Шипарев Святослав Михайлович: другие произведения.

Не тот человек (моб. версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    5-9 главы "Не того человека" для "читкающих с ладони" без артов.


   Часть 5
        
        
         - Отрядам обороны: всем "фреймам" вернуться на Сидонию, миссия завершена. Повторяю...
Зал начал пустеть - притихшие от полученных впечатлений стажёры расходились, тихо переговариваясь между собой.
А Шинатосе продолжала стоять и смотреть на экраны:
"Как же так? Почему? Син, ты же должен был вернуться победителем..." 
Но он не воспользовался предоставившейся возможностью, а предпочёл умереть, спасая напарницу.
Одна из уходивших Хонок повернулась:
- Идём, Изана.
- Ага. - Шинатосе, глубоко вздохнув, направившись следом за близняшками.
У двери она остановилась и обернувшись бросила последний взгляд на экран.
- Син...
Уже шагая по коридорам она внезапно осознала - Икари не мог поступить иначе. Он только на первый взгляд выглядел человеком с отсутствием логики... На самом же деле Синдзи жёстко следовал им же установленным принципам. Просто последние были не всем понятны. 
"Ясно. Значит ты просто не смог бы поступить иначе, Синдзи... Ты поступил как воин - приняв решение сам".
        
         "Фреймы" Кунато и Хоноки по-прежнему висели в космосе, продолжая сверкать статическими разрядами, огромные и неподвижные. А стажёр Норио Кунато, скрежеща зубами, в ярости колотил по панелям кокпита. Позор! Он, отличник Академии, семикратный призёр Чемпионата Гравитации, будущий ас, сейчас оказался в унизительном положении. Первое боевое задание, которое должно было стать первым успехом и положить начало его карьеры, стало первой же неудачей. Гауна уничтожена каким-то недоноском, "Кабизаши" болтается там же, на месте победы этого Икари - и подберёт его кто-то из спасательной команды.
А он, Кунато...
"Дерьмо! Ненавижу всё это!"
        
        
         Ослепительно белая сфера меньше полутора метров диаметром неторопливо дрейфовала в освещённой яркими точками бездне. И огромной вселенной не было дела до мыслей и чувств той, кто находилась внутри этой сферы. Жажда жизни, обречённость, тоска, надежда, отчаяние... Какое дело этой наполненной звёздами, планетами и астероидами, пульсарами и коллапсарами, галактиками и квазарами пустоте до судьбы одной шестнадцатилетней девочки. Триллионы и триллиарды жизней ежесекундно прерываются на просторах космоса. Кто-то покидает мир быстро и безболезненно, кто-то мучительно и долго. Одной жизнью больше, одной жизнью меньше.
Вселенной всё равно.
        
         Внезапно тусклые лучи ближайшей звезды высветили белый силуэт человекоподобного механоида. Огромная машина постепенно затормаживая приближалась к неторопливо дрейфовавшей сфере. Вот он подобрался к ней на расстояние своей руки и завис рядом. Открылась кабина и из нутра аппарата выбралась фигура в скафандре. Сделала шаг, другой и оттолкнувшись полетела к шару. Короткий просверк маневровых движков на ранце скафандра скорректировал направление полёта...
Резкий толчок вывел Хошиджиро из тягостных раздумий. Рация внезапно ожила до боли знакомым голосом:
- Знаешь, Шизука, я решил, что не стоит оставлять такую хорошую девушку в одиночестве. Давай скучать вместе. - голос Икари, такой спокойный и немного хриплый, он внушал уверенность и желание сражаться за жизнь до последнего.
- Син! - полыхнула бешеная радость. Которая тут же сменилась отчаянием. "Ну зачем он пошёл на это?"
- Он самый. - в окошке спасательной сферы возникло знакомое лицо. - Как самочувствие, Шизука-тян?
- Нормально. - грустно вздохнула Хишиджиро и понурилась. "Зачем?"
- А вот кукситься не стоит. Сдувай этот шарик и давай перебираться на "Цугумори" пока нас тут не изжарило излучением.
Что ж, разумное предложение. Хошиджиро ткнула в иконку на нарукавной панели и сфера принялась сворачиваться обратно в заплечный ранец. Через секунду Синдзи уже тащил её за руку к белой громаде "фрейма".
Девушка испытала невероятное облегчение, когда магнитные подошвы скафандров мягко коснулись белой брони.
  
      
- Не стану скрывать - ситуация у нас критическая, но не фатальная. - сообщил не отпуская её руки Икари. - У двигателей ещё осталось немного энергии, как раз для рывка в сторону Сидонии. Долететь своим ходом, конечно, не сможем, но для полёта по курсу следования этого более чем достаточно.
- Я знаю. - Шизука мягко высвободила свою кисть и повернулась спиной к напарнику, чтобы тот не увидел отчаяния на её лице. - Я слушала переговоры и... Я не хотела, чтобы ты летел за мной, поэтому и не выходила на связь. 
Хошиджиро резко повернулась обратно:
- Я не хотела, чтобы ты погиб из-за меня. Особенно, после того, как убил гауну!
- Глупышка. Нет большей радости, чем отдать жизнь за друга своего.- парень шагнул и положил руку на плечо. - Я и контратаковал гауну, прежде всего, чтобы получить возможность потом спокойно отправиться за тобой.
Хошиджиро порозовела и уставилась на мыски своих ботинок. Неужели она так дорога ему? Неужели он...
- Пойдём в кабину, Шизука, а то от радиации открытого космоса нам ничего кроме лучевой болезни не светит.
Уже устраиваясь в кабине, Хошиджиро ощутила, как начинает отпускать её державшее до этого момента чудовищное напряжение. "Не всё так плохо. У нас всё-таки есть шансы на спасение".
- Так, теперь самое главное. - заметил Икари, возясь с навигационным компьютером. - Нужно рассчитать направление рывка, чтобы лететь точно по курсу Сидонии.
Спустя минуту, "фрейм" плавно развернулся, из дюз главного двигателя ударил сноп синего света и огромная машина стремительно рванула вперёд. Двигатель работал недолго - от силы  секунд двадцать,  но и этого оказалось достаточно для получения нужного ускорения.
- Ну вот. - Синдзи удовлетворённо хмыкнул, сверившись с показаниями приборов. - Осталось только выдвинуть мембраны для подзарядки двигателей и всё.
Щелчок клавиши и над "плечами" "Цугимори" подобно крыльям распахнулись переливающиеся всеми цветами радуги сектора зарядных мембран.
- Ф-фух, всё. - с нескрываемым облегчением Синдзи стащил с головы шлем. - Теперь осталось ждать.
- Ты думаешь, они вернутся за нами? - грустно вздохнула Шизука, следуя его примеру.
- А почему нет? - хмыкнул Синдзи. - Конечно, саму Сидонию никто разворачивать не станет. А вот спасательную группу выслать могут.
- Надеюсь, ты окажешься прав. - согласилась напарница. Вопреки всем законам логики, она начинала верить в правоту слов Икари.
- У тебя ведь есть запас еды, верно?
- На полгода. - хитро улыбнулся тот.
- Э-эээ? - Шизука уже была в курсе того, насколько предусмотрительным парнем был Синдзи, но такое...
- Не забывай - я в двадцать с лишним раз прожорливей любого сидонийца. - шутливо вскинул подбородок парень. Хошиджиро невольно улыбнулась. Надо же, даже в такой ситуации у него остаётся чувство юмора.
- А запасы кислорода?
- Имеются. Я ведь после первого вылета озаботил наших технарей этими вопросами. Так, воды у нас на две недели хватит гарантированно. - Икари с удовлетворённым видом изучал показания на экране. - Надо будет по возвращении проставиться этой парочке за то, в каком порядке они мой "Цугумори" содержат.
Хошиджиро заглянула в отсек для НЗ и замерла, уставившись на обилие упаковок, которыми тот был буквально доверху забит доверху.
- Тут больше сотни армейских пайков! - ошеломлённо повернулась к Икари девушка.
- Разумеется. - усмехнулся Синдзи. - На два месяца для таких как я проглотов.
Шизука хихикнула.
- Прогресс, однако. - Синдзи с самодовольным видом сложил руки на груди.
- Прогресс? В чём? - девушка поняла, что в очередной раз сталкивается с аномальной логикой напарника.
- Ну, в первую очередь в том, что ты уже смеёшься, а не ждёшь свой судьбы уныло нахохлившись.
И в этом весь Синдзи. То он шутит и хохмит в казалось бы совершенно критической ситуации, то, наоборот, в совершенно обыденной ситуации становится до жути пугающим своей серьёзностью.
- Знаешь, сегодня было столько нервотрёпки, что с лихвой хватит на год вперёд, поэтому давай пока поспим. Нужно отдохнуть и привести нервы в порядок. - предложил напарник. - Тем более, что всё равно сейчас делать нечего.
- Согласна.
Спустя минуту девушка повернулась к напарнику:
- Икари...
- Мгм-ммр...
Уже спит!
- Ты отлично справился...
- Служу человечеству...
        
        
         Снятый скафандр безвольным комком поплыл вглубь кабины. Конечно, свет отдалённого на десять астрономических единиц жёлтого карлика не сравнить с работой солнечных ламп в кабинках для фотосинтеза, но в принципе, для поддержания организма достаточно и этого. Хошиджиро, свернувшись в позу младенца, подставила тело тусклым лучам звезды.
Удивительно, но в "фрейме" было тепло.
Тьфу ты, что за нахер?!  - возмутился сонный голос. Девушка обернулась и увидела, как её скафандр взмывает вверх, отброшенный резким ударом.
- Ты не спишь, Синдзи?
- Уже нет. - ворчливо откликнулся тот и начал поворачиваться в её сторону. Только не это!
- Отвернись, Синдзи! Я занимаюсь фотосинтезом. - Шизука прикрылась руками, старясь поскорее уйти из поля зрения парня.
- Чем?!!
- Фотосинтезом! - он что, издевается?
- А-ааа... Ну да, это я спросонья немного торможу... - судя по скрипу пластика скафандра, он действительно устраивался спиной к ней. - Ладно, не обращай внимания на меня, я не буду смотреть, обещаю.
- Спасибо. - Шизука выпрямилась и вытянула ноги, так чтобы свет звезды равномерно попадал на все участки кожи. - Я только начала, так что мне нужно его ещё завершить.
Внезапно послышался подозрительный всхрюк, перешедший в сдавленное хихиканье.
- Синдзи! - возмущённо вскинулась девушка, подозревая напарника в наглом вуайеризме
- Да не смотрю я! Просто я сейчас представил, насколько э-эээ... нестандартно со стороны выглядит всё происходящее сейчас в кабине "Цугумори"... - он опять начал давиться смехом
- Синдзи, прекрати! - Хошиджиро тоже начала осознавать двусмысленность происходящего. 
А этот паршивец продолжал веселиться:
- Кхи-хи-хи-хи.... Представляешь, подлетает сейчас спасательная группа и что видят пилоты? В кабине легендарного "фрейма" соблазнительно сверкают обнажённые прелести вице-представителя стажёрского корпуса Академии.
- Какой ужас! - Хошиджиро представила себе это в реальности и стремительно покраснела
- Вот-вот, то же самое завопят и остальные, приписав мне славу подлого и коварного совратителя юных невинных девушек. - негодник снова всхрюкнул. А Хошиджиро почувствовала, что теперь способна заменить собой звезду класса К.
Чем бы таким увесистым в него запустить?
- Икари!
- Не обижайся, Шизука, я просто хочу тебя отвлечь от ненужных мыслей и депрессии. Так что не забивай голову ерундой и спокойно занимайся фотосинтезом хоть целыми сутками - спасательной команде ещё долго добираться.
- А ты уверен что они до нас доберутся? - ну и откуда у него такая убеждённость.
- Моя интуиция говорит, что да. 
- Интуиция?
- Она самая, Шизука. - совершенно серьёзно заметил напарник. - Знаешь, в ремесле пилота интуиция может быть важнее даже профессиональных навыков. Даже если у тебя нулевой опыт и минимальные навыки, то именно умение прислушиваться к собственной интуиции может помочь выжить.
А ведь он прав. Если так подумать, то многие из действий Синдзи были продиктованы именно интуицией. Но ведь интуиция, как однажды он сам заметил, это результат накопления опыта?
- Синдзи?
- Да?
- А где изучал поведение в экстремальных ситуациях? Когда жил там, в подземельях? - Шизука вспомнила их  беседы во время прогулки по праздничному кварталу, когда Икари развлекал их с Шинатосе рассказами о весёлых эпизодах о жизни на технических уровнях.
- Ну да, за шестнадцать лет практики хватило. Ну а теорию мне дедушка Хиро преподавал. - Синдзи замолчал, видимо вспоминая прожитые годы. - Впрочем, учитывая его жизненный опыт в этом нет ничего удивительного.
- Ну да, я помню - ты рассказывал, что всё это время жил с ним "под землёй". Знаешь, - девушка вытянула руку, с наслаждением ощущая, как кожа быстро впитывает живительные фотоны. - Я не перестаю удивляться тому, насколько ты собран и практичен, учитывая, что ты так и не получил никакого специального образования. 
- Тут ты права лишь отчасти. Дед был опытным пилотом и обладал огромными запасами знаний. Он, вообще, был ходячей энциклопедией.
- Уверена, он был хорошим человеком. - Хошиджиро попыталась представить себе, каким же был воспитатель Синдзи.
- Да, дед был отличным человеком и хорошим наставником. Знаешь, у нас в подземельях был тренажёр-симулятор для Типа-семнадцать, правда, ума не приложу, как деду удалось его туда затащить - на котором я почти что с младенчества тренировался. - Икари коротко рассмеялся. - Надо было видеть, как он сиял от гордости, когда мне уже в шесть лет удалось побить его рекорд. 
Теперь понятно, откуда у него такой профессионализм в пилотировании "стражей".
- Так вот почему ты так мастерски управляешь "Белой луной".
- Ещё бы. - весело фыркнул Синдзи. - Двенадцать лет ежедневных тренировок по шесть-восемь часов в сутки. 
"Круто!" Ничего удивительного, что он так великолепно проявил себя уже в первом бою.
- Кстати, Шизука...
- Да?
- Ты не жалеешь, что стала пилотом?
Девушка задумалась. Странно, но даже после всего пережитого она по-прежнему уверена в правоте своего выбора.
- Нет, абсолютно.
- Значит, ты не ошиблась с выбором жизненного пути.
Только вот почему у него в голосе не чувствуется одобрения или гордости за напарницу, а только грусть и печаль? Словно он... предвидит что-то такое...?
- А почему ты вообще решила стать пилотом?
Почему? Шизука свернулась калачиком, пытаясь вспомнить тот период своей жизни. И... не смогла найти ответа.
- Я уже... не помню...
Хмык и странное:
- Scheisse! Ещё один грёбаный мир, в котором хрупкие, не познавшие жизни девочки должны своей смертью обеспечивать комфортное существование оравы здоровых взрослых лбов.
- Что?
- Не обращай внимания, Шизука, я просто бурчу на несправедливые реалии этой жизни.
Ну вот, Синдзи Икари в своём репертуаре - не соврав, ловко уходит от прямого ответа. Как у него так получается - не говорить правду, не сказав и слова лжи
- Ты что-то сказал на непонятном языке, Син. Я никогда не слышала такой раньше.
Молчание, грозящее затянуться слишком долго.
- Это один из некогда самых распространённых на Земле языков. - неожиданно нарушил тишину Икари. - По стечению обстоятельств, во время эвакуации на Сидонии оказалось очень мало человек, способных общаться на нём. Ну а спустя тысячу двести лет, утраты почти всех банков информации и девяностодевятипроцентного уничтожения населения Сидонии о нём все просто забыли.
- Древний язык времён Земли... - задумчиво протянула Хишиджиро. В памяти внезапно всплыла аудитория и лихо действующий шваброй Икари. "Это один из стилей Кобудо". 
- Синдзи.
- Я за него.
- В нашу первую встречу ты фехтовал со шваброй... - девушка замялась, подбирая слова. - Используя какой-то древний стиль "Кобудо"?
- Ну да. Это возникшее две тысячи лет назад на Земле искусство рукопашного боя с применением подручных предметов - различного сельскохозяйственного инвентаря, посуды, инструментов, ну и всего, чем можно треснуть человека сильней, чем кулаком или ногой.
- В том числе и швабр - задумчиво протянула Хошиджиро.
- И швабр. - согласился напарник. - А так же стаканов, книжных томов, инфопланшетов и снятых с ноги сапогов...
Шизука готова была поклясться честью семьи, что знание Синдзи "Кобудо" напрямую связано со знанием им неиспользуемого языка.
- А откуда ты всё это знаешь? Ну... это искусство и язык...?
- Книжки разные читал. - странным голосом пояснил Икари и вздохнув, добавил. - Которые, увы, были все утрачены при одной из техногенных аварий.
И сколько в сказанном им правды? Хотя нет, не правильно - сколько правды он ей не сообщил?
        
         Хошиджиро проснулась от шума возни и недовольного бормотания Икари. Девушка невольно зевнула и парень обернулся на звук:
- А, вижу уже выспалась.
- Что случилось? - судя по всему, Синдзи был чем-то недоволен.
- Ничего важного, коллега. Разве что энергия накапливается слишком медленно - в поясах Койпера от фотонных мембран не особенно много проку. Боюсь, с такими темпами энергии на ещё одно ускорение целую неделю придётся накапливать.
У Хошиджиро стало портиться настроение.
- Сидония нас бросила?
- Нет, она ещё нас не нашла.
Шизука пристально посмотрела ему в глаза - да, он действительно не обманывал, не пытался успокоить её ложью. 
- Почему ты так ведёшь себя? Ты разве не боишься смерти?
- Нет, не боюсь. Я не хочу умирать, но самой смерти не боюсь... Потому что смерть - это начало нового пути...
И снова Хошиджиро увидела в его лазах бездну, страшную, пугающую своей необъятностью и какой-то непостижимой тоской.
"Он что, пережил клиническую смерть?" Возможно, что да и не раз, но Шизука не решилась спросить Синдзи об этом. Потому как опасалась - то, что она узнает может стать для неё непереносимой ношей...
Повисшую тишину в кабине нарушило громкое бурчание живота Синдзи.
- Знаешь, философия философией, война войной, а обед - по расписанию. - улыбнулся парень.
- Ну, давай, ты поешь. - согласилась девушка. - А с меня хватит и фотосинтеза.
- Даже растениям не достаточно одного света, а уж тем более таком молодому растущему организму как ты. - улыбнулся напарник и направился к отсеку с НЗ. - Так что не стоит в нынешней ситуации заниматься лечебным голоданием.
Шизука невольно улыбнулась, глядя, как он роется в содержимом отсека.
Гм-м... армейский хавчик... вода... тэк-с, а тут что...?
Неожиданно Синдзи повернулся к ней с озадаченным видом:
- Шизука, а разве шоколад входит в комплектацию НЗ на "фреймах"?
- Э-эээ... - Шизука призадумалась. - Насколько я знаю - нет.
- Вот как. - Икари задумчиво повертел упакованный в тёмный полиэтилен продолговатый брусок. - Ну всё равно это к лучшему. Шоколад незаменим как средство для поднятия тонуса. Держи, ты должна его съесть обязательно.
- Спасибо. - улыбнулась Хошиджиро, принимая упаковку. Икари же снова продолжил копаться в отсеке.
Спустя полминуты девушка растерянно окликнула напарника:
- Синдзи, тут какая-то записка. 
- Записка? - Икари подплыл к ней. - Интересно.
Вдвоём они принялись изучать содержимое загадочного послания:
"Поклонник, это специально для тебя. Если попробуешь просто так, без необходимости сожрать этот шоколад (а так же остальные пайки), то я лично спущу с тебя шкуру.
Твой ангел-хранитель."
Кабина "Цугумори" содрогнулась от оглушительного оглушительного хохота - Икари завертелся юлой, скрюченный приступом неудержимого веселья:
- А-га-га-га-га... хр... г-а-га-га...ну, Сасаки, 
ну, зараза!!!  Хр... ха-ха-ха... вот же приколистка ... нет, я её обожаю - так приколоться...!!! 
- Синдзи, о ком это ты? - Хошиджиро растерянно смотрела на развеселившегося напарника. "Кто эта Сасаки? Почему она положила ему шоколад?" В глубине души девушки начало зарождаться непонятное чувство к этой загадочной персоне.
- Это Сасаки. Глава "Тоха Хэви Индастриез", технарь от Ками, бузотёрка и юмористка первого разряда... - утирая слёзы, пояснил Синдзи. - Она лично курирует обслуживание и ремонт "Цугумори". Я с ней незадолго до вылета пообщался на тему модернизации и довооружения моего Типа-семнадцатого, ну и попутно попросил её проследить за за обеспечением НЗ. Вот она и прикололась.
- Причём тут "поклонник" и "ангел-хранитель"? - подозрительно прищурилась Шизука.
- А, ты про это? - беззаботно махнул рукой напарник. - Это просто прикол - я сказал ей, что техник обслуживающий "стража" по сути становится ангелом-хранителем пилота. Ну а народ, похоже в ответ назначили меня в её поклонники... Представляю, как она после этого свирепствовала...
Сасаки... Память внезапно выдала образ стройной пышногрудой красавицы с длинным хвостом пышных каштановых волос и свирепым взглядом, к которой как-то на глазах у Хошиджиро один из техников обратился по имени.  "Поклонник и ангел-хранитель, значит?" - Шизука почувствовала, что начинает испытывать к этой Сасаки что-то очень похожее на ревность. Интересно, что у Синдзи с ней?
- Шизука, не строй коварные планы. - шутливо толкнул её в плечо Икари. - А просто кушай эту прелесть. 
Девушка осторожно откусила кусочек. Да, действительно, прелесть...
        
        
  
         За прошедшую неделю на Сидонии удалось восстановить большую часть разрушений и расчистить от обломков жилые сектора, жизнь постепенно возвращалась в привычное русло. Но, тяжкий осадок всё равно оставался. Слишком много людей погибло, госпитали по-прежнему были до отказа забиты раненными и покалеченными, вереницы похоронных процессий по прежнему тянулись к корпусам биореактора. Казалось, в самом воздухе корабля-ковчега разлилась смесь противоречивых эмоций - радости, облегчения, горечи утрат и ожидания чего-то худшего.
По каналам СМИ было официально объявлено, что Сидония вошла в зону повышенной опасности. Что это значит, понимали все...
        
         В воздухе вертелись голографические изображения гигантских космических кораблей самых разных форм и расцветок.
- Итак, сколько кораблей-ковчегов улетели в космос после разрушения Земли? - голос лектора гулко разносился по аудитории. - Хонока... Рен?
- Примерно пятьсот.
Шинатосе уныло отвернулась. Её душила тоска и отчаяние. Вот уже неделю об Икари и Хошиджиро не было никакой информации. И надежда увидеть их живыми постепенно угасала. Изане до боли не хватало Синдзи. Удивительно, но каким серым и унылым оказался мир, когда рядом не стало этого вредного юмориста с его непредсказуемостью и нестандартностью, вечными выходками, с его манерой сначала своими рассуждениями доводить до белого каления, а потом одной единственной фразой заставлять всё забыть, готового поддержать в любую минуту, выслушать и дать дельный совет. Как же не хватает его комплиментов-подколок, периодического ворчания по поводу всего и вся. И его железобетонной уверенности...
"Син... Ну почему всё так пошло?" Почему, стоило только у Шинатосе появиться настоящему другу, как судьба забирает его от неё? 
Сейчас Изана остро чувствовала своё одиночество. Да, рядом были однокурсники, да она по прежнему видела вокруг себя друзей и подруг, но... Теперь она по настоящему была одинока.
- Как назывался последний корабль, с которым контактировала Сидония? Шинатосе?
Гермафродит вздрогнула:
- Эм... 
Но отчаянные поиски, как в памяти, так и в инфопланшете ничего не принесли. Да и до того ли сейчас, как назывался тот корабль?
Сэйи устало вздохнул:
- Неважно... Пожалуйста, будьте внимательны во время лекции.
- Прошу прощения...
Ичиро снова вздохнул. Шинатосе можно понять - потеря близкого товарища (и как подозревал офицер, для неё Икари был не просто товарищем) окончательно выбила бедолагу из колеи и должно пройти немало времени, чтобы раны в душе подростка затянулись.
- Хорошо, Кунато? Ты знаешь ответ, не так ли?
- Апосимз.
- Верно. - на экране возникла огромная клиновидная туша корабля-ковчега. - Итак, Апосимз...
Изана снова отвернулась, утратив остатки интереса к лекции.
        
         ...Огромная покрытая отверстиями пирамида, похожая на кусок редкого элитного сыра, занимала все экраны голопроектора
- Эта экспедиция столкнулась с огромной неопознанной конструкцией около шестисот лет назад. Это произошло в пятом веке после старта Сидонии.
Раньше, Шинатосе с неослабевающим вниманием бы вслушивалась в речь лектора - Изана до жути обожала тайны и загадки, но сейчас...
- Как полагают, эта конструкция была создана инопланетной цивилизацией. Чтобы произвести детальное обследование конструкции, экспедиционный корпус проник внутрь её и обнаружил единственное оружие, способное поражать ядро гаун. 
Изображения сменяли одно за другим. Конструкции, схемы, гауны...
- Частицы, способные уничтожить "истинное тело" гауны были вмонтированы в копья и получили название "Кабизаши", потому что по форме напоминали колосья риса. Не похожие ни на одно известное нам вещество, они ни с чем не вступают в реакцию, их нельзя синтезировать. Но они обладают способностью проникать сквозь плоть и оболочку плаценты гауны, вызывая их разрушение. Это наше единственное оружие против гаун. Мы не знаем как их воспроизводить, поэтому их количество ограничено. За прошедшие шестьсот лет мы так и не узнали кто создал конструкцию, в которой были найдены "Каби" и зачем.
Вот интересно, чтобы сказал Синдзи по поводу странной конструкции и находок в ней? Икари всегда отличался способностью к аналитическим суждением и обожал докапываться до истины, поражая при этом необычностью взглядов и выводов. Наверняка, Син бы указал на пару очевидных вещей, которые остальные и не подумали заметить и поразил бы её очередным парадоксальным, но верным выводом. Он бы...
Ну, вот опять все мысли о нём.
        
         - Я устала от твоих жалоб, Лала. - Кобаяши отвернулась от сверкавшей в обзорном окне россыпи звёзд и бросила немного раздражённый взгляд на стоявшую внизу человекомедведицу.
- Называй меня моим полным именем! - взревела гибрид, подтвердив свои слова неистовым взмахом искусственной конечности. - Сейчас я особенно не хочу иметь с тобой ничего общего!
- Не говори так. - Кобаяши мрачно зыркнула на подбоченившуюся соратницу и напомнила той. - Мы последние из выживших членов экспедиционного корпуса, шесть веков назад подчинивших человечеству гауну.
- Ещё Очиай... - напомнила Хаяма о так и нерешённой проблеме. 
- Нас провозгласили героями когда мы привезли те наконечники для копий. Я думаю, что не многие об этом знают.- капитан внезапно отвернулась, яростно уставившись в пол. - Ну ещё есть эти надоедливые клоуны.
- Разве не очевидно, что Хироши спрятал в "подземельях" этого ребёнка потому что его всё это достало. - взвилась Лала. - Он... Синдзи... Ты ведь могла бы объявить, что он сын Хиро! 
Кобаяши со вздохом отвела взгляд.
  
      
Да могла. Но с какими последствиями? Совет опасается, что клон Сайто пойдёт по его стопам и в один прекрасный день так же взбунтуется, как взбунтовались однажды Очиай и сам Сайто. И обязательно постарается нейтрализовать его. Если не убьёт, так поступит с ним так же как с Очиаем, превратив парня в ничего не помнящую марионетку с контролируемой личностью, включающейся и выключающейся подобно программе в операционной системе. Но сотворить такое с сыном того, кто ей был так дорог, она никогда не позволит. Поэтому пусть все пребывают в неведении.
"Все, но не Синдзи" - шепнул внутренний голос. "Да, похоже, Икари в курсе того, кто он и кто его "дед"". Интересно, а знает ли он своём бессмертии и сверхвозможностях организма? Что-то подсказывало, что да. В памяти всплыл пристальный взгляд парня. Да, знает. Знает всё. Но, продолжает скрывать это ото всех. А значит, Синдзи в курсе того, что его может ждать.
Капитан вспомнила его прогнозы... Да, он может натворить дел больше чем Хироши и стать опасным как Очиай... Хотя, почему "может"? Мог... 
"Вот что я себе не прощу, так это его потерю! Сначала Хиро, потом - он..."
        
         - Так, две трети НЗ мы уже оприходовали. - заметил Синдзи, протягивая упаковку с пайком напарнице. - В принципе, в норматив мы укладываемся.
- Не знаю. - грустно заметила Шизука, вертя в руках пластиковый брикет. - Син, ты же знаешь, что я могу обойтись одним фотосинтезом.
Тот только фыркнул:
- Не мели чушь, напарница. Пока будет еда, ты будешь есть. Вместе сражаемся, вместе спасаемся, вмести и смерть, если что встретим.
Удивительно... всё же так спокойно говорить об этом... Хошиджиро развернула обёртку и откусила кусок от плотной тёмно-серой массы.
- Вкусно. Никогда не думала, что армейский паёк может быть таким вкусным..
- Хех. - хмыкнул со странным выражением лица Синдзи. - Уж поверь, последний паёк станет самым вкусным и покажется нам истинным деликатесом.
Неожиданно Шизука попыталась представить на месте сидевшего напротив неё парня своего друга - Норио Кунато. И с удивлением осознала, что это невозможно. Получалось - стильный, надменный, красивый, аристократичный, не скрывающий своего превосходства над остальными, Кунато просто не мог оказаться на месте грубого, эксцентричного и непредсказуемого Икари... Парадокс, но оба её друга были полными противоположностями друг друга ... "Да друг ли тебе Норио?" - мелькнула внезапная мысль. "Да, Кунато не скрывает своих симпатий, но... Стал бы Кунато так же рисковать ради меня жизнью, как сделал это Икари?"
        
        
         Они висели "валетом", почти соприкасаясь головами, и молча наблюдали за неспешными кувырканьем непонятных конструкций, созданных Синдзи  из пайковых упаковок. На вопрос Хошиджиро "Что это?" парень тогда только пожал плечами: "Сам не знаю" и продолжил мастерить их.
Шизука любовалась бликами на пластиковых гранях поделок и неожиданно для себя начала рассуждать вслух:
- Иногда я задаюсь вопросом - откуда взялись гауны? И сколько их вообще? Выглядят ли они как корабли или же похожи на гнёзда... Мы так и не узнали ничего нового с момента нашей первой встречи с ними. Мы никогда не могли войти с ними в контакт. Но, знаешь, первая гауна, которые спустились на землю, были похожи на людей. Это было через двести лет после первого контакта.
Она не поворачивала головы, по-прежнему задумчиво глядя на залитый тусклым светом звезды потолок кабины, но знала - Синдзи сейчас её внимательно слушает.
- Знаешь, иногда мне кажется, что гауны пытаются войти с нами в контакт. Может быть мы просто слишком разные, чтобы понять друг друга. Я бы хотела, чтобы мы когда-нибудь сделали им шаг навстречу...
Странный задумчивый вздох:
- Разумные мысли, напарница. Но вот немножко в неправильном направлении.
- Почему.
- У гаун своя логика, нам непонятная. Возможно, что и понятия дружбы и общения у них совершенно иные. Возможно, что они и вовсе не обладают сознанием. А возможно гауны воспринимают нас как помеху или источник энергии... либо генных материалов...
- Генного материала? - удивлённо протянула Шизука.
- Именно, напарница. - Икари повернулся к ней лицом. - Смотри. Первая гауна прибыла на Землю, уже имея черты человека. А перед этим уже был контакт людей с гаунами. Подозреваю, с фатальными последствиям для людей.  Получается, что гауны зачем-то скопировали физическое строение человеческого тела. Могу предположить - они не только способны полностью копировать наши тела, причём, даже в оригинальных масштабах, но и, возможно, способны копировать информацию 
- Но зачем? Для чего им это?
- Не знаю. Возможно гауны - это кем-то созданные самовоспроизводящиеся биомашины, лишённые сознания, но обладающие интеллектом по типу компьютерного и способные даже самостоятельно вырабатывать алгоритмы действий. А может быть гауны - просто вид космической жизни, неразумный или полуразумный, действующий в соответствии с первоначально заложенными инстинктами... Сложно сказать... Непонятно даже то, продукт ли они эволюции, или плоды чьей-то биоинженерии... Так что сомневаюсь, что контакт с гаунами как с равными разумными возможен. Симбиотическое существование, использование гаун в своих интересах... Не исключено, но вот дружба...
Хошиджиро поражённо замерла, переваривая услышанное - с такой точкой зрения она столкнулась впервые. И она, не смотря на свою парадоксальность, выглядела довольно логичной.
        
         - Angelhuren! - Синдзи восхищённо присвистнул и обернулся к сонно клевавшей носом Хошиджиро. - Ты только полюбуйся на это!
Шизука выпрямилась и замерла, очарованная разворачивающимся перед ней зрелищем - прямо на "Цугумори" стремительно надвигалось огромное, полыхающее ярко-синим светом кольцо. 
С каждым мгновением оно увеличивалось в размерах, пока, наконец, не  поравнялось с "Цугумори" так, что сам "фрейм" оказался точно в его центре. И теперь было видно, что на самом деле это соединившиеся в круг несколько сотен "стражей"
- Не может быть. - охнула Шизука. "Неужели это.. за нами?!!"
- Полагаю все две с половиной сотни "фреймов" охранного отряда. И все по наши души. - улыбнулся во весь рот Синдзи.  - Надо сказать с движками на форсаже это выглядит впечатляюще.
- Двигатели на форсаже. Круто! - выдохнула восхищённая Хошиджиро, чувствуя, на лицо как помимо воли наползает счастливая улыбка. "Мы спасены!" 
А напарник у же наклонился над кокпитом:
- Впечатляющая формация, охранный отряд. А уровень мастерства при маневрировании такой формацией превыше всех похвал, Самари-сан! И, спасибо вам огромное, что не забыли про нас!
- Хнык... - невольно хлюпнула носом Шизука. И почувствовала, как её приобняли за плечо и ласково встряхнули:
- Ну вот, а ты мне не верила. 
- Си-ин... - тихонько прошептала девушка. И тут же покраснела, обнаружив что сидит, всем телом прижавшись к напарнику.
        
         - Сообщение от поисковой группы. - оживился один из операторов.
- Это заняло у них время. - Сэйи попытался скрыть своё волнение за напускным раздражением. - Хорошо. Вывести на главный экран.
- Есть!
Зазвучал усталый, но довольный голос Самари Иттан:
- Мы нашли Икари Синдзи и Хошиджиро Шизуку.
У всех находившихся в тот момент на мостике словно камень с души упал.
- Вот уж не думал, что увижу как все оборонительные отряды разом взбунтуются. - лукаво усмехнулся офицер и устало вздохнув поинтересовался. - Вы осознаёте что будете наказаны?
- Полностью. Готовы понести его. - уверенный тон Самари говорил о том, что проку от наказания на деле уже не будет ровным счётом никакого.
- Чтоб вас всех...! - облегчённо выдохнул Ичиро и повернулся к Кобаяши. - Жду ваших указаний, капитан.
В ответ та лишь весело хмыкнула и так же весело поинтересовалась:
- Разве похоже, что на Сидонии имеется двести пятьдесят шесть карцеров? Думаю, вы поняли, что я имею в виду?
- Да.
По всему мостику прокатилась волна радостных кличей.
- Всё же... - пробормотал Сэйи
        
         "Цугумори" взят на буксир и теперь пилотам предстояло покинуть ставший на две недели домом "фрейм".
- Синдзи. - Икари обернулся - и Хошиджиро помахала ему рукой. - Спасибо.
- Всегда пожалуйста. - улыбнулся тот.
"Он такой... хороший...!"  - смущённо порозовела девушка.
- За мной. - скомандовала Самари.
- Хай! - радостно отозвалась Шизука и поплыла вслед за пилотом к "стражу" Иттан.
- Давай, герой! - радостно гаркнул Цуруичи, когда Икари устроился пассажирском кресле его Типа-18.
- Не вопрос, коллега! - радостно оскалился спасённый. - Домой пора!
- Я собираюсь выпить за тебя позже! - показал большой палец напарник Самари.
- О, знаешь, что я мечтаю выпить сейчас, коллега. - отозвался Синдзи.. - После двух недель пыток одной совершенно безвкусной дистиллированной водой...
- И чего же? Сакэ?
- Чаю, друг! Я мечтаю об огромном пузатом чайнике горячего душистого чёрного чая!
В эфире прокатилась волна смешков. Шизука снова смущённо порозовела - какой же он... интересный!
- Отставить болтовню, "фрейм" ноль-ноль-семь. - рыкнула Самари.
- Есть. - насмешливо отозвались в эфире.
- Хмпф! - злобно фыркнула Иттан - этот Цуруичи не может без выкрутасов. Да и спасённый стажёр, видимо, тоже ещё тот... шутник! - Возвращаемся на Сидонию. Всем "фреймам" - двигатели на полную мощность!
        
        
   ____________________________________________________________
   ____________________________________________________________
     
        
        
             
   Часть 6
        
         Даже на фоне громады корабля-ковчега формация оборонительных отрядов по-прежнему выглядела внушительно.
...- Прямо сейчас мы видим возвращение в одном строю двести пятидесяти шести "стражей" в месте с двумя стажёрами и их "фреймом", на котором они дрейфовали в открытом космосе в течении одиннадцати дней. - бодро и деловито вещала диктор новостного канала. - До недавнего времени были опасения за их жизни, но стажёры Икари и Хошиджиро целы и невредимы. И теперь, спустя три недели они возвращаются домой на Сидонию...
        
         Норио Кунато был волевым человеком, но избавиться от детской привычки грызть большой палец при сильным волнении или раздражении, так и не сумел. Вот и сейчас он сидел в любимом кресле и, исподлобья глядя на экран безостановочно терзал зубами ноготь большого пальца правой руки. 
- ...Настоящий герой, он не бросил в беде своего напарника, Хошиджиро...
- Может, его выключить, Норио-сама? - тихо спросила миловидная белокурая девчушка, всё это время тихо стоявшая за креслом.
Норио чуть качнул головой: 
- Нет, не надо, Модзуку.
- ... стажёр Икари лично уничтожил гауну, пилотируя "страж" времён Четвёртой оборонительной войны. Может, это второе пришествие Рыцарей Сидонии?
Кунато встрепенулся, но тут же обречённо откинулся на спинку кресла.
"Как это несправедливо! Это я должен был в "Цугимори"!" А перед глазами стояло лицо Икари, сидевшего за спиной Цуруичи... Сквозь пластик шлема на зрителя смотрели усталые и не по возрасту серьёзные глаза...
"Рыцари Сидонии..." Норио почувствовал отчаяние. Отчаяние человека, у которого из под носа утащили его мечту, лишили цели, к которой он стремился всю жизнь. И сейчас Кунато всеми фибрами души ненавидел того, кто лишил его мечты, того, кто сел в ложемент "Цугумори", того, кто вместо него стал первым убийцей гауны, того, кто вместо Норио Кунато стал героем Сидони - Синдзи Икари. "Недочеловек", "крот" из "подземелий", рисовый воришка, по прихоти Кобаяши вознесённый на самые вершины...
        
        
         Серая, чуть бугристая поверхность ледяного панциря Сидонии неторопливо разворачивалась перед кабиной ноль-ноль-седьмого.
- Ну, каково это вернуться на Сидонию через три недели? - повернулся к стажёру Цуруичи. 
- Как камень с души свалился, коллега. 
- Наверняка, ты не против ещё подрейфовать наедине с ней? - тоном искусителя поинтересовался Коичи.
Все рации скафандров были настроены на приём и теперь розовая от смущения Хошиджиро не знала, куда деваться.
- Две недели в открытом космосе, за пределами границы невозврата, без энергии, в тесной кабине, да ещё с минимумом еды и воды? Какая уж тут романтика, дружище.  - фыркнул Синдзи. 
Самари фыркнула, слушая трепотню в кабине соседнего "фрейма" - от похабника Цуруичи иного и не ожидалось. А вот Икари... На экране было отчётливо видно, насколько у него непрошибаемое выражение лица. Что ж, ещё один маленький плюсик парнишка уже заработал.
- После карантина и дезинфекции стажёрам приказано прибыть в медицинский отсек для обследования. - скомандовали с Сидонии.
- Слышала? - повернулась к девушке Самари.
- Да. - кивнула Хошиджиро. "Дома, я, наконец-то, дома!"
- Разомкнуть строй. - гаркнула Иттан.
- Есть.
Один за другим  256 "фреймов" выходили из построения и, развернувшись, вытягивались в две ровные цепочки, устремившие к посадочным шлюзам.
  
        
        
        
         Платформа со стройной молодой женщиной и коренастым пожилым техником плавно подползала к "Белой луне"
- Мда-а... - почесала в затылке Сасаки. - И как ему удалось сохранить "фрейм" практически целым после схватки с гауной?
- Парнишка, похоже, знает своё дело. - усмехнулся Тамба. 
- Скорее понимает, что я ним сделаю, когда увижу изуродованный "Цугумори". - фыркнула женщина и окинула механоид оценивающим взглядом. - Тут работы всего ничего - заменить одну бронепластину, да заново покрасить. Ну и диагностику провести...
        
         Едва перешагнув порог в помещение с невесомостью, Икари тут же легонько оттолкнулся от пола и лениво поплыл вперёд.
Хошиджиро, с секунду поколебавшись, решила последовать его примеру. Только толчок получился посильней и Шизука уже на середине пути обогнала напарника.
- Спасибо, Син. - тихо прошептала девушка, проплывая мимо того, благодаря кому она осталась в живых. - Я рада, что была не одна.
В ответ получила едва заметную улыбку, адресованную ей и только ей.
Шизука вышла из галереи, так и не расслышав тихо сказанного ей вдогонку:
- Мне бы тебя, малыш, в следующем бою от ТОЙ смерти увести. Вот тогда и скажешь "спасибо"... 
        
         Гул голосов, наполнявший коридор на мгновение стих и взгляды собравшихся дружно устремились на приближавшуюся фигуру в стажёрской униформе.
- Эй, Икари, ты уже выздоровел?
- Да я и не хворал. - ухмыльнулся парень. - Разве что пришлось поголодать в невесомости.
- С возвращением!
- Рад видеть, Икари. - хлопнул по плечу героя дня проходивший навстречу рослый брюнет-старшекурсник. - И с возвращением.
Синдзи с ухмылкой покачал головой:
Раньше носы воротили, теперь каждый в кореша норовит записаться... Что с людьми медные трубы делают. 
Открытая дверца шкафа продемонстрировала его доверху забитое десятикилограммовыми мешками нутро.
Офигеть! И где они столько достали?
- Си-индзи-и-и !!!!
С радостным криком с другого конца  коридора к нему на всех порах неслась Шинатосе. С трудом затормозив на расстоянии вытянутой руки от него, Изана выдала:
- С возвращением!
Отдышалась и схватила напарника за руки:
- Вот это здорово было! - и, внезапно замолчав, внимательно разглядывать Икари с ног до головы. - Ты похудел. Тебе точно не надо отдыхать?
- Да за эти недели я в кабине "фрейма" наотдыхался по самое не хочу. - криво усмехнулся тот. - К тому же в общежитии всё равно делать нечего.
Неожиданно он умолк, окинул однокурсницу долгим пристальным взглядом и, шагнув вперёд, крепко её обнял:
- Знаешь, тебя, непоседы этакой, эти три недели мне так не хватало!
- Син...дзи... - растерянно вякнула Шинатосе
- Я за него... -  отстранился со знакомой ухмылкой парень. - Составишь мне компанию по дороге?
- Конечно! - просияла та. - А куда?
Синзи вздохнул и ответил мрачным, от которого просто взвыть захотелось, взглядом:
- Надо бы почтить память ребят из команды Акаи.
Шинатосе вздохнула - она совершенно случайно, по воле обстоятельств, присутствовала при том разговоре и помнила, как отчаянно пытался Синдзи предостеречь Акаи и остальных, как давал советы и пояснения, делился опытом и выводом. Стремясь уберечь пилотов от гибели, он даже не побоялся быть грубоватым и резким, что покоробило её тогда, но было объяснимо теперь.
        
        
  
         Кабина подъёмника неторопливо скользила вдоль башни, унося вниз двух стажёров. Икари всю дорогу не проронил ни слова и взгляд у него при этом настолько тяжёлым и отрешённым, что Шинатосе стало не по себе. 
Пару раз она заметила, как играют желваки на его скулах. Вот и сейчас Синдзи, стиснув зубы, невидяще уставился в окно кабины. Шинатосе повернулась к раскинувшемуся перед ними пространству корабля-ковчега.
- Красиво. - мрачно заметил напарник. - Похоже, большую часть разрушенного удалось восстановить.
- С ускорения прошло три недели. - тихо отозвалась Изана. - Но с каждым днём воняет всё сильнее и сильнее. Биореактор работает круглосуточно, но он явно не справляется.
- Останки будут находить ещё годы спустя. - повернулся к ней Синдзи. - Сейчас главное - не допустить вспышек эпидемий, неизбежных в таких ситуациях.
- Надеюсь, этого не случится.
        
  
         Белая громада мемориального комплекса мощно возвышалась над располагавшимся у его подножья кладбищем. Шинатосе поднимаясь длинной лестнице следом за Икари, грустно размышляла над поведением своего напарника. Внешне невозмутимый, собранный и даже жёсткий, он на самом деле остро переживал, испытывая муки совести, уверенный, что в гибели пилотов и остальных есть и его доля вины. "Но, даже если он и предвидел, чем всё закончится, то, что он мог сделать?" - рассуждала Шинатосе, отстранёно вслушиваясь в звук их шагов. "Всё, что он мог - он сообщил Акаи..." Возможно, он даже пытался предупредить и капитана Кобаяши, но...  Стала бы капитан Сидонии прислушиваться к словам пусть и талантливого, но новичка, всего неделю пилотировавшего "фрейм"? 
Четыре огромных портрета в чёрных рамах, заняли всю стену перед огромной наклонной плитой, по диагонали накрытой полосой чёрной ткани.
Икари несколько минут молча смотрел на лица пилотов, затем поклонился:
- Вечная вам память, ребята. Простите, что не смог вам помочь.
И уже едва слышно добавил:
Обещаю - эти девочки им не достанутся. 
Шинатосе нахмурилась, пытаясь понять сказанное, но так и не смогла разобрать ни слова.
Они уже направлялись к выходу, когда увидели что навстречу им медленно идёт девушка в чёрном с букетом цветов. 
Юхата Мидорикава.
- Она же... - растерянно прошептала Шинатосе.
Юхата подняла голову, на мгновение растерянно замерла, затем снова двинулась вперёд глядя себе под ноги.
Синдзи, поравнявшись с ней, тихо обронил:
- Прости, Юхата, я не смог помочь твоему брату.
Уже на выходе их догнало тихое:
- Вы сделали, что смогли. Большое вам спасибо...
        
        
        
  
         По полутёмному залу отчётливо разносилось эхо твёрдых шагов. Капитан Кобаяши, остановилась между рядами модулей жизнеобеспечения, не проронив ни слова. Совет бессмертных, десять мужчин и женщин, вот уже которое столетие вершивших судьбу корабля-ковчега. Сейчас капитан была без маски - тем, кто находился здесь её лицо было знакомо уже полтысячелетия. Кобаяши, все эти пятьсот лет сохранявшая молодость и красоту, по сравнению с ними была подростком. И облик молодой женщины только усиливал эту разницу. 
"Разговор будет тяжёлый" - мрачно резюмировала капитан.
- Мы слышали, поисковой отряд вернулся, Кобаяши. - шевельнулся один из возвышавшихся над модулями шлемов
- Возвращение героя. - прогудел второй Бессмертный. - Икари Синдзи, преемник Сайто Хироши 
Только сверкавшие в прорезях похожих на черепа масок глаза говорили о том, что за сталью и пластиком скрываются живые люди.
- Ты ведь понимаешь, Кобаяши? - добавил третий, женский голос. - Если Сайто в самом деле растил его - то Икари в конце-концов уйдёт от тебя.
Логично. Неудивительно, что это их так беспокоит. Лицо Кобаяши осталось таким же неподвижным - её эмоции, это её эмоции и собравшимся здесь незачем знать их. Капитан невозмутимо смотрела прямо перед собой - практика поведения при общении с Советом Бессмертных была наработана столетиями и тело привычно действовало без всякой подсказки.
- Скорее всего, Сидония сейчас находится в зоне повышенной активности гаун. - Кобаяши подняла глаза на опоясывающий половину зала голоэкран. - Боевые навыки Икари в сложившейся ситуации будут нам полезны.
- Всего этого можно было избежать, но тебе плевать на осторожность. - возразил четвёртый Бессмертный.
Капитан бросила взгляд на изображение корабля-улья и едко заметила: 
- А ведь вам всё равно, главное - свои жизни продлить.
- Ты что издеваешься, Кобаяши? - возмутился один из "черепов".
- Мы лишь предлагаем идти по пути, который сохранит Сидонию и человечество. - возразил ей другой. Если для этого потребуется Икари Синдзи, то мы задействуем его.
- Но если нет... - продолжил женский голос.
- Тогда ты должна будешь ликвидировать Икари Синдзи. - завершил уже другой.
Кобаяши усилием воли подавила поднимающуюся в себе волну холодной ярости. Да, такой цинизм в духе Бессмертных - избавляться от неугодных руками тех, кому они дороги. 
"Тогда Хироши не смог или не захотел пойти на прямой конфликт с вами... Похоже, теперь вы не на шутку боитесь, что его клон может пойти дальше..." Перед глазами всплыло лицо Синдзи. "А этот может... Когда заматереет и наберётся опыта..."
        
        
         Двери распахнулись, пропустив в столовую Синдзи Икари.
- Вечер добрый, тётушка Хаяма.
Человекомедведица шевельнула ушами и замерла, жужжание протиравшего с бешеной скоростью посуду трёхпалого протеза стихло.
"Синдзи... ты вернулся, мальчик!"
- Я тут курочку приготовила. - Лала повернулась к парню. - Жаренная она вкуснее всего.
- Отлично. - улыбнулся, усаживаясь за стойку, парень. - После трёх недель сидения на армейских пайках это как раз то, что мне нужно. 
- Соскучилась я без тебя. Некому было готовить каждый день. Рада, что ты вернулся.
-  Когда нас ждут - мы возвращаемся даже с того света. 
Хаяма внимательно взглянула в лицо Синдзи и натолкнулась на спокойный, усталый взгляд воина.
"Когда же ты успел повзрослеть, Синдзи? Ведь ты всего лишь дважды побывал в бою, а уже взгляд как у Хиро..." И ведь не похоже, что на нём так сказались события этой недели - Синдзи и в первый день знакомства был таким же.
От раздумий Лалу отвлекло появление нового посетителя - стажёра Хошиджиро. Которая, завидев Икари, тут же направилась к нему.
- Так и думала, что ты здесь.
- Ну а где же ещё быть после трёхнедельного голодания такому прожорливому типу, как я? - хмыкнул Синдзи. - Что показал медосмотр?
"А ведь он девочке нравится".
- Ну и хорошо. Давай, по сложившейся за эти три недели традиции поужинаем вместе.
Девушка порозовела, усаживаясь рядом. "Недели, проведённые в кабине "Цугумори", похоже, их сильно сблизили" - вздохнула про себя Лала. Да уж, ничто так не сближает, как совместное противостояние со смертью. 
- Прошу, угощайтесь. - Хаяма выставила перед молодёжью тарелки с ароматным жарким.
- Какой аромат... Спасибо огромное. - Синдзи одним движением подхватил палочки. - Итадакимас!
Хошиджиро не удержалась и хихикнула, глядя, как напарник наворачивает свой ужин. 
- Похоже, тебе, нравится.
- Ага... Божественно. - промычал Синдзи, не переставая работать челюстями.
- Давайте, ешьте вдоволь. - улыбнулась, глядя на подростков Лала. Да уж досталось. Не всякий взрослый выдержит то, через что им прошлось пройти. А они выжили, избежав верной смерти и сейчас наслаждаются жизнью как ни в чём не бывало. Юность...
- Вкусно. - Хошиджиро буквально лучилась счастьем. - Наконец-то я чувствую себя дома!
- Везде хорошо, а дома лучше. - наставительно заметил Икари, снова принимаясь за мясо. - Кстати, Лала-сан, знаете ещё чего мне так не хватало  там в космосе?
- Чего же, Синдзи?
- Хорошо заваренного чёрного чая и кофе. Я олух такой, не удосужился запастись концентратами, за что и был наказан судьбой. - Синдзи скорчил гримасу. - Двадцать дней на одной дистиллированной воде... Буэээ...
Шизука снова захихикала.
"Ну, паршивец! Три недели со смертью в обнимку в космосе дрейфовал, а теперь ещё и шутит..."
- Тебе чаю или кофе, Синдзи.
- И того и другого... По полному чайнику.
Хаяма, уже начинающая привыкать к экстравагантным выходкам Икари, тут же выставила на стойку чайник с кофейником.
- Так с чего бы начать. - рука Синдзи в сомнении зависла между ёмкостями с напитками. - М-мм... пожалуй, сначала прополоскаем пузо чайком...
- Хихикс..
- Уф-ф-ф-ф... - сделав огромный глоток, Икари неожиданно повернулся к напарнице. - Знаешь, только побывав на грани, начинаешь понимать, как мало человеку на самом деле надо для счастья. Тишина, спокойная обстановка, душистый чай и приятная собеседница.
Хаяма покосилась на розовеющую от смущения Хошиджиро."Бедная девочка, она ещё не понимает, что счастливая беззаботная юность закончилась месяц назад и впереди у тебя ещё море боли, страданий и потерь... и это ещё ничего... Сколько их таких юных сгинет в пекле войны, так и не пожив вволю, не познав ни любви, ни материнства..."
Лала перевела взгляд на Икари, что с невозмутимо серьёзным видом нацеживал уже третью чашку (вот это водохлёб! Хиро в его возрасте таким не был!) и задумалась... А вот Синдзи... Нет, этот явно знает, что их ждёт... "Хиро, ты его с самого начала к этому готовил?" 
- Шизука, пододвинь, пожалуйста, мне кофейник, не хочу через тебя тянуться. Там я вижу, ещё осталось немного. - попросил девушку Синдзи.
- Синдзи, а это не слишком много? - поинтересовалась Шизука у товарища по оружию берясь за кофейник. - Так ведь и лопнуть можно.
- А ты налей и отойди. - с детской непосредственностью заметил тот, подставляя чашку. 
Сдавленное хихиканье перешло в звонкий девичий хохот, заполнивший своим эхом безлюдную столовую..
"Радуйтесь жизни, дети, живите и наслаждайтесь ею..." 
        
         - ...Несмотря на то, что вся Сидония радуется спасению стажёров, некоторыми гражданами был организован антимилитаристский митинг, что привело к нескольким столкновениям с полицией.. - студия с диктором уступили место кадрам разгона протестантов. - Трое полицейских были ранены, многие получили незначительные травмы и им потребовалась медицинская помощь. 
Очиай нажал кнопку на пульте и голограмма исчезла.
- Что касается их неповиновения... История о героизме дала нужный результат.. Большинство граждан рады возвращению Икари Синдзи после победы над гауной.
Кобаяши развернулась к стоящему у лестницы помощнику: 
- Толпе всегда нужен герой. 
- Тем не менее, из-за  жертв в результате маневрирования общество всё больше настроено против войны. Ситуация нестабильна, это выльется в масштабные беспорядки.
Капитан презрительно фыркнув отвернулась к иллюминатору:
Полагаю, мне придётся принять радикальные меры.
"После, того, что нам пришлось за последние сто лет, это наименьшая из проблем" За одиннадцать веков Сидонии доводилось пережить многое - от эпидемий до почти поголовного истребления населения и разрушения практически всей инфраструктуры. И каждый раз Сидония с честью выходила из трудностей. Так что даже масштабные акции протеста и уличные беспорядки на их фоне выглядят малозначительными.
"Мы пережили четыре войны с гаунами, выстоим и в этот раз. И если кучка идиотов решит, что могут позволить себе бунтовать во время боевых действий, то они на собственной шкуре убедятся, насколько это рискованное занятие".
        
         - Син, вот ты где!!! 
- А где мне ещё быть? Э-э-э... ты куда меня тащишь?
- Скорей, скорей!!!
- Да в чём дело? Что за...?
- Быстрее!
- Да ты и так несёшься как метеор! И вообще, куда мы так мчимся, коллега?
- Сейчас узнаешь!!
        
         -Ну вот, КМБ пройден, прощай "учебка". You a're army now...- пробормотал Икари, глядя на только что вывешенное официальное объявление:
        
        
   "Следующие стажёры получают звания пилотов:
Кунато Норио
Хошиджиро Шизука
Хонока Эн
Икари Синдзи
30 ноября год 1009 от старта Сидонии
Главнокомандующий Сидонии".
      - Поздравляю, Синдзи! - радостно рассмеялась Шинатосе.
- Спасибо, напарник.
А вокруг уже собирались остальные стажёры.
- Молодец!
- Поздравляю, Икари!
- Они использовали его данные для обновления Ви-эР-симулятора. - заметил кто-то позади.
- Здорово! - восхитилась девчушка рядом с Шинатосе.
- Я горжусь тем, что знаком с ним.
Только сам счастливчик оставался совершенно равнодушным к поздравлениям.
- Ну что ж, пойдём, коллега. - Икари развернулся к Изане. - У нас ещё куча дел.
Синдзи в своём репертуаре - другой бы стоял с обалделым видом или прыгал от радости, а этот смотрит на судьбоносное объявление, словно на расписание занятий!
        
         Канц... канц... канц... канц...
-...Ты не представляешь как я за тебя рада, Син!  Теперь ты полноценный пилот!
Канц... канц... канц... канц... Странный звук.
- Как думаешь, Изана, какие привилегии пилотам полагаются? Наверняка с жильём и снабжением что-то связанное...
Канц... канц... канц... канц... Откуда этот звук, вообще, берётся? 
- Нет, ну как можно быть таким меркантильным?!  - возмутилась гермафродит. - Его признали  полноправным защитником Сидонии, а его только привилегии и поблажки интересуют! 
- И что в этом такого, коллега?
Канц... канц...канц... канц... Источник звука явно движется вместе с ними. С того момента, как она поймала Икари, между прочим.
- Как что?! Быть пилотом - величайшая честь! И сводить всё к льготам и привилегиям...
- Между прочим, как минимум треть из учащихся в Академии оказались здесь именно ради тех самых льгот и привилегий.
- Икари!
Канц... канц... канц... канц... Да что это, в конце-концов, так коцает? 
- Он перед тобой, коллега.
- У-у-у... какой же ты зануда!
- Я не зануда, я - практичный реалист.
Канц... канц... канц... канц... 
Шинатосе прислушалась - так и есть, источник странного цоканья - обувь идущего рядом с ней парня.
- Син, что у тебя всё время так лязгает?
- Набойки на сапогах.
- А? - Шинатосе остановилась и с подозрением уставилась на обувь друга. - Это ещё что вообще такое?
Вместо ответа ей была продемонстрирована подошва, украшенная несколькими изогнутыми металлическими пластинами.
- Для чего это?
- Во-первых - чтобы обувь не скользила на гладкой поверхности.
- А во-вторых?
- Во-вторых?- парень пожал плечами. -  Для солидности.
Изана замерла, пытаясь осмыслить услышанное. 
- Ну, или для "выпендрежа". - пояснил он, видя что Шинатосе так ничего не поняла.
- А то ты мало выпендриваешься?! - обиженно надулась стажёр. - И вообще, у тебя сегодня праздник всей жизни!
- Верно! И это событие надо обмыть?
- Обмыть? - Изана замерла, хлопая глазами. 
- В смысле - отпраздновать.
- Икари, опять ты со своей терминологией! Ты, вообще, ненормальный тип! 
        
        
         - Начался новый этап нашей войны с гаунами. - вместе с ней на небольшом помосте глядя прямо перед собой на вытяжку стояли одетые в новенькую чёрную форму два парня и две девушки.0x08 graphic
 - Сейчас для нас нет пути назад. В последнем бою поисковой отряд показал свою доблесть. - Кобаяши прошлась перед  шеренгой новоиспеченных пилотов и, привычным для себя жестом уперев руку в бок, повернулась к остальным участникам церемонии. - И потому Кунато Норио, Хошиджиро Шизука, Хонока Эн и Икари Синдзи назначаются пилотами регулярных войск.
Жёлтый свет расставленных по саду фонарей разгонял полумрак искусственного сада, мягко освещая кроны цветущих сакур и выстроенный перед помостом курс 628-го поколения. 
Спина прямо, ноги вместе, носки врозь, руки скрещены за спиной. Шесть шеренг, двенадцать рядов - семьдесят два стажёра, тридцать шесть парней и столько же девушек и гермафродитов, замерли, выстроившись идеально ровным прямоугольником. Будущие надежды и опоры Сидонии, не шевелясь, внимали словам своего главнокомандующего.
  
      
Капитан незаметно покосилась на четвёрку новобранцев. Лица, как подобает случаю торжественны и бесстрастны, но глаза, если присмотреться, выдают чувства их владельцев. У девушек - волнение и восторг, у парней... Холодное торжество и удовлетворение у Кунато и... скука у Икари!
Вот как? Странное поведение для молодого парня, всю сознательную жизнь проведшего вдали от других людей. По идее, он сейчас должен дрожать от волнения и смущения, однако... Синдзи Икари вёл себя так, словно не раз и не два присутствовал на подобных мероприятиях в непосредственной близости от высокого начальства. 
Ещё одно доказательство того, что с клоном Хироши Сайто не всё чисто.
"Такому отношению к церемониям нельзя научить на словах, подобное вырабатывается только на практике.. Но где и когда?
Хиро, Хиро, какую тайну ты унёс с собой на тот свет? Что же на технических уровнях на самом деле происходит, раз оттуда к нам поднимаются новобранцы, не уступающие ветеранам?"
Взгляд снова упал на противоположный конец пилотского строя. Кунато Норио... Самовлюблённый аристократ... Интересно, он хоть понимает, что вся заслуга в получении звания пилота им и его напарницами целиком и полностью принадлежит Синдзи Икари, "кроту" из мира ржавых труб и прогоревших кабелей?
        
      После официальной части наступило долгожданное празднование - стажёры с весёлым гомоном кучковались между столами с праздничными угощениями.
- Восхитительно! - Икари методично опустошал одну за другой тарелки со снедью. - Габри мне бы сейчас обзавидовалась.
Изана, услышав уже знакомое ей имя, насторожилась. "Опять эта Габри!" - ревниво покосилась на друга гермафродит. - "Кто она такая? И где он мог с ней общаться, если как он сам утверждает, всю сознательную жизнь провёл вдали от других людей?"
Но на счёт последнего и Шинатосе были сомнения - всё поведение Икари говорило о том, что ему явно доводилось вращаться в людском обществе. Но, где и когда?
- О, а вот и они, восьмое чудо света. Банда одиннадцати. - внезапно выдал Син, уставившись на кого-то за её спиной. Изана обернулась - Икари оказывается заметил сестёр Хонока - одиннадцать розоволосых девушек-клонов, неотличимых друг от друга.
"Вот же гад! Не одной юбки не пропустит!" 
А "гад" оказался в своём репертуаре:
- Пошли, друг, будем с тобой на пару близняшек клеить.
"Друг"? "Клеить близняшек"? Этот... этот нехороший человек опять воспринимает её как парня?!! Изану аж перекосило. 
"Нет, он однажды дошутится, что я, действительно, как парень парню, набью ему морду!" 
         - Эн, поздравляю с получением звания.
Рен Хонока, оторвавшись от шутливого спора с Ро и Хо, обернулась, обнаружив рядом с собой парня в пилотском мундире. "Эй, да это же знаменитый Синдзи Икари!"
- Э-ээ... спасибо. - сестрёнка Эн явно не знала как ей быть в такой ситуации.
- Поздравляю, Икари. - пришлось Рен идти на выручку непутёвой сестричке.
В ответ парень ласково улыбнулся:
- Спасибо Рен, привет Ро, привет Хо... привет всем остальным, вы уж извините, я пока вас остальных путаю.
- ...?!! - Хоноки как одна замерли, дружно хлопая глазами - впервые за пять лет жизни им встретился человек, который смог определить, кто есть кто из Хонок, не спросив, как кого зовут.
- Сестричка Рен. - жалобно протянула Хо. - Как ему это удалось?
Невольно попятившись под удивлённо-требовательными взглядом одиннадцати пар красновато-бурых глаз, парень с извиняющейся улыбкой выдал:
- Ну-у, я различаю вас по выражению лиц...
- Что?!! - охнул хор из одиннадцати девичьих голосов. 
Вот это да! Про него не зря как в Академии говорят - уникум.
- Ты способен нас различить, не спрашивая наших имён? - изумилась Рен.
Синдзи же снова всех удивил:
- Не всех, но четверых точно. У Рен, Эн, Хо и Ро - разные характеры и это видно по выражению глаз.
- Это... невероятно. - прошептала Ро.
- Кстати, Эн, где ты так обучилась рукопашному бою? - поинтересовался Синдзи. - Тогда, в комнате фотосинтеза, ты лихо меня погоняла - еле удрать успел.
Рен не выдержала и прыснула. А Хо тут же подколола старшую сестрёнку:
- Эн, как раз, могла бы и извиниться.
- Что? - взвилась возмущённая таким предательством Эн. - А ты тогда разве не разозлилась, Хо?!
- Ладно, ладно. - примиряющее поднял руки парень. - Не ссорьтесь. Вы же одна семья.
"Интересно. У него такой странный взгляд..."
И это общительной и наблюдательной Рен Хоноке было знакомо - так умилённо и в то же время заботливо парни смотрят на любимых младших сестёр.
        
         - Икари.
Шинатосе обернулась и с трудом удержалась от недовольной гримаски - к ним подошёл ещё один герой праздника.
Норио Кунато. 
"А этому снобу что от Сина надо?" - Изана помнила слова Синдзи о том, чем может закончиться его с Норио конфликт и сейчас невольно напряглась. А в следующую минуту едва не уронила челюсть удивления - Кунато неожиданно для всех миролюбивым тоном (а он при желании умел быть обаятельным) выдал:
- Икари. я знаю, мы не друзья, но мы теперь напарники по звену. Поэтому давай оставим взаимную неприязнь в прошлом. 
В ответ получил добродушную улыбку от Синдзи:
- Согласен, напарник.
"Синдзи, что ты задумал?" Шинатосе знала, что Икари не свойственно добродушие к тем, кого считает своим врагами, поэтому такое поведение друга её настораживало. Равно как и неожиданное миролюбие Кунато. Какую игру намерены затеять эти двое?
- Тогда давайте сформируем четвёрку и пожмём друг другу руки прямо сейчас. - внезапно предложила державшаяся до того в сторонке Хошиджиро.
- Согласен, напарница. - кивнул Синдзи.
- Отличная идея. - тут же встрепенулась Рен (метко же её Син назвал - "массовик-затейник". И откуда он такие определения берёт?). - Давайте. Ну же, мальчики идите сюда.
Четыре пары рук, имитируя сцепление "фреймов", связали четверых пилотов в одно целое.
- Здорово. - восхищённо выдохнула одна из наблюдавших за ними Хонок.
- Вот этим можно гордиться! - поддержала её Рен.
Уже когда Кунато покидал их, Шизука случайно встретилась со взглядом Синдзи. И девушке стало не по себе - он был такой же, как перед первым вылетом и в тот день, когда погибла команда Акаи с тысячами других жителей Сидонии.
"Неужели нас ждёт опять что-то ужасное?"
        
         Перемещаясь от стола к столу, они случайно столкнулись лицом к лицу с Ямано. Та в первое мгновение растерянно замерла, затем выдала уже привычное этим вечером:
- Поздравляю, Икари.
- Спасибо, Ямано. - искренне улыбнулся ей Синдзи.
Эйко, несколько секунд помявшись, неожиданно добавила: 
- Э-ээ... Спасибо за то, что спас меня... тогда...
- Всегда пожалуйста, коллега. - снова улыбнулся парень. - Ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь, когда я рядом.
Вконец смешавшись, девушка что-то пробормотала и поспешила затеряться в толпе. 
- Надо же, а я думала - она так и не удосужится поблагодарить тебя за своё спасение. - фыркнула Изана.
- Ей бы сейчас со своим раздраем в голове разобраться. - хмыкнул в ответ на её замечание Синдзи.
- Да уж... Эта схватка с гауной здорово ударило по её самолюбию. 
- Этого бы следовало ожидать от девушки с подобным складом личности. - вздохнул напарник. Странно, такое ощущение, что он уже сталкивался с чем-то подобным. И, судя по погрустневшим глазам, это было связано с кем-то, кто ему был весьма дорог и близок. Но, с кем? 
Ксо, вокруг Синдзи одни загадки! Причём, явно связанные с его прошлым. Шинатосе была уверена - рассказывая о своей жизни там, "внизу", Икари не лгал. Другое дело, что обо многом он просто не говорил... Оставалось только догадываться, как много он утаил от своих друзей. И почему?
Синдзи, тем временем, уже покончил с закусками и теперь неторопливо потягивал что из высокого стакана - вопреки озвученному утром намерению, он даже и не смотрел в сторону спиртного.
- Синдзи! Икари Синдзи! 
Навстречу почти бежала девушка с зелёными волосами. Шинатосе едва заметно поморщилась - младшая сестрёнка погибшего Мидорикавы. Что она, вообще, тут делает?
- О, Юхата! - ну вот, сейчас Синдзи начнёт с ней любезничать. Мало ему Хонок... Хорошо хоть, Хошиджиро весь вечер в сторонке держится.
- Икари-сан!
- Сколько раз тебе говорить. - шутливо укорил её Син. - Не Икари-сан, а просто Синдзи. Мы же уже договаривались быть на ты.
- Ой, прости...
- Ничего, бывает.
- Синдзи. Я хочу поблагодарить тебя за то, что помог моему брату и его друзьям. - девушка низко поклонилась. -  Спасибо тебе.
- Не стоит, Юхата, я ведь не заслужил этой благодарности. Я ведь не смог по-настоящему им помочь.
- Нет-нет, ты сделал всё, что смог. - успокаивающе улыбнулась Мидорикава. - И я тебе очень за это благодарна. И... я рада за тебя! Поздравляю с получением звания пилота!
- Спасибо, Юхата. 
Шинатосе снова с трудом удержалась от недовольной гримасы - похоже, Синдзи теперь с каждой встречной девчонкой будет любезничать. И, вообще, почему он так с этой зелёноволосой нянчится? Тогда уговорил Акаи и ребят взять Юхату с собой и настоял на её присутствии во время разговора, и сейчас так уважительно на неё смотрит? И, кстати, как эта малолетка здесь оказалась?
- Мидорикава, а что ты тут делаешь? Насколько я помню - ты же с младших курсов? 
- А я уже перевелась на курс шестьсот двадцать восьмого поколения! - радостно заявила девушка. - И теперь буду учиться вместе с тобой, Шинатосе.
Изана нахмурилась - только такой радости и не хватало! Она же точно теперь будет постоянно вокруг Сина увиваться. 
- Можно мне тебя чем-нибудь угостить? - тут же подтвердила её подозрения потенциальная соперница за внимание друга. - Что ты сейчас пьёшь?
- Апельсиновый сок. - тонко улыбнулся Икари.
- Ты же вроде собирался отпраздновать своё повышение чашечкой сакэ? - съехидничала обиженная таким развитием ситуации Шинатосе.
- Не сейчас, коллега. - Икари пристально уставился на что-то за их спинами. - И в первую очередь, потому, что мне предстоит серьёзный разговор. Подержи-ка.
Изана машинально взяла протянутый ей стакан, растерянно глядя, как друг почти бегом устремился в направлении деревянного моста, что вёл к лифту. Проследив за ним, она с поняла, что целью парня является никто иная, как сама капитан Кобаяши, которая сейчас покидала сад в сопровождении двух охранников в масках.
"Да что он задумал?!!!" - теперь Шинатосе и вовсе не знала, что думать. Переглянувшись с Мидорикавой, он поняла, что её "соперница" так же теряется в догадках.
Впрочем, уход Икари не остался незамеченным и ещё для одного человека - свежеиспечённый пилот Хошиджиро тоже с тревогой наблюдала, как Синдзи торопиться догнать Кобаяши.
  
        
        
         - Капитан Кобаяши!
Капитан обернулась - по коридору к ним быстрым шагом направлялся Икари. 
"А форма пилота ему идёт" - мелькнула совершенно посторонняя мысль. - "Она делает его по настоящему привлекательным. Как Хироши..."
Так стоп, хватит. Она в первую очередь - главнокомандующий Сидонии и всё остальное уже вторично.
- Что вам надо? - заступил ему дорогу один из безликих.
- Пропустите его. - приказала капитан охранникам и едва заметно кивнула Икари. - Входи.
- Благодарю, мэм. - Синдзи прошёл следом за ней в лифт. Подошвы его сапог издавали странный чёткий стук на покрытом деревом (настоящая роскошь для Сидонии) полу лифта.
"Он что и эти железом подбил?" - изумилась Кобаяши. - "Когда только успел?!"
- Похоже, ты уже хорошо себя чувствуешь? 
- Да, восстановился полностью. - кивнул парень и тут же перешёл к делу. - Капитан, мэм, у меня к вам короткий разговор.
- Слушаю тебя. - не поворачивая головы откликнулась капитан.
- Капитан, я знаю, чей я клон. - не стал ходить кругами Икари. - Кто на самом деле мой дед. Я в курсе того, для чего меня... создали и в курсе особенностей своего организма. Я знаю, почему мне было запрещено подниматься "наверх" и почему я должен держать в тайне своё происхождение и свои особенности. И я обещаю, что это никогда не узнают те, кому это знать не положено.
Капитан внутренне похолодела. "Как я подозревала... Хироши, зачем ты ему всё рассказал?!! Что мне теперь с тобой делать, Синдзи?". 
- Но, знайте. - жёстко продолжил Икари. - Я вас не подведу. Я знаю, что моя судьба и моё предназначение - быть пилотом и защищать Сидонию. И я готов к этому. Долг самурая тяжёл как гора, а смерть легка как перо.
Капитан была ошарашена - она никогда не слышала от Сайто Хироши таких слов. "Хироши, кто же твой "внук" на самом деле?!!" Только пять веков жизни и железная воля помогли Кобаяши усмирить бешеное сердцебиение. Она сняла маску и и изумлением повернулась к парню. Тот не шелохнулся, продолжая смотреть прямо в глаза:
- Хагакуре - наставление самураев, рыцарей Японии, наших прямых предков. Ему уже две тысячи лет.
Откуда парень мог это знать?!! Кто его так воспитал, кто его этому научил? То, что не Сайто, она теперь в этом полностью уверена. 
Внезапно, Синдзи одним плавным движением опустился перед ней на колено:
- Я клянусь защищать Сидонию и всё человечество не жалея себя. Я, Синдзи Икари, клянусь честью воина,  что буду верен своему долгу до последней капли крови, пока дышу, и пока бьётся моё сердце. 
Пять столетий жизни кого угодно научать отличать правду от самой сокровенной лжи и сейчас Кобаяши понимала - Икари Синдзи действовал искренне, не утаив ничего. Да, он был скрытным и непредсказуемым, у него были свои тайны, возможно даже смертельные не только для неё, Кобаяши, но и для всей Сидонии, но, капитан была уверена - в любом случае Икари останется верным данной сейчас клятве.
А ещё пришло осознание, что клон Сайто обезоружил её, лишив даже малейшего оправдания в случае, если капитан попытается устранить его. 
"Иногда честность и прямота оказываются самым безотказным оружием". Но... сейчас у Сидонии появился самый надёжный защитник, а у неё - верный и преданный союзник.
Ладонь капитана мягко коснулась чёрных волос Икари. "Такие же мягкие как у Хиро..."
- Встань, Икари Синдзи, я - Главнокомандующий Сидонии принимаю твою клятву. 
Таким же плавным движением Икари выпрямился и отлал честь:
- Служу Сидонии, служу Человечеству.
Надо же, как верно. - удивилась капитан. Стоит взять это на вооружение.
- Капитан, у меня есть к вам просьба.
Что-то подсказывает, что сейчас Икари опять поразит её до глубины души.
- Слушаю тебя, Синдзи... 
        
        
  
         Дверь лифта распахнулась и Шизука с облегчением увидела, как в коридор шагнула знакомая фигура в чёрном.
- Меня ждёшь?
"Какая у него бывает ласковая улыбка!"
- Всё в порядке? Ты так внезапно побежал за капитаном.
- Да, надо было утрясти пару срочных вопросов. - устало вздохнул Синдзи, подходя к девушке. - Надо сказать, успешно.
- Да? Ну и хорошо. А то я подумала, что ты натворил чего.
  
      
- Натворил. Ещё как натворил...  -  загадочно ухмыльнулся Икари. - И такое натворил, что у многих скоро глаза на лоб повылазят.
- Синдзи!!! - дёрнулась как от удара током Шизука, по-настоящему испугавшись за друга. - Что же ты СДЕЛАЛ?!
- Тс-с-с... - указательный палец Икари коснулся губ напарницы. - Не бойся за меня. Всё что я делаю - я делаю во благо тех, кто мне дорог, поверь. И вообще, хватить нервничать, пойдём праздновать.
- Ага. - вся пунцовая от смущения, Хошиджиро поспешила следом, продолжая ощущать на губах прохладу его пальцев.
Дверная панель резко откатилась в сторону - за ней возникли Шинатосе с Мидорикавой.
- Синдзи, вот ты где! - Юхата, отпихнув Шинатосе (отчего та весомо приложилась головой об дверной косяк), ломанулась вперёд. И уже мгновение спустя, повиснув на руке Икари, затараторила:
- Давай отпразднуем твоё повышение прогулкой на батисфере? Как в прошлый раз!
- Прогулка в Море? - задумался Синдзи.
"Между прочим, хорошая мысль" - решила Шизука. - "Мы уже пилоты и право на посещение имеем... Только куда б этих двоих спровадить, пока они Синдзи из себя не вывели или друг с другом не сцепились?"
- Ох... - пробормотала, массируя ушибленный висок Шинатосе. - Так вот в чём дело...
- Ну же, Синдзи... - продолжила напирать Мидорикава.
- Юхата, я бы с радостью, но не сейчас. - с искренним сожалением улыбнулся Синдзи. - Поверь, я бы с удовольствием, но не сегодня. Вот завтра или послезавтра, я обещаю - я возьму вас собой и вместе с Шизукой проведём столько времени, сколько захотите.
- У-уу... - разочарованно протянула зелёноволосая.
- Обещаю. Давайте лучше сейчас вернёмся к остальным, пока народ там не истребил всё вкусное.
        
         И опять Шинатосе была все себя. Похоже, что умение портить близким друзьям праздники у Икари  в крови! Предложить прогулку на Море вместе с ней и Шизукой! Ладно, Шизука - это ещё куда ни шло, но в компании с этой нахальной зеленухой?! Да Изане общения с ней и с первого раза по горло хватило. 
Да и что сам Син в ней нашёл?  Согласна, симпатичная, миниатюрная, со стройной фигурой (хотя до той же Хошиджиро  малость не дотягивает), но всё же... Или его так тянет к девушкам с необычным цветом волос? Вон, к Хонокам Икари тоже липнет наверное из-за их розовых шевелюр? И небольшого роста, между прочим...
А что ещё в Юхате могло привлечь такого оригинала как Синдзи? "Высокий интеллект и способность к тактическому и стратегическому мышлению", как он сам выразился? Надо бы это как-нибудь у него поаккуратнее выяснить...
Внезапно, Шинатосе задумалась - а что в ней самой оказалось для Синдзи привлекательным? Ведь он с остальными девушками вежливый, доброжелательный, но старается держать от себя подальше. Да и, как подозревала, Изана, её принадлежность к третьему полу была причиной того, что Синдзи не торопится сближаться с ней как с девушкой. Ведь будь он парнем, выросшим непосредственно среди сидонийцев, то уж точно не стал бы обращать внимание на это обстоятельство.
        
         Внезапно погрустневший Синдзи наполнил маленькие чашечки слабым сакэ и предложил остальным троим:
- Давайте помянем брата Юхаты, его напарников и тех, кто погиб тогда, три недели назад.
Шизука взяла протянутую ей чашку: "странно, обычно на Сидонии не принято поминать погибших спиртным..." 
Царствие им небесное... - прошептал парень и, перед тем как выпить, намеренно пролил несколько капель на землю.
"Интересно, откуда этот обычай?" -  задумалась девушка. - "Тоже из числа забытых традиций Земли? И откуда Синдзи мог их перенять? Или это от деда, о котором он рассказывал тогда?"
        
        
         - Пилот Икари. -  словно из ниоткуда за спинами Шинатосе и Хошиджиро нарисовался невысокий брюнет в деловом костюме. Удивительно, но его появление Синдзи не застало врасплох - похоже, тот его ждал:
- О, вы вовремя. Давайте отойдём в сторону.
- Да, конечно.
И, к вящему неудовольствию двух стажёров и одного новоиспечённого пилота, оба собеседника быстро удалились на расстояние, не позволяющее погреть уши любопытным.
- Что происходит? - тихо поинтересовалась Мидорикава у Шинатосе, глядя на то, как Икари о чём-то разговаривает с незнакомцем.
- Не знаю. - огрызнулась гермафродит, раздражённая  беспокойством за друга и возможными грядущими неприятностями. 
- Это Очиай-сан, адъютант капитана Кобаяши.  -  пояснила Хошиджиро. 
- Во что он вляпался?! - не выдержала Изана.
- Не знаю, но это что-то серьёзное, и это меня пугает. - задумчиво заметила Шизука, глядя, как Очиай передаёт Синдзи тонкую чёрную папку. Явно с какими-то документами.
- Интересно, что в ней? - не выдержала Юхата.
- Сомневаюсь, что он нам расскажет.
Так оно и вышло - вернувшийся к ним Икари и не подумал даже хоть на немного приподнять завесы тайны, в ответ на все вопросы и подначки заметив только одно:
- Это всё ради нас и особенно вас. В своё время узнаете. 
        
        
         Фамильный особняк семьи Кунато стоял освещённый ярким светом, льющимся из окон и фонарей вокруг здания. И звук подкованных сапог человека в форме пилота регулярных войск, целеустремлённо шагавшего по каменным плитам огромного крыльца, особенно отчётливо раздавался в окружавшей здание тишине. Подходя к последней, ведущей непосредственно к двери лестнице, поздний посетитель остановился, раскрыл чёрную матовую папку, которая была у него с собой, некоторое время смотрел на содержимое, затем резко захлопнул её, хмыкнув:
Бойтесь данайцев, дары приносящих...
        
         Владелец особняка  в это время сидел в кресле и, привычно грызя большой палец правой руки, просматривал на огромном, во всю стену, голоэкране видеофайлы семейной хроники. Внешне невозмутимый, Кунато внутри весь кипел от злости и ненависти.
"Нет. Я добился всего своим трудом!" - Норио невидяще уставился на вырезки из газет, описывающие его постепенное восхождение к своей мечте. - "А вы отняли у меня величайшее оружие и и мою честь".
Кунато скрежетнул зубами, едва не отхватив пол ногтя. С раннего детства он мечтал о том дне, когда усядется в ложемент "Цугумори". Норио поклялся, что добьётся этого уже в шесть лет, когда он, маленький мальчишка стоял зачарованно любуясь громадой "Белой луны". С первого взгляда Кунато был покорён мощью "Цугумори" и его совершенством... Даже потёки ржавчины (ублюдки, как можно было оставить это без присмотра?!!) только ещё больше придавали легендарному "стражу" величия. 
Внезапный звонок оторвал его от наполненных злобой ненавистью размышлений. Посетитель? Норио не на шутку удивился.
Кого ещё принесло в такой момент?
- Модзуку, кто там?
- Это пилот Икари, Норио-сама. - тихо сообщила девушка.
"Что?!! Икари? Да что ему от меня надо?!" 
- Он утверждает очень хорошие новости, связанные с воплощением в реальность мечты вашей жизни, Норио-сама. - по-прежнему невозмутимо пояснила Модзуку.
Теперь Кунато и не знал что думать. 
- Хорошо, пригласи его сюда.
"Воплощение моей мечты? Но у меня одна мечта - пилотировать "Белую луну"". Кунато стало по настоящему интересно. "Радостное известие
Раздались уверенные, лязгающие шаги.
"Ксо, да он же своими копытами мне весь паркет расцарапает!" - поморщился про себя глава клана Кунато. - "Дикарь, не поддающийся никакой дрессуре..."
- Ну что ж, приветствую тебя в своём доме, Икари. - Кунато внимательно разглядывал вошедшего, размышляя вставать или нет? Равнять себя с этим "кротом" не было никакого желания, но... Икари, насколько знал его Норио, не из тех, кто без причины идёт на встречу своим врагам.
- Благодарю за оказанную честь. - официально отблагодарил тот и внезапно добавил. - У меня для тебя, Кунато, хорошая новость.
Даже так? И что за папка у него в руках? Явно напрямую связанная с тем, что этот... тип хочет ему сообщит.
Кунато махнул рукой в сторону стоявшего напротив кресла - так и быть, удостоим чести выскочку.
Синдзи не стал отказываться и, усевшись, сразу перешёл к делу:
- Я в курсе того, что всей мечтой твоей жизни было пилотирование "Цугумори". Впрочем, об знали все, не исключая капитана Кобаяши. Поэтому, она и приняла такое решение.
Незваный гость раскрыл ту самую папку и достал из неё лист бумаги, протянул его собеседнику., занятому перевариванием услышанного. Взгляд Норио скользнул по содержимому документа, машинально отметил "Официальный приказ главнокомандующего Сидонии... Печать... Действительно, важный документ... Лично Кунато Норио... ...?!."
- Ч-что?!! - Кунато не поверил своим глазам.
        
         ...- Что??!! Передать "Цугумори" Кунато Норио?!! Ты сошёл с ума, Синдзи, это же "фрейм" самого Хироши!! Он твой и только твой! Его восстановили только ради тебя! - Кобаяши не верила своим ушам. Да, она уже убедилась, что Синдзи Икари мастер на сюрпризы, но что бы на такие... Это уже ни в какие ворота!
- Воюет не железо, капитан, воюют люди. Я смогу защищать Сидонию на любом "фрейме" - как на Тип-восемнадцатых, так и на тех, что скоро придут им на смену.
"И это он знает? Да кто же он такой?!!"
- И всё же - почему нужно передавать "Белую луну" пилоту Кунато?
- Потому, что у него пунктик по поводу этого "стража". Он настолько зациклился на идее пилотирования "Цугумори", что рано или поздно, не получив желаемого, просто психанёт и уволится. А зная его подлую и коварную натуру - перед этим постарается подставить меня, что, уверен, закончится смертями ни в чём не повинных напарников и... напарниц. А оно нам надо? Такие опытные и перспективные пилоты должны воевать, а не страдать ерундой. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы дом не спалило.
Кобаяши уставилась на Икари. Да уж, такое чувство юмора точно не присуще Сайто. "Нет, он не копия Сайто, он скорее... его сын!". Похожий как две капли воды, но при этом разительно отличающийся по характеру, как порой различаются сыновья и отцы или братья-близнецы. 
Но... такое было бы возможно, если бы у парня были настоящие родители... Неужели Юри перестаралась с его наследственностью при проведении генетических модификаций? Или Хироши не один его воспитывал?
- Пусть Кунато получит сою мечту и попытается стать героем, Рыцарем Сидонии. - продолжил тем временем Икари. - Тем самым он спасёт жизни множеству молодых пилотов. Ну а если он не сможет обуздать "Цугумори" и гауны подсмолят ему копыта...
А это выражение у него откуда? Хотя, весьма точное в отношении самого Кунато.
- То. - продолжил Синдзи. - Не велика беда - одним спесивым и коварным, способным создать немало проблем, интриганом на Сидонии станет меньше.
И в этом была своя логика. Странная, коварная и... действенная. Удивительно, но откуда у парня такой талант к манипулированию другими? Прямолинейному Сайто подобное точно было не свойственно.
Мда-а-а... Не зря Бессмертный Совет его так боится... Этот парень будет пострашнее своего оригинала и по настоящему опасен для них. Да и для Кобаяши - тоже... Если решит, что её действия ведут Сидонию к гибели или большим жертвам. 
Да уж, если бы Хироши был таким же кованым и непредсказуемым... Хотя, ей известна ещё одна такая страшная своими коварством, расчётливостью и непредсказуемостью личность. 
Очиай...
"Но, в отличии от него, Синдзи верен своим принципам и клятвам. Что не может не радовать". Кобаяши едва заметно вздохнула и неожиданно для себя улыбнулась:
- Хорошо, пусть так и будет.
- Капитан, это надо сделать немедленно - моя интуиция сейчас буквально вопит о том, что вот-вот мы будем атакованы кораблём-ульем. Надо начать подготовку моего нового "фрейма" прямо сейчас. Равно как и оформление приказа о передачи "Цугимори". У нас в резерве несколько часов, не больше.
И откуда он это знает? Или...
- Твоя интуиция, Синдзи? - капитан буквально уставилась в глаза Икари. Из них повеяло такой бездной, что на секунду Кобаяши показалось, будто через зрачки собеседника в кабину лифта хлынула вечная стужа космоса.
"Интуиция? Предвидение? Или пророческий дар? Ты уже предсказал гибель команды Акаи и смерти и разрушения на Самой Сидонии... И не уверена, что это простая аналитика... И что ты ещё можешь предвидеть?" Внезапно, Курибаяши осознала, что даже при всём желании не станет задавать этот вопрос, ибо ответ может оказаться настолько жутким, что...
- Да, интуиция, мэм. Благодаря которой мне удавалось выжить в "подземельях" и в схватках с гауной. Что касается "Цугумори" и Кунато, то этому белобрысому снобу, чтобы стимулировать его желание лезть в пекло, можно посулить неплохой пряник...
        
         ... Кунато ошалевшим взглядом уставился на сидящего напротив.
- Всё верно. - кивнул тот. - "Белая луна" с этого момента - твой "фрейм".
- Н-но как...?! - прохрипел совершенно сбитый с толку глава "Кунато Девелопмент". - Почему...?
- Всё просто. - открыто и честно улыбнулся ему Икари. - Я с четырёх лет обучался пилотированию на тренажёре для Типа-семнадцатого и добился отличных результатов - все мои навыки были заточены под эту модификацию "фреймов". А так как единственным работоспособным "стражем" модели Тип-семнадцать сейчас оказался "Цугумори", то... - он развёл руками. - его и отдали мне.
- А почему сейчас...? - Норио до сих пор не мог поверить в реальность. "Это сон, это просто сон. Я случайно задремал и мне это всё снится..." - И почему ты пошёл на это?
- Из практичных соображений. У меня уже  достаточно опыта, чтобы уверенно пилотировать Тип-восемнадцать, выпускаемый твоей корпорацией.
- Это действительно прекрасная новость. - только и смог выдавить из себя владелец особняка. 
Затем встрепенулся:
- И всё же, почему ты сам согласился на это?
В ответ получил пристальный взгляд:
- Сейчас Сидония нуждается в Рыцарях, что защитят её от гаун. И твой долг - стать одним из них. Это шанс, Кунато, твой шанс стать героем и доказать, что ты по настоящему профессиональный пилот и лучший из лучших.
- А ты...?
- А что мне мешает стать Рыцарем Сидонии, пилотируя Тип-восемнадцать? Прямо сейчас Сасаки уже занимается форсированием двигателя моего нового "фрейма". - Икари рывком поднялся. - И, да, капитан Кобаяши просила передать тебе лично, что если на протяжении последующих трёх боевых вылетов тебе удастся проявить своё мастерство, то "Цугумори" перейдёт в собственность "Кунато Девелопмент".
Вот об этом Кунато даже и мечтать не мог. Норио невольно обрадовался, что именно сейчас сидит в кресле - потому что чувствовал, как ноги отказываются ему повиноваться.
- Скоро вылет. Так что не прощаюсь - встретимся в ангаре. - Синдзи повернулся к Модзуку и учтиво кивнул - Будьте любезны, проводите меня...
        
         Ичиро Сэйи у начал привыкать к тому, что внезапный вызов от дежурных операторов ни означал ничего хорошего. Вот и в этот раз все плохие предчувствия офицера оправдывались прямо на глазах.
- В чём дело?
- Прямо по курсу неопознанный объект. Тридцать два градуса по горизонтали, минус тринадцать по вертикали. Дистанция -- пятьдесят тысяч километров. Похоже это гауна и она не одна -  множество ядер прикрытых одной, модифицированной плацентой. Похоже, это улей!
- Улей... - повторил Сэйи и не выдержав, рявкнул. - Почему раньше не заметили?!!
- Полагаю, он шёл в скрытном режиме. - обернулась оператор.
"Вот это уже совсем плохо. Мы едва справились с одной, а теперь на нас прёт целый улей..." - Сэйи с отвращением смотрел на изображение огромной веретенообразной туши, заканчивавшейся длинным, похожим на крысиный хвост. Целая россыпь красных пятен внутри неё обозначала истинные тела гнездившихся в улье гаун. Их было много... слишком много...
  
      
Наученный предыдущим опытом, Ичиро уже не питал ни каких иллюзий по поводу того, в какую цену Сидонии обойдётся уничтожение нынешнего противника.
- Они уже давно нас засекли и теперь незаметно подобрались. - подытожила спускающаяся на капитанской площадке Кобаяши.
- Капитан! - повернулся к ней Сэйи.
- Сформировать ударную группу. - так же спокойно продолжила Кобаяши.  - Решение о подборе состава оставляю на вас.
- Есть.
        
         - Вторая западная и четвёртая восточная пусковые  вылету готовы! Пилотам занять свои места.
Крохотные на фоне огромных механоидов фигурки людей сновали туда сюда -  пилоты бежали к "фреймам", техники суетились вокруг "стражей" и механозиов -- Сидония готовилась дать отпор извечному врагу.
        
         ...- Улей пересёк третью линию обороны.
- Но...? - белобрысый и сухощавый пилот с огромным горбатым носом растерянно наклонился вглядываясь в данные на голоэкранах.
- Не трать время зря, Цуруичи! - гаркнула пробегая мимо Самари .
- Эй, подожди!... - заторопился следом встрепенувшийся подчинённый.
        
         Норио Кунато, внешне невозмутимого, внутри буквально распирало от гордости -- его мечта сбылась и сейчас он пойдёт в бой на "Цугумори"! Настало его время.
- Кунато. - окликнул знакомый голос из-за спины. Пилот обернулся -  так и есть, следом за ним, держа в одной руке пилотский вакидзаси а в другой- шлем, быстрым шагом двигался Икари.
- Не забудь, Кунато -  у "Цугумори", в отличие от Тип-восемнадцатого, нет подруливающего автопилота и всё будет зависеть от твоей реакции и ловкости. К тому же он после довооружения и бронирования  весит почти в полтора раза больше. так что не жди от "фрэйма" сногсшибательной маневренности.
- Можешь не беспокоиться. -  Норио послал ему преисполненную уверенности и превосходства улыбку.  - Я всю жизнь к этому готовился. 
- Я тоже всю сознательную жизнь готовился истреблять гаун. - зловеще скалился Икари.
От его взгляда Кунато на краткое мгновение даже стало не по себе -  сейчас  ему в лицо смотрел не "крот из подземелий", не наглый стажёр, капризом судьбы вознесённый на самую вершину славы, нет, сейчас ему в глаза смотрела живая машина смерти, готовая крушить и убивать.
         - Кунато? 
- Чего тебе ещё, Икари? - Норио недовольно уставился на напарника. 
- В этом бою бережём Шизуку и Эн. Будет угроза им - пофиг с заданием - отводи назад. Полихачить мы в одиночку, либо вдвоём сможем а случись с ними что... 
- Я тебя понял, Икари, можешь не беспокоиться - я сделаю всё, что должен. 
- Прекрасно...
         
"И почему же он отказался от "Цугумори"?" - снова задал себе этот вопрос Норио, спеша к трапу, который должен был доставить его к столь желанной цели -- кабине "Белой луны".
        
         Сильные руки скрутили прочный материал скафандра.
- Икари!!! Ты что творишь, гадёныш?!! - проревела прямо в лицо парню в конец рассвирепевшая Сасаки. - Совсем охренел?!! Мы для же тебя "Цугумори" восстанавливали!!! А ты его этому хлыщу просто взял и отдал!
Если бы не предстоящий пилоту вылет, то быть бы ему измочаленным до состояния бесчувственного мешка с костями. Впрочем, Икари же даже и не думал сопротивляться, наоборот, он спокойно взглянул в налитые кровью глаза женщины:
- Так надо, тенши. 
- Что значит надо? -  ярость Сасаки стала угасать, когда она всмотрелась в глаза пилота. В них не было ничего. Ни страха, ни возмущения, ни обиды или злобы - это были глаза идущего на смерть человека, отрешившегося ото всего лишнего.
- Сейчас там такая мясорубка будет, что мне на "Цугумори" просто не выжить. - спокойно пояснил Синдзи. - А этот "хлыщ", ломанувшись на нём  в пекло, поможет сберечь пару-тройку других жизней. 
- Смотри сам себя не перехитри. - глава "Тоха Хэви Индастриес" с неохотой отпустила Икари. И неожиданно уже более мягким тоном добавила. - Постарайся уцелеть, "поклонник".
- Постараюсь, тенши.
        
        
   ____________________________________________________________
   ____________________________________________________________
     
        
        
        
        
   Часть 7
        
        Настроение у Эйко Ямано было отнюдь не праздничным. Да и чему тут радоваться? Тому как тебя обходят середнячки и паршивые новички? Сколько усилий и старания было приложено для достижения цели и каков итог? Перед капитаном Кобаяши выстроились заносчивый сноб, вечная тихоня, драчливая скандалистка и наглый везучий выскочка. А ведь она, Эйко Ямано должна была стоять там! Как это несправедливо! Та встреча с гауной на астероиде перечеркнула всю её жизнь на "до" и "после". Одна из лучших, она теперь в толпе середняков. "Ямано сломалась!" А то она не знает, о чём шепчутся по углам в Академии... Знали бы все каких усилий стоит терпеть на себе жалостливые взгляды...
        Сейчас у неё уже нет неприязни к "выскочке" Икари... Он ведь её спас, рискуя своей жизнью, хотя мог бы этого не делать...Потом, после госпиталя, Сэйи в разговоре с глазу на глаз признался Ямано: на Сидонии можно по пальцам пересчитать ПИЛОТОВ, способных пойти на то, на что пошёл ради неё СТАЖЁР Икари.
        Нет, после беседы с Синдзи в госпитале и с Ичиро позже, боль в душе и глухая обида не прошли. Просто она перестала злиться на Синдзи. Тем более, что вскоре он доказал, что не зря с ним так нянчилось командование - убил расправившуюся с командой Акаи гауну и спас напарницу. Так же, рискуя жизнью... Но, то - Хошиджиро, с которой он уже сошёлся, а тогда Икари спасал неведомую ему однокурсницу, которая к тому же не скрывала своей вражды к нему. А он рисковал жизнью ради неё... И самое непонятное - Синдзи было глубоко наплевать на то, как к нему относится сама Ямано! Вчерашнему "кроту" было всё равно. Такой странный и непонятный, Икари пугал и смущал одновременно.
        От мрачных раздумий оторвал звук коммуникатора. Ну что ещё?
        "Срочный вылет".
        - ...?!!
        Ямано не могла поверить своим глазам. Девушка растерянно подняла голову и окинула находившихся поблизости стажёров - ни один из них, в отличие от неё, не получил вызова.
        "Что происходит? Почему вызов на вылет только мне?"
        Сердце заколотилось ещё сильней.
        "Наконец-то, настоящий боевой вылет! Это мой шанс доказать всем, что я могу быть в числе лучших!"
        - Ямано, ты куда?! - однокурсники растерянно уставились на лихорадочно сорвавшуюся с места девушку.
        - У меня вылет! - донеслось до них уже издалека.
        
        - Ударная группа практически готова. - доложился капитану Сэйи.
        - Хорошо. - кивнула та и неожиданно выдала. - Ещё одно. Так как пилот Икари переведён на новый "фрейм", а "Цугумори" теперь пилотирует Кунато, и у нас теперь есть "лишний" "фрейм", то имеет смысл включить в звено Кунато в состав ударной группы ещё одного пилота.
        -...?! Ещё одного пилота? - офицер недоумевающе уставился на капитана. Она что, решила развести молодые дарования подальше друг от друга?
        - Можно кого-то из наиболее перспективных стажёров с их же курса.
        
        - Пилот Икари, на время этой операции вы переводитесь в звено Самари.
        - Есть!
        - Пилот Кунато, на место пилота Икари к вам в звено переводится стажёр Ямано.
        - Есть!
        "А вот это надо выяснить". - решил Норио и потянулся к приборной панели.
        Спустя секунду лицо предыдущего пилота "Белой луны" возникло на экране внутренней видеосвязи.
        - Икари, идея с заменой на Ямано - твоих рук дело?
        Собеседник криво усмехнулся:
        - Отнюдь.
        - Тогда чья?
        - Кобаяши или Сэйи. Полагаю, это - последствия передачи тебе "Цугумори".
        - Понятно.
        - Да, ещё - на счёт "Цугумори"...
        - Слушаю тебя. - насторожился Кунато.
        - Он сейчас настроен под меня, поэтому все двигатели и рулевые системы выведены на закритические режимы, а в системе управления есть свои серьёзные нюансы, присущие только Типу-семнадцать, так что будь осторожен - "Белая луна" не прощает ошибок.
        "За кого он меня принимает? Тоже мне советник нашёлся!"
        - Не беспокойся за меня, я справлюсь.
        - Ну и хорошо. Отбой.
        Сегодня, похоже, ночь новостей... Приятных, причём. Сначала он получил желанный "Цугумори", теперь Икари убрали из его звена. Просто прекрасно... Хотя, в плане профессионализма Ямано Икари и в подмётки не годится - в критической ситуации от непредсказуемого и безбашенного "отморозка" из "подземелий" будет куда больше пользы, нежели от ничем не отличившейся зубрёжницы из глухой "провинции".
        
        Кольцевая формация оборонительного отряда неслась в пространстве ярко освещённая синим огнём двигателей. Тем временем на мостике Сидонии Сэйю продолжал инструктировать стремительно удаляющихся от них пилотов:
        
        - Цель - гауна типа "Улей" длиной восемьсот тридцать метров. - инструктировал с мостика вылетевших пилотов Сэйю. - Состоит из двадцати семи гаун. Найдите самую большую. Уничтожьте её в первую очередь! Затем необходимо отрубить "хвост" - это значительно уменьшит размер его плаценты. На этот раз цель большая, но гауны есть гауны. Не думайте о размерах!
        
        - Ударная группа: тысяча километров до цели. - сообщила оператор.
        - Запустить двигатели обратной тяги. - последовала следующая команда.
        - Есть. - откликнулся динамик голосом Самари. - Приступаем к выполнению поставленной задачи.
        - Отключение реверса через пятнадцать секунд. Приготовиться к расформированию. - скомандовала Иттан. - Звено Кунато займётся хвостом, звено Иматы - прикрывает.
        - Есть!
        - Остальным - искать самую крупную.
        - Есть! - гаркнул эфир десятком глоток.
        - Jawohl!
        - Рассыпаться!
        
  
  
        Кольцо "стражей", вращаясь и сия огнём реверсных и форсажных выхлопов, пронеслось мимо окружённой всяким мусором туши улья и распалось - более ста двадцати "фреймов", развернувшись вокруг себя, разбились на четвёрки и пошли на цель.
        
        - Делай как я! - рявкнула Самари. И тут же сдавленно охнула - из открывшейся в бугристой "шкуре" улья "пещеры" к её "стражу" уже неслись извивающиеся плацентарные щупальца.
        
        
  
        Звено Кунато, выстроившись ромбом, заходил на "хвост" цели. Норио, подавшись вперёд, скомандовал:
        - Держать дистанцию, следить за щупальцами. Прорываемся к основанию хвоста!
        - Есть!
        - Есть!
        А вокруг улья уже вовсю кипела схватка - освещаемые ярко голубыми выхлопами двигателей и синими всполохами лучевых импульсов "стражи" носились среди мельтешащих повсюду щупалец, непонятных обломков и кусков плаценты.
        
        "Ксо, да что же это за хрень с "Цугумори"?!" - изумился Норио, изо всех сил давя на рычаги тяги. - "Как же Икари умудрялся на нём финтить?!"
        Да, "фрейм" был в великолепном состоянии - все системы полностью исправны, форсированные двигатели работают без сбоя, электроника не глючила... Однако... Легендарный "Цугумори" на деле оказался ещё тем подарочком - норовистым, требующим постоянного контроля и абсолютно беспощадным к своему пилоту. Отсутствие подруливающей автоматики требовало ювелирной работы с рычагами, отзывавшимися на малейшее движение. При почти двукратном превосходстве в массе и чудовищно форсированном двигателе это превращало управление "Белой луной" в сущий кошмар.
        "Дерьмо!!! Неужели это Икари так со "стражем" поработал? Или "Цугумори" изначально такой?" - Кунато, привыкший к плавной динамике Тип-18, в первую же минуту боя успел проклясть всё на свете. Те фигуры пилотажа, которые Норио раньше на "восемнадцатых" выполнял едва ли не с закрытыми глазами, сейчас требовали неимоверных усилий.
        Норио потянул рычаги, уверенно бросив "фрейм" в пологое пикирование с переворотом - на своём прежнем "страже" он проделывал это "одной левой". Но не тут-то было: всё окончательно пошло не так - вместо переворота "Цугумори" неистово рванул вперёд, закрутившись в неуправляемом штопоре.
      - Ксо! - Кунато попытался обуздать мех, но только усугубил дело - "Цугумори", продолжив вертеться юлой, резко нырнул вниз и по касательной приложился об "шкуру" улья. Отброшенный ударом в сторону, Тип-17 на полном ходу протаранил "фрейм" Ямано.
        Ещё один удар, грохот, треск, раздирающий барабанные перепонки визг из наушников, мельтешение непонятных искр перед глазами и Кунато окончательно "поплыл". Во все стороны летят куски брони, элементы обшивки и... подрывные заряды, которыми звено должно было отрубить "хвост" улья.
        Два из семи разлетевшихся сдетонировали практически сразу, столкнувшись с поверхностью улья и одним из щупальцев, а третий налетел на ступню уже забиравшего вверх и влево "702"-го...
        От полного распыления вместе со "стражем" Хошиджиро спасло только то, что взрыв произошёл в вакууме и не вплотную к кабине. Впрочем, и этого хватило, чтобы оторвать "стражу" основной двигатель, обе ноги, смять туловище и расплющить кабину.
        Ослепительная вспышка, чудовищный удар - и всё тело пронизывает дикая, выбивающая все мысли прочь, боль... Время словно останавливается и Шизука с ужасом наблюдает, как инерцией швыряет по кабине обломки приборной панели, пузыри красной жидкости и наконец чью-то руку и стопу с голенью...
        "Это же... мои...!!!" - пришло осознание страшного факта. И эфир раздирает полный боли и отчаяния крик, тут же сменившийся булькающим хрипом.
        Замыкавшая построение Эн Хонока тоже попыталась сманеврировать и уклониться.
        Но неудачно - на пути "703"-го оказалось перебитое взрывом щупальце. Удар и инерция бросает "фрейм" прямо на улей.
        Третий раз по ушам бьёт девичий крик. Снова удар и механоид, весь покорёженный, кувыркаясь, отлетает прочь...
        Прямо на один из четырёх уцелевших зарядов...
        Ещё один взрыв...
        
        - Что за...?!! - Самари со свистом втянула сквозь зубы воздух - она не могла поверить в реальность происходящего. "Не может быть!!!"
        - Долбо...ба кусок!!! - поддержал её Икари.
        Что именно сказал новичок, она не поняла, но смысл был вполне понятен.
        "И это "профи" Кунато?! Семикратный чемпион Кубка Гравитации...?!!"
        
        На мостике персонал, замерев в ужасе, наблюдал, как звено Кунато в течении пары секунд прекратило своё существование. Практически одновременно четыре иконки окрасились в оранжевый.
        - "Семьсот четвёртый" повреждён. Пилот Кунато ранен.
        - "Семьсот первый" повреждён. Пилот Ямано ранена.
        - "Семьсот второй" повреждён. Пилот Хошиджиро тяжело ранена, без сознания, состояние критическое!
        - "Семьсот третий" повреждён. Пилот Хонока ранена, без сознания
        Сэйи был в шоке. Прямо на глазах у всех повторялась трагедия команды Акаи. Но в этот раз получалось ещё унизительней, потому что причиной была не гауна, а чрезмерная самоуверенность пилота. Ичиро испытывал дикое желание скрыть лицо в ладонях.
        "Ну как же так?!! Кунато же - один из лучших!!"
        - Гауна атаковал "фрейм" Ямано. - трагедия тем временем получила своё продолжение - одна из сидевших у "хвоста" гаун тут же воспользовалась случаем. Огромные щупальца вмиг оплели "стража", затем со всего маха хватили им об "хвост".
        - "Семьсот первый" уничтожен.
        Ещё рывок и среди тучи обломков беспомощно вертится фигурка в скафандре. Отчаянный душераздирающий крик Эйко:
        - Не-е-т!!!
        И спустя мгновение тело замирает среди россыпи звёзд, проткнутое сразу несколькими щупальцами.
  
        - Пилот Ямано мертва!
        Установившуюся на краткие секунды тишину нарушает резкий приказ Кобаяши:
        - Немедленно эвакуировать раненных пилотов.
        Тем временем ещё один пучок щупалец устремляется за тем, что осталось от "стража" Хошиджиро. Но не успевает - очнувшееся звено Имато вместе с подоспевшим звеном Самари разносит его в клочья.
        
        - Икари на связи, "семьсот второй" и "семьсот третий" подобраны, требуется немедленная эвакуация!
        - Ударный отряд, немедленно эвакуируйте выживших! - рявкает Сэйи
        - Есть! Звенья Иматы и Хаширо - сформировать восьмёрку.
        - Есть!
        Неожиданно в эфир прорывается ещё один голос:
        - Кунато на связи, задача не выполнена. Жду дальнейших указаний.
        Сэйи вопросительно покосился на Кобаши. Та в ответ лишь немного наклонила свою маску:
        - Пусть продолжает выполнять поставленную задачу.
        Ичиро понимающе кивает в ответ. Похоже Кобаяши решила дать зазнайке, только что угробившему своих напарников, ещё один шанс... Или наоборот - как следует проучить. Что ж, это вполне справедливо.
        - Отходите на перегруппировку вместе со звеном Самари.
        Обречённое "Так точно!" и полный презрения фырк самой Самари...
        
        
        
        Не успели звенья сформировать "восьмёрку", как восьмисотметровая туша улья пришла в движение - задёргался хвост, "шкура" пошла складками и трещинами, из которых в космос ударили десятки щупалец в сотни метров длиной.
        - Гауна среагировала на взрыв! - вскинулась один из операторов.
        - Отступайте. - внезапно подала голос Кобяши.
        - Есть! - откликнулся Сэйи. - Всем "фреймам" - отход на перегруппировку. Построиться в точке сбора.
        - Так точно! - откликнулись из тысячекилометровой дали. - Всем "фреймам" - отступить. Перегруппируемся и продолжим атаку.
        - Есть.
        
        Рой огромных человекоподобных механоидов стремительно отхлынул прочь. Звено Самари и примкнувший к ним "Цугумори" шли последними, прикрывая отход всей ударной группы.
        Сидевший в кабине "Белой луны" пилот был вне себя от ярости и досады. Столь долгожданный час его триумфа оказался часом позора и унижения. Ну надо же было так лажануться! И ведь Икари предупреждал его на счёт этого...
        "А не мог ли он действительно что-то сделать с системами управления "Цугумори"?" - снова мелькнула коварная мысль.
        
        - Кунато. - неожиданно вышла на связь Иттан. - У твоего "фрейма" повреждены рука и нога - уверен, что можешь продолжать сражаться? По-моему, тебе лучше вернуться на базу.
        Да она что, издевается что ли?!! Вернуться... Ещё чего!! Он всю жизнь шёл к этому дню! И после всего взять и отступить из-за какой-то нелепой случайности! Ни за что!!! Да и тон, каким Самари намеренно выделило слово "твой"... Стоп, а ведь она использовала открытый канал связи, чтобы все могли их слышать.
        "Хочешь меня перед остальными выставить идиотом? Недоделки! Ждёте, что я отступлю?! Слабаки, судите обо мне по себе!" Кунато стиснул зубы и, призвав всё своё самообладание, ледяным тоном ответил:
        - МОЙ "Цугумори" вполне боеспособен. И я намерен отомстить за моих напарниц.
        - Кому? - снова фыркнула Самари. - Себе что ли?
        Норио открыл было рот, чтобы высказать этой стерве всё, что о ней думает, но не успел - вмешался Икари:
        - Хватит, сейчас не время затевать свары! Кунато, что у тебя из вооружения осталось?
        - Всё кроме систем на левой руке полностью исправно.
        - Ничего себе живучесть! - присвистнул Цуруичи.
        "Потому что это "Цугумори", легендарный "страж" Сидонии, неудачливый ты бабник!"
        Впрочем, и сам Кунато был поражён тем, как "Белая луна" после такого уцелел! "701"-й, его прежний "фрейм" - и вовсе развалился, а этот и после двух столкновений ещё сохраняет боеспособность.
        - Отлично! Заменишь меня в звене Самари. - продолжил Икари и, выйдя на связь с мостиком, неожиданно для всех продолжил. - Сидония, на связи пилот Икари, прошу разрешения на одиночную атаку после перегруппировки.
        - Что?!! - прорычала Самари, не веря своим ушам. - Сдурел?!! Икари, ты что, погеройствовать захотел?!
        - Мы не мухи, чтобы вокруг этого дерьма виться! - огрызнулся тот. - Надо сменить тактику, иначе придётся драпать на Сидонию поджав хвост!
        "Вернёмся на корабль - прямо в ангаре настучу по его дурной башке!" - твёрдо решила Иттан. И, не мешкая, приступила к вербально-воспитательным процедурам:
        - Слушай ты, герой новоиспечённый, если ты думаешь, что тебе...
        Но тут вмешалась сама Кобаяши:
        - Твои предложения, пилот Икари?
        
        Сэйи в растерянно оглянулся на Кобаяши и почувствовал, как у него помимо воли отвисает челюсть.
        "Да что, вообще, происходит?!!"
        Чтобы капитан, вот уже полтысячелетия управлявшая Сидонией, во время боя советовалась с шестнадцатилетним пилотом, который ещё вчера утром был стажёром...
        Да, она благоволит к этому Икари, да, он уже успел отличиться в обоих своих вылетах... Но это же не значит, что...
         - У улья плотная оборона и атаками всей группой сразу его не пронять. Одновременным подрывом ему теперь "хвост" уже не отгрызть - улей уже предупреждён. Поэтому я намерен надорвать основание "хвоста" дюжиной подрывов с малым интервалом времени - пролететь над самой поверхностью, сбрасывая заряды один за другим.
        
        - Это безумие, Икари! У тебя ничего не получится! - взвилась Иттан.
        - Скажи это гауне четыреста восемьдесят семь, Самари-сан.
        Рык девушки, обещающий одной наглой морде все адские муки разом, был услышан всеми без исключения. Но, зарождающуюся бурю снова была пресечена Главнокомандующей Сидони:
        - Пилот Икари, одиночную атаку разрешаю.
        Теперь челюсти отвисли не только у Ичиро Сэйи, но и у всех, кто мог слышать переговоры.
        - Есть, мэм! - обрадованно гаркнул парень и тут же скомандовал коллегам. - Все, у кого остались подрывные заряды - живо передавайте их мне. Мне нужно от пятнадцати до двадцати "хлопушек"
        - Н-но... - вконец растерявшись Самари предприняла последнюю попытку предотвратить зарождавшееся безумие, апеллируя к самому высокому командованию. - Капитан, мэм, такая атака - это же смертельный риск!
        Сэйи подняв брови, вопросительно уставился на капитана:
        - Мэм?
        При этом во всём облике офицера читалось: "Так мы что, прямо возьмём и позволим ему там самоуправствовать?"
        Кобаяши в ответ лишь коротко кивнула:
        - Пусть он действует так, как считает нужным.
        Ичиро только хмыкнул и повернулся к экрану:
        - Ударная группа, передавайте все оставшиеся заряды Икари.
        - Есть! - вбитая месяцами тренировок дисциплина быстро взяла своё.
        
        - Двадцать пять зарядов. Маловато будет... - вздох. - Ну, за неимением гербовой будем творить на туалетной...
        Сэйи чудом удержал ладонь, уже готовую закрыть лицо:
        "Идиот!!! Чокнутый эксцентричный псих с суицидальными замашками!! Вот кто ты, Икари!"
        
        - Так, ударная группа, внимание. - Икари уже раздавал ЦУ товарищам по оружию. - От вас сейчас требуется следовать строем пеленга за мной на удалении и огнём с дальней дистанции отвлечь внимание гаун из улья на себя. Цели у основания "хвоста" не трогайте - не дай Ками ещё по мне зафигачите.
        Иттан с трудом сдерживаясь от самой непотребной ругани наблюдала, как "фрейм" Икари, зажав в руках целые охапки зарядов, уже работал маневровыми двигателями, нацеливаясь на улей, когда его пилот вышел с ней на связь по закрытому каналу - на мониторе появилось необычайно спокойное лицо парня:
        - Самари-сан, у меня к тебе просьба, как боевому товарищу, на которого можно положиться.
        - Какая? - теперь девушка уже и не пыталась гадать, что сейчас выкинет Синдзи.
        - Постарайся сделать так, чтобы во время моей атаки Кунато находился на противоположном конце улья.
        - ...?!!
        - Не хочу, чтобы этот сноб "случайно" попал по детонаторам в моих руках. - криво усмехнувшись, пояснил Икари.
        - Хорошо, Синдзи, я прослежу за ним. - кивнула Иттан.
        - Спасибо, напарник. - скупо улыбнулся собеседник и отключился.
  
        "Хм, а ведь парень прав". - заметила Самари, покосившись на державшийся рядом "Цугумори". - "После сегодняшнего и я уже ему не доверяю".
        - Цуруичи, Тонами, прикрываете нас с Кунато сверху и с флангов. Кунато - идёшь за мной вплотную. И постарайся в этот раз без сюрпризов.
        - Вас понял! - ты гляди, какие мы недовольные!
        - Так точно!
        - Есть!
        А её парни молодцы - с первого раза без намёков всё поняли.
        
        - Сидония, выхожу на рубеж атаки. Faugh a Ballagh!!!* - одинокий "фрейм" стремительно набирает скорость. Остальные "стражи" ударной группы, вытянувшиеся двумя цепочками, отставали всё больше и больше.
        "Интересно, эта авантюра у него получится? Хотя... Учитывая его прошлые вылеты, то можно предположить, что в его действиях расчёта было не меньше, чем авантюризма, то..."
        
        - Выведите изображение. - отдала команду Кобаяши.
        "Ха, капитану тоже интересно, что получится из задуманного её протеже!"
        - Сидония хэйку банзай!!! - выпустив почти стометровый хвост сине-голубой плазмы, "страж" рванул прямо к основанию хвоста улья.
        Офицер, в который уже раз, повернулся к капитану. Кобаяши в ответ посмотрела на него, немного наклонив голову к плечу и в этом жесте Сэйи легко прочитал:
        "От такого оригинала следовало бы ожидать чего-то подобного ..."
        Спустя мгновение, помощник Кобаяши, уже сам затаил дыхание, наблюдая за тем, как "страж" заходит в крутое пике, метким выстрелом отсекает потянувшееся к нему щупальце и буквально впритирку к поверхности несётся поперёк туши.
        Ослепительная багровая вспышка.
        - Есть подрыв! - встрепенулся оператор.
        Через мгновение - почти рядом ещё одна!
        Затем - ещё одна чуть подальше...
        Следующий подрыв - ещё выше...
        - Да что он творит?!! - разум Сэйи отказывался верить тому, что видели его глаза. Этот самоубийца летел поперёк "хвоста" впритирку и прямо на лету, не мудрствуя лукаво, просто заколачивал в "шкуру" через каждые полсотни метров по заряду, практически сразу же их подрывая.
        И уже через пару секунд основание "хвоста" было опоясано ожерельем из взрывов и фонтанов развороченной плаценты. А затем... Чудовищный взрыв где-то внизу одним махом оторвал 'хвост' от "туловища", а прокатившиеся по плаценте ударные волны искорёжили и смяли её так, что улей развернулся, словно цветочный бутон, и из него начало вываливаться содержимое.
        - "Хвост" отделён!
        - Остальная плацента повреждена!!
        - Гауны покидают улей!!!
        - Он его просто вывернул наизнанку... - пробормотал Ичиро, глядя как в образовавшемся облаке из ошмётков плоти и плацентарной жидкости барахтаются прятавшиеся в утробе улья гауны.
        - Ударная группа, атакуйте немедленно!!! - лязгает сталью приказ Кобаяши.
        - Есть! - гаркают десятки глоток.
        
        ...- Сидония хэйку банзай!!!
        - Есть подрыв!
        - Да что он творит?!!
        - "Хвост" отделён!
        - Плацента всего улья повреждена!
        - Гауны покидают улей...
        - Вот это да! - прохрипел в наушниках голос поражённого до глубины души Коичи.
        - Вот тебе и молодое дарование... - обалдело откликается Самари.
        - Ударная группа, атакуйте немедленно!!!
        - Есть!
        "Если Икари выживет". - решила Самари, бросая "фрейм" в атаку. - "То я сперва настучу ему по башке, а потом крепко расцелую!"
        
        - "Фрейм" Икари вышел из строя! Контакт утерян. Состояние пилота не отслеживается! - иконка с портретом пилота окрасилась красным.
        Кобаяши почувствовала, как всё внутри холодеет:
        "Неужели...?!"
        - Уничтожены две гауны! - тут же сообщил оператор.
        Эфир раздирают крики, ругань и тяжёлое дыхание пилотов.
        - Подтверждаю уничтожение ещё одной гауны.
        "Теперь они не остановятся, пока не перебьют всех ..." - Сэйю, не сдерживаясь, шумно выдохнул.
        
        ...- "Фрейм" Икари вышел из строя! Контакт утерян. Состояние пилота не отслеживается!
        На губах Кунато появилась злорадная улыбка:
        - Отлично...
        "Готов!!!" Чувство злорадного удовлетворения охватило сидонийского аристократа. Прекрасно, теперь в живых остался только один Рыцарь Сидонии - он, пилот легендарного "Цугумори". "Спасибо тебе, Икари, за "Белую луну". Я буду вспоминать тебя...!"
        Расплывшись в торжествующей улыбке, Кунато бросил "фрейм" влево, уклоняясь от пары щупалец, намеревающихся взять его "Цугумори" в клещи.
        "Какой огромный! Неужели главный?"
        Ну почему у него сейчас нет "Кабизаши?!!
        - Жри! - высокочастотный импульс разворотил добрую треть плаценты гауны, и Норио, не мешкая, тут же всадил в хаотично мельтешащий клубок плоти и конечностей все что у него были ракеты. "Нет, Икари правильно сделал, что настоял на увеличении арсенала и боезапаса!"
        Рывок, ускорение - наученный горьким опытом, Кунато теперь куда осторожней управлял "стражем". "Кажется, у меня начинает получается!" В душе пилота поднялась волна ликующей радости - всё таки это день его триумфа! Теперь бы ещё разжиться "Кабизаши"...
        Норио резко выжал рычаг реверса, пытаясь оторваться от возникших прямо перед Тип-17-ым щупалец и...
        "Дерьмо! Опять!!!" - форсированные до предела двигатели обратной тяги с чудовищной силой отбросили "стража" назад и "Цугумори" на полном ходу спиной впечатался в развороченную бочину улья.
        Рывок, толчок, удар, ещё один удар...
        Инерцией ускорения Кунато сначала кинуло вперёд, едва не впечатав шлемом в кокпит, затем со страшной силой шваркнуло об ложемент и напоследок мотануло влево. Перед глазами мелькнула искрящаяся приборная панель и сознание померкло в темноте...
        "Почему...?!!!"
        - "семьсот четвёртый" получил повреждения. Пилот Кунато ранен, потерял сознание!
        "Довы...лся!" - проскочило в мыслях у Кобаяши и Самари одновременно.
        А в следующее мгновение "Кабизаши" Иттан пробило истинное тело самой большой гауны, угнездившейся в головной части улья. Волна багрово-красных пузырьков затопила "Фрейм" командира ударной группы.
        - Иппон!!!
        
        - Самый большой гауна уничтожен!
        У Сэйи словно с плеч гора свалилась - наконец-то! Теперь осталось добить уцелевших простых и... Офицер бросил взгляд на панель состояния личного состава и остолбенел, выпучив глаза - иконка с фото Икари светилась не красным, а оранжевым!
        - ...?!! Что с "фреймом" Икари?
        - Э- эээ... "Фрейм" Икари получил тяжёлые повреждения, пилот без сознания. - растерянно доложилась оператор. - У него повреждён позвоночник и многочисленные разрывы тканей.
        "Ещё и выжил?!! Да он что - сам гауна что ли?!!"
        - Где он сейчас?!
        - Выведите на экран запись столкновения Икари с ульем и прокрутите в замедленном режиме. - как всегда невозмутимо потребовала Кобаяши. Но, за её ледяным спокойствием на самом деле бушевала никем не ощущаемая радость: всё-таки жив! Тот, на кого она возлагает такие надежды, жив!
        В полном молчании Сэйи смотрел замедленную запись, на которой было видно, как "фрейм", на доли секунды опережая взрывы зарядов, огибает "хвост" и метко забрасывает в ещё фонтанирующую кипящей плотью воронку оставшиеся заряды. И тут же, подброшенный взрывом, исчезает беспорядочно кувыркаясь.
        "Это у него такое везение? Или, он так ловко всё просчитал? А может - и то, другое?"
        - Икари пришёл в сознание! - крик оператора снова спутал все мысли.
        - К-как?! Это не возможно!
        Впрочем, через пару секунд Сэйи и вовсе едва не свалился с платформы - в командном центре раздался резкий хриплый голос:
        - Сидония, это Икари. Боевая задача выполнена. "Фрейм" тяжело повреждён... Нуждаюсь в эвакуации...
        - Ч-что...?
        - Он живой?!! - а это уже кто-то из пилотов ударной группы.
        - Звено Самари, немедленно обеспечьте эвакуацию пилота Икари!
        - Есть!
        "А ты как всегда прав, Синдзи". - губы Кобаяши, скрытые под маской, искривила слабая улыбка. - "Воюет не железо, воют люди".
        
        - Похоже, Кунато переоценил свои возможности.
        - Это точно, Самари! Он ещё легко отделался, везунчик. - едко откликнулся Цуруичи.
        Вот девчонок из его звена действительно жалко. Хорошо хоть, что Хошиджиро с Хонокой выжили. Но кто из них самый везунчик, так это Икари. Воистину, Удача любит дураков и безумцев!
        - Самари, как думаешь - что помогло Икари уцелеть?
        - Понятия не имею. Меня больше другое беспокоит.
        - Что именно?
        - Как бы спасателям не пришлось вытаскивать его из кабины по частям.
        - Вот дерьмо! - сморщился напарник.
        - И я о том же. - хмыкнула Иттан.
        
        Кобаяши в привычном молчании покинула мостик:
        "Ямано, Хошиджиро, Хонока... То, что произошло с этими девочками - наша с Сэйи вина. Только наша и ничья больше. Мы переоценили Кунато... Да, Синдзи, ты снова оказался прав, когда уверял, что Кунато не сможет обуздать "Цугумори"... Но в том, что произошло с его звеном твоей вины нет..."
        Капитан покосилась на своего помощника, что оставался на своём месте - Сэйи сейчас тоже было не по себе. Наверняка, он винит себя в смерти Ямано. В памяти всплыл их недавний разговор, когда Ичиро так настойчиво продвигал на своё место Мидорикаву. Тогда Кобаяши даже пришлось осадить его, но сейчас она твёрдо уверена в том, что офицер уже принял окончательное решение покинуть свой пост.
        Да, Ичиро Сэйи - превосходный офицер, но тактическое командование на мостике - не его конёк. Но не слишком ли молода для такой должности его преемница - Юхата Мидорикава? Да, девушка она невероятно способная. Причём, превосходные оценки ей независимо друг от друга дали люди, с чьим мнением на деле стоит прислушиваться - Ичиро Сэйи и Синдзи Икари.
        Капитан незаметно вздохнула - "Как жаль, что у нас только один Синдзи Икари..." Такие люди одинаково бесценны и как пилоты и как офицеры на мостике.
        И что делать с Кунато? То, что этот сноб ещё принесёт им всем неприятностей не оставляет сомнений... Талантливый гений пилотажа, чтоб его... Дорвался до заветного "Цугумори" и тут же угробил своё звено... Что дальше? Зная его можно быть уверенным - он не остановится.
        "Одно ясно точно - Кунато теперь будет прилагать все усилия, чтобы реабилитироваться... Прежде всего в глазах самого себя... Любой ценой"
        
        
        Покидая мостик, офицер Сэйи испытывал самую противоречивую гамму чувств - от победной эйфории до глубокого раскаяния. Чувство вины грызло всё сильней и сильней...
        Как же так - ведь Кунато был одним из лучших пилотов Сидонии, по своему уровню уступая лишь Акаи с ребятами и Самари. Да и то, только потому, что у тех был практический опыт.
        "Я... да мы все, были уверены, что такой ас, как Кунато легко справится с управлением своего нового "фрейма". Тем более, что из всей группы у его звена была самая простая задача..."
        И вот, пожалуйста - такой позор. Не справился с управлением, словно зелёный новичок и угробил всё звено. Ичиро стало совсем мерзко - в том, что произошло, была и его непосредственная вина. И смерть стажёра Ямано и увечье пилота Хошиджиро и ранения Хоноки с Икари... Это тоже на совести Сэйи Ичиро. Он был ответственен за укомплектование группы и мог бы с самого начала предотвратить эту трагедию.
        Да - и его, и капитана Кобаяши погубила вера в профессионализм Кунато, в его талант... Итог - смерть одной девочки и искалеченная жизнь другой.
        Ичиро нервно вздохнул - он был оперативным командиром на мостике во время всех трёх схваток с гаунами. И самое мерзкое - это то, что работа самого Сэйи, если взглянуть правде в глаза, оказалась крайне неудовлетворительной. Первый раз от потери пилота и разгрома звеньев их спас своевольный стажёр Икари Синдзи. Второй раз от окончательной катастрофы их снова спас тот же Икари. И сейчас, в победе над ульем заслуга Синдзи неоспорима.
        А каков итог работы самого Ичиро?
        Просчёты с командой Акаи стоили им четвёрки лучших пилотов Сидонии и тысяч жизней простых её жителей... Про раненных да искалеченных и говорить не стоит. А ещё Сидония потеряла одну из двадцати восьми "Кабизаши".
        "Из-за моих ошибок боевая мощь Сидонии уменьшилась на одну двадцать восьмую". - машинально подсчитал офицер.
        А теперь только что завершившаяся миссия. Воспротивься он тогда и запрети Кунато вылетать на "Цугумори", то и Ямано была бы жива и Хошиджиро с Хонокой были бы целы. Задание было бы выполнено нормально. И Икари не пришлось бы рисковать жизнью... Так что...
        Сейчас, шагая по слабо освещённым коридорам командного отсека, Сэйи окончательно принял решение - он уходит. Он уходит и уступает место тому, кто лучше него справится с руководством операциями на мостике. И пусть преемница ему в дочери годится, но способностей ей не занимать. Мидорикава в свои шестнадцать обладает таким острым умом и аналитическими способностями, которым даже капитан Кобаяши может позавидовать. Плюс - находчивость, упорство и въедливость: девочка если берётся за что-то, то всегда доводит дело до конца. Идеальные качества для помощника капитана.
        Был, конечно, ещё один вариант: Икари - свежеиспечённого пилота уже можно смело считать экспертом в деле истребления гаун, а его аналитические выкладки - готовым пособием для офицеров и пилотов. Отчасти, в роли оперативного командира на мостике он даже предпочтительней Мидорикавы, но... Синдзи -герой, новый Рыцарь Сидонии, его место там, в бою, на острие атаки. Да и сама Кобаяши, которая не скрывает того, что поставила всё на Икари, не потерпит даже малейшего намёка на идею назначить парня на место Сэйи. Тем более что кандидатура Мидорикавы ею уже одобрена.
      ________________________________________________________________________________________________ <
        * - ирл. Раступись! / Дай дорогу! - ирландский боевой клич, аналог британского "Clear the way!"
        
        По ангару разносился лязг и грохот механизмов, между огромными конструкциями металось эхо человеческих голосов. Перед одной из проходивших через всё помещение дорожек выстроилась соответственно с нумерацией шеренга повреждённых "стражей". Искорёженные, с оторванными конечностями и развороченными корпусами, они висели на прочных тросах, источая вонь горелого пластика и прокалённого металла. Бронепластины из прочнейшей стали, словно прожёванные листы рисовой бумаги, смяты и перекручены, на месте рук и ног свисали обрывки тросов, кабелей, проводов и шлангов. И только номера на бронеплитах теперь указывали на то, что эти бесформенные груды металла ещё недавно были грозными боевыми механоидами, опорой и мощью корабля-ковчега.
        "183"
        "267"
        "328"
        "425"
        "517"
        "587"
        "701"
        "702"
        "703"
        Вокруг них неторопливо возились несколько техников.
        - Да уж, не повезло им...
        - Особенно "семисотым"...
        - И не говори! Быть сбитым своим же... Да так по дурацки...
        - Глупо всё получилось.
        - Ума не приложу, как так это могло получиться? Ну ладно "Цугумори" сбил бы одного - это понятно. Задело бы другого - ещё можно поверить. Но всех троих... Уму не постижимо.
        - Тот парень, что раньше летал на "Белой луне", тоже огрёб сполна...
        - Ага... И чего спрашивается, с "Цугумори" пересел?
        - Хрен его знает... "Цугумори", этот раз, между прочим, тоже досталось...
        - Потому что кое-кто сел в не свой "фрейм".
        - Видимо, Икари решил сменить неудачливый "фрейм".
        - На ещё более неудачливый - ты ведь только посмотри на то, что от его "пятьсот восемьдесят седьмого" осталось!
        - Слушай, он же просто-напросто сам себя подорвал!!!
        - И как только после этого выжил? Там же ведь взрывчатки на целый астероид было!
        - Везунчик...
        В противоположном конце ангара стоял ещё один "страж". Под номером "704" - легендарный "Цугумори".
        Напротив него, опираясь на ограждавшие главную дорожку стояла высокая стройная женщина с каштановой шевелюрой, собранной в пышный "конский хвост". Не прикрытый чёлкой правый глаз мрачно изучал повреждённую машину.
        Настроение у Сасаки было преотвратное и все работавшие в ангаре сейчас предпочитали обходить главу "ТХВ" стороной, стараясь без необходимости вообще не попадаться на глаза.
        Глухо стукнули подошвы ботинок - рядом с Сасаки на поручни опёрся вконец вымотанный Тамба. Оба технаря молча переглянулись и так же молча снова уставились на "семьсот четвёртого".
        
  
        - Ума не приложу, что с ним делать? Была бы это правая рука, то...
        - Возьми от Типа-восемнадцать, шеф. - устало прохрипел Шинсуке.
        - Иного другого и не остаётся. - согласилась та и внезапно со всей силы хватила кулаком об перила. - Нет, вот же придурок - сходу лететь в бой на "фрейме", в кабине которого до того ни разу не бывал?!!
        - Так он что, так сразу взял и полетел на совершенно незнакомом "страже"? - удивился подчинённый.
        - Именно! Дорвался, идиот, до желанной ! - рыкнула Сасаки и неожиданно понизила до шёпота голос. - Кстати, ты в курсе, что "Цугумори" может и вовсе перейти в собственность "Кунато Девелопмент"?
        - Что?!! - выпучился Шинсуке. - Шеф, ты это серьёзно?
        - Абсолютно. - кивнула та. - Это договорённость Кунато с Кобаяши - если Норио хорошо себя проявит в ближайшее время, то...
        - Если хорошо проявит... - едко ухмыльнулся Тамба, посмотрев на шеренгу битых "стражей".
        - Можешь не сомневаться - Кунато будет из кожи вон лезть, чтобы окончательно заграбастать себе "Цугумори" и показать всем, какой крутой... А эта неудача его только подстегнёт.
        - Как же так, "Цугумори" ведь расконсервировали специально для Икари? - механик принялся скрести в затылке.
        - Меня больше удивляет сам Икари. Какого он вообще всё это затеял. - Сасаки резко мотнула головой, отчего пышный хвост наотмашь хлестанул по плечам. - Нет, ну какой идиот: отдать другому "Цугумори"!!! И главное кому?! Не Самари, не кому-то ещё, а этому зазнайке Кунато! И ради чего?! Чтоб этот говнюк в первом же вылете своё же звено перемолотил?!
        - Странно это всё. Хотя, если вспомнить, как Икари расколошматил тот Тип-восемнадцать, что ему дали...
        - Похоже, он решил в каждый вылет гробить по "фрейму". - буркнула в ответ Сасаки. - Он довыпендривается, что в один прекрасный день гауны его вместе со "стражем" в утиль отправят.
        - И тогда больше не видать тебе шикарных цветов. - тут же поддел её Шинсуке.
        - Как и тебе - хорошего сакэ.
        - А это плохо, шеф, у Икари, между прочим, отличный вкус. Кстати, если "Цугумори" станет собственностью корпорации, мы продолжим его обслуживать?
        - Только если очень хорошо попросят и так же хорошо заплатят.
        
  
        - Это ты всём виноват! - вспылила Хо. - Из-за тебя Ямано погибла!
        Рен предупреждающе положила руку на плечо сестре, посмотрев на Норио не сулящим ничего хорошего взглядом. Хо скрипнула зубами, но сдержалась. Кунато не ответил, лишь надменно вскинул голову и провожаемый злобным взглядом десяти пар бордово-коричневых глаз зашагал дальше.
        Спорить и что-либо доказывать этому выводку наглых клонов-скороспелок Норио считал ниже своего достоинства.
        Эти пятилетние акселератки, с наскоро нафаршированными нужными знаниями мозгами, пушечное мясо, выведенное в пробирках для того, чтобы сохранить жизни таким профессионалам как Кунато, ещё смеют его в чём-то осуждать!
        Их дело - своими жизнями обеспечить триумф истинных Рыцарей Сидонии. И желательно - держа языки за зубами.
        "Надеюсь, расследование специалистов уже будет готово к моему возвращению".
        И если окажется, что Икари действительно покопался в системах "Цугумори", то он, наследник клана Кунато превратит его жизнь в ад. Он смешает его имя с грязью, раз и навсегда сделав тем, кем он был всего месяц назад - изгоем и ничтожеством.
        
        - И почему Синдзи не стал пилотировать "Цугумори"? Он бы такого не допустил. - задумчиво пробормотала Ро, сидевшая на скамейке в обнимку с Йо.
        - Его, наверное, за что-то наказали... - предположила одна из сестрёнок.
        - Но, за что его могли отстранить? - повернулась к Рен Хо.
        - Не знаю, сестрица, не знаю... Но, вполне может быть, что он сам отказался от "Белой луны".
        - Но почему?
        Рен только вздохнула. Сёстрам Хонока и простых сидонийцев не так уж легко понять, а Синдзи Икари, с его нестандартностью, был для них тайной, завёрнутой в загадку.
        - Скорее бы Эн пришла в себя. - хлюпнула носом самая младшая из клонов-близняшек.
        
        
        В палате стояла тишина, нарушаемая лишь писком медицинских приборов. Неожиданно лежавший до того неподвижно пациент - рослый парень лет шестнадцати - пошевелился и медленно приоткрыл глаза. Некоторое время он просто смотрел в потолок, затем шумно вздохнул:
        - И снова незнакомый потолок... Как же это всё меня задолбало...
        Осторожно пошевелился, затем снова вздохнул. Усталость во взгляде сменилась тревогой и раздражением.
        - Ёпрст, надо ж было такому случиться... beschissen... - злобно процедил сквозь зубы. - И её по полной подставил, и Ямано угробил... Эйко, Эйко... Надо ж было им именно тебя на вылет дёрнуть... И эта водоросль * ... Феерический долбо...б... Scheisskerl!...
        Осторожно повертев, насколько позволяла гипсовая повязка на шее, головой, откинул одеяло и, аккуратно опустив ноги на пол, принял сидячее положение. Оглядел палату и, не обнаружив искомого, грустно продекламировал:
        - Костыль, костыль... Полцарства за костыль.
        Посидев несколько минут, парень с усилием поднялся, сделал шаг, другой и едва не рухнул, в последний момент успев опереться на стену.
        - М-мать!
        Постоял, прислушиваясь к ощущениям в своём теле и внезапно с восхищением покрутил головой:
        - Однако... Мне б такую регенерацию ТАМ...
        Собравшись силами, он целеустремлённо направился к выходу, бормоча себе под нос на неизвестном остальной Сидонии языке:
        - Вот интересно, как они такое сумели проделать? Рицко б душу продала за возможность забуриться в здешние лаборатории...
        
        - Икари?! - Рен Хонока не могла поверить своим глазам - человек, который должен был мешком валяться в коме, стоял на своих двоих и смотрел ей в глаза.
        - Нет -Дункан Мак-Клауд!
        Теперь Рен почувствовала, как у неё глаза на лоб лезут - он что бредит или это такой юмор:
        - Да не смотри ты на меня как на призрака, Рен. Лучше скажи как там ваша старшая сестрёнка?
        - Пока без сознания. Но, врачи сказали - состояние стабильное и скоро придёт в себя.
        - Уже радует... А... что с... Шизукой?
        "Он назвал её по имени!" - машинально отметила розоволосая. - "Неужели...?"
        Молчание Хоноки Икари растолковал по-своему:
        - Рен, не терзай мне душу, она жива?
        - Да, но...
        - Что но, Рен!? Давай уж, не скрывай...
        - Она потеряла левую руку и ногу...
        Хоноки дружно вздрогнули, когда пилот со всего маху врезал кулаком по стене, разразившись потоком ругани на непонятном языке.
        Внезапно, Икари так же резко успокоился и уже ровным тоном спросил:
        - Как её состояние?
        - Недавно пришла в сознание, но ещё очень слаба и...
        - В какой палате?
        - Икари, тебе же нельзя вставать. - попыталась было остановить его Хо.
        Тот лишь криво ухмыльнулся:
        - Сестрёнки, поверьте, надо очень постараться, чтобы меня надолго в больницу отправить.
        Десять Хонок дружно оглянули неубиваемого коллегу с ног до головы - перемотанный бинтами, с загипсованной шеей, еле держащийся на ногах... И это - при травме позвоночника, переломе шеи, сотрясении мозга, внутренних кровотечениях, разрывах связок и сухожилий!
        Действительно, неубиваемый тип.
        
        Отчаяние, боль, тоска, уныние... А ведь совсем недавно Шизука так была счастлива. Она стала пилотом, рядом были друзья и тот, кто... стал для неё больше чем другом. И вот, в один миг всё закончилось. Оставив напоследок тупую ноющую боль в обрубках на месте руки и ноги.
        И что мерзко, что причиной беды стал не не гауна, жаждущий добраться до тебя своими щупальцами, а твой же напарник и друг Кунато.
        И Ямано... Быть спасённой от верной смерти напарником, чтобы в следующем вылете погибнуть... По вине, пусть и невольной, другого напарника.
        Какая мерзкая насмешка судьбы...
        Хошиджиро не была особенно дружна с Ямано, но смерть Эйко всё равно стала для неё ударом. Как это тяжело... Вот человек, которого ты давно знаешь, жив, разговаривает с тобой, сердится, веселится, спорит... И вот его уже нет.
        "Кажется, я начинаю понимать, почему временами Синдзи так мрачнел". Икари знал, что им предстоит пережить...
        Но сам при этом спокойно шёл навстречу смертельной опасности. И теперь он, наверняка в таком же, как и она положении.
        Девушка лежала, зажмурившись, чувствуя, как по щекам текут слёзы.
        Тихо зашипела отходящая в сторону дверь, но у Шизуки не было ни малейшего желания даже поинтересоваться, кто же на этот раз пришёл.
        - Здравствуй.
        Шизука открыла глаза и почувствовала, как бешено заколотилось сердце. В дверях стоял Икари. Весь перемотанный и загипсованный, но - живой и на ногах!
        - Си-ин! Ты живой! Ты как, в порядке? Мне сказали, что у тебя...
        - Чш-ш-ш... - прохладный палец аккуратно касается губ. - Тебе не надо волноваться и дёргаться. Тем более за меня - таких как я убивать невероятно трудно и тяжело.
        - Я вижу. - слабо улыбнулась девушка
        Она попыталась приподняться, по привычке опираясь на теперь уже не существующий локоть левой руки - и чуть не рухнула обратно в постель, вовремя подхваченная Синдзи. От бессилия, отчаяния и стыда у Шизуки на глазах невольно снова выступили слёзы.
        - А вот плакать и злиться не надо. - мягко заметил Синдзи и, взяв со столика салфетки, принялся вытирать влагу со щёк.
        - Не буду. - шмыгнув носом пообещала Хошиджиро.
        - Верю. Ты на самом деле сильная девушка и сможешь пережить всё. Сейчас тебе надо собраться с силами, чтобы подняться и снова идти навстречу судьбе.
        - Я продолжу службу в регулярных войсках. - сообщила Хошиджиро о принятом ей совсем недавно решении. - Я уже дала согласие на установку биомеханических протезов.
        - Не лучшее решение. - нахмурился парень, усаживаясь на стул рядом. - Никакая, даже самая навороченная механика никогда не заменит живой плоти.
        - Но на регенерацию конечностей уйдёт слишком много времени, а Сидонии нужны пилоты уже сейчас. - Хошиджиро взглянула в лицо собеседнику и невольно поёжилась испытав отчаянное желание с головой спрятаться под одеяло - до того невыносимо тяжёлый взгляд был сейчас у Сина.
        - У Сидонии нет проблем с пушечным мясом. Тем более, сейчас, когда война только-только началась. Уверен, уже через несколько дней командование начнёт массовый перевод старшекурсников в пилоты.
        - Но я не могу отсиживаться в сторонке, когда остальные сражаются!
        - Шизука, умереть никогда не поздно. Поверь, тебе и через год в пилотский корпус вернуться будет не проблема.
        - Но ведь, ты и мои товарищи сейчас вынужде...
        Договорить ей не дали, просто заграбастав в охапку. Странно, но от такой грубости Шизуке, наоборот, стало намного легче.
        Хошиджиро обняла друга уцелевшей рукой, уткнулась носом в шею и, закрыв глаза, вдохнула его непривычный запах друга - смесь пота и медикаментов... Удивительно, но эти запахи не только не вызывали отторжения, но наоборот приносили ощущением умиротворения и защищённости. Как в детстве...
        - Не торопись на смерть, девочка.
        - Я не могу оставаться в стороне.
        Тишина...
        - Знаешь, я мог бы сейчас стать на колени и попросить тебя на время лечения уйти из пилотского корпуса. - странным глухим голосом ответил Син. - И, я знаю, что ты бы пошла мне навстречу, но... Я не хочу заставлять тебя идти наперекор своим принципам и навязывать свой выбор. Ты пошла в пилоты не для того, чтобы уйти после первого же поражения... Так что решать только тебе.
        - А ты?
        - А я против. Честно, не кривя душой. Не хочу терять друзей. Да и зачем отказываться от возможности вернуть себе полноценные руку и ноги. Зачем откладывать это на потом?
        - Синдзи. - вздохнула Хошиджиро. - Я отвечу тебе твоими же словами - я не могу и не буду поступать иначе.
        Тот только вздохнул.
        - Твёрдо решила?
        - Да.
        - В тихом омуте черти водятся. - неожиданно улыбнулся Икари.
        - Какая есть. Син...- девушка отстранилась от друга и с подозрением оглядела его от макушки до пяток. - А как же... у тебя же такие травмы...Позвоночник, шея и... Ты же был в коме?!
        - Я? - улыбнулся Синдзи своей фирменной улыбкой. - Как видишь, стою на своих двоих. Хотя, костыль мне бы не помешал.
        - Кстати, Синдзи, я ещё тогда, во время вылета хотела спросить тебя, но не решилась - почему ты отказался от "Цугумори"?
        - Так надо было, напарница.
        Понятно... Значит, правды от него сейчас не добьёшься. Внезапно, всё окончательно стало на свои места - праздничный вечер, загадочный разговор Сина с Кобаяши и последующий визит Очиая с не менее загадочными документами.
        - Так вот зачем ты тогда побежал за капитаном! Очиай тогда принёс документы, связанные с передачей "Цугумори" Кунато, а потом, ты с ними пошёл к Норио?
        Девушка внимательно вглядывалась в лицо друга и удивлялась всё больше - он смотрел на неё с одобрением и восхищением:
        - Ты только на вид тихоня**, а на деле умница, быстро схватывающая всё на лету. Всё так и было.
        - Но...
        - Давай пока не будем об этом.
        - Хорошо. - и всё же, почему он так поступил? Синдзи не из тех, кто совершает такие серьёзные поступки без серьёзной на то необходимости...
        - Синдзи?!! - у двери застыла Шинатосе.
        "Она что - всё время здесь была?" - бывшая однокурсница три часа назад проведывала Хошиджиро и, похоже, так и не подумала отлучаться из госпиталя.
        - Он самый. - встал и широко развёл руки парень. - Причём, как видишь - в полной комплектации.
        - Ты можешь ходить?! - отшатнулась Изана, изумлённо вытаращившись на друга. - Не может быть!
        - На войне всё может быть. - хмыкнул Икари.
        - Тебе надо вернуться в комнату. - перешла в наступление гермафродит.
        - Мне надо найти одежду.
        - Икари!
        - А кто ж ещё?
        - Синдзи!
        - Он самый.
        Шинатосе порывисто выдохнула.
        - Синдзи, ты ещё не оправился от тяжёлых ранений, тебе надо соблюдать постельный режим.
        - Изана, ты заботишься обо мне как девушка, а хочу тебя попросить как парня: помоги мне раздобыть одежду и костыль, а то не охота шкандыбать вдоль стенки.
        Хошиджиро на мгновение показалось что она слышит, как свистит пар из ушей бедной Шинатосе.
        - С-синдзи.. - гермафродит сжала кулаки.
        - Ладно, ладно. - примиряюще выставил ладони Син. - Костыль я сам найду, а то ты, чего доброго, им же и организуешь мне общий наркоз...
        Изана застыла, беззвучно открывая и закрывая рот, и отчаянно пытаясь подыскать хоть какие-то приличные слова.
        - Хи-хикс... - нырнув под одеяло, Шизука уже не могла сдерживаться.
        - Вот видишь. - Икари повернулся к девушке. - Благодаря тебе Шизуке уже лучше стало.
        - Синдзи... - грустно выдохнула Изана. - Я так за тебя беспокоилась, думала, что ты лежишь без сознания, в коме, а ты...
        - А я в норме...
        - Ф-фух... - Шинатосе почувствовала, как её отпускает весь день терзавшее напряжение, её исказила гримаса и Шизука поняла - сейчас та расплачется.
        - А вот плакать, не надо.
        - Не дождёшься!
        - Ну и хорошо. Ладно, Шизука, ты отдыхай, набирайся сил. А мы пойдём.
        - Пока, Син.
        - Пока, коллега. Изана, помоги добраться до места моей лежки, а то я, похоже, исчерпал весь запас сил, предоставленных мне генетикой...
        - Ага. - мягко позлорадствовала Шинатосе. - Я же говорила, что тебе ещё рано вставать!
        - Читаешь нотации, как девушка своему парню.
        В ответ - полный отчаяния вздох.
        Нет, что ни говори, но с ним не соскучишься...
        
        Шинатосе смотрела, на то, как Икари усаживается на постель и пыталась разобраться в происходящем. Слишком уж много в этом необычного.
        Нет, в том, что Синдзи, едва оклемавшись, отправился проведать близкого друга (подругу?) нет ничего для него удивительного. Изана уверена, окажись (не попусти Ками) она на месте Шизуки, то он поступил бы точно так же.
        Но в том, как быстро Икари пришёл в более-менее приличное состояние, было нечто... запредельное. Разумеется, возможности медицины на Сидонии были огромными, но даже при этом живучесть Синдзи просто поражала.
        Этот человек был необычен и нестандартен во всём.
        "Кто же ты на самом деле, Син?"
        Кстати, по поводу нестандартности...
        - Синдзи, а почему "Цугумори" отдали Кунато?
        В ответ печальный вздох:
        - Теперь меня в море загонят этим вопросом... Так надо было, коллега.
        И это всё, что он может сказать?
        - Что значит "надо"? По каким причинам?
        - Давай всё успокоится, Шизука придёт в норму и я вам троим объясню что к чему, хорошо?
        - Нам троим? - Шинатосе подозрительно покосилась на не менее подозрительно хитро щурящегося Икари.
        - Тебе, Шизуке и Юхате.
        - Что?!! Мидорикаве?!!
        Он всё-таки привязался к этой зелёноволосой пигалице?! Неужели он тоже падок на лесть малолетних девчонок?
        Видимо, лицо её выдало - уж больно вредная улыбка заиграла на губах Синдзи.
        - Ревнуешь её ко мне?
        - Что?! Ещё чего!
        - Гм... А мне это льстит...
        Вот же гад! И ещё сидит и весело скалится! Ох, не был бы он сейчас раненным, то... Стоп, это что ж получается - Синдзи только что мастерски съехал с темы, при этом ещё и поиздевавшись над ней?
        Негодяй!
        - Кстати, много шума было по поводу нашего феерического сражения с ульем? - внезапно полюбопытствовал парень.
        Странно, но в слове "феерическое" было вложено столько иронии и сарказма, что Изане сразу стало понятно о чём идёт речь.
        - Если честно, то все только об этом говорят. Обсуждают передачу "Цугумори" Кунато, твою самоубийственную атаку на улей и... - Шинатосе замялась, стараясь подобрать подходящий эпитет для описания действий Кунато.
        - И неповторимые пируэты лучшего аса, доблестного героя и защитника всей Сидонии, великого Норио Кунато. - желчно продолжил друг.
        "Как хорошо, что они разминулись в коридоре!" - выдохнула про себя Шинатосе. Как пить дать, была бы если не драка, то весьма неприятное выяснение отношений.
        - Интересно, а что об этом твердит официоз из "зомбоящика"? - Синдзи потянулся за лежавшим на прикроватной тумбочке пультом видеоэкрана.
        "И почему "зомбоящик"?" Умеет же он озадачивать своей доморощенной терминологией.
        А на экране ведущая новостного канала как раз брала интервью у новоиспечённого пилота Кунато.
        - ...если бы вашему звену удалось отделить хвост, то отпала бы необходимость в самоубийственной атаки пилота Икари.
        - К сожалению, это так. - мрачно кивнул Норио. - Из-за произошедшей с моим звеном трагедии, пилот Икари был вынужден пойти на смертельный риск, не желая срыва операции.
        Выглядел Кунато неважно - левая рука на перевязи, пол лица залеплено пластырями. Только вот выражение его оставалось прежним - спокойным и надменным.
        - Эрих Хартманн тридцать четвёртого века. - Синдзи иронично усмехнулся. - Мне он в таком потрёпанном виде нравится больше.
        - ...что послужило причиной э-э... аварии, приведшей к потере звена?
        - К сожалению, я пока не могу назвать вам причины постигшей нас катастрофы - неполадки ли в системе управления "Цугумори" или мои неправильные действия. - с суровым видом заявил интервьюируемый. - Надо дождаться результатов экспертизы, которую в данный момент проводят специалистя "Кунато Девелопмент".
        - Ну-ну - злорадно ощерился Икари. - Пилите, Шура, пилите.
        - Вы хотите сказать, легендарный "фрейм" был неисправен? - ведущая напряглась, явно почуяв сенсацию.
        - Я не исключаю такого варианта, но повторяю, пока рано делать выводы.
        - Плохому танцору...
        - Синдзи. - внезапно осознала Изана. - Это же он тебя обвиняет!
        Икари откинулся на подушку, закинув руки под голову.
        - Да он бы по любому меня обвинил. Потому, что в любом случае не справился бы с управлением незнакомой ему моделью "стража"... Ладно, это всё потом, меня другое сейчас беспокоит.
        - Что?
        - То, о чём я просил тебя, как парня, Изана.
        "Нет, ему не суждено умереть в бою с гауной - его убью я!"
        
        
        Дверь в комнату распахнулась, пропуская внутрь смотрительницу общежития.
        - Синдзи?!! Тебя уже выписали?!
        - Да нет, Хаяма-сан, это я сам выписался. Терпеть не могу больницы.
        - Но, ты должен долечиться.
        - Я уже нормально себя чувствую.
        - Ты уверен в этом?
        - Абсолютно.
        - Ох, смотри... Тебе в этот раз здорово досталось.
        - В этот раз всем досталось. Хотя, мы, вообще-то, ещё легко отделались - пятеро погибших и семнадцать тяжелораненых. Да ещё дюжина "фреймов" пошла на свалку. Вместе с моим...
        - Кстати, по поводу "фреймов"... - Хаяма закрыла дверь.
        - Слушаю.
        Комнату общежития сотрясает неистовый рык:
        - Синдзи, поганец, ты зачем отдал Кунато свой "Цугумори"?!!
        - И что в этом фатального? - спрашивает спокойным тоном парень, словно не замечая огромную мохнатую лапищу, цепко схватившую его за шиворот.
        - Как что?!! Отдав "Цугимори" ты предал память... кх-кх...
        - Ничего и никого я не предавал! Вот если бы с самого начала отказался пилотировать и продолжил ныкаться в "подземельях", то тогда - да, это было бы предательством.
        - Ты же знаешь, ЧЕЙ это "фрейм"!!! На этом "страже" твой... твой преемник спас Сидонию!! А ты...
        - Сидонию спас ПИЛОТ, а не "фрейм". И Хироши Сайто так же спас бы Сидонию, пилотируя другой какой-нибудь "фрейм"!
        - Но это же "Цугумори"!! Её в строй снова ввели для ТЕБЯ!!
        - Чего все так на этом вопросе зациклились? Да, "Белая луна" - более прочный "страж", с иной, более чуткой системой управления, да и я под него "заточен", ну и что с того? Любой "фрейм" без пилота - бесполезная груда железа и пластика. И в крайнем бою Кунато это с успехом доказал.
        Хаяма с лязгом захлопнула челюсти.
        - Но почему, Синдзи? Почему именно Кунато?
        - Чтоб этот кретин наслаждался исполнившейся мечтой, а не интриговал напропалую... с последствиями для нас всех. Пусть этот профи на нём резвится, сколько влезет. Он ведь всю жизнь к этому рвался, пусть теперь и сражается в передних рядах. Глядишь, спасёт своей прытью несколько жизней... заодно его самого гауны чему-то хорошему и доброму научат.
        - Он уже порезвился! - рявкнула человекомедведица. - Одну девочку на тот свет отправил, другую - калекой сделал, ещё одну - на больничную койку уложил.
        - В этом отчасти и моя вина. - мрачно взглянул исподлобья парень. - Признаю - поторопился с передачей. Надо было чуток подождать.
        - Молчи уж, интриган недоделанный! Раньше... позже... Уж кто виноват в смерти Ямано, так это Кобаяши и Сэйи. Первая решила, что тебе в одном звене с Кунато нечего делать, а второй выбрал тебе замену.
        Вздох:
        - Война - дерьмовое дело. И что с Эйко вышло - тому пример. Спасаешь девчонку от дурацкой смерти, а месяц спустя она такой же дурацкой смертью и погибает. Это только олухи типа Кунато видят в войне одни лишь славу да почести...
        - Угу... Я бы на твоём месте благодарила Небеса, что Сэйи на замену тебе послал Ямано, а не Изану или Мидорикаву...
        - Да уж...
        - Ты знаешь, что люди говорят? Что ты струсил и решил, что слишком слаб, чтобы пилотировать "Цугумори"...
        - Scheiss drauf! Собака лает, караван идёт.
        - Хм... Впрочем, о Кунато отзываются ещё хлеще.
        - Да ну? - иронично поднятая бровь. Жест, которого она у Хироши Сайто не замечала.
        - Пилоты и стажёры говорят, что это ты его так с "Цугумори" подставил, чтобы проучить за спесь.
        - Ценой здоровья друга и жизни ранее спасённой напарницы? Вот уж не думал, что меня поставят на одну доску с Кунато. - едко усмехнулся парень.
        - Думаешь, Кунато на такое способен?
        - Норио, чтобы добиться своего, пойдёт на любую подлость.
        - Тогда тебе стоит поостеречься. Теперь его костерят даже те, кто раньше относился к нему нормально. Среди пилотов и стажёров уже гуляет поверье, что Кунато неудачник и его присутствие рядом приносит одни несчастья.
        На лице Икари расплылась саркастическая усмешка:
        - А ведь он всю жизнь мечтал стать любимчиком толпы, но пока что стал объектом её ненависти.
        Хаяма выпрямилась:
        - Признайся, афера с "Цугумори" была для этого тобою затеяна? Чтобы извалять в грязи Кунато?
        - Чтобы купировать его приступы хитрожопости и хронического интриганства, смертельно опасные для пилотского корпуса и всей Сидонии. Только вот, кто ж мог ожидать, что он окажется таким "талантливым" летуном уже в своём первом "пилотском" вылете? Я, вообще, с Кунато хренею - всю жизнь мечтал летать на "Цугумори", а изучить хотя бы внешний вид кокпита и назначение рычагов и кнопок, так и не удосужился. Будь я Норио Кунато, то, получив "Цугумори", уже мог бы с закрытыми глазами ориентироваться в его кабине.
        - Вот потому-то "Белая луна" был расконсервирован для тебя, а не для него.
        
        Кобяши невозмутимо смотрела на висящие за стеклом иллюминатора звёзды.
        - ...Некоторая часть из них настаивают на отстранении Кунато от полётов. Остальные тоже не в восторге. То, что он пилотировал "Цугумори" только усугубляет ситуацию. - голос Очиая был привычно сух и безэмоционален. - Кроме того недовольство вызывает отказ Икари пилотировать "Цугумори" и ваше решение передать "фрейм" другому пилоту. И так же настаивают на его отстранении от полётов.
        - Мнение толпы не имеет значения. И тем более гражданских. - Кобаяши чуть повернула голову. - Никто не будет отстранён от полётов - ни Кунато, ни тем более - Икари.
        - Хорошо, я вас понял.
        Кобаяши чуть слышно вздохнула. С одной стороны, она жалела о том, что согласилась с предложением Икари и передала "Цугумори" Кунато. Это привело к весьма печальным последствиям. Правда, вины собственно Икари в этом нет.
        С другой стороны, Синдзи показал, что он истинный преемник Хироши Сайто и способен быть Рыцарем Сидонии пилотируя любой "фрейм". А вот Кунато оказался не на высоте. Да, он получил "Цугумори" и даже смог, в конце концов, проявить себя, но... Вся Сидония теперь уверена, что из Кунато получился никудышный командир, а все пилоты убедились, что он не настолько хорош, как казалось. И теперь, воплотив свою мечту, Кунато оказался в положении человека с подпорченной репутацией.
        "Триумф обернулся унижением. Не этого ли ты добивался, Синдзи. Да, цена оказалось высока, но..."
        Кобаяши была уверена - смерть Ямано и ранения Хошиджиро и Хоноки не были той ценой, какую бы согласился оплатить Икари за нейтрализацию соперника... Нет, Синдзи не стал бы рисковать жизнью близкого друга и того, ради кого он сам пошёл на верную смерть.
        Трагедия со звеном Кунато - это вина командования и самого Кунато, переоценившего свои возможности. И результат трагического стечения обстоятельств.
        Уход Сэйи (всё-таки он вовремя нашёл себе преемника), в свою очередь, позволяет командованию Сидонии сохранить лицо. И единственным виновником случившегося, не понесшим наказания, остаётся Кунато. Что не может не настроить против него остальных.
        Синдзи предвидел то, что Кунато не справится - и его неудача во время добивания улья окончательно доказала всем военным, что вывод из строя собственного звена - это не случайность, а доказательство недостаточного профессионализма Кунато.
        "Интересно, что будет дальше?".
         
________________________________________________________________________________________________ 
* - намёк ГГ на происхождение имени главы "Кунато Девелопмент". Имя Норио Кунато получил в честь нори - морской капусты, одного из блюд японской кухни. Технология выращивания натуральных водорослей нори была окончательно утрачена в конце 4-й войны за сто лет до описываемых событий и натуральные нори стали редчайшим деликатесом (как у нас - золотая икра из Ирана), а само слово "нори" стало синонимом понятий "величайшая редкость" и "ценность". Да и тысяча проведённых в абсолютной изоляции лет со всеми пережитыми пертурбациями тоже сказались на языке сидонийцев. Потому-то Кунато и назвали своего бесценного отпрыска в честь давно утраченной редкости. (Из пояснений Цутому Нихея)
        ** - Шизука " ???" в переводе с японского означает "тихая".
        
        
        
         
- Норио-сама, специалисты компании прислали отчёт. - тихий голос Мидзуку оторвал Кунато от размышлений. Он повернулся к девушке, держащей в руках инфопланшет. 
- Удалось что-нибудь обнаружить? 
- Нет. - младшая сестра а на самом деле - женский клон) главы семейства Кунато едва заметно повела головой. - "Цугумори" был полностью исправен, следов саботажа или нарушений правил эксплуатации не зафиксировано. 
- Вот как? - Норио разочарованно хмыкнул - его подозрения не оправдались. А жаль! Это был бы превосходный шанс раз и навсегда расправиться с этим выскочкой. - А что насчёт настроек систем управления? 
- Единственное, что отметили специалисты, проводившие экспертизу - "фрейм" эксплуатировался на критических режимах и настройки систем управления полётом и двигателей действительно находились на предельно допустимых по эксплуатационным нормам параметрах. 
- Гм... На предельно допустимых, значит... Интересно... - Кунато погрузился в изучение полученных документов. 
Выводы специалистов, которым он доверял полностью, поражали. Выходило, что как раз преднамеренного изменения параметров настроек систем, способных привести к аварии, и не было - просто "Цугумори" пилотировался в так называемом "жёстком" режиме управления. Что было всего лишь признаком высокого уровня профессионализма пилота "стража" и ничем более. Обыденная практика при использовании "стражей" - на "мягких" режимах летали стажёры и пилоты-новички, на "жёстких" - уже опытные профессионалы. 
"Стоп, а ведь "жёсткий" режим у Типа-семнадцать значительно отличается от такого же у Типа-восемнадцать!" 
Да и "семьсот первый" самого Норио, доставшийся Ямано, так же изначально был переведён на "жёсткий режим"... 
"Ксо, а не это ли стало причиной гибели Ямано?!" - поморщился Кунато. - "Получается, и я и Икари оставили своим преемникам "форсированные" "фреймы", что и привело к катастрофе? Ну, ладно, в случае с моим "стражем" это чистой воды случайность, а в случае с "Цугумори"...?" 
Последним, что окончательно поколебало уверенность Норио в своей правоте, стало заключение программистов, которым удалось выяснить, что точно такие же настройки СУП и силовых установок были у "Белой луны" сто с лишним лет назад, во времена Четвёртой Оборонительной войны. 
С пару минут Кунато просто неподвижно сидел, уставившись в пустоту: 
"Получается, не было никакого саботажа! Просто Икари так же пилотировал "Цугумори", как до него - Рыцари Сидонии во времена последней Войны!" 
В памяти всплыли невероятные пируэты и кульбиты, выписываемые "Цугумори" над ледяной поверхностью астероида. А следом пришло осознание жуткой правды: он, Кунато Норио, великолепный пилот, многократный победитель Кубка Гравитации, оказался не способен пилотировать "фрейм" так же, как делали это сто лет назад Рыцари Сидонии, проще говоря - не дотягивает до уровня пилотов той эпохи?!! 
"Я что, оказался слабаком?!" - Норио откинулся в кресле. - "Нет! Нет, мне просто не хватает навыков пилотирования именно Типа-семнадцать. И Икари догадывался об этом, когда предупреждал меня о сложности пилотирования "Цугумори"!!!" 
Кунато чуть не взвыл от досады. Он ожидал обнаружить какую угодно подлость, а всё оказалось куда проще - подвох заключался в том, что Икари и Кобаяши знали о его неспособности совладать с "Цугумори" и просто предоставили событиям идти своим чередом. А предупредив его, Икари умывал руки, попутно предоставляя Кунато шанс, которым тот так и не воспользовался. Отложи он тогда полёт на "Цугумори" на потом, отправившись в вылет на своём прежнем "фрейме", то смог бы избежать катастрофы в своей первом настоящей миссии. Но... 
"Икари, мерзавец, ты поймал меня в ловушку, зная, что я ни за что не откажусь добровольно от пилотирования "Цугумори"!!!" - Кунато по старой привычке принялся грызть большой палец. - "Как же я мог недооценить тебя?"
  
      
- Кстати, Модзуку, что удалось найти по самому Синдзи Икари? - повернулся аристократ к неподвижно стоявшей всё это время за его спиной девушке. 
- Практически ничего, Норио-сама. - покачала головой клон-сестра. - Только то, что он назначен пилотом по приказу Главнокомандующего и обязан участвовать в каждом вылете. И то, что его опекуном числится лично капитан Кобаяши. 
Кунато со свистом втянул в себя воздух - он вообще перестал понимать, что происходит. 
"Кто он на самом деле?" - мелькнуло в голове. - "Почему его ставят в первые ряды и почему Кобаяши о нём так заботится?" 
Из глубины души начала подниматься волна холодной ярости и... азарта. Какая разница! Он уже получил бесценный "Цугумори", теперь осталось добиться славы и всеобщего признания. И никакие хитрости Икари или Кобаяши, никакие инциденты с напарниками, никакие гауны не помешают ему добиться славы и величия истинного Рыцаря Сидонии
        
         
- Очиай-сан. 
- Икари, рад видеть тебя выздоровевшим. У тебя что-то серьёзное? 
- Да, более чем. Вот рапорт для капитана. - в руки помощника Кобаяши перекочевала запечатанная папка. - Полный отчёт о произошедшем столкновении с ульем, плюс анализ действий пилотов, предложения по тактике и по возможному дальнейшему развитию ситуации. Надеюсь, это хоть как-то поможет нам в начавшейся войне. 
- Хорошо, я передам. 
Пилот, щёлкнув каблуками, козыряет: 
- Служу человечеству.
        
        
         
По всей Сидонии глубокая "ночь". Погашено искусственное светило и теперь бесчисленные огни окон, технических светильников и уличных фонарей пронизывают разливавшуюся по внутренним пространствам корабля-ковчега тьму. 
В общежитии для стажёров тишина, большая часть его обитателей уже спит, остальные тихо, стараясь не шуметь, занимаются своими делами - уж кто-кто, а молодёжь всегда найдет себе занятие на ночь.
        
  
      
Не спит и жилец одной из бесчисленных комнат среднего уровня - рослый парень лет шестнадцати, ещё пять дней назад бывший стажёром Академии. Выключив свет и став перед окном, он в угрюмом молчании смотрит на далёкие огоньки жилого сектора. На столике рядом маленькая бутылочка из под сакэ, крохотная о-тёко* и небольшая тарелочка с тонкацу**. 
Короткий вздох, едва слышный шорох, тихий стук пластика и звук льющейся жидкости... Наполнив чашку, новоиспечённый пилот снова поворачивается к окну, устремив невидящий взгляд в пустоту. Окажись сейчас рядом кто-нибудь из знающих его в лицо, то их донельзя поразил бы вид парня - сейчас он словно постарел на двадцать лет. 
Ещё один вздох. Тихий шёпот: 
С днём рождения, Аска. Будь счастлива, рыжик и дай Бог тебе сил пережить мой уход. За тебя, солнышко... Поцелуй за меня дочку... 
С тихим стуком чашка возвращается на стол... 
Если б ты знала, как тут без тебя грустно... - горькая усмешка. - Как мне не хватает вечно производимых тобой с Киоко шума и гама... 
Снова льётся в о-тёко сакэ... Снова чёрные, как окружающий Сидонию космос, зрачки невидящим взглядом скользят по бесчисленной россыпи огоньков на противоположной стороне корабля. Но их обладатель сейчас видит нечто другое, то, что навсегда осталось за призрачной, но непреодолимой гранью, разделяющей не расстояния, а целые реальности. 
За твой день рождения, Рэй... Ты уж прости, сестрёнка, что не поздравил раньше - не было времени... служба долбанная... Обними за меня Юй... 
Пустая чашка опять возвращается на стол, а жилец комнаты нехотя берётся за палочки... Медленно, неторопливо жуёт, по-прежнему погружённый в свои мысли. 
Третий раз рука берётся за бутылку и тихо льётся прозрачная жидкость... 
Третий раз его лицо освещается огнями Сидонии. - 
За тех кто ушёл ТАМ... и ЗДЕСЬ... 
Неспешно летит в космосе громада корабля-ковчега, неспешно течёт время внутри него. Ночь по-прежнему властвует на Сидонии. 
И по-прежнему жилец комнаты, на двери которой висит табличка "Икари Синдзи" смотрит на неизменные вот уже одиннадцатое столетие виды Сидонии. 
Вечность... вечная жизнь... о которой мечтал весь род человеческий... и зачем она мне, если рядом нет тех, с кем эту вечность я хотел бы прожить... 
Лицо человека неподвижно и невозмутимо, как высеченная из мрамора маска, только странный блеск на скулах, словно с них стекает ночная роса...
  
        
        
         
В столовой академии было пусто. До обеденного перерыва ещё было далеко, и Хаяма, управившись с делами, теперь коротала время за чашкой чая. Из задумчиво созерцания причудливых завитков пара над чашкой человекомедведя вывели шаги. Громкие, чёткие, с металлическим полязгиванием. И шаги эти могли принадлежать только одному человеку. А вот и он - с хмурым видом целеустремлённо топает к стойке. 
"А он когда мрачный или злой - вылитый Хиро!" Хаяма не скрывала радости от того обстоятельства, что Икари оказался человеком, чей организм был лишён способности к фотосинтезу - это предоставляло Лале возможность видеть его по нескольку раз в день. 
- А-а, Синдзи, здравствуй! Проголодался? У меня, кстати, сегодня тушёное мясо есть, не хочешь попробовать? 
- День добрый, Хаяма-сан. Мясное у вас, конечно, великолепно получается, но меня сейчас больше на сладкое тянет. 
- Да-а? Так у меня и десерт есть. Данго, как раз его утром приготовила... 
- Данго? - парень уселся, опёрся локтями о столешницу и спрятал нижнюю часть лица за скрещёнными пальцами. - Нет, спасибо большое, но данго мне не хочется... 
"Странно, но такой манеры сидеть я у Хиро не замечала..." 
Выглядел он уставшим и измотанным. И неудивительно - за эту неделю на Синдзи столько всего свалилось. 
- Что с тобой, Хи.. (тьфу ты, чуть не оговорилась!) Синдзи? У тебя такой унылый вид. 
- А пока мне не с чего радоваться, тётушка Хаяма. 
- Тебе надо отдохнуть, Синдзи. Сходи с друзьями куда-нибудь, развейся. Выглядишь совершенно измотанным. 
- Ничего, это не надолго - придут гауны, вот тогда повеселимся... 
"О чём ты говоришь, Синдзи?!" Перед глазами Лалы всплыла запись минувшего боя. "Фрейм", идущий в самоубийственную атаку... 
Взрыв, оторвавший "хвост" от остальной туши... 
И как он ещё при этом уцелел?! Мда-а-а... на такое даже сам Сайто не всегда был способен. 
"Ну, Хиро, ты молодец, если смог такого бойца вырастить! Не зря я тогда пошла против всей Сидонии, помогая тебе!" 
- Хаяма-сан, а у вас есть пшеничная мука, молочный творог и яйца? - неожиданно поинтересовался Икари у смотрительницы общежития. 
- Есть... - растерянно кивнула та и тут же поинтересовалась. - А тебе-то зачем? 
- Отлично. - в глазах парня зажегся подозрительный огонёк. - Значит можно приготовить одно блюдо, которое я давно хотел поесть и которым надо угостить напарниц. 
- Какое именно? - Хаяма принялась перебирать в уме все известные ей рецепты. 
- Какое... - Синдзи хмыкнул и тут же предложил. - А давайте я его сам приготовлю! 
Вот, паршивец, ни дня не может, чтобы чем-нибудь да не удивить! 
- Ты? - Лала фыркнула. - Да ладно! Только продукты мне перепортишь. 
- Ничего подобного! - возмутился Икари. - В готовке я деду Хироши никогда не проигрывал! А уж кого-то только мне не водилось готовить! Всю тамошнюю фауну - от белых угрей до съедобных жуков... 
Ну да, в технических подземельях живности на самом деле хватает - в некоторые закоулки нога человека не заглядывала с самой постройки Сидонии - полторы тысячелетия назад! Так что там за это время могли появиться целые экосистемы. И Лала не сомневалась - сидящий перед ней парень был там вершиной пищевой цепочки - хищником ?1. 
- Ну и всё-таки, зачем тебе лезть к плите? - принялась отговаривать его Лала. - Я сама приготовлю что надо - только само блюдо назови. Ну или рецепт расскажи, если я не знаю. Хотя, это оч-чень маловероятно... 
- Да дело не только в рецепте. - отмахнулся клон Хиро. - И даже не столько в нём. 
- А в чём тогда? - Лале уже и самой стало интересно. 
- Готовка помогает мне успокоиться и сосредоточиться, привести нервы и мозги в порядок. 
Нет, это уже совсем! Хироши, по правде сказать, умел готовить, но вот особой любви к возне на кухне никогда не демонстрировал. В отличие от "внука". Нет, этот парнишка какой-то не такой, каким должен быть... - Я в этом ещё по временам жизни там, "внизу", убедился. а вот эта улыбка с прищуром у него совсем уже не от Сайто! 
- Ну ладно, так и быть - пущу я тебя к плите. - сдалась смотрительница общежития. - Только, смотри у меня. Запорешь продукты - получишь сполна! 
- Не подведу, тётушка Лала. - парень принялся засучивать рукава. - Показывайте, где у вас что...
         
Лала только головой качала, глядя, как парень сноровисто орудует кухонными принадлежностями. Движения плавные, быстрые и отточенные... Никакой суетливости, ничего лишнего - вот он засыпает в миксер муку и молоко, не глядя протягивает руку в холодильник, выуживает оттуда пару яиц.. Коц-коц - содержимое исчезает в раструбе кухонного агрегата, скорлупа отправляется в люк утилизатора... Ещё одно движение руки... Коц-коц... ещё одна пара яиц идёт в дело... Ты гляди-ка, да парнишка прямо в раж вошёл ... И выражение лица у Синдзи стало каким-то другим... умиротворённым, что ли... Он уже и какую-то мелодию мурлыкать начал! Посмотреть сейчас - повар, прирождённый шеф-повар, для которого готовка - весь смысл жизни! Ксо, да он действительно получает от этого удовольствие! Даже не верится, что этот парень и "конченный отморозок" (как он сам себя назвал), способный без "Кабизаши" залететь в пасть гауне или с полной охапкой зарядов бросить своего "стража" на таран улья - один и тот же человек. 
"Хиро, ну и смена же у тебя выросла!" 
- Добрый день, Хаяма-сан! 
А вот и Шинатосе пожаловала. 
- Здравствуй, Изана. 
- Хаяма-сан, вы Икари не видели? - Изана принюхалась. - М-мм... А чем это так вкусно пахнет? Что-то новенькое? 
Пахло действительно аппетитно. Вопреки всем опасениям, Синдзи действительно умел готовить. 
Хаяма молча ткнула пальцем в ведущий на кухню проём. 
- Э-э... - Изана зависла, увидев Икари, увлечённо орудующего в вотчине Хаямы. 
- Видишь? - сурово прошептала человекомедведь. 
- Ага. - кивнула Шинатосе и так же шёпотом спросила. - А... почему...? 
- Говорит, что это помогает ему привести в порядок нервы и сосредоточиться. Ну и заодно он хотел приготовить какое-то лакомство. 
- ...?!! 
В этот момент звонок комма оторвал Икари от плиты. 
- Да, слушаю... - Синдзи повернулся к залу и, заметив Шинатосе, помахал ей рукой, не прерывая разговора. - ...Спасибо, я в полном порядке. Лучше расскажи, как у тебя жизнь? ...Нет, лучше ты ко мне... Я где? Я в столовой у тётушки Хаямы, так что давай выдвигайся сюда... Ага, жду... 
Шинатосе нахмурилась, пытаясь понять - с кем это он так панибратски общается? Кандидатур было всего несколько и особых симпатий у неё ни одна из них не вызывала... 
- Так, Изана! - снова повернулся к напарнице Синдзи. - Ты-то как раз мне и нужна! В качестве подопытного. 
- П-подопытного..? - гермафродит испуганно попятилась - уж больно радостный фанатизм светился в глазах друга. - Д-для чего? 
- Как для чего? Попробуешь мою стряпню. - с торжественным видом пояснил тот. - По-моему, получилось вкусно. Но лучше будет, если плоды моих трудов оценят по достоинству, а то я наготовил тут чуть ли не на взвод. Обидно будет, если никому кроме меня не понравится. 
Шинатосе снова принюхалась, затем вопросительно покосилась на Хаяму, что, сложив на груди руки, стояла с довольным видом у стойки. 
- Уверена, тебе понравится. 
- Знаешь, Изана, обонянию тётушки Лалы можно полностью доверять. - заметил Икари, выставив на стойку исходящее жаром блюдо. - Первая партия готова.
         
...- Ну как? 
- М-мм... Вку-у-усно! Очень! Синдзи, где ты так научился готовить?! 
- "Внизу". Когда был человеком-кротом. - скромно улыбнулся Икари и покосился на Хаяму, которая с умиленным видом любовалась молодёжью. 
- Кру-уто!
         
- Ой, Синдзи, привет! Лала обернулась - к ним во всю прыть неслась ещё одна конкурентка в битве за сердце нашего героя - Мидорикава. "Тоже хорошая девочка. Умная, энергичная... порой даже чересчур... Ну, ничего, жизнь пообтешет..." 
- Привет, подопытный номер два. - радушно развёл руками Икари. 
- Подопытный номер два? - Юхата перевела настороженный взгляд на загадочно ухмыляющуюся Лалу и Изану (которая ответила зелёноволосой хмурым и недовольным зырком). - В смысле? 
- В смысле - ты должна оценить мою стряпню. - ...?!! 
А сильные руки уже ласково толкали девушку к стойке: 
- Пошли, пошли, ты же наверняка успела проголодаться...
         
...- Ой, какая вкуснятина! М-ммм... пальчики оближешь... Син, как у тебя это получается? 
- Опыт, сын ошибок трудных и гений, парадоксов друг. - гордо процитировал Икари. 
- Большое спасибо, Син, это так вкусно! 
- Отлично, значит теперь осталось приготовить угощение Хошиджиро и Хоноке. Надо же девчонок побаловать... 
"Он - прирождённый командир". - заметила Хаяма, наблюдая за клоном Хироши. - "Заботится о напарниках, защищает их бою до последнего, беспокоится о них в обычной жизни... Вылитый Хиро!"
        
         
- Эн, как ты? - в палату почти синхронно шагнули Рен и Хо, за их спинами маячили восемь мордашек, обрамлённых розовыми чёлками. 
- В полном порядке, Рен. 
- Ой, Эн... - Рен принюхалась. - А что это у тебя так вкусно пахнет. 
- Ага, так аппетитно. - поддержала её Хо. 
Десять изящных носиков жадно втягивали воздух, пытаясь понять, что за лакомство досталось их сестре. 
- А это. - хмыкнула старшая из Хонок и махнула рукой на поднос, на котором ещё оставалось. - Это Икари нам с Шизукой приготовил. 
- Икари? Икари Синдзи? 
- Тебе и Хошиджиро? 
- Ага. 
- Наверное, Эн, ты приглянулась Синдзи, раз он приготовил для тебя такую вкусную вещь. 
Теперь щёки Эн могли с успехом заменить панели потолочного освещения. 
- Я?!! Ничего подобного, Рен! Я для него просто напарница по звену! 
- Да ладно тебе, Эн! - хитро улыбнулась Ро. 
- Ты, кстати, не забыла извиниться за тот случай? - с самым что ни на есть невинным видом поинтересовалась Хо. 
- Хо, опять ты за своё?!! 
- А что это вообще такое? - подалась вперёд Ю. 
- Не знаю, но, очень вкусная штука. Попробуйте, сестрички. 
Долго упрашивать не пришлось и спустя мгновение в палате стало тесно и шумно. Порции, огромной для одной Хоноки, для десяти оказалось маловато. 
- Какая вкуснятина. - промурлыкала Рен, слизывая с губ крошки. 
- Жаль, что её так мало. - вздохнула самая младшая из Хонок. 
- Ага. - согласилась Ю. 
- А давайте попросим Икари приготовить для нас всех! - неожиданно встрепенулась Рен. 
Идея была тут же одобрена всем кланом розоволосых. 
- Эн... - многозначительно посмотрела на сестру Хо. - Ты могла бы... 
- А почему сразу я?! - возмутилась старшая из Хонок. 
- Ну, он же для тебя приготовил это блюдо. - возразила Ро. 
- Да что спорить. - вмешалась Рен. - Вместе подойдём к Синдзи и попросим. Тогда-то он уж точно отвертеться не сможет.
         
- Синдзи? 
- Да, Изана? 
- Почему ты каждый раз идёшь на смертельный риск? Тогда на астероиде, когда вас послали за "Кабизаши"... и в этот раз, когда ты взрывал "хвост" улья? Что толкает тебя на такие... самоубийственные поступки? 
Невесёлая усмешка: 
- Необходимость. 
- Необходимость? 
- Она самая. - снова усмешка, в глазах уже знакомая бездна, от которой мурашки по спине. - Пойми, Шизука, я иду на такой риск по одной причине - потому, что в той ситуации это просто некому кроме меня сделать.
   Почему я иду,
   Смерти глядя в глаза?
   Почему не могу
   Повернуть я назад?
        
   Если я поверну,
   Смерти взгляд не сдержав,
   Меч я в землю воткну,
   И пойму, что сбежал...
        
   Смерть сказала: "Пора!"
   И меня за собой повела...
   Долг тяжел как гора.
   Смерть легка как перо.*
      
- Но ведь то, что ты делаешь другим не под силу! 
- Под силу, Юхата, под силу, просто многие ещё этого не осознали. Это только со стороны кажется, что это нечто невозможное. На самом деле, это вполне доступно остальным... Ничего, война быстро научит вас совершать немыслимое. Кстати, Юхата. 
- Да? 
- Ты же в общежитии живёшь? 
- Да. - удивление. 
- Значит, нам с тобой по пути. 
Полные подозрения взгляды двух других собеседников. - Надо будет поговорить с тобой с глазу на глаз. Два ревнивых зырка на зелёноволосую и парня. 
- О чём, Син? 
- О твоей профессиональной карьере. Точнее о твоём выборе профессии, так сказать. 
- ...?!! 
- Ага. - и остальным. - А вы что уже подумали? Что я свидание назначил? Три порозовевших лица смущённо отворачивающихся друг от друга. 
- Ладно, так и быть - назначу свидание... 
Удивление, недоумение, ожиание... 
- Всем троим, в одно время, в одном месте. 
- Синдзи!!! - строенный вопль возмущённых до нельзя напарниц. 
- Аха-ха-ха-ха-ха...!!! 
- Икари!!! Ты... ты... ты - невыносимый тип!!!
        
         
Бесновавшаяся под присмотром полицейских горстка пацифистов размахивала плакатами и отчаянно выкрикивала свои лозунги, к которым почти все проходившие мимо оставались равнодушны. И словно в насмешку над потугами протестующих, весь производимый ими шум легко перекрывался голосом диктора новостной программы, вещавшей с громадного видеоэкрана на площади: 
- ...несмотря на то, что не совсем успешный исход в последнем сражении с ульем привёл к росту антивоенных настроений, высшее командование объявило о ряде новых назначений. Пятнадцать бывших стажёров переводятся пополнят звенья полка обороны. А старший помощник Сэйи Ичиро сменит штабную должность на пилотское кресло...
        
         
Мощные потолочные лампы заливали огромное помещение живительными фотонами. А отключение гравитации только облегчало процесс фотосинтеза - одно слабое неуловимое движение мышц и свет уже падал на другой бок или спину. Способность модифицированного человеческого организма к фотосинтезу давала ещё одно малозаметное, но довольно приятное преимущество - во время "еды" можно не отвлекаясь заниматься важными делами. И эту казалось бы не очень важное преимущество капитан Кобаяши очень ценила. 
Тихо стукнула о пол снятая за ненадобностью маска.
        
  
         
- Итак... Что там задумали протестующие? 
- Готовят большую демонстрацию, и всё больше людей ещё хотят уйти с Сидонии. - лицо Очиая на экране было абсолютно невозмутимым. Он был из того мизерного числа людей, которым внешность и степень обнажённости капитана Сидонии была абсолютно "по боку". - Чем чаще столкновения с гаунами, тем больше людей верит, что те нападают на нас именно из-за "Кабизаши". 
- "Избавимся от "Кабизаши" и гауны оставят нас в покое". - глядя в потолок процитировала главный лозунг пацифистов Кобаяши. - Пф... 
- Многие верят, что только так мы сможем выжить и добраться до системы Лем. 
- Какая чушь. - снова фыркнула капитан. - Хорошо, если хотят уйти с Сидонии, то - пожалуйста. Но война продолжится. Пока гауны существуют, нам придётся скитаться без возможности воскресить нашу родину. 
- Тогда я подготовлю нужные приказы. - согласился Очиай. 
- Соедини с Юри. - приказала Кобаяши. 
- Есть. 
Спустя секунду исчезнувший голоэкран снова появился, явив одного из операторов мостика. 
- Вызывали? 
- Доктор Юри, у нас намечается прощальная церемония. 
- Понятно. 
- Начинайте подготовку немедленно. 
- Есть. 
Осталось ещё несколько вопросов, требующих внимания. И один из них - что делать с Икари и Кунато? То что Синдзи уже дорос до командира звена - это факт. "Мы совершили ошибку, не назначив его на эту должность сразу после присвоения звания пилота. Пожалуй, пора исправить это упущение". А что касается Норио Кунато, то... Пусть пока погеройствует в звене Самари - уж та точно не позволит ему угробить своих напарников. К тому же, звено Иттан всегда бросается на самые опасные направления и там талантливому и амбициозному пилоту на "Цугумори" как раз и место. Он хочет стать Рыцарем Сидонии? Ну что ж, вот ему эта желанная возможность. Ну и о уговоре на счёт передачи "Белой луны" "Кунато Девелопмент" не стоит забывать - у Норио есть ещё две попытки. 
И ещё, надо повнимательней присмотреться к его очередному рапорту - "внук" Сайто оказался буквально кладезем полезных идей и предложений. 
"Странно - но почти во всём, твой "внук" оказывается прав, Хироши... Твоя ли это школа или чья ещё?" Но кто ещё мог принимать участие в воспитании и подготовке Синдзи?
        
         
Закатный свет освещал галерею Академии и фигуры двух человек - рослого беловолосого мужчины и юной девушки с зелёными волосами, едва достающей собеседнику до подбородка. 
- Почему?!! Я не хочу этого! Зачем мне ваше место?! 
В звенящем голосе девушки возмущение и напряжение, готовое вот-вот прорваться слезами. 
- У тебя ведь талант от Ками. Ты талантливее всех, кто был раньше. Тебе попросту нет равных. 
Голос мужчины мягок, в нём проскакивают отеческие нотки. 
- Я не хочу! - изящная ладошка сжимается в кулачок. 
- Это приказ капитана. 
Девушка сникает, но потом снова вскидывается, подняв заплаканное лицо к собеседнику: 
- Я хочу стать пилотом, как мой брат! 
И снова опускает глаза в землю. Но выпрямленные руки и крепко стиснутые кулаки говорят об отчаянном упорстве и решимости их владелицы. 
- Мидорикава... - мужчина, шагнув вперёд, приобнимает её за плечи. - Если ты хочешь сражаться гаунами, то в кресле пилота тебе делать нечего, ты должна быть на мостике, иначе впустую потратишь время. 
Мидорикава поднимает покрасневшие глаза: 
- Знаете, а Икари мне то же самое говорил. 
- Что? 
- Что у меня оперативное мышление и с моими способностями мне нужно командовать на мостике, а не рисковать в кресле. Он тогда говорил: "Одна Мидорикава на мостике Сидонии может напакостить гаунам больше, чем сотня Мидорикав в "фреймах". Я простой штурмовик, призванный рвать врагу глотку на поле боя, а ты рождена чтобы руководить боем из штаба". Тогда я решила, что он шутит и... 
Мужчина улыбнулся: 
- Нет, он не шутил. И он трижды прав в отношении тебя. Знаешь, Мидорикава, у Икари есть одна особенность - в том, что касается противостояния гаунам, он никогда не ошибается. Я уже убедился...
        
         
- Что? Звено Самари?!! - Кунато был вне себя от возмущения. Это что же получается - его понизили? Решили, что та случайность с его звеном - признак некомпетентности? Или Икари и Кобаяши продолжили интриговать? 
Норио с трудом взял себя в руки. Да, с одной стороны - это выглядит унизительно, но с другой... Звено Иттан - сильнейшее звено Сидонии и очень многие хотели бы в нём оказаться. Хотя, саму Самари он терпеть не мог - грубая, невоспитанная и самоуверенная хамка... И как прикажете воевать под её командованием? 
Плевать, у него "Цугумори" и он может доказать всем, что достоин не просто командовать звеном, но и быть во главе отряда. И следующий бой это докажет.
         
- Да они что, там, с ума посходили? - Самари Иттан была так же не в восторге от такой новости. - На кой нам этот самонадеянный хлыщ, угробивший собственное звено? 
- Ну, вообще-то, он неплохой пилот и у него "Цугумори". - задумчиво почесал куцую бородку Тонами. 
- Пф! Лучше уж иметь дело с этим самоубийцей Икари, чем с Кунато. 
- Самари, я гляжу, тебе этот новичок приглянулся? - не удержался и подколол командира Цуруичи. - Только вот как ему предлагать девчонкам заняться фотосинтезом, если он сам не... 
Договорить Коичи не успел - Самари заткнула ему рот своим излюбленным способом - добротной зуботычиной.
        
         
Мидорикава шагала по коридору командного отсека, напряжённо вглядываясь в экран инфопланшета. 
- Блуждающий внесистемный газовый гигант... - палец перелистнул страницу. - Именно отсюда появился улей Г-четыреста восемьдесят восемь... Там же укрылась и уцелевшие гауны... 
Мидорикава прижала планшет к груди. "Ну же, Юхата, соберись! Вспомни, что говорил Синдзи - отключи эмоции и думай только о деле..." 
Перед входом на мостик она остановилась, на пару мгновений замерла, затем отрапортовала: 
- Мидорикава Юхата прибыла на мостик. Все находившиеся дружно повернулись в её сторону. Под взглядами нескольких десятков пар глаз девушка в растерянности замерла, прикрывшись планшетом как щитом. Навстречу шагнул Сэйи, взглянул прямо ей в глаза и одобрительно улыбнувшись, кивнул - "Вперёд и смелее!"
      "Меньше всего должно заботить то, как ты выглядишь в глазах окружающих, тебя должно заботить только поставленная перед тобой задача и способы её выполнения. Отбрось всё лишнее, страхи и опасения и делай то, для чего предназначена судьбой - руководи боем с мостика. Тогда ты обретёшь уверенность, которая передастся и остальным. И поверь, тебя будут воспринимать всерьёз и чётко выполнять все команды, даже если будешь на мостике в чём мать родила..." 
"Братик, Синдзи, я вас не подведу!" 
Мидорикава, стиснув челюсти, собралась духом и звенящим от напряжения голосом скомандовала: 
- Вывести планету Эн шестьсот восемьдесят два ноль три эл на экран! 
- Есть, второй помощник Мидорикава. 
Вспыхнули огромные голоэкраны. 
- Относительная дистанция - семьсот тысяч километров. Почти бесшумно опустилась капитанская платформа. 
- Докладывайте. - лаконично потребовала Кобаяши. 
- Есть! - Юхата рывком повернулась к экранам. - После последнего боя, гауна отступила на эту планету. Вполне возможно, что в её атмосфере скрываются ещё гауны. 
- Нанесём упреждающий удар, пока мы ещё на достаточном расстоянии. - подытожила капитан и скомандовала. - И уничтожим планету. Выкурим гаун из логова - ударим противопланетарной ракетой "Экстерминатус" 
- "Экстерминатус"?! 
- Возражения?
      "Тебе придётся заниматься планетарным вандализмом - Кобаяши сторонник радикальных мер и любитель бить наверняка и наповал. Так что будь готова взрывать планеты, крошить астероиды и глушить гаун термоядерными петардами по атмосферам газовых гигантов... 
- Никак нет, мэм. - Юхата повернулась к операторам и скомандовала. - Шахта противопланетарной ракеты, приготовиться. 
- Есть! 
Снов мостика посыпались команды расчётам артсистем. 
- Шахта номер один - подготовиться к запуску. 
- Установить термоядерную боеголовку фугасного типа. 
- Ракета помещена в пусковую шахту. 
- Шахта номер семь - шлюз открыт. 
Огромные стальные плиты разошлись, явив космосу нутро пусковой шахты. 
- Открыто. 
- Приготовиться к запуску. 
Огромная цилиндрическая туша "Экстерминатуса" поползла вперёд, готовясь занять место на стартовом столе. 
- Повторяю - приготовиться к запуску. 
- К запуску готов. 
- Цель - Эн шестьсот восемьдесят два ноль три эл. 
- На прицеле. 
- Хорошо. - девушка подняла голову к капитану и звонко отрапортовала. - Всё готово. 
Из под белой маски донеслось короткое: 
- Пуск. 
- Пуск! - тут же отреагировала оператор. 
Четыре огромные дюзы антипланетарной ракеты разом изрыгнули бело-голубые струи ионизированного газа и многотонная туша заскользила вперёд по опоясавшим нутро шахтного ствола антигравитационным кольцам. Ещё мгновение и разрушительная мощь рванулась вперёд к цели. 
- Траектория в допустимых параметрах. 
- Хорошо. - свистящим шёпотом отозвалась Мидорикава. 
Занятая своими переживаниями, Юхата не заметила наблюдавшего за ней из тени Сэйи. 
- Расстояние до планеты: три тысячи километров. 
- Наблюдать за ракетой до самого взрыва. - вскинула голову Мидорикава. 
"Отлично, девочка, ты держишься молодцом! Мы не ошиблись в тебе". - офицер повернулся и с удовлетворённой улыбкой на лице зашагал по полутёмному коридору, вспоминая тот памятный разговор в галерее внутреннего дворика Академии. 
Юхата оглянулась, но там где только что стоял Ичиро, уже никого не было. "Он наблюдал за мной. Хотел удостовериться, достойная ли я смена". 
- Обратный отсчёт через пять секунд. - голос оператора вернул её к делам. 
- Три... 
- Два... 
- Один... 
- Удар. 
Изображение цели сменилось схематическим разрезом планеты, на которым красным отмечалась зона попадания ракеты. 
- Проникновение зафиксировано. 
- Пересечение газовых слоёв. 
- Сила, позволяющая уничтожить планету... - прошептала девушка. - И всё же ядро гауны будет оставаться целым и невредимым. 
- ...Контакт с ядром планеты. 
- Подтверждаю имплозию. 
- Подтверждаю уничтожение. 
Мидорикава облегчённо выдохнула. 
- Ретрансляция. 
Вспоротые термоядерным взрывом ядро и атмосфера газового гиганта выплеснулись наружу косматым облаком во много раз превышающем по размерам саму планету.. 
- Хорошо. Просканировать область на наличие аномалий. 
- Есть. 
Посыпались доклады операторов: 
- Квадраты А-один-пять и Б-четыре-три - ничего. 
- Це-два-девять - ничего. 
- Ка-три-семь - ничего. 
- Эс-четыре-один - ничего. 
- Аномалия! 
Юхата подалась вперёд. 
- Два тела, размером менее одного километра. 
Мидорикава замерла, на мгновение раскрыв рот - среди бурлящего метаново-аммиачного хаоса теперь отчётливо проглядывали подсвеченные целеуказателями сенсорных систем тёмные тени. - Нет - три! 
- Газовое облако слишком плотное. - разочарованно пробормотала девушка. 
- Мне нужен анализ изображения. 
- Мидорикава. - отвлёк её голос Кобаяши. отчётливо выделяющаяся в полумраке белая маска повернулась к Юхате. - Соберите отряд подавления и дайте им задание на вылет. Кого отправить, решайте сами.
   Сердце девушки сжалось, а в памяти зазвучали слова Синдзи:
      "- Тебе, как офицеру при капитане, придётся решать, кому жить, а кому смотреть в лицо смерти. И ответственность, за каждого не вернувшегося на базу, за каждого раненного и искалеченного частично будет лежать и на тебе...Это тяжёлая доля, но тот, кто становится на место помощника капитана, обязан её взять на себя..." 
- Есть!
      "- ...Наверняка Кобаяши возложит на тебя ещё подбор личного состава для ударной группы. И тут всё будет зависеть только от тебя. Какими принципами и соображениями будешь руководствоваться при комплектовании... Ведь от этого зависит успех операции. Всегда по возможности старайся обеспечить численный перевес над противником. Каши маслом не испортишь, а толпой и командира бить веселей. Не повторяй ошибок Сэйи - не пытайся выводить против одной гауны по одному звену. Тем более, если придётся иметь дело с гауной неизвестного ранее типа, они - слишком непредсказуемый и быстро адаптирующийся противник. И плевать, если остальные будет считать, что ты не уверена в результатах, трусишь или перестраховываешься - за неудачи и потери отвечать тебе...
      - ...Два, а в идеале три звена на каждую гаунскую тушку. Тем более, если это новый тип. У дюжины "фреймов" больше шансов запинать противника и вернуться назад без потерь. Соотношение опытных и молодых пилотов должно быть два к одному, а в серьёзных операциях три к одному, то есть, на два-три звена опытных пилотов одно звено новичков. Это позволит поднатаскать молодёжь и избежать массового истребления новобранцев. По поводу профи и новичков. В бои идут одни "старики", задача молодёжи - прикрывать огнём издалека, доставлять подбитых на базу и эвакуировать катапультировавшихся, максимум - добивать подыхающих... не более. Если пахнет жаренным - молодёжь лучше сразу отводить на базу..." 
"И откуда Синдзи это знает? Или...?"
         
Сигнал комма застал Хазаму врасплох. А то сообщение, что пришло следом и вовсе выбило из колеи. 
- Что? - Каору не могла поверить высветившимся на экране строчкам. - Но я же приписана к "Запад-3"! 
- Что случилось, Хазама? - встрепенулся Тэнтаканори, напарник Каору. - И почему это вылет только у тебя? 
- Не знаю, но меня переводят в звено пилота Икари, эскадрилья "Запад-4". 
- Странно. - пожал плечами Харуиваку. - Даже в другую эскадрилью? 
- Наверное это потому, что ты - лучшая на курсе. - предположила Ёшимо. 
- Ничего. - подбодрил Хазаму Тэнтаканори. - Зато, говорят, Икари очень удачливый - когда он в звене, то с вылета все живыми возвращаются. 
- А ещё про Икари говорят, что он - совсем чокнутый! 
- Да ты просто завидуешь Каору, Юкихито...
         
Грохотали подъёмные механизмы, сновали техники, пилоты спешили к своим "стражам". Кунато, спешивший к "Цугумори", внезапно остановился - навстречу с невозмутимой рожей, забросив на плечо пилотскую катану, топал источник всех его неприятностей- Синдзи Икари. 
"Опять он!" - охваченный холодной яростью Норио, сжав челюсти, снова зашагал вперёд. 
Поравнявшись с Синдзи, он всё же не сдержался и процедил сквозь зубы: 
- Доволен, Икари? Теперь ты командир звена. 
- Которое ты же едва не угробил. - холод в голосе собеседника мог бы заморозить до абсолютного нуля все запасы воды на Сидонии. - Впрочем, ты сейчас даже в лучшем, чем я положении. 
- Это почему же? 
- Потому, что несёшь ответственность только за себя. К тому же сейчас ты в составе сильнейшего звена Сидонии и будешь на острие атаки. Для тебя это шанс показать себя лучшим. 
- И покажу, будь уверен. 
Икари не ответил, только криво усмехнувшись, двинулся дальше.
         
- Уф-ф! Еле успела! - ориентиром в ангаре для Хазамы послужили розовые волосы новых напарниц - обе Хоноки тоже торопились к своим "стражам". 
А вот и её "фрейм" - "семьсот пятьдесят первый" Ксо, они даже номер не поменяли, так торопились! 
- Ага, так вот кого прислали на замену. - раздалось прямо над ухом. Хазама повернулась - прямо в лицо ей пристально взглянули холодные чёрные глаза, из которых буквально веяло бездной. 
- Э-эээ... Пилот Хазама Каору прибыл, сэр. - торопливо отрапортовалась новичок. 
- Не пойму, ты - парень или девушка? - обладатель жуткого взгляда чуть наклонил голову к плечу, внимательно изучая пилота. 
- Я - третий пол. - растерянно пискнула Каору. Ксо, про Икари ходили разные слухи, в том числе про его манеру стебаться над такими как Хазама. Хотя... та же Шинатосе с ним - друзья не разлей вода и как-то же терпит его подколки? 
- Понятно. Впрочем, сейчас это не важно. Забирайся в "фрейм", Хазама, вылет с минуты на минуту. 
- Есть. - вякнула гермафродит уже в спину командира. "И как это понимать?" 
Впрочем, сейчас не время страдать ерундой. Предстоит первый её боевой вылет и нужно постараться вернуться живым.
         
- Звено Накадзоно, займите свои "фреймы" 
- Вторая Южная стартовая площадка, отряд Самари, займите свои "фреймы". 
- Звено Икари, займите свои "фреймы". 
- Запуск звеньев Накадзоно, Самари и Икари по готовности. 
Внезапно на связь вышел Икари: 
- Икари, звено к старту готово. 
- Все "фреймы", запуск и вылет!
      
Пальцы привычно нажимают кнопки и тумблеры, последовательно активируя все необходимые процедуры предстартовой подготовки - прогрев двигателей, запуск системы управления, ускоренное тестирование готовности систем вооружения - пусть техники и всё подготовили, но подстраховаться никогда не мешает - бережёного... 
- Angelhuren, везёт же мне на Каору - что тот, что этот блондинистые и непонятного пола. Надеюсь, у здешнего нет таких же закидонов... 
- Икари. - на экране закрытого канала связи появилась Мидорикава. - Как стартуете, сразу же формируйте четвёрку. 
- Так точно, офицер Мидорикава. - последовал невозмутимый ответ. - 
All hail Sidonia! 
Зеленоволосая на мгновение замялась, а пилот, усмехнувшись, уже более мягким тоном продолжил: 
- Ты справишься, Мидорикава, и будь уверена - я тоже не подведу. 
И не дожидаясь ответа отключился. 
А вот за то, что не послушала моего совета и выслала всего по звену на рыло, да ещё свалила мне на шею молодёжь, ты ещё получишь от меня втык, штабист Ея Величества.
         
- Анализ изображения завершён. Вывожу на главный экран. 
То, что появилось на голоэкране, вызвало оторопь у Мидорикавы и холодную дрожь в спине у Кобаяши. 
Три гауны красного цвета, практически один в один имитирующие "фреймы" Тип-18. 
- Что? Это гуманоидный тип? - отшатнулась Мидорикава. 
"Учитывая активное использование в целях подражания человеческого ДНК можно предположить, что сейчас высока вероятность встречи с созданными ульями псевдо-копиями "фреймов" с использования ДНК захваченных ими пилотов для создания более маневренных особей гаун, по боевым характеристикам и тактическому предназначению аналогичных "стражам" Сидонии и управляемых гаунами-псевдопилотами..." - всплыли в памяти Кобаяши строки из последнего рапорта Икари. - "Откуда он узнал? Расчёт? Предвидение? Или же что-то иное?" 
- Обработка изображения. 
Огромные фигуры на экране увеличились и на их бугристых кроваво-красных поверхностях стали отчётливо видны цифры: "701". 
- Нет... - прошептала поражённая до глубины души Юхата. - "Семьсот первый"... "Фрейм" Ямано...
  
        
         
____________________________________________________________________________________________________ 
* - о-тёко - чашечки для сакэ. 
** - тонкацу - блюдо японской кухни, зажаренная во фритюре свиная отбивная. 
*** - немного изменённые строки из стихотворения Фердинанда Терентьевича Краузе "Долг"
   ____________________________________________________________
   ____________________________________________________________
     
        
        
        
        
   Часть 8
             
         
      
"У меня нехорошие предчувствия..." - Рен Хонока чувствовала себя не в своей тарелке. К предбоевой лихорадке и ожиданию неприятностей прибавилось беспокойство за себя и Хо - как-никак это их с сестрой первый боевой вылет. 
Не успели сформировать четвёрку, как запищал сигнал вызова по закрытому каналу. 
Икари, и судя по выражению его лица, разговор предстоял серьёзный: 
- Рен, что можешь рассказать о Хазаме Каору? Насколько она способный пилот? "К чему это он?" - розоволосая даже немного растерялась от такого вопроса. 
- Хазама? Хазама Каору? - вылетевший с ними блондинистый гермафродит был стажёром с соседнего потока. - Ну-у, на курсе по табельным отметкам она была лучшей после Кунато, Хошиджиро, Ямано, Эн, меня и... тебя. Даже Хо и Ю ей на пару строчек уступали... Насколько знаю, самые высокие баллы у Каору были по тренировкам на симуляторах и тактике. 
Икари странно хмыкнул и, не меняя выражения лица, кивнул: 
- Понятно. Спасибо, Рен. Хонока растерянно уставилась на погасший экран - Синдзи явно что-то задумал. Но что? И как это отразиться на их с Хо судьбах? 
В следующее мгновение он снова вышел в эфир - на этот раз по общему каналу: 
- Звено, слушаем меня внимательно. Команды выполняем быстро и чётко, без споров и возражений. Скажу атаковать - атакуйте, скажу отступать, значит, тут же отступаете, скажу отходить на базу - в ту же секунду разворачиваетесь и во все лопатки чешете к Сидонии. Не думайте о том, что вам скажут на базе - перед ними отвечать буду я. Всё понятно? 
- Так точно! 

Приблизившись к цели четвёрки "фреймов" начали расходиться в стороны. 
- Видим цель. - доложилась Самари и, присмотревшись, поперхнулась . - Ч-что... Что это?! 
От тройки неподвижно зависших красно-белых псевдо-'стражей' веяло неприкрытой угрозой. И на бугристой броне у каждой из гаун виднелись корявые цифры - '701'. 
В кабине "706"-го Хо судорожно подалась вперёд: 
- "Семьсот первый"... 
- Это гауна, что уничтожила Ямано. - вмешалась Рен. 
А в кабине "Цугумори" зарычал, не в силах сдержаться, Кунато. Ожидавшие их гауны стали для Норио личным вызовом, 
"Так вот значит как!!!" - Кунато ощутил непреодолимое желание стереть с лица мироздания эти живые свидетельства той его оплошности. 
- Это всего лишь плацента и ничего больше. - вмешалась с мостика Мидорикава. - Не обманывайтесь! Т
ем временем все три гауны, перекувыркнувшись так же, как это делают "стражи", и, полыхнув красными струями из дюз, на полной скорости рванули в разные стороны. 
- Гауны рассредоточились. - сообщила оператор. 
"Пора". - приняла решение Мидорикава и скомандовала: 
- Звено Самари разберитесь с гауной четыреста восемьдесят девять, звено Накадзоно - с гэ-четыреста девяносто, звено Икари - с гэ-четыреста девяносто один. Сосредоточьтесь на своих целях. Всем быть начеку - у врага может быть оружие! 
- Есть. 
- Рассредоточиться! 
Четвёрки "фреймов" расцепились и звенья набирая скорость пошли навстречу к неподвижно застывшим гаунам. 
- Звенья рассредоточились и идут к цели. - подтвердила оператор и добавила. - Тактика сто двадцать два "а". 
"Только бы Синдзи ошибся в своих предположениях!" - взмолилась про себя Юхата. 
Зато Кобаяши была настроена куда пессимистичней: 
"Боюсь, Икари и здесь окажется прав!" 
Напряжение на мостике теперь, казалось, можно уже было резать ножом. Гауны, увлекая за собой "стражей", расходились всё дальше. 
"Они, что пытаются увести звенья подальше друг от друга?"
      
- Рен, Хо, идёте по флангам, бьёте по цели из излучателей. Каору, идёшь за мной пеленгом, прикрываешь из всего, что есть. Огонь на поражение по только моей команде. Повторяю - огонь только по команде! 
- Есть! 
- Так точно!
      
Идя на форсаже, "стражи" быстро сократили разрыв с "двести девяносто первой". Гауна, явно почувствовав, что её пытаются взять на прицел, принялась лихо маневрировать, снова пытаясь оторваться от преследователей.
      
"Не уйдёшь!" 
Рен, стиснув зубы, пытаясь подловить невероятно вёрткий псевдо-"фрейм". Несколько раз ей удавалось поймать врага в прицел, но всякий раз команды стрелять от Икари не было и Хонока, скрепя сердце, снимала палец с кнопки. "Ну, сколько можно?! Он что решил устроить догонялки с ней?!" Отметка на дисплее в очередной раз окрасилась красным - системе целеуказания снова удалось захватить цель. И тут же в наушниках раздалось: 
- Контакт! Звено, беглый огонь. 
"Фреймы" практически одновременно хлестанули по цели режущими глаз ослепительно-синими лучами. Но, красно-белый лже-"страж" с невероятной ловкостью увернулся от первых трёх и лишь четвёртый, выпущенный "фреймом" Икари настиг его, заставив сбиться с курса и потерять скорость. Это позволило остальным прицелиться получше - практически следом за первым, в гауну попал второй импульс. В разные стороны полетели куски плаценты. 
А спустя секунду в эфире раздалось наполненное болью: 
- А-ай...!! Больно! Больно! Больно! Больно! 
- Откуда этот голос?! - изумилась Рен, но тут её внимание привлекло ещё кое-что. - Смотрите, что-то отделилось от гауны!
  
      
Действительно, на увеличении было видно, как рядом с красно-белым лже-"стражем", связанная тонкой пуповиной, висит фигурка красного цвета, до жути похожая на пилота в скафандре.
      
"Псевдопилот?!!" - изумилась Кобаяши. - "Значит, он снова оказался прав!" 
"Пилот внутри робота... Они копируют "Фреймы"!" - у Мидорикавы перед глазами всплыл тот памятный разговор по дороге домой. - "А ведь Син предупреждал о возможности такого! Значит..." 
- Гауна использует канал связи Ямано! 
Девушка резко встрепенулась: 
- Он может имитировать всё что угодно, но это по-прежнему - ГАУНА! Продолжайте атаковать! Всем отрядам - отчёт о состоянии. 
- Говорит Самари. Мы преследуем гэ-двести восемьдесят девять, используя линейную тактику. - прокатился по мостику грубоватый голос Иттан. 
Почти сразу его перебил запыхавшийся голос Накадзоно: 
- Говорит Накадзоно. Используем тактику перехвата гэ-четыреста девяносто. Он быстрый!
      
В тысячах километров от Сидонии, преследуемая "стражем" из звена Накадзоно красная фигура внезапно рывком крутанулась на месте, затормозила, сверкнув багрово-красными реверсными выхлопами, и также стремительно рванула навстречу преследователям. Ещё мгновение - и по подобравшемуся "фрейму" в упор ударил рой прочнейших многометровых шипов. 
- Гауна-двести девяносто атаковала "сто тридцать девятого". 
- Плацентарные наросты вывели "фрейм" из строя! 
Весь опутанный разрядами молний от вышедшей из строя силовой установки, "страж" безвольной куклой отлетел прочь. А уничтожившая его гауна набрала скорость, нацелившись на следующего противника. 
И тут же в эфире раздался звонкий молодой голос: 
- Это Ямано. Докладываю: один "фрейм" уничтожен. 
И торжествующий девичий смех. 
Многим стало не по себе. Теперь сёстры Хонока узнали этот голос. 
Голос, который им доводилось слышать всё время обучения в Академии. 
"Эйко?!!" 
А Кунато, замер охваченный ужасом и изумлением: 
- Это... ты... Ямано? 
А смех продолжал переливаться колокольчиками, наполняя сознание ужасом, смешанным с отвращением. 
"Они заставляют нас играть по их правилам!" - внезапно осознала Мидорикава. 
- Они навязывают нам маневренный бой. - словно подтверждая подозрения Юхаты, сообщил Синдзи и тут же сделал ей выговор. - Сидония, выпускать против такого противника по одному звену - опасная ошибка, которая может нам дорого обойтись. 
- Сообщения из отдела экзобиологии. - неожиданно вмешалась другой оператор. - Они запрашивают образец для анализа. 
Это было уже... слишком! Тут бой идёт, уже одного пилота потеряли, явно не последнего, а этим образец, видите-ли, подавай! 
- Как они думают, мы сможем его получить, если гауны ещё двигаются? - набычившись возмутилась Мидорикава. - Нелепо!
      
"Копирует "фрейм", копирует системы, использует каналы связи... Возможно, копирует личность пилота... Синдзи, откуда тебе это известно? Ты знал? Предвидел? Или ты настолько гениален, что можешь предугадывать дальнейшие действия нашего вечного врага?! Или всё вместе...?!" - теперь Кобаяши окончательно убедилась - Синдзи Икари не просто очень способный пилот и умный парень, но и талантливейший тактик. 
"Может, приказать Юри клонировать уже самого Синдзи?"
      
- Звено, сближение с целью. Огонь залпом из излучателей и ракетами по моей команде. - подстёгнутая командой командира, Хазама судорожно стиснула рычаги управления, стараясь поймать в перекрестье колеблющуюся из стороны в сторону цель. 
Внезапно, гауна, не меняя направления движения, разворачивается вокруг своей оси и посылает в "семисотого" Икари импульс ярко-красного цвета, от которого тот играючи уклоняется. Следом за высокочастотным импульсом в "стража" Икари летят длинные перекрученные шипы такого же, как "броня" гауны красного цвета. Но, "фрейм", словно танцуя, крутанул штопор и пропустив оба вражеских снаряда почти впритирку к корпусу. 
"Круто!!" - вот теперь, Каору стало понятно - не зря этого парня признали героем, а кое-кто и вовсе считает самым крутым пилотом Сидонии. 
- Внимание, приготовиться к стрельбе! 
И как по заказу, маркер прицела "семьсот пятьдесят первого" заполыхал багрово-красным. - Огонь!!! 
"Как ему удаётся так предугадывать?!" 
Есть! Результат превзошёл все ожидания - импульсы из высокочастотных орудий почти разворотили гауну, буквально содрав с неё большую часть плаценты. И только одинокая фигура "пилота" продолжала болтаться на одном из не оторванных попаданиями клочьев плаценты. 
"Надо же, какая прочная!" 
В следующее мгновение меткая очередь автопушки перебивает удерживавшую "пилота" пуповину (отчего тот, закружившись в неуправляемом вращении, отлетел куда-то в сторону) и спустя пару секунд в оголившееся истинное тело гауны врезается наконечник "Кабизаши"... 
Удар и "700"-й Икари проносится сквозь облако кроваво-красных пузырей. 
Получилось! Хазама с торжествующей улыбкой откинулась в ложементе - как удачно всё получается: в первом же бою её звено отличилось первым уничтожив противника. Но, наслаждаться победой довелось считанные секунды - Икари, не сбрасывая скорость, развернулся и направился к отстреленному псевдопилоту: 
- Звено, за мной!
      
"Твой преемник как всегда на высоте, Хироши". - Кобаяши довольным взглядом окинула показания на экране. - "Уверена, скоро он полностью превзойдет тебя". 
- Подтверждаю разрушение истинного тела гауны-двести девяносто один. Цель поражена. 
- Икари, вы что делаете? - отметки звена Икари устремились к метке, обозначавшей уцелевшего "пилота" псевдо-"стража". 
- Икари на связи. Цель уничтожена. Идём брать образцы плаценты. 
- Что? - возмутилась Мидорикава. - У нас нет на это времени! 
- Разрешаю. Приступайте. - неожиданно прервала её Кобаяши. 
- Принято. 
Юхате только и осталось, что надувшись уставиться на главный экран. 
- Накадзоно и его звено подвергаются сильным контратакам со стороны гауны-четыреста девяносто! - вскинулся один из операторов. 
- Звено Икари - помогите Накадзоно. - приняла решение Мидорикава. 
- Вас понял.
      
- Звено Икари, - помогите Накадзоно. 
"Отлично, пора и эту тварь угомонить" - Рен вошла в раж и с нетерпением ожидала возможности расправиться с не в меру прыткой гауной. - "Одну мы уничтожили, теперь очередь за второй..." 
А вот Икари снова удивил: 
- Идём к звену Накадзоно. Внимание, Хоноки, Хазама - цель атакую только я один, вам вступать в бой без команды ЗАПРЕЩАЮ! 
- Что? - Хонока не могла поверить своим ушам. Она ожидала чего угодно, но только не такого от командира, с которым они только что уничтожили гауну. 
"Он что, трусит?!! Или не уверен в нас?!!" 
- Повторяю. - лёд в голосе Синдзи отбивал всякое желание перечить. - В бой не вступать, в случае атаки противника - формировать тройку и уходить на базу.
      
"Да он что, совсем рехнулся?!!' - Мидорикава теперь и не знала, что думать. Икари, который настоятельно твердил, что противника надо давить числом, теперь сознательно сокращал число атакующих цель "стражей". Где логика? "Он что, решил в одиночку погеройствовать? Или... это способ сохранить жизни напарников?" 
Юхата уже было открыла рот, чтобы всыпать своевольному Синдзи по первое число, но не успела - в эфире опять прокатился торжествующий смех лже-Ямано.
      
Псевдо-"страж", уходивший от "двести девятнадцатого", резко сбросил скорость, нырнул в сторону и пропустив не успевшего отреагировать преследователя, снова набрал скорость. Ситуация поменялась на диаметрально противоположную -теперь уже гауна "висела на хвосте" у "фрейма". 
- "Двести девятнадцатый", осторожнее. - рявкнул Накадзоно. - Он позади тебя. 
Юхата стояла, раскрыв от изумления рот - там, в космосе сейчас творилось нечто из ряда вон выходящее. Гауна нового типа беспощадно расправлялась с одним из лучших звеньев Сидонии. 
"Эта гауна явно отличается от двух других".
      
"Фрейм" с номером "219" попытался было оторваться от гауны, но безуспешно - ударила меткая очередь из багрово-красных, твёрдых как сталь шипов и "страж" закрутился, потеряв управление. 
Ещё очередь... 
Отчаянный крик и повисшую на мгновение тишину нарушает ровный, чуть искажённый помехами, вгоняющий всех в дрожь голос Ямано: 
- Ещё один уничтожен.
  
      
- "Фрейм" "двести девятнадцать" из звена Накадзоно серьёзно повреждён! 
И снова мостик наполняет торжествующий девичий смех. 
- Они слишком быстрые. - повернулась одна из операторов к другой. - "Стражам" не угнаться за ними. 
- Как будто они точно знают, как мы будем действовать. 
- Отряд Самари перехватил цель! - прерывает их диалог сообщение третьего оператора.
      
Четвёрке Самари всё-таки удалось нагнать "двести двести восемьдесят девятую" и теперь счёт шёл на секунды. 
- Всем "фреймам" огонь! 
Четыре ослепительно-голубых потока устремились к гауне и та, напоровшись на последний из них, потеряв скорость, завертелась юлой. 
- Обездвижить врага. - рыкнула Самари, бросая своего "ноль-пятого" в атаку. 
Ещё один залп и подоспевший "страж" Иттан нанизывает раскуроченную тварь на острие 'Кабизаши'. 'Есть!' - с трудом восстановив дыхание, Самари вышла на связь: 
- Гауна-четыреста восемьдесят девять уничтожена.
      
Норио Кунато почувствовал, как его охватывает злость - он опять не успел. Да, это его выстрел обездвижил гауну, но все лавры всё равно достанутся этой хамке Самари. 
'А ведь мой 'Цугумори' должен был быть вооружён "Кабизаши"! Это несправедливо!' 
Но было ещё кое-что, в чём Норио никогда бы не признался даже самому себе - сейчас его в бой гнали не только злость и жажда победы, но и страх. Страх перед ожившим свидетельством совершённой в прошлый раз ошибки.
      
Истошный женский визг 
- "Триста двенадцатый" уничтожен. 
- И ещё один. - довольно подтверждает псевдо-Ямано. - Теперь остался только один. 
Мидорикава, едва не зарычав от злости, скрежетнула зубами. 
"Значит так?!!" 
- Самари, собери всех и помоги Накадзоно! 
- Есть.
  
  
Полтысячи лет жизни вольно или невольно, учат сохранять хладнокровие в любых ситуациях. Так и сейчас, несмотря на всё происходящее, Кобаяши сохраняла спокойствие и ровное течение мыслей. То, что звено Накадзоно можно смело вносить в список безвозвратных потерь, было уже свершившимся фактом. И опыт подсказывал капитану, что этим дело может и не ограничится - слишком уж серьёзный соперник достался им на этот раз.
  
- Это Накадзоно. Я не могу избавиться от него! Это безнадёжно! 
- Звено Накадзоно уничтожено. 
Голос пилота переходит в крик. "Остались звенья Икари и Самари" - Мидорикава уставилась на голоэкран, пытаясь просчитать дальнейший ход события. Обе четвёрки "фреймов" и гауна-490 образовывали собой вытянутый неправильный треугольник, вершиной которого был псевдо-"фрейм" а основанием - звенья Самари и Икари. Причём последнее было значительно ближе к противнику.
  
- Звено Накадзоно уничтожено. 
Рен не могла поверить своим ушам - за считанные минуты одна гауна уничтожила звено опытных пилотов. "Совсем как с Акаи". - мелькнуло в голове розоволосой. 
Внезапно на связь вышел Синдзи: 
- Звено, включить форсаж, идём на соединение со звеном Самари! 
- Есть! - сознание ещё пыталось понять логику решений командира, а нога уже давила на педаль "форсажа",
  
Неожиданно синие отметки звена Икари дрогнули и быстро поползли, но не навстречу гауне, а в сторону другой группы таких же синих отметок - звена Самари. 
"Опять он за своё?!!" 
- Икари, ты что творишь? 
- Идём на соединение со звеном Самари. - размеренным, словно у компьютера, голосом Синдзи. - Атаку одним звеном гауны-четыреста девяносто считаю нецелесообразным - слишком велик риск потерь. 
"Потерь?" Вот и пойми после этого Синдзи - то он как безумец прёт на врага в одиночку, то, старательно уклоняется от встречи с врагом. Что это? Трусость или осторожность? Или он просто не уверен в напарниках? 
Юхата повернулась к Кобаяши, и та прочитала в глазах зелёноволосой немой вопрос: "Что он творит? Неужели мы ему это спустим?" 
Капитан, не ответив, вернулась к главному экрану. Теперь ей стал понятен ход мыслей Икари. 
"И снова твоя логика. Синдзи. Да, будь ты с опытными пилотами или один, то не раздумывая кинулся бы на врага. Но ты бережёшь жизни своих напарников..." 
- Одобряю. Звено Самари продолжайте атаку на гауну. 
- Гауна-четыреста девяносто движется к звену Икари. 
Мидорикава повернулась к экрану - так и есть: красная метка шла пересекающимся с четвёркой Икари курсом. Явно намереваясь атаковать их до того, как они соединятся со звеном Иттан. 
"Ксо, неужели она специально выбирает наиболее лёгкие цели?" 
А ведь после опытных ребят Накадзоно, её вчерашних однокурсников "четыреста девяностая" сметёт и не заметит. 
Вот тут-то Юхате стало по настоящему страшно: "Неужели эта тварь сохранила ещё и память Эйко?!! Ведь та хорошо знала пилотов из звена Синдзи... и остальных..."
  
- Вот дерьмо! - сложившаяся ситуация не на шутку напрягала Самари - гауна, на перехват которой шло её звено, явно уклонялась от встречи с ними, нацелившись на звено новичков, что на всех парах неслось на соединение с ними. 
"Нам только не хватало, чтобы и их как звено Накадзоно перебили!" 
Иттан сверилась с радаром и грязно выругалась про себя - слишком уж быстрой оказалась эта "четыреста девяностая".
  
Кунато язвительно усмехнулся - герой Икари, уже прославившийся на всю Сидонию своей безудержной (а точнее - безумной) храбростью, лихо нападавший на гауну с одной автопушкой, сейчас, вооружённый смертоносным для гаун "Кабизаши", отчаянно драпал вместе со своим звеном! Парадоксальная ситуация, как ни крути. Но, с другой стороны... Синдзи Икари - ещё тот расчётливый сукин сын, на деле просчитывающий каждый шаг, каким бы он безумным не казался со стороны... 
"Тут что-то не так. Неспроста он так отчаянно удирает. Или же эта гауна его до смерти напугала?"
  
Четыре белых механоида, сверкая ярко-синими плазменными выхлопами, неслись сквозь усыпанную звёздами пустоту космоса. 
Хоноку Хо не покидало ощущение неправильности того, что они делают. "Мы должны атаковать гауну, а вместо этого - зачем-то несёмся сломя голову к звену Самари..." 
Она сверилась с радаром - да так и есть, их звено идут на пересечение со звеном Самари, последняя из оставшихся гаун - на пересечение с ними. А вот Икари явно уводил своё звено прочь от противника. 
- Икари, гауна идёт на сближение с нами! - а это уже не выдержала Рен. 
- Вижу, Рен, вижу. - невозмутимо отозвался командир. - Повторяю приказ - в бой не вступать. Пока не соединимся со звеном Самари - уклоняться от боя. 
"Мы что - удираем от гауны?" 
Сама мысль показалось Хоноке неправильной. Какой смысл уклоняться от боя, если им уже удалось прикончить одну из трёх тварей? Но, приказы Синдзи были чётки и не двусмысленны. "Он, что, не уверен в нас?!!" - возмутилась Хо. - "Мы ему что, дети маленькие?!!" Девушка не выдержала и связалась с сестрой: 
- Рен, я ничего не понимаю - почему мы должны уклоняться от боя? 
- Не знаю, сестричка, наверное он не уверен в нас. 
- И это после победы над гауной? Разве мы не... 
Но договорить ей не дали - в эфир ворвался Икари: 
Angelhuren, не успеваем. Хо, Рен, Хазама - идёте к звену Самари, будете прикрывать их огнём.
  
Тем временем, на дисплее треугольник, образовываемый "стражами" и лже-"стражем" стремительно уменьшался и сплющивался, норовя превратиться в прямую линию. 
Гауна-490 шла на перехват звена Икари 
Звено Самари шло на перехват гауны-490. 
Звено Икари шло на сближение со звеном Самари. 
Иттан ожидала чего угодно, только не вызова от Икари: 
- Самари, прими моих напарниц и направь Кунато или ещё кого меня прикрывать - я иду в атаку на гауну. 
- ...?! - "Что он творит?! Что зачем он отсылает своих и требует у меня Кунато на прикрытие? И вообще, по какому праву он тут раскомандовался?!!" 
Девушка уже готова была вспылить, когда до неё дошло, что имел в виду Икари. "А ведь он прав. Некому, кроме него и Кунато..." 
Мгновенно приняв решение, Иттан уже не колебалась: 
- Кунато, будешь прикрывать Икари. 
- Т-так точно! - растерянность Норио подняла настроение у девушки. 
"Посмотрим, на что ты теперь способен, Норио-кун..."
  
От двух несущихся на пересекающихся курсах четвёрок "стражей" отделилось по одному, которые резко повернув устремились навстречу главному участнику разыгрывавшейся в космосе драмы - похожей на них гауне.
  
Кунато не смог удержаться и всё же решил сразу расставить все точки над i: 
- Икари, почему я? 
Изображение Икари на дисплее связи саркастично усмехнулось: 
- А разве ты уже не хочешь стать новым Рыцарем Сидонии? "Издевается!" Норио скрипнул зубами и уже более угрожающим тоном продолжил: 
- Это не ответ. Я спрашиваю - почему я? 
Внезапно сарказм исчез, лицо соб
еседника стало жёстким, а взгляд пронизывающим и леденящим, словно охлаждённые до абсолютного нуля иглы: 
- Потому что ты убил Ямано. И кому как не тебе исправлять эту ошибку?
      
Пилот "Цугумори" со свистом втянул воздух, с ненавистью уставившись на летящий рядом "семисотый". Осознание того, что кто-то оказался сильней и теперь смело и на полном на то основании упрекал его в ошибках, просто взбесило Кунато
Но отреагировать Норио не дали - Синдзи вышел на связь с кораблём:
- Сидония, это Икари. Передаю "Кабизаши" пилоту Кунато, сам обеспечиваю огневую поддержку.
      
На мостике Мидорикава замерла с открытым ртом. Опять Икари творит что-то непонятное. Юхата перевела взгляд на капитана - та только кивнула:
- Хорошо, действуйте.
"Да что тут происходит?!!"
Кобаяши тоже была в растерянности, но по совсем другой причине. Капитан поняла замысел Икари: он хочет подставить Кунато по-настоящему - под удар гауны, что играючи перебила целое звено опытных пилотов. И это было более чем странно. Сам Сайто, прямолинейный и принципиальный, всегда чурался интриг и вряд ли был бы способен привить тягу к ним своему воспитаннику.
"Да клон ли он Хироши?" - мелькнула странная мысль. Сначала передача "Цугумори", причём именно в том числе и с расчётом на подставу, а теперь это. 
Будь на месте Икари кто-то другой, то Кобаяши решила бы, что он просто струсил. Но, это был Синдзи, уже не раз и не два демонстрировавший полное презрение к опасности. А значит...
"Ну и в кого ты такой интриган, Синдзи?" Интересно, а как сам Хироши отнёсся бы к таким действиям "внука"?
      
Какие-то доли мгновения глава "Кунато Девелопмент" пребывал в полной растерянности, глядя на протягиваемое ему копьё, но годы тренировок взяли своё - "Цугумори" пошёл на сближение с "семисотым" и взял оружие.
В душе поднялась волна ликования:
"Отлично! Теперь вы все увидите, на что способен по-настоящему достойный пилот "Цугумори"!"
А впереди уже сверкало багровое пламя дюз "четыреста девяностой".
      - Гауна-четыреста девяносто атакует "Цугумори"! - нервно выкрикнул кто-то из операторов.
Мидорикава до хруста сжала поручни офицерской платформы.
"Ну же! Синдзи -  ты сможешь!" В глубине души Юхата понимала, что по настоящему сочувствует только Синдзи -  Норио, бывший соперник её покойного брата, и раньше не вызывавший ни малейшей симпатии, теперь и вовсе был безразличен. Единственное, чего девушка не понимала, так это того, почему Икари предоставил возможность уничтожить эту проклятую гауну именно Кунато, вместо того, чтобы расправиться с ней лично.
- Контакт! - голос Икари ударил плетью по до предела напряжённых нервов собравшихся на мостике людей.
-  Гэ-четыреста девяносто выстрелила!
"Только бы не попала!"
- "Семьсот четвёртый" и "семисотый" увернулись!
Волна облегчённых вздохов прокатывается по мостику.
Зелёноволосая судорожно сглотнула - псевдо-"страж" продолжал сближаться лоб в лоб.
     
      Тем временем тройка "стражей" из звена Икари пристроилась в хвосте звена Иттан и теперь вся шестёрка, не снижая скорости, неслась следом за парой ушедших на перехват гауны "фреймов". 
Самари довольно кивнула самой себе: "Отлично, теперь у меня пятеро... По крайней мере с такой поддержкой можно смело попробовать прищемить хвост этой дряни"
- Это Самари, мы соединились со звеном Икари.
"Теперь главное - успеть!" Самари не сомневалась, что Икари с Кунато окажутся трудным противником для гауны-490, но вот исход их схватки был слишком непредсказуемым. 
- Контакт!
- Ксо! - "Не успеваем!"
     
      - Контакт! 
Багровый луч прошёл в какой-то сотне метров от "Цугумори". 
"Мимо!" 
Кунато, отбросив всё лишнее, сосредоточился на деле. Интриги Икари и Кобаяши, сведение счётов, жизненные неурядицы - всё это отошло на задний план, как ненужное и вредное, способное помешать выполнению поставленной задачи -  что бы о нём не говорили, но Норио был профессиональным пилотом.
Окружающая вселенная сузилась до размеров одной, багрово-красной фигуры, стремительно несущейся навстречу.
Прицельный маркер вспыхнул, оповестив о захвате цели. Сейчас или никогда! Палец плавно вдавил кнопку. Ослепительно голубой импульс прошил ледяную пустоту космоса. И пропал в бездонном космосе - гауна, резко крутанувшись вокруг своей оси, пропустила его почти рядом. И в то же мгновение, так же увернулась от выстрела Икари.
В эфире прокатился торжествующий смех лже-Ямано. Тварь просто издевалась над ними!
Кунато услышал, как скрипят его зубы.
"Ксо!!! Как у неё это получается?!!" 
Сердце бешено колотилось, каждый вдох давался всё трудней и трудней... Кунато почувствовал, что теряет свою знаменитую выдержку. 
"Да что же это такое?"
А затем произошло невероятное - "четыреста девяностая" выбросила сноп красной плазмы, в мгновение ока изменив направление полёта - вместо того, что бы пролететь рядом с "фреймами", развернулась и по короткой дуге бросилась прочь.
"Ах ты дрянь! Уйти думаешь!" - Кунато бросил "Цугумори" влево-вниз, до упора вдавив педаль форсажа. Мощное ускорение со страшной силой вдавило тело в ложемент. Удивительно, но "700"-й Икари в точности повторил его манёвр. "А он не прост, этот "крот"".
- Излучателями! 
Feuer!!! - гаркнул Икари.
Норио вздрогнул, но инстинктивно выполнил команду - палец снова утопил гашетку.
- Сдохни! 
Сдвоенный залп получился просто загляденье, но... Эта проклятая гауна опять увернулась: крутанув "бочку", сбросила скорость и скользнула в сторону.
- Где она? - Кунато растерянно вертел головой в поисках цели. Экран радара ничего не показывал, а это могло означать только одно из двух - или гауна умеет быть невидимой для сканеров, или она настолько близко, что радар просто не... 
- Сзади! - резанул по ушам рык Икари.
Хлынувший слева багровый свет затопил кабину "Цугумори". "Двигатели гауны" - автоматически отметило сознание, а тело, повинуясь вбитым годами обучения рефлексам, уже действовало - Норио бросил "Цугумори" в противоположную сторону. Но было уже поздно - багрово-красная с белыми пятнами туша гауны уже заслонила собой добрую половину фонаря кабины. Кунато почувствовал, как обжигающая ярость схватки вытесняется леденящим душу страхом. И самое унизительное - это было тоже самое позорное парализующее сознание и тело чувство, что он испытал тогда, во время первой встречи с гауной в промороженной космосом долине ледяного астероида. 
- А-а-а-а... убирайся!!! - Норио попытался нажать на гашетку излучателя, но пальцы почему-то перестали слушаться своего хозяина. Время замедлилось, секунды тянулись подобно липкой нуге.
Кунато вскинул "Кабизаши", пытаясь встречным ударом попасть по гауне, но всё было напрасно. Небрежной отмашкой левой, лже-"страж" играючи выбил "Кабизаши" из кисти, и плавно замахнулся правой...
- Не-е-т!!! - всё сметающее цунами ужаса затопило сознание пилота. Логика, опыт, разум... всё было сметено одним махом. Лишь одно желание бежать, спрятаться подальше, забиться в какое-то укромное место, где тебя не достанет этот ужас - воскрешённая гаунами Эйко Ямано. Та, чья смерть на его совести... 
- Не надо, Ямано!
"Цугумори" содрогнулся от страшного удара. Кунато оторопело наблюдал, как "четыреста девяностая" одним ударом когтистой кисти отрывает "семьсот четвёртому" правую руку и та, беспорядочно кувыркаясь, отлетает прочь.
Тут же пришло окончательное осознание ситуации - сейчас он безоружен... 
А тварь уже цепко ухватила "Белую луну" за наплечную бронеплиту и снова размахнулась...
- Отвали-и!!!
Последним отчаянным усилием, Норио вдавил педаль реверса, отбрасывая "фрейм" назад. Но, вслед за рывком от включённых двигателей, кабину легендарного "стража" сотряс страшный удар. 
Один...
Второй...
Третий...
И последнее, что ощутил проваливающийся в небытие Кунато - адская боль в ногах и правой руке.
     
      Спустя несколько секунд грозная машина, легенда, пережившая Четвёртую войну, целое столетие вдохновлявшая пилотов Сидонии, окончательно прекратила своё существование, превратившись в груду бесформенных обломков, в которой только при большом желании можно было опознать конечности, навесное оборудование, элементы брони, двигатель, дюзы и сам корпус...
- "Цугумори" получил тяжёлые повреждения! - почти взвизгнула оператор. -  Кунато ранен. Пульс нестабилен! Пилот потерял сознание!
- "Семьсот четвёртый" полностью вышел из строя!
Все замерли, не веря тому, что сейчас происходило на их глазах.
- Ещё один уничтожен. - довольно объявила лже-Ямано. - Остался ещё один.
И переливы девичьего смеха.
     
      Псевдо-"фрейм" небрежным движением отшвырнул от себя то, что осталось от "Белой луны" и развернулся навстречу "семисотому", уже успевшему по пути подхватить выбитое у "Цугумори" "Кабизаши".
А ну, брысь, падла!
"Фрейм" вскинул обе руки - из обеих автопушек хлестанули длинные очереди, механоид окутался облаком стрелянных гильз. 
        
  
  
Рой 20-миллиметровых нарядов откинул "четыреста девяностую" назад, во все стороны полетели ошмётки плацентарной брони. Следом полетели ракеты и гауна содрогнулась от разрывов боеголовок. 
А за спиной "семисотого" уже засверкали огни идущих на выручку звеньев. Впрочем, гауна не стала дожидаться дальнейшего развития событий и, лихо развернувшись, на невероятной скорости рванула в сторону огромного разноцветного облака, оставшегося на месте взорванного блуждающего газового гиганта.
"700"-й не стал её преследовать - "страж" неподвижно завис рядом с останками "704"-го. 
- Сидония, это Икари. "Четыреста девяностому" удалось сбить "Цугумори" и отступить. - невозмутимо доложился пилот. - Преследование противника считаю нецелесообразным из-за расхода топлива и вероятности попасть в засаду.
     
      - Гауна-четыреста девяносто ускоряется! - доложила оператор. - Она покинула зону боевых действий.
Мидорикава уже было раскрыла рот, чтобы отдать приказ на преследование, но, бросив взгляд на экран с данными о состоянии "фреймов", тут же передумала. 
"Син прав - это слишком рискованно". Девушка повернулась к Кобаяши:
- Капитан, запас энергии у всех "фреймов" не более тридцати процентов - они не смогут вести бой, если продолжат преследование.
- Хорошо. - отозвалась та. - Завершайте операцию.
- Есть. - Юхата развернулась к экранам. - Операция завершена. Всем вернуться на Сидонию. Самари, обеспечьте эвакуацию пилота Кунато.
- Есть.
- Вас понял, Сидония.
Мидорикава облегчённо выдохнула, чувствуя как уходят остатки сил - этот скоротечный бой вымотал её до конца. Тяжело дыша, девушка уставилась отсутствующим взглядом в пустоту.
"Хорошо что она сбежала, а то если бы продолжила бой..." Теперь Юхата не питала никаких иллюзий - продолжи псевдо-Ямано атаковать и на Сидонию в лучшем случае вернулось бы несколько "стражей". Девушка стиснула зубы и выпрямилась, подведя итог:
"Этот бой - катастрофа".
На душе было погано - первый же бой в звании помощника капитана и такие потери! И ведь самое обидное, что всё могло бы быть иначе, послушайся она советов Синдзи и выпусти в бой не три, а шесть или девять звеньев.
Только теперь она стала осознавать причину столь странного поведения Икари в бою - он всеми силами старался сохранить жизни напарников, прекрасно осознавая, что в схватке с таким противником у них практически нет шансов. Атакуй они гауну всем звеном и погибших была бы не четыре, а семь или восемь... "Ксо, ты был прав, Синдзи..."
Юхата вспомнила недовольную реплику Икари в начале боя. Ну, точно, по возвращении он наверняка выскажет ей всё, что думает о новоиспечённом старшем офицере.
     
      - Икари, ты как? - Самари остановила "005"-го рядом с "фреймом" Икари.
- Я в порядке. - отозвался тот и задумчиво добавил. - Серьёзный противник нам достался, очень серьёзный... Умный, хитрый, быстрый... Чует моя печёнка, она ещё не раз нам крови попортит...
На связь с отрядом вышла Мидорикава:
- Операция завершена. Всем вернуться на Сидонию. Самари, обеспечьте эвакуацию пилота Кунато.
- Есть!
Вот же Мак-Клауд, а! - изумился Синдзи. - Вас понял, Сидония. Самари, забираем этого "счастливчика".
     
      Люди шли по своим делам, а диктор новостной программы бодро вещала с огромного экрана:
- В прошедшем вчера сражении Вооружённые силы Сидонии впервые перешли в наступление. Во время разведывательно-ударной миссии ими были обнаружены три гауны типа "Стражник". Две из них были уничтожены, однако третья, гауна-четыреста девяносто контратаковала, едва не сорвав операцию и вынудив звенья "фреймов" отступить. Но, затем она отступила и вышла из зоны наблюдения. Этой невероятно сильной гауне в штабе было присвоено название "Бенисудзуме" - "Алый бражник". В настоящий момент просчитываются прочие возможности гаун этого класса...
     
      - ...отступила и вышла из зоны наблюдения. Этой невероятно сильной гауне в штабе было присвоено название "Бенисудзуме" - "Алый бражник". В настоящий момент просчитываются прочие возможности гаун этого класса...
      Норио Кунато, тяжело дыша, смотрел пустым взглядом в украшенный дубовыми панелями потолок превращённой в больничную палату спальни - уже на следующий день, придя в себя, глава "Кунато Девелопмент" потребовал перевести его в особняк. Формально -  из-за соображений безопасности, престижа и семейных традиций. 
Но на деле причина была совсем простой - Кунато хотел побыть в полнейшем одиночестве, вдали от человеческого общества. И уж тем более, Норио не хотелось, чтобы люди могли увидеть его, Рыцаря Сидонии, павшим и сломленным.
"Ками милостивый... как же мне дерьмово!"
Не смотря на первоклассную медицинскую помощь, самые совершенные препараты, сидонийский аристократ чувствовал себя очень и очень плохо. Да, уникальные анестетики полностью купировали болевые ощущения от ампутации правой руки, обоих ног, половины правого лёгкого и селезёнки, да, стимуляторы и генные инъекции уже формировали в организме новую селезёнку и лёгкое, но дух, некогда железной волей повелевавший этим телом был сломлен. 
Норио уже не видел дальнейшего смысла в жизни... Всё, к чему он стремился, всё, чего достиг, было уничтожено в течении пяти секунд одной единственной гауной, тварью, скопировавшей погибшую напарницу. Невольную жертву его нетерпения и гордыни. 
"Мой "Цугумори"..." 
Как же обидно - столько лет стремиться к осуществлению заветной мечты, получить её и практически сразу лишиться. Кунато был разбит и унижен. Вместо торжества нового Рыцаря Сидонии его ждала позорная неудача в первом вылете, репутация проклятого неудачника и бездарного командира и не менее позорное окончательное поражение во втором. 
"Проклятая "Бенисудзуме"! Проклятый Икари! Проклятая удача! Да будь оно всё проклято! Лучше бы я там, в космосе сдох! Ксо, мне даже в смерти не везёт - этот грёбаный "бражник" даже прикончить меня не захотел... Меня, Норио Кунато, одного из лучших пилотов Сидонии, пилота "Цугумори!"
Оставить врага искалеченным, но живым... разве это не высшая форма презрения?  
"Дожился - даже бездушные и безмозглые гауны меня презирают..."
     
      Огромная плита с протянутой через неё наискосок чёрной лентой. И четыре больших портрета на громадной стене за ней. Звено Накадзоно - три молодых парня и девушка, так и оставшиеся в холодной бездне космоса.
Эн Хонока стояла по стойке смирно, отдавая последний салют погибшим товарищам. Впереди сгрудились кучкой её сёстры, необычно тихие - кое-кто из розоволосых тихонько шмыгал и украдкой вытирал глаза. 
  
  
- В этот раз мы здорово огребли. - раздался тихий, на грани шёпота голос за спиной. Эн повернулась: позади неё оказалась неразлучная парочка - Икари и Шинатосе. Изана стояла положив руку на плечо друга, уныло глядя перед собой. А вот Синдзи... Как всегда невозмутимый, он спокойно встретил взгляд Хоноки.
"А ведь если бы он тогда повёл своё звено сразу в атаку, а не на соединение с Самари, то и гауне не удалось бы уйти". - неожиданно подумалось девушке. В душе зародилось чувство досады. Нет, это вопрос надо прояснить. Эн не сомневалась в способностях Икари как пилота, но вот принимаемые им решения вызывали у Хоноки противоречивую реакцию.
Поколебавшись с минуту, Эн решилась и негромко окликнула уже собиравшихся уходить Синдзи и Изану:
- Икари. 
- Да, Эн? 

Шинатосе насторожилась - выражение лица у старшей из Хонок было не совсем дружелюбным. А значит, и разговор будет не из особо приятных.
- Почему ты не позволил Рен и Хо вступить в бой? - прямо поинтересовалась Эн. 
Синдзи вздохнул, окинул усталым взглядом остальных Хонок, повернулся к Хоноке и неожиданно поинтересовался:
- Эн, сколько портретов сейчас висит на стене?
Изана с Эн замерли, пытаясь понять смысл и логику вопроса парня. 
- Э-эээ... четыре. - Хонока настороженно уставилась на Икари.
Тот утвердительно кивнул:
- Верно. А поведи я твоих сестёр с Хазамой не на соединение со звеном Самари, а прямиком на перехват "четыреста девяностой", то сейчас на стене висело бы не четыре, а пять или шесть портретов... Догадываешься, чьих?
- Мы рождены пилотировать "фреймы". - возразила Эн.
- Как и я. - отпарировал Синдзи. - Но я командир и несу ответственность за жизни напарников. Да, плохо что гауне удалось уйти, но для меня победа - это то, что Рен и Хо сейчас рядом с тобой и сестрёнками, живые и здоровые.  
- Но, если бы они участвовали в атаке на "четыреста девяностую", то ей бы не удалось уйти. - продолжила настаивать Хонока.
Икари вздохнул, на этот раз - как вздыхают старшие братья, урезонивающие младших сестрёнок:
- Эн, эта дрянь, "Красный бражник", за четверть часа прикончила четырёх более опытных чем Рен и Хо пилотов, раскурочила "Цугумори" и искалечила Кунато - одного из лучших пилотов Сидонии. Как ты думаешь, сколько твои сёстры продержались бы против этой гауны?
Эн замялась. А Синдзи продолжил напирать:
- И скажи мне, какой прок от их смерти в этом бою был бы для нас всех? Да никакого. А так - Эн, Рен и Хо живы, а значит, у них теперь есть возможность набраться опыта и стать настоящими профи. 
Хонока замялась, смущённо отведя взгляд, затем покраснев торопливо пробормотала:
- Э-эээ... Извини, Икари... Спасибо тебе, за то что позаботился о Рен и Хо...
- Не за что, Эн... Я всегда тебе с сестрёнками помогу. - Синдзи положил руку на плечо Изаны. - Пойдём, Изана...
     
      Кобаяши смотрела на исписанные ровным почерком листы рапорта Икари и чувствовала, как встают дыбом волосы на затылке. Анализ и прогнозы шестнадцатилетнего парня, всю жизнь проведшего вдали от людей, изложенные на бумагу через несколько часов после боя, один в один совпадали с выводами и прогнозами лучших специалистов, таких как Юри Шинатосе, поступившими прямо сейчас, спустя более, чем сутки.
Словно "внук" Сайто читал их доклады до того, как они были написаны.
И самое страшное, что и рапорт Синдзи и доклады Юри говорили об одном - для Сидонии наступают тяжкие времена. А значит кораблю потребуются ещё больше пилотов и ресурсов. А тут ещё и эти долбаные пацифисты со втемяшившейся в их дурные бошки эмиграцией!
"И в такой критический момент нам ещё и тратить драгоценные запасы на этих олухов... не желающих даже защититься!" 
Капитан брезгливо поморщилась. Ресурсы, корабль, обеспечение для терраформинга... А ещё этих олухов надо, помимо их же воли, защищать, пока будут оставаться в пределах досягаемости Сидонии. 
"А может плюнуть на всё и предоставить пацифистов самим себе? Попадутся гаунам в щупальца, значит, сами виноваты - нечего было отказываться от защиты военных. Да и остальным будет наглядный пример". 
Кобаяши тихонько фыркнула - да уж, гуманист и альтруист Хироши такого рода идею уж точно не одобрил бы. Как и его клон. Капитан снова потянулась к первым страницам рапорта. 
Тезис "жизни пилотов - превыше всего" у Синдзи был основным. Для Сидонии, в каждую войну легко терявшую десятки и сотни пилотов, такой образ мышления был немного необычен. 
"Интересный у тебя внук, Хиро. Сам - отважен до безумия, невероятно расчётлив... С весёлыми шутками идёт на верную смерть. И при всём этом - готов отступить и бежать с поля боя, если возникает угроза гибели напарникам... Что ни говори, а такой альтруизм у него - от тебя..."
     
     
      Следующая чашка с таким же противным хрустом снова раскрошилась в металло-пластиковой кисти. Хошиджиро лишь горестно вздохнула - долгожданные биомеханические конечности оказались ещё тем счастьем. Пока что искусственные рука и нога были не столько подспорьем, сколько источником мелких бытовых разрушений. Особенно тяжело давалось регулирование усилий в кисти и пальцах: чуть-чуть ошибся и всё... предмет быта или вещь отправляется в утилизатор.
      "Насвинячила, теперь убирай, Хошиджиро". Шизука осторожно поднялась. Протез ноги противно кланкнул, искусственное колено повело, и девушка с трудом сохранила равновесие. Ками, как всё это достало - опять заново учиться владеть рукой, заново учиться ходить...
      А теперь ещё и посетителей принесло! Шизука недовольно поморщилась и тут же себя одёрнула - в числе особенно желанных гостей могли оказаться и дорогие ей люди.
      - Да-да, входите. - девушка осторожно, балансируя руками, повернулась к двери. И не сдержала радостной улыбки.
      Так и есть - Синдзи и Изана.
      - Привет, напарница.
      - Привет, Син! Привет Изана.
      - Как ты себя чувствуешь? - Шинатосе с интересом уставилась на последствия невольного погрома.
      - Я? Нормаль... Ай!
      Как назло, именно в этот момент, снова подвела искусственная нога и Хошиджиро, неуклюже взмахнув руками, с растерянным писком полетела к ногам гостей. "Вот же..." - выдохнула про себя Шизука, обалдело глядя на стремительно приближающийся пол. Но от унизительного падения плашмя спас Икари, с невероятной скоростью подавшийся вперёд и ловко подхвативший её прямо на лету.
      - Аккуратней, напарница.
      - Спасибо, Син. - девушка, отчаянно краснея, уцепилась за плечи парня. - Я только-только начала учиться управлять протезами и...
      - И уже успела познать их сокрушительную мощь. - с улыбкой кивнул Синдзи на валявшиеся на полу осколки чашки.
      - Угу. - грустно улыбнулась Шизука.
      - Ну, ничего. - её аккуратно усадили на стул. - У тебя есть время.
      - Ты так думаешь, Синдзи?
      - А ты так торопишься вернуться в строй, Шизука?
      - Сейчас каждый пилот на счету.
      - Сначала тебе надо вернуться в форму. - отпарировал друг.
      И ведь не возразишь: какой от неё прок - от калеки, не способной даже чашку в руку взять не раскокав? Кстати о руке...
      - Напарница, не дави ж ты так сильно.
      Ну вот, пожалуйста - чуть-чуть отвлеклась и всё - искусственные пальцы мёртвой хваткой вцепились в плечо парню.
      - Прости, пожалуйста.
      - Да ничего, не извиняйся.
      - Я так волновалась за тебя, Синдзи. - Хошиджиро почувствовала, как с появлением Икари к ней возвращаются долгожданные спокойствие и уверенность. - Мы с Шинатосе сильно переживали - вам пришлось иметь дело с очень серьёзным противником.
      - Со мной всё в порядке, как видишь. А на счёт противника ты права - "Бенисудзуме" дрянь ещё та. Прежние гауны по сравнению с ней - беременные коровы...
      - Ну да... - Шизука содрогнулась, вспоминая сообщения. - Мы потеряли целое звено.
      - И "Цугумори". - вставила Изана, неодобрительно зыркнув на друга.
      Странно, но Синдзи не выглядел удручённым этим обстоятельством. Впрочем, Хошиджиро уже достаточно узнала Икари, чтобы понимать - по настоящему того задевала только гибель людей. К технике же он особого пиетета не испытывал.
      - "Цугумори", да - теперь он пригоден только в качестве музейного экспоната. Как и его пилот... в ближайший месяц-два.
      - Удивительно, как Кунато вообще удалось выжить. - хмыкнула Шинатосе.
      - Такие люди весьма живучи. - саркастически усмехнулся Икари. - Хотя, в этот раз ему по-настоящему не повезло.
      - Ну да, тогда он отделался лишь синяками и лёгким сотрясением. - скривилась Изана.
      - Можно сказать, "Бенисудзуме" отомстила ему за Ямано, тебя и Хоноку.
      - Синдзи, нельзя же так. - упрекнула его Шизука.
      Парень лишь дёрнул уголком рта:
      - Можно, пусть он теперь на собственной шкуре узнает, на что обрёк тебя.
      - Синдзи!
      - Что, Синдзи? Никто не заставлял Кунато лететь в бой на совершенно незнакомом ему "фрейме". Он ведь опытный пилот и должен был знать, чем это чревато. Я ведь его предупреждал, что "Цугумори" сложный и тяжёлый в управлении "страж"... - неожиданно Синдзи замолчал и мрачно уставился в окно. - Впрочем, это и моя вина...
      На какое-то время установилась тишина. Неожиданно, Синдзи рывком повернулся к Хошиджиро:
      - Шизука, тебе уже разрешили гулять?
      - Да... - растерялась девушка. - Правда понемногу, но...
      - Тогда, почему ты продолжаешь торчать взаперти?
      - Ну... я... - Хишиджиро потупилась, отчаянно пытаясь подыскать нужные слова.
      - Стесняешься своего нынешнего вида? - угадал Икари.
      - Э-э-ээ...
      - Шизука, скажи. - неожиданно мягким голосом поинтересовался Синдзи. - Почему ты, воительница, защищающая Сидонию должна стесняться того, что те, кого ты защищаешь, увидят, какую цену их защитники платят за их, жителей Сидонии, жизнь и благополучие? Это не ты должна стесняться, а они.
      - Но...
      - Никаких но, напарница. Изана, дружище, помоги Шизуке одеться - мы идём на прогулку. Тебе надо выздоравливать, так что нечего мариноваться в четырёх стенах.
      - Но мне нельзя перенапрягаться... - слабо запротестовала Шизука. Однако сопротивление было мгновенно сметено напором товарищей - Шинатосе, ещё та непоседа, тут же загорелась идеей Икари и Хошиджиро теперь только и оставалось, что подчиниться диктату друзей.
      - Ерунда, мы далеко уходить не будем!
     
      Подгоняемые лёгким ветром пушистые облака клубились в пространстве между башней и постройками жилого сектора. Два пилота и стажёр удобно устроились на небольшой, выступавшей вперёд лестничной площадке. Темноволосый парень увлечённо хрустел воздушным рисом, девушка молча наслаждалась пребыванием на свежем воздухе, а гермафродит возилась с инфопланшетом.
      - "Гаунам на пути Сидонии дан решительный отпор", "Войска Сидонии очистили путь от гаун"... - Шинатосе неторопливо пролистывала новостные страницы. - Довольно грубый заголовок. Странно всё это...
      Икари насмешливо фыркнул:
      - Пропаганда... что ты хочешь...
      Шинатосе заинтересованно подалась вперёд:
      - "Будут ли сообщения по поводу образца плаценты, добытого Икари?"... Э-э-эммм...
      Изана и Шизука с интересом повернулись к Синдзи:
      - Что ещё за образец?
      - Псевдопилот сбитой моим звеном гауны-четыреста девяносто один. - пояснил тот. - Одна из трёх копий Эйко Ямано...
      - Одна из трёх копий Ямано? - выдохнула Шизука.
      - Ага. Их три было - головная, так сказать "эталонная", копия Эйко - "Бенисудзуме" и две вторичные... "Вторичников" мы с Самари быстро уделали, а вот "Бенисудзуме" за это время вволю порезвилась - сначала вырезала звено Накадзоно, потом расчихвостила "Цугумори" и слиняла... Verdammte SchwДrmer!* Голову даю на отсечение - этот "бражник" нам ещё не одно массированное кровопускание устроит. Хотя... - на лице Икари появилась зловещая ухмылка. - Думаю, и на такого бражника у нас найдётся свой огненный шершень.
      Изана с Шизукой невольно поёжились - жутко становится, когда хорошо знакомый тебе друг из привлекательного и обаятельного парня в мгновение ока превращается в свирепого хищника, живую машину для убийства и вот уже из мгновение назад добрых и внимательных глаз на тебя теперь смотрит безжалостная бездна.
      "А ведь он здорово разозлился... Интересно из-за чего именно? Из-за погибших пилотов...? Из-за того, что "Бенисудзуме" удалось уйти? Или из-за того, что эта гауна так похожа на Эйко?"
      - Э-э-э... - Шинатосе помялась, пытаясь подобрать слова. - То, что гауны... скопировали Ямано... тебя это разозлило или...?
      - Испугало? - ответил странным глухим голосом собеседник. - Как сказать, напарницы, я ожидал от этих тварей нечто подобного, так что особого удивления я не испытал. Да, признаюсь честно, мерзко осознавать, что имеешь дело с копией погибшей напарницы, ради которой ты когда-то шёл на смерть... Знаешь, Шизука, сейчас я благодарю Ками, за то что погибла Ямано, а не ты... Самое отвратительное - убивать того, кто выглядит, говорит и смеётся как близкий тебе человек, но при этом - твой смертельный враг...
      Лицо парня закаменело, челюсти сжались, а глаза его словно смотрели на что-то, происходившее где-то там, за пределами этого мира.
      Шизука с Изаной переглянулись, поражённые одинаковой мыслью.
      "Неужели ему пришлось пережить нечто подобное?!!"
      Но где и когда? И раскроет ли он им эту тайну...?
     
      - Почему ты постоянно отправляешь Синдзи на вылеты? Это ненормально!
      Звонкий чистый голос Хаямы, так несоразмерный с её звериной внешностью отчётливо разносился по всему помещению.
      "Лала в своём репертуаре - стоит горой за "внука" Хиро, как до этого всегда заступалась за самого Хироши".
     
  
      Кобаяши стояла возле огромного девятиметрового иллюминатора капитанского зала и устало смотрела на бесконечную россыпь сверкающих звёзд.
      - Это они так решили...
      - Ты про Бессмертный совет? Не может быть... - изумилась Хаяма.
      "Может, ещё как может... Эти и не на такое способны".
      - Никому кроме нас нельзя быть бессмертным. - жёстко припечатала капитан. - Существование этой технологии должно храниться в строжайшем секрете. Иначе сама идея корабля-ковчега станет абсурдной.
      И бессмертный с момента рождения Синдзи Икари - открытое нарушение этого вот уже сто лет незыблемого правила.
      - Так вот почему он участвует в каждом бою! - вскипела Лала. - Они хотят, чтобы он погиб?!
      - Поступая так, я хотя бы смогла их заставить смириться с его существованием. Я не хотела бы запереть Икари в тюрьму или казнить.
      "Отправлять бессмертного на верную смерть, чтобы уберечь его от смерти на самой Сидонии. Парадокс наших дней". - констатировала с мрачной иронией капитан.
      Что только не приходится делать, на какие ухищрения идти, чтобы уберечь того, кто тебе дорог, того, кто должен спасти Сидонию, от тех, кто этой же Сидонией правит. Впрочем, иных вариантов не было и не будет.
      Только вот, как сам Синдзи к этому отнесётся? Он уже прямо дал знать, что в курсе своего бессмертия, а значит и о причинах того, что его каждый раз посылают в бой, он тоже может догадываться - если Сайто рассказал ему о его создании и модификации организма, то значит и о Бессмертном совете и организовываемых ими интригах он так же мог поведать... И что-то подсказывало Кобаяши, что Икари не из тех, кто станет мириться с таким положением дел и позволит вечно использовать его как простого штурмовика.
      "Нет, Синдзи слишком умён для этого. Рано или поздно он начнёт свою игру и тогда... Он не прямолинейный и принципиальный Хироши, нет - при желании он может быть циничным и практичным манипулятором и мастером интриг... Нет, Совет не зря его опасается. Если бы они знали, каков он на самом деле, то, уверена, потребовали бы его прикончить на месте.... Или стереть память..."
      Но... Икари присягнул на верность ей лично, тем самым дав понять, что согласен выполнять то что от него требуется. Без сомнения, он догадывается о том, что должен участвовать в каждом вылете, и не станет этому противиться. Сейчас Кобаяши уверена - Синдзи парень практичный и гарантированно попробует в обмен за свою покорность выторговать неплохие преференции для себя. Только вот какие...
      Это даже интересно. Вообще, Синдзи Икари довольно интересная личность - идеализм и фанатичная верность своему долгу, честность и порядочность в нём поразительным образом сочетаются с коварством, интриганством, практичностью и меркантильностью, а высокий интеллект и аналитические способности с раздолбайством и мальчишеством.
      Капитан повернулась к старой напарнице:
      - Не бойся, Хаяма, если у него действительно есть эти способности, то смерть на поле боя ему не грозит. Так же, как и Сайто.
      Рядом с Кобаяши развернулся голографический экран.
      - Капитан. - из-под закрытого шлема оператора донёсся знакомый им обеим голос. - Подготовка к церемонии отправления завершена. Мы готовы, можем начинать.
      Юри как всегда радует своей оперативностью и исполнительностью. Кобаяши ни разу не пожалела о том, что настояла на включении Шинатосе в состав Бессмертных.
      - Хорошо. Церемония состоится завтра.
      - Церемония отправления. - шагнула вперёд поражённая услышанным человекомедведица. - Ты собираешься использовать вспомогательный мозг Очиая? Сейчас, после стольких лет... Ты же не забыла последствий действий Очиая сто лет назад?
      - Ты тоже должна помнить, Хаяма. - отведя глаза, отпарировала капитан. - Как шестьсот лет назад мы в первый раз одолели гауну и поклялись служить Бессмертному совету Сидонии своим опытом и знаниями.
      - Я помню, мы поклялись, что этот корабль-ковчег достигнет достигнет цели. - возразила ей Лала и в развалку зашагала к лестнице. - Кобаяши, что ты задумала? Что за интриги ты плетёшь?
      Кобаяши же снова отвернулась к иллюминатору.
      - Я не собираюсь использовать мозг для себя. Фракция демилитаризации настояла на распечатывании его. Разве не ясно, что это понадобилось улетающим пацифистам? Они попросили, чтобы мы достали технологию терраформирования.
      Хаяма только поражённо выдохнула.
     
      - Опять, ты? - Сасаки со зловещей улыбкой уставилась на Икари. Рука главного инженера плавно опустилась на висящий на поясе здоровенный гаечный ключ.
      Синдзи, ничуть не смутившись (вот же безбашенный тип), вынул руку из за спины:
      - Опять я, Сасаки-сан.
      Та с возмущением уставилась на протягиваемый ей шикарный букет:
      - Задобрить меня хочешь?!
      - Нет, отблагодарить за идеально подготовленный "фрейм".
      - Я с тобой ещё за загубленный "Цугумори" не посчиталась, мерзавец ты этакий.
      - А это уже не ко мне претензии. - нагло заявил проходимец. - Это Кунато с ним облажался, вот с него и надо спрашивать.
      - Я не настолько опустилась, чтобы калек бить. - возмутилась гроза и ужас всего "ТХИ".
      - По мне, он и так уже своё получил.
      - Вот ни за что не поверю, что ты не приложил к этому руку.
      Собеседник лишь брезгливо фыркнул:
      - Делать мне больше нечего, как коллег подставлять. Если Кунато оказался хуже, чем ожидалось, то это лишь его проблемы. Он всю жизнь мечтал пилотировать "Белую Луну" и то, что произошло - лишь доказательство, что он переоценил свои возможности. И, вообще, я не о нём собирался говорить.
      - А о чём? - Сасаки всё же смилостивилась и приняла подарок. "М-ммм, какой аромат... Поганец, знает, как подлизываться! Ну, точно, что-то от меня ему нужно..."
      - О моём "страже".
      Ну да, так и есть.
      - Что на этот раз не так?
      - С самим "фреймом" всё отлично. Но, по-моему, ему не хватает пары вещей.
      - Да не тяни уже, интриган несчастный!
      - Моему "семисотому" нужно довооружение и дооснащение.
      - Опять?!!
      - Мечи с высокочастотными энергетическими клинками. И щит. Достаточно прочный, чтобы выдержать хотя бы один выстрел высокочастотного излучателя гауны. В половину или в треть роста "стража".
      - Ты хоть представляешь, как снизится маневренность?
      - Да, и как возрастёт его защищённость - тоже.
      - Идиотизм.
      - Сасаки-сан, если бы вы знали, сколько идиотизма окружает нас в этой реальности...
      - Но для чего всё это тебе? - Сасаки теперь стало по-настоящему интересно.
      - Для успешного противостояния "Бенисудзуме".
      "Он что, решил лично поквитаться с этой долбанной гауной? Вот же псих!"
      - Тебе что, снова приспичило погеройствовать, Икари?
      Тот лишь фыркнул.
      - Это не геройство, а вынужденная необходимость - надо заставить "бражника" атаковать только меня.
      Ну, точно - псих.
      - "Красный бражник" - слишком опасный для подавляющего большинства пилотов противник. - пояснил парень. - Отвлекая её на себя, я даю возможность остальным выжить и выполнить поставленную задачу. Для "Бенисудзуме" не составит труда за несколько минут вырезать несколько звеньев пилотов средней квалификации. А если ввяжется в схватку со мной, то ей уже будет не до остальных..
      - Ты настолько уверен в своих силах?
      - Да.
      Сасаки взглянула ему прямо в глаза и поняла - парнишка не врёт и прекрасно осознаёт, как рискует. Отчаянный малый.
      - И кстати, есть у меня ещё одна мысль...
      "Ну, вошёл в раж, поганец!"
      - ...нет, на на счёт оружия я ещё понимаю, ты объясни мне, на кой тебе это? Я не спорю, это вполне осуществимо... если не считать того, что будет нарушен устав...
      Вот же оригинал! Испокон веков "фреймы" в соответствии с уставом покрывались белой краской с энергопоглощающей компонентой.
      - На счёт этого я поговорю с капитаном Кобаяши.
      - Если она не пошлёт тебя куда подальше вместе с твоими инициативами.
      - Надеюсь, не пошлёт.
      И откуда у Икари такая уверенность? Впрочем, если учесть, что до этого к его предложениям Главнокомандующий Сидонии прислушивалась, то... Да кто он вообще такой на самом деле? Откуда у Икари такое влияние на Кобаяши?!
      - И почему чёрные с жёлтыми полосами? Для чего тебе это? Выделиться среди остальных? Так ты и так уже всем известен своей "отмороженностью".
      - Почему чёрное с жёлтым? Так это просто - это окраска огненного шершня.
      - Шершня? - Сасаки даже не стала пытаться вникнуть в парадоксальную логику Синдзи.
      - Кто сможет справиться с "Бенисудзуме"? Только "Сузумебачи" ** .
      - Вот значит, что... Ты так решил назвать свой "фрейм"?
      - Так будет называться каждый "страж", который я буду пилотировать. И окраска у них должна быть соответствующей...
      ____________________________________________________________________________________________________
      * - нем. "Долбанный бражник"
      ** "Сузумебачи" ( ?????) , ( <="" font="">) "воробей-пчела" - японский огромный шершень (Vespa mandarina japonica), 4-5-сантиметровая оса, известная своей агрессивностью и упорством при преследовании жертвы.
     
     
      Шинатосе шла по коридорам, гадая, где может сейчас находиться Икари. При всех достоинствах у Синдзи хватало и недостатков - например, совершенно непонятная манера "шоркаться" и "хмыстать" непонятно где. Изана всё время пыталась понять, как её другу удаётся так ловко внезапно исчезать и появляться? И где он, Ками милостивый, пропадает? Такое ощущение, что ему известен каждый закоулок на Сидонии. Но откуда, если только два с лишним месяца назад выбрался "наверх"? Точнее - полтора - он же с Хошиджиро три недели в космосе проболтался. Хотя... если Икари удавалось шестнадцать лет скрываться в "подземельях" и не попасться никому на глаза, то уж наверняка навыки скрытного перемещения им освоены на отлично.
      Шинатосе представила Икари, со зловещим оскалом и бездной в глазах, крадущимся куда-то по вентиляционным шахтам жилого отсека, и её аж передёрнуло - жутковатое зрелище... Тяжёлые гулкие шаги вывели Изану из задумчивости - навстречу медленно шла смотрительница общежитий.
      - Добрый вечер, Хаяма-сан!
      Вопреки ожиданиям, обычно общительная и разговорчивая, Лала в этот раз прошла мимо растерянной Изаны, никак не отреагировав на приветствие. Лишь спустя какое-то время она остановилась и, не оборачиваясь, махнула лапой. Было удивительно видеть человекомедведицу такой мрачной и удручённой.
      "Обычно она такая общительная... Куда подевалось её привычная весёлость? Странно... Она сама не своя".
      Шинатосе зашагала дальше, размышляя над причинами такого состояния всегда доброй и внимательной "тётушки Лалы".
      "Надо будет как-то развеселить Хаяму-сан... Она всегда к нам так добра. Мы ведь ей многим обязаны". Изана вспомнила, как радостно смотрительница реагировала, когда Син называл её по имени - Лалой. Тогда обычно недовольно ворчавшая Хаяма весело улыбалась и шутливо гневалась на нарушителя традиций, получая в ответ простодушную ухмылку Синдзи.
      "Ну вот, отлично! Я знаю, как поднять ей настроение! Осталось только теперь найти Сина..."
      И где его, спрашивается, носит?
     
      Икари обнаружился в фойе жилого корпуса.
      - Ну наконец-то я тебя нашла, Син! Ты где пропадал? - набросилась на друга гермафродит.
      - Дела профессионально-служебные. - небрежно отмахнулся тот. - А ты чего так всполошилась.
      - Ты мне нужен. - Изана не тратя времени, схватила парня за руку и потащила дальше по коридору. - Пошли-пошли, мне нужна твоя помощь.
      - Да что опять такое случилась, напарник? Куда ты меня так буксируешь на форсаже?
      Вот же... тип! Опять к ней как к парню относится!
      Топ-топ-топ... Канц-канц-канц...
      "Ксо, его дурацкие "подковы"! С ними ведь не получится подобраться незаметно!"
      - Синдзи, у тебя есть обувь без набоек на подошве? - возмутилась, не снижая скорости, Шинатосе.
      - А чем они мешают? - удивился буксируемый стажёром парень.
      - Они слишком шумят и выдают тебя издалека.
      - Я могу в такой обуви и бесшумно идти.
      - Да-а? - Изана притормозила с интересом глядя на напарника.
      А тот, высвободив руку, коварно ухмыльнулся:
      - Именно. Пошли, куда ты меня вела. И хотя бы вкратце обрисуй в чём дело.
      Действительно, он оказывается способен и бесшумно ходить! Ксо, да он серьёзно - опасный тип!
      - А теперь рассказывай, на хрена я тебе понадобился? Решила кому-то тёмную устроить и нужен человек, умеющий быстро и аккуратно сворачивать челюсти и носы?
      Вот только этого ей не хватало!
      - Нет-нет, тут совсем другое дело. Слушай, надо...
     
      Хаяма неторопливо подметала пол во внутреннем коридоре, отрешённо глядя в окно, и вспоминала дела минувших дней, когда неожиданно раздалось тихое:
      - Лала...
      Хаяма подняла голову и увидела в оконном отражении до боли знакомое лицо.
      - Хиро...
      - Нет, Лала, не Хиро. - таким же шёпотом ответил подошедший. - А всего лишь его "внук".
      Лала резко повернулась. А Синдзи криво усмехнулся:
      - Я что, так похож на деда Хироши?
      - ...э-э-э... - Хаяма уже и не знала что сказать.
      А тот продолжил:
      - Тут Изана меня поймала, сказала, что у тебя что-то случилось и ты вся не своя, мрачная, ничего не замечаешь. И что мне надо с тобой поговорить, подбодрить тебя... Причём, обязательно обращаясь по имени...
      Хаяма посмотрела за спину Икари и увидела высовывающуюся из-за дверного косяка настороженную и чем-то удивлённую мордашку Шинатосе. Увидев, что Лала на неё смотрит, Изана с испуганным писком шмыгнула за стену.
      Человекомедведица на мгновение закрыла глаза, вздохнула, а в следующее мгновение весь корпус сотряс оглушительный рык:
      - Ну держись, Изана!!!
     
      У каждого есть свои тайные слабости. Была такая и у умницы Мидорикавы. Всегда серьёзная и деловитая на людях, Юхата на деле была страстным коллекционером... игрушечных моделей "стражей". И с годами эта тяга к игрушкам не только не ослабела, но, наоборот, переросла в глубокую страсть. Которую зелёноволосая красавица от окружающих тщательно скрывала - с неё хватало и насмешек старшего братца.
      Поздний вечер - самая идеальное время чтобы заняться своим тайным хобби. Вот и сегодня Юхата, отрешившись от всего лишнего, отдалась любимому делу. Сборка моделей, какой бы она смешной не казалась посторонним, на деле требовала стопроцентной концентрации и сейчас по лицу Юхаты уже стекала капля пота - сборка недавно приобретённой модельки Типа-семнадцать поздней, уже послевоенной модификации, уже подходила к концу и важно было не напортачить в таком серьёзном деле - используемый при этом клей имел свойство схватываться на воздухе практически моментально.
      Девушка уже намеревалась нанести клей на сочленение ноги, когда стены потряс оглушительный рёв, затем шум и грохот, сменившиеся отчаянными воплями. От неожиданности девушка вздрогнула, рука дёрнулась и содержимое флакона, в полном соответствии с законом подлости, ухнуло прямо как раз на коленный сустав "стража".
      - О нет!!! - Мидорикава в отчаянии уставилась на последствия катастрофы. - Весь клей пролился!!
      Дело всего вечера было испорчено...
      Юхата со стоном отчаяния уронила руки на стол. И тут же выпрямилась, повернувшись в направлении источника шума:
      - Кто это ревёт? Зверь?
      Кипя праведным гневом, она открыла окно, готовая со всей яростью обрушиться на неизвестных нарушителей спокойствия и замерла, чувствуя, как отвисает челюсть и глаза вылезают из орбит.
      - ...?!!
      Прямо в пяти метрах от комнаты Юхаты из окна коридора соседнего корпуса высовывалась могучая лапа смотрительницы общежития... цепко удерживавшая за гравитационный ремень отчаянно дёргавшую ногами и руками фигуру в стажёрской униформе.
   "Ками!!! Да это же Шинатосе!!!"
   Бедняга Изана болталась над бездонной пропастью, истошно вереща на весь квартал:
   - Уи-и-и-и-и-и-и...!!! Хаяма-сан, простите меня!!! Пожалуйста-а-а-а...!!!
      А рядом с Хаямой стоял... давящийся от смеха Икари.
      - Лала, хр... прошу тебя... хр... хр... только не урони это чудо! Мне же... хр... с ним потом ещё в бой идти!
  
     
   ____________________________________________________________
   ____________________________________________________________
     
        
        
   Часть 9
        
        
        
      Внешний исследовательский центр располагался в полном соответствии с названием - снаружи, на внешней поверхности ледяного панциря Сидонии у самого основания астероида, в который был встроен корабль-ковчег.
      Впрочем, в местонахождении центра не было ничего удивительно - нужно быть последним безумцем, чтобы размещать лаборатории с таким опасным объектом исследования внутри.
      Но, за безопасность Сидонии приходилось расплачиваться отсутствием гравитации в самой лаборатории и её удалённостью - для того, чтобы попасть в центр нужно было подняться на поверхность, миновав километр уровней внешнего модуля, полукилометровую толщу ледяной оболочки и пройти по проложенному по поверхности трёхсотметровому тоннелю-галерее с прозрачными стенами.
      Сейчас центр был всецело оккупирован сотрудниками отдела экзобиологии, занимающийся исследованием извечного врага.
      А в самом сердце комплекса, в центре хорошо бронированного герметичного помещения скорчившись в позе эмбриона висела стройная девичья фигурка в необычном красном комбинезоне с болтавшимся за спиной двумя парами не то шлангов, не то кабелей. Впрочем, стоило приглядеться повнимательней, и сразу становилось ясно: "скафандр" на самом деле не скафандр, а живое подобие кожи, странные шланги и кабели - щупальца, вырастающие из плеч и спины "пилота"... Само лицо существа, девушки лет шестнадцати-семнадцати, было бледно и лишено каких либо эмоций - красивые карие глаза бессмысленно смотрели прямо перед собой, чуть приоткрытый рот сразу наталкивал на подозрение о полном отсутствии мыслей у его обладательницы.
      Любой из пилотов или курсантов Академии, оказавшись сейчас на наблюдательном посту, немедленно опознал бы в странной узнице лаборатории недавно погибшую в схватке с ульем Эйко Ямано. Да что там пилоты и стажёры - если бы не красный "скафандр", то псевдопилота гауны от Эйко не смогли бы отличить даже родители и брат покойной.
      Неожиданно до того неподвижно висевшая фигура начала распрямляться, её голова медленно повернулась...
      Взгляд лже-Ямано, по-прежнему лишённый мыслей и эмоций, медленно пробежался по стенам помещения...
      Тонкие губы едва заметно шевельнулись...
      - О-о-о-оммм... э-э-э-мммм... о-о-о-о-о...
      Сидевшие за прозрачным бронестеклом учёные встрепенулись, напряжённо наблюдая за начавшей подавать признаки жизни гауной.
      - Э-э-э-э-э-э-э-э... м-мммм... о-о-омммм...
      Снова и снова губы кривились - складывалось впечатление, что "Эйко" словно пыталась заново научиться разговаривать.
      - Э-э-э-мммм... о-о-о-оммм... о-о-о-о-о...
      Но прошло ещё два часа, прежде чем бессмысленное мычание и эканье оформилось в понятную человеческому уху речь и псевдопилот смогла произнести свои первые слова:
      - Ии-и... И... Ика-ари-и... Ку...Кун... Ку-унато...
     
     
      Юри Шинатосе набрала номер внучки. Она уже не раз укоряла себя за то, что так и не смогла выкроить хоть чуть-чуть времени на общение с Изаной. Понятно, что с началом боевых действий у неё, как у ближайшей помощницы Кобаяши, образовалось дел по горло, но всё же...
      "Надо хоть пару часов уделить Изане, а то уже забыла, когда в последний раз видела самого близкого человека..."
      - Да. - послышался ласковый голос внучки-внука. - Что случилось бабушка?
      - Да нет, ничего такого, у тебя всё в порядке?
      - У меня всё хорошо.
      - Знаешь, Изана, меня в последнее время дома всё нет, а я с тобой поговорить хотела.
      Но разговора не получилось - Изана поторопилась закончить разговор:
      - Ладно, мне пора. Прости, бабушка. Как освобожусь - сразу же зайду. Ну, пока.
      Юри открыла было рот, но опоздала - та уже отключилась.
      Ну вот, теперь и у внучки нет времени на общение. Интересно, куда это она так торопилась? Шинатосе вспомнила, что с начала войны Изану постоянно видят в обществе одной известной всей Сидонии личности по имени Синдзи Икари. Да-да, того самого героя Сидонии, "внука" Сайто Хироши, сотворённого ею, доктором Шинатосе.
     
     
  
      - Бабушка звонила? - Синдзи закрыл дверь своей комнаты.
      - Угу, её дома в последнее время не было, вся в работе.
      - Кстати, кем она работает?
      - Даже я толком не знаю. - вздохнула Изана. К чему он спрашивает?
      Синдзи странно хмыкнул.
      - Бывает.
      - Ты уже готов?
      - Я всегда готов - как к труду и обороне, так и к пьянству и разврату.
      - Синдзи!
      - Я за него. Между прочим, коллега, мы с тобой столько дружим, а так ни разу не пробовали прогуляться и на пару девчонок покадрить.
      - Синдзи!!
      - Что, Синдзи? Не нравится моё предложение?
      Вот же... он ещё и издевается!
      - Нет, не нравится! - обиженно отвернулась Шинатосе.
      - Вот как? Ну тогда, коллега, сразу предупреждаю - я с тобой на пару парней клеить не стану. - нарочито категорично и с совершенно серьёзной физиономией заявил Икари.
      - Синдзи!!!
      - Прямо перед тобой собственной персоной и в стопроцентной комплектации.
      Отвесить ему, что ли, подзатыльник поувесистей? Или дать пинка либо, не мудрствуя лукаво, двинуть по наглой морде? А может всё сразу?
      - Кстати, Изана. - неожиданно сменил тему Синдзи. - Думаю, что мне стоит заняться твоей подготовкой.
      - ...?!! - уставилась на друга Шинатосе. Опять этот тип фортели выкидывает!
      - Физическая подготовка - подтянуть моторику, поднатаскать в рукопашном бою. И обязательно поработать с твоей психологической устойчивостью...
      - Что? Это ещё зачем? - Шинатосе остановилась, растерянно глядя на парня и пытаясь понять ход его мыслей.
      - Чтобы ты была в хорошей форме. И не надо на меня так смотреть - на мне узоров нет и цветы не растут.
      - Я и так в отличной форме. - взвилась Изана. - Иначе бы меня не допустили до пилотирования!
      - Но не для пилота элитного штурмового звена.
      - Штурмового звена? - Изана покосилась на друга и поняла - тот не шутит. Сейчас на месте беззаботного шутника перед ней стоял собранный профессионал..
      - Да, я намерен уломать командование сформировать ударный отряд из двух-трёх звеньев законченных отморозков, способных походя в одиночку вытащить гланды через задницу гауне класса "страж". И хочу видеть тебя в этом отряде.
      - Н-но... причём тут я?
      - При том, что ты - на самом деле подходящая кандидатура.
      - Но, для чего мне вступать в твой этот "ударный отряд "отморозков""?
      - Чтобы выжить.
      Шинатосе зависла, пытаясь понять логику друга. А в глубине сознания шевельнулось её второе "я": "А ведь, Син прав. Шансов выжить в первых боях у вчерашних стажёров очень и очень мало. Если гибнут такие как команда Акаи, команда Накадзоно, то, что говорить про новичков типа тебя, Изана?"
      - Мы на войне, Изана, - продолжил тем временем Синдзи. - И самый надёжный способ выжить в предстоящих бойнях у таких как ты новобранцев - как можно скорее превратиться в безбашенных убийц гаун.
      "А ведь он прав!!" - стажёр почувствовала, как изумление уходит, уступая место восхищению.
      - А кого ещё кроме меня ты хочешь набрать в этот отряд? Хошиджиро?
      - Нет. - помотал головой собеседник. - На Шизуку у меня другие планы. Она со своими талантами и навыками пригодится в другом, не менее важном деле.
      - Э- ээ... в каком?
      - В своё время узнаешь, коллега. В штурмовом же отряде я хочу видеть тебя, Хазаму и сестёр Хонока - эти форсированные красавицы для такой работы подходят просто идеально.
      Шинатосе растерянно почесала затылок. Казалось бы хорошо знакомый друг снова предстал в новом свете. Синдзи - пилот-ас, Синдзи - беспощадный воин, Синдзи - верный защитник, Синдзи - весёлый шутник и рубаха-парень ей уже были известны. Теперь перед ней предстал ещё один Синдзи - лидер, знающий, чего хочет добиться и готовый идти к своей цели, не смотря ни на что.
     Да, он умеет удивлять и изумлять.
      - Кстати, а почему ты решил э... что мне стоит заняться физической и психологической подготовкой?
      - Да после вчерашнего вечернего веселья... Тогда Лала тебя играючи поймала.
      - Веселья?!! - взвилась Изана. - Ты это называешь весельем?!!
      - А где ты там увидела трагедию? Или хотя бы драму? По мне так - классическая комедия.
      - Комедия?!! Да я тогда до смерти перепугалась! - взвыла вконец возмущённая такой несправедливостью Шинатосе.
      - Кха-кхе-хр-х-хы... - Икари начал давиться смехом
      Желание подойти и с разворота засадить ногой по дурной башке одному наглому бессовестному брюнету стало совсем непреодолимым.
      - Я думала, ты мне друг, а ты...
      - А я и остаюсь твоим другом. - беззаботно улыбнулся парень.
      - Да-а? Тогда почему ты тогда вместо того, чтобы заступиться за меня, стоял и смеялся? Тоже мне, друг называется!
      Нет, действительно, разве друзья так поступают?! А ведь она так хотела помочь тётушке Хаяме. И что в благодарность? Всё-таки правильно Синдзи говорит: "ни одно доброе дело не должно остаться безнаказанным". Ками, ну нет в мире справедливости.
      - Между прочим, ты у Лалы тогда легко отделалась. А могла бы отхватить шваброй по заднице. Вот это было бы по-настоящему плохо - как после такого увечья садиться в ложемент "фрейма"?
      - Синдзи!!!
      - Иза-а-ана. - пропел в ответ этот... нехороший человек.
      Шинатосе почувствовала, как багровый румянец заливает лицо.
      - А ты, когда злишься, превращаешься из смазливого парня в очень симпатичную девушку, которой можно любоваться до бесконечности.
      Теперь засемафорили уже уши и шея...
      Вот же гад Синдзи, и как ему так всегда удаётся вгонять её в краску?! И главное, как прикажете эти высказывания понимать? Как товарищескую шутку? Комплимент понравившейся девушке? Или и то и другое - шутливый товарищеский комплимент?
      - Слушай, хватит уже тут стоять, а то у тебя сейчас такое выражение лица, что окружающие могут подумать, будто я тебе предложил встречаться или вовсе замуж позвал.
      Нет, он ещё и издевается!!! Ну, точно, самоубийца...
      - Рррр-р-р-р-р-р... Ик-каррии-и!!! Убью...!!!
     
     
      - Шикарно! - Икари остановился, любуясь открывшимися по обеим сторонам коридора видами сидонийской поверхности. - Круто.
      "И что тут крутого?" - сама Шинатосе не испытывала особого удовольствия от пребывания в помещении, где от бездны космоса тебя защищают прозрачные пластиковые стены всего в два десятка сантиметров толщиной.
      - Гм... притяжения здесь нет, так что можно и не сбивать ноги... задумчиво пробормотал Синдзи. Изана тут же напряглась - когда у друга такой задумчивый вид, то он гарантированно сейчас что-нибудь этакое отмочит.
      Так и есть.
      - И-эхх! Поехали! - Синдзи внезапно обхватил не успевшую отреагировать напарницу и, рывком оттолкнувшись от пола, полетел к противоположному концу галереи.
      - Ты что творишь?! - взвизгнула Шинатосе.
      Ками, он опять за своё! Нет, ну что у него за манера - оказавшись в помещении без гравитации тут же отрываться от пола и лететь?
      - Мы - пилоты и рождены летать! - ещё крепче прижал её к себе парень.
      А стена с шлюзовой дверью лаборатории уже стремительно приближалась к ним.
      "Ой, как же мы сейчас шмякнемся!" - Изана уже приготовилась получать синяки и растяжения, но Синди резко извернулся и лихо приземлился на магнитное покрытие пола всего в полутора метрах от шлюза.
      - Отпусти меня! - почувствовав, как подошвы сапог притянуло к полу, Шинатосе, не теряя ни секунды, попыталась зарядить локтем напарнику в челюсть. - Что ты за чокнутый тип?! Неужели нельзя было идти нормально?
      - Можно подумать, Шинатосе-сан, вам не понравилось быть в моих объятиях?
      - Ещё чего! - если в глубине души Изана и была согласна с Синдзи, то её уязвлённое самолюбие требовало отмщения. - Ты просто льстишь себе!
      - Ну вот. - вздохнул с притворным огорчением Синдзи, нажимая на кнопки входного терминала. - А я-то думал, что счастье так возможно... Если бы ты знала, как страдает моя душа, душа старого солдата, не знающего слов любви.
      Ксо, он дошутится, что будет страдать тело!
     
  
      Странно, но видимо в лаборатории никого не было - индикатор допуска продолжал гореть красным.
      - Sheisse, интересно, сейчас всё по канону или нет? Если да, то она сейчас должна... - Икари повернулся к спутнице, глядя на что-то за её спиной. - Ага, так и есть! Уже gutt. Похоже, тот, кто должен нас встретить в лаборатории, прямо сейчас нас догоняет.
      - Извини-ите! - действительно, к ним приближалась запыхавшаяся от бега миниатюрная девушка в круглых очках. Внезапно, когда до Икари с Шинатосе оставалось метров пять, она споткнулась и с отчаянным "И-и-и-и-и...!" полетела прямо на Синдзи.
      А этот паршивец, не колеблясь, тут же распахнул руки, приняв незнакомку в свои объятия.
      - Спасибо. - смущённая таким приёмом девушка тут высвободилась. - Ты ведь Синдзи Икари?
      - Он самый. - улыбнулся парень. - А ты - научный сотрудник Отдела экзобиологии Тахиро Нуми?
      - Д-да... - удивлённо округлила глаза та. - А... откуда ты меня знаешь?
      - Служебная необходимость. - пожал плечами Икари.
      "Интересно, что это за необходимость у него такая?"
      - Э-ээ... приятно познакомиться. - не отрывая от Синдзи восхищённо взгляда, девушка порывисто сжала в ладонях его руку. - Я так рада, что ты доставил нам её, ну, эту штуку! Спасибо.
      Изана, увидев подозрительно пристальное внимание друга к пышной груди девушки, недовольно насупилась и поспешила вмешаться:
      - Извини...
      Тахиро удивлённо моргнула и повернулась к спутнице Икари:
      - Хм... А ты кто?
      - Стажёр Шинатосе. - мрачным тоном представилась гермафродит. - Я не хотела, чтобы Икари приходил в одиночку, поэтому я здесь.
      - Ага. - кивнул с совершенно серьёзным видом Синдзи. - Стажёр Шинатосе боится, что я могу попытаться э-э... как-нибудь обидеть копию Ямано, поэтому решила присмотреть за мной.
      Тахиро удивлённо ойкнула, а стажёр Шинатосе со свистом втянула воздух сквозь зубы, отчаянно сдерживаясь от того, чтобы руками и ногами не обидеть пилота Икари прямо на месте.
      - Тахиро-сан. - нарушил наступившее молчание Синдзи. - Давайте, вы покажете нам это ценное "приобретение" и введёте нас в курс дела.
      - Ах, да, конечно. - спохватилась Нуми.
     
      - Уверена, вы уже знаете. - пояснила, открывая дверь в лабораторию Тахиро. - Если отделить кусок оболочки не уничтожая истинного тела, то он способен будет просуществовать намного дольше чем основная плацента...
      Нуми провела их в длинное помещение с пультом и широким бронированным окном и шлюзовой дверью и усевшись в кресло, принялась возиться с приборной панелью.
      - В действительности, мы не знаем, как долго она на самом деле остаётся в живых. Как бы то ни было, но это в первый раз, когда гауны смогли сделать такую безупречную копию человека.
      - Тогда... - наклонилась к ней Шинатосе. - Зачем вам понадобился Синдзи?
  
      - Для эксперимента.
      - Какого? - удивилась гермафродит. А вот на Синдзи слова Нуми не произвели особого впечатления - он с любопытством продолжал изучать интерьер помещения.
      "Такое ощущение, словно Син и так с самого начала знает, зачем он им понадобился и с чем сейчас столкнётся!"
      - Хочу узнать, обладает ли этот экземпляр подобием человеческого интеллекта.
      - Но тогда при чём тут Синдзи? - поинтересовалась Изана, осторожно покосившись на друга:
      "Так и есть - знает!"
      - Она зовёт пилотов Икари и Кунато по имени.
      - ...?!! - замерла в растерянности Шинатосе.
      А вот на Синдзи эта новость произвела совершенно иное впечатление - он практически не удивился, лишь задумчиво хмыкнул:
      - Меня и Норио? Вот значит как... Ну, тогда понятно, зачем я вам так срочно понадобился.
      - На счёт пилота Кунато...
      Икари ядовито усмехнулся и перебил научницу:
      - Кунато, после того как Бенисудзуме его в ступор вогнала и едва на запчасти не разобрала, сюда и прямым приказом не загонишь.
      - Э-эээ... ну я тоже так решила и... - замялась Нуми.
      - Итак, насколько я понимаю. - Синдзи перевёл взгляд на зеркальную стену с надписью "третий барьер", разделявшую на двое помещение с образцом. - от меня требуется зайти в бокс и попытаться войти в контакт с псевдопилотом?
      - Да, ты угадал. - улыбнулась Нуми
      - Защита надёжная? - деловито осведомился у научницы Икари.
      - Да, вполне. - кивнула та. - Тут три барьера.
      - Тогда не будем терять времени. Коллега, двигай за мной. - Синдзи шагнул к двери, отделявшей аппаратную от комнаты с образцом.
      - Э..? - обалдело уставилась на друга гермафродит.
      - Синдзи, ты хочешь, чтобы она тоже попыталась? - растерялась научница. - Но зачем?
      - Так надо. - в голосе Синдзи лязгнул знакомый Изане металл.
     
     
      Прямо напротив них возвышалась молочно-белая стена.
      - Сейчас уберу свет и будет видно. - прозвучало из динамиков. Спустя мгновение освещение потускнело и белая стена стала прозрачной.
      - Не может быть...
  
      Шинатосе замерла, оторопело вглядываясь в то, что парило за многослойным бронестеклом.
      - Как видишь, коллега, ещё как может. - невозмутимо возразил Икари, внимательно вглядываясь в лицо, так похожее на лицо их бывшей напарницы.
      Это была действительно полная копия Ямано - если бы не странная красная "оболочка" и щупальца за спиной, то от оригинала и не отличишь.
      - Хм... По идее, если что она и помнит, то не меня, а друзей и подруг. - Синдзи обернулся к спутнице. - Изана, попробуй её позвать.
      - Что... Ой... да, сей... - тут вышедшая из ступора Шинатосе осознала что, что от неё хотят. - Что? Позвать её? А почему я?
      - Потому, что ты входила в число тех, с кем она чаще всего последние месяцы жизни общалась. - пояснил парень и добавил непонятное. - Вот же я балда - надо было Эн, Рен и Хо выдернуть! Они же с ней якшались.
      - Вот как? - задумчиво протянула Шинатосе. - Ну, ладно...
      - Эйко. - нерешительно позвала гермафродит копию однокурсницы. - Ямано...
      - Эйко, Ямано Эйко. - уже более громким голосом поддержал её Синдзи и, шагнув вперёд, легонько стукнул по стеклу, стараясь привлечь внимание псевдопилота.
      Какое-то время лже-Ямано висела неподвижно, затем вяло шевельнулась и повернула голову по направлению к ним. Шинатосе, увидев пустые, ничего не выражающие глаза гауны, почувствовала, как душа уходит в пятки. Взгляд лже-Эйко скользнул от Изаны к Синдзи, задержался на секунду, затем снова вернулся к Шинатосе.
      "Она что, узнала нас?" - удары бешено колотящегося сердца гулко стучали в висках. Шинатосе покосилась на спутника. Тот же стоял со спокойным, словно у статуи лицом, лишь в темных глазах клубилась знакомая ей бездонная жуть.
      По неподвижному лицу псевдопилота скользнула едва уловимая судорога и пара самых длинных щупалец, до того безвольно висевших за спиной, стремительно понеслась к посетителям. Левое - к Синдзи, правое - к Изане.
      - Бумк! - бронестекло с гулким звоном отразило довольно весомый удар. Шинатосе с испуганно взвизгом отшатнулась и, не удержавшись, грохнулась на задницу. В следующие мгновение, отсекая их от гауны, перед бронестеклом опустилась стальная плита второго барьера.
      Шинатосе, которую всю колотило крупной дрожью, повернулась к напарнику - Икари, так и не шевельнув ни единым мускулом, какое-то время задумчиво смотрел на отгородившую его от гауны бронеплиту. затем с усталым вздохом повернулся к гермафродиту.
      - Как и ожидалось, коллега - первый контакт не совсем удачный.
      - Вы в порядке? - всполошилась Нуми.
      - Целы и невредимы, Тахиро-сан. - криво усмехнулся Икари.
      "Вот это выдержка!!!" - изумились одновременно Тахиро и Шинатосе.
      - Ну, что-ж. - Синдзи помог подняться Изане. - Теперь мне всё понятно. Реакция двойника на нас с тобой расставила всё на свои места.
      - Что ты хочешь сказать, Синдзи? - донеслось из динамика.
      - Есть у меня, Тахиро-сан, кое-какие соображения по этому поводу... 
  
  
Небольшое уютное заведение общепита в этот час не могло похвастаться обилием посетителей - пара парней в униформе техников и устроившийся в отдалении от них рослый молодой пилот в компании двух спутниц - девушки с шевроном научного отдела и гермафродита-стажёра. 
- ...и когда я увидела эту гауну, то мне сразу стало немного не по себе. - Изана поёжилась, вспомнив ту бурю эмоций, что охватила её при виде псевдопилота. - А когда она выбросила свои щупальца... Вот тут я здорово перепугалась. 
- Ну, да, её действия на первый взгляд действительно можно определить как агрессию. - задумчиво заметила Тахиро. 
- Да на твоём месте любой бы перепугался. - заметил деловито расправлявшийся с рисовыми шариками Синдзи. 
- Но ты-то, Синдзи, не испугался. 
- Так и реальной угрозы не было. - спокойно заметил Синдзи. 
- Э...?! - вытаращилась на друга Шинатосе. - Почему ты так решил? 
Странная кривая усмешка искривила губы собеседника: 
- Да потому, что на полноценное нападение её действия никак не тянут. Это была именно попытка контакта. Правда, неудачная, но всё же... 
- Мы же не можем точно это знать.- возразила ему экзобиолог. - Это вполне могло быть и нападением. 
- Слишком многое указывает на то, что таким способом псевдопилот попытался войти с нами в контакт. Просто, при этом он действовал не как человек, а как гауна. 
- Как гауна? - Нуми растерянно поправила очки. - И на основании чего ты пришёл к такому выводу? 
- На основании собственных наблюдений. Приведу для начала один факт: андроид-гауна, имея полностью сформировавшиеся, а значит, скорее всего, вполне работоспособные руки, предпочла действовать щупальцами. Это как раз говорит о том, что псевдопилот так и не осознал предназначение вышеназванных частей тела. - Икари отхлебнул из стакана. - Пусть, у псевдо-Ямано и есть воспоминания оригинала, то есть человека, но воспринимает она себя сейчас как гауну. 
"Откуда у него такие знания о гаунах?!!" - растерялась Шинатосе. 
- Логично... но, мне ещё одно непонятно - почему она назвала твоё и пилота Кунато имена? 
- Есть у меня на этот счёт догадка. 
- Какая? - азартно подалась вперёд Тахиро. 
- По всей видимости, гауны при копировании захваченного пилота копируют ещё и воспоминания с навыками. А если учесть, что происходит копирование информации у только что погибшего человека, то наиболее вероятно сохранение именно самых ярких и свежих впечатлений. Я слишком отметился в её последние недели жизни, а Кунато... Кунато - это тот, из-за кого она погибла. 
Тахиро задумалась: 
- Гм... Знаешь, Синдзи, возможно, ты и прав. 
- По любому, к этому делу надо подключить ещё и сестёр Хонока. Уверен, у них с Изаной шансов наладить контакт даже больше, чем у меня. 
"Он что, хочет свалить возню с этой долбаной гауной на меня?" - насторожилась Шинатосе. Ками, ей только этого для полного счастья не хватало! 
- Ты так считаешь? 
- Я в этом уверен. При жизни, Эйко общалась с Изаной и Хоноками каждый день в течении нескольких лет. А меня она знала едва ли неделю и к тому же со мной у неё связаны не очень приятные воспитания. 
- Так вот зачем ты настоял на том, чтобы я тоже попыталась поговорить с... лже-Ямано! - вскинулась та. 
- Именно, Изана. - кивнул Синдзи. - Я был уверен, что копия Ямано сохранила частично память, а, значит, могла помнить тебя. Как и остальных однокурсниц - тех же Хонок. 
- Но, Эйко от гауны спас ты, а не я или Хоноки. 
Синдзи фыркнул: 
- Я-то её спас, только вот в приятелях у неё были ты и Хоноки. А я - всегда оставался конкурентом. 
- Действительно, а почему бы тебе не попробовать наладить с этим образцом контакт, Изана? - неожиданно поддержала парня Тахиро. - 
Это позволило бы нам разобраться в секретах этой гауны. 
- Заодно, Нуми, пробей у командования допуск и для Хонок. 
- Гм, думаю, это стоящая мысль. - кивнула научница. 
- О, да это же Икари! - раздалось за их спинами. 
Синдзи широко улыбнулся: - Цуруичи, дружище! 
Изана обернулась - к ним подходили трое пилотов, которых она узнала сразу же - легендарная Самари Иттан с напарниками. 

- О, да это же Икари! 
Единственный в сидевшей особняком троице посетителей парень обернулся: 
- Цуруичи, дружище! 
Самари, проходя к свободным местам, окинула пристальным взглядом пилота - до этого момента ей не доводилось лично встречаться с этим уже успевшим прославиться новичком. 
- А кто это с тобой? - бабник Цуруичи уже вовсю таращился на спутниц Синдзи - смазливого гермафродита в стажёрской форме и девушку постарше с нашивкой научного отдела. 
- Я - Тахиро Нуми из Отдела Экзобиологии. - представилась научница. Шинатосе поднялась, козырнув: 
- Я - стажёр Шинатосе Изана. 
- Добро пожаловать - улыбнулся своим давним завсегдатаям бармен. - Что будете? 
- Как обычно. - откликнулся Цуруичи. 
- Сейчас, одну минутку! - кивнул бармен, выставляя перед ними стаканы. 
"Отдел Экзобиологии" - мелькнуло в голове девушки. - "Интересно, что они успели накопать по добытой твари?" 
Самари решила не ходить кругами: 
- Итак, что там с образцом плаценты гауны-четыреста девяносто один? - без предисловий поинтересовалась Самари у Синдзи и спутниц. - Что-нибудь новое обнаружили? 
- Да, кое-что уже есть. - откликнулась научница. - Гаунам удалось создать практически полную копию человека. И вроде бы даже у неё есть нечто похожее на эмоции. 
- Эмоции? - удивился Цуруичи. Иттан вспомнила раздающийся в эфире торжествующий смех гауны: "Похоже, все мои наихудшие подозрения оправдались!". Она нахмурилась: 
- Кстати, мне показалось, что ту гауну-"стража", что сбежала, пилотировал человек. Раньше мы думали, что у гаун нет подобия человеческого интеллекта. Нашу тактику придётся полностью менять.
  
  
- Просто они решили усовершенствовать свою тактику, скопировав "фрейм" и пилота, причём не только тело, но и частично личность с навыками. - неожиданно хмыкнул Синдзи. - А на счёт нашей тактики... Менять её особо не придётся, достаточно будет адаптировать опыт учебных боёв "страж" против "стража". 
Самари покосилась на парня - на первый взгляд, Икари не производил впечатление чем-то выделяющегося человека. Но это только на первый. Было в нём что-то такое, что разительно отличало Синдзи. Нет, парень был лишён надменности и спеси Кунато, но и от остальных сверстников он разительно отличался. Слишком уж серьёзные у него глаза. Глаза не зелёного, только что оперившегося новичка, а матёрого бойца, много чего повидавшего на своём веку. И пусть сейчас он был спокоен и расслаблен, но Самари нутром чувствовала - за внешним спокойствием скрывался опасный боец, свирепый и беспощадный. 
- Вот именно. - Коичи подпёр кулаком щёку. - Против людей всё намного проще. В перестрелке на высокочастотных пушках им нас не одолеть. 
Иттан покосилась на напарника - Коичи не может без своего бахвальства и не удержалась, чтобы не осадить напарника: - Ты только на свою пушку и полагаешься. Да, отдачи нет, плаценту разрывает, но ты забываешь, что частицы Хиггса являются для гаун источником энергии. 
Цуруичи сник, с разочарованным вздохом спрятав нос в кружке. - Он почему-то вбил себе в голову, что сможет заняться с тобой фотосинтезом наедине даже после того, как ты трижды его отшила. - поддел его Танами. 
Бедняга Коичи теперь не знал, куда от стыда деваться. А Самари почувствовала усиливающееся раздражение. Ксо, как они её достали - похабник Цуруичи со своим хвастовством и наглыми предложениями и язва Тонами с его вечным ерничанием! 
Грозно покосившись на внешне невозмутимого Тонами, девушка осадила напарников: 
- Геройствуйте сколько угодно, но я с вами фотосинтезом заниматься не буду. 
Внезапно, Икари громко всхрюкнул, явно стараясь подавить рвущийся наружу смех. Твою ж! Теперь ещё и этот стебаться начал! Самари смерила парня свирепым взглядом. Тем самым, от которого и у опытных пилотов поджилки начинали трястись. Только но на Синдзи это не произвело никакого впечатления. 
- Гхм... Дай догадаюсь, Цуруичи, ты, похоже, пробовал подкатиться к Самари, прямым текстом предложив заняться лю... кхм... пофотосинтезировать вместе? 
Иттан и Шинатосе синхронно поперхнулись чаем. 
Цуруичи покраснев, пробормотал что-то непонятное и почти что нырнул в свою кружку... 
А Синдзи тем временем продолжил: 
- И ничего удивительного, что она тебя отшила, друг. Нет, многим девушкам нравятся пошлость и прямолинейность, но очаровательная Самари-сан, боец, спортсменка, командир и просто красавица, не из таких. 
"Очаровательная боец, командир, и просто красавица" почувствовала, как глаза вылезают из орбит, а щёки начинают полыхать ярким румянцем. 
- Это в бою, на службе, в бою она суровая и свирепая воительница, строгий командир, а в жизни, уверен - она - скромная и ранимая девушка с романтичной натурой, ценящая со стороны мужчин, прежде всего, тактичность и внимание. 
"Скромная и ранимая девушка с романтичной натурой" уже вовсю семафорила лицом, разрываемая двумя противоположными желаниями - забраться под стол и набить морду засыпающему её комплиментами парню. 
- С такими как Самари-сан девушками нельзя быть наглым пошляком и похабником. - Синдзи с многозначительным видом поднял палец. - Тут нужна тактичность, выдержка и, конечно же, наличие романтического воображения. Никаких прямых намёков и предложений - за девушками нужно ухаживать - дарить подарки и цветы, приглашать на свидания, засыпать комплиментами, старательно их выслушивать, помогать добрыми советами и быть во всём опорой и поддержкой... 
В заведении воцарилась тишина - сидевшие на другом конце стойки парни и бармен, затаив дыхание, внимали вошедшему в раж оратору. 
- Умение красиво ухаживать - это жизненно важный навык. Между прочим, Изана.- Икари неожиданно повернулся к Шинатосе. - Тебе это обязательно пригодится, когда решишь приударить за понравившейся девушкой. Например, за Мидорикавой. Знаешь, мне кажется - из вас с Юхатой может получиться довольно красивая пара. 
- С Юх-хатой...? - провякала вконец растерявшаяся Шинатосе.
  
  
- Ну, или с... с Хошиджиро... 
- С Хош-шиджиро? - теперь и лицо Изаны с успехом могло конкурировать с осветительными приборами. 
- Ага. - кивнул коварной ухмылкой Синдзи. - И у тебя есть возможность набраться опыта, наблюдая за тем, как я с ней общаюсь. 
- Уиии... - у Шинатосе побагровело не только лицо, но и шея. Казалось ещё вот-вот - и из ушей бедолаги с громким свистом ударят тугие струи пара. 
Тонами с Цуруичи синхронно прыснули, а Самари со вздохом закрыла лицо ладонью. 
"И это - один из лучших пилотов, командир звена, убийца гаун, на безоружном "фрейме" спасающий напарников и в одиночку уничтоживший целый улей..." 

- Всё исполнено, как вы и указывали. - тихий голос сестры-клона, а по совместительству и личной секретарши главы семейства Кунато, вернул Норио в реальный мир. - Отставка вам предоставлена по причине полученных в бою неизлечимых травм, приведших к тяжёлой инвалидности. Вас это устраивает Норио-сама? 
Кунато подкатил кресло к окну и горестно вздохнул: 
- Пилоты не сожалеют. 
Тут его внимание привлекла группа людей, направляющаяся к крыльцу особняка. 
- Капитан?
  
  
Особняк Кунато был буквально напичкан самыми совершенными системами слежения - было бы удивительно, если бы семья, владевшая важнейшим предприятием сидонийского ВПК, не озаботилась о максимальной безопасности своего родового гнездовья. Поэтому любое перемещение в его стенах тут же фиксировалось компьютером, управляющим работой систем дома. 
- Что капитан делает в нашем особняке? - задумчиво протянул Норио, глядя на изображение со скрытых камер, показывающих, как Кобаяши уверенно шагает по коридорам здания в сопровождении своего адъютанта, незнакомой женщины-инженера и пары телохранителей. Из всей четвёрки только Очиай был с открытым лицом - спутница Кобаяши была в стандартной защитной форме оператора командного мостика с полностью закрытым шлемом. 
И если присутствие рядом с Верховным главнокомандующим Очиая и пары безликих охранников было делом обыденным, то появление среди сопровождающих "технаря" явно настораживало. 
- Возможно, проводит тайную церемонию, детали которой известны только главе семьи? - заметила стоявшая рядом Модзуку. Девушка повернулась к голографическому экрану, на котором отслеживались перемещения важных, но незваных гостей. - Приготовления ведутся со вчерашнего дня. 
"Что-то тут не так. Зачем Кобаяши взяла с собой эту женщину? И кто она?" Происходящее не на шутку встревожило Кунато - капитан не из тех, кто просто так мог заглянуть в гости на огонёк, тем более в особняк Кунато. 
А, значит, дело касалось кое-каких фамильных тайн рода Кунато. Которые были напрямую связаны с главными секретами Сидонии. 
Капитан вставила электронный ключ в замок, двери лифта распахнулись, Кобаяши с Очиаем и незнакомкой вошли в кабину. Охранники же остались дожидаться начальство у лифта. В следующее мгновение изображение с камер исчезло, сменившись тёмным экраном с сообщением: "Связь прервана". 
"Ксо, вот облом!" Кунато раздражённо втянул воздух сквозь зубы. А ведь сейчас там начнёт происходить самое интересное! 
- Мы можем снова включить камеры? 
- Секундочку. - Модзуку взялась за электронный планшет. 

Лифт плавно опускался в недра спрятанной под особняком секретной лаборатории. Кобаяши, не отрывая взгляда от затылка стоявшего впереди них Очиая, тихо предложила: 
- Давай используем эту возможность для извлечения из вспомогательного мозга сведений, о которых я тебе говорила. Ты сможешь это сделать? 
- Да. - едва заметно качнула забралом шлема Шинатосе. - Очиай спрятал это среди исследовательских проектов, в самой глубине массива данных, так что мне может потребоваться время. Но... вы полностью уверены, в том, что нам это нужно сделать? 
Раздался мелодичный звонок и двери разошлись. 
- Да. Выполняй. - мрачно откликнулась капитан. 
- Есть. 
Красная надпись сменилась жёлтой "Блокировка снята". На экране возник трёхмерный план всех четырёх устроенных под особняком подземных уровней
  
  
- Норио-сама, я сняла ограничения. - доложила Модзуку. 
- Хм. - Кунато довольно хмыкнул. "Получилось". 
В следующее мгновение он и "сестра" не смогли удержаться от изумлённого вздоха - перед ними возник огромный зал с установленной посредине громадой странного устройства, напоминающего собой многометровую разомкнутую пустотелую восьмигранную призму и вставленной внутрь стальной восьмигранной колонной. 
- Что это такое? 
В самом низу грани восьмигранника сходились к середине, делая всё сооружение похожим на огромный острозаточенный карандаш. И острие этого "карандаша" нависало точно над головой сидящего в кресле под ним человека. 
Личного помощника капитана Кобаяши - Очиая. 
Само кресло было помещено на срез небольшой круглой площадки, соединённой с краями зала небольшим проходом. 
"Да что они там устроили?" изумился Кунато. Судя потому, что ноги и руки бессменного адъютанта капитана были прикованы к креслу, вывод напрашивался только один - Очиая собирались... допрашивать. Причём, усиленным методом. Но вот зачем? Уж кто-кто, а Очиая в неблагонадёжности по отношению к Кобаяши ну никак не заподозришь. 

По поверхности восьмигранной конструкции проскочили электрические разряды, которые накопившись, устремились вниз, к сидевшему под острием "карандаша" Очиаю. По огромному помещению разнёсся истошный крик - пристёгнутого к креслу мужчину выгнуло дугой от боли. 
Внезапно крик стих, тело прекратило дёргаться. 
- Ограничители успешно удалены. - доложила Шинатосе.
  
  
Человек поднял голову. Теперь в нём не было ничего от прежнего адъютанта Кобаяши - на залитом потом и слюной лице сверкнули умные и жестокие глаза. 
- Сидония ещё не корабль-призрак. - пробормотал новый Очиай и поднял взгляд к объективам камер наблюдения. - Капитан Кобаяши ещё жива? 
Ответа он не дождался. 
- Эй, Кобаяши. - едко осведомился мужчина. - Может уже помилуете? 
Кобаяши едва скривила скрытые маской губы - а он всё такой же наглый тип. После того, что натворил, всё ещё надеется на прощение. 
- Мне ужасно больно. 
"Тебе больно? А тем, кто из-за тебя погиб тогда и тем, кто выжил, разве не было больно?" Капитан ощутила мимолётную вспышку ярости - он страдает? Отлично, пусть страдает дальше, пока не искупит свою вину! 
Вспыхнула разрешающая надпись. 
- Ворота открыты. Устанавливаем связь со вспомогательным мозгом. - сообщила Юри и повернулась к командиру. - Теперь его можно опять усыпить. Словно подслушав её слова, Очиай вскинулся: - Нет! Подождите! Прошу вас! 

- Что они там делают? - напрягся Кунато. 
- Детали, конечно же, засекречены. - пояснила Модзуку. - Но судя по всему - человек, сидящий там - это клон учёного Очиая. 
Теперь Норио стал частично понятен смысл происходящего на его глазах. 
- Очиай... - пробормотал он, чувствуя, что прикоснулся к одной из величайших тайн Сидонии. - За что же его наказание? Что он такого натворил? 
- Насколько я знаю - при безуспешной попытке обрести силу, находящуюся за гранью воображения, он едва не уничтожил этот корабль. - не отрывая взгляда от экрана ответила Модзуку. 
- Невероятную силу...? - эхом откликнулся её "брат". 

Тяжёлое дыхание истинного Очиая эхом отражалось от стен зала. Он поднял голову и криво усмехнулся: 
- Кобаяши... Рано или поздно я тебе пригожусь. 
Кобаяши почувствовала смешанное с яростью отвращение. Вот же сволочь! Сначала уничтожил все данные, запрятав копии в свой мозг, а теперь пытается шантажировать этим бывших соратников. Знает, мерзавец, что только спрятанные в его голове базы данных и спасают его от немедленной расправы. 
- Усыпите его. - приказала Кобаяши. 
- Есть. - Юри наклонилась к пульту. 
- Помяни моё слово. - прохрипел с экрана отступник. - Вам будет нужна... 
Внезапно его глаза закатились и просипев "...моя сила...", бывший пилот, гениальный учёный и живое проклятье, едва не погубившее корабль-ковчег, провалился в беспамятство. 
- Очиай... - тихо выдохнула капитан. 
Как же так получилось, что некогда лучший друг и верный напарник стал их смертельным врагом, едва не погубившим их всех? Где она, Кобаяши, и остальные недосмотрели, когда упустили момент и не остановили вовремя этого сошедшего с катушек гения? 
И как он вообще превратился в законченного безумца? 
"Интересно, а как бы всё пошло, если бы на месте Хироши оказался Синдзи?" - неожиданно спросила себя капитан. Понятно, что внук Сайто ни за что бы не стал на сторону Очиая, но... Зная коварство Икари и его способности к интриганству, можно быть уверенным - Очиаю просто не позволили бы совершить ту чудовищную ошибку. В отличие от прямолинейного и принципиального Хироши, Синдзи был достаточно недоверчив и подозрителен и столкнись он с Очиаем, наверняка попытался бы сыграть на опережение. Попутно использовав Очиая в своих интересах - уж чему-чему, а умению манипулировать окружающими, "деду" стоило бы поучиться у "внука". 
Интересно, что Икари известно про Очиая? То, что он знает - сомнению не подлежит. Другое дело, что именно Синдзи знает... 
"Не удивлюсь, если всё".
     
     
     
     
      Голос звонившего мигом вызвал прилив бодрости и подъём настроения:
- Привет, Шизука, как самочувствие?
- Здравствуй, Син, у меня всё нормально, а как ты?
- Я? Жив, здоров, в полной комплектации. Кстати, ты чем сейчас занимаешься? 
- Ну-у... -  торопливый взгляд на небрежно брошенные инфопланшеты и справочники. - Я сейчас, вообще-то, ничем особым не занята.
- Слу-ушай, я сейчас один, свободен как ветер и у меня есть предложение.
Тёмно-карие глаза вспыхивают азартным пламенем:
- Какое?
- Давай побездельничаем вместе. Ты не против прогуляться со мной?
Ещё бы! Такую возможность ни в коем случае нельзя упускать. И так эта непоседа Шинатосе с ним повсюду мотается. 
Но, случайный взгляд на искусственную кисть испортил всё настроение. Ками, как же неохота появляться на людях! И если с внешним видом проблема более менее решалась - обувь и одежда с перчаткой всё скрывали, то недостаточно умелое владение ими и тихое клацанье суставов всё выдавали. Хошиджиро не так уж и часто появлялась на людях, но ей уже до колик успели надоесть удивлённые и сочувствующие взгляды окружающих.
Но почти сразу же огорчение сменилось решимостью: ну уж нет, она не сдастся! Син прав - плевать на взгляды окружающих, она пилот регулярных войск, воительница, как назвал её друг, а значит...
- Прогуляться? С удовольствием, Синдзи.
- Отлично. Тогда я иду к тебе. - довольный голос друга ещё сильнее поднял решимость девушки. - Я сейчас возле верхнего парка, так что у тебя будет время чтобы припудрить носик и пригладить пёрышки.
Хошиджиро встрепенулась. 
"Так, надо успеть приготовиться к его приходу".
Внезапно девушка замерла, осенённая только что озарившей её мыслью:
- Подожди, Син. Давай мы встретимся на площадке входа в парк через который мы вчера проходили. Это же недалеко от меня.
- Хочешь проверить, насколько ты восстановилась и можешь обходиться без посторонней помощи? - моментально ухватил смысл задуманного Икари.
-Э-эээ... ну да. - нет, конечно, приятно, очень приятно, когда за тобой ухаживает и заботится такой парень как Синдзи Икари, но всё же... Она пилот, а не какая-то беспомощная девчонка.
- Понятно, тогда я прямо сейчас направляюсь к месту встречи. 
Вот за что она Синдзи обожает, так это за его умение быстро соображать. До иных пока дойдёт, что имеешь в виду, пока объяснишь им задуманное... 
- Только, Шизука. - неожиданно серьёзным тоном добавил друг. - Ты тоже особо не геройствуй. Если решишь, что нужна будет помощь, то выходи на связь со мной не мешкая.
За что ещё можно обожать Икари, так это за ту невероятную тактичность, которую Синдзи умудряется сочетать со свойственной ему простотой общения. Такое не всякому дано.
- Хорошо, обещаю.
- Ну и отлично. Я выдвигаюсь.
Нажав на пиктограмму отбоя, Шизука растерянно окинула интерьер своей комнаты. Сейчас перед ней стояла важная задача - в течение нескольких секунд определиться - что надеть на столь внезапно наметившееся свидание?
А может не метаться, а последовать совету друга? "Всё гениальное - просто!". 
  
  
      - Син... - Шизука задумчиво уставилась на неторопливо плывущие над жилым сектором облака. - Помнишь тот наш разговор? Тогда, в кабине "Цугумори"...?
- Помню. - кивнул Синдзи. - Тогда ты ещё мечтала о возможности общения с гаунами.
- Ага... Как ты думаешь, сейчас это возможно?
Икари задумался:
- Как тебе сказать, напарница... Контакт с гауной-псевдопилотом, носителем копии личности Ямано Эйко? Да, возможен. Контакт с сообществом гаун, к примеру, ульем, создавшим копии Ямано? Нет.
- Почему? - удивлённо повернулась к нему девушка.
- Люди и гауны слишком разные формы жизни и сознания. Мы - кислородная жизнь с индивидуальным сознанием, они - вакуумная жизнь с коллективным сознанием.
- Коллективным? - вскинула брови Шизука. 
- Именно. Гауны по своей сути - живые биокомпьютеры, с заложенными в них программами, объединённые в единую сеть. Как ты думаешь, зачем им понадобилось копировать человека-пилота? Причём, именно личность - тело "псевдопилота" они скопировали именно в качестве "носителя" для личности. Улей ведь мог просто ограничиться сбором и анализом полученной от убитого пилота информации. Однако, нет - гауны зачем-то ещё и начали копировать самого пилота и "фрейм".
Нет, ну откуда у него такие познания о гаунах?! Он же ведь всю жизнь в "подземельях" в одиночестве прожил... Или это тоже "из книжек"? Вот интересно, что это за книги Синдзи доводилось читать? Или... ему их "читали"? Снова загадки... Эх, пообщаться бы с его наставником или... наставниками. Интересно, его действительно, как Синдзи сам рассказывает, один только дед Хироши учил или ещё кто-то? 
- М-ммм... Видимо, им потребовался новый тип мобильных и маневренных гаун, способных эффективно противостоять нашим "стражам". А копирование личности... Наверное это как-то связано с заинтересовавшими гаун особенностями человеческого разума, например - нашей индивидуальностью?
- Умничка! - Синдзи приобнял за плечи заалевшую от смущения Шизуку.
- Так почему тогда гауны решили скопировать человека? - Хошиджиро поймала себя на том, что невольно старается прижаться к другу покрепче.
- Скорее всего, потому, что человек - носитель индивидуального сознания. Даже это бледное подобие Эйко осознаёт себя и действует как отдельная, самостоятельная личность. 
- Но какая личность? Полноценный человек или... гауна?
- Не гауна, но и не полноценный человек. Пока. - убрав руку с плеча напарницы Икари со странным вздохом окидывает окружающий пейзаж. - Сейчас она младенец, не помнящий своего имени, смутно помнящий несколько имён и образов, едва научившийся произносить слова и до сих пор не научившийся пользоваться руками и потому инстинктивно использующий доставшееся от гаун наследие в виде щупалец. Она... новорожденная Эйко в теле человекоподобной гауны.
- Младенец? - Хошиджиро поражённо вдохнула - в очередной раз Синдзи продемонстрировал своё парадоксальное мышление, позволяющее найти ответы на самые запутанные вопросы. 
- Именно - личность младенца.
- Но... - Шизука замерла осенённая догадкой. - Если она младенец, то значит, может... "вырасти", то есть сформироваться в полноценную человеческую личность.
- Чтобы сформироваться в полноценную личность, она должна полноценно контактировать с людьми. - снова вздохнул Синдзи. Девушка повернулась к собеседнику и замерла, поражённая невероятной смесью чувств, что она увидела в обращённом на здания жилого сектора взгляде. Дикая, безысходная тоска и... любовь и ласка. Словно разговор о лже-Ямано напомнил Икари о ком-то, кого Син потерял навсегда, кто ему был близок и дорог. 
- Ну, да... вырасти и сформироваться нормальной личностью... Прямо как Рэй... 
Снегурочка была такой же, когда я её встретил... Сестрёнка... увидеть бы тебя, племяшку, твоих сестричек... Эх...
Загадки прошлого Сина не давали покоя, но страх наткнуться на нечто, очень и очень для неё неприятное останавливал. Синдзи ведь неспроста скрывает причины своей грусти, свидетельствующие о трагических страницах его жизни. Но, где и когда в его жизни произошли трагические события, приведшие к утратам кого-то, кто ему был дорог. И этот, точнее, эти кто-то явно не были его дедом Хиро - оговариваясь, Синдзи упоминал женские имена. 
"Интересно, кто? Сестра, подруга, любимая...? По ком он так грустит...Ведь он же жил один там, "внизу"... Или нет...?!"
- Кстати, Син. - Шизука решила отвлечь друга от мрачных мыслей. - На основании чего ты пришёл к выводу, что личность гауна-псевдопилот представляет из себя человеческого младенца?
- Элементарно, 
Ватсон: увидев нас, она отреагировала по-детски.
- Э-э? - вскинула брови Хошиджиро - в душе девушки страх отчаянно боролся с любопытством.
- Как младенцы реагируют на всё новое? - хмыкнул Икари. - Норовят сразу же пощупать. Вот и она так же, причём, как истинная гауна - не руками, а тентаклями. Вытянула из-за спины и буквально выстрелила ими в нас... Причём, ловко так: вот только что эти полутораметровые жгуты болтались у неё за спиной, а тут же - р-раз, удлиняются до четырёх метров и бздынь по бронестеклу перед твоим лицом. - Брррр... Какая жуть! - поёжилась и Шизука, воочию представив себе происходившее в лаборатории. - Никто хоть не пострадал?
Синдзи мрачно вздохнул:
- Я-то нет, а вот Изане досталось... 
- ...?!! - перепугано вскинулась Хошиджиро.
- Ушиб нижних полушарий мозга. - с серьёзным видом пояснил парень.
- Э-эээ...?! - подзависла было  девушка, но тут до Шизуки дошло, какой орган на самом деле имел в виду Синдзи. - Нижние полушария... то есть э... "нижние девяносто"?  
Воображение услужливо нарисовало ей копию Ямано, щупальцем с размаху зарядившую Шинатосе по заднице ... "Они что, убегали от неё, что ли?!"
Хошиджиро не удержалась и хихикнула -  несмотря на серьёзность... сам факт... ушиба?! Стоп, ушиб!
- Синдзи, ты сказал: ушиб?
- Ну да. - на лице друга расплылась задорная улыбка. - Когда псевдопилот жахнула тентаклями по бронестеклу, то Изана с перепугу аж на задницу шлёпнулась. Правда, визжала она при этом так, словно лже-Эйко самолично зубами её за ягодицу цапнула. 
Сдерживаться уже не было сил и Шизука вовсю залилась смехом.
- Ох, Син. - еле отсмеявшись, девушка принялась утирать слёзы. - Похоже ты опять в ударе... Представляю, сколько подколок и шуток Изане от тебя достаётся.
- Можно подумать, я над ним издеваюсь. - деланно возмутился Икари.
Стоп-стоп, а вот это уже интересно. Шизука прищурилась:
- Над "ним"? Ты воспринимаешь Изану как парня, а не как девушку?
"А ведь это многое объясняет!" В глубине души вспыхнул огонёк надежды - значит, не всё потеряно, раз он воспринимает Шинатосе как парня, а значит...
Хошиджиро торопливо загнала на задворки сознания такую притягательную мысль.
Scheisse, я и сам порой не могу определиться, кто она для меня. - чистосердечно признался Икари. - С одной стороны, Шинатосе, как ни крути - парень, а с другой... Ведёт себя как девушка, на праздники одевается как девушка, общается как девушка, капризничает и ревнует как девушка...
- Капризничает и ревнует? - тут же насторожилась Хошиджиро.
Это, как сам Син говорит "не есть хорошо", ибо по её глубокому убеждению, ссора с подругами и боевыми товарищами на почве ревности к другу и напарнику - самое худшее что может случиться. После увечий и смертей, разумеется. 
- Да вы все трое ухитряетесь порой та-акие сцены ревности закатывать... особенно, когда все вместе рядом со мной оказываетесь. - едко усмехнулся друг. - Страсти кипят на зависть любому театру...
Девушка почувствовала, что краснеет вся - от кончика носа, до кончика ушей. Не зная, куда деваться от смущения, она ещё крепче уцепилась за руку спутника.
- А ты сильно смутилась. - внезапно нанёс добивающий удар Синдзи. Хошиджиро осознала - ещё одна фраза Икари в таком же духе -  и у неё не только побагровеет весь кожный покров, у неё из ушей струи пара ударят.
- То, как ты хрустишь костями и мышцами моей руки, тебя выдаёт. - неожиданно пояснил мягким тоном Син.
"Костями и мышцами?" Ками!!! Как же она могла забыть?!!
Шизука в ужасе уставилась на свои кисти: так и есть - искусственная кисть словно тиски, со страшной силой сжимала руку другу.
- Ой! Син, извини, пожалуйста, я не хотела!!! - в спешке отдёрнув руки, она виновато потупилась. - Я там не сильно тебя...? Больно, да?
- Ты ж не специально...- Икари подарил Шизуке самую обожаемую ею улыбку. - А боль... Боль - это только иллюзия, что доказывает факт твоего существования в этой реальности.
Шизука облегчённо вздохнула, твёрдо указав себе - не мешкая начать по-настоящему тренироваться владеть протезами.
- Кстати, что врачи сказали по поводу твоего возвращения в строй? - неожиданно полюбопытствовал Икари.
Удивительно, но после того разговора в госпитале от Синдзи больше не было ни слова возражения по поводу принятого напарницей решения.
- На следующей недели мне уже разрешено начать заниматься на тренажёре. Правда, только на начальных уровнях...
- Ну, вы, госпожа вице-представитель, не только безумно красивая девушка, но и очень талантливый пилот - второе место в Академии - это очень и очень серьёзно. Так что, уверен, быстро наверстаешь упущенное. 
Семафорящая всем имеющимся кожным покровом, Хошиджиро быстро украдкой оглянулась - не попусти Ками, кто из знакомых их сейчас увидит! Нет, конечно, вся Академия уже была в курсе, что Шизука Хошиджиро принадлежит к ближайшему окружению эксцентричного героя всей Сидонии, но всё же... Если кто сейчас увидит её краснеющую от смущения, то даже страшно подумать, какие слухи покатятся по Академии... Про вал вопросов, что начнут задавать любопытствующие и говорить не стоит.
- Слушай, Шизука. - внезапно встрепенулся Синдзи. - А как ты смотришь на то, чтобы пилотировать что-то ещё кроме "стража"? 
Хошиджиро замерла в растерянности. 
- Другой тип юнитов? Ты имеешь в виду шаттлы или транспортные корабли?
Разумеется, будущих пилотов "стражей" готовят пилотировать и другие виды транспорта. но... Девушка почувствовала лёгкую обиду. Ей, как и любому другому стажёру, ставшему пилотом, неприятна даже сама мысль поменять стремительный и верткий "фрейм" на громоздкий и неуклюжий шаттл или грузовик. Да, Шизука с момента пробуждения в реанимационной палате задумалась о подобной возможности. На случай, если её всё же не допустят к пилотированию "стражей". Но, опять таки... 
"И, вообще, почему Син завёл разговор об этом? Или решил всё-таки отговорить меня от карьеры пилота "фрейма"? Не похоже на то - он ведь ясно дал понять, что не будет препятствовать моему выбору. Впрочем, зная Синдзи... Наверняка, он что-то задумал!" 
Девушка пристально взглянула в лицо собеседнику - оно было совершенно серьёзным.
- Да, другой тип юнитов. - кивнул Икари и пояснил главное. - Но не шаттлы и не транспортники, а... скажем, "штурмовики" или юниты огневой поддержки,
"ганшипы".
- Юниты огневой поддержки?
- Универсальный истребитель-штурмовик для сопровождения "стражей", созданный из комплектующих "стражей", но с более мощным двигателем, большим запасом энергии и более мощным вооружением. - пояснил друг. - Впрочем, не истребитель или штурмовик, а, скорее, многоцелевой юнит, этакий супер-"страж", задачей которого будет огневая поддержка "фреймов", доставка звеньев в бой, буксировка повреждённых "стражей" и эвакуация раненных пилотов. Ну и дальняя разведка... 
- Круто! Но, Синдзи, а есть ли смысл в создании таких... юнитов? Мы ведь и сейчас, и раньше, в четвёртую оборонительную, хорошо справлялись одними "стражами"...
- На счёт справлялись - да. А вот насчёт "хорошо"... - внезапно ощерился Икари. - Смотрю на списки потерь и прямо пляшу от восхищения.
Шизука растерянно замерла.
- Шизука, ты же умная девочка, посмотри правде в глаза. - уже мягко продолжил парень. - Ты же смотрела статистические данные, исторические справки по прошлой войне. Сама посуди: если даже статистические данные о том, что из новичков-пилотов в боях выживает только пятьдесят процентов - официальная информация, то, как можно говорить о том, что Сидония успешно справляется одними "стражами"? Вспомни, сколько пилотов сгинуло в четвёртую войну. А ведь у них было не двадцать семь, а несколько сотен "Кабизаши"... Посмотри на наши потери в текущей войне... 
- Да, ты прав... - понурилась Хошиджиро. И вздрогнула, почувствовав, как её снова обнимают за плечи. Плюнув на все условности и приличия, Шизука прижалась к другу, уткнувшись носом в его плечо.
- Малыш, я хочу победить. Но я не хочу отмечать победу перед стелой с фотографиями моих близких и напарников. Мне нужна победа, которую я могу отметить вместе с живыми друзьями и близкими. И даже если ради этого потребуется полностью изменить состав и вооружение сил Сидонии или вовсе отказаться от "стражей" или "Кабизаши", то я и этого добьюсь... 
Шизука робко улыбнулась:
- И ты хочешь, чтобы я стала одним из первых пилотов новых юнитов? 
- Да.
- Но почему я? Из-за... этого? - девушка помахала искусственной кистью.
Синдзи нахмурился:
- Потому что ты - вторая по мастерству после Кунато. А "это". - он указал подбородком на протезы напарницы. Это - не причина, Шизука. Это - лишь доказательство того, что "фреймы" - не твоё. Да, ты великолепный пилот и отличный боец, ты - воительница. Но, "стражи" - не твоё. Тебе нужно пилотировать менее вёрткий, но зато более мощный, лучше вооружённый и защищённый юнит. И штурмовик-
"ганшип" - как раз для тебя.
- М-мм... - Хошиджиро задумалась. В том, что Икари удастся протолкнуть разработку и выпуск "штурмовиков", девушка не сомневалась ни минуту. А вот перспектива освоения нового типа вооружения... 
"Хм... Учитывая, что мне всё равно потребуется время на реабилитацию, восстановление навыков и получения допуска, то... это вполне реально!"   
- Знаешь, Синдзи, я согласна. Если тебе удастся убедить капитана Кобаяши в своей правоте и создать хотя бы один образец, то... ты можешь на меня рассчитывать!
- Превосходно! 
Но, Хошиджиро могла чем угодно поклясться, что Икари уже давно определил её в пилоты ещё не появившихся на этом свете "штурмовиков".
- Кстати, надо будет при возможности в ближайшее время пообщаться с Хоноками.
А они тебе зачем? - женское любопытство - явление неистребимое пока не истреблён род человеческий.
- У меня к ним как минимум два дела, напарница. - хитро прищурился Син.
"Опять что-то задумал! И опять что-нибудь такое случится... Ками! Нет, его нельзя оставлять одного!  Правильно Изана делает, что хвостиком за Сином таскается - его ж нельзя оставлять без присмотра! Да и... одного с Хоноками оставлять тоже не стоит..."
- Коллега, не лелей злобных планов. Боишься, что достанусь семейству Хонок  со всеми потрохами - просто составь мне компанию, когда буду их искать.
Он что, мысли читает?!
     
      Отсветы голографического экрана причудливым узором ложились на лицо работающего с компьютером человека. Схемы, чертежи и таблицы с ТТХ "фреймов", шаттлов, разного рода космических аппаратов, заполонили все расположившихся полукругом вокруг оператора восемнадцать голоэкранов.  
- Мда-а... Beschissen... Похоже, эпические налёты в стиле "Звёздных войн" старины Лукаса, "Галактики" или "Вавилона" обламываются... Да и на разработку и выпуск чего-то а-ля "икс-вингов" или "фурий" времени и сил потребуется... о-очень много... - возившийся с массивом информации шестнадцатилетний брюнет в пилотской форме со вздохом взъерошил и без того растрёпанную шевелюру. - А то те летающие керогазы, что у них есть, для рубилова в гуще свалки или работы на рубежах атак вообще не годятся... Ни скорости, ни вооружения... Разве что вон те старички... Но их... раз-два и обчёлся, износ у них...  Scheisse, металлолом... Только в утиль... Да и для огневой поддержки они вообще непригодны... А значит...
Ещё один вздох и пальцы снова касаются виртуальной клавиатуры:
- А что если...
Механоиды и челноки со шлюпками уступили место изображениям и схемам двигателей, силовых установок, орудийных систем, пилотских кабин и других деталей, в основном - "стражей".
Неожиданно, парень замер.
- Оп-па... а ведь это то, что доктор прописал! 
Снова серия манипуляций и часть схем исчезает, остальные, поменявшись местами, зависают перед лицом оператора.  И на его лице появляется торжествующий оскал, зловещий даже и без зеленовато-синей подсветки голоэкранов:
- Эврика! Да-а! Всё гениальное просто, надо только мыслить нестандартно и креативно... задействовав сумрачный японский техногений и нашу рабоче-крестьянскую смекалку. 
Клик... клик... клик... Перед лицом пилота открываются чистые экраны графического редактора...
- Ну-ка, посмотрим, какая крутая фотошопа в тридцать четвёртом веке...
Хрустнув суставами пальцами, он принялся за дело...
     
      - Ну-с... Это уже другое дело. 
Сложив руки на груди и откинувшись на спинку кресла, парень внимательно разглядывал плоды своих усилий: объёмные изображения четырёх фантастического вида (не то механоиды-шагоходы, не то инопланетные звездолёты) космических аппаратов, в которых угадывались отдельные части "фреймов" и челноков.
- Гм...Это конечно гут, но пока итоги буйства моего научно-технического гения не оценят те, кто крутит гайки на наших "стражах", всё это можно считать лишь последствиями сна разума. А значит, придётся чапать к нашим техножрецам, на поклон к великому техномагосу Сасаки... Главное, чтобы  она своим маршальским гайковёртом не устроила мне трепанацию черепа,  причём - без наркоза... Мдя-я... и чем бы её задобрить? Цветы? М-ммм... Гм... А кто сказал, что через желудок идёт путь только к мужскому сердцу? Да и со стратегом нашим зелёноволосым надо пообщаться - хай прорабатывает тактику применения, заодно, глядишь, пару дельных советов подбросит.  
     
      - Синдзи, здравствуй, давно тебя не было.
      - Вечер добрый, тётушка Лала.
      - Опять ты меня по имени называешь!
      - Да я, если надо будет, не только по имени буду звать, но и храмовые благовония вам воскурять буду.
      - Ах ты ж мелкий подхалим! Что опять задумал?
      - Мне нужно ваше царство... на пару часиков максимум.
      - ...?!! Решил опять приготовить свою фирменную запеканку?
      - Да надо к кое-кому зайти в гости. А вот заявляться с пустыми руками не хочу, тем более разговор .
      - Ты, что, решил очаровать своей готовкой ещё какую-то красавицу?
      В ответ лукавая улыбка:
      - То, что она красавица, это факт, который никто не станет отрицать... Только вот охмурять её - занятие смертельно опасное.
      - ...?!
      - Ага. Два метра роста, великолепная спортивная фигура и совершенное владение разводным ключом.
     
      Главный инженер "Тоха Хэви Индастриес" свою работу любила. Потому-то, она и не удержалась перед соблазном задержаться на работе и как следует повозиться с проектом нового типа космических аппаратов.
      Да и его теперешняя идея. Стоило Сасаки повнимательней присмотреться, как стало ясно - "плоды юношеский фантазии" на деле оказались торжеством рационализма и практичности. Действительно, Синдзи создал совершенно новый вид космических летательных аппаратов из уже освоенных в производстве и проверенных десятилетиями эксплуатации элементов старых добрых "стражей" Тип-18. Да и не только "восемнадцатых", но и новых, только проектируемых "девятнадцатых" - главным плюсом "универсалов" была именно универсальность их конструкции.
      "А ведь это действительно стоящая идея. Учитывая, что тактические наработки к ней этот прохвост уже сделал, то... Интересно, Синдзи сможет в этот раз уговорить капитана Кобаяши на создание хотя бы одного, экспериментального образца?"
      Да уж, Икари умеет удивлять. А она-то наивная думала, что уже хорошо знает парня. Отнюдь. Ну, вот скажите на милость, кто из парней додумался бы полакомить её вкусной домашней готовкой, принеся угощение прямо на работу? А кто из пилотов хоть раз дарил ей цветы?
      И что самое интересное - юный герой Сидонии явно не пытался за ней приударить. Все эти знаки внимания на самом деле были данью уважения и не более.
      Но что самое главное, что восхищало Сасаки в Синдзи Икари - это его уважение к "технарям". Парень осознавал значимость тех, кто занимается ремонтом и обслуживанием "стражей". Но откуда у новичка такое уважение к техникам? Это присуще опытным пилотам на вроде Иттан или покойного Акаи, но не вчерашнему стажёру, всего месяц проучившемуся в академии.
     
     
      - Уф... За ужин, конечно, огромное тебе спасибо, Икари. Честно - я такой вкусной домашней еды давно не ела. - Сасаки перевела дух и откинулась на спинку стула. - А теперь, паршивец, признавайся - зачем мы тебе понадобились. Ты ведь пришёл не просто так, нас своими лакомствами побаловать?
      - Верно, я имею, что вам сказать, господа техномаги.
      - Опять ты за своё!
      - Ну а если серьёзно, то я хочу чтобы ты с Тамбой, как самые компетентные на Сидонии технари, дали оценку одной моей идее.
      - Оценку твоей идее? - Сасаки недоверчиво прищурила не скрытый чёлкой глаз.
      Сидевший напротив парень кивнул:
      - Да. А если точнее - дали своё заключение по поводу возможности её претворения в жизнь.
      - Что ещё ты задумал, паршивец?!
      - Я? Я задумал создать новый вид боевых юнитов. Ну или если так можно выразиться - новую разновидность "стражей".
      - Ты, что головой ударился?! - взвилась Сасаки.
      - Не, это меня гауны по голове приложили. - весело хмыкнул Синдзи. - Причём, не раз и не два. Вот у меня мозги и заработали. Ты не зверствуй, а лучше вместе Тамбой посмотри на одну мою задумку.
      - Да он, я гляжу, парень без тормозов. - хмыкнул Тамба.
      - Задумку? Мы и так не знаем, как с твоими прежними идеями разобраться!
      - Хоть одно моё предложение оказалось бесполезным? - скептически прищурился Синдзи.
      Сасаки фыркнула - что ни говори, а сейчас этот наглец был прав - все его идеи по модернизации "стражей" были практичными и своевременными.
      - И что на этот раз?
      - Проекты, "универсальных юнитов поддержки и сопровождения".
      Инженеры настороженно переглянулись - похоже, на этот раз Икари задумал нечто совсем уж грандиозное.
      - И в чём же заключается их универсальность? - Сасаки, сложив руки на груди, откинулась на спинку кресла и одарила сидящего напротив парня полным иронии взглядом.
      - В спектре задач, которые они должны будут решать - огневая поддержка "фреймов", доставка звеньев на рубежи атаки и на базу, эвакуация подбитых "стражей" и пилотов, патрулирование, дальняя разведка и целеуказание.
      - Я, гляжу, ты на мелочи не размениваешься. - крякнул Шинсуке.
      - В борьбе с гаунами мелочей не бывает, мастер Тамба. Ставки слишком высоки.
      - Умеешь польстить старику, парень.
      - Это не лесть, а констатация факта. Вы профи своего дела и моим коллегам следовало бы хоть раз воздать вам должное.
      Теперь уже усмехнулась Сасаки.
      - Это ты понимаешь. - девушка кивнула и пристально взглянула в глаза собеседнику. - Но, ты, Икари, парень умный и должен понимать ещё одно - сейчас, когда началась война, "Тоха Хэви Индастриэс", как и "Кунато Девелопмент", полностью загружена работой, и не может позволить себе такую роскошь, как разработка и постановка на вооружение нового и совершенно неиспытанного типа юнитов.
      Икари кивнул:
      - Я в курсе, и учёл эти обстоятельства в первую очередь.
      Сасаки скептически подняла бровь.
      - До девяносто-девяносто пяти процентов комплектующих в них - от "стражей". - ответил парень на немой вопрос главного инженера "ТХИ" - По своей сути это те же "стражи", только с меньшей подвижностью, большей дальностью, усиленным вооружением и бронированием, но без человекоподобности и "прямохождения".
      На какое-то время в помещении воцарилась гробовая тишина.
      - Что, заинтриговал я вас? - торжествующе оскалился Икари.
      - Да не тяни, интриган ты несчастный! - не выдержав, рявкнула на поганца Сасаки. - Давай, гений, показывай, что ты тут понапридумывал.
      - Пожалуйста. - Икари широко улыбнулся и достал из висевшей на спинке стула сумки инфопланшет. - Поверь, тебе, как фанатику своего дела, будет интересно на это посмотреть.
      Гроза "ТХИ", уже собиравшаяся высказать эксцентричному типу всё, что о нём думает, передумала и молча взяла протягиваемый ей планшет. Заинтригованный Шинсуке нетерпеливо пододвинулся поближе к шефу.
      И снова воцарилась тишина - глава "ТХИ" и её помощник сосредоточили всё внимание на чертежах Синдзи.
      - Вот это воображение у парня! Ты только посмотри, Шинсуке, ну и монстры!
      - Сон разума порождает чудовищ. - самодовольно заявил парень.
      - Если это порождено спящим разумом, то мне даже страшно подумать, что может породить бодрствующий...- язвительно заметила Сасаки.
      - Шок - это по-нашему. Вы ещё плохо меня знаете.
      - И это пугает. От тебя, паршивца, можно чего угодно ожидать - мы уже все убедились.
      - Шеф, а ведь его "зверюги" - действительно полностью из деталей от "фреймов" составлены. - хмыкнул Тамба.
      - Угу. - откликнулась начальница, не отрываясь от высвечивающихся на экране чертежей и схем. - Только взять чертежи комплектующих от Типа-восемнадцать и свести их как левой пятке угодно для создания полноценного юнита недостаточно...
      Но, чем больше Сасаки всматривалась результаты изысканий Икари, тем больше росло её удивление и растерянность - проект Икари только на первый взгляд казался бредовым, на самом же деле он был до невероятно рациональным.
      "Ты гляди-ка, а этот паршивец к делу серьёзно подошёл. Всё рассчитал и детально расписал. Зря время не тратил...."
      Девушка подняла глаза на Синдзи - сейчас напротив неё сидел не наглый обаятельный шестнадцатилетний парень, а взрослый зрелый мужчина, знающий, что он делает и чего добивается.
      - Это ты всё сам начертил? В одиночку?
      - Именно, Сасаки-семпай. - с совершенно серьёзным видом кивнул пилот и уже более тихим тоном добавил. - Тенши, я в курсе, что у тебя и коллег дел по горло, а сама "ТХИ" зашивается от волны заказов, и поверь, я ни за что не стал бы отвлекать тебя и Тамбу, людей, которых я уважаю и чьим мнением дорожу, на всякую ерунду. Поверь, то, что я сейчас вам предлагаю, способно по максимуму снизить наши потери и приблизить победу в этой дурацкой войне с неведомой инопланетной хренью. Просто я прошу, чтобы вы, как опытные инженеры, занимающиеся разработкой, производством, ремонтом и обслуживанием "фреймов", космических аппаратов, вооружений и высокотехнологичных систем ознакомились с моими задумками и дали свою оценку. Я всего лишь прошу вас указать на ошибки в моём проекте и предложить свои варианты их решений. А официальное экспертное заключение на предмет возможности воплощения проекта в металле и возможности постановки этого типа юнитов на вооружение вам придётся делать после того, как с моим предложением ознакомится непосредственно Главнокомандующий Сидонии.
      Сасаки, прищурив неприкрытый пышной чёлкой глаз, вкрадчиво поинтересовалась:
      - Ты уверен, что её это заинтересует?
      - Уверен.
      - Ну, смотри. Объясняться с Кобаяши тебе, а не нам. Хотя. - главный инженер "ТХИ" снова взялась за планшет. - Хотя, что я сейчас вижу - вещь очень интересная и на самом деле реализуемая. Но почему ты решил, что в "Тоха" станут заниматься твоим проектом? У нас, по-твоему, до хрена свободного времени и лишних сил? Какая необходимость сейчас, в такой напряжённый момент, отвлекаться на разработку и производство новых типов техники?
      Лицо Икари превратилось в маску, с которой на собеседников смотрели два чёрных, наполненных бесконечной жутью провала:
      - Потому, что победа любой ценой на самом деле для Сидонии непозволительная роскошь. Нам нужно победить с минимальными потерями в минимальный срок. Разумеется, войну можно выиграть и одними "стражами". Только времени на это уйдёт уйма и цену мы заплатим такую, что и подумать страшно. Ведь погибать будут лучшие из лучших. А каждый такой "штурмовик" (кивок на планшет в руках Сасаки), поставленный в строй - это несколько спасённых в очередной схватке жизней пилотов, а значит - ещё один шанс на победу. И упускать такую возможность - преступление.
      Сасаки даже вздрогнула - у неё возникло ощущение, что человек напротив был не шестнадцатилетним подростком, а её ровесником, если не старше.
      "Ксо, да что же он за тип?!!" - действительно, не человек, а ходячая загадка. И загадочное в нём было всё - от истории появления в пилотском корпусе до источников знаний и опыта пилотирования. Но, в одном Сасаки не сомневалась - за маской обаятельного раздолбая и шутника скрывался взрослый человек с серьёзными взглядами на жизнь, по-своему жестокий и жёсткий.
      - Это верно. Но с чего ты решил, что я и Тамба ЗАХОТИМ иметь дело с твоим проектом?
      - Потому что ты фанатик своего дела, Тенши. Ты не просто инженер, ты - техномаг. Работа со "стражами" для тебя смысл жизни. Иначе бы ты не отказалась от такой почётной карьеры пилота, о которой мечтают многие. - в тихом голосе Синдзи почувствовался лязг промороженного космическим вакуумом металла. - Я лично не знаю других выпускников академии, которые бы отказались от полётов ради техники, предпочтя сверкающим звёздам перепачканные маслом механизмы. Поэтому, уверен - ты ни за что не откажешься от возможности поработать над созданием нового вида боевой техники, тем более родственной "фреймам".
      "Вот же мерзавец! Откуда он такой догадливый взялся?!"
      - Ну ты и нахал, Икари. Согласна, в твоих "универсалах" есть что-то... интересное. Но... - инженер постучала пальцем по экрану планшета. - На выпуск новой техники потребуется время, ресурсы, люди, при налаживании производства новых моделей нам придётся сокращать сборку Тип-восемнадцатых. И это в самом начале войны. Сейчас отвлекаться даже на создание опытных экземпляров нового и совершенно незнакомого типа юнитов - рискованно.
      - Всё не так жутко, Сасаки-семпай. - неожиданно улыбнулся беззаботной улыбкой пилот. - Мои "универсалы" на девяносто-девяносто пять процентов состоят из комплектующих для "стражей", причём для первых трёх моделей предполагается использовать запчасти от Типа-восемнадцать. Соответственно, не придётся перестраивать сборочные линии для "фреймов" - процесс сборки "универсалов" на самом деле не сильно отличается от процесса сборки "стражей". Разве что последовательность и количество операций будут немного отличаться. Самым сложным будет создание операционных систем для бортовой электроники. Но, и с этим, думаю, проблем не возникнет - для систем управления и прочей электроники подойдёт программное обеспечение "стражей". Так что, налаживание выпуска и оснащение Сидонии новым типом юнитов займёт не больше времени, чем в случае с новым типом "фреймов". Да, поначалу выпуск тех же Тип-восемнадцать сократится, но не намного. Ну и, кроме того, в плане ремонта и обслуживания "универсальные юниты" практически идентичны "стражам". Для технической службы это особенно важно.
      - А что с вооружением? - вмешался Шинсуке. - Гаун берёт только "Кабизаши", а их у нас всего двадцать семь.
      - Чем больше стволов, способных содрать с гаун плаценты и обездвижить их, тем легче "фреймам" с "Кабизаши" будет добираться до ядер. "Универсалы" по огневой мощи превосходят "стражей" вдвое, а то и втрое. К тому же, подозреваю... - Синдзи хитро прищурился. - Вопрос с созданием искусственных аналогов "Каби", возможно, скоро будет решён. Так что не удивлюсь, если универсалы" и вовсе окажутся незаменимыми.
      Сасаки замерла. Откуда ему известно про сверхсекретные разработки Сидонии?!! То, что Икари имел в виду именно их, не вызывало не малейшего сомнения.
      - Вот и получается, что налаживание производства "универсалов" займёт ещё меньше времени, нежели налаживание выпуска новых моделей стражей. Модели Тип-девятнадцать.
      "Он и об ЭТОМ знает?!!"
      - Откуда тебе это известно?!! Это же совершенно секретная информация! - Сасаки свирепо уставилась на пилота. Но, взгляд, вгонявший в ужас пол-Сидонии, на Икари не произвёл никакого впечатления. Тот только загадочно усмехнулся:
      - Наши тайко* негромки, но слышно их далеко.
      - С такими вещами не шутят. - угрожающим тоном заметила девушка. И получила в ответ уже знакомый полный ледяного дыхания космоса взгляд:
      - Я не идиот, Сасаки. И знаю, когда надо язык за зубами держать.
      - Очень на это надеюсь. Мне ещё интересно - а кто эти твои "брабанщики"? Уж не капитан Кобаяши, это точно...
      - Кобаяши с такими как я секретами не делится. Но, могу сказать лишь одно... - Икари мрачно усмехнулся, задумчиво уставившись в никуда. - Ты, да и все остальные, не в силах даже и представить, какие у меня источники информации...
      - А, ты, парень не такой простой, каким кажешься. - усмехнулся Тамба.
      - То что ты свихнувшийся тип, напрочь потерявший чувство самосохранения, мы и так знаем. - буркнула уже остывающая Сасаки.
      - Тогда вернёмся к моей задумке.
      - А есть ли в этом смысл? Ведь без одобрения капитана Кобаяши, вся возня с твоими "универсалами" и выеденного яйца не стоит. - фыркнула девушка.
      - По крайней мере, постройку опытных образцов она точно одобрит. Тем более, если уже будет ваше экспертное заключение.
      - И откуда ты взялся на наши головы?
      - Из "подземелий", Сасаки-семпай.
      - Весёлые у нас на Сидонии "подземелья"...
      - Да у нас на Сидонии куда ни сунься - сплошь веселье. Что внутри, что за бортом... Впрочем, мы малость от темы отошли, господа техномаги. Возвращаясь к теме разговора - сможете сейчас просто ознакомиться с моими проектами?
      - Ладно, убедил. Но, у меня для тебя одно условие.
      - Какое?
      - Если Кобаяши одобрит постройку опытной модели "универсала", то испытывать его будешь только ты. И в первый бой на ней полетишь тоже ты.
      Икари насмешливо фыркнул:
      - А кому, кроме меня? Моя "зверюга", её мне и "на крыло" поднимать. И уж поверьте, я даже саму Самари Иттан не постесняюсь из кабины за шкирку вытащить, вздумай она стать первым пилотом "универсала".
      "Ксо, а ведь он и на это способен..."
     
      ...- Плюс у такой схемы в том, что, в отличие от "стража", у "универсала" двигатель неподвижен.
      - Логично, это значительно упрощает конструкцию. Только вот с носовыми дюзами ты напортачил. Правильнее будет разнести их ещё подальше - заодно и маневренность улучшит...
     
     
      - Икари, "руки" у него лучше поближе к кабине передвинуть - так удобнее ими пользоваться.
      - Кстати, а если использовать не руки "фреймов", а манипуляторы от монтажных роботов? У них-то подвижность куда больше.
      - Тоже логично...
      
      ...- Да на хрена ты вообще эту турель на корму всунул?
      - Как на хрена? А чем прикажете севшего "на хвост" противника отгонять?
      - У твоего "универсала" даже по самым приблизительным прикидкам маневренность и так будет не хуже чем у "фрейма", так что не вижу никакого смысла переусложнять конструкцию.
      - Тогда вот этот вариант...
      - Гм... уже другое дело, но ты не забывай, сколько тогда энергии будет потребляться вооружением.
      - При трёх-четырёх двигателях? Тем более, что ситуация, когда возникнет необходимость ведения огня одновременно из всех излучателей Хигса, мягко говоря, маловероятна.
      - Тоже верно...
      
      - А как в нём решается проблема катапультирования пилота?
      - Три варианта. Первый - отстрел фонаря кабины и катапультирование вперёд. Весьма сомнительный, сразу скажу. Второй - отстрел боковой плиты и катапультирование пилота вбок...
      - А третий?
      - Отстрел двигателей, орудийных и прочих модулей... Проще говоря, "универсал" разделяется на три части, которые разлетаются в разные стороны, а пилот и пассажиры выбрасываются вперёд...
      - Слишком сложно...
     
      ...- Кстати, по мне, так "Тоха Хэви Индастриэс" без проблем может собрать сразу два опытных образца - один на базе Типа-восемнадцать, а другой - с кабиной и движками "девятнадцатого"..
      - По твоему?!! - взвилась Сасаки. - Нет, Икари, ты совсем рехнулся!! Ладно, на счёт первого образца ты прав - комплектующих к Типу-восемнадцать у нас хватает, но вот на счёт второго... "Фрейма Тип-девятнадцать ещё не существует!
      - Можно попробовать собрать его параллельно с первым экземпляром новым "девятнадцатого".
      Главный инженер "ТХИ" свирепо тряхнула пышной гривой:
      - Даже и не мечтай! И вообще, пока я не получу приказа от Верховного главнокомандующего, я и пальцем не пошевелю. Радуйся тому, что мы согласились просто оценить твой проект.
      - Согласие от капитана, Сасаки - это уже мои заботы. - ослепительно улыбнулся Синдзи. И тут же спохватился. - Кстати, что там с моим "фреймом"?
      - С твоим "фреймом" всё в порядке, паршивец. Дополнительную броню навесили, вооружение - установили той же схеме, что и на "Цугумори". И даже с покраской мы управились.
      - Тенши, я тебя обожаю!
      - Только без фокусов, поклонничек! - ладонь девушки многозначительно легла на рукоять массивного разводного ключа. Собеседник скорчил обиженную мину:
      - Ну во-от... я к тебе со всей душой, а ты - сразу за разводной ключ.
     
     
      Тахиро Нуми оттолкнула кресло и подошла к оконному проёму лабораторного бокса:
      - Начинаем.
      - Принято. - невозмутимо откликнулись с той стороны.
      Покрытое красным "хитином" тело неторопливо вращалось в невесомости. Лишённый мыслей и эмоций взгляд равнодушно скользил по голым стенам.
      Нуми покосилась на стоявшего перед прозрачной перегородкой Икари - тот стоял сложив на груди руки, являя собой эталонный образец спокойствия и безмятежности.
      "Он совершенно её не боится! Но почему? И откуда у него такие познания о поведении гаун?"
      - Ямано. - негромко позвал псевдопилота Синдзи.
      Голова лже-Эйко чуть повернулась, ища глазами того, кто позвал её по имени. Выраставшие из спины щупальца плавно вытянулись, на мгновение задержались и также плавно, но стремительно устремились к стоявшей за бронестеклом фигуре
      Бумк! - вылетевшее из-за спины щупальце гулко стукнуло в бронестекло.
      - Отойди! - ойкнув Тахиро метнулась к кнопке управления бронеплитой.
      - Стой! - лязгнул командным тоном Икари. Девушка растерянно замерла.
      - Это не агрессия. - пояснил Синдзи.
      А гауна, словно потеряв интерес к происходившему по ту сторону стекла, отвернулась и совсем по человечески обхватила колени руками.
      - Оно кажется, успокоилось. - пробормотала девушка и приободрившись предложила. - Попробуй поговорить с ним.
      - Попробуем. - пожал плечами парень и шагнув к перегородке, легонько шлёпнул по бронестеклу ладонью. - Ямано, проснись.
      Секунда... одна, другая... Лже-Ямано подняла голову и покосилась на Икари.
      Тахиро упёрлась ладонями в стекло и затаила дыхание - неужели это начало полноценного контакта?!
      - Что ты помнишь, Эйко? - неожиданно продолжил Синдзи.
      Рот псевдопилота чуть приоткрылся, красновато-карие глаза взглянули с какой-то растерянной обидой:
      - И...ка... ри...
      - Оно ответило. - потрясённо прошептала научница.
      И тут воцарившуюся тишину нарушило пиликание коммуникатора Икари.
      - В чём дело? - насторожилась Нуми.
      Синдзи резко повёл плечами и повернулся к ней со странной кривой ухмылкой:
      - Боевой вылет.
     
     
  
     
      И снова на мостике царит предбоевая лихорадка - Сидония готовится во всеоружии встретить очередную атаку.
      Зелёноволосая девушка на площадке помощника капитана судорожно сжала кулаки.
      - Одна гауна вошла в зону обнаружения. - доложила оператор. - Переходит первую границу обороны.
      "Только одна?" - стиснула зубы Юхата. - "Неужели "Алый Бражник"?"
      - Объект опознан. - тем временем продолжила тот же оператор. - Это гауна типа "Аш-один".
      Девушка вскинулась и облегчённо выдохнула - перед ней зависло изображение уже привычной гауны: бесформенная туша с растопыренными в разные стороны щупальцами, окружённая облаком всякого мусора.
      - Прикажите пилотам поторопиться. - впервые за всё время нарушила молчание Кобаяши. - Чем дальше от нас будет бой, тем лучше.
      " В этот раз будет иначе. Я больше не допущу таких просчётов!"
      А в памяти всплыл недавний разговор с Сином.
      "... - Син... по поводу того боя...
      Мрачный хмык:
      - Да уж, отхватили мы как следует. "Бенисудзуме" преподнесла нам кровавый урок, ясно всем доказывающий - одного звена на гауну недостаточно.
      - Я... я не ожидала, что всё закончится так... Мы ведь посылали самых опытных пилотов - звено Самари, Накадзоно и твоё...
      - А в итоге потеряли опытное звено и одного из лучших новичков Сидонии. Как видишь, я оказался прав, когда настаивал на принципе "на одну гауну - два звена профи плюс звено новичков". Это позволило бы нам избежать таких потерь...
      - Это моя ошибка...
      - Да, ты допустила ошибку. Но ты за сутки до того ещё была стажёром и это был первый твой бой. Учитывая, что Кобаяши и Сэйи, люди с опытом. Юхата, ты, девочка способная и умеешь учиться на своих ошибках. И тебе под силу стать лучшим вице-капитаном за всю историю Сидонии.
      - Синдзи...
      - Считай это пророчеством.
      - Синдзи...
      - Он самый. Кстати, поговаривают - Сэйи вернулся в пилотский корпус?
      - Ага. И, кстати, хотел, чтобы его направили в твоё звено.
      - Отлично, мне как раз опытные пилоты с мозгами нужны.
      - Но у тебя и так звено полностью укомплектовано!
      - И в чём сложность? Хонок можно заменить на Сейи и... Шинатосе. По мне - так Изана уже засиделась в стажёрах.
      "Он всё-таки решил взять к себе эту проныру?"
      В ответ усмешка:
      - Всё просто, Юхата - из Хонок, вообще-то с самого начала надо было одно подразделение комплектовать. Сейчас, кстати, самый идеальный для этого момент - Эн как раз уже в строй вернулась, так что её можно спокойно с Рен, Хо и Ро в одно звено определить. Так мы только выиграем - в бою налаженное взаимодействие между пилотами - залог выживания и победы, а уж кто-кто, а сестрички друг друга с полуслова понимают. И знаешь что - давай, ты в следующем вылете звено Хонок придашь мне на усиление. Так будет лучше всего - и у моего звена огневое прикрытие будет и сестрёнки опыт получат с меньшим риском..."
     
      Дверь в переходный коридор распахнулась и Каору Хазама с размаху врезалась в спину спешившей впереди неё Изаны Шинатосе. Гермафродит осторожно выглянула, замерла в полной растерянности: по... потолку коридора бодро топал их командир - Синдзи Икари.
      - Ками! - взвыла Изана. - Икари, ты что творишь?!!
      - Как что? Осваиваю хождение по стенам и потолку. - весело откликнулся тот.
      - Зачем? - простонала напарница.
      - На удачу. - дойдя до конца коридора, Икари рывком оттолкнулся от потолка и спустился на пол. - Вперёд герр-фройляйн, нас ждут великие дела!
      - Он невыносим! - обречённо пожаловалась Шинатосе напарнице.
     
      "Вот уж не думал, что буду так радоваться возвращению в пилотский корпус!" - Сэйи невольно удивлялся собственной реакции на происходящие. Спустя десятилетие службы помощником капитана он снова становится в строй как рядовой пилот. Смена просторного мостика на тесную кабину "фрейма" словно скинула с него этот самый десяток лет. И сейчас Ичиро чувствовал себя как никогда бодрым и собранным.
      "Мда, похоже, мне как раз этого и не хватало..." - офицер с удовольствием оглядывал возвышающиеся над ним громады "стражей", вдыхал запахи нагретых металлов и пластика, смазки, вслушивался в разносившиеся по ангару голос, грохот и лязг техники.
      "Я всё-таки правильно поступил, уступив своё место Мидорикаве. Моя судьба - быть на передовой..."
      Сэйи замедлил шаги - в десятке метров перед ним стояла знакомая фигура. Герой Сидонии, её гордость и надежда... А так же источник головной боли и всевозможных неожиданностей. Синдзи Икари.
      Парень стоял к нему боком, с довольной улыбкой изучая возвышающийся над дорожкой "фрейм", в правой руке которого была зажато "Кабизаши". Сэйи перевёл взгляд на механоид и невольно открыл рот. "Страж", типичный Тип-восемнадцать, только...
      Дополнительное вооружение, бронеплиты на "предплечьях", увеличившиеся по площади в полтора, а то и в два раза. И оранжево-чёрные полосы, покрывающие конечности и торс "фрейма"...
  
      Ичиро перевёл взгляд на пилота. А тот, почувствовал, что на него смотрят, повернулся к Сэйи:
      - Ну как вам апгрейд моего "семисотого"?
      - Впечатляет. - бывший помощник Кобаяши повернулся к "стражу". - Но для чего такая раскраска?
      - А где вы видели белых шершней, сэмпай?
      Сэйи проследил за рукой Икари и наткнулся взглядом на красные иероглифы рядом с цифрой "700" - ??
      - "Сузумебачи"? Но почему "шершень"?
      - А кому как не "огненному шершню" охотиться на "красного бражника". - довольная улыбка превратилась в хищный оскал, придавший его обладателю жуткий вид.
      "Так вот оно что! Это не просто прихоть, это...вызов "Бенисудзуме"!"
      - Рад видеть вас в моём звене, офицер Сэйи. - протянул руку Икари.
      - Очень приятно сражаться вместе с вами, командир Икари. - ответил на рукопожатие Сэйи.
     
      ____________________________________________________________________________________
      Эн Хонока покосилась на сестёр. Похоже, Рен, Хо и Ро испытывают схожие чувства - азарт, предбоевую лихорадку и волнение. А у неё для волнения есть и ещё одна причина -  сегодня её первый вылет в качестве командира звена.
"А вообще, это здорово, что нас всех в одну четвёрку определили!"
      - Внимание, пилоты. - раздался в наушники жёсткий голос Икари. - Сейчас мы имеем дело с одиночной целью. Скорее всего - гауна-разведчик. Но расслабляться не стоит. На звеньях Икари и Хонока - перехват цели. Звено Самари и Джиро - страхующий резерв. Остальные звенья - прикрывают саму Сидонию. Теперь тактика -  моё звено атакует, звено Хонока прикрывает. Работаем, как и в прошлый раз парами ведущий - ведомый. Сэйи - ваш ведомый Хазама, Шинатосе - прикрываешь меня, всё понятно?
- Так точно!
- Хонока.
- Есть! - квартетом откликнулись сестры-клоны.
- Ваше звено: Эн - ведущая, Хо - ведомая, Рен - ведущая, Ро - ведомая. Всё понятно?
- Так точно!
- Отлично, работаем. Сформировать восьмёрку.
Восемь пар стальных рук сцепились друг с другом, восемь дюз осветили космос ярко-голубым кольцом.
- Форсаж! 
      ...Шквальный огонь восьмёрки "стражей" не оставил гауне ни единого шанса и теперь массивная, окружённая бахромой из ошмётков плаценты, туша беспомощно кувыркалась  в межзвездной пустоте.
- Сидония банзай!
В следующее мгновение похожее на наконечник отвертки острие "Кабизаши" пробило истинное тело твари.
- И-и-и-и... Получилось!!! - радостно взвизгнула Изана, глядя как "семисотый" Синдзи проносится сквозь расширяющееся облако багрово-красных пузырьков.
"И снова Икари доказал, что он достоин стать Рыцарем Сидонии чтобы вести за собой людей в этой войне.." - Сэйи не стал сдерживать наползающую на лицо торжествующую улыбку. - "Мы правильно поступили, что доверили ему командование звеном. Интересно, сколько времени ему потребуется, чтобы потеснить Иттан с её места?".
- База, это Икари - цель уничтожена, потерь нет.  
      Юхата Мидорикава покидала мостик невероятно довольная итогами схватки. Всё получилось просто великолепно - противник уничтожен быстро и без потерь. Все пилоты показали себя на отлично. Разумеется, Икари как всегда был на высоте. И не важно, что она, вняв совету друга и помня горькие уроки предыдущих боёв, подняла в вылет больше, чем потребовалось, звеньев, главное - все вернулись домой целые и невредимые. 
И ещё в одном Икари оказался прав - Хоноки действительно великолепно работают в одном звене.
Единственное, что немного омрачало торжество девушки - странные вопросы друга. Юхата невольно тряхнула зелёной шевелюрой - непонятно, зачем ему понадобились советы по тактике для несуществующего в природе типа боевых космических аппаратов? Тем более, что в плане тактики (да и стратегии) Синдзи был ей ровней. Или он просто хотел получить мнение со стороны? Но для чего? Конечно, для Мидорикавы, талантливого тактика подобная задача была даже интересна своей новизной и необычностью. Но вот какое практическое приложение у этой идеи?
Или Синдзи опять задумал что-то такое... глобальное?!  
      - Поздравляю с боевым крещением, сестрёнки!
Четвёрка клонов-близняшек обернулась к ним неторопливо направлялся Икари..
- Спасибо, но мы же уже были в бою до этого. - удивилась Эн. - Причём, Рен и Хо - дважды.
- Но не в составе одного звена. - улыбнулся Синдзи.
- Э-э... ну, да, тут ты прав. - согласилась Эн.
- Кстати, у меня к вам, сестрички, дело. - продолжил тем временем Икари. - Надо будет как-нибудь на днях в свободное время собраться отдельно обсудить и проанализировать ваши тактику и действия в проведённых боях. 
- А разве это имеет смысл? - удивилась Эн.
- Имеет. - уверенно возразил ей парень. - Вам по любому придётся летать со мной вместе, если не в одном звене, так в одном отряде. 
Предложение пилота застало клонов врасплох, но прежде чем Эн успела что-то уточнить, вмешалась Рен - как самая бойкая из одиннадцати она мигом сообразила, какую выгоду можно из этого извлечь.
- Гм... мы, вообще-то, не против... К тому же...- Хонока приступила к осуществлению давно задуманного плана. - Синдзи, послушай, э-э... помнишь, когда Эн лежала в госпитале, ты приготовил ей с Хошиджиро очень вкусное блюдо?
- И вам оно очень понравилось? - закончил вместо неё Икари. - И теперь вам бы хотелось совместить приятное с полезным - обсудить тактику и отпраздновать  удачно проведённую боевою операцию, полакомившись моей готовкой? 
- Ага! - блестя глазами кивнула Рен и бросила на нахмурившуюся Эн торжествующий взгляд: "Ну, я же говорила?!!"
- Почему бы и нет - совместим приятное с полезным.
Радостный писк был ему ответом.
- Ну, тогда, сестрёнки, обговорим как детали... 
      Четвёрка розоволосых красавиц с гомоном и щебетанием чуть ли не вприпрыжку помчалась к выходу. Икари иронично процитировал им вслед:
- Чую, будет весело - пятисотлетний жизненный опыт и навык боя поварёшкой против юношеской безбашенности и девичьего нахальства. Прости меня, Лала, но историческая необходимость требует от нас жертв... И ведь эти тоже могут на меня скопом запасть... Вон, даже у канонного Нагате целый гарем был... или кунсткамера - зелёноволосая, гермафродит, гиноид...
Осёкшись, парень затем шёпотом выдал в пространство:
- Verdammte Scheisse, как можно было об этом забыть?!! Это ж какие возможности...!!! 
      Шинатосе чувствовала себя усталой, но при этом донельзя довольной - первый полноценный бой и победа. Чистая и без потерь! Изана повернулась к подозрительно задумчивому Икари:
- Син...
Парень с отсутствующим видом закрыл дверцу шкафа и повернулся к выходу, никак не отреагировав на неё.
- Синдзи...
По-прежнему - ноль внимания... "Ах так!"
- Икари!
Есть контакт - напарник вздрогнул и рывком повернулся к источнику звука.
- Изана, друг, нельзя же так рявкать - я могу и среагировать... неправильно.
Шинатосе упёрла руки в бока:
- Тогда почему ты не откликался?
- Задумался. - хмыкнул тот.
- О чём? - вот интересно, чем этот непонятный тип может загрузиться после удачного боя, а?
- О том, каких вершин достиг прогресс и как мне этим воспользоваться?
- ...?! - гермафродит безмолвно открыла рот - опять он за своё! И попробуй пойми теперь о чём он.
А Икари уже был у двери снова погружённый в свои загадочные размышления о загадочном.
- ...и где мне его искать? 
- Кого искать? - насторожилась Изана, своими нижними девяносто чувствуя, что друг затеял ещё что-то грандиозной и сногсшибательное, после того вся Сидония (ну или как минимум - весь пилотский корпус) ещё долго будет приходить в себя от изумления.
- Неважно, Изана... не парься по этому поводу. - махнул рукой Син и уже на пороге широко улыбнулся. - Кстати, с боевым крещением тебя. Надо будет отпраздновать твою первую победу.
- А когда?
- Да сегодня же вечером. Вот напишу рапорт, сдам его начальству и будем сакэ пьянствовать и безобразия нарушать.
      Увидев целеустремлённо топающую по коридору парочку, Хошиджиро вздохнула. Нет, это, конечно, прекрасно, что Изана тоже вернулась живой и невредимой, но... Обязательно ей прилипнуть к Сину именно сейчас?! Ками, это уже начинает напрягать - мало того, что Синдзи сам по себе трудноуловимый субъект, так ещё и конкурентки постоянно вокруг него вертятся. И женская интуиция (по поводу которой Икари так любит иронизировать) явственно говорит - это только начало!
А значит надо действовать! Собравшись с духом, Шизука вышла "на курс перехвата цели" 
- Синдзи, поздравляю с победой! 
Мимолётная гримаска на мордашке Шинатосе подтвердила опасения Шизуки - эта непоседа похоже тащила Сина на свидание.
Безобразие!
- Спасибо, Шизука. 
- Тяжело было? - девушка смущённо заулыбалась, отчаянно подыскивая поводы набиться другу в компанию.
- Да нет. В этот раз гауна только одна была, и та была какая-то квелая. Мы её быстро всей толпой запинали.
- Ага, это было круто! Синдзи её с ходу "Кабизаши" пробил! - радостные эмоции у гермафродита не оставили и следа от первоначального неудовольствия.
- Между прочим, у Изаны и Ро Хонока - это первый полноценный боевой вылет.
- Правда. - Хошиджиро улыбнулась, беспощадно давя острую зависть в глубине души. - Поздравляю, Изана.
- Спасибо. - порозовевшая от смущения гермафроит потупилась.
- Кстати, Син, ты сказал, у Ро Хоноки это тоже первый боевой? - уцепилась за возможность завязать разговор девушка. - Она что, в твоём звене летела?
- Нет, она вместе с Эн, Рен и Хо летели отдельным звеном. - пояснила Шинатосе.
- Кстати, коллеги, о розоволосых. - Икари мастерски изобразил смущение, насторожив тем самым обеих напарниц. - Тут такое дело... 
      - Понятно. - многозначительно протянула Шинатосе. Пока она соперничает за сердце и внимание Синдзи с Шизукой и наглой зелепухой Юхатой, это ещё куда ни шло. Но Хонока...  Нет, Изана по своему любила этих весёлых и даже взбалмошных розоволосок... Но класть глаз на того, на кого она положила глаз - это уже другое дело! Как как-то заметил сам объект её притязаний - "конкурентов надо устранять задолго до начала конкуренции".
- Кстати, вы не составите мне компанию? - внезапно предложил друг. - Вам же тоже стоит оценить мои труды на ниве кулинарии.
Шинатосе и Хошиджиро переглянулись с совершенно одинаковым выражением лица - "отказаться?!! Да ни за что!!!" 
      А в столовой их ожидало зрелище - вся "банда розоволосых" (как с лёгкой руки Икари за глаза именовали Хонок пилоты и стажёры) в полном составе упорно штурмовала неприступную цитадель. Правда, гарнизон оной, в лице Лалы Хаямы был стоек, оборонялся с упорством и сдаваться наглым захватчикам не собирался, которые, впрочем, об отступлении даже и не помышляли. Голос человеко-медведицы просто терялся на фоне одиннадцати девичьих голосов, которые требовали, просили, увещевали, умоляли, возмущались, негодовали... 
- Эпическое зрелище. - хмыкнул Синдзи. - Битва розового с бурым.
Шизука начала давиться смехом - действительно мохнатая голова Хаямы на фоне шевелюр клонов-"близняшек" смотрелась... феерично!
Внезапно, Хаяма замерла на полуслове у свирепо уставилась стоявших у входа Икари с напарницами. 
- Синдзи, негодяй такой!!! - рявкнула смотрительница общежития. - Ты чего это там затихарился?!
Шизука с Изанойтут же постарались спрятаться за спину Сина. Зато одиннадцать пар багрово-карих глаз при виде героя Сидонии полыхнули зловещим пламенем.
- Синдзи, Хаяма-сан не хочет предоставлять тебе кухню! - перешла в решающее наступление Хо, тут же поддержанная хором сестрёнок.
- Это ты этих паршивок подговорил?!! - осведомилась Лала, многозначительно покачивая половником в механической кисти. - Ты хоть знаешь, который сейчас час?!!
- Это так фатально? - парень ни как не отреагировал на угрожающе поблёскивающую в свете ламп кухонную принадлежность. - Поздний час? Отлично - так ещё меньше вероятность, что на запах вкусного весь пилотский корпус слетится. И вообще, я ничего такого коварно не затевал - просто сказал Хонокам, что если они хотят полакомиться моей запеканкой, то пусть договариваются с тобой на счёт кухни.
- Договариваются?!! - возмутилась Лала. - Да они эту кухню чуть было штурмом не взяли!
- А что ты хотела от этих сладкоежек, тётушка Хаяма? - ухмыльнулся виновник всего происходящего.
- То, что они сладкоежки, я прекрасно знаю. Но, вот ни за что бы не подумала, что им так понравится твоя стряпня. - смотрительница общежития перевела взгляд на его спутниц и довольно ухмыльнулась, рассмотрев светлые волосы Хазамы. - Ага, Хошиджиро, Шинатосе, вы, я гляжу, тоже решили не упускать своего?
Красная как помидор спутницы Синдзи смущённо замялись. А в следующее мгновение растерянно вякнули, сграбастанные парнем в крепкие объятия.
- Не обижайте друзей и подруг, они хорошие. - наигранно свирепо рыкнул Синдзи. - Сами знаете: не буди лихо, пока оно тихо.
Хоноки дружно прыснули и теперь "друзья и подруги" были готовы провалиться под землю от смущения.
- Тётушка Хаяма, я понимаю, что достоин благословения вашей сковородкой по моему черепу, но всё же - я дал обещание сестрёнкам, что побалую их вкуснятинкой. А если учесть, что у них это первый вылет звеном ...  Так что я обязан сдержать обещание. Ну сама посуди - обвёл он свободной рукой присутствующий. - Ну как можно таким 
кавайкам отказать? Совесть же не позволит!
- Совесть? - Хаяма обвела пристальным взглядом одиннадцать мордашек,  уставившихся на неё с мольбой и надеждой, буквально светившихся нетерпеливым ожиданием (только вот наличие совести эти одиннадцать явно не обнаруживали).  - Хм... Ну, с учётом того, что на кухне будет готовить Синдзи... Ладно, так и быть... 
      - Ум...ммм... какая вкуснятина! - Ро с трудом заставила себя отложить в сторону палочки - желудок уже был полон, а душа жаждала ещё и ещё.
- Да, Синдзи. Ты просто бесподобно готовишь! - согласилась с ней Рен.
- Ага, сестрички, это такая вкуснятина...
- Я объелась, но не могу остановиться!
- М...мммм...
- Ками, я столько съела... и мне всё ещё мало...
- Ой, а мы от этого не располнеем? - неожиданно всполошилась одна из Хонок.
Одиннадцать вопрошающих взглядов скрестились на том, кто и обеспечил девчонок этим праздником. Икари в ответ только безмятежно улыбнулся:
- Было б с чего полнеть -  тут же ведь ни капли холестерина. Тем более, если учесть ваш активный образ жизни.
За кухонной стойкой громко фыркнули:
- Ещё бы - с таким-то шилом в одном месте...
- Хаяма-сан! - возмущённый девичий хор. 
- И вообще. - невозмутимо продолжила человеко-медведица. - Сейчас этих нахалок разбалуешь, так они мигом тебе на шею сядут.
- Хаяма-сан!! 
- Молчите, негодницы!
- А я как раз балую сестричек, тётушка Хаяма! - ухмыльнулся Синдзи. - Должны же у девчонок быть в жизни маленькие радости.
Смотрительница общежития упёрла лапы в бока и наклонив к плечу мохнатую голову смерила парня пристальным взглядом, и, хмыкнув, повернулась к продолжавшим уплетать лакомство Хонокам.
      - Синдзи, спасибо огромное. - Рен счастливо вздохнула. - Было так вку-усно!
- Ага! - кивнула Хо и, порозовев, поинтересовалась. - Синзи, а ты... э-э-э... сможешь потом... ну, при возможности ещё нам приготовить?
- Я же тебе говорила, Синдзи. - шутливо возмутилась Хаяма. - Не позволяй этим маленьким нахалкам наглеть! Теперь видишь - не успели отдышаться, а уже...
- Ну и что? - улыбнулся Икари. - В конце-концов у них есть на это полное право - они ведь рискуют жизнью, защищая Сидонию, прикрывая меня и напарников в бою.
"Он действительно относится к нам, как младшим сёстрам!" - пришла к выводу Рен Хонока. - "Интересно, а если бы он на самом деле был нашим... старшим братом? Как бы он выглядел?"
Девушка представила себе Икари с розовыми волосами, бордово-коричневыми глазами и невольно начала давиться смехом.
- Рен, ты чего? - насторожилась Эн.
- Да нет, ничего такого. - шёпотом откликнулась Хонока. - Я просто... хи-хикс... подумала... ой... хи-хи...
- Что? - тут же подались к ней Хо, Ро и Юй. - Что ты представила?
- Я просто представила, каким был бы Синдзи, если был нашим братом.... хи-хи- хи...
- С малиновыми глазами и розовыми волосами. - хмыкнул Синдзи. - Да... это было бы экстравагантно...
Воображением сестёр Хонока ни Бог, ни создававшие их генетики не обидели - поэтому через полминуты уже четверо розоволосых давились от смеха. Как и Хошиджиро с Шинатосе. Даже строгой Эн пришлось наклоняться и отворачиваться, чтобы скрыть улыбку. 
      Они уже расходились, когда, Эн, собравшись с духом, наконец решилась задать интересующий её и сестрёнок вопрос.
- Синдзи, можно тебя о кое-чём спросить? 
- Конечно, Эн.
- М-мм... - вот как ему так удаётся сходу их различать? - В том, что нас на этот вылет отправили одним звеном... ты как-то замешан?
Вопреки ожиданиям, Икари не смутился и не стал уходить от ответа - наоборот, спокойно кивнул:
- Да, очень вероятно, что это результат моих действий. Я уже говорил командованию, что тебя, Рен, Хо и Ро стоит собрать в одно звено.
Рен тут же насторожилась:
"Он что, не хочет, чтобы мы летали с ним в одном звене". 
- Почему?
- Потому, что вы - Хонока. Вы не просто клоны, вы - сёстры-близняшки, понимаете друг друга с полуслова, а значит - способны быстро и надёжно взаимодействовать друг с другом в бою.
- Именно поэтому? - озадаченно хмыкнула Эн.
- Именно поэтому. -  кивнул Синдзи. - Иначе бы я ни за что бы не позволил убрать из моего звена Рен и Хо.
- ...?
- Вы лучшие из новичков. И именно такие напарники мне нужны.
- Тогда почему ты настоял на том, чтобы мы прикрывали твоё звено, а не действовали самостоятельно? - вскинула брови Эн.
- Чтобы вы набирались опыта без лишнего риска.
- Мы рождены пилотировать "стражи" и сражаться с гаунами. - возмутилась Эн. - Мы пилоты, а, значит, можем погибнуть в любом бою.
- Но не в самом начале войны на втором или третьем боевом вылете. - огрызнулся Икари. - Вы элита пилотского корпуса, а не рядовое пушечное мясо.  Вас не для того создавали и растили, что бы положить в первых же боях. Вы, Хонока, должны быть лучшими из лучших, острием клинка. А для этого вы должны уцелеть пока набираетесь опыта... 
      Отсветы голоэкранов красили лица собравшихся в зелёный цвет, придавая обстановке жутковато-мистический оттенок. Впрочем, собравшимся было прямо говоря плевать на антураж - всё их внимание было сосредоточено на ловко управлявшимся с терминалом рослом брюнете:
- ...как и при работе двойкой - выстраивайтесь уступами. Это убережёт ведущего от "метких" выстрелов ведомого, а ведомого в свою очередь, - от выстрелов гауны, предназначенных ведущему. Причём это правило нужно соблюдать как в атаке, так и в преследовании. Чем разрозненней построение звена, тем труднее по нему попадать.
- Но зачем вообще разбивать звено на пары?
- Во-первых - мобильность и скорость реагирования: в той бешеной кошачьей свалке, которую на самом деле представляет из себя схватка с гаунами двойкой работать легче - звено в виде четвёрки легко развёртывается на две двойки и так же легко собирается обратно. Это позволяет атаковать противника с двух направлений либо отвлечь его внимание при отходе. Во-вторых при работе двойкой один из пары может выручить напарника не мешая действиям остальных пилотов.
- Тогда почему работа двойкой не помешала "Бенисудзуме" уничтожить "Цугумори"? - с вызовом прищурилась Эн. - Ведь тогда гауна имела дело с лучшими пилотами.
- Работа двойкой не позволила "Красному бражнику" окончательно раскурочить "семьсот четвёртого" и добить его пилота. - невозмутимо парировал Синдзи.
Ичиро Сэйи пристально взглянул в глаза парня и получил в ответ такой же внимательный взгляд. Да, Кунато он спас, и со стороны все участники схватки выглядели героями. Но вот, на самом деле...  "Уж больно всё похоже на хитрое устранение кровного врага и конкурента..." И ведь не подкопаешься - Икари всё сделал правильно. Да и его поведение в том бою свидетельствовало об обратном - Синдзи сделал всё, чтобы уберечь своих напарников от столкновения с таким опасным врагом как "Бенисудзуме". Только вот произошедшее с "Белой Луной" в эту схему не укладывается.
- А бывают ситуации, когда построение уступом нет особой необходимости? Я имею в виду в бою? - неожиданно поинтересовалась одна из Хонок.
- Бывают. - совершенно серьёзно кивнул Икари.
- Э...? - молодежь дружно уставилась на парня. Зато Сэйи едва заметно усмехнулся.
- А в какой именно, Синдзи? - наклонила голову Хошиджиро.
- В отступлении. - скупо улыбнулся тот. - Когда приходится экстренно драпать от противника, то задница ведомого оказывается лучшим прикрытием для ведущего.
- Драпать?!! - взвилась Эн. - Икари, да о чём ты вообще говоришь?! 
- О том, что очень часто драп для нас с вами может оказаться единственным способом не оставить Сидонию без защитников. - ещё шире улыбнулся Икари.
- Мне даже не верится, что я слышу такое от Синдзи Икари, который на моих глазах бился с гаунами один на один. - скривилась старшая Хонока.
- Помнишь самый первый наш бой? - Синдзи откинулся на спинку стула и окинул насмешливым взглядом собравшихся. - Когда мы нарвались на Гауну при разделке астероида?
- Когда ты спас Ямано? - тихо уточнила Рен. - Да, мы помним. Тогда приказал нам уходить, а сам бросился на гауну.
Парень кивнул:
- Классический пример поспешного отступления - когда приходиться стремительно драпать от противника.
- Драпать? - изумилась Хазама. Каору вспомнил лекции в академии, посвящённые этому бою - действия пилота "Цугумори" были представлены как пример абсолютно правильных, а сама схватка с гауной - примером профессионализма. Ещё бы! Если сам покойный Акаи с напарниками захотел лично пообщаться с Икари. Интересно, кстати, о чём они говорили? И... неужели команда Акаи погибла, не сумев воспользоваться советами Икари? Он-то в том бою, кстати, победил!
- Вам пришлось тогда отступить. - неожиданно добавил Сэйи. - У вас ведь не было "Кабизаши".
Икари насмешливо фыркнул:
- У меня была мысль потребовать вооружить нас хотя бы одним "Колосом", но учитывая, что я тогда был никому не известный новобранец, к тому же вылетающий первый раз в жизни, то меня бы никто и не послушал.
Ичиро вздохнул - да, тогда бы Синдзи не послушали. Это сейчас Икари стремительно превратился в непререкаемый авторитет, на чьё безошибочное чутьё можно всецело полагаться. Только вот откуда оно у него? Такие навыки на тренажёрах не получишь - это реальный опыт, полученный в ходе настоящих боевых действий. Но вот где Икари мог его получить?!! Ему ведь и семнадцати нет! Или... Синдзи Икари только на вид подросток?
Офицер невольно усмехнулся - многосотлетние старики с внешностью юнцов существуют только в древних сказках...  Или...?
- В любом случае, вы все тогда поступили правильно. - подытожил Ичиро. - Приказав напарникам отступать, ты спас им жизнь. Как и Эйко Ямано.
- А Кунато её убил. - жёстко припечатала Эн. 
Шизука невольно поморщилась, вспомнив те жуткие мгновения. Девушке стало неуютно от сочувствующих взглядов остальных.
Синдзи наставительно покачал указательным пальцем:
- Это, Эн, урок всем - нельзя вылетать в бой на незнакомой модели "стража", который ты до того ни разу не пилотировал.
- Но ты же летал на "Цугумори" в первом бою? 
- Рен, во-первых - я всю жизнь тренировался на тренажёре для Типа-семнадцать, во-вторых - это был не боевой вылет. Я ни за что не полечу в бой на "страже" незнакомой мне модели. А Кунато сел в кабину Типа-семнадцать, который он даже на симуляторе ни разу не пилотировал. Зная, что системы управления "Белой Луны" выведены на закритические режимы - я его об этом дважды предупреждал. Но... Зато, теперь весь пилотский корпус имеет наглядный пример того, что бывает с кретинами, считающими что можно лететь в бой, впервые сев в кабину незнакомой машины. 
"Он действительно сознательно оставил Кунато с "Бенисудзуме" один на один". - окончательно убедился в своих выводах Сэйи. - "В виде наказания за самонадеянность. А переданное "Цугумори" "Кабизаши" было лишь шансом на выживание... Мда... опасный ты парень, Синдзи. И не столько своим коварством, у нас таких коварных полным полно, тот же Норио - легко фору даст, сколько своей целеустремлённостью".
И этим он был чем-то неуловимо похож на Кобаяши. 
Интересно, что же этого паренька на самом деле с капитаном связывает? 
      - ...похоже, она начинает что-то вспоминать. - Икари повернулся к Тахиро. - Но лично мне кажется, что процесс восстановления памяти идёт медленно и неравномерно. 
- Ты так думаешь? - Нуми по-прежнему не отрываясь следила за медленно переворачивающейся в невесомости лже-Ямано.
- Да. И уверен - процесс восстановления памяти, а возможно и личности псевдо-пилота пойдёт куда равномерней, если вы как можно раньше задействуете бывших однокурсников Ямано.
- да, я займусь оформлением допусков для сестёр Хонока в ближайшее время.
- Ну и отлично. Кивнул Икари. - На сегодня я свободен?
- Да, конечно, ты можешь идти.
Уже и у шлюзовой двери Синдзи неожиданно повернулся к девушке:
- Кстати, Нуми-сан, попробуйте проследить, куда постоянно бывает направлен взгляд гауны, когда её ни что не отвлекает. Уверен, вы очень удивитесь, когда выясните точное его направление... 
  
  
- Отдел экзобиологии? - Эн растерянно уставилась на Синдзи. - Но зачем мы им?
- Вообще-то научники имели в виду всех сестёр Хонока, но на твоём с Рен и Хо присутствии научники особенно настаивают. - парень мрачно ухмыльнулся.
Это ещё больше насторожило Хонок.
- Во внешнем исследовательском центре экзобиологи проводят эксперименты с добытым мной образцом плаценты гауны. - пояснил Синдзи.
- Гауна-четыреста девяносто один... - поражённо пробормотала Эн.
- Та самая. Копия покойной Эйко Ямано. Причём скопирован не только голос и воспоминания, но и внешность. - парень мотнул головой в сторону стоявшей позади клонов Шинатосе. - Изана видела, может подтвердить.
- ...?!! 
- Что?!!
- Это правда. - мрачно кивнула Шинатосе. - Эта гауна один в один похожа на Ямано.
Повисшую тишину нарушило пиликанье коммуникатора.
- Гауны. 
Verdammte Schaisse, не сидится им в своих дырах
      Ядро последней уцелевшей гауны взорвалось облаком багровых пузырьков.
- База, это Икари, цель уничтожена. У звена потерь нет. - отрапортовался пилот "Сузумебачи".
- Да это не схватка, а просто избиение! Бойня! - не сдержался Цуруичи. - Самари, ты видела, что этот псих устроил?
- Видела, не слепая. - осадила его командир. Хотя, на губах Иттан играла довольная улыбка - в этот раз без потерь. И во многом благодаря новой легенде пилотского корпуса. 
Только вот псих ли он? Да, Икари способен отмочить самый невероятный финт, как тогда при атаке на улей. Но, как уже заметила девушка - самоубийственные атаки на грани фола Синдзи совершал только действуя в одиночку. Зато в команде его поведение менялось кардинально - отморозок превращался в осторожного и осмотрительного командира, старающегося максимально уберечь напарников и при этом весьма умело использующего их сильные и слабые стороны.
"А ведь он действительно - Рыцарь!"
"И симпатичный парень..." - тут же добавило подсознание.
"Ещё чего! Я тут не знаю, куда от приставаний Цуруичи и остальных деваться!" - отвесив своему внутреннему "я" увесистую оплеуху, Иттан с трудом удержалась от возмущённого фырка. - "И вообще, сейчас война!" 
  
  
- Банзай!!! - торжествующе вскинула руки Шинатосе, Сэйи ловко сграбастал о чём-то задумавшегося Икари, а Цуруичи, воспользовавшись торжественностью момента, попытался осуществить свою заветную мечту - вволю потискать своего боевого командира.
Но, ему как всегда не повезло: Самари и в этой ситуации подтвердила свою высочайшую квалификацию - стремительное движение локтя и Коичи, лязгнув зубами отправляется в нокдаун. 
      - ... Не подвиг? - журналист рассеянно поправила очки - сегодня ей попалась трудная "жертва". Нет, ей конечно приходилось иметь дело со всякими. Один сноб Кунато с его презрением к окружающим чего стоит... Но, Икари это нечто. Один взгляд его чёрных глаз чего стоит! Уж лучше целый день любоваться сочащимися пренебрежением и превосходством голубыми глазами Норио-самы, чем провести час под прицелом бездонных провалов Синдзи-сана. - Но... Но... Икари-сан, разве ваши бои с гаунами не являются примером подвига, которым нужно гордиться?!
- Я бы был последним идиотом, если бы начал гордиться этим. Да, подвиг по сути своей - результат обладания отвагой, сильной волей и способностью к самопожертвованию. Но, на самом деле, зачастую, подвиг воина - показатель слабостей армии и командиров. Либо недостаточного профессионализма солдат и командиров, либо плохого оснащения или подготовки... Необходимость для воина совершать подвиг - это упущение его командиров и всей системы.
- Э...?!! Н-но...
- Если бы Сидония была готова к войне, если бы пилоты были готовы отразить первые атаки ан... гаун, если бы они были готовы к схваткам с врагом, если бы командование знало, как необходимо действовать... То мы бы не понесли таких унизительных потерь, а мне и ребятам Самари не пришлось отчаянными усилиями компенсировать ошибки командования и отсутствие опыта у пилотов.
- Довольно неожиданно слышать это от героя, известного своими подвигами...
Саркастическая усмешка, совершенно не свойственная возрасту собеседника.
- Герой... Знаете кто такой на самом деле герой совершивший подвиг?
- Кто, Икари-сан?
- Командир, под командованием которого солдаты побеждают не совершая подвигов. Увы, но очень часто героизмом солдат компенсируют нехватку профессионализма армии и командиров.  Пилот "стража", как, впрочем, и всякий защитник Сидонии, не обязан быть героем - он должен быть профессионалом. Война - это работа. Грязная, тяжелая и неприятная работа. Да, война может стать не только профессией, но делом всей жизни, как, например, пилотирование "стражей". Но пилот и любой другой военный обязан в первую очередь быть профессионалом. Правильная война -  это война, на которой не герои совершают подвиги, а профессионалы делают своё дело.  Героизм никогда не заменит профессионализм, а отвага - опыт. Они дополняют друг друга, но не заменяют. 

      - Эй, поклонничек. - высокая стройная девушка шагнула навстречу пилоту с жёлто-чёрными полосками на плечах скафандра. - Меня ищешь?
- Тебя, ангел-хранитель. - на лице брюнета расцвела радостная улыбка. - Уделишь сиротке немного внимания?
- Конечно же уделю. Не пожалею ни времени, ни сил. - мечтательно и одновременно зловеще улыбнулась девушка. - А уж как при этом от души тебе задницу надеру...!
- И это в благодарность за моё трепетное и уважительное отношение? - показательно надулся парень. - Злая ты, Сасаки-сан. 
- Не старайся - на мне это не сработает.
- Да я в курсе.
- Я и так благодарность за уважительное и трепетное отношение позволяю тебе уходить от меня целым и на своих двоих.  Держи. - в руке девушки тускло блеснул инфопланшет. - Здесь наше с Тамбой заключение, наши рекомендации и исправленные чертежи с выкладками. Одну модель я забраковала - по остальным смотри в выкладках. 
- А расчёты по производству - затраты на налаживание выпуска и так далее?
- Это тоже есть. 
- Спасибо, Тенши! - широко улыбнулся пилот. - Знаешь, если бы это не было смертельно опасным, то я бы обнял тебя и расцеловал.
Собеседница неуловимым движением выхватывает висевший на поясе гаечный ключ и, мастерски крутанув его в ладони, невозмутимо интересуется:
- Икари, ты в курсе, что этим можно закручивать не только гайки и болты?
- Но и носы, челюсти, уши, мошонки, а так же - выбивать зубы, разбивать головы и отбивать задницы. У этого инструмента, вообще, широчайший спектр применения. 
- Учти -  если попробуешь меня полапать или, тем более, поцеловать, ознакомишься с ним всем на собственной шкуре.
- Дожили - к гауне подойти безопасней, чем к красивой девушке.
- Я. Сама. Решаю. Кому. Можно. Будет. Меня. Обнять.
- Я уже без ума от тебя, Тенши. Сасаки-доно, моё сердце и душа навеки покорены вашими красотой и силой духа.
- Жить надоело?
- Да на хрен мне такая жизнь нужна, если настоящие красавицы меня так жестоко отвергают! 
- На жалость не дави - у меня её нет. 
- Да вижу я, вижу - к нашему брату у тебя ни жалости, ни пощады. А вообще - большое тебе спасибо. - голос парня становится серьёзным. - Каждый раз меня выручаешь. 
- Знаешь, Икари, как пилот, ты оказался намного лучше, чем я ожидала. Да и "технарь" бы из тебя получился отличный.
- Даже так?
- Да. Твои предложения по модернизации "фреймов" уже начали внедрять на практике - решено доработать по этим схемам часть "Тип-восемнадцатых".
- Уже радует.
- Если бы не это, то я ни за что не стала бы помогать тебе с "универсалами".
- А то я не догадывался. Но, я серьёзно - Сасаки, ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь.
Ироничный хмык
- Интересно, в какой ситуации мне может понадобиться твоя помощь? 
- Только боги знают, когда главному инженеру "Тоха Хэви Индастриэс" потребуется помощь одного из лучших пилотов Сидонии.
- Замечу - ты сам дал такое обещание.
- Тенши, я держу своё слово.
Сасаки сложив руки на груди, окидывает собеседника ироничным взглядом:
- Серьёзный ты парень, я гляжу.
- Когда надо. Кстати, Сасаки, хочу у тебя ещё кое-что спросить.
- Что ещё?
- У "ТХИ" ведь одно из направлений - разработка и выпуск робототехники, так?
- Верно, и что? - нахмурилась инженер, пытаясь понять, к чему клонит собеседник.
- То есть "ТХИ" в состоянии производить и полностью имитирующих человека андроидов?
Лицо у Сасаки начало стремительно вытягиваться:
- ...?!! К чему вообще этот разговор? Робототехникой не только "ТХИ" занимается, но "Кунато Девелопмент" и кое-кто ещё. 
- Да, но тут дело как раз связано с твоей конторой.
- И...?
-  Тебе фамилия Ичигая ничего не говорит? Таро Ичигая, если не ошибаюсь. Довольно талантливый инженер и изобретатель. Правда, по убеждениям - пацифист, причём, пацифист упоротый. 
Сасаки брезгливо морщится:
- С чего ты решил что, пацифисты и инженеры "ТХИ" общаются друг с другом?
- Мне нужен его талант. И, насколько мне известно, он заказывал в "ТХИ" весьма специфические детали.
- А конкретно?
Тонкая улыбка скользнула по губам собеседника:
- Комплектующие для андроида, которого создал Ичигая.
Подозрительный взгляд и упёртые в бока кулаки.
- Андроида?! Откуда ты такое узнаёшь?
- Я же говорил - у меня весьма серьёзные источники информации.
- Пхе... Икари, зачем он тебе? И неужели ты думаешь, что "упоротый" пацифист захочет с тобой, героем Сидонии, общаться?
- Захочет или нет, но мне стоит попробовать. Понимаю, что иметь с ним дело будет неприятно, но...
- Ещё одна задумка наподобие этой? - Сасаки кивком указала на планшет в руке Икари. 
- Да.
- И она как-то связана с андроидом Ичигаи?
- Угу. Так ты мне поможешь найти этого изобретателя?
Вздох, полный обречённости:
- Икари, однажды я тебя грохну... 
      Очиай с нескрываемым интересом разглядывал чертежи и схемы:
- "Универсальные юниты поддержки"? Хм... Это что-то новенькое.
- Отнюдь. Очиай-сан. - пожал плечами его собеседник. - Всё новое - это забытое старое. Уверен, аналогичные типы техники использовались во времена первых трёх оборонительных войн. 
- Но почему ты считаешь, что эти "универсальные юниты" сейчас окажутся востребованными?
- "Фреймы" при всей их эффективности, в ряде ситуаций теряют свою эффективность, уступая более м-м-м... - Икари прищёлкнул пальцами. - Обычным космическим аппаратам обычной схемы. Впрочем, обзор недостатков и преимуществ "стражей" и "универсалов" полностью изложены в этом рапорте.
- Хорошо, пилот Икари, ваши предложения будут сегодня же предоставлены капитану.
- Очиай-сан, "универсальные юниты поддержки" не являются супероружием, способным принести нам немедленную победу и они не замена "фреймов". "Универсалы" -  это дополнение к "фреймам", призванное снизить потери флота и увеличить его эффективность путём усиления огневой мощи и радиуса действия. Словом, предложенный мною тип боевой техники - это способ приблизить нашу победу снизив людские и материальные потери. Впрочем, все аргументы и доводы изложены в рапорте.
Помощник Кобаяши снова покосился на планшет и папку в своих руках.
- Ты всё это сам сделал?
- Нет, при проработке схем и расчёте затрат на производство мне пришлось прибегнуть к помощи главного инженера "Тоха Хэви Индастриес" и её помощника. Ну, а с проработкой тактики применения "универсалов" мне помогла офицер Мидорикава.
Очиай бросил на Синдзи взгляд, в котором сквозило восхищение: надо же - полгода назад был "кротом" из Подземелий, и гляди-ка - сумел завоевать  уважение самой Сасаки. Причём, такое, какое и опытным пилотам типа Иттан не всегда удаётся получить.
- Ну, что ж, это очень интересно...
- Надеюсь, капитан Кобаяши согласится на выпуск хотя бы одного-двух опытных экземпляров для проверки их эффективности в боевых условиях. Один "универсал" на базе Тип-восемнадцать, другой -  на базе разрабатываемого Типа-девятнадцать. Так сразу можно будет проверить в действии эффективность обеих модификаций.
- Всё зависит от неё.
- Кстати, Очиай-сан, у меня к вам просьба.
- Слушаю тебя, Икари. - пусть помощник Кобаяши, внешне оставаясь невозмутимым, насторожился - его собеседник умел преподносить сюрпризы.
- Мне нужно найти одного талантливого инженера, одно время сотрудничавшего с "Тох- а Хэви Индастриэс". Таро Ичигая. Он спец по робототехнике и конструированию андроидов.
- Это так важно?
- Ну, для обороноспособности Сидонии не особенно, но... моя встреча с этим человеком, несомненно, пошла бы на пользу всей Сидонии не только в ближайшей перспективе, но и в отдалённом будущем.
     
     
     
     
  
  

- Гм... - Хошиджиро лениво перелистывала страницы на инфопланшете. - О-о! "Икари теперь - один из самых успешных командиров". Синдзи, похоже, пришёл твой звёздный час.
Ага, фортуна звезданула от души и наотмашь... - буркнул непонятное друг, и покосившись на ставшую уже легендарной фотографию: Икари и Ичиро Сэйи пожимают друг другу руки на фоне вооружённого "Кабизаши" "семисотого", добавил. - Машина военной пропаганды работает без пробуксовок и осечек.  
  
  

- Красиво получилось. - Шизука украдкой стрельнула глазами в его сторону. - И символично.
- Ну да, боевое товарищество старого и молодого поколений отважных защитников Сидонии. - торжественно продекламировал с самым серьёзным видом Икари.
Хошиджиро захихикала в кулак. 
- Вот-вот... - не меняя выражения лица, покивал собеседнице Син. - Потому я и ненавижу официоз: он либо навевает неудержимую скуку, либо неудержимое веселье.
Хихиканье сменилось звонким смехом. 
Неожиданно Икари потянулся к планшету:
- Ну-ка посмотрим, подруга, что тут у нас.
Хошиджиро передала инфопланшет другу и принялась смотреть, как он листает новостные страницы. Разумеется, девушка воспользовалась случаем и прижалась к нему потеснее. Впрочем, Шизука врят ли бы смогла заметить, как углолок губ на противопложной от неё стороне лица Синдзи едва заметно пополз вверх.
- "Стража" Икари "Судзумебачи" вооружили "Кабизаши"...  Это они заметили, а то как Тенши с Тамбой его форсировали они промолчали. Олухи... "Гауна типа "Н" уничтожена"... Ещё бы, мы её всем скопом запинывали... "Перестановки в кадровом составе пилотов"... понятно... "Новая тактика"... если это вообще можно назвать тактикой... "Анализ оболочки продолжается"... И боюсь, он будет продолжаться ещё долго - Тахиро меня уже задрала с этой контрафактной Ямано... "Новое оружие?"... 
Wunderwaffe - залог нашей победы... Так, это что? "Как понять капитана Кобаяши?"... 
Синдзи вопросительно уставился на Шизуку:
- Разве можно понять женщину? Тем более - такую, как капитан Кобаяши?
Девушка прыснула. Парень хмыкнул:
- Вот я о том же. Никому не дано понять женщину. Даже ей самой, вот!
- Хи-хикс... м-мм... Син, а ведь ты иногда действуешь так, словно понимаешь девушек.
- Ложь и провокация! Я просто адаптирую к личным взаимоотношения свой опыт противостояния гаунам.
- Что?!! Ты приравниваешь меня, Изану, Юхату, сестёр Хонока и остальных девушек к монстрам?!
Пара тычков, пара щипков за бок (вот где пригодилась сила протеза!), выкрученное ухо и жертва признаёт свою глубочайшую неправоту.
- Всё-всё, малыш, каюсь и сознаю глубину своего нравственного падения.... Ай... Хватит... а то увлечёшься и Сидония останется без своего героя.... Так ладно, что там у нас... "Новая тактика разработана"... 
Ёханый бабай... Мы с Юхатой независимо друг от друга ещё три месяца назад её разработали!... "Сэйи собирает новый отряд"... Наконец-то...
- М-мм... он что уже ушёл из твоего звена?
- Так его туда назначили временно, чтобы на пару с Шинатосе заменить Хонок. Ну и на всякий пожарный меня проконтролировать. 
Хошиджиро незаметно вздохнула - такая возможность попасть в звено к другу, а допуска на полёты ещё нет!
- На самом деле мужика с таким опытом оставлять в моём звене - лишь ослаблять боеспособность всего пилотского корпуса. От Сэйи, как от командира звена, куда больше проку будет. - пояснил Синдзи и вернулся к новостям. - Так, едем дальше... "Мы уничтожили гауну"... Гм... стоило столько шуму поднимать из-за одного вовремя придавленного разведчика? "Почему они подражают нам?"
- Довольно интересная статься. - заметила Шизука. - Там, кстати, высказаны мысли, чем-то похожие на твои...
- Угу... зато всё остальное - голимая лапша.
- Какая лапша? 
- Та самая, которую на уши вешают. Так что тут ещё? "Сбор частиц Хиггса!" Ух ты! 
Шахтёры бьют стахановские рекорды! Знатная передовица. 
"Конференция фермеров анонсировала новый сорт риса"... 
Вести с колхозных полей! Советские селекционеры порадовали Никиту Сергеича и весь советский народ новым сортом кукурузы! Ну-у, как же без этого... Полторы тысячи лет прошло, саму Землю разгрохали, а всё как тогда...  
Хошиджиро охренело уставилась на друга - похоже тот был в великолепном расположении духа.
  
  
- "Инженерное бюро"... О! В кои-то веки что-то умное и полезное! Ага, значит, мои задумки пойдут в жизнь. Уже радует. "Интервью с Икари"... Да уж, отжёг я тогда знатно.
Напарница встрепенулась:
- Ага, это было нечто!
Плюс сто к скиллу "Герой", перк "Рыцарь пиара" и достижение "Харизматичный лидер". - весело фыркнул парень. - Если б командование за публичность ещё и повышение жалования, да какие-нибудь льготы с привилегиями давали, то было бы совсем великолепно. 
- Син! Ну как можно быть таким практичным и меркантильным?!
- Не мы такие, это жизнь такая! - демонстративно надулся друг.
- Не обращай внимание, это я бурчу на несправедливость жизни... "Умение важнее технологий"... М-мм... спорное, очень спорное утверждение... да и сам материал во многом спорен... "Выставка фотографий "Огненного шершня""... 
Angelhuren, что ТУТ, что ТАМ! Хорошо хоть, аналога Асакуры здесь нет... "Почему Икари отказался от "Цугумори"?"... Verdammte Sheisse, конспирологи хреновы! Вот уж не думал, что у народа такое бурное воображение!
Девушка покосилась на друга - обычно Синдзи с великой неохотой разговаривал на эту тему. 
- Ладно, ками с ними. Что там у нас дальше? "Почему не сохранились изображения героев Четвёртой войны?"... Хм...
- Действительно, Син, а почему? 
- Формально - всё было уничтожено во время бойни, устроенной гаунами на Сидонии. А на деле... - Синдзи злобно фыркнул, взгляд его стал по-настоящему серьёзным. - На деле кое-кому было выгодно сохранить личности героев той войны втайне от потомков.
- Но почему, Син? Они же были Рыцарями Сидонии, спасшими Сидонию! Кому может быть выгодно сокрытие правды о героях той войны?
- Умница, смотришь в корень. - одобрительно кивнул Икари. Только вот глаза при этом стали окнами в промороженный абсолютным нулём межзвёздный вакуум.  - Скажу тебе только одно - прошлое искажается тогда, когда оно оказывается способным заставить содрогнуться настоящее и уничтожить будущее.
Шизука замерла в растерянности, пытаясь понять смысл сказанного. 
- То есть, если Сидонии станут известны лица героев той, Четвёртой войны, то нас могут ожидать катастрофические... события...
- Да. - в глазах друга снова промелькнула знакомая ледяная бездна. - Человечество ещё не готово узнать главные тайны Сидонии. А самые важные, оно, скорее всего, так никогда и не узнает. 
Хошиджиро поёжилась, словно её тело обдало струёй воздуха прямо из-под ледяного панциря корабля-ковчега.
- Это настолько серьёзно?
- Более чем - мрачно хмыкнул напарник. - Там целый клубок тайн... которые стоили Сидонии почти всего населения сто лет назад и, боюсь, унесут немало жизней в будущем.
Шизука опустила глаза и порывисто вздохнула - теперь она готова была поклясться чем угодно, что тайны, густым ореолом окружающие Синдзи тесно связаны с самыми страшными и жуткими секретами тысячелетнего корабля.
Да уж, я как всегда в тайнах как муха в паутине... - Син мрачно вздохнул. - Шизука, для меня главное, чтобы эти тайны вас не коснулись.
Неожиданно, у Шизуки промелькнула идея напомнить Синдзи о данном им в вечер присвоения званий пилотов обещании устроить прогулку на Море. Но, после недолгих размышлений, девушка решила отказаться от этой затеи - Синдзи Икари не из тех парней, кто разбрасывается своими обещаниями. "Скорее всего - он или просто забегался и забыл, либо вынужден был отложить на время исполнение обещания". 
- Кстати, Шизука, что говорят на счёт конкретных сроков твоего возвращения в строй? - нарушил молчание Синдзи.
- Не менее двух недель тренировок. - мрачно вздохнула девушка. - Для достижения прежнего уровня мне нужно научиться управлять своими протезами в совершенстве.
- Сможешь - ты же одна из лучших.
Хошиджиро, грустно разглядывая искусственную кисть, снова вздохнула:
- Мне до себя прежней далеко.
- До себя прежней - тебе две недели тренировок. - уверенно подытожил Синдзи и задумчиво прищурился. - Гм... Если получится, то как раз успеешь... 
Что-что, а начальство что ТУТ, что ТАМ работает оперативно. 
Девушка вопросительно подняла брови:
- Успею к чему, Син?
Друг загадочно улыбнулся:
- Если получится то, что задумал, то сама ты скоро об этом узнаешь.
- Это как-то связано с твоей идеей "универсального юнита"? - вскинулась Хошиджиро. И тут же растерянно пискнула - собеседник приобнял её за плечи и прижал к себе.
- Тихоня, ты снова радуешь меня своей догадливостью.
Шизука высунув носик из-за плеча друга наигранно возмутилась:
- Если я девушка, то это не значит, что я глупая!
- Ты - умная, и как все умные девушки - коварный манипулятор! 
- Неправда! Я честная!
- Все девушки - честные манипуляторы.
- Синдзи!
- Он здесь.
- Ты невыносим!
- А зачем меня куда-то выносить?
- Хи-хи...
Хошиджиро блаженно зажмурилась. Правы те, кто говорят, что счастье состоит из казалось бы обыденных эпизодов нашей жизни. Таких, как этот.
- Кстати. - неожиданно спохватилась девушка. - Я не ожидала, что ты так поведёшь себя во время того интервью!
- Я просто говорил то что думал. Нет, я мог бы сказать то, что начальству нужно, но тогда я был не в настроении, голодный, уставший, злой из-за потерь, а тут ещё меня обязали дать интервью... - возмутился Синдзи, тихонько буркнул в сторонку. - 
И кто-то зелёноволосый за эту принудиловку от меня ещё получит. 
- Знаешь... Кое-что из того, что ты говорил даже для меня стало неожиданным. - осторожно призналась Хошиджиро.
- Да говори уже прямо, тихоня ты наша, что именно в моём трёпе тебя так смутило?
"Нет, он точно мысли читает!"
- Син, я знаю тебя как... как ты сам говоришь, как "неизлечимого милитариста"... а в этом интервью ты говорил такие странные вещи... Какие можно было бы услышать от пацифиста, но не от пилота-героя.
Собеседник насмешливо фыркнул:
- Ну спасибо, коллега! Причислила меня к этим идиотам. Ну, скажи на милость, что у меня может быть общего клоунами, что веселят народ размахивая плакатами на площади.
Хошиджиро хихикнула, вспомнив безумного старика с длинными седыми волосами, что размахивая плакатом, взывал к прохожим. Действительно, этот безумец и Синдзи...
- Син, а как ты сам относишься к пацифистам?
- Да как тебе сказать, напарница... С одной стороны - они безобидные придурки, готовые ради собственных иллюзий пойти на корм гаунам, будучи уверенными, что вызовут у них несварение со рвотой... С другой стороны... - Икари замолчал, снова задумчиво глядя в никуда. - Они хотят, чтобы и вся Сидония разделила их судьбу. А вот такой идиотизм я терпеть не могу. Хочешь сдохнуть - Ками тебе в помощь, только не мешай жить другим, не тащи остальных на тот свет за собой.
- Но ведь не все пацифисты такие? - возразила девушка. - Большая часть из них хочет просто покинуть Сидонию.
- Скатертью дорога. - фыркнул Син. - Нам тут только беспорядков и мятежей не хватало.
- Хвала Ками, всё пока ограничилось стычками с полицией.
- Настоящих буйных мало вот и нету вожаков. - едко продекламировал друг. - Сидонии повезло, что здешние пацифисты - пацифисты не только на словах, но и на деле...
- В истории Сидонии уже были мятежи. - осторожно напомнила девушка. - Помнишь лекции по истории?
- Лекции? Разумеется, помню. Очень хорошо помню...- неожиданно черты его лица резко закаменели, из зрачков дохнула уже ставшая привычной ледяная бездна. - Мятеж в космосе... ещё то гадство... Если его не загасить в зародыше, то потом весь корабль будет разгромлен... и забрызган кровью...
Шизуку передёрнуло - Синдзи вёл себя так, словно самолично имел дело с чем-то подобным...
"Ему доводилось видеть мятежи? Но где и когда? Ведь за последние сто лет ничего подобного у нас не было! Или... было...?!!" 
      "Нет, это не копия Хироши." - Кобаяши снова взялась за доклад Икари. Пусть он и клон Сайто, но от прототипа он отличается разительно. Пусть и по храбрости, мастерству и везучести парень не уступает "дедушке", но что касается остального... Хироши, при всех его талантах, не был замечен в особой любви к конструированию, будучи инженером ровно настолько, насколько это от него требовали обязанности пилота "фрейма". А к интригам и разного рода подковёрным схваткам у знаменитого Рыцаря Сидонии и вовсе было патологическое отвращение - с его-то прямолинейностью...
Зато Синдзи... Талант "технаря" у него был явно - по рапорту видно, что парень подошёл к делу с вниманием и любовью, тщательно всё просчитывая и прикидывая... Что касается интриг... По сравнению с "дедом" он настоящий виртуоз. Прямо как Очиай! Последний, кстати, славился тем, что сочетал в себе талант инженера-изобретателя и интригана высшей пробы.
"Такое ощущение, что, если не при создании, то при воспитании Синдзи, успел поучаствовать Очиай..." - действительно, такое поведение ного Рыцаря скорее можно было бы ожидать от "внука" Очиая, но не Сайто. "Ксо, невольно подумаешь, что Юри, при модификации генома клона добавила в набор ещё и гены Очиая..."
Впрочем, это всё только предположения, и предположения бездоказательные - геном Синдзи точно такой, как и должен быть даже с учётом внесённых Шинатосе-старшей изменений.
Сейчас же важно другое - принять решение по поводу предложенного Синдзи проекта нового вида боевой техники. С одной стороны - это всё чревато тратой драгоценных ресурсов и времени - капитан, по опыту своих восьми столетий жизни прекрасно понимала, во что может обойтись попытка внедрения нового, неопробованного вооружения в условиях, подобных нынешним. С другой... За спиной Синдзи практический опыт, не свойственный Сидонии, но всё же опыт... Он чувствуется во всём и в тщательной проработке деталей проекта и в подсчётах затрат и возможных трудностей при создании нового типа юнитов.
Всё просчитано и подсчитано... И то что для доведения своего проекта до ума Икари привлёк Сасаки и Тамбу - именно тех, кого надо, вызывает уважение.
"Интересно, как Синдзи всё-таки сумел их уговорить поучаствовать в проработке проекта?" - задумалась капитан. Та же Сасаки - гроза всей "ТХИ" и остальной Сидонии, известна своим жёстким характером, Шинсуке Тамба - старый, опытный инженер, знающий себе цену.
"Это конечно, интересно, но... Может, стоит рискнуть? Пусть на "ТХИ" попробуют собрать экспериментальную модель "универсала" на базе Тип-восемнадцать? Хм... В принципе, "ТХИ" в силах одновременно собрать и опытный образец "стража" Тип-девятнадцать, и опытный образец "универсала" на его основе... Тем более, что основная нагрузка сейчас лежит на "Кунато Девелопмент".
От соблазнительной идеи поручить работу с юнитом на основе Типа-восемнадцать концерну семьи Кунато Кобаяши отказалась - не факт, что их инженеры согласятся заняться этим, да и сам Кунато точно будет не в восторге от предложения выпускать созданную кровным врагом модель на производственных линиях его концерна. 
Была и ещё одна, весьма весомая причина не делать этого - конструкция задуманных Икари "юнитов универсальной поддержки" явно была рассчитана на установки, использующие в качестве боеприпасов пока ещё абсолютно секретные (Кобаяши едва приподняла тонкие изящные брови - и откуда этот прохвост узнал о них?!!) искусственные "Каби". 
Похоже, Синдзи изначально рассчитывал на то, что его "универсалы" будут производить на "ТХИ". 
Так, что можно будет рискнуть и отдать распоряжение на сборку пары моделей "универсальных юнитов" - учитывая пророческий дар Икари предсказывать дальнейшее развитие ситуации, этот тип вооружения может и пригодиться.
Значит, решено...
И всё-таки, надо будет с Икари поговорить серьёзно. Расставить все точки над "i" и прояснить всё раз и навсегда. Только вот многовековая интуиция буквально вопит о том, что это будет нелегко сделать и взамен возможно придётся поделиться многими, если не всеми секретами самого капитана. А женская интуиция Кобаяши говорила, что Синдзи способен выжать из неё даже то, что ей удавалось скрывать от Хироши.
"Да уж, специфический подарок достался нам от услышавших наши молитвы богов... Бесценный, незаменимый, нужный и... такой проблемный... Даже с Хиро, упрямым, строптивым и непредсказуемым было намного легче..."
Внезапно капитан улыбнулась. Каким бы ни был Икари, но он ей нравился... Парень отлично справлялся со своей ролью и сполна оправдывал все возложенные на него надежды.
Только на кой ему сдался этот пацифист? Икари ведь никогда не скрывал своего презрения к этой части сидонийского общества, а тут... Впрочем, если вспомнить, что означенная личность известна как талантливый, если не сказать - гениальный, инженер-роботехник и создатель андроидов, то становится объяснимым интерес Синдзи к нему.
"Так, а зачем Синдзи андроиды?!!"  
  
  
Багровый предзакатный свет заливал кабину лифта. Шинатосе невольно поёжилась - её обуревали недобрые предчувствия.
- "Всё равно, ничем хорошим, эта возня с гауной не закончится..."
- А где Икари? Он ведь тоже с нами? - повернулась к ней Рен.
Хоноки тоже нервничали, хотя и отчаянно делали вид, что им всё нипочём.
- Он сказал, что будет ждать нас у шлюза в научный сектор.
- Надеюсь, он сдержит своё обещание. - хмыкнула Эн, привычно стараясь скрыть сварливостью свою неуверенность.
- Эн, Синдзи насколько мне известно, всегда исполняет свои обещания. Мягко возмутилась Рен.
Старшая из клонов только вздохнула - вечно добрая Рен за парней заступается. 
      Икари действительно ожидал их у входа в сектор.
- Ну что, готовы?
- Угу. - понуро отозвалась Шинатосе.
- Мы готовы. - резко откликнулась Эн.
Синдзи неприятно усмехнулся и окинул коллег пронзительным (отдающим уже знакомым Изане холодом) внимательным взглядом:
- Я понимаю, что нет ничего приятного в визите к гауне, скопировавшей погибшую подругу. Но, жизнь пилота, помимо славы, адреналина и романтики, до верху наполнена болью, утратами, разочарованиями и прочими жизненными неприятностями. И вам стоит научиться всё это переносит.
На мгновение наступила тишина, нарушаемая лишь гудением и далёкими лязгами различных механизмов. 
- Ладно, воительницы. Вздёрнули носики и - вперёд. Вы - воительницы, а не студентки академии художеств... Хотите научиться гаун убивать - научитесь смотреть им в глаза...
      Для начала Хонокам продемонстрировали лже-Ямано прямо из аппаратной. Вид псевдо-пилота, неторопливо вращающегося посреди помещения, привёл сестёр в ступор - розоволосые добрую четверть часа в гробовом молчании разглядывали двойника покойной однокурсницы.
Первой в себя пришла Рен. Не отрывая взгляда от гауны, девушка потерянно пробормотала:
- Бедная Эйко... 
- Это не Эйко, Рен. - мрачно возразила ей Эн. - Ямано уже мертва, это - гауна.
- Но у неё воспоминания Ямано. - вздохнула Шинатосе. - Она звала Синдзи и Кунато... наверняка, помнит меня и вас...
- Нас? - растерянно повернулась к ней Хо.
- Икари предполагает, что это... существо помнит не только его и пилота Кунато, но и однокурсников, точнее, тех, с кем Эйко Ямано при жизни чаще всего общалась. - оторвавшись от пульта, Тахиро повернулась к клонам. - В данном случае, я склонна с ним согласиться. К тому, же действия в последнем бою как "Бенисудзуме", так и гауны четыреста девяносто только подтверждают эту теорию. 
Нуми оглядела притихших посетителей и поправила очки:
- Я опираюсь только на научную точку зрения. Даже если оно ведёт себя точь в точь как Ямано, полностью имитируя поведение Ямано, то оно всё равно остаётся ничем иным, как плотью гауны. Это всего лишь плацента.
Теперь три пары бордово-коричневых глаз требовательно уставились на Икари, который, со скрещенными на груди руками, стоял, небрежно прислонившись к внешней стене лаборатории. 
- В крайнем бою, Тахиро-сан. Не в последнем, а в крайнем. Что касается того, что мы видим здесь за бронестеклом. - Синдзи выпрямился и шагнул к окну. - То, что перед нами гауна - факт. Но вот насколько оно ощущает себя гауной, а насколько - человеком и может ли оно впоследствии начать полностью воспринимать себя как человека, мы пока не знаем.
- Но это не Ямано! - упрямо мотнула головой Эн.
- Согласен, в псевдо-пилоте, наверняка, нет души покойной Ямано. Но, опять-таки, это не исключает возможности того, что гауна может начать воспринимать себя как Эйко Ямано.
Клоны и гермафродит невольно поёжились. Синдзи глядя на них криво усмехнулся:
- Удивительные вы создания. В бою не боитесь кидаться на здоровенных гаун типа "Р", а сейчас жути пугаетесь от одной мысли просто постоять рядом с бронёй, за которой болтается кусок плаценты с вас ростом....
- Не все же такие отмороженные как ты. - обиженно буркнула Шинатосе.
- Коллега, я не понял, ты сейчас как девушка капризничаешь или как парень филонишь? - съерничал Икари. - Вы пилоты, призванные уничтожать гаун, и та, кто за этим стеклом бултыхается, у вас ничего, кроме любопытства вызывать не должна. 
- Синдзи! - взвизгнула в конец возмущённая Шинатосе, но, оглянувшись за поддержкой, наткнулась на смущённые и обиженные взгляды Хонок. 
- Ну, так кто первый шагнёт в бокс?
- Да, вам надо определиться, кто пойдёт первым. - поддержала его научница.
"Близняшки" принялись растерянно переглядываться.
- Туда, к ней? - дрогнувшим голосом уточнила Хо. 
- Если страшно, то можете входить по двое или даже все трое. - скрестив руки на груди, Синдзи снова прислонился к стене. 
В лаборатории снова воцарилась тишина, нарушаемая лишь попискиванием приборов. 
- Так, понятно с вами всё. Рен, я иду с тобой. Эн и Хо пойдут с Шинатосе.
- Нет! - внезапно вскинулась Эн. - Я тоже с Рен иду.
- Значит, Эн, Рен и Изана. - подвёл итог парень.
- А ты сам, что, боишься? - съехидничала Эн.
Однако, Синдзи это не задело - он лишь ухмыльнулся:
- Нет, это гауна меня боится.
- Да. - неожиданно поддержала его Тахиро. - Оно слишком нервно реагирует на появление Икари.
Клоны и гермафродит удивлённо уставились на Синдзи. Тот в ответ насмешливо фыркнул:
- Причём, не поймёшь - толи от радости кидается, толи прибить хочет... Ну, прямо как настоящая Ямано. 
Даже в мертвенно-зелёном освещении лаборатории было видно, как побледнели Хоноки.
- Я боюсь. - тихо пискнула Хо.
Икари брезгливо скривился:
- И это я слышу от девчонок, спокойно спрыгивающих на бетон с двадцати метров, одним ударом ноги сносящих с петель толстенные запертые двери, голыми руками рвущих дверцы шкафчиков словно они картонные...? От Хонок, созданных и выращенных для войны с гаунами? Дожились... 
По лаборатории пронеслось сопение.
Злобное - Эн.
Возмущённое - Рен.
Обиженно - Хо.
И испуганный вздох - Шинатосе.
- С тебя твоя вкусняшка! Всем Хонокам!
- Так вот вы чего капризничали! - демонстративный вздох обречённости совершенно не вязался с ласковой, полной заботы улыбкой старшего братика.  - Ладно, так и быть, вымогательницы, будет вам вкусняшка... 
      В нижнем поле установленного на пощади экрана появилась надпись: "Генштаб дал разрешение на переселение" и диктор ровным бодрым голосом продолжила зачитывать текст:
- Перейдём к следующей новости. Сегодня военное командование сообщило о выдаче потенциальным переселенцам разрешение колонизировать седьмую планету в системе Лем. Это было сделано в полном соответствии с законом об эмиграции, который обязывает удовлетворять запрос на эмиграцию, если он был подан пятьюдесятью и более тысячами человек. Мы полагаем, что в конечном итоге эмигрирует около ста тысяч человек.
- А как они выживут, если неподалёку - скопление гаун? - скептически поинтересовался смотревший новостной выпуск сухощавый парень у своего друга.
- Люди, что садятся на эти корабли, думают, что раз у них нет "Кабизаши", то и гауны их не тронут. - едко заметил тот. 
      Сидонию начинало понемногу лихорадить - ещё бы, пятая часть населения, желающая освоить новый мир, готовилась покинуть родные отсеки и устремиться навстречу неизвестности. Азарт, жажда перемен, нетерпение, ожидания, хорошие и нехорошие предчувствия, сомнения, настороженность висели, медленно, но неуклонно охватывали все закоулки корабля-ковчега.  


Среди пилотов почти все разговоры тоже вертелись вокруг намечавшейся колонизации. 
- Это смешно! Почему мы тратим ресурсы на этих психов? Зачем на таких сумасшедших расходовать ценные ресурсы? Пустая трата. - возмущённо изливал душу своей симпатичной коллеге рослый стажёр.
- А ты не думаешь, что это увеличивает шансы на выживание человечества? -  задумчиво потёрла подбородок его собеседница. 
- Наверное, нас повысят. Теперь нехватка кадров. - заметил своему спутнику спускавшийся по наклонному переходу техник.
- Да. - его спутник отвлечённо кивнул. 
Шинатосе проводила их настороженным взглядом и едва слышно вздохнула - предстоящее событие вызывало у неё необъяснимую тревогу.
- Теперь, все только и говорят про переселение. Все так много об этом спорят. Что теперь будет? - вздохнула гермафродит и повернулась к пребывающему в глубоких раздумьях Икари. - Син, ты меня слушаешь?
- Угу.
- Ну и что скажешь?
- По этому поводу - много чего.
- Нэ-э... - капризно толкнула его плечом Изана. - Икари!
- Я за него...
Но тут их прервали:
- Икари-и!
Изана выругалась про себя - к ним на предельной тяге неслась знакомая зелёноволосая комета.
"Мидорикава! Ксо, принесло же её!"
- Икари! - чуть запыхавшаяся Юхата еле успела затормозить на расстоянии вытянутой руки. - Ты слышал?! В столовке у пилотов сегодня будет тушёное мясо!

Шинатосе возмущённо уставилась на соперницу и не удержалась:
- А не всё ли равно? 
- А тебя это не касается. - дерзко отшила её Мидорикава. - Ты не пилот.
Изана аж поперхнулась - да что эта малявка зелёная (причём, во все смыслах!) себе позволяет?!
Но, проглотив обиду, Изана всё же промолчала, ограничившись недовольной гримасой и надменно вздёрнутым подбородком.
- Мясо? - наклонил к плечу голову Икари и обе собеседницы были готовы поклясться, что в его глазах в этот момент заплясали подозрительные весёлые огоньки. Ками, похоже, он наслаждался наблюдая за их пикировкой!
- Ну да! - подалась вперёд Мидорикава. - Ты же знаешь, как Хаяма его вкусно готовит!
"А ведь Син прав, сказав, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок!" - промелькнуло в голове у Шинатосе.
Но все планы и надежды были сокрушены сигналом вызова на коммуникаторе Икари.

- Облом. - парень поднял глаза на поскучневшую Мидорикаву. -  Юхата, я бы и рад, но увы - дела.
- Опять твои проекты или эта гауна? - насторожилась Шинатосе.
- Первое, напарник... - Синдзи усмехнулся. - Извини, но это важно. Не столько для меня, сколько для всех нас. Ладно, не скучайте.
Одарив удручённых напарниц своей коронной обезоруживающей улыбкой, Икари бодро залязгал по лестнице подкованными подошвами.
- У-у-у-у... - плечи Изаны опустились.
- Опять он за своё... - посетовала Юхата. 
      - Ну что ж... Если честно, то я рад. Для осуществления задуманного мною в начале будет достаточно и двух образцов.  Хотя, уверен - от главного инженера Сасаки и её коллеги Тамбы я услышу в свой адрес много чего прекрасного и познавательного. - довольно прищурился Синдзи. - Передайте капитану мою благодарность, Очиай-сан.
- Обязательно. - тонко улыбнулся в ответ собеседник. 
- Кстати, по поводу инженера Ичигаи, Очиай-сан? Что вам известно?
- Ну, у меня есть кое-какая информация об этом пацифисте. Ты прав, он довольно талантливый инженер, только я уверен - с ТОБОЙ он не захочет общаться.
- Я всё же попробую. Мне нужен талант этого человека... 
  
  
Густой закатный свет ярко освещал две понурившиеся фигуры на лестничной площадке.
Мидорикава устало вздохнула:
- Так дальше нельзя.
- Да... - вяло откликнулась Шинатосе, уставившись отрешённым взглядом себе под ноги..
- Икари голову потерял с этими своими затеями. - мрачно подытожила Юхата. - Да ещё и эта плацента...
- Да... - по-прежнему глядя в пол, грустно согласилась с ней Изана
- Соберись уже, Изана! - взвилась девушка, рывком повернувшись к оторопевшей от такого натиска Шинатосе. - Ведь только ты сможешь его образумить! 
Гермафродит смущённо было улыбнулась, но тут Юхата припечатала:
- Как мужчина.
Что? "Как мужчина"? Да она что издевается что ли? Это "отморозка" Икари образумить? Который не то, что парней - взрослых мужиков ни во что не ставит! А над её мужской составляющей и вовсе издевается как хочет? "Как мужчина"... Да он же только служебную субординацию и признаёт!
И вообще, Мидорикава ведь у нас офицер? Изана развернулась к собеседнице и недовольным тоном поинтересовалась:
- А ты, как старший офицер, не можешь ему просто приказать? Ведь ты должна следить за психикой пилотов.
  
  
Юхата отвела взгляд:
- Та лаборатория очень засекречена. Среди их проектов образец от Гауны-четыреста девяносто один - самый важный. Я не могу препятствовать им.
Шинатосе обречённо вздохнула:
- Вот бы как-нибудь развеселить его, -  гермафродит повернулась к перилам и мечтательно посмотрела вверх. -  Когда он не в лаборатории.
- Развеселить? - Юхата, стала рядом с ней и так же задумчиво уставилась на той стороны сектора.
А в это же время, на противоположном краю сектора Шизука с таким же выражением лица смотрела на лениво плывущие в пространстве корабля-ковчега облака.
И идеи, крутившиеся в головах всех троих были на удивление одинаковые. 
      "Цугумори" стремительно нёсся сквозь чёрную бездну.
"Ну же! Ещё чуть-чуть...!" - дыхание сбилось окончательно, сердце ошалело колотило в виски, а глаза заливал едкий пот.
Внезапно в наушниках колокольчиками зазвенел до боли знакомый девичий смех.
Кунато похолодел - только не это! А прямо впереди уже замаячила зловещая красная фигура. Оранжевое пламя дюз "Бенисудзуме" становилось всё ярче и ярче, пока не залило своим жутким светом всю кабину. И он не выдержал.
- Хошиджиро, нет! Оставь меня!
А в ответ такой знакомый смех... 
- Гха-а-а-а!!! - судорожно хватая ртом воздух, Норио выпрямился, пытаясь перебороть охвативший его приступ удушья. Широко распахнутые глаза метались по деталям окружающего интерьера, по лбу стекали ручьи холодного пота. Несколько мгновений он не мог понять, где находится - то ли в кабине обречённого "стража", то ли в кабинете своего фамильного особняка.
С трудом отдышавшись, Кунато огляделся - помещение заливали лучи яркого света.
- Уже утро. - потерянно пробормотал, вздохнул и по привычке прихватил зубами ноготь большого пальца. 
- Ксо!
Ощутив холодный пластик вместо живого ногтя с отвращением отдёрнул руку и с ненавистью уставился на протез - постоянное напоминание о пережитом поражении.
"Ненавижу!"
Проклятый кошмар. После возвращения из госпиталя практически каждый сон заканчивался одинаково - он снова и снова пытался оторваться от "Бражника", а тот снова и снова нагонял его "Тип-семнадцать", а в ушах снова звенел торжествующий смех Ямано.
Но, в этот раз кошмар был необычным - смеющийся голос принадлежал не Эйко Ямано, а Шизуке Хошиджиро. И отделаться от ощущения реальности гибели Хошиджиро было невозможно.
"Но, почему Хошиджиро?!! Она-то тогда не погибла!". - призадумался Норио. - "Но во сне я точно знал, что пилот "Бенисудзуме" - именно гауна в обличии... Шизуки!"
Кунато совсем приуныл - один только образ Шизуки вызывал у него чувство горечи и безысходности.
Тогда, после поражения и утраты "Белой Луны" он сознательно не захотел общаться с бывшей однокурсницей. Не только потому, что испытывал вину при виде её протезов, но ещё и из нежелания видеть сочувствие во взгляде Шизуки. Это было бы уже слишком.
"Проклятие, но почему в этот раз вместо Ямано приснилась Хошиджиро  Или...." Норио бросило в дрожь от внезапной догадки. - = "Или в том бою должна была погибнуть не Ямано, а Хошиджиро!"
Вот теперь главе ведущего концерна сидонийского ВПК стало совсем не по себе.
"Если так, то..." внезапно в памяти всплыли жуткие мгновения ещё одного боя - той самой, первой встречи с гауной на ледяном астероиде. 
...Стремительно взметнувшиеся в вихре ледяной пыли щупальца...
..."Фрейм" Ямано, опутанный по рукам и ногам...
...Неистовая атака "Цугумори"...
И невероятное, чудесное спасение Эйко Ямано в изувеченном "страже"...
"Неужели...?!!" - Кунато судорожно втянул в себя воздух, чувствуя как начинает бешено колотиться сердце. Значит, Эйко Ямано должна была погибнуть тогда?
Но этот безбашенный "крот" её спас. И ведь все его действия выглядели так, словно этот загадочный тип знал что будет!!!
А если он знал о смерти Ямано, то значит, мог знать и том, кто должен погибнуть во время атаки на улей. И тогда...
"Но как с этим связана передача мне "Цугумори"?" - Норио не удержался и снова принялся грызть ноготь большого пальца. Правда, на этот раз левой руки.
  
  
То что отказ Икари от "Белой Луны" как-то связан с предвидением грядущего - Кунато теперь не сомневался. 
"А если... в бою с ульем должна была погибнуть Хошиджиро а не Ямано?" - блондин похолодел. 
Вырисовывалась жуткая картина. Получается, все эти странные комбинации Икари имели цель разменять жизнь Шизуки на жизнь Эйко?
"Но тогда почему он рисковал ради Ямано в первом бою?"
Нет, тут что-то не клеится.
В памяти всплыли зловещие предупреждения Икари на счёт трудностей в пилотировании "Цугумори"... Нет, этот проклятый новичок вёл куда более хитрую игру.
И если бы Кунато послушал его предупреждения и не отправился в бой на не изученном "Типе-семнадцать", а на знакомом ему "семьсот первом", то никто бы не погиб и Шизука была бы цела...
По комнате пронёсся полустон-полувой, плавно перешедший в рычание.
"Это всё я! Всё из-за меня! Проклятый выродок, он знал будущее и просто подставил меня, дав возможность вырваться вперёд! И я... я своими руками расчистил ему дорогу, попутно выведя самого себя из игры..."
Перед глазами всплыло лицо Синдзи Икари. Тот криво усмехался, а из глаза на собеседника глядела не поддающаяся познанию бездна.
"Кто он? Откуда он взялся на самом деле? Почему командование Сидонии с ним считается? Откуда у прожившего всю жизнь в "подземельях" такое мастерство?!! И почему  Икари ведёт себя так, словно всегда знает, что должно произойти?!..."
Норио Кунато не был мистиком, он был реалистом до мозга костей, но сейчас готов был поверить в самые невероятные байки и легенды. Про призраков и вселяющихся в людей духов... 
Но в любом случае, ненавистный Кунато пилот теперь вызывал у него не только ненависть, но и иррациональный страх. Такой, какой испытывают люди перед тем, что кажется им необъяснимым и мистическим.
Страх перед "Бенисудзуме", страх перед Икари... Кунато почувствовал, как отчаяние начало снова наполнять душу...
"Мне нужно как-то действовать! Надо разорвать этот унизительный круг бессилия..." 
      Неряшливо одетый пожилой мужчина в старых, на скорую руку починенных, очках устало вздохнул, и перед тем как поставить ногу на ступеньку, окинул пристальным взглядом крыльцо своего домика. Скоро, очень скоро, он с дочерью покинет этот корабль-ковчег навсегда. И пусть Сидония со своими милитаристами продолжит свою бессмысленную войну с гаунами, пусть "фрейм" новоявленного героя Сидонии поведёт за собой в бой остальных... Это уже не будет его касаться ни коим боком.
Внезапно, он почувствовал чьё-то присутствие за спиной, он резко обернулся и замер. 
Изумление, узнавание, бессильная ярость, ненависть и отвращение промелькнули в его глазах:
- Ты?!!
- Нет, гауна в моём обличии... - тон говорившего был тихим и насмешливым, а вот взгляд... Бездна, беспощадная, непостижимая, хранящая в себе невообразимое количество тайн и кошмаров...
- Как ты...? - просипел окончательно сбитый с толку мужчина.
- Пришлось немного постараться, уважаемый. Впрочем, я с вами не об этом хочу поговорить. У меня к вам, Ичигая-сама очень и очень заманчивое предложение... Которое, на самом деле, вас ничем и никак не обязывает.... 
      Пара вымотавшихся пилотов устало протопала мимо стойки, за которой возвышалась Хаяма.
- Ещё солдат в боях полегло. - мрачно выдохнул один. - Даже если погибших будет меньше, мы сами скорее сдохнем от такого количества вылетов.
- Ксо, я уже не хочу повышения. - пожаловался его товарищ.
Лала вздохнула - проклятая война. Как и сто лет назад, она снова забирает жизни, калечит тела и души.
- Ты серьёзно веришь в эти слухи? - покосился на шагавшую рядом блондинку рослый пилот.
- Слухи слухами. - возразила ему подруга. - Но ты сам посуди - ни в его звене, ни в тех звеньях, что с ним вместе вылетают, потерь ещё не было.
- По мне, так это просто результат его профессионализма и осторожности. Что ни говори, а когда надо Икари умеет быть осторожным...
"Умеет быть осторожным..." - задумалась Хаяма. - "Хиро тоже был осторожным и таким же неистовым в бою... Но... Синдзи во многом совершенно другой.
Интересно, каким он станет, если как и Хиро проживёт семьсот лет?" - Хаяма едва заметно поморщилась. - "Что я несу?! Почему - "если"? "Когда" Чтобы внук Хиро, да не смог выжить в течении такого же времени? Ха! Не дождётесь!"
      Канц... канц... канц... по старому полу звонко цокали набойки сапожных подошв. Рослый черноволосый парень неторопливо шагал по коридору, полностью погружённый в свои мысли. Окажись кто-нибудь рядом, то он мог бы ещё и расслышать непонятное бормотание на никому не понятном на Сидонии языке:
Так, по канону меня сейчас должны пригласить сразу две красавицы... ну или красавица и красавец... Тьфу, блин... Angelhuren, да чтоб их с их гендерной генетикой разорвало! Надо же до такого додуматься! Хотя... и от Рицко такое решение демографической проблемы вполне реально ожидать... 
На мгновение он задержался, затем яростно взъерошил и без того растрёпанную шевелюру.
М-м-м-м... А ведь, и Тихоня к ним стопудово попробует присоединится... И что самое подозрительное - ни одна ж не напоминает о обещанной им прогулке по "аквариуму"! Вот ни в жисть не поверю, что забыли. Девчонки всё могут забыть, кроме макияжа и мужских обещаний... Ох, печёнкой чую - припомнят мне они мои слова и, боюсь, все разом...  
      Мидорикава изнывала от нетерпения. Будучи сторонником активной охоты, а не засад, она предпочитал самолично находить и добывать жертву (в смысле - парней).
Но, уже успевший стать легендарным Синдзи Икари был ещё той добычей. Зверь, настоящий хищный зверь, быстрый, стремительный, непредсказуемый и неуловимый. Хищник. Охотник. Гоняться за таким - дело, заранее обречённое на неуспех.
Так что оставалось только одно - торчать в засаде на одном из самых вероятных путей перемещения (то бишь в нижних уровнях пилотского общежития) Икари и ждать надеясь на удачу.
Впрочем, по убеждению Мидорикавы, это того стоило, ибо усилия были бы сторицей оплачены доставшимся в ходе успешно проведённой операции призом - Синдзи Икари. И пусть девушка с неохотой признавалась в этом сама себе, но цель - заполучить в парни героя Сидонии, самого Икари была поставлена ею чётко. И Юхата, как человек упорный, намеревалась достичь желаемого в любом случае.
Сейчас ей представилась прекрасная возможность воспользоваться случаем и с пользой провести полученный выходной. В смысле в компании с Сином. Без пары его неизбежных спутниц - Шинатосе и Хошиджиро. И ради этого стоило подсуетиться. 


Канц...канц...канц...
А вот и он!
      - Икари!
Отлично, пора! Мысленно отвесив себе увесистого пинка, Юхата, спрятала руки за спину и шагнула навстречу Синдзи. 
- Я хочу поговорить с тобой.
  
  
Смущение на лице девушки отчётливо смешивалось с надеждой, а хитрый блеск в глазах выдавал какую-то задуманную их хозяйкой хитрую комбинацию.
- Син, Юхата, просто Син.... - ласково поправил её парень. - У тебя хорошие новости или умная идея?
Он, наверное, всё же умеет мысли читать! Юхата отвела взгляд и, собравшись с силами, поборов смущение, приступила к осуществлению своей задумки:
- Видишь ли, у меня выдался выходной...
Переведя дыхание во время мимолётной паузы, она повернулась к Сину:
- И у тебя тоже.
Брови Икари начали подниматься. Пора! И, порывисто подавшись вперёд, Мидорикава выпалила:
- Мы ведь с тобой столько боёв вместе прошли.
- И каких! - обезоруживающе улыбнулся в ответ Синдзи.
Отлично! А теперь самое главное!
- Разве ты не хочешь расслабиться на некоторое время, немножко отдохнуть? - с улыбкой, в которой смешались ожидание, смущение и отчаянная просьба, Мидорикава уставилась в глаза собеседнику.

"Ну же, Синдзи, соглашайся!"
А в ответ последовал усталый вздох (от которого всё внутри уже приготовилось ухнуть в пятки) и... облегчённая улыбка:
- Ты не представляешь, как я хочу отдохнуть, Юхата. Я целый месяц ношусь туда-сюда как собака, копаюсь в документах, занимаюсь на полигоне, уговариваю собеседников и...
Икари замер и ехидной ухмылкой поинтересовался:
- Дай угадаю - ты, пользуясь офицерскими привилегиями, выбила мне и себе отпуск? Если да, то огромное тебе спасибо и я, конечно же согласен отдохнуть в твоей компании.
"Ура! Ками, получилось!" Мидорикава облегчённо выдохнула, неимоверным усилием подавив в себе дикое желание запрыгать, радостно хлопая в ладоши. Ибо не пристало ей, помощнику самой Кобаяши вести себя как обычный подросток. Хотя... полгода назад она бы в такой ситуации наверняка так и поступила бы. 
      Шинатосе, прислонившись к стене у двери комнаты Синдзи, с отрешённым видом смотрела в окно коридора. "Ну вот, опять его где-то носит... Ками-сама, он, наверное из кабине "фрейма" в космосе найдёт куда смыться..."
Но, она по любому намеревалась дождаться прихода друга. Ведь на выбивания этого отпуска было потрачено столько усилий!
  
Канц... канц... канц...
      Звук знакомых шагов заставил встрепенуться. Наконец-то! Собравшись с духом, Шинатосе повернулась к вынырнувшему из-за угла напарнику.
- Синдзи. - спрятав руки за спину точь в точь, как недавно Мидорикава, Шинатосе смущённо улыбнулась другу. - Мне надо с тобой поговорить.
  
  
И получила в ответ полную одобрения улыбку.
- По глазам вижу, Изана у тебя или хорошие новости или тебя осенила хорошая идея. Давай, рассказывай.
Он что, мысли читает? Собрав волю в кулак, Изана приступила к исполнению задуманного.
- Хочешь в небольшой отпуск? - чуть наклонив голову, она, не расцепляя рук за спиной, шагнула к собеседнику. - Ты ведь столько боёв прошёл?
И так же сама того не ведая, снова скопировав Мидорикаву позой, мимикой лица и выражением глаз, с таким же как у зелёноволосой просьбой и надежной улыбнулась глядя в глаза другу:
- Хотел бы ты немного отдохнуть?
  
  
"Ну же, Синдзи, соглашайся!"
- В отпуск? - Икари на секунду задумался, затем вздохнул (у Изаны душа уже приготовилась в пятки ухнуть) и улыбнулся. - Хочу. Очень хочу. Я ведь так устал.
- Правда?!! - едва не подпрыгнула от избытка эмоций Шинатосе. 
- Ага. - Синдзи выдал свою фирменную обезоруживающую улыбку.
- Отлично! Тогда решено! - преисполненная радостных ожиданий Изана затопала прочь по коридору.
А Синдзи, проводив её взглядом лукаво усмехнулся:
Эпизод два состоялся. Теперь пора неканоническому действу свершиться. Ибо моя чуйка, как и печёнка, говорят: Шизука не останется в сторонке. 
      Он был прав на все двести - Хошиджиро, совершенно независимо от Мидорикавы и Шинатосе, так же пришла к мысли пригласить Икари на выходной прогуляться куда-нибудь. Так как вопрос был сугубо личный и лишние свидетели были весьма нежелательны, то она решила поговорить с Сином с глазу на глаз.
К счастью, Синдзи уже был дома - дверь скрипнула, явив подтянутую фигуру в дверном проёме и девушка, подобравшись, кокетливо улыбнулась другу.
- Син. - точь в точь, как кое-кто до неё, Хошиджиро, спрятав руки за спиной, с улыбкой подалась вперёд. - Можно с тобой поговорить?
- Конечно. - улыбка у Синдзи стала от уха до уха. - У тебя есть дельное предложение по поводу того, как провести выдавшиеся выходные?
Шизука растерянно захлопала глазами. Он что мысли читает? Или так догадался?
- Д-да, инструкторы дали мне выходной... И я... решила предложить А... как ты догадался?
  
  
- Так ты сегодня третья, кто предлагает провести с ней выходные. - озорно ухмыльнулся Икари.
Хошиджиро аж икнула от возмущения. Ками, опять эти вертихвостки Шинатосе и Мидорикава её опередили!
- А ты?
Ухмылка из задорной превратилась в самую что ни есть пакостную.
- Я дал согласие каждой из них. 
Шизука почувствовала, как помимо воли у неё отвисает челюсть и глаза лезут на лоб.
- Правда, они не в курсе, что я дал согласие обеим.
Он в своём репертуаре! Хотя... Глубоко на задворках сознания мелькнула мысль: "А может этим воспользоваться? Пока Изана с Юхатой между собой выясняют, у кого право претендовать на Синдзи..."
- И уж точно будут удивлены, когда узнают, что я ответил согласием на твоё предложение.
Хошиджиро растерялась - с одной стороны она радовалась тому, что удалось уговорить Икари, с другой... Ну точно, Син что-то этакое задумал!
- Знаешь, внезапно прервал её размышления парень. - Я лично считаю, что Шинатосе и Мидорикава неплохо друг другу подходят, и стоит попробовать их сблизить. Шизука, поможешь мне?
Помочь?! В этом деле?!! Да с превеликим удовольствием!!!
"Похоже, мои мечты потихоньку начинают сбываться!" - мелькнула приятная мысль, от которой девушка тут же поспешила избавиться - чтобы удачу не спугнуть. 
  
  
Ровный свет неподвижно зависшего среди таких же неподвижных облаков месяца с крутыми "рогами" окрашивал песчаные дюны в мертвенно белый цвет. Повсюду царила мёртвая тишина и покой безмолвных дюн не тревожило даже малейшее дуновение ветра.
Внезапно на гребне одной из дюн показалась человеческая фигура.  
Подросток, брюнет лет шестнадцати, одетый в чёрную парадную форму пилотов Сидонии.
Подойдя к одиноко торчавшему из песка высохшему деревцу, он остановился и огляделся. Его внимание привлекло кое-что в низине между двумя дюнами. 
Дверная коробка без двери, одиноко возвышающаяся среди песка. И неподвижная человеческая фигура рядом - стройная девушка с короткими светлыми волосами в обтягивающем комбинезоне.Глубоко вздохнув путник, начал спускаться с гребня дюны.
Приблизившись к "двери" и стоявшей рядом девушке, парень остановился разглядывая незнакомку. 
Девушка-подросток, примерного одного с ним возраста, чуть пониже ростом, одетая в обтягивающий чёрно-белый комбинезон с цифрами "00" на  Издалека касавшиеся серебристыми, её волосы на деле были пепельно-серыми с синеватым отливом. Рубиново-алые глаза спокойно разглядывали стоявшего напротив пилота. Наконец, тот собравшись с мыслями, неловко поклонился:
- Э... Привет...
Собеседница слабо улыбнулась.
- Здравствуй. Брат ждёт тебя.
- Ждёт? - парень растерянно огляделся и, никого не обнаружив, повернулся к девушке
Девушка кивнула, снова едва заметно улыбнувшись:
- Да.
- А где же он?.
Внезапно вокруг посветлело - месяц в мановение ока превратился в полную луну. 
- Я провожу тебя к нему. - пепельноволосая подняла голову, вглядываясь куда-то в небо.
  
   
Парень повернулся к девушке и снова замер в изумлении - за её спиной в только что бывшем пустым дверном проёме зловеще поблёскивая в лунном свете слабо колыхалась непроглядная чёрная пелена.
- ...?!!
- Идём. - незнакомка шагнула вперёд и взяла его за руку.
- А? Д-да...
Рука девушки была прохладной и нежной, но при этом в ней ощущалась невероятная сила...А в следующее мгновение брюнет, увлекаемый оказавшейся спутницей, шагнул прямо в колышущуюся тьму.
И оказался в совершенно ином мире - в небе по-прежнему светила полная луна, но бледные облака исчезли, уступив место россыпи ярких звёзд, а песчаная пустыня уступила место заснеженной равнине, чахлые деревца - странного вида кустам. 
  
  
Человек замер. Какое- то время он настороженно разглядывал переливающийся всеми цветами радуги и похрустывающий под ногами снежный покров. Наклонился и зачерпнул горсть снега. Растерев содержимое пригоршни между пальцев и, понаблюдав, как тают на ладони снежинки, он растерянно осмотрелся.
- Это - снег?
- Да. - улыбнулась пепельноволосая. - Это снег, какой бывает на Земле зимой в холодных регионах.
- Странно, почему мне не холодно? Ведь снег всегда приносит холод...
- Верно. И будь это реальный мир, то ты бы уже окоченел от мороза. - кивнула девушка.
Парень замер, изучая окружающий и пейзаж:
- Красиво.
- Нам пора, идём...
  
      Окружавшие путника кусты внезапно расступились и они очутился на краю небольшой  поляне, в середине которой возвышались странные руины - десяток полуразрушенных постаментов со стёртыми временем барельефами на боках. Большая часть постаментов служили основаниями для тонких мраморных колонн.  
Посередине странной композиции возвышалось дерево с голыми ветвями.
  
  
Девушка повернулась к спутнику:
- Здесь... 
  
  
      - Здесь? 
- Да, брат уже здесь. 
В следующее мгновение фигура девушки превратилась в облако сверкающих в лунном свете снежинок, которые плавно осели на поляне.
Парень растерянно вздрогнул и принялся настороженно оглядываться.
Наконец, его внимание привлёк багровый огонёк, засверкавший с противоположной стороны поляны. Вот он вспыхнул, потускнел, затем резко опустился и почти погас, потом снова поднялся и вспыхнул.
До них  донёсся скрип снега и спустя пару мгновений в круг колонн шагнула подтянутая фигура парня лет двадцати, затянутая в комбинезон пятнистой расцветки. В правой руке подходившего светился огонёк папиросы, а левая придерживала ножны с мечом,.
Ещё пара шагов и он уже стоит напротив брюнета.
Окинув пристальным взглядом гостя, незнакомец глубоко затянулся папиросой, запрокинул голову и выдохнул в небо густую струю дыма. Брюнет потянул носом, но не почувствовал никаких запахов.
- В этот раз ты что-то задержался.
- Ну-у, тебя было трудно найти. - развёл руками гость. - И если бы не Рэй...
- Это точно. Сестра у меня человек незаменимый. - улыбнулся собеседник. - Не знаю, чтобы я без неё делал... Знаешь Нагатэ, нам с тобой о многом надо поговорить.
- Мне тоже много чего хочется у тебя спросить, Синдзи... 
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) В.Василенко "Смертный"(Боевое фэнтези) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) Н.Кожедуб "Земная сфера"(Научная фантастика) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"