Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Вне Мира. Роман. Главы 27-30

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И вот, познав всю глубину ужасного существования на планете Салвейшн, герои, сами того не подозревая, приближаются к главному моменту своей жизни - моменту выбора...

  27
  Мы так и не узнали, когда в городе обнаружили наш побег, и что было найдено сначала - наша пустующая камера или мертвый экипаж недалеко от ангара. Впрочем, как вы понимаете, после выезда за линию патрулирования нас это не особо волновало.
  Утром, когда мы удалились от Града Ангела на достаточное расстояние и могли не опасаться преследования, у нас опять возникли старые проблемы: еда и пополнение запасов топлива.
  Чтобы подышать свежим воздухом, мы остановили машину и вылезли наружу. Вокруг не было никаких признаков жизни. Относительно ровная степь, расстилавшаяся вокруг, позволяла спокойно обсудить наше нынешнее положение и дальнейшие действия, не опасаясь внезапного нападения.
  Видеозапись.
  Герои рассказа сидят и полулежат в расслабленных позах на бело-жёлтом верхе какого-то крупного наземного транспорта, видеокамера периодически выхватывает стволы крупнокалиберных автоматов, люки, поручни, края колёс...
  - Опять будем искать какую-нибудь деревушку, чтобы потребовать еду? - сказал Арнолд Росс.
  - Думаю, теперь нам будет проще добывать себе пропитание, - ответил Майк, - по крайней мере, в округе, - добавил он.
  Все посмотрели на него с недоумением.
  - Вы что, уже забыли, откуда бежали? - с удивлением спросил Уокер, - посмотрите на нашу машину, посмотрите на себя! Мы же ангелиты! Перед нами трепещет вся эта местность.
  - А если они узнают, что мы бежали? - спросил Билли.
  - Кто? - спросил Майк.
  - Местные жители узнают, что мы бежали!
  Тут в разговор вмешался Адамс. Он тоже уже понял всю выгоду нашего теперешнего положения:
  - Билли, у тебя с головой всё в порядке? Откуда они это могут узнать? Не от ангелитов же! Ха-ха! Как ты себе это представляешь?
  - Да уж, я думаю, они будут всячески скрывать этот случай! - сказала Джанет.
  - Вот-вот. И поэтому, думаю, нам в течение некоторого времени удастся вполне успешно водить аборигенов за нос, - сказал Майк.
  - Совершенно верно! Именно этим мы и займёмся. Заодно разузнаем, какие 'вольные города' есть неподалёку, и какие банды гуляют в этих местах, - согласился Питер.
  Конец записи.
  Так мы и поступили. Надо сказать, предложенная Уокером тактика поведения - 'подделка под ангелитов', оказалась неожиданно эффективной. Конечно, действовали мы вдали от Града Ангела. Но поскольку дальние разъезды сектантов заезжали иногда довольно далеко, то и наши рейды не вызвали удивления крестьян, привыкших к набегам этих живодёров, насколько к этому вообще можно привыкнуть.
  Как я уже говорил, ангелиты обычно не трогали местных жителей, но изредка всё же забирали несколько человек для своих жертвоприношений. Поэтому аборигены нас смертельно боялись, и не только давали самую качественную пищу, но и сразу выдавали всех агентов местных банд. Поскольку нам приходилось, играя ангелитов, проявлять жестокость, а также, чтобы избежать контактов с местными бандами, соглядатаев приходилось убивать, а тела скрывать в земле, причём так, чтобы место погребения не нашли аборигены.
  Но еда и информация были не единственным нашим выигрышем от такого камуфляжа. Почти каждый день по нескольку раз мы оказывались в поле зрения местных банд. Когда это произошло впервые, мы сильно испугались и поспешили отъехать подальше. Но бандиты, вместо того чтобы броситься в погоню, тоже повернули в противоположную сторону. Когда это произошло первый раз, мы решили, что нам повезло, и они нас просто не заметили.
  Когда эта ситуация повторилась ещё дважды мы задумались. Видимо, бандиты настолько боятся ангелитов, что опасаются связываться даже с одиночными машинами вдали от Града Ангела, решили мы.
  Позднее мы узнали, что излюбленной тактикой сектантов в прежние годы было заманивание своих врагов в ловушки с помощью одиноких бронемашин, которые привлекали внимание банды. Таким образом, они раньше захватывали множество пленных. Но теперь их жертвы стали осторожнее и гораздо реже попадаются на такую приманку. Так мы извлекли ещё одну немаловажную выгоду из угнанного броневика.
  Тем не менее, полностью стычек с бандитами избежать не удалось. Несколько раз мы вступали в поединки с одиночными бронемашинами. Благодаря техническому превосходству нашего броневика все они заканчивались в нашу пользу. Мы захватывали пленников и получали от них нужную нам информацию. Также нам доставались их боеприпасы, питание, и даже кое-какие детали в качестве запчастей.
  Единственной проблемой была необходимость скрывать лица, голоса и численность нашего отряда. В противном случае даже местные забитые и скудоумные жители, догадались бы о том, что периодически появляющиеся там и сям одиночные машины ангелитов, на самом деле - один и тот же броневик, а его экипаж - группа людей, не имеющих отношения к Граду Ангела и его обитателям.
   С нашим броневиком таких проблем не возникло. В салоне мы нашли упаковки с несколькими видами красок, и автомат для покраски. Очевидно, в последнее время ангелиты заманивали аборигенов в свои ловушки, подставляя им свои машины в перекрашенном виде. Мы же с помощью этой краски лишь меняли опознавательные знаки, которые всё-таки обнаружились на машинах сектантов. Кроме того, в переговоры с крестьянами всё время вступали разные новопенсильванцы, что создавало у аборигенов впечатление, будто их 'навещают' разные экипажи на разных броневиках.
  Раза два на нашем горизонте возникали разъезды ангелитов. В этих случаях мы улепётывали без оглядки. Нам повезло, что это было лишь дважды, и что оба этих случая произошли 'в чистом поле' - без свидетелей. Иначе, у нас возникли бы проблемы.
  'Игра в разбойников' затянулась более чем на полтора местных месяца. Вы спросите, зачем нам это понадобилось, и почему мы не бросились сломя голову в дальнейшее бегство? Потому что к этому времени мы научились делать хоть какие-то выводы из собственных ошибок. До сих пор, спасая свою жизнь, мы каждый раз вынуждены были, бежать в никуда.
  Ещё когда мы жили в Шилтоне, Питер, как вы помните, разрабатывал грандиозные планы наших будущих деяний, направленных сначала на выезд с нейтральных земель, затем на спасение с планеты Салвейшн. Но в том-то и дело, что сбор информации у него получался тогда не слишком хорошо. Если о самом 'вольном городе' ему ещё удавалось раздобыть информацию в достаточном количестве, то о положении дел на окружающих территориях представления у него на момент бандитского штурма были в основном расплывчатыми. Теперь-то мы знали, почему так получилось - Магнус Джорджески просто не мог допустить, чтобы мы разобрались в том, как обстоят дела в Нейтральных землях и покинули Шилтон. А потому всячески препятствовал Адамсу в его исследованиях и расспросах.
  Не имея почти никакой информации, не зная, откуда может исходить опасность, мы уже несколько раз попадали в передряги. И каждый следующий случай был хуже предыдущего. Сначала мы вынуждены были вести нищенскую жизнь в разваливающихся бараках Шилтона, затем мы чуть не стали рабами господина Чезарини, а кончилось тем, что нас едва не принудили стать каннибалами.
  И теперь, когда у нас появилась возможность и время, чтобы как следует разобраться в ситуации, выяснить всё, и точно знать, что делать, мы, конечно, не могли пренебречь таким шансом. Мы потратили много времени. Нам пришлось собирать сведения буквально по крупицам, стараясь, прежде всего, не выдать себя.
  В конце концов, в нашем распоряжении оказалась почти вся полезная информация, которую только можно было выяснить у местных жителей и бандитов. Мы точно знали, сколько и каких банд действует в округе, сколько крестьянских поселений, кем они контролируются, где находятся 'вольные города'. Кроме того, мы получили много разнообразной информации о нейтральных территориях в целом.
  Возможно, мы ещё некоторое время продолжали бы играть в разбойников, но мы заметили, что некоторые аборигены начинают что-то подозревать. Их поведение по отношению к нам изменилось. Догадайся они, кто мы, - и у нас возникли бы большие проблемы. Поэтому вскоре после очередного визита за едой в деревню Пит устроил совещание. Обсудив сложившуюся ситуацию, мы решили выбираться из нейтральных территорий.
  Вы скажете 'безумная идея', - рассмеявшись, сказал рассказчик. - Действительно, что могло быть глупее, чем рассчитывать выбраться оттуда, то есть миновать кучу банд, не попасть в руки сектантов и не умереть с голоду, потому что любой визит в деревню - это наводка на самих себя местной банды. Но после того как мы досконально узнали жизнь в странном и ужасном мире нейтральных земель, после того, как понаблюдали её жителей, (из которых практически все пусть и в разной степени утратили человеческий облик) а, главное, после полутора месяцев истинно вольной жизни мы не могли и не хотели здесь больше оставаться...
  Скажу больше. Жизнь на свободе вновь вселила в нас оптимизм, казалось бы, давно угасший, и веру в завтрашний день. Мы готовы были к трудностям и готовы были преодолевать их. Правда, мы не вполне представляли конечную цель, но сейчас главная наша задача состояла в том, чтобы вырваться из этого жестокого мира...
  Увы, теперь я знаю, что иллюзии почти всегда беспочвенны и ничего кроме горя не приносят верующим в них. Но тогда мы все чувствовали решимость преодолеть все преграды и вырваться на свободу. А потому, собрав дополнительные запасы продовольствия и заправив бронемашину, мы отправились в путь. Мы знали приблизительное расстояние до границ кантонов и легко определили маршрут движения.
  Конечно, мы не могли всерьёз рассчитывать совершенно избежать встреч с бандами. Но на начальном отрезке мы могли не опасаться их нападений, - принадлежность броневика к секте ангелитов предотвратила бы нападение. В дальнейшем мы планировали перемещаться 'марш-бросками' от одного 'вольного города' до другого. В них в случаях преследования со стороны местных банд мы надеялись получать временное укрытие. Такими переездами мы собирались проехать неблизкий путь до границ выбранного нами кантона.
  Как обычно, в жизни всё оказалось не совсем так, как в наших планах. Первый этап пути мы действительно проделали без проблем, если не считать стычки с одиноким броневиком, чью принадлежность мы так и не выяснили, поскольку от одного из наших зарядов он взлетел на воздух со всем экипажем.
  Но дальше оказалось гораздо сложнее. Запасы питания, боеприпасов и топлива таяли очень быстро. В результате, ещё до того, как мы добрались к первому 'вольному городу', лежавшему на нашем пути, мы успели трижды побывать в роли убегающих от смерти. Нам сопутствовала удача, но в Монтгомери (так называлось это поселение) нам пришлось задержаться, чтобы отремонтировать повреждённую машину. Заодно мы получили дополнительную информацию о стоящих на нашем пути трудностях. Но поскольку, мы решительно настроились преодолеть все преграды, то отклонили предложение городского старшины о присоединении к жителям города.
  К следующему пункту нашего маршрута мы, на удивление, добрались без проблем. Опять-таки, если не считать незначительных стычек с одиночными боевыми машинами и попытки жителей одной деревушки, возле которой мы остановились на ночлег, перебить нас и захватить наш броневик. Сделав ещё три промежуточные остановки в 'вольных городах', мы, наконец, вышли так сказать на 'финишную прямую' в решении нашей первой задачи - бегства из Нейтральных земель. В шестом на нашем пути 'вольном городе' Хладкове мы занимались тем же, что и в Монтгомери и других 'вольных городах' - ремонтировались, собирали данные о дороге и отказывались от предложений остаться.
  Теперь нам предстоял самый трудный участок пути, - к западу от Хладкова начиналась фактически неоземеленная, а потому и не обитаемая территория. Она простиралась на много километров на запад, и преодолеть её было не менее сложно, чем спастись бегством от крупой банды. За этой пустыней лежали горы - естественная граница нейтральных земель и кантона Райта, в который мы хотели попасть. Перевалить через эту границу нам могли помочь жившие в горах небольшие общины отшельников.
  Но до них ещё надо было добраться. Проблема преодоления пустыни заключалась ещё и в том, что там уже несколько лет находились неизвестные военные подразделения. Жители нейтральных территорий, проникая вглубь пустыни, почти всегда сталкивались с ними, и каждый раз аборигенам приходилось спасаться бегством. Так что в последнее время в пустыню никто не наведывался, а малюсенький ручеёк беженцев, проникавших в нейтральные земли из кантона Райта, практически иссяк.
  Об этих военных не было никакой точной информации, но считалось, что некоторые близлежащие кантоны проводят в пустыне испытания своих вооружений. Это обстоятельство в итоге и стало самым большим препятствием на нашем пути. Выбирая маршрут ухода из нейтральных земель, мы, естественно, ни о чём таком не подозревали, но поворачивать, преодолев такое расстояние, сочли для себя невозможным.
  Поэтому мы вновь отправились в путь. Хорошо ещё, что в Хладкове нам удалось запастись всем необходимым. Вскоре после выезда нам пришлось выдержать бой с тремя броневиками какой-то местной банды. Мы подбили две машины, третья отстала, но, видимо, вызвала подкрепление.
  Вскоре мы обнаружили за собой погоню из полудюжины машин. Между тем, в бою наш броневик уже получил несколько повреждений и мог не выдержать долгой погони и перестрелки. Адамсу пришлось увеличить скорость до максимально возможной.
  Некоторое время нам удавалось держаться на большом расстоянии от бандитов. Однако погоня затягивалась. Прошло уже часа два, пока мы неслись по безжизненной равнине, используя возможности нашего мотора на полную. Механизмы двигательной системы уже вовсю дребезжали, и броневик в любую минуту мог начать терять скорость. Но за это время мы успели углубиться в пустыню. Видимо, это и заставило преследователей внезапно прекратить погоню.
  Видеозапись.
   Опять на экране появилась кабина броневика в тусклом свете мелких лампочек и потные лица беглецов, выступающие из тени.
  - Нам снова повезло! - заметил Херберт.
  - А что ещё нас ждёт впереди! - отозвался Билли Нгуен, - может быть, нам стоило всё же пожить в Хладкове месяц-другой, да разузнать побольше об этой пустыне?
  Обращался он к Питеру, но ответил ему Росс.
  - Это было бы бессмысленной тратой времени, Билли. Ты же помнишь, что нам говорили 'вольные горожане'?! Они даже не пытались узнать, что там делается, в этой пустыне.
  - Но ведь они говорили про военных из соседних кантонов... - вступила в разговор миссис Росс.
  - Это единственная их информация о том, что там происходит, дорогая. И к тому же, на мой взгляд, не обязательно достоверная. А тут ещё эти отшельники...
  - Ну, в их-то существовании мы можем не сомневаться! - заметил рассказчик. - Ведь мы слышали о них ещё до Хладкова.
  - Конечно, Джон. Но что это за люди, мы ведь не знаем! - ответил ему Арнолд Росс.
  Конец видеозаписи.
  
  28
  Итак, мы пребывали в полной неизвестности и с каждой минутой забирались в неё всё дальше. Когда прекратилась погоня, Адамс уменьшил скорость, чтобы не тратить много топлива. Здесь оно нам могло пригодиться. Следующие несколько часов мы двигались по безжизненной равнине в полном одиночестве. Вокруг броневика гулял только ветер, иногда атаковавший машину кучами поднятого в воздух песка. Впрочем, это совсем не походило на песчаную бурю, так как эта пустыня, как и любая другая на Салвейшн, была скорее каменистой нежели песчаной.
  Подобная монотонность движения не могла не сказаться на нашей бдительности и собранности. Макс, оставленный главный наблюдателем за проезжаемой территорией, следил за происходящим снаружи вполглаза. Остальные тоже расслабились. А потому никто не обратил внимания, откуда вдруг на почти идеально ровном месте возникли несколько броневиков. Мы ещё не пришли в себя от удивления, а они уже окружили нашу машину и навели на нас свои орудия, показывая, что сопротивление бесполезно. Судя по всему, оно и впрямь не имело смысла.
  Поняв это, Питер через микрофон сообщил, что мы сдаёмся. Нам велели выходить из машины по одному. Через несколько минут мы все выстроились возле броневика.
  'Что за чёрт! - подумал я, щурясь от лучей заходящего солнца и оглядываясь вокруг. - Опять в плен. К кому на этот раз?'
  Боюсь, в тот момент, я ещё не осознал произошедшего. Это естественно. Переход из одного состояния в другое получился слишком резким.
  Тем временем из окруживших нас машин выскочило несколько человек в неизвестной униформе с оружием. Двое залезли в наш броневик. Остальные окружили нас. Повинуясь приказу одного из них, мы двинулись прочь от своей бронемашины. Она тоже завелась и поехала, но в другую сторону.
  Конвой повёл нас куда-то в пустыню в северо-восточном направлении, если, конечно, до того мы ехали строго на запад. Впрочем, долго идти нам не пришлось. Через пять-шесть минут прогулки под палящим солнцем главный конвоир окриком заставил нас остановиться. Повернувшись к нему, чтобы узнать, в чём дело, я заметил, как два броневика, удалявшихся в разные стороны, в сотне-другой метров от нас как будто, стали погружаться под землю.
  Я сначала не понял, что происходит. Но потом то же самое случилось и с нами. Оказалось, что нас привели на замаскированную платформу большого лифта. Когда наши головы оказались ниже уровня поверхности пустыни, над нами сомкнулись створки горизонтальных ворот. На мгновение мы оказались в темноте, но затем платформу осветила лампа дневного света, конструкцией явно отличавшаяся от тех осветительных устройств, которые до сих пор попадалось мне на этой планете.
  Погружение в недра земли продолжалось несколько минут. За это время мы миновали не менее десятка подземных уровней. Наконец, спуск подошёл к концу. На очередном этаже платформа вдруг замерла. Перед нами раскрылись створки ворот, до того почти сливавшихся со стенами лифтового колодца, и начальник конвоя приказал нам выходить. Нас провели по длинному, несколько раз поворачивавшему коридору в какую-то большую комнату. Здесь стояли три стола с приставленными к ним стульями и креслами. Вдоль стен двумя ярусами были расставлены довольно широкие кровати. В одной из стен обнаружилась ещё одна дверь. Как оказалось потом, она вела в совмещённые туалет и душевую. Здесь конвой нас покинул.
  - Что ж, господа, с новосельем вас! - сказал Эдди, оглядываясь вокруг. - Интересно, сколько нам предстоит прожить здесь!
  - Судя по тому, как была произведена наша доставка сюда, мы имеем хорошие шансы провести здесь остаток жизни! - ответил ему Майк. - И нам повезёт, если он окажется продолжительным,- невесело добавил он.
  Услышав начало их разговора, я удивился, как они ещё могут рассуждать после всего, что произошло за последние полчаса. Для меня произошедшее оставалось совершенно непонятным и даже неосознаваемым, хоть и знакомым, повторяющимся в стиле 'дежа вю'. После того, как я вылез из броневика, я лишь следовал указаниям конвоира, ни о чём не думая. За время сидения в плохо проветриваемом, разогретом солнцем броневике мои мозги, наверно изрядно подплавились, а внезапное пленение и вовсе заклинило их.
  Но вот со словами Майка, я полностью согласился, хоть и не проронил по этому поводу ни слова. Действительно, захватившие нас люди слишком много всего продемонстрировали, чтобы потом позволить нам вынести информацию об этом наружу. Правда, я слышал, что любые сведения из человеческого мозга можно стереть, но умеют ли это делать здесь - большой вопрос. К тому же, согласно обычаям планеты Салвейшн человека гораздо проще убить, чем применять к нему какие-то более гуманные методы воздействия.
  Настроение у меня стало ещё хуже. Я сидел на одной из кроватей, тупо уставясь в пол, в голове была какая-то странная пустота.
  Мои спутники тоже разбрелись по койкам и креслам. Желания обсудить новый поворот нашей безрадостной судьбы ни у кого больше не возникало. Ситуация располагала к размышлениям, причём самого печального свойства.
  - Господа, а ведь за нами подглядывают, - вдруг услышал я голос Юнга.
  Подняв голову, я увидел, что он показывает всем куда-то наверх. Я посмотрел туда же. Под потолком комнаты были закреплены несколько еле заметных видеокамер. Увидев их, Адамс встал перед одной и сказал:
  - Господа, хозяева этого подземного города. Поскольку у меня появилась возможность обратиться к вам, я хочу сказать, что мы теряем время. Наблюдая за нами хоть целую вечность, вы не узнаете и сотой доли того, что вы можете выяснить из простой беседы с нами. Я обещаю за всех присутствующих, что, в случае если такой разговор состоится, я и мои друзья будем предельно откровенны и по возможности ответим на все ваши вопросы.
  Его речь дала эффект невероятно быстро. Не прошло и пяти минут, как дверь комнаты открылась, и на пороге появился какой-то офицер в сопровождении нескольких вооруженных солдат. Он указал на Джанет Каррье и сообщил, что она должна следовать за ним на допрос. Нам не очень-то хотелось отпускать её одну, но с вооружёнными людьми спорить мы не могли.
  Она вернулась через час. Приведший её конвой увёл на допрос Макса. Как только за ним захлопнулась дверь, мы тут же бросились к нашей спутнице с расспросами. Она сообщила, что всё прошло на удивление гладко. Её привели в комнату поменьше этой. Там сидели пять человек, одетых в штатское. Но за время выживания на этой планете мы все успели насмотреться на военных, и их стиль поведения, так что у Джанет почти не вызывала сомнения принадлежность допрашивавших её к военному делу. Скорее всего, это были высокопоставленные офицеры. Она объяснила им, что родом с другой планеты, а сюда её и всю нашу компанию занесло из-за ошибки бортового компьютера нашего корабля.
  Затем ей пришлось ответить на несколько вопросов по поводу её и нашей Родины - Новой Пенсильвании. После чего она перешла к поэтапному изложению перечня наших злоключений на этой планете. Джанет показалось, что её собеседники с пониманием и даже почти с сочувствием отнеслись к её рассказу. Закончила она его тем, что рассказала им, с какой целью мы решили пересечь пустыню, и что мы понятия не имели о том, что здесь есть что-то живое, а, тем более, военная база.
  Спустя некоторое время вернулся Макс Баркли. На допрос отправился мистер Росс. Баркли полностью повторил, всё рассказанное Каррье. Его допрос получился точной копией первого. То же рассказал нам о своей беседе с пятью переодетыми офицерами и Арнолд Росс. Я отправился на допрос пятым - после Эдди. Со мной, как и со всеми следующими течение допроса повторялась в неизменной последовательности и тональности. После Мэдлен, допрошенной шестой, они сделали перерыв на сутки. Наверху уже стояла глубокая ночь. К счастью нас не забыли неплохо покормить, - засыпать на голодный желудок было бы не слишком приятно.
  На следующий день допросу подверглись остальные мои спутники. После чего нам снова пришлось ждать. До вечера ничего не произошло. Нам доставляли еду, причём хорошего качества - по три блюда на завтрак, обед и ужин. Но ничего не сообщали. На третий день наша дружная новопенсильванская компания как по команде проснулась заметно раньше вчерашнего. Видимо, нам не давала покоя затянувшаяся неопределённость нашего положения.
  Нам принесли завтрак.
  Садясь за еду, Питер сказал, что, поев, хочет ещё раз поговорить, с пленившими нас людьми через видеокамеру. Сделать это ему не довелось. Где-то посреди завтрака я почувствовал, что быстро засыпаю. С трудом оторвав глаза от тарелки и осмотревшись, я увидел, что остальные тоже находятся в полусонном состоянии.
  Последним, что я подумал перед окончательным погружением в сон, было: 'Отравили!' Затем я, кажется, уткнулся носом в свою тарелку и заснул.
  Придя в себя, я несколько минут не мог понять, что произошло. С памятью возникли явные проблемы. Голова немного побаливала. Понять, что случилось, где я, в каком состоянии, было в тот момент выше моих сил.
  Видеозапись с комментариями рассказчика.
  На экране вновь возникла залитая беспощадным солнцем каменистая пустыня.
  Я приподнялся на локтях и стал осматриваться. Мои друзья лежали вокруг. Питер, Уокеры и Андерсон уже почти очнулись и теперь, как и я, осматривались вокруг. Остальные только начинали приходить в себя, а Дороти и Мэдлен ещё спали.
  Я попытался сообразить, что произошло. Но для этого требовалось вспомнить события, предшествовавшие погружению в сон. А как раз это у меня никак не получалось. В голове была совершенная каша, и восстановить стройную линию предшествующих событий я не мог. Оглядываясь вокруг, я обнаружил, что я и все мои спутники лежим прямо на камнях. Сверху нас безжалостно жарила уже хорошо знакомая звезда планеты Салвейшн. Глаза всё ещё слипались. А яркий свет заставлял щуриться.
  Чтобы побыстрее проснуться, я решил подвигать конечностями. С этим проблем не возникло. Тем временем Уокеры, Питер и Андерсон уже совсем очухались. Майк встал на ноги и теперь оглядывался вокруг.
  - Где мы? - спросил я.
  - В Западной пустыне нейтральных земель. Вон там, - показал в сторону, находившуюся прямо под солнцем, - как видите, возвышается горная гряда, к которой мы, насколько я помню, ехали. Но я что-то не вижу нашего броневика. Его здесь нет.
  - Они его конфисковали! - сказала его жена.
  - Кто? - спросила Джанет. Она тоже уже почти пришла в себя.
  - Те, у кого мы провели последние три дня, - ответил ей Питер.
  - А кто это был?
  - Мне кажется, мы были на какой-то военной базе, - сказал я.
  - Да, мне тоже вспоминается что-то подобное, - согласился со мной Майк.
  Уокер повернулся лицом к объективу видеокамеры, и сразу стало заметно, что его осунувшееся лицо покрыто сверкающими на солнце бисеринками пота.
  Конец видеозаписи.
  Прошло еще как минимум полчаса, прежде чем вся наша компания окончательно пришла в себя, люди восстановили память, и события последнего времени полностью прояснились в наших головах. Конечно, у нас сразу появилось множество вопросов. Но ответить на них было некому. Поэтому, не теряя времени, мы двинулись к горной гряде, расстояние до которой теперь было совсем небольшим.
   Рассказчик вновь прервал своё повествование и, немного помолчав, добавил:
  С тех пор я побывал в разных местах планеты Салвейшн, в том числе ещё дважды на территории Нейтральных земель. Я могу утверждать, что очень хорошо знаю эту планету, и... мог бы стать отличным гидом для туристов, если бы здесь существовала такая профессия. Но я до сих пор не знаю, кто были те военные, что захватили нас в плен в Западной пустыне Больших Нейтральных земель Континента Такера. За время жизни здесь я много раз мысленно возвращался к ним. Они отпустили нас, позволив идти своей дорогой, не причинив ни малейшего вреда. Это так непохоже на поведение аборигенов планеты Салвейшн...
  Но я продолжу свой рассказ. Тем более что он приближается к очень важному эпизоду, который во многом определил мою дальнейшую жизнь. Впрочем, не только мою.
  Мы, как я уже сказал, шли пешком по пустыне к горной гряде, отделявшей Нейтральные земли от кантона Райта. Путешествие это было не из приятных, ибо длительная ходьба по раскалённым камням под горячими лучами солнца не может доставлять удовольствие. Но после очередного пленения нам не хотелось дразнить судьбу, столь щедро одарившую нас неожиданным спасением, дожидаясь темноты и прохлады.
  Тем более что мы почти ничего не знали об этих местах. А на планете Салвейшн нужно быть настороже везде и всегда, на сей счёт, ни у кого из нас уже тогда не осталось никаких сомнений. Также как и то, что неизвестных мест лучше вообще старательно избегать. Или - в нашем случае - как можно быстрее покидать их. Что мы и делали. Обливаясь потом, то и дело запинаясь и оступаясь, мы шли к горам.
  Дорога к подножию горной гряды заняла у нас часа четыре. К концу пути солнце успело проделать большой путь и опуститься довольно близко к земле. Аналогичный путь проделали и наши тела. От неимоверной усталости и сильного обезвоживания держаться прямо было почти невозможно. Единственная мысль, оставшаяся в моей голове от этого перехода - 'Когда же это кончиться?!'.
  Такого испытания жарой на планете Салвейшн нам переживать ещё не приходилось. Город Шилтон находится гораздо севернее, как, впрочем, все земли, пройденные нами после бегства из кантона Сильвена. В Эйнджел-сити мы почти всё время находились в закрытых помещениях или вообще под землёй. А в броневике кое-как работал кондиционер, который хоть самую малость, но охлаждал атмосферу.
  Простите, я, кажется, опять отвлёкся...
  
  29
  Итак, мы добрались к подножию гор, когда в пустыне уже наступил вечер. После небольшого спора мы все же решили отложить дальнейшее продвижение вглубь горной гряды до завтра. Единственные обитатели этих мест - отшельники. Всё, что мы знали о них, говорило за то, что это самые безобидные люди на планете Салвейшн. Тем более что мы всё равно не смогли бы обойтись без их помощи.
  У нас не было еды, и мы не имели никакой информации о горных тропах и перевалах, через которые можно пробраться на другую сторону этого исполинского каменного забора. Но главное, если мы попытались бы отыскать путь в горах сейчас, то рисковали заблудиться. Надвигающаяся темнота могла завести нас куда угодно. Так что идти в горы вечером было бы не только бессмысленно, но и опасно.
  Поэтому мы заночевали тут же - среди камней вблизи одной из предгорных возвышенностей. Место это ночью оказалось довольно холодным, и для сохранения тепла нам пришлось попросту сбиться в кучу. Так мы и проспали всю ночь, а наутро двинулись в путь. В животах у всех было уже совершенно пусто, и это заставляло торопиться.
  Нам повезло, - не прошло и получаса, как мы встретились с обитателями местных пещер.
  Выстроившись гуськом, мы двигались к ближайшему горному склону, отличавшемуся заметной пологостью. Мы не слишком спешили, чтобы не тратить много сил. Местная звезда сверху уже припекала всё сильнее, мы не знали, что нас ждёт впереди, а потому старались сберечь их остатки. Дальняя часть обнаруженного нами подобия тропы терялась где-то впереди, среди камней в нижней части полого склона. Вдруг шедший впереди меня Андерсон остановился. Посмотрев вперёд, я обнаружил, что остальные мои друзья тоже стоят и, задрав голову, что-то рассматривают вверху. Посмотрев туда же, я обнаружил нескольких оборванцев, откуда ни возьмись вдруг выросших среди камней на краю горного склона.
  Ещё немного продвинувшись вперед, мы начали переговоры. Перекрикиваться через такое пространство, было, конечно, неудобно. В остальном эти переговоры мало отличались от тех, что нам приходилось вести на планете Салвейшн ранее. Нас спросили, кто мы, и что нам здесь нужно. Пит ответил, что бежим из нейтральных земель и явились в эти горы, чтобы, перевалив их, найти приют в кантоне Райта. Заодно Питер сказал, что мы были бы рады получить помощь пещерных жителей (так, мы слышали, отшельники предпочитают называться) в нашем походе. Собеседники сверху выразили некоторое удивление нашей целью, но заявили, что они рады всем, кто не несёт им зло, а потому они готовы проводить нас в свои жилища и оказать нам всю необходимую помощь. Это предложение было как нельзя кстати.
  Затем нас провели в одно из жилищ отшельников, располагавшихся в пещерах на склонах близлежащих гор. Пока мы шли по нескольким весьма витиеватым, и периодически довольно-таки крутым горным тропам, я смог получше рассмотреть встреченных нами горцев. Одеты и обуты они были очень плохо - в самое разнообразное, чрезвычайно пёстрое, но обязательно порванное тряпьё. Зато по горам они перемещались спокойно и уверенно. Чувствовалось, что эти места - их дом. А после продолжительного и в конец изнурившего нас похода по горам мы воочию познакомились с их настоящим жилищем.
  Это действительно была самая обыкновенная пещера с минимумом комфорта. Пожалуй, бараки Шилтона или базы Чезарини не отличались от неё по уровню уюта и комфорта. Впрочем, здесь мы задерживаться не собирались. Адамс ещё по дороге сказал проводникам, что мы со вчерашнего дня ничего не ели. Поэтому, как только мы появились в пещере, нам стали готовить еду.
  Правда, принимать пищу, приготовленную в не слишком чистой пещере не слишком чистыми руками, да ещё из поломанной посуды сомнительной чистоты не очень-то хотелось. Но другого выхода у нас не было. По крайней мере была настоящей едой - настолько, насколько это вообще возможно в таких условиях.
  Пока мы ели, наши проводники доложили об обстоятельствах встречи какому-то своему начальнику, а он послал человека в другую пещеру.
  Я сказал Питу, что неплохо бы узнать, куда послали этого парня. Он обратился к проводнику и тот пояснил, что нам нужно будет встретиться со старейшиной пещерных жителей. Именно от него будет зависеть выполнение наших просьб. Именно к нему и послал человека Бен Раденко, как звали старшину этой пещеры. Нам же следует просто немного подождать.
  Ничего другого нам не оставалось. Поэтому мы последовали его совету. К счастью, сидеть на голых камнях (в глубине пещеры вдали от костров они были очень холодны) не пришлось, так как нам дали какие-то грязные подстилки. Через время вернулся парень, посланный к главному старейшине. Нам сообщили, что у Илайджи Куэльяра много дел. Он будет занят ими сегодня, а также завтра почти весь день. Так что ждать нам придётся до завтрашнего вечера.
  'Даже местный старейшина мнит себя эдаким корольком и выдерживает время перед аудиенцией!' - подумал я.
  Чувствовал я себя прескверно: после 'прогулки' по горам сил почти не осталось, желудок был пуст, и я понимал, что в ближайшее время мне вряд ли удастся наполнить его лучше, чем просто сносной пищей. Судя по первому впечатлению от мест обитания отшельников, иной здесь просто не могло обнаружиться. Но развить эту мысль, и ещё больше растравить себе душу я не успел, - нам предложили еду. Это была какая-то рыбная похлёбка, весьма невзрачная на вид. На вкус она оказалась совсем неплоха, что, впрочем, я отнёс на воздействие голода, притупившего чувствительность организма к этой бурде.
  Насытившись, мы стали обсуждать, чем бы занять себя в ожидании аудиенции. Майк сказал, что с тех пор как узнал о существовании в этих горах общины отшельников, его не покидает удивление и любопытство. Он заметил также, что было бы неплохо разузнать, как здесь могут выживать люди. Мы все согласились, что это и впрямь интересно и обратились за разъяснениями к Раденко.
  Первым делом, мы решили выяснить, где они берут пищу. Старшина сообщил нам, что в горах есть несколько небольших относительно оземеленных участков почвы. На этих участках отшельники выращивают растения, идущие в пищу и (изредка) на изготовление одежды.
  Но основным источником пищи являются устроенные в пещерах пруды. В них разводят различные виды рыб. Соль, а также некоторые полезные ископаемые (очень немного, поскольку возможностей для промышленной добычи, конечно, нет) отшельники добывают в горах. Всё это они периодически обменивают жителям кантона Райта, получая кое-что из необходимого в жизни, в том числе большую часть одежды и немного пищевых продуктов. Но все эти источники благосостояния слишком малы, а потому пещерные жители всё время нищенствуют. Что, впрочем, неплохо, ибо нищих никто не трогает, - кому они нужны? - логично заметил Раденко.
  Ещё мы расспросили у пещерного старшины насчёт того, как сюда попадают люди, и долго ли они здесь живут. В пещере мы видели несколько женщин и детей. Старшина подтвердил наши догадки.
  - Да вы правы, мы живём здесь компактными редко изменяющимися общинами. Притока новых членов извне почти нет, оттока нет вообще. Правда, из кантона иногда сюда приходят одиночки. Но далеко не все из них готовы принять нашу жизнь. Конечно, и их прошлая жизнь - не была сахарной, но здесь они слишком много теряют, получая взамен лишь возможность продлить своё существование в относительной безопасности. Впрочем, судя по тому, что я знаю о нейтральных землях, если бы не пустыня, то приток отшельников с востока был бы достаточно велик, так что мы вряд ли могли бы прокормить всех беженцев. Но пустыня останавливает их. Для нас это хорошо.
  Тут у Раденко появились какие-то неотложные дела, и нам пришлось прекратить свои расспросы. Впрочем, ещё кое-что интересное мы в этот день всё же узнали. Нам рассказали, что в этом районе горной гряды находятся несколько десятков заселённых пещер. Все их обитатели живут почти полностью автономно. Каждая пещёра имеет своего старшину.
  Однако понятие власти как таковой здесь вряд ли применимо, так как действительно важные решения принимаются не часто. Жизнь в горах слишком монотонна. Горцев редко затрагивают большие катаклизмы. Будь иначе, - здесь бы никого не было. Кто стал бы жить в таких скверных условиях, да ещё подвергать свою жизнь опасности? Когда появляется необходимость, люди ловят в прудах рыб, когда созревает урожай в горных 'огородах' - они его собирают. Когда появляется возможность или нужда произвести обмен с жителями кантона, - занимаются этим.
  Что же до главного старейшины - Илайджи Куэльяра, которого все называют просто 'Рок', - то он пользуется большим авторитетом, хотя и не является, так сказать, коренным жителем гор - он пришёл сюда лет тридцать назад. Он очень много знает и, наверняка, может оказать помощь и нам. Всё это мы узнали у пещерных жителей. Они отнеслись к нам очень благожелательно.
  Горцы с очень большим почтением говорили о старейшине, так что я с интересом стал ждать встречи с ним. До сих пор встреченные нами правители на Салвейшн не слишком впечатляли своими человеческими качествами и вряд ли претендовали на упомянутый неформальный авторитет.
  Спать нам пришлось на тех же грязных подстилках, на которых мы обедали и ужинали. Еда, поданная нам вечером, была всё также скудна и малопитательна, но рассчитывать на большее не приходилось. Наутро, слегка утолив голод, мы выяснили, что с Куэльяром мы можем встретиться после обеда.
  Чтобы скоротать время, Херберт попросил дать нам какого-нибудь незанятого человека в качестве проводника, чтобы осмотреть окрестности. Я был не в восторге от его идеи, но мне пришлось всё же тащиться со всеми остальным новопенсильванцами по горам. Хорошо ещё, что прогулка не затянулась - у моих спутников, как и у меня, сил было не много. Так что, даже не добравшись до ближайшего поля возделанной земли, мы вернулись обратно.
  Сразу после обеда Раденко отправил нас к Илайдже Куэльяру. Он жил один в сравнительно небольшой пещере. Впрочем, места там хватило на всех инопланетных гостей. Старейшина оказался пожилым худощавым, как все отшельники, человеком с седеющими длинными волосами и несколько вытянутым лицом. Одет и обут он был в такое же тряпье, как и прочие обитатели пещер.
  Однако голос его против моего ожидания оказался достаточно твёрд и ясен.
  Очередная видеозапись.
  Её сделали в полутьме небольшой пещеры, освещаемой исключительно светом местной звезды, проникающим через вход за спинами посетителей и через небольшое отверстие (едва ли не щель в камне), расположенное над одним из углов пещеры слева от входа. Гости выстроились в устье пещеры, так, чтобы не совсем перекрыть доступ света через вход. Хозяин сидел на небольшой пёстрой подстилке неподалёку от упомянутого светового колодца.
  - Здравствуйте, господа, проходите, садитесь, - приветствовал нас он. - Боюсь, здесь не слишком комфортно, но места хватит всем.
  Новопенсильванцы в ответ тоже приветствовали его с надлежащим почтением, представились и начали размещаться на подстилках, разбросанных там и тут по пещере.
  - Не стоит, не стоит, - отозвался старейшина на несколько высокопарные слова приветствия, произнесённые гостями. - И называйте меня просто 'Рок'. Вы, наверняка уже слышали это моё прозвище? - Джанет утвердительно ответила за всех. - Отлично! Меня здесь все так называют - 'Рок' или 'дядюшка Рок'. Насколько я знаю, вы иноземцы, желающие перебраться в кантон Райта? - нестройные кивания головами подтвердили его правоту. - Ясно! Хотя мотивы такого выбора не совсем понятны... но, это не моё дело! Я думаю, мои соплеменники окажут вам всё необходимое содействие.
  - Мы будем чрезвычайно благодарны им. И, конечно же, вам, - сказал Питер.
  - Спасибо. Но я хотел кое-что узнать... - он посмотрел куда-то в пол, затем - снова на гостей, - мне кажется, вы не только иноземцы, но и инопланетяне. Я слышал, что на континенте Эллерса года два назад приземлился инопланетный корабль, и что его экипаж путешествуют по разным землям нашей планеты...
  - Что ж вы правы, - ответил Адамс. - Но как вы догадались?
  - О, я обратил внимание на несколько моментов. Они ничего не сказали бы обычному человеку, но для аналитика они дали много информации!
  Мы были заинтригованы таким поворотом. Рок Куэльяр продолжил:
  - Во-первых, я слишком долго живу на границах нейтральных земель и могу с уверенностью сказать, что не встречал среди всех приходивших сюда её жителей, людей подобных вам. Таково моё первое сегодняшнее впечатление. И именно оно убедило меня в правоте моих догадок. Кроме того, когда я узнал, что двенадцать человек пришли к нам через пустыню, я удивился. Один, два, максимум три человека - больше до нас через пустыню никогда не добиралось. Также меня удивило, что как мне сказали, вы отнюдь не были отчаявшимися и потерявшими надежду людьми, которые приходят жить в таком месте. Вы выглядели уставшими, но не более того. Я уже не говорю о вашей столь удивительной цели - перебраться в кантон Райта. Мало кому из живущих в нейтральных землях придёт в голову такая мысль, - они слишком много знают о порядках в этой стране. Кроме того, ваша численность совпадает со сведениями о численности инопланетян. Так что всё просто, - сказал он, простодушно и одновременно насмешливо глядя на них.
  - Да, действительно просто! - сказала Дороти.
  - Извините, - обратился к нему Майк, - но вы сказали, что мы ничего не знаем о порядках в кантоне Райта? Вы хотите сказать, что это не слишком удачный выбор даже после нейтральных земель?
  - Вы правильно меня поняли, молодой человек. Единственная преграда оттоку населения из этого кантона - пустыня, иначе половина его жителей давно уже перевалила бы через горы! Я думаю, именно малое перемещение людей в Нейтральные земли из этого кантона и ввело вас в заблуждение...
  Адамс вынужден был с этим согласиться.
  - Хорошо, что вы предупредили нас, - сказала Анджелин. - Может быть, скажете, куда нам лучше направиться отсюда?
  - Боюсь, это определить будет нелегко...
  - Но почему? - удивился Билли.
  - Видите ли, несмотря на всю непривлекательность Нейтральных земель, которые вы теперь стремитесь покинуть, каждый год туда переселяются сотни, если не тысячи людей, а покидает их значительно меньшее количество людей. Вы понимаете, если бы в каком-то кантоне жить было бы лучше, чем здесь, или вернее, там, в Нейтральных землях разве туда бежали бы люди?!
  Этот вопрос был, естественно, риторическим.
  - Да, - согласился с Куэльяром Нгуен, - мы на этой планете уже несколько лет. И за время странствий нашли только одну более-менее приличную страну - кантон Сильвена. Впрочем, до неё жизни на Салвейшн мы почти не видели. Поэтому и не можем судить, где жизнь хороша, а где плоха.
  - Вижу, вам нужен консультант...
  - И очень нужен! - заметила Мэдлен Росс.
  - Я постараюсь вам помочь. Но я не совсем понял. Мистер э-э...
  - Нгуен. Уильям Нгуен.
  - Мистер Нгуен сказал, что вы были в кантоне Сильвена? - мы ответили утвердительно. - Но почему вы покинули его? Насколько я знаю, эту страну действительно можно назвать островком относительного мира и спокойствия. Одним из немногих на этой планете. Три поколения Сильвенов изрядно потрудились, чтобы сделать свою страну такой.
  - Вы совершенно правы, - согласился с Куэльяром рассказчик, - таким образом оценивая этот кантон. Лично я с удовольствием и теперь продолжал бы жить там. Но так получилось... - он сделал ударение на последних словах и выразительно посмотрел на Адамса.
  Питеру, конечно, не хотелось вспоминать, но меня поддержали Эдди и Дороти.
  - Действительно, - сказала она, - Питер сильно нас тогда подставил!
  - Адамс! Расскажи мистеру Куэльяру о своей затее. Мне, кажется, он довольно много знает о местных обычаях и традициях и сможет, наконец, сказать нам, стоило ли удирать из Аннибал-сити.
  - Какая глупость, Эдди, - вмешался Макс Баркли, - во-первых, если уж барон... чёрт, забыл его имя, не объяснил нам, то мистер Куэльяр вряд ли разбирается в делах кантона Сильвена, а во-вторых, это дело прошлое. Ничего уже не изменишь!
  Питер всё время спора сидел, смотря в пол. Но теперь он сказал:
  - Нет, Макс, лучше я расскажу мистеру Куэльяру. Мне самому хочется, в конце концов, понять, что к чему...
  
  30
  Продолжение видеозаписи с комментарием рассказчика.
  Питер Адамс рассказал старейшине пещерных жителей всё. Возможно, он надеялся получить оправдание. Получил ли он его, - не могу сказать. Мистер Куэльяр слушал его очень внимательно. Когда Адамс закончил, он сказал:
  - Я понимаю, почему вы это сделали, ради какой цели подставили своих друзей под удар, которого вы избежали чудом. Это действительно было чудо, уверяю вас. - Питер обвёл своих спутников удовлетворённым взглядом. - Вне зависимости от того, - продолжил старейшина, - угрожала вам реальная опасность или нет...
  - Простите, я вас не понял, - тут же прервал его Питер.
  Все остальные тоже с удивлением посмотрели на Куэльяра.
  - Думаю, за время странствий по нейтральным землям вы познакомились с нашими обычаями? Здесь если ты слаб и нелоялен или неугоден, тебя уничтожают без жалости. И то, что вас просто отпустили, дав добраться до границы - истинное чудо! Вы должны это понять. Я вижу теперь, насколько вам нужен консультант по жизни на Салвейшн, даже после двух лет жизни в нашем мире!
  - И вы поможете нам? - с надеждой спросила Дороти.
  - Я постараюсь помочь вам. Но вы должны учесть, что вам предстоит услышать рассказ об этом мире из уст осведомлённого но, увы, слабого духом человека. Поняв, что победа и достижение моих целей в этом мире невозможны, я решил ни за что больше не бороться, а лишь попытаться выжить. И спрятался в этой норе, - Куэльяр обвёл взглядом свою пещеру.
  - И, тем не менее, ваши советы для нас будут очень важны и полезны. Они помогут нам понять, что нам делать и как жить дальше. Уверен в этом, - ответил ему рассказчик.
  - Тем более что вы могли бы помочь нам в выборе того места, куда нам теперь отправиться, - добавил Адамс.
  Рок Куэльяр внимательно посмотрел на Панкова, а затем на Адамса.
  - Да, я уже вижу... конечно, я расскажу вам всё, что знаю! - прервал он сам себя. - И помогу чем смогу!
  - Прекрасно. Мы будем вам очень благодарны! - сказала Анджелин Уокер.
  - Когда мы начнём? - спросил Херберт.
  - Если у вас нет неотложных дел, то - сейчас, - ответил старейшина.
  Мы все дружно рассмеялись его шутке.
  - За то время, которое вы прожили на этой планете, вы что-нибудь узнали о её истории, политических системах, о том, как они развивались? - спросил Куэльяр.
  - Да, конечно, - ответил Майк, - вскоре после высадки здесь мы побывали 'в гостях' у мистера Фельдмана, если вы знаете, о ком я говорю? - Рок кивнул. - От него мы узнали историю несчастных жителей планеты Фостер-5, подвергшейся ядерной бомбардировке. Они вынуждены были покинуть родину и долгое время скитаться по просторам Космоса. За это время они утратили единство, что вместе со сложностями освоения новой планеты привело к размежеванию и даже открытой и ожесточённой борьбе между основными политическими образованиями этой планеты - кантонами. В результате этой борьбы одни кантоны исчезали, другие появлялись, границы третьих претерпевали изменения...
  - Всё верно. Именно так всё и происходило. Вы прожили здесь несколько лет. Я думаю, вы уже поняли, что за прошедшее с момента открытия планеты время здесь деградировали не только политические системы. Здесь деградировали наука, культура, мораль. Можно сказать, мы не выдержали обрушившихся на нас испытаний. Быстрее всего деградировала, конечно, мораль, медленнее - наука и производимая ею техника. В результате дикари, почти совершенно лишённые прежнего лоска цивилизации, чьими наследниками они являются, обладают ныне достаточно высокими технологиями. Да, половина спутников над планетой уже вышла из строя, да, утрачены, не востребованы, не применяются многие научные достижения прошлого. Но имеющегося в военной сфере потенциала вполне достаточно, чтобы удовлетворять звериные инстинкты аборигенов. Они могут изощряться самым чудовищным образом, истребляя своих врагов. И, уверяю вас, чаще всего, они не упускают такую возможность...
  Мы все сидели тихо, а я слушал его, затаив дыхание. В словах Рока Куэльяра передо мной впервые встала целостная картина мира Салвейшн.
  - Да мы были свидетелями такого мероприятия в Эйнджел-сити, - сказал Росс. - Объясните же мне, как могут люди совершать подобное, причём абсолютно хладнокровно и безжалостно?
  - Эйнджел-сити - одно из поселений сектантов в нейтральных землях? - уточнил Рок, он был крайне удивлен. - По-моему эти существа даже не заслуживают права называться людьми. Вам удалось бежать и от них?! Невероятно! Но как?
  - Мы ночью угнали их броневик - вот и всё, - ответил ему Майк.
  - Поистине, вы невероятно везучи!
  - Боюсь, что нет, - сказал Питер Адамс, - просто ангелиты и впрямь по интеллекту ниже уровня обычного человека. Их вера, точнее, то, что они называют верой, отняла у них силу разума. Они очень слабы. С решительными и умными людьми они не могут справиться.
  - Вы правильно охарактеризовали их, мистер Адамс. Они действительно слабы. Но проблема заключается в том, что тем же словом можно охарактеризовать почти всё население нашей планеты. Её жители не способны изменить свой мир. Наилучший пример этого - наша община, состоящая из людей, напрочь утративших надежду хоть на какую-нибудь перспективу в будущем. Впрочем, те, кто барахтается в большом мире, тоже по большому счёту ничего не могут изменить.
  - Но почему? Почему аборигены дошли до такого беспросветного существования? - спросила Джанет.
  - Им слишком долго приходилось тратить все силы на борьбу за существование. На то, чтобы приспособиться к жестокой среде и выжить. В результате наши предки в большинстве своём потеряли волю к борьбе и довольствуемся лишь самым малым, легко покоряясь немногочисленным активным, но крайне жестоким соплеменникам. Вам, представителям высокоцивилизованного мира, понять это трудно. Ваш мир, как я понял, был освоен за многие годы до вашего рождения с применением самых лучших технологий, а его обитатели никогда не знали ожесточённой борьбы за жизнь с дикой природой... и друг с другом. Вы пользуетесь всеми благами вашей цивилизации. К вашим услугам все лучшие достижения науки, предназначенные для удовлетворения любых ваших потребностей...
  - Вы правы, мистер Куэльяр, хотя до Салвейшн, по крайней мере, я никогда об этом не задумывался, - ответил Арнолд Росс.
  - Конечно! Это же естественная среда вашей жизни. В ней всё закономерно. Для вас. Точно также закономерна и нормальна жизнь и для большинства аборигенов Салвейшн. Они свыклись с этой реальностью. Те же, кто не вполне воспринимает жизнь на родине, ищет спасения в бегстве. Люди бегут из одного кантона в другой, в нейтральные земли - те, где хоть как-то можно прокормиться.
  - Но мистер Куэльяр! Неужели между жителями Новой Пенсильвании и Салвейшн такая пропасть? - спросил рассказчик.
  - Отнюдь! Сущность человеческая всегда была и, уверен, остаётся неизменной в течение всего существования этого вида животных. Большинство людей всегда и во все времена не отличались большой силой воли и самосознания. Именно поэтому с самого начала своего разумного существования человек придумывал себе богов. Сначала он обожествлял предметы из окружающей среды. Представьте себе картину: разумное существо на коленях перед холодным камнем или каким-нибудь пнём! Разве это не доказательство человеческой слабости и готовности к самоуничижению! Позже, по прошествии веков, человечество стало более разумным, лучше узнало окружающий мир, социализировалось, то есть создало структурированное общество, но от слабости своей не избавилось! Теперь ему потребовался пастырь, который бы указал путь и цель, к которой нужно стремиться. Человеку понадобилось высшее наимудрейшее создание, которое давало бы ему утешение в многочисленных бедах и напастях, преследовавших его, причём часто - по его же вине, прощало его грехи. Конечно, это делали сами люди. Но им нужно было знать, что сверху есть кто-то главный, от чьего имени им разрешается творить свои дела и с чьей помощью решать свои проблемы. Вы видели ангелитов и можете себе представить, до чего могут доводить человека наиболее фанатичные и радикальные формы вероучений. Впрочем, в данном случае, поедание людей объясняется не только жестокостью религии, но и тем, что человеческому организму нужно мясо, а в нейтральных землях очень трудно найти мясо помимо человеческого.
  - Но мистер Куэльяр! Религия в нашем обществе уже очень давно не играет такой роли, которую вы нам описали! - сказал Адамс.
  - Это естественно. Как я уже сказал, многим поколениям людей вашей цивилизации, наверняка, не приходилось испытывать серьёзных трудностей. Но человеческая слабость находит множество проявлений. Вы уже поняли, что, большинство государств нашей планеты имеют тоталитарный режим. В жестоких условиях окружающего мира люди, потерявшие надежду и веру в лучшее, могут жить только в таких обществах. Им нужно, чтобы их строили в шеренги, чтобы регламентировали их жизнь, чтобы думали и решали за них. Иначе им невозможно продолжать своё существование. И в прошлом слабым людям было всегда проще жить в подобных обществах, нежели в свободных. На самом деле, выбор для человека очень часто является большой проблемой. Гораздо легче, когда его нет!
  - Слушая вас, я прихожу к выводу, что история Салвейшн - это какая-то карикатура или пародия на историю всего человечества, где всё самое плохое гипертрофированно велико, а ничего хорошего не осталось и в помине, - заметил Майк.
  - В чём-то вы правы. Но поймите: слабость человеческой природы, во многом определяется зависимостью от окружающей среды. Посмотрите вокруг - и вы увидите настоящую пародию на нормальные условия жизни. В такой среде, да ещё оторванная от остального человечества, наша цивилизация не могла прийти ни к чему хорошему.
  - Вы думаете, что развитие нашей цивилизации избавило нас от слабостей присущих человечеству в прежние времена? - спросил Херберт.
  - Нет! Отнюдь! Уверен, в вашей жизни вы можете найти множество доказательств обратного. Я долгое время изучал известную у нас историю Человеческой Цивилизации и знаю, что её развитие неизменно сопровождалось чрезвычайно усложнявшейся регламентацией, жизнь всех без исключения обществ на любом историческом этапе постоянно обрастала массой условностей, традиций, обычаев. Думаю, в вашем мире этот процесс продолжал идти всё это время. Цивилизованное общество состоит из множества групп. И у каждой традиции и условности - свои. Человек в процессе своей жизни участвует сразу в нескольких группах, а потому вынужден в каждой из них играть по её правилам.
  - Но мистер Куэльяр, это объективная ситуация, действительно, следствие и плата за высокую цивилизацию, а отнюдь не проявление слабости! - возразил Росс.
  - Возможно, вы правы. Но факт остаётся фактом: в 'свободном' мире каждый отдельный человек не свободнее, того, что живёт в тоталитарном обществе. И в этом тоже кроется проявление человеческой слабости, неспособности к реально самостоятельной независимой жизни, в то же время не приносящей вреда окружающим.
  Зрителям показалось, что спутники рассказчика были не согласны с таким взглядом на их жизнь, но спорить не стали. А сам он спросил:
  - И что же можно с этим поделать? Можно ли изменить человеческую сущность?
  - Нет, конечно! Её надо принимать как данность, понимать и учитывать. Но не пытайтесь использовать это в своих целях! Я слишком часто в своей жизни видел, как честолюбивые, а, главное, жестокие и беспринципные властители местных государств эксплуатировали человеческую слабость. Это приносило бесчисленные беды их подданным, да и им самим, в конечном итоге...
  Конец записи.
  Вскоре после этого наша первая беседа со старейшиной пещерных жителей подошла к концу. То, что он сказал, заставило меня задуматься над своей дальнейшей жизнью. Действительно, мир, куда нас занесла ошибка бортового компьютера, иначе как чудовищным и не назовёшь. Однако бегство отсюда невозможно. Поэтому, я решил, что для меня, да и для моих друзей самым лучшим вариантом дальнейшего поведения станет найти здесь какой-нибудь тихий уголок. Это, наверняка, будет сложно. Но ведь и мистер Куэльяр назвал кантон Сильвена 'одним из' спокойных мест на этой планете. Поэтому я решил в дальнейших беседах со старейшиной отшельников разузнать побольше о разных странах этой планеты.
  Как оказалось, у Питера Адамса наметились аналогичные планы. Вообще разговор с мистером Куэльяром произвёл большое впечатление на всех моих спутников. Но выводы из разговора получились разные.
  Видеозапись.
  Герои повествования, сгрудившись в подобие кружка, расселись на подстилках в углу большой пещеры.
  - Да уж, теперь, думаю всем понятно, что мы должны направить все силы на то, чтобы побыстрее убраться с этой планеты! - заявил Питер.
  - Но как? - удивлённо спросил Андерсон.
  - Пока что у нас слишком мало информации. Надо будет вытащить из этого старика всё, что он знает.
  - А ты уверен, что он может нам сообщить полезную информацию? - возразил Майк. - Он много философствовал по поводу сущности человеческой натуры и того, почему аборигены живут так, как они живут. Но сколь свежи и достоверны его сведения об окружающем мире, из которого он давно бежал?
  - Мне кажется, что он может сообщить нам много интересного, - сказал Херберт. - То, что я слышал о нём от обитателей пещер...
  - Вот уж на кого вряд ли стоит ссылаться! - воскликнул Майк.
  - Возможно, ты прав, Майк, но другого источника информации у нас нет, - сказал Питер.
  - Что ж, будем надеяться, что нам удастся получить здесь все нужные сведения, - скептически заметил Уокер.
  Конец видеозаписи.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"