Ширяева Ксения Сергеевна: другие произведения.

Сон. Предисловие и Глава 1.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
   Предисловие.
  
   Многие истории, к которым могла относится и эта, начинаются с того, что главный герой в определённый момент осознает, что у него есть суперспособности. Это бывает летом, ну или весной, чаще всего - осенью.
   Многие истории, к которым могла относится и эта, обычно имеют мир, в которым всё происходит плавно следуя друг за другом, словно в потоке одного мгновения, которым и проживают читатели.
   Многие истории..
   Но не эта.
   Сон 1.
  
   Это произошло ... во сне.
   Один за другим, сны проносились сквозь сознание Делана, не останавливаясь и принося сильные боли подсознанию. Словно рулетка, они сменяли друг друга, словно стекающие по его рукам и между пальцами песок, они уносились в пустоту, унося за собой и его мучения, пока в итоге, не приходил так называемый Альфа-сон.
   Делан очнулся в холодном поту на поверхности океана. Тёплые бирюзовые волны плавно обтекали его с боков и нежно 'поглаживая' по оголённому загорелому торсу, медленно убаюкивая и раскачивая уставшее от подсознательных судорог тело. Осторожно, сначала один, затем и оба, он открыл свои ярко-зелёные глаза. Его обдавало не только ласковой и успокаивающей водой, но и словно само светило этого места дарило ему приятную лёгкость. Кстати, солнце тут было бледно-жёлтым, скорее даже бежевого оттенка, словно желток яйца, его тепло было настолько же мягким, насколько был мягок и цвет солнца для глаз. Именно здесь он чувствовал поистине 'Божественное спокойствие'.
  После таких перелётов это был для него глоток свежего воздуха. Даже в прямом смысле.
  Он не поднял и головы, осматривая знакомую местность.
   Да, он плыл по морю так, словно слился с этим морем, а где-то на горизонте, даже, может, чуть подальше, виднелась кромка суши.
   Наш герой сначала облизал высохшие губы, затем сглотнул и шумно выдохнул, панически оглядываясь по сторонам. Знал, чего стоит ему заметить эту сушу. Стоило ему создать свою первую осознанную мысль, как вода "поглотила" его, унося в свою тёмную пучину. Он бешено начал бить руками по поверхности и попытаться удержаться на поверхности воды, ещё лучше - попытаться уплыть, однако ноги будто сковало стальной цепью - он не мог ими пошевелить ни на миллиметр. Уже уходя под воду, он сознанием начал испускать мощнейшие сигналы о помощи по всем мыслеволнам. Обычно, это помогало.
   Помогло и сейчас.
   Уже "уходя вниз", он заметил краем взгляда тень, мелькнувшую прямо перед его лицом. Поддавшись назад, он позволил неведомой силе с большей силой вытолкнуть его из "захвата" и вынести на сушу. Всё это происходило с такой скоростью для его гаснущего сознания, что ему стоило заметных усилий продолжить отдавать себе отчёт о происходящем. В какой-то момент от отвлёкся и не заметил, как уже лежал на песке и из-под полуприкрытых век смутно различал черты странного тёмного существа, будто бы издевавшегося над ним своими постоянными формоизменениями.
   Лишь на секунду он позволил себе закрыть смертельно уставшие глаза, как, открыв их, уже оказался посередине поля, в зелёной сочной осоке.
   Привыкший к таким перемещениям за 25 лет своей жизни, он приподнялся на локтях и вновь шумно выдохнул, ощупывая себя руками и проверяя на целостность. Затем он почувствовал позывы, отвернулся и низвергнул на землю сгусток воды, кашляя.
   Поднеся руку к глазами, а затем и вытерев им рот, он ещё раз откашлялся и поднял слезящиеся глаза к голубому мирному небу, на котором Луна занимала большую часть горизонта. Громко зевнув, он перевернулся на бок и ещё немного полежал, приводя себя в чувства и мысленно успокаивая своё сознание. Он старался снова оказаться в том коротком мгновении, когда его сознание было 'вытолкнуто' в пучину тёмной воды, но она ещё не поглотила его. Такие воспоминания помогают ему адаптироваться от ужаса, всё ещё сотрясающего его тело после подобных перемещений и прийти в чувство, чтобы продолжить путешествие. По его быстрым заметкам, он определил, что находится в известном ему безопасном месте и может позволить себе отдохнуть.
  Одна его смуглая рука лежала на груди, вторя его дыханию - то поднимаясь, то опускаясь, чуть поглаживая ткань льняной светлой рубашки - это движение его всегда успокаивало, ещё со времён его детства здесь. Вторая рука лежала вдоль тела, ловя клетками кожи каждое движение воздуха и позволяя мелким букашкам ползать по его телу и приносить легкое приятное покалывание и щекочущие чувство.
  Когда его глаза стали болеть от слишком яркого света луны, Герой резко присел, оперевшись локтём о траву и вытер рукавом рубашки рот. Дрожь пережитого ужаса в пучине вод пронзила его тело и он ещё больше сгорбился.
   Такие перемещения сильно его напрягали.
   Но он был рад, что всё закончилось. Трезво оценив ситуацию и зачесав русые волосы, топырящиеся с боков, назад, приподнялся и, покачиваясь, медленно, побрёл в сторону поселения.
   Делан вспомнил, что сегодня, насколько он мог помнить, был день Ивана Купалы.
   - Чёрт, - вслух выругался он, - снова прыгать через костры.
   Ему уже казалось, что он прыгал через костры каждый день. Не то чтобы ему не нравились стройные и грациозные нагие тела юных дев, словно молодые лани прыгающие туда-сюда в чарующем танце через высокое, всепоглощающее алое пламя, вздымающееся в ночное небо.
   К тому же, ему нравилось, что именно в этот день им позволялось делать то, что запрещалось Табу в обычное время их Семье.
   Однако это означало, что надо снова пить эти странные зелья, от которых в его теле происходили странные изменения и от которых он переставал держать под контролем сознание.
   Ведь тогда он был в опасной близости от Скюга.
   Страшные, большие тени монстров появлялись то там, то здесь, мелькая и приближаясь к нему и круша всё на своём пути.
   Когда он был совсем маленьким, Скюга не беспокоили его и родители не видели в странных видениях и постоянном погружении в сон сына ничего страшного. Он был спокойным и не мешал родичам совершать свои будничные бытовые дела. Но когда в уже подростковом возрасте он впервые попробовал странное зелье своих сверстников в тот же день Ивана Купалы, Скюга едва не смели Тотем его Семьи с лица планеты, и унесли с собой многих людей без разбора на пол и возраст.
   Скюга имели вид больших теневых Титанов под 5 метров роста. Их руки, имеющие длину вполовину их худых тел, имели также по 5 пальцев, длиной своей достающих до земли. Их ноги были в постоянно согнутом положении назад, как у кузнечиков, а головы имели причудливые формы будто коронованных то большими оленьими рогами, то ужасающего вида дьявольскими отростками, будто бараньих или просто заострённых вверх, а то и доселе невиданной и удивительной формы рога. Глаза их напоминали миндалевидные диски цвета Луны.
   Это были монстры их Семьи, их Тотема, как считало старичье. Только, по удивительному и никем незамеченному явлению, они приходили ровно в тот момент, когда губы Делана касались фляги с заветным напитком. По обычаю, привыкнув к тому, что чтобы не разгневать Тотем, а также Луну, жителям села приходилось их всячески задабривать, принося жертвы и устраивая широкие празднества с обязательным участием невинных девственниц и в конце массовым совокуплением, они также быстро спихнули появление Скюга на исключительный гнев Луны на недостаточно уважительное поклонение сельчан её воле.
   Поэтому к мальчику никто особо не присматривался. Нелюдимый, он мог уснуть в любой момент и проспать от короткого мгновения до очень длинного времени. Это было не особо удивительно для сельчан. Само их управление, влияющее на сознание обычных людей, принимало любые отклонения от нормы, спихивая на 'разыгравшуюся непогоду' или 'происходящие в Н-ных землях изменениях, непонятно как влияющих на людей в здешних землях и при этом в этом нет совершенно ничего такого, на что стоит обращать внимание', Это ведь не касалось их жизни, так? И уж тем более, какой-то сильно уснувший мальчик не мешал им вести их повседневные работы. Так его друзьями с малых лет стали лишь деревья и Луна. Он часто ходил в поле ночью и беседовал подолгу с большой Луной, а вскоре и засыпал под её лучами, тоже самое случалось и с деревьями на поляне.
   Когда-то давно его мать рассказала ему легенду 'О Лунной Оленихе'.
   - Говорят, раз в тысячу лет Луна спускается на поле в образе юной девы, чья голова украшена тонкими сплетениями веток невиданных чудесных деревьев в виде небольших оленьих рогов, и ходит по планете, в поисках Бдящего. Ищет его она ровно 3 дня и 3 ночи, затем, не найдя его, она снова возвращается в свой Дом. В это время у всех Семей ночью и днём горят белые факелы, чтобы юная Олениха могла найти их земли и не заблудиться, а Тотемы украшены цветами и обязательным убранством Семьи, дабы подчеркнуть отличие от других Семей и особым к ней почтением в эти дни.
   - Мам, а кто такой Бдящий?
   - Никто не знает наверняка, Делли, она ни разу не находила его, так гласит предание. Но когда она найдёт его, в нашем большом и Общем Доме произойдут серьёзные изменения.
   Ему было настолько интересно узнать побольше об их Светиле - Луне, об их Семье и Общем Доме, почему Луна заходит за горизонт и выходит из него, так нравился свободный свежий ветер, гуляющий по зелёному полю, а также приятный шелест окружающих поле деревьев, что он выбрал ремесло, максимально близко позволяющее приблизиться к природе и всему этому - пастушество.
   С утра до вечера он следил за тем, чтобы коровы и лани питались, спали, не убегали далеко от села и не были украдены соседними Семьями. Хотя на самом деле большую часть времени проводил под лучами Луны, наблюдая за погодными условиями и шепчась с деревьями и растениями, находя в этом определённую завораживающую силу. Всё зверьё у него, удивительным образом, сохраняло численность и при этом ещё и множилось, на удивление и зависть другим пастухам его Семьи и чужих Семей.
   Соседние Семьи имели не настолько мощных Тотемов, каким был их Тотем. Их Тотем имел вид существа, имевшего до пояса очертания девушки, а ниже - чёрной пантеры, вырезанной из коры берёзы в лучших традициях резчиков по дереву. Жертвоприношениями ей были мелкие грызуны, мелкие и крупные птицы и другая дичь, а также домашний скот более крупных величин. И вообще всё, что имело кровь и могло умереть. Считалось, что пантера приносит их Семье процветание, мощь и необычайную мудрость.
  Они, как и все Семьи, думали, что именно их неповторимый и уникальный Тотем приносит им такие "уникальные" подарки.
   Соседняя с их селом Семья имела Тотема в виде полу-лошади полу-тигра. Другая Семья имела Тотема в виде дельфина. И так далее.
   По поверью, давным-давно, когда Семьи только начали создаваться, основателям их были посланы сны, в которых они беседовали с существами невиданных очертаний. Те сказали им, что чтобы их Семьи были подчинены им и чтили Луну, а они обеспечат им должную защиту и даруют вечное процветание.
   Не учли Тотемы только одно:
   Каждый из них сказал эти слова своей Семье. И каждая из них процветала одинаково успешно. Однако, каждый из них думал, что соседняя Семья процветала лучше и быстрее и вообще являлась лучше, поэтому стремились всячески напакостить. Драк и войн не было уже 8 лет, но это ещё ничего не значит. Никто не знает, какому Тотему и что взбредёт в голову. Может, он решит, что лучше будет захватить Луну и с ней и весь мир. А может, что есть цветы гораздо гуманнее, чем есть живых существ (Это Делан считал редкой формой безумия со стороны Тотема)
   Во всяком случае, никогда слова Тотемов не приносили с собой ничего хорошего и полезного для Семей. Поэтому иногда Семьи мухлевали и обманывали другие Семьи, приукрашивая своё величие, создавая, таким образом, замкнутый круг. Отчего, как думали сельчане, и появились Скюга.
   Делан отвлёкся от размышлений только добредя до селения. Его село состояло из 78 домов. Это было относительно маленькое село, учитывая, что у остальных Семей как минимум было по 100 домов.
   Зато их село могло похвастаться глубокой религиозностью, ведь у них были Воспеватели - люди, которые денно и нощно пели прекрасные песни Луне, совсем не занимаясь более никаким ремесленным делом, приносящим материальные вещи. Однако же они глубоко ценились внутри Семьи и было престижно иметь в родичах одного из воспевателей.
   Их Семья вообще славилась многообразием ненужных профессий и занятий. Однако, чем бы душа не тешилась, лишь бы поклонялось Тотему и Луне и не нарушало Табу.
  Табу у них состояло из целого ряда запретов, собранных на одной деревянной большой доске высотой с дом глашатая. Глашатай - высшее лицо, уполномоченное нести ответственность и глас за всю Семью в делах межсемейных, посещать раз в полную Луну общее собрание всех семей на острове, плавающем посреди реки. Он был также и воспевателем и главным организующим всех проходящих Воспеваний, Игр, Поклонений и Жертвоприношений. И, конечно, имел самый высокий дом, доходящий до крон самых высоких берёз (что было вдвое больше обычных домов в их селе).
   Добредя до самого крайнего дома - дома его родителей - Делан нерешительно зашёл в пустое помещение и позвал свою маленькую покровительницу - птицекотёнка. Когда-то найденный им младенец стал ему верным другом и был гордо наречён мощным и великим именем: - Кот!
  Дом, имеющий ухоженный вид, прекрасный цветущий маленький садик с небольшим фонтаном неподалёку от крыльца и ведущей к его входу каменной кладке округлой формы и разных цветов, никак не упоминал своим видом глубокую и жестокую его историю, произошедшую с ним. Никто бы и подумать не мог, что резное его крыльцо было разрушено когда-то до основания, а цветущие ныне персики и яблони были вырваны с корнями и преданы огню. Что внутреннее убранство дома деревенского стиля было спалены ужасающим адским пламенем и сравнено с землёй.
  Ужас той ночи, произошедший с его домом и родителями, Делан не помнил. Помнил лишь, что в очередной раз выпив зелье, он прямо перед собой увидел Скюга и тут же лишился сознания. Очнулся он только будучи в возрасте 15 лет, проспав 3 года. Страх его затуманил разум и он ушёл в себя, отдав все силы на сохранение своего сознания и попытке осознать всё, что с ним происходило, кто он такой и что ему делать дальше.
  В себя он вернулся только когда его Семье была объявлена война соседней Семьёй, поклоняющейся полу-тигру - полу-лошади. В тот момент он набрался необходимых ему навыков для выживания и вернувшись с войны, начал отстраивать свой дом, приводя его в порядок и воссоздавая всё с нуля. Конечно, такие вот резкие сновидения его не покидали, однако они стали появляться реже и реже и вскоре его почти не беспокоили.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"