Шипунов Виктор Владимирович: другие произведения.

Большое средневековое сафари

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Это первый роман из цикла "Рыцарь в титановых доспехах". Жил был Бен. Работал на правительство галактической империи, создавал всякие военные штучки. Жил безбедно и почти совсем счастливо. Но временами скучал. От скуки он увлекался историей и состоял членом средневекового клуба, одновременно являясь одним из его владельцев. Однажды он оказался втянутым в политические интриги, последствия которых стали для него опасны. Примерно в это же время в рыцарском клубе проводился крупный турнир, и Бен, который был не самым сильным бойцом, немного сжульничал. Он нарушил правила клуба и отправился на турнир не с обычным конем: он, пользуясь своими инженерными навыками, сделал себе коня-робота. Турнир он все равно не выиграл, но вот тут-то все и началось! Его племянник и этот робот-конь уговорили его податься на сафари. Нет, не зверушек стрелять, а на средневековую планету, чтобы пожить там жизнью странствующего рыцаря...

    Уважаемые читатели! Эту книгу можно купить на Author.Today, Целлюлозе. Я регулярно добавляю книги на этих сайтах. Теперь с автором можно связаться ВКонтакте Там можно задать вопросы, поделиться мнением, оставить отзыв, узнать о новых книгах, посмотреть анонсы.



   Часть первая - Большое средневековое сафари
   Глава первая - Заговор
  
   Секретарша излучала улыбку ценою не меньше, чем в миллион флайнзерских дублонов*.
   - Прошу вас, господа, министр ждет вас.
   Она распахнула дубовую дверь, затем вторую и перед нами предстал офис военного министра. Это был кабинет, размером с половину плаца.
   - Разрешите, ваше высокопревосходительство? - спросил Ник Джеферсон.
   Министр приподнял голову от какой-то бумаги.
   - О, генерал Джеферсон! Входите вам я рад всегда, как радуются солнечному лучу пропащие грешники в преисподней. А кого это вы привели с собой?
   - Это Бенджамин Морли, тот гений, о котором я вам говорил.
   - Привет Бен, зовите меня Джо, пусть военные отдают мне честь, а с вами мы будем по-простому. Так значит, вы и есть тот парень, который может все?
   - Слухи немного преувеличены, но о вас, Джо, тоже ходят подобные сплетни.
   - Достойный ответ. Значит, мы оба не всемогущи. Тем более есть смысл объединить наши усилия, тогда наши возможности как минимум удвоятся.
   - Джо, вы немного передергиваете карты. Ваши возможности удвоятся, а вот мои...
   - Бен, ваши возможности утроятся. Сейчас ваша фирма "Морли Б&П технолоджи" делает восемьсот миллионов в год. Работаете вы, главным образом на двух заклятых конкурентов: Робот Индастрис и Электронстар Инкорпорейтид, но каждый из них думает, что вы работаете только с ними. Я бы сказал, Бен, что это сверхловко и сверх опасно.
   - О, уверяю вас Джо, тут нет ничего опасного, да и особой ловкости не требуется, так простая аккуратность в делах, ну, если конечно вы меня не шантажируете.
   Генерал Джеферсон сидел в кресле, и челюсть его стучала об колено правой ноги, фамильярно заброшенной на левую. Он смотрел на меня квадратными глазами, так будто увидел меня впервые. Краем глаза я заметил, как пепел от его дорогой папиросы упал на форменные генеральские брюки.
   - Ник, брюки спалишь, - повернув голову к нему, сказал я.
   Он очнулся от шока, изменившего его представления обо мне, раз и навсегда, тряхнул своей темной шевелюрой и стряхнул пепел на еще более дорогой ковер. Джо проследил полет пепла, убедился, что он потух и продолжил:
   - Бен! Конечно, я вас шантажирую! Но не просто так! Я предлагаю вам организовать отдел, который будет работать только на меня и для гарантии этого дам вам пару моих специалистов.
   - Но, Джо!
   - Не волнуйтесь, Бен, я знаю ваши правила. Они будут вести себя тише воды, и редко попадаться на глаза. И платить им тоже буду я. Вы же знаете о всяких там неподотчетных военных фондах...
   - Джо, но я согласен. Меня не надо шантажировать. Моя контора и так секретна, не меньше чем ваш завод боевых роботов, не буду называть, где он находится, так как мне не безразлична судьба Ника, ведь у него нет допуска к таким секретам. А от денег я не стану отказываться. Но, у меня есть маленькое условие: мои доходы должны, как минимум удвоиться.
   - Они утроятся! Но у меня тоже есть условие: вы не станете доискиваться: для кого вы выполняете заказы.
   - А разве это будут не заказы...
   - Да, Бен и ты Ник, считайте, что все это для нашего военного министерства.
   - Понятно, Джо, мне и самому так проще, увидев ваши грифы, никто и не подумает тревожить мою фирму. А ты Ник теперь официальный представитель министерства в моей фирме, ведь так, Джо?
   - Приятно иметь дело с умным человеком.
   - Взаимно, ваше высокопревосходительство!
   - Нет, нет, для вас я по-прежнему Джо. Тем более что мы ровесники: вам ведь сто пятьдесят два?
   - Чувствую, что вы собрали обо мне много информации - сказал я вслух, - а про себя подумал с некоторым злорадством: "а тут ты не угадал, Джо, на тебя плохо работают".
   - Я собрал всю информацию!
   - Нет, Джо, - подумал я про себя, всю может собрать только мозговой зонд, и то только той модели, чертежи которой лежат в моем сейфе...
   - Не могу похвастать тем же в отношении вас, Джо, - добавил я вслух.
  
   - Ну, ты и фрукт, - сказал Ник, когда мы оказались на заднем сиденье моего лимузина.
   - Что, удивил? Тогда поедем ко мне и поговорим, - сказал я, одновременно прикладывая к губам палец, а ладонь к уху в виде локатора.
   Он посмотрел на меня с удивлением, но головой кивнул.
   - Что ж поедем к тебе, выпьем. Мне необходима выпивка после всего этого.
   - Хорошо, выпьем, поплаваем в бассейне, примем сеанс турецкого массажа.
   - Что это?
   - Это древнее забытое искусство, почти забытое и очень полезное для здоровья. Я держу специалиста, настоящего турка, а он держит трех учеников, чтобы искусство не умерло вместе с ним, хотя умирать он пока не собирается...
  
   ***
   - Теперь Ник, когда мы сидим в моем бассейне под водой в стеклянном колоколе с двойными стенками, между которыми почти что вакуум, когда наша одежда со всеми шпионскими штучками, напичканными в ней, валяется на берегу, мы можем поговорить спокойно.
   Ник, тощий и узкоплечий, на ладонь ниже меня, с моим полотенцем в качестве набедренной повязки, походил на ощипанного петуха с черным снопом волос на голове. Его узкое лицо выражало внимание и озабоченность. Без мундира он выглядел как официант в ресторане.
   - А ты уверен, что этот браслет надежно глушит датчик, вшитый в мою руку?
   - Конечно, уверен: и датчик и браслет изготовила моя фирма. Кстати я дарю браслет, мало ли когда он может тебе понадобиться. Теперь о деле: мне надо, что бы твоя служба, которую оплачивает наш общий босс, давала о моей деятельности только самые лояльные отзывы.
   - Но это очень опасно для нас обоих.
   - Еще опаснее работать на него. Наш министр, один из инициаторов заговора Союза малых партий. Их задача отколоть наш звездный сектор от империи и поделить его между своими партиями, как раз выйдет по три-четыре планеты на партию. Получаться из этой затеи удельнопланетные княжества. Хочешь жить в таком государстве, экономика которого катится вниз, технический уровень снижается на пять процентов в год, а на престоле сидит малообразованный самодур?
   - Это точные сведения?
   - А когда у меня были не точные? Отсюда поедем в лабораторию, надо же тебе входить в курс дел. Там я покажу тебе моих мух-шпионов.
   - Ладно, верю и так. Но ведь у них может получиться. Империя ведет войну против каких-то инопланетян и борется с огромными флотами космических пиратов. И хотя мы побеждаем, вряд ли в наше захолустье, в такое время, пришлют войска, что бы раскатать сепаратистов.
   - Хороший анализ. Твои военные мозги наконец-то заработали. Им нужно оружие и снаряжение, для того, что бы противостоять империи, если она все же отправит сюда кого-либо для подавления сепаратистского мятежа.
   - Что требуется от меня?
   - Нам нужно привлечь внимание правительства, что бы сюда прислали эскадру с контрразведчиками на борту. Я предоставлю им сведения, и всех быстро переловят. Похоже, что в данный момент спецслужбы считают этот заговор мышиной возней, но нам следует их переубедить.
   - Неужели ничего нельзя сделать самим?
   - Можно и я это уже делаю. Видишь ли, друг мой, во все изделия, которые производила наша фирма, мы кое-что вставляем, за свой счет, разумеется. А если ты имеешь в виду военные или политические акции, то тут ничего не выйдет: у них все схвачено. За мной следят уже не менее полугода, а о военных, тем более в генеральских погонах вообще говорить не стоит.
   - Так вы их прослушиваете!
   - И просматриваем, и если потребуется, то и управление перехватим. Ну и еще кое-что, по мелочи.
   - Значит, они будут заказывать все для заговорщиков, а вы сможете забрать все себе?
   - Да, Ник, примерно так. Хотя я конечно же не всемогущ.
   - Ничего хитрее еще не слышал. Но я с тобой. Я присягу давал империи, а не лично министру сектора. Так что я за империю, она мне генеральское звание дала.
   - Ну, тогда можно вылезать, но наверху, ни слова. Говорить можно только в тех местах, где у меня глушилки стоят или колокола, такие как этот. Поищи канал связи, подумай, как привлечь внимание контрразведки. Наверху можем говорить только о чем-либо нейтральном. Все пошли.
   - Одного не пойму, почему ты от жучков не избавишься?
   - Тогда те, кто следит, меня подозревать начнут, и новых жучков насуют, вероятно, более хитрых. И может статься, что я их не найду.
  
   Через полчаса мы с Ником пили хороший коньяк. В теле была приятная истома после турецкого массажа.
   - Ну и костоломка! - ухмыляясь, заявил Ник, - зато потом чувствуешь себя как младенец.
   - Да отличная вещь, но еще лучше после парной, когда тело мягким становится.
   - Бен, тебя не затруднит показать мне мое новое поле деятельности?
   - Ты хочешь осмотреть лаборатории и цех? Это можно. Собственно лабораторий три и два цеха. Каждый цех работает на свою корпорацию, и каждая лаборатория тоже. При этом они думают, что они единственные.
   - Стоп, Бен! Ты же работаешь с двумя корпорациями, а откуда три лаборатории?
   - Ник, а я! Должен же я иметь что-то для себя! Скажем так, для души.
   Я снова поднес ладонь к уху в виде локатора.
   - У меня там невинные игрушки, да и сотрудники только я и Питер. Мы скорее развлекаемся, чем работаем.
   - Знаю я ваши развлечения: вы развлекаетесь, а после очередного военного монстра на рынок выкинут.
   - Не стану отрицать, бывало и такое. Вот что я хочу предложить, Ник, может, начнем работать завтра. Ты с утра получишь задание от шефа, привезешь документацию, и мы приступим. А сейчас поедем в рыцарский клуб, помашем мечами или секирами.
   - Ладно, Бен, раз ты не в настроении, то завтра, а в клуб поезжай сам. Ты же знаешь, что я современный солдат и мечи мне как-то непривычно держать в руках.
  
   Когда Николос уехал, я отправился в клуб. Надо сказать, что я был одним из отцов основателей этого клуба. Я вложил в него немало денег, хотя и не больше чем другие: все-таки я не самый богатый человек на этой планете. Но зато идея рыцарского клуба принадлежит нам с Питером. Питер - это мой племянник и наследник, а так же совладелец компании. В Морли Б&П технолоджи ему принадлежит десять процентов. Так что он весьма состоятельный, но скромный и трудолюбивый и очень талантливый молодой инженер. Само по себе Б&П, в названии фирмы, означают Бенджамин и Питер.
   Вообще-то племянник весь в меня, мы с ним одного роста: метр восемьдесят один, оба с темно-русыми волосами, вот только носы отличаются: мой прямой, а его с небольшой горбинкой. Частенько его принимают за моего сына, настолько мы похожи.
   В клубе только директор в курсе того, что я один из шести учредителей, но ему строго настрого запрещено разглашать этот секрет. Клуб предназначен для людей состоятельных. Членство в нем стоит недешево. Но и сервис на самом высоком уровне. Каждый может почувствовать себя рыцарем, получить уроки от самых лучших специалистов, сразиться с равным партнером, поучаствовать в средневековом турнире. При этом все необходимое дает клуб. По уставу разрешаются только собственные кони и оруженосцы, если они у вас есть.
   Я переоделся и отправился в рыцарский зал, любимый мной более других. Мне нравились тяжелые доспехи и тяжелые двуручные мечи. Но и с другими видами холодного оружия я тоже практиковался. Хотя одноручное оружие всегда казалось мне слишком легким. А еще мне нравились арбалеты.
   Для любителя я был хорош, но на чемпионский титул никогда не претендовал. Это удел профи, а они занимаются этим ради денег, кстати, весьма неплохих. Мой клубный рейтинг был в конце первой сотни, а это означало, что при невероятном везении я мог подняться места до пятидесятого.
   - Не желаете сразиться, - раздалось позади меня.
   Я обернулся. Передо мной стоял крепкий мужчина среднего роста, круглолицый и светловолосый. Приятная улыбка на его лице располагала к общению.
   - А каким оружием вы предпочитаете сражаться?
   - Меч и щит, или чекан и щит.
   - Интересное сочетание. Тогда я бы предпочел бой с равным оружием: меч и щит. Кстати, я Морли, Бен Морли, владелиц фирмы.
   - Я Джулиус Кимберли, директор банка и я почту за честь, сэр, сразиться с вами.
  
   * Флайнзерские дублоны - первоначально валюта Флайнзерского торгового союза. В настоящее время первая общегалактическая валюта, разумеется, для тех планет, которые имеют понятие о едином торговом пространстве галактики.
  
   Глава вторая - Секреты
  
   Мне нравился Сунь-цзы. В наше просвещенное время мало кто помнит о нем. Кто-то когда-то давно, посчитал, что его книга "Искусство войны", устарела в эпоху лазерных пушек и космических сражений. Между тем эта книга учит не только войне: она учит наилучшему способу жить и принимать осмысленные решения. А его трактовка шпионской деятельности - поистине бессмертна. Ведь меняются средства, но не принципы. Кто думает иначе - обречен.
   В наше время шпионы не утратили своей актуальности. Человечество стало даже более любопытным и еще более интересуется секретами своих ближних. В такой ситуации естественно возникает желание сохранить свои секреты, особенно если от этого зависит твоя жизнь.
   А моя жизнь была в опасности. Кого может обмануть акула, предлагающая называть ее Джо? Это ведь только для того, что бы усыпить бдительность будущей жертвы. Исходя из этого, я занялся срочным конструированием системы абсолютной защиты от прослушивания и подглядывания. Я собрал все способы глушения самых разных сигналов и за две недели создал шедевр.
   Это была маленькая коробочка из пластика со скрытым выключателем и шнуром с обыкновенной вилкой на конце. Ставишь ее посреди комнаты, включаешь, и в радиусе пятидесяти метров не работает ни одна видеокамера, ни один микрофон, ни один передатчик. Но хотя успех и был достигнут, я не чувствовал, что достиг совершенства. Внимание любого шпиона привлечет абстрактная и непонятная коробочка на вашем столе. И скоро, очень скоро, секрет будет утрачен.
   Коробочку следовало сделать невидимой для посторонних глаз. И я занялся приданием устройству вида различных бытовых безделушек. За этим занятием меня застал Питер. Я как раз переделывал свою настольную лампу. Это была удачная идея: лампа имела большое круглое основание, которое я нарастил в толщину, что бы все вместить в эту подставку. А еще удобно, что этот светильник постоянно включен в розетку, и это не вызовет ничьих подозрений.
   Питер, было, открыл рот, но я жестами показал ему, что лучше не болтать лишнего.
   - Привет, дядя Бен!
   - Привет, племянник! Потерпи минутку, и мы перейдем в гостиную, пообедаем и поговорим.
   После этой фразы я взял коробку, то есть первую версию прибора, воткнул вилку в розетку и включил.
   - Теперь можно говорить спокойно.
   - А я-то думаю, что это ты мне за странные знаки подаешь. А ты прослушки боишься.
   - Уже не боюсь, после того как эта штука заработала. Радиус в пятьдесят метров защищен гарантированно.
   - А лампу переделываешь, что бы туда такую же всунуть?
   - Именно так!
   - А скажи зачем?
   - Ты пока ездил по всем нашим делам, тут такое началось.
   И я подробно пересказал мои новые отношения с министром Джо.
   - В общем, понимаешь, что он слишком много знает о нас и наших делах, настолько много, что нам стоит остерегаться.
   - Ну, главного-то он не знает.
   - Думаю, не знает и то только потому, что об этом мы не говорили уже лет двадцать, так что подслушать нас не могли. А поэтому не стоит и начинать.
   - Хорошо, будем надеяться, что наш друг Ник Джеферсон скоро пришлет свою оливковую ветвь мира. А пока нам стоит пойти в гостиную, а то большой перерыв в прослушке непременно вызовет подозрения.
   - Сейчас, сейчас, остался последний винт и лампа готова.
   - Я хотел поговорить о клубе и предстоящем чемпионате, а это можно и при прослушке.
  
   Мы сели за стол и робот-слуга тут же принес обед.
   - Ты хотел поговорить насчет чемпионата, - сказал я, вводя в курс прослушивающую сторону.
   - Да, дядя, там возникли затруднения насчет поставок по доброй сотне пунктов.
   - А что наш директор?
   - У директора хватает работы в клубе, и потом, по контракту, это не входит в его функции мероприятия организовывать.
   - А наш "владелец"?
   - Мистер Дьюти только изображает владельца. А меж тем не может решить ни одного вопроса. Он так же заявляет, что только представлен прессе, как владелец клуба, а за все должно отвечать собрание акционеров, а он, де, только один из шести членов. Совершенно не понятно как он стал вторым по богатству на этой планете.
   - Он унаследовал деньги, а деловой хватки у него никогда и не было. Давай сюда список, я сделаю все что смогу, но расплачиваться за это будет мистер Дьюти.
   - Бен, ты собираешься звонить от его имени?
   - Не делай такие страшные глаза. Это его работа, и потом, он совершенно не опасен. Скажу по секрету: он меня боится, ведь у меня репутация человека из правительственных кругов. Никто ничего толком не знает, но многие, благодаря этому, ведут себя весьма вежливо, и добиваются моей дружбы.
   - Ладно, я тоже буду спать спокойно. Но скажи мне, ведь ты собираешься выступать на турнире?
   - Конечно, собираюсь, и под прежним псевдонимом.
   - Значит опять записать тебя как Айвенго.
   - А чем плох Айвенго. Этот псевдоним не претендует на абсолютное лидерство, не то, что Ричард, львиное сердце или Ланселот озерный. Кстати не люблю я этого Ланселота, хоть он и один из лидеров и на него приходят поглазеть дамы из высшего света.
   - Да, Бен, он ведет себя вызывающе. Хорошо бы подшутить над ним.
   - Есть пара идей! Помнится ты говорил, что в Электронстар Инкорпорейтид тебе по дешёвке предлагали коробку бракованных новейших суперчипов?
   - Да, они утверждали, что все они работают, но у каждого есть своя странность. И в связи с этими странностями они их промаркировали.
   - И что стоит это барахло?
   - Оптом, два десятка чипов продают за полмиллиона, а так, чипы без сбоев, они продают за миллион каждый.
   - Давай рискнем, Питер. - Нам ли с тобой бояться сбойных чипов. Ведь мы всегда выкручивались, справимся и на этот раз.
   - Согласен. А если попадутся интересные сбойные экземпляры, то их можно скопировать и самим запустить в серию.
   - Хорошо, я сейчас поеду прямо к ним.
  
   Питер уехал, а я остался в кресле, включил стереовизор. Передавали свежий пакет имперских новостей. Под их псевдо сенсационные выкрики я задумался, и мне и, правда, пришла гениальная мысль. Теперь я знал, как сделать глушилку, которую можно повсюду таскать с собой и никто ее не увидит.
   - Включи охранную систему, - приказал я роботу слуге, прежде чем спустится в подвал, в нашу с Питером лабораторию.
   За Питера я не волновался: охранная система знала его в лицо.
  
   В подвале я уселся в удобное кресло перед моим суперкомпьютером и принялся прикидывать чертежи. Многие думают, что инженер что-то изобретает, для того, что бы сделать ту или иную машину. Когда-то так оно и было, даже само слово инженер означает изобретатель.
   Но теперь, когда столько всего изобретено, инженер, как правило, занимается компоновкой изделия из более или менее стандартных узлов, систем и деталей. Но это, наверное, еще более сложная работа. Здесь необходим высочайший уровень. Хотя иногда приходится что-то придумывать по причине отсутствия готовых деталей или узлов, и тогда работа становится еще более творческой.
   Я разрабатывал чертежи робопса. Такие роботы не производились ни одной компанией. Нет, робопсы конечно производились, но это были маленькие, упрощенные робопсы-компаньоны, для пожилых дам и детишек. Их было не меньше сотни моделей с различными типами синтетической шерсти и с окрасом на заказ, а так же с дополнительными модулями, игривости, послушности, и тому подобное.
   Разумеется, я выбрал себе прототип и увеличил его до размера ирландского волкодава.
   Пришлось заново подбирать сервоприводы, переделать конструкцию скелета...
   В общем, только с виду моя модель была похожа на прототип. В действительности это была уникальная машина. Как вы, наверное, догадались, все это делалось для того, что бы этот робопес мог ходить со мной, и его встроенная глушилка всегда могла оградить меня от прослушки и наблюдения.
   Я заказал на сайтах известных компаний все нужные мне изделия и материалы, и принялся изготавливать на токарном и лазерном оборудовании придуманные мной уникальные детали. Начал я с изготовления скелета из титанового сплава. Хотя сплав и назывался титановым - титана там было всего восемнадцать процентов, а остальное - добрая нержавеющая сталь. Ведь чистый титан метал мягкий, несмотря на его уникальные свойства. Так что мечи из чистого титана, это полный бред не просвещенных писателей фантастов, мечи могут быть только стальные, причем из ржавеющих сталей. Все остальное досужие вымыслы.
   Я все это так быстро объясняю, и у вас может создаться впечатление, что все было сделано в тот же вечер. Но это не так. Неделя ушла только на проработку конструкции, неделя на ожидание заказанных узлов и механизмов. И еще неделя, пока по подвалу не запрыгал скелет пса, управляемый примитивным чипом.
   Пес получился почти точной копией знаменитой Ирландской породы, но был немного шире в кости, и в отличие от живых псов весил этот робот триста кило. Но догадаться об этом без взвешивания было непросто. Робот двигался с кошачьей грацией и мог скользить практически бесшумно. Такой громадный пес был задуман еще и как охранник и был вооружен бластером. А для обеспечения всех этих функций мне потребовалась большая универсальная батарея, а это повлекло за собой увеличение размеров.
   Наконец появился Питер с коробкой чипов за полмиллиона. Нет, Питер заходил и раньше, но чипов тогда у него еще не было. Но я не сказал Питеру над чем я работаю и, каждый раз, прятал скелет, когда он появлялся. Мне импонировала идея сделать сюрприз.
  
   Прошло три месяца. Я выполнил ряд заказов для Джо. А так как во всех изделиях для него было много моих жучков, органично вплетенных в основные схемы, то я многое узнал о его деятельности.
   А еще я доделал пса и назвал его Титан, из-за изрядной доли этого металла в его скелете. Теперь он бегал по дому и усадьбе в великолепной синтетической бронешкуре, на вид и ощупь, неотличимой от настоящей собачьей шерсти. Это была удачная работа, которая меня радовала и развлекала.
   В клубе я близко сошелся с моим случайным противником Джулиусом Кимберли, который оказался рыцарем моего класса и заодно директором главного банка планеты. Он, узнав кто я, уговорил перенести мои скромные миллиарды в его банк, предложив выгодные условия. Мы с ним сошлись, а потом подружились и по субботам бились в клубе различным оружием с переменным успехом, пока дело не доходило до двуручников. Там он оказался слабаком: двуручники были слишком тяжелы для его невысокого роста и не слишком сильно накаченной мускулатуры.
   По воскресеньям мы обедали вместе: иногда у него или у меня, но чаще всего в известных ресторанах. Часто, сидя напротив него за столиком, мне приходила в голову мысль, а может он шпионит за мной в пользу Джо. Но собранные на Кимберли данные не подтверждали мои опасения.
  
   Эту идиллию нарушило появление Ника Джеферсона. Он, можно сказать, вломился ко мне домой поздно вечером со странным типом.
   - Это агент из нацбезопасности, он из центра, - после приветствий, представил он мужчину средних лет, но с тех пор как появились регенераторы, истинный возраст стало определить невозможно.
   - Генерал утверждает, что у вас есть компромат на самых высокопоставленных людей этой планеты, - агент сразу перешел к делу.
   - Сначала вам надо меня убедить, что вы действительно из нацбезопасности.
   - Я не связывался с вашим босом, Бен, но знаю, что вы работаете на военное инженерное управление империи. Вы засекречены и передаете разработки через.., - он наклонился и шепнул мне на ухо имя. Надеюсь, это вас убедит.
   - Вполне. Если бы Джо знал это, то он не стал бы шантажировать меня. Вот данные, здесь все о добром десятке главарей заговора. Остальное, я думаю, вы сможете узнать сами.
   - Я начну действовать немедля.
   - А как я узнаю об успехе операции?
   - Это просто. Если вскоре начнутся перестановки и отставки в планетарном руководстве, то значит все в порядке, а если через месяц ничего не произойдет, то это означает мой провал. Но я надеюсь отправить данные в центр, прежде чем начать рисковать здесь.
   Они скрылись в темноте, так же как и пришли из нее.
  
   Я не спал всю ночь. Просто сидел перед стериовизором, пил маленькими глотками кофе и общался с Титаном. Все мои защитные системы были включены. Утром явился Питер и я, под прикрытием моих глушилок все ему рассказал.
   - Ты не забыл, что на следующей неделе турнир, и сэр Айвенго выступает на нем?
   - Откровенно говоря, забыл. Но это не удивительно на фоне таких событий. А тебе я советую тут не появляться, племянник. Если все пойдет не так, то я могу пострадать, а ты должен держаться подальше.
   Он ушел. А я еще три дня сидел перед стериовизором. Наконец-то я увидел то, чего ждал: экстренный выпуск новостей. С первых же кадров стало ясно, что тот агент преуспел в своей миссии.
   - Правительство уходит в отставку! - едва не выкрикнула голограмма дикторши, стоя прямо посреди моей комнаты. - Назначены временно исполняющие обязанности лица: далее шел длинный список...
   Я выключил ящик. Налил себе коньяку и выпил его как воду. Меня сильно трясло. И я понял, что меньше чем бутылкой мне не отделаться. Пришлось идти за бокалом, способным вместить целую бутылку...
  
   Глава третья - Турнир и его последствия
   - Бен!
   Кто-то тряс меня за плечо.
   - Бенджамин, ты в порядке?
   Я открыл глаза. Голова гудела как колокол. Я сидел, пьяно раскачиваясь, на Ланселоте, а он стоял возле разделительного бревна, на котором стоял мой племянник Питер с помятым шлемом в руках. Из носа капала кровь, и я с трудом осознал, что это мой шлем и мой нос. Ланселота я назвал так в пику моему не любимому оппоненту, который выступал под этим псевдонимом.
   - Я, кажется, жив, но не уверен, что моя голова все еще принадлежит мне.
   - Голова на месте, вот только нос разбит.
   - Я победил?
   - Да, вон к нему бегут медики с роботележкой. Сейчас герольд объявит твою победу.
   - Я подожду пару минут, а потом стоит и мне сдаться людям в белых халатах.
   Я тупо смотрел на моего противника, на медиков, суетившихся вокруг него. Особой радости от победы я не испытывал. Да, я победил рыцаря значительно выше меня по рангу, но это ничего не доказывало, ведь я знал, что жульничал. Я тронул Ланса и в сопровождении Питера направился в медицинский отсек.
   - Бен, - зудел как из далека Питер, - у тебя сегодня еще один бой. Ты будешь драться? Или снять заявку?
   При обычных обстоятельствах я бы махнул на все рукой, но сегодня мне хотелось продолжать - когда еще сложится такая уникальная ситуация.
   - Я буду драться, Пит, вот только меня накачают лекарствами и буду. Ты лучше пригляди, чтобы доктор не вколол в меня что-либо запрещенное. А то с него станется: вколет в медицинских целях, а потом меня дисквалифицируют года на три - за допинг.
   - Ты здорово ему врезал, его конь чуть не сел на зад, а он, не смотря на то, что подставил щит, вылетел из седла как перышко. Вот только брякнулся тяжело.
   - Судя по шлему в твоих руках, моей голове повезло меньше, чем заду его коня.
   - Кстати, Бен, я сгоняю на склад нашего клуба, поменяю шлем на новый, а то этот так сплющен, что тебе его уже не надеть.
  
   Доктор не одобрял такого убийственного спорта. Его не интересовало, что это древнее рыцарское искусство, а все мы любители средневековой истории. Не прошло и объяснение, что это отличный спорт. Но свое дело док знал. Через час я довольно уверенной походкой вышел из медицинского пункта. Ягодица моя горела от уколов. Но чувствовал я себя почти совсем человеком, а не безголовым зомби.
   На скамейке у входа сидел Питер с новым блестящим шлемом, а рядом стоял Ланселот.
   - Выглядишь много лучше, - констатировал он. - Пожалуй, герольды допустят тебя к состязаниям.
   - Все шутишь. А я, между прочим, победил соперника шестого в рейтинге, а мой рейтинг в конце первой сотни.
   - Да, ты улучшил свое турнирное положение, и скоро у тебя снова будет такая же возможность. Не помню, чтобы ты много тренировался в последнее время, но ты точно улучшил свою технику!
   Я не ответил, так как это было правдой: причина победы была вовсе не в возросшей технике - и эту причину я знал.
   Еще через час я снова сидел в седле и ждал новой отмашки клетчатым флагом. На этот раз моим противником был рыцарь с рейтингом номер девять, разумеется, если считать сверху. Я постоянно себе напоминал, что действие равно противодействию, и о необходимости беречь голову хотя бы потому, что в ней находились мои мозги.
   Наконец мелькнул клетчатый флаг, и мы помчались навстречу друг другу. Я, как и в первом поединке, пустил коня несколько быстрее того, что принято считать обычной скоростью. И снова я целил в туловище, прикрытое щитом, боясь, что возросшая сила удара может привести к серьёзным травмам противника. Свой щит я приподнял к самому забралу - второго такого тумака, несмотря на новый шлем, моя бедная голова могла не выдержать. Его копье ударило меня в нижний край нагрудника, едва не попав в луку седла, и разлетелось в щепы. Удар был весьма болезнен: главное, стало нечем дышать. Я был так оглушен, что ничего не слышал, и только лишь увидел, как сломалось мое копье о его щит.
   Когда я пришел в себя, Ланселот стоял в точке разворота, а Питер, стоя на барьере, держал мой шлем в руках. Я не помнил, как скакал и как развернул Ланса. Только потом до меня дошло, что мой умный конь все сделал сам. Пот и непроизвольные слезы заливали мне лицо. Я судорожно хватал воздух ртом, и изредка мне это удавалось. При каждой судорожной попытке вдохнуть в грудной клетке довольно сильно покалывало. Сквозь слезы и пот я с трудом разглядел, как моего противника увозила медицинская робототележка.
   - Кажется, ты сломал ему руку, - сказал Пит, - и здорово помял щит.
   - А мне кажется, что он сломал мне ребра, - отвечал я.
   Впрочем, к доктору я добрался своим ходом, верхом на Ланселоте. Док увидел меня второй раз и выразил удовлетворение по тому поводу, что получил окончательное подтверждение своей теории о варварстве средних веков и о сумасшествии тех, кто участвует в средневековых турнирах. А потом он обнаружил перелом ребра, и мне пришлось лечь на регенерацию.
   Отговорки, что я пропущу большую часть турнира, его не интересовали. А так как процедура сращивания костей не могла продолжаться менее трех суток, то он был рад тому, что на законных основаниях помог хотя бы одному сумасшедшему любителю практической истории остаться в живых.
   - Но, док! Я надеялся на призовое место, - попытался я его разжалобить.
   - Увы, теперь мечтанья те погибли в полной красоте, - продекламировал он мне древнего поэта.
   В ответ я криво усмехнулся. Зато из установки регенерации меня вынули совершенно здоровым, и помолодевшим лет на десять, по крайней мере, я так себя ощущал.
   Так, как я пропустил шесть поединков, то потерял все шансы на призовые места. Этот турнир был для меня потерян. Нам с Питером оставалось только одно - отправиться домой. Сидя в своем огромном удобном и любимом кресле, я сделал философское открытие, что наблюдать за турниром с экрана с чашкой кофе в руке не так уж и плохо, и намного приятнее, чем сидеть на трибуне с поломанным ребром и последствиями контузии.
   Заодно с финалом я посмотрел в повторе пышное начало турнира, которое как участник я видеть не мог. Зрелище стоило того, по крайней мере, на мой взгляд. Но возможно это мнение не объективно, надо же успокоить себя по поводу потраченных собственных денег.
   Все рыцари со свитами, пажами оруженосцами и прекрасными дамами, на платья которых пошла уйма кружев, сплетенных дамами-энтузиастками вручную в кружевных мастерских нашего клуба, проехали по улицам столицы, затем по улицам нашего средневекового клуба-города, затем собрались на главной площади замка. Под трубы и барабаны глашатаи выкрикивали имена рыцарей, подробно перечисляя их титулы и их свиту. Подчиняясь распорядителям, свиты, во главе с рыцарями, одна за другой проносились по подъемному мосту замка и двигались вокруг ристалища. Каждый останавливался возле своего шатра, которые были заранее установлены по периметру поля.
  
   Вечером мы с Питером сидели в гостиной в мягких креслах перед уютным камином, пили чай и смотрели финальные поединки по стереовизору. Почти бесшумно, пришел мой Титан и улегся между нами.
   - А знаешь Пит, - сказал я, - что я на турнире сжульничал, ну так, самую малость.
   - О чем ты, дядя? - спросил он.
   - Ну, Ланселот, э... скажем, не совсем конь. - Я хитро посмотрел на него и улыбнулся.
   - Ага, а то не знаю, как конь выглядит! - Он посмотрел на меня с некоторым удивлением.
   - Ну, может ты думаешь, что и Титан - пес?
   - Ясное дело - пес. - И он погладил приятный мех Титана - огромного ирландского волкодава, улегшегося между нашими креслами.
   - У него такая замечательная шерсть, пушистая, мягкая, отдающая теплом...
   - Титан, - обратился я к своему роботу, - скажи-ка моему племяннику кто ты.
   - Я собака-робот, которую ты сконструировал сам, - раздался в наших в наших головах, приятный, мужской телепатический шепот.
   Питер отдернул руку от синтетической шерсти Титана.
   - Что за хрень! - воскликнул он.
   - Я не хрень, а сторожевой высокоинтеллектуальный робопес со скелетом из титанового сплава, с записывающим устройством, имеющий различные высокочувствительные датчики и вооруженный лазером. Например, мой нюх в пятьсот раз лучше, чем у Бладхаунда, а у него в миллион раз лучше, чем у человека. При помощи своего газоанализатора я могу обнаружить все известные яды и их соединения.
   Питер с удивлением, как будто впервые, посмотрел на Титана.
   - Ну, дорогой племянник, успокойся, он не кусается почем зря, ведь ты же уже гладил его по синтетической шерсти. В том, что он телепат, виноват бракованный чип, один из той экспериментальной коробки, которую ты притащил в позапрошлом месяце. Хотя вначале меня шокировало это открытие, но зато это упростило наше общение и теперь мне нравится такая способность моих роботов. А теперь лучше пойдем на веранду, Титан покажет тебе, как он из лазера стреляет.
   Мы вышли в теплый вечерний воздух.
   - Его лазер рассчитан на ближнее действие, примерно как крупнокалиберный пистолет. Выбери, что-либо не нужное неподалеку, и скажи ему выстрелить.
   Пит набрал из мусорной корзины пяток банок из-под колы и расставил их на бордюре цветочной клумбы в двадцати метрах от нас. Отойдя в сторону, он посмотрел на Титана.
   - Давай! - скомандовал он.
   Вспышки произошли так быстро, что почти слились в одну.
   Мы оба пошли посмотреть на результат.
   - Осторожно, они горячие, - раздалось в наших головах.
   Банки стояли там, где поставил их Пит. Но в каждой из них была маленькая двухмиллиметровая дырочка с оплавленными краями.
   - Ну, теперь идем к Ланселоту.
   Питер развернулся и, плохо соображая, что делает, двинулся в сторону старой конюшни.
   - Нам вообще-то в гараж, - улыбнулся я, - он стоит там.
  
   Ланселот стоял совершенно неподвижно. Огромный, белый, как мраморная статуя.
   - А из чего стреляет он, - спросил Пит.
   - А из того, что в руки попадет, - повернув голову, приятным баритоном ответил конь. При этих словах Питеру явно стало не по себе.
   - И вовсе не обязательно думать, молодой человек, что у вас крыша поехала, - продолжал Ланселот. - Вы в порядке, если не считать дикого испуга и, нет, это не дурной сон. А как я стреляю я охотно покажу, если Бенжамин одолжит мне свою берету.
   - Он, что тоже телепат? - нервно спросил Пит.
   - Да, я немного телепат, так средненький. А теперь пойдемте к тем банкам, на которых упражнялся мой младший брат Титан, из этой штуки, - с этими словами он вытянул из-под шкуры правый манипулятор и взял из моей протянутой руки пистолет, - я, пожалуй, прямо от входа в гараж собью все пять банок.
   - Но ведь уже почти совсем темно, - наконец подал голос Пит.
   - Пустяки, твой дядя взял мои глаза от того же робота-детектива, что и мой аналитический блок, а они прекрасно видят, и днем, и ночью. Так что думаю один выстрел - одна банка. Смотрите юноша и учитесь!
   Он вскинул манипулятор с пистолетом и не торопясь сделал пять выстрелов. Я услышал, как отлетали сбитые пулями банки.
   - Превосходная стрельба, - похвалил Пит. - И превосходная работа, Бен! Я, как инженер, в восторге, только к этому надо привыкнуть.
   - Да, куда уж лучше, - согласился с ним Ланселот печальным тоном. - Только вот скучно тут в гараже, а на турнир мне уже не попасть, и следующий будет не скоро. И все из-за дрянных доспехов, которые подвели моего хозяина. Эх, Бен, неужели ты не мог сделать себе приличные доспехи?
   - Видишь ли, друг Ланселот, доспехи для турнира делать было бессмысленно, все равно и доспехи, и оружие для соревнований выдают в клубе, и они совершенно стандартные, так что пытаться принести туда свои бесполезно. У них твердые правила, которые разрешают только личную лошадь, да еще, пожалуй, - я посмотрел на Пита, - оруженосца, но и, то и другое даст клуб, если у тебя этого нет. В известной степени в свой травме я виноват сам, ведь мы с тобой жульничали, и из-за нас, нашей скорости, сила столкновения в поединках была куда больше той, на которую эти доспехи рассчитывали инженеры. Вот если бы мы дрались где-нибудь еще, а не в спортивных состязаниях, тогда был бы смысл мне самому сделать доспехи и оружие.
   - Вот и я о том же, - отозвался Ланс, - наплюй ты на их правила и давай поищем себе приключений на одно место, с хорошими драками. А то гараж для меня немного тесноват, впечатлений не хватает, а я ведь так молод, и мне хотелось бы повидать мир, а сеть интернета не адекватная тому замена, даже если смотришь фильмы про детективов и психологов.
   - Мне следует заняться твоим образованием, Ланс! А то ты впитываешь как губка не понятно что!
   - А я даже знаю, куда мы могли бы двинуть, - встрял в нашу странную беседу Пит. - Мы могли бы поехать на одну из тех отсталых планет в дальней части галактики, где, по слухам, все еще царит средневековье. Можно устроить такое сафари...
   - Видишь ли, племянник, на сафари, если промахнешься, так можешь оказаться ужином льва или тигра, а из наиболее безответственных авантюристов получаются неплохие отбивные под ногами слонов и носорогов.
   - Вообще-то я не то имел в виду, мне подумалось, что можно немного пожить жизнью странствующего рыцаря. Ведь, дядя, твой звездолет в порядке и может лететь хоть на край галактики? Я знаю точно, что долетит, да и потом тут оставаться довольно не безопасно: Джо работал не один...
   - Так все вы хотите приключений?
   - Да, и я хочу, - раздался в наших мозгах телепатический голос Титана, - мне не хватает охоты и добычи, я ведь охотничий пес. Ланс сказал мне, что моя порода боролась со злобными хищниками, вот и я хочу бороться.
   - Ладно, ваша взяла! Вот только стоит подготовиться, как следует. Ведь в столь отдаленных краях нет имперской полиции, а если придется драться, то это будет не как на турнире - с доктором и по правилам. Там проигрыш - синоним слова смерть. Во-первых, Пит, тебе нужен конь того же класса и той же породы, что и Ланселот, нам обоим нужны доспехи и оружие. Для нас, с нашим опытом работы на военных и правительство, это не проблема. Все это мы сделаем сами. Ведь все, чем мы там станем пользоваться в открытую, должно быть очень похоже на то, чем располагают аборигены, иначе мы попадем под закон культурного, а то и военного эмбарго, а это сулит огромные неприятности. Нам не нужны проблемы с галактической полицией.
   - Ура! - прокричал Пит.
   - Да здравствует Бен! - выкрикнул говорящий конь.
   - Я буду вас охранять, - прошелестел телепатический голос пса.
   - Да, думаю, что ты нам можешь очень пригодиться, - ответил ему Пит.
   На самом деле последнее время мне снился один и тот же кошмар с участием Джо и его подручных. В нем они вылавливали меня в самых разных местах и убивали самыми жестокими способами. Обычно моя интуиция меня не подводила, и это была одна из причин, почему я уступил Питеру и Лансу.
   Глава четвертая - Одни против всего мира
  
   Следующие месяцы перед отлетом прошли в спешной, но тщательной подготовке к нашей экспедиции. Пит помогал мне в изготовлении и сборке еще двух скакунов, даже точнее почти всю работу выполнил он, по готовым чертежам и видео, которые предусмотрительно были сделаны мною при изготовлении Ланселота. Мы сделали медицинскую модификацию коня, ведь Ланселот был сконструирован как боевой конь для турниров на нашей цивилизованной планете, где получить медицинскую помощь было легко. А что делать в средневековом мире, где только и умеют, что пускать кровь и ставить припарки. Именно поэтому была выбрана медицинская модификация.
   Персей и Росинант приобрели массу полезных функций, но пришлось слегка пожертвовать вооружением. Зато у них появились возможности, позволяющие делать операции в полевых условиях. Оба робота получили по прожектору, а также дополнительные камеры внешнего обзора.
   Взамен пришлось отказаться от лебедки и армейской сирены, а полезный контейнер превратился в пенал под пистолет и двести патронов к нему, или под ручной бластер. Там же размещался неприкосновенный запас в сотню золотых монет. Но в контейнере у Ланселота мы разместили целый арсенал. Надо сказать, что я, работая на правительство и военных, встречался с подобными задачами и раньше.
   Труднее всего было решить проблему денег. В этом мире не было банковской системы, а в ход шли только металлические деньги. Пришлось взять опытные образцы синтезаторов драгметаллов из моей лаборатории. В комплект так же входил небольшой станок для упрощенной чеканки монет. Но, разумеется, все это богатство можно было держать только на корабле. Чтобы сделать его мобильным, потребовалось бы разместить его в слоне или носороге.
   - Кстати насчет слона: если сделать забор сырья через хобот, объединить все в поточную линию, то готовый продукт можно получить...
   - Интересная идея - расплачиваться какашками! - заметил Пит.
   Когда все эти проблемы были решены, все еще поднывавшее ребро убедительно напомнило мне об отсутствии доспехов. Я свалил обучение двух новых роботов на Питера и занялся разработкой доспехов и оружия.
   За образец доспехов я взял тяжелый подводный скафандр для глубоководных работ, но система снабжения воздухом мне была не нужна, и я переработал чертежи, сохранив главную идею - защищать человека от давления извне. Получились прекрасные доспехи, тонкие и относительно легкие. Прочность даже возросла, за счет того, что я использовал титановый сплав, используемый обычно для вставных пластин в тяжелые бронежилеты.
   В шлем, я встроил телепатический передатчик для дальней связи с собакой и лошадьми, подошвы сделал с выдвижными грунтозацепами. Большую аккумуляторную батарею мне втиснуть не удалось, так как в этом случае за спиной появлялся солидный горб, не свойственный средневековым доспехам. Но даже две совсем небольшие батарейки, расположенные под мышками, в самом безопасном месте, давали скафандру десятидневный ресурс, правда, пришлось пожертвовать скоростью бега. Так что работа всех сервоприводов и электронных устройств гарантировалась, и, что было главное, не требовалась розетка, с которыми ожидался острейший дефицит.
   С доспехами пришлось потрудиться и встроить туда мини компьютер, телепередатчик, вестибулярный аппарат и систему отслеживания целей, а так же шесть микро-видеокамер для хорошего обзора: две вперед, одну под подбородком вниз, одну на затылке и по одной в стороны. Оружие я не стал делать высокотехническим.
   Многие в наш просвещенный и технический век думают, что средневековый меч или топор - это просто железки. А кузнец - это качек с молотом, и все это от одной только бедности и отсталости. Мол, сейчас в тысячу раз лучше сделать можно, раз и все. Это потому, что они не знают, что сейчас настоящий меч по технологии какого-нибудь 1500 года выковать почти невозможно. И делать его надо не из нержавейки на фрезерном станке, а ковать из черного металла, скручивая вместе и проковывая проволоку разных сортов. Только так можно получить меч длиной в метр, а весом в один килограмм! И при этом он будет гибким, как лук, и лезвия его не будут тупиться о сталь. А нержавейка годится только для кино и в красивые витрины.
   Пришлось мне здорово повозиться, но оружие получилось совсем не плохое. Я изготовил несколько длинных кинжалов, два тяжелых двуручных меча для использования их вместе с доспехами и два легких одноручных меча для повседневного ношения. Немцы называли такие двуручники цвайхендерами, что, впрочем, и так означает двуручник. Малые одноручные мечи называли кошкодерами, и применялись они для рукопашных свалок - кошачьих драк.
   В качестве стрелкового оружия были изготовлены стальные арбалеты, которые за счет высококачественных материалов и современной конструкции получились немного мощнее тех, что использовались в нашем клубе, хотя легче и меньше по размеру. Пит, для смеха, влез в доспехи и попробовал натянуть на одном из них тетиву без рычага вручную. Он не рассчитал силу, и стальная тетива со звоном лопнула.
   Кроме того был взят приличный запас современного оружия, стрелкового, лазерного, бронежилетов, запасных частей к скафандрам и роботам, запасных батарей и многое другое. Все это я упаковал в первый, самый маленький секретный трюм нашего корабля.
   Второй трюм был загружен припасами для жизнедеятельности людей. А в грузовой трюм я, для подстраховки, загрузил купленный на армейской распродаже новый, но морально устаревший легкий гусеничный танк, рассчитанный на двоих. Танк занял половину трюма. В него я усадил пару легких роботов-спецназовцев, не слишком сильно бронированных, зато более разумных, и ловких, размером с человека, могущих ориентироваться и самообучаться самостоятельно в сложной боевой обстановке. Эта модель была новинкой и даже, если верить рекламному фильму, могла управлять широким спектром военной и гражданской техники. Впрочем, армейская техника была надежно спрятана за фальшивой перегородкой. Зная, что я нарушаю сразу два галактических закона, я оставил Пита в неведении в целях его же безопасности. Оставшееся место заняли робокони.
   Если бы дело дошло до полицейских разборок и обвинений в нарушении культурного и тем более военного эмбарго, то пострадал бы только я. А Пит легко мог пройти проверку на зондирование мозга, и не мог быть уличен во лжи и обвинен в соучастии. А зонд, как известно, мог выудить все за последнюю сотню лет из любого мозга, неважно человеческого или электронного.
   Таким образом, попасть под федеральный суд рисковал только я. Это был мой выбор и моя страховка, ведь другой помощи здесь ждать не приходилось. Лучше большие неприятности с полицией, чем маленькие проблемы со средневековым палачом.
   ***
   "И так, господа авантюристы, никакой самодеятельности. Завтра утром мы покинем корабль. Так что сегодня последняя цивилизованная еда, последняя постель и все остальное с эпитетом "последний"! Планета, на которую мы ступаем, само собой, имеет какой-то номер в галактическом каталоге, но известна также как Планета Магов. Правда, если верить описаниям, здесь про магов давно не слышали. Но это одна из причин, почему мы здесь - уж очень название завлекательное. Планета дикая, нравы для нас совершенно не привычные, язык мы знаем не слишком хорошо, да и как можно его выучить только под гипноизлучателем? Я специально выбрал небольшой материк, окруженный океаном, для нашей высадки.
   Это имеет ряд тактических преимуществ, но сейчас это не так важно. Сейчас мы начнем наше путешествие. Наш материк называется Этрурия. Давайте посмотрим на карту. Он разделен Длинным хребтом почти параллельным экватору, который на востоке упирается в горную страну. Сейчас мы находимся вот здесь, в горах. Наша задача - спустится к вот этой реке, а дальше мы пойдем вниз по ее течению в западном направлении. Порядок движения такой: Титан впереди, в подвижном дозоре, следом Пит на своем Персее. За ним Росинант, под вьюками, и замыкаем мы с Ланселотом.
   Если случится что-то неожиданное на дороге, отбиваемся вместе, если бежим, то в одну сторону. Современным оружием пользоваться нельзя, разве что в совершенно безвыходной ситуации, только когда речь идет о жизни и смерти. В плен попадать мы не можем себе позволить, так как помощи ждать неоткуда. Мы здесь одни против всего мира.
   Здесь, к западу от гор, согласно старинным картам, когда то находилось большое королевство, которое называлось Веллир. Когда-то оно занимало всю северную часть материка, а в два столетия назад было разделено. Но эти сведения безнадежно устарели: самый свежий справочник издавался девяносто два года назад, так что нам неизвестно, кто им сейчас правит и как оно называется.
   Но, с точки зрения галактических законов, культурное эмбарго здесь действует, а это косвенно подтверждает, что ситуация все еще пахнет махровым средневековьем. Сто лет назад здесь шли регулярные войны, государственные перевороты, а в перерывах праздники и рыцарские турниры. На дорогах частенько встречались шайки разбойников, иногда весьма многочисленные, и ездить без эскорта было совсем не безопасно.
   В общем, милое место с возможностями крупных приключений для тех, кто считает такие вещи приключениями. Впрочем, как и заказывала почтеннейшая публика. Особо обращаю внимание на то, что в нашей компании я и Пит наиболее уязвимы. Всех остальных я всегда смогу починить и даже улучшить, лишь бы сохранился ваш чип и блоки памяти, а вот нам людям не так повезло. Надеюсь, вы понимаете, что это значит для нас", - я оглядел роботов.
   Моя тирада не произвела впечатления ни на кого, даже на Пита.
   - Совершенно ясно, что люди рискуют больше нас и требуют нашей защиты, - выдал Ланселот глубокомысленное открытие.
   - Мне тоже понятно, что человека легче сломать и труднее починить, а функционировать он перестанет при меньших повреждениях, чем робот. Тот, кто конструировал человека, не позаботился о его надежности так хорошо, как Бенджамин и Питер о нас, - добавил Росинант.
   - Хорошо, что у нас есть с собой лекарства и медицинские инструменты и огромный видео-курс по ремонту людей, - добавил Персей.
   - Да, я об этом позаботился, впрочем, как и о многом другом. Для вас, мои роботы, есть запчасти здесь, на корабле, в первом трюме, и видео-самоучитель по ремонту. А сейчас нам, людям, необходимо выспаться, что бы завтра мы могли тронуться в путь со свежими силами. - А про себя - отметил философский склад ума моих творений.
   Когда наша маленькая экспедиция тронулась с места, я подал сигнал бортовому компьютеру, и наша птичка ушла обратно в космос, на орбиту, которую она должна будет корректировать в зависимости от моего перемещения по планете.
  
  
   Глава пятая - Первое приключение
  
   День выдался пасмурный и ветреный. Мои спутники были несколько удручены отлетом нашего корабля, словно бы оборвалась последняя связь с цивилизацией. И хотя любой из нас имел возможность вызвать к себе корабль, у нас с Питером появились ощущение ностальгии и чувство покинутости. На самом деле это была чисто эмоциональная реакция. Корабль, висящий на орбите прямо над нами, мог приземлиться рядом с нами всего через пару часов.
   Мы ехали параллельно горному ручью вдоль стены небольшого каньона. Каменная стена уходила вверх метров на сто, местами на сто пятьдесят. Место было дикое и пустынное, так что до тех пор, пока мы не спустимся в низ, в долины и на равнину, нам нечего было опасаться встречи с местной цивилизацией.
   Так мы ехали четыре дня. На ночь ставили шатер, и мы с Питом отсыпались после многих часов тряски. Мы не опасались внезапных встреч и нападений, находясь под надежной защитой роботов. Выяснились и первые прочеты, допущенные мной в планировании нашего путешествия: я как-то позабыл, что носить доспехи постоянно не совсем комфортно. В старинных романах об этом как то умалчивалось, или даже наоборот, рыцари затевали стычки чуть не на всех перекрестках, а значит, они носили доспехи постоянно.
   Но, как выяснилось, постоянное ношение доспехов - вещь ужасно утомительная, и нам очень скоро захотелось их снять. Но вот беда, наши доспехи были неразборные и представляли собой подобие цельных скафандров, а значит, занимали много места. Мне стоило предусмотреть тележку для Росинанта, что бы их перевозить, или сделать еще одного коня-робота, но я понял свою ошибку только на второй день нашей поездки. Увы, оставалось только одно: добраться до жилых мест и приобрести там телегу и подходящую упряжь, или обзавестись вьючной лошадью. Единственное, что спасало положение и частично облегчало дорогу - это придуманная мной магнитная система, которая фиксировала нас в седле. По крайней мере, не было риска свалиться с седла от крайнего переутомления.
   К вечеру третьего дня каньон расширился, и каменные стены, отодвинувшись от ручья, освободили место для широких полос травы и кустарников. Дороги или хотя бы тропы все еще не наблюдалось.
   На четвертый день, ближе к обеду, мы выехали из-за крутого поворота и совершенно неожиданно для себя оказались на краю небольшой долины, упиравшейся в пологие холмы. У подножья одного из них виднелось десятка три деревянных строений. Мы направились в сторону этой деревни, в уме настраиваясь на местный старинный диалект, на котором говорили здесь.
  
   Эту местность много лет назад заселили выходцы из новой Англии из первой волны колонизаций, но в те времена было мало кораблей, перелеты были долгими, и колонисты оказались предоставлены самим себе на десятилетия, а потом про них и вовсе забыли. Предки этих людей цеплялись за цивилизацию изо всех сил, но постепенно скатились до бронзового века. Большинство технологий исчезло, книги сгнили или сгорели, механизмы вышли из строя, и их постепенно пустили на металл в деревенских кузнях.
   Только благодаря тому, что в нескольких замках, которые догадались вовремя построить ученые из первых поселенцев, сохранились остатки знаний, библиотеки и даже компьютеры, бесполезные впрочем, как и книги, по причине отсутствия необходимых условий для применения их на практике.
   Ко времени нашего прибытия сменилось достаточно много поколений, и большинство потомков ученых стали мистиками, магами, священниками наукообразных и техногенных религий, которые, хотя и умели читать, не могли понять прочитанного и обожествляли старые машины и компьютеры. Впрочем, повсеместно господствовал культ богини матери Искулиси, матери всех богов, олицетворявшей мудрость, плодородие и здоровье.
   Но, вероятно, не все они были такими. Кое-где сохранились осколки настоящих знаний. Так, каким-то образом, на более цивилизованной части планеты снова наступил железный век и относительный расцвет архитектуры. Многие лорды-землевладельцы стали строить каменные укрепления для себя. Их трудно было считать замками. Скорее, большинство из них были отдельными башнями с невысокой крепостной стеной, которая огораживала небольшой двор с необходимыми службами.
   Изредка попадались маленькие крепости, которые, не шли ни в какое сравнение со старинными замками средневековой Земли - скорее это были форты или кронверки. Настоящих, грозных, хорошо укрепленных замков практически не было. Видимо, большинство достижений фортификации было утеряно безвозвратно. На удивление, это подтверждал и старый галактический справочник, за достоверность которого трудно было поручиться.
  
   При нашем появлении поселок обезлюдел, жители нас явно боялись и исчезли с невероятной скоростью. Впрочем, они просто попрятались, а не бросились в бега. Было совершенно ясно, что в этих краях не все благополучно, раз вооруженные незнакомцы вызывают такой испуг.
   Мы, сняли доспехи, установили шатер, пообедали, поджарив подстреленного накануне Ланселотом горного козла, и запили его кофе. Прошло часа три. Жители, видя, что мы ведем себя мирно, постепенно стали появляться то здесь, то там, с любопытством рассматривая нас. Из нас только роботы прилично владели местным диалектом, но представляю себе, как бы местные крестьяне отреагировали на говорящую лошадь.
   Наконец, любопытство пересилило страх, и к нам явилась делегация из трех местных. Староста вежливо интересовался, кто мы и куда держим путь, и я, с удивлением отметил, что довольно хорошо его понимаю.
   Я представил себя и Питера как странствующих рыцарей и поинтересовался насчет припасов и того, где можно было бы купить небольшую телегу для лошади. С ними трудно было столковаться, видимо они боялись, что мы не собираемся платить. Тогда я показал им золотой и они, переминаясь с ноги на ногу, ответили, что они не могут дать сдачу с такой большой суммы. Это была моя вторая ошибка, надо было иметь и боле мелкие монеты. Но так как золото для нас значило мало, ведь всегда можно было включить синтезатор и пополнить запас, мы предложили им поставить нам необходимые продукты, а монету оставить себе.
   К вечеру мы были нагружены разной снедью, но подходящей повозки у них не оказалось, хотя они готовы были уступить нам любую из имевшихся. Дело было в том, что они держали в качестве упряжных животных крупных двуногих ящериц, ростом примерно метр двадцать, травоядных, но с большими костяными наростами на голове, напоминавшими рог носорога, только сильно наклоненный вперед. Ноги у них были очень мощные и когтистые.
   Повозки были специально приспособлены под этот местный вид, а, следовательно, для нас они были бесполезны. Впрочем, вид наших лошадей их не удивил, из чего мы решили, что они были знакомы и с такими животными.
   Наутро староста принес кошелек и вручил его мне, чем поверг нас в изумление.
   - Благородный господин, - сказал он, - здесь все деньги, которые мы сумели собрать всей деревней, но все равно этого недостаточно для того, что бы честно с вами рассчитаться.
   - О, не стоит беспокоиться, - заверил его я, - мы ценим вашу помощь и не в обиде на вас. Сделка была абсолютно честной, так что вы можете с чистой совестью оставить себе этот кошелек.
   Но он настаивал, чтобы я взял деньги, и, желая прекратить затянувшуюся сцену, я сунул кошелек Питеру. Староста был удовлетворен, и по его распоряжению нас проводили до развилки троп, которые они именовали дорогами, и указали направление к большому, по их словам, городу Титсону.
  
   Прошел день, как мы покинули гостеприимную деревеньку. Широкая долина, по которой мы ехали, была зелена и плодородна. На противоположном берегу реки были видны три или четыре села, но мы не могли заехать в них, так как для этого нам пришлось бы переправиться. Стало уже ясно, что главная дорога проходила по тому берегу, но нам необходим был мост, ведь наши кони и собака плавать не умели.
   Наконец нам попался брод, через который мы благополучно переправились. Но, каково же было наше удивление, когда на том берегу нас поджидала группа подозрительного вида людей, по большей части прятавшихся в кустах. Только четверо из них сидели на лошадях, перегораживая нам дорогу. Смутное ощущение неприятностей заставило нас пристегнуть шлемы и достать арбалеты. Вот тут-то я порадовался, что доспехи находятся на нас, а не в какой-нибудь телеге.
   Один из всадников, сорокалетний бородач, с огромным ржавым рабочим топором на конской холке спросил:
   - Добрые люди, куда путь держите?
   - О, мы едем в славный город Титсон по личным надобностям, - ответил ему Пит. - А вы кто такие будете?
   - Мы сберегаем дорогу от лихих людей и взимаем честную плату за проезд, - отвечал бородач.
   - И велика ли плата? - поинтересовался я.
   - Сущий пустяк! Золотой дракон с рыцаря, пятьдесят серебряных крон за оруженосца, тридцать крон за коня.
   - А за пса? - широко улыбнувшись, сквозь открытое забрало, спросил Пит.
   - За пса, - он почесал бороду, - хватит десяти. Так что с вас, господа хорошие, четыре золотых и десять серебряных монет. Платите и езжайте.
   - Ну а если бы у нас денег не хватило, - поинтересовался я.
   - Ну, в таком разе пришлось бы вам расплатиться конем. - Его улыбка была просто ослепительной, глаза же при этом оставались холодными, злыми и настороженными.
   Их было три десятка, и только по этой причине их наглость не знала границ. Я был уверен, что увидев наше золото, они все равно нападут на нас. По виду они представляли разношерстную публику - частью бывшие крестьяне, а частью, явно, бывшие солдаты, некоторые из них имели лихой, или попросту говоря - бандитский вид.
   Я сразу обратил внимание на почти полное отсутствие доспехов и разношерстное оружие, ножи, дубины, несколько приличных копий и старых тупых мечей низкого качества. Четверо имели щиты, некоторые шлемы и нагрудники. Все признаки указывали на разбойников с большой дороги. Но их было многовато.
   Я посмотрел на Пита и прочитал в его глазах решимость. Мне тоже не хотелось уступать им.
   - Знаешь что, друг мой, - повернулся я к главарю, - сомневаюсь, что ты тут по праву мзду берешь. Что-то сильно вы все на разбойников смахиваете. А лихим людям я ничего платить не стану, даже если бы вез огромный мешок золота, а вас было в десять раз больше. Это не согласуется с моей рыцарской честью. Я хочу предоставить вам выбор: вы можете уйти без драки и денег, но зато целыми, а можете остаться, но учти, что терпением я не отличаюсь.
   - Ну, что же рыцарь, - он сплюнул сквозь зубы, - просили тебя добром. Так поглядим, как ты против всех нас устоишь, - и он опять ослепительно улыбнулся.
   Как по команде, четверка щитоносцев с длинными копьями наперевес кинулись с явной целью пронзить бока наших коней. Щелкнули арбалеты, стальные болты пробили и щиты, и нападавших, и ушли в землю позади них. Но двое других добежали и нанесли свои удары. Эффект для них был совершенно неожиданный - оба они оказались сбитыми с ног, а копья отлетели от лошадиных шкур так, словно это были стальные доспехи.
   Титан, просочившийся к тому времени в тыл всадникам, легко запрыгнул на круп позади бородатого, и его лошадь присела под его весом, сравнимым с весом небольшой лошади. Лязгнули челюсти, и Титан запрыгал по крупам лошадей трех его товарищей, а главарь мешком рухнул на землю. В ход пошли зубы из нержавеющей стали, триста кило веса и невероятная скорость робопса. Никто из четверки не успел достать оружия.
   Мы отбросили арбалеты и выхватили мечи, наши кони понеслись вдоль флангов, которые, вероятно, были призваны сомкнуться вокруг нас. Но теперь они бросились в рассыпную. Я наносил удары плашмя, сбивая противников с ног, Ланселот тоже сбил нескольких своей могучей грудью. Трое или четверо попытались достать меня, и доспехи звякнули под их ударами. Когда я развернул Ланселота, то увидел, как человек семь бегут в сторону небольшого перелеска метрах в двухстах от нас, и как Титан, справившись с верховыми, кинулся за ними в погоню. На другом фланге Питер гонял пытавшихся сбежать разбойников, тоже молотя их плашмя. Большинство наших врагов лежало на земле, но шевелились, пытаясь подняться только двое из них. Я подъехал, легонько оглушил поднявшихся на ноги неудачливых грабителей и спешился возле лежавшей на земле четверки. Увы, все было кончено, они были мертвы. Ти оценил их как самых опасных...
   Я велел Питеру спешиться и связать за спиной руки всем уцелевшим. Примерно через десять минут показались сбежавшие разбойники, но было их всего пятеро. Позади них трусил наш Титан, изредка скаля зубы и порыкивая. Это производило должный эффект, и все пятеро дружно переходили на бег. Пленные явно боялись его больше чем нас, поэтому, часто оглядываясь, охотно бежали в нашу сторону. Он гнал их как пастушья собака гонит овец. Питер сразу же связал вновь прибывших, чему они, кажется, были рады.
   - Они пытались бежать, - телепатически доложил пес, - пришлось показать, кто в поле хозяин. А после того как я подрался с двумя из них, их осталось только пятеро, зато они стали очень послушными.
   Убежать от Титана было нелегко, по такому бездорожью он мог нестись как гепард, с той только разницей, что он не уставал через пятьсот метров, а мог держать скорость неограниченно долго.
   По моему расчету до Титсона оставалась меньше дня пути, и было бы неплохо доставить туда этих пленных, и тем самым сделать себе имя в этих новых для нас местах. Наконец девятнадцать уцелевших преступников были связаны и привязаны к одному канату, который прикрепили к вьючному седлу Росинанта. Захваченное оружие мы нагрузили на трофейных коней и отправились дальше. Теперь нашу процессию возглавлял Пит, а я ехал шагом позади пленных. Титан временами совершал легкую пробежку вдоль нашей сильно удлинившейся колонны, изредка скаля свою длинную узкую пасть, чем приводил пленных в неописуемый ужас.
   Глава шестая - Титсон
   Ночь прошла беспокойно. Была предпринята попытка побега. Один из разбойников сумел освободиться от пут и ползком стал удаляться от лагеря, но в тесноте наткнулся на Питера и едва его не разбудил. Наверное, эта попытка побега увенчалась бы успехом, но он свернул и решил проскользнуть мимо "спящего" и безобидного, на его взгляд, Ланселота. Ланс выдвинул манипулятор и стальным кулаком оглушил убегавшего, а точнее уползавшего пленника. После сам убегавший не мог понять, что случилось, и почему у него на затылке такая здоровая шишка.
   Утром мы тронулись в путь в прежнем порядке. По нашим расчетам мы могли сегодня обедать в Титсоне. Уже на подходе к нему мы вошли в деревушку Лидсвуд. Некоторые местные жители узнали наших пленников, и из собравшейся толпы послышались крики ненависти, а следом полетели камни. Пришлось мне обратиться к этим людям и сказать, что мы доставим этих разбойников в город на суд. С большим трудом удалось успокоить разгоряченную толпу.
   Сразу появились добровольцы, предлагавшие нам помощь в сопровождении пленных. Но помощь нам не требовалась. Единственное, что нам было необходимо, так это завтрак, и мы его получили в ближайшей таверне. В лавке через дорогу продали торговцу все наши военные трофеи, а когда вышли, вокруг наших пленных появилась дюжина добровольных конвоиров, которых возглавлял помощник старосты по имени Джон. Эти люди, во что бы то ни стало, хотели идти с нами.
   Джон оказался толковым человеком, и мы проговорили с ним всю короткую дорогу. От него я узнал, мы находимся в королевстве Веллир, которое славиться своими ремеслами, а более всего кузнецами. Оно представляло собой часть от древнего, некогда большого королевства, которое распалось на шесть частей, и сохранило его прежнее название. Эта земля именовалась Спирсленд по имени местного лорда и являлась частью графства Эштвуд. Так же я узнал, что до столицы королевства семь дней пути, если скакать как следует. Из разговора с ним я так же почерпнул много мелких деталей, которые необходимо знать, чтобы не выглядеть странно в чужой стране.
  
   Город показался, едва мы поднялись, на третий по счету невысокий пригорок. Эпитет большой, пожалуй, мало подходил для него. Скорее это была просто большая деревня, в которой, возможно, проживало тысяч семь человек и раз в десять больше различных животных, несомненно, полезных в хозяйстве. Но именно поэтому порывы ветра, прилетавшие к нам со стороны Титсона, трудно было спутать с благовониями.
   Дорога вела к простым, но прочным деревянным воротам, вправо и влево от которых уходила не слишком крепкая стена высотой едва ли больше трех с половиной метров. Всего шесть частично разрушенных башен усиливали это не надежное укрепление. Как историк я знал, что замки со стенами впятеро выше умудрялись взять штурмом за два-три часа.
   Тем не менее, лучники дежурили у ворот, на стенах и башнях. Город находился в небольшой долине, треугольным уступом уходившей в высокие неприступные скалы, которые и служили ему остальными стенами. Так что рукотворная стена охраняла только одну из трех сторон треугольника, образовавшего город.
   К этому времени я уже знал от Джона, что местный лорд живет в своем замке ниже по течению реки, а тут власть представляет сотник по имени мастер Грэг Тяжелая рука, что принимает он на площади, возле казарм, там же разбирает дела и решает, что делать с виновными. Так как размеры Титсона были не велики, то все мы скоро оказались на центральной площади, которая по совместительству играла роль и плаца, и рынка. Джон ненадолго исчез и явился с человеком богатырского роста, которому он доставал едва до плеча. Это и был сотник, во всяком случае, я бы не усомнился, что прозвище свое он носит заслуженно - руки его соответствовали его размерам.
   - Приветствую тебя, сотник, - обратился я к нему, - я странствующий рыцарь сэр Бенджамин Морли. Это мой племянник сэр Питер Морли. А эти люди напали на нас у переправы через реку, где мы и взяли их в плен.
   - Я командую здешней стражей, - отвечал нам великан, - решаю малые дела, а с большими отправляю к барону Бриту Спирсу, он владелец окрестных земель и замка Спиртсвил. Меня зовут мастер Грэг, а прозывают Тяжелая рука. И он поднял вверх свою могучую руку. Разбойников этих лорд приказал изловить, и награда за них полагается по серебряной кроне за голову. Так что здесь у вас на девятнадцать серебряных монет.
   Писарь, присевший рядом с ним за низенький каменный столик, прилежно макал гусиное перо в чернильницу и записывал наши имена, потом обстоятельства по делу о разбойниках и награде. Я оглядел Грэга. Примерно пятьдесят лет, на голову выше меня, с первыми признаками седины в темных волосах. Крупные черты его лица выдавали добродушие. Одет он был в простые кожаные штаны и куртку, по верх которой носил простой, но крепкий колотырь*.
   - А скажите, уважаемые сэры, много ли было этих разбойников, и много ли их спаслось?
   - Было их около тридцати, и все кто там был либо убиты, либо стоят здесь. А еще было там четверо верховых, и командовал ими такой крепкий бородач лет сорока. Так он там лежит, наш пес его загрыз.
   При этих словах все присутствующие повернули головы и с уважением посмотрели на Титана.
   - Это был Джо-рвач, и было с ним около тридцати человек, по словам тех, кого он грабил. А в таком случае, господа, вам положена награда за полный разгром разбойничьей шайки и за поимку главаря - сто монет серебром. И благодарность от всех жителей, которых разбойники сильно донимать стали. - Писарь закончил писать и отсчитал нам деньги.
   - Это долг каждого честного рыцаря, - ответил я, - и мы вам искренне благодарны за награду. Впрочем, по правде говоря, у нас не было другого выхода - наша честь не позволяет платить таким мерзавцам.
   - Чего же еще ждать от настоящего благородного воина! У нас тут приграничье: с одной стороны за горными перевалами живут дикие племена, которые время от времени беспокоят нас набегами. Хорошо, хоть, на одном из двух перевалов, на том, который ближе к нам и дорога к нему удобнее, стоит башня Звездочета, а он настроен серьезно и никого не пропускает.
   С другой стороны гор в трех днях пути другое государство - Канада, и трудно сказать в каком состоянии мы с ним находимся. Есть туда дорога прямо на север от Титсона, тоже через перевал, но охранять его некому. Когда-то это было одно королевство. Теперь это - условная граница, а так как у канадцев королевство больше нашего, то и людей больше, а значит того и гляди они захватят наши земли по эту сторону перевала, что совсем не трудно: места там безлюдные.
   А теперь, господа, прошу со мной отобедать. А то до столицы путь не близкий, и свежие люди заезжают к нам не часто, а с этой стороны вы, наверное, первые года за два. Так что буду рад беседе, новостям и рассказу как вы с этими, - он кивнул в сторону разбойников, - справились.
   Не было причины ему отказывать, и я согласился. До обеда было еще порядком времени, и мы отправились искать ночлег.
  
   Во всем городе была только одна гостиница, которая называлась "Жареный поросенок", она находилась тут же на площади. В ней мы и остановились. Хозяин предложил нам большую приличную комнату, а наших "животных" отправили на конюшню. Я мысленно связался с нашими робоконями и напомнил о необходимости изображать видимость питания и вообще постараться притвориться настоящими лошадьми.
   Впрочем, оставалось много других скользких моментов - пот, запах, синтетическая шкура и разные другие мелочи. Хорошо, что я сделал имитацию дыхания, то есть плавное движение ребер. И все же риск быть разоблаченным в самом начале приключений был весьма велик. Поэтому мы с Питером сами позаботились о своих лошадках, настрого запретив двум мальчишкам-конюшенным подходить к ним.
   - Это такие ужасные боевые звери, - предупредил их Пит, - ударом копыта убивают волка, очень нервничают в незнакомом месте и не любят, когда чужие подходят близко. При этом он послал Ланселоту мысленное пожелание, что бы он действием показал свою свирепость. Ланс небрежно махнул задним копытом, целя в столб, на котором держалась перегородка между стойлами. Послышался глухой удар, полетели щепки и обломки досок. Старший подросток, который смотрел на Пита с хитрой усмешкой, а сам так и норовил погладить Ланса, отпрянул в сторону, с белым от страха лицом.
   - Дурак будешь, если позволишь моему коню приложить себя вот таким ударом, - сказал ему я.
   - Я к этой зверюге и близко не подойду, - выдавил мальчик, он больше не улыбался.
   Едва мы разделись в нашей комнате на втором этаже, которая оказалась довольно большой и довольно светлой и чистой, как Пит сказал:
   - Тут возникли проблемы, требующие срочного решения. Ведь на обед мы не можем пойти в доспехах, видел, как ходят здесь все - в рубахах и камзолах. Только некоторые носят кольчуги, и то под камзолами, а не напоказ.
   - Ходить совсем без доспехов, думаю, не стоит.
   - Ну, положим, мы рыцари и можем себе позволить ходить в легких кольчугах, но их у нас нет. Так что нам нужно прикупить пару кольчуг для себя.
   - Я, было, подумал о бронежилетах, очень они похожи на одежду, но мне кажется они, хотя и похожи на куртки, выглядят уж очень экзотично по местным меркам.
   - Нет, бронежилеты не подойдут. Впрочем, наверное, это не проблема - наш провожатый Джон говорил мне по дороге, что это королевство славится своими кузнецами. Так что стоит совершить шопинг по местным кузням и торговцам.
   Мы достали из своих запасов парадную одежду, подвесили кошельки с золотом и мелкой монетой и, заперев дверь, спустились вниз. Наши мечи считали ступеньки, а позади нас бесшумно скользил Титан.
   Хозяин гостиницы, невысокий немного располневший брюнет, лет тридцати пяти, увидев нас, оставил беседу с какими-то простолюдинами и повернулся к нам всем телом.
   - Любезный хозяин, - обратился я к нему.
   - Меня зовут Тирс Джонсон, и я весь к вашим услугам, - сказал он, быстро подходя к нам. Мы с Питером тоже назвали себя.
   - Мы тут люди новые, но слава о ваших кузнецах дошла и до наших отдаленных земель, не подскажешь ли, у кого в вашем славном городе можно купить хорошую кольчугу и легкий стальной шлем? Мы, очень рассчитывали приобрести здесь прославленные изделия местных кузнецов.
   - Самый богатый торговец оружием несомненно Баил, его лавка как раз напротив входа в казарму, а самые лучшие местные кузнецы - братья Боил и Доил, а после них - Семипалый Джексон. Их кузни рядом, как выйдите из моего заведения, так сразу направо. - Он улыбнулся и слегка поклонился, как человек, знающий себе цену.
   Я поблагодарил, и мы с Питером двинулись в указанном направлении.
  
   Мы осмотрели кузницу Боила и Доила, затем побывали у Семипалого Джексона. У последнего мы купили по длинному прямому кинжалу, немного грубоватой, но крепкой работы. Должно же быть у нас хоть что-то местное, не вызывающее сомнений. Были у кузнецов и кольчуги, но мне хотелось приобрести что-то такое, что в местных условиях и было эквивалентом дорого костюма богатого дельца из Сити. Конечно, в обеих кузнях было некоторое количество интересных вещиц, но я так и не смог остановиться, на чем либо.
   Поэтому мы отправились в лавку Баила в надежде найти там нечто интересное. Хозяин встретил нас с распростертыми объятиями:
   - Приветствую вас в моей скромной лавке, благородные господа. Могу я вам показать мои товары, у меня есть изделия и местных мастеров, и столичных, а так же имперских, и из далеких подземных кузен от самих рудокопов? - Все это он говорил не торопясь, немного растягивая слова, как будто с легким акцентом, который старался скрыть, с широчайшей улыбкой, при этом его маленькие усики смешно шевелились.
   - За этим мы и пришли, - тоже с улыбкой отвечал я. - Мы с племянником хотели бы приобрести кольчуги, тонкие и прочные, которые можно носить под одеждой и поверх нее. Только покажите нам что-либо особенное - простых кольчуг хорошего качества полно и у местных кузнецов.
   - Это можно, - улыбка не сходила с его лица. С этой фразой он скрылся за дверью в задней части лавки и через пять минут вытащил от туда не слишком большой узел, который уронил на большой стол в центре лавки. Его руки двигались быстро и вот на столе оказались разложены четыре кольчуги.
   - Вот эти две, - показал он рукой, - работы подземных кузнецов востока из неведомого в здешних краях металла. Они без всяких новомодных излишеств, зато не ржавеют, хотя и серого цвета. Они выполнены в форме крупной рыбьей чешуи, что одинаково хорошо против рубящего и колющего удара, а так же за спиной имеется кольчужный капюшон, который, при необходимости, плотно застегивается вокруг головы, шеи и лица. Каждая чешуйка в форме сердца. Эти кольчуги не звенят и, тем самым, не выдают присутствия своего владельца.
   Пит внимательно пригляделся к кольчугам. Они, похоже, сделаны из титанового сплава, только откованы вручную. Он попробовал поднять одну, и она заструилась в его руках легким серым потоком с едва слышным шуршанием.
   - А если нравятся светлые кольчуги, то вот образцы, из числа самых лучших. Это заморская имперская работа из столицы. В таких, даже на приемы ходят. Они из стали с большим секретом, и тоже всегда блестят как серебряные и не ржавеют.
   - А ты, уважаемый, что бы выбрал?
   Он, молча, отвернул полу своего длинного халата, и мы увидели тусклый серый блеск кольчуги, едва не доходившей ему до колен.
   - Ну что же, вы и в правду знаете толк в кольчугах, - сказал Питер. - А вот взгляните на этот меч. - Он вынул свой клинок из ножен и положил на свободный край стола.
   - Что вы скажете о нем?
   Баил наклонился, погладил лезвие пальцем, потом провел по нему ногтем.
   - Это потрясающая вещь, очень похожа на то, что делают подземные кузнецы, и металл, несомненно, такой же. Но мне кажется это не их работа, а гораздо лучше. Рискну предположить, что это очень древняя вещь из легенд.
   Пит убрал клинок в ножны.
   - Вы правы, это оружие издавна передается в нашей семье от отца к сыну, от деда к внуку.
   - Так сколько стоит такая серая кольчуга? - спросил я.
   - Я продаю эти кольчуги за двести золотых, так как это большая редкость, но для вас я уступлю тридцать монет.
   - Так я беру все четыре! - Мой кошелек, лег на стол, и золото перешло в руки Баила.
   Мы сняли верхнюю одежду и, помогая друг другу по очереди, натянули чешуйчатые кольчуги.
   - А поножи, наручи и шлемы имеются?
  
   Когда дверь лавки закрылась за нами, на нас красовались наручи, поножи и легкие открытые шлемы из полированной стали. Все на нас было имперское, блестевшее на солнце как серебро. И хотя наши кошельки оказались пусты не смотря на все скидки Баила, выглядели мы совершенно невероятно. С одной стороны мы выделялись из толпы, и многие старались рассмотреть наши доспехи, с другой стороны никто не мог бы сказать, что мы носим не понятно что. Это были хотя и редкости, но редкости местного изготовления.
   - Интересно было бы в о всем этом явиться в наш клуб, - сказал Питер, оглядывая нас.
   - Вот теперь можно было идти обедать к мастеру Грэгу, ответил я, - а в клубе в таких доспехах нас только на открытие турнира допустят, а после все равно придется переодется.
  
   * Колотырь - нагрудник, составленный из нескольких рядов стальных пластин.
   Глава седьмая - Обед
   Подали третью перемену блюд. Обед явно шел к завершению. Мы находились в большом кабинете мастера Грэга. Огромная стойка с оружием занимала одну из стен, вторую полки с книгами, перед которыми стоял письменный стол - простой, но гигантских размеров. На третьей стене висела рисованная вручную карта королевства Веллир, которую Титан отснял в самых различных масштабах.
   Уже была позади вымышленная история о нас с Питом, рассказ о королевстве Велир и о том как оно было разделено в результате череды воин, разговоры о местных нравах, а заодно обсудили наши обновы и Грэг высказался в духе, что Баил нас изрядно обобрал.
   - Кстати, что вы сделаете с теми разбойниками, которых мы пленили? - спросил я. - Я полагаю, их ждет тюрьма или каменоломня?
   - О нет, в этом графстве осужденных на смерть не казнят и не отправляют в рудники. Здесь таких отправляют к одному из магов, и он их переделывает. Наш лорд оказывает такую любезность Звездочету с перевала Лунных теней, а он держит для нас перевал, хотя и сам имеет с этого немалую выгоду. Он торгует и с нами, и с дикарями с той стороны, и богатеет с этого оборота.
   - А как это можно понять, что он людей переделывает?
   - Знаете, сэр, я человек простой, начинал с рядового мечника, и не знаю, как и что он делает со всеми этими злодеями. Но после того, как он с ними это делает, они становятся его послушными слугами. Они работают для него и воюют для него. Никто из них не бунтует, не пытается сбежать и никто их не охраняет. Больше того, они и есть охрана на перевале.
   - Чудные дела творятся в этих краях, - притворился я удивленным. - И что, долго Звездочет их перевоспитывает?
   - Ходят слухи, что три или четыре дня. А после этого они становятся его верными псами.
   "Какой-то примитивный вид нейропсихологического контроля, - решил я про себя. - И у нас такое возможно. Так поступают с разного рода социапатами и преступниками. Им промывают мозги при помощи мозгового зонда, разумеется, в рамках закона, по приговору суда. Причем тех, кто имеет небольшие отклонения, просто, слегка корректируют, а безнадежным создают новые личности, со слабой привязкой к старой". - В слух же сказал:
   - Это очень интересно и, я бы сказал, чудесно. А можно мне вместе с вашими людьми сопроводить преступников к этому Звездочету?
   - Да почему и нет, можно. Только предупреждаю вас, будьте осторожны в словах и в делах. Звездочет последнее время принимает повышенные меры предосторожности. Не так давно его попытался убить вождь с той стороны из дикарей, Синий Дракон, кажется, и с тех пор он стал очень нервным. По слухам, топор, копье и две стрелы просто зависли в воздухе в тридцати сантиметрах от его груди, а Звездочет махнул рукой, из которой огненный клинок выскочил и срубил и вождя и двух его телохранителей. А остальных его людей взяли его слуги. Теперь у него есть переделанные рабы из клана Синих Ирбов.
   - Спасибо, мастер, я постараюсь не прогневать Звездочета. Просто интересно взглянуть, а может и поговорить удастся. А любопытно спросить: а что, и другие маги имеются?
   - Последнее время, по слухам, их стало их немного больше. Говорят, что их видели то тут, то там, но пока эти слухи не подтвердились. Тысячу лет назад мага встретить было легко, они жили всюду совершенно открыто, а в имперской столице даже была их гильдия.
   - Очень, очень интересно! Так, когда вы отправляете преступников?
   - Завтра утром.
   - Ну, так и мы поедем с ними, с вашего позволения, разумеется.
   - Ну что ж, поезжайте. А сейчас я вынужден простится с вами до завтра, дел у меня всегда много. Приятно было с вами познакомиться.
   С этими словами он встал, и нам с Питером пришлось тоже встать. Он распрощался и вышел, а мальчик, ранее подававший на стол, проводил нас к выходу.
   Расстались мы довольные друг другом.
  
   Было два или три часа после полудня, когда и мы вернулись в гостиницу. Здесь ко времени относились так, будто его было девать некуда. Хозяин, как всегда, был на месте. Я заговорил с ним на тему как нам неудобно с транспортировкой доспехов и как тяжело ориентироваться в незнакомой стране.
   - Так вам нужен местный оруженосец, - сказал он. - Есть один такой паренек на примете, очень ему хочется служить у рыцаря. Вот только рыцарь в наших краях встречается не часто, так что вы, может, его единственный шанс изменить что-то в своей жизни.
   - А каков он, из хорошей ли семьи, каковы наклонности?
   - А он не трус? - вставил Питер.
   - О, вы не пожалеете! Я сейчас пошлю своего сынишку за ним, сами и поговорите. Он толковый и грамотный, умеет считать, готовить и за лошадьми смотреть. Эй, Белли, сбегай-ка за Томом.
   Мы разместились в общем зале в ожидании.
   - Послушай Бен, - начал мой племянник, - а не наживем мы с ним проблем? Ведь чем ближе ты подпускаешь человека, тем больше он о тебе узнает. А что будет, когда он поймет, что наши кони э... не требуют ухода, или что они говорят?
   - Мы возьмем с него страшную рыцарскую клятву и постараемся, что бы он как можно дольше не пронюхал о том, кто мы и что мы. А там когда пройдет немного времени, и мы станем друзьями, то уже не беда, что он будет знать о нас.
   - Это при условии, что он уж очень помешан на рыцарских подвигах.
   За этой приятной беседой и пивом, которое принес нам хозяин гостиницы, мы скоротали время. И вот дверь отворилась, и его сынишка ввел в зал парнишку лет семнадцати, среднего роста и хорошо сложенного. Он подвел его прямо к столику, за которым сидели мы.
   - Это и есть Том, - представил парня Белли.
   - Спасибо Белли, - поблагодарил я мальчика и протянул ему мелкую монетку, - ты можешь идти. А ты, Томас, садись за стол, в ногах правды нет.
   Парень не стал стесняться или отнекиваться, занял свободный стул, и сел на некотором расстоянии он нас. Мне он определенно нравился.
   - Нам сказали, что ты хотел бы стать рыцарем, а для начала оруженосцем рыцаря, ибо это верный путь к тому, чтобы впоследствии стать рыцарем.
   - Это верно, я ничего так больше не хочу, как служить у рыцаря и самому со временем стать рыцарем. Я многим готов пожертвовать ради того, что бы осуществить свою мечту.
   - А ты знаешь, что те годы, пока рыцарь обучает тебя и готовит к званию рыцаря, ты должен выполнять его поручения, а так же выполнять всякие хозяйственные работы.
   - Да, сэр! Я готов с радостью все делать. Зато можно участвовать в сражениях и других приключениях, повидать разные интересные места, а работы я не боюсь - я все умею делать.
   Он посмотрел на меня с ожиданием.
   - Ну а вот, к примеру, я соглашусь, и ты станешь моим оруженосцем, и, к примеру, узнаешь, что ни будь этакое - секреты моего боя или оружия, или вдруг окажется, что мой конь умеет говорить или имеет руки, - при этих словах я широко улыбнулся, - кому ты об этом скажешь?
   - Сэр, я, как ваш оруженосец, должен прийти к вам и честно сказать, что я случайно узнал ваш секрет, или секрет вашего коня.
   - Да, а если конь с ним заговорит, он чего доброго испугается до полусмерти, - предположил Пит.
   - Может, и испугаюсь, но не сбегу.
   - Ладно, нам и, правда нужен оруженосец, и вообще помощник, и добрый друг. Сражаться пока что не твоя проблема, разве что в самом крайнем случае, а вот с разными делами справляться придется. Мы тут люди новые, и помощь местного парня вроде тебя нам пригодится. Клятву давать пока не обязательно, но если струсишь или будешь лениться - отправлю тебя обратно домой, ну а предашь, так достанем всюду.
   - Если такое случится, то по твоему следу пойдет наш пес, Титан, а он в последнем сражении загрыз шестерых.
   - В общем, я надеюсь, что в мирное время ты будешь нам помощником, а в сражении обеспечишь наш тыл.
   - Сэр, а оружие мне дадите? Я уже умею обращаться с мечом, правда, с деревянным. Такому как мне не по карману настоящее оружие.
   - Как думаешь, Пит, дать ему оружие?
   - Думаю, что меч, да и доспехи ему нужны.
   Парень так и просиял.
   - Тогда надо навестить мастеров-оружейников.
   - О, вы не пожалеете! - воскликнул Том.
   - Но мечтать о сражениях можешь только после того, как я тебя немного обучу владению мечом, - ответил ему Питер.
   Мы встали из-за стола и отправились во второй шоп-тур по лавкам вокруг площади.
  
   Теперь нас стало трое. Тома приодели в простые легкие доспехи местного производства. На нем был полный комплект: шлем, наручи, поножи, длинная толстая кольчуга и поверх нее нагрудник. Там же мы приобрели и небольшой круглый щит с изображением волчьей головы. Все это я купил в лавке Боила и Доила по совету или скорее по просьбе самого Тома. Он искренне считал, что раз они имеют славу лучших кузнецов, то их доспехи лучше защитят его, чем какие либо другие.
   За мечом и длинным кинжалом пришлось отправиться к Семипалому Джексону, его оружие нравилось нам больше. Там Том увидел не большой, по местным меркам, кривой нож и упросил меня его купить. Нож и вправду был хорош, легкий, длинный, с гибким лезвием и костяной рукоятью. Из своих запасов я подарил ему арбалет. Но, как выяснилось, стрелять Том не умел. Да и откуда он мог научиться, ведь для этого надо было иметь то, из чего можно стрелять, а у бедного парня не было денег на такие игрушки.
   Наконец, когда все обновы были одеты на него, мы добрались до гостиницы, и Том увидел себя в большом зеркале, расположенном в зале. У него не было слов. Счастье так и истекало от него волнами во все стороны. Его счастье стоило не дорого, всего около двадцати золотых монет, но это по нашим меркам. По меркам окружающих мы проявили невероятную щедрость по отношению к пареньку, которому просто невозможно, невероятно повезло. Хозяин гостиницы так это и сказал вслух:
   - Парень, тебе очень повезло, твои господа настоящие рыцари, щедрые и великодушные. Тебе самому все это не купить и за десять лет, так что служи честно и храбро. Твой отец, если бы был жив, порадовался бы за тебя.
   Тут Питер вывел его на середину залы, вынул меч и сказал:
   - Преклони колено Томас! С этого момента, - меч лег на его правое плече, - ты, мастер Томас, - меч лег на другое плечо, - наш оруженосец, до тех пор, пока не придет время посвятить тебя в рыцари, - и меч вернулся на его правое плечо. - Даешь ли ты клятву служить нам верно, хранить все секреты, исполнять наши приказы и соблюдать рыцарский кодекс?
   - Я даю клятву, сэр Питер, - задыхаясь от счастья, сказал Том.
   - Теперь ты один из нас, - сказал я. - Встань мастер Томас, оруженосец.
   Так кончился этот невероятный день, невероятный даже для нас.
   Глава восьмая - Звездочет
   Поскольку идея с повозкой нам перестала нравиться, мы решили оставить себе трофейного коня, на которого перегрузили провизию, с тем, чтобы на Росинанта можно было бы навьючить доспехи. В присутствии трех десятков стражников мы чувствовали себя в безопасности. Том пока что шел пешком, впрочем, стража тоже была пешей. Ему я пообещал первого же коня, которого удастся захватить в бою.
   Дорога шла в гору. Как мне стало известно, Звездочет жил на перевале на высоте двух километров, так что дорога должна была занять большую часть дня. Разумеется, мы с Питером могли преодолеть ее гораздо быстрее, но приходилось придерживаться скорости всего конвоя. Наш отряд двигался колонной, извивавшейся узкой лентой на горной дороге. Посредине шли разбойники, уже закованные, а не связанные, а по обочинам шла стража. Мы составляли арьергард.
   Я очень хотел увидеть Звездочета, мне казалось, что этот человек владеет техническими секретами, не известными остальной части этой планеты. Было любопытно поговорить с ним. Возможно, знакомство с ним будет полезным.
   Наконец, когда солнце уже явно перевалило за полдень, показалась вершина башни, торчавшая над скалами, которые огибала дорога. За последним поворотом открылась невероятная для нашей родной планеты картина. Прямо перед узким проходом в скалах, казалось, загораживая его совсем, стояла ступенчатая башня метров в семьдесят высотой. Башня была круглой и такой толстой, что казалась приземистой. Ее диаметр в нижней ступени был не менее восьмидесяти метров, а в верхней был около пятидесяти. В стенах ее были проделаны десятка два бойниц.
   - Да это же настоящий форт, - воскликнул Питер. - Надеюсь, Титан снимает это, - шепнул он, наклоняясь к моему уху.
   - Да, он снимает, - ответил я, - только это не форт, а кронверк с центральной башней. И поставлен он давно и очень разумно. Трудно проскользнуть мимо него без разрешения его владельца, посмотри, какие узкие проходы оставлены между ним и скалой. Впрочем, при здешней бедности, его можно считать крепостью.
   - А в чем отличие одного от другого? - громко спросил Том, шедший позади.
   - Форт - это относительно небольшой четырехугольник из стен, деревянных или каменных, с небольшими башнями по углам, а иногда и над воротами. В общем, маленькая крепость. Кронверк - это одна огромная широкая башня с внутренним двориком, а иногда с дополнительной главной башней.
   - А вон там на скале прямо настоящая обсерватория, а вон из купола телескоп торчит! - шепнул мне на ухо Питер.
   - Так значит, не зря хозяина этих мест зовут Звездочетом!
   - А там смотри: дорогу перегородить собираются стеной, вон строят башни, прямо врезанные в скалы, а между ними копают ров. Звездочет собирается перегородить ущелье окончательно. Вот тут, посредине, как раз напротив вон тех бойниц кронверка, стоит поставить барбакан. Как раз ворота будут под прицелом, и расстояние при этом не больше семидесяти метров. Так что, если сломают ворота, то нападающим крепко достанется от стрелков, укрыться-то им будет негде.
   - Да, думаю, доходы Звездочета после окончания постройки вырастут. А людей у него, похоже, сотни четыре, неужели это все "переделанные"?
   - Питер, я думаю, что без просто верных людей не обойтись. Даже у нас люди, обработанные психозондом, требуют длительной поддержки и руководства. А тут, скорее всего, использована намного более примитивная технология, - прошептал я ему на ухо.
   Мы подъехали, и наш спор естественно прекратился.
   Через несколько минут появился сам хозяин. Это был молодой человек, не старше тридцати, властный и уверенный в себе. По его приказу пленных увели. Старший конвоир что-то сказал ему и кивнул в нашу сторону. Тогда Звездочет подошел к нам. Мы спешились из уважения к нему, ведь мы были в гостях. Том забрал поводья, и мы пошли навстречу Звездочету.
   - Приветствую вас, благородные рыцари, в моих суровых владениях. Мне сказали, что вы вдвоем захватили всех этих разбойников, это - отважный поступок.
   - И мы приветствуем знаменитого на всю округу мага Звездочета, - ответил я. - А разбойников было несколько больше, но не все из них пережили столкновение с нами.
   - Что привело вас ко мне?
   - Я бы сказал чистое любопытство. Мастер Грег сообщил нам, что захваченных нами разбойников передадут вам, и что вы как-то на них воздействуете благотворно, так что после этого они перестают быть злодеями, а наоборот верно вам служат. Вот нам стало интересно узнать об этом немного больше.
   - Не часто сюда заезжают благородные рыцари, а по двое что-то вообще не припомню. А память у меня хорошая, не истрепалась за триста лет.
   - О, вы замечательно выглядите, на вид вам нет и тридцати, - отвесил плоский комплемент Питер.
   - Спасибо, я стараюсь выглядеть как можно лучше, - заулыбался он. - Не желаете осмотреть мой замок?
   - Вы нам его покажете? Я даже не мог и мечтать все здесь осмотреть, полагал, что это секрет, хотя очень надеялся на знакомство с вами и на приятную беседу.
   - Ну, так следуйте за мной.
   Он двинулся вперед, продолжая на ходу:
   - Когда я был совсем молодым магом, я нашел это место, тогда здесь были полуразвалившиеся руины этого замка и довольно хорошо сохранившаяся обсерватория с телескопами, как говорили остатки от древних Лэндлинов.
   - Простите кого? - переспросил Питер.
   - Лендлинов, ну так в этих местах зовут первых поселенцев, якобы прилетевших с некой Земли. Это, разумеется, абсурдно, ведь земля у нас под ногами, а люди летать не умеют. Так вот, я поселился в обсерватории, стал наблюдать за звездами и изучать книги, имевшиеся там. Однажды, лет через тридцать, мне повезло, и я смог оказать важные услуги великим магам, которые тогда уже были древними. В благодарность они наделили меня силой, не большой по их меркам, но, благодаря им, я стал тем, что я есть сейчас. К тому времени я немного обустроился в этих местах, мне они нравились, и я решил построить здесь свой дом.
   Самым разумным было иметь свою крепость, и я принялся за грандиозную задачу восстановить этот маленький замок. И вот я заключил договор с прапрадедом нынешнего графа, который мы и выполняем до сих пор. Все в выигрыше: граф не содержит у себя опасных и бесполезных преступников, не держит на этом перевале пограничное войско, а я получаю солдат и рабочих, так необходимых мне для свершения моего замысла. Разумеется, сюда попадают только виновные в тяжелых преступлениях.
   - А если произойдет ошибка?
   - Нет причин для волнения, мои методы абсолютно достоверно определяют степень вины, так что если сюда попадет невиновный, то я даю ему выбор - остаться здесь и помогать мне добровольно, как друг, или уйти, куда ему будет угодно.
   - Я вижу, вы строите новые укрепления.
   - Да, хочу сделать защиту перевала еще надежнее. Это стало возможно после того, как я полностью восстановил замок и оградил обсерваторию новыми укреплениями.
   И он протащил нас по всему круглому шестиэтажному строению кронверка. Это было строение с толстой каменной внешней стеной и с круглым внутренним двориком. Главная, впрочем, единственная башня, сдвинута была так, что касалась части внутренних построек и соединялась легким подъемным мостом с противоположной стеной на уровне пятого этажа. Это была цитадель, в которой собственно и жил Звездочет.
   Нам он показал только три этажа башни из тринадцати, где не было ничего примечательного. На высоте девятого этажа имелся подвесной мост длинной в сорок метров, ведущий в обсерваторию. Именно туда нас и повел Звездочет. Наверное, это было его любимое шоу. Там были два почти работающих телескопа, с которыми управлялись трое астрономов. Все содержалось в отличном состоянии, но механизмы вращались за счет силы животных. Все, что осталось от прежней системы приводов, так это обрывки электрических проводов и бетонные фундаменты, оставшиеся от электродвигателей. Разумеется, мы с Питом восхитились невиданной техникой, как и было положено двум малообразованным рыцарям.
   На этом экскурсия, длившаяся часа два, завершилась. Хозяин проводил нас вниз, к ожидавшей страже, с тем, что бы мы могли отправиться обратно.
   Звездочет не выдал своих секретов, но и не заподозрил в нас тех, кто этими секретами интересуется, а главное тех, кто в них разбирается. Питер был разочарован неудачей нашей миссии. Но я не считал поездку не удачной хотя бы потому, что мы познакомились с одним из магов, точнее человеком, почитаемым таковым.
   А еще теперь я точно знал, что в этом мире некоторые живут практически столько же, сколько живут люди на цивилизованных планетах, таких как наша, и что на этой отсталой планетке имеется, по крайней мере, один мозговой зонд, для работы которого нужно электричество...
   Обратное возвращение в Титсон было ничем не примечательным, но гораздо более приятным, так как приходилось спускаться под гору. Но кто действительно был доволен этой поездкой, так это наш Томас, который просто сиял от счастья и, казалось, не заметил тяжести похода.
   Глава девятая - Замок Спиртсвил
   Утром мы собирались уехать из гостеприимного города Титсона. Но, когда мы спустились в общий зал, Тирс Джонсон передал нам конверт, перевязанный узкой алой ленточкой и запечатанный печатью лорда Брита Спирса.
   - Этот конверт вам доставил посыльный от мастера Грэга сегодня рано утром.
   Питер открыл конверт и прочитал:
   - Здоровья и долгих лет жизни, уважаемые сэры Бенджамин и Питер. Мои вассалы уведомили меня, что два славных рыцаря находятся сейчас неподалеку от моего замка Спиртсвил. Поэтому я приглашаю вас в гости отобедать со мной и ради знакомства с вами, а так же предлагаю принять участие в охоте на диких быков-хаутуров, устраиваемой в вашу честь. Жду вас с нетерпением. Дорога здесь одна, если не считать ответвления к горным перевалам, так что заблудится невозможно. С уважением, барон Спирс.
   - Интересное приглашение в гости. Его можно и принять, тем более что дорога действительно все равно одна, и мы так и так едем в ту же сторону. А что ты скажешь, Том?
   - Барон - добрый человек, и я не вижу причины обижать его отказом, тем более, что еще никогда не был в гостях ни у одного барона.
   - Причина не хуже других, - весело ответил Пит, - значит едем.
   - А поскольку сопровождать нас некому, то следует одеть доспехи.
   Мы рассчитались и распрощались с хозяином и, последний раз, поднялись в нашу комнату, из которой спустились в тяжелых доспехах. Том тащил за нами сверток с парадными доспехами и запасным оружием.
   Вскоре наш небольшой отряд выезжал из ворот, покидая Титсон. По случаю того, что место на крупе Росинанта освободилось, там восседал Томас и таял от счастья.
   Дорога была легкой, только одна наша настоящая живая лошадь могла пожаловаться на усталость. Томас, похоже, вообще никогда не жаловался, особенно если дорога вела к приключениям. Мы крепко сидели в седлах, притянутые магнитами, а роботы... Роботы могли выдержать впятеро больше и не обратить на это внимания.
   Так или иначе, когда мы увидели башни замка Спиртсвил, мы все еще были полны сил. У ворот висел колокольчик-переросток, размером едва не с половину лошади, но благодаря рободоспехам Питеру удалось с первого раза ударить его о чугунную доску. Он сделал десяток ударов, оповещающих не только население замка, а и всю округу, о гостях у ворот. Наступившая тишина прервалась скрипнувшим смотровым окошком, в котором показались нос и глаза привратника.
   - Что желают господа? - произнесли невидимые в щель губы.
   - Мы желаем воспользоваться приглашением вашего лорда, а в подтверждение этого предаем вам это письмо.
   Питер спешился и протянул в щель конверт со сломанной печатью и остатками алой ленточки.
   - Я доложу моему лорду, ждите.
   Дверца захлопнулась.
   Прошло четверть часа, и нам открыли. Привратник отвел нас в большую полутемную залу, находившуюся в строении напротив ворот. По-видимому, оно раньше служило казармой, и было поставлено так, что его необходимо было обогнуть, чтобы попасть дальше, во двор замка, а, следовательно, пройти или проехать под двумя рядами бойниц, проделанных в стенах этого зала.
   Судя по наличию больших длинных столов, это был пиршественный зал, который занимал весь первый этаж. Середина его каменного пола была вытерта ногами, вероятно, танцующих господ или актеров. Все выглядело достаточно старым и слегка запущенным.
   На самом деле замок представлял собой довольно большой квадратный форт, одной стороной прислонившейся к скале, и возвышавшийся над ней этажа на четыре. Двор был окружен довольно высокой П-образной стеной с зубцами и с воротами в перекладине "П", перед которыми и стояла казарма, на первом этаже которой мы сейчас находились. Собственно говоря, казармой служил только второй этаж, вмещавший человек пятьсот в лучшие времена, но видимо лучшие времена замка давно миновали.
   К цитадели с одной стороны примыкали конюшни, а с другой - всякие службы. Эти пристройки были двухэтажными и рассчитаны на проживание в них сотни слуг. Но замок был малолюден. По меркам старой доброй Англии или Франции, это был форт, причем не из самых больших.
   Наконец наше ожидание окончилось, боковая дверь распахнулась, и появились двое факельщиков. Они двинулись в нашу сторону, а следом за ними, частично скрываемый отблесками факелов, шел человек, по-видимому, барон Брит Спирс.
   - Господа, - обратился он к нам, - я здешний барон, владелец этого замка, окрестных поселений, полей и лесов. Зовите меня: барон Брит.
   Ему было около сорока лет, крепкий, высокий, но не громадный, как мастер Грэг. Он был черноволос, впрочем, за все время пребывания на этой планете я не видел ни одного блондина. Приятное лицо, высокий лоб, тонкие черты лица, твердый рот и умные глаза. Мне он понравился и, как выяснилось впоследствии, первое впечатление меня не обмануло.
   - Я - сэр Бенджамин Морли, а это мой племянник, сэр Питер Морли. Мы путешествуем в поисках приключений и славы, ну а если повезет, то хотели бы получить и большее. С нами наш оруженосец мастер Томас.
   - Я очень рад вашему приезду, надеюсь, мое приглашение не повредило вашим планам?
   - Нет, милорд, мы все равно ехали по этой дороге, и у нас нет пока определенных планов, - отвечал Питер, - так что мы были весьма рады принять ваше приглашение.
   - А я-то как рад. Не желаете переодеться, а затем осмотреть мой замок, пока повара приготовят нам обед?
   Нас проводили на верхний этаж в комнаты, когда-то, видимо, предназначавшиеся для офицеров, где нас и разместили. Мы переоделись и снова спустились к нашему хозяину. Он отпустил своих людей, заодно взглядом знатока, не без восхищения, оглядел наши парадные доспехи.
   - Что ж, следуйте за мной, сначала я покажу вам службы, потом мы поднимемся на стену, а затем отправимся в мои апартаменты.
   Мы пошли в короткий обход замка, вся прогулка едва ли составила километр. Правда, со стены и двух крепких, выступающих наружу угловых башен открывался прекрасный вид на долину. Стены были как раз такой подходящей высоты, что сорвавшись с нее, трудно было надеяться остаться в живых, как раз то, что нужно для хорошей обороны замка.
   Стена была сделана двойной: позади основных зубцов было устроено возвышение для лучников с деревянным ограждением для защиты от стрел, устроенное таким образом, чтобы они могли видеть подступы к замку и стрелять поверх голов латников, а при необходимости в упор расстреливать забравшихся на стену врагов. Питер мысленно произвел расчеты:
   - Милорд, у вас крепкая стена, ее легко удерживать. Думаю, для этого необходимо пятнадцать-двадцать латников и пятьдесят лучников, часть из них следует разместить на башнях. И на боковые стены еще по пять латников и по двадцать лучников. Всего, следовательно, нужно тридцать латников и девяносто лучников.
   - Да вы, молодой человек, стратег! - воскликнул лорд Брит.
   - Мне кажется, это очевидно, и вы преувеличиваете мои способности.
   - Вы правы, на стене большего количества людей не разместить, а весь замок могут оборонять двести человек. Увы, сейчас у нас всех не лучшие времена. Казарма замка рассчитана на четыреста тридцать человек, но у меня всего пятьдесят три, не считая слуг. Так что серьезный штурм мне не выдержать. Такое состояние дел сложилось при моем покойном отце - уж слишком много военных действий было в здешних местах.
   - Я слышал, что Звездочет здорово помогает вам, вчера мы с Питером были у него в гостях.
   - Да, Звездочет помогает держать главную дорогу через границу, но он опасный союзник. Он владеет магией, такой мощной, что мне приходится его опасаться, оружием настолько необычным, что слухи о нем передаются со страхом. Его замок и сейчас укреплен почти так же хорошо, как и мой, а он продолжает укреплять перевал, и скоро там будет большая крепость. Вот и вопрос: кто тогда будет истинным хозяином здешних мест, тем более что у него уже сейчас в несколько раз больше людей, чем у меня.
   - Тогда, наверное, стоит тоже укрепить свои силы или ослабить силы противника.
   - Вы правы, сэр Бенджамин, но ослабить его - значит идти с ним на конфликт, а он держит под охраной важнейший перевал, да к тому же, ему покровительствует граф, а возможно, и сам король.
   - Барон, а почему бы вам не добиться там постройки свой небольшой торговой фактории? Вы могли бы поселить там торговца с охраной, человек десять общим числом. Это бы приносило вам доход, а деньги можно вкладывать в развитее вашей провинции.
   - Это очень интересная идея, я переговорю со своим мастером-управляющим и, думаю, мы пошлем туда дипломата для обсуждения этой проблемы.
   - Мой племянник дал вам хороший совет. Небольшой гарнизон фактории не будет угрожать Звездочету, ведь у него там человек четыреста. А заодно в число своих тамошних людей следует внедрить агентов для наблюдения и сбора информации. Так, на всякий случай, чтобы не быть застигнутым врасплох. А с каждым караваном отправленных туда товаров вам будут присылать отчет.
   - Ну, господа! Таких людей следует назначать королевскими советниками, и никак не ниже! Я очень благодарен вам за ценные советы.
   - Старайтесь не упускать инициативы. Я слышал, в вашем распоряжении есть еще один перевал, дорога к которому идет мимо вашего замка. Там следует выбрать место, построить квадратный форт (я имел в виду те форты, которые когда-то строил французский иностранный легион в северной Африке), а при нем факторию для торговли с дикими племенами. Постарайтесь завоевать их доверие, завести друзей среди местных вождей.
   - На дороге, ведущей к Звездочету, есть развилка, - продолжил Пит, - там следует построить укрепление, для начала из земли и дерева, а впоследствии - каменное. В случае если Звездочет вас подведет, у вас будет дополнительный рубеж обороны. Место там узкое, и миновать его сложно.
   - Я все понял, - просиял Брит, - следует сразу же делать укрепление каменным. Господа, вас послали боги. Я тут ломаю голову, что мне делать, а вы за десять минут предложили мне великолепный план. Если бы вы помогли мне с фортификацией, ведь я в этом ничего не понимаю. Меня учили только управлять провинцией, а так же войсками на стенах и в открытом поле. И есть еще одна большая проблема: где взять материалы, солдат и деньги.
   - Достаточно иметь деньги, и будут вам солдаты и рабочие, а рабочие наломают камня, нарубят леса. Будут вам материалы и форты из этих материалов.
   Лорд Брит надолго задумался, но потом ожил и с приятной живостью предложил пройти в его апартаменты, мол, обед, вероятно, уже готов. Обед был хорош, но все это время наш хозяин был задумчив и несколько рассеян. За обедом обсуждалась предстоящая на завтра охота на диких быков. Все, что я сумел узнать, это то, что охота эта верховая, с очень длинными пиками, и то, что завтра всем рано вставать.
  
   Глава десятая - Охота
   Наша троица была разбужена самым бесцеремонным образом. Нет, никто не стучал в двери, просто у конюшен поднялся невообразимый шум. Ржали лошади, лаяли собаки на сворках, кричали ловчие, а потом начали трубить охотничьи рога. Выглянув в бойницу, я понял, что мы попали. Охотники стояли на земле и сидели в седлах с пиками, похожими на мачты. Да, вчера Брит говорил что-то о длинных пиках, но такое я не мог и вообразить. Я ни сколько не преувеличиваю - они были восьми метров длиной! Пит тоже открыл глаза:
   - Что там случилось? Пожар?
   - Нет, это охота, причем в нашу честь, так что мы не можем отказаться. Но не это самое страшное - тебе стоит встать и взглянуть в окно. Он нехотя последовал моему совету, таща за собой одеяло.
   - О, мой Бог! - воскликнул он. - Как управляться с такими длинными и толстыми копьями?! Для этого нужны годы тренировок!
   - Это не копья, а пики, дорогой племянник. А управляться с ними мы сможем, если наденем доспехи и станем в пять раз сильнее.
   В дверь постучали и голос Тома попросил разрешения войти.
   - Входи, - разрешил я.
   Том притащил тазик с ледяной водой, и я умылся, а Пит обмакнул пальцы и промыл самыми кончиками глаза.
   Вскоре мы в своих рободоспехах вышли к собравшимся охотникам. К тому времени собачьи сворки уже отправились искать и загонять для нас зверя. Нам же предстояло вовремя попасть к тому месту, на которое собаки погонят поднятого быка. Мы выглядели странно среди легко одетых охотников, но никто не подал виду, что с нами что-то не так. Нам выдали по пике.
   Несмотря на дополнительную пятикратную силу рободоспехов, управляться с этой громадной пикой было не просто. Я с удивлением смотрел, как местные рыцари тронули лошадей и как бы играючи поскакали, удерживая пики вертикально. Это несколько походило на яхтенную регату, но не хватало парусов. Мы с Питом собрались и двинулись за ними, вот только все наше внимание было поглощено нашим оружием. Смутно я припомнил слова нашего хозяина о том, что даже с такой пикой опасно охотится на местных быков-хаутуров.
   Дорога заняла пару часов, а когда мы прибыли на место, то всех охотников, а нас оказалось всего девять - остальные были болельщиками, начали расставлять по местам, и нас с Питером инструктировали. Местные охотники, по большей части мелкие дворяне и, само собой, вассалы нашего лорда, в инструктаже не нуждались.
   Охота, как выяснилось, была очень проста: ловчие с собаками выгоняют быков на поляну как раз перед нами, а охотники с пиками наперевес атакуют их, стараясь нанести смертельное ранение. А поскольку это трудно, а быки громадны и достигают двух тон веса, то охотников делят на две линии. Первая линия атакует, а вторая страхует тех, кому не повезло.
   Барон Брит объяснил нам, что мы поставлены во вторую линию, и если нам не придется вступить в дело, то мы окажемся просто зрителями.
   - Но, - добавил он, - я не помню ни одной охоты на быков, на которой все бы шло гладко, так что всем следует быть наготове. Очень часто от второй линии зависят жизни тех, кто атакует в первой.
   Потянулись минуты ожидания. Наконец появилась маленькая группка животных на другой стороне огромной поляны. Все, напрягая глаза, считали их. Наконец точно установили, что мы имеем дело с пятью громадными быками. Пятеро охотников выдвинулись вперед и заранее разобрали себе зверей. Вот звери вышли на середину поляны, вот охотники тронули лошадей, постепенно набирая ход.
   Это была опасная затея - атаковать таких громадин в конном строю. Они проскакали метров триста, когда нам четверым, оставшимся на позиции, подали сигнал двигаться. Ланс и Перс рванули так, что если бы не магниты, державшие нас в седлах, нам вряд ли удалось усидеть на них. Но все обошлось. Я скакал вперед и смотрел по сторонам, когда увидел, Брита, который всадил метровое острие пики в грудь огромному быку. Зверь резко повернулся, древко копья пересчитало барону ребра с правой стороны, и он вылетел из седла.
   Я старался изо всех сил ровно держать пику наподобие рыцарского копья, но она все время уходила, то вверх, то вниз. Но тут бык развернулся, обламывая толстенное древко как соломину, и с торчащим обломком в груди бросился на Лорда. Мне повезло, что ко мне он повернулся боком, а Ланселот сообразил в последний момент прибавить скорости. Каким-то чудом пика попала зверю примерно в середину межреберного пространства, примерно туда, где должно было быть сердце. Я сразу же выпустил ее из рук и Ланс пронес меня мимо огромной всклокоченной морды животного.
   Мы развернулись по плавной дуге, не сбавляя скорости. Первое, что я увидел, был лежащий бык, а лорд, хромая ковылял к нему с мечом. Я тоже выхватил меч, и прежде чем Брит добрался до зверя, пронесся перед его мордой и ударил с размаха по шее. Скорость Ланса, сила доспехов и мой глазомер привели к тому, что шея толщиной с туловище крупного мужчины была перерублена. Ланс круто затормозил, прямо в метре от лорда Брита, и я увидел как на его лице страх, и удивление смешались вместе.
   Как впоследствии выяснилось, Титан тоже принял участие в охоте. Он понял, что мне помощь не нужна, и рванул со всех ног к месту другого поединка. Там охотнику не повезло еще больше - лезвие пики угодило прямо в наклонный бычий лоб. Широкое лезвие содрало со лба полосу косматой шкуры и с такой силой ударилось о кость, что взлетело вверх, вырвавшись из рук охотника. Его конь начал уклоняться от столкновения с громадным противником, но при этом потерял скорость.
   Так вот и вышло, что в тот момент, когда конь оказался в метре от морды зверя, бык, весивший вчетверо больше, чем всадник и конь вместе взятые, успел нести удар рогами. Это было зрелище! Мы с Питом в последствии, разумеется, посмотрели запись, которую наш Ти вел непрерывно. Лошадь взлетела в воздух на два метра, а полутораметровые рога пронзили ее насквозь. Это был особо крупный экземпляр. Всаднику повезло, его нога оказалась как раз между страшных рогов. Но все в этом мире относительно! Охотник взлетел над седлом еще на два метра выше и по крутой траектории улетел в высокую траву. Бык втянул воздух, раздувая ноздри, ударил копытом...
   Еще десяток секунд, и отважному, но не везучему охотнику пришлось бы туго. Именно в эту секунду и подоспел Ти. Его длинные челюсти сомкнулись на горле, от рывка нашего робопса бык дрогнул. Титан нырнул под его рога и его челюсти сомкнулись на правом колене и тут же выпустили, и пес отпрыгнул в сторону на долю секунды раньше, чем бык достал его рогами.
   Ти плясал вокруг своего врага, нападая, уклоняясь и отступая. Стальные зубы прокусывали все: и толстые кости ног, и свисавшую с горла вниз великолепной волной шкуру, складки которой защищали это горло. Наконец, наверное, на пятнадцатой атаке, Ти впился в горло в очередной раз, а когда отпрянул назад, из горла хлынул поток крови. Бык, и так изрядно искалеченный, рухнул на бок.
   К тому моменту охотник уже успел сесть, но не в силах был встать, и видел окончание этой схватки. В последствии он много раз пересказывал увиденное, и, пытаясь кормить Титана, подсовывал ему лучшие куски мяса. Титан скоро отбил охоту себя благодарить, обнажив свою пасть - это по сравнению с быком он был малышом, но страху нагнать умел.
   Питер объяснил излишне благодарному охотнику, что наш пес обучен не брать еду у посторонних, и может броситься на него, если он станет вести себя не разумно. Это окончательно прекратило попытки кормления, но благодарность осталась и оказалась направленной на нас. В итоге, в качестве благодарности, нам подарили неплохого коня, годного как для седла, так и для вьюка. Естественно, как и было обещано, его заполучил Томас.
   В общем, охота удалась на славу. Никто из первой шеренги охотников не смог победить своего зверя один на один - всем была оказана помощь. Питер отличился больше всех, он поучаствовал в охоте на двух быков и заслужил великую славу. Но я, к сожалению, не видел этого сам, а в любом пересказе сильно теряет, поэтому, следует подождать, когда Пит сам расскажет о своих подвигах. Ведь именно Питер в итоге стал героем этой охоты, так как победил двух крупных быков. Я же не заслужил какой-то особой чести, однако заслужил благодарность нашего хозяина.
   Логическим продолжением этого побоища, принесшего около шести тонн чистого мяса, была необходимость его обработать. Но это уже была не наша забота. Повара вырезали лучшие куски для нас, и после того, как лекари позаботились о пострадавших, все уселись за стол. Пиво и вино носили кувшинами и разливали по кубкам. Обед из многих мясных блюд затянулся до ночи. В эту ночь в замке все наелись мяса, что было чрезвычайной редкостью. Даже собаки еле таскали ноги, ведь им пошли на корм все отходы.
   Выбрав удобный момент, я удалился в свои покои и нашел там Питера. Он сбежал получасом раньше. Нас обоих утомили бесконечные похвалы в наш адрес и хвастовство охотников.
   Том помог мне раздеться, и я улегся отдыхать.
  

Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"