Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Тёмные коридоры судьбы. Роман. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Часть II
  Ссылка
  
  Глава 1
  Радивое сидел на мягком диване темно-бордового цвета у окна в просторном светлом холле со множеством дверей. Вокруг туда-сюда сновали люди. Агент находился здесь вот уже почти целый час. Именно столько времени прошло с того момента, как он закончил отчёт, и ему сказали, что начальство должно посовещаться. Время шло, а совещание не заканчивалось. Огненович начал слегка нервничать и ёрзать по мягкой коже диванного покрытия. Прошло ещё минут десять. Радивое подумал, что ведёт себя глупо, поскольку никаких причин для волнений нет и быть не может, и как раз в этот момент открылась дверь в дальнем конце холла, и оттуда вышел высокий худощавый человек с пепельными волосами до плеч с папкой темно-серого цвета в руках.
  - Ну, наконец-то! Что там? - с этими словами Радивое поднялся с дивана и направился навстречу посланцу начальства.
  Тот ничего не ответил.
  Через несколько секунд они встретились посреди зала. Человек с пепельными волосами вытащил из папки и протянул Огненовичу какую-то бумажку и сказал:
  - Ради такого случая они расщедрились на письменный приказ.
  Огненович взял бумагу и стал читать. По мере чтения лицо его становилось всё более и более удивлённым. Закончив чтение бумаги, он поднял глаза и посмотрел на курьера. Тот был абсолютно невозмутим.
  - Перович! Что за бред! Они что, все с ума посходили?! Какого чёрта?!
  - А что ты хотел, Раде? Ты сорвал им крупную операцию на Триполитании. После того скандала, который ты спровоцировал своим пике 'егерсдорфа', все дела там пришлось заморозить. Теперь у них неприятности кое с кем из союзных разведок.
  - Интересно, что ещё я мог сделать, чтобы вывернуться живым? - язвительно спросил Огненович.
  - Не знаю, например, не отдыхать в отеле на одной планете с похитителем, а сразу покинуть её в любом удобном направлении, - ответил Перович.
  - Брось, меня же никто не предупредил о других наших делах на Триполитании! - возразил Радивое.
  - Точно, и за это кое-кому тоже досталось.
  - Кому это?
  - Старшему той ЭКГ, которая тебя консультировала в полёте на Триполитанию, - пояснил Перович
  - Михайловичу?
  - Угу.
  - Его тоже куда-то сошлют? - поинтересовался Огненович.
  - Нет, но сильно понизили.
  - Что ж, он может быть доволен. Его заветная мечта - никогда не покидать Рашки, - вновь съязвил Радивое.
  - А твоя - мотаться по планетам. Это они тоже учли.
  - Ага, прямо-таки, не начальники, а исполнители заветных желаний!
  - Так или иначе, но Раймунд Ганчев ждёт тебя.
  Радивое посмотрел на Перовича, повернулся и пошёл к выходу.
  - Электронный вариант приказа - в твоём коммуникаторе, - напомнил ему курьер напоследок.
  Пока Огненович летел домой, в нём закипала злость. На Перовича, на своего непосредственного координатора Илича, на начальника оперативной службы Богдановича и на всех остальных.
  'Бред, полнейший бред!' - думал он. - 'Меня, лучшего полевого агента проведшего десятки успешных операций, вышедшего победителем из кучи передряг, обошедшего многих полевых агентов-киборгов, - Меня посылают на Раймунд Ганчев для наблюдения за ситуацией, как полевого агента низшего ранга. Это же настоящая ссылка!'
  Минут десять он внутренне просто бесился, сохраняя при этом внешнее спокойствие. Затем он решил предпринять контрмеры и обратиться к самому Миловану Милошевичу, заместителю гендиректора агентства по внешним операциям. На составление послания ушло часов шесть. Но, в конце концов, Огненович остался доволен: ему удалось удачно совместить уважение к начальству и его решению, с напоминанием и перечислением своих грандиозных достижений в полевой работе, а также со своим взглядом на своё похищение и его последствия. Тем же вечером послание было отправлено.
  Оказалось, что его имя и впрямь имеет вес и ценность для начальства, поскольку реакции на послание пришлось ждать почти неделю. Всё это время между разными руководителями агентства шли трудные переговоры. В итоге Радивое всё же не удалось избежать ссылки, но он в свою очередь получил весьма обширную компенсацию.
  Во-первых, ему гарантировали получение дополнительных льгот, и даже высокое звание в неполевой иерархии югославской разведки сразу после возвращения с Ганчева. Во-вторых, его оклад увеличивался вдвое уже сейчас. В-третьих, после задания он получал право в любой момент по своему желанию брать минимальный свободный отпуск, - то есть без экстренных вызовов от начальства. В-четвёртых, Огненович получил право ведения пассивного мониторинга, то есть, на Ганчеве он мог сидеть в гостинице, смотреть видеофон и заказывать еду в номер, изредка составляя отчёты, и никуда с места не трогаться. В-пятых, после двух местных месяцев фактического ничегонеделания, Радивое имел право по своему желанию покинуть планету.
  Когда агент познакомился со всем этим перечнем компенсаций, он долго не мог понять, радоваться ему или огорчаться. С одной стороны он получил невиданные послабления. С другой - его всё же ожидал чёртов Раймунд Ганчев, а получение звания в неполевой иерархии не имело никакого значения до конца его полевой карьеры.
  - Да, похоже, мне не избежать посещения этой дурацкой планеты! - произнёс он, изучив очередное бумажное порождение начальственной мыследеятельности.
  Затем Огненович послал запрос в информслужбу своей разведслужбы. И через две минуты получил полный отчёт по текущей ситуации на Ганчеве.
  Это была во многих отношениях уникальная планета. Более полутора тысяч местных лет назад её открыла экспедиция Раймунда Ганчева, известного исследователя космоса. У него были очень богатые и влиятельные спонсоры. Когда Ганчев представил им отчёт о ресурсном потенциале открытой планеты и о тех прибылях, которые даст её освоение, на государственном уровне нескольких 'базовых' планет было принято решение оземелить открытый мир с применением последних достижений тогдашней науки. В результате РГ и поныне входит во вторую сотню наиболее хорошо оземеленных планет.
  Колонизация Ганчева, естественно, производилась за счёт населения вышеупомянутых 'базовых' планет, которые принимали участие в консорциуме, спонсировавшем оземеленивание нового мира. Но, когда пришла пора получать прибыль от разработки её ресурсов, начались проблемы. Между различными членами консорциума начались разногласия относительно прав и долей.
  Такое развитие событий не являлось чем-то из ряда вон выходящим, - при групповом варианте освоения планеты подобные ситуации возникали почти всегда. Уникальность современного состояния РГ заключалась в том, что эти проблемы так и не были разрешены. Консорциум распался, так и не определив, кто и на что может претендовать.
  Но это было только полбеды. Вторая её часть заключалась в политических и земельных разногласиях, возникших между самими поселенцами при освоении планеты. Впрочем, и такой этап имел место в начале освоения довольно большого количества планет. Некоторые из них теперь даже входят в Центральный Совет Нового Содружества.
  Ганчевцы о подобном будущем даже не мечтают. Огромные ресурсы планеты были излишне громко разрекламированы на начальном этапе освоения этого мира, так что у слишком многих потекли слюнки. Потом начались конфликты спонсоров и в них стали втягиваться новые участники, надеявшиеся заключить союз первооткрывателями и добраться до полезных ископаемых Ганчева. Естественно, они никак не были заинтересованы в примирении основных участников первоначального консорциума.
  А уж когда начались конфликты на самом Ганчеве - на планету тут же десантировались представители как минимум нескольких десятков компаний и корпораций, которые стали заключать договора с местными властями на разработку месторождений. Но именно конкретные месторождения и залежи полезных ископаемых и являлись, чаще всего, предметом внутрипланетных разборок между поселенцами. В результате ситуации, когда на одни и те месторождения выдавались лицензии двум, трём, а то и более добывающим компаниям, случались сплошь и рядом. Иногда число заинтересованных сторон переваливало за полдюжины. Ни о каких перемириях и совместных разработках в таких условиях договориться было практически невозможно. Случались, конечно, исключения, но, увы, они были слишком редки, чтобы повлиять на общий вектор развития ситуации на планете.
  Конфликты почти на всей заселённой территории Ганчева то тлели, то разгорались, вовлекая в себе новых охотников за местными ресурсами на протяжении всех полутора тысячелетий человеческой истории этого мира. В результате и поныне существует такая уникальная в своём роде планета. Она входит в Новое Содружество в качестве ассоциированного члена, поддерживает тесные экономические контакты со многими, в том числе и очень влиятельными мирами, составляющими ядро НС. Её экономическое значение достаточно велико. Но при этом, то, затухая, то, вновь разгораясь, в разных местах планеты почти постоянно ведутся настоящие боевые действия.
  Всё это Радивое Огненович знал без всяких запросов в информслужбу своей разведки, как знал общие сведения практически обо всех сильных или просто более ли менее заметных планетах освоенной Вселенной, не говоря о тех, которые он посетил, за время своих странствий. Теперь оставалось выяснить конкретные данные по текущему положению: кто, где и с кем сейчас там воюет, и какова интенсивность столкновений.
  Всё это и сообщила ему справка из информслужбы. Сведения оказались вполне утешительными. Ожесточённые боевые действия велись в некоторых отдалённых от столицы районах. Новостные данные о них регулярно передавались по инфорканалам виртуальности. Так что эффективность пассивного мониторинга без выезда на места боевых действий не вызывала сомнений. Тем более что в Мандельбурге - столице РГ, несмотря на повышенную криминогенную ситуацию, в целом было достаточно спокойно.
  - Великолепно! - произнёс в слух Огненович, - можно подумать, что я лечу на Дельгадо... хотя сервис там, наверняка будет далёк от... да, ладно, пора собираться и заказывать билет... куда? - только тут он сообразил, что забыл выяснить наиболее удобный маршрут для поездки на Ганчев.
  Новый запрос в информслужбу привёл его к необходимости заказывать обратный билет на Мэдисон. Между этой планетой и Ганчевом, оказывается, курсировали пассажирские звездолёты.
  'Можно было и сюда не ездить! - невесело усмехнувшись, подумал Радивое. - Так бы сразу и отправился с Мэдисона на новое задание...'
  Огненович заказал билет на следующий рейс по маршруту 'Рашка-Мэдисон', который должен был стартовать через пять дней. Получилось, что собираться в дорогу рановато, и агент решил оставшееся до отлёта время провести на природе, гуляя по окрестным лесам, наслаждаясь искусственно созданной дикой природой, расслабляясь и отдыхая так, как его приучила Света Воскобойникова.
  Прихватив кое-какие вещи, а также пакеты еды быстрого самоприготовления и несколько упаковок напитков, Радивое вывел из гаража открытый минифлаер (самое маленькое и удобное средство для прогулочных полётов). Затем, заперев дом, гараж, и внешнюю ограду он отправился на отдых в заранее выбранный уголок леса, который располагался поблизости от коттеджного посёлка, где стоял его дом.
  Но достичь места назначения Огненовичу не удалось. Когда он проделал уже более половины пути к предполагаемому месту отдыха, траектория надземного полёта его флаера слилась с траекторией движения другого аналогичного летательного аппарата. Им управляла блондинка с весьма недурными формами, нижняя часть которых особенно бросалась в глаза случайному попутчику, благодаря некоторым особенностям конструкции её спортивного минифлаера.
  Вообще вся поза, в которой то ли восседала, то ли лежала на сиденье минифлаера девушка, очень выгодно подчёркивала достоинства её спортивной фигуры: мускулистые руки и ноги, обхватывающие рычаги управления и корпус летательного аппарата, покрытая легким загаром кожа, на которой играли отблески звезды Стойковски, развеваемые ветром длинные золотистые волосы, обтянутые футболкой крупные груди, и уже упомянутый аппетитный зад, прикрытый шортами в минимально возможном объёме. Всё это вместе с устремлённым вперёд ясным взором красивых голубых глаз и разгоревшимся от ветра румянцем на лице, не могло не привлечь внимание Огненовича.
  Минуты три наблюдения за попутчицей, когда флаеры летели параллельным курсом, привели к полному изменению планов агента югославской разведки. Он слегка изменил курс полёта, приблизившись к её флаеру сантиметров до пятидесяти. Летными правилами это не поощрялось, но Радивое сейчас было не до правил.
  - Прошу прощения! - сказал он.
  Девушка, сама краем глаза изучавшая последние несколько минут попутчика (что также не ускользнуло от его внимания), улыбнувшись, заметила:
  - Ещё не познакомились, а уже извиняетесь? Плохое начало, господин...
  - Радивое... - чисто автоматически произнёс Огненович, в то время как в голове у него мелькнула мысль: 'Вот, что значит долгое отсутствие практики! Так всё навыки можно растерять!'
  - Елена - представилась тем временем девушка. - Мы с вами летим одним курсом?
  - Пока да! - ответил Раде и тут же сообразил, что вопрос был о другом. Он хотел, что-нибудь добавить, но передумал, поскольку никак не мог нащупать стиль разговора.
  Девушка опять улыбнулась:
  - 'Пока' - это насколько?
  - Надеюсь, как можно дольше.
  - Вы летите на острова?
  Лететь так далеко Радивое не планировал, но это уже не имело значения.
  - Можно и туда! Как я понимаю, вы собрались надолго? - кивнул он в сторону загруженного прицепного багажника
  - Да, там ведь есть мотели для туристов и отличные пляжи.
  - Я бывал там.
  - В таком случае, вы наверняка знаете, какой мотель - лучший?
  - Да, 'Джоро'. Хозяин - Джордже Йович.
  - Интересно. У меня другая информация.
  - Вам, наверное, говорили про мотель Любое Янковича?
  -Точно.
  - У него тоже неплохо.
  Радивое не сказал, что с Янковичем у него несколько лет назад был конфликт из-за одной постоялицы, которую они не поделили.
  - Так у кого всё же лучше?
  - Если вы мне доверитесь, ну самую малость, я докажу вам что, по крайней мере, постель в мотеле Йовича - самая мягкая и удобная на островах.
  Огненович уже вошёл в стиль диалога и смог провести очень хорошую атаку.
  Елена вполне оценила его смелость:
  - С удовольствием... Радивое.
  - Зовите меня Раде.
  - Хорошо, Раде, а меня все так запросто Еленой и называют, - с улыбкой сообщила девушка.
  - Ничего удивительного! Вы слишком похожи на героиню древнего мифа!
  Дальнейший путь до островов Душана Милетовича, находившихся на одноимённом озере за лесом, в котором изначально предполагал остановиться на отдых Радивое, они с Еленой Благоевич проделали вместе, весело беседуя на разные незначительные темы.
  На острове с оригинальным названием Душан Четвёртый, где находился мотель Йовича, Радивое и провел почти всё оставшееся до отлёта на Мэдисон время. Большую часть этих четырёх суток они находились либо на пляже, либо в постели.
  Такое активное времяпрепровождение крайне позитивно сказался на моральном состоянии агента югославской разведки, так что к концу маленьких каникул он уже чувствовал себя в полной боевой готовности. Мрачные мысли, почти не оставлявшие его после разрыва с Воскобойниковой, улетучились. Недовольство всем и вся, порождённое тягомотиной дубовской операции, испарилось. Физическое состояние пришло в норму. Жизненная Сила била ключом. Он был готов к любым новым испытаниям.
  Но вот настал пятый день. Звездолёт улетал через два часа после обеда. Поэтому отъезд с островов пришлось назначить сразу после завтрака. Закончив с едой, Радивое отставил в сторону свою посуду, поглядел на сидевшую напротив возлюбленную и напомнил, что ему пора собираться.
  - Да, я помню, ты говорил, про командировку, - спокойно ответила девушка.
  - Так что на пляж сегодня пойдёшь одна.
  - Увы...
  - Но, я думаю, ты недолго будешь в одиночестве. Вчера я видел, по крайней мере, двух парней, которые на тебя заглядывались! - весело заметил Огненович.
  Елена рассмеялась:
  - Ты заметил только двух? Я думала, что ты более наблюдателен.
  - Прости. Всё моё внимание было сосредоточено на тебе. А до прочего мне и дела не было...
  Девушка улыбнулась, сверкнув двумя ровными рядами ослепительно белых зубов.
  Огненович встал из-за стола и подошёл к шкафу, где висел плащ, и лежали приобретённые на островах купальные принадлежности. Пока он убирал всё это в сумку, Елена наблюдала за ним, заканчивая свой завтрак.
  - Ты надолго в командировку?
  - Кто его знает... как получится. Но я в любом случае вернусь на Рашку.
  - Хорошо.
  Радивое, сидевший на корточках перед своей сумкой, повернулся к ней и заметил:
  - Мы же обменялись координатами. Так что по возвращении я свяжусь с тобой, и мы поговорим о возможных планах.
  - Да-да, - согласилась Елена, собирая со стола посуду.
  Заметив, как погрустнела новоявленная подружка, Огненович встал, подошёл к столу и поцеловал её. Затем он посмотрел на часы и как бы невзначай пробормотал:
  - Вообще-то у меня ещё есть время... кое на что...
  Спустя две секунды они уже лежали на кровати и быстро стаскивали друг с друга одежду.
  
  Глава 2
  Радивое лежал на кровати с закрытыми глазами и чувствовал прикосновения её пальцев, её губ. Она гладила его, ласкала... Он почувствовал нарастающее возбуждение, и ему захотелось поцеловать её нежные...
  Резкий звук сигнала, вернул его к реальности. Огненович открыл глаза. Он лежал на кровати в своей каюте в звездолёте, несколько часов назад начавшем движение через гиперпространство от Рашки к Мэдисону. Он снова услышал звук и вспомнил, что заказал ужин в каюту.
  Всю дорогу с островов домой и оттуда - в космопорт он находился под впечатлением последнего сеанса великолепного секса с Еленой Благоевич. Он и теперь ещё чувствовал её нежные прикосновения. Ему хотелось уединения, чтобы ещё и ещё раз наслаждаться воспоминаниями о её прекрасном теле. Поэтому, пройдя формальности, сопровождающие отправление в межпланетный полёт, он заперся в своей каюте, и даже ужин заказал туда же, не желая выходить в общий обеденный зал, чтобы не отвлекаться от приятных воспоминаний.
  Радивое встал с кровати и встряхнулся. Возбуждение постепенно прошло. А затем прозвучал третий сигнал, напомнивший об ожидающей его еде. Огненович открыл дверь, и в каюту вкатилась автотележка, полная блюд. Радивое отключил автопилот и подкатил её к креслу.
  После ужина Огненович вернулся к проблемам, ожидающим его на Ганчеве. Получив морально-энергетическую подпитку на островах Милетовича, он, почувствовал, что готов отказаться от пассивного мониторинга и действовать в ссылке более активно. Поэтому он решил ещё раз изучить полученные из информбазы сведения о нынешнем положении дел на Ганчеве.
  Из всех регионов планеты самая накалённая обстановка в последнее время была на Хорватштатте, большом острове, расположенном в южном полушарии к юго-востоку от того континента, где находилась столица планеты - Мандельбург. Но югослава больше всего заинтересовал другой регион, - расположенный на одной параллели со столичным округом Хаттонлэнд. Исследовавший его первым отряд Дуэйна Хаттона нашёл там богатейшие, - они попали в тридцатку самых богатых во Вселенной - залежи алмазов.
  Несколько столетий за контроль над ними шла отчаянная борьба. Но прежде чем, кто-нибудь из промежуточных победителей успевал воспользоваться плодами своей победы, на него набрасывались новые претенденты на прибыльное место, происходили внутренние восстания, начинался экономический кризис - что угодно, мешавшее получению ожидаемых сверхприбылей.
  В результате залежи до последнего времени оставались почти не тронутыми, а интерес к ним в последние полсотни лет по местному времени резко сократился. За всё это время лишь трижды разные крупные компании вступали в серьёзную борьбу за обладание этими месторождениями. В итоге последнего из этих столкновений алмазные копи Хаттонлэнда поделили между собой несколько некрупных (по межпланетным меркам) компаний, по большей части ганчевского происхождения. В данный момент в Хаттонлэнде поддерживалось довольно-таки устойчивое равновесие интересов, а, значит, царил мир. Если не считать постоянной активности разведок (как экономических, так и геологических) и 'шалостей' совсем мелких местных группировок там всё было тихо.
  'Спокойствие - вещь обманчивая. А за полстолетия у многих охотников за бриллиантами мог развиться новый аппетит. Надо не забыть последить за ситуацией в Хаттонлэнде повнимательнее'. Тем более, что именно в местной столице, Дуэйн-сити, находилась одна из запасных резиденций агентов-наблюдателей югославской разведки на Раймунде Ганчеве.
  Изучив положение в нескольких других горячих точках и не найдя чего-нибудь достойного пристального внимания, Радивое лёг спать. Десять стандартных суток до Мэдисона пролетели необычайно быстро - в скрупулёзном изучении Ганчева и воспоминаниях о прекрасной Елене и островах Милетовича. К концу путешествия острота воспоминаний слегка притупилась, а в голове накопилась масса свежих сведений об очередном месте работы. Югослав окончательно вошёл в рабочий ритм и был готов к активным действиям.
  Как и во время возвращения на Рашку, ожидание очередного рейса на Мэдисоне заняло двое местных суток. Чтобы не возбуждать излишнего интереса к своей персоне, Огненович поселился в другой гостинице и даже в другом районе Баннистер-сити, крупнейшего мегаполиса Мэдисона, в который доставил его звездолёт с Рашки.
  Все два дня проведённые в гостинице, Радивое почти не вылезал из Глобального Пространства. Он уже знал, что с виртуальностью на РГ могут возникнуть затруднения (по крайней мере, при проникновении в его 'верхнюю' часть), так что он решил напоследок погулять по высшим уровням Сверхмира и заодно поискать дополнительную информацию о Ганчеве, которая могла не попасть в информбазу югославской разведки.
  Результаты дополнительных поисков оказались весьма скудными. Агент обнаружил около десятка очень крупных межпланетных компаний, которые проявляли в последнее время зачатки интереса к самым различным месторождениям на РГ. Планы некоторых из них были весьма засекречены, что могло свидетельствовать о неблаговидных намерениях. Радивое мог, разумеется, взломать защиту информбаз этих компаний, но бесследно это не прошло бы. А, учитывая, что никакой операции он не проводил, никакого задания не имел, то есть, не мог рассчитывать на прикрытие, взлом мог повлечь за собой очередные неприятности для него же самого. Поэтому Огненович ограничился сбором более-менее общедоступной информации.
  Очередной межпланетный перелёт занял лишь семнадцать стандартных суток и закончился благополучной посадкой в спейспорте имени Роберта Коллера, главном спейспорте столицы Ганчева. Еще в полёте Радивое выяснил, что заказывать номера в отелях Мандельбурга можно только по приезде на планету из-за каких-то особенностей местного законодательства. Так что первым делом после выхода из звездолёта югослав через свой коммуникатор обратился в информслужбу спейспорта с запросом о заказе номера в каком-нибудь отеле.
  Югослав как и другие пассажиры звездолёта двигался пешком по специально разграниченным пешеходным дорожкам в сторону от махины доставившего его на Ганчев межпланетного лайнера и разглядывал окружающее пространство. Ничего особо интересного, в чём бы проявилась местная специфика на взлётно-посадочных площадках спейспорта, конечно, найти он не мог. Вообще все ВПП любых спейспортов разных планет мало чем отличаются друг от друга, и только путешественник со стажем может обратить внимание на минимальные различия вроде материала, используемого для покрытия этих площадок или схемы их расположения.
  Разве что с пассажирами в разных местах обходись по-разному: где-то им представлялся общественный транспорт, где-то, как на Триполитании для развоза клиентов спейспорта планеты прямо рядом с ВПП обустраивались стоянки частного транспорта и такси, и даже небольшие салоны внутригородских и внутрипланетных ТПК, иногда, как на Ганчеве пассажирам приходилось выбираться с территории, отведённой под ВПП на своих двоих.
  А вот само здание местного спейспорта сразу обращало на себя внимание. В большинстве наиболее развитых планет строители космопортов стараются минимизировать такие сооружения, их делят на ряд небольших зданий. Здесь же нельзя было не заметить громаду гигантского административного комплекса, через который люди попадали на нужные им рейсы или покидали спейспорт, чтобы раствориться на просторах планеты 'Раймунд Ганчев'.
  Огненович, остановившийся, чтобы послушать полученные от местной справочной службы сведения, усмехнулся и направился в сторону здания местного спейспорта. Когда до входа оставалось метров десять, Радивое вдруг обратил внимание, что люди входящие и выходящие из здания сами открывают двери. В первый момент он даже чуть-чуть замедлил шаг от неожиданности.
  Ему ещё ни разу не приходилось бывать на подобной планете. Везде двери открывались сами - или при приближении человека, или при его прикосновении к сенсорному устройству. Но чтобы, прикладывая усилие, открывать дверь самому, - с таким он ещё не сталкивался. Огненович подошёл к двери, взялся за ручку и потянул её на себя, чтобы открыть её. Его первое движение было несколько неуверенным, поэтому с первого раз открыть дверь не получилось. Ему стало смешно, и он, резко дернув дверь на себя, вошёл внутрь.
  Миновав несколько залов и коридоров спейспорта с вполне традиционными для зданий такого рода интерьерами, Радивое достиг таможенной контрольно-пропускной зоны. Процедура её прохождения заняла неожиданно много времени. Найти что-либо у югослава, естественно, не могли, - просто потому, что у него при себе не было никаких шпионских устройств. Техника при досмотре применялась достаточно современная и всё прошло быстро, но зато собеседование оказалось невероятно долгим. Проотвечав на бессмысленные вопросы ганчевского чиновника минут двадцать, Огненович смог-таки покинуть зону таможенного контроля.
  После этого он заказал себе такси, - ни о каком внутригородском ТПК говорить не приходилось. Через пятнадцать минут прибыло такси с водителем-человеком. Ещё через полчаса югослав стоял перед небоскрёбом вполне респектабельного внешнего вида с гигантской вывеской, гласившей, что сие здание и есть 'Шерман-отель', в котором он заказал себе номер, ещё стоя в очереди на таможенный досмотр.
  Здесь Огненовичу вновь пришлось открывать входную дверь в здание самому. Получилось у него это с первого раза, но, входя, он услышал за спиной в некотором отдалении подозрительное щёлканье и топот ног. Уже будучи за стеклянной дверью отеля, Радивое обернулся. На улице группа людей из трёх человек, бежала от другой группы (кажется, человек пять) и отстреливалась. Огненович смотрел на это, вытаращив глаза, а прохожие на улице приседали и прижимались к стенам домов. Затем раздался звук полицейской сирены, и члены обеих банд разбежались в разные стороны.
  Югослав уже собирался пройти внутрь, когда его взгляд случайно упал на дверное стекло. Одной секунды для опытного глаза было достаточно, чтобы понять - стекло-то бронированное! Радивое усмехнулся и покачал головой.
  'Ну и ну! Куда я попал?' - подумал он, направляясь вглубь вестибюля.
  Вселение в номер сопровождалось теми же долгими нудными формальностями, что имели место при таможенном досмотре. Лишь минут сорок спустя Огненович остался-таки один в своём номере, чей уровень комфорта хоть и был далёк от отелей Триполитании или Дубова (не говоря о Новой Калифорнии), но всё же позволял расслабиться и хорошо отдохнуть перед работой. Кстати, дверь в номер пришлось открывать не только ключом, но и каким-то особым поворотом дверной ручки. Ту же операцию нужно было проделывать, переходя из комнаты в комнату.
  Работа предстояла нетрудная, но хлопотная. Во-первых, отслеживать информацию на Раймунде Ганчеве это не то же, что гулять по высшим уровням Глобального пространства. Прежде чем начать сбор информации, Радивое предстояло решить кучу технических проблем. Кроме того, в местных примитивных системах связи без предварительной подготовки можно было легко 'засветиться' и тогда его миссия была бы закончена, даже не начавшись. Так что югославу следовало хорошенько изучить ганчевские информсети, прежде чем подключаться к ним.
  Этим он и занялся после душа и двух часов отдыха. Нормальное отслеживание информации с полной гарантией безопасности началось только на следующий день, после того как он забрал из ячейки банковского сейфа 'Ларсен Кэпитал бэнк' хранившееся там шпионское оборудование.
  Вскоре после начала мониторинга стало ясно, что за время перелёта с Рашки ситуация на планете не претерпела никаких заметных изменений. Хорватштатт оставался наиболее горячим местом на планете. По сравнению с тамошними ожесточёнными схватками на остальных конфликтных территориях, можно сказать, было спокойно или почти спокойно.
  Да и на самом острове противостояние, похоже, приобретало затяжную форму. Повстанцы полковника Роджерса имели примерное равенство сил с наёмниками 'Иоселиани Корпорейшн'. Деньгами их подпитывали, по крайней мере, три конкурента 'Ай Ко'. Однако совет директоров последней был категорически настроен на продолжение борьбы за хорватштаттские месторождения драгметаллов. Таким образом, главным объектом мониторинга югослав определил всё-таки именно Хорватштатт.
  Помимо этого южного острова особое внимание привлекали расположенный недалеко от столичного округа Радуловлэнд, где борьбу за месторождения вели сразу четыре компании-представителя влиятельных межпланетных группировок. Если бы не близость к столице планеты, там наверняка давно уже начались боевые действия. Но континент Ливингстона, на котором располагались и Мандельбург, и земля Саймона Радулова, центральное правительство ещё худо-бедно контролировало.
  А вот на других континентах ситуация складывалась иначе. И стоило серьёзно сойтись интересам крупных местных или межпланетных компаний, как начинался вооружённый конфликт. В данный момент такое резкое схождение интересов наблюдалось ещё в трёх точках планеты. Но Хаттонлэнда, на который поначалу обратил внимание Огненович, среди них не было. Как не было пока и особых поводов проводить активный мониторинг, то есть отправляться в горячие точки.
  Поэтому следующие четыре недели прошли для югослава весьма спокойно. Насколько вообще могла быть спокойной жизнь в городе, где на одной улице перестрелки возникали в среднем по три раз на дню, и где погони бандитов и полиции друг за другом стали чуть ли не жизненной рутиной. Всё это Радивое наблюдал из окна своего номера. На улицу за это время он выходил не более двух раз.
  Югослав мог бы заказать защитный комбинезон и оружие, и ходить по городу, но уж больно ему не хотелось 'светиться' в уличных разборках. Он итак тут в самой настоящей ссылке. Не хватало ещё провалить эту миссию из-за глупой перестрелки местных отморозков (это слово попалось Огненовичу несколько лет его личного времени назад на какой-то славянской планете). Тем более что и особой нужды выходить в город не возникало, - служба доставки питания работала вполне сносно, а финансовые ресурсы на переданном ему счёте в местном банке (оказавшиеся весьма значительными) легко контролировались из отеля по специальной линии связи. Так что даже коммуникатором для этой цели пользоваться не пришлось.
  Так лениво и даже несколько уныло прошёл целый стандартный месяц пассивного мониторинга Радивое Огненовича в Мандельбурге, столице планеты Раймунд Ганчев.
  Спокойное отбывание агентской вахты было прервано самым что ни на есть тривиальным для Ганчева способом в начале пятой недели по приезде на эту странную планету. Во время очередной бандитской разборки, происходившей посреди прилегающего к 'Шерман-отелю' проспекта, один из её участников получил легкое ранение. В руках у него в этот момент находился 'универсал Краузе', готовый к выстрелу. Из-за ранения бандит, видимо, сбил наводку, и заряд боевой установки средней мощности угодил прямо в окно номера Огненовича.
  Радивое находился в этот момент в соседней комнате и не пострадал. Ему всего лишь пришлось переселиться в другой номер.
  Но это было лишь начало. Тем же вечером по официальному информационному видеоканалу начальник городской полиции объявил о начале крупномасштабной антикриминальной операции 'Шторм'. Югослав уже знал, что подобные операции, проводимые местными спецслужбами по несколько раз в год, не дают почти никакого результата в борьбе с организованной преступностью, а вот отслеживание информканалов и сетей затрудняют очень даже запросто. Пришлось Огненовичу выбирать новое место жительства - из заранее подготовленного списка возможных резиденций в разных региональных центрах планеты, составленного в том числе и на случай подобного развития событий. Радивое остановил свой выбор на Дуэйн-сити, столице Хаттонлэнда.
  Причин для этого было несколько. Во-первых, из оттуда он мог осуществить почти такой же доступ к ганчевским информканалам, как в столице, а, значит, мониторинг ситуации там можно было проводить с прежней эффективностью. Во-вторых, налаженное прямое сообщение Дуэйн-сити с Мандельбургом позволяло перемещаться туда-сюда без каких-либо проволочек. К тому же, в полёте по этому маршруту автолётам ничто не угрожало, так как пролетали они над вполне мирными (по ганчевским меркам) районами.
  Поскольку теперь полёты по Ганчеву стали неизбежны, Огненович решил взять напрокат автолёт. Но тут в его сведениях о планете обнаружился небольшой пробел. Когда он обратился в информслужбу отеля за адресами предоставляющих такую услугу фирм, то узнал, что может получить машину лишь для использования в пределах Мандельбурга и пригородной зоны. Фирм, которые бы выдавали автолёты напрокат для использования по всей планете, на Ганчеве не существовало. Учитывая криминальную и военно-политическую обстановку в разных регионах, в этом не было ничего удивительного.
  На оформление покупки автолёта, учитывая местную бюрократическую волокиту, ушло бы слишком много времени, и к тому же это привлекло бы к персоне шпиона совсем ненужное внимание. Так что югослав отказался от этой затеи и ещё раз сделал запрос в информслужбу о способах перемещения между разными регионами планеты. Самым популярным, доступным и удобным оказалось перемещение посредством больших пассажирских автолётов. Около трёх десятков компаний занимались этим бизнесом на РГ и связывали своими рейсами почти все районы планеты.
  
  Глава 3
  На следующее утро Радивое купил билет на автолёт компании 'Краузе Эрлайнз' (совпадение названий с оружием, из которого был поражён его номер в гостинице, показалось югославу забавным) и отправился на станцию, откуда должен был лететь в Дуэйн-сити. Половина улиц в городе была перекрыта полицейскими патрулями, и везшему его такси пришлось изрядно попетлять. Дважды машина оказывалась рядом с местом очередной перестрелки. В итоге Огненович едва не опоздал. Спешно пройдя предпосадочный контроль, пробежав через здание станции к взлётно-посадочной площадке и взбежав по трапу в автолёт, он быстро отыскал своё место в салоне и с облегчением плюхнулся в него.
  Радивое заранее выяснил, где остановится в Дуэйн-сити. Оставалось только достичь места назначения и найти квартиру некоего Германа Шаафа, которую его разведслужба через подставную фирму держала для своих агентов.
  Автолёт, на котором летел Огненович, благополучно достиг Дуэйн-сити. Вызвать на автолётную станцию Шаафа заняло каких-то полминуты. Ещё через полчаса югослав, вынужденный, как и было уговорено, топтаться на холоде у входа в здание станции, увидел приближающего странной походкой невысокого плотного человека с длинными волосами и неряшливой бородой в чёрно-зелёной куртке. Судя по ганчевской базе данных югославской разведки, это и был Герман Шааф. Когда он подошёл и заговорил, выяснилось, что у него странные проблемы с выговором.
  - Простите, задержался, - произнёс, а точнее, прожевал он.
  - Ничего, - сухо сказал Радивое и взялся за ручку стоявшего рядом чемодана. - Пойдёмте.
  - Да-да, - поворачиваясь, сказал Шааф. - Вон там моё такси. - Он показал рукой куда-то в сторону скопления нескольких автолётов темно-синего цвета, означавшего на Ганчеве принадлежность к таксопарку.
  Через десять минут машина остановилась возле трёхэтажного неказистого здания грязно-жёлтого цвета.
  - Здесь? - спросил югослав, когда они оба покинули такси.
  - Угу, здесь.
  Они поднялись на третий этаж, и попали в небольшую квартирку. Одна комнатка там была маленькой, другая - совсем крошечной. Радивое обошел их и кухоньку меньше, чем за минуту, после чего вернулся к хозяину. Настроение, итак ухудшившееся за время ожидания на станции, стало совсем паршивым. Квартира была полнейшим убожеством, никакого сходства даже с самым занюханным отелем из тех, что ему приходилось посещать за всё время его шпионской карьеры. Стены покрыты давно потерявшей рисунок бумагой, потемневшей от времени и периодических затоплений соседями сверху (судя по вертикальным почти чёрным потёкам). Домашняя техника, по крайней мере, на первый взгляд лишь немного не дотягивала до древности антиквариата, мебель находилась в полуразрушенном состоянии. Жить здесь Огненовичу совершенно не хотелось.
  - Всё нормально? - промямлил Шааф.
  - Не очень, - глядя в сторону полуразваленного дивана, ответил югослав.
  - Я понимаю, - пробубнил хозяин, глядя себе под ноги.
  - А как в городе с отелями? - неожиданно спросил Огненович.
  Шааф удивлённо посмотрел на него испуганным взглядом. Видимо, прежние постояльцы ему таких вопросов не задавали (если они вообще здесь были).
  - Конечно, есть отели...
  - А как там сервис?
  - Наверное, неплохо... я там не бывал...
  - Отлично. Очень жаль, что потревожил. Это мне не подойдёт, - Радивое кивнул на окружающую обстановку. - Я, пожалуй, сниму номер в отеле.
  И он быстро вышел, почти что выскочил из квартиры. Уже будучи во дворе, он по коммуникатору заказал в местной информслужбе самый дорогой номер в самом дорогом отеле Дуэйн-сити. Только через пять минут Огненович получил адрес отеля и номер апартаментов. За это время мимо него быстрым шагом успел пройти Герман Шааф. Он явно спешил по делам и даже не заметил своего несостоявшегося постояльца.
  Номер-люкс местного отеля 'Клейтон' был ненамного лучше квартиры Шаафа, но всё же лучше. Погрузившись в тёплую ванну, Радивое стал размышлять, почему это его служба держит для своих людей такое 'жильё'.
  Вспомнив, кому обычно поручался мониторинг Ганчева, он невесело улыбнулся и подумал:
  'Вот уж действительно интересный принцип: устраивать для молокососов, которым в будущем вряд ли предстоит полевая работа высокой сложности, а лишь одни кабинетные бдения, прогоны в незамысловатых, но далеких от комфорта обстоятельствах, заставляя понюхать третьесортных миров, сразиться с третьесортными врагами и пожить в третьесортных апартаментах. Впрочем, нет - хуже, чем в третьесортных! - возразил Раде самому себе, вспомнив тот диван'.
  Сам он тоже когда-то был новичком, но его перспективы как возможного полевого агента прорисовались достаточно быстро, чтобы его миновала подобная 'экскурсия'. Ему всегда поручались хорошие задания на приличных планетах. Не на Новой Калифорнии, конечно. Там у него не было и полшанса на успешное выполнение даже самого простейшего задания. На планеты Центрального Совета руководство отправляло только киборгов. Он часто рисковал, довольно регулярно попадал в разные передряги. Иногда ситуации бывали почти безвыходными. Но вот о чём ему точно никогда не приходилось беспокоиться, так это о комфорте. Ведь он - высококлассный агент для работы в развитых (но не 'переразвитых') информационных мирах, нуждающийся в хороших условиях для успешной работы и достижения поставленной цели.
  Только теперь он понял, в какое дерьмо его засунули и какой удар нанесли по его репутации. Будь его воля, он немедленно покинул бы планету и отправился на Рашку, разбираться с начальством. Но до окончания минимального срока работы - двух месяцев по местному времени - оставалась около семи недель. Не так уж много, чтобы нарываться на неприятности. Тем более что в Хаттонлэнде было спокойно и ничто не мешало провести эти семь недель тихо и неподвижно, не утруждая себя сколько-нибудь активными действиями.
  Настройка поисковой системы в отеле вызвала новые затруднения. У Радивое не было возможности отслеживать все информсети планеты. В отеле, где он поселился, отсутствовало оборудование подобное тому, что он установил в 'Шерман-отеле' и которое с подключением коммуникатора позволяло относительно легко контролировать все открытые потоки информации. Оборудование из 'Шерман-отеля' вернулось в банковскую сейфовую ячейку вечером того дня, когда Раде решил покинуть Мандельбург. Местный набор устройств слежения хранился на квартире мистера Шаафа. Об этом Огненович вспомнил только теперь.
  Югославу пришлось заняться поисками аппаратуры для приёма всех каналов ганчевской информсети. Возвращаться в квартиру Шаафа ему не хотелось. Так что для начала он решил поискать информацию о местных магазинах, торгующих подходящей техникой ('шпионский набор' состоял из вполне легальной аппаратуры, но перепрограммированной в шпионских целях).
  Нужные сведения Огненович получил в городской информслужбе.
  Он вызвал такси и отправился в ближайший магазин с подходящим ассортиментом товаров. Беглое знакомство с перечнем и возможностями аппаратуры привело к неутешительному выводу: для целей агента она не подходит. Во втором магазине история повторилась. Вместо посещения третьего югослав отправился-таки на квартиру Шаафа.
  Квартира была пуста. Это он, естественно, выяснил до того, как с помощью универсальной отмычки открыл дверь и попал внутрь. На поиски оборудования потребовалось минут пять.
  Агент оставил Шаафу кодированную записку, что заходил взять кое-что нужное, и покинул своё несостоявшееся жильё.
  Вернувшись в гостиницу, он быстро подключил аппаратуру и возобновил выполнение задания.
  В течение следующих двух дней не происходило ровным счётом ничего интересного: югослав вставал поздним утром, посещал душ и туалет, одевался, завтракал, проверял информацию, прошедшую за ночь и погружался в безделье, прерываемое изредка едой и проверкой прошедшей через фильтры информации. Поздно вечером он ложился спать.
  Но на третий день спокойное течение жизни Огненовича в Дуэйн-сити закончилось. Встал он как обычно поздно. Неспешно помылся и оделся. Но когда он включил хаттонлэндский информационный видеоканал, там шёл экстренный выпуск местных новостей. Сообщения, мягко говоря, не порадовали агента. Оказалось, что рано утром здание Директории - Хаттонлэндского правительства, как и другие административные здания города, заняли неизвестные вооруженные группы людей.
  Позднее Старший Директор Роберт Бойд получил извещение, что некая компания 'Лоримакс Лтд' выкупила все долговые обязательства Хаттонлэнда, а также акции нескольких крупнейших предприятий региона и решила ввести внешнее управление. То есть поставить Хаттонлэнд под свой полный контроль.
  Разумеется, всё это было совершенно незаконно. Однако сейчас на стороне неизвестной компании была вполне осязаемая и хорошо вооружённая сила. Поэтому Директории ничего не оставалось, как сложить полномочия. Впрочем, до того, мистер Бойд успел отправить послание в Мандельбург. В данный момент контроль над городом, а возможно, и над всем Хаттонлэндом, перешёл в руки нанятой 'Лоримаксом' неизвестной службы безопасности.
  Такие новости никак не могли порадовать Огненовича. Но худшее ожидало его в конце. Въезд и выезд из города стали невозможны: на ближайшее время Дуэйн-сити объявлялся закрытым. Так заявил в интервью местным новостям временный глава администрации Хаттонлэнда Жюльен Мартинез. Он сказал ещё кое-что насчёт финансов, наведения порядка на улицах, и тому подобного. Но всё это уже не имело значения.
  Радивое понял, что опять попал в переплёт. На сей раз в бедном захудалом городишке, стоящем на алмазных копях посреди такой же странной, богатой, но слабо развитой планеты, откуда он даже не мог провести нормальный сеанс связи со своим начальством. Ситуация складывалась совершенно неопределённая и чего ждать от новых властей было непонятно. Но мощь технических ресурсов неизвестной СБ, взявшей под контроль целый регион не подлежала сомнению. А, значит, вероятность, 'засветиться' при пересылке информации резко возросла.
  'Интересно, будут ли они проводить проверки вновь прибывших? Если да, то мне лучше было остановиться у Шаафа!' - подумал югослав.
  Только теперь он осознал явное преимущество найма частной квартиры перед номером отеля. В условиях захвата города на квартире отсидеться гораздо проще, поскольку отели подвергаются проверке в первую очередь и в обязательном порядке. Но теперь сожалеть об этом было уже поздно.
  'Что сделано, то сделано. Будем таиться и выживать', - подумал Огненович, вставая с кресла, стоявшего перед видеофоном.
  Первым делом он решил отключить и уничтожить фильтрационную часть шпионской аппаратуры. На это ушло полминуты. Теперь он был не более чем привередливым постояльцем, желающим иметь доступ ко всем каналам информационной сети планеты. И только.
  Поскольку предпринимать какие-либо шаги в столь неясной ситуации, какая сложилась на данную минуту, было просто глупо, он вновь занялся излюбленным делом - анализом собранных за последние часы данных. Название 'Лоримакс Лтд' не говорило ему ровным счётом ничего. Это, наверняка, была какая-нибудь сверхновая фирма, созданная специально для проведения операции в Хаттонлэнде. Выяснить, кто её организовал и в чьих интересах она действует, находясь в Дуэйн-сити было практически нереально. Это Радивое понимал. Однако при анализе собранных данных всегда есть шанс наткнуться на какую-нибудь полезную информацию. В новостях уже мелькали лица новых правителей области, например, Мартинеза. В информационных каналах могли проскользнуть некие имена. Всё это надо было проверить.
  Полчаса Огненович скрупулёзно копался в отфильтрованных данных, собранных за последнее утро, прослушивая текст через мини-наушник и просматривая немногочисленные кадры видео, отобранные фильтрами. Кроме нескольких имен и лиц администраторов и экономистов инопланетного происхождения, досье на которых могло быть разве что в Главной Базе Данных его спецслужбы, и которые ранее никак не засветились в крупномасштабной межпланетной деятельности, он не нашёл ровным счётом ничего.
  Радивое уже собирался отдать приказ коммуникатору прекратить поиск, как вдруг был обнаружен весьма интересный субъект. Он случайно попал в кадр видеосъёмок проводившихся в резиденции Директории местными операторами как раз в момент занятия этого здания вооружёнными людьми и был запечатлён издалека и в пол оборота. Поиск остановился, и началась идентификация. Через три секунды личность человека была установлена благодаря личному архиву агента.
  Видеокамера запечатлела Ламара Дудника, внучатого племянника Бэзила Дудника, основателя и главы компании 'Дудник Секьюрити Лимитед', одной из крупнейших компаний во Вселенной занимающихся наёмничеством. Компания является холдинговой, а её головное подразделение включается в работу, только если речь идёт о контракте с очень крупной корпорацией или синдикатом компаний с межпланетным размахом деятельности. Даже не все планетарные правительства могут рассчитывать на непосредственное сотрудничество с Дудниками, хотя их компании иногда выполняют и правительственные заказы. Кроме того, Дудники держат крупные квоты на наём солдат и офицеров на многие 'воюющие' планеты вроде Шварцберга или Сципиона-24.
  Присутствие в заштатном Дуэйн-сити члена семьи Дудников позволило Огненовичу сделать вывод, что масштаб операции может оказаться гораздо значительнее, чем ему представилось поначалу.
  Радивое даже вспотел. Ему стало очевидно, что в игру за обладание алмазными копями включился очень сильный игрок. И его наверняка нет в том списке заинтересованных компаний, который югослав составил на Мэдисоне.
  
  Глава 4
  Огненович решил, что самое время хорошенько обдумать свои дальнейшие действия. Мониторинг в условиях захвата города и уже объявленного ограничения работы информсетей - об этом было заявлено ещё рано утром, - стал фактически невозможен. А, значит, пребывание в столице Хаттонлэнда югославского наблюдателя сделалось бессмысленным. Без техники, вооружения, прикрытия или поддержки он не имел никаких шансов успешно противостоять Дуднику и его компании. А, кроме того, - у Огненовича не было соответствующего задания начальства.
  Зато Радивое располагал весьма ценной информацией об участии в крупной межпланетной военно-экономической акции, по крайней мере, одного важнейшего игрока межпланетной политической игры. Имея такие сведения, целесообразнее всего было попробовать выбраться из города.
  Вопрос заключался в том, как это сделать. На первый взгляд, самой большой проблемой являлось передвижение по территории неизвестной и очень неспокойной планеты с плохо функционирующей системой транспортного сообщения между различными регионами. Однако участие в операции Дудника обещало новые, гораздо более серьёзные, а главное близкие проблемы.
  Основная из них в данный момент заключалась в том, чтобы покинуть территорию хаттонлэндской столицы. Если бы захват города силами своих наёмников произвела какая-нибудь второразрядная фирма вроде 'Гриффитс Корпорэйшн', Огненович не беспокоился бы ни секунду о том, как сделать это. Он прошёл слишком хорошую подготовку, чтобы какие-то полупрофессионалы могли его остановить. Но Дудники для своих операций всегда набирали только лучших, самых подготовленных высокопрофессиональных агентов, не говоря об их разработках боевых киборгов, которые считались одними из лучших во Вселенной.
  Прежде чем преодолевать кордоны, выстроенные таким противником, нужно было хорошенько подумать и составить план, а уже потом - действовать. В вою очередь - чтобы составить план бегства из города, требовалось изучить план самого города. В памяти коммуникатора имелась карта Ганчева и отдельных регионов планеты, но вот из планов городов присутствовали только два - Мандельбурга и столицы Хорватштатта. Значит, план Дуэйн-сити придётся найти здесь и сейчас. Приобрести его до сегодняшнего утра вряд ли составило бы проблему, и Радивое ругал себя последними словами, что сразу не озаботился этим делом. Заодно он ругал своё начальство, решившее использовать его навыки и таланты совсем не по назначению - в чисто финансовой операции на Дубове. Несколько месяцев непрофильной деятельности - и он уже совершает глупейшие элементарнейшие ошибки стратегического масштаба.
  'Мне повезёт, если эта ошибка не станет смертельной! - мрачно подумал Огненович'.
  После вторжения дудниковцев городские карты, как и карты региона, могли быть изъяты из продажи. А искать карту по информсетям показалось Огненовичу излишне рискованным. Люди Дудника наверняка уже взяли под полный контроль все региональные информсети. А, возможно, - не только региональные.
  Осталось только искать карты самому. Огненович оделся и вышел из номера. Он спустился на первый этаж отеля и подошёл к киоску. Там городских карт не нашлось. Югослав, продолжая поиски, вышел на улицу и двинулся в сторону ближайшего магазина, где торговали полиграфической продукцией, - на Ганчеве такие магазины являлись отнюдь не раритетами. В ближайшем квартале в двух киосках и магазине карт он не обнаружил. Причём во втором киоске продавец тихим голосом сообщил ему, что карты у него около часа назад забрали какие-то вооружённые люди.
  Продолжать поиски дальше не имело смысла. Оставалось только одно, - как и в случае с оборудованием для подключения к информканалам - пойти на съёмную квартиру. Мысль об этом посетила Огненовича ещё в номере отеля 'Клейтон'. Но он на время отказался от такого варианта поисков.
  Карта на квартире Шаафа наверняка хранилась в электронном виде, однако, добраться до неё с помощью коммуникатора из отеля, можно было только через виртуальность. То есть опять-таки самым опасным из возможных способов. В местных примитивных информсетях никакая защита не уберёжёт югославского агента от поисковых средств, которыми располагают люди Дудника.
  Следовательно, оставалось одно - попасть непосредственно на квартиру Шаафа и скачать карту на коммуникатор прямо из информхрана.
  Вот, кстати, ещё одна глупость, которую он совершил по приезде в Дуэйн-сити. Отвращение к бородачу-хозяину и его квартире оказалось настолько сильным, что он напрочь забыл не только про оборудование для мониторинга, но и про весь остальной шпионский архив.
  Впрочем, в данном-то случае ошибочность его действий можно поставить под сомнение. (Подумал Раде.) Ведь в квартире Шаафа информхран наверняка хорошенько спрятан и защищён надлежащим образом. А как бы Огненович прятал его в номере отеля? Большой вопрос. Особенно в ситуации, когда в дело в любой момент могут вступить дудниковские спецы соответствующего профиля. А значит, то, что информхран остался в квартире Шаафа (по крайней мере, в начальный период оккупации Хаттонлэнда, когда дудниковцы будут носом землю рыть) является наиболее безопасным вариантом для югославского наблюдателя. Но вот карту-то оттуда он обязан был изъять раньше!
  Однако, это дело прошлое. Сейчас оставалось только навестить квартиру Шаафа и ознакомиться с картой Дуэйн-сити.
  Но, чтобы добраться туда, нужно было пройти пешком несколько кварталов, поскольку рассчитывать на такси в условиях захвата города, Радивое не мог. Впрочем, прогулка через полгорода по пустынным улицам, где уже наверняка летают патрули новой службы правопорядка, тоже являлась далеко не самой блестящей идеей. Именно поэтому Огненович, с самого начала понимавший, что в сложившихся обстоятельствах это единственный способ добраться до квартиры Шаафа и шпионского информхранилища, решил сначала поискать карту в близлежащих магазинах или киосках.
  Но теперь ему ничего не оставалось, как вернуться к рискованному варианту пешего похода в свою несостоявшуюся резиденцию. Хорошо ещё, что за те три раза, что пришлось проехать по маршруту 'квартира Шаафа - отель 'Клейтон'' он неплохо запомнил путь. Однако в целом Дуэйн-сити был ему совершенно незнаком, и Радивое понимал, что придётся проявить максимум осторожности, чтобы добраться до того грязно-желтого дома, где находилась квартира Шаафа.
  Погода в городе стояла отвратительная. На улице было холодно, под ногами хлюпала слякоть. Тяжёлые пасмурные тучи висели низко и обещали дождь, возможно, со снегом, в ближайшее время. В общем, день выдался совсем бессолнечным, чуть ли не сумрачным. Таким же было и настроение югослава. Он поднял воротник утеплённого плаща, поглубже натянул на голову шапку и, свернув за угол, зашагал по улице налево - в западном направлении.
  До конца квартала ему пришлось идти по широкой улице, напоминающей проспект. На этом отрезке пути, одновременно с ним в разных направлениях шли ещё трое, а затем четверо пешеходов. Вверху один раз быстро пролетел автолёт. Никаких вооружённых людей за те десять или двенадцать минут, пока Радивое двигался по проспекту, вокруг не появлялось.
  'Скорее всего, они 'прочесали' центр города ещё утром и теперь работают на окраинах... это может оказаться очень опасно!' - подумал югослав.
  Квартира Шаафа находилась в городском районе, располагавшемся почти на окраине Дуэйн-сити.
  Перейдя ближайший перекрёсток по диагонали направо, югослав двинулся примерно на север - по улице, шедшей перпендикулярно его первоначальному направлению. Он по-прежнему искал переулок или какую-нибудь улочку поуже, чтобы сойти с больших открытых проспектов. Углубляться сразу во дворы он не решился, боясь потерять правильное направление. В конце той улицы, по которой он сейчас двигался мог находиться именно такой переулок. По крайней мере, Огненовичу так показалось.
  Минут через пять он дошел до места предполагаемого начала переулка и понял, что ошибся. Переулка там не оказалось. Это был вход во двор, но более широкий, чем обычно. Посмотрев по сторонам, Огненович заметил приближающийся по улице с юга автолёт. Пока что он летел слишком далеко, чтобы разглядеть какие-то опознавательные знаки, но чутье подсказывало югославу, что это, скорее всего, патруль новых 'правоохранительных' сил. Рисковать не имело смысла, и разведчик поспешил во двор, вновь направившись на запад. Как и большинство дворов в Дуэйн-Сити этот был проходным. Миновав его, Радивое попал в ещё один проходной двор, затем в третий, находившийся в самой глубине квартала. Уже проходя его, он заметил, что улица, вновь пересекающая направление его движения, довольно узкая. И агент вновь сменил курс, немного пройдясь по этой улице опять примерно на север. За всё время после первой смены направления ему попались по пути всего шесть или семь человек и ни одного автолёта.
  Тем временем улочка вывела югослава на бульвар, шедший прямо на юго-запад, то есть туда, куда нужно было сейчас двигаться изрядно отклонившемуся от прямого направления агенту. Пройдя по бульвару минут семь, Огненович вышел к редколесному парку. Двигаться по такому открытому пространству нечего было и думать, и Радивое снова свернул в ближайший двор. Миновав ещё четыре проходных двора и вновь отклонившись к северу, он вышел на большой проспект.
  Здесь он решил-таки немного рискнуть и минуты четыре двигался по широкой пустынной улице примерно на юг. Квартира Шаафа по-прежнему находилась в юго-западном направлении, и югослава отделяли от неё ещё четыре квартала. Первый из них он прошёл по дворам, причём, едва не заблудившись в них. Во втором ему повезло, - он вышел к началу небольшой улицы, шедшей в нужном направлении. Со времени 'прогулки' по бульвару и до этой улицы Огненовичу попались лишь около полутора десятков человек (по виду - исключительно аборигенов) и один автолёт, пролетавший над проспектом.
  Миновав второй из четырёх остававшихся кварталов, агент вновь углубился в проходные дворы. Пройдя два из них, он вышел на частную автолётную стоянку. Ему уже попадались такие по пути сюда, и всякий раз он старательно обходил их: на такой стоянке в любой момент мог появиться патруль. Вот и теперь Радивое свернул в ближайший проходной двор.
  Он прошёл уже почти весь двор, когда из оставшегося позади подъезда дома, стоявшего справа, вышли вооружённые люди. Огненович заметил их краем глаза и чертыхнулся про себя. На сей раз, он всё-таки не разминулся с патрулём. Впрочём, это ещё ничего не означало. Пока что он был не более чем простым пешеходом, которому почему-то приспичило пройтись по городу в столь неудачный час. Подобные ему люди наверняка попадались патрульным в течение всего нынешнего дня. Самое главное сейчас - никоим образом не привлечь к себе их внимания и спокойно идти дальше.
  Радивое, продолжил идти в среднем темпе - не слишком быстро и не слишком медленно. Он слышал позади удаляющиеся шаги патрульных. Затем позади кто-то побежал. На секунду ему показалось, что бегут в его сторону, и он тут же оглянулся. Пятеро вооружённых людей бежали в сторону стоянки автолётов.
  'Наверное, какой-нибудь срочный вызов', - подумал Огненович, минуя очередной жилой дом в следующем проходном дворе.
  В это время над головой у него пролетел патрульный автолёт. Следующие минут десять югослав продолжал идти через новые и новые проходные дворы, примерно придерживаясь юго-западного направления. Здесь уже чувствовалось приближение к окраинам города. Внешний вид зданий заметно ухудшился, количество этажей сократилось, цветовая гамма окраски колебалась от грязно-серого до грязно-желтого. Обветшалые стены, покосившиеся двери, слепленные кое-как балконы.
  'И, наверняка, дырявые крыши!' - подумал Радивое.
  Наконец, он вышел на довольно широкую улицу, разделявшую кварталы. Где-то на противоположной стороне следующего квартала находилась квартира Шаафа.
  Вдалеке слева по улице шли два человека. Без сомнения - аборигены. Огненович перешёл улицу и двинулся им навстречу. Через минуту или две, он миновал вход в большой двор. Сначала он хотел свернуть туда, но, услышав из глубины двора подозрительные звуки, решил не сворачивать с улицы. Оказавшись около следующего входа во двор, он ускорил шаг и даже не заглянул внутрь.
  Шедшая навстречу парочка свернула в какой-то двор впереди, и агент остался на улице один. Он шёл вдоль длинного трёхэтажного здания. Внезапно у него за спиной раздались едва слышные хлопки, лёгкий треск и быстрый топот ног. Радивое обернулся. Из самого большого двора позади выскочил один человек, затем - второй. Оба стреляли назад. Один сильно хромал. Всё это Огненович заметил в течение за две-три секунды. Затем он бросился бежать к ближайшему входу во двор. Почти тут же у него за спиной раздался крик. Он обернулся на бегу и увидел, что посреди улицы лежит один из двух отстреливавшихся. Второй двигался к входу во двор на противоположной стороне улицы. Он был ранен, и шансов уцелеть у него фактически не осталось. Преследователей Раде не видел, но, скорее всего, они либо уже выскочили на улицу либо могут это сделать в любую секунду.
  Раде продолжал бежать, и буквально через пару секунд услышал крик 'Стой!'
  К кому он был обращён, уже не имело значения. До ближайшего входа во двор оставалось метров пятнадцать. Затем он услышал приближающийся топот ног за спиной. Влетая во двор, Радивое оглянулся. Второй беглец лежал около дома на противоположной стороне улицы и к нему направлялся один из преследователей. Но остальные уже бежали по улице вслед за Огненовичем и что-то кричали ему вслед.
  Югослав понимал, что его вряд ли считают шпионом или просто подозрительным. Он просто оказался на месте перестрелки, и его хотят задержать, допросить, проверить. В противном случае по нему уже открыли бы огонь. Но также он понимал и то, что проверка не сулит ему ничего хорошего. Люди Дудника вполне могут раскрыть его. Они слишком хорошо знают своё дело.
  А потому рисковать, сдаваясь, он не собирался. Радивое продолжал бегство и заскочил в ближайший подъезд. Он уже знал, что проникнуть в жилой многоквартирный дом в этом городе - не проблема. Тем более на окраинах. Никаких запоров или замков, никакой сигнализации. Всё это ему изложил Шааф, перед тем как показать квартиру. Огненович смело рванул на себя входную дверь и нырнул в полутьму подъезда. Вопрос перед ним стоял один: куда бежать - на чердак или в подвал? Проникнуть и туда и сюда было не проблемой. Но какой вариант лучше в его ситуации?
  Радивое бросился ко входу в подвал.
  'Там, наверняка, темно, и подвал ближе к выходу из дома. А, прыгая с крыши, легко сломать себе ноги!' - подумал он.
  Открыв дверцу, Огненович вынужден был на несколько секунд погрузиться в темноту. Он тут же закрыл за собой дверь. Неожиданно оказавшийся на двери замок с лёгким щелчком захлопнулся. Радивое, тихонько выругавшись, включил подсветку коммуникатора, осмотрелся и тут же нашёл выключатель. Подвал осветился тусклым светом разбросанных под потолком слабых лампочек. Они продемонстрировали шпиону несколько соединённых проходами грязных помещений. Пол был завален мусором, стены - частично залеплены грязью, а частично замазаны какой-то краской.
  Секунд десять югослав осматривался вокруг, выбирая позицию. Потом он выключил свет, сломав выключатель, спустился вниз по четырём обнаруженным ранее ступенькам и, пробравшись на ощупь, занял выбранное место в дальнем углу первой же 'комнаты'. Настало время ожидания. Теперь свой ход должны были сделать его преследователи.
  'Интересно, как быстро они заскочили во двор? Не могли ли они предположить, что я перебежал его и скрылся в следующем дворе? - размышлял Огненович.
  Вероятность этого, однако, была слишком мала. А, значит, поиски наверняка развернуться в домах этого двора. Искать его будут по чердакам и подвалам... но что если, он - житель одного из этих домов, возвращавшийся к себе? Такое более чем вероятно. Тогда им надо идти по квартирам? Но кто же признается, что только что драпал от них? А иначе ничего не выяснить, поскольку аборигены сейчас насмерть перепуганы, и определить беглеца без применения спецсредств не получится.
  Огненович даже улыбнулся в темноте. Его положение получалось не таким уж сложным.
  'Хотя подвалы и чердаки они обыщут наверняка!' - осадил он сам себя.
  А в таком случае главное - затаиться, чтобы не выдать себя никоим образом.
  Но даже если случиться самое худшее и преследующие его профессионалы вычислят место его укрытия, это будет большой проблемой, но далеко не концом. Если это действительно произойдёт, он рассчитывал использовать кое-какие свои преимущества. И, прежде всего, то, которое уже позволило ему расправиться с командой Хартсона и Гриффитсом. Наверняка, его посчитали простым испуганным горожанином, случайно оказавшимся в боевой обстановке и очумевшим от страха. Это даже при самом худшем варианте развития событий давало ему преимущество неожиданности. Впрочем, вполне возможно, до этого дело вообще не дойдёт.
  
  Глава 5
  Некоторое время снаружи не доносилось никаких звуков. Очевидно, его искали по всему двору. Затем Огненович услышал шорохи, - преследователи подобрались ко входу в подвал. Как ему показалось, перед дверцей подвала с минуту простояли два или три человека. Сначала они наверняка прислушивались к звукам, которые могли доноситься из подвала, а затем проверяли замок на работоспособность.
  'Надеюсь, они не попрутся сюда все', - подумал югослав.
  И почти сразу услышал лёгкий звук открываемого замка.
  'Началось!' - подумал югослав и слегка напряг мускулы, готовясь к резким и быстрым движениям. Дыхание его оставалось ровным и тихим, но пульс участился.
  В подвал спустились двое. Один задержался, пытаясь включить свет. Другой, не дожидаясь результата трудов напарника, включил фонарик, и начал обследование пространства подвала. Первый чертыхнулся.
  - Что такое? - тихо спросил первый.
  - Выключатель сломан, - также тихо ответил второй.
  - Думаешь, это он?
  - Кто его знает! Такая дрянная планета... он мог быть сломан еще год назад, - аборигены вряд ли бы это заметили, или вчера, - ответил второй.
  - Ну, насчёт года ты перебрал! - возразил второй. - Здесь часто бывают люди. Смотри, сколько тут мусора.
  - Это не люди, а отсталое дерьмо...
  - Я понимаю тебя, Мартин. После Новой Калифорнии и тысячезвёздных отелей попасть сюда - не слишком приятный зигзаг карьеры. Но люди везде одинаковы.
  - Да брось, тоже мне, люди...
  Разговаривая, они продолжали исследовать подвал. Второй преследователь тоже включил фонарик и осторожно передвигался по подвалу, стараясь не наступить в грязь.
  Однако Радивое не зря сломал выключатель: без верхнего освещения место, где он спрятался, заметить было очень трудно, а обнаружить его, могли лишь, подойдя вплотную, и хорошенько пошарив лучом светом в куче мусора и хлама. А дудниковцы хоть и тщательно обследовали подвал, всё же не утруждали себя его посантиметровым обследованием.
  - Как думаешь, где он и кто он? - спросил первый.
  - Понятия не имею.
  - А мне кажется, что это просто абориген, которого насмерть перепугала наша стрельба.
  - Может быть. Хотя я слышал, у них и без нас всё время неспокойно. Так что должны бы привыкнуть.
  - Ты хочешь сказать, должны привыкнуть убегать при первых признаках перестрелки?
  Второй тихо рассмеялся:
  - Может, ты прав... а может это, был агент, как и те двое, которых прикончили на улице.
  - Агенты? Какие они агенты! Это просто зелёные молокососы, забракованные какой-нибудь шпионской школой! Их же выследила даже местная убогая служба безопасности!
  - Вообще-то верно. Джейн, которая копалась в информбазе местных секьюрити, сказала мне, что техника у них весьма старая.
  - Вот-вот. А ты говоришь 'агенты'!
  - Ну, всё же от нас-то они чуть не сбежали!
  - А я говорил, что надо было из другого подъезда заходить!
  - Тоже верно... - протянул второй.
  Дудниковцы успели дважды обшарить светом фонарей и сенсорами движения весь подвал, и будь на месте Радивое хотя бы чуть менее подготовленный агент, для него всё кончилось бы плачевно. Но югослав всё же сохранил большую часть натренированных навыков, несмотря на несколько месяцев непрофильной работы. И этого хватило для обмана сенсоров движения, которыми, несомненно, пользовались дудниковцы.
  - У тебя ничего? - спросил первый.
  - Нет.
  - У меня тоже.
  - Применим уловители излучений?
  - Здесь? Ты думаешь, это нам что-нибудь даст?
  - Не знаю, хотя тепловые датчики могут здесь не сработать...
  В этот момент Радивое услышал лёгкий писк. Сначала он подумал, что это подземные животные и ему стало неуютно. Но это поисковиков на связь вызывал их командир.
  - Да, капитан, - услышал югослав тихий шёпот первого дудниковца.
  Пауза.
  - Пока ничего. Применить датчики излучения?
  Пауза.
  - Вот как! Интересно! А он уверен?
  Пауза.
  - Тогда мы выходим. Конец связи.
  Напряжение Огненовича слегка спало.
  Дудниковцы направились к выходу.
  - Что там? - спросил второй.
  - Джек Маршалл в соседнем доме пока обходил квартиры нашёл жильца сильно смахивающего на нашего беглеца. Тот, конечно, отрицает, что куда-то выходил и плаща они не нашли. Но Джек бросился вдогонку вторым, так что вроде неплохо рассмотрел...
  Радивое услышал звук открываемой дверцы.
  - Спину его, он, что ли, рассмотрел? - спросил второй.
  Ответа Огненович уже не слышал, да это его и не волновало: преследователи ушли из подвала, и опасность сильно уменьшилась.
  Расслабившись, Радивое принялся анализировать ситуацию. Итак, он только что побывал на самой грани провала. Точнее, на грани применения крайних средств, что, во-первых, не гарантировало успеха, а во-вторых, в любом случае крайне осложнило его положение. Сейчас у него еще сохранялась, пусть и небольшая, возможность выскользнуть из города тихо, без шума и без особых проблем.
  Если бы Радивое вступил в схватку с дудниковцами, он без сомнения лишился самых минимальных шансов на бегство из Дуэйн-сити. Для спасения ему пришлось бы применить все свои навыки полевого агента высшего уровня, и даже ускользни он от данного патруля, на него объявили бы экстренный розыск, от которого он наверняка не скрылся бы.
  'Да, мне сильно повезло с мистером Маршаллом', - подумал Огненович.
  Однако и совсем бесполезной для себя ситуацию с погоней югослав назвать не мог. Он выяснил кое-что важное о своих противниках. Как и ожидал Радивое, агенты новой Службы Безопасности были прекрасно подготовлены, вооружены и снабжены новейшей техникой. Но самое главное и самое положительное для него заключалось в том, что дудниковцы досконально изучили объект своей работы. Они слишком хорошо знали, что может ожидать их здесь, а что - нет. Именно поэтому они так расслабленно и вели поиск в подвале. Они точно знали уровень подготовки местных спецслужб, они знали, кто представляет здесь иностранные разведки, каков уровень подготовки любых агентов и контрагентов и, соответственно, - возможный уровень противодействия. А Радивое был именно той фигурой, встретить которую здесь они не ожидали. Даже само его появление в Дуэйн-сити стало результатом цепочки случайных совпадений, которую просто невозможно было спрогнозировать.
  'Они сосчитали всё в своём (точнее - в чужом, хе-хе) королевстве, но они не сосчитали меня! Возможно, им придётся за это заплатить...' - подумал югослав.
  Он даже слегка рассмеялся, когда понял это и прошептал:
  - А вот и я. Как говорится, не ждали?
  Однако неожиданное преимущество было слишком зыбким, и пользоваться им следовало крайне осторожно. Достаточно одной ошибки с его стороны, одного неверного шага, одного нерасчётливого движения, чтобы противник понял, с кем он имеет дело. А тогда Дуэйн-сити превратится для югослава в раскалённую сковороду.
  Значит, надо хорошенько обдумывать каждый следующий шаг. В том числе, следует ли ему дальше искать дом Шаафа или сразу вернуться в отель. С момента ухода из подвала дудниковцев прошло много времени. Впрочем, Радивое не торопился выходить наружу. По его расчётам для полной уверенности следовало переждать ещё около получаса. А потом?
  Идти на квартиру Шаафа было опасно. Предположение югослава о зачистках на окраинах города, скорее всего, соответствовало действительности. Но без карты в Дуэйн-сити делать вообще нечего. Значит, оставалось одно - идти. Двигаясь с максимальной осторожностью, чтобы не встретиться с другим, или, того хуже, - с тем же патрулём Дудника, но всё же - идти.
  По прошествии получаса Огненович встал, отряхнулся, на ощупь пробрался к двери подвала и, чуть-чуть 'поколдовав' над замком, вышел в подъезд. Прежде чем сделать это, он убедился, что на лестнице никого нет. Прежде чем выйти во двор - он убедился, что там пусто. Теперь он передвигался только по дворам, и только поблизости от домов. Югослав старательно избегал любых встреч с какими угодно пешеходами и за всё время пересечения этого квартала он показался лишь двум местным жителям и то - издалека.
  Огненович без труда нашёл дом Шаафа. Прежде чем войти туда, он ещё полчаса наблюдал, за тем, что происходит в доме и вокруг него. Убедившись, что в доме всё спокойно, а поблизости нет патрулей, Радивое быстро вышел из подъезда соседнего дома, пересёк участок двора и тихонько проник в нужный подъезд. Там тоже никого не было. Он поднялся и вошёл в квартиру Шаафа, убедившись, что она пуста.
  Югослав быстро отыскал потайное хранилище информации. Для начала он скачал в коммуникатор карту города, затем стал думать, что делать с остальной информацией. Хранилище можно обнаружить, только имея соответствующую поисковую, программу, которая, посылая сигналы на короткие дистанции, активирует ответный сигнал этого устройства. И всё же оставлять его в квартире Шаафа казалось агенту раскованным. Но и другие варианты были не менее опасны. Точнее, один-единственный вариант. О том, чтобы забрать из квартиры Шаафа хранилище вместе с его содержимым теперь не могло быть и речи - Огненовича в любом месте города мог остановить любой патруль, в его номере могли устроить обыск. И пусть даже дудниковским спецам не удалось бы добраться до содержимого информхрана, для пойманного с таким любопытным устройством человека это уже не имело бы значения: само обладание прибором, созданным с применением новейших шпионских технологий, выдало бы его с головой.
  Значит, оставалась только одна альтернатива оставлению информхрана на прежнем месте - скачивание всего его архива в память коммуникатора. Коммуникатор Огненовича, естественно, тоже имел отличную защиту, но детальная проверка частных средств связи (если дудниковцы решат её провести) могла иметь непредсказуемые последствия, в том числе - с точки зрения обнаружения архива. И всё же Радивое рискнул скачать все данные из информхрана в свой коммуникатор. После чего подверг хранилище полной деструкции.
  Теперь пришло время решать, что делать дальше. Немедленное возвращение в 'Клейтон' выглядело шагом крайне рискованным. По улицам туда-сюда ходили патрули, воздух контролировали автолёты. Проверка окраин, судя по новостям, была в самом разгаре. Радивое даже пришла в голову мысль, поселиться в этой квартире, но он тут же отмёл её: просто так оставлять номер в 'Клейтоне' просто недопустимо! Даже если бы он предупредил администрацию отеля о своём выселении, это всё равно гарантированно привлекло бы внимание к его персоне во время проверки постояльцев отеля. В проведении самой проверки, югослав не сомневался. Таким образом, следовало переждать пик 'прочёсывания' окраин и ближе к вечеру вернуться в гостиницу.
  Впрочем, был и другой вариант действий. С точки зрения складывавшейся в Дуэйн-сити ситуации, он мог оказаться весьма актуальным. Воспользовавшись близостью квартиры Шаафа к окраинам, Радивое мог попытаться бежать из города. Тем более что именно к этому он стремился в данный момент. Однако этот вариант был, пожалуй, самым сложным и самым опасным. В первые дни оккупации контроль окраин, а также всех вариантов въезда и выезда, наверняка, будет жёстким. Так что даже если он переждёт сегодняшние массированные проверки, это ничуть не облегчит немедленного бегства из Дуэйн-сити.
  Кроме того, Огненович имел слишком мало информации о территории Хаттонлэнда. Всё, чем он располагал - карта пригородной зоны, также полученная из информхрана более общая карта региона в целом. И что ему нужно будет делать, покинув город, он не знал. А поскольку, как сообщили в новостях, 'Лоримакс' взяла под свой контроль весь Хаттонлэнд, действия наугад могли привести к самым печальным последствиям.
  В течение нескольких часов югослав сидел в квартире Шаафа и решал, что выбрать - риск побега или риск пребывания в городе. Между делом он перекусил едой, оказавшейся, по счастью, в холодильнике.
  Затем Радивое решил разобраться с картой города и пригородной зоны, в надежде, найти какую-нибудь подсказку для разрешения вопроса о дальнейших действиях. Просматривая её с помощью специальных видеоочков, он нашёл очень много полезной информации. Карта оказалась очень подробной, все улицы, проспекты, кварталы, всё объекты, которые могли представлять интерес для шпиона - были представлены в наилучшем виде.
  После происшествия с патрулём особое внимание агента привлекли подземные коммуникации. Он 'прошёл' по электронной версии подземного Дуэйн-сити от своего отеля до самых окраин, попутно почти целиком изучив подземелье в центральной части города, также некоторые ветки подземных ходов по пути к окраинам. За несколько часов Радивое Огненович получил самую полную информацию о расположении и надземной, и подземной части Дуэйн-сити.
  Проблема заключалась лишь в том, что его противники имели такую же, а, возможно и чуть более точную (потому что более свежую) карту города. И здесь единственное преимущество югославского агента заключалось в том же эффекте неожиданности. Дудник и его люди слишком хорошо знали захваченный город и это, как уже убедился Огненович, привело к некоторому снижению уровня бдительности.
   Для Ламара и его помощников с этой планетой всё должно быть примерно ясно. Как и их полевые агенты, они вряд ли рассчитывали встретить в Дуэйн-сити сколько-нибудь серьёзного противника. А значит, план их действий наверняка - максимально прост. Пункт первый - занятие административных зданий и установление контроля над центральной частью города с быстрым подавлением любого сопротивления. Затем проверка окраин (с задержанием или ликвидацией базирующихся там немногочисленных агентов инопланетных спецслужб), а также отелей и всех подозрительных постояльцев. Вот и всё.
  Но мало захватить Дуэйн-сити, - надо ведь ещё и удержать его. А для этого новой власти предстояло решать (помимо прочего) и внешние проблемы, которые а обязательном порядке должны были возникнуть в ближайшее время. Ведь правительство в Мандельбурге наверняка не оставит происшедшее в столице Хаттонлэнда без внимания, и скорее всего, очень активно отреагирует на вторжение.
  К тому же, 'Лоримакс' - не единственный претендент на алмазные копи. Другие, пусть и более слабые компании также могут вмешаться в борьбу. Неизвестно ещё и как поведёт себя отстранённая от власти элита Хаттонлэнда и его бывшие спецслужбы. В общем, по всему выходило, что у Дудника будет множество других проблем и, если Радивое не допустит явный прокол, то бояться ему почти нечего...
  Тем временем наступил вечер. А, следовательно, надо было выбирать вариант действий. На улице стало темнеть и, судя по допотопному термометру, заметно похолодало. Выходить на улицу не хотелось, но пришлось.
  Поразмыслив, югослав решил, что дудниковцы наверняка заранее выяснили местонахождение большинства людей, способных оказать им хоть какое-то сопротивление. И местом дислокации большинства таких субъектов были как раз окраины, в этом агента убедили события текущего дня.
  Проверка гостиниц в этом случае могла оказаться просто формальной акцией, проводимой на всякий случай. Проверку в 'Клейтоне' наверняка провели ещё днём, вскоре после его ухода. Вряд ли Дудник стал бы затягивать с этим делом.
  Радивое понимал, что все его предположения носят исключительно теоретический характер, но опыт более чем тридцатилетней службы всё же кое-что значил и позволял рассчитывать, что его умозаключения окажутся, хотя бы в основном, верны. Исходя из этого, Огненович решил-таки отказаться от немедленной попытки бегства и переждать некоторое время в гостиничном номере.
  Югослав оделся и вышел из квартиры Шаафа.
  
  Глава 6
  Тёмная лестница была пуста, из открытого окна на межэтажной площадке веяло холодом. Подняв воротник плаща, Огненович спустился вниз. Прежде, чем выйти из дома, он выглянул наружу и некоторое время тщательно осматривал двор. Убедившись, что там никого нет и не обнаружив и никаких признаков засады, Радивое вышел на улицу и сразу ощутил все прелести погоды, которая обычно стоит поздней осенью на оземеленной планете. Ветер дул сильно, причём как будто с разных сторон, то и дело принося капли дождя. Вверху, по темнеющему небу, плыли почти чёрные облака. Агенту предстоял неблизкий путь пешком через грязные дворы и переулки, в которых ничего не стоило заблудиться, в то время как по большим улицам летали патрульные автолёты, выискивая подозрительных пешеходов или враждебных агентов.
  Огненович выругался. То, что происходило с ним после отлёта с Дубова было поистине форменным идиотизмом, начиная с подарка собрания сочинений того дурацкого писателя. Впрочем, предшествовавшая этому финансовая операция была просто изумительной прелюдией ко всем этому бардаку! Но теперешняя ситуация представляла собой нечто феноменальное! Настоящий апофеоз, кульминация ночного кошмара! Пешая прогулка по только что оккупированному ночному захолустному городку без оружия, без прикрытия и намёка на поддержку хоть с какой-то стороны, но зато с прекрасными шансами угодить в руки Ламара Дудника и его спецов!
  Обратный путь по времени не слишком отличался от дневной 'прогулки', хотя на этот раз Радивое действовал более осторожно и тщательно обследовал каждый следующий участок своего пути, прежде чем быстро, но также осторожно преодолеть его. Людей на улице почти не осталось. За всю дорогу ему попались лишь пятеро очень спешивших горожан. Раза три он издалека замечал патрули и благополучно пережидал их в подъездах домов.
  Наконец, он выбрался из скопления проходных дворов к площади, на которой стоял отель. Снаружи охраны по-прежнему не было. В вестибюле дежурили люди Дудника или, как они представились, новая полиция Дуэйн-сити. Проверка прошла нормально, - фальшивые данные Радивое были, как всегда, в полном порядке и личность коммивояжёра Луиса Тациса не могла вызвать никаких вопросов. Защита коммуникатора также успешно прошла электронную проверку, впрочем, поверхностную.
  Югославу, конечно, пришлось объяснить причину почти целодневного отсутствия в отеле.
  - Я представляю одну фирму из Мандельбурга. Знаете, сейчас производится так много однообразной или схожей продукции разными фирмами. А связываться с судами и исками о промшпионаже не хочется. Вот и посылают у нас здесь на Ганчеве фирмы людей присматриваться прицениваться, сравнивать.
  - Понятно... нда... отсталый мирок, - пробормотал командир патруля, высокий узколицый гладко выбритый человек в полном боевом комбинезоне, но с поднятым забралом. Его подчинённые не скрывали усмешек. - А здесь-то что делаете? - Серые глаза упёрлись в 'коммивояжёра'.
  - Да то же самое. Руководство фирмы решило, что грех не воспользоваться миром и тишиной в Хаттонлэнде и выйти на местный рынок. Вот и послали посмотреть на товары наших возможных конкурентов. Но, к сожалению, у меня сегодня мало что получилось. Эти патрули... - простодушным тоном произнёс Радивое, оглянувшись на входные двери с разочарованным видом.
  - Да уж, сегодня не самый лучший день для экскурсий по городу. Но где же вы пробыли столько времени? - вновь спросил его старший патруля.
  - Ходил по городу, искал карту, без неё тут совсем не разобраться, странный какой-то городишко... непонятный.
  - И что?
  - Ничего. Только под вечер я догадался что их, видимо, изъяли, - неуверенно произнёс Огненович.
  - Верно.
  - Вот-вот, а я чуть с голоду не помер, с ног сбился. Я могу идти к себе?
  Вид у Радивое и впрямь был уставший, а плащ и обувь - грязные.
  - Идите!
  Поднимаясь на лифте на свой этаж, югослав думал:
  'Конечно, моё хождение на квартиру Шаафа сделало меня потенциально подозрительным субъектом, но выбора-то у меня действительно не было. Кстати надо запомнить по возможности не пользоваться хотя бы в ближайшее время этой верхней одеждой, если придётся снова выходить в город!'
  Не то чтобы плащ и шапка шпиона как-то выделялись на общем фоне современной хаттонлэндской моды (такого не допустил бы даже самый желторотый или бесталанный агент, из тех, что сюда обычно засылали инопланетные разведки), но у дудниковцев-то глаз-алмаз, и попадаться в такой одежде навстречу кому-нибудь из бойцов того патруля совсем не хотелось.
  В номере, судя по внешнему виду комнат, в отсутствие постояльца случился обыск. Найти, что-нибудь подозрительное люди Дудника не могли потому, что ничего такового в номере попросту не было. Но что удивило Радивое больше всего - это оставленное ему в целости и сохранности оборудование для приёма всей планетарной информсети. Хотя аппаратура, взятая им из квартиры Шаафа, отличалась от свободно продаваемой в городе лишь чуть более высоким уровнем применённых технологий и не могла вызвать никаких подозрений - тем не менее, оставить её в распоряжении владельца - этого югослав от дудниковцев никак не ожидал, а потому увидел в этом ещё одно доказательство явного снижения бдительности и просто настроя на работу у агентов Дудника.
  Дополнительная информация, получаемая простым обывателем, конечно, не могла повредить их боссу и его нанимателям. Однако правило контроля информационного потока - одно из важнейших и первейших правил деятельности спецслужб, тем более в подобной ситуации.
  Проверка на наличие 'жучков' ничего не выявила, номер оказался чист, и Радивое мог хоть немного расслабиться и отдохнуть.
  - Судя по всему, их мысли уже целиком направлены на удержание захваченной территории, - вслух подумал Огненович. - Что ж, если так, то город мой! - устало усмехнулся шпион, снимая плащ.
  Переодевшись, он тут же заказал ужин, а, поев, почти сразу лёг спать. Завтра предстоял трудный день, впрочем, последующие тоже не обещали лёгкой жизни агенту югославской разведки.
  На следующее утро он первым делом включил новостной видеоканал.
  - Мы уже начали переговоры с планетарным правительством, - говорил новый формальный правитель области месье Мартинез корреспонденту. - Мы понимаем их озабоченность. Но наши действия абсолютно правомерны...
  Радивое переключил канал.
  В новостях центральных видеоканалов львиную долю времени занимал Хаттонлэнд и те шаги, которые 'предпринимает центральное правительство планеты совместно с заинтересованными компаниями по разрешению экономико-политического кризиса в Хаттонлэнде'.
  - Ну-ну. Посмотрим, что у вас получится! - пробормотал Огненович.
  Сегодня утром настроение югослава было гораздо лучше вчерашнего. События прошедшего дня показали, что не один он может теряться и попадать впросак на неизвестной, хотя и такой простой и даже несколько отсталой планете, как Раймунд Ганчев. Агенты Дудника вели себя весьма расслабленно, не признавая за жителями Дуэйн-сити способности к эффективному сопротивлению или противодействию. И, скорее всего, они были правы.
  Гуляя по номеру туда-сюда, югослав размышлял. Перед ним теперь встал новый вопрос. Если он остаётся в Дуэйн-сити, то, как ему себя вести? Должен ли он и дальше ограничиваться пассивным мониторингом, тем более что пока нет никаких признаков того, что его родная спецслужба, забросившая его в такую даль, хоть немного заинтересована в его активности? Ведь пока всё происходящее никоим образом не касается интересов Триединого Союза Югославии. Раймунд Ганчев никогда не входил в сферу сколько-нибудь серьёзных интересов югославского правительства или югославских компаний.
  Или же Огненовичу стоит действовать более активно и попытаться, например, выяснить, кто стоит за спиной Мартинеза и 'Лоримакс Лимитед'? На кого работает Ламар Дудник? Но в этом случае риск возрастал до небес. Достаточно одного неверного шага, одной маленькой ошибки или неточности со стороны Радивое, чтобы противник понял, с кем имеет дело.
  В этом случае вся расслабленность людей Дудника мгновенно улетучиться, а вместе с ней исчезнут и почти все шансы Радивое на то, чтобы уцелеть в Дуэйн-сити. Потому что тогда начнётся охота. Охота, в которой все преимущества будут на стороне охотников, а все слабые места - у их жертвы. И весь вопрос будет состоять лишь в том, в какой именно момент охотники её настигнут.
  Теоретически, ответ был очевиден. Радивое не получал никакого конкретного задания, а потому не имел повода ввязываться в драку. Но по ходу дела могло произойти, всё что угодно...
  - ...служба безопасности компании 'Рутберг и Дейли' вступила с ними в борьбу, - услышал он голос диктора одного из видеоканалов. - Данное месторождение является одним из богатейших в Хаттонлэнде. 'Рутберг и Дейли' не имеют никаких финансовых обязательств или прочих отношений с 'Лоримакс Лтд' и покушение на захват месторождения ещё раз показывает истинные намерения представителей этой компании относительно алмазных копей Хаттонлэнда.
  Огненович усмехнулся.
  - Вооружённое противостояние продолжается уже около четырёх часов.
  Югослав переключил канал и откинулся на спинку кресла.
  Он решил пока что ограничиться пассивным мониторингом.
  Посидев так минут пять, он заказал завтрак в номер и включил развлекательный канал.
  Следующие два дня Радивое безвыходно сидел в своём номере, отсматривал новости, заносил важные сведения в память коммуникатора и ждал чего-нибудь интересного. Между тем, происходящее было совершенно буднично, по крайней мере, для Раймунда Ганчева. Отряды Дудника очень быстро поставили под свой полный контроль всю территорию Хаттонлэнда.
  На нескольких алмазных месторождениях службы безопасности компаний-владельцев пытались оказать сопротивление, но больше пяти-шести часов продержаться никому из них не удавалось и за три дня все места разработки ПИ, как и любые другие важные пункты на карте Хаттонлэнда перешли под контроль представителей 'Лоримакса'. Слабые попытки мандельбургского правительства урегулировать ситуацию путём переговоров не увенчались успехом.
  А на четвёртый день оккупации Огненовича ожидал неприятный сюрприз. Новые власти взялись-таки за информационные потоки и практически свернули доступ населения подконтрольной территории к информации. Теперь оно могло смотреть лишь официальный информканал, исходящей от новой власти Хаттонлэнда. Остальные, благодаря мощной технике, доставленной сюда Дудником, стали недоступны, и даже аппаратура Огненовича не позволяла подключаться к информсети планеты, хоть к видеоканалам, хоть к информационным потокам Сверхмира. Даже самая лучшая аппаратура ганчевского производства просто не могла тягаться с последними достижениями информационных технологий развитых миров.
  'Теперь понятно, почему они оставили в номере оборудование! Оно слишком слабо, чтобы преодолевать их барьеры!.. и что же мне теперь делать?!' - подумал Радивое, начиная потихоньку злиться.
  Отключение от информсети делало его положение совсем уж непонятным. Он, как и все обитатели Дуэйн-сити оказался фактически заперт в нескольких комнатах. Даже просто выходить на улицу стало делом рискованным, а в его случае - и просто бессмысленным. Получать информацию и вести мониторинг он теперь не мог. Предпринимать какие-либо активные действия было крайне опасно. Торчать в номере и пропадать от безделья, - единственное, что ему осталось теперь. Попытка покинуть город и Хаттонлэнд почти равнялась самоубийству.
  Размышляя над сложившейся ситуацией, Радивое несколько минут ходил по комнате из угла в угол, а затем вдруг расхохотался.
  - А ведь они нарываются! Они прямо-таки нарываются на неприятности! Они же буквально подталкивают меня к тому, чтобы я активизировался, предпринял какие-то действия... они сильно рискуют... я, конечно, тоже буду рисковать, если... но отключить меня от информсети - это очень глупый поступок с их стороны... хотя они этого и не знают... ладно!
  Он взял видеоочки, сел в кресло, надел их и запустил просмотр карты города.
  'Посмотрим, что я могу предпринять', - подумал он.
  Главным объектом его интереса стала подземная часть города. Здесь, в отличие от надземного Дуэйн-сити, как предполагал Огненович, он мог найти некоторые возможности для действий, поскольку контроль подземки наверняка был слабее контроля надземной части города. Благодаря многолетнему опыту разведывательной деятельности, югослав мог почти безошибочно предположить, какие меры предпринял Дудник для контроля подземелий.
  Наверняка он постарался перекрыть все входы и выходы, а также расставил кучу средств слежения в самих подземных коммуникациях. Теоретически, проанализировав карту с помощью анализатора, Радивое мог даже предположить, в каких точках, скорее всего, размещены эти 'жучки'. А значит, он имел шанс убрать, по крайней мере, одно из двух препятствий для работы под землёй - поскольку, находясь в непосредственной близости от 'жучка', но вне пределов радиуса его действия, югослав мог просто перепрограммировать его с помощью коммуникатора.
  Таким образом, опять-таки теоретически, перед ним оставалась одна проблема - перекрытые входы в подземелье. На первый взгляд, она была неразрешима, ибо любой контакт Огненовича с патрулём исключался совершенно. А иначе, чем ликвидировав патруль, проникнуть в подземелье не представлялось возможным. Но положение вряд ли было столь безнадёжным. Дудник мог и не перекрыть всех входов. Он мог не знать всех ходов (хотя основывать на этом зыбком предположении какие-то расчеты не стоило), или же у него могло просто не хватить людей. При том размахе, какой приобрела операция, даже учитывая обширные человеческие и киборг-ресурсы 'Дудник Секьюрити', такой вариант представлялся вполне реальным.
  Кроме того, существовали и другие варианты, более сложные. Но думать о них было пока рано. Первоочередная задача, поставленная агентом перед самим собой - прояснить существующую ситуацию в части контроля со стороны новой власти надземной и подземной частей Дуэйн-сити. Действовать предстояло опять-таки с максимальной осторожностью и точностью. Поэтому югослав снова погрузился в изучение карты Дуэйн-сити.
  Огненович заранее был уверен, что если и есть какие-то неконтролируемые входы в подземелье, то они наверняка находятся в спальных районах средней части города. Центр контролируется на сто процентов, - тут не могло быть места даже для малейшего сомнения, поскольку именно здесь располагались все стратегически важные точки города. Окраины контролировались не менее жестко. С одной стороны - для предотвращения побегов, с другой - как возможная линия обороны при осаде столицы Хаттонлэнда.
  А в скоплении относительно небольших зданий спальных районов полный контроль даже со всей первоклассной техникой Дудника наверняка затруднён. И в любом подвале в этом районе города мог существовать вход в подземелье. В таком случае за Огненовича в очередной раз должен был сыграть фактор успокоенности противника по причине чересчур точного знания Дуэйн-сити и его обитателей. То, как представители 'Лоримакса' относятся, к аборигенам уже разок спасло югослава. Вот и теперь он рассчитывал, что, расставив 'жучки', Дудник не будет распылять свои силы и размещать засаду у каждого входа в подземелье в средней части города, сочтя аборигенов неспособными к взлому и перепрограммированию системы слежения.
  Впрочем, югослав был уверен, что несколько патрулей в эти районы Дуэйн-сити всё же будут посланы, - ведь кому-то же надо находиться поблизости на случай, если системы слежения зафиксирует перемещение по подземелью подозрительных людей. Оставалось определить места возможной дислокации этих патрулей. Для этого Огненович и стал третий раз просматривать городскую карту.
  Через час он завершил просмотр. Теперь ситуация несколько прояснилась. Не без помощи анализатора он примерно выяснил, где могут располагаться патрули, и куда лучше всего направиться ему самому. После такой подготовки он мог действовать. При этом агент отлично понимал, что и теперь все его расклады и предположения носят исключительно теоретический характер. И если бы Ламар Дудник не поставил его в безвыходное положение отключением от информсети, он никогда не пошёл бы на такую авантюру, тем более, не имея никакой конкретной цели.
  
  Глава 7
  Радивое оделся и вышел. Когда он спустился вниз, в вестибюле находился тот же патруль, что встречал его в первый день захвата города.
  - Вы куда, господин Тацис? - спросил старший.
  - По магазинам...
  Патрульные рассмеялись. Старший тоже снисходительно улыбнулся и спросил:
  - Нашли время! Что же вам в номере не сидится?
  - А что там делать? Видеоканалы отключили, даже развлекательные! Заниматься стало совсем нечем. Да и работу надо делать.
  - Ага, работа коммивояжёра в городе на военном положении - вот смех-то! - заметил один из патрульных.
  - А насчёт развлекаловки он прав - зря наши её отключили, - сказал другой.
  - А тебе-то что? У нас же своих игр сколько угодно, как хочешь, так и отдыхай! - повернувшись к нему, сказал старший.
  - Да я про горожан. Они итак в большом напряге, а теперь и развлечься нельзя...
  - И что? - спросил первый патрульный.
  - Ну, я пойду - сказал Огненович, и направился к выходу.
  Старший махнул рукой. Его подчинённые увлеклись спором, и уже будучи возле выхода, он услышал голос второго патрульного:
  - А если они поднимут бунт?
  - Кто? Они?! - в один голос воскликнули оба его сослуживца.
  Дальнейшего разговора Радивое уже не слышал, - он нажал на ручку двери, толкнул её и, переступив порог отеля, оказался на улице. Здесь по-прежнему стояла отвратительная погода поздней осени. То и дело сильными порывами налетал холодный ветер, с неба накрапывал мелкий дождь.
  'Дерьмо!' - подумал югослав, спускаясь вниз по ступенькам крыльца. - 'Какая мерзкая погода!'
  Настроение Огненовича было плохим не только из-за осенней погоды. Он был уверен, что, несмотря на разговор с подчинёнными, старший патруля не забыл передать в службу мониторинга сообщение о том, что странный субъект, представляющийся коммивояжёром, отправился в город. Непосредственное наблюдение за его персоной было маловероятно. Однако в любом случае отследить перемещение 'Тациса' по городу наверняка несложно. Оказаться в положении мыши, бегающей по лабиринту под наблюдением учёных из какого-нибудь биоинститута - не слишком-то приятная вещь для любого разведчика. Но изменить он в данный момент ничего не мог. Оставалось только одно, - отправиться по магазинам, по возможности, двигаясь в нужном направлении. Прогулявшись по улице медленным шагом мимо несколько домов, Радивое увидел витрину магазина.
  Любой простой обитатель высокоцивилизованных миров изумился, увидев её. Но югослав слишком много повидал, чтобы удивиться такой архаике как магазин с витриной в стиле древних земных торговых заведений даже тогда, когда впервые заметил их из окна такси, вёзшего их с Шаафом на съёмную квартиру. Да и скверное настроение не способствовало тогда проявлению иных эмоций помимо раздражения.
  'Ладно, займёмся делом!' - подумал Огненович и вошёл в магазин.
  Минут десять он приглядывался и приценивался к различным товарам, продававшимся там. Затем вышел наружу и, поёживаясь от холода, двинулся дальше тем же неспешным шагом. Торопиться ему и впрямь было некуда - разработанный им план получился слишком аморфным. По сути дела, Раде не имел ни малейшего понятия, чего он хочет добиться и какие цели преследует, переходя к активным действиям. Он просто был очень раздражён всем, что происходило с ним в последнее время, и хотел на ком-нибудь отыграться. Возможно, в Дуэйн-сити у него появился шанс сделать это. Оставалось лишь понять, в чём конкретно этот шанс состоит.
  Примерно через полтора квартала Радивое зашёл в ещё один магазин и снова минут десять побродил по нему. Затем он вышел на большой перекрёсток и сменил направление движения, перейдя на другой проспект. Так он бродил по городу более двух часов. За это время югослав посетил около десятка крупных магазинов, торговавших самыми различными товарами. И одновременно добрался до того спального района города, который был избран основной целью его 'прогулки'.
  Шпион вступил в него, миновав очередную встречную улицу и проникнув в ближайший проходной двор. Здесь начиналось самое сложное. Дудник не ограничился постановкой 'жучков' в подземелье, а разместил их и на поверхности - среди домов. Шпионский коммуникатор уже мониторил ситуацию, однако поскольку главной задачей являлось сохранение собственной безопасности (а, значит, и его владельца), все его действия в этом направлении до сих пор носили пассивный характер. Он сам не разыскивал дудниковские 'жучки', а лишь фиксировал те моменты, когда носитель, то есть Радивое, попадал в их 'поле зрения'.
  В выбранном для проникновения под землю районе города первый 'жучок' обнаружился примерно через две минуты, после того как Радивое вошёл в искомый квартал и сделал поиск датчиков противника активным. Это произошло до того, как Огненович вступил на территорию, контролируемую этим устройством, а потому все преимущества оказались на стороне югослава. Перепрограммировать средство слежения для его коммуникатора не составляло проблемы, так что меньше чем через десять секунд данный жучок стал неопасен для Радивое, по крайней мере, на ближайшее время.
  Впрочем, почти тут же судьба преподнесла агенту несколько неожиданный, но очень приятный сюрприз. Его коммуникатор, отслеживавший после перепрограммирования контакты датчика, сообщил преотличную новость: система слежения за надземной частью города, в которую входил обнаруженный датчик, была соединена линейно, то есть представляла собой единое информационное поле с минимальной защитой отдельных ячеек-датчиков. Огненович, конечно, предполагал, что такое возможно, однако на подобную удачу особо не рассчитывал.
  'Странно, - подумал Радивое, пересекая очередной двор. - Они решили не установить автономно-ячеечную систему? Это непохоже на Дудников. Обычно они работают более скрупулёзно. Конечно, они не ожидали, что у кого-нибудь на этой планете окажется средство для взлома хотя бы одного самого простенького устройства их системы слежения. Но всё-таки!.. да, уж, изученное вдоль и поперёк захолустье расслабляет очень сильно!'
  Доступ ко всей системе слежения открывал перед Огненовичем новые весьма широкие возможности. Он, конечно, не мог непосредственно подключиться к мониторингу и отслеживать прохождение информации в системе слежения. Его слишком легко могли застукать за этим занятием. Но теперь он мог повлиять на информацию, передаваемую любым датчиком, входящим в систему мониторинга, причём из любой точки города. Огненович подумал, что если под землёй противник установил ту же систему, ситуация может оказаться гораздо проще, чем он предполагал поначалу.
  Ободрённый происшедшим открытием и немного расслабившийся югослав продолжал идти дальше, осматриваясь вокруг. Его коммуникатор уже получил задание стирать его данные со всех сигналов, которые будут передавать датчики, расположенные на его пути. Так что теперь он мог сосредоточиться на поиске свободного входа в подземелье. Судя по карте Дуэйн-сити, такие входы имелись в трёх домах этого квартала. По первоначальным предположениям Огненовича, патруля здесь не должно было быть. Но теория расположения патрулей в средней части города являлась, пожалуй, самым слабым местом шпионских умозаключений, даже с учётом помощи анализатора. Поэтому сначала агент самым внимательным образом осмотрел все три искомых дома, понаблюдав за каждым минут по пятнадцать из подъездов соседних зданий и других не слишком открытых мест.
  Наконец, выбор был сделан. Огненович вошёл в подъезд выбранного дома, убедившись, что там никого нет. Темноту в подъезде слегка рассеивала слабосильная лампочка. Сверху, с лестничных пролётов не доносилось ни звука. Ступая осторожно и почти бесшумно, Радивое подошёл к дверце подвала и прислушался. Ничего подозрительного он не услышал.
  Не входя внутрь, югослав дал коммуникатору приказ проверить подвал на наличие датчиков слежения. Через две секунды он получил ответ, - подвал был чист. Сообщение несколько расстроило Огненовича, - он рассчитывал взять под свой контроль датчики в подвале с тем, чтобы, возвращаясь наверх, заранее выяснить, чисто ли здесь, и не наткнётся ли он на патруль, вылезая из подземелья. Теперь о такой возможности пришлось забыть.
  Радивое с минуту стоял возле закрытой дверцы подвала, размышляя над усложнившейся ситуацией и над тем, что в подвале, возможно, расположился патруль, а затем прикоснулся к ней и чуть-чуть потянул на себя, - она оказалась не заперта. Быстрым и резким движением агент распахнул её настежь. Ни один звук не нарушил тишину. Югослав подождал несколько секунд. Из подвала не доносилось ни звука.
   Радивое вошёл внутрь, спустился на несколько ступенек и огляделся. На первый взгляд этот подвал ничем не отличался от того, в котором Огненович пережидал розыски дудниковцев тремя днями ранее. Медленно двигаясь вперёд, он то и дело наступал на мусор. Зажигать свет было опасно, да и не нужно: исследуя по карте города отобранные входы в подземелье, агент хорошо запомнил конфигурации трёх нужных ему подвалов, показанные там. А для освещения пути ему вполне хватало и включённой подсветки коммуникатора. Её луч периодически выхватывал из темноты разбросанный по подвалу хлам, мусор и пятна - то ли краски, то ли чего-то ещё.
  Наконец, Радивое оказался перед входом в небольшое помещение. Световой луч коммуникатора продемонстрировал агенту относительную чистоту искомого закутка. Вход туда был загромождён какой-то старой полуразвалившейся тумбой, с которой Огненовичу пришлось повозиться, прежде чем она сдвинулась с места. Наконец, он проник подвальный 'тамбур'. В его пол был вмонтирован люк со стальной крышкой, запертый замком местного производства. Югославу не составило труда взломать его. Гораздо труднее далось ему поднятие тяжеленной крышки люка. Помещение было слишком маленьким, и производить это операцию Огненовичу пришлось в весьма неудобной позе.
  Но крышка люка всё-таки приподнялась, и добавивший яркости луч коммуникатора осветил простую железную лестницу с перекладинами, ведущую вниз.
  - Ещё ниже, ещё темнее, - прошептал Радивое и полез внутрь, почти совсем прикрыв крышку люка, но в тоже же время оставив тоненький, незаметный без близкого осмотра люка просвет через который по возвращении он собирался хорошенько прослушать подвал, прежде чем подниматься туда.
  Сразу после открытия люка, он дал указание коммуникатору начать поиски ближайшего 'жучка' из подземной системы контроля. Поскольку мгновенного сигнала об обнаружении датчика не поступило, он сделал вывод, что непосредственно этот вход в подземелье не контролируется.
  Спуск по лестнице продолжался примерно полминуты.
  Спрыгнув с последней перекладины, Огненович ощутил под ногами твёрдый пол. Справа от себя он обнаружил тупик, так что идти можно было только влево. Вновь медленно и осторожно югослав двинулся по тёмному коридору. Он прошёл шагов десять, когда получил сигнал о 'жучке', находящемся за поворотом, который едва виднелся впереди. Агент остановился и запустил перепрограммирование датчика. Затем Радивое выяснил, что его надежды оправдались и под землёй у Дудника также установлена система слежения, работающая по простой линейной схеме, и теперь он имеет доступ к любому датчику, расположенному в любом месте подземного Дуэйн-сити из любой его точки.
  Оставалось одно - правильно распорядиться полученными возможностями. Прежде всего, Огненович подумал о внедрении программы 'видимый-невидимый'. Под влиянием это программы датчики будут передавать картинку с его изображением оттуда, где ему будет удобно, чтобы его видели, и стирать его данные, из информации, поступающей из тех мест, где он на самом деле будет находиться, и где будет проворачивать свои шпионские делишки. Соответствующая программа уже имелась в коммуникаторе Огненовича, однако требовалось ещё довольно много времени на подгонку программы к местным условиям и на её скрытый запуск в системы слежения. Поэтому, агенту пришлось отложить внедрение программы до возвращения в отель и продолжить свой путь.
  Теперь единственной его проблемой в прогулках под землёй мог стать патруль Дудника. Однако вероятность, что он решит продублировать таким образом подземную систему слежения, представлялась югославскому шпиону очень небольшой, - слишком слабым противником были жители Дуэйн-сити, да и с большой вероятностью ограниченные людские ресурсы вряд ли позволили бы Дуднику выделять бойцов ещё и на это. Так что особых опасностей в подземелье югослав не ожидал. Трудности предстояло преодолевать лишь при выходе из подземелья, но и тут югослав надеялся, что теоретические расчёты не подведут и на поверхность он вылезет через подвал, в котором не будет патруля.
  Огненович спокойно миновал 'жучок', установленный за поворотом, - данные об этом автоматически стёрлись из информации передаваемой этим датчиком в службу мониторинга. То же должно было происходить и дальше.
  'А сейчас мы перейдём к главной части нашего сегодняшнего шоу!', - подумал Радивое.
  Он направился по подземным коммуникациям в сторону центра Дуэйн-сити. Именно там югослав надеялся найти для себя занятие на ближайшую перспективу. Пока что ситуация развивалась очень благоприятно и он рассчитывал, что и в дальнейшем ему будет сопутствовать успех. Впрочем, сразу предпринимать активные действия Радивое не собирался. Сначала он хотел просто поближе познакомиться с городским подземельем Дуэйн-сити.
  Путь к центральным кварталам региональной столицы предстоял долгий, хотя и более прямой, нежели предшествовавшая экскурсия по торговым точкам города. Однако дойти к центру города именно сегодня югослав не планировал. В данный момент для него главной задачей была разведка путей в ту сторону и их соответствия тому, что указано в его карте.
  Огненович не забывал и о том, что всё же существует вероятность появления здесь патруля. Поэтому он двигался по подземным коммуникациям хоть и довольно быстро, но осторожно, попутно изучая попадающиеся выходы из подземелья, а также сравнивая пройденные ветки подземных коммуникаций, с отмеченными на электронной карте Дуэйн-сити. К большому удовлетворению агента никаких различий между картой и реальным подземельем он не обнаружил.
  На исходе второго часа нахождения под землёй, Радивое решил, что стоит прерваться и вернуться в отель. Тем более что возвращаться нужно было, проделав весь только что пройденный путь, только уже в обратном направлении. Поэтому, сравнив очередной подземный перекрёсток с его видом на карте и найдя их вполне совпадающими, он повернул назад. Путь к подвалу старого жилого дома в спальном районе был проделан им чуть больше чем за час, и, поднимаясь по железной лестнице к люку, Огненович почувствовал, что проголодался.
  Впрочем, чувство голода не помешало ему проявить максимальную осторожность при выходе из подземелья. На его счастье ни в подвале, ни в подъезде дома, ни во дворе патруля не оказалось, и югослав спокойно двинулся в сторону своего отеля. Теперь он шёл быстрым шагом, минуя все магазины, - голод становился всё более ощутимым.
  В вестибюле 'Клейтона' он обнаружил тот же состав патруля.
  - Хорошо погуляли? - спросил старший. - Много информации о местных товарах собрали?
  - Да, да много. Но я очень проголодался. Извините, - сказал Огненович и направился к лифту.
  Войдя в номер, он тут же заказал себе обед.
  В ожидании еды он тщательно обследовал номер - в его отсутствие сюда никто не заходил. Проверка на 'жучки' также не выявила присутствия шпионящих устройств.
  
  Глава 8
  Лишь как следует поев, Огненович смог привести мысли в порядок и проанализировать собранную информацию. День получился очень успешным. Подключение к надземной и подземной системам слежения открывало перед ним весьма обширные и разнообразные перспективы. Теперь оставалось запустить программу 'видимый-невидимый', и югослав сможет делать всё, что захочет при одном единственном условии, - не попадаться на глаза патрулям. Но вот здесь-то и была загвоздка. Никто не мог гарантировать, что Радивое не встретится с патрулём, проникая в подземелье или уходя оттуда.
  'Кстати, в подземелье патрулей всё-таки нет, иначе за те два часа, что я там находился, наверняка заметил бы следы их пребывания', - подумал он.
   Сравнение электронной карты подземелья с оригиналом также дало положительный результат - никаких расхождений, по крайней мере, на исследованном участке, югослав не обнаружил. Таким образом, единственной неразрешённой проблемой оставались вход и выход из подземелья. Особенно рискованным был выход, поскольку патруль мог нагрянуть в любой подвал в любой момент и, следовательно, не решив эту проблему, Радивое постоянно рисковал бы попасть в ловушку, поднимаясь из подземки буквально в неизвестность. Всякого рода мелкие ухищрения вроде неплотно закрытой крышки люка никак не могли стать стратегическим решением проблемы.
  Как изменить эту ситуацию, агент не знал.
  Поняв это, он не стал долго ломать голову, а занялся внедрением в системы слежения противника своей программы. Работа предстояла долгая и сложная. Сначала - подгонка программы с закладыванием в неё всех необходимых местных условий. Затем под контролем Огненовича его коммуникатор должен был ввести в обе системы слежения шпионскую программу. Одновременно туда вводились параметры югослава. Под действием программы все датчики будут стирать данные, получаемые из определённых мест и показывать присутствие шпиона в других местах, причём так, чтобы его перемещение по городу выглядело бы как естественное, а не неожиданные перескоки с места на место. В результате программа 'видимый-невидимый' перенастроит систему слежения таким образом, чтобы, получив сигнал коммуникатора, она начинала передавать данные об агенте только из определённых районов города и только полностью нейтральные действия - хождение по улице, посещение магазинов, рассматривание витрин и так далее. А из подземелья вообще не должно было идти никаких данных югослава, - все они стирались, в соответствии с введёнными командами.
  И, разумеется, никакой информации не могло передаваться о тех шпионских действиях, которые предпринимал Радивое на земле и под землёй.
  Процесс внедрения программы 'видимый-невидимый' в системы слежения был не менее сложным, чем суть её действия. Ввод программы предстояло произвести по единому каналу связи, соединяющему все линейно связанные датчики каждой их двух систем слежения. А, поскольку 'вторженец', проводя таким путём свою, то есть чужую для системы, информацию имел очень много шансов 'засветиться' единственным способом избежать провала в такой ситуации являлась зашифрованная трансляция, - то есть все данные и команды, составляющие шпионскую программу должны были проходить в виде обычной информации, передаваемой с 'жучков'.
  Передатчик программы, то есть коммуникатор, должен был располагать дополнительной программой, которая бы зашифровывала, расшифровывала и запускала выполнение команд внутри самой системы слежения.
  При всех широких возможностях коммуникатора югослава незаметно ввести программу в две системы слежения было делом крайне трудным. Но Радивое слишком часто в своей жизни приходилось проходить самые мощные и разнообразные препятствия Сверхмира, проникать через различные защитные системы. Поэтому, поработав в виртуальной реальности несколько часов, Огненович ввёл свою программу в обе системы слежения, оставшись при этом незамеченным.
  После этого югослав лег спать и отдыхал до самого ужина.
  Поужинав, Радивое вернулся к проблеме входа и выхода из городского подземелья. Он снова надел видеоочки и принялся изучать карту города. Теперь он хотел максимально точно определить те входы в подземелье, которые будут свободны от патрулей и которыми он сможет пользоваться для входа и выхода. Однако после получаса изучения карты, он остановил просмотр и с раздражением резко снял очки, едва удержавшись от того, чтобы бросить их на пол. Занятие было абсолютно бессмысленным, - предугадать на сто процентов действия патруля не представлялось возможным. Это подтвердил и анализатор.
  Единственным реальным шансом гарантированно защитить себя от встречи с патрулём было установление собственной системы слежения. Но для этого требовалось заполучить хотя бы несколько датчиков. То есть найти склад, где они хранились, незаметно проникнуть туда, взять датчики и также незаметно уйти оттуда. О реальном проведении такой операции, учитывая окружающую обстановку и ресурсы, которыми располагал агент, не могло быть и речи.
  Тем более что даже если бы Огненович каким-то чудом добыл датчики и установил их, любой патруль легко мог обнаружить эту новую систему слежения. А в таком случае произошло бы то, чего так опасался югослав, - противник догадался бы, с кем он имеет дело, и направил на поиски неожиданного соседа все силы.
  Следовательно, этот путь также не годился. Теоретически, была ещё возможность, что противник сам додумается до установки 'жучков' в подвалах. Но если он не сделал этого до сих пор, и не имел никаких предпосылок к дополнительной трате средств на эти мероприятия, (поскольку противодействия 'Лоримаксу' в Дуэйн-сити не было и в помине), то рассчитывать на такой подарок не стоило.
  И тут Радивое пришла в голову новая мысль, - если он смог проникнуть в систему слежения и незаметно установить в ней такую сложную программу, то он может попытаться проникнуть дальше и подделать указание на установку датчиков в подвале, а затем получить контроль над ними...
  Но такая операция была гораздо более рискованной, нежели то, что Огненович делал до сих пор. Для подделки приказа ему пришлось бы вторгнуться в закрытую административную виртуальную систему нынешних повелителей Хаттонлэнда. Причём в условиях, когда доступ на высшие уровни Глобального Мира чрезвычайно ограничен и легко контролируется.
  Риск, похоже, превосходил все допустимые пределы.
  Так ничего и не придумав, шпион лёг спать.
  На следующий день сразу после завтрака он снова принялся за решение этой проблемы. И именно в этот момент ему впервые пришла мысль о собственном внедрении к Дуднику. Это была столь неожиданная и столь оригинальная идея, что Радивое прервал размышления над изначальной проблемой и некоторое время вышагивал по комнате, пытаясь определить нужно ли ему всё это вообще. Ведь даже то, что он делал вчера, являлось его исключительной и добровольной инициативой и не имело никакой конкретной цели.
  В конце концов, он решил, что продолжит свою личную антилоримаксовскую операцию. И принялся за составление плана. Пунктом первым в нём значилось внедрение в закрытую систему управления Хаттонлэндом и подделка приказа об установке датчиков. Учитывая уровень расслабления противника, проверка поддельного приказа представлялась крайне маловероятной. А уж поставить под свой контроль новую систему слежения - пара пустяков! Вопрос о внедрении к дудниковцам самого себя Радивое пока отложил.
  План выглядел хоть и крайне опасным, но выполнимым, к тому же его реализация давала возможность Огненовичу делать в городе всё, что он захочет. Фактически, получив свободный вход и выход из подземелья, он сможет предпринимать любые акции против Дудника и при соблюдении элементарной осторожности не опасаться раскрытия.
  Самым опасным, конечно, являлся первый этап. Несмотря на то, что утром отношение югослава к проникновению в 'святая святых' противника несколько изменилось, он всё же понимал, что незаметное проникновение через защиту Закрытой Системы Управления, разработанную специалистами 'Дудник Секьюрити' во сто крат сложнее внедрения своей программы в их системы слежения, а для того, чтобы иметь хоть какие-то шансы на успех, нужна очень длительная и кропотливая подготовка.
  Поэтому Огненович принялся разбивать первый пункт своего плана на подпункты, продумывая каждый шаг. Первая проблема здесь заключалась в полном отсутствии информации о том, что собой представляет ЗСУ. Радивое имел лишь самые общие сведения о тех принципах, которыми пользуются специалисты 'ДС' при разработке таких систем. Но какова структура этой системы, какова её защита, сколько в ней уровней и что представляет собой каждый уровень защиты, как функционируют вход и выход из системы, каков принцип распознавания своих и чужих, - всего этого, как и многих других, крайне важных моментов он не знал.
  Чтобы выяснить это, нужна была разведка. Но как её провести с минимальным риском? Во-первых, Огненович не имел понятия как к ней подступиться, поскольку единственным открытым путём - через систему слежения, которая, несомненно, была связана с ЗСУ, - он воспользоваться просто не мог. В системах слежения виртуальные личности просто не могли функционировать - в противном случае любая система слежения превращалась бы во врага своего хозяина, в потенциального троянского коня - по причине своей изначальной открытости внешней информации.
  'Чёрт побери!' - мысленно воскликнул Радивое, обдумав всё это, - 'Похоже, у меня нет шансов... или я ошибаюсь?'
  Единственным фактором, действовавшим в его пользу, было время. Его у агента было хоть отбавляй. Отношения 'Лоримакса' с центральным правительством Ганчева были крайне напряжёнными, и обострение могло произойти в любой момент. Кроме того, сохранялась вероятность вооружённого конфликта из-за алмазных копей с выброшенными оттуда компаниями - бывшими владельцами, Из-за всех этих обстоятельств выезд из города был всё ещё закрыт и, когда его откроют, никто не знал. Поняв, что ничего другого не остаётся, югослав отложил свои перспективные планы подземных акций, и занялся, возможно, самым нудным и кропотливым трудом за всю свою жизнь.
  Для начала он озаботился поисками наиболее удобных подходов к ЗСУ. Каждый день он один или два раза он очень осторожно 'вылезал' в Сверхмир, весьма ограниченный в Дуэйн-сити, и искал. Пользуясь доступными для проникновения системами слежения, он с помощью специальных программ искал виртуальные выходы в другие периферийные системы виртуальной ЗСУ. Наибольшее внимание югослав уделял системам связи с группами, контролирующими различные районы Хаттонлэнда, - это был наиболее перспективный вариант для незаметного внедрения в ЗСУ выгодного шпиону приказа. Также его вниманием пользовался и развлекательный блок, доступный для всех 'служащих проекта' (то есть захватчиков Хаттонлэнда) и связанный с ЗСУ, - из-за его перспективности с точки зрения преобразования своей виртуальной сущности.
   За две следующие недели Огненович получил представление о подходах к ЗСУ, о том, в каком виде можно находиться вблизи от неё некоторое ограниченное время (не подвергая себя при этом риску обнаружения), чтобы изучать структуру защиты, а также процесс входа и выхода из ЗСУ.
  Ещё почти четыре недели были потрачены на изучение системы защиты, входов и выходов из неё, системы распознавания своих и чужих. Теперь оставалось последнее, - проникнуть внутрь, найти источник приказов и ввести в память поддельный приказ.
  Как ни странно, до этого момента всё шло гораздо более гладко и просто, чем ожидал Радивое. Для того чтобы избежать провала и добыть все нужные сведения оказалось достаточно простой осторожности, тренированности и опыта в подобных делах, а также элементарной собранности и чёткости действий, и никаких сверхусилий.
  Кроме того, на руку шпиону сыграло и обострение ситуации в обычной реальности. Мандельбургское правительство предпринимало различные мероприятия по противодействию 'Лоримаксу'. Совместно с ним действовали несколько сравнительно крупных корпораций ганчевского происхождения, чьи интересы были ущемлены в Хаттонлэнде.
  Разумеется, главный упор в своих действиях они сделали на отбор у противника алмазных копей. Но кое-какие действия были предприняты и в Глобальном Мире. Естественно, все виртуальные атаки были отбиты дудниковцами очень легко. Учитывая разницу уровня технического оснащения, иначе и быть не могло. Легкость победы ещё более расслабила агентов Дудника, показав им в очередной раз их полное превосходство над аборигенами и отсутствие серьёзного соперника на Ганчеве.
  Итогом этой небольшой заварухи стало то, что работники дефенс-службы ЗСУ испытывали явное презрение по отношению к любому возможному противнику, Деятельность югославского агента заметно упростилась: во-первых, окончательным расслаблением противника, во-вторых, - тем, что за время антилоримаксовских атак он смог хорошо изучить защиту ЗСУ и подходы к ней.
  И вот настал день, когда Радивое Огненович должен был сделать решительный шаг и перейти от изучения 'поля боя' к самой операции. Причём так, чтобы Дудник и Ко ни о чём не догадались. Прежде чем приступить к делу, югослав ещё раз прогулялся в периферийную часть города и побывал в нескольких подвалах. Как он и ожидал, 'жучки' там так и не появились. Затем он вернулся в отель, перекусил и приступил к делу.
  
  Глава 9
  Подготовительная часть как обычно в таких случаях была самой важной.
  Нацепив на себя весь набор внешних устройств для входа в виртуальность, Радивое погрузился в Сверхмир. Зона доступа в Глобальное пространство из Дуэйн-сити продолжала оставаться ограниченной, но за последнее время контроль заметно ослаб, что позволило виртуальной личности Огненовича без особых усилий проникнуть в развлекательный блок. В последнее время посещения его виртуальными личностями аборигенов стало довольно частым явлением, а дефенс-служба, видимо, по приказу начальства смотрела на это сквозь пальцы. Внутри РБ у них всё было контролём, а устраивать переполох их какого-то чересчур удачливого дуэйновца, который дорвался до развлечений, доступных оккупантам - так это просто смешно!
  Огненовичу с его продвинутой шпионской техникой посещение РБ позволяло незаметно провести включение специальных программ, предназначенных для преодоления защитных комплексов ЗСУ. Эти программы были созданы коммуникатором Огненовича после изучения всех уровней защиты управленческой системы. Без них проникнуть внутрь ЗСУ было совершенно нереально. Ввести их в действие можно было только внутри развлекательного блока.
  Проникнув внутрь РБ и посетив для вида небольшое развлекательное шоу, виртуальная личность Радивое быстро активировала нужные программы, разделилась надвое. Одна из личин (созданная для прикрытия и лишённая сознания агента) осталась в РБ - наслаждаться зрелищем в соответствии со своей собственной программой поведения, а другая - выскочила на более высокий уровень - в секретные информационные потоки, соединяющие ЗСУ и отряды, разбросанные по разным районам Хаттонлэнда. Там он легко отыскал нужный информпоток и без проблем проскочил внутрь ЗСУ вместе с сообщением от одного из автономных подразделений, контролирующих копи, пройдя сквозь всю её защиту незамеченным.
  Теперь оставалось найти источник приказов и ввести подделку. Перескакивая 'блохой' с одного участника информационного потока на другого 'Радивое' довольно быстро отыскал этот источник. Здесь его ожидала последняя трудность: как ввести информацию туда, откуда она лишь исходит? Поток информации почти исключительно появлялся из источника (по виду этот виртуальный объект и впрямь очень напоминал источник или небольшой разноцветный искрящийся фонтан). Но вот за это-то 'почти' и должен был уцепиться Огненович. И он твёрдо знал, что это реально. Надо было лишь не пропустить маленький кусочек входящей информации.
  В ожидании 'попутки' скрытая виртуальная 'личность' югослава довольно продолжительное (по меркам Сверхмира) время моталась вокруг источника, перескакивая с одной 'собаки' на другую, с одного потока информации на другой. Наконец поиск засёк некое сообщение, направляемое в источник. Скорее всего, это было исправление или дополнение к какому-нибудь приказу, исходящее с периферии. 'Блоха' 'Радивое' тут же перескочила на 'собаку' несшую эту информацию. Затем к сообщению был присовокуплён разработанный Огненовичем приказ об установке датчиков в подвалах и вспомогательная программа. Она должна была встроить этот приказ в ряд других файлов, предназначенных к отправлению так, чтобы он ничем не выделялся, и его инородное происхождение не поддавалось распознаванию.
  Дело было сделано и оставалось только незаметно смотаться. Не расслабляясь ни на секунду, виртуальная личность югослава начала отступление. Перескочив на третью 'собаку' и находясь уже недалеко от выхода он вдруг заметил, что ситуация вокруг начинает очень быстро меняться: резко корректировались направления информпотоков, их объем и скорость передвижения. То и дело вокруг вспыхивали невероятно яркие искры, - это пролетали особо срочные сообщения.
  Уже пересекая защитные линии, 'Радивое' обратил внимание на включение дополнительных мер безопасности. Они направлялись вовне и не касались исходящих потоков информации, а потому волноваться ему было не о чем. Но что-то происходило. Скорее всего, в реальном мире.
  Развлекательный блок, когда там появилась вторая виртуальная личность Огненовича, оказался почти пуст. И это могло привести к неприятностям, но воссоединение 'личностей' и выключение сопутствующих программ прошло без проблем, заняв чуть меньше времени, чем их разделение, а потому он, почти не задерживаясь, проскочил развлекательный блок и ведущие к нему каналы, и покинул виртуальность.
  Первое, что он услышал, оказавшись в реальном мире - звуки отдалённых выстрелов грохот, который в городских условиях может означать только одно - серьёзный ущерб, наносимый в данный момент зданиям и сооружениям. Поскольку стероксы и другое лёгкое оружие действовало практически беззвучно и его применение не могло привести к подобным результатам, вывод был очевиден, - в перестрелке участвуют средние и тяжелые орудия, причём почти наверняка - местного производства.
  Югослав, снял 'набор виртуалиста', встал с кресла и подошёл к окну. Всполохи света в нескольких кварталах на юго-востоке и беготня вооружённых людей по ближайшей улице убедили Огненовича в правильности его предположений.
  'Центральное правительство решило нанести удар в самое сердце противника? Это разумно! Посмотрим, каковы будут успехи, и насколько хватит ганчевцев', - подумал он.
  Радивое включил видеофон. Информационный видеоканал 'Лоримакса' не работал, и смотреть оставалась лишь развлекательные каналы (их новая власть вернула в эфир недели три назад).
  'Новостей придётся подождать!' - подумал Огненович, выключая видеофон.
  Тем временем звуки стрельбы стали немного громче, как будто бой приближался к 'Клейтон-отелю'. Югослав подошёл к окну. Всполохи огня поднимались теперь несколько ближе. Шпион около часа наблюдал за сражением из окна своего номера. Примерно половину этого времени оно постепенно приближалось к центру города. Однако затем прогремели несколько мощных взрывов. Ту сторону города, где происходил бой, меньше чем за минуту полностью заволокли клубы дыма и пыли. Вместе небольшим дрожанием пола они подсказали Огненовичу, что дело не обошлось без обрушения крупных построек в том числе, возможно, жилых домов.
  На то время, пока не рассеялся дым, звуки перестрелки почти исчезли. Когда же бой возобновился, стрельба стала гораздо тише. Минут через десять Радивое понял, что люди Дудника уничтожили крупные орудия нападавших или, по крайней мере, большую их часть. А в таких условиях шансов на успех у ганчевцев фактически не осталось. Более-менее интенсивный бой продолжался ещё около получаса, но преимущество бойцов 'Лоримакса' стало очевидным. Решив, что бой идёт к концу и ничто уже не сможет изменить ситуацию, югослав отошёл от окна.
  'Что ж! С первого раза у них ничего не получилось! Как и следовало ожидать! Посмотрим, что будет дальше, - подумал он'.
  Минут через сорок стихли последние звуки боя.
  Официальный видеоканал местных властей включился через два часа. Из его сообщений Огненович против обыкновения узнал много интересного. Во-первых, мандельбургское правительство не имело никакого отношения к нападению на Дуэйн-сити, произошедшему несколько часов назад. Более того - ещё два дня назад 'Лоримакс' заключил с центральным правительством соглашение об урегулировании отношений, при этом внеся в бюджет планеты кругленькую сумму.
  Радивое знал о нескольких случаях подобных соглашений, которые имели место на Ганчеве ранее. Однако он не предполагал возможности соглашения в случае с таким богатством как алмазные копи Хаттонлэнда.
  Впрочем, просчитался не только он. Судя по всему, просчитались и представители 'Лоримакса', заключавшие соглашение. Слишком многие влиятельные силы на планете и даже за её пределами понесли убытки в результате захвата алмазных месторождений. А соглашение, выведя из игры официальную планетарную власть, развязало руки для самостоятельных действий всем прочим заинтересованным участникам, поскольку ранее все свои планы они согласовывали с Мандельбургом, и именно центральное правительство определяло стратегию и тактику борьбы с 'Лоримаксом'.
  'Поэтому, видимо, интенсивность конфликта и была до сих пор не слишком высокой. Теперь же Дудник может ожидать чего угодно', - подумал агент.
  Однако этим любопытные и даже удивительные вещи, выясненные Огненовичем из выпуска новостей, не исчерпывались. По информканалу каждый час повторяли обращение месье Мартинеза к населению с призывом сохранять спокойствие, порядок, не устраивать волнений или сборищ, а, главное, не прятать разбежавшихся по городу участников десанта. Кроме того, сообщалось, что благодаря соглашению об урегулировании проблемы с Мандельбургским правительством, теперь появилась возможность беспрепятственной поставки гуманитарной помощи для жителей города.
  Это сообщение регулярно повторялось информканалом, и, когда Радивое в четвёртый раз услышал просьбу не укрывать противников 'Лоримакса', у него появились догадки.
  'А не имели ли десантники организованной поддержки в самом Дуэйн-сити? Если здесь существует хоть какое-то подобие подпольной организации готовой к сопротивлению, то ожидать можно вообще чего угодно!'
  Радивое подошёл к окну, рукой отодвинул занавеску (к этому он уже привык) и посмотрел на погружающийся в темноту ночи Дуэйн-сити. Уличного света в городе было немного, и в основном он видел свет, лившийся из окон жилых домов.
  'Какие разные люди живут за этими окнами! И сколько опасности для мистера Дудника может исходить от них? Пожалуй, в этом городе для меня может открыться широкое поле деятельности. Вот уж никогда бы не подумал!'
  Впрочем, в данный момент, и безопаснее, и целесообразнее было затаиться и подождать, поскольку за сегодняшний день положение в Дуэйн-сити, а, может, и во всём Хаттонлэнде резко изменилось. Учитывая мощь атаки и возможность существования внутреннего сопротивления в городе, дудниковцы наверняка мобилизуются и усилят контроль. В такой ситуации предпринимать что-либо югославу не следовало, - риск провала возрос до максимального. Гораздо правильнее на некоторое время затаиться и посмотреть, на что способны только что столь шумно заявившие о себе явные противники 'Лоримакса'.
  Если их возможности действительно велики, это может сильно облегчить работу югослава (точнее, его самовольное развлечение), ибо тогда в городе наступит полнейшая неразбериха, а, как говорят на Дубове, ловить рыбку в мутной воде всегда удобнее.
  'А, иногда, даже безопаснее', - подумал Радивое.
  В противном случае, если сегодняшний десант окажется экстремумом всех возможностей бывших владельцев алмазных копей, югославу придётся по-прежнему действовать с крайней осторожностью. Однако и в этом случае ситуация будет вполне благоприятной, ибо оккупанты окончательно убедятся в своём превосходстве над любым возможным соперником и расслабятся ещё больше.
  'В любом случае, главное - терпение!'
  На следующее утро из местных новостей Огненович узнал о проводимых в городе проверках и зачистках. Это полностью совпадало с его ожиданиями. А потому он совершенно забросил все свои шпионские начинания и погрузился в просмотр развлекательных каналов. Сие занятие почти целиком занимало его время в течение следующих двух недель или около того. В городе всё это время проводились поиски 'враждебных элементов', как выразился ведущий новостей. Проверка 'Клейтон-отеля' проводилась дважды и оба раза для Огненовича она прошла без проблем.
  Но где-то на пятнадцатые сутки после боя в Дуэйн-сити, случилось неожиданное событие, свидетельствовавшее о резком изменении ситуации во всём Хаттонлэнде. До сих пор 'Лоримакс' с помощью нанятых бойцов 'Дудник Секьюрити' контролировал всю территорию региона и все его важнейшие точки. Любые попытки захвата алмазных копей и нескольких важных населённых пунктов Хаттонлэнда до сих пор отбивались ими без особых проблем. И вот это случилось. Объединённые силы трёх или четырёх крупных компаний после двухчасового боя овладели алмазным месторождением среднего размера и находившимся по соседству посёлком Фальконе-граунд.
  'Похоже, Дудника ожидают большие неприятности. Если конечно, он не вернёт месторождение под свой контроль немедленно', - подумал по этому поводу югослав.
  В следующие несколько суток новости всех информационных видеоканалов (их стало три вскоре после первой 'освободительной' атаки на Дуэйн-сити: к каналу 'Лоримакса' добавились два мандельбургских) были заполнены сообщениями о ситуации вокруг этого месторождения. Три попытки вернуть их под контроль Дудника не увенчались успехом.
  А затем в Дуэйн-сити снова начался бой. Как и в первом случае, десант проник в город по воздуху, но на сей раз, с двух направлений и схватка началась сразу в двух удалённых друг от друга точках хаттонлэндской столицы.
  'Оборона Дудника трещит по швам?' - спросил себя Огненович.
  Впрочем, Дуднику удалось справиться и с этим десантом. Однако в ближайшие две или три недели его противники захватили ещё несколько месторождений и посёлков. Затем в Дуэйн-сити высадился третий десант, и на сей раз бой шёл сразу в пяти точках города, в том числе в непосредственно близости от 'Клейтон-отеля'. Огненович даже начал беспокоиться за собственную жизнь, прежде чем дудниковцам, наконец, вновь удалось взять инициативу в свои руки. Но до полного уничтожения десанта в этот раз дело не дошло: противостояние приняло затяжную форму, а бои откатились к западным окраинам хаттонлэндской столицы.
  Радивое показалось, что ситуация накаляется с неожиданной силой. Противники 'Лоримакса' демонстрировали всё более острые зубы и всё более жёсткую хватку.
  Однако спустя примерно неделю, в тот момент, когда, Огненовичу уже казалось, что военное противостояние в Дуэйн-сити и во всём Хаттонлэнде достигает апогея, вдруг внезапно и почти сразу боевые действия прекратились. Точнее, люди Дудника легко и быстро - всего за несколько часов - разгромили десант противника в столице региона и в течение двух суток вернули под свой контроль все месторождения.
  Что произошло, Огненович не знал, а вариантов отгадки у этого ребуса было слишком много, чтобы пытаться определить верный ответ. К тому же, выиграв у одного противника, 'Лоримакс' подставил себя под удар другого - самого югославского агента. За те несколько недель, что длилась ожесточённая борьба, и месторождениям, и всем населённым пунктам, не исключая столицы региона, был нанесён большой ущерб. Очень сильно пострадала инфраструктура. В таких условиях эффективно контролировать подвластную территорию стало гораздо труднее. А значит, - перед Огненовичем и впрямь открывалось весьма обширное поле деятельности.
  'Вот теперь, я развернусь, пожалуй! Надо только не забывать про осторожность. Я всё-таки тут один и поддержки никакой...' - думал он, выходя из своего номера спустя примерно неделю после молниеносного разгрома повстанцев.
  Он решил прогуляться по городу и осмотреться.
  Несколько последних дней территорию Дуэйн-сити 'зачищали' от противников 'Лоримакса' уже не менее десяти раз. А информационный видеоканал буквально вчера объявил, что жители столицы имеют возможность перемещаться по всему городу без каких-либо ограничений. Но выезд из города пока был закрыт, по причине того, что отряды 'Лоримакса' ещё не восстановили полного контроля над территорией Хаттонлэнда и не переловили остатки противоборствующих группировок в Дуэйн-сити.
  Огненович шёл по широкой улице, напоминавшей проспект, по направлению от центра города к его окраинам. Зима, как обычно в этих местах была тёплой и непродолжительной, однако, на улице в тот день было довольно прохладно, так что утеплённая верхняя одежда Раде оказалась в самый раз. Мелкие лужицы там и тут сковывал тонкий ледок. С белёсого неба падали редкие крупные хлопья снега. Воздух был характерно свеж.
  Югослав достиг одного из тех районов столицы, которые несколько последних недель являлись ареной наиболее продолжительных и ожесточённых боёв. Большинство зданий здесь имели серьёзные повреждения, некоторые были полуразрушены, от других сохранились лишь жалкие руины. Вокруг расчищенной для прохода средней части улицы громоздились завалы мусора, который обычно оставляет после себя городская война.
  Вокруг ощущалось медленное возвращение к мирной жизни: по улице в разных направлениях сновали люди, возле нескольких домов копошились восстановительные бригады из строительных фирм. Но Радивое прекрасно знал, насколько обманчивым может быть ощущение возврата к миру. Он понимал, что дело не окончено. 'Лоримаксу' удалось остановить агрессию соперников каким-то обходным ударом, но алмазы слишком дороги, чтобы отказываться от них, даже проиграв войну, а значит, - будущее непредсказуемо.
  Пусть даже на сегодня победа Дудника и выглядит окончательной.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"