Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Виртуальные линкоры. Роман. Продолжение3. Главы 18-23

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приключения продолжаются. Герой вновь попадает в океан гиперпространства. Там его операцию накрывает штиль неизвестности, а сам он внезапно попадает в бухту любви. Но затем события начинают развиваться всё быстрее, приближая героя к решающей схватке...

  ГЛАВА 18
  Слегка передохнув, я заказал обед, так как сильно проголодался. По-видимому, из-за этого еда на сей раз, показалась мне несколько вкуснее. Так или иначе, отобедав, я с новыми силами принялся за разработку моих будущих попутчиков. Следующим на очереди оказался митрополит Гавриил.
  К сожалению, на месте его не оказалось и мне пришлось прождать около часа, прежде чем он вернулся к себе. Когда он, наконец, появился в своём номере и ответил на вызов по видеофону, вид у него был весьма довольный. Я был слегка заинтригован этим, но начал разговор, как и задумал:
  - Здравствуйте, ваше преосвященство, - возможно, я допустил некоторую ошибку, так как редко сталкивался с церковными деятелями и не сообразил, как же точно следует обратиться к валдайскому митрополиту.
  Он, однако, не обратил на это никакого внимания, ответив:
  - Здравствуйте, сын мой, чем могу быть полезен? - судя по всему, он не возражал поболтать с незнакомцем. Это было мне на руку.
  - Моя фамилия Огненович, Радивое Огненович. Я работаю в Межинституте на Рашке.
  - А, да-да, я бывал там несколько лет назад, - прервал он меня. - Интересная планета
  - Да, безусловно. Видите ли, я специалист по диаспоре. Разъезжаю по Вселенной, отыскиваю колонии потомков наших переселенцев. Налаживаю контакты.
  - Что ж, очень интересное занятие, - несколько рассеянно ответил священник.
  - Да, безусловно. К тому же налаживание таких контактов помогает развивать и межпланетные связи в целом.
  - О, вы совершенно правы, отношения, поднимаемые на государственный уровень, снизу всегда приносят много пользы...
  Некоторое время мы обсуждали два-три безобидных вопроса, касающихся развития отношений Т.С.Ю. и Валдая. В заключение я перешёл к самому главному.
  - Меня на Большом Валдае ожидают очень важные дела. Вы понимаете, моя сфера деятельности в значительной степени смыкается с политикой. Мне, может понадобиться ваше содействие в решении некоторых задач. Надеюсь, вы не откажете мне в поддержке?
  - Конечно, я постараюсь вам помочь по мере сил.
  Пока что большего мне от него не требовалось и я, попрощавшись, отключил связь. Сегодня я поработал весьма успешно и решил отложить разговор с академиком Антипенко до следующего 'дня'. Тем более что разговор обещал стать самым сложным из всех моих диалогов на этой станции: мне нужно было найти подходы, которые позволили бы поговорить с ним достаточно откровенно о существующих опасностях. Ведь не мог же я просто вызвать его номер и прямо в лоб заявить ему, что у его планеты собираются угнать полтора десятка линкоров, и что для предотвращения этого может понадобиться помощь крупнейших валдайских учёных в области киберпространства. К такому учёного надо было как следует подготовить.
  Всё оставшееся время до сна я обдумывал тактику предстоящего разговора. Просчитав несколько вариантов прощупывания, но так ничего определённо не решив, я перекусил и лёг спать.
  На следующий 'день' мне сильно повезло. Академик как раз обсуждал последние достижения в технологиях Глобального Мира с Джорджем Круэлсайтом, когда я вышел на связь с ним. Я очень обрадовался этому обстоятельству и тут же попросил разрешения подключиться к этому разговору. Разрешение было получено, и я вновь включился в обсуждения изменений в волновой теории КП, проблемы проницаемости межуровневых шахт и тому подобных вопросов. Сейчас для меня главным было завести знакомство с Антипенко. Этого я достиг. А более подробную проработку решил всё-таки отложить до тех пор, пока перспективы развития ситуации не прояснятся хотя бы самую малость.
  Из остальных моих будущих спутников никто не мог представлять для меня интерес. Поэтому оставшиеся до прибытия лайнера тридцать часов я в основном поддерживал физическую форму или смотрел развлекательные шоу. Однажды у меня состоялся очень содержательный разговор с академиком Антипенко о новых веяниях в Науке о Сверхмире.
  В этом разговоре не было произнесено ни слова, не было даже намёка на то, что меня интересовало на самом деле. Однако по ходу разговора его тема несколько сместилась к теоретически возможным военно-политическим последствиям новых открытий в теории Глобального Мира. Никакой конкретики в разговоре даже не промелькнуло, но очередной шаг к цели я сделал.
  Время на станции пролетело довольно быстро и вот, наконец, на исходе третьих суток моего пребывания там мне поступил сигнал от дежурного по уровню о вызове на контакт. Я включил видеофон.
  - Пять минут назад на станцию пришло сообщение с корабля, следующего с Нововолыни на Большой Валдай, - сообщил Филиппов. - Он вынырнул из гиперпространства и скоро запросит стыковку. Вы можете собирать вещи. Когда стыковка состоится, вы получите специальный сигнал о том, что можно выходить.
  - Превосходно. Большое спасибо.
  - Всегда - пожалуйста. Ваше пребывание на нашей станции заканчивается. Надеюсь, вам у нас понравилось?
  - Безусловно, господин Филиппов, безусловно.
  - Дорогу к терминалам вы помните?
  - Разумеется! - с усмешкой ответил я.
  - Что ж, желаю доброго пути, прощайте господин Огненович.
  - Прощайте, желаю всего наилучшего.
  Отключив видеофон, я быстро собрал немногие использованные за время пребывания на станции вещи из моего багажа и личные принадлежности. Получив сигнал о завершении стыковки в виде письменного сообщения на нескольких межязыках, высветившегося на экране видеофона, я проделал тот же путь, каким попал в мой номер из пассажирских терминалов, но в обратном направлении. Мой багаж также проделал аналогичный путь и очутился на той же транспортной полосе вместе с багажом моих будущих спутников. В момент моего появления в сборном коридоре их там уже находились четверо и среди них полковник Семаков. Он ничем не выдал нашего знакомства. Как, впрочем, и я.
  В течение следующих пятнадцати минут в коридоре терминала собрались все отправляющиеся на Валдай. Пока я находился на станции, их число не увеличилось, так что я имел информацию обо всех присутствующих. Что, конечно, не исключало пребывания на борту лайнера других будущих участников заварухи с линкорами.
  Спустя ещё минуту растворились дверцы переходного коридора. Транспортная полоса с багажом двинулась в раскрывшиеся створки багажного отделения, а люди двинулись своим путём.
  Процедура посадки прошла быстро и без проблем. Меня уже ожидала комфортабельная каюта на втором этаже в первом жилом пассажирском блоке. Всего жилых этажей здесь было семь. Дозаправка прошла достаточно быстро, и не успел я как следует оглядеться в каюте, как корабль отчалил, а пассажиры получили указание занять переходные кабины - мы погружались в гиперпространство.
  В тот же 'день' после обеда я решил ознакомиться со списком пассажиров, который без усилий извлёк из информбазы корабля, легко преодолев её защиту. Исследовал список попутчиков не я, а анализатор, настроенный на поиск определённых профессий, мест происхождения и по некоторым другим характеристикам. Фильтрация прошла быстро. Проглядев список, выданный мне анализатором, я не очень удивился, но всё же мне показалось, что он длинноват. Все занесенные в него люди были распределены по категориям в зависимости, от того, на каком признаке 'зацепило' фамилию: одних спецов по части Сверхмира набралось два десятка ('вообще-то многовато', - подумал я). Присутствовали и несколько военных с Новой Калифорнии. Не факт, что они имели отношение к проекту виртуализации линкоров, но на них в любом случае следовало обратить внимание. Нашлось немало других потенциально интересных личностей.
  Кроме того, я выяснил, что на корабле путешествует около тридцати киборгов. Как раз их количество показалось мне небольшим. С чего начать, я не имел понятия. Не лезть же к такой куче людей с расспросами о том, о сём. Это покажется странным. Я на станции и так развил большую активность. Но там это было, в общем, понятно - надо же как-то скрашивать серые будни ожидания общительному человеку. На корабле в гиперпространстве, да ещё на таком суперлайнере со всеми удобствами, самыми разными видами отдыха и развлечения пристающий ко всем человек вызвал бы только удивление и неприязнь.
  Следовательно, прямой путь здесь неуместен. Окольный же означает установку целой кучи подслушивающих устройств. А эффективность вряд ли будет высока: во-первых, нет гарантии, что интересующие меня люди будут между собой общаться или получать важные сведения. Во-вторых, на корабле, построенном по последнему слову техники, их легко и быстро засекут. Пусть не все и не сразу, но засекут. Следовательно, - меня вычислят, возможно, раньше, чем я получу хоть немного полезной информации. В общем, полный тупик.
  Но делать-то что-нибудь надо - список подозрительных субъектов слишком велик. Я решил снова поговорить с Антипенко и сделать ещё несколько шагов перед раскрытием карт. Когда я подошёл к видеофону, чтобы вызвать его каюту, меня вдруг осенило: ведь если полковник Семаков поступил так, как я его просил, то он либо уже связался со своим начальством, либо сделает это в ближайшее время, и я могу ожидать от него помощи. А поскольку звездолёт валдайский, то полдела будет сделано, и я смогу спокойно отслеживать всю нужную информацию. Эта мысль меня сильно приободрила, и я вызвал каюту академика Антипенко.
  Сначала мы поговорили о разных незначительных вещах, вроде перемены кухни. Затем я перешёл к рассказу об одном моём похождении в Глобальном Мире. Оно носила явно криминальный подтекст. Естественно, я не сказал, что это моя история. Но в то же время дал понять Антипенко, что не всё так просто в моих делах. К концу рассказа, как я заметил, академик смотрел на меня уже другим взглядом. Поскольку история была завязана на нескольких спорных моментах из технологий виртуальной реальности, то я спросил его мнение о возможности такого происшествия в принципе. Он ответил очень уклончиво. Мы попрощались.
  'Так - подумал я, откидываясь назад в мягком кресле перед видеофоном - ещё немного - и я смогу полностью выложить перед ним все факты. Посмотрим, что он скажет'.
   Внезапно раздался лёгкий писк - обычный сигнал моего коммуникатора. Обычно это означало передачу данных от начальства. В таком случае нужно было включить защиту и подготовиться к ускоренному приёму информации. Но, поглядев на коммуникатор, я обнаружил, что источник вызова находится на борту корабля. На секунду я засомневался. Но это мог быть только Семаков. Никому другому не нужно было скрывать свои контакты со мной. Я включил защиту и принял следующее сообщение:
   'Связался со штабом, сообщил всё. Получил ответ: приказ поступить в ваше полное распоряжение. Вам передать - внимание! Опасность высока. Операция скоро'.
  'Что ж, - подумал я, - как всегда, две новости: одна хорошая, другая плохая. Но какая из них важнее? С одной стороны, я могу теперь узнать всё, что только можно будет вытянуть из людей на этом корабле, не прибегая к допросу с пристрастием, а с другой, именно теперь, когда я в гиперпространстве и крайне ограничен в манёвре, противник готов начать действовать. Вот радость-то!'
  Оставалось делать то, что ещё возможно. Причём делать срочно. И надеяться на лучшее.
  Я тут же отправил сообщение Семакову:
  'Первое распоряжение: крайне необходима помощь капитана. Срочно свяжитесь с ним и убедите выйти на контакт со мной. Я изложу ему всё, что мне от него нужно'.
  Через несколько минут со мной по видеофону связался капитан Кондратьев. Я удивился открытому разговору, но он заверил меня, что этот канал защищён. Я спросил:
  - Вас предупредили о том, что вы будете мне помогать и что это совершенно секретно?
  - Да. Безусловно, я получил относительно вас полные инструкции.
  - В таком случае, скажу следующее: мне предстоит собрать на этом корабле много информации. Для этого я установлю массу жучков по всему кораблю. Сам. От вас нужно невмешательство, а при нежелательном обнаружении - прикрытие. Вы меня поняли?
  - Разумеется.
  - Прекрасно. Всё.
  Я отключил видеосвязь. Самое время было от разговоров перейти к делу. Я имел в своём распоряжении всё необходимое оборудование, состоявшее из микро и нанодеталей. Его доставили мне на нашем транспорте. Для сбора информации я располагал большим количеством времени, ведь наш полёт до Валдая должен был продолжаться не менее двадцати четырёх стандартных суток, тем не менее, моя интуиция подсказывала, что действовать нужно уже сейчас.
  Поэтому я достал футляр, раскрыл его и вытащил небольшое управляющее устройство. После его активации я занялся проверкой системы слежения. Простому глазу 'жучки' были не видны, но их расположение и перемещения легко отслеживались по карте на дисплее диспетчерского устройства. Я дал ему задание создать карту каюты, вывести её на дисплей, и отметить на ней движение 'жучков'. Через секунду карта появилась. Я запустил 'жучков'. Самодвижущиеся модели разлетелись по всей каюте, и через секунду я получил на приёмник отчёты со всех устройств. Пробный запуск прошёл нормально.
   После этого я отменил задание и дал новое. Я уже скачал из информбазы корабля его полную схему. Теперь я сгрузил её в память диспетчера и тут же я увидел перед собой трёхмерную модель корабля. Я дал указание рассредоточить все 'жучки' по выбранным каютам интересующих меня пассажиров. Эта процедура заняла больше времени, но все же довольно скоро мне было сообщено, что все средства слежения заняли свои позиции. Мне оставалось только ввести ключевые слова, по которым будет производиться отбор аудиоинформации. На это тоже ушло некоторое время, Наконец, я активировал систему прослушивания.
  Затем я поужинал в своей каюте. У меня никогда не возникало особого желания питаться в общих обеденных залах. В основном это приходилось делать по необходимости. Описанный выше обед с участниками нашего посольства на Эрланд - это почти исключение, лишь подтверждающее правило. Однако, ложась спать, я подумал, что завтра, видимо, придётся для начала хотя бы позавтракать в общем обеденном зале второго этажа и пообщаться с попутчиками. Кроме того, неплохо бы постараться поддержать набранную на Новой Галилее спортивную форму, посещая спортзалы. Во-первых, чтобы опять-таки последить за пассажирами лайнера. Во-вторых, возможно, она мне понадобится в ближайшем будущем.
  
  ГЛАВА 19
  Именно поэтому свой второй 'день' на звездолёте я начал с завтрака в обществе весьма приятной особы - Светланы Воскобойниковой. Её каюта находилась почти рядом с моей. Поэтому первое, что я увидел, выходя из своей каюты, была её фигурка. Девушка направлялась в сторону обеденного зала, то есть туда же, куда и я. Весь короткий путь по коридору я рассматривал в полглаза её слегка раскачивающиеся бёдра, обтянутые мягкой тканью платья бледных утренних цветов. Когда мы подошли к залу, я был всецело поглощён этим превосходным зрелищем. Она шла впереди и выбрала свободный столик. За ним осталось ещё много места, и я направился прямо к ней. Наверное, мне везёт знакомиться женщинами по разным ресторанам. Я решил не упускать подходящий случай.
  - К вам можно присоединиться? - полуспросил я, отодвигая в свободное кресло.
  Её взгляд быстро проскользнул по мне, и она несколько удивленно заметила:
  - Вы уже почти сели. Зачем же спрашиваете?
  Один взгляд на её лицо привёл меня в восторг: мягкий овал лица, обрамлённый черными волосами, такой же мягкий взгляд карих глаз из-под тонких изогнутых бровей, чуть тонкие губы.
  Приняв такой ответ за согласие, я занял только что отодвинутое кресло.
  - Как зачем! - искренне удивился я, - надо же как-то завязать разговор. А то можно просидеть весь завтрак, уткнувшись в свою тарелку.
  Она рассмеялась. У неё был небольшой коралловый ротик, со сверкающими белизной зубками. Я заметил также, что у нее очень приятный переливчатый смех.
  - А вдруг, я как раз хочу посидеть, уткнувшись в тарелку?
  - Ну, тогда бы вы вообще остались завтракать в своей каюте. И к тому же, мне кажется, у вас хорошее настроение, и вы не будете возражать против того, чтобы я составил вам компанию.
  - Вы говорите так уверенно... у меня создаётся впечатление, что вы скорее знаете это, чем вам 'кажется'. Вы, что, так хорошо разбираетесь в людях?
  - Да уж. Это я могу утверждать без ложной скромности. Я попутешествовал по нескольким десяткам миров и хорошо знаком со всеми типами людей, встречающихся во Вселенной.
  - У вас отменное самомнение!
  - Вы правы. Я не отрицаю этого.
  Тут я вспомнил, что ни я, ни она до сих пор не сделали заказ.
  - Послушайте, не знаю, как вас зовут, - сказал я после паузы, - но мне кажется, что мы рискуем не только не познакомиться, но и не поесть, как следует. Давайте сделаем заказ.
  Девушка с помощью голопроектора активировала две голограммы со списками предлагаемых блюд.
   - Вы можете называть меня Раде, - заметил я, пока мы сидели в ожидании еды. - Так зовет меня друзья. А вообще я Радивое Огненович.
  А вы меня - Света, - ответила она, - если хотите официально - Светлана Воскобойникова.
  - У вас валдайская фамилия... вы едете домой?
  - Вы угадали. Я возвращаюсь из командировки. А вы, по какой причине направляетесь на Валдай?
  - Можно сказать в противоположном вам направлении: в командировку.
  - Откуда вы родом?.. - спросила она.
  - Я из Т.С.Ю. - Триединого Союза Югославии.
  - О, это интересно! У меня есть двое-трое знакомых, побывавших на планетах Т.С.Ю. Вы с какой планеты?
  - Я родился на Дукле. Но более-менее постоянно живу на Рашке. Впрочем, ни там, ни там я почти не бываю: всё время в разъездах.
  - А я лишь третий раз покинула Валдай. Но моя работа - а я биолог - не требует длительных выездов с планеты.
  - Зато я специалист по диаспоре. Только и делаю, что налаживаю контакты и участвую в конференциях на разных планетах. Знаете, мне так надоели разговоры о профессиях. Поговорим о чём-нибудь другом?
  - Да, согласна... вы бывали на Валдае раньше?
  - Нет, но я много слышал о вашей планете. У меня тоже есть несколько знакомых, посещавших её.
  - Что же они вам рассказывали?
  - Очень интересные вещи. Вот, например, совсем недавно одна моя знакомая очень красочно расписывала вашу культуру, превозносила ваши достижения в гуманитарных областях. Она меня очень заинтересовала. Поэтому, когда мне предложили эту командировку, - а она не совсем соответствует основному направлению моей работы, - я и согласился.
  - Да, если у вас будет свободное время, вы сможете узнать много интересного о разных сферах жизни моего мира. Но позвольте дать вам совет.
  - О, разумеется. Я весь внимание.
  - Мне кажется, что разных достопримечательностей хватает на всех планетах, и культура каждой отличается своеобразием. Но вы когда-нибудь обращали внимание на дикую природу вашего мира или других планет?
  - К сожалению, чаще всего у меня на это не хватает времени. К тому же далеко не на всех планетах она есть. Взять хотя бы мою родную Дуклю - там её нет и в помине. И так на сотнях, если не тысячах планет.
  - Вы совершенно правы. Но на Большом Валдае как раз очень разнообразная дикая природа. Так что если у вас будет свободное время, вы сможете увидеть много интересного!
  - Что ж, теперь я знаю, как вы предпочитаете проводить отпуска, отдыхая от микроскопов... - заметил я.
  - О нет. Я не занимаюсь изучением биологических видов в лаборатории. Я предпочитаю делать это на природе. В естественной среде.
  - Ах, вот оно что... в таком случае, если я смогу вырваться на природу, я могу рассчитывать вновь увидеть вас?
  Она рассмеялась:
  - Вполне возможно.
  - А знаете, я уже подумываю, не присоединиться ли к вам сразу, как только вам придётся выезжать на природу. Честно говоря, если повезет сразу сделать главную часть работы, у меня может оказаться довольно много свободного времени. Так что несколько дней выкроить удастся без проблем.
  - Какой вы прыткий! Впрочем, я не возражаю. Тем более нам ведь предстоит такое долгое путешествие. Вы можете и передумать, - с улыбкой заметила девушка.
  - Сильно сомневаюсь, что такое возможно, - ответил я. - Кстати, вы не против, чтобы перейти на 'ты'. Завтрак уже почти закончился, а мы с вами всё еще как будто на деловой встрече.
  - Не возражаю, Раде.
  - Отлично, ты уже спланировала, что будешь делать эти двадцать четыре дня?
  - Уже двадцать три. У меня есть некоторые дела. Надо заканчивать отчёт о работе на Нововолыни. Но затем я собиралась пройтись по здешним спортзалам и дискотекам.
  - В таком случае я составлю тебе компанию?
  - С удовольствием принимаю тебя в напарники.
  - Отлично. Когда будешь собираться, звякни мне. Код моей каюты Б-187.
  - Обязательно!
  Все завтраки, обеды и ужины входили в стоимость проезда. Так что, поев, мы тут же покинули ресторан и отправились к своим каютам. По дороге я развлёк Свету маленьким рассказом случая из своей разъездной жизни. Затем она пошла к себе, а я - к себе.
  Вернувшись в каюту, я для начала познакомился с отчётом 'жучков'. Как и перед завтраком, проверка не показала чего-либо интересного в разговорах прослушиваемых лиц, также как и в их действиях.
  Затем я решил посмотреть, что собой представляет моя новая знакомая. Для этого я вошёл в нужные информсети из числа доступных в гиперпространстве и с помощью фильтров моего коммуникатора собрал всю имеющуюся информацию. Ничего особенного о ней я не нашёл. Биолог, участница нескольких исследовательских экспедиций на Валдае. В настоящий момент возвращается из командировки на Нововолынь, имевшей аналогичные цели. Соавтор нескольких трудов по биологическим видам Большого Валдая.
  Мои 'жучки' продолжали собирать и отсеивать информацию. Но самому мне пока что заняться было нечем. Поэтому я решил задержаться в информсети, дабы узнать последние новости. На Валдае и других близлежащих планетах всё было спокойно. Жизнь текла своим чередом, а все поступавшие оттуда новости были абсолютно будничными. Я несколько раз просмотрел их. Ничего интересного.
  Единственное, что привлекло моё внимание - это сообщение с единственной местной планеты, входящей в состав Основного Договора НС, носившей до удивительного банальное название - Касанова (Новый Дом), населённой в основном переселенцами с других латинских планет.
  В этом сообщении говорилось, что отправлен в отставку в связи с обвинением в коррупции министр обороны и национальной безопасности Р. Б. Торриси. Я как раз собирался посмотреть досье этого человека, когда мне поступил сигнал от Светы. Она собиралась в спортзал. 'Отлично, - подумал я, - досье посмотрим потом. Никуда этот генерал не денется'. И вышел из информсети. Затем я переоделся и отправился на встречу. Почти одновременно из своей каюты появилась Света.
  - Ну как, закончила отчёт?
  - Да, полностью. Теперь я свободна как птица и оставшиеся дни полёта намерена отдыхать вовсю.
  - Что ж, постараюсь не отставать от тебя. Я не прочь предварительно развлечься перед тем как заняться своей обычной работой на очередном симпозиуме и конференции.
  - Куда же мы направимся?
  - Начнём с тренажёров?
  - Согласна!
  - Тогда пошли.
  Спортзалы находились в том же конце жилого комплекса, что и ресторан, но несколько дальше. Мы провели там время, не сильно нагружая себя, но зато очень весело. Рассказывали друг другу анекдоты, смешные истории и когда выходили оттуда, то были уже лучшими друзьями.
  - Куда теперь? - задорно смеясь над последним анекдотом, спросила она и вдруг смутилась - О, прости, у тебя, наверное, есть дела?
  - Дела? - переспросил я и подумал, что пока я со Светой болтал в спортзале, мои 'жучки' вряд ли могли откопать что-либо серьёзное, да и предпринять что-то решительное, я пока не мог. Поэтому я ответил, что у меня нет никаких дел и я в полном её распоряжении.
  - В таком случае, моё предложение - бассейн. Тем более что и тебе, и мне всё равно понадобятся водные процедуры после физических упражнений в спортзале...
  Я рассмеялся, и мы отправились к плавательному комплексу, расположенному одним уровнем ниже.
  - Ты знаешь, мне что-то не хочется в общий бассейн, - сказал я как бы невзначай.
  Она лукаво посмотрела на меня и сказала:
  - Здесь вполне можно заказать отдельный мини-бассейн.
  - О, да ты всё разузнала заранее! - воскликнул я с притворным упрёком в голосе.
  - Ну, не совсем всё!
  - Отлично! А какой код, ты тоже знаешь?
  - Это не нужно. Смотри, здесь всё написано. - Мы как раз подошли к большому холлу со входами в несколько бассейнов.
  На стене передо мной висел большой экран с кодами всех бассейнов, видами водных тренажёров, и отметками, какие из бассейнов свободны. Мы выбрали тот, что поближе и сделали заказ. Купались мы в бассейне не более пятнадцати или двадцати минут. Находиться с такой девушкой в бассейне и сохранять спокойствие оказалось для меня довольно сложной задачей. Света в таких случаях очень зажигательна, как я убедился потом. Из-за этого, в конце концов, я просто вылез из бассейна отдохнуть и заодно понаблюдать за ней со стороны.
  Через две-три минуты вылезла и Света. С неё стекала вода. А лучи света ярких ламп, освещавших бассейн, играли на её коже и заставляли искриться купальник. Мой взгляд скользнул по её бёдрам, и я почувствовал прилив новой волны - на сей раз не водной, а сексуальной. Резко подскочившее напряжение всех мышц толкнуло меня в вверх. Я легко вскочил на ноги. Мы стояли в шаге друг от друга и наши глаза встретились. Кажется, по её лицу промелькнула тень улыбку, но я почти не обратил на неё внимания - я видел, как в её глазах разгоралось желание. Я почти физически ощущал её тело рядом собой: полушария упругих грудей, крепкие округлости бедёр. Её взгляд тем временем изменился: желание буквально полыхало в нём и новая сексуальная волна окатила меня. Больше никаких сомнений. Сейчас у нас будет секс. Вроде бы первое движение сделал я, но не уверен. Не помню. Зато помню, как наши губы слились в поцелуе, а напряжённые тела соприкоснулись. Поцелуй вышел долгим, глубоким и горячим - захватывающим во всех смыслах.
  Но наши руки не бездельничали, а убирали последние преграды, разделяющие тела. А потому, когда этот первый поцелуй завершился, нам оставалось лишь переступить через купальные принадлежности. Тело её манило меня, и я принёс новые подношения-поцелуи её грудям, животу, бёдрам, тому, что между ними. Мы оба оказались на полу, и я снова нашёл её лицо и горячие губы. А затем наши языки вновь соприкоснулись. Её руки легли мне на бока и медленно придвигались вниз, пока мы целовались. Её тело пылало, желание приближалось к максимуму, а бёдра раскрылись, приглашая моё тело испить влагу с раскрывшихся лепестков прекрасного цветка. И я, прервав поцелуй, чтобы ещё раз посмотреть ей в глаза и увидеть там подтверждение, воспользовался этим приглашением. Все, что последовало за этим, было восхитительно и прекрасно. Очень немногие женщины в моей жизни доставляли мне столько радости и удовольствия. Впрочем, я постарался ответить её тем же...
  
  ГЛАВА 20
  Мы покинули бассейн много позже усталые, но вполне удовлетворённые. В каюте меня ожидали новости. Мои 'жучки' за прошедшие часы выявили некоторые интересные фрагменты разговоров, а анализатор сделал заключение о том, что, по крайней мере, ещё один, кроме Круэлсайта, пассажир звездолёта может участвовать в захвате валдайских линкоров. Это был некто Рэндолф Сэмюэл Блэйк, также разработчик технологий для Сверхмира.
  'Ну что ж, это уже кое-что, - подумал я, - возможно, мне удастся обнаружить здесь целую сеть будущих участников захвата...'
  Следующим вопросом в повестке стояла еда. Я основательно проголодался. Заказанный в каюту обед был великолепен. Суп из касанованской пятикрылки (кстати, не забыть посмотреть досье этого сеньора Торриси), жаркое из нововолынского тура, тамошняя же отварная капуста, совершенно невообразимый мультисалат, пирог с валдайским лососем и четыре вида желе на десерт. Плюс, конечно же, три разновидности вин.
  Отменно поев, я принялся за досье бывшего касанованского министра и обнаружил несколько интересных, даже занимательных фактов, но в целом ничего особенного.
  Полное имя - Роберто Бальтазар Торриси Монтальбан. Из богатой, нет очень богатой и столь же влиятельной семьи (по меркам планеты Касанова, разумеется). Его предки уже, по меньшей мере, десять поколений владеют плантациями, на которых выращивается та самая пятикрылка, супом из которой я только что наслаждался. Причём плантации так велики, что доля их семейной компании на рынке этого весьма ценимого на местных планетах продукта колеблется в районе пятнадцати-двадцати процентов.
  Семья ведет обычный для их слоя транспланетный образ жизни. Роберто большую часть детства провёл на Новой Калифорнии, там же получил образование в Нью-Сакраменто. 'Странно - подумал я, почему не в Дженсон-Сити или в Нью-Лос-Анджелесе?'. Ответ я нашел тут же: он учился в Военной Академии. Прошёл также подготовку в спецподразделениях. Затем - служба в силах самообороны своей планеты. Последнее было совсем непонятно: как можно променять блестящую карьеру в войсках Центрального Совета на такое захолустье?! К тому же это явно противоречило его привычкам и стилю жизни...
  Впрочем, по службе он продвигался быстро ('ещё бы!'), и за пять лет достиг поста командующего этими небольшими силами. Отсюда он вернулся на Новую Калифорнию, где служил уже на высоких должностях ('Может, на Касанове у него было что-то вроде учебной практики?'). Несколько лет назад он вновь возвратился на свою историческую родину и вскоре занял пост, с которого его только что отставили.
  'Интересно, что он делал на посту министра? - надо выяснить'. Для этого пришлось залезть в информархивы (в том числе закрытые) Касановы. Всё прошло отлично - никаких проблем. Если уж я ушёл из сверхсекретных архивов мощнейших компаний ведущих планет Центрального Совета, то касанованская киберстража вообще не представляла для меня никакой угрозы. Они даже не заметили проникновения.
  Не сказать, что я выудил что-то полезное или хотя бы конкретное. Да, боеспособность касанованских военных несколько возросла, да, построено несколько крупных кораблей-транспортов, которые теоретически могли использоваться в военных действиях. Но всё это ни о чём не говорило: сеньор Торриси всего лишь вывел силы свой планеты на общий средний уровень космических вооружений, характерный для планет этого региона. Если же сравнивать с тем же Валдаем, то любому из их ГЛК ничего не стоит сокрушить даже пять флотов подобных флоту Касановы. Да, генерал Торриси заботился о своей маленькой армии. Но, судя по всему, он лишь набирал очки для службы в военных подразделениях планет Центрального Совета.
  Как следует из собранных материалов, отставка его вызвана интригами двух других влиятельных касанованских семей, которым он где-то перешёл дорогу. Итак, подведём итоги. Обычный богатый человек из провинции, желающий сделать карьеру в центре. Единственная особенность, что карьера военная. А так всё в норме.
  Оставшееся до ужина время я активно изучал своих попутчиков через корабельный справочник. Разумеется, он предназначался для служебного пользования, но под прикрытием со стороны капитана звездолёта мне ничто не грозило. Я не рассчитывал найти здесь что-то важное. Гораздо интереснее было выяснить, не залезал ли в справочник кто-то из других пассажиров. Если повезёт, таким образом, я смогу взять ещё несколько следов.
  За прошедшие сутки мои 'жучки' собрали удивительно мало информации. Противник явно затаился, и у меня не было никаких гарантий, что в дальнейшем мне удастся раскрыть всех или хотя бы большинство его агентов. А значит, нельзя упускать любые другие возможности получения информации.
  Я самым тщательным образом исследовал справочник. На сей раз, мне сопутствовала удача. Я обнаружил следы двух несанкционированных посещений, не отмеченные защитой справочника, и отследил их. Они привели меня к Хелен Фентон и Алану Рибейро. Они также были специалистами по КП.
   'Что ж, мне удалось расширить круг особо подозрительных лиц, будем работать дальше!' - подумал я, закончив изучение справочника.
   К ужину настроение у меня стало просто превосходным. Я приоделся в выходной костюм, который не забыло положить в мои кейсы начальство. Света встречала меня также в вечернем туалете. Мы прекрасно провели время за танцами и за едой. Пища была удивительно лёгкой, вино слегка ударяло в голову. Поэтому, проводив её до каюты, и вернувшись к себе, я пребывал в несколько разморенном состоянии и даже не подумал проверять сведения моих разведчиков.
  Следующим 'утром' я встал поздно и не сразу обратился к проверке данных. Никаких новостей, ничего, что могло бы привлечь моё внимание. Но когда я уже собирался выключить диспетчера моей сети слежения и пойти позавтракать со Светой, мой коммуникатор просигналил мне и выдал следующую информацию.
  Мои 'жучки' зафиксировали сигнал, полученный сразу двадцатью семью объектами слежки из тех, за кем я установил наблюдение. Информация о нём не поступила на диспетчерское устройство, так как не соответствовал установленным фильтрам. Но поскольку анализатор моего коммуникатора я на всякий случай настроил на выявление любых необъяснимых явлений в собранной 'жучками' информации, то такая рассылка не прошла мимо.
  'Это уже кое-что', - подумал я и попросил выдать список пассажиров, принявших сигнал. В нём среди прочих оказались фамилии Круэлсайта, Блэйка, Фентон и Рибейро. Похоже, в моих руках оказался список агентов противника.
  Теперь передо мной встало два вопроса. Что означает сигнал, и что мне делать с этим списком. С мыслями об этом я и пошел на завтрак. Моя новая подруга пришла чуть позже и тоже с каким-то озабоченным выражением лица. Мы оба пребывали поначалу не в лучшем настроении, однако к концу завтрака немного расшевелили друг друга шутками и разговорами по поводу нашего вчерашнего купания. Тем не менее, когда мы возвращались после еды, я сослался на занятость, и отправился прямиком к себе. Вернувшись в каюту, я немедленно принялся за просмотр новостей из местных информсетей.
  Ничего, ровным счётом ничего нового, из ряда вон выходящего. Ситуация нравилась мне всё меньше. Я буквально блуждал впотьмах. Я знал точно: где-то, что-то произошло. Но определить где и что пока не мог. Я хотел взяться за досье ещё не исследованных участников 'сигнального' списка, но получил сообщение коммуникатора о секретном вызове на контакт.
  На сей раз, со мной связалось моё руководство. Я получил самые свежие данные, - они были извлечены из секретных информканалов противника за несколько минут до связи со мной. Главное - сеньор Торриси произвёл на своей планете переворот, точнее начал его производить - всё-таки захват власти на целой планете - не дело одного часа. Но как только он будет завершён, это станет общеизвестным фактом.
  Итак, причина сигнала мне известна. Казалось бы, теперь осталось лишь понять, что мне делать с 'сигнальным' списком. Но в ситуации возникла новая неопределённость: мне обязательно нужно было сначала понять причину такого засекречивания переворота. Ведь очевидно, что если на Касанове и есть силы, способные сопротивляться войскам экс-министра, то их успех или неуспех ни в коей мере не зависит от огласки. Ни одна планета в нашей Вселенной не в силах за несколько часов снарядить полноценную военную экспедицию на другую планету. Значит, причина в другом. В чём? В том, что за несколько часов может выйти из-под контроля. Это задача для анализатора.
  Вот его заключение, выданное мне.
  Первая версия: наверняка важно, чтобы генерал Торриси не упустил за несколько часов нечто крайне важное для него самого или возможных спонсоров переворота и ради чего, вероятно, затеян переворот. По крайней мере, об этом свидетельствует собранная информация. Вся, кроме сигнала, принятого агентами на борту звездолёта.
  В этом случае речь идёт или о сохранении информации из источников, которые ещё не контролируются новоявленным диктатором, но могут быть взяты под контроль за несколько часов, или о кораблях, могущих покинуть планету. Последнее более вероятно по двум причинам. Во-первых, транспортная служба не подчинялась напрямую министру Торриси, что могло повлечь проблемы при осуществлении переворота. Во-вторых, крайне сомнительно, чтобы генерал, которому удалось почти на сутки выключить планету из информсетей, не мог бы контролировать все внутренние потоки информации.
  Вторая версия гораздо более многовариантна. Она предусматривает, что под влиянием переворота на Касанове за её пределами приходят в движение некие внешние силы. По этому поводу информация очень скудна. Положение усложняет то, что первая и вторая ситуация могут иметь место одновременно.
  С другой стороны, есть некоторые условия, значительно сокращающие количество вариантов этой второй версии. Если у переворота есть спонсоры, причём те же, что финансируют проект виртуализации ГЛК, они постараются максимально дистанцироваться от развития ситуации с валдайскими линкорами. Значит, любые прямые действия в этом направлении, которые хотя бы с минимальной долей вероятности могут раскрыть их участие, уже сейчас можно полностью исключить. Например, активную помощь Торриси, исходящую с любой другой планеты.
   Не слишком довольный расплывчатостью выводов анализатора, я сам продолжил обдумывание сложившейся ситуации и её перспектив с учётом непонятного сигнала. К разряду крайне маловероятных вариантов я отнёс, например, захват лайнера выявленными агентами противника, или какие-то другие активные действия с их стороны во время перелёта на Большой Валдай, которые они могут произвести после получения зафиксированного мной сигнала. Захват корабля вообще не имеет смысла: как известно, в гиперпространстве нельзя изменить курс. А другой причины для захвата нет. К чему тогда этот сигнал? Ведь это очень большой риск. Заговорщики не могли не понимать, что сигнал в гиперпространстве относительно легко обнаружить, как вообще большинство действий в нём.
  Я посмотрел на часы: уже битых два часа сижу над этой проблемой, а воз и ныне там. Последствия сигнала не выяснены, что делать со списком двадцати семи неясно. Единственное, что я мог сделать сейчас, - это связаться с полковником Семаковым и передать ему собранную за последнее время информацию, дабы он переправил её своему начальству на тот маловероятный случай, если это уже не сделало моё начальство. Так я и поступил. Судя по его реакции, он ожидал чего-то подобного. По его совету я передал капитану звездолёта предупреждение о наличии на борту потенциальных участников опасного заговора. Кондратьев обещал принять все возможные меры для обеспечения безопасности корабля в новых обстоятельствах.
  Обедал я в своей каюте. Светлане сказал, что у меня много дел, и как минимум до завтра я буду ими загружен. Даже не почувствав вкуса съёденных блюд, я вернулся к своей работе и принялся за досье двадцати семи. Я надеялся, что, получив полное представление, смогу сделать вывод о том, для каких целей их могут использовать. Увы, мои надежды не оправдались. Более чем половина из этого списка в принципе не имела отношения к военному делу, а в Глобальном Мире появлялась только в качестве его заурядных пользователей. Так, по крайней мере, говорилось в их открытых досье. Разумеется, я не сомневался, что всё это - стопроцентная ложь. Но до реальных данных в настоящий момент добраться не представлялось возможным.
  Перед ужином я вновь связался с полковником Семаковым. Он сообщил мне, что Главный Штаб на Валдае изучил мои сведения, но они не видят прямой угрозы для своей планеты со стороны генерала Торриси. Экономические связи с Касановой незначительны, почти треть товарооборота приходится на импорт той самой пятикрылки, а потому семья нового хозяина Касановы не заинтересованы в потере такого большого рынка. Но всю информацию, приходящую с этой планеты в Штабе, конечно, отслеживают. Сам полковник сообщил мне, что в официальных информационных сетях уже появилось сообщение о перевороте.
  После этого я решил ещё немного подождать с ужином и просмотреть отчёты моих 'жучков'. Они меня вновь разочаровали. Вообще ничего, что помогло представлять для меня хоть малейший интерес. Ни один из участников второго списка не связывался с другими и не совершал каких-либо действий, которые хоть косвенно можно было бы связать с новостями из внешнего мира или просто счесть подозрительными. Я уже собрался перераспределить свою систему слежения, чтобы нацелить всех 'жучков' на наблюдение за участниками 'сигнального' списка, но потом подумал, что ситуация слишком неясная, а потому такой шаг преждевременен.
  На следующий 'день' показания датчиков слежения оставались прежними. Единственное, что мне оставалось - ждать...
  Я решил, что мне надо сбросить накопившееся напряжение, и набрал код каюты моей новой знакомой и предложил совершить прогулку по кораблю, если она не занята. Света согласилась. Через несколько минут мы встретились в межкаютном коридоре. Для начала мы отправились на третий этаж, где находилась система аквариумов с различными видами флоры и фауны, представляющих океаны разных планет. Зрелище было превосходным: редко мне попадалось такое разнообразие живых и полуживых существ и растения самых разных форм и видов. Побродив немного вокруг, мы решили воспользоваться дополнительной услугой: в отдельном помещении мы переоделись в специальные костюмы, а затем, разместившись в специальных ваннах, мы вошли в закрытый виртуальный мир, создававший иллюзию нахождения в одном из океанов Вселенной.
  Подобный способ отдыха считается специалистами по морально-психологическому восстановлению нашей разведки одним из самых эффективных, и я могу лишь присоединиться к их мнению. Я предпочёл совершить первое погружение в океан Хауптмана на Шлезвиге. Это пристанище всех видов водорослей, какие только можно себе представить. Живой организм большого размера вроде млекопитающего не может в нём существовать вообще. И даже рыб в нём почти нет, лишь очень мелкие, которым хватает места среди бесчисленных стволов и листьев водорослей. Потискавшись среди них, я переместился на полярный океан Новой Джорджии, обладающий, как известно, одной из самых развитых морских экосистем во Вселенной. И это при одной из самых низких средних температур среди океанов. Затем я посетил ещё около десятка разных акваторий. В некоторых я 'был' один, других - вместе со Светой.
  Потом мы долго сидели с ней в уютном кафе на том же этаже и обменивались впечатлениями. Отобедав, мы решили заняться просмотром развлекательных программ в её каюте. По дороге я заскочил к себе и проверил показания 'жучков'. Как я и ожидал - ничего нового в них не нашлось, а потому я с легким сердцем отправился в гости. Там вплоть до самого ужина мы развлекались: просмотрели несколько шоу, обсудили последние новости из светской хроники информсетей НС, рассказали друг другу массу анекдотов, немного покувыркались в постели...
  За едой мы продолжали развлекать друг друга рассказами о своей жизни. Я узнал много нового о биосфере Большого Валдая. Света очень интересно рассказывала о живущих там ассимилированных потомках земных животных и тех видах, что появились там, пока эту планету осваивал человек в результате скрещивания с немногими дочеловеческими видами. Её коньком были местные виды псевдокошачьих. За десертом мы сменили тему на более подходящую к нашему положению межзвездных путешественников и обменялись впечатлениями о разных поездках.
  После ужина я на пять минут забежал к себе, чтобы проверить показания 'жучков'. Увы - ничего нового. Я вернулся в каюту к Светлане, и мы провели чудную ночь в её постели.
  
  ГЛАВА 21
  Последовавшие затем две недели путешествия в гиперпространстве стали для меня второй серией вынужденного, но крайне приятного отдыха. В основном, меня занимали не разведывательные дела, а бурно развивающийся роман со Светой Воскобойниковой. Работа моя если и продвигалась, то микроскопическими шажками. Причина состояла в том, что предпринять что-либо конкретное не было никакой возможности.
  События и во внешнем мире и на звездолёте практически замерли, а если что-то и происходило, то информация об этом до меня не доходила. Похоже, в деле конспирации противник достиг-таки совершенства, полностью скрыв свои текущие действия во внешнем мире за завесой тайны. На самом гиперпространственном лайнере, никто из 'сигнального' списка и не думал себя как-то по особому проявлять. Какие там мятежи и захваты корабля! Агенты противника на борту даже не думали предпринимать ничего противозаконного. Новости из внешнего мира, извлеченные как из открытых, так и из закрытых источников, не несли в себе никаких сведений, которые заставили бы меня активизироваться. Моё начальство тоже не могло сообщить мне ничего нового или важного.
  Генерал Торриси полностью контролировал ситуацию на Касанове и в прилегающем районе космоса, но даже не думал предпринимать агрессивных действий против других планет. В обычных случаях агрессивных вовне мятежей такие действия предпринимаются сразу, дабы выиграть максимум времени. В данном случае всё говорило о том, что касанованскому диктатору нужна была лишь его собственная планета.
  И уж конечно ни у кого из наблюдателей, аналитиков и комментаторов не возникало даже мысли, что он может угрожать Большому Валдаю. Об этом же говорили и все аналитические выкладки валдайского Главного Штаба, о чём меня известил полковник Семаков 'дня' через четыре после переворота. Кроме него я обсуждал мои проблемы с академиком Антипенко, с которым в тот же день у меня произошёл вполне откровенный разговор. Я сообщил ему, всё, что мог о существующей угрозе. Вот что он мне на это сказал:
  - У нас велись похожие разработки, но, насколько я знаю, они прервались на стадии очень далёкой от завершения, - и, помолчав, добавил, - помнится мне, с ними был ещё связан какой-то скандал, и даже поговаривали, вы понимаете, среди своих, об утечке информации.
  - Да-да, я почти уверен, что они воспользовались крадеными разработками.
  - Не совсем так. Ведь технологии как таковой у нас не было. Да и утечка, кажется, была не в их сторону.
  - Ну, тогда они её перекупили и довели до ума. Не в этом дело. Главное - в другом. Ведь если велись какие-то разработки, значит, есть люди, обладающие определённой и очень ценной информацией!
  - Что вы имеете в виду?
  - Прежде всего, что первоначальным разработчикам с вашей планеты должны быть известны какие-то базисные принципы, лежащие в основе проекта. Это сейчас важно. Вы понимаете?
  - Да я вас понял, это действительно очень важно, но что я могу сделать?
  - Необходимо как можно быстрее связаться с вашими коллегами и поговорить об этом.
  - Послушайте, но не проще ли выйти на военных, тем более что вы агент союзника. Наш Главный Штаб, я уверен, был причастен к разработке проекта подобного типа. Там они быстрее разберутся.
  - С ними я поддерживаю контакт уже несколько дней, но есть некоторые проблемы. Во-первых, я не могу переслать им сведения о технологии - это слишком рискованно. Во-вторых, по некоторым причинам, они скептически настроены.
  - Они не верят вам?
  - Верят, но вся операция по захвату ГЛК настолько сложна, что её реализация в нынешних обстоятельствах им представляется нереальной. Признаюсь честно, мне - тоже. Но, к сожалению, собранные ранее данные свидетельствуют о том, что противник намерен её провести. Я бы хотел, чтобы вы помогли мне наладить контакты с вашими учёными.
  - Сейчас это сделать очень сложно. Всё-таки гиперпространство - это не место для научных диспутов.
  - Разумеется, я хочу лишь к высадке на Валдае иметь возможность тесно поработать над этой проблемой с вашими коллегами. Вы должны подготовить их к этому. Кроме того, возможно, вам легче будет убедить и ваших военных. Без них ведь никак не обойтись.
  - Да, я понимаю.
  На этом наш разговор закончился.
  Помимо периодической проверки данных моих 'жучков', я постарался досконально изучить агентов противника на корабле. Мне удалось приоткрыть завесу мрака, опущенную над истинными сведениями о некоторых из них. В группе были навигаторы, военные, программисты. Но биографии некоторых участников 'сигнального' списка раскрыть мне так и не удалось. Анализ нового, биографического, списка, привёл меня к выводу, что на Валдай летят люди, из которых получился бы неплохой экипаж для виртуального линкора. Я немедленно передал эту информацию и моему начальству, и на Валдай через Семакова. Тамошняя разведка тоже изо всех сил пыталась раскопать биографии 'сигнальщиков' и кое в чём им удалось превзойти мои результаты. Я получил с Валдая реальные сведения ещё о трёх агентах противника.
   Кроме этого, к полезной информации надо отнести и то, что один из агентов - Гастон Юар - оказался очень схож со мной лицом и телосложением. Мой анализатор выдал данные о более чем девяностопроцентном совпадении внешних физиологических данных. И, главное, он, как и я не был любителем разного рода имплантантов. Его специализацию мне раскрыть полностью не удалось, но по некоторым данным можно было предположить, что сфера его ответственности в будущей операции будет близка к вопросам обычного вооружения линкора.
  Но все эти дела занимали не та уж много времени. Неопределённость ситуации, конечно, нервировала меня, но приходилось ждать и тратить нежелательный отпуск. А легче и приятнее всего сократить время ожидания как раз в постели. В любовных упражнениях оно пролетает быстро. Так что новые обстоятельства моей работы сильно подстегнули развитие отношений с моей неожиданной возлюбленной. Несомненно, это были одни из лучших дней моей жизни, которая била ключом, и две недели постельного режима нисколько не утомили меня. Я пребывал в отличном душевном и физическом состоянии.
  Вот только где-то глубоко внутри с некоторых пор стало нарастать новое беспокойство: простой дорожный роман грозил перейти в нечто большее, а я приближался к самому сложному отрезку операции. В таких условиях наши отношения со Светой могли затруднить выполнение задания.
  Конечно, будь я киборгом даже с внедрёнными чувствами, я бы легко решил это проблему. Но я человек и иногда меня заносит. К концу второй недели я понял, что моё положение явно усложняется. Время шло. Ситуация никак не прояснялась. Действия, которые могли предпринять агенты противника из 'сигнального' списка не поддавались никакому прогнозированию. И даже с учётом малой вероятности каких-либо акций с их стороны в гиперпространстве, заранее полностью исключить возможность экстремального развития событий я не мог.
  А значит, корабль становился зоной огромного риска для находящихся на нём пассажиров, включая Свету. Но я не мог позволить себе тратить силы и время на телохранительство.
  Впрочем, на шестнадцатый день полёта проблема отпала сама собой.
  Мы со Светой как раз заканчивали завтрак, когда в обеденном зале раздался странный звук. Я оглянулся в поисках источника звука. В зале находилось несколько экранов, которые могли показывать видеозаписи или работать как видеофоны связи. В данный момент на всех экранах появилось лицо капитана звездолёта. Насколько я знал, это было первое включение капитана в пассажирскую видеосеть после отлёта с Нововолыни. И явно внеочередное.
  - Уважаемые пассажиры! Настоятельно прошу вашего внимания! Сейчас это моё сообщение передаётся по всем видеофонам корабля. Оно крайне важно для всех людей, находящихся на звездолёте. Я только что получил сообщение с Большого Валдая. Несколько часов назад в околопланетном пространстве нашего пункта назначения неизвестные корабли атаковали и захватили пассажирский лайнер, едва вышедший из гиперпространства. Принадлежность кораблей-захватчиков точно не выяснена, но по некоторым признакам, это могут оказаться корабли с Касановы. Они вынырнули из гиперпространства одновременно с лайнером. Захватив его, они вместе с добычей вновь скрылись в ГП. К сожалению, патрульные корветы подойти не успели.
  Волнение, поднявшееся в зале при этом сообщении, описать невозможно. Света испуганно посмотрела на меня и спросила:
  - Что это значит? Неужели этот Торриси настолько обезумел? И зачем ему захватывать лайнер с пассажирами с разных планет?
  - Не знаю, не знаю, латинские планеты не по моей части. Я не разбираюсь в их менталитете, - уклонился я от ответа. Новая информация одновременно и расслабила меня и заставила сосредоточиться. Дальнейшее развитие событий приняло более чёткие контуры, а, значит, период неопределённости подходил к концу.
  Тем временем на экранах опять появилось лицо капитана.
  - Ещё раз прошу вашего внимания. Как мне только что сообщили, на чрезвычайном заседании Главного Штаба Вооружённых Сил Большого Валдая приняты следующие решения. Во-первых, в околопланетном пространстве установлено усиленное дежурство из нескольких дивизионов корветов. Во-вторых, если касанованская принадлежность пиратов будет подтверждена, один из валдайских линкоров в ближайшее время будет направлен к этой планете для переговоров с генералом Торриси. Я уверен, что наша безопасность будет обеспечена, а судьба пленников Торриси будет вполне благополучна.
  Итак, Торриси атаковал валдайцев, а те, по-видимому, отреагировали именно так, как он и рассчитывал. Теперь моя первостепенная задача состояла в том, чтобы убедить союзников не отправлять линкор в лапы новоявленного диктатора. Поэтому, вернувшись после завтрака к себе, я тут же связался с капитаном нашего корабля.
  - Господин капитан, я думаю, мой вызов на контакт вас не удивил?
  - Да, я ожидал связи с вами. Что вы хотите сказать, господин Огненович?
  - Мне нужна экстренная прямая связь с Главным Штабом Валдая!
  - У вас есть секретная линия...
  - Для такого разговора она не подходит!
  - Это очень сложно, но, учитывая ситуацию, я попробую добиться её для вас.
  - Большое спасибо.
  - Ждите, минут через пять вам придёт вызов.
  Следующие пять минут я обдумывал свои аргументы. Собственно все они уже должны быть известны союзникам. Валдайцы обязаны понимать последствия решения направить ГЛК к Касанове с учётом того, что им уже известно о существовании технологии виртуализации и попытке её практического применения. Впрочем, и без этого особого смысла в отправке ГЛК я не видел. Ведь это не какой-нибудь осадный линкор для штурма планеты, да и в одиночку гонятся за дюжиной кораблей Торриси, ему будет не слишком сподручно.
  То есть, целью полёта будет лишь демонстрация силы, которая итак уже всем известна. И пойти против такой силы без суперкозырей в рукаве мог только сумасшедший. Из чего напрашивается вывод, что касанованский диктатор либо псих, либо реально может что-то противопоставить галактическому линкору, пусть этот вариант и на грани фантастики. В обоих случаях отправка линкора не имеет никакого смысла.
  - Это Главный Штаб. Я - заместитель начальника штаба ВКФ вице-адмирал Суханов, здравствуйте, - сказал мне еще не пожилой темноволосый человек в военной форме, сидевший с другой стороны экрана. - Это - сотрудники Штаба, которых мы сочли нужным подключить к нашему разговору, - он показал на людей, стоявших и сидевших у него за спиной.
  Я представился и сказал, что считаю необходимыми высказать свои соображения по ситуации с захватом заложников.
  - Слушаю вас, господин Огненович.
  - Для начала не могли бы вы разъяснить мне ваше решение направить линкор к Касанове, когда причастность Торриси к пиратскому захвату будет установлена?
  - Это очень просто. Это решение принято для успокоения общественности. В ближайшее время отправка ГЛК не произойдёт. У нас есть свои каналы связи с генералом Торриси, и мы уже ведём с ним переговоры.
  - Вы опасаетесь своего общественного мнения?
  - Скорее не своего. Проблема здесь в том, что на захваченном звездолёте две трети пассажиров составляли иностранцы, и их правительства наверняка потребуют от нас самых энергичных действий. Нас считают чуть ли не гегемоном в этом регионе. Вот мы и играем на опережение.
  - Всё ясно, но боюсь, договориться с Торриси будет очень сложно. Насколько я понимаю, его цель в том и состоит, чтобы заставить вас направить к Касанове ваши ГЛК.
  - Мы тоже это понимаем. Поэтому мы и усилили дежурство в околопланетном пространстве.
  - А вы уверены, что имеющихся сил достаточно, ведь ещё два или три таких захвата и вас вынудят послать ГЛК?
  - Мы постараемся обеспечить полную защиту.
  - Еще один вопрос. Как вы уже знаете, на борту корабля, где я сейчас нахожусь, есть целая группа агентов противника. Это специалисты виртуальности, космонавигации и военного дела. Возможно, такие специалисты находились и на захваченном корабле, а также летят на других лайнерах, идущих к Валдаю.
  - Да мы прорабатываем такой вариант.
  - Я имел ввиду, что захват корабля мог произойти как снаружи, так и изнутри. В этом случае, следует предпринять какие-то экстраординарные меры.
  - Вы совершенно правы. Это обстоятельство вполне может осложнить выполнение наших задач. Но мы сделаем всё возможное.
  - Ещё вопрос. Сколько звездолётов должно прибыть на Большой Валдай в ближайшее время?
  - У нас очень интенсивное межзвёздное сообщение. В ближайшее время прибудет около пяти десятков кораблей, включая ваш.
  - Хорошо, благодарю за связь.
  - Всего хорошего, господин Огненович.
  Итак, ситуация начала проясняться: Торриси вовлёк валдайцев в конфликт, и теперь его единственной задачей было припереть их к стенке, дабы они послали к нему свои ГЛК. Средство для этого очевидно - захватить побольше жителей других планет, чтобы их правительства надавили на валдайцев. Следовательно, Торриси приложит все усилия к тому, чтобы побыстрее захватить побольше пассажирских звездолётов. Итак, мне известно, что будут делать и валдайцы, и Торриси. Насчёт последнего - не совсем - ведь я не знаю, как он собирается захватывать ГЛК с их мощной защитой. Но в данный момент это не имело большого значения.
  Теперь осталось прояснить вопрос, что делать мне? В данный момент ни одного из агентов противника я не мог уличить ни в чем противозаконном. А если они и начнут действовать, то, как теперь ясно, уличать их будет уже поздно. О том, чтобы влезть из гиперпространства в секретные архивы компаний-заказчиков виртуализационной операции, не могло быть и речи. К тому же у валдайцев достаточно своих спецов и первоклассной техники для такой работы. Следовательно, помочь валдайцам я сейчас не мог. Мне оставалось одно - постараться выполнить полученное таки от моего начальства несколько дней назад задание - предотвратить захват ГЛК или, по крайней мере, их использование в виртуальности.
  Составляя план своих действий, я исходил из предпосылки, что касанованскому диктатору удастся целиком выполнить свою часть работы, возложенную на него спонсорами. Ведь в противном случае дело вообще перестанет меня касаться, а проблема Торриси станет исключительной прерогативой валдайцев. Я был уверен, что при неудаче заказчики не будут защищать экс-министра.
  Что я буду делать в случае захвата корабля? Только не сидеть в своей каюте и не ждать приказов от касанованцев! Тут я вспомнил о Гастоне Юаре. А что если...
  'Пожалуй, стоит попробовать', - подумал я.
  
  ГЛАВА 22
  После некоторых раздумий решение было принято. Судя по всему, агенты противника будут использоваться для управления ГЛК и реконструкции их технической 'начинки'. Тогда единственный выход для меня - внедрение. Понятно, что провести внедрение в 'полевых' условиях очень сложно. Кое-какие принадлежности на этот случай у меня есть. Тем не менее, большую трудность представляет необходимая в таких случаях проработка деталей. А именно они чаще всего и решают успех или провал. Мне предстояло проработать массу мелких подробностей за короткое время, досконально изучив записи моей системы слежения.
  'Хорошо, хоть он - не киборг', - подумалось мне.
  Я вызвал номер Светы и сообщил её, что в ближайшие дни буду очень занят. Всю оставшуюся неделю полёта в гиперпространстве я занимался копированием образа Гастона Юара и почти ничем больше. По моей просьбе руководство снабдило меня всеми доступными на данный момент сведениями об этом человеке, собранными без моего участия.
  Мой анализатор смоделировал для меня его поведенческий, а также физиологический образ. У меня были все данные волновых излучений его тела, всё, что только составляет индивидуальность человека. В соответствии с этими данными мой анализатор построил полную аналоговую модель, а затем запрограммировал те технические приспособления, вроде модулятора голоса, которые были мне необходимы. Плюс разработка и освоение грима и прочие необходимые процедуры. Наконец - самое главное - вживание в образ.
  За всё это время я лишь несколько раз виделся со Светой. В основном мне приходилось её успокаивать. Дело осложнялось тем, что, как я и предполагал, через сорок три часа после первого захвата произошёл второй захват пассажирского лайнера. На сей раз, он сопровождался настоящей схваткой кораблей в космосе. Точнее, на околовалдайской орбите.
  Два сторожевых корвета были сильно повреждены, а пассажирский звездолёт увели у них из-под носа. Требования немедленно покончить с мятежным генералом сыпались на руководство Большого Валдая уже со всех планет, с которыми они поддерживали близкие контакты. Представители планет, входивших в Центральный Совет, пока отмалчивались.
  'Да - подумал я, - скорее всего, валдайцам не удастся остановить Торриси. Что ж, значит, я действую в правильном направлении'.
  Кроме того, я изредка просматривал полученные от моих 'жучков' данные (после первого захвата я перенаправил всю подслушивающую технику исключительно на участников 'сигнального' списка). Ничего нового в их отчётах я не находил.
  Несколько раз я связывался с академиком Антипенко. Всё, что он мог сообщить, это то, что его коллеги вернулись к проекту, лежавшему в основе технологии виртуальных линкоров и прорабатывают некоторые варианты его развития и возможные контрмеры против виртуализации. Отсюда ждать помощи было рано. Контакты с валдайскими военными не давали ничего нового.
  Когда подготовка к подмене Гастона Юара завершилась, мне осталось лишь разработать и исполнить план этой самой подмены. Юар жил на третьем этаже. Питался чаще всего там же в обеденном зале. Из всех видов развлечений предпочитал теннис и игровые автоматы. Вот они-то мне подходили наилучшим образом.
  В последний день перед выходом из гиперпространства я своим 'жучком' выследил, когда Юар отправился в зал игровых автоматов и подключился к 'Охоте в пустыне Эйала Гидона', весьма увлекательному зрелищу, где участники с первой до последней секунды активного участия полностью поглощены избиением всего, что летит, бежит или ползёт, а виртуальные эффекты запросто прикроют собой любое постороннее вторжение, проведённое с должной степенью осторожности. Поэтому ничто не помешало мне применить к противнику расслабляющие средства.
  Я внедрил в систему, обеспечивающую функционирование игры, волновой передатчик. Связь игрока с игровой системой как обычно имела бесконтактную форму и осуществлялась волновым способом. Соответственно, волны моего передатчика шли в мозг Юара вместе и под прикрытием волн игровой системы. Под гипнотическим воздействием передаваемых моим устройством 'сигналов' мозг агента перенастроился на работу по моим командам. При этом все параметры функционирования его организма не претерпели никаких изменений, по которым можно было бы засечь мою ментальную агрессию.
  В результате Гастон Юар оказался под моим полным контролем. Причём, он даже не подозревал об этом. И это при том, что, как я выяснил ранее, все двадцать семь агентов противника имели великолепную защиту от почти любого высокотехнологического воздействия. Даже моим 'жучкам' приходилось работать на некотором расстоянии, чтобы не быть замеченными.
  Впрочем, успех этого этапа подменной операции был бы невозможен, обладай Юар ИИКом. Импланты не только фиксируют изменения любых параметров тела, но и расшифровывают информацию, подаваемую в мозг хозяина любыми внешними источниками. В случае невозможности расшифровки включается сигнал тревоги.
  Но вся защита Юара была внешней, и я, проведя небольшой эксперимент, удостоверился заранее, что информацию с моего передатчика она не зафиксирует.
  Теперь нам оставалось только поменяться местами. Сделать это следовало перед самым выходом из гиперпространства. Ещё с утра капитан предупредил нас, что выход состоится вскоре после обеда, и что в обычном пространстве нас будут ждать четыре корвета. Столько же будут прикрывать нас со стороны, пока мы не сядем в Великой Твери. Он также сказал, что во время полёта в обычном космосе всем пассажирам следует оставаться в своих каютах. После еды я проводил Свету к её каюте и постарался убедить её не волноваться. Я сказал, что мы увидимся уже в Великой Твери, так как обедать я буду у себя.
  За оставшееся до выхода из ГП время я закончил последние приготовления. В своей каюте я установил взрывное устройство, которое должно было сымитировать взрыв в результате попадания осколка ракеты. Затем собрал нужные вещи. В гости к Юару я отправился сразу после обеда. Просто постучал к нему в дверь. Он открыл, я зашёл и велел ему закрыть дверь, что он и сделал. Я выложил кое-что из своих вещей и приказал ему переодеться. Затем по моей команде он отправился ко мне в каюту, прихватив с собой часть своих вещей. На прощание я отдал ещё один приказ: не вступать в контакты ни с кем, не откликаться ни на какие вызовы, переадресовывая их мне.
   Затем я наложил грим и занял место в переходной кабине. Должен признаться, что испытывал определённое волнение: ведь мне, возможно, предстояло проникнуть на вражескую территорию, и хоть я очень старательно готовился к предстоящей операции, полной уверенности в успехе у меня не было.
  Впрочем, состояние остальных пассажиров, да и большей части экипажа было куда более нервным. В последние два-три дня перед выходом из гиперпространства мне пришлось стать свидетелем нескольких нервных припадков, а число случаев неадекватного поведения людей на звездолёте в последние часы резко возросло. То и дело в обеденном зале раздавался истерический смех по поводу какой-нибудь вовсе не смешной шутки, походка у многих стала неровной, как будто после хорошей порции алкоголя.
  Некоторые люди сновали по кораблю туда сюда, перебегая с этажа на этаж и поминутно включаясь в корабельную информсеть. Некоторые из завсегдатаев мест развлечений последние несколько суток безвылазно сидели по каютам. Иные передвигались по коридорам корабля, погружённые в свои мысли, как лунатики. А кто-то наоборот ходил по звездолёту группами, возросла посещаемость видеосалонов - фильмы и шоу предпочитали смотреть, собравшись вместе.
  В общем, наш корабль, как, впрочем, и все другие, идущие к Большому Валдаю могли бы послужить великолепным полем для исследований по психологии современных людей и её проявлениям в экстремальных ситуациях. Наконец, в последние часы перед выходом в обычный космос на корабле повисла гнетущая тишина. Особо нервные приняли успокоительные средства. Люди разошлись по каютам и сидели там тихо в ожидании неизбежного.
  И оно не заставило себя ждать.
  Переход прошёл нормально. Однако сразу после него начался ад. Одновременно с нами из гиперпространства выскочили четыре корабля Касановы и вступили в бой с конвойной четвёркой. Капитан попытался направить звездолёт в сторону от схватки. Туда, где находился второй дивизион прикрытия.
  Однако выход из космического боя - штука непростая. Пространство, на котором происходило столкновение, в считанные минуты охватило значительный район космоса вблизи от места нашего выхода из ГП. А применяемое вооружение оказалось впечатляюще мощным и приблизительно равным, так что нашим защитникам не удалось сразу получить преимущество. В первые минуты боя на звездолёте началась паника. Почти все пассажиры с воплями и криками бегали по своим каютам, сотрясая корабль. Они бегали бы по всему кораблю, но по приказу капитана все каюты перед выходом из гиперпространства автоматически закрылись, и теперь покинуть их стало просто невозможно.
  В это время капитан демонстрировал высший класс управления таким крупным космическим кораблём. Невероятно как ему удавалось вести звездолёт посреди бушующей схватки. Мониторы внешнего обзора на лайнере включились сразу после выхода из гиперпространства, и я мог наблюдать бой и всё, что происходило вокруг. Чёрное пространство, через которое мы неслись к спасению то и дело рассекали молнии от ударов и длинные яркие ленты следов прошедших только что кораблей и пролетевших зарядов. Уверен, такое зрелище завораживающе подействовало на многих, и вскоре большинство пассажиров прильнули к экранам внешнего обзора, наблюдая схватку.
  За нами в погоню бросился один из касанованских кораблей. Он почти настиг нас, когда получил попадание ракетой в среднюю часть корпуса. В нашу сторону полетели осколки. Как только они достигли корабля и стали бить по его обшивке, я нажал кнопку, и маленькая бомба превратила мою прежнюю каюту в ничто. Заодно взрыв проделал приличного размера дыру в борту корабля, и туда вместе с остатками разных вещей вылетели и останки настоящего Гастона Юара.
  'Надеюсь, у меня будет шанс утешить Свету своим чудесным воскрешением', - подумал я.
  В это время капитан включился в информсеть корабля и сообщил, что, несмотря на взрыв на одном из жилых этажей, опасности для корабля в целом нет.
  - Всем пассажирам оставаться в своих каютах. Внутренние переборки не повреждены и корабль не пострадал. На подмогу уже вызван третий дивизион корветов. Я уверен, мы благополучно сядем на Большом Валдае.
  Казалось, спасение близко. Несмотря на то, что из-за атаки касанованцев капитану пришлось менять траекторию полёта, второй дивизион корветов в полном составе догонял нас и расстояние между нами быстро сокращалось. Мы несколько уклонились от прямого курса на Большой Валдай, но под защитой дивизиона корветов наше спасение было бы обеспечено.
  Однако на самом деле до него было ещё далеко. Минуты через три после выступления капитана прямо между лайнером и приближающимися охранными корветами второго дивизиона вынырнули два касанованских корабля. Они немедленно атаковали второй дивизион прикрытия. В течение ещё нескольких минут, пока мы шли прежним курсом ко второму дивизиону, пространство впереди нас стало полем боя, и его осветили разрывы мощных зарядов.
   Мы оказались отрезаны от охранения. До подхода третьего дивизиона оставалось ещё некоторое время. Капитан решил двигаться прямо к Валдаю, для чего нашему кораблю пришлось совершить дальний обходной манёвр.
  Некоторое время поблизости от нас никого не было. Думаю, большинство пассажиров уже уверовали в спасение. Даже у меня нервное напряжение начало спадать. И в этот момент мониторы внешнего обзора показали две быстро растущие точки: нас догоняли два касанованских корабля. Вскоре после того, как многократно увеличенное изображение мониторов позволило рассмотреть их детали, один из кораблей выпустил предупредительную ракету.
  Капитан попытался совершить манёвр и уйти от них. Но касанованцы не отстали, а их вторая ракета чуть было не задела лайнер. Теперь капитан практически остановил корабль. Касанованцы приближались. Спустя несколько минут произошла стыковка. В это самое время мониторы внешнего обзора показали приближающиеся корабли. На сей раз, валдайские. У многих, наверное, вновь затеплилась надежда. Но она оказалась эфемерной. Спасатели явно запаздывали. На борт лайнера через открытый по приказу захватчиков главный проход вошли несколько вооружённых касанованцев. Они приняли управление кораблём, отстыковали его и отключили внешние мониторы. Затем капитан Кондратьев отдал приказ занять места в переходных кабинах. Заявив одновременно, что передаёт управление звездолётом капитану Эмилиано Рохерсу. Мы нырнули в гиперпространство под носом у опоздавшего третьего дивизиона валдайских корветов, который вступил в бой с оставшимися около Валдая кораблями касанованцев.
  Все, что происходило в конце боя и сразу после погружения в гиперпространство, судя по многим позднейшим рассказам, воспринималось большинством пассажиров как во сне. Я сам был близок к шоку в течение нескольких первых минут. Но затем взял себя в руки. В конце концов, всё произошло именно так, как я и планировал, и теперь от меня требовалось только одно - хорошо сыграть свою роль.
  Сразу после погружения включились видеофоны, и новоиспечённый командир корабля заявил, что отныне мы - заложники, и что наша жизнь и здоровье будут зависеть от выполнения 'жирными свиньями с толстыми кошельками с планет Центрального Совета' 'справедливых требований благородного генерала сеньора Торриси'. Затем этот столь же благородный, как и его хозяин, сеньор объяснил нам, что путь до Касановы займёт около двадцати часов, после чего нас снимут с корабля, и разместят в концлагере вместе с другими заложниками.
  'Превосходно - подумал я, - снова неизвестность. Опять ждать непонятно чего'.
  Впрочем, у меня хватало забот. Вдруг, все агенты противника сразу после захвата обмениваются какими-то сигналами? А то и вовсе открыто сотрудничают с касанованцами? Как не вызвать подозрений в этом случае? К счастью, мои 'жучки' по-прежнему продолжали работу. Они и сообщили мне, что в течение всего времени боя и переходов туда-сюда из гиперпространства и обратно, а также позднее, ни один из моих теперешних соратников никак себя не проявил. Меня даже позабавило, что некоторые, оказывается, сильно нервничали, пока шёл бой.
  'Ну что ж, продолжим таиться', - подумал я.
  
  ГЛАВА 23
  Следующие двадцать часов, пока продолжался перелёт на Касанову, оказались полны уныния и депрессии. Все развлечения пираты отменили, посещение спортзалов, видеосалонов, аквариумов и прочих аттракционов было запрещено, а помещения, где они располагались, заперты. Питались мы исключительно в своих каютах. Связь с другими каютами по видеофону стала невозможна. Единственное, чем я занимался всё это время - окончательная отработка образа Гастона Юара.
  Но, в конце концов, мы прибыли на место. Тут выяснилось, что нас обманули: лайнер совершил посадку не на Касанове, а на незаселённой планете без признаков атмосферы. Сразу после выхода из гиперпространства, МВО были включены и мы 'насладились' обзором принимающего нас безжизненного шара. Сразу после посадки капитан Рохерс вновь обратился к нам, приказав с вещами отправляться на выход.
  Перед уходом из каюты я ликвидировал свою разведсистему. Все 'жучки' самоуничтожились не оставив никаких следов. Также я уничтожил и архив записей системы слежения.
  От посадочной площадки по специальной трубе нас отправили внутрь скалы, возле которой сел корабль. Там, пройдя по нескольким коридорам, мы попали в огромный зал, и касанованцы начали нас сортировать по группам. Тут меня поджидал ещё один удивительный факт. Двадцать семь участников 'сигнального' списка пираты не стали выделять в отдельную группу, как я ожидал, а отправили в общий блок со всеми выходцами с планет Центрального Совета.
  'Похоже, их осторожность переходит в маразм, - подумал я. - Что ещё меня ожидает - вызовы по одному и тысячекратные проверки? Не удивлюсь, если они еще каждого разложат на молекулы перед операцией. Хотя такая проверка для меня, пожалуй, закончится провалом. Но, будем надеяться, они не совсем из ума выжили'.
  Итак, я проследовал в жилой блок вместе с другими агентами. Они по-прежнему не проявляли никаких признаков активности, играя роли обычных заложников. Оставалось только ждать и надеяться, что предварительная тягомотина быстро закончится.
  А наше пребывание на базе пиратов, между тем, затягивалось. Главный штаб валдайцев предпринимал титанические усилия для защиты пассажирских лайнеров, но снабжённые самыми последними технологическими разработками корабли касанованцев в ближайшее время захватили ещё два межзвёздных пассажирских лайнера. Валдайцев припёрли к стенке.
  Всё командование околопланетных космических войск ушло в отставку, а политическое руководство планеты приняло-таки решение направить против Торриси свои ГЛК. Причём, как, видимо, он и рассчитывал, валдайцы перестраховались и направили к звёздной системе Тобайеса, где находится планета Касанова, целый дивизион этих космических монстров. Все эти новости мы узнавали из открытых региональных информсетей, к которым получили доступ в жилом блоке.
   'Ну, теперь совсем скоро', - подумал я, узнав последнюю новость.
  И не ошибся. Всё началось через полтора дня. Нас вызывали по одному. Постепенно в большом зале, куда я пришёл в сопровождении двух касанованских солдат, пройдя сперва по десятку перепутанных коридоров и туннелей, собралось около двухсот человек. Оказалось, что в этой операции будут задействованы целые экипажи. Их подготовили, насколько это было возможно по минимальным разведывательным данным, к работе на валдайских ГЛК. Причём большая часть будущих виртуализаторов летела на первых двух лайнерах, которые захватили касанованцы. На последних же четырёх прибыло всего человек шестьдесят. Я выяснил это, переговорив с некоторыми моими коллегами.
  Пока мы здоровались и обсуждали своё долгое ожидание, я обнаружил ещё одну очень полезную для меня форму самозащиты, применённую противником. Суть её заключалась в том, что никто из людей собранных здесь никогда ранее не контактировал близко с другими. Таким образом, опасности разоблачения для меня почти не осталось.
  Всё, чего я мог теперь опасаться - это слишком дотошная перепроверка личности прибывших. Но и тут нашлись некоторые успокоительные моменты. Пока меня вели по коридорам, я несколько раз успел обнаружить устройства, подобные тем, что изучали меня в пункте вербовки на Гинзбурге. Высокий уровень моей технической защиты, обеспечиваемой коммуникатором, позволял мне рассчитывать на успешный обман их системы распознавания и надеяться, что дополнительных проверок не будет.
  Но вот все агенты со всех жилых блоков были собраны, и включились громкоговорители, спрятанные на стенах вверху. Никакого обращения, приветствия и т. п. Сразу и по деловому: призыв к вниманию, а затем - перечисление состава первых четырёх экипажей, которые должны заняться управлением валдайскими ГЛК после их захвата. Я оказался в одном из них.
  Я был вполне готов к такому развитию событий, поскольку, выбирая Гастона Юара для подмены, учёл его специализацию по обычному вооружению - ему почти наверняка предстояло оказаться в одном из первых экипажей, для которых опасность боевого столкновения с оставшимися под контролем валдайцев линкорами была очень велика.
  Вместе с другими членами нашего экипажа я отправился на предназначенный для нас касанованский корабль. На сей раз, путь оказался неожиданно коротким, и уже через пять минут мы добрались до взлётной площадки.
  'Удивительно - подумал я, сейчас нас загрузят на корабль, и мы полетим в открытый космос, дабы управлять валдайскими ГЛК. А я до сих пор не могу себе даже приблизительно представить, как касанованцы смогут захватить хотя бы один из линкоров!'
  Сразу после нашего прибытия по всем каютам была дана команда занять амортизационные кресла, и корабль взлетел. Взлёт и выход с орбиты прошли успешно и вскоре члены будущей команды будущего виртуального ГЛК могли уже передвигаться по кораблю, уносившему нас в далёкий космос навстречу охотнику, которому предстояло стать добычей. Вместе с нами в том же направлении двинулись ещё три корабля.
  Вскоре после выхода в космос я получил ответ на столь долго мучивший меня вопрос. Использовав свою специализацию как хороший предлог, я без всяких обходных манёвров заинтересовался вооружением одного из бывших транспортов, на котором теперь оказался. Оно было действительно классным - по самому последнему слову техники, лучшие изобретения (пригодные для такого класса кораблей, конечно). Но для борьбы с ГЛК эти орудия не годились. Все, кроме одного.
  На касанованском корабле был установлен мощнейший генератор силового поля, способный (по словам его оператора, которого я нашёл в командном отсеке) погасить даже активность двигателей ГЛК. Причём действовать он мог на очень больших расстояниях. Ничего подобного до сих пор не существовало и, насколько я знал, не могло существовать. Аналогичные устройства стояли и на других кораблях, летевших навстречу валдайским линкорам.
  'Итак - подумал я, - всё просто превосходно! Кто-то из этих добрых молодцев из суперкорпораций планет Центрального Совета разработал ещё одну супертехнологию, самый мощный ГСП во Вселенной. Они тихо переправили его на Касанову, установили на корабли, которые сначала переоборудовали по последнему слову самой передовой техники - делали всё, что хотели! И никто вокруг даже ухом не повёл. А потом вдруг вызывают меня и хотят, чтобы я в одиночку провалил весь этот грандиозный план. Эти валдайцы так похваляются своим новейшим оружием (помню, как раз, когда я был на Паннонии, туда прилетела целая делегация из Великой Твери, чтобы запродать своё вооружение), но не могут справиться даже с переделанными касанованскими транспортами. А я должен спасать их линкоры! Ну и ну!'
  Так или иначе, мне придётся действовать. Я был уверен, что на борту ГЛК должен присутствовать осведомлённый представитель Главного Штаба. Моя задача состояла в том, чтобы устроить представление и показать ему и командованию валдайской эскадры истинную силу касанованской угрозы. Но вот вопрос - как решить эту задачу?
  На первый взгляд нет ничего проще. Взял оружие, захватил пульт управления генератором - небольшая такая штуковина - и направил силовое поле на один из касанованских кораблей. Хорошо, ну а что дальше? Успех, конечно, достижим, если, увидев мою демонстрацию, валдайцы немедленно атакуют противника и если повезёт, и мой корабль не разнесут в щепки ответным огнём касанованцы с других транспортов, если меня не прибьют их сопланетники, летящие со мной и мои коллеги из будущего экипажа трофейного ГЛК, пока я в одиночку буду дуэлировать с остальными тремя их кораблями. Слишком много 'если'. Можно сказать, что шанс выжить в такой ситуации весьма невелик. Нужно попытаться найти другой выход'.
  Тут я сообразил, что, пожалуй, уже могу использовать свой анализатор. Ведь все проверки экипажами пройдены, а тотальная слежка в инфосфере корабля может помешать нормальной работе его оборудования. К сожалению, ничего нового в рамках заданного направления действий анализатор предложить не смог. Но он предложил другой путь: касанованцы захватывают и переоснащают корабли, а я тем временем, применяя оставшиеся в моём распоряжении технические средства, захватываю управление новым уже виртуализированным вооружением линкоров и, когда противник пытается применить её в Глобальном Мире, я уничтожаю то, что хочу, например, информархивы корпораций-заказчиков.
  Тоже вроде бы просто. И очень правильная позиция с точки зрения части КП, каковой и является мой анализатор. Если не считать того, что здесь нагромождено ещё большее количество 'если', которые просто не указаны, чем в первом варианте. Это и если хватит времени, и если хватит технических средств, и если хватит знаний, и если я смогу добраться до всех линкоров, и если, наконец, меня попросту не разоблачат. Вывод оставался один: действовать нужно сейчас.
  А раз так, то единственный способ разрушить планы касанованцев - использовать ГСП. Конечно, риск был велик, возможно, велик как никогда в моей жизни. Но другого выхода просто не существовало. Я не мог допустить захвата ГЛК ни в коем случае, ибо последствия этого могли оказаться просто катастрофическими.
   Итак выбор сделан. Теперь осталось обдумать детали, разработать план операции. Детали и план в данном случае - важнее всего. Для успешного ведения боя нужно захватить не только пульт управления ГСП, но и каюту, откуда осуществляется управление кораблём и ведением огня. То есть, командный отсек. После его захвата ('как будто это раз плюнуть', - подумал я) надо будет срочно связаться с валдайцами. Дальше средства экстренной эвакуации - нужно узнать, где они расположены, до начала операции. Для этого надо познакомиться с планом корабля.
  Я вновь рискнул и включился в информблок корабля, дабы заглянуть в эту схему. Впрочем, на сей раз, риск был минимальный, ведь как специалист по вооружению, я вполне мог заинтересоваться расположением наиболее важных отсеков перед возможной схваткой с почему-либо не попавшим под луч ГСП валдайским линкором.
  За несколько часов, пока касанованцы двигались навстречу своей добыче, я, находясь в одной из комнат отдыха, успел разработать план и обдумать его во всех деталях. Во-первых, для захвата корабельной рубки требовалось оружие. Его я решил позаимствовать у группы захвата. Эта группа должна была штурмовать линкор после того, как удерживаемый силовым полем ГЛК будет пристыкован к касанованскому кораблю. Оружия в её арсенале было предостаточно. Следующий вопрос состоял в том, чтобы перекрыть доступ командному отсеку. Следовало также хорошенько разобраться в управлении кораблём и в средствах связи.
  Чтобы сделать всё это, я опять отправился в командный отсек. Ко мне там отнеслись вполне благожелательно, и я смог выяснить все интересующие меня детали. Теперь я точно представлял себе как мне перекрыть все обозначенные на плане корабля подходы к каюте, и как пройти к спасательным катерам.
  Касанованцы были слишком заняты управлением корабля, чтобы обратить внимание на мою дотошность. К тому же, как я заметил, они сильно нервничали, видимо, не будучи уверены в успехе предприятия. Они слишком давно пребывали в уверенности, что валдайские линкоры совершенно неуязвимы, чтобы легко поверить, будто какой-то навороченный генератор силового поля сможет их остановить. Тем более что, как оказалось, на транспорты установили опытные образцы этих устройств, не прошедшие полную серию испытаний. Это ещё раз показало мне, что проведение операции противнику пришлось ускорить, возможно, и из-за моего эрландского вторжения в информархивы.
  Дальше мне нужно было обследовать арсенал группы захвата. Но сначала, я зашёл в бар перекусить. Во-первых, потому, что не хотел обратить на себя внимание таким странным рейдом по не касающимся меня напрямую пунктам корабля, а во-вторых, мне и впрямь не мешало подкрепиться перед столь тяжёлым делом. Понятия не имею, что я там ел и сколько заплатил, да и заплатил ли вообще, - мысли мои находились совсем в другом месте. Выходя из бара, я уже знал, что, выбрав нужное оружие и снаряжение, надо будет разместить его рядом с выходом из помещения. А перед уходом установить бомбу, чтобы арсенал больше никому не достался. Оставалось только надеяться, что не возникнет каких-то неожиданных препятствий.
  Перед тем как идти к арсеналу, я дал задание коммуникатору по поиску средств слежения, нацелив его на нужное помещение по загруженному плану корабля. Как я и предполагал, и сам арсенал, и все подходы к нему находились под полным контролем всевозможных средств слежения.
  'Превосходно - подумал я, - похоже, мне нашлось занятие вплоть до самого боя. С этой проблемой справиться будет сложно'.
  Пройдя мимо арсенала, я вернулся в комнату отдыха, и засел за игровой автомат. Все автоматы, находившиеся на корабле, были соединены в единую сеть. Она в свою очередь имела выход на один из низших уровней виртуальности. Через него я вышел в открытую информсеть. Оттуда я проник в Спейс-управление Касановы.
  Сделать это оказалось довольно просто: опасаясь преждевременного разоблачения, мои противники оставили в Спейс-управлении старую технику. Ведь если кому-нибудь совершенно случайно пришлось обратиться туда до переворота, то техническая помощь заказчиков была бы тут же раскрыта: слишком сильно разнится уровень технологии. Успех моих дальнейших действий во многом также обеспечила разница технического уровня модернизированных касанованских кораблях и их же Спейс-управления. Именно из-за этого запросы, сигналы и прочие составные информационных потоков, идущие туда и обратно специалисту моей квалификации не составило труда подделать.
  В результате, пройдя окружным путём, я проник в информсеть корабля. Здесь уже следовало быть крайне осторожным. Опасность раскрытия резко возросла. А потому, чтобы добраться до системы защиты арсенала мне потребовалось втрое больше времени, чем на то, чтобы войти в сам информблок. Тем не менее, я 'внедрился' туда и перепрограммировал её нужным мне образом.
  После преобразования защитной системы я проник на оружейный склад без каких-либо затруднений: мой анализатор за две секунды раскрыл коды всех его замков. Оказалось, запас гпг (газовых паралитических гранат) более чем достаточен. Кроме того, я выбрал три лёгких автомата, лазер и несколько бомб с таймерами, а также защитную маску. Затем я установил возле входа, но не на виду, бомбу (не включив её, пока что) и покинул арсенал.
  Через несколько минут после моего возвращения в комнату отдыха, где коротали время многие десантники и почти весь экипаж для ГЛК, по кораблю была объявлена часовая готовность. Я подумал, что это уж слишком, объявлять о бое за час до его предполагаемого начала. Тем более что никто из моих попутчиков, включая десант, никак не отреагировал на это сообщение. Штурмовой группе предстояло получить оружие непосредственно перед самой десантной операцией, когда линкор уже будет взят под контроль с помощью ГСП.
  Тем временем все, кто не был непосредственно задействован в первом этапе операции, собрались в большом корабельном холле для просмотра того, что будет происходить в космосе. Я сел в заднем ряду с краю и вместе со всеми наблюдал сближение с линкорами. Вскоре объявили боевую тревогу. Валдайцы, судя по тому, что мы видели на экране, примерно через полчаса должны были выйти на расстояние захвата силовым полем.
  Десантники собрались в отдельную группу, в ожидании приказа отправляться за оружием. Настало время для начала контрзахвата.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"