Шинкаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Забавы богов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Боги превосходят людей, боги управляют людьми, боги определяют жизнь людей... но они и зависят от людей, ибо что есть бог без своих почитателей?

  Маленький Пролог
  В небе раздавались голоса.
  - Пожалуйста! О, Великая! Прошу тебя! Расскажи!! - молил почти детский голосок.
  - Что именно? - вопрошал усталый голос женщины.
  - Расскажи мне, о Всемогущая, про те забавы... помнишь, ты говорила...
  - В них нет ничего особенного. Боги всегда управляли людьми... и будут управлять ими впредь. Иногда это сложно, трудно, но чаще - просто и даже забавно. Люди слишком глупы. А те, кто на самом деле разумны, обладают способностями, становятся богами.
  - О, Мудрейшая Астралата, прошу тебя вспомни хоть какой-нибудь эпизод!
  - Ну, какой?
  - Какой-нибудь... смешной, забавный!
  Пауза.
  - Смешной?.. Забавный?
  Пауза. По небу проползла туча.
  - Хорошо. Слушай.
  
  Два воззвания
  Недостроенная молельня
  На улицах городка бушевал ураган. Пылевые вихри носились туда-сюда почти без перерыва. Ветер возносил уличный мусор на высоту самых высоких зданий, коими здесь были трёхэтажные особняки знати, а также главный городской храм, и яростно стучал в плотно закрытые ставни и двери. Шквальные порывы налетали на стены и разбивались о них. Дома отличались прочностью, поскольку строившие их люди, привыкли к подобным выкрутасам местной природы. Город стоял на открытом всем ветрам плоскогорье недалеко от пустыни. Жители как всегда во время пылевых бурь заперлись в домах, пережидая ненастье. На улицах не было ни души. Почти ни души.
  По длинному узкому переулку в южной части города продвигалась фигура. Щупловатый человек невысокого роста, закутавшись в плащ с капюшоном, продирался вперёд, борясь с ветром, буквально сражаясь за каждый шаг с его встречными порывами. То и дело на него набрасывались тучи песка. Вкупе с ураганным ветром они легко могли свалить человека с ног. Но тот шёл и шёл вперед. Человек достиг конца переулка и направился влево по более широкой улице. Здесь, миновав три длинных низких здания, он оказался перед входом в квадратное каменное строение. Его фасад отличался от других сторон лишь дверной нишей. Дверей, как и крыши, у сооружения не было. Очередной порыв ветра, налетевший на дом, вымел через входной проём кучу мусора.
  Оказавшись напротив проёма, человек остановился на секунду, а затем решительно шагнул к отверстию в стене.
  Внутри было пусто, если не считать плиты, положенной посередине будущего зала и установленного на неё трёхгранного камня примерно в метр высотой с равными сторонами и гладкой плоской поверхностью. На плите вокруг него чётко выделялся выдолбленный в виде канавки круг, в который изнутри упирались три угла камня. По всему залу ветер носил песок и мусор, но внутри круга, ни в воздухе, ни на плите или камне, не было ни песчинки.
  В центре трехгранного алтаря из маленького углубления в камне то и дело выныривали крошечные язычки огня.
  Человек направился к алтарю. Он подошёл к нему слева от обращённого ко входу угла, поднялся на плиту и вошёл в безветрие очерченного круга. Человек снял капюшон. Он оказался очень молодым парнем, почти подростком. Его юношеское узковатое лицо покрывали бисеринки пота, а чёрные волосы блестели, как после купания. Неизвестный обтёр лицо краем плаща и замер. За те несколько секунд, что он просто стоял возле камня, на его лице промелькнули выражения страха, нерешительности и душевных мук. Но затем юноша на мгновение оглянулся назад - на бушующий снаружи ураган. Видимо, что-то придало ему решимости, поскольку его лицо стало спокойным и сосредоточенным. Он быстро расстёгнул плащ и извлёк из-под одежды золотистый мешочек, перевязанный тесьмой.
  Его руки слегка подрагивали. Правой он развязал тесьму, а левой протянул мешочек к отверстию в центре камня и осторожно наклонил. Руку по-прежнему била мелкая дрожь, и парень напрягся, старясь не просыпать песок мимо. От усилия на только что вытертом плащом лбу выступили новые капли пота. Он прикусил губу и наклонил край мешочка над маленьким огненным жерлом.
  Наконец, из мешочка тоненькой струйкой посыпался порошок - жёлтые, синие, зелёные точки - прямо в огонь.
  И тут же юноша быстро зашептал слова:
  - Священный огонь Астралаты! К тебе обращаюсь я! Сотвори из праха сего Свет и Эфир Священные дабы мог я воззвать к имени Величайшей Благороднейшей Госпожи и Повелительницы нашей и быть услышанным Ею. Я, Тилан, заклинаю тебя.
  После последнего слова он поднял край мешочка и отдёрнул руку.
  Через секунду пламя начало расти и набирать силу. Оно поднялось на полтора метра, и в нём как будто плавали и искрились песчинки высыпанного только что порошка. Затем вокруг пламени появилась дымка. Она была такой же разноцветной, как и частички порошка. Легкий дымок расползался по комнате - один цветной клуб за другим. Через минуту весь центр зала оказался заполнен им. После этого пространство над камнем в мгновение ока очистилось, замерцало и стало подрагивать, как в мареве. И оттуда в помещение проникли разноцветные лучи света. Божественного Света Астралаты.
  Тилан раскрыл рот, но оттуда не вылетело не звука. Как зачарованный он смотрел на мерцающий посреди зала Божественный Эфир. Похоже, юноша и сам не верил в то, что затеял, и не ожидал подобного результата. Наконец, он вспомнил, зачем здесь находится, и произнёс: "Астралата".
  
  - И ты ответила?
  - Да!
  - Невероятно!
  - Что?
  - Я никогда не думал, что простой смертный так легко может вызвать тебя...
  - Глупенький! Я сама захотела ответить ему.
  - Но эта церемония... сжигание порошка...
  В небе раздался раскатистый смех Богини.
  - А ведь - порошок-то был липовый! Мальчишка послал слугу на рынок, где якобы этим порошком торговали, а тот купил его у шарлатана, да ещё содрал с хозяина сумму, равную настоящей цене.
  - Он сказал, что купил его вдвое дороже?
  - Именно. И парень попёрся в бурю с этим крашеным песком в недостроенный общественный молельный дом. У него, слава богу, хватило ума сообразить, что в главный храм города его не пустят...
  - И ты ему ответила?
  - Я же говорю: да! Потому что захотела...и впредь - не перебивай, если хочешь дослушать до конца!
  
  Тилан вовремя вспомнил, что для вызова Богини нужно трижды назвать её имя и повторил: "Астралата! Астралата!"
  - Чего ты хочешь, смертный юнец? - услышал он после секундной паузы, показавшейся ему вечной.
  Тилан побледнел. По лицу его струился пот.
  - Я... - выдавил из себя юноша и некоторое время не мог больше ничего говорить. Затем он выдохнул, вновь набрал воздуха и заговорил более чётко, хоть и дрожащим голосом - Я, простой смертный Тилан из Ардагуны взываю к тебе, О, Величайшая, Справедливейшая, Мудрейшая Богиня, Повелительница Людей, Хозяйка Земель и Вод, и прошу о ниспослании милости и помощи, в деле, задуманном мною и могущем возвеличить...
  - Какой помощи ты ждёшь от меня, юнец?
  - Я прошу тебя дать мне силы... возможности, чтобы изменить свою жизнь, чтобы служить тебе, чтобы возвеличить твое имя, чтобы пронести твою Славу над новыми землями, чтобы...
  - Чего ты хочешь?
  - Я... хочу быть твоим полководцем! - одним духом выпалил он.
  Раздался смех.
  - Разве ты не знаешь, что в войсках, охраняющих мои храмы, нет мужчин? Или ты хочешь сменить пол?
  Юноша опешил от такого предположения и замолчал. Он и представить себе не мог, что его просьба может быть понята таким образом. И он решил говорить прямо, без обиняков:
  - Нет, я мечтаю стать полководцем наст... обычной армии. Я мечтаю вести в бой воинов, завоёвывать города, покорять земли. Я ненавижу свою жизнь, я ненавижу этот мерзкий город, полузасыпанный песком и его жителей, способных лишь ковыряться в пыли и долбить каменистую землю, в надежде, что на ней потом вырастет какое-нибудь хиленькое растеньице и его не вырвет с корнем очередной ураган или корячиться над пыльными тряпками, которые почему-то именуются коврами, но в которых песка и пыли втрое больше, чем шерсти, или торговать ссохшимися овощами! - он уже почти кричал - И так из года в год, из поколения в поколение. Я не хочу прозябать всю свою жизнь как они, и уйти в каменную пустоту! Не хочу!!! - завопил он и пал на колени перед алтарём.
  - Я поняла, - донёс до него голос Астралаты Божественный Эфир.
  Подросток вскинул голову и дрожащим голосом быстро заговорил:
  - Если ты исполнишь... дашь... разрешишь то, о чём я прошу, я в каждом завоёванном городе построю великий храм в твою честь, твоя империя увеличиться в десятки раз...
  - Мне не нужна эта плата... я дам тебе то, о чём ты просишь, а цена...
  Парень вскочил на ноги и вскинул руки, протягивая их к сиянию:
  - Благодарю Тебя! О, благодарю Тебя, Величайшая! Я приложу все силы...
  - Я уже сказала, мне не нужна плата, предлагаемая тобой, цена того, что я тебе дам, будет назначена позже...
  
  Новый поход
  Семь лет спустя.
  Солнце стояло в зените, заливая ярким светом летнего дня обширную речную долину. Посреди долины на примыкающих к реке невысоких холмах возвышался город, окружённый массивными стенами. Город был не слишком велик, но укрепления его выглядели внушительными. Их возводили умело и тщательно. И теперь им предстояло послужить, защитив горожан и обитателей близлежащих деревушек, которые ныне укрылись за городскими стенами. По дорогам, ведущим к городу, двигались конные и пешие вооружённые люди в сверкающих доспехах. Рядом катились телеги обоза. Обитатели долины узнали о приближении врага заранее. Ещё неделю назад торговцы принесли новость: армия непобедимого Тилана направляется к Малой Элитане, чтобы вслед за Большой Элитаной захватить и её. Горожане подготовились к осаде, не отпирали ворот ещё с позапрошлого вечера, и выставили на стену охранение. Поэтому внезапный штурм стал невозможен, и спешить захватчикам было некуда.
  К вечеру пятидесятитысячное войско целиком вошло в долину, растеклось по землям вокруг города. Первым делом воины Тилана приступили к обустройству лагеря для долговременной осады. Защитники города, собравшиеся на городской стене, также все сплошь в доспехах и с оружием наблюдали за приготовлениями осаждающих. Они, как и жители всех окрестных земель, знали, что за шесть лет бесконечных войн Тилан не потерпел ни одной неудачи.
  
  ***
  Прошёл месяц. Летнее солнце светило по-прежнему ярко и жизнерадостно.
  Войска Тилана уходили из долины. Их конница уходила почти в полном составе, пехоты поубавилось, шли и ехали перевязанные: раненые и увечные, но их телеги ломились награбленным добром, а рядом с телегами понуро двигались пленённые люди.
  Изредка кто-то из них оглядывался назад, на город, точнее на его развалины. То, что осталось от стен Малой Элитаны, торчало из земли обугленными глинобитными зубьями. Дома в городе также подверглись разрушению, от многих зданий остались лишь пепелища. Повсюду валялись трупы убитых. Большинство составляли тела мужчин, защищавших город и свои дома до конца, но кое-где лежали женщины и дети. Жизнь в городе обратилась в прах. Более того, и в долине мало что уцелело: деревни вокруг города были частью разобраны на постройки осадного лагеря, а частью - сожжены, луга вытоптаны, недозревший урожай собран и отправился в желудки солдат Тилана, половина рощ вырублена, а плоды - большей частью также недозревшие - сорваны.
  Ещё один Триумф Непобедимого Тилана стал реальностью. Он вновь одержал победу над врагами и расширил империю, создаваемую им во имя Величайшей, Прекраснейшей Повелительницы Людей Астралаты.
  Ещё предыдущей ночью в бывшем храме Элитаны посреди её бывшего города на новеньком трёхгранном алтаре ей были принесены благодарственные жертвы.
  К вечеру войско оставило долину.
  
  Девочка в лесу
  На следующее утро в небольшой, но густой роще в дальнем глухом конце долины запела маленькая птичка. Её звонкая песня пробудила ото сна девушку-подростка, спавшую под раскидистыми ветвями могучего дерева прямо на голой земле. Её одежда, состоявшая из серого плаща и зеленовато-коричневой платья, а также тёмно-русые волосы были залеплены землёй. Приподнявшись на локте, она осмотрелась недоумённым взглядом, как будто не помнила, как очутилась в лесу. Затем её взгляд прояснился, она села и угрюмо уставилась перед собой. Её взор обратился к городу, и глаза увлажнились подступившими слезами. К горлу подкатил комок. Красивое лицо исказила гримаса боли и отчаяния. Из горла вырвался слабый вскрик.
  Пытаясь не заплакать, она закатила глаза и только тут заметила меленький комок земли, прилипший к светлому локону. Она отделила его от волос и, на секунду задержав на нём взгляд, отбросила в сторону. Немного позже, подавив приступ отчаяния, она тряхнула головой, запустила пальцы в волосы и несколько раз прочесала их, освобождая от сора и комков земли. После этого она встала и отряхнула одежду. Приведя таким образом себя в порядок, она окончательно проснулась и почувствовала две сильнейших нужды: облегчить мочевой пузырь и наполнить желудок. От первой она избавилась у другого дерева, стоявшего неподалёку, а со второй могли возникнуть сложности - немногочисленные уцелевшие в роще плоды ещё не дозрели и, поев их, она легко могла получить новую проблему, не решив старую. Несколько секунд девушка растерянно оглядывалась по сторонам. Но затем она что-то вспомнила и на её лице появилась грустная, и немного язвительная улыбка.
  Ещё раз отряхнув платье, и поправив плащ, она направилась вглубь рощи. Вскоре она оказалась в настоящих дебрях. Деревья тут стояли чуть ли не вплотную друг к другу, сплетясь корнями и ветвями. Так что двигаться приходилось крайне медленно и осторожно, иначе за дорогу только в один конец можно было не только превратить всю одежду в лохмотья, но и серьёзно пораниться.
  Девушка отнюдь не удивилась возникшим препятствиям: как и все жители долины, она знала, что это - Живая Древесная Стена, защищающая от незваных гостей тайное святилище Элитаны, находящееся в глубине рощи.
  Если бы уцелел кто-нибудь из жрецов богини, он, совершив ряд магических действий, легко сделал проход к святилищу быстрым и лёгким, но поскольку появления жрецов ждать не стоило, девушке пришлось продираться сквозь стену деревьев. Учитывая остроту вопроса о еде, никакого другого выхода у неё не было - только идти вперёд и вперёд. Кроме того, она слышала, что негостеприимный лес сам может распознавать обитателей долины, открывая проход в святилище после соответствующего испытания дорогой, и потому беглянка рассчитывала на скорую идентификацию. Пусть даже она собиралась отнять у богини съестные продукты, взяв из последних подношений, оставленных здесь несколько дней назад, пока ещё шла осада.
  На исходе часа тяжелого пути окончательно выбившаяся из сил и ужасно страдающая от голодных спазмов в желудке девушка выбралась на небольшую площадку, располагавшуюся перед входом в миниатюрное круглое каменное строение, с куполообразным верхом и стенами, покрытыми резьбой, изображавшей, в основном, растения, культивируемые в долине местными почитателями божества, которому был посвящён храм.
  Несмотря на мучивший её голод, девушка задержалась перед входом на несколько секунд: воспитанное с детства и глубоко укоренившееся в сознании преклонение перед покровительницей города задержало её, - ведь то, что она собиралась совершить, было кощунством. Но потом лицо её дёрнулось, рот скривился, а из горла вырвался странный звук, напоминавший одновременно и всхлип и горькую усмешку.
  Девушка преодолела невидимый барьер, созданный подсознанием и, пройдя несколько шагов, отделявших её от храма, решительно переступила его порог. В центре круглого зала стояла такая же круглая каменная тумба, игравшая роль алтаря. Вокруг по периметру тумбы на земляном полу чётко выделялась дорожка, вытоптанная жрецами, которые во время молений неизменно вышагивали вокруг тумбы по направлению против часовой стрелки.
  Впрочем, ни тумба, ни следы недавно сгинувших жрецов не интересовали гостью - она искала вход в погреб, где хранились продукты оставленные здесь, дабы позднее преподнести их в качестве пожертвований своему сельскохозяйственному божеству.
  Девушка дважды обошла вокруг алтаря и, ничего не найдя, приостановилась. Ей пришло в голову, что богиня спрятала от неё вход в подвал, не желая делиться. Потом девушка покачала головой, отметая такую идею как маловероятную, и снова принялась исследовать земляной пол святилища. Однако, после ещё трёх кругов самого внимательного его исследования, результат по-прежнему был отрицательным. Девушка вновь остановилась и в недоумении уставилась на тумбу.
  Затем, как будто в голову ей пришла новая идея, она резко стряхнула оцепенение и шагнула к стене здания. Протянув к ней правую руку, она принялась щупать поверхность. Через несколько секунд к правой руке присоединилась левая. И так, прижавшись ладонями обеих рук к шершавой поверхности стен храма, она принялась вновь обходить его по кругу. Двигалась она медленно, тщательно обследуя стену, хотя желудок её ежесекундно сжимали всё более сильные спазмы голода.
  Наконец, в тот момент, когда девушка прошла половину круга и находилась как раз напротив входа, она нащупала податливую выпуклость на стене. Этой выпуклостью было изображение растения дарилона - одного из любимых продуктов местных жителей.
  Девушка с силой надавила на выпуклость, и та легко утонула в стене, а в следующую секунду искательница пищи чуть не свалилась в открывшуюся в нескольких сантиметрах от её ног дыру.
  Долгожданный погреб нашёлся, но сил радоваться сему факту уже не осталось.
  Девушка заглянула в темноту подвала и рассмотрела верхние ступеньки. Голод подгонял её, на колебания не осталось сил, но первый шаг на самую верхнюю земляную ступень она всё-таки сделала с осторожностью, опасаясь возможного подвоха.
  Ничего не произошло. Девушка быстро сбежала по ступенькам в подвал. Она понимала, что жрецам вряд ли нравилось возиться в темноте, и где-то у входа должны лежать свечи или факелы. Она стала шарить в темноте и быстро обнаружила небольшой факел и огниво в нише справа от входа.
  Неверный свет разгорающегося факела озарил полки, коими были уставлены стены подвальчика, а также выставленные на них овощи и фрукты, предназначенные для будущего подношения Элитане.
  
  Осквернённый храм
  Прошло трое суток. Неизвестная девушка, сидя на одной из земляных ступеней, размышляла, уставившись невидящим взором в опустевшие полки. Из-за осады количество подношений, приносимых в тайное святилище, несколько сократилось, и теперь, уже после трёх дней весьма умеренного питания беглянки, съестные припасы в подвале подходили к концу. Девушка понимала, что в любом случае она не сможет прожить в этом брошенном святилище всю жизнь, ей придётся уйти. Но куда? Конечно, рощи в долине вырублены не все, да и на засеянных до осады полях наверняка найдётся немного растений уцелевших от жадных лап тилановых вояк, а, значит, один человек сможет ещё некоторое время прокормиться... но ведь могли найтись и другие спасшиеся обитатели долины!
  В любом случае выход из рощи был неизбежен. Но из-за страшного зрелища разрушенного города, которое ожидало её на другом берегу реки, девушке даже думать об этом не хотелось. Сидя здесь в подвале святилища, отгородившись от случившегося тремя барьерами - землёй, каменной стеной святилища и Древесной стеной рощи, она могла не думать, о том, что произошло, игнорировать факт уничтожения всей своей предыдущей жизни и не чувствовать ужасную боль. Выйти из рощи означало открыться всему этому, осознать произошедшее, вновь почувствовать всю глубину постигшей её трагедии.
  Решиться на это было чудовищно трудно. Но необходимо. Девушка ещё раз окинула взором опустевшие полки подвала, вздохнула и встала. Подойдя к ближайшей полке, она взяла одиноко лежащий желто-красный шаровидный плод и надкусила его. Сок потёк по её пальцам и подбородку. Быстро съев плод до большой черно-коричневой косточки, она решительно направилась в дальний конец подвала.
  Панель, скрывающую подземный ход, ведший отсюда прямиком в главный храм города, девушка обнаружила ещё в первый день. Сдвинув её нажатием тайной пружины, она выдернула из гнезда ближайший из двух освещавших подвал факелов и углубилась в темноту подземного хода.
  Когда после недолгого обшаривания прилегающих стен девушке удалось отворить люк, отделяющий подземный ход от внутренних помещений главного храма Малой Элитаны, она сделала несколько шагов наверх и очутилась в небольшой каморке. Осмотрев освещаемые неровным светом факела расписные стены и небольшую дверцу, девушка отодвинула задвижку на ней, и выглянула наружу. За дверцей находилось помещение, непосредственно примыкавшее к большому залу жертвоприношений.
  Девушка, удивлённо оглядываясь вокруг, медленно шла по храму. То, что она увидела здесь, поразило её. Она предполагала увидеть множество трупов убитых воинов и жрецов, но ничего подобного она не нашла. Даже следов крови нигде не заметила. Только пол, затоптанный грязной обувью. Лишь оказавшись вблизи от алтарного камня, она поняла, в чём дело: на камне был начертан треугольник - символ Астралаты, богини, которой поклонялся Тилан.
  "Он произвёл благодарственное жертвоприношение и по этому случаю, конечно же, велел очистить храм от тел..." - подумала девушка, глядя на остатки тех растений и плодов, которые предпочитала получать Астралата.
  Побыв ещё немного в зале жертвоприношений, она решилась-таки выйти в город и направилась к парадному выходу. Ей предстояло увидеть свой мир мертвым...
  Девушка вернулась в храм несколько часов спустя, когда солнце уже приближалось к горизонту, а тьма всё больше и больше окутывала чёрным покрывалом развалины уничтоженного города. В сумраке неосвещённого зала жертвоприношений лицо девушки выделялось теперь резким бледным пятном. Казалось, кровь совсем покинула его, также как жизнь ушла из её глаз, опустошённо глядевших в никуда. Она двигалась медленно, словно во сне, почти ничего не замечая вокруг. В голове её мелькали увиденные на улицах мертвого города трупы людей.
  Зарезанные, с отрубленными головами и конечностями, со вспоротыми животами или просто застреленные из лука, проткнутые насквозь копьем или с развороченным от попадания дротика горлом. В основном мужчины, но также женщины и дети. В последние дни осады, когда количество раненных и убитых защитников стало уже очень велико, некоторые женщины поднимались на стены города, чтобы вместе с мужчинами защищать город с мечом или луком в руках. Девушка видела несколько таких мертвых женщин в доспехах на улицах города. Но были и другие, невооружённые, видимо, просто пытавшиеся спастись от плена или насилия.
  Дети. Они убивали и детей. Девушка вспомнила своего младшего семилетнего братика. Его не пускали к городским стенам и близко, а он так мечтал закидать осаждающих камнями! Он несколько раз показывал сестре собранную кучку и хвастал, что если враги проникнут в город, то им от него достанется... теперь он, как и другие не менее склонные к фантазиям дети, которых она видела на улицах города этим вечером, наверняка мертв...
  Трупы, трупы, трупы. И рядом с каждым - высохшая лужа крови...
  Девушка и не заметила, как дошла до бывшего алтаря Элитаны. После нескольких минут неподвижного стояния там, она начала приходить в себя. Обнаружив, что вернулась в храм, она около минуты со странным интересом рассматривала алтарный натюрморт. Затем она задрала голову и посмотрела ввысь. Её кулаки резко сжались. Выражение лица изменилось. Теперь оно было исполнено мрачной решимости. Она подошла к алтарю и одним махом смела с него все остатки подношений Астралате.
  Она направилась в одно из смежных помещений храма.
  Некоторое время назад девушку как ещё несколько её сверстниц отобрали для того, чтобы принимать подношения от горожан. Поэтому она прекрасно знала, где находится храмовая кладовая. Её, конечно, тоже разворовали захватчики, но, как и рассчитывала девушка, кое-что там осталось. Это были стебли того самого дарилона, чьи сочные обжаренные зёрна по легенде так любила Элитана. Стебли служили жрецам для обращений к божеству: их сжигали на огне, и образовавшийся дым по поверьям и доносил до богини просьбы её почитателей. Поэтому найдя полдюжины стеблей и прихватив первую попавшуюся под руки белую свечу, девушка тут же вернулась к алтарю. Рядом с ним валялось огниво, которым тилановцы, а может и сам их предводитель, разжигали огонь во имя своего божества. Подобрав, его девушка быстро закрепила в центре алтаря свечу. Затем она плюнула на одну из граней астралатского треугольника, пытаясь разрушить его силу - чтобы стереть его под рукой ничего не было, а, возможно, простая тряпка тут и не справилась бы.
  Она сложила на алтарь стебли дарилона и зажгла свечу. Когда пламя окрепло и приподнялось на нужную высоту, девушка поднесла к огню один из стеблей. За ним последовали второй, третий. С каждым новым стеблем дымок над центром алтаря становился всё гуще.
  Поднеся к свече шестой стебель, псевдо-жрица заговорила. В тоне её и в словах не чувствовалось и капли почтительности:
  - Привет тебе, божественная Элитана, - с явным сарказмом начала она. - Я - Арилана из твоего бывшего города, Малой Элитаны. Я думаю, ты прекрасно видела, что произошло с твоими любимыми городами Большой и Малой Элитаной и их столь счастливо жившими под твоим покровительством обитателями. Поэтому я не буду напоминать, что у тебя теперь почти не осталось последователей. И каждый оставшийся - на вес золота! - сарказм в её голосе достиг резкости серной кислоты. - Так что я думаю, что ты должна выполнить мою просьбу! -Девушка повысила голос. - ПОМОГИ МНЕ ОТОМСТИТЬ! И я принесу тебе в жертву ублюдка Тилана столько раз, сколько людей умерло в этом городе от рук его кровопийц!.. Я знаю, новые боги не приемлют кровавых жертв. Но эту тебе придётся принять! - с вызовом воскликнула девушка и после новой паузы добавила, - если ты готова помочь мне, просыпь на этот алтарь зёрна дарилона!
  Несколько секунд прошли в полной тишине. Затем сверху - из отверстия в храмовой крыше, расположенном прямо над алтарем, вниз посыпались зёрна любимого злака Элитаны...
  
  - Ох уж мне эти дарилоновые зёрна! Никогда не понимала, за что их так любила многоуважаемая Элитана...на вкус - ничего особенного, а к рукам столько шелухи прилипает! Каждый раз приходилось потом мыть руки! Впрочем, с тех пор как войска Тилана покорили владения её почитателей, я к ним не прикасалась - дурачить, выдавая себя за их покойную покровительницу, было уже некого.
  - Ты специально исполнила пожелание девушки?
  - Да, конечно...
  - А зачем?
  - Ради той самой забавы с Тиланом.
  - Ух ты!.. - восхищённо воскликнул детский голос. - И всё, что ты задумала, получилось?
  - Угу. Через несколько лет.
  
  Через несколько лет
  Утро
  Он летел. Парил. Внизу расстилались поля, текли реки, зеленели леса, возвышались холмы и горы. Он дышал полной грудью и жил. Чувствовал жизнь в каждой клетке своего тела в каждую долю секунды. Он почти осязал жизнь, и её сила бурлила в нём, заставляя ощущать себя неотъемлемой частью окружающего Жизненного Пространства.
  Последнее время он часто видел это сон. Так часто, что внезапная, но неизменная концовка уже стала казаться вполне ожидаемой: вдруг посреди полёта, в самый кульминационный момент Жизнеутверждения окружающий мир менялся за долю секунды, и он попадал в совершенно каменную безжизненную пустыню. Спустя ещё мгновение налетал дикий чудовищной мощи шквал и бросал его вниз, прямо на камни, буквально расплющивая его о них. И каждый раз из ниоткуда возникали слова:
  Я ждал полёта и бытия,
  Но мёртвый ястреб - душа моя,
  Как мёртвый ястреб, лежит в пыли,
  Отдавшись тупо во власть земли.
  Разбить не может её оков,
  Тяжёлый холод - Земной покров.
  Тяжёлый холод - в душе моей,
  К земле я никну, сливаюсь с ней.
  И оба мертвы - она и я.
  Убитый ястреб - душа моя.*
  И с этим он каждый раз просыпался.
  
  -Ну, как тебе сон, который я придумала для Тилана?
  - Ух, ты! - восхищённо воскликнул детский голосок. - А стихотворение сама сочинила?
  - Неет...- перехватила у одной поэтессы из параллельного мира... слушай дальше!
  
  Тилан открыл глаза. Его взгляд упёрся в высокий расписной потолок спальни. Воины в полном вооружении, размахивающие мечами, хищные звери и птицы. Всё - в ярких красках, почти вживую. Слегка щекочущее ощущение в нижней части тела и ногах, возникшее от соприкосновения с расшитым золотом покрывалом заставило слегка поворочаться. Колено правой ноги упёрлось в мягкое тёплое бедро. Посмотрев в ту сторону, он обнаружил, одна из его наложниц лежит на самом краю широкой кровати. Тилан не удивился. Он знал, что спит очень беспокойно и тело его по ночам выделывает разнообразные кульбиты, способные не то что подвинуть, но и совсем сбросить соседку даже с такого просторного ложа, какое стояло в его главной спальне Золотого Дворца Рамилатены...
  Непобедимый Тилан приподнялся на локте и, ухватив спящую девушку за за предплечье, осторожно подтянул к себе. Ему показалось, что она начала просыпаться. Уже убирая руку с предплечья наложницы, повелитель случайно задел её грудь. Посмотрев ещё раз на полузакрытое густыми черными волосами лицо, он понял, что ошибся - она спала. Тогда он легонько коснулся пальцем её левой груди. Потом ещё раз, потом провел по ней пальцем, слегка надавив. Она спала. Тихонько усмехнувшись, он склонился к ней и языком пощекотал сосок.
  Не успев ещё поднять голову, он почувствовал маленькую узкую ладонь у себя на левом бедре. Рука немного продвинулась вниз по ноге, затем сползла ко внутренней стороне бедра. Тилан обернулся. На лице второй наложницы играла шаловливая улыбка. Её рука продолжала медленное путешествие по верхней части его ног. Несколько секунд он наслаждался ощущениями от её прикосновений. Затем перешел в атаку, накрыв её своим телом.
  
  День
  Сандалии Тилана Непобедимого попирали мраморный пол прогулочной галереи Золотого Дворца. Здесь он всегда отдыхал после обеда, дыша воздухом, не загрязнённым дыханием подобострастных вельмож. Лишь несколько преданных телохранителей, охранявших входы на галерею, до некоторой степени разбавляли одиночество повелителя.
  Он вспоминал главного распорядителя Великих Летних Празднеств, который два часа назад докладывал, как идут караваны из завоёванных земель. Лысеющий толстый среднего роста человек, завёрнутый в разноцветные ткани только что на брюхе не ползал у трона своего господина, сообщая о подготовке празднования Дня Радости Во Имя Астралаты, главной части Великих Летних празднеств.
   - ...из Галатеры пришёл караван с пряностями. С ним же Ультамаргин как и обещал, прислал лучших танцовщиц, подготовленных в его Школе. Они обучены всем танцам, какие только известны на просторах Линдомены. А уж священные пляски, прославляющие Высочайшую Покровительницу, знают с точностью до самого маленького жеста!..
  Тилан восседал на троне в Зале Приёмов, а распорядитель всё докладывал и докладывал, изливая подобострастия и униженного благоговения даже больше, чем информации. Впрочем, и другие сановники новой империи поступали также, когда оказывались перед Первым Слугой Астралаты (таков был самый скромный из новых титулов Тилана).
  Когда началось это преклонение?
  С самого начала.
  Почти через год после визита юноши в недостроенный молельный дом в родной город Тилана пришло известие, что Литарго, правитель поселения, располагавшегося неподалёку, собрал небольшое наёмное войско. У ардагунцев с этим городом периодически возникали споры по поводу нескольких пограничных оазисов - ограниченных участков земли, с почвой чуть более плодородной, чем большинство обрабатываемых местным населением территорий. По слухам Литарго собирался пойти войной на Ардагуну, чтобы предъявить свои претензии более жестко, подкрепив их силой хоть и незначительной, но превосходящей слабые отряды самообороны ардагунцев.
  Горожане лихорадочно готовились к обороне своих не самых крепких городских стен, а юный Тилан мучился вопросом, не является ли это началом его карьеры. Не попытаться ли ему возглавить оборону родного города?
  
  Побег из города
  Оказалось, что он был прав и не прав.
  Это и впрямь стало Началом, но оборонять Ардагуну ему не пришлось.
  Ночью, после того как ардагунцы узнали, что противник менее чем в одном дне пути от их города, Тилан во сне услышал голос. Тот самый. Говоривший с ним в молельном доме.
  - Вставай, мой юный полководец! Вставай! - призывала богиня. - Твоё войско ждёт тебя!
  Повинуясь голосу, парень покинул тёплую постель, оделся, прихватил небольшой меч, выданный ему, как человеку, призванному защищать стены Ардагуны, и отправился на поиски коня. Они не затянулись - всем было известно, что конюшня небольшого отряда всадников, которым предстояло при осаде совершать вылазки, громя осаждающих и их осадные укрепления, располагалась неподалёку от главного храма города. Когда Тилан услышал, что голос велит ему направляться туда, то в первый момент подумал, что затея обречена на неудачу - чтобы дойти от его дома к конюшне следовало пройти по нескольким большим улицам, где уже вышедшие на ночное дежурство патрули должны были заметить идущего неизвестно куда в такое позднее время человека. Да и конюшня наверняка заперта.
  Но затем он подумал: Ардагуна - город Астралаты. Её жители - подданные богини. Она обещала помочь ему. Значит, надо поверить и идти. Так он и сделал. Когда он столкнулся с первым патрулём, то очень испугался - они вынырнули из тьмы у него перед носом. Он лихорадочно придумывал оправдание в те несколько секунд, пока они шли к нему. Прямо на него. Он отскочил в сторону, уступая дорогу, и... патруль прошёл мимо, как будто на улице вообще никого не было. Таким же образом прошли встречи ещё с тремя патрулями, прежде, чем он добрался к конюшне. Теперь он чувствовал себя иначе. Богиня и впрямь помогала ему. Он знал, что вполне может следовать её указаниям, не опасаясь провала.
  Он вошёл на конюшню через боковую дверь - она, конечно же, оказалась открыта. Астралата указала ему, какую лошадь следует выбрать. Он оседлал её и отправился в путь. Выехав через ту же дверь (для чего ему пришлось почти приклеиться к холке лошади) он осторожной рысью пустил её в сторону городских стен - к тому месту, где, как сообщила ему Астралата, находился потайной выход из Ардагуны.
  Он добрался к нему без приключений, несмотря на ещё две встречи с патрулями. Они, как и предыдущие четыре, проигнорировали его или просто не видели. Потайной ход в городской стене оказался чересчур мал, чтобы через него проехал всадник. Тилан спешился и прошёл через него, ведя лошадь под уздцы. Когда город остался позади, беглец вновь вскочил в седло и, не оглядываясь по сторонам поскакал туда, куда указала богиня. Да ему и не захотелось бы смотреть на родной город - слишком опротивело ему это место, слишком он жаждал уйти отсюда - навсегда!
  Тилан пробыл в седле, не останавливаясь ни на секунду, почти до самого рассвета. Он чувствовал себя порядком уставшим, когда заметил сторожевые разъезды неприятельской армии.
  Тилан мысленно попросил богиню об отдыхе, но та велела ему направляться в лагерь завоевателей, пообещав, что охрана его не заметит. Ему ничего не оставалось, как подчиниться. Он ехал прямо навстречу сторожам. Когда их пути сошлись, юноша оказался в пяти метрах от ближайшего воина, но тот смотрел в другую сторону, полностью игнорируя присутствие неизвестного путешественника.
  Продолжая двигаться также открыто, Тилан въехал на территорию лагеря. Здесь людей почти не было, зато со всех сторон из шатров доносился мощный храп - перед решающим броском к Ардагуне Литарго решил дать своей армии хорошенько отдохнуть.
  Молодой человек довольно быстро нашёл большой шатёр, в котором спал Литарго. У входа стояли двое телохранителей.
  "Убей их!" - приказала богиня, и он сделал это, для начала спешившись и подойдя к ним вплотную. Всё это время оба охранника никак не реагировали на его появление. Лишь в последний момент перед смертельным ударом к одному и другому начинало возвращаться сознание, и они пытались как-то защититься. Впрочем, это их не спасло: каждый получил жестокий удар коротким мечом в живот через сочленение доспехов. Скорчившись, они свалились на землю перед входом, почти черная кровь хлынула на землю. Располосовав мечом матерчатый полог, закрывавший вход, Тилан вошёл в первое отделение шатра. Здесь его уже ждал с поднятым мечом третий телохранитель. В первый момент, пришедший в ужас от нового, явно активного препятствия, юноша хотел бежать, но тут же увидел, как медленно движется противник: вместо того, чтобы броситься на врага в ту же секунду, как он появился, человек до странности медленно стал поднимать свой меч, пытаясь одновременно сделать шаг к Тилану.
  Кандидат в полководцы не стал дожидаться, пока третий охранник завершит свои действия, а нанёс тому резкий удар мечом по руке, державшей оружие, почти отрубив её. Затем он дважды прорубил доспехи противника на груди и животе. После чего тот свалился на пол замертво.
  "Вперед!" - услышал юноша голос богини.
  Войдя в центральный зал шатра, он обнаружил там спящего под вышитым покрывалом из легкой, но очень дорогой ткани, высокого худощавого человека с седоватыми коротко остриженными волосами. Повинуясь приказу богини, Тилан подошёл к нему вплотную и, нагнувшись, пронзил бледную грудь человека своим острым коротким мечом. Тот захрипел, горлом у него пошла кровь, тело задёргалось в конвульсиях, потом затихло.
  После этого юноша вытащил тело наружу - на площадь перед шатром полководца и принялся разрубать его на части, отделяя голову, а также части рук и ног, разделяя туловище. Так приказала ему богиня. Наконец, когда дело было сделано, на площадке в растекшейся луже крови и нечистот остались лежать лишь отдельные куски, бывшие ранее телом Литарго. Последним ударом меча Тилан пронзил один из этих кусков мечом, пригвоздив его к земле, и замер, опёршись обеими руками на рукоять. Он был бледен. Его руки тряслись мелкой дрожью, по лицу катился пот, невидящие глаза уставились в пустоту перед собой. Он никогда не делал ничего подобного и не предполагал, что когда-нибудь придётся делать. Но, пойдя в молельный дом в тот день, год назад, он сам сделал свой выбор, и теперь у него не оставалось иного пути, кроме как следовать приказам богини, даже таким абсурдным, как последний. Мало того, что, повинуясь её повелениям, он зверски убил четверых людей - в конце концов, они были воинами и шли на войну, чтобы убивать, - но теперь она приказала ему расчленить тело их предводителя и - о, ужас! - ждать, когда сюда придут другие воины и увидят, что произошло.
  Теперь Тилан прозрел: он понял, что просто-напросто стал слепым орудием в руках безжалостного божества, которое хотело устранить неугодного правителя подвластного города. Правда, оставался вопрос, зачем нужно было затевать столь сложную комбинацию?! Но кто их, богов, знает, почему они поступают так, а не иначе, тем более что Астралата - божество женского пола...
  Впрочем, для Тилана всё это уже не имело никакого значения: он знал, что обречён. Время его жизни отсчитывало последние минуты, если не секунды. Как только трупы людей и их убийца будут обнаружены, его немедленно раскромсают на такие же куски. И это в лучшем случае. Бежать? Такая мысль мелькала у него в голове. Но какой смысл в бегстве? Его лошадь скакала всю ночь и при том довольно быстро. Она выдохлась и не сможет унести его настолько далеко, чтобы оторваться от преследователей, даже если каким-то чудом ему удастся миновать сторожей на обратном пути, хотя богиня вряд ли ему это позволит. А если он попытается увести коня завоевателей, то его наверняка тут же схватят - судя по отдалённым звукам, лагерь вовсю просыпался.
  Ему ничего не оставалось, как стоять тут над разрубленным телом Литарго и ждать собственной смерти.
  
  - О, боже! Как же ты спасла ему жизнь? О, Величайшая!?
  В небе раздался дикий громоподобный хохот.
  - Да проще простого. Пожалуй, это было самое лёгкое в всём этом деле...
  - Как это? - спросил изумлённый детский голос.
  - Вот так... - богиню снова пробрал приступ смеха. - Знаешь, людям легко внушить какую-то абстрактную идею - пара пустяков, и чем глобальней идея - тем проще, но вот заставить их мозги работать как надо в обычной бытовой ситуации - гораздо труднее...
  - То есть?
  - Ну, например, если человека отправили в дозор, и он должен просто высматривать всех попадающихся по пути людей, то заставить его не видеть кого-то - довольно сложная задачка. Впрочем, она не идёт ни в какое сравнение с тем, чтобы заставить человека не сопротивляться, когда его убивают. Вот уж где сил приходится приложить уйму - ведь бороться приходиться с одной из главных программ, заложенных в человеке природой - инстинктом выживания. А это такая штука, что порой даже божеству побороть её бывает трудно, тем более, после того как целую ночь затуманивала мозги нескольким десяткам людей на всём пути этого неверующего молокососа. Ему ведь не только дозорные могли попасться на пути - ещё кучу людей пришлось отвести в сторону, чтобы не помешали... С третьим телохранителем я вообще еле-еле справилась. Хорошо хоть этот предатель Литарго спал... а то бы он мог Тилана прибить...
  - Ничего себе... - воскликнул юный голос потрясённо. - А за что ты так жестоко с ним расправилась?
  - Говорю же: он хотел предать меня! Он хотел передать свой захудалый городишко этому воришке Миргалу. Видите ли, я не способствую их процветанию и в спорах с Ардагуной всегда принимаю её сторону. Ложь! "Да и вообще как можем мы иметь с Ардагуной одного божественного покровителя, постоянно деля между собой дрянные клочки земли!" - процитировала она Литарго. - Мало того, он перешёл от слов к делу. Убил нескольких моих богатых сторонников из совета города, захватил их имущество и на полученные деньги собрал наемническую армию, чтобы воевать с Ардагуной...- в этот момент она вдруг резко осеклась и после паузы захихикала. - Тут, надо сказать, и я ему помогла. На всю эту затею с переворотом ушёл почти целый год!
  - Но зачем?
  - Чтобы помочь Тилану! Ведь ему нужно было начинать воевать, а один в поле - не воин, как говорят в одном странном государстве в параллельном мире...
  - А чем странном?
  - Не мешай, дай договорить! Не мог же Тилан завоевывать страны в одиночку! Ему нужен был, так сказать, стартовый капитал, отряд, с которым можно начать своё завоевательное дело. Так что измена Литарго оказалась очень кстати...
  - Но как же уцелел Тилан?
  - А вот как...
  
  Благословение богини
  Когда из шатра, расположенного в правом ряду четвёртым от места ночного отдыха Литарго, вышел человек, Тилан продолжал стоять над расчленённым трупом, опираясь на меч и склонив голову. Видимо, воин ещё не проснулся, так как поначалу не обратил на жуткую картину никакого внимания. Впрочем, это продолжалось очень недолго. Только что он расслабленно потягивался и разминал конечности, а уже в следующую секунду - замер, находясь вполоборота к Тилану и его жертве. Оружия у него с собой не было, хотя вояка о нём наверняка вообще забыл, поскольку вместо того, что быстренько нырнуть в палатку за мечом или копьём и за помощью соратников, ну или, в крайнем случае, закричать, он сначала выпучил глаза, а затем бросился бежать по "улице" лагеря в противоположную сторону от места кровавой расправы, не издавая при этом ни звука. Лишь через некоторое время, когда он уже скрылся среди других шатров, до Тилана донёсся крик беглеца.
  Между тем из ближайшей палатки слева показался другой человек. Выйти полностью он не успел, а, увидев ужасную сцену замер, дернулся в сторону, подальше от Тилана и его жертв, запнулся, упал, затем быстро поднялся и нырнул обратно в шатёр. Оттуда сразу донеслась громкая возня и приглушённые голоса.
  Юноша понял, что жить ему осталось считанные секунды. Сейчас обитатели ближайшего шатра вывалят наружу в полном вооружении, и им вряд ли понадобится много времени, чтобы его тело стало таким же месивом мяса, костей и крови каким теперь было тело их покойного предводителя.
  Воины и впрямь очень быстро появились на площадке, но поведение их оказалось ещё более странным, чем их собрата по оружию из дальнего шатра: они столпились на некотором отдалении от Тилана, не предпринимая вообще ничего.
  Почти минуту он ждал их мечей, покорно склонив голову и глядя себе под ноги. Затем поднял глаза и удивленно воззрился на них. Они попятились! От его взгляда или ещё от чего - он не понял, он они медленно стали отступать. Один из воинов быстро сказал что-то своим соратникам, несколько человек разбежались по соседним шатрам будить товарищей.
  "Да что же здесь происходит?!" - подумал Тилан.
  Из других шатров стали выныривать новые бойцы. Группа вооружённых людей росла, но она по-прежнему отступала! Между тем молодой человек, заметил, что неясный гомон постепенно наполняет весь лагерь. Гул доносился и справа, и слева, и позади. Тилан выпрямился и с нарастающим удивлением стал наблюдать за происходящим. Поскольку шатёр предводителя находился на некотором возвышении, он заметил большую толпу на дальнем конце главного "проспекта". Она надвигалась на задние ряды уже изрядно разросшейся первой группы, продолжавшей отступать. Ещё немного и две эти волны встретятся.
  Пытаясь понять, что происходит на соседних улицах, Тилан оглянулся по сторонам. И тут его внимание привлёк странный отсвет, который он заметил краем глаза позади себя. Оглянувшись, он замер: прямо из центра шатра в небо тянулся столб искрящегося всеми цветами радуги света. Он немного пульсировал, и как показалось Тилану после полуминуты наблюдения, медленно наращивал объём и яркость.
  Повернувшись, он обнаружил, что огромная тихо гудящая толпа окружила все вокруг, но ближайший ряд хорошо вооружённых воинов находился на расстоянии не менее полусотни метров.
  Ещё несколько минут пришли в молчании. Наёмники Литарго таращились на столб света, гадая, что всё это значит. Тилан, осматривался вокруг пытаясь, понять, что же будет дальше.
  Дальше над площадью разнёсся Глас. Он происходил из света и принадлежал Астралате.
  - Храбрые Воители! Перед вами лежат мерзкие останки вашего бывшего предводителя Литарго. Он был лживым предателем. Он изменил мне, убил моих добрых последователей и попытался отдать свой родной город, издревле находившийся под моим Покровительством и Защитой лживому эрилинду Миргалу! Я покарала его и ближайших его сподвижников. И такая же участь ожидает каждого предателя! Каждого!.. - голос стих на несколько мгновений, позволяя умам слушателей переварить сказанное вкупе с ужасной картиной кровавой расправы. Затем богиня продолжила тем же громоподобным Гласом, - орудием в руках моих явился сей благородный юноша. Он исполнен силы и талантов. Я дарю ему своё Покровительство и да будет он моим Новым Мечом в Линдомене! А вы должны служить ему и повиноваться ВО ВСЁМ!!!
  Небо сотряс гром и яркая молния понеслась от столба света к небесам - туда, где и находится обиталище богов - Эримена.
  И огромная толпа, наполнившая центральную часть лагеря, пала на колени перед Тиланом.
  "Так с тех пор все и ползают на коленях", - подумал он, с кислой миной глядя на внутренний двор Золотого Дворца. Все: сановники, военачальники, простые воины, купцы, не говоря о простолюдинах и рабах... все ползали перед ним. С большим трудом ему удалось отучить от этого нескольких своих любимых наложниц - иначе спать ему пришлось бы исключительно в одиночестве - поскольку просто спать в одной постели с избранником богини было для них поначалу немыслимо, хотя служили ему девушки на ложе любви со всей старательностью.
  Но относительная близость с наложницами - не более, чем мизерная компенсация за море подобострастия, преклонения и превознесения, которое окружало его со всех сторон. Иногда про себя он называл это пустыней. Пустыней, сотворённой вокруг его Власти всепобеждающей и необоримой мощью его войск, славой его завоевательных походов и, конечно, слухами о его богоизбранности, недавно подтверждёнными официально - на государственном уровне.
  Он хотел сбежать из одной пустыни - реальной, напоминавшей о себе каждую секунду убогого существования в захудалом городишке посреди безжизненных каменистых земель, и попал в другую - нематериальную, но почти такую же осязаемую, только не на физическом, а на эмоциональном уровне - моральную пустыню полного и безграничного одиночества среди огромной толпы людей...
  Направляясь в опочивальню для продолжения послеобеденного отдыха, Тилан вспоминал захват своего первого покорённого города - Ардагуны...
  
  Вечер
   Вечером того же дня в огромном пиршественном зале Золотого дворца состоялся грандиозный пир. Тилан восседал на могучем троне из лучших пород дерева, обитом мягчайшими тканями и украшенном многочисленными драгоценными камнями. Откинувшись на его спинку, почти объевшийся уже властелин слегка разомлевшим взором осматривал одно из самых красивых помещений недавно возведённой резиденции.
  Пол зала был выложен мраморными плитами, привезёнными из недавно присоединённых городов, находившихся на побережье Лиманийского моря. Для создания мозаичных картин, которые покрывали стены и потолок зала (кроме его центральной части), в Рамилатену доставляли лучших мастеров Линдагора и Тиламаргии. А сколько стоили материалы, из которых создавалось это чудо!
  Впрочем, всё это меркло по сравнению с находившемся в центре потолка изображением Покровительницы новой империи - Астралаты. Его выполнили исключительно драгоценными камнями, и стоило оно как три таких зала или десять тилановых тронов. Но главное - изображение было как живое. Порой казалось, что это сама Астралата взирает на своего избранника и его подданных с потолка зала. Как удалось достичь этого мастерам - не знал никто. Мозаичные картины на стенах изображали важнейшие эпизоды из наиболее прославленных завоевательных походов Тилана.
  Налево и направо от трона двумя половинами гигантской подковы расположились пиршественные столы, заставленные блюдами и кубками со всевозможной едой до такой степени плотно, что свободного места, кажется, вообще не было. За ними восседали новоявленные имперские сановники и военачальники Победоносной Армии Тилана, несколько поспевших к празднику правителей покорённых областей и городов, назначенных после завоевания и другие гости.
  Трон властелина возвышался над полом почти на метр, так как в данный момент он покоился на мощных мраморных плитах, расположенных пирамидой. Они появились из-под пола после утоления державного голода. По мановению руки Тилана невидимые механизмы пришли в действие и приподняли его над окружающими. С такого возвышения он прекрасно видел всех присутствующих в зале. Тилан заметил, что очередная смена блюд и кубков уже приближалась к опустошению, а многие его подданные подобно повелителю переводили дух после обильной трапезы.
  Центральная часть зала сейчас пустовала - место для выступления певцов и танцоров, готовилось принять очередных ублажателей слуха, взора и чувств имперской элиты и самого Непобедимого Тилана. На сей раз, выступать перед ними предстояло танцовщицам одной самых известных танцевальных школ, принадлежавшей Ультамаргину. Они прибыли только сегодня и едва успели отдохнуть после долгого пути. Через считанные секунды в широких дверях зала покажутся одни из самых красивых девушек Линдомены - иных в школе Ультамаргина не бывало!
  Высоченные створчатые двери, расписанные сценой обретения Астралатой Божественной Силы, распахнулись. Музыканты, находившиеся в небольшой нише справа от входа, вновь ударили в барабаны, задули в дудки и принялись рокотать струнами всех щипковых инструментов какие, существовали в разных концах Линдомены. Взоры всех присутствующих обратились ко входу в пиршественный зал.
  И вот в свете факелов далёкими бабочками замелькали легчайшие разноцветные одеяния несущихся к залу танцовщиц. Они приближались стремительно, и через считанные мгновения одна за другой стройные порхающие подобия легкомысленных творений богов стали влетать на импровизированную арену, и появление их сопровождалось такими невероятно легкими прыжками и вращениями, как будто в школе Ультамаргина их научили не только танцевать, но и летать. Одна за другой девушки впархивали в зал и начинали круговое движение вдоль пиршественного стола.
  В течение какой-то полуминуты всё свободное пространство помещения было заполнено двумя дюжинами миниатюрных красавиц, закутанных в легчайшие прозрачные ткани бледных оттенков розового, голубого, зелёного, сиреневого и жёлтого. Тилану, да и его гостям показалось, что весь зал заполнен бурлящим морем красок полыхающих в свете ярких факелов. Кипение и переливание цветов сопровождалось хаотическим полётом музыкальных звуков, которые переливались, взмывали и опадали, то превращаясь в один оглушающий барабанный бой, то разрывая слух всепоглощающей трелью дудок, а то смешением звуков всех инструментов сразу.
  Поначалу безумное метание танцовщиц не содержало в себе никакого смысла. Определить направление движения было просто немыслимо. Но затем начали намечаться перемены. Сначала девушки разделились на две группы: одни двигались вдоль столов по часовой стрелке, другие - в противоположной направлении. И также из хаоса музыки родились две мелодии, которые звучали, переплетаясь и накладываясь друг на друга, но уже вполне отличимые. Затем хаотичное движение сменилось упорядоченным - все девушки стали перемещаться по определённым траекториям, и площадка танца как будто разделилась на двадцать четыре невидимых круговых коридора, по которым навстречу друг другу неслись танцовщицы, и каждую сопровождал своей мелодией какой-нибудь музыкальный инструмент.
  Но вот и третий этап танца подошёл к концу. Вдруг внезапно все мелодии вновь смешались в хаос, а девушки сорвавшись с траекторий как будто сбились в кучу в центре площадки, хотя на самом деле танец не прервался: каждая его участница продолжала двигаться в толпе по заранее определённому и многократно отрепетированному направлению, соприкасаясь, но не сталкиваясь с коллегами. И вновь нельзя было с точностью сказать, что происходит на импровизированной сцене. Но очень быстро движения девушек переменились. Вместо простого бега, сопровождаемого прыжками и другими кульбитами, теперь начался настоящий танец. Каждая участница представления под соответствующую музыку показывала разнообразные движения танцев, которые исполняли народы из разных концов Линдомены. Выступление вновь заняло всю отведённую для него площадку. Но когда какие-нибудь девушки в танце сближались их движения резко менялись - теперь они изображали по несколько действий, сильно напоминавших какую-то схватку на поле боя с надлежащим музыкальным сопровождением, затем, разойдясь вновь возвращались к обычным танцам.
  Если первые три этапа представления изображали возникновения мира, Упорядочивание Хаоса, то новый этап показывал Древнюю Историю - время истинных богов из Эримены, период, когда по их воле землю заливала кровь, а разные народы находились в непрерывной конфронтации и войнах друг с другом. Но этому периоду пришёл конец. И также наступил конец очередного этапа представления. Постепенно эпизоды, когда девушки исполняли "мирные" танцы становилось всё меньше, и продолжительность "боевых" эпизодов всё больше.
  В конце концов, вся музыка слилась в один нарастающий грохочущий тревожный гул войны, а танцовщицы на сцене изображали подобие рукопашной - определённое отступление от реальной истории, но зато очень зрелищное! И не менее зрелищным оказался финал этой части шоу - древние истинные боги начали умирать, когда холодящая душу и тело музыка бойни достигла своего апогея и через несколько секунд на площадке не осталось ни одной стоящей фигуры - все танцовщицы распластались по полу. Они не оставались совершенно неподвижными, но уловить какое-то движение сразу после бурной схватки было трудно.
  Поначалу это напоминало лишь легкое колыхание материи под порывами ветра - так колыхалась, изливавшаяся в Эримене после смерти эриев божественная энергия, ожидая появления эрилиндов - бого-людей, способных принять и использовать её. И они не заставили себя долго ждать. Из медленного колыхания стали возникать миниатюрные фигурки танцовщиц. Изображая первых эрилиндов, они исполняли по несколько па главного танца представления в сопровождении слегка приглушённой музыки. Как только замирала одна танцорка, начинала подниматься другая. Постепенно на ногах оказались почти все участницы представления и только в самом центре площадки колыхались прозрачные розово-золотистые прозрачные ткани, окутавшие лежащую фигуру.
  Как только замерло последнее движение двадцать третьей поднявшейся танцовщицы, наступила мгновенная тишина, а затем грянули самыми мощными звуками все музыкальные инструменты, аккомпанировавшие девушкам. Они вновь исполняли ту же мелодию, сопровождавшую главный танец, показывавшийся прочими танцовщицами. Но впечатление у зрителей возникло такое, будто музыка звучала иная - так уверенно, резко, мощно, напористо звучала мелодия. И точно также уверенно, мощно, четкими отточенными движениями исполняла танец последняя танцовщица - в каждом её жесте сквозила почти буквально божественная сила. Это - было истинным исполнением Танца Божественного Торжества, - главного танца во славу Величайшей из эрилиндов - богини Астралаты.
  И по мере его исполнения прочие танцовщицы стали склоняться перед центральной фигурой всего представления. Вот после нового исполнения своих па опустилась на колени, а затем простёрлась ниц первая восставшая эрилинда, за ней - после повтора подобием Астралаты её движений, склонилась другая. За ней - третья, четвёртая. Мощь и Сила музыки, которая казалась и без того более чем впечатляющей, каким-то образом умудрялась нарастать по мере приближения кульминации танца, которая должна была показать Торжество и Власть богини в Линдомене - то, что провозгласил её полководец, Тилан Непобедимый.
  И вот последняя, двадцать третья танцовщица, распростёрлась у самых ног воплощения божественной Астралаты и та, как будто на самом деле собрав энергию склонившихся танцовщиц, невероятным образом вместе с музыкой взмыла вверх и совершив оборот вокруг оси мягко приземлилась на каменный пол, ничуть не потеряв при этом равновесие и протянув руки в благодарственном жесте в сторону трона, на котором восседал Тилан.
  В зале наступила тишина. Пирующие зрители сидели, затаив дыхание, поражённые представлением, его участники и участницы переводили дух.
  Тилан, немного придя в себя, поднялся с трона и, воздев руки к изображению своей божественной покровительницы на потолке, нарушил ошеломлённую тишину:
  - Возблагодарим Величайшую Справедливейшую Щедрейшую Покровительницу нашу Астралату! За то, что вдохновила выступавших перед нами мастеров на постижение и выражение в музыке и танце нашей истории и Величайшего Возвышения! За то, что позволила нам лицезреть это чудесное представление! За то, что даровала этому прекрасному юному созданию, - он показал на девушку в центре зала, - возможность стать на наших глазах истинным воплощением нашей Прекраснейшей Покровительницы. Да Здравствует и Славится Божественная Астралата! - воскликнул он и весь зал подхватил это мощным хором.
  Когда славословия смолкли, Тилан вновь сел на трон и его взор обратился на девушку, исполнившую кульминационный танец представления. Подобно всем прочим танцовщицам она была изумительно красива: невысокая, стройная, прекрасно сложенная и отнюдь не лишённая форм с тёмными волосами чуть ниже плеч, нежные губки небольшого, но чувственного ротика, изящный носик, изогнутые тонкие брови...
  Её красота в сущности почти не отличалась от красоты её партнёрш по танцу. Но что-то привлекло к ней внимание Тилана почти с самого начала представления. Он заметил её, ещё когда порхающие бабочки Ультамаргина носились каждая по своей траектории на втором этапе представления. Её воображаемый коридор оказался третьим от внешнего края и на втором или третьем круге, когда она как раз совершала один из прыжков, их глаза случайно встретились. Взгляд её темных глаз проник в него мощно, глубоко в мозг, и он ощутил его как вторжение непонятной силы. С этого момента он внимательно следил за ней, стараясь не упускать из виду в кутерьме танца. И почти всё время странное ощущение не покидало его. Как будто с момента той случайной переглядки между ними образовалось нечто, наподобие невидимого, но очень напряжённого каната силы. И чем дальше, тем плотнее и напряжённее и даже жёстче становилось это ощущение. А когда она исполняла танец Торжества Астралаты, это ощущение вдруг пропало, но зато Тилан почувствовал, как нарастает общее напряжение в зале, как к девушке начинают стягиваться эмоции и энергии всех присутствующих в зале. Возможно, именно поэтому он перестал ощущать свою личную связь - она просто утонула в общем потоке.
  Произошедшее не слишком удивило Тилана, ведь способность Астралаты, да и многих других эрилиндов черпать энергию из своих почитателей через избранных людей-передатчиков была общеизвестна. Однако познакомиться поближе с такой избранной показалось Тилану очень хорошей идеей. Повелитель подозвал одного из прислужников и отдал приказ привести танцовщицу, игравшую роль Астралаты, в его покои по окончании пира и заодно проследить, чтобы туда этой ночью не попали его наложницы.
  
  Ночь
  Тилан в ожидании девушки прилёг на кучу подушек посреди огромной кровати в своей спальне. Комната погрузилась в полутьму - в просторном помещении горели четыре не слишком ярких светильника. Изрядно уставший после долгого, утомительного пира он уже подумывал отменить свой приказ о вызове той танцовщицы, но... тут легкие занавеси, прикрывавшие широкий и высокий вход в опочивальню раздвинулись, и появилась девушка. Войдя, она сделала ещё один-два неуверенных шага, ступила на мягкие ковры, которые устилали помещение почти целиком, после чего остановилась в нерешительности. Некоторое время правитель рассматривал танцовщицу, а она - роскошное убранство спальни. Её восхищённый взор перебегал по великолепным коврам на полу, тончайшим занавесям и золотым чеканным украшениям на стенах, по мебели из самых ценных пород дерева, украшенной резьбой лучших мастеров. Наконец, он остановился на Тилане, и в нём что-то промелькнуло. Однако основатель новой империи был слишком занят созерцанием прекрасной фигуры своей гостьи, чтобы что-то заметить.
  Не дождавшись от него ни слова, она заговорила сама:
  - О, Благороднейший Повелитель! Когда твой верный слуга передал мне Твоё Высочайшее Желание видеть меня сегодня в своих покоях, я думала, что тебе понравился мой танец Торжества - жалкое подобие истинного танца Торжества, который могла бы исполнить лишь наша Покровительница Щедрейшая Астралата! Я думала, здесь будут музыканты, дабы усладить твой слух и надлежащим образом сопроводить мои движения...
  Она снова недоумённо оглянулась вокруг.
  Тилан приподнялся на локте:
  - Этой ночью здесь никого кроме нас не будёт, прекраснейшая воспитанница Ультамаргина. Но, зная на каком высоком уровне, стоит обучение искусству танца в его школе, я уверен, что ты всё великолепно исполнишь и без музыки. Не так ли?
  - Так, - быстро склонив голову, произнесла девушка, и голос её чуть-чуть дрогнул.
  - Прекрасно! Тогда начинай!
  Девушка глубоко вздохнула, сделала глубокий поклон и произнесла:
  - Давным-давно после того как тени множества людей принёсенных в жертву истинным богам восстали против них в Эримене и древние боги умерли, их Сила разлилась по всему пространству Эримены, ожидая того, кто сможет её принять. И многие люди, рождённые от прежних богов, и их потомки пытались взять эту Силу, и некоторым это удавалось, - девушка начала медленно двигаться по комнате. - Некоторым доставалось больше силы, - прыжок, - некоторым меньше, - поворот вокруг себе, - иным совсем немного, - кувырок - так появились эрилинды - бого-люди - Девушка ускорила движение по спальне, совершая всё новые и новые па, и при этом комментируя - но никто из них не мог даже близко подойти к могуществу истинных богов. И так продолжалось, пока не появилась на свет Астралата - прапрапраправнучка Лимэрии - одной их самых могучих Древних Богинь. - В этот момент девушка оказалась в центре покоев прямо перед Тиланом. - Ей оказалась доступна Сила почти равная Силе её божественной прородительницы. - После этих слов и начался танец Торжества Астралаты, призванный показать её Силу.
  Танцовщица исполнила его великолепно - её движения были чёткими, яркими, образными, она полностью захватила внимание своего единственного зрителя и Тилан вновь и теперь уже гораздо сильнее почувствовал притяжение Силы, исходившей от неё. Это озадачило его и в тоже время утроило его интерес к гостье.
  И потому, когда девушка, закончив танец, и немного отдышавшись, повернулась к выходу из опочивальни, он остановил её, повелев налить вино, стоявшее в кувшине на столике слева от кровати в два стоявших рядом больших кубка. Услышав новое распоряжение, девушка не стала задавать лишних вопросов, а поклонилась, затем быстро взглянула на Тилана и направилась к столику. Разливая вино, она как будто случайно на мгновение закрыла собой столик от глаз Тилана, а потом взяла оба кубка и подошла к постели. Девушка уже собиралась опуститься перед ней колени, когда Тилан поднялся с подушек и сев на кровати указал ей место рядом с собой:
  - Садись.
   Во взгляде танцовщицы мелькнуло удивление, но она исполнила приказ и села на кровать справа от повелителя империи.
  - Выпьём за твой прекрасный танец и твоё мастерство, - воскликнул Тилан, - надеюсь, ты также хорошо владеешь и некоторыми другими искусствами! - многозначительно добавил он.
  Её лицо озарила чуть насмешливая улыбка, когда она протянула ему кубок, бывший у неё в правой руке:
  - Возможно... - загадочно произнесла она.
  Тилан рассмеялся, затем отхлебнул вина. Девушка тоже отпила из своего кубка.
  - Тебе понравилось вино? - спросил он.
  - Оно чудесно! - восхищённо ответила танцовщица и сделала большой глоток.
  Тилан последовал её примеру.
  Когда они осушили бокалы, вино уже начало оказывать своё расслабляющёё действие - девушка откинулась на постель, Тилан прилёг рядом. Слегка нависнув над ней, он проводил пальцами правой руки по линии её правой руки и плеча.
  - Вы только сегодня приехали, - говорил он. - Ты не устала с дороги?
  - Ннет... - со смехом отвечала она, и в глазах её плясали искорки радости и торжества.
  Тилан почему-то рассмеялся. Он тоже откинулся на спину, несколько секунд полежал, глядя в потолок, затем вернулся в прежнюю позу. Он хотел спросить у девушки, когда у неё открылся дар собирать энергию для Астралаты, но его повело, видимо, от резкого подъёма, и он едва удержался от того, чтобы не упасть лицом на её лицо. Выглядело это как попытка поцелуя, и она со смехом упёрлась руками ему в грудь.
  - О, мой Повелитель! Ты же даже не узнал ещё моего имени!
  - А, да! Точно! - ответил он, чувствуя быстро надвигающуюся сонливость.
  Мелькнула мысль о том, что не стоило так обжираться на пиру.
  - Так как же тебя зовут? - спросил он слегка заплетающимся языком, глядя на её лицо. У него в глазах уже двоилось, так что оно начало расплываться.
  Сон накатывал всё сильнее и сильнее.
  На мгновение выражение её лица изменилось - оно стало очень серьёзным, осторожным и внимательным, когда её глаза вперились в его осоловелый вид, но затем на её лице вновь оказалась маска беззаботного веселья.
  - Я Арилана из Малой Элитаны - прощебетала она.
  Из-за тяжёлой давящей тьмы, которая быстро пожирала его сознание, он с трудом понял смысл её слов. Не в силах больше держаться на локте, он снова рухнул на спину, и теперь уже девушка, быстрым движением перевернувшись на живот, нависла над ним, внимательно разглядывая лицо засыпающего Тилана.
  - Я завоевал этот город несколько лет назад, - произнёс он, едва ворочая заплетающимся языком, и почти сразу окончательно отключился.
  Девушка несколько секунд внимательно смотрела на его лицо, затем помахала перед его закрытыми глазами ладонью, два раза слегка толкнула в бок. Тилан не просыпался. Тогда девушка сползла с ложа, произнёся при этом тихим голосом, но очень жёстким тоном:
  - Вот именно! И теперь ты за это заплатишь!
  Она вытащила из складок своего воздушного одеяния малюсенький мешочек, развязала веревочку, стягивавшую его устье, и высыпала на ладонь несколько зёрен дарилона. Затем она подошла к ближайшему светильнику и просыпала эти зёрна прямо над огнём.
  Затем она произнесла:
  - Элитана, богиня, потерявшая всех своих почитателей! Я, Арилана, требующая мести, взываю к тебе! Мы заключили договор! Я исполнила свою первую роль. Теперь исполни своё дело ты! Исторгни меня и этого мерзкого властолюбца из сердца его империи и перенеси в обещанное надёжное укрытие!
  
  - Ух, ты, как интересно, - воскликнул детский голосок. - И что, она отомстила Тилану?
  - Я помогла ей перенести его в одно тайное место. Там она собиралась привести в исполнение свой план мести...
  Женщина замолчала.
  - И что? - не дождавшись продолжения, спросил детский голос.
  - Эээ... они разговорились, стали общаться. Он убедил её, что не виноват, в гибели её города. А потом они и вовсе полюбили друг друга и покинули то место...
  - И что с ними стало?
  - Ничего особенного... то есть, они жили долго и счастливо...вот такие забавы у нас, богов...- добавила она
  - Как интересно! - тихо произнёс детский голос.
  - Тебе пора отдохнуть, детка, - заметила женщина.
  
  Неопределённое время и место
  Разговор с богиней
  Темнота. Темнота вокруг. Он очнулся в совершенной темноте. Она была везде, она покрывала его тело так, что он его не видел. В голове вдруг что-то резко забухало. Это напоминало биение сердца. В детстве оно билось так всегда, когда что-то пугало его. Он ещё раз огляделся, пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть. Тела своего он так и не увидел. Попытался двинуть какой-нибудь конечностью. Вроде бы ничего не получилось. Сказать с уверенностью он не мог, кромешная тьма не позволяла видеть совершенно ничего. Возможно, мелькнула у него мысль, тьма в этом сне не просто покрыла, но захватила его тело... Сон. Именно сон. Вот, что это такое. Он вспомнил, что сильно переел и перепил, и из-за этого, когда к нему явилась приглашённая танцовщица, он даже заснул всего лишь из-за одного единственного кубка вина. Бухание в голове стихло. На смену безотчётному страху пришла досада.
  Тилан решил на следующий вечер ещё раз пригласить девушку в покои, теперь уже сразу в постель.
  "Но что за странный сон?" - задался он вопросом, вновь и вновь вглядываясь во тьму. Мрак и непрерываемое ничем безмолвие окутывали его неопределённое время, и в тот момент, когда устав наблюдать бесконечную мглу Тилан уже вознамерился покинуть необъяснимое сновидение и снова заснуть, окружающую черноту наполнил... запах.
  Тилан принюхался и у него снова забилось неизвестно где пребывающее сердце, оно стучало не так сильно, как когда он только очнулся, но всё же беспокойство, охватившее повелителя многих стран, было велико - он узнал запах, и сразу почувствовал себя очень неуютно в этой беспросветной мгле, ставшей вдруг угрожающей сверх всякой меры.
  Запах был отлично знаком Тилану. Последний раз он вдыхал его перед пиром, принося благодарственные подношения на алтарь Астралаты в главном святилище своего дворца. Именно так пахли подносимые богине цветы.
  Он понял, что это не просто сон, и, скорее всего, его ожидает нечто очень серьёзное - уже то, что богиня погрузила его сознание в непроглядную тьму, не сулило ничего хорошего. Вдруг черноту перед ним и над ним прорезал столб яркого света. Такого разноцветного же, как тогда - в лагере войска Литарго. Бухание сердца пресеклось в мгновение ока. Тилан замер, охваченным мрачным предчувствием приближающейся беды.
  - Здравствуй, мой мальчик, - раздался во тьме давно не слышанный голос.
  Тилан попытался ответить, но горло пересохло и у него вышел лишь хрип.
  - Не беспокойся. Можешь молчать. Говорить буду я, - продолжала тем же успокоительным тоном Астралата.
  Тилан попытался поблагодарить её, но у него опять вышел лишь малопонятный хрип.
  - Тише, тише... Много лет прошло с того момента как ты с помощью... волшебного порошка вызвал меня в недостроенную молельню захолустного городка на краю каменистой пустыни и попросил сделать тебя полководцем, чтобы ты смог изменить свой убогий удел, - Тилану показалось, что невидимое лицо богини улыбается. - И вот теперь, ты - повелитель Империи, занимающей весьма большой кусок Линдомены. Ты доволен, мой мальчик?
  - Да, - с трудом выговорил окончательно пересохшим от ужаса ртом Тилан. Он уже догадался, о чём дальше пойдёт речь, и практически оцепенел от охватившего его ужаса.
  - Ты создавал свою Империю в мою честь. Построил мне много храмов на разных завоёванных землях. Я очень благодарна тебе за это, - мягко сказала невидимая Астралата. - Но, я надеюсь, ты помнишь, что, соглашаясь помочь тебе, я предупредила, что цену оказанной услуги я назначу сама и позже?
  - Да, - тихо выдохнул Тилан.
  Он потерял последнюю надежду и странное спокойствие, исходившее от осознания неизбежности предстоящего, стало окутывать незадачливого Повелителя людей.
  - Итак, - вздохнув, произнесла богиня. - Настало время, и я готова назначить цену... и, конечно, потребовать её уплаты...
  - Я слушаю тебя, Повелительница, слушаю и повинуюсь, - более или менее членораздельно ответил Тилан.
  - Во время твоих войн, ты захватил много городов, - принялась рассуждать богиня. - Многие люди пали в твоих битвах...
  - Увы, но войны, насколько я знаю, никогда без этого не обходились...
  - Да, конечно, - несколько поспешно согласилась Астралата. - Но убитые, они убиты и есть. Их призраки взывают об отмщении... Ты же помнишь, что случилось с эриями, которые столь любили кровавые жертвоприношения?
  - Да...
  - Так вот, отмщение и воздаяние, так сказать - и есть цена, которую ты должен мне заплатить.
  - В чём будет заключаться... отмщение? - абсолютно спокойным голосом спросил Тилан.
  - Как я уже говорила, людей погибло много и всем им воздать по справедливости я не смогу, но, несколько лет назад ко мне обратилась жительница захваченного тобой города - Малой Элитаны...
  - Танцовщица Арилана? - удивлению его не было предела.
  - Тогда она ещё не была танцовщицей... так вот, она попросила..., то есть даже потребовала, помочь ей в отмщении...
  Тилан снова прервал её вопросом:
  - Как она могла обратиться за помощью к божеству своего врага, к богине, поправшей священный храм покровительницы её родного города?
  Астралата, как будто даже смутилась от этого вопроса.
  - Э-э, видишь ли, она обращалась не прямо ко мне, но просьба её попала именно на мой и-мэйл, так сказать...
  Тилан, конечно, даже не представлял, что такое "и-мэйл", но это уже не имело значения. Да и последний свой вопрос он задал исключительно из-за крайнего удивления, ведь ответ на него никак не мог изменить его судьбу.
  Тем временем богиня продолжала:
  - Она просила возмездия за смерть своих сограждан. И я обещала ей.
  - И... - голос его предательски дрогнул, - в чём оно будет заключаться?
  - Ты умрёшь столько же раз, сколько умерло под мечами твоих воинов жителей Малой Элитаны, и таким же образом, как умерли они...
  - Что? - тихо спросил он, - то есть, как это? - поправился он.
  - Каждое следующего утро ты будешь просыпаться живым и здоровым... и готовым к новой смерти.
  Не дождавшись от Тилана никакой реакции, она продолжила:
  - В мифологии одного народа из параллельного мира был сверхчеловек, которому пришлось пережить подобное, только смерть его всегда была однообразной - птица выклёвывала ему печень. Его звали... Про-ме-теос, - по памяти произнесла богиня.
  Тилан по-прежнему молчал.
  - Э-э, я так понимаю, что вопросов у тебя нет? - молчание. - Тогда мне осталось лишь сказать, что, скорее всего, это - наш последний разговор... Прощай!
  Тилан снова промолчал.
  Столб света исчез, и всё вокруг вновь покрыла кромешная тьма.
  Тилан ощущал пустоту, отрешённость и спокойствие. Он всегда знал, что цена полученного будет высока. Хотя иногда его посещали мысли, что, возможно, то одиночество, в которое он погрузился, поднявшись на вершину власти, и есть цена договора с Божеством. Но он тут же вспоминал шатёр Литарго, то, что он убивал там людей. Жестоко убивал. И воспоминание об этом говорило ему, что хотя эрилинды не принимают кровавых жертв прямо, они всё же не менее кровожадны и жестоки чем эрии, Истинные Боги Древности. А, значит, и оплата договора с его стороны, наверняка, окажется кровавой. И вот, время платить пришло. Всё просто.
  
  Первый день в неизвестном убежище
  В следующий раз из забытья Тилана вывело ощущение крепкой обжигающей жидкости водоворотом бурлящей у него во рту, полощущей пересохшее горло, согревающей пищевод. Когда её первые капли достигли желудка он окончательно проснулся.
  Он открыл глаза и увидел её. Вчерашнюю танцовщицу. Впрочем, возможно, и не вчерашнюю, ведь он не имел понятия, сколько времени прошло после неудачной вечеринки в его опочивальне.
  Девушка стояла над ним с кувшином, из которого, видимо, и налила ему в рот ту жидкость. Тилан попытался схватить её, но никакого движения у него не получилось. Обеспокоенный этим, он попытался двинуть головой. Он смог лишь чуть-чуть повернуть её. Его глаза быстро забегали в орбитах, пытаясь рассмотреть хоть что-то, находящееся не над ним. Девушка, увидев это, замерла, глядя ему в лицо, затем видимо, догадавшись, что случилось, она расслабилась и с язвительной улыбкой сказала:
  - О, не беспокойтесь, Повелитель, - это слово она произнесла с острой издёвкой. - Ты цел, пока... - добавила она, распрямившись, и усмехнулась. - Ты не можешь сделать ни одного движения... кроме как глазами, ну и лицом... но ты ведь чувствуешь своё тело? - вдруг обеспокоившись неизвестно чем, спросила она.
  Тилан закрыл глаза и попробовал мысленно ощупать своё тело. Вроде бы всё оставалось на месте, но после произошедшего в последние часы он не мог утверждать ничего, не увидев своими глазами, а это в данный момент было затруднительно. Тут он почувствовал прикосновение к своей левой руке.
  - Ты чувствуешь? - спросила девушка.
  - Да.
  Он открыл глаза и увидел, что Арилана касается его рукой, но разглядеть кисть своей левой руки из положения лёжа он не мог.
  - Что ты чувствуешь?
  Прикосновение было тёплым, он, ощущал её пальцы...
  - Твои пальцы. Они обхватили запястье моей левой руки...
  - Точно, - девушка улыбнулась, убрала руку и выпрямилась. - Это главное. Всё в порядке, как она и обещала, - облегчённо добавила она.
  Тилан хмыкнул.
  - Богиня, которая помогла тебе меня сюда переместить? - спросил он.
  Казалось, девушка потеряла к нему всякий интерес. Она поставила кувшин на небольшой столик рядом с его ложем и направилась к выходу.
  - Ты знаешь, кто она? - снова спросил он.
  Девушка по-прежнему не реагировала. Она уже достигла входного проёма и откинула закрывавшую его материю.
  - Это Астралата, - почти крикнул он ей в след.
  Ответом ему был смешок.
  Девушка вышла из комнаты.
  Несколько секунд в полной тишине Тилан напряжённо вглядывался в ткань занавеса, затем решил осмотреться. Он находился в помещении с каменными стенами, больше всего похожем на пещеру. Голые стены почти незаметно переходили в куполообразный потолок. Выход слева, прорубленное в камне окно, за которым виднелось лишь безоблачное небо, справа. Кроме каменного ложа, на котором лежал похищенный правитель, и простого деревянного стола в комнате ничего не было. По крайней мере, ничего, что бы попадало в ограниченное поле зрения Тилана.
   Занавес отдёрнулся, и в комнату вошла девушка. Она быстро обогнула стол, и он увидел в её правой руке меч.
  Тилан почувствовал, как на лбу выступает испарина. Меч выглядел довольно тяжёлым, и смотрелся несколько неуместно в изящной руке красивой девушки. Но держала она его крепко. Пленник нервно сглотнул. Он чувствовал, что должен что-то сказать, попытаться как-то остановить то, что надвигалось на него в этой милой ручке. Но всё было настолько просто и буднично, что он даже не знал, что можно сказать.
  Вместо него заговорила девушка-палач:
  - Твои воины, завоёвывая для тебя земли, убили многих людей и по-разному, - её голос чуть-чуть подрагивал. - Я не знаю, как умирали люди в других городах, но я прожила в Малой Элитане всё время осады, и видела много разных смертей...
  Тилан, решил что может зацепиться за эту фразу и пытаться хоть что-то ответить, чтобы ситуация развивалась в ином направлении:
  - Да я вёл войны и завоёвывал земли и страны, но также поступали до меня, и почти наверняка это будет происходить после моей смерти... когда бы она ни наступила... Почему ты хочешь, чтобы я платил за всех?
  - Возможно, так угодно богам! - с усмешкой ответила Арилана.
  - Ты хочешь лишить меня жизни, сделать это много раз, возможно, пытать и в то же время даже не удосуживаешься ответить на такой простой вопрос?
  Несколько секунд девушка пристально смотрела на Тилана, потом сказала:
  - Ты отрицаешь волю богов? Вряд ли... Впрочем, не важно. Иного ответа у меня всё равно нет, и искать его я не буду. Всё, что здесь происходит и будет происходить, случится по воле Элитаны...
  Тилан попытался рассмеяться, но получилось это у него плохо - мышцы груди, похоже, могли использоваться лишь для дыхания.
  - Я уже говорил, что тебе помогает Астралата, - сказал он.
  Арилана уставилась на него непонимающим взглядом:
  - Ты издеваешься надо мной?
  - В моём положении? Могу ли я издеваться над человеком, держащим в руках мою смерть? - ответил ей пленник встречным вопросом.
  - Тогда зачем ты говоришь мне такую чушь? Неужели ты всерьёз предполагаешь, что удивление, вызванное этой невероятной ложью, может отвлечь меня от того, зачем мы здесь находимся?
  Она слегка приподняла меч, и сердце Тилана забилось быстрее.
  - Нет, конечно. Я говорю это только потому, что это правда, и ты её не знаешь. То есть, не знала, - ответил он скороговоркой.
  Девушка скептически усмехнулась, слегка скривив рот:
  - Ты пытаешься убедить меня, что Астралата помогает мне казнить человека, воздвигнувшего в её честь огромную империю? Чего ты пытаешься этим добиться? Чтобы я усомнилась в своём плане возмездия тебе за разрушение родного города? Это просто нелепо!
  - Нет...
  - "Нет" - не нелепо? - Арилана удивлённо уставилась на пленника.
  - Нет, я не том... я про другое...
  Тут девушка перебила его:
  - Ладно, заткнись. Всё это совершенно неважно. Во-первых, я тебе не верю. Во-вторых, даже если представить, что рассказанный тобой бред является правдой, это никоим образом не отменяет справедливости моей мести.
  Меч снова приподнялся над ложем.
  - Я говорю это потому, что ты не знаешь, что тоже служишь ей, даже когда собираешься наказывать меня, - вновь быстро произнёс Тилан.
  - Повторяя эту чушь, ты начинаешь меня утомлять, - усталым голосом сообщила Арилана. - Да и рука устаёт держать меч. Я, конечно, долго тренировалась, но это всё же оружие не для женских рук. - Она криво усмехнулась. - Поэтому, думаю, первое... воздаяние памяти моих погибших земляков нужно осуществить побыстрее.
  Она схватила рукоять меча двумя руками, перехватив в положение для колющего удара, и подняла его над ложем:
  - Когда после первого штурма я с подругами поднялась на стену города, чтобы покормить уставших воинов, я увидела первого убитого горожанина...
  - Нет, нет, - попытался закричать Тилан, отчаянно напрягая неподдающиеся мышцы в тщетной попытке сползти с ложа, - Я только попросил её... я не знал...
  Не слушая его, девушка продолжала:
  - ...у него был пробит доспех и пронзено сердце... - и с этими словами клинок вонзился в грудь пленника. Из раны брызнула кровь.
  Тилан почувствовал, как ледяная сталь входит в тело, затем резкая боль разорвала его сердце пополам, и одновременно с холодом что-то очень горячее разлилось в груди, тело свело судорогой, непослушные мышцы сжались, резко навалилась тьма, глаза закрылись сами собой, и он погрузился в небытие.
  
  Второй день в неизвестном убежище
  Тилан медленно приходил в себя. Как и в конце прошлой жизни, он не мог двинуть ни одним мускулом своих конечностей, но чувствовал себя относительно неплохо. Рана никак о себе не напоминала, как если бы меч вообще никогда не пронзал его грудь. Однако он чувствовал огромную тяжесть, будто на него навалился великан. Давление ощущалось во всём теле, и некоторое время Тилан не мог даже открыть веки. Но и сквозь них он почувствовал свет, падающий из окна. Судя по его яркости, снаружи всё ещё был день...
  "Всё ещё? - медленно протекла мысль в тяжёлой голове Тилана, - или это новый день?"
  С того момента как в голове казнённого возник первый проблеск сознания, и до того как он смог открыть глаза, прошло много времени. Но, в конце концов, веки поддались его титаническим усилиям, и он увидел ту же комнату, в которой очнулся в прошлый раз. Минуту глаза привыкали к свету, затем они повернулись ко входу и натолкнулись на встречный взгляд, принадлежавший его палачу. Она смотрела на него немного заинтересованно, и вроде бы даже удивлённо. Казалось, она вот-вот спросит: как ты? все в порядке? ты хорошо себя чувствуешь?
  Но она не спросила.
  Её взгляд скользнул вниз, к полу, она оттолкнулась от стола, на который опиралась, и медленно, как-то неуверенно направилась к выходу.
  Тилан открыл рот. Что он хотел сказать он и сам не знал, впрочем, у него всё равно не получилось. Вышел только хрип. Девушка замерла, пленник заметил, как напряглась её спина. Затем она немного расслабилась и снова пошла к выходу.
  Тилан снова предпринял попытку позвать её:
  - Арххрх... - вырвалось у него из горла, на сей раз.
  Девушка повернулась и сказала:
  - Я принесу воды.
  Затем быстро вышла.
  Она вернулась довольно скоро с уже знакомым кувшином, подошла к изголовью ложа и наклонилась, поднося горлышко сосуда ко рту пленника. Тилану почему-то захотелось закрыть глаза. Что он и сделал. "Может в кувшине яд?", пронеслась в его голове мысль. Впрочем, это было неважно - один раз он уже умер...
  Прохладная влага пролившаяся в его горло отвлекла его от мыслей о смерти. Это оказалась вода. Просто вода. От неожиданности Тилан открыл глаза.
  "Хотя, ведь отравить можно и воду", - думал он, уставившись в лицо девушки. Оно было каким-то чересчур отрешённым, как будто она слишком старательно пыталась спрятать все свои эмоции.
  Арилана распрямилась и отняла кувшин от его рта.
  Затем, окинув его изучающим и немного недоверчивым взглядом, она направилась к выходу.
  - Сегодня... то есть, завтра... то есть, какой сегодня день? - спросил пленник.
  Она остановилась. Повернулась, не глядя на него. Вроде как задумалась на несколько секунд. Потом вздохнула и произнесла ничего не выражающим голосом:
  - Следующий день после твоей первой смерти.
  Она вышла, и в комнате вновь наступила полная тишина.
  Воскресший осмотрел, насколько это было ему доступно, своё тело (изголовье смертного одра немного возвышалось над остальной его частью). Разрез на тунике в том месте, где её пронзил меч остался на месте, одежду покрывали пятна крови. Он попытался осмотреть ложе, на котором лежал, но увидеть почти ничего не получилось.
  Тилан лежал, вперившись в потолок, и думал.
  Итак, вчера он умер. А сегодня он жив. Осознать этот факт в полной мере он никак не мог. Если бы его умертвила и воскресила богиня, неважно Астралата или какое-то другое божество, он бы понял и принял это как нечто вполне естественное, даже если бы смерть произошла в результате изощрённой жестокой пытки. Но он умер вполне обычной смертью, которой люди умирали, умирают и будут умирать в битвах, - с пронзённым сердцем. Он умер от руки обычной танцовщицы. Даже сама возможность воскрешения после такой обыденной во всех отношениях смерти не могла не удивлять.
  Первой смерти. Так она сказала. Это его первая смерть. Она продолжит свою месть, и он будет умирать снова и снова. И каждый раз будет воскресать. Бред!
  Он попытался пошевелить какой-нибудь частью тела. Ничего не получилось. Он по-прежнему беспомощен, а это значит, что ничем не сможет воспрепятствовать девушке в дальнейшей реализации её мести.
  В этот момент колыхнулась занавеска, и в комнату вошла Арилана.
  Когда она обошла стол, он обнаружил в её руке всё тот же знакомый меч.
  Его взгляд стал несколько удивлённым.
  - Я думал, ты будешь разнообразить мою смерть...
  Она никак не отреагировала на попытку пошутить. Её глаза внимательно изучали его лицо, как будто пытались там что-то найти. Но, видимо, поиски не увенчались успехом, поскольку она отвела взгляд и произнесла:
  - Не беспокойся, всё так и будет, - всё тем же странно отстранённым тоном произнесла девушка.
  Она стояла, прислонившись к столу - в той позе, в которой она встречала его возвращение в этот мир после первой казни. Стояла, молча и глядя куда-то в сторону.
  Наконец, пленник нарушил молчание:
  - Как... как это было, моё воскрешение?
  Арилана повернулась и посмотрела на него, но сквозь него, как будто, всё ещё занятая своими мыслями. Затем она сказала:
  - Так... просто. Вчера весь день ты лежал тут мертвый. Кровь залила всю верхнюю часть ложа. Когда я пришла сюда утром, то обнаружила, что ты... воскрес... - она едва заметно улыбнулась.
  - И как это выглядело?
  Она пожала плечами:
  - Сначала я ничего не заметила и думала, что ты просто умер и всё... но до сих Эл... богиня, которая мне помогает, делала всё что нужно, но я подумала... - она внезапно замолчала.
  - Что?
  - Что Элитана могла наказать меня за то, что я в ней усомнилась и таким образом сократила мою месть.
  - Значит, ты всё же размышляла над моими вчерашними словами?
  - Нет... просто я задумалась, могла ли Элитана оказать те услуги, которые я получила от своей божественной союзницы, в последние несколько лет, если она даже не смогла защитить два своих города.
  Он подумал, что всё же заронил сомнение в её голову. Но надеяться, что это принесёт ему выгоду в ближайшее время, было бы наивно. Ситуация слишком сложна. Придётся потерпеть...
  Некоторое время в комнате вновь стола полная тишина.
  - Но потом ты всё же выяснила, что я жив. Как? - тихим голосом спросил он.
  - Я заметила очень слабое дыхание. Присмотрелась. Оказалось, что ты действительно дышишь. Я осмотрела твою грудь. Она, конечно, покрылась кровавой коркой, но от самой раны не осталось и следа...
  - А каменный лежак? Я не могу его, как следует рассмотреть...
  - Я его помыла. Но под тобой ещё осталась немного засохшей крови...
  - Хорошо. Неприятно знать, что лежишь в собственной крови.
  Арилана никак не отреагировала на эти слова. Она ещё немного постояла, прислонившись к столу. Потом вздохнула, оттолкнулась от него и пошла к ложу.
  - Ты помнишь, что я тебе говорила про первого виденного мной убитого защитника Малой Элитаны?
  - Да...
  - Вскоре после этого я впервые увидела смерть в бою. Твои стенобитные орудия проломили крепостную стену, и небольшой группе воинов удалось попасть внутрь города. Их атаковали наши. В тот момент я была рядом со стенами и видела, как первому из наших воинов одним махом срубили голову... Я запомню этот миг навсегда: только что человек был жив, и вот уже голова летит куда-то вверх, а потом катится, во все стороны хлещет кровь, а тело начинает медленно падать на колени...
  Тилан молчал.
  - Ты испытаешь эту смерть на себе.
  Тилан продолжал молчать, глядя в потолок.
  - Тебе нечего сказать? Или ты убедился, что эта смерть не конечная и поэтому теперь не так боишься? - спросила девушка.
  Он посмотрел на неё:
  - Поэтому, а также, потому что переубедить тебя мне нечем. У меня просто нет аргументов, чтобы ты передумала.
  - Верно.
  Она подошла к изголовью и приподняла меч.
  - Ты сможешь сделать как тот воин? - спокойно осведомился Тилан.
  - Я долго обучалась этому.
  Она сделала резкое чёткое движение, и сталь отделила голову и часть шеи пленника от остального тела. Его раскроенное горло сделало последний судорожный глоток. На ложе опять хлынула кровь. Тилан сначала ничего не почувствовал кроме того же резкого холодного проникновения стали. Затем вокруг новой раны резко вспыхнула боль. После чего его сознание за несколько мгновений погрузилось в оглушающую тьму.
  
  Следующие два дня там же
  Второе воскрешение ничем отличалось от первого. Разве что сухость в горле была куда сильнее, но никаких последствий раны Тилан не ощущал.
  Впрочем, и с сухим горлом мучиться долго не пришлось. Девушка уже стояла наготове с кувшином воды.
  Всё как обычно.
  Однако не успел он подумать об этом, как события стали развиваться совершенно неожиданным образом: едва он утолил жажду, девушка поставила кувшин на стол и, не говоря ни слова, почти стремглав вылетела из комнаты. Вернулась она через несколько секунд с мечом и дротиком.
  Она заговорила быстро и голос её звучал довольно нервно:
  - В том же первом бою, если ты запомнил, что было перед второй смертью...
  Тилан открыл рот, пытаясь прервать её речь, но она продолжала без малейшей остановки:
  - ...в город ворвались несколько всадников. Один из них ранил нашего воина дротиком в шею, а потом добил, отрубив ему правую руку и распоров живот...
  Произнеся это, она резко метнула дротик, который пронзил шею Тилана. В горле у него тут же забулькала кровь. Затем одним махом она отделила от туловища правую руку, и прежде, чем Тилан успел почувствовать новую боль, вспорола живот.
  - ...вокруг шёл бой, и никто не мог ему помочь, - он просто истёк кровью... - закончила Арилана.
  Но эти её слова пленник уже едва расслышал: в ушах стоял звон, всё тело пульсировало жуткой болью, которая, концентрируясь в местах трёх ранений, жуткими волнами расползалась по туловищу и ещё целым конечностям. И так же волнами из ран изливалось что-то очень горячее. Кровь. Его кровь. При каждом вздохе повреждённое горло издавало хрипяще-хлюпающие звуки. Сознание почти затопила ужасающая боль. Его помутившийся взгляд, поблуждав по потолку и стенам замер на девушке. Он не знал, что она делала после первых двух казней. Теперь она стояла и смотрела на растерзанное, истекающее кровью тело своего врага. Что-то странное было в её лице...
  Кровь убывала, и он почувствовал как его тело, начиная с ран, охватывает жуткий холод. Он медленно разливался телу. Сознание пленника быстро погружалось в леденящую тьму. Но он успел заметить гримасу на лице девушки. Губы её сильно скривились, в глазах стояло непонятное дикое выражение. В этот момент он сделал последний вдох разорванным горлом и распоротый живот резко колыхнулся. Сознание почти совсем угасло, но последний взгляд его зафиксировал, как девушка, резко отбросив меч, бросилась вон из комнаты, закрыв лицо руками.
  Затем Тилана окутал ледяной мрак.
  Третье воскрешение прошло вполне традиционно. Однако на сей раз, он чувствовал себя весьма неуверенно: пробуждаясь от смерти в течение почти целого часа (так, по крайней мере, ему показалось), он в деталях вспомнил свою вчерашнюю, весьма непродолжительную "жизнь". Поведение Ариланы крайне обеспокоило похищенного владыку. Во-первых, ему совсем не нравилась перспектива жизни в несколько минут от казни до казни. Всё-таки он питал некоторую надежду разговорить девушку, переубедить её, как-то повлиять на свою судьбу. При вчерашнем варианте развития событий об этом можно было забыть. Во-вторых, его последняя кончина получилась довольно медленной и весьма болезненной. А благодаря многолетним войнам и частому добыванию информации у пленных, Тилан знал, насколько долгой и мучительной может оказаться смерть...
  В выздоровевшем животе начал крепнуть спазм ужаса. Горло превратилось в безводную пустыню. Тилан захрипел. Через несколько секунд после этого занавес, прикрывавший вход в соседнюю комнату отдёрнулся.
  В проходе остановилась Арилана. Некоторое время она внимательно и как будто с сожалением рассматривала его. Затем вошла внутрь, и, сделав несколько шагов, остановилась возле ложа. Она продолжала изучать свою вновь воскресшую жертву, и во взгляде её ясно читались усталость и разочарование. Она повернулась к столу и, взяв кувшин, поднесла его ко рту Тилана. Живительная влага пролилась в восстановившее целостность горло пленника.
  Прочистив его, он произнёс:
  - Доброе утро.
  Девушка ничего не ответила. Она уже поставила кувшин обратно - на стол и теперь стояла, опершись на столешницу и вновь рассматривая Тилана. Он уже открыл рот, чтобы спросить, что теперь его ждёт, когда она оттолкнулась от стола и направилась к выходу.
  - Как ты будешь убивать меня сегодня? - ничего не выражающим голосом всё-таки задал свой вопрос пленник.
  Как будто не слыша его, девушка резко отбросила занавес и вышла из комнаты.
  Вернулась она практически сразу. Из-за стола Тилан опять не мог видеть, что у неё в руке. Впрочем, он не питал иллюзий. Это меч и ли какое-то другое оружие, возможно, нож. Не успел он додумать эту мысль, как девушка, обойдя стол, оказалась у ложа. В руке она держала тряпку. Простую мокрую тряпку. Арилана нагнулась и стала этой тряпкой что-то стирать с ложа. Сначала рядом с животом, потом вокруг шеи...
  Тилан сообразил, что она убирает вчерашнюю кровь.
  Он удивлённо вытаращился на похитительницу. Она же, не обращая внимания на выражение его глаз и мимику лица, продолжала очищать каменную поверхность на которой возлежал пленник.
  "Что бы это значило?" - задался вопросом Тилан.
  После первого воскрешения она сказала, что убрала кровь заранее. Утверждать то же насчёт вчерашнего дня (если, конечно, последняя казнь произошла вчера), он не мог. Но тогда его танцующий палач уже находился в комнате.
  На сей раз, она не ждала его пробуждения рядом с ложем смерти. Кровь она вытирает только сейчас. Вывод напрашивался сам собой - она вообще не входила в комнату после третьей казни! И тут Тилан вспомнил предсмертный образ Ариланы, убегающей из комнаты, закрыв лицо руками... Лицо, или может, только рот? Сказать с уверенностью он не мог. Но это неважно. Главное, что отношение девушки ко всей ситуации резко изменилось.
  - Что теперь будет? - спросил он.
  Похитительница только что закончила вытирать кровь и стояла, распрямившись, по-прежнему рядом с его ложем.
  Девушка помолчала, разглядывая его. Потом как-то неопределённо махнула рукой с тряпкой и сказала:
  - Я ухожу.
  Вот теперь Тилан вытаращился на неё по-настоящему. Если бы он не находился в горизонтальном положении, то и челюсть у него наверняка бы отвисла.
  - Что это означает? - спросил он, немного придя в себя от удивления.
  - То, что мы больше не увидимся, - старательно безразличным голосом ответила девушка, медленно обходя стол.
  - Ты уйдёшь отсюда, а я останусь? - также старательно спокойно спросил Тилан.
  Она остановилась и кивнула. Она слегка повернула голову, и он увидел её профиль.
  - И, видимо, останусь таким же неподвижным?
  - Это очевидно.
  Тилан чуть было не спросил её, как она может утверждать это, если сделала его беспомощным не она, а её божественная покровительница, но сообразил, что этот вопрос может привести к весьма нежелательным последствиям.
  - То есть я буду валяться здесь беспомощный и умирать от голода и жажды?
  Арилана резко повернулась:
  - А разве своими деяниями ты не заслужил этого?
  Её сверкающие ненавистью и злобой глаза сверлили его лицо.
  Сказать он ничего не мог, да и девушка довольно быстро взяла себя в руки и, глядя в оконный проём каменного мешка, сказала:
  - По крайней мере, это можно назвать настоящей местью: завоевать полмира и умереть беспомощным и никому ненужным не в силах даже добраться до кувшина с водой... - её голос был полон горечи.
  
  Откровения похитительницы
  Тилан так же горько усмехнулся:
  - А как же в таком случае назвать то, что происходило в этой комнате в течение трёх прошедших дней? Что такое три моих предыдущих смерти?
  Арилана потупилась, а потом подняла глаза и посмотрела на него со странной гримасой насмешки и усталости:
  - Это была неудачная попытка довести до конца давно задуманный план.
  - Что же помешало тебе завершить его?
  Она горько усмехнулась и медленно направилась к окну. Подойдя, она и некоторое время рассматривала неизвестные пленнику виды, не проронив ни слова. Потом она повернулась к Тилану и сказала:
  - Я сама.
  - Почему?
  - Как ни странно задуманная и долго лелеемая месть оказалась мне не по зубам, - и вновь в её голосе сквозила сильнейшая горечь.
  Брови Тилана приподнялись. Заметив, это похитительница пояснила:
  - Я не смогла вчера лицезреть твою смерть до конца. От вида распоротого живота меня едва не стошнило... Конечно, после такого смешно даже думать о воплощении иных, более жестоких видов казни.
  Она снова подошла столу.
  - А до этого две моих мгновенных смерти не произвели на тебя такого впечатления? - осторожно спросил он.
  Арилана немного помолчала, а потом произнесла медленно, будто только сейчас по-настоящему разбираясь в своих чувствах:
  - Нет, но уже при первом твоём... воскрешении, я испытала... какое-то разочарование...
  - Почему?
  После небольшой паузы она ответила:
  - В первый день, заполучив тебя, я очень радовалась, - она стояла у стола и смотрела прямо в лицо пленнику. - Наконец я могла отомстить тебе за смерть родного города, близких и друзей. Да и тот путь, который я прошла, чтобы достичь этой мести был очень сложным... Я предвкушала удовлетворение от твоих мучений, и с удовольствием принялась воплощать финальную часть плана, казнив тебя в первый раз.
  - И что же изменилось потом? - внимательно вглядываясь в её лицо, спросил Тилан.
   - Потом... в течение дня я несколько раз заглядывала сюда и любовалась видом твоего мёртвого тела, - она улыбнулась бледной тенью улыбки, немного помолчала, после чего опять заговорила медленно и задумчиво - и на следующее утро, когда тебе предстояло, так сказать, возродиться, я была почти уверена, что этого не произойдёт. Это нарушило бы мой первоначальный план, и я вроде как надеялась на твоё воскрешение... - она снова запнулась, - но в то же время что-то странно тревожило меня, какой-то неприятный ком в груди. И когда я поняла, что ты действительно воскрес, ком... он просто взорвался! - в её тихом голосе теперь было целое море горечи, - я вдруг испытала резкое до боли разочарование и... опустошение. Сначала я даже не поняла, отчего это... чтобы хоть как-то отвлечься от этого жгучего ощущения, я принялась вытирать кровь с твоего ложа. Мне стало лучше, хотя осадок всё равно остался. Но лишь когда ты пришёл в себя, я поняла, что произошло, и почему так разочарована. Ты вновь был жив, и это каким-то разом обесценило мою месть, как будто всё, что делала до этой минуты, оказалось вдруг бессмысленным и бесполезным... Я пыталась переубедить себя, я напоминала себе, что так всё и задумано, что моя цель - не просто отомстить, а чтобы ты прочувствовал боль тысяч людей, умерших по твоей вине. Но чувство разочарования и обиды не проходило. И когда я казнила тебя второй раз, я чувствовала совсем другое: радость мою отравило знание, что ты снова исцелишься от этой раны и воскреснешь. Но я всё же пыталась переубедить себя, доказать что должна довести задуманное до конца. Мне пришло в голову, что общение с тобой может смягчающе подействовать на меня, и я решила в третий раз проделать всё как можно быстрее, но когда я опять ждала твоего воскрешения, то снова испытала те же горькие чувства - ведь отрубленная мной голова снова оказалась соединена с остальным телом, там не осталось ни одной царапины! Это... - голос её прервался, - это было как насмешка! Надо мной, над всем, что я делала, - она помолчала и немного успокоилась. - Когда я убивала тебя в третий раз, внутри ощущала лишь пустоту... совсем ничего не чувствовала, а когда я увидела разверстый живот и то, что оттуда... - она замолчала и сделала рукой жест, показывая как выпирали из живота внутренности пленника, - меня едва не вывернуло наизнанку, и я окончательно поняла, что не смогу довести задуманное до конца. Я решила уйти.
  На несколько минут в комнате воцарилась гробовая тишина. Нарушил её Тилан:
  - Почему ты не ушла вчера или когда я последний раз умер?
  - Вчера... да это произошло вчера, - усталым голосом подтвердила девушка. - Сначала я не была уверена. Я вспоминала все эти годы, когда я готовилась к главному делу моей жизни, как я тогда думала, всё, через что мне пришлось пройти, чтобы добраться до тебя. Но я ничего не чувствовала, я не могла себя заставить почувствовать хоть что-нибудь, хоть какую-то эмоцию! Всё тщетно, бессмысленно, бесполезно... впрочем, это - не единственная причина задержки, - она усмехнулась немного кривовато, - теперь я знаю, что каждый раз, когда ты умирал все эти три дня, подсознательно я очень надеялась, что уж эта-то смерть - окончательная, ты уже не воскреснешь. И доводы разума ничего могли изменить. Эта нелепая надежда не дала мне уйти вчера...
  На некоторое время в комнате наступила тишина.
  - И что теперь? - тихо спросил похищенный.
  - Для тебя ничего. Ты должен умереть... просто должен умереть, и всё... - Она произнесла это абсолютно спокойно, без эмоций, и направилась к выходу. - Прощай! - сказала, она, откидывая занавес.
  - Прощай! - сказал Тилан.
  Девушка вышла, и кроме удаляющихся шагов расслышать что-либо покинутому и обездвиженному человеку не удалось.
  Впрочем, сложившееся положение не слишком пугало Тилана. И обречённым он себя не чувствовал. Уже то, что ему больше не угрожала череда всё более и более мучительных смертей от руки этой мстительной девчонки, резко подняло его настроение.
  Но мысли его были заняты совсем другим.
  Насколько подобное поведение свихнувшейся танцорки соответствовало планам Астралаты? Этот вопрос стал теперь главным. Могла ли богиня рассчитывать, что мстительница так быстро разочаруется в своей мести и просто-напросто оставит его здесь, обрекая на голодную смерть? Или, вернее, множество голодных смертей, - поправил он себя. Конечно, всемогущая богиня могла предвидеть такую возможность. Так говорила Тилану его вера в Покровительницу, долгие годы помогавшую ему в делах.
  Но в последние дни эта вера подверглась жестокому испытанию, и, пожалуй, не выдержала его. А потому предположение, что божественные планы нарушены, уже не казалось абсурдным. Из того, как развивались события после похищения, а также из последнего разговора с Астралатой, точнее её разговора с ним, напрашивался иной вывод - богиня на самом деле рассчитывала на продолжительное наказание Тилана. Если это действительно так, что она может предпринять?
  Ответ на этот вопрос зависел от причин, по которым Астралата устроила своему подопечному такую экзекуцию. Если он ей просто надоел, и она решила избавиться от него, она может просто забыть его здесь, позволив реализоваться новому плану танцовщицы. Он размышлял над этим, глядя в потолок, когда услышал за окном неясный гул, чем-то напоминавший звуки камнепада. Несколько минут он присушивался, пытаясь уловить ещё какие-нибудь звуки. Но и за окном вновь стояла тишина.
  Тилан вернулся к размышлениям о своих дальнейших перспективах. Если бы богиня хотела просто избавиться от него, не было никакой нужды устраивать такую громоздкую и долговременную операцию с похищением и смертельными пытками. Кроме того, Тилан безусловно сохранял верность своей покровительнице. Всегда превозносил её. Строил храмы... Повода для мести у самой богини возникнуть просто не могло!
  Придя к такому выводу, мужчина облегчённо вздохнул. Ведь в таком случае все, что происходило с ним последние несколько дней, имело совершенно иную цель, возможно, такую, что даже не могла прийти ему в голову.
  "Богиня, она и есть богиня. Что у неё может быть на уме, понять трудно!" - подумал он.
  Тилан решил, что истинная цель Астралаты всё же не имеет для него большого значения. По крайней мере, на данный момент. Важно то, какие действия она может предпринять, видя, что задуманный план провалился. Первое, что можно предположить - наказание неблагодарной дурочки, которой богиня преподнесла просимую месть, и которая от неё отказалась. Способов наказания у Всемогущей - сколько угодно, фантазия её безгранична. Но вот как это отразится на положении Тилана? И что она вообще может предпринять по отношению к нему?
  Вариантов ответа на два последних вопроса имелось множество. В их обдумывании прошёл весь оставшийся день...
  
   Начало следующей ночи
  К вечеру Тилан начал ощущать несколько неожиданный, но вполне естественный результат длительного живого состояния - его мочевой пузырь переполнился. Желания залить каменное ложе ещё и отходами жизнедеятельности не возникало, так что не самое радужное настроение брошенного пленника ещё ухудшилось.
  Проблема становилась всё острее, привлекая к себе всё внимание вынужденного паралитика. Видимо, поэтому, он не сразу заметил легкую дымку, сгустившуюся в дальнем конце комнаты. Почти сразу внутри облачка появились очертания женского силуэта.
  Пленник обратил внимание на гостью лишь, когда дымка уже изрядно поредела и женщина шагнула к его ложу.
  - Здравствуй, Тилан...
  - Астралата... - выдохнул он, почти перебив её.
  Женщина улыбнулась:
  - Я рада, что ты узнал меня, хотя ни разу не видел в лицо.
  - Угадал... - снова выдохнул мужчина.
  - Что ж, я ошиблась, сказав, что наш прошлый разговор был последним, - тихо, медленно и с лёгкой усмешкой проговорила она. - Как видишь, и боги ошибаются...
  - Ты собираешься вернуть мне подвижность? - приглушённым голосом спросил Тилан.
  - Ну, в общем, да... - с той же улыбкой ответила богиня.
  - Тогда сделай это быстрее...
  Улыбку сменили нахмуренные брови:
  - С какой стати?
  - Иначе нам придётся говорить в комнате с не слишком приятным запахом и стоя на не слишком сухом полу, - сообщил он тем же приглушённым слегка задыхающимся голосом.
  Богиня на мгновение замерла, недоумённо глядя на Тилана, но тут же сообразила, о чём речь.
  - Ах, да... - она подошла к изголовью ложа, - но тебе придётся вместить ещё чуть-чуть влаги отсюда, - она вытащила из складок одежды пузырёк с какой-то тёмной жидкостью.
  Астралата поддела крышечку ногтем, протянула руку и приставила горлышко пузырька к губам пленника. Влага заструилась по губам, языку, горлу и пищеводу Тилана.
  Способность управлять всеми частями тела вернулась к нему за полминуты.
  - Тут где-нибудь есть отхожее место? - спросил он, неуклюже вставая с ложа.
  - За занавесом по коридору направо.
  - Сейчас вернусь, - бросил он, с трудом передвигаясь на негнущихся ногах в сторону выхода.
  Астралата села на ложе и осмотрелась с лёгкой улыбкой.
  Тилан появился в комнате через несколько минут, вытирая со лба испарину, и ноги у него двигались уже лучше.
  К этому моменту сумерки сгустились настолько, что рассмотреть хорошенько его собеседницу уже не представлялось возможным. Астралата наверняка могла бы добавить освещения, но по каким-то причинам не стала этого делать.
  Тем не менее, Тилан не мог не заметить, что она довольно высока, лицо немного продолговатое, у неё крупный, но не слишком рот, волосы светлого оттенка.
  Вернувшись в комнату, человек принялся прохаживаться по её каменному полу, возвращая подвижность частям тела. Богиня продолжала сидеть на каменном ложе.
  - Итак, я снова нужен моей госпоже? - спросил он.
  - В некотором роде... - с той же улыбкой ответила она.
  - Я думал, что уже исчерпал свои силы в служении тебе... - несколько язвительно заметил Тилан, подойдя к окну.
  Астралата предпочла не заметить язвительность:
  - Моя подопечная Арилана разочаровала меня. Я подарила ей то, что она просила - твою жизнь, и сделала всё остальное, о чём она просила, а она бросила свою "великую месть" и ушла. Я зла на неё!
  Тилан, отметил про себя, что зла в голосе собеседницы не было совершенно, скорее чувствовалась усталость и некоторое удивление, особенно, когда она произносила "она бросила месть и ушла". Но он понимал, что уточнять такие мелочи у богини - верх глупости.
  - И что я должен сделать?
  - Наверное, наказать её...
  - Как?
  - А как бы тебе хотелось наказать ту, что трижды лишала тебя жизни?
  - Хм, понятно, - Тилан остановился у ложа, глядя на Астралату, - когда мне наказать её?
  - Думаю, лучше всего, сделать это в ближайшее время. Ты ещё вполне можешь догнать её... если поторопишься, - она ушла недалеко.
  - А потом?
  - Ты хочешь вернуться в свою империю? Это может занять много времени...
  - Не уверен, что хочу этого...
  - Ты можешь идти, куда захочешь и делать что захочешь, но помни - наш прежний договор окончен!
  Он остановился на несколько секунд посреди комнаты. Потом кивнул:
  - Хорошо. Я согласен.
  - Прекрасно, - она улыбнулась и едва заметно вздохнула. - В комнате Ариланы, по коридору налево, достаточно любого оружия... оно было предназначено для тебя, - напомнила богиня.
  Мужчина откинул занавес и вышел, а женщину вновь стал окутывать туман.
  Тилан шёл по коридору практически в полной темноте, осторожно, но уверенно. Вход в комнату девушки он обнаружил в нескольких метрах впереди, благодаря падавшей на пол тонкой полоске света почти угасшего дня, пробивавшейся между стеной и занавесом. К этому световому ориентиру и двинулся новоявленный мститель. Откинув полог, он увидел помещение, ничем не отличавшееся от его комнаты: в нём находились только стол и каменное ложе, которое, впрочем, покрывала меховая шкура какого-то животного. Человек быстро оглядел комнату в поисках оружия и нашёл целую кучу в дальнем углу. После нескольких минут возни он выбрал два кинжала и меч. Меч был иной, куда длиннее, да и тяжелее, наверняка, того, которым пользовалась Арилана. Орудие своей двукратной смерти он вообще не нашёл. Скорее всего, девушка взяла его с собой - как никак ей предстояла опасная дорога.
  Она вооружена. Эта мысль ничуть не обеспокоила Тилана. Он бы удивился, если бы девушка перед уходом не взяла ничего для самообороны.
  Всё выбранное оружие имело ножны с петлями, и мужчина легко присоединил их к своему поясу.
  Последней проблемой, требующей обязательного разрешения до начала погони оставался свет. На стенах комнаты были закреплены три факела, но он даже не пробовал вытащить их из гнёзд, а предпочёл взять со стола свечу и огниво. Конечно, на ночной дороге факел куда лучше свечи, особенно на горной дороге, а Тилан убедился, что находится именно в горах, выглянув в окно в своём каменном мешке несколько минут назад. Но если вы гонитесь за кем-то, кто легко может увидеть свет погони и затаиться, придётся ограничиться неверным светом свечи.
  Тилан зажёг её перед тем, как снова выйти в коридор.
  Освещая себе, путь прыгающими отсветами свечного пламени он двигался медленно и осторожно, боясь оступиться. Пол был далёк от идеальной ровности, стены также отнюдь не отличались гладкостью, и споткнуться при таком освещении ничего не стоило. Не говоря уже о том, чтобы не заметить поворот коридора и врезаться в стену.
  Тилан даже усмехнулся, вспомнив предположение богини, что её экс-подопечный сможет догнать свою похитительницу. Двигаясь таким темпом об этом можно было забыть.
  Достаточно скоро, однако, выяснилось, что всё не так сложно. Коридор закончился не внезапным поворотом, а вырубленными в камне ступенями. Когда свет от пламени заиграл на убегающих во тьму широких, но неровных поверхностях, Тилан остановился на несколько секунд и огляделся по сторонам. Никаких других продолжений пути он не обнаружил, поэтому шагнул на первую ступеньку.
  Спуск по лестнице потребовал довольно много времени. В конце концов, он вышел на площадку возле входа в пещеру. Света здесь было столько же, как и на лестнице, но ещё на середине спуска Тилан ощутил лёгкие порывы свежего воздуха, так что заранее знал, что здесь его ждёт выход наружу.
  Приглядевшись к каменным стенам пещерного "вестибюля", Тилан нашёл неровную арку выхода, и, наконец, покинул место своего заточения.
  Теперь он оказался на другой площадке, явно большей, чем оставшаяся позади, однако в ночной темноте определить её размеры сразу он не мог.
  Человек остановился в недоумении: стоя посреди почти полной тьмы, освещаемой лишь тусклым светом немногочисленных звёзд, он совершенно не понимал, что теперь предпринять. Учитывая, что он находится в горах, любой неверный шаг мог повлечь за собой падение с огромной высоты.
  Но просто стоять на ночном холоде до бесконечности было невозможно. А чтобы что-то предпринимать, следовало определить, что окружает Тилана. Он взял свечу в левую руку, оставив правую свободной на всякий случай, затем вытянул руку со свечой вперёд и вниз, и медленно пошёл по прямой, очень осторожно ступая на каждый новый участок площадки, выхваченный из тьмы свечным пламенем. Сделав полтора десятка шагов, он очутился на краю площадки. За ним лежала непроглядная чернота, и он просто пошёл направо вдоль обнаруженного края. Он обошёл площадку по неправильному кругу, пройдя мимо входа в пещеру, и остановился примерно там, где первый раз вышел на её край.
  Затем Тилан двинулся назад, теперь уже пытаясь рассмотреть, что находится за краем. Поначалу его взору представала лишь бездонная тьма. Однако, не дойдя несколько метров до входа в пещеру смог разглядеть нагромождение камней. Тилан остановился и принялся изучать это место. Приглядевшись, он обнаружил среди каменных глыб начало тропы.
  Он и так потратил уйму времени на хождение по каменному лабиринту и изучение темной площадки, а потому не стал выяснять, есть ли другие возможности для спуска и переступил за край площадки. Миновав ближайшее нагромождение камней, он вышел на тропинку, уходившую вниз и во тьму. Тилан опустился на одно колено и поднёс свечу к поверхности земли. Поводив ею туда-сюда, он сразу обнаружил свежие следы. Примерно такие следы могли оставить сапожки Ариланы, которые он заметил на ней, когда она подходила к окну в его комнате. Больше оставить эти следы было некому.
  
  На тропе
  Тилан поднялся на ноги и быстро зашагал вперёд по тропинке. Он понимал, что шансов догнать девушку, у него почти нет. Для успеха погони требовалось, чтобы она ушла не слишком далеко, скоро выбилась из сил от непривычного хождения, а в результате рано остановилась на отдых и ночлег. Учитывая, что Арилана имела в своём распоряжении целый день, такое совпадение представлялось ему крайне маловероятным. Впрочем, обязательно догонять свою похитительницу Тилан и не собирался. Прежде всего, он жаждал подальше уйти от места своего заточения и троекратной смерти. Кроме того, у него в голове роилось множество разных мыслей. Но до сих пор обдумывать их, не было времени, - путешествие по каменной темноте требовало слишком много внимания, чтобы отвлекаться.
  Теперь же, шагая по хорошо протоптанной тропинке, отгороженной от края скалы изрядным забором из камней, он принялся размышлять.
  В поисках ответов его размышления пошли по второму кругу. Долгие годы создавая империю во славу Астралаты, он даже не помышлял о том, чтобы как-то навредить своей покровительнице, избавившей его от прозябания в пустынной Ардагуне. И, конечно же, он знал: ничто не отвратит расплаты по той цене, которую захочет получить богиня. Но то, что произошло в последние дни, оказалось совершенно немыслимым. Сначала Астралата по абсолютно неизвестным и непонятным причинам решила его уничтожить. И натравила на него эту сумасшедшую танцовщицу, причём полностью обеспечила ей реализацию её безумного плана мести. Когда же та отказалась от плана и решила просто дать своей жертве сдохнуть с голода, богиня разозлилась и решила покарать неблагодарную девушку. Такое намерение Тилан вполне понимал, ведь боги вообще очень мстительны. Это общеизвестный факт. И вот теперь ради мести танцорке Астралата спасла ему жизнь!..
  Тут Тилан даже остановился. Его экс-покровительница вернула ему подвижность и послала наказать девушку. Но это ещё не означает, что она не собирается потом убить его, несмотря на все предыдущие договорённости и долгие годы его служения!
  Эта мысль ему очень не понравилась, но кроме как продолжать путь, сделать сейчас он ничего не мог, поэтому отправился дальше, вновь размышляя.
  Чтобы ни планировала богиня сделать с ним позже, сейчас она вдохнула жизненные силы в его тело. Как он и надеялся. Но ведь до этого Астралата обрекла на многократную смертельную пытку.
  "Как такое может быть?!" - спрашивал сам себя Тилан и не находил ответа.
  В своих отношениях с Астралатой он ответа найти не мог. Он поклонялся ей, прославлял её, завоёвывал для неё страны, строил храмы, возносил жертвоприношения. В чём могла крыться причина её желания избавиться от него? Более верного преданного и проверенного слугу, казалось бы, не найти!
  В этот момент он налетел на лежащий посреди тропы камень и упал, едва не растянувшись на земле. Выругавшись он, начал подниматься. Рука со свечой оказалась прямо над камнем, и он вдруг увидел четкий след от меча на его неровной поверхности. Кому могло прийти в голову бить мечом по камню? Он тут же вспомнил, что несколько часов назад здесь должна была пройти Арилана. Но зачем ей бить по камню? Может, здесь на неё напали? Она пыталась поразить врага, но промахнулась, и меч ударился о камень?
  "Вряд ли это было нападение", - подумал Тилан.
  Арилана хоть и умеет обращаться с мечом и с другим оружием, но она не профессиональный боец. И потому наверняка нашла бы здесь свою смерть. А в этом случае богиня не озаботилась бы отправкой погони, и он продолжал бы лежать в каменной пещере без движения, ожидая свою первую голодную смерть.
  Но зачем бить мечом по камню? И зачем перегораживать тропинку?
  Подняв свечу, Тилан осторожно подошёл к внешнему краю тропы. Пламя осветило большое нагромождение камней самой разной величины. Приглядевшись, он заметил, что несколько верхних камней как будто нависают над пустой выемкой. Вернувшись к лежащему на земле камню и осмотрев его, невольный следопыт понял, что размер камня примерно подходит к размеру выемки.
  Тилан догадался, что танцовщица не била по камню, а выковыривала его из кучи. Но зачем? Он вновь подошёл к нагромождению. Выемка хорошо подходила, чтобы, ступив на неё, залезть наверх этой кучи камней. Мужчина так и поступил. Забравшись наверх, он понял, что всё бесполезно. Кругом стояла кромешная тьма.
  Он уже собрался слезать и идти дальше, как у него возникла новая мысль: с какой стати, девушка полезла на эту кучу? Перед ней лежала совершенно свободная тропа, которая, видимо, могла привести её вниз. Зачем в таком случае забираться на кучу камней?! Тилан решил получше обследовать её и переместился на внешнюю сторону нагромождения, удалённую от тропы. Разглядеть отсюда что-нибудь кроме самих камней, на которых он теперь расположился, было невозможно. Поэтому, найдя небольшой камень, бросил его во тьму вблизи от себя. Глухой единичный звук от удара камня раздался мгновенно. Значит, внизу находилась земля, а не пропасть! Он бросил в том же направлении, но чуть подальше ещё два камешка. Результат оказался тот же. Ниже груды камней точно находилась земля. Немного спустившись с верха нагромождения глыб, Тилан спрыгнул и приземлился на ровное место.
  Оглядевшись он выяснил, он стоит на другой тропе, уходящей резко вниз. Осветив её поверхность, он нашёл те же следы, что и на верхней тропе. Поняв, что Арилана спустилась здесь, Тилан возобновил погоню.
  Через некоторое время он вернулся к прежним размышлениям.
  Вывод о том, что он ничем не мог спровоцировать столь суровое отношение к себе со стороны покровительницы не вызывал сомнений. В таком случае, что могло стать причиной произошедшего?
  Тилан никак не мог найти ответ на этот вопрос. Теперь он спускался медленнее, вглядываясь в освещённую тусклым колеблющимся светом тропинку, раз за разом повторяя про себя вопрос: "Из-за чего всё это произошло?" И вдруг, внезапно, неожиданно для самого себя, он подумал: "Из-за кого всё это произошло?"
  От неожиданности он даже остановился.
  Вот именно! Если причина точно не в нём, то в ком она?
  Ответ на этот вопрос оказался поразительно очевиден. Ведь в его похищении принимали участие трое: он сам, Астралата и эта идиотка-танцовщица!
  Размышляя, он снова двинулся дальше.
  А если предположить, что причина всему - именно в ней? С какой стати Астралата вообще стала помогать ей в осуществлении бредового плана мести? Что от этого желала получить богиня? Она совершенно точно теряла преданнейшего слугу, готового в любой момент отдать ей всю свою империю. Что же должно находиться на другой чаше весов, чтобы перевесить такое?
  От новой неожиданной мысли он опять на несколько секунд остановился, сердце забилось быстрее, на лбу проступила испарина.
  "О, Боги, что же это должно быть такое?" - подумал Тилан.
  Ответа на этот вопрос он, конечно, найти не мог. Но зато нашёл новое подтверждение своей догадки. Увидев, что столь важный для неё план танцорки не будет реализован, богиня решила закончить неудачное дело, попросту расправившись с девушкой. Причём так торопилась сделать это, что не нашла ничего лучшего, как воспользоваться вновь восстановленными силами первоначальной жертвы!
  "Значит, всё дело в Арилане!" - подумал он.
  В таком случае должен ли он её убивать, даже если каким-то чудом догонит?
  Нет. Он должен выяснить у неё всё, что можно, а потом подумать, как этим воспользоваться. Что же до гнева Астралаты, - то ведь она сама только что заявила ему о прекращении их договора!
  Приняв такое решение, Тилан успокоился и продолжал спуск уверенным шагом, внимательно вглядываясь во тьму, в надежде заметить где-нибудь внизу отблеск огня от костра девушки.
  После двух часов пути он обнаружил невдалеке внизу мерцающую красную искорку. Решив, что ему сопутствует удача, Тилан продолжил спуск.
  
  У костра
  Начало разговора
  Похищенному правителю ещё некоторое время пришлось быстрым шагом преодолевать спуск, прежде чем он достиг относительно ровного участка горного склона, на котором расположилась на отдых девушка. Оказавшись поблизости, он увидел, что небольшой костерок едва теплится, от него остались только немногочисленные тлеющие ветки. И неудивительно. На каменистой поверхности было не слишком много растительности, чтобы девушка могла собрать достаточно горючего материала для нормального костра. Её саму Тилан разглядел с большим трудом - она лежала, закутавшись в тёмное одеяло и превратившись в небольшой тюк, чьи очертания едва улавливались в почти кромешной темноте.
  Последние шаги к костру мужчина сделал осторожно, прикрыв на всякий случай, свечу ладонью, чтобы новый источник света не привлек раньше времени внимание девушки, если она только что задремала.
  Он подошёл и сел возле костра, поставив свечу на землю рядом. Арилана продолжала спать или, по крайней мере, оставалась неподвижной. Подходить ближе, чтобы понять, спит ли она, Тилан не решился. Девушка была настрена очень враждебно, и неосторожность могла стать смертельной - одно движение, удар спрятанным мечом и кинжалом - и он мёртв, причём окончательно.
  Поэтому он избрал другой способ для пробуждения своей новой знакомой. Он принялся ворошить костёр, причём делал это как можно громче. В небо полетели снопы искр, на секунду-другую осветив окружающее пространство. В их свете Тилану показалось, что Арилана действительно спит. Она никак не реагировала на уничтожение костра. Не имея полной уверенности, что девушка не притворяется, он прибег к новому способу пробуждения - отцепил меч от пояса и, не вынимая из ножен, принялся постукивать им по камню. Девушка по-прежнему не просыпалась. Тилан стал ударять сильнее и громче и уже подумывал вытащить его из кожаных ножен, чтобы звук удара стал более звонким, когда одеяло, наконец, зашевелилось. Нанеся для верности ещё два удара по камню, Тилан положил оружие рядом с собой. Тем временем девушка, резким движением отбросив полог одеяла, села и уставилась на него ничего не понимающим взглядом ещё сонных глаз.
  - Доброй ночи! - приветствовал её Тилан с лёгкой ироничной улыбкой.
  В следующую секунду одеяло полетело в сторону, Арилана вскочила на ноги, держа в правой руке короткий меч, направленный остриём в сторону нежданного гостя.
   Тилан продолжал сидеть возле разворошённых остатков костра, но на всякий случай положил руку на ножны своего меча.
  - Тише, тише! - сказал он, - если бы я хотел напасть на тебя, то сделал бы это, пока ты мирно и, кстати, очень крепко спала... ведь я такой бесчестный, - язвительно добавил он.
  Немного поколебавшись, Арилана опустила меч.
  - Как... как ты можешь двигаться? - удивлённо спросила она.
  - Как? Как обычные люди на двух но...
  - Прекрати! Ты прекрасно понял, что я хотела спросить! - почти выкрикнула девушка.
  Тилан рассмеялся:
  - Да, это верно!
  - Тогда отвечай! - потребовала она.
  Он снова рассмеялся:
  - Ну, это же очевидно! Явилась добрая богиня и возродила меня к жизни, влив мне в рот какой-то эликсир!
  - Твоя сучка Астралата постаралась! - воскликнула Арилана.
  - Наша, наша общая... эээ... покровительница.
  Девушка удивлённо взглянула на него, потом рассмеялась.
  - Ты всё ещё продолжаешь свои дурацкие попытки убедить меня в такой глупости? - удивилась и как будто даже немного расслабилась она, - Но это же полная чушь! Что и доказывает твоё спасение! Если бы всё это подстроила твоя дражайшая Астралата, то зачем бы ей было возвращать тебе подвижность?
  Уверенная в своей правоте она уставилась на Тилана, и в глазах её ясно читалось сознание собственного превосходства и удовлетворение от раскрытия глупейшей попытки обмана.
  Тилан покачал головой:
  - Да, верно всё выглядит именно так... что ж она хорошо всё рассчитала...
  - Брось, - прервала его девушка, - хватит! Неужели ты так и не понял, что я не куплюсь на твою глупую уловку?
  - Это-то я понял, но ведь я ещё не ответил на твой вопрос... - он улыбнулся, когда Арилана недоумённо посмотрела на него.
  - Какой ещё вопрос?
  - Ну, тот - зачем богине возвращать мне силы, - глядя на неё, он откинулся назад и, опершись спиной о камень, изобразил позу максимального расслабления.
  - А-а, - вспомнила девушка, для которой, очевидно это был риторический вопрос, не требовавший ответа, а лишь послуживший решающим аргументом в раскрытии обмана.
  - Так вот, она вернула мне силы, чтобы я догнал и убил тебя.
  Клинок её короткого меча дёрнулся резко вверх и в сторону Тилана, но тот продолжал сидеть неподвижно, в самой расслабленной позе, которую только мог принять, опираясь спиной о жесткий камень. Поэтому её меч снова опустился.
  - Ты, похоже, не торопишься исполнять её приказ, - заметила девушка.
  - Вот именно, - кивнул он. - А как ты думаешь, почему?
  Арилана рассмеялась:
  - Откуда я знаю? - воскликнула она. - Может, ты тронулся рассудком?
  - Глупое предположение! - возразил собеседник очень серьёзным тоном. - Подумай сама: меня похищает какая-то ненормальная, в течение нескольких дней трижды отправляет на тот свет, причём с особой жестокостью. Тут является моя покровительница и возвращает мне жизнь и контроль над телом. Что в такой ситуации сделал бы почти любой человек, не говоря уж о сумасшедшем? По-моему, он без всякой подсказки отправился бы в погоню за тобой, чтобы отомстить!
  - А откуда мне знать, что всё не произошло именно так? - тут же спросила девушка.
  Тилан кивнул:
  - Всё верно. Но вот я здесь и не нападаю на тебя. Хотя мог бы. Ты спала очень крепко!
  - Возможно, ты не хотел убивать меня во сне! - предположила девушка.
  - Ура, - вскликнул мужчина, - значит, я уже не такой подлец! Это хорошо!
  Девушка насмешливо улыбнулась, а он продолжал:
  - Но ты ведь бодрствуешь уже довольно долго? - Или, по-твоему, я хочу напасть на тебя исподтишка, но только когда ты будешь в сознании?
  Арилана кивнула:
  - Это хорошая идея! Возможно, Астралате хочется, чтобы я умерла в сознании, зная, что ты восстановил силы, обманул меня, втёрся в доверие и предал! Тогда бы её месть оказалась совершенной!
  Тилан после этих слов аж застонал:
  - О, боги!
  - Ты будешь утверждать, что и в этом нет смысла? - спросила его собеседница.
  - Нет, в этом есть смысл, - устало подтвердил Тилан.
  - Тогда ты знаешь, что нам делать дальше?
  - Нет. Что?
  - Как я понимаю, ты не готов признаться, что всё же собираешься убить меня?
  - Нет!
  - Угу, - Арилана покачала головой, - значит, твоя покровительница, не оставила тебе выбора. Ты должен убить меня именно так, как я предположила и никак иначе...
  Мужчина снова застонал от безысходности.
  - Прекрати! - велела ему девушка, продолжая размышлять.
  Немного помолчав, она сказала:
  - Думаю, ты должен немедленно уйти, если, конечно, не собираешься напасть на меня прямо здесь.
  Тилан поднялся, оставив меч на земле.
  - Ладно, - уставшим голосом сказал он, - но ответь мне, почему, по твоему, богиня не приходила мне на выручку так долго и позволила страдать трижды умирая?
  Арилана пожала плечами:
  - Возможно, ты прогневал её?
  Тилан кивнул, как будто что-то обдумывая, и медленно произнёс:
  - Верно, хотя на самом деле, я служил ей преданно и не помышлял об измене, но ведь для тебя это... - он посмотрел на неё.
  - Это всего лишь твои слова, - закончила за него девушка. - К тому же боги капризны и жестоки, а прогневать их очень легко!
  - Всё верно, - подтвердил он, - но...
  - Уходи!
  Тилан замер, потом как будто, решившись на что-то, быстро заговорил:
  - Я уйду, но не прежде чем ты мне ответишь на последний вопрос!
  Арилана немного помолчала и сказала:
  - Хорошо, спрашивай!
  
  Союз с похитительницей
  - Почему Астралата явилась спасать меня именно тогда, когда ты решила прекратить выполнение плана по моему многократному умерщвлению?
  - Это могло быть совпадение...
  - В таких ситуациях совпадений не бывает!
  Девушка ненадолго задумалась:
  - Очевидно, моя покровительница Элитана мешала Астралате найти наше убежище, а когда увидела, что я не следую плану мести, обозлилась и позволила своей сопернице обнаружить это место...
  После этих слов Тилан как-то резко расслабился, а затем расхохотался.
  Когда он немного успокоился, и их взгляды пересеклись, в глазах Ариланы пылала ярость:
  - Что смешного ты нашёл в моих словах, грязный, лживый, бессовестный убийца?
  Тилан улыбнулся:
  - Ты только что сама опровергла всё, что предполагала несколько минут назад... Забудем о том, что твоя несчастная Элитана (которая, как я думаю, на самом деле, уже давно мертва) не смогла защитить от меня оба своих города. А после потери стольких почитателей бог, как ты, наверняка, знаешь, всегда ослабевает, и она вряд ли смогла бы укрыть от Прозорливой Астралаты главу самого большого её государства. Но даже если предположить, что это действительно произошло, то мы бы с тобой сейчас вообще не разговаривали!
  Он кисло усмехнулся.
  - Почему это? - недовольным, но уже не столь уверенным тоном спросила девушка.
  - Да потому что, разозлённая моим похищением Астралата первым делом не меня стала бы спасать (тем более, если, как ты говоришь, она на меня злилась), а расправилась бы с моей похитительницей. Она бы тебя в порошок стёрла ещё на верхней тропе...
  - Вообще-то когда я там шла, случился камнепад, преградивший мне путь - совсем уж неуверенно заметила Арилана. - Мне пришлось возвращаться, и я с большим трудом после долгих поисков нашла другую тропу... Возможно Астралата решила, что убила меня...
  - Угу, а потом послала меня в погоню за твоей тенью? - опять криво усмехнувшись, спросил Тилан, и тут же продолжил - нет, она бы с удовольствием понаблюдала за твоей гибелью и убедилась в твоей безвозвратной кончине! А уже потом отправилась в пещеру возвращать мне силы!
  Наступила неловкая пауза. Наконец преодолев себя, Арилана кивнула, соглашаясь:
  - Да, ты прав. Именно так она бы и поступила.
  - Что ж, теперь мы сможем продолжить разговор? - спросил Тилан.
  - Да, - девушка кивнула головой, всё ещё размышляя над его аргументами, а он тут же вернулся в сидячее положение.
  Арилана, так, видимо, ничего и не придумав, последовала его примеру, после чего спросила:
  - И как же ты можешь объяснить всё это?
  - Прежде всего, я настаиваю, что нам обоим помогала одна и та же богиня - Астралата. Ты ведь никогда не видела эту свою Элитану?
  Девушка медленно склонила голову в знак согласия.
  - Но это ничего не значит, - заметила она. - Многие новые боги не любят показываться людям, в отличие от древних...
  - Верно, однако, позволь, в своих рассуждениях я буду исходить из того, что сказал...
  - Ладно, - согласилась Арилана, всем видом показывая, что готова его выслушать.
  - По дороге сюда, я очень долго размышлял над причинами происходящего. И, прежде всего, должен попросить тебя ещё кое в чём поверить мне на слово... - он немного замешкался.
  - В чём же?
  - В том, что я верно и преданно служил Астралате, и у неё не было повода наказывать меня, да ещё так ужасно - приговаривая к многократной смертельной пытке!
  - Да, после всего, что твои воины совершили в моем родном городе во славу этой сучки, я могу поверить этому... - после небольшой паузы твёрдо и резко ответила девушка.
  Тилан пропустил оскорбление мимо ушей:
  - Прекрасно. Так вот когда я спускался сюда, я всё спрашивал себя, в чём причина, того, что случилось в последние дни... - Арилана хотела что-то вставить, но сделал ей знак помолчать и продолжил, - но потом понял, что причина не в чём-то, в ком-то.
  - Что ты хочешь этим сказать?
  - То, что Астралата помогла тебе похитить меня не из-за какого-то моего поступка, и вообще не из-за меня, а из-за тебя самой!
  Тут расхохоталась уже Арилана. Это не стало неожиданностью для её собеседника, так что он спокойно ждал, когда она успокоиться.
  Ещё не отсмеявшись как следует, она сказала:
  - По-моему из-за трёх своих смертей ты всё-таки потерял рассудок. Это же надо до такой глупости додуматься... Мне кажется, всё гораздо проще. Давно, ещё до взятия Малой Элитаны, ты сделал что-то, на что даже не обратил внимание, но что очень разозлило твою злопамятную благодетельницу и тут ей подвернулась я со своим желанием мести, и она им воспользовалась. Вот так.
  Она снисходительно улыбнулась.
  - Нет, всё было не так, - заметил Тилан.
  - А как? - продолжая посмеиваться, спросила девушка.
  Несмотря на её веселье, Тилан сохранял серьёзность:
  - Много лет назад в одном маленьком городишке на краю пустыни во время песчаной бури в молельный дом забрёл парнишка. Он попросил богиню, которой поклонялись в городе, спасти его от ужасной беспросветной жизни в этом убогом месте. Она согласилась, но предупредила, что цену за эту помощь назначит сама и тогда, когда сочтёт нужным.
  - Не понимаю... те есть, парень - это был ты... - Тилан кивнул, - ты хочешь сказать, что она всё задумала с самого начала?
  - Не знаю, но сейчас, когда я вспоминаю тот день, у меня возникают такие мысли...
  - Хорошо, но при чём тут я? - спросила Арилана.
  - Ты единственное звено во всей этой истории, о котором я ничего не знаю. Мы, трое участвовавших в похищении, составляем своего рода треугольник. Я уверен, что ничто в наших отношениях с Астралатой не могло привести к похищению, я знаю, какие чувства испытываешь ко мне ты, я знаю про твоё желание мести. Но что заставило богиню помогать тебе в этом деле - я совершенно не понимаю! И я надеялся, что ты хоть что-то сможешь мне объяснить!
  - Абсолютно безосновательная надежда, - ответила Арилана, - ведь я была уверена (да и сейчас ещё не вполне разубедилась), что мне помогала Элитана, а о том, что может связывать меня с Астралатой, я и не думала.
  - Да, наверное. Но теперь, когда мы кое-что выяснили, я хочу предложить тебе вернуться в мою империю и попытаться вместе раскрыть эту тайну. После всех смертей, которые мне пришлось претерпеть от твоей руки, я надеюсь, ты не откажешься помочь мне в этом.
  Арилану его предложение очень удивило. Она взглянула на него недоумённо, затем, как будто что-то отвлекло её внимание. Посмотрев мимо него, куда-то в окружившую их темноту, она встала, как показалось Тилану, пытаясь что-то разглядеть. Он тоже повернулся. За спиной стоял лишь скрывающий всё чёрный мрак.
  - Что случилось? - спросил он, повернувшись к девушке.
  - Нет... ничего... показалось, - ответила она, снова садясь на одеяло.
  - Так ты согласна помочь мне найти ответы, и узнать, почему всё это произошло?
  - Н-не знаю, это так странно - помогать тебе...
  - Мне кажется, мы оба заинтересованы в этом расследовании. Ведь, как я уже говорил, причина происшедшего, наверняка, связана с тобой!
  - Возможно, но...
  - Кроме того, куда ты сама собиралась идти? Неужели хотела вернуться в школу танцев?
  - Нет-нет... - девушка даже мотнула головой, - я думала, может вернуться на родину... но вообще-то я ещё не решила...
  - Тем более! Да и неправильно было бы возвращаться домой, не выяснив всего!
  - Мне бы не хотелось заниматься всякими расследованиями. Это ведь ничего не изменит! Да и снова связываться с обитателями Эримены мне совсем не хочется, они мерзки, коварны и жестоки! Брр! Ни за что не хотела бы оказаться на их месте!
  - Послушай, но ведь Астралата наверняка, не оставит тебя в покое! Если я не выполнил её приказ убить тебя, это не значит, что она не может послать другого! Ты понимаешь?
  Арилана кивнула:
  - Да, наверное... ты думаешь, если мы займёмся расследованием, это оградит меня... да и тебя от её возмездия?
  - Вполне возможно. Но, главное, если мы этого не сделаем, её месть нам будет более чем неотвратимой!
  Девушка, недолго помолчала, потом кивнула и сказала:
  - Хорошо, я согласна...
  
  Третий участник разговора
  В этот момент за спиной Тилана раздались быстрые твердые шаги. Он обернулся, но не успел встать, когда в тусклом свете ночных звёзд и слабых отблесков тлеющего костра появилась знакомая фигура, и ещё более знакомый голос произнёс:
  - Подождите!
   Оба участника разговора с крайним удивлением наблюдали за появлением нового гостя, точнее гостьи.
  Астралата остановилась возле почти потухшего костра.
  - Тилан тут сказал, что в его похищении участвовали трое. Раз так, думаю, моё вмешательство в разговор вполне естественно! - заявила она.
  При этом богиня как-то странно посмотрела на девушку. Тилан удивился, заметив этот взгляд, и услышав тон Астралаты. Ему показалось даже, что он слышит нотки вызова в её голосе, но Тилан тут же решил, что ему это почудилось: простая танцовщица, возжелавшая диктовать волю богам, не могла вызвать у такой сильной богини ничего, кроме насмешки и презрения!
  - Вы - Астралата? - спросила Арилана.
  - Ты угадала, - ответила богиня.
  Арилана посмотрела на первого из своих ночных гостей. Он кивнул.
  Как будто только сейчас заметив присутствие Тилана, богиня повернулась к нему и сказала крайне язвительным тоном:
  - А вот и мой неблагодарный посланец! Я вижу, как ты исполняешь поручение!
  Тилан усмехнулся:
  - Поручение? Помнится, когда мы расставались, ты говорила, что все договора между нами отменяются и никаких дел у нас с тобой больше не будет. Да, я пошёл вслед за девушкой и, учитывая, что мне пришлось претерпеть от её руки, я мог бы отомстить ей, однако я не стал этого делать.
  - Почему?
  Похищенный, не удержавшись от смешка, ответил:
  - Астралата, как я понимаю, пока мы разговаривали, ты находилась поблизости, так зачем спрашивать, если ты итак всё слышала!?
  - Да, слышала. Но ты - простой человечишка, отверг моё повеление. Неужели ты не опасаешься моей мести? Я была более высокого мнения о твоём разуме!
  - Я долгие годы полностью и всецело был предан и верен тебе. Ты же сама выбрала плату за моё служение, и после всех этих смертей и пыток, на которые ты меня обрекла, не напоминай мне о необходимости почитать и бояться тебя!
  Астралата как-то до странности безнадёжно вздохнула и сказала:
  - Ладно. Я пришла сюда не затем, чтобы выяснять отношения, а чтобы закончить историю, которая длится более двух десятков лет.
  Люди удивлённо уставились на богиню, ничего не понимая.
  - Что это значит? - спросил Тилан.
  - И почему, вы вдруг решили её закончить? - спросила Арилана.
  - Потому, девочка, что продолжение её будет крайне неприятно для всех присутствующих, и может закончиться неизвестно чем. А о том, что это значит, я расскажу. Но сначала я бы хотела кое-что уточнить. Ты, Арилана, только что сказала, что никогда не хотела бы оказаться среди богов?
  Девушка заинтриговано кивнула.
  - Я долгие годы наблюдала за тобой, девочка, и знаю, что ты очень честна и всегда исполняешь обещание. Если ты сейчас дашь мне слово, что никогда, несмотря ни на что, не сделаешь ни шага к Эримене, я готова здесь и сейчас принести тебе Великую Кровавую Клятву Истинных Богов в том, что никогда больше не буду вредить тебе, но буду оберегать и защищать твою жизнь, и всех твоих близких, когда такие появятся... Предупреждаю, если ты откажешься, между нами будет война!
  Девушка молча и оцепенело смотрела на Астралату, не в силах вымолвить ни слова от удивления. У Тилана почти буквально отвисла челюсть, но после паузы он всё же произнёс:
  - Правдолюбивая Астралата, ты хочешь сказать, что Арилана - из потомков древних богов и может стать эрилиндой вроде тебя?
  В голове у него молнией пронеслось воспоминание о магическом напряжении силы во время танца Торжества во дворце. Вот она разгадка!
  Астралата кивнула, не сводя глаз с претендентки на божественный статус.
  - Что ты скажешь? - Спросила действующая богиня, не в силах переносить наступившую тишину и неопределённость.
  - Всё произошло из-за этого? - тихо произнесла Арилана.
  - Да, но ты...
  - Столько жертв, войн, смертей действительно из-за меня? - дрожащий голос девушки был полон боли и ужаса.
  Астралата кивнула.
  - Расскажи, почему так получилось! - тем же тихим голосом велела ей девушка.
  - Но... - попыталась возразить богиня.
  - Расскажи всё, как было, и я подумаю, что мне делать! - резко заявила Арилана.
  Услышав её слова, Астралата вдруг напряглась, её красивое лицо исказила гримаса злости. Казалось, она готова наброситься на девушку. Но через несколько секунд она взяла себя в руки и расслабилась.
  - Хорошо, - тихо сказала она и, отойдя от совсем погасшего костра, села на камень.
  Затем она вытащила из складок окутывавшего её фигуру плаща мешочек, запустила туда руку и вытащила горсть чего-то тёмного и сыпучего. Астралата бросила чёрный порошок на едва тлеющие угольки костра, и он немедленно вспыхнул разноцветным пламенем, осветив всё окружающее пространство.
  - Мне кажется, так будет лучше, - заметила она.
  - Рассказывай! - резко отозвалась Арилана.
  Слегка улыбнувшись такому нетерпению, богиня начала рассказ:
  - Вы оба наверняка слышали про проводниц Эрифора? - слушатели кивнули. - Общеизвестно, что эти девушки отбирают божественную энергию (Эрифор) у эритогов - волшебников, колдунов, предсказателей, то есть у тех потомков эриев, которые получили при рождении немного этой силы. Слишком мало, чтобы подняться до уровня эрилиндов, однако достаточно, чтобы вносить хаос, сумятицу и надоедать истинным наследникам Древних Богов. Через проводниц Эрифор попадает к нам. Но кроме этого, проводницы выполняют и другую роль. Хотя происходит это крайне редко, она гораздо важнее общеизвестной. Проводницы могут обнаруживать новых эрилиндов. Так вот около двух десятков лет назад одна из моих проводниц, направляясь к некому весьма кичливому и самовлюблённому предсказателю, оказалась проездом в небольшом городке, расположенном в живописной и очень плодородной речной долине. Этот город уже давно принадлежал мне. Но я пользовалась именем его предыдущей покровительницы, чтобы не вносить смуту и нестроение в спокойную жизнь горожан... - Арилана фыркнула, - Саму бывшую покровительницу я успешно одолела более двух столетий назад...Да, так вот, проводница заночевала на постоялом дворе и ночью во сне ощутила кипение невероятной силы. По её описанию, Эрифор бурлил, так как он не бурлил ни в одном самом сильном волшебнике, при этом он был очень неустойчив - она проснулась от ощущения, что задыхается, оказавшись в безвоздушной раскалённой массе божественной силы затопившей всё вокруг. Через секунду она смогла спокойно дышать, но уже вскоре вновь ощутила невероятный прилив силы, затем опять схлынувший почти совсем. И так продолжалось несколько часов. Утром она решила прервать поездку и вернуться. Я отблагодарила её за догадливость, и вскоре сразу несколько проводниц отправились в Малую Элитану. Найти тебя, девочка, не составило труда. Так же как и определить заложенные в тебе размеры Эрифора. Узнав о них, я пришла в ужас... Достижение тобой божественного статуса делало войну между нами просто неизбежной! Два столь могучих божества никак не могут мирно соседствовать на не разграниченной территории, а я не могла просто уступить тебе часть своих земель, ведь это стало бы сигналом для нападения на меня со стороны более слабых эрилиндов, моих соседей, то есть в любом случае крупномасштабная война стала неотвратима! И уверяю тебя, девочка, эта война охватила бы гораздо большую территорию и привела к куда большим жертвам, чем войны Тилана!..
  - Мертвым жителям моего родного города и прочих, завоеванных им земель, вы этого уже не скажете! - воскликнула Арилана.
  - Мне жаль их... и, пожалуйста, не надо фыркать! - заметила богиня, обратив внимание на едва не вырвавшийся у собеседницы насмешливый звук, - Мне действительно их жаль, но элитанцы, твои сограждане, да и жители Большой Элитаны были обречены на смерть с самого начала...
  - То есть? - спросил Тилан.
  - Что за чушь? Как это возможно? - почти прошипела Арилана. Она вперилась пылающими от ненависти глазами в потенциальную соперницу, её руки сжались в кулаки.
  Тилан почувствовал нарастающий прилив силы. Посмотрев на девушку, он вспомнил, как выглядела Астралата несколько минут назад, и подумал, что все боги, настоящие и будущие, одинаковы и смачно выругался про себя.
  - Только их смерть могла изменить грядущее, - ответила Астралата, - я сейчас всё объясню, - сказала она, опережая очередное негодующее восклицание девушки.
  Когда та немного успокоилась, богиня продолжила:
  - Мы зовёмся богами, творим чудеса, повелеваем многими силами, как природными, так и сверхестественными, управляем жизнью простых людей, которые нам поклоняются. Но рождаемся мы людьми, и даже после долгих лет пребывания в Эримене у многих из нас психология... то есть наше мышление в некоторых аспектах не слишком-то изменяется. А уж до возвышения, в детстве и юности, все эрилинды - просто люди и ничего больше! И я долго и тщательно изучала тебя... Ты была очень добрым, честным и ответственным ребёнком, очень привязанным к своим близким, к родному городу... И в этом я увидела единственный путь к тому, чтобы изменить неизбежное...
  - По-моему ты говоришь, полную чушь, - от волнения девушка всё время переходила с ты на вы и обратно, - Если ты так опасалась меня, неужели ты не могла меня просто убить? Ведь, как ты сама сказала только что, я была всего лишь ребёнком! Как бы я смогла тебе противостоять?
  - О, будь всё так просто!.. - с кислой миной воскликнула Астралата.
  - Но ведь даже возвысившиеся эрилинды нападают друг на друга, сражаются, уничтожают! А что проще уничтожить маленькую беззащитную девочку? - спросила Арилана.
  - В том-то и дело! Когда человеку угрожает смертельная опасность, обычно все силы его организма мобилизуются, чтобы сохранить ему жизнь, а нападение со стороны другого божества на человека, не важно какого возраста, обладающего Эрифором, ведёт к немедленной активизации божественной силы...
  - То есть, если бы ты сама прямо атаковала Арилану, ты неизбежно столкнулась бы со всей мощью Эрифора, которой она обладает? - уточнил у богини Тилан.
  - Точно и к тому же, поскольку этот ребёнок не имел никаких навыков применения Силы, последствия активизации Эрифора могли оказаться самыми непредсказуемыми.
  - Подожди, а разве не ты устроила вчера камнепад на тропинку? Это ведь покушение на мою жизнь, но ничего с моим мифическим Эрифором не произошло! - вдруг вспомнила Арилана.
  - Да, не произошло, потому что это не было покушение! Ты находилась далеко от того места, чтобы камнепад мог тебе повредить... а затруднить человеку путь ещё не значит покуситься на его жизнь! - с усмешкой добавила Астралата.
  - Но ты могла нанять человека, чтобы он убил меня, как ты сделала, послав в погоню за мной его! - девушка показала на Тилана.
  - Нет, не могла - прямой приказ убить - то же самое, что прямое нападение.
  - Ну да, а мне ты просто высказала пожелание! - с некоторой издёвкой заметил Тилан.
  - Вот именно! - Чуть ли не в первый раз после начала рассказа повернувшись к нему, ответил богиня. - Но главное - ты сам имел очень весомую причину, чтобы убить Арилану - личная месть за свои смерти. И её смерть напрямую не зависела от меня. Кроме того, девушка была уставшей и спала буквально мёртвым сном, так что риск активизации Эрифора мне удалось свести к минимуму... если бы ты, конечно, воспользовался удобным случаем - в её голосе прозвучало едва заметное сожаление.
  - А уставшей я была по твоей вине! Полдня пришлось лазить по горе в поисках нового спуска! - воскликнула Арилана.
  - Да, у меня получилось очень удачно, - кивнула Астралата. - Позже мне даже удалось чуть-чуть усилить твою усталость, чтобы тебя пораньше сморил сон, и ты осталась в пределах досягаемости этого... олуха.
  - Но ведь я могла погибнуть во время штурма Элитаны? - спросила Арилана.
  - Да могла, но, как видишь, уцелела! Ты помнишь, как спаслась? Увидев приближающихся всадников Тилана, ты сначала просто убегала от них, затем заскочила в какой-то переулок, потом что-то толкнуло тебя заскочить в небольшой домик справа, стоявший в середине переулка... Ты помнишь?
  Арилана медленно кивнула. Несколько простых слов, сказанных богиней, напомнили её о давнем прошлом, и теперь перед её глазами стояла жуткая картина падения родного города.
  - А кругом испуганные крики, вопли убиваемых, топот копыт... - медленно произнесла Арилана.
  - Именно. И что-то заставило тебя не просто прятаться в том доме, а искать погреб. В погребе, по странному совпадению оказался подземный ход, точнее лаз. Через него ты и спаслась. Но хорошо ли ты помнишь тот путь? Можешь ли объяснить, как это произошло?
  Девушка отрицательно покачала головой.
  - И всё это сделал для тебя Эрифор! - закончила Астралата.
  Арилана удивлённо посмотрела на неё, и на некоторое время вокруг костра всё стихло. Лишь перегорающие ветки потрескивали, поддерживая волшебный огонь.
  
  Раскрытие замысла
  - Ладно, - подвёл итог обсуждения несостоявшегося убийства Тилан. - В любом случае у тебя не получилось. Так что лучше вернёмся к рассказу о том, почему надо было заваривать такую кровавую кашу с кучей погибших людей!
  - Да... вернёмся, - поддержала его Астралата. - Эрифор - очень сильная энергия, сила, а когда рождается человек, способный стать в число могущественнейших эрилиндов, это не может не проявляться с самого начала его жизни. Энергия выходит наружу, творя странные вещи и привлекая внимание окружающих к будущему обитателю Эримены...
  - Но я ничего подобного не помню, никаких чудес я в детстве не творила! - заявила девушка.
  - Потому что я очень постаралась нейтрализовать все возможные выплески Эрифора. Полностью перекрыть их не удалось, последствия однако были минимальными, и ничего кроме мимолётного удивления у окружающих не вызывали. Но блокировать твою силу я могла, лишь до подросткового периода. Божественная энергия оказывает на своего обладателя большое влияние, она привлекает его внимание к богам, порождает интерес к сверхественному. Ты ведь очень обрадовалась возможности прислуживать в главном храме Элитаны?
  - Да...
  - К подростковому возрасту Эрифор даёт о себе знать всё больше и всё сильнее завладевает помыслами и желаниями своего носителя. Некоторые боги уже в юности применяют свои сверхспособности во всю силу. Это становится крайне важной, жизненно необходимой частью их существования. И тут снова замешана человеческая психология - стать богом, подняться над остальными людьми, управлять их жизнью - становиться главной движущей идеей эрилинда, тем, что управляет всеми его поступками. Его Сверхидеей, - богиня говорила с большим воодушевлением, явно пересказывая и собственные переживания тоже. - Поэтому единственной возможностью изменить неизбежное превращение в богочеловека может стать только другая идея, контр-идея, достаточно сильная, чтобы овладеть всеми помыслами человека, стать главной целью его жизни. Чтобы подавить Эрифор, это должно быть абсолютно всепоглощающее устремление, на котором человек может сосредоточиться полностью, совершенно забыв обо всём другом!
  - И ты решила, что роль такой идеи может сыграть лишь желание отомстить Тилану за разрушение родного города? - произнесла тихим голосом Арилана, опустошённая страшным открытием. - Это чудовищно!
  - Да я хотела, чтобы ты возненавидела того, кто разрушит твою детскую жизнь. А потом появилась конкретная кандидатура - Тилан. Мальчишка, желающий сбежать из пустыни. Его родной город Ардагуна находится на самом краю моих владений. Я бы вообще бросила этих тупых пустынников, если бы не опасность, что враждебные эрилинды создадут плацдарм для вторжения в мои более плодородные земли. Мне поистине повезло оказаться в нужное время в нужном месте, чтобы узнать его потаённые желания... эта находка меня просто осчастливила... - заметила богиня ничего не выражающим голосом и, помолчав несколько секунд, добавила, - да и схожесть ваших имён тоже показалась мне многообещающей: решить проблему Ариланы с помощью Тилана! Потом я устроила ему визит в молельный дом во время песчаной бури и заключила договор...
  - Тот самый договор? - посмотрев на Тилана, спросила девушка.
  - Да, он сказал тебе правду.
  - И чем же, интересно, должно было закончиться отмщение Ариланы - её смертью? - спросил Тилан.
  - Конечно!
  - Но как? - одновременно спросили Тилан и Арилана.
  - Я думала, что Арилана действительно хочет отомстить за свой город так, как она говорила - то есть заставить тебя пережить смерти всех его жителей, убитых при осаде и взятии города. Я предполагала, что после сотни-другой смертей, большинство из которых носили бы крайне болезненный характер, твоим единственным желанием стало бы прикончить свою мучительницу, - сказала богиня, обращаясь к Тилану. - И вот тогда я собиралась вернуть тебе подвижность - ты ожил бы где-нибудь посреди ночи и, совладав с руками и ногами, несомненно тут же отправился к Арилане и без всяких угрызений совести прикончил бы её во сне.
  - А потом ты позволила бы мне вернуться в мою империю? - спросил Тилан.
  Чуть замешкавшись, но, видимо, решив говорить правду до конца, богиня ответила:
  - Нет... для твоей головы камнепад подошёл бы как нельзя лучше!
  - Но почему? - в полном недоумении спросил Тилан.
  - О! Ничего личного! - заверила его Астралата. - Я очень не люблю империй, да и их правителей тоже. Власть над большими пространствами и многими людьми портит их, и, в конце концов, все они начинают мнить себя богоподобными. Кроме того, если создание империй - это одна война, то развал их приводит сразу ко множеству войн, а у одного незадачливого властителя, попытавшегося править полумиром, сразу находится целая куча последователей, мечтающих о том же, и это приводит к новым войнам, хаосу, крови, смерти и доставляет много беспокойства эрилиндам! На подвластных мне землях я давно извожу всех потенциальных покорителей мира, так сказать, выкорчёвываю их, выражаясь языком ваших соплеменников-земледельцев. Именно поэтому, когда потребовалось найти претендента на роль ненавистного завоевателя, у меня возникли сложности, и пришлось обращаться за помощью к сопливому мальчишке, а потом ещё и делать за него большую часть работы...
  - Какой Ужас! - произнесла побледневшая Арилана. - Какая мерзость вы, эрилинды!
  Прежде чем ответить, Астралата несколько секунд как будто о чём-то размышляла, вглядываясь в лицо девушки. Затем она сказала:
  - Возможно, но когда в течение сотен лет и тысячелетий управляешь судьбами миллионов людей, которые то и дело рождаются и умирают, иногда любят и созидают, но гораздо чаще ненавидят, убивают, предают, разрушают, уничтожают, не измениться, даже если ты родился самым добрым человеком на свете, невозможно!
  Отвечая девушке, богиня всё время повышала голос и последние слова почти выкрикнула и горечь лилась из неё со словами почти осязаемым потоком.
  - И поэтому Вы просчитались с моими многочисленными смертями? - спросил её Тилан после почти минуты тягостного молчания.
  - Да, я ошиблась, меряя Арилану нашими божественными мерками, - ответила ему богиня. - Для нас впереди почти вся вечность и любой эрилинд мог бы пытать тебя до бесконечности, удовлетворяя свою жажду мести. Но оказалось, что девушке этого совсем не нужно. На самом деле, она хотела тебя убить, но только один раз, чтобы отомстить, воздав должное памяти убитых сограждан, забыть и жить дальше...
  Все трое замолчали, и опять лишь веселое потрескивание в десятый раз обугливавшихся под воздействием волшебного порошка веток, нарушало тишину.
  
  Развязка
  - Что ж, девочка, теперь ты знаешь всё. И наверняка, теперь ты относишься к нам, эрилиндам, ещё хуже. Могу ли я быть уверена, что ты совладаешь с данным тебе при рождении Эрифором и не поднимешься в Эримену? - осторожно спросила богиня.
  - Я никогда и ни за что не стану одной из вас! - горячо ответила Арилана. - Но и жить под властью таких мерзких тварей, отдавая свою короткую жизнь во власть ваших бесчеловечных желаний и капризов, мне тоже очень не хочется!
  - И что это значит? - брови Астралаты полезли вверх.
  - Мы можем выяснить, кто из нас сильнее прямо сейчас, - заявила Арилана.
  - О боги! - вырвалось у Тилана. Он вскочил на ноги, и в ужасе посмотрел на девушку.
  Лицо Астралаты стало серьёзным, и она медленно встала, внимательно глядя в лицо девушке.
  - Ты действительно хочешь поединка между нами? Ты понимаешь, чем он может закончиться? - жестко спросила она.
  - Вообще-то до сих пор именно ты любыми способами пыталась избежать прямого столкновения со мной, - заметила девушка, продолжая сидеть да одеяле в довольно расслабленной позе.
  - Хорошо... - медленно произнесла богиня и начала распутывать завязки плаща.
  - Стойте! Стойте! - завопил Тилан. Вы тут кругом всё разрушите! - Он протягивал к ним к ним руки в умоляющём жесте. Его лицо побледнело.
  Астралата холодно посмотрела на него, а Арилана усмехнулась. Она поднялась с одеяла как раз в тот момент, когда плащ богини упал на землю. Лицо Тилана исказила гримаса безумного ужаса, из глаз брызнули слёзы. Он закричал:
  - Нет!
  Обе женщины бросили на него последний презрительный взгляд, остановив на секунду приготовления к дуэли.
  - Это неправильно, глупо, бессмысленно! - быстро заговорил мужчина. - У Астралаты есть опасение, что Арилана нарушит мир в её землях, а Арилана не желает доверяться коварному и жестокому божеству. Но неужели это повод для взаимного уничтожения?
  Женщины секунду смотрели на Тилана, потом друг на друга, после чего одновременно кивнули и сказали:
  - Да!
  - Ничего подобного! Вы вполне можете договориться! Для этого нужно только, чтобы Арилана дала богине гарантии невмешательства в её дела, а богиня пообещала измениться!
  Снова секундное молчание, а затем резкий взрыв неудержимого хохота.
  - Как ты себе это представляешь? - кое-как отсмеявшись, спросила у него девушка.
  - Если бы Астралата всерьёз не рассчитывала договориться с тобой мирно, она нам не рассказывала обо всём, а просто попыталась бы напасть и убить. Она ведь сразу предложила тебе дать ей обещание не возноситься в Эримену!
  - Угу, и ещё пообещала защищать меня в будущем. Но как я могу верить ей после всего рассказанного?
  - Именно поэтому я и хотела, чтобы ты сначала дала слово! - заметила Астралата.
  - Даже если я дам это слово, то смогу ли его сдержать? Ты ведь сама говорила, что Эрифор в любом случае рвётся наружу и часто вообще подчиняет себе своего носителя?!
  - Да, но у меня есть опыт, набранный за несколько тысячелетий! Я бы помогла тебя контролировать божественную силу!
  Арилана рассмеялась:
  - Ну да, конечно, так я тебе и поверила! Ты подчинишь меня своей власти или используешь ещё как-нибудь! Я тебе не верю!
  Астралата бессильно развела руками:
  - Ну, тогда я не знаю. Остаётся только поединок...
  - Нет! - снова резко крикнул Тилан.
  Арилана слабо улыбнулась и спросила богиню:
  - Может быть, просто дадим ему отойти подальше, а потом займёмся делом?
  Астралата покачала головой:
  - Вряд ли это поможет. Размах выплескиваемой силы будет слишком велик. Скорее всего, он затронет...
  - Да замолчите вы, дуры! - крикнул Тилан.
  Обе женщины снова уставились на него, но теперь их взоры были удивлённо-озлобленными.
  - Всё это полный бред! Незачем вам драться! Вы обе вполне можете сосуществовать, не доверяя друг другу!
  - Глупости! Это невозможно! - отозвалась Арилана.
  - Как это? - спросила богиня.
  - Очень просто: у каждого человека и даже бого-человека есть слабое место! Слабое место Ариланы состоит в её неопытности. Она очень мало знает о потенциале эрилинда и не доверяет тебе, понимая, что ты можешь это использовать. И чтобы нейтрализовать эту ситуацию ты должна назвать ей своё слабое место, которое она сможет использовать против тебя.
  - Не получится! - Мотнула головой Арилана. - Я не доверяю Астралате, не смогу вполне поверить даже её Кровавой Клятве. И ты думаешь, я поверю ей, если даже она назовёт мне своё слабое место?
  - Кроме того, я потратила очень много времени на то, чтобы избавиться от всех своих слабых мест, - резонно заметила богиня.
  - Ясно... - тихо сказал Тилан. Его плечи резко поникли, как будто он выдохся и устал от бесполезных усилий.
  Под недоумёнными взглядами женщин, опустив голову, он вернулся на место, где сидел в начале разговора. Почти рухнув на камень, он закрыл лицо руками, и через секунду его плечи стали мелко трястись.
  Поражённые этим зрелищем женщины продолжали молча стоять у костра.
  Молчание продолжалось несколько минут - всё то время, пока Тилан беззвучно рыдал. Наконец, Астралата подняла глаза и посмотрела на девушку.
  - Ты не веришь ни единому моему слову, но я думаю, есть источник информации обо мне, которому ты могла бы поверить...
  - От кого ещё можно получить сведения о тебе? Не от твоих же соперников-эрилиндов?
  - Ты когда-нибудь слышала о Великом Храме Эриастра, величайшего из Древних Богов?
  - Конечно! - ведь это единственный уцелевший храм истинных богов, нейтральное место для обитателей обоих Пространств...
  - Там есть огромная библиотека, но, главное, там ведутся летописи обо всех живших и живущих богах!
  - Неужели ты допустила, чтобы жрецы Великого Мертвого Бога знали о тебе сведения, могущие тебе повредить? - Арилана была крайне удивлена.
  Богиня усмехнулась:
  - Конечно, мы, эрилинды, слишком люди, чтобы допускать такое. Мы все свои слабости стараемся либо ликвидировать, либо, по крайней мере - спрятать!
  - Тогда чем нам могут помочь летописи Храма Эриастра?
  - Там есть полные описания Древних Богов, их Великих Свершений и простых поступков, их Сил и слабых мест. Мы с тобой происходим от разных Древних Божеств, так что силы и слабости у нас разные...
  - И в Храме мы сможем узнать всё друг о друге, прочитав про наших предков? - сообразила Арилана.
  - Вот именно! Вообще-то записи, не относящиеся к нашим прямым предкам, эрилиндам недоступны. Но, думаю, учитывая нашу ситуацию, мы сможем добиться перекрёстного ознакомления. Ты согласна туда отправиться?
  Девушка ответила без колебаний:
  - Да, согласна. Думаю, нет смысла откладывать?
  - Конечно. Ты не будешь возражать, если я помогу тебе переместиться в Храм? - спросила богиня.
  Арилана ответила с секундной задержкой:
  - Не буду... - она оглянулась и посмотрела на Тилана. - А с этим что делать. В Храме он нам не нужен, да и вряд ли его туда пустят...
  - Конечно, - с улыбкой ответила Астралата. И, обращаясь уже к похищенному правителю, сказала - Тилан, ты можешь идти, куда захочешь и делать что захочешь, но даже не думай возвращаться в земли твоей бывшей империи. Её больше нет!
  Низвергнутый правитель встал и сделал несколько шагов к богине, а затем быстро опустился на колени и припал к бежественным сандалиям, руками обняв её правую ногу.
  - Спасибо, - тихо произнёс он.
  Астралата усмехнулась:
  - Не за что, мальчик. - Она отцепила от пояса довольно увесистый мешочек. - Вот, возьми. Все принадлежавшие нам сокровища твоей империи теперь снова только мои, так что тебе понадобятся деньги.
  Тилан поднялся, принял кошель и направился прочь, так и не подняв головы.
  - Постой! - Окликнула его богиня, не успел он пройти и нескольких шагов. Тилан повернулся. Яркие отсветы костра осветили его лицо, точнее покрывавшую его маску из пыли с размазанными по щекам следами от слёз.
  - Тот порошок, что ты сыпал на мой алтарь в молельне Ардагуны, был фальшивым, а сегодня ты видел настоящий, - с его помощью я разожгла это костёр.
  Тилан кивнул, повернулся и пошёл дальше.
  Обе женщины несколько минут наблюдали за его уходом. Воздух вокруг уже посерел. Чувствовалось приближение рассвета, и фигура удалявшегося человека виднелась в полумраке уходящей ночи.
  Когда его очертания растаяли во тьме, Арилана повернулась и спросила богиню:
  - Почему ты так... не хотела, чтобы мы с ним объединились - ведь он довольно слабый человек, а я не имела понятия о своей божественной силе?
  - Вы были слишком злы, и готовы добиться отмщения, да и империя всё ещё существует, и, вернись вы туда вместе, вам оставался лишь один шаг, чтобы стать очень могущественными. И стоило хоть какой-то проводнице или потомку богов почувствовать твою силу - этот шаг совершился бы!
  Арилана задумчиво покачала головой.
  - Ну, так мы отправляемся в Храм? - напомнила ей Астралата и протянула руку.
  - Да, - решительно ответила Арилана, сделала два шага и взяла руку своей противницы.
  Их почти сразу стал окутывать не то дым, не то туман. Он быстро сгустился и костер тут же погас. Когда налетевшие порывы ветра разорвали белёсый дым в клочья, женщины уже исчезли.
  
  Маленький Эпилог
  Арилана и Астралата успешно добрались в Храм и были допущены в библиотеку без всяких проволочек. Там они выяснили всю подноготную своих предков - Древних Божеств, и уверенные в своей способности отомстить сопернице, если она нарушит договор, заключили мир.
  Астралата сразу после этого отправилась в столицу бывшей империи Тилана. Среди придворных там уже успели поселиться ужас и полная растерянность. Впрочем, богиня легко прекратила панику и распределила города и области бывшей империи между придворными и полководцами. О Тилане она сообщила им, что он умер.
  Через некоторое время в тайне от всех она родила ребёнка - среди данных, найденных в библиотеке Храма Эриастра она обнаружила сообщение, что так она может усилить своё могущество и оградить себя от некоторых угроз со стороны Ариланы, компенсировав часть полученных по наследству слабостей своего предка - Лимэрии.
  Прежде, подобно всем эрилиндам, она крайне опасалась заводить потомство. Ведь сами бого-люди получили свои порции Эрифора благодаря игре божественных генов, и та же игра генов могла лишить их этой силы, передав её потомству.
  Арилана вернулась в долину, где раньше находилась Малая Элитана. Заколдованный лес вокруг тайного храма потерял свою магию и стал просто легко проходимой рощей. Девушка не чувствовала себя готовой к частому общению с поселенцами, вновь начавшими заполнять плодородную долину, а потому она поселилась в бывшем тайном святилище давно сгинувшего божества. В остальном её жизнь мало отличалась от жизни других обитателей долины - почти все они занимались сельским хозяйством и немного - торговлей.
  Тилан исчез. Ни богиня настоящая, ни потенциальная его больше никогда не видели. Впрочем, ходили слухи, что капитан одного из торговых кораблей, плававших в северо-восточных морях, лицом поразительно походил на бывшего полководца, а его любовница до странности часто рассказывала про какой-то великолепный дворец, в котором она прежде жила.
  
  
  * З. Гиппиус
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"