Шипилова Инесса Борисовна: другие произведения.

Тыквенное семечко

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В небольшом королевстве, окруженном кольцом гор, живут сказочные существа - ливнасы. Сокровенная мечта тринадцатилетнего Гомзы - получить волшебный меч Ингедиаль из рук самого короля. Но до этой церемонии еще целый год, и ливнас даже не представляет, что готовит ему судьба. Загадочным образом исчезает его отец Астор, и для его поисков предстоят совсем не детские испытания: Гомзу ждет опасная дорога в Сгинь-лес, он узнает правду о сокровищах предков. Все тесно переплетено друг с другом - события, времена, пространства. Герои на своем примере убеждаются, что их духовный рост меняет не только тех, кто рядом, но и сложившийся уклад в королевстве.

  Карта Изельвиля [Инесса Шипилова]
  
  Глава 1. День весеннего равноденствия
  
  Маленькое королевство Изельвиль затесалось среди цепи Северных гор и было так далеко от дорог и караванных путей, что постепенно другие королевства начисто о нем забыли. А зря. Не то чтобы там жизнь била ключом, но иногда происходили такие удивительные события, о которых соседи понятия не имели.
  Изельвиль хоть и был крошечным, однако вмещал в себя немало ливнасов, моркусов, леших, водяных с кикиморами и даже парочку кентавров. Кроме того, все в королевстве совершенно точно знали, что в мрачном неприветливом лесе, который раскинулся на обочине государства, обитают странные существа. Идти с ними знакомиться не больно-то хотелось - все, кто отважился в тот лес пойти, оттуда не возвращались. Так тот лес в народе и прозвали - Сгинь-лес.
  Выходит, что жители королевства и сами-то толком не знали, кто в нем проживает. И хоть большинству из них любопытство было не чуждо, они предпочитали не удаляться далеко от своих жилищ - у каждого на свой лад.
  Вот, например, ливнасы-древесники жили в Мшистом лесу в деревьях, а ливнасы-холмовики - в холмах, расположенных на восточной долине. Древесники на холмовиков поглядывали свысока, и в буквальном, и в переносном смысле. Подойдут к краю обрыва, посмотрят вниз на разбросанные по долине дымящиеся холмы и недоуменно пожмут плечами: дескать, как могут уважающие себя ливнасы жить как кроты в земле?
  А холмовики тоже в долгу не останутся. Посмотрят на чернеющий на западном склоне лес да плюнут через плечо. Каждый холмовик знал, что в лесу древесников происходит всякая чертовщина, которую холмовицкий ум, как ни силился, понять никак не мог. К тому же холмовики боялись высоты и даже если бы внезапно воспылали любовью к соседям, просто не смогли бы попасть в лес - уж больно крутой склон их разделял.
  О странностях и особенностях жителей Изельвиля можно рассуждать долго, ведь этих странностей великое множество. В таком случае проще посмотреть самим. Плюнуть на всякий случай, как холмовики, через плечо, и начать с леса древесников...
   * * *
  Старый леший Шишел сидел на своем пне и дымил трубкой. Его васильковые глаза неподвижно смотрели вдаль, туда, где терялась главная тропа. Лицо его, несмотря на почтенный возраст, было почти без морщин, с обвислыми щеками, покрытыми седой щетиной. Нос, похожий на крупную каплю, ярко блестел на солнце, словно отполированный.
  Он с гордостью посмотрел на свою лошадь, запряженную в небольшую деревянную повозку, сбоку которой большими кривыми буквами было написано 'Зеленый дилижанс'.
  - Ну, Марфутка, нонче набегаемся - праздник вечером. - Леший развернулся всем корпусом к лошади и весело ей подмигнул.
  Шишел вспомнил сентябрьский день, когда у него началась совершенно другая жизнь.
  Он вот так же сидел на пне, уткнувшись носом в газету 'Вечерний сход', и мучительно пытался понять печатное слово. Без очков он в газете прочесть ничего не мог, разве что крупные заголовки, поэтому решил ограничиться просмотром изображений и в десятый раз разглядывал три фотографии на первой полосе, на которых запечатлелись деревья с отпиленными у самого низа ветками. Заголовок сверху кричал: 'Вот те раз!'. Леший никак не мог взять в толк, почему раз, если тут явно три - его так и подмывало спросить об этом Флана Эйче, который сидел недалеко на поваленной березе и читал какую-то книжицу. Но делать этого было никак нельзя.
   Флан Эйче был ливнасом-древесником, что жил неподалеку от него в высоком дубе. Был он в лесу фигура видная - мало того что руководитель небольшой типографии, да еще и глава лесного схода. Собственно, ради него этот спектакль с газетой Шишел и затеял.
   Узнал леший накануне, что в сходе есть вакансия, стало быть, надо Флану на глаза попасться, а вдруг он его пригласит туда? Ведь это была его самая сокровенная мечта! И не старый он совсем, всего-то четвертую сотню разменял, еще хоть куда! Вот он этого Флана с самого утра и выслеживал: прятался за пнями, крался согнувшись в три погибели вдоль кустов, а как выследил, так мотнул ему приветственно головой да плюхнулся на ближайший пень, развернув перед носом газету. Времени у него свободного много, может, измором его возьмет. Но Флана целиком захватила его книжонка, свой текст он явно видел хорошо, так как то и дело переворачивал страницы, а один раз даже громко смеялся.
  Леший вперил свой взгляд в опостылевшие фотографии, досадуя в душе, что в этом номере ограничились лишь тремя, и громко кашлянул.
   Флан вдруг внимательно посмотрел на него и крикнул:
  - Эй, Шишел! А почему бы тебе не заняться извозом?
  Леший так и подпрыгнул на своем пне, быстренько свернул газету, торопливо засунул ее в карман телогрейки и чуть ли не бегом пустился к поваленной березе.
  - Как ты там сказал, повтори? - напряг он свой слух, склонившись вперед.
  'Должно быть, так теперь место свободное в сходе называют', - грянуло в его душе подобно фанфарам.
  Флан поднес ему под нос раскрытую книгу.
  - Вот, - ткнул он пальцем в страницу. Шишел до рези в глазах пытался вглядеться в буквы в той книжке, но они были куда мельче, чем в газете, и он смог разобрать лишь цветную иллюстрацию. На ней был изображен важный господин, сидящий почти на такой же, как у него, повозке. Только сверху был сколочен какой-то домик. В повозку были запряжены две вороные лошади, подтянутые и стройные.
  'Моя Марфутка красивше, - подумал леший, глядя на заморских лошадей. - Энти вон какие худющие'.
  - А чтой-то у него на голове? - Он ткнул пальцем в котелок и стал раскуривать трубку.
  - Шишел, это - кучер, он развозит пассажиров на дилижансе. А это у них такой специальный головной убор. Смотри, какая у нас длинная центральная тропа! - Флан вышел на середину широкой тропинки. - И тянется она с одного края леса до другого, - он махнул рукой на восток. - Вот и возите с Марфуткой пассажиров от озера до восточного обрыва! А они тебе деньги платить будут!
  Ливнас захлопнул книгу и внимательно посмотрел на лешего.
  - По-моему, это куда лучше, чем сидеть целыми днями на этом пне, - добавил он.
  Шишел вытащил трубку изо рта.
  - Как ты там сказал, его повозку кличут?
  - Дилижанс, - ответил, улыбаясь, Флан.
  - Слово-то какое пригожее. Тольки надо записать на бумажке крупными буквами, - проворчал он, попыхивая трубкой.
  Он зашел в свой пень и подошел к зеркалу. На его лице была смесь разочарования и любопытства.
  'Извоз - ясное дело, не сход. А ежели с другой стороны посмотреть, то тоже должность важная', - его отражение сделало умный вид и оптимистично сверкнуло носом.
  - Ну, и чаво ты там не видал? - сердито пробурчала его старуха, натирая ногу мазью.
  - Ты, старуха, ничего не понимаешь, - важно заявил леший. - Я теперича... - он поморщился, пытаясь вспомнить слово, которым назывался тот почтенный господин в необычном головном уборе, - генералом буду, - он повернул голову набок, пытаясь рассмотреть свой профиль, похож ли он на того господина.
  - И кто ж это такой? - проворчала старуха, заматывая ногу шерстяным платком.
  - Это очень важная шишка, - серьезно сказал Шишел, изучая себя в зеркале. - Он распределяет народ по лесу, тебе, стало быть, там нужно быть, а тебе - там, - он взмахнул выпрямленной ладонью. - И ему за это, - он поднял вверх указательный палец, - деньги дают. Только надо, - он снова подошел к зеркалу, - шляпенку какую-нибудь: так лучше голова работает.
  Леший подошел к шифоньеру и вытащил оттуда старую помятую шляпу. Торжественно надел ее, и, обращаясь к отражению в зеркале, произнес:
  - Думается мне, так будет лучше.
  
   ЗЕЛЕНЫЧ
  Водяного все в лесу звали Зеленыч, как-то так само получилось. Это все из-за длинной зеленой бороды да кожи нежно-оливкового цвета.
  - У нас, у водяных, такой оттенок кожи редкость, - говорил он частенько своим клиентам, что приходили к нему в сапожную мастерскую 'Дно'. - Оливковые водяные рождаются раз в тысячу лет и становятся самыми вредными из них, это и пиявке понятно.
  Что и говорить, безусловно, Зеленыч лукавил: если и была в нем какая-то доля вредности, то она была изрядно приправлена таким юмором и талантом, что не вылезала на первый план.
  В день весеннего равноденствия, как только просветлело небо, Зеленыч вынырнул из озера, ухватился, как всегда, за ветви ивы, вылез на берег и поспешил к своей сапожной мастерской, оставляя за собой мокрый след. Мастерская была небольшая, но втиснуто в нее было столько всего, что все только руками разводили.
  Он торопливо открыл дверь и, отодвинув рукой занавеску из сушеных водорослей, шагнул внутрь. Жаба Дульсинея, увидев его, вся встрепенулась и радостно заквакала, преодолевая расстояние до двери большими неровными прыжками. Жила она здесь уже давно, в специальном 'зеленом уголке', сооруженном в ее честь. Было в этом уголке искусственное болотце в старом корыте, которое водяной старательно обложил камушками. Конечно, на настоящее оно смахивало с большой натяжкой, но Дульсинее оно пришлось по вкусу, а самое главное, там разводились настоящие комары.
   Рядом с 'зеленым уголком' высился почти до самого потолка аквариум с крохотными черепашками, разноцветными рыбками, диковинными водорослями, ракушками причудливой формы и всякой другой всячиной. Другую стену занимал массивный стеллаж, полки которого ломились от обуви и всевозможных редких материалов для нее, ведь обувь водяной делал непростую. Рядом с рабочим столом Зеленыча стоял каменный бюст очень известного водяного-философа Болтуция, лысина которого зачастую служила Дульсинее смотровой площадкой.
  У самой двери висело большое зеркало в облупленной позолоченной раме. Поверхность зеркала была мутноватой, а по краям и вовсе проглядывало прозрачное стекло. Это зеркало водяной нашел на дне озера, когда нырнул туда за очередной порцией синих водорослей для чая. Озеро вообще любило преподносить всевозможные сюрпризы и вело себя как капризная дама: то подарит что-нибудь уникальное, то наоборот - отберет последнее, да еще водой забрызгает.
   Водяной подошел к зеркалу, дыхнул на него и протер рукавом. Его отражение в этот момент стояло посреди комнаты с толстой книгой в руках и, судя по выражению лица, напряженно о чем-то размышляло. Потом там открылась дверь и в мастерскую зашла Мимоза Буше, древесница, что живет в старом буке.
  - Утро доброе, благодетель наш! - крикнула она с порога.
  Зеленыч отошел от зеркала и пригладил бороду.
  - Что же я такое увидел в той книге? - спросил он самого себя, направляясь к столику, чтобы взять из решета очки, дужки которых связывала резинка. Он надел очки и направился к книжному шкафу, что громоздился между стеллажом и аквариумом и был до отказа забит. Тут стояли в основном рукописные труды различных мудрецов, и даже одна толстенная книга, написанная задом наперед. Ее-то и взял водяной, раскрыв наугад.
  - ...Он будет первым из холмов, в сосне открыть подвал готов... - медленно прочел Зеленыч и наморщил лоб. - Ну и загадку ты мне сегодня подкинула, - проворчал он, поставив книгу на место, и задумчиво посмотрел в окно.
   В нем он увидел, как по тропинке вдоль озера к мастерской подходит Мимоза Буше. Она то и дело поправляла шляпу с широкими полями и прижимала к глазам носовой платок. Вскоре Мимоза распахнула дверь и, запутавшись в занавеске, оказалась прямо перед ним.
  - Утро доброе, благодетель наш! Что-то не спалось, вот и пришла к тебе в такую рань, - сказала она, тяжело дыша, и покосилась в зеркало. - Ой, что-то сегодня в твоем зеркале у меня красный нос и малюсенькие глазки, - недовольно проворчала она и вытащила из сумочки пудреницу.
  - Ну, не такой уж он и красный, скорее розовый, - сказал Зеленыч, усаживаясь за рабочий стол.
  - Ну да, а глазки не малюсенькие, а просто маленькие, - госпожа Буше огорченно махнула рукой и подошла к столу. - Мой заказ готов? - с нетерпением спросила она.
  Водяной молча достал из-под стола тапочки с загнутыми вверх носами. Каблуки у них были низкие, а нежный оранжевый бархат украшали разноцветные камушки.
  - Святой Хидерик, какая прелесть! А вот эта золотая нитка, что по краю идет, она из чего? - воскликнула Мимоза, подойдя с тапочками к окну.
  - Это 'стальной жгут', так водоросль называется. Она в озере на самой глубине растет - не всякий туда доплыть может, - ответил Зеленыч и снял очки.
  - Стальной, говоришь, - Мимоза пристально разглядывала обувь, - а выглядит, как чистое золото.
  - Часто обувать их не надо, только когда уже так тоскливо, что хоть волком вой. - Водяной достал бумажный пакет, на котором большими зелеными буквами было написано 'Дно', и протянул его Мимозе.
  - А если выть хочется часто? - Она аккуратно положила тапочки в пакет и вопросительно уставилась на собеседника.
  Водяной озадаченно посмотрел на Мимозу и почесал затылок.
  - Я так понимаю, что ты все по теплому саду тоскуешь, где раньше жила. Понятное дело, что здесь у нас и мороз, и ветер холодный. Да и бук, в котором ты живешь, не похож на твой бывший гранат. Это и пиявке понятно. Но все-таки это твой родной лес, и раз судьба так распорядилась, что ты сюда вернулась, нужно к этому привыкнуть. Я вот тоже здесь целыми днями сижу, хотя в озере как рыба в воде. Вот я и сделал свою мастерскую на озеро похожей. Ты смекнула? - Он наклонился вперед и выжидающе замер.
  Мимоза застыла с пакетом в руках и на несколько секунд задумалась.
  - Святой Хидерик! Мне просто нужно все поменять в моем магазине! Ну конечно! Завтра же закажу новую вывеску. Будет он у меня 'Теплый сад'! И внутри все переделаю, - радостно воскликнула госпожа Буше, подмигнув своему отражению в зеркале. - Сегодня ко мне приезжают родственники покойного мужа, очень кстати, помогут с перестановкой.
  Дульсинея прыгнула на голову Болтуция и громко заквакала.
  - Ах, милый Зеленыч, у меня начнется новая жизнь, не так ли? - Мимоза смотрела на водяного горящими глазами.
  - Ну, это и пиявке понятно, - ответил тот, погладив жабу.
  
  ** ** ** ** ** ** ** ** ** ** **
  Оэксы [Инесса Шипилова]
  Гомза, маленький ливнас-древесник из Северо-западного леса, весь день думал о предстоящем празднике. Он в задумчивости ходил по поляне вокруг дуба, в котором он жил с родителями, и вертел в руках глиняного солдатика. Это было в день весеннего равноденствия, который в этом году пришелся на пятницу. А пятницу Гомза просто терпеть не мог! Именно в этот день с ним всегда случались всякие неприятные вещи. И сегодня, когда все ливнасы в лесу будут отмечать праздник Большого дерева, ему ой как не хотелось попасть впросак.
  'Да к тому же мне не хватает всего одного года, чтобы получить дар от короля Хидерика', - с досадой подумал он и пнул ногой сухой желудь. Желудь пролетел со свистом и попал в растущий рядом дуб, где жила соседская семья Эйче. Когда Гомза посмотрел на этот дуб, то вспомнил, что Зак Эйче, которому в этом году уже исполнилось четырнадцать лет, получит меч ливнасов Ингедиаль.
  Вот везет, думал Гомза, делая вокруг дуба очередной круг. У Зака будет настоящее оружие из рук самого короля! Гомза посмотрел внимательно на глиняного пучеглазого ефрейтора, которого он сжимал в руке, словно хотел услышать от него утешительные слова. Но тот лишь таращился на него, сложив губы в тонкую полоску.
  - Эй, Гомза! - Мама распахнула дверь. - Пора обедать! Поднимайся быстрее, мы тебя ждем!
  Гомза тяжело вздохнул и, запихнув ефрейтора в карман, пошел домой. Несмотря на то, что дуб снаружи был самым что ни на есть обычным, внутри него располагались три спальных комнаты, кухня, столовая, рабочий кабинет, чердак и подвал.
  В столовой уже накрыли стол к обеду. Как и весь дом, она ломилась от всевозможного антиквариата: старинные картины в пышных рамах, прялка прабабушки, напольная фарфоровая ваза с влюбленной парочкой. Свое наследство мама трепетно оберегала, вздыхая над каждой вещью и бесконечно переставляя туда-сюда.
  В руках у мамы Гомза увидел отглаженный плащ, который она приготовила ему на праздник. Он непроизвольно скривился - идти на праздник он хотел в куртке с вышитым на рукаве рыцарем.
  - И не спорь, Гомза! Тебе непременно нужно надеть этот плащ! - Мама Гомзы нежно разгладила складки плаща рукой. - Посмотри, какая красота!
  Плащ был действительно красив: сшит из торкса (ткани из древесного волокна) и украшен сложным бисерным узором. Гомза представил, что он заявится на праздник в одежде, которая расшита темно-зеленым бисером, да к тому же распространяет аромат кедра, ну как девчонка какая-то. Зак, небось, весь вечер будет над ним издеваться.
  - Ну большой он! Я в прошлом году из-за него все время спотыкался. - Гомза поставил ефрейтора рядом с тарелкой и, сморщившись, посмотрел на плащ.
  - Ну так то было в прошлом году! - рассмеялась мама. - Ты же вырос! Астор, ты только посмотри на него!
  Она набросила на Гомзу плащ. Гомза прошелся по столовой широкими шагами - плащ был впору. Мама стала громко сетовать, что ливнасы не одеваются в нарядную одежду каждый день, как это было во времена ее родителей.
  - Вот лесные карлики - молодцы! Они до сих пор ходят в высоких цилиндрах и бархатных кафтанчиках каждый день! Вот бы древесникам у них поучиться! - назидательно добавила она и недовольно посмотрела при этом на мужа.
  Астор сидел в кресле и читал.
  - Я думаю, Фло, что они просто комплексуют из-за своего крошечного роста, - выглянул он из-за газеты.
  - Кстати, о карликах. Нужно не забыть разложить под корнями гостинцы для них. Астор, хватит читать газету, иначе мы ничего не успеем! - Фло суетилась около стола, раскладывая салфетки чуть наискосок от тарелок.
  Астор резко встал с кресла, свернул газету и бросил ее на журнальный столик.
  - Кто-то стал спиливать ветки с родовых деревьев, - мрачно сказал он, сложив руки на груди.
  Фло так и застыла с крышкой от супника в руке.
  - Святой Хидерик! Что же такое творится в лесу? Это что же, наш дуб теперь круглосуточно охранять надо? - она с грохотом закрыла супник и села на стул, всем своим видом показывая, что не начнет кормить семью, пока эти безобразия в лесу не прекратятся.
  - Мне кажется, это как-то связано с теплицей Протта... - сказал Астор, садясь за стол.
  Протт был обладателем четырех теплиц. Был он ливнасом-холмовиком и жил в долине в самом большом холме. Он, так же как и большинство холмовиков, продавал поначалу овощи в крошечном магазинчике. Постепенно его дела пошли в гору, он построил теплицы, пекарню, а совсем недавно - огромнейший магазин, в котором просто глаза разбегались.
  - Да уж, не зря наши предки говорили: от холмовика можно не ждать радости, а уж если холмовик богат - жди от него всевозможной гадости, - язвительно сказала Фло и стала наливать суп в тарелки.
  Часы мелодично пробили два часа. Гомза посмотрел на них и прикинул, что ждать ему меч еще целый год плюс пять часов. От этих подсчетов ему стало не по себе, даже аппетит пропал.
  - Ждать меча еще так долго! - тоскливо сказал он, гоняя ложкой кусочек картошки.
  - Не грусти, дружок! Что такое год по сравнению с вечностью! - улыбаясь, произнес отец, придвигая тарелку поближе.
  - Кстати, насчет вечности, - нахмурила брови мама. - Астор, эти твои эксперименты со временем мне порядком надоели! - Она с грохотом надела на супник крышку. - Что вы вчера с Греллем устроили в кабинете?
  Отец смущенно опустил глаза и стал ломать хлеб на кусочки - верный признак, что он нервничает.
  - Фло, милая, ты же понимаешь, что слово 'эксперимент' предполагает, что результат может быть каким угодно... - робко произнес он, выстраивая на столе из хлебных крошек пирамиду.
  - Каким угодно! - Лицо Фло покраснело от негодования. - Так значит, в следующий раз ты со своим другом можешь нас оставить без дома? В этом дубе живет уже седьмое поколение моего рода! Я вчера полдня потратила, разгребая твой кабинет. И прекрати крошить хлеб, какой пример ты подаешь сыну!
  - Нет, нет, нет! Только не сейчас! - Гомза замахал над головой обеими руками. - Только не перед праздником! Сейчас же помиритесь! - Он лукаво сощурил глаза. - А то плащ не одену!
  Фло и Астор рассмеялись.
  - Нужно говорить 'надену'! Читай побольше книг, дружок. В твоем возрасте ливнасу полагается разговаривать грамотно, - Астор назидательно поднял вверх указательный палец.
  - Ему просто нужен учитель словесности, такой же, как был у нашего главы леса Тилиана, - Фло зачерпнула ложкой суп и шумно на него подула.
  - Так разговаривать, как Тилиан, я никогда не научусь, - сморщил нос Гомза, вспоминая красноречивого Тилиана, которого можно было слушать бесконечно. Как можно было заливаться соловьем при такой толпе, Гомза просто представить не мог. Когда его маленького на день рождения мама поставила на стул перед многочисленной родней и попросила рассказать стишок, который у него обычно от зубов отскакивал, он почувствовал в горле удушающий ком и не смог выдавить из себя ни звука.
  - Выше голову, сынок! Ливнасы не любят слово 'никогда'. У тебя все получится. Тилиан рано потерял отца, и им с матерью пришлось перенести многое. Хлебали одну баланду из крапивы. Он тогда и предположить не мог, что станет главой леса, а его знаменитую речь на поваленном дереве увековечат на десятках картин, - Астор смахнул рукой пирамиду из хлебных крошек и отправил в рот.
   В дверь громко постучали.
  - Тетя Фло, это я! - раздался голос за дверью.
  - Шима! - Гомза вскочил со стула и побежал открывать дверь.
  Шима жила в том самом соседнем дубе. Она была в семье Эйче самая младшая и все время сравнивала себя со старшей сестрой, сильно переживая, что не так хороша, как Олесс. Шима была и впрямь не красавица: глазки-точечки, остренький нос и жиденькие косички, которые она маскировала увесистыми бантами. Они с Гомзой дружили очень давно, несмотря на то, что Шима была девчонкой. Она зашла в столовую и приветственно помахала всем рукой.
  - Вот, тетя Фло, это бабушка передала вам, - с этими словами она протянула Фло пучок травы с мелкими фиолетовыми цветами.
  - Бог мой, да это же мильверис! - Фло всплеснула руками, - Где она его раздобыла?
  - Вчера она ходила на Северную гору, - сказала Шима, усаживаясь на стул.
  - В такую даль? - Астор удивленно вскинул брови.
  Шима в ответ кивнула.
  - Сегодня утром выпила из него настой и говорит, что сил стало столько, что теперь хороводы будет водить наравне с молодыми. Это правда, дядя Астор? - Она повернула голову к отцу Гомзы.
   - Сущая правда, дружок, - ответил Астор. - Мильверис - удивительное растение. Раньше он рос почти под каждым деревом, но как только ливнасы стали срывать его без особой нужды, он исчез совсем. - Мой отец мне рассказывал, - он наклонился к ребятам и перешел на шепот, - что в годы великой засухи мильверис и молоко крылатого Авриса помогли ливнасам выжить. Когда в лесу не осталось ни одной ягодки, он пошел на север, в сторону болот. На полпути он совсем выбился из сил, упал в овраг и подумал, что пришел его смертный час. Но тут в небе что-то засверкало, и он увидел крылатого Авриса, о котором столько слышал! Аврис напоил его молоком и вытащил из оврага!
  Шима и Гомза сидели с широко раскрытыми глазами.
  - И он был точно такой же, как на открытках, что на празднике продают? - спросила Шима тоже шепотом.
  - Ну да - крылатая лань. И вся переливалась серебряным светом, даже смотреть больно глазам. Говорят, кто хоть раз попробует молока Авриса, никогда уже не будет прежним.
  - Никогда уже не будет прежним... - завороженно повторила Шима, теребя большой бант в руке.
  Тут в столовую зашла Фло, держа в руках большое блюдо с печеньем.
  - Подвигайтесь к столу, мои дорогие, - она поставила блюдо и стала наливать черпачком травяной чай в деревянные стаканчики.
  - Шима, дружочек, в вашей семье в этом году двойной праздник, не так ли? Сегодня и твой брат, и сестра получают дары!
  Шима закивала головой и откинула косички назад.
  - Да, у Олесс и Зака сегодня важный день. Только вот Олесс... - Она опустила глаза и стала вертеть в руках стаканчик.
  - А что с Олесс? - Фло положила черпачок и внимательно посмотрела на Шиму.
  - Неделю назад мама узнала, что она встречается с холмовиком... - Шима тяжело вздохнула. - Был большой скандал... Мама сказала, что она опозорила весь наш род. Надо же этому случиться прямо перед праздником! Никто дома не сомневается, что шкатулка ей достанется пустая...
  Над столом повисла тяжелая тишина. На празднике Большого дерева не только ливнасы-мальчики получали подарки. Королева ливнасов одаривала девушек, которым исполнилось семнадцать лет. Но для девушек это был скорее экзамен. Королева внимательно смотрела девушке в глаза, а потом дарила ей шкатулку. В шкатулке могло быть что угодно. Если увидит королева свет в глазах девушки, то найдет та после праздника в шкатулке или ожерелье из жемчуга, или кольцо с драгоценным камнем. Но это будут не простые украшения, а обладающие волшебной силой. Вместе с этим украшением девушка получает магические способности. Если же девица эти семнадцать лет растрачивала себя попусту, то и шкатулка будет пустой.
  - Бог мой, Шима, я понятия не имела, что у вас такое случилось! - сдавленным голосом проговорила Фло, прижав руки к груди. - Так из-за этого бабушка ходила за мильверисом?
  Шима в подтверждение кивнула и вся словно съежилась.
  - Вот что, милочка, давай-ка я схожу к твоей маме.
  Фло, громко вздохнув, поднялась и, набросив на плечи шаль, торопливо вышла. Когда за дверью стихли ее шаги, Шима вдруг громко разревелась.
  - Мне так жалко Олесс! - рыдала она, размазывая слезы по щекам. - Она уже три дня ничего не ест и все время сидит в своей комнате! А вдруг она умрет?
  Гомза и Астор одновременно вскочили со стульев и подбежали к Шиме. Астор достал из кармана платок и стал вытирать мокрое от слез лицо Шимы. Гомза схватил ее за руку и многозначительно сказал:
  - Я знаю, что тебе поднимет настроение! - и пулей вылетел из столовой.
  - Как ты думаешь, он побежал заваривать мильверис? - улыбаясь, спросил Астор, вытирая покрасневшее лицо девочки.
  - Нет, ловить Авриса,- Шима перестала плакать и тоже улыбнулась.
  Гомза забежал в свою комнату и вытащил из стопки альбомов самый большой, с голубой тисненой обложкой. Гомза и Шима вместе собирали открытки. У него коллекция была намного больше и, конечно же, в ней были редкие экземпляры. Он торопливо перевернул несколько листов и бережно достал одну открытку. Каждый раз, когда они с Шимой сидели здесь со своими альбомами, она всегда подолгу любовалась ею. На ней была изображена любимая рок-группа Шимы - 'Червивый орех'. В центре, с поднятыми вверх руками, стояла рыжеволосая солистка Ле Щина. Глаза ее были густо подведены яркой зеленью, в ушах болтались деревянные сережки в виде улыбающихся червячков. С разных сторон из-за нее выглядывали музыканты - Фун и Дук. Они строили забавные рожицы, стоя на одной ноге.
  Войдя в столовую, Гомза торжественно вручил открытку Шиме. Лицо Шимы засветилось от счастья.
  - Это мне насовсем? - пролепетала она, прижимая открытку к груди.
  - Нет, на семь минут и десять секунд, - сердито пробормотал Гомза. - Конечно, насовсем, на веки вечные.
  - Они же сегодня на празднике выступают! - забыв про слезы, Шима широко улыбнулась. - Пойду, покажу открытку Олесс!
  Девочка вскочила со стула и, прижимая ценный подарок к себе, побежала к двери. Было слышно, как она налетела в прихожей на ведро, в котором Фло хранила кедровые шишки, потом запуталась в занавеске у входной двери, и, наконец, в доме воцарилась тишина.
  - Ну что, сынок, выпьем еще травяного чая? - Астор налил в стаканчики ароматную жидкость. - Подумать только, - произнес он, глядя на пучок травы, лежащей на столе. - Как рано в этом году зацвел мильверис...
  - Пап, а почему встречаться с холмовиком так ужасно? - спросил Гомза, откусывая печенье.
  Астор задумчиво почесал подбородок.
  - Видишь ли, сынок, древесники и холмовики всегда жили раздельно, уж слишком мы разные. Мне тоже трудно понять ливнасов, которые почти все время проводят в своих огородиках, выращивая морковку и бобы, и впадают на зиму в спячку. Хотя, думаю, и среди них есть хорошие ливнасы. Герика, из южной части леса в прошлом году вышла замуж за холмовика, хотя вся ее семья была против. Поговаривают, несладко ей живется, да и разве сравнишь ее березу с холмом? А в лесу муж ее жить не смог, сколько ни пытались его на обрыв затащить, все напрасно!
  Гомза вспомнил огромную возвышенность на востоке леса, которая заканчивалась резким обрывом. За этим обрывом простиралась долина холмовиков, усеянная холмами, в которых они жили. Холмовики очень боялись высоты, поэтому в лес попасть не могли.
  - Старые ливнасы говорят, что за все время существования леса холмовиков, которые здесь были, можно было по пальцам перечесть, - продолжил Астор.
  - Надо же! - удивленно сказал Гомза. - Мне трудно себе представить, что можно не уметь лазить по скалам и деревьям!
  - Поговаривают, что у них ноги трясутся от страха, даже когда им приходится подстригать траву на крыше своего холма! - воскликнул Астор, размешивая чай в стаканчике.
  - А фигурки у них здорово получается делать, - сказал Гомза, посмотрев на ефрейтора, что стоял напротив тарелки.
  - Безусловно, они прекрасные мастера. Говорят, неделю назад в городке холмовиков, чуть ниже центральной площади, открылся огромный магазин 'Зеленые холма'. Чего там только нет! Конечно, их еда тяжеловата для наших желудков, но говорят, что очень вкусно!
  У Гомзы загорелись глаза, он заерзал на стуле.
  - Знаю, знаю, что ты сейчас скажешь. - Астор встал из-за стола. - После праздника, когда поеду в долину, я возьму тебя с собой, и мы обязательно туда зайдем.
  Гомза от радости чуть не поперхнулся печеньем. Астор стал подниматься по лестнице, направляясь в свой кабинет. Гомза, подпрыгивая, последовал за ним. Он просто обожал кабинет отца. Там было много интересных книг, которыми он зачитывался.
   Астор открыл дверь, на которой висела круглая табличка с его инициалами: 'А. О.' - Астор Оэкс, и они вошли внутрь.
   Прямо напротив двери на стене висел пергамент с изображением генеалогического древа рода Фло, который начинался от начала времен. Справа от входа, у окна, стоял рабочий стол отца. На столе аккуратной стопочкой лежали бумаги, стояла чернильница с пером, песочные часы и фарфоровая статуэтка короля ливнасов Хидерика VII. В центре стола лежала книга с длинным названием: 'Все настои и отвары трав, известные с прошлого века'. Из книги торчала большая закладка с изображением пожилого ливнаса в очках, склонившегося над раскрытой книгой. Рядом на стене висела огромная карта звездного неба, карта Изельвиля, и в углу стоял телескоп. Дальше шли большие стеллажи, набитые книгами, а самый последний был заставлен разнокалиберными пузырьками, банками, коробками с травами, всевозможными порошками. Ковра с длинным ворсом на полу не было, видимо, мама его постирала, и теперь он сушился на солнышке на втором ярусе. На противоположной стене висело три картины в позолоченных рамах. На одной был изображен сход ливнасов на большой поляне, на другой - красивый еловый пейзаж. А третья была портретом дедушки. Он был в развевающемся плаще, с мечом Ингедиаль, на вершине скалы. Усы у него были лихо закручены, а глаза возбужденно блестели.
   'Наверно, он только что совершил какой-то подвиг', - каждый раз думал Гомза, глядя на эту картину. На окне, на самом верху занавески, словно гроздь винограда, висела, завернувшись в свои крылышки, летучая мышь. Как эта мышь оказалась в доме, так никто и не понял, скорее всего, она влетела в окно, где плохо закрывалась рама. Гомза уговорил маму оставить ее жить у них, летучая мышь получила имя Акрукс - альфы Южного креста. Но звали ее просто Рукс. Мышка оказалась довольно смышленая, а как внимательно она слушала все, что ей говорили! Так и казалось, сейчас что-нибудь скажет в ответ. По вечерам, когда Гомза с Астором на верхнем ярусе смотрели в телескоп, Рукс часто сидел на чьем-нибудь плече, резко вздрагивая крыльями.
  Отец сел в кресло и стал перебирать бумаги на столе, а Гомза подошел к окну посмотреть, что происходит на улице.
  Весна в этом году выдалась ранняя, многие растения распустились раньше срока. Кроны деревьев были подернуты нежно-зеленой дымкой - вот-вот распустятся почки. Солнце медленно скользило к западу, окрашивая бирюзовое небо причудливыми красками. Его лучи осветили верхушки деревьев ярко-оранжевым светом. В золотистых лучах кружились две бабочки, танец их был простой и незатейливый, но Гомза не мог оторвать от них взгляд. Потом он увидел маму, спешащую домой. Рукс зашевелился над его головой и уставился на Гомзу сонными глазками.
  - Вставай, дружище, - Гомза пощекотал ему крылышки, - а то проспишь весь праздник!
  Фло, тяжело дыша, вошла в кабинет и, нервно теребя кончики шали, стала ходить взад и вперед.
  - Какой кошмар! - громко произнесла она трагичным голосом. - Кто бы мог подумать, что у семейства Эйче может случиться такое!
  Она в растерянности остановилась перед портретом дедушки, как будто намеревалась услышать от него четкие объяснения.
  - Олесс! - четко, почти по буквам произнесла она. - Самая красивая девушка западной части леса! И холмовик! На Хильдану смотреть страшно, Олесс забаррикадировалась в своей комнате, Зак с Шимой отсиживаются на чердаке, Флан за неделю истратил годовой запас корня валерианы. Господи, если бы не бабушка!.. - Она прижала руки к груди. - Я не знаю, что бы было!
  Фло шумно села в кресло, которое ей уступил Астор.
  - Мало того, что она раздобыла мильверис, она уже успела приготовить из него отвар и сейчас поит им всю семью.
  Фло схватила со стола бумаги Астора и стала ими обмахиваться как веером.
  - Бедная девочка! Кому теперь она будет нужна с пустой шкатулкой! А ведь какая красавица! А сколько древесников за ней бегало! Хильдана ее уговаривает сбежать к дальним родственникам. Но Олесс ничего слышать об этом не желает, только и слышно из-за двери - Никуда не побегу. Господи, какой позор!
  - Фло, может быть, на самом деле не все так ужасно? - задумчиво произнес Астор.
  Фло очень серьезно посмотрела на него.
  - На самом деле я не представляю, что будет с Олесс, - мрачно проговорила она, тяжело вздохнув. Тут она внимательно посмотрела на дверь, нахмуривушись. Потом быстро встала и резко ее распахнула.
  За дверью стоял Нисс - брат Астора.
  - Приветствую благородное семейство Оэксов, - медленно произнес он, криво ухмыляясь.
  - Так, Гомза, пора одеваться на праздник! - строго сказала Фло и, сухо кивнув Ниссу, вышла. Гомза, помахав дяде рукой, побежал вниз, оставив братьев в кабинете вдвоем.
  Нисс жил в осине в юго-западной части леса. Они с Астором, хоть и были братьями, совсем не были похожи, ни внешне, ни по складу характера.
   Астора очень часто сравнивали с ливнасами-завоевателями, которые в незапамятные времена приплыли к берегам дикой природы и тут же ее покорили, основав крошечное королевство высоко в горах. У него был редкий тип лица, который мгновенно дружески располагал к себе - светлые выгоревшие волосы, синие, смотрящие вдаль глаза и маленькая бородка, обрамлявшая обветренное лицо. Так и казалось, что вокруг него вьются какие-то загадочные истории, а в рабочем кабинете спрятана как минимум парочка сундуков с таинственными кладами.
   Нисс был очень худым и вытянутым, любая одежда смотрелась на нем болтающимся мешком. Он почти всегда сутулился, слегка прихрамывал на левую ногу и напоминал крадущуюся тень. Редкие русые волосы были заплетены в тоненькую короткую косичку, которую украшала шишечка туи, сморщенная и бесцветная. Светлые глаза как будто полиняли, приобретя неопределенный цвет, и смотрели на мир холодно и безразлично - как пустые витрины магазинов. Но самым нелепым в его образе были крошечные усики, которые по его собственному мнению придавали ему львиную долю мужества, а на самом деле выглядели так, словно кто-то в спешке мазнул по его верхней губе грязным пальцем.
  Нисс медленно прохромал к столу и стал разглядывать книгу.
  - Мало тебе почестей, Астор, - произнес он с сарказмом, - ты у нас еще травником решил стать! Не боишься стать похожим на него? - он ткнул пальцем в закладку со старичком.
  - Меня в последнее время мало что пугает, Нисс. - спокойно ответил Астор.
  Нисс скрестил руки на груди и облокотился на стеллаж с книгами.
  - Я бы тоже был героем вот с этим, - он кивнул головой в сторону пергамента с генеалогическим деревом. - И с этим! - он развел руками вокруг. - А когда живешь в полусгнившей осине, поверь, не до геройства. Ты просто удачно женился, Астор.
  - Что тебе мешает сделать то же самое? - Астор взял книгу и поставил ее на верхнюю полку стеллажа.
  Это была больная тема Нисса. Несмотря на его усердные старания, ни одна девушка не ответила ему взаимностью.
  - Ну... - протянул он. - Фортуна, дама капризная... - Он взял со стола бумагу с астрологическими расчетами. - Что там происходит на небе, Астор? Когда боги сойдут на землю и осчастливят нас, простых смертных? - он театрально закатил глаза.
  - Я думаю, Нисс, ты способен сам себя осчастливить, - тихо сказал Астор, складывая бумаги в стопку.
  Нисс презрительно поморщился.
  - Да... ты как всегда прав. Знаешь, я действительно сегодня себя осчастливил.
  Он полез в карман и достал оттуда печенье в яркой упаковке. На упаковке был нарисован улыбающийся холмовик с огромной клубникой в руках.
  - Был сегодня в 'Зеленых холмах'. Ты не поверишь, они продают свежую клубнику в марте месяце!
  Рукс зашевелил крыльями и сонно уставился на Нисса.
  - Ну и урод... - Нисс отпрянул от занавески, зацепился ногой за телескоп и чуть не растянулся, вцепившись мертвой хваткой в краешек стола.
  Внизу раздался сердитый голос Фло.
  - Астор, нам скоро выходить, а ты еще не одет!
  - Извини, Нисс, нужно собираться, - Астор сложил все бумаги в стол и задвинул ящик.
  Нисс иронично усмехнулся и, прихрамывая, пошел к двери.
  - А ты, собственно, зачем приходил? - спросил его Астор, когда они спускались по лестнице.
  - Хотел предложить кое-что, - уклончиво ответил Нисс, - поговорим на празднике.
   Гомза и Фло стояли внизу в праздничных нарядах. Нисс молча проскользнул между ними и скрылся в сумерках леса. Фло неодобрительно посмотрела ему вслед. Она была в ярко-синем платье, поверх которого набросила свою любимую шерстяную шаль, края которой отделала мехом соболя. На левой руке у нее блестел золотой браслет - дар королевы, который она получила в восемнадцать лет. Все в лесу точно знали - руки у Фло были золотые, хозяйка она великолепная.
  Наконец появился Астор в светло-зеленом праздничном плаще из торкса можжевельника.
  - Давай зайдем за соседями, - засуетилась Фло, - им сейчас нужна поддержка.
  В доме Шимы все суетливо собирались. Мильверис сгладил скандал, и только сильный запах валерианы напоминал о нем. Все толкались в прихожей, наступая друг другу на ноги и подскакивая к большому зеркалу, что стояло у самой двери. Только Олесс стояла в сторонке у окна, вытянутая как струна и серьезная. Лицо ее немного осунулось, но выглядела она просто великолепно.
  - Я вижу, что дух у девочки не сломлен... - прошептал Астор на ухо Фло.
  - Зато жизнь сломана, - пробурчала та в ответ, аккуратно поправив сбившуюся шаль.
  Когда вышли на улицу, настроение у всех было очень разным. Олесс тут же рванула на всех парах вперед и семенящая бабушка еле за ней поспевала. Шима галдела про выступление 'Червивого ореха', а Зак, ни о чем другом кроме своей предстоящей благодарственной речи думать не мог. Флан, от которого за версту разило валерианой, оживленно рассказывал Астору про системы противопожарной безопасности и их разновидности. Фло вела под руку маму Шимы - Хильдану. У нее были красные от слез глаза, она то и дело всхлипывала, держась за сердце. Да-а-а, подумал Гомза, хорошенькое начало праздника, а все потому, что сегодня пятница.
  
  ** ** ** ** ** ** ** ** ** ** **
  Если пойти по тропинке от озера на север, то минут через пять можно попасть на небольшую поляну, окруженную высоким кустарником. Вокруг этой поляны тропинка делала большую петлю, после чего, извиваясь, исчезала в густом ельнике. Среди множества деревьев, растущих там, выделяется ольха с широким стволом, который к середине дерева раздваивается. Живут там сестры-двойняшки, древесницы - Роффи и Лерр, точнее было бы сказать, только Роффи, потому что Лерр уже целый год путешествует.
   Утреннее солнце заглянуло в восточный ствол, как обычно, около семи. Роффи проснулась оттого, что весенний ветер распахнул створку окна, ворвался в комнату и перевернул рамку с фотографией. Роффи села в кровати потягиваясь и обвела взглядом комнату. Кружевные занавеси плясали в порывах ветра, комната была наполнена золотистым светом нового дня.
  - Доброе утро! - сказала Роффи сама себе и встала с кровати. Зевая, она подняла фотографию и аккуратно поставила ее на место. Этот снимок она получила совсем недавно. Лерр посылала ей фотографии почти каждую неделю, и Роффи могла лицезреть путешествующую сестру во всех ракурсах. На последнем снимке сестра стояла на какой-то площади с раскинутыми руками, вся облепленная голубями. Ее счастливое лицо как бы утверждало, что домой возвращаться она не торопится. Роффи вздохнула и поставила рамку к другим снимкам, с которых отовсюду улыбалась сестра. На долю секунды ей показалось, что в ее комнате живет целая армия счастливых веселящихся Лерр и это, пожалуй, многовато для нее одной, задумчивой и тихой. Роффи сгребла в охапку фотографии, все, кроме последней, и, шлепая босыми ногами по полу, пошла в западный ствол - резиденцию Лерр.
  Она прошла коридор, украшенный нацарапанными черными картинами в изящных рамах и распахнула тяжелую дверь в гостиную. Комната была небольшая, но уютная и обставлена со вкусом. В центре стоял рояль, накрытый чехлом, диван и кресла прятались под покрывалами. Повсюду на стенах висели картины, написанные сестрой. Лерр очень любила импрессионизм, поэтому картины ее были немного странные, но, в общем-то, красивые. Знатоки говорили, что ее работы отмечены печатью индивидуальности и изысканной гармоней красок. Особенно приводил в восторг всех портрет отца, которого Лерр нарисовала с синим лицом. Кроме того, на голове у него вместо шляпы был цветочный горшок. Несмотря на все это, его узнавали и даже шутили, что видимо, показаны масштабы синяка на лице, если вдруг свалится горшок на голову. Так и звали его почти целый месяц - Господин Большой синяк.
  Прошли те времена, когда сразу после отъезда сестры она не знала, куда себя деть. Тогда Роффи не могла ни есть, ни спать. Она часами ходила по лесу, так как возвращаться в пустой дом ей было страшно. Когда они жили вдвоем, в доме всегда было шумно, такой уж характер был у ее сестры. У нее были бесконечные приемы и вечеринки. Лерр всегда любила быть в центре внимания, поэтому развлекала гостей пением и игрой на фортепиано. А сейчас во всем доме стояла такая гнетущая тишина, что Роффи лихорадочно стала придумывать себе развлечение на свежем воздухе.
  Первое, что пришло ей в голову - взять этюдник сестры и отправиться подальше от дома. Рисовать она любила, но все как-то руки не доходили. Роффи стала рисовать пейзаж, старательно выводя серые голые стволы, которые длинной цепочкой тянулись к озеру. Получилось так себе - пейзаж напоминал длинную очередь болотных оборванцев, что стоят в харчевню Вурзеля за элем. Зато второй пейзаж вышел куда лучше, и вдохновленная Роффи забиралась с этюдником все дальше и дальше от дома.
  Вот и сегодня, обрадовавшись, что нет дождя, Роффи завтракала, поглядывая в окошко. Она надела свое любимое платье в зеленый горошек с кружевным воротничком и фетровую шляпку с сухими маргаритками, потом посмотрела на свое отражение в зеркале и, немного подумав, отогнула поля шляпы вверх. Ее лицо тут же осветилось утренним солнцем, и у Роффи возникло ощущение, что она сняла с себя густую вуаль. Вчера в горах она промерзла до костей, поэтому сегодня решила одеться проще, но потеплее. Она достала с антресолей сапоги и старенький плащ на теплой подстежке и взглянула на себя в зеркало. Отраженный в зеркале, плащ выглядел еще хуже. Четко было видно крупную заплатку, прошитую для надежности жирным крестиком посредине, отчего она скорее напоминала аппликацию-окошко - не хватало только горшка с геранью в углу.
  Вот уже целый месяц Роффи рисовала горный пейзаж. Она выбрала уединенное место, далеко, почти у Северных гор. Наспех собрав бутерброды в холщевую сумочку, Роффи двинулась в направлении гор, напевая тихонько незатейливую мелодию. По дороге ее догнал аптекарь Фабиус. Он шел в сторону болот с сачком и большой стеклянной банкой. Какое-то время они прошли вместе, обсуждая праздник весеннего равноденствия, который все с нетерпением ждали. Потом Фабиус свернул на северо-восток, и дальше Роффи продолжала свой путь в одиночестве.
  Когда через сорок минут она добралась до места, солнце уже поднялось высоко над горизонтом. Роффи поставила этюдник, который сильно ей натер плечо, на склоне горы, посмотрела вокруг, и в ее груди даже дыхание перехватило от восторга. Высокие горы, поросшие густым ельником, были залиты золотым солнечным светом, при этом ели казались красными, а небо зеленым. Как будто картина Лерр, весело подумала Роффи. Она в восторге раскинула руки, и, как обычно, крикнула во весь голос:
  - Доброе утро, горы!
  И застыла, готовясь услышать эхо. Это был ее ритуал, обмен приветствиями с природой. Но вместо этого вдруг услышала:
  - Доброе утро, Зеленый горошек!
  Глаза Роффи стали круглыми от удивления, она обернулась и увидела перед собой высокого ливнаса, стоявшего у самого обрыва.
  - Грелль! - Он приветственно протянул ей руку.
  Роффи смущенно подала свою ладошку и почувствовала приятное тепло от ладони Грелля.
  - А я Роффи, - тихо сказала она и зарделась, так как Грелль был чрезвычайно хорош собой: смуглый, с большими черными глазами и тяжелыми прядями темных волос. Она с ужасом вспомнила, что на ней надета старомодная шляпка с сухими маргаритками, которые собрали, должно быть, еще в прошлом столетии. К тому же практичный теплый плащ ловко спрятал достоинства ее фигуры, сделав ее похожей на бочонок для засолки капусты, а сапоги были полностью покрыты рельефной грязью, зрительно сливаясь с грунтом - словно она была совсем без ног. Так что неудивительно, что незнакомец назвал ее горошиной. Очень тонко подметил, подумала Роффи, сгорая от стыда.
  - Роффи - Зеленый горошек... - задумчиво произнес Грелль, внимательно рассматривая девушку. - Что занесло вас в такую глухомань, любовь к живописи, горам или уединению?
  - Все вместе, - ответила Роффи, открывая этюдник и аккуратно раскладывая тюбики с краской.
  В руке у Грелля она заметила объемный пучок мать-и-мачехи.
  - А вы собираете травы? - девушка поставила подрамник с холстом на этюдник и, сняв перчатки, достала кисти разного размера.
  Грелль посмотрел на пучок травы в руке и утвердительно кивнул.
  - В горах травы особенные... кстати... вам мильверис не попадался?
  - Мильверис? А не рановато? - Роффи стала выдавливать краску на мольберт, отшвыривая ногой камушки.
  Грелль смотрел, прищурив глаза на картину Роффи.
  - Бог мой, какая красота... - тихо сказал он, разглядывая полотно.
  Роффи так разволновалась, что ни с того ни с сего вдруг смешала охру золотистую с кобальтом зеленым, получив увесистый комочек грязи.
  'Ну вот, что мне теперь с тобой делать?' - обратилась она мысленно к колористическому абсурду, в растерянности повесив руки.
  И в этот момент порыв ветра подхватил ее фетровую шляпку и понес вниз. Шляпка с достоинством сделала прощальный круг и, шелестя сухими маргаритками, понеслась навстречу неизвестности, в ущелье.
  - Моя шляпка... - прошептала Роффи, глядя на то, как гордо удаляется ее головной убор.
  - Не волнуйтесь, я сейчас ее достану! - закричал Грелль, устремляясь вниз, и прежде чем Роффи успела что-то ответить, скрылся за утесом.
  - Не надо! - прокричала она вслед ему. - Там очень крутой склон!
  Но Грелль был уже далеко. Роффи подошла к краю утеса и посмотрела вниз. Там было глубокое ущелье с мелкой извилистой речушкой посредине. Грелль ловко прыгал с одного камня на другой, спускаясь вниз. Видно было, что он хорошо знает эти места. Девушка закуталась в плащ и села на большой валун. Прямо над ее головой высоко в небе парил орел.
  Через полчаса она сидела в своей шляпе, они с Греллем ели ее бутерброды. Роффи весело смеялась, слушая рассказ симпатичного ливнаса о том, скольких чудовищ он победил, пока искал ее шляпу. Ее смех, подхваченный эхом, рассыпался по ущельям веселыми горошинами, такими же, как на ее любимом платье.
  Вечером, когда Грелль проводил ее до дому, Роффи нашла в почтовом ящике письмо от Лерр. Это была свежая фотография. На ней Лерр стояла под пальмой со связкой бананов в руке. Сбоку была пририсована стрелка, и размашистый почерк Лерр извещал: 'Это бананы'.
  И тут Роффи сделала совершенно не свойственную ей вещь. Она взяла карандаш и нацарапала рядом: 'Черт возьми, я знаю!'
  
  * * * * * * * * *
  Фабиус [Инесса Шипилова]
  Маленькая болотная кикиморка сидела на кочке, обхватив руками колени. После того, как бабушка ее отшлепала, и без того плохое настроение было испорчено окончательно. Надо же, думала она, я, такая молодая, красивая... в этот момент она поправила свои взъерошенные зеленые косички... да, такая умная и образованная, вынуждена жить такой серой неинтересной жизнью. Почему некоторым повезло родиться в лесу, в чудесном раскидистом дереве, а ее угораздило появиться на свет в какой-то паршивой болотной кочке? Она обвела взглядом вокруг. Повсюду простиралось болото с торчащими из него кочками, да камышами. На соседнюю кочку прыгнула лягушка и уставилась на нее желтыми глазами. Кикиморка показала лягушке язык и крепче обняла замерзшие колени.
  Вдобавок у нее прохудились резиновые сапоги, когда она напоролась на огромную колючку и теперь в них весело плещется вода. Почему? - она снова бросила гневный комок мыслей в пространство - я должна все время, круглый год, ходить в этих уродливых сапогах? Разве это не преступление прятать такие красивые ножки...тут она достала из сапога мокрую, посиневшую от холода ногу...ну конечно, такие ножки нужно обуть в красивые хрустальные туфельки, ну или на худой конец сошли бы и кожаные. Она снова засунула ногу в холодный сапог и тихо выругалась. Вот найти бы гору бриллиантов...она мечтательно закрыла глаза...и представила себя восседающей на вершине огромной сверкающей горы. Она непременно станет самой богатой кикиморкой! И когда ее младший брат попросит у нее, пусть даже самый крохотный бриллиантик, она лишь злобно рассмеется ему в лицо! Кто вообще придумал этих младших братьев, думала кикиморка с раздражением, только успела представить богатство - он тут, как тут.
  Недалеко она увидела тощего хромоногого ливнаса со смешной косичкой. Он тихо разговаривал о чем-то с двумя оборванцами, живущими в болотных кустах. Один из них все время размахивал руками и громко смеялся. Потом все трое ушли в сторону леса.
  Вот и все развлечение, грустно подумала кикиморка, так будет каждый божий день, дырявые сапоги, лягушки, хромоногие незнакомцы и знакомые оборванцы, сопливый младший брат и бабушкины выволочки. Она уж было начала представлять себя преждевременно увядшей средь кочек и комаров, как вдруг увидела приближающуюся фигуру пожилого ливнаса.
  'Надо же, - подумала кикиморка, - не хромает, и одежда не оборвана, вполне приличный господин. Даже с очками', - добавила она, когда он подошел поближе.
   Ливнас был высоким и худым, длинные руки с большими ладонями торчали из рукавов. Он слегка сутулился, а может, это только казалось из-за шарфа, накрученного вокруг шеи в несколько обхватов. Темные глазки, спрятавшиеся за стеклами круглых очков, смотрели настороженно и чуть-чуть виновато. Кустистые брови были похожи на разводные мосты, которые так и не соединились, замерев в немом изумлении. Седые кудряшки волос непослушно торчали во все стороны, делая его похожим на огромный одуванчик.
  Незнакомец держал в одной руке большую банку, а в другой длинный сачок. Ливнас внимательно посмотрел на кикиморку поверх очков и, улыбнувшись, сказал:
  - Приветствую тебя, дитя природы!
  Кикиморка заерзала на кочке и торопливо ответила:
  - Вы, наверное, меня, дяденька, с кем-то спутали, мою маму Фисой звали.
  Ливнас поставил банку на кочку и тихо засмеялся.
  - В самом деле? Ну а тебя как зовут?
  Кикиморка подскочила на ноги и бойко ответила:
  - Имя мое Эсмигунда Виргитта Герминтюса!
  Ну не говорить же этому почтенному господину, что ее зовут просто Баська.
  - Надо же, - удивился ливнас, - как длинно! Герминтюса, значит, - он задумчиво почесал подбородок. - А можно, я тебя буду звать просто Тюса? Видишь ли, я так стар, что, боюсь, мне не запомнить такое сложное имя.
  - Конечно, можно! - кикиморка сделала снисходительный жест и шаркнула ножкой. Вода в этот момент в сапоге чавкнула, и из дырочки потекла тонкая струйка воды.
  - Где же ты, Тюса, так ноги промочила? - сочувственно спросил ливнас.
  - Клад искала, - серьезно ответила кикиморка, стряхивая с себя сухую траву. - Вы ведь тоже сюда за кладом пришли, так ведь? - спросила она, кивнув на его огромную банку.
  Ливнас засмеялся так, что чуть не уронил очки в болото.
  - Видишь ли, дорогое дитя - проговорил он, вытирая слезы рукавом пиджака, - клады в прозрачных банках носить опасно, поэтому пришел я за пиявками.
  - За пиявками! - кикиморка запрыгала на одной ноге. - Ой, здорово! Пойдемте, я вам такое место покажу!
  Через час, когда они вместе наловили полную банку пиявок, кикиморка знала про ливнаса почти все.
  - Ой, как это, наверное, интересно - работать в аптеке! - она мечтательно закатила глаза. - Возьмите меня к себе работать, дядюшка Фабиус! - вдруг неожиданно для себя самой, выпалила она. Я согласна на любую работу!
  Фабиус серьезно посмотрел на кикиморку.
  - Именно сегодня утром, - сказал он, медленно произнося слова, - я подумал о помощнике. Руки стали уставать толочь ингредиенты. А как освоишься, будешь выполнять более сложные операции. Только нужно согласие твоей бабушки.
  У кикиморки от счастья просто кругом пошла голова. Интересно, что такое ингредиенты? Наверняка драгоценные камни, наподобие брильянтов!
  Когда они с Фабиусом зашли в кочку, она выпалила опешившей бабушке:
  - Бабушка, отпусти меня в лес на работу, я буду толочь в ступе драгоценные камни и оперировать больных!
  Кикиморка сложила руки на груди и вся светилась от счастья, что в ее речи появилось столько умных слов.
  Бабушка устало махнула рукой и, вытирая со стола крошки, пробурчала:
  - Иди куда хочешь, все равно толку от тебя никакого. Адрес оставь на всякий случай. А Вы ей там спуску не давайте, чуть что - хворостиной!
  Кикиморка наспех собрала вещи и, скорчив рожу ошалевшему брату, гордо пошла навстречу такой манящей взрослой жизни.
  Ну вот, думала она, теперь я Тюса. А Баську, вместе с дырявыми сапогами она решила навсегда похоронить в мутных болотных водах.
  
  * * * * * * * * * * *
  
  Семья ливнасов-холмовиков Хюгельс всегда просыпалась до восхода солнца. Сейчас работы было невпроворот, ведь они совсем недавно вышли из зимней спячки. Отец семейства пожилой ливнас Керн чинил оконную раму. Два его сына - Лемис и Йон - разгружали телегу с камнями, а дочь Хита и жена Маура сеяли в грядки семена.
   Керн довольно посмотрел на груду камней посреди двора.
  - Нужно будет еще раз съездить, - сказал он сыновьям. - Этого не хватит.
  Йон почесал затылок и пошел открывать ворота. Лемис взял лошадь под уздцы и повел ее на улицу.
  - Ну-ка, Хита, пойди в дом посмотри, не подошла ли опара! - сказала Маура дочери вполголоса. - Да... еще не забудь там зеркала тряпкой протереть, такие захватанные, что срам один!
  Она разогнула спину и бросила мешочек с семенами на грядку. Хита молча проскользнула в дом, прекрасно понимая, что родителям просто нужно поговорить, ведь зеркала она вчера натерла до блеска.
  Маура медленно подошла к Керну, вытирая пот со лба концом повязанного платка.
  - Старший-то наш, сегодня сам не свой, - тихо проговорила она, растирая рукой свою поясницу. - Не иначе как из-за этой девчонки-древесницы.
  - Если ты заметила, он у нас с рождения такой! - грубо ответил Керн, не отрываясь от работы.
  - Не надо было называть его этим странным именем! - вспылила Маура. - Так я и знала, что советы этого приблудшего монаха до добра не доведут!
  - Не в монахе дело, - сердито вскрикнул Керн. - Пороть его нужно было чаще! Чтобы меньше за своими книжками сидел!
  Он уронил шуруп в траву и громко выругался, потому что понял, что там ему его не найти.
  - Никто в моем роду отродясь книжек не читал! - взволнованно пробормотала Маура. - Я, хоть убей меня, не пойму, как можно часами сидеть перед листком бумаги? Что в этом интересного? - Она недоуменно вскинула брови. - Вот и влюбился не как все нормальные холмовики. Нет, чтобы нос свой повернуть на Капи, соседку нашу, какая девочка хозяйственная, тихая и скромная! Надо было сюда лесным чертям прислать эту окаянную древесницу, разрази ее гром!
  Маура сняла с себя фартук и в сердцах швырнула его на скамейку.
   - Конечно, - продолжила она, - красотой своей она затмила всех холмовичек сразу, но ведь делать то она наверняка ничего не умеет! Ты видел, какие у нее руки? - Маура села на скамейку и закрыла рукой лицо от солнца.
  - Где ж не видеть, - сердито проворчал Керн, яростно вкручивая шуруп. - Я вот что тебе скажу, Маура, - он отошел от окна и тоже сел на скамейку, - девчонка эта, примерно как картина, вещь красивая, но совершенно бесполезная.
  Тут он со злостью наступил ногой на проползающую гусеницу.
  - В этом году нужно опрыскать сад, - раздраженно сказал он.
  - Мама, я уже замесила тесто! - Крикнула Хита, выглядывая из дома. Маура со вздохом встала и медленно побрела в дом.
  В это время на берегу реки, Лемис и Йон складывали в телегу круглые камни. Лемис был весь погружен в свои мысли и, безостановочно болтающий Йон, то и дело его оттуда вытаскивал.
  - Эй, Лемис! Я говорю, камней достаточно! Лошадь надорвется!
  Йон подошел к брату и внимательно посмотрел ему в глаза.
  - Ты о той девчонке думаешь?
  Лемис молча кивнул. Йон подобрал маленький камушек с земли и зашвырнул его в воду.
  - Ее уже три дня не выпускают, - сказал Лемис, поправляя вожжи. - Вчера голубь принес от нее письмо.
  Йон подобрал еще один камушек и стал подкидывать его в руке.
  - У них же там сегодня пиршество, готовятся, поди.
   Лемис отрицательно замотал головой.
  - Просто узнали, что мы встречаемся.
  Йон с размаху запустил камушек и, прищурившись, смотрел, куда он упадет.
  - Знаешь, Лемис, выброси все из головы. Девчонок вокруг полно, ты видел, как соседка на тебя смотрит? А с этой древесницей ничего у тебя не получится.
  Он подошел к телеге и стал поправлять валуны.
  - Ну, приведешь ты ее к нам в дом, а дальше что? Она же, как заморская принцесса вся расфуфыренная, думаешь, она будет полоть в огороде сорняки? - Йон иронично ухмыльнулся. - Эти древесники очень странные, - добавил он уже серьезно, - может оно и к лучшему, что мы не можем к ним в лес попасть. У них там такая чертовщина происходит, что холмовики, попав туда, сходят с ума.
  Лемис задумался, скрестив руки на груди.
  - И потом, - продолжал Йон, - вспомни Герику с соседней улицы. Какая любовь у них была с Пином, а теперь на нее посмотри! Только про свой лес и талдычит, опять в свою березу просится. Ходит нерасчесанная с заплаканными глазами, а ведь старые холмовики их предупреждали.
  Братья сели в телегу и медленно поехали.
  - Знаешь, Йон, Олесс мне говорила про какие-то шкатулки. Если ей на празднике достанется пустая, все против нее ополчатся, - нахмурившись, сказал Лемис.
  - А я тебе что говорю! - ухмыльнулся Йон, - они там в своем лесу сами в зверей превратились! Это же надо, из-за какой-то паршивой шкатулки, так обращаться с девушкой! Вот что я тебе скажу, братец, - Йон похлопал Лемиса по плечу, - пригласи-ка ты к нам сегодня Капи на чай, она будет просто счастлива!
  Он громко захохотал и тряхнул поводьями.
  Когда они вошли в дом, стол был уже накрыт к обеду.
  - Ну-ка быстро руки мыть и за стол! - скомандовала Маура.
  Отец сидел в центре стола, мрачно почесывая бороду. Лицо у него было грубоватым, словно наспех вырубленным топором. Русые волосы, почти не тронутые сединой, гладко зачесаны назад.
  Хита наполнила всем тарелки с борщом, пододвинув тарелку с соленьями поближе к Керну.
  Тот не сводил глаз с задумчивого Лемиса, который рассеянно мешал ложкой борщ.
  - Ну, - произнес Керн, отламывая ломоть хлеба, - как в этом году река, сильно разлилась?
  Лемис по-прежнему гонял в тарелке лист петрушки.
  - Сын! - гаркнул Керн, стукнув ладонью по столу, - я тебя спрашиваю!
  Лемис вздрогнул и выронил ложку.
  - Извини, отец, я не слышал, - тихо произнес он.
  - Я вижу, что ты ничего не слышишь, - язвительно сказал Керн. - Выброси эту девицу из головы! - Он смахнул кусочек капусты с бороды и резко отодвинул тарелку. - Что в ней такого особенного? - не помня себя от злости, заорал он так, что Хита вжала голову в плечи.
  Лемис положил ложку и, глядя в глаза отцу, спокойно ответил:
  - Я ее люблю.
  Маура охнула и прикрыла ладонью рот.
  - Любишь, значит...- отец откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди, - и что же ты собираешься делать дальше?
  - Я пока не знаю...- Лемис посмотрел на брата, но тот засунул в рот пирожок и смотрел в окно на птичек.
  - А ты вообще в курсе, что прежде чем что-то делать, надо подумать, а не наоборот? - отец смотрел на него, ухмыляясь. - Ты хоть представляешь, кто такие древесники?
  - Они говорят, что к ним на праздник приходят король с королевой, - хихикнула Хита.
  - Брешут! - лицо Мауры стало пунцовым. - Все знают, - продолжила она с раздражением, - что король и королева, - тут она обернулась и благоговейно посмотрела на портреты королевской четы, в позолоченных рамочках, - живут высоко в горах. Никто из нас их не видел, но, скорее всего они там и по сей день.
  - А еще они говорят, - продолжала словоохотливая Хита, - что королева лично дарит их девушкам всякие украшения! - и она прыснула от смеха.
  - Чтобы у девушки были украшения, - медленно по слогам произнес Керн, наклонившись вперед, - она должна много работать, а не ерундой всякой заниматься.
  - Да все они там немного того, - Йон покрутил вилкой у виска.
  - А когда мы в спячке, они только и делают, что катаются на санках, да лепят снежных баб,- прыснула от смеха Хита.
  - Не понимаю, зачем их лепить, если они весной все равно растают? - Маура недоуменно развела руками.
  - Сегодня у них там праздник, - сказал Йон, отправляя в рот соленый огурец.
  - А им бы все веселиться, бездельники несчастные! - Маура встала из-за стола и стала собирать грязную посуду. - Ты почему к борщу не притронулся! - закричала она на Лемиса и отвесила ему подзатыльник. - Вам еще камни перетаскивать, а ты тут раскуксился! Выброси ты эту древесницу из головы, ты лучше на Капи погляди, такая девушка скромная, домовитая, все время в огороде сидит, правда недалекая...
  - А тебе не кажется, что это идет в комплекте? - колко отозвался Лемисс и тут же получил кухонным полотенцем по руке.
  Ближе к вечеру, когда родители с Хитой пошли навестить родственников, а Йон с приятелями пошли гулять в центр городка, Лемис открыл ключом дверь маленького магазинчика Хюгельсов. Он зажег керосиновую лампу и подошел к полкам у стены. Свет лампы осветил множество глиняных фигурок. Лемис с любовью посмотрел на своих маленьких друзей. На полках длинными рядами стояли пузатые коротышки, девушки, держащие корзины с виноградом на плече, ежики, зайчики, мельницы. Нижняя полка была вся заставлена глиняными домиками, Лемис расставил домики так, что полка превратилась в настоящий город, с улицами и площадями. На верхней полке была целая армия рыцарей.
  - Привет доблестной армии! - обратился он к солдатикам. - Мое почтение, генерал, - он поклонился важному генералу с пышными усами.
  Лемису стало смешно, когда он представил, что бы было, если бы его семья узнала, что он разговаривает с фигурками.
  Раньше этот магазинчик был овощной и совсем не давал прибыли, так как овощами торговали почти в каждом дворе. Потом, когда Лемис уговорил отца выделить ему крохотную полку, дела пошли намного лучше. Но все благодаря древесникам, холмовиков его фигурки не интересовали. И когда через пару месяцев древесники потекли к нему рекой, отец принял решение, которое далось ему с большим трудом - отдать весь магазин под игрушки.
  Вот тогда-то он и встретился с Олесс. Она зашла в магазин с младшей сестрой и, Лемису показалось, что это сама луна осчастливила его своим приходом. Олесс была так красива, что холмовик просто потерял дар речи. Они с сестрой то и дело издавали восхищенные возгласы. Сестренка без конца дергала Олесс за рукав, тыча пальцем то в одну, то в другую фигурку. В конце концов маленькая древесница выбрала глиняный сундучок, а Олесс показала ему пальцем на фигурку, стоящую на нижней полке в самом углу. Лемис был очень удивлен. Эту фигурку он сделал с пол года назад, она была одной из первых. Это был юноша, довольно нескладный и очень некрасивый. Лемис тогда еще плохо лепил и когда увидел, что получилось, даже расстроился. Какая-то странная шляпа, рука, одна длинней другой, и просто ужасные башмаки. Он вспомнил, как Йон обозвал его уродцем и посоветовал не переводить глину на такое. Наверное именно из чувства противоречия, он его не разбил. И по вечерам, оставшись здесь один, он ставил Черепка, такое он дал ему имя, перед собой и долго с ним разговаривал. Иногда ему казалось, что он чем-то похож на него, такая же белая ворона среди прочих красавцев. Лемис представил, как должно быть ему неуютно среди других, и построил для него целый город на нижней полке.
  - Ну вот, Черепок, теперь ты у меня король, - сказал он, ставя фигурку среди домиков.
  Никто никогда не обращал на него внимания, поэтому он был уверен, что когда древесница рассмотрит его поближе, она выберет что-нибудь другое.
  - Надо же, какая прелесть! Шима, ты только посмотри, какой забавный! - девушка с нежностью смотрела на нескладную фигурку, отбросив тяжелую косу назад.
  - Его зовут Черепок, - наконец-то вымолвил Лемис.
  - Ой, какое смешное имя! - девушка весело засмеялась и ее большие серые глаза раскрылись от удивления.
  - А вас как зовут? - сказал вдруг Лемис и покраснел.
  Девушка внимательно посмотрела на него, чуть наклонив голову на бок.
  - Меня зовут Олесс, - она протянула ему свою ладонь.
  Лемис рассеянно посмотрел на ее белую ладошку с бархатной кожей, раздумывая, достоин ли он прикоснуться к такому сокровищу, но потом решительно пожал ей руку.
  - А я Лемис.
  Олесс стала часто приходить в магазин, и они подолгу болтали. Незаметно их приятельские отношения переросли в романтические.
  Лемис достал спрятанный в мельнице медальон на серебряной цепочке, подвинул поближе лампу и отрыл крышечку. На него, улыбаясь, смотрела Олесс. Ее темные волосы были распущены, а руки прижимали к лицу букетик ландышей.
  - Милая моя, - Лемис с нежностью прижал медальон к груди. - Что же там будет сегодня с тобой? - Он с волнением посмотрел в окно, в сторону чернеющего в дали леса. Лемис стал в волнении расхаживать по магазину, рисуя в своем воображении самые мрачные картины. Сначала он представил толпу озверевших древесников, швыряющих в Олесс камни, потом он четко вообразил, как разъяренная свора бросает ее вниз со скалы. Лица у всех перекошены в злобных гримасах, чья-то рука вцепилась ей в волосы.
  - Нет! - Лемис резко остановился. - Я этого не допущу! Пусть лучше меня вместе с ней убьют!
  Он подошел к полке с рыцарями.
  - Вы ведь поступили бы точно также, не так ли?
  Рыцари молча смотрели на него, и только свет от лампы отражался на их шлемах. Лемису показалось, что они все его поддерживают и собираются незримо его сопровождать. Ну конечно! Вон даже генерал подмигнул ему! Лемис бережно надел медальон на шею и, задув лампу, выскочил на улицу.
  
  ** ** ** ** ** ** ** ** ** **
  
  - Ну вот, здесь ты будешь жить, - Фабиус распахнул перед Тюсой дверь комнаты, на втором этаже.
  Кикиморка так и застыла на пороге от восторга. Комнатка была маленькой, но очень уютной. Почти все место занимала деревянная кровать, накрытая темно-зеленым покрывалом, сверху лежала подушка, на которой красовалось вышитое дерево. С кончиков подушки свисали зеленые шелковые кисточки.
  'Ой, на какой подушке я буду спать! Жалко, брат не видит...' - Тюса переступила порог комнаты, немного переживая, что все это ей только снится. Рядом с кроватью стояла тумбочка, на которой стояла керосиновая лампа и фарфоровая фигурка русалки. На стене висела картина в позолоченной рамке, изображавшая пожилую ливнасиху всю в шелках и драгоценностях.
  - А это что за бабушка? - спросила кикиморка у Фабиуса.
  - Это одна очень важная дама, служившая при королевском дворе много лет назад, - сказал Фабиус, ставя мешочек с вещами около кровати. Напротив кровати было небольшое круглое окошко, зашторенное цветными занавесками, и Тюса не удержавшись, подошла к окну и отодвинула занавеску.
  Лиственница Фабиуса стояла неподалеку от центральной тропы. Вокруг стояли большие деревья с широкими стволами. Почти на каждом дереве была табличка.
  - Одежда и ткани, - прочла Тюса вслух табличку на буке, что стоял напротив. - Ой, а вон там, - она показала пальцем на елку, - какой то дяденька ставит еще одну табличку!
  Фабиус посмотрел в окно.
  - Это наш сосед Вурзель, хозяин харчевни 'Старая ель'. У него просто страсть к табличкам, пойдем, я тебя с ним познакомлю.
  Когда Фабиус с Тюсой подошли к харчевне, Вурзель уже закрепил деревянный указатель около тропы, и чуть наклонив голову набок, любовался своей работой. На указателе витиеватыми буквами пестрела надпись: 'Если вы давно не ели, вас накормит Вурзель в Ели!'
  - Опять новая табличка, Вурзель! - Фабиус протянул соседу руку. - Скоро они у тебя будут начинаться от восточного обрыва.
  Вурзель громко захохотал и пожал Фабиусу руку. Кикиморка во все глаза рассматривала своего нового соседа. Вурзель был невысоким толстеньким ливнасом-древесником. У него было круглое розовое лицо с большим мясистым носом и шутливо прищуренными глазами. Его голова почти облысела, зато седые усы торчали во все стороны.
  - Фабиус, дружище! А я как раз к тебе собирался! Микстура нужна от изжоги.
  Тут он уставился на кикиморку.
  - Ой, а это кто у нас такой?
  Тюса смущенно опустила глаза, поправила коротенькие хвостики и шмыгнула конопатым носом.
  - Я новая помощница дяденьки Фабиуса! Зовут меня Герментюса! Я раньше в кочке жила, с бабушкой...и с братом еще...он у меня такой противный, просто ужас! Он уже такой большой, а нырять до сих пор не научился, представляете?
  - Во как! - Вурзель смотрел на Тюсу, улыбаясь. - Ну а у нас как, нравится?
  - А то! - Кикиморка зажмурилась от счастья. - Какие у Вас таблички красивые, дяденька Вурзель!
  Фасад харчевни украшали многочисленные надписи.
  'Здесь ты найдешь домашний уют', ' Круглосуточно', 'По воскресеньям - музыка', 'Эль - почти даром'. А на табличке 'Вкуснее только у Авриса' белела фигурка крылатой лани.
  - Это еще не все! - с гордостью сказал Вурзель, сложив руки на толстом животе. - Внутри тоже есть! Так что заходи, когда проголодаешься. - А ну, быстро на кухню! У тебя там жаркое пора помешать! - заорал он во всю глотку повару, что прохлаждался на крылечке харчевни. Тот испуганно юркнул в дверь, в спешке потеряв вафельное полотенце.
  - Вот это у вас, дяденька Вурзель, голос громкий, прямо как у моей бабушки, - с уважением сказала Тюса. - Она когда брата зовет домой, комары в обморок падают.
  - Нашего Вурзеля, когда он на своих поваров кричит, слышно через две опушки и одну просеку. Поэтому, когда в харчевню приходят, меню редко кто спрашивает, и так все слышат, что он готовит, - заявил Флан, поправляя очки на переносице.
  Вурзель басовито расхохотался и шлепнул аптекаря с размаху по спине.
   - Вы на праздник идете? - спросил он у Фабиуса.
  - Натолчем корня имбиря и пойдем, правда, Тюса? - Фабиус посмотрел на кикиморку поверх очков.
  - Так что же мы тут стоим?! - Тюса схватила аптекаря за рукав и потянула в сторону лиственницы. - Вдруг еще, чего доброго не успеем!
  
  
  Глава 2. Праздник Большого Дерева
  
  
  
  ** ** ** ** **
  В лесу совсем стемнело, на деревьях разом вспыхнули сотни фонарей и осветили все тропинки золотистым светом. Повсюду пестрели плакаты 'Червивого ореха', в темноте виднелись лишь три черных силуэта с белеющими улыбками.
   Шима шла вприпрыжку по тропинке и горланила песню 'Червивого ореха' про одноногого лешего, страшно при этом фальшивя. Она мотала головой из стороны в сторону, тяжелые шелковые банты со свистом рассекали воздух и вполне могли сбить с ног любого, кто окажется от нее ближе чем на два шага. Поэтому Гомза с Заком предусмотрительно сбавили скорость и шли на безопасном расстоянии от нее. Зак был целиком поглощен предстоящей церемонией вручения меча и то и дело нервно доставал из кармана маленький помятый листок бумаги, впивался в него глазами и запихивал обратно.
  - Дело - дрянь! - мрачно сказал он, выразив свои мысли любимой фразой сыщика Спаргеля, популярного литературного героя. - Из-за этой домашней суматохи я не выучил благодарственную речь.
  Как раз в этот момент мимо них прошла целая вереница ливнасов в костюмах грибов-дождевиков. Каждый из них держал в руке длинную палочку с наколотым на нее светящимся грибом. Грибы осветили расстроенное лицо Зака мерцающим зеленоватым светом, что придало моменту еще больший драматизм.
  Гомза сочувственно посмотрел на него и ужаснулся тому, что через год его ждет подобное испытание. А он то, олух, столько лет ныл - скорей бы, скорей! Если еще учесть, что Зак куда смелей его, то каково ему самому перед церемонией будет? И он снова вспомнил тот отвратительный день рождения: десятки глаз, жадно изучающие его складки на рубашке, свою неспособность выдавить из себя хоть что-то и ощущение, будто ты наелся ваты.
  Долгожданное, взлелеянное в мечтах, отточенное в воображении до мельчайшего штриха событие вдруг увиделось совершенно с другой стороны, о которой он ни разу не думал. Гомзе внезапно стало так плохо, что он даже остановился, словно с размаху налетел на дерево. Все потому, что сегодня пятница, в который раз подумал Гомза.
  В этот момент их обогнали два кентавра. За их спинами развевались нежные мантии, цвета которых менялись каждую секунду. Кентавры молча проскакали мимо ребят и скрылись в глубине леса.
  - Ты видел? - Зак восхищенно проводил их взглядом. - Мантия кентавра! Она становится видимой только на этот праздник! Говорят, тот, у кого она есть, не горит в огне. Я бы от такой не отказался, - он цокнул языком, достал из кармана хлопушку и, подкравшись к сестре, громыхнул ее прямо у уха Шимы. - Хватит орать! - гаркнул он. - И так сосредоточиться не могу, а тут еще твои вопли!
  Шима, напуганная хлопушкой и криком брата, налетела на семейство лесных карликов, которое чинно шествовало по тропе. Папа в высоченном цилиндре важно шел впереди, опираясь на маленькую трость. Позади него семенили его детки: мальчики тоже в цилиндриках и клетчатых жилетках, а девочки в остроконечных шапочках и пышных юбках. Завершала эту цепочку мама, бдительно следившая за своим семейством, чтобы никто не отстал.
  - Интересно, где они живут, - шепнула Шима на ухо Гомзе, после того как расшаркалась в извинительных реверансах перед карликами. - А мы поставили для карликов мельницу! Она почти как настоящая, а когда задует ветер, у нее будут крутиться жернова!
  Лесные карлики всегда держались от ливнасов особняком. Было известно, что живут они в корнях деревьев, но входную дверь умело прячут. Ливнасы знали, что если поселятся карлики в корнях дерева-дома - это к большой удаче, а уж если в каком-то дереве будут жить целых двенадцать карликов, то ждет жильцов дерева почет и процветание. Именно поэтому все старались украсить низ ствола как могли. Кто-то там цветочки сажал, кто-то фонтанчик строил. Это было чем-то похоже на рыбалку: у каждого была своя наживка. А, надо сказать, карлики были создания капризные, просто так в корнях не селились. И уж не дай бог их как-то обидеть - беды не миновать. Поэтому ливнасы по праздникам складывали им под ствол гостинцы, даже если не были уверены, живут ли там они.
  Гомза посмотрел на идущую впереди Олесс и невольно вздрогнул, представив, каково сейчас ей, бедняжке. Она шла с гордо поднятой головой, придерживая рукой подол платья. Рядом с ней семенила бабушка, торопливо что-то говоря, но было видно, что Олесс ее не слушает.
  До них донеслись звуки веселой музыки. Это играл духовой оркестр ливнасов, разместившийся на центральной поляне. Они вышли на центральную тропу, украшенную в честь праздника воздушными шарами и гирляндами.
   В густой небесной синеве кружили светлячки, то, поднимаясь высоко в небо, то плавно опускаясь вниз. Некоторые из них, взявшись за руки, кружили кольцом, некоторые, более опытные, мигали в форме большого дерева, небесных созвездий, цветов.
  Центральная тропа этим вечером была похожа на реку с неспешными водами - она пестрела от немыслимых карнавальных костюмов и праздничных фраков, с яркими цветами в петлице.
   Гомза, Шима и Зак вышли на огромную поляну, в центре которой стоял большой тутовник, украшенный бусами из светящихся фонариков. Тутовник был самым необычным деревом в лесу - он единственный вырастал со встроенными внутри часами. Поэтому тутовники были деревьями общественными - ну посудите сами, кто бы смог жить внутри колокольни? С какими часами вырастет тутовник, никто не знал, часы могли быть с простыми черточками вместо цифр и куцыми прямыми стрелками, могли быть с квадратным циферблатом и яркими цифрами, но чаще всего они вырастали с круглыми часами с боем. Только около пня Шишела молодой тутовник вырос не такой, как другие: в нем были часы с деревянной кукушкой. На главном тутовнике часы были старинные, с большим циферблатом, окаймленным позеленевшим медным ободком и изящными ажурными стрелками. Били эти часы громко и мелодично, их бой был слышан даже в долине холмовиков. Стал этот тутовник Большим деревом потому, что он один показывал точное время.
  Поляна буквально бурлила праздничной толпой. В сторонке, ближе к ельнику, группа водяных репетировала песню 'Буль-буль'. Судя по исполнению, она подверглась серьезной современной обработке. Тощий водяной, стоящий в самом центре, упрямо пел вторым голосом, и они начинали песнь снова и снова.
  - Вот это да! - Шима восторженно таращилась на бесчисленные торговые ряды.
  Над торговыми палатками сверху тянулась гирлянда из светящихся шишек.
  - Ленточки торкса! Кто забыл купить ленточки торкса! - высоким однотонным голосом пропела пышная продавщица с лотком в руках. Ленточки из древесного волокна (торкса) по обычаю привязывали на ветки Большого дерева во время праздника. Продавщица тряхнула кулаком с пучком пестрых лент у Зака под носом.
  - Есть у нас! - проворчал он и засунул бумажку с речью в карман. - Перед смертью не надышишься, - философски изрек он и двинулся к палатке, где толпилась очередь.
  Там продавали новинку сезона - деревянный конструктор 'Большое дерево'. На холщовых мешочках прыгали буквы: 'Собери меня!'.
  - Зак, давай купим! - заканючила Шима, дергая брата за рукав. - Тебе без очереди дадут!
  Зак вспомнил, что сегодня ему, участнику церемонии, по правилам все отпускают без очереди, и раздулся от важности.
  - У тебя и так комната всяким хламом забита, - ядовито заявил он сестре, засунув руки в карманы.
  Зак никогда не был примерным старшим братом: он жульничал, когда они с Шимой играли в 'Черного моркуса', незаметно менял тарелки с десертом за столом и самое ужасное - уверял Шиму, что она приемная.
  Шима скрестила руки на груди и гневно посмотрела на брата, но тот задумчиво разглядывал торговые ряды.
   У них под боком низенький ливнас без передних зубов бойко торговал вялеными грибами.
  - Давайте лучше еду купим, - сказал Зак, покосившись на грибы, и повел ребят к огромному чану, в котором жарили орехи.
   Рядом продавали сувениры: разноцветные полоски торкса, статуэтки короля и королевы, крашеные фигурки крылатого Авриса, хлопушки, светящиеся шишки на длинных палочках - от крохотных туевых до сосновых. Чуть в стороне выстроилась огромная очередь к костру, где на специальных шампурчиках жарили грюли - грибы с кедровым соусом, любимое лакомство ливнасов. Около костра два леших, которые, видимо, перебрали эля, дурачились, фехтуя шампурами с нанизанными на них грибами.
  - Эй, малявки! - услышали ребята у себя за спиной. - С праздником!
  Это был Вурзель из старой ели. На его голове была смешная шапочка в виде Большого дерева с привязанными к нему разноцветными ленточками торкса. В руках он держал большой кулек с очищенными кедровыми орешками.
   - Угощайтесь!
  Шима заглянула в пакет, словно воробей, сидящий на краю мусорного ведра. Она запустила туда руку и вытащила пригоршню жареных орехов.
  Видно было, что Вурзель постарался придать своим усам, которые у него обычно торчали во все стороны, праздничный вид: веселые завитки усов подпрыгивали при каждом его слове.
  - Зак! Тебе сегодня вручат меч, не так ли? - Вурзель ткнул его пальцем в бок.
  Зак энергично закивал и отправил в рот пригоршню кедровых орешков.
   - Отлично! После праздника заходите ко мне в 'Ель', мы это отметим. Эх, правда, с музыкой после 'Ореха' мне так и не везет... ну кто бы мог подумать тогда, два года назад, что эти сопливые ливнасы так прославятся...
  И ребятам в сотый раз пришлось слушать, как к Вурзелю, который только что открыл харчевню, пришли музыканты. Были они из какого-то захудалого орешника, о котором никто и не слышал. Еле уговорили его взять их на работу, играли-то неплохо. И вот через год какая оказия вышла. Уехали они на конкурс, а вернулись с наградой. Собрали вещи и поехали на гастроли. Теперь Вурзель их только на открытках да на плакатах видит, такие вот дела!
  
   * * *
  
  Лемис стоял, задрав голову, и смотрел на возвышающийся перед ним крутой обрыв. Далеко вверху были видны очертания сосен, которые стояли, словно стражи, взявшиеся за руки. Несколько сосен накренились, они напоминали разводной мост, который передумал опускаться. Лемис вспомнил, как легко, словно взлетая, взбиралась по склону Олесс; он сел на землю, обхватил голову руками и уставился на зловещее препятствие.
   Парень открыл крышечку медальона и посмотрел на Олесс. В темноте ее было видно плохо, лишь ландыши белели ярким пятном. Затем он нерешительно подошел к отвесному склону, медленно провел рукой по твердой земле, словно приветствуя противника, и полез наверх.
  Он нащупывал руками крупные камни, потихоньку продвигаясь выше по склону. Это оказалось намного легче, чем он думал: вскоре он уже видел стволы сосен, их грубую шершавую кору. У него тряслись колени от страха при одной только мысли, на какой он высоте. Парень искренне радовался, что сейчас темно и он этого не видит. Тут его рука схватила в темноте какую-то колючку, пальцы пронзила острая боль. Лемис резко отдернул руку, и в этот момент камень, на котором он стоял, покачнувшись, упал вниз.
  Юноша лихорадочно схватился рукой за толстый корень сосны и повис над обрывом. Сердце его проделало двойное сальто, а пальцы тихо сползали с корня. И тут вдруг неожиданно для себя он почувствовал полное безразличие ко всему происходящему. Его душа, минуту назад наполненная страхом и беспокойством, словно вырвалась из тесной клетки и спокойно смотрела на все со стороны.
  Тут его нога нащупала крупный валун, и он с трудом перевел дух.
  Лемис понял, что на камнях лучше подолгу не стоять, и проворно стал продвигаться дальше.
  Последний отрезок пути он уже не запомнил - все было как во сне. Когда Лемис вылез наверх, обхватив ствол наклоненного дерева, ноги его так дрожали, что он понял: он не пройдет ни шага.
  'Ну, и что же дальше? - спросил он сам себя, глядя в черноту леса. - Даже если бы ты сейчас мог быстро бегать, куда бы ты пошел?'
  И Лемис с ужасом понял, что он даже не знает, где живет Олесс.
  Он без сил рухнул под дерево. Вокруг чернел незнакомый малоприветливый лес, в котором наверняка было полным-полно диких зверей. Холмовик вспомнил, что у них в городке говорили про этот лес, и ему стало так плохо, как никогда еще в жизни не было. Поначалу, ему казалось он отчетливо слышит ухающий где-то поблизости огромный барабан, потом до него дошло, что это бешено колотится его сердце, а во рту такое неприятное ощущение, как будто он проглотил пригоршню бабочек.
  Парень сидел, прижавшись к стволу дерева, и смотрел на звезды, как будто видел их в первый раз - и незнакомое приятное чувство нежным теплом вспыхнуло внутри него.
  'Что-то похожее я чувствовал, когда был совсем маленьким', - подумал Лемис, глядя на знакомые созвездия, расплывающиеся от слез. Он даже не заметил, что заплакал, слезы безостановочно текли по его щекам. Отец всегда его ругал за слезы, и постепенно Лемис привык обходиться без них вообще, ведь сильные мужчины так себя не ведут. А теперь он понял, что не в силах сдерживать чувства. Холмовик, свернувшись калачиком под деревом, плакал в три ручья, и на душе его становилось все легче и легче. Лес, еще недавно казавшийся таким враждебным, постепенно превращался в лучшего друга. Сосна, под которой он сидел, словно гладила его по голове своей мохнатой веткой. Лемис тоже погладил ее по стволу. Пальцы медленно скользили по шершавой коре, иголки веток мягко касались его мокрых щек. Парень обхватил дерево руками и заплакал еще сильней.
  Тут неожиданно верхушки деревьев залил серебристый свет.
  Лемис вскочил на ноги, решив, что это фейерверк, и гадая про себя, почему же он такой бесшумный. Однако вместо праздничных ракет и петард он увидел небольшую крылатую лань, приземлившуюся прямо перед ним.
  Лань, сверкая и переливаясь серебряным светом, подошла к Лемису и ткнулась мордой ему в бок. Парень остолбенело уставился на нее и ущипнул себя за руку. Он нерешительно погладил лань, заметив, что к ее рогам шелковой веревкой привязана бутылка с какой-то белой жидкостью. Внезапно он ощутил такую жажду, что, не раздумывая, снял бутылочку и залпом ее осушил. Это было молоко с каким-то необычным цветочным привкусом. Лемис с восхищением подумал, что ничего вкуснее он в своей жизни не пробовал.
  - Слушай, а может, ты тот самый Аврис из сказок древесников? Значит, ты на самом деле существуешь? - вдруг догадался Лемис и расхохотался во все горло. - Ну, если так, дружище, то ты должен меня покатать.
  Он ласково поцеловал лань и залез ей на спину. Лань легко разбежалась, взмахнула крыльями и взлетела над лесом.
  Лемис судорожно вцепился в рожки, прижавшись изо всех сил к Аврису. Ветер свистел у него в ушах. Наконец он открыл глаза и посмотрел вниз. Они летели над верхушками деревьев, то снижаясь, то поднимаясь вновь.
  - Вот это да! Я совсем не боюсь! - Душа Лемиса пела от восторга. Он разогнулся и сел прямо. - Мне не страшно! - повторил он, глядя на проносящиеся под ними деревья.
  Тут впереди показались огни, и он услышал звуки музыки. Аврис стал снижаться и сел среди кустов шиповника, недалеко от центральной тропы. Лемис слез на землю и обнял лань за шею.
  - Спасибо тебе, дружище! - холмовик с благодарностью посмотрел на крылатую лань. Аврис кивнул и, развернувшись, поскакал на восток.
   Лемис улыбнулся, прислушиваясь к музыке, и уверенно пошел в сторону центральной тропы.
  
  ** ** ** ** **
  
  Роффи с Греллем стояли в очереди за грюлями. Перед ними стояла стайка девочек-ливнасих, каждую минуту взрывающаяся хохотом. У многих из них волосы украшали разноцветные ленточки торкса, пестря в вечернем свете подобно фейерверку.
  - Я на минутку отойду... - прошептал Грелль на ухо Роффи и скрылся в шумной толпе.
  Роффи поежилась от вечернего холода и спрятала руки в полах плаща.
  'Мне это все только снится...' - подумала она, озираясь вокруг. Рядом с ней взорвалась хлопушка, выведя ее из состояния странного оцепенения.
   Еще неделю назад, размышляла Роффи, глядя на леших, шляпы которых были украшены бумажными белыми цветами, она и представить не могла, что произойдет столько всего!
  Конечно! Она ведь и не собиралась идти на праздник. На праздник, скорее всего, пошла бы Лерр, а Роффи хотела закончить горный пейзаж и наконец-то навести порядок в старом шкафу. Раньше, еще до отъезда сестры, она просто панически боялась одиночества. Потом, когда ей все-таки пришлось столкнуться со своим самым большим страхом, она с удивлением обнаружила, что то, от чего она бежала, на самом деле содержало в себе массу полезного для нее. Как она могла раньше этого не понимать? С тех пор Роффи старалась избегать шумных сборищ, лелея каждую минуту уединения. Но после встречи с Греллем все стало по-другому, как именно, она еще не поняла, просто все стало каким-то нереальным... а может быть, наоборот, было нереальным, а стало - реальным? Вконец запутавшись в своих мыслях, Роффи достала из кармана зеркальце и, тщательно вытерев его платком, взглянула на свое отражение.
  - Свет мой, зеркальце, скажи... - услышала она у себя за спиной.
  Грелль, улыбаясь, протянул ей большую яркую открытку. На ней был нарисован тутовник, весь в пестрых ленточках и лесных птичках. 'Пусть сбудутся все ваши мечты!' - переливалась всеми цветами радуги надпись под тутовником.
  - Спасибо, Грелль, - девушка с благодарностью улыбнулась.
  - Это еще не все! - Грелль вытянул вперед руку, и Роффи увидела болтающийся на золоченой нитке деревянный стручок зеленого горошка, покрашенный в ярко-зеленый цвет.
  - Еле нашел, - Грелль положил сувенир Роффи в ладошку и, почесывая подбородок, критически посмотрел на стручок. - К сожалению, цвет был только такой.
  - Изумрудно-зеленая в чистом виде, - сказала она, разглядывая подарок.
  - Перекрась его, Роффи, - Грелль серьезно посмотрел ей в глаза. - Чтоб цвет был такой же, как у твоих горошин на платье.
  - Вот и очередь подошла! - Роффи потирала руки в предвкушении горячих грюлей.
  Они подошли к столикам, высматривая свободное место.
  - Смотри, вон там Зеленыч сидит один, пойдем к нему подсядем! - Грелль потянул спутницу в сторону отдаленного столика, утонувшего в тени высокой ели.
  Зеленыч сидел за кружкой эля и пытался наколоть вилкой ускользающие стручки бобов.
  - С праздником, Зеленыч! - Грелль протянул ему руку. - Можно, мы с Роффи к тебе подсядем?
  Водяной радостно улыбнулся и кивнул.
  - Как раз хотел с тобой поговорить! - Зеленыч откинулся на спинку стула и посмотрел на Роффи.
  Роффи, которую чуть не сбили с ног пробегающие дети в пестрых костюмах, села за стол и вопросительно посмотрела на водяного.
  - Это по поводу бумажных пакетов для упаковки. А что, если там на каждом рисовать разный рисунок? Ну, на каком-то стрекозу, на другом ежа, к примеру. А то когда на всех просто 'Дно' написано, скучно как-то! - вздохнул он и запустил руки в свою шикарную зеленую бороду.
  - Можно и так. Только это дороже будет. А мне даже станет интересней работать. То я везде трафарет шлепаю, а это творчество настоящее получится, - ответила ему Роффи и откусила самый большой гриб на шампурчике.
  - Ну и шут с ним, что дороже! Так я их перемешаю и буду наугад вытягивать. И посетителю сюрприз будет, и мне приятно! - Он отправил бобы в рот и зажмурился от удовольствия. - Как обувка? - повернул он голову к Греллю.
  - Нормально. Теперь даже на самые высокие склоны залезаю без проблем, - ответил тот, покосившись на свои сапоги. - Ты у нас просто кудесник.
  - Просто работу свою люблю, - скромно ответил водяной, лукаво улыбаясь.
  - Я схожу за сахарными ягодами, - сказала Роффи, доев последний гриб. Она улыбнулась Греллю и нырнула в галдящую толпу.
  - Ну, о чем задумался? - спросил Зеленыч Грелля, наблюдая, как тот провожает взглядом Роффи.
  - Да вот, размышляю, когда наступит такой день, когда я почувствую себя в душе настоящим королем, - рассмеялся Грелль, изображая из шампурчика скипетр.
  - Наверное тогда, когда ты сможешь на снегу оставить четкий след от своей фигуры, в форме плюса, - загадочно сказал водяной и прищурился. Он постарался подцепить как можно больше бобовых стручков, но все они соскользнули, кроме одного. Зеленыч самым небрежным движением отправил его в рот.
  - А разве это сложно? - удивился Грелль, схватив зубами самый большой гриб.
  - А ты попробуй. Думаю, много плюсов по лесу наставишь, пока четкий выйдет, это и пиявке понятно.
  Грелль озадаченно посмотрел на водяного и задумался, что он никогда не мог с уверенностью сказать шутит он или говорит серьезно. Но для себя решил, что когда наступит зима, он непременно попробует это сделать.
  
  ** ** ** ** ** ** ** **
  Тюса стояла перед огромным ларьком со сладостями с широко раскрытым ртом. Она сжимала в своем кулачке купюру, достоинством в десять фелдов - аванс, который ей выдал Фабиус, и никак не могла решить, на что же его потратить. В ее голове, не умолкая, звучал гнусавый голос бабушки, твердивший, что деньги любят счет и пускать их на ветер может только какой-нибудь совсем пропащий лиходел. Тюса не раз спрашивала у бабули, кто же это такой, но та лишь отмахивалась от нее и рисовала в воздухе рукой, какую то загогулину. Поэтому Тюса решила, что лиходел - это, скорее всего, родственник болотных оборванцев, который совсем измаялся жить серой болотной жизнью, встал как-то утром, запер свой куст, и пошел, куда глаза глядят. И вот так ходит он, бедолага по лесам и холмам, с мешком денег на плече... откуда у него деньги Тюса не знала, но очень четко представляла холщовый мешок с большой коричневой заплаткой на боку. Да... и вот, значит ходит он себе, ходит, и вдруг поднимается ветер, прямо сильный такой, деревья к земле прижимает. Но лиходел то - парень не промах! Он быстренько залезает на самое высокое дерево, открывает мешок, хватает рукой хрустящие бумажки и фьють - денежки со свистом разлетаются, куда глаза глядят. А потом ходит какой-нибудь старичок, грибы собирает, ой, а под елочкой фелдов видимо-невидимо. Это значит, лиходел был недалече. Соберет старичок деньги, поклонится в ту сторону, от куда дул ветер, да и пойдет счастливый домой, даже про грибы забудет. Поэтому, второй мечтой Тюсы, после горы с бриллиантами, было сокровенное желание встретиться с лиходелом. Уж он бы деньжат в ее сторону напустил бы, в этом Тюса не сомневалась.
  Конечно, где уж мне до лиходела, с тоской подумала Тюса, глядя на одну единственную бумажку в руке. Потом она снова перевела взгляд на переполненные полки лавки и поняла, что не сможет купить ничего. Это странное открытие так ее удивило и одновременно озадачило, что она на ватных ногах побрела к большому кусту можжевельника, там они с Фабиусом договорились встретиться.
  Фабиуса около куста не было и Тюса, присев на корточки стала его ждать. Она озиралась вокруг, глядя на счастливых ливнасов и леших. Метрах в пяти от нее была небольшая палатка, в которой продавали праздничные головные уборы. Толстая ливнасиха примеряла разные шапочки своему сыну.
  - Нет, эта решительно не подойдет, она полностью закрывает его лицо! - она вернула бархатную шапочку в форме пня, с большой лягушкой. - Покажите вон ту, с синичками!
  На груди у толстой тетки висел массивный золотой медальон с каким-то деревом.
  'И как такая блямба ей до сих пор не оторвала шею?' - Тюса испытывала двойственное чувство - удивление и зависть.
  - Не хочу с синичками! - мальчик капризно выставил нижнюю губу, безразлично взирая на появляющиеся перед его носом шляпы, шлемы и береты.
  - А ты что стоишь как истукан, - ливнасиха дернула за рукав своего мужа, который смотрел на рабочих, раскатывающих зеленые дорожки на большой поляне. - Возьми его на руки, не видишь, он устал! Дайте вот эту, с большим синим пером! Смотри, - она пихнула мужа в бок, - прямо под цвет его глаз!
  Муж рассеянно кивнул и снова обратил свое внимание на поляну.
  - Да не тряси ты его, - ливнасиха с раздражением дернула мужа за полу пиджака, - дай нормально примерить!
  Она водрузила на голову сына берет, который провалился чуть ли не до подбородка.
  - Я ничего не вижу! - раздалось хныканье внутри берета.
  - Не плач, мой лапусечка, сейчас мама подколет заколочкой, и ты все будешь видеть!
  Семья пошла в сторону палатки со сластями и Тюса не сводила глаз с огромного синего пера, которое свисало, чуть ли не на пол метра, плавно раскачиваясь в такт шагам мальчика.
  Ну, вылитая болотная водоросль, с неприязнью подумала Тюса, глядя вслед мальчишки, который ей очень напомнил брата. У нее затекли ноги, но она пристально следила, как ливнасы набрали целый пакет сладостей и полезли вверх на дерево.
  Тюса больно укусила себя за губу и отвернулась, пытаясь развлечь себя каким-нибудь зрелищем. Бесполезно, голова сама поворачивалась к этому мальчишке снова и снова. Вот ему снова что-то запихивают в рот, а он отворачивается. Потом почему-то все стало расплывчатое. Неужели я плачу? Тюса ужасно разозлилась на себя, даже стукнула себя кулаком по коленке. Она со страхом подумала, что будет, если Фабиус увидит ее зареванную в первый же рабочий день. Конечно он тут же ее выгонит! При одной только этой мысли кикиморке стало так плохо, что она поняла, ничто не в силах остановить тот поток слез, который подобно вулканической лаве рвется наружу.
  Фабиус неторопливо шел по направлению можжевелого куста, объясняя водяной, семенящей рядом, методы лечения подагры. Его взгляд упал на маленькую фигурку, сидящую около куста. Он извинился перед спутницей и поспешил к кикиморке, размазывающей слезы кулачком.
  - Что случилось, Тюса? Тебя кто-нибудь обидел?
  Он взволнованно наклонился к кикиморке, которая, уткнувшись лицом в колени, плакала. Ее зеленые хвостики, обычно торчащие, как усики жука, печально лежали на вздрагивающих плечах.
  Тюса подняла зареванное лицо и что-то сказала Фабиусу, но он ничего не расслышал, ее слова заглушил оркестр, играющий польку-бабочку. Фабиус торопливо взял Тюсу за руку и отвел в сторону.
  - Я говорю, - сказала, всхлипывая кикиморка, - что я не могу ничего купить...
  Она еще сильнее заплакала.
  - Мне жалко тратить деньги...
  Тюса разжала кулачок и внимательно посмотрела на бумажку в своей руке.
  Фабиус обнял кикиморку и погладил ее по голове.
  - Милое мое дитя, - он поправил съехавшие очки, - и я тоже хорош, старый осел, бросил тебя тут одну! Ну-ка, пошли!
  Он повел Тюсу в сторону торговых рядов. Тюса, крепко сжала руку Фабиуса, и, отыскав глазами, яркое синее перо на дереве, скорчила мальчишке злобную рожу.
  Через пол часа, когда у Тюсы уже рябило в глазах, они пошли в сторону центральной тропы. При каждом шаге у кикиморки в животе тихо булькало, из чего она сделала вывод, что лучше не торопиться. Сколько всего было съедено всяких сладостей и выпито стаканов лимонада, она сбилась со счета, так как ела и пила впрок. Потом они подошли к той самой палатке, с головными уборами и Тюса торжественно надела на голову аптекаря корону из проволоки, обтянутой красным шелком, который был расшит золотыми пайетками. Фабиус посмотрел на себя в зеркало, протянутое продавщицей, и остался очень доволен. Себе кикиморка выбрала ободок со свисающим фонариком из проволоки и золотистого гипюра. Ободок был точно такого же цвета, что ее волосы, поэтому казалось, что фонарик рос прямо из головы.
  Надо же, подумала Тюса когда они протискивались сквозь толпу, даже не верится, час назад мне не хотелось жить! Она весело поглядывала по сторонам, держа в руке палочку, на которой был намотан огромный кусок сладкой хвойной ваты.
  И тут прямо около центральной тропы, рядом с большим фонарем, она увидела миловидную женщину в ярком маскарадном костюме. На ней было нежно-голубое платье, искусно задрапированное розовой и лавандовой тканями. Каштановые волосы, аккуратно собранные на затылке, украшала большая заколка из блестящих камней, которые переливались всеми цветами радуги. Рядом с женщиной стояло несколько человек в золотистых одеждах.
  - Ой, какая тетенька пестрая!
  Тюса дернула Фабиуса за рукав и показала липким пальцем, в сторону центральной тропы. Фабиус повернул голову и, прищурившись, посмотрел в сторону фонаря.
  - Это наша соседка, хозяйка магазина одежды в старом буке, госпожа Мимоза Буше. Давай к ней подойдем.
  Мимоза, увидев Фабиуса, приветливо улыбнулась.
  - Добрый вечер, дорогой Фабиус, с праздником! Ой, какой с тобой светлячок симпатичный!
  Тюса во все глаза смотрела на госпожу Буше.
  - Знакомься, Мимоза, с моей помощницей, - Фабиус положил руку на плечо кикиморки.
  - А в кого Вы нарядились? - спросила Тюса, разглядывая складки платья Мимозы.
  - Богиня утренней зари - Аврора, - ответила та с улыбкой.
  - Ух-ты! - Только и смогла ответить Тюса.
  - Познакомьтесь с родственниками моего покойного супруга, - Мимоза подозвала своих спутников, стоявших в отдалении.
  Госпожа Буше овдовела несколько лет назад, но родственники мужа продолжали ее навещать регулярно. Покойный муж Мимозы сам был родом из далекого южного сада, и приезжавшие гости сильно отличались от местных жителей.
  Рядом с Мимозой стояли три девушки и один мужчина, облаченные в парчовые одежды. У всех была смуглая кожа, смоляные волосы и такие черные глаза, что даже не было видно зрачков. У мужчины на голове был тюрбан, а у девушек - блестящие накидки. К тому же лица девушек наполовину скрывала чадра, только большие глаза внимательно смотрели вокруг.
  Так Тюса и Фабиус познакомились с семьей Зубен, сестрами Эльакриби, Эльгенуби, Эльшемали и их братом Эльакрабом.
  - Позвольте мне выразить свое восхищение вашими маскарадными костюмами...- начал было аптекарь, но почувствовав, что кто-то больно наступил ему на ногу, вопросительно посмотрел на Мимозу, которая прижимала палец к губам.
  - Вы только посмотрите какая в этом году иллюминация! - громко произнесла она, показывая на бесчисленные фонарики, тянувшиеся длинными цепочками.
  - Это не маскарадные костюмы, услышал Фабиус прямо у себя над ухом шепот Мимозы, - это их национальная одежда.
  Фабиус смущенно опустил глаза и стал одного цвета со своей короной.
  'Вот это да!' - думала Тюса, восхищенно разглядывая родственников Мимозы. 'Они так ходят почти каждый день!'
  Девушки были одеты в яркие парчовые платья, из-под которых виднелись шелковые шаровары. Нежные крепдешиновые накидки были расшиты витиеватыми узорами. Бесчисленные цепочки и браслеты поблескивали в свете фонарей яркими огоньками.
  - А вы всегда ходите в этих занавесочках? - Обратилась Тюса к девушке в синем платье, указывая на чадру.
  Глаза девушки весело прищурились, и она молча кивнула головой.
  - В наших южных садах так принято, - с гордостью произнес Эльакраб, вежливо улыбаясь кикиморке.
  Тюса, видевшая до сегодняшнего вечера, представителей мужского пола лишь в лице болотных оборванцев, да водяных с кикиморами, восприняла сверкающего Эльакраба как заморского принца. У нее просто кругом пошла голова от впечатлений.
  - Смотри, Тюса, наш сосед Вурзель в славной компании! - аптекарь взял Тюсу за руку и повел в сторону оживленной толпы.
  Вурзель в смешной шапочке и с подкрученными усами, выглядел весьма забавно. Рядом с ним стояли маленькие ливнасы.
  - Ну вот! - торжественно произнес Фабиус, когда они подошли к ним, - Знакомьтесь! Это моя помощница, - он подпихнул кикиморку поближе к ребятам, - можно с уверенностью сказать - правая рука!
  Тюса смущенно поправила съехавший набок фонарик и стала разглядывать ливнасов.
  - Я - Зак, - сказал один из них, - а это - Гомза и Шима.
  - Герментюса! - кикиморка пожала им всем по очереди руки.
  - Мне сегодня будут вручать меч, - важно сказал Зак, вздернув подбородок.
  - А я сегодня переехала, - с не меньшим пафосом заявила Тюса, выставив вперед ножку. - У меня началась самостоятельная жизнь, где никто со мной нянчиться не будет, - перефразировала она свою бабушку.
  - Вот это да! - Шима восхищенно смотрела на Тюсу. - Я бы так не смогла, мне нравится, когда со мной нянчатся.
  - Мы живем в дубах у озера, приходи к нам в гости, - Гомза смущенно разглядывал свой ботинок.
  - А в вашем озере клад есть? - серьезно спросила кикиморка.
  Ливнасы молча переглянулись.
  - Не слышали мы ни о каких кладах, - Зак безуспешно пытался смотреть свысока на кикиморку, которая была выше его на пол головы.
  - Да кто же об этом трезвонить станет! - Тюса деловито подбоченилась и перешла на шепот, - один старый Лиходел, ну о-о-очень богатый дяденька, долго не знал, что ему делать со своим богатством. Оно уже просто в дом его не помещалось. И придумал. Золото с драгоценными камнями на дне озер попрятал, а бумажные деньги сложил в мешок, и стал с ним разгуливать.
  - Ой, ну ты скажешь! - Зак рассмеялся во весь голос. - Кто же будет разгуливать с таким богатством? Да и потом, если бы в озере был клад, то Зеленыч его нашел бы первым, - он снисходительно посмотрел на Тюсу, как смотрят обычно на тяжелобольных.
  - У богатых свои причуды, - заявила кикиморка с видом знатока и облизала сладкий палец. - Я вот, когда разбогатею, устрою алмазный дождь.
  Шима восторженно вскрикнула.
  - Не забудь перед этим меня позвать, - Зак хмыкнул, и, поправив ремень, важно заявил Гомзе и Шиме:
  - Нам пора на дерево, скоро начало.
  Он сухо кивнул кикиморке и повел ребят в сторону большой сосны.
  Кикиморка смотрела им в след, скрестив руки на груди.
  - Отчего же не позвать, - тихо сказала она самой себе, - непременно позову.
  В этот момент грянула музыка - музыканты заиграли гимн ливнасов. Это означало, что пора было занимать места: праздник начинается. Ливнасы стали рассаживаться по веткам многочисленных деревьев вдоль поляны. Фло и Астор жестами звали ребят присоединиться к остальным. Они сидели на большой сосне, недалеко от центрального входа.
  - Пошли с нами, Вурзель, - Шима вцепилась в рукав ливнаса и потащила его за собой. Ливнасы расселись по веткам, внизу на земле разместились водяные, лешие и лесные карлики.
  Гомза огляделся по сторонам. Повсюду царило радостное оживление. На соседней сосне он увидел ливнаса в костюме мухомора. У него слетела красная в белый горошек шапочка и повисла на нижней ветке. Ливнас повис вниз головой, стараясь достать свой головной убор. Вылитый Рукс, подумал Гомза, и уже открыл рот, чтобы сказать об этом Шиме, но музыка смолкла, и он отчетливо услышал громкий голос Хильданы, которая перед этим видимо, пыталась ее перекричать.
  - ...не поздно. Уж лучше жить в болотном кусте, чем такой позор!
  Сидящие рядом повернули к ней головы, и Хильдана, которая очень не любила привлекать к себе внимание, стала пунцовой.
  В этот момент в глубине леса протрубил рог, и толпа возликовала, приветствуя короля и королеву. Послышался отдаленный звон бубенчиков, и на центральной тропинке показались всадники на лошадях. Королевская свита проехала к центру поляны, где их ждали почетные места, всадники спешились и стали рассаживаться. Короля и королеву ждали два пажа в маленьких беретиках, украшенных позолоченными шишечками. Они торжественно провели почетных гостей к двум тронам. Но прежде чем сесть, король с королевой подошли к тутовнику и привязали к его ветке ленточки торкса.
   Королева Эмирамиль была одета в белое платье из торкса лилии. Сверху платья был повязан плащ из тонкой ажурной ткани серебристого цвета. На голове сверкала корона, которая не затмевала, а лишь подчеркивала ее красоту. Король приветственно поднял руку - праздник Большого дерева начался.
   * * *
  На большую поляну, поправляя свой бархатный камзол, вышел ливнас со свернутым пергаментом в руке. Он почтительно поклонился королю и королеве и вскарабкался на большой валун. Праздник как всегда открывал глава леса Тилиан. На правой стороне его камзола поблескивали два золотых липовых листика, подвешенные на шелковом шнурке,- его заслуги, отмеченные королем. Он обвел взглядом затаивших дыхание зрителей и торжественно произнес:
  - Праздник Большого дерева объявляется открытым!
  Зрители радостно закричали, повсюду стали взрываться хлопушки.
  - Я тебя последний раз спрашиваю, ты уверена, что потом не пожалеешь? - Хильдана дернула Олесс за рукав. - Будешь потом локти кусать, да поздно будет!
  Олесс почувствовала, что внутри у нее закипает смесь ярости и негодования. На сцене выступал ее любимый ансамбль скрипачей, но как ни странно, сейчас они вызывали в ней раздражение. Вон солист как из кожи вон лезет, головой трясет, вот-вот смычок поломает. И музыка, столь любимая ею, сейчас кажется отвратительной какофонией. Олесс опустила глаза и сильнее вцепилась в ветку сосны.
  - И отвечай, когда мать с тобой разговаривает! - Услышала она у себя над ухом злобный шепот Хильданы.
  Скрипачи дружно грянули аккорд увертюры, грациозно взмахнув смычками.
  Олесс резко встала и быстро направилась к выходу. Она мельком увидела недоуменное лицо отца, смеющиеся лица в масках, качающиеся гирлянды фонарей, грязные ботинки какого-то ливнаса. Воздух вдруг стал густым и вязким, девушке казалось, что она с трудом передвигается в нем. Все это было похоже на кошмарный сон, из которого она никак не могла выбраться. Олесс чуть не перевернула лоток, который несла наряженная водяная, и быстро побежала в сторону дома. Ей хотелось оказаться как можно дальше от шума и посторонних глаз. Девушка свернула с тропы и пустилась наутек через густой кустарник шиповника. Ветки больно ободрали руку, но Олесс даже не обратила на это внимания. Добежав до высокого ельника, она споткнулась о большую гнилую ветку, растянувшись во весь рост. Она уткнулась лицом во влажную землю, услышав треск рвущейся ткани. В нос ударил резкий запах хвои. Девушка почувствовала, что ее левая рука погрузилась в прохладную лужу недавно растаявшего снега. Несколько минут она лежала неподвижно, и ее не покидало ощущение, что у нее в голове было что-то наподобие детского калейдоскопа, с цветными стеклышками. Этот калейдоскоп показывал ей всегда один и тот же узор. А теперь его хорошенько встряхнули, и картинка стала совершенно другой. Олесс всматривалась в темноту, в которой лишь слабо различались верхушки елей. Затем медленно поднялась, стряхивая с себя прилипшие хвойные иголки. Волосы рассыпались по плечам - где-то здесь на земле должна быть оброненная заколка. Олесс присела на корточки и пошарила руками вокруг себя.
  - И что же мы тут ищем? Постойте, постойте, не говорите, дайте, я сам угадаю...
  Олесс вздрогнула и резко повернула голову в сторону темного силуэта, вынырнувшего из густых елок.
  - Наша красотка, наверное, потеряла свою честь... - говоривший расхохотался, и в этом хриплом повизгивающем хохоте Олесс узнала Нисса.
  Он вышел прихрамывая на полянку, скрестив руки на груди и криво ухмыляясь.
  - Не далековато ли ты, Олесс, от поляны? Сейчас там дары раздавать будут, а ты тут по грибочки пошла?
  - Тебе то что за дело? - сердито ответила девушка, потирая ушибленную руку. Она покосилась на разорванный подол платья, обнаживший ее бледные коленки, и пнула ногой шишку.
  Нисс склонил голову набок, почесывая подбородок.
  - А такое дело, моя принцесса, - нараспев проговорил он, сощурив глаза, - что у меня к тебе предложение...
  Он выжидающе смотрел на Олесс, ожидая ее реакции. Но та целиком была поглощена своим туалетом, который находился в удручающем состоянии.
  - Предложение...- многозначительно повторил Нисс, - руки и сердца!
  Девушка распрямилась и удивленно уставилась на собеседника.
  - Знаешь, мне сейчас не до шуток, - с раздражением сказала она, - шел бы ты своей дорогой! - Она зашагала к тропе, поддерживая рваный подол.
  - Эй, Олесс, подожди, - Нисс схватил ее за руку. - Я серьезно! Шкатулка у тебя будет пустая, это точно. Кому ты будешь нужна, сама подумай! У холмовиков ты жить не сможешь. А я тебе дело предлагаю, ты мне давно нравишься...
  - А ты мне - нет! - Олесс резко выдернула руку и застыла на тропе, размышляя в какую сторону идти.
  Нисс загородил ей дорогу, схватив за плечо.
  - Да что ты из себя тут воображаешь, дурочка? Ты потом сама ко мне на коленях приползешь, умолять будешь пустить жить в осину, все лучше, чем болотные кусты, - злобно прошипел он ей в ухо.
  Олесс с брезгливостью посмотрела на него. Это присутствие чего-то отвратительного прямо под боком странным образом взбодрило ее и помогло принять судьбоносное решение.
  - Ну и пусть выгонят! - Олесс резко оттолкнула Нисса. - В болотных кустах тоже должен кто-то жить! - девушка бегом пустилась бежать в сторону большой поляны.
  Нисс что-то кричал ей вслед, но его слова заглушила приближающаяся музыка. Выбежав на свет, Олесс оглядела себя и ужаснулась. Огромные бурые пятна темнели на ее одежде повсюду. Вдобавок в волосах запутались сухие веточки шиповника, а руки и лицо были вымазаны жидкой грязью. Прохожие недоуменно оборачивались в ее сторону.
  Тут с большой поляны раздался голос Тилиана, извещавший, что сейчас начнется торжественная часть с дарами.
  Олесс в задумчивости закусила губу. Потом ее взгляд упал на торговую палатку, где скучающая продавщица читала книгу.
  Вскоре она выменяла свой плащ на холщовый мешок и разорвала его по шву. Затем набросила на себя мешок вместо плаща и, критически осмотрев рваный подол платья, не раздумывая, оторвала его чуть выше колен.
  - На поляну приглашаются мальчики, достигшие четырнадцати лет... - гремел торжественный голос Тилиана.
  Раздался шквал аплодисментов.
  - Ну вот! - довольно сказала Олесс, осматривая себя со всех сторон. - Теперь я вылитая нищенка! Очень подходящий костюм для девушки, которую вот-вот выгонят из леса. А ленточку взять можно? - спросила она у продавщицы, кивнув на привязанную к фонарю сиреневую ленточку торкса.
  - Бери! - та махнула рукой, погрузившись снова в книгу.
  Олесс завязала ленточку в волосы и стала пробираться к сцене.
  - На сцену приглашается Трифолия Силани!
  К сцене стала пробираться девушка в ярко-розовом платье с волнами кружев, ее волосы мышиного цвета топорщились тонкими спиральками.
  - Кассия Румекс!
  На сцену вышла невысокая девушка в карнавальном костюме ночи. Поверх черного атласного платья была накинута тонкая гипюровая накидка, расшитая серебряными звездочками.
  - Олесс Эйче! - Взгляд Тилиана выискивал в толпе девушку. - Олесс Эйче! - громко повторил он.
  Никогда еще Олесс не чувствовала себя так уверенно и спокойно. Ощущение радости и легкости наполнило ее душу. Перед ней расступались ливнасы, пропуская к сцене, и сотни изумленных глаз, устремленных на нее, не задевали ничуть. Олесс чувствовала себя в душе настоящей королевой, такой же точно, как Эмирамиль. Она вышла на сцену и сделала грациозный реверанс перед королевской четой, отметив про себя, что ее движения и манеры изменились. Она краем глаз заметила среди зрителей округлившиеся глаза отца и вытянутое лицо матери, полыхавшее на ветке, подобно цветку горного мака. Олесс подошла к остальным девушкам, улыбнувшись при этом Тилиану, который чуть не выронил пергамент.
  - Итак... - Тилиан перевел дух и, вскинув брови, многозначительно посмотрел на зрителей. - Церемония подношения даров начинается!
  Раздался шквал аплодисментов, все возликовали, кроме Хильданы, которая была готова провалиться сквозь землю.
  Хидерик подошел к мальчикам и стал торжественно вручать мечи, сказав при этом каждому небольшое напутствие. Мечи у ливнасов были с короткими, чуть больше ладошки, клинками и необычайно острыми. Названы они были Ингедиаль в честь храброго и благородного рыцаря, защитившего этот край от злобного чудовища. Все это было давным-давно, но предание это помнил каждый ливнас. Олесс заметила, что Зак был бледнее обычного и сильно нервничал. Раздав мечи, король сказал всем мальчикам о своей надежде, что из них вырастут такие же доблестные рыцари, как Ингедиаль.
  Потом мальчики стали по очереди произносить благодарственную речь. Когда очередь дошла до Зака, его пунцовое лицо освещало сцену как праздничная петарда.
  - Ну... спасибо большое за меч. Я теперь с ним никогда не расстанусь, даже когда дело будет - дрянь, - выпалил он и покраснел еще сильнее.
  Зрители громко рассмеялись.
  - Именно тогда он и бывает нужен, - сказал Заку Хидерик, подняв вверх указательный палец.
  Королева подошла к девушкам.
  - Я думаю, не нужно говорить, какой это важный момент в вашей жизни, - обратилась она к ним. - Вы долго к нему готовились, да и не вы одни. Ваши родители оказывали вам огромную помощь, пусть даже вам казалось, что вы не находили с ними взаимопонимания.
  Эмирамиль подошла к Трифоли, которая была близка к обмороку, и вручила ей шкатулку. Девушка прижала ее к груди, судорожно всхлипнула и вытащила оттуда длинный пояс из ракушек и жемчуга. Зрители радостно закричали.
  - Трифолия получила дар великого обаяния! - торжественно произнесла Эмирамиль. - Духи рек и озер будут покровительствовать ей!
  Трифолия надела пояс поверх платья и взвыла от счастья как пожарная сирена.
  Потом шкатулку получила Кассия Румекс. Лицо ее было белее мела, что особенно подчеркивал черный карнавальный костюм. Она извлекла из нее золотую шишку, дающую ей право голоса на сходе ливнасов.
  Эмирамиль подошла к Олесс и внимательно посмотрела ей в глаза. Олесс никогда еще не видела столь безупречную красоту так близко. Бледное лицо королевы, словно выточенное из фарфора, было намного красивее, чем на открытках и в журналах и наводило на невеселые мысли о собственном несовершенстве. Внимание Олесс привлекли туфли ее величества с натуральным - по всем признакам - черным жемчугом в шаге от ее запыленных лодочек. Да и костюмы у них резко контрастировали, что там говорить. Щедро наделенная красотой Олесс, почувствовала себя моркусом и прикинула, что
  Королева улыбнулась Олесс и вручила ей шкатулку. Девушка взяла ее и посмотрела на зрителей. Стояла полная тишина. Олесс еще раз посмотрела в глаза королеве и резко открыла шкатулку.
  
  *** **** ***
  Лемис вышел на праздничную поляну и застыл от изумления.
  - Ничего себе! Как тут все у них здорово!
  Вокруг него бурлил праздник, весело сновали продавцы с лотками, на сцене играл ансамбль скрипачей, около палаток толпились покупатели, почти все деревья были облеплены зрителями.
  - С праздником! - маленькая девочка в костюме зеленой елочки весело помахала ему рукой. - А ты чего такой чумазый? - она ткнула пальчиком в его штаны, выпачканные в песке утеса. - И без костюма? - она вопросительно уставилась на него, вертя в руке конфету на длинной палочке.
  - Да вот, как-то не подумал...- Лемис озадаченно почесал затылок. - А ты, почему одна? Потерялась?
  - Не-е... Вон там, видишь, во втором ряду, третья с края, - она показала конфетой на сцену. - Там моя мама играет! - она с гордостью выпятила нижнюю губку.
  - Ух, ты! - Лемис восхищенно посмотрел в сторону сцены, и тут его чуть не хватил удар. Король и королева! Живые! Настоящие! Значит это все правда, что говорят древесники! Он смотрел на сцену раскрыв рот, не в силах произнести ни слова.
  Девочка осталась весьма довольна такой реакцией, именно так и надо реагировать на игру ее мамы. Она аккуратно поправила свой костюм, потом перевела взгляд на штаны Лемиса, взяла его за руку и повела к палатке, торговавшей карнавальными принадлежностями.
  
  - Здесь все намного дешевле, - рассудительно сказала она, подведя холмовика к ларьку.
  У Лемиса разбежались глаза. Все было слишком похоже на сон. Он представлял себе лес древесников совсем другим. А тут у них так мило!
  - Меня Ульма зовут, - она протянула ему маленькую теплую ладошку. - Ты сначала костюм надень, - девочка завела его за дерево. - Сейчас шкатулки давать будут! Давай сначала посмотрим, а потом костюм купим, - скомандовала Ульма.
  У Лемиса все внутри оборвалось. Да он чуть не забыл, зачем сюда пришел! Конечно, пока все совсем не так, как болтали в долине, но ухо надо держать востро!
  Он с Ульмой окунулся в бурлящую толпу, протискиваясь к сцене.
  - Дальше не пойдем! - закричала Ульма, - там не протолкнешься!
  - Олесс Эйче! - прогремело со сцены.
  У Лемиса все внутри оборвалось. Олесс! Он сейчас ее увидит!
  Когда она вышла на сцену, Лемис не знал, что и подумать. Олесс, вся вымазанная в грязи, с лохматыми волосами, в какой-то чудовищной мешковине, накинутой поверх рваного платья, вышла на сцену, как ни в чем не бывало.
  'Что они с ней с ней сделали?' - вытянулось у Лемиса лицо. 'Похоже у них тут и, правда, звериные законы. Ничего, я уже рядом, пусть умру, но в обиду не дам' - мысли вертелись одна за другой, составляя план спасения любимой.
  Наконец Олесс получила шкатулку и, чуть помедлив, открыла ее.
  Лемис закрыл от страха глаза, вцепившись в руку Ульмы так, что та даже вскрикнула.
  Вокруг себя он услышал общий возглас изумления.
  - Вот это да! - закричала Ульма. - Красиво, правда?
  Парень открыл глаза, боясь даже дышать.
  На сцене стояла, улыбаясь, Олесс. Сотни фонарей отразились в ее прекрасных глазах, вспыхнув золотым блеском. На ее голове сияла бриллиантовая диадема.
  - Это еще не все, - сказала королева, обращаясь к зрителям. - Олесс так же получает золотой желудь, за самый оригинальный костюм и я попрошу ее завтра же приехать ко мне на аудиенцию.
  Раздался взрыв аплодисментов, награжденные стали спускаться вниз.
   *** *** ***
  Олесс стояла в окружении родственников, друзей и просто любопытных зевак и думала, что такой счастливой она, пожалуй, никогда еще не была.
  'Для полного счастья мне не хватает только Лемиса' - подумала она, принимая поздравления, сыпавшиеся на нее со всех сторон.
  Кто-то, вырядившийся горным троллем, стоял столбом рядом и не спускал с нее своих страшненьких глазок. Олесс повернулась к нему спиной, оказавшись лицом к Хильдане, которая вытирала слезы маленьким кружевным платочком.
  - Я всегда знала, - громко заявила она окружению, - что моя дочь прославит свой род! Флан, у тебя есть платок? А то мой совсем мокрый...
  Хильдана переживала звездный час своей жизни, и в душе ее клокотал вулкан восторга, счастья и небывалой материнской гордости.
  Олесс вспомнила, что у нее в кармане два носовых платка и уже открыла рот, чтобы сказать Хильдане об этом, как прямо перед своим лицом снова увидела кошмарного тролля. Она в недоумении уставилась на него, размышляя, что же ему от нее надо. Он тем временем взял свою голову двумя руками и снял ее.
  Это был Лемис.
  Все происходящее так было похоже на сон, что Олесс решила, что можно делать все, что захочется. Она взяла парня за руки и крепко его поцеловала. Стоявшие вокруг, захлопали в ладоши и весело закричали, но это было словно где-то далеко от них. Они полностью растворились в своем счастье, крепко прижавшись друг к другу.
  - Да это, никак, холмовик! - раздался в толпе удивленный возглас. - Эй, брат, а ты как сюда попал?
  В воздухе над толпой кружили мигающие светлячки, которые, взявшись за руки, изобразили в воздухе сотню вопросительных знаков.
  - Так же, как и вы, - ответил Лемис, обнимая Олесс, - по склону залез.
  Кто-то удивленно присвистнул, и толпа тут же одобрительно загудела. Вопросительные знаки в воздухе мгновенно превратились в восклицательные.
  - Ну что, герой, давай знакомиться, - Флан протянул ему руку.
  - Это мой папа, - Олесс поправила диадему на голове, - он руководитель общественной типографии, где печатается 'Тропа' и 'Вечерний сход'.
  - Для холмовика залезть на склон, дело не простое, - Флан с восхищением глядел на парня. - Родители то знают, что ты здесь?
  Лемис замотал головой.
  - Не пустили бы.
  - И домой тебе сейчас не вернуться, уж больно поздно, - Флан задумчиво почесал подбородок.
  - А что тут думать, - Хильдана громко высморкалась, - нужно идти на почту и отправлять голубя! А ночевать у нас будешь! Все одобрительно загудели.
  В этот момент заиграла веселая музыка и все взялись за руки, образовав длинный хоровод. Так получилось, что Олесс с Лемисом оказались в его центре и сначала смущенно стояли, держа друг друга за руки, а потом стали танцевать вдвоем в его середине. Хоровод вокруг них кружил то в одну сторону, то в другую. А потом все запели веселую песенку про двух влюбленных. Проворные светлячки тут же закружили над Олесс и Лемисом в форме сердечка. Часы на тутовнике громко пробили двенадцать раз.
   К тутовнику постоянно подходил народ привязать ленточку торкса. Вокруг взрывались хлопушки, все оживленно галдели, в общем, праздник был в самом разгаре. Затем под тутовником образовалось два веселых хоровода, которые кружились в разные стороны.
  Лемису все происходящее казалось прекрасным сном.
  ' А вдруг мне после того молока все только кажется?' - со страхом думал он и без конца себя щипал.
  Олесс в костюме нищенки и с Бриллиантовой диадемой на голове выглядела весьма необычно, но нисколько не смущалась.
  - Давай-ка мы с тобой на почту сходим. А то Локуста спать ляжет, - сказала она Лемису, выводя его из хоровода.
  - А кто такая Локуста? - спросил он Олесс, когда они пошли по центральной торопе.
  - Это древесница, что живет в акации, где почта. Противная бабка, но почтовые голуби у нее хорошие, она только с ними и общается.
  Олесс с Лемисом подошли к стволу, в котором было маленькое окошко со створками. Над окошком висела табличка с надписью 'Пошта'.
  Олесс постучала в окно. Створки распахнулись, и на них уставилась сонная бабка, повязанная в серый платок до самых глаз.
  - Ну, чего надо? - грубо спросила она, разглядывая посетителей с головы до ног.
  - Письмо отправить надо, - сказал Лемис, - срочно.
  - Если срочно, то это телеграмма, - язвительно сказала бабка, нехотя впуская их внутрь. - Для телеграмм у меня - вот эти, - она зажгла свет, и Лемис увидел полки с голубями.
  С одной стороны была надпись - 'Письма', там сидели на жердочках нахохлившиеся голуби. С другой стороны была надпись - 'Тилиграмы', - там сидели голуби другой породы, словно вытянутые. Еще была надпись - 'Бандероля', там голуби были очень крупные, видимо специально выведенные.
  - Ну, чего уставился? - пробурчала Локуста, - решил, что тебе отправлять надо? Сразу говорю, я посылками не занимаюсь, не хочу птиц надрывать, сами их тягайте, - она злобно сверкнула маленькими глазками. - И так как разбудили меня среди ночи - плата двойная! - с вызовом добавила она подбоченившись. - Деньги-то есть? - она критически посмотрела на одежду Олесс.
  - Конечно, милая наша Локуста, - Олесс, улыбаясь, протянула ей горсть монет, - отправь нам телеграмму.
  Лемис быстро нацарапал на листке бумаги несколько строк и протянул бабке. Та, нахмурившись, посмотрела адрес и покачала головой.
  - Аж в холмы? Ну, пусть Резвяк летит,- она протянула руку к голубям, взяв белого с рыжими пятнышками. - Минут через двадцать долетит, - серьезно сказала она, подсыпая корм в ящик.
  Олесс подошла к Локусте и чмокнула ее в щеку.
  - С праздником! - весело сказала она, сняв со своих волос сиреневую ленточку торкса и завязав ее на дверной ручке.
  Локуста закрыла за ними дверь и посмотрела на ленточку.
  - Праздник, значит,... то-то я думаю, чего шум такой на поляне....
  *** *** *** ***
  Тем временем на поляне провожали Эмирамиль и Хидерика. Как только стих звон бубенчиков, Тилиан взобрался на валун и обвел зрителей лукавым взглядом.
  - А сейчас перед вами выступит группа, которая прославила наш Северо-западный лес, группа, которая основала новое музыкальное направление - деревянный рок, группа, получившая на последнем межлесовом конкурсе Гран-При! Встречайте - 'Червивый Орех'!
  Зрители подняли такой шум, что последние слова Тилиана слышно уже не было. На сцене появилась знаменитая рок-группа под такой гром аплодисментов, о котором мечтает каждый артист. На ветвях деревьев многие стали размахивать разноцветными плакатами, на которых был изображен орех, из которого выглядывал улыбающийся червяк.
  Ле Щина подошла к краю сцены и послала зрителям воздушный поцелуй. На ней было зеленое обтягивающее платье, на котором весело подпрыгивали пришитые деревянные червячки. Длинные рыжие волосы, завязанные в два хвоста, украшали маленькие медные орешки.
  - Сейчас мы споем для вас нашу любимую песню 'У ручья стояла елка', - она подмигнула ярко накрашенным глазом. Фун и Дук скорчили смешные рожи и заиграли мотив веселой песенки.
  
  
  Глава 3. Ландшафтный дизайнер Цитрус
  
  
  
  Астор в задумчивости склонился над банкой с жуками.
  - В чем мы с тобой просчитались, Грелль? - сказал он, пощипывая бородку.
  Грелль взвешивал на весах сухие травы и аккуратно раскладывал небольшие кучки на столе.
  - Трудно сказать, - он выпрямился и почесал затылок. - Все пропорции соблюдены точно. Ума не приложу, почему раствор взорвался, - Грелль покосился на пол кабинета, в котором зияла выжженная окружность шоколадного цвета, и стал внимательно изучать записи.
  - Астор! - он с удивлением посмотрел в толстую тетрадь. - Тебе не кажется, что этот милый рисунок на самом деле здесь не просто так? - Грелль, пораженный своим открытием, едва не перевернул весы с взвешенной горечавкой.
  Астор внимательно посмотрел на страницу в тетради. Длинный рецепт, где перечислялись ингредиенты, заканчивался витиеватым орнаментом, отделяющим его от другого рецепта. Орнамент, выполненный в старой технике, изображал приземистых старичков, державших друг друга за руки.
  - Это сок эхинацеи, - сделал заключение Астор, разглядывая рисунок под лупой. - Ну-ка, Грелль, дай-ка мне раствор желтой горечи.
  Астор аккуратно потер орнамент смоченной в растворе тряпочкой. Старички один за другим стали исчезать, обнажая спрятанные буквы. В самом низу рецепта появилась последняя строчка.
  - Цветок тролля! - радостно вскрикнул Грелль. - Кто бы мог подумать!
  Астор, опешив, смотрел на рецепт.
  - Цветок тролля? Никогда бы не догадался! Если бы я экспериментировал дальше, я бы скорее добавил мильверис. Цветок тролля... обычный колючий сорняк, растущий где угодно! - он энергично потер руки. - Сейчас же приготовим новый раствор! - Астор, радостно сверкнув глазами, стал освобождать место на столе. - И я думаю, мои славные помощники, - обратился он к жукам, - вас ждут сегодня интересные приключения!
  ** *** *** **
  - Я вот о чем тебя хочу попросить, - сказал Шишел, теребя шляпу в руках. Он стоял перед рабочим столом Флана Эйче в редакции и с интересом все рассматривал.
  Стол Флана был завален служебными бумагами и только что доставленной голубиной почтой. Флан с интересом поднял глаза на Шишела, жестом предлагая сесть в кресло напротив. Шишел смущенно почесал затылок, присев на самый краешек.
  - Так вот, - снова начал он, - ты у нас в сходе важная персона, - он серьезно посмотрел на Флана, - не мог бы ты похлопотать, чтобы и меня тоже туда взяли, - леший густо покраснел и стал разглядывать юбилейный номер 'Вечернего Схода', висящий на стене в рамочке.
  Флан посмотрел на лешего, вертя в руках запечатанное письмо.
  - Шишел, ты не представляешь, сколько хлопот добавит сход в твою размеренную жизнь. Конечно, это дает определенную власть..., но посуди сам, ведь мы и так все от тебя зависим, - Флан подался вперед и серьезно посмотрел в глаза лешему. - Вот если вы с Марфуткой завтра на тропу не приедете, все застопориться, - он развел руками. - Ты у нас, можно с уверенностью сказать - Министерство транспорта! - Флан важно поднял указательный палец.
  - Как ты сказал, повтори, - Шишел придвинулся к столу, - нет, лучше напиши на бумажке крупными буквами, - он нахлобучил шляпу на глаза и медленно встал. - Я у себя на пне такую табличку повешу. А то вон у Вурзеля их скока, а у меня ни одной!
  Шишел взял бумажку, и, победоносно сверкнув носом, важно направился к выходу.
   *** **** ***
  
  
  ПЕРВАЯ ГРОЗА
  Роффи резко отдернула занавеску. За окном лил сильный дождь, серые тучи то и дело озарялись вспышками молний.
  - Горы на сегодня отменяются... - Роффи прижалась носом к стеклу, наблюдая за разбушевавшейся стихией. Капли дождя дрожали на оконном стекле, медленно сползая вниз причудливыми разводами.
  Девушка окинула взглядом комнату, размышляя, чем бы занять себя до обеда и, невольно вздрогнув при очередном раскате грома, направилась к книжному шкафу.
  - Ну, вот и пришло твое время, - весело обратилась она к шкафу, распахивая дверцы антресолей, - будет в тебе чистота и порядок!
  Вскоре на ковре лежала кипа старых журналов 'Тропа', старые письма, которых на вскидку было не меньше сотни, пыльные банки, чемодан с оторванной ручкой и прочий хлам. Роффи села на ковре, поджав ноги, и принялась раскладывать все по кучкам. Вот старые рисунки Лерр. На этом несколько звездочек в забавных юбочках выделывают танцевальные па. У всех милые рожицы, а у этой, что посредине, так смешно выпячены губки, что Роффи невольно рассмеялась. А на этом рисунке ярко-оранжевый лев сидит в плетеном кресле, в тени высокого дерева. Рядом с ним маленький столик с чашкой, над которой вьется пар. В одной лапе у льва газета, а другой он ерошит свою гриву.
  Тут дерево качнулось от сильного порыва ветра, тихо звякнули медальоны, висевшие у камина.
  Роффи перевела на них взгляд, невольно залюбовавшись своей коллекцией. Ее коллекция буквально 'росла' год от года. Медальоны висели на маленьких гвоздиках от пола почти до самого потолка. Нижние ярусы были приобретены в далеком детстве. Самый первый экземпляр изображал принцессу в пышном платье, с маленькой золотой короной, чуть сдвинутой набок. Последний медальон она приобрела совсем недавно. Это был серебряный квадратик в виде рыбных чешуек. Роффи встала на цыпочки и сняла его, аккуратно поправив толстую серебряную цепь. Немного подумав, она надела его на шею, прижав к груди холодный металл.
  Внизу у входной двери настойчиво зазвонил колокольчик. Распахнув входную дверь, Роффи увидела промокшего до нитки Грелля.
  - Не откажите страннику в крове, - он сдержанно улыбнулся, протянув девушке маленький букетик фиалок, усыпанный мелкими каплями дождя.
  - Отказать такому мокрому путнику может только изверг! - шутливо промолвила Роффи, уткнувшись носом в букет. - Проходи в гостиную, там горит камин.
  Грелль первым вошел в гостиную, налетев на содержимое антресолей.
  - Похоже, здесь идут раскопки? - Он набросил на себя плед, брошенный девушкой из спальни.
  - Что-то вроде того, - Роффи подвинула ногой кучу исписанной бумаги и громко чихнула. - Ты садись в кресло, поближе к огню, я приготовлю для тебя горячий чай, - она развернулась на каблуках и, поправляя выбившуюся прядь, удалилась на кухню.
  Грелль завернулся в плед и сел в кресло, откинув голову назад. За окном вспыхнула молния, осветив мокрые деревья белым светом.
  - Как рано в этом году первая гроза! - Роффи поставила перед Греллем чашку с чаем. - Моя бабуля говорила, что это к необычному году.
  Грелль отхлебнул чай и взъерошил мокрые волосы.
  - Это она выписывала 'Тропу'? - он посмотрел в сторону кипы старых журналов.
  Роффи молча кивнула, ставя перед Греллем блюдце с пирожками.
  - Это любимый журнал моего деда, - он схватил верхний номер, раскрыв его наугад. - Он готов читать его сутками, - Грелль снова взъерошил волосы, переворачивая страницу.
  'Надо же, вылитый лев с рисунка Лерр', - Роффи так удивилась совпадению, что выронила письма из рук.
  Грелль тем временем откусил пирожок, погрузившись в чтение журнала.
  - Хвощ полевой, - громко прочел он заголовок статьи. - 'Невероятные заросли хвоща можно увидеть в верховьях реки, недалеко от Сгинь-леса, - прочел Грелль. - Это травянистое споровое растение растет здесь, раскинувшись на несколько сотен шагов. Сок из хвоща очень полезен. Отшельник, живущий неподалеку в пещере, поделился с нами рецептом удивительного отвара, который помогает ему быть в добром здравии вот уже много лет. Если смешать в равных частях хвощ полевой, корень ежевики, кору дуба, пастушьей сумки и листьев малины'... подумать только... - Грелль снова отхлебнул чай, - тут даже фотография этой пещеры с отшельником в хвощовых зарослях, - он внимательно посмотрел на фотографию и побледнел, чашка застыла в воздухе.
  - Что-то не так? - Роффи обеспокоенно посмотрела на гостя, бросив раскладывать письма.
  Грелль резко закрыл журнал, посмотрев на год его издания.
  - Можно, я возьму его на время? - Он встал с кресла, задумчиво потирая подбородок.
  - Можно даже насовсем...- Роффи внимательно смотрела на Грелля. - Ты можешь мне объяснить, что случилось? - серьезно произнесла она, поднимаясь с ковра.
  - Пока - нет, - парень снял с себя плед. - Я, пожалуй, пойду. - Он выскочил из комнаты, торопливо чмокнув Роффи в щеку.
  Та растерянно посмотрела ему вслед.
  - Пожалуй, журнал 'Тропа' намного интересней, чем я думала, - произнесла она вслух, накручивая прядь волос на палец.
  *** *** ***
  Старый ливнас Туссель варил щи из молодой крапивы. Он ловко помешивал ложкой закипающий обед, отметив про себя, что если риса добавлять чуть-чуть поменьше, вкусовые качества блюда при этом не страдают совершенно. Это открытие обрадовало его и одновременно озадачило, какие бы еще процентные соотношения известных ему рецептов можно было сократить в целях экономии. Он выглянул в окно на плотную завесу дождя и порадовался, что находится на своей маленькой кухне, а не в горах с пучками трав.
  'Не зря у меня вчера так суставы крутило, - подумал он, глядя на проливной дождь, - вон как хлещет, хоть бы крыша не потекла'. Туссель задрал голову, внимательно рассматривая потолок старого ясеня.
  Щи в этот момент булькнули, выплюнув из кастрюли горячие капли. Старичок убавил огонь и, кряхтя, пошел за тряпкой.
  Маленькая кухня была почти вся увешана пучками сухих трав. Они гирляндами свисали с потолка, обрамляли круглое окошко, торчали из большого плетеного сундука и валялись охапками на деревянных полках. Туссель знал в них толк и пытался все накопленные знания передать своему внуку Греллю.
  - Запомни, внучок, - частенько говорил он, - траву нужно чувствовать сердцем. Иной раз даже названия ее не знаешь, а будто что-то тебе подсказывает - для твоего отвара ее доложить надо! А бывает, посмотришь, до чего растение видное! Потом присмотришься к нему - яд смертельный! Ты вот на нашего аптекаря Фабиуса посмотри! Толковый ливнас, плохого наговаривать не хочу, но ведь он пытается травы головой понять. Все названия их заучивает по латыни, в микроскопы смотрит. Не той дорожкой идет. А ты вот, - тут он обязательно брал в руки какой-нибудь лежащий рядом пучок и потрясал им в воздухе, - у матушки-природы учись! Она тебе даст в тыщу раз больше, чем те мудреные книжки.
  На Грелля обычно жаловаться не приходилось, парень схватывал все на лету и знал не меньше него.
  Туссель налил щи в тарелку и, повязав на груди большую салфетку, сел за стол. В этот момент дверь кухни распахнулась, на пороге возник промокший до нитки Грелль.
  Туссель застыл с поднятой у рта ложкой, молча наблюдая, как капли дождя стекают с плаща Грелля на ковер.
  - Что-то в твоем рассказе не сходится, дед, - он, нахмурившись, бросил мокрый журнал на стол. - Ты у нас до засухи был отшельником, не так ли? - Парень пристально смотрел деду в глаза, смахнув текущие струйки дождя со лба.
  Рука с ложкой вздрогнула и тихо опустилась. Туссель снял с себя салфетку и тяжело вздохнул.
  - Э-э-эх! Знал я, что правда-матушка рано или поздно выплывет... - он швырнул ложку на стол и, вскочив со скамейки, стал семенить по кухне взад-вперед.
  - Да ты лучше сядь, дед, тут места не много, - Грелль снял плащ и, тряхнув мокрой головой, пододвинул Тусселю скамейку. - Ну?
  Тот еще раз тяжело вздохнул и, кряхтя, сел напротив внука, почесывая бороду.
  - Ну, значит, дело было так, - Туссель покосился на мокрый журнал и схватил ложку со стола. - Вот, представь себе, я решил стать отшельником. Это было за три года до засухи. Не мог уже среди ливнасов находиться, куда ни глянь - обман, грязь, грех. Душа моя не выдерживала, - он прижал ложку к груди. - Ушел в горы, жить одному было легко и отрадно. Я ведь и засуху легко перенес, когда другие так намучились. И вот второго апреля после обеда, пошел за водой, слышу - детский плач, ребенок грудной где-то рядом плачет - разрывается. Смотрю, возле изгиба речки корытце перевернутое, а рядом малютка плачет.
  - Это был я? - Грелль смотрел на него исподлобья.
  Туссель кивнул головой, бросив ложку в тарелку.
  - Ты только представь себе, что я пережил! Я ведь сразу смекнул, откуда ты, - он махнул в сторону дворца. - Какая то девчонка, видать, нагрешила, а потом, чтобы работу не потерять, тебя в корытце положила, да и вниз по реке отправила. Повариха, наверное, а может и фрейлина. А я столько лет колени в молитвах протирал, да лбом все камни в горах обстучал, чтоб от греха избавиться, а Святой Хидерик плод греха взял, да и мне прислал. - Туссель закрыл лицо руками. - Ну конечно, я тебя люблю как родного, и не хотел, чтобы ты все это узнал, поэтому и придумал историю, что родители умерли в засуху. Так уж я боялся, что правда всплывет! Позор-то какой! - Туссель сидел сгорбившись и как будто стал меньше ростом.
  Лицо Грелля стало белым как полотно.
  Туссель поднял на него глаза.
  - Ты не переживай, я никому и слова не сказал, все уверены, что ты мой родной внук. - Он медленно встал и пошел к тумбочке. Налил травяной отвар и залпом выпил.
  - Я пройдусь по лесу, - Грелль резко встал и вышел на улицу.
  Он снова окунулся в проливной дождь, даже не зная, куда пойдет. Надо же, он, оказывается, подкидыш! Его просто взяли и выбросили как мусор, лишь только он появился на свет. В груди все сжалось, как будто туда вбили кол, все вокруг почернело. Греллю никогда еще не было так плохо. Он брел по глубоким лужам, которые не успевала впитывать земля, то и дело останавливаясь и облокачиваясь на стволы мокрых деревьев. Сильная вспышка молнии осветила серый, вдруг ставший совершенно чужим лес. Лес, где у него, оказывается, нет ни одной родной души. Грянул сильный гром, и парню показалось, что это его сердце рвется на части. Он остановился и сел на корточки рядом с каким то старым пнем.
  - Я один на всем белом свете... - крутилось у него в голове, - я никому, никому не нужен... моя мать меня выбросила... - слезы брызнули из глаз и, смешавшись с дождем, потекли по щекам. - Больше в моей жизни ничего не будет... никогда, ничего хорошего не будет...
  Ему казалось, что внутри распахнулся настежь какой-то потаенный ящик, выпуская наружу злобные мысли, одну черней другой. Они подобно ядовитым гадам обвили вокруг Грелля тугое кольцо, которое, казалось, вот-вот его задушит. Он схватился за голову, сжав руками виски.
  - Грее-е-елль! - внезапно услышал он крик сквозь грохот грома.
  Он поднял мокрое лицо и увидел, как по тропинке к нему бежит Роффи.
  - Что это ты тут расселся? - строго спросила она. - Наверное, журнал 'Тропа' так рекомендует встречать первую грозу?
  От этого глупого вопроса удушающий страх вдруг лопнул, и Грелль расхохотался во все горло. Глядя на него, Роффи тоже засмеялась. Они хохотали до слез, упав в грязную лужу. Лес осветился солнечными лучами, выпрыгнувшими из-за серых туч тоненькими иголочками. Миллиарды дождевых капелек отразили солнечный свет, сверкнув единым блеском.
  - Смотри! - Роффи дернула Грелля за рукав.
  Над лесом висела яркая радуга.
   * * *
  - Я вот что вам скажу, малявки, - сказал Вурзель, подкручивая усы и глядя при этом в полированное дно сковородки. - Если бы я был семнадцатилетней девицей, то на празднике королева подарила бы мне золотую поварешку... да-да, не смейтесь, именно так бы и было!
  Шима, Тюса и Гомза прыснули от смеха, держась за животы. Они сидели в просторной кухне харчевни 'Старая ель'. Вокруг сновали повара, то и дело открывая крышки огромных кастрюль.
  Ребята сидели в уголке за маленьким столом у окна, на котором важно развалился толстый кот Вурзеля - Пломбир, которого так прозвали, видимо, из-за того, что он был белый как снег, а когда спал где-нибудь в углу, поджав лапы, был похож на холмик растаявшего мороженого.
  - А что же вы Зака с собой не захватили? - Вурзель оторвал взгляд от сковородки и вопросительно посмотрел на ребят.
  - Да он как меч получил, сразу важный такой стал, говорит, некогда мне теперь ерундой заниматься, я теперь серьезный должен быть, - Шима с досадой махнула рукой.
  Вурзель покачал головой.
  - Жалко... а то он обещал мне табличку прибить, - он посмотрел под потолок, - так высоко я не достану...
  Стена около окна была почти вся завешана табличками разных мастей. Гомзе больше всех нравилась с рыцарем, рядом с которым красовалась надпись: 'Если ты не будешь есть - на коня не сможешь влезть'. А у Шимы была любимая с белыми ромашками, которые обрамляли следующие строки: ' Тот, кто пьет фруктовый сок - будет нежным как цветок'.
  - Я, между прочим, - с обидой в голосе начала Тюса, - на полголовы выше Зака. - Она скрестила руки на груди и, нахмурившись, уставилась в окно.
  Вурзель серьезно посмотрел на нее.
  - Да ты что! Это, наверное, шапка Зака меня с толку сбила, - он наклонился к уху Тюсы. - Между прочим, - продолжил он громким шепотом, - вон тот лопоухий поваренок, как ты стала в харчевню ходить, стал все время супы пересаливать! - он лукаво подмигнул кикиморке, весело при этом хохотнув.
  Тюса залилась краской, украдкой поглядывая на поваров.
  - Он, наверное, просто стал воды меньше наливать, - пробурчала она, ковыряя ложкой стол. - Ленивый, поди, лишний раз с ведром пробежаться не хочет...
  - Ну-у-у не скажи, - Вурзель шутливо ей подмигнул. - Был бы ленивый, уже бы работал в другом месте! Он такое суфле из диких яблок готовит - пальчики оближешь!
  Тюса вздохнула и с нежностью посмотрела на нарисованного рыцаря.
  - Суфле из яблок - дело нехитрое, - важно сказала она, почувствовав вдруг в голосе бабушкины нотки. - Это я и сама научиться смогу...где там твоя табличка? Тащи ее сюда!
  Вурзель весело крякнул и торопливо вышел из кухни.
  Гомза повернул голову к Шиме.
  - Ну и чем теперь Зак занимается? Отрабатывает боевую технику?
  - Не-а, - Шима откусила огромный кусок торта, размазывая крем по щекам. - Он читает книжки про героических ливнасов, - сказала она с набитым ртом.
  - А-а-а, - протянул Гомза, угощая Пломбира кусочком торта. - Он теперь, наверное, со своим мечом не расстается, да?
  Та кивнула, облизывая сладкие губы.
  - Угу, ночью под подушку кладет. Один раз слышала, как он с ним разговаривал, - Шима покрутила пальцем у виска, - совсем того.
  - А вот и я! - Вурзель, улыбаясь, шел с большой деревянной табличкой под мышкой. - Держи! - он протянул ее Тюсе.
  Та развернула ее и прочла большие, вырезанные на дереве буквы - 'Не все золото, что блестит. И мухомор красив на вид'.
   * * *
  Лемис восхищенно разглядывал высокие стеллажи книг в библиотеке Эйче. Подумать только, сколько книг! Он даже не знал, какую из них выбрать для чтения, глаза разбегались. Дом Олесс произвел на него такое впечатление, что он не сомкнул глаз всю ночь. Кто бы мог подумать, что такой неказистый снаружи дуб вмещает внутри себя столько больших уютных комнат.
  - Как же так? - Лемис вопросительно смотрел на Олесс, то и дело выходя из дуба и заходя обратно. - Как такое может быть?
  - А вот так! - смеясь, отвечала та. - Внутри больше чем снаружи!
  Лемис лежал на диване в просторном зале, рядом с камином, в котором полночи весело потрескивали поленья, и разглядывал лепной потолок, с которого вниз на бронзовых кольцах спускалась витая люстра с множеством свечей. Быт древесников представлялся ему совсем иначе, и этот новый мир, в который он попал, нравился ему с каждой минутой все больше и больше.
  Олесс с самого утра уехала на аудиенцию, проводив его до дверей библиотеки.
  - Как проголодаешься, бабушка тебя накормит, - она наспех чмокнула Лемиса в щеку. - Чувствуй себя, как дома! - раздался ее голос уже у дверей.
  Но Лемис и думать забыл о еде, когда нашел на полке книгу о рыцаре Геборене.
  Ближе к обеду в библиотеку заглянула бабушка Олесс.
  - Я тут тебе принесла блинчиков с грибами, и торт со вчерашнего праздника остался, - она держала в руках поднос с едой. - А ты все читаешь? Ты вот поешь как следует, да пойди прогуляйся, ты ведь еще леса нашего не видел. Что там вчера в темноте можно было разглядеть? - Она с улыбкой поставила поднос, разглаживая складки на фартуке.
  Лемис отложил книгу.
  - Отличная мысль, - сказал он, подсаживаясь поближе к подносу. - Как тут у вас, дикие звери на ливнасов не бросаются?
  Бабушка весело рассмеялась.
  - Ты, наверное, наш лес со Сгинь-лесом попутал. Это там гулять не стоит, - она налила Лемису чай в высокую чашку, всю разрисованную фиолетовыми цветами. - А твой Черепок у Олесс на тумбочке у кровати стоит. Сильно уж она его любит, - бабушка пододвинула блюдце с тортом к нему поближе. - Один раз захожу к ней, а она сидит на кровати, прижав его к груди, а глаза у самой заплаканные. Да ты ешь, ешь, небось до сих пор поджилки трясутся после склона, - она с уважением посмотрела на парня. - Это ж надо - взял и залез, - бабушка покачала головой и подошла к окну, - интересно, что там королева внученьке скажет? Внучка, когда из дому выходила, мимо нее стая голубей пролетела - это знак хороший! Ты вот, в нашем лесу с кем первым заговорил?
  Лемис ненадолго задумался, наморщив лоб. Что-то ему подсказывало, что трубить налево и направо о встрече с Аврисом не стоит.
  - С девочкой, которая в елочку была наряжена, кажется, ее Ульмой звали.
  - А, это дочка Иветти из старой ивы! У этой Иветти наша Шима уроки музыки берет, скоро уж научится.
  - Ну, и что это значит?
  - То значит, что может музыканшей станет, будет на концертах выступать, - бабушка мечтательно вздохнула и протерла кухонное окно тряпкой.
  - Да нет, что означает, что она мне первая встретилась?
  - А! Ну, то означает, что примета это хорошая. Тебе ведь ребенок повстречался, а не хулиган какой, - важно ответила бабушка и встряхнула полотенце.
  - Я пойду, прогуляюсь! - Лемис торопливо допил чай и встал со стула.
  Он пошел по узенькой тропинке в сторону озера. Лемис то и дело останавливался и задирал голову вверх, глядя на огромные верхушки деревьев, испещрившими все небо своими причудливыми узорами.
  - Какая здесь будет тень! - подумал парень, глядя на набухшие почки. Он уже решил для себя, что не вернется в долину, но плохо еще представлял, как обустроится здесь. И самое главное - где он будет брать глину для своих солдатиков? Такой глинозем, как у Большой Коровы, так он называл огромный валун на речке, здесь вряд ли будет. Может быть, попробовать делать солдатиков из дерева? Лемис достал из кармана перочинный ножик, наклоняясь к коряге, валявшейся неподалеку. Дерево непослушно крутилось в его руках, нехотя принимая новую форму.
  - Сколько же мне нужно будет заново учиться, - тоскливо подумал парень, выстругивая ножом голову какого-то чудища. Лемис вздохнул и поставил уродца в холмик прошлогодних листьев.
  - Передавай привет прошедшей зиме, - сказал он ему и зашагал к блестевшему среди деревьев озеру.
   * * *
  
  Трудно себе представить, что может быть кто-то на белом свете, кого бы любили все. А уж тем более, если этот кто-то занимает руководящий пост. И, тем не менее, в Мшистом лесу был такой ливнас - глава леса Тилиан. Он был словно рожден для такой работы. Его неиссякаемый энтузиазм вызывал у окружающих вполне заслуженное восхищение, ведь всю свою энергию Тилиан использовал на благо леса.
  Вот и сегодня, когда рано утром Локуста увидела на своей акации спиленные ветки, она прямиком побежала к нему.
  - Нужно всем собраться у поваленной сосны, - решительно заявил Тилиан Локусте, надевая свой любимый пиджак с гербом Изельвиля.
  Через полчаса к поваленной сосне со всех сторон стекался народ. Гомза с Астором тоже туда неторопливо шли, то и дело пропуская обгонявших их ливнасов и леших.
  - Пап, расскажи, как Тилиан стал главой леса, - Гомза похлопал себя по карману, в котором сидел его пучеглазый ефрейтор, и выжидающе посмотрел на отца.
  - Когда его отец погиб во время засухи, им с матушкой Боррелией здорово досталось - в такой нищете жили, что не дай бог! А потом Боррелия решила пойти через Сгинь-лес в Белый замок - подумала, что все равно терять им нечего. Ты ведь знаешь, что у нее дар, полученный от королевы - фиолетовый кристалл? Этот дар весьма щедрый, он дает ясновиденье. Но Боррелия всегда была по натуре замкнутая и никогда его не афишировала. Через лес они дошли без происшествий, и ей дали место при кухне, а Тилиан стал обучаться у придворных всяким премудростям.
  - Это они его научили так разговаривать?
  - Ораторскому искусству его обучал королевский учитель словесности. А Боррелия вскоре сдружилась с королевой и стала ее правой рукой. Она нашла браслет королевы, который та обронила во время прогулки.
  - Это ей фиолетовый кристалл помог, да?
  - Думаю, да.
  - Как же так, королева ведь сама дары раздает, а способностей таких у нее нет?
  - У королевы способность видеть, у кого какой талант, только и всего. Поэтому когда рядом появилась Боррелия с фиолетовым кристаллом, это облегчило многие задачи. Например, все ее предсказания о предстоящих нападениях неприятелей давали возможность предотвратить войны. Стала она при дворе персоной незаменимой и важной. Тилиан тем временем вырос, и они решили вернуться в Северо-западный лес, в родную липу. А в лесу дела шли - хуже некуда, была большая засуха. Древесникам хотелось королевскую чету видеть не только на праздники - то совет им нужен был важный, то просьба. Но не каждый способен был взять и пойти через опасный Сгинь-лес, как Боррелия с Тилианом.
   Тогда Тилиан и выступил со своей знаменитой речью на поваленной сосне. Придумал он неплохо: создать общественные фонды. До них попасть во дворец можно было двумя способами: получить от королевы золотой желудь - приглашение на аудиенцию, или идти самому через Сгинь-лес. Тилиан предлагал еще один вариант. Нужно было пожертвовать в общественные фонды семейную реликвию, и это давало право ехать во дворец на карете, а не плутать по страшным зарослям леса, где тебя может разорвать в клочья всякая нечисть. Но выбор реликвии оставался за ним. Нужно отдать ему должное - он выбирал вещи недорогие. Обрадовались все тогда несказанно, ведь это решало все вопросы. Получалось, можно увидеть монархов в любой момент. Вот тогда, на радостях, его и выбрали главой леса, - Астор, прищурившись, смотрел на линию горизонта.
  - Вон оно как было, - задумчиво протянул Гомза, выискивая в собравшейся толпе Зака.
  - В этом случае обычно говорят - 'вот', - развернулся к нему отец. - Маму очень расстраивает твоя безграмотная речь.
  Гомза огорченно вздохнул, но, увидев неподалеку Зака с Фланом, встрепенулся и замахал им руками.
  - А где Шима? Она же обожает всякие столпища, - спросил он друга.
  Гомза увидел, что Астор услышав его слова, почему-то горестно вздохнул и закатил глаза - наверное, тоже расстроился, что Шимы нет.
  - Нечего ей тут делать, она посуду дома моет, - важно сказал Зак, оглядываясь вокруг. Куртка у него была расстегнута, рукоятка нового меча торчала словно напоказ.
  Вокруг бурлила толпа, все оживленно обсуждали последнее происшествие.
  - Отродясь такого не было! - громко возмущалась Локуста, которая из-за случившегося нарушила свое уединение и со смесью негодования и любопытства поглядывала на всех. - Такие ветки хорошие были, я на них летом половики сушила, - пожаловалась она Шишелу.
  - Ну, таперича будешь сушить на тех, что повыше, - язвительно ответил тот. Шишел все еще дулся на Локусту, которая на днях не дала Марфутке щипать траву около ее дерева.
  - Если и их не покромсают! Тебе то легко говорить, у тебя пень, отпиливать нечего. А нам теперь что, караулить круглые сутки?
  Все возмущенно загудели, но, увидев Тилиана, идущего к ним, разом замолчали. Он катил перед собой кресло-каталку с сидящей в нем Боррелией. Она уже несколько лет не ходила, но сын почти всегда брал ее с собой. Тилиан поставил кресло с Боррелией в тень раскидистого дерева и быстрым целеустремленным шагом направился к поваленной сосне.
  Вокруг под уклон сбегал небольшой лужок, и поваленное дерево было хорошо видно со всех сторон. Тилиан был невысокого роста, плотненький, с вьющимися каштановыми волосами, слегка подернутыми сединой. Несмотря на то, что он был уже в годах, энергия так и била из него ключом. Он почти всегда сутулился и, определенно, красотой не блистал - сразу бросалась в глаза асимметричность лица: нос словно был скошен вбок, а крупный рот как будто все время ухмылялся. Подвижные серые глаза излучали невероятный магнетизм, они резко контрастировали со смуглой кожей и смотрелись на его лице немного чужеродно, словно кто-то неумело собрал его второпях.
  Тилиан запрыгнул на сосну и приветливо оглядел собравшихся ливнасов.
  - Друзья! Всецело разделяю ваш праведный гнев. Мы непременно поймаем негодяев и предадим их строгому, но справедливому суду! - сказал он и пригладил рукой короткие волосы. - К сожалению, в последнее время в нашем лесу царят раздробленность и обособленность - каждый сам по себе. Если мы и дальше будем проводить такую политику, то на нас навалятся беды и похуже. Я, как глава леса, обещаю вам разобраться с этим вопросом. Каждая семья, которой был причинен ущерб, получит компенсацию. Я прошу их подойти ко мне после собрания. И было бы сейчас самым неправильным предаться отчаянью и панике. У меня возникла неплохая идея, которая, на мой взгляд, способна поднять настроение и сплотить нас. Я приглашаю всех желающих собраться завтра ранним утром около моей липы для утренней пробежки. Будет весело, я вам обещаю!
  Толпа одобрительно загудела, а Локуста стала пробираться поближе к Тилиану.
  - А какая будет компенсация? - деловито поинтересовалась она.
  - Сначала нужно осмотреть место происшествия, - ответил тот. - Ты мне вот что ответь, ты у королевы когда последний раз была?
  - Да и не припомню... - протянула Локуста, туже завязывая на шее платок.
  - Вот и те три семьи тоже не помнят, - нравоучительно заявил Тилиан. - Нужно съездить на аудиенцию, а потом поговорим о компенсации.
  - И что пожертвовать надо? - упавшим голосом произнесла она.
  - Зайдешь ко мне вечером, скажу, - Тилиан обнял ее за плечи. - Не расстраивайся, все наладится, могло быть и хуже, поверь.
  Зак с Гомзой стояли рядом и невольно ловили каждое слово. Во-первых, потому что было интересно - не каждый день в лесу такое происходит. А во-вторых, потому что это Тилиан, любому мальчишке побыть рядом с ним - большая честь. Гомза внимательно посмотрел на главу леса, которого окружила толпа ливнасов. Несмотря на то, что королева завалила Тилиана всевозможными наградами, он никогда их не носил, ну только на праздник надевал золотой липовый листик. На шее у Тилиана всегда висел небольшой глиняный шарик, с которым он, похоже, никогда не расставался. Наверное, это был своеобразный амулет, думал Гомза. Какая то ливнасиха с ребенком на руках подарила Тилиану детский рисунок, где глава леса произносит речь на поваленном дереве. Тилиан, улыбаясь, взял подарок и шутливо пожал руку малышу.
  - Эх, сейчас бы сыщика Спаргеля в наш лес... - Зак прищурил глаза и цокнул языком. - Жалко, что у тебя нет меча, мы бы с тобой собственное расследование начали!
  Гомза весь встрепенулся и наклонился к Заку.
  - Ну и что, что нет, для этого голова важнее!
  - Ну, не скажи, брат! Голова головой, а меч нужен, когда бандитов схватим. Без меча там вообще делать нечего, - он ласково погладил рукоятку и важно посмотрел по сторонам.
  Гомза огорченно отвернулся и закусил губу. Этот дурацкий меч Зака словно стал вбивать клин в их дружбу. К ним подошел Флан и стал что-то оживленно рассказывать Астору, кажется про какие-то противопожарные системы. Гомза почувствовал, что к горлу подступают непрошеные слезы и, резко развернувшись, побежал домой.
   * * *
  
  Возвращаясь с гор, Роффи внимательно посмотрела в почтовый ящик. Странно! Вот уже две недели от Лерр она не получила ни строчки. Это так на нее не похоже. Зайдя в ольху, Роффи почувствовала, что в доме кто-то был. Бросив планшет и плащ в коридоре, она побежала в зал, откуда раздавались приглушенные голоса.
  В центре зала на ковре, с длинной сигаретой в руке, сидела Лерр, картинно вытянув ноги. Перед ней в беспорядке стояли блюдца с бутербродами и прочей снедью, фрукты валялись по всему ковру, словно их высыпали из огромной тарелки с самой верхушки ольхи. Но интересное было не это. Рядом с Лерр жевал бутерброд незнакомец, при виде которого Роффи застыла в изумлении.
  - А-а-а, Роффи! - Лерр выпустила струю дыма, пристально разглядывая сестру. - Знакомься - Цитрус - ливнас-древесник из западного леса. Он там работает ландшафтным дизайнером, кстати, очень большая знаменитость, - многозначительно добавила Лерр, стряхивая пепел в горшок с цветком.
  Цитрус, крякнув, встал с ковра и жеманно поцеловал Роффи руку.
  - Та ваза негоже тебя, - сказал он Лерр, кивнув головой в сторону Роффи.
  - Надо полагать, ваза - это я? - вылупила от изумления глаза Роффи. - Это ж по-каковски?
  Лерр громко расхохоталась, выронив из руки яблоко.
  - По-нашенски. Понимаешь, он все время слова путает, память плохая. Вазу путает с дамой, в его голове вообще сплошная каша. Он сказал, что ты на меня похожа, - пояснила Лерр и стала доставать закатившееся яблоко из-под кресла.
   Роффи же, которую с детства учили не разглядывать кого бы то ни было в упор, ничего не могла с собой поделать - она просто пожирала глазами иностранца.
  Цитрус был одет в костюм с таким буйством красок, что на его фоне все просто меркло. Тело его обтягивала оранжевая рубашка, расшитая множеством бусин и пуговиц, в тон которой на ногах красовались лаковые туфли на огромной платформе. Нежно-фисташковые панталоны все были в каких-то ленточках и завязочках. Поверх всего этого была накинута прозрачная ярко-желтая накидка-пончо, на которой все вышеупомянутые цвета выражались в виде искусно пришитых кусочков ткани и кожи. Сам Цитрус отличался значительными формами, но, похоже, полноты своей совсем не стеснялся, а даже наоборот, подчеркивал ее, как только мог. Его широкое лицо, с глубоко посаженными карими глазками, озаряла широкая улыбка, темные длинные волосы были собраны на макушке в хвостик, украшенный множеством разноцветных бусин.
  - Я же говорила, Цитрус, ты здесь произведешь впечатление, - хмыкнула Лерр, откусывая яблоко.
  - Налить чай в большая мошка, ты! - прогремел Цитрус, вытянув перед Роффи руку с фарфоровой чашкой размером с небольшое ведерко.
  - Я уже начинаю его понимать, - сказала Роффи, взяв у него чашку и направившись к чайнику.
   - А ты тут у нас, значит, рисовать начала? - Лерр кивнула в сторону висящей на стене картины 'Цветущий луг'.
  - Начала, - Роффи протянула чай Цитрусу, стараясь не наступить на разбросанные по всему полу фрукты.
  - Я так поняла, - Лерр затушила сигарету, - тема - 'Родные просторы'? - она с сарказмом посмотрела в глаза сестре.
  Роффи спокойно выдержала взгляд и мило улыбнулась в ответ.
  - Они самые, - она налила себе в чашку чай. - А я так поняла, что ты решила эти просторы облагородить? - она кивнула в сторону Цитруса.
  - Какая проницательность! - Лерр встала с ковра и смахнула сложенным веером паутину с люстры.
  - Я хотеть видеть ваш пес,- сказал Цитрус улыбаясь и потирая пухлые ручки.
  - У нас нет собаки! - изумленно ответила Роффи.
  - Он хочет посмотреть наш лес, - перевела Лерр, стряхивая паутину с веера в открытое окно.
  - Можно устроить прогулку в горы, - сказала Роффи, покосившись на платформы Цитруса.
  - Я думаю, лучше начать с центральной тропы, - Лерр подошла к зеркалу и накрасила губы помадой. - Ты с нами идешь? - она вопросительно посмотрела на сестру.
  - Еще бы! - Роффи встала с ковра. - Неужели ты думаешь, я пропущу такое!
  Когда они вышли на центральную тропу, солнце было в зените. Шишел, сидя в 'Зеленом дилижансе', щурясь, читал последний номер газеты 'Вечерний сход'.
  - Прокати-ка нас, Шишел, до обрыва и обратно, - важно сказала Лерр, протягивая ему бумажку в десять фелдов. - Сдачи не надо, - театрально добавила, взбираясь в повозку.
  Шишел поднял на них глаза, да так и замер, уставившись на Цитруса. Потом важно поправил шляпу и сделал пригласительный жест.
  - Фантастико! - Цитрус энергично вертел головой во все стороны. - Много места, мама миа! - он взмахнул руками. - Надо делать много терасс! По краю поставить огромные дамы в antic стиль! - тараторил он, то и дело сбиваясь на родной язык. - Это будет белиссимо! Там, - он махнул рукой в сторону лужайки, - нужно кроить огромный фонтан. А деревья нужно стричь, - он изобразил пальцами ножницы. - Вдоль твороги хоть бы, - показал он пальцем на дорогу, увидев округлившиеся глаза своих спутниц.
  - Деревья предлагает стричь вдоль дороги, - шепнула Лерр на ухо Роффи.
   - Сколько тут чашек! - замахал он руками, отгоняя рой мошек. - Еще добавить колор! - сказал Цитрус, вытаскивая из глаза мошку. - Мой любимый три цвета - желтый, оранжевый и зеленый! - важно заявил он Роффи, радуясь, что любимые цвета на их языке он выучил почти без акцента.
  - Я заметила, - ответила та, поправляя сбившуюся шляпку.
  Шишел натужно пытался понять речь странного пассажира, нафаршированную междометиями и иностранными фразами. Иногда, правда, в ней мелькали знакомые слова, но были на его взгляд, вроде как ни к месту. В конце концов, он решил ограничиться впечатлениями чисто оптическими и, без конца поворачивал голову и таращился на Цитруса во все глаза. Когда пассажиры выходили из его телеги, Шишел проворно схватил Лерр за руку.
  - Что ентот мужик делать тут будет? - спросил он ее шепотом.
  - Лес наш обустраивать, - тоже шепотом ответила та.
  - А что он там про стиль какой-то гутарил? - не унимался Шишел.
  - Античный. Ну, это древний такой стиль, как при Хидерике I, - торопливо объяснила Лерр и, помахав ему ручкой, пошла, лучезарно улыбаясь Цитрусу.
  
  Вечером, когда Цитрус громко храпел на диване, две сестры сидели на кухне, готовя ужин.
  - Ну, что там у тебя за воздыхатель? - Лерр кивнула в сторону карандашного наброска Грелля.
  - Да так, - отмахнулась Роффи, - сборщик трав.
  - Это так в твоем духе, - Лерр провела рукой по аккуратно уложенным волосам. - Уж лучше бы сборщик налогов.
  Роффи засмеялась.
  - А ты? У тебя с Цитрусом все серьезно?
  Лерр важно кивнула головой.
  - Он сказочно богат! Видела бы ты его виллы! Одна - в огромном мандариновом дереве, восемнадцать комнат, а другая в лимонном - двенадцать, и все в золоте, - она подкатила глаза. - Это тебе не наша ольха, похожая на вилку, - она смахнула мусор в ведро и подошла к окну.
  За окном садилось солнце, осветив заходящими лучами небо в пурпурный цвет.
  - Иногда вилкой можно схватить то, что рукой не возьмешь, - улыбаясь, сказала Роффи. - Например - горячую картошку!
  Лерр махнула на нее рукой.
  - Мне нравится есть руками, - сказала она, запихивая в рот кусок жареной рыбы.
  
  *** **** *** ***
  Гомзе нравилась долина холмовиков. Если смотреть на нее с восточного обрыва, то до самого горизонта можно видеть бесчисленные холмики с тянущимся вверх дымком от печей. Между холмами вились змейками мощеные дорожки, кое-где сливаясь в широкие улицы. У холмовиков все было по другому, не так, как в лесу, и именно это 'другое' притягивало Гомзу в долину как магнит.
  Из-за своеобразного рельефа местности долина представляла собой нечто вроде амфитеатра. С запада вздымался высокий склон с густым лесом, где жили древесники, на севере находились гигантские вулканы, а с востока и юга тянулись приземистые горы с редкими сосенками.
  Сегодня Гомза уговорил Астора пойти посмотреть новый магазин господина Протта, о котором так много говорили в лесу. По этому случаю Гомза надел новые ботинки с медными пряжками, что на прошлой неделе сшил ему Зеленыч, а также куртку, на рукаве которой Фло вышила шелковыми нитками рыцаря. Рыцарь получился так себе, но Гомза отнесся к этому философски - все лучше, чем ничего.
  Астор тоже принарядился - он первый раз надел клетчатую кепку, которую Фло подарила ему на праздник Большого дерева. Головные уборы он носить не любил, но чтобы не обидеть дражайшую супругу, которая все еще дулась на него из-за испорченного паркета в библиотеке, был готов на все.
  - Вот бы и у нас такие дорожки сделать! - воскликнул Гомза. Они с Астором шли по широкой мостовой, булыжники которой блестели на солнце, словно каждый из них натирали до блеска.
  - У нас нет такого камня, - задумчиво ответил Астор, озираясь вокруг. - Да-а, давно я здесь не был...
   Гомза остановился около большой клумбы с ярко-красными цветами.
  - Тоже, поди, тепличные.
   Он осторожно понюхал самый большой из них.
  - Не пахнут... - разочарованно шмыгнул носом он.
  Издалека раздавались звуки музыки, и чем ближе к центру они подходили, тем оживленней становилось вокруг.
  - А что, тебе здесь не нравится? - Гомза попытался встретиться с Астором взглядом, но тот внимательно разглядывал холмовика, перекапывающего землю у своего холма.
  - Нет, просто времени совсем нет... - Астор крепче сжал ладошку Гомзы.
  - А, так вот почему ты эксперименты со временем затеял! - весело расхохотался тот. - Хочешь все поспеть!
  - Успеть, - машинально исправил его Астор. - Ну да, что-то вроде того, хочу все успеть. Вот мальчишкой я тут часто бывал. Мы с Фланом тут дневали и ночевали. В долине открытого места больше, вот мы тут и играли в 'троллей и стражников'. - Он вздохнул, поправив кепку.
  - Так нечестно! Сам тут все время пропадал, а меня сюда одного не пускаете! - Гомза сморщил лоб, представляя, как бы он с друзьями тут размахнулся в любимых 'троллей'.
  - Ну, - печально развел руками Астор, - это ты к маме обращайся! Она уж очень за тебя переживает. А у меня тоже недолго вольготная жизнь продолжалась. Как только родился Нисс, я тут же стал его нянькой.
  Астор печально вздохнул и остановился около огромного рекламного щита. На нем заковыристыми буквами было выведено 'Зеленые холма', а под буквами нарисованная миловидная холмовичка нежно прижимала к себе гигантскую клубнику, больше смахивающую по размеру на арбуз. Звуки музыки стали намного громче, и скоро Астор с Гомзой оказались на большой мощеной площади. По всей площади были раскиданы резные столики, а на ее окраине возвышался большой холм, в котором располагался магазин. Круглые окошки магазина украшали гирлянды и рекламные вывески. Всюду по площади были развешаны флажки и воздушные шарики. У входа в магазин оркестр играл веселую мелодию, а дирижер оркестра - маленький толстый холмовик - взгромоздился на высокий стул, чтобы его было видно всем музыкантам. Он так смешно тряс головой в такт музыке, что Гомза прыснул со смеху.
  - Ух ты, да тут настоящий праздник! - Гомза весело хлопнул в ладоши. - Давай тоже что-нибудь купим и тоже сядем за столик!
  Холмовики, конечно, постарались на славу. Везде сновали девушки в зеленых фартучках с корзинками, в которых алела спелая ягода. Головы девушек украшали шапочки в форме клубники.
  Гомза схватил Астора за руку и потащил в магазин, в котором уже толпился народ. Они попали в большой круглый зал с множеством прилавков. Сотни свечей освещали всевозможную снедь.
  На больших глиняных подносах были разложены пирожные невиданной красоты. Гомза прижался носом к витрине: так и есть - нет двух одинаковых!
  - Папа, папа, посмотри, как красиво! - Гомза потащил Астора, который еле успевал за ним, к витрине с конфетами.
  Больше всего Гомзе понравились коробочки в виде холмика, в которых было насыпано разноцветное драже, изображавшее драгоценные камни.
  - Какое разнообразие хлеба! - Астор удивленно смотрел на румяные булочки самых разных форм.
  - Попробуйте вот эту! - Продавщица, широко улыбнувшись, показала на румяный каравай, щедро посыпанный сахарной пудрой. - Называется 'Завтрак холмовика'.
  Астор вопросительно посмотрел на Гомзу, на что тот часто закивал головой.
  - И еще вон ту, из ржавой муки, - ткнул Гомза пальцем в продолговатый маленький батон, посыпанный тмином.
  - Не из ржавой, а из ржаной, - поучительно вставил Астор. - Тебе и впрямь срочно нужен учитель словесности.
  Они с трудом нашли свободный столик, на который Гомза бережно разложил красивые покупки. Он проглотил пирожное в мгновение ока, досадуя в душе, что не взял два, и стал разглядывать ливнасов за соседними столиками.
  - А клубнику мы купим? - спросил он Астора, который раздумывал, куда бы деть косточку от засахаренной вишенки.
  - А подождать землянику не хочешь?
  - Да когда это еще будет! - Гомза посмотрел за соседний столик, где маленькая девочка уплетала громадные ягоды, размазывая сок по щекам. - Я сейчас хочу!
  - Только есть дома будешь, - Астор поймал взгляд Гомзы и тоже покосился на девочку с клубникой.
  - А холм, в котором магазин - большой! - Гомза отломил от каравая кусок и впился в него зубами.
  - В долине есть большие холмы, там живут состоятельные холмовики, у них там два, а то и три уровня, - сказал Астор, тоже отломив каравай.
  Гомза скользнул взглядом по долине, всматриваясь в горизонт, где в молочной дымке прорисовывалась цепь гор.
  - А это правда, что в тех горах тролли водятся? - спросил он у Астора, выпустив при этом изо рта облачко сахарной пудры.
  Астор задумчиво посмотрел вдаль.
  - Кто его знает... думаю, правда, они ведь не верят, что в наших горах живут король с королевой.
  - Ой, смотри, Нисс! - Гомза радостно замахал рукой, глядя поверх головы Астора. Тот обернулся и увидел своего брата, сидящего в обществе трех холмовиков. Нисс медленно встал и, прихрамывая, подошел к ним. На нем был длинный коричневый пиджак, левый лацкан которого украшало большое жирное пятно.
  - А-а-а, Оэксы... нижайший поклон вашему столику, - Нисс присел на стул, разглядывая их покупки. - Клубничку Протта покупаем, значит? - спросил он ехидно.
  Не дожидаясь ответа, он повернулся к Астору.
  - У меня к тебе разговор... серьезный, - добавил он многозначительно.
  - Говори, - Астор стал складывать покупки в холщовую сумку.
  - Давай лучше ты вечерком ко мне зайдешь, - Нисс облизал пересохшие губы, оглядываясь на свой столик. - Меня зовут уже.
  Он торопливо встал и, махнув на прощание рукой, ушел.
  Гомза бережно взял корзинку двумя руками, и они с Астором пошли к восточному обрыву.
  - Интересно, сколько нужно дров для такой теплицы? - спросил он у Астора, разглядывая блестящие ягоды в корзинке.
  - Вопрос конечно интересный, - Астор поправил кепку и посмотрел в сторону леса. - Деревья, растущие в долине, сгорают быстро. Протт, поговаривают, все вокруг себя уже повырубил. Деревья нашего леса горят долго. Одно наше дерево может греть его теплицу пару месяцев.
  - А если родовое? - Ноги у Гомзы натерлись, и ему не терпелось поскорее добраться до дому. А он точно знал, что в разговоре время пройдет незаметно.
  Астор, нахмурясь, почесал лоб.
  - Страшно представить себе такое, но родовое дерево хватит почти на год.
  - Ого! - Гомза, прихрамывая, шел по сверкающему булыжнику. Он представил, как распишет все Шиме и Тюсе.
  'Нужно будет их клубникой угостить, - подумал он, глядя на лакомство в корзинке. - Хорошо, что сегодня не пятница, а то я бы еще, чего доброго, и пряжки потерял'.
  Он с гордостью посмотрел на поблескивающие на солнце медные пряжки и бодро зашагал по мостовой.
  
   * * *
  После триумфальной победы на конкурсе Фун, Дук и Ле Щина решили поменять жилье. Места в старом орешнике было мало, да и новый статус обязывал. После долгих поисков они остановились на большом грецком орехе, что рос в густых зарослях ежевики.
  Бабушка переезжать наотрез отказалась, заявив, что в ее возрасте такие перемены вредны. Но, будучи по своей природе дамой предприимчивой, она выделила в старом орешнике одну комнату под музей 'Гнилого ореха'. Она бросила торговлю жареными орешками, которую бойко вела на центральной тропе и, проводя весь день на чердаке, откапывала там экспонаты для музея.
  Музыканты, в свою очередь, наслаждались новыми апартаментами, тут же поделив территорию на личные зоны, так как сильно намозолили друг другу глаза в тесном орешнике.
  - Эй, Ореша, что ты там читаешь? - Дук заглянул Ле Щине через плечо.
  - Не называй меня так! - грубо отозвалась та. Ле Щина настаивала, чтобы и в быту использовали ее сценический псевдоним. - Я вот смотрю, как выглядят музыканты из западных лесов... перед гастролями нам нужно поменять внешний вид, а то сразу видно, что провинция.
  - Сначала песенки написать велела, теперь рожи наши не нравятся, а завтра... - Он не договорил, еле увернувшись от летящего в него журнала.
  Ле Щина была девушка капризная и амбициозная. Когда Фун заявил, что им нужно ехать на гастроли, пока они на пике славы, она лишь передернула плечами, заявив, что выступать с двумя песенками и десятком перепевок на них не собирается. Нужно написать еще хотя бы две или, в крайнем случае, одну.
  Фун, который был в семье старший, сначала хотел поколотить ее, как он это делал в детстве, но потом передумал и заперся у себя в комнате. Дук несколько раз прикладывал ухо к двери, но, кроме бренчания гитары, так ничего и не услышал.
  Чтобы не помереть от скуки, он собрался было сбегать в центр леса, но на лестнице его выловила Ле Щина.
  - Эй, ты куда собрался? Давай, иди, образ свой меняй! - отрезала она.
  Дук был в семье младший, и к диктату старших относился как к явлению неизбежному, скажем, как к разливу озера весной. К тому же характер у него был мягкий и покладистый, и он решил отнестись к этому заданию добросовестно. Он сгреб пузырьки и баночки, стоявшие у Ле Щины на туалетном столике и, закрывшись в ванной, посмотрел на свое отражение в зеркале.
  На него смотрел худощавый паренек с бледной кожей и непослушными рыжеватыми волосами. Дук открыл журнал, разглядывая заморских музыкантов, лица которых исказились в творческой агонии, потом снова посмотрел на свой вздернутый нос и голубые глаза, спрятавшиеся за прядями волос, и взял в руки первую попавшуюся баночку.
  Через четверть часа он появился перед сестрой с крупными жирными сосульками на голове.
  - Прикольно! - Ле Щина одобрительно подняла вверх большой палец. - А что использовал в качестве средства?
  - Чего-чего?
  - Чем голову мазал, спрашиваю! - рявкнула Ле Щина.
  - А-а! Баночка такая белая, с красной крышкой.
  У Ле Щины округлились глаза.
  - Это же мой крем от морщин! - взвизгнула она. - Ты знаешь сколько он стоит?!
  Конечно, кремом от морщин ей было пользоваться рано, но она решила для себя, что врага нужно уничтожать в зачаточном состоянии.
  - Ну, так там же не по-нашему написано, откуда ж я знал! - Дук подошел к зеркалу, поправляя жирные сосульки. Он подмигнул своему отражению в зеркале и пружинистой походкой пошел к двери Фуна.
  - Эй, Фун, посмотри на мой новый образ! - забарабанил он в дверь.
  Дверь резко открылась, и в ее проеме появился Фун, мрачнее тучи. Облокотившись о косяк, он насмешливо глянул на брата.
  - Слушай, Фун, хватит корчить из себя невесть что, - донесся голос Ле Щины снизу. - Давай лучше по-хорошему договоримся!
  Она быстро поднялась по лестнице, бренча металлическими баночками, которые захватила с собой.
  - Держи! - Ле Щина вложила их в руки Фуна. - Волосы у тебя красивые, придумай что-нибудь!
  - Я вам не русалка из Сгинь-леса! - заорал Фун, швыряя банки на пол. - Я ливнас-древесник, причем мужского рода! И делать из себя пугало никому не позволю! - он отпихнул Ле Щину и пошел в ванную.
  Через полчаса Фун вышел оттуда с бритой головой. Сам он был чернявым, поэтому лысина получилась с синевой.
  - Я еще щетину отращу, - с вызовом заявил он сестре, чтобы уж точно не осталось никаких сомнений, что всякие там сантименты противны его мужской натуре.
  - Теперь я вижу, что ты не русалка из Сгинь-леса, - язвительно произнесла Ле Щина, критически рассматривая Фуна. - Ты вылитый горный тролль!
  Но тот воспринял это как комплимент и, громко хмыкнув, пошел на кухню.
  
   * * *
  
  - Сегодня, бабка, возил я одного мужика, уж больно чудного! Патлы длинные, собраны на голове в хвост, прямо как у Марфутки. Руками машет, лопочет что-то не по-нашему. Одежа у него такая пестрая, аж глаза режет. Должно быть, в ихних лесах нет телогреек приличных. - Шишел с гордостью посмотрел на свою, висящую в сенях. - Да, еще у него на ногах чегой-то на копыта похожее было...
  - Чур меня! - вытаращила глаза бабка, застыв с ложкой у рта.
  - Да, - важно продолжил Шишел. - Тольки я его ничуть не испугался, провез до обрыва, да обратно воротил, откуда взял. Он наш лес обустроить хочет на ихний манер, иностранный.
  - Это как? - насторожилась бабка, страшно не любившая ни перемен, ни иностранцев.
  - Ну, фонтан сшить обещал, должно быть из материи особой. Еще сказал, что вдоль дороги поставить надо женщин, в старинной одеже желтой, зеленой и оранджевой.
  - Это еще зачем? - нахмурилась бабка, наслышанная о тамошних нравах.
  - Я так понял, творог будут продавать, в чашках или стаканчиках, - почесал затылок Шишел, представив свою бабку в старинном наряде с чашкой творога на краю тропы. - А одежа пестрая, чтобы я их не посшибал, когда на телеге ехать буду. Такую издалече видать! - он крякнул, оставшись доволен, что о его транспорте подумали в первую очередь.
  - У нас и так орехи на тропе продают, зачем нам творог еще? - проворчала бабка, недовольно поморщившись.
   - И еще хочет деревья наши покромсать.
  Бабка закрыла рот рукой.
  - Да, дескать, у них там все покромсано, и у нас надыть.
  - У нас и так деревья кромсать начали. Вот поймать бы того умника, да отхлыстать! - Бабка, кряхтя, встала и стала собирать посуду со стола.
  - Вот я и свез его обратно, - Шишел стал набивать трубку, смотря в окно. - Бабки с творогом еще туды-сюды, а деревья кромсать негоже. Да-а. Вот выберут меня в сход, - Шишел выпустил облачко дыма, - я там им скажу, что делать надо. А то лес совсем забросили.
  
   * * *
  Тюса сидела на кровати и увлеченно читала книгу, которую она нашла в тумбочке у кровати. Книга называлась 'Сказки и предания ливнасов', на темно-синей обложке парил над верхушками деревьев Аврис. Но, несмотря на оптимистичного Авриса, сказки оказались одна мрачнее другой. В некоторых водяные чинили настоящий произвол, утаскивая на дно озера целые семьи, в других матери теряли младенцев в глубоких пещерах. Прочтя последнюю сказку, где к девочке, которая одна сидела дома, пришла какая-то нечисть и стала заставлять ее танцевать, Тюса громко захлопнула книгу и швырнула ее на пол.
  - Ничего себе сказочки! - возмутилась она. - Надо им другой конец придумать!
  Несмотря на решение полностью переделать местный фольклор, ей все равно было не по себе. Во-первых, потому что уже было поздно, во-вторых, она была дома совершенно одна - Фабиус пошел в гости к Мимозе, в-третьих, потому что книжка с милым Аврисом на обложке здорово ее напугала - а вдруг у них в лесу и правда все так на самом деле? И, наконец, в-четвертых, за окном началась гроза, которая словно сгустила три первых пункта - нервы кикиморки были на пределе.
  Тюса забилась на кровать, закутавшись в атласное покрывало, и стала дрожать от страха. Она покосилась на бабку на портрете и показала ей язык. Толстая ливнасиха смотрела на кикиморку, поджав тонкие губы, и как будто ухмылялась.
  - Будешь так таращиться, Лиходел все деньги заберет, - раздраженно сказала ей Тюса и демонстративно отвернулась.
  В этот момент за окном вспыхнула молния и раздался оглушительный гром. В дверь громко постучали. Кикиморка подпрыгнула на кровати и затряслась от страха еще больше. В дверь продолжали стучать все громче и громче. Тюса в покрывале спустилась на цыпочках вниз и прислушалась.
  - Эй, откройте, нам пластырь нужен! - донеслось из-за двери. Голос был вроде бы знаком.
  - Кого там еще принесло? - недовольно отозвалась она, прислонившись ухом к двери.
  - Да это мы - Гомза и Шима! Нам ногу перевязать нужно!
  Тюса резко распахнула дверь и уставилась на вымокших до нитки ребят.
  - Чью ногу? - поинтересовалась она, запуская поздних гостей в прихожую. Страх ее как рукой сняло - на его место с треском ворвалась озадаченность. Кикиморка судорожно размышляла: должен ли тот, кто оказывает первую помощь, быть в пижаме и атласном покрывале, или ей стоит переодеться.
  - Ее! - Гомза ткнул пальцем в зареванную Шиму. - А ты чего в покрывале ходишь? - он с изумлением уставился на кикиморку.
  - А у нас, у кикиморов, все по вечерам в покрывалах ходят. Сначала в простынях ходили, но они пачкаются быстро. Что там с ногой твоей? - Рядом с Гомзой и Шимой она почувствовала себя взрослой, и ей не терпелось проявить свои деловые качества.
  Шима стояла в одной сандалии и размазывала слезы по щекам. Она развернула босую ногу и показала поцарапанную пятку.
  - А я уж подумала, оперировать надо. Если по лесу в темноте разгуливать в одной сандалии, царапины обязательно будут! - нравоучительно изрекла Тюса.
  Шима заревела еще громче.
  - Понимаешь, она новую сандалию в озере потеряла, теперь вот домой идти боится, - Гомза взъерошил мокрые волосы.
  - Мама их только вчера от Зеленыча принесла! Знаешь, как мне влетит?
  - Пошли ногу помоем и забинтуем, - Тюса забросила край покрывала за плечо и пошла в торговый зал.
  Ногу Шимы засунули прямо в раковину и вымыли шампунем - ведь никто не будет утверждать, что ноги мыть шампунем нельзя? Потом кикиморка нарисовала на царапине йодом ровный кружочек, а вокруг зеленкой лепестки.
  - Ух ты, какой цветочек красивый получился! - Шима перестала плакать и с интересом посмотрела на разрисованную пятку.
  - Если реветь не будешь, я тебе сказку расскажу, - пообещала ей Тюса, накручивая сверху бинт. Забинтованная нога смотрелась, на ее взгляд, немного скучновато, и кикиморка вырезала из зеленого пластыря елочку и прилепила сверху.
  - Конечно, в другой аптеке сначала пластырь лепят, потом бинт. Но у нас аптека наполовину кикиморская, - важно сказала она ребятам, любуясь своей работой.
  - Здорово! Мне нравятся кикиморские аптеки! Как будто в парикмахерскую сходила! - Шима восторженно смотрела на оригинальную перевязку.
  - Я вас домой провожу, заодно в озере сандалию поищем, - решительно заявила Тюса и побежала наверх переодеваться.
  Пришлось поломать голову, выбирая обувь для Шимы. Тюсина ей не налезала: кикиморка не пожалела бинта. Пришлось взять старые ботинки Фабиуса, которые он надевал, когда отправлялся на болото за пиявками.
  - Все равно сейчас в темноте ничего не найдем, - печально сказал Гомза, когда они втроем пошли по направлению к озеру. Дождь кончился, и мокрые листья, освещенные луной, светились серебристым светом.
  - Еще как найдем! Мы, кикиморы, и в темноте видим прекрасно! - уверенно заявила Тюса, размышляя про себя - придется ей нырять в озеро или нет.
  - Ты сказку обещала рассказать, - напомнила ей Шима. Она шла в огромных ботинках, еле волоча ноги, и прижимала к груди уцелевшую сандалию как сокровище.
  - Сказку я тебе завтра расскажу, после работы, - Тюса подумала, что к концу рабочего дня она точно уже переделает какую-нибудь из сказок. - Ты мне лучше скажи, что вечером у озера делали?
  - Я за Руксом полезла, он в ветках ивы запутался. А потом он улетел, а я соскользнула в воду...
  Тюса ночью по лесу ни разу не ходила и обратила внимание на то, что в это время суток он выглядит иначе, словно место другое. Даже маленькая полянка, где она обычно собирает подорожник, смотрится не очень приветливо - кусты вокруг нее почти черные, как-то недобро ощетинились.
  - Ты тише бряцай ботинками! - шикнул Гомза и боязливо поглядел по сторонам. Хоть он и хорохорился, видно было, что и он сейчас с радостью оказался бы в гостиной на диване.
  - Давайте пойдем в обход мимо заброшенных орехов. Там дорожки каменные, грязь на ботинки не налипнет, - заныла Шима, с трудом переставляя ноги.
  Конечно, дорогу удлинять не очень-то хотелось, но пришлось согласиться - в лесу после дождя повсюду были лужи. Ребята прошли чуть дальше и свернули влево, к заброшенной аллее. Она тянулась вдоль оврага почти до самого озера. Кто его знает, почему орехи на этой аллее выросли не такие, как во всем лесу. В каждом из них была одна крохотная комнатка. Сразу после засухи в них заселились молодые семьи, так как на дне оврага теперь скапливалось много воды. Они замостили дорогу ракушечником и даже повесили модные фонари. Но постепенно все перебрались в другие деревья - каждой семье хотелось иметь в своем доме спальню.
  Ребята вышли на мощеную дорожку и быстро пошли, озираясь по сторонам. Здесь было намного темнее, чем на центральной тропе: лунный свет не пропускали густые заросли, а фонари давно вышли из строя.
  - Вы слышали? - остановилась вдруг Тюса и подняла руку вверх.
  Ребята остановились как вкопанные и молча уставились на нее. Кикиморка приложила палец к губам и потащила их с дороги, за ствол дерева. Они присели на корточки, спрятавшись за помпезную деревянную мельницу, которая была сооружена для лесных карликов, и прижались друг к другу, всматриваясь в темноту.
  - И долго мы так будем сидеть? - шепотом спросил кикиморку Гомза.
  Но та сердито посмотрела на него и погрозила пальцем. Вскоре в конце аллеи показались темные силуэты в длинных плащах с капюшонами. Самый высокий из них, видимо, всем заправлял - это было видно по его жестам. У тех, что плелись за ним, задора было куда меньше: один без конца останавливался и подтягивал штаны, а второй уныло тащил здоровенный топор, сгорбившись под его тяжестью.
  - На этой аллее можно срубить десятки веток! Конечно, они не родовые, но сегодня можно и поскромнее куш сорвать, - прогнусавил высокий, и Гомза вздрогнул, потому что сразу узнал этот голос.
  Троица прошла мимо них, тихонько переругиваясь - они никак не могли решить, с какого дерева начинать.
  - Да это же бандиты, - с ужасом прошептала Шима и заерзала на месте: у нее затекли ноги. Она наступила на сухой орех, который громко треснул. В наступившей тишине это прозвучало как выстрел.
  - Бежим! - крикнула Тюса, вскочив на ноги.
  Впрочем, им не нужна была команда - они рванули так, как не бегали еще никогда. Шима забыла про неудобные башмаки и больную пятку и перелетала через кусты как горный козлик. При одной только мысли, что за ней гонится преступник с топором, она готова была совершить пробежку куда угодно. Шима была уверена, что за ней тянется след в виде неглубоких ям - именно так она представляла следы от ботинок, - но повернуть голову боялась и продолжала дальше старательно набирать скорость. Гомза и Тюса бежали с левого фланга от нее, несколько раз столкнувшись друг с другом.
  Если бы Тилиан прогуливался где-нибудь поблизости, он бы непременно записал юных спринтеров в свой клуб - их бег со стороны был просто неподражаем.
  Когда они остановились у развилки, никто за ними уже не бежал.
  - Они, небось, в другую сторону от страха побежали! - вдруг расхохоталась Тюса и скорчилась от смеха.
  Шима тоже визгливо рассмеялась, топая ногами. На ботинках громоздились комья грязи величиной с небольшие валуны.
  - А я и вторую сандалию потеряла! - сквозь смех проговорила она.
  - Ничего, ты родителям скажи, что сандалии Зеленыча по дождливым вечерам превращаются в огромные ботинки, чтобы ноги не промокли, - посоветовала ей Тюса, вытирая слезы от смеха. - А мы завтра их поищем.
  Все попрощались и разбрелись с развилки. Гомза подошел к своему дубу и чуть не подпрыгнул от страха - из-за ствола, прихрамывая, вышла фигура в плаще с капюшоном.
  - Привет, Гомза, - раздался глухой голос.
  - Добрый вечер, дядя Нисс, - Гомзе вдруг почему-то стало стыдно, будто это его поймали на месте преступления.
  - Понимаешь, Гомза, долго все объяснять. В общем, я пришел попросить тебя: не говори ничего Астору, - замялся тот.
  - Как же так? Разве можно деревья рубать? Никак от вас этого не ждал! - возмущенно проговорил Гомза и демонстративно от него отвернулся.
  Нисс тяжело вздохнул и тронул его за руку.
  - Жизнь, малец, такая штука, что лучше не зарекаться. Я тебе обещаю, больше деревьев мы рубить не будем. Я перееду скоро. Не расстраивай Астора, я сам ему лучше скажу, потом... договорились? - Нисс выжидающе на него смотрел.
  Гомза горестно вздохнул и кивнул головой. Это все из-за чертовой пятницы, думал он, поднимаясь по лестнице в спальню.
  
  
  Глава 4. Весенние хлопоты
  
  - Я внимательно тебя слушаю, Нисс.
  Астор сидел в крохотной кухне осины, которая, должно быть, помнила его самого маленьким ливнасом с торчащим чубчиком непослушных волос.
  Нисс хмуро посмотрел в маленькое грязное окошко, сбоку которого болталась замусоленная занавеска, завязанная большим узлом.
  - Ну, в общем, что тут речи разводить... я продал осину Протту, - он с вызовом посмотрел на брата.
  У Астора внутри все оборвалось.
  - Ты с ума сошел! Да ты шутишь, наверное? - Астор вскочил со стула, опрокинув пустую бутылку из-под эля, и та медленно покатилась в угол.
  - Какие уж тут шутки, - хмыкнул Нисс, скрестив руки на груди. - Это у нас Вурзель пошутить любит, он у нас от чересчур сытой жизни не знает чем себя занять, а мне, знаешь ли, не до этого.
  Астор бессильно опустился на стул и расстегнул ворот рубашки.
  - Ну и где ты будешь жить? - спросил Астор каким-то чужим, бесцветным голосом.
  - Я завтра переезжаю к холмовикам, - Нисс прошелся по кухне, похрустывая рассыпанными крошками. - Буду жить недалеко от теплицы Протта, там же и работать буду. А холм у меня будет двухуровневый, - последнее слово он старательно выделил.
  Астор опустил голову, пытаясь собраться с мыслями. Бред какой-то! Да Нисс его просто разыгрывает! Такого просто не может быть! Осина, в которой он вырос, не может быть срублена и сожжена, как прошлогодняя листва. Он обвел глазами вокруг. Здесь все было до боли знакомо. Нисс, конечно, здорово запустил осину, но от этого она не перестала быть для него родной и любимой. Здесь Астор чувствовал себя маленьким мальчиком, и ему казалось, что вот-вот распахнется дверь и войдет мама с высушенным бельем в руках.
  - Чай будешь? - Нисс, прихрамывая, подошел к печке.
  Астор молча покачал головой, пытаясь унять внутреннюю дрожь.
  - Как ты мог... - глухо сказал он, с неприязнью посмотрев на брата.
  Тот как будто только этого и ждал.
  - Как мог? - вызывающе переспросил Нисс, с грохотом поставив чайник на печку. - А что, по-твоему мне оставалось делать? Ты давно уже ниже своих звезд ничего не видишь, братец, - ехидно добавил он, скривив рот. - Меня в нашем лесу никто всерьез не воспринимает! Подумаешь, продал гнилую корягу Протту, что из-за этого хай такой поднимать?
  Он смахнул рукавом со стола крошки.
  - А ты думал, я начну от радости вальсировать по комнате и разбрасывать из шляпы розы? С холмовиками ты себя чувствуешь гораздо увереннее, не так ли? - Астор почувствовал, что внутри него закипает бешеная злость. - Почему ты не поговорил со мной, не посоветовался?! - срывающимся голосом выкрикнул он, стукнув по столу кулаком с такой силой, что стоящая на нем жестяная кружка перевернулась, выплеснув остатки эля.
  На кухне запахло как субботним вечером в харчевне 'Старая ель'.
  Нисс сузил глаза и насмешливо посмотрел на брата.
  - Не посоветовался? Да я несколько раз пытался это сделать, но ты все время был занят, - развел руками Нисс, не спуская с брата прищуренных глаз.
  - Хочешь сказать, что во всем виноват я? - Астор почувствовал, как его лоб покрылся испариной.
  Нисс поправил шишечку на своей жиденькой косичке и, вздернув подбородок, молча похромал к печке, на которой закипел чайник.
  - Господин Протт хочет с тобой поговорить, - многозначительно произнес он, садясь на табуретку.
  Астор встал и подошел к окну.
  - О чем? Не продам ли я ему свой дуб? - произнес он срывающимся голосом, изучая пейзаж за окном, который внезапно стал серым.
  Нисс хрипло расхохотался.
  - Ну что ты, у него и в мыслях такого не было. Хотя, что у него в мыслях, наверное, никто не знает. Ты не переживай, никто на твой бесценный дуб не претендует, - Нисс стал размешивать в кружке сахар. - Он будет тебя ждать завтра в три в своем кабинете.
  Астор сжал руками виски, впившись глазами в тропинку за окном, по которой ветер гонял клубы пыли. Ему вдруг захотелось оказаться отсюда как можно дальше. Подальше от этого чужого мира, с серым пейзажем за окном и грязной печкой, подальше от этого места, где воздух какой-то густой и вязкий, а ложечки так противно стучат.
  - Я пойду, - Астор, схватив плащ, быстро пошел к двери, задев по дороге плечом полочку с посудой. Полочка с грохотом рухнула на пол, выплюнув из себя кучу металлических тарелок и кружек.
  - Вот в чем преимущество металлической посуды перед фарфоровой! - радостно воскликнул Нисс, присев на корточки.
  Но Астор этого уже не слышал. Закутавшись в плащ, он быстро шел к своему дубу.
  
  *** *** ***
  - Тебе чего? - хмуро спросила Тюса, исподлобья разглядывая поваренка, появившегося в проеме двери аптеки.
  - Да вот, микстура нужна, от кашля...- он переминался с ноги на ногу, озираясь по сторонам.
  Это был тот самый лопоухий поваренок, который по версии Вурзеля стал из-за нее пересаливать супы.
  Фабиус с утра ушел в сторону болот, где в иве его ждал какой-то древесник, разбитый радикулитом.
  - Дитя мое! - сказал он кикиморке, стоя у двери, - ты впервые остаешься в аптеке хозяйкой! Это возлагает на тебя большую ответственность и будет своего рода экзаменом, - Фабиус крепче прижал к себе бумажный кулек с мазями и натираниями. - Будь очень внимательна и осмотрительна! Все что будешь продавать, непременно записывай в тетрадку, - он поправил шарф и, немного подумав, взял зонтик.
  Тюсу эта прощальная речь слегка выбила из колеи. Нельзя сказать, чтобы она испугалась этой внезапной ответственности, у Фабиуса каждый пузырек был подписан его красивым каллиграфическим почерком. И натирая полки стеллажей, она уже неоднократно переставляла пузырьки с места на место, успев познакомиться с каждым из них. Она даже игру себе такую придумала, чтобы не скучно было. Пузырьки и баночки все были разные, были толстые и пузатые, их кикиморка прозвала веселые толстяки, были с разметкой по граммам, что напоминали ей бесчувственных скряг, были плоские - ну вылитые домики. И был, конечно, у Тюсы любимый пузырек. Был он из прозрачного белого стекла круглый, весь утонченно грациозный. Ну, просто вылитая принцесса! Горлышко закрывала серебристая фольга, обвязанная тесьмой, а внутри розовая жидкость. На бутылке висела бумажка с надписью 'малиновый сироп', лишний раз подтверждающая, что внутреннее содержание пузырька столь же прекрасно.
  В общем, закрыв за Фабиусом дверь, Тюса поймала себя на мысли, что она хочет, что бы в аптеку вообще никто не приходил. Мало ли, вдруг она напутает что-нибудь? А Фабиус расстроится, да чего доброго выгонит ее. Она вообще слово 'экзамены' ненавидела. Сразу вспоминала, как ее маленькую отец учил определять время по часам. Они сидели с ним на кочке вдвоем, держа в руке часы с большим циферблатом. Кикиморка так радовалась, что ей уделяют столько внимания, что готова была изучать, что угодно. Ветер ласково трепал волосы отца, он сосредоточенно водил пальцем по циферблату, еще и еще раз объясняя ей значение стрелок. Солнце напекло кикиморке макушку и ужасно хотелось пить, но она заворожено слушала голос отца, смотрела на его легкие морщинки на лбу и божью коровку, ползущую по вороту рубашки.
  - Ну, как, поняла? - спросил он.
  Она в ответ кивнула головой и чмокнула его в колючую щеку.
  Когда все сели за стол обедать, отец посмотрел на маму и бабушку и торжественно сказал.
  - Наша козявка уже умеет определять время по часам!
  Мама с бабушкой только рты раскрыли.
  Отец подмигнул ей и зачерпнул ложкой суп.
  - Сейчас мы ей устроим экзамен. Ну-ка, пойди, погляди сколько времени!
  У кикиморки сразу испортилось настроение, она сползла со стула, направляясь в соседнюю комнату, где висели часы. На циферблате маленькая стрелка была около цифры 'два', а большая на 'десяти'. Как это сказать она забыла напрочь. Вот если бы стрелка была на 'двенадцати', то было бы два часа, а если бы на 'шести', то пол второго, это она запомнила. Кикиморка наморщила лоб, пытаясь извлечь из своей памяти нужные фразы, но они растворились без остатка, не оставив в ее голове ровным счетом ничего. Тогда она залезла на стул, сняла со стены часы и подкрутила стрелку на цифру 'двенадцать'.
  - Два часа! - деловито сообщила она, возвращаясь в столовую.
  Отец тут же бросился в другую комнату и триумфально вынес часы.
  - Вот вам и козявка! - он с гордостью посмотрел на дочь, щедро посыпающую в суп соль.
  Все эти воспоминания вихрем пронеслись в ее голове, оставив после себя неприятный осадок.
  Чтобы хоть как-то себя развлечь, Тюса решила сделать пузырьку-принцессе корону. Она достала из кармана фольгу от конфеты, которой вчера угостил ее Вурзель, и стала мастерить украшение. В этот момент раздался звон колокольчика и заявился этот поваренок.
  Кикиморка оглядела его с ног до головы. Парнишка был невысокого росточка, с широким круглым лицом. Нос у него был курносый, небольшие зеленоватые глазки часто моргали, а два передних зуба были такие крупные, что рот у него, похоже, никогда не закрывался. Поварской колпак у него был натянут до самых глаз, и упирался в торчащие уши.
  - Простыл что ли? - буркнула Тюса, перебирая пузырьки.
  - Ага. И горло еще болит, - он шмыгнул носом, да так громко, будто рядом разорвали кусок полотна.
  - Тогда тебе еще полоскание нужно, вон видишь из разных трав, - она показала на бутылки, на которых были картинки с травами. - Да и леденцы хорошо бы, Фабиус их такими вкусными делает...- кикиморка вздохнула и открыла тетрадку. - Ну, что берешь?
  - Все. Только кулек дай, - он засопел носом и протянул ей бумажку в двадцать фелдов.
  - Видать Вурзель тебе неплохо платит, - заметила кикиморка, подсчитывая сумму.
  - Ну да. Я стараюсь, - он разглядывал плакаты с целебными травами.
  - А это правда, что ты умеешь, вкусное суфле делать? - спросила Тюса, придвигая ему кулек.
  - Из диких яблок? Ага, - он взял кулек и направился к двери. Потом, чуть помешкав, обернулся.
  - Меня Башмакус зовут. Но называют все почему-то Сапожком, - он смущенно потер нос.
  - Сапожок? А что мне нравится! А я Ге..., а меня Тюсой зовут, - кикиморка доделала корону и торжественно одела ее на пузырек.
  - Ух, ты, красиво! Ты так все пузырьки украшать будешь? - Сапожок топтался в дверях, поправляя съехавший колпак.
  - Не-е, это мой любимый. Это принцесса Малинесс де Пузыринно. К ней уже два раза сватался вон тот толстяк, - Тюса показала пальцем на небольшую банку из темно-коричневого стекла, с надписью 'пилюли от изжоги'. - Но она ждет своего принца, - кикиморка вздохнула и поставила пузырек на полку.
  
  *** *** ***
  
  Лемис [Инесса Шипилова]
  Карета, запряженная четверкой лошадей, подъехала прямо к дубу Эйче. Из нее вышла Олесс, придерживая двумя руками тяжелую ткань платья, и побежала вверх по лестнице. Она распахнула дверь библиотеки, увидев там Лемиса и Зака, склонившихся над толстой книгой. Рядом на столе лежал меч Зака, который он аккуратно положил на льняную салфеточку.
  - А мы про рыцарей читаем, - важно сказал Зак, глядя на запыхавшуюся сестру.
  Лемис встал и подошел к Олесс.
  - Ну, что тебе сказала королева? - он внимательно посмотрел ей в глаза.
  Олесс загадочно улыбнулась.
  - Это нужно не рассказывать, а показывать! - весело сказала она, взяв Лемиса за руку и увлекая вниз по ступеням.
  Они быстро пошли по тропинке, ведущей в сторону озера.
  - Смотри! - она достала из кармана небольшой медный ключик, на котором была подвешена сосновая шишка. - Это ключ от нашего дерева!
  Лемис остановился как вкопанный.
  - Ты хочешь сказать...
  Олесс засмеялась и крепко обняла его.
  - Да. Сейчас будем его смотреть.
  Они подошли к высокой сосне, стоявшей у начала центральной тропы. Олесс дотронулась ключом до дерева и в нем тут же появилась массивная светлая дверь с круглой медной ручкой. Они зашли в свой новый дом, пропитанный приятным ароматом хвои. Олесс подошла к окнам и отдернула занавеси из плотной ткани, подняв большое облако пыли. Из темноты вынырнули очертания гостиной, мебель которой была завешена пыльными чехлами.
  - Чей это был дом? - спросил Лемис, озираясь вокруг.
  - Ничей. Этот дом вырос специально для нас с тобой. У каждого есть дом, который где-то его дожидается, главное - сделать правильный выбор в решающий момент. Так мне сказала королева, - добавила Олесс, проведя пальцем по пыльным лестничным перилам. Она подхватила руками подол платья и стала подниматься по деревянной винтовой лестнице, жестом пригласив Лемиса следовать за ней. Они попали в просторный холл, в стене которого белели три двери с витражными стеклами. Лемис открыл первую и в изумлении замер.
  - Книги! Вот это да!
  Все стены комнаты были в высоких стеллажах, заставленных до верху книгами в кожаных переплетах. Лемис обнял стеллаж руками и замер, ощущая себя таким счастливым, каким еще никогда за всю жизнь не был.
  - Но самое главное в этом доме не библиотека, - загадочным голосом сказала Олесс, - а - подвал! - она накрутила на палец прядь волос, не спуская глаз с Лемиса.
  Подвал? Что же в этом особенного, в долине в каждом холме огромный подвал, где холмовики хранят свои запасы. Видимо мысли Лемиса легко читались на его лице.
  - Понимаешь, у древесников в каждом дереве подвал заколочен, - стала объяснять Олесс, - а в этой сосне - он открыт! - она явно ждала от него какой-то особенной реакции.
  - Ну, - он поставил на полку толстую книгу и взял ее за руки, - давай спустимся и посмотрим на этот особенный подвал, единственный на весь лес.
  - Нет, - Олесс покачала головой, - королева сказала, чтобы ты туда спустился первый. И еще она говорила про то, чтобы мы с тобой никому не говорили об этой незаколоченной двери. И пускать туда никого нельзя, - добавила она серьезно. - Иди, - она подтолкнула Лемиса к лестнице.
  Тот стал спускаться вниз, раздумывая про себя, что, пожалуй, эти древесники немного странные. Такую важность из какого-то подвала сделать! Он подошел к небольшой низкой двери, с круглым медным кольцом вместо ручки. Лемис зажег керосиновую лампу, стоявшую неподалеку, и, взяв в руки прохладное кольцо, потянул дверь на себя. Он увидел множество ступеней, уходящих далеко вниз.
  - Ух ты, глубокий какой! - с уважением подумал парень, пытаясь представить сколько же пришлось копать земли. Ступени уходили все глубже и глубже, закручиваясь по спирали, свет лампы мягко скользил по беленым стенам и низкому потолку, до которого можно было легко достать рукой. Наконец ступени кончились, и он остановился перед дверью из какого-то непонятного металла, на которой был нарисован затейливый узор.
  Лемис, не раздумывая, толкнул дверь рукой и зажмурился от яркого света.
  За дверью открывался великолепный вид на долину, залитую золотыми солнечными лучами, был слышен шум воды - где-то рядом протекала речка. Лемис шагнул на землю, покрытую зеленой травой, и почувствовал, как ласковый ветер взъерошил ему волосы. Струи горячего воздуха пробежали по его телу приятным теплом.
  - Вот так подвал, да тут жарища как в разгар лета! - он задрал голову вверх, разглядывая кучевые облака, медленно ползущие по небу. Недалеко он заметил фруктовые деревья в буйной зелени. Все они были усыпаны плодами.
  - Странно, сейчас же весна, - Лемис почесал затылок и оглянулся назад - дверь была врезана прямо в скалу, на которой росли огромные сосны.
  Он подошел к берегу речки, которая, извиваясь, блестела на солнце. У него было странное ощущение, что это место он очень хорошо знает. Он повертел головой по сторонам. Ну конечно, очень похоже на его родную долину, точно так же изгибается река. Только ни одного холма нет. Тут он остановился как вкопанный. Сомнений быть не могло - это Большая Корова, огромный валун, около которого он брал глину для своих фигурок. Парень присел на корточки, изучая землю, конечно, это то место, уж он как никто другой знал каждый метр земли около валуна. Лемис резко выпрямился. Безусловно, это была долина холмовиков, только теперь на ее восточном амфитеатральном склоне вместо редких сосенок росли плодовые деревья. Но если это долина, куда подевались холмы с домами? Он обвел глазами красивый ландшафт, на котором не было никаких следов построек.
  - Как же так? Куда все подевались? - У бедняги земля уплыла из-под ног. Он резко развернулся и, что было сил кинулся обратно к двери.
  Сердце бешено колотилось в груди, он буквально взлетел по ступеням, перепрыгивая их через две, а то и три, перевернул ведро с водой, которое Олесс принесла, чтобы помыть пол, и застрял около входной двери, судорожно дергая ее за ручку. Потом вдруг догадался, что нужно толкнуть ее в противоположном направлении и широко ее распахнул, подняв огромное облако пыли.
   Лемис стремглав вылетел из сосны и во всю прыть помчался к 'Зеленому дилижансу'. Чтобы сократить путь, он свернул с тропинки и пустился на всех парах через зеленый лужок с белыми шариками одуванчиков. Ему казалось, что рядом с ним ноздря в ноздрю несется его страх, в миг раскормленный распоясавшимся не на шутку воображением, и подсовывает ему под нос одну картину страшней другой.
  - Как же так? Куда же все подевалось? Где мама и папа, Йон и Хита?
  Что-либо понять в данный момент Лемис категорически не мог, он знал лишь одно: жесткая структура его жизни вдруг взяла да рассыпалась. Эта ненавистная долина, давившая на него всю жизнь своими правилами и порядками, своими предрассудками и предубеждениями, вдруг взяла - и исчезла из его жизни, собственно, он ведь сам, шаг за шагом, этого добивался. А теперь, когда это произошло, у него возникло мерзкое ощущение, будто из него самого вынули скелет. И если, не дай бог, с восточного обрыва будет тот же вид ландшафта, что в подвале, он просто растечется по склону, как вязкая лужа, и впитается во влажную землю.
  Шишел сидел в телеге и таращился на рой танцующих в воздухе мошек. Судя по виду, ничто не обременяло его головы, кроме старой помятой шляпы. Пение птиц ласкало его слух, а солнце нежно грело его левый простуженный бок. В его душе царил безмятежный покой и умиротворение. Он лениво повернул голову в сторону, вяло отмахнув рукой муху, как вдруг увидел, что со стороны лужка, на котором часто паслась Марфутка, прямо к нему несется с обезумевшим лицом холмовик. За его спиной клубящимся шлейфом порхали в воздухе сбитые семена одуванчиков.
  - Вот, Марфутка, говорил я давеча бабке, что нечего холмовикам в нашем лесу делать - погляди, как его от нашего воздуха перекорежило всего. Эх, намаемся мы с ним, помяни мое слово, - проворчал он и тихо сплюнул в куст бузины.
   Лемис подбежал к нему с выпученными глазами и схватил его за ворот телогрейки.
  - К восточному обрыву... срочно! - с трудом выговорил он, сгибаясь пополам от быстрого бега.
  Шишел спокойно снял его руку с ворота.
  - Платить есть чем? - деловито поинтересовался он, разглядывая с интересом холмовика.
   Тот молча протянул ему пригоршню кейдов, прерывисто дыша.
  Леший неторопливо пересчитал монеты.
  - Надо думать - без остановок? - спросил он, взяв в руки вожжи.
  Лемис мотнул головой и полез в повозку. Леший хлестнул лошадь, и та помчалась вперед по тропе. Иногда Шишел поворачивал голову назад и поглядывал на холмовика, который нервно барабанил пальцами по скамейке повозки.
  Не успела телега подъехать к обрыву, как Лемис выпрыгнул из нее и помчался к краю. Он обхватил руками сосну, нависшую над обрывом, и впился глазами в долину.
  Долина, усыпанная холмиками, из которых тянулся дымок, стояла, как ни в чем не бывало, там протекала знакомая и привычная жизнь.
  - Как же так? - Лемис ничего не понимал. - Долина на месте! - обрадовано крикнул он лешему.
  Тот лишь покачал головой и протянул: - Да-а-а...
  Потом, когда Лемис залез в повозку, повернулся и спросил.
  - Надо думать - домой?
  Парень часто закивал головой.
  - Долина на месте! - радостно повторил он.
  - А куды ж ей деваться? - спокойно сказал Шишел и стал набивать трубку. - Думается мне, ехать будем уже не так прытко? - спросил он, заломив шляпу набок.
  Лемис радостно улыбнулся и ответил:
  - Можно даже с остановками!
  
  
  *** *** ***
  
  Гомза неуверенно дернул колокольчик. Дверь тут же открылась. Бабушка Шимы и Зака поправила очки и приветливо ему улыбнулась.
  - Гомза, заходи, дорогой! Сейчас я угощу тебя черничным пирогом!
  - Нет-нет! Я только что поел! - Гомзе не терпелось взглянуть на меч Зака.
  - Эй, Гомза, поднимайся сюда! - услышал он голос Шимы сверху.
  Когда Гомза зашел в комнату, Шима предстала перед ним в довольно странном виде. На голове у нее болтались пучки трав, покрашенные оранжевой гуашью, глаза обведены ярко-зеленым карандашом, поверх платья красовалась комбинация в крупный цветочек, а ноги подкашивались в туфлях на высоких каблуках, куда при желании можно было поместить еще одну ее ногу.
  - Ну, угадай, кто я? - Шима кокетливо ему улыбнулась, обнажив при этом зубы, перепачканные в красной помаде.
  - Болотный вампир! - сходу брякнул Гомза и тут же пожалел о поспешности, увидев расстроенное лицо девочки.
  - А на Ле Щину я совсем не похожа? - грустно спросила Шима, теребя в руках крашеную траву.
  - Ну, если прямо смотреть - не очень, а сбоку похожа, - Гомза покосился на плакат 'Гнилого Ореха', занимавший полстены.
  Шима вздохнула и стащила с головы траву.
  - Зак что делает? - Гомза горел желанием поскорей его увидеть.
  - Он переехал в комнату Олесс, натащил туда всякого барахла и теперь сидит целыми днями там. Может быть, хоть с тобой он меня туда пустит, - жалобно проскулила Шима и повела Гомзу к соседним дверям.
  На двери висела грозная надпись: 'Без стука не входить!'. Под надписью были наспех нарисованы два перекрещивающихся меча.
  - Зак, это я! - Гомза осторожно постучал и прижал ухо к двери.
  Дверь резко открылась и в ее проеме появилась голова Зака в старинном шлеме.
  - Заходи! - он резко дернул Гомзу за руку, пристально изучив после этого пустой коридор. Гомзе казалось, он сейчас спросит: 'Слежки не было?'. Шима сделала слабые попытки просочиться за Гомзой, но Зак захлопнул дверь у нее перед носом.
  Гомза оглядел бывшую комнату Олесс, изменившуюся до неузнаваемости. Вместо кровати в углу стоял низкий топчан, накрытый выцветшим покрывалом. На стенах повсюду висели картины, изображавшие батальные сцены. В углу около окна он увидел двухметровый ствол спиленного дерева, на который крепился изорванный плакат.
  - 'Осторожно - Черный Стрелок!' - вслух прочел Гомза изрешеченные буквы на плакате. Над буквами чернел зловещий силуэт мрачного убийцы, весь искромсанный и помятый.
  - Классно ты его! - с уважением протянул Гомза, поглядывая на клочки плаката, валяющиеся рядом.
  Зак, довольный произведенным эффектом от его жилья, снял с головы шлем и небрежно бросил его на кресло. На лбу Зака остался четкий след от шлема, словно у него появились еще одни брови, делающие его лицо изумленно-комичным.
  - Эти плакаты я нашел у отца в типографии. Помнишь, когда куча народа пропала, ими обклеивали западную окраину леса, - Зак поправил сплюснутую челку, кивнув в сторону большой кипы плакатов, валяющихся за креслом.
  - Сам придумал? - Гомза с восхищением посмотрел на друга.
  - Я тут узнал, что если меч сто раз в день бросать во врага, то, где-то через месяц, рукоятка у меча побелеет, - раздувшись от важности, сказал Зак.
  - Вот это, да! - только и смог ответить Гомза.
  Даже самый маленький ливнас знал, что когда воин победит своего врага, то рукоятка его меча станет белее снега. А меч с белой рукояткой по своей силе равен тысячи мечам с обычной ручкой.
  - Я уже недели две бросаю, - похвастался Зак.
  На Заке болтались старые военные штаны, должно быть, его деда, а сверху надета рубашка с погонами древесников западного округа прошлого века. Рубашку ему сшила Хильдана на праздник Большого дерева два года назад, и было видно по угрожающе натянутым пуговицам, что Зак из нее вырос.
  'У Эйче сегодня костюмированный бал', - пронеслось в голове у Гомзы. Но вся его ирония пропала при виде сверкающего меча, аккуратно лежавшего на льняной салфеточке, на середине стола.
  - Можно подержать? - с придыханием спросил он Зака.
  Тот молча кивнул.
  Гомза осторожно взял в руки меч, почувствовав прохладный металл его клинка, который вызвал дрожь во всем его теле. Настоящий меч Ингедиаль! Это оружие было в руках самого короля, а теперь он, маленький ничтожный древесник, тоже может к нему прикоснуться.
  - Ты видел мой топчан? Я прочел недавно в книге, что воины часто спали под открытым небом, ты представляешь? Конечно, это не чисто поле, - Зак пнул ногой топчан, - но и не кровать с балдахинами, что стояла тут.
  Он деловито прохаживался по комнате, потирая руки и озираясь по сторонам.
  - Завтра опять полезу на чердак, может, повезет, откопаю что-нибудь.
  - А можно, я с тобой? - вырвалось у Гомзы помимо его воли.
  - Извини, друг, не могу. Если я тебя с собой возьму, то и Шиму брать придется. А женщина в таком деле... - тут Зак поморщился, словно пытался вспомнить какую-то книжную фразу. - В общем, дело гиблое, - подытожил Зак, рубанув ладонью воздух.
  Гомза хотел с ним поспорить, что тот перепутал чердак с кораблем, да и втроем им всегда было веселее играть, но, глянув на серьезное выражение лица Зака, передумал.
  - Я, наверное, того, пойду...- он положил меч на салфеточку и направился к двери.
  - Попутного ветра, - с пафосом сказал Зак. - Ты бы тоже время зря не терял. А то посмотрю на тебя: кикиморки, открыточки, а самому скоро тоже меч получать. Хочешь, я тебе книгу дам про сражения почитать?
  Гомза кивнул и получил увесистый фолиант с витыми буквами - 'Ливнасы-герои и их сражения'
  
  *** *** ***
  - Как это прикажете понимать?!! - вопил Керн, потрясая клочком бумаги у себя над головой. - Я заботился столько лет о своем сыне только для того, чтобы он удрал с первой же встречной фифой? А это его благодарность! - Он швырнул бумажку на стол и, подойдя к буфету, налил и залпом выпил настойку холмобрага.
  Маура схватила записку и жадно впилась в нее глазами.
  - 'За меня не волнуйтесь, я остался у древесников. Позже все объясню'. А это что за буквы такие? - подошла она с запиской к Йону.
  - Пост Скриптум, - ответил тот, заглянув ей через плечо. - Ну, это значит... - наморщил он лоб, - 'кстати, между прочим'...
  Он торопливо отошел в сторону, чтобы не попасться под горячую руку Керна. Тот с грохотом захлопнул дверцу буфета так, что в нем жалобно задребезжала вся посуда.
  - Кстати! Между прочим! Он даже на этом поганом клочке выпендривается! Мало я его порол! - Керн в ярости швырнул стул в сторону. - Был бы ему и Пост, и Скриптум!
  - Ну, и что он там пишет дальше? - Йон поднял стул и, сгорая от любопытства, подошел к Мауре.
  Та, побледнев, села на диван и схватилась за сердце.
  - После этого Скриптума написал, что своими глазами видел короля и королеву... - она закрыла рот рукой и уставилась на Керна.
  Тот снова подошел к буфету и налил себе стопку.
  - А я что говорил! - Йон схватил со стола пирожок. - В этом лесу все того, - Он покрутил пальцем у виска и сказал с набитым ртом: - Там, видать, в воздухе микробы опасные.
  Маура повернулась к портретам королевской четы и рухнула перед ними на колени.
  - Святой Хидерик! - запричитала она так, что в доме задрожали стекла. - За что нам такое! Никогда еще в роду Хюгельсов такого не было!
  - А ну-ка прекрати выть! - рявкнул Керн, стукнув кулаком по столу. - И без тебя тошно!
  В этот момент дверь распахнулась, и в дом вспорхнула Хита.
  - У Протта распродажа! - радостно завопила она. - Скидки до пятидесяти процентов! Ой, пап, ты чего? - она ловко увернулась от летящего в нее полотенца, запрыгнув на диван.
  - Скидки? Я вот сейчас тоже все скидывать буду! - завопил тот, запустив супник со стола в стену. Тот звонко треснул и разлетелся на крупные черепки.
  Маура, смекнув, что только что она потеряла не только старшего сына, но и любимый супник, взвыла еще громче. Йон, цапнув еще один пирожок со стола, кинулся к двери, за ним побежала и Хита.
  - Эй, Йон, подожди! - Хита поправила волосы собранные в высокий хвостик. - Что там у вас случилось? Да куда ты так несешься?
  - Куда, куда! - проворчал тот, откусывая пирожок. - Сама же что-то там орала про распродажу. Так что он там распродает?
  - Пироги с рыбой, - ответила Хита, еле поспевая за Йоном. - Так из-за чего отец взбесился?
  Она остановилась и подтянула чулок. Йон тоже остановился, запихнул в рот остатки пирожка и, нахмурясь, посмотрел на нее.
  - Батя, видать, сообразил, что солдатики Лемиса кормили всю семью, - сказал он. - И теперь, когда братан упорхнул к древесникам, придется всем искать работу. Не открывать же снова овощную лавку, когда под боком такой магазин! В пекарню, что ли, податься?
  Он задумчиво почесал затылок.
  - Я тоже в пекарню пойду! - Хита сдула челку с лица. - Около нее так вкусно пахнет! - она наморщила свой веснушчатый нос.
  - Так! - Йон деловито потер ладони. - Нечего тут прохлаждаться! Пошли быстрей, а то все пироги разберут!
  
  *** *** ***
  Роффи решила купить себе новый плащ и отправилась в магазин Мимозы Буше сразу после того, как вернулась из гор.
  Мимоза, лучезарно улыбаясь, вышла ей навстречу.
  - Роффи, как ты вовремя! Смотри, как я все здесь переделала! Что скажешь?
  Роффи огляделась вокруг - в самом деле, магазин изменился до неузнаваемости. Окна украшали яркие шторы с фруктами, на полу были раскиданы толстые ковры и атласные подушечки. На центральной стене висела коллекция оружия покойного мужа хозяйки. В ней были редкие экземпляры из заморских лесов: кинжалы с кривыми клинками, дротики и старинные копья. Другие стены украшали картины с экзотическими пейзажами. Повсюду курились ароматические палочки, дым от которых сделал воздух в помещении сизым.
  - Очень мило, атмосфера южных садов подмечена очень грамотно!
  - Конечно, с такой-то помощницей! Я уговорила Эльшемали погостить у меня подольше, это ее идеи. Но и у меня тоже стали появляться кое-какие мысли. Я вот о чем подумала сегодня за завтраком. Мне нужна еще одна картина, вон в тот угол, видишь, он плохо освещен. И я уже даже придумала, какая она будет, - с гордостью сказала она Роффи и повела ее за руку. Когда они пришли на кухню, Мимоза показала пальцем на открытую банку компота.
  - Посмотри, вот та долька айвы, что прилипла к стенке банки, очень похожа на янтарную растущую луну. Небо над морем - словно серебристый хрусталь. А компот смахивает на теплое море. Ведь море такого цвета не может быть холодным, правда? - спросила она у Роффи, кивнув в сторону нежно-розового компота.
  Роффи подивилась про себя такому живому воображению, не каждый способен за завтраком увидеть такой импрессионизм.
  - Нарисуй мне, пожалуйста, все это и, если можно, побыстрее, - Мимоза поправила складки на своем парчовом платье, распространяя вокруг себя запах ароматических палочек.
  Они вернулись в торговый зал, где две древесницы выбирали свадебное платье, споря между собой, какое лучше - с рюшами или с пришитыми цветами.
  - И не спорьте, милые дамы! Самое лучшее платье - вот это! - она подвела их к платью, что висело чуть в стороне, и из-за пестрых широких халатов его было почти не видно.
  Девушки сморщили носы.
  - Слишком простое и украшений почти нет, только вот это, - сказала одна из них, тронув пальцем хрустальное сердечко, подвешенное к вырезу платья.
  - А стоит сколько? - поинтересовалась другая девушка, разглядывая нежную ткань.
  - Семьдесят один фелд, - ответила Мимоза и, глянув в зеркало, поправила прическу.
  - Ого! - в один голос воскликнули древесницы.
  - Уж лучше взять вот это, с рюшами. Оно и нарядней, и куда дешевле, - одна из них взяла в руки вешалку с пышным платьем и приложила к себе, любуясь своим отражением в зеркале.
  - Зато в нем нет волшебной ниточки! - лукаво улыбнулась Мимоза. - Платье, конечно, шикарное, но и только. А в платье с хрустальным сердечком вплетена волшебная ниточка. Вот видите, не сразу заметишь. Спряла эту нить старая паучиха, живущая в Черной пещере, в Северных горах. Живет она одна-одинешенька, семьи у нее никогда не было. Но заметили ливнасы, что пряжа ее дает счастье в семейной жизни. Добраться до ее пещеры не просто. А уж пряжу на что-нибудь выменять и того сложнее. Жалко, что когда я была молодая, про это не знала, глядишь, все сложилось бы по-другому, - она вздохнула и стала протирать зеркало тряпкой.
  Девушки еще поспорили меж собой и, посетовав на дороговизну товара, повесили его обратно, выбрав то платье, что было с рюшами.
  Продавщица положила его в большую бархатную коробку с сердечками и вручила ее довольным покупательницам. Девушки выскочили из магазина, чуть не сбив в дверях Иветти из старой ивы.
  - Ну до чего дурехи. Ну почему так бывает, Иветти? Когда ты молод - ты почти ничего не знаешь. А когда почти все узнал - сделать уже ничего не можешь, - зеркало под тряпкой Мимозы отразило солнечные блики, бросив целую пригоршню солнечных зайчиков на драпированные стены. - Вот ответь мне, если бы ты могла оказаться в прошлом и исправить свои ошибки, какое бы ты время выбрала?
  Иветти поставила скрипку в футляре на подоконник и задумчиво посмотрела в окно.
  - Даже не знаю, Мимоза. В моей жизни все так запутано..., - она поправила белокурые волосы, собранные на макушке в тугой узел, и печально вздохнула.
  - А в моей жизни все наоборот очень даже распутано, хоть бы для интереса узелок какой-нибудь появился. Э-эх, поздно мне уже мечтать, - Мимоза досадливо махнула рукой.
  - Я так не считаю. Всегда можно что-нибудь придумать, - задумчиво сказала Роффи, потрогав хрустальное сердечко на платье. - Ну, например, взять и вышить этой нитью что-нибудь на повседневном платье.
  Мимоза застыла с тряпкой в руке и внимательно посмотрела на Роффи.
  - Святой Хидерик! Почему я всегда думала, что эта нить может быть только на свадебных платьях? А ведь и правда, нужно расшить свое любимое платье, и все дела! Иветти, оказывается, у нас с тобой все впереди! - Мимоза пошла, пританцовывая, к подоконнику и зажгла ароматическую палочку.
  
  *** *** ***
  
  Все утро Фабиус корпел над сложной мазью ' Перышко', которая вместо жемчужно-белой выходила ядовито-зеленой. Когда в третий раз смешанный раствор отправился в мусорную корзину, он протер очки и пошел в гостиную, где Тюса мыла полы.
  Тюса тем временем разгонялась из одного угла и ехала на одной ножке до другого верхом на половой тряпке. Она заметила, что чем больше воды на полу, тем быстрее получается. Один раз она чуть не опрокинула резной столик с высоченным канделябром, другой раз, когда поскользнулась, схватилась рукой за занавеску и та свалилась вместе с деревянным багетом. Но Тюсе было так весело, что она решила повесить ее потом, когда полы домоет. Она выплеснула из ведра оставшуюся воду и с веселым криком понеслась дальше, поднимая брызги чуть ли не до головы.
  Увидев в проеме двери оторопевшего аптекаря, она ничуть не смутилась, а лишь шаркнула ножкой и развела руки в стороны.
  - Мытье полов по-кикиморски! - она хотела сделать реверанс, но поскользнулась и шлепнулась в лужу, забрызгав Фабиуса.
  - Если бы я сам не нашел тебя на болотах, я бы предположил, что ты юнга с пиратского корабля. Палубы драить умеешь, целыми днями о кладах говоришь, да и погромы у тебя удаются, - сказал аптекарь, загибая пальцы. - Купи у водяного две баночки ила, наверное, у моего уже срок годности вышел, - добавил он со вздохом, протягивая кикиморке горсть кейдов.
  - А для чего нужна эта мазь?
  - Намажется ею какая-нибудь старая бабушка и будет такая же резвая, как ты, - Фабиус посмотрел на сандалии Тюсы, из которых выглядывал большой палец. Он протянул ей еще десятифелдовую бумажку. - Закажи ему новую обувь, - он поднял вверх большой палец и серьезно посмотрел на нее поверх очков.
  - Слушаюсь! - отчеканила кикиморка, щелкнув каблуками. - Я быстро! - с этими словами она выхватила из рук Фабиуса холщовую сумку и побежала вниз по лестнице.
  Пробегая мимо 'Старой ели', она услышала, как ее зовет Сапожок.
  - У меня сегодня выходной, я с тобой прогуляюсь, - радостно сообщил он ей, натягивая пониже свой колпак.
  Когда они зашли в мастерскую, водяной сидел за столом и читал толстую книгу. Тюса подошла к зеркалу, поправила съехавшие резинки на коротких хвостиках и показала своему отражению язык.
  - Дяденька Зеленыч, вы мне хрустальные туфельки сделаете? - деловито поинтересовалась она.
  Водяной отложил книгу в сторону и поднял очки на лоб.
  - Разрешите узнать, зачем? - он удивленно поднял брови.
  - Ну как зачем! Как появятся хрустальные башмачки, значит, и принц появится, а появится принц - появится дворец, слуги, сокровища...
  - Стоп, стоп, стоп! Я понял, - сказал Зеленыч и поднялся со стула. - Я так думаю, для того чтобы тебе найти принца, тебе нужны не башмачки, а очки с толстыми стеклами, такие, как у меня, - тут он постучал по своим очкам.
  - Очки? Ну вы, дяденька Зеленыч, сказанули! Я и так-то не красавица, - Тюса метнула взгляд на свое отражение с растрепанной челкой, - а так я и вовсе на стрекозу болотную стану похожа!
  - А ты представь, на кого ты станешь похожа в хрустальных башмачках на наших тропинках! Это ведь только на картинке красиво! Через неделю натрешь себе здоровенные мозоли, а от каблуков ноги скривятся и станут как колесо!
  Тюса охнула и прикрыла рот рукой.
  - Давай-ка я тебе лучше сошью тебе башмачки из змеиной кожи, украшенные пером ворона, это то, что тебе надо, и пиявке понятно, - с этими словами водяной снял мерку с ноги.
  
  
  *** *** ***
  
  Шишел прибил табличку с большими строгими буквами 'Министерство транспорта' к своему пню и отошел в сторонку полюбоваться. Он довольно крякнул и полез в карман за трубкой, осознавая, что он теперь не просто леший, а настоящий министр! Он уже было собрался по старой привычке сесть на пень, да покурить, но застыл перед ним в нерешительности и почесал голову.
  - Бабка! - сердито крикнул он, отворив дверь пня. - Притащи мне тубаретку!
  Старуха, кряхтя, вылезла наружу, неся перед собой низенький стульчик, на котором был коврик с ярким петушком. Шишел в сердцах сплюнул и сердито сел на стул, раскуривая трубку. Бабка уж было собралась сесть на пень рядышком с ним, но леший остановил ее жестом.
  - Куда полезла, старая, не видишь, что ли, это теперь не просто пень, а сурьезное заведение! Где ты видала, чтоб на министерствах верхом сидели, словно вороны? - язвительно спросил ее он и выпустил облако дыма.
  - Ну, и чего ж теперича делать? Каждый раз тубаретки тягать? - она покачала головой и стала растирать рукой поясницу.
  В этот момент часы на молодом тутовнике, растущем неподалеку, щелкнули, распахнули маленькие дверцы, и верткая кукушка ехидно прокуковала три раза.
  Шишел недовольно покосился на нее и нахлобучил на голову старую шляпу.
  - Опять отстали почти что на пол часа. Ты когда, дурында деревянная куковать будешь вовремя? - Заорал он кукушке, потрясая кулаком.
  Та лишь вздернула голову и ловко спряталась за крашеными дверцами.
  Докурив трубку, леший с важным видом (нужно же все время помнить, что ты МИНИСТР!) посмотрел на бабку.
  - Я пойду отправлю голубя в ольху этому Чертусу, может, что посоветует.
  Бабка охнула и прижала руки к груди.
  - Святые угодники, какому такому чертусу?
  - Да я тебе про него рассказывал! Ну, тот мужик, с заморского леса, с копытами на ногах! - Шишел тихо выругался и пошел на почту.
  Через час около пня Шишела стояли Цитрус с Лерр. Цитрус бурно жестикулировал руками, разглядывая пень со всех сторон. Лерр взяла на себя функции переводчика, так как Шишел с Цитрусом понять друг друга могли с трудом.
  На ландшафтном дизайнере сегодня были надеты фисташковые панталоны с огромными атласными бантами. Сверху его украшало пончо лимонного цвета с вышитой картой его родного сада. Лерр с гордостью сказала об этом лешему, добавив, что маэстро вышивал эту карту около года.
  - Ну, и где там его мандарин? - проворчал Шишел, посматривая на благодатные края, вышитые крестиком. По всему пончо петляла ядовито-зеленая тропинка, разбив ландшафтного дизайнера на неровные квадраты, и сделав его похожим на изломанное отражение в треснутом зеркале.
  - Вот здесь! - Лерр ткнула пальцем на место, что было чуть ниже поясницы.
  - Стало быть, живет он в полной заднице, - Шишел почесал затылок и улыбнулся. - Ну, чего он там говорит, делать надо?
  - Говорит, что нужно на пень клумбу соорудить, чтоб никто сверху не садился. Рядом нужно скамейку и фонарь...
  - А фонарь зачем? - перебил ее леший, смутно догадываясь, что расходов будет гораздо больше, чем он предполагал.
  - Ну, как зачем? В министерство и по вечерам посетители приходят, а у тебя тут тьма кромешная, как они его найдут? Еще от центральной тропы до твоего пня дорожку нужно сделать. А вон там, - она махнула в сторону телеги с Марфуткой, - нужно площадку под транспорт выложить камнем. И секретарша тебе нужна. Министров без секретарш не бывает, - важно заявила Лерр.
  - А мне думалось, что не бывает без портфелей, - протянул Шишел, досадуя в душе, что так сильно отстал от жизни.
  - Она вместо портфеля, - объяснила Лерр, подкрашивая губы яркой помадой.
  - Это что, я ей деньги платить должен буду? - ужаснулся Шишел, почувствовав, как лоб покрылся испариной.
  - Ясное дело, кто же бесплатно работать будет? - резонно заявила Лерр, захлопнув пудреницу.
  - Бабка моя, - ответил он ей, с облегчением вздохнув.
  Лерр округлила глаза и стала переводить их разговор Цитрусу. Тот весело захохотал и погрозил лешему пальцем.
  - Он говорит, что секретарши должны уметь писать протоколы, - объяснила Шишелу переводчица Цитруса, и, увидев его недоуменный взгляд, пояснила. - Ну, это когда записывают, о чем министр говорил и что ему на это ответили. В его саду у всех секретарш крашеные ногти, - добавила Лерр многозначительно.
  - Ну, ногти красить моя старуха вряд ли будет. А вот эти... как ты сказала, повтори?
  - Про-то-ко-лы, - повторила по слогам Лерр.
  - Вот-вот! Эти протоколы она писать будет, ежели, конечно, я ей в аптеке у Фабиуса очки закажу.
  Решено было начать работу завтра, и Шишел, потирая руки, зашел в пень.
  - Ну, старуха, будешь ты у меня вести протоколы, - важно заявил он, подвигая тарелку с зеленым борщом из крапивы.
  - Куда вести? Ты не забывай, что у меня ноги больные! - возмутилась она.
  - Не дрейфь, старая! Их никуда вести не надо, это только так говорят, а на самом деле это значит писать на бумажке карандашиком!
  - Так бы сразу и сказал! - облегченно вздохнула старуха.
  - Не положено так говорить! Где это ты видела такого министра, что говорит своей секретарше - иди-ка ты, Маня, нацарапай на бумажке, с кем я гутарить буду! Так министры не лопочут! Он ей просто - иди, мол, напиши протокол! Она быстренько и накарябает, смекнула?
  Бабка смотрела на него во все глаза.
  - Старик, а кто такие Токолы?
  - Какие еще токолы? - переспросил леший, добавляя в борщ сметану.
  - Ну, ты же сам только что сказал нужно писать про Токол. А как я буду про них писать, если я их в глаза не видела! - возмутилась бабка и щедро посолила борщ.
  Леший задумался на несколько секунд и отложил ложку в сторону. Потом он хлопнул себя по лбу и поднял вверх указательный палец.
  - Так в ихних лесах министров кличут! - радостно сообщил он.
  *** *** ***
  
  Как-то теплым майским вечером Гомза решил собрать своих друзей на верхнем ярусе дуба. Пусть они своими глазами увидят звездное небо в телескоп! Было уже темно, все расселись по веткам и выжидающе смотрели на Астора, наводившего в телескопе резкость. Уличный фонарь, закрепленный на нижних ветках, тихо поскрипывал в слабых порывах ветра. Лица ребят, освещенные снизу, приобрели слегка жутковатое выражение, но это только добавило их встрече оттенок таинственности и загадочности.
  - Ну, кто первый? Кто хочет посмотреть на Кассиопею? - Астор выжидающе смотрел на ребят.
  Тюса подскочила с ветки и, шмыгнув носом, подошла к нему.
  - Я хочу, - сказала она негромко. - Название красивое, похоже на имя принцессы.
  Тюса жадно прильнула к телескопу и стала изучать звездные россыпи, уточняя, что именно относится к Кассиопее.
  - Ну конечно, на корону похоже, как у королевы на празднике, - деловито подытожила она, усаживаясь на свое место.
  - А мне другое созвездие покажите, - Сапожок заерзал на ветке. - Что-нибудь серьезное.
  Астор улыбнулся и навел телескоп чуть влево.
  - Ну, иди, смотри на Большую Медведицу, - он поманил Сапожка рукой. - Семь ярких звезд.
  Сапожок нерешительно дотронулся до телескопа и, закрыв один глаз рукой, стал рассматривать звезды.
  - Совсем на медведицу не похоже. Похоже на черпак, которым я у Вурзеля супы разливаю, - бубнил он себе под нос.
  Все громко рассмеялись, и Шима при этом чуть не свалилась с ветки.
  - Звезды очень похожи на бриллианты... может быть, когда-нибудь ливнасы смогут их собирать, как грибы...- мечтательно протянула Тюса, задрав голову.
  - Ну, ты сказанула! Так звезд на небе не останется! - возмутился Сапожок, натянув свой колпак.
  - Вырастут новые! - Тюса обхватила колени и шумно вздохнула.
  Астор хотел сказать Тюсе свои соображения на эту тему, но сдержался, взглянув на лицо кикиморки. На нем было то же выражение, что и в возведенных к небу очах молящейся праведницы на репродукции в спальне Фло.
  - Эх, Тюса, только сокровищами твоя голова забита! Смотри, как бы не стать вторым Унук-Эльхайем! - пискнула Шима из своего угла.
  - А кто это? - Сапожок прижал к глазам сорванные дубовые листья и разглядывал через них фонарь.
  - Расскажи им, пап, - Гомза потрепал Рукса, дремавшего на его плече.
  
  Астор облокотился на центральную ветку и задумчиво потер подбородок.
  - Давным-давно, еще до засухи, жил в долине ливнас-холмовик Нукус. Работать он не очень-то любил, поэтому промышлял обманом да разбоем. Смекнул он, что в одиночку так долго не протянет, да и набрал себе компанию таких же, как он. Поселились они в пещерах на северо-востоке долины, недалеко от вулкана, именно там был караванный путь. Стали разбойники грабить богатых купцов, да и бедными не брезговали, лишь бы было что отобрать. Накрасят лица разноцветными красками - и на разбой! Вскоре караванный путь опустел совсем, про жадность Нукуса были наслышаны многие.
  Рассвирепел Нукус, когда за неделю они не поймали на дороге никого. Ходит по своей пещере, заваленной сундуками, и от злости орет.
  - Если бы существовал в этом никчемном мире какой-нибудь дух, способный наделить меня могуществом небывалым! - кричал Нукус так, что мелкие камушки скатились со свода пещеры. - Почему я должен охотиться за богатством? Я хочу, чтобы эти ничтожные ливнасы сами приносили мне дань и складывали ее у моей пещеры! Как мне этого добиться! - взвыл он и со злостью пнул самый большой сундук так, что тот перевернулся, рассыпав блестящие фелды по землянистому полу.
  В этот момент земля задрожала так, что трещины пошли по стенам пещеры. Упал в страхе Нукус, обхватив руками сундуки с богатством.
  'Если это землетрясение, то пусть и меня засыплет. К чему мне жизнь без сокровищ!' - мелькнуло в его голове.
  Но вскоре шум затих и он боязливо поднял голову и вскрикнул от ужаса. Посреди пещеры он увидел полупрозрачного огненного духа с горящими красными глазами.
  - Ну, здравствуй, Нукус! Долго я ждал, когда же ты меня позовешь, - произнес он таким голосом, что у Нукуса волосы на голове зашевелились от страха. - Ты хочешь могущества, а я уже тысячу лет скитаюсь без тела. Если мы с тобой объединимся, будет новый властелин. Видишь, в моих руках золотая корона, только камушки осталось вставить. Твой цвет - красный! - с этими словами вставил он рубины в корону и вселился в тело разбойника.
  Так стал Нукус Унук Эльхайем, злобным и безжалостным негласным правителем долины. Напугал он жителей долины, когда те отказались платить ему дань, устроил обещанное извержение вулкана, залив раскаленной лавой почти полдолины.
  Стали холмовики сами приносить дань и складывать ее у подножья вулкана. Но как закончилась засуха, уснул Унук Эльхайя глубоким сном. Вот уже много лет живут холмовики спокойно.
  - Он, что, правда существует? - у Тюсы глаза были круглыми от удивления.
  - Холмовики уверены, что существует. Горные тролли у него на службе и прочая нечисть, - Астор шумно вздохнул и устремил свой взгляд на небо.
  - Страшно! - Шима обняла себя за колени и поежилась.
  - А я нечисти совсем не боюсь, мне страшно, если вдруг возьмет, и закончится вся еда в королевстве, - сказала Тюса и шумно вздохнула.
  - А я подвала нашего боюсь, и еще колодца, - Гомза вспомнил, сколько кошмарных историй рассказывала про них Фло.
  Все стали вспоминать всевозможные ужасы.
  Астор обвел глазами ребят и кашлянул.
   - Мечта у Тюсы неплохая - звезды в лукошки собирать. Но я думаю, достаточно будет одной. Как-то прочел я в книге, что у каждого есть своя звезда, найдя ее, вспоминаешь удивительные вещи! Мне бы очень хотелось, чтобы каждый из вас, ее нашел.
  Гомза задрал голову наверх. Сверху на него смотрели, лучась и переливаясь миллионы крохотных звезд.
  'Даже если в день несколько штук проверять, все равно жизни не хватит' - тоскливо подумал он, почесав Руксу живот.
  
  
  Глава 5. Господин Протт
  
  
  Астор решительно вошел в огромный холм, пытаясь представить, сколько же в нем уровней. Он прогнал еще раз в голове заготовленную речь для этого негодяя Протта, включая всевозможные варианты течения их беседы. Он не считал себя великим оратором, скажем, таким, как Тилиан, но был убежден, что его речи проймут этого мерзкого холмовика, думающего только о своем обогащении.
  Астор попал в огромный холл, покрытый мраморными плитами. В центре холла журчал небольшой фонтанчик. Двери, расположенные по кругу, то и дело открывались, пропуская служащих громадной империи. В глубине помещения стоял большой диван, обтянутый черной кожей, над которым висело огромное полотно в пышной раме. На нем небрежными мазками художник изобразил яркий зеленый луг с гроздьями спелой клубники.
  Привратник вежливо осведомился, по какому вопросу он пришел и, поманив пальцем тощего холмовика, моющего окна в холле, велел тому проводить Астора в кабинет господина Протта. Тот шустро пошел к широкой лестнице, пригласив жестом следовать за ним.
  'Святой Хидерик! Сколько помпезности!' - с неприязнью думал Астор, поднимаясь по мраморной лестнице, перила которой украшал витой металл. На втором этаже они свернули в узкий коридор, где ноги Астора утонули в мягком ковре, а в нос ударил запах свежесваренного кофе. Холмовик остановился перед массивной дверью, на которой не было никаких табличек. Он осторожно постучал и приоткрыл дверь.
  - Заходите! - обернулся он к Астору и словно растаял в воздухе.
  Астор, набрав побольше воздуха в грудь, резко открыл дверь и шагнул в кабинет.
  Он оказался в просторном помещении с большим камином из черного гранита, серебряная решетка которого словно сдерживала гудящее в нем пламя. Астору показалось, что он попал в мир, состоящий из трех цветов - черного, серого и белого. Он невольно почувствовал себя чересчур уж цветным в этом ахроматическом царстве, единственным ярким пятном которого была клубника на столе.
  Огромный серый дог, лежащий у дверей, тихо зарычал.
  - Тихо, Лило, это гость... - услышал Астор голос, доносящийся из глубины кабинета.
  Окна были наполовину зашторены, и он не сразу заметил Протта, сидящего за столом в большом кожаном кресле. Тот поднялся и вышел ему навстречу.
  Астор застыл в дверях, разглядывая хозяина кабинета во все глаза. Протт оказался совершенно не таким, как он себе его представлял. Обладатель огромной империи был худощавый, небольшого роста. Короткие темные волосы, слегка подернутые сединой, гладко зачесаны назад. Строгий черный костюм, в кармане которого поблескивала цепочка от часов, был очень прост, но в тоже время выглядел дорого. Сам Протт был определенно некрасив - черты лица слегка грубоваты, а рот сжат невзрачной тонкой линией, теряющейся в тени от довольно крупного носа. Но его глаза, внимательно следящие за Астором, излучали столько энергии, что под их взглядом у того вылетели из головы все приготовленные речи.
  - Проходите, господин Оэкс, - Протт кивнул в сторону небольшого диванчика, стоящего неподалеку от камина, а сам сел за стол, отодвинув в сторону бумаги. Голос Протта - приятный баритон - был словно красная клубника в его черно-белом кабинете. - Судя по вашей реакции, вы меня представляли не таким - маленьким, толстым и непременно с бегающими глазками, - Протт еле заметно улыбнулся, видя по лицу Астора, что попал в самую точку. - Я стараюсь избегать культа личности, поэтому далеко не все холмовики знают меня в лицо. Символом империи Протта стала нежная спелая ягодка, - Протт придвинул к Астору блюдо с клубникой. - Угощайтесь!
  Астор хотел было отказаться, но, подумав, что это будет невежливо, осторожно взял в руки одну ягоду.
  - Ваш брат сообщил вам о нашей сделке? - Протт пристально смотрел ему в глаза.
  - Я до сих пор не могу прийти в себя! - неожиданно выпалил Астор. Да что с ним такое? Сейчас нужно было сказать совсем не это. Астор до того разозлился на себя, что еле сдержался, чтобы стремглав не выскочить из кабинета. Он собрал всю свою волю в кулак, стараясь выдержать взгляд Протта.
  - Это самая отвратительная сделка, о которой я когда-либо слышал! - запальчиво произнес Астор, вздернув подбородок.
  - Астор... вы ведь позволите мне вас так называть? - Протт явно пытался придать их встрече неофициальную окраску. - Вы, Астор, чем занимаетесь? - серьезно спросил он, поставив на стол сцепленные руки.
  - Астрологией, - отрезал Астор, нахмурился и посмотрел в окно.
  Протт слегка поднял брови.
  - Похвально. Я еще слышал, что вы ставите научные эксперименты, не так ли?
  Астор молча кивнул, пытаясь собраться с мыслями.
  - Наверняка вам для экспериментов нужно сырье. Вам ведь травы нужны? - Протт встал и стал медленно прохаживаться по кабинету. - Вы же собираете травы в лесу, в том числе редкие? Более того, я скажу вам совершенно точно, что если бы вам нужен был цветок, растущий в лесу в единственном экземпляре, но для успеха эксперимента он был необходим, вы бы, не раздумывая, его сорвали! - Шаги Протта отдавали гулким эхом, словно выделяя каждое его слово. - А ваши жуки в банке? - продолжал Протт. - Вы догадываетесь, что они о вас думают?
  - А вы хорошо осведомлены о моих делах, господин Протт, - ответил Астор с раздражением, представляя, что он скажет при встрече доносчику Ниссу.
  Протт улыбнулся краешком рта.
  - Не воображайте, что я шпионил за вами. Просто это жизнь. Вы такой же игрок, как и я, только игровые площадки у нас разные.
  Протт подошел к маленькому инкрустированному буфету и достал небольшую хрустальную бутылку с прозрачной жидкостью.
  - Не откажете выпить за нашу встречу? Отличный холмобраг, семьдесят один год выдержки.
  Астор отрицательно замахал головой.
  - Такие крепкие напитки я не пью, только эль.
  Протт молча поставил бутылку с холмобрагом в буфет и вытащил другую, побольше, из темного, почти черного стекла.
  - Эль так эль, - сказал он, ставя на стол небольшие бокалы.
  Астор рассеянно посмотрел на темный сосуд на столе.
  - Это что, эль древесников? - недоверчиво спросил он.
  - И неплохой, скажу я вам. Такой эль на своих праздниках вы не купите, ему больше двухсот лет. - Протт плеснул бордовую жидкость в бокалы, взял свой бокал в руки и потянул носом: - Вы только понюхайте, какой аромат!
  Астор шумно потянул носом над бокалом. Безусловно, первоклассный эль. Где, интересно, он его достал?
  - Я пригласил вас, Астор, чтобы сообщить, что я могу расторгнуть эту сделку... - Протт не спускал с него глаз.
  Астор чуть не поперхнулся элем.
  - Давайте сделаем вот что, - продолжил Протт, поставив бокал на стол. - Вы поговорите со своим другом Фланом Эйче, чтобы он организовал вырубку леса на окраине. Этот сруб я у вас буду покупать, а ваша родовая осина будет расти дальше.
  - Вряд ли Флан пойдет на это, - с сомнением ответил Астор.
  - А вы ему объясните суть дела. Что плохого в вырубке? - недоуменно поднял брови Протт. - Там столько деревьев, что лесу это пойдет только на пользу. Если я не ошибаюсь, Эйче не только важная персона на вашем сходе, но еще и руководитель небольшой общественной типографии? А в этой типографии оборудование такое ветхое, что не сегодня, так завтра рассыплется. На вырученные деньги от сруба вы бы могли его обновить. Подумайте! Время еще есть, я буду ждать три дня.
  Он поднялся с кресла. Астор тоже встал и направился к двери. Протт позвонил в колокольчик, и в дверях появился служащий с большой коробкой в руках.
  - Это клубника для вашего сына, - служащий протянул Астору коробок.
  Астор замотал головой, но Протт жестом остановил его.
  - Неважно, что вы решите, пусть ребенок порадуется.
  Астор взял коробку и, переполненный противоречивыми чувствами, шагнул в коридор, подумав, что отец Протта, должно быть, был заклинателем змей. Немного помешкав, он повернул к нему голову.
  - Хотел у вас спросить. Почему Лило? - Он кивнул в сторону серого дога.
  Протт с гордостью посмотрел на своего пса.
  - А разве вы не заметили, какой у него редкий лиловый оттенок шерсти?
  
  *** *** *** ***
  
  
  - А рукоятка из отшлифованной кости! И когда его в руки берешь, словно выше ростом становишься! - взахлеб продолжал Гомза свой рассказ о мече Зака.
  Они сидели с Тюсой и Шимой в харчевне 'Старая ель', в уголке просторной кухни и уплетали новое изобретение Вурзеля - десерт А'Пломб. Когда ребята спросили у Вурзеля, почему такое странное название, тот ответил, что назвал в честь своего кота Пломбира, только слегка сократил, чтоб удобней было. А буква 'А' спереди - это на иностранный манер, блюдо то фирменное. Пломбир страсть как этот десерт любит, ну как было не назвать?
  Надо сказать, Пломбир что попало не ел, так как был невероятно избалован, поэтому, заскочив в харчевню, вся троица кинулась заказывать новшество.
  А'Пломб действительно оказался очень вкусным - многослойное желе с взбитыми сливками, украшенное сверху маленькими шоколадными елочками.
  - Он такой острый, что может проткнуть кого угодно! - Гомза ковырнул ложкой желе.
  - Ты так говоришь, как будто в первый раз меч увидел. Разве у твоего отца нет точно такого же? - спросила Тюса, отправляя в рот шоколадную елочку.
  Рука Гомзы застыла на пол пути. Желе в ложечке предательски задрожало.
  - Конечно, есть. Только папа его все время где-то прячет. Я его один раз только мельком видел. Папа говорит, оружие без надобности на виду быть не должно, - он отвернулся к окну, чтоб девчонки не заметили, как он взволнован, ведь затронута была его больная тема.
  - Раз говорит, значит, так и есть, - поучительно протянула кикиморка, уплетая десерт.
  - А как же тренировки?! А боевая техника? А что, если завтра он срочно понадобится, а он провалялся где-то в чулане и в нужный момент просто ничего не получится! - Гомза покраснел как вареный рак и сжал под столом руки в кулаки.
  - По мне, так лучше бы Зак свой меч куда-нибудь припрятал. Как получил эту штуковину, его словно подменили, - сказала Шима с набитым ртом.
  - Да что вы, девчонки, понимаете, - Гомза щипнул себя за руку, боясь, что вдруг расплачется.
  Тюса положила ложку и внимательно посмотрела на Гомзу.
  - Значит, по-твоему, только те делом занимаются, кто шашкой машет? - язвительно спросила она.
  - Ну, мужчина, он же воин! Это самое главное! Он же свой меч не прячет, - продолжил Гомза, ткнув пальцем в табличку с рыцарем, над которым кружили буквы: 'Если ты не будешь есть, на коня не сможешь влезть'.
  - Может, этот дядька на праздник едет, и меч у него картонный! - захохотала Тюса, и Шима тут же подхватила ее смех, выплевывая кусочки желе.
  - Я посмотрю, у вас тут весело! - к ним подошел Вурзель, улыбаясь от уха до уха.
  - Ничего смешного! - запальчиво прокричал Гомза, разбудив спящего на окне Пломбира.
  - Вот тут Гомза утверждает, что все мужики должны с мечами тренировки с утра до ночи устраивать, - пояснила кикиморка Вурзелю.
  - Вот те раз. Да если бы я со своими поварами тренировками занимался, кто б тогда вас кормил? - Вурзель только развел руками. - Я тут вас хотел попросить об одном деле. Нам заказ обеда большой сделали, боюсь, Сапожок не донесет.
  - А нести далеко?
  - Грецкий орех номер два, у излучины реки.
  - Это там, где 'Гнилой Орех' живет? - глаза у Шимы округлились.
  - Ну да, они и заказали.
  - И ты еще спрашиваешь? Что нести надо? - Шима подскочила как ужаленная.
  Через полчаса они уже стояли перед массивной дверью с медной цифрой 'два', держа в руках кастрюльки с едой.
  - Этого просто не может быть, это просто сон, - бубнила Шима с идиотской улыбкой на губах.
  Руки были свободными только у Сапожка, которому кастрюльки не досталось. Он громко шмыгнул носом и дернул за колокольчик.
  За дверью послышались тяжелые шаги, и вскоре она распахнулась. На пороге, хмурясь от яркого солнца, стоял Фун. На нем была красная майка с надписью: 'Деревянный рок - навсегда!' и помятые клетчатые спортивные трусы.
  Шима издала звук, похожий на громкий зевок с примесью кашля.
  - Служба доставки, - отчеканила Тюса, переминаясь с ноги на ногу. - Куда поставить? А то горячо держать.
  Она до праздника ничего о 'Гнилом Орехе' не слышала, поэтому, как звезд их не воспринимала.
  - Ого, сколько вас! Несите на кухню, прямо и направо, - Фун подвинулся в сторону, пропуская ребят в просторную прихожую.
  Когда ребята, толкаясь, попали в огромный круглый зал, они окаменели.
  Зал встретил их огромными витражными стеклами и металлической лестницей, похожей на штопор. Лестница, сверкая никелированными поверхностями, изящно взмывала вверх, теряясь где-то высоко в балкончиках и сводах. С потолка на длинной цепи спускалась претенциозная люстра, похожая на гроздь винограда. Зал был пустой - мебель, видимо, еще не купили, - только сбоку от лестницы стояли тикающие старинные часы и высокая тумба, на которой сверкала в разноцветных витражных бликах Золотая Шишка - Гран-при. Гомза тихонечко присвистнул, а Сапожок еще сильнее натянул свой колпак на глаза.
   Кухня была обставлена модной мебелью, а на стене висел натюрморт без рамы с желтыми грушами на ярко-синем фоне. Правда, повсюду стояла грязная посуда, и валялись скомканные салфетки. На небольшом круглом столике лежал раскрытый журнал с поставленной сверху кофейной чашкой. В чашке почему-то лежали маникюрные ножницы.
  - Ставьте сюда, - распорядился Фун, показав на высокий стол у стены.
  Фун напомнил кикиморке ужасных оборванцев с болота, которые жили рядом в хилых кустах, шатались небритыми по окрестностям, одетые во что придется, и превратили их в место, тщательно избегаемое приличными господами.
  - А у вас что, горничной нет? - удивленно спросила Тюса, поглядывая на увядшие розы в фарфоровой вазе. Потом она перевела взгляд на лепной потолок на кухне и стала вертеть в руках пуговицу от кофты, которая висела на одной ниточке. Потолок ее настолько впечатлил, что она не заметила, как оторвала пуговицу; потом, вспомнив, что в юбке нет карманов, зажала ее в кулаке.
  - Только переехали, не нашли еще, - Фун почесал лысину, мрачно посмотрев на кучку мусора в углу кухни. - Может, ты и возьмешься за это дело? - неожиданно развернулся он к Тюсе.
  - Я? Вообще-то я в аптеке работаю...
  - Будешь приходить три раза в неделю, пять фелдов в день. Можешь начинать прямо сейчас, - подытожил он, открывая крышки кастрюль.
  Предложение было очень заманчивым, так как у Фабиуса кикиморка получала намного меньше. Прикинув, что она вполне может забегать сюда после своей основной работы, Тюса кивнула и тут же получила веник. Она все еще сжимала пуговицу, которая мешала приступить ей к своим новым обязанностям, и размышляла, куда ее деть.
   Фун шаркая ногами, пошел провожать ребят. По лицу Шимы было видно, что она готова отдать все что угодно, лишь бы оказаться на месте кикиморки. Тюса глубоко вздохнула и огляделась вокруг себя, размышляя, с чего начать.
  И тут она увидела на кухонном столе рядом с желтой шторой большую стеклянную банку, доверху наполненную разноцветными драже. Это была воплощенная мечта Тюсы. Сколько раз в грезах перед сном она представляла свою будущую кухню! Кикиморка никогда не жаловалась на недостаток воображения, но кухню своей мечты она видела только с банкой разноцветных конфет, просто все остальное - стены, мебель, занавески и чайные сервизы - не имело никакого значения. И вот ее вожделенная банка с конфетами стоит в чужом грецком орехе с медной табличкой 'два'. Внезапно Тюса почувствовала себя обворованной и яростно сжала в руке пуговицу, а потом взяла со стола поднос, на котором высилась горка шелухи от семечек, и в этот момент увидела в дверном проеме рыжеволосую девушку.
  - Ты кто? - резко спросила девушка, испепеляя кикиморку взглядом.
  Конечно, это была та самая Ле Щина, что лихо отплясывала на праздничной сцене. Только сейчас она была не накрашена и с закрученными бигуди в волосах. На ней был коротенький шелковый халат, по которому раскинулась буйная экзотическая зелень, а из-под него торчали ярко-розовые панталоны.
  - Это наша новая горничная. - Фун зашел на кухню, потирая руки.
  - Если что-нибудь стащишь - из-под земли достану! - прошипела Ле Щина, поглядывая на Тюсин зажатый кулак.
  Кикиморка густо покраснела и чуть не выронила поднос.
   - Смотри, нам еду принесли, давай жрать, - Фун открыл крышку и сунул кастрюлю под нос Ле Щине.
  Ле Щина в этот момент прогоняла в голове текст новой песни и эти земные разговоры о еде и горничных прозвучали для нее неприятным диссонансом.
  - Надо закончить репетицию, - отрезала она и, застучав каблуками, пошла наверх, оставляя после себя горьковатый запах духов.
  - Так остынет! - проревел ей вслед брат.
  - Подогреем! - раздался категоричный ответ сверху.
  Фун раздраженно пожал плечами и с грохотом поставил кастрюлю на стол. Он вытащил из кастрюли котлету и запихнул целиком в рот. Тюса в этот момент изловчилась и бросила пуговицу в банку с драже.
  - Пойдем, покажу тебе второй этаж, - промычал он и махнул рукой кикиморке.
  Они поднялись наверх под мелодичный бой часов, эхо которого зазвучало по всему дому.
  На втором этаже кикиморка с удивлением увидела бельевые веревки, которые тянулись, петляя, через весь этаж. На одной из веревок висела закрепленная прищепкой картинка с изображением лысой головы Фуна с перекрещивающимися косточками снизу. Другая веревка отсекала конец коридора, петляя зигзагами с потолка до пола. На зигзагах, в самом центре, висела пятнистая юбка с оборкой, пришпиленная по кругу, и была очень похожа на паука в огромной паутине. Веревками музыканты разбили территорию на личные зоны, а пятнистую юбку Ле Щина повесила, чтобы на лак, нанесенный на дверь ее комнаты, не попало солнце. Границы территорий нарушались чуть ли не ежечасно, но зато их можно было лицезреть и даже потрогать.
  'Надо же, в каком месте они белье сушат', - с изумлением подумала кикиморка.
  - Веревку не трогай, а с остальным, думаю, сама справишься, - Фун поспешно шмыгнул в открытую дверь, из которой доносились звуки гитары.
  Тюса подошла к полированным перилам и с удвоенной энергией стала их натирать. Переполненная впечатлениями, она не могла понять, нравится ей здесь или нет. Лишь одно она решила точно - полы по-кикиморски здесь лучше не мыть.
   И вдруг из комнаты зазвучала музыка, две гитары слились в нежную и ритмичную мелодию. Потом зазвучал голос Ле Щины, сильный и чистый. Тюса замерла с тряпкой в руке, чувствуя, как по спине побежали мурашки.
  
  В перламутровом тумане,
  На оранжевой поляне,
  Вырос дуб, вблизи от рая,
  Песню ветра напевая...
  
  Кикиморка на цыпочках подошла к двери и осторожно туда заглянула. Волна музыки ударила ей в лицо мелодичными аккордами. На низкой кушетке с гитарой в руках сидел Дук. Он так быстро перебирал пальцами на гитаре, что Тюса даже рот раскрыла. Ле Щина продолжала петь песню и от вибраций ее голоса звенели подвески на хрустальной люстре. И тут ей стал подпевать Дук. Голос у него был нежный и бархатный. Он пел немножко в нос, а местами проглатывал целые окончания слов, что делало его манеру исполнения весьма оригинальной.
  
  Днем он с тучами играет,
  Звезды по ночам счита-а-ает...
  
   У них получалось так здорово, что у Тюсы все в груди загорелось от радости и счастья.
  
  Ночь вспороло, как мечами,
  Солнышко зелеными луча-а-ами...
  
  Фун лишь подпевал местами: 'М-м-м'. Его низкий голос, словно контур, удачно дополнял музыкальное буйство красок. Тюса вспомнила, как они вчера с Шимой ходили в типографию к ее отцу. Разглядывая печатную машину, Тюса с удивлением узнала, что цветные картинки в журнале получаются всего лишь из трех красок - пурпурной, желтой и синей. Фун, Дук и Ле Щина определенно были этими красками в музыке.
  Примерно через час Тюса вышла из ореха и побежала по тропинке в сторону центральной тропы. Сбоку она услышала хруст веток, из-за куста выскочила Шима, прижимая к груди скрипку в футляре.
  - Ну как? Рассказывай! Как живет лесная звезда? - прыгала Шима перед носом кикиморки.
  - Тоже мне, звезда. Да у нас в болотах таких сотни, по три на каждую кочку, - проворчала Тюса, вспомнив бесцветное лицо Ле Щины. - Поет, правда неплохо, ну и что из того?
  Шиму такой ответ не устроил, и она засеменила следом, надеясь выпытать у Тюсы о музыкантах все. Когда она поняла, что дело это бесполезное, задумчиво закатила глаза.
  - Хочешь, я тебя с Иветти из ивы познакомлю? Она меня учит играть на скрипке! У ее дочки Ульмы полно всяких сказок, все полки завалены, - она лукаво прищурилась, так как это был важный стратегический ход.
  При слове 'сказки' Тюса резко остановилась.
  - А сказки других королевств есть? - спросила она, вспомнив жутковатый местный фольклор.
  - А то! Иветти ведь иностранка, наверняка знает кучу тамошних историй, - Шима, довольная произведенным эффектом, размахивала скрипкой из стороны в сторону.
  У Иветти был очень уютный дом. Ее старая ива была на берегу озера, недалеко от мастерской Зеленыча. С Ульмой они подружились сразу, когда та узнала, что кикиморка тоже не любит жареную морковку.
  - А вы откуда приехали? - спросила Тюса хозяйку.
  Та отвела глаза в сторону и вздохнула.
  - Я хочу забыть то место. Ты будешь желе из смородины?
  - Еще спрашиваете! - Тюса засучила рукава.
  Иветти поставила на стол низкие вазочки с лакомством.
  - Вкусно! - Шима быстро ела, стараясь обогнать Тюсу.
  - Из апельсинов получается вкуснее, - сказала Иветти, поправив накрахмаленные салфетки.
  - Я их только на картинке видела, - Шима выскребла все ложкой и победоносно посмотрела на кикиморку.
  Но та поражения не заметила. Она размышляла о том, что видимо там, откуда приехала Иветти, полным-полно апельсинов.
  Потом начался урок музыки. Шима скрипела как несмазанная телега, видно недавно стала учиться. А кикиморка от нечего делать пялилась по сторонам. Вещей в иве было немного, не то что в дубе Оэксов. На каминной полке сидела одинокая фарфоровая обезьянка с прижатыми к глазам лапками.
  В аптеке посетителей не было, Фабиус сидел за прилавком, читая толстую книгу. Тюса взбежала вверх по лестнице и, заскочив в свою комнату, рухнула на кровать. Она с неприязнью посмотрела на толстую ливнасиху на портрете и развернулась к тумбочке. Взяла в руки фарфоровую русалочку и прижала ее к своей груди.
  - Пойдем, я познакомлю тебя с Малинесс, а то ты сидишь тут целыми днями одна-одинешенька...
  *** *** ***
  Астор рассеянно смотрел на банку с жуками. Один из них беспомощно перебирал лапками в воздухе, пытаясь перевернуться со спины.
  - Астор, ты меня совсем не слушаешь, - услышал он возмущенный голос Грелля.
  - Прости, Грелль, задумался немного... - Астор перевел взгляд на своего друга, меряющего шагами его кабинет.
  Грелль остановился и серьезно посмотрел на Астора.
  - Вспоминаешь свой вчерашний визит к Ниссу?
  Астор неопределенно повел в воздухе рукой.
  - А, да что там Нисс... сидя вчера у него, невольно вспомнил детскую игру - найди десять отличий. Вместо осины - холм, металлическую посуду заменила глиняная, да, еще под столом вместо эля стоял холмобраг... - Астор потер руками виски. - Ах, Грелль, если бы только Нисс... наш эксперимент не продвинулся ни на шаг, мои астрологические расчеты зашли в тупик, сквозняк в гостиной уничтожил любимую вазу Фло, и она со мной второй день не разговаривает, упрекая, что нужно было давно починить раму, - стал он загибать пальцы. - К тому же почти неделю над лесом свинцовые тучи, в телескоп не посмотришь, а дорогу во дворец размыло дождем, и я не могу попасть к кентаврам. Хорошо, что хоть с осиной все уладилось. У Флана так загорелись глаза, когда он услышал про новое оборудование. Как же этот Протт все рассчитал! - Астор устало посмотрел в окно.
  - Ты долго ходил под впечатлением от встречи с ним... - Грелль взял книгу с рецептами со стола и стал ее перелистывать.
  - Знаешь, в его присутствии я почувствовал себя изжеванной промокашкой! - глухо сказал Астор, взяв банку с жуками в руки.
  - На тебя просто много всего навалилось. А по поводу экспериментов я бы не сказал, что все так мрачно, - Грелль поставил обе руки на стол. - Раствор мы, наконец- то приготовили, пять жуков у нас благополучно исчезло. Для начала это неплохо.
  - Знать бы еще, куда мы их отправили... - Астор поставил банку на стол и тяжело вздохнул.
  - По твоей теории, они должны оказаться в этом же месте, - Грелль выжидающе смотрел на него.
  - Именно так, - Астор встал с кресла и стал медленно прохаживаться по кабинету. - Объект, пересекающий временной барьер, должен оказаться в той же точке пространства. Все мои расчеты это подтверждают. Дело в другом. Рецепт раствора, который мы с тобой нашли, настолько туманно описывает его действие, что полагаться придется только на опыт. Мы с тобой понятия не имеем, в какое время мы их отправили, и действует ли раствор на насекомых. Я уже не говорю о том, что доза была выбрана так, на глазок, что в таких вещах просто недопустимо! Но, работая с таким минимумом информации, иного ожидать не приходится! - Астор остановился в задумчивости перед еловым пейзажем.
  - Значит, нужно попробовать раствор на ком-нибудь покрупнее, - резко сказал Грелль.
  Астор развернулся и решительно пошел к окну. Он снял с занавески Рукса, прижав его к себе.
  - Давай попробуем на нем, - заявил Астор Греллю.
  - Ты уверен? - тот с сомнением посмотрел на Рукса.
  - Уверен! Открывай пузырек с раствором! - скомандовал Астор. - Две капли! - он поставил летучую мышь на стол. - Давай!
  Грелль опустил в пузырек длинную пипетку и, набрав в нее прозрачную золотистую жидкость, осторожно капнул на макушку Рукса.
  Они с Астором немного отошли от стола, наблюдая за летучей мышкой, потягивающейся на столе. Внезапно вокруг Рукса появилось яркое золотисто-оранжевое свечение, которое стало разрастаться с неимоверной быстротой. Скоро все помещение было залито теплым оранжевым светом, оттенки которого красиво играли, переливаясь.
  - У жуков свечение было красным... - Астор впился глазами в мышь, боясь пропустить что-нибудь важное.
  В этот момент свет вокруг Рукса словно сгустился, и он с громким хлопком исчез в воздухе.
  Астор схватил со стола перо и быстро стал писать.
  - Запах, Астор, ты чувствуешь? Пахнет луговыми цветами, - Грелль повел носом, - зверобой, одуванчики, полынь...
  - Да, стойкий запах...- Астор быстро царапал пером по бумаге. Потом достал из кармана круглые часы на цепочке, посмотрел на циферблат и снова уткнулся в бумагу.
  В этот момент дверь распахнулась и в кабинет влетела Фло, яростно потрясая какой то тряпкой в руке.
  - Да будет тебе известно, у нас прохудилась крыша! Весь чердак залит водой! Дедушкины книги раскисли, пол покоробился, в сундуке все сырое, но это еще не все! С чердака вода протекла к нам в спальню, вот, полюбуйся, что стало с твоим подарком! - Фло швырнула тряпку, оказавшуюся нежной кремовой кофточкой, которую Астор подарил ей совсем недавно, на стол.
  Пузырек с раствором покачнулся и свалился на бок, выплеснув золотистую жидкость на и без того сырую вещицу. Та тут же растаяла без следа, оставив вместо себя лишь лужицу дождевой воды.
  - Грелль, почему мы с тобой не подумали о предметах?! - громко вскрикнул Астор, хлопнув себя по лбу.
  - Как это прикажете понимать? - спросила Фло таким тоном, который не обещал ничего хорошего.
  - Ты видел, Грелль? Без свечения и хлопка! Надо это немедленно записать. Фло, ты просто чудо! Ты не представляешь, как ты нам помогла! - Астор схватил перо и бумагу, но вдруг замер.
  - Стоп. А почему тогда пипетка и пузырек не исчезают? - Он пристально посмотрел на перевернутый пузырек.
  - Может быть, потому что тряпка была мокрой, - Грелль присел на корточки, изучая место вокруг пузырька.
  Фло застыла посреди кабинета с открытым ртом. Она, чей род ведет начало от сотворения времен, только что непонятным образом лишилась любимой вещи, которую еще вдогонку обозвали тряпкой! Фло молча вышла из кабинета, хлопнув дверью с такой силой, что картина с вечерним сходом ливнасов перекосилась, а толстый географический атлас на стеллаже, свалился набок, увлекая за собой остальные книги.
  
  
  
  *** *** ***
  
  
  Все утро Астор чинил крышу, а после обеда решил заняться рамой в гостиной, чтобы покончить со всеми неприятными делами разом. Гомзе строго-настрого запретили выходить из дуба, пока он не наведет порядок в своей комнате - нужно было вытереть пыль с каждого солдатика и собрать раскиданные повсюду открытки. Фло принесла с чердака раскисшие фотографии и решила привести в божеский вид семейный архив. Она то и дело вздыхала и охала, раскладывая снимки ровными рядами на полу в гостиной.
  Фло вздохнула, рассматривая одну фотографию в руке.
  - А дядюшка Позикус так и не вырос, так и остался росточком с пень лешего. Злые языки поговаривали, что был у бабушки воздыхатель - лесной карлик. Это же надо такое выдумать! - Фло яростно погрозила кулаком абстрактным сплетникам и с нежностью посмотрела на снимок. - Вот и здесь он пристроился на высоченном стуле, чтобы быть вровень с братьями.
  Она подошла к Астору, поднеся фотографию ему под нос.
  Астор, голова которого уже распухла от семейных преданий, ежеминутно иллюстрировавшихся обильными снимками, лишь вяло улыбнулся и снова погрузился в сражение с разбухшей рамой, не желавшей закрываться, несмотря на все его усилия.
  Фло тем временем продолжала раскладывать фотографии, словно пасьянс на огромном игровом столе. Найдя фотографию своей двоюродной бабки, она попыталась изобразить, как смешно та декламировала стихи. Но внезапно застыла с поднятой рукой и впилась глазами в снимок.
  - Этого не может быть... - шепотом произнесла она, уставившись на фотографию. - Этого не может быть, - повторила она, и глаза ее стали круглыми как блюдца. Фло медленно встала и подошла к мужу.
  - Посмотри на эту кофточку, - каким-то чужим голосом сказала она.
  Астор со злостью отшвырнул стамеску и подскочил как ужаленный.
  - Знаешь, Фло, всему есть предел! - заорал он, меряя шагами гостиную. - Я, конечно, с уважением отношусь к твоей семье...
  - Это та самая кофточка... которая исчезла на твоем столе... - Лицо Фло было белым как мел.
  Астор резко развернулся на каблуках.
  - Ты ничего не путаешь? - спросил он, взяв в руки снимок, на котором три дамы обнимали вазу с фруктами.
  - Этот лист папоротника я вышила своими руками, - сказала Фло, вытирая лоб вафельным полотенцем. - А разве ты не узнаешь ее, это же твой подарок? - укоризненно добавила она, подбоченившись.
  - Фло, я в тот день очень спешил. Я зашел в магазин Буше, и она мне сама подобрала. Это у той, что справа? - Астор впился глазами в снимок.
  - Нет! У той, что посередине! Я как раз тогда вышивала рыцаря у Гомзы на куртке, подумала, почему бы себе что-нибудь не вышить. Вот видишь, - Фло показала пальцем на даму, шляпку которой украшали мелкие цветочки. - Вот он, лист папоротника.
  Астор действительно увидел вышивку на кофте. Он задумчиво почесал затылок, слегка наморщив лоб.
  - Как же я сразу не понял! - выкрикнул он и вместе со снимком побежал к двери.
  - А рама?! - проорала ему вслед разъяренная Фло.
  - Я быстро! Мне нужно срочно посоветоваться с Греллем! - услышала она перед тем, как хлопнула входная дверь.
  Мимо дуба Оэксов в этот момент пробегала пестрая вереница бегунов во главе с Тилианом. Они весело пели песню о родных просторах и о том, как здорово по ним перемещаться. Астор пристроился к ним и тоже побежал, благо что бежали они в нужную сторону. Он ввалился в ясень без стука, по ароматному дыму определив, что Грелль на кухне.
  Тот жарил на небольшом вертеле рыбу. Грелль, проводивший много времени в горах, определенно привык готовить еду на костре и ограничивать себя такими странными предметами как сковородки и кастрюли не хотел. Он приветливо махнул Астору свободной рукой, перевернув на другой бок подрумяненную рыбу.
  - Вот! - Астор положил фотографию на стол, не зная даже с чего начать.
  - Решил поделиться новыми генеалогическими открытиями? - Грелль закрепил вертел толстенной книгой и взял в руки снимок.
  - На одной из этих дам та самая кофточка, ну, помнишь, которая исчезла у меня на столе!
  - Представляю себе удивление родственников Фло, нашедших эту вещицу в кабинете.
  - Скорее всего, они подумали, что таким образом дедушка Фло сделал им подарок. Судя по рассказам жены, он был большой оригинал, не признающий сантиментов. Но это еще не все. Рукс... я вспоминаю, как он у нас появился. Он возник словно ниоткуда и сразу сел на занавеску над столом. Тогда я подумал, что он влетел в окно гостиной, где рама плохо закрывается. А сейчас я думаю, что это я сам себе его послал, - Астор задумчиво почесал подбородок, глядя на щебечущих птиц за окном.
  - Но откуда тогда он взялся? - Грелль снял рыбу с вертела и ловко ее разделал.
  - Мы представляем время как нашу центральную тропу с 'Зеленым дилижансом'. Начало тропы, озеро, это - будущее, а ее окончание, восточный обрыв - прошлое. Наше восприятие времени - это Шишел, который ездит по ней туда-сюда. Шишел не может видеть сразу и озеро, и обрыв. А теперь, представь, что ты - орел, который летает над этой тропой, - Астор с помощью солонки, хлебницы и чайной ложки пытался проиллюстрировать свои слова. Грелль наморщил лоб и посмотрел на друга, беспомощно разведя руками.
  - Грелль, на самом деле все времена существуют одновременно! Многие понятия чисто условны! Главное постараться выйти за рамки собственной ограниченности. Возьмем, к примеру, Локусту. Она сидит почти безвылазно в своей акации не первый год, не развиваясь при этом внутренне. Шли мы как-то с Гомзой мимо нее к восточному обрыву, а вернулись кружным путем и снова прошли мимо нее, но с запада. Так она нас остановила и поинтересовалась, как же такое могло быть! Знаешь, для нее это был настоящий шок! Если не бояться жизни и смело идти навстречу неизвестности, то многое становится понятным, - Астор придвинул к себе тарелку с рыбой.
  - Я сейчас чувствую себя последним тупицей, но мне все равно не понятно. Откуда взялся Рукс - Грелль вертел рыбью кость в руке.
  - А может, он ниоткуда и не брался? Может, он всегда тут был? Очень вкусно, Грелль! - Астор потряс в воздухе большим пальцем.
  Грелль схватил руками большой кусок и отправил его в рот.
  - Похоже, я еще не орел...- вздохнул Грелль, накладывая себе добавки. - На сковородке так никогда не приготовишь.
  
  *** *** ***
  
  - Вот! Это все, что было в нашей библиотеке про сражения, - сказал Гомза, положив перед Заком стопку книг.
  - Так-так-так! - Зак стал заинтересованно вертеть книги в руках.
  Рядом на столе, на белой накрахмаленной салфетке, сверкал Ингедиаль, поднимая в океане души Гомзы легкие волны зависти.
  - Ну как, рукоятка побелела? - Гомза склонился над мечом, пристально его разглядывая.
  - Не-а. У меня плакаты закончились. И в типографии как назло ничего приличного. Печатают сборник стихов с тощей Зулилой на обложке. Не буду же я поднимать меч на женщину!
   Зак с серьезным видом уставился в книгу, разглядывая цветную картинку батальной сцены, где шло нешуточное сражение.
  - Вот это, я понимаю, жизнь! - он потряс книгой в руке, и стал прохаживаться с ней не спеша по комнате. Волосы его были гладко зачесаны назад и чем-то намазаны - должно быть, Зак хотел казаться старше, догадался Гомза. Кудри Зака от этой смеси исчезли почти совсем, выставив напоказ торчащие крупные уши. Его голова напомнила Гомзе любимый супник его мамы, желтый в цветочек.
  - Вот это я понимаю! - повторил Зак и уставился на Гомзу так, словно ждал от него объяснений, почему, собственно, в их лесу тишь да гладь.
  Но Гомза лишь пожал плечами и уставился на бревно, где, судя по многочисленным дырочкам, еще недавно проходили ожесточенные бои с противником.
  - Серый, убогий лес - ни тебе вражеских нападений, ни иностранных шпионов, - горестно сказал он и страдальчески наморщил лоб. - Как, спрашивается жить воину в таком болоте? У него, того и гляди, оружие ржавчиной покроется, - пафосно воскликнул он и, шумно захлопнув книгу, бросил ее на стол.
  Гомза уже открыл рот, чтобы сказать, что Ингедиаль не ржавеет, но Зак жестом его остановил.
  - Да ты присаживайся, дружище, присаживайся, - сказал он, махнув в сторону низенького топчана.
  Гомза взобрался на топчан с ногами и вопросительно уставился на Зака. Тот, чувствуя неподдельное внимание, подтянул съехавшие штаны и, заложив за спину руки, снова стал прохаживаться по комнате.
  - Может, ты что-нибудь заметил в лесу подозрительное? - спросил он, резко остановившись и развернувшись к Гомзе.
  - Я? Да нет, ничего не заметил, - растерянно ответил тот.
  - Совсем ничего? Никаких странных типов с шифровками в руках? Лазутчиков, притаившихся в кустах? - Зак цеплялся как утопающий за соломинку, в надежде хоть как-то скрасить свой досуг.
  - Никаких, - ответил Гомза и вздохнул, сожалея в душе, что ничем не может помочь другу.
  Зак обиженно насупился и подошел к окну, на подоконнике которого стояла фигурка фельдмаршала. Он поколупал ему погон и вдруг резко выпрямился.
  - Так-так-так! Смотри, вон там, рядом с Шишелом, толстяк стоит. Странный, дальше некуда! - Зак заметно оживился и потер руки.
  Гомза подскочил к окну и заглянул Заку через плечо.
  - Да это Цитрус, он дизайном занимается. Иностранец, но шпион - вряд ли, - протянул Гомза, шмыгнув носом.
  - Иностранец, говоришь? - глаза Зака победно сверкнули, из чего Гомза сделал вывод, что переубедить его вряд ли удастся. - Я вот сейчас переоденусь, и мы с тобой учиним Шишелу допрос, - бросил второпях Зак и стремглав вылетел из комнаты.
  Гомза вскочил с топчана и с нежностью взял в руки меч, поднес его к окну, поближе к свету, и стал любоваться игрой солнечных лучей на металле.
  Примерно через четверть часа дверь распахнулась, и в ее проеме появился Зак, выряженный так, что Гомза чуть не прыснул со смеху.
  На нем был старомодного кроя клетчатый плащ и кепка с широченным козырьком. И то, и другое было ему велико размера на три. Кепка так и вовсе болталась, словно ее нацепили на деревянный шест, поэтому Зак голову поворачивал медленно, чтобы они с кепкой не сильно расходились в направлениях. Глаза он спрятал за темными очками, а в руках зачем-то вертел трость.
  - Знаешь, по-моему, ты сам сейчас на шпиона похож, - загоготал Гомза, держась за живот.
  Но Зак хладнокровно пропустил критику мимо ушей и крутанул в воздухе тростью.
  - А ты как думал, пусть думают, что я такой же, легче будет вывести на чистую воду, - он поднял воротник плаща и махнул Гомзе рукой, приглашая следовать за ним.
  Когда они подошли к Шишелу, Цитруса рядом с ним уже не было.
  - Эй, Шишел... - Гомза хотел было начать расспросы, но Зак пихнул его в бок локтем.
  - Ну, ты прям, как дитя малое, - прошипел он ему в ухо и запрыгнул в 'Зеленый Дилижанс'. - Шишел, нам до восточного обрыва и обратно, - сказал он заговорщицким голосом и, сняв очки, подмигнул лешему одним глазом.
  Шишел, таращившийся на Зака во все глаза, тихо сплюнул.
  - Так это Эйче-младшенький, оказывается, а я голову ломаю, что за сморчок, - он тряхнул поводья, и телега медленно поехала.
  Несколько минут они ехали молча, Зак беззаботно посвистывал, озирая окрестности, а Гомза вертел в руках кедровую шишку, найденную в дилижансе. Когда они почти подъехали к обрыву, Зак подсел к лешему поближе и, придерживая рукой кепку, начал свой допрос.
  - А скажи-ка ты нам, Шишел, не показался ли тебе тот толстяк странным? - протрубил он ему в ухо, явно намереваясь одержать победу над стуком копыт, громыханием телеги и глуховатостью Шишела.
  Тот от неожиданности вздрогнул и натянул поводья.
  - Чертус? - переспросил леший, развернувшись к ребятам. - Я ентого мужика как первый раз увидел, чуть богу душу не отдал, - пожаловался он и стал набивать трубку.
  - Так-так-так! А не заметил ли ты у него случайно чего-нибудь подозрительного, карты например? - Зак замер в охотничьей стойке, азартно сверкая глазами.
  - Карты? Была у него карта, здоровенная такая, - закивал Шишел, вспомнив расшитое географическое пончо с мандарином в зоне интимного места.
  Зак радостно хлопнул в ладоши и триумфально посмотрел на Гомзу. Кепка, почувствовав свободу, тут же развернулась козырьком назад.
  - Ну, что я тебе говорил, - он откинулся ни спинку сидения и закинул ногу на ногу. - У меня глаз наметан! Не зря столько специальной литературы перелопатил. Диверсант!
  - Энтот Чертус хочет наши деревья покромсать, я сам слыхал, - ввернул Шишел, радуясь, что не только ему не понравился иностранец.
  Зак красноречиво посмотрел на Гомзу и, облокотившись на трость обеими руками, уставился вдаль с непроницаемым лицом.
  - Давай-ка, Шишел, гони обратно. Нас ожидает нелегкий труд, - театрально прогремел Зак так громко, что спугнул стайку воробьев с ближайшего дерева.
  При этих словах у Гомзы заскребло под ложечкой. Интересно, что выдумает Зак? Гомза искренне надеялся, что ему не нужно будет вязать Цитруса веревками и пытать раскаленным железом.
  Шишел весело тряхнул поводьями, и 'Зеленый Дилижанс', поскрипывая, поехал, оставив после себя лишь облако пыли.
  
  *** *** ***
  
  Вурзель решил себе устроить день рождения с размахом. Сколько ему исполнится, он от всех скрывал, отшучиваясь от вопросов довольно ловко.
  - Ты у нас прямо как молодящаяся бабулька, что снова замуж собралась, - проворчала Мимоза, когда Вурзель вручил ей приглашение. - Тебе-то чего скрывать свой возраст? Вот возьму и пересчитаю свечки на праздничном торте! - погрозила она ему пальцем.
  - Легче будет спилить мою елку и пересчитать годовые кольца, - захохотал Вурзель. - Ты знаешь, какой я торт испеку? Он будет трехъярусный и размером с твою примерочную, - Вурзель подкрутил усы и важно пошел в сторону харчевни.
  - Ну надо же! - Мимоза покачала головой и крепко задумалась, что же ей надеть на такой праздник. - Эльшемали! В субботу идем на праздник!
  Всю неделю повара делали необходимые заготовки, работая не покладая рук. Сапожок в перерыв прибегал к Тюсе в аптеку и тихо скулил, жалуясь, что работы - непочатый край.
  - Ну, а как ты хотел, на то он и праздник. Сначала к нему готовятся, во всем себе отказывают, почти не спят, зато потом веселятся на всю катушку. У нас на болотах тоже так было. Одна кикимора решила устроить себе юбилей и целый месяц свою семью в черном теле держала, они, правда, этого юбилея не дождались - разбрелись кто куда, но она, говорят, на своей кочке отплясывала долго, - Тюса наливала сироп шиповника в бутылочки и завязывала сверху красивыми бумажками.
  Сапожок слушал кикиморку, раскрыв рот. Надо же, думал он, у нее к любому случаю находится история. Правда, он сомневался в их подлинности, но это было и не важно, просто Тюсу было очень интересно слушать, она, словно вся преображалась.
  И вот долгожданный день настал. Все повара получили новую форму - белоснежные халаты с высокими шапочками, на которых были вышиты зеленые елки. На дверях харчевни Вурзель повесил табличку с нарисованным тортом, чтобы все в лесу знали, почему она закрыта.
  Во внутреннем дворике поставили длинный стол, где между тарелок стояли миниатюрные елочки, канделябры с зелеными свечами и еловые шишечки. В самом углу двора соорудили небольшую сцену - все знали, что сегодня здесь будет выступать 'Гнилой Орех'. На каждом стуле была привязана атласная ленточка с именем гостя и воздушный шарик. Так же сотни разноцветных воздушных шариков были привязаны вдоль забора и подрагивали в слабых порывах ветра.
  
  - Повезло же Вурзелю, что родился в самом начале лета, мне вот зимой при всем желании такого размаха не добиться, - шепнула Мимоза на ухо Фабиусу и подвинулась к столу поближе.
  Вурзель, облаченный в черный бархатный пиджак, встал и поднял вверх бокал с элем.
  - Дорогие мои друзья! Я дрожу от волнения как мусс под штормовым ветром, - он промокнул платком влажный лоб. - Да будет вам известно, что я сегодня вас собрал не просто на день рождения. Сегодня праздник получился двойной. Есть еще одна причина, из-за которой тут ломится стол от всяких лакомств, - он интригующе обвел всех взглядом. - Дело в том, что на родине Цитруса будут печатать мою книгу кулинарных рецептов! - его усы, закрученные спиральками, весело подпрыгнули.
  Гости радостно закричали и захлопали в ладоши. Все знали, как он об этом мечтал. Тут повара стали жарить на костре грюли, а гости стали поздравлять Вурзеля, вручая ему подарки.
  Пожалуй, самым оригинальным подарком стал подарок Мимозы - чугунная табличка с надписью: 'На здоровье!'. Вурзель задумчиво почесал голову и сказал, что поставит ее на раздаточное окошко, так как ни одна веревка ее не выдержит.
  На сцену вышли музыканты и заиграли веселую мелодию. Ле Щина спрыгнула вниз на зеленую полянку и, подойдя поближе к гостям, запела:
  
  Волосы сплету косою
  И пойду на двор босою,
  До утра не буду спать,
  Стану я в ручье плясать!
  Тут Ле Щина подобрала подол зеленого платья, скинула желтые лаковые туфельки и стала лихо отплясывать.
  - Мама миа! Мой любимый три цвета - зеленый, желтый и оранжевый! - воскликнул Цитрус, не спуская глаз с Ле Щины. Его лицо последовательно отразило всю гамму чувств, начиная с изумления и заканчивая восторгом. - О чем петь та ваза? - спросил он Лерр, которая вяло жевала большой кусок рыбы.
  - О том, что у нее проблемы с обувью, - ответила та, с неприязнью посмотрев на танцующую солистку.
  Цитрус вскочил со своего места и, подбежав к Ле Щине, стал танцевать вместе с ней, яростно топоча толстыми шелковыми ногами. Он выделывал радостные пируэты, пытаясь привлечь к себе внимание обворожительной солистки, у которой такие же, как у него колористические вкусы. Ле Щина снисходительно ему улыбнулась, и этого было достаточно, чтобы он с криком: 'Какой я счастлив!', поплыл вокруг нее кокетливыми па, то и дело сбиваясь на подпрыги и подскоки. В последнем зажигательном повороте он сделал эффектное антраша и рухнул перед ней на колени, буравя горящими глазками.
  - А твой женишок - парень не промах, - наклонившись к уху сестры, сказала Роффи.
  Но Лерр лишь устало махнула рукой и потянулась за десертом.
  Флан произнес длинный тост, в котором прошелся по трудностям издательского дела, пожелав Вурзелю их избежать. Он торжественно вручил ему новый детектив про ливнаса Спаргелля в красивой супер-обложке, с которой знаменитый сыщик смотрел через лупу большим настороженным глазом.
  Мимоза наклонилась к уху Роффи и сообщила ей, что на ней платье с той самой волшебной нитью. Роффи охнула и стала внимательно рассматривать нежный материал.
  - Ты не поверишь, но я сегодня видела двух лесных карликов в корнях моего бука! - Глаза Мимозы сверкали от счастья. - Святой Хидерик, у него даже обычный салат во рту тает! А у меня он по вкусу напоминает ряску из пруда... кстати, как там картина с розовым морем, скоро будет готова? - Мимоза задумчиво разглядывала лист салата, наколотый на вилку.
   Но Роффи не успела ей ответить, так как Мимозу пригласил на танец Фабиус, а к ней подошел Грелль. Танцующих пар становилось все больше, и вскоре дворик Вурзеля напоминал дрожащее на блюдечке разноцветное желе.
  В честь своего дня рождения Вузель придумал новый десерт - 'Сгущенное молоко Авриса'. Его подали в низеньких пузатых вазочках.
  
  Когда сгустились сумерки, во двор вынесли огромный торт с зажженными свечами. Все радостно закричали и захлопали в ладоши. Громче всех, пожалуй, кричали ребята, похожие на стайку воробьев. На столе зажгли свечи, и лица гостей осветились теплым золотистым светом.
  Тюса, Гомза, Шима и Сапожок яростно спорили, как будет Вурзель задувать свечи - один или с помощником. Но Вурзель оказался хитрее. Он вышел к торту, смешно надул щеки и рассмеялся. И сказал, что ему жалко задувать такую красоту, пусть каждый в своей тарелке задует сам. Получается, как будто у каждого крошечный день рождения. Это всем очень понравилось, особенно Тюсе, которая задувала свечи в первый раз в своей жизни.
  
  *** **** ***
  
  
  Глава 6. Несон
  
  
  Хита [Инесса Шипилова]
  В Изельвиле заканчивалась осень. В долине холмовиков все трудились, не покладая рук - готовились к предстоящей спячке.
  В домике Хюгельсов встали чуть свет. У Хиты с Йоном был выходной день, и они с утра пошли в 'Зеленые холма' кое-что купить. Маура хлопотала у плиты, а Керн сжигал сухие листья в саду.
  К обеду все собрались в столовой. Женщины быстро накрыли на стол, и вся семья расселась по своим местам.
  - Умеет этот Протт хлеб печь, - проворчал Керн, отламывая ломоть от румяной булки.
  - Мне мой все равно больше нравится, - обиженно вставила Маура, наливая всем щи. - Другое дело, что не всегда время найдешь его печь. Вот приведешь невестку, - повернула она голову к Йону, - будем свой печь, не дело это, все по чужим магазинам шляться.
  - Это если он в древесницу не влюбится, - рассмеялась Хита, но, увидев выражение лиц родственников, быстро осеклась.
  - Вот это видел, - Керн мрачно погрозил Йону кулаком.
  - А я что? С чего вы взяли! Я целыми днями в пекарне пропадаю, какие там древесницы, - Йон придвинул к себе тарелку и наступил под столом Хите на ногу.
  - Ну, Лемис доволен, как он устроился, и магазин там у него свой, и дом отдельный, - пыталась исправить положение Хита, отводя от брата глаза.
  - Это он так говорит. А как на самом деле, никто не знает, - с сарказмом произнес Керн, отворачиваясь к окну.
  - Было бы плохо, уже бы прибежал, - усмехнулся Йон, но, перехватив сверлящий взгляд Керна, решил сменить тему. - Знаете, что у Протта появилось в продаже? Фирменный напиток 'Несон'! Добавляешь его в чай и всю зиму сна ни в одном глазу!
  - Ну, ни в одном глазу, а делать-то чего? Грядки все под снегом, на улице мороз! Что бегать и кривляться как древесники? - сморщилась Маура и махнула рукой. - И стоит наверное столько, что и не снилось, вот поэтому так и называется!
  - Я вам вот что скажу, - сказал серьезно Керн и обвел всех взглядом. - Против природы не попрешь! Не нами придумано в спячку ложиться, не нам и отменять! А этот Протт допрыгается еще, - сердито добавил он, заправляя полотенце за ворот.
  *** *** ***
  
   Древесники с нетерпением ждали снега и потихоньку готовились к Рождеству. А холмовики как всегда все приготовили для зимней спячки - накрыли чехлами мебель, плотно закрыли ставни и улеглись спать в своих холмах. Хотя, эта зима в долине была необычная.
  Господин Протт изобрел новое средство от зимней спячки - 'Несон', которое можно было купить в его магазине. А еще он открыл чайный домик 'Бодрость', где готовили напиток из этого средства, что выходило значительно дешевле. И, надо сказать, это было мудрое решение. Новое средство не каждый мог себе позволить, а прийти в уютное заведение в самом центре долины и попробовать модное средство, о котором все только и говорят - ну как, скажите, можно избежать такого искушения? К тому же многим холмовикам не терпелось своими глазами увидеть праздник Рождества, который Протт пообещал устроить на главной площади. И получилось так, что чайный домик стал для тех, кто решил этой зимой не спать, чем-то вроде клуба.
  Помещение было просторное с кучей круглых столов, накрытых нежными скатертями. Стены украшали картины возможного будущего. На одной картине розовощекие холмовики наряжали елку, на другой - играли в снежки. На третьей был изображен уютный интерьер холма, в центре которого сидела седовласая бабушка и читала внучатам сказки. За окном у них кружил снег, в углу стояла наряженная елка, а на столике стояла баночка 'Несона'. Конечно, во всем этом рекламная кампания виделась невооруженным взглядом, но любопытство все же пересиливало и холмовики так и толпились в популярном заведении.
  В общем, когда Хита со своей подружкой Капи зашли в чайный домик, он был битком набит такими же зеваками, как они. Столики были почти все заняты, все оживленно переговаривались, патефон играл веселую мелодию про жизнь маленького деревца зимой. Воздух был наполнен приятным ароматом нового напитка и свежих булочек.
  - Как тебя отпустили? - спросила подружка Хиту, разглядывая при этом меню, на обложке которого блестела позолоченными буквами надпись: 'Напиток новый выпьем не робея, нам не нужны объятия Морфея!'
  - Никак! Дождалась, когда все уснули, и удрала, - ответила ей Хита, озираясь по сторонам. Она с удивлением заметила, что в помещении много древесников.
  - Им-то зачем 'Несон'? - Капи тоже заметила древесников и удивленно вскинула брови.
  - Ты думаешь, они сюда пришли этот напиток пить? Да они просто обалдели, увидев со своего обрыва светящиеся окна в долине зимой, вот и пришли на диковинку посмотреть, - Хита стащила с себя теплые кофты и аккуратно повесила их на спинку стула. Ей не хотелось выглядеть как кочан капусты в них, когда вокруг столько симпатичных парней. Она посмотрела на Капи, у которой мысли, видимо, возникли те же самые. Капи сняла с себя телогрейку, которую ее бабка выменяла у древесника на овощи, чтобы самовар накрывать.
  Оставшись в нарядной кофточке, Хита почувствовала себя значительно уверенней и позвала пальцем официанта.
  - Нам две чашки напитка и блины с капустой! А вы сами напиток пробовали? - спросила она у длинного как жердь официанта, к жилетке которого была приколота игрушечная рождественская елочка, но тут же осеклась, поняв, что иначе он тут бы не стоял.
  - Нам напиток бесплатно выдают, - с пафосом заявил тот, вызвав при этом зависть девчонок. - Вкус немного непривычный, но такая после него голова ясная! - он цокнул языком.
  В домик, смеясь, зашли две древесницы в таких красивых шубках, что Хита досадливо закусила губу.
  'Ничего, к следующей зиме у меня будет не хуже', - подумала она и отхлебнула напиток.
  - Горько, - Хита сморщилась и недовольно посмотрела на официанта.
  Тот молча придвинул к ней сахарницу.
  Капи тоже щедро насыпала в чашку сахар и боязливо оттуда отхлебнула.
  - А ничего, вполне вкусно! А у вас в чайном домике елка наряженная будет? - спросила она официанта, который так и стоял столбом около нее.
  - Непременно будет! Уже игрушки привезли, всю кладовку забили, - оживился он, украдкой разглядывая Капи.
  - Ух ты! Принесите-ка мне еще десерт из свежей клубники! - глаза у Капи возбужденно блестели. - Ты представляешь, Хита, какой будет праздник! Вот бабушка весной проснется, я ей столько новостей сразу преподнесу, - она откусила блин, запивая его напитком.
  - А ты видела, как на тебя официант смотрел? - наклонившись к подруге, зашептала ей Хита. - Ты на него обрати внимание, хватит уже по Лемису сохнуть, - она взяла меню и впилась в него глазами.
  Капи вспыхнула до корней волос и чуть не поперхнулась.
  - Это на этого, с журавлиными ногами? Ну, уж спасибо, не надо, - она всем своим видом выражала негодование.
  - А что такое? Разве лучше бы было, если бы ноги у него были как у лесного карлика? - Хита представила себе эту картину и громко расхохоталась.
  Тут она увидела, что прямиком к ним пытается протиснуться щуплый древесник с подносом в руках. Он близоруко щурился сквозь очки в тонкой модной оправе и крошечными зигзагообразными шажками не шел, а словно пульсировал в густой толпе. Хита даже отложила блин в сторону и как завороженная уставилась на него. Древесник, почувствовав на своей персоне неподдельное внимание, стушевался, зацепился за чью-то ногу и растянулся во весь рост, подмяв под себя вазочку с взбитыми сливками и пухлого холмовика с газетой в руках.
  - Вот это да! - Капи удивленно смотрела на барахтающуюся кучу на полу, в которой мелькали локти, скомканная липкая газета и взбудораженные лица пострадавших.
  Официант ловко подскочил к древеснику, помог ему подняться и усадил за стол Хиты и Капи, а затем поднял пустую вазочку, пообещал принести другую и словно растворился в воздухе.
  - Если бы знал, что у вас такие шустрые официанты, не стоял бы в очереди к стойке, - словно извиняясь, пробормотал парень.
  Разговаривал он очень тихо, словно шелестел.
  - А у вас что, еле ноги переставляют? - с сарказмом спросила Хита и стала внимательно его разглядывать.
  Парень смутился и пригладил короткие черные волосы. Хита обратила внимание, что пальцы у него были длинные и тонкие.
  'Сразу видно, ни разу тяпку в руках не держал', - мелькнуло у нее в голове.
  - Меня Листопад зовут, - он слегка наклонил голову в полупоклоне и стал расстегивать куртку, бросая взгляд по сторонам.
  Казалось, его черные задумчивые глазки держали перед собой стекла очков как щиты, отгораживаясь от огромного непонятного мира. Тонкие губы смотрелись на смуглом лице резкой линией и почему-то наводили на мысль, что разговорной функцией их хозяин пользуется в самом крайнем случае, если уж без этого совсем никак не обойтись.
  - Это что, у всех древесников такие имена? - удивилась Капи. - У нас вот не додумались называть Валуном или Баклажаном.
  - Ну почему же, живет ведь на соседней улице Мери Ковка, чем тебе не морковка, - захохотала Хита.
  - На самом деле все гораздо проще, - сказал Листопад, вежливо кивнув официанту, который поставил перед ним вазочку с десертом. - Это мое прозвище, и мне оно нравится больше имени.
  - А почему тебя так прозвали?
  - Я в типографии работаю. Вот когда я туда пришел в самый первый рабочий день, меня всему обучали. Там стоял такой высоченный стеллаж с нарезанными листами бумаги. Нужно было его на тележке перевезти в другое место, поближе к печатному станку. Ну, в общем, перевернул я его, бумага разлетелась по всему цеху, думал, с работы выгонят. Не выгнали, но с тех пор стали Листопадом называть.
  Скоро они оживленно разговаривали, словно знали друг друга давно.
  - А у меня в вашем лесу брат живет, - важно заявила Хита, вытирая губы салфеткой.
  - Это Лемис, который на склон залез? - парень с восхищением посмотрел на девушку. - Смелый брат у тебя, ничего не скажешь. И магазин у него красивый - столько солдатиков!
  - Значит, не врет, - Хита откинулась на спинку стула и представила, что бы на это сказал отец. Она посмотрела на древесника, который пытался поймать ложечкой ускользающую вишенку, и в конце концов уронил ее под стол.
  - Красивое прозвище! Ты мне вот что скажи, Листопад, как это вы умудряетесь без всяких напитков на ногах зимой быть?
  Тот только пожал плечами.
  - Просто не хочется и все. Там, в лесу, словно такой напиток в воздухе разбрызган. Даже с трудом верится, что я сейчас беседую с девушками, которые видят зиму в первый раз! Ну и как вам?
  - Холодно. Но в удобных теплых шубках, наверное, другое дело. А смотреть на падающий снег можно часами... Я, между прочим, в этом году первый раз свой день рождения отмечу! Угораздило меня зимой родиться, - Хита посмотрела в окно на пушистые белые хлопья и подумала о том, что пора собираться домой. - Ну что, Капи, нам, наверное, уже пора? - спросила она подругу. Та закивала головой, и они стали собираться.
  - Я вас провожу! - Листопад второпях доедал десерт, останавливая их жестами.
  - Сами дойдем! - решительно возразила Хита, не желавшая, чтобы парень видел ее многочисленные кофты. - Ты когда еще сюда придешь? Я хочу брату гостинец послать, передашь ему?
  - Без проблем. Давай завтра здесь и встретимся, в семь часов.
  - Договорились! - Хита наспех натянула кофты и стремглав вылетела на улицу.
  - Ну куда ты так несешься? - орала ей вслед Капи, увязнув в высоком сугробе.
  - А туда, где нас с тобой никто не увидит! Прямо две кикиморы болотные в этой одежде, - проворчала она, поглядывая на Капи, которая никак не могла застегнуть пуговицы на телогрейке.
  - Ну и что из того, что увидят? Все точно такие же, - ехидно ответила подружка.
  - Нет, не все! Ты древесниц в шубках видела? А? Вот то-то!
  - Тоже мне, сравнила... Тебе что, парень этот понравился? - спросила ее Капи.
  - Рано еще об этом говорить, - махнула та рукой и оглянулась на чайный домик, весело мигающий нарядными лампочками.
  Хита открыла дверь холма и застыла около спальни родителей. Услышав раскатистый храп Керна, она облегченно вздохнула и пошла на цыпочках в свою комнату. Она плюхнулась на кровать, раскинув руки в стороны. Спать не хотелось ни капельки. Это ее здорово развеселило, и она подбежала к окну и прижалась к нему носом.
  Плодовые деревья искрились в свете фонаря таинственным светом. Хита залюбовалась зимним садом, отметя про себя, что представляла его зимой совсем другим.
  'Кто мог подумать, что зимой я встречу Листопад!' - весело подумала она, вспомнив чудаковатого древесника из чайного домика. Она подумала о предстоящей встрече, и взгляд ее скользнул по комнате. Увидев на сундуке наброшенную овечью шкуру, Хита радостно хлопнула в ладоши и пошла в соседнюю комнату за ножницами.
  
  *** *** ***
  Тюса с самого утра побежала в бук госпожи Буше. Сегодня они с Эльшемали будут готовить сладости для рождественского стола. Она чуть не сшибла клиентку, примеряющую перед зеркалом меховую накидку, поднялась по лестнице большими прыжками и ворвалась на кухню. Эльшемали повернула к ней голову и ласково улыбнулась. Она готовила начинку для сладостей, перед ней стояла большая тарелка с очищенными грецкими орехами, которые она толкла.
  Кикиморка решила приготовить домик из песочного теста, сколько раз она уговаривала бабушку сделать такой, но та говорила, что она дурью мается, зачем усложнять процесс, если можно просто порезать тесто на квадратики и готово! Тюса, лежа вчера в кровати, представляла, какая будет крыша, как она украсит фасад. Ну и конечно, входная дверь! Она непременно должна быть из шоколадки! Она долго не могла заснуть, ворочаясь с боку на бок, и поглядывая в окно - а вдруг уже светлеет?
  - На улице так холодно! - Кикиморка посмотрела в окно кухни, все покрытое морозными узорами.
  Эльшемали тоже посмотрела на окно и печально вздохнула.
  - А в моем саду сейчас тепло...- грустно сказала она, помешивая ложкой толченые орехи.
  - Эльшемали, расскажи, пожалуйста, про свой сад! - Тюса придвинула к себе большую миску и стала разбивать туда яйца.
  Эльшемали вытерла руки полотенцем и, устремив свой взгляд в окно, на несколько секунд застыла, как - будто перенеслась к себе на родину.
  - Мой сад растет далеко-далеко на юге от твоего леса. Он очень большой, расположен в низине рядом с высокими горами. Горы такие высокие, что даже летом, верхушки покрыты белым снегом.
  - А тролли в горах водятся? - перебила ее Тюса.
  - Нет, не водятся, только козлы по горам прыгают, - Эльшемали поправила косынку. - И растут в саду фруктовые деревья: персики, апельсины, лимоны. Мы с семьей живем в большом инжировом дереве. Род Зубен очень знатный и богатый. Инжировые деревья приносят очень вкусные плоды...
  - А на что они похожи по вкусу? - опять перебила Тюса.
  - Ни на что... Инжир, он и есть инжир... - Эльшемали взяла в руки кусочек грецкого ореха. - А на севере нашего сада растет целая полоса грецких орехов. Когда они осенью начинают падать, вся земля усыпана, наступить некуда.
  Воображение Тюсы быстренько нарисовало картину фруктового рая.
  - И что, вот так все валяется себе на земле, бери - не хочу? - Она немного недоверчиво посмотрела на Эльшемали.
  Та молча кивнула, придвигая к себе банку с медом.
  - Надо тебе в гости ко мне приехать, - сказала девушка, - мы гостей очень любим.
  Глаза кикиморки сразу загорелись азартом. Путешествие! Но она тут же осеклась.
  - Так это если я к тебе поеду, мне там тоже надо будет с занавеской ходить?
  Эльшемали кивнула.
  Ну вот, а все так хорошо начиналось! Тюса от досады чуть не перевернула банку с молоком. Какой толк в этом путешествии, если ее никто не увидит? Ну почему жизнь как - будто издевается над ней? Или там ходи вся занавешенная по фруктам, или тут вся раскрытая, зарабатывай себе на хлеб. Но с другой стороны, продолжала рассуждать Тюса, могло бы так, не дай бог, случиться, что я родилась в таком месте, где и лицо надо зашторивать, и в лесу было бы хоть шаром покати.
  Она даже перестала месить тесто, от такого открытия. Кикиморка поправила выбившуюся из-под платка прядку и посмотрела на огонь в печи, рисуя в своем воображении безрадостную картину - занесенный, чуть ли не до нижних веток лес, нигде ни души, и бредет она, скрючившись от холода, замотанная в какие-то лохмотья, с занавеской на лице как у Эльшемали.
  - Святой Хидерик! - подумала Тюса, а ведь у меня все не так уж плохо! - Эльшемали! - громко произнесла кикиморка. - А у тебя жених есть?
  - Есть, - с гордостью ответила девушка и открыла, висящий на золотой цепочке медальон. - Вот смотри, какой красавец, в большом гранате живет, - она открыла медальон, висящий на цепочке, и показала портрет довольно симпатичного молодого парня.
  - А он видел твое лицо? - Тюса высыпала муку на стол и сделала из нее холмик.
  - Конечно, не видел, - девушка спрятала медальон и стала месить тесто. - Мы уже три года помолвлены.
  - Ну вот! - Тюса подняла вверх указательный палец, - вся эта волынка тянется, потому что он лица твоего не видел. А вдруг у тебя нос как у старой горгульи, или, может ты за шторкой прячешь пышные усы...- тут Тюса прыснула, подняв облако муки, представив усатую Эльшемали. - Я бы тоже не захотела кота в мешке брать! Нужно, чтобы он увидел твое лицо!
  - Что ты такое говоришь! - Эльшемали замахала на нее руками, - это позор на весь род!
  - А ты по-другому сделай! - кикиморка подбоченилась. - Пусть Роффи нарисует твой портрет в медальоне. Заверни его в эту шторку, - она кивком головы показала на чадру, лежащую на стуле. - И отправь по голубиной почте. Он же сам ее снимет, так же? Ты вообще ни причем будешь!
  Тюса так и стояла, подбоченясь, как - будто каждый день решала подобные дела.
  Эльшемали ошарашенно смотрела на нее.
  - Я подумаю, - тихо сказала она, раскатывая тесто, - может ты и права.
  ** *** ** *** **
  
  Хита лежала на животе на пушистом ковре и просматривала журналы, которые принес ей вчера Листопад. В одну из встреч с ним она обронила в разговоре, что чувствует себя в это странное время года непросвещенной дурочкой. Листопад смеяться над ней не стал, а пообещал принести журналы про зимние праздники и моду. И вот сейчас Хита жадно читала о старинных обрядах и обычаях, неожиданно сделав для самой себя открытие, что из ее жизни выпала огромная, едва ли не самая лучшая ее часть.
  Рядом с ней на ковре стояла горячая чашка 'Несона'. Протт теперь стал продавать его еще и в одноразовых пакетиках, что было для большинства бодрствующих холмовиков очень удобно. Хита, не отрываясь от чтения, потянулась за чашкой и отхлебнула большой глоток. Небольшая горечь напитка больше не вызывала в ней внутреннего протеста, теперь она казалась ей необходимой пикантностью.
  Перевернув страницу, она увидела пеструю фотографию народного гуляния. Ливнасы кружили вокруг огромной елки веселым хороводом, лица у всех светились от счастья. Хита отодвинула журнал и задумчиво посмотрела в окно на кружащие белые хлопья. Холмовики явно отдавали предпочтение семейным праздникам и собирались вместе только на праздник Урожая, который совмещали с праздником Осеннего равноденствия. Было, конечно, весело, но во всем сквозила их практичность, просто все вместе радовались, что закончилась тяжелая работа в огородах и садах, которая держала их в напряжении столько времени. А чтобы собраться всем вместе без повода, этого Хита себе и представить не могла. Она снова придвинула журнал поближе и, перевернув страницу, стала читать статью о том, как выбрать подарок на Рождество. Хита представила себе, как бы возмущалась ее мать, узнав, что предстоят дополнительные траты. Тем более что траты логически объяснить нельзя было, это ведь не день рождения членов семьи, и не юбилей родственника, и даже не свадьба соседа. Выходит, подарки нужно друг другу делать просто так.
  Хита подошла к окну и посмотрела на заснеженный сад, дремавший под искрящимся снегом. Жалко, что ни родители, ни Йон не видят этой красоты. Деревья стояли в пышном наряде из инея, спрятав свои ножки-стволы в сугробы. Хита вспомнила, как вчера вечером они с Листопадом чистили дорожки от снега: он, как всегда, проводил ее до самых дверей холма и заглянул за забор, вытянув шею.
  - Дорожки надо почистить, а то ты завтра дверь открыть не сможешь, - он деловито прохаживался по двору, потирая руками. - Ну, лопаты для снега у тебя, ясное дело, нет - тащи тогда хоть обычную.
  Они стали весело расчищать дорожки, обсыпая друг друга с ног до головы влажным снегом. Двор освещал лишь тусклый фонарь, стоящий у самого дома, и расчищенная петляющая дорожка выглядела синей.
  - Столько снега пропадает зря, - протянул Листопад, озираясь по сторонам. - А давай-ка мы снеговика вылепим!
  - Это еще зачем? - скривилась Хита, вспомнив, что думает по этому поводу ее мать.
  - Ну, проснешься ты завтра утром, подойдешь к окну, а он тебе улыбается, - меланхолично вздохнул Листопад. - У меня вот окна выходят на ручей, там снеговика не поставишь, а у тебя красота какая, хоть с десяток лепи!
  Хита поворчала немного, но потом поинтересовалась, что для этого нужно, и согласилась.
  - Ну, морковку надо, потом ведерко, что будет вместо шапки, и для глаз чего-нибудь, что найдешь, - Листопад расчистил небольшую площадку под ее окном и стал лепить снежный шарик.
  Хита полезла в подвал, где хранились овощи, держа в руке крошечную свечку на блюдечке. Она поежилась, вглядываясь в тесный закуток, заваленный мешками. В этот момент дверь хлопнула от сквозняка, и свечка погасла, плюнув на прощание вонючим дымом. Хита громко выругалась и стала шарить в темноте руками.
  Когда она вышла под фонарь, в ее трофеях числились ведерко с несколькими луковицами, две свеклы и вилок капусты.
  - Не густо, - подвел итог Листопад, сдвинув вязаную шапку набок. Его чуб заиндевел, а по ресницам словно прошлись белой краской. - Ну что же, будем действовать по схеме 'что нашли, тому и рады'. - С этими словами он поставил один снежный шар на другой.
  Хите нужно было вылепить самый маленький шарик - для головы. Но его она переделывала несколько раз, радуясь, что ее не видит Йон, который просто так пальцем не пошевелит.
  Когда работа была закончена, Листопад присел на корточки и почесал затылок.
  Снеговик получился приземистый, немного скособоченный. Он смотрел на них удивленными луковыми глазами, криво при этом усмехаясь веточкой-ртом. Вместо носа у него была огромная свекла, из-за которой Хита с Листопадом долго спорили - хвостиком наружу или внутрь. В конце концов, Листопад уступил, и они воткнули свеклу хвостиком наружу. Хита оторвала от капусты лист и прикрепила под шляпу наподобие челки.
   - Знаешь что, мы с тобой просто дурью маемся! Ну слепим и что, какой от этого прок? - ядовито поинтересовалась Хита. У нее замерзли руки и она не могла понять ради чего она жертвует.
  - Неужели тебе совсем не интересно этим заниматься? - удивился парень. - Мне кажется, что в таком деле важнее настроение, а не конечный результат!
   Тут Листопад неожиданно поскользнулся и шлепнулся прямо на снежную фигуру, загремев жестяным ведром.
  - Тише ты, не хватало только родителей разбудить! Отец тогда живо из тебя фигуру сделает! - шикнула на него Хита и с досадой посмотрела на снежные развалины.
  Она подумала, как здорово, что ее не видит маменька - вот бы пилила ее за то, что столько времени убила понапрасну.
  - Ну и зачем мы тут корячились целый час? На что я буду смотреть в окно - на рожки да ножки? - сердито выкрикнула она, поставив руки в боки.
  - Нам же с тобой было весело, - робко изрек Листопад, стряхивая с нее снег.
  - Ну, весело, а это как прикажете называть? - махнула она рукой на руины несостоявшегося снеговика.
  Листопад задумался ненадолго.
  - Апофеоз безумия, - серьезно сказал он. Потом достал ведерко из сугроба, вытряхнул из него снег и поставил сверху. - Знаешь, на самом деле древесники зимой не только фигуры лепят, но и скульптурные композиции. Вот эта, - он решительным взмахом руки показал на снежный холмик со стоящим сверху ведром, - называется 'Апофеоз', и практическая польза от него огромная.
  Хита хлопала глазами, пытаясь понять, издевается он над ней или нет. Листопад быстро уловил ее настроение и продолжил разглагольствовать.
  - Ну, ты сама посмотри, вот в это ведро насыпается корм. Прилетят птицы, сядут на эти ветки, - он махнул в сторону торчащих из сугроба 'рук' снеговика, - и начнут клевать корм...
  - Это кормушка, что ли? - удивилась Хита. - Ну так проще можно было сделать, зачем ведро-то такое здоровенное?
  - Зима потому что. Птиц голодных полно. А ты будешь в окно за ними наблюдать. Так у тебя просто бы парень этот стоял неподвижный, а так 'Апофеоз' - там птички мелькают, то да се, в общем, веселее будет, - нравоучительно сказал он, отошел чуть вбок и стал любоваться своей работой.
  - А-а-а! - Хита почесала затылок. Слово 'зима' на нее подействовало магически, она ведь ничего толком про нее не знала. Наверное, и правда такие штуки строят, может, даже в бочки зерно насыпают, кто его знает. Но все равно, Святой Хидерик, до чего же эти древесники странные, сил нет! Это ж надо, простую кормушку так усложнить, даже название такое - натощак не выговоришь.
   - Как ты сказал, она называется? - переспросила она Листопада, наморщив лоб.
  - 'Апофеоз'! - торжественно повторил тот и воткнул в снег лопату, словно поставил точку в дискуссии о вдохновении и практичности.
   * * *
  Как только утром к ней пришла Капи, Хита схватила ее за руку и потащила в комнату.
  - Посмотри, что он мне своими руками в садике построил, - хвастливо выпалила она, подталкивая подругу к окну.
  Капи прижалась носом к стеклу и уставилась на стоящее на снежном холмике ведро, облепленное воробьями.
  - Ух ты, кормушка!
  - Это композиция такая, она называется... сейчас, - Хита развернулась от окна и зажмурилась. Она вчера придумала хитрый способ запомнить это слово. Нужно встать лицом к входной двери и тогда с правой руки будет сосед Аполиус, а с левой - Феозий. Если их имена покромсать и сложить, будет именно то, что надо.
  - Это Апофеоз! - гордо сказала она Капи, радуясь, что справилась с трудной задачей. - Харчевня для птиц так называется, - с умным видом добавила она и, подбоченившись, выставила вперед ногу.
  * * *
  Тюса натирала склянки и пузырьки с удвоенной силой, сегодня они договорились с Гомзой и Шимой встретиться. Ну вот, она помыла пол и удовлетворенно окинула взглядом комнату - просто блеск!
  - Я пошла! - крикнула она Фабиусу, взвешивающему на весах, какую-то травяную смесь. Потом вернулась, взяла пузырек с малиновым сиропом и вновь побежала к двери.
  - Смотри, что-бы когда стемнеет, была дома! - ответил тот обеспокоено.
  Через десять минут Тюса уже звонила в колокольчик, висящий у двери Шимы.
  - Герментюса пришла! - Гомза с Шимой весело прыгали от радости.
  - Итак, - важно начала Тюса, когда они уселись в комнате Шимы на ковре, - сегодня я вам расскажу про одного богомольного ливнаса. Она поставила пузырек с сиропом рядом и поправила на нем смявшуюся корону.
  Шима придвинулась к ней поближе и вся обратилась в слух.
  - Жил-был в одном лесу ливнас...- начала Тюса свою сказку. - И до того он любил богу молиться, что ничего другого делать не научился. Все вокруг ему говорят, ты что, дружище, ведь одно другому не мешает! А он, знай себе, свою линию гнет, никто так хорошо как я больше молиться не умеет! И точно, как начнет он молиться, просто заслушаешься. И вот как-то пошел в том лесу сильный дождь, прямо льет как из ведра! Спит в постели тот ливнас, вдруг чувствует, что-то мокро спать стало. Глядь, а у него крыша в его дереве, оказывается, прохудилась, воды налило целый океан, можно не выходя из дома, кораблики запускать. Ой, думает, нужно крышу чинить. А потом еще подумал, нет, я же тогда утреннюю молитву пропущу, ведь народ соберется. Да, забыла вам сказать, что смотреть на то, как он молится, стали приходить специально смотреть, уж очень у него талантливо получалось. Нет, думает, лучше уж я помолюсь святому Хидерику, пусть сделает так, чтобы около моего дома дождь не шел. Вышел он на утреннюю молитву, а уже толпа собралась под деревом, он уже знаменитостью стал. Некоторые ливнасы стали его просить, чтобы он и за них помолился, принесли ему подарки. Ну вот, значит, сложил он молитвенно ручки, вот так, - Тюса сложила ладошки, сморщила личико и писклявым голосом стала изображать ливнаса так, что Шима с Гомзой от смеха схватились за животы.
  Святой Хидерик как раз прохаживался по облачку недалеко от его дерева. Услышал он его молитву и решил его проучить.
  Обрадовался ливнас, что больше дождь не идет. Ой, какой я умный и духовный, думал он, разглядывая себя в зеркале, перед тем, как пойти молиться.
  Но вскоре все вокруг него стало засыхать, сначала цветочки, потом травка пожелтела. А потом и дерево стало засыхать.
  Ливнас в панике! Что же мне делать? И решил он все-таки полезть на крышу. Почитатели его, конечно, скривили рожи от разочарования и разбрелись по своим делам. А ливнас раз-два, закончил работу, а тут и дождик пошел, веселый такой. Это святой Хидерик от радости заплакал. И тут же зацвело его дерево, травка зазеленела, и так красиво стало, что ливнас дара речи лишился. С тех пор он молится тихонечко, чтоб никто не видел и не слышал. Вот так!
  - Здорово! - захихикала Шима. Вот уже третий месяц они собираются каждую неделю, чтобы послушать Тюсины сказки. Кикиморка так интересно их рассказывает, что поневоле заслушаешься!
  - Ты смеешься как веселящиеся газы на наших болотах, - сказала кикиморка, поправив свои зеленые косички.
  - Может быть веселящие? - переспросил ее Гомза, вспомнив раздел химии, который ему объяснял Астор.
  - Веселящиеся! Понимаешь, те газы, с болот могут подделать любой голос! Они заманивают в болото и веселятся, когда у них получится. Я как услышу их смех в болотах, так жутко становится...- Тюса глубоко вздохнула и прижала Малинесс к себе.- Я обещала Малинесс выдать ее замуж до рождества, но она отвергла всех женихов!
  - О! Может она за него захочет выйти? - Гомза вытащил из кармана пучеглазого ефрейтора и поставил рядом.
  - Еще чего. Мало того, что страшный, еще и чин приличный не заработал, - с претензией заявила Тюса и отодвинула Малинесс подальше.
  - Ну, и пожалуйста! - Гомза засунул ефрейтора в карман и обиженно отвернулся.
  - Да ты не дуйся, где ты видел, чтобы принцессы выходили замуж за кого попало? Но пусть не расстраивается - никогда не знаешь, что ждет тебя за ближайшим поворотом тропинки, - совсем по-взрослому высказалась кикиморка и посмотрела за окно. - Мне, пожалуй, пора, совсем уже стемнело.
  Когда дверь за ней закрылась, Шима пихнула его в бок.
  - У меня тоже есть невеста! - сказала она, жуя кончик своей косы.
  Она пришли на кухню, и Шима сделала широкий жест рукой. С полки буфета на него взирала фарфоровая пастушка в кричащем платье. У нее была такая печать безысходности на лице, словно она растеряла всех своих овец. Помимо прочего под носом у нее закручивались пышные черные усы.
  - Ой! Это Зак наверное нарисовал! - всплеснула руками Шима и полезла за тряпкой.
  - Мы того, домой пойдем. Ты только Заку ничего не говори, ладно? - Гомза представил, что бы сказал его друг, узнай он про их игры в венчания.
  - Если дашь открытку с болотным привидением, - ответила Шима и широко улыбнулась.
  
  
  *** *** ***
   Листопад сидел в небольшой гостиной в своем грабе и задумчиво грыз карандаш. Дома у него было сумрачно, так как окна выходили на север, где, извиваясь, журчал небольшой ручей, что брал начало у родника Бубенцы. Поэтому почти весь день у него горела лампа с большим оранжевым абажуром. Все плоские поверхности комнаты были завалены книгами, некоторые из них раскрыты (Листопад очень любил читать и обычно читал сразу несколько книг) - они дожидались его на кухне, в туалете, в гостиной и в спальне.
  Листопад швырнул карандаш на стол и стал вышагивать по комнате, поскребывая подбородок. Нужно что-то менять в себе, причем срочно. Если рассуждать логически, то такая девушка, как Хита, выросла в среде, где явно доминирует мужская сила и практичность. Следовательно, нужно увеличить в себе и то, и другое. Ему от таких мыслей сразу полегчало - оказывается, все не так уж запутано. Ну, с практичностью ему более-менее, после вчерашнего строительства кормушки, стало ясно, а как быть с усилением в себе духа первобытного ливнаса? Может просто поменять стиль в одежде?
  Когда его мысли догарцевали до одежды, ему вспомнилось, что совсем недавно он читал в историческом романе про одного щеголя. В нем светский лев и покоритель дамских сердец использовал один прием, который никогда не давал сбоя: чтобы обворожить очередную даму, герой-любовник хрипловато смеялся, лениво полуприкрыв глаза и небрежно стряхивал пепел со своей безупречно накрахмаленной манжеты.
  Листопад с трудом мог понять, как вышеперечисленные действия могли очаровать целые толпы дам, но, тем не менее, автор утверждал, что это был беспроигрышный прием матерого повесы. После длительных размышлений он решился - почему бы не попробовать, в самом деле, изменить свой образ? Может, он просто закостенел в своем развитии, и сейчас самый подходящий момент поменять все в своей жизни? Был он по натуре мистиком и в случайности не верил - наверняка встреча с Хитой была спланирована высшими силами, и уже ради этого игра стоила свеч. После встречи с Хитой он стал поглядывать на себя ее глазами и до ужаса боялся сделать какую-нибудь досадливую промашку, которая разочарует девушку.
  Он нашел книгу и впился глазами в те самые строки. Точно, так и есть - хриплый смех, безупречная белая рубашка с пеплом на манжете.
  Загвоздка состояла в том, что, во-первых, Листопад не курил, во-вторых, не носил белых рубашек и, в-третьих, был крайне скуп на проявления каких бы то ни было эмоций. Что касается первого пункта, то можно было, конечно, насобирать пепел в харчевне Вурзеля, а потом обмакнуть в него белоснежный манжет, но Листопад подумал, что это добавит в его образ не мужественность, а неряшливость. И потом, там ведь важно было не наличие пепла, а процесс попадания оного на эту деталь одежды. Листопад четко нарисовал в своем воображении молодого ливнаса, сидящего на диване с дымящей сигарой в руке. Он ленив, не делает лишних движений, его рука застыла в воздухе, пепел сам по себе летит подобно осенней листве, точнехонько приземляясь куда надо, а дама просто глаз не может оторвать от такого зрелища - грациозен, вальяжен, уверен в себе, да еще аккуратист - вон как стряхивает манжет, как в такого не влюбиться?
  Что касается пункта второго, это объяснялось очень просто - привязанностью к простой и удобной одежде. Парень он был, конечно, модный, но все же накрахмаленным рубашкам предпочитал вязаные свитера и пиджаки из не мнущейся ткани. Да и вообще считал, что одежда служит для того, чтобы о ней не думать совершенно. Он мог в пижаме встретить гостя, без галстука пойти на концерт и ходить в одном и том же целую неделю.
  И если уж говорить о его эмоциональности, то нужно подчеркнуть, что в лучшем случае продуктом его радости при выражении чувств была широкая улыбка, а громкий и раскатистый смех, сопровождаемый шлепком по спине - это явно не про него.
  Его логическая часть души вытаскивала один аргумент за другим и швыряла перед ним, точно козыри в конце игры, его мистическая составляющая не сдавалась, материализовывая прямо из воздуха массу контраргументов. В конце концов, он решился на перемены.
  На самом деле ведь все гениальное просто, может, и автор этот в самое яблочко попал своим советом. Нужно попробовать. К тому же скоро у Хиты день рождения, так что все складывается в его пользу.
  Листопад вскочил с дивана, радостно потер руки и решил с нового года стать совсем другим ливнасом.
  * * *
  Аптекарь зашел в 'Старую ель' поздним вечером. Харчевня просто ломилась от посетителей, яблоку было некуда упасть.
  - Фабиус, дружище! - гаркнул Вурзель голосом, рассчитанным на то, чтобы взбодрить не только весь штат поваров, но и жителей деревьев, растущих от харчевни в радиусе тысячи шагов. - Не иначе пришел за пирогом 'Хочу добавки'!
  - Совсем по другому делу, - вежливо улыбнулся аптекарь. - Может, мы на улицу выйдем, а то тут у тебя дышать нечем? - он покосился на плотный сизый дым, в котором смешалось все: табак, копчености и жареные блюда.
  - Понимаешь, я Тюсе хочу сюрприз сделать, подарок на Рождество, - сказал он, когда они с Вурзелем вышли на свежий воздух. - Но подарок не просто так вручить, нужно девочку порадовать. Давай нарядим тебя как-нибудь так, чтобы узнать нельзя было, и ты ей преподнесешь гостинец. Мимоза говорит, у нее шубу красную в магазине уже два года никто не покупает, ну еще бороду окладистую прилепим, шапчонку какую-нибудь...
  - Да она же меня по голосу сразу узнает! - Вурзель расхохотался во все горло и шлепнул со всего маха Фабиуса по спине так, что тот еле устоял на ногах.
  - Ну, то что твой голос узнаваем, я нисколько не сомневаюсь, - согласился аптекарь, подумав, что в случае нужды Вурзель мог бы зарабатывать на жизнь, сзывая домой крупный рогатый скот. - Поэтому ты говорить ничего не будешь, а только будешь смеяться, слегка снизив тембр голоса. Вот так: хо-хо-хо!
  Вурзелю идея пришлась по вкусу, и он снова шлепнул Фабиуса по спине.
  - Заметано! Это ты правильно придумал, а то девочка ходит повсюду с бутылкой сиропа! Ей же явно не хватает углеводов, одна кожа да кости!
  - Ну что ты! Это она игру такую придумала, этот пузырек для нее как подружка, - стал оправдываться аптекарь.
  - Да это она тебе байки сочиняет! Это же яснее ясного: выпить ей его хочется с чаем, а жалко, потому что потом его, может быть, не будет никогда!
  Фабиус захлопал глазами и весь покрылся потом: он вспомнил, как Тюса не смогла потратить аванс на празднике.
  - Неужели она недоедает? - он в ужасе округлил глаза.
  - Ясное дело! Я ей тоже подарок сделаю - корзинку с едой. Пусть наестся от пуза!
  Фабиус решительно пошел в сторону аптеки с твердым намерением устроить калорийный ужин.
  
  * * *
  
  И вот долгожданный день наступил. Долина холмовиков вся трепетала в предвкушении такого непривычного праздника - Нового года. На главной площади стояла высоченная елка, мигая разноцветными огоньками. Рядом с ней соорудили высокую сцену для музыкантов, которые будут выступать, сменяя друг друга. Вокруг круглой площади разместились палатки с едой и напитками. 'Несон' продавался в фирменных палатках, в любом виде, но пользовался спросом горячий на розлив. Продавцы были наряжены бурыми медведями, и на лотках тоже всюду виднелись изображения медведей с надписью: 'Я тоже пью 'Несон!' и 'К черту спячку!'.
  Хита искала глазами Листопада, с которым они договорились встретиться на площади прямо под часами. Холмовиков было не очень много, зато было на удивление много древесников, которым было в диковинку посмотреть на первый Новый год в долине. На сцене громко играла гармонь, там выступала группа 'Полрюмки холмобрага'. Солистка - низенькая толстая тетка - надрывно пела про неудавшееся свидание.
  Хита была одета в новую дубленку, которую она дошивала, просиживая ночи напролет. Проблема с обувью тоже решилась - два предприимчивых древесника торговали зимней обувью и одеждой около чайного домика. Сапоги были не новые, но симпатичные - из красной кожи и на маленьких каблучках. А еще Хита купила себе вязаные рукавички, алевшими яркими цветами с треугольными листиками. Вот только шапочка симпатичная ей так и не попалась, пришлось надевать старый бабушкин платок.
  Неожиданно сзади кто-то закрыл ей глаза руками.
  - Листопад, хватит дурью маяться, - Хита резко развернулась и увидела улыбающегося Лемиса. Рядом с ним, покачиваясь в такт музыке, стояла Олесс.
  - Вот так сюрприз! Малышка Хита не в кроватке! Про падающие листья поподробнее, пожалуйста, - Лемис наспех слепил снежок и стал шутливо целиться в сестру.
  Хита проворно запустила в ответ, но промазала - попала в продавца горячих бутербродов. Тот стряхнул с себя снег и хмуро погрозил ей кулаком.
  Народу на площади становилось все больше и больше, и скоро пройти по ней можно было с трудом. Листопад появился совсем не с той стороны, откуда его ждала Хита - со стороны холмов. С ним были Капи и длинноногий официант из чайного домика.
  - Решил тебе сюрприз сделать. Вот привел твою подружку с парнем, - он лукаво улыбнулся и уставился на Лемиса с Олесс.
  - Я тоже решила сделать сюрприз. Это мой брат со своей женой, - Хита подпихнула Листопада к ним поближе.
  - Ну, что я могу сказать... главное - не дай из себя сделать гербарий, - Лемис пожал Листопаду руку. - Есть предложение - купить рыбный пирог!
  Все двинулись к палатке, рядом с которой кружился вокруг своей оси прикрепленный на деревянный шест большой картонный пирог.
  Капи тоже приоделась - на ней было пальтишко с лисьим воротником. Она не спускала глаз с Лемиса и Олесс, без конца поправляя висевшую сбоку лисью мордочку. Длинноногий Хенсель - официант из чайного домика - не отходил от нее ни на шаг и галантно ухаживал: то сладости принесет, то цветочек. Хита тоже украдкой разглядывала Олесс, отметив про себя, что она словно с фотографии тех журналов, что принес ей Листопад. Она и правда выглядела великолепно, ну просто настоящая королева.
  - Дорогие друзья! В честь первого Нового года в холмах я решил всем вам сделать подарок - конфеты 'Протт-приз'! - прогремело со сцены.
  Все повернули туда головы и увидели господина Протта, который приветственно поднял руки. Он исчез со сцены так же быстро, как и появился, уступив место мужскому хору.
  Ребята подошли к лоткам и набрали конфет. Они были большие, в пестрой блестящей упаковке. Хита проворно открыла конфету и оттуда вылетела прозрачная бабочка. Она покружила у нее над головой и растаяла, оставив после себя аромат карамели. У Листопада в конфете была крошечная шаровая молния, которая с шипением вылетела наружу, до смерти напугав Капи. Олесс и Лемис выпустили из своей конфеты целую вереницу лесных карликов. Они важно прошли мимо, шагая в ногу, и исчезли в густой синеве морозного воздуха. Капи осторожно открыла обертку, подготовившись, видно, ко всему, но оттуда вяло поднялась сонная медуза, и, выплюнув из себя золотистое облачко, воспарила ввысь. У Хенселя в конфете ничего не оказалось - сколько он ее ни тряс, ничего не вылетело. Он разочарованно развел руками и запихнул конфету в рот целиком.
  - Смотрите, у Хенселя ветки растут! - вдруг вскрикнула Хита, тыча в парня пальцем.
  Голова Хенселя в маленькой вязаной шапочке, в несколько мгновений обросла раскидистыми ветками с мелкими листочками. Они были прозрачные и искрились в темноте загадочным светом.
  - Ну и как это - быть деревом? Два слова для местной газеты 'Мы знаем все!' - Листопад дурашливо изображал журналиста, склонившись к обескураженному Хенселю.
  
  Светила полная луна,
  В таинственном зеленом небе...
  Мужской хор знал свое дело, старинная песня, переделанная на современный лад, понравилась многим. Теперь действие песни происходило зимой, а возлюбленная главного героя не умерла от тяжелой работы в поле, а весело резвилась под новогодней елкой.
  Капи в умилении вытерла слезы и долго хлопала мужскому хору, изредка поглядывая на Лемиса. Он обжегся горячим бутербродом и дул себе на палец.
  На башне часы пробили двенадцать раз, и все дружно захлопали в ладоши.
  Листопад принес из торговой палатки палочки-гнилушки. Они светились ярко-розовым светом, источая всевозможные ароматы. На сцене появилась известная музыкальная группа 'Пресный суп'. Зрители дружно закричали и подняли вверх палочки-гнилушки. Четыре девушки в коротеньких мини-юбках посылали поклонникам воздушные поцелуи. Они кокетливо улыбнулись, топнули ножками и запели свою самую известную песню.
  Если б ты меня любил,
  В магазин бы сам ходил...
  Начались танцы, вокруг сцены завертелись пары. К палатке с конфетами 'Протт-приз' выстроилась огромная очередь. Продавцы в костюмах бурых медведей, сыпали на танцующие пары пестрое конфетти.
  Хита кружилась в быстром танце, то и дело наступая на ноги Листопаду. Тот на нее не злился, а шутил, что она как та девушка из песни, что все время проводила в поле, а танцевать не умела. Капи танцевала с Хенселем, который рассказывал ей рецепт одного сложного соуса. Последние ингредиенты она не расслышала, так как в этот момент раскидистые ветки на голове Хенселя с сильным шипением сдулись. Было так весело, и Хита подумала, что, пожалуй, это один из самых счастливых дней ее жизни.
  'И вовсе они не чокнутые...' - подумала она про древесников и зачерпнула снег рукой.
   * * *
  
  * * *
  - Ходить ночью по пустому городу? Ой, ну ты сказанул! Да я лучше посплю подольше, - Хита покрутила пальцем у виска и недоуменно уставилась на Листопада.
  - Ну, во-первых, не ночью, а ранним утром, а во-вторых, если в городе будем мы с тобой, он уже не будет пустым, - Листопад облокотился на каменный забор, барабаня пальцами по калитке. - А потом, это ведь твой первый день рождения, который ты отмечаешь, нужно обязательно начать этот день как-то по-особенному. В общем, захожу за тобой в пять, и мы с тобой пойдем встречать восход солнца.
  Хита лишь пожала плечами и пошла к дому, рассуждая про себя о том, что восход солнца она видела сотню раз, когда они ни свет ни заря начинали работу в саду. И сейчас, зимой, когда отец мирно похрапывает в своей спальне, кто-то снова покушается на ее свободу! Хита с досадой бросила сапоги в угол и, плюхнувшись на кровать, укрылась с головой.
  Она все еще прокручивала в голове вчерашний вечер в чайном домике 'Бодрость', где они с Листопадом встречались. Он был разряжен словно иностранец какой, и вел себя как-то странно: то смеялся ни к месту, то вдруг закурил большую сигару, да покраснел и сильно закашлялся, перевернув вазу с цветами. Ваза выплеснула ему воду на штаны, и он положил дымящую сигарету на скатерть и стал промокать штаны салфетками.
  - Как хорошо, что праздники не каждый день, - Хита ловко затушила сигарету, которая выжгла на скатерти бурое пятно. - Ты же в честь праздника вырядился как гусь лапчатый?
  - А что, не понравилось? - выдавил из себя Листопад, задыхаясь от кашля.
  - Как бы помягче тебе ответить... понимаешь, у тебя и так руки не к тому месту пришиты, а так ты и вовсе дурилка картонная, - решила не церемониться Хита.
  Она еще немного поворочалась в постели, размышляя о чудачествах древесников, и вскоре крепко заснула.
  
  
  Ранним утром они с Листопадом шли в сторону главной площади. На темном небе переливались разноцветные звезды, играя тонкими сверкающими лучами. Огромная, почти в полнеба, словно хрустальная луна плыла рядом, окрашивая небо вокруг себя в серо-зеленый цвет. Хита с удивлением посмотрела на нее, она была готова поклясться, что привычный рисунок лунных кратеров изменился - теперь с бледного спутника на нее смотрело не улыбающееся лицо, а огромный тамтам со сгорбленной фигуркой шамана.
  - Ты тоже видишь это? - вскрикнула она, схватив Листопада за руку и тыча в небо пальцем.
  Тот остановился и задрал вверх голову.
  - Что именно? - Листопад завертел головой во все стороны.
  - Рисунок на луне стал другим! Там тамтам! - выпалила Хита и тут же мысленно выругалась, представив, как глупо она, должно быть, выглядела.
  Листопад улыбнулся и взял ее за руки.
  - Я же говорил тебе, что будет невероятно красиво, тебе уже петь хочется. Да ты не стесняйся, эмоции сдерживать не стоит. А мне вот хочется спеть - тирлим-пом-пом!
  Хита не спускала глаз со светящейся луны, на которой фигурка шамана подошла к тамтаму и стала в него бить. Она отчетливо услышала глухие ритмичные удары, от которых по ее телу пробежала дрожь.
  - Ты слышишь? - шепотом спросила она и прижалась поближе к парню.
  - Слышу. Звучит как будто с площади, - Листопад крепче сжал ее руку и ускорил шаг.
  Они шли по обледеневшей мостовой, и звук их шагов отдавался звонким эхом по пустым улицам. Хита вертела головой, разглядывая улицу, по которой она ходила тысячу раз, и которая вдруг так неожиданно преобразилась. Холмы, освещенные рыжими фонарями, смотрели на них темными окнами и выглядели словно декорации из заезжего театра. Ей же казалось, что она находится на огромной сцене, где звезды и луна - простые спецэффекты, которые в любой момент могут выключить или зажечь поярче.
  Они вышли на центральную площадь и остановились в изумлении. Прямо под башней с часами стоял огромный барабан, в который стучал приземистый коротышка с всклоченными волосами. Вокруг него танцевали смуглые девушки, извиваясь подобно змеям. Несмотря на холод, одеты они были в травяные юбочки с блестящими ленточками. Они медленно наклонялись и резко вскидывали руки вверх, сверкая узкими красными глазами. Вокруг них горели факелы, в которых огонь пульсировал в такт барабану.
  - Кто это такие? - с трудом выговорила Хита, еще крепче вцепившись в руку Листопада.
  - Представь себе, я хотел задать тебе тот же вопрос. Город ведь твой, - он повернул к девушке голову и вопросительно посмотрел ей в глаза.
  Хита слегка смутилась и посмотрела на огромную луну, висевшую прямо над танцующими девушками.
  - Может быть, это духи огня, что живут в холмах. Мне про них бабушка рассказывала. Иногда можно увидеть, как они встречают восход солнца.
  - Так значит, нам невероятно повезло, - Листопад радостно потер ладоши и присел на корточки. - Присаживайся, будем смотреть.
  Небо на востоке уже стало светло-голубым, по нему ползли оранжевые рваные облака. Луна на западе опустилась к самому горизонту и была похожа на сверкающую жемчужину, плывущую по волнам спящих холмов. Коротышка сильнее забил в барабан и запел песню на непонятном языке. Девушки стали ему подпевать, топая ногами в такт барабану. Откуда-то из-за башни выпорхнула большая стая белых голубей и закружила над ними в форме огромного кольца. Хита посмотрела на циферблат и с удивлением увидела, что часы показывают без четверти двенадцать - час ее рождения.
  - Сколько сейчас времени? - закричала она, дернув Листопада за рукав.
  - Семь часов и одна минута, - ответил тот, посмотрев на наручные часы. - Смотри, а вот и солнце встает.
  Солнце вынырнуло алым краем, взметнув вверх яркие лучи. Хита с изумлением заметила, что оно на самом деле не являлось источником света - это тоже было хитрой бутафорией. Свет шел отовсюду - он пробивался из трещин на мостовой, струился из окон холмов, извергался из башни с часами и просто рвался наружу из нее самой.
  Она подняла вверх свою руку и увидела, как от нее расходятся золотые лучи нежного света.
  - Вот это да! Листопад, ты видишь? - Хита поднесла ему под нос свою ладонь и потрясла ей под самым носом.
  - Вижу, что рука посинела от холода, - проворчал тот и протянул ей свои варежки.
  Часы в этот момент пробили семь раз.
  - Но они только что показывали совсем не это время! - Хита в недоумении повернула голову к башне.
  - Немного отстают, - сказал Листопад и поправил съехавшую шапку.
  - Или ушли вперед, - задумчиво добавила она. - Смотри, они исчезли!
  На центральной площади не было больше ни огромного барабана, ни танцовщиц. Лишь бородатый дворник долбил лед большой лопатой.
  - Знаешь, я это утро не забуду никогда, - сказала Хита Листопаду, когда тот проводил ее до дома. - Это было так здорово! Как в театре! Интересно, почему я раньше это не замечала?
  - Потому что ты зиму не любила. На вот, подарок, - Листопад смущенно протянул ей небольшой сверток и чмокнул в щеку.
  Хита развернула блестящую фольгу и достала из коробочки серебряную цепочку с хрустальной подвеской в форме луны. Она зажала ее в кулаке и посмотрела на краешек полной луны, который таял у горизонта.
  'Теперь мы с тобой подруги, правда?' - мысленно обратилась она к ней и зажмурилась от счастья.
  
  
  
   * * *
  На Рождество все собрались как всегда у Оэксов. Фло накрыла огромный стол в гостиной, наряженной по поводу праздника гирляндами и мишурой. Хозяйка заваривала на кухне чай с забудь-травой, которую ей принес Зеленыч и рассказывала Мимозе историю их фамильного серебра.
  - А от дядюшки Позикуса эта ложечка перешла моей троюродной сестре, той, что вышла замуж за белобрысого офицера. Она приехала к нам на юбилей, увидела мою коллекцию и подарила мне это чудо, - благоговейно говорила Фло, вертя в руках ложку с ярким попугаем на ручке.
  Заметя на лице Мимозы явную заинтересованность поднятой темой, Фло тут же стала просвещать ее по поводу лиственных узоров старых медных подсвечников, венков и резьбы на люстре эпохи Хидерика V и гордых барельефов доблестных предков.
  Гости тем временем хвалили стряпню и поднимали искрящиеся бокалы.
  - Давайте выпьем за то, чтобы в нашем лесу было как раньше! - дядюшка Позикус, рост которого был чуть меньше трех локтей, вытянул вверх бокал, чтобы все смогли до него дотянуться.
  - Это когда - раньше? - поинтересовался Зеленыч, налегая на салат из морской капусты.
  Но дядюшка Позикус засунул шоколадную конфету в рот и только промычал в ответ.
  - Ясное дело, раньше - это до великой засухи, - чопорно ответила за него Хильдана, - Тогда заколотили все подвалы, и началась спокойная жизнь.
  - Было мнение, что именно из-за того, что заколотили подвалы, началась великая засуха, - сказал Астор, разглядывая пузырьки в своем бокале.
  - Глупости! Именно из этих подвалов наползло в лес всякой нечисти. А то, что засуха началась, простое совпадение, - Хильдана поправила высокую прическу костлявой рукой и стала пилить ножом грибную запеканку.
  - А я не хочу как раньше, мне нравится как сейчас, - сказала Тюса ребятам, сидевшим около нее. - Раньше я жила на болотах, у меня не было друзей, не было ни единого кейда. Зато теперь! Представляете, мне столько еды на праздник подарили, словно сговорились! У меня вся комната завалена, Малинесс теперь ночует на подоконнике и страшно этим недовольна! Говорит, женихам трудно будет к ней подъехать. А я ей говорю, к тебе хоть так, хоть сяк на хромой козе не подъедешь. А она надулась и не разговаривает со мной уже два дня! Ой, я же вам не рассказала самое интересное! Представляете, ко мне Лиходел приходил! - Кикиморка навалила в свою тарелку салат большой горкой, и воткнула туда ложку.
  - Когда? - Шима перестала жевать и округлила глаза.
  - Прямо перед праздником. Зашел в аптеку, когда мы уже закрывались. Шуба на нем красная, борода белая и мешок огромный, я его сразу узнала! Думала деньги у него в мешке, а он еду оттуда стал доставать. Достает, а сам хохочет, вот так: 'хо-хо-хо!'. Голос грубый такой и показалось, что знакомый, как будто слышала его уже.
  - Ты говорила, что на болотах есть веселящиеся газы, те, что смеются. Может, он их голосом смеялся? - поинтересовался Гомза.
  - Это уж скорее они его голосом смеются. Те веселящиеся газы, любой голос подделать могут. Однажды, одна кикимора услышала голос своего покойного мужа, как будто зовет он ее из глубины болот. Она, ясное дело...
  - Ну и что там с этим Лиходелом? - перебил ее Сапожок, запихивая в рот кусок пирога.
  - Подарил мне кучу еды и исчез.
  - Как исчез? Прямо взял и растворился в воздухе? - недоверчиво переспросил Гомза.
  - Шмыгнул за дверь и был таков! Я за ним рванула, хотела сказать, чтобы в кочку на болоте заскочил, а его и след простыл.
  - Чудеса! - Шима завистливо вздохнула и украдкой стащила засахаренную клубнику с верхушки торта.
  Взрослые тем временем продолжали обсуждать прежнюю тему, когда же все-таки в лесу было лучше всего.
  - Лучше всего было во времена моей бабушки! - Фло принесла с кухни заварной чайник и со стуком поставила его на стол. - Я помню, как она мне рассказывала, что тогда медный таз для варенья стоил всего один фелд.
  - А сколько было мильвериса! Как сейчас помню, я еще незамужняя выходила по утру и прямо под своим деревом набирала целую охапку, - Мимоза закатила глаза и тихо застонала.
  - Вот поэтому его теперь и нет. Если каждый по утру набирал по целой охапке... - съехидничала Хильдана.
  - Можно подумать, что ты с него пылинки сдувала! Я сама видела как ты...
  - Дамы, не стоит ссориться в этот светлый чудесный праздник! - Флан встал с поднятым бокалом и окинул присутствующих взглядом. - Давайте выпьем за будущее! Пусть за его завесой скрывается только радость и счастье!
  Все захлопали в ладоши и тоже подняли бокалы.
  - Эх, кабы знать, что там в этом будущем, - Вурзель вытер рукой усы и хрустнул огурцом.
  - Да у нас тут специалист сидит, широкого профиля, - Фабиус кивнул в сторону Астора. - Он про будущее знает все.
  - Астор, дружище, просвети старого дурня! Ты мне скажи, будет ли в будущем пользоваться спросом гостинцы для карликов? А то я вложу тысчонку фелдов в это дело, да вдруг прогорю!
  - К сожалению, о производственных процессах звезды не говорят, - Астор пригубил бокал и отодвинул его подальше.
  - Жаль-жаль. Нет в них хозяйственной жилки, - расхохотался Вурзель и заразил своим смехом всех гостей.
  - Я тоже так думаю. Иногда жалею, что там, на небесах звезды не складываются в слова: 'почини раму', 'наведи порядок в шкафу'. Астор просто посмотрел бы в телескоп, и мне не приходилось бы его пилить полдня, их авторитет для него не то, что мой, - с сарказмом добавила Фло, скосив глаза на мужа.
  - А помните, как Хильдана, чтобы сообщить семейные новости отправляла письма Флану в редакцию! - Мимоза откинулась на стуле и звонко засмеялась.
  - А что мне оставалось делать? У него бесконечные дела были, вот и пришлось о рождении дочери известить в письменном виде!
  На улице тем временем поднялся сильный ветер, дуб качало так, что звенела посуда в буфете.
  - Вот это ветер, не иначе ураган будет, - дядюшка Позикус наколол вилкой гриб и помахал им в воздухе.
  Русло беседы резко свернуло к погодным берегам и размеренно потекло вдоль них. Стали вспоминать все ураганы, которые проносились над лесом. Никто не заметил, как Астор тихо выскользнул из-за стола и вышел из гостиной.
  Фло включила граммофон, и начались танцы. Тюса стала учить ребят кикиморской пляске, так все танцуют на болотных праздниках, уверяла она ребят. Шима быстро обучалась всему новому и скоро скакала рядам с Тюсой, весело хлопая в ладоши.
  - Как это здорово, быть кикиморой! - вопила она с восторгом. - Ну почему меня угораздило родиться простой древесницей!
  Сапожок, который даже на праздничный ужин пришел в своем неизменном поварском колпаке, натянул его до самых ушей и стал пунцовым, словно роза из букета, что громоздился на столе.
  Вурзель пихнул локтем сидящего рядом аптекаря так, что тот расплескал чай.
  - Слушай, сосед, а мне понравилось подарки в шубе вручать. Тюса была такая счастливая! Она мне даже имя придумала - Лето-дед. Я вот подумал, может на следующий год всем ребятишкам в лесу разнести, традицию новую придумаем? - зашептал на ухо Фабиусу Вурзель.
  - Думаю, идея отличная. Только вот Лето-дед как-то не к месту, вернее ни ко времени, может лучше что-то с зимой связать.
  - Дед-Зима!
  - Второе слово должно быть мужского рода, а то весь пафос теряется.... Дед Мороз! Звучит великолепно!
  - О, то, что надо! - Вурзель довольно крякнул и потянулся за добавкой.
  Ветер тем временем так тряхнул дуб, что перевернул вазу с цветами на столе.
  - Вот это погодка! Гомза, ну-ка найди отца, пусть закроет ставни, - Фло держала в одной руке розы, а другой вытирала лужу на столе.
  Но Гомзе не удалось найти Астора. Вскоре к его поискам присоединились гости, но и это не помогло найти хозяина, он как сквозь землю провалился.
  
  
  Глава 7. Путь к белому замку
  
  
  - Я ничего не понимаю, как такое могло произойти? - Фло сидела заплаканная на диване в гостиной и вытирала покрасневшие глаза платком. - Мы уже три дня его повсюду ищем, куда он мог пропасть?
  - Может, он к кентаврам пошел? Он к ним частенько наведывается, - дядюшка Позикус отодвинул занавеску и смотрел в темнеющее за окном небо.
  - Чтобы вот так уйти, не предупредив, это на него совсем не похоже, - покачала головой Фло.
  Дуб Оэксов был битком забит многочисленной родней, которая собралась, чтобы поддержать Фло в свалившемся на нее несчастье. После всевозможных догадок, остановились на предположении, что Астор полез на верхний ярус дуба посмотреть в телескоп, и его унесло ураганом.
  - Он мне с самого утра того злополучного дня тыкал под нос бумажками со своими расчетами. Говорил, что в тот день ожидается парад планет, что-то там соединиться должно было, я не запомнила. У меня тогда торт в духовке чуть не подгорел, я отмахнулась от него, и больше он об этом не заговаривал. Это же надо было додуматься лезть наверх в такую погоду!
  - Папа говорил, что такое раз в сто семьдесят лет бывает, - вставил Гомза. Он до сих пор не мог поверить в серьезность происходящего и не знал как себя вести.
  - Да хоть в тысячу лет! - закричала Фло. - Хоть бы там наверху прямо над нашим дубом все планеты собрались и исполняли в нашу честь танец малышки Йокки, нечего было лезть туда в такую погоду! - она разревелась в полный голос, закрыв лицо платком.
  К ней тут же набежали всевозможные тетушки и сестрицы, протягивая стаканы воды, валерианку и чистые носовые платки.
  - Ежели его ентот ураган унес, то ждать его уже не стоит, - прошамкала беззубым ртом троюродная бабушка Фло. - После такого никто еще не выживал.
  - Обычно, такие сильные ураганы прекращаются внезапно, а все предметы, которые они унесли, падают с огромной высоты и разбиваются вдребезги, - заявила с видом знатока толстенная тетка, родство с которой Гомза никак не мог запомнить.
  - Мой папа не предмет! И он обязательно вернется, ясно вам всем! - заорал Гомза, вскочив со стула.
   Послушать эту толстуху, так получается что его отец просто вазочка с каминной полки!
   - Вы ничего не понимаете! Мой папа просто не может не вернуться, понятно? А теперь убирайтесь от сюда, слышите? - Гомза почувствовал, что все вокруг стало расплываться, и свалился в обморок.
  
   *** **** **
  Все последующие дни казались Гомзе каким-то страшным сном. Он как будто был погружен в вязкую жидкость, которая замедляла вокруг него все - время, движения и мысли. Он словно попал в совершенно другой мир, где правят иные физические законы. Но самым нелепым в этом мире было то, что рядом не было отца.
  Гомза проплакал несколько дней подряд, а когда слезы кончились, он ощутил внутри себя такую пустоту, от которой хотелось лезть на стены. Он слонялся целыми днями по дому, то и дело натыкаясь на соседей и родственников. Все они делали одно и то же - принимались его утешать. Но смысл их слов до Гомзы не доходил. В голове сидела прочная, как заноза, мысль, что все это произошло в пятницу, будь она трижды неладна.
   Фло целыми днями простаивала у плиты, бесконечно что-то готовя. Она то и дело пыталась силком впихнуть в сына еду, но потом оставила свои безуспешные попытки. Через несколько дней, когда еду уже просто некуда было складывать, Фло переключилась на уборку, натирая до блеска все, что попадало ей под руку.
   Впервые в жизни Гомза ощутил полное равнодушие к солдатикам и открыткам. Даже его любимец, пучеглазый оловянный ефрейтор, был забыт напрочь. Везде, куда бы он ни устремлял свой взгляд, все было серое и чужое. Он по-прежнему был в своем доме, но словно дома вокруг него не было. И только когда он зашел в кабинет отца и сел в его кресло, он почувствовал себя намного спокойней и впервые за последние дни уснул. Сон ему приснился очень странный. Сначала он увидел своих солдатиков, которые стали во сне живыми. Они спрыгнули с подоконника и, построившись, зашагали к центральной тропе. Гомза кинулся за ними вслед, крича 'Кругом!' что было сил. Но они шагали себе дальше, не обращая на него никакого внимания. Маршировал кто правой, кто левой, и вскоре они совсем исчезли из вида по направлению к восточному обрыву. Потом он увидел огромную, нацеленную на него стрелу. Волна ужаса обдала его с головы до ног. На стреле были бежевые перышки с темными крапинками, так близко, что их можно было сосчитать. А потом все вокруг затряслось, и Гомза понял, что это землетрясение - с гор скатывались огромные камни, деревья падали друг на друга.
  - Гомза! - Фло склонилась над ним, тряся за плечо. - Мы тут с ног сбились, искали тебя по всему дому!
  Гомза протер глаза, сонно всматриваясь в раскрасневшееся лицо матери. За ее спиной он увидел Грелля, застывшего в дверях.
  - Сейчас же спускайся в свою комнату и ложись в постель! - строго сказала Фло, стаскивая Гомзу с кресла.
  - Никуда я не пойду! Я буду спать здесь! - заверещал Гомза, вцепившись в подлокотники.
  - Фло, нужно поставить здесь раскладушку, - Грелль присел на корточках перед Гомзой, протянув ему носовой платок.
  Фло всплеснула руками и шумно вышла из комнаты, отшвырнув ногой плетеный коврик от дверей.
  - Мы найдем Астора, - уверенно сказал Грелль и взъерошил волосы Гомзе.
  Гомза только сейчас обратил внимание, что Грелль измотан не меньше него. Лицо заросло темной щетиной, покрасневшие глаза говорили о бессонных ночах. Но в словах Грелля была такая сила, что Гомза сразу ему поверил и словно огромный груз свалился с его души.
  'Ну, конечно же, как же я сразу об этом не подумал! Мы обязательно найдем папу! По-другому просто быть не может! Он жив!' - эти радостные мысли обволокли его светящимся коконом.
  Фло стелила раскладушку рядом с креслом, бесконечно что-то говоря. Но Гомза ничего не слышал, он плюхнулся в постель, крепко обняв подушку, и моментально уснул.
  *** **** ****
  Тем временем в столовой собрались родственники и соседи Оэксов - Флан с Хильданой, и Грелль. Все расселись за столом, во главе которого разместилась хозяйка.
  - Ну, что ты решила, Фло? - спросил Флан, достав из кармана часы на цепочке.
  - А что тут размышлять, пожертвую в общественные фонды. Я уже вчера к Тилиану сходила, он просил принести нефритовую шкатулку, - Фло промокнула лицо полотенцем, висевшим у нее на плече. - Честно говоря, я была удивлена, что мы так легко отделались, она стоит-то всего пятьдесят фелдов...
  - Шкатулку отдавать нельзя! Не знаю, в чем причина, но Астор ею очень дорожил, - резко встрял Грелль, исподлобья поглядывая на собравшихся.
  Все недовольно загудели, перебивая друг друга.
  - Эк, сказанул! Да такое времечко настало, что последние штаны снимешь, лишь бы порядок в семью воротить, - проворчал дядюшка Позикус, вертя в руке чайную ложечку.
  - Я все прекрасно понимаю, но есть вещи, которые отдавать нельзя, - парировал Грелль, сделав ударение на последнем слове.
  - А что, по-твоему, я должна делать? - закричала Фло и покрылась пятнами. - Идти к королеве пешком через Сгинь-Лес? Знаешь, у меня здоровье уже не то. Да и честно говоря, если бы и помоложе была, ни за какие коврижки туда бы не сунулась! У вас, конечно, с Астором много секретов было, может, ты и знаешь больше нашего, но если ты нам толком не объяснишь причину, вряд ли я передумаю! - Фло вскочила со стула и подошла к плите, сняв полотенцем кипящий чайник.
  Все повернули головы к Греллю и выжидающе на него посмотрели.
  - К сожалению, ничем не могу вас порадовать. Я знаю не больше вашего, - Грелль устало развел руками и откинулся на спинку стула.
  - Значит, и думать тут нечего! Фло отнесет завтра шкатулку, и дело с концом! - дядюшка Позикус потянулся к вазочке с печеньем. - Кстати, Фло, ты бы показала нам эту вещицу. Прости старика за любопытство, уж больно поглядеть на нее хочется!
  Фло бросила полотенце на стол и вышла из столовой. Женщины принялись хлопотать у стола, кто наливал чай в высокие чашки с гербом Оэксов, кто нарезал аппетитную снедь, которой был завален весь стол.
  Флан тихонько пререкался с Греллем насчет шкатулки, дядюшка Позикус, жуя песочное печенье, расхваливал кулинарные таланты хозяйки. Две молоденькие племянницы Фло рассматривали старинные часы, размышляя, будут ли во время боя кружиться фигурки лесных карликов. Два других дядюшки, старые-престарые братья-близнецы, были до того туги на ухо, что так и не поняли, для чего все собрались и спорили между собой, чей же сегодня день рождения.
  - Я тебе говорю, это день рожденья Фло, - упрямо твердил один из них, с синим галстуком.
  - А я тебе говорю, что Фло родилась весной, я прекрасно помню, как принес ее матери ландыши, - перебивал его брат с красным галстуком. - Ты все всегда путаешь, сегодня родился Гомза.
  - Ничего подобного! На детский день рожденья это совсем не похоже! Где ты видишь торт со свечками, воздушные шарики и кучу маленьких ливнасов? - возразил ему брат, накладывая себе на тарелку жаркое.
  Обладатель красного галстука озадаченно посмотрел вокруг. Не найдя в комнате перечисленных предметов, он слегка засомневался в своем предположении.
  - Тогда давай сделаем так, - проворчал он, наклонившись к уху брата. - Когда все соберутся, просто крикнем - 'С днем рождения'!
  Тот одобрительно закивал, заправляя за ворот накрахмаленную салфетку.
  Пышная пожилая дама, сидевшая в конце стола, громко сокрушалась о семейной трагедии, вспоминая, что в дни ее молодости о предстоящих ураганах предупреждали заранее, обклеивая объявлениями стволы деревьев.
  - И какой леший погнал Астора на верхний ярус? - она достала огромный носовой платок и шумно высморкалась. - Ах, нет-нет, мне сладкого не кладите, мне совсем нельзя, - замахала она руками Хильдане, протягивающей ей кусок торта. - Я уже два месяца на диете, - сказала она ей громким шепотом.
  В этот момент в столовую зашла Фло и все головы повернулись к ней.
  - Шкатулки нигде нет, - упавшим голосом произнесла она.
  В столовой воцарилась гробовая тишина.
  - С днем рожденья! - прогремело подобно выстрелу. Два брата-близнеца, улыбаясь беззубыми ртами, стояли, подняв вверх чашки с чаем.
  
  **** ***** ****
  Кентавр Ксавий задумчиво смотрел на темные воды подземной реки. Они неспешно текли вдоль каменистых берегов большой пещеры, огибая большой камень, торчавший из реки словно трамплин.
  - Отец! Только что на небе вспыхнул яркий свет! Я глаз не мог оторвать! - в пещеру буквально влетел Рифетос и вопросительно уставился на Ксавия.
  - Зайди в реку, сынок. Пусть ее воды смоют с тебя излишнее любопытство, чрезмерное жизнелюбие и интеллектуальные страсти.
  - Разве это плохо, отец? Что такого в том, что я увлечен астрологией и хочу, как можно больше узнать? - Рифетос сморщил лоб, но, тем не менее, стал медленно заходить в воду.
  - Не хорошо и не плохо, просто так есть. Я был очень на тебя похож в молодости, тоже был одержим многим. Видел, когда холмовики горшки лепят, какие у них руки? Они же так за стол не садятся. Красивую вазу не сделаешь, не испачкавшись. Очень многие, чтобы сохранить чистоту рук запрещают себе лепить. Это ошибка. Сделал вазу - помой руки, запомни это правило, Рифетос, - Ксавий вытащил факел из кованого кольца, торчащего из стены, и пошел в центральную пещеру. Поравнявшись с сыном, он остановился и серьезно на него посмотрел.
  - У нас скоро будут гости.
  
  * * *
  Спустя несколько дней Фло собрала у себя соседей и друзей.
  - Мы так и не нашли шкатулку, - упавшим голосом сообщила она всем.
  - Ты предлагала Тилиану что-нибудь вместо нее? - спросил Флан, откинувшись на кресле.
  - Предлагала, только он говорит, что общественным фондам только она нужна. Поверить не могу, в моем дубе, битком набитым антиквариатом, нет ничего, что могло бы заинтересовать общественные фонды!
  - Может, он сомневается, что шкатулка потерялась, подумал, что жалко отдавать стало, - предположила Хильдана.
  - Может, и так. Только мне ни сколько не жалко не только той облезлой шкатулки, но и всего коллекционного фарфора!
  - Правила есть правила, - вздохнул Вурзель. - Сами же все тогда их придумали.
  - Значит, придется отказаться от визита к королеве, ничего не поделаешь, - вздохнула Фло, теребя кончик шали.
  - Жалко, что Гомзе нет четырнадцати. Был бы у него Ингедиаль, проще было бы найти Астора, - сказал Зеленыч, почесывая бороду.
  - А что было бы, если бы у меня был меч? - встрепенулся Гомза, весь обратившийся в слух.
  - Родовые мечи стремятся быть рядом. Они словно подстраивают все так, чтобы их обладатели встретились, - Грелль облокотился на буфет и смотрел в темный угол гостиной.
  - Значит, мне нужно пойти к королю и попросить выдать мне меч раньше срока! Если я пройду через Сгинь-лес, он не откажет! - Гомза вскочил со стула, блестя глазами.
  - Еще чего! Ты хоть имеешь представление о том, что такое Сгинь-лес? Даже если миновать Гиблые болота, от Черного Стрелка там не скроешься! - Фло в ужасе замахала руками и стала нервно прохаживаться по комнате.
  - Но ведь Тилиан дошел до замка! А вы с папой мне всегда его примером ставили, - возразил ей сын, нахмурившись.
  - В пример, - машинально исправила Фло и налетела на кресло, чуть его не перевернув.
  - Может, и нет никакого Стрелка и это бабушкины сказки! - крикнул Гомза и ущипнул себя за руку, чтобы не расплакаться.
  - Ну, уж дудки! Ентот Стрелок там взаправду околачивается, - проворчал Шишел и сморщился как от зубной боли.
  - А кто его видел? - резко спросил Гомза.
  - Кто его видал, того даже похоронить не смогли. Ты разве не слыхал, тот, кому он в глаза посмотрит, не жилец больше, сразу стрелой прошивает. Один леший издалече его увидал, да еле ноги унес. До сих пор заикается.
  - А на кого он похож? - серьезно спросил Гомза.
  - Тот леший говорил, что он старик с выпученными глазами, - ответил Шишел и сплюнул через плечо.
  - Я буду сопровождать Гомзу к королеве, у меня тоже есть к ней вопросы, - раздался голос Грелля.
  Все головы повернулись к нему, и воцарилась полная тишина.
  - Просто иного выхода нет. Я ведь не думаю, что ты выберешь бездействие? - обратился Грелль к Фло.
  Та побледнела и прижала руки к груди.
  - Это просто безумие какое-то! Кошмарный сон! Вы что, ждете, что я, вот так вот, возьму, и отправлю своего единственного ребенка в этот чертов лес? - произнесла она с надрывом.
  Губы у нее задрожали, и она бессильно опустилась в кресло.
  - Может Грелль и дело говорит. Ты успокойся, если мы все поможем, они непременно до замка дойдут, это и пиявке понятно. Я вот, например, сапоги им сделаю, в них они через любые болота целехонькие пройдут, - сказал Зеленыч и обвел собравшихся взглядом.
  - А я накидки меховые дам. В них никакой мороз не страшен будет. Там подстежка из пуха особого, кажется, что тебя согревает тепло родного дома. Я их берегла для особого случая, да видно случай такой настал, - важно заявила Мимоза и посмотрела на Фабиуса.
  Тот встрепенулся под ее взглядом и расстегнул ворот рубашки.
  - В дороге случиться может всякое. Я вам соберу свои лучшие лекарства.
  - А я дам в дорогу лучшую еду. И еще котелок, который долго тепло хранит. От голода не пропадете! - заверил Вурзель. - А самое главное, я вам дам свои специи! Даже если у вас закончиться еда с ними вы сможете съесть все что угодно!
  - А у меня дома где-то лежит карта этого Сгинь-леса. Вам нужно хорошо знать топографию местности, - Флан пригладил волосы рукой.
  - А мы с Марфуткой, стало быть, свезем вас до самых болот, - сказал Шишел, почесав затылок.
  Фло сидела, вжавшись в кресло, и с ужасом смотрела на всех.
  - Это безумие какое-то, - повторила она и вытерла лоб платком.
  - Вот подумай, ты для мальчонки ровно наседка всегда была - ни шагу в сторону. А теперь возможность есть взрослым стать, да и не один же он пойдет туда, лучшего проводника не сыскать во всем Изельвиль, - успокоил ее Зеленыч.
  Фло сжала голову руками и молча сидела в кресле, тихо покачиваясь.
  - Все будет хорошо, вот увидишь, - Зеленыч обнял ее за плечи.
  - Ну, раз уж вы тут сами все решили, пусть так и будет, - глухо отозвалась она, смотря перед собой немигающим взглядом.
  * * *
  
  Роффи взяла с полки свой любимый роман 'Брызги дождя' и села в кресло, поджав ноги. Из комнат сестры то и дело раздавался заливистый смех Цитруса, сопровождаемый звяканьем посуды и игрой на фортепиано Лерр. Роффи открыла книгу и собралась было погрузиться в мир героев, как вдруг услышала звон колокольчика.
  За порогом стоял Грелль, надвинув шляпу почти до самых глаз. Не сказав ни слова, он зашел в комнату и сел в кресло.
  - Завтра мы с Гомзой пойдем во дворец через Сгинь-лес. Вот, пришел попрощаться.
  Роффи удивленно смотрела на него и тщетно пыталась собрать в предложение пляшущие в голове слова.
  Грелль резко встал, подошел к ней и крепко ее поцеловал, стиснув в своих объятиях. Потом он обнял руками лицо Роффи и с нежностью посмотрел ей в глаза.
  - Мне еще нужно собраться, не скучай без меня, Зеленый Горошек, - наконец вымолвил он и направился к двери.
  - Подожди! - Роффи подошла к висящим на стене медальонам и сняла с гвоздя серебряный квадратик в форме рыбьей чешуи. Она надела медальон на шею Грелля и поцеловала его в щеку. Закрыв за ним дверь, она так и осталась стоять перед ней, уставившись на дверную ручку.
  - Кто это был? - к двери подошла Лерр, поправляя ярко-зеленое боа, болтающееся у нее на шее.
  - Это Грелль приходил попрощаться. Ему нужно сопровождать мальчика через Сгинь-лес, - ответила ей Роффи и на ватных ногах пошла в свою комнату.
  - Через что ему нужно сопровождать мальчика?!! - Лерр догнала ее и резко развернула к себе. - Слушай, а твой Грелль в курсе, что там нет каруселей, клоунов с воздушными шарами и розовощеких бабушек, продающих мятные леденцы? Обычно мальчиков сопровождают именно в такие места! Ты вообще правильно его поняла? - закричала она, глядя сестре прямо в глаза.
  - Я его правильно поняла, Лерр. У Оэксов нет другого выхода, Грелль должен им помочь. Он был близким другом Астора, поэтому не удивительно, что он заботится о его сыне, - тихо сказала Роффи и вдруг почувствовала, как сильно она устала.
  - А о тебе кто сейчас позаботится?!! - взревела Лерр так, что у Роффи бешено заколотилось сердце. - У этих Оэксов пол-леса родни, подыскали бы кандидата! Конечно, твой Грелль не бог весть что - сборщик трав, одним больше, одним меньше!
  - Неправда! - заорала Роффи в ответ. - Таких сборщиков еще поискать надо! А помогает, потому что честный и благородный ливнас, - и с этими словами она захлопнула дверь перед носом сестры с такой силой, что зазвенели медальоны на стене.
  - Знаешь, что я тебе скажу? - услышала она из-за двери голос Лерр. - Вы с этим Греллем два сапога пара, оба чокнутые!
  Вскоре ее шаги за дверью стихли, а Роффи упала на диван и разревелась.
  * * *
  Гомзу и Греля пришли провожать очень многие, мальчик даже почувствовал себя героем. Зак завистливо вздыхал и в четвертый раз напомнил принести из леса сушеные когти болотных привидений. Эти привидения были необычны тем, что, имея, как все духи бесплотную структуру тела, когти имели самые настоящие. Они их сбрасывали раз в год, осенью, и Зак надеялся, что в это время года все тропинки в Сгинь-лесу будут ими просто завалены.
  Тюса с Шимой смотрели на него с нескрываемым восхищением.
  - Жалко, что там открытки не продаются, - тихонько проскулила Шима, до которой, похоже, цель похода не очень дошла.
  Тюса, напротив, осознавала всю серьезность происходящего и все время хмурилась.
  - Ты, главное, не забудь, что я тебе про веселящиеся газы говорила. Помни, они могут какой угодно голос подделать и заманить в болото. Что бы ни говорили, закрой уши и не слушай, - повторила она, поправляя резинки на косичках.
  Путники сели в 'Зеленый дилижанс' и Шишел, заломив шапку, тряхнул поводьями.
  Фло медленно шла за телегой и словно старалась запомнить каждое мгновение. Гомза весело махал ей рукой и что-то громко говорил, улыбаясь. Когда 'Дилижанс' скрылся за пригорком, она остановилась и шумно вздохнула. Внизу, в овраге, на каком то из тутовников пробили часы, и их бой мелодично прозвенел над лесом.
  
  
  
  *** *** ***
  
  - Дальше, стало быть, потопаете сами, - Шишел натянул поводья и повернулся к Греллю с Гомзой. Он довез их до самых болот, тянувшихся до чернеющего на горизонте леса. Леший выпрыгнул из телеги и подошел к Греллю.
  - Ты там за мальчонкой приглядывай получше, - леший подмигнул Гомзе и состроил ему забавную рожу.
  Когда Шишел с Марфуткой скрылись за поворотом, Гомза набросил на плечи рюкзак и огляделся вокруг. Они были здесь с отцом прошлым летом, собирали землянику для джема. У Гомзы все внутри сжалось от тоски, он закусил губу и уставился под ноги, пряча непрошенные слезы.
  Широкая дорога, вихляя, терялась меж редких низких деревьев, которые словно заблудившиеся путники - вышли из родного леса, но, так и не решив куда идти, застыли на полпути.
  - Может, ну их, эти Дебри! Из-за них вон какой крюк делать придется. Зеленыч дал нам сапоги, чего же нам бояться? - проворчал Гомза, поглядывая на Сгинь-лес, чьи очертания едва уловимо виднелись на горизонте.
  Грелль достал из внутреннего кармана карту Флана.
  - Смотри, если мы пойдем прямиком через болота, это значит, идти нам нужно будет больше суток, возможно, без сна. Сапоги Зеленыча здорово нам помогут, но я не уверен, что на болотах можно будет сделать привал. Там, скорее всего, и присесть не удастся, проходить их нужно быстро. А если мы пойдем через Дебри, путь себе мы, конечно, удлиним, но посмотри, какая за этим лесом узкая полоса болот, мы пройдем ее за несколько часов! А в Дебри мы углубляться не будем, пройдем по краю.
  Гомза посмотрел на карту, где Гиблые болота раскинулись на западе и юге, а также тянулись к юго-востоку и охватывали Дебри сзади узкой подковой.
  - А ты русалок видел? - спросил Гомза, покосившись на серые болота, из которых торчали сухие камыши.
  - Видел, - Грелль надвинул шляпу на глаза и задумчиво поскреб подбородок.
  - Они такие, как на картинках, да? С зелеными волосами и длинными ресницами?
  - Знаешь, я особо их ресницы не разглядывал, - Грелль спрятал карту и поднял ворот куртки.
  - Ну ты даешь! - Гомза округлил глаза и стал догонять Грелля. Он хотел сказать ему, что у него явно отсутствует интерес к окружающей среде, но от возмущения запутался в построении предложения и просто фыркнул.
  Несколько часов спустя Гомза понял, что путешествовать с Греллем - скука смертная. Он в основном разглядывал следы на дороге и на вопросы отвечал весьма лаконично. Гомза невольно вспомнил, как они гуляли с отцом - у того рот не закрывался. Где бы они ни шли, он рассказывал что-нибудь веселое, и они вместе смеялись от души. Может, ему самому стоит развеселить этого зануду?
  - Грелль, ты помнишь ту сломанную березу, которая растет недалеко от пня Шишела? Папа рассказывал, что когда он был подростком, там был продуктовый магазин. И вот один раз его ограбили три болотных оборванца, у одного из них была ярко-рыжая борода. Так их поймали через час, когда они на болотах делили деньги. Его борода за сотню шагов была видна! - Гомза рассмеялся, запрокинув голову.
  Грелль развернулся к нему и поправил сбившийся рюкзак.
  - Мы идем по незнакомой местности. Будет лучше, если наши голоса не будут слышны за сотню шагов и не привлекут к себе внимание, как борода того оборванца, - тихо сказал он и огляделся вокруг.
  Гомза покраснел от обиды и демонстративно отвернулся.
   Когда они сделали привал, пришлось снимать с себя теплую одежду - чем ближе они подходили к загадочному лесу, тем жарче становилось. Постепенно широкая дорога превратилась в узкую тропу, и они вплотную подошли к лесу с гигантскими деревьями.
  - Ничего не понимаю! Это сюда выгоняют провинившихся ливнасов? Да этот лес куда красивее нашего! - Гомза оторопело взирал на буйные заросли экзотических деревьев, обвитых лианами. - Наверное, тут еще и зимы не бывает, - задумчиво добавил он, вытерев со лба струящийся пот.
  - Ну, некоторые сами сюда сбегают, - Грелль отодвинул широкие листья ближайшего куста, и оттуда со свистом вылетела стайка диковинных птиц.
  - Ясное дело, тут же красота такая! - Гомза задрал голову и посмотрел на кусочек бирюзового неба над головой.
   Прямо над ним кружились огромные пестрые бабочки: они то резко опускались и разлетались в стороны, то снова взмывали вверх, объединяясь в замысловатом танце.
   - Ух ты, какие цветы красивые! Как они называются? - Гомза направился к дереву с гладкой, словно отполированной корой, все ветки которого были усеяны большими розовыми цветами.
   Цветы источали тонкий сладкий аромат, их серединки поблескивали маленькими капельками росы, в которой отражались солнечные лучи. Это было очень красиво, так красиво, что Гомза бросил свои вещи около дерева и заворожено уставился на него, вдыхая полной грудью чарующий запах.
  - Это амфора лютиус. Близко к нему не подходи, - Грелль остановил его рукой и кивком головы показал на большую змею, обвитую вокруг верхней ветки.
  - Ядовитая? - со страхом спросил Гомза и потянулся за рюкзаком.
  - Ядовитая, - ответил его спутник и сделал знак следовать за ним.
  Узнав, что тут разбросаны по веткам огромные ядовитые змеи, Гомза почувствовал себя наживкой на крючке.
  - А вдруг она за нами поползет? - с ужасом прошептал он, то и дело оглядываясь.
  - Не поползет. Она только что проглотила добычу, видел какой у нее живот?
  При этих словах Гомзе стало совсем не по себе. Змея только что кого-то проглотила! Может быть, даже какого-нибудь несчастного изгнанника, который любовался цветами. Он резко вздрогнул, когда у самых его ног мелькнула верткая ящерица с пестрым хохолком на голове.
  - А зачем ливнасы сюда убегают? - спросил он Грелля, глядя вслед улепетывающей рептилии.
  - Здесь можно быстро разбогатеть. В этом лесу живут моркусы и, не смотря на свой простоватый вид, они сказочно богаты.
  - И откуда же у них взялось это богатство? - недоверчиво протянул Гомза, он вспомнил фотографии моркусов в книжках, где они напоминали недоразвитых дикарей.
  - Когда моркусы роют себе норы, они находят в земле золото. У них словно нюх на него, хотя специально они его не ищут. Питаются они, в основном дождевыми червями, но так же обожают рыбу, которую сами ловить не могут - страшно боятся воды. Когда ливнасы попадают сюда, они сначала пытаются обыграть моркусов в азартные игры. Если повезет - можно разбогатеть за одну ночь и вернуться домой, как говорят 'на коне', а не повезет - придется ловить для них рыбу очень долго, возможно всю жизнь.
  Гомза удивленно вскинул брови и прижал покрепче к себе рюкзак.
  - А что это шумит? - он резко остановился и прислушался. Шум доносился из глубины леса, оттуда, где деревья стояли сплошной стеной.
  - Это водопад, самый большой в королевстве, - Грелль запихнул куртку в рюкзак и вытер пот со лба.
  - Вот это да! Пойдем, посмотрим, я ни разу не видел водопада! - Гомза в одночасье забыл про ядовитых змей и подпрыгнул от радости.
  - Тогда мы удлиним себе дорогу. Ты не очень устал?
  Гомза беспечно махнул рукой. Подумаешь, придется пройти чуть больше, за то, будет что рассказать этому задаваке Заку. А то носится со своим мечом как леший с прошлогодними шишками.
   Чем ближе они подходили к водопаду, тем сильнее становился шум падающей воды. И вот путники спустились в небольшую ложбину, окруженную свисающими вниз деревьями, которые словно скрывали ее от любопытных глаз. С северного склона, с ревом, падал вниз большой поток воды, разбиваясь внизу в бурлящую пену. Водяная взвесь наполнила воздух оврага плотной завесой влаги, что было в такую жару настоящим бальзамом.
  - Вот это да! - Гомза бросил вещи и пустился бежать вниз, навстречу долгожданной прохладе.
  - Не вздумай заходить в воду! - услышал он за своей спиной строгий голос Грелля.
  'Ну, прямо как мама!' - подумал Гомза, но когда подбежал к водопаду, оторопело застыл перед ним.
  Небольшое озерцо, куда падал поток воды, было окаймлено скелетами и просто крупными костями, побелевшими от времени. В нескольких местах стояли невысокие шесты, на которых были черепа с засохшими венками. Вдоль всего оврага, на камнях, тянулись нарисованные фигурки со зловещими выражениями лиц.
  - Что это? - только и смог выдавить из себя Гомза и попятился.
  - Мрачновато, не правда ли? Здесь у моркусов располагается Обитель смерти, - Грелль задрал голову и смотрел на крупную яркую птицу, которая прыгала по веткам.
  - Как обитель смерти? Ты хочешь сказать, что здесь живет смерть? - голос Гомзы внезапно охрип.
  - Так считают моркусы. Я уже говорил тебе, что вода для них стихия смерти, может не без основания, - с этими словами он сорвал с ближайшего дерева ветку с широкими листьями и опустил ее в воду. Когда он через минуту вытащил ее, от ветки мало что осталось - лишь печально висящие изжеванные прутики.
  Гомза лишь хлопал глазами, не в силах произнести ни слова.
  - Что, купаться уже не хочется? Это местные рыбки - вик-вик. Похоже, они давно не ели, раз бросаются на зелень, а вообще они не вегетарианки, предпочитают мясо.
  - Если ты знал, что здесь такое, зачем привел меня сюда? - от негодования закричал Гомза и сжал кулаки от ярости.
  Птица тревожно вскрикнула и улетела прочь, громко хлопая крыльями.
  - Ты же сам просил, - как ни в чем не бывало сказал Грелль и пошел умываться под водопадом.
  - Но я ведь не знал! - возмущенно заорал Гомза и топнул от злости ногой.
  - Зато теперь знать будешь, - спокойно ответил Грелль, фыркая от холодной воды, которая затекла ему за ворот рубашки.
  Гомза весь просто кипел от ярости. Да если бы мама только узнала, как он себя ведет, что бы было! Он же должен защищать его! У этого Грелля, похоже, не все дома! Да и Ингедиаль Грелля он не видел ни разу. Небось, и нет совсем. Чувства переполняли Гомзу, а в таких случаях он не мог сказать ни слова, только фыркать. Вот и сейчас, он с неприязнью посмотрел на своего проводника и громко, чтобы пересилить шум воды фыркнул, презрительно оттопырив губы.
  Грелль пригладил влажные волосы, которые рассыпались по плечам волнистыми прядями.
  - Знаешь, почему у тебя сейчас столько проблем? - спросил он Гомзу и обрызгал его холодными каплями.
  Тот лишь побелел от злости и сжал кулаки. Если бы он был в своем лесу, давно бы убежал от этого чокнутого, а тут приходится сидеть и слушать.
  - Ты жил в иллюзии, дружок. А я теперь тебе показываю реальность. Стоя на тех камнях, можно хорошо освежиться, - он махнул рукой на то место, где стирал рубашку.
  Спустя полчаса, Грелль вымыл Гомзу и показал ему зловещих вик-вик вблизи. Лежа плашмя на камне, они разглядывали мелких рыжих рыб с крупными зубами. Гомза медленно опускал в воду ветку и наблюдал, как хищные рыбы рвали на части широкие листья.
  - А как они умерли, не знали что тут вик-вик? - Гомза кивнул головой в сторону скелетов.
  - Знали. Сюда приходят умирать старые больные моркусы, и те кто, по их мнению, заслужил смерти, - Грелль надел мокрую рубашку и набросил рюкзак на плечо.
  - Вот жуть, - только и смог сказать Гомза, глядя на шест с черепом. В этот момент из пустой глазницы выползла крупная красная гусеница, и Гомза, громко вскрикнув, побежал наверх.
  Чем дальше они заходили в Дебри, тем чаще возникали у Гомзы мысли, что эта территория, пожалуй, так же небезопасна, как и Сгинь-лес. Дважды он забредал в заросли какой-то буйной ядовитой травки, и чуть было не сорвался в овраг, край которого был увит пышными цветами.
  - А ты раньше встречался с этими моркусами? - спросил Гомза Грелля, старательно пряча нарастающее беспокойство.
  - Пару раз встречался, - Грелль присел на корточки и внимательно посмотрел на следы на тропинке.
  - Ну, и как они, такие же, как в книжках? - допытывался Гомза. К его внутреннему беспокойству добавилось раздражение, что из Грелля все приходится тянуть клещами.
  - Не знаю, что там про них в книжках пишут, - пробубнил Грелль в ответ и остановился около ветвистого дерева, растущего у самой тропинки.
  - Сломана совсем недавно, - сказал он и потрогал ветку рукой.
  - Это правда, что они мысли читать умеют? - не унимался Гомза.
  Грелль прижал палец к губам и огляделся вокруг.
  - Да нет тут никого! - вспылил Гомза. Он был уверен, что все эти таинственные манипуляции со следами Грелль придумал, чтобы не отвечать на его вопросы.
  Он увидел, как вытянулось лицо у Грелля, и тут же почувствовал, как к его виску приставили что-то острое, скорее всего - наконечник стрелы.
  - Не двигаться, - услышал он грубый голос у самого уха. - Не то стрелять буду.
  'Черный Стрелок!' - с ужасом подумал Гомза и от страха зажмурился, так как хорошо запомнил, что рассказывали про его смертоносный взгляд. Сердце провалилось в какую-то пустоту, а в горле мгновенно пересохло, как долине холмовиков в великую засуху.
  - При таком сильном интересе к моркусам, я бы на твоем месте раскрыл глаза пошире, - услышал он ироничный голос Грелля.
  Гомза покосился вбок и задрал вверх руки. Их тут же окружили кольцом несколько странных созданий, целясь в них стрелами.
  Моркусы оказались темнокожими коротышками с разрисованными лицами, однако всем своим видом они показывали, что шуточки с ними плохи. Их бритые головы напомнили Гомзе ранние акварельные картины Шимы: они также были испещрены яркими полосками и зигзагами краски, но в целом понять их смысл не удавалось.
  - Что, из леса выгнали? - поинтересовался один из них, с полосками белой краски на щеках.
  - По своей воле идем. Мы к замку пробираемся, к тому, что на высокой горе, за лесом, - пояснил им Грелль и расстегнул ворот рубахи.
  - Вы идете по доброй воле в логово злых духов? - удивленно спросил другой моркус и часто заморгал глазами.
  - Эти белые ливнасы врут. Их нужно доставить к вождю, пусть он с ними разговаривает, - встрял моркус, который все еще целился в них. Он сделал знак следовать за ним и всем своим видом показывал, что такие подозрительные ливнасы ему давно не попадались.
  Их повели вглубь леса по заросшей тропе, которая была словно замаскирована лианами. Широкие листья с двух сторон били Гомзу по щекам и он, стараясь увернуться от их ударов, напоролся на какие-то колючки. Он громко вскрикнул, выдернул из ноги большой шип и с огорчением заметил, что они ушли далеко от края леса.
  Вскоре они вышли на широкую поляну, в центре которой горел костер. Вокруг кольцом сидело несколько моркусов. Они уставились на гостей своими раскосыми глазками и приветливо заворчали.
  Женщины-моркусы в это время хлопотали у огня - жарили дождевых червей. Все они, как по команде, замерли и с любопытством уставились на гостей.
  - Эти белые ливнасы говорят, что держат путь в лес, где в каждом дупле спрятано зло, - пафосно изрек моркус, что их поймал в лесу. Он склонил голову перед вождем и выжидающе на него посмотрел.
  Вождь закрыл глаза и протянул ладони к костру. Другие моркусы, что сидели у костра, сделали то же самое.
  Гомза в недоумении повернул голову к Греллю, ничего себе гостеприимство!
  - Чего это с ними? - возмущенно прошептал он.
   Но тот лишь улыбнулся ему в ответ и подмигнул.
  - Пустяки. Они сейчас решают, что с нами делать. Если решат, что мы врем, бросят в озеро к тем симпатичным рыбкам.
  Гомза округлил глаза, но, увидев как Грелль спокоен, решил, что это он так шутит, чтобы нагнать на него побольше страху.
  Когда Гомза уже и не надеялся на то, что о них вспомнят, вождь открыл глаза и посмотрел на них.
  - Они говорят правду. Разделите с нами еду, которую нам послал Великий Повелитель Земли. Ваша тропа будет очень длинная, никто не знает, сколько раз поднимется солнце, пока вы дойдете до цели, - вождь обвел всех взглядом и моркусы одобряюще закивали.
  - Благодарим вас за такую честь, - вежливо ответил Грелль и сел к огню напротив вождя. Гомза присел рядышком и с интересом стал разглядывать местного главу леса.
  Не смотря на то, что вождь был пожилым, морщин у него не было, темная кожа лица блестела как полированная. На бритой голове красовался яркий бирюзовый зигзаг со стрелкой. Уши украшали обработанные самородки золота: они были в форме трубочки или свитка. Концы этих трубочек связывала толстая нитка, что делало серьгу похожей на маленькую сумочку, и эта 'сумочка' была надета прямо на ушную раковину. Голый торс вождя украшали замысловатые татуировки, в которых часто попадались изображения птиц и солнца. Пока Гомза разглядывал вождя, перед ними положили широкие блестящие листья дерева.
  -Что это такое? - спросил он шепотом Грелля.
  - Это местные тарелки, - ответил тот в пол голоса.
  - Только не говори...- Гомза осекся на полуслове и с ужасом посмотрел на шампур, обмотанный дождевым червяком, который преподнесли Греллю как великий дар.
   Тот нисколько не смутился, достал из рюкзака специи Вурзеля и положил на землю перед собой.
  - Наслышан, ваше блюдо очень вкусно, но специи нашего повара тоже хороши, - сказал он, щедро посыпая червяков разноцветными порошками. - Попробуйте!
  Моркусы потянулись за специями и тоже стали приправлять любимое лакомство.
  Гомза округлив глаза, смотрел, как Грелль закончил трапезу и стал расхваливать ужин. Сам он от экзотической еды отказался - достал из рюкзака сдобную булочку и бутылку с молоком, но вскоре снова спрятал, вдруг начисто пропал аппетит.
  - А ты умен, незнакомец, - обратился к Греллю вождь. - И порошки твои хорошие, - он кивнул на специи, лежащие у костра.
  - Я могу вам их оставить, если покажите мне хорошую дорогу, - Грелль застегнул рюкзак и вопросительно посмотрел на моркусов.
  - Годится. Вас поведет мой старший сын Син-Ро. Без него вы бы встретили три восхода солнца, пока дошли до края Дебрей, а так дойдете за час. Переночуйте у нас, а утром, когда погаснет самая яркая звезда, двинетесь в путь.
  Тем временем сгущались сумерки, небо со всех сторон окаймлял чернеющий лес, и казалось, будто они сидят на дне огромного колодца. Путники отошли от костра и расположились под раскидистым деревом. Гомза тихо поскулил, посмотрев на раненую ногу, и достал из рюкзака бутылку с молоком.
  - Как ты мог есть этих ужасных червей? - возмутился он и прислонился к широкому стволу, но тут же с криком отпрянул: по нему ползла мохнатая гусеница.
  - Если бы я не разделил с ними ужин, они бы нам не помогли, - Грелль надвинул шляпу на глаза и развалился под деревом. - Мы далеко ушли от края леса и плутали бы с тобой по Дебрям несколько дней, а потом пришлось бы наниматься к моркусам на работу, как это делают другие.
  - А зачем это делают другие? - Гомза отхлебнул молоко и неожиданно почувствовал, что оно очень вкусное.
  - Ну, я же тебе уже говорил! Понимаешь, некоторые хотят иметь все и сразу. В Дебрях это возможно. Но, как правило, ливнасы мечтающие быстро разбогатеть, становятся слугами моркусов, вот как эти, - Грелль кивнул в сторону двух ливнасов в рваной одежде, которые высыпали пойманную рыбу у костра и снова ушли к реке.
  - Значит, ты знал их обычаи?
  - Если хочешь благополучно миновать незнакомую местность - изучи ее правила. Садясь у огня напротив их вождя, ты показываешь тем самым, что ты ему ровня, и к тебе будет соответствующее отношение. От их еды отказываться нельзя, так что специи Вурзеля, с которыми и газету съесть можно, пришлись кстати, - Грелль снял обувь и бросил ее в сторону.
  Гомзе вдруг стало очень стыдно перед Греллем. Вовсе он не сумасшедший и чего он на него наорал там, у водопада.
  - А ты здорово пошутил тогда, когда сказал, что нас могут бросить в озеро к вик-вик, - примирительно изрек он и отхлебнул молоко.
  - Я не шутил, - ответил Грелль и похлопал по спине Гомзу, так как тот поперхнулся молоком и сильно закашлялся.
  Когда совсем стемнело, моркусов на поляне стало больше - многие повылезали из нор и пошли к костру за едой.
  - Еще червячков хотите? - к путникам подошла старуха с длинными седыми косами, кончики которых скрепляли крупные рыбьи кости. Она приветливо улыбалась, и Гомза с удивлением заметил, что у нее ровные белые зубы.
  - Спасибо, но мне молоко допить нужно, боюсь - скиснет, - он помахал бутылкой и со страхом посмотрел на шампур в ее руках.
  - А может, ты рыбки хочешь? - подмигнула она ему, хитро улыбаясь.
  Гомза слегка растерялся. Рыбки ему, конечно, хотелось, но кто его знает, как они ее тут готовят - вдруг фаршируют гусеницами? А может быть, отказываться от ужина нельзя ни в коем случае, а не то спустят его как миленького в то самое озеро, и поминай как звали!
  Грелль, как назло, сладко спал под деревом, не боясь ни местных насекомых, ни местных правил, и как назло вокруг него никто не ползал, и никто не испытывал его познаний.
  Видя замешательство гостя, старуха широко улыбнулась, еще раз продемонстрировав свои великолепные зубы.
  - Я сейчас тебе принесу хороший кусок, - она протянула ему лист-тарелку и пошла к костру.
  - Грелль! Скорее просыпайся! - испуганно затормошил спутника Гомза.
  - Что случилось? - Грелль быстро вскочил на ноги и обнажил меч. - Кто-то напал?
  - Почти. Вон та старуха предлагает мне рыбу, - со страхом прошептал он.
  Грелль улыбнулся и стряхнул с себя траву.
  - Поверь мне, это не самое страшное, что может здесь случиться. А для меня у нее кусочек найдется?
  Через полчаса старуха знала про Гомзу почти все.
  - Ты очень смелый ливнас! - с уважением сказала она и подняла вверх большой палец. - Почти такой же, как Син-Ро.
  - А кто это? - промычал Гомза с набитым ртом. Рыба оказалась очень вкусной, ее натирали какими-то травами и кореньями, и кроме превосходного вкуса, у нее был неповторимый аромат.
  - Син-Ро - старший сын вождя, очень умный и смелый моркус. Он знает все дороги этого леса как свою нору. Он легко находит золото - только посмотрит на землю, сразу скажет, где оно. Только одно расстраивает нашего вождя - Син-Ро не хочет после него стать вождем.
  - Я так понял, он не единственный ребенок. Или у моркусов передавать власть можно только старшему? - спросил Грелль, откусив большой кусок рыбы.
  - Не единственный. Но Сун-Ви, не сможет стать вождем, боги не дали ему рассудок, но он лучше всех бьет в барабан, он родился для этого.
  - В какой барабан? - с интересом спросил Гомза и вытер жирные руки о траву.
  Старуха махнула рукой в сторону поляны и путники с удивлением увидели в ее центре барабан.
  - Его всегда выносят ночью. Когда моркусы залезают спать в норы, кто-то должен бить в барабан.
  - Зачем? Он же спать не даст! - удивленно вскрикнул Гомза.
  - А ты когда-нибудь спал в норе моркусов? - с улыбкой спросила она.
  Гомза замотал головой и невольно вздрогнул. Еще чего, нора моркусов! Да если Зак узнает, что он только ногу туда спустил, будет смеяться до конца жизни.
  - Я так понимаю, тот, кто стучит в барабан, одновременно является сторожевым? - с интересом спросил Грелль.
  Старуха кивнула ему.
  - Демоны разбили душу моркусов на две половинки, оттого у моркусов двойные имена. Меня назвали Туами-Тукки. Ночью тело спит, но наш дух путешествует. Провожать тело в сон очень важно, иначе дух может попасть в плохое место! Поэтому, тот, кто стучит в барабан - важный моркус. Он спит днем, а работает ночью. Стучать в барабан может не каждый. Когда стучит Сун-Ви, моркусы хорошо спят, они видят красивые сны, а утром готовы свернуть горы. Сегодня ночью вы будете спать в моей норе и сами услышите.
  - В вашей норе? - Гомза подскочил, словно в него впились сотни муравьев одновременно.
  - Смотрите, как обрадовался! Он мне все уши прожужжал, когда, говорит, будем в норе спать? Всю дорогу только про это и говорил, - Грелль ущипнул Гомзу за ногу и силой усадил рядом.
  - Я просто подумал - свежий воздух...- начал было Гомза, но Грелль так выразительно на него посмотрел, что тот замолчал.
  - Ночью нужно быть в норе, а на свежем воздухе - днем, - тоном, не терпящим возражения, сказала Туами-Тукки и посмотрела на поляну.
  - У вас у всех двойные имена? - Гомза постарался сменить тему разговора, так как при недовольстве моркусов все время вспоминал водопад с рыбками.
  - У всех, кроме вождя, - важно сказала старуха и разгладила руками складку на платье. - Душа нашего вождя соединила свои половинки, поэтому имя его - Масхар.
  Гомза уже открыл рот, чтобы поинтересоваться каким образом моркусы определяют такие тонкие материи, но взгляд Грелля был так красноречив, что он быстро отвел взгляд.
  - А вот и Сун-Ви! - Туами-Тукки приветливо помахала рукой в сторону поляны. - Вот они два сына нашего Масхара, никогда не скажешь, что между ними - тринадцать полных лун, словно ровесники.
  Путники с любопытством посмотрели на поляну, где около барабана крутились два моркуса. Сун-Ви был неказистый, слегка сгорбленный, с маленькими, глубоко посаженными глазками. Он с нежностью погладил барабан и что-то сказал брату. Син-Ро был совершенно не похож на своего брата. Движения его были быстры и сноровисты, он с нежностью обнял Сун-Ви и похлопал его по плечу.
  - Каждый раз его провожает. Син-Ро очень любит Сун-Ви. Знает, когда ему пора стучать в барабан, - Туами-Тукки махнула рукой и направилась к своему дому. - Нам пора спускаться в нору!
  - Грелль, может, мы у костра переночуем? У меня так нога болит, боюсь, не дойду, - пожаловался Гомза, сильно прихрамывая.
  Грелль молча перекинул его через плечо и стал догонять Туами-Тукки.
  Ее нора была совсем рядом от поляны, буквально, в двух шагах немногословного Грелля.
  - Ну вот, пришли. Я сегодня даже коврик постелила. Моркусы рады гостям, - она одарила ливнасов своей белоснежной улыбкой и полезла внутрь.
  Грелль подхватил Гомзу под мышки и, не дав тому опомниться, отправил вниз. Гомза только и успел зажать нос руками - в родном лесу столько всего говорили про нору моркусов, что он не успел подумать, какие органы больше нуждаются в защите.
  К великому изумлению, в норе оказалось совсем неплохо. Небольшое круглое пространство освещалось несколькими фитилями, плавающими в склянках с какой-то жидкостью. Стены и потолок шли единой сферой - не было ни торчащих корней, ни плесени, лишь подвешенные пучки ароматных трав.
  - Чем так приятно пахнет? - Гомза шумно потянул носом, наслаждаясь приятным сладким запахом.
  - Маслом, - старуха кивнула в сторону фитилей и подошла к огромной куче сена, что вздымалась почти до самого потолка. Она ловко отодвинула часть в сторону и, отломив цветочки от висящих трав, бросила их сверху, точно таким же жестом, как мама Гомзы отправляла в кастрюлю специи.
  - Удобная мебель! Не успели глазом моргнуть, вместо одной кровати - две, - пошутил Грелль, взбираясь наверх. Гомза положил под голову рюкзак и уставился на гладкий земляной потолок. Но разглядеть необычный потолок он не успел - Туами-Тукки шумно задула фитили, и они оказались в кромешной тьме.
  - Ничего себе! Совсем ничего не видно! - удивленно прошептал Гомза и повертел головой во все стороны.
  - Настоящая ночь, не то, что у вас, белых ливнасов, - с гордостью сказала Туами-Тукки, ворочаясь где-то рядом.
  Вдруг что-то ухнуло, потом еще, и еще. Звук был приятным, он словно обволакивал чем-то мягким.
  - Это что - барабан? - Гомза поднялся на локте и уставился в черноту перед собой.
  - Барабан. Спи, вставать рано, - сказала старуха и громко зевнула.
  Тум-тум-тум! Звуки барабана завораживали его. Никогда еще он не засыпал таким образом, когда совершенно ничего не видно, но зато столько звука! Он заснул очень быстро, и всю ночь ему снилось, что он летал над Дебрями. Сон был очень живой, словно и не сон это был. Как это оказывается здорово - летать! Кто-то все время был рядом с ним и объяснял, что надо делать для полета. Лицо говорящего разглядеть Гомза никак не мог, как ни приближался к нему, тот все время отодвигался в тень. Когда они налетались над лесом, незнакомец предложил нырнуть в то самое озеро у водопада. Гомза в страхе замахал руками, но он лишь рассмеялся в ответ.
  - Нужно лишь правильно вздохнуть! - сказал он с улыбкой. - Вот так!
  Гомза внимательно прислушался и засмеялся.
  - Ну конечно, я вспомнил! - радостно прокричал он.
  Они взялись за руки и прыгнули в бурлящий водопад. Под водой, к удивлению, оказалось не илистое дно, а огромная комната с нарядными ливнасами, которые смотрели концерт. На сцену вышел моркус в парадном френче и, поискав глазами в толпе, уставился на Гомзу.
  - А сейчас на сцену приглашается...- он так многозначительно посмотрел на Гомзу, что тот сразу понял, кто сейчас выйдет.
  - Папа! - заорал он и замолотил руками, продвигаясь поближе. - Папа-а-а!
  Внезапно он почувствовал, что его словно тянут назад. Он со свистом пролетел мимо нарядной толпы, вылетел задом-наперед из озера, пронесся, ломая сухие ветки, по лесу и шумно упал на стог сена в норе.
  Гомза резко вскочил и огляделся по сторонам. В норе горели, слегка потрескивая, фитильки, а на него смотрела юная девушка-моркус. Она теребила длинные косички, заколотые внизу рыбными косточками.
  - Как спал? - спросила она его и поправила складку на платье.
  - Ты внучка Туами-Тукки? - Гомза потер глаза и зевнул.
  - Нет, я - Туами-Тукки, - ответила та и улыбнулась белоснежной улыбкой. - Когда я родилась, две звезды были вместе. Это они сделали так, что каждый день я проживаю целую жизнь.
  - Ну и ну! - только и смог вымолвить Гомза, пялясь на нее во все глаза.
  - Эй, Гомза, вылезай! Мы уходим, - прогремел сверху голос Грелля.
  Гомза нехотя полез наверх, то и дело оборачиваясь на хозяйку норы. Теперь, когда у него сотня вопросов к ней и ему не очень хочется отсюда уходить, им, как назло пора в путь!
  Наверху Грелль оживленно разговаривал с Син-Ро. Они разглядывали карту Флана, развернутую прямо на земле.
  - Белый ливнас! - Туами-Тукки тронула его за плечо. - Возьми немного моей земли с собой. Там, куда идет твоя тропа, трудно будет. Нашей земли боятся русалки!
  Она протянула ему маленький узелок и смущенно опустила глаза. Гомза уставился на гладкое личико девушки и чуть не споткнулся о камень, когда Грелль потянул его за руку.
  - Пора в путь, - Грелль нахлобучил шляпу на голову.
  
  Син-Ро вел их по широкой тропе, но вдруг остановился, отодвинул рукой гирлянду лиан и махнул путникам рукой, приглашая следовать за ним. За занавеской лиан была узенькая тропа, спрятанная так умело, что Гомза вскрикнул от удивления. Пришлось даже пригнуться, чтобы по ней пойти. Вскоре прямо перед собой они увидели большую нору, увитую плющом. Син-Ро ловко залез в нее, звеня своими бесчисленными браслетами.
  Гомза, немного помешкав, полез следом, гадая про себя, как же будет освещаться нора. Оказавшись внутри, он в растерянности огляделся. Он стоял в длинном земляном коридоре. Под ногами белели большие прозрачные камни, потолок можно было потрогать рукой.
  - Не отставайте, - бросил через плечо Син-Ро и устремился вперед.
  Гомза пустился за ним, разглядывая торчащие повсюду корни деревьев. Внезапно до него дошло, что источника освещения нигде нет, а видят вокруг себя они потому, что от Син-Ро исходит слабое голубоватое свечение.
  - Син-Ро, ты светишься! - подпрыгнул он как ужаленный.
  Тот остановился и смущенно опустил глаза.
  - Давно это у тебя? - спросил его Грелль, разглядывая светящегося моркуса.
  - С рождения, - Син-Ро поправил длинный корень, который свесился вниз и перегородил путь.
  Гомзе вдруг очень захотелось дотронуться до моркуса пальцем, но он пересилил себя и засунул руку в карман. Грелль, судя по его лицу, раньше ничего о светящихся моркусах не слышал, так как был удивлен не меньше Гомзы, что мальчика очень порадовало. Син-Ро снова устремился вперед, затем свернул в боковой лаз, по которому, как показалось Гомзе, они прошли по кругу. Пока Гомза гадал про себя, что бы это могло значить, они оказались у выхода.
  - Мы пришли, - он протянул для рукопожатия руку.
  Гомза прикоснулся к большой теплой ладони и словно получил огромный электрический заряд. На долю секунд он увидел, самородки золота в земле и другие норы с длинными коридорами, подземные реки и ползущих кротов. Но как только Син-Ро убрал руку, все стало обычным.
  - Ну, чего стоишь столбом? Давай наверх! - Грелль полез наверх, выбросив наружу тяжелый рюкзак.
  - Где мы? - спросил он Грелля, озираясь вокруг себя.
  Позади них зеленела громада диковинного леса, а впереди простирались болота, за которыми чернел Сгинь-лес.
  Грелль достал карту Флана и развернул ее.
  - Вот здесь, - ткнул он в нее пальцем.
  Гомза склонился над картой и удивленно посмотрел на Грелля.
  - Ты хочешь сказать, что мы все это прошли сейчас? - изумленно вскрикнул он.
  - Выходит, так, - ответил тот и развернулся к Син-Ро.
  Грелль обнял Син-Ро и горячо потряс руку. Тот широко улыбнулся и прижал руки к груди.
  - Ты тоже это видел? - возбужденно спросил он Грелля по дороге к болотам.
  - Видел что?
  - Ну, когда он за руку тебя тряс, ты что-нибудь видел?
  - Ничего необычного не видел, а что?
  - А я увидел всю землю как на ладони! Там целый город! - подпрыгнул Гомза.
  
  Перед тем как идти через болота, путники решили немного передохнуть, расположившись в тени большого дерева.
  Они достали из рюкзаков сапоги водяного и натянули их на ноги. Сапоги Зеленыча отличались необычайной легкостью. Подошва была широкой, словно из застывшей пены, а высокие голенища сделаны из мягкой зеленой кожи с мелкими шипами. Гомза раньше никогда такой не видел. На ногах они так удобно сидели, будто и не было их совсем. Путники пошли в сторону болот, продравшись через густые заросли камыша.
  Над болотами стелился слабый утренний туман и ничего зловещего Гомза в них не увидел.
  - На болотах самое главное - надолго останавливаться, - сказал Грелль, надвинув шляпу на глаза. Он, нахмурившись, огляделся по сторонам и вскинул рюкзак на плечо.
  - Старайся идти прямо за мной. Но даже если оступишься, думаю, сапоги не подведут. Вон там впереди есть небольшой клочок земли, на котором можно будет отдохнуть, - Грелль запрыгал с кочки на кочку, и Гомза поспешил за ним.
  Скоро у него рябило в глазах от бурых кочек. Он старался не отстать от Грелля, который быстро продвигался вглубь болот. От быстрого бега в горле у него пересохло, а в боку закололо. Кое-где булькали пузырьки и прыгали огромные лягушки.
  Незаметно они добрались до маленького островка, на котором можно было сделать привал. Гомза с удовлетворением отметил про себя, что идти через болота было не так уж страшно. Но он прекрасно понимал, что все это благодаря сапогам водяного.
  Гомза опустился, тяжело дыша, и расстегнул ворот куртки. Он огляделся вокруг, заметя, что они прошли большую часть болот. Туман совсем рассеялся, но утро выдалось пасмурное, лес вдали темнел неприветливо.
  - А за болотом уже снег лежит, - заметил Гомза, вглядываясь вдаль.
  - Чем ближе к дворцу, тем холоднее, - сказал Грелль, посмотрев на слабые очертания замка вдали.
  Он положил рюкзак под голову, растянувшись на земле, и тут же задремал.
  'Надо же, как он быстро засыпает!', - удивился Гомза, вспомнив, сколько он ворочается в своей постели.
  Он покрутил головой по сторонам, но вокруг не было ничего интересного. Вдали стелился клочьями туман, из-за которого торчали темные верхушки Сгинь-леса.
  'Пока все идет неплохо. Может и не будет ничего страшного, и это все бабушкины сказки?' - подумал он, вертя в руках кепку.
   Рядом забулькали пузырьки, и прозвучал заливистый смех. Гомза резко развернулся, но никого не увидел.
  И в этот момент он услышал голос Астора. Гомза от неожиданности вздрогнул, уронив кепку.
  - Гомза, сынок, я здесь. Ты нашел меня, мой мальчик, я верил в тебя, - донеслось из болот.
  'Это, наверное, те самые веселящиеся газы!' - подумал он, и лоб его моментально покрылся испариной. Он и не предполагал, что это так страшно.
  - Подойди ко мне, сынок, я застрял в этом болоте, помоги мне выбраться! - раздавалось из болот.
  Гомза вскочил на ноги и посмотрел на спящего Грелля.
  'Разбудить или нет?' - крутилось у него в голове.
  - Не буди его, Гомза, мой друг устал, пусть выспится, ты сам мне сможешь помочь. Дай мне руку, Гомза, ты вытащишь меня, и мы сделаем сюрприз для Грелля, - убеждал его голос Астора.
  Гомза сильно закрыл уши руками, вспомнив, что говорила ему Тюса. Но вдруг понял, что он очень соскучился по отцу и ему приятно слышать его голос. Руки его мелко задрожали и опустились, он посмотрел на болотную жижу, в которой булькали пузыри.
  'А вдруг, это и правда папа, а я не помогу ему?' - застучало у него в голове.
  - Ты только руку мне протяни, сынок, и мы сразу вернемся домой к маме, я тебе обещаю!
  - Папа? - Гомза осторожно подошел к краю островка и повертел головой.
  Прямо у его ног бурлили пузырьки, и не было ничего страшного.
  - Папа! - тихонько позвал он.
  Гомза заметил, что кочка под его ногами медленно стала уходить под воду.
  Он резко выпрямился, и его нога соскользнула с кочки в грязную болотную жижу. Гомза провалился почти до колена, но воздушная подошва вытолкнула его с легкостью обратно. В этот же момент из болота вынырнула русалка с такими же бурым цветом волос, как трава на кочке, и вцепилась Гомзе в ногу своими скрюченными пальцами. Лицо ее исказилось в злобной гримасе, а бледно-голубые, почти белые глаза, были слепые. Но она тут же с криком отдернула руку, уколовшись о шипы на голенище. Грелль схватил Гомзу за руку и затащил его на островок.
  Русалка не хотела упускать добычу и проворно последовала за ними. Тут Гомза вспомнил про узелок Туами-Тукки и быстро его достал.
  - Получай, образина болотная! - он запустил землей в русалку.
  Та злобно зашипела и скрылась под водой.
  - Ты, наверное, о болотных газах ничего не слышал. Давай-ка, парень, быстро дальше идти. Она сейчас растрезвонит всему болоту про нас, уйти будет трудно, - сказал он, поглядывая на пузыри, оставшиеся после русалки.
  - Грелль, любимый, не уходи от меня! - Раздался голос Роффи откуда-то сбоку.
  Грелль сильно побледнел и вывалил содержимое рюкзака прямо на землю.
  - Где же эта аптечка подевалась, - пробормотал он, расшвыривая вещи.
  - Мне плохо без тебя! Помоги мне! - душераздирающе прокричал голос и у Гомзы мурашки пробежали по всему телу.
  - Быстро закрой уши, - Грелль протянул Гомзе вату и стал собирать разбросанные вещи.
  С ватой Фабиуса в ушах голоса слышно не было, и Гомза облегченно вздохнул и быстро побежал за Греллем. Он видел, как рядом с ними повсюду булькали пузырьки, и догадывался, что это голоса веселящихся газов.
   То, что он увидел, было достаточно для того, чтобы нестись за Греллем без остановок. Он слышал про русалок много страшных историй, но никогда не думал, что это может так сильно напугать. Он бежал во всю прыть и, ему казалось, что это ужасное создание гонится за ним по пятам, высматривая слепыми глазами.
  Наконец болота закончились, и они ступили на твердую почву. Широкую равнину перед Сгинь-лесом полностью покрыл снег. Дул пронизывающий ветер, швыряющий в лицо заледеневшие снежинки.
  - Ну как, ресницы у русалки были как в книжке? - спросил с иронией Грелль и стряхнул снег с куртки.
  - Они совсем не такие. У этих по-моему и ресниц-то не было, - ответил Гомза, вспомнив выпученные слепые глаза.
  
  - Привал сделаем в лесу! - Грелль старался перекричать ветер.
  Гомза с опаской посмотрел на мрачный лес, опоясывающий замок, и ему вдруг ужасно захотелось домой. Он был уверен, если бы та страшная русалка не осталась позади, он бы бросился назад сломя голову. Зима в родном лесу была мягкая и ласковая, она вызывала в нем воспоминания о санках, снеговиках и Рождестве. Поэтому, встретив первые порывы ледяного ветра, он пожалел, что ввязался во все это. К тому же это было самое начало пути, кто его знает, сколько злобных тварей их еще поджидает?
  Грелль достал из рюкзака меховые накидки, которые оказались очень кстати. Закутавшись в накидку мадам Буше, Гомза ощутил не только тепло, но и уют родного дома. Это придало ему сил, чтобы бодро зашагать навстречу Сгинь-лесу.
  
  
  
  
  
  *** *** *** ***
  Гомза и не представлял, что может быть так холодно. Костер, который разжег Грелль, совсем его не согревал, все тело трясло как в лихорадке. Гомза посмотрел на спящего Грелля, ноги которого были почти в углях, и вспомнил свой теплый дуб.
  'Сейчас мама наверняка готовит что-нибудь вкусное...' - с тоской подумал он и посмотрел на заснеженную поляну. Он протянул руки поближе к костру, на которые тут же приземлились крупные хлопья снега.
  Вокруг костра покружило несколько болотных привидений, на вид, вполне безобидные существа. Грелль предупредил его, что в это время года они не опасны: когти еще не отрасли.
  - Вот если бы мы с тобой тут летом шли, с жизнью можно было распрощаться, - сказал ему Грелль, когда они разводили костер. - Они своими когтями железо распороть могут.
  Гомза сначала с опаской поглядывал на призраки, таращившиеся на них, но потом заразился беззаботностью Грелля, который моментально уснул, придвинувшись поближе к огню.
  Вдруг он отчетливо услышал красивую песню. Гомза вскочил на ноги и посмотрел по сторонам. Пение доносилось из леса, рядом с которым они разожгли костер. Мальчик вскочил на ноги и, наспех надев рукавицы, пошел в сторону заснеженных берез, мысленно удивляясь, кто же мог в такой час, да еще в такую погоду, распевать такие веселые песни.
  'Тут, должно быть, неподалеку кто-то живет', - радостно подумал он, проваливаясь по колено в снег. Мысль о том, что можно будет у кого-то переночевать, придала ему сил и он быстро стал пробираться в глубь леса.
  Лес был совсем не похож на его, родной и привычный, где каждое дерево было лучшим другом. Высокие березы и хмурые ели безразлично взирали на маленького путника, идущего средь сугробов. Звуки песни становились все ближе и ближе, и вот Гомза остановился около пушистой ели и в удивлении замер. То, что открылось его взору, было настолько неожиданно, что мальчик даже ущипнул себя.
  На большой поляне, взявшись за руки, несколько девушек кружились в хороводе. Одеты все были очень легко для такого времени года. Стройные фигуры всех украшали платья из блестящего шелка, цвета нежной зелени, поверх которых были накинуты бархатные серые плащи. Белокурые волосы девушек разметались по плечам, и их лица, столь прекрасные и загадочные, выражали величайшую радость. Они были полностью погружены в ритмы своего необычного танца, то останавливаясь, то снова пускаясь в пляс. Никогда на праздниках в своем лесу Гомза не видел ничего подобного. Вдруг в центре круга хоровода появился голубоватый светящийся шарик. Девушки захлопали от радости в ладоши и еще сильней стали петь и танцевать. Слова мальчик разобрать не мог, песня была на незнакомом языке. Шар становился больше и больше, Гомза стал чувствовать от него приятное тепло. Снег на полянке растаял, под ногами девушек зазеленела трава, и стали распускаться цветы. Теплый воздух обдал Гомзу с головы до ног, его замерзшее тело стало согреваться. Лица девушек, освещенные сиянием лучистого шара, стали еще прекрасней. Они неистово закружились в танце, запев уже другую, более веселую песню. Мальчик, разомлев от тепла, шагнул в их сторону, но почувствовал, что кто-то крепко держит его за ворот тулупа.
  - Далеко собрался? - Услышал он прямо над ухом сердитый голос Грелля. - Ты, дружок, держись от этих дамочек подальше, - грубо добавил он и, взяв мальчика за руку, повел обратно к костру.
  - Да что ты тут раскомандовался! - закричал Гомза, вырывая руку. - Почему мы должны мерзнуть около чахлого костерка, когда тут такое! Вечно тебе мерещиться невесть что! - мальчик топнул ногой и направился в сторону хоровода.
  - Подожди...- Грелль нахмурившись смотрел на него и обнажил меч Ингедиаль.
  Гомза радостно встрепенулся. Наконец-то он увидел меч Грелля! А то он уж стал подумывать, что Грелль его в юности потерял. Но неужели он будет сражаться с безоружными девушками? Как-то не по-мужски это...
  - Иди сюда! - Грелль держал в одной руке меч, а другой махнул Гомзе. - Смотри в отражение, - он повернул лезвие меча так, чтобы в нем отражался хоровод. Гомза посмотрел в меч и ужаснулся: в отражении вместо девушек танцевали скрюченные старухи. Все они были одеты в серые холщовые платья, поверх которых колыхались нежно-зеленые шелковые плащи. Грелль поднял сухую ветку и бросил в центр хоровода. Девушки тут же повернулись к центру спинами и их серые плащи превратились в старух.
   Старухи, с оглушительным визгом, набросились на сухую ветку и принялись рвать ее на части. Они разочарованно завыли, увидев, что это лишь кусок старого дерева, и от их леденящего воя у Гомзы мороз пробежал по коже. Он закрыл уши руками, в ужасе оседая под елью. Старухи стали прозрачными как стекло и быстро растаяли в воздухе, оставив после себя широкую проталину.
  - Что это было? - спросил Гомза Грелля, опуская руки. Он обрадовался, что не оглох, слыша собственный голос.
  - Поющие сильфиды, - ответил тот, стряхивая с себя снег, который осыпался с ели. - Очень хорошо имитируют свет и тепло. Как-то побывал в таком хороводе, - на его лице возникла горькая усмешка, - еле ноги унес. - Так что, парень, пошли-ка к своему костру, какой - никакой, но наш собственный, у него будем согреваться.
  Они вернулись к костру, который почти погас, но Гомза предусмотрительно захватил с собой сухие ветки, прогнавшие сильфид. Он бросил их в огонь, и языки пламени быстро выросли. Мальчик свернулся комочком и подвинулся поближе к Греллю, который быстро задремал.
  'И чего только на свете не бывает' - думал он засыпая.
  *** *** *** ***
  Последние три ночи стоял сильный мороз, и Гомза очень плохо спал. Он закутывался в меховую накидку с головой, представляя себя маленьким несчастным зверьком в норке. Накидка г-жи Буше тепло держала хорошо, но спать в снегу под открытым небом было ему в диковинку, и на утро все тело его ныло и болело.
  Греллю и раньше доводилось спать в горах, поэтому чувствовал он себя в такой обстановке сносно.
  - Я уже больше не могу,- разнылся Гомза в это утро. - Все тело ломит, голова гудит, - он посмотрел на Грелля, скорчив жалобную гримасу. - Спать хочу, а не могу!
  Он сидел перед костром, нахохлившись, и сердито смотрел на кружку с чаем в руках, будто ждал от нее ответа, когда же все это кончится.
  Грелль шумно отхлебнул чай и посмотрел в красные от бессонницы глаза Гомзы.
  - Сегодня ночью я видел вон на том склоне свет, - он показал рукой на заснеженный холм, поросший густым ельником. - Наверняка там кто-то живет, - он достал карту Флана, внимательно ее изучая. - Ага, - он ткнул в карту пальцем. - Здесь стоит крестик, но надписи нет, - он задумчиво потер лоб, - что бы это значило?
  - Может, это значит, что место опасное? - Гомза настороженно посмотрел на жирный крестик на карте.
  Грелль покачал головой.
  - Кто знает,... но рискнуть стоит, что-то мне твой вид не нравится, тебе бы хоть одну ночь нормально поспать.
  Они поспешно собрали вещи и двинулись по направлению к склону. Замок белел вдалеке словно мираж, они который день в пути, а он все не приближается.
  Гомза с Греллем карабкались по горному склону, придерживаясь за стволы сосен, чтобы не сорваться в ущелье. Гомза немного отстал и сел под сосной, обняв ее ствол. Так плохо ему еще никогда не было. Даже когда Тюса рассказывала им страшные сказки, расписывая всевозможные ужасы, он не мог вообразить, что его ждут такие испытания.
  Все тело его ныло и болело, ему очень хотелось выпить горячий чай и оказаться в своей удобной теплой постели.
   Он задрал голову наверх, глядя на бесцветное небо, а в голове крутилась настойчивая мысль, что это конец и больше уже ничего не будет. Взгляд его скользнул по стволу вниз и к своему удивлению он увидел застрявшее в коре семечко тыквы. От этой неожиданной находки внутри него словно зажегся свет. Возникло странное ощущение, что отец стоит рядом и крепко обнимает его. Он бережно взял в руки семечко, сжал его в кулачке, и спрятал во внутренний карман.
  'Наверное, птицы принесли' - подумал он и стал догонять Грелля, гадая про себя: замерзло семечко или нет. Спрятав крохотное семечко в тепло, он вдруг почувствовал, что ему самому стало теплее. Гомза представил, как одиноко и плохо было этой крохе на сильном ветру и морозе, куда хуже, чем ему.
  'Ты не замерзло. Из тебя еще вырастет здоровенная тыква!', - уверенно подумал он и почувствовал, как по всему телу разливается приятное тепло.
  Теперь он сам заботился и был ответственным. Плечи его расправились, а глаза заблестели.
  
  К вечеру они добрались до склона уставшие и голодные, так как привал в пути решили не делать. Вскоре их взору открылась маленькая поляна с деревянной избой, обнесенной высоким забором.
  - Ты тут подожди меня, - Грелль положил сумку рядом с Гомзой, изучая место, - а я схожу с хозяевами познакомлюсь.
  Гомзе стало не по себе. Уж лучше в поле спать, чем так рисковать. Ну разве тут нормальное существо поселится?
  - Может ну его, этот ночлег, - с дрожью в голосе начал он, но Грелль остановил его взглядом.
  - Я сказал, жди меня здесь, - он надвинул шляпу на глаза и уверенно зашагал к избе.
  Гомза видел, как в проеме двери появился темный силуэт. Они о чем-то поговорили, и Грелль махнул ему рукой, приглашая зайти.
  'Ох, и не нравится мне все это', - тревога в душе Гомзы никак не проходила.
  Он распахнул дверь и оказался в небольшой избе, в центре которой была горячая печка с кипящим котелком.
  Грелль доставал из сумки еду и выкладывал ее на стол. А за столом...
  Гомзе стало так дурно, что он стал на пороге как вкопанный.
  За столом, ссутулившись, сидел старик с глазами навыкате. Его седые космы торчали во все стороны, а выражение лица было таким отталкивающим, что у Гомзы и капли сомнения не осталось, что это Черный Стрелок.
  У него в душе поднялась такая злость на Грелля, на его беспечность и недальновидность.
  - Чего стоишь? - старик внимательно смотрел на него из-под косматых бровей.
  Гомза поспешно отвел взгляд, помня, что говорил Шишел.
  'Главное - вид не подать, что я догадался' - крутилось у него в голове.
  Он скорчил спокойное лицо и неестественно зашагал к столу, пытаясь смотреть куда угодно, только не на хозяина. Со стороны это выглядело так нелепо, что и старик, и Грелль, уставились на него, бросив накрывать на стол.
  - Ты чего? - Грелль обеспокоено посмотрел на Гомзу, переживая, что это последствия бессонных ночей.
  Гомза чуть ли не боком подошел к столу, изучая до мельчайших подробностей свои сапоги.
  'Не смотри, только не смотри ему в глаза', - твердил он себе, судорожно сжав пальцы на руках. Он повернул ногу набок и стал разглядывать подошву, будто это было дело всей его жизни.
  - Что, подошва треснула? - услышал он у себя над ухом голос старика.
  Его бросило в жар. Гомза схватил двумя руками шапку и натянул ее себе до глаз. Он услышал вздох Грелля.
  - Это он переутомился, - объяснял тот старику. - Он три ночи не спал.
  - А-а-а! Ну, так пусть ложится на лежанку! - Гомзе показалось, что голос стал разочарованный. Еще бы! Не на того напал! А Грелль-то хорош! Так вляпаться! Он был о нем лучшего мнения. Ничего, он его спасет! Простофиля!
  Гомза с закрытыми глазами осторожно дошел до лежанки, затылком чувствуя на себе недоуменные взгляды, и быстро лег, отвернувшись к стене, мысленно злорадствуя, что он обвел хозяина вокруг пальца.
  Первое, что он увидел перед собой, это висящие на стене лук и колчан со стрелами. Внутри все сжалось в комок. Гомза слышал негромкий разговор за печкой, потом Грелль лег на соседнюю лежанку и быстро заснул. Эта его способность мгновенно засыпать вызывала в Гомзе восхищение и зависть, он и в мягкой постели крутился не меньше часа.
  Мальчик лежал, злясь на Грелля, на Черного Стрелка, на зиму, дурацкий дворец, который явно издевался над ним, не желая приближаться, на ураган, унесший отца - словом на весь мир, который внезапно стал ему врагом и преподносил каждый день какую-нибудь гадость.
  Твердо решив не сомкнуть глаз, Гомза широко их раскрыл и уставился в бревна на потолке, освещенные пламенем керосиновой лампы. Незаметно для себя он уснул и всю ночь ему снился кошмар, в котором старик гонялся за ним со стрелами.
  - Эй, Гомза, пора вставать! - Грелль тряс его за плечо. Он потрогал ему лоб, протягивая какой-то отвар в чашке.
  - Ну, как спалось? - важно спросил его Гомза, когда они шли по узкой тропе вверх.
  - Нормально, - беспечно ответил Грелль, надвигая шляпу на глаза. Утро было солнечным и ясным, стало намного теплее.
  - А ты знаешь, что мы ночевали у Черного Стрелка? - с пафосом спросил его Гомза. - Если бы я вел себя так же как ты, - язвительно продолжил он, - мы бы сейчас тут с тобой не разговаривали!
  Грелль остановился и недоуменно посмотрел на него. Потом расхохотался так громко, что смех отозвался эхом от самых гор.
  - Так вот почему ты вчера такие пируэты выделывал,- он вытер рукавом проступившие от смеха слезы. - Это Лагель - королевский охотник. Я о нем давно слышал, рад, что познакомился. Он во дворец свежую дичь поставляет, - Грелль поправил Гомзе шапку. - Завтра во дворце будем, осталось всего ничего.
  * * *
  Встреча с Черным Стрелком [Инесса Шипилова]
  - Больше веток в костер не бросай, как только рассветет, двинем в путь, - Грелль завернулся в теплую накидку, подсаживаясь ближе к костру.
  Они разбили свой последний привал у подножья горы, которая, казалось, дремала, ощетинившись голыми деревьями.
  Гомза, поежившись, посмотрел в сторону белеющего замка.
  - Осталось совсем немного, - он поправил палкой угли в кострище.
  Грелль молча смотрел в угасающее пламя костра.
  - Тебе, наверное, не терпится узнать о своих родителях, да? - Гомза посмотрел в глаза Греллю, надеясь в них прочесть его чувства, но увидел там только золотые блики огня.
  'Странный он, этот Грелль. Совсем не такой, как отец, - подумал Гомза, вороша тлеющие угли. - Лишнего слова из него не вытянешь, так и со скуки помереть можно'.
  - Я схожу к ручью, - мальчик подхватил котелок и стал спускаться по заснеженной насыпи.
  На востоке уже просветлело, на небе осталась лишь бледная луна да крупные мерцающие звезды. В темноте ручей казался почти черным, лишь отражавшаяся луна искрилась в нем размытым пятном. Гомза шел, вдыхая морозный воздух, и с грустью смотрел в сторону своего леса, как раз туда, куда убегал ручей.
  'Везет тебе, - с горечью подумал он. - Совсем скоро ты, наверное, будешь там, прожурчишь где-то рядом с моим дубом...'
  К глазам подступили непрошеные слезы, которые он тут же смахнул рукавом. Гомза представил, как мама сидит в своей комнате и ткет торкс. Рядом с ней стоит ее любимая желтая чашка с розовой каемкой. Сердце сжалось от боли и тоски.
  Гомза повернул голову и увидел наверху насыпи темную фигуру в пестром плаще. Котелок выпал из рук, оставив в сугробе темную ямку.
  - Чего испугался? - незнакомец быстро спустился вниз, подойдя к нему вплотную.
  Перед ним стоял молодой парень, необычная красота которого была видна даже в темноте. Но больше всего мальчика поразило другое. Незнакомец был очень похож на Грелля. Только Грелль смуглый, а у этого кожа бледная, и волосы такие же черные, вьются кольцами.
  - Ты что тут делаешь? - Гомза наклонился за котелком, разглядывая сапоги парня, высокие, из отличной кожи.
  - Я вообще-то здесь живу, - он неопределенно махнул в сторону леса. - А вот ты явно нездешний.
  Гомза внимательно посмотрел на парня.
  'А не из дворца ли он? - мелькнула у него мысль. - Может, он родственник самой королевы? Вон, одежда какая богатая'.
  - А ты не из дворца? - Гомза подхватил пригоршню снега и отправил ее в рот.
  Тот покачал головой, лепя в руках снежок.
  - А зовут тебя как? - Гомза тоже сделал снежок и запустил его в ручей.
  Незнакомец повернул к нему свое красивое бледное лицо.
  - Зовут меня Черный Стрелок, - спокойно сказал он, глядя Гомзе прямо в глаза.
  У Гомзы все внутри оборвалось. Он захотел крикнуть, но понял, что от страха язык прилип к небу. В горле разрастался удушающий ком. Что же делать?
  Он молча смотрел, как Черный Стрелок достает из-под плаща стрелу и натягивает тетиву, целясь в него. Черты лица его внезапно изменились - щеки и глаза стали вваливаться, пока вместо прекрасного лица там не остался один череп с пустыми глазницами. Вместо богатой пестрой накидки появился длинный черный плащ.
  Ледяная волна ужаса обдала Гомзу с головы до ног. Он словно врос в сугроб, ощущая себя сухим деревом, которое вот-вот срубят. Время странно изменило свое течение, ему казалось, это тянется целую вечность. Он смотрел на нацеленную на него стрелу, будто в целом мире ничего, кроме нее, не было, успев рассмотреть ее до мелочей, даже сосчитал крапинки на перьях.
  'Это все, потому что сегодня - пятница', - стучало у него в висках.
  - Эй, стой! - из оцепенения его вывел голос Грелля. Тот стоял с мечом наверху насыпи, обращаясь к Стрелку.
  - Слышишь? Тебе говорю!
  Стрелок повернул к Греллю свой страшный лик.
  - Не трогай мальчишку, - Грелль медленно шел навстречу Стрелку, держа меч наготове. - Ты лучше в меня стреляй, - плащ у него съехал набок, глаза лихорадочно блестели.
  - Слышишь меня? - твердо повторил он. - Не смей его трогать! - Он остановился и снял с себя плащ. - Стреляй!
  Стрелок резко выстрелил. Гомза увидел, как выпущенная стрела летит в Грелля. Он закрыл руками глаза и заорал на весь лес. От его крика поднялась большая стая ворон и, каркая, закружила над лесом.
  Открыв глаза, Гомза увидел лежавшего в снегу Грелля, крепко сжимающего меч в руке. Стрелок, лицо которого вернуло свой первоначальный вид, склонился над ним, что-то рассматривая.
  - Ты его убил! - орал Гомза, молотя руками снег.
  Огромная тяжесть, свалившаяся на него, так его давила, что он не в силах был заплакать.
  Над лесом показались первые лучи солнца, освещая заснеженные верхушки деревьев зеленоватыми лучами. Черный Стрелок пронзительно закричал и растаял в воздухе.
  - Не ори так, оглохнуть можно, - услышал он сердитый голос Грелля, который приподнялся на локте, потирая ушибленное плечо.
  Гомза, не веря своим глазам, посмотрел на Грелля. Он жив, вот это да! От радости Гомза даже не стал объяснять ему, что орал вовсе не он.
  - Грелль, миленький, ты жив, жив! - разревелся он, бросаясь ему на шею.
  Грелль медленно поднялся на локте, ощупывая рукой грудь.
  - Эта штуковина спасла меня от стрелы, - сказал Грелль, держа в руке медальон.
  Он поднялся, стряхивая с себя снег.
  Гомза сидел в снегу, не в силах встать и рассеянно смотрел вокруг себя. Все вокруг было каким-то праздничным и ярким.
  - Смотри, рукоятка твоего меча стала белой! - закричал Гомза.
   На рукаве Грелля проступила кровь, видимо, стрела, соскользнув, зацепила плечо.
  - Грелль! Тебе нужна перевязка! - Гомза быстро стал рыться в рюкзаке, но не мог там найти ничего подходящего. Только детская пеленка Грелля, но он, наверное, очень ей дорожил.
  - Придется перевязывать пеленкой, - решительно сказал Гомза.
  Грелль на мгновение задумался.
  - Пеленкой так пеленкой, - сказал он, поглядывая на рану.
  * * *
  
  - Я только вот чего не пойму, - задумчиво сказал Гомза, помогая обработать Греллю рану снадобьями Фабиуса. - Как так получилось, что ты Стрелку в глаза посмотрел, а жив остался?
  Грелль достал из сумки детскую пеленку и стал ею перевязывать плечо.
  - Я когда к вам подошел, у него глаз-то не было. А потом он стрелу уже выпустил.
  Гомза стал ему помогать.
  - А у меня, значит, все получилось наоборот, - он поднял сумку и накинул ее на плечо.
  - Выходит, так, - Грелль встал и полил водой догорающие угли.
  Он посмотрел, прищурившись, на белеющий замок и не спеша, пошел в его сторону.
  
   МАНТИЯ КЕНТАВРА
  
  Белый замок был уже совсем близко, но Гомза так устал, что у него совсем не было сил порадоваться этому. К тому же, пустячная, как казалось на первый взгляд, царапина Грелля воспалилась и выглядела неутешительно. Путники остановились на крутом скалистом подъеме, чтобы еще раз обработать рану снадобьями Фабиуса.
  - Вот это да! - Гомза мрачно посмотрел на вздутую рану с почерневшими краями и щедро полил ее лекарством.
  - А как ты хотел, дружок, - усмехнулся Грелль, собирая пузырьки в рюкзак, - встретиться с Черным Стрелком и уйти без подарка?
  Он протянул руку Гомзе, и тот ловко перевязал ее детской пеленкой Грелля. Тот что-то пошутил по поводу того, что и предположить не мог, что эта вещица сослужит ему службу и в таком возрасте, но от Гомзы не ускользнуло внутреннее беспокойство Грелля, которое он старательно прятал за шутками и деловитыми указаниями.
  Гомза шел за Греллем, волоча рюкзак. Он нахлобучил шапку как можно ниже, стараясь укрыться от пронзительного ветра, несущего ему в лицо колючие снежинки.
  Он смотрел в спину Греллю, на его потертый кожаный плащ, который нещадно трепал ветер, на обледеневшие волосы и чувствовал, как огромная благодарность и уважение к нему у него растет день за днем. Он уже привык к его простым рубленым фразам, к его замкнутости и немногословности. Теперь эти свойства характера Грелля уже не доводили Гомзу до бешенства. А после того, что произошло вчера у реки, Грелль и вовсе стал его героем. Лишь бы рана зажила поскорее.... Гомза снова с ужасом вспомнил вчерашнее событие, и ему показалось, будто это было не вчера, а, по крайней мере, месяц назад, словно течение времени изменилось. Но задумываться над этим он особо не стал, потому что, разглядывая вершину холма, налетел на спину Грелля.
  - Смотри! - Грелль показал завязанной рукой на ближайший каменистый склон, усеянный редкими сосенками. - Вон та медвежья шкура закрывает вход в пещеру. - Он поставил рюкзак под ноги и поправил шляпу.
  - Это, наверное, пещера кентавров! - радостно отозвался Гомза, потирая замерзшие руки. - Папа ходил сюда к Ксавию, они там астрологией занимались.
  У Гомзы засияли глаза. Еще бы, в этой пещере так часто сидел его отец!
  Грелль нахмурился.
  - Я слышал, что кентавры живут весьма уединенно и не очень-то жалуют нежданных гостей... - он, прищурившись, разглядывал небольшой вход с обледеневшей шкурой. - Даже то, что ты сын Астора, мало что изменит, поверь мне, у них свои правила, - твердо сказал Грелль, пнув ногой обледеневший камушек, который стремительно поскакал вниз по склону, словно поставив точку в их разговоре.
  Именно в этот момент шкура отодвинулась и в проеме показалась голова Ксавия. Он молча махнул им рукой, приглашая войти, и тут же скрылся за шкурой. Путники посмотрели друг на друга и стали пробираться к входу. Их взору открылась маленькая площадка с низким сводчатым потолком и коптящими факелами, которые держали грубые кованые кольца. Ксавий стоял в центре пещеры и пристально разглядывал вошедших путников.
  - Мир вам, странники, - тихо сказал он, подняв приветственно вверх ладонь.
  Гомза посмотрел на голый торс кентавра и невольно поежился - как только ему не холодно! В свете факелов смуглая кожа Ксавия казалась бронзовой, мускулистые руки он держал скрещенными на груди.
  - Мы ждали вас, - ровным голосом сказал он, вытаскивая факел из кольца.
  - Ждали? - переспросил Грелль, стряхивая со шляпы снег.
  Тот кивнул головой и жестом пригласил следовать за ним. Тотчас же в стене отодвинулся большой камень, открыв подземелье с уходящими вниз каменными ступенями. Гомза боязливо глянул вниз, но кроме ступеней, на которых плясали блики от факелов, ничего не увидел. Ксавий повернул голову к путникам и серьезно посмотрел на них.
  - То, что вы увидите там, - показал он в сторону подземелья, - должно остаться между нами. Это непременное условие и от этого зависит судьба очень многих, - многозначительно добавил он, задержавшись взглядом на Гомзе.
  Они стали спускаться вниз, держась за каменные выступы пещеры. Гомзе казалось, что они спускались целую вечность, ему внезапно стало жарко, и он распахнул меховую накидку. Ступени закончились, и они попали в огромный зал с длинной колоннадой, теряющейся в просторной дали.
  - Ого! - Грелль восторженно оглядывался по сторонам, снимая с себя накидку. - А это... - он завороженно посмотрел в центр зала, - это...
  В центре огромного зала в воздухе висела большая светящаяся сфера. Разноцветные шарики двигались по ней с различной скоростью. В центре сферы пульсировал ярко-желтый шар. Зрелище было настолько завораживающим, что Гомза с Греллем остановились как вкопанные, не в силах произнести ни слова.
  - Неужели... - Грелль бросил вещи на пол, отделанный мраморными плитами, и подошел к сфере ближе, в изумлении разглядывая это чудо, - неужели...
  - Да, - послышался голос откуда-то сбоку. Из-за колонны вышел молодой кентавр со светлыми длинными волосами, завязанными сзади в хвост.
  - Знакомьтесь, - Ксавий кивнул в его сторону, - мой сын Рифетос.
  Рифетос был совсем не похож на своего отца. Лицо Ксавия было слегка грубоватым, будто наспех вырезанным, взгляд зеленоватых глаз - жестким и изучающим. Рыжеватые волосы вились крупными кольцами, лицо обрамляла небольшая бородка. Лицо же Рифетоса было бледным, с утонченными чертами. Большие голубые глаза смотрели на них с явным интересом. Широкие темные брови резко контрастировали со светлыми волосами, и слегка приподнимались к переносице, придавая лицу удивленное выражение.
  - Да, - повторил Рифетос мягким приглушенным голосом, - это модель нашей вселенной.
  - Я так и подумал, - каким-то сдавленным голосом проговорил Грелль, присаживаясь на корточки около сферы.
  - А эти шарики, - спросил Гомза, пристраиваясь рядом, - это планеты?
  Рифетос кивнул, подходя поближе.
  - Те, что побольше - планеты, а помельче - астероиды. Но так как астероидов очень много, сейчас мы видим только те, что нас интересуют, - важно добавил он. - Обратите внимание на эти два астероида... - Он взял указку, стоящую у колонны и показал ею на пестрое скопление шариков, рядом с которыми словно прилепились две крохотные желтые точки. Все это плавно вращалось в воздухе, постоянно меняясь местами, во всем угадывался великий порядок и смысл.
  - Так вот, - Рифетос снова показал указкой на скопление планет, вытянувшееся в замысловатую цепочку, - это ваши астероиды, - он ткнул указкой в желтые точки, - по ним мы видели ваш путь сюда.
  - Так вот значит, как вы узнали, что мы придем! - восторженно вскрикнул Гомза и стал внимательно разглядывать крошечную точку на сфере. И тут его словно обдало горячей волной. - Погодите! У папы ведь тоже есть астероид? - он чуть ли не с мольбой в голосе обратился к Рифетосу.
  - Есть, - спокойно сказал Ксавий, - я так и знал, что твои мысли устремятся по этому руслу, но для тебя эта информация будет преждевременной, поверь мне, - безапелляционно заявил он и словно выбил из рук Гомзы чашу с напитком надежды, которую он поднес к губам.
  - Вчера у вас был напряженный аспект к Плутону, - продолжил Рифетос, расхаживая около сферы, - и мы за вас здорово переживали...
  - Вы хотите сказать, - мрачно произнес Грелль, поднимаясь с места, - что все предопределено?
  - Нет, мы это вовсе не хотим сказать, - Ксавий медленно прохаживался по мраморному полу, пощипывая рукой бородку. - Астрология, друг мой, это не гадание на картах. Мы видим лишь формы различных ситуаций, а как они разрешатся, тут все зависит от выбора.
  - Удивительно! - только и смог ответить Грелль, завороженно смотря на сферу.
  - Всех нас ждут большие перемены, - продолжил Ксавий, прохаживаясь вдоль колонн. - Вы можете увидеть парад планет, извещающий об этом, - он кивнул в сторону разноцветной цепочки. - Астор знал об этом, - он многозначительно посмотрел на Гомзу, - и был готов к грядущим испытаниям. Вы тоже сыграете не последнюю роль во всем этом, от вас очень многое зависит, - он, нахмурившись, посмотрел на сферу. - Мне бы хотелось посоветовать вам, как можно серьезней обдумывать свои решения.
  Гомза слушал все это с нарастающим беспокойством, у него неприятно засосало под ложечкой. А вдруг он сделает что-нибудь не так? Вдруг не то решение примет? Эта неожиданная ответственность навалилась на него тяжким грузом и, казалось, готова была раздавить его в лепешку. Он рассеянно посмотрел на скользящие по своим орбитам пестрые планеты.
  - А какая из них Уран? - спросил он подавленно.
  Рифетос молча показал указкой на небольшую темно-синюю планету.
  -У Астора Уран соединился с Сатурном и Юпитером, - сказал Ксавий немного торжественно. - Но, пожалуй, на сегодня астрологии достаточно, - он решительно остановился и сделал жест рукой, при котором сфера с хлопком исчезла. - Вы перенесли немало испытаний и нуждаетесь в отдыхе. Прошу вас пройти в соседний зал.
  Ксавий с Рифетосом свернули за колоннаду, направляясь к низкому своду пещеры, месту, где факелов не было. Гомза отчетливо услышал шум воды, и увидел едва различимый проход в соседний зал. Первое, что он увидел - это черная извивающая лента подземной реки. Воды ее неспешно текли, наполняя воздух пещеры влажной прохладой. Эта пещера была значительно меньше первой, весь ее свод покрывали причудливые сталактиты, свисая кое-где до самого пола. В центре пещеры, на большом плоском камне, стояли большие песочные часы. Песок еле заметной тонкой струйкой стекал вниз. Недалеко от реки стоял низкий каменный стол.
  - Садитесь к столу, вам нужно поесть, - Ксавий зашел в реку и вытащил из воды несколько камней. - Я думаю, вы не откажетесь от грибов в сметане, лукового пирога и яблочного сока, - кентавр положил камни на стол и в ту же секунду они превратились во все то, что он назвал.
  - Как это у вас получилось? - Гомза отщипнул кусочек от пирога и запихнул в рот. - Настоящий! Вкусно как! А торт можно?
  Рифетос с улыбкой достал со дна реки камень, который на столе превратился в торт с нежно-розовыми цветочками
  - Вот это да! - Гомза стал накладывать еду в тарелку.
  - Я не могу найти источник света, - Грелль вертел головой во все стороны.
  - И не найдете, - Ксавий чуть заметно улыбнулся. - Пещера не простая.
  - Я это уже понял, - Грелль взял стакан с соком и кивнул в сторону песочных часов. - По-моему, песок почти не убывает.
  Рифетос кивнул, положив на стол еще несколько камней, которые тут же превратились в ароматные блюда.
  - Как по-вашему, сколько вы у нас находитесь?
  Грелль с Гомзой переглянулись.
  - Около часа, - сказал Грелль, откусывая луковый пирог.
  - Двенадцать часов, - сказал Рифетос, внимательно посмотрев на часы.
  Грелль так и застыл с пирогом во рту.
  - Переночуете здесь, прямо за вашей спиной небольшой грот, там есть все необходимое для вашего ночлега. Располагайтесь, а у нас с Рифетосом еще много дел, - Ксавий слегка наклонил голову и, сделав сыну знак рукой, удалился.
  - Промой рану в реке, - сказал Рифетос Греллю. - Спокойной ночи, - улыбнулся он Гомзе и пошел за отцом.
  Гомза с Греллем забрались в грот, найдя там два топчана с лохматыми шкурами.
  - Как у них интересно! Теперь я понимаю, почему папа так часто у них пропадал, - Гомза растянулся на топчане, изучая потолок грота. Вдали загадочно поблескивали сталактиты, а шум реки был похож на песню.
  - Остается только гадать, сколько же он у них времени провел, - сказал Грелль, разматывая пеленку с руки.
  - А с камнями как здорово, да? Вот бы у нас в дубе было такое! - Гомза вдруг почувствовал, как ему сильно хочется спать. - Я бы одними тортами питался... - сказал он, зевнув, и провалился в сон.
  Когда Гомза проснулся, он увидел, как Грелль с кентаврами стоит на берегу реки, что-то оживленно обсуждая.
  - ....так значит дворец прямо над нами? - услышал он удивленный голос Грелля.
  Он стоял, задрав голову вверх, и задумчиво почесывал подбородок. Увидев проснувшегося Гомзу, Грелль улыбнулся.
  - Нам пора в путь! - махнул он ему рукой.
  Гомза потянулся и зевнул во весь рот. Он чувствовал себя таким бодрым! Казалось, не существует во всем мире ничего, что могло бы сломить его дух.
  - Эй, Гомза, иди за нами! - услышал он голос Грелля.
  Гомза быстро оделся и, поспешно схватив рюкзак, выскочил из грота.
  Но Ксавий повел их не к выходу, а вглубь пещеры. Обогнув длинную цепь мерцающих сталагмитов, они подошли к небольшому водопаду, прозрачные струи которого взбили воду в реке белоснежной пеной.
  - Вы что-нибудь слышали о мантии кентавра? - спросил Ксавий, повернувшись к гостям.
  - Ее можно увидеть раз в год на кентаврах на празднике Большого дерева, - протараторил скороговоркой Гомза.
  - Все верно, - Ксавий слегка улыбнулся и шагнул в струи водопада. Когда он от туда вышел торс его украшала переливающаяся всеми цветами мантия.
  - Главное преимущество мантии состоит в том, что ее обладатель не горит в огне, - спокойно продолжил кентавр, поправив складку. - Учитывая всю серьезность ситуации, мы с Рифетосом решили, что она вам будет необходима. Заходите в водопад! - Ксавий отошел в сторону, пропуская Грелля к воде.
  Гомза с ужасом подумал о том, как они мокрые по такому холоду пойдут дальше, но вслух свои соображения высказывать не решился. Когда Грелль вышел из воды в великолепной мантии, искрящейся всеми цветами радуги, от его мокрой одежды повалил густой пар.
  - Одежда сухая! - удивленно проговорил Грелль, похлопывая себя по бокам. Мантия заметно побледнела и вскоре исчезла совсем.
  - Нашу мантию на вас никто не увидит, но присутствие ее вы ощутите, - Рифетос подвел Гомзу к водопаду.
  Тот с ужасом представил, что сейчас за шиворот польется ледяная вода, и хорошо, что мама не видит всей этой процедуры, иначе и ему, и кентаврам не поздоровилось бы. Он зажмурил глаза и шагнул в блестящие струи реки. Вода была настолько холодной, что ему показалось - его обдало кипятком. И, словно по волшебству, она мгновенно испарилась, оставив после себя переливающуюся мантию и сухую одежду.
  - Пора в путь, - Ксавий направился к выходу.
  Гомза поднял рюкзак и с радостью подумал о том, что уже сегодня он будет во дворце и увидит короля с королевой.
  
  
  
  
  АУДИЕНЦИЯ
  - Ну, вот мы и пришли, малыш!
  Грелль остановился и забарабанил в большие металлические ворота. Их распахнули два стражника, впуская ливнасов на широкую каменную площадь.
  - Эко вас угораздило, по такой-то погоде! - сочувственно покачал головой один из них.
  Грелль только сейчас заметил, что потерял рукавицы, руки горели от холода. Гомза оглядел место перед дворцом, хлопая заиндевевшими ресницами.
  По огромной площади, мощенной серым камнем, мела поземка. Бледный Дворец, уходящий своими башенками высоко в небеса, глядел на него рядами резных окон холодно и безразлично. Посредине площади на высокой колонне стояла статуя святого Хидерика. И таким он казался крошечным, далеким и чужим, что у Гомзы в горле стал разрастаться ком.
  - Проведи их на кухню! - крикнул стражник служанке, высунувшейся из открытой двери. Та, увидев заснеженных путников, только всплеснула руками.
  Когда она вела их по бесчисленным залам и коридорам, Гомза, разглядывая диковинный мраморный пол, старался не отстать от Грелля. Мальчик осматривал высокие лепные потолки и стены в гобеленах и понял, что такие сооружения как Королевский Белый замок гораздо лучше смотрятся снаружи и с некоторого расстояния. Ни в одной из целой череды помпезных комнат ему, уставшему и голодному, не захотелось задержаться ни секунды. Разве можно все это сравнить с его милым уютным дубом?
  - Вот и кухня, - служанка распахнула дверь, впуская в небольшое помещение, где суетились повара в невысоких колпаках. У всех были одинаковые фартуки с вышитым силуэтом кедра.
  К ним, семеня и переваливаясь с боку на бок, подошла маленькая старушка и, поправляя кружевной воротник платья, посмотрела на них поверх очков.
  - Не иначе, из Северо-западного леса? - участливо спросила она.
  Грелль только кивнул, и устало сел на деревянный стул, стоявший неподалеку.
  - Ну-ка быстро, - старушка махнула рукой поварам, - горячего чая и накормить самым вкусным! А ты, - она посмотрела на служанку, - принеси им новую одежду! Не в таком же виде они пойдут к королю с королевой. Как там поживает Вурзель? - обратилась она к Греллю. - Все так же собирает таблички? Я тут ему одну отложила.
  Через час путники, отмытые и одетые в новые наряды, стояли у дверей в парадный зал.
  - По одному, - строго сказал лакей, открывая перед Гомзой дверь.
  Мальчик попал в огромный зал, в конце которого он увидел королевскую чету, сидящую на белоснежных тронах.
  Гомза пошел по серой широкой дорожке, поглядывая по сторонам на старинные канделябры и огромные полотна картин. Он шел, и ему казалось, что этой дорожке нет конца и края; ноги стали непослушными, язык прилип к небу.
  Наконец, оказавшись у тронов, он остолбенело уставился на монархов. Одно дело, когда ты их видишь на празднике, издалека, другое дело - один на один.
  Эмирамиль, одетая в белое струящееся платье, расшитое серебряными листьями, была так хороша, а Хидерик в сером бархатном камзоле так величав и мужественен, что Гомза просто стоял и любовался ими. Взирая на безупречную неземную красоту супружеской четы, на их роскошные блестящие наряды, Гомза почувствовал себя таким маленьким и ничтожным, что все слова, которые он так долго заучивал, тут же выветрились у него из головы.
  - Что ты хотел сказать, маленький странник? - королева сдержанно улыбнулась Гомзе.
  - Большой ураган унес моего отца... - мальчик тщательно подбирал слова, разглядывая край своего сапога. - Я хочу отправиться на его поиски... Но я же не могу пойти без оружия... - он вопросительно посмотрел на короля. - Мне еще нет четырнадцати, но можно ведь, получить меч раньше срока?
  Король покачал головой.
  - Правила для всех одни, - серьезно сказал он, нахмурившись.
  У Гомзы внутри все сжалось в комок. Как же так? Неужели они не понимают? Сколько он всего пережил за последнее время, разве он сейчас сможет это все вложить в плоские заученные слова? Гомза в растерянности посмотрел на королеву, поняв, что огромное новое чувство, рожденное внутри него, хочет совсем другого.
  'Только бы не расплакаться', - с ужасом подумал он, озираясь по сторонам.
  - Ты чувствуешь себя беззащитным? - спросила его королева, вскинув брови. - Но это же не так! Где оружие твоих предков, которое тебе оставили?
  О чем это она? Какое оружие? Гомза растерянно смотрел на разноцветные блики, скользящие по платью Эмирамиль от бриллиантовых серег.
  - Все дары, подаренные нами, никуда не пропадают со смертью, - важно заявила королева. - Ливнасы прячут их в потаенных местах, а потомки их должны отыскать.
  - Зачем такие сложности? - Гомза невольно вспылил. - Не проще было бы передать из рук в руки?
  - Тогда дар потеряет свою силу, - спокойно заявил король, подняв указательный палец.
  - Значит... у меня в моем дубе... - Гомза от растерянности запнулся.
  Королева, улыбнувшись, кивнула.
  - Вот ты все сам и понял, маленький ливнас.
  - А это правда, что здесь у вас есть большой сад, где вечное лето?
  Эмирамиль засмеялась.
  - Теплый сад? Это, скорее, у холмовиков... Что в моих владениях, ты уже повидал. У меня даже летом прохладно, - добавила она, повернув голову в сторону окна. - Вот что, ливнас, - добавила она, подытоживая разговор, - я дам тебе золотой желудь, и ты сможешь приехать ко мне, если будет совсем плохо.
  Совсем плохо? Разве может быть хуже, чем сейчас? Здесь, вдали от дома, он понял, как дорог ему милый лес, родное дерево, мамин травяной чай! Что может с этим сравниться? Гомза вспомнил про тыквенное семечко в кармане, зажал в ладошке холодный золотой желудь и, развернувшись, сначала пошел, а потом побежал из зала.
   ДОРОГА ДОМОЙ
  Сани, запряженные тройкой лошадей, скользили по горному серпантину вниз. Гомза с Греллем возвращались домой. Бубенчики на лошадях весело звенели, повторяя веселый звон в душе мальчика - он возвращался ДОМОЙ. Внизу, под горной грядой, простирался заснеженный Сгинь-лес, серый и безжизненный. Гомза прижался поближе к Греллю, ставшему таким родным за время его путешествия.
  - Я, знаешь, о чем подумал, - Гомза пристально посмотрел на Грелля. - Оказывается в жизни, то, что кажется красивым - может быть смертельным для тебя, а что пугает - является для тебя спасением. Все наоборот!
  В глазах Грелля мелькнули веселые искорки.
  Вдруг кучер остановил лошадей и подошел к краю дороги, всматриваясь в заснеженную пропасть.
  - Что случилось? - Грелль вылез из саней и подошел к кучеру.
  Тот молча махнул рукой вниз и Грелль увидел внизу, на самом дне пропасти, у мелкой извилистой речушки, перевернутую карету.
  -Это карета из вашего леса, - сказал кучер, шмыгнув носом. - И, видать, давненько там валяется, больше недели.
  - Может, там помощь нужна кому-нибудь, - Гомза всматривался в снежную пропасть, разглядывая карету, на дверцах которой пестрел герб общественных фондов.
  Кучер усмехнулся.
  - С такой верхотуры свалиться! Там помощь уже никому не нужна. Кто ж по такой погоде на колесах ездит? Не мудрено, что в сторону повело на подъеме.
  - Так у нас там сейчас снега нет, - сказал Грелль. - Как бы сани проехали?
  Кучер только пожал плечами.
  - Стало быть, дома сидеть надо было, а не соваться без нужды в горы, - он покачал головой и, кряхтя, пошел к саням.
  Грелль посмотрел на Гомзу.
  - Ты понимаешь, что в этой карете поехала бы Фло, если бы нашла шкатулку? - серьезно спросил он.
  Гомзу обдало ледяным холодом.
  - Понимаю, - только и смог вымолвить он.
  Больше за время пути он не произнес ни слова, потрясенный увиденным.
  Когда сани проехали Сгинь-лес, снег почти кончился. Кучер остановил лошадей.
  - Ну, - сказал он, повернувшись к пассажирам, - вам, стало быть, дальше самим топать! Ваш лес уже рядом совсем. Бывайте здоровы!
  Впереди простиралась широкая равнина, в конце которой виднелся их родной лес.
  - Ну, дружок, мы почти дома! - Грелль шумно вдохнул прохладный воздух. - Силенки-то есть?
  Гомза кивнул головой и, взяв Грелля за руку, пошел в сторону зеленеющего леса.
  
  
  
  Глава 8. Сокровища предков
  
  СОКРОВИЩА ПРЕДКОВ
  Гомза лежал в кровати, натянув одеяло почти до подбородка. Он бросил взгляд в окно. Уже наверняка полдень, мама, скорее всего пошла навестить родственников.
   Он обвел взглядом комнату. Надо же, он на все смотрит совсем другими глазами! Вот альбомы с открытками. Гомза протянул руку и взял верхний альбом из высокой стопки. Он безразлично пролистал страницы, в которых весело мелькали пестрые открытки. Детские забавы, нужно их подарить Шиме. Плакат ' Гнилого ореха'. Совсем недавно они были его кумирами. Теперь Гомза в этом был уже не уверен. Солдатики на подоконнике. Гомза резко встал с кровати и подошел к своей коллекции. Взял в руки фигурку пучеглазого ефрейтора с поднятой шашкой в руке.
  'Ему предстоит бой с противником', - с уважением подумал мальчик и аккуратно поставил фигурку обратно.
  Гомза подошел к висящему на стене зеркалу и внимательно посмотрел на свое отражение. Вроде бы то же самое лицо, разве что взгляд стал серьезней. А ему кажется, что ему не тринадцать лет, а лет сто.
  Сокровища предков! Где их искать? Он побежал в кабинет. Заглянул в камин, поковырялся в золе, перелистал штук тридцать книг, осмотрел рабочий стол отца, простучал стены - ничего! Оставив кабинет в разгромленном виде, сердясь на себя за беспомощность, он полез на верхний ярус дуба, там, где они с отцом по вечерам сидели.
  Телескоп грустно стоял без дела.
  - Эх! Несладко тебе теперь! - обратился к нему Гомза. - Все про тебя забыли!
  Он навел резкость и стал осматривать окрестности.
  Роффи! Идет с мольбертом на плече в сторону гор. Он повернул телескоп в другую сторону. Центральная тропа. Локуста ругается с Шишелом.
  'Ух ты! Видно даже подножье гор!' - Он навел резкость сильнее.
  Идет сгорбленный старичок с часами. Уронил шляпу. Смешной какой! Подошел к двери Тилиана. Стучит. Дверь открыли. Зашел.
  Гомза перевел трубку телескопа чуть выше. Ой, а вон там, в окне Тилиан сидит в кабинете. Как хорошо видно! Что-то пишет на пергаменте. К нему зашел старичок, поставил часы на стол. Разговаривают.
  - А-а-а, это он, наверное, жертвует в общественные фонды! - догадался Гомза.
  От нечего делать Гомза стал разглядывать красивую статуэтку у Тилиана на столе. Воин с кривым мечом был настоящим произведением искусства.
  'Да-а, - подумал мальчик, - это не мои солдатики. Погоди-ка, а что это делает Тилиан?'
  Старичок уже ушел, и Тилиан разбирал его часы. Странно, часы, похоже, старинные, вещь ценная. Тилиан с лупой пристально разглядывал внутренности часов, аккуратно вынимая одну деталь за другой. Затем он отложил часы в сторону и поднял к свету какой-то предмет, с интересом его рассматривая. Что это он там нашел? Гомза присмотрелся.
  - Зеленый изумруд! Это же дар королевы!
  Его бабушке тоже подарили такой. Этот дар давал ливнасам крепкую семью и процветание рода. Похоже, старичок не догадывался, что в его часах. Но откуда Тилиан узнал об этом?
  Гомза стремглав побежал вниз, в кабинет отца. Тилиан просил пожертвовать нефритовую шкатулку отца, где же она? Наверняка в этой шкатулке тоже было что-то спрятано! Гомза решил обыскать весь дуб, начиная с чердака.
  Когда он поднимался по лестнице на чердак, в дверь постучали. Гомза сразу понял, что это Тюса, только она одна не признавала колокольчиков и не жалела своих кулаков. Он вышел на улицу, прикрыв ладонью лицо от яркого солнца.
  Тюса держала в руках высокий пузырек с ярко-розовой жидкостью.
  - Малинесс де Пузырино решила выйти замуж за твоего ефрейтора, - важно сказала она и поставила пузырек на каменный край колодца. Тут Гомза увидел, что Тюса нарядила пузырек с сиропом как невесту - сверху болталась фата из носового платочка.
  - Тюса, давай мы потом поиграем, мне нужно шкатулку найти, - он развернулся и пошел к двери.
  - Эй, ты куда! Свадебная церемония будет недолго, а потом я тебе помогу, у меня сегодня выходной! Тащи сюда своего пучеглазого, - она села на край колодца и стала поправлять фату, бормоча своей принцессе ободряющие слова.
  Гомза тяжело вздохнул, но покорно пошел в дом, понимая, что от Тюсы просто так не отделаешься.
  Тюса поставила жениха с невестой рядышком, положила рядом с ними свидетелей - два сухих желудя и еловую шишку, которая была алтарем, и стала произносить торжественную речь. Это было так уморительно смешно, что скоро Гомза просто покатывался со смеху. Он схватился за живот и неосторожно взмахнул рукой, с ужасом заметя, что жених полетел на дно колодца.
  - Ай-ай-ай! - заверещал он, облокотившись на край и всматриваясь в темный водяной круг, по которому пошли частые круги. - Мой ефрейтор, он утонул!
  - Чего раскричался как бешеная лягушка, - проворчала Тюса, нежно прижимая к груди пузырек с сиропом. - Эх, Малинесс, - проворковала она невесте, - не расстраивайся, не ты первая, кого бросили у алтаря, - с этими словами она поставила пузырек в сухую траву и стала раздеваться.
  - Ты чего, в колодец лезть собралась? - удивленно спросил Гомза. - Лучше не надо, Тюса, он такой глубокий, что даже представить страшно!
  - А мне не страшно! - с вызовом заявила кикиморка, перелезая через край, - так и быть, достану этого негодяя, но свадьбы не будет, - сердито добавила она и нырнула в воду.
  Гомза сел на каменный край и с напряжением стал всматриваться в колышущуюся воду. Надо же какая Тюса странная, для нее так важна какая то дурацкая свадьба, и ничего не стоит нырнуть в колодец, которого Гомза всегда до смерти боялся.
  Вскоре на поверхности появилась мокрая голова Тюсы.
  - Держи своего вояку, - сказала она, протягивая солдатика. - Там еще кое-что было, - продолжила кикиморка, сплевывая воду. - Если не ваше, я себе заберу.
  В руках у Тюсы была обмотанная веревкой нефритовая шкатулка.
  
  *** *** ***
  
  Нисс сидел в маленькой харчевне холмовика Пипеля 'Сруб' и смотрел перед собой невидящим взглядом. Заведение было довольно тесным, но очень популярным, стилизованным под избушку лесорубов, и сегодня тут было не протолкнуться. На бревенчатых стенах харчевни висели старые фотографии здоровенных холмовиков с большими топорами в руках. Дальний угол, там, где играли музыканты, утонул в плотном сизом дыме от сигарет. За соседним столиком два холмовика мерялись силами, поставив локти на стол и сцепившись огромными ладонями. Один из них был рыжий с коротко стриженым чубчиком жестких волос, а цвет волос второго было не разобрать, так как на нем была громадная кепка с козырьком. Их обступили хмельные зеваки, таращившиеся на борцов посоловевшими глазами. Они ревели и улюлюкали так громко, что Нисс не слышал собственного голоса.
  - Ты слышишь меня, Нисс? Я заказал еще жаркое из зайчатины, - пихнул его в бок сосед по столу холмовик Магус. Он налил в рюмки холмобраг и поставил их на стол.
  В харчевне Пиппеля приносить с собой выпивку не разрешали, поэтому Нисс украдкой вытащил из внутреннего кармана плоскую бутылку с элем и плеснул его в стаканы с холмобрагом. Недавно они с Магусом поэкспериментировав, выяснили, что если их смешать в определенных пропорциях - получается забористый напиток.
  Нисс поспешно спрятал контрабанду в кармане и поднял руку со стаканом.
  - Давай выпьем за то, чтобы настали лучшие времена! - протараторил Магус и залпом выпил рюмку.
  Магус был низенький пухлый холмовик с черными как смоль волосами. Глаза у него были слегка навыкате, а рот - довольно крупный, с яркими губами. Он слегка шепелявил и стеснялся этого, поэтому старался слова произносить быстро, чтобы не так заметно было.
  - Повтори свой тост, - повернул к нему голову Нисс, уставившись на Магуса хмельным взглядом. - Помедленнее, если можно.
  - Я сказал, давай выпьем за то, чтобы настало лучшее время! - повторил Магус, ослепительно улыбаясь.
  В этот момент за соседним столом толпа дружно взревела, и Нисс невольно повернул туда голову, увидев, как рыжий борец покраснел от натуги и почти согнул руку противнику.
  Нисс отсалютовал в пустоту и тоже выпил.
  - Лучшие времена, говоришь? - обратился он к соседу, подвигая тарелку с едой поближе. - Хочешь, я открою тебе страшную тайну? Магус, это время никогда не настанет! - тут он разразился таким жутким смехом, что у холмовика мороз по коже пробежал.
  - Дружище, господь с тобой, зачем так мрачно смотреть на жизнь? - Магус ущипнул проходившую мимо официантку. Та шлепнула его полотенцем и, погрозив пальцем, поспешила на кухню.
  - Это не я на нее мрачно смотрю, а она на меня, - упрямо заявил Нисс. - Вот куда ни пойду, везде чувствую ее тяжелый взгляд, - добавил он и икнул.
  - Кто? - переспросил Магус, накладывая в тарелку горкой салат. - Кто на тебя посмел косо смотреть?
  - Жизнь, - Нисс развел руками и наклонился к уху холмовика. - Она стерва, еще та! Одним - все, другим - шиш с маслом, - он скрутил дулю и стал ею размахивать в воздухе.
  Магус серьезно посмотрел на Нисса и погрозил ему пальцем.
  - Ай-ай-ай! Нехорошо врать, любезнейший! Тебя обхаживают толпы холмовичек, ты работаешь в теплице у самого Протта! У тебя двухуровневый холм, что и говорить, приятно иметь такую крышу над головой! Чего тебе еще надо?
  Нисс посмотрел на него мутным взглядом и наклонился вперед.
  - Чего надо, говоришь? Я опять в лес хочу. И чтобы толпы древесниц мне прохода не давали. И жить там хочу не в старой осине, а в большом дереве, понятно? А возвращаться туда как побитая собака - не хочу, - тут он встал и пошел через плотную завесу дыма к музыкантам.
  Подойдя к сцене, он невольно вздрогнул, увидев лицо солиста, проникновенно поющего о безвременно скончавшемся холмовике. Нисс, воспитанный на культурном наследии древесников, слыша зычный баритон, доносившейся из-под пелены дыма, все же думал, что лицо поющего должно быть несколько иным. Парень, что пел песню, ничем внешне не отличался от какого-нибудь болотного оборванца, который в его родном лесу разгружал товар при магазине. Да и музыка у них была с таким обилием низких аккордов, вязкая, тяжелая... Нисс дождался конца песни, где умерли абсолютно все, и подошел к музыкантам поближе.
  - Сыграйте про Туттеля, - сказал он им и бросил горсть монет.
  Солист ловко поймал монеты в шляпу и широко улыбнулся, обнажив желтые кривые зубы. Музыканты грянули музыку и весело запели.
  
  Туттель-Муттель невезучий,
  Ночью спит в навозной куче,
  Только деньги получает -
  Все до кейда растеряет.
  А на дне Благодаренья
  Опрокинул таз с вареньем...
  Ла-ла-ла-ла-ла-лу-ла!
  
  Нисс заулыбался и захлопал в такт музыке. Эта мелодия всегда дарила ему ощущение счастья. То ли из-за простоты стиля, то ли из-за манеры исполнения. А может быть, ему просто приятно было слушать про тех, у кого не важно шли дела.
  - Хочешь, я тебя со своей бабкой познакомлю? Она у меня ведьма! Может, что посоветует тебе, - заорал Магус, пытаясь перекричать музыку.
  - Ведьма, говоришь? Хочу! - глаза Нисса сверкнули.
  В это момент рыжий холмовик с протяжным криком уложил ладонь противника с громким стуком на стол. Толпа взревела, некоторые подбросили шапки вверх. Те, кто поставили на холмовика в кепке, стали раскошеливаться.
  Нисс выпил залпом рюмку и пошел танцевать.
  
  
  *** *** ***
  Сразу по возвращении из Сгинь-леса Грелль направился к раздвоенной ольхе. Дверь ему открыла Лерр и изумленно вскинула брови.
  - Ба! Их сиятельство изволили вернуться с прогулки! Надеюсь, карусели Сгинь-леса не сильно вскружили голову? - желчно произнесла она и, выдержав паузу, развела руками. - А Роффи нет дома, она в горах картинки малюет. Тоже любительница аттракционов!
  Грелль торопливо пошел в сторону Северных гор, натянув шляпу до самых глаз. Еще издали он увидел крошечную фигурку на склоне горы. Он помахал Роффи двумя руками и увидел, как она застыла, разглядывая его. Потом словно вышла из оцепенения и побежала ему навстречу.
  - Грелль, миленький, живой! - она повисла у него на шее и расплакалась.
  Грелль крепко обнял ее, и они застыли, наслаждаясь каждой секундой встречи.
  - Ну, показывай, что нарисовала, пока меня не было, - Грелль вытер девушке слезы и чмокнул в щеку.
  Когда они подошли к холсту, первое, что он заметил - это то, что изменилась цветовая гамма картины. Раньше небо утренних гор было оранжево-красным, а теперь зеленовато-бирюзовым. И солнце поднималось над горизонтом яркое, с зелеными лучами.
  - Я тоже это видел! Это было в пятницу! Когда я увидел солнце, я подумал, что это словно горошина с твоего платья скатилась! И лучи брызнули зеленые во все стороны, я тоже видел это, - он удивился, что необычный восход, который увидел он, в то самое утро, когда его чуть не убил Черный Стрелок, мог видеть кто-нибудь еще. Тогда ему казалось, что это было только в его личном мире.
  Он крепко обнял Роффи и прижал к себе ее замерзшие руки. Высоко в небе над ними парил орел.
  *** *** ***
  Тюса со всех ног бежала на свою вторую работу в грецкий орех. Музыканты купили новую мебель, и сегодня ей предстояло складывать туда вещи. Уже с порога она услышала пронзительный каркающий голос и с огорчением поняла, что у Ле Щины ее косметолог. Косметологом была та самая тетка, что на празднике Большого Дерева выбирала шапку своему сыну, ее кикиморка запомнила хорошо. Уже в первый свой приход сюда эта тетка, натирая лицо Ле Щине какой-то бурой смесью, поведала о себе практически все. Тогда Тюса, подметая на кухне, узнала, что зовут ее Аделаида Милеста Райша IV, что она из разорившегося дворянского рода, который владел когда-то всей западной частью леса. Многие в лесу ее не любили, считая, что от дворян, кроме громоздкого имени и непомерных амбиций, она ничего не унаследовала. Поэтому, чтобы не сильно себя утруждать, народ слегка подсократил ее имя, и стал за глаза называть Адмиральшей.
  Адмиральша была невысокого роста, плотненькая и очень разговорчивая. Брови у нее были выщипаны в тонюсенькую ниточку и находились так высоко над глазами, что делали выражение ее лица не просто удивленным, а глубоко шокированным. Глаза, большие и полуприкрытые, как у сонной рыбы, стреляли по сторонам, а крупные зубы, казалось, рвались наружу из-под ярко-накрашенных губ. Волосы Адмиральши были выкрашены в ярко-лимонный цвет и взбиты в такой крутой начес, что смахивали на экзотический войлок. Талия была туго затянута в корсете, от чего Адмиральше стали недоступны многие движения тела, но это, похоже, ее не слишком расстраивало, так как движения ее разговорчивого языка, видимо, наверстывали упущенное. На груди блестел огромный золотой медальон, на котором раскинулась приземистая груша, обвитая плющом - родовое дерево Адмиральши. Она уже успела поведать Ле Щине, что это ее счастливый талисман, оберегающий ее семью от всяких невзгод.
  Разбирая коробку с посудой, Тюса невольно выслушала какой плохой аппетит у ее сына, какой примерный семьянин ее муж и сколько новых корсетов она выписала наложенным платежом. Постепенно тема ее разговора переползла на косметику и надолго в ней увязла.
  - Эта маска творит настоящие чудеса, в ее состав входит грязь из Живого озера, - прокаркала Адмиральша, взмахивая короткими ручками у лица Ле Щины.
  Ле Щина слабо попыталась задать ей вопрос, но эта попытка была мгновенно сметена огромным потоком болтовни, выплеснувшейся из Адмиральши подобно лаве.
  Тюса открыла дверцы буфета и стала расставлять по полочкам кофейный сервиз.
  - Какая смешная девочка! Была у меня одна клиентка кикимора, но очень далеко жила, да и бородавок у нее много было, трудно было делать массаж. Ну, я ее и забросила, - прогромыхало за спиной у Тюсы. Она в недоумении повернула голову, но Адмиральша уже рассказывала о каком-то креме, в состав которого входила слюна медведя.
  У кикиморки жутко разболелась голова и, кое-как дождавшись боя часов, она пулей вылетела из ореха.
  Пройдя несколько шагов, она услышала хруст веток, и на тропинку перед ней выскочила Шима.
  - Ну как, взяла автограф? - нетерпеливо спросила она, прыгая вокруг Тюсы.
  - Знаешь, Шима, мне сегодня не до этого было, - ответила ей Тюса, растирая виски.
  - Святой Хидерик, ты такая счастливая! Это же надо - работать у самой Ле Щины! - взвыла Шима, кружась вокруг кикиморки. - Это даже хорошо, что пока не взяла автограф, мне еще Мита и Хася открытки передадут! Ой, ну расскажи, расскажи, как они живут? - Шима, сгорая от любопытства, заглянула в лицо Тюсе.
  - Да так, ничего особенного, - ответила ей кикиморка и подняла воротник куртки.
  - Ой, ну ты скажешь! Не может Ле Щина жить как мы с тобой, она же звезда! - Шима взмахнула руками, изображая полет птицы.
  Тюса лишь фыркнула и взъерошила свою челку.
  - А что она дома носит? - не унималась Шима, идя перед кикиморкой задом наперед.
  Тюса вспомнила коротенький халат Ле Щины с торчащими розовыми панталонами и невольно вздрогнула.
  - Что, что - пальто! - огрызнулась она.
  Шима громко рассмеялась и налетела спиной на ствол дерева.
  - Никак не могу запомнить, что тут тропинка поворачивает, - пожаловалась она, потирая ушибленное место.
  Тюса увидела вдали лиственницу Фабиуса, свое окошко, на втором этаже, вспомнила про книжку, лежащую на тумбочке, и внутри нее разлилось приятное тепло.
  
  *** *** ***
  
  Когда Нисс открыл калитку ведьминого двора, он ожидал увидеть там черепа животных на шестах и ритуальные круги с красными углями в центре. Но вместо этого он увидел небольшой ухоженный садик с розовыми кустами и стриженой травой. Да и ведьма, что встретила его у калитки, слегка отличалась от того образа, что нарисовало его разнузданное воображение. Бабка Магуса оказалась толстой холмовичкой, с такими же, как у внука, глазами навыкат. На ней было темно-фиолетовое платье с крупной оборкой, поверх которого была накинута вязаная шаль с длинной бахромой.
  - Моргана, - протянула она ему пухлую руку, поправив другой седые кудряшки волос. В нос Ниссу ударил резкий запах терпких духов и табака. Она жестом пригласила его в дом, и они пошли внутрь двора по петляющей дорожке, выложенной камнем. Со стороны они напоминали две цифры: высокий худой Нисс походил на единицу, а Моргана, которая словно катилась рядом, смахивала на ноль.
  Они прошли через сени, битком набитые травами, в небольшую гостиную, в центре которой стоял круглый стол с вязаной скатертью. На столе в крошечном блюдечке горела свеча, а рядом лежала деревянная трубка. Моргана села за стол, придвинув стул Ниссу, и стала набивать трубку табаком. Нисс подошел к столу, озираясь вокруг. В гостиной еще был большой книжный шкаф, диван с атласными подушечками и старое трюмо с мутным зеркалом. Он вздрогнул, когда чуть не наступил на лохматую белую собаку, лежавшую рядом, и сел за стол, поправив шишечку на жиденькой косичке.
  - Ну, - сказала Моргана, изучая его взглядом, - какие проблемы? - она раскурила трубку и шумно выдохнула, окутав стол огромным облаком дыма.
  - Хочу в лес вернуться, - без обиняков начал Нисс. - Но жить там как раньше - не хочу. Вот и не знаю, что делать, - он развел руками и отодвинул стул от собаки подальше.
  - Понятно, - Моргана откинулась на спинку стула и сняла воск с потрескивающей свечки. - Значит, въехать хочешь в родной лес на белом коне, - она, прищурившись, смотрела на древесника.
  - Можно и пешком, - ответил Нисс, подумав, что харчами перебирать не стоит.
  - Это выражение такое, - сказала Моргана и выпустила густое облако, напоминающее по своей форме огромное дерево. Нисс ошарашенно уставился на облако, которое вместо того, чтобы растворяться, принимало все более четкие формы.
  Вдруг он увидел себя в родном лесу, в огромной сосне, обставленной так, что Оэксам и не снилось. Это был каминный зал с огромными мраморными колоннами. На стенах висели картины в пышных рамах, около дверей стоял дворецкий. В центре стоял стол, на котором на огромной тарелке лежали его любимые грюли. Вокруг стола сидели миловидные древесницы и весело ему улыбались. Постепенно видение стало бледнеть, и вскоре Нисс увидел себя за столом у Морганы.
  - Что это было? - спросил он, выпучив глаза.
  - Твоя мечта, - ответила Моргана, положив трубку на стол. - Ты у нас, значит, главой леса хочешь быть?
  Нисс побледнел и опустил глаза.
  - Ты вообще представляешь, что быть главой - дело хлопотное? Если ты думаешь, что будешь целыми днями сидеть в каминном зале, и есть грюли со смазливыми древестницами, то ты ошибаешься, - резко сказала Моргана.
  - Я справлюсь! - выкрикнул Нисс, но горло почему то охрипло и вместо крика вышел писк.
  - Силенок в тебе нет совсем. Выход только один - будить Унук Эльхайя. И тогда нужно тебе будет его заинтересовать выгодным предложением, иначе он помогать не станет. Слушай меня внимательно: чтобы приготовить порошок, который его разбудит, нужно достать мильверис. Все остальные травы у меня есть, - она махнула рукой в сторону сеней. - За работу свою я беру дорого, - добавила она, сверля Нисса глазами.
  - Не беспокойтесь, - тот похлопал себя по карману, - с этим у меня полный порядок.
  - Я беру старинными деньгами. Таких у тебя нет. Это будет стоить тридцать серебряных кейдов, - добавила она и, прищурившись, посмотрела на него.
  Нисс на секунду задумался, но быстро смекнул, что в дубе Оэксов, который битком набит антиквариатом, найти горсть старинных монет, ему не составит труда. Он, правда, еще не знал, чем можно заинтересовать Унук Эльхайя, но решил для начала выполнить первый пункт.
  - Думаю, сделка состоится, - сказал он Моргане.
  Та удовлетворенно кивнула и шумно задула свечку.
  
  *** *** ***
  
  Гомза с Греллем сидели в кабинете Астора и смотрели на пустую нефритовую шкатулку.
  - Ничего не понимаю! Зачем Астор спрятал в колодец пустую шкатулку? - Грелль почесал подбородок.
  Гомза пожал плечами и грустно посмотрел в окно.
  - Так значит, Тилиан не простые вещи у ливнасов собирал, а с дарами королевы? Но откуда он узнал? - Грелль в задумчивости стал мерить шагами кабинет. Потом он резко остановился и хлопнул себя по лбу.
  - Ну конечно же! Боррелия! У нее же фиолетовый кристалл! Но разве они не понимают, что держать столько даров в одном месте опасно?
  Тут Грелль посмотрел на дверь и нахмурился. Он повернулся к Гомзе, кивнул в сторону двери, приложив палец к губам.
  Гомза убрал шкатулку в стол и, подойдя к двери, резко ее открыл.
  За дверью стоял Нисс с большой коробкой в руках.
  - Привет, Гомза, - улыбнулся он и шагнул в кабинет. - А я тут тебе клубнички отборной принес! - радостно сообщил он племяннику, поставив коробку на письменный стол.
  Грелль попрощался с Гомзой, пообещав зайти позже.
  Нисс тем временем открыл коробку, и Гомза увидел, что она доверху наполнена клубникой.
  - Вот это да! - он весело подпрыгнул на одной ноге. - Нужно будет позвать Тюсу и Шиму с Заком! Вот повеселимся! - добавил он, потирая руки.
  Нисс остался доволен произведенным эффектом. Он сел в кресло и стал растирать рукой поясницу.
  - Что-то я совсем расклеился. Вчера к знахарю ходил, он мне сказал пить настойку мильвериса, а к пояснице серебряные монеты прикладывать. Вот подумал, может, ты мне поможешь, - заискивающе обратился он к Гомзе.
  Гомза сначала растерялся, он привык видеть Нисса совсем другим. Но тут же обрадовался, узнав, что может чем-то ему помочь.
  - Я сейчас! - он выскочил из кабинета и вскоре вернулся, держа в одной руке пучок травы, а в другой - жестяную банку из-под кофе.
  - Вот! - он подвинул коробку с клубникой и высыпал содержимое банки на стол. Нисс взял со стеллажа лупу и стал разглядывать монеты.
  - Надо же, тут есть даже золотой фелд Хидерика первого! - восхищенно протянул он, разглядывая отчеканенный на монете королевский профиль.
  Гомза, посмотрев на Нисса с лупой, сразу вспомнил Тилиана в окне.
  'Он разглядывал часы с лупой! Нужно будет потом внимательно осмотреть шкатулку еще раз!' - пронеслось у него в голове.
  'Кажется, капризная Фортуна стала обращать на меня внимание! - Нисс откладывал в сторону серебряные монеты, стараясь не сбиться со счета. - Мало того, что монеты и мильверис достались так просто, да еще узнал, что в клене Тилиана полно сокровищ!'
  Он взял из коробки ягодку, положил ее в рот и зажмурился от удовольствия, решив для себя, что у него начинается сладкая жизнь.
  Гомза закрыл за Ниссом входную дверь и снова поднялся в кабинет. Он снял со стола коробку, достал шкатулку и, вооружившись лупой, стал ее изучать.
  - Есть! - закричал он, найдя внутри шкатулки нацарапанную сбоку стрелочку. Он взял со стеллажа шило и надавил на дно шкатулки в то место, куда показывала стрелка. Днище покосилось, и вскоре Гомза извлек из-под него меч Ингедиаль Астора.
  
  
  
  
  
  
  
  
  *** *** ***
  Ближе к вечеру Нисс вышел из своего холма и пошел в сторону дымящегося вулкана. Порошок, приготовленный Морганой, он насыпал в пузырек из-под лекарства и бережно положил в карман пиджака. Отдавая порошок, Моргана несколько раз повторила, что он должен делать. Нисс выполнил все ее указания, кроме одного - идти к вулкану в кромешной тьме он побоялся, решив про себя, что ходить по незнакомой дороге в потемках будет неблагоразумно.
  Поэтому он тронулся в путь, когда солнце было еще высоко над горизонтом.
  Как только долина осталась далеко за спиной, пейзаж резко изменился. На смену плодовым деревьям и мощеным дорожкам пришли каменистые холмы, сплошь заросшие колючками - цветком тролля, как их называли холмовики.
  Нисс шел, прихрамывая, отметя про себя, что стало невыносимо жарко. Он снял пиджак и расстегнул ворот рубашки, наспех вытерев со лба капли пота. Подойдя к подножью вулкана, он чувствовал себя словно на раскаленной сковородке, земля буквально дымилась у него под ногами. Нисс стал внимательно изучать гору, ища глазами более пологий склон.
  - Не ходи туда, - вдруг услышал он у себя за спиной и подпрыгнул как ужаленный.
  Прямо перед ним, опираясь на высокий посох, стоял старик с длинной белой бородой. Одет он был в какую-то причудливую одежду из белого льна, доходившую до самых пят. Лицо у него было сморщенное, как печеное яблоко, однако необычайно живые глаза внимательно следили за каждым его движением.
  - Ты как сюда забрел, батя? - удивленно спросил его Нисс.
  - Живу я тут. Белый Дервиш в народе меня называют, слыхал про такого? - спросил тот древесника.
  Нисс растерянно почесал затылок и захлопал глазами.
  - Белый Дервиш из холмовицких сказок? Что-то такое мне в детстве брат читал... это дух, который вулкан охраняет. А ты, значит, решил, что на него похож, да?
  - Я и есть Белый Дервиш, - спокойно ответил старик, повернув голову к вулкану.
  Нисс расстегнул рубашку до конца, наспех смахнул струйки пота. Вот невезение! И надо было этому полоумному старику оказаться здесь именно сейчас!
  - Дело ты недоброе задумал. Лучше тебе вернуться в долину, да забыть то, о чем затевал, - продолжил старик, повышая голос.
  Ниссу стало совсем не по себе. Этого еще только не хватало! Что, черт возьми, тут происходит?
  В этот момент солнце село за горизонт, озарив небо алым светом.
  Белый дервиш растаял прямо на глазах. Нисс вскрикнул и попятился.
  - Я просто перегрелся на солнце, - сказал он сам себе и рванул наверх что было сил.
  Дойдя до вершины вулкана, он торопливо открыл крышку пузырька и высыпал порошок в его жерло. Земля под ногами тихо затряслась. Нисс рванул оттуда во всю прыть, выставив руки вперед - словно разрезая ими густой воздух. Внутри горы все заклокотало, и из жерла вырвался высокий сноп огня. Тут с горы, что была рядом с вулканом, отвалился огромный камень, открыв вход в пещеру. Потом стали падать другие камни, и вскоре Нисс увидел, что в горах полным-полно пещер, из которых выпрыгивают разбойники. Они радостно закричали, но вскоре заметили чужака и, нахмурившись, окружили его плотным кольцом. Нисс с ужасом посмотрел на свирепые рожи, тщетно пытаясь придать себе невозмутимый вид. У него возникла твердая уверенность, что такие ребята с хрустом разгрызают бутылки; когда они злятся - у них наверняка из ноздрей вырываются языки пламени, а их раскатистый смех сметает в пыль двухуровневые холмы.
  - Это я вас разбудил! - в страхе закричал он, размахивая в воздухе пустым пузырьком. - Мне нужно срочно поговорить с Унук Эльхайя! У меня к нему выгодное предложение!
  Тут к нему подошел огромный детина с большим синяком под глазом. Он уставился на него левым глазом, правый был полуприкрыт, точно уставший за день цветок. Разбойник, напоминающий огромный платяной шкаф, грубо схватил Нисса за локоть, словно пушинку, и поволок его в пещеру.
  Нисс закричал от страха и стал умолять разбойника отпустить его с миром, но тот, казалось, не слышал его слов совсем. Он отодвинул рукой ковер, прикрывавший вход в пещеру, и с размахом швырнул его туда.
  Бегло оглядев помещение, Нисс подумал, что пещера Унук-Эльхайя просто кричит о его непомерных амбициях. Он всегда считал, что пещера в скале - это крохотное местечко, где лишний раз подумаешь, стоит ли резко взмахнуть головой, чтобы отбросить со лба непослушную прядь волос, или надо ли дергать ногой, чтобы расправить смятые брюки?
  В пещере, которая предстала его взору, можно было смело устраивать бал, на котором будут танцевать не меньше двадцати пар, причем танцевать не какой-нибудь вялый танец, где партнеры тесно прижимаются друг к другу и топчутся на месте, а танец малышки Йокки - веселую разнузданную пляску, где каждой паре требуется длинная свободная диагональ помещения. В свете неяркого факела под самым сводом эти необъятные просторы, казалось, тянулись на сотню шагов во все стороны, и Нисс внезапно почувствовал себя ничтожной песчинкой в пустыне, которую вот-вот сдует свирепый самум.
   В глубине зала стоял большой сундук, накрытый шкурой какого-то зверя. На земляном полу лежал большой ковер с длинным ворсом, на котором сидел незнакомец и курил кальян.
  Он неторопливо повернул голову, снисходительно глянув на распростертого перед ним Нисса. У разбойника был крючковатый нос, маленькая черная бородка и сверлящие глаза с красным блеском. Хотя насчет блеска Нисс поручиться не мог, может, ему просто показалось, при тусклом свете факела не сильно разглядишь. Увидев у него на голове корону с огромными рубинами, Нисс понял, что это Унук Эльхайя.
  - Зачем пришел? - спросил его тот, глядя куда-то в угол пещеры.
  - У меня есть к тебе предложение... - затараторил Нисс, ползая перед ним на коленях.
  Разбойник жестом велел ему замолчать и приказал Ниссу сесть так, чтобы детина, который его приволок, видел только его спину.
  - Это глухой Гасан, - пояснил Унук Эльхайя, затягиваясь кальяном. - Но есть у меня подозрение, что он может читать по губам.
  Нисс суетливо развернулся к Гасану спиной и заискивающе посмотрел на разбойника. Тот вонзил в него повелительный взгляд и Нисс начал говорить.
  Выслушав его, Унук-Эльхайя приказал всем собраться в главном зале.
  Разбойники набились в зал до отказа, оставив в центре пещеры небольшой пятачок. Унук Эльхайя снял со стены меч с кривым лезвием и вышел в центр, поманив Нисса пальцем.
  - Он покажет нам дорогу к сокровищам! - объявил он всем и вызвал жуткий одобрительный рев. - Смотри, - развернулся он к Ниссу и провел по его шее лезвием, - если обманул, горько об этом пожалеешь! Я выну из тебя все внутренности и брошу их шакалам, - сказал он с наслаждением, будто дегустировал эль столетней выдержки. Тебе-то зачем это надо? - спросил он белого как мел Нисса.
  - Я хочу стать главой леса, вам ведь этот титул не нужен? - пролепетал тот в ответ.
  Унук Эльхайя стал рубить мечом воздух, словно сражался с невидимым противником.
  - Мне лес ни к чему! Там солнца мало! Сокровища из того дерева я заберу все, а ты в том лесу можешь себя называть, как хочешь - хоть головой, хоть задницей! - грубо ответил он и вызвал дружный взрыв хохота.
  Было решено собрать завтра всех горных троллей, что жили в глубоких пещерах, и напасть на лес в сумерках. Разбойники веселились от души. Они разожгли костер и расселись вокруг него, жаря на вертеле подстреленного оленя. Нисс совсем не разделял всеобщего ликования. Он сидел у костра, трясясь как лист его родной осины, и тысячу раз пожалел в душе, что ввязался во все это. Глухой Гасан не спускал с него глаз и ходил вокруг него, шумно дыша и раздувая ноздри. Нисс с ужасом смотрел на него и понимал, что для того, чтобы вывести его из строя, вовсе не обязательна такая гора мускул - достаточно было одного щелчка пальцами. Потом ему плеснули в чашку какую-то мерзкую жидкость, выпив которую, он задремал, свернувшись калачиком.
  
  *** *** ***
  
  Гомза держал в руках меч отца и не верил своим глазам. Он крепко поцеловал его маленький клинок и, задумавшись, сел в кресло отца. Про свою находку он решил сказать только Греллю. Мама, скорее всего, меч сразу же отобрала бы и повесила на стену гостиной, где у них была коллекция семейных реликвий. Хорошо, что сейчас она на дне рождения и придет только вечером.
  Гомза спрятал меч в стол, набросил на себя плащ из торкса кедра и бегом побежал к Греллю, ведь так хотелось с кем-то поделиться впечатлениями.
  Солнце уже садилось, а вслед за ним по небу ползла огромная свинцовая туча.
  - Нету его дома, - развел руками Туссель. - В горах травы собирает. Но, должно быть, сейчас придет, вон туча какая накрывает, - махнул он головой вверх.
  Гомза разочарованно посмотрел на закрывшуюся дверь и потихоньку пошел обратно. Проходя мимо липы Тилиана, он вдруг остановился и задумался, посмотрев на свет в его кабинете.
  'Может, мне самому с Тилианом поговорить? Нужно непременно ему сказать, что нельзя держать столько даров в одном месте, вдруг он не знает?' - пронеслось у него в голове. Он еще потоптался у двери, но потом решительно дернул колокольчик.
  Дверь ему открыл дворецкий с лохматыми бакенбардами.
  - Господин Тилиан никого не принимает! - надменно заявил он Гомзе и попытался закрыть дверь.
  - Подождите! - Гомза с силой вцепился в дверную ручку. - Передайте ему, что я все знаю про дары, он поймет, - торопливо выпалил он дворецкому, увидев, как у того брови поползли наверх.
  Дворецкий поднялся вверх по лестнице, оставив его у дверей. В глубине зала в камине плясали языки пламени. Прямо над ним висела огромная картина, где Астор произносил речь на поваленном дереве. Высокий сводчатый потолок украшала причудливая лепнина, а большая хрустальная люстра была похожа на перевернутый торт.
  Рядом кто-то кашлянул и Гомза увидел Боррелию на кресле-каталке. Она словно вынырнула из темноты каминного зала, выехав на кресле ближе к камину.
  - Здравствуйте, тетушка Боррелия! - Гомза почтительно склонил голову. - Как ваше здоровье? - заорал он, неизвестно почему решив, что она должно быть плохо слышит.
  - Лучше и не спрашивай, - досадливо махнула она узловатой рукой. - Не ори так, - добавила она, поправляя чепчик на голове. - Это я хожу плохо, а слышу хорошо.
  Вниз спустился дворецкий и проводил Гомзу до самых дверей кабинета.
  Тилиан сидел за столом, склонившись над исписанными листами пергамента. Он жестом пригласил его сесть в кресло и выжидающе на него посмотрел.
  - Нельзя столько даров хранить в одном месте! - заявил Гомза, решив про себя, что нечего ходить кругами.
  - Ты о чем, малыш? - Тилиан приветливо ему улыбнулся и аккуратно воткнул перо в подставку. Одет он был в зеленый шелковый халат с вышитым цветком мильвериса. - И кто же это посмел такое сделать? - он весело посмотрел на Гомзу и поставил локти на стол, подперев руками голову.
  - Это у вас, в вашем клене! - с жаром ответил ему Гомза.
  Тилиан откинул голову назад и звонко рассмеялся.
  - В нашем клене лишь фиолетовый кристалл, дар моей матушки. Позволь спросить тебя, откуда в твоей голове возникла подобная фантазия? - он недоуменно посмотрел на мальчика.
  - Дядя Тилиан, я видел в телескоп, как вы из часов изумруд достали, - упрямо возразил Гомза, решив добиться своего во чтобы то ни стало.
  - Какой изумруд? - удивился Тилиан. - Никогда не испытывал к драгоценностям никакого интереса, вот с глиняным шариком уже столько лет не расстаюсь, - он взял в руки висящий у него на шее на шнурке небольшой глиняный шарик с витым орнаментом. - Карлус мне действительно принес часы, но они слегка барахлили, нужно же, как-то было ему помочь, вот и решил их сам отремонтировать, чтобы бедному старичку на ремонт не тратиться. Ты, наверное, за изумруд принял позеленевшую шестеренку, - развел руками Астор.
  - Я видел изумруд собственными глазами! - запальчиво выкрикнул Гомза, сжав кулаки.
  Тилиан стал мерить кабинет шагами.
  - Я понимаю, что тебе пришлось пережить, Гомза. Не каждый взрослый выдержит такое. Сначала потерял отца, потом жестокое испытание Сгинь-лесом. Уж поверь мне, я знаю, что это такое, сам через него когда-то шел. Тебе просто не хватает того внимания, что дарил тебе отец, вы же с ним были не разлей вода. Может, ты даже сам этого не осознаешь, но поверь мне - это так! Вот ты и пытаешься таким способом просто привлечь к себе внимание. Тебе не приходила в голову мысль, что ты мог ошибиться?
  Тилиан, расхаживающий по кабинету из угла в угол, замер, на одной ноге и устремил на собеседника взгляд, полный укоризны.
  Доводы Тилиана были настолько убедительными, что Гомза засомневался. Ведь тогда в лесу он принял королевского охотника за Черного Стрелка. Как тогда Грелль над ним смеялся, он помнит до сих пор. Неужели и тут он ошибся и Тилиан тысячу раз прав? Святой Хидерик! Хорошо, что пришел один без Грелля, а то опозорился бы при нем еще раз!
  Гомза почувствовал, как у него потекли слезы, и стал их быстро смахивать рукой.
  - Ну, дружок, что-то ты расклеился совсем, - Тилиан достал носовой платок и стал вытирать мокрые щеки. - Ты у нас настоящий герой, такой же, как он, - Тилиан кивнул в сторону статуэтки воина с кривым мечом, что стояла на письменном столе. - Я тебе даю честное благородное слово, что ни одной живой душе не скажу о нашем разговоре, - добавил он и стал прохаживаться по кабинету.
  Гомза посмотрел на него с огромной благодарностью. Будь на его месте другой - порки бы ему не избежать. Это же что такое получается? Работает Тилиан день и ночь, помогает бедным старичкам, чинит им часы, а он настоящий оболтус, мается от безделья, в телескоп за другими подсматривает. Сейчас вот от дела его отвлекает, когда у него столько бумаг на столе. А он вместо того, чтобы матушке его пожаловаться, возится с ним как с маленьким.
  За окном громыхнул гром и по стеклу застучали капли дождя.
  Тилиан резко остановился и поднял вверх палец.
  - Сейчас мы с тобой выпьем горячий шоколад! - весело сказал он и радостно хлопнул в ладоши.
  Но выпить шоколад они не успели.
  Раздался звон разбитого стекла, и в кабинете перед Тилианом появилась фигура в длинном плаще и широкополой шляпе.
  Тилиан в страхе отпрянул в сторону, сильно побледнев. Гомза закричал, подскочив со стула, сильно ударив при этом локоть. Он скорчился от боли, уставившись на незнакомца, лицо которого разобрать под полями шляпы было очень трудно.
  Тот грубо схватил Тилиана за грудки и, встряхнув, прижал к стене. Гомза увидел, как треснул глиняный шарик, висевший у Тилиана на шее, и в ужасе сполз под стол, беспомощно озираясь. Прямо у его ног вращался маленький прозрачный камушек, который Гомза машинально схватил рукой. Он засунул его в карман и забился глубже под стол, уставившись на сапоги незнакомца. Они были из отличной кожи с комочками глины. Гомза был уверен, что он их видел раньше, но где?
  - Так это ты, гнида, все устроил? - донеслось до него.
  - О чем вы? Что происходит? - раздался беспомощный голос Тилиана.
  Когда Гомза услышал хрипловатый голос незнакомца, внутри него все похолодело - этот голос он не забудет никогда! Он прижался к письменному столу, краем глаз увидев, как пестрый длинный плащ превращается в черный. Огромный удушающий страх парализовал его, и мысли в его голове помчались бешеным галопом. Что же это такое получается? Одно дело встретить Черного Стрелка в Сгинь-лесу, в его естественной среде обитания, и совсем другое дело - неожиданно повстречать его в самом безопасном на вид месте: в рабочем кабинете главы леса, можно сказать за чашкой горячего шоколада.
  Забившись под стол и лязгая от страха зубами, Гомза сделал совсем не утешительный для себя вывод: Черный Стрелок - фигура куда более зловещая, чем он себе это представлял. Если ему и в этот раз каким-то чудом повезет, и он уцелеет, то в следующий раз его можно встретить будет где угодно: хоть на собственной кухне или в гостях у Грелля.
  - Амир сегодня умер! Он мне рассказал все! - со злобой прошипел Черный Стрелок и стал доставать стрелы.
  Гомза быстро пополз к двери и рванул вниз, чуть не сбив с ног дворецкого. Боррелия что-то кричала Гомзе, но он в ужасе побежал дальше, решив, что сейчас не тот случай, когда нужно соблюдать этикет.
  Дождь только начинался, крупные капли тяжело ударялись о землю. Вспышка молнии осветила лес голубоватым светом, и вскоре раздался оглушительный раскат грома, подстегнувший Гомзу бежать еще быстрее.
  - Откройте! - замолотил он руками в дверь ясеня.
  Он сбивчиво рассказал все Греллю, который внимательно его слушал, натягивая при этом сапоги на ноги.
  Когда они подбежали к липе, она был охвачена ревущим пламенем до самой макушки. Вокруг нее бегала толпа соседей с ведрами воды, которую они черпали из озера. Но пожар разгорался все сильней, и за считанные минуты от дерева остался лишь обгоревший пень.
  - Что произошло? - спрашивали ливнасы друг друга.
  - Молния, должно быть, в дерево ударила! - ответил Флан, вытирая перепачканное в саже лицо. - Только почему оно так быстро сгорело, ума не приложу, чудеса какие-то! Даже спасти никого не успели, - он сокрушенно посмотрел на то, что осталось от липы.
  По дороге к дому Гомза и Грелль спорили, отчего загорелось дерево, но так к общему выводу и не пришли.
  - Где тебя носило? - Фло погрозила сыну пальцем и сняла с него влажный плащ. - На улице гроза, фонари почему-то сегодня в лесу не горели, а тебя дома нет!
  - Не стоит обо мне беспокоиться, я уже достаточно взрослый, - ответил Гомза, махнув рукой, и жестом пригласил Грелля в кабинет.
  Фло так и осталась стоять с раскрытым ртом, держа плащ в руках.
  - То, что ты мне рассказал по дороге, настолько невероятно, - Грелль подошел к окну и зашторил его.
  - Тем не менее, это так, - ответил Гомза и плюхнулся в кресло.
  Грелль пристально посмотрел на него.
  - А ты стал по-другому изъясняться, это на тебя совсем не похоже. Что случилось?
  Гомза молча достал из кармана кристалл и положил его на стол.
  - Сапфир - дар красноречия. Оказывается, Тилиан носил его в глиняном шарике на шее. Подкатился мне прямо под ноги.
  - Ну, раз так, значит, твой! - с этими словами Грелль вложил кристалл в ладошку Гомзы.
  
  
  Глава 9. Битва
  
  Когда Нисс проснулся, у него так раскалывалась голова, что он обвязал ее своей рубашкой, смоченной в горном ручье. Стояла невыносимая жара, несмотря на то, что было самое начало весны. Разбойники вывели из пещер горных троллей, при виде которых у Нисса голова разболелась еще сильней. До этого он вообще не верил в их существование, считая их местными байками. Но когда он увидел этих высоченных исполинов с безобразными головами, он решил, что попал в самый худший свой сон. Он не раз уже подумывал о том, как бы смыться отсюда незаметно. Но разбойники следили за каждым его шагом, и вскоре он понял, что это бесполезно. В лагере шла подготовка к наступлению. Разбойники рассматривали лежавшую на земле огромную карту и оживленно спорили друг с другом.
   Наступили сумерки и все двинулись в путь. Унук Эльхайя ехал впереди на вороном коне, а позади него шла толпа его головорезов и троллей. Нисс ехал рядом с кровожадным предводителем на тощей пугливой кобылке. Когда они проходили мимо холмов, ливнасы в ужасе разбегались кто куда. Шаги троллей гулко отдавались по долине, а их оскаленные морды могли до смерти напугать кого угодно. Один тролль, просто чтобы развлечься, наступил на холм, раздавив его в лепешку. Другой подошел к теплице и тоже наступил на нее, разбив в ней почти все стекла. Разбойники подошли к высокому каменистому обрыву, Унук Эльхайя спешился и стал разглядывать склон. Потом он поманил пальцем троллей и велел им выдернуть растущие по краю деревья.
  - Рвите их и бросайте сюда! Пусть склон осыплется, тогда мы сможем туда залезть!
  Тролли стали яростно вырывать деревья с корнем, швыряя их вниз. Они молотили своими огромными кулаками по склону, сбивая вниз громадные камни. Вскоре на этом месте образовалась крутая насыпь, по которой вполне можно было подняться наверх.
  Унук Эльхайя снова сел на коня и, махнув остальным, стал подниматься по склону.
  
  Гомза сидел у Зеленыча и пил с ним его фирменный чай. Чай у него был вкусный, совсем на мамин не похож.
  - Что-то сегодня зеркало капризничает. С самого утра только дым показывает. Не нравится мне это, - Зеленыч озабоченно посмотрел через плечо на сероватую пелену, которая покачивалась в овале зеркала.
  - Может к дождю? Чего ты говоришь, кроме кувшинок завариваешь? - спросил Гомза водяного, отхлебнув из чашки ароматную жидкость.
  - Синие водоросли и забудь-траву.
  - Я забудь-траву никогда не видел. Где она растет?
  - На дне озера моего. Эта трава особенная. Вот попьешь чайку из нее, и все плохое быстро забывается, - Зеленыч хлопнул рукой комара, сидевшего у него на лбу и налил чай в блюдце.
  - Да? А почему же тогда я до сих пор кое-что плохое помню? - спросил его Гомза, вспомнив Черного Стрелка и ужасы Сгинь-леса.
  - Значит, это тебе только кажется, что это плохое, а на самом деле это все было тебе на пользу. А всякие досадные неприятности и обиды забудь-трава помогает забыть хорошо. Это и пиявке понятно, - ответил ему водяной и шумно отхлебнул из блюдца.
  Гомза подумал, что он, пожалуй, прав. Дульсинея тоже пила чай из блюдечка и весело при этом квакала, иногда хватая ртом пролетающего комара, которых сейчас у Зеленыча развелось целая тьма. Он их всех называл комар-Макар и относился к их нападкам философски.
  - Ну, развелось нынче Макаров, - Зеленыч хлопнул себя по щеке и строго посмотрел на Дульсинею. - Ты почему ешь так плохо? Того и гляди, они нас съедят!
  В этот момент где-то вдали, со стороны восточного обрыва, что-то ухнуло.
  - Что это? - испуганно спросил Гомза и покосился в окно.
  Звук повторился с нарастанием.
  - Землетрясение? - Гомза вскочил на ноги и приложил ухо к полу.
  Зеленыч вытер носовым платком влажный лоб и разложил платок на голове Болтуция. Потом встал и взял толстую книгу из книжного шкафа. Он, как всегда, наугад открыл ее и прочел вслух.
  - ...тьма сгустилась над домом нежданная, заманить ее вглубь, окаянную...
  Зеленыч нахмурился и торопливо пошел к двери.
  - Ты, вот что, давай домой срочно беги! Мать-то где? - спросил он Гомзу, который в растерянности хлопал глазами.
  - На дне рождения, у сестры двоюродной. А что?
  - А то! Сиди дома, закрой покрепче дверь и нос не высовывай! - водяной натянул на себя теплую жилетку и выскочил наружу.
  Гомза побежал за ним, так толком ничего и не поняв. Снаружи грохот был слышен сильнее. Выбежав на центральную тропу, он увидел бегущих в панике ливнасов.
  - Что случилось? - спросил Гомза у одного из них.
  - У обрыва толпа разбойников! С ними огромные тролли! Они ломают обрыв и скоро будут здесь! - в ужасе закричал ливнас и пустился в сторону гор.
  Гомза побежал со всех ног к дубу, сжав в руке рукоятку отцовского меча, висевшего на поясе.
  Он увидел несущегося рядом с собой Лемиса с палкой в руках. Тот остановился и схватил Гомзу за руку.
  - Залезай в подвал! - проорал он ему в самое ухо и побежал дальше.
  Гомза во всю прыть добежал до своего дуба и в нерешительности остановился около входной двери. Нужно же предупредить остальных! Он развернулся и побежал к лиственнице Фабиуса. Забежав туда, он увидел Фабиуса, горестно склонившегося над чашкой с какой-то мазью. Тюса в этот момент считала пустые пузырьки, которыми был заставлен весь стол.
  - В лесу скоро будут разбойники! - выпалил им Гомза.
  Фабиус рассеянно посмотрел на него и печально развел руками.
  - Ну что ж, будет на ком испытать мою мазь 'Перышко'. Тюса, принеси из кладовки мою детскую рогатку, - он стал надевать на руки резиновые перчатки.
  Гомза стремглав побежал к дубу Эйче.
  - Зак! - замолотил он руками в дверь. - Быстрее открывай!
  Он представил, как обрадуется его друг, узнав, что наконец-то сможет в деле применить свое оружие.
  - Срочно бери свой меч и беги на улицу! Там разбойники, сейчас будет сражение! - выпалил он Заку, задыхаясь от быстрого бега.
  У того вытянулось лицо, и подкосились ноги.
  - Дело - дрянь! Бабушка вчера отнесла меч в мастерскую, чтобы его как следует, заточили, - промямлил он, растерянно хлопая глазами.
  Гомза выскочил от Эйче и побежал в 'Старую ель', а потом в 'Теплый сад'. Когда он выбежал из магазина Мимозы, разбойники были уже близко. На центральной тропе собралось много ливнасов с мечами в руках. Грелль им что-то быстро говорил, держа свой меч наготове. Гомза побежал к своему дубу, углубившись в лес. Вдруг прямо перед ним словно ниоткуда появился разбойник с кривым мечом в руках. Он ухмыльнулся и, расставив руки в стороны, стал приближаться к нему большими шагами.. Гомза развернулся и побежал, решив сделать небольшой крюк. А разбойник, надо сказать, бегал хорошо, и если бы не пень Шишела, о который он споткнулся, вытянувшись во весь рост, не добежал бы Гомза до своего дома. Но вот, наконец, он захлопнул за собой входную дверь и закрыл ее на большой засов. Сердце у него в груди бешено колотилось, в боку сильно кололо, и было трудно дышать. Дверь стала сотрясаться от сильных ударов, и Гомза с ужасом понял, что ее скоро выбьют. Он в панике забегал по дубу, лихорадочно соображая, куда же ему лучше спрятаться.
   Внезапно он вспомнил слова Лемиса о подвале. Конечно, лезть туда было очень страшно, но это было единственное место в дубе, где его вряд ли бы нашли, так как дверь была хорошо спрятана за висящим ковром. Гомза схватил со стола керосиновую лампу, поднял край ковра с тремя рыбаками и юркнул за маленькую дверь, закрыв ее изнутри на засов.
  Он вдохнул сырой воздух подвала и поднял вверх лампу, разглядывая каменные ступеньки, уходящие в плотную темноту. Только сейчас ему бросилось в глаза, как у него трясутся руки, он сел на ступеньку, соображая, что же делать дальше. Гомза вспомнил леденящие душу рассказы о подвалах и бесконечно вертел головой во все стороны в ожидании полчища змей. Но никто вроде бы по ступенькам не ползал, и он немного успокоился.
  Гомза осторожно стал спускаться вниз, невольно вспомнив пещеру кентавров. Там тоже так же ступени уходили вниз спиралью. По пути ему попалась дырявая деревянная кадка, несколько пустых стеклянных банок и старый заплесневелый матрас. Видно было, что сюда очень давно никто не заходил. Наконец Гомза подошел к небольшой двери, на которой облупилась почти вся краска, и потихоньку потянул ее на себя. Дверь с трудом открылась, и он осторожно зашел в довольно большую комнату, со свода которой свисала паутина. Вдоль стен там стояли деревянные полусгнившие стеллажи с пустыми банками, а в центре стояло несколько кадок, в которых, видимо, когда-то солили капусту. В углу была навалена куча старого хламья. Гомза в надежде оглядел внимательно стены: а вдруг здесь есть потайной ход? Но с разочарованием пришел к выводу, что ничего похожего он тут не найдет, это просто старый заброшенный погреб. Он еще раз осмотрел пол в поисках всевозможных опасностей, но не увидел ничего.
  - Бабушкины сказки! - радостно крикнул он, представив, как расскажет о своем приключении Тюсе, Шиме и Заку.
  Но в этот момент в дальнем углу что-то зашевелилось и зарычало. Гомза поднял повыше лампу и посветил туда. Волосы зашевелились у него на голове, и он невольно попятился. То, что он в темноте принял за огромную кучу тряпья, внимательно следило за каждым его движением. Это была вовсе не змея, это был самый настоящий дракон.
  *** **** ****
  А в лесу тем временем шло сражение. Каждый сражался, как мог. Некоторые, правда, сбежали в горы, но таких было немного. Эпицентр битвы пришелся на центральную тропу, на ту ее часть, что ближе к озеру.
  Грелль был в самой гуще, он рубил мечом без передышки. Рядом с ним дрался Флан Эйче. К одной его руке была привязана какая-то плоская железяка, видимо от типографского станка, которой он прикрывался, как щитом, а другая рука лихо орудовала мечом. Вурзель выскочил из харчевни с чугунной табличкой, на которой была надпись 'На здоровье!'. Он колотил этой табличкой со всего маха. Потом, когда понял, что одного удара вполне достаточно, слегка приноровился и ритмично работал двумя руками, отпуская при этом нецензурные выражения. Фабиус с Тюсой сидели на балконе с миской бракованной мази.
  - А я-то, старый дурень, расстроился, что снова столько продуктов перевел! Вот она куда пригодилась, - Фабиус с Тюсой в резиновых перчатках щедро смазывали еловые шишки в мази и стреляли в разбойников. Те с криком взмывали в воздух и исчезали в небесной дали с нелестными выражениями. Мимоза раздавала коллекцию оружия своего покойного мужа. Эльшемали, забыв в этой суматохе закрыть лицо, ловко помогала Мимозе. Хильдана вылила из окна своего дуба ведро кипятка прямо на голову здоровенного детины с синяком под глазом.
  Листопад превзошел самого себя. В лесу за ним прочно был закреплен образ интеллектуала-мечтателя, не способного ни на какие действия. Однако он ринулся в бой с таким азартом, будто всю жизнь, начиная с нежного детства, дрался в кабаке Пиппеля 'Сруб', где в ходу все недозволенные приемы.
  Зеленыч запустил руки в бороду и глядел на сражение, задумавшись.
  - ...заманить ее в глубь окаянную... - повторял он и посмотрел на тролля, который в этот момент вырвал фонарь около пня Шишела и рубанул им по стоящей рядом скамейке, разломив ее на две части.
  Водяной подскочил к Греллю и схватил его за руку.
  - Нужно гнать их в сторону Гиблых болот, - крикнул он ему в ухо. - Оттуда им ни за что не выбраться!
  Грелль мотнул головой и поднял вверх руку с мечом.
  - А ну, заходим с заднего фланга! - прокричал он и первый устремился туда.
  Зеленыч тем временем зашел по пояс в озеро и склонился над его водной гладью.
  - Помощь нужна твоя, стальной жгут. Подсоби, будь другом, никак сейчас без тебя не обойтись.
  Он ловко поймал руками рыбу, вышел на берег и пошел в сторону тролля, который плечом пытался снести акацию.
  - Эй! Жрать хочешь? - заорал он ему и бросил под ноги подпрыгивающую рыбину.
  Тролль с удивлением посмотрел на нее и проглотил, почти не жуя. Он взревел, всем своим видом выражая удовольствие, и уставился на Зеленыча, сверля его маленькими глазками.
  - Что, съел? То-то, это тебе не пауки да сороконожки, к которым ты привык! Смотри, сколько ее здесь, - Зеленыч легко схватил руками серебристую рыбину и поднял ее над головой.
  Тролль взревел и зашел в озеро большими шагами. Он озирался вокруг себя, разгребая руками воду. Когда вода дошла ему по грудь, он закричал и пошел ко дну, словно его резко потянули за ноги.
  - С одним справились, - сказал Зеленыч и погладил бороду.
  
  Тем временем Унук Эльхайя и Нисс ехали в сторону липы Тилиана.
   Нисс, лицо которого было белее мела, казалось, вот-вот потеряет сознание. С того самого момента, как они въехали в лес, его не покидало ощущение, что он попал в совсем другое место. Воздух вокруг него был таким густым и вязким, что его смело можно было резать ножом и складывать кучками под деревьями. Голова у Нисса соображала плохо, ему вдруг втемяшилось, что попасть в его милый родной лес, в котором он родился и вырос, можно только так, как он это проделывал тысячу раз: легко взобраться по склону, взяв немного влево от скривленной сосны. Сегодня, там, у обрыва, когда он въехал в лес на разбойничьем коне, он словно открыл не ту дверь и попал совершенно в другое пространство, прямо как в тех фантастических рассказах, что читал ему вслух Астор. При мысли об Асторе у него резко защемило сердце, он вздрогнул, услышав громкие крики с центральной тропы, поняв, что там идет нешуточное сражение.
  'Это самый ужасный кошмар, который мне снился', - Нисс был уверен, что то, что происходит сейчас вокруг него, просто не может быть правдой. Да, он сам попирал иногда законы леса, но сейчас отпиливание веток выглядело просто детской забавой, а его мечта стать главой леса внезапно улетучилось, уступив место горячему желанию вернуть то время, когда он жил в осине.
   Когда они подъехали к липе, а вернее, к тому, что от нее осталось, Нисс в ужасе протер глаза руками.
  - Этого не может быть... - пролепетал он побелевшими губами и спрыгнул с коня. Нисс подошел к обгоревшему пню и оторопело уставился на него. - Я ничего не понимаю, когда она успела сгореть? - обернулся он к Унук Эльхайя и увидел, что тот подходит к нему с обнаженным мечом. Глаза его горели, усики злобно топорщились, он скрипел зубами и кровожадно сжимал и разжимал пальцы.
  - Зато я все прекрасно понимаю. Решил просто нас в лес заманить, шакал паршивый? Но я, в отличие от тебя, слово свое держу. Ты хотел быть головой - ты ею будешь! - с этими словами он резко взмахнул мечом, но Нисс ловко увернулся и галопом пустился бежать по тропинке на север. Там, недалеко от большого ивняка, была его пещера, которая с малых лет служила ему надежным прибежищем от строгого отца. Нисс знал эту дорогу так хорошо, что мог не только в темноте ее найти, но и с закрытыми глазами, на ощупь. Унук-Эльхайя слегка отстал - он потерял время, пока взбирался в седло. Нисс почувствовал это превосходство и приободрился, сейчас он свернет за можжевеловый куст, там взберется по склону и поминай его, как звали - там уже и пещера будет, уж ее разбойнику не найти.
  Но происходила настоящая чертовщина: на том месте, где должен был быть можжевельник, его не оказалось. Нисс даже споткнулся от неожиданности, но, услышав топот коня разбойника, быстро свернул, убеждая себя, что просто перенервничал. Он бежал по крохотной тропинке и с каждым шагом, что гулко отзывался в его голове, с ужасом осознавал, что это место ему незнакомо.
  'Бред какой-то! Этого просто не может быть! Я тут ходил тысячу раз!' - лицо его перекосилось от ужаса.
  Вскоре он выбежал к склону, но рельеф его был совершенно другим, да вдобавок рядом тек какой-то мутный ручей, какого здесь отродясь не было. Нисс, задыхаясь, полез наверх, у него еще была слабая надежда найти спасительную пещеру. Поднявшись, он увидел вокруг пелену черного дыма, низко стелившегося почти по всему лесу.
  'Что это?' - в страхе подумал он, беспомощно оседая на землю. Все поплыло у него перед глазами. Он увидел перед собой сразу двух Унук-Эльхайев, обоих с размытыми контурами.
  Но ответа на этот вопрос он не получил, так как над его головой сверкнул меч, и его голова покатилась вниз.
  
  
  
  
  Гомза тем временем смотрел в желтые немигающие глаза дракону. Дракон поднял голову на длинной шее, задрал ее вверх и выпустил сноп пламени из своей пасти. Он расправил свои перепончатые крылья и громко зарычал, обнажая мелкие острые зубы. Гомзу обдало горячим смердящим дыханием, и он застыл, не в силах пошевелиться. Он хотел развернуться, да рвануть что было сил оттуда, но ноги его не слушались. Гомза второпях достал меч отца и вытянул вперед руку, немного попятившись. Дракон со страшным ревом обдал его огнем с головы до ног. Гомза успел заметить, что в этот момент на нем появилась мантия кентавра, сверкающая всеми цветами радуги. Огонь не причинил ему ни малейшего вреда - был словно не настоящий.
  'Может, тогда в такой мантии и дракон не настоящий?' - подумал он и бросился к злобному чудовищу.
  Страх, парализовавший его, словно лопнул, ведь у всего бывает предел. Гомза со всех сил воткнул в него свой меч и отскочил в сторону - дракон с ревом рухнул на земляной пол. Гомзу всего трясло от напряжения, он вытер струящийся со лба пот и сел на перевернутую кадку. К своему великому удивлению он увидел, как мертвое чудовище просто растаяло в воздухе, прямо на его глазах. На полу, на том месте, где был дракон, был круглый металлический люк. Гомза, затаив дыхание, подошел к нему и осторожно открыл.
  Мальчик отодвинул тяжелый люк в сторону и увидел деревянные крашеные ступеньки с перилами. Он потихоньку спустился по ним, вертя головой во все стороны. Это определенно был чердак, но совсем не такой, как на третьем ярусе их дуба. Тот чердак был весь заставлен всяким хламом, а этот - почти пустой, только в самом углу лежали большие книги, придавленные плоским камнем. Гомза потрогал сбоку страницы книг, заметя торчащие оттуда веточки растений - кто-то сушил гербарий. Он подошел к маленькому чердачному окошку и прижался к нему носом. Внизу был виден кусочек маленького дворика с дорожками, мощенными таким же камнем, как тот, что придавливал стопку книг. Дальше стояли деревья с пышной золотой листвой, чуть подрагивающей в слабых порывах ветра. По левому краю дорожки росли высокие кусты с мелкими белыми цветами. Гомза видел такие в долине холмовиков, они называются не то манная крупа, не то кашка. Он приподнялся на цыпочках посмотреть, а что за этими кустами, как вдруг ему стало не по себе. Здесь вообще этого ничего не может быть. Он ведь спустился в подвал собственного дома! Откуда кустики, дорожка, деревья и, о, ужас, бирюзовое небо с барашками облаков?
  Гомза резко развернулся назад и взлетел по лестнице наверх. Ошибки быть не могло, это его подвал, вот тут только что он убил дракона. Но он ведь исчез, может, ему это все примерещилось, и он просто тяжело заболел? Гомза потрогал рукой лоб и обессиленно опустился на пол. Ну конечно, он просто свихнулся. К тому же те паршивые деревья, что ему мерещатся - с желтеющей листвой, хотя на дворе начало марта. Значит, выходит, и битвы никакой не было, на нем ведь нет ни царапинки. Он уронил голову на колени и стал ковырять ботинком земляной пол.
  Он посидел в задумчивости еще немного, а затем снова спустился в найденный чердак, подошел к деревянному люку на полу и открыл его, подняв в воздухе облако пыли.
  Внизу была точно такая же лестница, только краска чуть поярче, а перила повыше. Гомза оказался в небольшой комнате с широким окном, на подоконнике которого громоздились цветочные горшки. Рядом стоял стол с чернильницей и разбросанной бумагой. Тут же лежала раскрытая книга, сушеный дубовый лист и большая коробка с семенами. Вдоль стены шли книжные шкафы, тумбочка, вся заваленная какими-то банками, чуть дальше стояло кресло и не застеленная кровать. На полу лежал простенький потертый коврик, а дверь, выходившая в сад, была приоткрыта.
  Гомза высунул нос наружу и невольно зажмурился от яркого солнца. Пахло цветами и кипяченым молоком. Недалеко стояла скамейка, на которой стояла пустая кружка, и лежало несколько красных яблок. За скамейкой была клумба с низкими белыми цветами, а в ее центре разместилось семь декоративных камней, очень похожих на семь чайников. Он взял одно яблоко и пошел по каменной дорожке, вертя его в руке. Дорожка огибала ряд деревьев и ныряла в арку сплетенных кустов. Кусты здорово разрослись, так что почти не пропускали солнечный свет, и Гомза шел по этому живому туннелю, то и дело задирая голову наверх.
  Впереди он увидел большое поле луговых трав. Край поля был перекопан и засажен большими оранжевыми тыквами. Среди них стояло пугало с раскинутыми руками в белой кофточке. А там, среди тыкв, какой-то бородатый ливнас рыхлил землю тяпкой. На нем была шляпа с узкими полями, а длинные волосы связаны сзади в небольшой хвостик. Увидев Гомзу, он бросил тяпку и помчался со всех ног ему навстречу. Тот остановился в нерешительности и замер, не зная, что и подумать. Когда его лицо можно было рассмотреть, Гомза тоже кинулся к нему.
  - Папа! Папа! - орал он во всю мочь и не узнавал собственный голос.
  Астор обнял его с такой силой, что он чуть не задохнулся, уткнувшись носом в его грудь.
  - Тебя с бородой просто не узнать, - прошептал ему в ухо Гомза, размазывая слезы по щекам.
  Они пошли в сторону дома, и по дороге Гомза с волнением рассказал о последних событиях.
  - Я так долго пытался открыть этот люк, пару раз даже колотил в него изо всех сил! Мне было очень интересно, что он скрывает.
  - Так значит, это ты стучал! Я слышал твой стук, но подумал, что это нечисть в подвале наружу рвется. Я тогда сильно испугался, - Гомза сморщил лоб и разозлился на самого себя, что не спустился в подвал раньше.
  - Ну, не вешай нос! Кабы мы все знали наперед, жить было бы не интересно, - отец обнял его за плечи.
  Когда они поднялись в подвал, Гомза снял с пояса меч Ингедиаль и протянул его отцу.
  - На, папа, возьми, туда без оружия лучше не ходить, - Гомза шмыгнул носом и поправил съехавший плащ.
  Астор взял в руки меч и стал пристально разглядывать его рукоятку.
  - И ты еще сомневался, была ли битва? Посмотри сюда! - он поднес меч к самому носу сына. - Видишь, она стала белой!
  Гомза с изумлением посмотрел на рукоятку, которая белела в полутемном подвале ярким пятном, хотя совсем недавно она была желтоватой.
  Гомза в страхе ожидал увидеть наверху разгромленный дуб, но с облегчением увидел, что дома ничего не изменилось. Они до смерти перепугали маму, которая подтаскивала к двери тяжелый комод. Фло повисла у Астора на шее и громко разрыдалась. Она сбивчиво рассказала, что разбойников стали загонять в сторону болот, тянущихся перед Сгинь-лесом. Астор торопливо снял со стены блестящий щит, принадлежащий какому-то доблестному предку Фло, и выскочил на улицу.
  
  *** *** ***
  
  Гомза с Астором сидели на скамейке рядом с домиком. Они доставали семечки из разрезанной пополам тыквы и складывали их в миску. Алиссум, растущий на клумбе, распространял стойкий аромат меда, на одном из 'семи чайников' сидела пестрая бабочка и вяло шевелила крыльями.
  - Когда у меня ничего не вышло с экспериментами, я решил рискнуть и испробовать состав на себе, - начал свой рассказ Астор, бросив несколько семечек воробьям. - Время было самое подходящее - скопление планет. Я посмотрел на них в телескоп, пошел в кабинет и выпил приготовленный раствор. Вокруг меня все закружилось, и я словно провалился в глубокую яму. Очнулся вот в этом доме, лежу на кровати, голова раскалывается от боли. Обошел все вокруг - никого, ни одной живой души. Я несколько дней промучился, не верилось, что я здесь один, хоть волком вой. Сяду вечером на скамейку, задеру голову и смотрю на звезды, вспоминаю свой телескоп, и душа на части разрывается. Нашел на столе коробку с семенами; тяпки и лопаты в сенях были, решил клумбу для цветов разбить, да тыквы в поле посадить. Потихоньку втянулся, даже нравиться стало этим заниматься. А потом порядок наводил, из шкафа выпала книга, а из нее листик какой-то торчит. Посмотрел - а это рецепт раствора для перемещения во времени. Я обрадовался, думал, домой скоро попаду. Но этот раствор был не таким, как первый. Тот переносил предметы целиком, правда, непонятно куда. А этот четко переносил тебя в указанное время, но когда действие заканчивалось, я снова возвращался на прежнее место.
  Гомза вскочил со скамейки и уставился на Астора с мольбой в глазах.
  - А можно мне, хоть разочек?
  Астор отодвинул миску с семенами и вздохнул.
  - Только один раз, так что выбери время, которое для тебя очень важно.
  Гомза задумчиво почесал лоб - вот задача! Он взял пригоршню семян и стал их грызть, временами угощая воробьев.
  - А что будет, если я сам себя увижу?
  - Мы с тобой будем незаметны. Но при определенных обстоятельствах, можно стать видимыми, это возможно лишь в том случае, если меч Ингедиаль с белой рукояткой. Вот тогда можно вволю пофантазировать. Или ты хочешь вещь сам себе незаметно подбросить, или стать видимым, но образ свой слегка изменить, так, чтобы ты из прошлого не испугался. И в этом образе можно побеседовать с самим собой, что-то ценное сказать. А можно сделать так, что видеть тебя не будут, но зато услышат. Перед этим нужно просто взяться за рукоятку меча и решить, как ты хочешь себе помочь. Так что подумай, в каком времени тебе было тяжело так, что хуже не куда.
  - Я знаю! Это тогда, в Сгинь-лесе, я хочу, чтобы ты сам все увидел. Мы сможем вместе? - он обрадовался, когда Астор ему кивнул, и, засунув семечки в карман, пошел за отцом в дом.
  Астор вытащил из стола небольшую баночку с золотым порошком.
  - Сосредоточься на том времени внимательно, - сказал он серьезно. Гомза с Астором взялись за рукоятку меча и подбросили щепотку сверкающей смеси в воздух.
  Комната окрасилась желтым светом, и окружающие их предметы растаяли. Вместо комнаты появился заснеженный лес, пронизывающий ветер и две сгорбленные фигурки на склоне горы.
  Гомза даже не предполагал, что так тяжело смотреть на себя самого со стороны, особенно если другая сторона показывает тяжелое время. Гомза вглядывался в измученного, выбившегося из сил мальчика, и внутри все сжималось от боли и сострадания. Он обернулся к отцу, который вплотную подошел к сосне, где сидела скрюченная фигурка.
  - Не вздумай сам себя жалеть. Сейчас ты должен помочь себе совсем не так, как бы трудно ни было, - Астор обнял замерзшего Гомзу за плечи и замер. Гомза тоже подошел вплотную к себе самому и обнял себя. Холод и ветер, тоска, безысходность ворвались с силой в него, сметая на своем пути все хорошее. Гомза еще крепче обнял себя и попытался мысленно сказать, что все закончится хорошо, он-то знал. Но тот, другой Гомза, ничего и слушать не хотел, он продолжал выбрасывать в пространство такую тоску, что было ощущение - от них с отцом ничего не останется. Потом вдруг Гомза полез в карман и достал оттуда тыквенную семечку. Он положил руку на рукоятку меча, что висел у Астора на поясе и крепко ее сжал. Астор молча ему кивнул и мальчик положил семечку за щербинку коры.
  Другой Гомза медленно поднял голову, посмотрел на семечко и взял его в руки. Он улыбнулся и прижал его к себе, и они с отцом почувствовали огромное облегчение.
  В этот момент Сгинь-лес стал таять, и вскоре они снова стояли в маленькой комнате.
  
  *** *** ***
  
  - Черт возьми, Астор, ты вылитый холмовик! - Грелль крепко обнял друга и похлопал его по плечу.
  - Еще совсем недавно, услышав такое заявление, я бы крепко обиделся, - ответил ему Астор, широко улыбаясь, и жестом пригласил сесть в кресло. - Даже не верится, что с тех пор, как мы с тобой здесь последний раз разговаривали, произошло столько всего!
  Было раннее утро, из окна кабинета можно было увидеть плотный туман, окутавший весенний лес.
  - В мое отсутствие ты столько сделал для моего сына, что я перед тобой в большом долгу, - Астор достал из стола баночку с золотистым порошком и поставил ее перед Греллем. - Как пользоваться, могу показать прямо сейчас, ты только время выбери, куда бы мы с тобой могли перенестись.
  - Это все значительно упрощает, не придется тебе рассказывать длинную историю. Ты же знаешь, как я этого не люблю, - Грелль взял в руки баночку и стал ее рассматривать. - Аудиенция! - он со стуком поставил банку на письменный стол и откинулся на спинку кресла.
  Астор достал из банки порошок и бросил его в воздух. Помещение окрасилось золотистым светом и вскоре два друга стояли в королевском дворце.
   По двум сторонам от них тянулась длинная колоннада, на мраморном полу отражались свечи, стоявшие в помпезных канделябрах. В конце зала стояли два трона, на которых сидели Эмирамиль и Хидерик. Дверь открылась, и внутрь, сняв шляпу, вошел Грелль. Выглядел он устало, на лице темнела щетина, рука была перевязана.
  - А выглядел тогда я неважно, - шепнул Грелль на ухо Астору.
  - Можешь говорить громко, нас все равно не услышат, - ответил ему тот, внимательно следя за происходящим.
  В это время другой Грелль неторопливо подошел к королевской чете и склонил перед ними голову.
  - Что ты хотел узнать у нас, ливнас? - спросила его королева, кивнув ему в ответ.
  - Хотелось бы спросить их величества о моих родителях. Ливнас, который выловил меня из ручья, сказал, что корыто плыло из дворца, - Грелль с надеждой посмотрел на королеву и выжидающе замер.
  - Когда это произошло? - королева с интересом посмотрела на Грелля.
  - Это было двадцать семь лет назад, второго апреля.
  Королева сильно побледнела и сжала руками подлокотники трона.
  - У тебя осталось что-нибудь из детских вещей? - каким-то глухим голосом спросила она его.
  - Только эта пеленка, - Грелль показал рукой на перевязанную руку.
  Король сделал ему знак подойти поближе, и вскоре взволнованная королева внимательно разглядывала вышитый на ней рисунок.
  - Это просто невероятно, значит, еще до пожара кто-то выбросил вас в ручей? - Эмирамиль резко повернула голову к Хидерику и взяла его за руку. - Это он, - сказала она мужу.
  - Ты уверена? - король стал белым, как мел и встал с трона.
  Эмирамиль тоже встала и взяла Грелля за руку. Тот растерялся, так как это было совсем как-то не по-королевски.
  - Мы твои родители, - тихо произнесла Эмирамиль и расплакалась, как маленькая девочка. Она нежно обняла Грелля и покрыла его колючие щеки поцелуями. Хидерик тоже его обнял и похлопал по плечу.
  Все трое сели на мраморные ступени рядом с тронами и Эмирамиль начала свой рассказ.
  - Было это двадцать семь лет назад. Той весной я родила двух мальчиков-двойняшек. Были они на нас с мужем совсем не похожи - волосы, черные как смоль, карие глаза, кожа у одного белая, а у другого - смуглая. Боррелия тогда заохала, запричитала, что не к добру это, но я и слышать ничего не хотела. Грудью я вас покормила только один раз. Внезапно в вашей комнате начался пожар, все подумали, что подсвечник перевернуло сквозняком. Он до того быстро распространился, что пока побежали за водой, сгорела вся комната. Что тогда было с нами, описать невозможно, я думала, сойду с ума от горя. Но сердце мое мне говорило, что вы живы! Разум и чувства боролись в моей душе, разрывая ее на части! Меня все утешали, говорили, будут еще дети. Но я знала, что не будет. И я знала, что будет эта встреча, понимаешь, знала, - Эмирамиль взяла руку Грелля и с любовью ее поцеловала. - Сколько ночей я плакала и звала тебя. Днем я сидела на этом троне и жалела, что не родилась обычной древесницей. Я была уверена, что именно из-за своего трона я потеряла своих мальчиков. Поэтому, встретив сейчас одного из вас, я счастлива, как никогда, - Эмирамиль вытерла слезы платком и прижалась к Греллю.
  - Это твой дом, сынок, - сказал Греллю Хидерик и сжал его ладонь в своей руке.
  Грелль задумчиво потер лоб и посмотрел на огромную картину в конце зала, где была изображена коронация короля.
  - Я не смогу здесь жить. Просто это не мое. Здесь столько условностей и церемоний, что боюсь, мне их все не выучить, - ответил он и поцеловал руку матери.
  - Когда ты приедешь снова? Мы пришлем карету за тобой, - Эмирамиль крепко прижалась к Греллю, обняв его рукой.
  - На той неделе, - ответил он и зажмурился от счастья.
  Зал с колоннадой стал тускнеть, и скоро Астор с Греллем снова сидели в кабинете за столом.
  - Черт возьми, как трогательно, Грелль! Прими мои поздравления! - видно было, что Астор смущен и не знает, как теперь себя с ним вести.
  - Только не надо менять ко мне отношение, умоляю тебя! Иначе прикажу срубить твой дуб, - Грелль подмигнул другу, и они весело расхохотались. - Вот оно как бывает, помогал Гомзе найти отца и сам нашел свою семью, - он задумчиво посмотрел на утренний туман.
  - Роффи знает?
  - Пока не говорил. Боюсь, что сразу все станет по-другому, - Грелль встал с кресла и стал прохаживаться по кабинету.
  - Она девушка неглупая, - Астор тоже встал и посмотрел в окно. - Я вот чего не пойму. Что-то этот пожар мне кажется умышленным поджогом. А если так, то возникает много вопросов, - он развернулся и посмотрел на Грелля.
  Тот подошел к столу и облокотился на него руками.
  - Нужно попасть в то время, - решительно сказал он.
  Астор молча открыл банку и бросил золотистую щепотку в воздух.
  Они вновь оказались во дворце, на этот раз в небольшой спальне. В центре нее стояли две колыбельки с кружевным пологом. У окна стоял большой деревянный комод с массивным подсвечником в форме дерева.
  - Астор, смотри - это я, - Грелль наклонился над младенцем со смуглым личиком и погладил его по щеке.
  В этот момент дверь открылась, и в комнату вошли двое - мужчина и женщина.
  На их лица упал свет от пламени, и Астор с Греллем узнали Боррелию и Тилиана. Они торопливо подошли к колыбелькам и застыли, разглядывая детей. Тилиан был совсем молодым, его каштановые волосы были слегка взъерошены, а лицо выражало крайнее беспокойство.
  - Матушка, вы уверены? Может ли такое быть? - он посмотрел на Боррелию с мольбой в глазах.
  - Я еще ни разу ничего не напутала,- резко ответила та и нахмурила сросшиеся брови. Она поправила рукой тяжелый пучок черных волос, собранный на затылке, и стала нервно прохаживаться по комнате. Потом подошла к двери, проверила - нет ли кого за ней, и вновь подошла к сыну.
  - Один из них нас убьет, - громким шепотом сказала она Тилиану.
  Тот побледнел и стал кусать губы.
  - Который? - спросил он и наклонился к детям, пристально посмотрев на малышей.
  - Этого я не знаю, - Боррелия досадливо махнула рукой.
  - Что же тогда делать, не будем же мы убивать двоих? - Тилиан в ужасе отпрянул от нее, и казалось, готов был вот-вот заплакать.
  - А ну, возьми себя в руки! Речь идет о наших жизнях, а ты тут, как сопливая барышня, руки заламываешь, - прошипела ему мать и задумалась. - Если убить их двоих - гарантия будет полная. Но в этих детях такая огромная сила, что не использовать это себе в выгоду было бы просто глупо. Значит, нужно рискнуть, - она внимательно посмотрела на личики мальчиков и достала из-под ворота платья подвешенный на золотой цепочке фиолетовый кристалл. Она крепко сжала его в своей руке и закрыла глаза. По ее телу пробежала дрожь, и она заговорила чужим грубым голосом.
   Один из них страшнее кровопийцы.
   Получит имя Черного Убийцы...
  Она еще некоторое время постояла, словно оцепенев, и решительно подошла к кроваткам.
   - Черный Убийца...должно быть, этот смуглый. Мальчиков нужно отдать Амиру, что в лесу живет. Я его уже вызвала. Пусть он бледненького воспитывать будет, как мы скажем, а смуглого утопит. А мы тут все так устроим, будто пожар начался и дети сгорели.
  - А вдруг не получится? Это ведь не шутки - убить королевских детей! - Тилиан в ужасе смотрел на мать.
  - Ну что ж, давай уйдем отсюда и забудем про этот разговор. И тогда мы с тобой всю жизнь будем прихлебателями королевского двора, пока кто-то из них не вырастет. А так, мы сможем переехать в лес, и ты там сможешь стать главным! - Боррелия скрестила руки на груди и надменно посмотрела на сына.
  Видно было, что в душе Тилиана шла ожесточенная борьба с самим собой.
  - А в лесу ливнасы сами будут приносить тебе свои родовые сокровища, я знаю, как это сделать, - она самодовольно наклонила голову набок и выжидающе посмотрела.
  - Хорошо, я согласен, - Тилиан тяжело вздохнул, взял детей на руки и быстро вышел.
  Боррелия в это время достала из кармана маленький мешочек с какой-то травой и насыпала ее по всей комнате. Потом взяла подсвечник и бросила его на пол. Вверх взметнулся сноп пламени, поглощая все на своем пути.
  - Я думаю, пора вмешаться! - крикнул Астор Греллю, и они побежали за Тилианом.
  Тот сложил детей в приготовленную плетеную корзину, привязал к ручке веревку и, открыв окно, спустил ее вниз. Внизу ее подхватил ливнас в охотничьей шляпе. Рядом с ним стояла телега, запряженная лошадью, куда он ее быстро спрятал. В этот момент во дворце началась паника. Фрейлины с визгом разбегались, подобрав руками свои пышные платья, слуги с ведрами воды бегали безостановочно.
  Тилиан тоже схватил ведро и помчался на улицу. Там он подбежал к ливнасу на телеге и схватил его за ворот.
  - Смуглого убрать! Смотри, Амир, не перепутай! - сказал он ему в самое ухо и рванул дальше.
  Ливнас хлестнул лошадь и поехал в сторону леса. Астор с Греллем запрыгнули на телегу и поехали вместе с ним. Грелль обнял корзину и прижал к себе обеими руками.
  Ехали долго, лес становился все гуще и неприветливее. Наконец ливнас натянул поводья, и лошадь остановилась. На небольшой поляне скособочилась маленькая избушка, рядом с ней прилепился сарайчик. Недалеко от дома шумела горная река, петлявшая между крупных валунов. Мужик зашел в избу и поставил корзину на широкую лежанку, прикрытую выцветшим одеялом. Он зажег свечку и вытащил мальчиков из корзины, положив их рядом. Поднес свечку к ним и внимательно посмотрел. Один из них тихо заплакал.
  - Ну, чего, брат, чуешь, небось беду, вот и плачешь, - сказал тот, взяв в руки маленького Грелля. - Ну, видать, судьба у тебя такая, - сделал он философское заключение и пошел с младенцем к ручью.
  Астор сделал Греллю знак рукой, и они положили руки на рукоятку меча, быстро перебросившись словами.
  Мужик подошел к ручью и вздрогнул, услышав, как его зовут по имени. Он резко развернулся и, положив ребенка на землю, рухнул на колени.
  Перед ним, переливаясь золотым светом, стояли две прозрачные фигуры ливнасов. Над головой у них переливалась радуга, а лица были такие светлые, что от избытка чувств мужик хватал ртом воздух, не в силах выдавить из себя ни звука.
  - Амир! - снова услышал он. - Не убивай младенца, не бери грех на душу, - говорил ему Астор, подходя все ближе и ближе. - Это будущий государь наш, он жить должен!
  Амир с вытаращенными глазами вознес руки к небу и заголосил.
  - Святой Хидерик! Я тебя узнал, господи, счастье-то какое! А тот второй кто будет? - пролепетал он, ползая перед ними на коленях.
  - Это Святой Греллиус! - важно ответил Астор, добавляя мысленно к золотому свечению розовые переливы.
  Амир сложил молитвенно руки и пару раз стукнулся лбом о землю.
  - Не переживайте, Ваши Святейшества, не трону мальчонку, ей-богу!
  Он торопливо принес корытце, положил его туда и пустил по реке.
  Астор с Греллем под громкий возглас Амира растаяли в воздухе, осенив его благословительными жестами.
  
  *** **** ***
  Тюса собрала открытки, принесенные ей Шимой для автографов, и пошла в сторону грецкого ореха. Лишь бы у Ле Щины было хорошее настроение, и она подписала открытки, подумала она про себя. Ну, в крайнем случае, подпишет Дук, решила она и повеселела от этой мысли. Сегодня ей предстояло вымыть два окна в гостиной и повесить туда новые занавеси с длинной бахромой.
  Кикиморка положила стопочку открыток на сервант, принесла тазик с водой и поставила его на низенький стул. Тут она увидела, как сверху по лестнице спускается Ле Щина, держа в одной руке свернутую газету. Вид у нее сегодня был необычный - она была одета в узкое длинное платье песочного цвета, волосы рассыпались по плечам. Ее нос был слегка распухший, словно она недавно плакала.
  Кикиморка отметила про себя, что Ле Щина стала похожа на большую кисточку, которую обмакнули в оранжевую краску. Тюса подскочила к серванту, схватила открытки и, широко улыбаясь, протянула их хозяйке.
  - Вот тут девочки передали для автографов, - бойко протараторила она, разглядывая длинные сережки Ле Щины.
  Но та вдруг неожиданно схватила кикиморку за руку и резко дернула, рассыпав по полу широкий веер открыток.
  - Ах ты, маленькая гадина! И сколько же тебе заплатил этот журналистишка за эту гнусную статейку? - прошипела она Тюсе, буравя ее покрасневшими глазами.
  - Какая статья? - ошарашенно спросила кикиморка, попятившись назад. Она наткнулась на стул и с грохотом перевернула таз, разлив воду по всему полу. Открытки встрепенулись и закружили по водной глади растекающейся лужи.
  На шум прибежал Дук, перепрыгивая по лестнице через две ступеньки. Он схватил Ле Щину за руки и отодрал ее от Тюсы.
  - Ну-ка успокойся, мы ведь не знаем наверняка, что это она, - закричал Дук разъяренной сестре.
  - А кто еще? Кто еще мог знать все это? И про бельевую веревку на втором этаже, и про мои розовые панталоны, которые, о ужас, так не гармонируют с цветом волос, и про ножницы, которые я все время бросаю в кофейную чашку! - заорала Ле Щина, извиваясь в руках Дука. - Да я ей сейчас такое устрою, что она у меня на всю жизнь запомнит! Я тебя увольняю, ты поняла?
  Ле Щина вырвалась, но узкое платье разрешило ей сделать только крошечный шаг, когда она силилась сделать второй, то поскользнулась и шлепнулась в лужу, пнув при этом таз, который с мелодичным звоном покатился в сторону кухни.
  Тюса, в свою очередь, не стала дожидаться того, что она запомнит на всю жизнь, и вылетела из ореха, на ходу надевая пальтишко. Она помчалась галопом в сторону лиственницы так, как будто была уверена, что Ле Щина непременно пустится вдогонку. Она даже оборачивалась пару раз, но ничего кроме прыгающей тропинки не видела. Около лиственницы она сбавила темп, чувствуя, как сердце колотится где-то в горле, а правый бок скрутило от боли.
  Тюса на ватных ногах поднялась по ступеням в свою комнату и рухнула на кровать, не раздеваясь. Тут она расплакалась в три ручья, уткнувшись в подушку.
  В дверь постучали, и кикиморка увидела кудрявую голову Фабиуса, вопросительно смотревшего на нее. Она сбивчиво рассказала ему о сегодняшнем событии, не забыв поведать, как Ле Щина упала в лужу. Фабиус обнял Тюсу за плечи и сказал, что он поможет ей разобраться в этом чудовищном недоразумении.
  - Могу я что-нибудь сделать для тебя прямо сейчас, чтобы ты перестала плакать? - спросил он ее, стоя у двери.
  - Да! Убрать отсюда портрет этой старой грымзы, - вдруг неожиданно для самой себя выпалила кикиморка, показав пальцем на толстую ливнасиху в позолоченной раме.
  Фабиус безропотно снял портрет и вынес его из комнаты, а Тюсе вдруг показалось, что места стало в два раза больше. Она стала от радости прыгать на кровати - каждый раз, когда долетала до потолка, прикасалась к нему подушечкой большого пальца, словно печать ставила. Как будто это не ее уволили, а она кого-то увольняла из своей жизни и ставила печати в приказах об увольнении. А когда все приказы кончились, Тюса села на кровать, достала книжку из тумбочки и, поставив перед собой русалочку, стала громко, с выражением читать.
  
  
  Глава 10. Регор
  
  Со смертью Боррелии ее колдовство, наложенное на Черного Стрелка, было разрушено. И теперь, когда Грелль знал дорогу к его дому, ему не терпелось с ним встретиться. В один из своих визитов к родителям он сел на лошадь и поскакал в сторону леса. Сгинь-лес теперь не внушал ему ужаса, ведь самое большое зло, которое в нем обитало, оказалось его родным братом.
  Грелль неспешно ехал по широкой тропинке, размышляя о последних событиях, так сильно изменивших его жизнь. Вот, наконец, горная речка изогнулась, и он увидел то самое место. С тех пор, когда Грелль с Астором были в Сгинь-лесу, здесь кое-что изменилось. Маленькая сосенка выросла в большую изогнутую сосну, вместо полусгнившего сарайчика была добротная конюшня, а там, где их увидел Амир, стоял большой молельный камень.
  Грелль спрыгнул с лошади, взял ее за уздцы и подошел к сосне. Недалеко от нее дымило кострище, тут же стоял деревянный столб с мишенью, в самом центре которой торчала стрела. Грелль постучал в дверь, но ему никто не ответил. Тогда он открыл ее и заглянул внутрь - там никого не было. На широкой поляне он увидел свежий могильный холмик с небольшим серым камнем сверху. Он подошел к нему и прочел нацарапанное на камне имя - 'Амир'. Тогда он отвел лошадь в конюшню, и, полюбовавшись гнедыми лошадьми редкой породы, вернулся в дом.
  Внутри сосны была лишь одна просторная комната. Около окна стоял рубленый стол с горстью грецких орехов посредине. Рядом со столом громоздилась лавка, в сидение которой торчал нож с широким лезвием. Сразу за окном, на стене, висели две большие картины, вырезанные по дереву, каждая из которой изображала силуэт ливнаса с нимбом над головой. Внизу каждой картины стояла подпись - 'Св. Хидерик' и 'Св. Греллиус'. Причем у Святого Греллиуса нимб был в два раза больше, отчего Грелль сделал вывод, что Амир принял за нимб поля их современных шляп.
  В дальнем углу стояла широкая лежанка с медвежьей шкурой, а на стене над ней белели оленьи рога с висевшими кожаными поясами.
  - А ну, выходи с поднятыми руками! - вдруг прозвучал грубый окрик снаружи.
  Грелль вышел за дверь и увидел темноволосого парня в охотничьем костюме, он стоял с натянутой тетивой и целился в него.
  - Смотрите-ка, к нам пожаловал Любитель Серебряных Медальонов! - он опустил лук и удивленно посмотрел на Грелля. - Не боишься, что в этот раз прицелюсь чуть пониже или ты предусмотрительно повесил экземпляр покрупнее? - он с вызовом посмотрел ему в глаза и ухмыльнулся.
  - Ну, во-первых, я знаю, что колдовства больше нет, а во-вторых, разговор есть, - он с интересом разглядывал Стрелка, пытаясь воспринять его в новой роли.
  Тот был высокого роста, телосложением покрепче Грелля, вьющиеся темные волосы схвачены сзади в небольшой хвостик. В чертах лица у них было что-то общее, но Грелль не стал бы сходу утверждать, что они слишком похожи. Сходство между ними, безусловно, было - такие же темные глаза, внешние уголки которых слегка опущены книзу, такой же нос с небольшой горбинкой. Но выражение лица у Черного Стрелка было совершенно другим, и все лицо от этого казалось намного жестче. Подбородок его окаймляла короткая бородка, и, может быть, именно из-за нее у Грелля создалось впечатление, что Стрелок намного старше него.
  - То, что колдовства нет, это я заметил: с ним ты бы черта с два сюда попал бы. А лошадь мог бы в конюшню не прятать, я твои следы еще от кривых берез увидел, - он насмешливо посмотрел на Грелля, и тот понял, что для него это равнозначно тому, как если бы Грелль в своем возрасте не мог бы читать.
  Они зашли в дом, и Стрелок с размаху бросил подстреленных куропаток на стол. Орехи со стуком покатились по полу.
  - Ну, выкладывай, зачем пришел, - он сложил руки на груди и пристально посмотрел на Грелля.
  Грелль попытался собраться с мыслями, подыскивая в голове подходящие слова - ведь не каждый день находишь брата.
  - Дело в том, что мы с тобой родные братья, - сказал он Стрелку и посмотрел на двух куропаток, связанных вместе.
  Тот хрипло рассмеялся, откинув голову назад.
  - Что-то в последнее время на меня посыпались родственники. Сначала Амир огорошил перед смертью, рассказав про родителей. Дескать, живы-здоровы, живут и процветают. Теперь братец пожаловал. Того, гляди, скоро полотенце с родовым деревцем придется вышивать крестиком, - он поднял с пола орех и стал подбрасывать его в руке.
  - Значит, ты уже знаешь, что мы с тобой королевские дети? - спросил его Грелль, радуясь, что не придется много рассказывать.
  - Ну, знаю, и что из того? Я уже не маленький сопливый ливнас, которому нужно на ночь читать сказки, - грубо ответил он, выхватил торчащий из лавки нож, взял куропаток и стал их разделывать.
  - Да разве родители нужны только для этого? Ты представляешь, что они пережили за эти годы, когда думали, что нас в живых нет? - Грелль хотел было рассказать ему то, что он видел собственными глазами, но в этот момент услышал стук и вздрогнул.
  - Не дрейфь, это не лесное привидение и не новый родственник, это мой сокол - Лирохвост. Услышал, что я птицу разделываю, вот и просится, открой ему дверь, - бросил через плечо Стрелок, не отрываясь от работы.
  Грелль открыл дверь и в комнату шумно влетел большой сокол. Он сделал круг по комнате и сел Стрелку на плечо. Тот покормил его внутренностями птиц и потрепал по голове.
  - Почему такое странное имя? - спросил Грелль, разглядывая широкогрудую птицу с продолговатыми черными пятнами под глазами.
  - Раньше здесь висело зеркало, - Стрелок махнул рукой на стену, где от зеркала остался большой невыгоревший след. - Передала нам его мать вашего Липового Предводителя, но тогда я не знал еще этого. Амир всегда, когда она подарки присылала, говорил - благодетели передали. Ну вот, зеркало было непростое: встанешь перед ним, попросишь показать, что в других лесах происходит - оно все покажет. Я подростком был, любил с ним играть. А этот, - он потрепал сокола, - никогда на него внимания не обращал, только когда я попросил зеркало диковинных птиц показать. Увидел лирохвостов, и давай кричать, крыльями бить по нему. Вот я так его и прозвал, - Стрелок протянул птице мясо. - А как старушенция та сгинула, зеркало в тот же день треснуло. И плащ сгорел...
  - Ты Боррелии сгореть помог? - Грелль пристально посмотрел на брата.
  - Я? Ну что ты! Это длань господня.
  Грелль вздохнул и посмотрел в окно на свежий могильный холмик.
  - Неужели тебе не хочется поговорить с родителями? - Грелль стал прохаживаться по комнате, искоса поглядывая на картину, где он с огромным нимбом смахивал на мухомор.
  - Я гляжу тебя Бледные Монархи, видать хорошо обработали, вон, как о них печешься. Мне почти тридцать лет вдалбливали в голову, что они убили моих родителей! И что я, убивая тех, кто к ним идет, делаю великое дело! Это уже потом сказали: извини, браток, ошибочка вышла, все, оказывается, совсем наоборот! Знаешь, я не могу так быстро перестроиться. Да и от разговора хотел бы воздержаться, ведь не годится собственного государя крыть трехэтажным матом, особенно если он к тому же твой отец. - Стрелок вытер тряпкой руки и швырнул ее на пол.
  - А они в чем виноваты? - спросил его резко Грелль и нахмурился.
  - В чем виноваты? Да как они могут управлять государством, если они не уберегли своих собственных детей! Если они не разглядели у себя под носом такое? О чем мне с ними разговаривать, если я и так знаю, что они мне скажут - какую-нибудь трогательную речь, от которой захочется громко высморкаться. Станут свой холодный трон с обручем на голову предлагать, но мне моя деревянная лавка и фетровая шляпа милее, - он горько усмехнулся и посмотрел в окно. - Для меня Амир был вместо родителей. Если бы не его заморочки с ангелами, нормальный мужик, охотился как бог, - Стрелок снял кожаную жилетку и бросил на лавку. - Так что я к ним на поклон идти не собираюсь.
  - А делать-то что собираешься? Так и будешь тут один жить? Ведь Амира больше нет, - Грелль выжидающе посмотрел на него.
  Стрелок скрестил руки на груди и, нахмурившись, посмотрел в окно.
  - Ну, во-первых, не один, у меня там три лошади, если ты заметил. А во-вторых, время должно пройти, чтобы в голове все устаканилось. Ты же живешь как-то, хоть тебя охотиться не научили - не помер же с голоду, - он с насмешкой посмотрел на Грелля.
  - Что ж, мне пора, - Грелль надел шляпу и торопливо вышел из дома.
  Он пошел в сторону конюшни, но потом остановился и выстрелил в мишень. Его стрела попала в самый центр, разломив торчащую там стрелу на две части.
  Грелль поскакал в сторону дворца, борясь в душе с неприятным осадком, от которого он никак не мог избавиться.
  *** *** ***
  
  - Ну, держи, Тюса, свою новую обувку! - торжественно сказал Зеленыч, поставив перед кикиморкой пару блестящих башмачков.
  Тюса только охнула, да руками всплеснула. Она натянула их на ноги и, схватив Дульсинею, стала с ней кружить по мастерской.
  - От них что, танцевать хочется? - спросил Сапожок, который пришел вместе с Тюсой.
  - И танцевать тоже, - уклончиво ответил Зеленыч и бросил очки в решето.
  Он закрыл за ними дверь, бросил корм рыбкам и подошел к окну, наблюдая, как ребята идут вдоль озера. Водяной взял толстую книгу и открыл ее наугад.
  - ...из гадких заморышей часто вырастают благородные птицы... - прочел он вслух.
  
  Тюса с Сапожком тем временем шли к центральной тропе. Кикиморка без конца останавливалась и проводила рукой по пушистым перышкам, что были пришиты по краю башмачков.
  - Если бы брат увидел, лопнул бы от зависти, - заявила она Сапожку и довольно рассмеялась.
  Сапожок натянул пониже колпак и шмыгнул носом.
  - Я все хочу спросить тебя, а где твои родители? - робко спросил он.
  Тюса сразу стала серьезной и поправила резиночки на хвостиках.
  - Мы как-то летом гостили с братом на соседнем болоте у родни. Приезжаем, а родителей нет, бабка говорит - уехали на заработки. А я ей: а почему нас не дождались? А она: времени, говорит, не было, ехать надо было срочно. Потом время прошло, я опять бабку спрашиваю: а почему писем от них нет? Она отвечает: им, наверное, писать некогда. Правда, два раза голубь деньги приносил, но я думаю, это бабка подстроила.
  - Ты думаешь... - Сапожок остановился и серьезно посмотрел на нее.
  - Ясное дело - умерли они. Я же не дурочка маленькая, сразу все поняла, - она сорвала цветок и заложила его за ухо.
  Сапожок удивился, с какой легкостью она об этом рассказала, и тоже сорвал цветок.
  - Смотри, какая букашка смешная сидит! - крикнул он Тюсе.
  В этот момент порыв ветра сорвал с его головы колпак и поднял до самых верхушек деревьев.
  Тюса ошарашенно уставилась на Сапожка, раскрыв рот.
  - Так ты - кикимор? - растерянно спросила она, глядя на его ярко-зеленые волосы.
  Сапожок покраснел как вареный рак и молча кивнул.
  - А чего же ты скрывал? - Тюса недоуменно вскинула брови и подбоченилась.
  - Понимаешь, в наших краях кикиморов не очень-то любят. А когда наше болото пересохло, все разбрелись на заработки, кто куда. Подумал, что лучше помалкивать, мало ли что. А когда тебя увидел - удивился. Ты такая красивая и совсем не стесняешься своих зеленых хвостиков, - добавил он и вздохнул.
  Тюса смущенно опустила глаза и стала рассматривать камушки на тропинке.
  - Хочешь, я тебя чаем напою? - спросила она Сапожка.
  - Хочу! - с радостью ответил он. - Только я сначала сбегаю домой. У меня там для тебя стоит суфле из диких яблок!
  
  *** *** ***
  
  *** *** ***
  
  - Ну, а дальше что было? - Фло с интересом разглядывала свои владения, которые так неожиданно увеличились. Она прошлась по небольшой комнате и, подойдя к столу, машинально перевернула стоящую вверх ногами книгу.
  - Да ничего, первое, что увидел - Рукс, висевший на этой занавеске, - Астор засунул руки в карманы и стал расхаживать рядом с ней, сосредоточенно рассматривая краешек своего ботинка.
  - Только не говори, что ты совсем не застилал постель, не чистил зубы и пил некипяченую воду, - Фло показала на смятую кровать и нахмурила брови.
  - Мам, мы папу сегодня нашли, ты радоваться должна, а не пилить его за беспорядок, - Гомза укоризненно посмотрел на Фло, прижимая к себе Рукса. Он решил во что бы то ни стало разрядить обстановку и наморщил лоб, размышляя, как бы отвлечь маму. - Мама! Пойдем, посмотрим, какое тыквенное поле за домом! Папа, между прочим, сам их вырастил!
  Гомза заметил, что Астор делает ему за спиной у Фло какие-то знаки. Он вопросительно уставился на отца, но тут к нему развернулась мама, и он широко ей улыбнулся.
  - Тыквенное поле? Неужели ты выращивал тыквы? Святой Хидерик, не поверю, пока не увижу своими глазами, - Фло подобрала край платья и толкнула входную дверь.
  - До поля идти далеко, давайте я вам лучше покажу клумбу. Фло, алиссум пахнет просто божественно, - Астор подпихнул ее к цветущему прямоугольнику, белеющему у самых дверей. Он снова стал делать Гомзе какие-то знаки, но тот лишь недоуменно пожал плечами.
  - Я все-таки хотела бы посмотреть на поле. Это меня впечатлит больше. Куда идти?
  Астор поднял вверх руки, словно он сдается, и они пошли к темной арке высоких кустов. Фло не переставала восхищаться, оглядывая живописную дорогу. Когда они вышли к полю, солнце уже садилось. Лучи заката залили окрестности мягким золотистым светом, тыквы в этом освещении стали нереально яркими. Пугало улыбалось беззубым ртом, раскинув свои длинные руки в стороны.
  - Святой Хидерик, неужели это сделал ты сам? Астор, я даже и не знаю, что сказать... - Фло в умилении прижала руки к груди и, казалось, готова была вот-вот расплакаться. Она подбегала то к одной тыкве, то к другой и шутливо чмокала их.
  Потом она вдруг резко выпрямилась и подошла к чучелу.
  - Астор, неужели это сделал ты? Как ты мог? Это же подарок...я так старалась, вышивая этот папоротник! - срывающимся голосом произнесла она, разглядывая рукав кофточки. - Разве я тогда могла представить себе, что несчастная кофточка сначала сгинет, а потом будет нарядом для чучела!
  - А что мне оставалось делать? Больше ничего под рукой не было, - он развел руками и виновато улыбнулся. - Я обещаю тебе купить новую кофточку, нет, торжественно клянусь! Ты нам сегодня приготовишь запеканку из тыквы?
  - Только обещай мне, что купишь у госпожи Буше, - Фло стала выбирать тыкву поспелее.
  Когда они шли к дому со спелой тыквой и весело смеялись, у Гомзы было такое ощущение, что все это уже было.
  
  
  
  *** *** ***
  - Это что же получается? Мы отправили кофточку сразу и в прошлое и в будущее? - Грелль в замешательстве остановился перед звездной картой и рассеянно уставился на нее. - Я думал, что наши эксперименты дадут ответы на многие вопросы, но теперь, запутался окончательно!
  - Помнишь, что я тебе рассказывал про время? - Астор сидел за столом в своем кабинете и складывал бумаги в стопку.
  - Помню. Ты его тогда с Шишелом сравнил.
  - Грелль, на самом деле, все времена существуют одновременно! Ты не мог это не почувствовать, когда в тебя стрелял Черный Стрелок, вспомни, - Астор отложил бумаги и выжидающе посмотрел на Грелля.
  Тот засунул руки в карманы и стал мерить шагами кабинет.
  - Что-то похоже ощущал в течение нескольких секунд. Никогда раньше не чувствовал одновременно и разъедающий страх, и огромный восторг. Я видел себя и брошенным младенцем, плывущим в корытце по ручью, и великим королем в короне с фиолетовыми камнями.
  Астор поднял вверх указательный палец и торжествующе улыбнулся.
  - Прекрасная иллюстрация! На самом деле многие понятия чисто условны. Сначала начинаешь понимать, что прошлое и будущее - это одно и то же, а потом в голове меняются местами время и пространство. Это полностью переворачивает и мировоззрение, и систему ценностей. Я раньше воспринимал другого ливнаса как другую личность, то есть как другое пространство. А теперь смотрю на него как на самого себя, но в другом времени. Понимаешь, на самом деле, что бы увидеть себя в другом времени не нужно изобретать сложные растворы, достаточно общения с близкими людьми. Или вот, предположим, приходит зима, как это явление воспринимает мозг? Так, что пришло другое время года. А ведь можно предположить, что просто наша планета перенеслась в более холодное место на своей орбите, и поменялось не время, а пространство. В общем, мыслей много и я думаю, что мне снова нужно встретиться с Проттом, - Астор встал из-за стола и посмотрел на Рукса. висящего на занавеске.
  - Мне сложно все это понять, но я постараюсь, - Грелль задумчиво посмотрел в окно.
  
  
  *** *** ***
  
  - Нет, нет и нет! - раздраженно вскрикнул Туссель, выведя Грелля из оцепенения. - Это синюхи нужно две столовые ложки, а бородавочника как раз - одна! - он вылил отвар в помойное ведро и стал заваривать новый.
  - Что вообще с тобой такое происходит в последнее время? - бурчал он, смешивая в тарелке травы. - Позавчера ты весь липучий мох скормил Марфутке! А я его, между прочим, три часа собирал, по отвесному склону лазил, до сих пор поясница болит! - он поставил чайник на печку и укоризненно посмотрел на Грелля.
  - Дед, ну я же говорил тебе уже - перепутал! Я подумал, что ты на выброс это у двери сложил, - оправдывался Грелль, собирая сухие стебельки от трав веником.
  - Отродясь ничего не путал! А тут на тебе - удружил, - Туссель покачал головой и стал мять травы в миске рукой.
  В этот момент в кухонное окно постучали и оба резко развернули к нему головы.
  - Лирохвост! - удивленно сказал Грелль, увидев сокола Стрелка, сидевшего на подоконнике.
  - Никакой это не лирохвост! Обычный сокол-сапсан! У тебя, внучек, точно расстройство какое-то. Это, видать, после той битвы последствия. Я тебе нонче заварю один отвар, он все как рукой снимет. Туда положить нужно эфедру, золототысячник....
  Что еще нужно было положить в отвар, Грелль не услышал, так как пулей вылетел наружу.
  Лирохвост с криком кружил над ясенем, то снижаясь, то взмывая в небо. Грелль помахал ему рукой и стал следить за ним взглядом. Сокол сделал еще один круг и сел ему на плечо. На его лапке был привязан красный кожаный шнурок. Его Грелль сразу узнал - это был шнурок от пояса Черного Стрелка.
  - Что-то случилось с твоим хозяином? - встревоженно спросил он у сокола.
  Тот закричал, забил крыльями и взмыл в небо. Грелль заскочил в ясень и стал торопливо собираться.
  - ...еще туда надо непременно положить лист ежевики, без него - никак; Варварин цвет, собранный в полнолуние; семечки осоки болотной, а самое главное...
  - Дед, я ненадолго отлучусь! - Грелль схватил колчан со стрелами и, козырнув рукой, захлопнул дверь.
  - Ненадолго отлучусь... сам собрался, как на поход трехдневный, а мне тут байки сочиняет, - пожаловался Туссель огромному пучку тысячелистника, висевшему в середине кухни.
  
  Грелль тем временем оседлал своего вороного коня и поскакал в сторону Белого замка. Дорога туда теперь была ему открыта, стражники знали его в лицо и получили соответствующее распоряжение от Их Королевского Величества. А к дому Стрелка эта дорога была намного короче по времени, несмотря на то, что была длиннее, чем напрямик через Сгинь-лес. Не доезжая до замка, он свернул в лес и, наблюдая за летящим впереди Лирохвостом, поехал по лесной тропе. Сокол перестал кружить высоко и с криком полетел в другую сторону.
  - Эй, ты куда? Ваша сосна - там! - Грелль натянул поводья и недоуменно смотрел на птицу, полетевшую в темнеющую чащу, вздымавшуюся на каменистом склоне. Он спешился и повел коня под уздцы, то и дело поглядывая по сторонам. Когда он прошел по краю широкого оврага, он увидел перед собой небольшую полянку, в центре которой бил небольшой родник.
  - Никак сам Меткий Глаз пожаловал! - услышал он голос Черного Стрелка. Он лежал рядом с родником, приподнявшись на одном плече. Лицо его было бледнее обычного, а сапог с правой ноги снят. Он жевал длинную травинку и, прищурившись, смотрел на брата.
  - Что случилось? - Грелль торопливо подошел к нему, внимательно рассматривая ногу.
  - Думаю - растяжение, - Стрелок покосился на распухшую ногу, смущенно опустив глаза. - Хотел сам допрыгать до сосны, но быстро выбился из сил. Пришлось Лирохвоста к тебе отправлять. Откуда такой породистый жеребец? - он, не скрывая удивления, посмотрел на коня Грелля.
  - Боевой трофей, - ответил тот и, подхватив сапог Стрелка, стал его укладывать в сумку. - Поедем ко мне, - сказал он брату и протянул ему руку.
  - Почему к тебе? Тут до сосны верхом рукой подать, - проворчал Стрелок и выплюнул травинку.
  - Потому что это может быть перелом! Нужно, чтобы тебя осмотрел Фабиус, - решительно ответил Грелль. Он заметил замешательство на лице брата и добавил. - Можешь не переживать, в лесу никто не узнает о том, что Черным Стрелком был ты. Я в прошлый раз забыл у тебя спросить, как твое имя, - он подвел брата к седлу и попытался его усадить туда.
  - Регор. Можно просто - Рэг, - у него сморщилось от боли лицо, когда он поправлял распухшую ногу.
  Туссель был весьма удивлен, увидев Грелля в компании незнакомца.
  - Что-то не припомню я тебя в здешних местах, - сказал он Регору когда они вдвоем с Греллем перенесли его на кровать.
  - Дед, это - мой брат. Зовут его Регор, можно просто - Рэг, - сказал Грелль опешившему Тусселю.
  - Как брат? - Туссель вытаращил глаза и быстро переводил взгляд с одного парня на другого.
  - Ну, так, как это обычно бывает. Ты же мне сам рассказывал, как повариха по речке корытце пустила. Ну вот, а его в другую сторону пустила, - Грелль улыбнулся и шутливо изобразил неповоротливую повариху с поклажей в руках.
  - В какую другую сторону? Там всего одна сторона! Вот вечно он так над стариком издевается, - пожаловался он Регору. - А как же ты узнал, что брат он твой?
  - А мы той поварихе устроили допрос с пристрастием, - ответил ему Регор, подкладывая под ногу подушку. Потом увидел испуганное лицо Тусселя и улыбнулся, обнажив ряд белых зубов: - Шутка!
  Туссель облегченно вздохнул и засеменил по комнате, то и дело поглядывая на Регора.
  - А ведь, действительно, похож ты, Регор, на внучка моего, - проворчал Туссель, сделав ударение на его полном имени. Когда дело касалось сокращений, Туссель был только двумя руками за, особенно если дело касалось расходов на питание. Исключение составляли лишь слова в рецептах, да имена, казавшееся ему при сокращении куцыми и невзрачными. Поэтому, методично сокращая рацион питания, буквально стремясь свести его к нулю, он параллельно увеличивал громоздкость названий в своих рецептах, иногда даже указывая где, и когда он ее сорвал.
   - Он у нас недавно отличился, самого Унук-Эльхайя победил. Загнал его в болото и дело с концом! Вот так ему тот жеребец достался! - похвастался дед и с гордостью посмотрел на Грелля.
  Регор приподнялся на одной руке и, прищурившись, посмотрел на брата.
  - Да ты у нас герой, оказывается. А я думал, ты тут орехи в стаканчиках продаешь.
  - Чтобы тут орешки продавать, нужно быть не меньшим героем. Знаешь, какая там конкуренция? Бабки на клочки разорвут! Я пошел за Фабиусом, а ты его накорми, как следует, - сказал он Тусселю и выскочил за дверь.
  
  - Ну, и где же вы, милейший, так ногу вывихнули? - поинтересовался Фабиус, осмотрев ногу Регора.
  Тот лишь развел руками и настороженно посмотрел на саквояж аптекаря.
  - Что ж, будем лечиться отваром 'Топ-топ' и мазью 'Двадцать секунд', - важно сказал аптекарь, доставая из саквояжа пузырьки и склянки. - Сразу предупреждаю: мазь с крайне неприятным запахом, но ничего не поделаешь - зато быстро лечит, - с этими словами он открыл небольшую баночку и стал аккуратно натирать ногу Регора.
  - Ну и вонь, это же трупный запах! - Регор заткнул нос и стал хватать ртом воздух.
  - И вовсе не трупом воняет, а как будто целая кастрюля еды пропала, - Туссель сморщился и закашлялся.
  - А по-моему, пахнет гарью, - сказал Грелль, отгоняя воздух рукой.
  Фабиус завязал ногу и обвел всех взглядом.
  - Ну вот, запах скоро пройдет вместе с опухолью, но вставать еще рано, нужно отлежаться, - он вздохнул. - А я все время чувствую запах гниющих растений, так на душе мерзко становится, что кажется, не двадцать секунд проходит, а двадцать лет. Ну, вот отвар, держите. Три раза в день, пренепременно с хорошим настроением, - он протянул банку с золотистой жидкостью и поправил очки.
  Когда Грелль провожал Фабиуса, их в дверях чуть не сбил Гомза.
  - А я к дедушке Тусселю! - радостно известил он Грелля. - Мама послала мяту к чаю купить. Говорит, что у нас не такая пахучая.
  - Это потому что она сушит ее неправильно! Надо толстым слоем раскладывать, тогда и цвет, и запах долго держаться будут, - назидательно сказал Туссель, протягивая Гомзе несколько пучков.
  Гомза взял мяту и вздрогнул, услышав, как кто-то разговаривает в комнате.
  - Это кто? - со страхом спросил он и побледнел.
  - Чего испугался? - Туссель рассмеялся и потрепал Гомзе волосы. - Это брат Грелля, заходи, познакомишься.
  Но Гомза стоял как соляной столп, чувствуя, что внутри него все сжалось от страха. Он бросил быстрый взгляд на обувь, стоящую в прихожей, на плащ, небрежно брошенный на кресло и, увидев, что они такие же, как у каждого второго ливнаса, облегченно вздохнул и шагнул в комнату, настороженно поглядывая на незнакомца.
  Тот пил горячий отвар из чашки, принесенный Тусселем и хрипло смеялся. Гомза сделал еще один шаг и посмотрел ему в лицо - словно прыгнул в ледяную воду. Лицо как лицо - на Грелля очень похож, в глазах смешинки. Посмотрел на Гомзу - подмигнул. Гомза улыбнулся и вздохнул с облегчением. Ему уже всюду Черный Стрелок мерещится, что за напасть такая! Хорошо, что не поторопился Греллю об этом сказать, вот бы он смеяться снова стал над ним!
  Гомза попил чаю с румяными плюшками, познакомился с соколом Регора и, прихватив пучки мяты, побежал домой.
  
  
  
  *** *** ***
  Тюса раскладывала сухие травы в новые бумажные мешочки, которые Фабиус вчера принес из типографии. Они были сложены аккуратными кучками и пахли типографской краской. Сбоку была яркая картинка целебной травы, а под ней - ее название. На этом заказе настояла Тюса, убедив аптекаря идти в ногу со временем.
  - Некрасиво! - заявила она в тот вечер, критически разглядывая стеллаж с бумажными пакетами. - Все пакеты одинаковые, как комары на болоте. Нужно, чтобы у покупателей в глазах рябило. Вот у Вурзеля, например, рябит от табличек, у Локусты - от голубей, у Зеленыча - от разноцветных материалов. У Мимозы, правда, не рябит, а щиплет от горящих палочек, но все равно такого больше нет нигде! Нам нужно сделать заказ господину Эйче в типографию, пусть напечатает нам пакеты с картинками. - Кикиморка зажмурила глаза - так ей представлялось легче. - К тому же, сейчас многие стали печатать рекламу. Вот, полюбуйтесь! - она протянула аптекарю пеструю мелованную бумажку.
   Тот поправил очки и стал читать вслух.
   То, что хочет карлик.
  У корней вашего дерева не слышно топота маленьких ножек? Вы не помните, когда последний раз видели высокий цилиндр в ночных сумерках? Вам просто нужно зайти в 'Старую ель' и купить то, что любит карлик!
  Порадуйте братьев наших меньших карамельным сиропом и крендельками с мятой, хрустящими перечными хлебцами и вялеными грибами, и хоровод из волшебной дюжины непременно закружится вокруг вашего ствола!
  Все в специальной упаковке!
  - Ну, Вурзель дает! - Фабиус прищурился и посмотрел в окно на 'Старую ель', словно проверял, толпится ли там очередь.
  Тюса поймала его взгляд и, подтянув растянувшуюся юбку, стала важно вышагивать перед прилавком.
  - Одна моя знакомая кикимора напечатала рекламу стирки белья. И реклама красивая такая получилась, в стихах. Мол, так постираю, что все будет как новое. И как пошли к ней клиенты со всех сторон, даже те, кто сроду белья не носил, им просто цветные картинки больно понравились. И выстроилась к ней огромная очередь до самых Северных гор. Она теперь не ест, не спит, все стирает... ну, пойдем в типографию? - спросила она напрямик, заметив, что аптекарь о чем-то задумался.
  Тот сначала поворчал немного, а потом и сам призадумался - а что, если Тюса права? Вон и Мимоза напечатала рекламу своего 'Теплого сада' и разослала с голубями по всей долине, не боится делать что-то новое. Он еще походил немного, ссутулившись перед стеллажом, а потом накрутил вокруг шеи шарф и пошел в типографию.
  И вот сегодня Тюса перекладывала травы, любуясь новой упаковкой.
  - Смотри, как красиво у нас теперь будет, - обратилась она к Малинесс де Пузырино, молчаливо наблюдавшей за происходящим. Тюса поставила на полку первую партию и захлопала от радости в ладоши. В аптеку в основном приходили больные ливнасы, с печальными лицами и грустными глазами. А когда они на стеллажах видели тоже все печальное и грустное, то печали и грусти становилось в два раза больше. А теперь-то точно будет все не так, это, как Зеленыч говорит, и пиявке понятно!
  Кикиморка весело раскинула руки и закружила по аптеке, иногда налетая в танце на пустые картонные коробки. Вдруг ей захотелось повторить то акробатическое движение, которое делала маленькая циркачка, выступавшая на празднике - дотянуться пальцами ног до затылка. Но то ли ноги у циркачки были длиннее, то ли затылок более выпуклый, но нога кикиморки категорически не хотела повторять подобный трюк. Тюса вдруг ужасно разозлилась на отсутствие у себя подобной гибкости и решила, во что бы то ни стало довести начатое дело до конца. Она развернулась спиной к стене, на которой висели плакаты с травами, подняла правую ногу назад, и, прижав ее коленом к стене, стала изо всех сил тянуть к макушке.
  В этот момент колокольчик весело звякнул и на пороге появился Дук. Он даже снял темные очки, чтобы получше рассмотреть произведение акробатического искусства, так неожиданно найденное в аптеке.
  Кикиморка смущенно побежала за прилавок, перевернув по дороге коробку с чистотелом.
  - Ты занимаешься йогой? - уважительно спросил Дук, поднимая чистотел с пола.
  Кикиморка побоялась, что не сможет повторить сложное слово, значение которого она совершенно не поняла, поэтому ответила так же, как отвечала ее бабка на вопросы, ответы которых не знала - нарисовала в воздухе рукой кривую загогулину с умным выражением лица.
  Дук понимающе закивал и стал рассматривать плакаты на стенах.
  - Я, собственно, пришел, чтобы сказать тебе, что это Адмиральша все рассказала журналисту. Я через свои источники выяснил. Так что ты можешь снова выходить на работу, - он лучезарно ей улыбнулся.
  Тюса скрестила руки на груди и покачала головой.
  - Ну, уж дудки! У меня и тут работы невпроворот, - ответила она Дуку, кивнув на коробки, разбросанные по полу.
  
  * * *
  
  
  - А вот и я, смотрите, сколько мильвериса нашел! - Грелль топтался около входной двери своего ясеня, ожидая, что кто-нибудь выйдет ему навстречу.
  Но в доме стояла непривычная тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов. Грелль торопливо заскочил в комнату и посмотрел на кровать Регора - она была пуста, покрывало аккуратно застелено. У Грелля внутри прокатился холодок, и все сжалось от напряжения. Он бросил мильверис на кухонный стол и выскочил наружу.
  Грелль в растерянности закружил вокруг ясеня, соображая, в какую сторону лучше пойти, как вдруг услышал, что недалеко заржала лошадь. Он побежал в ту сторону и вскоре оказался на широкой поляне, где паслись лошади Регора. Поляна была залита обеденным солнцем, из-под прошлогодней листвы пробивалась нежная светло-зеленая травка. Все вокруг было синим от колокольчиков пролесков, покрывших землю нарядным ковром. И на этом лазурном фоне три гнедые лошади, освещенные солнечными лучами, смотрелись неожиданно и ярко.
  Регор сидел в тени большого дерева и слушал, как ссорятся в ветвях две птицы. Он увидел брата и приветственно поднял руку.
  - Приветствую тебя, Истребитель Унук-Эльхайев! Наверняка подумал, что я смылся, - усмехнувшись, сказал он.
  Грелль сел рядом с Регором и поймал себя на мысли, что он радуется, как ребенок, его присутствию.
  - Как нога? - спросил он, чтобы скрыть свое смущение.
  Регор выплюнул травинку и, поправив шляпу рукой, внимательно посмотрел на брата.
   - Ты ведь не это хотел спросить, - он повернул голову к лошадям и громко свистнул. Лошади громко заржали и повернули к нему голову. Он помахал им рукой и снова посмотрел на Грелля. Тот наблюдал за дятлом, прыгающим по узловатой ветке.
  - Хотел спросить, может остаться тебе здесь, у меня, как ты на это смотришь? - он потер подбородок и вопросительно поглядел на Регора.
  - Я за эти дни много передумал. Пожив у тебя, словно на свою избушку в лесу по-другому посмотрел. Словно штаны, из которых вырос. Но и у тебя вряд ли приживусь, у вас тут свой уклад привычный, а я сам привык хозяином быть. Я, пожалуй, в долину поеду, к холмовикам. Я в зеркале Старой Интригантки видел, что в других лесах давно уже в ходу огнестрельное оружие. Да ты не бойся, я там никого убивать не буду, - он хрипло рассмеялся, увидев испуганное лицо Грелля. - Я там тир открою, это заведение такое, где холостыми по мишеням стреляют. И еще есть с детства придурь у меня такая - хочу запустить бумажного змея. Сколько раз пацаненком пробовал - ничего не вышло - запутывался в деревьях, словно умирал, повиснув на ветках. А у них там простор такой, наверняка получится. До тебя тоже ближе будет, чем сейчас, так что видеться будем часто, - он похлопал Грелля по плечу.
  Тот вздохнул и надвинул шляпу на глаза.
  - Я в последнее время сам не свой. Как будто в воздухе вокруг меня зреет что-то, давит на меня, - пожаловался он брату и облокотился на ствол.
  - Это жизнь с тобой в охотничьи игры играет, - Регор сорвал травинку и стал ее жевать.
  - Это как? - удивился Грелль.
  - Ну, видел, как сокол охотится? Он голубя видит за восемь тысяч шагов, а когда приметил его, у того шансов выжить - никаких. Голубь тогда примерно то же самое чувствует, просто правила там пожестче. И выжить он может, только поднявшись выше сокола, тогда тот просто теряет его из виду. Вот жизнь сейчас и стала для тебя соколом, - Регор встал и пошел к лошадям.
  Грелль посмотрел на брата и понял, как сильно он его любит.
  
  
  *** *** ***
  
  Зеленыч пил ароматный чай с баранками. Дульсинея прыгала по столу и громко квакала, было похоже на то, что она смеется.
  Неожиданно дверь распахнулась, и на пороге возникла Адмиральша в огромной шляпе из-под которой торчали локоны, напоминавшие внутренности вспоротого тюфяка. На шляпе гордо вздымался деревянный корабль в окружении бирюзовых волн-кружев. Его мачта запуталась в сухих водорослях, висевших вместо занавески; Адмиральша, взмахнув короткими ручками, оторвала водоросль и, поправив шляпу, широко улыбнулась. Она сделала несколько широких шагов по направлению к столу, прижав крохотную сумочку двумя руками к груди. Оторванная водоросль развевалась вокруг ее корпуса, словно финишная ленточка на груди у бегуна. В сегодняшнем наряде она была похожа на огромный чайник.
  - Хочу сделать заказ малютке своему. Сделай-ка ты ему сапоги, от которых он станет умным, богатым, веселым, красивым... так, что я еще забыла...- она сморщила лоб, а глаза подкатила так, словно пыталась разглядеть пассажиров на корабле своей шляпы. Зеленыч встал из-за стола и стал прохаживаться по мастерской, поглаживая бороду.
  - Сожалею, но у меня нет таких материалов, - сказал он и смахнул рукавом пыль с лысины Болтуция.
  - Не может такого быть, я знаю, что у тебя есть все, что угодно! - прокаркала Адмиральша и ее рыбьи глаза заметались по полкам стеллажа. Она сделала широкий шаг по направлению к нему и с огорчением поняла, что ограничила себе обзор до одной полки, так как вверх не могла поднять голову из-за громоздкой шляпы, а наклониться вниз ей не давал корсет, стиснувший ее в своих объятиях мертвой хваткой. Адмиральша так же широко шагнула назад и впилась глазами в полочку повыше.
  - А вот это что там у тебя в уголочке? - махнула она рукой, показав на серый мех, лежащий под стопкой других так, словно его припрятали.
  - Это очень интересный материал. Если из него сшить сапожки, у того, кто их наденет, будет невероятный нюх, он будет бегать, обгоняя ветер, появится волчий аппетит... - Зеленыч стал загибать пальцы на своей огромной ладони.
  - Это то, что мне надо! - перебила его Адмиральша и стала возбужденно прохаживаться по мастерской. - Мой сын неповоротлив и ничего не ест. А какие побочные эффекты?
  - Они проявляются в ночное время... - начал было водяной, но посетительница остановила его жестом.
  - Если в ночное время, значит, никто не увидит, - она хлопнула себя по лбу, убив комара, и стала ходить по мастерской, размахивая ручками.
  В нее словно был вбит невидимый кол, который разрешал ей вращаться только вокруг своей оси.
  - Да-да-да! Именно то, что надо! Не зря ты его припрятал! - она погрозила ему пальцем и раскатисто рассмеялась. У нее был такой вид, словно она собиралась раздавать милостыню. - Сейчас приведу к тебе сынулю, для снятия мерки, - она взмахнула крошечной сумочкой и пошла к двери.
  У зеркала она резко остановилась и в изумлении уставилась на отражение. В зеркале, вяло шевеля плавниками, плавала огромная сонная рыба.
  - Какая уродина! - Адмиральша несколько раз посмотрела себе через плечо, потом сделала попытку заглянуть за раму. - Не пойму, как это у тебя получается?
  - Оно само! - развел руками водяной.
  Адмиральша поправила накренившийся на шляпке корабль и вздернула подбородок.
  - В нашей антикварной лавке тоже полно всяких чудес. Я ее назвала своим именем. Но так как имя длинное, на табличке только его хвост - 'Четвертая'. Это так необычно! - Адмиральша прижала сумочку к груди и нырнула в занавеску.
  Дульсинея громко заквакала.
  - Даже не говори мне ничего, - обратился к ней Зеленыч. - Ну, не сказал, что ночью оборотнем станет, так она ж сама рта раскрыть не дала. Научится, может быть, собеседника слушать!
  
  *** *** ***
  
  Фабиус закупорил последнюю банку с пилюлями и разогнул затекшую спину. Только сейчас он заметил, что в комнате он был не один. Тюса сидела в кресле и так натужно морщила лоб, что могло показаться, будто ей кусали пятки с десяток русалок из Гиблых болот.
  - Милое дитя, что омрачает твое юное чело? - Аптекарь взволнованно подошел к кикиморке и увидел в ее руках измятую тетрадку.
  - Вот, решила сочинять стихи. Вчера была в гостях у Эйче, Шима мне рассказала, что в типографии вышла книжка стихов. А ее папа выдал поэтессе приличный гонорар, а в субботу будет авторский вечер. Она будет со сцены читать свои стихи в красивой шапочке с листьями тутовника, которую выдают в издательстве авторам, они ее называют Колпак Харизмы. Я у Шимы спросила, как это - стихи сочинять, она говорит, дело плевое, главное, рифму соблюдать - дуб - зуб, например. Я и подумала, почему бы не попробовать, я тоже хочу гонорары в тележках возить, - добавила она обиженным голосом и уткнулась носом в тетрадку.
  Фабиус улыбнулся, но тут же напустил на себя серьезный вид и задумчиво поскреб подбородок.
  - Как я понял, вас, юная сильфида, привлекли седые вершины Парнаса, - стекла его очков сверкнули, поймав солнечные лучи.
  Тюса уже было открыла рот, чтобы выяснить про непонятные слова, но передумала. Речь Фабиуса все время изобиловала странными словечками, недоступными ее пониманию, но теперь, когда Тюсу поманила творческая жизнь, такая интересная и насыщенная, не годится переспрашивать, как раньше, а то не видать шапочки как собственных ушей.
  'Должно быть, это курорт для поэтов!' - пронеслось в ее голове, и она удовлетворенно щелкнула языком, обрадовавшись, что, оказывается, привилегий намного больше, чем она думала.
  - Ну да, а кого же он не привлекет. Там говорят, есть гидромассажные ванны и прочие процедуры. Ветрено, правда, но ничего, главное, шапку поплотнее надеть, с длинными ушами. И процедуры пропускать нельзя. Один знакомый поэт-кикимор, не пришел вовремя на прогревание, так его сразу же с этих седых вершин спустили вверх тормашками... и еще Колпак Харизмы отобрали... - фантазия Тюсы стала набирать стремительные обороты и вскоре понеслась по широкой дороге ее воображения, напрочь забыв про тормозную систему. Остановилась она лишь тогда, когда увидела, что Фабиус корчится от смеха, вытирая слезы рукавом пиджака.
  - Ей-богу, не знал, что там такие строгости. Теперь я понимаю, почему поэтов немного, не каждый такое способен выдержать, - с трудом проговорил он, задыхаясь от смеха.
  - Оно и понятно, что не каждый. Шутка ли - пройти такие испытания. Он, этот Парнас, поэтому и седой - такого насмотрелся, не дай бог никому, - Тюса заерзала в кресле и мечтательно посмотрела в окно, свято веря в каждое свое слово. Была у нее такая вот особенность.
  - И как творческие успехи? - спросил Фабиус, протирая очки салфеткой.
  Кикиморка протянула аптекарю мятую тетрадку и, поджав под себя ноги, села в кресле поудобнее.
  На склоне Северной горы
  Растут брильянты как грибы.
  Один кикимор заблудился,
  Увидев это, удивился.
  Он до сих пор стоит на склоне,
  От счастья вверх подняв ладони...
  
  - Ну, что же, для начала неплохо, так трогательно - найти такое богатство, радостные строки. Правда, рифма 'горы-грибы' не самая лучшая, но для первых стихов сгодится, - аптекарь почесал затылок и посмотрел на кикиморку поверх очков.
  - Ну, строки, положим, совсем не радостные, - возразила Тюса. - Шел себе кикимор, никого не трогал, и вдруг бриллианты нашел. И что же ему теперь, спрашивается, делать? Карманов у него нет, бабушка такие брюки сшила, чтобы конфеты из буфета не таскал, лукошко тоже не захватил. Пока домой побежит, может, кто все соберет, стало быть, охранять надо. Вот он там и стоит до сих пор, бедолага, не ест, не спит, сторожит. Это трагедия! Я вот в лес с пустыми руками никогда не хожу, холщовый мешок всегда с собой беру, мало ли что. А то так и будешь стоять, выпучив глаза, - Тюса вальяжно развалилась в кресле, всем своим видом показывая недюжинные познания в этой области.
  - Я вот что тебе скажу, очаровательное дитя, тебе нужно фантастические рассказы писать. У тебя определенно талант, - Фабиус положил на стол тетрадку и ласково ей улыбнулся.
  Тюса засветилась от счастья и подняла вверх обе руки.
  - Быть мне под колпаком!
  *** *** ****
  
  Глава 11. Пылающие строки
  
  Астор постучал в огромную дверь, обитую темной кожей, и, взяв с пола большую картонную коробку, зашел в кабинет. Протт сидел за столом и просматривал бумаги, разбросанные широким веером. По всему кабинету стояли огромные коробки, чуть ли не до самого потолка. В нос ударил стойкий запах роз, хотя нигде цветов Астор не заметил.
  'Наверное, какое-нибудь новое изобретение - ароматизатор для офиса', - подумал Астор, оглядываясь по сторонам.
  - Был удивлен, когда секретарь назвал ваше имя, Астор, - Протт встал и вышел ему навстречу.
  Он был одет в белую рубашку с вельветовой жилеткой песочного цвета и классические черные брюки. Солнечные лучи залили кабинет ярким пронзительным светом, окрасив каждый его предмет золотисто-оранжевым. Лило вытянулся рядом с камином, положив голову на передние лапы. В ослепительных солнечных лучах его шерсть была похожа на розовый бархат.
  - Вот, принес вам в подарок две тыквы, - Астор смущенно поставил коробку на стол и достал из нее яркие плоды.
  Протт внимательно вгляделся в крупные тыквы.
  - Если учесть, что сейчас начало весны, они неплохо сохранились! Такое ощущение, что только что с грядки. Какие-то особые условия хранения?
  У Астора чуть не сорвалось с языка, что они на самом деле только что с грядки, но, представив, сколько при этом придется всего объяснять, он решил отказаться от этой идеи.
  - Главное - не переборщить с влагой, - загадочно ответил он, покачиваясь на каблуках.
  Они сели за стол, и Астор вкратце рассказал о своих приключениях. Прямо напротив стола, за спиной у Протта, висела большая картина без рамы, которую в свой первый визит Астор не заметил - а может, ее просто не было. На ней были изображены семь золотистых горных вершин на фоне лазурного неба. Полотно было большое, почти на всю стену, и взгляд Астора падал на него снова и снова.
  - Неизвестный художник. Полотно найдено в подвале старого холма, - сказал Протт, поймав взгляд Астора. - Знатоки говорят, что так выглядит гряда наших гор с другой стороны.
  - Красиво. Я часто думаю, что там за Северными горами, кто там живет? Может быть, другой вид ливнасов, или кто-нибудь, кого мы и представить не можем...
  - Поговаривают, что там сплошные болота и сырость такая, что живут одни лишь комары. А как на самом деле - не знает никто, - сказал Протт и сложил бумаги в ровную стопку.
  - Читал я в одной книге, что познать суть чего-либо можно, лишь изучив это с двух сторон, - задумчиво сказал Астор, разглядывая картину. - Взять хотя бы восточный обрыв, который вы называете западным: для нас он всегда был символом развлечений, а для вас - границей территории, за которой начинается черт те что.
  - Кстати, насчет обрыва. После нападения разбойников, он представляет собой жалкое зрелище! У меня возникла мысль сделать там ступени, хотел по этому поводу поговорить с вашим сходом, - Протт прошелся по кабинету, засунув руки в карманы.
  - Ступени? Очень интересно! Значит, холмовики смогут гулять по лесу? - Астор удивленно поднял брови, пытаясь представить эту картину.
  - Смогут, если захотят, - Протт улыбнулся краешком рта и потрепал собаку.
  Астор вдруг очень обрадовался.
  - Я сегодня же поговорю с Фланом об этом!
  - Все материальные затраты я беру на себя, а взамен мне бы хотелось, чтобы на вашем празднике я мог размещать свои торговые палатки. - Я как раз закончил ремонт пострадавших теплиц, - продолжал Протт. - После того, как мимо прошли тролли, у двух из четырех вылетели стекла. Один тролль наступил прямо в теплицу, на грядку с клубникой. Вы можете сами посмотреть, что получилось в результате, - они вышли из кабинета и направились к теплицам.
  - Понимаете, поначалу просто руки опустились, стекла выбиты, в самом центре теплицы - след огромной ступни, словом убытки колоссальные. Решили, что это место нужно летом как следует перекопать и посадить туда клубничную рассаду. Совершенно неожиданно в гигантском следе появились ростки роз, - Протт открыл дверь теплицы и подвел Астора к огромному следу тролля, который уходил вглубь земли на три ладони.
  В этом следе зеленели нежные розовые кусты с ароматными цветами.
  - Вот, полюбуйтесь, - Протт подошел к кусту и сорвал бутон. На его месте тут же стал формироваться и через несколько минут раскрылся точно такой же бутон ароматной розы.
  - Это настоящее чудо! Когда-то я читал легенду о неувядающих розах, но не мог предположить, что это возможно на самом деле! - воскликнул Астор, не веря собственным глазам.
  - Сорванные бутоны тоже не вянут, - сказал Протт и вручил розовый бутон Астору. - Работники теплицы уже заполнили розовыми бутонами всю свободную тару. Я пока еще не знаю, куда можно применить неожиданный исходный продукт. Мои сотрудники предложили мне сделать гирлянду для праздников - первая уже готова, ее можно будет посмотреть на празднике Большого Дерева.
  - Так вот откуда запах в кабинете! Святой Хидерик, неувядающие розы, как это прекрасно! - Астор вышел из теплицы и вдохнул запах сорванного бутона. На западе, над верхушками деревьев, алело заходящее солнце. - Какой красивый закат. Несмотря на то, что он символизирует завершение цикла, ощущение, что все только начинается.
  - А вы сильно изменились, Астор. По-прежнему предпочитаете эль холмобрагу? - Протт закрыл дверь теплицы, и они пошли по мощеной дорожке в сторону офиса. Вокруг стояли небольшие скамейки, росли стриженые кустики и благоухали маргаритки.
  - Я в своем заточении изобрел кое-что: ситро из лепестков роз. А если в моем рецепте использовать ваши неувядающие розы...
  - Весьма любопытно. Если напиток выйдет действительно стоящим, почему бы не начать его массовое изготовление? Я вам обещаю неплохой процент с продаж, - Протт остановился и внимательно посмотрел на Астора.
  - Сначала дегустация, - ответил Астор и снова вдохнул аромат бутона, зажатого в кулаке.
  - Что ж, договорились, - Протт кивнул ему, и они пожали друг другу руки.
  *** *** ***
  
  Когда Астор вышел от Протта, солнце почти полностью закатилось за горизонт. По сиреневому небу разметались золотые лучи, словно выстрелили прощальным салютом. У Астора было превосходнейшее настроение, в душе у него пели птицы и гремели фанфары одновременно. Подойдя к восточному обрыву, он остановился и посмотрел на раскуроченный троллями склон. Он представил себе лестницу, которая скоро, быть может, появится здесь, и фанфары грянули еще громче.
  'Подумать только, если бы не эта заварушка, то никто про лестницу и не подумал бы', - промелькнуло у него в голове.
  Он подошел к большой поляне, когда сгустились сумерки. На поляне горел высокий костер, а вокруг него сидели члены схода. Астор сел на теплый камень у самой тропинки и стал поджидать Флана, который в этот момент выступал перед сходом, бурно жестикулируя.
  - Ну, наконец-то, - произнес Астор, когда сход закончился и Флан горячо тряс ему руку.
  - Астор, дружище, я сегодня одержал победу на сходе! Мне удалось выбить из этих старых скряг разрешение на покупку противопожарной системы в нашу типографию! Я добивался этого два года! Ты не поверишь, эти старейшины так трясутся над каждым кейдом общественных фондов, словно он последний! - возбужденно произнес Флан, направившись с Астором в сторону дома.
  - Даже и не знаю, как после такого вступления к тебе обращаться, - замялся Астор и почесал затылок. - Понимаешь, Протт хочет лестницу строить, вот попросил узнать, как к этому сход отнесется.
  - А сколько нужно будет денег? - насторожился Флан.
  - Материальные затраты он берет на себя, его интересовало, не будут ли древесники против такого новшества. И еще он хочет размещать на наших праздниках свои палатки, - взволнованно сказал Астор, расстегнув верхнюю пуговицу рубашки.
  - Ну, если так, то кто же будет против. Заметь, холмовики сами, по доброй воле, хотят к нам в лес, это же прекрасно! - Флан провел рукой по волосам, и было видно невооруженным взглядом, что счастье переполняет его через край, и он готов осчастливить в данную минуту хоть холмовиков, хоть горных троллей.
  Они подошли к дубу Эйче и остановились, оживленно беседуя.
  - Я знаю, что мы сейчас с тобой сделаем! Мы поднимемся в мой кабинет и вместе выберем противопожарную систему из каталога! - заявил Флан таким же тоном, каким король на празднике объявляет: 'Вручаю вам меч Ингедиаль!'.
  Лицо Астора непроизвольно свела судорога, словно он залпом осушил стакан лимонного сока, но он героически совладал со своими эмоциями, решив, что его отказ не дай бог повредит появлению мраморного марша у обрыва.
  Весь вечер они просидели в кабинете Флана, разглядывая пухлый каталог с импортными товарами. Астор не переставал удивляться, разглядывая фотографии хитрых устройств и агрегатов. Флан, не умолкая, показывал ему фотографии пожарных устройств с такой нежностью и любовью, словно листал семейный альбом.
  В конце концов они остановились на устройстве фирмы 'Клабсинг и сын', которое называлось 'Ласковые струи'. Астору просто очень понравилось название, которое сразу развернуло в его воображении картину летнего дождя, и он безапелляционно ткнул пальцем в каталог, чтобы, наконец, покончить со всем этим побыстрее.
  - 'Ласковые струи'! - железным голосом произнес он, намереваясь поставить точку в их затянувшейся беседе.
  Флан тут же умолк и уставился в каталог.
  - Я ничего о ней раньше не слышал, - с сомнением произнес он, разглядывая фотографию.
  Астор понимал, что Флан готов продлить свое удовольствие долгожданного выбора до бесконечности, и решил нагло соврать.
  - Зато я наслышан! Чудо просто, а не система! Летний дождь по сравнению с ней - ничто! - выпалил он и удивленно отметил про себя, что был в этот момент очень похож на кикиморку из аптеки.
  - Ну, раз так, то и думать нечего, - Флан поднялся с кресла и похлопал его по плечу. - Да, чуть не забыл. В субботу в типографии будет литературный вечер. На сцене выступит сама Зулила. Вот тебе два билета в подарок!
  Астор зажал в руке две мелованных бумажки и быстро пошел к двери, опасаясь, что тема противопожарных систем неожиданно может вновь вспыхнуть подобно огню.
  
  *** **** ****
  
  Гомза, Тюса и Шима сидели около аквариума Зеленыча и смотрели на новых черепашек, которых он вчера выловил в озере. Они были крупнее остальных, с большими умными глазами.
  - Зеленыч, а ты все дно в озере обшарил? - поинтересовалась Тюса, наблюдая за пестрой рыбкой.
  - Каждый раз думаю, что все, но озеро постоянно преподносит сюрпризы, - ответил водяной, набивая в заварочный чайник сухую траву. - Как-то нашел подводную пещеру в том месте, которое знал с самого детства.
  - И что там было? - глаза у Тюсы возбужденно заблестели.
  - А что в той пещере, это надо видеть самому, коли доплыть туда сможешь, - Зеленыч лукаво улыбнулся и поставил чашки на стол. Он поставил в центр стола большое блюдо с печеньем из бурых водорослей. Каждый в лесу знал, что именно из бурых водорослей получается самое вкусное печенье, в чем ребята неоднократно убедились, отведав это лакомство у водяного.
  - Я вчера Адмиральшу видела - в кустах около нашего дуба шарила, - сказала Шима и откусила здоровенный кусок печенья.
  - Небось, медальон свой ищет, - язвительно изрекла Тюса и шумно отхлебнула чай.
  С Адмиральшей в последнее время столько всего произошло, что жители леса не успевали порой узнать, что за очередные метаморфозы может выкинуть ее семейка.
  А началось все с того, что неожиданно для всех, да и для себя самого, тихий невзрачный сын Адмиральши вдруг в полнолуние превратился в огромного безобразного оборотня. Он разодрал в клочья любимый костюм отца, что отглаженный висел на дверце шифоньера, до смерти перепугал свою мать, которая упала в обморок в самом неподходящем месте - на кухне в таз с опарой, и с оглушительным воем умчался в непроглядную тьму.
   Очнувшись, Адмиральша пришла в неописуемую ярость. Она крушила все, что попадалось ей под руку, кляня при этом водяного и его мерзкие сапожки, в коих видела причину несчастья, свалившегося вдруг на четвертое поколение ее рода совсем некстати. Усталый муж вернулся в грушу с работы голодный и злой - полдня он обхаживал клиента в своей антикварной лавке, а тот ушел и ничего не купил. А тут жена не иначе как помешалась: вся в тесте, с всклоченными волосами орет как ненормальная, только одно слово разобрать смог, которое она повторяла бесконечно - оборотень!
  Увидев свой костюм, изодранный в клочья, он ни секунду не усомнился, что это ее рук дело. Его словно обдало ледяной водой: ясное дело, каким-то образом жена узнала, что уже много лет он таскает деньги из семейного бюджета.
  - Я клянусь тебе, этого больше не будет! Я не буду больше воровать деньги из кассы, честное слово! - заорал он и рухнул перед ней на колени.
  Адмиральша уставилась на него обезумевшим взглядом, схватила антикварный зонтик эпохи Хидерика III и сломала его о голову мужа. Тот посчитал ущерб, нанесенный его персоне, более чем достаточным, для того чтобы вернуться в лавку, собрать все самое ценное и этим же вечером удрать в Дебри со скромной авоськой, припрятанной на чердаке, что раздулась от скомканных фелдов.
  Старая груша, в которой до этого дня жизнь местных снобов протекала вяло и однообразно, вдруг превратилась в эпицентр бешеных страстей. Колонки светской хроники буквально пестрели фотографиями ее жильцов, которых журналист Хлопушка подкарауливала в самые неподходящие для них моменты.
  Пережив стадию бешеной ярости, Адмиральша вдруг впала в прострацию - она часами сидела, уставившись в одну точку, тщетно пытаясь поймать за хвост ускользающие мысли. Она обнаружила, что в этой кутерьме она умудрилась потерять свой ненаглядный медальон с приземистой грушей. За последние несколько дней Адмиральша произвела столько импульсивных движений, что казалось, израсходовала годовой запас энергии и теперь не могла даже пошевелить мизинцем.
  А когда и эта стадия миновала, она выбросила из дома все корсеты, сочтя, что жизнь и так ее скрутила в бараний рог - чего уж тут утягиваться, тут наоборот, просторных одежд захотелось. Окрыленная творческим порывом, она за вечер сшила себе серебристую хламиду и, наспех собрав волосы сзади в маленький хвостик, двинулась на поиски потерянного медальона: ведь именно его потерю она связывала с катаклизмами, посыпавшимися на ее дом как из рога изобилия.
  - Вот найду медальон, и все как рукой снимет! - говорила она всякому, кто ей попадался, и заглядывала под каждый листочек в лесу. Но медальон все не находился, сын каждое полнолуние убегал, лязгая зубами, а муж, должно быть, проматывал в Дебрях драгоценный антиквариат.
  - Досталось этой, Четвертой, - сказал Гомза. размешивая ложкой сахар. - Это правда, что из-за тех сапог ее сын стал оборотнем? - спросил он Зеленыча.
  - Сама шкуру выбрала - сама пусть и расхлебывает, - ответил тот, намазывая печенье маслом. - Пока она не уразумеет, что жила неправильно, ей помогать нельзя.
  
  Когда ребята ушли, он взял очки из решета и открыл наугад толстую книгу.
  - Ступени, сложенные в ряд, два мира здесь соединят... - прочел он и задумчиво посмотрел в окно.
  
  
  *** *** ***
  
  Шишел посмотрел на громадную яму, зияющую вместо фонарного столба, и тихо сплюнул.
  - Не было печали - черти накачали, - проворчал он и стал засыпать яму лопатой.
  - Скажите, пожалуйста, министерство транспорта - это здесь? - прозвучал звонкий голос у него над самым ухом.
  Леший разогнул спину и увидел перед собой юную древесницу, с фотоаппаратом на шее и почему-то в мужских штанах.
  - Тута! - сердито ответил Шишел и покосился на толстый блокнотик в руках незнакомки.
  - Меня зовут Хлопушка, это мой творческий псевдоним. Я журналистка из 'Вечернего схода'. Вы мне сможете уделить несколько минут? - энергично выпалила она и принялась буравить глазами лешего.
  - Чего? - только и смог ответить ей тот, ошалевший от такого количества непонятных слов.
  - Я говорю, что хотела бы взять у вас, как у министра, интервью, - пояснила юная барышня и сдула длинную челку с глаз.
  - Не до этого нам теперича, - раздраженно ответил ей Шишел, кивнув на ямы и ухабы вокруг пня.
  - На это всегда надо время находить, на то оно и министерство, - возразила настырная журналистка и постучала карандашом по блокноту. - Вот наших читателей очень интересует вопрос - будут ли введены проездные билеты?
  - Это что за штука такая? - леший растерянно почесал затылок и прислонил лопату к пню.
  - Ну, это когда один раз заплатят, а целый месяц ездят, - весело отозвалась юная особа. - В иностранных лесах это модно!
  От такой наглости у Шишела глаза на лоб полезли.
  - Не знаю, как у них там, в тамошних лесах, может, у них там и мужики в юбчонках ходят, а мы тут лучше по старинке, - язвительно проговорил он и покосился на штаны журналистки.
  Та живо перехватила его взгляд и что-то быстро нацарапала в блокноте.
  - А еще наших читателей интересует - будут ли новые маршруты, по горным тропам, например?
  - Да чтоб я свою Марфутку в горы погнал - дудки! - вспылил Шишел и от переполненных эмоций топнул ногой.
  - Не годится министру быть таким консервативным! Нужно идти в ногу со временем, а иначе можно без кресла остаться, - ясным чистым голосом прозвенела сторонница новых веяний и недобро посмотрела на лешего. - Вот у вас и часы на десять минут отстают, - она ткнула пальцем на тутовник.
  Шишел задрал голову и посмотрел на часы. Наглая кукушка, которая прокуковала недавно пол пятого, так и висела в воздухе, раскинув крылья - самым бессовестным образом подслушивала.
  - Не больно мне и надо энто кресло! - крикнул Шишел, придя в ярость оттого, что его учит какая-то вертлявая девчонка в мужских штанах, а деревянные кукушки следят за каждым его шагом.
  Журналистка словно этого и ждала - ловко щелкнула фотоаппаратом у самого его носа, оставив в глазах лешего темные пятна. Тот испуганно охнул и схватился руками за глаза.
  - Бабка! Бабка! - заорал он что было мочи.
  Из пня выскочила испуганная старуха и подхватила его под руки.
  - Ох ты батюшки, что случилось такое? - запричитала она, подсовывая ему табуретку.
  Леший открыл глаза и огляделся.
  - Куды она делась? - стал он озираться вокруг себя, ища глазами журналистку.
  - Кого ты ищешь? - встревоженно спросила его бабка.
  - Ну, эту, как ее там... Петарду. Вот только что тут была, в мужских штанах, - сказал он, озираясь по сторонам.
  - Святой Хидерик! - вскрикнула бабка и пощупала ему рукой лоб. - Говорила я тебе, не доведет тебя энта работа до добра, - заголосила она.
  Шишел устало махнул рукой и с неприязнью посмотрел на блестящую табличку на своем пне.
  *** *** ***
  
  Гомза закрыл входную дверь за Тюсой и устало вздохнул. Ну почему так происходит каждый раз? Только решил он почитать новую книгу, как его волоком тащат на какой-то литературный вечер. Кикиморка, понятное дело, и мертвого уговорит, но стоило только представить себе, что придется весь вечер слушать стихи со сцены, как настроение мгновенно портилось дальше некуда.
  Не успел он подняться наверх, как у двери зазвонил колокольчик.
  - Привет, дружище! - Зак хлопнул его по плечу и подмигнул.
  Когда они зашли в комнату Гомзы, Зак развалился в кресле и заложил обе руки за голову.
  - Ты даже представить себе не можешь, какой объем работ я выполнил, - важно заявил он и замолчал, явно ожидая всевозможных расспросов.
  Но Гомза в этот момент мучительно размышлял, что же ему надеть на этот дурацкий вечер, так как кикиморка, прощаясь, безапелляционно заявила, что костюм должен быть официальный, но в то же время с романтическими нотками. Ему очень хотелось приколоть к своему строгому черному костюму большой металлический значок с гордым профилем знаменитого фельдмаршала, и его душа терзалась в раздумьях - можно ли это отнести к лирической мелодии или же это будет явным военным маршем?
  Зак, поняв, что вопросов от Гомзы он вряд ли дождется, решил взять инициативу в свои руки. Он вытащил из кармана тоненький блокнотик и открыл его, многозначительно посмотрев при этом на друга.
  - Так-так-так! Что тут у нас... Ага! За последний период проведено двенадцать слежек. Все это время объект вел себя очень подозрительно - без конца оборачивался назад, бормотал себе что-то под нос. Действия, которые он совершал в нашем родном лесу, были тоже подозрительными - он расставлял повсюду огромные горшки с землей.
  - Ну, что же тут странного, - перебил его Гомза. - Он же ландшафтный дизайнер, вот он горшки и расставляет.
  Но Зак лишь громко хмыкнул и поднял вверх указательный палец.
  - Это прикрытие! Я вытряхнул все горшки и проверил содержимое. В одном из горшков я обнаружил вот это, - с этими словами он протянул Гомзе браслет из ракушек на тонкой резиночке.
  Гомза взял в руки браслет и повертел.
  - Браслет как браслет. Он, наверное, с его руки просто соскочил, когда он землю насыпал в горшок, - предположил Гомза, разглядывая пестрые ракушки, раскрашенные в три цвета.
  - Ничего подобного, - резко возразил ему Зак. - Наверняка все это неспроста!
  Гомза понял, что его стремления взглянуть на ситуацию с другой стороны напоминают попытки отобрать бульонную кость у голодного пса.
  - Так ты что, все горшки Цитруса попереворачивал? - вдруг ужаснулся он.
  - Ну да! - гордо заявил Зак. - Нужно же было проверить его реакцию.
  - И какая же была реакция? - Гомза заерзал на стуле, в глубине души восхищаясь смелостью друга.
  - Громко кричал и топал ногами. А потом снова насыпал в них землю, - спокойно сообщил Зак точно таким же тоном, каким обычно папа говорил маме, что у него был изнурительный рабочий день.- Только я ее потом снова высыпал. А вдруг именно в этот раз он туда что-нибудь положил, - с гордостью добавил он и откинулся в кресле, всем своим видом говоря - что бы вы все без меня делали?
  Гомза представил себе, что может подумать иностранный дизайнер про нравы местных жителей, но вслух решил эту тему не развивать.
  - Но это еще не все! Два раза я взбирался на раздвоенную ольху и подглядывал в его окно! Меня просто мучил вопрос - на самом деле он такой толстый или у него под его балахонами припрятано что-нибудь - капканы, взрывчатка, например, - похвастался Зак своей сообразительностью и забросил ногу на ногу.
  Гомза лишь раскрыл рот и широко округлил глаза, пытаясь предположить, чем же все это могло закончиться.
  - Оказалось - на самом деле толстый. Но я неожиданно выяснил кое-что другое! Оказывается, он носит парик! Согласись - это неспроста! Зачем ему этот камуфляж, спрашивается? Наверняка хочет, чтобы его не узнали, видел бы ты его без парика - совсем не узнать! Вот я и подумал, остается лишь одно средство вывести его на чистую воду - публичное разоблачение. И для этого очень кстати подвернулся этот чертов вечер поэтов. Так что сегодня мы с тобой просто обязаны там быть, - подвел черту в разговоре Зак, лучезарно улыбаясь.
  У Гомзы по спине веселым аллюром пробежал целый полк мурашек.
  - Мы с Тюсой уже договорились туда идти, - осторожно сказал он, зная, как Зак терпеть не может кикиморку.
  Тот и в самом деле скривился, словно наступил в Марфуткину лепешку.
  - Куда ни шагнешь - везде эта пигалица, - раздраженно проворчал он и задумался.
  У Гомзы от сердца отлегло, наверняка теперь Зак не отважится на подобную авантюру. Но тот неожиданно встрепенулся и заблестел глазками.
  - Ну и кикимор с ней! Что же теперь, дело запороть из-за этого? В общем, собирайся, надень что-нибудь спортивное, чтобы движения не сковывало, - добавил он, поднимаясь с кресла.
  Гомза невольно вздрогнул, почувствовав неожиданное осложнение еще не решенной задачи, и грустно взглянул в сторону шифоньера.
  *** *** ***
  Грелль спускался с горного склона, зажав в руке большой пучок мильвериса. Именно сегодня он решил сделать это - попросить Роффи выйти за него замуж. Он тысячу раз прокрутил в своей голове торжественные слова, которые должен ей сказать и, вызубрив их назубок, успокоился.
  Утро было прохладное, по склону горы тянулись клочья тумана, а внизу, у подножья, переливались капельками росы луговые травы. Мокрые от росы сапоги Грелля казались лаковыми, он торопливо шел в сторону леса, любуясь первыми утренними лучами.
  Туссель уже хлопотал у плиты, гремя кастрюлями на кухне.
  - Вот те раз, мильверис! - всплеснул он руками, выйдя навстречу Греллю. - Далече, видать, ходил. Много там еще осталось?
  - Немного. Того и гляди, исчезнет скоро совсем, - грустно ответил Грелль и положил пучок с фиолетовыми цветочками на стол.
  Туссель подвинул к нему тарелку с кашей и шумно сел на табуретку рядом.
  - Я сегодня новую кашу изобрел - один овес и листья крапивы. Такая экономия, не передать! А самое главное - вкусно, - неуверенно добавил он, с трудом проглотив первую ложку. - Да, чуть не забыл, давеча прилетал сапсан от Регора.
  Грелль попробовав новое блюдо, отметил про себя, что его вороному коню оно наверняка придется по вкусу, и отодвинул тарелку, хлопнув себя по лбу.
  - Ну конечно, я совсем забыл, что обещал к нему приехать! - он встал из-за стола и торопливо пошел к дверям.
  - А каша? Добро переводить не годится, - проворчал ему вслед дед, постучав ложкой по его тарелке.
  - А никто переводить и не собирается, я ее потом доем, - заверил его Грелль, помахав на прощание рукой.
  Он вышел из ясеня и пошел в сторону долины. Он сегодня и сам собирался зайти к брату, ну а то, что их желания совпали, не могло его не порадовать. Первое, что он увидел, когда посмотрел сверху на долину - это белый воздушный змей, извивающийся в небе. Его легкий ромбик подрагивал в порывах ветра, он вилял разноцветным хвостом, словно играл сам с собой. По телу Грелля словно пробежала теплая ласковая волна, и он чуть ли не бегом стал спускаться вниз.
  Регор обустроился в старом заброшенном холме. Они с Греллем долго приводили его в порядок, выбрасывая мусор, который копился в нем, должно быть, еще со времен Хидерика Первого. Совсем недавно Регор открыл тир, привезя в него все необходимое оборудование. Грелль посмотрел на яркую вывеску тира с огромным черным силуэтом сбоку. 'Черный Стрелок' - извещали прямые строгие буквы на вывеске. Вокруг них были прибиты лампочки разной величины, и Грелль живо представил, как эффектно это будет выглядеть вечером. Холм, несмотря на утренние часы, был забит посетителями. Около стойки толпилась очередь, всем не терпелось пальнуть по мишеням.
  - Дела, как я погляжу, процветают, - Грелль обнял брата и огляделся по сторонам.
  Регор улыбнулся краешком рта и, засунув руки в карманы, посмотрел на увлеченных холмовиков.
  - А змей - просто красавец, у меня даже руки зачесались, тоже запустить хочу, - сказал Грелль, присев за столик.
  - Без проблем. После закрытия этим и займемся. Я вот еще подумал, неплохо бы еду тут какую-нибудь продавать, - Регор задумчиво поскреб подбородок. - Они бы тогда стреляли до посинения.
  - Неплохая идея. А кухня должна быть стилизованная, - добавил Грелль, вдруг вспомнив кашу с крапивой. - Не овес с крапивой, - возразил он самому себе, - а что-нибудь такое, где нигде не продают.
  - Например - филе от Черного Стрелка, - сказал Регор, подняв вверх указательный палец.
  - Звучит зловеще, но идея отличная. А что самое интересное - чистая правда, - лукаво произнес Грелль, и оба громко расхохотались.
  - А я жениться собрался, вот хочу тебя попросить быть шафером на свадьбе, - Грелль надвинул шляпу на глаза и смущенно потупился.
  - На той конопатой коротышке? Если поможешь мне с кухней, - Регор обнажил белые зубы в улыбке.
  Грелль рассмеялся, живо представив себя в этой роли.
  - По рукам! - он протянул брату руку и энергично ее потряс.
  Когда Регор провожал его, он остановился и посмотрел в сторону леса.
  - А я вчера с нашими монархами разговор держал, - сказал он и пнул камешек.
  - И что? - Грелль изменился в лице и весь напрягся.
  - Высказал им все, что я о них думаю, - ответил Регор и стал насвистывать мелодию.
  У Грелля мгновенно испортилось настроение, и он, нахмурившись, тоже пнул камушек.
  - В общем, я так понимаю, они выяснили, что я их сын, пригласили на беседу. Такой прием мне устроили, мама дорогая! А как расспросы начались - я им все и выдал. Судя по их реакции - с критикой они столкнулись впервые, - горько ухмыльнулся он, сорвал травинку и стал ее жевать.
  - И что? - занервничал Грелль.
  - Думаю, теперь мое имя возглавляет у них список особ, с которыми они не будут обедать в ближайшие пять лет.
  - Ну что же, сказал, так сказал, - рассеянно сказал Грелль. - Завтра зайду к тебе, дела обсудим.
  - Передавай привет старому скряге! Пусть выступит как-нибудь с лекциями перед моркусами. 'Как сделать из одного червяка - пять!'
  
  Он торопливо пошел в сторону леса, подумывая про предстоящее объяснение с Роффи.
  *** *** ***
  
  Мимоза грустно посмотрела на голый манекен и стала яростно натирать прилавок.
  - Госпожа Буше! - услышала она за спиной у себя взволнованный голос.
  Перед ней стояла Роффи, теребя в руке сумочку. Щеки ее полыхали ярким румянцем, а глаза возбужденно блестели.
  - Я хотела спросить, осталось ли у вас то самое платье с волшебной нитью? - негромко спросила она Мимозу.
  - Осталось, вон там висит, за сарафанами. Погоди... ты что, замуж выходишь? - вдруг дошло до нее.
  Роффи смущенно кивнула и заулыбалась.
  - Святой Хидерик, радость-то какая! И кто же этот счастливчик, надеюсь, Грелль? - Мимоза обняла Роффи, и они закружили по магазину.
  Упаковав платье, Мимоза тихо вздохнула и протянула коробку.
  - Я уверена, вы будете счастливы, это ясно как божий день, - сказала она и зажгла новую ароматическую палочку вместо сгоревшей.
  Роффи прижала к себе коробку и зажмурилась от счастья.
  - А я еще тогда, год назад, подумала, что непременно куплю его, помните, когда эти девушки выбирали свадебное платье? - сказала Роффи, наблюдая за причудливыми разводами сизого дыма.
  Мимоза кивнула и печально вздохнула.
  - А у меня творческий кризис. Каждую весну показываю на манекенах основные модные тенденции. Женскую моду придумала еще зимой - добавила в традиционные линии немножко восточной экзотики. Получилось чудо как хорошо. А вот с мужской модой ничего на ум не приходит, я уже измаялась совсем, - она кивнула в сторону голого манекена, грустно стоявшего около примерочной кабинки.
  - А вы сходите сегодня на литературный вечер. Искусство имеет такое свойство - вдохновлять, - посоветовала ей Роффи, направляясь к выходу.
  - Святой Хидерик, я совсем про это забыла! Меня же Фабиус еще на той неделе приглашал! Там будет выступать Зулила! Конечно, я обязательно пойду, - Мимоза закрыла за Роффи дверь и, ненадолго задумавшись, повесила на нее табличку 'Закрыто'.
  *** **** ***
  Вечером около банкетного зала типографии было многолюдно. Со всех сторон сюда подходили наряженные ливнасы, 'Зеленый Дилижанс' то и дело мотался по лесу, подвозя новые порции любителей поэзии. Прямо у входа висела огромная афиша с портретом местной знаменитости - Зулилы. На ней лицо Зулилы почти полностью скрывал Колпак Харизмы, выставив на обозрение лишь краешек алых губ. Внизу плясали рваными краями пурпурные буквы - 'Пылающие Строки', так назывался сборник ее стихов, только что вышедший в типографии.
  В просторном фойе ансамбль скрипачей играл нежную классическую мелодию. Повсюду, куда только падал взгляд, стояли прилавки, где продавались книги Зулилы во всевозможных изданиях - от крошечных, карманных, до больших, похожих на энциклопедии.
  Гомза с Тюсой и Заком зашли одними из первых. Зак все время твердил, что нужно время на обдумывание, как именно лучше провести операцию, поэтому они должны прийти как можно раньше и продумать все на месте.
  - Ну ты и вырядился, - прошипел он Гомзе на ухо и опустил большой палец вниз.
  Гомза лишь тихонько вздохнул и, взяв с прилавка 'Пылающие строки', стал вертеть книгу в руках. Он так хотел угодить и Заку и Тюсе в выборе своего гардероба, а в результате они оба остались недовольны. Тюса так и вовсе не стеснялась в выражениях, обозвав его чучелом гороховым. Она пришла на вечер в длинном платье из серого бархата, что одолжила ей на вечер Мимоза из своего магазина. Платье очень ей шло и, понятное дело, она рассчитывала на такого же сопровождающего. А тут оказались они с Заком, который и вовсе пришел в обычном спортивном костюме, с закатанными рукавами. Понятное дело, настроение у кикиморки испортилось, она это сочла как происки ее недруга Зака, а поэтому быстро взяла себя в руки, чтобы не давать ему пищу для радости.
  Ребята побродили по фойе, разглядывая многочисленные стенды и стеллажи, и решили пойти в основной зал. Именно в это момент госпожа Буше схватила Гомзу за руку.
  - А ну-ка повернись, дружок, - громко, в своей обычной манере, вскрикнула она.
  Гомза смущенно повернулся к ней, морально подготовившись к самой суровой критике своего наряда.
  - Святой Хидерик, ты сам до этого додумался? Фабиус, ты только посмотри, это именно то, что мне нужно! - она дернула аптекаря за рукав, кивнув в сторону Гомзы. - Строгий классический пиджак с алым бутоном в петлице, обычная спортивная футболка под ним, а внизу брюки со строчками и спортивные тапочки, бог мой, какая прелесть! В просвете между тапочкой и манжетой с небрежной элегантностью мелькает яркий носок. Эта тонкость чрезвычайна важна! Завтра же наряжу так же свой мужской манекен, Гомза, ты просто меня спас!
  Гомза от неожиданности раскрыл рот и захлопал глазами, пытаясь понять, шутит она или говорит серьезно. Убедившись, что Мимоза не шутит, Гомза радостно дрыгнул ногой, расправляя брючину. Тюса прыснула и победоносно посмотрела на Зака. Тот лишь пожал плечами, словно хотел этим сказать 'ну честное слово, как дети малые!'
  Они зашли в банкетный зал, и кикиморка тихо пискнула от восторга. В самом конце зала светилась сцена, на которую были направлены разноцветные прожекторы. По всему залу были расставлены круглые столики с белоснежными скатертями. На них стояли вазочки с фруктами и высокие хрустальные бокалы с соком. Каждый столик освещался потрескивающими свечами в высоких канделябрах, что придавало неповторимую атмосферу уюта и волшебства.
  Немного поразмышляв, ребята сели где-то посередине зала и стали ждать начала представления.
  - Как это, наверное, замечательно - быть поэтессой! - Тюса мечтательно подкатила глаза, пытаясь представить масштаб роскоши местной знаменитости.
  - А по-моему, это просто лодыри. Кем раньше была эта Зулила - да никем. Была просто Зулькой из одинокого тополя, и знали ее в лесу все только потому, что ее тополь летом в одиночку умудрялся засыпать пухом весь лес. А вот когда его срубили, она переехала в западный лес, и давай там жалостливые стихи писать, как ее, бедняжку, жилья лишили. Так вот и прославилась. Ты вот тоже, небось, если прославишься, станешь какой-нибудь Тюсильдой, нет, лучше Герминтэссой, так рифму к 'поэтессе' легче подобрать, - язвительно проговорил Зак и, прищурившись, посмотрел на кикиморку.
  Но та пожирала глазами банкетный зал и публику, рассаживающуюся по местам. Зак огорчился, что булавочные уколы не достигли цели, но, заметив в дверном проеме Цитруса, весело крякнул и потер руки.
  Цитрус был облачен в яркий изумрудный балахон, по которому порхали желтые бисерные бабочки. На ногах полыхали флуоресцентным светом оранжевые панталоны, яркость которых вызывала только одно желание - немедленно отвести глаза куда-нибудь в сторону. Рядом с ним, держа его под ручку, шла Лерр. На ней было темно-синее платье с огромным вырезом на спине, а на шею была наброшен мех какого-то зверька. Лерр чопорно поджала губы, раздумывая, куда бы им сесть, и, в конце концов, потоптавшись по залу, они сели за соседний столик.
  Зак радостно потер ладони и многозначительно посмотрел на Гомзу, подняв при этом большой палец вверх.
  Когда все расселись по местам, на сцене появился Флан Эйче. Он сказал короткую приветственную речь и пригласил Зулилу. Ярко вспыхнули лучи желтых прожекторов, которые, покружив, слились в единый столб желтого света. На сцену вышла поэтесса и смело в него шагнула.
  Зулила оказалась довольно высокой и очень худой. На ней было длинное платье из лилового бархата, с блестками в тон. На голове красовался Колпак Харизмы - фиолетовая остроконечная шляпа, украшенная листьями тутовника. Кожа Зулилы была очень бледной, а длинные, черные как смоль волосы ниспадали на костлявые плечи подобно разлохмаченным концам бельевой веревки. Тюсе поэтесса напомнила соломинку в коктейле, что продавался в 'Старой ели' - такая же тонкая и длинная и со шляпкой на конце.
  Тем временем Зулила вытянула вперед худую руку и с завыванием произнесла:
  
  Куда пойти натуре тонкой?
  Весь мир разбит монетой звонкой.
  Куда прошелестеть шелками?
  Одни лишь кости под ногами...
  
  Голос у Зулилы оказался низким и с легкой хрипотцой. Возникало ощущение, что она наспех проглотила салат с песком и не успела откашляться. Когда она читала стихи, то неимоверно растягивала слова, словно резинку тянула. А в самом конце стихотворения она как будто отпускала эту натянутую резинку, и все в зале радовались, что оно закончилось, и хлопали.
  Прослушав несколько стихотворений, Зак почувствовал, что стал клевать носом, и решил брать быка за рога. Когда после очередного стихотворения зал аплодировал Зулиле стоя, Зак вытянул вбок руку, сдернул с Цитруса парик и метнул его под ближайший стол. Все это произошло так быстро, что Гомза и глазом моргнуть не успел. Он искренне восхитился Заком, от которого никак не ожидал подобной прыти. Вот ведь что азарт с ливнасом сделать может!
   Цитрус от неожиданности взмахнул руками и толкнул стоящего рядом Листопада, который энергично аплодировал. Тот не устоял на ногах и свалился прямо на стол, опрокинув канделябр со свечами. Скатерть тут же вспыхнула огнем, вверх взметнулся целый сноп искр. Лерр с визгом вскочила из-за столика, сбив с ног Цитруса, который упал, увлекая за собой соседний столик. Скатерть заполыхала еще ярче, вокруг началась самая настоящая паника. Внезапно вверху что-то зашипело, и вниз на головы собравшихся обрушилась ледяная вода. Она била прямо с потолка отовсюду, весело шипя и искрясь в лучах желтых прожекторов, складывалось впечатление, что вверху находилось несколько сотен кранов, которые открыли одновременно.
  - Это новая система, вот классно! - проорал Зак Гомзе, когда они спрятались под стол. - Ну просто зверь! - с восхищением продолжил он, высунув голову наружу и наблюдая, как Зулила в мокром платье, которое к ней прилипло, мечется по сцене. С широких полей ее колпака вода стекала ровным широким потоком, низвергаясь вниз сверкающими брызгами.
   Гости с визгом кинулись к выходу, и в узких дверях банкетного зала тут же образовалась пробка. 'Ласковые струи' добросовестно поливали любителей поэзии холодной водой, и вскоре зал стал напоминать веселый аттракцион. Некоторые решили переждать, пока пробка рассосется, и забились под столы, а кто-то умудрился снять со стены большую репродукцию знаменитой картины 'Девушка с книгой' и накрылся ею как зонтом. Под необычный зонт тут же набилось много желающих, в том числе и Лерр, которая тысячу раз пожалела, что надела платье с таким глубоким вырезом.
  - Переверните девушкой наружу! - прокричал главный технолог типографии, пытаясь сохранить занятую под картиной позицию, и с неприязнью поглядывая на огромный глаз на картине. - Разве не понятно, что эта поверхность гидрофобней!
  Картину общими усилиями перевернули, и Лерр отжала мех зверька и повесила его на шпагат, что был прикреплен к торцам картины, словно на бельевую веревку.
  - Учитывая уровень влажности, вряд ли он скоро высохнет, - серьезно заявил технолог, снимая с себя мокрый вязаный свитер, который своим весом вдавливал его в пол.
  - А я уже никуда не тороплюсь, - ответила, стуча зубами Лерр, поглядев на клубящуюся пробку в дверях.
   Цитрус без парика и в облипшей накидке, которая подчеркивала каждый изгиб его тела, почувствовал себя голым. Лишь одно обстоятельство его утешало - в этой суматохе на него никто не обращал внимания. Он выкрикнул в пространство весь перечень слов, который ему мама в детстве строго-настрого запретила произносить, сдернул со стола скатерть и накинул ее на себя, словно драгоценного соболя. Огромным прыжком, словно вспугнутая лань, Цитрус подскочил к окну и стал лихорадочно дергать его за ручки. Затем, остервенев от бесполезных усилий, он проорал во всю мочь: 'Окошко!!!' и стал энергично махать руками, дабы привлечь подмогу. Со стороны его взмахи скорее напоминали конвульсии, но, увидев, что в помещении, оказывается, есть запасной выход в виде окна, к нему ринулась добрая часть гостей. Вскоре окно распахнулось, и Цитрус первый вылетел из него, как пробка из бутылки.
  Пожар уже был потушен, но система не унималась и выдавала новые порции воды, словно решила истребить все зачатки того, что может гореть не только в типографии, но и далеко за ее пределами. На полу воды было по щиколотку, и многие, поскальзываясь, шлепались в нее, поднимая вверх холодные брызги. 'Ласковые струи' атаковали собравшихся, проявляя удивительную добросовестность и завидную настойчивость. Казалось, они бушевали во всех направлениях сразу, вынуждая присутствующих проявлять чудеса изобретательности и смекалки.
  - Вот это, я понимаю, вечер, - хохотал Зак, сидя под столом и наблюдая, как мечутся мокрые зрители, из обуви которых при беге били фонтаны воды.
  Наконец замирающее шипение оповестило тех, кто не успел убежать, что вода в системе закончилась, и облегченные вздохи, которые раздались повсюду, возможно, в общей сложности могли бы поднять небольшой тайфун.
  В банкетном зале, отражая софиты, мерцало мелкое озеро. В нем плавали бумажные салфетки, рекламные буклеты, чей-то помятый веер и соломенная шляпка. Яблоки весело подпрыгивали на волнах, которые создавались при передвижении.
  Вскоре все были уже на открытом воздухе, неоднократно порадовавшись, что день был теплый.
  - Нет, ну как вам это нравится! Наша примадонна разорвала с типографией контракт! - простонал Флан, подойдя к Мимозе и Фабиусу, что стояли у самого выхода.
  Фабиус в десятый раз выкручивал свой пиджак, вывернув его при этом почему-то наизнанку. А Мимоза так и не нашла вторую босоножку и мастерила из небольшой картонной коробки ей замену, привязав по бокам шпагат от упаковки книг. Они обернулись к Флану, да так и застыли с раскрытыми ртами.
  Флан уже успел переодеться в своем кабинете. На нем было два халата, один надет обычно, а другой подвязан за рукава вокруг поясницы. Из-под халатов торчали голые ноги, обернутые суконными агитационными лентами - Флан очень боялся ревматизма. На правой ноге даже можно было разобрать слово 'досрочно'.
  - Вы представляете, что эта Зулила мне заявила? - возмущенно возопил он. - Что я специально все это устроил, так как мне хотелось посмотреть на мою драгоценную систему в действии! Ну как вам это нравится? А я тоже хорош! Не нужно было ей про нее рассказывать. Но мне так хотелось с кем-то поделиться радостью! Вот так презентация получилась, сначала строки были пылающие, потом - водоплавающие. Что же теперь делать, ума не приложу! - Он вопросительно уставился на Мимозу, у которой потекла тушь, придав ее лицу выражение вселенской скорби.
  - А что тут думать, вон, новое поколение подрастает, - кивнул Фабиус в сторону кикиморки с ребятами.
  Флан увидел своего сына и обрадовано замахал руками.
  - Зак, быстро домой! Переоденься сам и срочно принеси мне одежду! Мне только ревматизма не хватало.
  Тот шутливо козырнул и побежал в сторону дома.
  В этот момент к банкетному залу подъехал 'Зеленый дилижанс' за очередными пассажирами. Шишел увидел жестикулирующего Флана в экстравагантном наряде и обомлел.
  - Видала, Марфутка, до чего иностранные нравы доводят? Сначала бабы в штанах, тепереча, мужики в юбчонках! И это председатель схода! - он зацокал языком, укоризненно качая головой.
  Флан тем временем, найдя сочувствие в лице Фабиуса и Мимозы, слегка приободрился.
  - Одно утешает, - с энтузиазмом провозгласил он. - С такой системой противопожарной безопасности нашей типографии пожара бояться не стоит!
  - И не только типографии, но и всему лесу, - уточнил Фабиус, напяливая мокрый пиджак.
  - И не только пожара, но и великой засухи, а также банкротства. Ты всегда сможешь открыть в банкетном зале водный аттракцион. Главное, воду не забыть подогреть, - добавила Мимоза, вытирая щеки платком.
  Флан довольно хмыкнул и выставил вперед ногу со словом 'досрочно'.
   * * *
  
  - Я даже ничего не хочу слышать про этого Цитруса! - Лерр сидела на корточках перед огромным холстом и складывала в коробку масляные краски. - Даже предположить не могла, что он настолько ограничен. Это же надо видеть на огромной палитре жизненного бытия только три краски! Я думала, что когда он увидит свой портрет, то поймет, сколько он потерял. Ты только посмотри, какая прелесть, он просто ничего не понимает в импрессионизме! - Лерр кивнула Роффи в сторону холста и отшвырнула ногой коробку в сторону.
  Роффи посмотрела на портрет, выполненный уверенными широкими мазками. В своей основе Лерр была, бесспорно, импрессионистом, но иногда в эту основу попеременно врывались подобно тайфуну сюрреализм и абстракционизм и начинали ожесточенную борьбу за ее творческое начало. Следы этой борьбы четко просматривались на портрете ландшафтного дизайнера. Цитрус узнавался сразу, хотя был разбит темными линиями на множество автономных частей, которые похоже, жили сами по себе.
  В правом верхнем углу полотна парило нежно-бирюзовое лицо, покрытое извилистыми трещинами, словно земля, замученная засухой. Маленькие глазки-буравчики смотрели пронзительно и с претензией. Сразу под могучим подбородком неожиданно начинался живот, которому не было конца и края. Видимо, именно по этой причине сбоку был отхвачен его приличный кусок, а на освободившемся месте переливалась всеми цветами радуги согнутая нога с атласной ленточкой, по которой ползла сонная лиловая гусеница.
  - Может быть, ему не понравилось, что ты его распилила, - предположила Роффи, разглядывая фрагмент щеки, на котором блестели крупные капли то ли пота, то ли утренней росы. - А это что за сырость? - спросила она Лерр, разглядывая прозрачные сверкающие шарики.
  - Слезы. Он часто плачет по ночам, прямо как грудной ребенок, которому молока недостает. Я поначалу просыпалась, думала, трубу прорвало, а потом привыкла, - Лерр шумно выдохнула и закатила глаза. - Господи, что за мужики пошли! Устроить такую истерику из-за портрета, который смело можно повесить в музей современного искусства! Видела бы ты, что там за мазня висит - Шишел и то нарисует лучше. Пусть скажет спасибо, что просто распилила, могла бы еще и раскидать фрагменты по полотну, как это любит делать Де Пуп. Видела его новую работу - портрет сборщицы трав. Там только две руки, которые не сразу заметишь, и один огромный глаз с покрасневшим веком.
  - Что и говорить, тяжелый труд, - рассмеялась Роффи, поглядывая на портрет с пестрыми частями иностранца. - Значит, собрал вещи и ушел? Интересно, куда...
  - Я даже догадываюсь куда. К певичке этой, которая тоже видит только три цвета, - Лерр устало опустилась в кресло и забарабанила пальцами по подлокотнику. - Сказал, что в этом лесу живут дикие варвары, и он не может больше работать в такой нервной обстановке. Завелись какие-то вредители, мешающие воплощению его творческих идей. Я сострила, что плохому танцору башмаки мешают. Он прямо весь взвился и заорал, что танцор он отменный, а я вот - никудышная, и мне следовало бы поучиться этому искусству у Ле Щины. Потом собрал чемодан и ушел в сторону ореха: видимо, чтобы пуститься в пляс с этой особой или основать с ней клуб любителей трех цветов. Роффи, скажи, что все это мне снится, - Лерр повернула голову к сестре и неожиданно громко расплакалась.
  Роффи обняла сестру за плечи и погладила ее по голове.
  - Все образуется, Лерр, вот увидишь...
  Лерр резко вскочила с кресла и поспешно вытерла слезы.
  - Не надо меня жалеть, терпеть этого не могу! Вот пойду и устрою им потрясающий скандал! - С этими словами она выскочила из комнаты, оставив Роффи в полной растерянности.
  Лерр почти добежала до озера, как внезапно грянул гром, и дождь хлынул сплошной стеной. Она пустилась бежать еще быстрее, мокрые ветки били ее по лицу, а у поворота к оврагу торчащий сук распорол подол ее юбки. Ярость заклокотала в ней с удвоенной силой и, увидев перед собой раскидистый грецкий орех, она до боли сжала кулаки. Лерр представила, что сейчас толстый Цитрус лежит, небось, на мягком диване, с чашкой горячего чая в руках и разглагольствует о тонкостях южного искусства.
  - Эй, а ну, открывайте! - она забарабанила в дверь и медная цифра два повернулась на гвозде на сорок пять градусов. - Сейчас же откройте, я знаю, что вы дома! - орала она так, что, возможно, ее слышно было в окрестностях ее родной ольхи. Негодование Лерр било через край: она сдернула с себя шляпку, поля которой от воды загнулись вниз, и с силой зашвырнула ее в сторону. Шляпка тяжело полетела на соседнее дерево и застряла в его сучьях вверх дном. В ней, булькая, тут же стала набираться дождевая вода. Дверь резко распахнулась, и она увидела перед собой Фуна, точно такого же, как на аляповатых плакатах.
  - Ты, должно быть, подружка того толстяка? - мрачно спросил он, пристально ее разглядывая.
  - Бывшая подружка... - в ее голосе прошли модуляции хищного зверя.
  - Заходи, а то погодка не располагает к беседам под открытым небом, - сказал он и посторонился, пропуская ее внутрь.
  Лерр резко зашла и остановилась у лестницы, размышляя, где может быть этот чертов дизайнер.
  - Цитрус! Выходи, поговорить надо! - взревела Лерр, вознамерившись для начала разрушить идиллию этих плебеев акустически.
  С нее ручьями стекала дождевая вода и скоро на пол, на модную плитку с пальмовыми ветвями, натекла огромная лужа.
  - Зря стараетесь, они уехали сегодня днем, - сказал Фун, поигрывая бицепсами.
  - Как уехали? Куда? - растерянно пролепетала Лерр и округлила глаза. Она почувствовала, как ощущение неловкости опускается ей на плечи, будто накладные волосы Цитруса.
  - В его мандариновый сад, - Фун взял дротик и метнул его, попав в самый центр круглой доски.
  Лерр вспомнила огромное географическое пончо Цитруса и подумала, с каким наслаждением она бы бросила сейчас дротик в то место, где располагался мандарин маэстро.
  - Насовсем? - Лерр почувствовала, что ее колотит от дрожи, и плотнее закуталась в мокрый плащ.
  Фун лишь пожал плечами.
  - Я думаю, вам надо переодеться, - сказал он и снял с нее плащ.
  Через пятнадцать минут Лерр сидела на мягком диване в халате Ле Щины, с чашкой горячего чая в руках и разглагольствовала о тонкостях южного искусства.
  Фун почти не перебивал ее, он, видно, был не любитель поболтать, отметила Лерр про себя.
  - Послушай, Лерр, - сказал он, когда она умолкла, чтобы отхлебнуть чай. - Мы с Дуком остались не в самом лучшем положении. У нас через месяц выступление на празднике, а потом гастрольный тур. Сама понимаешь, без солистки это проблематично. Я сейчас принесу гитару, а ты мне напой что-нибудь...
  - Я? - Лерр чуть не поперхнулась чаем. - Ни за что!
  - Почему? Судя по крику, твой голос захватывает широкий диапазон, Ле Щина о таком мечтала только. А потом, это будет самая лучшая месть, куда лучше, чем кулаками махать... - он выжидающе посмотрел на нее, склонив голову.
  Лерр поставила чашку на пол и подумала о том, что этот стервец Фун опять попал в самое яблочко.
  - Тащи сюда свою гитару, - сказала она и взбила рукой влажные волосы.
  Лерр обмакнула в сахарницу дольку лимона и медленно стала ее жевать. Она уже представила, какое будет лицо у Фуна, когда она запоет оперную партию. Выступать в какой-то группе она считала ниже своего достоинства. Но что только не сделаешь, чтобы насолить сопернице...
  
  * * *
  Настроение с самого утра было у кикиморки уксусно-кислым. Ей весь день предстояло заниматься весьма неприятным делом: проводить ревизию в аптеке. Фабиус пошел в 'Старую ель', чтобы принести им завтрак - впереди было много подсчетов и не хотелось тратить время на готовку. Тюса протерла влажной тряпкой прилавок и сняла с верхней полки пузырек с малиновым сиропом.
  - До чего же ты у меня привередливая - так в старых девах останешься, - кикиморка укоризненно покачала головой, глядя на Малинесс де Пузырино. - Ну чем тебе не понравился вчерашний жених? У него титул, между прочим, есть - баллон, - она развернулась в сторону огромной банки с горной водой.
  Но Малинесс де Пузырино даже не повела бровью, которую ей вчера перед сватовством нарисовала Тюса.
  - Баллон - это то же самое, что барон, просто в тех местах, откуда он родом, букву 'Р' не выговаривают, - назидательно сказала пузырьку кикиморка и склонила голову, прислушиваясь к тому, что ей ответит Малинесс.
  Но та хранила гордое молчание и смотрела куда-то вбок.
  - Вот допрыгаешься у меня! Возьму и выпью тебя с чаем, - погрозила она пузырьку пальцем и поставила на прилавок рядом с собою.
  Тут колокольчик на двери звякнул, и в аптеку вошел не кто иной, как... младший брат Тюсы.
  - Ты как здесь оказался? - спросила обескураженная кикиморка.
  Тот пригладил лохматый чуб и стал стрелять глазами по сторонам.
  - Я не один, - он показал ей пальцем в окно.
  Тюса посмотрела в окно, и внутри нее все затрепетало. Рядом с аптекой стояли бабушка и мама с папой, целые и невредимые.
  - Живые, - кикиморка взмахнула руками, опрокинув пузырек с сиропом на пол. Тот разлетелся на мелкие кусочки, превратившись в вязкую лужицу с осколками стекла. Тюса перепрыгнула через нее и побежала на улицу.
  Она повисла на шее у отца, вдыхая знакомый запах его волос.
  - Ну, ты выросла! Погоди, сейчас задушишь меня совсем, - ласково проворчал отец.
  - Живые! - повторила Тюса во весь голос и стала танцевать, приседая и подпрыгивая.
  - Вот-вот, что я вам говорила. Вбила себе в голову, что вы умерли и все тут, - бабушка поправила уголки платка и погрозила кикиморке пальцем. - Не верила мне, а они и вправду на заработках были.
  - Значит, жить будем долго, - с улыбкой ответила ей мама и ласково обняла Тюсу.
  Та разомлела от счастья, но вдруг с тревогой отпрянула.
  - Это что ж, придется снова в кочку возвращаться? - она прижала руки к груди и с мольбой посмотрела на отца.
  Отец загадочно улыбнулся и поправил воротник своей рубахи.
  - Не придется. Мы переехали в холмик у горного ручья Бубенцы. Это рядом!
  - Ну да?!! - завопила Тюса и ноги ее слегка подкосились под тяжестью двойного счастья. В ее воображении тут же развернулась солнечная перспектива относительно нормальной жизни, заполненной в равных пропорциях работой, отдыхом и личными делами. Тюса схватила отца за руки и, переполненная эмоциями, пустилась с ним в триумфальный пляс. Брат, который с самого своего рождения вечно воровал ее творческие идеи, последовал примеру кикиморки, увлекая в зажигательный танец маму.
  В этот момент к аптеке подошел Фабиус, держа перед собой поднос с завтраками. Он недоуменно оглядел кикиморов, вытворявших неизвестно что у дверей его аптеки.
  Брат Тюсы, обхватив маму за талию, сосредоточенно пытался танцевать вальс, в то время как она явно танцевала танго. Бабушка, приложив к глазам здоровенный носовой платок, рыдала в голос, покраснев до корней волос.
  Тюса, явно вкладывая в безумный танец всю свою душу, мотала несчастного отца из стороны в сторону, бесконечно выкрикивая: 'Только бы это был не сон!' От счастья она охрипла, в горле у нее что-то булькало, но, тем не менее она продолжала добросовестно выкрикивать эту фразу как заклинание. И отпрашиваться у аптекаря она начала именно с нее.
  Все семейство направилось по тропинке в сторону Северных гор, оживленно жестикулируя и перебивая друг друга. Тюса отметила про себя, что впервые в жизни младший брат не раздражал ее совсем. Напротив, она чувствовала к нему огромную нежность.
  Когда они подошли к новому дому - небольшому уютному холмику, расположенном в переплетенной чащобе кустов и всевозможной зелени, - солнце было высоко над верхушками деревьев. Горный ручей, извиваясь по камням, спускался вниз небольшим водопадом. Сотни крохотных брызг блестели на солнце, как драгоценные камни.
  - Бриллианты, вот они, настоящие бриллианты, я их нашла! Где там этот балбес Зак, я его обещала позвать! - Тюса с братом залезли в ручей и стали брызгаться.
  - Не зря его называют Бубенцы. Слышите, как капли звенят? - отец наклонил голову и прислушался к шуму падающей воды.
  Все сразу замолчали и тоже прислушались. Тюса отчетливо услышала нежный звон, не похожий ни на что.
  В этот самый момент Зеленыч подошел к книжному шкафу и открыл наугад толстую книгу.
  - Там, где играют бубенцы,
  Научатся летать птенцы...
  Он почесал задумчиво бороду и посмотрел в окно, в сторону гор.
  
  
  Глава 12. Восход солнца
  
  
  Накануне, двадцатого марта, совершенно неожиданно выпал снег. Было это для Северо-западного леса в диковинку, когда такое было в последний раз, никто и припомнить не мог.
  - Чтой-то в нашем лесу пошли сплошные беспорядки, - пожаловался Шишел своей старухе, орудуя большой деревянной лопатой около пня. - Сперва кикиморы в деревья полезли, потом тролли раскурочили пол-леса, опосля холмовики стали по лесу разгуливать, как у себя дома! Девки вырядились в мужские штаны и хулиганят похлеще парней, а кое-кто из мужчин юбчонки стал примерять! - леший сузил глаза и громко сплюнул, было видно, что последний пункт его расшатанная нервная система отказывалась принять категорически.
  - Это все оттого, что некоторые, вместо того чтобы на своем пне сидеть, полезли в генералы да министры, - съязвила бабка, с раздражением откидывая снег от пня. - Вот в природе все вверх тормашками и перевернулось! Теперича у нас не праздник Большого Дерева, а Рождество! А на Рождество, глядишь, по грибочки да ягодки пойдем. Как говорила моя бабушка: всяк сверчок - знай свой шесток!
  Она воткнула лопату в сугроб и поздоровалась с Роффи, которая прошла мимо них с ведром воды.
  - И где ж это ты видала, старая, чтоб сверчки сидели на шестах, как почтовые голуби у Локусты? Это совсем не так говорят, погоди, дай вспомнить... всяк грибок - знай свой роток! Так старики наши говорили, дескать, одному надо опят, другому - лисичек...
  - А третьему - мухоморов, - ехидно добавила бабка, подбоченившись.
  - Чтой-то ты сегодня вредная, погода, должно быть, действует, - проворчал Шишел, воткнув свою лопату рядом.
  - Говорю тебе, там не про грибы было, я пока из ума не выжила!
  - А, вспомнил - всяк росток знай свой листок! Это про современную молодежь. Дескать, ежели ты береза, нечего из себя дуб корячить. А то, понимаешь ли, развелись в лесу петарды, не пройти, не проехать, - леший поморщился и задрал голову. - Я вот давеча сделал из министерства кормушку для перелетных птиц, такая красота стала! Можно теперь как раньше на пне сидеть.
  Шишел с огорчением вспомнил номер 'Вечернего схода', где на четверть страницы была напечатана его фотография с обезумевшим лицом. Под фотографией крупные буквы извещали: 'Был Шишел, да весь вышел!'
  На дереве покачивалась металлическая табличка с загнутыми краями, доверху заполненная зерном. В ней сидел взъерошенный скворец, во взгляде которого Шишел прочел огромную благодарность к своей персоне.
  - Нонче день пригожий будет. Видала, художница с полным ведром прошла. Стало быть, нам с Марфуткой на празднике подфартит! - Леший довольно крякнул и ткнул бабку в бок.
  *** *** ***
  
  Роффи открыла глаза и посмотрела на пыльную медную люстру с цветочками из белого стекла. Рядом на подушке спал Грелль, укрывшись одеялом с головой. Она вспомнила, как вчера они переносили ее вещи, увязая в глубоких сугробах. Один раз они остановились передохнуть, и Грелль с размаху упал спиной в снег, раскинув руки.
  - Дай мне руку, - закричал он Роффи, сплюнув мокрый снег.
  Он с удовлетворением посмотрел на четкий плюс, получившийся при его падении, и обнял Роффи.
  - Признаюсь честно, Зеленый Горошек, сегодня вы мне помогли справиться с непосильной задачей, - прошептал он ей на ухо.
  - Грелль, мы еще не перенесли мои вещи, а ты уже надо мной издеваешься! - Роффи вырвалась из его объятий и стряхнула с полей шляпы снег.
  Грелль громко расхохотался, спугнув стаю ворон с ближайшего дерева.
  
   Роффи вытянула вверх руку и посмотрела на маленькое золотое колечко с прозрачным камушком, который сверкнул, отразив утреннюю синь за окном. Вспомнив, что в доме нет ни капли воды, она резко встала и, скрипнув половицей, вышла из комнаты, подхватив в сенях пустое ведро.
  Сегодня был ее любимый день - праздник Большого Дерева, и ей хотелось растянуть его как можно дольше. Возвращаясь, она шла, пританцовывая, с полным ведром, и еле сдерживалась, чтобы не заорать во всю мочь что-нибудь совершенно бессмысленное, что-то типа 'тра-ля-ля'.
  Подойдя к ясеню, она в недоумении остановилась и резко поставила на снег ведро, выплеснув почти треть воды.
  Вокруг ясеня, взявшись за руки, кружили крохотные лесные карлики. Они смешно топали малюсенькими ножками, резко вскидывая вверх сцепленные руки. Один из них, видимо, главный, что-то пронзительно крикнул, улыбнувшись сморщенным личиком, и хоровод завертелся так быстро, что Роффи, которая только собралась их пересчитать, тут же сбилась со счета. Над верхушками деревьев появилось сиреневое солнце и брызнуло лучами во все стороны. Карлики продолжали вертеться в хороводе; вскоре мелькающие шелковые цилиндры и остроконечные шапочки слились воедино, и Роффи увидела светящееся золотое кольцо вокруг ясеня. Оно пульсировало и переливалось искрящимся светом несколько секунд, превратив старый ясень в белый столб света, а потом растаяло в воздухе, оставив после себя лишь широкую проталину.
  В этот момент над ее головой захлопал крыльями голубь и сел ей на руку.
  Роффи сняла с его лапки письмо для Грелля.
  - Я должен срочно быть во дворце, - сказал Грелль, пробежав глазами по белоснежному свитку. Он быстро вышел из комнаты, а Роффи огорченно подумала, что даже не успела ему сказать про карликов.
  'Ничего, я нарисую такую картину', - подумала она, глядя в окно на Грелля, взбирающегося на коня.
  
  *** *** ***
  Зеленыч вынырнул из озера и внимательно посмотрел на восток. Сквозь заснеженные ветки просвечивало утреннее солнце, отражаясь мелкими искрами в льдинках снега.
  - Восход сегодня необычный... - пробормотал водяной, поглаживая бороду.
  Он открыл сапожную мастерскую, улыбнулся Дульсинее, которая сидела на голове Болтуция и сонно на него таращилась.
  Зеленыч походил в задумчивости перед аквариумом, потом надел очки и наугад раскрыл толстую книгу.
  Он молчаливо уставился в нее, подняв от удивления брови, потом шумно захлопнул книгу и поставил на полку.
  - Ну и дела... - пробормотал он, вышагивая по мастерской, заложив за спину руки. - Когда часы пробьют одновременно...
  В этот момент у двери в занавеске из сухих водорослей просунулась голова Фабиуса.
  - Утро доброе, господин водяной, - смущенно проговорил он и вздрогнул, взглянув на себя в зеркало. - На долю секунды показалось, что я там не один, - сказал он, показав на свое отражение.
  Он сел в кресло и стал озираться по сторонам, протирая стекла очков большим платком.
  - Вот ведь дело какое. Я, собственно, заказ хочу сделать, на две пары туфель... праздничных, - поспешно добавил он и надел очки. - Готовы когда будут?
  - Это смотря чего вы хотите, - ответил ему Зеленыч, роясь в тумбочке. Наконец водяной извлек две пары подписанных следов и бросил их на стол.
  - Вот, ваши и госпожи Мимозы. Она совсем недавно делала заказ, думаю, перемерять не стоит.
  - Как вы узнали? - удивленно воскликнул аптекарь.
  - Узнал что? - посмотрел на него поверх очков Зеленыч.
  - Узнали, что я буду делать заказ для нас двоих? - брови аптекаря взмыли вверх.
  Водяной шумно выдохнул и, сняв очки, подошел к стеллажу.
  - Предлагаю вам сделать черные лакированные. Материал не царапается, не тускнеет, не пропускает влагу, что очень важно при вашем ревматизме. А госпоже Буше рекомендую вот это, - он вынул снизу лист белой кожи с золотыми прожилками, сложенный вчетверо. - Это кожа полярной ящерицы. Ящерица сбрасывает кожу раз в сто семьдесят лет и тому, кто ее найдет, крупно повезло - обувь из нее приносит счастье и гармонию в брак, - водяной развернул кожу перед аптекарем.
  Фабиус смотрел на Зеленыча округлившимися глазами. Вид у него был такой, словно он на солнечной поляне неспешно собирал целебные травы, а на него со всего маху налетел Шишел с Марфуткой.
  - Откуда вы все знаете? - пролепетал Фабиус. - Мы же только вчера вечером все решили...
  - Ну, как сказать, - водяной в задумчивости почесал бороду. - Вот вы все узнаете из газет, энциклопедий, разговоров, может быть. А у меня свои источники, - он подмигнул аптекарю и кивнул в сторону зеркала.
   Фабиус повернул туда голову и увидел бюст Болтуция с жабой на голове. Дульсинея, почувствовав к своей персоне повышенное внимание, вся раздулась от важности и закатила глаза к потолку.
  - Жаба! Значит, это правда, что про вас говорят? - аптекарь закрыл рот рукой и медленно встал, промокнув влажный лоб платком. - Цена не имеет значения, - прошелестел он и скрылся в занавесках.
  Зеленыч бросил очки в решето и погрозил Дульсинее пальцем.
  - Сколько раз тебе говорил, чтоб не строила умных рож! Вот, дождешься у меня! - он насыпал ей в блюдечко сухих комаров и пошел пить чай с забудь-травой.
  *** *** ***
  Вечером состоялось торжественное открытие лестницы на восточном обрыве. Оркестр холмовиков играл бравурную музыку, вокруг лестницы сверкали вспышками фотоаппараты. На нижних ступенях около красной шелковой ленточки стояли господин Протт и Флан Эйче, который временно исполнял обязанности главы леса.
  Под лестницей стояла огромная толпа холмовиков,с благоговейным ужасом взирающих на лес. Когда оркестр смолк, Протт вышел вперед и приветственно поднял вверх руку.
  - Друзья! Можно с уверенностью сказать: сегодняшний день войдет в историю Изельвиля как день, когда простая незамысловатая лестница соединила два таких разных мира. Нас веками учили настороженно относиться друг к другу, и мы часто разводили руками, услышав о непонятных обычаях соседей. Давайте оставим это все в прошлом. Сейчас мы с господином Фланом Эйче перережем эту ленточку, и вы в первый раз подниметесь в этот лес, о котором так много нам рассказывали наши предки. Я хочу, чтобы сегодня вы получили огромное удовольствие, почти такое же, как от моей клубники!
  Холмовики громко засмеялись и захлопали в ладоши.
  Флан тоже приветственно помахал рукой.
  - Милые соседи! Наконец-то наши территории сольются воедино. Я уверяю вас, что те животрепещущие истории, которые вы слышали от своих родных, являются всего лишь частью местного народного эпоса. Вдохните полной грудью аромат нашего воздуха, расслабьтесь! Сегодня на празднике вы сможете увидеть их Величества Эмирамиль и Хидерика VII! Добро пожаловать в лес!
  Под бурные аплодисменты Флан с Проттом разрезали ленточку и открыли бутылку виноградного вина.
  - Весьма умно, господин директор! Королевская чета в качестве морковки! Редкий холмовик устоит перед таким искушением, - услышал Флан прямо у себя над ухом язвительный голос Хлопушки. - Скажите, а можно мне в нашей газете опубликовать статью с заголовком 'Лестница, которая разрушила ложь!', или нет, лучше 'Границы возможностей - они расширились!'
  Флан устало отмахнулся от нее и подошел ближе к оркестру, который заиграл в этот момент его любимую мелодию - 'Малютку Йокки'.
  Протт, видя нерешительность холмовиков, взял свое семейство под руки и в такт веселой музыке стал подниматься вверх. Это смотрелось очень забавно, раздался смех, который снял всеобщее напряжение.
  Ближе всех к ступеням стояла супружеская пара - Римми и Чимми, которые, почувствовав всеобщее внимание, зарделись алым цветом. Чтобы оказаться в первых рядах, они прибежали сюда ранним утром с пакетом бутербродов и ягодным компотом.
  - Ну что, Римми, пошли! - Чимми схватила супруга за руку и приподняла край платья. Ее нога в полосатом чулке и зеленом башмаке повисла над каменной ступенькой, как над кипящей лавой.
  Хлопушка ловко растянулась на земле и стала щелкать фотоаппаратом, меняя ракурсы. Затем она быстро подскочила к супружеской чете и достала из кармана бумажный блокнот.
  - Скажите, что вы чувствуете? - спросила она у Чимми, которая, судорожно вцепившись в перила, поднималась на деревянных ногах вверх.
  - Я чувствую себя знаменитостью, - бесхитростно ответила та, сдувая челку с глаз. - А вы напечатаете мой башмак в газете?
  - Крупным планом! - отчеканила Хлопушка, быстро царапая карандашом. - Скажите честно, вы боитесь?
  - Конечно, боюсь! Я еще никогда так высоко не поднималась, - пролепетала Чимми и побледнела, остановившись на ступеньке.
  - Тогда не смотрите вниз и вперед, за господином Проттом! - протараторила Хлопушка и в несколько прыжков догнала того, без конца щелкая фотоаппаратом.
  - Ничего себе! Мне бы такую прыть! - завистливо вздохнул Римми, смахнув рукавом струящийся пот. Когда ступеньки закончились, он в изнеможении рухнул на землю, мысленно напоминая себе не оглядываться назад.
  Чимми примостилась рядышком с ним и вскрикнула, вытащив из-под себя шишку.
  - А что это мы тут расселись? - услышала она у себя над ухом возмущенный голос Хлопушки. - Быстренько встаем, берем друг друга за руки и уходим по центральной тропе в закат! Вид со спины, будет достаточно умилительным! - Она подняла супружескую пару и потащила их волоком на тропу.
  - Дорогой, про нас напечатают в газете! Правда, здорово? - щебетала Чимми. Она чувствовала, что если перестанет разговаривать, то ее стошнит.
  - Надеюсь, это будет не некролог, - пробурчал Римми и посмотрел на хмурые сосны, темнеющие вдали.
  
  *** *** ***
  Грелль, Роффи и Регор бродили меж торговых рядов.
  - Как я погляжу, мужчины нашего рода неравнодушны к необычным плащам, так ведь, Разноцветный Рыцарь? - шутливо спросил Регор, поглядывая на мантию кентавра, переливающуюся на Грелле.
  Грелль широко улыбнулся и посмотрел вокруг.
   Палатки в этом году располагались не только на поляне, но и на широких тропинках, ведущих к ней. Бросались в глаза своей пестротой палатки Протта, почти около каждой вертелась вокруг своей оси огромная клубника или конфета.
  - Праздник принял невероятный размах. Того и гляди, на следующий год будут торговые палатки из Сгинь-Леса, - сказал Грелль, скользнув взглядом по полкам с деревянными резными фигурками.
   - И почем этот уродец? - спросил Регор деда-продавца, взяв в руки фигурку Черного Стрелка, с оскаленным ртом и выпученными глазами.
  - Двенадцать фелдов, - ответил тот, попыхивая трубкой.
  - А чего так дорого? Он же страшен, как тысяча моркусов!
  - А ты чего думал, настоящий - красавец, что ли? А дорого, потому как это оберег. В карман зашьешь - и его стрела до тебя не долетит, - важно сказал дед и выпустил кольцо из дыма.
  - Конечно, не долетит, я слышал, что этот субъект сгинул вместе со стрелами, - Регор поставил фигурку на прилавок, а рядом с ней со стуком поставил фигурки Эмирамиль и Хидерика VII. - Так что, батя, твои обереги просто цены не имеют!
  Недалеко подпрыгивали пестрые танцующие пары, над которыми кружились лепестки роз. Новая гирлянда господина Протта произвела настоящий фурор: очень многим хотелось приобрести такое чудо.
  А еще в этом году Роффи набралась смелости выставить свои картины. Они продавались в небольшой палатке, торгующей декоративными мелочами.
  - Ну что, Королева Кисточки, веди моего братца танцевать! А то он уже шею себе свернул, пялясь на танцплощадку, - Регор, усмехнувшись, шутливо подтолкнул парочку, а сам пошел к палатке, где продавали газировку из шиповника.
  Он взял бокал с шипящим напитком и встал в тень высокой сосны, надвинув шляпу почти до бровей.
  Недалеко от него с бокалами эля, стояли Чимми и Римми.
  - Слишком приторный, не так ли? - она поправила рукой высокую прическу и раздвинула полы плаща, чтобы были заметны ее бесчисленные бантики на платье. - Как-то страшновато мне здесь, столько всего про этот лес говорили, что мороз по коже!
  - Успокойся, дорогая, тебе это только кажется! Смотри, сколько ливнасов веселится и не думает ни о чем плохом! - Римми состроил ей забавную рожу, поднял бокал и осушил его до дна.
  - Ой, не знаю! Так и кажется, выскочит из-за куста чудовище и набросится! - Чимми покусывала пухлые губки и боязливо озиралась по сторонам. - Ты слышал? Мне показалось, кто-то громко воет!
  - Ну что ты! Это просто трубач в оркестре фальшивит. Ты просто мало выпила! Ну-ка, пей до дна! - он подмигнул жене, и она осушила бокал под его улюлюканье.
  *** *** ***
  Адмиральша тихо скользила по торговому ряду. Ее лицо выражало такое отчаянье и скорбь, что ее знакомые лишь кивали ей головой, не решаясь завести светскую беседу.
  Она остановилась и, достав платок из кармана плаща, громко высморкалась и посмотрела невидящим взором на танцующие пары.
  А как хорошо начинался сегодняшний день! Именно сегодня утром она нашла свой пропавший медальон! Это был явно хороший знак, который она трактовала как окончание череды бед и несчастий, хлынувших на ее голову в последнее время. В поисках этого медальона она прочесала пол-леса, переворачивая чуть ли не каждый камень, а он, оказывается, закатился за печку и лежал себе там спокойно.
  Адмиральша поправила медальон рукой, проверяя, на месте ли он. Фамильная драгоценность поблескивала на ее груди, отражая свет праздничных фонарей. Она крепко сжала его в кулак, словно пыталась спрятать свою приземистую грушу, обвитую плющом, от этого жестокого, злобного мира и остановилась в нерешительности.
  А как радовался сегодня Тамус! Она пообещала, что на празднике купит ему самую большую хлопушку. Они надели свои лучшие наряды: она - платье из серого шелка и черный бархатный плащ, а он - костюм пушистого зайчика, до того очаровательный, что она еле сдержала слезы умиления.
  Они взялись за руки и пошли по центральной тропе на праздник. Тамус подпрыгивал на одной ножке, а она выискивала глазами в толпе знакомые лица. Уже сгустились сумерки и повсюду зажгли разноцветные фонари. Вдруг Тамус вырвал свою руку и как-то странно съежился. Адмиральша в ужасе попятилась от него. Бог мой, она совсем забыла, что сегодня полнолуние! Тамус закричал и из маленького очаровательного зайчика превратился в огромного отвратительного оборотня. Он сверкнул желтыми глазами, перевернул ларек с газированной водой и умчался в кромешную тьму, издав душераздирающий вой. Этот вой раскатистым эхом летал по холмам, лугам и лесам королевства, и звучал для Адмиральши как набатный колокол.
  - Что же это такое получается? Почему так все произошло? Значит, ты ни от чего не защищаешь? - обратилась она с вопросом к медальону.
  Недолго думая, она сняла его и швырнула в озеро, а сама села на камень и уставилась на взволнованную водную гладь.
  *** *** ***
  Ближе к вечеру на центральной поляне было не протолкнуться. Играл оркестр, повсюду звучал громкий смех и оживленные разговоры. Торговые палатки пестрели гирляндами, флажками и разноцветными фонариками.
  Гомза с друзьями протискивался к торговым рядам, придерживая рукой новую шляпу, почти такую же, как у Грелля.
  В этом году Гомза выглядел не совсем обычно - на нем переливалась всеми цветами радуги мантия кентавра и притягивала к себе всеобщие взгляды как магнит. Она стала видимой ранним утром, когда Гомза умывался в ванной. Увидев ее в зеркале, он издал такой громкий радостный вопль, что разбудил всех остальных.
  - Я думаю, в этом году двух мнений по поводу моей экипировки быть не может, - колко заявил он Фло, которая перепуганная его криком влетела в ванную.
  Потом, после завтрака, они с отцом перебирали старые бумаги в его кабинете.
  - До сих пор не пойму, почему мне так безразличен этот золотой желудь, подаренный Эмирамиль? - спросил он отца, увидев на письменном столе желудь, поблескивающий на солнце.
  - И воспользоваться им: съездить на аудиенцию, не хочется?
  - Не хочется. Хотя многие мечтают об этом.
  Астор улыбнулся и взъерошил сыну волосы.
  - Потому что ты в глубине души понял, что когда тебе очень плохо, нужно найти того, кому еще хуже и помочь ему, а не обращаться за помощью к сильным. Вспомни, тогда в лесу, как тебе было плохо! Но ты нашел тыквенное семечко, которому было еще хуже. Дав ему тепло, ты словно согрелся сам, ты был уверен, из него непременно вырастет тыква, эта тыква даст семена, и так будет продолжаться вечно. Благодаря этому ты почувствовал себя сопричастным к бесконечности, к настоящей жизни. А королева подарила тебе золотой желудь - предмет, гарантирующий, что когда тебе будет плохо, ты сможешь обратиться к ней за помощью. Жизнь, когда ты в трудную минуту рассчитываешь на кого-то, ведет в тупик: золотой желудь не дает всходов.
  Гомза в который раз поразился проницательности отца. Они собрали кучу старых бумаг, разбросанных по полу, и отправили их в мусорную корзину.
  Наконец настал тот день, о котором Гомза мечтал всю свою сознательную жизнь. С удивлением для себя Гомза заметил, что относится к сегодняшнему событию очень спокойно, даже прохладно, так, словно у него есть Ингедиаль уже давно, а сегодня просто решили это обнародовать. В его кармане лежало тыквенное семечко, которое он положил на удачу. Гомза посмотрел на Тюсу с Сапожком, которые покупали конфеты 'Протт-приз'. Тюса выглядела, словно юная принцесса. На ней было бархатное длинное платье малахитового цвета, волосы уложены крупными волнами, на шее тоненькая медная цепочка с нефритовым камушком. Сапожок постарался не отстать от Тюсы и принарядился в замшевый сюртук с атласным галстуком. Его ярко-зеленые волосы были гладко зачесаны назад, а во взгляде можно было прочесть: 'Да, я кикимор и что из того?'.
  Шима в этом году нарядилась в костюм болотной кикиморы. Она была в длинном платье из накрахмаленной марли и черном плаще с рваными краями. Лицо припудрено мелом, а на голове зеленый парик, взбитый в пышную прическу. Под звуки веселой музыки Шима лихо отплясывала зажигательную кикиморскую пляску, громко хлопая в ладоши.
  Зак сегодня был не в настроении, и все время отпускал язвительные шутки по поводу костюма Шимы. Но та была целиком поглощена своим новым образом, и ирония брата увядала в праздничном гвалте.
  - Смотри, палатка Лемиса! - закричала Тюса, тыча пальцем перед собой.
  В этом году и Лемис постарался - его торговая палатка, разукрашенная пузатыми фонариками из глины, была почти в центре. 'Собери коллекцию лесных карликов!' - полыхало яркими буквами на огромном плакате. Полки были забиты забавными глиняными фигурками лесных карликов.
  - Тюса, купи своей Малинесс жениха, - воскликнул Гомза, вертя в руках фигурку карлика в смешном кафтанчике.
  Тюса печально вздохнула и развела руками.
  - Моя Малинесс, узнав, что Баллон с горной водой решил жениться на Валериане, покончила жизнь самоубийством, бросившись с прилавка аптеки прямо на каменный пол, - трагично произнесла она, наморщив лоб. - Пойдем снова потанцуем, - она потянула за руку Сапожка, и они нырнули в галдящую толпу.
  Вплотную к палатке Лемиса стояла палатка Вурзеля. 'Гостинцы Старой ели' было написано вверху красивыми ровными буквами.
  - А, вот и мелюзга пожаловала! - Вурзель заулыбался, увидев ребят. - Подходите, сейчас угощу вас новым изобретением - сладкие шишки!
  Рядом с палаткой стояли Фабиус и Мимоза. Они купили огромный пакет шишек и жевали их, улыбаясь друг другу.
  - Вовсе мы не мелюзга! - Шима взяла угощение и обиженно надула губы.
  - Да, видать, погорячился, вы теперь вон как вымахали, особенно вон те в зеленом, - махнул он рукой на танцующих Тюсу и Сапожка. - А ведь какой заморыш она была всего лишь год назад, а? - Вурзель пихнул в бок Фабиуса и своим смехом заглушил духовой оркестр.
  - С тоненькими анорексичными ножками, - подхватил Фабиус, запихивая остаток шишки в рот.
  Мимоза вытерла ему платком рот и поцеловала в щеку.
  Зак нахмурился еще больше и мрачно стал смотреть на веселящуюся Тюсу.
  В этот момент музыка смолкла, и на сцене появился худощавый ливнас в костюме из крашенного торкса.
  - Наш праздник продолжается! Прошу вас занять места, через несколько минут Их Величества будут здесь!
  *** *** ***
  Древесники поспешно стали рассаживаться по веткам деревьев, а холмовики, лешие и водяные расположились на деревянных бревнах под ними. Вскоре раздался звон бубенчиков, и на центральной тропе показались всадники на белых лошадях. Эмирамиль и Хидерик спешились около поляны и приветственно подняли руки. Ливнасы громко захлопали в ладоши, некоторые холмовики упали на колени и боялись поднять голову.
  - Мы с королем рады видеть вас всех вместе! Можно с уверенностью сказать, что это самый счастливый день в моей жизни, - сказала Эмирамиль и прижала руки к груди.
  Раздались аплодисменты, но королева подняла руку, и они тут же смолкли.
  - В этом году праздник будет необычный. И дары вручаться будут необычно. В силу вступают новые, а точнее, старые правила, такие же, как были при Хидерике I. Сейчас король вам все скажет, - она легко наклонила голову и села на трон.
  - Начну с того, что в этом году произошла великая радость - мы с королевой нашли своих детей... - он остановил гул, который поднялся, взмахом руки. - Я прошу подойти сюда моих сыновей - Регора и Грелля.
  Грелль и Регор с разных сторон вышли на поляну и встали рядом с Хидериком, который тут же обнял их за плечи.
  - Это мои сыновья, и я хочу передать им свою власть. Регор сказал, что пока не готов и что ему нужно время. У тебя будет время, сынок. Грелль согласился, поэтому считаю своим долгом сообщить, что, начиная с сегодняшнего вечера, у вас новый король - Грелль!
  - Ну, дела! - Зак пихнул Гомзу в бок так сильно, что тот чуть не свалился с ветки. - Старик, да ты, оказывается, дружишь с Их Величеством!
  Гомза лишь отмахнулся от него и весь превратился в слух, боясь пропустить хоть слово.
  - Сейчас будет коронация, а после нее новый король будет вручать дары.
  Гомза нашел глазами Роффи, которая стояла, прислонившись к стволу дерева, такая бледная, что казалось вот-вот свалится в обморок. Было похоже на то, что она ничего не знала.
  На поляну вышли королевские придворные, оркестр заиграл гимн ливнасов. Грелль склонил одно колено перед Хидериком и тот, произнеся торжественную речь, увенчал его лоб короной с фиолетовыми камнями. В этот момент часы тутовника торжественно пробили двенадцать раз. Но бой часов был необычным - он прозвенел по всему лесу - все часы пробили одновременно! В воздухе засвистел праздничный фейерверк, и небо окрасилось разноцветными огнями. Ближе всех к сцене стояли кентавры Ксавий и Рифетос и громко хлопали. Грелль был первым монархом, облаченным в их мантию, поэтому не трудно представить, что они чувствовали.
  - Я прошу выйти сюда мою супругу Роффи. Она поможет мне вручать дары, - сказал Грелль, и толпа расступилась, пропуская девушку, которая, поправляя складки платья, быстро пошла на поляну.
  - С этого года дары получают все. Меч ливнасов Ингедиаль получают юноши, достигшие четырнадцати лет. Если кто-то из них недостоин дара, он утратит его. Волшебные дары королевы получают ВСЕ девушки, достигшие семнадцати лет. Если кто-то из них недостоин дара, то потеряет его. А теперь прошу зачитать список юношей!
  На сцене зачитали список древесников и холмовиков, и Гомза стал пробираться на поляну. Грелль вручил сверкающие мечи, дольше всех задержавшись около Гомзы.
  - Держи, дружище! - совсем не по-королевски сказал он ему, и Гомза увидел в своих руках настоящее собственное оружие. Но самым удивительным было то, что ручка меча была белее снега.
  Гомза так расчувствовался, что завернул такую благодарственную речь, что ливнасы чуть ладоши не отбили, хлопая ему.
  - Ну что тут скажешь? Вот что значит с королем якшаться, он тебе и меч с белой ручкой подкинет по блату, - протянул Зак, разглядывая меч друга.
  - Ну ты и дубина, Зак, так ничего и не понял! - Тюса покрутила пальцем у виска и скорчила ему рожу. - Тебя просто завидки берут!
  Тем временем на поляну вышли девушки. Хита, услышав свое имя со сцены, была так поражена, что не смогла ступить и шагу. Листопад взял ее под руку и повел, чуть ли не силком.
  - Мамочки мои... - только и слышалось за его спиной бормотание.
  Когда Роффи вручила ей шкатулку, Хита нашла в ней золотые ножницы, дарующие ей талант в парикмахерском искусстве.
  После вручения даров Эмирамиль сообщила, что они переезжают жить в большую сосну. Белый замок будет разрушен, а на его месте они посеют семена мильвериса.
  - Отныне мы с Их Величеством будем выращивать в королевстве мильверис. Мы вам обещаем, что совсем скоро недостатка в нем не будет, - сказала Эмирамиль со сцены.
  Проводив королевскую чету, все бросились водить хоровод. Парни закружились по часовой стрелке, а девушки, в другом хороводе - против. Со стороны это выглядело очень красиво.
  Астор нашел в толпе ребят и крепко обнял сына.
  - Ну что сказать по поводу твоей речи, сынок? Я думаю, что ее напишут на скрижалях и будут показывать юным претендентам на Ингедиаль в качестве образца ораторского блеска, - возбужденно сказал он и принялся трясти руку Гомзе.
  Римми старался быть в самой гуще веселья, так как стоило ему только бросить свой взор в дальние уголки леса, где переплетались густые кроны деревьев, как страх с удвоенной силой разгорался в его душе. Он решил усмирить беспощадного демона, безжалостно раздирающего его на части, лавиной искрометных танцев и старался не пропустить ни одного, увлекая Чимми на танцплощадку снова и снова. Они кружились в танце так быстро, что трудно было разобрать кто из них где. Когда они протанцевали двенадцать танцев кряду, Чимми чувствовала себя так, как будто едва живая выбралась из драки. Они решили немножко передохнуть и пошли к торговым палаткам.
   В самый разгар веселья на поляну неожиданно выскочила Моргана. В длинном черном платье, с пышными складками, она была похожа на смазанную кляксу и просто тряслась от злости.
  - Веселитесь? Радуетесь? И никому из вас не пришло в голову, что лучше не соединять то, что всевышним разделено! - яростно закричала она, погрозив толстым кулаком. - Безмозглые тупицы! Я сейчас вам такой праздник устрою, что вы на всю жизнь его запомните!
  С этими словами она повернула голову к огромной полной луне и стала развязывать крошечный узелок, бормоча что-то себе под нос.
  В этот момент раздался жуткий вой и на поляну выскочил оборотень, скаля свой страшный лик.
  Чимми, крепче сжала бокал в своей руке и повернула голову к мужу.
  - Мне все это только кажется! - бодро сказала она, зажмурившись, и залпом выпила эль до дна.
  Оборотень громко зарычал и проглотил Моргану в мгновение ока. Потом он стал сжиматься, и вскоре на его месте оказался мальчик в костюме пушистого зайчика.
  - Вот видишь, показалось! - Чимми икнула и обняла мужа, который стоял как каменное изваяние.
  - Тамус, мальчик мой! - Адмиральша бросилась к сыну и крепко его обняла.
  К ним подошел Зеленыч и кашлянул в кулак.
  - Похоже, что больше полная луна на него не повлияет, это и пиявке понятно. Эта вещичка случайно не ваша? - он протянул ей золотой медальон с приземистой грушей.
  - Моя... но как...
  - Я думаю, вам следует купить сыну большую хлопушку, вы ведь ему обещали, не так ли? - Зеленыч подмигнул Тамусу и растворился в толпе.
  *** *** ***
  
  Регор шел по петляющей тропинке, залитой лунным светом, и насвистывал мелодию охотничьей песни. Он свернул с центральной тропы, где было слишком многолюдно, чтобы хоть немного побыть наедине с самим собой. Повсюду белели рваные клочья снега, который в свете луны приобрел мистический голубовато-сиреневый цвет.
  Регор задрал голову вверх и посмотрел на яркие пульсирующие звезды. Он вспомнил, как на днях они с Греллем были в гостях у Астора.
  - Вы раньше что-нибудь слышали о своем имени? - неожиданно спросил хозяин у Регора.
  Регор, наблюдавший в это время за вертящимися фигурками в часах, лишь пожал плечами.
  - Так называется звезда из созвездия Парусов, пойдемте, я вам ее покажу.
  Они поднялись на верхний ярус дуба, и Регор увидел в телескоп яркую лучистую звезду.
  Он отодвинул колючую еловую ветку и попытался снова найти ее на огромном ночном небе.
  - Вот она, - радостно прошептал Регор, увидев свою звезду недалеко от полной луны.
  Он так долго отождествлял себя с темнотой, что увидев яркий пульсирующий свет, носящий его имя, почувствовал такую огромную радость, какую не испытывал еще никогда.
  - Привет, тезка! - сказал он вслух и подмигнул звезде.
  Сзади него хрустнула ветка, и он резко повернулся.
  На тропинке, переливаясь серебристым светом, стояла крылатая лань. Она подошла к нему и ткнулась мордой в руку.
  - Ба! Никак Аврис собственной персоной, - совсем не удивился Регор.
  Он снял небольшую бутылочку, висящую на ее рожках, и залпом ее осушил.
  - Тясяча моркусов! Что это такое было? - воскликнул он, вытирая рот рукой.
  Регор сел на лань и обхватил ее за шею.
  - Отвези меня домой, Аврис, слышал, ДОМОЙ!
  Аврис взмыл вверх и, сделав круг над праздничной поляной, полетел к долине холмовиков.
  Заметив на фоне огромной луны силуэт крылатой лани с наездником, Чимми округлила глаза и резко дернула мужа за рукав.
  - Ты видел?!! Только что пролетела лошадь с моркусом на спине!!!
  Римми выпил залпом бокал и обнял жену за плечи.
  - Ты слишком много выпила, дорогая, - сказал он ей и икнул.
  Затем галантно склонил голову, шаркнул ножкой и они пошли танцевать танец малышки Йокки.
  *** *** ***
  Флан стоял около палатки, торговавшей карнавальными головными уборами. Он поднял голову вверх и на фоне полной луны четко увидел силуэт Авриса с каким-то парнем на спине. Флан посмотрел на свое отражение в зеркале, которое стояло на прилавке, и покачал головой.
  - Святой Хидерик! И именно сегодня я публично заявил, что все это является частью народного эпоса! Ну и кто я после этого? - он язвительно посмотрел на отражение. - Скажите, пожалуйста, у вас есть такая маска, которая полностью скроет лицо? - обратился он к продавщице.
  - Есть! Старый пень! - она положила на прилавок велюровый пень с бархатной лягушкой. - Вот тут прорези для глаз.
  - Думаю, это то, что надо, - пробормотал он и быстро нахлобучил его на голову.
  
  Продолжение следует...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"