Шипов Тимур Алексеевич: другие произведения.

После заката наступает ночь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главный герой данной книги молодой человек по имени Ян. Он переживает разрыв со своей любимой женщиной, точнее её предательство. Сюжет открывает нам его душевные переживания и метания, желание всё вернуть или начать новую жизнь. Наружу вылезает вся грязь, которая нас окружает: продажные женщины, которые предают мужей, пьянство, разврат. Он осознаёт, что миром правит любовь, но всё же остаётся одинок.

   После заката наступает ночь
  
   1
  
   Конец сентября. Заливало дождем все улицы. Я осознал сходство этого маленького городка с узкой женской вагиной, которая течет и мокнет от удовольствия. Я бы хотел быть внутри этой теплой киски, быть членом, который ее трахает, спрятаться в ней от всего дерьма, что творилось у меня в душе, от этой грязи, серости и похмельной депрессии. Но, увы, мне было холодно и тоскливо, я точно не был этим великим любовником, который вертел на своем хозяйстве весь город. А жаль.
   Конечно, никому неприятно, когда их бросают и уходят к другим, чертова жизнь подкидывает испытаний и мало кто сможет их преодолеть. Моя любовь уехала в другой город, на отличную работу, я не смог переехать к ней. Чертовы обстоятельства. В надежде, как маленький ребенок, как угрюмый мечтатель, верил, что все будет хорошо. Она клялась обещаниями, что эта работа временная и что это лишь маленькое испытание, за три года нашей совместной жизни. Но черта с два. Моя любовь нашла себе другого мужчину, там, в этом проклятом городе, что разбивал и отдалял сердца людей. Ни мы были первые, ни мы и последние. На расстоянии любви всегда происходит хрень. Черт возьми.
   Я вышел из магазина с вином и сигаретами, и мыслями о том, что было бы очень неплохо, если бы та сучка, с которой я провел ночь, покинула мою квартиру. Без оглядки, люди под зонтами бежали по своим делам. Их лица были скрыты. В моей голове было лишь похмелье. Свобода мыслей, которым нет границ, описывая прогноз души, для самого себя, медленными шагами по лужам. Но чертово помутнение в голове постоянно напоминало о том, что нужно выпить.
   Направлялся домой под сильным ненавистным дождем. Я был одет не плохо, черная куртка, под ней черная водолазка, синие джинсы и черные туфли. В лужах видел свое отражение, капли дождя размывали мое лицо, но я заметил только щетину и красные глаза. Я был лишен своей любимой женщины, которая ушла от меня.
   Промокший насквозь, я пришел в свою однокомнатную квартиру. Снял свою одежду в прихожей, на кухне почувствовал запах еды. Прошел туда. Чертова Катя готовила завтрак, в моей черной рубашке, слушая в наушниках свою современную, ненавистную мне, бабскую музыку. Обыкновенная худая доска, ни шикарной попы, ни большой груди, белые волосы. У нее зеленые глаза, в которых она всегда испытывала чувства вины, после того как переспала с мужиком. Левая рука, запястье в шрамах. Эта женщина была близка, покинуть этот мир, от неудачного расставания с последним мужиком, до меня. У нее слишком вспыльчивый характер. Все дело в том, что ей часто попадались мудаки, которые обещали ей сказочную жизнь. Черт возьми. На правой ступне тату в виде маленького дельфина. Обычно такие татуировки, женщины набивают себе на копчике, ну и с другим размером. Это без всяких сомнений заводит каждого мужика.
   Я подошел к ней сзади, легко коснулся ее плеча рукой, она повернулась, испуганно вынула из ушей наушники и сказала.
   - Дорогой ты меня так напугал. Я готовлю нам завтрак яичницу. Ты чего в одних трусах? Хочешь взять матч реванш?
   Я посмотрел на нее как на полоумную. Игры пьяной страсти. Я не обещал ей никакой любви, ведь знал, как это проявляется. Сначала люди делятся впечатлениями, что с человеком хорошо. Мы чувствуем взаимность, в ответе за свои поступки, за действия. Обычная влюбленность, окружена яркими тонами красок. Но пройдет пару месяцев, становится скучно с человеком, нет романтических влюбленностей, нет взаимных действий, есть только одна серая привязанность, а что тут говорить, если пройдет всего один год. И продолжая выдумывать, что можно спасти свои прекрасные отношения, раз в месяц позволяют себе развратные игры в постели. Погруженные и утопающие в социальных сетях, узнают о сексе больше от переписки, чем в книгах или фильмах. Это время сейчас такое, куннилингус через вай фай, минет через блютуз.
   В руках у нее был нож, она нарезала лук, укроп. В такие моменты категорически нельзя устраивать сцен.
  - Катя, я промок насквозь. Если ты не заметила, то на улице сильный дождь, который зовет тебя домой.
   Она опустила взгляд на кухонную плиту, выключила газ. Обиженно поставила сковородку с едой на стол. Затем посыпала мелко нарезанную зелень на яичницу и убрала все лишнее со стола.
  - Катя, я понимаю, что тебя дома никто не ждет. Но перед тем, как я ушел в магазин, ты помнишь, что я сказал тебе?
  - Да - ответила она, сквозь дрожащий голос.
  - Ну и что я сказал?
   Она молчала. Я видел обиду в ее глазах, которые она прятала от меня. Катя прижалась ко мне, обняв руками. Очень сильно сдавливала меня и что-то бубнела себе под нос.
  - Ян, я хочу остаться с тобой.
   Я гладил ее голову и говорил.
  - Катя ты ведешь себя, как банный лист. Прилипаешь к каждому мужику, с которым проснешься в постели. Не плачь и не ворчи себе под нос. Ты встретишь своего принца на белом коне.
   Она отошла от меня и села за стол. Я закурил и стоя смотрел на нее. Катя взяла вилку и съела пару кусков яичницы. Затем она поглядела на меня и спросила сигарету. Прикурив, она сказала.
  - Я разве шлюха по-твоему? Зачем ты мне позвонил? Ты же сказал, что с Сарой вы расстались, что ты хочешь видеть только меня.
   У нее начиналась истерика. Я не знал, как ее можно успокоить. Катя морально начинала сходить с ума.
  - Я боюсь, что горькая правда убьет тебя, если отвечу на этот вопрос.
  - Плевать! Я хочу знать ответ - сказала Катя очень злостно.
  - Ты же знаешь, как это бывает после расставания с настоящей любовью.
  - Нет. Как?
   Я налил в стакан вино, выпил и ответил.
  - Кать ты хорошая девушка. Просто мне было плохо и одиноко, я позвонил тебе.
  -То есть, ты хочешь сказать, что я просто приехала тебя развеселить и переспать с тобой.
   Я помотал головой, затем кинул взгляд в потолок и ответил.
  - Дорогая, думай, как хочешь. Нам было хорошо этой ночью. Мы страстно провели время. Просто сейчас я хочу побыть один.
  - Нет, подожди. Ты мне так ничего и не ответил- с истерикой сказала она.
  - Как же я ничего не ответил? Ты что тупая? Ты вообще слышала меня или нет?
  - Я не услышала ответа на свой вопрос.
  - Кать поезжай домой, бабки на такси у тебя есть.
   Она вылетела пулей с кухни в комнату. Одеваясь нервно и истерично, что- то говорила. Я снова налил себе выпить, сел за стол и прикончил ее блюдо. Слышал, как она уже стояла в прихожей, одевала свои длинные, черные сапоги.
  - Что, ты меня даже не проводишь? Так и будешь сидеть на кухне?
   Я подошел к ней, закурил сигарету. Она стояла в сапогах одетые на черные чулки. Длинная черная кофта, что прикрывала ее зад. Пару затяжек от сигареты, и я сказал.
  - Кать, как приедешь домой позвони мне.
   Она посмотрела на меня, взглядом ненависти и ответила.
  -Зачем?
  -Что бы я, не переживал.
  - Ты разве можешь переживать. Ты похож на бессердечную скотину, которая ненавидит женщин.
   В душе я посмеялся, помог ей накинуть ее красное пальто. Затем подал ей зонт. Она смотрела на меня, в надежде услышать что-то приятное и ласковое. Что-то, что могло заставить ее остаться. Что-то, о чем я буду жалеть всю свою поганую жизнь. В глазах появлялись маленькие капли моря, которые было трудно сдержать. Моя голова только начала приходить в порядок, от безумного похмелья и недосыпания.
  - Ян, почему ты молчишь?
   В тот момент, я и сам чувствовал себя скотиной. Катя была открытой книгой для меня, она - грустная женщина, которая в те секунды ждала объятий. Но свою совесть я засунул глубоко себе в зад, чтобы не совершить роковую ошибку. Я размахивал руками по сторонам, не зная как себя вести в таких ситуациях.
  - Я не знаю, что тебе ответить. Кать честно, не знаю!
   Ее море из глаз пролилось медленным дождем, голос стал тише.
  - Разве тебе не стыдно? - сказала она, вытирая слезы.
  - За что?
   Катя поправила свои светлые волосы, крепко вцепилась правой рукой в зонт и ответила.
  - Хотя бы за то, что мы даже не позавтракали и не поговорили о наших отношениях.
   Тут я понял, что нужно что-то делать, пора выходить из этой чертовски неприятной ситуации. Пьеса должна быть закончена.
  - Твою мать! Какого черта женщина. Что ты вообще несешь? Какие мать его отношения? Я просто трахнул тебя и все.
   Она вмазала мне пощечину, открыла дверь, вышла и хлопнула ею. Чертова истеричка. Я все понимал и осознавал, пусть она считает меня кем угодно, но чертовски неприятно ощущать себя перед кем-то дерьмом.
   Я развесил на сушилку свои вещи. Включил в комнате магнитофон с грустной музыкой. В стилях зарубежного блюза.
   Принял горячую ванну, надел черную футболку и чистые джинсы. Не мог найти, эти чертовы тапки, поэтому ходил босиком по квартире. Носки пришлось все постирать. Искал чистые, но так и не нашел.
   В моей квартире играл блюз. На телефон пришло сообщение, от Кати.
  - Шавин ты самая настоящая сволочь. Ты жестокий человек. Я жалею о том, что провела с тобой эту ночь. Пусть у тебя член отсохнет.
   Я посмеялся, закурил и написал ей ответ.
  - Дорогая Екатерина Гуськова. Мне было с вами очень хорошо. Мне жаль, что вы меня не правильно поняли. Я хотел бы остаться с вами в дружеских отношениях, но вы полны ненависти ко мне. Поэтому я ухожу из вашей жизни навсегда. Целую вас крепко. Да забыл сказать спасибо, за хорошую технику минета. Ваш Ян Шавин.
   Черт возьми. Мой телефон резко затупил, как обдолбанный наркоман. Ошибся абонентом. Мне было смешно, когда отправил такое бесподобное сообщение не ей, а Саре. Было смешно вдвойне, когда вспомнил, что, Катя была знакома с Сарой. Эти две женщины испытывали ненависть друг к другу. Наверное, потому что, я пробовал их обеих. О да, эти киски различаются техникой и вкусом. Мне нравилось с ними дурачится в постели, эти женщины всегда поддерживали мои сексуальные фантазии. Особенно моя любовь Сара. Красотка мирового уровня. Брюнетка моего разбитого сердца, с длинными волосами. С большой грудью и сексуальной попкой, которая ушла не оглядываясь.
   Весь скандальный денек пришел к концу. Я пустил корни на кухне, размышляя о забытых чувствах настоящей любви. Наливал в стакан свою жизнь, закуривал дым. Мысли - бесконечность, один на один с самим собой.
   Опустела бутылка. Раздался неожиданный звонок в дверь. Это был мой сосед Иван. С ним мы работали на одном проклятом производстве. И не малый факт, Ваня торчал мне кругленькую сумму денег. О, эти чертовы производства. Ненавистная работа. Мать ее.
  - Какие люди! В этот вечер ты решил меня удивить? Принес кучу денег мне? Кретин!
   Иван улыбнулся, прошел за порог и ответил.
  - Привет сосед. Да деньги скоро будут, не волнуйся.
   Я кивнул головой, закурил.
  - У тебя, что с телефоном Ян?
  - В смысле?
  - Я не могу дозвониться до тебя.
  - Ну, значит сел.
  - У меня две новости для тебя.
  - Дай угадаю. Хорошая и плохая.
  - Почти. Две хорошие перерастающие в плохие.
  - Ну, не томи.
  - Нас сокращают на работе. Две месяца нам будут платить с биржи нормальную зарплату.
  - Черт возьми! Это же круто. Обидно, что два месяца, а не всю жизнь.
  - Согласен.
   Я все также стоял и дымил, стряхивая пепел в руку себе, понимал, что я только из ванны и сказал соседу.
  - Иван у меня к тебе великая просьба.
  - Какая?
  - Видишь ли, я сейчас не много пьян. Сходи по-соседски в магазин.
   Иван не хотел соглашаться, но резко передумал, так как торчал мне деньжат.
  - Хорошо. Схожу. Что нужно купить?
  - У тебя сколько денег?
   От такого вопроса его лицо менялось от удивления до разочарования.
  - Копейки Ян, копейки.
  - На бухло хватит?
  - Да.
  - Не вижу проблемы.
   Он почти вышел за дверь, как начал говорить снова.
  - Хорошо. Так самое главное забыл сказать. Нам завтра нужно подъехать на работу к девяти часам утра.
  - В отдел кадров?
  - Да.
  - Понятно. Значит, будем там. А сейчас ступай уже!
   Иван ушел в магазин. Я снова остался на кухне, слушая музыку, что доносилась с комнаты.
   Не прошло и получаса, как Иван пришел и вручил мне пакет с двумя литровыми бутылками пива.
  - Спасибо. Сосед.
  - Не за что. Вычтешь из моего долга.
  - Хорошо. Так и быть. Может по пивку?
  - Нет, Ян спасибо. Мне нужно идти.
   Я держал пакет в руках, посмотрел на этого кретина, ведь мне было плевать, куда он собрался идти. В эти моменты я хотел уже накидаться в дрова, забыв обо всем на свете. Я сказал ему.
  - Ну как знаешь.
   Мы пожали руки.
  - Да завтра - сказал он.
   Я закрыл за ним дверь и отправился на кухню. На свою уютную кухню, где царило тепло одиночества пустых бутылок.
   Прикончив одну из них, я сильно окосел и еле добрался до кровати. Вертолеты мешали спать, но я справился с этим дерьмом.
  
  
  
   2
  
   Сложный выдался денек. Мы с Иваном были на работе. Нас рассчитали, неплохо. Денег сука много не бывает, поэтому Иван мне отдал только половину долга.
   После, мы заехали на биржу труда, где встали на учет по безработице. Там всем и всегда хотели предложить дерьмовую работу за гроши.
   Иван - дурак, накупил коктейлей в банках, которые я так не любил. Но, что поделать? Пришлось поддержать этого кретина.
   Обратная дорога выдалась веселой. Мы пили в автобусе. Кондукторша ничего не говорила, люди смотрели на нас как на отбросов. Нам было плевать на них. Наверное, эти унылые ублюдки завидовали нам.
   Время приближалось к обеду, а мы уже отмечаем увольнение. Мой телефон был отключен от реального мира. Сразу пошли разговоры о будущей работе.
  - Вот, скажи мне, куда ты потом будешь устраиваться работать?- спросил я Ивана.
  - Не знаю. А ты?
  - Черт возьми, надоело производство. Мы дешевый рабочий класс. Мы отдаем свое здоровье на чертовых фабриках, заводах и получаем гроши.
  - Ну, сейчас мы срубили не плохо.
  - Раз на раз не приходиться.
  - Согласен.
  - Может быть, рванем в охрану?
  - Куда именно?
  - Не знаю.
   Мы вышли с автобуса, закурили на остановке и отложили этот унылый разговор на потом.
  - Ну что? - спросил я Ивана.
  - Что?
  - В магазин?
  - Зачем, у нас еще есть коктейли.
  - К черту твою беспонтовую выпивку, пусть женщины и малолетки пьют это дерьмо.
  - Не плохая речь.
   У Ивана выпала сигарета. Я засмеялся и сказал ему.
  - Видишь. Даже сигарета презирает то, что мы сейчас пьем.
  - Не, это ветер.
  - Да?
  - Да.
  - Это отмаз.
  - Пошли в магазин?
  - Не, я сейчас поеду к Любе.
  - А Люба, которая с тремя детьми?
  - Да.
  - Черт возьми, чувак, ты реально соображаешь, что творишь?
  - В смысле?
   Иван закурил снова, и мы двинулись в сторону магазина.
  - Мне кажется, она повесит всех детей на тебя?
  - Нет. Мы просто трахаемся с ней и все.
  - Тогда не плохо ты устроился.
  - Конечно.
  - А как она в постели?
  - Нормально. Сосет только не очень.
   Я задумался, почесал щетину пальцем левой руки, под нижней губой. Черт возьми, я мог бы отрастить маленькую бородку в стиле Джеймса Брауна. Но этот стиль давно уже мертв. Да и похож я был бы на педика - парикмахера.
  - Знаешь Иван, может быть, ты подгонишь мне свою подругу?
   Он засмеялся и ответил.
  - Ян, ты в тот раз ко мне приходил и кричал такое.
  - Что кричал?
  - Люба была у меня дома, а ты зашел и говорил, что хочешь трахнуть ее. Я тебе говорил, чтобы ты заткнулся, но ты продолжал кричать, что видел, как она зашла. И кричал детка иди ко мне.
  - Черт возьми! Сто процентов я был пьян.
  - Естественно.
   Мы подошли к магазину. Стояли машины, стояли такси.
  - Ян, ну все я поехал.
  - На такси?
  - Да. А что деньги пока имеются.
   Я протянул ему свою недопитую банку и сказал.
  - Возьми это дерьмо. От него не проходит мой сушняк и голова.
  - Странно.
   Иван сел в машину и уехал. Я подошел к входу в таверну зла и добра, таверну выкачивания денег, за дешевые продукты, и снова закурил, пытался позвонить Саре. Но что-то меня останавливало, может вчерашнее сообщение. А может ненависть. Плевать! Я зашел в магазин.
   Не плохой шопинг в продуктовом магазине и в алкогольном отделе. Дома еще ждала бутылка пива, я просто мечтал о ней на протяжении всего дня. Сушняк меня не просто мучил, а реально трахал. Моя голова была тяжелой. Не смотря на это, я вел себя не как мудак. Соображал все-таки, что происходит, даже на бирже труда. Где я начал осознавать, что крепкое вино нельзя смешивать с пивом.
   Придя домой с пакетами, выпив нужную дозу алкоголя, моя крыша встала на свое место.
  - О, как же хорошо- с облегчением сказал я.
   Разобравшись со всеми бумажными проблемами, привел себя в порядок. Включив свой телефон, на него раздается звонок от Сергея. Это старый мой приятель, тот еще нытик, который встречался с Еленой. Она тот еще персонаж. Лена являлась подругой Сары.
  - Алло. Ян. Целый день тебе звоним.
  - Привет. Ну, дозвонился же.
  - Как ты?
  - Нормально. С чего бы такие переживания.
  - Да, я знал, что у тебя все нормально. Просто давно не виделись.
  - Приходи в гости. В чем проблема? Я дома один.
  - Мы с Леной придем тебя навестить.
  - Хорошо. Не забудьте подарочки.
  - Какие?
  - Догадайся, кретин.
  - Понял. Все скоро будем у тебя.
  - Давай. Вина возьмите. Парочка голубков.
  - Хорошо!
   Я спрятал свою сегодняшнюю коллекцию алкоголя, от этих чертей подальше. Знаю, от них можно ожидать чего угодно. Тем более они решили меня навестить, а не я их.
   Вечер дурманил голову, гости пришли ко мне. Лена - кудряшка Сью. Одетая в серую обтягивающую кофту, с золотыми браслетами на руке. Черные лосины обтягивали ее зад.
   Сережа был одет как обычный студент неряха. Его мятая белая рубашка меня сильно бесила, но я молчал. На его джинсах маленькое жирное пятно. Черт возьми, ты ведь пришел со своей дамой ко мне, в гости. Я намекал ему на это, но он отговаривался тем, что был на работе и не смог заехать домой переодеться.
   Мы сидели на кухне распивали приятное белое вино, готовые закуски с сыром и прочей домашней едой. Они принесли мне подарочек в виде трех больших косяков. Подпив, эта парочка начинала выносить мне мозг и начала сначала это делать Лена.
  - Ян скажи честно. Ты любишь Сару?
  - О, черт. Женщина, какого черта? Зачем ты хочешь это знать?
  - Понимаешь, мы же с ней подруги. Я хочу знать.
  - Ничего себе.
   Я сделал паузу в разговоре, выпил вина и снова ответил.
  - Допустим это так. Что с того? Она уехала в другой город, трахать тупого качка. Уже месяц прошел.
   Сергей слушал нашу беседу и молчал. Видимо ему не хотелось перебивать свою курицу. Лена все трещала.
  - Я все понимаю. Хочу тебе сказать, что она рассталась с ним. Я знаю, что ты ее не простишь. Что ты очень зол. Я вижу, как ты страдаешь.
  - Что ты можешь видеть женщина?
  - Я вижу, что ты слишком много пьешь.
  - О! - громко сказал Сережа, наливая в бокалы вино.
  - Хороший аргумент - ответил я ему.
   Они оба убеждали меня, что бы я прислушался к своему сердцу, продолжая трахать мне мозг, что нельзя жить без любви.
   Унылая парочка, запевала песни Кузьмина и Антонова. Желая убить их, я предложил выпить. Что - бы не слышать эти ужасающие пения.
   Закончилась выпивка.
  - Ну, что пойдемте за вином?- предложил Сережа.
   Мы с Еленой кивнули головой и в течение пяти минут, мы все были на улице. По дороге Лене кто-то позвонил, она не стала отвечать на звонок. Сережа подозрительно посмотрел на нее и начал выяснять отношения.
  - Кто тебе звонит?
  - Никто. Не знакомый номер.
  - Отдай телефон, я сейчас позвоню сам.
   Сережа был очень зол. Чертов псих. Мы уже подошли к магазину, они все выясняли кто из них кто. Я взял у Сережи деньги на вино и зашел в магазин. Пока выбирал алкоголь, шум и крики доходили в маленький магазин. Мне было неудобно за этих чокнутых придурков, поэтому я сказал продавцу.
  - Бутылочку виски.
  - Какую?
   Я указал пальцем на бутылку 0,7 виски. И долго думал, тупил возле кассы.
  - Что-то еще? - сказал продавец, смотря на меня так, как будто я торчал ему денег.
  - Нет спасибо - ответил я, отдав ей нужную сумму денег.
   Выйдя с магазина, наблюдал, как Сергей уезжает на такси, махая мне рукой. Лена уходила в сторону своего дома в слезах.
   Я закурил, и мне было все равно, что у них произошло. Я просто вернулся домой, слушая грустный блюз и попивая виски.
   Прошло минут двадцать, как в мою дверь постучала Лена в слезах. Мы прошли на кухню, выпили. Она рассказала мне какой Сережа - гондон. В душе мне было безразлично, я налил ей еще.
  - Мы расстались, мы расстались с этим придурком. Наконец-то я свободная женщина - сказала Лена с облегчением.
  - Может быть, вы еще сойдетесь.
  - Нет. Уже точно нет.
  - Перестань. Это всего лишь ссора.
  - Нет. Ян это уже конец.
   Я знал, таких людей как они. Чертовы придурки лишенные на время чувств. Ими управляет злость, обида и ненависть. Прошел бы месяц, и они все осознали. Чем-то схожи наши истории о несчастной любви.
  - Конец? Мы говорим сейчас о мужских гениталиях?
  - Перестань.
  - Что?
  - Не надо меня смешить.
  - А мне весело.
  - Все перестань. Я окончательно решила для себя.
   От таких слов не отказываются. Я подливал ей вискаря.
  - Вот видишь Ян, у вас с Сарой хотя бы любовь была.
  - Это не любовь. Ведь если любишь не уйдешь.
  - Хочешь сказать она тебя не любила?
  - Не знаю, мне кажется, что она сука.
  - Почему?
  - Она оказалась хитрой сукой. Выясняла все о мужчинах, о их натуре. Решала перед кем раздвигать ноги, а перед кем нет. Мне кажется, она искала выгоду и прибыль с меня и осуждала других. При всем этом выставляла ранимые чувства любви. Ее слезы заслуживали прощения, чертова актриса. Поняв, что я недостаточно хорош для будущего, пришло время избавиться от меня как от куска ненужного дерьма. Это больно. Я чувствовал себя использованным презервативом, в который кончили и выбросили.
  - Так, что ты хочешь сказать?
  - Не знаю. Может быть, она ищет опору. Может быть, она просто тварь бесчувственная. В таких вопросах и ответах я не понимаю, что несу. Я противоречу самому себе.
  - Ну, вы с ней больше не виделись?
  - Нет. Я звонил ей каждый хмурый день, в этом одиноком аду.
  - И?
  - Бывало, мы даже разговаривали, но это не длилось больше минуты.
  - Почему?
  - Я заводился и кричал на эту шлюху.
  - Понимаю. Тебе же больно.
  - Уже нет.
   Лена встала и поцеловала меня. Затем отошла и закурила. Я забрал у нее сигарету и крепко ее поцеловал. Поцелуями мы прошли в мою комнату, где играла музыка. Пьяная страсть завела нас в постель. Сняв одежду, у нее совершенно маленькая грудь, но довольно приятная попка. Черное нижнее белье, которое я не хотел снимать, но пришлось.
   Вся правда о любви потекла у нее между ног. Я входил в нее страстно, меняя позы. Да, она была хороша, но только не зубастый ее минет. Мне понравилось, когда она сказала, во время секса.
  - Ян, у меня больше полугода не было анала.
  - Черт возьми. Женщина. Вот это ты выдала новость.
   Я не растерялся и сделал как надо. Поставил ее на четвереньки и медленно входил в ее очко. Черт возьми, та дыра оказалась больше ее вагины. В быстром темпе я кончил ей в зад, чертовски приятное облегчение, хотелось бы ей засунь свой член после этого в рот, но что-то передумал. Скорее всего, этим ртом она полезла бы целовать меня.
   Мы сходили по очереди в душ. Мне было плевать, узнает об этом Сережа или нет. Не хотелось бы, что б узнала Сара. Ведь все равно я хотел бы ее вернуть, но мои попытки всегда накрывались медным тазом. Целый месяц я писал ей письма, о том, как мне больно. Я чувствовал себя ненужным романтиком, стоявшим под дождем. В конечном итоге мои бумажные послания, были выброшены в унитаз, как и мои чувства.
   Это была не плохая ночь. Ведь лучше утром все осознать и обо всем жалеть, чем отказать себе в притяжении одноразовой любви. Свобода мать ее, свобода.
   Но в душе моей творилось что-то непонятное, даже самому мне. Я не любил средства защиты, чертовы резинки. Может поэтому, я чего-то боялся. Лишь бы эта ночь, проведенная с ней, не подарила мне французский насморк. Лишь бы это все осталось между нами.
  
  
   3
  
  
   Больное утро. Солнце не могло светить в этом сером аду. Признания поэтов, о великой осенней любви, летели ко всем чертям. Её телефон просто трахал звонками мои уши. Она лежала на боку, прижавшись своей попкой к моему члену.
   - Черт. Выкинь свой проклятый телефон.
   Лена встала с постели, не ответила на звонок, открыв полностью глаза, сказала.
  - Ян, это Сережа звонил. От него двадцать пропущенных звонков за ночь и утро.
   Я попытался открыть свои глаза, протирая их руками.
  - Зачем ты вообще дала этому кретину свой номер.
  - Ты Сумасшедший? Мы вообще-то встречались с ним, до вчерашнего вечера.
   Открыв глаза, я долго не мог придти в чувства. Голая женщина надевала свое нижнее белье. Я ответил.
  - Вот именно, до вчерашнего. Сейчас не будем все вспоминать. Лучше поставь чайник и посмотри, что можно там поесть.
  - Хорошо, а ты вставай.
  - У меня уже стоит. Не хочешь ко мне?
  - Не сейчас.
   Пока я приводил себя в порядок, сходил в душ, высрался, на кухне меня ждала она и аппетитный завтрак.
   Сережа продолжает названивать на ее телефон. Конечно, я был рад завтраку больше, чем ей и этим звонкам. Мы сели за стол и ели какие-то бутерброды с горячим кофе, словно мы ячейка чертового общества - семья.
   Лена отключила свой телефон, что бы побыть в спокойствие. Она поняла, что скорее всего мои магнитные бури разнесут ее мобильник к чертям собачим. Я выпил немного кофе, откусил бутерброд и начал беседу.
  - Ты мне вчера сказала, что Сара рассталась со своим уродом. Это правда?
  - Да. Это так.
  - Интересно, а она приедет в эти выходные?
  - Ян, если хочешь, я позвоню ей и спрошу.
  - Хочу.
   Не прошло и пяти минут за разговором. На мой телефон раздаются звонки.
  - Черт. Твою мать! - громко сказал я.
  - Что?
  - Это твой нытик звонит мне.
  - Не бери телефон.
  - А вдруг, он сейчас придет ко мне?
   Лена поправила свои кудрявые волосы и пулей убежала в комнату одеваться. Я решил взять телефон и поговорить с Серегой.
  - Алло - сонным голосом ответил я.
  - Ян. Ты дома?
  - Да. Я еще сплю.
  - Ян, я зайду к тебе?
  - Давай вечером.
  - Нет, я недалеко от твоего дома.
   В этот момент, я взялся за голову и ответил ему.
  - Брат, подожди минуту, я перезвоню тебе.
   Я подошел к Лене и сказал.
  - Этот кретин, недалеко от моего дома трется. И планирует зайти ко мне.
   Одетая Лена уже выходит из моей квартиры, сказав.
  - Ян, позвони мне, как он уйдет от тебя.
  - Хорошо.
   Я перезвонил Сергею, что бы он купил в магазине виски и закуску. Но этот сукин сын, уже был готов к такому заданию и купил все заранее. Чертовски умный олень.
   После ухода Лены, он пришел ко мне, с интервалом в десять минут. Мне было бы, крайне не по себе, если бы они столкнулись. Мы снова закипали на кухне. Дым и алкоголь. Я предлагал ему скурить косяк, но он отказывался. Подпив утро, он спросил меня.
  - Вот почему она такая сука?
   Реально хотелось бы ответить ему. Черт возьми.
  - Знаешь нытик, я твою подругу полночи трахал в разных позах. Она очень неприятно сосет, за то открыты все дыры. Послал бы ты ее. Ко всем чертям! Она та еще шлюшка.
   Но стрелки на часах сильно тикали, мешали мыслить адекватно. Тем не менее, ответил я как человек с такой же проблемой.
  - Серега. Вот вы же мне только вчера, что-то загоняли про любовь. Какого черта, ты сидишь и просто хамишь ей? Вы еще померитесь и все отлично, будет.
  - Нет. Ян она мне изменяет. Это сто процентов.
  - С чего ты решил?
  - Я знаю.
   После этих его слов, я еле сдержался и с большим удивлением ответил.
  - Не может быть!
  - Может - огорченно сказал он.
   Подпив еще, я начал доставь свой запас алкоголя, чтоб не идти в магазин.
  - Знаешь, Серега. У меня тоже случилось дерьмо, но ты же сам вчера поддакивал своей кудрявой, когда она говорила речи о любви.
  - Да. Брат извини. Я не знал, что у нас тоже случиться подобное.
  - Так ты же ничего еще не выяснил?
  - Да тут и выяснять ничего не надо.
   Я посмотрел на его унылую физиономию. Он сломлен, как и я. Сильно
  показывал свою боль словами.
   Продолжался разговор. Он уже клевал носом в стол, но был в силе поддерживать речь и слушать. Не знаю, как ему так удавалось, на его месте я бы уже уснул.
  - Слушай. Сергей, ты очень сильно переживаешь из-за нее.
  - Потому что мне паршиво.
  - А думаешь мне не так?
  - Так.
  -Знаешь Сережа, я тоже карабкался вверх, но камнем упал, когда Сара уехала в другой город к какому-то козлу. Говорила, что все у нас отлично. У нее хорошая работа, приезжала в конце рабочей недели и уезжала в понедельник рано утром.
  - Обидно брат, я тебя понимаю.
  - Понимаешь? Точно ли? Мы с ней были на расстоянии любви. Она была для меня все.
   Он кивал головой, глаза его спали.
  - Может быть тебе вызвать такси и ты поедешь домой?
  - Да, только чуть позже.
  - Кретин, ты уже языка не вяжешь. Спишь уже за столом. Время - вечер.
  - Давай на посошок и вызывай машину.
   Выпив. В мою дверь кто-то постучался. Открыв дверь, я реально протрезвел. Это была Лена. Я вышел в коридор, заметив, что она пьяна.
  - Твою мать. Какого черта женщина ты вытворяешь? - шепотом сказал я.
  - Ты не звонил мне.
  - Наверное, потому что Серега сидит у меня на кухне.
  - Да?
  - Да, твою мать.
  - Можно я пройду?
  - Может быть не надо?
  - Почему? Ты не хочешь меня видеть?
  - Черт. Проходи.
   Когда мы зашли на кухню я и слова не успел произнести, как Серега встал и увидел ее, затем отвел в комнату выяснять отношения. Если честно мне было наплевать на них. Я сидел на кухне, попивал виски, курил и слушал бытовую историю, что доносилась из моей комнаты. Слышал, как разговоры переходили в крики. Хорошая слышимость шлепков по лицу. Мощные лепехи.
   Я выпил еще и подумал, что пора вмешаться, пока эти придурки не убили друг друга. Зайдя в комнату, наблюдал картину. Они стоят в метре друг от друга. У Сережи все лицо красное. Не плохо ему прилетело. Глаза у обоих настоящих хищников. Я сказал.
  - Брейк, ребята. Расходимся.
   Сергей нервно вышел из комнаты и начал одеваться в прихожей. Лена оставалась в комнате.
  - Брат, ты куда? - спросил его я.
  - Домой.
  - Ты уверен?
  - Она настоящая сука. Пусть отдыхает.
  - Ну, и что мне с ней тут делать?
  - Да что хочешь. Мне наплевать.
   Я знал, что он несет пьяный бред. Тем не менее, когда он ушел, мы остались в моей комнате разврата вдвоем.
  - Ну что вы? - спросил я.
  - Кто мы?
  - Ты и Сережа.
  - Нас больше нет.
  - Это прозвучало как то грустно.
  - Нет.
   Я подошел к ней и поцеловал. Она спустила с меня джинсы, мой стояк - комплимент. И снова этот не очень приятный минет, но что поделаешь?
   Эти стены снова слышали нас. Кровать издавала те же скрипы. Лена все так же открывала все тоннели для моего члена. Мне хотелось, как в порно кончить этой суке в рот. Я оказался на финишной прямой. Мой разгон. Достал своего дружка из вагины и сую ей в рот. Но эта сучка поняла мою затею и резко закончила своей рукой. Чертовски жаль мой пол. На нем больше белых пятен, чем в небесах.
   Туалет и душ. На кухне мы выкурили по сигарете. Не было никаких разговоров о чем-то большем, что мы могли себе позволить. Это всего лишь влечение, без всяких последствий и препятствий. Мы утопали в постели, за окном темная ночь, звезды не мешали спать.
   Среди ночи меня мучил сушняк. Принес себе целую бутылку воды. Лена, снова домогалась меня. Я просто уже не хотел трахать ее. Ведь похмелье стало меня убивать и выматывать. Среди этих ночных потех, ей пришло сообщение на телефон, от Сережи. Мне было примерно ясно, что там написано, но она сказала мне.
  - Ян. Я ухожу. Сережа стоит возле моего дома.
  - Черт возьми. Ответить ему, что ты у меня и все.
  - Да? Интересно, что он подумает?
  - Так скажи, как есть.
  - Ты дурак? Он убьет меня. Да и тебя тоже.
  - Вряд ли?
  - Что?
  - Я его положу, как котенка и буду дубасить.
  - Ян, перестань пороть чушь.
   Она одевалась медленно в ночи. Тогда она казалась мне еще восхитительней. Но я был уже бес сил. Перед тем, как уйти я ей сказал.
  - Так. Женщина. Слушай меня внимательно. Все, что ты ему скажешь. Дословно скажешь и мне. Причем, сразу после того, как он уйдет.
  - Хорошо, я поняла.
   Я направился на кухню сбить свой сушняк, отличным виски, затем прошел в комнату и раскурил косяк. Включил телевизор и просто смотрел непонятные фильмы, что казали по ночам. В основном в такое время крутили полно дерьмо, но дым меня спасал.
   Прошло, около часа, как Лена ушла и вот раздается звонок от Сережи.
  - Алло - хриплым голосом, ответил я.
  - Как ты мог друг? Я тебе ничего плохого не сделал!
   Я хоть был и в дурмане, но я понял, что эта кудрявая сука все ему рассказала. Мне ничего не пришло в голову, как ответить ему.
  - Смирись Серега. Жизнь имеет всех нас. Так выпали карты.
  - Пошел ты козел. Забудь мой номер. Разве ты друг мне? Тварь! Бери эту суку и продолжай ее трахать.
   Он сбросил трубку. Я подумал, как все легко обошлось. Чертов псих, напоминал мне самого меня. В такие моменты люди сходят с ума, после чего и происходят убийства на фоне ревности. Лена так и не позвонила мне. Принцип действия хорош. Может быть, эта сука хотела, что бы Серега меня убил? Ночь выматывала глаза. Телевизор продолжал показывать дрянь. Я выпил воды и уснул.
  
  
   4
  
  
   Не помню, сколько было времени, но спал я мертвым сном. Трава, выпивка и секс меня убили. Я чувствовал себя младенцем, который после малой болезни спал крепким сном. Мне и не хотелось просыпаться, но не снилось никаких снов. Одна темнота.
   Прекрасные знакомые руки, трогали мое тело. Легкие стоны слез пронзали мой слух. За окном свет пронзал мои окна, в этой серой жизни. Решив открыть глаза, я просто был в шоке, увидев красивую, смуглую брюнетку с карими глазами ночи. Это была Сара. Бежевая теплая кофта с блесками на ней, сочеталась с глазами слез. Мои первые мысли, что это сон. И все равно я сказал, хриплым голосом.
  - Черт возьми. Неужели я до сих пор под кайфом, и все это мне кажется.
  - Нет. Ян. Это я - сказала она дрожащим голосом, продолжая трогать мое тело.
  - Ты как сюда попала?
  - Ты забыл? У меня были ключи.
  - И зачем ты здесь?
   Она прошла на кухню, где была исключительная частота. На ней черная юбка, которую в основном носили женщины - юристы. Я прошел за ней в своих серых трусах и черной футболке.
   На столе вместо бутылок и дерьма, стоял крепкий черный кофе, нарезки сыра и хлеба. Увидев это все, я закурил, сел за стол и пил кофе. Она стояла и смотрела на меня. Ждала, когда я начну речь, но я специально молчал и сохранял спокойствие. Легкий дым выпуская, я смотрел в окно, за которым не было дождя.
  - Сегодня хмурый день, но нет дождя - сказал я.
   Она присела напротив. Начала грызть ногти, что меня бесило, но я ничего ей не сказал.
  - Да. Возможно, сегодня будет солнце - ответила она.
  - Ну, сейчас то, как узнаешь?
   Сара продолжала свою затею с ногтями, я докуривал сигарету и допивал горячий кофе. Не вытерпев, Сара сразу перешла, к разговорам о прощении. Это длилось долго. Я отходил от нее, затем обнимал. Это был длинный разговор, о том какие мы дебилы, что сами во всем виноваты. Она долго говорила слезами, я понимал, что люблю ее.
  - Ян, твоя ревность убивала меня.
  - Понимаешь, на то были причины ревности. Расстояние убивала любовь, я сходил с ума, представлял, как кто-то обнимает тебя. Даже если кто-то посмел с тобой заговорить. У меня было желание убивать всех, кто находится радом с тобой.
  - Видишь. Снова злость. Ты просто мог бы мне доверять. Ты сам меня отдалял меня от себя.
  - Хватит! Меня это все начинает дико бесить.
   Я поставил бутылку красного вина на стол. Нашел свой штопор, открыл ее. Достал два бокала на стол. Медленно за этими разговорами бутылка кончалась.
  - А как же твой возлюбленный, который там, неподалеку? Вам было хорошо вместе?
  - С ним все кончилось. Ян прости еще раз. Это была ошибка. Я пришла не за тем, что бы ты меня принял обратно.
  - А зачем?
  - Я пришла, извинится, перед тобой. Чтобы ты все понял.
   Эти слова. Может быть, в них было немного правды. Почему то я, воспринял их, как разговор обычной шлюхи, со своим сутенером. Мне хотелось ударить ее, но сдержался. Моя ненависть проходила, пока кончалась бутылка, затем я перебил ее унылый треп.
  Что дальше? Что дальше Сара?
   Она подошла к окну, прикурив сигарету, зная, как меня это бесит. Я не разрешал ей курить. Меня это просто сука убивало. После длиной затяжки, выдыхая дым, она ответила.
  - Прости меня, Ян. Я зря пришла. Понимаю, после такого не прощают.
   Я подошел к ней сзади, выкинул ее сигарету в раковину. Крепко обнял ее. Она повернулась и поцеловала меня. Мы прошли ко мне в комнату. Я лег в кровать. Она легла рядом.
  - Какого черта, женщина?
  - Что?
  - Почему ты лежишь одетая в нашей кровати?
  - Хочется.
  - Мне тоже хочется.
   Она сняла с себя всю одежду, кроме нижнего белья. Белый лифчик на прекрасной груди, белые сексуальные трусики на шикарной попке. Мое возбуждение мешало думать о чем-то еще в этом мире. Ее волосы прикрывали немного грудь.
   Сара легла ко мне в постель, повернувшись ко мне спиной и задом. На ее правом плече татуировка китайского или японского иероглифа. Я обнял ее, целовал в шею, трогая ее грудь, тело. Она легко вздыхала, снимая с себя трусики. Левой рукой я расстегнул ее лифчик. Сняв трусы с себя, я вошел в нее, страстно целуя ее шею, губы. Я чувствовал себя зверем на ней. Меня позы, в основном я держал ее за волосы, как дикарь. Когда она переключилась на наездницу, я просто хотел разорвать ее грудь и от этого она кончила. Сара легла рядом с облечением. Я продолжал трахать ее, но не мог кончить.
  - Ян.
  - Что?
  - Ну не получается у тебя кончить, хватит. Остановись. У меня там уже все натерто и болит.
   Я высунул свой член, одел трусы и ушел на кухню курить. Она пришла ко мне, обвернутая одеялом. Села на меня, указывая ртом на сигарету.
  - Дай затянутся - сказала она.
  - Нет. Встань и налей воды. Попей и успокойся. Больше никогда не спрашивай меня по поводу курения.
  - Хорошо.
   Она встала и ушла в комнату. Я открыл бутылку виски, продолжая оставаться на кухне. Не успел оглянуться, как Сара вошла одетая ко мне и села за стол.
  - Ян, может быть, поужинаем?
  - А сколько времени?
   Сара посмотрела на часы, что висели на кухне и ответила.
  - Время шесть вечера.
   Я не замечал, как время летит, находясь с ней рядом.
  - Точно! Дорогая. Нужно поесть.
  - Я сейчас что ни будь, приготовлю, на скорую руку.
   На столе оставались нарезки сыра и хлеба, которые я не хотел есть.
  - Да надо питаться нормально - сказал я.
  - Перекуси бутерброд.
  - Нет, это закуска, а не еда.
  - Согласна.
  - Правильно, а то на самом деле.
  - Что на самом деле?
  - Время срать, а мы не ели.
   Она посмеялась и сказала.
  - Так. Иди в комнату накинь на себя, что ни будь.
  - Хорошо. А что?
  - Ян не тупи.
   Выпив еще немного, я вошел в комнату и просто был удивлен. Там абсолютная чистота. Как ей это удавалось? Я не знаю. После долгих размышлений, что мне одеть, Сара уже приготовила еды. Я сидел и тупил, долго надевал свои джинсы.
   Мы сели за стол. Макароны по-флотски с тушенкой пришлись по душе.
  - Не хватает кетчупа - сказала Сара.
  - А в холодильнике его нет?
  - Нет. Только сметана.
  - Ну, нет. Этого сюда не надо.
  - Ешь сыр еще.
  - Хорошо.
   Поужинав, она сказала.
  - Ян. Я сейчас дойду до родителей.
  - Хорошо. Долго тебя не будет?
  - Не знаю. Я хотела дойти до Иры.
   Чертова Ира. Она была лучшей подругой Сары. Куда хуже она была моей бывшей девушкой, которая постоянно вмешивалась в нашу жизнь. Это я не мог терпеть. И я уже не знал, как послать эту Иру ко всем чертям. Она вечно появляется не во время. Может быть, ее не трахает муж? Достала, чертова сучка.
  - Может быть, ты не пойдешь к этой сумасшедшей?
  - Ян, перестань. Я хочу ее увидеть.
  - Ты что, забыла, как она выглядит?
  - Нет.
  - Зачем тогда идти к ней. Ты там пропадешь на целую ночь.
  - Перестань. Ты уже бредишь.
   Я закурил, налил не много виски в стакан и медленно попивал. Мои запасы выпивки еще не кончались. Они так же стояли в надежном месте, на кухне.
  - Что ты там вообще будешь делать у нее?
  - Посидим, поговорим с ней.
  - О, эти чертовы, бабские сплетни. Выяснять, чей член лучше для вас.
  - Перестань.
   Сара мыла посуду и продолжала общаться со мной.
  - Дорогая. Вот скажи мне честно.
  - Что?
  - Я хочу понять.
  - Да твою мать. Ян. Что?
  - Так молчать женщина.
  - Молчу.
   Я подлил снова в стакан.
  - Вот скажи мне Сара. Тебя эта сука чему-то учит плохому?
  - Чему плохому?
  - Ну, смотри.
   Я снова закурил. Она закончила мыть посуду, вытирая свои руки о полотенце, сказала мне.
  - Шавин. Ты с ума уже сходишь от выпивки своей.
  - Нет. Мне кажется, что эта курица тебя к чему-то подталкивает.
  - В каком смысле подталкивает?
  - Раньше, когда вы редко общались, у нас все было хорошо. А теперь смотри, сколько случилось дерьма.
  - Ян, ничему она меня не учит и хватит о ней так.
  - Как?
  - Ты говоришь, что она просто тварь какая-то.
  - Ну да. Тварь.
  - Хватит, иначе мы сейчас разругаемся.
  - Все молчу.
   Она прошла в прихожую и начала надевать свои сапоги. Затем я подал ей ее красное пальто. Черт возьми, это мода что ли? Красное пальто. У всех женщин красное пальто. Они помешанные на пальто.
  - Все иди уже - сказал я.
   Сара поцеловала меня и ответила.
  - Не спи. Я не долго.
  - Хорошо.
   Мулатка открыла дверь, я ухватил ее за попку, и она завизжала, как сучка. Я посмеялся и закрыл дверь. Черт возьми, в моей квартире давно не было вкусной еды, и чистоты.
   Я остался дома, попивать виски. Смотреть в экран бредовые фильмы и вести, что крутили по вечернему сеансу, разных каналов. Один сплошной кошмар.
   Люди зашли за рамки человечества. Вы только посмотрите на это. Они убивают друг друга из-за какой-то хрени, они срут и ссут друг на друга, получая великое удовольствие. Кругом некрофилы, зоофилы и педофилы. Однополая любовь стала вполне нормой, девушки имеют парней в зад, сумасшедшие старухи просят изнасилования, дети наркоманы, отвлечение от реальности в компьютерном мире и в социальных сетях. Интернет мог бы дать нам развитие в науках или инструкции к деталям техники, но вместо этого он развел извращенцев и насильников. Чёрт возьми, все катится под откос, уже реально страшно выйти в магазин без оглядки, ведь тебя могут убить или поиметь в зад.
   Время замерло в тот вечер. Настроение моего сердца, было похоже на верного пса, который остался ждать Сару, пока она не придет.
  
  
  
   5
  
   Знатные выдались выходные. Я снова лечил свою душу, расслабляющими средствами. Сидя на кухне со старым приятелем Виктором.
   Мы были знакомы с ним с детства, тусили в одной плохой компании. Во времена, когда подростками нюхали клей и лак, когда впервые попробовали самогон и спирт, первая тяга к сигарете и марихуане. Во времена драк на дискотеках, тренировок по боксу и футболу. Когда в моду входили новые молодежные движения, новая музыка.
   Он жил не далеко от нашего городка и приезжал сюда навещать родителей. Витя работал бригадиром на стройке. Все свое свободное время уделял музыки и алкоголю. Витя не был женат, ведь он, как и я считал, что хорошее дело браком не назовут. Но жил со своей девушкой.
   Мы созвонились, он пришел ко мне в гости, а у меня творился бардак в жизни, и в квартире. Виктор внимательно слушал меня, выясняя, почему Сара, снова ушла. Бутылки с выпивкой стояли на столе и медленно кончались.
  - Какие-то женские капризы, творятся в ее голове - сказал Витя - Ян может просто забить на это все? Забудь ее и начни жизнь с чистого листа. Ведь ты никогда раньше так много не пил.
  - Может быть, ты и прав - ответил я, поникшим взглядом.
  - Видишь, мир жесток, сколько мужиков сгубили бабы.
  - Согласен. Казалось что все отлично. Все шло своим чередом. Расстояние убивало надежды, словно все было сжато и окольцовано в дьявольский круг. Мы опять начали с начала и снова облажались. Жизнь полна неудач и потерь. Ожидание - расставание. Появилась удача и снова ушла.
   В основном в нашем разговоре, Виктор подливал выпить, а я не ставил стакан на стол, на протяжении половины нашей беседы.
  - Так. Стоп. Ян я так и не понял, а в этот раз, почему она ушла?
  - То, что я переспал с ее подругой.
  - Вы были вместе с ней?
  - На тот момент нет. У нее был другой.
  - Тогда, я вообще не понимаю. Что у нее в голове?
  - Этого я не знаю, наверное, она сама не знает.
  - Она что нашла игрушку? - грозным голосом сказал Витя. - Как так вообще можно? Даже для женщины это уже перебор!
  - Наверное, потому, что мы все мужики находим свою слабость, а женщины этим пользуются.
   Бутылки с выпивкой впервые бесконечны. Я изливал душу, словно эта история бесконечна.
  - Так. Ян. Объясни мне, почему она ушла сейчас.
  - Вчера мы лежали в постели. Занимались страстным сексом. После того, когда оба кончили, легли с отдышкой. Сара трогала свои волосы, глядя на потолок и сказала мне.
  - Ян, скажи честно.
  - Что?
  - Тебе хорошо со мной?
  - Что за дурные мысли у тебя в голове? Женщина.
  - Я не услышала ответ.
  - Конечно, хорошо.
   Легкая пауза, которая разрывала мою и ее душу, от продолжения разговора. Я знал, что в тот момент начнется какая-то хрень.
  - А с Леной тебе было так же хорошо?
   И да, я был прав. Вот тот момент, когда нужно лгать как никогда.
  - С какой Леной? - я удивленно ответил, хотя внутри весь переворачивал себя наизнанку.
  - Хватит. Ян я все знаю.
   Где я так мог спалиться? Может быть, этот чертов Сережа наговорил ей? Ответы не приходили в мою голову. По большому счету мы виним других, боясь признаться самим себе, что мы те еще мудаки.
  - Откуда?
   Ее пауза, выдавила слезы обиды, а я лежал и ждал ответа. Что-то похожее давно происходило со мной, возможно, я снова читал интересную книгу, в ожидании концовки каждой главы, но не самой книги.
  - Я пришла к ней, мы разговорились.
  - И что?
  - Как это и что? - со злости ответила она.
   И вот, она сделала глубокий вздох. Я положил руку под свою голову и думал о сигарете. В моей комнате творилась ночь, за окном грязная погода, словно бытовые стоны дерьма должны вырваться наружу. И вот понеслось.
  - Моя подруга смотрела мне в глаза и сказала, как вы трахались в нашей постели - сказала она, размахивая руками.
   Я просто был в шоке, на Лену, но продолжал ночную беседу с Сарой, накручивая себя вопросами. Проглотив очередную порцию унижений, я все равно не мог поверить, что все хорошее длится не долго. В этот момент, я ненавидел Лену. Черт возьми, только все началось налаживаться и снова все пошло по наклонной. После любви и ласок, после переживаний и страданий, если ты смог снова оказаться на плаву, в конечном итоге все летит под откос.
   Виктор предложил мне сходить умыться, так как увидел в моих глазах печальные осколки воды. После снова выпили, и он просто заставлял меня продолжить разговор.
  - Так, что было дальше Ян? - с большим интересом спросил он.
  - Дальше, как по старому драматическому сценарию.
  - Это как?
   Я закурил сигарету и продолжал беседу. За этим разговором выпивка испарялась, как вода в горячей кастрюле.
  - Сара, продолжала говорить мне. - Лена рассказала, что это было дважды.
   Виктор посмеялся и сказал.
  - Ян, так получилось, что ты не мог придумать оправдание?
  - Нет. Оправдание это все не то, я пытался, что-то доказать, но она не слушала меня. Отвернулась.
  - А что дальше? Как она ушла?
  - Я не спал всю ночь, думая о ней, хотя она и лежала рядом. Знал, что она не спит, а только копит ненависть ко мне.
  - Откуда ты мог это знать?
  - Вить ты что тупой?
  - Нет - возмущенно ответил он.
  - Я только, что рассказал тебе, что я трахнул ее подругу, дважды.
  - Это я понял, но может быть она хотела, что бы ты молил о прощении?
  - Нет, друг мой. Это все не то. Она лежала и мечтала убить меня или отомстить, хотя сама заварила всю эту кашу. Женщины по своей натуре мстительные суки.
   Виктору, кто-то позвонил. На гудке играла отвратительная мелодия, что-то в стиле тяжелого металла. Ответив на звонок, он сказал мне.
  - Ян, я скоро уже уйду.
  - Куда?
  - Надо еще навестить старых приятелей.
  - Понятно.
   Он закончил разговор по своему телефону.
  - Ты расскажи, что дальше было?
  - Знаешь, в принципе ничего такого.
  - Это как?
  - Она проснулась утром, я лежал в постели, закрыв глаза, делая вид, что сплю. Сара ушла на кухню, а я ждал.
  - Что ждал?
  - Ждал, что она скажет мне.
  - И что она сказала?
  - Я закурил сигарету, она зашла в комнату, посмотрела на меня, ненавистным взглядом и сказала, что бы я закрыл за ней дверь.
  - Дальше, продолжай.
  - Хватит допытывать.
   Виктор налил мне больше половины стакана выпивки. Я снова закурил и ответил.
  - Сара стояла в дверях и сказала мне - Удачи вам с Леной.
  - Причем тут удача, ты что дура?
  - Нет.
  - Тогда какого черта ты уходишь?
  - А как мне поступить Ян?
  - Остаться и забыть все прошлое дерьмо.
  - Нет - злобным голосом ответила она.
  - Почему ты не хочешь?
  - Мне противно.
  - Думаешь, мне не было противно? А? Когда ты трахалась, с кем-то другим.
  - Я за это просила прощение у тебя, ты простил.
  - Так и ты меня прости.
  - Нет. Скажи мне, почему ты отомстил мне именно с ней?
  - Не мстил я. Понимаешь. Не мстил. Так получилось.
  - Конечно же, так получилось.
  - Знаешь, меня достали эти тупые разговоры. Я скажу, как есть. Нечего было меня бросать.
   Виктор, сказал мне, что с такими отношениями пора кончать. А я добавлял слов, про то, что еще не хочу иметь детей.
  - Она хлопнула дверью и со слезами убегала из моей квартиры, с большой ненавистью ко мне - сказал я.
   Виктор сказал мне забыть ее, пора двигаться дальше. Он продолжал меня учить жизни, хотя и сам в ней ни черта не разбирался.
   Я подумал об этом, уже наедине с самим собой. Горькие мысли терзали. Она ушла, и остался в моей квартире Боб Дилан, что спас меня, играя громко в хриплых динамиках.
   Знает каждый, что его сможет развеселить в любой ситуации. Как не было бы плохо, и тоскливо на душе, всегда найдется что-то особенное, что заставит тебя радоваться жизни. Каждая секунда способна излечить все душевные раны, хотя бы на время, даже физическая боль на некоторые секунды уходит, но черт, каждая минута может убить. Здесь самое главное найти баланс ада и рая. Равновесие, которое стоит придерживаться.
   Мысли все как на ладони исчезают, забивая голову пустотой. Спокойствие как сон не утомляло. Выпивка и дым, прекрасная музыка - лекарство для души, во вред и во благо. Еще можно добавить прекрасных проституток к этим вещам, но в основном они все тупые. Они просто дарят мужчинам минуты радости, не разбираясь в романтике блестящего одиночества.
  
  
  
   6
  
  
   В магазине, я снова затаривался бухлом. Наткнулся на знакомую парочку. Влад и Вика. Два влюбленных голубка, которые не смыслят в любви. Они жили в серой среде, как и все наши счастливые пары. Забыв о романтике, возможно даже и не знали о ней ничего. Ведь всегда нас может окружать прекрасные сюжеты жизни. Хорошая музыка, алкоголь и наркотики.
   Работяга - Влад, все время ходил в мазуте, и мне было противно здороваться с ним за руку. Возможно, он грязными руками подтирал свой зад, вместо туалетной бумаги. Может быть, он сменил религию на грязь. Черт возьми, мужик так выглядеть не должен. Пусть если ты пал, если даже ты коснулся дна, но не показывай это на виду. Не нужно одеваться как кусок дерьма, и что бы наше тупое общество судило взглядом. Хоть бы отмыл свои мазутные руки. Кретин.
   Вика так и осталась в своем времени, в черной сексуальной одежде настоящей шлюшки. Она, несомненно, возбуждала меня. В моей голове столько извращенных мыслей при виде ее. Я осмотрел ее с шикарных ног, до головы. Медленно кидал взгляд, когда она отворачивалась на ее упругую задницу. Черт возьми, я реально думал об изнасиловании. Во мне снова просыпался дикий зверь, который должен был это сделать, но я смог им управлять. Первая моя мысль пробить Владу череп, ее схватить, связать и оттрахать прямо в этом магазине и плевать на людей, что могли нас окружать.
   Раньше мы вместе проводили время на тусовках, где все тащились по рок-н-роллу. Подпольная музыка выходила из трущоб на поверхность. Наркотики становились доступны каждому подростку.
   У меня уже и не оставалось их контактных номеров. Наверное, я давно вычеркнул их из списка своей жизненной позиции.
   Мы стояли в магазине, каждый себе выбирал пойло, договаривались о встрече, что бы вспомнить сумасшедшие времена музыки. Я сказал, что теперь живу один. У Влада не было телефона с собой, он не помнил свой номер наизусть. Я записал номер Вики, сказав, что позвоню завтра.
   Выходя из магазина, эту парочку ждал, один наш знакомый. Для них, конечно без сомнений, он являлся другом, а по мне так он сто процентный долбанутый придурок, который меня жутко бесил. Его имя Саша. Чертов идиот. Он уже был выпивший и сильно разговорчивый, но я не стал заводить с ним беседу. Мы поздоровались, ужасные тупые фразочки вылетали из его рта. Но я сдерживался, что бы, не дать ему в табло. Наверное, я бы прибил этого кретина на месте, поэтому я со всеми распрощался и ушел домой.
   В теплой квартире я смотрел какой-то фильм. Жанр - комедия, в которой я так ничего и не понял. Тупые фильмы, которые нравятся всем людям. Куда катиться, этот чертов мир? На эти кадры люди тратят миллионы, сценаристы пишут для этих фильмом дерьмо. Черт возьми, скоро люди будут снимать все что хотят на камеру мобильного телефона и из этого будет получатся фильм, который будет нравиться всем окружающим людям. Бандитская классика про девяностые давно устарела, а романы по книгам великих писателей устают снимать. В моду входят бесчувственные тупые кадры, от которых хочется блевать. Мало фильмов из новинок, много слишком дерьма. Людей уже ни чем не удивить, а дебилов удивить легко.
   Черт, по моему все современное не для меня, я словно остался в каменном веке, где в моде классика, проявленная разными стилями, где чувства есть, где люди остаются людьми.
   Я звонил Саре, она все не хотела меня слышать и видеть. Упрямая, капризная сука со своими бабскими тараканами в башке.
   Вечер убивал меня грустью и скукой. Хотел закурить косячок, но резко передумал. Я решил позвонить Вики, узнать, что они делают.
  - Алло. Привет еще раз. Это Ян.
  - Да, я поняла.
  - Чем вы занимаетесь?
  - Я дома с родителями сижу. А ты?
  - Я просто тухну.
   Она посмеялась в трубку, я спросил.
  - А где Влад?
  - Он уехал к родителям.
  - А это далеко?
  - Соседний город наш.
   Секундная пауза, развивала в моей голове разврат.
  - Понял! - утвердительно, сказал я.
   Снова развратные мысли в моей голове, я еле сдерживался.
  - А ты не хочешь выпить? - спросил я.
  - Можно.
  - Давай тогда собирайся.
  - А куда?
  - Ко мне.
  - Можно. Тогда ты меня встреть.
  - Хорошо. Ты живешь все там же?
  - Да.
  - Тогда я уже выхожу.
   Я понимал, что я получу и поэтому хотел слишком быстро все сделать. А именно напоить эту сучку, и поиметь ее.
  - Не спеши. Выходи из дома минут через двадцать - сказала она.
  - Хорошо, когда подойду к твоему подъезду я позвоню.
  - А еще вопрос у меня.
  - Какой?
  - А что пить будем?
  - Что такая сексуальная кошечка желает?
   Она снова посмеялась, затем ответила.
  - Вино и сыр.
  - Какое вино?
  - Белое - сказала она, игриво.
  - Может быть без сыра?
  - Может!- громко ответила она мне.
  - Хорошо.
   Я оделся за считанные секунды и вышел в ближайший магазин, где вино было на разлив. Специально купил крепкое красное вино и горький шоколад, что бы, эта сука не радовалась.
   Встретив ее, мы пришли ко мне. Я совсем забыл, что лучше на кухне не выпивать, так как, там тот еще бардак из бутылок и прочего дерьма. Мы прошли в комнату, на стул я поставил стаканы, бутылку и шоколад.
  - За что выпьем?- спросила Вика, держа полный стакан красного вина.
  - За встречу!
   Глотнув вина, она возмущалась, что пьет сильно крепкий напиток, при этом закусывая его шоколадом. Обратная сторона медали, я просто хотел ее трахнуть. На ногах эти чулки, как у шлюх, меня возбуждало это еще сильней. Закурив сигарету, я подливал ей вина больше чем себе.
  - Может, послушаем музыку?- спросила она.
  - Конечно. Что включить?
  - Включи мне то, что может описать твою жизнь, одной песней.
   Черт возьми. Я долго капался в куче дисков и наконец-то нашел группу "Воскресение" и включил песню " Посмотри, как я живу"
   Минуты важной женщины, что разбирается в словах из моих динамиков. Дослушав песню, она посмотрела на меня и сказала с грустными глазами.
  - Ян, если это так, то мне тебя жаль.
   Я посмотрел на нее, подливая ей в стакан вина, ответил.
  - Почему?
  - Ты ходишь по краю. Такая жизнь убьет тебя.
  - С чего ты это взяла?
   Она долго что-то говорила, затем перевела тему на Сару. Я решил заткнуть ей род поцелуем. Черт возьми, я еще ни разу не видел такую возбужденную женщину от поцелуя. Страсть прижимала меня. Ее вздохи намекали, что бы я снял с нее одежду. Я сильно держал ее за волосы и целовал. Я засунул руку к ней в трусики, играя и лаская пальцами клитор. Она отошла и переключила диск на Дэвида Боуи, что нравился ей.
   Продолжал целовать ее, начал снимать с нее одежду, затем с себя. О, эти оральные нежности, я оставил ее в чулках, лаская ее. Я так трахал ее, что готов был разорвать ее тело и кончил слишком быстро ей на грудь. Она сходила в душ, затем я закурил и одел трусы. Вика легла в постель и сказала.
  - Ян, может, посмотрим кино?
  - Порно?
  - Нет- с насмешкой ответила она.
  - А почему нет?
  - Это мерзко.
  - Какого черта женщина? Я только что трахал тебя. В этом нет же ничего мерзкого.
   Она замолчала и обиженным взглядом, взяла стакан вина. Я тоже выпил и включил комедию, которую не мог досмотреть. Она поставила стакан и сказала.
  - О. Это интересный молодежный фильм.
   Я посмотрел на нее, скорчил лицо и ответил.
  - Да. Это шедевр в мировом кинематографе.
  - Что тебе не нравиться? - спросила она, и возмутительно посмотрела на меня.
  - О, нет. Женщина подай мне пистолет.
   Она посмеялась, а меня вырубал последний стакан вина. Вика целовала мою шею, я лежал с закрытыми глазами. Она спускалась ниже, мастурбируя мне член до полной готовности. Я положил ей руку на голову, она делала мне, хороший минет. Не знаю, сколько прошло времени, но я запомнил удар по лицу.
  - Ты вообще дурак? - возмущенно сказала она.
   Я понял свою ошибку. Ведь по лицу мне прилетело не просто так. Казалось бы, с кем не бывает. Подумаешь, заснул во время ее отсоса. Меня просто разморило это вино, вот и все. Наверное, я просто издавал звуки храпа, ведь мне хотелось пить. Я ответил.
  - Дорогая, я просто устал.
   Она уже в истерике была одета, продолжая вести со мной ужасную беседу.
  - Устал он. Да пошел ты.
  - Что же ты так?
  - Как?
  - Ну, уходишь.
  - Домой нужно, значит.
  - Хорошо. Я завтра позвоню тебе.
  - Не надо.
  - Почему?
  - Завтра дела у меня будут.
  - С Владом?
  - Все отвали от меня. Я сама тебе позвоню, если нужно будет.
  - Конечно, нужно.
   Очередная женщина уходит недовольная. Мне просто наплевать. Черт возьми, я снова убедился в том, что верных женщин не бывает. Всем нужны эротические игры с новым партнером. Всем нужно как то развлечься. Может быть, и не стоит, но жизненно не обходимо нам то, что запрещено. Мы получаем от этого нелепое удовольствие, выходя за пределы разумного состояния, а потом возвращаемся снова в реальность, покрытую серыми красками жизни.
   В каждой женщине можно разбудить развратную тигрицу, надо лишь знать в какой момент надавить на нужные чувства. Если она одна и тоскует, звонок другого мужчины является предлогом перешагнуть хотя бы на день в другую жизнь. Молчание, женщины просят молчания о натуре поведения. Они путаются в себе. Главное во время просечь в их голове признаки путаницы, ведь они могут и захотеть остаться, нужно сразу развеять этот туман и дать понять, что пора возвращаться назад, в свою жизнь.
   Выпив воды, закурил сигарету, и дым заставлял меня ложиться спать, но я решил набрать в себе силы позвонить Саре, но она скидывала мои звонки. Я не понимал, как нам снова сойтись. И это парило меня каждый день и ночь.
  
  
  
   7
  
  
   Для многих рабочая неделя подходила к концу. Мне, сквозь пропитанную голову дымом, раздался звонок от Сары. В этот момент я туго соображал, что она хотела сказать, но мы договорились встретиться вечером, у ее подруги Ирины.
   Домашняя уборка не принесла мне ничего хорошего, а лишь открыла глаза на хорошую заначку забытого косяка. Глядя в ящик, я комментировал фильм про ограбление банка. Черт, захватывающий сюжет с плохой концовкой. Ребят повязали, бабло нашли. Не помнил я название фильма, но он мне понравился.
   Жратва из холодильника была очень вкусной, даже очень аппетитной. Тупые телевизионные передачи меня утомляли и вырубали в сон. Мне нужно было готовиться, к вечеру встреч, на который я не хотел идти. По мне лучше бы выпить с Сарой нужную дозу алкоголя, так как, я знал, какая она становиться раскрепощенной и остаться в теплой постели. Черт возьми, мне нужно было выглядеть на сто процентов. Мой гардероб был мал и прост, в основном я был похож на Джонни Кеша, но я искал яркие тона шматья. Закурив сигарету, посмотрел на часы. Времени до вечера оставалось много, поэтому я утопал в своей постели до вечернего обряда встреч, с женщинами, которых я трахал.
   Телефонный звонок от Сары.
  - Алло - хриплым голосом ответил я.
  - Ты собрался уже?
   Я прокашлялся и ответил.
  - Конечно. Я уже туфли одеваю.
  - Ты помнишь, где живет Ира?
  - Нет.
  - Дом, в котором находится почта.
  - Все понял.
  - Позвонишь мне, как подойдешь, я выйду и встречу тебя.
  - Окей, детка.
   Решив одеть, черную рубашку, синие джинсы перед зеркалом я закурил.
  - Ты чертовски крут, мэн - сказал я, глядя в зеркало, и щелкнул пальцами.
   Закурив сигарету, на ноги надел свои туфли. Мои черные мужские туфли, были начищены до отражения. Накинул куртку и вышел из дома в приподнятом настроении, говоря себе.
  - Так. Запомни ты сука, уникален. Ты заберешь свою женщину домой и хорошенько трахнешь ее - сказал я вслух самому себе.
   Погода не налаживалась. Холоднело с каждым серым днем. Я зашел в магазин, что бы прикупить бухла.
   Продавщица была не в настроении выслушивать мои комплименты. Бутылка коньяка и красного вина, уже лежали в моем пакете. Я долго выбирал, какие купить сигареты и продавщицу это раздражало еще больше.
  - Вы выбрали сигареты?- мерзким голосом спросила она.
  - Да. Не большой у вас выбор.
   Кровожадная дама за прилавком посмотрела на меня так, как будто сейчас воткнет в мое лицо нож. Я не растерялся, выбрал сигареты. Расплатился. Сдачу я решил потратить.
  - Извините, а пробейте мне еще вот этот большой чупа-чупс.
   Отдав свою мелочь в ее кассу, взял в руки эту сосательную конфетку на палочке, и протянул ее ей.
  - А это вам!
  - Мне не надо - хмурым голосом ответила продавщица.
  - Как не надо?
  - Зачем?
  - Как зачем, женщина. Сосать!
   Она, начала выкидывать свои угрожающие фразочки, про то, что ее муж прибьет меня, про то, как я мог такое говорить ей. Возможно я где-то хам, где слишком пошлый, но у нее фантазия работает как надо. Интересно, она хотела бы отсосать у меня прямо в этом магазине? Я бы зашел за прилавок, расстегнул ширинку, она стояла бы на коленках и обрабатывала мой шланг, крепко еще держал ее за волосы и говорил бы ей всякие обидные слова, а она проглатывала все это. После, кончил ей бы в рот, и спустил бы еще сперму прямо перед ее лицом, что бы все оно было заляпано белой любовью моей.
   Я положил конфету ей на прилавок. Продавщица так и продолжала провожать меня оскорблениями в спину. Дойдя до двери, я со смехом повернулся и сказал ей.
  - Ой! Боюсь, боюсь.
   Я вышел, закурил, направляясь в сторону дома, где меня ожидали. Но это был просто не обычный вечер встреч для меня. По дороге я встретил знакомую девушку Машу. Она являлась очень доступной дамой, всегда западавшая на красавцев. Я не спорил ни с кем и никогда, на счет своей внешности. Просто знал, что я всегда чертовски хорошо выгляжу.
  - Привет, красотка - сказал я так, будто бы мы были всю жизнь знакомы.
   Я хотел ее обнять, но в одной руке этот тяжелый пакет, в другой сигарета.
  - Приветик - она ответила игриво.
   Черт возьми! Я уже представил, как трахаю ее сзади, крепка держа ее за черные волосы. Но продолжать беседу стоило.
  - Я тебя давно не видел. Ты куда пропадала?
  - Я с мужем развелась. Теперь живу здесь.
  - Вот это новость. Ты была замужем?
  - Да. А что?
   Да, черт возьми, кто вообще может жениться, на таких конченных шлюхах? Интересный факт. Как только такие дамы могут успевать выскакивать замуж, разводиться и быть с детьми, от разных мужчин. Чертовы шлюшки, а всегда строят из себя важную персону, да им цена бутылка дешевого вина.
  - Ну, возможно я сделаю тебе предложение - улыбаясь, я сказал.
  - Какой ты шустрый.
  - А то!
  - Слушай Маш, дай свой номер.
  - Записывай.
   Распрощавшись с ней, я записал ее номер, хотя не знал зачем. Ведь я шел абсолютно к другой цели, вернуть Сару и больше ничего. Мне нужна была только она. Но никто не знает все наперед. С ней я чувствовал себя настоящим. А что может быть лучше этого? Ведь в основном все носят маски.
   Не надо заглядывать в будущее. Может быть, там никто вам не рад? Это одно и тоже, что листать свою телефонную книгу по пьяни. Половину контактов не зная, но они записаны смешно. Начиная звонить, тебе напомнят какое ты дерьмо. Зачем ты сюда позвонил? Будущее всегда туманно и неожиданно. Нужно оставаться всегда в настоящем, ни шагу назад.
   Я уже почти подошел к почте и мне на телефон раздался звонок от Сары.
  - Ян, ты где?
  - Я уже подхожу.
  - Мне выходить?
  - Да. Минут через пять.
  - Хорошо.
   Возле почты валялся вонючий бомж, который мне кричал.
  - Командир! Эй, командир!- навязчиво звал меня.
   Я подошел к нему, он попросил поднять его. Черт возьми, этот толстый бомж, весил не меньше центнера. Я боялся испачкаться, на мне был приличный прикид. Вдруг этот кусок дерьма, обоссаный? Но совесть моя заиграла. Я, еле поднял его, он спросил меня.
  - Командир, подкинь денег. Мне не хватает на выпивку.
   В его голосе я услыхал наглость. Этот кусок дерьма не поблагодарил меня, за то, что я помог ему подняться с холодной, сырой земли.
   В моей руке был пакет с бухлом. Я, конечно, был признателен, что бы он заткнулся, но совесть моя хотела ему помочь. Я посмотрел в его жалкие глаза, увидел унижение, которого я не мог терпеть, достал из пакета бутылку коньяка и спросил его.
  - Коньяк будешь?
   Он посмотрел на меня, словно увидел золотую жилу. Его глаза загорелись алчностью. Вот как сильно меняет людей роскошь, наверняка он не поделился бы ни с кем. Хитрый бомж. Я уже начал представлять, как он давиться моим пойлом и пускает в бутылку слюни и сопли, что бы никто после него не смог выпить из нее. Конечно, интересно узнать из-за чего он стал таким. Можно долго слушать и оправдывать, но дело так и не будет раскрыто. Преступление и наказание мать его. Да и какой к черту из меня слушатель.
   Максимум кого я могу до конца выслушать так это женщину, что бы хорошенько покувыркаться с ней в постели. Это все происходит само собой. Женщина расстроена, я являюсь слушателем и службой поддержки в определенные моменты разговора. Я ничего не обещаю ей, возможно, она хочет что-то больше от меня. Женщина становится спокойной со мной, ведь она начала мне доверять. Я знаю ее. Она боится игры в чувства, но в этот момент я люблю ее. Пускай даже десять минут, ведь я знаю, что получу взамен. И вот когда мы с ней переспали, я знаю наперед эту бытовую жизнь, она уже в мечтах романтики, а я сваливаю отсюда к чертовой матери. Это не моя женщина, я разлюбил ее. Конечно, я не играл на чувствах, но мы никогда бы не смогли быть с ней вместе, обстоятельства всегда против нас. И оба это осознаем.
   Чертов бомж. Рот его был открыт и он, кивая головой, ответил мне.
  - Конечно, командир, конечно.
   Он уже тянул свои руки к бутылке, я открыл ее, глотнул коньяка. А у него текли слюни, выпить ему я так и не дал. Я посмотрел в его наглые глаза, и ответил.
  - Знаешь тут неподалеку, есть магазин. Подними свою толстую, вонючую жопу, сходи и купи.
  - У меня нет денег - сказал он, дрожа губами.
   Я залез в карман, посмотрел какую-то мелочь и отдал ее. Этот жалкий кусок дерьма, даже не поблагодарил меня. Мне хотелось врезать ему по роже, но вышла Сара и позвала меня.
  
  
   8
  
  
   Сидя на кухне у Иры.
  - Черт возьми. Женщина, где твой мужик?- настойчиво спросил я, глядя в глаза Иры.
  - На работе он. Вахтовым методом.
  - А кто он по профессии?
  - Электрик.
   Ее муж, скорее всего, сам выбирал себе работу. Наверное, он хотел находиться подальше от этой чертовой истерички. Мне казалось, что такая женщина как она может вытрахать весь мужской мозг. Она всегда была о себе высокого мнения. Но, черт. Ира не являлась никакой красоткой, ее большой нос бесил меня. Мне нравились только ее глаза. Многим мужчинам нравятся такие глазастые женщины, особенно если мужик пьян. Они могут дразнить мужчин, играя в страстные игры. А на деле всегда выходят бревном. Но, что я помнил о ней. Да, безусловно, она хорошо трахалась сверху. Наездница та еще. Может со временем все изменилось?
   Дамы пьют вино, а я коньяк. Стол накрыт закусками.
  - Ян, тебе не много выпивки то? - спросила Сара.
  - Женщина, я же понял, что сюда я пришел не просто так.
  - А как ты догадался? - спросила Ира.
   Я посмотрел на одну и на другую и ответил.
  - Ну, это и дураку понятно. Вы две женщины, с которыми я занимался любовью. Идя на эту встречу, я прекрасно осознавал, что здесь будут трахать мне мозг. Что кстати зря. Можно этим заниматься обычно, в нормальных позах.
   Эти сучки, посмеялись и в тот же момент набычились на меня. Я старался не пропускать рюмки, налитые собой. Чем быстрее выпью, тем быстрее уйду, возможно, даже не один.
  - Ян. Я вмешиваюсь в ваши с Сарой отношения - сказала Ира.
   Вот он переломный момент. Главное сдержатся и не послать эту суку на все четыре стороны. Какого вообще черта, эта сука сует свой нос в чужие дела. Это никому ничего хорошего не принесет. А эта дура Сара, словно пляшет под ее дудку. Сплетни - это чисто бабская хрень. Они обсуждают, какой размер члена у мужика, как он работает языком и как он может трахать женщину. Затем их разговоры о сексе переходят в быт. Сколько мужик зарабатывает, какое с ним может быть будущее и прочее дерьмо. Как он относится к вашей любви. Они считают деньги. Мать их. Женщина, думающая о будущем с мужчиной опасна. Ее фантазии без границ. Этому нет конца. А потом разочаровываются в мужчине, ведь он не смог дать ей то, что она хотела. А мужик не при делах, он не обещал ей ничего такого, но всегда остается виноватым.
  - О, боже мой! - заявил я, наливая очередную рюмку.
  - Ир, подожди, сначала я хочу все выяснить - сказала Сара - Ян, ты просто не стараешься и ничего в жизни не хочешь. Это так?
  - Нет. Я хочу, что бы мы были вместе.
  - Тогда почему ты не чего не предпринял?
  - Что именно?
   Ира слушала внимательно наш разговор, вставая с места, она нарезала закуски и подливала себе и Саре вино. Она поставила большую кастрюлю с водой на плиту, сварить пельмени. Идиотка, под вино пельмени? Если мне, то понятно, я же пью коньяк. Или может она думала то, что я так много ем?
   Сара продолжала беседу со мной.
  - Как, что? Тебе было, наплевать ушла я или нет.
  - Сара, любовь моя, что ты несешь какую-то чепуху. Мы жили нормально, ты захотела уехать в другой город. Расстояние нас убивает.
  - Так почему ты не захотел уехать вместе?- спросила Ира.
  - Я пытался, не мог там найти работу, потерпел крах. Так же пытался найти жилье.
  - С каких пор, гуляние по городу в компании своего друга, называется - Пытался! - заявила Сара.
  - Сара, честно я тебе не врал, мы же звонили по этим объявлениям при тебе, все казалось отлично, а там сплошной обман.
   В моду вошли объявления с работой, с огромной зарплатой. Приезжая туда по адресу, можно обнаружить совсем другую работу, даже деятельность и совершенно другую зарплату. Что за мода? Еще куча вопросов. Какой придурок придумал работу, что бы ходить как дебил по квартирам и продавать бытовую химию или прочее дерьмо? А в объявлении написано, что требуется рабочий на производство или в строительный магазин и т.д.
   Наш разговор переходил в начальную стадию отношений.
  - Ян. Вот давай честно скажи. Ты ведь бабник? - спросила Сара.
  - Нет. Я не бабник.
  - Ты врешь! - громко сказала Сара, держа очередной бокал вина.
  - Зачем мне врать? Женщина? Сара ты единственная моя любовь. Первая любовь за долгие годы моей жизни. Я не знал, что вообще смогу в кого-либо влюбиться.
  - Давай вспомним тогда.
  - Что? Что вспомним дорогая?
   Ира закурила и очень внимательно начала слушать нашу беседу, забыв про свою чертову кастрюлю с водой.
  - Когда ты начал встречаться со мной, у тебя была девушка. Мало того, когда мы с твоей компанией ездили отдыхать в сауну, ты употреблял там наркотики, переспал со мной, затем переспал с девушкой своего друга.
  - Сара дорогая. Мы с тобой тогда даже не встречались. Мы просто трахались и все. Ничего друг другу не обещали.
   Пауза длилась глотками вина и коньяка. Ира была в шоке и тут она вмешалась. Выпив очередную порцию, они вдвоем продолжали трахать мне мозг. Выносили его довольно долго, я не вытерпел и ответил.
  - Сара. Говоришь, что я не старался и не заботился о нашем будущем. Пусть будет так. Тогда знай, что твоя подруга Лена кончает сверху.
   Я получил пощечину, Ира добавила своих тупых, не нужных слов.
  - Ян, ты вообще придурок. Ты даже не слышишь, что ты сейчас говоришь. Конечно, женщине хочется иметь крепкую опору, а ты просто неудачник чертов. Хорошо, что я во время ушла от тебя.
   Я посмотрел на Иру злобным взглядом и ответил.
  - Знаешь, что?
  - Что?
  - Ты тупая курица, не лезь в нашу жизнь.
  - Буду, потому что, Сара моя подруга.
  - Которая так же делила со мной постель.
   Мне уже было наплевать, что эти курицы говорят. Я просто допил последнюю рюмку терпения и начал одеваться в ее маленькой прихожей. Они шептались на кухне и моя любовь подошла ко мне.
  - Что ты уходишь то?- спросила Сара.
  - Да тут нечего говорить. Какого черта, ты вообще все этой сучке рассказываешь про нас?
   Она промолчала, Ира осталась сидеть на кухне. Я вышел из этой квартиры в ближайший магазин. Я был взбешен. Меня окутывала ненависть и раздражение от этой встречи. Погода дерьмо, настроение тоже. Меня догнала Сара, схватила за руку.
  - Зачем ты ведешь себя как псих?
  - Да пошла ты. Решила бросить меня, давай!
  - Ты дурак.
  - Возможно, но я до сих пор, твой дурак.
  - Я никогда тебе не прощу, что вы переспали с Леной.
  - Не прощай. Но помни, что я тебя простил.
   Она пустила слезы. Я обнял ее. Целуя в щеки и в губы, затем я сказал.
  - Давай забудем все это дерьмо.
   Сара посмотрела на меня, глазами младенца, который не понимает, что происходит. Удивление? Печаль? Что? Я продолжал говорить.
  - Все это кошмарный сон для нас. Мы можем начать с чистого листа.
  - Не все так просто, Ян.
  - Сара, жизнь проста как белый лист. Мы сами пишем на нем. Здесь и сейчас знай, что я хочу быть только с тобой. Ты даришь мне счастье, теплоту. Ведь переживание, влюбленность это ярко-теплые тона красок. Страдания и боль - серые хмурые цвета. Безразличие, безответность - цвет ночи, в котором обретаешь блестящее безмятежность одиночества.
   Она целовала меня сквозь слезы, затем сказала.
  - Ян, я не знаю, что будет дальше у нас. Но я хочу серьезности.
   Я понимал, что она хочет, но я сделал большую ошибку.
  - Я буду исправляться. Честно буду стараться.
  - Обещаешь?
  - Да - сказал я, сделав самую большую ошибку слов. Обещание, мать его.
   Но как же мне было вернуть ее? Другие способы мне были близки.
  - Может, пойдем уже домой - сказала она.
  - Ты не представляешь, как я рад слышать это от тебя.
   Мы шли, взявшись за руки, по дороге разочарований, на время обрели покой. Я прижимал ее к себе, остановки с поцелуями. Я хотел навсегда остаться в таких счастливых моментах. Словно этот маленький город был наш. Словно художник нарисовал его и поместил туда нас. Покой. Нас не волновало ничего в эти моменты. Черт возьми, это была настоящая любовь. Серость дней не являлась причиной наших ярких красок. Я чувствовал себя мальчишкой, который после первого секса почувствовал себя мужиком. Это гордость за себя и за нее. Чертова сказка осенней любви заиграла в наших глазах.
   Придя домой, наша постель узнавала скрипы. Стены слушали знакомую мелодию стон. Возможно, я плох во всем, я не умею ничего делать, возможно, я рукожопый, но у меня отличный вкус к музыке женских вздохов.
   Ночь. Началась гроза. Крики ее наслаждения убивали звуки за окном. Черт возьми, это примирение сторон было похоже на прозы Маркиза Де Сада. Экстаз не забываемой любви. Я словно карабкался на Эверест с мгновением счастья.
   Я вышел на кухню закурил, смотря в ночное окно. Она подошла ко мне и обняла.
  - Дорогая, может быть, ты не уедешь?
   Она обняла меня крепче и ответила.
  - Нужно. Ян приходиться. Я бы хотела, что бы ты был там.
  - Этого я не могу тебе обещать.
  - А как тогда мы будем жить?
  - Я бы хотел жить, как раньше. Здесь.
  - Видишь, сейчас это невозможно. Нам приходится иначе жить.
  - Чертовы города. Дорогая я не хочу тебя терять.
   Она поцеловала меня в шею и сказала.
  - Пойдем в постель.
  - Сейчас, я хочу еще покурить.
  - Давай я в постели буду ждать, а ты смотри, что бы с конца не покапало.
  - Сучка.
   Она посмеялась. Я не хотел, что бы эта ночь с ней кончалась. Увы, жизнь - большая куча дерьма разочарований.
   Расстояние вот, что пугало меня. Это чертовски сложно. Особенно в такие моменты, так не хочется терять человека. Ревность будет излишком. Мы все хотим жить как в кино. Только жанр выбирает жизнь, а сценарий пишется на ходу.
   Обстоятельства мать их. Я не хотел никуда переезжать, возможно, раньше другие города меня пугали. Каждый город славиться чем то. На каждой улице есть свой сюжет, любви или ненависти. Черт возьми, я просто хотел, что бы она никуда не уезжала. Жили бы как раньше, но черт. На пути к счастью, все время встают преграды, которые бывает невозможно преодолеть в одиночку.
  
   9
  
   В этом мире только две основные проблемы. Это деньги и женщины. Все дерьмо случается только из-за них.
   Сара названивала мне каждый день, как будто вела отчет своей жизни. Я понимал, что пьянство до добра не доведет, но сколько раз бутылка спасала жизнь мою, утопая на дне. Реальность не казалась сном. Нужно было подыскивать работу, так как впереди целая жизнь, мать ее.
   Снова дождь за окном, кофе и сигареты отвлекают от мыслей бытовых. Дымом пропитана вся квартира и склад из бутылок за неделю. Музыка играет громко, что бы, не слышать дождь, который я так полюбил. Уборка утомляла меня.
   Я читал объявления в газете. Звонил на разные работы, но там ждало одно дерьмо. Сара ехала домой и позвонила, что бы я ее встречал.
   На улицах холодало, лужи грязь, дождь умолк на время. Сильный ветер, я приехал на вокзал, где купил ей розу, себе вина. Стоял, попивал и ждал ее. Куря сигареты одну, за одной, приехал ее автобус.
   Сара выходит из автобуса, видит меня, мы идем на встречу друг другу. У нее была сумка, чертовски тяжелая сумка. Я думал у нее там кирпичи. Она поцеловала меня, я вручил ей розу, взял ее багаж и она сказала.
  - Ты, что пьян?
  - Нет.
  - Запах перегара и открытая бутылка тебя выдали.
  - Черт возьми. Женщина, я тебя не видел, будто бы целую вечность, купил цветы тебе, а ты начинаешь трахать мне мозг.
  - Все, хорошо. Извини. Спасибо за розу.
  - Поехали домой.
  - Сначала я к родителям только.
  - Хорошо. Тогда я сготовлю на ужин.
   Мы ехали в такси разговаривали о том, какой я плохой повар, что я умею готовить только бич пакеты или пельмени, а я ее нахваливал, что бы она сготовила сама. Таксист развез нас по разным домам.
   Прикончив дома бутылку вина, я вышел в магазин. Купив все что надо, мне позвонила Сара.
  - Ян, ты дома?
  - Нет. Я в магазине.
  - Вино покупаешь?
  - Нет сигареты.
  - В каком ты магазине именно?
  - Напротив дома.
  - Жди я сейчас туда подойду.
   Я спросил у продавщицы штопор, открыл вино, вернул обратно. На улице начал распивать бутылку и курить. Подходит Сара.
  - Зачем ты купил вино?
  - Подумал, что нам не хватит на ужин той.
  - А что мы должны объедаться как свиньи?
  - Нет.
  - Пойдем, прогуляемся в парк и поговорим обо всем.
  - Пойдем.
   Парк находился неподалеку, в фразе поговорим обо всем, я сразу понял что-то не так, поэтому мои глотки вина становились больше.
   Идем этой дорогой сырой, деревья разбросали листья, как трупы после бомбежки. Парк, словно извергал спокойствие, мы общались довольно не плохо на тему влюбленности нашей. Я думал так и будет все хорошо. Счастья много не бывает и в голове моей играл великий грустный блюз. Тема разговора перешла в дерьмо и я сказал.
  - Сара, давай выпьем вина.
  - Сам пей.
  - Я и пью.
  - Знаешь, Ян. Мы не можем быть вместе.
   На этой фразе, я почти уже прикончил бутылку, сердце мое сжалось до боли. Мы выходим из парка. Стоит много машин с влюбленными парочками. Я иду и молчу, а она продолжает убивать меня словами.
  - Посмотри на себя, ты неудачник. Ненадежный мужчина. Я разлюбила тебя.
   Я встал и замер, закурил, выдохнув дым к небу, ответил.
  - Какого черта, женщина а? Ты сама себя слышишь? Что ты несешь.
  - Да, я слышу себя.
   Я схватил ее за руку крепко. Она хотела вырваться, но я держал ее, как собаку на поводке. Сара закричала.
  - Отпусти меня! Идиот! Ты мне пальто порвешь.
  - Смотри мне в глаза! Сука. У тебя кто-то есть?
  - Нет. Я хочу быть одна.
   Я отпустил ее руку, она шла вперед. Догнав ее начал продолжать кричать.
  - Не ври мне. Ты с кем-то трахаешься, шлюха.
   Она врезала мне пощечину, я швырнул ее, как кусок мяса.
   Как бы ты близко не знал женщину, как не старался бы ей угодить, помочь, любить, все это исчезнет после того, как ты сделаешь ей больно. Тогда в женщине просыпается кровожадная тварь, которая будет смотреть, как ты будешь погибать, и ей будет все равно.
   Вдруг, услыхал за спиной слова.
  - Слышишь ты! Отпусти ее - сказал какой-то здоровый мужик.
  - Какого черта, ты олень вообще вмешиваешься? Это моя девушка мы разберемся сами.
   Сара посмотрела на меня и сказала это козлу.
  - Я не его девушка.
   Этот козел посмотрел на меня и нанес мне удар в челюсть, я в ответ. Началась драка, на асфальте кровь. Этот кретин повалил меня и наносил удары в мой прекрасный нос. Нас разнимают люди. Я встал и нанес ему удар с ноги в живот. Этого пса забрала женщина, как маленького котенка. Сара села в такси. Я кричал тому гондону, что он бьет как баба и что прячется за юбку. Это не круто, когда во время драки за мужиком прибегает баба. Он падок в глазах. Чертов кретин, пытался вырваться из рук своей женщины, но мамочка не пускала своего сынишку в бой, а лишь дала ему платочек, что бы он мог сморкнуться.
   Я шел по дороге боли и обиды, домой. Ненависть, лишь только она была внутри меня. Дорога недолгая, шел быстрым шагом.
   Залил кровью, я свою квартиру. Посмотрел в зеркало, нос размером с кулак.
  - Сука, тварь!- громко кричал я.
   Я вызвал скорую помощь, которая ехала целый час. За это время, я успел еще выпить, сжечь фотографии с Сарой, что были дома у меня.
   Приехав и осмотрев меня, фельдшер или как его там звали, сказал.
  - У вас сломан нос. Возможно даже в двух местах.
  - Что мне делать сейчас?
  - У вас сейчас не кружиться голова?
  - Нет.
  - Вы подрались?
   Что ответить этому кретину? Он же сука знает что случилось. Нужно было выкручиваться, ведь этот придурок мог вызвать легавых, а те достанут с вопросами, допросами и всякой херней. Я замучался бы оправдываться, нужно было бы искать свидетелей, которые будут на моей стороне.
  - Нет, пьяный упал на лестнице.
  - Так вам нужно собрать вещи и мы отвезем вас в больницу.
  - Черт возьми, это надолго?
  - Вам нужна госпитализация. Как минимум неделю.
   Я собрал все, что необходимо и уехал в больницу. Эта сука мне все названивала, но я не хотел ее слышать. Приехав в больницу, врач перенес операцию на следующий день. Я заселился в палату, на двоих. Не было ни телевизора, ни книг в этой сумасшедшей комнате. Лишь толстый сосед Евгений, который показался мне нудным. Он все рассказывал о том, какой он правильный верный муж, о том, что все время в рейсах. Работа, всю жизнь в дороге. Чертов дальнобойщик. Кому он заливал. Сам сто процентов снимал шлюх, с голоду по дому.
   Я решился написать этой суке сообщение.
  - Что сука довольна? Я теперь в больнице из-за тебя.
   Не прошло и минуты, как она ответила мне.
  - Ян, возьми трубку.
   Сара продолжала названивать, но я не хотел слышать ее. Она присылала мне кучу сообщений, но я их даже не читал. Чертова сука. Я выключил телефон и уснул на больничной кровати, которая была жесткой. Я дышал всю ночь ртом, не знаю, как мой сосед не задохнулся от запаха перегара. Мне было плевать на всех в этот момент. Я возненавидел ее, любовь своей жизни. Она просто унизила меня.
  
  
  
   10
  
   Сара стояла в слезах, на пороге в больницу. Не знаю, что у нее было в голове. Она взяла отпуск, за свой счет и навещала меня всю неделю, что я провел там. Чертова больница. Из всего, что там происходило, мне понравился общий наркоз. Я ловил кайф, превращая все вокруг в мультфильмы и игры в Марио. Мне хотелось, что бы кололи чаще такую дурь.
   Долгие разговоры о прощении и любви. Черт возьми, как это больно слышать от нее, но я ее простил. Любовь - это куча ошибок, наделанных двумя сердцами, заслуживающих прощение. Главное быть вместе.
   После выписки, дома меня ждал накрытый стол, с разной едой на выбор. Литровая бутылка Джека, сигареты и разные соки и она.
  - Не плохо - удивленно сказал я.
  - Это все для тебя, дорогой.
  - Спасибо.
   Закурив, мы сели за стол. После отправились в комнату, взяв бутылку, сок и сигареты. Это был отличный день, хороший вечер и прекрасная ночь. Я был словно ненасытным самцом, просящим добавки любви.
   Утром она собиралась уезжать, я помог ей собрать вещи и прочее дерьмо. Проводил ее на автобус. О, этот сладкий поцелуй на дорожку. Я никогда не забуду привкус, сладких губ. В тот момент, не хотел ее отпускать, но она уверяла меня, что так нужно. Сара говорила, что скоро опять переедет ко мне, и мы снова заживем, как раньше.
   Я чувствовал прилив вдохновения, поэтому я зашел в пивную лавку, набрал около 5 литров разного пива и разных чипсов. Дома ждали фильмы с Аль Пачино и Де Ниро. Такое пропускать нельзя.
   Окосев от пива, обожравшись чипсов я смотрел фильмы, мне позвонила Сара.
  - Алло.
  - Ян, чем занимаешься?
  - Фильмы смотрю.
  - Опять с этим итальянцем?
  - Да, детка.
  - У меня телефон разряжается, я сейчас ложусь спать.
  - Хорошо. Спокойной ночи.
  - Спокойной.
   Я и не заметил, как за окном уже наступила ночь. Выпив последние глотки пива, я взял в руки телефон посмотреть время. Черт возьми, пропущенных звонков больше десяти, от старого приятеля Юрия. Он жил в другом городе, я и забыл про него давно. Мы не виделись больше года. Черт возьми, время час ночи, что этому придурку нужно? Я перезваниваю ему.
  - Алло.
  - Алло, Ян. Привет. Ты как вообще?
  - Привет, да все хорошо. А ты как?
  - Да тоже. Слушай, так вы с Сарой расстались?
  - Нет.
  - Ты уверен?
  - Что за бред ты мне говоришь?
  - Мэн, я только что видел ее с другим парнем.
  - Продолжай - нервно сказал я.
  - Они гуляли по осеннему парку, взявшись за руки.
  - Понял. Спасибо, что сказал.
  - Ага.
  - Ты сам то, когда приедешь?
  - Не знаю, наверное, через месяц.
  - Ну, приедешь, позвони.
  - Хорошо. Давай там держись.
  - Окей.
   Я нервно закурил сигарету, звоню Саре. Она не берет трубку. Черт возьми, один день прошел, как все было прекрасно. Наступал закат в моей душе, я боролся с самим собой. Чертова сука, пьяных мыслей бред. Я кричал на всю квартиру.
  - За что? За что мне эта боль? Чертова сука! Мне больно! У меня душа умирает, тварь! У нас только все налаживалось!
   Я вышел из дома, поймал такси уехал в ночной магазин. Старался вести себя спокойно. Не разговаривал ни с кем, кроме продавца, что продал мне пару литров водки, сигарет.
   Пьяная ночь в одиночестве, на повторе играет громко Джо Кокер, разбивая мне сердце на осколки. Горячая рюмка злости выпита, утро за окном я не представлял, что творю. В семь утра
  мне звонит она. Я старался сдерживаться в разговоре с этой тварью.
  - Алло, дорогой ты чего мне ночью названивал?- сонным голосом спросила Сара.
  - А ты мне больше ничего сказать не хочешь?
  - Нет.
  - Ну, подумай.
  - Что ты хочешь услышать в семь утра?
  - Например, как ты трахаешь мне мозги.
  - Что происходит? Ян ты в своем уме?
  - Поведай мне сказку, о том, что у тебя больше никого нет, кроме меня.
   Я начал прибавлять тон в разговоре.
  - Тебя что не устраивает все? А? Чертова тварь! У нас нет проблем! В постели ты кончаешь. Что за дерьмо?
  - Ян, прости.
  - Какое тут прости. Это сука не любовь!
   Она сбросила разговор, выключив телефон. Я весь на нервах, злой, псих. Пытался дозвониться до выключенного абонента. Глядя в зеркало, я разбил телефон об пол, затем с криками разбил стекло кулаком.
   В комнате нашел таблетки, разных видов. Болеутоляющие, снотворное и прочее дерьмо. Горячий кофе с сигаретой, несколько таблеток. Черт возьми, музыка стала играть громче. Да этот певец крут, как никогда, продолжает убивать меня. Моя рука в крови от стекла, в ней застряли осколки.
   Я нашел тетрадь с черной ручкой и положил на стол, затем поставил бутылку водки и остывший кофе. Сара убила меня. В моей душе наступил закат. Пустая тетрадь, необыкновенно чиста, мои мысли в ней. Таблетки рюмкой водки запивал, затем снова кофе пил и наливал, через раз. Сигареты одна за другой, не покидали меня. Дым развеял страсть любви. Внутри меня становилось свободно, продолжал писать в тетрадь любовные признания. Много вырванных листов и зачеркнутых строк о не разделенной любви.
  - Мы стали так слабы, на расстоянии любви.
   Снова комбинация, водки с таблетками, кофе и сигареты. Музыка освобождала память, боль становилась свободной и прекрасной. Мысли продолжая писать.
  - Вот так всегда. Вроде все идет своим чередом. Спокойная дорога жизни без ям. Путь словно освещает свет, но он меркнет. Что-то пошло не так, жизнь превращается в ад.
   Закружилась голова, сигарета упала. Боль освободила меня. Но я стараюсь, сквозь свободные слезы писать.
  - Я не верил, что вокруг меня обман.
   Снова закурил.
  - В этот день, в эти минуты. Дорогая я пишу тебе, - Прощай. Я покидаю этот проклятый рай.............
   Я не знал, как закончить, но дописана тетрадь из зачеркнутых слов, слез и пепла от сигарет. Разве это любовь? Я встал из-за стола, ноги подкашивались. В глазах темнело. Боль снова нагнетает. Музыка убивает леча. Последняя рюмка горького яда допита. Сердце бьется с невероятной скоростью, я задыхаюсь. Таблетки сделали свое дело. Я ложусь в постель, глядя в потолок, сквозь слезы шепчу.
  - Будь счастлива любовь моя.
   Кружится голова, я закрываю глаза. Как хорошо, свободно. Вот оно, вот так. Сердце словно остановилось. Я перестал дышать. Неужели жизнь была прожита зря. Готовый, отдать свою жизнь за любовь, я перестал что-то ощущать. Это плата. Это закат жизни.
  
  
  
  
  
   11
  
   Наверное, у многих такое было. Сидишь пьяный один в пустой квартире. Играет трогательная музыка, с горькими словами. Мысли так и лезут в голову, накручивая о том, что пора сдохнуть. Еще осталась выпивка и подливаешь себе в стакан. Зная эти мысли, не каждый может отступить. Тот, кто предается одиночеству каждый день, близок к суициду от боли внутри, но так хочет жить. Каждый назовет такое состояние по своему, для меня же это грустный блюз.
   Играла громко музыка. Утро. Я жив? Открываю глаза. За окном исчезла серых красок пустота.
  - Солнце, вот и я - словно крикнул во мне Буковски.
   Медленно шел дождь, глаза мои горели огнем. Боль внутри тела, рука в крови. Голова кружилась быстро. Я огляделся по сторонам. Сутки, прошли целые сутки. На часах тоже время, что и было, перед тем как я отъехал.
   Я весь в блевотине. Встал с постели. Снова рвота. Сильная усталость в ногах. Выключил музыку. Пол в блевотине и крови. Осколки зеркала рассыпаны по всей комнате. Мой мобильник с разбитым экраном показывает время.
   Кухня. Разбиты бокалы, разлита выпивка на столе. Пепельница переполнена, пепел разбросан везде. Снова рвота.
   Сушит, я выпил много воды. Упаковки от таблеток везде разбросаны так же. Чертовы колеса.
   Приняв ванну, я продолжал пить много воды и через силу ел что-то съедобное. Весьма опасная затея покончить с собой. Это, что была клиническая смерть? Мысли постепенно приходят в порядок. Тетрадь. Чертова тетрадь, исписана стихами и прочей херней о любви и боли, зачеркнутых строк.
   Закурив сигарету, я поджег слова, в коридоре. Тетрадь горела, и я знал, что ее все равно никто не прочтет.
   Перевязка руки заняла около часа. Телефон работает отлично с разбитым экраном. В моей квартире твориться реальный бардак.
   Прибрав все дерьмо, я реально устал ходить и выкидывать весь этот хлам. Мой телефон издавал признаки жизни, пиликая мелодией сообщений. Я знал, что эта сука шлет мне сообщения, которые я не могу прочесть. Ведь на моем экране показывали только часы.
   В этот вечер я реально был опустошен собой. Хотя я выжил. А может быть, и нет? Может все это мне кажется или я попал в чистилище? Мутные сомнения. Подозреваю самого себя. А что если мое тело до сих пор лежит в постели, и не могу его найти?
   Разбитый телефон раздает мелодию вызова.
  - Алло. Это кто? - спросил я.
  - Ян. Привет это Ира.
  - Так, слушаю тебя.
  - Как ты? Сара не может до тебя дозвониться.
  - У меня все отлично, а этой суке можешь передать, что бы никогда мне не звонила.
  - Сможем, с тобой увидится?
  - Зачем?
  - Встретится и поговорить.
  - О чем?
  - О жизни.
  - Не знаю, я подумаю.
  - Ян. Тебе, что трудно уделить мне время?
  - Хорошо. Когда?
  - Давай сейчас встретимся где-нибудь.
  - Ну, хорошо.
  - Давай тогда минут через двадцать, возле дома моего.
  - О, как пел Юра Хой.
  - В смысле?
  - Проехали. Я подойду.
   Ира повесила трубку. Я закурил сигарету и подумал о Саре. Черт возьми, эта сучка где-то там, в постели с другим. Я тут пытался что-то написать этой стерве. Чуть не закончилась жизнь моя жизнь. Бредовая идея.
   Оделся, я вышел из дома и мне звонит Ира.
  - Алло. Ты где идешь?
  - Ир, я уже подхожу.
   Я повесил трубку. Подошел к ее дому и закурил.
   Она стояла одетая в темно-синие джинсы, длинные черные сапоги. Черная куртка с блесками. Блондинка с голубыми глазами, которую я когда-то давно трахал.
   Я подошел к ней, словно она жертва моя, словно она мишень.
   - Эй, красотка! Хорошая погодка - пропел я.
   Ира посмотрела на меня, улыбнулась. В ее глазах я выглядел отлично. Все та же куртка на мне, те же джинсы и водолазка. Туфли мои слегка были в грязи, а я так не люблю грязную обувь, просто ненавижу. Наверное, эта привычка осталась у меня с армии. Чертова погода. Да и я как будто из комы вышел.
  - Я смотрю, ты держишься отлично - сказала она.
  - Ладно, не отходи от темы. Зачем ты хотела меня видеть?
  - Просто проверить тебя и поговорить.
  - Передай своей подружке, что я в лучшем состоянии.
  - Ян, перестань.
   Ира закурила сигарету и подошла ближе ко мне.
  - Пройдемся до магазина - тихо сказала она.
  - Хорошо.
   По дороге в ближайший магазин она что-то говорила, и зашел разговор о Саре. Я вдыхал холодный воздух, который позволял мне быть свободным в душе. Ира все продолжала говорить.
  - Ян, прости ты ее. Сара не хотела, что бы все так произошло у вас.
  - Конечно, она не хотела с кем-то другим ложиться в койку. Мне смешно.
  - Я ее прекрасно понимаю.
  - Что тут понимать. Девочка захотела попробовать много разных членов. Сто пудов она с ними не кончала.
  -Ян, она привлекательная женщина. Ты же не поехал с ней, а нужно было. Ведь рядом должен кто-то быть.
  - Не спорю. Я ее больше не виню. Сегодня мне стало легче дышать.
  - Ян, она давно уже с другим была, просто не могла тебе сказать, а тут ты еще со своим носом.
  - А причем тут это.
  - Она же не могла тебя оставить на произвол.
   Я рассмеялся, и мы зашли в магазин. Ирина смотрела на витрины и выбирала алкоголь.
  - Ян ты со мной выпьешь?
  - Не вопрос.
   Ира сказала продавцу.
  - Нам, мартини ноль семь и апельсиновый сок двух литровый.
   Я посмотрел на Иру и сказал.
  - Какого черта женщина? Я не хочу пить этот детский лимонад.
  - Хорошо я тебя поняла.
   Ира открыла кошелек, пересчитала свои деньги и расплатилась за свое мартини с соком и бутылку коньяка.
   Убрав все в свою большую женскую, сука вместительную сумочку, мы решили пойти к ней домой.
   Войдя в ее дом. Он напомнил мне мой. Пустота среди мертвых стен. Ее мужа не было дома. Наверняка этот придурок проводит слишком мало времени с ней.
   Ира накрыла скромный стол на кухне. Кухни это всегда секреты, тайны соблазнов и дыма. Я люблю кухни. Кухни - это разговоры, это то, что нужно каждому из нас, в своей квартире. Люди в общежитиях имеют большую кухню, но она общая, в ней нет комфорта, в ней нет страсти, в таких кухнях люди зажаты.
   На подоконнике у нее стоял радиоприемник, по которому мы слушали группу Динамик. Черт возьми, что может быть лучше в данный момент. Женщина, выпивка, музыка, дым и мы на кухне вдвоем.
  - Выпьем за любовь!- сказала она и осушила свое мартини, разбавленное соком.
   Продолжались беседы о любви. Может быть это Сара хотела, что бы меня кто-то поддержал. Не знаю.
   Каждый выпивал свой напиток. Мне уже было совершенно насрать на все, что у меня произошло. Наши беседы проникли в прошлое. В наше с ней прошлое. Мы танцевали дурацкие танцы, под Кузьмина. Я поцеловал ее.
  - Ян, перестань.
   Я продолжал ласкать ее шею, приставая с поцелуями. Она вздыхала сильней.
  - Мы пьяны. Ян престань.
  - Не хочу останавливаться.
  - Я не могу так- сказала она и в ее голосе я услышал дрожь.
   Я налил ей коньяк, она выпила эту горькую рюмку, закусив страстным поцелуем. Я не хотел переставать целовать ее. Она отошла от меня, закурив сигарету. Я попил ее бодягу и ее тихий голос, глядя в окно, прошептал.
  - Мы наделаем ошибок. Так что перестань. Ты видишь, я пьяна и слаба перед тобой.
  - Знаешь за такие ошибки я готов пожертвовать многим.
   Она повернулась ко мне лицом. Этот взгляд радости и печали.
  - Например? - спросила она.
  - Готов расплатиться жизнью своей.
  - Да?
   Я кивнул головой, отобрал у нее сигарету и докурил ее. Стояк не давал мне покоя. Ира все хочет играть в примерную жертву, несчастной любви.
  - Сара мне говорила, что ты романтик.
  - А ты что сама не помнишь?
  - Помню. Я скучаю по тем временам.
   Я резко поцеловал ее, прижав к себе. Губы, шея, ее легкие вздохи. Я трогал ее белые волосы, и медленно снималась с нас одежда. Пьяная страсть воспоминаний. Ее тело, ее знакомое тело все так же издавало музыку. На столе ее зад, раздвинуты ноги тепла, и я вхожу в сочную вагину, словно я ненасытный. Я разогнался слишком быстро. Мы переместились на пол, на холодный пол. Естественно она лежала на спине, а я потел сверху. Я знал, что она хорошая наездница, но все равно не захотел лежать на холодном полу. Я кончил слишком быстро, что не ожидал сам. Наверное, потому что, такие женщины как она, не любят предварительных ласок. Черт возьми, было бы жестоко и приятно, но черт, она считала себя хрупкой женщиной, которая брезговала член во рту. Для нее возможно, это было занятие любовью. К такому термину я не готов. Какая может быть здесь любовь.
   Занятие любовью это не для меня. Мне нравится секс, жёсткий трах, когда женщина открыта передо мною, лежа в постели. Оральные ласки. А вся эта романтическая любовь, не заставляет меня удовлетворить женщину, хуже того, мне хочется быстрей закончить и свалить.
   Встав с пола, я сходил в туалет и под раковиной помыл свой член. Чертовски холодная вода. Я вернулся на кухню, она уже сидела одетая и выпивала свой мартини. Закурив сигарету, я присел рядом, она смотрела на меня ненавистным взглядом.
  - Боже мой. Что мы наделали?- она сказала так, словно сейчас войдет ее папочка и будет лупить ее по заднице армейским ремнем.
   Я кинул взгляд в окно и выпускал дым.
  - Ян?
  - Ирин, перестань все нормально же.
  - Нет. Не дай бог, кто-то узнает об этом. Особенно если мой муж или Сара.
  - Не парься. Все отлично. Я - могила.
   Выйдя от нее, я снова закурил и добрался до своего дома. На душе было так спокойно и легко, что я даже не чувствовал холодный ветер, что врезался в мою распахнутую грудь.
   Дома я улегся в постель, смотрел какой-то фильм про войну. Экран издавал звуки выстрелов, в голове моей перекати поле. Все просто и легко. Я уже ни чувствовал угрызений совести, мне было плевать на все.
   А в минутах переживаний, что мы испытываем? Боль, страдание. Так со многими бывает. Мы сами добиваем себя. Нас ранили, нам разбили сердце, и мы начинаем разбивать себе печень. В конечном итоге, после заката наступает ночь. Уже никто не хочет открывать свое сердце для любви. Каждый знает, как это хреново заканчивается. Мы знаем все, что после самой долгой ночи должен наступить рассвет. А что, если человек так и останется в своей душевной тьме? Что будет с ним?
  
  
  
  
   12
  
   Чертова биржа выплатила мне кругленькую сумму. Я бы хотел, что бы так продолжалось вечно. Я бы никогда не работал, а просто напросто прожигал свою жизнь в угаре. Я бы покупал себе всякую ненужную хрень, которая отлично смотрелась бы дома.
   Что же есть лаве, нужно жить, а не существовать. Я не знал, с кем бы провести вечерок, и стоя в магазине у алкогольного прилавка, я встретил Машу. Черт возьми, я же записывал ее номер, но она как то вылетела у меня из головы. Маша уже в утепленном виде. Светлый зимний пуховик, виднелись колготки или лосины, заправленные в длинные черные сапоги. Ее черные волосы, чертовски хорошо легли на пуховик. Я уже представлял, как буду драть ее сзади, держа за эти волосы. Хотелось бы еще, что бы на ней оставались сапоги.
  - Привет, красотка.
  - О, Янчи! Приветик.
   Она была уже поддатая. И этим нельзя было не воспользоваться.
  - Машуль, куда после направляешься?
  - О, сейчас к подружке, а потом домой.
  - Так может, когда пойдешь от подружки, увидимся?
  - Можно. У тебя остался мой номер?
  - Конечно.
  - Тогда позвони мне через пару часиков.
  - Хорошо.
   Она набрала разных конфет, шоколада, бутылочку красного полусухого. Я же взял две бутылочки перцовки. Так как я чувствовал себя простуженным, ведь погода менялась в холодную сторону сибири.
   Маша стояла на другой кассе, расплатилась и ушла. Я все разглядывал ее зад, но под пуховиком его не видно. Стоя в очереди, вспомнил, что нужно купить новый телефон.
   Выйдя с пакетом, зашел в ближайший салон, продажи телефонов и прочей хрени. Я долго выбирал себе телефон, я смотрел на цены. Милая продавщица консультировала меня. Я специально расспрашивал про самые дорогие телефоны, которые я бы никогда не купил. В этой технике я не спец, а скорее затупок. Она долго рассказывала, и ее голос становился похожий на Бориса Гребенщикова. Мне уже захотелось послушать Аквариум, чем слушать сольный проект. Поэтому я вышел оттуда. Направился в сторону своего дома. Переходя дорогу, снова увидел Машу. Черт возьми, она идет так быстро, что мне пришлось перебежать дорогу и крикнуть.
  - Стой!
   Маша повернулась, увидела, что это крикнул я, остановилась. Я подошел к ней.
  - Ну, и куда так бежишь, красотка?
  - Домой. У нас дверь или замок сломался.
  - Так ты же вроде к подруге собиралась?
  - Брат позвонил, говорит, что не может открыть дверь.
  - А сколько лет твоему брату?
  - 13.
  - Пойдем. Посмотрим, что у тебя с дверью.
  - О, спасибо.
   Мы подошли к ее дому. Заходим в подъезд. Поднялись на второй этаж. Она всунула свой ключ в замок и пытается его провернуть, но не получается.
  - А где твой брат?- спросил я ее.
  - Сейчас то, как узнаешь?- ответила она
  - Так позвони ему, может он решился податься в церковь, за ночлег.
   Я взял ее ключи, вручил ей в руки свой пакет с бухлом. Она звонила своему брату, а я пытался открыть дверь. Ключ словно застыл в цементе. Телефон у нее был громкий, поэтому я слышал все.
  - Алло, Стасик. Ты где?
  - Я у своего друга.
  - У какого?
  - У Миши.
   Я со всей силой крутил этот чертов ключ, затем решил ударить плечом, эту чертову дверь. В голове моей заиграла песня Цоя, про то, как мы все, мама мы все, тяжело больны. Маша все так же говорила по телефону.
  - Маш ну ты дверь открыла?
  - Нет.
  - Это плохо.
   Тут я стал крутить ключом сильней, и выбивать эту проклятую дверь. Она открылась.
  - Да открыл, суки! - громко крикнул я.
   Маша удивленными глазами сказала своему братцу.
  - Все открыли дверь. Приходи домой.
  - Нет. Позже.
  - Во сколько?
  - Ближе к вечеру.
  - Хорошо.
   Я сказал Маше.
  - Ну, что как расплачиваться будите.
   Она посмеялась и зашла в квартиру. Я прошел за ней следом.
  - Поставь чайник - сказал я словно хозяин этой жилой площади.
   Маша просто возненавидела меня, за эти слова. И тем же временем прошла на кухню.
  - А где у тебя можно курить?- спросил я.
  - На кухне. Проходи.
   Я зашел в ее спальню, рассмотрел и оценил ее трахальную кровать, затем бросил взгляд на подоконник. Там стояла пепельница полная окурков. Я закурил в комнате.
  - Ну, ты где пропал?- спросила она меня.
   Я встал с кровати и подошел к ней. Кухня у нее была слишком большая. Я бы даже сказал, что там было две кухни. Большой серый стол, накрытый синий скатертью. Желтый диванчик, стоял вместо жестких табуреток. Вся кухня была в белых тонах бытовой техники и полок.
  - А у тебя кофе есть?- спросил я.
  - Да.
   Я потушил сигарету, попросив ее налить мне черного кофе с двумя ложками сахара. Прошел в комнату к ней.
   Прошло, минут десять, как я уже включил ее большой ящик, и смотрел каналы с дерьмом. Она зашла в комнату, поставила кофе на журнальный столик, рядом с книгой Чака Паланика.
  - Не плохое чтиво - сказал я.
  - Ты читал?
  - Так это у нас, бойцовский клуб?
  - Нет.
  - А черт. Колыбельная.
  - Да.
   Мы долго обсуждали эту мистику, она закурила и подошла к окну. Открыв его, я глотнул кофе, подошел к ней сзади. Схватил ее за мягкую задницу.
  - Что ты делаешь? - спросила она.
  - Трогаю тебя за жопу.
  - Перестань.
   Я начал ласкать ее шею. Она перестала сильно сопротивляться, смотря в окно. Я снял ее лосины не до конца, вместе с ее белыми трусиками. Расстегнул свою ширинку и вошел в нее.
   Глядя в окно, шептание звуков. Ее рука трогала меня за волосы. Другой рукой она закрыла окно.
   Я решил перебраться на ее кровать, но она сказала - нет. Тогда я хорошо разогнался, она билась головой о стекло, не разбив его. Эти стоны- прекрасная музыка, что может быть лучше, такой классики. Я ускорялся, замедлялся в ней. Вертел почасовой стрелки своим тазом и своим членом внутри ее, от этого она начала легко покрикивать. Я спросил ее тихо.
  - Тебе больно?
   В ответ только стоны, я переспросил.
  - Тебе больно?
  - Нет. Нет. Нет.
   Поняв, что эта затея ей очень нравиться, я уже и не хотел менять позы, но решил ускориться. Она повернулась и села на подоконник, я продолжал входить в нее. Эта женщина вцепилась мне в волосы, прижав меня сильней к своей груди, и прошептала мне на ухо.
  - Быстрей. Быстрей.
   Ускорившись, я кончил ей на живот, подошел к белым занавескам, и вытер свой член.
   Она прошла в ванну. Я глотнул кофе и закурил.
   Листая каналы пультом, мне надоело ее ждать. Поэтому я оделся и вышел. Вышел из этого логова, со сломанным замком. Направляясь, домой, я подумал о том, как мне хотелось часто пить кофе именно так.
  
  
  
   13
  
  
   Вечер. Шумный вечер в компании старых друзей. Я был у них в гостях. Это молодая семья. Руслан и Надя. За столом в маленькой кухне, мы сидели и ждали еще одного гостя. В такие встречи я часто проливал бухло на свои джинсы или на свою черную рубашку. Гостей должна быть женщина подруга Нади. Они мне трахали мозг о Саре. Черт возьми, прошло мало времени после расставания с ней, а они уже накидывались своими вопросами. Поэтому я перестал часто их видеть всех. Всех своих друзей. Они вечно капаются не в своем дерьме.
   Сплошная показуха. Пародия на счастливую семью. Я не раз сталкивался с подобным. За недолгие годы совместной жизни, они не хотят обсуждать свои секреты и проблемы в присутствии гостей. Но выяснять, как поступил кто-то другой им в кайф. Они осуждают других людей, обвиняя их. Я никогда не уважал их за это. Сара была такой же. Она так же рассуждала. Черт возьми. Мою речь бы им не слышать. Я хотел бы им высказать, но не мог. Мои обсуждения, насчет людей просты. Здесь нечего объяснять, если я знал за человека что-то, то тут все слишком просто он либо гондон либо нет. Если речь о женщине, она либо гулящая, либо нет, либо шлюха и делает прекрасный минет. А эти звери накидывались с допросами. - А что у тебя сейчас с личной жизнью? - спросила меня Надя.
  - Да все нормально.
   Руслан наливала бокалы с вином. Надя все терзала этими вопросами.
  - Ты завел себе новую девушку?
  - Нет. Я понял, что отношения это не мое.
  - Почему?
  - Ответь мне лучше кого мы ждем. Сидим и не можем нормально уже начать выпивать.
  - Моя подруга должна приехать.
  - А вы что решили меня с ней свести, что ли?
   Руслан посмотрел на меня и улыбнулся. Надя ответила за него.
  - Нет. Не свести, а просто познакомиться.
   Я смотрел на Руслана и думал, почему этот придурок смеется. Я спросил его.
  - Ты что смеешься, кретина кусок?
  - Ничего.
  - Так. Вы оба смотрите мне в глаза. Какого черта происходит?
   Они перестали смеяться, но я так и не понимал ни черта.
  - Так, ребята там приедет кто?
  - Моя подруга - ответила Надя.
  - Ее случаем не Сара зовут?
  - Нет. Успокойся - ответил Руслан.
  - Тогда как?
  - Что как? - спросили они в один голос.
  - Как ее имя вашу мать?
  - Карина - ответила Надя.
   Черт возьми. Я ждал, что-то грандиозного, переживал, что придет какая-то страшная бегемотиха.
   Мы все выпили по бокалу. После я прошел в туалет и решил позвонить Вике, но она не сняла трубку. Я решился закурить, и по случаю посидеть подумать о жизни. В ожидании гостя вывалил большую и вонючую кучу.
   Выйдя из туалета, вернулся на кухню. Надя названивала Карине, о чем-то говорили по телефону. Мы с Русланом выпили еще. И он меня спросил.
  - Кому звонил то?
  - Вике.
  - Что за Вика?
  - А раньше с ней тусили в компании.
  - Аааа. Это та рокерша?
  - Да.
  - Ты влюбился в нее?
  - Нет.
  - Врешь мне.
  - Нет. Наверное, я перестал всех любить.
  - Почему?
  - Да весь мир бардак и все бабы шлюхи.
  - Да ладно тебе. Успокойся.
  - Знаешь Руслан. Мы с Викой страстно потрахались. Затем выкурили по сигарете, выпили по бокалу вина. Меня разморило. Я прилег в постель, она начала мне мастурбировать член. Вика спускалась поцелуями от губ до моего члена, начав делать мне, минет. Если честно то, не ожидал такого поворота событий, когда она ударила меня по лицу, резко встала, в своем нытье оделась и ушла.
  - А почему она ударила тебя?
  - Да. Подумаешь, заснул во время ее отсоса. Я просто устал. Да и парень ее наверное заждался. Поэтому я не хотел трахать ее еще раз в этот вечер.
   Руслан засмеялся и спросил.
  - Стоп. У нее был парень?
  - Да был и есть в настоящее время. Помню, давно с ним выпивали и я сказал ему, что все бабы те еще шлюшки. А он что-то ныл, про то, что бы я заткнулся и все такое.
  - Да. Дела - сказал Руслан, вертя головой.
  - Ну, разве я был не прав?
  - Все закрыли тему.
   Стук в дверь. Прошла она подруга Нади. Карина. Ничего сверхъестественного в ней я не заметил. Обычная замужняя женщина. В теплой кофте и джинсах. Мы все сели за стол.
   Я часто бываю серьезным и ответственным человеком. За правильные действия, за доброту и справедливость. За серьезные принятые мной решения, словно я такой начитанный человек. Но, как только появляются женщины, выпивка и еще хуже тому добрая анаша, я теряю контроль и становлюсь самим собой.
   Выпив лишнего, я вел себя как Игги Поп на своих концертах. Пел и танцевал как придурок, сняв свою рубашку.
   Тем не менее, Карине нравились такие безумцы как я. Мы долго все о чем-то спорили. Я узнал, что Карина беременна, от своего мужа. Руслан увел свою женушку в комнату. Мы с Кариной остались вдвоем.
  - А чем ты вообще занимаешься в реальной жизни? - спросил я.
  - Работаю.
  - А кем?
  - Это секрет.
  - Ты работаешь шлюхой по вызову?
  - С чего ты взял?
  - Ну, это было бы секретно. А так не понимаю я, зачем эти секреты.
   Хорошо у этой семейной парочки было несколько комнат.
  - Я пойду лучше прилягу, а то что- то я напилась.
   Я понял намек, поэтому, когда Карина ушла в комнату, я закурил. Был в ожидании ее тепла. Интересно, какова она в постели? Что меня там ждет. И почему эти придурки ржали? Может быть Карина это мужик? Если так я убью ее сразу.
   Я оставил свою рубашку на кухне. Потрогал свой член, до состояния эффекта. С расстегнутыми джинсами я прошел в комнату, где лежала Карина, на диване.
   Лег рядом с ней и обнял ее. Она лежала неподвижно. Я начал трогать ее грудь и целовать ее шею. Она повернулась и поцеловала меня. Вздохи ее возбуждали меня еще сильней. Она начала мне мастурбировать, я расстегивал ее джинсы.
  - Стой. Ян. Я сама сниму.
  - Хорошо, мне же проще.
   Я снял свои джинсы с трусами. Она сняла джинсы только с одной ноги. С правой. Левая нога на половину виднелась, но ниже колена оставались джинсы. Карина так же сняла с себя свои трусики, оставив кучу одежду на левой ноге. В принципе мне было наплевать, я хотел трахнуть ее поскорей.
   Хорошо входя в нее, лаская ее шею. Я хотел, что бы она была сверху. Но она предпочла сделать мне, минет. Не знал, что с ней не так. Ласкать свою киску, она мне не доверила. Я снова продолжал трахать ее. Но мне мешались ее джинсы. Поставив ее раком, я рещился трогать ее ногу, но я почувствовал, что там что-то твердое. Под этими джинсами что-то не так.
  - Нащупал? - спросила она, во время секса.
  - Да. Что с твоей ногой?
  - Это протез.
   Черт возьми. Я реально был в шоке. Поэтому я решил закончить это все дело быстрей. Зная, что эта женщина с протезом беременна я кончил в нее. Сходил в ванную и помыл свое хозяйство. Я стучал в комнату к этим чертовым придуркам, но они не открывали дверь. Вот почему эти суки ржали надо мной.
   Карина прошла на кухню и закурила. Я присел рядом. Она пыталась мне что-то объяснить по поводу своей ноги, но я не хотел слушать эти страшные истории. Поэтому, я оделся и вышел от них в ночь. Черт возьми, женщина с протезом навсегда осталась в моей памяти.
  
  
  
  
   14
  
   Холодало сильней и выпал первый снег. Смешался с грязью и дерьмом. Моя куртка уже не грела, пришлось искать старый пуховик сто летней давности. В нем забыта мода, зато тепло.
   Я решился на отчаянную покупку старенького мобильного телефона. Барыга продал мне его за копейки, знал, что этот телефон ворованный, но этот тип меня успокоил и подогнал мне еще не много шмали. Так как мы были очень давно знакомы.
   Рабочий телефон. Наконец-то. Теперь я видел, сколько пропущенных звонков. От Иры, от Вики, от Сары. Черт возьми. Сара. Что ей опять нужно от меня? Чертова сука. И еще Ирина. Бесконечная путаница прекрасных вагин.
   Забив плотно, я лежал в постели и покуривал. Смотря величайшие фильмы, такие как Бешеные псы и Плохой лейтенант. Харви играет бесподобно, восхищался им, как и Аль Пачино. Я не переставал смеяться в этом блестящем одиночестве. Звонки на телефон продолжались, и утро выбивало меня из колеи. Я как оператор. Первой я перезвонил любви своей жизни.
  - Алло - усталым голосом, сказал я.
  - Алло. Привет Ян. Как ты?
  - Какого черта женщина? Что тебе нужно от меня? - возразил я.
  - Ничего. Я просто решила спросить как ты.
  - Сара, тебя, что это так волнует?
  - Да. Волнует.
  - Иди к черту. Сука.
   Я сбросил трубку. Оставалось покурить, так же осталась еда и вода. Время утекает как река, но я не заметил этого. Следующей я решил позвонить Ирине.
  - Алло. Ты чего мне названиваешь?
  - Алло. Привет. Да просто хотела поговорить.
  - О чем?
  - Узнать как ты.
  - Сегодня что? Все хотят узнать как я?
  - Кто все?
  - Мне звонила Сара и еще одна тварь.
  - Какая тварь?
  - Да ты ее не знаешь?
  - А почему она тварь?
  - Не морозь меня допросами, сучка.
  - Извини. Ну, ты мне не ответил.
  - Да нормально у меня все. Перезвони мне чуть попозже.
  - Хорошо. Через сколько?
  - Минут через десять.
   Я почувствовал слабость, меня отпускало. Взорвав хороший заряд, расслабился сильней, но был заряжен эмоциональной добротой. Я не стал перезванивать Вике, потому что, уже не хотел секса. Включил диск Мумий Тролля, утопая в постели.
   Снова звонок от Ирины.
  - Да, детка я тебя слушаю.
  - Что с тобой?
  - Что со мной?
  - У тебя музыка играет громко, сделай тише, я тебя плохо слышу.
  - Повиси.
   Я вытащил диск, вставил другой. Наутилус играет громче.
  - Ты меня слышишь? - спросил я.
  - Плохо. Выключи музыку.
  - А это играет не у меня.
  - А у кого?
  - У моего соседа.
  - Что ты врешь?
  - За то, честно вру.
  - Так ты не хочешь говорить?
  - С чего ты взяла?
  - С того.
  - Слушай детка. Твои капризы я не намерен слушать. Это больше похоже на атомную бомбу, которая разрушит все живое.
  - Что за бред?
  - Это не бред. Я говорю все как есть. Как твоя теплая вагина хочет что-то новое.
  - Ты накурился придурок?
  - Кто? Где?
  - Пошел ты.
  - Куда и зачем?
  - Отвали придурок.
  - Так это ты мне позвонила.
   Она прекратила телефонный разговор. Меня перло нормально, пока еда не закончилась. Пока Бутусов продолжал играть, я уже нашел диск Марли. Черт возьми, я неплохой коллекционер в музыкальных дисках. У меня была большая коллекция разных стилей.
   Мне было наплевать, что обо мне подумают по разговорам телефонным. Может быть, я являлся тем еще гондоном. Мне было лень идти в магазин за едой, да и штырило меня палевно. Я перенес это дело на следующий день, продолжая проводить время в музыки и фильмах. Да этот день принес позитива, без изъян. Словно все закончилось, и я не понимал, где нахожусь.
  
  
  
  
   15
  
   Кончилась выпивка, в пустой квартире моей. Я все так же противоречил себе. Сердце в соре с головой. Я не хотел думать о Саре, но тишина мертвых стен заставляла меня. Она - мой закат, моя ночь, неизвестный рассвет печали или радости. Чертовы воспоминания.
   Крепкий черный кофе, сигареты, я наслаждаюсь тишиной. Чувствуя, что смертельно ранен, но живой, для существования в этом мире. В мире, где правит ложь, разрушения, оставляя шрамы на каждом из нас.
   Планета крутилась медленно вокруг нас, все не замечали этого, открытые двери для каждого из нас ведут в неизвестность. Это все похоже на любую новую женщину, с которой я провожу время. Втирая ей все тоже самое, как заезженная пластинка. Зная ответы, глядя и восхищаясь, утопал в каждой, но ненавидел за бесконечные уходы из моей жизни.
   Вечер. Мне позвонила Вика.
  - Алло! Привет Ян.
   Я слышу на заднем плане музыку.
  - О! Трики- Вики. Привет.
  - Ты дома?
  - Да.
  - Что делаешь?
  - Ничего.
   Здесь я просек, что от меня хочет эта сучка.
  - Не хочешь в гости?- спросила она.
  - К тебе?
  - Нет. Я у Олеси.
  - Олеся, что живет с этим кретином Сашей?
   Она посмеялась в трубку и ответила.
  - Да!
  - А где он сам? - удивленно спросил я.
  - Работает.
   Черт, в моей голове уже начинался секс по телефону.
  - Это хорошо - басистым голосом ответил я.
  - Конечно - игриво ответила Вика.
  - А вы вдвоем? - спросил я.
  - Да.
  - Пьете сучки?
  - Конечно. Ты придешь?
  - Куда я денусь то. Я помню дом, но не знаю какая квартира.
  - Когда подойдешь, позвони мне. Я тебя встречу.
  - Хорошо.
   Оделся. Вышел из пустой квартиры. Путь вел меня через ближайший магазин, в котором я приобрел банку пива и сигареты. Я шел, и ветер снова сбивал меня с ног. Грязные улицы, пропитанные осенним дождем, вздыхали при виде людей. Открытая банка и сигарета, заставили меня придти к дому Олеси быстро.
   Пробелы личного пространства на знакомых улицах. Вика уже встречала меня на улице, одетая в длинное пальто и сапоги. Я допил банку и выкинул рядом с подъездом дома.
   Олеся открыла дверь. О, черт! Блондинка со светлыми глазами, в черной ночнушке.
  - Привет. Проходите уже - сказала она.
   Мы с Викой зашли. Но черт. Еще эта Вика. Она сняла пальто, расстегивала сапоги стоя передо мною раком. Черт возьми, ее задница. Я захотел ее сильней. Олеся прошла в комнату, виднелась ее упругая жопа, которую я очень сильно захотел, трогать и трахать. Еще Вика в шортиках. В этих синих шортиках. В черной футболке.
   Я снял с себя свой пуховик и обувь. Прошел в комнату, где две сексуальные кошечки, лежали на диване, и у них играла музыка, был включен телевизор.
  - Олесь! - спросил я.
  - Да.
  - А есть у тебя футболка. А то я не хочу портить свою водолазку.
  - А чем ты ее можешь испортить?
  - Не знаю.
   Олеся искала в шкафу футболку, Вика разливала коктели. Эти чертовы коктели. Детское сопливое пойло, от которого на утро ужасно хочется срать.
   Большая комната, с большой кроватью. Олеся нашла мне футболку. Я одел ее на себя, она была малого размера. Порвалась подмышка на левом рукаве.
  - Черт возьми! - это дерьмо, а не футболка, сказал я громко.
  - Ну, что есть. Это Саши.
  - А он, такой карлик?
   Вика посмеялась и предложила выпить. Мы все сели на большую кровать. Я осушил стакан лимонада, от которого неплохо било в голову. Увидел в углу гитару.
  - О, давайте женщины, я вам на гитаре, что нибудь сыграю.
   Олеся подала мне гитару. Я пытался брямкать, но порвал струну, как чертову футболку.
  - Видимо, это не твое - сказала Вика.
   Я оглянулся, снова стаканы полны. Положил гитару на свое место. Выпил с женщинами. Я посмотрел на них. Две сексуальные жертвы. Я снял свои джинсы, и лег в кровать в своих трусах. Снял эту рваную футболку и кошки легли со мной, по разным сторонам. Мы все уже были немного пьяны.
  - А у вас есть дома порно?- спросил я, Олесю.
  - Не знаю.
  - Да ладно тебе. Врешь ведь.
   Женщины посмеялись, как и я. Затем Олеся нашла в дисках порно мулаток. Черт возьми, их там так имеют, что мне не дано. Мы снова осушили по пару стаканов в кровати. Женщины, решили тушить свет, выключив порно и музыку.
   Я лежал посередине, слева Вика, справа Олеся. Я повернулся вправо, начал целовать Олесю, трогая при этом Вику, за грудь. Вика, убрала мою руку, я спускался к киске Олеси. Сняв с нее трусики, я хорошенько смочил ее вагину, своим слюнявым языком. Вошло как по маслу.
   Вика повернулась к стенке, не смотря на все это. Я поставил Олесю раком и хорошенько разгонялся, моя левая нога на полу, другая в постели. Мои руки вцепились в ее талию.
   Вика у стенки. Олеся стонет. Я нагибаюсь к уху Олеси и шепчу.
  - Давай твою подругу позовем к нам.
   Олеся трогает Вику и говорит ей.
  - Вик, давай раздевайся.
  - Нет. Я не хочу участвовать в подобном.
   Тут в разговор вмешался я, продолжая трахать Олесю, и говорил Вике.
  - Да ладно. Что такого то? Женщина присоединяйся.
   Вика молчала, я продолжал трахать Олесю сзади, я положил ее на живот, продолжая входить в нее, я спустился, что бы целовать ее шею. Чувствуя руки, что обхватывают меня сзади. Вика разгорелась. Пламенный поцелуй, оставил след на моих губах. Голая дева, лежала рядом и я входи уже в нее. Затем снова в Олесю. Черт возьми, секс втроем не так уж и хорош. Эти кошечки не ласкали себя, а занимались только мной. Мне было все равно, но я уже не мог долго сдерживаться и кончил на грудь Олеси.
   А мне понравился вечер. Олеся ушла в душ, Вика за ней. Я зашел в туалет, помыл свой член от спермы. Я закурил на кухне. Открыл ее холодильник, достал курицу и начал ее есть. Чертова курица была холодной, и сигаретный дым сбивал вкус.
   Кошечки легли спать и ждали меня в постель, что бы проснутся к семи утра и убраться вон. Так как ее чертов олень, должен был придти с рабочей смены. Чертов рогатый Саша. Я помню, как он говорил, что хотел поиметь мою Сару. Надеюсь этот гондон, узнает кто у него был в гостях. Чуваку нужно будет реально расслабиться, я порвал его футболку, на гитаре струну. Отымел его подругу, вернее его гражданскую женушку, с подругой, в его же постели.
   Я доел курицу, увидав на холодильнике, лежали деньги. Не большая сумма уже лежала в моих джинсах. Я оделся и вышел из этой развратной квартирки. Медленно, идя к своему дому, с попутным ветром, я курил и размышлял.
  В этом мире значение слово "Верность" понимают только собаки. Мы все заменимы, но каждый оставил где-то свой след. Никаких ангелов земных не существует, не существует так же богинь. Все мы отлично знаем кто, с кем, и когда. На своем пути, по дороге разочарований, я не встречал ни одной верной женщины. Всем что-то не хватает. Возможно, верные женщины умерли в монастырях прошлого века. Конечно, все мы не без греха. Я знал, видел и понимал, как мужики страдают, как стараются угодить женщинам. Мужья, пускай не все, но мужчины верны всегда. Мы мужчины все как псы на поводке, а они все женщины, как одна кровожадная сука, которая течет и хочет всего и сразу. Не видел я честных, верных женщин никогда. Миром правит похоть, разврат и деньги, где нет места для любви и верности. Чертовски жаль этот мир, в котором мы все существуем, а не живем.
  Если мужчина найдет себе верную женщину, черт возьми, то пусть ее хранит очень бережно. Ведь возможно это и будет рай на земле для него, это и будет любовь. Самое главное не просрать такую женщину. В отношениях с женщиной не нужно взрослеть, изредка хотя бы устройте им праздник, подарок без повода. Она будет знать, что вы заботитесь о ней и выбираетесь из ежедневной рутины серых дней. Но и дамам не нужно забывать о мужчинах, радуйте нас утренним минетом и вообще не будьте бревном в постели. Каждому мужчине нужна верная хрупкая женщина, которая в постели будет его собственной рабыней и шлюшкой.
  
  
  
   16
  
  
   Холодное утро в сером аду. Мы с Иваном снова получили деньги с биржи. Он отдал мне остальную часть долга. В душе спокойствие и радость деньгам, которые пора было бы экономить. На улице холодало.
  - Мы в расчете Ян - с гордостью сказал Иван.
   Я протянул ему руку, он пожал ее.
  - Выпьем? - предложил я ему.
  - Позже.
  - Когда позже то?
  - Я попозже позвоню тебе.
  - И?
  - Это сюрприз, как бы скрасить долг.
  - Идея хорошая.
   Мне всегда нравились люди, которые изысканно отдают долги. Они как бы любители искупать вину. Этот кретин, ушел своей дорогой. Я отправился в магазин одежды и обуви, пора было переходить на зимнюю резину.
   Я не искал самого первого магазина, в моей руке уже была открытая банка черного козла, что скрашивала мой путь. Прикончив ее, я зашел в магазин и долго осматривался. На полках продавали одно дерьмо за большие деньги, но я нашел что-то более подходящее мне. Долго ломая голову переворотами о новых джинсах или брюках, я решил это отложить и уже идти обмывать обновку, поэтому я покинул магазин обуви и одежды, с большим желанием.
   Выйдя, я закурил и уже приближался к любимому магазину, как заметил, что рядом открылся маленький пивной бар, на углу четырехэтажного жилого дома, оббитый деревянными лакированными бревнами. В моей руке был пакет с новой покупкой. Я вспомнил, что там давно была пивнушка, которую закрыли на долгий срок.
   Любопытство меня не подвело. Совсем ужасная музыка, которую включали в девяностые года, в кабаках для блатных. Все те же впечатления, два зала в которых, куча алкашей и ментов, конченных женщин и старух, что разделены одной стеной. Знакомый бармен, разливающий пиво, но имени я его не помнил. Я подошел к нему, он протирал кружки в этом балагане.
  - Здравствуй друг.
   Он посмотрел на меня, как будто я торчал ему денег, но все же ответил.
  - Привет.
  - Посоветуй мне, какое пиво лучше пить, здесь.
   Он протянул мне меню и добавил слов.
  - Я человек не пьющий, поэтому не могу тебе подсказать.
   Конечно, без сомнений, его работодатель рад, что этот кретин не пьет, но как же он в конце своей смены, может выслушивать пьяниц, которые не могут заплатить за свое пиво. Или здесь всегда расплачиваются, так как постоянными посетителями являются менты.
  - В основном у нас берут Очаковское пиво - сказал он мне.
  - Хорошо, налей мне кружку.
   Возле его стойки не было стульев, я прошел и сел за ближайший деревянный стол, с большими деревянными стульями, от которых, по-моему, у многих появлялся геморрой.
   Мне принесли мое пиво, я заказал еще орешков. Курить в этом помещении было нельзя, поэтому я не курил на улице, а делал это в туалете. Ведь для персонала туалет был отдельный, а в этот сральник ходили все.
   Время было, около пяти часов вечера, когда я допивал четвертую кружку пива и доедал очередную порцию орешек. Мне раздался звонок от Ивана.
  - Алло.
  - Ян. Ты дома?
  - Нет.
  - А где?
  - В пивнушке.
  - Аааа в этом балагане?
  - Как ты узнал?
  - Был там недавно.
  - Ну и как тебе?
  - Сральник там.
  - Согласен.
  - Давай вылезай от туда.
  - И куда мне?
  - Мы сейчас подъедем.
  - С кем?
  - С Артемом.
   Минутная пауза была в размышлениях над этим именем, я долго соображал, допивая пиво, ответил.
  - А, Артем, это который нытик?
  - Почему сразу нытик?
  - Потому что, он блин ноет!
  - Ладно, выходи, мы минут через пять уже будем.
  - Хорошо.
   Я расплатился за свое пиво и орехи, взял свою обновку и вышел из этого гадюшника. Стоя рядом с входом, закурил и дышал свежим воздухом. Подъехало такси. Открылась дверь, со стороны пассажирского места.
  - Садись! - сказал мне Иван.
   Я выкинул недокуренную сигарету и сел на заднее сидение, где сидел Артем. С ним мы поздоровались, я завел разговор.
  - Так! Ребята, куда мы едем?
  - Артем, скажи ему - сказал Иван.
   Артем повернул голову в мою сторону и сказал.
  - В сауну.
  - Черт. У меня же с собой ничего для этого нет. У меня только новая обувь. Вы чертовы придурки, могли бы сказать заранее, я бы сходил домой и все взял.
  - Ничего тебе не надо - ответил мне Иван - там все имеется.
   Я промолчал и всю дорогу до места назначения сидел тихо, что, кстати, очень не логично для меня. Обычно я любитель поговорить на разные темы и не люблю, когда все молчат, но мы слушали радио, там играла хорошая музыка, такие группы как Пикник, Альфа, Круиз, все в таком стиле.
   Дорога была не слишком долгой, мы прибыли к месту.
  - Что это за гадкое место? - спросил я, этих двух придурков.
   Они посмотрели друг на друга, после чего Артем мне ответил.
  - Здесь очень хорошо, Ян. Поверь, я тут часто бываю.
  - И почему меня это не удивляет?
   Иван положил руку на мое плечо и сказал.
  - Ян, пойдем, я тебе все здесь покажу, а Тема сходит и узнает насчет девочек.
  - Каких девочек? Твою мать! Я так и знал, что здесь могут быть только шлюхи.
  - Ну, разве это плохо? - спросил Артем.
   Я промолчал. Мы с Иваном прошли внутрь. Разложились, нам выдали полотенца. Иван расплатился, купив выпивку, закуску и достал из своей куртки шампунь. Твою мать, шампунь, то есть, этот кретин всю дорогу носил у себя в куртке шампунь. Я посмеялся. Большой зал, парилка, бассейн, душ. Два пластмассовых стола и несколько стульев из такого же изделья. Столы накрыты из выпивки пиво и коньяк. Запить и закусить хватало. Чертовы пластиковые стаканчики, не любил я их никогда, но что поделать.
   Артем привел одну проститутку. У нее слишком большой крысиный нос. Волосы по плечо, крашены в темно красный цвет. Карие глаза и чертовски милая улыбка, ее зубы реально были белые, как чистый лист бумаги. При ней было все, что нужно и грудь и зад. Но этот нос, он меня бесил, из за него она была не красивой.
   Мы сели с Иваном сидели за столом и вместо трусов на нас были полотенца. Артем разделся по трусы, эта проститутка тоже разделась и была в черном купальнике. Ее кожа была слишком бледной. На левой груди три родинки. На ее упругой попке был маленький рубец. Скорее всего, ее кто-то пометил, что бы при выборе шлюх, выбрать только ее. А может быть, это был ее муж. Ведь в наше время многие проститутки замужем. Черт возьми, найдется же придурок от которого может залететь и такая дрянь.
   Они присели за стол, она сидела напротив меня.
  - А как тебя зовут, женщина? - спросил я.
  - Для вас мальчики, как угодно - с улыбкой ответила она.
  - Допустим, если я буду называть тебя говном? Тебе понравится?
  - Нет - она нервно опустила взгляд.
   Иван и Артем сидели и смотрели на меня, как на какого-то маньяка, но молчали.
  - Тогда как, твою мать, тебя называть, женщина?
  - Юля.
  - Вот так бы сразу. Меня зовут Ян. Ты не обижайся.
  - Я не обижаюсь, Ян.
  - Тогда очень приятно познакомится.
  - Ага.
  - Этих двух придурков представить?
  - Не надо. Если честно, мне не нужно знать ваших имен.
  - Хорошо.
   Стаканы налиты коньяком. Выпив, закурили все, кроме Артема. Он сразу же начал ныть про курение и прочее дерьмо.
  - Иван, пойдем в парилку - сказал Артем.
   Иван потушил сигарету и отправился с ним парить свои кости. Я остался наедине с Юлей.
  - Может, выпьем еще? - предложил я.
  - Конечно.
   Выпив пару рюмок коньяка, мы отправились плавать в бассейн, я был в костюме Адама, а она в купальнике. Эти два кретина все парили свои задницы.
  - Юля, может быть, еще накатим?
  - Можно.
   Снова выпив, я предложил пойти в теплый душ, она согласилась. Я зашел в парилку к ребятам.
  - Так, мужики у кого есть презерватив?
  - Возьми у меня в куртке - ответил Иван.
   Помимо шампуня и презерватива, у этого придурка, там еще лежали часы, маленький забитый косяк травы, и всяких бумажек. Черт, его карман напоминал женскую сумочку, в которой хранится куча дерьма.
   Я прошел в душ, где Юля стояла совсем голой. Натянув резинку, которую я ненавижу, я трахал эту пьяненькую сучку раком, под теплой водой. Душевая кабинка была вместительной. Прошло минут десять, ребята заглянули в душ.
  - Ну, что смотрите? Присоединяйтесь, у нас тут вместительно - сказал я им.
   Ребята натянули спецодежду на свои шланги, наш круг стал горд и добр, ведь эта сука была не против, и справлялась. Любовь втроем. Я поимел ее во все отверстия, так же как и они, и кончил первым. Сняв гондон, я выкинул его в бассейн, вымыл руки, накинул полотенце и присел за столик, выпил. Затем я прошел в парилку, позже пришли эти два кретина.
  - А где шлюшка наша? - спросил я.
  - Мы с ней расплатились, и она ушла - ответил Артем.
  - Нормально отдыхаем - сказал я.
  - Ребята, это уже дикость - сказал Иван - пусть она и проститутка, но так же нельзя. Могли бы по очереди, а не толпой.
  - Заткнись ты, чертов защитник шлюх - ответил я - иди ее найди тогда и поплачься.
  - Все ребята успокойтесь! - сказал Артем.
  - Давайте собираться домой - сказал Иван.
  - Что так? - спросил я.
  - У нас время заканчивается.
  - Хорошо - в один голос мы ответили с Артемом.
   Не прошло и получаса, как мы ехали обратно на такси. Меня вырубало от усталости. Радио было ужасно в этой машине. Иван разговаривал с кем-то по телефону, Артем уставился в окно, а мне было просто плевать на все.
   Приехав домой со своим пакетом обуви, я лег в постель и вырубился, как будто мне врезали лопатой по голове.
  
  
   17
  
   Кошмарный сон. Я потерялся в темноте городской. Пустой город ночи. Не горели фонари, светофоры потухли. Ни души. Я брел по дороге, пытаясь найти что-то.
   Вдруг, на дороге увидел движение, совсем близко. Мелькал в темноте человек в белом пальто или плаще. Он направлялся в туже сторону, что и я.
  - Стой! Стой! - кричал я.
   Человек в белом остановился. Я подбежал к нему, он стоял спиной ко мне.
  - Слушай, почему здесь так темно?
   Он повернулся ко мне, я увидел огненные красные глаза в этой тьме. Я испугался и готов был ему уже врезать, но он ответил мне, жутким басистым голосом.
  - А тебе разве не комфортно в ночи?
   Я реально испугался и подумал, что пора валить его, но решил спросить.
  - А ты кто? И как мы здесь оказались?
   Человек в белом с красными глазами щелкнул пальцами. Над нами загорелся фонарь. Я разглядел его лицо. Это был я. Черт возьми, это был мой двойник с красными страшными глазами, что горели в ночи.
  - Ты разве не привыкаешь к ночи? - сказал он своим противным голосом и жутким басом засмеялся.
   По моему телу дрожь. Я вытаращил глаза и начал задыхаться здесь. Этот смех меня убивал. Словно дьявол в белом плаще, пытался убить меня глазами и голосом. Но в основном моим лицом.
   Я проснулся среди ночи в холодном поту. Черт возьми, снова была темнота. Я включил свет в комнате и на кухне. Выпил стакан холодной воды. Закурил. Из холодильника достал бутылку пива, которую осушил за несколько минут, пока курил. Затем, снова прошел в комнату и не выключая свет, долго не мог уснуть. Черт, очень плохо ощущать себя таким сыкуном, который боится снов.
   Утренний звонок от Иры, разбудил меня.
  - Алло! Привет.
  - Алло - хриплым голосом ответил я - это кто вообще?
  - Ян, это я. Ира.
  - Какого черта женщина, ты звонишь мне в такую рань?
  - Просто я хотела узнать как ты?
  - Все отлично, а пока отвали от меня.
  - Хорошо, я позвоню тебе вечером.
   Я прекратил разговор с ней. Чертова сука разбудила меня. Открыл сонные глаза, встал. Хмурое утро, снова серость за окном. Кухня. Налил крепкий утренний кофе, закурил. Небо в слезах. Открыл окно, дым в небо пуская, чистота творилась в голове.
   Целый день я убил на выпивку, маленькую уборку. Под отличную музыку, приводил себя в порядок, отмыкал в горячей ванне, готовил обед и ужин из малых съедобных индигридиентов. Стакан за стаканом, приблизился вечер. Снова позвонила Ира.
  - Алло - сказал я.
  - Алло. Мы не договорили.
  - О чем?
  - Ты свободен сегодня вечером?
   Черт возьми, эта сучка сама просилась на член.
  - Я всегда свободен. Если хочешь, приходи ко мне.
  - Заманчивое предложение.
  - А то! Помнишь, где я живу то?
  - Да.
  - Придешь?
  - Хорошо, встретишь только меня.
  - Во сколько?
  - Через полчаса, возле магазина, где мы с тобой последний раз отоваривались.
  - Хорошо.
   Я привел себя в порядок, ведь я уже был пьян слегка, и вышел из дома. Черт возьми, в моем кармане не оказалось сигарет. Подойдя к магазину, нащупал в кармане мелочь. Пересчитал. Хватает на сигареты. Я зашел внутрь и был очень, довольно таки удивлен. За прилавком работала знакомая женщина Галина. Она сестра Сары. Чертов круговорот родных вагин. Она такая же брюнетка, на пару лет старше меня. Женщина с большой грудью и попой. У нее карие глаза и губы так и просили поцелуя и моего члена.
  - Привет.
  - О! Ян привет - с улыбкой ответила Галя.
  - Ты какими судьбами тут?
  - Вот первый день работаю.
  - Так ты же в другом магазине работала?
  - А у нас контора одна и та же, вот перевелась сюда.
  - Неплохо. Значит, будешь бухло взаймы мне давать.
   Она посмеялась.
  - Что смеешься то? С тебя вообще-то поляна.
  - Ого.
  - Что?
  - Хорошо. После работы встретимся и выпьем.
   Люблю таких людей, которые потыкают моим капризам. Справедливым капризам. На ее месте я послал бы любого, кто сказал бы мне так.
  - А рабочий день, во сколько заканчивается у тебя?
  - Через два часа.
  - Хорошо, тогда я приду за тобой.
  - Буду ждать - и снова ответила с улыбкой, и взгляд был такой, как будто она раздевала меня мысленно.
   Я вышел, закурил и увидел Иру, стоявшую не далеко от магазина. Она подошла ко мне, улыбнулась. На ней была теплая куртка, черного цвета с мехом, темно-синего цвета джинсы. Белые кроссовки, испачканы грязью.
  - Привет еще раз - легким голосом возбуждения, сказала она.
   Я кивнул ей головой.
  - Пойдем - сказала она.
  - Пошли.
  - Только иди впереди меня.
  - Почему?
  - Не хочу, что бы нас видели вместе.
   Чертова конспираторша. Мы шли всю дорогу до моего дома, в метрах пяти друг от друга. Подошли к подъезду и только зашли в него, как она поцеловала меня. И побежала озорной шальной девчонкой по лестнице вверх до моей квартиры, я побежал следом, догоняя ее, щупал ее прекрасную попу, и снова ждал секунды, что бы она лидировала в этой эстафете.
   Мы прошли ко мне. Я прошел на кухню, она в комнату. На кухне помыл два стакана и налил в них виски. Принес их в комнату, а там Ира расстелила мою постель. Черт возьми, эта женщина отлично приготовилась.
  - Мне нравиться ход твоих мыслей - сказал я.
   Она улыбнулась и взглядом страсти намекнула, что бы я лез в постель. В моей руке два налитых стакана.
  - Может быть, выпьем женщина? А то я не могу чувствовать себя шлюшкой, дающей сразу после того, как расстелили постель.
  - Ты издеваешься?
  - Что?
  - Ты едешь себя как дебил? Ты что не можешь повзрослеть?
  - Зачем? Ведь взрослые люди не живут мечтой. Они разрушают романтику и становятся унылым дерьмом.
  - Ой, заткнись уже и принеси, что ни будь запить.
   Я протянул ей два стакана, сходил на кухню и налил в кружку сок. Обычно из этой кружки я всегда пил пиво и не мыл ее уже довольно таки давно, тем не менее, принес и вручил ее ей.
  - Выпьем! - сказала она, поднимая к верху стакан с виски.
  - За что?
  - За страсть.
  - Вау!
   Мы выпили этот любовный яд, я начал целовать ее в шею и в губы, раздевая быстро. Ведь я знал, что скоро нужно идти за Галиной. Ира тоже начала быстро снимать с меня футболку и джинсы, да голодная страстью женщина повалила меня на кровать, не было никаких предварительных ласок, она просто села на мой член. Позже я повалил ее, она вцепилась в мою спину, зажав меня ногами, и через громкие стоны она пыталась что-то сказать. Я понимал это. Но я хотел кончить быстрее, успеть принять душ и выгнать эту суку. Но черт, она кончила первой, не дав закончить мне.
   Я встал с постели, меня мучил сушняк.
  - Тебе принести воды? - спросил я.
  - Нет, спасибо - ответила она, поправляя свои волосы.
   На кухне, я пил воды из под крана, затем закурил. Черт нужно было одеть трусы, а то на кухне уже становилось прохладно. Я докурил. Прошел в комнату, Ира лежала под одеялом.
  - Черт, время то уже много?
  - Что тебе время то? Мы же никуда не спешим.
  - С чего это ты взяла?
  - Так ты же один, куда тебе идти?
  - Плохого мнения ты обо мне, женщина.
  - Ян, ты чего? Все хорошо. Я пришла на всю ночь к тебе.
  - Зря! - сказал я, одевая свои трусы.
  - Что значит зря? Ян? Я еле отпросилась у своего мужа, сказав ему, что еду к подруге на всю ночь.
  - Да, мне плевать! Ясно! У кого ты там опрашивалась. Я сейчас иду в душ, что бы, когда я вернулся, тебя здесь не было. Понятно?
   Она встала с постели и врезала мне пощечину.
  - Ты козел! Я ради тебя свою семью покинула, ведь они мне важней. Ты бессердечный ублюдок, которого свет не видывал! - истерично кричала она.
  - Срал я на тебя. Срал я на твою семью. Я ушел в душ, время пошло.
   Она была уже в слезах, виня себя, в основном меня, я закурил в душе и слышал, как она продолжала ненавидеть меня. Прошло минут десять или двадцать, как я вышел из душа. Ее уже не было. Почему сразу нельзя было так? Что с этими женщинами не так? Почему нельзя просто получить удовольствие и уйти или хотя бы спросить остаться?
   Убравшись в комнате, я оделся и вышел к магазину встречать Галю. Возле моего дома стояла Ира вся в слезах, она просто убивала меня взглядом, а я прошел мимо. Мне было наплевать. Да, я - грязный ублюдок для многих и этим горжусь.
   Вовремя я пришел к магазину, Галя выходила с большим пакетом, в котором лежала выпивка и закуска. О, ее светлое пальто, оно бежевого сияния, светло голубые джинсы сильно обтягивали ее ноги, черные сапожки, длинной как армейские берцы. На плече светлая, гламурная сумочка. От нее приятно пахло.
   Взяв ее пакет, другой рукой я взял ее за руку. Галя была уже слегка пьяна, так как отмечала первый день в новом коллективе. По дороге я рассказывал ей анекдоты и хотел очень хотел, что бы Ира нас не видела. Ведь кто знает, что у истеричных сук на уме?
   Мы пришли ко мне домой, я разложил содержимое пакета на кухонном столе. Галя включила музыку, сказав, что нашла что-то хорошее в моих дисках. Это был сборник, русской музыки в стиле русского рока. Душевные старые песенки.
   На кухне распивая алкоголь, нас окутывал дым. Черт возьми, все как в старой сказке, со всеми женщинами. Поцелуи на кухне, пьяной страстью прошли в постель. С каждой женщиной одно и то же. Меняются лишь их прически, цвет волос и глаз, возраст и голоса. Дальше всегда все идет по старому сценарию. Черт, это уже вошло в привычку. В Галине я видел лица недавних дам, с кем переспал. Уже стало без разницы какое тело у каждой, просто в постели каждая ведет себя обычно. Это все стало круговоротом в ночи. Случайный секс всегда хорош, особенно когда нет любимой женщины.
  
  
  
   18
  
  
   Семь часов утра. Ее будильник, разрывает мне голову.
  - Твою мать! Женщина, выкинь его в окно - сказал я.
   Галина встала с постели, выключила это дерьмо, что раздражало меня. Чертова мелодия треска.
   Почему женщины вы всегда заводите будильник в такую рань? Я понимаю, что некоторым из вас на работу, кому еще куда-то, но какого черта я должен страдать, от треска музыки, с ненавистного мне утра? Если вы хотите меня разбудить, то приложите усилие, сделав мне приятный, утренний минет.
  - Ян, вставай - сказала она, толкая меня.
   Я лежал на боку и не хотел ничего отвечать этой сучке, но она продолжала меня будить.
  - Зачем? - ответил я.
  - Где мое нижнее белье?
  - Откуда я знаю, твою мать! По-твоему я фетишист?
  - Не знаю.
  - Вот сучка.
   Встав с постели, я прошел на кухню и закурил. Не прошло и пяти минут, как из комнаты вышла одетая Галя. В прихожей, она одела, пальто и сапожки.
  - Женщина, может быть, хотя бы попьешь чай или кофе?
  - Нет, спасибо.
  - А где нашла свое нижнее белье?
  - Лифчик у тебя под подушкой, а трусики запутались в одеяле.
  - Не плохо, покувыркались.
   Она посмеялась.
  - Ладно, я на работу. Если хочешь, ты знаешь, где меня найти.
   Я кивнул головой, закрыл за ней дверь и лег обратно в постель. Крепкий сон мой нарушил стук в мою деревянную дверь. Черт возьми, не прошло и часа. Может быть, это Галя? Может быть, она что-то забыла? Черт.
   Открыв дверь, на пороге стояли две женщины, которых я трахал. Чертовски крутой поворот событий, этими женщинами являлись Сара и Ира. Интересно, Сара знала, что я недавно трахал ее лучшую подругу и сестру? Плевать. Сара в своем пальто, джинсах и сапогах, Ира во всем том же, в чем была вчера.
  - Впустишь нас? - спросила Сара.
   Я отошел, оставив открытой дверь. Они прошли и замерли, закрыв дверь. Я накинул в комнате свою черную футболку и джинсы.
  - Что встали?
  - Мы пройдем? - сказала Сара.
   Она являлась такой культурной, как будто училась манером. Сучка.
  - Проходите, заодно приготовите мне завтрак.
   Они прошли на кухню, я оставался в комнате в поиске своих носков. На кухне, готовился завтрак двумя женщинами, с которыми я спал. Прекратив свои поиски, я зашел в ванную почистил свои зубы, умылся и прибыл на кухню.
   Они обе сидели за столом, горячее кофе налито в мою кружку, убраны бутылки и грязь со стола. Нарезаны бутерброды из сыра. Черт возьми, как это им так быстро удавалось? К черту подробности, они же пришли не просто так.
  - Ну ладно, я пошла - сказала Ира, - поговорите.
   Я улыбнулся и пил кофе, Ира ушла.
  - А зачем она приходила вообще?
  - Просто ты мог меня не впустить.
  - А если бы не впустил, то что? Вы вдвоем сломали бы мне дверь?
  - Нет.
  - А что тогда?
  - Ничего.
  - Круто!
   Я продолжал, есть свой завтрак, она присела напротив стола.
  - Как ты? - спросила она, глядя на меня с жалостью.
  - Так ты зачем пришла? - сказал я, положив бутерброд на тарелку.
  - Проведать тебя. Ты все так же много пьешь?
  - Какое твое дело? Я живу, как я хочу, и нечего мне читать нотации о вреде алкоголя. Я устал играть в твои игры. Ты делаешь вид, что плевать на меня, словно я кусок говна. Затем врываешься в мою жизнь, и это с каждым разом убивает.
  - Я и не читала. Я не желаю тебе боли. Успокойся, пожалуйста.
  - Я спокоен и знаешь что?
  - Что?
  - Я тоже не желаю тебе боли. Мир без тебя мне казался полным дерьмом до той поры, пока не понял, что ты сделана из того же дерьма.
  - Все сказал?
  - Нет.
   Закурив и попивая кофе, я спросил ее.
  - Как поживаешь со своим любовником?
  - У нас все хорошо - ответила она, с важным видом лица.
  - А как его хоть зовут?
  - Георгий.
  - А вы уже трахались?
   - Ян, перестань. Я. что шлюха какая-то?
   Я поперхнулся кофе, прокашлялся.
  - Да, ладно тебе, рассказывай. Я ведь тебя знаю.
  - Ян, нечего рассказывать. Я прошу у тебя прощения у тебя за все. Да у нас с тобой не получилось, мы пытались.
  - Кто это мы? По-моему это был я.
  - Хорошо, пусть будет так.
  - Твои разговоры о любви и отношениях похоже на то, когда носишь подштанники под джинсы в обтяжку. При случаи присунуть, снимаешь их меньше чем на половину, ширинка и молния впиваются в член, от чего он падает. И уже ничего не хочется.
  - Круто, Ян - сказала она, с обидой.
  - Я давно тебя простил. Может, поваляемся в постели и посмотрим какой-нибудь фильм?
   Минутная пауза в раздумьях и она ответила.
  - Можно!
   Мы прошли в комнату, я лег в постель, сняв джинсы.
  - Давай ложись, что ты стоишь?
  - Я не хочу раздеваться?
  - Что так?
  - Не буду!
  - Хорошо ложись.
   Я включил телевизор, она легла на бок. По каналам шло одно дерьмо, остановились на передаче, про природу.
   По рефлексу своему, я начал приставать к ней. Целуя ее шею.
  - Не надо Ян - сказала она.
   Я продолжал целовать ее шею. Она повернулась ко мне, и поцеловала в щеку, после возбужденно вздохнув, она сказала.
  - Ян, я так не могу.
  - Что не можешь?
  - Я не могу заниматься этим.
  - А что такого то?
  - У меня есть молодой человек.
  - А у меня есть член.
   Продолжал целовать ее в шею, она прикусила мне губу. На несколько секунд я остановился, и поцеловал ее страстно. Она не сопротивлялась моим поцелуям. Возбужденная женщина, рукой залезла в мои трусы и начала мастурбировать мне, продолжая целоваться. Я начал расстегивать ее джинсы, и наполовину сняв их, она остановилась меня целовать и отпустила мой член.
  - Стой, Ян - сказала она.
   Не хотелось мне ее слушать, два пальца моей руки уже были внутри ее вагины, я продолжал целовать ее, она вздыхала и оттолкнула меня с себя. Сара встала с постели, поправила джинсы и ушла на кухню. Я прошел следом.
  - Какого черта женщина?
  - Я не могу так Ян, у меня есть другой - сказала она, пуская слезы.
  - Есть! Но мы можем эту задачу решить вдвоем. Прямо здесь и сейчас, устраним ублюдка.
  - Ян, нет. Я не могу изменять.
  - Ты только что сейчас мне член мастурбировала. Не можешь изменять, мне изменяла. Смешно - сказал я, закурив сигарету.
  - Я уже жалею об этом.
  - Значит твой любовник лучше, чем я в постели?
  - Нет.
  - Значит все-таки вы трахались.
  - Нет, мы не трахались. Мы пробовали с ним пару раз, но у него не встал.
   Я очень громко засмеялся, она что-то пыталась оправдываться. Черт возьми, как я мог любить такую шлюшку, как она.. Здесь нарисованная картина о лжелюбви. Как же трудно с сердцем жить, всегда приходиться любить. С горькой правдой не прожить, сладкой ложью закусить. Только после расставания с любимым человеком, можно узнать его по настоящему.
  - Ты променяла меня на импотента? - сказал я, смеясь.
  - Ян перестань, пожалуйста - сказала она, с начинающей истерикой.
  - Если ты счастлива с ним, тогда какого черта женщина? Почему ты стоишь здесь передо мною и ломаешь комедию?
  - Что ты несешь?
  - Так все спокойно. Ты уже видишь замужем себя?
  - Возможно - сказала она, со слезами.
  - И как его фамилия?
  - Зачем тебе? - сказала она, спокойно.
  - Ну, мы не чужие люди, я хочу знать.
  - Кунин. Георгий Кунин.
  - С такой фамилией он был бы отличным актером, в порно. Только представь Георгий Кунин и оральные ласки - сказал я, с насмешкой.
  - Ты достал! - крикнула она - Ты на себя посмотри, спишь со всеми шлюхами.
  - Да, дорогая я трахал много тебе знакомых женщин. И что из этого? Если ты променяла меня на придурка, который не может тебя даже трахнуть.
   Она психанула, и уже одевалась в прихожей, слезы ее прошли.
  - Куда же ты?
  - Все я проведала тебя. Мне пора уходить домой, подальше от тебя.
  - Знаешь, дорогая. Люди теряют свою любовь, ради каких-то придурошных гондонов или шлюх, внушая себе, что из этого дерьма можно слепить жизнь.
   Сара хлопнула дверью и ушла. Я налил себе выпить, закурил. Эта женщина ушла навстречу счастью своему, без всяких грустных слез. Мне же досталось одиночество в моем доме грез.
   Если потерялся в ночи, выход всегда можно найти, достаточно лишь захотеть и оглянуться вокруг. Каждый решает сам за себя, но жить без любви нельзя.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"