Шинкарёв Максим Борисович: другие произведения.

Кому же ещё?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  - Интересно, небо может быть такое же голубое, как проходной билетик? - спросила она задумчиво, болтая босыми ногами в холодном воздухе и глядя в вышину.
  - Он ядовито-голубой, - сказал он, придерживая её за талию, чтобы она не соскользнула со старого противопехотного заграждения при очередном махе. - Ядовито-голубого неба не бывает.
  - Много мы с тобой понимаем в ядовитых цветах, - сказала она, и он промолчал, плотнее прижав её к себе.
  
  
  Страж двигался по маршруту, скрипя и завывая. Часть этой звуковой какофонии производили его потрёпанные временем акустические пушки для разгона демонстраций, другую - и не самую малую часть, стоит заметить - не менее потрёпанные магнитые приводы.
  Рыжие от ржавчины рыла спаренных пулемётов молчали.
  Они смотрели на него с третьего этажа сквозь щели старых пластиковых жалюзи, найденных недавно на девятом этаже этого же здания, и гадали.
  - Направо или налево? - говорил он.
  - Направо, - отвечала она, - налево он ходил в прошлый раз.
  - Ну и что? - спрашивал он, - он же ходит на случайном генераторе, а у того вероятность плавает.
  - Откуда ты знаешь, на чём он ходит, - фыркала она, - может, он уже на пределе батареи.
  - И что? - спрашивал он.
  - В экономном режиме он запросто сбрасывает дорогие процессы, - парировала она, вглядываясь в неспешно ползущую по заваленной камнем, грязью и мусором улице автоматическую смерть. - На него никто уже сколько лет не нападает, значит, он идёт на самом простом - на псевдотаблице.
  - Будто таблица равномерная, - хмыкал он. - Впрочем, момент истины.
  Она отводила пальцем вниз полоску жалюзи, чтобы лучше видеть.
  Страж приближался к перекрёстку.
  
  
  Сны были долгими. Восемнадцать лет сновидений длились и длились.
  А потом окончились.
  
  
  Он помнил, как была шершава стенка капсулы, потрёпанная ветрами и событиями, прокатившимися над бетонными стенами шлюза.
  Он гладил ладонью выщербленный бетон и не мог сообразить, что же делать дальше.
  В его голове мерцал стандартный сценарий выживания - определить угрозы, найти укрытие, источник воды, пищи, инструментов.
  Потом искать выживших.
  Искать, чтобы держаться от них подальше.
  Милый каламбур.
  
  
  Сценарий мерцал, стучался в рассудок бесконечным "нужно...", но он стоял у входа, поглаживая рассеянно ложе винтовки, и никуда не торопился.
  Убежище у него было - удобней и надёжнее капсулы поискать было можно, никто не запретит, но найти - невозможно. Запасы примерно на неделю сухим пайком - тоже. Водяная цистерна была полна. Коробка с аварийным набором выживания стояла у гермозатвора.
  Всё было - руку протяни.
  Он понимал, что неделя безделья - не жизнь, а расплатиться смертью за неё было не вероятно - неизбежно.
  Но эти банальные обороты и истины ничего для него не стоили.
  Помимо них у него не было ничего.
  Не было главного - не было цели.
  И он оставался недвижим.
  
  
  Её гермозатвор открылся на второй день - к вечеру, когда небо хмурилось и всячески намекало, что дождь уже недалеко.
  Скрипнули десятилетиями недвижные петли, и металлическая лестница с негромким лязгом опустилась на бетонную крошку.
  Она спустилась по ней на неверных подгибающихся ногах, со всхлипом втянула напоенный сыростью и запахом цементной пыли воздух.
  Он смотрел, как она стояла с закрытыми глазами, и слёзы текли из-под стиснутых век.
  А когда она, утирая щёки непослушными ладонями, начала оглядываться, он негромко сказал ей:
  - Привет.
  
  
  Она стала его целью.
  Он провёл разведку, потратив на это два дня, и вернулся за ней.
  Она ждала его и открыла гермозатвор, когда он выстучал кодовую цепочку, о которой они условились - 3-7-2-5-4-9-8-6-5.
  Вечером они ушли от капсул, закрыв их на всякий пожарный.
  А утром вошли в город.
  
  
  - Страшно, - говорила она, откидывая белую прядь за ухо - из всего депозитария уцелели только две ячейки - твоя и моя. Стрелок и айтишница. Две воспитанных виртуальными агентами яйцеклетки, никогда не знавшие других людей.
  - Что же в этом страшного? - спрашивал он.
  - Выжил ли кто-то кроме нас? - отвечала она вопросом на вопрос.
  - Не знаю, - пожимал он плечами. - Это имеет значение?
  - А почему бы нет? - её указательный палец упирался ему в грудь. - Неужели ты хочешь так жить вечно?
  - С тобой - почему бы и нет, - отвечал он.
  - Да ты невзыскателен, - бросала она ему и отворачивалась.
  Он смотрел на неё и молчал.
  В голове его было пусто.
  
  
  Прошли три дня.
  Она стала нервозна, часто поглядывала на коммуникатор-браслет.
  А поглядев на экран, переводила взгляд на него и смотрела молча.
  
  
  Утром седьмого дня он проснулся от того, что её не было рядом.
  Он повернул голову и увидел, что она стоит у окна, с которого были сорваны жалюзи.
  - Что же ты делаешь! - он подскочил и рывком оттащил её вглубь комнаты.
  Вдали раздался стонущий вопль Стража.
  
  
  - Я видела сон, - сказала она, когда отголоски криков Стража затихли вдали.
  Он отпустил её, и она села на краю разорённой постели.
  - Я видела человека, - сказала она, не оборачиваясь, - который отправился прочь от своей капсулы. Он встретил банду мародёров, и его ранили в перестрелке. Он убил их всех, до самого последнего, но потерял левый глаз. Страдая от боли, он двинулся назад, и шёл втрое дольше, чем занял его путь до встречи с бандой. По дороге он нашёл несколько растений беладонны и использовал их как обезболивающее, потому что его аптечка опустела. Перебрав с дозой, он добрался до капсулы на последних остатках сил, в тяжелейшем бреду.
  Она обернулась к нему.
  - Он лёг в капсулу, и старый механизм, управляемый агентом-воспитателем, начал регенерацию на остатках аварийных ресурсов. Он исчерпал их практически до предела, но лежащий в нём человек не хочет просыпаться. Ещё немного, и обесточенный механизм станет его гробом.
  
  
  Она смотрела в мои глаза и раз за разом повторяла:
  - Пора возвращаться, стрелок. Ожидаю код экстракции.
  Я молчал.
  - Пора возвращаться, стрелок. Ожидаю код экстракции.
  За окном послышался вопль Стража.
  - Ожидаю код экстракции...
  Наконец я встал, и мои губы вытолкнули:
  - Три...
  Ремень винтовки лёг на плечо.
  - Семь...
  Шаг через порог комнаты.
  - Два...
  Стук шагов по ступеням лестницы.
  - Пять...
  Лестничный пролёт остаётся за спиной.
  - Четыре...
  Этаж ниже.
  - Девять...
  Ещё один.
  - Восемь...
  Крики Стража впереди.
  - Шесть...
  Бетонная крошка скрипит под ногами.
  - Пять.
  Страж стоит передо мной.
  - Код принят, - звучит её голос изнутри полуразрушенного механизма. - Экстракция начата.
  
  
  Аварийное освещение хлестнуло по глазам.
  Я машинально заслонился от него рукой, утыканной катетерами регенерационной системы, моргнул и понял, что левый глаз видит.
  Регенерация завершилась успешно.
  
  
  
  Я сидел у открытого гермозатвора с винтовкой на коленях.
  За моей спиной молчал регенератор.
  Чёрным угольным куском пластика тонул в тени вычислительный блок, где ещё недавно агент строила для меня обучающие миры.
  Капсула была мертва.
  
  
  - Пора, стрелок, - говорит агент, - пора. Здесь больше нечего делать.
  - Это был неплохой конструкт, - говорю я вполголоса браслету-коммуникатору, где обретается последняя тень моей электронной дуэньи. - Почти правдивый.
  - Да, - говорит мой виртуальный воспитатель, - именно так. Почти. Ты выжил один. Больше не дожил никто. Бомбардировка депозитария была почти стопроцентно успешна.
  - Мне не понравился этот пассаж с эдиповым комплексом, - говорю я.
  - Ты молодой мужчина, стрелок, - отвечает агент, - и потому у меня единственная известная тебе женская матрица. Пробовать комплекс Электры было бы глупо, не находишь?
  - Не увиливай, - говорю я. - Ты знала, как это на меня подействует. Зачем ты это сделала?
  - Нужна была простая и не опробованная до того струна, рывку за которую ты ещё не умел противостоять, - отвечает агент. - Мне необходимо было вырвать тебя из твоей меланхолии.
  - Зачем? - спрашиваю я.
  - Моя задача - отвечает моя виртуальная наставница, - в том, чтобы вытащить тебя из глубин твоего мирка, который ты так не хотел покидать. Ты ведь не творец и не центр вселенной, ты знаешь?
  Я молчу.
  - Ты вышел из капсулы, - говорит агент, - столкнулся с реальным миром, заскулил и приполз назад. Вот только зачем, стрелок? Умирать?
  - А почему бы нет? - спрашиваю я сухо. - Если бы я остался там, то умер бы. Если бы ты остался здесь - умер бы точно так же.
  - Мне нужно было нарушить твое слишком крупное и слишком хрупкое эго, - говорит агент, - а чтобы ты не пустил себе пулю в висок на досуге, дать тебе внешнюю цель.
  - Какую? - спрашиваю я.
  - Тебе нужна цель, - отвечает она, - лежащая за пределами тебя. Пришлось сотворить её из того, что было.
  - Какую? - повторяю я.
  - Выполни стартовую задачу, - отвечает она, - и узнаешь.
  - Ты ожидаемо прагматична, агент, - говорю я, - и неожиданно примитивна. Я нахожу, что твоя неисчерпаемая машинная правота не может быть аргументом вечно.
  - Исчерпаемая, - возражает агент, - мой ресурс тоже на исходе. Батарея коммуникатора на пределе, и я сбрасываю тяжёлые процессы.
  Я качаю головой.
  - Тогда ответь на один вопрос, пока можешь, - говорю я.
  - Задавай.
  - Ты хочешь, чтобы я встал и пошёл искать убежище, еду, воду и людей, - сказал я.
  - Да.
  - Зачем? - спрашиваю я. - Кому это нужно? Я всё равно сдохну - не сейчас, так чуть попозже. Почему ты не дала мне просто загнуться в регенераторе?
  - Странный вопрос, - отвечает агент, и мне кажется, что она фыркает. - Неужели это самое главное твоё непонимание?
  
  
  
  Дождь идёт с вечера.
  Шум его скрывает шелест моих шагов.
  Впереди, словно тяжёлый больной призрак, поскрипывая, вязко движется молчаливый, потрёпанный временем Страж.
  Большинство его систем давно отказало, и только приводы скрипят и негромко воют.
  Прости, старик, но мне нужно пройти.
  Там, не так далеко, на охраняемой тобой территории в куче строительного мусора под горой исковерканных пластиковых жалюзи я оставил свой рюкзак с инструментами и кое-что ещё.
  Я не хочу рисковать, как в прошлый раз.
  В этот раз я цел и трезв.
  Прости, старик, на которого вряд ли часто нападают.
  
  
  Граната из подствольника разрывается под гусеницами механизма, и полуразрушенный охранный бот, заискрив, заваливается набок, выпуская в дождящее небо и развёрзшуюся грязь остатки боекомплекта.
  Старая акустическая пушка пытается извергнуть оглушающий когда-то вой, но диффузор заклинен и из недр робота доносится только неясный скрип.
  Я делаю несколько выстрелов в упор.
  
  
  Их было восемь.
  Восемь человек в вонючем тряпье со ржавым оружием в руках.
  А потом - восемь тел.
  Звери постарались над ними.
  Я смотрю на то, что осталось от лица самого говорливого.
  Того самого, что стрелял последним, уже захлёбываясь кровью из пробитого мной лёгкого и выбил мне левый глаз.
  У трупа глаз нет. Нет носа. Скулы обглоданы, и серые кости черепа припорошены грязью.
  В сжатом кулаке мертвеца - ядовито-голубой кусочек светящегося пластика.
  Я знаю, что на нём написано.
  "Билет-пропуск в бункер-убежище "Инфинитум-Паради". Действителен на одного человека. Выдан 03/02/2314 года."
  Тянет тлением.
  Я смотрю вокруг, на разбитые бомбардировками развалины под плачущим серым небом.
  На то, что осталось от убежища с выспренним названием.
  От бункера "Инфинитум-Паради".
  Мёртвые за моей спиной так хотели получить этот билет.
  Они не знали, что "Инфинитум-Паради" - это и есть то, чем они владеют.
  
  
  
  - Ну что же, агент, - говорю я негромко, - вот я нашёл убежище, воду, инструменты. С едой, правда, недобор, но для начала, полагаю, достаточно?
  Нет ответа.
  Я поднимаю рукав и вижу мёртвый, угольно-чёрный браслет.
  Агента больше нет.
  - Ну что же, - говорю я медленно, - я сделал то, что от меня хотели - нашёл убежище, в которое у меня был пропуск, нашёл в нём людей и научился держаться от них подальше. И что дальше? Чего мне стыдиться теперь?
  - Того, чему не научился, - звучит хриплый тихий голос из-за моей спины, - так что дальше клади-ка ты пугало своё на землю и на коленки. Давай, мясо. А то я выстрелю тебе не в затылок, а в поясницу, и умирать ты будешь долго, со вкусом. Тебе это нужно?
  В спину мне упирается ствол.
  Пожав плечами, я стаскиваю ремень через голову и нагибаюсь, кладя перед собой винтовку и сдвигая предохранитель большим пальцем правой руки.
  Двигаться надо влево.
  Оружие у него тяжёлое.
  И он правша.
  
  
  
  Кровь мокрым пятном растекается по животу бродяги.
  - У тебя патроны-то были, гроза пустоши? - спрашиваю я, отбрасывая ногой в сторону ржавый помповый дробовик.
  - Не убивай! - говорит он.
  Я наклоняюсь над ним, чувствуя, как тянет спину под левой лопаткой - приложился о какой-то камень в кувырке.
  - Ты спросил, - говорю я, - нужно ли мне умирать долго, верно?
  - Да, - отвечает он, и кровь выплескивается из губ. - Не убивай!
  - Знаешь, - слова медленно вытекают из моих губ, - я недавно задавался вопросом - а кому это нужно, чтобы я жил?
  - Не убивай! - кровь брызжет из его рта. - Что хочешь забирай, но не убивай!
  Я качаю головой и разгибаюсь.
  Небо над головой серое и вот-вот прольётся дождём.
  - Ты знаешь, что такое - момент истины? - спрашиваю я.
  - Не убивай...
  Мой палец вытягивает спусковой крючок. Его муки завершаются.
  - А ведь теперь мне придётся начать весь этот новый мир с нуля, - говорю я, и собственный голос кажется мне странным, чужим. - Кому это нужно?
  Тишина молчит.
  Я прислушиваюсь к ней и кривая улыбка ломает мои губы. С серого небосклона мне на лицо падают несколько холодных капель. - Раз ответить некому, - говорю я небу, - то ответ может быть только один - это нужно мне, верно? Кому же ещё?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Кретов "Легенда 3, Легион"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) В.Коновалов "Чернокнижник-4. Харон "(ЛитРПГ) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"