Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Тёмные коридоры судьбы. Роман. Часть 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Часть V
  Раскол
  
  Глава 1
  На следующее утро, первым делом, ещё до выхода на работу, Огненович посетил ЗСУ и выяснил, что час назад в Дуэйн-сити прибыл Бруно да Силва. По расчётам Радивое главный представитель 'Лоримакса' в Хаттонлэнде должен был сначала лично ознакомиться с положением дел в городе, чтобы получить представление о тяжести сложившейся ситуации, а уж потом вдобавок ко всему получить сведения о контактах Дудника с повстанцами.
  Югослав предполагал, что Ламар Дудник, стараясь сгладить назревающий конфликт, сразу признает вчерашние ошибки своего штаба и будет играть с да Силвой в откровенность, разумеется, никоим образом не касаясь своих связей с повстанцами. А когда пик конфликта будет пройден, и фактический глава вооружённых сил 'Лоримакса' сочтёт, что буря миновала, он и собирался подкинуть да Силве своё послание.
  Совещание высших представителей оккупационной власти Хаттонлэнда продолжалось весь день. К вечеру стало известно, что несколько высших командиров полевых отрядов потеряли свои должности. Между тем, на западных окраинах города со вчерашнего вечера продолжались активные боевые действия.
  После того, как Дудник приказал прекратить преследование брэдлиевцев, они благополучно достигли цели своего пути. В беспрерывных боях этого дня группировка, по расчётам дудниковских аналитиков потеряла от четверти до трети состава. Уцелевшие наверняка изрядно выдохлись. О том, как их приняли в соперничающей группировке, известий пока не поступало. Впрочем, то с западных окраин не приходило никаких данных о боевых действиях в районе базирования самой мощной группировки мятежников - само по себе являлось плохой новостью для Дудника и его людей. Однако в данный момент это не имело большого значения. В любом случае активного продолжения боя аналитики не ожидали. Их босс, скорее всего, был с ними полностью согласен.
  Но руководители повстанцев думали иначе. Уже в середине следующего дня после взрыва ТПК-порта большие отряды объединённых повстанческих сил через не забаррикадированные туннели проникли в тыл дудниковских отрядов, только что расположившихся на границе западных городских окраин. В результате завязался ожесточённый бой. Отрядам оккупантов почти сразу потребовалось подкрепление.
  Упорные бои, охватившие почти всю западную часть Дуэйн-сити, продолжались до позднего вечера. Наступление повстанцев их противникам удавалось сдерживать лишь благодаря своему значительному превосходству в вооружении и техническом оснащении, поскольку людей Дуднику по-прежнему не хватало. Однако и людские ресурсы повстанцев оказались далеко не безграничны, а потому когда стемнело ситуация на западе города стала изменяться в худшую для Огненовича сторону.
  Именно в этот момент завершилось совещание руководителей администрации Хаттонлэнда, и Бруно да Силва отправился к себе в апартаменты. Он занимал весь второй этаж уже известного дома.
  Рабочий день Огненовича завершился примерно в то же время, и он вышёл 'на прогулку', направляясь к своему дому, но мимо резиденции да Силвы. На глазах у югослава на взлётно-посадочной площадке возле дома приземлился автолёт, и руководитель алмазной промышленности в сопровождении охранников зашёл в дом. Шпион решил скоротать время, гуляя в небольшом парке поблизости.
  Через пятнадцать минут коммуникатор Радивое отправил на видеофон в квартире Хансена сигнал-приказ о запуске послания, заодно включив тепловой датчик бомбы. Взрыв прогремел через три или четыре минуты. Сразу после этого куча людей из близлежащих домов вывалила на улицу. Югослав остался в толпе, - возвращаться в себе в такой момент было бы глупо. К тому же у него появилась возможность безопасно понаблюдать за результатами взрыва. От него по расчётам Огненовича должна была пострадать лишь квартира Хансена. Учитывая силу и направленность взрыва, её хозяин мог уцелеть только чудом, - например, если бы у него оказался вдруг гость, а капитан как вчера пошёл бы за выпивкой в другую комнату. Но гости в нынешней ситуации - вещь крайне маловероятная. Да и зачем гостю отвечать на вызов по видеосвязи?
  К зданию почти сразу прибыли военные, которые окружили дом, оттеснили толпу и проконтролировали тушение небольшого пожара, возникшего в результате взрыва. Как да Силва покинул дом, югославу заметить не удалось, однако он ни секунды не сомневался в том, что чиновник получил его письмо.
  Через несколько минут по толпе разнёсся слух, что от взрыва пострадал только один человек - хозяин квартиры, где и произошло ЧП. Он очень тяжело ранен и находится без сознания. Пострадавшего выносили, видимо, не через парадный вход, так что убедиться в правильности слуха зевакам не удалось.
  Ничего интересного ни в самом доме, ни вокруг него больше не происходило, и через полчаса толпа начала рассасываться. Радивое, вернувшись в свой номер, включил новостной канал. Там сообщили, что капитан Хансен, раненый у себя в квартире в результате несчастного случая скончался, не приходя в сознание.
  'Всё-таки жаль, что у меня не было другого выхода! - подумал югослав, - хотя, он был наёмником и зарабатывал себе на жизнь, убивая других людей...'
  Затем он подключился к ЗСУ и стал отслеживать сообщения о действиях высшего руководства хаттонлэндской администрации. Он быстро обнаружил, что за десять минут до его подключения, началось новое, экстренно созванное совещание.
  'Прекрасно! Он точно получил моё письмо и теперь рвёт и мечет... пожалуй, спать этой ночью мне не стоит! - подумал Радивое. - Ещё неизвестно, чем завершится это совещание...'
  В течение следующего часа никаких сведений о том, как проходит совещание, не поступало. Затем сообщения, точнее приказы начали озвучиваться одно за другим. Первым из них в отставку был отправлен нынешний формальный глава администрации Хаттонлэнда. Вместо него всю оккупационную власть возглавил сам да Силва.
  'Ну, теперь Дуднику точно не поздоровиться!' - подумал Огненович.
  Второй приказ отправил в отставку с поста 'главного координатора сферы безопасности' самого Дудника. Затем, последовало сообщение, что любой офицер или рядовой полевой агент, рядом с которым окажется Ламар Дудник, обязан его арестовать.
  'Вот вам и полный разрыв! - подумал югослав - А Дудник-то сбежал! И правильно сделал. Для меня это наилучший вариант. Теперь он поднимет своих наёмников против да Силвы и в городе начнётся настоящая заваруха, ведь далеко не все наёмники пойдут за Ламаром. У многих на него зуб! Мне, конечно, следует взять сторону да Силвы, если я хочу добраться до моих похитителей - боссов 'Лоримакса'!'
  В течение следующих минут сорока ничего нового не происходило. Только на западе виднелись едва заметные всполохи отсветов перестрелки повстанцев и оккупантов. Огненовичу пришло в голову, что дудниковцами их теперь называть не нужно. По крайней мере, многих из них.
  В тот момент, когда Радивое уже задался вопросом, не отложат ли да Силва и Дудник свои разборки до утра, он услышал звук слабого взрыва, донёсшийся из соседнего квартала, с той стороны, где располагались здания хаттонлэндской администрации. Шпион встал с кресла, и, подойдя к окну, увидел яркие всполохи света. Внешний микрофон был выключен, так что в комнату не доносилось ни звука. Агент включил его и услышал едва слышные крики.
  Скорее всего, повстанцы к произошедшему не имели никакого отношения. Огненович был почти на сто процентов уверен, что оккупанты сражались со своими бывшими соратниками. Точнее отряды нового руководителя Хаттонлэнда с бойцами, которые остались верны своему непосредственному нанимателю. Приглядевшись к месту, над которым поднимались отсветы огня и откуда доносились крики, югослав понял, что идёт штурм главного здания администрации, где ещё недавно проходило то самое экстренное совещание.
  'Надеюсь, сеньор да Силва покинул здание, иначе его просто могут прихлопнуть, и мой план полетит ко всем чертям!' - подумал Огненович.
  И тут рядом с его домом прогремел мощный взрыв.
  'Черт возьми!' - вырвалось у агента, когда он увидел в воздухе над административным центром 'Уоллберг-409', боевой автолёт-штурмовик, не использовавшийся в городе после открытой войны с повстанцами.
  Когда с открытым сопротивлением было покончено, эти машины перегнали на алмазные месторождения для отражения внезапных атак, ещё разбросанных по Хаттонлэнду отрядов сопротивления. Контролировал их, естественно, да Силва. Так что появление 'уоллберга' несколько успокоило Огненовича.
  Его взгляд случайно упал на улицу, ведшую от его дома к соседнему кварталу. Она была заполнена народом.
  Он отошёл от окна и включил видеофон. По информканалу никаких сообщений не передавали, - экран пустовал.
  'Пожалуй, стоит выйти! Хоть это и очень опасно, но информации-то у меня нет!' - подумал Радивое.
  Он натянул защитный комбинезон, взял оружие и вышел из номера. В коридорах и вестибюлях 'общежития' туда-сюда сновала масса народу. Когда югослав, наконец, протолкался на улицу, то первым попавшим ему на глаза человеком оказался Мэтью Дин, служащий отдела продовольственного снабжения, с которым агент несколько раз пересекался по службе.
  - Мэтью! - Позвал его югослав.
  Тот повернулся.
  - Здравствуйте, мистер Симпсон.
  - Здравствуйте. Что там происходит?
  - Вы о перестановках в нашем руководстве слышали?
  - Слышал. 'Перестановки' - это слабо сказано!
  - А теперь сбежавший мистер Дудник решил захватить свой бывший штаб.
  - Судя по всему, у него это не получилось, - заметил агент.
  - Похоже, что так, - согласился его собеседник.
  - А известно что-нибудь о том, что происходит в других районах города? Информканал не работает.
  - На западе нашим удаётся сдерживать напор повстанцев...
  - То есть как? Наши же ещё вечером перешли в наступление!
  - Я слышал, Дудник со своей охраной прибыл в расположение резервных отрядов. Там несколько человек уже знали о его смещении, и кое-кто не захотел ему подчиняться. Так что охранникам пришлось пострелять. Дудник всё-таки удержал контроль над многими отрядами. И теперь они не воюют с повстанцами, а готовятся штурмовать центральные кварталы.
  - Откуда вы всё это знаете? - удивился Радивое.
  - Я живу в доме с одним офицером из резервных отрядов. Я видел его минут пятнадцать назад. Он сбежал оттуда, поскольку его отряд почти целиком поддержал Дудника, а сам он хочет исполнять приказы только законного начальства.
  - Вам повезло, - заметил Огненович.
  - С информацией - да. Но повезёт ли всем нам с жизнью после этой ночи...
  Замечание Мэтью прервал звук нового мощного взрыва, донёсшийся со стороны административного центра.
  - Кажется, Дудник продолжает штурм, - сказал югослав.
  - Наверное, он всё ещё надеется восстановить контроль над Дуэйн-сити.
  Бой продолжался ещё около часа. Затем остатки штурмовых отрядов Дудника отошли за пределы бывших безопасных кварталов столичного центра.
  Что происходит на остальной городской территории, понять было невозможно.
  Да Силва сохранил контроль над центральным районом Дуэйн-сити. Однако контроль этот оказался едва ли не условным. Как выяснил позже Огненович, в тот момент под рукой у главного представителя 'Лоримакса' было всего лишь чуть больше полутысячи вооружённых бойцов. Держался он исключительно благодаря штурмовикам типа 'уоллберг', не подпускавшим дудниковцев к центральным кварталам. Большая часть войск треснувшего оккупационного режима до сих пор сражалась с повстанцами на западе.
  Утром люди Дудника предприняли ещё две попытки проникнуть в центральные районы хаттонлэндской столицы. У них заканчивались боеприпасы, а потому им срочно нужно было добраться до складов с вооружениями и боеприпасами. Обе попытки закончились провалом.
  Тем временем, положение на западе Дуэйн-сити утром стало резко ухудшаться. Сдерживать наступление повстанцев становилось всё труднее. Некоторые отряды отходили в глубь города. Другие ещё до отступления распадались из-за вопроса о Дуднике. Боеприпасы также таяли, а снабжение со складов, естественно, прекратилось. Ближе к полудню бои стали быстро затухать.
  Однако спустя два часа сражение возобновилось с новой силой. Как потом выяснилось, повстанцы перегруппировали свои отряды и нанесли массированный удар в средней части западного фронта. К этому моменту единый фронт, который удалось сформировать за полтора дня до того Дуднику и его штабу, уже представлял собой решето. Большая часть отрядов отошла на восток, в контролируемую официальными оккупационными властями часть города. Ещё остававшиеся на своих позициях бойцы вынуждены были думать не только об опасности атаки с фронта или с фланга, но и о возможности удара в спину от своих же бывших товарищей.
  Наиболее слабой частью фронта оказалась именно средняя. Людей там оставалось ненамного больше, чем имел в своём распоряжении да Силвы в центральных кварталах Дуэйн-сити прошедшей ночью. Боеприпасов у них было совсем мало, так что явное преимущество в технике и вооружении над повстанцами почти совершенно нивелировалось.
  После получасового ожесточенного боя фронт был прорван. Около сотни уцелевших бойцов оккупационных отрядов отступили в глубь города. Вслед за ними, избегая окружения, стали отходить и остатки фланговых группировок.
  
  Глава 2
  В восточной части Дуэйн-сити ситуация с утра стала резко ухудшаться. Какой-либо порядок был нарушен везде, за исключением центральных административных и жилых кварталов, где базировались оккупационные силы.
  Примерно до полудня большая часть сторонников Дудника и да Силвы соблюдали нейтралитет. В штурме здания администрации участвовала лишь небольшая часть приверженцев бывшего начальника службы безопасности. Когда стало ясно, что его попытка быстро вернуть власть в Дуэйн-сити, провалилась, принявшие его сторону боевики и те кто, проявил лояльность новому руководству, перевели противостояние друг с другом в 'горячую' форму.
  Первый настоящий бой между дудниковцами и силванцами произошёл незадолго до решительного наступления повстанцев на западном фронте, то есть, в начале второй половины дня в одном квартале к югу от 'Клейтон-отеля'. В отряде силванцев в нём участвовала и Кристина Миранда. Именно она и поведала затем Огненовичу о том, что происходило в городе в следующие несколько дней. Официальный информканал по-прежнему не работал. ЗСУ превратилась в кипящий котёл, выловить в котором достоверные сведения стало почти невозможно, так что информация до югослава доходила исключительно в виде слухов.
  Отряд сторонников Ламара Дудника расположился на отдых в залах большого универсального магазина. Когда по улице мимо магазина проходило человек пятьдесят силванцев, несколько сторонников свергнутого координатора выскочили наружу и стали обзывать своих бывших сослуживцев предателями. Кто-то в кого-то выстрелил. Кто-то успел ответить. Раздались крики раненых. Офицер, ведший силванцев, приказал залечь и открыть огонь по магазину.
  Дудниковцы в такой ситуации имели преимущество, поэтому через десять минут, потеряв семерых убитыми, силванцы вынуждены были отступить. При этом не раненых в их отряде осталось не более десяти человек. Среди них была и партнёрша Огненовича.
  Но дудниковцам недолго пришлось праздновать победу, - с другой стороны к зданию магазина подходил ещё один отряд силванцев. Его командир, отходя с линии фронта, прихватил с собой две мощные лазерные установки. Услышав звуки перестрелки, и выяснив в чём дело, он тут же пустил их в ход. Лазеры менее чем за минуту испарили и обрушили половину задней стены магазина. И хотя на этом остатки производимой лазерным генератором энергии закончились, дудниковцам пришлось покинуть здание и спасаться бегством.
  Они двинулись на север - в сторону 'Клейтон-отеля'. Их преследовали в общей сложности человек восемьдесят силванцев. В это время неподалёку от 'Клейтон-отеля', один из охранников Ламара Дудника, ставший на время его эмиссаром в верных отрядах, формировал новую ударную группу для штурма административного центра Дуэйн-сити. На площади собралось уже около двухсот пятидесяти человек. Они располагали одной лазерной установкой средней мощности и ещё тремя крупными орудиями.
  На площади появился отступающий отряд дудниковцев. За ним к отелю вышли силванцы. Через две минуты на них обрушился шквал огня из лёгкого вооружения, пламя лазера и залпы 'картечи' из 'лопеса'. Потеряв сразу дюжину убитыми и имея ещё два десятка раненых, силванцы укрылись в здании гостиницы.
  Дудниковцы немедленно перенесли огонь на отель. По нему били уже всеми четырьмя крупными установками. 'Клейтон-отель' получил серьезнейшие повреждения в фасадной части. Но в тот момент, когда дудниковцы собрались пойти на штурм, над площадью появился 'уоллберг'. Первым же ударом он уничтожил три десятка дудниковцев, за тем последовали ещё два не менее эффективных удара. Уцелевшие сторонники Дудника немедленно разбежались в разные стороны.
  Через десять минут остатки группы силванцев покинули отель и проследовали в центральные кварталы Дуэйн-сити, где присоединились к новому гарнизону да Силвы.
  Таким же образом к концу дня в административные кварталы Дуэйн-сити попали ещё более тысячи сторонников новой власти. Численность верного да Силве гарнизона утроилась, а положение нового босса заметно упрочилось.
  В центре города к вечеру стало значительно спокойнее. В остальных его частях царил полнейший хаос. Попытки Дудника собрать своих сторонников в единый кулак в этот день не увенчались успехом. Повстанцы тоже не могли в полной мере контролировать свои силы, особенно после того, как организованное сопротивление оккупационных сил было прекращено, а линия фронта испарилась.
  Только на западных окраинах - на собственной базе и вокруг неё - руководителям сил сопротивления ещё удавалось поддерживать какое-то подобие порядка. По остальному городу бродили отряды, группы и группки повстанцев, силванцев и дудниковцев и вступали в стычки друг с другом, грабили магазины и дома.
  На удивление югослава новый глава Хаттонлэндской администрации весь день практически бездействовал. Ещё утром, видимо, по совету принявших его власть штабных офицеров, он восстановил систему охраны центральных районов. В спокойные времена на неё требовалось около четырёхсот человек - чуть меньше, чем было в тот момент под рукой у да Силвы. Но теперь ни один из новых блокпостов не смог бы сдержать наступление своих бывших соратников.
  Единственное, что спасало от решительного штурма - автолёты типа 'уоллберг'. Ещё ночью они показали, как легко могут остановить самую многочисленную, но недостаточно вооружённую и организованную штурмовую группу. Это же они подтвердили в ходе утренних попыток штурма центральных районов. Поэтому в течение всей второй половины дня Дудник даже не пытался угрожать позициям силванцев в центре Дуэйн-сити. Весь день он собирал воедино отряды своих сторонников, и искал хоть какие-то боеприпасы к попавшим в его руки тяжёлым орудиям, польза от которых пока что была минимальной.
  Да Силва в течение всего этого дня не проявлял никакой активности. Он лишь поддерживал связь с гарнизонами месторождений и проводил совещания. Огненович думал, что пилоты 'уоллбергов' получат задания более активно действовать над периферийной частью города. Однако, кроме случая с 'Клейтон-отелем' они за весь день вступали в бой за пределами центральных районов лишь трижды и на очень краткое время.
  Ранним вечером Огненович отправился на очередное совещание у да Силвы. После целого дня обсуждений дел с военными, тому захотелось переговорить с представителями гражданских служб. Начальник отдела связи сохранил верность Дуднику и ещё ночью покинул своих подчинённых. Поэтому делегата на совещание выбирали все оставшиеся на месте связисты. Югославу удалось убедить сослуживцев, что именно он лучше всего представит их на столь высоком уровне.
  Совещание состоялось в пять часов вечера в большом зале, на семнадцатом этаже административного центра, где до оккупации заседал административный совет Дуэйн-сити.
  Для начала слово взял сам да Силва. Он разъяснил собравшимся сложившуюся ситуацию. В столице Хаттонлэнда новая власть пока что контролировала лишь центральную часть. Но здесь же в данный момент была сосредоточена большая часть ресурсов - материальных, военных, продовольственных - оккупационных сил. Также власть нового руководителя администрации признавали большинство гарнизонов месторождений и администраций районов Хаттонлэнда. Проблема, по словам да Силвы заключалась лишь в нехватке людских ресурсов. В ближайшие дни новое руководство собиралось разрешить эту проблему, после чего планировало приступить к наведению порядка в Дуэйн-сити.
  Увеличивать подконтрольный гарнизон да Силва собирался двумя способами: привлечением на свою сторону остатков городского гарнизона не поддержавших Дудника и переброской в столицу части сил периферийных гарнизонов. По расчётам офицеров нового штаба, на формирование сильной группировки, способной эффективно использовать имеющиеся ресурсы, потребуется не более недели.
   Затем начались выступления приглашённых служащих. Все они выражали преданность новой власти, говорили о верности нанявшей их компании, изъявляли готовность приложить все силы к ликвидации мятежа и восстановлению порядка в Дуэйн-сити. Затем каждый из них говорил несколько слов о представляемой службе или отделе.
  В том же духе выступил Огненович. Однако, рассказывая, о положении дел со связью он лишь вскользь упомянул о том крайне важном факте, что Эдмар Рензо, начальник отдела и несколько его подчинённых поддержали Ламара Дудника. Между тем это означало, что все линии связи новой власти легко доступны, если не подконтрольны, дудниковцам.
  Югослав принял сторону да Силвы. Но он вовсе не желал, чтобы новая власть одержала верх над старой и восстановила порядок в Дуэйн-сити. При этом он сознавал, что измена Рензо - факт известный, и да Силва в любом случае должен понимать все его последствия, однако подталкивать его в правильном направлении агент не собирался.
  В конце совещания вновь выступил да Силва. Поскольку, судя по заявлениям приглашенных, состояние почти всех служб гражданского управления оказалось вполне удовлетворительным, выводы его были весьма оптимистичны. Он сказал, что слаженная и четкая работа военных и гражданских служб администрации должна позволить в кратчайшие сроки ликвидировать мятеж.
  'Посмотрим, посмотрим, что у вас получится, сеньор да Силва, - подумал Огненович - Думаю, у Дудника есть собственное мнение о том, как должна развиваться ситуация. И мне, кажется, оно может оказаться ближе к реальности. Может, мне уже пора начать пробиваться наверх? Иначе я могу опоздать...'
  В этот момент он шёл по коридору к лифту. Завернув за угол, югослав увидел выходящего из какого-то кабинета знакомого штабного офицера.
  - Привет, Эдди! - обратился к нему Радивое.
  - Привет, Эдди! - обернувшись, сказал офицер.
  - Ты остался?
  - Ты же меня знаешь! Я десять лет проработал в службе безопасности одного из акционеров 'Лоримакса'. Так какое мне дело до какого-то Дудника?!
  - Да-да, конечно! Послушай, я хотел узнать, моя помощь вам тут не понадобится? Я слышал, что работавшие здесь связисты были людьми Дудника...
  - Точно. Из прежних остался только один - из пятерых операторов связи! Но новый босс решил завести сюда своих людей. С одного алмазного месторождения. Они прибыли ещё утром.
  - Но им, наверное, сложно тут со всем разобраться...
  - Насколько я знаю, они уже полностью наладили работу коммуникаций.
  - И всё-таки мне бы хотелось перебраться в главный административный центр. Сам понимаешь, в городе такое положение, что опасность может угрожать почти везде. Рисковать лишний раз не хочется. А здесь, похоже, сейчас самое безопасное место в городе. Может, по старой дружбе поможешь? Ты же знаешь, я знаток местных коммуникаций!
  - Я попробую, но да Силва не доверяет местным связистам... после измены Рензо - особенно.
  - И всё же попробуй...
  Следующие два дня югослав проторчал в главном административном центре, активно консультируя новых работников службы связи. Это были высококвалифицированные люди, однако учитывая хаос, воцарившийся в виртуальной сфере Хаттонлэнда вообще и в ЗСУ в частности можно было утверждать определённо, что преодоление возникших трудностей вовсе не так близко, как уверял Огненовича его 'тёзка'-лоримаксовец.
  К тому же Радивое отнюдь не помогал своим новым 'соратникам' разобраться с этими проблемами. Он хотел, чтобы Дудник имел возможность полностью отслеживать все контакты новой власти и вовремя нанести решительный контрудар. В том, что этот контрудар последует, Огненович не сомневался. Дудник должен был понимать, что затягивание борьбы явно противоречит его интересам. Его скудные боезапасы бессмысленно тратятся в мелких стычках. С запада наседают повстанцы. В центре города постоянно увеличивает численность своих отрядов да Силва. Небольшое промедление - и Дудник окажется между 'молотом и наковальней', как выразились бы жители Дубова.
  Единственное, чего у Дудника было в избытке - это люди. Около девяносто процентов боевиков и значительная часть гражданских служащих оккупационных служб были наняты 'Дудник Секьюрити', а потому в начавшемся конфликте большая их часть поддержала своего непосредственного нанимателя, а не представителя заказчиков. Однако и этих людей ещё нужно было собрать из разрозненных групп в единый кулак, и хорошенько подумать, как наилучшим образом использовать преимущество в живой силе.
  Обо всё этом Огненович размышлял ещё вечером первого дня внутриоккупационного противостояния. Сразу после того, как капитан Эдвард ван Лент сообщил, что его просьба удовлетворена и Огненович, точнее Эдвард Симпсон, переведён на работу в главный административный центр. Радивое пришёл к выводу, что когда он туда попадёт, его основной задачей станет сохранение открытости коммуникаций для дудниковских спецов, а также сбор всевозможной информации. В условиях крайне нестабильного положения дел и весьма туманных перспектив, пригодиться могли любые сведения.
  
  Глава 3
  Работая в главном административном центре новой власти, Огненович собрал много самой различной информации. Он получил полное представление о том, как развивался бой на Фредриксен-стрит, и узнал много интересного о других событиях того знаменательного дня. Но самой удивительной для него оказалась информация о том, почему да Силва попытался арестовать Дудника после срочного ночного совещания, закончившегося полной сменой высшего руководства Хаттонлэнда и сделавшего раскол внутри оккупационного режима неизбежным.
  Радивое выяснил, что новоявленный правитель Хаттонлэнда решил арестовать Дудника не из-за информации о его связях с повстанцами - за это он намеревался лишь снять его с должности, а из-за смерти Хансена. Да Силва счёл её неудачной попыткой Дудника замести следы. А человек, столь бесцеремонно и цинично заметающий следы, - бесспорно крайне опасен. В том числе - для самого да Силвы.
  'Это ещё раз доказывает, насколько я был прав, подкладывая ту бомбу!' - подумал тогда Огненович.
  За два дня, проведённые в главном административном центре он лишь дважды мельком виделся с Мирандой. В первый день мятежа на подходе к центральным кварталам она получила лёгкое ранение, но оставалась в строю. Тогда Радивое посоветовал ей попасть в подразделение, базирующееся возле здания, где он теперь трудился. Тем более что ранение позволяло просить о переводе в 'тыл', каковым сейчас и был новый штаб да Силвы. Когда они встретились во второй раз, она уже входила в состав охраны ГАЦ.
  У вечеру второго дня работы на новом месте югослав почувствовал лёгкое беспокойство за судьбу своего плана. Во-первых, в распоряжении да Силвы насчитывалось уже более трёх тысяч человек. Этого было ещё недостаточно для широкомасштабных наступательных действий, но в самый раз - для полного контроля центральных районов города. Теперь даже преимущество Дудника в людских ресурсах не было столь очевидным. Ещё несколько дней промедления - и дело окажется на грани проигрыша.
  Кроме того, нарастала опасность лично для югослава. Его тихий саботаж в службе связи, несмотря на максимальную осторожность шпиона, в любой момент мог привлечь к себе внимание. В таком случае риск возрастал многократно.
   Поразмыслив над этим, Огненович решил больше не препятствовать своим нынешним сотрудникам при наведении порядка в виртуальном пространстве и информационных коммуникациях.
  Впрочем, даже если бы он и не принял такого решения, это не имело бы никакого значения. Ранним утром следующего дня отряды Дудника начали штурм позиций силванцев.
  Югослав был разбужен громким звонком сигнала, которым его срочно вызвали на работе. Узнав у коммуникатора, сколько сейчас времени, он понял, что его надежды начинают оправдываться, - Дудник перешёл-таки в наступление. Между тем с улицы не доносилось ни звука ,как будто в городе ничего не происходило. Только тут Раде вспомнил, что вчера, ложась спать, машинально выключил внешний микрофон.
   Быстро одеваясь, Огненович дал домашнему компьютеру команду включить микрофон. В комнату ворвались звуки кипящего жизнью боевого лагеря, коим в последние дни стали центральные кварталы Дуэйн-сити. Собрав предметы первой необходимости, включая оружие и боеприпасы, агент надел защитный комбинезон, выскочил на улицу и бросился бежать к главному административному центру. Путь его то и дело пересекали группы полевых бойцов перемещавшиеся в разных направлениях. У попавшегося по пути знакомого офицера югослав выяснил, что дудниковцы уже двадцать минут штурмуют периметр 'безопасной зоны', по крайней мере, в четырёх местах.
  Прибыв на работу, Огненович узнал, что на самом деле штурм идёт аж в семи точках оборонительного периметра.
  'Дудник заставит да Силву распылить силы и растратить резервы, а потом нанесёт удар в самое слабое место', - подумал шпион.
  Радивое работал непосредственно при штабе да Силвы, обеспечивая бесперебойную связь с подразделениями.
  Бой продолжался уже почти полтора часа. За это время да Силва отправил на периметр почти восемьдесят процентов имевшихся у него полевых бойцов. Поначалу противостояние со сторонниками Дудника происходило вполне успешно. Полевые отряды без особых проблем удерживали свои позиции, отражая не слишком мощные наскоки отрядов противника. 'Уоллберги' уничтожали врага десятками. Они же сбили два крупных транспортных автолёта с десантными группами, которые бывший начальник службы безопасности пытался выбросить на 'безопасную зону'. Полевые отряды да Силвы не жалели зарядов и также ликвидировали множество наступавших. Когда Радивое поймал сообщение в штаб о том, что число потерь Дудника приближается к тысяче, то подумал, что победа противника будет пирровой.
  'Похоже, Дудник совсем потерял хватку! Как можно было так планировать операцию? С подобными потерями ему вряд ли удастся контролировать Дуэйн-сити, даже если он одержит верх в междоусобной борьбе', - подумал югослав.
  И тут он получил сообщение от охраны одного из военных складов, - они сообщали в штаб, что на них напали дудниковцы. Между тем, склады находились в глубине центральных кварталов, далеко от места штурма. Штаб тут же послал ответный запрос о количестве напавших, одновременно отдав приказ послать на склады отряд из резерва.
  Ответа от складской охраны не последовало.
  К Радивое подошёл да Силва.
  - Соедините меня со службой слежения.
  Главный диспетчер службы сообщил, что никаких данных о нахождении дудниковцев внутри центральных районов города у него нет, и никаких тревожных сигналов система не посылала. Да Силва немедленно потребовал проверить работу системы слежения. В этот момент раздался страшно грохот, пол под ногами заходил ходуном. Несколько человек свалились на пол. Прочнейший пластик окон, установленных в ГАЦ чудом выдержал мощную взрывную волну.
  - Что это?! Боже, что это такое?! - раздались вокруг крики.
  'Не пора ли выбираться наружу из этого стоячего гроба?' - спросил себя тут же Огненович.
  Между тем несколько офицеров бросились к окнам, выходившим на восток.
  - Склад номер четыре взорван, - крикнул один из них.
  - Господин да Силва, вас вызывает служба слежения, - сказал второй оператор связи.
  - Ну что? - подойдя к видеофону, спросил босс.
  - К сожалению, мы не контролируем наши датчики.
  - То есть, как? - да Силва был ошарашен.
  - Передачу данных с датчиков кто-то перехватывает. Видимо, люди Дудника. Нам же они пересылают нейтральные данные.
  - Так вы не можете выяснить, что происходит в городе?
  - Только на периметре, там, где идёт бой.
  - Но эту информацию нам, наверняка, сообщили бы наши полевые командиры... - заметил один из офицеров. Главный диспетчер службы слежения говорил уже по большому настенному видеофону и его сообщение слышал весь штаб.
  - Именно поэтому, они и не перекрыли нам доступ к этим сведениям, - заявил диспетчер.
  - Что же нам делать? - растерянно спросил да Силва.
  Диспетчер лишь пожал плечами.
  - Срочное сообщение от охраны второго склада - на них напали мятежники, - сообщил четвёртый оператор.
  - Большие отряды противника проникли в жилые кварталы. Наши резервные отряды вступили в бой, - передал Огненович.
  - Командир посланного вами на первый склад отряда сообщает, что не добрался туда. Третий, шестой и седьмой склады захвачены противником, - сообщил третий оператор.
  В этот момент раздался новый грохот, и здание вновь сотряслось, а пол под ногами заходил ходуном. Сразу взглянув в восточные окна зала, югослав увидел клубы дыма и пыли, а также разлетающиеся обломки.
  - Склад номер пять, - услышал он голос одного из офицеров.
  - Сообщения от нескольких командиров резервных отрядов, - сказал третий оператор связи. - Во всех районах бывшей безопасной зоны идут бои. Мятежников становится всё больше и больше. У них мощные орудия...
  И тут как будто в подтверждение его слов примерно в километре к северу от ГАЦ в воздухе произошёл очередной взрыв.
  - 'Уоллберг' взорвался, - сказал один из офицеров.
  - Они захватил противовоздушные установки на шестом складе, - сообщил другой.
  Да Силва был совершенно растерян. Он стоял посреди зала и беспомощно оглядывался по сторонам, не зная, что сказать, и что сделать.
  'Вот что происходит, когда гражданский человек руководит военной операцией', - подумал Огненович.
  Впрочем, совершенно потерянными выглядели все присутствовавшие.
  И тут здание ГАЦ сотряслось вновь. Но теперь это стало результатом прямого попадания мощного заряда в его собственные стены.
  - Похоже на 'харви', - заметил кто-то из офицеров.
  - Между четвёртым и пятым этажами, сообщил человек, выглянувший в окно наружу.
  - Не пора ли нам спуститься вниз? - спросил у да Силвы один из операторов связи.
  - Да, пожалуй, - после некоторого колебания согласился босс.
  - Может быть, сначала стоит связаться со службой слежения? - спросил югослав.
  - Зачем? - удивился глава администрации. - Мы же всё равно не можем её контролировать. Да и что это теперь может изменить?
  - Вы правы. Но при самом худшем развитии событий она сама может кое-что изменить. Так что нам лучше подстраховаться.
  - Как? - спросил один из операторов.
  - Мы должны ликвидировать систему слежения. Я думаю, у нас есть несколько специальных программ на такой случай. Они запросто выведут из строя все работающие датчики.
  Все присутствовавшие сразу сообразили, какой вариант развития событий имеет в виду мистер Симпсон. Понял это и да Силва. После трёхсекундного размышления он согласился.
  На большом экране зала появилось изображение диспетчерской службы слежения. В первое мгновение всем показалось, что она пуста. Но через несколько секунд на экране появился один из диспетчеров.
  - Господин да Силва... - растерянно произнёс он.
  'Если верно, что крысы первыми бегут с тонущего в море корабля, значит крысы из службы слежения - самые быстрые! - с внутренней усмешкой подумал Радивое'.
  В штабном зале все поняли, что происходит. Но времени для ругани не было, и да Силва сразу перешёл к делу:
  - Диспетчер...
  - Люк Сеймур - подсказал молодой человек по другую сторону экрана.
  - Диспетчер Сеймур, вы имеете доступ к ликвидационным программам системы?
  - Да... - с некоторым колебанием сообщил Сеймур.
  - Вы можете их запустить?
  - Возможно...
  - В таком случае, приступайте немедленно. - Да Силва сделал паузу. - И прежде чем... сбежите, удостоверьтесь, что система слежения выведена из строя!
  - Да, конечно, будет исполнено, сэр! - с явным энтузиазмом в голосе произнёс Сеймур.
  - До свиданья, молодой человек, - сказал да Силва.
  Экран погас.
  
  Глава 4
  Пока босс разговаривал с диспетчерской СС, операторы связи продолжали принимать сообщения от командиров верных ему отрядов.
  - Как обстоят на периметре? - спросил да Силва, обращаясь к ним.
  Югослав подумал, что он ещё на что-то надеется.
  - На четырех из семи основных участков обороны наши отряды попали в окружение. Ещё на одном участке этого удалось избежать лишь отступлением... - ответил один из операторов
  - Превосходно! - мрачно заметил да Силва. - Как обстоят дела внутри центральных районов?
  - Отряды дудниковцев почти повсюду.
  - Наша база автолётов?
  - Её охрана держит оборону. К ним сейчас присоединились несколько наших отрядов, отступивших с периметра 'безопасной зоны'. У них много оружия и боеприпасов. Значит, они ещё продержатся некоторое время.
  Наступила пауза.
  - Как же они всё-таки просочились? Ведь мы создали линию обороны по всему периметру контролируемой территории! - спросил да Силва, обращаясь к своим офицерам.
  - Мы потеряли контроль над службой слежения, - сказал офицер, сообщивший об уничтожении 'уоллберга' - а это значит, что они могли просочиться через любой закоулок, любую щель, возле которой, мы не выставили охрану.
  - Не забывайте о городских подземельях, - напомнил другой офицер.
  - Но ведь мы заперли все подвалы, имевшие связь с подземельем! - возразил да Силва.
  Звуки боя приближались.
  'Чего он медлит? Неужели не понимает, что дело проиграно, и пора сматываться!' - с беспокойством думал Огненович.
  - Но босс! Имея достаточно время, дудниковцы легко могли вновь открыть подвалы, - ведь мы не знали, где они, и что делают, - ответил один из офицеров.
  Вблизи от здания прогремели два мощных взрыва. Затем почти сразу же рухнул ещё один подбитый автолёт-штурмовик.
  - Где сейчас находится ближайший отряд дудниковцев? - спросил да Силва у оператора.
  - В одном квартале от нашего здания. Скоро они прорвут оборону...
  - Пора уходить, - сказал да Силва.
  'Давно пора', - подумал югослав.
  - Операторы - сообщите всем командирам наших подразделений, что оборона Дуэйн-сити прекращается. Новая задача - пробиваться из города. Пусть берут или захватывают транспорты и отправляются на месторождения. Там все мои люди. Даже те, что наняты 'Дудник Секьюрити'.
  В этот момент здание вновь сотряс мощный удар.
  - Уходить только по лестницам! - сказал да Силва и направился к дверям.
  - А куда мы будем отходить? - спросил один из офицеров.
  - К базе автолётов.
  Штабисты покинули зал.
  Отправив сообщения, их примеру последовали и операторы.
  Последним ушёл Огненович. Прежде, чем выйти он оглянулся, и, едва сдерживая торжествующую улыбку, осмотрел неразбериху, оставшуюся в штабном помещении.
  Когда он только начал спускаться по лестнице, в здание угодил третий заряд. За спиной у югослава раздался мощный взрыв. Стены содрогнулись. Сам он оступился и чуть не полетел вниз.
  'Кажется, попали в конференц-зал! Вовремя же мы сбежали!' - пронеслось у него в голове, когда он со всех ног бросился бежать вниз по лестнице.
  Когда он спустился на первый этаж, то увидел, как офицер из штаба и несколько охранников возятся с боеприпасами, привезёнными в ГАЦ за последние два дня.
  - Все боеприпасы с собой забрать не сможем, - ответил офицер на вопрос агента. - А оставшееся решили взорвать вместе с этим зданием.
  Остальные обитатели здания были уже на улице.
  - Нас не накроет взрывом... или осколками? - спросил Огненович у одного из офицеров, выйдя наружу.
  - Мы подорвём здание, когда будем уже далеко.
  Через несколько минут они соединились с остатками прикрывавшего админцентр отряда силванцев. Среди них была и Миранда.
  - Как дела? - шёпотом спросила она.
  - Пока всё идёт по плану, - также тихо ответил он.
  - Да Силва собирается сейчас же покинуть город?
  - Да, и это не самый лучший вариант для моего плана. Если да Силва сейчас покинет Дуэйн-сити, они с Дудником окажутся почти на равных и в таком положении вероятность переговоров и последующего примирения между ними резко возрастёт. Впрочем, не факт, что мы сможем прорваться к базе автолётов. А без летательных аппаратов из города выбраться будет очень сложно.
  Бой с дудниковцами завязался буквально через пять минут после начала продвижения к базе автолётов. За следующие полчаса, сражаясь, силванцам удалось пройти в нужном направлении лишь полквартала. До базы оставалось ещё три. Но тут им во фланг ударил ещё один отряд противника. Людям да Силвы пришлось отступать на запад, удаляясь от своей цели.
  Их босс по коммуникатору поддерживал связь с начальником базы автолётов, - там ещё продолжался бой. Но дудниковцы уже наводнили центральные районы Дуэйн-сити, и шансов прорваться к базе фактически не осталось. В течение следующих трёх часов боевики да Силвы ещё трижды пыталась прорваться к автолётам. Каждый раз противник отбрасывал их, нанося при этом значительный урон. Если бы не присоединение нескольких более мелких отрядов, под командованием да Силва не осталось бы и ста человек. Теперь же он располагал более чем двумя сотнями бойцов.
  В течение первого часа уличных боёв им сверху помогали штурмовики. Но затем, после того как ещё два 'уоллберга' были сбиты дудниковцами, оставшиеся боевые автолёты покинули поле боя, отправившись на свою прежнюю базу на одном из алмазных месторождений. Это, безусловно, ещё более затруднило силванцам достижение поставленной цели.
  Впрочем, на исходе четвёртого часа, истекшего после ухода силванского штаба из административного центра (который, между прочим, до сих пор не был взорван), попытки прорыва дудниковских заслонов утратили смысл. База автолётов пала. О чём на коммуникатор босса и сообщил один из офицеров руководивших её обороной.
   Да Силва поддерживал контакты ещё с несколькими верными офицерами, находившимися в разных точках бывшей безопасной зоны. Все их сообщения легко перехватывал коммуникатор югослава. Благодаря этому он знал, что в Дуэйн-сити на момент падения базы автолётов оставалось немногим более шестисот вооружённых сторонников да Силвы, которые ещё были объединены в полдюжины более-менее значительных отрядов. Но шансов соединиться у них уже не было. Дудник полностью контролировал ситуацию.
  Поняв это, да Силва приказал отступать на запад. Главный административный центр так и не взорвали - офицер, чей коммуникатор должен был послать сигнала для взрыва, погиб при третьей попытке прорыва, а налаживать связь детонатора с другим коммуникатором - не было времени.
  На сей раз продвижение отряда силванцев, по крайней мере, на первых порах получилось значительно более лёгким. На пути к границе бывшей безопасной зоны они встретили лишь несколько мелких групп дудниковцев - от пяти до восьми человек, которые даже не пытались остановить столь большой отряд противника.
  Радивое и его спутница в течение последних часов вели себя крайне осторожно, стараясь держаться вблизи от ядра группы, который составляла личная охрана да Силвы и уцелевшие штабники. Их главной целью теперь было уцелеть и не оторваться от главного босса.
  С обеими задачами им удалось справиться, а потому, когда отряд начал уходить в западную часть Дуэйн-сити, в его составе находились и эти двое.
  - Послушай, - спросила Огненовича его партнёрша. - Я совершенно не могу понять, как получилось, что да Силва потерял власть в Дуэйн-сити, и мы теперь бежим в неизвестность?
  - Ничего особенного. Обычное дело, когда гражданское лицо вынуждено руководить действиями военных людей...
  Они шли в толпе среди других силванцев, примерно посередине отряда, но несколько ближе к авангарду, и разговаривали вполголоса.
  - Так ты считаешь, что виноват да Силва? А как же его штаб? Там же оставалось ещё много профессионалов?
  - Как видно, не так уж и много... а самые лучшие кадры, скорее всего, предпочли службу у своего непосредственного нанимателя...
  - Но ведь не все же?!
  - Я думаю, те, кто поддержал да Силву, слишком привыкли, что Дудник и его ближайшее окружение всё решали сами. И почти всегда находили наилучшее решение.
  - И поэтому в самый ответственный момент они не смогли помочь новому боссу?
  - Точно!
  - И всё же я не могу понять, как можно было не уследить за передвижениями дудниковцев. Имея нашу систему слежения, даже полный остолоп не проморгал бы их!
  - В общем-то, ты права, - согласился Радивое. Затем он ещё более понизил голос. - Но в этом-то и заключается главный прокол штаба да Силвы...
  И он рассказал ей о том, что произошло с датчиками службой слежения, а также о том, к каким результатам это привело. Он также сообщил ей, что сделал всё возможное, чтобы связисты да Силвы и диспетчеры СС не заметили перехвата дудниковцами управления системой слежения, а также перехватов сообщений, которыми обменивались представители новой администрации.
  - Что же ты намерен теперь делать? - спросила Кристина.
  - Мы должны всё время быть поблизости от босса.
  - Это итак понятно, но что дальше?
  - Да Силва сейчас будет стараться покинуть город. Дудник приложит все силы, чтобы предотвратить это. Думаю, он всё ещё рассчитывает замять дело. Его бизнес здесь слишком прибылен, чтобы просто так от него отказываться.
  - Ты же сам говорил, что если да Силва вернётся на подконтрольные ему месторождения, это может привести к их примирению с Дудником по причине выравнивания сил? Дудник же не маньяк какой-нибудь, чтобы желать уничтожения да Силвы настолько, чтобы упустить такой прекрасный шанс!
  - Так в том-то и дело, что примирение, которое, станет возможно и даже почти неизбежно в случае немедленного бегства да Силвы за пределы Дуэйн-сити не выгодно Дуднику: он вынужден будет пойти на большие уступки, потеряет кучу намеченной прибыли от продолжения вялого противостояния с повстанцами.
  - Мне кажется, ты ошибаешься. Не может быть, чтобы Дудник не понимал, что его попытка заработать на обеих сторонах конфликта провалилась. Ты же знаешь: да Силва сообщил о мятеже руководству 'Лоримакса' ещё три дня назад. Кроме того, сегодня Дудник потерял много людей и ему вряд ли удастся восстановить контроль даже над этим городом, не говоря уж обо всём Хаттонлэнде. Ведь месторождения контролируют люди да Силвы.
  - Возможно, но до тех пор, пока наш новый босс не сделал полного отчёта о мятеже перед своими начальниками и не убедил их в измене Дудника, у того ещё есть шанс договориться с ними напрямую. Тем более что значительная часть людей, служащих на месторождениях и в других городах Хаттонлэнда была нанята опять-таки 'Дудник Секьюрити'. И после разгрома их непосредственного начальника многие вполне могут пойти на мировую с Дудником.
  - Мне кажется, ты ошибаешься в своих расчётах, - заметила девушка.
  - Не столь уж важно прав ли я, главное - в другом. Я уверен, что достаточно точно изложил тебе ход мыслей Дудника.
  - Допустим, но что из этого?
  - А то, что он должен постараться ликвидировать да Силву. И потому нас ожидают несколько очень тяжелых дней в этом городе. И за эти несколько дней, мы должны сблизиться с сеньором да Силвой, чтобы потом, улетая с этой планеты, он прихватил и нас как ближайших своих соратников.
  - Я поняла. Но твой план слишком громоздок, и в нём огромное число неопределённостей, гигантское количество 'если'...
  В это момент в нескольких десятках метров от них произошёл взрыв. Отряд прекратил движение и залёг.
  - Вот, например, если нас не убьют в первом же бою с боевиками Дудника, - прошептала Кристина, лежа рядом с югославом.
  В ответ Раде только хмыкнул.
  Между тем их отряд как раз перешёл границы территории, которую ещё утром контролировали силванцы.
  Стрельбы и взрывов вокруг отряда больше не было. Дудниковцев поблизости тоже не обнаружилось. Поэтому через три минуты беглецы поднялись с земли двинулись дальше. Миновав ещё несколько дворов, вся толпа вышла в небольшому парку.
  - Думаю, вскоре у нас начнутся проблемы, - вполголоса произнёс Огненович.
  - Дудниковцы начнут охоту за нашим отрядом? Не уверена, что в том бардаке, который сейчас образовался в центре города, Дуднику удастся быстро сформировать мощную ударную группу...
  - Говорю же тебе: Дудник постарается ликвидировать да Силву и применит для этого все оставшиеся в его распоряжении средства. Кроме того, я уверен, что он уже точно выяснил местонахождение своей главной мишени и теперь готовит решительный удар.
  Через несколько минут отряд втянулся в небольшой переулок, шедший от центра города в юго-западном направлении.
  - Через четыре дома отсюда, по левой стороне улицы находится подвал, соединённый с подземным туннелем, - сообщил своей спутнице югослав, когда они вошли в переулок. - Вряд ли у Дудника хватит сил, чтобы перекрыть его. Ведь даже когда он полностью контролировал Дуэйн-сити, ему не хватало людей на подземные патрули. А уже теперь и подавно. Так что я думаю, что нам надо будет скрыться там... надеюсь только, что мы сможем добраться до этого места...
  Его спутница удивленно посмотрела на него и хотела что-то спросить. Однако она, видимо передумала и, отвернувшись, огляделась вокруг. С обеих сторон вдоль переулка стояли пяти и шестиэтажные жилые дома. Сейчас они выглядели совершенно пустыми. Ни в одном окне не мелькали люди.
  - Я тоже надеюсь на это... - тихо произнесла девушка и ещё раз мельком взглянула на дом слева.
  Оказавшись в довольно узком пространстве переулка, отряд замедлил своё движение. Несколько офицеров, видимо, поняв, в какой опасности они находятся, приказали своим бойцам нацелить оружие на окна и балконы домов. Также поступили и Радивое с Кристиной. Таким образом, отряд двигался по переулку под защитой более чем двух сотен ручных орудий малой и средней мощности.
  Большая часть силванцев уже втянулась в переулок. Огненович и вслед за ним его спутница ускорили шаг, догоняя головную часть отряда, где находился да Силва. Они прошли уже мимо трёх пар домов. Ещё немного, и они окажутся у входа в нужный им подвал...
  
  Глава 5
  - Внимание! Движение в окнах первого... - закричал кто-то слева.
  Он не успел закончить, а его голос утонул в звуках стрельбы, открытой по силванцам из окон домов с обеих сторон улицы. Первоначальный удар нанесли бойцы, засевшие на первом этаже. Поскольку большинство орудий силванцев было нацелено на верхние этажи, отпор первому удару дудниковцев получился очень слабым. Затем в бой вступили верхние этажи домов, точнее, находившиеся там бойцы Дудника.
  Уже первая волна обстрела вывела из строя около четверти всех бойцов да Силвы и остановила продвижение отряда. Когда же в бой вступили участники засады с верхних этажей, стрельба превратилась в шквал огня, обрушившийся на запертых в переулке силванцев. Шквал, уничтожавший спутников Огненовича и Миранды с невероятной скоростью...
  Раде и Кристина находились в средней части начавшей стремительно редеть толпы беглецов, а потому первый удар засадных отрядов Дудника их не задел.
  Как только начался обстрел, югослав крикнул своей спутнице:
  - Бежим!
  И, расталкивая людей, они оба бросились вперёд - туда, где в двадцати метрах впереди находился да Силва и его охранники, а чуть подальше - вход в спасительный подвал.
  Но пробежать им удалось не больше десятка метров. Стрельба с обеих сторон улицы оказалась слишком интенсивной, -за считанные мгновения их бронекомбы получили по два попадания, - и вслед за остальными соратниками югославу и его напарнице и пришлось залечь. Затем они начали отстреливаться. Занятие это было почти сугубо формальным, - шансов, что самонаводящиеся, но направляемые совершенно вразнобой заряды серьёзно повредят защиту большого количества дудниковцев, почти не было. Ведь и обозначившееся сразу преимущество противника достигалось именно интенсивностью, плотностью и концентрированностью огня, а отнюдь не превосходством вооружения.
  Всего за две минуты смертоносный ливень разнокалиберных и разновидовых зарядов, выпущенных из оружия дудниковских боевиков, вывел из строя более половины отряда да Силвы. Не раненых не осталось вообще. Югослав и его спутница также получили легкие ранения, ожоги и царапины.
  'Ещё чуть-чуть - и нам конец!' - подумал он и выругался про себя.
  Затем, по микрофону связи в своём шлеме, он закричал Кристине:
  'Мы не можем тут валяться до бесконечности! Нас просто сотрут в порошок! На счёт три вскакиваем и бежим к да Силве, а потом в подвал!'
  В условленный момент оба вскочили и бросились бежать. За следующие десять метров, которые они пробежали, их комбинезоны получили сразу по несколько попаданий. Пока их защита держалась неплохо, и отчаянный спринт обошёлся без тяжёлых ранений.
  Примерно в трёх метрах от группы, прикрывавшей непосредственно да Силву, парочке вновь пришлось залечь. В томительном ожидании хотя бы самого маленького снижения интенсивности огня прошли ещё секунд сорок. К этому времени оказывать сопротивление противнику могли уже лишь человек семьдесят или восемьдесят силванцев.
  Казалось их полное уничтожение - вопрос нескольких минут. Но в этот момент один за бойцов да Силвы добрался до 'фортунаты' - переносной, но весьма мощной лазерной установки. Всего в отряде их было пять штук. Нанося первый удар, дудниковцы постарались вывести из строя наиболее сильное оружие силванцев, к которому относились и они.
  Две установки были выведены из строя прямыми попаданиями. Радивое слышал, как они взрывались, а звук взрыва 'фортунаты' трудно спутать с чем-то, тем более, военному человеку. Остальные три, видимо, просто оказались на земле, а несшие их силванцы были убиты или тяжело ранены.
  Ещё одна 'фортуната' была взорвана за несколько секунд до второй перебежки Раде и Кристины. И вот теперь одному из бойцов да Силвы где-то в арьергарде отряда удалось добраться к бесхозному оружию и пустить его в дело. Эффект не заставил себя ждать: целый этаж одного из домов справа, откуда велась интенсивная стрельба, за две или три секунды превратился в пылающую печь.
  Мощь огня дудниковцев резко упала. 'Фортуната' же продолжала работать, и прежде чем люди Дудника смогли сконцентрировать огонь на арьергарде и ликвидировать установку вместе с неизвестным силванцем, сильнейшей термической 'обработке' подверглись ещё два дома, из которых вёлся огонь. В обоих вспыхнули пожары.
  Но ещё до того как это произошло, Огненович и Миранда вскочили и добежали до телохранителей да Силвы. В живых их оставалось только четверо.
  - Сеньор да Силва, - крикнул югослав. - Вон в том доме, - он показал рукой, - находится подвал, из которого есть проход в городское подземелье.
  - Мы знаем, но там наверняка засада! - возразил один из охранников.
  - Это маловероятно. А главное - это наш единственный шанс. Нас не выпустят из этого переулка живыми. Решайте быстрее. Время дорого.
  Да Силва посмотрел на охранников. Те закивали.
  В этот момент как раз и вспыхнул пожар в третьем и последнем поражённом 'фортунатой' доме.
  - Идем! - сказал, поднимаясь да Силва.
  Через секунду всё семеро бежали в сторону следующего дома, стоявшего слева по улице. Вслед за ними бросились бежать ещё человек десять из тех, что находились в головной группе отряда. Арьергард в этот момент был в эпицентре огня дудниковцев.
  Нестройный огонь с верхних этажей дома, к которому они бежали, не остановил прорыв силванцев, и через несколько секунд они достигли того подъезда, откуда можно было попасть в подвал. Двое охранников да Силвы первыми вошли в подъезд. Позади них двигались ещё человек пять, готовые в любой момент открыть огонь и поддержать своих товарищей. Среди них была и Миранда. Следом шли Огненович, да Силва, ещё несколько его сторонников и два охранника.
  Не успел Радивое войти в подъезд, как впереди полыхнули отсветы начавшейся перестрелки. В подъезде было темно, и разглядеть точно, что происходит, он не мог. Люди остановились, готовые в любую секунду открыть огонь на поражение, и полминуты выжидали. Затем в их шлемофонах послышался шёпот Миранды:
  - Всё чисто заходите.
  Когда югослав вошёл внутрь и пригляделся, то увидел на полу перед лестницей два трупа - это были охранники да Силвы. Чуть выше на первой лестничной площадке лежали четверо убитых или тяжело раненых дудниковцев.
  Вход в подвал располагался справа.
  - Они всё же устроили засаду и тут, а у ваших охранников было очень сильно повреждёно защитное обмундирование, - сказала девушка да Силве.
  Тот угрюмо кивнул.
  Задерживаться в подъезде было опасно, и он тут же приказал троим бойцам спуститься в подвал и проверить, нет ли и там засады. Через полминуты из подвала с промежутком в полторы секунды прогремели два взрыва. Ещё через пять секунд наружу выскочил единственный уцелевший боец.
  - Подвал заминирован, - сообщил он.
  Да Силва снова лишь кивнул, а его вид стал ещё угрюмее.
  В этот момент к нему обратился единственный офицер, оказавшийся группе беглецов.
  - Когда мы бежали сюда, по нам стреляли только с верхних этажей дома. А если уж они заминировали подвал, значит, на первом этаже наверняка никого нет.
  - Угу, и что? - спросил да Силва.
  - Дудниковцев перебрасывали сюда очень быстро, - продолжал офицер, - значит, их автолёты должны находиться недалеко отсюда. Возможно, они даже стоят в соседнем дворе. Нам надо попасть в квартиру с окнами, выходящими на другую сторону...
  - Пошли, - скомандовал да Силва.
  Он и его сторонники поднялись на первый этаж. В последние дни недалеко отсюда пролегла прифронтовая полоса дудниковско-силванского противостояния, так что дом этот, видимо, уже некоторое время был покинут жильцами. Двери во все квартиры оказались открыты, а сами они пусты. Первый же выбор транзитной квартиры оказался правильным, - войдя в большую комнату, беглецы обнаружили, что её окно выходит во внутренний двор позади дома. Двор был совершенно пуст, но рассуждать, где же находится транспорт дудниковцев, времени не осталось совсем. Да Силва и дюжина его сторонников выбили ставни и попрыгали в окно.
  Силванцы стали пробираться вдоль стены дома направо, - подальше от места боевых действий и в сторону ближайшего двора, в котором можно было бы скрыться.
  Но почти тут же их местоположение было раскрыто. Часть дудниковцев, прекратив обстрел переулка и перебравшись к окнам на другой стороне дома, открыла по ним огонь. Беглецы в этот момент находились недалеко от прохода в соседний двор, но скрыться в нём смогли только десять человек. Среди них были Огненович, его помощница и да Силва.
  - Что теперь? - спросил он у офицера, стараясь отдышаться после бега.
  Этот двор тоже был пуст, но дудниковцы могли появиться здесь в любую секунду.
  - Я по-прежнему уверен, что их транспорт поблизости, - ответил офицер. - Двигаемся дальше!
  - Хорошо, - согласился да Силва.
  Когда беглецы уже почти добежали до прохода в следующий двор из оставшегося позади дома по ним открыли огонь. Но на сей раз, всем десятерым удалось выбраться в следующий двор, хотя четверо, и в том числе Радивое получили ещё по одному или двум лёгким ранениям.
  В третьем дворе беглецы, наконец, нашли автолёты, доставившие сюда дудниковский десант - примерно полутора десятков небольших транспортных машин, под охраной троих дудниковцев. Они тут же открыли огонь. Один силванец погиб на месте.
  Сначала беглецы вынуждены были залечь. Но долговременная перестрелка никак не входила в их планы. Поэтому охрану автолётов пришлось атаковать немедленно. Двенадцать сражающихся бойцов расстреливали друг друга почти в упор.
  У немного отставшего от остальных силванцев Огненовича мелькнула мысль, что хорошо было бы вообще не вставать, пока охрану автолётов не прикончат 'соратники'. Его бронекомб выдерживал удары всё хуже и хуже. Каждое следующее попадание грозило тяжелым ранением. Но ситуация развивалась так быстро, что о выжидании в относительной безопасности на земле не могло быть и речи.
  За те пятнадцать секунд, которые продолжалась лобовая атака, два дудниковца были убиты, третий - тяжело ранен. При этом около полдюжины автолётов получили серьёзные повреждения. Все силванцы, включая их босса, получили по несколько новых ран. Но все опять остались живы.
  - Быстрее осмотрите автолёты! Нам нужны неповреждённые и с максимумом топлива, - приказал офицер.
  На обследование машин ушла целая минута.
  Наконец, были выбраны два целых автолёта с большим запасом топлива у каждого. В один погрузились да Силва с двумя уцелевшими охранниками, а также Огненович и Миранда. В другой - офицер и три боевика.
  Когда автолёты взлетали, из соседнего двора по ним открыли огонь приближавшиеся дудниковцы. Несколько слабых зарядов попали в автолёты. Но сбить машины им не удалось.
  - Теперь вон из этого чёртова города! - сказал да Силва, когда его автолёт набрал полётную высоту.
  Огненович промолчал. Время перечить боссу ещё не пришло. Тем более что тот сам управлял автолётом.
  - Я лечу на север, - сообщил да Силва своим спутникам из второго автолёта.
  Миранда выразительно посмотрела на югослава, как будто спрашивая его:
  'Далеко ли мы так улетим?'
  Радивое лишь пожал плечами.
  Беглецы покинули район, в котором находился переулок ставший смертельным капканом для двух сотен их товарищей. Первые два квартала, они пролетали без проблем, но уже в третьем их обстреляли. Затем их обстреляли ещё и ещё. И каждый раз то одна, то другая машина получала повреждения.
  - Мы так далеко не улетим, - с беспокойством в голосе заметил один из охранников после очередного попадания нескольких зарядов.
  - Ерунда! - отозвался его босс.
  Обе машины уже подлетали к северным окраинам Дуэйн-сити, когда с земли по ним открыли плотный встречный огонь.
  - Они собьют нас! - закричала Миранда.
  - Надо поворачивать, босс! - громко сказал второй охранник.
  - Ни в коем случае! - ответил да Силва.
  Радивое подумал, не пора ли применить оружие, чтобы заставить пилота вывести машину из-под огня, но тут в воздухе слева от них прогремел взрыв. Подбитый автолёт их спутников загорелся и резко свалился вниз.
  Увидев это, да Силва, видимо, опомнился и тут же увёл свою машину влево, повернув на запад.
  
  Глава 6
  Через две минуты небольшой заслон противовоздушной обороны, созданный дудниковцами на северном направлении, остался далеко позади. Да Силва хотел вернуться на прежний курс, однако его отговорили. В любой момент с востока могла появиться погоня, да и на земле в северном направлении дудниковцы могли организовать очередной заслон.
  Автолёт с беглецами летел на запад, туда, где господствовали повстанцы.
  - Думаю, у нас есть шансы пролететь над позициями мятежников и оказаться за пределами города, - несколько неуверенно произнёс да Силва минуты через две.
  - Сильно сомневаюсь, - буркнул один из его телохранителей.
  А другой заметил:
  - Шансы, конечно, есть. Но гораздо большие - на то, что нас собьют. И мы полетим вверх тормашками, как лейтенант Томас.
  - Прекрати, Люн, мне нужно срочно выбраться из города! - резко ответил его босс.
  Радивое молчал, но про себя подумал, что, возможно, его спутница была права. В его плане имелось слишком много 'если'. И одно из них, - если да Силва окажется, вдруг, упёртым ослом - грозило югославу глупейшей гибелью в воздухе захолустного городишки никак неспособной угомониться планеты. Допустить это он, конечно, не мог!
  'Пора брать ситуацию под контроль!' - подумал Огненович и с помощью своего коммуникатора начал выводить из строя некоторые второстепенные функции бортового компьютера автолёта.
  - Чёрт возьми! - услышал он вскоре недовольный голос да Силвы. - Что творится с этим навигатором?..
  - Автолёт получил несколько повреждений, - заметила Миранда, - наверное, пострадал и бортовой компьютер.
  - Но он же только что работал! - почти крикнул да Силва.
  Под ними проплывали приземистые малоэтажные жилые дома. До западных окраин Дуэйн-сити, оставалось четверть часа или немногим более того.
  По улицам в разных направлениях группами и поодиночке двигались вооружённые люди. На удачу беглецов никому из них не пришло в голову начать охоту за пролётавшим над их головами их автолётом. Видимо, у них были другие, более важные дела.
  Препирательства по поводу посадки на землю продолжались ещё минут пять. За это время машина уже достигла территорий более или менее контролируемых повстанцами. Да Силва никак не собирался прекращать столь рискованный полёт. Огненович уже подумал, не отключить ли ему вообще бортовой компьютер (разумеется, лишь на несколько секунд), чтобы вынудить босса опуститься на землю. Он понимал, что пролететь благополучно над 'цитаделью' мятежников шансов почти нет. Стоит их машине только появиться в небе над западными окраинами, как они будут обречены. Поэтому времени оставалось совсем немного, и действовать нужно было решительно.
  Впрочем, лично ничего агенту предпринимать и не пришлось. Телохранитель по фамилии Люн заметил два приближающихся с востока автолёта.
  - Босс нас догоняют! - почти крикнул он.
  - Ты уверен, что это за нами?
  Радивое выглянул в то же окно, куда смотрел Люн.
  К машине беглецов приближались два крупных автолёта гражданской конструкции. Однако одного вооружённого визором-увеличителелем взгляда было достаточно, чтобы понять - на борту автолётов находится куча хорошо вооружённых людей.
  - Это дудниковцы! - воскликнул Огненович.
  Да Силва тоже попытался выглянуть в иллюминатор, но ремни безопасности не позволили ему это сделать.
  - Чёрт побери! - выругался он, посмотрев на экран автолётного мини-дисплея, куда только что было выведено изображение с чудом уцелевшей видеокамеры на корме.
  Машина резко пошла вниз и влево - в сторону ближайшей ровной площадки во дворе трёх и четырёхэтажных домов.
  Автолёт кособоко приземлился на неровную площадку. Югослав при этом чуть не раздробил зубы, - так тряхнуло его пассажирское кресло при посадке. Затем все пятеро пассажиров быстро выскочили наружу. Автолёты предполагаемых преследователей наверняка уже подлетали к этому двору.
  - Куда теперь? - оглядываясь вокруг, спросил да Силва.
  Снова оказавшись на земле, он как будто опять потерял уверенность в своих силах.
  - В подвал! - ответил Радивое, направляясь к ближайшему подъезду.
  За ним двинулись Миранда и Люн.
  - Опять? А вы уверены... - спросил да Силва, но не закончил.
  Радивое даже не обернулся. Он был слишком зол - и на себя, и на да Силву. Дело оказалось гораздо более сложным, чем он предполагал, составляя план первого этапа мести своим похитителям.
  Так и не дождавшись ответа, незадачливый глава хаттонлэндской администрации вместе со вторым телохранителем последовал за югославом. Над головой у них как раз появились автолёты погони, поэтому им пришлось поторопиться. И очень вовремя. Буквально через считанные секунды пассажиры автолётов открыли по двору яростный огонь. Да Силва и его телохранитель едва успели скрыться в подъезде. Ещё через полминуты от машины беглецов осталась лишь груда оплавленного металлопластика.
  Когда стало ясно, что уничтоженный автолёт беглецов был пуст, машины дудниковцев закружились в воздухе над двором.
  Рдиаое и его спутники наблюдали за происходящим через открытые двери подъезда.
  - Что это они делают? - спросил да Силва.
  - Кажется, выбирают место для посадки, - сказал Люн.
  - Если они высадятся здесь, у нас будут проблемы, - заметил Огненович.
  Но тут дудниковские машины подверглись обстрелу с земли - из лёгкого лазерного оружия. Югослав едва заметил тонкие красные нити лазерных лучей. Один из них чуть-чуть задел борт более крупного автолёта. На обшивке осталась оплавленная борозда, но сильных повреждений не возникло. Обстрел велся, видимо, из соседнего двора. Автолёты дудниковцев набрали высоту и отлетели немного в сторону, чтобы выйти из радиуса действия слабых лазеров неизвестного противника.
  Затем пассажиры автолётов обстреляли место, откуда по ним вели огонь. Им сверху вести огонь было сподручнее, но как вскоре выяснилось, контрудар не привёл к желаемым результатам. Когда машины дудниковцев сделали второй заход на посадку, из одного из соседних дворов в их сторону взлетели самонаводящиеся снаряды.
  Преследователям силванцев пришлось маневрировать. Они снова открыли ответный огонь. Но теперь они в основном отстреливали выпущенные снизу снаряды класса 'земля-воздух'. Минут пять им удавалось избегать серьёзных повреждений. Но затем в более крупный автолёт попали сразу два снаряда.
  Машина стала терять высоту, а в салоне начался пожар.
  Почти сразу попадание получил и второй автолёт дудниковцев.
  Обе машины покинули место боя и, теряя скорость, стали отлетать на восток.
  - Нам повезло! - заметил второй телохранитель.
  Все пятеро отошли вглубь подъезда и теперь стояли перед входом в подвал.
  - Ещё неизвестно, - скептически заметил Огненович.
  - Думаю нам надо переждать некоторое время здесь, - по-прежнему неуверенным голосом предложил да Силва.
  - Как раз наоборот. Нам надо уходить и побыстрее! - ответил ему Радивое и направился к выходу.
  - С какой стати, мистер Симпсон? - удивился Люн.
  - С такой, что повстанцев наверняка заинтересуют, кого это так настойчиво преследовали дудниковцы. А, насколько я понимаю, плен в ваши планы не входит? - и он выразительно посмотрел на бывшего главу администрации.
  - Но, может быть, нам попытаться уйти через подвал? Вдруг здесь есть вход в подземелье? - спросила Миранда.
  - Нет. Во-первых, этот вход ещё нужно найти, а у нас очень мало времени. Но даже, если он есть, внизу у нас будет гораздо меньше возможностей для манёвра. Кроме того, я думаю, что повстанцы плотно контролируют подземелье в этой части города... давайте, давайте, идем, - сказал он и мотнул головой в сторону выхода, видя, что остальные ещё колеблются.
  - Да, да, пошли, - согласился, наконец, да Силва.
  Быстрым шагом вся пятерка покинула подъезд и пересекла двор в том же направлении, куда отлетели машины дудниковцев. Однако, оказавшись в следующем дворе, силванцы вновь повернули на запад.
  Минут через пять после этого, когда беглецы поняли, что погоня им не угрожает, да Силва спросил югослава, что теперь делать, и как, по его мнению, можно выбраться из Дуэйн-сити. Тот ответил, что до ночи все попытки покинуть город вообще не имеют никаких шансов на успех. Поэтому первостепенная задача беглецов - найти место, в котором они смогут провести некоторое время до темноты, а если будет нужно, то и несколько дней.
  По расчётам Огненовича, которыми он не спешил делиться со своими спутниками, они находились ещё в полосе соприкосновения повстанцев и отрядов, верных Дуднику. Чёткого фронта, подобного тому, что образовался после уничтожения ТПК-порта, не существовало. У Дудника на его поддержание не хватало сил, а повстанцы, судя по информации, перехваченной в последние дни силванцами, до сих пор не могли установить единый контроль над всеми своими группировками. Да и в командовании у них не было единодушия, если не сказать больше. Вообще, за те дни, что Раде проработал на штаб да Силвы, он узнал много интересных сведений о повстанцах.
  Чтобы найти тихое место подальше от полосы соприкосновения, нужно было продвигаться на запад. Основная трудность заключалась в том, что в этой части Дуэйн-сити, как уже успел убедиться за время последнего перелета югослав, вооружённые отряды и мелкие группы бойцов можно было встретить на каждом шагу.
  И, конечно, уже через несколько минут после возобновления пешего передвижения беглецы чуть не столкнулись лоб в лоб с восемью повстанцами, двигавшимися на юг. И без того медленное и крайне осторожное передвижение теперь пришлось и вовсе прекратить. Следующие полчаса да Силва и его спутники провели в подвале редкого для этих кварталов семиэтажного дома. За это время мимо них прошли ещё две группки по четыре и девять человек, и большой отряд в шестьдесят или семьдесят бойцов.
  Дальнейшее продвижение происходило точно также. То и дело беглецам приходилось останавливаться и прятаться в какое-нибудь укрытие - в подвал или развалины ближайшего дома. Кроме того, они четырежды оказывались неподалёку от места очередной стычки, и им приходилось менять направление движения.
  Единственным приятным событием за весь день оказался магазин в полуразрушенном доме, в хранилище которого да Силва и его спутники обнаружили много еды. Это находка случилась уже во второй половине дня, поэтому все пятеро беглецов испытывали сильнейший голод и с большим удовольствием насытились консервами, колбасой и сухими пакетами с разнообразным гарниром, разводя их водой из-под крана. Кроме того, много еды они взяли с собой.
  Только под вечер беглецы оказались в относительно спокойном районе на юго-западе Дуэйн-сити и смогли укрыться в развалинах изрядно пострадавшего в недавних боях жилого дома. После уничтожения ТПК-порта в течение примерно суток здесь находился южный край фронта противостояния между ещё едиными оккупационными войсками и объединёнными повстанческими силами. Но теперь позиции мятежники продвинулись на восток, и здесь стало тихо.
  Поскольку беглецы были крайне измотаны событиями прошедшего дня, то ни о каком прорыве из Дуэйн-сити не могло быть и речи. К тому же спокойная обстановка в этом районе позволяла им рассчитывать на некоторый запас времени. Используя его, Огненович рассчитывал поточнее изучить обстановку в западной части хаттонлэндской столицы и попытаться определить пути для безопасного ухода из города.
  Так он сказал да Силве. И это соответствовало действительности. Но не совсем. Главной целью югослава по-прежнему было затягивание времени, для того, чтобы большая часть гарнизонов на алмазных копях Хаттонлэнда успела бы договориться с Дудником, и создалась ситуация, при которой да Силве после бегства из Дуэйн-сити не оставалось бы ничего кроме как немедленно покинуть планету и направиться к своим боссам, чтобы рассказать о провале столь грандиозного бизнес-проекта.
  Радивое прекрасно понимал, что рискует: теоретически Дудник мог заблокировать да Силве вылет с планеты. Для этого он должен был договориться командованием гарнизона Шварцфельд-граунда, одного из самых крупных месторождений, где да Силва держал свой личный космический корабль. Однако югослав знал, что начальник гарнизона находится лично дружественных отношениях с да Силвой, а потому почти полностью исключал возможность такого поворота событий.
  
  Глава 7
  Ночь беглецы провели, поочерёдно отдыхая и сторожа сон товарищей.
  На утро, слегка подкрепившись, они стали обсуждать свои дальнейшие действия. Да Силва настаивал на немедленной попытке ухода из города. Югослав и поддержавшая его Миранда говорили, что перемещение по Дуэйн-сити сейчас, в условиях, когда они не имеют никакой информации ни о дудниковцах, ни о повстанцах, будет подобно русской рулетке, ведь риск каждом шагу напороться на противника будет огромным. А, учитывая состояние защитного обмундирования и количество оставшегося боезапаса, встреча даже с самым маленьким отрядом противника вне зависимости от его принадлежности, грозила беглецам неминуемой гибелью. Телохранители молчали, но при этом всячески показывали своё полное согласие с позицией связиста.
  - Глупости! - возразил да Силва. - Вчера мы прошли довольно большой путь. Мы были осторожны и легко смогли избежать ненужных встреч. Мы вполне можем действовать в том же ключе и сейчас!
  Они расположились в остатках гостиной просторной пятикомнатной квартиры на втором этаже полуразрушенного жилого дома. Да Силва сидел в кресле с разорванной обшивкой, его телохранители - на двух стульях посреди комнаты, а Радивое и его партнёрша на разбитом угловом диване у дальней стены.
  - Уверяю вас, сеньор да Силва, - ответила Кристина. - По опыту нескольких месяцев службы здесь, могу вам сказать с полной ответственностью, что вчера нам очень сильно повезло.
  - В чём это нам повезло? - скептическим тоном спросил бывший правитель, и его крупная безволосая голова склонилась на бок, подтверждая этим движением сомнения да Силвы.
  - Хотя бы, в том, что каждый раз при встрече с повстанцами поблизости оказывалось подходящее убежище, в том, что у нас каждый раз оставалось время спрятаться, в том, что мы ни разу не встретились с двумя группами боевиков одновременно!
  Оба телохранителя согласно закивали головами. Вчера вечером их босс накричал на них, и теперь они предпочитали лишний раз не открывать рот.
  - Но и это ещё не всё, - добавил Огненович. - Вы сказали, что вчера мы прошли большой путь. Но на самом деле это не так. Мы прошли лишь несколько кварталов, потратив на это более чем полдня. Если, как вы предлагаете, мы пойдём к границам города мы можем потратить на это ещё больше времени и всё равно не добраться до них. И тогда нам снова придётся искать место для ночлега...
  - Подождите! - прервал его да Силва, - насколько я понимаю, мы сейчас находимся на юго-западе Дуэйн-сити, всего в нескольких кварталах от ближайших городских окраин. Мы наверняка доберёмся туда к вечеру!
  - Вы забыли босс, что мы также находимся в нескольких кварталах от главной базы повстанцев. Территория вокруг неё наверняка контролируется гораздо лучше, чем остальные районы, которые теперь находятся под властью повстанцев. Да и вообще тут на каждом углу можно встретить мятежника! Я уже не говорю о том, что мирные жители запросто донесут о нашем передвижении противнику. Так что уходить из города через юго-западные окраины, не имея никакой информации о том, куда мы идём, - это просто самоубийство! - ответил ему Радивое.
  Да Силва был почти убеждён.
  - Но как вы собираетесь получить нужные вам сведения, мистер Симпсон? - уточнил он.
  - Во-первых, есть вариант с теми же мирными жителями...да-да, я знаю, что вы хотите сказать, сеньор да Силва... ладно, я объясню. Одно дело просто идти по городу, пусть и осторожно, тогда среди случайных свидетелей нашего похода наверняка найдется один а то и несколько активных сторонников местных повстанцев. И другое - нам самим поохотится на местных жителей со всей осторожностью, чтобы узнать, кто и что знает. Уверен, если хорошенько поискать, можно найти людей, которые расскажут, где чаще всего появляются отряды повстанцев, как они вооружены, какова бывает их численность...
  - По моему ваш вариант займёт непозволительно много времени, мистер Симпсон, и к тому же также сопряжён с большим количеством разнообразных опасностей, - скептически заметил Люн.
  - Вот именно! - поддержал своего охранника да Силва.
  - Это не единственный вариант. Не забывайте - наша техника позволяет нам перехватывать связь повстанцев и то, что мы уже знаем, говорит о существовании у них больших разногласий. Этим мы также можем воспользоваться.
  На несколько секунд в комнате наступило молчание.
  - Ладно, я согласен, поступайте, как считаете нужным, - сдался да Силва.
  И беглецы принялись собирать информацию. Как и рассчитывал с самого начала Огненович, это было легче сказать, чем сделать. Даже в относительно спокойном районе, где теперь находилась пятёрка силванцев, люди предпочитали без особой нужды на улице не появляться, а большую часть времени проводили в своих убежищах. Поэтому чтобы найти хоть кого-то, требовалось облазить кучу разбитых, полуразрушенных и или почти целых домов, пройти по десяткам темных коридоров, взобраться по сотням ступенек полутемных, порой шатающихся лестниц, пробраться через множество завалов.
  При виде людей в военной форме мирные жители разбегались и прятались, так что даже когда кому-то из беглецов удавалось обнаружить группу мирных жителей, те с большим трудом вступали в контакт. При этом редко кто из них мог сообщить хоть что-нибудь ценное с точки зрения да Силвы и его спутников.
  Первый день прошёл совершенно безрезультатно. Единственное, что удалось выяснить беглецам - то, что после переворота в городской администрации и развала фронта, крупные отряды повстанцев здесь не появлялись.
  Больше ничего интересного жители этого района сообщить и не могли, ведь если они редко выходили на открытую улицу, то за пределы своего микрорайона они вообще в последнее время не выбирались. По крайней мере те, с кем удалось пообщаться беглецам.
  - Завтра нам надо будет провести дальнюю разведку, прогулявшись до соседних кварталов, - заключила вечернее обсуждение итогов первого дня расследований Кристина Миранда.
  - Вы по-прежнему уверены в правильности выбранной тактики? - спросил да Силва у югослава.
  - Разумеется! ведь ничего другого нам просто не остаётся! - ответил Огненович.
  За два дня работы в ГАЦ, Раде успел, неплохо разобраться со связью повстанцев, а заодно обзавестись дополнительной микротехникой. Так что теперь он имел возможность если не полностью, то в значительной мере отслеживать их переговоры. Весь день его коммуникатор перехватывал сообщения повстанцев, однако полного представления о том, что творится в их командовании, он не получил. Зато выяснил, что с самого утра дудниковцы перешли в наступление.
  Примерно в середине дня он перехватил несколько очень тревожных, почти панических сообщений. Впрочем, уже через несколько часов ситуация стабилизировалась. Дудник потерял слишком много людей: сейчас у него под началом не было и сорока процентов от состава гарнизона города недельной давности. Кроме того, из-за уничтожения нескольких складов с боеприпасами превосходство в уровне вооружений также стало куда менее ощутимым. Была выведена из строя служба слежения и ослаблена связь. В результате Дудник оказался чуть ли не в равном положении с повстанцами, и обе стороны очень быстро поняли это.
  'Думаю, единственный шанс для него - расколоть коалицию повстанцев, - подумал югослав. - Именно этим он и должен заняться сейчас. Тем более что он так успешно пользовался принципом 'разделяй и властвуй' прежде!'
  Исходя из этого предположения, беглецам нужно было лишь подождать несколько дней до тех пор, пока командиры повстанцев не перессорятся друг с другом. Огненович мог сообщить этот вывод своим спутникам, но тогда он раскрыл бы возможности своего коммуникатора, да и свои собственные навыки как шпиона. Делать этого он, естественно, не собирался. А потому продолжил придерживаться прежней тактики, основанной на всяческом затягивании времени без дополнительных объяснений.
  Впрочем, особо волноваться Огненовичу не пришлось. Несколько следующих дней беглецы провели, 'прочёсывая' ближайшие кварталы в поисках мирных граждан, которые обладали бы хоть сколько-нибудь важными сведениями. На третий день хождений они наткнулись на группу из десятка боевиков. Люн погиб, но остальным удалось спастись.
  После этого на да Силву напал очередной приступ страха, и он опять потребовал, чтобы его немедленно вывели из города. Он даже предложил связаться с полковником Эндрюсом из Шварцфельда, чтобы то прислал за ними корабль. Хотя и он, и другие беглецы прекрасно понимали, что, выйдя на связь с кем бы то ни было, они тут же выдадут своё местоположение, и прежде чем к ним доберутся спасатели, их всех уничтожит группа захвата, посланная Дудником.
  Радивое лишь с большим трудом удалось успокоить бывшего главу администрации и уговорить подождать ещё несколько дней.
  По прошествии недели запасы питания, несмотря на очень скромное потребление, подошли к концу, как, впрочем, и терпение босса. Кроме того, все беглецы были уже сильно измотаны лазанием по разбитым домам, темным подвалам, разрушенным лестничным пролётам и обломкам строительных материалов.
  Но зато с информацией теперь дела обстояли куда лучше. Беглецам удалось найти несколько хорошо осведомлённых горожан и даже допросить одного раненого боевика. Да и прослушивание связи мятежников прояснило дислокацию, по крайней мере, крупных отрядов боевиков в этой части города. Теперь беглецы неплохо представляли положение дел в близлежащих кварталах Дуэйн-сити и в руководстве повстанцев.
  Допрошенный пленник был из местных жителей - его квартира находилась неподалёку от логова беглецов. Именно туда он и направлялся, когда встретил силванцев. После некоторого понукания в виде угроз его жизни он сообщил им, что, встретив упорное сопротивление повстанцев и, убедившись, что имеющихся сил явно не хватает для его преодоления, Ламар Дудник стал предлагать переговоры. В последние два дня в отрядах повстанцев ходили упорные слухи о том, что многие их руководители не прочь вступить в них.
  Однако в полевых отрядах большим влиянием пользовались радикалы, не желавшие никаких контактов с врагом. К таким, например, относился командир отряда, где служил захваченный беглецами повстанец. И предсказать, как будут развиваться события, по мнению боевика, было невозможно. Эти данные нашли подтверждение в сообщениях повстанцев, которые удалось засечь шпиону.
  Таким образом, предположение Радивое о том, как будет действовать Дудник, полностью подтвердилось.
  Тем же вечером беглецы вновь собрались в гостиной пятикомнатной квартиры на втором этаже полуразрушенного жилого дома.
  - Вы понимаете, что мы сидим на пороховой бочке? - Обращаясь ко всем, нервно спросил да Силва.
  Его спутники молчали. Последний телохранитель - его звали Эрик Барбер - сидел уставясь в пол. Кристина Миранда слегка рассеянно глядела в окно. Югослав осматривал сломанный вчера ноготь.
  - Что нам теперь делать? Может, вы мне подскажете, господин связист? - Снова уже более резко спросил да Силва.
  - Ничего особенного. Просто ждать.
  - То есть как? Вы не понимаете, что ли, что происходит? Мы можем оказаться прямо в эпицентре жесточайшей схватки Дудника с повстанцами! - взорвался бывший глава Хаттонлэнда, и его грузное приземистое туловище резко подалось вперёд, как будто он собирался вскочить с кресла наброситься на собеседника.
  - Вы не правы! - по-прежнему спокойно ответил Радивое. - Мы находимся достаточно далеко от эпицентра будущей борьбы. А чтобы выбраться, из города нам нужно лишь не упустить момент.
  - Какой ещё момент? - уже спокойнее спросил да Силва.
  - Я, как и вы, думаю, что повстанцы-радикалы не допустят переговоров с Дудником. А это значит, что начнётся большая заваруха. Поскольку мы уже находимся не слишком далеко и от городских окраин, и от тылов повстанцев, единственное, что нам нужно, - чтобы они задействовали в борьбе с врагом все свои резервы. Тогда наш путь к границе города окажется чист... ну или почти чист, и мы уйдём отсюда до того, военные действия докатятся до нашего убежища, если вообще докатятся.
  - И когда, по-вашему, может начаться эта самая заваруха? - спросил да Силва, совсем успокоившись.
  - Думаю, ждать осталось недолго.
  Обострение военной ситуации, или, как попросту сказал югослав 'заваруха', случилось тем же вечером. Точнее ночью. Беглецы узнали о её приближении поздно вечером. Спали они в подвале того же дома, на одеялах и матрасах взятых из вещей его бывших жителей.
  Через полчаса после того как Огненович, да Силва и Барбер уснули, они были разбужены сигналом тревоги, который послала им на коммуникаторы дежурившая в эту ночь первой Миранда.
  Очухавшись ото сна и подняв голову, Радивое посмотрел в сторону подвального оконца, возле которого на куче разнообразного барахла устроилась Кристина. Она махнула рукой, подзывая его и остальных к окошку. Затем поднесла палец губам.
  Соблюдая максимальную осторожность, и не говоря ни слова, трое беглецов присоединились к девушке. Затем все четверо по очереди выглянули наружу. В темноте улицы осторожно, также соблюдая полную тишину, двигались боевики. В своём защитном обмундировании ночью неподготовленному зрителю они могли показаться тенями или привидениями. Однако это были живые люди. Пока ещё живые. Судя по тому, что они шли на восток, а также по их вооружению, это были повстанцы.
  Тихое шествие продолжалось довольно долго. Мимо укрытия прошло около сотни боевиков. Всё это время силванцы сидели, затаив дыхание. Через несколько минут, после того как хвост колонны скрылся в ночной тьме, они смогли перевести дух.
  - Началось! - едва слышно произнёс Огненович.
  - А я думала, они пойдут через подземелье! - сказала Миранда. - Ведь на поверхности их гораздо легче обнаружить. А через туннели можно попасть далеко вглубь территории, контролируемой дудниковцами и нанести максимальный урон противнику!
  Огненович ей пояснил:
  - Видимо, у радикалов слишком мало людей, чтобы рисковать, двигаясь через подземелье. В туннелях их могут попросту заблокировать и уничтожить по частям. Да и вообще глубина проникновения во вражеские территории для них не главное.
  - Почему? - удивилась Кристина.
  - Их основная цель - начать большую заваруху вместо того вялого противостояния, в которое превратилась их борьба с Дудником в последние дни. Поэтому главное для них - завязать как можно более крупный бой или, точнее, несколько крупных боёв в разных точках линии соприкосновения с противником.
  Да Силва недоверчиво посмотрел на Огненовича. Всю последнюю неделю он то и дело бросал на 'связиста' такие недоумевающие и удивленные взгляды. Это заметила и напарница югослава, о чем два дня назад и сообщила ему, когда рядом не было их 'босса'.
  - Он, кажется, начинает понимать, что ты не просто связист, - сказала она тогда.
  - Да я заметил, но что делать! Всегда чем-то приходится жертвовать! - философски ответил Радивое. - Мне надо закончить операцию. А потом я позабочусь, чтобы он не раскрыл меня.
  - А если он сделает это раньше?
  - Пока я помогаю ему сбежать от Дудника, он ничего не предпримет, а после - будет видно.
  Вот и теперь да Силва ничего не сказал.
  - Думаешь, их затея устроить заваруху не провалится? - спросила Миранда, имея ввиду повстанцев-радикалов.
  - Не такое уж это сложное дело. К тому же, за несколько месяцев партизанской войны они чему-то да научились!
  Следующий час беглецы провели в ожидании дальнейшего развития событий.
  Затем на востоке начали появляться мелкие вспышки света. Через двадцать минут стало ясно, что затея радикалов удалась, - судя по множественности и яркости вспышек, а также грохоту в очередной раз разрушаемых строений, ожесточённые боевые действия развернулись почти на всей полосе соприкосновения повстанцев и бойцов Дудника.
   Всё это время югослав отслеживал связь повстанцев. О точном времени выступления радикалов он не знал, потому что заговорщики, прекрасно понимая, что любое, переданное через коммуникации сообщение может быть перехвачено, и попросту не пользовались обычными видами связи. Зато после начала боя они забросали объединённый штаб сил сопротивления требованиями о подкреплении. Радивое также узнал, что примерно пяти сотням боевиков удалось вторгнуться на чужую территорию вглубь на несколько кварталов.
  Отслеживать связь дудниковцев Огненович не мог: для получения доступа к восстановленной системе связи оккупационной власти ему требовалось несколько дней скрупулёзной и сосредоточенной работы в спокойной обстановке. Впрочем, теперь уже было не до сожалений об упущенных возможностях. Настало время действовать.
  
  Глава 8
  В течение примерно полутора часов объединённый штаб повстанцев никак не реагировал на требования о подкреплении. Но затем югослав перехватил сообщение о переброске полутора сотен боевиков для поддержки повстанцев на северо-западе Дуэйн-сити.
  'Ещё одно или два таких сообщения и нам можно будет выходить. Путь как раз расчистится', - подумал Радивое.
  А в слух сказал:
  - Думаю, скоро повстанцы задействуют свои резервы. Скорее всего, они направят их на северные участки, поскольку на юге фронт отодвинут чуть дальше. Думаю, примерно через час нам можно попытаться вырваться из города...
   Огненович краем глаза снова заметил взгляд да Силвы, брошенный на него. На сей раз, в этом взгляде он прочёл подозрение, переходящее в уверенность.
  'Надо быть настороже!' - подумал шпион.
  В течение следующего часа югослав перехватил еще два сообщения о посылке подкреплений. Между тем, наступление повстанцев развивалось успешно. Судя по перехваченным данным, они полностью взяли под контроль бывшую полосу соприкосновения с дудниковцами, отодвинув фронт ещё дальше на восток. Дуднику явно не хватало людей и боеприпасов, чтобы сдерживать наступление противника.
  Огненович даже подумал, что провокационная атака повстанцев-радикалов может оказаться неожиданно успешной и привести к ликвидации оккупационного режима в Дуэйн-сити. Мысль эта пришла ему в голову в тот момент, когда силванцы покидали своё убежище.
  По прошествии примерно часа после предыдущего совещания беглецов Радивое подполз к подвальному оконцу и минуту или две рассматривал всполохи света на восточной стороне ночного неба. Затем он развернулся к своим спутникам и сказал:
  - Сражение в самом разгаре. Повстанцы явно наступают. Бой удаляется на восток. На мой взгляд такая ситуация была бы просто невозможна без участия всех или большей части резервов повстанческих сил. Я почти уверен, что их тылы сейчас как никогда безлюдны. У нас есть шанс вырваться из этого капкана. Босс, вы готовы? - решительно заявил он.
  - Да, конечно, - почти также решительно, но после секундной паузы ответил да Силва.
  - Тогда нам надо выходить. И чем быстрее, тем лучше.
  - В таком случае, не будем терять времени, - вставая с матраса, сказала Кристина.
  Спустя несколько минут они шли по улице на юго-запад - к ближайшей городской окраине. Раны, полученные неделю назад во время бегства после разгрома силванского гарнизона, почти полностью зажили благодаря лекарствам из личных аптечек. Так что теперь беглецам должно было хватить сил, чтобы покинуть Дуэйн-сити.
  Небо над городом уже начало светлеть. Приближалось утро.
  Пройдя два квартала, беглецы заметили, что немногочисленные жители, оставшиеся в этом районе города весьма озадачены происходящим в центре города сражением. Большинство наблюдали его из своих укрытий, но некоторые даже вышли на улицу. При появлении четвёрки силванцев все они, естественно тут же скрывались в убежищах.
  Но Радивое и его спутникам не было до них никакого дела. Они спешили покинуть столицу Хаттонлэнда и даже не оборачивались, чтобы взглянуть на особо сильные световые всполохи на востоке. Беглецы благополучно миновали ещё несколько улиц и переулков, и успели добраться к городским окраинам до восхода местной звезды.
  По пути им не встретился ни один боевик. Лишь ещё несколько мирных жителей, которые столь же старательно избегали встреч с любыми вооружёнными людьми, как и ранее встреченные беглецами горожане.
  Таким образом, первая часть пути, как и предполагал Огненович, оказалась вполне безопасной. Но теперь они оказались в непосредственно близости от главной базы повстанцев. Здесь нужно было соблюдать крайнюю осторожность.
  - Будем двигаться как неделю назад - только вдоль стен домов, соблюдая тишину. Разговаривать только по внутренней связи. И пусть Барбер пойдёт вперёд. Он лучше всех подходит на роль разведчика, - сказал югослав.
  Никто не возражал. Беглецы стояли в тени небольшого одноэтажного магазинчика, а через улицу перед ними начинался квартал покосившихся деревянных двух- или трёхэтажных зданий, многие из которых сильно обгорели и были покинуты жителями.
  В нескольких кварталах к северо-западу отсюда располагался тот самый район города, куда наведывался Раде, чтобы проникнуть в логово повстанцев. Внимательно осмотрев всё доступное взору окружающее пространство, он взмахом руки велел своим спутникам переходить дорогу. Первым, как и было условлено, двинулся Эрик Барбер. Город всё ещё покрывала полутьма, то и дело разрываемая вспышками и отсветами ночного боя. Они то и дело выхватывали из полумрака отдельные участки окружающего пространства, освещая то крышу, то угол дома, то часть уходящего вглубь квартала переулка, а то и одиноко стоящий посреди деревянных строений пятиэтажный жилой дом, сооружённый из каких-то строительных плит местного производства, чьи стены зияли пустыми отверстиями разбитых окон.
  Впрочем, силванцам было не до того. Они спешили выбраться из города. Вся четвёрка двигалась вдоль первого попавшегося им на пути деревянного строения с сильно обгоревшей восточной стеной и тусклым светом, пробивавшимся из двух забитых досками подвальных оконц, когда их продвижение было прервано и беглецам пришлось затаиться.
  Радивое шёл третьим в цепочке, когда угол следующего дома, к которому они направлялись, осветился очередной яркой вспышкой, а внезапно появившиеся тени беглецов выросли почти до второго этажа и тут же исчезли. Одновременно он услышал легкий вскрик шедшей позади Кристины и обернулся.
  - Смотрите, - воскликнула девушка, указывая на восток.
  Огненович стал приглядываться, но в течение двадцати секунд ничего не замечал, кроме обычных лёгких вспышек.
  - Что такое? Что случилось? - услышал он по внутренней связи вопросы едва не ушедших вперед, да Силвы и его телохранителя.
  - Не знаю, - ответил им югослав, и уже обращаясь к Кристине, спросил, - так что ты там...
  Он не закончил, поскольку небо вновь осветилось очень яркой вспышкой, в свете которой, беглецы увидели сразу два летящих высоко над городом 'уоллберга'.
  - Чёрт возьми! - вырвалось у Барбера.
  - Неужели он перекупил Фенна! - разочарованным голосом произнёс да Силва.
  Джулиус Фенн являлся командующим воздушных частей оккупационных сил и ранее подчинялся напрямую да Силве.
  - Или Фенна, или лётчиков, - спокойно ответил Огненович. - Теперь это уже не важно. Гораздо важнее другое - повстанцам теперь будет туго. А нам надо поскорее выбираться из города. Пошли! - беглецы быстрым шагом двинулись дальше.
  - А повстанцы не могли договориться с Фенном? - предположил Барбер.
  Остальные только рассмеялись.
  В течение нескольких следующих минут они прошли мимо трёх стоящих близко друг к другу домов и вышли к открытому пространству какой-то спортивной площадки. В этот момент почти прямо у них над головами раздался лёгкий, едва уловимый шум пролетающего автолёта. Все четверо тут же бросились к ближайшему дому, чтобы укрыться в его тени. Это было чисто рефлекторное действие. Все четверо прекрасно понимали, что, скорее всего, их засекли и, возможно даже опознали. Шлемы дудниковских бойцов, естественно, были снабжены устройствами, позволяющими не только обнаружить, но и опознать людей в любой обстановке. А защитное обмундирование беглецов отнюдь не восстановилось за время передышки в отличие от их здоровья, чтобы воспрепятствовать такому обнаружению.
  Тем не менее, автолёт не стал делать посадку и пролетел дальше на запад.
  - Что это? - спросил да Силва.
  - Думаю, часть десанта посланного на разгром штаба повстанцев или какой-нибудь диверсионный отряд, - ответил югослав.
  Едва уловимый звук автолёта уже полностью исчез где-то на западе, и понять, в каком именно месте высадились десантники, было невозможно.
  - Теперь нам надо идти на юг, - сказал Огненович. - Почти наверняка их главная цель - штаб повстанцев, а он севернее. Так что если мы не напоремся на дудниковцев сами, они вряд ли будут на нас охотиться, нарушая планы своего босса.
  Его спутники не стали возражать и все четверо, резко сменив курс, двинулись прямо на юг.
  В полной тишине, не обмениваясь ни единым словом, они прошли несколько дворов и пересекли переулок. Вокруг было пусто и тихо: уцелевшие обитатели этого района наверняка без особой нужды не высовывались из своих укрытий, даже в периоды затишья между боями.
  Тьма тем временем с каждой минутой рассеивалась. Небо светлело. Приближалось утро, и очертания жилых домов и других строений, мимо которых проходили беглецы, становились всё более чёткими и ясными.
  Радивое подумал, что удачный манёвр, пожалуй, позволил ему и его спутникам ускользнуть от возможных преследователей. В противном случае на них наверняка бы уже напали. В полутьме беглецы вообще могли не заметить приближающегося врага. Теперь же дудниковцы, если они действительно находились неподалёку и собирались напасть, рисковали быть обнаруженными заранее, до начала атаки.
  Тем временем за спиной у беглецов на севере начали появляться едва заметные световые вспышки, а чуть позже оттуда донеслись звуки обстрела повстанческих укреплений из орудий средней мощности. Главная база повстанцев действительно подверглась атаке дудниковского десанта.
  Когда силванцы вышли к очередному переулку, на севере один за другим прогремели два мощных взрыва. Всё это убеждало беглецов, что пассажиры виденного ими автолёта сейчас наверняка находятся на севере и заняты штурмом повстанческого штаба.
  Вскоре Радивое ещё более укрепился в своих предположениях. По его расчётам до границы городской черты оставалось совсем недалеко, а, значит, и места для засады у дудниковцев почти не осталось.
  Он сказал об этом своим спутникам в тот момент, когда они слегка сменили курс, направившись вновь на юго-запад. Беглецы продолжали двигаться в прежнем порядке: первым шёл Барбер, вторым - да Силва, третьим - Огненович, последней Миранда. В течение нескольких следующих минут они прошли через два обширных двора, образованных шестью и семью домами.
  Следующий дворик наоборот оказался очень небольшим, его образовали всего три старых двухэтажных деревянных здания. А посередине двора стоял покосившийся сарай, сбитый из плохо подогнанных досок.
  В этом дворике, как и на всём предыдущем пути силванцев было пусто и тихо. Четверка двигалась в прежнем стиле - вдоль стены длинного дома, стоявшего почти параллельно их теперешнему курсу. В тот момент, когда беглецы поравнялись с сарайчиком, югослав заметил какое-то движение в окнах первого этажа, находившегося впереди дома.
  Шпион сразу остановился, и Миранда от неожиданности чуть не налетела на него сзади.
  - Ты что? - удивлённо спросила она через шлемофонную связь.
  Однако Радивое не ответил ей - благодаря специальным визорам своего шлема он как раз разглядел за окнами впередистоящего дома тени движущихся фигур, как будто одетых в боевые комбинезоны.
  А затем развитие событий ускорилось до максимума, и полный провал шпионского плана случился буквально в течение нескольких секунд. Сразу после обнаружения засады мысль Огненовича заработала с максимальной скоростью. Они с Мирандой стояли почти в середине пути через двор. Да Силва и его телохранитель уже приближались к впередистоящему дому, где притаилась дудниковская засада. Югослав понял, что догонять их не имеет смысла.
  В этот момент да Силва обернулся, чтобы посмотреть на отставших спутников, и успел спросить по внутренней связи: 'Что случилось?'. Радивое открыл рот, чтобы сообщить ему, что надо бежать со двора, но тут началась стрельба. Одновременно с двух сторон. Из дома, где югослав заметил противника, и из сарая сразу около десятка боевиков открыли шквальный огонь по Барберу. Кто-то из засевших в сарае также открыл огонь и по отставшей парочке беглецов, но главной мишенью, несомненно, оказался последний телохранитель да Силвы. Миранда в ответ тут же разрядила чуть ли не всю оставшуюся энергию своей переносной лазерной установки, кромсая её лучами стены сарайчика. Радивое тем временем выбивал стёкла в ближайшем окне дома, вдоль которого они шли. Схватка получилась очень короткой: через считанные секунды почти одновременно Барбер упал на землю наверняка мёртвым, а пылающий факелом сарай развалился на части.
  Тем временем да Силва инстинктивно отскочил назад от расстреливаемого телохранителя и оказался фактически на линии огня между засадой с одной стороны и обоими уцелевшими спутниками с другой. Благодаря этому Раде и Кристина получили дополнительно одну-две секунды, чтобы успеть запрыгнуть в окно, из которого Огненович только что выбил стёкла, и скрыться во внутренних комнатах. В спину им уже стреляли, но далеко не все устроившиеся в засаде дудниковцы и явно вразнобой.
  Получив по одному лёгкому ранению, пара беглецов скрылась во внутренних комнатах. А посреди двора совершенно растерянный от всего происходящего в полном одиночестве остался стоять Бруно да Силва.
  Уже будучи в доме, югослав краем глаза успел заметить, как несколько дудниковцев выскакивали через окна 'засадного дома' во двор. То ли они спешили броситься в погоню за спасшейся парочкой, то ли торопились поскорее захватить бывшего главу администрации Хаттонлэнда.
  Радивое и Кристина, перебегая из комнаты в комнату, из коридора в коридор, высаживая закрытые двери, за четверть минуты добрались на противоположную сторону дома и, также выбив оконные стекла, выпрыгнули наружу. Они бегом пересекли двор, в который выскочили, затем - другой, третий, четвёртый, пятый...
  Наконец, поняв, что погони нет, неудачливые заговорщики остановились.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"