Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Тёмные коридоры судьбы. Роман. Пролог, часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последний (на данный момент :)) роман о приключениях Радивое Огненовича. Какие только задания не поручало суперагенту его начальство! К каким только последствиям не приводило их исполнение. Что же может ждать агента теперь, после выполнение работы, изрядно далёкой от его основной сферы деятельности? и куда может завести героя развитие событий, а точнее - судьба?

  Пролог
  Девушка шла по коридору. Он двигался следом за ней на расстоянии метров пятнадцати, а потому никак не мог разглядеть её лицо. Тусклый свет каких-то невероятно слабых лампочек не позволял как следует рассмотреть даже фигуру незнакомки. Девушка была среднего роста, одета в светлое платье до колен. Тёмные волосы спускались чуть ниже плеч. Она дошла до конца коридора. Слабое освещение выхватило из тьмы ручку двери. Девушка взялась за неё и, повернув, открыла проход в темноту соседнего помещения. Затем она вошла туда. Он на секунду, кажется, замешкался. Дверь осталась приоткрытой, но проникнуть взглядом во мрак за ней он не мог.
  Он двинулся дальше. Слегка оттолкнув дверь рукой, он зашёл внутрь тёмной комнаты. Вместе с ним за дверь пробрался и слабый свет из коридора, чуть-чуть осветив помещение. Оказалось, за дверью находилась не комната, а лестничная площадка. Он подошёл к лестнице и посмотрел наверх. Сначала он ничего не мог разобрать. Но потом ему повезло. Едва уловимый отблеск света, мелькнувший наверху, показал ему несколько отрывков силуэта поднимавшейся по лестнице девушки. Он поспешил следом. Ступеньки не скрипели. Он поднялся на два этажа, при этом ещё трижды успев заметить её силуэт над собой.
  На третьем этаже, посмотрев вверх, он не обнаружил никакого движения. Решив, что девушка закончила подъём по лестнице именно здесь, он почти наугад двинулся влево, к той стене, где должна была находиться дверь в коридор, аналогичный нижнему. При очередном лёгком промельке света он, кажется, заметил такую же ручку, что и внизу. Подойдя к стене, он быстро отыскал и дверь, и открывающую её ручку.
  Затем он вышел в коридор. Здесь света было меньше, чем в коридоре двумя этажами ниже, но то, что он пуст, не подлежало сомнению. С обеих сторон в коридор выходили двери смежных помещений. Он двинулся вперёд по коридору. Ближайшая дверь справа оказалась открыта.
  Заглянув внутрь, он увидел комнату, погружённую в полумрак. Судя по очертаниям, которые он смог разглядеть, мебели в комнате было мало. Диван, стол и несколько стульев. Слева у дальней стены он заметил девушку. Она сделала какое-то движение. Ему показалось, что это жест, приглашающий войти. Он вошёл и сделал два шага по комнате влево, когда боковым зрением заметил какую-то тень, метнувшуюся справа по стене, на которую падал отсвет. Через мгновение он почувствовал боль в правом боку. Он попытался отмахнуться, но не смог...
  И тут же проснулся.
  Правая рука была зажата между туловищем и постелью. Очевидно, он неудачно повернулся во сне.
  Нить сонного сюжета прервалась, и Радивое Огненович несколько минут пытался восстановить её, ворочаясь на кровати: с боку на бок, со спины на живот. Сонное состояние ещё не покинуло его окончательно, однако вернуть сновидение не удавалось. Кроме того, к нему стали возвращать обычные дневные ощущения. И в том числе, главное - ощущение сильного переутомления, от которого последнее время он иногда не засыпал, а иногда наоборот - просто проваливался в сон.
  Это ощущение не оставляло Огненовича уже неделю. И вчера он принял решение. Этот дурацкий эксперимент, на который его уговорила Йованка, будет закончен. Иначе нельзя. Иначе это повредит его здоровью. Даже когда он работал консультантом по вопросам виртуальности и межпланетной связи он так не уставал.
  Наконец, лёжа на спине, раскинув руки и глядя в потолок, Радивое понял, что вернуть сон и узнать, чем там дело кончилось, не получиться. Но и вставать было рановато. Он решил ещё немного полежать, чтобы окончательно проснуться.
  'Интересно, а что там произошло бы дальше?' - подумал он, припомнив последнюю часть сновидения.
  Воспоминание о последнем увиденном эпизоде сна заставило Огненовича ощупать бок. Неприятных ощущений не возникло. Однако во сне боль чувствовалась вполне натуральная. В этом он был уверен. Затем, вспомнив, про подвернувшуюся под бок правую руку, он подумал, что, видимо, собственный локоть и стал источником разбудившей его боли.
  Через некоторое время Огненович встал. Одевшись, он запросил видеофон связи, стоявший в спальне, о полученных за ночь сообщениях. Память видеофона пустовала.
  'Странно! - подумал Радивое. - Почему Йованка не отреагировала? Не могла же она... о, чёрт! - он рассмеялся не слишком весело. - Ей-то я послание вчера не отправил!'
  Огненович вышел из спальни.
  'В конце концов, то, что всё это - дурацкая затея, было ясно с самого начала. И я сглупил, уступив ей', - подумал он, заходя в ванную комнату.
  Выйдя оттуда, Радивое направился на кухню через зал. И как раз в этот момент стоявший там видеофон связи издал лёгкую трель вызова. Он остановился, и, слегка усмехнувшись, сел на диван напротив видеофона. Затем велел аппарату послать сигнал о готовности выйти на связь. Через полминуты экран видеофона продемонстрировал ему лицо собеседника. Оно было не слишком радостным.
  Тем не менее, начал позвонивший очень вежливым и даже осторожным тоном:
  - Доброе утро, господин Огненович!
  - Здравствуйте, господин Сакич. Вы получили мое послание?
  - Да, господин Огненович...
  - Вы заметили, там было сказано, что моё решение обсуждению не подлежит?
  - Да, но...
  - Никаких 'но'! Мы можем обсуждать всё что угодно, господин Сакич, но не этот вопрос.
  - Я понял...
  Пауза.
  - Вы, кажется, ничего не хотите сказать? - спросил Радивое.
  - Нет, хотя ваша жена...
  - Оставьте Йованку в покое. Я с ней договорюсь как-нибудь без вас. Не беспокойтесь.
  - В таком случае, до свиданья.
  - До свиданья.
  Экран видеофона погас.
  Огненович поднялся с дивана и направился на кухню. Там он для начала проверил список содержимого холодильного аппарата. Продуктов было достаточно, и он заказал домашнему компьютеру завтрак. Всё это он мог сделать и не посещая кухни, но за несколько лет жизни в этой квартире у него сложилась привычка, которую Радивое нарушал лишь при гостях.
  Решая вопрос с завтраком, он одновременно обдумывал, как избежать ссоры с женой.
  'Конечно, этот проект для неё очень важен, я всегда понимал это. Но и она должна понять меня, в конце концов! - думал он. - Да, ладно, надеюсь, обойдётся. Надо лишь побыстрее сообщить ей'.
  Вернувшись из кухни, он тут же принялся за запись послания.
  Закончив и отослав его, Радивое вернулся на кухню - завтрак был готов. Пока он поедал тосты, запивая их мультисоком, его голову ещё занимали мысли о разговоре с женой. Но, взявшись за желе из акернанской сливы, он сразу отбросил все волнения, и принялся смаковать свой любимый десерт. Завершив завтрак, он отнёс посуду в моечную машину и включил её. Потом он вернулся за стол.
  В памяти почему-то вновь всплыло предутреннее сновидение.
  'Странный, очень странный сон... если, конечно, не учитывать моего состояния, - поправил Радивое сам себя, - Удивительно, что мне ещё какие-нибудь кошмары не снятся!'
  Но тут он вновь вспомнил самый последний момент сна и тень, мелькнувшую в полутёмной комнате.
  'Ха, вполне возможно, что это как раз и был кошмар, только я вовремя проснулся!' - усмехнувшись, подумал Огненович.
  Затем он оглянулся по сторонам и подумал о разительном контрасте интерьеров во сне и наяву. Он сидел за большим удобным столом, занимавшим центральное место в просторной, залитой ярким светом юговской звезды, прекрасно оборудованной кухне, обставленной мебелью светлых тонов. А во сне все помещения были погружены во тьму или полумрак.
  'Впрочем, во сне, чаще всего, так и бывает. К тому же в моей жизни было так много разных коридоров, темных углов, лестниц... хотя нет, лестниц, пожалуй, мне попадалось меньше, - поправил он себя. - Мне чаще приходилось пользоваться лифтами и внутренними ТПК-портами... а сколько было таинственных незнакомок!..' - он снова усмехнулся, вставая из-за стола.
  Огненович вышел из кухни. Вернувшись в зал, он включил видеофон развлечений, как назывался на Югово приемник невиртуальных вещательных каналов. Пробежавшись по нескольким таким каналам, Радивое выключил вр. Его мысли опять вернулись ко сну. Что-то в нём было непонятное. Что-то необъяснимое, интригующее, не отпускавшее его внимание, что-то неуловимое...
  Огненович снова стал анализировать то немногое, что осталось в его памяти.
  'Девушка? - спросил он сам себя, и тут же ответил, - Ничего особенного. За время моей службы у меня было огромное количество встреч с самыми разными женщинами...
  Она убегает, я догоняю? Да нет, она, кажется, даже не видела меня. Она куда-то шла, а я - за ней. И, кроме того, я не помню, как оказался в том доме, я не помню начала сна! Тогда, может быть, сам дом? Опять-таки ничего особенного! В каких только зданиях я не побывал при проведении операций... а, может быть, именно финальный эпизод, может, именно то, что я так и не увидел во сне?'
  Он остановился на этом пункте, но потом подумал:
  'Ну и что? Ясно, что там была опасность. Кто-то напал на меня. И что из этого? В моей жизни было столько засад, что все и не вспомнить!'
  Радивое решил выкинуть непонятный сон из головы и снова включил вр.
  Через несколько минут на одном из каналов он увидел сцену: девушка в лёгком развивающемся платье подходит к дверям большого здания, те при её приближении открываются, и девушка заходит внутрь. Радивое аж подскочил на диване.
  - Вот, - воскликнул он. От удивления он даже заговорил вслух. - Конечно! Именно это! Я точно видел, как она подошла к двери, взялась за ручку, повернула её и открыла дверь!
  Огненович встал с дивана, подошёл к двери на выходе из зала и прикоснулся пальцами к небольшой сенсорной панели, расположенной на уровне груди рядом с дверью. Дверь открылась. Огненович вернулся на диван.
  - Точно! - сказал он сама себе. - Именно это. Откуда в моём сне могла возникнуть дверь, которая открывается таким странным образом? Помнится, так открывались двери в глубокой древности. Но мне ничего подобного не попадалось... или у меня проблемы с памятью?
  'Видимо, всё-таки мне приходилось их открывать, иначе, откуда бы я знал движение, которым она открыла дверь!' - додумал он свою мысль уже не вслух.
  Поскольку заниматься ему сейчас всё равно было нечем, Радивое стал перебирать в памяти свои стародавние операции.
  И только минут через десять он вспомнил...
  
  Радивое Огненович вспоминает
  
  Часть I
  Похищение
  
  Глава 1
  - Как вам нравится, получить в подарок за спасение контракта в двенадцать миллиардов полное собрание сочинений какого-то допотопного писателишки, на которого мне глубочайше наплевать?! - воскликнул Огненович.
  - Да, я понимаю вас, - примирительным тоном сообщил его собеседник.
  Они стояли посреди огромного пустого холла, стены, пол и потолок которого украшала великолепная мозаика и ценнейшие породы мрамора.
  Оба собеседника были одеты в почти стандартные дорогие костюмы, какие обычно носят дипломаты.
  - Думаю, наше правительство вознаградит вас более весомо, - продолжал неизвестный.
  - Да нет, господин Миркович, обычная премия как за рядовую операцию, ничего особенного!
  - Неужели?
  - Увы!
  - В таком, случае, остаётся надеяться, что премии в вашем ведомстве превосходят наши...
  - Пожалуй, но не так уж намного.
  - Понятно... что ж, до встречи, желаю успеха!
  - До встречи.
  Огненович взял стоявший рядом небольшой пластиковый чемодан и направился к выходу.
  Такси в космопорт - ещё одна не слишком удобная для человека, привыкшего к максимально быстрому перемещению, черта жизни на планете Александр Дубов - уже ожидал его у выхода из отеля. Впрочем, будь настроение Радивое несколько иным, он бы воспользовался этим замедлением, чтобы поглазеть напоследок на повседневную жизнь дубовской столицы. В течение проведённого здесь месяца, Огненович был слишком занят служебными делами, чтобы позволить себе бесцельную прогулку по неизвестному городу.
  А теперь, когда дело успешно завершилось, и начальство сообщило о предоставлении ему расширенного отпуска, Огненовичу было уже совсем не интересно, как выглядит очередная планетарная столица. Ему хотелось побыстрее оказаться на борту отлетающего звездолёта. Чтобы скоротать время он решил послушать что-нибудь из переброшенного ему на коммуникатор содержания полного собрания сочинений некоего древнего восточно-славянского писателя со странной фамилией 'Медуненко'.
  Когда Огненович впервые услышал эту фамилию, он очень удивился, но потом вспомнил, что фамилии с подобным окончанием попадались ему несколько раз на планете Нововолынь. Однако связь между древним славянским писателем с нововолынской фамилией и планетой Дубов осталась для него не вполне ясной. Также он не понял и то, зачем ему вообще всучили эти фолианты из бумаги в дорогой обложке, которые теперь уже отправились на звездолёт с прочим багажом.
  Содержание этих трудов, загруженное в коммуникатор, не слишком интересовало Радивое, но он подумал, что, может быть, обнаружит, что-нибудь любопытное. Тем более что единственной причиной для вручения такой странной награды дубовская сторона назвала большой интерес писателя, жившего ещё в предкосмическую эпоху на прародине человечества, к земной Югославии. Вроде бы он даже написал несколько романов, где главным героем был югослав.
  Радивое затребовал из коммуникатора полный перечень вошедших в собрание произведений. Прослушав почти весь список, он остановился на документальном труде с громким названием 'История России: Путь во Мраке'.
  'Любопытное название!' - подумал Огненович.
  Он запросил содержание труда. Пробежавшись по названиям глав, он остановился на последней, касавшейся жизни России конца двадцатого и начала двадцать первого веков земной истории. Радивое решил послушать со второго абзаца.
  Автор, описывая состояние страны в тот период сетовал на 'нефтяную иглу', на отсутствие у граждан возможности выбора, проводил параллели между ситуацией своего времени с историческим моментом после реформ российского императора Александра Второго...
  Огненович остановил чтение. Имя императора ему ничего не говорило, хотя он и знал о существовании в древности на Земле государства, именовавшегося 'Российская Империя', среди прочих империй выделявшейся своей обширной территорией, но вот словосочетание 'нефтяная игла' сильно его позабавило: игла представлялась ему исключительно металлической микрочастицей швейных машин и медицинских аппаратов. Нефть - древний вид топлива. Как они совмещались, он совершенно не понял...
  'Что за бред! - подумал Раде. - Надо будет куда-нибудь сгрузить эти книжки... или выкинуть их в открытый космос!'
  Последняя мысль немного развеселила его, и он улыбнулся.
  До космопорта оставалось минут десять. Всё это время он провёл в созерцании пространства, над которым летело такси. Ничего интересного он не обнаружил - обычный урбанистический пейзаж эпохи космической цивилизации.
  Такими же обычными были и формальности в космопорте, и их прохождение, и весь путь от кабины такси до каюты звездолёта. Также вполне ординарно произошло размещение в каюте, отлёт с Дубова и переход звездолёта в гиперпространство.
  Выйдя из переходной кабины, Огненович ещё раз осмотрел свои корабельные апартаменты. В этой каюте ему предстояло провести почти десять стандартных дней полёта до космической станции, где он должен был пересесть на корабль, летящий на Дельгадо, одну из самых известных курортных планет Космической Цивилизации. Там, в знаменитом парке отдыха Саласар для него уже заказано бунгало, в котором Радивое собирался релаксировать после нескольких крупных операций осуществлённых в последние полгода его личного времени.
  Этот отпуск должен был стать самым крупным после того, который он получил от начальства за спасение Глобального Пространства от технологии виртуальных линкоров. Та история произошла около четырёх лет его личного времени назад. Его тогдашняя подруга Светлана Воскобойникова приучила его отдыхать как можно ближе к природе. Они с Радивое посетили на Большом Валдае несколько планетарных парков и заповедников, поплавали по морям и озёрам, прогулялись по разным лесам, наблюдали жизнь диких животных.
  Со Светой они расстались около года его личного времени назад, но изменять уже сложившейся привычке отдыха на природе Огненович не собирался. Поэтому, получив от начальства согласие на отпуск, он тут же связался несколькими крупнейшими туристическими фирмами. Те устроили ему в глобальном пространстве экскурсию по своим 'владениям' и он выбрал именно Дельгадо и парк Саласар.
  Сделал он это по двум причинам. Во-первых, и само бунгало, и место, где оно находилось, напомнили ему его дом на Рашке. Во-вторых, последний раз (и он же первый) он побывал на Дельгадо почти сорок лет его личного времени назад, еще до поступления на службу в разведку Триединого Союза Югославии. И с той поездкой у него были связаны очень жаркие воспоминания, до сих пор иногда будоражившие его чувства. И не только чувства.
  Кроме того, парк Саласар располагал большим количеством обитательниц, которые были весьма привлекательны и готовы к разнообразным услугам.
   Естественно, Огненович предпочёл бы направиться прямиком на Дельгадо. Но когда уже был сделан заказ, оформлен договор и заплачены деньги, вдруг выяснилось, что прямых рейсов между Дубовым и Дельгадо нет. Не говоря уже о транспространственных каналах. Здесь ТПК использовались почти исключительно для междугородних перемещений. Межпланетные ТПК связывали Дубов всего с полусотней планет, что для такого достаточно развитого и активно задействованного в межзвёздной жизни мира было довольно странно.
  В любом случае, менять что-либо было уже поздно, и пришлось Огненовичу заняться поисками кратчайшего маршрута для попадания на Дельгадо. Он быстро выяснил, что самое выгодное - сесть на звездолёт ГТКК - Государственной Транспортной Космической Компании - летящий на Новую Калифорнию. Между прочим, это был самый престижный, а потому и дорогой рейс. Впрочем, для югослава в данном случае этот момент не являлся определяющим. Звездолёт, направляющийся на Новую Калифорнию, делает остановку на станции компании 'Таунсенд СтарСтэйшнс'. Там Огненович предполагал пересесть на звездолёт с Новой Виргинии, летящий на Дельгадо.
  Таким вот образом Радивое Огненович оказался в каюте дубовского звездолёта и в очередной раз был вынужден заняться поисками способов наиболее эффективного и массового убивания времени. Очередной полёт на звездолёте не сулил ничего сколько-нибудь интересного. Все способы проведения досуга в полёте были давно опробованы. По опыту Радивое знал, что проще всего провести время в пути, заведя интрижку с какой-нибудь пассажиркой. Это позволяет попеременно занимать то голову, то тело, и тратить таким образом максимальный объём времени.
  Однако имелось небольшое, но очень весомое препятствие психологического свойства. И в последнее время оно даже начало несколько беспокоить югослава. Во-первых, две или попытки завести более-менее серьёзные отношения, которые он предпринял после расставания со Светой (в том числе накануне командировки на Дубов), совершенно не сложились. А во-вторых, когда в предыдущём длительном перелёте ему пришла в голову идея завести небольшую полётную интрижку, он вдруг почувствовал, что эта идея его почему-то не привлекает.
  Углубившись в самоанализ, Радивое быстро понял, что боится заводить отношения с женщинами в звездолёте. В принципе после всего, что случилось с ним во время 'линкорной' операции, в возникновении такого комплекса не было ничего удивительного. Ведь, несмотря на все положительные стороны их связи с Воскобойниковой, ему пришлось пережить тогда серьёзные волнения, далеко выходившие за рамки обычного страха, сопряжённого с особенностями профессии, который он научился преодолевать. А поскольку роман со Светой, начинавшийся именно как любовная интрижка оказался связан с большими нервными потрясениями, то теперь, видимо, он стал подсознательно пытаться изменить свои отношения с женщинами.
  Во многом именно из-за этих проблем Огненович и жаждал поскорее попасть на Дельгадо. Там он рассчитывал развеять все свои подсознательные и неподсознательные страхи, преодолеть внезапно образовавшиеся комплексы и, наконец, расслабиться по-настоящему, вернув прежний образ жизни.
  А теперь, ещё раз обдумав идею новой попытки романтического времяпрепровождения на корабле, он отверг её, решив, что чем вдруг ни с того ни с сего влюбиться, а потом страдать от чересчур быстрого расставания, гораздо проще провести несколько дней на различных уровнях виртуальности, доступных в полёте через гиперпространство.
  Именно этим он и занимался в течение всего перелёта до станции 'Таунсенд СС', прерываясь на еду, сон и физические упражнения. Нельзя сказать, чтобы эти часы протекли уж очень быстро, но и от скуки Радивое не умирал. На второй день полёта он обнаружил очень любопытное историческое интерактивное шоу с большой базой данных.
  Ему и раньше попадались подобные шоу на разных уровнях Глобального пространства. Он знал, что в виртуальности существуют целые корпорации игроков воображающих себя древними воинами различных эпох.
  В одной из операций Огненовичу пришлось довольно близко познакомиться с некоторыми подробностями жизни этих корпораций, принципами формирования, правилами игры. Помимо открытых для свободного доступа всех желающих 'игровых площадок', в Глобальном Мире существуют закрытые многоуровневые игровые системы, которыми и пользуются эти самые корпорации игроков. Правила игры, и иерархия в таких корпорациях чрезвычайно сложны, а доступ в ряды игроков по трудности не уступит попаданию в разведслужбу.
  Радивое иногда посещал 'игровые площадки', базировавшиеся на Рашке. Естественно, чаще всего там разыгрывались военные эпизоды из югославской истории. Попав на 'поле боя' дубовской игры, Огненович обнаружил там инспирирование сражения из истории 'России', земной страны - прародины населения как минимум несколько десятков освоенных людьми планет в разных регионах Космоса. Именно эта страна, и входила одно время в число земных империей, как нетрудно догадаться по её названию. Поначалу Радивое лишь слегка заинтересовался зрелищем. Но затем, вспомнив об историческом труде из собрания сочинений господина Медуненко, он стал наблюдать за происходящим с более пристальным вниманием.
  Когда Радивое подключился к игре, на 'поле боя' происходила невероятная куча мала. Сначала он даже не понял, что это такое, и кто здесь сражается. В массе людей, схватившихся друг с другом вперемежку посреди типично сельского пейзажа, мелькало множество флагов странного вида, более напоминавших портретные рисунки на материи, но зачем-то нацепленных на палки-перекладины, прицепленные в свою очередь к другим, более длинным палкам. Многие сражавшиеся восседали на 'лошадях'. Так назывался один из самых популярных у людей в древности видов одомашненных ездовых животных.
  После нескольких минут наблюдения Огненович заметил, что значительная часть людей одета в разноцветные халаты, у них были заметно отличающиеся типы лица - в основном узкие глаза и высокие скулы. Раде вспомнил, что такой тип лип лица в этно-научных трудах называется монголоидным. Также Огненович заметил некоторые отличия в вооружении и броне.
  Кроме совершенной бестолковости и бессмысленности всего происходящего, больше всего Радивое поразила именно защита и вооружение бойцов. Последнее было исключительно 'холодного' типа. Он обнаружил абсолютное, просто фантастическое смешение всех возможных древних средств обороны и нападения. Здесь были копья разной длины, мечи всех видов, размеров и форм, сабли - самое разнообразное рубящее и колющее оружие. Железные панцири и шапки самого разного вида соседствовали с какими-то толстыми длиннополыми куртками, которые защищали, как показалось Огненовичу, лишь своей толщиной.
  Радивое наблюдал схватку уже минут двадцать. Огромная толпа сражающихся слегка колебалась то в одну, то в другую сторону. Бойцы, естественно, гибли, но убывание общего их количества заметить было пока трудно. Смысл сражения по-прежнему оставался неясен. Однако сама сцена рукопашной, лицом к лицу, схватки, в которой применяются столь разнообразные виды холодного оружия, захватила Огненовича, и он даже почувствовал некоторый приток адреналина. Впрочем, поучаствовать в сражении он не решился, хотя при подключении узнал, что активизация участия в игре возможна в любой момент по желанию потенциального игрока.
  Битва закончилась следующим образом. 'Люди в халатах', казалось, уже одолели своих противников, когда им, видимо, во фланг, ударил крупный отряд врагов. В результате все повернулось в обратную сторону и уже 'люди в халатах' обратились в бегство, а затем и вовсе были рассеяны.
  Уже по окончании игры Огненович выяснил, что виденное им побоище называлось 'Куликовской битвой'. Она имела место в 1380 году от Рождества Христова, или как теперь говорили, Стандартного Земного Летоисчисления и происходила между русским войском и кочевниками 'татаро-монголами'. Югослав решил поискать что-нибудь об этой битве в книге господина Медуненко и нашёл следующую характеристику: 'Это была крайне жестокая, чрезвычайно кровопролитная, а самое главное абсолютно бессмысленная, исходя из исторического момента битва. Но, что хуже всего, с точки зрения исторического процесса в целом - это была чудовищная, роковая ошибка, ибо именно в результате этого сражения, трагический путь, по которому с тех пор развивалась Россия, стал окончательно неизбежен'.
  Насчёт 'трагического пути России' Огненович ничего не мог сказать, а вот о битве его мнение в целом совпало с мнением древнего писателя. Тем не менее, испытанный им выброс адреналина пробудил у Радивое живейший интерес к игре, и определил основной способ его времяпрепровождения в полёте к пересадочной станции.
  
  Глава 2
  Огненович закончил обед и запросил у коммуникатора время. До выхода из гиперпространства оставалось около часа. А до стыковки со станцией - соответственно, около двух часов. Расправившись с десертом, он встал из-за обеденного столика и подошёл к багажному шкафу. Здесь лежали подаренные ему книги собрания сочинений Медуненко. Ему пришло в голову полистать их. Точнее ту, к тексту которой он несколько раз обращался в последние дни. Теперь Радивое решил поближе познакомиться с самой книгой.
  Огненович редко брал в руки бумажные издания, считая их анахронизмом и пережитком прошлого, - люди придумали достаточно большое количество разных способов хранения и воспроизведения текста, чтобы книгопечатание потеряло всякий смысл. Именно поэтому он и пришёл в такое недоумение, узнав о подарке, преподнесённом ему на Дубове. Он, разумеется, знал, что подарочные книги существуют до сих пор, но самому получать их ещё не приходилось.
  По прошествии часа с небольшим по каютам было сделано объявление о выходе из гиперпространства. Вернув книгу на место, Огненович отправился в переходную кабину. После выхода из ГП, югослав собрал и упаковал свои немногочисленные вещи. Ждать оставалось недолго.
  Стыковка прошла без проблем, после чего всех транзитных пассажиров, летевших на звездолёте, пригласили на 'выходную площадку'. Когда там сбор транзитников завершился, двери переходного коридора разъехались в стороны, и несколько десятков людей покинули звездолёт, переместившись на станцию.
  Процедура размещения путешественников в номерах заняла довольно много времени, поскольку компания транзитников оказалась весьма: они направлялись на различные планеты, у них были разные финансовые возможности, наконец они принадлежали к разным культурам, а это иногда тоже создавало сложности с размещением.
  Добравшись к себе в номер несколько утомленным и проголодавшимся, Огненович потребовал себе ужин. После еды он тут же лёг спать. На станции 'Таунсенд' ему предстояло провести всего лишь восемнадцать часов.
  На следующее утро Радивое проснулся хорошо выспавшимся, бодрым и полным сил. После завтрака он быстренько пробежался по виртуальным развлечениям, доступным на станции. Ни одно из них его не увлекло а, поскольку до прибытия звездолёта с Новой Виргинии ещё оставалось несколько часов, югослав отправился в ближайший тренажёрный зал. Там он для начала выбрал аппарат, имитирующий греблю.
  Когда Огненович только начал изображать гребца, плывущего по бурной реке, в зале находилось ещё пять человек. Однако по прошествии двадцати минут он оказался в зале один. Радивое отметил это, и, подумав, что минут через десять можно заканчивать, продолжил накачивать мускулы - уже на тренажёре с поднятием тяжестей.
   Через две или три минуты в зал вошёл невысокий белобрысый человек в рабочей униформе с наклеенным значком фирмы 'Таунсенд'. Он подошёл к соседнему тренажёру и начал что-то отвинчивать. Радивое продолжал занятие. Прошло ещё полминуты. Расслабившись после очередного усилия, югослав как раз собирался вновь напрячь мускулы, когда на него вдруг обрушился мощный удар. Сознание мгновенно поглотила тьма, и он отключился.
  О том, что происходило с его телом в течение нескольких следующих часов, Огненович, естественно, не имел ни малейшего представления. Но всё же не зря он был одним из лучшим агентов разведслужб во Вселенной, возможно, единственным полевым агентом высшего уровня некиборгом, не зря прошёл специальную подготовку по действиям в разных ситуациях, которые могут случиться в нелёгкой жизни полевика. Придя в себя, Радивое тут же восстановил всю цепочку событий, предшествовавших 'неприятности' в спортзале, и занялся анализом своего состояния. Он быстро понял, что голова является единственной серьёзно пострадавшей частью его организма. Всё остальное тело было в полном порядке, не считая лёгких ушибов полученных, видимо, при транспортировке. Коммуникатор также остался цел и по-прежнему находился на руке.
  Весь этот самоанализ Огненович произвёл почти автоматически, в силу привычки, выработанной на тренировках. Несколько первых минут после 'пробуждения' голова у югослава работала не слишком хорошо. Как только мыслительный процесс восстановился полностью, он с удивлением обнаружил, что абсолютно свободен. То есть, он находился в темном, не слишком просторном ящике, сделанном, вроде бы из металлопластика. Но руки и ноги спецагента были совершенно свободны.
  Ещё через минуту он выяснил, что ящик вентилируется, и, таким образом, смерть от удушья ему не грозит. Несколько попыток открыть крышку ящика (Радивое обнаружил петли в левом верхнем углу) с помощью одних лишь недавно подкачанных мускулов не привели ни к чему. Югослав мог бы попытаться выбраться из ящика, используя некоторые технические приспособления, находившиеся при нём всегда, в том числе и сейчас. Но подобный 'выход из гроба' наверняка привёл бы к конфликту с похитителями (а то, что произошло именно похищение - не вызывало сомнения).
  Между тем, у Огненовича не было никакой информации о том, кто они, а, главное, сколько их, и где он теперь находится. Даже при том, что коммуникатор сообщил ему, что снаружи никаких подозрительных звуков не доносится. А единственный шумовой эффект, обнаруженный специальным микрофоном коммуникатора, представлял собой не что иное, как обычный звук, издаваемый космической двигательной системой, собранной из устройств и материалов не самого лучшего качества. Однако такой информации было совершенно недостаточно, чтобы предпринимать какие--либо в сложившихся обстоятельствах.
  Кроме того, Огненович ещё чувствовал некоторую слабость.
  В то же время, полная свобода, предоставленная ему внутри ящика, свидетельствовала о том, что его похитители не представляли себе, с кем они имеют дело. В противном случае он вряд ли мог бы двинуть рукой, ногой или головой хоть на миллиметр, да и пробуждение не получилось бы столь лёгким, - похитители обязательно применили бы какое-нибудь расслабляющее средство. У Радивое даже мелькнула мысль, что произошла ошибка, и его перепутали с настоящим объектом похищения.
  В такой ситуации предпринимать какие-то резкие действия югослав счёл преждевременным. Гораздо выгоднее было сначала найти ответы на главные вопросы, а уж потом решать, как выпутываться из сложившейся ситуации. Поразмыслив хорошенько, Огненович понял, что именно он в данный момент является хозяином положения, и если разумно и вовремя воспользуется своими преимуществами, то возникшую проблему можно будет легко урегулировать. Придя к такому выводу, он решил ждать, ничего не предпринимая, а в случае необходимости подыграть своим похитителям, прикинувшись совершенно безобидным человеком.
  Прошло ещё около двух часов, прежде чем рядом с ящиком началось какое-то движение. Радивое услышал шаги одного человека, потом другого. Затем они стали двигаться одновременно. Их хождение вокруг ящика продолжалось минуты три. Они как будто не могли решить, что им делать. Такое поведение ещё более укрепило Огненовича в мысли, что самым разумным будет именно выжидание и подыгрывание людям, совершенно очевидно - не имеющим понятия, с кем они связались.
  Но вот неуверенное вышагивание снаружи прекратилось - видимо, там, наконец, приняли решение, что делать дальше и тут... югослав услышал, как кто-то стучит по крышке ящика! От неожиданности Радивое чуть не расхохотался. Он ожидал чего угодно, только не этого. С огромным трудом югослав унял эмоции и слегка испуганным голосом произнёс:
  - Что... что происходит? Чего вы хотите? Что это?
  Снаружи никто не ответил. Однако Огненович услышал звуки открываемых замков ящика. Радивое постарался придать своему лицу испуганное выражение. Почти тут же крышка ящика открылась, и в глаза югославу ударил яркий свет, от чего он сощурился. Как он позже подумал, все получилось очень даже натурально.
  Когда глаза привыкли к свету, он понял, что над ним склонились два человека с нацеленным на него легким оружием. Оба высокие и крепкие, темноволосые и кареглазые. У одного были небольшие баки, у другого - едва заметный шрам на лбу. Предпринимать в такой ситуации резкие движения было опасно для жизни, поэтому в течение следующей минуты или около того югослав лежал, вытаращив на похитителей испуганные глаза. Те, в свою очередь, тоже таращились на него, хоть и не выпучив глаза, но с каким-то недоумением. В голове Огненовича вновь мелькнула мысль про путаницу с похищением.
  'Возможно, я совсем не тот, кого они ожидали увидеть в этом ящике', - подумал он.
  Однако через несколько секунд один из похитителей, тот, что со шрамом, опроверг это предположение, сказав немного хриплым голосом:
  - Ну как, очухался? Нам говорили, что ты крутой! Франко говорил, что в спортзале ты таскал большие тяжести! А по тебе не скажешь...
  Теперь причина их странного поведения стала вполне понятна.
  'Франко, видимо, - тот парень, который зашиб меня в спортзале', - подумал Радивое.
  - Что происходит? Я не понимаю... - продолжал он свою игру.
  - Не понимаешь? - с ухмылкой спросил тот же похититель, - а зря, когда поймёшь, поздно будёт. За всё надо платить, господин Огненович!
  Итак, ошибки не было, кого хотели, того они и похитили. Однако Радивое действительно по-прежнему очень мало понимал смысл происходящего. Об этом он вполне искренно и заявил:
  - Но какого чёрта! Объясните...
  - Объяснять - не наше дело, - вмешался человек с баками.
  - А чьё?
  - Сейчас узнаешь, вылезай из гроба! - скомандовал обладатель баков.
  Старательно имитируя страх и неуверенность, Огненович полез наружу. Когда он уже почти выбрался из ящика, его правая рука соскользнула с края, и он практически вывалился за борт. Стоявший с этой стороны ящика человек с баками едва успел отскочить в сторону. Посмотрев на распластавшегося по полу в весьма неудобной позе югослава, оба похитителя расхохотались.
  Минуты через две, слегка успокоившись и видя, что Радивое не спешит подняться, человек со шрамом крикнул ему:
  - Вставай уже, повалялся и хватит! Нам давно пора отвести тебя к боссу.
  - Да, да, сейчас, - пробормотал похищенный, вставая с максимальной неуклюжестью в движениях.
  Под дулами стероксов (упрощённой модели, как успел заметить югослав) громилы провели своего пленника по двум коридорам с ничем не примечательным интерьером в большую каюту. Это оказался отсек управления полётом, но, ещё не дойдя до него, Радивое окончательно убедился, что находится на космическом корабле. Также как и в том, что это не пассажирский звездолёт.
  Стены коридоров и кают, а также раздвижные двери были выкрашены в одинаковый серо-стальной цвет. При ходьбе ощущалась лёгкая вибрация, характерная для кораблей среднего и малого тоннажа, построенных на полуподпольных верфях из второсортных материалов. Такими кораблями обычно пользовались контрабандисты и прочие космолётчики сомнительной принадлежности и репутации.
  'И уж, конечно, летит этот корабль не на Дельгадо, - подумал югослав'.
  Когда их троица только вышла в первый коридор, Радивое решил, что самое время для небольшого риска и отдал приказ коммуникатору просканировать сопровождающих. Вероятность того, что бортовой компьютер засечёт секундное излучение специальных волн его коммуникатора, была очень мала, но всё-таки существовала. Однако всё обошлось, и уже перед вторым коридором Огненович получил исчерпывающую информацию.
  Войдя в каюту управления полётом, Радивое едва не столкнулся лоб в лоб с её единственным обитателем - крепким коренастым темноволосым человеком среднего возраста. Помимо капитанских нашивок от подчинённых его отличали блёклые голубые глаза. Это и был босс похитителей.
  - Ну, вот он здесь, как вы и хотели, - сказал человек со шрамом.
  - Вы что-то долго возились, Майк, - заметил главарь похитителей, усаживаясь в крутящееся кресло, позади которого располагалась панель управления, частично стол, частично - стэнд, с несколькими мониторами, а также разбросанными там и тут группами кнопок и рычагов. Ещё одной характерной чертой, подтвердившей догадку югослава о рождении сего корабля не на официальных верфях крупнейших кораблестроительных фирм, а в каких-то полуподпольных цехах была явная непропорциональность в заполнении помещения техникой и мебелью. Радивое сразу заметил, что между панелью управления и дальней стенкой каюты остался очень большой зазор, вряд ли чем-то заполненный.
  - Господин Огненович никак не мог прийти в себя после гроба, так что пришлось слегка подождать, - пояснил Майк, остановивший справа и чуть позади пленника.
  - Ладно, время терпит, - отозвался его босс.
  Затем он повернулся в кресле в сторону Огненовичу и произнёс:
  - Ну, что скажете?
  Такого поворота Радивое не ожидал никак. Крайнее недоумение отразилось у него на лице, так что главарь похитителей расхохотался.
   - Что скажете по поводу вашего похищения? - спросил он, отсмеявшись.
  - Мне нечего сказать, я вообще ничего не понимаю.
  - А что вы скажете о 'Гриффитс Корпорейшн' и контракте на двенадцать миллиардов?
  Огненович стоял, выпучив глаза, чем явно доставил удовольствие собеседнику.
  - Вот-вот! - с удовольствием заметил тот, - думать надо, господин эксперт по вопросам диаспоры, прежде чем влезать в финансовые джунгли. Там, знаете ли, водятся такие хищники, что проглотят вас и не заметят.
  - Так вы работаете на Джозефа Гриффитса? - спросил Огненович.
  - Именно.
  - Вы из его службы охраны?
  - О, нет, я частный предприниматель.
  - Простите, не знаю вашего имени...
  - Бон Хартсон.
  - Если вы частный предприниматель, мистер Хартсон, может быть, мы с вами договоримся?
  - Увы, боюсь, что нет. Я не занимаюсь контрдоговорами.
  - А жаль, мы могли бы договориться...
  - Что ж, могу вас обрадовать. У вас ещё будет возможность договариваться. Но не со мной, а с моим нанимателем. Через двое стандартных суток вы будете в его резиденции на Триполитании, - видимо, совершенно расслабившись, сообщил Хартсон.
  - Возможно, мне всё же удастся избежать переговоров с мистером Гриффитсом, если я договорюсь с вашими людьми, - с притворной робостью заметил Радивое.
  Хартсон рассмеялся.
  - У вас ничего не получится. Все десять членов экипажа преданы мне лично! - после паузы он пояснил - Мы давно работаем вместе. Отлично зарабатываем. Разделить нашу команду невозможно!
  - Это точно, верно! - с энтузиазмом откликнулись Майк и третий похититель, топтавшиеся в совершенно расслабленном состоянии позади пленника.
  - В таком случае, у меня последний вопрос, - сказал Огненович.
  - Какой? - с насмешливой улыбкой спросил Хартсон.
  - Легко ли управлять этим кораблём?
  - Хм, легко... а что?
  - Ничего!
  Огненович стоял почти в центре каюты. Перед ним и чуть правее сидел в кресле Хартсон. Позади и тоже справа стояли два других похитителя. Радивое резко поднял правую руку, на запястье которой был закреплён его коммуникатор, одновременно вытягивая её в сторону Майка. Невидимый луч, выпущенный из ствола-микроиглы, спрятанной в корпусе коммуникатора, пронзил черепные кости и поразил мозг громилы. Спустя секунду югослав перенаправил и руку, и луч на человека с баками. Тот был мёртв ещё до того, как Майк начал падать на пол.
  Пока он падал, Радивое выхватил у него стерокс и навёл оружие на Хартсона. Все это произошло в течение двух или трёх секунд и главарь похитителей никак не успел отреагировать на происходящее. Впрочём, продлись ликвидация его агентов и чуть дольше, он наверняка, ничего не предпринял бы. Случившееся оказалось настолько неожиданным, что даже когда оба его сподвижника мертвым грузом салились на пол каюты он продолжал сидеть, остолбенело смотря на своего теперь уже экс-пленника, и даже не пытаясь что-либо предпринять.
  Он начал приходить в себя только через минуту, уже находясь под прицелом оружия и насмешливым взглядом нового хозяина положения.
  - Сидите спокойно, не двигайтесь! - велел боссу похитителей Огненович.
  Хартсон смотрел прямо в дуло стерокса, и в его глазах начинала появляться мысль.
  - Как видите, я действую быстро и эффективно. Так что советую исполнять все мои указания, не отклоняясь от них ни на миллиметр. Иначе вас ждёт быстрая и неотвратимая смерть. - Огненович говорил жёстко, а убедительность его слов весомо подкреплял стерокс.
  Через несколько секунд, видя, что Хартсон ещё не совсем осознаёт происходящее, Радивое добавил:
  - В данный момент единственный шанс на выживание для вас - это полное подчинение моим приказам. Вы понимаете меня?
  
  Глава 3
  Хартсон кивнул. Он уже вполне вернулся к реальности и, похоже, был готов следовать дальнейшим распоряжениям югослава.
  - Ваше оружие с вами? - спросил тот.
  - Конечно, - ответил Хартсон, немного удивлённым тоном.
  Раде отлично видел кобуры для стероксов по бокам его комбинезона.
  - Отлично, доставайте всё. Но медленно, очень медленно! Одно неверное движение - и вам конец.
  Хартсон медленно достал сначала один стерокс, затем другой. Каждый он бросал к ногам югослава, а тот подбирал и прицеплял к одежде имевшейся на каждом липучкой.
  - Это всё? - спросил он.
  - Да, - ответил Хартсон.
  - Встаньте! - приказал ему Радивое.
  Тот повиновался.
  - Повернитесь.
  Тот повернулся.
  - Комбинезон на вас сидит отменно. Шили на заказ? - Хартсон промолчал. - Однако в правом ботинке минилазер. Очень опасное оружие. Вытаскивайте, да осторожнее.
  Хартсон, слегка запутавшись в штанине, добрался до минилазера и медленно вытащил его из ботинка.
  - Бросьте его на пол, - приказал Огненович.
  Когда лазер лежал на полу, Радивое на секунду отвел стерокс от Хартсона и расплавил оружие.
  - Теперь личные средства связи, - сказал Огненович, и, сделав Хартсону сигнал не раскрывать рта, замолчал, ожидая сообщения коммуникатора, после проводимой им проверки.
  Через секунду он продолжил:
  - У вас обычный внешний коммуникатор, подобный моему, остальные средства связи - исключительно корабельные. Осторожно снимите коммуникатор. Помните, я полностью контролирую все ваши движения. Положите коммуникатор рядом с остатками минилазера.
  Хартсон повиновался. Когда он вернулся в кресло, Радивое расплавил его коммуникатор. Затем он расплавил коммуникаторы Майка и человека с баками. Наклоняться за оружием второго конвоира он посчитал рискованным.
  - С этим всё, - заключил, югослав, - Перейдём к главному. Вы понимаете, что, сообщив, куда мы направляемся, имя вашего заказчика и число ваших людей, вы сделали своё присутствие на этом корабле не слишком обязательным? Так что особых причин не ликвидировать вас, у меня нет. Однако пока что я всё же воздержусь от столь радикального шага.
  Разговаривая с Хартсоном, Радивое одновременно держал в поле зрения всю каюту, в том числе большой монитор внутреннего видеоконтроля, на который подавались изображения с камер, установленных в разных частях корабля.
  - Имея перед глазами этот монитор и зная число ваших людей, я мог бы без особых проблем очистить от них корабль. Однако мне гораздо удобнее не лазить по вашему корыту, вылавливая их поодиночке и подвергая себя некоторой доле опасности, а уничтожить их здесь. И для этого мне нужна ваша помощь. Вы понимаете? - полуспросил он.
  Хартсон в ответ только кивнул.
   - Прекрасно. Но прежде надо убрать отсюда этих двоих. - Радивое указал на трупы своих конвоиров.
  - Куда? - спросил Хартсон.
  - Сейчас посмотрим, - ответил его бывший пленник, обходя пульт управления.
  Заметив, что пленник готов подняться с кресла, югослав велел ему оставаться на месте и не делать ни каких движений.
  Убедившись, что между конструкцией панели управления и стенкой каюты действительно пусто, Радивое вернулся назад, в центр каюты.
  - Вам надо будет перетащить этих двоих за пульт... - сообщил он Хартсону.
  - Да, да, конечно, - поспешно согласился тот, быстро вставая с кресла.
  Он сделал два шага в сторону человека с баками.
  - Стоять! - резко скомандовал ему Огненович.
  Хартсон остановился, а на его лице отразилось лёгкое разочарование.
  - Мне кажется, вы всё ещё не понимаете, - спокойно начал Радивое, - я вовсе не безобидный этнолог, поймать которого вас послал Гриффитс. Вы не дотронетесь до этого стерокса! - резко закончил он, указывая на оружие человека с баками. - Возьмитесь-ка лучше за ноги Майка. Живее! - прикрикнул он на вновь замешкавшегося главаря бандитов.
  Затем югослав отступил назад, к стене каюты, по-прежнему держа незадачливого похитителя на прицеле.
  - Вы не думаете, что у Майка могло быть другое оружие, кроме стерокса? - спросил Хартсон.
  - У них с напарником было только по одному стволу. Я знал это, ещё когда мы вошли сюда, - ответил Радивое.
  - Куда его? - спросил Хартсон, взявшись за ноги Майка, упавшего навзничь.
  - За панель управления.
  Хартсон оттащил туда своего человека. При этом он постоянно находился под прицелом Огненовича. Тот отвлёкся лишь на полсекунды, - чтобы подобрать ещё один трофейный стерокс. Но пират этим уже не мог воспользоваться. Затем операция по перетаскиванию тела повторилась и в отношении человека с баками. Она также прошла под полным контролем югослава.
  Когда оба живых участника транспортировки вернулись к первоначальному положению - Хартсон в кресло, а Огненович на середину комнаты - югослав сказал:
  - А теперь вызовите сюда того из ваших людей, который ближе всех к каюте управления. И не пытайтесь предупредить его. Никоим образом. Я полностью контролирую ситуацию. И, на всякий случай, ещё раз напоминаю, если что-то пойдёт не так, вы легко и просто отправитесь на тот свет!
  - Я понял, понял, - слегка скривившись ответил Хартсон.
  - Прекрасно, действуйте!
  Хартсон повернулся к монитору слежения. Несколько секунд он колебался, как будто выбирая кого первым подставить под удар Огненовича. Затем он включил микрофон и с некоторой долей злорадства в голосе сказал:
  - Франко, зайди-ка ко мне, в каюту управления.
  - Да, шеф.
  Левая рука Хартсона сделала едва заметное движение, а через секунду взгляд его пересёкся со взглядом экс-пленника, и рука замерла на месте. Затем Хартсон по знаку югослава отключил микрофон.
  - Отлично, - произнёс Радивое слегка напряжённым голосом. - А теперь я встану слева от входа. Ваша задача проста до предела, - задержать внимание Франко на четыре-пять секунд с тем, чтобы он вошёл в каюту, не обращая внимания ни на что кроме вас. И главное - никаких сигналов!
  - Да-да, я помню, - поспешно ответил Хартсон.
  Видя, что он сидит в своём кресле очень напряжённо, Огненович слегка подбодрил его:
  - Спокойнее, расслабьтесь, каждый следующий уничтоженный соратник увеличивает ваши шансы на выживание!
  Хартсон в ответ лишь криво усмехнулся.
  Через минуту закрытая до того дверца каюты скрылась в стене за спиной югослава, освобождая проход следующему похитителю. В дверном проём появился Франко. Кресло его босса находилось прямо перед входом, так что он никоим образом не мог заметить притаившегося справа от входа Огненовича.
  - Что надо, шеф?
  - Заходи.
  Франко повиновался
  - Послушай, я говорил тебе, что надо было снять ком...
  В этот момент Огненович уже направивший правую руку в белобрысый затылок бандита привёл в действие секретный луч.
  Франко умер мгновенно, и его тело рухнуло на пол. Радивое тут же подобрал его оружие и прицепил к одежде. Заодно он убедился что убитый - не кто иной, как ремонтник из тренажёрного зала пересадочной космической станции.
  - Скоро вам трудно будет передвигаться из-за стероксов! - заметил Хартсон.
  - Не беспокойтесь за меня, а лучше займитесь своим делом и оттащите Франко к другим, - сказал югослав, ожидая, когда коммуникатор исследует тело на предмет дополнительного вооружения и средств связи.
  Тот обнаружил лишь простой внешний коммуникатор, который тут же расплавил Огненович. После чего Хартсон, прихватив тело за ноги, потащил к двум другим трупам.
  Когда он под дулом стерокса вернулся в своё кресло, Радивое сказал:
  - Продолжим! Кто вам больше всего неприятен из присутствующих на корабле, исключая меня? Реализуйте свои подсознательные желания, как говорят психологи. Думаю, Франко вы уже отомстили за то, что он не снял с меня коммуникатор?! Если вы будете и дальше выбирать членов своей команды по такому же принципу, я возражать не буду...
  Хартсон вновь криво усмехнулся:
  - Постараюсь!
  - Прекрасно!
  Следующим был вызван некто Цзян. Могучий верзила двухметрового роста с огромными бицепсами и кулаками. Увидев его на одной из картинок, составлявших изображение на контрольном мониторе, Радивое понял, что бывший хозяин корабля не собирается следовать предложенному способу отбора. Если у этого парня хорошая реакция, то и самого микроскопического знака его босса может хватить, чтобы голова югослава раскололась как орех. В такой ситуации использовать действующий на коротких дистанциях луч из коммуникатора Огненович уже не мог.
  Поэтому Радивое изменил тактику. Под крайне удивлённым взглядом Хартсона он отправился за панель управления - туда, где лежали трупы. Он расположился среди них, спрятавшись за панелью. Расчёт Огненовича был прост: туша, подобная Цзяну, не может быть ни слишком прыткой, ни слишком увёртливой. Следовательно, появившись на входе в каюту, Цзян будет полностью в его руках. Он не успеет ни оббежать панель управления, дабы напасть на югослава, ни достать свой стерокс, ни выскочить из каюты.
  Так всё и произошло. Цзян появился на входе в каюту и спросил босса, что ему надо. Пока тот собирался ответить, или, возможно, как-то пытался просигналить своему сотруднику, Радивое поднялся за панелью управления со стероксом, наведённым на Цзяна. Одна секунда - и тот был мёртв.
  - Вы, кажется, так и не придумали, что ему сказать... - заметил Огненович, выбираясь из-за панели управления. - В следующий раз шевелите мозгами побыстрее.
  - Постараюсь! - безрадостным голосом произнёс Хартсон.
  Сбор вооружения Цзяна занял некоторое время, поскольку тот оказался просто-таки набит разного рода ножами, кастетами и прочим холодным оружием.
  - Неужели этим ещё кто-то пользуется! - воскликнул югослав, разглядывая трофеи. - Это же раритеты древних времён!
  - Вот и возьмите их себе, на память! - съязвил Хартсон.
  - Да уж нет.
  - Почему же?
  - У меня привычка к более новому вооружению.
  Собрав всю коллекцию, Огненович велел Хартсону тащить тело за панель управления.
  - Там уже скоро не будет свободного места, - с натугой произнёс Хартсон, оттаскивая своего тавгая.
  - Ничего-ничего, что-нибудь придумаем! - успокоил его югослав.
  Когда очередной рейс главаря похитителей за панель управления завершился и Хартсон вновь занял своё кресло, Радивое также принёс собранные им железки за панель управления и, сложив в углу, расплавил стероксом. Вместе с ними был расплавлен и коммуникатор Цзяна.
  - Какая вонь! - воскликнул Хартсон.
  - Верно, весьма неприятный запах. Но проветривать пока не будем. У нас есть дела и поважнее, - заметил Раде, возвращаясь назад.
  - Зовите следующего! - приказал он Хартсону.
  - Джо! Зайди-ка ко мне, есть дело, - несколько усталым голосом сказал Хартсон, включив микрофон.
  Джо оказался высоким крепким парнем с длинными чёрными волосами и латинскими чертами лица.
  - Джо не слишком похож на своё имя! - заметил югослав.
  - Вообще-то он Джованни.
  - Ясно, - ответил Раде, возвращаясь за панель управления.
  Происходящее не слишком-то нравилось Огненовичу. Во-первых, он вообще не обрадовался необходимости перебить экипаж космического корабля, пусть даже его жертвы и были бандитами и похитителями. Конечно, в этой ситуации он не мог поступить иначе. Это был их корабль. Они знали его вдоль и поперёк. Останься они живы, югослав просто не смог бы контролировать их в достаточной степени, чтобы обеспечить свою безопасность. Даже если бы ему удалось запереть их по каютам и вообще заблокировать все ходы на корабле, что не было проблемой для его коммуникатора, оставалась высокая вероятность какой-нибудь диверсии с их стороны. Тот же Хартсон или кто-то ещё мог спокойно разблокировать корабль через какую-нибудь дублирующую систему управления, и тогда у Огненовича начались бы настоящие неприятности.
  Кроме того, теперь Радивое понял, что каждый новый гость каюты управления может быть чрезвычайно опасен, если не принять соответствующие меры. Что ждать от Джованни, просчитать сразу не получилось. По поведению Хартсона догадаться о чём-либо он тоже не смог. Пришлось действовать интуитивно.
  Огненович подошёл к панели управления, и сел в кресло рядом с Хартсоном.
  - Мне, кажется, это лучшая позиция для приёма наших гостей. Так я контролирую и их, и вас, - сказал югослав.
  Его правая рука находилась на таком расстоянии от Хартсона, что луч коммуникатора легко мог вывести того из игры. В то же время его стерокс, спрятанный между туловищем и подлокотником кресла, уничтожит всякого, кто появится в каюте.
  Что и произошло примерно через минуту.
  Джо возник в дверном проёме и с удивлением уставился на парочку в креслах перед панелью управления.
  - Заходи, - сказал ему Хартсон.
  Джо сделал два шага, после чего югослав привёл в действие своё оружие. Дальнейшая процедура не отличалась оригинальностью: поиск стволов и прочего вооружения, а также средств связи Огненовичем и перетаскивание тела за панель управления Хартсоном.
  - Вы лишились уже половины своих людей, - сказал экс-пленник.
  - Насколько я понимаю, для вас это лишь полдела, - отреагировал Хартсон.
  - Боюсь, что именно так, но моё дело движется. Кто на очереди?
  - Миша.
  - Кто?
  - Миша. Странное имя.
  - Пожалуй. Странное для вашей компании. Это обычная уменьшительная форма от русского имени 'Михаил'.
  - Откуда?.. ах да, вы же этнолог и большой специалист по разным славянским народам.
  - Гриффитс рассказывал вам такие подробности! Но почему?
  - Заказ на вас был весьма странен. Мне ещё никогда не заказывали такого субъекта. Правда, тогда я даже не представлял вашу истинную сущность, иначе...
  - Не будем уклоняться в область предположений. Получив такой странный заказ, вы потребовали объяснений?
  - Именно. И они были даны в полном объёме... как мне тогда показалось, - добавил капитан пиратского корабля с весьма кислым выражением лица.
  - Ладно. Давайте сюда вашего Мишу.
  Дальнейшее как под копирку повторило эпизод с Джо: Хартсон вызвал Мишу, который оказался коренастым голубоглазым блондином, с очень короткой стрижкой; тот явился через две минуты, был приглашён внутрь, а затем поражён из стерокса. После обыска, изъятия оружия и уничтожения коммуникатора Хартсон оттащил его тело за панель управления.
  
  Глава 4
  Когда процедура была завершена, оба ликвидатора вернулись в кресла перед панелью управления. Радивое вновь взглянул на монитор внутреннего контроля. Поскольку людей на корабле сильно поубавилось, большинство помещений пустовало.
  Минуты три-четыре Огненович рассматривал разные участки космического корабля. Изредка перед его глазами мелькали ещё живые члены пиратского экипажа. И вдруг югослава осенило. Он понял, что видел только троих. Причём их лица он замечал на экране монитора и раньше, когда следил за отбором новых жертв, который производил Хартсон. Он попытался вспомнить четвёртое лицо и не смог.
  Тем временем пиратский главарь сидел, как будто задумавшись, в ожидании очередного приказа Радивое. Затем он очнулся от своих мыслей и осторожно взглянул на своего бывшего пленника. Тот, казалось, сосредоточил всё своё внимание на мониторе. Стерокс был направлен в пустоту. Но стоило Хартсону сделать одно едва заметное движение рукой, и всё встало на свои места: Радивое посмотрел на босса похитителей, и в том же направлении передвинулся ствол его оружия.
  - Спокойнее! - сказал югослав.
  - Да-да, - поспешил Хартсон, - может, вызвать следующего?
  - Прежде я хочу кое-что прояснить. Мне кажется, вы всё же попытались провести меня. И вам это почти удалось.
  - Не понимаю вас...
  - Ещё думая, что вы - хозяин положения, вы сказали, что у вас в команде десять человек.
  - Я и сейчас от этого не отказываюсь!
  - С вашей стороны это было бы глупо. Но дело не в этом. Всё время, пока мы успешно сокращали вашу команду, я видел на экране монитора только семь человек! - Хартсон напрягся, и Огненович заметил это. Теперь он был уверен в своей правоте на сто процентов. - Четверо из семи уже отправились на тот свет вслед за Майком и... как второго звали?
  - Грег... - нехотя произнёс Хартсон.
  - Вот именно, вслед за этими двумя. Итого шестеро. Должно остаться четверо. Это элементарная математика.
  - И что же?
  - А то, что остаётся четверо, а я видел только троих.
  - Ничего особенного, четвёртый, видимо отсыпается.
  - Я так и думал. Интересно где он, и можем ли мы его увидеть.
  - Видеокамеры установлены не везде. Например, в спальных каютах экипажа их нет.
  - То, чего я и ожидал.
  - В таком случае продолжим?
  - Да, вызовите четвёртого. Того, который отсыпается.
  Хартсон натужно рассмеялся.
  - Ладно. Посмотрим, кто это.
  Несколько минут они с Огненовичем просматривали видеоизображение с разных видеокамер. Когда все три отмеченных югославом лица промелькнули на его экране, а четвёртое так и не появилось, Хартсон сказал:
  - Это Крис...
  Он произнёс имя не слишком чётко, поэтому Радивое переспросил:
  - Кристиан?
  - Кристобаль Миранда - очень горячий парень, выходец с Новой Андалусии. Никогда не подчиняется никаким правилам.
  - Тогда зачем вы его держите?
  - Он лучший специалист по боевым единоборствам, какого я знаю.
  - Он нужен мне немедленно.
  - Он отключает обычную связь, когда отдыхает. Отсюда его можно разбудить только сигналом общей тревоги. Но вы же не хотите, чтобы сюда сбежались все четверо оставшихся моих подчинённых разом?
  - Я вас понял, - сказал Радивое и задумался.
   Всё было слишком гладко и чисто, чтобы оказаться правдой. Весь опыт службы в разведке говорил Огненовичу, что ситуация слишком напоминает ловушку. Наверняка Хартсон всё же сумел как-то предупредить, по крайней мере, одного участника своей шайки - Криса. В таком случае, события по плану бандитского главаря будут развиваться так: Огненович уничтожит троих людей Хартсона. Потом они пойдут искать этого чертова любителя поспать. Вполне возможно, его не окажется на месте. Они будут ходить по кораблю до тех пор, пока в каком-нибудь закутке не возникнет тот самый Крис. Тогда, в самом лучшем случае, югослав окажется один против двух на чужом корабле. В худшем же его сразу вырубят, покрепче свяжут или еще как-нибудь зафиксируют, а потом будут торговаться с Гриффитсом о цене. В таких обстоятельствах нужно было срочно возвращать инициативу в свои руки. С тех пор как Радивое ликвидировал Майка и Грега, он фактически лишь плыл по течению.
  'Пора, наконец, взять ситуацию под полный контроль!' - подумал Огненович.
  Вопрос состоял в том, как это сделать. Позиция Хартсона была слишком гладкой, слишком верной, просто не за что зацепиться! Всё ясно и логично. Первую мысль, пришедшую в голову Радивое - пригрозить пирату смертью, - он отверг как чересчур радикальную и не гарантирующую успеха. Хартсон мог не поддаться на угрозы и стоять на своём. Что делать в этом случае, югослав придумать не мог.
  Всё время, пока Радивое размышлял, его пленник спокойно сидел в соседнем кресле, покорно ожидая дальнейшего развития событий и не предпринимая ровным счётом ничего. Огненович следил за ним постоянно. И чем дальше, тем больше убеждался в своей правоте: Хартсон был слишком спокоен. Он чувствовал, что всё идёт по плану. По его плану.
  Тут Огненовичу пришла в голову самая здравая мысль за всё последнее время. Он вдруг понял, что спешить-то ему некуда. Четверо бандитов, один из которых почти наверняка притаился в засаде, не представляют для него такой угрозы, как пиратский экипаж в полном составе. Так что можно и время потянуть. Не слишком долго - но можно. Единственной проблемой было то, что трое 'активных' бандитов с минуты на минуту заметят отсутствие большей части экипажа, почуют неладное и, конечно же, решат заглянуть в каюту управления полётом - наверняка кто-то из них слышал, как их коллег вызвал к себе командир, или им сообщили о вызове теперь уже покойные товарищи. А, явившись в каюту управления, они найдут их с капитаном.
  'Видимо, этот вариант, Хартсон тоже просчитал', - подумал Радивое.
  В такой ситуации иметь врага внутри каюты управления полётом было крайне опасно, да что там - просто недопустимо!
  Спустя секунду, приподнявшись в кресле, резким движением кулака правой руки Огненович отправил командира похитителей в нокаут. Забытьё пирата стало ещё глубже после применения личной аптечки югослава. Затем он решил обыскать Хартсона: вдруг тому удалось что-нибудь утаить. Ведь смог же он незаметно передать сигнал тревоги одному из своих бойцов. Результат обыска оказался крайне скудным: в одном кармане комбинезона нашлась защитная маска, в другом - какой-то почти совершенно плоский четырёхугольный предмет, похожий на минипульт. Огненович решил разобраться с ним позже и положил вместе с маской на панель управления.
  Теперь он стал полноправным хозяином этой каюты и всего корабля. Местонахождение троих бандитов он приблизительно знал, поскольку наблюдение по монитору дало ему некоторую информацию о расположении отсеков корабля. Все трое находились вдалеке от капитанской каюты и не могли атаковать его внезапно. Что касается таинственного Криса, то он нигде пока так и не засветился - то ли действительно спал, то ли выжидал, как дальше будет действовать экс-пленник. В общем, некоторое время на решение насущных проблем у югослава ещё оставалось.
  Первым делом следовало разобраться в коммуникациях, а также точно выяснить местоположение кают и коридоров, то есть, посмотреть план корабля. Для этого надо было подключиться к главному компьютеру. Возможности шпионского коммуникатора позволили Радивое провести подключение даже без контакта коммуникатора с терминалом бортового компьютера, и югослав достаточно быстро разобрался в схеме управления внутренними системами звездолёта. Затем он перекрыл свободный доступ в главную каюту. Крепкая защитная панель вместо обычной раздвижной двери заблокировала вход наглухо. Таким же образом в любой момент он мог перекрыть любой коридор на корабле. Следовательно, он запросто мог защититься от нежелательных визитов уцелевших членов экипажа. По крайней мере, на некоторое время.
  Теперь следовало перекусить. Расправившись с неотложными делами, Радивое почувствовал сильнейший голод. Благодаря плану корабля, он знал, что в каюте управления есть мини-бар, так что покидать её в поисках пищи ему не придётся. Доступ к мини-бару был получен благодаря тому же коммуникатору. Огненович вернулся в своё кресло и неплохо перекусил найденной в баре мясной закуской, запив её легким вином (завтрак это был, обед или ужин, он естественно не знал).
  Пока югослав ел, жизнь в остальной части корабля протекала своим чередом: троица известных в лицо бандитов в основном находилась в своих каютах. Изредка кто-то из них мелькал на контрольном мониторе, проходя по коридору или заходя в какой-то функциональный отсек. Четвёртый ни в одной из снимаемых точек корабля так и не появился.
  Радивое решил, что пришла пора составить собственный план действий.
  Первая задача - окончательная нейтрализация (желательно без поголовного уничтожения) остатков экипажа корабля. Для этого требовалось выяснить, может ли кто-то из уцелевших бандитов перехватить управление внутренними системами звездолёта. Коммуникации на корабле были разные. Однако Огненовича интересовала лишь виртуальная связь, с помощью которой можно контролировать главный компьютер. Радивое уже знал, что управление можно переключить на одну из жилых кают, а конкретно - на капитанскую каюту. В данный момент она была заперта и опасности для югослава не представляла. То, что Хартсон ни за что не позволил бы членам пиратского экипажа получить свободный доступ в свою каюту, не подлежало сомнению. Как бы ни бахвалился главарь сплочённостью своей банды, вероятность получить нож в спину для него, хоть натурально, хоть фигурально - всегда оставалась. Так что с этой стороны, по мнению Раде, опасаться было нечего.
  Однако сохранялась опасность деблокирования корабельных коридоров. Проверка главного компьютера выявила три точки на корабле, откуда это могло быть проделано. Уцелевшие члены экипажа имели доступ ко всем трём точкам.
  Вспомнив о них, Огненович снова взглянул на монитор внутреннего контроля. Сначала он не заметил ничего подозрительного. Разглядывая разные места корабля в течение почти минуты, он не обнаружил ни одного человека, что само по себе, конечно, ничего не означало... но вдруг в одной из ячеек экрана мелькнула вся троица. Бандиты куда-то спешили.
  'Ясно куда! Надо срочно перекрыть доступ, блокировать коридоры!' - подумал югослав и снова подключился через коммуникатор к главному компьютеру. Разбираться в схеме, выведенной на компьютерный дисплей, где именно находились сейчас люди Хартсона, не было времени, и он разом включил систему блокировки по всему кораблю.
  Затем Радивое вернулся к контрольному монитору. Троица была заблокирована в длинном коридоре. Просмотрев схему корабельного плана, Огненович выяснил, что это участок большого коридора идущего через весь корабль к каюте управления. А на том участке, где он запер бандитов, находится один из терминалов, с которого можно разблокировать корабль. Раде немедленно переключился на систему блокировки. Его соперники уже вводили код. Нужно было срочно отключить терминал от системы. На это требовалось несколько секунд, но бандиты тоже спешили и в этой гонке они были впереди. Всё решали доли секунды.
  Коммуникатор Огненовича оказался быстрее и отключил терминал за три сотых секунды до разблокирования коридора. Радивое вздохнул с облегчением.
  'Вот теперь действительно можно расслабиться! - подумал он, и сам себя оборвал, - хватит! Уже дорасслаблялся! Это же надо, чтобы какой-то идиот мог меня просто так вырубить! Пожалуй, мне придётся пройти курс переподготовки. А то из-за этой мышиной возни с финансовыми делами на Дубове я растерял слишком много навыков горячей полевой работы!'
  Тут Огненович вспомнил, что его местоположение до сих пор не известно руководству. Он был уверен, что его исчезновение с пересадочной станции уже не секрет для югославской разведки. Надо поскорее выйти на связь с начальством и изложить суть ситуации.
  Направляясь в тренажёрный зал, Радивое, естественно, и не подумал брать внешние устройства для выхода в Глобальное пространство. Но теперь в его распоряжении находился управляющий компьютер космического корабля, который просто не мог обходиться без подключения к Сверхмиру, а, значит, проблем с передачей информации возникнуть не могло. Посредством главного корабельного компьютера коммуникатор югослава подключился к высшим уровням виртуальности, и вскоре Огненович по секретному каналу связи отправил донесение начальству. В нём агент сообщал обстоятельства похищения и освобождения, имя заказчика, а также место назначения полёта через гиперпространство. Радивое сообщил также, что до прилёта на Триполитанию намерен действовать по обстановке.
  Вскоре пришёл ответ. Руководитель службы мониторинга, к которому и попало послание, поздравил агента со спасением, сообщил, что вся информация уже передана его непосредственным начальникам, и что от них получено разрешение действовать по обстановке. Кроме того, два агента-киборга, работающие на Триполитании, поступают в распоряжение Огненовича. Также Радивое получил адреса и коды для связи с ними. Наконец, агенту рекомендовали сразу после высадки на Триполитании провести сеанс прямой связи с начальством.
  'Будут выяснять детали! Им тоже интересно, как это я влип в такую глупость. Боюсь только, что они сами виноваты: я не финансист, в конце концов, чтобы тратить по несколько месяцев на переговоры и терять форму!' - подумал он.
  Посмотрев на монитор внутреннего контроля, югослав быстро убедился, что ситуация на борту пока остаётся в норме. Запертая в коридоре троица металась в поисках выхода. Похоже, они забыли прихватить оружие, направляясь в гости к капитану, или же Хартсон настолько 'доверял' своим людям, что даже лёгкое оружие могло оказаться в их руках лишь с его ведома. Обозначенный на плане корабля арсенал находился рядом с капитанской спальной каютой. Он, как и другие помещения, доступные обзору с контрольного монитора, пустовал. Но тут Огненович вспомнил про четвёртого. Где он? Что он делает? Что он вообще может предпринять?
  В аптечке Раде имелось средство для развязывания языка. Так что он мог поработать с Хартсоном и попытаться прояснить ситуацию. Он, конечно, знал, что при современных методах защиты информации (даже если она находится в мозгах у человека), нет никакой гарантии положительного результата. И всё же попробовать стоило.
  Радивое взял правую руку Хартсона и чуть-чуть закатал рукав его рубашки. Затем он достал из потайного кармана штанов аптечку, приложил её к руке пирата и через коммуникатор отдал приказ о впрыскивании соответствующего препарата.
  Лекарство должно было подействовать минуты через две. Снотворное, ранее введённое Хартсону, помешать не могло, поскольку 'наркотик правды' разрабатывался для одновременного применения с ним.
  По прошествии двух минут Огненович спросил Хартсона:
  - Вы меня слышите?
  - Да... - слабым голосом ответил тот, не открывая глаз.
  - Вы готовы отвечать на мои вопросы правдиво и точно?
  - Да...
  - Вы должны ответить на любые мои вопросы! - голос Радивое стал жёстче, и он сделал ударение на словах 'должны' и 'любые'.
  - Да... - всё также расслабленно ответил Хартсон.
  - Ваше полное имя?
  - Бонифациус Родерик Эдгар Хартсон.
  - Откуда вы родом?
  - С Новой Виргинии.
  - Отлично. На кого работаете?
  Последовала пауза. Огненович повторил вопрос и добавил: 'Вы должны ответить на мой вопрос!' снова сделав ударение на 'должны'.
  - На Джозефа Гриффитса, - как бы нехотя сказал Хартсон.
  - Кого вы прячете на корабле?
  - Никого.
  - Ладно. Переформулируем. Кто из вашего экипажа сейчас прячется?
  Молчание.
  - Кто из вашего экипажа прячется? Ответьте мне!
  Хартсон замотал головой, пытаясь что-то сказать.
  - Кто? Говорите! Я приказываю вам!
  - Кр... Кр... Кр... - пытался выговорить Хартсон. Его лицо стало быстро покрываться бисеринками пота.
  'Похоже, действительно Крис', - подумал югослав, - 'но почему...'
  В этот момент он краем глаз уловил красноватый отблеск на контрольном мониторе.
  
  Глава 5
  Подумав, что кто-то из пиратов разблокировал какой-то проход, Огненович посмотрел на экран и обнаружил, что одна из ячеек в самой середине экрана окрасилась в розоватый цвет. На картинке, передаваемой из неопределённого места, что-то как будто мелькнуло. Почти сразу Радивое сообразил, что этой ячейки раньше вообще не было на экране контрольного монитора. Только приглядевшись к залитому розовым цветом пространству, Огненович понял, что видеокамера передаёт изображение жилой каюты! По ней двигалась какая-то тень. Нужно было увеличить изображение. Югослав расширил эту ячейку на всю площадь экрана монитора и стал всматриваться. Прежде чем он понял расположение предметов в комнате, он увидел главное: по комнате, пытаясь спрятаться от видеокамеры, пробиралась девушка.
  Разбираться, как она туда попала и кто это, не было времени. Огненович помнил, что управление кораблём может быть перехвачено только из капитанской каюты. Присутствие в каюте любого человека из пиратского экипажа, делало такую угрозу абсолютно реальной. Нужно было срочно принимать меры. Радивое через коммуникатор вновь подключился к главному компьютеру корабля. Одновременно он следил за действиями противника. Добравшись к терминалу главного компьютера (Огненович заранее выяснил место расположения на плане капитанской каюты), девушка занялась его активацией, но вручную. Значит, у Радивое была фора.
  Югослав легко отыскал канал связи с капитанской каютой. Он попытался отключить терминал, так как он ранее отключил терминал в коридоре. У него не получилось. Связь главного компьютера и терминала из капитанской каюты оказалась защищёна. Для разрушения этой защиты требовалась специальная программа. Возможности шпионского коммуникатора позволяли создать и запустить почти любую нужную программу и достаточно быстро. Вот только времени оставалось всё меньше...
  Секунды бежали одна за другой, программа конструировалась...
  И тут Радивое понял, что время вышло: управление кораблём стало переключаться на каюту капитана. Об этом ему сообщил его коммуникатор, контролировавший работу главного компьютера. На секунду Огненович запаниковал. Но тут же взял себя в руки.
  'Если можно переключить управление туда, значит можно и обратно!' - подумал он.
  И попытался провести эту операцию. У него ничего не получилось. Он снова попробовал. Результат тот же. Главный компьютер пиратского космолёта принимал указания только от терминала в капитанской спальне. Неизвестная девушка управляла кораблём. Ей даже удалось разорвать бесконтактную связь главного компьютера с коммуникатором югослава. Хорошо ещё, что все параметры, необходимые для программы взлома уже скопировались в память комма, и ничто не мешало дальнейшей разработке этой программы. Однако и того времени, которое требовалось на её завершение, в новой ситуации было достаточно, чтобы у Раде возникли очень большие неприятности.
  Самая первая из них случилась в тот же момент, когда югослав о ней подумал. Главный коридор корабля был разблокирован. По контрольному монитору Огненович видел, как троица похитителей в большом коридоре бросилась вперёд. Теперь единственной преградой на их пути в каюту управления осталась панель, закрывавшая вход. Но и её можно было открыть через главный компьютер.
  Понимая это, Огненович решил снова спрятаться за конструкцией панели управления. Вскочив с кресла, он в два прыжка переместился в укрытие, одновременно отделяя от одежды два стерокса. Однако шесть трупов весьма крупных мужчин занимали слишком много места, и похищенный не сразу сообразил, как ему удобнее разместиться...
  В этот момент блокировочная панель начала открываться. Забыв про обустройство засады, Радивое наставил оба оружия на коридор. Через несколько секунд панель полностью спряталась обратно в стену. Коридор за ней был пуст. Прошло ещё две или три минуты. В течение этого времени югослав стоял в полусогнутой и слегка раскоряченной позе и, тем не менее, оставался недвижим, не шевелясь и не сводя с пустого проёма двери стволов своего оружия. Из коридора доносились едва уловимые шорохи. Пираты не рискнули бы атаковать его без оружия. Однако капитанская спальня и арсенал находились как раз между тем участком главного корабельного коридора, в котором пиратов несколько минут назад запер югослав, и каютой управления полётом, так что по пути троица наверняка без проблем обзавелась оружием. Девушка наверняка позаботилась о том, чтобы открыть им доступ к вооружению. Конечно, пираты наверняка вооружились не чем-то тяжёлым или даже средней мощности - космолёт-то повреждать они наверняка не планировали, но Огненовичу от этого было не легче.
  Коммуникатор сообщил, что программа для ликвидации защиты терминала завершена.
  'Очень вовремя! На то, чтобы через контактный вход подключить коммуникатор к главному компьютеру и активировать программу, нужно столько времени, что пока я буду этим заниматься, меня могут прикончить раз десять, не меньше! - подумал Огненович. - Интересно, мне ещё долго так стоять? - подумал он через несколько секунд. - Хотя время у меня ещё есть, но уж моим противникам точно торопиться некуда. Они могут ждать в коридоре хоть до бесконечности'.
  Он понял, что должен переходить в атаку. Вопрос был лишь в том, что может сделать его атаку успешной. Броситься вперед, стреляя с двух рук в пустоту было бы самоубийством, а ничего другого предпринять он сейчас не мог. Югослав мельком осмотрел пульт управления кораблём и установленные возле него кресла. Между ними и панелью управления было немного места. На панель управления можно было опереться, чтобы не устать слишком быстро.
  Радивое медленно двинулся вперед, обходя панель управления. Шорохи в коридоре совсем стихли. Пираты явно затаились, выжидая. Заходя боком в промежуток между креслами, Огненович краем глаза случайно заметил найденный у Хартсона плоский приборчик. Он приказал коммуникатору проверить предполагаемый минипульт, поднеся для верности руку с коммуникатором вплотную к неизвестному устройству. Огненович, конечно, рисковал - встретить в такой позе атаку сразу трёх бандитов было смерти подобно. И всё же аппарат нужно было проверить. Он уже расположился за креслами и прождал ещё полминуты, прежде чем получил ответ коммуникатора. Пульт, обладавший столь отличной защитой от распознавания, что даже коммуникатор спецагента не сразу с ней справился, приводил в действие газовые бомбы, спрятанные на корабле, и коммуникатору даже удалось добраться до заложенной в память пульта схемы их расположения.
  'Ещё бы, - такое дополнительное оружие должно быть секретом даже для своих! - подумал агент'.
  'Видать, Бон совсем не доверял своей команде, - с усмешкой подумал Радивое, тут же вспомнив дополнительную ячейку на контрольном мониторе, показывавшую капитанскую каюту, но активирующуюся, видимо, только в случае несанкционированного вторжения'.
  Оставалось понять, как работает пульт. Устройство выглядело слишком простым, чтобы использование его предполагало некую сложную процедуру, да и вообще не вызывало сомнения, что пульт - это орудие экстренного применения на крайний случай, например, для быстрого подавления бунта.
  Значит, пульт приводит в действие бомбы напрямую?
  Но если бунтовщики, например, находятся в отдалённом помещении, с которым нет прямого контакта? По какой связи передаётся сигнал об активации бомб? Наверняка не через капитанский коммуникатор - тогда бы в пульте просто не возникло бы нужды. Самый очевидный вариант - главный компьютер корабля. Ввести в память скрытую программу, позволяющую пересылать сигнал от пульта очень просто, если ты капитан звездолёта. К тому же на дисплей любого терминала можно вывести схему размещения бомб и по ней выборочно взрывать бомбы там, где хочешь!
  'Итак, порядок действий таков: тихо ложу один стерокс, беру и надеваю защитную маску, также тихо поворачиваюсь, беру пульт, направляю на дисплей бортового компьютера, нажимаю на небольшую выпуклость. Если высветится схема - пытаюсь выбрать нужные бомбы и взрываю. Надеюсь, всё получится'.
  На дисплее после первого же нажатия бугорка действительно высветилась схема размещения бомб на корабле. В значки бомб, установленных в главном коридоре возле каюты управления Огненовичу пришлось потыкать пальцем - пультом они не выделялись. Затем югослав вновь нажал на бугорок - в коридоре что-то бухнуло, затем раздался звук падающих тел. Радивое тем же способом убрал с дисплея бомбовую схему и вновь посмотрел на картинку, передаваемую на контрольный монитор из капитанской каюты. Девушка возилась с видеофоном.
  'Она хочет посмотреть видео?' - усмехнувшись про себя, подумал югослав.
  Затем он вышел из каюты управления. В коридоре лежали мертвые или спящие бандиты. Наклонившись к ближайшему, Раде заметил легкое дыхание.
  'Они живы!' - югослав был несколько удивлён. В таких случаях бандиты чаще всего применяли смертельный газ.
  Он обыскал спящих, собрал оружие, расплавил коммуникаторы и вернулся в каюту управления полётом. Там он первым дело включил систему вентиляции в главном коридоре на полную мощность, а затем снял защитную маску. И первое, что он увидел не через пластиковые очки - это лицо неизвестной девушки, занимавшее весь экран контрольного монитора. Картинка, передававшаяся из капитанской спальни, явно изменилась. Девушка беззвучно что-то говорила, показывая пальцем куда-то вниз.
  Несколько секунд югослав тупо смотрел на экран, пока, наконец, не догадался, что его противница переключила на видеофон, стоявший в каюте Хартсона, связь между контрольным монитором и установленной в капитанской каюте видеокамерой.
  'Да она и впрямь специалист, пусть и не в единоборствах, хотя кто её знает...' - подумал Огненович.
  Наклонившись к монитору, Радивое нашёл кнопку включения звука, которую Хартсон несколько раз включал, вызывая своих людей.
  - Что произошло? - нервно выдохнула девушка.
  Раде включил микрофон.
  - Ничего особенного. Просто ваши собратья по оружию выбыли из строя. Кто совсем, а кто - на время.
  - Что с Бонни? - красивое лицо, обрамлённое светлыми волосами, выражало сильнейшую тревогу.
  - Он в числе вторых. Чему вы, как я подозреваю, несказанно рады.
  Девушка немного помолчала, глядя в сторону, затем, вновь посмотрев на экран, и с вызовом сказала:
  - Возможно, и что дальше?
  - Дальше я изложу вам нашу ситуацию, как она есть сейчас и как она будет развиваться.
  Девушка усмехнулась.
  - Ну-ну, расскажи?
  - Формально в данный момент именно вы контролируете корабль. Но, прежде чем вы захватили управление, я хорошенько исследовал главный компьютер и знаю точно, что никаких действий против меня вы предпринять не можете. Вы согласны?
  - Да, пожалуй. Я тоже хорошо знаю главный компьютер...
  - Великолепно. Я сейчас запущу программу, снимающую защиту с вашего терминала...
  - Вы это можете сделать? - девушка была поражена.
  - Запросто. После отключения вашего терминала, управление кораблём вновь перейдёт ко мне. Надеюсь, вы не станете оказывать сопротивление и предпринимать что-либо лично. Ни сейчас, ни в дальнейшем?!
  - Я постараюсь... - резко сникнув, сказала девушка.
  'Её приятель тоже часто говорил это слово', - подумал Раде.
  - Если всё будет нормально, то и на Триполитании у вас проблем не возникнет, - сказал он.
  - Да, я поняла, - усмехнувшись, ответила девушка.
  - Прекрасно. А сейчас у меня дела, извините.
  Югослав, не позаботившись даже о том, чтобы выключить связь с каютой Хартсона, подключил коммуникатор к терминалу главного компьютера. А потому светловолосая незнакомка получила возможность наблюдать процесс работы агента с компьютером, который получился весьма коротким. Это не было бравадой со стороны Огненовича. Просто он решил ещё раз продемонстрировать противнице свои способности и своё превосходство, чтобы у неё отпала последняя охота к сопротивлению. К тому же на самом деле большую часть работы проделал не он, а его коммуникатор, и об этом наблюдательница точно не догадалась.
  Когда управление полётом вновь перешло к похищенному агенту, а весь космолёт повторно заблокирован, он отключился от компьютера и вернулся к монитору внутреннего контроля. Девушка всё ещё оставалась на связи.
  Настроение югослава было не самым лучшим:
  - Вы отправили сообщение, пока контролировали главный компьютер?
  - А вы заметили? - насмешливым тоном спросила девушка.
  - Естественно. Я также заметил, что оно адресовано не Гриффитсу. Вы предупредили вашего агента на Триполитании, что могут быть проблемы?
  - Именно так. Глупо отрицать очевидное.
  - Думаю, после перехода корабля под мой контроль это не имеет большого значения, однако всё же жаль, что информация просочилась, куда не надо. Боюсь вас огорчить, но теперь внешнюю связь этого корабля буду осуществлять только я. В главный компьютер введена соответствующая команда.
  Огненович не сказал ей, что на самом деле контроль отсылаемых сообщений будет вести его коммуникатор. Кое-какие свои возможности он всё же хотел скрыть.
  - Я понимаю, - ответила девушка.
  - Отлично. Итак, я снова контролирую корабль, - констатировал югослав.
  - Да... знаете, я очень удивлена тем, как легко вам удалось разрушить защиту терминалов нашего бортового компа. Очень профессионально!
  - Спасибо, я прошел отличную подготовку. Кстати, вы тоже неплохо себя проявили, прорывая работу контрольной видеосистемы, чтобы добраться до каюты Хартсона. Да ещё так, что она не просигналила о возникших проблемах. Впрочем, разговор не о том. Думаю, вы окончательно убедились, что попытка противоборствовать мне не имеет смысла? Я надеюсь, вы четко будете выполнять все мои указания?
  - Я постараюсь, - опять с долей иронии ответила девушка.
  - Хорошо. В капитанской каюте есть еда?
  - Еда?
  - Вам придётся провести там время до посадки на Триполитании.
  - Жаль...
  - Увы, для меня это единственно возможный вариант нейтрализовать вас, не причиняя вреда. Кстати, я уже заблокировал корабль снова.
  - Я понимаю.
  - В таком случае, поищите еду. Я подожду.
  Поиски заняли минуты две. Вернувшись к экрану, девушка сообщила:
  - Да, тут есть, чем перекусить...
  - Я рад, что вы не умрёте с голоду. Что касается капитана и троих спящих в коридоре, они благополучно поспят до Триполитании. Думаю, за два дня с ними ничего не случиться.
  - В аптечке есть средства для поддержания жизнедеятельности во сне...
  - Я ими воспользуюсь.
  - В таком случае я за него спокойна.
  - За Хартсона?
  - Да.
  - Понятно. Кстати, мы, кажется, еще не знакомы? То есть вы-то знаете, как меня зовут, а как вас - я не знаю.
  - Кристина Миранда.
  - Значит, ваш друг изменил только имя, называя вас Крис.
  - У Бонни не слишком богатая фантазия.
  - Вы давно знакомы?
  - Около года моего личного времени.
  - То есть вы около года в его команде.
  - Именно так.
  - А до того, чем занимались?
  - Тем же, но в других фирмах.
  - Так вы профессионал?
  - Да, один раз была по контракту на Георгиадисе.
  - На одной из самых известных 'воюющих' планет Вселенной? Ничего себе! А на Новой Галилее не бывали?
  - Нет, но несколько сослуживцев на Георгиадисе прошли эту планету. Рассказывали много интересного про тамошних энергоядных ящеров.
  - Я был там несколько лет назад.
  - И как впечатления?
  - С людьми и киборгами бороться интереснее.
  - Наверное, вы правы.
  - Ещё один вопрос. Вы вскрыли заблокированные двери и проникли в каюту шефа с помощью отмычки?
  Кристина нехотя кивнула.
  - Сожалею, но вынужден лишить вас этой игрушки.
  - Вы зайдёте, чтобы её забрать?
  - О нет, я сделаю это на расстоянии. Вставьте отмычку в замок каютной двери, - он отдал приказ коммуникатору, и тот послал только что разработанную программу, которая за несколько мгновений вывела из строя отмычку, передав сигнал через блокирующую систему. - А теперь извините, мне надо заняться расчисткой каюты управления. А то тут куча трупов, в коридоре ещё трое спят вповалку. Да и дружка вашего надо пристроить куда-нибудь, чтобы не мешал.
  - Да-да, конечно.
  Радивое перетащил всех спящих членов пиратского экипажа в одну каюту, а убитых - в другую.
  
  Глава 6
  Оставшаяся часть перелёта до Триполитании прошла почти без проблем. Кристина Миранда дважды пыталась отправить послание, и оба раза у неё ничего не получилось. Для югослава это не имело никакого значения, так что даже упрекать её он не стал.
  Перед выходом из гиперпространства ему пришлось изрядно потрудиться, поскольку перетаскивать и размещать в переходных кабинах сразу четверых тяжеленных сонных мужчин, было делом нелёгким.
  После выхода из ГП пока их корабль ещё находился в дальнем околопланетном пространстве, Радивое Огненович ещё раз переговорил со своей единственной бодрствующей спутницей.
  - Как дела? Выход из ГП не создал проблем? - спросил он, когда девушка уселась перед экраном видеофона.
  - Нет, всё в порядке. Я, конечно, немного поголодала, но организм крепкий. Так что без проблем.
  - Отлично. Перед посадкой мне осталось выяснить один момент.
  - Да, я вас слушаю.
  - Где должна была состояться ваша посадка, и как вы собирались передать меня людям Гриффитса?
  - Корабль должен был сесть на частном космодроме возле Смит-сити. Вы найдёте его на карте в главном компьютере.
  - Я так и думал. А как насчёт передачи из рук в руки?
  - Это вам лучше узнать у Бонни, он мне не говорил.
  Огненович усмехнулся. Он не доверял подруге главаря, понимая, что та приложит максимум усилий, чтобы переиграть матч по-своему. А для этого ей нужен был Хартсон. О Смит-сити она сообщила правду, поскольку отдалённый частный космодром в любом случае вряд ли мог привлечь внимание югослава в качестве места посадки космолёта. А, кроме того, она понимала, что, забравшись в главный компьютер, он наверняка, отыщет справку с координатами выбранного для посадки космодрома, которую Хартсон запрашивал в информслужбе Триполитании. (И Радивое её действительно отыскал, прежде чем говорить с девушкой.)
  Все эти мысли молнией пронеслись в голове югослава.
  - Нет, - ответил он, - Я не буду будить ни вашего капитана, ни кого-то из его людей. Более того, сейчас я введу им очередную дозу снотворного с таким расчётом, чтобы они пришли в себя, когда я буду вне досягаемости вашей доблестной пиратской компании. Вы останетесь под замком до их пробуждения. Сожалею, но...
  На лице девушки не отразилось и тени разочарования. Также как и в голосе:
  - Я понимаю.
  - Превосходно. Должен прервать нашу увлекательную беседу. У меня дела. Надо выбрать место посадки.
   Но прежде, чем сделать это, Огненович отправил закодированный сигнал двум агентам-киборгам на Триполитании. Вскоре он получил ответные сигналы. Теперь, когда у него были надёжные информаторы, он решил проконсультироваться с ними относительно места посадки. Оба сошлись, что наилучший вариант - посадка на одном из космодромов, входящих в систему 'Звездной поляны', крупнейшего комплекса космодромов, который расположен неподалёку от столицы Триполитании, Уэнделл-сити.
  После этого Радивое перевёл корабль в ближнее околопланетное пространство и запросил разрешения на посадку в столице Уэнделл-сити. Как цель своего визита он обозначил бизнес, а как отправную точку путешествия - Новую Виргинию. Последнее соответствовало действительности, поскольку на захват югослава Бон Хартсон отправился именно оттуда. Имя Огненович назвал не настоящее, а один из своих рабочих псевдонимов.
  До перевода корабля в режим приземления оставалось сделать самую малость, - предупредить киборгов. Что Огненович и сделал. Он сообщил им место и время посадки, а также попросил заказать для него номер в хорошей гостинице и автолёт-такси.
  Пока корабль совершал посадку, у Радивое освежил в памяти свои знания о Триполитании, заодно распланировав будущие действия. Мир, куда его везли похитители, был довольно хорошо известен в освоенной людьми части Вселенной. Триполитания отличалась большой либеральностью законов, жизни и взглядов на бизнес. Всё это привлекало и крупные корпорации, и более мелкие фирмы и компании, обладающие межпланетным капиталом и такими же интересами. А достаточно благоприятный климат на хорошо оземеленной планете привлекал и владельцев больших состояний, многие из которых имели здесь крупные поместья.
  Естественно, при такой ситуации местное правительство не могло не находиться под влиянием межпланетных магнатов. И хотя Гриффитс не входил в элиту Вселенского Бизнеса, здесь его влияние могло оказаться достаточно ощутимым. Так что играть с судьбой, задерживаясь на Триполитании, не имело смысла. Поэтому Огненович решил сразу после приземления, не покидая космодрома, выяснить наиболее удобный маршрут для отъезда. Единственной проблемой было то, что югослав ещё не решил, возобновить ли полёт на Дельгадо (если, конечно, эту планету с Триполитанией не связывают транспространственные каналы) или лететь на Рашку. Кроме того, его ожидал не слишком приятный разговор с начальством.
  Посадка прошла нормально. Перед тем как уйти с корабля, Огненович снова включил связь с личной каютой Хартсона.
  - Вы уходите? - спросила капитанская подружка.
  - Да, уже. У меня не так много времени.
  - Может, все же отпустите меня из этой темницы?
  - Увы, не могу. Ваш босс так нахваливал вас (правда, он уверял меня, что вы знаток единоборств, а я, знаете ли, привык верить людям), что отпустить вас, было бы непростительной глупостью с моей стороны. Но не волнуйтесь. Ваши коллеги очнуться часов через пятнадцать, может чуть позже. А там, глядишь, и вас выпустят из заточения. Вот только корабль вы покинете не раньше чем через трое стандартных суток. Я позабочусь об этом. Кстати, я поставил корабль на самой дальней площадке самого дальнего космодрома. Тут вокруг ни одной живой души. Связь также заблокирована. Так что отдыхайте. Вас никто не потревожит.
  Кристина откровенно рассмеялась.
  - Что смешного я сказал? - немного смущённо спросил Радивое.
  - Вы считаете, что всё предусмотрели? - насмешливо спросила девушка.
  - Ну, что вы! Всего предусмотреть невозможно. Но если постараться и подойти к делу со всей тщательностью - можно свести риск к минимуму.
  - Возможно, ваш риск, - она сделала ударение на слове 'ваш', - действительно минимален.
  - Вы имеете в виду, что Гриффитс будет иметь к вам претензии из-за моего спасения?
  - Если вам удастся сбежать, он точно разозлиться!
  - Думаю, вам не о чем волноваться. Ваш босс и близкий друг, как и вы, не новичок в этом бизнесе, так что верный способ вовремя скрыться и замести следы, он наверняка знает.
  - Будем надеяться...
  - С этой надеждой я вас и оставляю. Как говорят в таких случаях, жаль, что мы не встретились при иных обстоятельствах, - сказал Огненович, привставая с кресла.
  - Быть может, мы с вами ещё увидимся... - заметила Миранда.
  - Кто его знает, всё возможно.
  - Знаете, что я сделаю в таком случае?
  - Что? - спросил Радивое, зная её ответ.
  - Я постараюсь убить вас, - с очаровательной улыбкой сообщила девушка.
  Он догадался, что она скажет, а потому внутренне не удивился, но при этом воскликнул, как будто испугавшись:
  - О боже! Неужели вам было так плохо взаперти.
  - Нет. Но вы мне не нравитесь...
  - Что ж, если мы встретимся, у вас будет шанс. Кстати, умереть от вашей красивой ручки - не самый худший вариант!
  - Я рада, что вы так на это смотрите.
  Радивое посмотрел на большие настенные часы в каюте управления полётом.
  - Прощайте, или если хотите, до свиданья. Мне пора.
  - До свиданья, - снова с усмешкой ответила девушка.
  Югослав выключил монитор и, прихватив сумку со стероксами, вышел из каюты. Уже в коридоре через одно из терминалов корабельного компьютера он запустил с помощью коммуникатора программу, блокировавшую работу всех средств связи на этом космолёте. Затем он покинул пиратский корабль, и также посредством коммуникатора запечатал его, наглухо перекрыв все выходы.
  Ещё находясь на посадочной площадке, он выяснил в информслужбе спейспорта всё, что касалось пассажирских межпланетных связей Триполитании. Оказалось, что на Дельгадо можно легко попасть через ТПК, но не напрямую, а, отправившись сначала на одну из семидесяти или восьмидесяти планет, которые имели ТПК-связь и с Триполитанией, и с Дельгадо.
  В отношении Рашки, главной планеты Триединого Союза Югославии дела обстояли сложнее. Прямой связи через ТПК между этими планетами не существовало. Но это он знал и так. Однако и звездолётом (причём в самом коротком варианте) добраться домой югослав мог, лишь сделав как минимум две пересадки и проведя больше месяца в пути.
  Посещать главный комплекс спейспорта, находящийся в центре 'Звездной поляны' Радивое не стал. Во-первых, он не решил, куда полетит и полетит ли вообще. Во-вторых, заказать билеты он мог хоть из другого города.
  Ехать в Уэнделл-сити югослав мог прямо с посадочной площадки. Неподалёку от неё находилась стоянка легкового транспорта. После прояснения вопроса с возможными маршрутами югослав запросил у коммуникатора данные по присланному такси, заодно узнав адрес гостиницы с забронированным для него номером.
  Огненович велел коммуникатору проверить машины на стоянке. Через две секунды коммуникатор определил заказанное такси - это был стоявший неподалёку автолёт средних габаритов, выкрашенный в серо-жёлтый цвет.
  Подойдя к машине и сверив с помощью коммуникатора заказ и вызов, югослав погрузился в машину. Оказалось, что Уэнделл-сити находится на довольно приличном расстоянии от 'Звездной Поляны'. И лететь, причём с очень большой скоростью, даже до окраин пришлось чуть меньше часа. Сам город был очень велик по площади, имел обширные районы одноэтажных или двухэтажных зданий и множество различных улочек и переулков. Наблюдая всё это сверху, Радивое удивился. Он представлял себе столицу одной из крупнейших офшорных планет несколько иначе.
  Зато центральная часть города вполне соответствовала его статусу. Там высилось множество огромных зданий: отели, бизнес-комплексы, торговые комплексы, государственные учреждения. Среди прочих гигантских высоток не затерялось и здание отеля, где Огненовича ожидал забронированный номер.
  Вселение прошло без проблем и, очутившись в своих апартаментах, югослав решил, что неплохо было бы дать себе хоть восемь или десять часов нормального отдыха после передряг связанных с похищением. Пусть всё время после контрзахвата пиратского звездолёта до посадки на космодроме и прошло без неожиданностей, полностью расслабиться в это время он не мог - корабль был всё же чужой и единственная бодрствующая похитительница вполне могла придумать какую-нибудь пакость. Газовой бомбы в капитанской каюте как назло Хартсон не разместил, а о личном визите туда не могло быть и речи - подружка пиратского главаря слишком явно жаждала переиграть ситуацию, и давать ей даже малейший шанс Огненович не собирался. Так что пришлось всё время быть настороже.
  Но сначала надо было известить начальство о своём местонахождении. Один из киборгов переслал на адрес заказанного ему номера в отеле набор внешних устройств для выхода в Сверхмир югославского производства с гарантией защиты. Эта техника позволяла без всяких опасений проводить многоканальные переговоры с начальством в аудиоформате, однако Радивое ограничился лишь кратким односторонним сообщением.
  Затем он поел, принял продолжительную ванну и отправился спать на мягчайшей постели.
  
  Глава 7
  Однако как следует поспать Огненовичу не удалось. Не прошло и двух часов, как в его номер попытались проникнуть неизвестные люди. Не будь несколькими днями ранее похищения в спортзале пересадочной станции, попытка, безусловно, удалась бы. Но теперь прежде чем лечь спать, Радивое перепрограммировал замок на двери, так что открыть её мог теперь только он, а при попытке взлома ему на коммуникатор должен был поступить сигнал тревоги. И он поступил.
  Взлом двери в отеле по межпланетному стандарту безопасности, принятому и на Триполитании немедленно активировал сигнал тревоги в местной полиции, поэтому взломщики долго возились у двери, пытаясь открыть её замок, не повреждая его, а Огненович слушал их, притаившись в прихожей своего номера.
  Радивое никак не думал, что предпринятые им меры защиты окажутся востребованы. Входной замок он перепрограммировал скорее в целях восстановления профессиональных навыков. И вот на тебе - кто-то снова пытается добраться до него. А поскольку случайное совпадение попытки вторжения в номер отеля с только что произошедшим вселением туда недавно похищенного югослава практически исключалось, вывод оставался один. Охота за ним продолжается. И теперь она перенесена на территорию Триполитании.
  Не то чтобы Огненович совсем не ожидал чего-то подобного, но скорость возобновления охоты не сулила ему ничего хорошего. Он понял, что совершил какую-то ошибку, причём почти наверняка - ещё на корабле похитителей. Никаким иным способом объяснить происходящее было невозможно. И пока преступники возились с замком, Радивое принялся анализировать свои действия.
  Ошибка нашлась довольно быстро. Огненович вспомнил проверку главного компьютера после перехвата его управления у хартсоновой подружки. Он обнаружил тогда следы отправленного ею послания и даже почти точно выяснил адрес, по которому она его отправила. Поскольку за время операции на Дубове югослав получил много информации о конкуренте - 'Гриффитс Корпорейшн', включая систему электронных адресов, то знал, что послание направлено не заказчику похищения. Что кстати, подтвердил и коммуникатор югослава, сверившись с базой данных. Однако содержание письма восстановить не удалось. Видимо, в этом и заключался промах Радивое. Точнее, просто неудача, ибо в таких случаях всё зависит от техники.
  'Она, очевидно, предупредила своего агента на Триполитании о моём освобождении и нашей борьбе за контроль корабля', - подумал Раде, - и сообщила, что если не выйдет больше на связь, значит, я выиграл... так просто! - он хлопнул себя по лбу. - Вот это я, пожалуй, мог бы просчитать! И отправить послание от её имени... впрочем, это ничего не гарантировало бы, - возразил он сам себе, - ведь она могла сообщить агенту условный сигнал или код для подтверждения личности отправителя на случай прихода следующих посланий с корабля на этот адрес'.
  Итак, охота продолжалась. Если Гриффитс или адресат Миранды так легко выяснил его местонахождение, то югославу оставалось лишь гадать о возможностях своего противника. Ясно было только одно: опасность выросла многократно. Действенную помощь могли оказать только агенты-киборги, а, значит, задействовать их нужно было немедленно. Поэтому Радивое тут же отправил обоим послание со срочным вызовом в отель 'Рангник-парк'.
  Затем он вышел на связь со своим начальством и отправил по тому же секретному каналу в высших уровнях виртуальности сигнал тревоги. Через несколько минут ему передали, что в службе мониторинга уже собралась экстренная консультативная группа. Обстоятельства предыдущего задания и похищения Огненовича они уже знали.
  К этому моменту взломщики оставили его номер в покое, так что ничто не отвлекало спецагента от важного разговора.
  Радивое сообщил о последних событиях и поделился выводами. Члены ЭКГ, посовещавшись, прислали своё заключение. Оно было простым, но довольно странным: ни за что не втягиваться в 'полевую работу', всячески избегать нежелательных контактов с агентами противника и постараться максимально быстро покинуть планету в любом подходящем направлении.
   Получив это послание, югослав долго не мог ничего понять. Он несколько раз прокрутил запись сообщения, прежде чем стереть её. Это был какой-то бред. Вместо реальной помощи - сведений о местных связях Гриффитса, о том какими силами он здесь располагает, или о том, к кому можно обратиться за защитой на Триполитании (ведь здесь и Гриффитс, наверняка, имеет недругов) - вместо всего этого - совет побыстрее сматываться, драпая, куда глаза глядят?!
  Впрочем, если подумать, Радивое оказался в ситуации, когда ему ничего не оставалось, как последовать совету консультантов. По коммуникатору он вызвал ближайший межпланетный ТПК-порт. Самым подходящим адресом из доступных через ТПК ему показалась Новая Турень. То, что это был один из центров виноделия Вселенной, создавало большой поток людей в обоих направлениях с Триполитании - за нектаром и обратно - с ним. Тем более что ввоз вина на Триполитанию был беспошлинным.
  'В таком потоке затеряться проще всего', - подумал Огненович.
  Заказ билета на перемещение в Новую Турень занял около минуты. Зная время и имея в коммуникаторе код для перемещения по ТПК, а также данные как добраться в ближайший межпланетный ТПК-порт, Радивое послал киборгам 'отбой', сообщив, что покидает планету. Конечно, их помощь Огненовичу и теперь пригодилась бы, однако оба они находились слишком далеко от Уэнделл-сити, так что ожидание их помощи запросто может загнать их полностью живого соратника в безвыходную ситуацию.
  Для югослава начиналась самая проблемная часть. Покинуть отель и добраться в выбранный ТПК-порт без приключений, - учитывая всё, происходившее в последние дни и часы, - эта задача выглядела очень сложной. Тем более что Огненович не имел ни малейшего понятия о задействованных противником силах. Однако тратить время на размышления по этому поводу он не мог. Нужно было действовать.
  Проще всего было пойти к ближайшей станции внутригородских ТПК. Она находилась в самом отеле, но девятью этажами выше. Однако если противник выследил его в Уэнделл-сити, то он наверняка отследил и запрос в межпланетный ТПК-порт. Все ходы-выходы в отеле наверняка уже перекрыты. А значит, прорываться придётся напролом, без всяких хитрых манёвров. Для них не осталось ни времени, ни пространства.
  Поняв это, Радивое встал и слегка отряхнулся. Дело обещало быть жарким.
  'Интересно, как они себе всё это представляют? - подумал он о начальстве. - Без драки тут никак не обойтись!'
  Он вернулся в комнату. На кресле лежала сумка со стероксами, прихваченными из космолёта. Раде достал четыре штуки и закрепил на одежде - после того как возня с замком прекратилась, он натянул джинсы, носки и свитер. Перед вселением в отель, он приобрёл плащ, - погода в Уэнделл-сити была немного прохладной, да и оружие под плащом прятать удобно. Плащ всё ещё в упаковочной плёнке лежал на другом кресле. Огненович разорвал плёнку, развернул и одел его. Затем он сунул в каждый из четырёх больших карманов по стероксу, вернулся в прихожую и обулся. Перед выходом из номера югослав на секунду остановился и подумал, не упустил ли он чего?
  Вроде, нет.
  Он уже готов был шагнуть к выходной двери, как вдруг сообразил, что стоит перед зеркалом. Впрочем, отнюдь не собственное отражение заинтересовало его. Зеркало висело так, что показывало прихожую и большой зал номера вплоть до окна. И благодаря этому в последний момент Радивое заметил далеко позади в глубине зала дверь на балкон. И тут югослав вспомнил про fs (fair savior) - пожарные спасатели - небольшие гравитационные автолёты для бегства из номера в случае пожара. Они имелись на всех балконах отеля. Такие машины часто попадались Огненовичу во время его странствий по Вселенной.
  Радивое тут же решил воспользоваться спасательным средством. Однако пожара в номере не было, а без него - это югослав знал по опыту - машиной воспользоваться невозможно. Поэтому агенту пришлось потратить ещё несколько минут на перепрограммирование летательного аппарата. Затем югослав залез в маленькую кабинку из огнеупорного пластика, автолёт поднялся с балкона и стал набирать высоту.
  Поначалу Огненович хотел подняться до этажа, где располагался внутригородской ТПК-порт. Но уже при подлёте к нужному этажу, он переменил решение. На пути к станции ТПК его наверняка ожидала куча агентов Гриффитса. А ещё двумя этажами выше располагалась стоянка летательных аппаратов. Последний раз подобный способ бегства югослав применил во время операции с виртуальными линкорами. Тогда всё прошло успешно.
  Подъём на два лишних этажа занял дополнительно секунд пять. Ещё столько же заняла посадка fs. За это время Огненович успел дать коммуникатору команду искать ближайшую машину с полными топливными резервуарами и код доступа к ней. Когда он выскакивал из кабины спасателя к нему уже бежал человек, доставая оружие. Югослав держал стерокс в руке, но мог противник был совсем рядом. Поэтому Огненович тут же кувыркнулся в сторону ближайшего прохода между машинами, а когда поднялся, его стерокс уже был направлен на цель. Ещё секунда - и нападавший свалился на пол с тяжёлым ранением в грудь.
  Огненович бросился бежать. Каждую секунду он ожидал сигнала о приближении к выбранной машине. Он пробежал уже десяток летательных аппаратов разного вида, когда на него бросился еще один противник с криком 'Он здесь!'. Он попытался свалить Радивое на площадку. Но тот увернулся, и несколькими эффектными ударами ног свалил противника на пол, а затем отпихнул в сторону.
  И в этот момент он получил сообщение коммуникатора. Следуя ему, агент бросился влево - там, среди двух десятков машин ближайшего ряда, находилось средство его спасения. Он уже слышал за спиной топот не менее десятка ног. Наконец, машина была найдена. Открыть её, залезть внутрь, активировать стартовую программу - на это ушли считанные секунды. Когда автолёт поднялся над площадкой, Радивое понял, что ошибся. В нескольких десятках метров вокруг стояли вооруженные люди. Их было не менее полутора десятков. Оружие в их руках было направлено на его машину.
  'Сейчас он откроют шквальный огонь, изрешетят меня, я свалюсь вниз, и всё будет кончено. Вот дерьмо!'
  Прошла одна секунда, затем другая, третья - никто не стрелял. Автолёт югослава покинул площадку и вылетал с территории отеля. Его никто не атаковал. Несколько минут он пребывал в недоумении, не понимая, что происходит. Он спокойно вылетел на улицу, ведущую к межпланетному ТПК-порту. Лишь пролетев по ней несколько минут, он получил-таки ответ, почему его не сбили на автолётной стоянке. Бортовой компьютер автолёта получил указание от инспектора городской службы гражданских полётов приземлиться на ближайшей стоянке легкого транспорта в связи с угоном.
  'Вот оно что! Значит, дело переходит в руки официальных властей! Понятно', - подумал Радивое.
  Компьютер запросил разрешение следовать указанию инспектора. Огненович запретил и велел продолжать полёт. Через тридцать секунд бк передал сообщение: 'Объявлен перехват'.
  'Что и следовало ожидать!' - подумал югослав.
  Первые преследователи появились минуты через две из лётного потока справа. Радивое легко скрылся от них, но ему пришлось свернуть с дороги к ТПК-порту. Однако это его не волновало, - после объявления перехвата лететь туда уже не имело смысла. Его всё равно не выпустили бы с планеты.
  Перспективы югослава резко ухудшились, но сейчас у него были другие проблемы. Ему то и дело приходилось уворачиваться от новых и новых перехватчиков. Ситуация всё больше напоминала практическое занятие на тренажёре 'воздушная гонялка', как по-простому его называли агенты. Эти занятия Огненович не пропускал и во время операции на Дубове. А потому, лавируя в потоках летательных аппаратов, выискивая удобные боковые лазейки и скрываясь от преследователей, он чувствовал себя вполне уверенно.
  Минут через десять он попросил бк показать карту города с траекторией собственного движения. Радивое решил покинуть Уэнделл-сити. Поглядев на карту, он понял, что его полёт итак всё больше отклоняется от центра города. Автолёт находился уже недалеко от окраин планетарной столицы. В этот момент бк передал, что от центра к нему приближаются сразу восемь полицейских машин. С окраин на перехват не летел никто.
  'Похоже, меня выгоняют!' - подумал Огненович.
  Он направил машину в сторону пригородов Уэнделл-сити. Погоня продолжалась минут десять. Затем преследователи исчезли. Но появились новые, - и опять Огненовичу пришлось корректировать направление движения. Потом отстала и эта группа. После третьего такого случая, который произошёл уже на границе городской черты, югослав окончательно убедился, что его движение пытаются направлять.
  'Они решили загнать меня в ловушку!' - подумал он.
  Радивое запросил у бк карту большого региона вокруг Уэнделл-сити. Он почти сразу обнаружил на самом краю выведенной на дисплей карты, более чем в шестистах километрах от города, земельные владения Гриффитса. Именно в эту сторону, подгоняемый и направляемый полицией, летел сейчас автолёт с агентом югославской разведки на борту.
  'Судя по настойчивости и скрупулёзности их действий, мне вряд ли дадут ускользнуть. Да и вообще - это ведь их планета, они тут хозяева и наверняка не позволят залётному комарику миновать приготовленную для него липучку! Значит, надо искать другой способ разрешения ситуации, - подумал Раде. - А что, если ликвидировать саму липучку, то есть, западню! - в первый момент эта мысль даже рассмешила его. - Ха-ха, это все равно, как если бы кролик решил сожрать удава! - продолжал вспоминать югослав древнюю земную биологию.
  Но потом он стал размышлять над внезапно возникшей идеей всерьез. Действительно, ничего кроме решительной и максимально жёсткой контратаки ему не оставалось. Радивое был уверен, что определённая доля эффекта неожиданности всё ещё на его стороне. Во-первых, до сих пор Гриффитс не имел с ним дел напрямую, а значит, не располагал достаточным объёмом достоверной информации для точной оценки возможностей югославского агента. Во-вторых, промах Огненовича с выбором способа побега (а то, что он ошибся, не прорываясь к ТПК, теперь не вызывало сомнений) также говорил не в пользу 'эксперта по вопросам диаспоры'.
  До подлёта к резиденции Гриффитса оставалась уйма времени. Огненович располагал самой разнообразной информацией о деятельности противника, и он решил проанализировать её, в надежде найти что-нибудь полезное для себя. Коммерческая деятельность у заказчика похищения была крайне дифференцированной. Однако вооружениями или спецтехникой военного и разведывательного назначения он не торговал. В бизнесе Гриффитс был жёсток, а порой и жесток, но рамок дозволенного вроде бы не переходил. Его служба безопасности, судя по собранным данным, отличалась высокой квалификацией, а потому к услугам 'частных предпринимателей' вроде Хартсона он почти не обращался. Не было информации и о похищениях, хоть как-то связанных с Гриффитсом.
  В общем, через несколько минут, Огненович с удивлением обнаружил, что история с его похищением выглядит абсолютно нетипичной для его противника. Однако с практической точки зрения этот вывод ничего не давал югославу. Он по-прежнему летел прямо в гости к хозяину корпорации, у которой он увёл из-под носа контракт на двенадцать миллиардов. Так что ни на что хорошее рассчитывать не приходилось.
  Чтобы переиграть Гриффитса, нужно было знать поле игры. То есть, его владение, куда сейчас полицейские загонщики вели автолёт югослава. Как и любое частное владение, оно, конечно, было не слишком доступно для посторонних наблюдателей, однако не являлось секретным объектом, значит, Радивое имел реальный шанс найти в местных информсетях видеосъёмку гриффтсовых земель. Времени оставалось ещё много, и Огненович принялся за дело. Предварительно направив автолёт по прямой к владениям Гриффитса и включив автопилот, беглец погрузился в виртуальность. Искать нужную информацию пришлось очень осторожно, чтобы не привлечь раньше времени внимание 'паука', радостно готовящего 'тёплую' встречу в самом центре своей 'паутины'. Поэтому прежде чем югослав разыскал нужные сведения и скачал в память коммуникатора картинку владений Гриффитса, прошло более получаса.
   Стоп-кадр видеосъёмки Огненович вывел на экран установленного в автолёте мини-видеофона. Взглянув на неё, он понял, что слово 'владения' в данном случае является некоторым перебором. Это оказалось всего лишь обычное ранчо с двухэтажным домиком отнюдь не великих размеров и несколькими хозяйственными постройками очень небольшого размера. Рядом с домом была оборудована взлётно-посадочная площадка. Главный интерес для агента представляла система безопасности. Судя по картинке, внешняя оборона либо совсем отсутствовала, либо была представлена хорошо замаскированным, но наверняка не слишком сильным вооружением. Крупные установки на ровном месте так просто не замаскируешь. Разве что их гнёзда почти полностью зарыли в землю. Если на ранчо и имелись мощные средства активной защиты, они, скорее всего, находились в доме, и точно определить их не представлялось возможным.
  Прокрученная затем видеосъёмка подтвердила предположение югослава насчёт оборонных возможностей ранчо и присутствия там мощных ударных установок стационарного типа. Территорию вокруг дома патрулировал десяток, а то и больше хорошо вооружённых людей. И стероксы в их арсенале были самым лёгким видом вооружения. У четверых Радивое заметил даже 'форвертсы', мало чем уступающие мощным стационарным установкам переносные комплексы молекулярной деструкции. А, значит, особого смысла в сооружении полноценного 'укрепрайона' не было. Да и вообще, Триполитания - не какая-нибудь воюющая планета! Когда эта мысль пришла в голову югославу, он даже расхохотался. 'Вот уж действительно - постоянное преследование развивает паранойю!' - подумал он.
  'Прямой огневой контакт невозможен! - подумал Огненович чуть позже, вернувшись к анализу собранной информации. - Заходить в дом - нельзя - у меня наверняка, не будет и полшанса, чтобы выбраться оттуда. Надо найти какой-то выход'.
  
  Глава 8
  Выход нашёлся сам буквально через пять секунд после этого. Раздался резкий тревожный звук, а на дисплее бортового компьютера загорелась надпись: 'Минимальный объем топлива. Требуется срочная дозаправка'.
  'Превосходно! - усмехнувшись, подумал югослав. - Я получил ещё время и дополнительные возможности. Теперь остаётся лишь правильно ими распорядиться'.
  Он дал бортовому компьютеру команду выбрать удобную площадку для посадки, после чего приказал немедленно завершить полёт. Внизу расстилались поля часто перемежающиеся небольшими островками леса - обычный эколандшафт планеты с высшим уровнем оземеленности. Несмотря на приближающуюся темноту, подходящая площадка нашлась быстро, и автолёт без проблем произвёл посадку.
  А буквально полминуты спустя бк машины сообщил, что пассажира вызывают на контакт по видеосвязи. Югослав велел соединить. Разговор вёлся через мини-видеофон, по которому несколько минут назад Раде изучал владения своего противника, ставшего в данный момент крайне раздражённым собеседником.
  - Последние полтора часа вы летели прямым курсом на моё ранчо. И я подумал, что вы всё поняли ещё в городе. У меня контакт с руководством воздушной полиции Уэнделл-сити. Да и свои автолёты есть. Вам не уйти от меня. Так что бросьте ваши фокусы. Взлетайте и продолжайте полёт! - заявил Огненовичу сутулый, явно нервничающий лысоватый человек с другой стороны экрана.
  - Не получится, по крайней мере, в ближайшее время! В этом автолёте закончилось топливо. И с этим я при всём желании ничего не могу поделать! Вокруг - чистое поле!
  - Ааа, понял. Я пришлю за вами автолёт... нет! Лучше подкину вам топлива. А то ещё неизвестно, что вы сделаете с моими людьми, пока будете сюда лететь под конвоем. Вы ведь, как я понимаю, перебили весь экипаж Хартсона?
  - Возможно. А как доставить меня в ваше владение - решайте сами.
  - Конечно. Именно так я сделаю. Но повторяю! Без фокусов! Иначе хуже будет! Мои люди получат инструкции и передадут их вам. Если вы не будете им следовать, пожалеете!
  Гриффитс явно волновался, говоря с Радивое. И голос, и лицо его точно свидетельствовали об этом.
  'Кажется, он боится! Интересно, кого?' - думал югослав, глядя на дисплей.
  - Я буду чётко следовать всем вашим указаниям! - заверил он собеседника, подумав одновременно: 'Почему бы Гриффитсу не передать мне инструкции прямо сейчас - лично'.
  - Я на это и рассчитываю! Вы угнали 'Максвелл-974'? - спросил Гриффитс
  - Да. Мне понадобится закачка топлива во внутренние баки. Внешних тут нет.
  - Ясно. Это займёт некоторое время.... - сказал Гриффитс, видимо - самому себе. - Придётся подождать....
  - Обязательно, - съязвил Раде, но Гриффитс не обратил это никакого внимания.
  - И не покидайте автолёт! - приказал он.
  - Ни в коем случае.
  - До встречи!
  - Пока, - сказал Огненович, когда отключилась связь.
  'Что он может прислать? Я видел в Уэнделл-сити 'егерсдорфы'. Они, пожалуй, подходят лучше всего для такого случая. Кроме того, он сказал про воздушную полицию. У них наверняка есть заправщики'.
  Радивое решил отследить контакт Гриффитса с полицией. После их видеосвязи эта задача значительно упростилась, поскольку коммуникатор Огненовича теперь мог легко определить один из концов этого контакта, - то есть Гриффитса. Оставалось лишь отследить его собеседника. И вновь югослав погрузился в глобальное пространство. Теперь он принялся разыскивать тайные каналы связи местных силовых структур. Уровни виртуальности использовались ими не самые высокие, а защита была относительно легко проходимой. Операция заняла меньше времени, чем поиск видеозаписи ранчо Гриффитса в информсетях - около двадцати минут.
  Ещё через семь или восемь минут Огненович точно знал, что попросил у полиции Гриффитс, какой топливовоз направят к нему и сколько его ждать. Насчёт 'егерсдорфа' он угадал. Эти машины были запущены в производство около ста лет назад, а в период разработки являлись объектом повышенного интереса со стороны различных спецслужб. В том числе и югославской. Поэтому Радивое имел полную информацию о системе их функционирования. Чтобы использовать этого заправщика нужным югославу способом требовалось лишь перепрограммировать бортовой комп 'егерсдорфа'.
  Оставшееся до подлёта топливовоза время Радивое и его коммуникатор потратили на создание новой программы для управляющей системы топливовоза. Лесостепь вокруг автолёта за это время окончательно погрузилась в ночную тьму. Но вот далеко вверху показались огни приближающегося заправщика. Вскоре громада 'егерсдорфа' приземлилась - в нескольких десятках метрах от автолёта Огненовича. Почти тут же мощные прожектора целиком охватили его своими лучами. Затем один за другим из темноты стали выскакивать вооруженные люди. Судя по форме, это были полицейские. Всего их оказалось примерно полтора десятка. Они окружили автолёт беглеца и навели на него своё оружие.
  - Вам приказано не двигаться с места в течение всего периода заправки! - произнёс через специальный микрофон с усилителем один из полицейских.
  Затем появился транспортёр, за которым тянулись огромные кишки топливных насосов. Чтобы запустить процесс перекачки топлива необходимо было установить виртуальный контакт между компьютером, управляющим топливными резервуарами заправщика и бк заправляемого автолёта. К последнему уже был подключён коммуникатор югослава. Когда этот контакт установился, Радивое, не пошевелив и пальцем, запустил только что разработанную программу, которая в закодированном виде пройдя через виртуальные каналы связи управляющих комп-систем, добралась до бк заправщика. Её загрузка проходила медленно и очень осторожно. Процесс этот занял почти всё время закачки топлива во внутренние баки автолёта. Но зато прошёл незамеченным. Все защитные барьеры бортового компьютера заправщика были преодолены шпионской программой без проблем.
  - Проверьте, работает ли подача топлива, - приказал тот же человек с микрофоном, когда компьютеры сообщили людям о завершении заправки.
  Огненович проверил и показал, что всё в норме.
  Затем полицейские ретировались. Спустя две минуты погас свет прожекторов. Потом 'егерсдорф' взлетел. Теперь Радивое мог в любой момент взять управление его полётом в свои руки.
  Но тут его снова вызвал Гриффитс.
  - Мне сообщили, что вас заправили под завязку, и что система прошла проверку.
  - Всё верно.
  - Когда взлёт?
  - Немедленно.
  - Отлично. И не пытайтесь отклониться от курса!
  - Постараюсь.
  Связь прервалась. А Радивое вдруг вспомнил: это же самое слово произносили несколько дней назад Кристина Миранда и её бойфренд. И находились они в точно такой же ситуации. И как и он теперь, они тоже готовили своему собеседнику очень неприятный сюрприз.
  'Да уж, вот так совпадение!' - подумал Огненович и отдал автолёту приказ взлететь и взять курс на ранчо. Ничто не должно было настораживать противника до последнего момента. До того момента, когда он уже ничего не сможет предпринять.
  Радивое Огненович летел прямиком к ранчо Джозефа Гриффитса. Как и до этого его 'максвелл' шёл на автопилоте. Так что югослав мог в любой момент взяться за исполнение своего плана. Но он решил не торопиться. Выбранный им вариант решения проблемы обещал множество отрицательных побочных последствий, хотя и давал почти стопроцентную гарантию спасения. Именно поэтому Радивое счёл нужным ещё раз всё обдумать. Тем более что времени у него пока хватало с избытком.
  Итак, в данный момент он летит в гости к Джозефу Гриффитсу. Попытка изменить направление полета не сулит ничего хорошего, поскольку местная воздушная полиция уже продемонстрировала свои возможности по контролю над полётами. Нет никакого сомнения, что они полностью отслеживают движение угнанного автолёта. А в гостях у достопочтенного ранчеро, между тем, Огненовича ничего приятного не ждёт. Это факт. Вот груз, что лежит на одной чаше весов.
  На другой - всего лишь приказ от начальства любыми способами избегать эскалации конфликта и по возможности быстро и бесшумно покинуть Триполитанию.
  Выполнив свой план, Огненович наверняка сможет покинуть Триполитанию и довольно быстро. Но отнюдь не бесшумно. Отказавшись от своего плана, он запросто может распрощаться с жизнью, причём, вполне возможно, каким-нибудь весьма неприятным способом. Радивое понял, что выбора нет. И взял управление удалявшимся 'егерсдорфом' в свои руки. Для начала он запросил его бк о количестве транспортируемого топлива. Оказалось, что загрузка достигала шестидесяти семи процентов от максимального объёма. Затем югослав переключил связь топливовоза с внешним миром на себя.
  Теперь можно было приступить непосредственно к самой акции.
  'Операция... хм... 'Дороти' начинается!' - подумал Огненович, приплетя первое пришедшее на ум женское имя.
  Для начала он слегка изменил курс 'егерсдорфа' в сторону ранчо Гриффитса. На транспорте этого никто не заметил. Минут через пять он изменил курс еще немного. Так в несколько заходов за полчаса он полностью изменил курс транспорта. Теперь он должен был пролететь вблизи от ранчо.
  Изменение курса уже заметили в полицейском ЦУПе находившегося неподалёку города Дойл-сити, откуда и прилетел заправщик. В бк 'егерсдорфа' поступили три запроса с требованием объяснить происходящее. На первый Радивое не отреагировал. На второй текстом ответил, что были неполадки в бк, а на третий (тем же способом), что получен срочный вызов на дозаправку полицейского автолёта.
  Находящиеся на борту топливовоза люди ни о чём не подозревали. Запросы по поводу изменения курса до экипажа не доходили, а картинка с мониторов внешнего обзора не могла встревожить пилотов или пассажиров по причине ночного времени и непроглядной тьмы за бортом корабля.
  'Максвелл' Огненовича летел к ранчо не слишком быстро, скорость 'егерсдорфа' постепенно росла. Уже когда он находился в двадцати километрах от ранчо, из ЦУПа пришло последнее послание с требованием немедленно совершить посадку.
  - Сейчас! Еще чуть-чуть - и они приземляться! Вот только долетят до ранчо - и сразу вниз! - сказал самому себе Огненович и последний раз изменил курс 'егерсдорфа'. Затем он увеличил его скорость до максимума. После этого по приказу югослава бк транспорта сделал расчёт траектории полёта с тем, чтобы приземлиться прямо на главный домик ранчо Гриффитса.
  'Прямо как в древней сказке, - подумал Радивое, - про ту девочку с волшебными туфельками и её домик, свалившийся на голову злой колдуньи...'
  После чего он отдал приказ 'егесдорфу' катапультировать пассажирский и пилотный отсеки, а когда это произошло, велел отключить противопожарную систему.
  До столкновения топливовоза с домом прошло меньше двух минут. Затем связь с бк транспорта прервалась, а за бортом угнанного автолёта в некотором отдалении слева ночную тьму разорвала мощная вспышка, сопровождавшая чудовищный взрыв, произошедший на том месте, где только что стояло жилище 'злого колдуна'.
  Автолёт югославского агента находился в нескольких десятках километров восточнее места взрыва. Судя по карте региона, недалеко к северу находился небольшой городок. Именно туда и повернул своего 'максвелла' Радивое. Затем он подключился через коммуникатор и бк автолёта к полицейским каналам связи.
  Там царил настоящий переполох. Никто не понимал, что случилось. Информации никакой и ни у кого не было. К месту взрыва немедленно направили более десятка полицейских машин. Однако надеяться, что осмотр места происшествия что-нибудь прояснит, вряд ли стоило, - взрыв получился слишком мощным, так что на спасение информации, не говоря о людях с ранчо, рассчитывать не проходилось. Все это мелькало в перехваченных Огненовичем переговорах.
  Не долетев до новой цели нескольких километров, югослав снова посадил машину в чистом поле. Затем он дал последнее задание бортовому компьютеру 'максвелла' и покинул автолёт. Он отошёл на несколько десятков метров и наблюдал, как улетает машина. Теперь он направил её далеко на юг - подальше отсюда, поближе к Океану Гранта. Расчёт Огненовича был прост: из перехваченных сообщений он знал, что всё внимание полицейских средств слежения сосредоточено на месте взрыва. Остальная прилегающая территория пока вне зоны пристального наблюдения. К моменту, когда будет восстановлен полноценный контроль, Огненович надеялся отдыхать в каком-нибудь отеле того поселения, в окрестностях которого он только что высадился.
  В городке, который назывался Андерсон-таун, Радивое снял номер в небольшом отеле, назвав в качестве имени очередной рабочий псевдоним и внёся в информбазу отеля соответствующие данные. Затем он поужинал в небольшом ночном кафе и пошёл спать.
  Утром сразу после душа и прочих утренних процедур Огненович занялся изучением сведений о ночном происшествии, распространяемых местным новостным видеоканалом. Оказалось, что взрыв во владениях Гриффитса привёл к последствиям, которые югослав не мог себе даже вообразить, задумывая уничтожение ранчо. В Уэнделл-сити громыхнуло не меньше, чем возле Андерсон-тауна, только взрыв был политический и в ближайшей перспективе он мог привести к весьма серьёзному кризису. Всё дело заключалось в том, что при расчистке места взрыва в подвале дома на ранчо полицейские обнаружили незарегистрированный межпланетный ТПК-порт.
  Вот тут-то и проявили себя противники Гриффитса, точнее - его покровителей из местного правительства. Создание незаконного ТПК они использовали, чтобы катком пройтись по своим политическим оппонентам.
  - Ну и кашу ты заварил, - сказал, глядя в зеркало, Огненович. - Да уж, по головке меня за это не поглядят... впрочем, делать нечего. Надо побыстрее улететь отсюда!
  Позавтракав, югослав занялся разработкой маршрута для отъезда с Триполитании. Межпланетные ТПК-порты находились в городах-мегаполисах. Из Андерсон-тауна прямиком можно было попасть только в Уэнделл-сити. Однако появляться там совсем не входило в планы спецагента. Для отъезда он избрал Форд-сити, мегаполис, расположенный на другом континенте.
  Чтобы добраться туда, Огненовичу пришлось через ТПК отправиться в соседний городок, сходный размерами с Андерсон-тауном. Оттуда он перебрался в другой, более крупный город, расположенный на океанском побережье. Это был известный на планете курорт, связанный транспространственными каналами со всеми частями планеты. Оттуда Огненович и попал в Форд-сити. Всё это заняло чуть больше двух часов. Межпланетные ТПК оказались сильно загружены, и перехода в другой мир югославу пришлось ждать более трёх часов. За это время он успел отобедать.
  Через ТПК спецагент отправился на Новую Калифорнию. Там он провел три дня в ожидании звездолёта, который за семнадцать стандартных суток доставил его на Новую Сицилию. Эта планета имела ТПК-канал с планетой Мэдисон. Оттуда Радивое за десять стандартных суток на звездолёте попал на Рашку.
  Огненович, конечно, понимал, что дома его ожидает довольно большая взбучка, но предполагал, что на этом всё и закончится. Ещё находясь на Новой Сицилии, он вышел на связь с начальством и переслал полный отчет о своих действиях на Триполитании. Ответ он получил достаточно успокоительный. Особых претензий к нему руководство вроде бы не предъявляло, очевидно, понимая, в каком положении оказался их агент.
  Поэтому, едва вернувшись домой, Огненович тут же навёл справки о своём отпуске на Дельгадо. Оказалось, что его заказ был отменён одним из вышестоящих начальников. Радивое остался не слишком доволен таким шагом полковника Джуровски, но не расстроился. Он рассчитывал, что после окончательного 'разбора полётов', который должен был состояться через три дня, сможет вернуться к вопросу о курорте на Дельгадо.
  Три дня пролетели незаметно, и Радивое отправился в штаб-квартиру югославской разведслужбы.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"