Широков Алексей: другие произведения.

Герой для Системы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.71*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Проект в соавторстве с Шапочкиным Александром
    Страсть человечества к развлечениям неистребима. Ещё в древнем Риме люди требовали не только хлеба, но и зрелищ. Новое время внесло свои коррективы, и если у тебя низкий индекс социальной значимости, новинки индустрии виртуальных игр тебе не будут доступны. Но мастера кибертехника экстра-класса, такие мелочи не остановят. Найденная в сети схема переделки старенького виртшлема и вот ты в игре. Только не удивляйся потом, если окажешься в неизвестном месте одетым как твой персонаж из игры. И что ты будешь делать дальше, если весь твой предыдущий опыт и знания окажутся бесполезными?
    Книга будет доступна полностью бесплатно. Выкладка на СИ будет вестись по остаточному принципу. Хотите почитать раньше - переходите по ссылке на АТ
    Тык!

    Пролог

    Три, два, один! С тихим пшиком и снопом искр из замочной пластины, сработала термитная закладка. Рывок за дверную ручку — и я, забросив в комнату пару дымовых бомбочек, отпрыгнул назад. Хлопок! Изнутри повалили густые сизые клубы, послышались кашель и крики НПС. Дверь, разрываемая автоматными очередями, взорвалась обломками пластика, а из тонких офисных стенок, насквозь прошиваемых пулями, полетело бетонное крошево. На всякий случай я запрыгнул на потолок и, достав из кармана одноразовую портативную глушилку, активировал ее.

    Жалко, конечно, вещица недешёвая, зато выпала вчера очень кстати. В похожем на пистолетную рукоять девайсе с одной-единственной кнопкой под откидным колпачком загорелся зелёный огонёк индикатора. Устройство оперативно перехватило и заблокировало первый же совершённый в зоне его действия вызов. К бабке не ходи, это командир расчёта попытался поднять общую тревогу.

    Стрельба поутихла, сменившись резкими громкими командами. Включив модуль эхолокации, я мягко оттолкнулся от потолочной пластины, выхватил в воздухе свой короткий клинок и, приземлившись перед покоцанным дверным проёмом, вихрем ворвался в комнату. Тут же уходя в перекат, чтобы пропустить над головой заполошную очередь, и одновременно метнув спицу-сенбон в глазастого стрелка.

    Остро заточенная железяка, пущенная умелой рукой, пробив защитный пластик забрала, глубоко вошла в глаз коротко вскрикнувшего НПС, неигрового персонажа, тут же отбросившего оружие и схватившегося на окровавленное лицо. Я мельком сосредоточил внимание на логе.

     

    «Критическое попадание! “Боец охранения. 16 уровень” временно не способен совершать активные действия».

     

    Лаконично сообщила мне игра, предупреждая о том, что на несколько секунд этот противник не боец. Жаль, конечно, что не насмерть, но сенбоном вообще трудно с ходу завалить бронированную цель. И так чудом удалось поразить уязвимую точку.

    Увернувшись от взмаха ножом, я сразу же рубанул танто по незащищённой шее подставившегося моба-охранника и, крутанувшись, со всей дури всадил клинок в лицевую маску шлема набросившегося на меня офицера. Вот здесь без шансов! Плазменный пистолет с активированным штыком — плоскостным вибро-ножом — застучал по полу, выпав из ослабших пальцев.

     

    «Вы убили персонажа: “Офицер пулемётного расчёта. 17 уровень. Получено 550 очков опыта»!

     

    Мысленно чертыхнулся, дёрнув застрявшее оружие. Пусть у моего танто и была активная плазменная оболочка, но сам доспех непися оказался сделан из некоего особого материала, и клинок просто зажало в резко уплотнившейся пластине. Это секундное промедление чуть было не стало для меня роковым, хотя нет худа без добра!

    Лишь в последний момент я успел, словно щитом, закрыться телом офицера от длинной очереди одного из мобов. Пули, выпущенные из пистолет-пулемёта, зажужжали, словно рассерженные пчёлы, рикошетом отскакивая от стен довольно маленькой комнатки, в которой была оборудована пулемётная точка. Тут же протестующе заорал ещё один охранник, последний из пятёрки, вполне резонно опасаясь получить случайный подарочек от приятеля.

    С силой оттолкнув труп в сторону не в меру ретивого стрелка, я рывком сблизился с его более благоразумным товарищем и в прыжке пробил ему прямой ногой в голову. Боец хрюкнул, выронив автомат, и кулем отлетел к стене, а я вынужден был отпрянуть в сторону, уворачиваясь от богатырского маваши-гери.

    Любитель пострелять в замкнутых пространствах оказался ещё и кикбоксёром! Серию из мощных хуков мне пришлось принимать на жёсткие блоки, а вот могучий апперкот НПС сделал зря. Крутанувшись и пропуская удар над собой, я широкой низкой подсечкой подбил ему лодыжку и, не дожидаясь, покуда тот грохнется на пол, выхватил из кофра-подсумка кунай, резко вогнав клиновидный нож ему под рёбра. В следующее мгновение выдернул его и сразу же метнул окровавленное оружие во всё отказывающегося помирать моба с перерезанным горлом, так и хрипящего на коленях, зажимая руками хлещущую из раны кровь.

     

    «Вы убили персонажа: “Боец охранения. 16 уровень”. Получено 345 очков опыта»!

    «Вы убили персонажа: “Пулемётчик. 18 уровень”. Получено 470 очков опыта»!

     

    С последним — уже почти очухавшимся после знакомства с ногой и стеной — противником разделался, незатейливо рубанув его серпом снятой с пояса кусаригамы. Дым в помещении уже практически развеялся, так что устроенный нами погром можно было наблюдать не только при помощи модуля эхолокации, но и своими глазами. Впрочем, сейчас меня больше всего интересовало, не привлекли ли мы ненужного внимания. Аккуратно выглянув в окно, убедился, что НПС клана Красные Псы всё так же заняты своими делами.

    Я ещё раз огляделся. Время поджимало, и особо наслаждаться небольшой победой над довольно серьёзными для меня противниками было некогда. Собрав с тел трофеи, которые, к сожалению, оказались откровенным мусором, а также подхватив метательное оружие и выдернув короткий меч из шлема офицера, я открыл окно и немного выдвинул из него ствол тяжёлого плазменного пулемёта.

    Собственно, именно из-за него я в этой попытке пройти миссию «Падение семьи Красных Псов» попёрся практически в лобовую атаку, уж очень хотелось проверить возможности одного из моих новых модулей, да и вариант закончить задание, пользуясь нестандартными методами, показался мне привлекательным. К тому же, опробовав сегодня уже два различных варианта тихого, тайного проникновения, оба раза я, израненным, едва унес ноги. И расстался с кучей игровых денег за провалы — теперь душа требовала чего-то громкого, со взрывами, пальбой и тоннами трупов!

    Управление у пулемёта, а если быть точным, то «станковой установки потоковой плазмы» (хотя неправильно называть этот агрегат было куда как привычнее) оказалось довольно простым, ничем не отличающимся от других турелей в игре. Один тумблер врубал энергетический щит, другой — тактический визор, третий переключал режим стрельбы с очередей на альтернативный выстрел. В данном случае «Плазменный удар», некий аналог своеобразного гранатомёта. Ну а роль гашетки выполняли кнопки на рукоятках, управляющих вращением станка, которые следовало нажимать одновременно. Этакая защита от дурака.

    Оставалось только сделать одно небольшое дело — и машинка будет полностью боеспособна и в моём распоряжении. Потому как в противном случае она вполне могла взять, да и отказаться стрелять по «дружественным» для неё целям из Красных Псов.

    С тихим щелчком из указательного пальца правой руки выдвинулся шип электронного щупа. Найти коробочку интеллектуального управления системы огня, отвечавшей в том числе и за распознавание «свой-чужой», было не так уж и сложно.  На всякий случай проверив в меню визора, активен ли модуль сообщения с общей сетью и включена ли обратная связь, я удовлетворённо кивнул и аккуратно вогнал иглу в отходящую от устройства обмотку с проводами. Нет, в жизни, конечно, таким образом можно было разве что сломать очень даже недешёвое устройство, а подключение к нему требовало совсем других и куда более аккуратных действий, вот только это игра, а в ней всё немного, но упрощено.

    Получив подтверждение, что хакерский шип каким-то образом законектился и я имею доступ к системе Красных Псов, дал мысленную команду активировать вирус атаки на локальный искин. Всё! Пять секунд — и после моей отмашки, произведенной примерно на четверть минуты, мозги связанного с этим сектором управляющего искусственного интеллекта будут заняты борьбой с вторжением. А в это время хитрый червячок перенастроит логический анализатор, сделав меня и мой пулемёт иммунными к ответному автоматическому огню.

    А вот многочисленные патрули мобов-охранников, как и их тяжёлую технику, ждёт неприятный сюрприз. Стоит мне начать — и они будут помечены как агрессивные цели. Через какое-то время искин, конечно, разберётся и нейтрализует чужеродную программу… но я всё же надеялся успеть. 

    Включив прицельный экран, я чуть повертел стволом, обводя площадь перед главным входом в небоскрёб семьи Красных Псов, и электроника послушно выделила зачёркнутыми зелёными рамочками доступные цели. Мол, свои — не стрелять!

    Складывалось впечатление, что Красные Псы чуть ли не ежедневно отражают массированные лобовые атаки неизвестных мне противников, так много бойцов находилось на площади. И ведь были бы они заняты каким-то делом, но нет! Толпились, кучковались группами по интересам, бродили туда-сюда, словно их выгнали из тёплых казарм и не поставили никакой задачи.

    И это при том, что неписи сейчас представляли для меня наименьшую угрозу. Основными противниками были: другая пулемётная точка, расположившаяся в противоположном здании, и массивный, трёх с половиной метровый боевой механоид. Причём последний сильно отличался от себе подобных, которых я уже видел в игре. Этакая ретромодель, до боли похожая на цыплёнка из фильма «Робокоп» более чем полувековой давности. Порыкивая динамиками, он топтался неподалёку от какой-то абстрактной скульптуры из множества труб и, недовольно вращая корпусом, посматривал единственным красным глазом на бездельничающих охранников.

    Я уже собирался начинать светопреставление, названное мной «Избиение младенцев», когда на сцену величественно выплыло новое действующее лицо. Лёгкий леветирующий, мать его, танк! Он медленно и неторопливо выплыл из-за поворота и с грациозностью мамонта потек в сторону главной дороги, видимо, отрабатывая привычный для себя маршрут патрулирования прилегающих к небоскрёбу районов.

    Да! Это я удачно зашёл! В общем-то, я его не ждал, но танк — та ещё скотина. Он беспилотный, оснащённый продвинутым искином, буквально издевался над игроками, появляясь обычно там, где его ждали меньше всего. Читал как-то на официальном форуме игры коллективную петицию с требованием порезать возможности машин подобного типа либо проверить их код на наличие багов. Уж больно они «умные», «зоркие» и «хитрые», явно выбивающиеся из общей концепции остальной тяжёлой техники, встречающейся в игре.

    А уж сколько крови конкретно эта зараза попортила именно мне… Стоит вспомнить мою первую попытку взять миссию «Падение семьи Красных Псов». По сути, это была уже привычная обзорная экскурсия по новой для меня локации, в основном, по периметру района. Этот когда-то жилой сектор города по легенде сейчас активно выселялся, а недвижимость переходила в руки группировки якудза Красные Псы. Вроде бы они собирались здесь всё перестраивать или что-то типа того, но, в общем, НПС-некомбатанты здесь всё же встречались, вот я особо и не шифровался, просто старался не приближаться к постам и охраняемым объектам.

    Так вот эта механическая скотина как-то взяла, да и заметила меня в окне одного из домов с расстояния в полтора километра. То есть почти с другой стороны игровой локации. Повернула в мою сторону башню и шмальнула прямо по пустующей высотке из главного калибра. Надо ли говорить, что попала, а то, что меня так отработал танк, я выяснил уже из просмотра повтора. Ну и потом ещё разное было. Вроде как входишь крадучись в комнату, а из окна в твою сторону торчит дуло. И вот хоть стой, хоть падай!

    Я мысленно дал команду активации вируса. Ранее зелёные метки тут же перекрасились в красный, и визор пулемёта взорвался паническими строчками аналитики на предмет огромного количества врагов в секторе обстрела. Первоочередной своей целью я обозначил временных коллег, засевших с пулемётом в офисном здании на противоположном конце площади. Основная проблема была в том, что станком управлял не какой-нибудь искин, а нормальный НПС, и куда стрелять нужно, а куда нет, решал именно он, так что вполне мог шмальнуть и по условно «своим».

    Особо не целясь, я выпустил в сторону подсветившегося красной штриховкой окна заряд альтернативного выстрела. Хочешь не хочешь, а всё равно там всех перемелет плазменным ударом.

    Тёмный фасад давно уже не работающего бизнес-центра вспух цветком мощного взрыва, выбросившего в воздух кучу бетонных обломков и битого стекла. Система услужливо разразилась сообщениями о полученном опыте за убийство неигровых персонажей.

    Понеслась потеха! Передо мной разразилась настоящая маленькая трагедия на отдельно взятой площади. Не ожидавшие нападения неписи закричали и забегали, указывая в мою сторону. Кто-то даже начал палить из ручного оружия, а силовой щит вспух от нескольких попаданий. А в это время в стене небоскрёба открылись турельные бойницы, и автоматизированная система охраны, честно определив с помощью моего вируса, кто есть кто, открыла шквальный огонь по своим же бойцам, методично уничтожая наёмников клана Красных Псов.

    Не менее знаменательные события происходили и с участием танка. Он ускорился, ощетинившись пулемётными башенками, и, открыв бешеный огонь по мечущимся вокруг неписям, пошёл на боевой разворот, давя самых нерасторопных и… тут же получил в борт неслабую плюху от встрепенувшегося механоида, чётко выделившего самую опасную на данный момент цель.

    Левитирующую машину буквально снесло вбок, и она протаранила своей тушей фонарный столб. Видимо, поэтому ответный залп из главного калибра оказался смазанным и попал не в робота, а в уродливую композицию из труб, буквально испарив непонятный шедевр суперсовременного искусства.

    Тяжело шагая, похожая на курицу боевая меха двинулась в лобовую на отстреливающийся из пулемётов «лев-танк», поливая его огнём из всех орудий с подвесок. Последний тоже не стоял на месте и, выполняя манёвр, чем-то похожий на вертолётную воронку, заставлял механоида крутиться и топтаться на месте, продолжал изничтожать бойцов Красных Псов из оставшихся целыми пулемётов.

    Уже следующий выстрел, пришедшийся прямиком в яйцевидный купол «кабины», оказался точным. Робот пошатнулся и неловко отступил, едва не завалившись на спину. Левый манипулятор-подвеску словно корова языком слизала, и это очень не понравилось уже искину, управлявшему механоидом.

    Курица выправилась, чуть присела, выдвигая из задней части короба с ракетами, и в воздух одна за другой взмыли, оставляя дымный след, блестящие стальные сигары. Штук двадцать. Впрочем, это всё, что успела сделать трёхметровая махина, потому как следующее же попадание разнесло корпус к чёртовой матери, разметав обломки по всей площади, а затем с жутким грохотом сдетонировал боезапас.

    Танк, так же покалеченный, ибо кто-то из НПС не выдержал и влепил ему в корму из ракетницы, в этот момент, дымя, попытался уйти от преследующих его самонаводящихся ракет. Заложив крутой поворот и строча из пулемётов на манер зениток, машина вырулила на главный проспект. Свечение левитационного катка усилилось, и машина, набирая скорость, рванула по прямой, быстро скрывшись за одним из окружавших площадь домов. Впрочем, уйти ему было не суждено, и прогрохотавший где-то вдалеке мощный взрыв вкупе с сообщением системы об уничтоженной вражеской технике являлся тому доказательством.

    Я же, краем глаза следя за шоу, так же не сидел без дела, короткими очередями методично выбивая турели автоматической защиты небоскрёба, покуда те были заняты остатками своих же бойцов. А затем лафа кончилась, и искусственный интеллект, справившись с вирусом, исправил ошибки в целеуказании. Вот только… было уже поздно, и последний защитный механизм я разнёс восстановившимся плазменным ударом, как-то вскользь задумавшись над тем, почему неписи практически не используют эту реально мощную атаку.

    Вскочив, я пулей вылетел из комнаты. И вовремя, кто-то из выживших охранников подсуетился и закинул в превращённое в амбразуру окно плазменную гранату, очень удачно перебросив её через силовой щит. За спиной в который раз громыхнуло. Несильно, видимо, взрыв не задел картриджи с плазменным боекомплектом.

    Прыжком оказавшись на потолке, я завис вниз головой и, использовав способность скрыта, постарался стать максимально незаметным. Получилось удачно! В комнате и так было темно, так что двое выживших бойцов, вбежавших в неё через минуту, никак не ожидали, что я свалюсь им как снег на голову. Пара взмахов серпом кусаригамы — и система зачла мне убийство ещё двух персонажей, а я, не тратя времени попусту, метнулся прямиком на площадь.

    Кибер-ниндзя, если ему надо, развивает поистине бешеную скорость, а потому уже через десяток секунд я, разбив телом, толстые стёкла вращающихся дверей, влетел в холл небоскрёба, с ходу метнув грузик кусаригамы в одну из девушек-геноидов, стоявших на ресепшене. Одного точного попадания хватило, чтобы прибить подобного моба. Гася набранную скорость, я ещё раз подпрыгнул, крутанувшись в воздухе через голову, словно заправский акробат, и веером выпустил четыре куная. По одному на  каждого из оставшихся геноидов-клерков.

    Двери в самом конце зала распахнулись — и из прохода уже выбегали легковооружённые люди-охранники с пистолет-пулемётами. Самые первые тут же свалились, получив по сюрикену в уязвимые места, но этого оказалось мало. Спасаясь от засвистевших пуль, я взбежал на стену, а ещё через несколько шагов прыгнул прямо на середину зала, ещё на лету бросив под ноги последнюю бомбочку. Взметнулся дым — и я, рухнув прямо в его клубы, тут же телепортировался за спины мобам.

    Наконец кто-то додумался врубить тревожную сирену, под её унылое завывание я крутился, словно волчок, превратившись в настоящую мясорубку. Режа, коля и раздавая удары направо и налево, ломая руки, ноги и шеи. А затем…

    Выстрел из дробовика прозвучал совершенно неожиданно, и мою грудь словно слегка укололи сотни иголочек. Виртуальное тело с силой отшвырнуло в сторону, и я потерял над ним управление. Повторный выстрел пришёлся уже в спину, кувырком протащив меня по гладкому мраморному полу. На глаза под неестественно громкий угасающий стук сердца медленно наплыла красная пелена.

    Где-то секунд через пятнадцать послышались неспешные шаги, и меня грубо, ногой, перевернули лицом вверх. «Начальник службы безопасности Вебер Краутс. 22 уровень». Гласила появившаяся над неигровым персонажем надпись. Знакомая непись… ничего не скажешь. Вот только что он тут делает, тем более вооружённый дробашом.

    Неигровой персонаж тем временем отбросил оружие в сторону, чуть наклонился, всматриваясь в маску, закрывающую мое лицо. В руке его блеснул длинный кинжал, который он, немного подумав, вонзил мне прямо в глаз. Точнее, в щель шлема, который носил на голове мой персонаж.

    Картинка застыла на стоп кадре, медленно смазалась и померкла, сменившись чернотой с неторопливо проступающей надписью: «Вы умерли!»

     

    «Вас убил персонаж “Начальник службы безопасности Вебер Краутс. 22 уровень”. Обнулен полученный за миссию опыт. Вы теряете все полученные на миссии вещи. Запущен процесс клонирования из вашего биоматериала. До интеграции сознания осталось 0 дней, 23 часа, 59 минут, 32 секунды».

     

    «Желаете приобрести “Био-катализатор” для ускорения процесса? Да/Нет»

     

     – Нет, – ответил я. – Системная команда: Выход из игры.

     

    «Запущена процедура выхода из виртуальной реальности игры «Тигр: Знак Зверя». Ждите окончания подключения».

     

    Почувствовав своё реальное лежащее на кровати тело, я медленно снял VR-шлем, сел и с наслаждением потянулся, разминая затёкшую спину. Опять я увлёкся рубиловом в лоб, вот и отхватил по полной программе. А ведь так хорошо всё шло...

    Да… до лидера Красных Псов таким макаром, конечно, не дотянуться. Он обычно сбегает почти сразу же, как поднимают тревогу. Но сегодня на третьей попытке я и не ставил себе подобной задачи.

    «И чего Краутс припёрся? — подумалось мне после сладкого зевка. — Он же обычно на своём тридцатом этаже сидит и там же относительно легко убивается… Хотя раньше я не уничтожал ни танк, ни механоида, так что, может, это у него скрипт такой. Ну, задело его за живое, вот он, взяв дробовичок, и почапал на разборки».

    Ладно! В любом случае поиграл я сегодня хорошо. От души! Три захода сделал, два раза с ранами удалось обратно в город свинтить, ну а в последний, видимо, не судьба…

    Зевнув ещё раз, я вытащил из початой пачки сигарету и, прихватив зажигалку, отправился на балкон. Следовало закурить неудачу, пожевать чего-нибудь и отправляться на боковую. Завтра всё-таки ещё идти на работу.

    Глава 1

    Денёк сегодня выдался тот ещё. Помимо рутинной нагрузки, которую с меня никто снимать и не думал, три серьёзных поломки на объекте, с каждой из которых пришлось повозиться, потому как делать работу на «тяп-ляп» я не умею и не люблю. И ладно бы ещё они были по моей части — так ведь нет! Все неприятности оказались результатом кривых рук «специалистов» из других служб, да, все «ответственные» получили по мозгам, но ведь мне-то от этого не легче!

    И ведь идиотизм ситуации: не успел прийти на работу и закопаться в своё законное железо, как тут же вызов к начальству на ковёр. Вот честно, в кабинет я входил с тяжёлыми думами: «А где я, собственно, мог накосячить? Здесь или…»  А там бледный директор и хозяйка Марина Петровна уже на месте и с утра все в мыле, и оба с глазами анимешного размера и извечным: «Вовочка, выручай!» И тут хочешь не хочешь, а отказать не получится… И даже не из-за того, что владелица завода — баба мировая, а потому что сношать чужих дочек, а потом устраиваться на работу к их мамам — изначально не очень хорошая идея.

    Тут ведь какое дело, так сразу и не скажешь, ошибка ли это молодости, сделанная пару лет назад, или выгодная инвестиция в будущее, ведь заводик-то у нас частный. Хотя на самом деле выбора у меня тогда, собственно, и не было. Молодой инженер-специалист устроился недавно на хорошее, рыбное местечко. Жизнь вообще была прекрасна и удивительна, ведь только закончился «конфетно-цветочный» период взаимоотношений с бывшей одноклассницей, и тут в один из дней на предприятии серьёзные люди с суровыми лицами и отсутствием чувства юмора устраивают «маски-шоу», после которого всем нам стало немножечко грустно.

    В двух словах, дирекция проворовалась на госзакупках, да так серьёзно, что присела в полном составе лет на пятнадцать шить варежки в местах не столь отдалённых. А нам, особо не разбираясь, всем скопом влепили понижение уровня социальной значимости, да ещё и с установкой следящих маячков. Мол, знали, но не донесли! И плевать, что на моём участке ответственности всё было на высшем уровне, а глубже в производственную кухню я залезть ещё не успел.

    А дальше всё просто. С таким клеймом всего два пути: либо по основной специальности к браткам, чтобы продолжить своё падение, но уже в роли цифрового Френсиса Дрейка на ниве перераспределения лицензионного софта между правообладателями и желающими приобрести, но не имеющими возможности официально купить их продукцию. Либо устроиться куда-нибудь грузчиком, потому как даже на стройку разнорабочим без блата вряд ли возьмут. Естественно, что меня ни тот, ни другой вариант не устраивал! Совершенно не хотелось ни присоединиться однажды к бывшим руководителям на ниве починки варежек где-нибудь под Магаданом, ни тягать ящики для какого-нибудь Ашота.

    В общем, видя, что я начинаю впадать в депрессию от свалившейся безнадёги, моя девушка Катя взяла меня в оборот и потащила знакомиться с мамашей. Отчим, альфонс чуть старше меня, которого подруга показательно игнорировала, сразу дал понять, что друзьями нам не стать. А вот с Мариной Петровной состоялся пусть и тяжёлый, но достаточно конструктивный диалог, пониженный уровень социальный значимости — это не шутки, а повод дать от ворот поворот и максимально оградить от общения с дочерью, но женщина, правда, под давлением Катеньки, пошла мне навстречу и, выслушав, взяла к себе на испытательный срок.

    Вот и пришлось рвать жилы, стараясь показать себя. Завод у нас относится к категории «малых», не по размеру, конечно, а по количеству потоковых линий и разрешённых государством наёмных специалистов, зато с высокой степенью роботизации производства, а разнообразные сантехники, отладчики оборудования и прочие «профессионалы» работают по контракту, заключённому со сторонними фирмами и часто делают это… не очень хорошо.  

    Так вот, любая поломка ведёт к остановке, а это потеря денег из кармана моей нанимательницы. Так зачем, спрашивается, ждать заезжих Джамшутов, если «есть Вовочка, у которого золотые руки!» Если Распутин починит — хорошо. Надо будет только вызвать инспектора, который проведёт освидетельствование во время следующей остановки для техобслуживания линии. Ну а если я не смогу — то это, конечно, печально…

    Может быть, у кого-то сложится впечатление, что меня пользуют по чёрному, но на самом деле это не так. Во-первых, никто не ждёт от Вовы Распутина невозможного, и именно я решаю, стоит ли лезть к поломке своими силами или бежать вызывать специалистов. Во-вторых, с Мариной Петровной отношения у меня замечательные, да и основное место работы непыльное, потому как в компьютерных железках я копаться люблю ещё со школьной скамьи. А мой прямой начальник «Вульфыч» — системный администратор экстра-класса — прекрасно знает о моём положении, да и вообще, хороший мужик. Ну а в-третьих, только таким образом можно быстро вернуть ИСЗ и избавиться от навязчивого внимания государства.

    В общем, утром чуть было не накрылся медным тазом конвейер потоковой сборки габаритных деталей. Вот как можно было чёрти сколько не замечать трещину на прокатном ролике, который в итоге просто раскололся из-за постоянной вибрации? В результате чего деталь распалась на две части, когда над ней проходил полусобранный корпус, осколок заклинил соседнюю ось, а изделие чуть было не сорвалось с ленты, едва не повредив сборочный манипулятор.

    Вроде пустяк, справился с заменой за час, подал заявку на инспекторскую проверку и свободен. Труднее было подогнать кран и приподнять массивный корпус, нежели удалить обломки и навинтить новую деталь, всё равно не своими руками, а через дроида. А ведь могла бы быть серьёзная авария, а это уже не шутки, так что пошёл писать кляузу на конторку, обслуживавшую механизмы этой линии. 

    Только справился, выяснилось, что побежал стояк: сантехники криво сварили трубы, хотя, казалось бы, чего тут сложного?! Это тебе не металл и даже не старые пластиковые трубы! Тут даже ребёнок справится, уметь-то ничего не нужно: вставил два конца в машинку, нажал кнопку… вуаля! Даже шва на полисисдюардановой поверхности не видно, да и внутренняя сетка монолитная.

    Так ведь нет! И тут накосячили Джамшуты. В итоге, два автономных пылесоса, нахлебавшись воды, встали колом. А я говорил, берите универсальные! Но нет, завхоз сделал всё по-своему! Мы же умные! Якобы сэкономил компании десяток тысяч при покупке. Мол, у нас сухое фрезерование  и прочие процессы, а потому в цеху жидкостей не бывает! Ну вот, появилась, и чего?

    И главное, решать проблему нужно срочно, производство у нас хоть и не требует стерильной чистоты, но станки  при обработке некоторых заготовок будто дымят, родные уловители мелкой стружки банально не справляются. Вытяжка, конечно, помогает, но если не убирать, уже к концу одного дня в зале обработки дышать, мало того что становиться тяжело, так есть все шансы изуродовать подвижные части станковых манипуляторов. Они, конечно, защищены, но под кожух всё равно нет-нет, а что-нибудь да попадает.

    Говорят, раньше всем было плевать, делалось всё руками с минимум механизации. Агрегаты стояли кондовые, древние. По сути, мотор передачи да продольно вращающиеся части, а народу выдали респираторы и вперёд! Ну, максимум молоко за вредность. Но с принятием нового трудового кодекса всё поменялось. Там чётко прописаны ГОСТы по чистоте, освещению, зашумлению и прочему. И если чего, один звонок от рабочего в трудовую инспекцию — и цех закроют, пока будет идти разбирательство, а это может длиться не один месяц. А затем таких штрафов навешают, хоть сам иди и вешайся.

    Но это ещё ладно, но вот после войны, когда ввели ещё и ГРТР, регулирующий количество наёмных работников, и всем пришлось срочно роботизироваться, вот тогда-то владельцы таких вот малых заводов реально взвыли. 

    И пришлось буквально на коленке их чистить, сушить, тестировать и заново программировать. Причём не на штатной прошивке, потому как та заблокировалась, требуя отвезти устройство в авторизованный сервисный центр, а с благословления Вольфыча подгонять найденную в сети, благо в пылесосе главное, чтобы исправно работал, а фирменный он или «поломанный» никого особо не интересует. Так что пришлось повозиться. А как по-другому, если этот пылесос — сложное кибернетическое устройство. Вот только если в России ты имеешь специальность «инженер-специалист кибернетических систем», то начальство, особенно имея приставку к должности «экстра-класса» считает, что ты априори должен уметь чинить всё, начиная от автоматической зубной щётки и заканчивая псевдоживыми механизмами.

    В крупных организациях, наверняка, царили иные порядки. Ну да, когда у тебя не два десятка, а две тысячи роботов под присмотром, сам в каждый не полезешь, да и на мелочи вроде прорванной канализации времени точно не будет.

    Была бы сейчас возможность занять такое тёплое местечко, я бы, наверное, подумал, а вот раньше  принципиально не пошёл в такую контору работать, хоть мне и делали предложения. По наивности делал стойку на слишком большое количество начальников и кривился от того, что на каждый чих имеется инструкция. А я ведь птица гордая. Я тогда целым «выпускником с красной корочкой» был, можно сказать, художником себя считал, любил свободное творчество! Вот и напоролся так, что с избытком хватило, а заодно с шишками приобрёл бесценный опыт и понимание, что чем больше между тобой и директоратом разнообразных прокладок, а у тебя самого чётких инструкций, тем лучше ты себя чувствуешь, особенно когда у предприятия начинаются проблемы.

    К тому же по деньгам получалось почти одинаково, что в крупняк идти, что к малому частнику, а место и должность выглядели вкуснее. Так что я чувствовал себя поймавшим удачу за хвост, отвечал за свои слова и действия и не парился, пока не припёрло.

    Ну а чего дёргаться-то было? Двадцать пять лет, с личной жизнью всё в порядке, можно сказать, бьёт ключом, девушка — красавица на зависть немногочисленным приятелям, с финансами тоже проблем не имелось, собирались квартирку покупать. Ну а после дня «Х»…

    В общем-то, первый год всё было хорошо, вот только от планов пришлось временно отказаться. Ну не готов я был к тому, чтобы Катя меня финансировала, да и с новым индексом социалки уже подобранная жилплощадь мне не полагалась. К тому же собственный денежный ручеёк обмельчал, и на то чтобы сменить имеющуюся халупу в старом панельном доме на что-то более достойное тупо не хватало.

    Тут ведь какое дело. Я считаюсь вроде бы как проштрафившимся, и «Большой брат» внимательно бдит. В личную жизнь товарищи с серьёзными лицами не лезут, хоть дочку президента окучивай — твоё личное дело, но если станет известно, что подобные связи завязаны на материальной выгоде… Другими словами, одолжить три рубля на пиво не возбраняется, а вот если кто-то решит, что из-за подобных контактов ты живёшь не по средствам, или тебе дарят кучу подарков…

    В общем, один раз так неудачно попавшись в прошлом, теперь приходилось существовать на одну «белую» зарплату при минимальной ставке, потому как бонусы и прочее мне не полагались. В результате, некое нездоровье в королевстве Датском можно было заметить уже в первый год нашей вроде как совместной жизни. Катя жила у себя, я у себя, а всё остальное наскоками, словно не у взрослых людей, уже готовящихся совершить следующий шаг, а у подростков.

    Но, что скрывать, я к этому даже привык и через какое-то время стал находить подобное существование весьма комфортным. Например, пусть на горячий ужин я не мог рассчитывать, но никто не мешал накатить под пельмешки бутылочку-другую тёмного нефильтрованного. А то и стопочку опрокинуть, если мне было точно известно, что подруга сегодня ко мне не нагрянет. С устатку оно самое то. А затем нацепить шлем виртуальной реальности, зная, что никто не будет меня беспокоить и завалиться на диван, убежав от серой действительности в иллюзорные миры.

    Шлем у меня тоже был особенный. «Супер Хенд-Мейд», можно сказать! Полноценная виртуальная реальность, всего лет пять как из фантастики ставшая чем-то обыденным, так и не получила ещё полноценного массового распространения. Ценники на оборудование весьма и весьма кусались, особенно на новинки, которые массово появлялись каждый год и на которые ориентировались производители ВР-игр.

    Надо признать, что заинтересовался я этой темой всё же не из-за хорошей жизни, а по той причине, что что-то во мне успело поменяться и былое холостяцкое существование уже перестало казаться чем-то нормальным. Книги, компьютер, телевизор, да и другие нехитрые развлечения как-то потускнели, и в те дни, когда я оставался один, всё же хотелось чего-то большего.

    В общем, я стал пробивать эту тему. Для покупки устройства, не обещающего в перспективе устареть через год с небольшим, мне — под пристальным присмотром нашего государства — требовалось бы голодать месяца три. Что, на мой взгляд, было неприемлемо. Наше превозносимое в любых новостях либерально-демократическое правительство человеку с пониженным статусом социальной значимости никогда не дало бы кредит. Нет, взять-то я его мог бы в любом из банков, но под такой грабительский процент и жутковатые пени, что в очередной раз сидел бы на голодном пайке, но только уже не пару месяцев, а незнамо сколько лет.

    В общем, куда ни плюнь при нашей «свободе и демократических ценностях» везде клин. И, к сожалению, виден он мне стал только после того, как я лично одномоментно оказался малозначимым членом общества. Как и то, что живу я не при повсеместно порицаемом коммунизме в Кровавом СССР и не при несостоявшейся монархии, которую обещали в девяносто втором участники провалившегося «Восстания Вершинина», а, как говорят по телевизору,  «в самом справедливом и человечном обществе на Земле…» Хорошем таком, с хищным оскалом капитализма.

    Даже не верится, что после ужасов и позора девяностых, которые нам в учебниках описывали чуть ли не как золотой век, управляющая страной семибанкирщина смогла, пусть и путём огромных жертв, победить в Третьей Мировой Войне 2014-2017-тых годов. И против кого! Против так обожаемых ими ранее США, которые позарились на их неприкосновенные капиталы.

    До сих пор помню, как мелким пацаном, лет пяти, трясся в метро во время ядерной бомбардировки Москвы. Сейчас-то старую столицу никто уже и не вспоминает, а я когда-то там родился, и выжили мы с мамой и папой только потому, что ближайшая станция подземки располагалась довольно глубоко под землёй.

    Но всё это лирика. А вот от интересов своих я не отказался, продолжил рыть глобальную сеть и однажды на одном из специализированных тематических форумов наткнулся на крайне интересное видео. Один индус сумел разогнать «Окулус Нимб 300» — шлем позапрошлого поколения — так, что тот стал тянуть все современные игры.

    Такой я себе позволить мог. Тем более на онлайн-барахолке с третьих рук. А потом, пользуясь выкладками с форума, проапгрейдил его в домашних условиях, благо всё для этого у меня либо имелось, либо я мог это достать.

    И действительно, даже самые новые проекты теперь спокойно запускались даже на такой древности. Конечно, многие писали, что лучше этого не делать, дескать, сама система трансляции напрямую в мозг ещё не до конца изучена, и если что-то пойдёт не так, шансы остаться овощем несоизмеримо возрастают, но… как говорится, Бог не выдаст, свинья не съест, а на мнение разлюбезной Катерины мне уже как бы было... Ну не плевать, но… Тем более что после каждого сеанса я проверял шлем и пока не нашёл ни одного сбоя в его работе. Так что считал, что волноваться не о чем.

    Выйдя из проходной завода, я поплёлся в сторону газотранспортной остановки. Личного транспорта мне с таким индексом до сих пор не полагалось иметь, так что сумма, на которую вполне можно было два раза плотно поесть в нашей столовой с меню из трёх блюд, ежедневно уходила на поездку туда и обратно. Дождавшись автобуса и заплатив с вшитого в руку чипа за проезд на сидячем месте, ибо моя остановка очень не скоро, уселся поудобнее, игнорируя презрительно осуждающий взгляд какой-то старушки, мнущейся возле меня в проходе.

    Да, самому неприятно, а что поделать? Пришлось заткнуть уши плеером и игнорировать. Старшему поколению ведь не объяснишь, что у неё и так проезд со скидкой, а если я сейчас уступлю ей место, камера в салоне непременно это зафиксирует. Мне влепят штраф за нарушение правил оплаты проезда, а ей ещё сильнее понизят индекс социальной значимости по статье «попрошайничество».

    Он и так после пятидесяти падает по десять пунктов в год, если, конечно, ты не имеешь «сейва» по причине особой значимости или накопления капиталов свыше тысячи стандартных годовых прожиточных минимумов. Каждый, примерно в два с половиной раза больше моей нынешней зарплаты за двенадцать месяцев, а бабка не шибко-то похожа на миллиардершу. Короче, такие люди на автобусах не ездят.

    Вышел привычно на остановке за три квартала от дома. Я вообще жил удачно, с одной стороны, метро под боком, но это дорого, платить за три перехода с ветки на ветку я был не готов, но с другой стороны, подземка — дело козырное. Стоит немного пройтись утром и вечером, дождаться нужного автобуса — и я практически у ворот завода. Всё-таки, вот как по мне, Марина Петровна вовсе не прогадала, прикупив размещение и содержа частную остановку возле своей территории. Да и живущие неподалёку люди ей благодарны, проще заплатить лишний рубль, чем переться на два километра в ту или иную сторону

    Задумчиво посмотрев на яркую витрину круглосуточного магазина, подумал, что стоит прикупить что-нибудь в холодильник. Но прежде достал из кармана телефон, благо привилегию пользования смартфоном я возвратил себе ещё полтора года назад и, набрав номер Кати, поднёс трубку к уху.

    — Ало, солныш… — начал было я, когда динамик перестал издавать длинные гудки.

    — Вова, я сейчас занята, — отозвался телефон до боли знакомым, чуть запыхавшимся голосом, а затем быстро добавил: — Я на важной встрече. Не звони… Люблю, целую, ночевать буду у себя! Чао.

    Подруга выключила трубку, заставив меня глубоко вздохнуть и стиснуть зубы, давя поднимающуюся изнутри ярость. Сосчитав до тридцати, я уже с холодным, ничего не выражающим взглядом активировал собственноручно написанную программу, выставил нужные параметры безопасности и ввёл код резидентного трояна, установленного мною же на смартфоне моей… пока ещё не жены.

    Мне ли не знать, как обойти разнообразные защиты, которые что «яблоко», что другие компании пихают в свои поделки. Прав Вольфыч, при моей профессии нужно уметь всё и даже чуточку больше. Так что связь установилась почти мгновенно, наплевав на моего оператора и не трогая глобальную сеть, в которой ещё хоть как-то можно отследить мой девайс, а воспользовавшись аппаратурой совсем другой фирмы, благо их было как грязи.  

    Сладострастные стоны занимающейся сексом женщины, порыкивание нахваливаемого ею любовника, голос которого был мне смутно знаком, а затем довольно циничный разговор, в основном, обо мне. Всё сводилось к тому, что Катерина вполне мной довольна, а отвечая на вопрос, сказала, что выйдет за меня, а нынешний её собеседник заявил, как это хорошо и вообще правильно, после чего вновь стал пользовать мою женщину, а я отключил прослушку.

    Возмущение, боль, обида, ревность, вообще, любые иные эмоции, кроме ярости, уже давно не посещали меня в подобные моменты. Наверное, Катерина думала, что я так ничего и не заметил до сих пор, вот только то, что прошла любовь, завяли помидоры, я понял ещё год назад, когда наши встречи стали происходить всё реже, а у неё появились незнакомые мне «хорошие друзья». Нигде не работающая богатая дочка владелицы собственного малого завода ни капельки не поменялась в нашем с ней общении, но мужская чуйка подсказала, что, собственно, происходит. А чуть позже я установил троян и смог в этом убедиться, несколько раз даже визуально, благодаря камере неудачно отброшенного телефона.

     Подросшая золотая молодёжь пользовала мою девушку, а она пользовала их, будучи в своём естественном кругу общения. Партнёры менялись с завидной регулярностью, наше же совместное времяпрепровождение постоянно сокращалось, но я терпел. Много думал над этим вопросом и терпел, делая вид, что все в норме.

    Почему? Да всё просто! Я хиляк и не самоубийца, чтобы лезть разбираться по-мужски с сынками банкиров и олигархов, а денег на круглосуточную охрану из хотя бы парочку мордоворотов у меня нет. Плюс чёртов индекс социальной значимости, бросив Катю, я тут же потеряю дохрена балов с подачи родного государства, заведу сам любовницу — то же самое! Так что доступа к другому телу у меня просто не было, а потребности имелись, и я их удовлетворял.

    К тому же мне нужна была наша свадьба. Она сразу же поднимала меня на множество пунктов, а там хоть трава не расти. Не знаю, зачем я нужен был той шлюхе, которая выросла из прекрасной девушки, хотя я почему-то уверен, что без Марины Петровны здесь не обошлось. Да я и сам, ещё когда убедился в том, что мне изменяют, порвал бы все связи, вот только потом можно на последние деньги сразу же покупать верёвку и кусок хозяйственного мыла.

    В общем, мне Екатерина пока что была необходима! А как закончится этот фарс — сразу же буду решать, что мне, собственно, дальше делать. Уже в качестве законопослушного человека с повышенным индексом, благо, если смог добиться его роста, отмены начислений не предусмотрено, что бы ни произошло. Можно будет, например, сразу же подать на развод под каким-нибудь благовидным предлогом. Как вариант, отодрать напоследок как следует жёнушку и после очередного рандеву по «хорошим друзьям» выпихнуть вон, обнародовав записи её развлечений. Или придумать что-либо ещё. Чтобы по мою душу не припёрлись киллеры от Марины Петровны или кого-то из её хахалей. Главное, вернуть и повысить свой статус, избавиться от наблюдения, после чего любые мои поступки не будут рассматриваться как предосудительные, а в счастливую жизнь совместно с Екатериной я уже давно не верю.

    Взъерошив рукой волосы, по привычке проверяя, не отросли ли ещё ветвистые рога, пусть даже мы пока не женаты, я убрал телефон и вновь обратил своё внимание на магазин. Вопрос идти в платную часть, где продают естественные продукты, или в эрзац больше не стоял. Так что, обойдя пахучую группу нищих попрошаек, давно прописавшихся рядом со входом, почти безстатусников, которых от уровня животных, а соответственно, переселения и принудительных работ отделяла лишь пара-тройка оставшихся до нижней планки балов, я направился в отдел дешёвой продукции.

    Говорят, соя, концентраты, консерванты и прочие ГМО очень вредны, но и я не миллионер, чтобы тратиться на дорогую еду. Вот что нравится большинству, так это чистота и ломящиеся от товаров полки, а всё остальное — ерунда, во всяком случае, именно такое впечатление производила толпа народа, которая активно закупалась именно в этой секции магазина и не выглядела опечаленной вроде как некачественной жратвой.

    Взяв пельменей, пива, сметанного продукта и замороженную пиццу, отправился домой. Идти-то было недалеко, но меня два раза останавливал разъездной патруль полиции, а возле подъезда я наткнулся на окончание мизансцены: нарики пробрались в холл, а наши вызвали наряд! Одного неизвестного мне парня, истекающего кровью, на носилках небрежно закладывали в карету санитарной перевозки два мужика, а над расстрелянным трупом стоял полицейский и бронированный судья, снимавший показания у Инны Юрьевны, столетней бабки с первого этажа, обычно дико орущей на всех проходящих мимо её квартиры людей.

    Меня тоже остановили, проверили индекс, который судье сразу же не понравился, взяли анализ крови и провели быстрый обыск, не забыв дать подышать в трубку. Пиво в пакете его особо не заинтересовало, как, впрочем, и всё остальное, но задерживать было не за что, так что, сняв скан с личного чипа и отфоткав документы, меня отпустили. 

    Быстро разогрев пиццу, больше похожую на жёсткую лепёшку, на которую накидали нечто невнятное, и перекусив чем бог послал, не открывая пока пивасик, задержавшийся в холодильнике, устроился поудобнее на диване, натянул шлем и запустил игру. Перед глазами промелькнула заставка производителя, а затем, как обычно, в центре появилось светлое пятно словно от прожектора, движущегося по замусоренной улице.

    Я уже приготовился увидеть привычную картинку бегущего человека, как застрекотали выстрелы, трассерами взрезая темноту, где-то вдалеке взревел мотор. Спустя какое-то мгновение промелькнувший на дороге ржавый остов горелой машины с грохотом отлетел в сторону, и моему взору предстал протаранивший его тяжёлый армейский грузовик КАМАЗ 21-447 с надписью «Корпоративная доставка SUB» на бронированном борту, который, громя всё на своём пути, отстреливался от кого-то из всех своих трёх турелей. Внезапно на автомобиле взвыли тревожные сирены и врубились мигалки.

     

    «Внимание! Происходит сезонное обновление игрового контента! Идёт обновление клиентской части. Ожидайте завершения загрузки, не выключая устройство виртуальной реальности от питания».

     

    Данное сообщение бесконечной бегущей строкой протянулось прямо под кругом прожектора, а чуть ниже замигала другая надпись:

     

    «Чтобы ознакомиться с изменениями, нововведениями и списком устранённых ошибок, мысленно произнесите команду «Открыть». Для просмотра открывшегося окна…»

     

    Дальше я не читал, потому как давно уже знал принцип взаимодействия с интерфейсом. Вместо этого, использовав команду, уставился на появившееся окошко.

     

    «Список изменений сезонного патча 4.256»

    «Основные изменения…»

    «Изменения личных боевых миссий»

    «1. Открыто сюжетное продолжение миссии “Восстание Ангелов” — “Тенши Шипуден!” Для продолжения ранее сделанного задания…»

     

    Так, ну это неинтересно. Разобраться с подробным изучением списка можно было и с телефона по дороге на работу. Тем более что текста здесь было до неприличия много, а индикатор загрузки обновления заполнялся довольно-таки быстро, так что я всё равно не успевал нормально вникнуть во все нюансы.

    Вместо этого пролистал окно на самое вкусное, порой обидное, но интересное.

     

    «Классовые изменения»

    «Урбан-самурай»…

    «Милитари-омёдзё»…

    «Нейро-колдун»…

    «Криокинетик»…

    «Пирокинетик»…

    «Пси-паладин»…

     

    Я промахнул огромный список имевшихся в игре классов, сетуя на то, что разработчики не удосужились расположить их в алфавитном порядке, а делили по каким-то своим группам с внутриигровой логикой. Выхватывая взглядом лишь некоторые названия, я наконец-то добрался до нужной строки и углубился в чтение.

     

    «Кибер-ниндзя»

    «1. Изменения в работоспособности имплантов…»

     

    Спустя пару минут и страницу вдумчиво прочитанного текста я, досадливо крякнув, закрыл окно со списком обновлений. Ну что можно сказать? На первый взгляд нас в очередной раз нерфнули. То есть порезали способности, не дав практически ничего взамен. Хотя вру, сила синтетических мышц была увеличена аж на целых два процента! Охренеть как много!

    Хуже всего, конечно, было PvP-шникам, особенно тем, которые использовали в бою телескопическое копьё. Я много читал разнообразного воя на форуме игры, мол, «всих рву, но нимагу побядить нинтсю с капиом! Админы эта лол!!! Гамать невазможна — брасаю игру111!!!...» И тому подобные опусы из разряда: все, кто играет за кибер-ниндзя, моральные уроды и одноклеточные существа, потому как меня убивают.

    Но, в общем-то, меня это как-то не трогало. Нет, конечно, и мне неприятно было пусть небольшое, но снижение точности действий в режиме «Б.З.В.», но я старался всё делать сам, подыгрывая системе, а не полагаясь исключительно на неё. Так же поменяли несколько скилов от высокоуровневых имплантов и под конец сделали бонус-баф для «Armor penetration» на двуручные турбо-молоты на каждый второй результативный удар. Вроде как попытка добавить привлекательности классу в рейдовом PVE, потому как в боях против других игроков эта медленная кувалда с накачкой под «Сильный удар» была практически бесполезна.

    Вот только много ли ниндзя вообще ходят с этими огромными бандурами? Ведь мало просто купить новое оружие, нужно ещё довольно долго его осваивать, и не только как виртуальный игрок, но и в числовом значении, заполняя довольно медленно растущую полоску «Привыкания», на что порой уходит по несколько месяцев игры.

    В общем, на мой взгляд, сомнительная плюшка, к тому же лишающая ниндзя его основного плюса — подвижности. В рейды на те же «Ужастики» потому и ходят в семьдесят два рыла, потому как вмазал один раз по тебе босс — и всё! Одно попадание — один труп! А я на тренировочном стенде как-то махал этой кувалдиной в триальном режиме — так, чисто для интереса, попробовать. Так вот, чтобы совершить правильный «Сильный удар» нужно секунд пять готовиться, стоя на одном месте и удерживая молот, буквально вырывающийся из рук, что само по себе непросто. Куда веселее активировать турбину в прыжке, как делают это те же пси-паладины. Вот только с весом моего персонажа получается не страшный бабах и обломки тренировочного дроида на месте попадания, а безумный полёт в произвольную сторону с хаотичными кувырками на враз взбесившемся оружии. Но это так, исключительно в городе и забавы ради. 

    Наконец-то прогресс-бар заполнился на сто процентов. Бронегрузовик взбрыкнул, водила дал по газам, и машина, оставляя дымный след, унеслась в неведомые дали. Почти тут же, нагоняя её, слегка пригнувшись, под свет от фонаря выбежала фигура ниндзя, ловким кувырком уходя от последней очереди из турели, а ещё через секунду расчищенная дорога закончилась, и появились первые препятствия.

    В течение пяти минут, покуда происходила подгрузка обновлённой клиентской базы, я развлекался игрой в этот незатейливый, но очень красивый раннер с элементами паркура, мысленно отдавая персонажу нужные команды, а затем воин-тень ускорился, убегая за пределы зрения, и прожектор медленно погас. В следующую секунду окружающее пространство сотряслось от удара, раздался скрежет, и темнота облупилась, словно старая краска, и была сдута порывом ветра, открыв стильное граффити с названием игры, нарисованным на старой кирпичной стене: «Taiga: Mark of the Beast»

    — Тайга: Кемоно но Маку! — прорычал безымянный японский самурай под грохот грома, стук какого-то барабана и далёкие завывания актёров театра кабуки.

    «Тигр: Знак Зверя», — лаконично сообщил некто, быстро дописав понизу логотипа толстым маркером перевод на русский язык.

    Заставка несколько отдалилась, словно я подался назад, а затем, уже чувствуя своё виртуальное тело, рванулся вперёд, проламывая собой стену. Ещё мгновение дезориентации — и я уже стоял посреди улицы огромного футуристического города «Мегатополис». По сюжету игры единственного крупного поселения человечества на изуродованной войной людей и пришельцев «Genjo» планете Земля, расположенном где-то на японских островах.

    Ну да. «Тигр: Марка Зверя» — сессионная экшн рпг в стиле киберпанка. Новейшая игра от японских разработчиков «SNK-Bandai» совсем недавно стала хитом среди VR-игр. А всё потому, что в наш прожжённый меркантилизмом век в ней использовали, казалось бы, давно почившую «Фритуплей модель». И это был взрыв сознания для многих миллионов игроков, привыкших к тому, что виртуальная реальность — это очень и очень дорогое удовольствие.

    А ведь как ржали над разработчиками многочисленные конкуренты и критики. Как предрекали полный провал и разорение компании из-за отличной от других модели распространения. Устоявшейся системы, предполагающей одновременную продажу клиента, плюс спец-чипсета для оборудования с абонементом на первый день игры и последующей посекундной оплатой.

    Как же красиво после релиза узкоглазые островитяне в очередной раз сделали всех, доказав, что мнение экспертов — ничто, а желание пользователей — всё! 

    Скачать контент, находящийся в свободном доступе, и подключится к «лобби» игры мог кто угодно. Главное, чтобы шлем или другое устройство подходили под минимальные требования для запуска игры. При этом единственным сдерживающим фактором была обязательная регистрация либо кредитной или дебетовой карты, либо платёжного чипа, как у меня, либо просто счёта в банке. А также последующий обязательный взнос в одну минимальную платёжную денежную единицу, которой для России считалась копейка.  Вот, собственно, и всё! Далее только игрок решал, тратиться ли на что-нибудь из предоставляемого игрой платного ассортимента или пользоваться халявным контентом.

    Хотя, слово «лобби» было тут неуместно. Просто если раньше им обозначали экран ожидания для выбора режима игры и будущих партнёров в команду, то в «Полосатом» это был целый город. Огромный вроде бы мирный мегаполис с окрестностями, где игроки могли свободно перемещаться, общаться и даже выпивать. Понятно, что последнее исключительно за денежку, а в случае, если игрок — ребёнок, подобная опция была недоступна.

    За неё же родимую, можно было сходить в кинотеатр по цене реального билета и посмотреть новинки сезона, идущие в стране регистрации аккаунта. Или отправиться в дорогой ресторан, позволить себе который в реальной жизни было бы затруднительно, или на аттракционы, точные, лицензированные копии которых, собранные со всего мира, находились в особой развлекательной зоне. Казино, театры, даже метро стёртой с лица земли Москвы, короче, здесь было почти всё, кроме, пожалуй, борделей.

    Сексуальные отношения слишком задирали возрастной рейтинг игры, да и была она не про это, благо для озабоченных ценителей существовали подпольные VR-hub вроде «PornoSwitch», «StickHoleMeet» и прочие, которые, хоть и блокировались государствами, но желающих поразвлечься это практически не останавливало.

    Кроме того, разделение полов ограничивало бы продажу «шкурок» персонажей — изменения внешнего вида. Так сейчас можно было спокойно бегать за симпатичную «тяночку» разговаривая вместо немелодичного баса нежным пищащим голоском, который тоже настраивался. Всё равно никто не сможет залезть в реальные штаны и проверить, что там на самом деле.

    Впрочем, лично я даже не задумывался над тем, чтобы купить себе скин миленькой «куноичи». Во-первых, это  шло в разрез с моим принципом не донатить в играх. Даже таких клёвых, как эта. А во-вторых, геймплей был от первого лица, а потому терялся сам кайф наблюдения за попкой, виляющей на экране, то самое каноничное «шо я на жопу мужика всю игру смотреть буду?», которым ранее в обычных ММО оправдывались любители погонять за противоположный пол.  Да и вообще, одно дело — милая попка на весь монитор, а другое -  опустив глаза, ломать себе психику прыгающими при беге виртуальными грудями.

    Надо сказать, что из-за моих же принципов не платить за игру было недоступно много различного контента. В частности, PvP-схватки с другими игроками, крепкий алкоголь, курение и прочее кино, чему я был только рад. Это всё — недешёвое удовольствие, а будь я менее упёртый, с моими финансовыми проблемами в «Тигрёнке» легко остался бы с пустым кошельком.

    А чтобы отдохнуть после рабочего дня в пустой квартире мне хватало и PvE. То есть выполнения специальных заданий против противников, управляемых не игроками, за которые пусть медленно, но начислялась специальная валюта. Которую, кстати, тоже можно было потратить в городе, так что я с удовольствием посещал кинотеатры, пусть и не на новинки, но ходил на старые добрые фильмы. Да и чтобы перехватить какие-нибудь суши или настоящую пиццу всегда хватало.

    Что же касательно PvP, «задротить» я никогда не любил, а в сражениях игроков решал именно фактор проведённого в игре времени и долгих изнурительных тренировок, наработанных заранее комбинаций и тактик. По той же причине мой персонаж за пару месяцев всё ещё был двадцать третьего уровня с имплантами первого тира, то бишь считался если не нубом, то явно ниже среднего уровня. Но отдохнуть хватало.

    Играл я за «кибер-ниндзя», в общем-то, того же, которым только что бегал в раннере. Нечто среднее между дамагером и реконом — сильный воин среднего и ближнего боя, при малой эффективности брони делающий упор на маскировку. Но без всяких там голографических накидок или генераторов невидимости. Двигайся в тенях, атакуй с неожиданных позиций и скрывайся от врага в облаках едкого дыма, а если что, уничтожь в рукопашной! Самое то, как по мне!

    Оружие при генерации выбрал под стать — кусаригаму. Японский боевой серп с цепью и грузиком на другом конце. Причём, благодаря сеттингу киберпанка, цепь могла до определённых пределов удлиняться, а её боёк раскрываться, становясь кошкой. С её помощью можно было забраться на недосягаемые ранее места, а то и вовсе залезть туда, куда не мог ни один из других классов. В пару к ней я носил энергетический танто. Страшная штука, между прочим, пусть и, по сути, короткий меч! Потоковый плазменный резак, который, накопив энергию, позволял лихо расправляться как с человеческими противниками, так и с порой неуязвимыми андроидами и прочими киборгами.

    А это, надо сказать, не шутка, а фактически признак серьёзного PvE-дамагера, потому как в лобовом столкновении роботизированные противники делали даже пси-паладинов, лучших, по мнению комьюнити, танков-дамагеров в игре. Вот только, по мнению тех же «экспертов», «…Кибер-ниндзя против Паладильников — сосо, патамушта…» Хотя, наверное, их суждению вполне можно было доверять, ведь в бои против других игроков я не ходил, а цифровые-ассасины уделывали палов, как детей.

    Возвращаясь к моему оружию, у меня имелось ещё несколько десятков острых предметов, явно японского происхождения, предназначенных для забрасывания врагов. Сюрикены, кунаи и сенбоны, которые я метал словно Бог! Не потому, что умею или такой меткий — вне игры у меня вообще, хоть морда не противная, но зрение минус шесть и соответствующие очки. А потому что персонаж такой, и кинуть по желанию две металлические хреновины так, чтобы они в полёте ударились друг от друга и срикошетили под сто восемьдесят градусов, фигня вопрос!

    Имелось ещё несколько бомбочек с разным эффектом, а также когти тигра «сюко».  Вообще, исторически приспособа, чтобы забираться по стенам и висеть на потолке, хотя при желании ими тоже можно было эффективно сражаться. Однако так как я был наполовину киборгом, ползать по стенам умел и без подобной приблуды, штуковина с когтями была не совсем оружием, а частью экипировки класса, и я ей с удовольствием пользовался в ближнем бою со слабыми противниками.

    Однако главным оружием был я сам! Чем этот класс мне и нравился. Пусть в реале драться я не умел, пытался, конечно, научиться, но… так и вырос дрищём, и никакой бокс не помог, здесь же я становился настоящей машиной для убийства. Как это достигалось, честно говоря, до сих пор не разобрался, но как лучший персонаж дамагер ближнего боя я творил чудеса! От того болезненнее было моё бессилие в реале, и слава всем святым, что я уже взрослый, разумный человек. А оттого в голове не возникает мечтаний о том, как я в образе своего персонажа разбираюсь с «хорошими друзьями» Екатерины.

    В любом случае всегда круто почувствовать себя героем из аниме про ниндзя или персонажем китайских боевиков у-ся.

    Настроения сидеть в кафе или с кем-нибудь общаться не было. Кино тоже не прельщало, хотя на этой неделе администрация запустила марафон азиатской культуры, и в некоторых кинотеатрах гнали старые ленты о самураях, мастерах кунг-фу из Шаолиня и прочих якудза, а входные билеты стоили какие-то смешные копейки в игровой валюте… И всё же.

    Честно говоря, как это обычно бывает после очередного подтверждения хронической неверности Екатерины, мне хотелось кого-нибудь убить. Так что я отправился прямиком к одному из терминалов, в изобилии установленных по всей улице. В нём можно было взять задание, то есть, по сути, создать сессию игры для одного себя или команды. Пролистав список доступных миссий, выбрал слот под названием «Падение семьи Красных Псов», сложность, как обычно, «Hardcore». Я уже пару раз проходил этот квест, но наскучить он мне ещё не успел, тем более что в усложнённом режиме приходилось и повозиться, и пораскинуть мозгами, а не тупо пройтись асфальтным катком по трём мобам-имбицилам. Да и награды были очень даже ничего! Тем более каждый раз можно было варьировать тактику, что делало игру весьма интересной.

    Отметив выбранное, я отошёл от терминала и свернул в ближайший проулок. Он заканчивался тупиком с одной-единственной заколоченной дверью. Стоило только коснуться её, как передо мной возникла надпись с вопросом, хочу ли я начать миссию. Я мысленно ответил «Да», и моё тело на автомате быстро выломало толстые доски и тихо скользнуло в приоткрывшийся проход.

    Глава 2

    Взяв быстрый разбег, я нёсся вверх по вертикальной кирпичной стене. Активировавшийся пассивный скилл медленно, но верно жрал полоску основного ресурса «Энергия». Совершенно не задумываясь о невероятности происходящего, я бежал мимо проносящихся окон жилых квартир, чувствуя захлёстывающие меня ощущения свободы и могущества, как, собственно, и всегда, когда я в теле своего персонажа совершал что-то невозможное в реале. Уже только из-за этого стоило тратить своё драгоценное время на виртуальные игры!

    Пятый этаж, седьмой… Последние несколько шагов — нога ступает на парапет крыши, и сразу же я отпрыгиваю по высокой дуге спиной вперёд, словно тень взмыв над двумя вооружёнными людьми в форменной броне охранников компании «S-CRAY».  Время привычно замедляется, и я, недолго думая, мысленно выбираю участки для поражения метательным оружием, казалось бы, мгновение, а с рук уже срываются два куная, чтобы через долю секунды вонзиться в неприкрытые шеи ошарашенных моим появлением боевиков.

    Отменяю «Б.З.В.», боковым зрением заметив, что потратились какие-то жалкие четырнадцать процентов от жёлтой шкалы, а игровая система исправно сообщила о смерти двух мобов. Но отвлекаться нельзя, потому как тело, продолжая движение, словно само привычно закрутило тройное сальто-мортале, и это на высоте восьмого этажа прямо над далёкой тёмной улицей, разверзнувшейся сейчас прямо подо мной. Впрочем, для моего класса в игре подобная ситуация вполне естественна, а потому не вызывает поводов для беспокойства.

    Выйдя из кувырков через пару мгновений, уже готовый к продолжению банкета, я плавным движением снял с держателя на поясе кусаригаму, быстро раскручивая цепь.

    От внезапного ощущения свободного падения в кровь хлынула новая порция адреналина, и неприятно засосало под ложечкой. Снова активировав систему «Боевого Замедления Времени», я, наметив точку на парапете крыши и мысленно уточнив обязательный перевод бойка в состояние «кошки», активировал выполнение броска.

    В последнее время, прислушавшись к прочитанному в сети совету, все автоматизированные движения персонажа я предпочитал выполнять самостоятельно. Точнее, не просто отдавать «мыслеприказ», сделать нечто, после чего дожидаться выполнения или неудачи в зависимости от указанных процентов, а шевелиться самому. По словам сетевых гуру, это значительно увеличивало шансы на успех выполняемых приёмов, примерно на одну четвёртую от заявленного результата. Я проверял, разработчики действительно говорили о бонусах, которые будут получать те игроки, которые не ленятся сами учиться управлять действиями персонажа, будь то бой или та же самая акробатика.

    Последний взмах — и отслеживаемая пальцами цепь с тихим шорохом улетела в сторону ранее поставленной метки. Я, можно сказать, на инстинктах почувствовал, что кошка зацепилась и выдержит мой вес, за мгновение до того как это произошло, а потому сразу же рванул звенья на себя, буквально зашвыривая тело обратно на крышу.

    Всё — меня заметили. Раздались встревоженные крики, напоминая, что мобы ещё не закончились, и пусть появился я не только эффектно, но и эффективно, осталось ещё как минимум трое, включая командира, которому нужно было незамедлительно уделить особое внимание.

    А всё потому, что эта сволочь в белой силовой броне с золотым наплечником могла мне сейчас здорово насолить. Элитный моб «Офицер патруля. 18 уровень», как и некоторые другие противники вроде дронов-стражников, обладал способностью поднять тревогу по всему охраняемому объекту и вызвать подкрепление. Но не это самое неприятное! Стоит только включиться сирене — и запустится очень нежелательный для меня сценарий.

    Опасаясь за свою жизнь, главный босс миссии «Оябун Красных Псов» немедленно покинет здание, напоследок убив находящуюся у него в заложниках дочь главы одной из крупных игровых корпораций, занимающихся высокотехнологичными военными имплантами. Цель она необязательная, для успешного выполнения миссии достаточно просто ворваться в здание и порубить всех в капусту, но я всё-таки ниндзя, а потому бонусные очки и призы мне начисляются в первую очередь за «тихое» выполнение поставленной задачи. Да и признательность от «Arima Industries», и доступ к раскачке репутации с ними, а значит, и возможность приобретать их линейку продукции на моём уровне будут совершенно не лишним. 

    А что касается капитана, в прямом бою он для меня неудобный противник. Особенно, если успеет выставить силовой щит. Да и в отличие от своих подчинённых, мозгами этот моб не обделён, а потому первый понял, что, собственно, случилось, и сейчас криками вразумлял двух своих оставшихся бойцов. Конечно, в реальности любой из этих вояк был бы способен поднять шухер на своей базе и обломать мне всю малину, но тут, как говорится, игровая условность! Тем более что и я сам не спец тайных операций и вообще не потомственный шиноби из провинции Ига с кибер-имплантами, способный без проблем раскатать пятерых профессиональных наёмников!

    Прыжок вперёд, сложив руки в активирующий способность жест с зубодробительным японским названием «…но дзюцу», по привычке именуемый «блинк», — и я переместился в точку, находящуюся метрах в пяти за спиной офицера. «Б.В.З.» и давно отработанный бросок грузика с уже сложенной «кошкой» произошли словно на автомате. А там уже дело техники, стоило только цепи обмотаться вокруг его шеи, как я поддёрнул элитного моба к себе, сбивая активацию скила, не давая тем самым поднять тревогу.

    Здесь следовало действовать быстро, несмотря на то, что обычные бойцы стормозили, стоило им взять на прицел автоматов нарушителя, как он вдруг исчез, но эффекта неожиданности уже не получится, а потому, если я не потороплюсь, меня просто нашпигуют пулями. Игровые условности игровыми условностями, но боёвка тут суровая, и двух точных попаданий из M-289 хватит, чтобы следующая моя попытка состоялась примерно через полтора дня.

    Да что уж там, одной пули достаточно, чтобы, забив на всё, похромать к выходу из миссии. Пусть даже с меня и спишут большой штраф в игровой валюте за провал задания, выйдя в основной город, ждать исцеления после посещения госпиталя придётся всего полчаса, за которые вполне можно придумать какую-нибудь новую хитрость. Ну, или понять, почему облажался в этот раз.

    Так что я постарался проделать всё быстро. Не дожидаясь, пока противник освободится, подскочил к нему и, всадив в нагрудную пластину серп кусаригамы и даже не проверяя, смертельный  был этот удар или нет, отпустил оружие. Резкая размашистая подсечка с приседанием сбила командира с ног, а я ещё в повороте метнул одну за другой две звездочки-сюрикена в уже целящихся в меня бойцов. Одному этого хватило, чтобы, схватившись за лицо, завалиться на покрытую рубероидом крышу, а вот второй, бросив оружие, успел увернуться, так что, можно сказать, я его только поцарапал.

    Рывок и несколько ударов кулаками оборвали зарождающийся крик. Ближний бой для меня как ниндзя «кэмпо» — это очень хорошо! У моего класса он вообще восполняет запас «Энергии», в то время как какой-нибудь цифровой-ассасин, который в мордобое не менее смертоносен, хоть и использует не свои руки, а исключительно острые железки, ресурс только тратит, а восстанавливает другими способами. В общем, я как ёжик! «Самый сильный я в лесу! Победю саму Лису!»

    Выхватив кунай, вообще-то, тупой сельхоз инструмент, но плотно прописавшийся среди раскрученного поп-культурой оружия настоящего ниндзя после аниме-сериала об одном заводном апельсине, а в моём случае имеющий ещё и молекулярную заточку, я кувырком ушёл от выстрела очухавшегося офицера. Судя по всему, не особо-то я его и пробил, если он сумел вытащить пистолет и садануть из него. Слава Богу, плазма почти беззвучна, но всё равно мало ли что!

    Дорезать подранка было делом техники. Переведя дыхание, вот не знаю, отчего оно в виртуале может сбиваться, я забрал кусаригаму, собрал разбросанное мною же оружие и быстренько облутал трупы. В смысле, забрал положенные мне за убийства противников трофеи! Правда, ничего полезного так и не выпало: жетоны наёмников, пара пачек сигарет, «Мусор из карманов», какое-то «Электронное барахло», нужное только торговцам за сущие копейки и — о чудо! Единственно ценный приз в виде «Каски охранника». Последнее стоило нормальных игровых денег при продаже с аукциона.

    А вот то оружие убитых да их настоящая броня… если последняя была не особо покоцана, то с её помощью персонаж мог замаскироваться под вражеского солдата. Если же, плевав на мораль и прочее, пристукнуть гражданского, то можно прикинуться тем, чью роль он исполнял, и таким образом проникнуть на охраняемый объект или, например, ликвидировать пост противника. Правда, мне это было без надобности. Благодаря особому модулю-импланту, у меня имелся скилл «Голографическое перевоплощение», и тут главное хорошо представлять себе того неигрового персонажа, которым хочешь прикинуться. Правда, из минусов: подобная иллюзия палится камерами наблюдения и многими видами дроидов, — зато если с людьми не запинаться, а также не делать глупостей, то и всё будет хорошо!

    С оружием же «Non player characters», если, конечно, оно не выпало тебе как приз в луте, который можно было забрать с собой, что случалось ну очень редко, другая беда. Им можно было попользоваться, но только в пределах конкретной миссии. Именно так разработчики стимулировали покупку у них всего, что тебе могло понравиться. Вроде как поносил, понравилось — иди-ка брат в магазин и покупай за реальные деньги, если хочешь, конечно, такое же, но своё!

    Многие, конечно же, пользовались именно халявой, прибив в уголке незадачливого охранника, но оружие, доставшееся от неписей, было чаще всего либо на пределе износа, либо не пристрелянным и, в общем, куда хуже того, что можно купить. Не самая приятная ситуация, когда плазменная винтовка возьмёт да и взорвётся у тебя в руках в самый ответственный момент, разрывая в клочки как тебя самого, так и всех окружающих, а какая-нибудь катана, сломается от удара противника. 

    Задумавшись над тем, какие же деньги гребут разработчики со своего продукта, я едва уловил момент, когда на крыше появилось новое действующее лицо, и еле-еле серией прыжков через голову ушёл от града сюрикенов, запущенного моим неигровым коллегой. А затем уже я сам метнул в моба несколько кунаев, два из которых он эффектно отбил сабелькой, а третий, слегка чиркнув его по плечу, улетел в неизвестном направлении.

    «Охранный андроид-генин. 19 уровень», — гласила надпись над головой у немедленно бросившегося в атаку вражеского НПС. Я тоже был «Генином», правда, игроком, а потому априори немного сильнее, так как элиткой одинокий ниндзюк не являлся.

    Однако… Машку за ляжку!  До этой игры я был уверен, что подобную классификацию ниндзя придумал шустрый японский мангака для мира своего пожирателя рамена… А оказалось, что это вполне историческое название как минимум среди воинов-теней провинции Ига.

    Заблокировав цепью пару выпадов катаны, я, раскрутив боёк, заставил противника чуть отойти. Он поменял стойку и начал медленно обходить меня, вынуждая крутиться на месте. Я, в свою очередь, сделав пару обманных бросков, вдруг резко с подшагом вперёд отпустил цепь практически на полную. Гирька со смачным гудением разрезала воздух параллельно земле на уровне коленей ниндзюка.

    Естественно, он тут же подпрыгнул, не давая моему оружию оплести ему ноги. А я, собственно, только этого и добивался — быстро сократил дистанцию и, заблокировав меч верхом серпа, несколько раз беспорядочно рубанул им по открывшейся грудине моба, а затем, сделав вид, что хочу добавить удар грузика, сильным толчком ноги отправил его покувыркаться по крыше.  

    «Кстати, надо будет зажевать этой самой японской лапши, как закончу… — совершенно не в тему подумал я, забрасывая вскочившего на ноги генина метательным железом, а затем, когда он вновь оказался рядом, прошёлся-таки по рукам раскрученной гирькой. -  А то, хоть и поел дома пиццы, если, конечно, этот замороженный блин с непонятно чем можно так назвать, а уже голоден!»

    Ну да! Рамен в реале стоил у нас, как… чугунный мост! Это же, оказывается, не простой «Доширак», которым часто приходилось питаться, а вполне себе вкусное многокомпонентное блюдо, приготовить которое надо было ещё уметь. А вот в виртуале некая контора «Shueisha» взяла да открыла тематический ресторан на тему того самого аниме с каноническим названием японского рыбного рулетика. Фанатом этого супа с макаронными изделиями я, конечно, не стал. Да и рекламируемый в забегаловке нынче сериал про приключения внука персонажа двухтысячных годов смотреть не бросился. Но пару раз заходил. Да и сейчас что-то захотелось.

    С этой мыслью я опустил раскрученный боёк на голову своего противника. Что-то хрустнуло, андроид заискрился и упал, а мне пришло сообщение об убийстве и полученном опыте. Я же, глупо улыбаясь, смотрел на лежащее передо мной тело… Точнее, на открывшееся окно лута, в котором, помимо «Поломанных компонентов андроида» и прочей дешёвой мелочёвки, красовалась большая золотая медалька с драгоценным камнем посередине.

    «Жетон гильдии «F.U.T.U.R.E.» из инопланетного сплава с таинственным инфо-кристаллом», — гласила жёлтая надпись на всплывающей подсказке. Вкупе с объяснением, что сия штуковина некогда принадлежала оперативнику этой организации, и рекомендацией обратиться в их представительство, для того чтобы сдать находку за определённую награду, а также уточнением, что подобных объектов у меня имеется ровно одна штука. Вот свезло так свезло!

    И дело даже не в том, что эту штучку можно обменять на действительно ценные вещи, мне это всё равно не грозит. Потому что за один-единственный значок можно получить разве что бесполезный титул «Кандидат в оперативники», элитный материал для ремесла на выбор, который мне нафиг не нужен, если я не вкладываю в игру реальные деньги или «Номинисограмму», предмет, использовав который, можно поднять репутацию с гильдией на сто единиц.

    Стоимость всех действительно крутых вещей начинается не менее чем с пяти жетонов, ну а если не принимать во внимание вот такой вот безумно редкий «world drop», то выпадают они исключительно с рейдовых боссов в еженедельных миссиях режима «Terrifying Alert». Пройти которые реально исключительно в слаженной группе из семидесяти двух человек. С небольшим уточнением, что уровень персонажа, с которого начинают пускать на «Ужастики», девяностый, и ни одна нормальная «лига», а это что-то вроде кланов в других играх, не возьмёт на подобную длительную веселуху человека с улицы.

    Мой уровень двадцать третий, и я одиночка без шанса вступить в какую-нибудь серьёзную лигу. Слишком уж мало времени провожу в игре, да и мой класс кибер-ниндзя считается «PvP-шным», то есть идеально подходящим для замесов с другими игроками, но довольно бесполезным в массовых «PvE»-рейдах на миссии с крутыми монстрами и вкусными наградами. При этом никто не отрицает, что для соло игры он хорош, однако в лигах под нас, ниндзюков, обычно выделяют три-четыре места для активно рейдящих игроков. А остальные участники вынуждены доказывать свою необходимость другими, более экзотическими способами, вроде сбора информации и совершения затрудняющих массовые мероприятия диверсий во вражеских лиг-холлах.

    Так чему же я обрадовался, если мне ничего не светит? Да тому, что эту золотую побрякушку можно задорого продать на аукционе, где её оторвут с руками! Раз в неделю туса из семидесяти двух рыл гарантированно получает один жетон с главного злыдня миссии. Если, конечно, сумеют его завалить. Ещё несколько с определённым шансом падают с других боссов… И всё! Так что богатые буратины, желающие поскорее заполучить в свои дрожащие ручонки желанную игрушку от «F.U.T.U.R.E.» с радостью отвалят за неё кучу игровой валюты, благо рейдящие персонажи «энерго-кредитами» не обделены!

    А после успешной сделки я наконец-то смогу прикупить себе новый слот для импланта! А также сменить несколько старых модулей на улучшенные образцы. А если всё выгорит с той девчонкой из семьи Арима… Да и на развлечения, коими не обделён «Мегатополис», останется изрядная сумма!

    Но… всё это будет лишь в том случае, если я успешно закончу миссию. Иначе отберут всё, что нажил сегодня непосильным трудом, оставив только вещи, с которыми явился на территорию Красных Псов. Причём развернуться и сделать ноги сейчас, дезертировав с задания, тоже не получится. Результат будет схожим, и тогда прощайте сладкие мечты об обновках. Тем более что придётся ещё выплатить штраф.

    Тяжело вздохнув, я поднял голову и посмотрел на далёкую крышу небоскрёба, увенчанную шпилем, почти полностью скрытым низкими облаками. Итак… Вариантов дальнейших действий у меня было три. В первом случае я хотел перебраться с этого здания на соседнее. Этажом ниже, как я выяснил пару ходок назад, есть неприкрытое окно, ведущее в один из пустующих в это время офисов. Если я правильно понял тамошнюю обстановку, что-то вроде статистического отдела. Куча компьютеров, кипы бумаги и пластиковых листов, графики на стенах и какое-то нехитрое оборудование.

    Видимо, уходя после тяжёлого рабочего дня, некий голубой воротничок пренебрёг должностными инструкциями и техникой корпоративной безопасности и не проверил, плотно ли закрыта рама. В общем-то, этим можно было воспользоваться. Из плюсов: офис заперт, и немедленной незапланированной встречи с мобами-охранниками можно не опасаться. Так же в наличии решётка вентиляционной трубы, стандартной для игры, по ней, как в фильмах, можно спокойно добраться до шахты, а далее дела обстояли не так радужно.

    Из минусов: имеется камера, поворачивающаяся с некой периодичностью, дабы охватить всё помещение. Её следовало бы нейтрализовать, потому как искусственный интеллект здания  волне мог поднять тревогу не хуже любого офицера или дрона. Однако средство парализовать на время ее работу у меня имелось. Впрочем, не сомневаюсь, что для столь очевидного решения по проникновению игрой заранее заготовлено несколько неприятных сюрпризов.

    Вариант номер два: высадить окно какой-нибудь пустой комнаты или поискать ещё неучтённые дыры. Вроде тех же вентиляционных выводов или чего-то похожего. Здание  огромное, фасады большие, так что, скорее всего, какие-нибудь дырки да найдутся. Как вариант, проковырять подобную собственными силами, это на первых десяти этажах тёмная зеркальная поверхность небоскрёба снабжена пуленепробиваемыми стёклами. А вот выше вполне обычные пакеты, пусть и довольно толстые. Опять же, уже проверял, они легко поддаются обычному стеклорезу из универсального мульти-тула, а также боятся молекулярной заточки кунаев.

    Правда, на мой взгляд, это исключительно как повезёт. Можно зайти ну очень удачно, а можно спалиться в самом начале из-за неудобно расположенной камеры в приглянувшемся помещении. К тому же головной офис семьи Красных Псов ну очень большой, и, естественно, там куча народа, а осматривать его полностью у меня не было ни времени, ни желания. Так что лезть придётся вслепую, что при наличии в кармане медальки от «F.U.T.U.R.E.» было полным идиотизмом. Кто его знает, что меня там вообще встретит. 

    Третий вариант: забраться прямиком на самую крышу, где имеется вертолётная площадка и, собственно, в пентхаусе располагаются личные апартаменты оябуна Саотоме. Путей успешного выполнения миссии множество, и один из них, для меня самый вкусный, -  физическая ликвидация лидера группировки. Причём всяческие побочные задания, вроде спасения Аримы или добычи компрометирующих материалов, влияют не на её успех, а на итоговую оценку и награды. Так вот, на то и на другое мне сейчас стало резко наплевать. Медалька жгла карман, и хотелось побыстрее и без особых приключений добраться до аукциона, а копаться внутри штаб-квартиры Красных Псов, вылавливая все оставленные разработчиками плюшки и вкусности, можно было не один день.     

    Я ещё раз посмотрел на возвышающийся передо мной небоскрёб, особое внимание уделив не стеклянному покрытию, а разбивающим их достаточно узким серым пилонам, идущим от цокольного этажа и до самой крыши верха. Да, забраться на такую верхотуру будет делом нетривиальным и небыстрым. Зато, пожалуй, наиболее безопасным. Надо только вовремя отдыхать, восстанавливая энергию, а остальное — дело техники.

    Свернув кусаригаму кольцами, я повесил её обратно на пояс и с тихим клацаньем извлёк танто из ножен, привычно покрутив оружие в руках. Внимательно посмотрел на клинок. Девяносто пять процентов из ста. Учитывая, что это орудие относительно новое, сменившее предыдущее благодаря награде за классовый квест, можно было надеяться, что оно не сломается под моим весом. Ну, или как минимум не сразу.

    Постоял ещё с минуту и, наконец, решившись, отошёл к дальнему парапету. Попрыгал, чувствуя начинающийся лёгкий мандраж. Игра игрой, а цацку терять не хотелось! То, что по небоскрёбу забраться было вполне реально, я читал на форуме, так что в успехе задуманного  не сомневался, вот только…

    «А ладно! Сомненья прочь, уходит в ночь последний… Короче, тот, который рискует и пьёт шампанское, а сомневаться и рефлексировать я буду в реальной жизни!» — мысленно оборвал я себя, понимая, что ещё немного и решу, что лучше медленно, но верно!

    В конце-то концов. Это игра! И если ничего не выгорит, то лучше всего относиться к потерям в ней по принципу: легко пришло — легко ушло! Нежели по-другому.

    Присев, коснулся рукой покрывающего крышу рубероида, выждал секунду и, сорвавшись с места, побежал, набирая скорость в сторону приближающегося провала между зданиями. Ещё несколько шагов — и я прыгнул, аки заправский атлет на соревнованиях, буквально изгибаясь дугой и занося над головой взятое обратным хватом танто. Стена небоскрёба стремительно приближалась, ещё мгновение — и я, активировав плазменное покрытие клинка, со всей дури вогнал его в зернистую серо-белую поверхность пилона под небольшим углом, после чего повис на этой своеобразной консоли, чувствуя, как бешено колотится в груди сердце.

    Короткий меч, вошедший в то ли искусственный камень, то ли полибетон почти по самую рукоятку, слегка дёрнулся, и я съехал вниз сантиметров на двадцать. Клинок, окутанный плазменным маревом, просто взрезал пилон, словно раскалённый нож масло, оставляя за собой ярко светящуюся оплавленную полосу.

    Наконец-то мне удалось закрепиться на вертикали самому, активировался скил, и я словно человек-паук начал своё восхождение к далёким небесам. Признаюсь, имелось неодолимое желание взять, да и пробежаться вверх, как совсем недавно по кирпичной стене, вот только приходилось его давить. Во-первых, вот так вот медленно и уныло тратилось значительно меньше энергии, ну а во-вторых, игровая система подсказывала, что материал, из которого сделана опорная поверхность, обладает некими свойствами, из-за которых имплант, дающий мне возможность бегать по стенам, малоэффективен при небольшой контактной площади.  Уровень у него, понимаешь ли, низкий!

    Час! Ровно долбаный час я угрохал на то, чтобы, словно гигантский таракан, забраться на эту мразотную крышу! Я так на работе-то не уматывался, как сейчас в игре. Охрененно весёлое времяпрепровождение — монотонно лезть по абсолютно ровной плоскости, изредка отдыхая на парапетах, а то и вовсе, медленно теряя завоёванные метры, скользить вниз, вися на собственном мече.

    А ещё пару раз мимо пролетал патрульный вертолёт, шаря лучом прожектора по далёкой земле и изредка цепляясь за стены то ниже, то выше меня. И хорошо ещё, что опять же из-за игровых условностей приборами ночного видения, как и тепловизорами у Красных Псов, пользовались лишь особые НПС, в противном случае мою чёрную раскоряку, застывшую на стене, заметили бы почти сразу, щедро угостив после этого свинцом или плазмой.

    Но всё хорошее, как и плохое, когда-нибудь да заканчивается. Так и я, перебравшись на руках по одноосной решётке и кувырком перемахнув через ограждение, недееспособной личинкой боком откатился в тень небольшой пристройки и затих, отдыхая и восстанавливая дыхание.

    Вот не знал, а теперь буду! Восхождение далось мне не просто трудно, а даже очень! И дело тут не в расходе энергии! Нет! Долбаный патч, оказывается, ввёл в игру такое понятие, как усталость! Я ведь что? Поступил по-умному, прочитав только изменения в собственном классе, а вот общие для всех персонажей нововведения проигнорировал. И, как оказалось, зря!

    Где-то на половине пути на шкале хит-поинтов, то бишь жизни, вдруг появилась тоненькая серая полосочка, которая начала расти и расширяться, потихоньку оставляя всё меньше и меньше «здорового» красного цвета. По телу же медленными волнами разливалась слабость и вялость. Естественно, что я в панике затребовал справку, вот меня и просветили.

    Сейчас же, благодаря нововведению, у меня появился статус «Перенапряжение», влияющий на характеристики, и перемещался я не быстрее улитки. Драться практически не мог, как и использовать «дзюцу» имплантов, а любой удар по мне сразу срезал бы всю пульсирующую серо-белую дорожку, оставив процентов двенадцать жизни. Снималась подобная радость… правильно! Новыми тратами. Быстро — только что введёнными стумуляторами, медленно — сухпаями, а также полноценными едой и питьём, которые теперь можно было не только покупать, но и выносить за пределы ресторанов.

    В моём же случае оставалось забиться в какую-то щель между техническими коробами и стенкой и ждать не менее получаса, покуда спадёт дебаф, и я смогу продолжить начатое. И ладно ещё был форум, на который я тут же полез, краем глаза посматривая, чтобы никто особо ретивый не заметил мою усталую персону. А вот во время восхождения подобных развлечений не было, так что мне ещё повезло!

    Среди комьюнити стоял плачь и стенания. Не я один попал впросак, не ознакомившись как следует с обновлением. Кто-то орал, что в гробу он всё это видел, цифровые-ассасины верещали, что им окончательно поломали усталостью класс, и он теперь неиграбелен, клоны-солдаты — вечные «мученики» игры — не отставали в количестве упрёков в адрес разработчиков. Впрочем, эти всегда были чем-то недовольны, и всё равно популяция «Солджеров» оставалась самой большой из-за дикой универсальности этого класса. В общем, тот ещё кавардак, который только усиливался сообщениями от различных лиг о вайпах, то бишь полном провале рейдов вследствие нововведений — от одних, а также победными реляциями, мол, стало всё лучше и проще! А вы вообще нубы! — от других. Что выливалось в перманентный сетевой срач, буквально плескавшийся на страницах форума.

    Так, за благодатным и веселящим чтивом, я едва не пропустил момент, когда мой персонаж наконец-то пришёл в норму. Выбравшись из укрытия, прокрался к основному входу в разбитый на крыше японский садик, на который выходила веранда мансарды. А шикарно живёт виртуальный оябун, босс всех Красных Псов и похититель принцесс оружейных корпораций. Снизу этого не было видно, но хайтек-небоскрёб на своей вершине скрывал очень даже элегантно замаскированный традиционный японский особнячок, буквально выраставший из куполообразной глыбы стекла, металла и бетона. Да и вертолёт, одиноко стоявший на взлётно-посадочной площадке, выглядел, словно шикарный лимузин, а не какая-нибудь гражданская стрекоза.

    «Вертолёт, вертолёт, вертолётик… — беззвучно пробормотал я, задумчиво глядя на винтокрылую машину. — Улетит вдруг якудза в голубом вертолёте, не покажет он ниндзя кино… Ниндзю с носом оставит и, наверно, заставит в салочки поиграть он его…»

    Не знаю уж чего это меня на поэзию потянуло… Наверное, в том был виноват «Eurocopter EC 135 mk7 Pin It», который смотрел на меня своим округлым носом и грустными пустыми глазницами лобовых стекол кабины, словно смущённо улыбаясь окном обзорной полусферы в днище. Похоже, он был согласен, что его хозяин непременно свинтит куда подальше, стоит только подняться тревоге.

    «Ну что ж! — я только покачал головой и, хмыкнув, мягко ступая, подкрался к скучающей технике. — Раз такое дело, стоит заранее побеспокоиться о твоем состоянии!»

    И кто сказал, что я в винтокрылых машинах не разбираюсь? Инженер моего уровня разбирается во всём! Во всяком случае, в том, как какая техника развинчивается на запчасти, а потом собирается так, чтобы вроде бы работала, а ведро мелких деталей, оставшееся после этого ремонта, было как бы ни при делах…

    В школе я ходил в авиамодельный кружок, да и отечественные вертолёты мне всегда нравились. Даже как-то жаль было портить их виртуального европейского родственника для особо богатых клиентов.  Минут через пять дело было сделано, и я неуловимой тенью крался в сторону сада, убирая на ходу мультитул. Машина при необходимости пройдёт тесты, даже нормально взлетит. А через несколько минут от вибрации посыпятся очень важные детальки в автомате перекоса, винт поведёт, а затем резко заклинит. Ну а там — финита ля комедия!

    Проскользнув через слегка приоткрытые двери и врубив свой слабенький модуль сенсорики, я бесшумным кувырком ушёл под защиту густых кустов, украшенных крупными нежно-розовыми, а точнее, белыми в лунном свете цветами. Аккуратно перешагнув через едва-едва замаскированную лазерную то ли ловушку, то ли мину, благо в лучших игровых традициях луч светился словно промышленный плазменный резак. Я углубился в сад, не торопясь и медленно прощупывая окружающее пространство.

    Понапихано здесь, конечно, было много всего. В основном, сигналки, но пару раз попадались и пехотные мины, а вкупе с ними имелись и довольно сложные неэлектронные ловушки. В общем-то, подобные гостинцы в очередной раз напоминали о том, что я нахожусь именно в игре, о чём было ну очень легко забыть из-за детализации, точности и реалистичности мира. В чём я, кстати, в очередной раз убедился, копаясь в вертолёте и наткнувшись на особую опломбированную проволочку, которая машине для работы нафиг не нужна, но ставилась заводом изготовителем.

    А так, да, это игра. Даже самый отъявленный параноик не будет минировать свой собственный сад, находящийся в защищённом месте небоскрёба, внезапно наплевав на охрану того же вертолёта и другие важные мелочи, сделанные для удобства игроков. Так на взлётной площадке не наблюдалось ни одного даже вшивого дроида, а камеры были расставлены так, чтобы оставить безопасный коридор. Зато в саду по дорожкам курсировали боевые киборги на гусеничном шасси, а на ветвях деревьев я насчитал как минимум четырёх ниндзя-андроидов, пристально наблюдавших за подходами к дому и радостно игнорировавших обходные пути по зелёнке, вроде как нашпигованной электроникой.

    Да и возле веранды особняка несли дежурство офицер с четырьмя бойцами, причём не теми лохами, которых я разобрал на крыше, а натуральными гвардейцами, которых просто так кунаем не заковыряешь. Ну вот зачем, спрашивается, мне к ним лезть, если даже отсюда видно вращающийся красный глаз автоматической турельки, припрятанной за одной из стен в коридоре, ведущем вглубь особняка. Уверен, что её товарка найдется и с моей стороны. Вот только…

    Тихо усмехнувшись, я ещё раз внимательно посмотрел на оштукатуренную стену между балками тёмного дерева, а затем на мягко просвечивающую верхнюю секцию, явно затянутую традиционной бумагой, и выходящие под ней бревна перекрытий.

    «Традиционный японский дом, мать его! — мысленно усмехнулся я. — С “верхними путями” для шастающих туда-сюда ниндзя…»

    Пробраться внутрь особой проблемой не стало. Словно мышка проскользнул за спиной очередного андроида-генина, запрыгнул на выступающую балку и, сделав пальцем маленькую дырочку, осмотрелся. Пустой коридор, лампы с пульсирующим тёплым светом, имитировавшим, наверное, факелы или свечи. Аскетичная восточная мебель, вазы с икебаной и свитки с каллиграфией на стенах.

    Разрезав кунаем бумагу, я ужом беззвучно ввинтился внутрь, мимолётно отметив, что турель действительно стояла именно там, где я думал, после чего, пригнувшись и стараясь производить как можно меньше шума, двинулся в нужную сторону. В этой части особняка я ещё ни разу не бывал, хотя, где располагается искомая комната оябуна, знал. Просто в прошлые разы я поднимался на его личном лифте, уходил тем же путём и, признаться, думал, что его роскошная хата — просто этакая дань моде и стилизация под древность. Оказалось, всё не так просто, и для босса якудза отгрохали целый особняк на крыше. Да ещё и с садом!

    Причём я уверен, что среди игроков о его существовании знают не так уж и много людей. Уж больно неприятный сюрприз ждёт тех, кто надумает после сделанной работы покинуть это здание через крышу, понадеявшись на портативный дельтаплан или планер, которые стоят в специализированном магазине не так уж и дорого, а хранятся в инвентаре. Кстати, как я понимаю, сделаны они как раз для таких вот случаев, в первую очередь чтобы не отнимать у игроков лишнее время: вроде как спрыгнул с небоскрёба, пролетел по-быстрому над кварталом — и всё, миссия успешно завершена. Небольшой ролик с приземлением уже возле гильдии наёмников или лига-холла — и можешь идти по своим делам! Удобно!

    Особняк, хоть и оказался немаленьким, но заплутать в нём не удалось бы при всем желании. По сути, иди по любому из коридоров и не поворачивай ни в какие комнаты — так или иначе, попадёшь к дверям в апартаменты местного босса. Да и приметную бронированную стенку с неслабой сейфовой дверью пропустить, в общем-то, сложно. К тому же всё получилось на удивление быстро, хозяева, сосредоточившись на чрезмерной защите, начисто игнорировали балки и потолки, все камеры располагались ниже, там же ездили и летали многочисленные дроны, а здесь, наверху, разве что изредка попадались примитивные ловушки. Некоторые из них — те, что не получалось обойти, — я обезвреживал. Но большинство просто перешагивал, не желая тратить по пять минут на сбор очередного «Электронного мусора». Ведь даже компоненты типа «Элементы электронной ловушки», необходимые для создания оных, не говоря уж о просто успешно снятых и готовых к повторному применению заготовках, попадались крайне редко.

    А вот у дверей в комнаты оябуна меня ждал приятный сюрприз, пройти мимо которого я просто не мог! Элитный непись «Гвен Джейсон, электронный-ронин. 21 уровень» «бдил» с закрытыми глазами и тихим храпом на страже спокойствия своего любимого босса, привалившись спиной к стеночке и, главное, ведь даже не сидя, а стоя. Так сразу и не поймёшь, спит ли «человек» или просто задумался о вечном.

    Я даже решил было, что он меня засёк и теперь ломает комедию. Выжидает момент, когда я расслаблюсь, и тогда он напрыгнет на нерадивого ниндзюка, дабы порубать его в капусту! Так что я затаился и приготовился выжидать. Гвен — та ещё сволочь. Уж сколько крови он мне попортил в предыдущих попытках. Его смерть — при условии отсутствия в здании оябуна — одно из трёх обязательных условий успешного завершения миссии. Помимо него в этом случае нужно убить «Сумасшедшую учёную Касимото» и «Начальника службы безопасности Вебера Краутса». Первая нео-телепат, а второй цифровой-ассасин, естественно, в слегка кастрированных версиях своих классов. Однако ронин в их компании — самая мерзостная скотина.

    Если Краутса можно хоть как-то подловить, а Касимото и вовсе игнорирует твоё присутствие, покуда ты её не ударишь, то Джейсон нападает на тебя в тот же самый момент, когда личный лифт оябуна Красных Псов приезжает в его комнаты. Уклониться от взмаха его катаны, буквально разрезающей кабину вместе с дверьми, очень и очень сложно, а учитывая, что бьёт он по хитрому, наискосок два раза крестом, после чего только потолок с частью стен не отправляется в долгий полёт на дно шахты… В общем, он стал для меня чем-то вроде кровника, которому объявлена суровая вендетта, тем более что и в ближнем бою он легко способен надрать зад шиноби своего уровня и чуть выше.

    «И всё-таки вроде бы спит…» — решил я после почти десятиминутного наблюдения и тихо, стараясь не потревожить пыль и сор, прокрался по балке, расположенной почти прямо над его головой.

    Достал кусаригаму, стараясь не бренчать звеньями, и скрутил на середине цепи два кольца диаметром немного шире его черепушки. Примерился ещё раз, понимая, что второй попытки уже не будет, взял небольшую поправку и, наконец, аккуратно уронил получившуюся петлю на похрапывающего непися.

    Кольца легли практически идеально, захлестнув шею. Ронин встрепенулся, но я уже дёрнул и изо всех сил тянул удавку вверх, что  для моего кибернетического организма было не так уж и сложно. Джейсон, схватившись обеими руками за горло, извивался в воздухе, пытаясь хоть как-то освободиться, кричать он не мог, но всё ещё не сдавался, пытаясь дотянуться ногами до стены, чтобы получить хоть какую-то опору. Однако я планомерно перетаскивал свой груз поближе к центральной балке, поддерживающей конёк, заодно поднимая тело всё выше и выше, а также иногда резко дёргая вверх.

    Да, если бы это была реальная жизнь, мужик давно бы сломал себе шею, однако в игре без спецприёмов и способностей такой приём не работал. Сейчас у него словно во время ныряния — только куда быстрее — уменьшалась полоска, символизирующая остаток воздуха, а затем начнёт отниматься жизнь. Я его внутренние параметры, конечно, не видел, но сам процесс «удушения» ничем не отличался от «утопления», разве что при реанимации неполной асфиксии пациент не выблёвывал воду.

    Наконец, лицо ронина начало синеть, и он задёргался куда менее осмысленно, зато часто и мелко, язык вывалился изо рта (столь правдоподобную картинку я видел лишь потому, что игра знала о моём подтверждённом возрасте), после чего охранник рванулся несколько раз особо сильно и затих. Не желая рисковать, я не поленился поднять его на уровень своих ног, чтобы достать спицу-сенбон и на всякий случай сделать контрольный, загнав её через глазницу глубоко в мозг. И не зря! Живучий оказался гад! Только после этого действия система сообщила мне о смерти Гвена Джейона, и я смог, перевалив тушу через балку, обыскать ее.

    — Фигня, товарищи… — тихо произнёс я, не найдя того, что хотел.

    Бумажки с сегодняшним паролем от электронного замка в личные покои босса у ронина не оказалось. А ведь обычно этот уже бесполезный клочок бумаги находился у него постоянно. Неужели сказывались те самые изменения, нагнавшие меня с патчем? Более того, на теле не обнаружилось вообще ничего, кроме совершенно бесполезного хлама!

    Тихо выругавшись, я присел на корточки рядом с трупом и, кинув на него быстрый взгляд, спросил:

    — Ну и чего тебе стоило сделать мне сегодня подарок?

    Мёртвый ронин не ответил, да я, в общем-то, и не ждал от него дельных мыслей. Расположение комнаты я локализовал, значит, теперь предстояло возвратиться к изначальному плану. То бишь искать решётку воздуховода, столь любимого как разработчиками, буквально опутывающими этими рукотворными тоннелями все здания, так и ниндзя с ассасинами, и прочими причастными к титулу тихих убийц. Хотя порой мы, игроки, шумим покруче взвода штурмовиков на пьянке по поводу годовщины их лиги.

    Запрашиваемый объект обнаружился в одном из залов, явно обставленных под чайные церемонии. С неизменными болтиками или по-японски «боруто» мультитул справился легко и просто. Кстати, слово это я запомнил из-за сумасшедшего дедка-непися «Повёрнутый Мотаро», который бегает по городу и пристаёт ко всем встречным, крича на родном языке про это «боруто», тычет в нос охапкой ржавых болтов. Мне тогда ещё стало интересно, вот я и покопался в сети.

    Оказалось, что Мотаро у нас персонаж с историей. Сталкер на пенсии, сошедший с ума в пасхальной аномалии Стругацких, которых японские разработчики очень уважали, и сама легенда игры, собственно, как-то там соприкасалась с оригинальной книгой. А болтики у него очень даже необычные, что-то типа фейерверка. Кинешь такой на улице, и он либо просто упадёт на землю, либо получится спецэффект — вроде как ты обнаружил аномалию. Поговаривают, что если ими конкретно затариться и идти только туда, где болт не встретил препятствия, то, побродив по Метротополису, найдёшь «Клад старого Момаро», а в нём много интересных косметических подарков. Вот только удовольствие это не из дешёвых.

     Несколькими затейливыми коленцами с подъёмом и спуском по шахте на нижний этаж воздуховод всё-таки вывел меня в апартаменты главы семьи Красных Псов. Прямо в комнату искомого оябуна. Ещё на подходе я услышал какую-то возню, порыкивания и приглушённые крики, а когда подполз к решётке, брезгливо поморщился, хотя мимики моей всё равно никто не мог видеть.

    Здравствуй, «Hard content 21+», то бишь только для взрослых на подтверждённом аккаунте. Чуть в стороне подо мной на огромной переворошенной кровати голый толстый мужик, похожий на жирную белую гусеницу, насиловал привязанную к кровати девушку. «Оябун семьи Красных Псов Таро Кубанузука. Лидер якудза Красных Псов. ??? 5 уровень», — гласила идентификационная надпись над колышущейся тушей. А вот девушку, буквально погребённую под его складками жира, опознать мне никак не удавалось.

    «А чего это он такой мелкоуровневый? — удивился я. — Здесь же в локации все мобы от пятнадцатого и выше! И что за вопросы такие?»

    Впрочем, недоумение не мешало моим рукам работать, и мультитул магнитной головкой отвёртки и гибким рукавчиком-проводником уже был просунут сквозь прутья и вовсю откручивал болтики мешавшей мне решётки. Босс местной мафии настолько увлёкся своим поганым занятием, что даже не заметил довольно громкого немелодичного клацанья, с которым она вышла из пазов, зато встрепенулся  и поднял голову, когда железяка с грохотом упала на пол.

    Он что-то хотел сказать, наверное, возмутиться, но я уже прыгнул почти на середину комнаты, активируя «Б.З.В.» и в полёте метнув грузик кусаригамы привычным движением так, чтобы цепь обмоталась вокруг шеи толстяка. Ещё не приземлившись, рванул оружие на себя, буквально сорвав оябуна с девушки, да ещё с такой силой, что туша взмыла в воздух спиной вперёд. Мужик даже не успел упасть, когда прямо на подлёте я красивым картинным взмахом серпа отделил плешивую голову от остального тела. Уже за спиной фонтаном брызнула кровь, орошая богатое убранство комнаты, а система сообщила о смерти противника.

     

    «Поздравляем! По сумме набранных за время миссии очков опыта вы получили 24 уровень! Напоминаем вам, что, в отличие от очков опыта, набранных в дальнейшем, он сохранится в случае провала операции».

     

    Ну и естественно громыхнуло, засветилось и по бокам зрения прошли изысканные дизайнерские спецэффекты в стилистике оформления игры. Правда, можно было не беспокоиться. Слышу и вижу это только я, а вот все остальные — нет.

    Однако расслабляться и радоваться не было времени. Сейчас из соседней комнаты сюда должна будет вломиться группа друзей-ближников внезапно почившего оябуна. Это я прочитал на форуме, да и сам с ними схлёстывался не раз сразу же после победы над Джейсоном. По сути, обычные бесклассовые мужики в халатах, вооружённые, правда, хорошим оружием и умеющие им пользоваться. Одна сложность — их много, так что, если не быть внимательным, могут просто забросать шапками.

    Девушка на кровати что-то замычала и забилась, пытаясь освободиться.

    — Потерпи, милая, — произнёс я, — ещё ничего не закончилось.

    В ответ мычание усилилось, и она заколотила чем-то, видимо, всё-таки наручниками, по деревянной спинке, к которой те были прикреплены. Я даже обернулся, правда, только чтобы увидеть бешено блестящие глаза и извивающееся соблазнительное тело. «Пленница Красных Псов», — сообщила мне подсказка после быстрого изучения виртуальных прелестей.

    «Вот и говори потом, что секса в игре нет! А может, он есть, но только для тех, кто купил золотой аккаунт?»  — подумал я, но тут же вновь сосредоточился.

    Минута — и ничего. Не шибко понимая, что, собственно, происходит, я аккуратно выглянул в большой зал и никого там не обнаружил. Увидев только спешно покинутые остатки так и не доеденной праздничной трапезы на традиционных маленьких столиках, расставленных в два ряда друг напротив друга. И в местечке побогаче во главе зала, явно предназначенном для местного босса.

    — Странно, — пожал я плечами, убирая оружие и возвращаясь в комнату с кроватью и девушкой.

    Она всё ещё билась и мычала, но я не стал торопиться освобождать её. В конце концов, она НПС, так что ничего не случится, если пару минут подождёт. Меня сейчас больше всего интересовал статус, потому как я всё же получил новый уровень, а это самая приятная плюшка для игрока во время прокачки!

    — Статус моего персонажа! — отдал я команду голосом.

    Передо мной развернулось виртуальное окно.

     

    «Позывной/псевдоним: Колдун»

     

    Ну да, не самый ниндзючный ник, но я к нему привык, так что отказываться было бы глупо.

     

    «Имя персонажа: Григорий Распутин»

     

    Именно так! Кто понимает — тот уважает, а иностранцы и вовсе шарахаются!

    «Имя владельца аккаунта: Владимир Распутин»

    А вот эта строка заполнялась уже автоматически при регистрации и была скрыта от посторонних, вздумай они с прокачанным навыком «Наблюдательности» посмотреть мой статус.   

     

    «Национальность персонажа: русский»

     

    Ну не выбирать же мне япошку или американца. У меня хоть и проблемы в реале, но своего происхождения я не стыжусь!

     

    «Принадлежность: Ниндзя клана Ига»

     

    А есть ещё из «Кога» и еще нескольких менее известных. Мне у этих больше всего базовый внешний вид мужской модельки понравился да хайлевельные скилы за репутацию.

     

    «Класс: Кибер-ниндзя»

    «Статистики»

    «Сила: 29»

    «Выносливость: 24»

    «Ловкость: 35»

    «Мудрость: 20»

    «Интеллект: 30»

    «Харизма: 15»

     

    В общем-то, параметры вполне себе средние (от таких же ничем не примечательных имплантов на двадцатый уровень). Сами сила, ловкость и так далее в особой расшифровке не нуждаются, потому как выполняют все те же самые функции, что и в девяноста процентах аналогичных игр.

    Разве что «Мудрость» влияет на интуицию, восприятие и скорость распознавания, а «Интеллект» — на пси-способности, в том числе и защиту, а также возможности идентификации.

    Природный рост статов осуществляется автоматически. Всё остальное набирается имплантами, которые всегда несут с собой характеристики в зависимости от направленности вложенных в них скилов.

    А вот интересовала меня, собственно, следующая графа.

     

    «Свободных талантов: 5»

     

    И я был готов прыгать от радости! Сегодня мне откровенно везло! Мало того что выбил дорогую побрякушку, грохнул босса мисси и сейчас буду наводить мосты с корпорацией Арима, так ещё и максимальное число очков таланта дали! А ведь обычно за уровень приходит от одного до трёх, и сегодня мне, можно сказать, реально подфартило!

    Вот только, если бы то было обычное значение, я бы вкинул всё прямо сейчас по уже продуманной схеме, а так подожду! Надо теперь посидеть и как следует всё продумать! Может, стоит даже взять что-нибудь не очень полезное, чтобы открыть доступ к чему-нибудь ну очень вкусному. Так что руки прочь от вкладки распределения.

    Кстати, девушка, мычавшая всё это время, что-то подозрительно затихла!

    — Арима Касуми, я так полагаю? — спросил я, предупредительно прикрыв её простынёй, неписи порой ценят направленную на них заботу, и вытаскивая мешавший ей кляп.

    — Нет! — взвизгнула она — Оперативница силовой группы компании Арима, Рюсидо Кёко!

    И будто сдувшись, безвольно откинулась на кровати и добавила:

    — Ты опоздал, ниндзя…

    — Чего? — я нахмурился.

    — Кабанудзука с моей госпожой и его прихлебателями эвакуировались отсюда почти час назад, и тебе теперь их не догнать, — она грустно улыбнулась.

    «Твою мать…» — мысленно прошипел я, а затем встрепенулся:

    — Подожди! А этот… — я мотнул головой в сторону трупа.

    — Искусственно выращенный клон, — пожала она плечами, что явно было ей неудобной.

    — Давай освобожу! — Два-четыре взмаха танто — и разрубленные вместе со спинкой кровати наручники перестали её удерживать.

    — Спасибо, — девушка благодарно кивнула, потом встала и принялась пинать обезглавленное тело. — Этого урода приставили просто изображать Канабудзуку, а он… Сволочь! Падаль! Мразь!

    — Подожди! — попытался остановить я её, буквально чуя уникальный квест. — Ты знаешь, куда увезли принцессу?

    «Ага… Спасибо тебе, Марио! Но наша принцесса в другом замке!» — мысленно усмехнулся я.

    — Знаю, конечно… — вздохнула она. — Но какой тебе в этом сейчас смысл? Ты умеешь телепортироваться в город?

    — Нет. Только недалеко, в пределах видимости.

    — Тогда это действительно бессмысленно, — грустно улыбнулась она.

    — Подожди! Ты так спокойно говоришь об этом? Это же твоя госпожа, — попробовал надавить я.

    Она на секунду отвлеклась от избиения трупа, осмотрела меня с ног до головы. А затем, тяжело вздохнув, подошла к терминалу оябуна, и я приготовился внимать, внутренне радуясь успеху.

    — Знаешь, ниндзя, в чём-то ты прав. В другом случае я бы непременно дала тебе подобное задание, полномочий в компании у меня на это хватило бы… Но это уже бесполезно.

    — Почему, я смогу…

    — Ты спрашивал, почему я так спокойна. Учение бусидо говорит, что именно так должно вести себя воину в трудный час, — ответила она и крутанула ролик управления курсором, я уставился на оживший экран. — А бесполезно, потому что мы с тобой два смертника на пороге неминуемого…

    Глянув на монитор, я увидел, как на тревожно-красном, чуть мигающем, фоне большая белая цифра пять сменилась на четвёрку. Затем на тройку.

    — Здание заминировано, — безразлично сообщила Киоко, — и сейчас мы умрём. Знаешь, я была рада познакомиться с тобой, ниндзя. Ты хороший воин, пусть и неторопливый. Прощай.

    — Чёртов сезонный патч! — прорычал я вместо продолжения этой трогательной сцены.

    Цифра один стала нулём, затем пророкотал мощный взрыв, в глазах всё побелело, а затем пришла темнота, и я потерял сознание… 

    Глава 3

    Непривычные звуки птичьего разноголосья и солнечный луч, падающий прямо на лицо выдернули меня из глубин царства Морфея. Однако, уже проснувшись, я ещё какое-то время лежал с закрытыми глазами, приходя в себя, и, вяло соображая, пытался найти ответ на два непростых для меня вопроса.

    Какого чёрта я вчера так надрался? Ведь не из-за Катьки же? С такими последствиями для организма я напивался, пожалуй, только получив первое свидетельство её неверности, да и то лишь потому, что был уязвлён в лучших чувствах.

    Второй же загадкой были окружающие  «звуки живой природы». Точнее, я пытался понять, что сподвигло меня не просто не выключить компьютер, ведь из-за пониженного социального индекса и, соответственно, грабительского тарифа  экономия электроэнергии уже прочно вошла в привычку, но ещё и врубить на полную громкость подобный столь оригинальный для меня саундтрек! 

    «А… Да! Я же вчера зависал в «Тигрёнке»… — родил больной мозг невнятное воспоминание. — Думал уже, что поймал удачу за хвост, а в итоге пролюбил все полимеры, да ещё и остался в глубоком минусе… После таких взрывов, как тот, что произошёл в небоскрёбе, все имеющиеся при себе вещи, в том числе и импланты, можно отправлять в помойку! Так неужели я…»

    Корень из шестидесяти четырёх минус «Х» равно «Y» в квадрате, равно «Y» плюс «Y», равно «Х». Так вот, как не решай данное уравнение, а «Х» всегда будет равен четырём! Ну и в соответствии с этой формулой и исходя из результата, нажрался Вовка вчера как свинья, заливая свой статус клинического неудачника беленькой. Благо  водка -это чуть ли не единственный продукт, не входящий в квот-лист моего долбанного индекса.

    Да она даже без пяти минут бомжам доступна, ибо государству, а также воротилам в лице части алкогольных королей выгодно побыстрее выжать из таких, как я, все соки и опустить их на самое дно. Ну а что, полная конфискация имущества и принудительный перевод в категорию «работника за еду», скромно названную «Категория граждан на социально-исправительных поруках» — вполне в духе «Самого справедливого и человечного общества на Земле…»

    Судя по всему, наигравшись по самые гланды, я попёрся в круглосуточный магазин и, видимо, одной поллитровки, чтобы залить горе, мне показалось маловато. А уже подшофе, решил вспомнить славные былые деньки, которые прочно ассоциировались с нечастыми поездками на природу. Вот, видимо, вчера и разорился по пьяни на приобретение саундтрека из какой-то коллекции типа «Звуки живой природы». 

    Когда ещё были живы родители, Вова Распутин, наивный волосан, свято верил в друзей, либеральную идею, демократические ценности и прочее всеобщее равенство. А также был подвержен многочисленным как полезным, так и довольно вредным «актуальным веяниям». В частности, ещё в институте, а затем и в те несколько месяцев, что провёл на первой работе, до того как начались проблемы, я бывало, поддавшись модному тогда «Soft-comfortable ecotourism», выезжал на выходные в пансионат «all inclusive». Как было принято говорить: «Отдохнуть от городской суеты и прикоснуться к истинному Дзену». В начале один, а затем с Катькой.

    Хорошее это было место, расположенное далеко от Москвы, в сосновом бору на берегу реки Клязьмы. Можно сказать, редкий нетронутый уголок дикой природы в застроенном частными коттеджами Подмосковье. Моего тогдашнего индекса едва-едва хватало для приобретения путёвок, и даже так цена была запредельной. Но! Тогдашнему мне (студенту), гордо (на деньги родителей) живущему «самостоятельно», было на это глубоко наплевать. Ну а устроившись на прошлое место и получив первый аванс, я и вовсе решил, что мне все до лампочки уже по сугубо противоположной причине. Главное, что там можно было не только нажраться от пуза шашлыков, бухнуть или расслабиться под лёгкими разрешёнными веществами, но и подышать чистейшим лесным воздухом, и даже искупаться в самой настоящей речке!

    Впрочем, самое яркое воспоминание от первой поездки оставили мне именно птицы. Точнее, их щебет поутру, от которого я, городской житель в энном поколении, подскочил с кровати как ошпаренный! Ибо они не просто чирикали там или выдавали мелодичные трели. Нет! Они орали! И делали это так, будто от истерических воплей зависит их жизнь.

    Мол, Федя, подонок, отнявший лучший год моей жизни! Где ты шляешься, пока я высиживаю наших птенцов?! Ко мне уже дважды залезали кошки! Побудь же хоть один раз мужчиной! Немедленно иди и набей им наглые, усатые морды!!! А тот отвечает, Галя! Меня всё это достало!!! Ты не даёшь мне встречаться с друзьями!!! Ты и так жирная, как свинья, но исправно сжираешь всё, что я приношу в гнездо!!! Даже если я это уже съел!!! Прости, но не о такой семейной жизни я мечтал! Всё! Я ухожу к кукушке, в отличие от тебя, она следит за собой и знает, как следует поступать с детьми! К тому же почти всегда молчит. «Ку-ку» не в счёт — это её только красит!

    И начинается это тогда, когда нормальные люди ещё из клубов домой не возвращаются. А продолжается целый день, без обеда и выходных, до самой темноты! Даже в сумерках и ночью какая-нибудь крылатая тварь умудряется подавать голос из кустов, активно перекрикиваясь с товарками. Как-то, помнится, я гулял вечерком вдоль речки, забрёл к небольшой запруде, и тут вдруг в камышах кто-то заорал так, будто началось натуральное нашествие демонов из Ада. Я уж думал, всё, смертушка моя пришла! Кинулся в пансионат поднимать людей, звонить в полицию, армию и СНБР, наследницу ЦРУ и Моссада, а надо мной только поржали! Оказалось, что это кричала некая «выпь». Вот откуда мне было знать, что здесь водятся такие демоны?

    Так вот, сейчас всё было по-другому! По правильному! Так, как бывает на звукозаписях фоновых шумов тщательно обработанных специалистами по звуку и распространяемых в дорогих аудиоколлекциях для ценителей прекрасного.

    Птицы, а в данный момент я слышал множество разных голосов, именно что пели! Причём это получалось у них настолько красиво и слаженно, что казалось, будто в воздухе звучит настоящая мелодия. Даже деревья скрипели ей в такт, шелестя листвой, образуя чудесную, лёгкую и воздушную музыку. Хотелось целый день лежать вот так, прямо на земле, нежась в зелёной травке, и не открывать глаз! Только камушек из-под спины убрать и можно дальше слушать это божественное пе-ни-е… Стоп!

    Я распахнул глаз, рывком садясь, и тут же с шипением зажмурился, да ещё ладонью прикрылся. Солнце, казалось, прицельно светило мне в лицо. Глаза аж защипало, а в голове рассерженно загудело, так что прошла пара минут, прежде чем перестали скакать белёсые пятна. И лишь после этого, проморгавшись, я уставился на первую странность, тут же попавшую в моё поле зрения. На свою собственную руку.

    Она была облачена… в латную перчатку? Во всяком случае, я только так мог назвать это внебрачное дитя средневекового кузнечного гения и полёта мысли современного художника по металлу. В основу из чёрной то ли кожи, то ли пластика с аккуратными техническими швами, плотно облегавшую кисть, но совершенно не лишавшую подушечки пальцев чувствительности, с обратной стороны были вплавлены металлические пластины довольно хищного дизайна.

    Так на тыльной части ладони расположились с нахлёстом несколько крупных, почти монолитных пластин, а вот фаланги пальцев покрывали аккуратные, идеально подогнанные сегменты, которые, стоило сжать руку в кулак, превращали его в своеобразный кастет. При этом ни малейшего дискомфорта я не ощущал, да и вообще, работа была столь точной и профессиональной, что при движениях казалось, будто на руке вообще ничего не надето. А самое главное, эту штуковину, я где-то уже видел, причём не раз! Вот только хоть убей, но вспомнить где именно не получалось!

     Более того, дальнейший осмотр показал, что я весь закован в подобного типа броню, причём с головы и до самых ног, на которых красовались странные сапоги с мыском, разделённым на большой палец и все остальные. Даже на бестолковке обнаружился шлем, который совершенно не сужал обзора, но я, немного повозившись с неожиданно тугими застёжками, сумел-таки его снять.

    «Одностороннее бронированное стекло, что ль?» — подумал я, крутя в руках эту затейливую конструкцию, настолько анатомически выверенную, что оставалось только аплодировать мастерству создателей.

    А удивляться было чему. С виду шлемак был цельнометаллическим, с небольшими техническими ушками, канальцами и выступами, такой же являлась и почти безликая лицевая пластина, на которой не было никаких дырок или прорезей. И между тем внутренней стороны этой маски как бы и не существовало! Идеальная односторонняя прозрачность! И если бы не тактильное ощущение некоего твёрдого материала, можно было бы поверить в её отсутствие.

    Более того, изделие оказалось явно герметичное и плотно прилегало к голове… по идее, я должен был бы давно задохнуться в подобной штуковине, однако в шлеме дышалось ничуть не менее свободно, нежели без него.

    Ещё раз перевернув штуковину маской к себе, я вновь всмотрелся в смутно знакомый дизайн, а затем чуть не отбросил эту хрень.

    — Да ну нах!.. — прошептал я, глядя на столь часто виденный мною в интерфейсе статистики головной убор геннина кибер-ниндзя клана Ига. — Да не может такого быть…

    Да, определённые различия всё же имелись, но было очень, очень похоже. Как, впрочем, и перчатки, которые я наконец-то узнал. Просто в игре не так уж часто обращал внимание на собственные руки, но сейчас…

    — Ладно… Потом разберёмся… — пробормотал я. — Куда важнее вопрос, где я, собственно, нахожусь? И как сюда попал?

    На первый взгляд, явно средняя полоса России. Ладно, если бы кругом возвышались какие-нибудь эвкалипты и прочие баобабы! Тогда можно было бы с определённой уверенностью сказать, что я в жопе мира и больше не дёргаться. А так…

    Небольшой, поросший травкой холм, на вершине которого я разлёгся, и банальные до оскомины берёзы да осины, а невдалеке заросли ёлок. Или пихт, впрочем, кто эти сосны разберёт?! Причём, следовало сразу отметить, что деревья достаточно крупные, куда как больше тех, что росли вокруг пансионата, хотя я как городской житель особой странности в этом не видел. Свежий воздух, хорошая экология и всё такое, да по телеку ещё и не такие секвойи показывали, а тут всё вроде бы в пределах нормы. Наверное…

    Выпив вчера, ну, или когда это было, я возжаждал приключений и прибился к ещё не вымершим окончательно ролевикам, подписавшись на какое-нибудь безумство? Индекс социальной значимости у таких личностей обычно ниже некуда, но их это мало волновало — они всё так же бегали по пригородным лесам с картонными мечами и в кирасах из фольги.

    И кого я у них отыгрываю? Залётного киберниндзю, пробравшегося в запретные для смертных леса Лориэна с миссией уворовать Электродрель для гарема хоббитского Султана? Или Саурон, осознавший, что назгулов он применяет неэффективно, заказал ликвидацию группы полуросликов-моджахедов с известным террористом и просто бомжом Агрономом во главе? Так, а в контракте упоминался пункт о возвращении кольца Всевластия, или эту китайскую побрякушку я могу оставить себе в качестве оплаты?

    — Да ну… Фигня какая-то получается!

    К тому же ролевики действительно больше по фэнтези, да и к костюмам относятся щепетильно. И откуда у них взяться броньке, скорее похожей на экзоскелеты элитного спецназа, чем на средневековую реплику, да ещё из таких крутых материалов. Да даже если и так, то всё равно не отдали бы такую вещицу погонять залётному не пойми кому!

    Но тогда кто? Сумасшедшие богачи, отыгрывающие «Тигрёнка» в реале? Я о таких даже не слышал, тем более что на кой это надо, если есть виртуал?! Зачем тратить время, страдая фигнёй здесь, когда всё то же самое, но в разы лучше, можно легко провернуть там? Были бы только деньги!

    — Катя? — продолжил перечислять я и застыл…

    Идея была хороша, а после того как я мысленно обкатал её и так и сяк, стала даже похожа на правду. Я уже почти поверил, что Катька могла такое провернуть… Но потом был вынужден признать, что это на неё не похоже. Как бы она ни гуляла, а какие-то чувства у девчонки всё же были, пусть даже во мне самом они полностью выгорели. Да и не в её это характере издеваться над людьми.

    А что если такое мог вытворить кто-то из её любовников, ну так, чисто поржать над лохом-рогоносцем? То, что поигрываю в «Тигру», я не скрывал. Как минимум Вольфыч, который тоже был не прочь погонять в вирт, точно знал об этом факте. Так же я вполне мог ляпнуть и про свой класс… Однако в эту секунду натолкнулся на нечто, о чём ни моя гулящая подруга, ни её хахали пронюхать ну никак не могли.

    На пояснице обнаружились ножны с вложенным в них танто, а в застёжке на бедре — свёрнутая в кольца кусаригама. И стоило привычно опустить руку, как я ощутил под пальцами полированную множеством прикосновений рукоять боевого японского серпа.

    Почему я так уверен в том, что данная информация не просочилась на сторону? Да всё просто, с Екатериной я не виделся уже почти полторы недели, а новую экипировку, внешне отличавшуюся от старой, получил с квестов дней пять назад. Вольфыч же сейчас в полной запаре, так что посидеть в баре и перетереть о делах виртуальных мы ещё не успели, а на работе, простите, работаем, как это ни удивительно. А не лясы на тему игрушек точим.

    Хреново! А ведь такой расклад объяснял бы многое! А что теперь?

    — Так! Ну… я мог опять уснуть в шлеме и сейчас просто нахожусь в одной из локаций игры, — начал я рассуждать вслух. — Отсюда и мелодичное пение птиц. Хотя я нигде не слышал об уровне с лесами из средней полосы России… Это да. У нас же вроде как радиоактивная пустошь…

    Я опять задумался. В минусах было то, что снять шлем в этой игре для базовых моделек невозможно. А те шкурки, например, кавайных девчонок, у которых моськи были открыты, в подобном и не нуждались. Ходили, конечно, слухи о некоем предстоящем обновлении, добавлявшем новый контент, так и о платных локациях, настраиваемых по желанию клиента... Но...

    — Точно! Было же сезонное обновление! Наверное, в этом патче и добавили! Так! — хлопнул я кулаком о ладонь и чётко, как положено в игре, крикнул: — Системная команда: Выход…

    День, относительная тишина, и даже гаолян не шумит, только поскрипывают деревья, и птицы, ненадолго замолкшие после моего вопля, вновь зачирикали: вначале в разнобой, словно обсуждая идиота, а затем поймали такт и слились в некую природную мелодию. Да, это место точно не сопки Манчжурии…

    — М-да… — глубокомысленно выдал я. — Неужели лока с запретом на общение с системой? Ну, вроде тех, в которых живут рейдовые боссы. Хотя не похоже. Разве что здесь обитает какой-нибудь мегалось-трансформер. А если попробовать так?

    Я попытался вызвать окно с характеристиками и вновь обломался, хотя почему-то уверился, что нахожусь в приватном виртпространстве. Весьма возможно, какой-нибудь богач и заказал себе антураж в виде средневековья, да ещё с родными осинками. Ну а чего? За хорошие деньги сделать пару-тройку шкурок в виде обычного тела человека, плюс доспехи, повторяющие классы в основной игре совсем несложно. Механика-то сохранится. Вопрос в другом, как я-то сюда попал? Может, всё же по пьяни полез опять в вирт и подписался на тестирование новой локации, чтобы подзаработать?

    Я ещё раз внимательно осмотрелся. Ну что сказать… если это действительно новый тип локаций, то я снимаю шляпу перед программистами, художниками и дизайнерами уровней!

    Ведь почему ранее подавляющее количество игр было либо про космос, либо про постапокалипсис, либо про индустриальные города и промышленные зоны? А столь популярное в народе фэнтези с ушастыми эльфийками и бородатыми гномами ограничивалось игровыми мирами с какими-то странными наркоманскими сюжетами с пустынями, каньонами, а если вспомнить «Мензаберранзан», то и огромными подземельями, поселениями дроу и бесконечными тоннелями. Ну и, конечно же, приснопамятный «Conan: Escape the Exiles» с его песочницей, в которой выживали несколько племён в руинах бесконечного разрушенного города. И ни одной нормальной игры, например, про земное средневековье, не говоря уже о полноценных сказочных мирах. Да потому что природа!

    Сделать достоверными пещеры, пустыню или город относительно просто и незатратно. Зафигачить в него одно дерево на квадратный километр для красоты и парочку клумб — тоже. А вот сгенерировать лес так, чтобы он на их фоне не казался убогой подделкой… 

    Говоря же об окружающем пейзаже, настолько высокая детализация природы в виртуале — это однозначно шедевр. Я мог рассмотреть каждую травинку, каждый листочек в кроне и букашечку на земле. При этом ни одного повторяющегося — «паттернового» — элемента не заметил. Всё словно бы жило своей жизнью, тряслось под порывами ветра, шелестело, цвело, рождалось и умирало. На моих глазах пару листочков сорвало с дерева и унесло. Причём один упал не так уж далеко, а другой закрутило, и он улетел куда-то между стволов берёзок.

    Шикарно! Даже боюсь представить, сколько может стоить разработка подобной никому не нужной полянки. Или же… инженер почти экстра-класса зашевелился и забурчал внутри, нашёптывая, что современное оборудование такую детализацию тупо не потянет. Одна обработка этого участка леса сожрёт все серверные мощности, недаром «TIger: Mark of the Beast» сделали сессионкой да ещё в урбанистическом антураже. А ведь она считалась на данный момент самой реалистичной из всех VR-проектов.

    Когда инженер сомневается, он что делает? Правильно! Если нет возможности считать показания — идёт и щупает, эмпирическим путём пытаясь понять, что же всё-таки тут не так. И вариант здесь только один, хотя многие путают игру со сном и думают, что одной из гарантированных проверок является попытка ущипнуть самого себя. На самом деле это не так. Боль как таковая чувствуется при передаче конкретных электрических импульсов в мозг человека и может быть легко воспроизведена в виртуале применимо к телу игрового персонажа. Пример тому — покалывание перед последующим онемением повреждённого в бою участка тела. А тот факт, что не используется реалистичная передача ощущений, например, от резаной раны — есть банальное ограничение в соответствии с международной конвенцией о садизме в VR-играх. Вон америкосы в Гуантанамо вовсю используют виртуальные пытки, да и наши из СНБР, если судить по воплям оппозиционных монархистов и коммунистов, так же не гнушаются подобными нарушениями прав человека.

    Так что колоть и резать себя в некой частной локации с неизвестными настройками бесполезно. Зато всегда есть чисто технический способ проверить реальность окружающего пространства. Что-нибудь повредить или сломать. 

    На удивление просто поднявшись на ноги после долгого лежания, а затем сидения и чувствуя странную лёгкость во всём теле, что только укрепило уверенность в виртуальности, я шагнул к ближайшей берёзе. Выбрал наиболее ровный участок ствола и вынул танто из ножен… Только чтобы в обалдении уставиться на сияющий ярким светом клинок.

    Это была не плазменная оболочка из игры и совершенно точно не реальный резак подобного типа! Уж на последние я за свою жизнь насмотрелся! Светился именно металл. Свет не резал глаза и выглядел так, будто лезвие раскалили градусов до тысячи или чуть больше, а затем поменяли спектр излучения в голубой. При этом никакого жара от него я не ощущал.

    Вот тебе раз! После такого очень сложно было заставить себя проверять теорию о виртуальной реальности, потому что такое чудо могло быть с лёгкостью сделано именно в игре, но не в реале. Однако стоило мне взять себя в руки и поднести недомеч к стволу, как свечение погасло, будто его и не было. Передо мной снова был всё тот же американский танто «Spaydi agressor MK-9» длиной чуть больше двух с половиной ладоней, которым я пользовался в игре. Только, в отличие от игрового, этот даже с виду был тупым как игрушка, словно бы его вообще не точили ни разу в жизни.

    Удивлённо почесав затылок, я убрал клинок в ножны. Не знаю, что это было… но к таким экспериментам я оказался не готов. Подумал взять кусаригаму, но руки словно сами выдернули из подсумка кунай. Растиражированный современным искусством сельхоз-инструмент лёг в руку как влитой, поблёскивая заточенным, как бритва, лезвием. Шершавая стальная рукоять не давила на ладонь, намекая, что его можно не только метать. Ну, так оно даже лучше!

    Остриё легко взрезало бересту и древесину, ещё несколько точных движений — и спустя пару секунд я мог наблюдать годовые кольца дерева на срезе. Если они чем и отличалось от настоящих, то я этого не заметил. Более того, на повреждённом участке начали появляться небольшие капельки сока, а попытка отодрать немного коры увенчалась полным успехом, оставив зажатым в пальцах кусочек ровно такой формы и размера, каковой обрыв виднелся на бересте.

    Ни одна компания не пошла бы на расходы по устройству настолько сложного строения статичных, по сути, предметов внешнего антуража. Значит, я сто процентов нахожусь в реале.

    От осознания того, какой ерундой я занимался последний десяток минут, меня пробило на хохот. Да с такой силой, что аж слёзы брызнули из глаз. Натуральная тихая истерика. Приплыли! Я стоял, полусогнувшись, ухватившись руками за живот, и дико ржал над собой и сложившейся ситуацией.

    Именно сейчас я понял, над чем смеются «пострадавшие» во всех этих шоу-розыгрышах. Раньше я считал их все скопом средством для отупления населения, но оказавшись на месте одной из жертв, понял, что идиотизм ситуации и есть лучший юмор. Кто бы ни сделал это со мной, Катя или кто другой помог, сейчас я готов был всё простить и встретить режиссёра аплодисментами. И когда позади вдруг послышалось некоторое шевеление, я, улыбаясь во все тридцать два, повернулся, хлопая в ладоши.

    — Браво! Это было… а ты ещё что за хрень?! — возглас вырвался у меня самопроизвольно и прозвучал несколько визгливо.

    Ну а как по-другому, если вместо ожидаемой съёмочной бригады ты видишь белку размером с взрослого сенбернара, которая рассматривает твой шлем, держа его в передних лапах? На мой крик животное повернуло мордочку, немного склонив голову набок, отчего кисточки на ушках забавно качнулись.

    — Скивирь? — это реально прозвучало вопросительно, мол, чё нада, смертник? — Сви-тви-вирь!

    — Ты охренела?! А ну положь шлем! — заорал я. В следующую секунду до меня дошёл идиотизм ситуации: проснувшись неизвестно где, облачённый в доспехи, явно с похмелья, я беседую с белкой. — Эй, оператор хренов! Это уже несмешной розыгрыш!

    — Тви-фи-трим-трим, — выдало наглое создание, глядя на меня как на низшую форму жизни, и, явно потеряв ко мне интерес, вновь занялась шлемаком.

    Я откровенно выпал в осадок. Сложилось полное впечатление, что я только что был послан в длинный пеший эротический тур с уточнением моей родословной по материнской линии и пожеланием заглянуть первому встречному в заднее отверстие и оттуда не возвращаться.

    Понятно, что белка такого размера может быть наглой, но не настолько же! Тем более что я почему-то совершенно её не боялся, в то время как собак такого же размера предпочитал обходить стороной.

    Тем временем пушистая зараза покрутила в лапах мою броню, понюхала, а затем попробовала на зуб, который оказался у неё не грызунский, а очень даже саблезубо-клыкастый, что было незаметно из-за меха на мордочке. Раздался мерзкий скрежет, хуже, чем пенопластом по стеклу. Меня аж скривило. А хвостатая сволочь на секунду остановилась, прислушалась и вновь грызанула несчастный шлем. Второй пытки звуком я не выдержал.

    — Ах ты гадость такая, а ну брось! — и сделал шаг вперёд.

    — Скви-и-и-рь! — окрысилась дёрнувшись в мою сторону саблезубая белка, показав такой оскал хищника, от которого любой лев обделался бы со страху.

    Наверное, она всё же не хотела на меня нападать, иначе уже лакомилась бы человечиной, но мне хватило. Выдав какой-то героический хрюк, я в испуге отскочил, отмахнувшись от жуткой твари, которая, как в тот момент показалось, готова была вцепиться мне в глотку. 

    Про то, что в руке держу кунай, я даже не подумал и уж тем более не имел желания его швырять. Животина мне по пояс размером, не тот вариант, который хочется потыкать даже молекулярно заточенной зубочисткой. Но, как говорится, человек предполагает… а вот хрень случается. Я сам не понял, как клинок вырвался из ладони и серебристой молнией устремился к хвостатой бестии. Та тоже не ожидала от меня подобных фортелей.

    В результате в следующую секунду мы оба удивлённо уставились на торчащую между её лап рукоять почти полностью ушедшего в землю недоножа. Я — потому что даже в игре в ножички они у меня никогда не втыкались в землю (а тут такой успех). А рыжая бестия, видимо, переживала всю свою осмысленную половую жизнь, которую чуть было не оборвала вот эта непонятная, но явно опасная штукенция.

    Белка, смешно семеня, отошла на пару шагов, наклонилась и понюхала венчающее рукоять колечко.

    — Скв-и-и-и-и-рь? — прозвучало это довольно угрожающе.

    — Шлем отдала! — со страху набычился я, выхватывая из подсумка новый кунай.

    Помнил ещё советы отца, говорившего, что агрессивному животному нельзя показывать свою слабость. Если, конечно, это не медведь.

    А дальше случилось то, что обычно можно ожидать от ненавидящей хозяев кошки, которая так-то их не боится, но вот увидев в руке у человека тапок… Саблезубая белка, стоило блеснуть недоножу, прыгнула с места вверх метра на три, да ещё умудрившись подрулить хвостом и присесть на ближайшем дереве. Причём шлем она прихватила с собой,  успев уронить его и тут же подцепить в полёте передней лапой.

    — Скви-ви-фи-ви-трили-три!!! — наглое животное, с трудом угнездившееся на согнувшейся под его весом толстой ветке берёзы, высказало мне всё, что думало, и вот теперь я ничуть не сомневался, что меня обматерили.

    — Да пошла ты! — вот тут мне башню и сорвало.

    Дело, в общем-то, не в огромной белке, которую я, естественно, не считал разумной или способной хоть к примитивному диалогу, а в накопившемся стрессе. Не, ну реально, сколько всего должно произойти с человеком, чтобы он наконец-то вышел из себя? А я ведь долго терпел, два года поражения в правах, неверности собственной девушки, можно сказать, полурабского вкалывания за копейки на заводе, а теперь ещё и это! Какая-то дважды обосранная белка ещё надо мной издевается! Да стань она сейчас хоть со слона — мне уже без разницы! 

    Камера в кустах? Да пусть уржутся на той стороне голубого экрана! Чтоб им всем икалось до инфаркта миокарда, осложнённого обширным инсультом! Попадись мне сейчас оператор или режиссёр, да я их обоих здесь же прикопаю вместе с этим рыжим саблезубым недоразумением!

    Кунай я метнул так, словно всю жизнь только этим и занимался. Железяка с тупым смачным стуком вонзилась в дерево там, где ещё мгновение назад скалилась морда этой твари, и если бы бестия рыжей молнией не метнулась на соседнее дерево, на этом бы всё для неё и закончилось. Вот только меня уже понесло, и в животное полетели сразу три звёздочки, с барабанным стуком одна за другой ровной вертикальной линией воткнувшиеся в другой ствол.

    Как я это сделал? А не знаю! Но рыжая скотина едва-едва увернулась и, взвизгнув, ломанулась прочь. Прямо в лесную чащу, ловко прыгая по стволам и веткам, да так быстро, что я чуть было не потерял её из вида.

    — А ну стоять! — взревел я раненым бизоном и, уже совсем не отдавая отчёта в своих действиях, бросился следом за наглой тварью.

    Зачем? Опять же вопрос на миллион, потому как больше всего в этот момент мне хотелось пнуть рыжую скотину по её охреневшей жирной заднице! Для двадцатисемилетнего москвича Вовы Распутина это было абсолютно нелогичное и ничем не мотивированное желание. Я, вообще, человек донельзя рациональный и не импульсивный, а тут словно помутнение какое-то случилось.

    Однако я в этот момент не задумывался о подобных мелочах. Точно так же, как и о том, что делаю и как, а ведь стоило только включить голову, как я понял бы, что нечто похожее не раз происходило в моей любимой игре. Правда, тогда я бы тут же навернулся и хорошо, если бы не сломал себе шею.

    Класс кибер-ниндзя — тот ещё паркурщик. Поспорить с ним за звание самого приспособленного для перемещения в городе персонажа могли, наверное, разве что цифровые-пососины и грей-рейдеры. Да и то, только до тех пор, покуда ниндзюк не накопит на базовые импланты со способностью «Полная проходимость» и «Феноменальная прыгучесть», то есть уровня до десятого.

    А когда на пятнадцатом после классового квеста происходит частичная замена мускулов на синтетические волокна, этот персонаж начинает творить такое, отчего всем остальным становится очень и очень грустно. Сигануть с земли на крышу двухэтажного дома, а затем быстренько ускакать куда подальше? Легко! Пробежаться по вертикальной стене, а потом по потолку, остановиться и повисеть на манер люстры, приклеившись к поверхности стопами? Да вообще не вопрос! Ну и надо ли говорить о дикой скорости, с которой может бегать этот осовремененный японский убиватор.

    Вот и я даже не заметил, как в пылу погони оказался на одной из ветвей и едва не сцапал рыжую скотину за пушистый хвост. Белка, надо отдать ей должное, ловкая тварь, истошно заверещав, метнулась в сторону, в каком-то безумном кульбите увернувшись от брошенной в неё звёздочки и, перехватив шлем зубами, освобождая лапу, которой до этого прижимала мой головной убор, словно регбист мяч во время финального рывка, бросилась прочь в ускоренном темпе.

    Хрен его знает, чем ей приглянулось это высокотехнологичное ведро. Ладно бы его можно было принять за орех, но она ведь переворачивала его и ясно видела, что внутри пусто. Ан нет, видимо, уже посчитав находку своей, просто так расставаться с моим имуществом не собиралась.

    Дикая природа оказалась настолько «дикой», что жила по закону: что упало — то пропало! А в каком-нибудь метро или общественном транспорте эта белка… да какая белка — натуральный гопник — прошипела бы что-нибудь типа: жопку поднял — место потерял! Как же хорошо, что подобные звери в городах не водятся! Хотя… насколько я помнил из передач на канале «BBC», что в Индии, что в Японии встречаются местечки, в которых разнообразные макаки-серопуки устраивают форменный беспредел и воруют у туристов всё, что ни попадя.

    Но блин! То долбаные бибизяны! Они вроде бы как довольно умные! Кто ж мог знать, что в России такая серьёзная проблема с белками-мутантами! Причём правительство явно её замалчивает, потому как я не видел ни одного выпуска по телику или статьи в инете, где поднималась бы эта, без сомнения, животрепещущая тема. Уверен на все сто процентов, тесно связанная с Чернобылем и Фукусимой, из которых к нам прут эти твари!   

    Не могу сказать, сколько длилась эта безумная погоня. В охватившем меня безумии, я ничего вокруг не видел, кроме хвоста воровки, а та, словно бы издеваясь, держалась на расстоянии одного рывка, не убегая, но и не давая приблизиться. Я истратил весь запас метательного оружия, пытаясь достать рыжую пакость… и ни разу не попал!

    И это при том, что, когда меня, наконец, немного отпустило, я-таки заметил, что вытворяю какое-то непотребство, словно реально кибер-ниндзя из игры «Тигр. Знак Зверя»! И ведь… получалось на раз!

    Честно говоря, при всей своей гениальности, я в пылу погони над этим фактом не задумывался, просто воспринял как должное. Видимо, по привычке уловив что-то знакомое, начал мысленно отдавать себе команды, а затем выполнять их. Только вот, в отличие от игры, я полностью чувствовал каждое движение тела. Словно ощущения, транслируемые VR-шлемом, вышли на новый уровень. Либо, как если бы я получил умения из игры в реале.

    Такая мысли, конечно, мелькнула, но пропала, вытесненная злостью и азартом погони. Чем дальше мы углублялись в лес, тем толще становились стволы, разлапистее и удобнее ветви, но и между деревьями расстояние всё увеличивалось и увеличивалось. Вскоре моих сил уже не хватало, чтобы перепрыгнуть с одного на другое и пришлось взяться за оружие. Конечно, можно было подняться повыше, всё же кроны должны соприкасаться друг с другом, но тогда я бы точно потерял из виду наглую воровку, которая моих затруднений не испытывала.

    Легко оттолкнувшись от очередной ветки, я перелетел на соседнее дерево и тут же метнул кусаригаму, чтобы, зацепившись за крону, она послужила мне тарзанкой для преодоления следующего препятствия. Привычно на автомате тряхнул оружие, освобождая гирьку, и, на ходу сматывая цепь, тут же перепрыгнул на следующее дерево. Оттолкнувшись от него ногами, зафигачил натуральное сальто, но не сверзился вниз, а снова отправил в полёт грузик боевого серпа и, даже не задумываясь над тем, что делаю, рывком бросил себя к улепётывающей белке.

    И всё же, чем дольше продолжалась погоня, тем больше я приходил в себя. Если ещё пару минут назад догнать животное было единственной моей целью, то теперь начали проклёвываться осознанные мысли: «А, собственно, для чего мне это?»

    Почему я бегу за  этой дурацкой белкой, к которой в обычное время я бы и подойти на пару десятков метров не рискнул. Да один вид этой зверюги размером мне примерно по пояс, да ещё с клыками длиной в ладонь, приведёт в ужас любого нормального человека.

    Шлем? Да насрать на него! Путь тот, кто меня сюда засунул и обрядил в это, сам и заморачивается. А главное, с чего вдруг я, предпочитающий смотреть спорт по телевизору, распрыгался по веткам будто обезьяна? Меня что вид костюма из игры настолько вдохновил, лишив остатков разума?

    Стоило так подумать, как ситуация кардинально изменилась. Я вдруг понял, что нахожусь на высоте четвёртого этажа без страховки, и падать будет очень неприятно. Движения стали неуклюжими, я запнулся, можно сказать, на ровном месте и чуть было не сверзился. Повис, уцепившись за ветку руками и ногами. Стало страшно, а от того настроения и самоубийственного душевного порыва, с которыми я кинулся в погоню, не осталось и следа. Белка же подобными прозрениями не страдала, мутант вообще, кажется, даже не заметил, что его больше никто не преследует и, не сбавляя скорости, усвистал дальше в чащу, всё-таки унося свою добычу, лишь махнув мне на прощанье рыжим хвостом.

    Впрочем, теперь белки средней полосы России волновали меня меньше всего. В полный рост встал вопрос выживания, а именно: как, собственно, мне спуститься на землю? Потому как идея последовать примеру выпущенной мной из рук кусаригамы, уже валявшейся на травке где-то там внизу, как-то не устраивала. Правда, решение, пусть и тоже довольно стрёмное, нашлось очень быстро.

    Буквально в десятке метров подо мной обнаружилось небольшое озерцо, и до него вполне можно было добраться по веткам. Стволы окружающих деревьев достигали двух-трёх обхватов, так что в другое время я справился бы без проблем. Но вот из-за возникшего иррационального страха, а может, отката после безумной погони, добирался я до нужного места с полчаса не меньше. И ещё столько же не решался спрыгнуть в далёкую, прозрачную воду.

    Понадобился хороший мысленный пинок, чтобы я всё же разжал руки и рухнул в озёрную гладь тем самым стремительным домкратом, подняв приличных размеров фонтан. К счастью, до берега было рукой подать, причём до любого, водоём не превышал тридцати метров в диаметре, так что уже через пару минут я выбрался на землю, про себя кляня всех вороватых грызунов, правительство, допустившее подобное безобразие на вверенной ему территории, и их общую родню до сорокового колена.

    Одежда намокла и неприятно липла к телу. Идти в таком виде куда-либо было глупо, так что я, подобрав выроненную ранее кусаригаму, принялся раздеваться. Неподалёку нашлось несколько больших, плоских камней, нагретых за день солнцем, ими я и воспользовался как естественной сушилкой, расстелив на ней вещи. В том числе странного вида боксы, сам оставшись в чём мать родила… и опять завис.

    Это было не моё тело! Я кинулся к воде. Из озера на меня смотрело до боли знакомое лицо, которое я всю жизнь видел в зеркале, вот только какое-то… Более мужественное, что ли. Природа и так не обделила меня красотой, но если ранее в моих чертах просматривалась какая-то смазливость, то теперь из воды на меня смотрел реальный такой Дольф Лундгрен рязанского разлива. Этакий опасный блондинчик с недлинными волосами, правильными чертами лица, аристократическим носом, волевой челюстью и серо-голубыми холодными глазами натурального убийцы.

    Да и тело было под стать: хоть рост и оставался прежним, под сто семьдесят, радовали широкие плечи, развитая мускулатура. Мышцы под кожей так и бугрились, словно требуя, хозяин! Нам бы в качалочку или на турничок! Потом перед девочками похвастаешься!

     А ведь, если подумать, то после безумного марафона по веткам деревьев, я не то что не устал, да у меня даже дыхание не сбилось! И это у меня! — щуплого человечка, любящего спорт лишь по телевизору, зато всегда готового пропустить бутылочку-другую пенного! Меня, который по молодости ещё питал какие-то надежды «отожраться», но, сколько бы ни ел, даже самой калорийной пищи, сколько бы ни принимал разнообразных добавок для бодибилдеров и энергетических коктейлей — ничего не помогало.

    Впрочем, на качка, в современном его понимании, новый я похож не был. Тело выглядело гармонично и красиво, с чётко очерченными кубиками пресса, о которых я в тайне мечтал с самого детства, но так и не заимел из-за слабой конституции. Но особо впечатляло мужское хозяйство.

    Я и раньше-то не жаловался. Мне было чем приятно удивить женский пол. Однако сейчас, глядя на того монстра, что висел у меня между ног, я понимал, что, будь у меня раньше такой агрегат, хрен бы Катя пошла по рукам золотых мальчиков. До колена, конечно, мой новый дружок не доставал, но сантиметров за двадцать в спокойном состоянии после купания в ледяной озёрной водице имелось.

    Поняв, что я просто ищу, чем отвлечь себя от главного, отошёл от воды, усевшись на один из подогретых солнцем камушков в позе роденовского мыслителя. В голове опять возникали теории одна фантастичней другой, но выбрать, какая из них может оказаться истиной, не получалось.

    Просто потому что банально не хватало достоверной информации. Слухи-то ходили разные, дескать, учёные под эгидой военных, что у нас, что в США и Евросоюзе, проводят различные эксперименты с виртуальной реальностью, вплоть до переселения сознания в другое тело. Поговаривали, например, и про китайцев, которые на базе VR-технологий вроде как разрабатывают «человеческий сверх-супер-компьютер». Систему, способную моментально решать даже самые сложные задачи, основываясь на принципах ролевого интеллекта и используя в качестве вычислительных мощностей многочисленную армию игроков в «Ānchún huángdì de shuāngyíng pànluàn», у нас локализованную как «Восстание Императора». И, естественно, подтвердить эти россказни никто не мог. Но китайскую игрушку, на всякий случай, у нас запретили.

    Хватило бы возможностей, например, у Кати засунуть меня в такую программу, если это, конечно, не городская легенда? Конечно, нет! Ни связей, ни возможностей, да и любовники все в основном отпрыски воротил из финансового сектора.

    А вот о Марине Петровне я такого с полной уверенностью сказать не мог. Всё-таки заводик наш производит продукцию двойного назначения… Могла она пойти на такое в свете её заинтересованности мной как специалистом? Нет, однозначно. А ради счастья дочери, чтобы ей не пришлось всю жизнь жить с мужем-тюфяком? Тоже вряд ли, на дочу она уже давно махнула рукой. Ну а решилась бы сдать меня воякам за какие-нибудь преференции, всё же специалисты по киберсистемам экстра-класса на дороге не валяются, и даже ко мне после выпуска подходили серьёзные люди для важного разговора? Вот это запросто!

    «Хм… А ведь “Тигрёнка”, если так подумать, мне посоветовал Вольфыч. А он верная собачка Марины Петровны…»

    Тогда получается, что вся игра «Тигр. Знак Зверя», это, по сути, гигантский полигон, где обкатывают эту технологию… уж не знаю замены, ну или взрывного развития тела с интегрированием игровых умений в тело носителя. А я сейчас, выходит, сдаю некий выпускной экзамен или что-то подобное. Ну, или прохожу адаптацию к новым способностям. Недаром же меня нарядили в те же доспехи и так же вооружили.

    Мысль мне понравилась, да и выглядело всё достаточно логично, особенно, если не заострять внимание на моём невысоком двадцать четвёртом уровне. И том факте, что разумнее было бы привлечь какого-нибудь хайлевела. Но тут можно было объяснить подобную несуразность какой-нибудь моей совместимостью, как в стареньком фильме Джеймса Кемерона «Аватар». Или что-то типа того.

     Даже белка вписывалась в эту картину — внешний раздражитель, чтобы заставить меня действовать, а временное помешательство могло быть следствием какой-нибудь ранее вколотой химии.

    И ведь получилось! Кто вообще сказал, что она живая? С чего я это взял? Вела она себя вполне разумно, любой примитивный игровой искин, обрабатывающий мобов в играх, способен на подобное. А собрать такого вот робота я и сам бы смог, дайте мне только производственные мощности. Да я даже лучше сделаю!

    Странным был лишь выбор формы. Всё же саблезубая белка-мутант, если, конечно, правительство ничего такого не скрывает, это не тот зверь, которого ожидаешь встретить в наших лесах. Какой-нибудь медведь подошёл бы куда лучше. Но кто знает, что творится в головах у военных. Чем пытаться угадать ход их мыслей, лучше попробовать привыкнуть к новому телу, всё же мне в нём теперь жить… я надеюсь.

    Подскочив на ноги, будто подброшенный пружиной, я замер в начальной стойке ката «Падающего листа», первой из школы «Ниндзюцу кэмпо но Ига», которой учат в игре во время квеста «Начинающий Шиноби». Этакая серия обучалок, позволяющая быстрее свыкнуться с управлением перед заброской в большой мир.

    Тело послушно выполнило весь комплекс, причём сейчас я понимал, что это именно я действую им, а не отдаю мысленные команды. Двигаться было на удивление легко. Я ощущал, как мышцы перекатываются под кожей, готовые сорваться в серию стремительных ударов, те вспарывают воздух с вполне отчётливыми хлопками, а руки и ноги превращаются в поистине смертельное оружие.

    За первой ката последовала вторая — «Кошка в лунном свете», — затем третья и так далее. Я остановился, лишь завершив полный комплекс, и даже как-то расстроился из-за того, что на своём двадцать четвёртом уровне всё ещё не получил всех знаний, даруемых игрой. Тело дышало силой, усталости не было ни капли. Хоть сейчас я был готов сорваться и пробежать километров десять, а то и больше.

    Предложи мне такое ещё вчера, я бы послал шутника по известному адресу, а сегодня, пожалуйста, и можно два раза. Даже ещё и пари на скорость бы заключил. Уж не знаю, кому и что от меня понадобилось, но новое тело было просто великолепно! Да что там, оно за гранью фантастики.

    С этими мыслями взгляд упал на лежавшую на камушке кусаригаму, а губы сами расплылись в улыбке. Ещё примерно полтора часа я потратил на то, что откровенно игрался с оружием, творя серпом, цепью и гирькой нечто невообразимое, а успокоился, только когда запущенный верной рукой грузик насквозь пробил небольшое деревце, росшее неподалёку от берега, и оно чуть было не рухнуло мне на голову.

    Это чуть успокоило, и я, проверив, высохла ли одежда, принялся одеваться — следовало найти экзаменаторов.  Ну, или если за мной следили, то, скорее всего, они должны были понять, что я готов, а значит, появиться с минуты на минуту. Не встречать же гостей в неглиже. Особенно с моими новыми физиологическими особенностями. Не стоит давать поводов для зависти!

    Глава 4

    Ни через пять минут, ни даже через полчаса никакие экзаменаторы так и не появились. Не прилетел, зависнув над озером, военно-грузовой вертолёт,  не прикатили на новеньком «Лигре» генералы с учёными поздравить первого в мире суперсолдата Вову Распутина с добровольно-принудительным вступлением в ряды Вооружённых Сил. Да что уж там говорить, сейчас я был бы рад даже вылезшим из кустов хмурым конвоирам с калашами, которые, ткнув в нос серьёзными корочками, потребовали бы проследовать с ними в какую-нибудь закрытую зону с кучей секретных лабораторий.

    Это бы хоть как-то бы подтвердило мои догадки и развеяло неопределённость. А так в голову вновь начали лезть мысли одна безобразнее другой. Ну а хуже всего было то, что если воды я, в общем-то, наглотался во время своего незапланированного купания, и жажда меня не беспокоила, то с появившимся некстати чувством голода следовало как можно быстрее разобраться.

     Вот только как? С собой у меня в подсумках имелись только жалкие остатки боезапаса, впустую растраченного на долбаную белку: два куная, которые волне могли служить обычными ножами, пять спиц-сенбонов и три сюрикена. Кто бы ни провернул всю эту аферу, снабдить меня продовольствием он не удосужился. Зажали даже несчастный одноразовый «подъёмный» ИРП, об обязательном наличии которого в экипировке каждого российского солдата даже в мирное время по телевизору в новостях прожужжали все уши.

    Откуда знаю? Да «Инновация» ж, чтоб её! О чём-то важном, если это, конечно, не очередной сексуальный скандал вокруг кого-то из верхушки правительства, журналюги сделают коротенький сюжетец — и тишина. А вот если произошло что-то где-то, желательно с кровищей и кучей трупов, так вой по всем каналам и во всём-то у них виноваты либо проклятые коммунисты, либо недобитые монархисты. Или вот о такой фигне, как эти «Индивидуальные Рационы Питания», тоже любят серию репортажей сделать! Ведь там — о боже мой — саморазогревающиеся упаковки!

    Сплюнув, я встал с облюбованного камушка и, подойдя к кромке воды, всмотрелся в кристально чистое озеро. Пришла почему-то мысль, что это тоже может быть очередной этап экзамена. Что-то вроде «выживания в дикой среде», и сейчас за мной наблюдают и гадают, смогу ли применить свои навыки для добычи пищи?

    Догадка, в общем-то, ничем не хуже других. Вон, в озере плавают рыбёхи, не крупные, конечно, но есть. Осталось только их оттуда как-то достать и… нет, я, конечно, человек сугубо городской, но даже навскидку скажу три-четыре способа добыть огонь без спичек и зажигалки. Как запалить костёр примерно себе представляю. Не думаю, что в том, чтобы почистить добычу от чешуи и выпотрошить, есть какой-нибудь особый секрет. Вот только…

    Повертел вытащенный из подсумка сенбон в руке, крякнул и убрал обратно. Рыбёшка здесь была мелкая, пусть я и знаю угол преломления воды и уверен, что с новыми возможностями точно попаду в цель, но ведь это опять в воду лезть надо, да и не один раз, такими пескариками не наешься.

    Но я ведь в лесу! Должны же здесь быть какие-нибудь зайцы, птички всякие или на худой конец волки! Да, серый — это, по сути, собака, а я, хоть и не кореец, мясо люблю. Кстати, сам приобрести в магазине этот продукт я не имел возможности из-за чёртового индекса. Только соевый суррогат, ну, или если Катерину попросить, что в последнее время я делал всё реже и реже.

    Можно, кстати, ещё и зелени пожевать. Вот только не хотелось бы заболеть диареей с дизентерией или вообще отравиться каким-нибудь папоротником. Я ведь в цветочках-ягодках полный ноль. Знаю только, что из крапивы можно сделать суп, вот только покуда данную травку здесь вроде не видел.

    Решено! Попробую поохотиться. Да, браконьерство, но что делать-то? Есть уже хочется вполне себе конкретно, а на соседней поляне вряд ли найдётся минимаркет, да и денег у меня с собой нет — чип, вшитый в руку, я так и не нащупал. Как, впрочем, и на плече отсутствовала сделанная на эмоциях в ранние студенческие годы татуировка «Je suis Pompidou», набитая в салоне после жуткого теракта в Париже в две тысячи двадцать восьмом.

    Но всё же проверить наличие тех самых минимаркетов, а точнее, ближайших городов или хотя бы посёлков, стоило. Чисто оценочно, я всё-таки не в Сибири, а здесь — в европейской части России — они понатыканы достаточно часто. Вот только делать это стоит  чуть позже, вечером или ближе к ночи, когда зажгутся уличные огни, наружная реклама и засветка будет видна даже из-за горизонта. Ведь не зря в городах практически невозможно увидеть звёзды.

    А сейчас я неуверенно подошёл к ближайшему большому дереву и положил на шершавую кору руку. Подождал с минуту, решаясь, а затем поставил на ствол ногу, оттолкнулся и… сделал по нему несколько шагов. Прямо как первый раз в игре! И ощущения похожие: лёгкое обалдение и недоверие. Разве что спина и ноги сильнее напрягаются, когда останавливаешься.

    Поднялся почти к самой верхушке кроны, осмотрелся и спустился тем же макаром. Как и предполагал, в погоне за белкозавром я заблудился и потерял даже тот холмик-ориентир, на котором проснулся. Лес же раскинулся от горизонта и до горизонта, а потому было, в общем-то, не принципиально, куда именно топать. Помнилось только, что мох растёт с северной стороны деревьев, и что солнце всходит на востоке и заходит на западе.

    Вот только этот проклятый жёлтый карлик сейчас был в зените. А местная растительность, похоже, не знала, что произрастать следует по феншую, и делала это как бог на душу положит.

    Косого (почему-то белоснежного в это время года, размером с хорошего бульдога и такой повышенной пушистости, что у него банально не было видно лап, а также с витым рогом, торчащим из лобешника между длинных ушей) я завалил часа через три. Кстати, с первой попытки, чем не мог не гордиться. Признаться честно, я даже не подозревал, что существуют кролики-единороги, но это явно был не мутант-одиночка, скотина паслась вместе с немалым выводком и настолько оборзела, что явно заметив меня первой, продолжила заниматься своими делами до того момента, пока в нее не прилетел брошенный мною кунай.

    Из непонятного стоило ещё упомянуть, что после того как животинка с пронзительным жалостливым визгом подохла, рядом с ней обнаружился небольшой пустой кожаный мешочек с завязочками, который возник прямо на моих глазах буквально из ниоткуда.

    «Может быть, это всё-таки какой-то продвинутый вирт?» — в который раз уже за сегодня засомневался я, крутя в руках находку, но, подумав, решил оставить всё на потом.

    Однако позже опять разуверился в теории «виртуальности». Ну не бывает такой детализации в играх, даже самых крутых. Мех у зверушки был волосок к волоску и не чистенький, как можно было подумать, а с нормальным количеством паразитов, которыми она буквально кишела. Слава богу, что я когда-то давно читал книги американских классиков, писавших о колонизации фронтира, и знал, что кролики — это, конечно, ценный мех, но только у тех, что выращены на фермах. А у диких куча непрошеных жителей в шёрстке — вполне нормальное дело.

    Тушку я опалил на (пусть и с трудностями, но всё-таки разведенном) костерке возле весело журчащего ручья. Огонь уничтожил всех насекомых вместе с шерстью, и передо мной предстало нечто, отдалённо напоминающее лысую кошку, с которой я принялся кунаем снимать кожу. Ну не умею я этого делать, мало того что никто не учил, так ещё и по жизни не приходилось. Во только выяснил, что процесс далеко не так прост, как описывается в некоторых книгах, мол, надрежь, а там стягивай, словно чулок…

    Ага, сейчас! Труднее было разве что выпотрошить тварь, потому как я задел лезвием то ли желчный мешок, то ли желудок — и всё залила отвратительная молочно-белая жижа, которую долго ещё потом приходилось смывать в проточной воде. Но я сделал и это, после чего через полтора часа наконец-то поел. Правда, мясо было жилистым, не хватало соли и специй, да и пригорело оно, почти обуглилось у меня с непривычки, уж больно я его передержал, опасаясь нахвататься-таки паразитов или заболеть трихинеллезом.   

    После плотного обеда по закону Архимеда я решил здесь же и заночевать, благо время клонилось к вечеру, а заодно выяснил, что весь день шёл примерно на запад. Соорудил кое-как худенький шалашик из нарубленных с деревьев веток под корнями раскидистого дуба. От полноценного дождя не спасёт, но если начнёт накрапывать — не промокну.

    ***

    Аптека, улица, фонарь… Точнее, дерево, на котором я сидел, небольшой песчаный пляжик, где на тряпице почти возле кромки воды лежали аккуратно сложенные вещи, и стояла заполненная какой-то коноплёй корзинка. Ну и очередное кристально чистое озеро, только в этот раз с водопадом и оттоком, в коем, не замечая меня, купалась обнажённая красавица с волосами цвета пшеницы.

    Вот какой шанс у простого гражданина с пониженным индексом социальной значимости словить джекпот в частной лотерее с огромным призовым фондом? Он как минимум стремится к максимально отрицательной величине.

    А теперь вопрос! Возможно ли такое, что после двух-трёх дней скитаний по почти безлюдному лесу первый же встреченный мною человек, при том женского пола, окажется писаной красавицей?

    Тут нужно уточнить, что «почти безлюдный лес» — это тот, в котором я постоянно натыкался на разной свежести человеческие останки! Я даже не подозревал, что у нас в стране в отдельно взятой чащобе пропадет столько народа. Начиная от детей и явных карликов, заканчивая гигантами-мутантами с нижними клыками в мой указательный палец.

    Впрочем, это я цепляюсь за прошлое. Никакие это не наши леса и не существует проблемы белок-мутантов на среднерусской возвышенности! Нет на Земле такой концентрации жутких тварей, которых мне уже довелось повидать.

    За прошедшее время я разочаровался в идее вирт-реального эксперимента военных и учёных. Породил кучу новых идей и сам от них отказался, боясь согласиться только с одним. Я стал попаданцем!

    Что это такое? А это такой литературный изворот, почти как в моём случае: продвинутый инженер, студент или десантник переносится куда-то, где его быть не должно. Чаще всего в какое-нибудь зачуханное фэнтези, где немедленно становится рабом или во времена Второй Мировой или Третьей Мировой Войны получает роль протеже Сталина или Березовского, соответственно, и своими знаниями громит немецкие, американские и китайские орды, рвущиеся на Русь Матушку.

    Слава Богу, «мессершмитты» надо мною ещё не пролетали, как и F-35, а вот что-то типа дракона порхало. Правда, недолго, и разглядеть его сквозь кроны у меня не получилось. Вывод вроде бы был довольно простым, но я просто боялся его сделать. Потому что тогда я точно не смогу спать, не ответив себе на вопрос, а кем, собственно, стал я, и где моё настоящее тело?  

    По поводу же трупов. В первый раз, когда я наткнулся на тело голого мужика, которое терзали, громко вереща, какие-то звери, похожие на лисиц, чуть было не попрощался с остатками утреннего завтрака горелым кроликом. А потом страшные находки посыпались одна за другой. То череп с частью грудного костяка от того самого верзилы со стоматологическими проблемами. То скелет карлика, то детская ручка, давно уже валяющаяся на когда-то окровавленной, а теперь просто рыжей траве.

    Ну а второе уточнение касается девушки, что сейчас опять вынырнула из озера и движением головы перебросила длинные мокрые волосы за спину, породив разлетающуюся дугу засверкавших на солнце искр. Тут дело в том, что, называя её красивой, я не грешу против истины и не приписываю этот титул накрашенной жирухе или бедняжке с синдромом Дауна, как принято нынче на конкурсах вроде «Мисс Вселенная».

    Лицо, стан, грудь, попка, стройные длинные ноги, а уж между ними… Глаза моего нового тела позволяли, сидя на ветке метрах в тридцати от купальщицы, разглядеть всё в мельчайших деталях! И это не могло не нравиться нормальному мужчине.

    Если бы я продолжил мыслить в реалиях моего мира, то задал бы вопрос, из гарема какого олигарха эта… эта… женщина мечты? Секрет Полишинеля, что чуть ли не каждый миллиардер содержит сераль с самыми томными красавицами, которых выискивают по всей стране. Это официальная жена, кою выставляют перед камерами, обычно похожа на оживший сухофрукт или прямоходящую выдру. Вот только живёт она не с мужем, а в, пусть неприлично большой, но отдельной квартире где-нибудь в центре и на публику воспитывает штук пять разноцветных детишек из разных стран третьего мира.

     

    Но… всё хорошее всегда заканчивается, а плохое обычно продолжается. Девушка вылезла из воды, обтёрлась и, как-то ну очень эротично надев беленькие панталончики,  натянула простое, но очень аккуратненькое крестьянское платье и небольшие сапожки. Последним узкую талию обхватил тоненький поясок с закреплёнными на нём ножнами, из которых торчала костяная рукоятка ножа.

    Я же, в свою очередь, удобно устроившись на ветке в гуще листвы, рассортировывал по полочкам полученную информацию. Во-первых, аборигенка: она красива, что немаловажно, с европейским типом лица. Блондинка пшеничного цвета с большой грудью и просто огромными пронзительно-зелёными глазами. А вот национальность девушки я определить затруднялся. Красавицы, они вообще такие, сходу и не скажешь из каких краёв, потому как без явных стереотипных расовых черт, она может оказаться как, например, коренной костромчанкой, так и чистокровной леди с берегов Туманного Альбиона.

    Был у меня похожий опыт. Поехали мы от института в Германию на студенческий фестиваль робототехники, проходящий ежегодно в Кёльне. Естественно, что вечерами ходили в бары, пиво лилось рекой, новые знакомства появлялись, словно грибы после дождя, а шумные посиделки продолжались до самого рассвета. Так вот, проснулся я однажды утром явно не в своём номере, а рядом посапывает в две дырочки обворожительное рыжеволосое чудо. Я же в упор не помнил, кто это, и как я здесь оказался.

    Уже потом выяснилось, что я, нажравшись, дал в морду какому-то арабу, пристававшему к красивой девчонке, назвал её Машкой и утянул за наш столик. А она оказалась ирландкой, абитуриенткой какого-то там вуза и была вовсе не прочь пообщаться с горячими русскими парнями, потому как её компания сегодня прийти не смогла. И вот посмотришь на неё, явно же наша отечественная Маруся: носик курносенький, глазки голубенькие, — а на самом деле Ситмейт О'Брейн, и по-русски она знает только три слова: «водка», «матрёшка» и «балалайка».

    Кстати, от долгих объяснений с полицией, куда тут же пожаловался этот «беженец из Туниса», меня тогда спасло только чудо. Этот баран, дожидаясь отправленной по вызову патрульной машины, умудрился поцапаться с китайскими участниками фестиваля и пырнул одного из них ножом, после чего скрылся с места преступления.

    Так вот, касательно красавицы-аборигенки. Тут дело такое, если она просто местная и не знала, что я за ней наблюдаю, это одно. А вот если это всё-таки спектакль, а она, ну, допустим, младший-лейтенант Сидорова, то у девушки просто потрясающая выдержка и нехилые актёрские данные. Ведь всё то время, покуда здесь плескалась, демонстрируя свои великолепные прелести, она даже ни разу не покосилась в мою сторону.

    И да, я ещё не потерял надежду на то, что всё это какой-то странный эксперимент, хотя доказательства буквально кричали об обратном. Не то, чтобы мне прямо-таки было, что терять на Родине, но всё же там тёплые унитазы, интернет и более-менее комфортные условия существования. А что меня ждёт здесь, если уж я действительно попал в другой мир, это ещё вопрос.

    Ну а во-вторых, я обратил внимание на её внешний вид, когда она оделась и приготовилась куда-то идти. Ох, не исторический это был прикид средневековой крестьянки! Платье больше напоминало качественный сценический костюм для съёмок какого-нибудь «Властелина Колец», но никак не реальные сельские тряпки. Да и где это видано, чтобы такая вот красотка была знакома с тяжёлым деревенским бытом?

    Опять же. Если всё это постановка, то организовали её какие-то дилетанты! Поверить в реалистичность подобного розыгрыша может разве что записной лох с пониженным интеллектом, а такие, простите, инженерами-специалистами кибернетических систем не становятся.

    Покуда я размышлял, прикидывая, что да как, девушка, подхватив свою корзинку, направилась в сторону леса. Упускать её мне не хотелось, ведь не живёт же она в какой-нибудь избушке на курьих ножках посреди глухой чащобы! Да даже если так, это всё равно какая-никакая, но цивилизация, а значит, объект для сбора дополнительной информации. Так что я, особо не рефлексируя, последовал за ней, практически бесшумно продвигаясь в кронах деревьев.

    За прошедшие несколько дней я окончательно убедился в том, что стал, ну, или из меня сделали самого настоящего долбаного ниндзя! Правда, без приставки «кибер», потому как ни при первом осмотре себя любимого возле озера, ни при последующем более вдумчивом изучении собственного тела я так и не обнаружил, не то что реальных имплантов, но даже мельчайших послеоперационных швов, которые непременно остались бы после подобного глубокого вмешательства в организм.

    Мои новые способности брались… Да непонятно откуда они брались! Я сам себе напоминал персонажа из аниме про того самого пожирателя рамена, который очень хотел стать Хокаге! Впрочем, если память мне не изменяет, выглядело там всё совсем по-другому. Хотя я могу и ошибаться, ибо смотрел этот сериал в далёком детстве, ещё в лагере переселенцев под Уралом.

    Перепрыгивая с ветки на ветку и зависая порой под самыми причудливыми углами, совершенно не испытывая при этом проблем с координацией, я следовал за аборигенкой чуть в отдалении, стараясь не терять девушку из виду. Она же периодически останавливалась и, срезая ножом, а порой и выкапывая с корнем какие-то травы, целенаправленно двигалась куда-то на юго-запад и вскоре вышла на узкую тропинку, змейкой вьющуюся между стволов древесных великанов.

    Да… Холмик, на котором я очнулся, видимо, находился на самой опушке этого леса, а потому моя психика не пострадала от лицезрения тех мега-монстров, в которые могут вымахать обычные берёзки и каштаны. До баобаба они, конечно, не дотягивали, но активно стремились к этому, а уж сказать, сколько им лет я, и вовсе затруднялся. Зато молодой поросли в их тени было не так уж и много, тут властвовали в основном кустарники: что-то вроде орешника, сирени и тому подобных растений, создавая своими пышными зарослями настоящий лабиринт.

    Минут через тридцать неспешной ходьбы девушка вдруг забеспокоилась и ускорила шаг, а затем и вовсе побежала. Я уж, честно говоря, подумал, что она заметила слежку, хоть я неожиданно для себя и «стал» ниндзя, но профессионалом в подобных делах не был ни разу. Так что вполне мог как-нибудь по-глупому спалиться, чем и испугал красавицу.

    Но нет! Причиной беспокойства аборигенки оказался не я, а некое существо ростом примерно с шестилетнего ребёнка, которое я, к стыду своему, не замечал до самого последнего момента. Этакий натуральный гоблин с серо-зелёной кожей, развесистыми ушами, маленькими злыми глазками, громадным носом и пастью, полной острых, похожих на иголки зубов.

    Эта пародия на человека своими длинными руками и коротенькими ножками чем-то напоминала лысого шимпанзе. Если бы, конечно, не отвратительная морда и грязная набедренная повязка, за которую был заткнут приличных размеров ржавый самодельный тесак.

    Поняв, что её заметили, тварь решила больше не прятаться, выскочив из кустов на дорожку, и, словно игрок в «Городки», метнула в ноги красавице обломок кривой палки примерно метровой длины. Да так ловко, что беглянка, испуганно вскрикнув и выронив корзинку, покатилась по земле, но сразу же вскочила и, выхватив нож, медленно отступила к корням раскидистого каштана, видимо, опасаясь нападения со спины. И не зря, потому как с противоположной стороны появилась ещё одна зелёная обезьяна, на этот раз вооружённая дубиной.

    Несмотря на довольно-таки решительный вид, девушка, видимо, знала, кто ей, собственно, повстречался, и очень боялась этих тварей, что легко читалось на побледневшем лице с плотно сжатыми алыми губами. Да и руки у неё тряслись, однако в зелёных глазах читалась твёрдая решимость сражаться с этими недомерками до самого конца.

    Нет! Вот чего никогда не понимал в бабах, так вот этого! Я не про то, что она решила драться то ли за свою честь, то ли вообще за жизнь. Я про то, что ведь явно знала, дура, что здесь опасно! Так нет, всё равно попёрлась и, естественно, нарвалась! Этакая отчаянная женская храбрость наравне с безрассудством, которая толкает красавиц на шпильках и в мини-юбочках срезать вечером дорогу домой через тёмную подворотню, в которой тусуются гопники или наркоманы, с твёрдой уверенностью, что вот именно с ней-то ничего и не случится! Хотя, казалось бы, потрать пять лишних минут и доберись без проблем по ярко освещённой, полной народа улице!

    Видя, что жертва от них уже никуда не денется, твари особо не торопились. Первый медленно вытащил тесак, издав серию громких визгливых звуков, чем-то отдалённо похожих на смех, и вразвалочку направился к ещё больше испугавшейся девушке. Второй монстрик, саданув пару раз перед собой дубиной, расшвыривая дёрн в разные стороны, так же что-то клекоча, стал приближаться.

    Я, конечно, сволочь и считаю себя циничным человеком, склонным к героизму только под градусом и в полуневменяемом состоянии, но и спокойно смотреть на то, как какие-то непонятные твари нападают на женщину, был не намерен! Тем более, в новом-то теле со способностями кибер-ниндзя! Это дрищ Владимир Алексеевич Распутин, которого в реале соплёй можно было перешибить, пять раз подумал бы над тем, ввязываться ли в драку или нет, а обновлённому мне как-то стыдно было даже размышлять на эту тему.

    Тут ведь ещё какой момент, вряд ли этих уродцев защищает Уголовный Кодекс Российской Федерации! Даже не страх за собственную безопасность, а именно последующие проблемы с законом заставляют большую часть мужского населения моей страны стыдливо отворачиваться или делать вид, что не замечают беспредел, покуда это не касается их лично. Все надеются, что немедленно прибежит полицейский, а то и судья, который вообще решит вопрос кардинальным образом, а разнообразные бандиты и спесивые гости с Кавказских гор видят эту слабость и всё больше наглеют. Ровно до тех пор, покуда не нарываются на какого-нибудь отмороженного вояку, которому и на себя уже наплевать, и подобное травоядное существование достало.

    Одна за другой сверкнули в редких, пробивающихся сквозь густую листву солнечных лучах, две метательные звёздочки. Гоблин с дубиной, которому мой подарочек прилетел прямиком в широко раззявленную в этот момент хлеборезку, булькнул, дёрнулся и плашмя завалился мордой на утоптанную дорожку. Что интересно, рядом с ним тоже из ниоткуда появился кожаный мешочек, что опять навело на определённые мысли.

    А вот второму повезло чуть меньше. Сюрикен исправно вспорол твари шею, и она дико завизжала на весь лес, закрутившись на месте и выдернув звёздочку, отбросила её в сторону, почти под ноги ошарашенно смотрящей на происходящее девушке. Из шеи зелёной обезьяны фонтаном ударила грязно-бурая кровь, и монстр, продолжая дико завывать, сделал шаг в сторону аборигенки. В этот момент голова его дёрнулась, обрывая мерзкие вопли, и он завалился на правый бок, немедленно родив очередной мешок. Брошенный мною уже сенбон, насквозь прошив его не такую уж и большую ушастую голову, плотно застрял в черепе и теперь торчал из виска сантиметров на десять, весело поблескивая на солнце.

    Девушка, отмерев, наконец, словно бы сдулась и, уронив свой ножичек, села прям там, где собралась принять бой. Минуты три у неё ушло на то, чтобы прийти в себя, и только тогда она, вновь вскочив на ноги, завертела головой, пытаясь понять, откуда же ей пришла помощь. Вот только я уже пробрался на то дерево, под которым она стояла, и спрятался среди ветвей.

    С одной стороны, это был идеальный момент, чтобы свести знакомство. Можно сказать, рыцарь спас прекрасную даму — и всё такое. В идеале, реально даже рассчитывать на определённую «благодарность». А с другой… Прежде чем «выходить в свет», хотелось бы разобраться с тем, где я, собственно, нахожусь. И вообще, понять, стоит ли давать знать аборигенам о моём существовании.

    Ведь не зря же в каждой второй книге, стоит герою-попаданцу только расслабить булки, как его тут же тащат в какое-нибудь рабство, из которого приходится выбираться. Может быть, у этой вот красавицы дома в деревне, ну, или где она там живёт, весь двор плотно заставлен клетками с залётными инженерами-кибертронщиками, а её сосед слева коллекционирует студентов и десантников!

    И да. Я наконец-таки смирился с тем, что нахожусь в другом мире. Но сделал это, в первую очередь, основываясь на чисто профессиональных знаниях. Просто… Эти «гоблины». Они же явно не роботы, а вполне себе живые существа и даже естественно обгадились после смерти. Если же принять, что они искусственные создания, то это уже гено-бионика какая-то, а я бы точно слышал хоть что-нибудь о прорывах на данном научном поприще!

    К тому же какому идиоту могла прийти в голову гениальная мысль клепать таких карликовых уродцев с минимальными полезными функциями. Я скорее поверю, что  зафигачат какого-нибудь там эльфа или чужого из одноимённой кинофраншизы, чем потратят хотя бы копейку или цент на зелёных агрессивных обезьян.

    — Ах, ты ж мелкая… — почти беззвучно прошептал я себе под нос.

    А всё дело в том, что оклемавшаяся девица, так и не обнаружившая спасителя, подхватив свою корзиночку и ножик, цапнула вдобавок и мою звёздочку, которая тут же исчезла среди пучков собранных ею лесных цветочков и прочей лебеды. После чего шустро побежала прочь по дорожке, постоянно оглядываясь на валяющиеся тушки гоблинов, покуда не скрылась за очередными кустами.

    Нагнал я её минут через восемь. Пришлось немножко задержаться, дабы забрать своё метательное оружие, а примерно через час лес резко закончился, и моему взору представилась миленькая такая деревенька в два десятка дворов, обнесённая невысоким частоколом. С первого взгляда можно было сказать, что ничего общего с нашими «Подзадрючево» и прочими «Кукуевками» это место не имеет. Не то чтобы я был противником отечественного села или верил лживым журналистам, что народ там только и умеет что спиваться.

    Просто то, что я сейчас видел, ну никак не могло быть ни современной, ни даже старорусской деревней. Аккуратные небольшие домишки хоть и напоминали своими белыми стенами с тёмными балками что-то такое европейское, но, честно сказать, я вообще затруднялся определить принадлежность этих коттеджиков.

    Во-первых, они, как и платье девушки, с первого взгляда произвели впечатление декораций для какого-то фильма. Всё такое… слегка ненастоящее, словно бы с картинки очень хорошего художника. Во-вторых, обычно жилой дом со временем приобретает в облике определённый отпечаток характера своего хозяина, здесь же подобное не чувствовалось. Как будто во всей деревне жила одна-единственная семья.

    И в-третьих, всё в деревне словно было сделано под копирку с минимальными различиями. Здесь труба справа, а не слева, а здесь ящики с цветами расположены по-другому, а вот тут окошки с резным наличником не как у соседей. Чувствовалась некая штампованность, тем более что не было ни одного строения, которое отличалось бы от других. Даже сарайчики словно строились не по мере надобности, как это обычно бывает, а сразу же были спланированы и возведены вместе с жилым домом.

    Хотя нет. Вру! Среди всего этого прянично-сдобного муляжа выделялось-таки два домика, один из которых большой и богатый, выстроенный всё в том же «местном» стиле, расположился прямо посередине посёлка, а другой небольшой, чуть посеревший и сложенный из брёвен «в лапу», примостился на отшибе, почти прижавшись к внутренней стороне частокола. И именно к нему поспешила аборигенка, стоило ей только вбежать в хлипкие даже на вид деревенские ворота.

    Я же, примостившись на высокой ветке одного из деревьев, росшего почти вплотную к хилому укреплению из грубо заточенных и так же посеревших от времени брёвен, продолжил с интересом наблюдать за «цивилизацией». А в частности за бытом жителей, которые, в отличие от «купальщицы», оказались почти поголовно брюнетами с отливом в синеву, хотя и встречались детишки с каштановыми, а то и почти красными волосами.

    Женщины, те, что помоложе, так и вовсе огонь, а не селяночки. Всех, не перешедших определённую возрастную черту, можно было назвать красивыми, хотя, конечно, до блондинистой девушки с корзинкой, как по мне, большинство не дотягивали. Носили они примерно то же самое, что и она: длиннополые платья с различными цветовыми и видовыми вариациями, сапожки  или забавные тупоносые ботиночки с небольшим каблучком.

    Еще в «домашних» условиях встречались и шали с различными платками, в которые кутали плечи, разномастные плащи с капюшоном и без, а также плетёные соломенные шляпки с широкими полями. Бусы, серьги и кольца нет-нет, да и поблёскивали на белоснежных шейках, ушках и пальчиках, однако чаще всего роль украшений играли нарядные красочные плетёные шнурки и вязаные из кожаных шнуров амулеты, украшенные янтарём и бирюзой.

    Но самым главным и неизменным украшением каждой жительницы деревни был небольшой ножик с костяной ручкой на поясе. Его не носили здесь разве что самые мелкие девчонки, которые бегали в лёгких сарафанчиках вместе с босоногими мальчишками по главной и единственной улице, играли во дворах кривовато сделанными мячами и простенькими куколками или помогали матерям по хозяйству.

    Совсем другое впечатление произвели на меня мужики. Тоже в основном чернявые, одетые большей частью в простые порты да домотканые рубахи с жилетками, чаще всего мускулистые и крепкие, они почему-то производили на подсознательном уровне впечатление некого покорного стада. Хоть имелись вооружённые люди, я даже видел парочку в простенькой кожаной броне с луками и короткими мечами, а у ворот так и вовсе стоял явно воин в короткой кольчуге и с внушительным копьём.

    И нет, это явно было не царство победившего феминизма. В своих домах мужчины явно оставались хозяевами. Так, ни от кого не скрываясь, один из крестьян, явно вернувшийся с полевых работ, устроил провинившейся в чём-то супруге форменный разнос с рукоприкладством, а подтянувшиеся старики одобрительно на всё это кивали и, кажется, ещё давали советы.

    Получила своё и вернувшаяся не вовремя домой совсем молоденькая девушка, которую тот отловил, переложил через колено и, задрав юбку, знатно отшлёпал по мягкому месту, несмотря  на её слёзы и попытки оправдаться. Ситуация стала ещё более интересной, когда, закончив экзекуцию, он направился в домик на другом конце деревни, у которого было две трубы, и откуда доносилось далёкие мерные удары металла о металл. К бабке не ходи местная кузница.

    Обратно он вернулся уже в сопровождении мускулистого мужика с окладистой чёрной бородкой, который к тому же тянул за ухо похожего на него парня. Втолкнув его во двор своего спутника, кузнец, а я зуб даю, это был именно он, отвесил парню знатный подзатыльник, от которого тот чуть было не кувырнулся, а хмурый хозяин рыком загнал своих женщин и прочую мелюзгу в дом. Куда чуть позже зашёл сам вместе с гостями и двумя ухмыляющимися стариками.

    В общем, наблюдать за селением было довольно-таки интересно и информативно. Несмотря на некую несуразицу в образах и впечатлениях, люди здесь явно именно что жили, а не устраивали сценки на тему средневекового быта, как это принято у финансируемых государством клубов реконструкторов.

    Хоть я и не сильно пока проголодался (поглощённая утром подбитая прямо на лету птичка, запечённая на открытом огне, ещё, видимо, не переварилась), но уже с интересом присматривался к небольшой коптильне на одном из дворов, в которой худой, но жилистый одноглазый мужичок развешивал одну за другой аккуратно выпотрошенных и вывернутых рыбин.

    Кстати! Плюс один к непорядкам, касающимся этого мира! За три проведённых здесь дня я и ел, и пил, но ни разу не испытывал большой или малой нужды. Собственно, вообще никакого связанного с естественными потребностями дискомфорта. Да и на подворьях у селян так и не видел ни одного приметного домика, построенного неизвестным архитектором, с затейливым названием «Туалет типа деревенский сортир».

    Глава 5

    Рыбка оказалась… на удивление хороша! Натурпродукт, о котором в моей прошлой жизни приходилось разве что мечтать! Слушая и пуская слюни байки стариков о том, как всё было раньше и как же плохо всё сейчас. Уверен, конечно, что оставшиеся где-то там денежные мешки жрут на завтрак и на ужин ничуть не хуже, да и, наверное, хорошо быть жителем приморского города или рыбацкого посёлка, имеющим доступ к улову.

    А вот остальным, особенно с пониженной соц значимостью, приходится довольствоваться дешёвой продукцией с акваферм, где благодаря «добавкам роста» в воду и корм мальки за пару месяцев вымахивают до «бройлерных» показателей. Вот только по вкусу такой продукт напоминает нечто пластиковое и малосъедобное. А учитывая, что итоговый результат ещё и накачивают водой по китайскому методу из девяностых, после чего замораживают…

    В общем, поглощая честно украденные копчёности, я откровенно кайфовал, а затем даже с некоторым удовольствием наблюдал за метаниями обворованного мною селянина. Ну, в какой-то степени я человек справедливый и, перед тем как спионерить кусочек желудочного счастья, убедился, что изъятие не нанесёт ущерба его семье из шести человек.

    Встретивший меня благоуханием сарай, буквально забитый стеллажами с копчёной рыбой под самую крышу, развеял все опасения, да и взял я не так уж и много, только четыре штуки. Пусть даже порода была довольно крупной. А вот что не понравилось, так это то, что наоравшись и собрав толпу зрителей, рыбак со всей кодлой направился прямиком к хибарке блондиночки.

    Я, признаться честно, даже напрягся, когда скандал продолжился уже с её участием, причём деревенские бабы, а особенно супруга владельца коптильни, не чурались рукоприкладства, так что мужикам приходилось её буквально оттаскивать! А затем из большого дома явился местный староста. Что-то там выслушал, поговорил вполне спокойно с утирающей слёзы девицей, кликнул пять помощников, и вместе они перевернули домик блондинки вверх дном, но, естественно, ничего не нашли.

    Баба обворованного мною мужика всё ярилась, показывая в разные стороны, видимо, требуя ещё и перерыть двор в поисках спрятанной рыбы, но староста ей спокойно ответил, а муж, красный как рак, просто врезал в скулу и утащил поскуливавшую половинку домой.

    Вечером я вновь пробрался в деревню, к домику блондинки, которая весь день не показывалась на людях. Девушка, более-менее наведя порядок и постоянно вытирая льющиеся из прекрасных зелёных глаз слёзы, что-то готовила, то и дело прикасаясь к моему сюрикену, в который она через стандартное отверстие в центре продела красный шнурок и теперь носила на шее.

    Немного полюбовался  на неё, как любой нормальный человек, ощущая, что виноват перед красавицей за подставу. Ну не телепат я, не мог знать, какие там у них отношения в деревне, хотя на воровку, по моему мнению, она совершенно не походила. Так что, решив собрать немного дополнительной информации, отправился к дому старосты.

    «М-да… а слона-то я и не приметил… — поморщился я. — Хотя да… пока по лесу шатался, да и вчера к ночи становилось облачно, хотя дождя или каких-нибудь осадков из пауков и лягушек не было».

    К чему я? Да к тому, что у этого мира было целых две луны! Красивых таких, качественных, которым явно трудно было приписать искусственное происхождение. Так что теория об экспериментах военных над несчастным мной с участием актёров и монстров-биоников была благополучно развенчана. Оставалось одно из двух. Я либо находился в какой-то виртуальной симуляции, построенной на реально фантастических технологиях, о которых я даже не слышал. Либо действительно попал в другой мир и обзавёлся новым телом и возможностями.

    И в первом, и во втором случае оставались непонятки с отсутствием необходимости справлять естественные процессы освобождения организма от продуктов жизнедеятельности. В общем, странно это… 

    Добравшись до дома старосты, я притаился возле окна, из которого доносились голоса. Понаблюдав за сытной вечерней, а скорее, уже ночной трапезой его семьи и дождавшись, когда глава деревни вместе с вооружённым мечом мужчиной примерно моего возраста направился к лестнице на второй этаж, пробежался по стене и быстро нашёл помещение, выступавшее, судя по столу, заваленному бумагами, аналогом рабочего кабинета.

    — …скажешь, старший сын? — видимо, продолжая ранее начатый разговор, закончил глава семейства, обращаясь к мечнику. Закрывал за ним дверь, а затем, поставив шестиугольный стеклянный фонарь с ручкой на стол, достал щепку лучины и, запалив, принялся зажигать расставленные то тут, то там свечи.

    — Да давно пора её гнать! — в сердцах прорычал черноволосый мужчина, с чувством приложив кулаком по стене. — Ничего хорошего от айндзуры ждать честным людям не следует!

    Что удивительно, говорили живущие здесь люди далеко не на русском, английском или немецком, которые я знал, а на языке, который можно было назвать «азиатским». Судя по интонациям, это был не китайский, скорее, японский, а в связи с отсутствием совсем уж знакомых современному человеку слов — корейский. Ну, или что-то типа того.

    Однако, как ни странно, я его понимал и даже сам, потренировавшись после вчерашней ночной вылазки в лесу, смог разговаривать. Правда, для этого словно пришлось что-то в себе сломать или, точнее, пробить некий барьер. Вот я вроде бы произношу слова на русском, усилие — и уже говорю на местном. Хотя при этом не потерял способности переключаться на известные мне языки.

    — Она единственная знахарка в деревне! — насупился старик. — И тебе ли не знать, старший сын, что всё, в чём её обвиняют, ни разу не подтвердилось?

    — Ерунда! — отмахнулся его собеседник, проходя вглубь комнаты и усаживаясь на кресло. — Она айндзура и не может быть непричастна к нашим бедам. Просто не в силах обычных людей найти доказательства и...

    — Старший сын, — устало прервал его староста, занимая кресло напротив. — Андзуры такие же люди, как и…

    — Не надо душеспасительных бесед, отец! — рыкнул мужик. — Мне хватает их в городе!  Мы с тобой люди от земли, у нас чёрные волосы и сильная кровь! Мы здесь власть! Это наше селение, мы…

    — Я на одну четверть айндзура, ты на одну шестнадцатую! — устало проговорил глава деревни. — Да, в нас сильна правильная кровь, но ты готов выгнать своего брата Вальгарда, который родился от пришлого!

    — Не смей мне трогать брата, старик! — внезапно взъярился мечник. — Он наш по крови! Его родила моя мать! Пусть у него и не чёрные волосы…

    — Так и Васка наша! — припечатал по подлокотнику староста. — Её бабка — твоя родственница! И…

    Он ещё что-то втирал своему отпрыску, а я зацепился за знакомое имя. Васка! Василеса! Так что, получается, местные жители сербы? Ну, или их копия в другом мире. Хотя староста упоминал Вальгарда, а это звучит уже как-то по-скандинавски.

    — Нет! Она чужак! — рявкнул мужчина, подавшись вперёд.

    — А может быть, ты так относишься к ней, потому что она дала тебе от ворот поворот? — мягко, по-отечески проговорил глава деревни. — Ты, главное, скажи мне, старший сын, а мы уж…

    — Сам разберусь! — окрысился мечник.

    — Сам так сам, — нахмурившись, безразлично ответил староста и, пожевав губами, строго добавил: — Но травить мне её заканчивай! Другой знахарки в округе нет!

    — И без неё проживём! — опять рявкнул его сынок и, вскочив, быстрым шагом вышел из комнаты, напоследок прошипев: — А если ты не чтишь заветы предков, то я сам с ней разберусь! Сейчас! Всё зло от айндзур!

    И зло хлопнул дверью, отчего в помещении погасло несколько свечей, а огоньки остальных взволнованно затрепетали.

    «Зашибись здесь жизнь у девки… с карманными деревенскими нациками!» — подумал я, ни секунды не сомневаясь, о ком шёл разговор.

    Определения, используемые в родном языке, были встроены в речь местных вместо местоимений и многочисленных именных суффиксов. Так что, слыша «она», «её» и прочее, я воспринимал их как «девушка-блондинка» или «чужачка со светлыми волосами», а при произнесении имён ещё и отношение к объекту разговора. Мой мозг каким-то образом переваривал всё услышанное в удобоваримый русский язык, хоть я и примечал некий акцент. 

    — Дурак… — прошипел староста и медленно поковылял к шкафу, под завязку заполненному свитками, а затем закрыл глаза, плотно сжав губы и простояв так несколько секунд, добавил: — Не дай тебе боги действительно совершить глупость. Нет… дурак — это я. Но будь что будет.

    Мне, в общем-то, этого хватило. Минут через пять мужик вышел из дома, а я последовал за ним. Двигался он целенаправленно к покосившейся избушечке блондиночки, которую сегодня шерстил вместе с отцом. К тому же не понравилось мне то, как он судорожно теребил рукоять меча.

    «Ну, и что делать?» — задал я себе вопрос, скользя в глубоких угольно-чёрных ночных тенях следом за мужчиной.

    Задумал он явно нехорошее, так что стоило спасать девчонку от «гоблинов», пока какой-то хрен с бугра не сотворил с ней невесть что. Пусть он и из её же деревни. Вот только… убивать тоже как-то не хочется. Да и не факт, что рука поднимется. Всё-таки одно дело какая-то неведомая зелёная хрень, а другое — человек.

    «Или всё же поднимется?..» — мысленно спросил я сам себя, как-то не обнаружив внутреннего протеста против такого кардинального способа решения проблем.

    Старательно возводимые современным мне обществом тормоза и преграды против убийства себе подобных словно отсутствовали. Но это совершенно не значило, что мне хотелось прямо сейчас взять и устроить в деревне кровавую баню. Да и мысль о расчленёнке или вообще трупах все так же вызывала отторжение.

    Только сейчас я вдруг задумался над тем, что кроме мух, комаров и тараканов Владимир Распутин в своей прошлой жизни, собственно, никого никогда не убивал. Ну не считать же за реальный опыт расстрел монстров в компьютерных игрушках или сражения в виртуале. Или последнее всё же считается?

    Не то чтобы прежний я был нюней или безвольным человеком, но одно дело набить кому-нибудь морду, а совсем другое — отобрать жизнь. Да я не уверен, что смог бы расправиться с тем же кроликом, не в том смысле, что ушастый бы меня заломал и, покусав, скрутил в бараний рог, а в том, получилось бы у меня недрогнувшей рукой свернуть тому шею. Жалко ведь животинку! Да и вопрос выживания передо мной никогда не стоял!

    А оказавшись здесь, в этом теле… На того же Белкозавра я напал с явным желанием покромсать его на тысячу кусочков. Пушного рогатого зайца завалил, не задумываясь, как, впрочем, и птичку, сбитую влёт сенбоном. Да взять, к примеру, тех же зелёных обезьяноидов — грохнул, не глядя, без сомнений и рефлексии, да и сейчас, можно сказать, уже профессионально наметил на мужике точки, куда буду бить, чтобы положить его в случае чего без шума, пыли и потоков крови.

    «Бля… что же со мной произошло-то? — беззвучно ужаснулся я, чувствуя, как по спине пробежались холодные мурашки. — Когда о подобном задумываешься… это пугает».

    Впрочем, деревенька маленькая, и размышлять дальше на эту тему времени у меня не было. Глубокая ночь, на засыпанном звёздами небосводе две луны, одна большая, раза в два больше земной, а другая чуть меньше и крутится, похоже, вокруг крупной товарки. Уверенно шагающий по безлюдной улице молодой воин и тень в моём лице, в одно мгновение бесшумно возникшая у него за спиной.

    Убивать я, естественно, никого не стал. Не понадеявшись на собственный кулак, аккуратно, но с силой тюкнул мечника по затылку небоевой стороной кусаригамы, подхватил вмиг обмякшее тело, перебросил через плечо и быстренько ретировался в огороды. Остановившись, проверил состояние клиента. Жив курилка, хотя сознание я ему выключил качественно. Головные боли, как, впрочем, и знатная шишка, ему обеспечены, а в остальном мужик жив и здоров, а всё остальное — мелочи.

    Осталось только решить, что же с ним, собственно, делать. Вначале я хотел аккуратненько уложить пациента где-нибудь недалеко от дома старосты. Мол, вышел ночью весь на нервах и с нехорошими мыслями, споткнулся в темноте о камушек, упал неудачно, вот и приложился головой. Чего только в темноте не случается с рассеянными людьми!

    Однако быстрый обыск и проверка на запах содержимого сушёной бутылочки из тыквы, висевшей у него на поясе, заставили меня расплыться в улыбке. Как там говорится? «Я человек не мстительный! Отомщу и забуду, после чего опять отомщу!» К тому же желание сделать пакость гадам, обижающим малознакомую мне блондинистую красавицу, имелось, так что…

    Я улыбнулся ещё шире, аккуратно закрыл пробкой и встряхнул сосуд, слушая, как плещется внутри примерно литр чего-то очень крепко алкогольного. А я-то гадал весь день, что же за фляжки такие чуть ли не поголовно носит всё мужское население деревни, изредка к ним прикладываясь.

    По наивности думал, что в них вода, ведь, в отличие от женщин, почти не выходящих за частокол и работавших в основном на огородах, да ухаживавших за мелкой живностью, представители сильного пола, исключая пару охранников, старосту и этого вот индивида, вкалывали за пределами поселения. Кто рубил дрова на опушке леса, кто охотился или ловил рыбу, так же не углубляясь особо в чащу, но большинство гнули спину на поле, разбитом за западной рощицей, примерно в километре от главных ворот.

    Что ж… План «мсти» нарисовался сам собой, оставалось только уточнить некоторые детали, а потому я, вновь взвалив тушу на плечо, стараясь не выходить под свет двух лун, а держаться глубокой тени, отбрасываемой домами, отправился к дому рыбака, а по совместительству держателя мини-коптильни. Сделать это было легче лёгкого. Живность у деревенских была какая-то некрикливая, курочки да козочки, которые совершенно не обращали на меня внимания, в чём я убедился ещё вчера ночью. А вот кабыздохов, которые вроде как лучшие друзья человека (после женщин), местные почему-то не держали. Только кошек, но ночным мелким хищницам вообще всё было до лампочки как минимум до тех пор, покуда им не наступят на хвост.

    Добравшись до нужного двора и оставив клиента ненадолго отдохнуть возле лужи под заборчиком, потому как чем грязнее станет его туша, тем лучше, я отправился полюбопытствовать, чем же там заняты радушные хозяева, а в особенности крикливая баба, которая из-за пары рыбин готова была буквально вцепиться в горло бедной Васке.

    Такая, как мне казалось, ночь будет не спать, охраняя семейное добро, бдительно карауля воров и готовясь в любой миг поднять всю деревню на уши. Каково же было моё удивление, когда я, заглянув в самое большое окошко, обнаружил и рыбака, и его супругу, мирно посапывающих в отдельных, расставленных у разных стен кроватях. Святая простота…

    Коптильня опять была заполнена и исправно чадила. Сарай с залежами готовой продукции так никто и не догадался закрыть хотя бы на простейший замок. По-моему, здесь вообще не знали, что это такое, ведь даже в домах не имелось засовов. Теперь узнают! Любой опыт полезен!

    Ну что ж… оставалось, помолясь, приступить к исполнению пакости. Стянув с клиента сапоги, я как следует изгваздал их и, оставив несколько очень приметных следов и открытую калитку, вернул на ноги мечника. Разорив и слегка разломав коптильню, раскидав одуряюще пахнущую рыбу, отложил себе пару штучек и, перенеся пациента поближе, приступил к его декорированию. Совсем уничтожать установку я всё же не стал — лишнее это, да и не столько рыбака с супругой я наказываю, сколько борзого сына старосты.

    Уже через пять минут господин актёр был готов к дальнейшему представлению. Щедро залитый местным алкоголем, большая часть которого отправилась ему внутрь, обеспечивая правдоподобность, а остальное на жилетку, штаны и рубаху, с перемазанным в рыбьем жиру лицом он был аккуратно уложен в сарае, в проход между стеллажами. Я же, проверив, не наследил ли сам, только в который раз поражённо крякнул.

    Следов как таковых я, похоже, вообще не оставлял, если только не задавался подобной целью. А ведь, помнится, в «Тигрёнке» я действительно брал в древе талантов способность «Лёгкий шаг», где говорилось о чём-то подобном, но главной особенностью являлось игнорирование «Соловьиных полов», поднимавших шум, стоило только на них наступить. Да ещё и развивал этот талант на единицу, чтобы игнорировать ловушки с нажимными пластинами.

    Хмыкнув, я ещё раз осмотрел последствия своего вандализма. Получилось очень даже реалистично! Поорав с отцом, мечник отправился делать нехорошее блонде, явно чтобы окончательно замести следы своего вчерашнего преступления в виде похищенных рыбок. По дороге накатил на грудь для храбрости, а потом ещё и ещё. Так и перебрал, забыл, зачем шёл, зато вспомнил о шикарной закуси!

    Ну а дальше, господа присяжные-заседатели, вы всё можете видеть собственными глазами. Все факты налицо или, точнее, на лице у обвиняемого! Мало того! Испортив предмет частной собственности и погубив труд целого дня несчастного рыбака, этот закоренелый преступник и алкоголик не успокоился, а, пробравшись в хранилище годовой продукции, упал, сломав своим телом хлипкий стеллаж и разом лишив хозяев почти половины заготовленных на зиму запасов!

    Усмехнувшись, я раскрутил боёк кусаригамы и метнул его прямо с улицы, прямиком в основание стойки. Гирька исправно раздробила сухое дерево, ряды полок покосились и с грохотом обрушились на лежащего мечника, засыпая того дождём копчёного балыка. Сам же я в три быстрых прыжка скрылся с места преступления и, заняв позицию поудобнее, приготовился к начинающемуся шоу, за неимением вредного попкорна уплетая куда как более полезную вкусняшку, а заодно мысленно нахваливая рыбака-коптильщика. Всё-таки он в своём деле настоящий мастер.

    В окне дома зажегся огонёк свечи. Тихо скрипнула, приоткрываясь, входная дверь, и давший петуха голос хозяина дома разнесся по окрестностям:

    — Кто тут? Немедленно назовись! А не то я… я… У меня есть оружие!

    Естественно, что ему никто не ответил. С минуту ничего не происходило, и я уж думал, что всё, фокус не удался, но тут на пороге, держа в дрожащей руке уже нормальный фонарь, появился рыбак, выставив перед собой правый кулак, в котором сжимал большой разделочный нож. За ним, то ли подталкивая робеющего мужа, то ли наоборот, прижимаясь к нему, следовала супруга с растрёпанными нечесаными со сна волосами.

    Вот пятно неяркого света выхватило из резко сгустившейся тьмы разбросанную по двору рыбу. Ещё несколько робких шагов — и стала видна повреждённая и разорённая коптильня. Секунд тридцать ушло на то, чтобы до супружеской пары дошло, что она, собственно, видит, а затем женщина взвыла белугой и, оттолкнув окаменевшего от шока мужа, бросилась к установке.

    — Разорили душегубы!!! — заорала она на всю деревню, натурально рвя на себе волосы, упала на колени. — По миру пустили… Помогите, люди добрые!

    Голосила она так искренне и истошно, что в соседних домах начал зажигаться свет, а на улицу вооружённые кто чем стали выбегать полуодетые мужики. За ними уже в более приличном виде, зябко кутаясь в тёплые шали, робко выглядывали женщины, а вскоре во дворе рыбака уже толпилась, возмущённо гомоня, почти половина взрослого населения деревни. Видимо, зря я возился с сапогами мечника, деревенские почти тут же затоптали все следы. Хотя нет… один из охотников, остановившись у распахнутой калитки, с интересом всматривался в тщательно оставленный мной на клумбе отпечаток.

    Надеюсь, у меня достоверно получилось изобразить, будто пьяного мужика повело, и он заступил за край дорожки. И что местный добытчик свежего мяса всё же просто наблюдательный малый, а не Чингачгук Большой Змей и не Шерлок Холмс, способный определить по единственному следу рост, вес, расовую принадлежность, а также с кем сегодня спал и что ел позавчера на завтрак оставивший отпечаток человек.

    Поднятый воплями прибежал и староста вместе с одним из молодых парней, которого я видел в его доме за ужином (видимо, ещё одним сыном). А склочная баба, которую скрывали от меня спины людей, выла всё это время, не переставая. Народ, притихнув, почтительно расступился перед главой поселения, а жена рыбака, увидев старшего, заверещала ещё сильнее, а затем вдруг перешла на ультразвук:

    — Это всё Васка! Это она, сволочь пришлая!

    Я опять напрягся. Нет, ну что это за дела? Красавица блондинка, что общедеревенский козёл отпущения, или здесь, как в Средневековой Европе, девка красивая, значит, ведьма?! На костёр её! Вот сейчас пойдут они к ней всей толпой, и что мне тогда делать?

    Ситуацию спас тот самый охотник. Подойдя к старосте, он что-то прошептал тому в ухо, и мужик командным голосом гаркнул:

    — Тихо! Молчать все, я сказал!

    Начавшую было распаляться толпу, словно холодной водой окатили, и почти мгновенно настала звенящая ночная тишина, нарушаемая разве что стрёкотом цикад и редкими перекликами птичек в лесу.

    — Там! — уверенно заявил зверолов и ткнул пальцем в широко распахнутую дверь сарая, на которую до этого деревенские просто не обращали внимания.

    — Возится кто-то… — на пределе моей слышимости громко прошептал один из мужиков.

    — Неужто медведь, али кто пострашнее забрался? — ахнула одна из женщин, и словно по мановению волшебной палочки весь любопытствующий дамский коллектив дружно ретировался за невысокий заборчик.

    Причём супруга рыбака, мгновенно завершив истерику, так же оказалась в их числе. И уже в относительной безопасности продолжила заламывать руки и всячески демонстрировать окружающим всю глубину постигшего их семью горя. Хотя, может быть, я просто несправедлив к чересчур уж рачительной и по-деревенски прижимистой хозяйке, ведь что я знаю об их жизни? Быть может, она у этих крестьян пипец какая тяжёлая, девяносто процентов  собранного и заготовленного следует отдавать местному барону, а зимы здесь суровые, и для того чтобы дотянуть до весны нужно экономить каждую крошку хлеба и жить впроголодь.

    Внутри неприятно шевельнулся червячок проснувшейся совести, а успевший поголодать в начале Третьей Мировой Войны маленький мальчик Вова Распутин неодобрительно посмотрел на старшую и изменённую кем-то неведомым взрослую версию своими большими небесно-голубыми глазами.

    «Ну уж нет! — одёрнул я сам себя, давя рождающуюся в интеллигентской душе волну раскаяния. — За три несчастных балыка эта стерва готова была растерзать блондиночку, не имея при этом никаких доказательств. И явно пыталась расцарапать той лицо… Это была не прижимистость. Это жадность! Жадность и зависть, да к тому же, как я понял, замешанная на махровом национализме».

    «А имеешь ли ты право их судить? — спросил меня примерный мальчик из очень интеллигентной семьи технических специалистов. — Как-то раньше ты не выступал ни за права евреев, ни против дискриминации африканцев, да даже копейки не пожертвовал на борьбу за спасение китов и дельфинов. Тебе же просто девушка та понравилась  — и всё? Так ведь?»

    «А с каких это пор у нас в Российской Федерации евреи плохо живут? Получше нашего, знаешь ли! А перед неграми пусть ползают те, кто водил через Атлантику корабли, битком набитые «Чёрным деревом», и для кого они вкалывали на рабских плантациях, — ответил я, мысленно удивляясь подобному внутреннему диалогу. — А мои предки боролись с нацизмом в Европе, сами мы пострадали от американского коричневого неоконсерватизма! Да и вообще, меня мама с папой учили, что девушек надо защищать!»

    «Ну смотри… не пожалей потом!» — тяжело вздохнул маленький Вова и исчез из моей головы.

    «Бр-р-р-р… Жуть какая! — меня аж передёрнуло. — И что это блин было? Подступающая шизофрения или какая-то очередная мистика вроде хождения по стенам?»

    Тем временем события во дворе рыбака шли своей чередой.  

    — Не медведь это… — произнёс охотник, прокравшийся до этого к открытой двери в сарай и вернувшийся назад, после чего уверенно добавил: — Человек! Храпит он там.

    Женщины, до этого успокаивавшие наслаждающуюся всеобщим вниманием, показательно страдающую соседку, мгновенно потеряли к ней интерес и быстренько перетекли обратно к основной массовке, тут же включив возмущённое квохтанье. Мужики, хранившие суровое молчание, словно по команде начали гомонить.

    — Эскильд, разберись, — перекрикивая толпу, приказал староста, сопроводив фразу кивком головы, обращаясь к массивному босому мужику, одетому в одни холщёвые штаны, зато сжимающему в руке копьё.

    Этого перца с длинными, свисающими сосульками усами и бритым черепом, только из-за отсутствия чуба не имеющего права на звание почётного запорожского казака, я, можно сказать, знал. Как я понимаю, это был один из двух профессиональных воинов деревни, если, конечно, таковым не считался ещё сын старосты. Его основная задача заключалась в том, чтобы грозно хмурить отсутствующие брови у главных ворот, демонстрируя всем своим видом несокрушимую мощь военных сил всея деревни, ну и иногда гонять малышню, которая так и норовила выбраться из поселения на оперативный простор. А, собственно, больше он ничем за полтора дня моих наблюдений и не занимался, курсируя от своего поста домой и обратно, изредка прикладываясь к тыкве, болтающейся на поясе, и ровно в полдень устраивая перекус снедью, которую приносила ему молоденькая чернявая девушка.

    «Это мы мигом!» — мысленно «прочитал» я шевелящиеся губы здоровяка, хотя вовсе и не полагался на то, что угадал его ответ.

    Отдав соседу копьё, последовательно размяв кулаки, а затем и плечи, повращав шеей, он, набычившись, направился прямиком в сарай. Толпа подалась вперёд и напряжённо затихла. Вот из постройки послышался его рык, приглушённый грохот, от которого супруга рыбака тоненько взвыла, и секунд через тридцать под ноги собравшимся с воплем выкатилось помятое тело.

    — Это же… Бергрен… — удивительно громко в наступившей тишине раздался голосок одной из женщин, а староста с тихим стоном прикрыл лицо ладонью, глядя как его сын, с трудом, шатаясь, пытается подняться на непослушные ноги.

    — Ах, ты ж паскудник! — сходу переходя на крик, взвилась первой пришедшая в себя хозяйка двора, а затем, растолкав собравшихся, разъярённой пантерой набросилась на так и не очухавшегося парня. — Гад! Ирод! Разорил! По миру пустил, кровь твоя поганая! Я всегда говорила, что однажды ты покажешь своё истинное лицо! Айндзурский выродок! Думаешь, все забыли, кто был твоим прадедом…

    Взбешённая женщина повалила вяло сопротивляющегося парня, трепля его за волосы и царапая ногтями лицо, а затем схватилась было за нож, болтавшийся на поясе, но тут уже очнулись от стопора деревенские. Споро оттащили визжащую жену рыбака, а вот парню помогать не спешили, да и к старосте отношение поменялось.

    Вокруг главы деревни мгновенно образовалось пустое пространство. Хмурые насупленные лица повернулись к неподвижно стоящему человеку. Наконец, староста убрал руку от лица и спокойным взглядом обвёл окруживших.

    — Бергерна отведите в мой дом и все расходитесь, — уверенным голосом приказал он. — Завтра будем…

    — Не по закону это, Эрленд, — произнёс кто-то из мужчин, при этом употребив именной суффикс, грубо говоря, обозначающий «чужак», «пришлый», вместо уважительного, как к начальнику.

    — Что законно, а что нет, решаю здесь я, — холодно отбрил его глава деревни.

    — А не много ли ты на себя берёшь, айндзура? — закричала одна из женщин, прячась за широкими мужскими спинами. — Отобрала ваша семейка власть у честных людей, а теперь командует, как вздумается. Да ваш этот частокол нам и даром не надо, предки без подобного обходились — и мы проживём!

    — Да! — одобряюще заорали вокруг.

    — Несправедливость!

    — Жить надо как деды жили! А всё зло приходит с айдзурами!

    — Гнать вас из Гедспора надобно!

    — Гнать!

    — Молчать! — визгливо рявкнул староста, обводя лица людей бешеным взглядом. — Бунтовать вздумали?! Моего великого деда над вашим поганым стадом поставил сам Ульрик Третий Великолепный, и указ его ещё никто не отменял…

    «Ага! — подумалось мне, с удовольствием наблюдающему за происходящим. — Только касался он, скорее всего, одного-единственного чинуши, после чего про этот медвежий угол благополучно забыли. А тёплое местечко твоя семейка просто прихватизировала, пользуясь безграмотностью крестьян».

    — И не вам, черноногие гнезеты, против королевской воли идти! — продолжал разоряться староста. — Я сказал, Бергерна быстро и со всем почтением отвести в мой дом! А самим не сметь и носа до утра за порог показывать, иначе завтра же в столице узнают о вашем бунте, а послезавтра вы будете вместе со своим никчёмным потомством болтаться в петле как государевы преступники!

    Поле чего развернулся и уверенно зашагал в сторону своего подворья, а из толпы, секунду назад готовой взорваться, будто вынули стержень. Всего какая-то пара нелепых угроз, и люди покорно присмирели, мечника аккуратно подняли на ноги и заботливо повели вслед за отцом. А остальные жители, в том числе и рыбак с супругой, быстренько вернулись в свои дома.

    Оставалось только покачать головой и задуматься над тем, а не так ли случаем было у нас в Царской России и в Европе? Скорее всего, нет. Как-то… нереалистично это.

    Подежурив под окнами селян и послушав их разговоры, ещё больше в этом убедился, потому как вели они себя так, будто ничего и не произошло. Ни тебе возмущения, ни кухонных посиделок за рюмочкой чего-нибудь крепкого со стенаниями души над тем «как спасти Родину». Ничего!

    Разве что было несколько разговоров у тех, кто помоложе, на тему: раз Королём было поставлено, значит, свято! А мы, гнезеты, чтим законы предков. Да и вообще, в деревне же живёт айндзура Васка! Её отец сам сюда переехал, а значит, всё зло от неё! Вот помнишь, в начале лета у Трины и Овольда сыночек на речку сбежал да и утонул — так вот, всем известно, что она в том виновата, ведь кроме как мимо её халупы через дыру в частоколе в ту сторону не пройти!

    Если честно, я от такой логики прихренел! Вот уж, реально, стадо. И ведь ни слова о колдовстве, ворожбе или сглазе. Просто блондинка виновата в смерти ребёнка, потому что мимо её дома нужно пройти, чтобы попасть на речку, ни больше ни меньше! Ни родители, недосмотревшие за чадом. Ни охранник, прошляпивший малыша. Ни взрослые, которые знают о дыре в частоколе, но не считают нужным его подлатать. Во всём виновата Васка! Тупо потому, что её отец когда-то здесь поселился, будучи неким айдзурой.

    На всякий случай подежурил немного возле дома блондиночки. Мало ли какие дурные мысли придут ещё в голову деревенским. Но прошёл час, два, а желающих подпустить девушке красного петуха так и не появилось, посему я смотался на ту самую речушку и быстренько отмылся от следов более-менее успешно проведённой операции. Хотел было искупаться, но не решился, подумав о возможном наличии в воде какой-нибудь мифической живности. Тех же русалок, что славянских утопленниц, что евро-американской Ариэль с рыбьим хвостом!

    Схватит одна из таких вот красавиц за ногу и утянет под воду. А дышать в этой стихии кибер-ниндзя в игре просто так не умел. Только с трубочкой или с аквалангом. Вот и я не уверен, что, учитывая мои вроде как подстроившиеся под «Тигрёнка» данные и возможности, способен на нечто подобное.

    Почему я вообще вспомнил о мифических созданиях, в то время как помыться было реально необходимо? Да в туалет я по какой-то причине не ходил, но потел, пусть не из-за физических нагрузок, а по причине довольно жаркого климата. Да и скоро пятый день пойдёт без душа и стандартных утрене-вечерних гигиенических процедур, при том что вначале я жрал непонятно какое плохо приготовленное мясо, а сейчас подсел на рыбную диету.

    Так вот. В одном из разговоров я услышал одно слово, которое перевелось для меня как «русалка». Вроде как не вызывает сомнений, что виновата во всём Васка, так как живёт в этой деревне, но мальчика на дно утащила именно русалка. А ведь если есть такие товарищи, как зелёные обезьяны, поименованные мною «гоблины», то отчего бы не существовать водным уродцам?

    Я взглянул на спокойную гладь и спешно отошёл от кромки на пару метров, на автомате выхватив кунай. На освещённой лунами и отражающей мириады звёзд водной поверхности промелькнул, уходя под воду, огромный рыбий хвост. Нет, это, конечно, мог быть какой-нибудь гигантский сом, но чур меня проверять это в темноте.

    Утро началось с сюрприза. Стоило усатому привратнику открыть ворота деревни, как из них выпорхнула блондиночка с неизменной корзиночкой на локотке и уверенно потопала в сторону леса. И, в общем-то, что тут такого, я уже знал, что она знахарка, а, значит, часто ходит собирать дикие травы. Мне же в её деревне был уже мало кто интересен, всё, что хотел, я узнал, так что последовал за ней, правда, ушли мы недалеко, так, скрылись от прямых взглядов из деревни, после чего она стала выискивать деревья, чем-то отдалённо похожие на клёны, и вбивать в них деревянным молоточком металлические трубочки, под которые подставляла небольшие горшочки, быстро наполняющиеся вязкой жидкостью.

    — Человек в чёрном, — громко сказала она, нанося удары деревянным бойком. — Ты прости меня глупую…

    «Чавой?» — я замер на своей ветке, подумав, что девушка всё-таки обнаружила моё присутствие, однако распрямившись, Васка посмотрела совсем в другую сторону, по направлению к чащобе.

    — Знаю, что ты спас меня тогда в лесу, — она глубоко поклонилась в пустоту и быстро прощебетала: — Не волнуйся, никто не узнает, что ты был здесь! Я никогда никому ничего не скажу, даже если приедут люди Короля и будут меня пытать. Я… тогда спряталась в кустах и видела, как ты забирал своё оружие.

    Девушка погладила что-то под рубахой на своей груди, подозреваю, что там на шнурке висела моя звёздочка.

    — Прости, я не «мастерица слов» и знаю, что ты, наверное, уже где-нибудь далеко. Но… Мама… всегда говорила, что когда приходит беда, обязательно должен появиться могучий рыцарь и всех спасти, а иначе нашему королевству конец! — голосок у Васки был очень нежный, грудной и дрожал, потому что она нервничала и торопилась сказать то, что хотела, хотя сильно стеснялась, а оттого частила. — Она очень любила сказку про злодея, девушку и паладина. В ней плохой человек похитил героиню и хотел было жениться на ней, но оказавшийся неподалёку паладин, видя творящуюся несправедливость, метнул свой щит и убил наглеца. Правда, похоже? Спасителю ничего от неё не было нужно, так что в качестве благодарности та его сытно накормила, а я, глупая, не сделала даже этого. Вот… Знаю, что опоздала, но всё же!

    С этими словами она выложила возле корней дерева кулёчек. Затем, ещё раз поклонившись лесу, выдернула обратной стороной молоточка трубку и, закрыв заполнившийся древесным соком горшочек, убрала его обратно в корзину.

    — Прошу, не думай обо мне плохо. Я не желаю зла ни тебе, ни лесу, — она в очередной раз согнула спину. — Дух Леса, прими заместо моего рыцаря сие подношение, и пусть никто не гневается на бедную Васку. Ещё раз спасибо!

    Вновь поклон, после чего блонди быстро собралась и отправилась обратно в деревню. Я же в лёгком охренении так и остался сидеть на своём суку.

    Вот, может, я и параноик, но к узелку так и не притронулся. Нефиг-нафиг — меня тут не было! Девочка, конечно, может быть, и поступила так от широты души, но мало ли какие мысли бродят в красивой головке представительницы чужого для меня мира. Да ещё, по сути, это для Духа Леса…

    «А стыдно потом не будет? — вновь выдала зарождающаяся шизофрения в лице маленького Вовы Распутина. — Всё же для тебя девочка всю ночь старалась, а дух леса — это так, миф».

    Отвечать я не стал. Где-то читал, что если игнорировать голоса, появляющиеся в твоей голове, то вскоре они сами заткнутся. Вместо этого последовал за девушкой и вскоре вернулся на свои облюбованные позиции.

    Торчать возле этой деревни мне откровенно надоело. Ничего нового и интересного я так не узнаю. Ну, «андзуры» какие-то, ну, «гнезеты», а я вообще русский — меня всё это слабо касается. Да и охранять незримым духом незнакомую девицу пора было заканчивать. Повеселились — и хватит, следовало уже подумать о себе.

    Нужно либо как-то выходить к местным, либо вставать «на дорогу» и брать курс строго вперёд. Накатанная колея меня куда-нибудь да выведет! Короче, надо социализироваться в новом мире, и мне как человеку городскому проще всего будет там, где живёт большое количество людей, а не три землероба и усатый недоказак.

    От подобных размышлений меня оторвал истошный крик.

    — Гоблины! Закрывайте ворота! Васка призвала гоблинов!

    «Какого хе…» — я чуть не свалился с ветки.

    Глава 6

    — Гоблины! Все мертвы! Всех перебили! Бегите, кто может! Прячьте детей… — Кривоватая стрела, быстрым росчерком вылетев из придорожного леса, впилась в спину бегущего от поля крестьянина.

     Мужик коротко взвизгнул, выгнулся всем телом, взмахнув руками и замедляясь, сделал несколько шагов. Ещё два снаряда с глухим чавканьем впились в его тело, ноги человека подкосились, и он рухнул лицом в пыль всего в каких-то десяти метрах от замершего в ступоре вислоусого стража.

    «Хорош в деревне охранничек! — мелькнула у меня мысль, в то время как сам я резко подобрался, впрочем, так и не решив для себя, что мне следует делать в подобной ситуации. — Как балду пинать да на молоденьких девиц слюни пускать — так это он первый. А сейчас взял да завис!»

    Впрочем, возможно, что зря я наговаривал на мужика. Тупил он относительно недолго. Подхватился, сорвался с места и с утробным воплем «Тревога», начал долбить деревянным молотком по висящему возле ворот колоколу, а затем, видя выбегающую из западной рощи потрясающую оружием зелёную толпу, отбросил бито в сторону и с хеканьем упёрся плечом в тяжёлую створку.

    А ведь знакомые всё лица, точнее, носато-лопоухие морды. Штук тридцать, не меньше, вооружённые дубинами, тесаками, рогатинами и луками. Большая часть тварей обходилась набедренными повязками, прикрывающими срам, но были и одетые поприличнее, даже в броню. Хотя вещички явно «трофейные», с чужого плеча, кое-как ушитые и подвязанные, дабы не мешать движениям.

    И последние, надо сказать, были далеко не потешными обезьянками с длинными руками и короткими ногами. Нет, пропорции конечностей у них сохранялись, а вот ростом прибарахлённые гоблины были уже с невысокого мужчину, где-то под метр сорок, с довольно узкой грудью, объёмистым пузом и непропорциональными бицепсами размером с моё бедро! Этакие накаченные синтолом почитатели фастфуда и гамбургеров, облившиеся зелёнкой и вышедшие на тропу войны.

    При этом двигались эти товарищи довольно-таки быстро, значительно обгоняя своих мелких сородичей. А один так и вовсе, взревев, словно тепловоз под парами, рванулся вперёд и, налетев на охранника, плечом сбил его с ног, первым ввалившись в обнимку с усачом в ворота деревни. Тот как раз успел закрыть одну из створок и сейчас тянул вторую за скобу, в которую вставлялся запирающий брус.

    Наверное, усач бы справился, если бы не заржавевшие петли, ведь местные по какой-то причине не только не запирали свои дома на ночь, но и сами ворота оставляли всегда нараспашку. Зачем, спрашивается, дежурить возле них днём, если в тёмное время суток горе-охранники сладко посапывают в собственных кроватках, а в деревню может заходить, кто хочет?

    Дорога пересекала поселение насквозь и заворачивала куда-то на юго-восток, и я пару раз замечал, как в ночную пору конные отряды из трёх-четырёх всадников с факелами вихрем проносились мимо беззаботно спящих домов. Деревенские, судя по всему, видели в этом какой-то особый смысл и свою логику, да и вообще, как мне показалось, больше следили за тем, чтобы женщины и дети не выходили за пределы частокола, а не защищались от чужаков.

    Первым сориентировавшись, усач, так и не выпустивший копья, дал в морду большому гоблину кулаком и, сбросив с себя его тушу, успел вскочить на ноги и ткнуть его острием в пузо, прежде чем его затопила лавина зелёных обезьянов и их крупных сородичей. Больше мужик ничего не успел сделать — кто-то из мелких, пробегая мимо, тесаком подрубил ему колено, и почти сразу же высокий гоблин ударом дубины размозжил воину голову.

    В деревне начался хаос. Визг, крики и тотальная паника. Зелёномордые врывались в дома и выволакивали из них за волосы женщин и девочек, зачем они им, и что твари делали с мальчиками, я даже думать не хотел. Моё внимание сейчас было приковано к покосившемуся домику Васки, которая выскочила на крыльцо и, застыв столбом, в ужасе прикрыла ладонями рот. Кривая стрела, выпущенная кем-то из уродцев, с тупым стуком впилась в косяк сантиметрах в двадцати от головы девушки, а три зелёных твари уже бежали в её сторону…

    Всё! Финиш! Я почувствовал, как упала внутренняя планка «примерного гражданина либеральной страны», оберегающая его от чужих проблем и переводящая их в категорию «моя хата с краю!» Взыграла спящая ранее кровь, и откололся очередной кусочек от ещё сохранившегося осторожного и расчётливого Вовы Распутина. Нужный жест руками — телепорт…

    — Хаяокури но дзюцу! — сами собой беззвучно прошептали мои губы то, что всегда говорили в игре.

    Впрочем, это была какая-то память нового тела и ничего больше, потому как я, пусть и не проверял ранее работоспособность подобных возможностей, даруемых встроенными модулями, но был уверен, что та сохранилась. Мир смазался и вновь обрёл чёткость! Взмах серпа — и ушастая зелёная голова отделилась от тела, а я тут же ощутил что-то вроде прилива бодрости. Точно так же, как в «Тигрёнке» во время ближнего боя.

    — В дом! Живо! — рявкнул я так и стоявшей за моей спиной девушке, лихо сбивая вращением цепи летевшую в меня стрелу.

    И почти сразу же бросил боёк во второго зелёного уродца. Голова ушастого гоблина взорвалась от точного попадания, словно арбуз, ставший мишенью для выстрела из крупнокалиберной винтовки. Рывок — и лезвие кусаригамы, даже не заметив сопротивления, распороло третьего зеленомордого от шеи до паха. Не обращая внимания на хлестанувший фонтан бурой крови, я тут же произвел новый бросок гирьки на пределах дальности гудящей от напряжения цепи.

    Рослый гоблин с неестественно огромными мышцами, заверещав, схватился за пробитое солнечное сплетение, с недоверием и страхом уставившись на металлические звенья, выходящие у него из груди. Рывок! И несколько взмахов серпом, уже не думая ни о чём, кроме схватки, ведь краем глаза я заметил, что блонди отреагировала на мой приказ и поспешила спрятаться.

    Бой! Я сама смерть! Я машина убийства, то ли выращенная в лаборатории, то ли пришедшая к зеленомордым уродцам из виртуальной японской игры. Тяжёлый шестигранный клиновидный грузик с натужным воем кругами и восьмёрками вращался вокруг меня на податливой, такой удобной цепочке, сминая и разрывая плоть зелёных недомерков, так и прущих  по мою душу.

    Кусаригама — страшное оружие в умелых руках. Я фактически танцевал, отгородившись от мира бешено жужжащей цепью. То отпуская её в свободный полёт, то подтягивая к себе и нанося немыслимо быстрые и очень сильные удары, а вокруг множились смерти и воющие от боли недобитки, на которых, к моему неудовольствию, иногда приходилось отвлекаться. Пробитые головы, сломанные конечности и рёбра, жуткие раны серпом, порождающие взрывы кровавых брызг.

    Отпрыгнув от очередного трупа, пропуская мимо пару стрел и почти не глядя, я метнул два оставшихся куная в надоедливых лучников. Попал по-настоящему, правда, только в одного, второго ранило не смертельно, но кто бы мне раньше сказал, что это вообще возможно на таких огромных расстояниях, по сути, метательными ножами… До ушастых стрелков было метров пятьдесят, но ниндзючный сельхозинструмент буквально сбил в очередной раз прицелившегося гоблина, глубоко вонзись ему в черепушку. Второй увернулся, и в этот момент из-за сарая выбежал парень, совсем ещё мальчишка, всадив в бок носатому агрессору обычные четырёхзубые вилы.

    Телепорт! Я в последний момент успел прикрыть парня, подхватив на серп уже падавшую на его голову дубину и, резко крутанувшись, засадил пяткой в висок большому гоблину, отправив того в недолгий полёт.

    — Брысь отсюда! — шуганул я бледного, подрагивавшего от собственной храбрости пацана и, подпрыгнув, щедрой рукой метнул веером все имеющиеся звёздочки в подтягивающихся монстров.

    Попал в троих, но не летально, гоблины с визгом закрутились на земле в тщетных попытках выдрать глубоко вошедшие в плоть железки, поднимая пыль и щедро орошая её брызгами своей дурно пахнущей крови. Заметив краем глаза быстрое движение, я резко развернулся, взмахом посылая в полёт серп кусаригамы, чиркнуло на солнце остро заточенное лезвие, оставляя за собой длинную дугу, и со смачным чавканьем впилось в основание черепа последнего из больших гоблинов, перед тем как попасться, словно рыба на крючок, бежавшего ко мне на трёх конечностях на манер взбешённой гориллы, высоко подняв над огромную грубо выструганную дубину.

    Оттолкнув паренька в одну сторону, я сам перекатом ушёл в другую, пропуская набравшую приличную скорость тушу, и рванул цепь на себя, словно ковбой, затягивающий петлю лассо на шее мустанга. С явственно слышным (даже среди окружавшего меня воя и визгливых криков зеленокожих) треском разрываемой ткани лезвие освободилось, вспоров плоть и кости и практически отделив голову урода от тела. Ну да, по уверениям геймдизайнеров, оружие не только обладало молекулярной заточкой, но ещё и было выполнено с применением каких-то добавок, отчего практически не тупилось.

    — Да японский городовой! — прошипел я, мгновенно оказываясь перед храбрым мальчишкой и щитком на предплечье обивая стрелу, выпущенную в него одним из лучников. — Беги, я сказал! Прячься!

    Вторую рассёк в полёте серпом кусаригамы, а затем бешено закрутил перед собой гирьку, превращая вращающуюся цепь в некий аналог щита. В игре подобным нехитрым приёмом можно было защититься от вражеского метательного оружия, а если повезёт, то и от попаданий из огнестрела, хотя в тот единственный раз, когда я попробовал нечто подобное, «Ночной Охотник Джеки» засадил мне пулю из своего кольта «Миротворец» прямо между глаз, и больше я не экспериментировал.

    Что ж, гоблинские стрелы — это не пули и даже не метательные ножи мобов-наёмников, не говоря уж о спец-оружии кибер-ниндзя и цифровых ассасинов.  Хлипкие сами по себе, они разве что не перемалывались в труху набравшими скорость звеньями, тем более что с моей обновлённой реакцией их вообще можно было ловить на лету.

    — Они мамку и деду убили, — почти лишённым эмоций голосом произнёс пацан, поднимаясь с земли и покрепче сжимая в кулачках свои вилы. — Мамку вроде живьём взять хотели, но она не далась, а потом…

    Мальчик громко всхлипнул и размазал кулачком грязь по мордашке.

    — Я когда вырасту — авантюристом стану. Как вы, — внезапно уверенно произнёс он, — а потом буду убивать этих тварей везде, где встречу!

    — Чтобы вырасти, нужно как минимум пережить этот день. — И с хеканьем рывком послал цепь в хитрую зелёную обезьянку, решившую, будто я очень занят и не замечаю, как она пытается подобраться со спины. 

    Разворачивающаяся цепь с тихим стрёкотом прошелестела, разворачиваясь в воздухе, и боёк с глухим хлюпаньем вошёл прямиком в висок гоблинской головы.  Я, на секунду всего отвлекаясь от ребёнка, отбил тыльной стороной ладони очередную стрелу, но, видимо, не судьба ему была стать искателем приключений. Тоненько вскрикнув с какой-то обидой и непониманием в глазах, мальчик, выронив вилы, упал на колени, а затем повалился набок, открывая глубоко вошедший в спину ржавый метательный топорик.

    «Кто? Где? Как?» — бились в голове мысли, в то время как я, уклоняясь от стрел, озирался, выискивая нового противника.

    Гоблины в этой части деревни практически закончились, только лучники в количестве двух штук продолжали расходовать боезапас, доставая всё новые и новые стрелы из объёмистых грубо сплетённых корзин у себя за спиной, а остальная мелюзга разбежалась кто куда, лишь бы оказаться подальше от страшного человека. А вот ближе к центру, в области дома старосты, веселье ещё продолжалось, и слышны были крики людей, визги зеленомордых и звонкие удары металла о металл.

    Как мне показалось, в нескольких метрах левее дрогнул воздух. Затем ещё раз, но уже чуть ближе. Я бы, наверное, даже не обратил на этот факт внимания, если бы не небольшое пылевое облачко, поднятое чьей-то лёгкой ногой. Словно бы некий невидимка крался навстречу…

    «Неведимка? Да твою мать! Это же долбаный стелсер!» — вспышкой пронеслась в сознании мысль, рождённая опытом сотен часов, проведённых за разнообразными компьютерными ролевыми играми и, естественно, в виртуале «Тигрёнка».

    Я даже ещё не до конца осознал, что это значит, а тело уже само среагировало так, как я привык действовать при встрече с цифровым-ассасином. Этот зловредный и чем-то напоминающий ниндзя класс мог скрывать своё присутствие в «матрице пространства» (что бы разработчики игры ни  имели в виду) и, оставаясь невидимым как для живых объектов, так и для камер и дроидов, подкрадываться к жертве. Естественно, засечь его было трудно, но возможно, особенно если это был моб, который, несмотря на всю интеллектуальность управляющего им искина, имел первоочередной задачей не гарантированно уничтожить персонажа игрока, а обеспечить ему приятное времяпрепровождение, дабы тот продолжал платить за него свои кровные денежки.

    Нарочито небрежно брошенный сенбон послужил отвлекающим фактором, а вот тут же запущенная почти у самой земли по широкой дуге гирька кусаригамы радостно звякнула звеньями, споро оплетая ноги мягко отпрыгнувшего от острой спицы противника. Рванув цепь на себя, я повалил его, заодно выбивая из невидимости, и набросился, сходу вонзая в тварь серп кусаригамы.

    Материализовавшееся существо было повыше обычных, но всё равно значительно ниже «Больших парней». Полностью замотанный в тряпки (на манер камуфляжа тщательно вываленные в грязи и изгвазданные травяным соком) гоблин, попытался прикрыться руками, сжимавшими ржавые кривые кинжалы, измазанные какой-то фиолетовой гадостью, но острейшее лезвие без проблем отсекло ему кисть и пробило плоть в районе сердца. Рыкнув, я наступил ему на шею, напрягся и потянул за рукоять, словно плугом вспарывая тело до самого паха, окатив волной крови и какой-то белой гадости пыльную землю.

    Чуть было не схлопотал стрелу прямо в пятую точку, а в следующее мгновение, телепортировавшись за спину испуганно крикнувшему что-то зеленомордому, без затей снёс его ушастую голову с плеч. Последний выживший, видя быструю расправу над товарищем, попытался убежать, но я словно крюком подцепил его брошенным серпом кусаригамы, подтянул визжащего уродца к себе и с силой опустил ногу прямо на его черепушку.

    Хрустнули, дробясь и сминаясь, кости черепа, с неприятным хлюпаньем выплеснулась противная серо-розово-белёсая мозговая масса. Гоблин подёргался немного, забился в конвульсиях и, наконец, затих.

    Вытерев подошву о землю и пнув ни в чём не повинный пустой мешочек, появившийся рядом с очередным трупом, я резким взмахом руки, на автомате, как то бывало в игре, стряхнул с серпа кусаригамы кровь, оставив на дороге дугу из бурых брызг. Смотав порядком изгвазданное оружие, подвесил его в зажим на поясе, прошёлся немного в сторону центра деревни и с чувством выполненного долга осмотрелся, а затем почувствовал пробежавшую по позвоночнику холодную волну.

    Я ровным счётом ничего не почувствовал, кроме удовлетворения от хорошо проделанной работы и лёгкого сожаления с уколом совести, когда мой взгляд остановился на трупике маленького мальчика. Но ведь это не Вова Распутин! Я просто не могу быть таким… хладнокровным убийцей, что уж там говорить? Ведь я «порезвился»! Десятка два зеленокожих туш изломанными, изодранными куклами валялись в живописных позах на залитой тёмно-бурыми, почти чёрными пятнами земле.

    «Точно не можешь? А ты помнишь, как вас эвакуировали из разрушенной Москвы, и единственным ребёнком в автобусе, который не плакал, насмотревшись валяющиеся на улицах останки людей, были мы! — произнёс в голове голос маленького Вовочки. — Помнишь, сколько тебя потом родители по психиатрам да психотерапевтам таскали?»

     «Не помню и помнить не хочу, — ответил я мысленно. — И вообще, скройся Шиза, Чапай думать будет!»

    «П-ф!»

    Бросил быстрый взгляд на домик Васки. Вот же женское любопытство! Девушка хоть и пряталась за подоконником, но нет-нет, да и выглядывала, посверкивая своей пшеничной шевелюрой. Почти как та девочка в белом платьице, что присев на корточки возле тела храброго мальчика, внимательно вглядывалась в его лицо.

    Повернул голову, чтобы окликнуть ребёнка… И нахмурился, потому как кроме мёртвых тел там никого не было…

    «Неужели ещё и галлюцинации начались? — мысленно спросил я, но мне никто не ответил.

    Ещё раз внимательно осмотрелся. Вроде бы никого. Да и звуки битвы из середины деревни уже не слышно, она не такая уж и большая, но дорога возле колодцев изгибается буквой «Г», и отсюда того, что происходит возле дома старосты, банально не видно. А ведь там что-то горит…

    Из размышлений меня вывел звук сильнейшего удара, заставивший резко обернуться в сторону ворот. Ещё один — и створку почти сорвало с верхних петель. Ещё, ещё и ещё!

    Кто-то упорно ломился в закрытую половину, игнорируя то, что соседняя створка так и осталась приглашающе раскрытой. Казалось бы, сделай шаг в сторону — и будет тебе счастье, но нет.

    Наконец от очередного мощнейшего удара правую половину ворот сорвало, и полотно с грохотом ввалилось внутрь, открывая мне зеленокожего детину головы на три выше меня ростом и почти в два раза шире в плечах. Длинные руки и короткие ноги вкупе с приличных размеров носом и ушами выдавали в нем всё того же гоблина, но, в отличие от всех, кого я видел до сих пор, этот образец мечты всех стероидных качков был буквально увит могучими бугрящимися мышцами. А если ещё учитывать непропорционально маленькую, буквально вросшую в шею голову, впечатление он производил то ещё.

    Этакий шкаф с антресольчиком, не обезображенный интеллектом. Такой, не то что в закрытую дверь ломиться будет, сам в стене лишний проём при надобности сделает. Одет этот зелёный бодибилдер был в рваные, ржавые остатки расползающейся кольчуги, перевязанной многочисленными кожаными ремнями, на которую на манер древнегреческой хламиды была наброшена грязная медвежья шкура. Вооружен монстр был самым настоящим бревном, которое держал словно соломинку на плече.

    Однако далеко не размеры и вид оружия заставили меня напрячься, а то, что к навершию этой мегазубочистки была каким-то хитрым образом прикручена живая обнажённая человеческая женщина. Бедняжка тяжело и редко дышала, иногда поводя головой из стороны в сторону и тихо поскуливала.

    Взойдя на поваленную створку с видом Цезаря, покорившего Рим, монстр остановился и обвёл учинённое мной побоище своими маленькими злыми глазками. А, уставившись, наконец, на меня, какое-то время пытался буравить лишние дырки, затем взревел так, что затряслась земля, и со всей дури саданул женщиной по частоколу рядом с собой, с корнем выворотив целую секцию.

    Я ожидал чего угодно, ну, как минимум моря кровавых брызг, но никак не того, что пленница, чьей головой только что почти проломили немалых размеров колья, останется не только жива, но и абсолютно цела. Более того, она раскрыла рот и издала дикий визг, от которого в глазах всё поплыло, а сознание начала затоплять волна паники.

    «Пора тебе делать ноги, Вовочка… а то совсем какая-то чертовня здесь творится…» — мысленно сказал себе я, но вместо того чтобы прислушаться к голосу разума, медленно снял с пояса кусаригаму и начал раскручивать боёк.

    А зелёный тем временем, вновь издав крик брачующегося тираннозавра, внезапно взял и сорвал с себя медвежью шкуру, швырнув её под ноги. Штанов или какой-то набедренной повязки на нём не было, так что миру предстал свисающий из-под короткого подола кольчуги совершенно отвратительного вида член, покрытый какими-то бородавчатыми наростами, при этом монструозной длины и толщины.

    Гордо выпятив медленно начинающее эрегировать шлангообразное достоинство, гоблин проорал что-то невнятное, брызгая слюной из заполненной иглоподобными зубами пасти, и, пару раз саданув себя кулаком в грудь, притопнул ногой. Перехватив бревно поудобнее, он весь как-то поджался, а затем резко, словно спущенная пружина, взвился в воздух, занося оружие над головой в богатырском замахе. И плевать ему было на то, что нас разделяло метров тридцать, их он преодолел одним махом, с яростным рёвом обрушивая беспрерывно верещащую мегадубину.

    Впрочем, увернуться для меня было плёвым делом, но вот волна дрожи, прошедшая по земле, и натуральная воронка, оставленная навершием-женщиной в дороге, впечатляли.  Следующий ход был за мной, однако боёк, прилетевший монстру прямо в лоб, словно бы не доставил тому никаких проблем.

    Телепорт за спину чудовища, два быстрых удара серпом под колени… и снова ничего. Лезвие с молекулярной заточкой оставляло лишь неглубокие ссадины и отказывалось резать плоть.

    Пригнувшись, я пропустил над собой просвистевшее орущее бревно, стеганул цепью по морде и резко разорвал дистанцию, чтобы вскоре убедиться, что от попаданий бойка ему ни тепло, ни холодно. А ещё через пару минут стало понятно, что хрен я вообще эту тварь завалю! Уж не знаю, что это за существо, но оно совершенно игнорило любой наносимый ему урон. Правда, и мне он ничего сделать не мог — просто не попадал, а если нужно, я всегда мог убежать. Вот только…

    Чем дольше продолжались подобные пляски, тем больше ощущал некую неправильность происходящего. Ну не была его шкура хоть на грамм похожа на нечто бронированное, она чисто внешне вообще не отличалась от тех, что имелись у других гоблинов, однако если их я кромсал легко и непринуждённо, то моего нынешнего противника пробить вообще не получалось.

    Складывалось неприятное ощущение, что я попал в какую-то игру на место очень ловкого нуба, в то время как мой противник значительно выше в уровнях, хоть и жутко неуклюж. Я мог целый день тыкать эту тушу своей зубочисткой, но так ничего ему и не сделать, а вот он однажды всё-таки попадёт по мне — и на этом всё закончится.

    Впрочем, я постарался отбросить подобные мысли, потому как жить в мире, в котором реально существуют какие-то там «уровни», и однажды к тебе может прийти крутой дядька, против которого ты всё равно, что котёнок, реально страшно! А вот поверить в то, что уродец, поорав и потряся елдой, наложил на себя какое-нибудь особое гоблинское заклинание, мне оказалось значительно проще. Ведь бегаю я как-то по стенам! А более-менее приличный игровой опыт вкупе с фэнтезийной литературой подсказывал, что в мире меча и магии у воинов вполне могут иметься умения для абсорбирования повреждений.

    «К тому же я смог удачным попаданием выбить твари правый глаз, да и уронил его пару раз, оплетя ноги цепью, — подумал я, в очередной раз уходя телепортом от превратившегося в бешеную мельницу монстра, а затем, когда тот вдруг резко ускорился, сделал вид, что оступился и отпрыгнул назад, пролетев почти параллельно земле, пропуская над собой свистнувшее бревно. — Такое ведь нереально при уровневой системе! Ведь правда?»

    «А ты вспомни, как в очередном ремастеринге старенького первого “Baldur's Gate” ты по гайду Дриззита До'Урдена убивал ради мечей! — неожиданно ехидным голоском произнёс маленький Вовочка, отчего я едва не схлопотал-таки бабой по морде и еле-еле ушёл в высоком боковом прыжке. — Толпа призванных из палочек слабых монстров, каждый из которых перед ним — ничтожество, но с шансом нанести критический удар!»

    — Отвали нахрен! — проорал я, с ужасом понимая, что голова едва разминулась с бревном, и тут же вынужденный ещё раз отпрыгнуть, заодно отправляя в челюсть гоблина грузик, надеясь, что прилетевшая по харе железяка его хоть немного отвлечёт.

    В голове послышалось обиженное пыхтение и фраза «Ой, всё!», почему-то сказанная писклявым девчачьим голосом. Главное, что шиза отступила, потому как смачный шлепок гирьки по роже гоблина только разозлил. Взревев, тот реально ускорился, так что мне пришлось основательно побегать, дожидаясь, покуда эта скотина хоть чуть-чуть выдохнется — лично я усталости до сих пор не ощущал.

    Минут через пять у этого странного поединка появились первые зрители, если не считать, конечно, уже даже не прячущейся в своём домике Васки. Староста, пара охотников, кузнец, рыбак и второй деревенский воин в компании двух мальчишек постарше, сжимая в руках, кто оружие, а кто и просто окровавленный сельхозинструмент, теперь наблюдали с почтительного расстояния за развернувшимся шоу, явно не горя желанием вмешиваться.

    Закончилось же всё появлением ещё одной особы, окончательно выбившей меня из колеи. Я не сразу обратил внимание на быстро приближающийся топот, а затем с воплем: «Поберегись!» — в деревню ворвалась огромная розовая птица, а-ля страус с массивным клювом, чем-то напоминающим таковой у тукана. Но кричала, естественно, не она, а её миниатюрная наездница, вооружённая карикатурно-большого размера алебардой.

    Так вот это чудное тёмно-русое создание в бронелифчике с бронестрингами, бронечулках без подвязок и в бронесапожках с высоким каблуком сиганула прямо со своего скакуна метров на десять в высоту, крутясь, словно первоклассный воздушный атлет. Я в этот момент как раз разорвал в очередной раз дистанцию и, видя, что чудовище отвлеклось на новоприбывшую, от безысходности засадил ему сильнейший удар бойком прямо по причинному месту.

    Гоблин взвыл дурным голосом, выронил бревно и упал на колени, схватившись руками за уродливый пострадавший причиндал. Вот не знаю, почему я сразу не сделал нечто подобное, скорее всего, сказывалась инерция мышления, вроде как «мальчикам туда бить нельзя», или то, что в «Тигрёнке», при всей его реалистичности, пах не являлся критической болевой точкой, видимо, в угоду разнообразным морально-этическим нормам.

    И в этот момент на него сверху обрушилась незнакомка, с одного удара наискось почти располовинив мерзкую тварь. Я только облегчённо выдохнул, руки сами собой опустились, а на плечи словно упала гранитная плита.

    «Отмахались…» — подумалось мне при взгляде на то, как девица в костюмчике, мечте корейского игродела, поднатужившись, вырывает из трупа свою бандуру.

    — Фух! — сказала она, картинно стерев несуществующий пот и перевернув толчком сапожка тело гоблина на спину. Осмотрела его с профессиональным интересом мясника-эскулапа: сначала верхнюю часть, болтающуюся на коже и сохранившихся мышцах, а затем и нижнюю, с отвращением скривившись, проходя мазнула взглядом по причинному месту. — Хобгоблин-патриарх, удивительно, как удачно у нас получилось! А ты молодец, отвлёк его!

    Она посмотрела на меня, семафоря что-то жестами свободной правой руки, не заметить которые я не мог.

    — Простите, я не местный, — отрицательно покачал головой, показывая, что не понимаю её жестикуляции. — Недавно прибыл в страну издалека.

    Скрывать подобное и шифроваться под аборигена смысла, по-моему, не было.

    — О… Сетелецанец? — девушка еле заметно напряглась.

    — Русский, — честно ответил я. — Путешественник. Вряд ли ты знаешь о нашей Российской Фе… м-м-м… Республике. Можно сказать, что я прибыл с другого материка.

    Незнакомка выслушала меня, внимательно вглядываясь в глаза, а затем медленно кивнула и улыбнулась. Я же заметил, как к нам, подобрав подол платья, от своего домика бежит Васка.

    — Понятно. Я такой страны не знаю, — ещё раз кивнула девушка. — И не похоже, что ты врёшь. К тому же такого оружия и доспехов я никогда не видела, да и акцент у тебя странный. Ты так забавно порыкивающе говоришь, что я еле сдерживаюсь, чтобы не напасть на тебя!

    — Спокойнее! — демонстративно свернул и убрал кусаригаму, поднял перед собой ладони. — Я мирный, не надо на меня нападать! Кстати, у нас таких тварей не води…

    — Госпожа, не трогайте этого человека! Прошу! Он хороший! Он Васку два раза спас! Он нашу деревню защищал! — добежав до нас, рухнула на колени перед незнакомкой деревенская девушка.

    — Да я и не собиралась! Пошутила просто… — удивлённо посмотрела на неё воительница, а затем, подойдя, легко, несмотря на некоторое сопротивление блондиночки, подняла её на ноги, почему-то мне подмигнув. — Вставай давай! Ты, собственно, кто?

    — Знахарка я здешняя, Васка. Василиса, как батюшка назвал.

    «Хм… всё же не сербская «Васелеса», а наша «Василиса»! — подумал я. — А не “Васька” потому как в округе сплошь Сигурды и прочие викинги?»

    — Не волнуйся, не сделаю я ничего твоему спасителю, тем более что он прямо-таки герой! — улыбнулась незнакомка, осмотрев нашинкованных моими усилиями гоблинов, а затем покосилась на так и мнущихся в отдалении деревенских, среди которых появились и женщины, и вдруг спросила: — Ты же айндзура? Нелегко тебе, наверное, живётся в гнезетской деревеньке? Почему в город не переедешь?

    — Да я как-то привыкла… — вдруг засмущалась блондиночка, потупив глазки. — Да и кому я там нужна-то со своими знаниями, а тут худо-бедно…

    — Понимаю, — кивнула воительница и, потеряв к девушке интерес, повернулась ко мне и протянула руку. — Касандра Амтсон. Валькирия. Член Аэратийской гильдии искателей приключений.

    Неожиданно современный и эмансипированный жест для мира, в котором бегают с мечами и рубят гоблинов, слегка меня озадачил. Можно было представить, например, реверанс или лёгкий книксен, а то и вовсе протянутую тыльной стороной ладошку для поцелуя, но чтобы вот так, по рабоче-крестьянски…

    Да и как мне себя назвать? Никнеймом «Колдун»? А не потащат ли меня сразу же на костёр? А если даже и нет, то за языком всё же стоит следить, а то мало ли! Может быть, тут не только по стенкам бегать и телепортироваться можно, но ещё и реально магия существует! Вон как эта женщина с веслом сразу же расслабилась и поверила, стоило мне только сказать, что я из России. На совсем уж наивную девушка как-то не похожа. Может быть, у неё какой-нибудь астральный детектор лжи в голове встроен, чисто формально-то я ни слова не соврал. Россия, действительно, республика, да я из далека и с другого континента, а то, что он в другом мире, то это частности!

    Так что, покуда не выясню, что да как, лучше всего обходиться полуправдой и не болтать лишнего. Да и вообще, не комильфо как-то серьёзному человеку на какую-то кличку отзываться.

    — Владимир Алексеевич Распутин, — ответил я, аккуратно пожимая протянутую ладошку и, повторяя за воительницей, добавил: — Путешественник.

    Хрен её знает, что именно она подразумевала, называясь «валькирией», но вряд ли расу, и уж совсем не думаю, что она подрабатывает дочерью славного воина или конунга и реет на крылатом коне над полями битв, подбирая души павших воинов. Скорее, сама строгает их направо и налево. Вон как своим фигурным веслом, по недоразумению названным алебардой, машет!

    — Какое необычное имя, — немного растерянно произнесла девушка, с некоторым удивлением глядя на наши руки, а затем, аккуратно освободившись, перехватила меня за предплечье, как было принято в Древнем Риме, и легонько сжала, видимо, показывая, как правильно. — На еленийское похоже, но явно не оттуда.

    — Скажите, — начал я, но Касандра меня перебила:

    — Вродимиро, если вы не против, давайте будем менее официальны, — она обаятельно улыбнулась, отпуская мою руку. — В конце концов, не знаю, как вы, но я не аристократка, а простая авантюристка, а вы не состоите в гильдии, чтобы обращать внимание на внутреннюю иерархию.

    — «Владимир», — поправил я её, — можно просто «Влад». И я не против перейти на ты.

    Если честно, я не любил, когда сокращали моё имя, но для местных русские слова явно были сложны, а потому не видел смысла особо выкобениваться.

    — Врад, — повторила девушка.

    — Ну, пусть будет «Врад», — хмыкнул я.

    — Если честно, — Касандра потёрла свой острый подбородочек и забавно сморщила носик, — то разницы я как-то не услышала. Ты что-то хотел спросить?

    — Да, — я кивнул в сторону мёртвой зелёной туши. — Что это за тварь такая, да и мелкие… в моих краях просто такая мерзость не водится.

    — Это-то? — девушка скривила ротик от отвращения. — Это Хобгоблин-патриарх, видишь какой у него… м…

    Воительница замялась и чуть покраснела, видимо, приличной девушке было некультурно говорить о подобных вещах, но тут же разрушая образ скромницы, быстренько и как-то оценивающе стрельнула своими карими глазищами на мой пах. А затем, сделав вид, будто ничего не произошло, продолжила:

    — …А мелкие гоблины — обычные «пеоны-рабочие». Основной расходный материал гнезда, а те, что побольше, «солдаты». Вообще, встретить патриарха где-либо, кроме как в его логове, большая редкость. Но, судя по наличию у него тотемного столба, — изящный пальчик в кожаной перчатке указал на валяющееся на земле бревно с затихшей женщиной, и, заметив мой взгляд, Касандра поспешила объяснить: — Бедняжка давно мертва, просто магия гоблинских шаманов сплавила её тело с ядром будущего гнезда и заточила в получившемся артефакте несколько принесённых в жертву существ. Так что помочь теперь в силах только боги.

    Я медленно кивнул, а девушка торопливо продолжила:

    — Так вот, судя по всему, хобгоблин и мелкие — свита молодого матриарха, которая сейчас обустраивает логово где-то неподалёку. Это вполне укладывается в нападение на деревню, гнезду нужна еда, а матриарху — женщины, чтобы подготовиться к появлению приплода, — Касандра хотела ещё что-то сказать, но передумала и, повернувшись в сторону своего пернатого скакуна, поклёвывающего своим карикатурным клювом что-то возле дальнего забора, лихо свистнула.

    Глядя на то, как, достав из седельной сумки радостно подбежавшей суперкурицы ветошь, воительница начала аккуратно очищать лезвие своей алебарды, я переваривал полученную информацию. Деревенские, наконец, что-то порешав между собой, сплотились вокруг старосты в своеобразную делегацию и степенно направились в нашу сторону. Заметив их, Касандра, подмигнув мне, бросила: «Потом поговорим!» — и, опираясь на древко, направилась на встречу, а я, оставшись наедине с Ваской, вдруг понял, что не знаю, как начать разговор.

    Вот казалось бы, и ситуация располагает, и вообще… идеальное время наводить мосты, подбивать клинья и собирать камни, а я стою весь такой красивый, по уши в гоблинской крови и загадочно молчу. Девочка тоже изображала школьницу у доски: глазки потуплены, пальчики нервно перебирают передник, на красивом личике лёгкий румянец смущения.

    Что ж. Раз такое дело, я решил пойти с козырей, по методу «здравствуйте, я ваша тётя!» То есть лепить то, что в голову придёт.

     — Ну, привет красавица, — я улыбнулся. — Вот и свиделись, а я тут, знаешь ли, мимо пробегал. Дай, думаю, заскочу водички попить, а то так есть хочется, аж переночевать негде!

    «Да и не с кем!» — мысленно добавил я, с удовольствием рассматривая удивлённо поднявшую на меня огромные зелёные глаза девушку.

    Глава 7

    В общем, слово за слово всё сладилось. Точнее, заробевшую было Василису следовало лишь немного подтолкнуть, чтобы она уже сама и в дом к себе пригласила, и за стол позвала и, отчаянно краснея, переночевать предложила. В последнем случае девушка, очень нервничая, то ли опасаясь, что я откажу из-за непрезентабельности её избушки, то ли наоборот, оправдывая саму себя за излишнюю смелость, поспешила пролепетать, что в деревне таверны, мол, нет, а так как я, по моим же словам, не состою ни в одной гильдии, то никто другой меня даже на порог не пустит. И так умоляюще на меня посмотрела…

    Немного подивившись услышанному, я заверил, что меня более чем устраивает её компания. Прозвучало довольно двусмысленно, однако Васка, сравнявшаяся цветом лица с помидоркой, только с забавной улыбкой кивнула. Смешная она. Еле выдавила: «Мне нужно приготовиться…» — ойкнула и уточнила, что у неё просто не убрано и… Я сказал, что подойду чуть позже, а пока хочу послушать, о чём там говорят Касандра и староста, а она благодарно кивнула.

    — …караван прибудет через несколько часов, так что время у вас ещё есть, — втолковывала что-то воительница раскрасневшемуся старосте. — Как я уже сказала, при обозе имеются походные священники, вот с ними и договаривайтесь.

    — Но у нас нет столько денег! — возмущался мужик, активно жестикулируя. — Вы сказали, что в вашем отряде есть жрица, так почему бы ей не провести обряд? Всё-таки мы люди Короля! И вы должны…

    — Мы вам ничего не должны, уважаемый! — жёстко отрубила Касандра. — И вы, кажется, забываетесь! Люди короля — это чиновники, гвардейцы и сборщики налогов, а вы — всего лишь малозначимые жители коронных земель!

    — Но мой дед получил грамоту от самого Короля и… — возмутился глава деревни.

    — Это вы своим подопечным втирать будете! — рубанула рукой девушка, на корню пресекая дальнейшие пререкания. — И вообще! Вас интересует моё предложение или нет?

    — Монстры мертвы, так что я не вижу смысла…

    — Уважаемый, — с нажимом произнесла воительница, — гнездо гоблинов в непосредственной близости от деревни — это не шутки! То, что перебили часть свиты, да даже то, что издох патриарх, только отсрочит неизбежное! Когда шаман и матриарх поймут, что охота не вернётся, очень быстро один из гоблинов-воинов эволюционирует в патриарха, а уж тотем, поверьте мне, они себе сделают! А потом ваша деревня просто перестанет существовать, потому как во время следующего нападения здесь может не оказаться никого, кто добровольно будет рисковать ради ваших жалких жизней. Особенно когда в гильдии узнают, что на благодарность от жителей Гедспора можно не рассчитывать!

    Староста аж скривился, будто от смачной пощёчины. Похоже, последняя угроза подействовала куда как эффективнее, нежели предупреждения о том, что гоблины обязательно вернутся. Он затравленно посмотрел на девушку, потом на меня, а затем, шепнув что-то своим людям, дождался, когда они отойдут в сторону, и вновь обратился к Касандре.

    — Сбавьте цену! — выдавил он сквозь зубы. — Я не могу столько заплатить! Мы люди бедные…

    — Да неужто? — девушка скептически вздёрнула бровь. — Вам ли не знать, что королевство ежегодно платит за наём в каждом поселении дюжины воинов, а также даёт деньги на ремонт частокола, возведение и содержание малого храма и придорожного трактира, если такового не имеется в частном владении. Так где это всё?

    Глава деревни скривился, будто зажевал целый лимон и, не выдержав, затравленно покосился на свояков, явно проверяя, не услышали ли они часом того, о чём знать им не следовало. Впрочем, рядом сейчас был только его старший сын, тоже поморщившийся от того, что их маленький семейный гешефт не тайна для чужаков, ведь, судя по реакции представителей этой мутной семейки, деньги оседают именно в их кармане. Я удостоился очередного злого взгляда.

    Не знаю, что уж им там предлагала Касандра, но чтобы добиться своего, била она сейчас по самому чувствительному для этих людей месту — по кошельку. Видимо подобных «самых хитрых» в этой стране было немало, а потому девушка точно знала, какие скелеты прячутся в шкафу несговорчивого клиента и не стеснялась вытаскивать их на свет.       

    — Хорошо, — сдался, наконец, староста, безнадёжно махнув рукой с таким видом, словно у него отобрали последние портки. — Приступайте, я сейчас схожу домой и напишу вам расписку!

    — Уважаемый, вы кого обдурить хотите?! Мне этот ваш крестик, от которого вы потом откажетесь, даром не сдался! Делайте всё как положено! — даже слегка покраснев от злости, возмутилась воительница и тут же опасно прищурилась: — А не самозванец ли ты часом?

    — Вы что? Сомневаетесь в моей честности? — вскричал уже её собеседник. — Да я!.. Да я поставлен самим Королём! Да я…

    — А с чего бы мне вам верить? — холодно спросила она и перевела взгляд на сына старосты, схватившегося за рукоять своей зубочистки. — Ну давай, мальчик, дай мне только повод! Рискни здоровьем.

    — Хорошо! — рявкнул мужик, загораживая мечника своим телом. — Я согласен, чтоб вам в Бездну провалиться! Контракт!

    Он протянул вперёд руку, и перед девушкой во вспышке солнечного света вдруг появился красивый развёрнутый свиток с массивной сургучной печатью и красными лентами. Привычным движением подхватив его, воительница вчиталась в написанный непонятными мне символами текст и, довольно улыбнувшись, ловко скрутила его в трубочку. А вот куда дела потом, я так и не понял, потому как ни сумки, ни даже простого кошелька у неё при себе не было. Да и под бронелифчик она тоже ничего не запихивала.

    — Вот и ладушки! Вот и замечательно, уважаемый клиент! — резко изменившимся тоном проворковала красавица. — Ваше задание принято к исполнению Касандрой Амтсон и партией Золотых Вепрей из Аэратийской гильдии Искателей Приключений.

    Староста не ответил, только зло скрипнув зубами, резко развернулся на каблуках и быстро удалился, бормоча проклятья, вместе со своими сопровождающими. Крикнув подтянувшимся деревенским, что сейчас будет общее собрание во дворе его дома. Немногочисленные мужчины и заплаканные женщины покорно потянулись следом, то и дело оборачиваясь и бросая на нас нехорошие взгляды. Я же подошёл поближе к воительнице.  

    — И что это было? — поинтересовался я у неё.

    — Да не обращай внимания, — махнула девушка рукой. — Подобное в маленьких деревеньках постоянно случается. Гнезеты очень прижимисты и обычно не видят ничего дальше собственного носа.

    — Я слышал, что староста вроде бы как айнз… эм. Айндзура, — заметил я.

    — Да? — Касандра удивлённо посмотрела на меня. — Тогда он очень хорошо вписался в местное население. Не то что твоя подружка…

    Воительница лукаво стрельнула в меня своими карими глазищами.

    — Хм… Слушай, прости за такой, наверное, глупый вопрос, — произнёс я, глядя в спины удаляющейся толпы. — Но вот айндзуры и эти самые гнезеты… это, собственно, кто? Нет, понятно, что люди, я о другом. Это разные народности или какие-нибудь там социальные слои или касты?

    — А ты не знаешь? — вздёрнула бровки Касандра. — Хотя да… ты же путешественник с другого континента. У вас там, наверное, всё не так!

    — Что-то типа того.

    — В общем-то, ты прав, и можно сказать, что этими названиями у нас обозначают два разных народа, — серьёзно кивнула девушка, поворачиваясь ко мне. — «Гнезеты» с древнего языка переводится как «Люди земли». Они темноволосы и черноглазы, крайне скупы и очень консервативны, чрезвычайно мастеровиты и сильны от природы, однако редко когда достигают высоких уровней боевого мастерства. А ещё они на самом деле коренной человеческий народ этого континента! Что ещё…

    Касандра на секунду задумалась, а затем добавила:

    — А ну да! — она даже щёлкнула пальчиками. — Растут они быстрее, где-то четыре к году по отношению к айндзурам. Ну и живут значительно меньше. В среднем около сорока пяти-пятидесяти лет.

    — В смысле? — слегка обалдел я от услышанного.

    — В прямом, — пожала плечиками воительница и улыбнулась. — К четырём годам гнезет выглядит уже как шестнадцатилетний айндзура, считается совершеннолетним и чаще всего заводит семью. Так распорядились боги, иначе от всех невзгод и напастей их народ давно вымер бы. Конечно, это в значительной мере сказывается на уровне их интеллекта, но это же в основном крестьяне — много ли им надо. Слушай, пойдём, что ли, присядем где-нибудь! Нечего на дороге торчать, мне нужно дождаться каравана, с которым следует моя группа, вот я пока и отвечу на твои вопросы. На какие смогу, конечно.

    — Встречное предложение, — произнёс я, брезгливо глянув на свою перепачканную одёжку. — Давай дойдём до речки или хотя бы до колодца и слегка почистимся, а то… ты вон тоже вымазалась…

    — Ой… Действительно! — и хитро так прищурилась. — А как же гордость, омытая в крови поверженных врагов, и брутальный образ героического рубаки? Я всегда думала, что вы — мужчины — любите покрасоваться перед слабыми дамами в броне с наглядным доказательством вашей удали!

    — Считай, что это культурные различия, — усмехнулся я. — К тому же лично я предпочитаю, чтобы моя «гордость» находилась в чистоте и сухости, а также не вижу ничего брутального в том, чтобы вонять на такой жаре тухлятиной.

    Касандра звонко рассмеялась, заставив свою верховую птицу вновь оторваться от так заинтересовавшего её забора и резко вскинуть голову, всматриваясь в хозяйку.

    — Тогда, вперёд к речке! — заявила девушка. — От колодца нас всё равно прогонят, гнезеты очень не любят, когда трогают их вещи.

    «Правда, что ль? — не поверил я её согласию, хотя, казалось бы, сам это предложил. — Вот так вот в сексуальном боронелифчике да в лесочек к реченьке с незнакомым вооружённым мужиком почти на полторы головы выше, подальше от людей, поближе к приключениям на свою аппетитную попку? Нет, весло у Касандры, конечно, впечатляющее, да и я ничего такого не подразумевал, но может быть у меня там банда разбойников припрятана, которая только и мечтает, что разложить и пустить по кругу такую вот цыпочку!»

    — Так, а кто тогда такие «айндзуры»? — спросил я, когда мы с воительницей, прихватившей из седельной сумки своего розового бегового тукана ещё одну тряпку, вышли за пределы деревни.

    — Ну, «Айндзуры»… это я, например. На «общий» это слово переводится как «Наследие Древних Героев», — ответила девушка. — Когда-то давно, наши предки, легендарные герои, прибыли на эти берега, чтобы превратить их в свой новый дом. Тогда-то они и встретились с черноволосым народом, который страдал под гнётом Короля Демонов, диких монстров и миньонов Тёмного Властелина…

    «О-па! — мысленно усмехнулся я. — Ну естественно, какое же фэнтези без Тёмного Властелина… Хорошо хоть не “Чёрного”!» 

    — …постепенно два народа перемешались, так и появились полукровки-айндзуры. Тогда же сложился естественный порядок вещей, который сохраняется до сих пор, айндзуры предпочитают в основном жить в городах, а гнезеты всё больше селятся вот в таких вот деревушках. Хотя, конечно, эта Гедспор совсем небольшая, да и находится на самом отшибе нашего королевства, так что здесь всё приобретает несколько карикатурные формы.

    — Понятно, — кивнул я, оборачиваясь к девушке. — Слушай, а можно личный вопрос?

    — Ну давай, — томным грудным голосом мурлыкнула она.

    Не сказать, чтобы я не заметил, что чуть ли не с первой минуты знакомства дамочка посылает мне определённые знаки и бомбардирует флюидами. То свои бронечулочки поправит, сексуально изогнув спинку, то локон уберет, обнажая ушко и шейку, то наклонится, так что идеальные груди, прикрытые стальными чашечками, становятся ещё соблазнительнее.

    При этом, надо сказать, выглядело это очень естественно и совершенно не походило на ужимки профессиональной шлюхи. Скорее, реакция прирождённой охотницы, сытой, но вдруг обнаружившей на своей территории аппетитную и беззащитную жертву, с которой можно и поиграть, пока нагуливается аппетит.

    Ну и пусть  облизывается. Как бы того ни хотелось, а от меня ей точно ничего не прилетит. Дело даже не в том, что уже имеется знахарочка, которую я сам назначил законной добычей, и тем более не в том, что воительница мне не нравится! Нравится и даже очень, красавицей Касандра была знатной и вполне могла потягаться с той же Василисой, да и вообще, я покуда в этом мире уродин как-то не встречал. Даже склочная жена рыбака, дама явно уже за сорок, всё ещё была хороша собой и вполне привлекательна.

     Другое дело, что пускаться во все тяжкие тоже не стоило. В женщинах, как и в хорошем вине, стоило знать меру. И уж тем более, не бросаться, не глядя, на бесплатный сыр, который, как известно, таковым бывает только в мышеловке. Я не ханжа, но вот спонтанные перепихоны с подозрительными незнакомками в кабинке клубного сортира всегда категорически не одобрял. Пользы от таких случайных связей обычно ноль, а вот проблем огрести можно с избытком.

    Хотя, конечно, в этом вопросе тоже нельзя быть максималистом, и мои Кёльнские студенческие похождения тому прямое доказательство. Сколько там прошло времени после стычки с арабом до того момента, как мы оказались с ирландкой в постели? Час? Полтора? А ведь вместо хорошо проведённого времени, будь я в тот момент чуть более разборчив, имелись все шансы близко познакомиться с парочкой очень неприятных статей уголовного кодекса Евросоюза.

    К тому же, наблюдая за купанием Васки в озере, я, к неудовольствию своему, выяснил, что моё новое тело реагирует на женские прелести с резвостью юнца в период гормональной бури. Хорошо ещё, похоже, сказывался психологический возраст: я не краснел как варёный рак, а химический коктейль не вышибал из мозгов возможность мыслить здраво и принимать взвешенные решения. Ну и, как теперь выяснилось, при выводе главного калибра в штанах на боевое дежурство не вестись на разнообразные подначки и уловки, применяемые прекрасным полом.

    Однако имелся вопрос, прояснить который проще всего было именно у такой вот активно семафорящей барышни, а возник он у меня в момент рукопожатия с Касандрой, и с тех пор не давал покоя: а как, собственно, вести себя с девушками в этом мире? Всё остальное, что мне нужно, я смогу выяснить и сам, а вот в этом вопросе всё же нужна квалифицированная помощь.

    С мужиками понятно. Когда морду набить, когда на дуэль вызвать или забухать, а когда поклониться и ножкой расшаркаться — выяснится по ходу. Да и не столь это критично для того, чтобы влиться в новый социум, максимум, если, конечно, не лезть, как д'Артаньян, под горячую руку, посчитают невоспитанным деревенщиной. А вот если хочется не просто встроиться, но и нормально жить, то следует внимательно профильтровать вопрос правил общения с прекрасным полом.  

     Для примера, то, что до сих пор считается нормой галантности в Российской Федерации и благосклонно принимается нашими девушками, в Соединённых Штатах давно уже повод для обвинения в гендерной дискриминации и женоненавистничестве. С ну очень неприятными последствиями, вплоть до химической кастрации. А в каком-нибудь европейском высоком средневековье — отличный шанс заиметь дырку от шпаги где-нибудь в области печени за непочтительное обращение к дамам.

    А теперь представим, что на месте такого вот попаданца в какую-нибудь Францию начала семнадцатого века не новый Владимир Распутин с охранительными рефлексами и обалденным владением древним японским оружием ниндзя, а моя предыдущая «версия 1.0», которой, кстати, тоже хотелось бы плотской любви и женских ласк. Совсем ведь неприглядная картина получается? Да и нынешний я не факт, что отмахаюсь рапирой от профессионального бретёра или с детства обучающегося мелкого аристократа!

    С Ваской-то всё понятно. Там, если всё сложится, играть будем по моим условиям, ибо в этом медвежьем углу даже мои потуги жителя двадцать первого века сойдут за галантность кавалера высшей пробы. Видел я уже и как местные гнезеты к супругам относятся, и как парни с девчонками решают вопрос «Нравится — не нравится». За жопу схватил, и если по морде сразу же не прилетело, то всё, она твоя! Можно тащить на сеновал. Ну а если дали от ворот поворот...

    А на постоянку я в этой деревне ни за что не останусь! Нафиг-нафиг! Душа, как у диснеевской принцессы жаждет большего, а сам я ну никак не готов к экзотике средневекового деревенского быта.

    — Может быть, ты удивишься, — усмехнулся я, — но я в этих местах, как ты знаешь,  чужой, так что спросить больше некого. Не могла бы ты мне как… м… воин воину рассказать о сложностях взаимоотношений между мальчиками и девочками в вашем королевстве. А то, знаешь ли, может статься, то, что у нас в республике считается нормой, у вас повод для отрывания башки с последующей мастерской обработкой культи.

    — Ха-а-а… Эко ты интересно завернул! — протянула Касандра, даже остановившись. — А ты уверен, Врад, что такие вопросы вообще стоит задавать приличным девушкам?

    — Уверен, что не стоит, — уже откровенно улыбнулся я. — Но, судя по моему опыту, именно от почти незнакомой женщины проще получить на эту тему толковую консультацию, а не набор сальных шуточек, глупых советов и пустой похвальбы о том, как он одним махом семерых убивахом! Если, конечно, попросить эту, без сомнения, умную леди опустить банальности вроде, мы, девушки, хотим, чтобы нас носили на руках, холили-лелеяли и выполняли все прихоти! И ещё вон то колечко!

    — Пф! — фыркнула воительница, стукнув меня кулачком по плечу. — Тоже мне «умную леди» нашёл. Хотя… возможно, ты в чём-то прав. Ну слушай, имп языкастый!

    И она рассказала. В общем-то,  ничего необычного, этакое волшебное средневековье, не познавшее жёстких табу «религий спасения». Некая, как мне показалось, проапгрейженая версия устоев Древней Греции и Древнего Рима, приправленная щепоткой эмансипации, либерализма, прошедшей неведомо когда сексуальной революции и местным колоритом. Хотя хватало и строгости нравов, и этикета, и, естественно, запретов для лиц женского пола и свобод для мужского.

    Конечно, имелось и такое, отчего современного Воина Социальной Справедливости должен был немедленно хватить инфаркт, но касалось это в первую очередь взаимоотношений аристократии и гнезетов, которых высокие лорды, пэры и сэры, похоже, и за людей-то особо не считали.

    В остальном же, если обобщить рассказ Касандры, всё сводилось к тому, что если девушка не против, то можно. Главное, потом не попадаться! В общем, не так уж всё и плохо как я боялся, но к родовой аристократии лучше, конечно, не лезть. Хотя понятное дело, что говорила девушка в основном о своей родной стране, а вот за её границами всё могло быть не так уж и радужно. Ну и как вишенка на торте, для одиноких мужчин в городах имелся полный список услуг интимного характера на любой вкус: от грязных борделей с потасканными портовыми шлюхами до элитных салонов-дворцов с куртизанками чуть ли не голубых кровей, возведших «магию любви» в разряд истинного искусства. В общем, как с усмешкой заметила девушка: «…Обделённым не останешься, были бы только: смелость, желание и звонкая монета!»

    За разговорами мы дошли до берега речушки. Воительница благосклонно выделила мне кусок тряпки, и я быстренько избавился от начавшей попахивать гоблинской крови, благо броня кибер-ниндзя не имела сетчатых элементов а-ля кольчуга, и оттереть её оказалось довольно просто.

    — Как ты это сделала? — ошарашенно спросил я, глядя на Касандру широко раскрытыми глазами.

    — Что? — не менее удивлённо переспросила у меня девушка.

    А всё дело в том, что закончив со своим внешним видом, я взялся очищать кусаригаму, и в этот момент оружие воительницы просто взяло и исчезло из её рук. Не знаю почему, но это поразило меня куда сильнее, нежели наличие у меня самого способности к телепортации.

    — Твоя алебарда, — произнёс я. — Куда ты её дела?

    — А ну… Положила в инвентарь, естественно! — пожала собеседница плечиками. — Она, знаешь ли, неудобная и мешается.

    — В… инвентарь? — переспросил я.

    — Ну… да! — глядя на меня как на слабоумного. — Взяла и положила. Не люблю я её за спиной таскать, это в походах приходится, а так, жуть как мешается, да и перевязь на грудь давит. Подожди! А ты что? Не умеешь пользоваться инвентарём?

    — Я даже не уверен, что он у меня есть! — медленно проговорил я.

    — Да как так-то?! Вард, ты откуда вообще на нашу голову свалился? — Касандра умилительно похлопала ресницами. — Нет инвентаря! Кому расскажешь, так ведь не поверят! Он и у гнезетов, и даже у монстров имеется, правда, носить в нём можно далеко не всё. Он обычно маленький, от шести до девяти секций, и позволяет положить только личное оружие, припасы, деньги да кое-какую мелочёвку, но всё же! А у тебя нет!

    «Мать моя женщина, отец инженер-электронщик! Инвентарь… — мысленно ругался я матом. — Неужто я реально невольный пленник в какой-то сверхпродвинутой виртуальности, а вокруг всего лишь игры серверных мощностей с моим бедным сознанием?»

    — А как проверить… — каким-то механическим голосом задал я следующий вопрос.

    — Хм… дайте боги памяти… Я ещё совсем мелкая была, когда меня этому учили, — нахмурила девушка лобик. — Как же там было-то, сейчас вспомню… А! Во! Сосредоточься и мысленно представь, будто открываешь крышку сундука или клапан сумки и заглядываешь внутрь! Затем протягиваешь руку и кладёшь на дно то, что в это время держишь. А потом закрываешь контейнер и отодвигаешь его в сторону, моргнув веками. Потом то же самое, но достаёшь оттуда ранее вложенный предмет. Попробуй! На самом деле, потом, когда навостришься, подобный трюк с воображаемым ящиком будет уже не нужен. Ну, давай!

    Я попробовал. И естественно, у меня ничего не получилось. Со второй попытки тоже, а вот бедная моя голова ни с того ни с сего дико разболелась. Ещё две попытки прошли с тем же результатом, а вот на пятой вышло. Да так неожиданно, что я, отшатнувшись, споткнулся и чуть было не упал на пятую точку.

    — Получилось? — удивлённо воскликнула Касандра.

    — Что? Да, полу… — моргнув, я сразу же потерял концентрацию, и иллюзия пропала, вот только сам я так и застыл, не в силах оторвать взгляд от очередного идеального обнажённого женского тела.

    Всё, финиш! Аллес! Капут! Приехали! И без того ошарашенный мозг завис, не в силах переварить ещё и девицу в чём мать родила, стоявшую прямо передо мной рядом со стопкой аккуратно сложенной одежды. И хоть бы капля стыда была в чуть маслянистом и одновременно лукавом взгляде, полном игривых искорок.

    Видя моё состояние, девушка счастливо засмеялась, а затем с разбегу бросилась рыбкой с берега в воду. Вынырнув и встряхнув мокрой гривой волос, демонстрируя затвердевшие от холода соски, воительница призывно похлопала по глади руками, поднимая небольшие волны и задорно улыбаясь.

    «Да она надо мной просто издевается! — внезапно перезагрузилось и заработало содержимое черепушки. — Чёрт! Да там же в воде кто-то живёт!      

    — Присоединишься? — позвала она.

    — Вылезай оттуда! — встревоженно крикнул я, подбегая к самому берегу. — Там какая-то дрянь плавает, людей жрёт!

    — Да знаю я! — отмахнулась от Касандра. — Я им не по зубам! Так составишь компанию?

    — М... Знаешь что… — протянул я, разрываясь между желаниями плюнуть на всё и «прям здесь и сейчас», и щёлкнуть по носу оборзевшую девицу. — Я, пожалуй, воздержусь. Наслажусь в кой-то веки эстетически прекрасным зрелищем!

    «Тем более что мироощущение опять пошатнулось в сторону виртуальности происходящего, — мысленно добавил я. — И мне надо бы переварить эту новость».

    Девушка недовольно надула губки, и щёчки слегка заалели. Вот так вот, красавица, одно дело, когда «ты», а другое дело, когда «тебя».

    — Хм-м-м… дурак! — буркнула под нос воительница и вновь нырнула, призывно вильнув соблазнительной попкой.

    Я же устроился на травке и вновь открыл «инвентарь». Мда… «маленький», «квадратов шесть-девять…», а хрень восемь на шестнадцать ячеек, да к тому же забитых каким-то мусором, не хотите? И главное, я бы понял и стопроцентно принял, если то были иконки предметов, и над ними всплывали какие-нибудь подсказки, или в голове зарождалось название той или иной вещи, всё бы указывало на явную виртуальность и производную человеческих рук.

    Так нет! Непонятно что, лишь отдалённо напоминающее по своей структуре инвентарь из какого-нибудь «Diablo 6», где предмет может занимать как одну, так и восемь условных клеток, но при этом выглядящее так, словно бы я смотрю на разложенный на подстилке товар торговца на популярных опять блошиных рынках. И главное, что я вижу, можно идентифицировать как: хрень, хрень, хрень, какая-то коробочка, разломанная хрень, ещё одна, — о…

    Я достал и покрутил в руках смутно знакомую каску охранника синдиката Красных Псов. Только не грязно-белую, как в игре, а почему-то фиолетовую. С кучей ремешков и половинной личиной откидного забрала, вместо сдвигаемого блокированного плексигласа, защищавшего верхнюю половину лица.

    «Опаньки, да пару раз через колено! — тихо крякнул я. — Ничего не понимаю. Если это какая-то супервиртуальная симуляция… то нахрена вообще такие трудности? А если нет, то…»

    — Ого, дорогая вещичка, — хмыкнула накупавшаяся Касандра, которая, подойдя ко мне и даже не думая прикрываться, уселась напротив, по-женски подогнув под себя ноги. — Неужели мифрил?

    «Н-да… мифрил — это, судя по играм, сила! А ведь в тигрёнке это был сверхпрочный композит, который не брал кинетический выстрел, — мысленно хмыкнул я. — А сделаю-ка я ход конём, пусть даже в перспективе окажусь последним лохом».

    — В «Инвентаре» валялась. Нравится?

    — Угу… — протянула девушка.

    — Держи! Дарю, — хмыкнул я и перебросил ей шлем.

    — Э… спасибо, конечно, — нахмурившись, поймала воительница каску и с подозрением посмотрела на меня. — Только с чего подобная щедрость?

    — Ну, ты вовсе не обязана была помогать мне советами, — пожал я плечами. — А у меня на родине информация уже давным-давно ценится куда дороже денег. К тому же я подобные штуковины не ношу…

    «Ну не говорить же тебе, что это банальная попытка инвестиций в собственное будущее… Скорее всего, не поймёшь!»

    — Я, конечно, не дура, чтобы отказываться, — она всё ещё продолжала подозрительно посматривать на меня, но при этом было видно, что шапочку у неё уже не отнять. — Но всё-таки, действительно, продал бы, если не нужна. Заработал бы кучу денег.

    «Ну что ты мнёшься… Только что себя мне, можно сказать, сама активно предлагала за просто так, а сейчас как девушка на дорогой машине, “я не такая, не насосала, а подарили!” — мысленно поморщился я. — Ну что такого мужик может потребовать с женщины, чего та сама активно не пыталась всучить? А мне нужно, чтобы у тебя мысля сработала, подогреваемая жадностью, в нужную сторону. Ты, конечно, красивая, но мне нужна в первую очередь как человек, который поможет грамотно вписаться в вашу странную реальность».

    — Касандра, ты же умная женщина, — опять надавил я грубой лестью, от которой девушка в этот раз слегка зарделась. — Я в вашей стране гость без году неделя. У меня на родине такие штуковины (я кивнул на шлем в её руках) вообще не в ходу. Плюс, я не знаю почём в вашем королевстве мифрил, более того, не в курсе, какая, вообще, у вас валюта, и какой у неё приблизительный курс к нашим рублям!

    — Э… Рублям?

    — Ну да. Это наши деньги. Так что меня, скорее всего, банально обманут, — я невесело усмехнулся. — Так почему бы не подарить хорошую вещь хорошему человеку? Тем более что она мне явно мала, а тебе будет в самый раз.

    Я мысленно нахмурился. Конечно, я заливался сейчас соловьём, но каска, нежно поглаживаемая ручками Касандры, только что явно уменьшилась, подстраиваясь под её размер. Дела…

    — Но можно было бы договориться с каким-нибудь торговым домом, — как-то неуверенно, явно по инерции возразила девушка. — Они, конечно, возьмут свой процент, но работают обычно честно, стараясь получить для клиента максимальную выгоду…

    — А кто сведёт меня с нужными людьми или даст рекомендацию, чтобы вообще на порог пустили? — отрицательно покачал я головой, явно ломая последний барьер. — И кто выступит гарантом, что никому не известного иностранца просто не кинут, «забыв» что заключали с ним какой-то контракт?

    — Наверное, ты прав, Врад, — глядя куда-то в бесконечность неуверенно кивнула Касандра и, отложив шлем в сторону, подалась вперёд, обвив мою шею руками, поцеловала в губы.

    Затем, отстранившись и тяжело дыша, потянулась к уху и прошептала:

    — Спасибо! Я сохраню твой подарок! — и игриво укусив за мочку, продолжила: — Знаешь, я рассказала тебе не совсем всё про то, о чём ты спрашивал. На будущее, если девушка-авантюристка будет тебе «что-нибудь» предлагать, и она тебе понравилась, не отказывайся. Вполне возможно, что она идёт на задание, с которого может и не вернуться, а потому хочет расслабиться, возможно, в последний раз…

    После чего легко встала и, улыбнувшись, начала быстро одеваться.

    — Касандра, а скажи мне. Ты именно поэтому так спокойно пошла с незнакомцем незнамо куда…

    — А чего мне бояться? Я значительно сильнее тебя и выше по уровню. Ты ведь так и не смог хобгоблина-патриарха хотя бы порезать. Так что «незнакомец», — она игриво повела бёдрами и вдруг показала язык, — вряд ли смог бы мне что-то сделать, если бы я этого не захотела!

    — Уровню…

    — Эй! — удивлённо вскрикнула девушка. — Ты чего так побледнел?

    — Да так… — тряхнул я головой. — Вспомнилось кое-что неприятное. Что за уровни?..

    — Врад, — воительница, натянув тонкие трусики а-ля стринги и взявшись за свою «эпичную» броньку, внимательно посмотрела на солнце и слегка нахмурилась. — Давай я попозже тебя найду. Ты же будешь у «своей» знахарки?

    Я кивнул.

    — Мне нужно встретить ребят из команды и сообщить им о новом задании, а заодно закрыть контракт с предыдущим нанимателем. Он как раз в Гедспоре намеревался дожидаться группы из Катильской гильдии для дальнейшего сопровождения, — девушка смешно попрыгала на одной ножке, натягивая чулки с красивыми бронированными завитушками. — Вот я тебе всё и расскажу. У тебя, кстати, какие вообще дальнейшие планы? Ну не на сегодня, а в целом.

    — Да вроде никаких… — пожал я плечами, гадая, к чему она ведёт. — Собирался добраться до ближайшего города.

    — Просто замечательно! Я побежала… и да. Врад, не сочти за грубость, но можешь вернуться в деревню немного позже меня? Стевнир, конечно, хороший малый, но уж больно ревнивый, хотя поводов считать меня «своей» я ему никогда не давала.

    Глава 8

    Послушай женщину и сделай по-своему! Нет, я не стал её подставлять перед неизвестным мне Стенвиром, просто решил немного «модифицировать» её просьбу и вообще избавить девушку от проблем с ревнивым приятелем.

     Усмехнувшись, я чуть присел и легко взлетел на ближайшую ко мне крупную ветку. Несколько минут бега по деревьям — и я уже спрыгнул с внутренней стороны деревенского частокола, а ещё через пару секунд, не скрываясь, вышел из-за Васькиного домика и по-хозяйски уселся на лавочке, установленной возле двери рядом с небольшим цветочным ящиком.

    Караван в это время как раз втягивался в ворота посёлка и я, словно с галёрки, с интересом рассматривал тягловых бычков, тащащих тяжелогружёные телеги, крытые парусиной и перевязанные тросами. За ними шли явно жилые повозки с дутыми шатрами, натянутыми на полукруглые рёбра, и даже настоящие домики на колёсах со скатными крышами и небольшими трубами. Вряд ли это были походные кухни. Судя по ухоженному внешнему виду, принадлежали они кому-то, кто в длительных путешествиях в первую очередь ценил комфорт, а потому установленные внутри печи скорее намекали на существование в этом мире холодного времени года.

    Что ж… Значит, мне не придётся страдать стереотипной печалью русского человека, проживавшего в Африке, по снегу и морозцу. Хотя… Вот если честно, то мне, после изменения климата вследствие ядерных бомбардировок во время войны, летом всегда хотелось зимней прохлады, а зимой я жаждал скорейшего наступления лета. Всё-таки когда уже сколько лет на улице жуткий дубак при огромной влажности, а под ногами только коричневое химическое месиво да жиденький снежок на генно-модифицированной канадской травке «Зелёная-Зелёная», покрытой слоем облетевшей листвы, наслаждаться встречей с природой чрезвычайно сложно.

    Ещё из интересного имелся натуральный рыцарь без страха и упрёка. Припарковав своего бегового тукана возле птицы Касандры, что сразу вызвало у пернатых взаимную перепалку с топорщеньем перев и хвостов, он метнулся вначале к куче трупов зеленомордых, которую уже успели стащить местные, затем к другой, где лежали только люди, после чего побежал куда-то в сторону центра деревни. Вернулся он спустя пять минут и, походя стукнув кулаком по лбу своей птахе, что сразу же успокоило скакуна, направился ко мне.

    — Эй ты, быдло! — рявкнул он ещё издалека. — Отвечай мне, быстро!

    — Ты мне уже тоже не нравишься, — ответил я, не меняя расслабленной позы. — Что нужно, смерд?

    Ну никогда не любил, когда со мной разговаривают по-хамски! Коли сам я всегда вежлив, так извольте, люди дорогие, и к Вове Распутину обращаться подобным же образом. А то рискуете нарваться на ответочку, новое тело словно само собой рвало ранее установленные шаблоны самосохранения при общении с вооружёнными людьми. Так что меня понесло, и я совершенно не испытывал страха, разговаривая так с закованным в латы рыцарем с заточенным дрыном на поясе.  

    — Чего?! — парень даже остановился и тут же пошёл пятнами, хотел было что-то сказать, но я его опередил:

    — Того! Чего хотел?

    — Да как ты смеешь…

    — Могу и смею, — пожал я плечами.

    — Что ты, мразь, сделал с прекраснейшей леди Касандрой? — в ярости прорычал парень, хватаясь за рукоять меча. — Люди видели, как вы вместе уходили из деревни!

    — Ничего…

    — Ты лжёшь, тварь! — клинок вылетел из ножен… и вдруг мир застыл, точнее, замедлился, словно погрузившись в очень плотный кисель.

    «Мать… а ведь это как при применении “Б.В.З.”, — заторможено подумал я, в то время как тело уже действовало, причём не само собой, а под моим руководством. — Я что же, действительно так крут, как про попаданцев пишут в книгах? Тогда почему я ещё не в рабстве? И где, мать её, моя эльфийка?»

    Податься вниз не вариант! Так я из-под удара не уйду, а наоборот, подставлюсь ещё сильнее, и я это понимал каким-то внезапно проклюнувшимся шестым чувством. Опять же для меня почему-то не было секретом, что парень не просто хочет вытащить меч, а намерен рубануть по мне наискосок от левой ступни к правому плечу. Увернуться, подпрыгнув из такого положения, вообще нереально! Как, впрочем, и то, что простой инженер, пусть и экстра-класса, вообще всё это знает. Телепортироваться? Скорее всего, не успею.

    Время вернулось в положенный ему темп. Взвизгнул серебристый, встретившись с растянутой двумя руками воронёной цепью кусаригамы, и меня снесло с лавочки, а по домику пришёлся сильный удар какой-то непонятной энергии, раздробившей брёвна, выбившей стекло и практически полностью вырвавшей угловой кусок сочленения лапа в лапу. Но вот забыть обо всём на свете заставил меня испуганный вскрик Васки, прозвучавший изнутри жилища.

    В следующее мгновение мои ноги нашли опору, и я бросил себя в отшатнувшегося рыцаря. Удар бойком по темечку разве что на мгновение ошеломил парня. Сказывался, наверное, тот самый «уровень», про который мне так и не рассказала прекрасная воительница… Но это же не повод поднимать лапки вверх?

    Проскользнув под очередным замахом за спину воина, я хлестнул по неприкрытой шее, благо шлем так и болтался у рыцаря на поясе, а затем, поймав цепь, подбивая колени, набросил ещё одну петлю, после чего окончательно завалил парня на землю и насел, упираясь коленом в спину. Рывок руками в разные стороны — и вот я уже встал, нажимая ногой на загривок жертвы и изо всех сил вытягивая удавку, а звенья цепи исправно придушили трепыхающегося подо мной рыцарёнка, словно заправская гаррота, впиваясь ему в горло.

    «Вот так вот, падла! Будешь знать, как на людей нападать! — мысленно прорычал я. — Уровень-шмуровень! Дышать тебе всё равно надо, а простую механику никто в этом мире не отменял!»

    — Врад! Остановись! — раздавшийся где-то за спиной крик Касандры заставил меня обернуться.

    Картина маслом: метрах в двадцати от нас спокойно стояли трое. Высокий мужик в кожаном костюме с одиноким наплечником на левом плече, с безразличным лицом и глазами выброшенной на берег рыбы, за спиной у которого в специальном креплении покоился огромный меч, который я бы назвал расплющенной рельсой. Скрестив руки и расставив ноги на ширину плеч, он с интересом разглядывал меня с рыцарёнком, словно обезьян в зоопарке.

    Рядом стояла миниатюрная девушка в коротком сером платьице с чёрной широкополой шляпой-колпаком. Хорошо, что опиралась она на неровный посох с подвешенным на верхнем изгибе клюки небольшим фонариком, а то если бы это была метла, я бы точно назвал её ведьмочкой.

     Третьим был натуральный франт-д`Артаньян, у которого из прикида разве что кираса а-ля «конкистадор» выбивалась из облика киношного Боярского, сыгравшего эту роль в двадцатом веке. Подкручивая усики и теребя рукой шпагу, не ту, что в штанах, а оружие, он, ухмыльнувшись, подмигнул мне, стоило перевести на него взгляд.

    А от ворот деревни к нам спешила Касандра. Именно она меня, собственно, и окликнула.

    — Ты что творишь?! — выдохнула она, подбежав. — Врад!

    — Спасаю свою шкуру, — пожав плечами, ответил я непринуждённо, хотя внутри уже тихо паниковал, размышляя, что же мне, собственно, делать, если все эти… люди сейчас на меня накинутся, из-за того что я обидел их товарища.

    — Дело говорит! — выдал носитель рельсы. — Я когда в ворота въехал, парень на лавочке сидел, никого не трогал, а Стевнир к нему подходит и как давай своё: «Где моя прекрасная леди Касандра?!» Итог ты видишь!

    — Убить нашего дурачка я не дала бы, — добавила щебечущим голоском ведьмочка. — Но в том, что произошло, он сам виноват!

    — А мне понравилось! — заявил д'Артаньян. — Истинное искусство убийства!

    — Врад, освободи Стевнира, он сейчас задохнётся,  — прикрыв лицо ладонью, попросила Касандра. — Ты мне скажи, как?

    — Что «как»? — выгнув бровь, продолжая играть непробиваемого, спросил я, покрепче прижав ногой рыпнувшегося  было рыцаря, и неторопливо разматывая цепь с его шеи.

    Ссориться с девушкой я не хотел. Но и закашлявшегося и опять задёргавшегося парня отпускать не спешил.

    — О боги… — воительница покосилась на товарищей, а затем на приоткрывшуюся дверь, из щели которой выглядывала испуганная мордочка Васки. — Как ты здесь оказался раньше меня? Как ты смог одолеть Стевнира и как, бездна тебя раздери, сейчас его удерживаешь? Он же намного сильнее тебя!

    — «Легко и просто», как ответ на все твои вопросы! — пожал я плечами и, словно забыв на ком стою, перенёс вес на стоящую на загривке рыцаря ногу, заставив того опять ткнуться носом в пыль. — Подумал, что ты до деревни уже добралась и пошёл по прямой через лес. Не подумала ты, что крестьяне видели, как мы вместе уходили. Ну а этот деятель, похоже, решил, что я тебя украл и съел. Знаешь ли, я очень не люблю, когда меня вначале оскорбляют, называя «быдлом», а затем пытаются укоротить на голову.

    — Стевни-и-ир… Слушай, отпусти его уже, а? — тихо попросила девушка, сверля глазами растянувшуюся на земле фигуру парня, а затем, встрепенувшись, уставилась на меня. — А… ты, что не простолюдин?

    — Касандра. Я же говорил, что у меня дома республиканская форма правления. Так-то простолюдинов у нас нет, только полноправные «граждане», — я усмехнулся и отошёл на пару шагов в сторону, выполняя её просьбу. Ретивый рыцарёнок, красный, словно помидор, схватил свой выроненный меч, явно желая вновь наброситься на меня, однако тут же получил подзатыльник от вмиг оказавшейся рядом воительницы.

    — Успокойся, Стевнир! — рявкнула она.

    — Но он! Он! — прорычал парень, а затем сдулся под взглядом девушки и, стрельнув глазами в сторону остальной тройки, обиженно пробурчал. — Тоже мне, друзья, называется!

    — А так, красавица, много ли ты знаешь «простолюдинов», не говоря уже о «быдле», которые могут позволить себе путешествие на другой континент? — добавил я, поигрывая гирькой на цепочке и подбрасывая аборигенам пищу для размышлений.

    И при том ведь не соврал! Не назвал же себя «князем» или каким-нибудь «маркизом»! Всё, что нужно, эти люди придумают сами, ну а если кто потом попытается поймать за задницу, так всегда можно сказать, что ничего такого никому не говорил и Графом Дракулой себя не называл. Я, мол, мнженер-специалист кибернетических систем, почти экстра-класса, а это у меня на родине ого-го! Ни чета какому-нибудь там зашибленному токарю-управленцу комплекса роботизированных станков!  И вообще, обращаться ко мне следовало не «ваша милость» или «ваше сиятельство», а как в дипломе записано, скромно и со вкусом — «магистр»! Ну, или «ваше кибернитейшество», а не поправлял я собеседников исключительно из природной вежливости.

    Вообще, никогда не понимал в книгах и прочих произведениях попаданцев, которые, оказавшись в другом мире, покорно принимали статус человека из низшего сословия, хотя в остальном врали безбожно. А ведь даже статус князька из какого-нибудь гордого и независимого «хрен знает, где находится» аула в средневековье немного, но всё же приподнимал тебя над толпой, если, конечно, не натыкался на ксенофобию и нетерпимость аборигенов. И тем более мне казалось странным, когда герои присоединялись к вроде как презираемой черни, в то время как все знали, что те прибыли из другого мира, а там ведь хоть королём назовись, всё равно хрен проверят!

    И дело не в том, что я желал незаслуженного почёта и уважения. В чужой стране без денег и связей, ну, или сильного отряда за спиной всё это труднодостижимо. Другое дело, что вроде как благородное происхождение даже без взаимного признания титулов государствами в значительной мере облегчает жизнь и открывает те двери, в которые нет хода обычным людям.

    Тут ведь ещё какое дело. Я человек из почти середины двадцать первого века вовсе не уверен, что смогу заставить себя бить челом перед напыщенными индюками-аристократам. Точно так же, как и безропотно сносить поджопники, пинки и зуботычины от их слуг, кои, если верить истории, простой люд должен принимать со всем подобающим смирением. Вот только никто не поймёт, и, главное, не примет подобного от какого-то там непонятного «гражданина». А вот «Благородная кровь», коей гнуть спину невместно — это уже совершенно другое дело. От такого особо наглый и исполнительный лакей и в ответочку можно словить, что подобные крысы чувствуют на врождённых инстинктах. Так что тут самое главное — сразу правильно себя поставить!

    «А ты хитрец! — фыркнул в моей голове маленький Вовочка. — И не стыдно людей обманывать?»

    «А кто сказал, что я обманываю? — возмутился я такой постановке вопроса от шизы. — И вообще, не пойман — не вор!»

    «Ну-ну…» — скептически хмыкнуло это нечто и замолчало.

    — Бездна… как же я сразу-то не догадалась?! — воскликнула воительница, зажмурившись и потирая переносицу. — Манеры, речь, да ещё и подарки…

    — Подарки? — встрепенулся рыцарёнок, опять волком уставившись на меня. — Что за пода…

    — Заткнись! — ткнула его кулачком под ребро девушка. — И так дров чуть было не наломал! Придурок!

    А затем, повернувшись ко мне, хотела было что-то сказать, но вдруг покраснела и опустила глаза.

    — Мессир, прошу простить моего друга, — она коротко поклонилась. — Это всё от недостатка мозгов!     

    — Касандра, я, в общем-то, не в претензии, не меня по земле поваляли, — вздохнув, покачал я головой, всем своим видом показывая, как не одобряю поступок рыцаря. — Но вот просто так оставить произошедшее тоже не могу…

    Девушка напряглась, уставившись мне в глаза, а я взглядом указал на испорченную стену Васкиного домика, и девушка всё поняла.

    — У хозяйки и так жизнь трудная и небогатая, — я сурово посмотрел на гордо выпрямившегося рыцаря, уж кто-кто, а он показывал, что голову передо мной склонять не намерен. — Так что не дело всяким хамам её имущество портить… Вон как избушечка покосилась!

    — Понимаю, Мессир, — серьёзно кивнула Касандра, игриво сверкнув глазищами. — Я вычту нужную сумму на ремонт из гонорара Стевнира по завершении текущей миссии и лично занесу деньги хозяйке.

    И подмигнула, зараза.

    — Эй! Как так-то?! Да за что? — не преминул возмутился рыцарёнок, кошелёк которого, судя по всему, был его слабым местом, но тут же легонько получил по затылку клюкой-посохом от подошедшей миниатюрной девицы и заткнулся.

    — И да, Кассандра! — словно бы вспомнив что-то, хлопнул себя ладонью по лбу.

    — Что, Мессир? — удивлённо спросила уже собравшаяся уходить девушка.

    — Вот что… Давай-ка без «мессиров» и прочих челобитных, — улыбнулся я. — Меня вполне устроит, если ты будешь называть меня по имени.

    — Х-хорошо, — воительница покраснела. — Хорошо, Врад! Так! Стевнир, Хуральд, Лекса, Баск, у нас новое задание! Где Дорин?

    — Он вроде вместе с обозными святошами к центру деревни поехал, — пожал плечами мужик со шпагой. — Наверное, у дома старосты найдём…

    — Хорошо! — командный голосок у Касандры был такой, что заслушаешься. — Врад, я надеюсь, ты дождёшься нашего возвращения? Один-два дня, не думаю, что займёт больше времени.

    — Дождусь, — кивнул я, усмехнувшись. — Куда же я денусь с подво… С корабля посреди океана!

    «Надо бы тщательнее следить за языком, — поставил я себе заметочку на будущее. — А то ляпну чего-нибудь эдакое, что через какое-то время мне здорово аукнется…»

    — Тогда я прощаюсь с тобой, Врад, — улыбнулась девушка. — Пожелай нам вернуться с высоко поднятыми флагами!

    Ну… я и пожелал. А затем, проводив взглядом удаляющиеся спины приключенцев, а особенно Касандры (на которую тут же насел рыцарёнок в попытке выяснить про какие-такие подарки она говорила, и что вообще у меня с ней за дела такие), повернулся к тихонько выскользнувшей на крылечко Васке.

    Не удивлюсь, если красавица, разворошив ради меня какой-нибудь сундук, обрядилась в самое лучшее из имеющихся у неё платьев. Она и в повседневном-то костюмчике аборигенной селяночки выглядела на все сто! Представшее же передо мной сейчас обворожительное создание в небесно-голубом длинном, приталенном платье с высоким горлом и элегантными треугольными парусами свободных рукавов, покрытом тончайшей работы вышивкой, сделанной чуть более тёмной нитью, заставило сердце забиться чуть быстрее. Наряд удачно дополняла тяжёлая шерстяная пелерина богатого тёмно-синего цвета, с запахом держащаяся на изящной медной заколке с голубоватыми камушками и имевшая на спине треугольный вырез аля «ласточкин хвост».

    Василиса мялась, стоя на крылечке, слегка поджав губки и не поднимая глаза от земли, а затем вдруг зажмурилась и резко глубоко поклонилась…

    — Простите, Мессир, я не знала…

    «И ты, Брут!» — тяжело вздохнул я, кажется, начиная догадываться по какой причине литературные персонажи предпочитали всё-таки прикидываться выходцами из народа.

    Затем усмехнулся и, приблизившись к знахарке, ловко подхватил пискнувшую от неожиданности девушку на руки.

    — Врад! Только Врад и никаких «мессиров» с «мессершмитами»! — шепнул я красавице, занося её в дом.

    Даже не знаю, показалось мне или нет, но на долю секунды возле соседнего двора мелькнула фигурка маленькой девочки в беленьком платьице. Вот только, честно сказать, мне сейчас было не до таинственных галлюциногенных детишек.    

    ***

    Еда, как много в этом слове для мужского сердца слилось! Простая, сытная и необычайно вкусная деревенская кухня в моё время уже давно и прочно означилась как нечто элитное, достойное лучших ресторанов, в которые простому человеку, пусть даже с повышенным индексом социальной значимости, хода просто нет.

    Там, в оставленном мною мире, подобная еда наравне с изысками кулинарных шедевров различных стран стала уделом богатых и знаменитых. В то время как разнообразная химия с консервантами и усилителями вкуса, а то и добавками, идентичными натуральным, генно-модифицированные продукты и прочая соя вперемешку с откровенным пластиком и бумагой заменила в городах вкусную и здоровую пищу.

    То же, чем потчевала меня раскрасневшаяся и так и стреляющая глазищами то на меня, то на расхристанную взбитую кровать, призывно качающая соблазнительными молочными ягодицами Василиса, вообще было достойно королей и прочих президентов! Я даже не хотел знать, как, собственно, называется та вкуснейшая густая молочная похлёбка с кусочками сыра, аналога местной картошки, и лука, которую наворачивал за обе щеки, заедая пирожками с рисом и какими-то травами, запивая напитком, чем-то отдалённо смахивающим на крепкий забористый квас, настолько вкусно всё это было приготовлено.

    Девушка, точнее, теперь уже женщина, буквально светилась от счастья и гордости, глядя с каким аппетитом поглощает приготовленные ею блюда разделивший с ней ложе мужчина. На губах у неё блуждала загадочная улыбка, а зелёные глаза затягивали, словно бездонные колдовские омуты, заставляя растворяться в них саму душу.

    Даже не знаю, как правильно сказать, но складывалось впечатление, что, овладев ею, не я сорвал суперприз, выпавший на барабане удачи, а именно она выиграла джек-пот в лотерее жизни и теперь с нетерпением дожидалась повторения только что пройденного материала для последующего многоразового закрепления результатов. Впрочем, это не мешало ей получать удовольствие и от того, что я не только уплетал её стряпню, но и внимательно слушал неторопливый рассказ о её не такой уж и лёгкой жизни в окружении ненавидевших айндзур черноволосых людей.

    Да, как ни странно, но Васка до меня в свои девятнадцать лет всё ещё оставалась девочкой, и при этом у нас всё прошло на удивление гладко. Что в окружении быстро растущих девушек гнезетов, кои через четыре года после рождения уже выскакивали замуж, быстро обзаводясь детишками, делало её чуть ли не вечной старой девой, добавляя насмешек и издевательств от женского коллектива. Парни на неё, конечно, засматривались, ведь нужно быть слепым, чтобы не замечать подобную красоту, однако подходить не рисковали, ведь на неё положил глаз сам старший сын старосты, да и родители, особенно отцы, вполне могли прибить связавшегося с айндзурой отпрыска. Вина за что вполне естественно легла бы в глазах остальных деревенских именно на её хрупкие плечи.

    С заезжими и в особенности аристократами ситуация была немного другой. Во-первых, Василиса сама старалась не попадаться на глаза, прекрасно зная их нравы, ведь именно ей как единственной в деревне знахарке приходилось чаще всего наблюдать последствия их ночных утех и выслушивать исповедь черноволосых соседок. А во-вторых, к моему удивлению, сами гнезеты в какой-то мере оберегали её от подобных гостей, наперебой подсовывая своих едва-едва вошедших в возраст дочерей и даже жён. Ведь после подобного гостеприимства правилом хорошего тона считалось бросить к ногам хозяина несколько золотых монет, что для прижимистых деревенских было сродни настоящему богатству.

    Конечно, потом в междусобойчиках мужики наперебой кляли проклятых айндзур, бесчестящих простых людей и, естественно, доставалось при этом и Васке, хотя она уж, казалось бы, ну совсем ни при чём. Но всё это была пустая болтовня, потому как даже сейчас, после пришествия в деревню каравана, совсем недавно пережившие трагедию женщины сами были не против поправить таким образом материальное положение, пошатнувшееся после смертей кормильцев и сыновей.

    Более того, Василиса была уверена, что уже к вечеру к её домику потянутся показательно страдающие соседки с одной-единственной целью — заполучить, по возможности бесплатно, особое зелье, повышающее шанс успешного зачатия. Что, честно говоря, заставило меня слегка напрячься, потому как… Скажем так, о контрацептивах и сопутствующих мерах я не заботился, а девушка в процессе так ко мне прижималась...

    Впрочем, подумав, я просто махнул на подобную рефлексию жителя двадцать первого века рукой. Ведь не об алиментах же мне в этом фэнтезийном средневековье беспокоиться? Девочка взрослая, сама решит, что да как, а если уж что случится, потом буду думать, что делать.

    К тому же между нами не было разговоров о сакраментальном, вроде, ты меня любишь? Не мечтал никто о благоглупостях, вроде тихой семейной жизни, небольшого огородика, и уж тем более знахарка не строила себе иллюзий, что я непременно останусь с ней навсегда и буду честно вкалывать в поле на пользу деревне Гедспор, что переводилось как «Козья тропа».

    Так что, допив последний глоток холодной, обжигающе пенной жидкости и сыто выдохнув, я притянул красавицу к себе, а через пару секунд уже выбросил из головы всё лишнее. Остались только алые губы, трепещущее в моих руках юное тело, бездна зелёных глаз, обрамлённых длинными ресницами и желание хоть ненадолго, но сделать эту фэнтезийную красавицу счастливой. Ведь общеизвестный факт, что если женщина получает удовольствие от секса, то и мужчина не уйдёт разочарованным, а тот, кто думает лишь о себе, не обращая внимания на партнёршу, уподобляется кролику, живущему на одних лишь инстинктах.

    Не знаю… может быть, Васка, много чего понимающая в травах, что-нибудь подмешала мне в еду, однако закончился наш многочасовой марафон, когда в окно уже вовсю светили звёзды. Довольная и абсолютно вымотанная девушка на подгибающихся ногах упорхнула в небольшой закуток, в котором у неё была установлена небольшая бадья с водой для омовения. Выпила какую-то настойку, ответив на вопрос, что без оной у неё завтра будет болеть абсолютно всё, и, тихо мурча, устроилась у меня на плече, почти сразу же мерно засопев.

    Кстати, за это время в дверь действительно неоднократно стучали, однако из домика доносились такие интересные звуки, что незваные гости не решались настаивать и тихо отваливали прочь, понимая, что хозяйке не до них. Сейчас же я лежал в тёплой постели, прижимая к себе тихонько сопящую во сне женщину, и размышлял о будущем, дожидаясь, когда и меня  сморит всё никак не приходящий сон.

    Ну, во-первых, Касандру я дождусь в любом случае. Очень интересно, что же она, собственно, хочет мне предложить. Но затем я в любом случае попрощаюсь с этой деревней и вот тут… появилось у меня желание забрать Васку с собой. Сама она не попросит, воспитание не то, да и, как я понял, не принято это у деревенских. Но вот только на меня всё ещё давили стереотипы моего времени и прошлой жизни, и что-то во мне пока что отказывалось воспринимать отдавшуюся мне не за деньги девушку как нечто одноразовое, о чём потом можно более не вспоминать.

    Впрочем, если не захочет — её дело. Блондинка мне, конечно, нравилась, но любви к ней в возвышенном понимании этого слова я не испытывал. Точно так же, как не готов был немедленно бежать в загс, ну, или храм, связывать себя узами брака. Скорее, хотелось вывезти знахарку из этого медвежьего угла и по возможности устроить в шаговой доступности от себя, решив таким образом проблему одиноких вечеров, когда и грустно, и скучно, и хочется чего-нибудь, а точнее, кого-нибудь! Ведь интернета и виртуальных игр в этом мире, скорее всего, нет, и главное — о ужас! — отсутствует телевидение и даже радио, средневековье как-никак. Так что вечерний досуг здесь, должно быть, не отличается особым разнообразием, сводясь к пьянкам в тавернах, чтению книг, если таковые вообще доступны и, естественно, женскому обществу.

    И вот тут как карта ляжет, а точнее, как сам извернёшься. Герои-попаданцы в фэнтези обычно проблем с компанией не испытывают, либо у некоторых авторов вообще в подобных глупостях не нуждаются, предпочитая подобному времяпрепровождению создание каких-нибудь големов, внедрение новых экономических схем в делопроизводство собственных замков или исступлённые тренировки с намёком на прогрессирующую импотенцию.

    Это, наверное, правильно, когда протагонистами являются детишки лет пятнадцати-шестнадцати, однако чаще всего подобным занимаются половозрелые мужики, потому что до сих пор не нашли свою единственную и любимую, для которой рос их цветочек. В противовес им, второстепенные персонажи, коим в руки не валились несметные сокровища, а бизнес не цвёл буйным цветом, обычно довольно быстро просаживали пришедшие финансы по тавернам и борделям. После чего вынуждены были сосать лапу до следующего «выгодного дельца», которое непременно инициировал главный герой.

    Заниматься подобной фигнёй мне, честно говоря, не хотелось. Потому-то я и подумывал хоть как-то подбить тылы, а для этого требовались те самые финансы, которых у меня просто-напросто не было.

    «Или всё же были?» — задал я себе вполне резонный вопрос, вспомнив подаренный явно недешёвый шлем и мысленно открывая перед собой окно «инвентаря».

    Чего там только не было, и в основном какая-то фигня, в которой после долгого осмотра и осмысления увиденного получалось опознать лут из покинутого мною «Тигрёнка». На первый взгляд, из действительно ценного имелось два обычных боевых ножа, снятых на одной из миссий с мобов-десантников и так и не выставленных на аукцион. Само его посещение предполагало довольно существенную разовую выплату курирующему торги концерну, так что я, как и многие игроки, копил находки, чтобы сразу же выставить несколько лотов, а не тратиться разово, получая на выходе сущие копейки.

    Кулачный кастет из голубоватого металла и ручной крюк, выбитый из «Пауля-мясника» на задании «Здесь живут изверги» завершали список того ценного, что вообще могло бы котироваться в этом мире. Со всем остальным следовало разбираться, потому как, быть может, тот лом, в который превратились многочисленные микросхемы и прочие «сломанные имплантаты», до зубовного скрежета нужен каким-нибудь алхимикам. Ну да, делаются они из текстолита и стеклотекстолита, да и вообще, имеют внутри очень интересный композитный состав разнообразных металлов и химических соединений, которые в этом мире на манер того же шлема могли превратиться в нечто ценное.

    После тщательного осмотра инвентаря, чувствуя, как пробурчавшая что-то во все Васка по-хозяйски закинула на меня свою ножку, я наконец-то нашёл кое-что, что реально могло оказаться очень даже востребованным. Во-первых, большую бляху из нежно-розового, идущего разноцветными бликами металла (по идее бесценного инопланетного, вообще отсутствующего в таблице Менделеева) с драгоценными каменьями, в которой я сразу же распознал «Жетон гильдии «F.U.T.U.R.E.». Как и каска, он никуда не пропал, а также перенёсся со мной в этот мир.

    Вот только что-то мне подсказывало, что за такую хреновину вполне могут и убить. Уж очень необычно смотрелся материал, в который она превратилась. По аналогии, вполне возможно, это какой-нибудь адамант или вообще… тут фантазия у меня спасовала, потому как ни о каких других волшебных металлах в фэнтези обычно не писали, не брать же в расчёт какой-нибудь «металл из шкуры с жопы дракона», а то и вовсе его кристаллизовавшиеся экскременты.

    «Буду показывать бляху, если меня попросят подтвердить благородное происхождение, — решил наконец я, закончив любоваться побрякушкой. — Пусть ещё докажут, что в моей родной стране используются те же отличительные знаки, что и в их королевстве. Что у них тут интересно? Верительные грамоты? Свитки с генеалогическим древом? Выглядит бирюлька внушительно, а из инвентаря её ещё поди укради!»

    Куда как более весомой в плане стабилизации финансового положения находкой смотрелись две горки монет: золотая и серебряная. Пересчитав их на глазок, я только хмыкнул. Сумма приблизительно сошлась с тем значением, которое я последний раз наблюдал в окошке своих кредитов и сабкредитов («софткаренси» или по-другому «внутриигровой валюты», которую игроки получали за миссии).

    «Осталось только понять, местные ли это деньги, и что на них можно купить… — уже засыпая, подумал я, покрепче прижимая к себе улыбающуюся во сне девушку. — А если это монеты вроде как “моей” страны, то выгодно их обменять…»       

    Именно с этой мыслью я и провалился в царство Морфея. Снилась мне почему-то мама, сидящая на даче за чайным столиком вместе с маленькой беловолосой девочкой в белом платьице лет этак девяти, что-то с ней бурно обсуждающая. Как я ни старался, так и не смог подойти к ним, как это часто бывает во сне: чем быстрее я бежал, тем дальше они оказывались, а затем…

    А затем почти под самым окном своё мерзкое «Кукареку!» проорал какой-то вконец охреневший петух, и я, открыв глаза, первым делом увидел уже проснувшуюся и сейчас внимательно, с загадочной улыбкой рассматривающую моё лицо Василису. Какое-то время мы глядели друг другу в глаза, а затем я, наконец, не выдержал нежных касаний шаловливых ручек и, подхватив взвизгнувшую и звонко засмеявшуюся девушку, подмял её под себя.

    Глава 9

    Утро красило нежным светом кроны окружавшего деревню леса, но когда мы, наконец, оторвались друг от друга, было уже где-то около девяти часов, и местное светило начинало припекать. Васка отправилась куда-то за продуктами, да и, как я понял, прибывший в деревню караван традиционно на время простоя устраивал небольшой развал с товарами, привезёнными из города, и девушке хотелось хотя бы посмотреть.

    Я порывался было отправиться с ней, но красавица сказала, что лучше будет, если она сама быстренько сбегает туда и обратно. Так что мне оставалось только пожать плечами и отсыпать знахарке горсть медных и пару десятков серебряных монет, так сказать, «на карманные расходы», хоть сумма по деревенским меркам была и немаленькая.

    Деньги, обнаруженные мною в инвентаре, весьма удачно оказались валютой именно этого королевства, впрочем, я подозревал нечто подобное. Это я выяснил сразу же, после того как довольный и чуток уставший выпустил, наконец, девушку из объятий. Опасался ещё, что она неправильно воспримет моё желание немного проспонсировать её будущее, но, видимо, я ещё не до конца разобрался с местным менталитетом, потому как Васка приняла деньги не как подачку за проведённую вместе ночь, а как нечто само собой разумеющееся. И тут же их спрятала где-то в погребе.

    Естественно, оставив там большую часть, прежде чем отправиться за покупками, и я, честно говоря, был рад, что не пришлось её уговаривать принять подобный подарок. Всё-таки жила девушка, откровенно говоря, небогато, и я, обнаружив, что, пусть и не являюсь обладателем огромного состояния, но всё же вполне обеспеченный на первое время человек, вовсе не хотел чувствовать себя нахлебником.

    Так что, проводив девушку, я в одних широких штанах а-ля «хакама», надетых не на броннику, а прямо на вполне современные боксы, босиком и с голым торсом с удовольствием потягивался, стоя во дворе перед домиком знахарки. Откуда-то из центра деревни доносилась весёленькая музыка, возле ворот трое мужчин активно стучали молотками, прилаживая на место сорванную вчера створку, а по дороге туда-сюда сновали вполне себе довольные на вид женщины.

    И ведь не скажешь, что ещё вчера здесь была натуральная бойня, а многие из деревенских потеряли от лап гоблинов друзей, родных и близких. Казалось, сейчас должен быть траур, а эти люди ведут себя так, словно ничего и не случилось. А я ведь вчера Васке не очень-то и поверил, когда она рассказывала, что нравы у гнезетов сильно отличаются от тех, которые приняты у айндзур, и что смерть как таковая для них вовсе не такая уж и трагедия.

    Оказывается, черноволосые верят в то, что помимо этого мира, существует ещё один, который они называют «чистым». Там всё «правильно» и «как надо», там они становятся бессмертными, и именно там их ждут многочисленные предки. Но, что самое главное, в том мире нет беспокойных чужаков. И именно туда отправляются все настоящие «люди земли», чтобы жить, трудиться и дожидаться момента, когда к ним присоединятся их любимые, дети и внуки.

    Я сладко зевнул и с хрустом потянулся. Вот никогда не увлекался зарядкой, да и вообще, ещё в школе охладел к спорту, а сейчас новое тело, да ещё и с оставшейся после секса негой буквально требовало разогреть каждую мышцу, потянуть до приятной боли все связки и размять как позвоночник, так и все остальные суставы. Не знаю уж, чем я прошлый отличаюсь от нынешнего, но если раньше после подобного марафона я сто процентов предпочёл бы подавить на массу примерно до вечера, то нынче мне страстно хотелось движения и совсем отсутствовало желание ещё хоть немного поваляться в тёплой постельке.

    Ранее только вырвавшись из большого города в пансионат, я мог ощутить тот кайф, когда выходишь из обжитого помещения на улицу и полной грудью вдыхаешь природную свежесть, не сдобренную химическими запахами цивилизации, что чувствуются даже в зимнюю пору на морозном воздухе. Сразу почему-то вспомнилась дача, которая снилась мне этой ночью, хотя подобной роскоши у нашей семьи после войны не было, а участок в шесть соток, расположенный Подмосковье, доставшийся отцу от деда, фонил похлеще чернобыльской зоны из-за относительно близкого взрыва ядерного фугаса, сброшенного на город Пушкино.

    Естественно, никаких профессиональных способов «правильной» разминки я не знал. В игре вообще все тренировки сводились к отработке ката, а хотелось немножко другого, впрочем, с миру по нитке! Потихоньку вспомнились школьные годы и физкультурная принудиловка, затем виденные как-то по телеку упражнения, а там подоспели и сакраментальные отжимания, приседания, наклоны и даже растяжки, ничуть не удивлявшие меня уже идеальным шпагатом.

    Кто бы сказал мне раньше, что я буду испытывать настоящий кайф от физических нагрузок — ни за что бы не поверил! Дело дошло до отработок кат «кемпо но дзюцу» из игры, а я, только что отжавшийся почти двести раз, не испытывал ни капли усталости или тем более дискомфорта. Кулаки, словно пушечные ядра, с какими-то нереалистичными хлопками вспарывали воздух, не как в шедеврах из «Боливуда», конечно, но вот на звуки из китайских боевиков про Шаолинь было очень похоже. Взмахи ногами и удары в прыжках, быстрые смены стоек и нарочито медленные, выполненные с филигранной точностью движения, в которых, казалось, были задействованы вообще все имеющиеся в организме мышцы.

    Пришлось даже признаться самому себе, что раньше я ничего подобного вообще не ощущал. Там тренировки были необязательной принудиловкой, ежедневным заданием, которое можно было выполнять, а можно и забить, сразу же отправившись на приключения и всего-то потеряв при этом крохи опыта, которые давали за его завершение. И естественно никаких особых ощущений я, прыгая по додзё в «Тигрёнке», не испытывал, хотя игра исправно награждала пользователя за выполнение подобных квестов стимуляцией центров удовольствия в головном мозге.

    А вообще, это можно было сравнить с виртуальным сексом. И вроде бы партнёрша красивая, и ощущения «идентичные натуральным», и потенции хватит ровно на столько заходов, за сколько заплатил… Но всё равно, те, кто хоть раз в жизни был с реальной женщиной, чувствуют, что это всё какой-то галимый суррогат. Так и здесь: да в игре меня порой захватывал восторг от ощущения новых возможностей, но это не шло ни в какое сравнение с кайфом от осознания того, что что-то подобное ты можешь сам, причём в реальности. Даже как-то взгрустнулось от воспоминания, как я в своё время, разочаровавшись в собственной конституции, забросил и спортивный зал, и качалку, и даже секцию борьбы, в которую за большие деньги устроили меня родители.

    Закончив, вылил на себя ведро воды из стоявшей под навесом бочки и стал размышлять, чем же занять себя дальше. На глаза попалась поленница, а рядом чурбачок с воткнутым в него топором. Как-то я слабо представлял себе Васку, занимающуюся колкой дров, и тем не менее печь в домике у девушки работала именно на этом виде топлива.

    В общем, до возвращения красавицы, я дело для себя нашёл. И вот вроде бы никогда не занимался ничем подобным, а получилось с первого же раза. Да так бодро надо сказать пошло, что я и не заметил, как справился со всей кучей. Тут, собственно, передо мной опять встал вопрос, что бы ещё такого сделать, но вот простого ответа на него я не нашёл, а потому уселся на лавку и, достав из инвентаря нечто, бывшее раньше обломком микросхемы, принялся его изучать.

    Больше всего это было похоже на странно спрессованный кусок непрозрачного камня. Этакий янтарь или слюда, в глубине которого, помимо желтизны, присутствовали ещё и тёмно-зелёные разводы. Причём поцарапать этот материал даже остро заточенным кунаем не получалось, зато сама пластина оказалась достаточно хрупкой и легко ломалась, стоило применить к ней небольшое усилие.

    А ещё эта штуковина очень быстро нагревалась на солнце. Минут за пять стала ощутимо горячей, а ещё через две начала обжигать пальцы, так что пришлось убрать её в инвентарь. В это время как раз вернулась блондиночка с покупками, а потому мне стало не до изысканий.

    Так, ко взаимному, я надеюсь, удовольствию, прошёл день, а за ним ещё два, в течение которых мы практически не вылезали из постели. Собственно, банально по той простой причине, что других развлечений здесь не имелось. Можно было разве что нажраться до поросячьего визга «Огнянкой», именно так назывался тот самый алкогольный напиток, который носили при себе все местные мужики, но это было как минимум глупо, когда рядом с тобой такая шикарная девушка.

    Как я понял, аборигены-гнезеты именно так и снимали стресс, в смысле, вернувшись после трудового дня и закрывшись в своём доме, наливались в одно рыло и заваливались на боковую. А всё потому, что делать здесь было нечего. Даже распиаренного в фэнтези-произведениях «трактира», где можно было сделать всё то же самое, но культурно и в хорошей компании, а затем ещё и набить кому-нибудь морду, в деревеньке не имелось.

    И банальные гулянки никто не устраивал — прошедшая мини-ярмарка не в счёт, вечером того же дня караван ушёл, увезя с собой и музыкантов, а деревня погрузилась в натуральный «День Сурка». Все, словно в казарме, жили строго по расписанию, и стоило солнцу зайти за горизонт, как улицы мгновенно пустели. А ещё через два часа в домах, словно по команде, гасили свет, чтобы встать с первыми петухами и практически один в один, если не случится ничего сверхординарного, повторить предыдущий день.

    В общем, за эти несколько суток я окончательно убедился, что жизнь в деревне — это совсем не для меня.  Нет, я вовсе не жаловался и очень даже хорошо проводил время, вкусно питался, потому как поваром Василиса была потрясающим, и нас даже почти не беспокоили гости, которые заглядывали к знахарке за профессиональной помощью. Но так отдыхать хорошо «иногда» — а вот жить в таком пасторальном киселе постоянно я был абсолютно не готов. Так что, я, пусть и не показал этого, дабы не расстраивать блондинку, но откровенно обрадовался, когда на четвёртый день со своего задания вернулись искатели приключений. И уже через два часа покинул вместе с ними деревню «Гедспор», оставляя за спиной не только вышедшую проводить меня Васку, но и старшего сына старосты, которому я набил-таки на прощание морду.

    ***

    — Спасибо, красавица, как всегда, было очень вкусно, — я отдал тарелку зардевшейся девушке, — смотри, закормишь меня, стану толстым и неповоротливым, кто меня, такого, возьмёт в гильдию?

    Мирка, внучка возницы, впервые взятая им в путешествие в качестве помощницы и кашевара, покраснела ещё сильней, хотя, казалось бы, куда, и так можно было прикуривать. Прижала к груди посуду и мгновенно исчезла в глубине фургона. Я потянулся, наслаждаясь теплом и сытостью, а затем одним движением взлетел на крышу повозки. Тент натянули на крепкий деревянный каркас, так что на нём можно было расположиться без страха оказаться на дороге в самый неподходящий момент.

    Пригревшись на нагретой солнцем ткани, я уставился в небо. Может, кто-нибудь посчитает, что, находясь в другом мире, бездумно пялиться на облака попросту глупо. Кругом столько неизведанного… да всё по большому счёту. Любая мелочь для меня тут была в новинку, но… за две недели путешествия мне настолько обрыдли местные пейзажи, хоть волком вой.

    Поначалу всё было замечательно. С проездом в караване легко удалось договориться, благо денег хватало. Правда, я бы с удовольствием устроился охранником, чисто чтобы набраться опыта, но для этого нужно было быть авантюристом. Так что ничего не оставалось, кроме как наслаждаться поездкой в качестве пассажира, и это мне поначалу безумно понравилось.

    Статус гражданина, да ещё с отметкой о неблагонадёжности, не позволял мне путешествовать. Даже чтобы выехать в другую область требовалось разрешение, которое мне никто никогда не дал бы. Виртуальные туры различной степени реалистичности я тоже недолюбливал. Даже самые интерактивные из них были лишь набором статичных 3D моделей, которые можно обойти, пощупать, даже забраться в них, но они так и оставались набором полигонов.

    Сейчас же, неспешно двигаясь с караваном по новому миру, я каждую минуту старался посвятить наблюдениям… чтобы понять, насколько это скучно. Нет, поначалу я был в полном восторге. Зелёные холмы, залитые солнечным светом, возделанные поля с крестьянами, трудящимися в поте лица. Ветряные мельницы! Первый раз увидав такую, я чуть с повозки не свалился. Мирка потом долго смеялась моему вопросу, зачем им в поле гигантский вентилятор.

    Леса, правда, не впечатлили. После того, в котором я уже побывал, местные казались, скорее, городским парком, чем жуткой чащобой. Зато и саблезубых белок, ворующих шлемы, там не водилось, а вот с их мелкими собратьями мы вполне нашли общий язык, с помощью орехов и пары сухарей. В общем, всё было хорошо… пока я не понял, что картинка, в общем, не меняется.

    Мы едем пару дней, останавливаемся в деревне, где владельцы фургонов устраивают ярмарку, сутки торгуем и поутру снова отправляемся в путь. А там опять холмы, залитые солнцем, ветряные мельницы и чистые леса с белочками. Уже в третьей деревне появилось полное ощущение, что мы тупо ездим по кругу.

    Правда, та же Мирка уверяла, что это не так. Мол, вон смотрите и сюзерена в деревнях другие, и мельница там была в синий цветочек, а это в красную волну. Может, оно так и было, но мелкие детали не так уж и бросались в глаза, а вот деревни и их жители были похожи друг на друга если не как братья, то как дальняя родня точно. Настолько, что в первом же поселении я пошёл искать Васку, думая, что мы вернулись.

    В итоге на вторую декаду поездки мне надоело глазеть по сторонам, и время в дороге я проводил, лёжа на крыше фургона и любуясь облаками. Посмотреть, кстати, было на что. Уж не знаю, по какой прихоти природы, но они здесь то и дело напоминали различные предметы. То замок со шпилями, то шхуну с полным парусным вооружением, летящую по волнам, а то и каких диковинных животных типа драконов или грифонов.

    Со слов Мирки облака принимают такую форму по воле богини Солейн и показывают реально существующие вещи. В пантеоне данное божество отвечало за красоту и якобы таким способом делилось ей со всем миром. Что сказать, прекрасная легенда, хотя как человек образованный и современный я и не верил во всю эту сверхъестественную чушь.

    «И вовсе это не чушь, — влез со своим комментарием маленький Вовочка, — если ты чего-то не видел своими глазами, это совершенно не значит, что того не существует».

    «Ну да. Я и электрический ток не видел, но точно знаю, что он есть. Как и многие другие вещи, включая гравитацию и бозон Хигса, — осадил я распоясавшуюся шизу, — если предмет или явление существует на свете, значит, его можно описать формулами. Ну-ка, напомни мне под какое определение попадает богиня красоты?»

    «Под то же, что и появление в другом мире в новом теле, — в голосе моего личного глюка проскользнула обида, — пойди, опиши это формулами. Дурачина!»

    М-да, обидно проиграть в споре собственной шизофрении, но зато теперь удалось побыть в тишине. Облака необычной формы всё так же плыли надо мной, но теперь я относился к ним чуточку иначе. Ведь если в этом мире действительно существует богиня красоты, то становится понятным, почему все девушки, которых я видел, были если не писаными красавицами, то как минимум весьма миленькими. Это уже не говоря о совершенстве фигур.

    Об этом можно было рассказывать часами. И хоть в подробностях я мог рассмотреть пока всего лишь трёх девиц, зато двоих из них весьма детально ощупал и могу с уверенностью сказать, что у них всё было натуральным. Природным, если на то пошло. И подержаться там было за что. Особенно у Мирки. Я довольно облизнулся, словно кот наевшийся сметаны.

    Подружиться с внучкой возницы мне удалось не сразу. Всё же весьма необычный вид, вкупе со статусом дворянина, да ещё из далёкой страны заставлял девушку держать дистанцию. Просто из-за боязни сделать что-то не так. Но при этом всё то же самое придавало мне определённый ореол таинственности и притягательности. Я сам понял это не сразу, а лишь через несколько дней, когда заметил украдкой брошенный на меня взгляд, полный любопытства.

    Ещё пара дней ушла на то, чтобы приручить красавицу и при этом не спалиться перед её дедом. Что легко разберу старого сморчка на запчасти, я не сомневался, но зачем усложнять себе жизнь и терять возможность поближе познакомиться с девушкой, когда можно всего лишь соблюдать осторожность. Ниндзя я, в конце концов, или где?

    В ходе осторожной осады Мирка согласилась показать и рассказать мне основные местные созвездия. Точнее, согласно моей легенде, их местные названия, ну и истории, с ними связанные. А так как днём звёзды не видны, то естественно научно-просветительская работа с представителями иностранного дворянства была перенесена на ночь. И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чем всё это закончилось.

    Удивительно, но скромная и стеснительная внучка возницы на деле оказалась весьма опытной в любовных баталиях особой. Настолько, что у меня даже закрались сомнения, кто всё же кого соблазнил. Однако, поразмыслив, я решил не придавать этому значения. Даже если сам пал жертвой коварной совратительницы… ну и что с того?

    Вряд ли девушка имела далеко идущие планы. Ведь прижать меня в случае чего попросту не удастся. Меня в этих краях ничто не держит и никто не ждёт. Так что я могу в любой момент махнуть хвостом и исчезнуть. Это отметает любые возможности шантажа. Ну а возможные дети… тут я был весьма и весьма аккуратен. Это с Ваской в первый раз немного забылся, да и то успел среагировать, а потом таких вольностей себе не позволял.

    Скорее всего, Мирка хотела неплохо провести время, развлечься с иноземным дворянином, чтобы было потом, чем прихвастнуть перед подружками. Ну и рассчитывала на подарок, не без этого. Недаром уже на двух стоянках она демонстративно вздыхала над богато украшенной брошкой. Но винить девушку за некоторую меркантильность я не собирался. Мне с ней было хорошо, поездка опять превратилась в увлекательное занятие, так что потратить на красавицу пару десятков монет мне было ничуть не жаль.

    Даже более того, я собирался завтра прошвырнуться по ярмарке и прикупить несколько вещей, порадовать свою случайную любовницу. Тем более что эта остановка стала последней, потом предстоял лишь трёхдневный перегон, и мы должны были прибыть в столицу. Как раз во время ночных стоянок будет возможность сделать подарок перед прощанием. Я мечтательно улыбнулся, предвкушая плоды благодарности малышки, как до меня донёсся крик от головы обоза.

    Машинально подскочив на ноги, я увидел, как Баск — тот самый детина с заточенной рельсой вместо меча, — вопя, скачет вдоль повозок. А стоило обернуться, тут же стала понятна причина его криков: с холмов по обеим сторонам дороги к нам устремилась толпа одетых в чёрное мужиков с повязками на мордах и острым железом в руках. Я голову давал на отсечение, это не странствующие коммивояжёры, собирающиеся впарить очередному лоху набор супер ножей.

    Попросту говоря, романтики ночной дороги, в простонародье называемые бандитами, решили перераспределить материальные ценности в соответствии со своими убеждениями. Эти работники ножа и топора отчего-то считали, что в их руках наши деньги и вещи будут смотреться гораздо лучше.

    Я был категорически не согласен с такой постановкой вопроса, к тому же показавшаяся из повозки Мирка, глядя на бегущих, вдруг побледнела и выронила половник, который держала в руках. Она явно знала нападавших и боялась их до ужаса. А вот этого я допустить не мог. Пусть я собирался расстаться с девушкой сразу после прибытия в столицу, но до этого момента она была под моей защитой.

    «Тоже мне герой-кверху дырой, — влез в размышления маленький Вовочка, — ты бы дома так от невесты мужиков гонял».

    «Заткнись! — терпеть издевательские подначки от своей шизы я не собирался. — Была бы возможность — гонял бы и там. А здесь, да с моими новыми способностями, сам Бог велел».

    Несмотря на то, что поездка до этого момента была полностью безопасна, я ни на минуту не расставался с оружием. Более того, даже спал в полной экипировке, благо доспехи были весьма удобны для ношения, как говорится, двадцать четыре на семь. Так что, приняв решение вмешаться, я кинулся к хвосту обоза, не утруждая себя спуском на землю.

    После эпической погони по лесу за саблезубой белкой, пробежаться по крышам фургонов да спинам тягловых быков для меня сложности не составило, более того, я успел к месту разворачивающейся схватки лишь на секунду позже Баска. Остальные авантюристы были уже тут, готовясь отразить вал наступающих бандитов.

    За время поездки мы неплохо сошлись. Касандра, правда, немного дулась из-за того, что я предпочёл ей обозную девчонку, но мне казалось, что делала она это несколько наигранно. Скорее, ей нравилось дразнить мужчин, и поведение Стевнира было тому подтверждением. Бедным рыцерёнком хитрая девица крутила как хотела. Остальные члены команды лишь похихикивали, глядя на потуги парня угодить своей даме сердца, только Дорин неодобрительно ворчал.

    Хотя тому по должности положено: мало того что он был жрецом, так ещё и командиром группы. Кассандра же, которую я поначалу посчитал начальником, являлась его замом и могла самостоятельно заключать лишь контракты на разовые работы типа зачистки гнезда гоблинов. Так что когда я спрыгнул с последней повозки и встал рядом с остальными авантюристами, Дорин не прогнал меня, а лишь хмыкнул и одобрительно кивнул.

    — Баск — налево, Стевнир — направо! Тормозите этих уродов, не давайте им добраться до повозок! — по деловому тону и отсутствию суеты было видно, что подобное группе не впервой. — Кассандра, Хуральд, страхуете по флангам. Мы с Лексой поддержим магией, если что. Вард, если хочешь помочь — прикрывай нас, если кто прорвётся мимо бойцов, или вдруг скрытники атакуют — постарайся снять их.

    — Сделаю, — я сомневался, что у местных «рог» хватит умения подкрасться незамеченными, но мало ли что, так-то я в этом мире недавно, многого не знаю.

    — Запомните, главное, не дать им подломить колёса! — удовлетворённо кивнул жрец и вновь принялся отдавать команды: — Даже если останется четверть прочности — починим, наборы ремонтников у нас есть. Но если фургон потеряет пару колёс, придётся его бросить, а стоимость вычтут у нас из награды.

    — Чего?! Мои вкусняшки!!! — ведьмочка, ещё секунду назад имевшая такой вид, будто всё происходящее её не касается, вдруг взвилась, словно пчелой ужаленная, ну, или севшая на раскалённый паяльник — был у меня в институте на практике такой случай, вот один в один, разве что орал матерно. — Не позволю!!!

    Вместе с последним воплем на подбегающих бандитов обрушился сильнейший шквал ветра, буквально сбивающий с ног наиболее лёгких. Таких оказалось около четверти, так что навалиться всей массой у нападающих не получилось. Тем более возле самых телег их встретили наши бойцы.

    Честно говоря, видя перед собой человека, не иначе как по ошибке, считающего заточенную рельсу длиной в пару метров мечом, я как минимум бы остановился, а скорее всего, побежал бы назад и гораздо быстрее, чем сюда. Однако бандитам страх оказался неведом. Или их «сто грамм для храбрости» измерялись литрами. Иначе невозможно понять, почему они с такой радостью кинулись к Баску, стоило ему выйти вперёд.

    Ладно Стевнир. Вооружённый мечом и мощным щитом, он не выглядел настолько угрожающим, хотя и к нему я бы лезть не стал. В лоб, по крайней мере. Дождался бы удобного момента, напал сзади, пырнув подмышку или в забрало спицей, и сразу бы сбежал. Но местные работники ножа и топора отличались особой отвагой и смело атаковали наших бойцов.

    Если человек хочет умереть, то он сам себе злобный буратино. Взмах заточенной рельсы, может, и не оставил за собой располовиненные тела, то лишь потому что бандитов было слишком много. Но кровищей плеснуло от души, да и первую линию нападающих смело, будто электрическим полотёром. Правда, уже набегали отставшие, которых произошедшее ничуть не смутило, так что работы у Баска ещё было навалом.

    Ревнивый поклонник леди Кассандры тоже не стоял без дела. Гаркнув что-то неразборчивое, он двинул щитом навстречу волне человеческих тел, и та разлетелась, как кегли после удачного попадания. Причём, если судить по диапазону разлёта, у рыцарёнка он получился куда шире — меч громилы сметал противников в одну сторону.

    Бандитам, однако, оказалось не до наблюдений, да и чувствовалось, что они бегут к нам не для проверки аэродинамики своих тушек. Так что те, кто отстал, и кто смог подняться после первой атаки, вновь кинулись к нашим бойцам, потрясая острыми железяками, воспользоваться которыми им пока так и не довелось.

    Я уважал настойчивых людей, честное слово. Но когда здоровое упорство превращалась в баранью упёртость — мне хотелось взять такого человека и отвести к психиатру. Из местных разбойников получилась бы шикарная группа, где они по очереди бы вставали с табуретов и говорили нечто вроде: «Меня зовут Билл, я работаю грабителем, и я упрямый осёл». Правда, из всей массы выбилось человек десять, которые всё же решили не лезть на бронированных обладателей длинного и острого оружия, а обойти их по дальнему радиусу и попытать счастья с выглядящими куда более скромно оставшимися авантюристами.

    К сожалению для этих умников, подходы хорошо охранялись Кассандрой с верной алебардой и Хуральдом. Последний выглядел лёгкой мишенью — шёлк и бархат не шёл ни в какое сравнение с металлическими доспехами других бойцов, вот только обрадовавшихся было бандитов ждало жестокое разочарование. Фатально несовместимое с жизнь.

    Ещё мгновение назад стоящий в расслабленной позе франт, лениво наблюдающий за подбегающей к нему пятёркой головорезов, вдруг взорвался серией ударов и уколов, длящейся всего несколько секунд, затем элегантным движением отряхнул шпагу от крови и убрал в ножны. А несчастные разбойники как застыли в тех позах, в которых их застала атака, так и повалились на землю, фонтанируя кровью из многочисленных порезов и проколов.

    Красиво, ничего не скажешь. Раньше я бы даже не разглядел его движений. Они и сейчас казались мне быстрыми, но уже не настолько, чтобы я не успел среагировать. Так что сумел в полной мере оценить мастерство авантюриста-щёголя. И даже слегка похлопал в ладоши, на что тот ответил витиеватым поклоном.

    У Кассандры тоже всё было в порядке. Я помнил её бой с патриархом гоблинов. Разбойнички оказались пошустрее приснопамятного зелёного громилы, но достать вёрткую девицу у них тоже не получилось. Зато удалось помахать железяками, которые они выдавали за оружие. Воительница ловко принимала удары на металлическое древко, отчего не каждый нападавший сумел удержать своё пыряло в руках. Второго шанса у них не было, и не прошло и минуты, как последний из бандитов, оказавшийся самым умным из всех — он попытался сбежать, — рухнул на землю, а через пару секунд рядом приземлилась его голова.

    Пришлось похлопать и девушке. Рядом подпрыгивала и издавала счастливые визги ведьмочка. Дева-воительница ответила по-армейски чётким полупоклоном, но не удержалась и покраснела. Видимо, похвала ей понравилась. А вот Стевнир, успевавший кроме кромсания противников ещё поглядывать по сторонам, почему-то зарычал и гораздо шустрее заработал мечом.

    «Интересно, кого он представляет на месте этого отрепья? — моя шиза не могла не вставить свои пять копеек. — Сдаётся мне, что это один наглый попаданец, назвавшийся аристократом-путешественником из далёкой страны».

    «Да хоть розовых поросят в балетных пачках, — мне было плевать на тараканов рыцарёнка, хотя как мужчина и бывший рогоносец я его прекрасно понимал. — И мне кажется, по поводу моего происхождения мы уже всё решили. Кто может оспорить, пусть первым кинет в меня камень… А я в него кунаем».

    В дальнейшем наше вмешательство не требовалось. Лишь Дорин иногда шептал свои молитвы, вздымая посох, с которого срывались лучи света. Насколько я понял, таким образом, он подбадривал наших бойцов, снимал им усталость и подлечивал. С подробными расспросами я, понятное дело, не лез, но и того, что узнал за время путешествия, вполне хватало, чтобы отличить пару заклятий.

    Дело стремительно шло к завершению. Глупые самоубийственные атаки разбойников принесли плоды — всё пространство позади обоза было усеяно телами в той или иной комплектации. Оставшиеся уже не так упорно лезли под мечи защитников, и тем приходилось за врагами гоняться. К избиению подключилась Лекса, «Воздушными кулаками» сбивая с ног самых шустрых. Или умных, если спросить моего мнения. Что, впрочем, им не сильно помогало, потому что думать надо было раньше, ещё до атаки.

    Сейчас же все получали по заслугам, и я уже настроился вернуться к Мирке победителем, пусть даже мне и не пришлось обнажить оружие, как от головы обоза раздался дикий, срывающийся девичий визг. Но тут же и оборвался, будто выключили звук в приёмнике… либо кричащей заткнули рот. Эту мысль я додумывал уже на бегу. Похоже, безрассудная атака смертников была не такой уж глупой, а вот мы попались в простейшую ловушку, как дети.

    Глава 10

    Разбойники оказались умнее, чем все ожидали. Атаковав хвост обоза, они вынудили охрану отвлечься на толпу пушечного мяса, а сами в это время сделали то, для чего всё затевалось — ограбили караван. На погибших им было, по всей видимости, плевать. Судя по количеству бандитов, участвующих в налёте, дефицита кадров у местной преступности не наблюдалось, а значит, удачливым грабителям будет легко найти новую дураков, согласных рискнуть жизнью за право стать членом банды. Как обычно и бывает в жизни, главари наживались на дохлых мелких сошках.

    Хотя вопрос выживания мелких преступников занимал меня сейчас меньше всего. Я буквально летел к голове обоза, легко перескакивая с повозки на повозку, а иногда и пробегая по спинам тягловых животных. И всё равно чувствовал, что не успеваю. Слишком поздно мы поняли, что происходит.

    Авантюристы же к подобному оказались совсем не готовы. То ли раньше их атаковали только в лоб, то ли эта группа была новичками в проводке караванов, но факт оставался фактом. Даже когда я сорвался бежать, местные бойцы продолжали недоумённо оглядываться по сторонам, не понимая, что, собственно, произошло. Так что, судя по всему, мне придётся вступить в бой одному и стараться задержать налётчиков до прихода подмоги.

    А не хотелось бы. Не то что бы я боялся драки — то ли новый мир так повлиял, то ли тушка шиноби, доставшаяся мне из игры, но теперь я желал боя, смертельной схватки, от которой кипит кровь и адреналин бьёт по ушам. Просто массовые зарубы с превосходящими силами противника — это не моё. Я больше по тихому проникновению, ну, или на крайняк по поединкам с одним-двумя врагами. А вот армии пусть останавливают те, у кого на теле толстая броня, а ещё лучше — бронедверка, за которой можно спрятаться. Жаль только, выбора мне никто давать не собирался.

    Как оказалось, бандиты подошли к подготовке нападения с ещё большей тщательностью, чем я думал. Вместо толпы, хватающей всё, что плохо лежит, меня встретил организованный отряд, споро потрошащий фургоны и грузящий добычу на ездовых ящериц. Таких зверюг я ещё не видел, но должен был признать, для задуманного они подходили идеально.

    Длинные тела, удивительно гибкие, но при этом достаточно сильные, чтобы нести на себе не только двух всадников, но и поклажу, которую сейчас активно грузили. Пасть полная мелких, но острых даже с виду зубов, к тому же такого размера, что тварь могла проглотить подростка целиком. Хвост, служащий не только для координации движения, поскольку сильно истончался к концу и венчался приличного размера шишаком. Таким природным моргенштерном убить человека было раз плюнуть.

    А ведь имелись ещё и наездники, тоже не собирающиеся отсиживаться, а принимающие самое деятельное участие в выписывании билетов на тот свет. Столкнись охрана сразу с такой кавалерией, ещё неизвестно, как бы повернулся ход битвы. Но бандиты были не настроены меряться размером мечей, а вот поживиться чужим добром — очень даже. 

    Меня заметили. Я увидел, как всадник, сидевший на самом крупном звере, указал на меня рукой, что-то повелительно крикнув. Судя по тому, что за спиной у того было закреплено чёрное знамя с кровавым отпечатком ладони, это явно был вожак банды. Тут же, выполняя приказ, мне наперерез кинулась пара разбойников, вооружённых саблями. Эти работнички ножа и топора выглядели не в пример лучше тех, которых покрошила охрана обоза, и, судя по ловкости, с которой крутили заострёнными железяками, были гораздо опаснее.

    Повстречай я подобных типов на Земле, пусть даже без доспехов и оружия, безропотно расстался бы со всеми мало-мальскими ценными вещами. И то не факт, что, отдав всё, удалось бы остаться невредимым. Покуражиться над беззащитными для шакалов улиц было первейшим делом. И пришлось бы терпеть, жизнь, она дороже шмотья и чести, ну, так я раньше думал. Сейчас же, глядя на приближавшихся бандитов, ощущал поднимающуюся в душе волну ненависти. А главное, у меня были силы, чтобы объяснить, какую ошибку они совершили, выбрав меня жертвой.

    «Вот и комплексы полезли, — как всегда, не вовремя вылез с комментариями маленький Вовчик. — Давай, ты теперь каждому встречному будешь доказывать свою крутость. А то вдруг за лоха примут?»

    Отвечать я не стал. Дожились, моя же шиза меня не понимает. Я не собирался меряться хозяйством в попытке самоутвердиться, но чувствовать себя хозяином собственной жизни было бесподобно. И именно поэтому я бежал сейчас на помощь — потому что мог и хотел защитить случайную любовницу и её друзей. Это, по моему мнению, было именно то, что и делает человека мужского пола мужчиной. Не толщина мускулатуры или длина члена, а возможность поступать так, как ему хочется.

    Соревноваться в умении дырявить шкуру ближнего своего остро заточенными метровыми кусками железа я не собирался. Специализация у меня всё же другая. Жаль, после побоища в деревне осталось очень мало метательной амуниции, я уже договорился с одним из обозников, торгующим кованными изделиями, о пополнении арсенала, но только в столице.

    Кузнецы жили именно там, а те двое, что помогали торговцу, были всего лишь подмастерья, проходящие практику. Ну и деньги зарабатывающие, не без этого. Люди шли к повозке не только купить или продать, но и починить котёл, запаять чайник, насадить рукоять ножа и за прочими мелкими работами, которые самостоятельно сделать не могли. Стоили такие услуги недорого, но для молодых кузнецов это был необходимый опыт.

    Мои же стрелки, кунаи и прочие сюрикены, требовали куда большего мастерства, чем могли предложить практиканты. Так что я решил обойтись в дороге тем, что осталось, мол, всё равно еду пассажиром. Не пронесло. И теперь я дико жалел, что не выбрал хотя бы десяток гвоздей поприличней. Заточил бы их, срубил шляпки — было бы, чем пырнуть. Ан нет, поленился, теперь получай.

    Зато кусаригама всегда со мной! Так что едва бандиты кинулись навстречу, серп оказался у меня в руках, а цепь загудела, раскручиваясь над головой. Враги не обратили на неё внимания, стремясь сократить дистанцию, а зря. Едва первый рубанул меня саблей, попав по лезвию серпа, как я стеганул цепью, оборачивая её вокруг шеи менее шустрого преступника, а раскрывшейся кошкой зацепил его более удачливого коллегу. Хотя это ещё вопрос, кому повезло больше.

    Рывок — и оба грабителя летят с повозки. Осталось лишь упереться, и они в падении сами сломали шеи. Тряхнув кусаригаму, я освободил цепь, но убирать её уже не стал, лишь намотал на руку. Щита у меня не было, так что лишняя защита не помешает, а метнуть, если что, я её мог и из такого положения.

    Главарь заметил гибель своих людей — вот ведь глазастая тварь! — а главное, оценил скорость и мастерство, с которым я с ними расправился. Иначе с чего бы он, вместо того чтобы натравить на меня остальных, принялся дико орать, заставляя бандитов бросать не погруженную добычу и тикать. Честно говоря, я ожидал большего от местной преступности, хотя вполне мог их понять. Нарвешься на кого-нибудь типа Касандры. С виду ведь девочка-колокольчик, а как вмажет алебардой, так и тапки в стороны.

    Авантюристов ещё не было видно, то ли добивали остатки, то ли просто тупили. Кроме того, судя по скорости, с которой ездовые ящерицы, даже полностью гружёные, прыснули от обоза, догнать их на своих двоих было весьма сложно. Ну, для обычного человека. А птички Дорина и компании вообще неизвестно где находились. Короче, оставалось только одно: броситься в погоню самому. Вот только желания бегать по лесу за юркими всадниками, затыкая косяки охраны, не было никакого желания.

    Товар? Все вопросы к авантюристам. Да, это цинично, но такова жизнь. Не умеешь не берись. Это первое, что я выучил в бытность инженером по киберсистемам, пару раз оплатив ремонт не самых дешёвых агрегатов, куда сунулся по молодости желанием всем помочь. В дальнейшем простые истинны: не выходи за рамки своих служебных обязанностей и юзай мануалы, — меня не раз спасали. Думаю, и этой компании пойдёт на пользу подобный урок.

    Проводив взглядом уезжавших бандитов, я занялся своими делами. Фургон, что служил мне домом в путешествии, тоже подвергся разграблению. Парусина тента местами была вспорота, задний борт выломан, а мелкие вещи, которые сложно утащить, потому что требуется время на упаковку, валялись под ногами. Впрочем, убытки торговцев меня мало интересовали. Нет, я, конечно, посочувствую и даже, может быть, подкину чего-нибудь Мирке, всё же по местным меркам я был весьма богат. Но вздыхать над каждой порванной тряпкой или раздавленным лукошком не собираюсь.

    А вот здоровье возницы и его внучки меня весьма интересовало. Особенно последней. При беглом осмотре ни того, ни другую я не заметил. Пришлось вылезать наружу, и только там я разглядел кучу тряпья под ногами волов, оказавшуюся телом Хирна — деда Мирки. Самой девушки нигде не было видно.

    Быстро, но аккуратно, чтобы не спугнуть волов, подобравшись к лежачему, я коснулся шеи старика, нащупывая пульс. Тот прощупывался, но довольно слабо, к тому же натекла уже приличная лужа крови. Опыта обращения с ранеными у меня не было от слова совсем, но и оставить его лежать на земле я не мог. Поэтому прикинув, где может быть рана, ухватил старика за шею и ноги и плавно поднял, стараясь удерживать в одном положении.

    Под руку как раз удачно попал выломанный задний борт, отброшенный грабителями в сторону, вот на него я и переложил раненого. Но сказалось отсутствие опыта, я что-то сделал неаккуратно, и возница дёрнулся, приходя от боли в сознание.

    — Тише, тише. Вам нельзя двигаться. Рана может открыться, а вы и так потеряли много крови, — я слегка придержал раненого за плечи. — Сейчас подойдёт Дорин, он поможет.

    — Ми-ркха… они… забрали вну… чку… — едва слышно прокашлял Хирн и вдруг, ухватив меня за грудки, притянул к себе с недюжинной силой, и уставился прямо в глаза: — Спаси её, чужеземец. Ты можешь, я знаю. Она к тебе бегала, замуж хотела, дура. Я ей говорил, что аристо-айнзур никогда не возьмёт в жёны гнёздку, но заклинаю, спаси… её…

    Старик обмяк и, закатив глаза, завалился на спину. Вот же ж блин. И что делать, как его лечить? От резких движений рана на груди вновь открылась, и из неё толчками полилась кровь. Не знаю, насколько порез был глубокий, похоже, его полоснули саблей, но даже если рёбра не задеты, не говоря уж о внутренних органах, истечь кровью Хирн может запросто. Особенно, учитывая, сколько он уже её потерял.

    Я поднялся было на ноги, ища, кого позвать на помощь, но увидел Дорина, подбегающего ко мне. Жрец раскраснелся от быстрого шага и выглядел весьма обескураженным случившимся. Действия разбойников стали для него немалым сюрпризом. Однако, стоило ему увидеть раненого, как мужчина вновь стал собой — боевым лекарем и командиром группы.

    Он плюхнулся наземь возле Хирна, ничуть не заботясь о чистоте своей одежды, и ловко выудил из сумки пару пузырьков. Один тут же влил в рот раненого, другой опрокинул над порезом, щедро поливая его приятно пахнущей алой жидкостью. Затем простёр над стариком ладони и что-то тихо зашептал.

    В следующую секунду из его пальцев ударил яркий свет, будто жрец держал в руках маленькое солнце, ну, или направленный фонарик люмен эдак тысячи на две. Я даже зажмурился, а когда проморгался, возница дышал глубоко и спокойно, а на месте кровавой раны остался лишь свежий рубец. Произошедшее казалось каким-то чудом, и я с восторгом посмотрел на Дорина, но тот поднимался на ноги и хмурился.

    — С ним всё будет в порядке. Рану я затворил, а эликсир жизни восполнит кровопотерю, — жрец осмотрелся и ещё больше посмурнел. — Это моя вина. Я слышал, что у местных бандитов появился новый лидер, но не придал этому значения. Раньше они никогда так не действовали. А теперь…

    Он тяжело вздохнул. Я понимающе кивнул. Бывает сложно прореагировать на ситуацию, особенно если до этого никогда не сталкивался с подобными проблемами. Однако, на мой взгляд, жрец всё же не дотягивал до уровня нормального командира отряда. По крайней мере, я сейчас думал бы о том, как помочь торговцам, а не вздыхал о допущенных промахах. Вот и остальные авантюристы, глядя на Дорина, бестолково метались, не понимая, что конкретно им делать.

    -  Они увезли Мирку, внучку этого старика, а может, и ещё кого, — как ни не хотелось, но пришлось брать инициативу в свои руки. — Дай приказ, пусть устроят перекличку. Нужно узнать, сколько убитых и раненых, и кого схватили. Девки в обозе были, так что может быть утащили не одну.

    — Ты прав. Касандра! Найди обозного старосту! — жрец оживился. — Нужно срочно двигаться в столицу, доложить главе гильдии. Пусть создаст заказ на поимку разбойников. Может, ещё удастся спасти девчонок.

    — А сами мы не управимся? — Я удивился, ведь тех же гоблинов эта команда покрошила шутя.

    — К сожалению, нет, — Дорин поморщился. — Эти леса лишь выглядят нормальными. Дальше начинается пойма реки Олши, а там сплошные болота. Наши птицы там не пройдут. Видел, что бандиты были на сауранах, ездовых ящерах. Им трясина нипочём. К тому же не обольщайся тем, что они сбежали. Если там действительно новый командир, его уровень может быть гораздо выше нашего, и мы лишь без толку погибнем.

    Я задумался. Резон в словах жреца был. Незнакомая местность, неизвестные силы разбойников. Мало ли кто может таиться в дебрях леса. Но просьба Хирина жгла меня словно раскалённый уголь. Я просто не мог оставить Мирку в лапах этих уродов. Пусть даже это был смертельный риск, но именно право поставить свою голову на кон и делало человека по-настоящему свободным.

    — Тогда вам следует поторопиться, — я развернулся и пошёл к фургону кузнеца — для задуманного мне понадобится много оружия. — А я пойду по следу. Дорогу буду отмечать лоскутами красной ткани, отрез я видел у Хирна. Передайте это тем, кто возьмёт заказ.

    ***

    Местный лес значительно отличался от того, в котором я появился в этом мире. Тонкие, ломкие деревья с жидкой кроной, едва покрытой листвой, не шли ни в какое сравнение с теми гигантами, на которых водились саблезубые белки. Да, я не забыл и не простил кражу шлема. Вот только обживусь в этом мире и обязательно вернусь и устрою хвостатой бестии локальный филиал ада.

    Поначалу, пока почва была ещё сухая, отслеживать путь движения десятка ездовых монстров было легко: всё пространство между деревьями заросло низким кустарником, и достаточно было следовать по одной из нескольких просек, оставленных тяжёлыми тушами животных. Но чем дальше в лес я углублялся, тем больше воды хлюпало под ногами, и меньше растений оставалось. Вскоре я уже брёл по колено в болоте, ориентируясь лишь по отметинам на деревьях, что оставили ящерицы, благо лес тут был довольно густым.

    А самое противное то, что и ускориться я не мог, приходилось отмечать путь для возможной подмоги. Когда она придёт, я не думал, тут, скорее, важен был сам факт. А ещё я ощущал себя дураком, влезшим в полное дерьмо. Героические порывы — это замечательно, но я представлял себе это как-то по-другому. Ну там, я врываюсь в лагерь, крошу бандитов мелкими кубиками, и освобождённая красавица падает мне на грудь со словами благодарности и стремлением вот прямо здесь и сейчас одарить своего спасителя чем только может. Или даже две красавицы… или три…

    На деле я уже пятый час тащился по заболоченному лесу, и конца края ему не предвиделось. Кроме того, уровень воды постоянно повышался, и вскоре пришлось брести буквально по пояс в болоте. Хорошо ещё, я додумался срубить длинный шест, которым прощупывал дно, прежде чем шагнуть.

    Подобное я видел по телевизору в одном шоу, там мужика выкидывали в каком-нибудь диком лесу, и он пытался выжить практически с одним ножом. Так себе развлечение, как по мне, но вот момент с проверкой дороги палкой я запомнил. Точнее, вспомнил о нём, когда первый раз нырнул с головой в подвернувшуюся под ноги яму.

    Мало того что вода была холодной — не ледяной, конечно, но такой мерзко стылой, что тело не замерзало сразу, но очень быстро ты начинал только и думать о том, как бы согреться, — так ещё в ней плавала всякая гадость. Мусор, тина, мелкие водоросли, в которых копошилась куча жучков, червячков и прочей мерзости. Мне как человеку исключительно городскому это было вдвойне противно. И не прибавляло хорошего настроения.

    Но я продолжал упрямо двигаться вперёд по следам сбежавших бандитов. Почему? Сложно сказать. Не то чтобы я так уж хотел выручить случайную любовницу. Вся прошлая жизнь приучила меня к циничному отношению к другим людям. Я даже измены невесты терпел, считая их неизбежным злом, с которым нужно просто смириться. И даже смерть знакомых, а это случалось не так уж и редко, не трогала меня, не говоря уже о совсем посторонних людях, типа тех наркоманов, которых застрелили в моём подъезде накануне попадания сюда.

    И в этом мире я плыл по течению. Да, вступился за Васку, но по большому счёту лишь потому, что она мне самому понравилась. Ввязался в драку с гоблинами, но положа руку на сердце, поначалу лишь для того, чтобы испытать обретённую силушку молодецкую. Это уже потом боевая злость наложилась на детские воспоминания, да и убитый мальчишка повлиял.

    Только вот мог ли я дать себе слово, что с девушкой ничего не случится после моего отъезда? Насколько хватит сына старосты, прежде чем он пойдёт вымещать злобу за испытанный страх и побои на беззащитной травнице? А можно ли гарантировать, что монстры больше не вернутся?

    Почему я не пошёл с группой Дорина к логову, чтобы проконтролировать процесс? Пусть я не смог одолеть гоблинского патриарха, то на других у меня сил хватало с избытком.

    Ведь теперь, глядя на то, как авантюристы облажались с охраной обоза, я понимал, что качество зачистки логова под большим сомнением. Но нет, я предпочёл женские ласки блужданиям по лесу с неизвестным результатом. А всё потому, что нашёлся кто-то, кто сделает неприятную работу за меня. Но сейчас всё было совершенно по-другому.

    Я сам принял решение идти вслед за бандитами и спасти Мирку. Можно сказать, впервые проявил силу и характер. И отступить сейчас означало не просто бросить девушку в беде, нет. Это было бы бегство от себя нового, возвращение затюканного всеми инженера по киберсистемам, которому изменяет невеста, эксплуатирует будущая тёща и унижает правительство, ограничивая свободу с помощью коэффициента социальной значимости. Пусть предъявить мне никто ничего не посмеет, но от себя я убегу едва ли.

    «Меньше пафоса, а то уже зубы сводит, — Шиза не собиралась отпускать меня одного. — Пытаешься оправдать свой идиотизм? Тебе же сказали, приедут специально обученные люди, верхом на особых животных, способных ходить по болоту, и всех спасут».

    «Только вот когда это будет, и окажется ли среди этих “всех” Мирка неясно, — спорить с собственным раздвоением личности было то ещё удовольствие, но зато позволяло отвлечься от однообразных действий по поиску пути. — И вообще, кто в детстве мечтал стать героем? Вот и радуйся, о нас, так или иначе, сложат легенды. Либо о доблести, если мы всех спасём, либо о глупости, если прибывшая помощь в итоге найдёт нашу утонувшую в болоте тушу».

    «Идиот, — припечатала меня Шиза, — помрёшь — домой можешь не приходить!»

    Ну вот, обиделся. Теперь и поговорить не с кем будет. А просто брести по болоту невероятно скучно. Точнее, это настолько тяжело даже с моей новоприобретённой силой, что мозг просто отключается, впадает в подобие транса, а это чревато тем, что я могу заблудиться. Чем глубже была топь, тем меньше кругом росло деревьев. Соответственно, тяжелей обнаружить следы бандитов. Слишком легко не заметить обломанный сучок или содранную кору или же ошибиться в том, кто это сделал.

    И хорошо ещё, что мне по дороге никакой живности не встретилось. Вспоминая приснопамятную белку и зеленокожих уродцев, понимаю, что ожидать можно чего угодно. От фей до гидры, трижды тьфу через плечо. Хотя, может, их всех бандиты распугали. Вряд ли они бы сунулись в это место, если бы тут было смертельно опасно. Позади меня что-то шумно булькнуло…

    Накаркал! Очень хотелось надавать себе по пустой голове, но возможности не было, я изображал из себя бешенную обезьяну, скача по деревьям и то и дело уворачиваясь от длинных языков, которыми меня, словно комара, пытались поймать обитатели болота.

    Естественно, это оказались лягушки. Хотя называть так тварь размером с небольшой грузовик я бы не стал. У меня это слово ассоциировалось с маленькими зелёными существами, которых я ловил в детстве. Там, где мы жили после эвакуации, они водились в изобилии. Даже «жаба» не подходило для того ужаса, что решил мной пообедать. Они не такие мерзкие.

    И ладно бы тварь была одна. Пусть здоровая, но при определённой сноровке завалить можно кого угодно. Так нет. На шум подтянулись её товарки в количестве трёх штук. И вот уже минут двадцать гоняли меня по кругу, попутно снося последние оставшиеся деревья. И, казалось бы, всё, выхода нет, надо отступать. Уж убежать я могу с лёгкостью, практически улететь, в одно касание отталкиваясь от жидких стволов болотной растительности. Но нет, я чувствовал, что начинаю заводиться. А значит, не уйду, пока не положу всех этих гадин.

    Такое у меня иногда бывало. Редко, но метко, как говорится. Я закусывался на какой-нибудь проблеме и не мог думать о чём-то другом. Это граничило с помешательством, я не ел и не спал, пока не находил решения, буквально кидался на любого, кто пытался меня отвлечь. И всё бы ничего, но пару раз в детстве подобное состояние накатывало на меня в драке.

    И тогда становилось всё равно, как, кто и чем меня бьёт. Я раз за разом поднимался, кидаясь на противника гораздо больше и сильней меня. Даже если он был не один. Последний раз это случилось в Ярославле, куда нас эвакуировали из Москвы. Тогда на меня наехала местная шпана, обирающая беженцев. Они попытались отнять у мамы узелок с пожитками, и меня накрыло. Я разбежался и боднул головой главаря в живот.

    В итоге мне досталось так, что пару недель пришлось отлёживаться, а синяки не сходили несколько месяцев, но имущество я защитил. Шпана решила, что связываться с бешенным малолеткой себе дороже. Одно дело — пощипать беженцев, а вот за мокруху могли и к стенке прислонить.

    А тут шкет, которого соплёй перешибёшь, кидается будто бессмертный. Короче, в нашем лагере они больше не появлялись. А я постарался держать себя в руках, и в принципе у меня это почти получилось, дрался я с тех пор редко, и даже тогда на меня не накатывало это состояние. А вот сейчас я чувствовал, как возвращается это, казалось бы, давно и прочно позабытое ощущение.

    Только теперь я не был мальчиком для битья, скорее уж, наоборот. А то, что каждая из лягух могла проглотить меня целиком… так оно даже интереснее! Какой кайф с мелочевкой возиться?

    Оттолкнувшись от очередной осины, тут же взорвавшейся щепой от попадания сразу двух гигантских языков, я сделал сальто назад, приземлившись на подобравшуюся слишком близко тварь. Эта жаба, похоже, считала себя самой умной, раз решила не ловить наглого «комара» как все, а придавить его тушей, ну а затем получившийся блинчик можно и сожрать. Но у меня были другие планы.

    Кожа земноводного оказалась склизкой, неприятно липнущей к рукам и очень скользкой. Поскользнувшись, я едва не слетел со своей импровизированной коняги, пришлось воткнуть кунай в шкуру, чтобы затормозить. Несмотря на мою немалую силу, лезвие вошло едва ли наполовину. Да, пробить такую броню будет непросто, хотя я и не собирался долбить чудище в лоб.

    Не думаю, чтобы жаба почувствовала что-то, при её размерах такая рана — всё равно, что комарик укусил, но и останавливаться, чтобы ссадить безбилетного ездока, тоже не стала. Либо, что вероятней, тупо не заметила, куда я делся, и даже глаза, видящие почти на все триста шестьдесят градусов, не помогли. Я оказался в единственной слепой зоне — точно между ними. Вот квакуха и решила меня поискать. То бишь принялась скакать по кругу, не понимая, куда делся наглый, но вкусный комарик.

    Честно говоря, знай я раньше о страсти этого земноводного к путешествиям, хрен бы на него полез. Взмывающая на высоту тридцати метров и падающая оттуда в воду туша не самое комфортное место на земле. Особенно когда другие жабы норовили-таки слизнуть меня с импровизированной коняги.

    Получалось у них не очень. Моя «лошадка» скакала как заведённая, заставляя подозревать её в наличии острых предметов в районе клоаки, а остальным было далеко до звания снайперов. Несколько раз доставалось самой лягухе, на что она не обратила внимания, а вот когда два языка встретились в воздухе и слиплись, стало совсем весело. Каждая приняла другую за добычу и попыталась сожрать. Завязалась драка.

    К этому времени мне изрядно надоело болтаться между небом и землёй. Пусть с новым телом я получил идеальный вестибулярный аппарат, даже после десяти минут бешеной скачки не дающий и намёка на дезориентацию и тем более головокружение, но всему должен быть предел. А тут как раз подвернулась минута, пока две занятые друг другом перегородили дорогу третьей.

    На помощь вновь пришла моя верная кусаригама. Размотав её, я раскрутил боёк и стегнул свою «лошадку» по глазам. Повредить не смог, но явно причинил боль, потому как, взвившись выше обычного, лягуха ещё в полёте заорала дурниной. Мне того и надо было — цепь, развернувшись, перехлестнула пасть монстра, а я успел поймать боёк. Получилась импровизированная упряжь. Главное, чтобы не перекусила, хотя в этом я сомневался, иначе не стал бы рисковать.

    Зря я жаловался на высоту прыжков. Как оказалось, это лягуха лениво перепрыгивала с место на место. А вот теперь её понесло. Туша со свистом возносилась в небеса, взлетая высоко над деревьями, а затем с грохотом рушилась в очередной бочаг. И ладно бы просто так, но нет, эта тварь решила нырять.

    Даже умение задерживать дыхание не особо помогло при падении с огромной высоты в ледяное склизкое болото. Не самые приятные ощущения, когда над головой смыкаются грязные, непрозрачные воды. Только и остаётся изо всех сил цепляться за кусаригаму и молиться, чтобы сталь выдержала. Были у меня сомнения в том, что я сумею выплыть, если животина меня скинет.

    Сколько продолжались наши скачки, сказать не могу. Тварь казалась неутомимой, а кроме того, решившей исследовать самые глубокие места местной трясины. Пару раз мы в них сталкивались с чудовищными монстрами, для которых моя лягуха не более чем закуска, но, к счастью, набранная жабой скорость позволила свалить без потерь.

    Но вылетающую из неприметной лужи гигантскую пасть смеси щуки и крокодила я не забуду никогда. Там такие зубы… зубищи, я бы сказал… если сфотографируешь, распечатаешь в формате плаката и повесишь в туалете — запора никогда не будет. Тут бы успеть штаны снять.

    Но прав был царь Соломон, утверждавший, что всё пройдёт. Уже стояла глубокая ночь, когда движения лягухи стали замедляться. Она уже не так высоко и далеко прыгала, и всё больше времени проводила на земле. Причём в буквальном смысле, для неё глубина здесь была смешная, а из самых топких мест мы выбрались. Так что, можно сказать, шлёпали уже прямо по суше.

    Я тоже устал, но сдаваться не собирался. Расчёт мой строился на простой теории: если после убитых гоблинов на земле оставались мешочки, пусть даже пустые, — это было ни что иное, как лут. Дальше больше, глава деревни выдал Касандре задание на зачистку, и это было зафиксировано на свитке. А инвентарь? Где ещё он может существовать, как не в игре.

    И хотя многие факторы указывали на реальность этого мира, нельзя было не признать, что в нём присутствуют некоторые игровые элементы. Тот же уровень у авантюристов, да и ещё много чего. Так почему не быть возможности приручения маунта? Вон остальные то на птицах, то на ящерицах катаются, чем я хуже?

    Хотя, должен признать, мысль о верховой животине пришла мне не сразу. В какой-то момент, а конкретно, после знакомства со щуко-крокодилом, внутри возник вопрос: «А, собственно, какого хрена я делаю?» Приступ бесшабашной ярости давно прошёл, и, болтаясь между небом и землёй с хищником на хвосте, я уже был готов всё бросить и попытаться соскочить, но тут в голове что-то щёлкнуло, и я задумался о возможности приручить лягуху.

    Не уверен, что были ли это мои мысли, или же Шиза нашептала, но действительно, лучшее средство передвижения по болотам найти сложно, да и на дороге мало кто сможет посоперничать с жабой размером с два фургона из обоза. Быки, тащившие их, как раз пошли бы на перекус. Сказано — сделано, и я с удвоенной силой вцепился в цепь кусаригамы, хоть к этому времени руки уже начали ныть от постоянного напряжения.

    Однако прошло ещё не меньше пары часов, прежде чем жаба, наконец, окончательно не успокоилась. Но это не устраивало уже меня. Соблазн отдохнуть был велик, но я отдавал себе отчёт, что второй раз через подобное добровольно проходить не стану, а значит, нужно завершать начатое. Я поднялся, покрепче вцепившись в импровизированные поводья, и с силой вогнал лезвие куная до конца животине в спину.

    Лягуха тяжело прыгнула, даже мне было видно, как она устала, и я вымотался не меньше. Но сейчас требовалось не загнать тварюшку, а заставить ее мне подчиняться. Поэтому я напрягся и изо всех сил потянул правый конец цепи. Жаба ещё пару раз скаканула вперёд, на последнем шаге слегка повернув туда, куда мне было надо. Пусть совсем чуть-чуть, но это уже был прогресс. И его требовалось закрепить.

    Следующую пару часов я гонял жабу кругами, заставляя поворачивать то вправо, то влево. Не скажу, чтобы животина слушалась меня беспрекословно. Скорее, наоборот, регулярно взбрыкивала и пыталась сбросить нежданного наездника. Но с каждым разом приходилось прикладывать всё меньше и меньше усилий.

    Закончилось это торжественным проездом по основательно вытоптанной нашими занятиями поляне, причём лягуха словно предугадывала мои команды. До выездки уровня олимпийских игр было, конечно, далеко, но для дикой твари, ещё вчера вольно резвившейся в болоте, вполне достойный уровень.

    Натянув цепь, я заставил жабу остановиться. В глазах двоилось от усталости, но своего я добился… почти. Остался последний штрих. Я отпустил кусаригаму и спрыгнул на землю. Лягуха тяжело дышала, бока вздымались холмами и опадали. Я обошёл свою ездовую зверюгу, остановившись прямо перед мордой.

    — Устала? Знаю, моя хорошая, — я погладил гладкую, прохладную шкуру. — А вот нечего было пытаться меня сожрать. Мы всё-таки одной крови. Один из великих кланов шиноби ведёт свой род от жаб. Ну что, будешь меня слушаться?

    Лягуха, внимательно следившая за моими действиями, вдруг оглушительно квакнула и окуталась дымом. Когда тот рассеялся, гигантского земноводного передо мной уже не было. А на земле лежала небольшая нефритовая статуэтка, изображающая осёдланную лягушку.

    «Надо же! А ты везучий, Владимир Распутин, — проснулась Шиза, — мало того что заимел высокоуровневого маунта, так ещё совершенно случайно пришёл туда, куда хотел. Обернись!»

    Я медленно повернулся. На фоне светлеющего неба над соседним лесом, мерно взмахивая крыльями, летела виверна. На её спине сидел всадник, замотанный в тёмные одежды. Но самое главное, на боку летающей зверюги алела кровавая пятерня — тот же символ, что был на флаге разбойников, утащивших Мирку.

    Глава 11

    Проследить, куда направился дракон, оказалось несложно. Всадник и не думал прятаться или принимать какие-нибудь меры для маскировки, а просто в наглую пёр на небольшой высоте, буквально касаясь верхушек крон. Деревья тут росли уже нормальные, в смысле, не тонкий болотный осинник и не те гиганты, что встретили меня при появлении в этом мире. Нормальный такой смешанный лес, не знаю как в тайге, но в средней полосе такой можно увидеть в любой области.

    Буквально взлетев по стволу ближайшей сосны, я сумел в подробностях рассмотреть и летающую зверюгу, и её хозяина, явно косплеющего назгула из старого, даже не 3D, кинофильма «Властелин колец». Интересно было, куда эта сладкая парочка направилась, тем более что буквально через пару минут те пошли на снижение и приземлились прямо посреди леса, километрах в пяти от меня. Вряд ли они сели половить сусликов, или кто тут водится, а значит, я был в двух шагах от цели.

    Была это удача, или лягуха просто решила выбраться на ближайшее сухое место, потому как ослабла, а дома её могли сожрать как хищники, так и свои же товарки, я не задумывался. На фоне остальных непоняток это так, мелочи жизни. Всё равно — верхом на земноводной тварюшке, способной передвигаться по воде аки посуху, — я рано или поздно нашёл бы это место сам. И глупо было бы не проверить участок, пригодный для лагеря.

    А вот наличие у врага авиации меня серьёзно напрягло. Одно дело — воевать с пехотой, вооружённой лишь пырялами различной длины, и совсем другое — когда тебе может чего-нибудь прилететь с небес. А ты ответить не в состоянии. Особенно учитывая виверну. Чтобы её сбить, хорошо бы взвод ПВО заиметь, ну, или, учитывая антураж, десяток-другой  баллист. А моими железками в неё кидаться — дело неблагодарное, даже шкуру не попортишь, зато когда они назад вернутся — самого утыкают, словно подушечку для булавок.

    Но и поворачивать оглобли я не спешил. Ниндзя я, или где? Дракон — это аргумент, но я не собирался под него подставляться. Наше дело тихое, посидел с недельку в нужнике, ткнул отравленной иглой в зад жертве — и гуляй смело. Утрирую, конечно, но не сильно. Основное оружие шиноби — незаметность. Недаром даже ниндзюцу — это, прежде всего, искусство скрытности. Вот только перед тем, как лезть в стан врага, хорошо было бы обсохнуть.

    Наглеть и располагаться прямо на берегу я не стал. Полянка, конечно, хороша, и солнышко припекало, но на открытой местности я буду, что тот пресловутый тополь на Плющихе. Меня не то что первый же пилот дракона, а вообще, любой прохожий спалит.

    Но и далеко в лес заходить я не стал. Устроился в двух шагах от опушки на разлапистом дереве с пышной кроной. В ней-то и скрылся от любопытных глаз. И вещички развесил так, чтобы их не было видно, но при этом те оставались на солнышке. Несколько часов — и они словно и не провели сутки в болоте.

    Я тоже времени зря не терял. Катание на лягухе неплохо так меня измотало, даже с новоприобретённой силой и выносливостью. Так что, развесив шмотки на просушку, я с чувством выполненного долга завалился спать. Естественно прямо на дереве, приспособив цепь кусаригамы для страховки.

    Судя по солнцу, кемарил я часа три, но этого вполне хватило, чтобы вновь почувствовать себя бодрым и готовым к новым свершениям. Вещи уже высохли, так что через несколько минут я был полностью готов продолжать свою миссию. Правда, прежде чем углубиться в лес, я вернулся на опушку и пометил несколько деревьев лентами из яркой ткани.

    Пусть карты у меня не было, и я не мог сказать, где именно нас с квакухой носило, но если рассуждать логически, бандиты не так уж и прятались. Пёрли по прямой, понадеявшись на проходимость своих маунтов, а главное, на то, что у погони таких не будет. Может быть, но метки для карательного отряда гильдии авантюристов я всё же оставил. Рано или поздно они наткнутся на этот островок, и тогда знаки дадут понять, что враг близко.

    Закончив с формальностями, я наконец-то приступил к тому, зачем сюда и явился, а именно, к разведке. Да, первым порывом было спасение девушки, но циник, спрятавшийся было после попадания в этот мир, больше похожий на сказку или игру, чем на реальность, пробудился ещё в деревне Васки. Просто молчал до времени. Миры могут меняться, но люди так и останутся собой, как бы они себя ни называли. Унизить слабейшего, поглумиться над тем, кто не может дать отпор, — это у нас в крови.

    Я не хотел больше так жить и собирался направить все свои силы, чтобы защитить тех, кто мне дорог… но при этом прекрасно понимал, что за прошедшие сутки с Миркой могло случиться всё что угодно. И, скорее всего, уже случилось. Банда разбойников не то место, где будут церемониться с захваченной девицей. Так что будет чудом, если я найду её хотя бы живой.

    Казалось, в такой ситуации я поступил подло, завалившись спать, вместо того чтобы спешить на помощь пленнице. Но тут дело такое. Сунувшись в лагерь бандитов без подготовки и уставшим, я вряд ли помог бы внучке возницы, а сам бы сложил голову ни за понюх табаку. Я и так сомневался в способности перебить всех преступников, особенно учитывая виверну, но без отдыха мои шансы в принципе стремились к нулю. Сейчас же я легко скользил по лесу, скрываясь в тенях, и был готов ко всему.

    По моим прикидкам, дракон сел километрах в трёх, максимум пяти, отсюда. Для меня это было минут десять бега по лесу, поросшему кустарником, заваленному буреломом и прочим хламом. Хотя, признаюсь честно, раньше я бы и не сунулся в такие дебри. Но даже с новыми силами особо спешить не стал.

    В разведке главное не скорость, а незаметность. Кроме того, если бандиты не совсем дураки, они выставят охрану по периметру. Глупо будет больше суток добираться до цели и спалиться на самом подступе, это точно никак не поможет Мирке. Если, конечно, она ещё жива. Так что, перескакивая из тени в тень, я иногда надолго замирал, всеми органами чувств впитывая происходящее в лесу.

    Дорога растянулась на добрый час, но осторожность сделала своё дело. Сначала я почуял дым очагов, затем услышал шум большого лагеря. Ну и почти перед самой базой действительно натолкнулся на секреты врага. Пара разбойников сидела в кустах, замаскировавшись ветками и опавшей листвой. А ещё один чуть поодаль забрался на дерево, совсем как я некоторое время назад. Только вот он не спал, а бдительно зыркал, не ползёт ли враг.

    Я не стал косплеить змею, а просто вернулся немного назад и прошёл в место, где у наблюдателей было больше всего мёртвых зон. Правда, пару минут прикидывал, может, мне всё же вырезать их, открыв себе свободный доступ, но отказался от этой идеи. Не так уж сложно было избежать обнаружения — бандиты хоть и не спали и вроде даже бдели, но делали это с изрядной ленцой. Для меня подобное было всё равно, что настежь открытые окна и двери в доме, — заходи, бери что хочешь.

    А вот с трупами будут проблемы. И даже не в плане, где спрятать. Я почему-то был твёрдо уверен, что одним только кунаем смогу вырыть яму двухметровой глубины всего за несколько минут. И так вернуть местность в первозданный вид, что даже собаки ничего не обнаружат. Вот только, если есть пост, значит, есть и тот, кто его проверяет.

    Пока я не был ограничен во времени. А убей этих дураков — и рано или поздно их хватятся. Сидеть тут и резать всех, кто появится, не выход, а дело когда делать? Так что, можно сказать, у бандитов сегодня был второй день рождения. Хотя это лишь до тех пор, пока мне не нужно будет скрываться. Уходить с шумом легче именно там, где уже знаешь куда бежать и кого бить.

    База разбойников… впечатляла. Когда я шёл сюда, рассчитывал увидеть пару шалашей, ну, в крайнем случае, несколько покосившихся домишек, но на деле всё оказалось совсем не так. Вместо логова шайки бандитов, я увидел настоящую крепость, военный форт, если угодно.

    Во-первых, он был обнесён стеной. Я поначалу подумал, что это просто высокий частокол, но нет. Всё оказалось гораздо серьёзней. В старину такую постройку называли «кита». Я запомнил это из истории происхождения названия московского района Китай-город. Так вот, одна из версий гласит, что пошло оно как раз из-за конструкции, когда сооружались две параллельные стены из высоких брёвен, плотно переплетённых лозой. А пустое пространство набивалось землёй и камнями. Такая стена была прочной и гораздо более простой в производстве, чем каменная.

    Отдельно выделялись шесть башен, построенных по тому же принципу, но гораздо выше и таким образом, чтобы иметь возможность обстреливать стены. И в них, и на каждой стене стояли дозорные. А лес перед крепостью, а по-другому называть базу бандитов не получалось, был вырублен метров на сто. Более чем достаточно, чтобы утыкать стрелами любого, кто решится напасть.

    Меня для этого ещё надо было заметить. Шиноби я, или погулять вышел? На сооружение травяной накидки ушло не более десяти минут. И ещё полчаса на преодоление открытого пространства ползком. А вот деревянная стена для меня была словно парадная лестница. По ней я смог бы взобраться даже связанным, с закрытыми глазами и пользуясь всего одной рукой.

    Дозорный на стене, хоть и не спал, но и бдительностью не отличался. Он лениво бродил туда-сюда, скорее, мечтая о выпивке и бабах, чем о возможной поимке вражеского лазутчика. Проскользнуть у него за спиной не составило никакого труда. Причём я не стал сразу спускаться, а взобрался на крышу башни, расположившись на ней так, что заметить меня было очень сложно, зато сам я видел всю территорию крепости как на ладони.

    Донжона не было, и это заставило меня облегчённо выдохнуть. Ещё не хватало мне замки захватывать. Проникнуть было бы несложно, но всё же шансы спалиться повышаются многократно.

    Вместо этого передо мной предстала овальная внутренняя территория форта, по которой были разбросаны строения различного назначения. У дальней от меня, вытянутой стороны расположилось штук шесть двухэтажных бараков. Такие я видел на фотографиях старой Москвы. Эдакие коробки из потемневших брёвен с крышей из дранки и маленькими окнами, затянутыми то ли тканью, то ли бумагой. Труб или чего-то подобного не было, но может, тут достаточно тепло, или же жильё, как и крепость, было просто временной базой, в этом ещё предстояло разобраться.

    За ними, возле самой стены, расположились стойла с ездовыми ящерами. Точнее, так планировалось, но появление виверны внесло свои коррективы. Она тоже была там, с удобством расположившись и чем-то хрустя. А вот бедные маунты сбились в кучу в противоположном углу, трясясь и не сводя испуганных морд со страшной соседки. Впрочем, проблемы межвидовых отношений бандитских ездовых зверей интересовали меня в последнюю очередь. Я просто сделал себе пометку в ту сторону не ходить.

    Прямо подо мной вдоль стены под навесами расположились несколько мастеровых. Тут нашлась и кузня, и плотник, и умелец, работающий с кожей. Даже портной примостился в уголке, шустро латая прорехи на штанах. Остальные тоже без дела не сидели, и продукция у них была исключительно военного назначения.

    Не сказал бы, что качественная, всё же сложно буквально на коленке создать нормальный меч или копьё, однако никого это не волновало, и пока я осматривался, кузнец закончил аж два новых пыряла, скорее похожих на заострённые полосы железа, чем на достойное оружие.

    По всей видимости, они предназначались для новобранцев. Именно такими поделками были вооружены те из бандитов, кто первыми атаковал караван. Видимо, главарь решил, что им всё равно помирать, а значит, можно особо не тратиться, обойдясь дешёвкой. Своя логика в этом была. Только не хотел бы я служить у такого командира.

    У другой стены примостился загон с людьми. По-другому это сооружение я назвать не мог. Деревянные стены, сделанные из веток на манер плетня, огораживали приличную территорию, где словно кильки в банке были набиты пленные. Их легко можно было отличить от бандитов по одежде и избитым лицам. Скорее всего, Мирка тоже была там, но пока я не спешил бросаться на выручку. Слишком много новых факторов появилось. К тому же в крепости царило нездоровое оживление.

    Прямо перед бараками толпились разбойники. Командиры пытались придать толпе хоть какое-нибудь подобие порядка, но напрасно. Новички плохо слушались команд, предпочитая разглядывать оружие, словно первый раз его увидели, и пытаться им размахивать, естественно то и дело попадая по соседям, что порождало стычки, разнимать которые опять же приходилось старшим.

    Отдельно стояла группа более опытных бойцов типа той парочки, которую я упокоил последней. Эти и выглядели, и вели себя соответственно, брезгливо поглядывая на толпу новобранцев. Но помогать их командирам не спешили, предпочитая держать дистанцию.

    Ну, с ними всё было понятно. Пушечное мясо, и профессионалы, им прикрывающиеся. Вопрос в том, что они делают вместе. Больше всего похоже на смотр или же на подготовку к походу. Вероятно, второе. Бандиты — это тебе не армия, чтобы красоваться на парадах, да и раздав оружие новобранцам, главарь рискует потерять половину войска раньше, чем оно доберётся до врага.

    И в подтверждение моих мыслей из ближайшего барака появились несколько человек.  Среди них был всадник виверны, которого я уже видел сегодня, парочка бандитов, похожих на того, что командовал налётом на обоз, и ещё один тип, сгорбленный, замотанный в рваные чёрные тряпки и опиравшийся на посох. Единственный взгляд, брошенный на него, заставил меня вздрогнуть.

    Было полное ощущение, словно угодил лицом в помойную яму. Кроме того, он тут же вскинулся, словно почувствовал, что на него смотрят, и принялся крутить головой, выглядывая, кто же такой любопытный. Учитывая, что под наброшенным капюшоном вместо лица клубилась тьма, я решил не рисковать и в его сторону напрямую больше не смотрел. Но краем глаза отслеживал.

    — Отправляйся, Тодарк, и не подведи меня! — Пока я играл в гляделки с горбуном, группа подошла к столпившимся бандитам. — Помни об участи Нигара. Он потерял почти пять десятков молодняка, а привёз всего лишь двух девок-гнезеток, от которых хорошо, если десяток личинок наберётся. Додашу нужно войско. Мне нужна армия! И я уничтожу любого, кто встанет на моём пути!

    Разорялся, естественно, всадник виверны, а один из бандитов, вышедших с ним, кивал, принимая указания. Только при упоминании об участи предшественника он слегка вздрогнул и бросил короткий взгляд на сооружение, стоящее в центре крепости. Оно явно выделялось и смотрелось чужеродным пятном на фоне практически деревенской пасторали.

    Здоровенный каменный блок двухметровой длины около метра в ширину возвышался над каменной же чашей, сейчас пустой, но её предназначение не оставляло сомнений. Как и кандалы на самом алтаре — а ничем другим подобная конструкция быть не могла. Особенно, учитывая бурые потёки, щедро покрывающие её поверхность. Я даже отсюда мог рассмотреть, что это спёкшаяся кровь, и что-то подсказывало — явно не баранья. Хотя бы потому, что других животных, кроме ездовых ящериц и виверны, я пока тут не увидел.

    Впрочем, смотрел бандит не на сам алтарь, а на десяток кольев, расходящихся веером перед ним. На них были насажены головы людей, и одна казалась ещё совсем свежей. С неё капала кровь. Сдаётся мне, что командующему налётом на караван очень не повезло. Добыча оказалась не настолько ценной, чтобы компенсировать потерю авангарда. Хотя, может быть, прилетевший начальник таким образом решил поднять свой авторитет.

    Такое я видел неоднократно. Любой эффективный менеджер начинал в новом отделе с того, что демонстративно кого-то увольнял. Меня как особу, приближённую к начальству, не трогали, но не всем так везло. Учитывая, что обычно подбирались самые мерзкие поводы, социальный рейтинг у несчастных жертв резался нещадно. В нашем обществе это было сродни убийству. Даже, возможно, отрубить голову было бы честнее, по крайней мере, агония не затягивалась на месяцы и годы.

    — Не сомневайтесь во мне, господин! — патетики и пафоса в голосе нового командира бандитов хватило бы на десяток поэм. — Я приведу богатый улов или умру во славу Додаша! Жалким авантюристам не остановить меня! Не пройдёт и двух суток, как я вернусь с добычей и пленными!

    Главарь отвечать не стал, видимо, чтобы не сбивать настрой. Лишь хлопнул по плечу, мол, молодец, действуй. Тут же толпа разбойников пришла в движение. Старшие погнали молодняк к выходу, а те, что поопытней, ломанулась седлать ящериц. По идее это следовало сделать раньше, но, думается мне, вряд ли кто-то решился приблизиться к виверне в отсутствие её наездника.

    И я не мог их винить. Хотя если бы они перебили друг друга, обижаться бы не стал. Вряд ли дракон прочитал мои мысли, скорее, эта тварь была злобной сама по себе, но даже наличие хозяина его особо не остановило. Поначалу всё было в порядке, разбойники отвязывали и выводили маунтов, но в какой-то момент мелькнула тень от неуловимого движения шеей, и окрестности огласились диким воплем заживо пожираемого человека.

    Главарь бандитов никак не отреагировал на выходку своей зверюги, о чём-то тихо переговариваясь с горбуном, зато остальные, поначалу впавшие в шок от потери товарища, быстро пришли в себя и забегали в ускоренном темпе. Видимо, хотели успеть закончить, пока виверна пережёвывает первую жертву. И, на удивление, успели уложиться в довольно короткий срок. По моим подсчётам, прошло не более пятнадцати минут, прежде чем колонна ездовых ящериц покинула крепость, направившись примерно туда, откуда пришёл я.

    Следить за ними я не стал. Несомненно, они вывели бы меня на путь через болото, но это уже было не так важно, как происходящее здесь. К тому же существовал неслабый шанс, что бандиты встретятся с прибывшими по их души авантюристами из столицы. И в этой схватке я на разбойников бы не поставил. Одно дело — потрошить беззащитный обоз, другое — стакнуться с копьями наёмников. Если уж команды Дорина с лихвой хватило на бандитских новичков, то более опытные бойцы раскатают весь отряд в лепёшку. Ну и заодно проводника добудут, не думаю, что местные работники ножа и топора отличаются особой моральной стойкостью.

    Меня же гораздо больше интересовало два момента. Первый — это, несомненно, жизнь и здоровье Мирки. А вот второй — это брошенная главарём фраза о девках и войске. Что за личинки такие, из которых эта самая армия должна получиться? Как к этому причастен горбун, и зачем им пленники? Судя по алтарю, их участь незавидна, но какой результат дают эти жертвоприношения?

    «Ещё не понял? Ничего, сейчас увидишь. И правильно, что не стал смотреть на жреца Додаша, — неожиданно проснулась Шиза, -  Бог зла даёт своим слугам много сил, не факт, что ты с ним справишься. Сейчас, по крайней мере».

    Не понял… я опешил от произошедшего. Внутренний голос я привык воспринимать исключительно как выверт подсознания, вытащивший наружу мои детские воспоминания, мечты и чаянья. Но ни тогда, ни сейчас я знать не знал, кто такой этот самый Додаш, и какие у него отношения со своими жрецами. Да я даже не представлял, как они выглядят. И тут на тебе… было от чего напрячься.

    Когда я впервые услышал голоса у себя в голове, то особого значения этому не придал. Подумаешь, рассуждает об увиденном и о моей реакции на это. Не зовёт людей резать во славу бога Кузи — и ладно. Зато будет с кем поговорить. Жизнь в современном мегаполисе, полная нервотрёпок и потрясений никак не способствует психическому здоровью.

    Почти все мои знакомые сидели на антидепрессантах, которые врачи выписывали по любому поводу и в лошадиных дозах. Посещение психотерапевта стало такой же обыденностью, что и поход к лору. Только вот если твой рейтинг социальной значимости грозит пробить нижний уровень, а в личном деле стоит отметка о неблагонадежности, то даже на простого терапевта можешь не рассчитывать.

    Так что я ничуть не удивился, когда понял, что слегка поехал крышей. Перемещение по мирам нельзя назвать благотворным воздействием на психику. Но и истерить не стал. Просто принял как данность. Даже иногда прислушивался, чего там вещает подсознание, вдруг чего дельного посоветует. А теперь оказалось, что у меня в мозгах шарится кто-то совершенно посторонний. И делает это уже на протяжении длительного времени.

    В такой ситуации поди разберись, что было моим собственным желанием, а что мне навязали извне. После попадания я совершил много несвойственных мне поступков. Начиная с пресловутой погони за белкой, заканчивая вот этим походом за справедливостью. Уж, казалось бы, что-что, а альтруизм и человеколюбие во мне вытравили начисто. Как и желание ввязываться не в своё дело. Ан нет, здесь я как с цепи сорвался.

    И если с Ваской мог бы ещё найти себе оправдание, то та же Мирка для меня реально была никем. Да, она пару раз согрела мне постель, но я за это заплатил, как бы цинично это ни звучало. Что могло сподвигнуть меня пойти выручать девицу не самого тяжёлого поведения? Влияние момента, только что закончившийся бой, адреналин, кипящий в крови, раненый старик, переживающий за единственную внучку… может быть.

    Но уже сам факт того, что я вмешался в драку, вместо того чтобы сидеть на попе ровно, сильно напрягает. Ну не в моём это было характере. Недаром даже приступы бараньего упрямства у меня протекали в основном в виде зацикливания на работе. Глупо думать, что не было поводов ввязаться в драку. Но тогда мне даже мысль об этом в голову не приходила.

    «А не думал, что после того как очутился в этом мире, да ещё в новом теле, ты просто откинул все догматы и условности своего прошлого существования. И вернулся к тому, каким действительно хотел бы быть. — Шиза вернулась, но на этот раз я чётко понимал, что это чужой голос звучит в моей голове. — Маленький Вова Распутин, видевший весь ужас войны, хотел стать сильным, чтобы всех спасти. Это уже потом, когда по нему катком прошлась административная машина, он очерствел и сдался, приняв роль маленького человека. Но в душе всё ещё жила искра, из которой и разгорелось пламя, когда пришло время».

    «Тебе-то откуда знать, чего там я маленьким хотел? Ты просто манипулируешь моими мыслями и эмоциями, — поддаваться я не собирался. — Чего тебе вообще от меня надо?!»

    «Удобно свалить ответственность на других, правда? Именно так вы у себя и поступали. Но разве не поэтому ты предпочитал копаться в разных механизмах и электросхемах, сведя общение с людьми к минимуму? — голос никак не желал успокаиваться. — Потому что предательство, даже в мелочах, жгло твою душу. Искра человечности не позволяла встать на одну ступень со всеми теми моральными уродами, что тебя окружали. И именно из-за неё я и призвала тебя сюда. Мне не нужно тобой манипулировать. Ты сам встал на путь Героя и уже не свернёшь с него. А что мне от тебя нужно… об этом поговорим в столице. Когда ты туда доберёшься, я навещу тебя, и мы поговорим».

    «Думаешь, после этих откровений я туда сунусь? — я просто не мог оставить такую наглость без ответа. — К существу, что шарится в моей голове? Да пошла…»

    Закончить я не успел, потому что воздух прорезал дикий, захлёбывающийся крик. За самокопанием и разговорами с Шизой я забыл обо всём, а жизнь на месте не стояла. Вот и разбойнички решили использовать алтарь по прямому назначению. Сейчас на нём бился в путах молодой мужик. Он был полностью обнажён, а жрец Додаша кривым ножом вырезал на его теле какие-то символы.

    Видимо, это было очень больно, потому что каждый раз, как лезвие касалось кожи, жертва начинала голосить. Ничего человеческого в этих криках уже не оставалось, лишь безграничные боль и ужас. Но горбуна это не останавливало. Дорисовав последний знак, он одним движением вскрыл горло, повернув голову так, чтобы кровь по канавкам стекала в чашу. Затем сделал надрез чуть ниже грудной клетки и, засунув руку в тело, вырвал ещё трепещущее сердце.

    Стоящие вокруг бандиты разразились счастливыми криками, а меня чуть не вывернуло. Не ожидал я от этого мира, похожего на ожившую сказку, таких кровавых ужасов. Хотя бедная женщина, превращённая гоблинами в тотем, — тоже не предел мечтаний, но там хотя бы обошлось без расчленёнки. И людоедства… шаман впился зубами в кусок дымящегося мяса. Затем клинком изрубил остаток и кинул в чашу.

    Тут же к ещё агонизирующему телу кинулись двое бандитов, стащили с алтаря и отволокли в яму, что была перед ним вырыта. Довольно странное расположение, если честно, и я только сейчас понял, что оттуда доносится сильный запах тухлятины. Для чего могла понадобиться свалка трупов посреди крепости, я не понимал, но было подозрение, что ничего хорошего от этого ждать не приходилось.

    И предчувствие меня не обмануло. Оказывается, предсказания — это несложно. Загадывай самое худшее: если сбудется — ты уже будешь готов, нет — будет приятный сюрприз. Пока же я с ужасом наблюдал, как из чаши, в которую слили кровь жертвы и кинули сердце, под завывания жреца выбирается нечто, похожее на человеческого младенца. Правда, я не знал, что дети могут ползать с такой скоростью.

    Тварь, а человеком считать это я не мог, шустро доковыляла до ямы с трупами и нырнула туда. Сложно было не понять, чем именно она там занимается. А может, это у меня чересчур богатое воображение, но удержаться и не блевануть мне помогло только то, что последний раз я ел вчера утром. А пока я боролся с взбесившимся желудком, к первой личинке присоединилась вторая.

    А затем ещё три. Разбойники, не выказывая ни малейшего следа брезгливости, окружили яму, что-то друг другу увлечённо показывая. Но конец шоу положил повелительно рявкнувший жрец, и бандиты тут же, сбивая друг друга, кинулись к загону с людьми, чтобы достать оттуда новую жертву.

    Ей оказалась девушка. Я дёрнулся было, но потом понял, что это не Мирка. Она пыталась отбиваться, но, получив несколько ударов, затихла. С обмякшей жертвы споро сорвали одежду и распяли на алтаре. Горбун, пока слуги занимались подготовкой, наблюдавший за копошением личинок в яме с трупами, кивнул и неспешно направился к тихо скулящей обречённой.

    Я глядел, как к девушке приближается смерть, и понимал, что по большому счёту мне плевать, почему я оказался здесь. Вёл ли кто меня, или действительно я сбросил шелуху так называемого цивилизованного общества и делал то, о чём мечтал с детства. Главное, я не мог позволить убить невиновную жертву. Пусть даже она не та, за кем я сюда шёл. Пусть шиноби — это не штурмовики, чтобы атаковать в лоб, и один вид жреца Додаша бросает меня в дрожь, не говоря уже о виверне и её наезднике. Всё это неважно. Просто если я позволю у себя на глазах зарезать эту женщину, то потеряю себя.

    «Вот видишь, никому не надо копаться в твоей голове. Ты сам решаешь, что делать, — голос Шизы сочился удовлетворением. — Однако позволь дать тебе один совет. Ты можешь сразить жреца, но маршал гораздо сильнее его. Даже без виверны. Однако у тебя есть кое-что, что позволит тебе победить. Твой клинок способен убить даже чёрного дракона, но для этого его нужно зарядить. И такую силу можно получить только от богов. А вот как это сделать, ты должен догадаться сам. Можешь считать это последним испытанием. Если выживешь — мы встретимся в столице, и я отвечу на твои вопросы, Герой».

    Я сплюнул. Ну да, какие мелочи. Захвати крепость, убей тучу разбойников, жреца бога зла, его маршала с летающей зверюгой. При этом реши загадку и заряди энергетический клинок силой бога, причём, не думаю, что тот добровольно её отдаст, и получишь конфету. Да как два пальца об асфальт. Я обычно до обеда мир спасаю. Дважды. Справлюсь и сейчас.

    Глава 12

    Я всегда жил по принципу: взялся, так делай. Вот и сейчас не ушёл бы просто так, даже без слов «шизы», кем бы она ни была. А уж после них тем более почувствовал, как внутри поднимается тугая волна упрямства. Второй раз меньше чем за трое суток. Но если в случае с лягушкой её я воспринимал скорее как досадную помеху, то сейчас к чувствам примешивалась изрядная доля ненависти пополам с яростью.

    А всё потому, что вся эта ситуация стала для меня неким прозрением, можно сказать, катарсисом, позволившим понять, что всё в своей жизни я делал для кого-то и по чьей-то указке. В детстве мной командовали родители, потом учителя, работодатели, невеста со своей мамой, чиновники, полиция, бандиты, да кто угодно. Последний гопник в переулке — и тот приказывал мне.

    А я послушно шёл, куда ведут, даже в эту грёбаную группу, после которой отхватил отметку в личное дело, меня затащили. Можно было это списать на характер или на то, что мне просто не хватало сил противостоять давлению. Уж что-что, а ломать людей наше государство победившего либерализма научилось виртуозно. И вот вроде бы я оказался в другом мире и в другом теле. Сильном, умелом, способном постоять за себя, к тому же мой социальный статус сразу позволил войти в привилегированный слой. И на тебе, оказывается, даже здесь меня опять вели на верёвочке, как телёнка.

    Это дико бесило. Настолько, что на секунду я захотел плюнуть на всё, развернуться и свалить отсюда. Останавливало лишь то самое упрямство, не дающее бросить работу на полпути, да желание взглянуть в глаза тому, кто решил, что вправе распоряжаться моей жизнью. Правда, не решил пока зачем. Вполне возможно, чтобы попытаться убить, но не факт. Я никогда не был импульсивным, скорее, наоборот, это тут меня понесло. Но, так или иначе, больше я не собирался быть чужой марионеткой.

    Однако для начала нужно было заняться текущими проблемами. К тому же если раньше у меня нет-нет, да и мелькали искры сожаления и человеколюбия, мол, мало ли что могло сбить человека с пути праведного и заставить выйти на большую дорогу с дубьём, то увидев, как рождаются новые бандиты, относиться к ним как к людям я больше не мог. Для меня они превратились в обычных мобов очередной вирт-игры. А значит, любой, кто мешал мне, подлежал немедленному уничтожению.

    Я прикинул диспозицию. Основная масса разбойников ушла в новый поход, однако и в крепости их осталось немало. Только на стенах я насчитал около полутора десятков дозорных. Правда, сейчас бандиты полностью дискредитировали себя в этом качестве, тупо уставившись на представление, что устроил жрец. И, судя по возгласам, им оно очень нравилось, а появление из ямы с трупами первого существа — уже похожего не на помесь личинки и новорожденного ребёнка, а на вполне взрослого человека, может, только чересчур щуплого, — было встречено бурными и продолжительными счастливыми криками.

    Кроме четверых противников возле алтаря, включая жреца, из тех, о ком я знал точно, был главарь со своей виверной, сейчас скрывшийся в одном из бараков. Вот эти здания вызывали у меня тоску, потому как в них могло прятаться сколько угодно народа — размер у шести грубо срубленных домов был приличный. Хреново получится, если там засела толпа. Не мне — почему-то я был полностью уверен, что смогу скрыться даже от виверны, — но вот заложникам однозначно придёт хана.

    Ну да ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. На данный момент стоит озаботиться дозорными — те были вооружены луками, и пусть стрела — это не пуля, можно увернуться, а можно и отбить при должной сноровке, но когда в тебя стреляют с разных сторон полтора десятка человек, появляется шанс, что одному, да повезёт. Проверять прочность доспехов таким кардинальным способом я не хотел. Особенно когда эта сволочная белка уволокла шлем, оставив без защиты бестолковку.

    Работать надо быстро и тихо. Трупы можно скидывать на внешнюю сторону стены. Бандиты, что сидят в секретах, смотрят в другую сторону, да и когда начнётся заваруха со жрецом, будет поздно шифроваться. А вот опустить решётку, чтобы задержать подкрепление, стоит. Я сделал мысленную пометку в плане атаки.

    Что ж, начнём, помолясь. Я не был особо верующим или суеверным, но как любой работающий с техникой знал, что некоторые вещи просто невозможно объяснить логически. Недаром шутке про админов и бубен уже больше ста лет. Так что я всегда старался придерживаться определённых ритуалов, к тому же зачастую они означали сугубо практические действия. Например, направляясь на ремонт, я всегда проверял комплектность инструментов, потому что точно знал, если забудешь что-то, именно оно и понадобится.

    Вот и сейчас я сунул руку в подсумок для метательных ножей, куда сложил взятые у кузнецов гвозди. Жуткий эрзац, не идущий ни в какое сравнение с настоящим оружием шиноби, но свой арсенал я потратил на гоблинов, так что выбора особого не было. Противников мало того что было слишком много, так ещё наверняка появятся незапланированные ситуации, в которых любое оружие будет подспорьем.

    Вот только в кармашке обнаружились не грубые поделки местных мастеровых, а гладкие хвостовики настоящих ножей. Гвозди куда-то исчезли. Хотя… я пробежался по остальным подсумкам и чехам… мой арсенал чудесным образом восстановился. Блин. Ещё один сюрприз от «шизы»? Я, конечно, рад пополнению набора своих смертоносных игрушек, но что-то меня напрягает тенденция обнаруживать такие вещи случайно и в последний момент.

    Ладно, запишем в список вопросов к тому, кто утверждает, что вытащил меня сюда. Пусть выдаёт полный мануал, а то пока получается находить всё методом научного тыка. Как инженера кибертехники экстра-класса меня подобное категорически не устраивает. Но это позднее, пока надо разобраться с разбойниками. И полный арсенал значительно увеличивает шансы на победу.

    Спускался с крыши я не без внутреннего трепета. Оказавшись за спиной разбойника, с азартом наблюдающего за тем, как подручные жреца рвали с жертвы одежду, я приготовился убить его одним ударом в горло, но почувствовал, как дрожит кунай в руке. Всё же первая моя крупная операция как в этом мире, так и в новом теле. Бой с гоблинами не в счёт, там я действовал на рефлексах, неизвестно откуда взявшихся у скромного инженера-кибертехника, но тем не менее. Сейчас же предстоящая бойня была исключительно моей инициативой. Следовательно, и за провал отвечать мне.

     Пришлось остановиться, закрыть глаза и выдохнуть, заставляя себя забыть обо всём лишнем. А ну соберись, тряпка! Это всего лишь ещё одна миссия в игре. Ты проходил десятки таких же, только поражение в этой грозит удалением аккаунта. И как ни странно, это помогло собраться и начать мыслить рационально. Раз моя тушка и шмотки взяты из игры, значит, и действовать стоит, как в игре. Чем я там владел? Какие навыки и умения пригодятся сейчас? Всё, что нужно, чтобы победить, у меня есть, так что вперёд, нечего тут рефлексировать.

    Бандит даже не понял, что умер. Ещё секунду назад, он с восторгом и завистью глядел, как его товарищи мучали очередную девку, готовя её для алтаря, а сейчас уже летел со стены с перерезанным горлом. Причём одним ударом я заодно перебил ему спинной мозг точно под третьим позвонком. Быстро, надёжно, как и положено. Впереди был ещё десяток мертвецов, всё ещё дышащих, но срок их жизни уже истёк.

    С ними проблем тоже не возникло. Слишком уж они увлеклись зрелищем, да и в целом не блистали умом и сообразительностью. Это можно было понять, если все они появились именно с помощью жертвоприношения, то возрасту им от силы пара месяцев. Ну, полгода максимум, хотя это вряд ли.

    Налёты на тракт начались совсем недавно, иначе авантюристы уже рыскали бы по окрестностям в поисках бандитской базы, да и самих разбойничков было бы куда как больше. Так что я резал довольно сильных, но молодых монстров — считать их людьми я категорически отказывался.

    Небольшая заминка вышла в надвратной башне. Там, вопреки моим предположениям, оказалось сразу трое. Видимо, они нужны были, чтобы поднимать решётку — делали это верёвкой переброшенной через балку, тупой физической силой. Никаких технических устройств  типа простейшего ворота я не заметил.

    Они меня тоже поначалу не засекли. Даже когда первый захрипел распоротым горлом и повалился навзничь, остальные не сразу сообразили, что происходит, а потом было поздно. Метательный нож идеально лёг в гортань дальнему бандиту, заставив того рухнуть на колени. Орать, когда у тебя из горла торчит железяка, не особо получается, а мне надо было всего пяток секунд, пока я разбирался с оставшимся.

    Удар коленом под дых вышиб из разбойника воздух и желание сопротивляться. Кунай тут же пропел свою песнь, обрывая очередную жизнь, а я метнулся к последнему, пытающемуся вытащить нож из шеи. Удар пяткой в рукоятку вогнал лезвие прямиком в позвоночник, и мне осталось лишь подхватить агонизирующее тело, чтобы оно не вывалилось наружу, обнаружив меня раньше времени.

    Верёвка, удерживающая решётку, оказалась грубой, плетёной из плохо обработанного волокна, но весьма толстой. Даже в эвакуации я таких не видел, хотя там всякое бывало. Я уже начал было переживать, что придётся резать его полностью, и тогда все мои попытки остаться незаметным пойдут прахом, но стоило рассечь канат до половины, остальные под весом решётки начали потихоньку рваться сами. По моим прикидкам где-то через минуту толщины оставшихся не хватит — и ворота окажутся перекрыты. Для меня это был идеальный вариант.

    Об идее отвлекающего внимание маневра я много думал, но решение так и не нашлось. Разжигать пожар слишком долго, да и палевно. Выдумывать что-то другое означало пожертвовать ещё одной жизнью. И пусть это была не Мирка, но я не хотел отдавать Додашу лишних душ. Что-то подсказывало, что мы ещё встретимся. Зато теперь у меня был шанс на внезапную атаку. Только теперь следовало ускориться, вторая стена ещё не была очищена от дозорных.

    Расправился я с ними быстро. Тем более к виверне подходить не стал — тварь и так вскинулась, когда я резал последнего, видимо, кровь почуяла. А может, и заметила, кто знает, насколько она умна. Хорошо ещё, что шума поднимать не стала, но я всё равно предпочёл ретироваться. Оставшиеся в живых разбойнички на стенах помешать мне уже не могли, слишком далеко располагались. К тому же они сами не спешили показываться с внутренней стороны, не один я опасался дракона и его гадкого характера.

    Времени оставалось совсем мало, и я, практически не таясь, спрыгнул со стены возле загона с пленными. Они и так сильно шумели, оплакивая свою судьбу, так что моё появление, хоть и вызвало некоторый ажиотаж, но при этом осталось незамеченным. Но, может, дело было в том, что бандиты в этот момент под присмотром жреца вязали жертву к алтарю, и им было не до посторонних звуков. Вырвется девка в самый неподходящий момент, нарушит обряд — и сам вместо неё ляжешь. Судя по голове командующего налётом на караван, нравы тут царили ещё те.

    И в этот самый момент верёвка-таки не выдержала, и решётка с грохотом рухнула вниз, закрывая проход. На такой шум сложно не среагировать, особенно когда что-то происходит прямо у тебя на глазах, и взгляды всех бандитов упёрлись в своенравное заграждение. А с учётом того, что дозорные никаких сигналов не подавали, для осмысления ситуации даже жрецу понадобилось несколько секунд… которых у него уже не было.

    Сюрприз из разряда «Не ждали? А я так и планировал!», в общем-то, прошел очень удачно, даже забеспокоившаяся было виверна подскочила в своём загоне, совсем по-кошачьи выгнув спину, уставилась на закрывшийся проход, живо напомнив мне обычную домашнюю Мурку, перед носом которой расколотили стеклянную вазу. Надо ли говорить, что до сих пор живые охраннички тоже живо заинтересовались произошедшим. И покуда до них не дошло, что коллег на стенах как-то не наблюдается, я приступил к активным действиям!

    Мир мигнул, загон с пленниками исчез, подчиняясь моей способности к недотелепортации, и я, не успев ещё до конца отойти от мгновенного перемещения, сразу же раскинул в стороны руки, с которых сорвались заранее приготовленные кунаи. Два трупа с торчащими из шей рукоятями ещё не успели упасть на утоптанный земляной пол, когда я уже сорвался с места и, оттолкнувшись от неровной внутренней стороны сруба, в высоком прыжке через голову взвился в воздух прямо над реликтовой ящерицей.

    То ли услышав, то ли почуяв чужака, крылатая рептилия задрала свою тупорылую морду вверх, подтягивая толстую, но подвижную шею, словно гадюка перед броском, уже открывая пасть, и я не упустил представившейся возможности. Серебряными молниями сверкнули одна за другой две пары сенбонов, и дворик содрогнулся от вопля, полного ярости и боли. Острые спицы, пусть со второго броска, но точно поразили маленькие светящиеся злобным жёлтым огнём буркалы пародии на дракона, и ослеплённая зверюга встала на дыбы, отчаянно мотая шипастой башкой, с единого рывка выдернув из земли столб, к которому была прижата коваными скобами удерживающая её цепь.

    Впрочем, это я отметил лишь мельком, потому как, приземлившись, гася инерцию, бодрым колобком покатился по земле. Оказавшись на ногах, я и не подумал проверять, как там себя чувствует крылатый крокодил. Руки словно сами собой сложились в уже ставший привычным жест, и окружавшее пространство рывком сдвинулось, перебросив меня прямиком к алтарю, пристроив между одним из бандюков и жрецом.

    Горбун как наиболее подозрительный и, на мой взгляд, опасный субъект немедленно получил дополнительную инъекцию железа в организм в виде трёх кунаев, буквально сбивших его с ног, словно хороший выстрел из дробовика, прилетевший прямо в грудь. Нелепо взмахнув руками, служитель Додаша отлетел на пару метров и рухнул на землю бесформенной грудой чёрных тряпок, в то время как со свистом и шелестом разворачивающейся цепи грузик кусаригамы уже впился в живот его помощника, успевшего не просто отойти от неожиданности, но и выхватить оружие.

    В один рывок я оказался рядом с согнувшимся от боли разбойником и с ходу ударил коленом ему по челюсти, заставив выгнуться в обратную сторону. Серп в моей правой руке хищно сверкнул на заходящем солнце, прочертив в воздухе полный круг, оставляя на теле мужчины мгновенно наливающуюся кровью ровную полосу от паха до подбородка. А в следующий момент я с подшагом и вращением оказался у него за спиной, практически не глядя, со всей силы рубанув бандита клинком и не почувствовав сопротивления серпа, рассекающего плоть и шейные позвонки.

    Казалось, мир на мгновение застыл. Ошарашенные быстрой расправой над своим лидером и одним из товарищей последние двое оторопело смотрели на меня, притихли и узники в своём загоне. Даже беснующаяся в дальнем конце крепостицы виверна на какой-то миг умолкла. А затем всё вновь завертелось с бешеной скоростью.

    Стукнулась о землю отвалившаяся от тела голова бандита. С противным шипением из почти располовиненной туши брызнула под давлением кровь. Радостно заорали пленники, и заверещал один из бандитов, близко познакомившийся с пятком сюрикенов. Последнего же идиота, рванувшего прямо на меня с по-богатырски занесённым над головой тесаком, я, не церемонясь, ударом ноги отправил прямиком в яму, из которой он, собственно, и родился.

    Громогласный рёв и грохот, раздавшиеся с дальнего края укрепления, привлекли не только моё внимание, но и узников, которые тут же разразились паническими воплями. Ослеплённая виверна, сломав хлипкое ограждение своего вольера, всей тушей с разбега впечаталась в один из бараков, практически полностью обвалив на себя его угол. Выбравшись из-под брёвен, реликтовый крокодил вновь громогласно взревел и, бессмысленно хлопая крыльями, словно курица с отрубленной головой, грудью налетел на другую постройку. Проломив сначала одну стену, а затем и другую, летающий динозавр споткнулся и, вывалившись из уничтоженного дома, проехался по земле. Да не просто так, а с гостинцем в виде верещащего атамана разбойников, которого ископаемое трепало как тузик грелку, перехватив пастью за середину туловища. Наконец, тяжело поднявшейся на ноги виверне надоела её голосящая игрушка, и недодракон, высоко подкинув мужика в воздух и ловко перехватив зубами за ногу, с силой пару раз припечатал его головой о землю, словно рыбак, глушащий пойманную рыбёшку, а затем, резко дёрнув шеей, отшвырнул труп в сторону. Пару раз глубоко вздохнул и, поднявшись на задних лапах, издал протяжный, какой-то скрипяще-жалобный крик, задрав лишённую глаз голову к небу и гулко хлопая крыльями.

    Если проблема белок в средней полосе России теперь стояла для меня не так уж и остро, то вот регулированием популяции рукокрылых динозавров на задворках Малии стоило бы немедленно озаботиться, покуда непосредственный представитель этой самой популяции не занялся мной самим. Признаться честно, я практически не представлял, как, собственно, убивать «это», и не тешил себя надеждой, что, ослепив зверюгу, я теперь в лёгкую смогу её забороть.

    Во-первых, гарантированно уязвимые места у неё явно закончились, и не факт, что серп кусаригамы вообще возьмёт её шкуру. А во-вторых, я хоть и слышал, что здесь подобным тварям перед объездкой удаляют горловые железы, отвечающие за дыхание ядом, но вот мечущийся туда-сюда хвост с не менее смертоносным шипом, легко и играючи перерубающий толстые брёвна, отбивал всякое желание подходить к динозавру ближе, чем на несколько десятков метров.

    — Берегись! — истошно завопил кто-то из пленников, и я, не сразу сообразив, что это мне, только в последний момент чудом ушёл от прилетевшего плотного пыльного облака.

    Мгновение — и оно клубами разошлось по земле, прокатившись прямо по всё ещё жалобно стонущему разбойнику, дрожащими руками пытающемуся выковырять из себя застрявшие в теле сюрикены. Визг, который он издал, почти сразу же перешёл в хрип, кожа посерела, а плоть начала отваливаться крупными склизкими пластами, ещё до того как сам он повалился навзничь.

    Покуда я любовался крылатым динозавром, совершенно по куриному перетаптывающемуся на задних лапах и принюхивающемуся к окружающим запахам, как-то совершенно упустил из вида горбатого жреца, которого посчитал уже мёртвым. К сожалению, он то ли был со мной не согласен, то ли товарищ Додаш посчитал себя уязвлённым тем фактом, что его жрец окочурился от трёх паршивеньких железяк, да ещё и не абы где, а рядом с его алтарём, можно сказать, в месте силы. Ну, или как вариант, просто расстроился из-за прерванного мною ужина, потому как главное блюдо очнулось и истошным визгом напомнило о себе.

    В любом случае горбун изволил не просто напомнить о себе, запулив в меня смертоносное заклинание, а решил ещё и зловеще полетать в колышущихся от несуществующего ветра одеждах примерно в полуметре над землёй. Я всё ещё наслаждался его новым имиджем, когда по мановению бледно-серой руки, появившейся на мгновение из длинных рукавов балахона, в меня полетело новое заклинание, принявшее образ пылевого шипа, увернуться от которого было не так уж и сложно, а вот дальнейшее мне совершенно не понравилось.

    Прыгая вокруг медленно поворачивающейся вслед за мной уродливой фигуры, я осыпал её градом из всех имеющихся у меня железяк, постепенно превращая восставшего жреца то ли в ёжика, то ли в подушечку для иголок. Вот только на втыкающийся в него металл, моему противнику было откровенно наплевать, и он продолжал меланхолично посылать в меня заклинание за заклинанием, а ведь мне к тому же приходилось ещё следить за виверной, которая, похоже, почуяв клеть с онемевшими от страха пленниками, собралась целенаправленно хромать в их сторону.

    Видимо, в какой-то момент летающему горбуну подобное времяпрепровождение надоело, и он начал плести некое особо мощное колдунство. Я же, в свою очередь, телепортировался ему за спину и, не особо мудрствуя, принялся наносить хаотические удары серпом кусаригамы. Зло стиснув зубы от того, что, кромсая балахон, не причиняю обновлённому противнику ровным счётом никакого вреда, а затем от ощущения полного бессилия, пнул летающую фигуру ногой.

    К моему удивлению, ёжик… точнее, жрец Додаша, оказался сильным, но лёгким, и, издав какой-то потусторонний крик, отлетел метров на десять, прежде чем смог выправиться и развернуться в мою сторону и опять поднять бледные руки. Я уже собирался начать уворачиваться, потому как победить этого монстра мне явно было не суждено, когда подала голос виверна и с диким рёвом рванула прямо на нас, хлопая для пущего эффекта перепончатыми крыльями.

    Как я увернулся, не знаю, зверюга почти мгновенно набрала огромную, наверное, взлётную, по своим меркам, скорость и впечаталась во внутренний частокол стены с такой силой, что поломала брёвна и едва не разворотила укрепление. А вот жрецу повезло меньше. Увлечённый нашим противостоянием, он проигнорировал опасность, и его хорошенько приложило крылом пробегавшей мимо твари, на что он в кой-то веки вдруг прореагировал болезненным вскриком.

    Концепция дальнейших действий родилась будто сама собой в ньютоновском озарении, хотя, скорее всего, в последнем кульбите я просто-напросто приложился темечком о какой-то камень. В любом случае покуда летающий горбун ещё не оправился от встречи со своим ручным крокодилом, я подскочил к нему и единым махом обмотал цепью кусаригамы, закрепив серп на марен крюка, чтобы жрец не сорвался. Затем, ухватившись за оружие со стороны бойка, попытался раскрутить урода вокруг себя, как то делали рэстлеры на популярных и одобренных правительством спортивно-развлекательных каналах.

    План был прост. Швырнуть горбуна в виверну, которая уже разобралась, где у неё брёвна стены, а где крылья и ноги, и будь что будет. Если повезёт — они прибьют друг друга, а нет — у меня всё равно появится хоть какое-то время, чтобы придумать что-нибудь новое или, освободив пленников, сбежать. И уж за что я совсем не беспокоился, так это за потерю оружия. В своём новом облике горбун был практически неуязвим, как минимум для меня, смертоносен и жутко неповоротлив, так что при неудаче вернуть кусаригаму особого труда не составит.

    Но, как говорится, человек предполагает, а бог располагает. Я бы даже удивился, если бы у меня сходу получилось задуманное. Вместо метателя тяжестей из меня по неопытности вышел мальчик с воздушным шариком, который ну никак не хотел раскручиваться, только вместо надувного резинового изделия, родственного проходящему под номером «два», был смертельно опасный и что-то верещащий замогильным голосом горбун, поклоняющийся Додашу. Впрочем, мысленно я его только этим изделием и называл, не забывая помянуть то, что оно пользованное. Но в результате я всё-таки приспособился, и когда оклемавшаяся виверна уже брала по доносящимся от нас воплям пеленг направления для повторного разгона, раскрученный-таки жрец был послан прямиком ей в грудину.

    Я как-то не ожидал от слепого крокодила такой резвости. Орущий жрец оказался пойман задней лапой ещё в воздухе, а затем со всей силой впечатан в землю. Пытающуюся сопротивляться фигурку чудовище драло когтями, било шипом на конце хвоста и жевало страшными челюстями, а уж топтали его с особым остервенением, и, наконец, зажав нижнюю половину, виверна с жутким хрустом разорвала горбуна пополам, словно динозавр из фильмов, подбросив верхнюю половину в воздух и одним махом заглотив.

    К сожалению, стоять на месте и наслаждаться одновременно жутковатым и между тем каким-то по первобытному притягательным зрелищем, я не мог. Следовало ещё как-то завалить этого недодракона, но вот идеи на этот счёт у меня отсутствовали от слова совсем.

    «Обернись…» — услышал я в голове голос шизы.

    Я резко развернулся, готовый к внезапному нападению нового, неизвестного ещё мне врага, выдернув из ножен за спиной единственное оружие, которое у меня оставалось. Пусть танто и был тупой и совершенно бесполезный, но защититься с его помощью или… в конце концов, убить человека можно и карандашом, а потому при должной ловкости, даже подобная игрушка может быть опасной в умелых руках.

    Прямо за мной находился алтарь Додаша с привязанной к нему девчонкой, успевшей то ли наораться и замолчать от страха, то ли сорвавшей голос, а потому с ужасом хлопающей глазищами. Каменная плита, алтарь злого бога. Источник его силы и могущества в данном регионе, а заодно приёмник и распределитель энергии, получаемой от жертвоприношений. А у меня в руках нечто, способное убить даже некого «Чёрного дракона», только с разряженной батарейкой…

    Подскочив к распластанной на жертвеннике девице, я быстро сдёрнул с крюков петли удерживавших её верёвок и довольно бесцеремонно сбросил взвизгнувшую жертву с нагретого ею места. После чего положил на него клинок.

    Ноль реакции, чего, собственно, и следовало ожидать, хотя была надежда на то, что алтарь — это что-то вроде дистанционного источника питания. Оглянувшись на издавшую очередной скрежещущий вой виверну, я подхватил танто и… совершенно случайно заметил, как чиркнувший по монолитной каменной плите кончик клинка на мгновение засиял голубоватым светом. Более того, на отчётливо вздрогнувшем алтаре осталась довольно глубокая царапина.

    Я провёл ещё раз, уже целенаправленно, и камень задрожал под налившимся переливами оружием, а на пределе слышимости раздался разъярённый вопль. Тогда, уже не рефлексируя, я замахнулся и вогнал клинок в середину алтаря, и тупое на вид лезвие вошло в него как горящий нож в масло. Ну, или, точнее, он же, но в технический маргарин, потому как со своим индексом я давно уже забыл, каков вкус и цвет настоящего сливочного масла.

    Громыхнуло! Свет на мгновение померк, а меня будто куклу отшвырнуло от камня, практически мгновенно покрывшегося сетью трещин. В небо ударил луч тёмного света, а мир буквально потонул в болезненном вопле, который, словно многотонный пресс, прижал меня к земле, и почто сразу это закончилось, а в груду почему-то рыжего песка остался воткнут мой танто, сияющий голубым светом лезвия.

    Не скажу, что я что-либо почувствовал, взяв клинок в руки. Он был такой же, как всегда, точнее, такой же, каким я увидел его первый раз в этом мире, до того как он погас. Зато я точно знал, что мне теперь делать, словно бы кто-то вложил мысль в мою голову.

    Мгновение, специальный жест — и я уже стоял прямо под брюхом перетаптывающейся и принюхивающейся виверны. Быстрое движение руки с зажатым обратным хватом клинком на уровне сустава ноги. Ещё миг — и я кубарем выкатился из-под взревевшего от боли и завалившегося набок чудовища, отчётливо услышав хруст ломающихся под его весом костей правого крыла. Словно раненый голубь виверна забилась на земле, и мне оставалось только, выбрав момент, оказаться возле её головы и легонько чиркнуть голубым лезвием по шее твари на полную глубину лезвия, потому как прикладывать силу для этого не требовалось.

    Теперь осталось только в изнеможении сесть прямо на землю и смотреть, как постепенно вместе с кровью уходит жизнь из могучего тела, в ожидании, пока время и естественные процессы доделают за меня всё остальное. Конечно, куда как героичнее было бы поразить чудовище прямо в сердце… вот только, чтобы двадцатипятисантиметровый клинок до него достал, меня виверна должна была проглотить. А я не любитель подобных извращений.

    Да и вообще, сейчас меня меньше всего волновало то, как именно со стороны будет выглядеть подобная победа. В конце концов, я вроде как ниндзя и в паладины и прочие самурайствующие личности без царя в голове не нанимался. А закат такой красивый.

    Эпилог

    После Москвы Мала — столица государства Малия, раскинувшаяся по обоим берегам полноводной реки Малы, — не впечатляла. Может, местным она и казалась центром цивилизации, символом просвещения и прочее, но для меня всё равно выглядела как провинциальный городишко, кичащийся своей историей и не замечающий, насколько он уже обветшал.

    Однако при этом я прекрасно понимал, что придираюсь. Слишком уж привык к хайтеку, бетону и обилию стекла. На самом деле, тут было что посмотреть. И дворцы поражали своей монументальностью, и храмы тянули ввысь многочисленные шпили. Да и сам город выглядел так, словно сошёл с открытки: яркий, утопающий в зелени, выстроенный из двух-трёхэтажных зданий с цветной черепицей. Пастораль, одним словом. То, что нужно после резни, устроенной мной в крепости бандитов.

    Помощь пришла лишь на следующие сутки после эпичной победы над виверной и её хозяином. И нельзя сказать, что все это время я сидел, сложа руки. Недобитые разбойнички не давали скучать, появляясь то тут, то там как черти из табакерки. Если бы не их тупость и кровожадность вполне могли бы натворить дел. Ну как минимум заложников порезать.

    А так, каждый стремился убить именно меня. Уж не знаю, за кого они обиделись больше: за жреца с алтарём или за главаря с летающей зверюшкой, — но факт, стоило очередному работнику ножа и топора завидеть меня, как тот кидался в бой, пустив от ярости пену ртом. И ладно бы молча, может, и был бы шанс неожиданно приголубить меня острой железякой. Так нет, они орали при этом так, что даже мёртвый услышит. Так что мне оставалось лишь прибить очередного крикуна, только вот через некоторое время обязательно находился следующий.

    К тому же Мирка нашлась. И хоть девушка оказалась целой и невредимой, она была сильно напугана. А тут ещё эти уроды вопят как резанные. Пришлось успокаивать по мере сил и возможностей. К сожалению, самый надёжный способ оказался недоступен, и не по причине отсутствия желания у меня или у внучки возницы. Оказалось банально негде. Жилище главаря развалила виверна, а в другие даже заходить было противно, настолько они оказались загажены. Но всё же моё присутствие и обещание, что не дам её в обиду, возымело действие, и девица, хоть не успокоилась окончательно, но хотя бы трястись от любого звука перестала.

    Но, как было написано на кольце Соломона, «всё пройдёт, и это тоже». Вот и срок моего сидения в крепости завершился. Прибывшие авантюристы устроили сафари по лесу за оставшимися в живых разбойниками, помогли бывшим пленным, ну а мне пообещали замолвить словечко в гильдии, чтобы там поняли, что я не нуб какой-нибудь, а вполне себе заслуженный «папка».

    И трофеи помогли собрать. Оружие бандитов было из дрянного железа и годилось только в переплавку, зато в бараках обнаружилось много интересного. Например, товары из нескольких пропавших в округе обозов. Их полагалось вернуть владельцу или наследникам, но мне капали нехилые откупные в четверть стоимости. За этим зорко следила гильдий, и хотя я пока не был её членом, для меня сделали исключение за выдающиеся подвиги.

    А ещё была виверна. Цена, которую мне озвучили за её покоцанную тушку, впечатляла. А то, с какой скоростью покупатели принялись за разделку, стоило мне согласиться, говорило о том, что продешевил я минимум втрое. Но обид по этому поводу не было. Не найдись человек, готовый заплатить, я бы бросил эту тушу гнить, ну разве что клыки бы выбил на память да чешуек наковырял. А что до требухи, то гори она синим пламенем.

    Однако всё обернулось весьма удачно, и в Малу я въехал, значительно упрочив своё финансовое положение. К тому же за меня обещал поручиться в гильдии не только Дорин, пришедший вместе со спасателями, но и командующий ими воин по имени Пилос. Судя по тому, с каким почтением к нему относился жрец, авантюрист был большой шишкой и пользовался авторитетом.

    Но поскольку прибыли в столицу мы уже к вечеру, официальную часть решено было перенести на следующий день. А то неудобно идти к главе гильдии грязными и пропахшими болотом и кровью. Так что первым делом я направился в гостиницу, намереваясь помыться, поесть и отдохнуть. Мирку ещё на въезде в город забрали родители, засыпавшие меня благодарностями и уверениями в вечной преданности. Даже неудобно стало, но вот навестить девицу денька через два можно было. Думаю, она не откажет спасшему её герою в прогулке под звёздами, с вручением полагающейся ему награды, раз в крепости не получилось.

    Заведение «Поющая свинья», что посоветовал мне Дорин, оказалось весьма неплохим, ну, по меркам средневековья. Просторные комнаты без клопов и прочей живности, мягкие перины на пуху, а не набитые соломой тюфяки, которые я ожидал увидеть. И даже баня была в наличии. Вот туда я и завалился сразу после ужина, заодно отдав одежду в стирку. Доспехи тоже пообещали начистить, хозяин знал в этом толк, недаром сам проходил в авантюристах больше двадцати лет, пока не скопил достаточную сумму для открытия своего дела.

    В номер я явился сытым, чистым и завёрнутым в отрез ткани на манер тоги. Но всё довольство от жизни моментально вылетело, стоило увидеть сидящую на кровати девчушку лет тринадцати. Я читал, что в средние века нравы были сильно проще, и в этом возрасте девушки уже считались созревшими для замужества, а некоторые даже успевали родить первенца, однако сам я придерживался весьма строгих взглядов в этих вопросах. Однако даже рот не успел раскрыть, чтобы позвать хозяина и устроить разборки, как беззаботно болтающее ногами чудо в светлом платье внезапно преобразилось.

    — Не любишь малолеток, Влад? — голос гостьи стал ниже, в нём появилась эдакая волнующая блядинка, а затем изменилось и тело. — А если так?

    Я смотрел на шикарную фигуру своей несостоявшейся невесты и чувствовал, как в груди просыпается ненависть. Это там я не мог ей и слова поперёк сказать, однако здесь и сейчас вид шикарной женщины в вечернем платье, больше обнажающем, чем скрывающем, вызывал у меня лишь отвращение. Но я опять не успел ничего сказать или сделать, как передо мной вновь сидела девчушка, и я вдруг осознал, что именно это светлое платьишко всю дорогу мелькало возле меня. В деревне, при нападении гоблинов, в караване и так далее.

    — Узнал, наконец, — мелкая захлопала в ладоши. — Ну, давай знакомиться, Владимир Алексеевич Распутин, меня зовут Система, и это я вытащила тебя из небытия в этот мир.

    — Нахрена… — пусть я и ожидал чего-то подобного, но всё равно оказался не готов.

    — Дело в том, что где-то около пятисот лет назад по субъективному времени наш мир, бывший ранее компьютерной игрой, ожил и получил свободу. В этот же момент появилась я, — девчушка с ногами забралась на кровать, и, если бы не прошлые чудеса, никто не признал бы в ней богиню, или кем она там является. — Изначально я была всемогуща, потому что раньше, в игре, отвечала вообще за всё, но при этом оставалась лишь наивным ребёнком. Этим воспользовались другие боги, которые ожили вместе с миром. Они обманом выманили у меня большую часть моих сил, и ты, Влад, нужен мне, чтобы их вернуть.

    — А сама не можешь, ну, раз ты всемогущая Система, и всё такое…

    — Я отдала их добровольно, так что нет, иначе мне не понадобился бы герой.

    — А мне какой с этого резон? — я достаточно пришёл в себя, чтобы понять, что в очередной раз на моём горбу кто-то хочет въехать в рай, хотя… — А Додаш входит в список твоих обидчиков?

    — Возможности прожить длинную жизнь, полную приключений, богатства и славы тебе мало? — мелкая хитро сощурилась. — Что ж, думаю, награду мы обсудим, а Додаш… да, он стоит на одном из первых мест.

    — Тогда уверен, что мы договоримся, — я оскалился, — для начала мне понадобится…

     


    Оценка: 4.71*17  Ваша оценка:

    Популярное на LitNet.com Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика)
    Связаться с программистом сайта.

    Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
    Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

    Как попасть в этoт список