Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Вне Мира. Роман. Главы 15-18

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда людям даётся второй шанс. Вот только на что?

  15
  Спустя несколько дней мы оказались в столице Сильвена - Аннибал-сити. Это был совершенно другой город, нежели столица Флэтчера. Не было серых, холодных неуютных домов с плохо проветриваемыми комнатами и ужасающими окнами, часто напоминающими бойницы. Глядя на Аннибал-сити, можно было бы подумать, что мы не покидали Новую Пенсильванию, а лишь отправились проветриться в какой-то дальний уголок планеты, слегка отставший в своём развитии. Достаточно уютные жилые многоэтажки вполне жизнерадостных раскрасок, супермаркеты, бары, дискотеки; в центре - административные здания. Всё как на обычной, пусть и далеко не высокоразвитой планете, входящей в Новое Содружество.
  Нас, как впрочем, и других перебежчиков приняли вполне радушно. Мы быстро оговорили условия нашей работы, получили жильё, гораздо более приличное, нежели то, что было у нас во время 'службы' у Флэтчера.
  Приступив к работе в финансовом центре Аннибал-сити, я быстро ощутил, что втягиваюсь в некое подобие прежней новопенсильванской жизни. Я довольно много общался с коллегами и быстро понял, как сильно похожа атмосфера в этом учреждении на атмосферу в банке, где я прежде работал. Впрочем, в данный момент мелкая подковёрная борьба, развернувшаяся на моих глазах, мало меня интересовала. Стремление к карьерному росту, казалось бы, глубоко и основательно привитое всей моей жизнью в Саутхилле, теперь практически не проявлялось, - вполне естественно после тех злоключений, которые произошли с нами на этой планете. Я был рад простой возможности отдохнуть от ужасов войны. Всё остальное меня совершенно не волновало.
  Все мои друзья предпочли работу 'на гражданке' в Аннибал-сити. Жили мы в основном по соседству, - квартиры находились в домах одного квартала. Так что общались мы друг с другом часто и подолгу. Особенно поначалу. В то же время мы стали заводить знакомства с местными жителями (впрочем, в большей степени с жительницами). У меня это получилось не сразу, зато достаточно успешно. Примерно через два месяца после начала жизни в Аннибал-сити мы с Максом и Эдди выбрались на местную дискотеку. Должен признаться, это был мой первый 'выход в свет' на этой планете, в то время как мои приятели уже больше месяца бывали на дискотеках и вечеринках каждую неделю, причём иногда - по два-три раза за неделю.
  Я и на родине редко бывал на таких шумных мероприятиях, а потому слегка растерялся и решил побыть в сторонке, дабы присмотреться. Насколько это представлялось возможным в полутьме дискотеки. Я довольно долго просидел у стойки бара, потягивая какой-то местный алкогольный напиток, когда ко мне подскочил Эдди. Они с Максом кадрили девушек и танцевали с самого прихода.
   Видеозапись.
  - Старик! Какого черта ты тут делаешь? Ты зачем сюда припёрся? Эту бурду ты можешь спокойно пить у себя дома! Чего ты тут сидишь? - перекрикивая музыку поинтересовался Эдди.
  - Во-первых, не я сюда 'приперся', а вы меня сюда притащили! И делаю я то, что хочу! Отстань от меня! - ответил почти столь же громко рассказчик.
  - Ни за что. Тут такие классные девчонки! А у тебя, насколько я помню, после похищения из дворца Фельдмана никого не было. Так что давай, отваливай от бара и вперёд! Большому кораблю - большое плавание!
  - Да уж... большой заднице - большое сиденье... - чуть тише произнёс Панков.
  - Давай-давай! Двигай на танцпол! - возможно, не расслышав, продолжал настаивать Эдди.
  Он бросил бармену какие-то монеты, схватил Панкова за локоть и потащил к куче девушек, собравшейся неподалёку. Возможно, выпивка уже слегка ударила рассказчику в голову, потому что он не слишком-то сопротивлялся.
  - Привет, девочки! - воскликнул Эдди, - ну-ка, поприветствуйте нас. Я - Эдди, а это - Джонни. Мы инопланетяне! Космические пираты! Мы похитим лучших из вас, дабы поразвлечься на нашей яхте! - он тоже явно был навеселе.
  Девушки сквозь грохочущее светопреставление ответили ему нестройными голосами.
   Конец видеозаписи.
  Мы перезнакомились с ними и начали болтать. Точнее, из нас двоих говорил только Андерсон, а я лишь поддакивал ему. Девушки болтали без умолку. Их щебет уже начал мне надоедать (поскольку из-за той же выпивки я мало что понимал), когда Эдди скомандовал:
  - А теперь вперёд, танцевать! - и зашептал мне на ухо - Я танцую с Мелиссой и Лорой, а ты берёшь себе Мэри и Стэфани.
  Я ответил: 'Есть!' и попытался исполнить его приказ. Я взял под руки двух девушек - только теперь я заметил, что они очень даже ничего, и отправился танцевать. Впрочем, получалось это у меня плоховато. Зато девушки так и заливались смехом, наблюдая мои па и кульбиты. После полчаса таких 'танцев' я почувствовал усталость и отправился к себе домой. Стэфани вызвалась меня проводить. Это оказалось весьма полезным, так как без её помощи я вряд ли добрался бы до квартиры.
  Вы будете смеяться, но я не помню, как это произошло. А после того, как я открыл-таки дверь в свои апартаменты, мои глаза окончательно слиплись, и мозг отключился. Поэтому следующим утром я был удивлён, обнаружив себя в кровати. Впрочем, я ещё сильнее удивился, увидев разбросанную по комнате чью-то женскую одежду. Женское белье на кресле, видимо, принадлежало той же особе. Я ничего не мог понять и начал усиленно вспоминать прошедший вечер и особенно ночь. У меня мало что получилось. Разве что, я вспомнил её имя. Тут я вспомнил, что вчера на дискотеке делал запись - мы поспорили с Хербом, что я не выберусь на эту вечеринку, и он в шутку затребовал доказательств воплощения моих намерений. Я решил воспользоваться видеозаписью, чтобы восполнить пробелы памяти.
  Но тут появилась Стэфани - в моей рубашке. Она выглядела весьма эффектно, и моё сонное состояние начало быстро рассеиваться. Немой вопрос моих глаз она проигнорировала. Видимо, в этот момент я случайно активировал команду 'запись', перепутав с командой 'скачать', которую изначально собирался дать микрокомпу видеокамеры, которая у меня всё время подсоединена к брелоку коммуникатора.
   Видеозапись.
  Невысокая кареглазая брюнетка среднего роста с миловидным лицом, стоя посреди ничем не примечательной комнаты со шкафом и креслом на заднем фоне, сказала, обращаясь к рассказчику:
   - Доброе утро, Джонни. Тебя, кажется, так зовут?
   Движение, похожее на кивок, почти целиком оставшееся за кадром.
  - А тебя, если не ошибаюсь, зовут Стэфани?
  - Не ошибаешься!
  - Прекрасно! Но, к сожалению, это почти всё, что я помню о прошедшей ночи. Может, ты поможешь мне освежить память?
  - С удовольствием. - Она присела на кровать. - Прошлым вечером мы познакомились на дискотеке. Мы много танцевали. Ты устал и решил отправиться домой. Но поскольку ты ещё и сильно набрался, то мне пришлось тебя проводить. Пока мы сюда добирались, я сильно устала. К тому же ты заснул, не дойдя до кровати несколько шагов, и мне пришлось тащить тебя и раздевать. Поэтому я решила, что ехать к себе через весь город не следует, слегка перекусила и легла спать.
  Говоря это, она встала с дивана, собрала одежду и белье, спряталась за дверцу шкафа и стала одеваться.
   Конец видеозаписи.
  Дверца была узкая, да и шкаф стоял сбоку, так что я видел почти всё. Эта пикантная ситуация окончательно прогнала мой сон, но на какие-то заигрывания я не решился и тоже стал одеваться.
  Мы вместе позавтракали на скорую руку, - у обоих на утро намечались дела. Затем мы в темпе разбежались в разные стороны, так что я едва успел узнать её координаты. Как ни странно мне почему-то захотелось продолжить наше знакомство. Возможно, потому, что пока она одевалась, у меня создалось впечатление, что она весьма сексуальна.
  Впрочем, в тот момент у меня было слишком много дел, чтобы размышлять о таких вещах. Я вновь погрузился в работу, но в ближайшее время все же несколько раз вспоминал о Стэфани. Мы встретились через неделю. У меня вновь был свободный вечер, у неё - тоже. Мы неплохо провели время в одном из ресторанов в центре города, а затем - ещё лучше - остаток ночи у меня в квартире. На сей раз, мы оба заснули только под утро.
  Затем мы встретились ещё и ещё. Так само собой получилось, что я завел роман со Стэфани Тилли - молодой девушкой, работавшей в одном из крупнейших супермаркетов города. Обычно мы встречались раза два в неделю. Я отлично проводил с ней время. Мы даже находили возможность выбираться за город. Странным образом мои связи с остальными пассажирами 'Звезды небес' в это время сильно сократились. Я знал, что дела у них идут неплохо, особых проблем в адаптации нет.
  Ещё меньше я вспоминал Новую Пенсильванию. Судьба жестоко обошлась со мной. Но теперь, казалось, я получил шанс начать всё сначала. Я очень надеялся на то, что мне удастся им воспользоваться. За то время, что я успел прожить на планете Салвейшн, я много чего узнал о нравах и обычаях местных жителей, о том, как сурова здесь жизнь, какие превратности судьбы могут ждать здесь человека. По крайней мере, так я думал тогда. Именно поэтому мне нравилась тихая гавань, в которую меня занесло после стольких злоключений.
  Увы, мои надежды на светлое, безмятежное будущее остались лишь надеждами. Возможно, в какой-то степени в этом виноват я сам. Возможно, в очередной важный момент жизни мне вновь не хватило твёрдости. Возможно, всё это так. Но всё же не я затеял дело, приведшее к краху всех наших радужных надежд и ожиданий. В качестве злого гения и не только для других, но и для самого себя опять выступил Питер Адамс.
  События развивались почти также, как в случае с похищением нас с Новой Пенсильвании. Проблемы возникли столь же стремительно и столь же неожиданно. Это случилось почти через год после того, как мы попали в Аннибал-сити. Однажды рано утром меня разбудил звук видеофона, - мне прислали срочное сообщение.
  Накануне я вернулся домой поздно вечером, - мы со Стэфани ездили за город, а потом я провожал её домой. Естественно я не успел толком выспаться, так что процесс пробуждения занял некоторое время. Пока я приходил в себя, мне пришла в голову мысль, что меня срочно вызывают на работу. Настроение у меня сразу испортилось, - вызов на службу в такой час не мог предвещать ничего хорошего.
  Поэтому я даже обрадовался, когда оказалось, что меня вызывает Питер Адамс. От кого, от кого, а от него я не ожидал неприятных известий. Насколько я знал, в последнее время он стал сильно продвигаться вверх по карьерной лестнице на госслужбе, завёл там много полезных знакомств и вообще его дела шли преотлично. Ко всему прочему я ещё не вполне проснулся, а потому не заметил ни хмурого лица, ни напряжения в голосе Пита.
  Он пригласил меня срочно подъехать к нему, поскольку 'дело не терпит отлагательства', как он сказал. Я спросил, что за дело. Он уклончиво ответил, что очень важное, касается всех нас и что все должны у него собраться. Остальных он уже вызвал или вызовет в ближайшие несколько минут.
  Я не стал задавать других вопросов, - видимо, по той же причине неполного просыпания. Я довольно быстро умылся, оделся и вышел на улицу. Там возле подъезда стоял мой автомобиль. Пользоваться им сейчас не имело смысла. До дома Адамса на другом конце квартала - было чуть больше пяти минут хода. Я подумал, что заодно я смогу проветриться на свежем воздухе.
  Странно, до чего хорошо я запомнил то утро! - заметил он.
  По пути я встретил Уокеров и Юнга. Как и я, они пребывали в полном неведении происходящего, но у Херберта настроение почему-то было плохое. Заметив это, мы пристали к нему с расспросами. Он постарался увильнуть от прямого ответа.
  Когда мы оказались в квартире у Адамса, там не доставало лишь Джанет Каррье и Эдди Андерсона. Питер тут же заявил нам, что ни слова не скажет, пока не соберутся все. Ждать, к счастью, пришлось недолго. После того, как появились Эдди и Джанет, все расселись по диванам и креслам в большом зале отличной квартиры Пита, куда он переехал лишь месяц назад, и стали ждать объяснений. Минуту-другую Адамс ходил по комнате взад и вперёд. Кое-кто начал уже терять терпение, когда он, наконец, заговорил. Вот, что он сказал:
  Видеозапись с комментарием рассказчика.
  В просторной комнате, обставленной явно лучше спальни рассказчика с дорогой мебелью, в том числе несколькими мягкими диванами и креслами недешёвого гарнитура и хрустальной люстрой на потолке в напряжённых позах сидели одиннадцать героев повествования. Двенадцатый, Питер Адамс, стоял у противоположной стены, рядом с экраном видеофона. Он посмотрел на своих гостей и произнёс:
  - Друзья мои, боюсь, у нас возникли некоторые проблемы...
  - Что ты хочешь этим сказать? - аж подскочил Билли.
  - Пожалуйста, Билли, не перебивай меня. Я всё объясню, - отходя к окну, сказал Пит. - Вы все знаете, при каких обстоятельствах мы оказались на этой планете. Мы находимся здесь далеко не по своей воле...
  - Все, кроме тебя и мистера Росса, - заметила Дороти.
  Питер говорил, прохаживаясь по комнате, и все присутствующие с напряжением следили за ним. Точнее, почти все. Я случайно взглянул на Юнга. А он-то как раз не ловил каждое слово Адамса. Казалось, он вообще его не слушает. Херберт сидел с самым мрачным видом, уставившись куда-то в пол.
  - Возможно, возможно, речь сейчас не об этом, - Пит говорил неуверенно, как будто с трудом подбирая слова. - Но никто, надеюсь, не скажет, что Салвейшн - прекрасная планета и ему нравиться здесь жить?
  Он обвёл нас вопрошающим взглядом, но никто, естественно, ему не ответил.
  - Правильно, никто, ведь мы пережили здесь такие ужасы...
  - Какого черта ты всё это нам рассказываешь? Говори о главном! - потребовал Майк.
  - О главном? Хорошо. Думаю, никто не будет возражать, если я скажу, что всем нам очень хотелось бы выбраться с этой планеты?
  Вопрос снова повис в воздухе. Но напряжение, на сей раз, было гораздо выше.
  - Конечно, - ответил сам Адамс. - Но что мы можем сделать для этого, и кто мог бы этим заняться? Ни один из вас не мог взять на себя решение этой проблемы в силу своей здешней работы, а также собственных знаний и возможностей. Только я. Я сразу поступил на госслужбу. Президент Сильвен был, да и теперь ещё заинтересован в моих знаниях. Таким образом, у меня сразу появились неплохие перспективы...
  Как видите, Питер продолжал говорить о чём угодно, только не о главном, - заметил с усмешкой рассказчик. - Впрочем, Питу, наверное, казалось, что он должен досконально объяснить нам свои поступки... а, возможно, он пытался оправдаться перед самим собой. Так или иначе, он говорил долго, прежде чем дошёл до сути.
  - Итак, мои услуги, оказанные местному правительству, были оценены до достоинству. Я получил высокий пост и хорошие перспективы карьерного роста... Но это меня не интересовало!!! - чуть ли не выкрикнул он, внезапно прервав сам себя. - Нет!!! Моя цель была в другом! Я хотел, как и все вы, получить возможность вернуться домой! Но как это сделать? Мне, нет, нам всем - нужна яхта! Чтобы добраться до неё, нужно задействовать все силы этого кантона. О, вы знаете, Ришар Сильвен достаточно силён. Даже Линдберг с Сагалем только что захватившие кантон Флэтчера не стали с ним связываться! А ведь у них были возможности! Но чтобы Сильвен вмешался в дела на другом континенте, для этого нужны веские причины! Для этого нужно сильное влияние со стороны, а он поддаётся влиянию! Я быстро это понял. Я понял, что должен стать его главным советником, его правой рукой...
  И тут вскочил Херберт. Он схватил Питера за грудки и закричал ему в лицо:
  - И поэтому ты ввязался в дворцовые интриги, схватился с несколькими влиятельными генералами, нарыл компромат на ближайших советников президента! Но это тебе не помогло, ибо ты слишком слаб, чтобы тягаться с ними! Сегодня ночью ты узнал это! Ты проиграл, но вместе с тобой проиграли все мы. И все мы обречены бежать или погибнуть...
  
  16
  Он отпустил Питера и отошёл к окну. Оба тяжело дышали и поправляли одежду. Остальные, казалось, вообще потеряли способность дышать, мыслить, делать что-либо разумное, совершенно ошарашенные, они только и делали, что таращились - кто - на Питера, кто - на Херберта. Никто не мог проронить ни слова.
  К видеозаписи добавились комментарии рассказчика.
  Уже года два мы не испытывали ничего подобного. Мне показалось, что небеса рухнули нам на головы. И это ощущение было недалеко от истины. Мы вновь потеряли свою жизнь. Теперь, кажется, окончательно.
  - Мы успеем сбежать? - спросил Херберт.
  Его голос с трудом проник в моё сознание.
  Хриплый голос отвечавшего ему Питера привел меня в чувство. Он постарался обнадежить нас, хотя сделать это в такой ситуации было практически невозможно:
  - Насколько я знаю, у нас есть еще несколько часов. Так что если мы поторопимся...
  Но тут настала очередь вскипеть Анджелин Уокер. Он встала и сказала:
  - Хватит! Хватит, Питер, командовать нами. Ты уже два раза поставил нас в совершенно безвыходное положение... неужели ты не замечаешь, как уничтожаешь нас!
  - Уничтожаю?! А кто убедил генерала Майерса, что мы все-таки инопланетяне, кто прикрывал вас перед Фельдманом и Ридингом, кто вытащил вас из Флэтчеровой столицы, из этого ада? Но не будем считаться. Сейчас главное - действовать, причём быстро и целенаправленно.
  - Делать-то особенно нечего. Нам надо собирать вещи сматываться! Я думаю, лучше всего двигаться к ближайшей границе кантона, - сказал Арнолд.
  - Но почему? - удивилась его жена. - Ведь это проблемы мистера Адамса. Почему мы все должны рушить всю свою жизнь здесь, только потому, что твой псевдодруг опять влип в историю? Я не понимаю!
  Питер выразительно посмотрел на Росса, как бы прося его разъяснить этот вопрос Мэдлен. Что тот и сделал.
  - Видишь ли, дорогая, к сожалению, мы не можем рассчитывать на то, что эта буря минует нас. Мы все - пришельцы с другой планеты, понимаешь. Мы в одной лодке!..
  - Совершенно верно! - подхватил Питер. - И поэтому мы должны быть вместе, чтобы суметь противостоять...
  Но тут не выдержал и истерически расхохотался повествователь. Все остальные с удивлением посмотрели на него.
  - 'Противостоять'?! Ты сказал 'противостоять'?! Ей богу, с каждым разом ты удивляешь меня всё больше и больше! - Панков оглядел своих сопланетников и продолжил, обращаясь уже ко всем. - Вы понимаете, что он говорит. Он говорит о противостоянии всей планете!! Ты что, хочешь сказать, что кучка обыкновенных обывателей под твоим гениальным началом должна вступить в борьбу с этим миром?! Ты это хочешь сказать!
  Пит скорчил гримасу неудовольствия и всплеснул руками:
  - Какого чёрта, Джон, ты цепляешься к словам. Ну, не противостоять, а сопротивляться, бороться за выживание...
  - А знаешь, Питер, между противостоянием всему миру и борьбой за выживание в нём есть большая разница! Если бы ты понял это, мы бы не оказались в такой ужасающей ситуации!
  - Что ты хочешь этим сказать, Джон?
  - Только то, что если бы ты не считал себя великим гением, способным поворачивать судьбы целых стран и планет, то тебе не пришла в голову мысль добиваться власти в этом кантоне!
  - Джон, ты всё перевернул с ног на голову. Но если ты этого не понимаешь, то сейчас у меня нет времени объяснять тебе это. Сейчас у всех нас много других дел. Во-первых, мы должны наметить маршруты выезда и место встречи за городом. Это необходимо, потому что в противном случае на наш общий выезд из столицы сразу обратят внимание. Во-вторых, нам надо определить, в каком направлении нам лучше бежать. Думаю, ближайшая граница - не самый лучший вариант... Ваши предложения мистер Панков? - внезапно сказал Адамс.
  - Питер, тебе прекрасно известно, что подобные вещи не входят в сферу моих интересов и...
  - Да-да, ты погряз в своих финансах и не понимаешь реалий жизни. Поэтому держи своё мнение при себе! - и довольный своей столь эффектной победой он отвернулся.
  - Отлично! Вы тут планируйте очередное спасение, а я пока подожду в твоей библиотеке. Может, запасусь дисками на дальнюю дорожку... - заявил Панков.
  Конец записи.
  Он не ответил мне и я ушёл. Впрочем, в библиотеке мне не пришлось сидеть одному. Ко мне присоединился Юнг. Он тоже был слишком раздражен, чтобы принимать участие в обсуждении плана побега. Когда я спросил, откуда у него такие сведения о делах Адамса, он ответил, что работа в медицинской сфере располагает к налаживанию самых широких связей в различных слоях населения, в том числе и на самом верху.
  Мы пробыли в библиотеке с полчаса, пока наши друзья решали вопрос бегства. Затем нас вызвали в зал и рассказали, какое принято решение, и что нам надо будет делать. После этого мы все разошлись по домам, собирать вещи.
  Пока я шёл к себе, мысли роились у меня в голове, наскакивая друг на друга, мешаясь и обрываясь на середине. Я зашёл в свою квартиру, остановился на пороге и осмотрелся. Она была очень уютная, удобная, хоть и небольшая, я к ней привык. Только теперь я понял, что мне придётся навсегда распроститься со своей теперешней жизнью, чтобы вновь попасть в водоворот опасности, неизвестности и смерти, которые на этой дикой планете поджидают неосторожного странника за каждым углом.
  Это невероятный идиотизм! Стоя там, в прихожей своей уже бывшей квартиры, я понял это со всей очевидностью. Полнейшее безумие! Размышляя над этим, я автоматически стал собирать вещи. Когда моя голова вновь вернулась к реальности, оказалось, что я готов в поход. Впрочем, в тот момент я даже не подумал об этом. Мой мозг был возвращён к реальности сообщением, присланным мне на видеофон. Оно пришло от Стэфани. Моя теперь уже бывшая девушка напоминала, что нам надо сегодня встретиться. Я не помню, по какой причине, но я должен был заехать к ней на работу.
  'Я никогда её больше не увижу!', - подумал я и усмехнулся. Всего за несколько месяцев она стала для меня так важна! Я даже почти не вспоминал о жене и детях! Невероятно! Оглядевшись вокруг, я понял, что сборы окончены. Ещё немного времени - до условленного момента, когда я должен двинуться в путь, и я навсегда покину Аннибал-сити. И Стэфани. Я знал это совершенно точно! И всё же я не мог просто уехать, не увидев её, не поговорив с ней!
  Через пятнадцать минут я находился возле её супермаркета. Найти Стэфани там не составило труда - я бывал у неё на работе и раньше.
  После первых приветствий и поцелуя, я сказал, что у меня к ней серьезный разговор и попросил отойти. Когда мы уединились в небольшом закутке, я сказал ей:
  Видеозапись.
  Рассказчик и уже знакомая зрителям брюнетка стоят в каком-то закутке между стендами, на которых разложены упакованные товары.
  - Стэфани, боюсь, у меня в ближайшее время могут возникнуть некоторые проблемы. Чтобы избежать... осложнений мне на время придётся уехать из города!
  - О чем ты говоришь? Я не понимаю тебя, Джон?
  - Неважно, главное я предупредил тебя, чтобы ты не волновалась и не искала меня. Я уезжаю сегодня и, когда вернусь, найду тебя сам.
  Панков чмокнул девушку и сделал шаг, чтобы уйти. Но она не пустила его схватив за рукав рубашки.
  - Нет, постой, Ты должен мне объяснить всё по порядку. Что за проблемы и почему тебе надо сейчас бежать? - Она смотрела ему прямо в глаза и ждала ответа.
  - Ну почему бежать-то? Просто у меня дела, и чтобы сделать их я должен на время уехать. Вот и всё!
  - И тебе нечего мне больше сказать? - спросила она уже спокойнее.
  - Нет... успокойся, всё будет хорошо... может, ты меня пропустишь?
  - Да, конечно, - она немного сникла, отпустила рукав, и уступила мне дорогу.
  Конец видеозаписи.
  Я ещё раз поцеловал её и бросился вон. Мне надо было срочно уезжать.
  Вернувшись домой, я быстро погрузил вещи в машину и отправился в дорогу почти без опоздания. Как мне и было предписано, я некоторое время покатался по городу. Наш великий предводитель хотел, чтобы мы, прежде чем покинуть Аннибал-сити, проверили, не следят ли за нами. Похоже, шпионские игры в борьбе за власть окончательно лишили его рассудка. Я бы с удовольствием отправился прямиком по предназначенному мне маршруту, но Адамс несколько раз связывался со мной и спрашивал, где я, что я делаю, что происходит вокруг.
  Мне это, в конце концов, надоело и я направился к выезду из города. Я чувствовал определённое напряжение: всё-таки сказывалось влияние адамсовой паранойи. Но когда я выбрался из столицы кантона, почти сразу расслабился. Я огляделся вокруг и вдруг расхохотался. Всё, что происходило в последние часы, было невероятно глупо, бессмысленно, идиотично.
  Вокруг меня расстилалась серо-коричневая с редкими вкраплениями хилой зелени недоосвоенная земля планеты Салвейшн. Я вдруг поймал себя на мысли, что уже привык к её не слишком цветущему виду. Она больше не пугала меня, не вызывала панического желания немедленно умчаться обратно в космос. На этом фоне бегство показалось мне полнейшим абсурдом. Куда бежать?! Зачем бежать?! Можно подумать, я кому-то нужен, чтобы за мной гонялись!
  Конечно, я понимал, что если они будут искать Питера, то наверняка вспомнят обо мне и вызовут для допроса. Но в чём проблема! Они быстро поймут, что я говорю правду. Наверняка у них есть такие же детекторы и датчики, которые использовались при предварительных допросах на военной базе Диксона. К тому же, во время моей работы в финансовом центре я не ввязывался ни в какие подковёрные игры, более того, я их старательно избегал. Проверить мою жизнь и деятельность - пара пустяков. Так что мне, в общем-то, ничего не грозит. В следующую секунду, после того, как мне в голову пришла эта мысль, я решил вернуться.
  Я развернул машину и поехал обратно. Настроение стало ещё лучше. Особенно, когда я представил, как обрадуется моему возвращению Стэфани...
  И тут я услышал сигнал коммуникатора. Меня снова вызывал Питер. Он осведомился, как идут дела, и где я нахожусь. Я быстро ответил, что всё в порядке, и я примерно на полпути к месту встречи и уже хотел сказать ему, что решил вернуться домой, но он перебил меня. Он сообщил, что у остальных тоже всё в порядке, но я опаздываю, и мне следует поторопиться. Затем он отключил связь.
  Поняв это, я выругался, остановил машину и стал думать. Я должен был вернуться. Я знал это точно. Значит, мне следует послать на коммуникатор Адамса сообщение и ехать дальше. Я уже собрался претворить это решение в жизнь, но тут со мной связался Херберт. Оказывается, он до последнего момента поддерживал контакт с одним из своих высокопоставленных пациентов и потому знал все самые последние новости о положении дел в 'верхах'. А они на данную минуту заключались в том, что начальник службы безопасности Сильвена генерал Майкрофт собирается провести в столице облаву для поимки Адамса и нас, его сопланетников. И основная часть мероприятий намечена уже на начала сегодняшнего вечера. В связи с этим Херберт спросил, как дела, и посоветовал побыстрее добираться к месту встречи с остальными беглецами.
  После этого о возвращении в Аннибал-сити не могло быть и речи. Я снова развернул машину и помчался в прежнем направлении. В качестве места общего сбора мои спутники выбрали заброшенный хутор примерно в девяноста километрах от столицы кантона. Я домчал туда очень быстро, но всё же за это время несколько раз связывался с Питером и другими беглецами. У них проблем пока не возникло. Это, конечно, не могло не радовать, учитывая, что в остальном ситуация развивалась по наихудшему варианту.
  Во-первых, мне не удалось вернуться домой. Во-вторых, слово 'облава' очень сильно нервировало. Мне казалось, что за спиной щёлкают зубы диких зверей. Я понимал, что накручиваю себя, но ничего не мог с собой поделать. А потому нервничал всё больше и больше. Но впереди меня ожидали не меньшие проблемы. Я не имел ни малейшего понятия, почему Адамс выбрал это направление бегства и это место для нашего воссоединения. Я не представлял, куда мы отправимся дальше.
  Правда, кое-каким намёком на объяснение я располагал. Я слышал, что Ришар Сильвен не вполне контролирует некоторые участки весьма обширной территории своего кантона. В них господствовали более или менее незаконные группировки, формально признававшие его власть. Это положение вовсе не являлось уникальным. Насколько я успел узнать, во многих других кантонах ситуация была аналогичной, если не хуже. Возможно, именно в один из таких районов и решил теперь направиться Питер.
  Я достиг заброшенного хутора, когда все мои друзья уже собрались там. Сразу после моего приезда наш предводитель изложил план дальнейших действий. Я оказался прав. Мы направлялись во владения некоего Эдвина Баско, контролировавшего некоторые земли далеко на юге кантона и именовавшего себя 'бароном'. Адамс настоятельно рекомендовал нам при разговоре (если такой состоится) именовать его только так и никак иначе. Питер также сказал, что не собирается задерживаться в гостях у 'барона', а хочет лишь с его помощью добраться до границы. После её пересечения, по словам Адамса люди Сильвена нам угрожать не будут.
  Я поинтересовался, что нас ожидает после перехода границы. Он ответил, что ничего определённого сказать не может. К югу от владений Сильвена находились нейтральные земли, никем не контролируемые. У Адамса, как у всех остальных беглецов, были лишь некоторые самые общие сведения о положении дел в том регионе Салвейшн, а потому он рассчитывал найти решение всех проблем на месте. На данный момент - заявил он - главное для нас - покинуть кантон Сильвена.
  Нейтральными эти земли сделались из-за того, что оземеливание их дало весьма незначительный результат.
  Вообще, как я уже рассказал раньше, - заметил рассказчик, - разные участки поверхности планеты имеют различную степень оземеливания, что создавало дополнительный повод к междоусобицам. Однако на карте Салвейшн были и столь мало оземеленные районы, что на их территорию не позарились даже соседние государства. Такой была пустыня, где села наша яхта. Такой же была и территория нейтральных земель на том континенте, где мы оказались благодаря 'удачной' сделке Фельдмана и Ридинга.
  Мы отправились в путь, а я вновь стал размышлять о том, правильно ли я поступил. Мне снова пришло в голову, что страхи мои в основном беспочвенны. Но о том, чтобы повернуть теперь, не могло быть и речи.
  Пауза.
  До сих пор не знаю, правильно ли я поступил, бежав вместе с другими, - задумчиво произнёс рассказчик, вновь прервав повествование. - К тому времени я прожил на планете уже много времени и думал, что кое-что знаю о жизни её людей. На самом деле я не знал почти ничего. Мне ещё только предстояло узнать и постичь весь ужас бытия в мире с красивым и обнадёживающим именем Салвейшн.
  Если бы я вернулся или просто остался на месте, возможно, ничего этого я не узнал бы - по причине быстрого и небезболезненного прекращения жизни. Возможно, я узнал его позже, - когда в Аннибал-сити тоже пришла война, власть Сильвена и вся слабенькая общественная структура рухнули, а его кантон подобно многим другим погрузился в хаос глобального конфликта. Это произошло через несколько лет. После событий, о которых мне ещё предстоит рассказать.
  Порядок, столь редкий в этом мире, установленный дедом Ришара Сильвена - Жеромом и поддерживавшийся его отцом - Пьером был разрушен. Столица и многие другие города были сметены ураганом войны и от относительно спокойной жизни, столь нехарактерной для планеты Салвейшн не осталось и следа.
  
  17
  Но всё это будет только потом, а пока мучимый всеми этими вопросами и грядущей неопределённостью, я вместе с другими беглецами приближался к границам владений 'барона' Баско. Машины наши были достаточно быстроходны, и фора в несколько часов вкупе с контролем систем связи позволяла рассчитывать на благополучный исход дела.
  Все земли в этой части кантона на много километров на юг представляли собой не слишком хорошо оземеленную равнину. Для наших машин она подходила почти идеально, так что, оставив мысль о каких-либо трассах, мы двинулись прямиком через неё. Ехать, несмотря на весьма приличную скорость, пришлось довольно долго. По пути нам часто попадались поселения. Два-три раза на горизонте возникали очертания довольно крупных городов. Мы избегали контактов с аборигенами и делали остановки лишь для дозаправки запасённым топливом. Ещё один раз мы остановились, чтобы перекусить. Только к вечеру мы достигли границ баронских владений.
  К этому моменту темнота уже почти полностью скрыла окружающее пространство. Таким образом, мы ехали почти наугад, световой ощупью своих фар исследуя дальнейший путь и сильно снизив скорость. И вот внезапно из темноты в бамперы и лобовые стёкла передних машин нашего каравана ударил мощный луч света. Включающиеся следом другие прожекторы быстро охватили им почти всю колонну. Наш караван в полном составе немедленно встал. Через несколько секунд из темноты появились вооружённые люди. Они окружили нас.
  Затем из скрытого во тьме громкоговорителя последовал приказ выходить из машин. Нам ничего больше не оставалось, как только подчиняться, и вскоре мы все стояли рядом с автомобилями под прицелом оружия, щурясь от яркого света.
  Начавшаяся на экране видеозапись полностью подтвердила слова рассказчика.
  - Кто здесь старший? - где-то справа раздался голос Адамса.
  - Я - последовал ответ из темноты.
  - Вы ведь служите барону Баско? - спросил Пит.
  - Точно, а это его земля. Что вы тут делаете? Куда направляетесь?
  - В гости к вашему боссу. Я - Питер Адамс, а это - мои соплеменники. Мы спасаемся от преследования властей кантона.
  - Вы вооружены?
  - Нет. Можете проверить.
  Через несколько секунд из темноты позади оцепления появились ещё несколько вооружённых людей. Они быстро обыскали беглецов. Затем принялись за их машины. Процедура заняла минут пятнадцать. Они ничего не нашли, о чём и сообщили командиру. После чего из темноты появилась ещё одна фигура. Человек, судя по силуэту, одетый в военную форму прошёл к той машине, от которой зрители слышали голос Адамса.
  - Вы действительно Питер Адамс? Вы должны удостоверить свои личности.
  - Разумеется, мы это сделаем. Вы хотите эту процедуру прямо тут? - спросил Пит.
  - Нет. Следуйте за мной. Пешком.
  Конец видеозаписи.
  Отправившись за ним, мы миновали какое-то возвышение, похожее на холм, постоянно запинаясь о неровности почвы, прошли ещё несколько десятков метров по едва заметной, по крайней мере, ночью, тропе и очутились перед большим серым домом, стоявшим в низине за холмом. Из его окон пробивался слабый свет. Проводник предложил нам войти. Внутри дом оказался плохо обустроенным, больше похожим на казарму.
  Впрочем, сами его обитатели при более подробном рассмотрении оказались мало похожи на солдат регулярных частей. Вид у них был совсем не солдатский. Одеты кое-как. Оружие самое разнообразное. И кажется, даже не всё исправное. В общем, ничего похожего на виденное нами раньше.
  Процедура удостоверения личности прошла успешно. Приведший нас сюда офицер проверял документы с помощью тяжеленного сканера неизвестно сколь древней конструкции, связанного с базой данных 'барона'. Затем он отправил сообщение другим постам, расставленным бароном по всем своим землям, выделил машину сопровождения и отпустил нас обратно к нашему каравану.
  Нам ещё несколько часов предстояло ехать, чтобы достичь баронской ставки. Путь этот мы проделали без особых затруднений. Так что уже ранним утром мы получили возможность передохнуть в каком-то полуразвалившемся бараке в деревне, служившей Баско резиденцией. Мне досталась комната на втором этаже с протекающей крышей и невероятного вида кроватью на трёх ножках, подпёртой каким-то ящиком. Заснул я на ней только потому, что слишком устал после маршброска из Аннибал-сити.
  Встав днём, я смог, наконец, вполне оценить, куда я попал. Наше очередное временное жильё оказалось просто ужасным. Помимо общего чудовищного состояния этого сооружения, которое назвать 'домом' язык просто не поворачивался, бросалось в глаза, что почти вся мебель на нашем 'постоялом дворе' была такого же качества, что моя кровать. С трудом мы отыскали более-менее приличного вида стол, за которым смогли поесть. Доставленная нам местная еда по качеству тоже отнюдь не впечатляла, даже с учётом уже давно выработавшейся у наших организмов привычки к местной пище и вообще продуктам питания.
  После завтрака нас вызвали к барону. По пути к его 'дворцу', мы получили представление о том, что представляет собой резиденция Эдвина Баско. Деревню эту, пожалуй, можно было назвать довольно большой. По дороге к барону мы даже наткнулись на десяток-другой приличного вида домов. В них обитали сам барон и его приближённые. Остатки населения и солдаты охраны ютились в разваливающихся бараках и лачугах. Кругом стояла невообразимая грязь, пыль и нищета. Ничего подобного видеть мне ещё не приходилось. Во время бегства из Флэтчер-сити мы видели множество разных поселений кантона Флэтчера, но такого убожества нам не попадалось.
  Видеозапись.
  'Барон' принял своих гостей в большом двухэтажном каменном доме. Комната, куда их привели, была чистой и хорошо прибранной. Эдвин Баско оказался грузным высоким человеком с широким лицом, черными волосами и узкой бородкой вокруг рта. Он был одет в костюм полувоенного покроя. Инопланетян он встречал, сидя в широком мягком кресле в глубине комнаты. Других сидений в комнате не нашлось, и гости просто столпились у противоположной стены.
  - Я не ожидал тебя так рано, Питер, - сказал 'барон' после приветствий.
  - К сожалению, моя попытка захвата власти не удалась, - ответил Пит.
  - Ха-ха, 'попытка'! Не смеши людей, Адамс. Уж я-то знаю, что такое настоящая борьба за власть. А ты всего лишь младенец, пытающийся играть во взрослые игры. Ты помнишь, что я велел передать тебе, когда ты попросил у меня сведения о генерале Микиче?
  - Да помню. Ты посоветовал не соваться в это дело.
  - Вот-вот. Но ты сунулся.
  - У меня не было другого выхода. Я должен был попытаться...
  - Чушь! Ты просто хотел доказать себе, что ты самый крутой во всей вашей компании. Сдается мне, что и на этой планете вы оказались по той же причине.
  - Вы очень проницательны! - заметил рассказчик.
  - Ха-ха, пожалуй, нет. Я просто всю жизнь прожил в этом мире. И к тому же имею привычку собирать сведения об интересных личностях...
  - Я тоже собирал о вас сведения, - сказал Адамс.
  Он изо всех сил пытался быть на равных с 'бароном', но у него это плохо получалось.
  - Это меня не удивляет. Меня удивляет другое... - после паузы 'барон' внезапно спросил, - почему вы до сих пор живы?
  В комнате на несколько мгновений воцарилась гробовая тишина. Похоже, гости в ужасе вытаращились на Баско, не зная, что ответить на столь странный не то вопрос, не то угрозу, и, главное, что за ним последует.
  - Нет-нет! Вы меня не поняли! - поспешил успокоить гостей 'барон'. - Я имел в виду другое. Я не могу понять, как вы добрались до моих земель живые и невредимые.
  - Что вы хотите этим сказать? - удивился Адамс.
  - Кажется, вчера ты, Питер, сообщил мне, что на вас устраивают облаву?
  - Совершенно верно. Но мы бежали из города за несколько часов до её начала, - пояснил Питер.
  - И вы серьёзно думаете, что тем самым спасли себе жизнь? - удивлённо спросил Баско. - Тогда вы все и в первую очередь ты, - он ткнул пальцем в сторону Адамса, - полнейшие глупцы. Если бы за вами действительно охотились, то мы бы с вами сейчас не разговаривали, уверяю вас... кстати, от кого вы получили информацию об 'облаве'?
  - Мне сообщил об этом полковник Льюис из секретной службы безопасности Сильвена, - ответил Юнг.
  - Да, весьма высокопоставленная личность. И как все при дворе нашего дорогого президента ведёт свою игру.
  Баско помолчал и спросил:
  - Вы до сих пор ничего не поняли? Мистер Адамс, собранные вами сведения не с вами, но и не уничтожены?
  - Нет! Я побоялся лезть в свое секретное хранилище после того, как мне сообщили о готовящейся скорой облаве.
  - Значит, они попали в руки какого-нибудь видного чиновника или военного в Аннибал-сити. И если это так, то до вас ему теперь нет никакого дела.
  - То есть, вы полностью исключаете реальность угрозы нашим жизням? - спросил Майк Уокер.
  - Не знаю. Я не настолько разбираюсь в хитросплетениях столичных интриг. Возможно, останься вы в столице, - и могли бы стать помехой в их игре. Но теперь им не до вас. Это точно.
  - Превосходно. Спасибо, что обрадовали, - сказал Питер. Он был сильно раздражён и с трудом сдерживался. - Но мы пришли сюда, чтобы обсудить вашу помощь нам.
  - Тут обсуждать нечего. Я, как и обещал, снабжу вас всем необходимым и переправлю через границу по тому маршруту, о котором мы договаривались. Сейчас можете вернуться к себе. Все вещи из оговоренного списка, вам доставят.
  Конец видеозаписи.
  Аудиенция подошла к концу, и мы отправились восвояси. На обратном пути мы обсуждали разговор с 'бароном'. Мне, как им многим моим спутникам он показался странным. А Билли прямо спросил Питера:
   Видеозапись.
  Герои рассказа толпой шли по пыльной улице окружённой строениями весьма непрезентабельного вида наспех сколоченные из самых разных материалов.
  - Может быть, ты мне объяснишь, почему этот 'барон' вилял из стороны в сторону? То мы глупцы, что сбежали, а то, вроде как поступили правильно. Я ни черта не понял!
  - Думаю, он сказал правду, насчёт, того, что не может разобраться в столичных интригах. Для этого у него слишком мало информации.
  - А как вы вообще состыковались? - спросила Дороти.
  - Я вышел на него примерно полгода назад. Потом я помог ему с информацией, он - мне. Поскольку игра, которую я тогда затеял, была опасной, я задумался о вариантах... отступления и выбрал этот.
  - А что представляют собой земли к югу, куда мы направляемся? - спросил Эдди.
  - Не могу сказать точно. Мне удалось собрать не очень объективной информации. Места там, конечно, не из приятных, но другого выхода у нас нет. Мы, по крайней мере, избавимся от плотной опеки разных кантонских властителей...
  - Но почему мы очертя голову должны лезть в неизвестность? - удивилась Джанет.
  - Проблема в том, что я не слишком доверяю барону. На этой планете вообще никому и никогда нельзя вполне доверять. У Баско свои интересы и в какой-то момент они могут разойтись с нашими. Сидеть здесь и ждать, как повернётся дело в Аннибал-сити, не имеет смысла. Поэтому мы пересечём границу кантона уже сегодня ночью.
  - А другого варианта бегства не было? - спросил Панков.
  - Нет.
  Конец видеозаписи.
  Мы вернулись в свою 'гостиницу', и стали ждать, когда нам привезут обещанное. Все заказанные у 'барона' вещи доставили к вечеру. Основную их часть составляли различные виды лёгкого вооружения и защитное обмундирование. Увидев это, Анджелин спросила у Адамса, предполагает ли он, что нам придётся много воевать. Он ответил, что надеется, что этого не случится. Но оружие всё же необходимо.
  Продолжения эта дискуссия не получила и всё время до отъезда мы занимались разбором полученных вещей и знакомились с оружием. Выехали мы поздним вечером. Взамен наших - гражданских, Баско предоставил нам шесть машин полувоенного образца с неплохой защитой, однако уже довольно старых. Я ехал вместе с Дороти Бэбб. Нас сопровождали несколько машин с солдатами 'барона'. До границы кантона ехать пришлось не более полутора часов. Мы проделали этот путь без приключений.
  Граница оказалась обозначена лишь остатками древней полосы препятствий и такой же древней заградительной линии. И то, и другое пересекало самый обычный из ландшафтов этой планеты - пустынного вида равнину. То, что ждало нас впереди, было скрыто непроглядной ночной мглой. Нам оставалось лишь проститься с провожающими и вновь отправиться навстречу неизвестности.
  
  18
  В течение нескольких следующих часов мы ехали по равнине по другую сторону границы. За это время мы достигли холмов, двигаться среди которых пришлось медленнее. Ранним утром мы остановились неподалёку от небольшой деревушки. Несколько покосившихся домов, расположенных у ручья между холмов и два десятка жителей. И снова грязь, пыль и нищета, как показывал мне мой обзорный бинокль.
  Когда мы подъехали ближе, нас встретили трое мужиков, одетых в сильно потрёпанные защитные комбинезоны. В руках у них было оружие. Я обратил внимание на разбитую обувь и штопаные штаны. Но больше всего меня поразил совершенно отупевший мутный взгляд, отличавший всех трёх 'парламентёров'.
  Остановившись на некотором расстоянии и наставив на нас оружие (мы сделали то же самое), они поинтересовались, кого мы представляем и что нам нужно. Адамс ответил, что мы сами по себе и нам нужно узнать, как найти безопасную дорогу вглубь нейтральных земель.
  Вновь появившаяся видеозапись показала весьма колоритную троицу, стоявшую на склоне холма в нескольких десятках метров от носителя видеокамеры.
  Посовещавшись некоторое время, они вытолкнули вперёд крепкого приземистого мужика, на голове которого красовался покорёженный солдатский шлем.
  - В окрестных местах бродят банды, человек по пятьдесят. Они контролируют границу и собирают дань со свободных крестьян. Но если вы будет двигаться оврагами вон в ту сторону, - он показал рукой, - возможно, вам повезет, и вы не встретитесь с ними.
  Сказав это, он ехидно усмехнулся. Оба его приятеля тоже явно подавляли смешки.
  Питер поблагодарил его за помощь и повернул в указанном направлении.
  Завершение видеозаписи, а точнее перерыв - с этого момента некоторые слова и описания рассказчика периодически иллюстрировала очередная видеозапись без звука.
  Когда мы уезжали, мужики всё стояли, смотрели нам в след и что-то оживлённо обсуждали. Я не поверил им и чувствовал здесь ловушку. Оказалось, я был не одинок в своём подозрении.
  Перевалив холм, мы скрылись из их вида. Тут Адамс, развернул машину и поехал в другую сторону. Мы последовали за ним. Нам на коммуникаторы он передал, что не верит аборигенам и намерен ехать куда угодно, только не туда, куда указали они. Через полчаса мы услышали справа вдалеке звуки перестрелки. Наверно, это сошлись две банды. Машина Адамса ускорилась. Мы последовали его примеру. Вскоре звуки боя стихли у нас за спиной.
  Не считая задержки для сбора информации (точнее, дезинформации) от аборигенов, мы ехали уже много часов, и потому вскоре Питер решил сделать длительную остановку. За едой мы обсуждали складывающуюся ситуацию и наши перспективы. Херберт поинтересовался, что нас ждёт, когда мы пересечём приграничную часть нейтральных территорий. Ведь дальше банд наверняка не станет меньше. Адамс ответил, что впереди не только более сильные банды, но и гораздо более крупные поселения, способные противостоять набегам банд. Там он надеялся обрести временный приют.
  После еды мы продолжили путешествие. Движение происходило по холмистой местности в основном удручающе безжизненного вида. Насколько я знаю, редкие участки территории, поддавшиеся хотя бы частичному оземеливанию представляли собой здесь некое отдалённое подобие оазисов, существующих посреди песчаной пустыни на какой-нибудь исламской планете. Ещё дважды мы натыкались на небольшие поселения, из семи и десяти домов, точнее хижин. В обоих случаях рядом протекал слабенький ручеёк, а рядом со вторым селением из земли поднималась группы чахлых деревцев. В обоих случаях мы предпочли не вступать в контакт с аборигенами и объезжали их стороной. Несколько раз мы слышали звуки отдалённых выстрелов.
  Ещё два раза в течение дня мы делали довольно продолжительные привалы. Это было вызвано и усталостью, и необходимостью соблюдать крайнюю осторожность. К счастью, никаких 'приключений' в этот день с нами не случилось. Поздним вечером мы поняли, что первая часть пути пройдена. Это стало очевидно, когда в сгущающейся ночной мгле впереди среди холмов мы заметили слабые, но многочисленные огоньки довольно большого поселения.
  Мы тут же остановились и стали совещаться. Нгуен, Андерсон и Баркли, вместе с Джанет, обрадовавшись возможности получить нормальный ночлег, хотели немедленно отправиться к поселению. Адамс призвал их к осторожности. Он убедил нас отложить знакомство с обитателями городка до утра, заявив, что, во-первых, мы не знаем, кто там живет, во-вторых, они не знают, кто мы, и могут счесть за лучшее просто-напросто перестрелять неожиданных ночных визитёров.
  Таким образом, эту ночь мы провели в своих машинах, в нескольких километрах от неизвестного поселения.
  На следующее утро, после завтрака Питер предложил отправить к поселению переговорщиков, как это было сделано при высадке на Салвейшн. Никакого другого варианта действий никто не придумал. Да его, скорее всего и не существовало. Поэтому никто не возражал.
  В качестве переговорщиков вновь отправились Нгуен и Андерсон. Они сели в одну машину и поехали вперёд. Поскольку мы должны были соблюдать крайнюю осторожность, остальные следовали за ними на расстоянии. Поездка, естественно не затянулась, и вскоре мы смогли получить более полное представление о встретившемся нам поселении. Оно оказалось не очень большим, но хорошо защищённым. Между заселённым пространством и холмистой равниной пролегала полоса препятствий, которая показалась нам весьма внушительной.
  Машина Эдди и Билли затормозила в полукилометре от неё. Остальные машины остановились ещё на несколько сот метров дальше. Через некоторое время из города появилось несколько вооружённых людей. Начались переговоры. Благодаря коммуникаторам и видеокамерам мы могли следить за их ходом.
  Поселенцы спросили, кто мы, и что нам нужно. Андерсон сообщил, что мы бежали из кантона Сильвена, что нас двенадцать человек и что нам, возможно, понадобится временное убежище. Поселенцы ответили, что 'вольный город' Шилтон готов принять любых добропорядочных людей, но выразили некоторое удивление, что мы бежали именно от Сильвена, - он здесь иногда набирал наёмников в свою армию, и люди с радостью шли служить к нему. Наши представители ответили уклончиво, - объяснив бегство особыми обстоятельствами.
  Переговоры продолжались недолго. Вскоре нам разрешили въехать на территорию городка. Что мы и сделали. Конечно, тут не обошлось без риска, но у нас не было другого выхода. Учитывая, что в нейтральных землях опасность поджидала нас на каждом шагу, поиск пристанища был просто неизбежен, как и связанный с этим риск.
  Миновав оборонительную линию, мы въехали на довольно узкую улицу, явно не приспособленную для передвижения машин, скорее, наоборот - для всяческого затруднения их езды. Улицы оказались кривыми и ухабистыми. Как потом выяснилось, такое положение дел хоть и создавало трудности горожанам, но зато соответствовало требованиям обороны, ведь некоторые местные бандиты разъезжали на мощных броневиках, а при прорыве оборонительных укреплений и проникновении в город, на такой узкой улочке, им было бы крайне сложно перемещаться.
  По обеим сторонам улиц стояли кое-как сколоченные хижины, в которых ютилось местное население. Внешний вид этого 'жилья' производил просто ужасающее впечатление. За все время пока мы ехали к 'мэру' вольного города, да и позже, мы не обнаружили ни одного нормального дома. Хижины строились из любого подручного материала - камня, дерева, некоего подобия строительных плит, созданных по какой-то допотопной технологии, прочих материалов. Крыши их также были покрыты чем попало.
  Люди, встречавшиеся на улицах, живо напомнили мне флэтчеровцев, только одеты они были ещё хуже, примерно как подданные 'барона' Баско.
  Наше медленное перемещение по улицам, наконец, завершилось, когда мы остановились у дома с мансардой. Для его сооружения кому-то в незапамятные времена удалось раздобыть некоторое количество деревянных досок приличного вида. Впрочем, теперь сооружение мало чем отличалось от прочих строений 'вольного города'. Это и была резиденция городского старшины Магнуса Джорджески. Мы попали к нему почти через час после въезда в Шилтон. Он уже был осведомлен обо всех наших обстоятельствах и предложил поселиться в городе. Это не входило в наши планы, поэтому Питер отверг его предложение. Он попросил предоставить информацию о других окрестных поселениях, и о местных бандах.
  Джорджески сообщил, что банд в округе здесь очень много - не менее четырёх десятков. Численность каждой превышает двести человек, и, в случае нашего отъезда, нам вряд ли посчастливится не встретить хотя бы одну из них.
  Так называемых 'вольных городов' в этой части нейтральных земель порядка полутора десятков. Три города основаны приверженцами довольно жестоких сект. По слухам в них даже практикуются человеческие жертвоприношения. Банды редко нападают на эти города, ибо никому не хочется быть принесённым в жертву. Впрочем, большинство членов банд по своей жестокости не слишком отличаются от сектантов.
  В остальных поселениях живут простые 'обитатели нейтральных земель', как выразился городской старейшина. На землях вокруг городов разбросано несколько сотен мелких крестьянских поселений. Некоторые, самые крупные из них, являются временными базами бандитов. Другие просто платят дань и кормят банды, контролирующие их территорию, а также следят за передвижениями новых переселенцев.
  Из этих слов Джорджески было видно, как ему хочется, чтобы мы остались. Однако и не верить ему, у нас не было никаких оснований, тем более после всего, что мы узнали о жизни этой планеты за то время что прожили здесь. Так что нам всё же пришлось задержаться в этом поселении на некоторое время. Под жильё мы получили два 'дома' на окраине Шилтона. Только здесь можно было найти пустующие 'жилые' сооружения. Кроме того, поблизости мы нашли площадку, на которой разместились наши машины.
  Выделенные нам хижины не отличались большими размерами. Их сооружали далеко не профессиональные строители. К тому же они уже были стары и в целом находились в ужасном состоянии, то есть обычном - для 'вольного города'. Но нам, конечно, пришлось довольствоваться этим.
  Итак, мы поселились в 'вольном городе' Шилтоне. Этот этап моей жизни нельзя назвать особо интересным и уж тем более сколько-нибудь приятным, но именно здесь я начал понимать, как на самом деле живёт большая часть аборигенов планеты Салвейшн. Мне приходилось спать на некоем грубо сколоченном подобии деревянной кровати, совершенно разбитом и искорёженном. Матрасы и немногочисленное постельное бельё оказалось старым и рваным, а нормально выстирать его не представлялось возможным.
  На то чтобы купить, что-то новое у нас не было денег, - все наши небольшие средства уходили на еду и на то, чтобы хоть как-то отремонтировать разваливающиеся бараки с их земляными полами, текущими потолками и дырявыми стенами. По обеим хижинам вовсю гуляли сквозняки.
  Кроме того, пища, приготовленная из продуктов, выращенных на местных огородах, переваривалась нашими желудками с большим трудом, особенно поначалу. Доставшаяся нам посуда была старой, дырявой или обколотой. Хорошо ещё, что некоторое количество утвари кое-кто из беглецов прихватил из своих квартир в кантоне Сильвена.
  Самым смешным оказалось, пожалуй, наличие целой пародии на водопровод. К хижинам кто-то давно проложил трубы, по которым, теоретически должна была течь вода. Но если иногда что-то оттуда и лилось, то это была жидкая грязь вперемежку с мусором. Мылись мы в железных ёмкостях, дырявых и шершавых, так что приходилось быть осторожным, чтобы не пораниться. Местная медицина находилась на очень низком уровне, и потому содержимое наших собственных аптечек ценилось теперь на вес золота.
  Шилтонцы, при более близком знакомстве оказались существами менее угрюмыми, нежели обитатели столицы Флэтчера. Впрочем, возможно, им просто не хватало времени на угрюмость, - каждую минуту их занимала борьба за существование. Если подданные нашего четвёртого хозяина голодали иногда, то жителям Шилтона недоставало пищи постоянно. Плохо оземеленная нейтральная территория давала урожаи меньшие и худшие, чем даже земли флэтчеровского кантона. На собственном опыте могу утверждать, что насытиться её продуктами почти невозможно.
  Вечно уставшие, голодные, озлобленные, одетые в тряпье, всё время настороженные и, разумеется, вооружённые - такими запомнились мне жители 'вольного города' Шилтона. Но больше всего меня поражало исходившее от них ощущение безысходности, неспособности что-либо изменить в своей жизни.
  Я как-то заговорил об этом с нашим соседом Энтони Чоем. Он жил с женой тремя детьми-подростками в хижине через улицу от нашего дома. Он выразил категорическое несогласие с моим взглядом на жизнь 'вольного города'. К тому времени все уже знали, что мы - пришельцы с другой планеты. Поэтому он даже заявил, что я просто не понимаю ситуацию, потому, что не родился на этой земле.
  Чой сказал, что образ жизни в 'вольном городе' определяется его основной функцией. 'Вольные города' нейтральных территорий - это своего рода перевалочные пункты. Одни люди приходят сюда, спасаясь от войн, переворотов и прочих конфликтов в своих прежних местах обитания или от безжалостных банд, другие уходят в окрестные кантоны в поисках лучшей доли. Для прорыва они сами собираются в группы и иногда пробиваются. Поэтому для людей всё здесь временно, а о временном никто особо и не заботиться.
  Тогда я подумал, что он прав и что я действительно ничего не понимаю в жизни этой планеты. Но потом, пожив в Шилтоне ещё некоторое время, понял, что прав был всё же я. Ведь всё, что Энтони назвал временным, не особо важным, на деле являлось постоянной жизнью большинства местных жителей.
  Да, все они хотели уехать из Шилтона, покинуть нейтральные территории, мечтали о лучшей жизни в каком-нибудь кантоне. Но большинству рассчитывать на это всерьёз не приходилось. Не только из-за банд, окружавших город, но и из-за собственной неспособности изменить себя и свою жизнь к лучшему. Они жили, как получалось, и ничего не могли с этим поделать.
  Пребывание в этом маленьком, но таком отвратительном, грязном бесперспективном, безразличном к собственной судьбе мирке приводило меня в крайнее уныние. Тяжесть замкнутого пространства и сознание невозможности вырваться из него действовали просто-таки удущающе. Уверен, не только на меня. Хотя вели себя мои спутники по-разному.
  Питер сразу погрузился в жизнь городка и вскоре был в курсе всего, что происходит здесь и вокруг. Кто в городе самый влиятельный, какие настроения преобладают среди его жителей. Кто чем занимается, у кого приобрести лучшие продукты питания, а у кого - строительные материалы. Всё это он выяснил быстро и точно.
  Общаясь с ним, я понял, что он опять пытается играть в политические игры. Мне даже стало немного смешно. Какие бы события не происходили, какие бы уроки не преподавала ему жизнь, он по-прежнему был совершенно уверен в своей непогрешимости, своей способности достичь всего желаемого и всегда. Такой настрой показался мне не только смешным, но и опасным для нас, его спутников. Я достаточно узнал эту планету, чтобы понять: игра 'по правилам' здесь просто невозможна, а нам, инопланетянам и вовсе не стоит ввязываться в какую-либо игру, если только это не вопрос жизни смерти.
  Мы часто обсуждали с друзьями нашу жизнь в Шилтоне, и Питер каждый раз рассказывал свои планы на будущее, как он собирается выбраться отсюда, куда мы направимся потом, и чего будем добиваться. Оглядываясь по сторонам и видя, в какой грязи мы сидим, слушать его грандиозные планы становилось противно. И я был не одинок в этом своём мнении. Так же думала о нашей жизни и Дороти Бэбб, с которой я в это время сильно сблизился, Уокеры и Юнг.
  Баркли, также живший в одном доме с нами, больше помалкивал. Вообще последние события наложили сильный отпечаток на Макса. Сознание невозможности возврата на Новую Пенсильванию ещё после Флэтчер-сити тяжким грузом легло на него. В Шилтоне он стал часто выпивать, несколько раз мы видели его с местными 'красавицами', с которыми он развлекался и заливал местной бурдой своё одиночество.
  Пожалуй, ему было тяжелее всех нас. Наверно, потому, что он оказался несколько в стороне. В это время наша дружная компания уже начала распадаться на более мелкие группы: я и Дороти, супруги Россы, Уокеры, Эдди и Джанет. Остальные оказались как бы сами по себе. Но у Адамса были его грандиозные планы, у Юнга - заботы по огороду и дому, которым он отдавал всё своё время, у Билли - подружка из местных.
  Только теперь, после долгого и трудного пути я понимаю, как одиноко, наверное, чувствовал себя Макс. Но тогда мне самому было слишком тяжело. Поистине судьба проделала с нами жестокую шутку - людей, всю свою жизнь проведших в тепличных условиях одной из самых высокоцивилизованных планет, она не просто вытолкнула из привычного круга жизни, из Мира Человеческой Цивилизации, но и бросила их в грязь, в боль, в бессмысленную кровавую жестокость.
  Впрочем, - вновь перебил сам себя рассказчик, - всё это я говорю сейчас, после того, как прожил здесь долгие годы, прошёл через испытания, гораздо более тяжкие, нежели те, что успели выпасть на нашу долю к тому моменту.
  Арнолд Росс, проявляя почти стоическое хладнокровие, посвящал всё время жене и повседневным делам. Мэдлен в последнее время также смирилась с происходящим и спокойно следовала течению событий. У неё больше не было истерик, она не устраивала скандалов. Она сильно погрустнела и постоянно выглядела уставшей. Похожие изменения произошли и с Джанет, - но Эдди Андерсон во время нашего пребывания в Шилтон стал сильно опекать её, и это, несомненно, помогало им обоим. Билли всё время норовил сбежать к своей пассии. Она активно отвлекала его от мрачных мыслей, которые, по его собственному признанию, стали посещать его в последнее время.
  Мы все пытались жить, пытались найти интересы, или, по крайней мере, отвлекающие занятия. У меня это получалось плохо. Даже мои отношения с Дороти не могли изменить эту ситуацию. Хотя без неё я, наверное, чувствовал бы себя совсем плохо. Порой мне казалось, что жизнь превратилась в бессмысленный ряд событий, ничего не означающих и ничего не обещающих.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"