Широков Алексей: другие произведения.

Белые озёра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказ о эпическом походе двух пятидесятилетних мужиков через Васюганские болота на рыбалку. Автор - мой отец. С фото. Основано на реальных событиях.


Белые озера

  
   Белые озера! Большое Белое, Среднее Белое, Малое Белое. Три озера расположенные на границе Томской и Новосибирской области почти в самом центре Васюганских болот. Овеянные легендой о несметном количестве рыбы в них, огромных, с человеческий рост, щуках , они притягивали как магнитом . Услышанные от очевидцев рассказы, будили воображение, в голове роились мечты побывать на этих озерах. Но эти мечты казались мне тогда не осуществимыми.
   Из рассказов я знал, что Белые озера принадлежат обществу СИБВО, на берегу Большого Белого, стоит генеральский дом, рядом расположен деревянный настил, вертолетная площадка. Охотиться и рыбачить туда прилетала элита штаба СибВО, посторонних туда официально не допускали. С началом перестройки многое поменялось, штаб округа СибВО перевели в Читу, полеты вертолетной техники стали жестче контролироваться, полеты военных на озера значительно сократились, ели не сказать сошли на нет. Озера по-прежнему принадлежат охотничьему обществу СибВО, но, скорее формально.
   Лет восемь назад, мне довелось познакомиться по работе с одним человеком, Александром Сергеевичем. В последствии, мы подружились. Основой нашей дружбы послужило жгучее желание побывать в неведенных нам местах, в том числе и на Белых озерах.
   Сергеич поведал мне о своем желание приобрести "АРГО". Я посмотрел это чудо техники в магазине и, признаться мне оно не приглянулось сначала. Засомневался я в способности этой маленькой машинке, канадского производства, на восьми небольших колесах низкого давления, обутых в резиновую гусеницу, преодолевать топкие моховые болота. Но Сергеич, несмотря на мои отговоры АРГО приобрел и привез ко мне в Чулым испытывать его. Покатались мы с ним по лесу, полям и кочкарным болотцам в районе Золотой Гривы. Мне понравилось, особенно маневренность. Но как себя поведет АРГО в настоящей топи предстояло еще выяснить.
   Желание побывать на Белых озерах привели нас в деревню Пономаревку, расположенную на самом севере Колыванского района, последнее человеческое жилье перед бескрайними просторами Васюганских болот. В этой деревне нам случайно довелось познакомиться, а в последствии и сдружиться, с удивительно добрыми людьми, семьей Штумп, Сергеем Христиановичем и Ириной Викторовной. Нам любезно была предоставлена возможность обосновать на их территории свою базу.
   До Белых озер от Пономаревки по проложенной когда то гусеничными вездеходами дороге 53 километра. Дорога идет сначала по просеке в густом болотистом лесу, 23 километра, затем выходит на болото, представляющее собой покрытые слоем торфа и мха трясину неизвестной глубины, заросший чахлыми и редкими сосенками, чередующихся с зарослями ивняка и карликовыми березками. Местами болото на несколько километров не имеет никакой растительности, лишь моховые кочки, поросшие багульником, да вода между ними. Такое болото не замерзает до середины декабря, а в снежные зимы, вообще.
   Два раза мы делали безуспешные попытки на АРГО в начале зимы по перволедью пробиться до Белых озерах, причины неудач были разные, но основной причиной были колеи, набитые тяжелой вездеходной техникой на гусеничном ходу, АРГО разувался в глубоких, до метра, колеях. Не езда, а сплошное мучение.
   архив [Широков В]
  
   В конце концов в середине января мы на Белых озерах побывали. Не буду описывать первые впечатления от рыбалки на зимних Белых озер, сегодня у меня другая цель.
   Очень хотелось побывать на Белых озерах летом. Из всех рыбаков и охотников, встреченных нами, летом на Белых никто не бывал, а мечтали все. Но проклятые калии на просеке. Другие дороги, ведущие через полосу леса, говорят еще менее проходимые, да и дорог этих всего две или три. Но по рассказам местных жителей лет тридцать или сорок назад была танковая дорога в обход леса по болоту из самых верховий речки Шегарки. Сергей пообещал нам показать начало этой дороги. Решение было принято и мы начали готовиться к летнему путешествию на Белые. Путешествие наметили на середину июня 2009 года.
   До верховья Шегарки, до местечка называемое местными Вершина, добрались сравнительно легко. Арго шел своим ходом, его сопровождал УАЗик. Сильно пересеченная местность, с глубокими логами, ручьями и речками не позволили УАЗику добраться до самой Вершины. Пришлось на АРГО делать второй рейс за вещами, оставшимися в машине, брошенной у одной из речек, преодолеть крутые берега которой УАЗику не представлялось возможности, а потом и третий отвезти к машине нашего провожатого и сопроводить его до нормальной дороги.
   Вершина, где мы обосновались стартовым лагерем, представляла собой обширную поляну со следами не совсем далекой человеческой жизни. Что здесь было, толи небольшая деревенька, толи хутор, толи дальние выгулы для скота, сказать затрудняются даже местные жители, однако заросшие канаплей и крапивой участки земли, столбы изгородей, ямы от погребов и подполий развалившихся и сгнивших строений хорошо заметны. Первое, что бросилось в глаза, было обилие свежих медвежьих следов в виде перевернутых и раскопанных муравьиных кочек и, хорошо заметными на сырой земле отпечатками когтистых лап.
   Расположились мы прямо на берегу речки Шегарки, которая представляет собой в этих местах очень извилистую речушку, шириной пять - десять метров, с довольно шустрым течением и большим количеством омутов. Решено было здесь переночевать и рано утром, переправившись через речку, рвануть на Белые.
   архив [Широков В]
   Знакомясь с речкой, отойдя метров на двести от стана, я неожиданно наткнулся на останки молодого медведя, по всей вероятности, съеденного весной более крупным собратом, канибализьм у медведей обычное дело. В небольшом углублении на берегу речки валялись клочья темной шерсти, медвежий череп, остатки передней лапы с когтями, некоторые крупные и мелкие кости.
   архив [Широков В]
  
  
   4 [Широков В]
   Забросы спиннинга на перекатах принесли некоторую удачу в виде трех щучек на один килограмм, кило двести и два сто. Уха на вечер и утро была обеспечена.
   5 [Широков В]
  
  
   Стан мы оборудовали по всем правилам: костер, стол сделали из припасенной для этого фанерки, складные стульчики всегда с собой, для сна палатка, матрасы, спальники, фонарь на палке над столом. На костре ведро с ухой, на столе куча всякой снеди и бутылка водки, куда же от неё деваться, обеспечивали нам приятное время провождение. Комары сильно не одолевали, небольшой ветерок, дым костра и комариная мазь позволяли не обращать на комаров внимание. Спать легли пораньше, утром рано вставать.
   архив [Широков В]
   Утро выдалось пасмурным. Все небо было затянуто сплошными облаками. Природа ждала дождя.
   Быстро позавтракав вечерней ухой подогретой на газовой плитке и выпив чаю, сложили вещи, которые было решено везти с собой в АРГО, остальные спрятали в густой траве рядом со станом, приступили к переправе. Переправляться было решено на мелком перекате, но имеющим, однако, довольно сильное течение. Ширина речки в этом месте метров восемь. Расчет был на то, что АРГО гусеницами достанет дно. Наш правый берег в этом месте достаточно крутой, метра два с половиной высоты, противоположный берег пологий, но кочковатый. Рядом растет большой таловый куст, есть за что, в случае чего, зацепить лебедку. Расчеты наши не оправдались, как только АРГО спустился в воду, тут же был смыт течением и мы поплыли. Работая гусянками Арго двигается как то в перед, но не управляется совсем. Пришлось руками ловиться за траву, выскакивать на берег, благо у берега глубина была не большей. Раскатанным с лебедки тросом подтягиваю АРГО к берегу. Как только гусеницы коснулись твердой земли, АРГО выскочил из речки. Переправились.
   Еще раз проверяем, ничего не забыли? Доливаем в бак бензина, тридцати литровая канистра стоит в Арго, еще она такая же приготовлена и стоит рядом с Арго. Усаживаемся. Так не терпится тронуться в путь. Забегая в перед скажу, что только добравшись до Белого мы вспомнили: вторая канистра с бензином осталась на берегу.
   архив [Широков В]
   Сначала наш путь пролегает вдоль речки по направлению к её истоку по полянам, заросшим малинником и высоченной травой. Показанный нам вчера проводником путь до дороги, ведущей в лес уже подзабылся, пришлось немного поплутать тыкаясь в густой траве то в один, то в другой просвет в лесу и возвращаться назад, пока не нашли нужное направление. Но вот вошли в густой, зрелый осинник. Дорога представляла собой узкую извилистую просеку, по которой когда то ходили гусеничные вездеходы. Дорога оказалась изрядно заваленная буреломом. Приходилось раз за разом выпрыгивать из АРГО, брать в руки бензопилу и выпиливать проходы в буреломе. Примерно через километр осинник плавно перешел в мелкий березняк с кочками и водой между ними. На дороге появились колеи, правда не глубокие и вполне проходимые для АРГО. Среди берез стали попадаться сосны. В подлеске преобладала калина. Еще через километр в просвете дороги стеной встал крупный сосновый лес. Выход из березняка в сосновый лес оказался сильно заболочен и завален поваленными березами, кто то делал гать для танка. Пройти гать на АРГО мы не могли, пришлось пропиливать дорогу себе в лесу.
   Вошли в сосновый бор. Крупные сосны, некоторые в обхват толщиной, растут довольно часто, подлеска почти нет, земля покрыта сплошным моховым ковром, ровным, словно подстриженным, похожий на мех мутоновой шубы. К тому времени небо очистилось от облаков, солнце поднялось над лесом, в воздухе весел густой запах сосновой смолы и еще чего то, присущее только рямским борам, описать который невозможно. Сквозь густую крону сосен на моховую подстилку пробивались солнечные зайчики, оживляя пейзаж, делая дремучую тайгу удивительно уютной.
   Дорога раздвоилась. В право в густой сосновый лес пошла старая просека, изрядно заросшая молодыми сосенками. Прямо в перед был недавно проложенный путь через молодой сосняк вездеходом, подмявшим сосенки, которые успели засохнуть и торчали пиками. Продвигаться по шерсти этих пик можно было и мы решили идти по новой дороге. В принципе нам было все равно куда направлять свои стопы, дороги мы не знали, но, логически рассуждая, решили, что новая дорога нас лучше выведет на болото, а как и куда ведет старая еще не известно.
   архив [Широков В]
   Метров триста АРГО топтал пики сухих сосенок, объезжая те, которые потолще и торчат неудобно. Неожиданно выехали на просеку. Сосновый бор кончился, вокруг нас росла густая поросль рямского сосняка, высотой три-пять метров. Моховые кочки густо покрыты сплетением багульника и брусничника. Далее дорога представляла собой сжатую сосновыми зарослями просеку , изъезженную гусеничной техникой, со взрытым торфом и большим количеством торчащих в разные стороны сухих сосновых стволов. Продвигались осторожно, то и дело выпрыгивая с пилой в руках убирать опасно торчащие колья.
   Имеющиеся у нас навигаторы были включены, но следить путь по ним было бесполезно, дороги в них не обозначены, они могли показать только в какую сторону света мы движемся, да пройденное расстояние.
   Просека, по которой мы ехали плавно извивалась, отклоняясь от направления на север то в право, то в лево. На обочине, между соснами увидели какой то предмет. Остановились посмотреть. Предмет оказался остовом болотного корабля: остатками самодельного колесного вездехода с ломающейся рамой. Колес и мотора не было, только рама с сиденьями. По всей вероятности поломка произошла давно, сквозь раму выросли сосенки более метра высотой. Осмотрев и оценив находку двинулись дальше.
   Пройдя просекой километра два стали замечать, что лес с права стал редеть, появились моховые полянки заросшие болотной травой. Полянок становилось больше и больше. Вскоре поляны стали занимать больше места, чем сосновая поросль. Перед нами открывался простор Васюганского болота, точнее его языка, врезавшегося в материк. Болото было равным как стол. Не очень густая, но достаточно высокая болотная трава, похожая на осоку, чередовалась с невысокими, но обширными моховыми кочками с плавными очертаниями. Местами между кочками в траве поблескивала вода. Язык болота имел ширину примерно километр уходил в лево и право до самого горизонта, на котором виднелась тонкая полоска темного леса. Противоположная сторона языка была представлена мелким и редким березнячком, росшим среди камыша, на заднем плане рос сосняк, сначала низкий и редкий, затем становился выше и крупнее. За ним, на горизонте, затянутый синеватой дымкой возвышалась могучая тайга, росшая на обширном острове. Ввысь взметнулись стрелы елей, кучерявились могучие шапки кедров. Остров был большой, занимал половину горизонта.
   Продвигаясь по просеке мы все время старались держаться вездеходного следа, оставленного, по всей вероятности, в прошлом году. При выходе на болото старая дорога, которая в лесу доминировала, расползлась следами в разные стороны и в скоре совсем стала незаметной. Прошлогодний след вездехода направился на другую сторону языка и мы за ним.
   В этом месте болото оказалось достаточно легко проходимым. Мы без труда вышли к другому берегу языка, прошли березняк с камышом, за ним узкая полоска редкого болотистого сосняка, потом опять березняк с камышом. След вездехода резко повернул в лево, вернулся на язык и пересек его под углом. Мы за ним. Когда мы вслед за следом вездехода перешли язык и вошли в молодой сосняк случилось событие. Метрах в шестидесяти прямо перед нами из мха встали лосиха и два лосенка. Лосята уже приличного роста повернулись в нашу сторону и развесив огромные лопухи-уши подняв голову внимательно нас рассматривали. Лосиха, бурого цвета, несколько темнее лосят которые были почти рыжие, стояла боком повернув в нашу сторону голову. Но, по всей вероятности, ей знакомство с нами особой радости не доставляло, она плавно покачиваясь, высоко поднимая белые ноги не спеша побежала в глубь сосняка. Лосята поглазев на нас еще какое то время развернулись и побежали за матерью. Все произошло для нас столь неожиданно, что мы про фотоаппарат и видеокамеру вспомнили, когда лоси убежали.
   След вездехода направлялся на юг. Это направление нас не устраивало. Посоветовавшись с навигатором решили идти краем сосняка на север, уже не ориентируясь на какие-либо следы.
   Развернулись и только тронулись в путь прямо из под гусеницы Арго вылетела Капалуха, отлетела метров на десять села за большую кочку. Выпрыгнув из АРГО бегу посмотреть на нее и, если повезет, сфотографировать. Не повезло, капалуха как сквозь землю провалилась. Обсуждая случившееся решили чуток отдохнуть, попить карачинки.
   Солнце, меж тем поднялось совсем высоко и жарило землю июньским жаром, от болота поднимался густой и влажный запах мха и багульника, а сверху на нас налегало миллионное полчище паутов ( в соответствии с этимологическим словарем русского языка Макса Фасмера правильнее было бы назвать этих кусающих мух слепнями, но в Сибири прижилось неправильное их название "паут", паут по словарю- овод, что со слепнем не одно и тоже). Ветра совсем не было. Армия паутов, как мерцающая сеть висела пере глазами, даже смотреть в перед было трудно, лезла и в рот и в уши и в глаза, кусала за что придется. Одеты мы были в плотные, непрокусываемые паутами, штормовки, но они и не пропускали воздух. Усугубляло положение и то, что вентилятор мотора АРГО гнал горячий воздух в кабину машины, от этого ноги, обутые в болотные сапоги, горели огнем. Все тело было мокрое от пота, ощущение было такое, как будто ты сидишь в жарко натопленной бане в парилке. Всякие мази и репелленты на паутов не действовали, лишь усугубляли положения, раздражая кожу.
   Остудив ноги в болоте и отдохнув немного тронулись в путь. Прошли с километр. Лес начал раздвигаться. Остров справа кончился и перед нами открылся вид бескрайнего голого болота.
   Возник опять вопрос, куда дальше. Влево, уходя на северо-запад тянулся чахлый болотистый сосняк, с права, почти на востоке, в голубой дымке, тонкой полоской просматривался другой остров, но нам туда не надо. Решили двигаться прямо, через болото, взяв точку на навигаторе: Белое озеро. И пошли.
   Сначала шли легко. Болото представляло собой моховую равнину, заросшею редкой, но достаточно высокой травой. Прошли по такой равнине километров пять. Однообразная пустыня и лишь полчища паутов оживляли картину. Но в скорее болото стало меняться. Появились участки чистого мха, ровного как стол, покрытого пленкой в один два сантиметра водой, поверх которой торчали круглые головки цветущего мха да реденькие зеленые листики как у щавеля. Выезжая на такие участки АРГО глубже осаживался в мох, передняя часть машины приподнималась, как будто движемся в гору. Впереди поднималась и двигалась полукругом волна мха. Сзади АРГО оставлял две коричневых полосы встревоженного мха и змеей бегущую за нами воду. Мы заходили в топь. Поначалу топь чередовалась более твердыми участками мха в виде невысоких но обширных кочек. Затем и такие кочки перестали попадаться . Кругом была сплошная топь.
   Удивительно, но нам стали все чаще и чаще попадаться лосиные наброды, проложены в топи. Как лоси по топи ходят? Вскоре нам это довелось увидеть.
   Двигаемся дальше по проложенному навигатором пути. Вдруг впереди, прямо перед нами, метрах в шестидесяти из покрытого тонким слоем воды мха стала подниматься черная гора. АРГО остановился, мы от удивления потеряли дар речи. Черная гора, поднявшись метра на полтора из воды раздвоилась и превратилась в двух больших лосей быков с огромными рогами. Быки были черного цвета от воды и болотной жижи. Как же мы их, двигаясь по абсолютно чистой равнине, не заметили? И они, спасаясь от гнуса в болоте, подпустили нас так близко.
   Лоси встали, оставаясь почти по брюхо в воде, две три секунды озирались прядали ушами. Затем , делая большие шаги не побежали, а именно пошли, тем не менее достаточно скоро, периодически по очереди проваливаясь задними ногами в болото, прорывая мох. При этом лось делал мощное скакательное движение, выбрасывая свое тело на мох, чувствовалась сила зверя. Пока мы отходили от шока, затем ждали пока включится цифровая видеокамера, а она как на зло включается так долго, лоси успели отойти от нас на приличное расстояние, но мне удалось кое что заснять. Интересный вопрос занимавший нас: почему лоси проваливались только задними ногами? Передняя часть лося весит больше. По всей вероятности копыта передних ног зверя раздвигаются гораздо шире задних и надежнее удерживают его на мху.
   Переварив произошедшее, сверив дальнейший курс, двигаемся дальше. Навигатор показывает, что наш путь пролегает через озеро Топкое. Купаться в озере не хотелось, по этому приняли правее. Справа от нас увеличивается в размерах все тот же второй остров, мы потихоньку к нему приближаемся. Все те же пирамиды елей и кучерявые шапки кедра. У острова есть край. Северная точка острова круто обрывается и за ней к северу бесконечная марь. Слева леса практически не видно - голая марь. Впереди, куда показывает навигатор озеро, видна светло-зеленая полоска карликовых березок, невысоких, но плотно растущих, окантовывающих озеро. Между озером и островом замечаем большое количество лосиных следов. Болото буквально испахано лосями. Тропы и одиночные следы попадаются буквально через десять метров. Значить лоси на дневку, спасаясь от гнуса идут с острова в озеро, а на ночь перебираются назад на твердую землю.
   Небесный горизонт с севера и востока затягивается тучей. Солнце парило не зря - гроза будет.
   С права от нашего маршрута островками метров по пятьдесят - сто на расстоянии примерно километр друг от друга стоят плотными кучками скелеты засохших деревьев. Проходя мимо одного такого внимательно осматриваю островок. Плотно стоящие некогда деревья, ели, сосны и кедры, высота которых достигала 20 и более метров и диаметр сантиметров двадцать пять-тридцать. Лес материковый. Такой лес произрастает только на твердой земле, на торфяниках и мхах ели и кедры не расту. Значит когда то здесь были, среди топкого болот, острова, пусть небольшие, но твердой земли. Стоящий сухостой на всех островках имеет примерно одинаковый возраст, значит погиб лес одновременно. Следов пожара не видно. Напрашивается вывод: уровень воды в Васюганском болоте резко повысился и сгубил лес. О повышении уровня воды свидетельствует косвенно и другой фактор: имеющиеся следы старых дорог говорят о том, что болото когда то активно посещалось людьми. Повысившийся уровень воды сделал многие места болота непроходимыми для техники, в чем мы убедились сами. Пройти следом АРГО не смог бы ни один ГТТ. Скелеты умершего, когда то величавого леса, на меня наводил состояние тоски и затаенного страха перед природой. В голову сразу полезли мысли: случись сейчас с нашей техникой любая поломка и нам выбраться от сюда никогда не удастся.
   Между тем небосклон затягивала с востока грозовая туча. В дали на горизонте вспыхивали зарницы. Боясь встретить грозу на чистом болоте мы остановились у одного островка под сенью, если можно так назвать, высоченных сухостоев. Не ветерка. В воздухе повисла зловещая тишина. Туча закрыло солнце, все стало серым. Пошел дождь, но не сильный, крупные капли дождя падали редко с характерным бульканьем врезаясь в воду между кочками болота. Неожиданно, но достаточно далеко от нас сверкнула мощная молния, напоминающая дерево, с ветвями, разветвлениями в небе и толстым, светящимся стволом, впившимся в землю. Еще раскат грома не успел до нас долететь, как молния повторилась на этом же само месте. Еще раз десять молния сверкала, громовые раскаты, перекрывая друг друга не прекращались не на секунду, но, удивительно, молния била в землю в одну и туже точку. Небесные ветви молнии отклонялись то в лево, то в право, но ствол как бы стоял на одном месте. Что послужило скоплению такого электрического заряда в одной точке болота остается загадкой. Возможно там лежит большой металлический предмет, типа запасного топливного бака, сброшенного с самолета, я такие в болоте ранее встречал.
   Дождь, однако, не усилился, по-прежнему редкие, но крупные капли выбивали пузыри в лужах. Вскоре дождь прекратился. Земля и небо, уровняв свои электрические потенциалы, перестали враждовать. Гроза прекратилась, и только далеко на западе сверкали зарницы. Тронулись в путь.
   Через некоторое время слева, видневшийся узкой черной полоской лес, стал приближаться, вскоре мы подъехали к густой стенке сосняка. Подойдя вплотную оказалось, что сосняк растет узкой, но плотной полосой, шириной в одно - два дерева, тянущейся с запада на восток. Полоска сосняка была похожа на лесопосадки для задержания снега вокруг полей. Прохода в этой полосе мы не увидели, пришлось выбирать сосенки пониже и проламываться сквозь них. Оказавшись по другую сторону сосновой полосы, увидели такую же метрах в ста идущую параллельно первой. Между полосами простирался ровный, без кочек, мох, покрытый слоем воды в два - три сантиметра. АРГО двигался по этому столу без напряга, не проваливаясь, топи здесь не было. Полосы сосняка уходили очень далеко влево и вправо, слегка подворачивая к северу. Проломившись сквозь вторую полосу увидели третью, как две капли похожую на предыдущие. Все повторялось еще раза два. Проломившись сквозь очередную ленту сосняка увидели изменения. Гладкий ранее мох был густо покрыт высокой болотной, похожей на осоку, травой. С лева и справа расположились небольшие озера, метров по десять - пятьдесят шириной, но длинные, вытянутые вдоль полос сосняка. Сколько этих озер было сказать невозможно, они простирались между сосновыми лентами, расстояние межу которыми метров двести, до самого горизонта. Проходя последнюю лесополосу мы угадили как раз в проход между двух озер. Левое озерко было круглое, метров сорок в диаметре, правое метров пятнадцать шириной и шестьдесят длинной, оба по берегам густо заросшие осокой. За ними виднелись еще, еще и еще. Озера никаких признаков жизни не подавали. Прошли между озерами сравнительно легко, воткнулись в полосу сосняка. Сосны здесь росли густо, были не толстые, сантиметров до восми в диаметре и высотой метра четыре. Сосенки большего диаметра попадались редко. Проходов в зарослях не было видно. Решили ломится на пролом. АРГО наезжал на несколько сосенок сразу, пригибал их к земле, но не ломал, вскарабкивался на них и двигался в перед, подминая следующие. Сзади за АРГО сосенки выпрямлялись, оставаясь не поврежденными. АРГО шел по сосенкам не задевая мха и не оставляя на нем следов.
   Судя по навигатору до Малого Белого оставалось километра три. Продвигаемся со скоростью километров шесть в час. Лес не меняется. Через полчаса навигатор показывает, что мы выехали на середину Малого Белого. На самом деле никакого озера нет. Движемся дальше не меняя направления. Прошли еще километра два. Если верить навигатору, мы уже на дне Большого Белого. Но вокруг сплошной частокол мелкого сосняка. Идем дальше. На дорогу мы выехали неожиданно. Просека, шириной метров двадцать, была вспахана старыми и сравнительно свежими следами гусеничных вездеходов. Остановились, не зная куда ехать. По навигатору мы прямо на середине озера, а на самом деле где оно, слева, справа, впереди? И куда и откуда ведет эта дорога? Решаем продвинуться еще вперед. Метров через триста втыкаемся в частокол мелкого березняка. Сворачиваем влево, движемся вдоль березняка, который скоро кончается, а ему на смену приходит крупные сосны, сквозь которые просматривается вода озера. Еще через какое то время выходим на поляну со следами старого, сгнившего настила для вертолетов. В зарослях молодого березняка виден дом. Приехали.
   архив [Широков В]
  
   архив [Широков В]
   Анализируя произошедшее, приходим к выводу: карта, забитая в навигатор, имеет не точные привязки, погрешность составляет до километра на запад. В точности навигатора сомневаться не приходится, нами не однократно проверялся, его показания совпадают до метра.
   Домик нам уже был знаком по зимним рыбалкам, но летом, среди пышной зелени, он показался маленьким, слегка покосившимся, вросшим в землю. Пятистенка, некогда служившая высшему офицерству, неплохо отделана. Наружные и внутренние стены были обшиты вагонкой, добротная шиферная крыша, сени с кладовкой, навес, туалет. Внутри две комнаты, первая служила столовой, во второй стояли три двухъярусные кровати с матрацами. На кухне когда то была кирпичная печь, но потом ее выкинули и на её место поставили железную. Имевшиеся три окна были добротно выполнены, с двойными рамами. Со временем, без должного надзора, дом пришел в упадок, лаги под полами сгнили, доски пола, впрочем достаточно толстые, просели и под ними хлюпала вода, нижние венцы дома тоже прогнили, в появившиеся дыры сквозил ветер.
   архив [Широков В]
   Время нашего прибытия - четыре часа. Весь путь занял десять часов. Прошли в общей сложность сорок два километра от переправы.
   Разгружаемся, раскладываем вещи. На полу АРГО лежит слой паутов сантиметров на пять, это не считая подавленных и затоптанных ногами.
   Моем загаженный птичками стол, стоящий на улице. Обедаем сухим пайком (не знаю к какому пайку относиться сало). За все время пути мы ни разу не ели, только пили.
   архив [Широков В]
  
   архив [Широков В]
  
   архив [Широков В]
   До озера рукой подать, берег твердый, но глубина начинается срезу у берега. Вода в озере кажется черной, а набранная в ведро, светлая чуть с коричневатым оттенком. Первым делом заряжаю спиннинг и бросаю блесну в озеро. Ничего. Сергеич достает припасенных дождевых червяков и поплавочную удочку и с первого заброса вытаскивает окуня грамм на двести пятьдесят. Решаем его тут же поставить на кармак (так местные жители Северного района называют жерлицу. Мне название понравилось.) Вырубаю палку метра два, привязываю на конец палки кармак, цепляю на здоровенный одинарный крючок окуня и пристраиваю палку с жерлицей у края молодого березняка, выросшего у самой воды. Между тем Сергеич поймал еще трех окуней такого же размера. Их решаем использовать на уху. На спиннинг ничего не берет, несмотря на то, что я уже перепробовал все блесна, джиги и вертушки.
   Достаю и накачиваю лодку. Выплываю на гладь озера. Тихо, вода как зеркало, ни волн, ни ряби.
   архив [Широков В]
   Озеро с востока и юга окружено высоким сосновым лесом, который, в некоторых местах вежливо пропускает к воде стайки молоденьких березок. Западный берег в центральной своей части выдвинутый в озеро, возвышается шапкой , колок смешанного соснового и березового, заваленного буреломом, леса. Слева и справа от колка чахлый березняк. Северный берег порос у самой кромки воды редкими березами за которыми просматривается марь. Плыву к южному берегу где на поверхности воды плавают листья кувшинки. Заброс спиннинга в кувшинки сразу приносит окуня грамм на триста. Еще забросы, поклевки вялые, далеко не каждый приносит удачу. Продвигаюсь вдоль кувшинок. Наконец хорошая хватка. Щука упорно сопротивляется. Подвожу к лодке, пытаюсь поднять её в лодку за леску, подсачека со мной нет, щука, килограмма на два с половиной, срывается, окатив меня брызгами. Отпускаю несколько крепких выражений в адрес щуки, самого себя, за то, что забыл взять подсачек. Слышу как по этому поводу смеётся Сергеич, а до него километра полтора, слышимость в звенящей тишине великолепная. Покидал еще немножко, поклевок щук больше не было, но окуней с десяток поймал, все одного размера, как будто их специально через сетку калибровали. Стало смеркаться, гребу домой, Сергеич ужин уже приготовил. Гнуса на озере почти нет, так попискивает с десяток комаров, да летает один паут. После болота, с её полчищами здоровенных, как воробьи, кусачими мухами, здесь просто рай. По ходу движения периодически меряю глубину озера, везде два-два с половиной метра, а, говорят есть глубины.
   На пристани встречает меня Сергеич и сообщает, что в поставленную кармак попалась щука. Когда она схватила живца, он побежал было к кармаку, но споткнулся о корни дерева и упал и вспомнил, что торопиться вытаскивать кармак не стоит, пусть заглотит лучше. Идем с ним снимать кармак. Щука не сопротивляется, дает себя спокойно вытащить на берег и только потом, на берегу, начинает прыгать. Килограмма два. Проверяем на весах, не ошиблись, ровно два кг. Щуку и окуней потрошим и солим, иначе быстро пропадут. Ужинаем и спать.
   На небе еще светились звезды когда мы встали. Попили подогретый на газовой горелке чай и я отплыл. Вечером я был на юге озера, теперь направился к северу. Зорька оранжевым пламенем разлилась по всему восточному горизонту. Так же как и вчера было тихо, воздух не двигался, как уснул, было слегка прохладно, но день обещал быть жарким. Пернатые еще не проснулись, только комариный писк нарушал величественную тишину.
   Достигнув северного берега начал кидать спиннинг, меняя приманки после пяти- шести забросов. Природа еще спала и рыба тоже. Совсем рассвело. Первая хватка, окунь грамм на четыреста. Вокруг лодки, и по воде, на сколько могу видеть, замечаю движение рыб у поверхности вода. Рыба, а это могли быть только окуни, кормились у поверхности воды собирая мотыль, поднимающийся со дна озера. Вот по этому им мои блесна и джиги были не нужны. Но потихоньку процесс шел, к восьми часам десятка два окуней я поймал. Двигаясь назад к дому вдоль берега стали брать щучки, грамм по триста-четыреста. Щучки брали не активно, часто срываясь. Поклевок крупных щук не было. Не теряя времени, в заводе перед домом, решил поставить кармаки, нацепив на крючки все, что поймал. Два десятка кармаков нацепил на длинный шнур, натянув его вдоль берега. На крючки посадил окуней, что помельче и щучек. Возвращаюсь в дом. Сергеич на поплавковую удочку не поймал ничего, зато приготовил шикарный завтрак и обед за одно.
   После завтрака, для того, чтобы кусочки пищи улеглись правильно в желудке и завязался жирок решили отдохнуть.
   Проснулись часов в двенадцать. На улице жаркий день, легкий ветерок покрыл озеро мелкой рябью. Ветер восточный, самый не приятный для рыбаков. При восточном ветре, говорят, рыба не клюет. Решаю проверить.
   По сосняку воль берега озера натоптанная тропа, со спиннингом иду по тропе, покидать с берега.
   архив [Широков В]
   На сгнившей вертолетной площадке лежат четыре недавно сколоченных щита, место для посадки, значит вертушки сюда еще летают. Из под одного щита с шипением выползает сначала одна, затем другая змея. Змеи медленно, с остановками уползают в траву, видно, что покидать им облюбованное место очень не хочется.
   Тропа идет у самой кромки воды, но межу тропой и водой пристроились жить молоденькие березки и сосенки. Сверху нависает крыша из веток соснового бора. Кидать спиннинг очень не удобно. Нахожу просветы в зелени, делаю недалекие забросы маленькой вертушки. Хватки щучек, грамм по триста, но сходы как и утром, рыба блесну берет не охотно. Таким образом прошел с полкилометра, штук пять одинакового размера щурят и не одной хорошей хватки. Крупная щука либо не берет, либо не стоит под берегом. Окуня тоже не наблюдается.
   Решил поплавать еще. Далеко не поплыл, слева и с права от домика вдоль берега, если в озере рыба есть она будет и здесь. Но рыба не берет, все те же мелкие щурята цепляются и срываются. Поймал еще пяток и поплыл отдыхать.
   Настроение неважное. К неудачам дня на рыбалке добавилось огорчения от обнаружения недостачи канистры, забытой на берегу Шегарки. В баке АРГО было пусто, до места доехали спалив полный бак, тридцать литров. Имеющуюся тридцати литровую канистру переливаем в бак, он остается немного не полным. Это огорчает. По стариковски поворчав, решаем завтра на рассвете возвращаться. Хорошая рыбалка не получилась, вся надежда на поставленные кармаки.
   Складываем вещи, ненужные для ночевки, лодка остается накаченной, на ней я завтра утром поплыву кармаки снимать.
   Кидать спиннинг что то больше не хочется. Садимся ужинать по раньше, достаем припасенную "беленькую". На берегу таёжного озера, под сенью растущей у самой воды развесистой березы и окружающих сосен блаженно сидим у заваленного снедью стола. Над головой звенит писк перелетающих с ветке на ветку синичек, по стволу сосны головой в низ то и дело бегает поползень, где то недалеко выдает трели дятел. И тишина кругом.
   Чуть захмелев, неспешно обсуждает произошедшее за два последних дня. Вспоминаем другие наши путешествия, на Алакуль, Тенис, зимой на Белые, строим планы на будущее. В принципе, для настоящих любителей рыбалки, рыба не является сомой целью, с голода мы не умираем, значительно большее значение имеет путешествие на рыбалку, увидеть новые места, побывать там, "куда Макар телят не гонял", интрига экстрима вот то, что зажигает разум, заставляет биться сердце.
   Проснулись опять рано. В полумраке подкачиваю лодку, выталкиваю ее на воду. Грести с полкилометра. День опять намечается тихим и жарким. Надежды наши поймать хорошую щуку на кармаки рушатся сразу, как только я доплыл до шнура и потяну за него. Все два десятка кармаков пустые. Посаженные на крючок щучки подохли, а окуни все живые. Не наш день, не наше везение. Клевать, по всей вероятности, будет когда мы уедем и там где нас нет.
   К моему возвращению Сергеич сложил все оставшиеся после ночевки вещи, быстро спускаем и скручиваем лодку и мы готовы в обратный путь. Пьем чай с сухим пайком , залазаем в АРГО и Сергеич жмет на газ. Решено было выйти на свой след, пройти следом до мари и, чтобы избежать топей дойти до острова и двигаться вдоль кромки леса. Сразу заходим в мелкий сосняк, ориентируясь по навигатору, выбираем направление с кратчайшим расстоянием до следа.
   Навигатор рисует пройденный путь, вот и наш след, выходим на него но никаких признаков следа нет. Сосенки, примятые АРГО выправились на столько, что заметить какие либо изменения не возможно, поломанных деревьев нет, на мхе никаких следов. Держась по навигатору своего следа добираемся до линии озер. Здесь наш след на примятой траве виден. Проходим линию сосенок, похожих на полосу насаждений, на мхе никаких следов. Потревоженный мох, также как и сосенки, принял исходное положение, скрыв все следы. Разница между следами, проложенными гусеничными вездеходами с металлическими гусеницами, и резиновой гусеницей АРГО как небо и земля. След ГТТ заметен и через пятьдесят лет, след АРГО на третий день найти невозможно.
   Проходим все полосы леса, пред нами марь. Солнце уже поднялось над горизонтом, разгорается день. Но остров, до которого километров двенадцать, в синем дыму, только очертания, и те не четкие. Берем курс на него. Направление на юга -восток. Взошедшее солнце слепит глаза, отражаясь зайчиками в воде болота. Марь кажется от этого сплошным морем. Может быть от этого явления болото в Сибири и называют марью. Избежать трясины нам не удалось, Как только отошли от сосен угодили в топь. Опять АРГО полез в гору, впереди волна мха, сзади догоняет нас речка воды. Через час хода замечаем с лева блестящую воду озера. Озеро приличных размеров. На навигаторе оно есть. В отличии от озера Топкого, это озеро ни какой растительности, кроме травы вокруг себя не имеет. Проходим мимо. Остров постепенно увеличивается в размерах, становится темнее, прорисовываются очертания деревьев.
   Еще примерно через час подходим к подножию острова. Визуально остров отделен от мари белой полосой, это частокол мелкого березняка, растущего среди больших, до метра, кочек. Полоска березняка метров триста. Выхода на остров нет. Пропиливаться сквозь березняк у нас нет желания и времени. Поворачиваем на юг, идем вдоль подножья острова. Топь кончилась. Мох в этом месте порос довольно высокой осокой. Вскоре на пути появился сосняк, оттесняя нас от острова. В некоторых местах замечаем признаки старой дороги. Лосиные следы по всюду, выходы на марь и заходы с мари. Идем вдоль сосняка по лосиной трапе. Сергеич говорит:
   - Сейчас лосей увидим, приготовься.
   - Какие лоси, видишь трава примята в нашу сторону, лоси с зади нас.
   Впереди заметный след старой дороги поворачивает в просвет межу лесом, поворачиваем в просвет и мы. Прямо впереди стоят и смотрят на нас корова и два лосенка.
   - Что я тебе говорил- кричит Сергеич.
   Остановились. Лоси с минуту рассматривали нас, затем спокойно зашли в сосняк. Только тронулись, прямо из под гусеницы вылетела глухарка. И села на толстый нижний сук сосны прямо над нами. До неё метров десять.
   Шепчу Сергеичу:
   -Камеру дай- а он сует мне свое ружье.
   - Давай убьем на суп.
   Высовываюсь из АРГО на сколько можно, прицеливаюсь и мажу. Капалуха отлетела метров на восемьдесят и села на сухую сосну в стороне от дороги. Почти одновременно с её взлетом из травы выпорхнуло штук семь глухарят, довольно приличных, и расселись недалеко от нас по сосенкам и растворились в них. Защитная окраска глухарят, бурая с пестринками, удивительно скрывает их в кроне сосен. Сколько мы их не искали глазами, так ни одного не нашли. Глухарку больше тревожить не стали.
   Двигаемся по заметному следу старой дороги. Дорога поворачивает в проход между первым и вторым островом. Лес становится выше и толще. Дорога сужается. На пути, прямо в старой заметной колее выросла береза, сантиметров двадцать пять в диаметре, то есть ей лет сорок не меньше. Объехать березу невозможно. Значить этой дорогой столько лет никто не пользовался. А на карте она, между прочем, обозначена как тракторная дорога.
   Сдаем назад, поворачиваемся, решаем идти на кромку леса и ею двигаться дальше. Сергеич решил срезать путь до кромки через лес, и залез в такие дебри. Лес хоть и не очень густой но кочки по пояс. Наклоненную в перед еловую сушину не заметил и раздавил стекло АРГО. Не совсем, но оно все в веере трещин. Пришлось вылезать и бензопилой пропиливать дорогу и убирать сушняк . Дальше идем все время кромкой не углубляясь в лес. Впереди язык мари уходит полосой в лес. Обходить не стали, далеко. Топи в языке метров двести, прошли легко.
   Навигатор показывает наш позавчерашний след. Выходим на него, спрямляя углы. Наконец мы на просеке в сосняке, до материка рукой подать. Все было бы великолепно, если бы не одно обстоятельство. Где то в середине просеки Арго заглох, кончился бензин. Время часа два дня. Жара и пауты.
   архив [Широков В]
   Горюем, ругаем старческий склероз, сами ведь мы не виноваты. Немного отдыхаем, тем, что Бог послал, перекусываем. Решаем за бензином идти вместе. Сергеич берет ружье. Спрашиваю:
   - Зачем тащить такую тяжесть?
   - А вдруг медведь.
   Пошли. Через двести метров Сергеич взмолился:
   - Что ты так быстро идешь, давай посидим, отдохнем.
   - Так мы за два дня не дойдем. Иди к АРГО, я один схожу, и ружья мне твоего не надо.
   До переправы, где стоит забытая нами канистра с бензином шесть километров.
   По просеке, испаханному вездеходами, идти довольно трудно. Ноги то и дело проваливаются в расквашенный торф.
   По средине дороги, на кочках и корнях сломанных деревьев, лежат, греются на солнышке гадюки. В некоторых местах даже по две. При моем приближении змеи шипят и не спеша уползают в сплетение багульника. Сколько их попалось мне за время пути по просеке я не считал, но много. Гадюки разные по окраске, были совершенно черные, некоторые имели две белые извилистые линии по краям спины, у некоторых рисунок напоминал квадратики белого или желто цвета с крапинками желтого или ярко красного цвета в нутрии квадратиков как у домино. Гадюки с окраской видимо самки, они большего размера, чем однородно окрашенные в черный цвет самцы.
   Дошел до края мохового болота, торфяник кончился, сосновый бор остался слева, попрыгав на кочках у гати вышел на дорогу. Идти стало значительно легче, а когда кончились калии с водой, то и вообще дорога как асфальтированный проспект.
   До переправы дошел сравнительно легко. Налил из большей канистры в припасенную трех литровку бензина, полежал на траве отдыхая и в путь назад.
   Сначала по твердой земле шел бодро, но постепенно начал уставать. Возраст одно, но потаскай- ка мои сто десять килограмм. Раз за разом присаживаюсь отдохнуть. Три литра бензина за плечами превратились в рюкзак солдата с полной боевой выкладкой. Добрался до гати, отдохнул и ступил в торф. На плечи навалилась неимоверная усталость. Доплелся до останков болотного корабля, поседел на них. Как шел дальше трудно вспомнит. Ноги заплетались. Сто раз пожалел, что не взял с собой имеющиеся у нас рации. Вызвал бы Сергеича на встречу. В конце концов силы мена оставили. Ложусь на мох и мгновенно засыпаю.
   Сколько времени спал не знаю, но сквозь сон в голове стучала мысль: надо идти, надо идти. Открываю глаза, прямо передо мной, примерно в метре, на кочке свернувшись в тугой узел лежит змея, приподняв голову буквой "Г" из середины узла. Некоторое время рассматриваю ее. Гадюка очень красивая, темно-коричневая меленькая чешуя на спине украшена ярким золотистым узором в виде кубиков, а внутри кубиков еще узор из ярко-красных точек и линий. Нижняя часть тела и шеи имеет чешуйки значительно крупнее, чем на спине, продолговатые поперек тела перломудрового цвета с чуть - чуть желтоватым отливом. Большие глаза змеи не мигая смотрят на меня. Змея не шевелится, лишь раздвоенный язик каждую секунду на мгновение вылетает из плоского отверстия между сомкнутыми челюстями, делает движение вверх-вниз и изчезает в пасти. Машу на змею рукой - не до тебя. С большим трудом усилием воли заставляю себя встать, змея как лежала свернувшись, так и осталась лежать, лишь чуть-чуть втянула голову в сплетение тела. Делаю шагов сто, поворот дороги и совсем не далеко вижу АРГО , костер и Сергеич машет мне руками. Бросаю канистру и падаю в мох и тут же засыпаю.
   Просыпаюсь от того, что Сергеич тормошит меня за плечи. Долго просыпаюсь, пью протянутую мне карачинку, с трудом встаю, все мышцы колют иглы. Доползаю до машины. Только тронулись, с неба, прямо перед нами, в колею дороги падает глухарь. Огромный петух расправил поднятый вверх хвост, вытянул шею. Высотой почти метр. Хвост черный, с белыми пистринками , голова тоже черная с красными хорошо отчерченными бровями, шея переливается то изумрудно зеленым то темно синим цветом, крылья коричневые с белыми полосками вдоль тела. Вид петуха изумительно красивый. До глухаря метров пятнадцать. Петух постоял немного крутя головой и величаво пошел по дороге от нас. Вместо того чтобы достать фотоаппарат, Сергеич достает ружье. Но стрелять ему было не удобно. В этом месте дорога делает плавные поворот в право. Пока Сергеич копошился, глухарь ушел за поворот. Сергеич давит на газ, догоняет петуха, подъехав к нему метров на пятнадцать. Пока Сергеич доставал отложенное ружье и примерялся стрельнуть, глухарь опять скрылся за поворотом. Затем все повторилось опять. При следующей попытке догнать петуха, видимо глухарю такая погоня не доставила удовольствия, с грохотом крыльев, перекрывающих шум мотора, глухарь срывается с места и скрывается в кронах сосен.
   Как доехали до переправы не помню, спал. У речки Сергеич тормошит меня: без твоей помощи не переправлюсь. Приходится выпазить из машины. Отдых, хоть не большой, свое дело сделал. Мышцы стали меньше болеть, появились кое какие силы. Одеваю химзащиту, беру веревку, привязанную одним концом к АРГО, плетусь через перекат на другой берег. Больших усилий удержать АРГО в нужном направлении не требуется, подтягиваю машину к берегу и как только гусеницы схватили дно Арго выскочил из речки на крутой берег как резвый конь. Сергеич уже слил бензин в бак, пока я спал. До Пономаревки тридцать пять километров, половина из них проселком по пересеченной местности с оврагами, речками и ручьями, но это не болото. Небо затянуло тучами, нужно было спешить, так как АРГО боится грязной дороги. Сергеич крутит ручку газа. До самого дома помню только одно: напоминаю Сергеичу про промоину на дороге.
  
   архив [Широков В]
  
   Вот такое оно Большое Белое!
   Дома, накладывая наш путь, проложенный навигаторами, понимаем, что прошли мы на Белые по одним из самых топких мест Васюганского болота - Светлая Галья.
  

В. Широков 2009 г.


Оценка: 7.91*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) A.Влад "В тупике бесконечности "(Научная фантастика) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"