Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Тёмные коридоры судьбы. Роман. Часть 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Часть III
  Внедрение
  
  Глава 1
  Радивое продолжал медленно прогуливаться по улице, разглядывая окружающий 'пейзаж после боя' и мысли его приняли новое, неожиданное направление:
  'Время, время, на всё нужно время! На то, чтобы ребята Дудника расслабились и перестали искать уцелевших и схоронившихся в городе врагов, чтобы их враги набрались сил для новой атаки, чтобы были восстановлены разрушенные дома, и жители вернулись к мирной жизни, не зная, что это, скорее всего, ненадолго... а мне надо действовать сейчас, или не действовать вовсе... странно... так или иначе, я постоянно теряю инициативу. Она ускользает от меня как песок сквозь пальцы. Я хочу взять дело в свои руки и не могу, ибо всё время вмешивается кто-то посторонний...
  Вот и теперь, когда я готов к работе, мои потенциальные противники почти решили свои проблемы на этой планете. Еще несколько недель, может быть месяц, - и они разрешат выезд из Дуэйн-сити, и я, наконец, смогу уехать из этого чёртова городишки!.. Но тогда все мои планы вообще не имеют ни малейшего смысла! И снова возникает старый вопрос: нужно ли мне это? Ради чего я буду рисковать, если меня всё это совершенно не касается?'
  Он шёл, уже почти не замечая окружающей обстановки, погружённый в свои мысли.
  'Вот ведь дурацкое положение - агент высшей квалификации в роли наблюдателя на заштатной планете безо всякой цели и задачи, но во время очень серьёзных событий, - и что же мне делать?'
  В это время Радивое проходил мимо большой стоянки автолётов, которая непосредственно примыкала к улице. На стоянке находилось несколько дудниковских патрульных машин. Вокруг них прогуливались вооружённые люди в форме патруля. Огненович не обратил на них никакого внимания, - массовые проверки в городе уже завершились, а личность Луиса Тациса была 'проработана' вдоль и поперёк.
  Из-за ограждения стоянки до югослава доносились обрывки разговора и голоса дудниковских наёмников, но югослав не прислушивался к их болтовне. Однако в тот момент, когда он уже прошёл почти всю обращённую к улице сторону площадки, ему вдруг почудилось, что он слышит знакомый голос. Сначала он подумал, что это кто-то из бывших бойцов, патрулировавших отель, но голос вроде был женским, а в патрулях, охранявших отель, по странному стечению обстоятельств служили только мужчины. Останавливаться и оглядываться - было бы непрофессионально и даже опасно. Оставалось одно - замедлить свой и без того небыстрый шаг, через несколько метров свернуть налево, двинувшись вдоль следующей стороны квадратной площадки, перпендикулярной теперешнему курсу Огненовича. И надеяться услышать этот голос снова.
  Через пять или шесть секунд после 'смены курса' Радивое снова услышал за спиной знакомые интонации.
  Он едва совсем не остановился от неожиданности. А затем стал постепенно набирать скорость, впрочем, не слишком большую. Более-менее быстро двигаясь в прежнем направлении, он миновал два жилых дома и двор, прежде чем слегка расслабился. И мысленно выругался:
  'Черт побери! Только этого мне не хватало для полного счастья! Похоже, всё мои расчёты вылетают в трубу! Теперь мне остаётся только вернуться в отель и сидеть там безвылазно в ожидании разрешения на выезд из Дуэйн-сити... а заодно молиться какому-нибудь божеству, чтобы её не поставили на проверку выезжающих... тогда мне не помогут никакие данные из коммуникатора... черт побери! Это же надо - Кристина Миранда! Здесь! Быстро же она нашла работу. И дружок её - Бон Хартсон, наверняка... где-то неподалёку, так что и его мне надо опасаться! Дерьмо!'
  А ведь есть и другие члены пиратского экипажа! Те трое, которых он траванул газом! Они могли видеть его на корабле, когда его притащили туда в бессознательном состоянии. Они могут узнать его, а он хоть и видел их лица, но не знает их имён!
  Огненович вновь сменил направление своей 'прогулки' и окружным путём вернулся в отель, избежав при этом каких-либо приключений. Войдя к себе в номер, югослав как обычно проверил его на 'жучки' и тщательно осмотрел все комнаты. В его отсутствие гости сюда не заглядывали. Только после этого он почувствовал себя в относительной безопасности.
  Заодно он почувствовал голод. В последнее время это ощущение посещало его довольно часто. Гостиничная пища была не самого лучшего качества, поэтому ел он немного, и даже не тратя силы в прогулках по Дуэйн-сити, часто испытывал легкий голод.
  Огненовичу пришлось заняться восстановлением сил и заказать еду. Только после обеда он смог ещё раз проанализировать ситуацию, в которой оказался. На сей раз, его проблемы были далеко не гипотетическими, а вполне даже осязаемыми. Один, два, а может, и все пять человек из команды похитителей, находились с ним в одном городе и представляли прямую угрозу его жизни. Одного взгляда в его лицо оказалось бы достаточно для полного провала. И хорошо, если это касалось только двух из пятёрки бывших космических пиратов!
   В такой ситуации Радивое оказался буквально связан по рукам и ногам, но даже безвылазное сидение в номере отеля не гарантировало ему безопасность. Он не знал, где и при каких обстоятельствах он может пересечься с этими людьми. И у него была единственная возможность найти ответ - снова рискнуть всем и влезть в ЗСУ, чтобы отыскать там базу данных всех бойцов, задействованных в операции. Только так он мог выяснить, чем занимались в Дуэйн-сити Хартсон, Миранда и остальные, и понять, где он может с ними встретиться.
  Но 'подходить' к ЗСУ сейчас было крайне рискованно. Повышенные меры безопасности, включенные при высадке первого десанта, действовали до сих пор. Значит, надо было снова ждать. И бездействовать.
  - Это же надо! Какой идиотизм! - почти выкрикнул Огненович.
  Но изменить он ничего не мог. Целую неделю ему пришлось ждать, прежде чем дефенс-служба снизила уровень опасности, отключила дополнительные защитные мощности ЗСУ, и он получил шанс вновь пробраться внутрь. Однако его задача в любом случае усложнилась, - База Личных Данных наверняка имела собственную защиту, и если бы коммуникатор Огненовича не содержал программы, способной взламывать такую защиту, агенту вообще не на что было бы рассчитывать.
  Впрочем, само по себе наличие программы ничего не гарантировало, - защита БЛД могла оказаться сильнее. Но никаких других вариантов у югослава просто не было. Он вновь 'вошёл' в Сверхмир. Как при первом глубоком проникновении в ЗСУ для начала его виртуальная личность посетила Развлекательный Блок, где он включил спецпрограммы. Из РБ через каналы связи с внегородскими подразделениями он попал к внешнему периметру ЗСУ (если такое определение вообще применимо по отношению к виртуальному объекту) и, благополучно миновав защитные системы, оказался внутри. Найти Базу Личных Данных не составило труда: внешний вид таких виртуальных объектов редко сильно различается, а Огненовичу достаточно часто приходилось работать с ними, чтобы он не спутать БЛД с каким-нибудь другим объектом.
  Как и в случае с внедрением поддельного приказа, самое сложное начиналось именно теперь. Прежде чем пытаться получить информацию, надо было изучить систему защиты объекта. Поэтому 'Радивое' вынужден был долгое время (по меркам Глобального пространства) скакать с одного информационного потока на другой вблизи от БЛД, одновременно изучая её защиту.
  Ещё до начала операции югослав понимал, что одного захода может не хватить, поскольку на изучение защиты и корректировку взламывающей программы может уйти много времени, а долго находиться внутри ЗСУ очень опасно. Но в данном случае агенту повезло, - аналитическая система его виртуальной личности быстро разобралась со схемой защиты и сообщила результат анализа. Выяснилось, что универсальная программа по взлому баз данных, которой располагал шпион, здесь вполне применима. Несколько микросекунд волнительного ожидания - и 'Радивое' получил доступ к большинству сведений, хранившихся в БЛД.
  Найти сведения по Миранде и Хартсону не составило труда. Поиск остальных членов пиратского экипажа он решил отложить на потом. Переписав два досье, он тут же направился к 'выходу' из ЗСУ. Его 'блоха' быстро нашла нужную 'собаку' в потоке информации направлявшемся наружу. Вновь без проблем пройдя все проверки на выходе, виртуальная личность агента попала в РБ. Отключив там спецпрограммы, югослав через системы слежения 'вышел' в реальный мир.
  Теперь оставалось только расшифровать досье и ознакомиться с их содержанием. На расшифровку коммуникатору понадобилось пять секунд, и Радивое тут же приступил к их изучению, прослушивая текстовую информацию через наушник. Его ожидали сразу несколько сюрпризов. Первым и самым приятным оказалась пометка на досье Хартсона, сообщившая агенту, что первый из его противников погиб. Прослушав дальнейший текст документа, Огненович выяснил, что это произошло около месяца назад на одном из алмазных месторождений.
  Но не эта подробность привлекла внимание югослава. Как не удивил его и весьма длинный послужной список мистера Хартсона и его 'фирмы'. То, что привлекло самое пристальное внимание шпиона, находилось между списком похождений и описанием смерти Бона Хартсона. Эта информация так поразила Радивое, что он немедленно переключился на прослушивание досье Миранды. И там он нашел те же данные.
  Дату прибытия обоих 'охотников за удачей' на Раймунд Ганчев.
  Огненович знал, что после захвата дудниковцами Хаттонлэнда на планету периодически доставлялись подкрепления, а потому не сомневался, что девушка вместе со своим приятелем прибыла в одной из этих групп, причём наверняка недавно. Но указанная в обоих досье дата появления сладкой парочки говорила о другом, - они участвовали в операции с самого начала. И этот факт никак не укладывался в голове югослава. Такая ситуация была почти невероятной. Ведь это означало, что Хартсон и Миранда нашли новую работу практически немедленно после провала операции с его похищением!
  Сам по себе, столь крутой зигзаг их 'карьеры' ещё можно было вообразить. Но с учётом событий, произошедших на Триполитании, он становился просто нереальным! Власти планеты наверняка располагали информацией об пиратов связи с Гриффитсом, а значит, их ожидали неприятности и вынужденное участие в расследовании, начатом после того, как Огненович разбомбил ранчо с подземным ТПК. Но даже если им и другим уцелевшим похитителям каким-то чудесным способом удалось бы избежать этих неприятных процедур и скрыться с Триполитании, у них было слишком много проблем, чтобы немедленно искать новую работу. Наоборот, в подобных ситуациях наёмники всей мастей обязательно 'уходят на дно' - затаиваются и пережидают некоторое время.
  'Что же всё это может означать? Как они могли сразу оказаться здесь?' -задавал себе вопрос за вопросом югослав и не находил ответа.
  Некоторое время он пребывал в совершеннейшем недоумении. Но, затем, переварив полученную информацию, его мозг выдал единственно возможный, хотя и весьма странный ответ.
  Настолько странный, что Огненович даже разволновался, встал с кресла, и принялся ходить по комнате, бормоча себе под нос:
  - Очень, очень странно! Но другого варианта нет!.. Но тогда это совпадение и поистине невероятное! А если... нет! Получается, что произойти всё могло только так и никак иначе!
  Он ещё некоторое время ходил по комнате, не в силах поверить, что такое совпадение возможно. Ведь единственный реальный вариант, позволяющий понять, как Миранда и Хартсон оказались на Ганчеве, заключался в том, что их участие в операции на этой планете было предусмотрено заранее, ещё до похищения!
  А это в свою очередь означало, что за похитившим его Гриффитсом и за захватом алмазов Хаттонлэнда стояли одни и те же люди и компании! Расписывать свои дела на год вперед, заключая договора с разными клиентами, наёмники типа Хартсона могут лишь в видеопостановках, но никак не в реальной жизни. Их бизнес сопряжён с очень большим риском и в любой момент 'охотникам за удачей' может стать не до выполнения очередного контракта. А потому заключать новое соглашение можно, лишь исполнив предыдущее и хорошенько заметя любые следы.
  Следовательно, ситуация на Триполитании развивалась так: остатки похитителей были извлечены из 'запломбированного' югославом космического корабля своими нанимателями. Причём очень быстро. Затем их переправили, скорее всего, в какой-нибудь тренировочный лагерь, принадлежащий Дудникам, где они прошли краткий восстановительно-тренировочный курс, после чего немедленно отправились на Ганчев, чтобы принять участие в захвате Хаттонлэнда!
  'Итак, госпожа Миранда, кажется, вы вывели меня на моих врагов, даже не подозревая об этом! Поистине невероятное дело! - подумал Радивое, и ему вдруг стало смешно. Даже очень смешно. - Кто бы мог подумать, что такое возможно!.. Что ж, у меня появился шанс отомстить за похищение... и за всю эту дурацкую ссылку... превосходно!'
  Огненович откинулся на спинку кресла и беззвучно засмеялся.
  Теперь у него, наконец, появилась долгожданная цель! Теперь он знал, ради чего будет рисковать своей жизнью! Ради чего снова полезет в подвал, ради чего заберётся в городское подземелье. Ради чего продолжит борьбу с 'Лоримаксом' и его наёмниками...
  И препятствие в виде Кристины Миранды его теперь не слишком-то волновало. Если Бон Хартсон погиб...
  Тут он остановил себя и попытался сосредоточиться, чтобы разобраться в своих чувствах.
  Он по-прежнему сидел в кресле посреди комнаты, но теперь слегка напряжённо, и смотрел в одну точку перед собой. Через некоторое время на его лице вновь появилась насмешливая улыбка.
  - Кажется, я давно не занимался сексом с реальными женщинами... - тихо произнёс он.
  В течение всего времени командировки югославу приходилось пользоваться услугами лишь виртуальных любовниц из эротических шоу Сверхмира. А в условиях слаборазвитой информсети Ганчева удовольствие от таких контактов не всегда достигало высшего уровня...
  Однако внезапно прорезавшийся голод по настоящему женскому телу ещё не повод для глупых ошибок. Огненович понял, что его слегка занесло. Фантазировать можно о чём угодно, но о реальности забывать не стоит. А реальность в данном случае заключалась в том, что в городе находится, по крайней мере, один человек, который знает о нём очень много, да к тому же 'имеет зуб', как выразились бы дубовцы, на югослава.
  'Один человек - не два, к тому же женщина, но это всё же не повод расслабляться! Да и про остальных похитителей нельзя забывать, - подумал Радивое'.
  Агент вернулся к прослушиванию досье Кристины Миранды. Ничего особенного он там не нашел. С самого начала операции по захвату Хаттонлэнда она находилась на том же месторождении, что и Бон Хартсон. Они участвовали в его захвате, а затем служили в его гарнизоне и отбивали попытки вернуть залежи под контроль прежних владельцев. Во время одного из штурмов как раз и погиб бывший главарь космических пиратов. Кристину перевели в Дуэйн-сити неделю назад, и все эти дни она участвовала зачистке городских окраин.
  Затем югослав ещё раз прослушал досье Хартсона. В гарнизоне месторождения он командовал крупным подразделением, - на момент гибели под его началом находилось около четверти всего боевого состава.
  'Работая на Дудника, мистер Хартсон пошёл на повышение!' - подумал Огненович.
  Повторное изучение обоих досье позволило ему вздохнуть с некоторым облегчением. На Ганчеве его знакомая занималась исключительно полевой работой, хотя её способности в обращении с виртуальностью были упомянуты. Таким образом, риск пересечься с ней каким-то неожиданным и неудобным для агента способом значительно сократился.
  Но Радивое всё же не оставляла мысль о нейтрализации Миранды. Теоретически это было достаточно просто, - подключившись к системе наблюдения, он мог отследить её перемещения по городу и, выбрав удобный момент, ликвидировать. Но в том-то и заключалась проблема, что Огненович не собирался убивать свою бывшую похитительницу. Его интересовали другие варианты её нейтрализации. Вот только он никак не мог рассчитывать на хорошее отношение к себе с стороны этой девушки.
  Огненович вернулся к анализу собранных данных. И через несколько минут кое-что пришло ему в голову. Ещё раз прослушав эпизод досье Хартсона, где говорилось, что он входил в руководство гарнизона одного из месторождений, югослав подумал:
  'Странно получается - он был командиром крупного сводного подразделения, а Кристина теперь - всего лишь рядовой боевик полевого отряда?! И это с её-то способностями! Неужели он, будучи жив, ничуть не поспособствовал её карьерному росту? Здесь что-то не так... а если покопаться поглубже...'
  Но из досье, конечно, такую информацию не добудешь. Единственный шанс, узнать хоть что-нибудь на эту тему, - поговорить с бойцами Дудника. Радивое до сих пор периодически общался с патрульными, дежурившими в отеле.
  
  Глава 2
  Югослав быстро оделся и вышел из номера. Спустившись вниз, он подошёл к патрульным. Это были уже не те бойцы, что дежурили в отеле в начале операции, а другие, да и количественно патруль изменился, - вместо трёх человек в отеле теперь дежурили пятеро.
  Трое или четверо бывших патрульных погибли в боях за город.
  - Ну как, набил живот, коммивояжёр? - спросил один из патрульных, крупный мужик с усами. Возвращаясь в отель, Огненович отказался от очередной дискуссии с патрулём под предлогом замучившего голода.
  - Да уж, но всё без толку. Я здесь просто пропадаю от голода, постоянно хочется есть! По-моему в Хаттонлэнде какая-то проблема с нормальной едой... или отельному повару давно пора хорошенько наподдать, чтобы научился готовить! - чуть тише, доверительным тоном добавил Раде. - А знаете, какую еду готовят у нас, в Мандельбурге?!
  По холлу отеля пронёсся мощный гул хохота сразу пяти патрульных глоток. Хохот продолжался несколько минут.
  - Ну, ты и сказал, парень! - воскликнул, слегка успокоившись, старшина патруля.
  - А что, разве не так? - удивился 'коммивояжёр'.
  - Ридж, - обратился к начальнику патруля один из боевиков, - нам же из местных продуктов еду готовят, - так вроде ничего, вкусно и проблем с животом ни разу не было!
  Новый взрыв хохота, но теперь уже только из четырёх глоток.
  - Да уж, для парней с Эйнарссона главное, чтоб живот не болел! - заметил вояка, первым начавший разговор про еду.
  - Тебе мандельбургская жрачка в кайф? - спросил у Огененовича ещё один охранник.
  - Ну да...
  - Так это потому что ты не пробовал еды на Новой Калифорнии или на Новой Пенсильвании...
  - Вообще-то, я тоже там не был... - заметил парень с Эйнарссона.
  - И ты много потерял, Рас, - сказал ему старший патруля.
  - А я помню один обед в Ривингтоне на Новой Колумбии. Я тогда только что вернулся со Шварцберга. У меня была куча денег, и я решил оттянуться на полную. Для начала я заказал обед в ресторане 'У Джонаса Дювала'... - начал лишь гоготавший до сих пор бритоголовый верзила с белёсыми бровями.
  - Ооо, отличный ресторан! - перебил его старший.
  - Жратва там была отменная. Я на следующий день с места не мог двинуться, так нагрузился. А потом заказал себе девочек - самых настоящих, не киборгов. Ух, как я с ними развлёкся! Высший класс!
  Радивое понял, что самое время повернуть разговор в нужное русло:
  - Девочки, девочки. Не говорите про них! Я тут скоро беситься начну без настоящих девчонок!
  - А эротические шоу по развлекательным каналам? - спросил один из патрульных.
  - Да надоели мне эти виртуальные красотки. Скоро меня от них тошнить будет. Да и эффект восприятия с местной техникой не на уровне...
  Патрульные понимающе кивали.
  Огненович посмотрел на них удивлённо и сказал:
  - Вам-то, наверняка проще с вашей техникой - вы можете на высшие уровни Сверхмира забираться и во всех разных экстрачувственных шоу оттягиваться.
  - Да всё равно фигня, - ответил один из бойцов.
  Наступило несколько тягостное молчание.
  - Послушайте! - сказал вдруг Радивое, как будто его осенило, - а у вас в составе оккупационных сил женщины ведь тоже есть! Так что же вы - не можете с ними... - он сделал выразительный жест.
  Одни патрульные закивали, другие улыбнулись, командир сказал:
  - Это как получится! Есть у нас несколько классных девчонок, с которыми можно переспать. А у других либо приятели под боком, либо они такие крутые, что к ним не очень-то и подступишься. Так что на всех не хватает. Начальство обещало бордель организовать, но из-за этих козлов, которые пытались нас отсюда выкинуть, ничего не получилось.
  Огненович пропустил мимо ушей последнюю фразу, обдумывая к какой из трёх перечисленных категорий может относиться его знакомая. Он решил, что, пожалуй, к третьей, а вслух сказал:
  - Самые крутые наверное, в полевых отрядах. Я пока ходил по городу видел несколько таких, - они вообще уух! - его лицо приняло испуганно-восхищённое выражение преклонения гражданского перед дамами в бронекомбе.
  - По всякому бывает! - сказал тот боец, что рассказывал про обед на Новой Колумбии, - мне вчера Пит... рассказывал про одну такую. Её перевели с... в общем с месторождения одного около недели назад. У неё там приятеля убили. Приятель был командиром среднего уровня, а она у него правой рукой - всей техникой занималась, поскольку она спец по этой части. Но когда его убили, она с кем-то из начальства поссорилась, и сюда её перевели рядовым бойцом. Так она теперь ходит злая как собака. Любого готова хлопнуть - хоть аборигена, хоть нашего. И как с такой дело иметь?!
  Всё вышло наилучшим образом. Радивое, конечно, не надеялся так быстро найти ответ, но тут уж повезло - так повезло.
  Поболтав с патрульными ещё несколько минут, югослав вышел на улицу и прогулялся в ближайший магазин - для вида, а затем быстренько вернулся в свой номер.
  Теперь он знал всё, что нужно. Оставалось лишь разработать план и точно его реализовать. Огненович понял, что перетянуть Миранду на свою сторону - вполне реальная задача, если найти правильный подход к девушке. А тогда он сможет внедриться в полевые отряды Дудника или даже затесаться в управление. То, что около полутора десятков дудниковских бойцов знали его в лицо, как коммивояжёра Луиса Тациса, - не волновало Радивое, - он мог устранить эту помеху, ещё раз подделав несколько приказов и выслав этих бойцов из Дуэйн-сити.
  План, который югослав составил к ужину, получился достаточно простым. Во-первых, надо будет отследить перемещения Миранды по городу. Судя по тому, что у неё нелады с начальством, её наверняка посылают на особо трудные задания. Определив, где она чаще всего 'работает', он организует засаду, причём так, чтобы легко оказаться в нужном месте в нужное время. По мнению шпиона, встреча в экстремальных обстоятельствах боя являлась единственным реальным шансом договориться с экс-подружкой Хартсона, избежав немедленной схватки не на жизнь, а на смерть. И пусть имелись явные предпосылки в пользу положительного ответа на предложение о сотрудничестве, югослав, не мог быть уверен, что всё получится. Однако в случае успеха его положение в Дуэйн-сити в корне изменится, и он сможет, наконец, начать реальную борьбу с теми, по чьей милости он оказался в ссылке на этой дрянной планете. А, значит, стоило рискнуть по-крупному.
  Прежде чем реализовать этот план, югославу оставалось сделать лишь одно дело. Посмотреть информацию по остальным уцелевшим на момент посадки на Триполитании участникам похищения. Теперь у него была зацепка для их поиска, - они наверняка служили в том же гарнизоне, что и Хартсон с Мирандой. Радивое вошёл в виртуальность, проник своим уже обычным способом через развлекательный блок в ЗСУ. Там он снова взломал систему защиты нужной базы данных, отыскал досье всего гарнизона, где служили его знакомые, и, проведя небольшой отсев по полу и национальному признаку, скопировал еще несколько десятков досье. Затем он вернулся в обычную реальность.
  'Пожалуй, на это раз у меня всё получилось слишком легко, - подумал югослав. - Так недолго и всякую осторожность потерять!'
  Затем он принялся за исследование переписанных досье. Он быстро нашел всех остальных похитителей. Один из них также погиб, два других продолжали служить в том же гарнизоне.
  Не теряя времени, югослав решил начать воплощение плана перевербовки в этот же день. Первым делом он занялся системой слежения в подвалах, установленной по его поддельному приказу вскоре после первого десанта. За последнее время Огненович уже несколько раз проверял её, - она функционировала без проблем везде, за исключением тех мест, которые пострадали во время боёв, и была ему полностью подконтрольна. В этот день уже после ужина он проверил её ещё раз, - всё было в полном порядке, как и с подземной и надземной СС.
  Активные действия Огненович начал на следующее утро. Запустить отслеживание девушки оказалось сущим пустяком, - достаточно было ввести в надземную систему слежения параметры из её досье, и дать команду на поиск, подделав её под приказ из центрального контрольного блока, с указанием отправлять результаты слежки на коммуникатор Раде. Но слежка за Мирандой предстояла долгая, - шпион понимал: чтобы собрать полную информацию ему придётся несколько дней отслеживать перемещения объекта по городу. Иначе он не сможет точно определить оптимальное место своей засады и пути отхода.
  По прошествии недели с небольшим тщательное наблюдение за акциями, в которых участвовало подразделение Миранды, позволило Огненовичу точно определить район, за который отвечает её отряд. Он знал наиболее опасные места этого района и все пути подхода и отхода. Наконец, он выбрал место собственной 'дислокации'. Оставалось лишь дождаться подходящего случая.
  Впрочем, как почти сразу выяснилось, на ожидание подходящего случая времени югославу может и не хватить: в тот же день по официальному информационному видеоканалу Хаттонлэнда сообщили, что через неделю всем желающим будет открыт выезд из города.
  'Надеюсь, за эту неделю мне удастся договориться с Мирандой, иначе мне придётся покинуть Дуэйн-сити. После открытия города у меня будет не больше трёх дней. Затем власти заинтересуются, что тут делает этот коммивояжёр, которому уже давно пора возвращаться в Мандельбург? И тогда у меня возникнут очень большие проблемы', - подумал Огненович.
  Оказавшись в цейтноте, агент не стал тратить время попусту и отправился в город. Достигнув нужного района, он занял пост в избранном для ожидания месте - подвале обычного жилого дома. Увы, тот вечер для шпиона прошёл впустую. Впрочем, на мгновенный успех Радивое и не рассчитывал. Он знал, что территория города контролируется бойцами 'Лоримакса' если не полностью, то в значительной степени, а противоборствовавшие им отряды почти все истреблены или рассеяны.
  На следующий день поздним утром Огненович вновь расположился на полуразвалившемся стуле в подвале небольшого трёхэтажного дома, почти в центре патрулируемого отрядом Миранды района. Он прождал до самого вечера. Ничего не произошло. Отряд провёл две 'профилактические' проверки района. Ни одного повстанца не выявил, после чего дудниковцы преспокойно отправились на отдых. Огненович вернулся в отель.
  Он понимал, что целодневное отсутствие, да ещё всю последнюю неделю перед открытием города, может вызвать подозрение. Но у него не было другого выхода. К тому же кое-что в своё оправдание Радивое придумал: накануне отъезда из города коммивояжёр Луис Тацис решил ещё раз тщательно обследовать магазины Дуэйн-сити и восстанавливающийся после войны город, чтобы собрать побольше свежих данных для своей фирмы. Такое объяснение, подкреплённое фальсифицированными данными службы наземного контроля, должно было выглядеть вполне убедительно.
  Программа 'видимый-невидимый' заработала на полную катушку. Обнаружить переделку данных можно было лишь при тщательнейшем кропотливом, а главное, целенаправленном исследовании всего материала, переданного датчиками СС в центральный контрольный блок за несколько суток. Так что с этой стороны проблем Радивое не ожидал.
  Они могли возникнуть у югослава, если за неделю в районе Миранды не произойдёт серьёзных событий. Тогда ему придётся идти ва-банк и рисковать, ища обычной встречи тет-а-тет.
  И каждая прошедшая впустую 'вахта' в подвале дома приближала шпиона к этой крайне неприятной перспективе, а шансы на реализацию первоначального плана постоянно уменьшались.
  Третий выход также закончился безрезультатно, - в том районе города не случилось даже самой малозначительной заварушки.
  'Я упускаю шанс за шансом!' - думал Радивое, возвращаясь по вечерним улицам Дуэйн-сити в 'Клейтон-отель'.
  Но настоящее разочарование постигло его через несколько часов. Посреди ночи Огненович был разбужен сигналом своего коммуникатора. Именно тем сигналом, которого он ждал три предыдущих дня. Сигналом, свидетельствовавшим о том, что в районе, за который отвечал отряд Миранды, разгорается довольно серьёзный бой, и её подразделение в полном составе выехало на 'работу'. Такой случай был настоящей издёвкой судьбы, - не говоря о том, что югослав не смог бы добраться незамеченным к месту схватки через ночной город, постоянно проверяемый патрулями, он не мог рассчитывать даже выйти из отеля, не обратив на себя пристальнейшего внимания дудниковцев.
  Так Огненович упустил ещё один шанс и понял, что может вообще ничего не достичь, дожидаясь, пока удача сама прыгнет к нему в руки. Однако предпринимать что-либо было крайне опасно: накануне открытия города бдительность отрядов Дудника резко возросла. Начни он активно действовать теперь, ему грозил бы немедленный провал. Даже простое сидение в засаде являлось крайне рискованным шагом при всех мерах, которые предпринял Раде для сокрытия своих действий.
  Поэтому на следующий день югослав вновь отправился в подвал трёхэтажного дома ждать сигнала о большой схватке в этом районе Дуэйн-сити. И вновь он провёл там время безо всякой пользы. За весь день в районе лишь то, что в разных его уголках дудниковцы отловили троих или четверых боевиков из отряда местных повстанцев, ведшего бой ночью.
  Пятый день также не принёс желаемого результата.
  'Шансов всё меньше и меньше!' - думал Радивое, выходя вечером из подвала.
  На шестой день Огненович изменил тактику - он не сидел в подвале, а гулял по району. Впрочем, опять безрезультатно. А судьба продолжала потешаться над ним: ближе к вечеру отряд Миранды был вызван в качестве подкрепления в другой район города, где бой шел на пространстве почти целого квартала.
  Когда агент вернулся в свой номер, по официальному видеоканалу передавали, что с бандой, действовавшей на юго-западе города, покончено, и сегодняшнее столкновение (самое крупное за последнюю неделю) никак не повлияет на намерение властей открыть через день выезд из города.
  'Послезавтра они открывают город. Значит, завтра у меня - последний шанс', - подумал югослав, засыпая.
  Последний шанс был упущен. Вновь шпион просидел весь день в полутьме подвала. Вновь в том районе Дуэйн-сити царили тишина и покой. Вновь он не получил сигнал коммуникатора, что Кристина Миранда и её отряд посланы на боевое задание.
  Вечером, узнав у коммуникатора время, Огненович понял, что пора уходить, - в Дуэйн-сити приближался вечер. Югослав встал и отряхнулся. От сидения на неудобном стуле ноги немного затекли, и он принялся их разминать. Через две минуты он понял, что тянет время. Это было бессмысленно. Последний шанс он уже упустил. Оставалось лишь вернуться назад в отель и... вслед за 'и' вставал знак вопроса.
  Радивое мог бы попытаться поймать Кристину, пока она одна, и поговорить с ней. Но в одиночестве её можно найти лишь в общежитии бойцов полевых отрядов. Он знал, где они расположены, но идти в эти районы города - стало бы верхом безумия. Застать её в одиночку вне жилища за один или два дня он вряд ли сможет. Но даже если получиться - успеет ли он сказать хоть слово, прежде чем девушка лишит его жизни чисто рефлекторным движением как давнего врага?
  Значит, ему оставалось одно - уезжать. Это не подлежало обсуждению... и всё же где-то на заднем плане всё ещё маячил знак вопроса...
  Радивое шел по городу, оглядывался вокруг, осматривая испещрённые следами перестрелки стены домов, и думал:
  'Что ж, прощай Дуэйн-сити! А всё-таки обидно, что мне придётся уехать, так и не разгадав тайну 'Лоримакса'...'
  И в этот момент он услышал сигнал коммуникатора. Тот самый.
  
  Глава 3
  Огненович на секунду замер. Случилось чудо? Это было слишком невероятно, чтобы оказаться правдой... но коммуникатор уже передавал, в каком направлении движется отряд Миранды. Чтобы успеть, агенту ничего не оставалось, как немедленно начать действовать. Радивое взял себя в руки и огляделся. Улочка, по которой он возвращался в центр города, была пустынна. Никакого движения. Почти никаких звуков, не считая тех, что доносились из окон домов, да и те едва слышны.
  Отряд Миранды на патрульных автолётах летел в другую сторону. Агент обратился к коммуникатору и выяснил место, где датчики системы слежения засекли отряд повстанцев. Шпион заскочил в ближайший двор. Там тоже было пусто и тихо. Радивое пересёк его по диагонали. Он направлялся туда же, куда и подконтрольный отряд дудниковцев.
  Югослав, как всегда старался двигаться с максимальной осторожностью. Но ему всё время приходилось идти в почти полной темноте - стычки с мятежниками превратили решение проблемы с уличным освещением Дуэйн-сити в разновидность сизифова труда.
  Огненович миновал около десятка дворов и две улицы без каких-либо проблем. До места, где была замечена группа повстанцев, оставалось пройти всего лишь несколько дворов.
  Шпион задержался на некоторое время в подъезде небольшого дома. Вокруг по-прежнему стояла тишина. Это было довольно странно. Дудниковскому отряду уже полагалось высадиться и начать прочесывание района. А значит, каждую минуту можно было ожидать появления световых всполохов, говорящих о начале боя.
  Радивое прождал минуты три. Ничего не происходило. Он вышел из подъезда и, миновав этот двор, вошёл в следующий. И почти сразу увидел вспышки света впереди между домами и слабые отсветы в небе над ними. Огненович не знал, как долго продлиться бой, а потому поспешил вперёд.
  В следующем дворе один из домов стоял в руинах, загромоздивших и прилегающую территорию. Руины ещё не успели разобрать, и чтобы пройти дальше, во двор за которым, судя по звукам и вспышкам света, происходил бой, югославу предстояло перебраться прямо через эти развалины. Радивое вошёл в единственный уцелевший подъезд и заглянул в подвал, который за время боёв успел лишиться входной двери. Внутри подвала было темно, так что, скорее всего, его помещения во время боёв не пострадали, а выхода в следующий двор отсюда наверняка не было. Пришлось подняться на первый этаж, единственный оставшийся более или менее целым. От второго, не говоря об остальных этажах, мало чего сохранилось. Входы в две квартиры, расположенные на первом этаже, были открыты, а разбитые остатки дверей валялись на полу. Входная дверь третьей квартиры кособоко висела на одной петле.
  Огненович вошел в ближайший дверной проём. Он быстро, но с максимальной осторожностью прошёл по квартире. Внутри царил жуткий кавардак. Один шкаф лежал на полу, другой был разбит вдребезги. Большой стол раскололся натрое. Раскуроченные кресла и стулья, а также разбитые вещи валялись на полу. Обшивка большого дивана была вспорота, и из него торчали куски штукатурки, бетона и других стройматериалов, отбитые от стен в результате 'огневой обработки'. Стены квартиры и особенно её потолок представляли собой решето со следами интенсивного обстрела из более мелкого оружия. Теми же следами были помечены и все останки мебели. Ну и, конечно, там и тут на глаза попадались пятна засохшей крови - куда без них на поле боя?
  Радивое подошёл к окну и сразу понял, что выбраться на другую сторону из квартиры не получится - окна выходили прямо на большую кучу битого бетона и арматуры, так что риск получить серьёзные повреждения при спуске с учётом полной темноты оказался слишком велик. Поэтому Огненович через дыру в стене проник в соседнюю квартиру.
  Встретившая его там картина разрушений мало чем отличалась от предыдущей 'панорамы сражения'. Ближайшим путём, ведущим на улицу, оказалось окно на кухне. Но когда Радивое уже собирался выпрыгнуть наружу, он почти случайно посмотрел вниз и обнаружил у самой стены дома глубокую воронку от взрыва. Прыгнув в неё, он опять-таки рисковал сломать себе ноги.
  Огненович двинулся по первому этажу дальше, переходя и переползая из квартиры в квартиру через пробитые в стенах дыры. Тем временем звуки стрельбы и вспышки света стали быстро приближаться к дому. В дальней комнате третьей квартиры он обнаружил большое отверстие во внешней стене, расположенное над достаточно ровной поверхностью, не изрытой взрывами и не загромождённой осколками строительных материалов, и приготовился спрыгнуть на землю. Но тут югослав увидел, как во двор вбежали несколько человек. Они отстреливались. Затем появилась вторая группа. Преследователи, кажется, были бойцами Дудника. Один человек из первой группы упал прямо посреди двора. Но тут из соседнего дома по группе преследователей открыли огонь.
  Несколько зарядов угодили в развалины дома, где находился Раде. Ему пришлось отбежать в другую комнату. Она вообще не имела окон, а потому несколько секунд назад, агент, искавший выход в следующий двор, лишь мельком осмотрел её, не заметив большой дыры в полу, куда теперь он едва не свалился. Отверстие образовалось в результате попадания какого-то мощного заряда, который пробил и потолок и пол первого этажа. Встав на четвереньки, Радивое заглянул внутрь. Внизу располагалось подвальное помещение, но не то, в которое он заглядывал несколько минут назад, а соседнее, в отличие от первого изрядно пострадавшее во время разрушения дома. Темноту его то дело освещали всполохи огня от перестрелки, происходившей во дворе.
  С минуту югослав приглядывался и прислушивался к происходящему в подвале, а затем спрыгнул вниз. Там за эту минуту никто себя никак не проявил, а за стенами разрушенного дома уже вовсю разгорелась жаркая схватка, так что риск остаться наверху и попасть под обстрел превысил риск спуститься в подвал и напороться неизвестно на что или на кого. Тем более что прослушка через спецмикрофон коммуникатора подтвердила отсутствие каких-либо потенциально опасных звуков в подвале.
  Приземляясь, Радивое чуть не потерял равновесие, поскольку весь пол был завален осколками строительных плит и разнообразным хламом. Едва удержавшись на ногах, Огненович замер не несколько секунд и прислушался. В самом подвале по-прежнему было тихо.
  Агент осторожно подобрался к стене и выглянул в одну из щелей. Соседний двор также почти целиком покрывали кучи неубранного строительного хлама и обломков. В середине двора земля была взрыта мощными взрывами, образовавшими крупные глубокие воронки. Бой в таких обстоятельствах мог получиться продолжительным, если дудниковцам быстро не пришлют подкрепления.
  Не успел Радивое подумать об этом, как услышал у себя за спиной шорох. Он не двинулся с места и вообще не сделал никакого движения, поскольку не понял, откуда исходит звук, но весь напрягся. Через две секунды он услышал шорох справа и почти тут же - слева. Тот, что справа, был ближе.
  Спустя ещё секунду в стену подвала снаружи ударил заряд средней мощности. Помещение слегка затряслось. Огненович отскочил от стены вправо, включая подсветку коммуникатора. Споткнувшись, он упал. В спину и левую ногу больно врезались острые края то ли камней, то ли обломков бетона.
  Прежде чем он смог приподняться, на него бросились сразу двое. Один схватил агента поперёк туловища, другой - вцепился в руку со светящимся коммуникатором. Тем самым он совершил смертельную ошибку - югослав смог вывернуть руку с коммуникатором, так что вылезшая наружу микроскопическая игла-ствол, оказалась направлена прямо в голову нападавшего, и через секунду боевой луч, без проблем пронзив защитную экипировку, вывел того из игры. Навсегда.
  Увидев, как его напарник мертвым отваливается в сторону, второй напавший ослабил хватку, и удивлённо посмотрел на Радивое. Воспользовавшись замешательством врага, югослав поднёс к его голове руку с коммуникатором, и повторно привёл в действие боевой луч. Спустя секунду на нём лежало бездыханное тело очередного поверженного врага. Однако оно изрядно придавило Огненовича своим весом, и тому, чтобы выбраться на свободу, потребовалась почти целая минута. За это время в подвал успели ворваться сразу трое новых противников. Один из них споткнулся в темноте о какой-то бетонный осколок, валявшийся на полу и отстал. Огненович, как раз вылезший из-под трупа пихнул ногами тело убитого в сторону ближайшего из вновь напавших, а сам стал быстро подниматься.
   Но не успел Раде подняться с пола, как на него налетел третий из новой группы врагов. Он очень торопился, а потому в последний момент также запнулся и, потеряв равновесие, всем телом едва ли не рухнул на югослава. Оба тут же свалились обратно на пол. Неизвестный принялся душить Радивое, а тот пытался высвободить руку с коммуникатором, которая была зажата между его телом и телом его противника. В таком положении, пустив луч, агент рисковал попасть в самого себя.
  Но высвободить руку не получалось, - они лежали не на ровном полу, а на камнях, и большая часть веса противника давила как раз на правую сторону югослава. Поняв, что с правой рукой ничего не получиться, Огненович резко дернул левую. Освободив её, он начал колотить врага в правый бок.
  В этот момент рядом поднялся ещё один нападавший.
  - Подними его! - сказал он тихим неровным голосом.
  - Помоги мне! - прорычал душитель.
  Подошедший схватил Радивое за правое плечо. Югослав, между тем, продолжал колотить душителя в бок. Из-за этого нажим на горло агента ослаб, а правая рука Огненовича, наконец, высвободилась. Но её тут же схватил за запястье и локоть второй противник. Он вывернул руку югослава столь удачно для себя, что тот никоим образом не мог направить в него микроиглу-пускатель. Через несколько секунд и Радивое, и его душитель стояли на ногах. Оглянувшись по сторонам, агент заметил третьего противника, который стоял в нескольких метрах позади него.
  Державший за руку противник слегка подвинулся, и Огненович, воспользовавшись этим, тут же вновь послал коммуникатору приказ о применении луча. Он попал второму нападавшему в колено. Тот взвыл от боли и, отпустив руку югослава, упал на пол. Увидев это, душитель в испуге отскочил в сторону. Радивое также бросился вниз, так как краем глаза заметил, как третий напавший у него за спиной поднимает своё оружие. Раде приземлился прямо на труп первого убитого им врага.
  - Прикончи его! - выдавил сквозь зубы раненый.
  - Сейчас! - откликнулся отставший.
  Одновременно наверху раздались быстрые шаги. Кто-то на первом этаже подбежал к отверстию в полу и спрыгнул вниз.
  - Ну, где вы? Черт подери! Они перестреляют нас! - почти крикнул человек, тяжело дыша.
  - Ничего не получиться. Надо уходить, - ответил ему соратник, собравшийся стрелять в югослава.
  - То есть, как? - удивленно спросил тот, приглядываясь к полутьме подвала. - Что это? - спросил он, увидев трупы товарищей.
  Пока они говорили, Радивое почти бесшумно обыскивал труп первого убитого. Он быстро нашёл его оружие, на ощупь - скорее всего, многофункциональный 'джарвис', но чтобы вытащить его, нужно было перевернуть труп, а это движение наверняка привлекло бы внимание противников. Между тем, душитель югослава тоже достал своё оружие и целил ему в голову. Поэтому Огненович решил подождать.
  Тем временем пятый ответил товарищу:
  - То, что наделал вот этот, - он показал на югослава.
  - Чёрт! Прикончи его!
  - Сейчас, только выясню, что это за птица.
  В этот момент Огненович, успевший таки найти среди бетонных обломков подходящую точку опоры, резким рывком дёрнул на себя труп второго мятежника, одновременно поворачиваясь вокруг своей оси, чтобы прикрыться телом убитого. Говоривший немедленно выстрелил. Два тела вновь свалились на пол. Но теперь агент был внизу, а труп повстанца - сверху. Однако, поскольку все находившиеся в подвале были одеты в темную неброскую облегающую одежду в кромешной тьме подвала разглядеть, кто сверху, а кто - снизу было не так то просто. Да и перемещение агента вниз ещё не означало, что повстанец в него не попал.
  - Ты убил его? - спросил душитель.
  - Похоже на то!
  На первом этаже дома произошёл мощный взрыв, и подвал затрясся, а затем его заволокло пылью и дымом. Люди закашлялись.
  - Пошли отсюда! - сквозь кашель произнёс душитель.
  - Через подземелье? - спросил пришедший сверху.
  - А как ещё? - ответил вопросом на вопрос первый запнувшийся.
  Затем они подхватили раненого под руки и направились вглубь подвала. Через две минуты после того, как стихли их шаги, Радивое зашевелился и вылез из-под вторично продырявленного тела.
  - Чёрт побери! Неужели и на этот раз сорвалось?!
  Он огляделся по сторонам.
  - Кажется, они хотели устроить засаду, но я им помешал... и что же мне теперь делать?
  Он прислушался к звукам боя. Затем вернулся к наблюдательному пункту у щели в стене. Во дворе шла отчаянная перестрелка. Причём один из домов, видимо, уже перешёл под контроль бойцов Дудника, - оттуда тоже обстреливали повстанцев.
  После двух или трёх минут наблюдения за боем, Радивое вновь услышал над собой шаги.
  'Снова гости!' - он подумал и отошёл от стены.
  Судя по топоту ног, гостей было трое или четверо. Раде затаился, распластавшись, там, где только что стоял - прямо на куче бетонных обломков и прочего хлама. Один из вновь прибывших остановился над отверстием и заглянул внутрь. Судя по мелькнувшему в отсвете огневой вспышки знакомому шлему, это был боец Дудника.
  Заглядывавший поднялся.
  - Никого, - услышал югослав его 'доклад'.
   Затем 'новички' протопали в соседнюю комнату - к стене, обращённой во двор. Огненович, осторожно поднявшись, вновь занял свой наблюдательный пост. Через несколько секунд на головы повстанцев из комнаты сверху обрушился шквал огня.
  'Ага, - подумал югослав, - кажется, я всё понял. Повстанцы хотели устроить западню бойцам Дудника в этом дворе, этакий котёл, чтобы сварить их в нём. Но, похоже, сами в два счёта могут оказаться в окружении'.
  Но тут коммуникатор сообщил об отдалённых шорохах.
  'Неужели, они возвращаются?'
  Сперва Радивое хотел снова спрятаться под труп, но тут же передумал и бросился к отверстию в полу первого этажа, засовывая за пояс джарвис, который он достал-таки из-под первого трупа, перед тем как перевернуть его на себя. Оказавшись под отверстием, он резко подпрыгнул и схватился руками за края. Затем ещё раз резко дёрнулся вверх, подтянулся и вылез на пол первого этажа. Бойцы Дудника находились в соседней комнате.
  'Идиоты - надо было кого-нибудь поставить около дырки!' - подумал Огненович.
  Он осторожно заглянул внутрь комнаты и тут же отпрянул назад. Ему повезло - одним из трёх бойцов, присланных сюда, оказалась экс-подружка его похитителя. По крайней мере, вероятность этого, несмотря за наличие полностью закрывающей лицо защитной экипировки, была очень велика - Раде заметил светлые волосы, выбивающиеся из-под шлема одного из дудниковцев. Боец этот обладал явно выделяющимися женскими формами, а блондинок в отряде Миранды кроме неё самой не было. Это югослав тоже выяснил заранее.
  'Отлично, теперь главное - не сплоховать!' - подумал шпион.
  Из подвала доносился лёгкий шум, - повстанцы были уже внизу и, стараясь двигаться как можно тише, агент перебрался в соседнюю комнату. Там он достал джарвис и снова принялся выжидать.
  Через полминуты после этого из темноты подвала показалась голова, за ней - руки, туловище и ноги. За первым человеком почти также бесшумно последовал второй, третий, четвёртый, пятый, шестой и седьмой. Защита, на первый взгляд, очень неплохая, а вот оружие - явно послабее дудниковского. Такое, что может пробить защитные комбинезоны бойцов 'Лоримакса', только если они уже повреждены. Но, осматривая несколько секунд назад дудниковцев, югослав заметил, что их броня изрядно потрёпана в схватке, так что шанс на успех у повстанцев действительно был.
  'Кажется, они сообразили, что могут проиграть эту схватку и решили не допустить окружения!' - подумал Огненович.
  Тем временем вся семерка потихоньку размещалась у входа в комнату с дудниковцами.
  'Они хотят внезапно и одновременно открыть огонь и перестрелять противника, прежде чем кто-нибудь успеет обернуться... но я им помешаю', - подумал югослав и навел оружие на того, что стоял ближе всех ко входу в комнату с дудниковцами.
  Джарвис выпустил две нежно-розовые 'струйки', похожие на стрельбу стерокса. Затем он заорал: 'Сзади!' и бросился к пролому в стене, ведшему в соседнюю квартиру. Позади него раздались шорохи выстрелов и топот ног.
  Проникнув в соседнюю квартиру, Огненович вскочил на диван, с него забрался на разбитый шкаф, едва не свалился оттуда, но всё же ухватился за края дырки в потолке, и выбрался наверх - туда, где раньше был второй этаж. Вскочив на ноги, он бросился бежать в сторону комнаты Миранды. Впереди через отверстия в полу второго этажа он видел яркие всполохи перестрелки, и это давало югославу возможность ориентироваться в ночном беге по дырявому полу, ставшему на краткое время существования руин крышей единственного более или менее уцелевшего этажа.
  Через несколько секунд, ни разу не оступившись, Радивое оказался над комнатой, откуда только что бойцы патруля вели огнь по повстанцам во дворе. Но теперь им стало не до того: заглянув вниз, он увидел, что у Миранды остался лишь один напарник - второй лежал посреди комнаты животом вниз и не подавал признаков жизни. Но и повстанцев осталось лишь четверо. Все они заняли, более-менее удобные позиции в комнате со сквозной дырой в потолке и перестреливались с дудниковцами. Трое убитых или тяжело раненых лежали перед входом в комнату.
  'Значит, меня никто не преследует! Отлично!' - подумал Радивое.
  Через дыру в потолке первого этажа он мог не только наблюдать за обеими группами, но и обстреливать повстанцев. Чем он сразу же и занялся. Две метко пущенные розовые струйки из джарвиса, - и их осталось уже трое. Видя, что противник получил подкрепление, один из повстанцев решил погеройствовать: он вскочил на ноги и под прикрытием двух своих товарищей влетел в комнату дудниковцев. Он почти в упор расстрелял последнего напарника Миранды, прежде чем сам упал замертво под перекрестным огнём девушки и югослава, успевшего вернуться на позицию над её комнатой. Увидев это, двое оставшихся повстанцев спрыгнули в подвал.
  Девушка бросилась за ними в погоню, и спрыгнувший на первый этаж Раде услышал звуки выстрелов её тяжелого автомата. Пока Миранда в своё удовольствие гонялась за парочкой беглецов по подвалу, Огненович убедился, что оба напарника Миранды и четверо повстанцев мертвы. Единственного раненого повстанца Огненович хотел уже отключить от реальности средством из своей аптечки, но услышал шаги возвращающейся 'с охоты' старой знакомой и вынужден был вновь воспользоваться джарвисом.
  
  Глава 4
  - Привет! - сказал он, когда запыхавшаяся девушка вернулась в комнату, - только не убивай меня сразу, - добавил он, видя, как она поднимает оружие, - всё-таки я спас тебе жизнь!
  Несколько секунд Кристина удивленно смотрела на него. Потом спросила:
  - Что это значит? Как вы здесь оказались?
  - Это слишком долгая история, чтобы рассказывать её в столь неподходящей ситуации. У меня к вам предложение, - он тоже перешёл на 'вы', на всякий случай, чтобы лишний раз не раздражать девушку. - Я надеюсь, мы можем его спокойно обсудить? На это уйдёт максимум - минут пять.
  - Не понимаю, что я могу с вами обсуждать! Из-за вас... - крайне разражённым тоном заявила она и снова стала поднимать дуло стерокса.
  - Хорошо, черт возьми! - резко прервал её Огненович. - Хотите сперва выяснить отношения, - пожалуйста! - он тоже навел на неё оружие. - Если вам так удобнее разговаривать, пусть будет так!
  - К черту разговоры! Во всём произошедшем со мной в последнее время виноваты вы!..
  Радивое расхохотался.
  - Вот значит как! В таком случае рад вам сообщить, что во всём произошедшем со мной в последнее время - виноваты вы! И в отличие от ваших глупых домыслов, это - чистая правда!
  Взгляд Миранды вновь стал удивленным:
  - Я вас не понимаю... впрочем, я уже сказала: мне не о чем с вами разговаривать... - как будто отмахнувшись от собственного удивления, заявила она.
  - Зато мне есть, о чём, - снова прервал её югослав. - Например, о тех неприятностях, которые вы имеете со своим нынешним начальством, о том, что вы - отличный специалист по технике Сверхмира, оказались рядовым полевым бойцом... - он едва удержался от упоминания Бона Хартсона, понимая, что это будет ошибкой.
  - Откуда вам всё это известно? - удивленно спросила Миранда.
  - В данный момент это не имеет значения. Разговор не о том.
  - В таком случае, вы, наверное, знаете и о гибели Бонни?
  - Да, знаю, - после небольшой паузы сказал Радивое. - Не буду лгать, что меня это огорчает, - ведь он похитил меня. Но всё же надеюсь, вы не обвините меня в его гибели?
  - Нет, - уже более спокойным голосом произнесла Кристина. - Он погиб из-за других людей.
  - Да я понимаю. Именно поэтому вы и впали в немилость?
  - Пожалуй, да, - тихо сказала она.
  Рядом с домом прогремел сильный взрыв.
  - Давайте отойдём в другую комнату. А то у меня нет защитной экипировки, и я сильно рискую... - сказал Огненович.
  - Чёрт... да, хорошо, - после небольшой паузы согласилась девушка.
  Они перешли в другую комнату - ту, из которой Радивое наблюдал за семеркой повстанцев.
  - Итак, Кристина, насколько я понимаю, у вас сейчас проблемы с начальством? - повторил Огненович.
  - Пожалуй... - нехотя согласилась Миранда.
  - Можно ли сказать, что кое-кому вы бы даже хотели отомстить за гибель вашего друга и за ваше собственное унижение?
  - Не исключено... - неуверенно произнесла она.
  - В таком случае хотел бы предложить вам партнёрство в этом деле, - сказал Радивое.
  - Вы тоже собираетесь мстить? Но кому и за что? - удивлённо спросила Миранда.
  - Вы хотите знать все пункты моих претензий к вашим нанимателям?
  - Ах, вот, на кого вы нацелились! Высоковато взяли... вам так не кажется?
  - Ни в коем случае!
  Девушка смерила югослава немного насмешливым взглядом.
  - Может быть, вы правы, но всё же перечислите эти ваши... претензии, - с лёгкой улыбкой сказала она.
  - Во-первых, отомстить за похищение.
  - Понятно.
  - Во-вторых, за ссылку...
  - То есть?
  - А как, вы думаете, я оказался на этой дурацкой планете? Я - агент высшего уровня, выполняющий самые сложные задания, но работающий только на высокоцивилизованных мирах, был сослан сюда. Никаким другим способом я не мог здесь оказаться!
  - Но кто и за что вас сюда сослал? - удивлению Миранды не было предела. Она даже опустила стерокс.
  - Мое собственное дражайшее начальство, чёрт бы его побрал. По причине того, что, взорвав мистера Гриффитса, я сорвал им крупную операцию на Триполитании.
  - Невероятно! - Миранда была поражена этим сообщением.
  - Да уж, поверить в это трудно. Я и сам сразу не поверил. Но этим список моих претензий не ограничивается. Помимо похищения и ссылки, по их вине я уже несколько месяцев прозябаю в этом грязном городишке, находясь в самом идиотском положении. Я не могу предпринять почти никаких активных действий. Я не вооружён. У меня нет ничего... почти ничего!
  - И вы хотите с моей помощью отыграться за всё это?
  - Совершенно верно. Если вам удастся внедрить меня в службу управления, то мы с вами устроим им весёленькую жизнь!
  Девушка на некоторое время задумалась.
  - Ты думаешь, это возможно? - возобновив разговор, Кристина перешла на 'ты'. Радивое счёл это добрым знаком.
  - Конечно! - сказал он. - Если уж я смог разобраться с защитой их ЗСУ и несколько раз посещал её, оставшись незамеченным...
  - Вот как?! Но ты же говорил, что не предпринимал никаких активных действий!
  - Ну, знаешь ли, сбор информации нельзя назвать активной деятельностью!
  - Подожди, но если ты пробыл в городе столько времени, тебя наверняка видели многие наши солдаты?
  - Более того, я лично знаю или знал полтора десятка ваших боевиков. Но это не имеет значения. Некоторые из них уже погибли, остальных можно выслать, из города подделав нужный приказ. А те, кто лишь видел меня на улице, не опасны, я ведь не собираюсь становиться военным. Как ходил раньше по городу в гражданском, так и дальше буду ходить!
  - Ты думаешь, я смогу незаметно подделать сразу несколько приказов?
  - Открою тебе маленький секрет: один приказ я подделал сам, и всё прошло благополучно. Если уж у меня получилось это сделать извне, то тебе изнутри будет гораздо проще!
  - Ты думаешь?
  - Уверен.
  Радивое замолчал, и мельком взглянул в окно.
  - Кажется, ваши одолевают. Надо заканчивать. Так ты согласна?
  Девушка взяла паузу и лишь через несколько секунд ответила:
  - Да, пожалуй... точно - да!
  - В таком случае выясним кое-какие детали. Насколько я знаю, в вашу службу управления тоже приходят новые люди?
  - Иногда бывает.
  - Они прилетают на планету вместе с военным пополнением?
  Миранда на несколько секунд задумалась.
  - Кажется, да.
  - Отлично. Завтра открывают город, и в прежнем положении я смогу находиться здесь не более двух-трёх дней. За это время прибудут подкрепления?
  - Да. С открытием города нам потребуются новые силы для поддержания порядка. Так что в последнее время к нам постоянно прибывают подкрепления. Говорят, так будет ещё неделю или две.
  - Значит, у тебя есть два дня на то, чтобы внести мои данные в БЛД как вновь прибывшего. Я надеюсь, твой коммуникатор достаточно... навороченный, и ты сможешь ввести с него данные в базу?
  - Да, думаю, что смогу...
  - Ты сейчас дашь мне доступ к твоему коммуникатору, и я перекачаю туда все необходимые параметры, которые ты потом внесёшь в Базу Личных Данных, кроме того, я перекачаю тебе защитную программу, которая заметёт следы, и список солдат подлежащих высылке из города. Их нужно отправлять не скопом, а по отдельности.
  - Я понимаю. Но ты не боишься, что тебя раскроют?
  - Кто?
  - Те кто, якобы, будут с тобой в одной группе подкрепления.
  - Это будут полевые агенты - рядовые бойцы, которые отправятся в свои казармы, так что даже если я с ними пересекусь, никто ведь не скажет им, что я, якобы, прилетел на планету вместе с ними.
  - А если кто-нибудь будет проверять?
  - Прибывших?
  - Да.
  - А разве такое бывало? - удивлённо спросил Радивое. В разговорах он несколько раз наводил бойцов Дудника на эту тему, но никогда не слышал ни о каких проверках.
  - Вроде нет... - неуверенно ответила Кристина.
  - Послушай, я заранее выяснял этот вопрос и ничего о проверках не слышал. Да и какой смысл проверять тех, кого уже проверили двадцать раз при заключении контракта? Успокойся! Всё будет в порядке. Ты поняла?
  - Да, - всё ещё не слишком уверенно произнесла Миранда.
  - Ты готова мне помочь? - снова спросил Раде.
  Помолчав несколько секунд, Кристина решительно сказала:
  - Да.
  - Отлично. Сейчас переброшу тебе список.
  Всё было проделано за десять секунд.
  - Ну, пора прощаться, а то вот-вот твои появятся. Помни - у тебя есть два дня...
  - Но как ты...
  - Как я узнаю о внедрении? - она кивнула, - Как только данные будут переведены в БЛД, я получу сигнал. И ещё - спустись сейчас же в подвал. Там лежат два трупа повстанцев. Они убиты способом, который я бы не хотел раскрывать. Ты должна несколько раз выстрелить им из стерокса в голову, тогда следов не останется! Я ухожу...
  Кристина стояла и недоумённо глядела на него.
  - Что-то не понятно?
  - Нет. Но так странно - ты - мой злейший враг - пришёл ко мне и быстро перетянул на свою сторону...
  - Не забивай голову ерундой! Ты сама этого хотела, ведь так?
  - Пожалуй, так...
  - Ладно, пока.
  Радивое бросился вон из комнаты. Он уходил тем же путём, что и пришёл в эту квартиру в первый раз. Пробегая мимо окна на кухне, в которое он хотел прыгнуть менее получаса назад, он на секунду выглянул в окно. Бой почти закончился. Слабая перестрелка продолжалась в двух или трёх местах.
   'Надо уходить быстрее, а то они сядут мне на хвост!' - подумал он.
  Он проскочил две квартиры и выбежал на лестничную площадку. Спустился по лестнице в подъезд. Выскочил в темноту пустынного двора, и со всех ног бросился бежать в обратном направлении. Теперь главное было оказаться подальше от места боя. Он замедлил бег и стал успокаиваться, лишь миновав четыре или пять дворов. Тем не менее, до самого отеля он двигался быстрым шагом. В итоге Радивое вернулся в свой номер не столь поздно, чтобы это привлекло внимание патрульных, уже привыкших к его целодневным прогулкам.
  Зайдя в номер, Огненович по своему обыкновению проверил, не появились ли здесь 'жучки'. Как обычно, всё было чисто. Затем он заказал ужин. Приняв ванную и поев, он лег спать.
  Засыпая, он подумал:
  'Надеюсь, эта моя самовольная операция окажется успешной и я смогу доказать им, что затея с моим похищением была их самой большой ошибкой!'
  На следующий день шпион по обыкновению отправился в город. Если он рассчитывал пробыть в городе ещё хотя бы два дня, не привлекая к себе внимания, ему ничего не оставалось, как продолжить целодневные прогулки по городу, якобы с целью изучения товарного ассортимента. Только теперь, в отличие от всей предыдущей недели, когда он дни напролёт торчал в подвале в ожидании желанного сигнала, а служба слежения получала от своих 'жучков' фальшивые данные, Радивое намеревался на самом деле походить по городским магазинам и осмотреть продаваемые товары.
  На это он и потратил два следующих дня.
  Между тем, чтобы не привлекать к себе внимания, ему нужно было сделать ещё кое-что. Заказать билеты в Мандельбург. В сущности - мелочь. Если не считать того, что Огненович не имел ни малейшего понятия о том, когда параметры Эдварда Даррена Симпсона (таково должно было быть его новое имя) будут внесены в базу данные. А ведь только после этого коммивояжёр Луис Феликс Тацис сможет покинуть Дуэйн-сити.
  Целый день, бродя по городу, югослав ломал голову над этой проблемой. Наконец, он решил заказать билеты на пассажирский автолёт на утро третьего дня. Вернувшись вечером в гостиницу, он связался с автолётной станцией и сделал заказ. Крайний срок был определён, и теперь оставалось лишь надеяться, что за оставшиеся полтора суток его партнёрша сможет выполнить свою часть работы.
  На следующее утро, выйдя в вестибюль 'Клейтон-отеля', Радивое обнаружил полную смену состава патруля. С одной стороны это был очень обнадёживающий сигнал. Буквально вчера командир прежнего патруля сказал агенту, что им придётся 'сторожить' гостиницу еще как минимум две недели. Следовательно, изменение состава могло быть лишь делом рук новой напарницы югослава. Значит, она начала действовать. Но с другой стороны в течение ближайших суток Огненовичу придётся приложить все силы, чтобы как можно меньше попадаться на глаза новым охранникам, дабы они не запомнили его в лицо как коммивояжёра Тациса.
  Югослав поднял воротник, поглубже натянул на голову шапку и, слегка склонив голову, быстрым шагом пересёк вестибюль и вышел на улицу. Весь день он провёл, мотаясь из одного конца Дуэйн-сити в другой. К отелю он вернулся под вечер. Но заходить туда сразу не стал. В вестибюле было светло как днём, так что любой вошедший оказывался перед охранниками как на ладони. Войди Радивое сейчас, - и запомнить его внешность не составило бы труда. Поэтому югослав остался снаружи.
  Он стал придумывать, как бы пройти в номер незамеченным. Сначала возник вариант с проникновением через один из 'черных' ходов, которых в отеле было несколько, и которые он изучил в первый же день после вселения, то есть до оккупации Дуэйн-сити. Но Огненович отлично понимал, что там его наверняка ожидает неприятная встреча с бойцами Дудника. Поскольку план здания противнику был известен, то и рассчитывать на свободный проход по задворкам не стоило.
  Следующим рассмотренным вариантом стало отключение света. Радивое не составило бы труда 'войти' с помощью своего коммуникатора в электронную систему, отвечающую за освещение. Но даже если бы ему удалось выключить свет, не оставив следов, это ничего не дало бы ему. Всех вошедших в темноте патрульные наверняка будут осматривать ещё более тщательно, - на такой случай у них есть собственные фонарики.
  Огненович не знал, что делать дальше. И тут он услышал сигнал коммуникатора. Его параметры введены в Базу Личных Данных ЗСУ. Теперь коммивояжер Луис Тацис имел полное право испариться. Радивое повернулся к отелю спиной и направился в сторону квартала правительственных зданий, за которым располагался фешенебельный (по местным меркам) спальный район, занятый оккупантами.
  
  Глава 5
  Огненович активировал в коммуникаторе личность Эдварда Даррена Симпсона. Стирать из коммуникатора личность Тациса не имело никакого смысла. Ей предстояло ещё несколько часов 'функционировать' в пределах Дуэйн-сити. Да и высочайший уровень защиты коммуникатора позволял не беспокоиться об обнаружении этих данных.
  Всё это время служба слежения должна была получать данные о том, как коммивояжёр едет на станцию, как ждёт свой рейс, как проходит досмотр и улетает. Всю подделку этой информации должна была осуществить та же программа 'видимый-невидимый'. Одновременно датчики передавали в контрольный блок сведения о перемещении по городу вновь прибывшего мистера Симпсона. Югослав заранее разработал маршрут 'движения' своей личности до её активации и теперь оставалось лишь дать сигнал в надземную систему слежения, чтобы она 'задним числом' пропихнула сведения о его движении по городу в архив контрольного блока системы. Это был один из самых рискованных моментов операции внедрения, но полностью избавиться от риска в ней вообще не представлялось возможным.
  Кроме того, Огненовичу пришлось подкорректировать фальсифицированный маршрут движения Тациса до его 'отъезда' с учётом того, что ему предстоит весь оставшийся вечер и всю ночь мотаться по Дуэйн-сити, а затем некоторое время провести ещё и около автостанции. Именно этим он и занялся после активации своей новой личности. Внедрение фальсификата было уже вполне отработано, а программа действовала так, что для его воспроизведения 'жучками' системы слежения требовалось только указать маршруты фальшивого движения Тациса и Симпсона по городу. Это заняло не очень много времени, которое Раде провёл в скверике неподалёку от 'Клейтон-отеля' и не привлекло ничьего внимания.
  Затем Радивое связался с администрацией своего бывшего жилища. Она заранее была извещена о его завтрашнем отъезде. В последнем сообщении 'Тацис' предупреждал о делах в городе, которые не позволят ему провести ночь в своём номере, и давал распоряжение об отправке своих вещей на автолётную станцию. Сам Радивое ехать туда не собирался. Он понимал, что, скорее всего, никогда больше не увидит этих вещей, но в его номере не осталось ничего столь уж ценного, чтобы действительно сильно сожалеть о потере. Вещи будут отправлены в Мандельбург - он был в этом уверен, поскольку хорошо запомнил, как проходила загрузка багажа перед полётом в Хаттонлэнд.
  Покинув сквер, Огненович направился к новому месту жительства и вскоре вступил на запретную для аборигенов территорию - правительственные кварталы. И через полминуты его уже ожидала проверка личности. Первая в новом качестве. Она прошла вполне успешно.
  - Только прибыли, и уже по городу гуляете, мистер Симпсон? - спросил патрульный, могучий темнокожий верзила с 'новаком-Си-5' у плеча.
  - А что?
  - Вас должны были проинструктировать. В городе далеко небезопасно. Я понимаю, вы связист, витаете в своих виртуальных мирах, но это не повод, чтобы рисковать! Тут реальный мир полный реальных опасностей! Мы и так теряем много людей. Говорят, даже в управлении полсостава сменилось...
  - Не может быть! - удивлённо воскликнул Огненович. - А мне говорили... впрочем, не важно, я ходил только по центру города... впредь обещаю быть максимально осторожным...
  - Надеюсь... до свидания!
  - До свидания.
  Югослав отправился дальше. Прежде чем он дошел до спального района, его ещё трижды проверяли. Всё прошло благополучно. После пятой проверки, проведённой непосредственно на входе в спальный район, Радивое открыто сделал запрос в справочную службу ЗСУ о том, куда его поселили. Получив ответ, он отправился по названному адресу. Он быстро нашёл нужный дом, вошёл в вестибюль и после короткого разговора с охраной, воспользовавшись находившимся тут же терминалом, ввёл свои данные в охранно-пропускную систему.
  Затем Радивое поднялся на четыре этажа на лифте, ничем не напоминавшем старый, грязный трясущийся лифт 'Клейтон-отеля'. Номер, в котором его поселили, также был почти на самом верху местной шкалы жизненной роскоши. Достаточно сказать, что вместо ставшей уже привычной чугунной ванны, он погрузился в джакузи.
  Утром Огненович легально вошёл в ЗСУ и открыто связался с Кристиной Мирандой. Они назначили время и место встречи. Потом Радивое также легально выяснил, чем ему предстоит заниматься, и где находится его место работы. Затем он отправился на службу, где и пробыл до обеда. Тем временем контрольный блок СС получил от своих 'жучков' на автолётной станции данные, свидетельствовавшие об отлёте коммивояжёра Луиса Феликса Тациса из Дуэйн-сити.
  Однако для окончательного заметания следов югославу предстояло устранить ещё одну, поистине огромную проблему - ликвидировать явное внешнее сходство между двумя своими личностями: той, что 'улетела' в Мандельбург, и той, что отныне работала в службе связи Главного Департамента Управления Хаттонлэнда. Работа предстояла огромная. Даже изнутри, имея полный доступ ко всем требующим корректировки данным, возможность её незаметного осуществления, мягко говоря, вызывала сомнения. Раде не мог просто запустить в архивированную информацию какие-то изменения заложенных там параметров.
  Предстояло подкорректировать огромные массивы данных, - ведь за те несколько месяцев, что в Дуэйн-сити действовала служба слежения, в её архивах накопился очень большой объём информации, в которой содержались параметры шпиона.
  Для того чтобы устранить сходство между Тацисом и Симпсоном, нужно было изменить хотя бы некоторые параметры. И, прежде всего, внешние данные, поскольку проверка остальных параметров могла быть начата только после определения внешнего сходства.
  Для решения столь объёмной задачи югославу очень пригодилась бы помощь Миранды. Именно поэтому он и поторопился назначить ей встречу. Откладывать решение проблемы на более поздний срок было опасно: через несколько дней какой-нибудь дотошный контролёр из службы слежения мог запросто обратить внимание на сходство Симпсона с Тацисом. Поэтому Радивое и Кристина встретились уже в ближайшем обеденном перерыве.
  Встреча происходила в пустующем тренажёрном зале спорткомплекса, расположенного посреди спального района. В обеденный перерыв это было самое подходящее место. Из разговоров с бойцами Дудника Огненович знал, что никакой слежки внутри спального района, не ведётся: весь контроль сосредоточен на периметре, и проникнуть внутрь закрытой территории практически невозможно. Тем не менее, Радивое соблюдая максимальную осторожность, прежде чем начать разговор, старательно обследовал сам тренажёрный зал и прилегающие к нему залы и коридоры.
  Кристина смотрела на всё это с лёгкой усмешкой. Когда он закончил, она сказала:
  - Эдвард - они договорились, не называть настоящего имени югослава - говори быстрее, у нас мало времени. Обед скоро закончится!
  - Не также уж и мало - около получаса, - ответил югослав, - утренний автолёт на Мандельбург уже улетел. Но у меня ещё осталась одна очень большая проблема, которую надо решить, в самое ближайшее время...
  - Информация, собранная службой слежения?
  Радивое кивнул.
  - Да, с ней придётся повозиться, - согласилась Кристина. - За несколько месяцев на... него накопилось столько данных...
  - У нас обоих есть полный доступ к любой информации... кстати, спасибо за место работы!
  - Я же знала, какая специализация для тебя будет удобнее...
  - Отлично. И теперь мы можем облегчить решение задачи, поделив её между собой.
  - Да, это, пожалуй, самое разумное... я помогу тебе.
  - Я сейчас перешлю тебе на коммуникатор те изменения в параметрах, которые я решил вносить в информацию...
  - Хорошо, но ты не забыл, что я лишь простой боец полевого отряда и у меня при одинаковом доступе гораздо меньше возможностей работать с этой информацией!
  - Я понимаю. Но мне очень нужна твоя помощь, и я надеюсь, ты всё же выкроишь время?
  - Я уже пообещала... я лишь хотела сказать, что не смогу взять на себя большие объёмы информации.
  - Этого от тебя и не требуется. Для меня важно другое, - чтобы ты добралась до свежих данных, полученных за последние две-три недели. До той информации, которую ещё не отправили в архив. Если кто-то что-то заподозрит, он не полезет сразу в архив, он возьмёт легкодоступные свежие материалы. Для меня будет очень рискованно лезть в них. А тебе, как полевому агенту проще и следы заметать и причину для исследования информации найти: после боёв последних дней тебе могут понадобиться материалы службы слежения, чтобы прояснить, например, куда скрывались остатки повстанцев, - это никого не удивит.
  - Да, я это верно. А что с информацией архивов?
  - Это я беру на себя. Найти подходящий повод, чтобы залезть в архивы службы слежения - пара пустяков.
  Таким образом, они составили план работы.
  Радивое действительно не составило труда отыскать повод для обращения в архивы, и уже на следующий день он самым активнейшим образом занялся устранением сходства между Симпсоном и Тацисом. Кристина принялась за дело ещё накануне вечером. Она понимала, что от её скорости зависит судьба всего их предприятия, ибо в случае, если кому-то хоть раз удастся сличить настоящие данные Тациса и Симпсона, провал будет гарантирован.
  Поэтому, работая в очень напряжённом режиме, расходуя всё свободное время, она смогла за три дня с небольшим внести нужные изменения во все неархивированные данные Луиса Тациса. Огненовичу работать было гораздо легче. Во-первых, с учётом возможностей его коммуникатора вносить изменения в архивные данные было проще с чисто технической точки зрения, во-вторых, опасность обнаружения корректировки была не столь острой, в-третьих, временем он располагал значительно бо'льшим, нежели его напарница. В результате его часть работы продолжалась более двух недель и завершилась вполне успешно.
  Все дудниковцы, знавшие югослава как коммивояжёра Луиса Тациса, к этому моменту или погибли, или находились вне города, так что когда агент проверил последний файл информации, содержавший его параметры, и убедился, что все изменения внесены, он понял, что теперь никто из военных или службы управления Хаттонлэнда не сможет его опознать.
  Оставались ещё горожане. Для большинства из них он был лицом совершенно неизвестным, пусть и, возможно, примелькавшимся. Те с кем он сражался две недели назад в полуразрушенном доме, и кто остался в живых, не представляли для него опасности, - там всё происходило в темноте, а потому рассмотреть как следует запомнить его лицо они не могли. Поэтому, узнать в нём Луиса Тациса могли лишь служащие отеля. А их он мог встретить в городе в любом месте.
  Это означало, что неразрешённой осталась ещё одна проблема. Однако Огненович имел слишком большой опыт разведывательной деятельности, чтобы потратить много времени на поиск её решения. От служащих отеля нужно было избавиться, - нет ничего проще: отель - очень подозрительное место, в нём могут скрываться враждебные элементы, - не зря же с самого первого дня оккупации в отеле находился постоянный патруль.
  Теперь от югослава требовалось лишь одно - подкинуть кому-нибудь из руководства идею о том, что люди из администрации отеля причастны к повстанческому движению. Доказательств этого наверняка не найдут, но на всякий случай заменят всю администрацию и весь персонал. А всех бывших отправят куда-нибудь подальше от столицы, туда же, куда ранее вывезли часть бывшей элиты Хаттонлэнда, которую сочли опасной, а также некоторых пленных - в посёлок при каком-нибудь алмазном месторождении.
  Тут ему в голову пришла забавная мысль. Если бы на его месте оказался какой-нибудь погружённый в прошлое историк, из тех, с кем он так часто сталкивается на различных научных конференциях и симпозиумах, тот наверняка бы предположил, что несчастных сосланных на алмазные месторождения превратят в рабов и заставят в жестоких бесчеловечных условиях добывать алмазы, расплачиваясь за них собственной жизнью. Как это делали несколько тысяч лет назад на Земле и на некоторых других планетах.
  Радивое улыбнулся.
  Разумеется, никто их там не заставит искать алмазы, - на дворе всё же Космическая Эпоха, а не Древнее Земное Прошлое. И даже на Ганчеве никому не придёт в голову использовать малоэффективный человеческий труд там, где современные технологии сделают гораздо больше. А просто уничтожать людей никто не станет, 'Лоримакс' - отнюдь не кампания маньяков и убийц. Высланные пробудут в посёлке до тех пор, пока ситуация в Хаттонлэнде более-менее не стабилизируется...
  Теперь, когда решение было найдено, оставалось, определить, кому из руководства лучше всего подбросить идею и как безопаснее это сделать.
  Огненович находился в своём номере в общежитии гражданского персонала и сидел за небольшим столиком в гостиной. Встав из-за стола, он подошёл к окну и выглянул наружу. На улице было пасмурно и слякотно, а запахи, появившиеся в воздухе в последние дни недвусмысленно подтверждали приближение весны. Зима в Хаттонлэнде действительно оказалась короткой и не слишком холодной. Снег выпадал раз пять и всегда лежал недолго. Но грязи на улицах было много. Она и теперь лежала там, внизу, на пешеходных дорожках улицы.
  Однако весна приближалась. Несомненно. Радивое Огненович не часто бывал на столь хорошо оземеленных планетах, но он знал, что подобные запахи и даже подсознательное ощущение приближающейся весны возникает только в таких мирах. И то не на всех. Несмотря на закрытое окно, он почти чувствовал свежий весенний ветер уже веющий на улицах Дуэйн-сити.
  'Может быть, когда-нибудь, когда я уйду в отставку, стоит поселиться на такой планете...' - подумал югослав.
  Мысль об отставке вернула его к реальности. Наступающая весна была агенту очень даже кстати - она позволяла провести смену гардероба, а точнее, просто закупку почти отсутствующей верхней одежды, не привлекая к себе внимания. Конечно, Огненовичу не хватало плащей, пальто и курток, отправившихся вместе с прочим багажом Тациса в Мандельбург, но в целях безопасности ему бы пришлось менять всю верхнюю одежду в любом случае. Хорошо ещё, что, выходя последний раз из своего номера в гостинице, Раде надел плащ, не ношенный с самого приезда - он решил начать подготовку образа Симпсона заранее. Не то чтобы в гардеробе агента была хоть одна сколько-нибудь запоминающаяся вещь - ни в коем случае! Вся одежда была стандартных неприметных цветов и покроев. Но всё равно риск одеваться в те же куртки и плащи, что и коммивояжёр Тацис, был чрезмерно велик.
  С бельём дело обстояло и проще и сложнее. Сложнее - потому что о его открытой закупке не могло быть речи - человек, приехавший на другую планету, чтобы работать по долгосрочному контракту без нательного белья - это полная ерунда, которая может выдать Огненовича с головой. Проще - потому что за последние несколько дней он ещё дважды встречался с Кристиной, и она подкинула ему бельишка (кстати, она же организовала доставку двух больших сумок якобы с вещами Симпсона в его номер, сразу после вселения туда югослава). Конечно, носить женские вещи было немного странно (как и бриться оказавшимся в одной из вышеупомянутых сумок женским бритвенным устройством), однако ничего другого Огненовичу не оставалось!
  Впрочем, всё это - не более чем мелочи, которые надо просто принять, чтобы действовать и решать серьёзные задачи.
  На данный момент перед югославом стояла задача окончательно развязать себе руки для ответного удара по владельцам 'Лоримакса'. Он отошёл от окна, сел в кресло и принялся обдумывать, кому бы подкинуть идею насчёт повстанцев в отеле. За те две недели, которые он проработал в службе связи, ему удалось составить представление о властной иерархии оккупационного режима. Кое-какую информацию он собрал и по самим руководителям администрации. Поэтому он быстро решил, что самое подходящий адресат - заместитель главы администрации по безопасности Морган Аткинсон.
  Будучи подчинённым Филлипа Чена, второго после отзыва Мартинеза главы Хаттонлэндской администрации, он фактически подчинялся Ламару Дуднику, поскольку всех военных на Ганчев нанимала компания Дудников. В сущности, Аткинсон являлся не более чем советником Ламара. Но при этом в силу должностного положения он обладал более широкими возможностями для сбора информации, чем сэйфити-хеды более низкого ранга.
  Поскольку Огненович уже успел разобраться в том, как движется информация по каналам связи ЗСУ, доставить Аткинсону нужные сведения не составило труда. Уже через два дня Радивое узнал о совещании руководства службы безопасности и принятом решении о тщательной проверке 'Клейтон-отеля' и остальных городских гостиниц. А три дня спустя в этой гостинице не осталось ни одного служащего из его прежнего персонала.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"