Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Уста дракона

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан по тематике интернетовского литературного конкурса, но не вписался по срокам. Про драконов и людей :)

  Уста дракона
  Вечернее небо низко нависало над горами. Вдоль уходящей вверх по склону дороги громоздились большие валуны. Под копыта крестьянского мерина то и дело попадались мелкие камешки. Дорога была неровной. Свет закатного солнца освещал её всё хуже и хуже, и всадник почти не сомневался, что по возвращении в долину копыта животного придётся не только перековывать, но и лечить. Впрочем, он знал это заранее - потому и отправился в путь на этом дешёвом коньке, оставив всех своих дорогих скакунов в стойлах замка. Сам он, зато, нарядился в лучшие доспехи, чёрные, выкованные из первоклассной стали лучшими мастерами королевства, украшенные насечным рисунком и позолотой. Великолепный плюмаж из перьев заморских птиц высоко вздымался над остроконечным шлемом, полностью закрывавшим голову рыцаря. Также целиком были защищены его руки, ноги и туловище. Изящная золотисто-голубая перевязь, украшенная искуснейшей вышивкой, поддерживала у левого бедра ножны с вложенным в них могучим клинком едва ли не драгоценной ковки. К седлу, отделанному материей тех же королевских цветов, был приторочен могучий боевой топор с одной стороны и колчан с дротиками - с другой. И топор, и кожаный колчан также покрывали затейливые рисунки, выполненные в лучших мастерских столицы королевства. Рыцарь сегодня не собирался воевать. Он собирался вести переговоры. Да и повод для них был, в общем-то, пустяшным. Но раз уж жителей долины на переговорах соизволил представлять член королевской династии, более того, наследный принц, никто не должен усомниться в могуществе и процветании его королевства. Пусть даже это будет многотысячелетний дракон, изрядно повидавший на своём веку.
  Копыта деревенской лошади ещё долго выбивали неровную дробь на ухабистых тропинках горного склона. И солнце совсем скрылось за горой, оставив после себя лишь слабые отсветы, когда ведомый указаниями местного колдуна, принц Дунрид, наконец, добрался ко входу в пещеру, где, по словам местного вассала, обитало драконье семейство. Сейчас, в полумраке приближающейся ночи широкий и высокий вход в пещеру выглядел непроглядной чёрной дырой. Погружаться в неё совсем не хотелось. Впрочем, переговоры должны были пройти прямо тут, на свежем воздухе.
  С минуту мерин топотался на месте, цокая ещё не совсем разбитыми подковами по каменной тропинке. Принц уже начал беспокоиться и осматривался через открытое забрало, когда из тени справа от входа появился невысокий щупловатый силуэт. Он сделал несколько шагов и, выйдя на более освещённое место, обрёл четкие очертания. Эти очертания, несомненно, принадлежали человеку, более того - женщине.
  Однако принц ничуть не удивился. Именно с женщиной он и собирался вести переговоры. По словам барона Ротхеда, в драконьей пещере, кроме самих огнедышащих летунов жило большое семейство людей, находившееся то ли в рабстве, то ли в услужении у драконов. Мужчины занимались простым трудом подобно обычным местным крестьянам - пасли скот, выполняли тяжёлую работу в пещере и так далее. А вот женщины, кроме своих обычных хозяйственных дел также служили устами, а, возможно, и глазами драконов в переговорах с жителями долины. Именно это обстоятельство и стало причиной, по которой наследный принц решил лично провести переговоры с драконом, точнее, с его представительницей по такому ничтожному поводу как сожжение двумя молодыми драконами пары засеянных полей и пастбища заодно с четвертиной коровьего стада, принадлежавшего арендатору барона Ротхеда.
  Принц Дунрид оказался в замке барона несколько дней назад - вместе со своей свитой он объезжал одно из принадлежавших ему пограничных графств, расположенное у Редвигианских гор. Как раз во время пира, устроенного в его честь вассалом, в замок и заявился расстроенный арендатор. Получив в качестве успокоительного десять ударов плетью, он таки нажаловался на драконьих отпрысков. Узнав поподробнее, как решаются спорные вопросы между бароном и его огнедышащим соседом, принц Дунрид решил, что сам проведёт переговоры. Придворный колдун барона наделил его знанием пути к драконьей пещере, а его собственный личный колдун Лантрикс снабдил кратковременным обострением ночного зрения, поскольку переговоры всегда велись поздним вечером или ночью.
  И вот теперь, сидя на деревенском коне прямо у входа в драконье жилище принц внимательно изучал представшую перед ним женщину. Она была немолода, невысокого роста, темноволоса. На простоватом лице застыло усталое выражение, тёмные глаза, как будто подёрнутые какой-то пеленой, смотрели сквозь него. Босые ноги женщины твёрдо стояли на камнях, а поношенное выцветшее залатанное платье тряпкой висело на худых плечах.
  То, что драконы избрали людей в качестве орудия для общения с людьми, было очень необычно. По крайней мере, исходя из того, что принц Дунрид слышал о других драконах. Большинство из них предпочитало гораздо более простые и конкретные способы 'общения' - чаще всего с помощью налётов на ближайшие поселения людей, где они наносили незначительный ущерб двуногим соседям именно в том их богатстве, часть которого желали получить. Хотя некоторые драконы проявляли изобретательность - например, один дракон на южных склонах Яргинских гор, по слухам, выжигает приблизительное изображение желаемого на крестьянских полях.
  Впрочем, все знали, что нынче драконы измельчали и ослабли. Прежде, много тысячелетий назад, они были куда как более могущественными: могли разговаривать в головах людей, управляя ими, а некоторые даже и сами на время вроде бы могли обращаться в людей.
  Возможно, обитавший здесь дракон был последним представителем того, старшего поколения? - подумал Дунрид и решил сам провести переговоры о возмещении ущерба.
  - Кто ты? - спросил он у женщины, изучив её с ног до головы.
  - Я - уста Ауранг-Хина Первосвета, Огнедышащего владетеля горы Рокерунд, старшего сюзерена долины Рокерундил, реки Ардахит и окрестных земель. Моими устами мой господин и повелитель приветствует тебя, принц людского королевства, на его земле!
  - Хм, разве не барон Ротхед является сюзереном всех обитателей долины Рокерундил...
  - Как и все людские властители, он лишь младший сюзерен на землях, испокон веков кормивших род Огнедышащих!
  - Что ж, я приехал сюда вовсе не затем чтобы углубляться в такие юридические дебри. Арендатор барона Ротхеда пожаловался на вред, причинённый шалостью младших отпрысков... господина Ауранг-Хина его собственности.
  На лице женщины промелькнула тень то ли неудовольствия, то ли сожаления.
  - Ауранг-Хин недоволен, что жалкий крестьянин посмел бежать подобно безродному псу, поджав хвост, и жаловаться на старшего владыку этих земель и его сородичей человеческому временщику. Как законопослушный подданный он должен явиться пред очи и уста Ауранг-Хина и изложить нижайшую мольбу!
  Дунрид немного удивился:
  - То, чего желает господин Ауранг-Хин, подрывает основы моего королевства! Существует общегосударственная иерархия, и в соответствии с ней арендатор поступил вполне по закону!
  На лице женщины вновь промелькнуло то же самое недовольное выражение:
  - Разве скуляж краткоживущего крестьянского ничтожества может быть достойной темой разговора знатного представителя рода Огнедышащих и столь же знатного человеческого принца! - воскликнула женщина. - Зачем умалять наше достоинство болтовнёй о таких мелочах?! Так говорит мой господин. Кроме того, если означенный арендатор явится с повинной к моему повелителю, Ауранг-Хин, возможно, в свою очередь, проявит милосердие и снисходительность к его мольбам. Как глава большой семьи Огнедышащих, долгое время жившей в мире с людьми, он не желает распрей тем более по столь нелепому поводу!
  - Что ж, пожалуй, случай этот и впрямь малозначительный. К тому же мне и самому хотелось бы побеседовать с Мудрым Старейшиной Драконьего Рода. Как вам, видимо, известно, я наследный принц, и мне предстоит со временем вступить на престол Ингерсунда.
  - Ты жаждешь услышать совет о том, как надлежит править?
  - Хм, пожалуй, в людских странах достаточно мудрецов, которые могут ответить на конкретные вопросы управления. Меня интересует нечто большее: Судьба и Предназначение!
  - Милость владыки Рокерунда к тебе, юноша, велика, ты симпатичен ему, а потому моими устами он готов одарить тебя Пророчеством о том, что ты жаждешь узнать!
  Женщина взмахнула правой рукой в направлении всадника.
  Несколько следующих секунд прошли в тишине и томительном ожидании.
  Наконец, голос женщины вновь зазвучал. Он был по-прежнему абсолютно нейтральным, но в нём едва уловимо чувствовалась нотка разочарования. Впрочем, принц не заметил её.
   - Взойдёшь ты на престол твоего королевства и будешь править! Ты будешь милостив, справедлив и мудр к подданным. Ты будешь честен и дружелюбен к соседям и союзникам. Ты будешь непреклонен и яростен к врагам. Твоё правление прославится в веках, ибо Предназначение твое, открывшееся тысячелетней Мудрости Ауранг-Хина Первосвета состоит в возвеличивании твоей Державы и станет она Первой среди Держав Мира. Такова твоя Судьба, о, юноша!
  - Благодарю тебя, мудрейший из Драконов. Уста твои принесли мне благую весть! - Принц склонился к холке коня.
  - Ступай, юноша, тебя ждут Великие Дела!
  Понукаемый нервно-радостными тычками шпор мерин, заржав, развернулся и поскакал прочь. Когда цокот его израненных копыт стих, женщина повернулась и медленно пошла в темноту пещеры.
  Не успела она пройти и нескольких шагов под нерукотворными каменными сводами, как на стенах и потолке над ней и перед ней вспыхнуло бледно-голубоватым светом зернистое поле. Когда женщина миновала место под ним и пошла дальше, поле погасло. Но тут же засветилось почти такое поле на потолке и стенах, расположенное на несколько метров дальше. Пока женщина уходила вглубь пещеры по главному туннелю её путь освещали голубоватым светом колонии драконьих блох, чьи предки осели на стенах пещеры за несколько тысячелетий, пока по ней туда-сюда шастали драконы - главные места обитания этих существ.
  На стенах пещеры, куда они попали в результате трения о камни драконьей чешуи, им жилось, конечно, не столь сытно и комфортно как на драконах, но они выживали, а питание минерализованной влагой, испаряемой стенами пещеры, заставляло их организмы светиться при приближении любых живых существ. Они, очевидно, вызывали у блох генетическое воспоминание об исконных живых 'пастбищах'.
   Впрочем, женщине, уходившей вглубь пещеры, не было дела до того, почему светятся колонии драконьих блох. Они освещали ей путь - и прекрасно, а всё остальное не имело для неё никакого значения. Пройдя по туннелю несколько десятков метров, она приблизилась к правой стене в одном из промежутков между световыми пятнами. Резким движением она отдёрнула черный полог, скрывавший узкий боковой коридор. Он был освещён факелами, чей слабый отсвет едва пробивался сквозь плотную ткань. Женщина зашла внутрь и задёрнула за собой маскировочный полог. Пройдя по извилистому коридору, она вышла в просторную комнату, обставленную дорогой мебелью изысканной отделки: тут стояли креслица, тахты, большой стол. Каменные стены скрылись за дорогими тканями. На полу лежал искусно сотканный ковёр. Несколько занавешенных проёмов вели в соседние помещения. Женщина воспользовалась вторым входом справа и оказалась в просторной спальне, также обставленной весьма дорогой мебелью и с занавешенными тканью стенами. Она подошла к глубокой и широкой нише в противоположной стене комнаты и отдёрнула цветастый занавес. В нише висело несколько платьев сшитых из дорогих тканей, самыми умелыми мастерицами, какие только могли найтись в их графстве.
  Только женщина собралась сменить свое ветхие отрепья на одно из висевших в нише платьев, как в большой комнате у неё за спиной раздался детский плач и крики.
  Спустя считанные секунды в спальню ворвалась маленькая девочка, громко хныча.
  - Что случилось? - спросила женщина, обернувшись на крик.
  - Бабушка Линна! Топ и Коп меня опять не слушаются! Они забрались на самую верхушку, и ни в какую не хотят спускаться!
  - А ты всё делала, как я тебя учила?
  - Да, всё-всё! И по головке их сначала гладила и ощущение их у меня в голове появлялось, но потом оно у меня раз - и исчезает... и я командую, а они не слушаются!
  - Ладно, всё будет хорошо. Позже ты научишься удерживать их в своей голове, - увещевала женщина девочку. - Ну, пойдём!
  Они вышли из спальни, миновали большую комнату и вошли в один из проходов в противоположной стене. Они оказались в ещё одном коридоре, освещённом факелами. Девочка со всех ног бросилась вперёд, женщина шла медленнее и быстро отстала. Мысли её улетели далеко. Сегодня их посетил принц. И не какой-нибудь там захудалый местечковый отпрыск, а самый настоящий, доподлинный наследник королевского трона! Она так волновалась, так надеялась! Но... Пророчество опять не сбылось! Она влезла ему в голову, делая вид, что собирается предсказать его Судьбу и открыть его Предназначение. Но как ни старалась - она не нашла там образа одной из своих младших дочерей, или старших внучек, или даже племянниц. Если уж на то пошло - она вообще не нашла там ни одного женского образа... а что касается его судьбы - тут ей и впрямь привиделось кое-что - корона, висящая в воздухе. Однако Линна никогда не была сильна в толковании отвлеченных и метафорических видений. Да и какое ей, в общем-то, дело до самого знатного принца, если он не из пророчества Андиры? Она наплела ему то, что хотели услышать все правители: прошлые, нынешние и будущие - и отпустила восвояси...
  Смех и возня в одной из небольших комнат, то и дело попадавшихся на пути справа и слева по коридору отвлекли Линну от грустных раздумий о том, когда же, наконец, сбудется пророчество, если оно вообще когда-нибудь сбудется.
  Женщина заглянула в комнату и увидела как двое мальчишек-сорванцов - внучатых племянников, со смехом привязывают (впрочем, совсем некрепко) свою кузину-одногодку к деревянному столбику. Женщина усмехнулась. С этого началась история их рода, многократно пересказываемая старшим поколением младшему на протяжении вот уже почти пяти веков. Так что эта забава не показалась Линне странной или опасной.
  Мысли женщины свернули в другую сторону. Она вспомнила историю своего рода. Всё началось с того, что несколько столетий назад в одной из деревушек долины Рокерундил в крестьянской семье родилась девочка с ведьминскими способностями. Её звали Лартисса. Она с лёгкостью могла влезть в голову любого человека и узнать его или её мысли. А ведьм и колдунов в те времена не любили и очень боялись. Отношение к девушке у односельчан становилось всё хуже. А когда она влюбилась во внука деревенского старейшины, который был в числе главных её ненавистников - участь её решилась: крестьяне на общедеревенском сходе договорились отдать девушку в числе прочей ежегодной дани дракону Ауранг-Хину. Её схватили, отвели на гору Рокерунд и привязали к столбу у входа в пещеру. Вечером наружу выбрался Ауранг-Хин...
  - Смотри, бабушка, смотри! - крик девочки вывел женщину из раздумий.
  Она обнаружила, что находится у самого выхода в огромную пещеру, которую почти целиком занимал гигантский побелевший костяк уже несколько столетий как издохшего драконьего старейшины Ауранг-Хина. Девочка стояла возле одного из его огромных рёбер и правой рукой тыкала куда-то вверх. Женщина подняла глаза и обнаружила на самой вершине драконьего хребта едва заметно трепещущие тонкие перепончатые крылья новорожденных дракончиков, которых внучка назвала Топом и Копом.
  Едва заметным усилием воли женщина заставила малышей слететь вниз, и они в сопровождении вновь развеселившейся девочки покинули комнату.
  Да, с этой крылатой мелкотой Линна по-прежнему управлялась лёгко, а вот те, что постарше стали в последнее время выходить из повиновения. Так и Торн со Стилом, которым она велела всего лишь украсть двух или трёх коров у недотёпы Флегвита, - а они вместо этого умыкнули целый десяток коров и сожгли три поля, считая выпасное. Теперь - пойди, договорись с ним по-хорошему...
  А ведь когда-то Лартисса подчинила разум самого Ауранг-Хина! Согласно легенде девушка едва не умерла от страха, чуть только заслышала тяжёлую поступь чудовища. Живя в деревне, она, конечно, часто видела, как разделывают животных. Предчувствуя, что её ждёт нечто худшее, она попыталась понять, что на уме у хищника. Она на удивление легко проникла в его голову, а уже через несколько минут монстр каким-то чудесным образом покорился ей, склонив в знак полного подчинения свою отвратительную башку. Затем Лартисса также легко подчинила своей воле всё его семейство. Следующим вечером она сообщила крестьянам, пришедшим взглянуть, как отнёсся дракон к очередным дарам, что Огнедышащий сделал её своими устами. Она приказала привести в пещеру её возлюбленного и с тех пор они и их потомки жили здесь. Женихов и невест род Лартиссы выискивал и похищал в окрестных селениях с помощью подчинённых драконов. Высокое положение Ауранг-Хина гарантировало накопление богатства и вполне роскошную по крестьянским меркам жизнь в разветвлённом подземелье. Так что бежать из драконьей пещеры почти никому не хотелось.
  Спустя полторы сотни лет после подчинения его семьи Лартиссе Ауранг-Хин издох. Именно тогдашняя старейшина, женщина по имени Андира, как говорят, погадав на мозгах покойного дракона, предсказала, что однажды к их пещере явится принц, в голове у которого будет таиться образ одной из младших представительниц рода. Он влюбиться в девушку и выведет, наконец, весь их род из тьмы пещеры для открытой жизни в дневном свете среди людей.
  С тех пор прошло несколько столетий. Пророчество до сих пор не сбылось. И Линна последнее время всё чаще задумывалась: а было ли гадание вообще, или Андира просто дала своим сородичам Надежду, без которой люди не могут жить. Надежду на возвращение в мир людей, где им не осталось места после несостоявшегося жертвоприношения Лартиссы. Ведь все они были изгоями. А богатства, которыми они обладали, для прочих людей принадлежали семье драконов. Выйди их род из пещеры со всем собранным здесь имуществом и ценностями сейчас или раньше, он немедленно подвергся бы гонениям со всех сторон - как род разбойников и воров...
  В голове Линны раздалось давно знакомое плаксивое гудение: это молодая дракониха Крисса жаловалась госпоже на кузенов, Тарниса и Марниса, которые не давали её покоя уже несколько дней по причине прихода у неё драконьего аналога месячных.
  Вновь собрав волю в кулак, женщина послала в одну из соседних пещер настроенную на мужское драконье сознание мягкую, но плотную волну приказа: 'Тише, тише, уймитесь! Оставьте Криссу в покое!'
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"