Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Виртуальные линкоры. Роман. Продолжение2. Главы 12-17

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения продолжаются. Герой покидает воюющую планету и продолжает сбор информации, готовясь к решающей схватке за линкоры

  ГЛАВА 12
  Мои ожидания оправдались невероятно быстро. По прибытии на базу прежде, чем распустить на отдых, нам объявили, что следующим утром сразу после завтрака мы в составе вновь организованного истребительного полка отбываем в шестой округ на борьбу со стадами местных 'ящеров'. Поскольку на базу мы прибыли почти под утро, наша переброска к месту нового боя произошло ближе к обеду. По ТПК нас отправили непосредственно на рудники, которые предстояло защищать. Мы прибыли слишком поздно, бой уже начинался. Хорошо ещё, что на рудниках находились давно подготовленные оборонительные позиции с мощными орудиями, иначе нам пришлось бы туго.
  Мы едва успели развернуть все наши боевые установки, как на только что активированные защитные поля обрушился шквал огня. Только теперь я понял, что вчерашний горный бой был лёгкой прогулкой, а первое сражение, в котором я поучаствовал сразу по прибытии - лишь усердным упражнением в боевом искусстве. Настоящая битва разгорелась здесь. От большей части облаков, скрывавших стада, за несколько минут действия аннигиляторов остались лишь клочки, и теперь все сражались в открытую. Тем не менее, вышеупомянутый шквал огня с неба не только не ослабел, но продолжал быстро нарастать. В таких условиях то и дело выходили из строя наши орудия. Причём не только средние. Примерно через полчаса боя взорвался мощнейший лазер.
  В течение всего дня шёл бой, и противнику постоянно удавалось уничтожать то одно, то другое орудие. Более того, однажды им удалось пробить настолько значительные бреши в наших позициях, что они смогли прорваться к нескольким источникам энергии. Мы довольно быстро оттеснили их и восстановили линию обороны. Но это всё же создало для нас дополнительные проблемы.
  Противник атаковал с удвоенной силой. Мне уже казалось, что пространство вокруг нас превратилось в сплошное море огня. Наше защитное поле ежесекундно заливалось потоками пламени, изрыгаемого 'ящерами'. Что творится вокруг, понять было совершенно невозможно. О том, как проходит бой, мы узнавали из отрывочных фраз, летевших по спецсвязи в наших шлемах, настроенных на единую волну.
  Так продолжалось до позднего вечера. Мне стало казаться, что сражению не будет конца. Но, видимо, и 'ящерам' время от времени нужен отдых. Поэтому с наступлением кромешной тьмы бой практически прекратился. Я ожидал, что нам предстоит продолжение на следующий день. Но после небольшого ужина, который от усталости все без исключения бойцы глотали, почти не жуя, нас тут же переправили по ТПК в другое место - на отдых.
  'Оказывается, бои здесь ведутся вахтовым способом' - подумал я, засыпая, и даже не потрудившись выяснить, куда именно перебросило нас командование.
  Отдых затянулся на сутки. Мы находились на спецбазе сорок седьмого сектора. За двадцать шесть стандартных часов нашего пребывания там нас пять раз обильно кормили восстановительными смесями. Помимо питания и отправления естественных нужд у нас было лишь одно занятие - сон, который также протекал под полным управлением извне. В результате, на следующее после прибытия в санаторий утро мы уже чувствовали себя совершенно превосходно и были готовы к новым подвигам.
  Теоретически вся эта процедура представляла для меня опасность из-за возможности обнаружения в моём мозгу некоторых сведений, которые могли бы мне сильно повредить. Однако такие ситуации были предусмотрены при подготовке, и вся опасная информация находилась под надёжной, но совершенно незаметной для средств контроля блокадой. Поэтому я не опасался особых неприятностей и спокойно провёл время в 'Санаторно-Восстановительном комплексе сорок седьмого сектора', как официально называлось это заведение.
  После отдыха нас всех собрали, и заместитель начальника сектора генерал Антонелли лично обратился к нам с речью. Её можно назвать образцом стиля парадного общения с подчинёнными в современных армиях. Вот, что сказал генерал:
  - Приветствую вас, солдаты Мира, в сорок седьмом секторе территории Новой Галилеи. Вы великолепно проявили себя в боях с местными летунами и показали, что теперь, как и всегда, представители человечества стояли, стоят и будут стоять на неизмеримо более высокой ступени развития, чем любая из тварей, что встречается на пути Человека во Вселенной. Мы несём умиротворение и процветание, мы защитники Человечества. На нас возложена Великая Миссия. Здесь, на этой планете мы не просто сражаемся с огнедышащими аборигенами. Нет! Мы готовимся к возможному столкновению с более опасным врагом, дабы быть во всеоружии знания и умения, чтобы отразить античеловеческую агрессию.
  В последние сутки ваши силы были восстановлены после жестокой схватки с коварным врагом нашими лучшими медицинскими средствами. Теперь вы, я уверен, готовы к новым подвигам во славу Человечества. Вам предстоят тяжёлые кровопролитные схватки с безжалостным врагом. Но я уверен - вы всегда будете побеждать! Вперёд сыны Мира! Я верю в вас!
  После этого самым отличившимся из нас вручили награды. Сразу затем началась отправка через ТПК на новые объекты. Я оказался на рудниках в третьем округе. Место это вполне можно было назвать самым тихим во всём сорок седьмом секторе. Но только в момент нашего прибытия туда. Судя по данным со спутников, довольно крупное стадо двигалось в сторону рудников. Их недавно перевооружённая оборона состояла теперь исключительно из крупных орудий, и мне пришлось вспомнить, что такое излучатель волн Лончара. Переподготовка заняла полчаса.
  До подхода облака оставалось ещё некоторое время. Поэтому, отпросившись у начальства, я отправился посмотреть рудники. Сами по себе они не представляли собой ничего интересного. Обычные места добычи высокоэнергетического сырья из ближайших к поверхности пластов. Со всеми необходимыми формами защиты добывающих механизмов, их операторов и прочими предосторожностями. Последним рубежом защиты рудников от воздухоплавающих служили мощные защитные поля.
  Я ещё прогуливался вблизи одного из источников, когда через коммуникатор получил сигнал общей боевой тревоги
  'Всем расчётам занять боевые места согласно последнему распределению в течение трёх минут. Противник находится на расстоянии десяти километров.'
  Воспользовавшись внутренним ТПК рудников, я за полминуты оказался перед излучателем и занял своё место. Я осмотрелся вокруг. Все установки были готовы к бою. Но защитные поля орудий пока не активировались. Небо над рудниками третьего округа оказалось значительно светлее, нежели в двенадцатой. Так что облако приближающегося стада обнаружится на дальней дистанции даже невооружённым человеческим глазом. Впрочем, я и мои нынешние сослуживцы имели достаточно мощную техническую поддержку в виде разнообразных средств слежения, чтобы не полагаться лишь на свои глаза.
  Я посмотрел вверх, в небо.
  'Где-то там наверху в околопланетном пространстве плавают спутники. Они чётко фиксируют любое движение не только облаков в атмосфере планеты, но и перемещения любых объектов в космосе вблизи самой планеты', - вдруг подумал я.
  Но пусть пока спутники тихо мирно занимаются своим делом. В данный момент меня беспокоили некоторые гораздо более близкие проблемы. Например, справлюсь ли я с излучателем, если начнётся бойня подобная той, в которой я поучаствовал на рудниках шестого округа?
  Прошло ещё минут пятнадцать, и я получил сообщение о том, что вскоре облако войдёт в сферу действия аннигиляторов, а затем - и моего излучателя. Но прежде, чем это произошло и прежде, чем я даже успел активировать защитное поле, начался бой. Он начался без какого-либо участия с нашей стороны. Рудники в третьем округе окружены своего рода поясом из небольших и мало активных полей 'огненных колодцев'. Пролетая над ними, облако опустилось непозволительно низко, чем возбудило их. Впрочем, местные 'огненные колодцы' были слабыми и особого урона облаку не нанесли. Поэтому спустя несколько минут нам самим пришлось вступить в столкновение с 'ящерами'.
  Аннигиляторы, на сей раз, действовали менее эффективно и не ликвидировали даже половины облачного покрова стада, прежде чем сражение достигло высокой степени интенсивности. Действия волновых излучателей, лазеров и прочих орудий наносили значительный урон противнику, тот наседал на наши защитные порядки упрямо, но всё же это было не более чем жёсткое пограничное противостояние. Оно продолжалось около четырёх часов. За это время мы потеряли два орудия, противник несколько десятков ящеров. Затем неудачный набег завершился, и вновь постепенно окутываясь выхлопными газами, стадо проследовало на юг.
  К концу боя я вполне освоился с излучателем Лончара и чувствовал себя уверенно. А потому обрадовался, узнав, что на рудниках третьего округа мне предстоит провести ещё минимум неделю: опустошив уже значительную часть рудников в северных округах сорок седьмого сектора, стада стали перемещаться на юг, и путь через третий округ предстояло пройти ещё почти десятку стад.
  База окружного гарнизона здесь располагалась неподалёку от рудников. Она была меньших размеров, чем в двенадцатом округе, но в то же время гораздо уютнее. Чувствовалось, что здесь никогда не бывало особенно жарких боёв. Эдакий тихий уголок посреди бушующего моря стихий. Я получил отменный ужин, почти мягкий диван в несколько большей по размерам комнатке и доступ на седьмой уровень Сверхмира Нового Содружества с широчайшим ассортиментом развлекательных шоу, позволяющих полностью расслабиться и отдохнуть.
  Последние дни прошли в жутком ритме и почти без каких-либо разговоров. Даже когда я находился в Восстановительном блоке сорок седьмого сектора, всё общение с медицинским персоналом свелось к нескольким фразам по поводу еды или сна. Так что на следующий день я воспользовался представившейся возможностью и решил пообщаться с кем-нибудь из сослуживцев или постоянных работников местных рудников.
  Время для этого появилось у меня из-за того, что подход первого из двух ближайших крупных стад ожидался только в середине дня. После завтрака я прогуливался по территории базы, размышляя можно ли здесь найти кого-то, кто располагает неофициальной информацией. И тут я заметил человека, шедшего к одному из внутренних ТПК.
  Это был офицер, у которого, как я выяснил накануне, скоро заканчивался контракт и он отбывал с Новой Галилеи. По этому поводу ему обещали закатить вечеринку. Но для меня было важно, что он всё время прослужил в третьем округе и мог обладать полезной для меня информацией. Быстро догнав его, я поздоровался:
  - Здравия желаю, капитан Голдсмит. Я - Ариэль Турман. Прибыл вчера в составе нового подкрепления местному гарнизону.
  - Здравствуйте.
  - Вы, я знаю, давно служите здесь, а я на Новой Галилее новичок. Не подскажете, где я могу здесь почерпнуть информацию, так сказать, из неофициальных источников. Хочется, знаете ли, иметь представление, куда я попал, не только в рамках официоза.
  - Хм, даже не знаю... а, впрочем, есть тут у нас один собиратель древних слухов, которые он рассказывает всем и каждому и чрезвычайно надоедает. Он будет полезен вам, а вы - ему. Вы найдёте его в управлении рудников. Сегодня как раз его смена дежурит. Зовут - Алон Беньямин.
  - Большое спасибо, мистер Голдсмит.
  - Не за что.
  Я отправился в управление рудников. Там я разыскал Беньямина и решил расспросить его насчёт рудников.
  - Привет, я Ариэль Турман, третья батарея.
  - Привет, ты, наверное, новичок, что-то не припомню тебя! Я - Алон Беньямин, - это был слегка располневший черноволосый человек.
  - Так точно, - сугубо по военному ответил я, - только вчера прибыл сюда из восстановительного блока.
  - Ну и как тебе у нас?
  - Вы знаете, на вашей планете я всего несколько дней, но мне кажется, третий округ весьма тихое местечко по сравнению с другими.
  - Ты прав. Наш округ, пожалуй, - самое тихое место на всём континенте. Но, боюсь, в ближайшее время и нам придётся попотеть.
  - Да, я слышал, что в этот раз сезон максимальной активности начался очень рано и 'ящеры' исключительно агрессивны.
  Он ничуть не удивился моему наименованию аборигенов:
  - Вот-вот, такого ожесточенного напора давно не было. Они готовы набрасываться на все рудники, которые им попадаются на пути. А как раньше было!
  - Как?
  - А вот как: возьмём, например, наш округ. Я здесь уже лет пять местных околачиваюсь, так что кое-что могу лично засвидетельствовать. Ведь почему нас считают самым тихим местом? Потому, что она как раз на дороге к большим рудникам южных округов нашего сектора. Конечно, по сравнению с двенадцатым округом или с шестым, они не так уж и велики. Впрочем, вы, наверное, заходили в информсеть и всё про это знаете. Ну да дело в том, что пока эти твари летят на юг, они почти никогда не трогают мелкие рудники на своём пути.
  Беньямин незаметно тоже перешёл на менее панибратское 'вы'.
  - Да, я ещё слышал, что у них вроде существует какое-то распределение: кому, от каких рудников питаться, - вставил я.
  - Точно - подтвердил Беньямин. - И оно почти всегда соблюдалось до последнего времени. Например, с наших рудников питалось одно небольшое стадо, которое мы хоть и отгоняли, но не очень активно, так что они всё же ухитрялись у нас подпитываться. А что теперь?! Теперь всё перемешалось. Все стада нападают на все рудники и даже пока летят на юг. Говорю же: никогда такого не было! Но я не удивлюсь, если скоро эти твари снова начнут грызть друг друга! - многозначительно заметил он.
  - То есть как?
  - А... вы не знаете... я, вот, на досуге иногда заглядываю в местную историческую хронику. Несколько лет назад я там вычитал, что задолго до нашего прихода на Новую Галилею здесь местные ящеры частенько воевали друг с другом из-за рудников. Вроде как рождалось их слишком много, а пропитания, то есть энергии, на всех не хватало. Опять же эти 'огненные колодцы'. Около одних рудников они такие, что пока долетишь, тебя трижды поджарят, а вокруг других их почти нет. Вот они друг друга-то и жарили. Но потом, вроде как, наиболее агрессивных повыжгли, остальные успокоились. Какой-то там баланс энергетических потребностей установился. Опять же рождаемость упала, - в общем, зажили они мирно и счастливо - до нашего прихода.
  - Ну и что вы по этому поводу думаете? - я был очень заинтересован, так как не подозревал о существовании этой хроники.
  - А вот что. На мой взгляд, наша с ними борьба за рудники привела к тому, что равновесие это опять нарушилось. Ведь как дело-то обстоит? Нужного количества энергии они уже несколько сот лет не получают и количество их сокращается. Но ведь у разных-то стад по-разному. Вот равновесие и нарушилось. Кроме того, за это время у них произошёл отбор: ведь до энергии добирались и выживали лишь самые сильные и агрессивные. И вот они теперь снова устраивают передел. К тому же я слышал, у них сейчас очередной цикл рождения начинается.
  - Да-да, я про это тоже знаю. Ну, и что вы думаете, надолго ли это?
  - Я думаю надолго. В древности у них междоусобные войны десятками лет шли, а затишья были гораздо короче войн... у вас на сколько недель контракт, если не секрет?
  - Да нет, какой там секрет! На сто недель.
  - Хм, обычно для начала больше чем на пятьдесят никто не берётся.
  - Ну а мне, знаете ли, без разницы сколько времени. Мне предложили, - я и не стал отказываться. А, кстати, вы вот говорите, что здесь уже долго, как это получилось?
  - Обычное дело - периодическое продление контракта. Мне здесь нормально, а уезжать некуда. Так вот и сижу, собираю новости. Слежу за добычей.
  - Да, и впрямь работа не пыльная, к тому же местечко не жаркое. Ну, пока. Желаю удачи!
  Беньямин рассмеялся.
  - Ага, и вам того же.
  Думаю, мы оба остались вполне довольны беседой: он нашёл благодарного слушателя, а я расширил представления о существе всей ситуации на этой планете. В ближайшее время эта информация могла оказаться очень кстати. К тому же, она существенно дополняла те сведения о Новой Галилее, которые содержались в Информбазе Разведки Т. С. Ю.
  Наш архив располагал достаточно полной (по крайней мере, с оперативной точки зрения) информацией о сегодняшнем состоянии дел, но историческая часть сведений не отличалась полнотой. Это естественно, - во-первых, данная планета никогда не входила в сферу наших приоритетных интересов, а во-вторых, значительная часть данных о ней носила закрытый характер.
  
  ГЛАВА 13
  Сражения со стадами ящеров в этот день носили более ожесточённый характер, нежели вчера, однако всё-таки стада здесь были настроены менее агрессивно, чем на своих обычных местах 'кормления'. Несколько раз в течение дня им удавалось прорвать нашу оборону и нарушить работу защитных полей над некоторыми рудниками. Но извлечь оттуда много энергии мы им не позволили. Ближе к вечеру, когда последнее из прогнозированных залётных стад оставило нас в покое, я уже изрядно вымотался, и, думаю, другие бойцы форта чувствовали себя не лучше. К сожалению, отдохнуть, как следует, нам не удалось, поскольку буквально через час после отлёта последнего облака со спутника поступило сообщение о приближении нового врага.
  Вскоре стало известно, что его продвижение к рудникам застопорилось из-за того, что, пролетая над горным массивом на севере третьего округа, ящеры наткнулись на редкое высокогорное поле 'огненных колодцев'. Информация о том, что происходит со стадом, постоянно менялась. В результате нам пришлось прождать на позициях всю ночь, так как дело происходило довольно близко, да и начальство, видимо, решило напомнить нам, что здесь всё же не курорт.
  Стадо подошло к рудникам под утро и явно не располагало силами для настоящего штурма. В результате мы отбили две-три хилые попытки атаковать и через час отправились на отдых, проводив глазами удаляющееся облако.
  Затем последовали ещё восемь дней такой же работы. То есть не совсем такой же, но схожей по сложности. За всё время моего пребывания на этих рудниках нам пришлось отразить всего два настоящих штурма. В первом участвовало сразу три облака. Они атаковали нас со всех сторон. Периметр нашей обороны уже скоро начал зиять брешами, в которые они прорывались. Но, вводя резервы, мы тут же восстанавливали оборону и уничтожали прорвавшихся тварей. Интенсивность борьбы в тот раз была вполне сопоставима с моим первым сражением на Новой Галилее. К тому же 'визит' аборигенов опять выдался затяжным. Возвратившись поздним вечером в жилой блок, я едва держался на ногах.
  Следующий полноценный бой произошёл за день до моего отбытия из третьего округа. На сей раз, мимо наших рудников проходило гигантское стадо из мощных летунов, которые больше всего напоминали динозавров из курса человеческой истории. Нам, естественно, ещё до боя стало известно, что к нам 'на огонёк' пожалует одно из стад, которые штурмовали рудники двенадцатого округа. На нас обрушился испепеляющий термический шквал, который практически смёл нашу крупноорудийную, но довольно малочисленную оборону: в течение часа аборигены уничтожили до половины наших орудий, а уцелевшие всё остальное время боя занимались исключительно самообороной.
  Мне повезло, что я работал на излучателе Лончара, так как его волны являются лучшей защитой, чем любое силовое поле. Они просто не давали ящерам приблизиться ко мне на расстояние, с которого потоки испускаемого ими огня могли угрожать моей жизни. В большинстве свом 'динозавры' отлетали в сторону, а особо упрямые просто погибали, не успев поджарить меня своим огненным дыханием. За всё время моего пребывания на Новой Галилее человеческие войска потеряли всего один излучатель и только потому, что уже подбитый очень большой ящер рухнул на него сверху, а новаки не успели перехватить его своими силовыми лучами.
  Таким образом, быстро разрушив нашу оборону, затем аборигены в основном занимались выкачиванием энергии из рудников. Причём, в отличии от всех прочих стад, это во время сражения ни на секунду не прекращало движения. Те первые ряды воздухоплавающих, которые начинали сражение к его концу почти скрылись за горизонтом. Что бы мы делали дальше в разрушенном форте этих рудников, ума не приложу. Однако гигантское стадо диноящеров оказалось последним из тех, что решили перекочевать к южным рудникам через третий округ.
  На следующее утро незадолго перед передислокацией, я встретился с Алоном Беньямином.
  - Ну, как вам вчерашнее сражение? - спросил я.
  - Никогда не видел ничего подобного, как будто побывал на другой планете, - признался Алон. - Впрочем, я же говорил вам: хотя наш округ - это сплошные горы и перевалы, а природные запасов энергии на рудниках здесь меньше, чем в любом другом округе сорок седьмого сектора, но теперь, даже она приобрела ценность, раз все за неё так воюют!.. ну а как вы?
  - Всё нормально, мой лончар меня не подвёл. Я зашёл попрощаться, нас сегодня же передислоцируют на более горячий участок. А сюда будут набирать новый гарнизон.
  - Ну да, кончено, как же иначе! Только прежде чем набирать гарнизон, им придётся заново отстроить здесь позиции.
  - Что верно, то - верно, после вчерашнего здесь почти ничего не осталось. Ну что ж, желаю 'успеха в освоении энергетических ресурсов третьего округа', как написано на плакате в управлении, - со смехом сказал я.
  - А я вам желаю 'успеха в борьбе с коварными аборигенами', как написано на плакате на вашей базе, - в тон мне ответил Беньямин.
  - Шалом, Алон!
  - Шалом, Ариэль! - ответил он.
  Почти всех уцелевших бойцов гарнизона после очередного посещения санаторно-восстановительного блока перебросили на север, в десятый округ, поскольку постоянные гарнизоны северных округов почти в полном составе вместе со стратегическими резервами перебрасывались на юг. Видимо, командование войск сектора намеревалось дать там аборигенам решительный бой и отыграться за неудачи в первой части противостояния. Что одновременно означало признание провала обороны северных рудников. Ведь энергетическое значение южных рудников сорок седьмого сектора явно уступало северным источникам, а их защита не требовала таких сил. Север же оставили на тех, кто только что вышел из боёв, происходивших в средней части сектора, и на не освоившихся ещё новичков.
  Дежурство на позициях вокруг рудников десятого округа проходило очень спокойно. Немногие остававшиеся на севере стайки мелких воздухоплавающих почти не тревожили нас. Поэтому удивившая меня сначала малочисленность оставленных гарнизонов оказалась полностью оправданной. Пока проходили часы моего дежурства, я мог спокойно заняться своими делами.
  Досуг мой как и у большинства сослуживцев заключался в просмотре развлекательных шоу, изредка разбавленном сортировкой местных видов воздухоплавающих. За время нахождения в третьем округе я стал различать до дюжины различных подвидов. Кроме того, еще пять-шесть более мелких подвидов я выделил, наблюдая за мелкими стаями, оставшимися на севере. Оказалось, что вид воздухоплавающих чрезвычайно развился и разделился на несколько ветвей.
  Также значительное время занимали посиделки в фортовом баре с новыми приятелями. В начальный период пребывания в десятом округе мое общение с сослуживцами значительно расширилось. Раз в два или три дня у нас устраивались вечеринки, кроме того, я вместе с другими бойцами постоянно наведывался в бар. Никакой полезной информации, впрочем, от этого общения я не получил. Помимо трезвона о фантастических победах, мне приходилось слушать пересказы смачных анекдотов и обсуждение результатов виртуальных игр, размещённых на девятом и десятом уровня Глобального Мира. Разумеется самой актуальной темой являлась обстановка на рудниках вообще и в нашем сорок седьмом секторе особенно.
  О причинах столь нетипичного поведения местных тварей высказывались самые различные предположения. Однако я могу вспомнить лишь один случай, когда мне удалось почерпнуть из нашей болтовни кое-что интересное. Да и те сведения не представляли для меня никакой практической ценности. Я всего лишь выяснил, что мой первый начальник на Новой Галилее - лейтенант Кей Си Джонсон - прямой потомок Стивена Джонсона, первооткрывателя и основателя первых поселений на Джонсонлэнде. Об этом мне сообщил один оператор УЛУ, ранее служивший под началом моего первого новогалилейского командира.
  Первые две недели моей службы в десятом округе, вполне естественно, совпали с периодом самых жарких сражений на юге. Судя по приходившим оттуда сообщениям, командование сектора действительно делало всё, чтобы реабилитироваться за неудачные действия на севере и нанести ящерам существенный урон. Добиться этого было нелегко. В двадцатом и восемнадцатом округах в течение первой недели наиболее мощные стада этих тварей достигли значительных успехов в преодолении нашего отпора и получили большую энергетическую подзарядку из тамошних рудников.
  В то же время на источниках пяти других округов ящерам не удавалось достичь чего-либо подобного. Также хорошо держали оборону и ближайшие гарнизоны соседнего, сорок восьмого сектора. Однако этот и более южные - сорок девятый и пятидесятый сектора имели рудники с куда менее богатыми энергетическими запасами. Там обитало небольшое число довольно слабых стад воздухоплавающих, которые лишь изредка серьёзно досаждали людям. Даже в сезоны наибольшей активности.
   Примерно в середине третьей недели моей службы в десятом округе борьба за южные рудники пошла на убыль. Ещё через неделю в гарнизон стал возвращаться арсенал, перебазированный ранее на юг. Последними возвращались батареи стратегического резерва. Как я выяснил, в этом году они применялись столь часто, как не применялись уже давно.
  По поводу возвращения главных гарнизонных сил с юга был устроен большой банкет, на который я тоже попал. Он состоял из официальной торжественной части с приветственной речью, вручением наград и прочих индивидуальных отличий и неофициальной части, гвоздями которой являлись выпивка и рассказы о победах над целым морем летающих тварей.
  Следом за людьми и их пушками потянулись с юга и большие стада ящеров. Теперь они летали на очень большой высоте. Тем не менее, против обычного, их активность уменьшилась незначительно. Они по-прежнему атаковали рудники. Но теперь их главными объектами стали наши позиции. Не проходило и дня, чтобы какое-нибудь пролетавшее мимо нас облако не атаковало нас. Особо крупных потерь мы не несли, но хлопот нам доставалось много.
  Так прошло в общей сложности около восьми недель. После чего я получил приказ на переброску в тридцать второй сектор. Я собрал о нём некоторые справочные сведения. Выяснить удалось следующее: регион, обозначенный цифрой '32', находится на южной оконечности Центрального континента, который обычно называют Землёй Эрцлера. Часть личного состава ныне 'прохлаждавшихся' гарнизонов сорок седьмого сектора направили туда только потому, что другие резервы уже были задействованы в более северных секторах того же континента, в которых уже активно 'питались' стада местных ящеров.
  Кстати, я выудил очень интересную информацию про аборигенов тридцать второго сектора. Оказывается, кормившийся на тамошних рудниках подвид отличается от большинства других подвидов, поскольку его гнездовья располагались на почти совершенно лишённом рудников и, соответственно, запасов энергии, архипелаге Марча, находящемся к югу от Земли Эрцлера. Подобную жизнь ведут всего три или четыре подвида ящеров на всей планете.
  Для людей главная проблема заключается в том, что архипелаг Марча в силу природно-климатических условий крайне трудно контролировать, как со спутника, так и через локальные контрольно-наблюдательные системы. Кроме того, сильнейшие воздушные потоки, образующиеся над этими островами и направленные на север, позволяют ящерам почти удваивать скорость движения облака по сравнению с обычной скоростью полёта в других секторах.
  Если же говорить об условиях жизни, то в тридцать втором секторе круглый год стоит жуткая жара, и люди в защитной амуниции обливаются потом с утра до ночи. Почва, естественно, гораздо суше, чем в сорок седьмом секторе.
  Поверхность плоскогорий, которые здесь составляет основу ландшафта, покрыта толстым слоем пыли. Но только в минуты затишья, перемежаемые целыми часами сильнейших пылевых бурь, когда сотни тонн песка и пыли поднимаются с площади в десятки, а то и сотни квадратных километров на несколько сот метров, а то и выше километра, вверх. А затем все эти мириады песчинок и пылинок носятся туда-сюда на страшной скорости, и в этом природном безумстве облако ящеров теряется почти совсем.
  Наконец, рудники здесь находятся на самых больших высотах на всей планете. Вот такое местечко мне предстояло посетить.
  Перед перемещением, всех направленных на новое место службы, собрали в том самом зале, где проходило чествование героев сражений за южные рудники. Бойцы уже подготовились к 'путешествию' через ТПК, и пришли туда в полной экипировке со всеми своими вещами. Начальник десятого округа генерал Джозеф Ханон, предварительно проведя перекличку, объявил нам следующее:
  - Господа, мы собрались здесь, чтобы проститься. Мы славно повоевали с летающими ящерами здесь на севере, в сорок седьмом секторе. Теперь вам предстоит в очередной раз доказать им своё превосходство, на сей раз, на далёком юге. Вы отправляетесь в тридцать второй сектор. Я уверен, большинство из вас уже собрало всю необходимую информацию перед отправкой в этот регион. В связи с особой сложностью нового театра военных действий командование приняло решение заранее распределить вас по подразделениям, в которых вы будете служить, охраняя рудники округов тридцать второго сектора. Представляю вам ваших будущих командиров - вот они, - он протянул левую руку в сторону бокового входа, откуда один за другим появлялись офицеры тридцать второго сектора. Я сразу отметил про себя, сколь сильно были обветрены и высушены лица этих 'волков южных пустынь', как называли мы их между собой.
  - Этим, - продолжал генерал, - мы сейчас и займёмся. Господам офицерам уже представлены подробнейшие сведения, и они составили и согласовали с нами свои списки. Так что каждый офицер, называя имена, будет вызывать вас к себе. Группы будут отправляться одна за другой. Подходите, лейтенант Санчес, - генерал уступил место на трибуне молодому загорелому офицеру со слегка раскосыми глазами.
  Лейтенант Санчес провёл набор своего отряда и удалился с ним к ТПК. За ним то же проделал лейтенант Левин. Я был вызван десятым в третьем списке и моим начальником стал лейтенант Франсуа Рюмен. Когда мы шли к межконтинентальному ТПК-порту, он сообщил нам краткую предварительную информацию о том, что ждёт наш отряд.
  Во-первых, отсюда нас передислоцируют в девятый округ тридцать второго сектора, находящийся на юго-западном побережье континента, а южнее нас располагается только десятый округ. Вообще в тридцать втором секторе насчитывалось только десять округов (в сорок седьмом их было двадцать четыре). Рудники девятого округа сами по себе небогаты энергоресурсами, но находятся как раз на пути постоянного перемещения стадных облаков в четвёртый или шестой округа. Именно в них расположены самые богатые рудники во всем секторе.
  Таким образом, стоящий на рудниках девятого округа гарнизон превращается в форпост борьбы со стадами ненасытных ящеров. Так что задачи перед нами стоят очень сложные, тем более что оборонительные позиции находятся впритирку к самим рудникам, от излучения которых их отделяет лишь силовое поле.
  'Час от часу не легче', - подумал я.
  - Однако, - заметил лейтенант, - насколько мне известно, все индивидуальные боевые костюмы, разрешённые к применению на этой планете, защищают от любого излучения.
  'Конечно, если защита не повреждена во время боя', - подумал я.
  - Как только весь отряд перейдёт в девятый округ, я познакомлю вас с расположением наших позиций, и вы начнёте осваивать свои новые боевые установки. Насчёт ознакомления с остальным - ничего обещать не могу. Когда я отбывал за вами у нас было спокойно, но ситуация в это время года меняется очень быстро. Возможно, через полчаса после перемещения вам предстоит бой. Впрочем, я уверен, вы вполне подготовлены, - закончил свою речь мой новый, и, судя по всему, чересчур педантичный командир.
   Одновременно он набирал номер нужного канала на адресном дисплее ТПК. Затем лейтенант Рюмен отступил в сторону и, пропустив всех нас, вернулся в свой сектор последним.
  
  ГЛАВА 14
  Первое ощущение, возникшее у меня на новом месте - неимоверная жара. За несколько минут я покрылся потом с головы до ног. Кроме того, воздуха тут явно не хватало, что особенно ощущалось в первые часы. Причины нехватки кислорода заключались и в высокогорном местоположении нашей новой базы, так и клубившаяся повсюду пыль. Единственной хорошей новостью оказалась относительная близость рудников к побережью, так что морской воздух должен был хотя бы временами освежать сухопутную жару.
  Позиции, на которых находились наши орудия, не отличались хорошим расположением. Стоило ящерам испепелить три или четыре крупных орудия, как они получали великолепный плацдарм для разрушения защитных полей и высасывания энергии из рудников. И такое могло случиться сразу на нескольких участках обороны.
  Мне досталась МК - 'мортира Корригана'. Мощное орудие, но с не самой сильной защитой. А стояло оно как раз на одном из слабых участков обороны. Так что особых поводов для оптимизма с этой точки зрения у меня не нашлось.
  Хорошо ещё, что в момент нашего прибытия обстановка на землях вокруг рудника и в прилегающей акватории была спокойной. Так что мы смогли заняться вселением в выделенные нам комнаты и распаковкой вещей. Впрочем, на этом все положительные эмоции, связанные с новым жильём у меня исчерпались. Уровнем комфорта здешние общежития рядового и младшего офицерского состава уступали даже тем помещениям, в которых мы жили в сорок седьмом секторе.
  Наш отдых, а, вернее, привыкание к местным условиям обитания продолжалось около двух часов. После этого нас подняла боевая тревога, означавшая здесь кратчайшее расстояние до облака. Так что нам всем пришлось срочно броситься к своим установкам и орудиям, чтобы успеть принять бой, будучи в полной готовности.
  Понятия не имею, в какой именно момент началось моё первое сражение в этой жаркой горной пустыне. Вокруг рудников бушевал пылевой ураган, что полностью исключило возможность хоть какого-то обзора окружающего пространства. В этой невообразимой кутерьме воздушные и пылевые массы внезапно возникали в одном месте и тотчас уносились в другое. Даже самая высокоточная техника с огромным трудом выуживала в этом хаосе направление движения стада. Главным образом эта информация поступала от датчиков контрольно-наблюдательной системы. Но установить, где находится и куда движется хоть одно конкретное воздухоплавающее, пока оно активно не проявит себя, все наши системы слежения просто не могли.
  Разумеется, применение аннигиляторов в таких условиях смысла не имело: ведь облака как такового не было. Сам ураган был аннигилятором и любые выхлопы, испускавшиеся тварями, мгновенно рассеивались. Именно поэтому, например, были неэффективны датчики выхлопов. Они могли зафиксировать лишь наличие самих газов, но не места их происхождения. И в то же время ураган создавал свое малопроницаемое для нас облако из обрывков газовых выхлопов, пылевых и песочных масс. С ним-то нам и предстояло воевать.
  Сразу, как только по боевой связи, нам сообщили, что выхлопные газы появились в зоне поражения наших батарей, орудия вокруг меня заработали на полную мощь, не получая никакой наводки. По-моему, они били прямо в пустоту с минимальными шансами попасть в цель. Я сам думал подождать сигнала с одного из 'новаков'. Между тем, их силовые лучи как безумные метались в небесном хаосе, пытаясь обнаружить тела аборигенов.
  Вскоре я понял, что положение моё незавидное. Действительно, сидел бы я сейчас за пультом гуннарссона и посылал бы сейчас снаряды в пустоту один за другим, - им легко там найти свои жертвы. Так нет же - я за пультом чуть ли не единственной на весь девятый округ МК. А моему орудию обязательно нужна строго определённая цель, а ещё лучше - много целей, иначе его картечные заряды будут помехой своим же.
  Но вот я получил сигнал новака. Да, он обнаружил и даже зафиксировал какую-то 'птичку'. МК послал в неё свои заряды. Похоже, прямое попадание. Хотя разобрать что-то в этом смерче, конечно, сложно.
  'Что ж, будем действовать далее', - подумал я.
  Вот, кажется, ещё сигнал - и снова мои снаряды отправились точно в цель, зафиксированную на несколько мгновений силовым лучом. Дальше - лучше, кажется, 'облако' уже полностью втянулась в зону поражения наших орудий, и я начинаю настоящую работу.
  Она продолжалась часа два. Практически все мои выстрелы были сделаны по наводке 'новаков'. Результаты, как мне показалось, получились неплохие, пусть даже о точной статистике в таких условиях можно забыть. Хотя, в сущности, бой оказался, незначительной стычкой. Пролетевшее мимо нас стадо почти не атаковало наши рудники. Аборигены слишком стремились к северным источникам.
  В то же время наши действия можно назвать вполне эффективными. Наш огонь не сказался на скорости их передвижения, но мы сильно потрепали стадо, облегчив решение задачи для северных гарнизонов. Если бы не жуткий ураган, мой первый бой на юге вообще оказался бы пустяком, хорошей тренировкой. Впрочем, непосредственно мою позицию никто из аборигенов не атаковал, а, значит, проверить защиту МК случая не представилось.
  Как ни странно, но минуло больше суток, прежде чем, нам пришлось снова вступить в бой. За прошедшее время стадо, что пролетело через подзащитные рудники в описанном выше бою, уже достигло четвёртой зоны и, по сообщениям оттуда, в результате жесточайшего боя его почти полностью уничтожили, так что энергетические запасы тамошних источников на сей раз остались в целости.
  Нашему гарнизону окружное начальство пообещало поощрения. Ведь если бы не наша 'тёплая встреча', то участь, стада ящеров, могла постичь гарнизон северных рудников. Так, по крайней мере, свидетельствовали сообщения оттуда.
   Новое облако, налетевшее на наши форты, содержало в себе стадо среднего размера по количеству ящеров, но зато сами аборигены в нём оказались очень крупными. Они предпочитали питаться энергией с наших рудников. Поэтому теперь нам предстояло жестокое сражение. Вновь подход облака сопровождался сильнейшей бурей, хоть и несколько меньшей, чем ураган, сопутствовавший первому моему сражению в девятом округе. Вновь при сообщении о нахождении ящеров в зоне поражения наши батареи открыли огонь практически вслепую.
  Однако на сей раз, курс движения облака, естественно, был несколько иным. И прежде, чем был обнаружен 'новаком' первый ящер, в которого я мог бы запустить снаряды моей мортиры, стадо приблизилось к нашим позициям вплотную, и обрушило на них свои первые удары. Лишь через некоторое время 'новаки' стали улавливать ящеров своими лучами. Но это никак не сказалось на действиях стада в целом. Воздухоплавающие наращивали напор. На защиту рудника обрушилась масса жестоких термических ударов. Пламя бушевало вокруг. Потоки огня пронизывали пространство во всех направлениях. Мы отчаянно отбивались. В течение более чем часа облако кружилось вокруг рудников. За это время мы значительно ослабили его, но и сами понесли потери. В результате в нашей обороне возникло несколько 'прорех', в которые ринулся противник. Один из прорывов случился рядом с позицией моей МК.
  Я чувствовал, как нарастает опасность. Обстрел моего участка огненной 'отрыжкой' усиливался с каждой минутой. Положение постоянно ухудшалось ещё и потому, что за время боя на этом участке ящеры уничтожили три орудия из пяти, прикрывавших его. Уцелели только моя МК да ёщё один мощный лазер. Я как раз по наводке 'новака' уничтожал какого-то ящера в небе, когда рядом со мной взорвался под напором огня лазер. МК остался один.
  Через несколько секунд я, поражая очередную тварь, краем глаза заметил, что три ящера зависли площадки, где стояло моё орудие. Ближайший из них находился всего в нескольких метрах над защитным полем МК.
  Затем над площадкой, где ещё недавно располагалась целая батарея, а сейчас стоял лишь один МК, заплясало море огня. Два ящера направили его прямо на защитное поле рудника, находившееся в десятке метров позади. Пламя, изрыгаемое третьим, целиком поглотило купол защитного поля моего орудия. 'Ну, похоже, началось!' - подумал, я, глядя на начинающее мерцать и течь защитное поле. Я с ногами влез на пилотское кресло. Сердце бешено стучало. В горле стоял ком. Рот и губы пересохли. Всякое случалось, но в такой передряге я ещё не бывал. На руках я подтянулся по стволу к вершине защитного купола. Здесь разрушение поля было самым заметным. Ещё несколько секунд и...
  ...И верх купола начал раскрываться. За ним темнело пространство переходной трубы. Когда ширина отверстия достигла размера, при котором я мог проникнуть внутрь, из трубы показалось нечто, наподобие шеста. До уничтожения защитного поля, судя по его виду, оставалось секунд двадцать. Поэтому, я не теряя ни секунды, ухватился за шест, подтянулся и, обхватив его всеми и конечностями, замер.
  Датчики сработали надёжно - шест, обнаружив на себе мой полный вес, пополз обратно и через пять секунд я скрылся в переходной трубе. Внешнее переходное отверстие позади сузилось, а затем и вовсе скрылось. Поэтому я не видел, что произошло с моим МК. Впрочем, я вполне представлял дальнейшее развитие событий внизу: моё последнее на Новой Галилее орудие просто разлетелось на мельчайшие раскалённые частицы. Причём наличие или отсутствие органических соединений среди них определить будет просто невозможно. На этот счёт я имел стопроцентную гарантию.
  Тем временем шест уходил дальше внутрь той махины, которая снаружи выглядела как настоящий местный ящер. На самом деле это было спасательное устройство, разработанное службой техподдержки нашего Центрального разведуправления специально под данный вариант спасательной операции. Как только Центр получил моё сообщение о выбранном варианте ухода с Новой Галилеи, в закодированном виде открыто внедрённое в информканалы Сверхмира, специальный транспорт доставил это устройство сюда. Разумеется, перелёт транспорта из состава специальных сил УМТ (Управления Межзвёздным Транспортом) нашего разведцентра через гиперпространство на такое расстояние занял несколько недель. Затем ещё чуть больше недели он провёл на орбите.
  Здесь наш корабль временно 'исполнял обязанности' спутника, отвечавшего за отслеживание тридцать второго сектора планеты. Сам спутник продолжал работу на орбите, но вся информация с него 'отфильтровывалась' перед передачей на планету техникой спасательного транспорта. Как только корабль встал на дежурство, он переслал мне по цепочке спутников условный сигнал.
  После этого моей единственной задачей стало перемещение в избранный для эвакуации сектор. Через обычную информационную сеть планеты я 'влез' в специальные информканалы военного командования. Там я кое-что подправил и назначил себя к отправке в нужное место.
  На самом деле меня собирались отправить в тридцать шестой сектор - срединные районы Земли Эрцлера. Это мне совершенно не подходило. Выбор в пользу более южного сектора определялся вышеописанными природно-климатическими условиями этого региона. Естественно, в таких условиях улизнуть из атмосферы на орбиту гораздо проще, нежели при чистом небе и хорошей погоде, какая стояла севернее. Кроме того, мне удалось отыскать единственный округ во всём секторе, где на вооружении находилась МК, чья конструкция идеально подходила для незаметного перемещения в спасательное средство, а защитное поле имело подходящую степень надёжности, гарантировавшую нужный мне для спасения отрезок времени. Прибыв на место, я тут же напрямую связался с транспортом и подал сигнал, по которому с него запускался 'ящер'. Пока подошло нужное облако пришлось прождать ещё некоторое время.
  Но всё это осталось позади, а я, наконец, очутился на борту спасательного средства и готовился к завершающему этапу эвакуационной операции. Собственно, делать-то мне ничего и не пришлось: машина работала в автономной режиме по заранее заложенной программе. Благодаря этому какой-либо обмен информацией с нашим транспортом исключался. Он был не нужен по техническим причинам, и, что её важнее, крайне опасен по соображениям безопасности. Даже тот сигнал, что я отослал на транспорт по прибытии на юг, представлял собой самую рискованную часть операции. Любой обмен сообщениями теперь мог быть запросто перехвачен, что неминуемо привело бы к провалу.
  Я слез с шеста. Внутри 'ящера' установилась сила тяжести равная новогалилейской. Возле основания шеста в трубе находился люк. Через него я попал в пассажирскую кабину, где стояло перегрузочное кресло. Мне оставалось сесть в него и ждать выхода из атмосферы. В то время как псевдоящер нарезал круги в воздухе вокруг рудников, но вдали от эпицентра боевых действий. Он дожидался окончания боя, чтобы со всем стадом, наполнившимся энергией из источников, подняться в верхние слои атмосферы. Если бы он сделал это в одиночку, его могли 'заметить' другие спутники. А это также привело бы к провалу всей операции, ибо настоящие аборигены летают только стадами.
  Одновременно сила тяжести внутри спасательного средства понемногу приближалась к обычной для Рашки, в условиях которой жил экипаж транспорта.
  В конце концов, бой завершился, оборона рудников не выдержала напора, и ящеры выкачали из оттуда много энергии своими хвостами-проводниками. Стадо, окружённое после выхода из урагана мощным непроницаемым облаком выхлопных газов, стало подниматься всё выше и выше. По монитору внешнего обзора я наблюдал эту картину.
  Подъём получился достаточно плавным, и я вполне мог насладиться красотой нашего взлёта. Мне открылись широкие горизонты высших слоёв атмосферы. Покидая Новую Галилею и обозревая её сверху, я пришёл к выводу, что она не так уж некрасива, как кажется, стоя на её серой земле.
  Стадное облако достигло максимальной высоты. Настал момент для перехода в космос Спутники, следившие за положением дел в тридцать втором секторе, сейчас этим стадом не интересовались, поскольку оно уже сделало своё черное дело на рудниках. Пока стадо не опуститься ниже, 'переварив' изрядную долю полученной энергии, его перемещения будет отслеживать только один спутник. Тот, что ближе всего к стаду в каждый конкретный момент времени.
  Сейчас это был спутник, подконтрольный нашему транспорту. А потому ничто не мешало мне подняться вверх и выйти в космос. Планета начала постепенно отдаляться и в то же время как бы расти. Ещё чуть-чуть и я увидел бы на мониторе всю повёрнутую ко мне сторону планеты. Но тут движение 'ящера' прекратилось. На мгновение мы зависли под брюхом транспорта. Затем он принял нас в своё чрево, в грузовой отсек, и планета Новая Галилея скрылась с моих глаз. Возможно, навсегда.
  
  ГЛАВА 15
  Некоторое время я оставался в кресле. Нормальное для югославского корабля давление всё ещё восстанавливалось. Выходить я не торопился. Надо было ещё немного подождать - в грузовой отсек накачивали атмосферу. Наконец, рядом с выходным люком загорелся зеленый свет, показавший, что помещение снаружи уже заполнено воздухом, и я могу покинуть борт эвакуатора.
  Давление тоже почти совсем подравнялось. Защитный комбинезон и шлем я снял ещё во время взлёта. Но облегчения, естественно, не заметил. Раскрыв выходной люк в боку 'ящера', я встал в проходе и огляделся. Грузовой отсек был пуст. Ждать встречающих, не имело смысла, поэтому, воспользовавшись уже подведённым трапом, я спустился вниз, покинул грузовой отсек и вышёл в главный коридор. Здесь, ориентируясь по указателям, я направился в командный отсек. По пути мне попались два человека. Они очень спешили по делам. Мы поздоровались и разошлись. Ничего больше.
  Наконец, я добрался до отсека управления кораблём. Вот там меня ждали. Всё начальство корабля - двое - капитан Владо Станкович и штурман Милан Стефанович.
  - Привет, Раде, как дела? - спросил Стефанович, как только я переступил порог. Мы с ним были давно знакомы, но долго не виделись. Оглядев его, я отметил про себя, что он сильно изменился: возмужал и окреп. От былого слабосильного любителя чтения почти ничего не осталось.
  - Привет, нормально - ответил я.
  Станкович, горец с Зеты являлся одним из самых опытных пилотов Т.С.Ю. и почти втрое старше каждого из нас. Когда я вошёл его внимание целиком приковывал к себе экран главного компьютера, управляющего кораблём. Он сидел в пол оборота ко входу в кресле с высокой спинкой. Я видел лишь часть слегка сгорбленного плеча и начинающую седеть голову. Затем он развернулся в кресле и, не вставая, приветствовал меня следующим вопросом:
  - Как прошла эвакуация, всё в порядке? - глядя на меня, он слегка косил влево.
  - Да вполне. Всё в норме.
  - Превосходно, значит, ничто не мешает нам стартовать... - не то вопросительно, не то утвердительно произнёс он.
  Затем он вновь повернулся к пульту управления и набрал код. На экране внутренней связи появилось незнакомое мне лицо. Станкович спросил:
  - Ник, у тебя всё готово к уничтожению фильтров и мгновенному переключению местной техники на их спутник?
  - Всё готово! - бодро отрапортовал Ник, - программа начнёт выполняться с нужной нам задержкой, которая обеспечит наш незаметный отлёт, а после выполнения задачи самоликвидируется, не оставив никаких следов. Нужно только определить время задержки её запуска.
  - Я обязательно сообщу время - чуть позже, - ответил капитан и выключил внутреннюю связь. - А теперь, - сказал он, повернувшись к нам, - думаю, господин Стефанович, вам самое время проводить нашего гостя в его каюту. Я намереваюсь побыстрее покинуть орбиту Новой Галилеи. Поэтому минут через десять, максимум - пятнадцать, я отдам приказ экипажу занять места в переходных кабинах для погружения в гиперпространство. Будьте готовы.
  В сопровождении Милана я вышел из командного отсека.
  - Как дела в Управлении? - спросил я, имея в виду Управление Межзвёздного Транспорта.
  - Как обычно, никаких перемен. Милошевски всё также гоняет людей по рейсам, Раткович пишет очередную работу по освоению другого витка Млечного пути. Как будто Рашка когда-нибудь будет иметь там свои интересы. Мы же не какая-нибудь Новая Колумбия или Новая Калифорния, чтобы везде лезть, - и, чуть помолчав, добавил, - а у тебя, значит, очередная спецоперация?
  - Ещё бы - ответил я, - думаешь, зачем бы вас погнали в такую даль? - ответил я, хотя вопрос был, пожалуй, риторическим.
  - Да уж, действительно! - сказал он, когда мы проходил мимо зала собрания - ты знаешь, я - сугубо мирный человек из семьи литературоведа. Я пошёл работать в УМТ, потому что насмотрелся видеороманов про дальние миры и неизведанные планеты. Я был уверен, что меня ожидают романтические приключения, открытия. Ведь Вселенная так велика!
  - Да, я помню твои восторги... и что же получилось на самом деле?!
  - А ничего хорошего. Мотаюсь с одной планеты на другую как проклятый. Сплошные тайные операции с ограничением на внешнее общение. Часто даже осмотреться в новом мире не удаётся. А если и удаётся, то, чаще всего, смотреть не на что. Конечно, сначала мне всё было интересно. Но знаешь, я недавно понял, что за первые десять, от силы двадцать рейсов я побывал на планетах, представляющих все основные типы современной цивилизации. Всё, что я видел потом - лишь вариации на тему.
  - Ну не знаю, - не согласился я, - я побывал на множестве планет, и мне кажется, ты не прав!
  - Может у нас тобой просто разное восприятие. Хотя, признаю, и мне попадались очень интересные, самобытные миры с яркой культурой. Например, Миранда или Вишну, но это капли в море однообразия.
  - Но ведь у тебя, наверное, никогда не было достаточно времени, чтобы познакомиться с особенностями этих планет. У меня же другой профиль, я работаю с диаспорой, налаживаю контакты, провожу встречи, конференции, вращаюсь среди людей, знакомлюсь с их обычаями, традициями... Конечно, когда бегло осматриваешь мир, замечаешь лишь то, что лежит на поверхности. А это зачастую действительно сходно у очень многих планет.
  - Наверное, ты прав, - отозвался Стефанович не очень охотно. - Но вот мы и пришли - это твой 'номер-люкс' - пошутил он и указал на дверь слева по коридору.
  В соответствии с правилами нашей спецслужбы - ни слова по существу законченного (моего) и ещё продолжающегося (его) дел. Только невинная болтовня на отвлечённые темы.
   Мы простились, и я вошёл внутрь отведённой для меня каюты. Обстановка вполне соответствовала назначению и виду корабля - обычный для жилых помещений межзвёздных транспортов класс комфортабельности выше среднего. Кабина перехода в гиперпространство справа. Естественно, она находилась близко ко входу. Дальше располагался шкаф. По моей команде он раскрылся. Затем одна за другой стали раздвигаться внутренние створки и раздвигаться ящики, показывая своё содержимое. Всё необходимое уже было разложено по полкам и ящикам.
  'Так, здесь полный порядок', - подумал я.
  Слева располагалась кровать приличных размеров. Прямо напротив входа - мягкое кресло. За кроватью, напротив переходной кабины - дверь ванной комнаты. Туда я и направился. Выходя из ванной, я услышал голос капитана, отдавший приказ занять места в переходных кабинах.
  Переход прошёл нормально. Сразу после него я почувствовал, что хочу есть, и заказал несколько блюд. Доставка не заставила себя долго ждать. Утолив голод, я вызвал командный отсек на связь по внутреннему видеофону.
  - Приветствую, капитан.
  - Здравствуйте ещё раз, господин Огненович.
  - Я хотел бы узнать у вас, как проходит наша операция, и что вы будете делать дальше.
  Капитан был осведомлён только о том, что касалось его в этом деле, но большего мне пока и не требовалось.
  - О, всё в полном порядке - его флегматичный тон не изменился ни на йоту. - Вы ведь знакомы с планом операции? - я кивнул. - Ну, так мы не отступаем от него ни на шаг.
  - А сколько времени вам потребуется для доставки меня на пересадочную станцию.
  - Думаю, мы будем двигаться в гиперпространстве девятнадцать-двадцать дней. Ещё два-три дня - и вы сядете на корабль, идущий по маршруту Нововолынь - Большой Валдай. Дальнейшее, сами знаете, меня не касается.
  Тут я решил слегка отступить от правил - меня слишком беспокоило качество заметания следов на текущем этапе операции:
  - Превосходно. Позвольте только уточнить одну деталь, касающуюся нашего отлёта с Новой Галилеи.
  - Да, что вы хотите знать?
  - Насколько я понимаю, 'вход' и 'выход' нашего транспорта из гиперпространства должны вызывать возмущение волн Борисова, то есть остаётся весьма приметный след!
  - Ну, если новогалилейцы не заметили наш 'вход', вам вряд стоит беспокоиться за 'выход'.
  - И всё же мне хотелось бы знать поподробнее о том, как вы разрешили эту проблему.
  - Что ж, ладно, вы тут главный, дело ваше. Я тоже перед операцией сильно волновался по этому поводу. И напрасно. Оказывается, местные вояки снабдили свои спутники гиперпространственными двигателями...
  - Что? - Не удержавшись, воскликнул я.
  - Представьте себе такую странность. Лейтенант Йович сказал мне, что новогалилейцы то ли какой-то военный эксперимент с ними проводили, то ли ещё что-то. Тут-то наши техники и нашли лазейку. Лейтенант Йович внедрил в интел-спутник программу, по которой у настоящего спутника происходит активация этих самых двигателей рядом с районом перехода, и волновое возмущение было при нашем 'входе' и будет при 'выходе' приписано именно этому. Вторично эта программа активируется с уничтожением внедрённых одновременно с ней фильтров.
  - Большое спасибо, капитан, - я отключил связь.
  Теперь я располагал временем, чтобы поразмыслить над развитием моей операции и её перспективами. А подумать было о чём. Итак, первые два этапа завершены. Во-первых, мне удалось прорваться в секретные информационные архивы противника и выудить нужную информацию, во-вторых, я успешно замёл следы, буквально растворившись в воздухе Новой Галилеи.
  Теперь мне предстояло сорвать планы виртуализаторов. Моё начальство решило оставить меня главным действующим лицом операции. Возможно из-за столь успешного проведения первых двух её этапов, а скорее, потому что никаких новых подходов к технологии виртуализации или её заказчикам найти не удалось.
  Прямого приказа на продолжение операции я ещё не получил, но уже то, что транспорт летел сейчас к пересадочной станции, продолжая реализацию первоначального плана, говорило само за себя. А раз так - мне срочно требовалась новая информация. Прежде всего, мне необходимо было разузнать, как обстоят дела с линкорами на данный момент. В конце концов, я провёл на Новой Галилее довольно много времени. А, учитывая моё вторжение в его информархивы, противник мог постараться ускорить проведение своей операции.
  Я залез в шкаф и нашёл там шпионское устройство для установления связи из гиперпространства с закрытыми информационными сетями, через которые я мог получить данные из информархивов нашей разведки. Через полминуты связь была налажена, и, посетив Глобальный Мир, я скачал на коммуникатор всю нужную мне и при этом доступную информацию. Затем с помощью аналитической системы своего коммуникатора я стал разбираться в полученных сведениях.
  Во-первых, данные по самому Большому Валдаю. Здесь всё было совершенно спокойно. Даже та самая активность их Главного Штаба, информацию о которой я собрал, забираясь в закрытые инфопотоки с Джонсонлэнда, сошла на нет. Никаких катаклизмов, ни на самой планете, ни на базе законсервированных ГЛК не отмечено. Более того, на планете происходит туристический бум. Большинство известных во Вселенной валдайских достопримечательностей в последнее время переживают довольно значительный рост притока туристов. Показатели экономического развития также в норме. Социальных потрясений нет и, вроде бы, не предвидится. Странно, очень странно. В случаях такого рода операций всегда полезно для начала 'раскачать лодку'. Или положение настолько серьёзно, что похитителям линкоров уже не до того?
  Ну, что ж, на самом Валдае всё спокойно. Пока. А что делается в космическом океане вокруг базы линкоров? Судя по полученной информации - та же самая тишь да гладь. Никаких подозрительных событий. Впрочем, валдайцы всегда самым тщательным образом контролировали космос вокруг своих баз на многие световые годы. А после похищения их новых технических разработок уровень контроля, наверняка, возрос до максимума. Да и виртуализаторам вряд ли захочется срывать свою операцию, 'засвечиваясь' столь глупым образом.
  Но что-то же должно происходить! Я вновь принялся анализировать собранные данные, но теперь с точки зрения конкретных вариантов захвата линкоров. Первый - попытка десанта на базу и захвата линкоров. Для этого нужны большие корабли, напичканные сверхсовременной техникой и оружием. Расстояния от ближайших планет с которых они могли бы стартовать слишком велики, чтобы даже через гиперпространство провести корабли к базе незаметно. Это перемещение обязательно будет обнаружено, информация гарантированно успеет прийти к валдайцам, и операция провалится, фактически не начавшись. Следовательно, первая версия отпадает.
  Вторая версия - беспорядки на самом Большом Валдае, инспирированные противником, как результат - захват ГЛК сначала 'повстанцами'. Затем переход их под контроль тех, кто заварил кашу с виртуальными линкорами. Этот вариант по полученным сведениям с Валдая отпадает на все сто. Также нереальна и 'вариация на тему' - восстание экипажей ГЛК (независимо от уровня консервации на них всегда имеются экипажи, которые проходят постоянную переподготовку). На возможность такого развития событий указаний также найти не удалось. А отсутствие действий со стороны Главного Штаба можно признать доказательством обратного. Существуй хоть минимальная возможность мятежа, в условиях вероятного похищения у валдайцев разработок по виртуализации постоянный мониторинг настроений во флоте стал бы обязателен, и скрыть его было бы крайне сложно. Скорее всего, единичную проверку уже провели, но каких-либо опасений результаты исследования не вызвали.
  Сохраняется также возможность отмены операции по виртуализации или приостановки её проведения. Безусловно, я не обладаю всей полнотой данных. Возможно, действие некоторых факторов привело к отказу от её проведения. Ведь у такого грандиозного проекта, наверное, есть не только сторонники, но и противники. В этом случае та деятельность, которая разворачивается противником, может не иметь никакого отношения к моему вопросу. Это следует проверить.
  Наконец, самая неопределённая версия - вмешательство некой третьей силы. Очень расплывчато. Кто может выступить в этой роли? Что он будет делать? Непонятно. В любом случае всё, что будет происходить, начнётся наверняка внезапно, и будет происходить стремительно. Никаких раскачек, никакой подготовки. Надо быть начеку - вот единственно возможный вывод для меня после анализа имеющихся данных. Мягко говоря, не густо. Что ж придётся подождать.
  Между тем меня ожидали почти три недели полного безделья. В сущности, за всё время полёта в гиперпространстве мне предстояло лишь одно дело, связанное с моей операцией. Надо было передать на борт лайнера, идущего на Большой Валдай заказ на билет от пересадочной станции до Валдая. Капитан корабля в свою очередь перешлёт его компании-владельцу корабля с подтверждением возможности приёма нового пассажира.
  Пока что я получил отпуск после военной командировки на Новую Галилею.
  
  ГЛАВА 16
  И потянулись 'дни' отдыха. Большую часть свободного времени я проводил, знакомясь с видеотекой транспорта, с теми развлекательными шоу, которые были доступны в гиперпространстве, либо - в тренажёрном зале. Иногда обсуждал, как идут дела в Т.С.Ю. с кем-нибудь из экипажа. Чаще всего с Миланом Стефановичем.
  Иногда возвращался к разрешению главной проблемы. После многократного обсуждения с самим собой вопроса о наиболее вероятной версии, я пришёл к выводу, что вариант с третьей силой наиболее реален, так как к нему располагает вся ситуация вокруг баз и Валдая, кроме того, загребать жар чужими руками всегда удобнее и безопаснее, чем лично ввязываться в схватку на самом 'горячем' её отрезке. Следующим логическим шагом в моей цепочке размышлений стал вопрос 'Кто?'. Кто может исполнить роль таскателя каштанов из огня? Имея представление об этой конкретной силе, я мог бы рассчитать её возможности и стиль действия. Но, к сожалению, за те пять или шесть подключений к информационным потокам Сверхмира, которые я произвёл с борта межзвёздного транспорта, ничего определённого выяснить не удалось.
  В остальном операция проходила своим чередом, в соответствии с изначально определённым графиком. Заказ и получение электронного билета на космолёт прошли без проблем. Поводом для посещения Большого Валдая я назвал разрешение вопросов, связанных с небольшой колонией потомков русских переселенцев, которые уже несколько столетий жили на Рашке. А, как известно, большая часть население Валдая по происхождению относится к этой наднациональной группе.
  В посланных документах и полученном билете фигурировало моё настоящее имя. Любомир Маркович подстроил-таки моё благополучное отбытие с Эрланда под видом больного.
  На девятнадцатый 'день' транспорт вынырнул из гиперпространства у пересадочной станции. Она находилась, так сказать, в чистом космическом поле. Вокруг на множество световых лет ни одной освоенной людьми планеты. Возникновением своим пересадочные станции, как известно, обязаны технологиям современного гиперпространства. Происходящие уже давно затяжные скачки гиперпространственных лайнеров связали весьма отдалённые участки освоенных людьми пространств.
  К тому же, в отличие от прошлых времен, люди в гиперпространстве всё время бодрствуют и чувствуют себя вполне нормально. В полёте гиперпространственные корабли, как известно, находятся в своего рода 'пузырях' из обычного пространства, погружённых в гиперпространство. Однако на межпланетных транспортных линиях с очень длинными дистанциями ГПК должны иногда делать остановки для дозаправки. Для этого в их полётные программы даже вносятся специальные изменения. В тех местах галактики, где нет планет, для приёма этих кораблей и устроены такие станции.
  За время моих путешествий мне приходилось бывать на них очень часто. Все станции, естественно, работают в режиме полной автономии. Но на некоторых из них существует ещё и обслуживающий персонал. В том числе люди. Это может показаться странным, но ведь отшельники существовали во все времена!
  Сразу после выхода из гиперпространства капитан связался со станцией, сообщив свои корабельные данные и направление движения. Затем он запросил разрешение на стыковку. Оно было получено незамедлительно. 'Что ж, вот и закончился мой отпуск' - подумал я, услышав сообщение капитана о предстоящей стыковке, переданное во все отсеки транспорта. Упаковав приготовленные для меня заботливым начальством вещи, я отправил их в багажное отделение, откуда их выгрузят на станцию после стыковки и получения сигнала, что я покинул корабль.
  Затем я направился в командный отсек. Там меня уже ожидали Станкович, Стефанович и Йович. По пути попрощался с остальными членами экипажа. Когда я зашёл в каюту управления, корабль как раз подходил к группе стыковочных узлов пересадочной станции. Со всеми присутствующим я уже виделся сегодня, поэтому, не теряя времени, занял свободное кресло. Когда по окончании стыковки со станции пришло разрешение на выгрузку, я попрощался со всеми тремя звездолётчиками и, пожелав им легкого пути домой, отправился на выход.
  По коридору я прошёл до выходной площадки. За мной закрылись двери внутри переходной камеры, давление стало выравниваться со станционным. Всё-таки её строители ориентировались на средний межпланетный стандарт давления. Так и получилось, что разница в силе тяжести, была первым ощущением после моего вступления на территорию станции. Когда я прибыл на спасательный корабль, я не почувствовал её из-за привычки к ношению тяжёлого обмундирования на Новой Галилее. Теперь же, после девятнадцатидневного отдыха куда меньший перепад давления я ощутил достаточно сильно. Однако это были пустяки. Всё прошло нормально, и спустя несколько секунд после моей высадки, в соседнем грузовом отсеке того же терминала выгрузился мой багаж.
  Я вышел из ничем не примечательного пассажирского терминала в длинный ствол общего переходного канала. Сюда выходили сразу несколько приёмных терминалов станции, сгруппированных вместе. Но в данный момент кроме меня здесь никого не было. Только за перегородкой по одной из багажных транспортных полос ехали мои вещи. В конце коридора я оказался одновременно с ними. Здесь меня приветствовал вполне человеческий голос, говоривший на самом распространённом из межязыков со странным, хотя и чем-то знакомым акцентом:
  - Господин Огненович, приветствую вас на борту станции межзвёздного сообщения номер сто тридцать шесть вэ-икс. Фирма 'Стармакс' готова предоставить вам все разрешенные виды услуг. Полный каталог вы можете просмотреть в вашем номере. Прошу вас пройти в эти двери, - прямо передо мной раскрылись створки одной из четырёх пар дверей, которыми заканчивался сборный коридор, - на четвёртый эскалатор. Затем поднимитесь на девятый уровень. Там вас ожидает номер одиннадцатый, в левом крыле. Если что-нибудь понадобится, обращайтесь к дежурному, - на видеофоне есть особая кнопка. Итак, желаю вам приятно провести время на борту нашей станции в ожидании лайнера на Валдай.
  - Ну что ж. Превосходно - не то ответил, не то подумал я вслух, после чего проделал указанный мне путь.
  Номер по уровню комфорта и оснащённости техникой вполне удовлетворял мои запросы с одной стороны и ожидания с другой. А это было немаловажно. Здесь, по предварительным расчётам, мне предстояло провести последние приготовления. Ибо на борту звездолёта по пути на Валдай, я уже собирался начать действовать. К сожалению, формулировка 'последние приготовления' обозначала в данном случае нечто до обидного аморфное: без конкретных сведений о происходящем я не имел понятия, к чему готовиться и как.
  Но всё же кое-что я мог сделать прямо сейчас. Начать с этой станции. Далековато от моей цели, но мой опыт подсказывал, что иногда к клубку ведут ниточки из самых неожиданных и дальних мест. Поэтому, даже не подумав распаковывать свои кейсы, я немедленно нажал кнопку вызова дежурного. На видеофоне показалось лицо. Это оказался человек. Надо сказать, его вид не произвёл на меня особо приятного впечатления - уж больно каким-то поношенным и усталым он выглядел - лысеющий мужчина с грузным телом и несколько обрюзгшим лицом в свитере непонятной расцветки. В первую секунду я подумал, что надо извиниться и отменить вызов. Но потом передумал. Эти размышления заняли несколько секунд. Видя, что я ничего не говорю, дежурный заговорил сам. Это был тот самый голос, который встречал меня внизу.
  - Что угодно? Хорошо устроились, господин Огненович?
  - Да всё в порядке, я хотел кое-что узнать насчёт станции.
  - Да, конечно, готов предоставить вам все сведения, которыми располагаю, - и, помолчав, добавил, - а я, между прочим, старожил здесь.
  - О, пока, что я не думал углубляться в историю станции. Меня интересует сегодняшний день.
  - Да-да, разумеется. Что же вас интересует?
  - Я направляюсь на Валдай для участия в одной конференции славяноведов (кто это такие не имеет значения). И мне пришло на ум, что здесь мог остановиться кое-кто из моих коллег. Вы не подскажете, как я мог бы прояснить этот вопрос?
  - Я могу вам помочь, но только частично. На уровне, за который я отвечаю, кроме вас сейчас трое путешественников и, кажется, никто из них не следует на Валдай. - Он на мгновение оторвался от экрана и посмотрел куда-то вбок. Возможно, на список проживающих. - Да точно. Никого, кто ехал бы на Валдай.
  - Простите, - удивился я, - а разве вы отвечаете не за весь жилой комплекс? Насколько я понимаю, у вас не столь уж много посетителей?!
  - Видите ли, у нас здесь на сто тридцать шестой образовался своего рода монашеский орден, или вернее, клуб отшельников с самых разных планет. И каждому надо чем-то себя занять. Поэтому мы распределили между собой приём пассажиров, грузов, дежурство по уровням жилого комплекса и так далее. У нас в жилом комплексе сорок уровней. На них дежурят тридцать четыре человека. Я отвечаю за девятый уровень.
  - То есть, чтобы узнать о моих коллегах, мне надо связаться с дежурными с других уровней?
  - Совершенно верно. Это очень просто. Если желаете, можем проделать это хоть сейчас.
  - Да, конечно, у меня куча времени.
  - Тогда откуда начнём?
  - Давайте с первого уровня, - я решил, что на нижних уровнях наверняка несколько больше жильцов, чем на верхних.
  Он нажал какую-то кнопку, и рядом с его изображением на моём видеофоне появилось изображение другого лица. Также как и первое оно не производило приятного впечатления: годы сильно помяли и само лицо и его обладателя:
  - Привет, Джерри, - обратился он к моему первому собеседнику. - Чё ты хочешь? - затем в мою сторону. - А, привет, мистер, я вас и не заметил сначала.
  - Привет Пит, - почти в тон ему ответил Джерри. - Наш новый постоялец интересуется, не летит ли кто-то из твоих постояльцев на Валдай?
  - А ему какое дело?
  - Он учёный и ищет своих коллег. У них там какое-то собрание на Валдае.
  - Ха, учёный, говоришь,.. - и он загнул нечто совершенно невообразимое, что даже бранью назвать трудно. - Нет у меня никаких учёных, хотя двое, кажется, и едут на Валдай. Со вчерашнего 'дня' рейса дожидаются.
  Джерри, похоже, не был удивлён бесцеремонностью Пита и спокойно посмотрел на меня, ожидая дальнейших распоряжений. Должен сказать, я также не особо удивился. По двум причинам. Во-первых, я имел представление о составе, происхождении и характере людей, оседавших на таких станциях. Во-вторых, меня в данный момент гораздо больше занимали те люди, которые направлялись сейчас на Валдай, нежели население пересадочной станции. Поэтому я обратился напрямую к Питу:
  - Прошу прощения, не могли бы вы назвать их имена. Насколько я понимаю, вы, наверняка, не уточняли их профессию?
  - Чёрт побери! Я сижу в этой прогнившей железной банке столько лет, что прекрасно могу разобраться, чем дышит человек. Даже не спрашивая его о профессии! Вот вы, мистер, точно не учёный! - Заметил он с вызовом.
  Мне было не до споров, и я решил зайти с другой стороны:
  - В таком случае, милейший, как я могу связаться с этими людьми? Надеюсь, это вы можете мне сказать!
  Немного помолчав и посопев, но, явно не придумав надлежащей отговорки, Пит назвал мне номера их видеофонов. Я записал данные на коммуникатор и вежливо попрощался с ним.
  После того, как изображение Джерри вновь стало единственным на моём экране, я обратился к нему:
  - Ну и тип! И много здесь у вас таких?
  - В общем, есть. Разумеется не все. Впрочем, не обращайте внимания. Пит Мартинсон не слишком приятная личность, но что делать! - затем он спросил, - ну что, не передумали разыскивать коллег?
  - Нет, - ответил я. - Продолжим.
  Мы с Джерри прошлись по всем остальным тридцати девяти уровням нашего жилого модуля, а также по нескольким другим модулям станции. Мне удалось выявить всего полтора десятка людей, которые также дожидались рейса на Большой Валдай. Не все переговоры проходили гладко, хотя по степени неприязни Пит Мартинсон остался непревзойдённым. Когда мы закончили, оказалось, что наш опрос занял несколько часов. Я уже чувствовал голод и потому заказал через Джерри полный обед себе в номер. Прежде, чем окончательно попрощаться, я решил выяснить вопрос его странного акцента.
  - Я уже говорил вам, что на нашей станции собрались люди из самых разных миров и для большинства обычный язык межпланетного общения не является близким, - заметил мой собеседник. Кажется, он немного удивился моему интересу к его произношению.
  - Но ведь вы нормально разговариваете. Правда, с акцентом.
  - Вот именно. Однако я не являюсь земляком Пита Мартинсона или Фридриха Джексона. Я русский. Вам, как славяноведу, конечно, известно это наднациональное определение. Хотя меня здесь и зовут все Джерри. По настоящему я Еремей Филиппов. Родом с одной не особо развитой планеты, засёлённой беженцами из самых разных уголков Вселенной после Великой Войны. Жизнь там, знаете ли, не сахар. С самого начала заселения её жители тратили все свои силы на борьбу за выживание и были просто счастливы, когда нас приняли в Основной Договор Нового Содружества. Впрочем, это нам мало что дало... Я давно покинул родину... После некоторых приключений судьба занесла меня сюда.
  Я попрощался с ним и в ожидании обеда стал просматривать список доступных виртуальных развлечений. Ничего нового я не обнаружил. Станция предоставляла стандартный для таких мест набор 'нагрузок' для ума и тела. Такого же стандартного среднего уровня качества оказалась и еда на этой станции. Тем не менее, поел я плотно. Видимо, сыграла свою роль продолжительность говорильни с дежурными по этажам. До крайности утомительным вышло общение с господами отшельниками.
  Ещё раз, просмотрев список будущих попутчиков, я выделил несколько людей, особо заинтересовавших меня, но решил отложить знакомство с ними на более позднее время. Ни одна из персон, привлекших моё повышенное внимание, не требовала каких-либо немедленных действий. А потому я предпочёл хорошенько отдохнуть и поспать перед прочёсыванием будущих попутчиков.
  
  ГЛАВА 17
  После сна я почувствовал себя как следует отдохнувшим и полным сил, чтобы заняться детальным изучением своих попутчиков. На соседнем уровне их проживало трое. Все они были валдайцами. И все возвращались из поездок на планеты Центрального Совета НС. Это обстоятельство и заставило меня обратить внимание, прежде всего, на них. Мне подумалось, что свежая неофициальная информация о состоянии дел там может оказаться полезной. Поэтому я набрал код номера, где остановился один из путешественников.
  - О, извините, кажется, я ошибся! - воскликнул я, сделав удивлённые глаза. - Я думал, что вы - другой человек...
  - А кого вам надо, если не секрет?
  - Мне нужен Александр Потехин. Это мой старый знакомый с Валдая.
  - Да. Вы ошиблись. Меня зовут Андрей. Хотя фамилия та же, - возразил мне высокий, худощавый человек с коротко стрижеными черными волосам. Его бледно-голубые глаза несколько настороженно взирали на меня с экрана видеофона.
  - Да-да, ещё раз извините. Насколько я знаю, мой знакомый должен был сейчас возвращаться с Мура...
  - Какое удивительное совпадение, я возвращаюсь тоже оттуда.
  Дальше я наплёл ему с три короба про свои контакты с Университетом Хартсон-Сити - столицы Мура. Якобы мне даже обещали за мои научные изыскания по этнологии населения этой планеты присвоить медаль имени основателя - Эйнджела Мура. В общем, убедил его, что я на Муре свой парень и попросил описать, как там обстоят дела сейчас. Мне важно было начать именно с Мура, ибо эта в своём роде уникальная планета, не имеющая вроде бы значительного влияния в Центральном Совете НС, тем не менее занимает особое место среди планет, его составляющих. Её можно назвать своего рода индикатором настроений, преобладающих в мирах Центрального Совета.
  Кое-что мне удалось из Потехина вытянуть, хотя он об этом и не подозревал. В сети Магнуссона (самом известном информационно-дискуссионном сообществе Вселенной), по его словам, сторонники различных бредовых идей доходили почти до драки. Разумеется, виртуальной.
  Он изложил мне вкратце некоторые из них, а я сделал свои выводы. Как я и предполагал, разработчики идеи виртуального линкорного блицкрига, проверяли настроения общественного мнения и подкидывали разные спорные прожекты. Сеть Магнуссона как раз является идеальным местом для такой проверки. Это закрытый виртуальный клуб, где люди, называющие себя разными псевдонимами обсуждают всевозможные проблемы от биологии до политики. Причём последней обычно отдаётся предпочтение перед всеми другими темами. В Глобальном Пространстве уйма подобных сообществ, но ни одно даже близко не сравнится с сетью Магнуссона по степени косвенного влияния развития дел в НС.
  Естественно, обсуждавшиеся там проблемы никоим образом не могли содержать даже намёка на связь с интересующим меня вопросом. Но некоторые параллели и зацепки, обладая той информацией, что уже находилась в моём распоряжении, обнаружить я всё-таки сумел. Кроме того, из разговора я узнал и кое-какие другие сведения, могущие оказаться полезными в зависимости от развития ситуации. А потому после разговора с Потехиным я почти не сомневался в том, что от планов виртуализации никто не отказался, а вся операция, вероятнее всего, начнётся уже скоро.
  Двое других валдайцев, живших на том же уровне - муж с женой - возвращавшиеся с курорта на планете Сан-Лоренсо, не интересовали меня. Они не могли обладать никакими сведениями, из интересующей меня области. Поэтому я перешёл сразу к тем из моих будущих попутчиков, кто, судя по полученной предварительной информации, теоретически мог иметь отношение к операции с линкорами.
  Прежде всего, я взялся за сассекского программиста Джорджа Ф. Круэлсайта с пятнадцатого уровня. Это фамилия сразу показалась мне знакомой. Теперь, до того как связаться с ним, я решил проверить свой коммуникатор. Там нашлась небольшая справочка об этом человеке. Я действительно с ним уже сталкивался. Выдающийся учёный-практик в области разработки и совершенствования новаторских программ для информационных систем самого разного направления. Такое определение было весьма примечательно. Ныне вообще редко кто занимается разработкой принципиально новых путей развития Глобального Мира. За несколько тысячелетий его освоения человечество напридумывало столько всего разного, что, казалось бы, теперь остаётся лишь совершенствоваться в рамках уже намеченных направлений. Но нет. Круэлсайт и некоторые другие ещё пытаются выдумывать что-нибудь новенькое.
  Он знал меня под моим настоящим именем, поэтому, я просто набрал код его номера.
  - Приветствую. Чем могу быть полезен? - очень тонкими губами произнесла совершенно лысая голова, покоящаяся на толстой шее и мощном туловище в пиджаке и рубашке разных оттенков серого. Глаза скрывались за тёмными очками.
  - Доктор Круэлсайт, здравствуйте. Не знаю, помните ли вы меня. Я - Радивое Огненович. Мы как-то встретились на конференции в Ривингтоне на Новой Колумбии.
  - Прошу прощения. Господин, Огненович. - он на секунду-другую закрыл глаза. Я догадался, что он носит ИИК. - Да-да, вы специалист по диаспоре?
  - Совершенно верно. Но в последнее время приходится расширять профиль деятельности. Вот, собираюсь освоить славяноведение.
  - Ну а ко мне у вас что?
  - Вы знаете, совершенно случайно узнал, что вы направляетесь на Большой Валдай. Я еду туда же. Я подумал, что перелёт будет долгим. Неплохо завести знакомства, тем более что на Валдае у меня много дел. А тут случайно услышал вашу фамилию и решил начать с вас.
  - А понятно. Да приятно будет пообщаться. Хотя мы работаем в таких различных областях науки, что нам трудно будет найти общую тему. Вам так не кажется?
  - О нет, в дороге я не особенно склонен к деловым беседам. С меня вполне хватает бесчисленных конференций и встреч. Они от меня никуда не уйдут. Хотя признаюсь честно, от вас я хотел узнать кое-что из вашей профессиональной области.
  - Что же именно вас интересует?
  - Знаете, последнее время у нас в Межинституте Т.С.Ю. только и говорят о новых направлениях развития Сверхмира. А конкретно никто не объясняет.
  - Ну, вам как неспециалисту будет сложно понять...
  - И всё же, хотя бы в общих чертах?.. К тому же я по своей работе очень часто бываю в КП и имею определённые представления об этом вопросе.
  - Ну, хорошо, я расскажу вам кое-что.
  Затем мы углубились в технические дебри. Они касались уровней, подуровней, переходов, качественных характеристик различных систем, системных процессоров и прочих технических деталей. Многое из того, что он мне говорил, я, признаться, недопонял. Впрочем, цель нашей беседы состояла в другом. Я хотел получить представление о возможном участии доктора Круэлсайта в операции с валдайскими линкорами. Конечно, я мог и не разговаривать с ним, а просто выйти в информсеть и узнать, что делал в последнее время доктор Круэлсайт, но я был уверен, что это стало бы бесполезной тратой времени. Его деятельность в нужном мне направлении наверняка полностью законспирирована. А устраивать вторжение подобное эрландскому нечего было и думать. И из-за проблем с безопасностью, и по чисто техническим причинам.
  Проговорив с доктором часа полтора, я попрощался, отключил видеофон и стал анализировать сказанное им в беседе. Должен признаться, что разговор наш я записал на свой коммуникатор. В этот момент я очень радовался тому, что не ношу стандартный или даже нестандартный информационный имплант-комплекс. Если бы я попытался записать наш разговор туда, то, боюсь, доктор с его огромным опытом разоблачил бы меня. Но ему наверняка не так уж часто попадались внешние коммуникаторы с разными шпионскими наворотами, да и я всё же имею опыт скрытных действий, осуществляемых на виду, так что думаю, меня он так и не раскусил. Тем более что мой коммуникатор имеет очень высокий уровень защиты от слежки.
  Я прослушал запись трижды. Причём, останавливаясь на нескольких моментах, на которые я обратил внимание ещё во время разговора. Разумеется, как я и ожидал, он не проговорился ни разу. Более того, его речь (на взгляд неосведомлённого человека) не содержала ни малейшего намека на интересующий меня вопрос. Но ведь на Эрланде я скачал из секретных информархивов всё, что входило в разработки супертехнологии виртуальных линкоров.
  Ну, и конечно, даже мне вряд ли удалось связать все воедино, если бы не аналитические устройства коммуникатора. В разработках виртуализирующей технологии применялись некоторые новейшие данные, отнюдь не являвшиеся секретными и свободно исследуемые в разных областях науки. В своих описаниях путей развития новых направлений в Глобальном Мире доктор Круэлсайт несколько раз использовал эти данные или связанные с ними понятия. Причём использовал вполне определённым образом. На основе этого анализатор выстроил логическую цепочку. Ухватившись за неё, я и смог вытянуть главный вывод - почти неоспоримо, что доктор Круэлсайт имеет прямое отношение не только к разработке, но и к реализации супертехнологии виртуальных линкоров.
  Что ж, по крайней мере, одно звено в цепочке заговорщиков мне найти удалось. Появилась надежда на разоблачение всего заговора. Впрочем, сейчас главной проблемой являлась последовательность действий виртуализаторов и тот вариант операции по захвату линкоров, который они избрали. Не выяснив их плана хотя бы в общих чертах, я просто не смогу ничего предпринять, а о предотвращении акции нечего было бы и думать.
  После небольшого отдыха я продолжил исследование выбранных персон. Я выделил ещё трёх человек, из тех, что летели на Валдай, которые могли представлять для меня интерес. Это были: митрополит румяновский Гавриил Дорохов, один из высших иерархов Третьей Православной Церкви, полковник валдайского Главного Штаба Роман Семаков и академик Сергей Антипенко, одна из весомых фигур в валдайских научных кругах. С ними, безусловно, стоит завести знакомство.
  Румяновский митрополит побывал несколько лет назад на Рашке в составе весьма представительной делегации, куда, помимо него входили также крупные бизнесмены и влиятельные политики. Список, представленный мне информархивом моего коммуникатора выглядел впечатляюще, так что столь высокопоставленного священника я рассматривал как один из возможных вариантов налаживания прямой связи с руководством Валдая на случай непредвиденных ситуаций.
  Отношения Т.С.Ю. с Большим Валдаем развивались активно в самых разнообразных сферах почти всегда. В том числе, наше руководство поддерживало тесные контакты и в военной сфере. Конечно, в условиях секретности проводимой операции, я не мог рассчитывать на официальные связи. В то же время я знал, что Главному Штабу валдайцев уже посланы определённые сигналы с нашей стороны. Данные об этом я получил от своего начальства во время перелёта к пересадочной станции. Следовательно, рассуждал я, их люди должны быть готовы к конфиденциальным контактам.
  Ну, а мой интерес к академику более чем очевиден - ведь он тоже занимался развитием Глобального Пространства.
  Начать я решил с полковника Семакова. Мне нужно было установить с ним личный контакт, и желательно - не через видеофон. Его номер находился на тридцать третьем уровне. Естественно, просто пойти туда я не мог. Мой опыт многолетней шпионской деятельности подсказал мне направление поиска - как человек военный полковник мог уделять большое внимание поддержанию физической формы, а, следовательно, из всех видов проведения досуга, предлагаемых на станции, он вполне мог выбрать физические упражнения в каком-то из спортзалов на своём жилом уровне или поблизости от него.
  Проведённый мной поиск полностью подтвердил мою догадку. Я запросил в информбазе станции список находящихся в нашем жилом блоке спортзалов с перечнём имеющихся в каждом из них спортивных тренажёров или игровых площадок. Выявив три спортзала, находящихся на тридцать третьем уровне или рядом с ним, я заодно получил о отметки, где что занято или заказано на ближайшее время. Воспользовавшись своим коммуникатором, я без особых проблем отследил источники заказов. Одним из них оказался полковник Семаков, собиравшийся в ближайшее время поиграть в сквош.
  'А что, неплохой повод для знакомства!' - подумал я.
  Я обратился к Джерри по поводу спортивного инвентаря. Он тут же прислал мне всё необходимое. Через несколько минут в полной спортивной экипировке и с ракеткой под мышкой я остановился у дверей зала. Набрав нужный код, также полученный с помощью коммуникатора, я вошел. Полковник уже носился по имитации зелёной лужайки, направляя 'мячи' в дальнюю стену спортзала, имевшую интерактивное покрытие, которое от каждого удара изменяло свой внешний вид. Когда я вошёл, это была стена из красного кирпича, а уже через секунду, из желтоватого псевдопластика.
  Задняя стена помещения показывала как будто поле боя, покрытое маленькими вспышками взрывов. Когда я появился, полковник деактивировал маленькую шаровую молнию, которой играл и уставился на меня. Он выглядел, как настоящий атлет и его обтягивающий ярко красный игровой костюм вполне позволял оценить мощь его мускулатуры. Я заговорил первым:
  - Прошу прощения, но мне сообщили, что я могу заняться сквошем в этом зале.
  - Думаю, вы перепутали время.
  - О, не может быть. Я уверен, что мне сообщили точно!
  - Вот чёртов отель! Как можно доверять содержание космической гостиницы людям в наше время!
  - Послушайте, а не сыграть ли нам в паре? - спросил я примиряющим тоном.
  - А вы, что, сможете играть в сквош маленьким электрическим бесёнком - шаровой молнией? - в его тоне явственно прозвучала насмешка.
  - Я в этом уверен.
  - Ну, тогда для начала настройте-ка вашу ракетку для игры с ней.
  На то что бы проделать эту операцию я потратил секунд пять-шесть. После чего занял позицию для приёма.
  - Ну что, вы готовы играть в паре?
  Он посмотрел на меня несколько удивлённо. Затем сильно подал мяч в правый верхний угол стены. Я парировал отскок, не сходя с места. Должен признать, что не особо люблю сквош. Но на сей раз, мне пришлось выложиться полностью. В тех немногих случаях, когда ни я, ни полковник не могли поймать молнию, она подлетала к задней стене. Здесь её притягивала ближайшая из нарисованных на стене вспышек. Раздавался звук взрыва, и молния уничтожалась. Из специального устройства с выходной трубкой, направленной в дальнюю стену тут же вылетала новая шаровая молния. Всё начиналось сначала.
  Так прошло более часа. За это время мы лишь успели обменяться несколькими замечаниями. Когда игра закончилась, мы распрощались и отправились по своим номерам. Должен признать, что не чувствовал особой усталости. Всё-таки сказывалась поездка на Новую Галилею: моя выносливость после тамошних нагрузок значительно возросла. Я был удовлетворён и тем как играл в сквош, и тем, как втихаря, а, главное, при полной гарантии безопасности передал на коммуникатор полковника свои сообщения.
  Ещё только направляясь в игровой зал, я был уверен в успехе своей затеи и не ошибся. Я намеревался сам предложить полковнику сыграть шаровой молнией, но всё вышло гораздо проще. Включающаяся при игре с шм защита позволяет полностью исключить какую-либо слежку. Ну а незаметно транслировать на таком коротком расстоянии информацию так, чтобы другой коммуникатор её принял, распознав, но не уничтожив, - это для моего коммуникатора вообще легче лёгкого. Так что теперь мне оставалось только ждать реакцию полковника на переданные мной сведения.
  Сообщил же я ему следующее. Во-первых, что я агент дружественной разведки, о котором его, возможно, уже оповестило начальство, либо такая информация поступит в ближайшее время. Во-вторых, что я обладаю крайне опасными сведениями, имеющей гигантское значение для безопасности его планеты. В-третьих, ему предлагалось связаться со своим начальством, когда это будет возможно, предупредить о моём появлении и передать мою просьбу о максимальном содействии. Всё это, разумеется, сопровождалось необходимыми ссылками, кодами и прочими гарантиями истинности переданной информации.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"