Широков Алексей: другие произведения.

Попаданец 2.1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.11*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Проект в соавторстве с Шапочкиным Александром

    Многое открылось Игорю Нечаеву, морскому пехотинцу, и как оказалось, потомку Чёрного герцога, первого попаданца с Земли в Охрестру. Но вопросов появилось ещё больше. Тут тебе и порядок престолонаследия герцогства, и отношения с многочисленной роднёй, и мать, категорически отказывающаяся отпускать сына к новому месту службы. Вот как в таких условиях идти спасать брата с сестрой, решивших продолжить семейную традицию и исчезнувших в подмосковных лесах?



  

Данная книга является продолжением романа "Попаданец 2.0"

  
  

Попаданец 2.1

  

Пролог - Казнить нельзя помиловать!

  
   - ... поздравляю вас от души! Если даже правда, что война слишком серьёзное дело, чтобы можно было доверить его нашим военным... то всё же вы сумели показать в проведённой операции, вся инициатива которой была в ваших руках, талант достойный генерала! - мужчина в сером камзоле с жабо, плаще и треуголке с белым опушением по отворотам, изящно взмахнул открытой ладонью. - И я вас назначаю капитаном! Вы выразили желание месьё, жениться на дочери вашего короля, как это вам было предсказано... и знаете - вас не обманули! Видя в том перст проведения, я вам отдаю руку своей дочери. Вашей женой, станет моя приёмная дочь Аделина Ла Франшиз!
   Заиграли короткие фанфары и к королю подошла девушка в платье цвета акульей кожи, в сопровождении то ли камердинера, то ли какого-то генерала. Во французских мундирах той эпохи я не разбирался, на мой взгляд все они были одинаково пышно-неуклюжими и аляповатыми.
   - Она достойна вас... она храбро устояла против всех искушений! Вас Транш Монталь, я... - острые ноготки впились мне в руку и в этот момент я понял, что это не явь, а я какое-то время смотрю на экран, довольно бесцеремонно разбуженный раскрасневшейся, возбуждённо дышавшей Хиной.
   Ну и слава богу, а то я уже успел испугаться, открывающимися передо мной перспективами и принялся просчитывать в не отошедших ещё ото сна мозгах, чем мне может грозить подобная оказия и как бы отказать этому лягушатнику и не познакомиться гильотиной. Заодно, панически соображая - куда меня собственно занесло на этот раз. Слава богу всего-навсего в кинотеатр, "Ночь французского кино" и никуда более, ни в какие параллельные реальности, где меня захотел бы видеть своим зятем Людовик XV, я не попал. Не придётся теперь ломать голову над тем, как бы сделав ноги из просвещённой, но завшивленной Франции восемнадцатого века, перебираться в варварскую, однако мытую в бане Россию, где Царь Пётр Первый во всю прорубает окно в Европу. Или там уже рулит Елизавета? Признаюсь честно, историю я учил, чтобы сдать, а не чтобы запомнить.
   Тихонько выдохнув и возблагодарив всех подряд за то, что путешествий во времени не существует, а шанс существования точной копии Земли в параллельных реальностях стремится к нулю, я со спокойным сердцем откинулся на красную спинку кресла. На экране Король Людовик награждал двух каких-то солдат гоповато-бомжового вида, пришедших вместе с Фанфант Тюльпаном содержанием, чинами и жалованием. Затем они взявшись за руки в сопровождении стайки детей ушли в стандартное "Никуда" в виде чистого поля и всплывающей надписи "Fin" посреди экрана. Коготки моей спутницы вновь впились в многострадальную ладонь и я услышал, как девушка шумно выдохнула.
   - Это просто потрясающе! - прошептала она, повернувшись и ткнувшись лбом мне в плечо. - Каждый раз, когда я смотрю Земные фильмы, я как будто снова попадаю в другой, неизвестный мне мир. И там есть всё-всё: жизнь, приключения и опасности, предательства и дружба, и эта любовь...
    Хина прильнула ко мне, и я почувствовал щекой её разгорячённое дыхание. Несколько секунд ничего не происходило. На экране шли титры, включили свет, и окружавшая нас темнота превратилась в полумрак, лишь слегка разгоняемый приглушённым сиянием софитов. Я покосился на свою подругу и улыбнулся. Трудно было признать в этой обольстительной, импозантной красавице, встреченного мною чуть более двух месяцев назад эльфёнка, которого я по первой вообще принял за пацана.
   Да, Хина была самым настоящим эльфом и если бы другие посетители кинотеатра знали об этом удивительном факте, то показ ленты "Фанфан Тюльпан" образца тысяча девятьсот пятьдесят второго года был бы непременно сорван. Хотя... кто в здравом уме, в России образца две тысячи восемнадцатого года мог бы поверить в такое чудо? Некоторое время назад, я бы первый отправил на лечение в "Кащенко" любого, кто стал бы приставать ко мне с подобными глупостями...
   Я грустно хмыкнул, поймав на себе завистливый взгляд парня в явно дорогой молодёжной одежде, сидевшего вместе со своей спутницей, двумя рядами ниже. Не удержался и подмигнул ему. Мол: "Вот так вот, Богатенький Буратинка. Не по вашу душу цветочек в моём огороде растёт! Завидуйте молча!" Он всё правильно понял и поспешил за своей девушкой к залитым ярким светом проходам в фойе, где уже во всю суетились уборщики. Всё-таки греют мужское тщеславие подобные моменты.
   - Хина, пойдём? - спросил я, делая попытку встать.
   - Ну Игорь, подожди! - девушка недовольно вцепилась в меня не давая подняться. - Ещё немножко... Мы так редко бываем наедине!
   Да уж, "наедине", если не считать всех остальных в этом зале. Впрочем, я понимал о чём говорит эльфа. Её совершенно не волновали взгляды посторонних людей. Не то чтобы она считала их за пустое место, просто рождённая в фантастическом средневековье малышка, как-то на удивление быстро адаптировалась в моём мире и приняла новые для себя нормы общественной морали как должное. Говорила она о моей семье.
   Вот уж кто взял нас в оборот, стоило только ей пройти "Гладь" и вынырнуть в бассейне дедовской дачи. Меня так не встречали! Мама, тётя Регина, ещё какая-то женщина, в которой я не без труда опознал ламию в человеческом обличии, Татьяна со своим вечным хвостиком Эрией. А ведь с Хиной вернулась Алина и с кратковременным визитом посетила наш мир Луна. Ну и конечно же моя маленькая Юна, которая очень не хотела расставаться со мной, но злые тётки были сильнее.
   Весь этот женский коллектив игнорируя всех вокруг заперся в одном из роскошных гостевых покоев и о чём они там говорили, так и осталось для меня тайной. Юна рассказывать отказывалась категорически, несмотря на то, что до этого момента между нами не было никаких тайн, а аккуратные расспросы остальных участников девичника оказались столь же бесполезными. В любом случае, с тех самых пор нас с Хиной ни на секунду не оставляли наедине, что наводило на нехорошие мысли.
   А ещё я поссорился с мамой. Наверное, первый раз в жизни мы так разругались. Нет - встретила она меня так, словно бы я вернулся из-за могильной плиты. Вот только потом - запретила мне даже думать о другом мире. Я мягко возразил, что отныне приписан к особому корпусу в составе вооружённых сил РФ на территории Чёрного Герцогства. От меня в ультимативной форме потребовали, чтобы я написал рапорт об увольнении и понеслось.
   Уже дома, на очередном витке скандала, я дал в морду пьяненькому Ипполиту, посмевшему повысить голос на мать и даже замахнуться, а дальше произошло то, чего я ожидал меньше всего. Она выгнала меня из дома. Сказала, что пока я связан с тем миром, я разрушаю семью и заявила, чтобы я не показывался на пороге её дома и не называл её матерью, пока не выбью из головы всю иномировую дурь.
   Впрочем, всё это никак не повлияло на её отношение к Юне и к Хине над которыми она ворковала словно наседка над цыплятами и сдувала с девочек пылинки, злобно шипя на меня по поводу и без. Дома, как и приказано было я не появлялся. Жил я у Алины в "Нечаевском Замке", а местом нашего рандеву служила квартирка тёти Регины, мамы Татьяны, оказавшейся ещё одной моей "гаремной" мачехой.
   В общем - по-дурацки всё в королевстве Датском. Мама словно бы специально заставила меня вспомнить, что именно по её прихоти я ничего не знал о другом мире и именно поэтому мне было там так тяжело. Так что я, вполне естественно обиделся, и ничего с этим поделать не мог, при каждой случайной встрече, выслушивая кучу незаслуженных упрёков в своё адрес, чувствовал, как мы всё дальше и дальше отдаляемся друг от друга.
   Конечно "на обиженных воду возят"... но обычно эту присказку вставляют те - у кого на данный момент всё хорошо. А так - только пальцем тронь, настоящую вендетту устроят. Вот и выходило, что побыть наедине с Хиной у меня не получалось, в то время как девочка, словно бы не замечая, что происходит всё больше и больше тянулась ко мне и ситуация при которой мы просто держимся за руки - её более не устраивала.
   - Пойдём, сейчас будет смена фильма, да и уборщикам поработать надо.
   - А может останемся. Посмотрим эту... как там её, - Хина вытащила брошюрку и прочитала по слогам. - "Эм-ма-ну-эль"! Название вроде хорошее.
   - А фильм не очень! Вставай.
   - Ну-у-у-у! Почему?
   - Потому, что мне голову оторвут, если я позволю тебе смотреть "Эммануэль", - ответил я.
   У Хины, нашедшей себя в кинематографе, с подачи Алины было введено нечто вроде цензуры, отсекающей от девушки всё, в чём имелись совсем уж откровенные или тем паче постельные сцены. Не знавшая подобной опеки взрослая эльфа, вполне резонно опасалась культурного шока у такой же как она дочери Эльматерасу и жёсткой псевдоазиатской культуры эльфов, поле просмотра чего бы то ни было содержащего эротику, или тем паче порнографию. Я в общем-то разделял её мнение, а потому, заодно практически купировал в квартире Регины интернет и зорко следил за тем, чтобы жадная до новых впечатлений эльфа не добралась не дай бог до какой-нибудь современной женской фантастики или другого мракобесия с яшмовыми воротами и нефритовыми столбами.
   Сама же Хина воспринимала подобные ограничения вполне спокойно. В общих чертах понимала от чего её отсекают, считала это распутством, очень смущалась, но в тайне хотела глянуть хотя бы одним глазком на то самое. Однако восточное воспитание и вбитые в голову с детства эльфийские традиции не позволяли воспротивиться опекающему её мужчине, который говорит ей "нельзя". Впрочем, как и старшей подруге с богатым жизненным опытом.
   И хочется, и колется, и немного страшно, и очень стыдно - полный набор того, что может остановить послушную средневековую девочку с восточным антуражем, от принятия современного панамериканского разврата с опытом многочисленных сексуальных революций.
   - Ладно, пойдём... - расстроенно проговорила Хина, поднимаясь с кресла и поправляя платье. - Только я домой ещё не хочу! Регина опять заставит меня читать Чехова, а мне этот эскулап--апотекарий не нравится!
   - Хин, это русская классика... Да и вообще хорошие девочки в такое время спать должны.
   - Это ты Регине скажи. У Её Высочества собственный взгляд на распорядок дня. А Чехов, э в первую очередь не очень понятно и жутко скучно! Ты вот уедешь опять от меня к Тариэнь, а я буду мучиться. Это не честно! - подхватив мою руку она потянула меня по проходу, к остаткам быстро всасывающейся в светлый прямоугольник выхода толпе.
   - Трудно спорить с дамой таких кровей.
   - Да, - спокойно согласилась девушка, и поёжившись передёрнула плечиками. - Если не делать как она говорит, может и Толстого заставить читать в слух, стоя на табуретке.
   - Регина зверствовать изволит? - признаться я был слегка удивлён методами воспитания, используемыми этой тихой и очаровательной женщиной. - Неужели взыграла королевская кровь?
   - Она хорошая... - ответила невпопад Хина и тряхнув чёлкой вышла из зала, улыбнувшись резко покрасневшему пареньку, служащему в фирменной золотой жилетке кинотеатра. -  Не то, что бы я совсем ничего не понимала во всех этих гусарах, поручиках и корнетах... Регина очень доходчиво объясняет кто-есть-кто, что, куда и зачем. Вот только как-то не интересно. Вот скажи - зачем нужны отдельно кирасиры и уланы, если есть конные латники с пиками и тем более рыцари с их длинными боевыми копьями? Мне, например, не понятно...
   - Уланы -- это лёгкая конница, - попробовал пояснить я, - они банально дешевле любого тяжёлого конника, быстрее, а так как к тому же вооружены пистолетами, обычный латник и рыцарь не составляют им конкуренции. Мобильность, и возможность успешно противостоять действиям как лёгкой так и тяжёлой конницы...
   - Ой, давай не будем об этом. Мне и так на литературе и вашей истории очень и очень скучно. Про Наполеонов всяких слушать. Оно мне вообще - надо?
   Я промолчал, хотя был готов согласиться с мнением эльфийки о том, что многое из того что ей преподают девушке в общем-то без надобности. И если бы я мог, то направил бы её обучение, за которое рьяно взялись женщины моего семейства в более практичное русло. Но ведь с Таниной мамой действительно не поспоришь.
   Племянница самого Короля Сирентийского, дочь Великого Канцлера из Пурпурной семьи, а в этом мире известная отечественная писатель-фантаст, скрывающаяся под мужским псевдонимом. Регина Эсперцева или точнее Эсперцио совместно с Алиной наставляла Хину в науках, которые следовало знать быстро русифицирующейся гостье. Та же, зная кто взялся за её воспитание беспрекословно исполняла все требования как безмерно уважаемой ею героини эльфийского народа, так и августейшей особы пред которой она лишь недавно перестала бухаться на колени.
   А всё дело в том, что девочка была неграмотной. Эльфа умела читать по слогам на своём родном языке и понимала куда нужно поставить именную печать. Собственно, на этом её родной отец, "Папочка Эльф", он же покойный ныне Рорим Камикуру в соответствии с традициями народа альфмацураи и завершил обучение дочери. В силу женского пола ей не светила должность чиновника даже самого низкого ранга, а потому он и не видел особого смысла тратить силы и время на её дальнейшее образование, сосредоточившись на том, чтобы предать ей своё мастерство. Да и то не в полном объёме, а только то, что дозволялось знать ей как девушке.
   Считать эльфа умела ровно до десяти, и ещё до ста, по десяткам, что было достаточно для того, чтобы не обсчитали на рынке. Складывать и вычитать, только при условии достаточного количества пальцев, а об умножении и делении так и вовсе не имели ровным счётом никакого представления. Однако, Хина не была бы эльфом, если бы не впитывала знания как губка, а потому за поразительно короткий срок наставницам удалось поднять её уровень класса эдак до седьмого-восьмого общеобразовательной школы. Не по всем конечно предметам, а только по отобранным на женском совете дисциплинам, как-то там сочетающимся с наложенным Алиной лингвистическим заклинанием.
   Без магического воздействия, нахватавшаяся то здесь, то там наших слов девица разговаривала на русском хуже чукчи рождённого во Вьетнаме и выращенного зулусами, с непередаваемым свистяще-пищащим акцентом и постоянным мявканьем в каждом слове. Книги же Хина читала в адаптированном варианте, сотворив над ними какое-то простенькое заклинание на изучение которого потратила почти неделю, истрепав Алине все нервы. Во что я был многократно ткнут носом, так, словно бы это я, а не "Папочка эльф" вознамерился сделать их девушки мастера боевых искусств в ущерб всему остальному образованию.
   - Ну? Куда теперь пойдём? Я хочу ещё чего-нибудь посмотреть! - крутанувшись на каблуке, от чего водопад шелковистых, нежно розовых волос взметнулся в воздух, Хина со счастливой улыбкой уставилась на меня своими иссиня-голубыми глазами.
   Конечно это была всего на всего иллюзия. Радужки у девушки были почти малинового цвета, однако Алина видимо решила не рисковать и когда при помощи магии прятала острые ушки соотечественницы изменила и глаза, чтобы Хина своей необычной естественностью не особо бросалась в глаза. Насколько мне было известно она и волосы ей хотела ей перекрасить в чёрные, но вмешалась моя мама и запретила подруге творить подобные изуверства.
   Осмотрев вывешенные на стенах постеры, я кивнул в сторону того, с которого на нас сурово смотрел одетый в средневековый костюм Жан Рено с причёской "под горшок" и предложил.
   - Вон, "Пришельцы". Комедия вроде.
   Внимательно осмотрев предложенный мной вариант, Хина насупилась и с подозрением уставилась на меня.
   - Там я надеюсь эльфов нет? - буркнула она с таким видом, будто я только и делал что обманывал её. - Я бы предпочла, что ни будь китайское с мастерами Донни Иеном, Брюсом Ли или Джеки Чаном. Или ещё лучше японские мультики, с удовольствием пересмотрела бы шедевры мастера Миядзаки.
   - Хин, мы вообще-то на ночи "Французского" кино, - напомнил я ей. - Здесь такое не показывают. А эльфов там насколько я помню нет.
   Удивительный момент - Хина чуть ли не в штыки восприняла почти всех увиденных ей в фильмах эльфов. Особенно Гладриель из экранизации "Властелина колец". Уж сколько было шума, возмущения и даже обид, и чуть ли не обвинений в дискриминации после просмотра сего шедевра современного эпического кино, что мне оставалось только похвалить себя за предусмотрительность.
   Показ я устроил в маленьком актовом зале на дедовской даче, словно бы заранее чувствовал неладное. Так что пока персонал эльфийских кровей обслуживавший переход, купальню и саму Гладь успокаивал мою спутницу, убеждая её в том, что их расу в этом мире не унижают, а наоборот, любят и уважают, мне пришлось искать способ реабилитироваться.
   Как не странно, помогла мне сестрёнка. Не одна из ново обретённых родственниц, наструганных любвеобильным папашей в том мире, а Алиса. Дозвонившись до неё, я озадачил сестру странным на первый взгляд вопросом про: "Что-нибудь очень героическое с эльфами, а лучше эльфийками, но не "Властелин Колец!". На вполне резонный и едкий комментарий, ответил "Нужно". Ну а если братику нужно - Алиска в лепёшку расшибётся, но сделает всё что от неё требуется. Всех друзей на уши поставила и результате через час, из интернета было скачано нечто под названием "Record of Lodoss War OVA", оказавшееся тринадцати серийным аниме сериалом какого-то там мохнатого года.    
   Надо сказать - понравилось. И ей и мне. Неплохой сюжет, да и вообще интересно, а вот эльфа была просто в восторге от персонажей. Может быть сказалось то, что продукт этот азиатский, а может быть, эльфа увидела в местной главной героине родственную душу... Кто знает. Мне правда и фильм Джексона нравится, вот только Хина как мне показалось, просто не воспринимала его масштабность и потрясающие съёмки и спецэффекты как нечто неординарное. Для неё похоже даже просто прыгающая по экрану фигурка кота казалось уже чем-то из области фантастики. Так что эльфа просто отказывалась сравнивать, выясняя какое чудо чудеснее и ориентировалась на свои критерии, среди которых как мне показалось не малую роль играла форма и длинна ушей у местных эльфиек.
   - И всё равно... не хочу, - подумав сказала Хина, ещё раз внимательно осмотрев Жана Рено на постере. - Что я крестьян сирентийских что ли не видела! А эти вообще на убров похожи.
   - Они вроде как рыцари, - неуверенно возразил я, припомнив сюжет фильма.
   - Да какие они рыцари! Не смеши меня! Ты на причёски посмотри - явно быдло деревенское, - фыркнула она, окатив плакат уже откровенно презрительным взглядом. - Вот ты - рыцарь! А эти... Слушай, а давай всё-таки пойдём на какой нить китайский боевичок! Ну что нам эта Франция, неужели чего-нибудь ещё найти не получится. Ну позязя!!!
   - Чего? - удивился я. Чего "зязя"?
   - Э... - она нахмурилась. - Это меня так Алиса научила "Пожалуйста" говорить. Сказала, что после такого ты не сможешь ни в чём отказать. - А я что? Неправильно сказала? Па-ся-ся?
   У и так пялящегося на нас мужика, застывшего рядом с входом в зону игровых автоматов, отвисла челюсть, а глаза приобрели какое-то маслянистое выражение. Я хоть и привычный к подобным выкрутасам и новоязу, периодически употребляемому Алиской, чуть было не оказался сметён излучаемым Хиной потоком няшности.
   "А уж не научила ли Алина эту розововолосую вертихвостку и вчерашнюю пацанку, какому-нибудь очаровывающему заклинанию?" - мелькнула в голове мысль, в то время как сам я чувствовал, что погружаюсь в эти бездонные голубые колодцы.
   Да уж - захочешь не откажешь...
   - Э... - я завертел головой высматривая среди висевших на стене постеров возможные варианты.
   Что-то уже показали и повторный сеанс следовало ждать только под утро, фильмы с Жераром Депардье были для меня русской рулеткой, я не помнил ни одного из них, а тащить эльфу на незнамо что - не хотелось. В пятом зале начинался показ "Фантомас Разбушевался" с Луи де Фюнесом, а в шестом через два часа обещали крутить его же "Жандармов". Все шесть фильмов подряд, и я не был уверен, что смогу выдержать почти семь часов пусть добротного, но всё же французского юмора. А ведь Хина потребует досмотреть всё до конца, раз уж начали. Она у меня не сторонница полумер.
   Взгляд зацепился за суровое лицо всё того-же Жана Рено. В малом дополнительном зале через пол часа готовились показывать "Васаби", а информационный монитор утверждал, что в зале оставалось полно свободных мест. Точно помня, что фильм мне когда-то понравился, я подхватил эльфу под ручку и потянул к регистрационным стойкам.
   Через пять минут мы уже сидели на открытой веранде ресторанного комплекса при кинотеатре, дожидаясь, когда зал приготовят к приёму новых зрителей. Тёплая августовская ночь давно уже опустилась на мегаполис, расцветив Москву красками огней и настоящим заревом поднимающимся над оживлёнными магистралями и проспектами ближе к центру города.
   Тёплый свежий ветерок с реки обдувал лицо, принося из прибрежных парков запахи спящего леса. Яркая змейка Москвы реки скованная нарядной, словно бы праздничной набережной убегала, вихляя к "Сити", небоскрёбы которого казались от сюда настоящим волшебным замком.
   - Красиво... - с какой-то грустью произнесла Хина, завороженно глядя на раскинувшийся от горизонта до горизонта мой родной город. - Знаешь, я иногда боюсь, что всё это мне приснилось. Что меня не остановила в последний момент Тариэнь, а я по глупости своей, взяла и уехала. А Москва - вся эта бьющая ключом жизнь твоего мира, она мне просто снится по воле Ши Ли Луна или Гаен-дуна, а может быть и самого дракона равновесия Лин-Лен-Луна в которого верит Алина. И всё это всего лишь наказание для маленькой глупой девчонки, которое оборвётся на самом интересном моменте и я, открыв глаза увижу грубые грязные доки потолка...
   - Если бы ты в тот день ушла, - перебил я её, - то я нашёл и вернул бы тебя.
   - Нет, не вернул бы... - она тяжело вздохнула, затем как будто увидела что-то в моих глазах и тихонько произнесла. - А может я и не права...
   На этом разговор на какое-то время стих. Хина, обхватив двумя руками свой бокал с каким-то слабоалкогольным коктейлем, молча тянула его через трубочку, я же, прикладываясь к кружке холодного разливного пива погрузился в воспоминания.
   Не знаю, за какие нитки дёргал отец Регины, чего он добивался и как это получил, но спустя день, после нашего стремительного захвата замка Коттай Дунсон и моей дуэли, кортеж Оранжевого Герцога прибыл в это захолустье. Много чего произошло и далеко не всё сложилось гладко, но герцог Донат Аттиус - человек показавшийся мне довольно сложным и себялюбивым передал лично мне во владение почти безлюдные горы от края Чёрного Герцогства до владения де'Жеро и баронство де'Жеро, включая замок Коттай Дунсон включительно, как члену чёрной герцогской семьи без права передачи владения родственникам второй и далее линий. То есть мой брат, некий Жора, он же Жерар, который правил сейчас в вотчине отца, которого я ни разу не видел и не общался с ним, был не вправе распоряжаться этими землями под страхом войны с Оранжевым Герцогством.
   Вот такая вот загогулина заставила меня вместе с самим герцогом Донатом, и Машкой отправиться в Селун столицу королевства. Там в Министерстве Земель, на карте Королевства нарисовали область с чёрными и оранжевыми полосками и отправили нас по домам. В Коттай Дунсоне уже сидел наш управляющий, а потому баронесса Мари отправилась со мной в Чёрное Герцогство.
   Девушку после осмотра у врачей - срочно определили в элитный пансионат. Здоровье у неё уже давно дало трещину, это было видно невооружённым взглядом, а после того как Машка прошла полный осмотр, тут же всё было засекречено даже от меня и её увезли на лечение в пансионат для особых персон. Я же только потом уже узнал о куче лучших специалистов в разных областях медицины, которых выписали как с Земли, так и из Селунской Магической Академии.
   Всё это происходило на фоне моего знакомства с землями и былом Чёрного Герцогства, его обитателями и порядками. Те дни слились для меня в одну пёструю ленту незнакомых лиц, и единственного якоря в виде Хины, которая отпускала мою руку лишь изредка, на ночь, словно бы боясь потерять меня в круговерти событий.
   А затем мы вернулись в Россию. Для эльфы это событие оказалось настоящим шоком, оказывается она до последнего в тайне не верила в существование другого мира, что впрочем, как мне объяснили, было вполне нормальным, дальше же...
   Тяжёлая ладонь легла на моё плечо и надавила. Не так чтобы было больно, просто мешая мне встать. Мужской голос, полный сочувственных ноток произнёс.
   - Парень, не дёргайся и всё будет хорошо. Не делай глупостей.
   К Хине тем временем подошло два человека. Женщина в строгом костюме и ещё один крепыш, на вроде того, что стоял у меня за спиной. Эльфа недовольно посмотрела на них и тяжело вздохнув отставила свой бокал.
   - Госпожа, вас ждёт очень важный чело... - начала нежданная гостья, но Хина её перебила.
   - Игорь, а нельзя ли побыстрее, - она обречённо вздохнула. - Мне совсем не нравится наличие у вас этого, как его... "Уголовного Кодекса". Он убивает всю романтику...
   - Господа теперь я попрошу вас не дёргаться, и медленно посмотреть друг на друга, - произнёс я, вновь прикладываясь к кружке и стараясь не обращать внимание на бегающие по незнакомцам красные точки лазерных прицелов. - А теперь аккуратно, положите на наш столик всё ваше оружие. Поверьте, это исключительно в ваших же интересах.
   Передо мной появились три Glock-19, небольшой карманный Kel-Tek P32, с интегрированным лазерным прицелом, который буквально на днях я рассматривал как возможное, повседневное оружие для Хины и от того хорошо запомнил, и немного чужеродно смотрящийся в этой высокотехнологичной компании, но от того не менее грозный, АПС.
   - Всё? - на всякий случай повторил я. - Поверьте если это не так, то вам же лучше вспомнить о том, что вы совершенно "случайно" забыли положить на стол.
   Коллекция дополнилась парой ножей и странного вида самострелом.
   - Вот и хорошо, - я улыбнулся, глядя как поднимаются посетители ресторана, сидевшие за соседними столиками. - Господа постарайтесь особо не шуметь. И не прессуйте народ как в прошлй раз.
   Предупредил я бойцов из службы собственной безопасности уводивших названных гостей подальше от нашего столика. За место них, два неприметных мужчины вытолкали к столу уже знакомого мне паренька. Я его сразу узнал - это он сидел за пару рядов с крашенной блондинкой с силиконовыми губами и пялился на нас после сеанса.
   - Дмитрий Холмогоров, сын министра сельского хозяйства, - доложил один из них ФСОшников.
   - Даже так? - я посмотрел на пышущего возмущением парня, а затем на Хину, которая допив своё коктейль - попросила у женщины из оперативного прикрытия принести ей ещё один.
   Из-за самого дальнего столика поднялись две фигуры и подошли к нам. Тот что был пониже, китаец из соответствующих структур КНР, слегка поклонился эльфе. Та ответила лёгким кивком, а вот знакомый и уже примелькавшийся американец - Джеймс Би, подошёл ко мне и протянул трубку яблочного смартфона последней модели с гербом США на задней панельке.
   - Игорь - что там у тебя? - голос Тани трудно было не узнать. - Здесь этот гадюшник вскипел прямо посреди обсуждения перспектив трёхстороннего сотрудничества. Сенаторы попытались поставить раком русского представителя и выдвинули вопрос о международном протекторате над "Гладью" и равномерном доступе к перемещённым лицам иномирового происхождения.
   - А что сказала на это наша восходящая звёздочка сирентийской дипломатии?
   - Вежливо послала господ в пешее сексуальное путешествие, - вздохнула в трубке сестра. - Всем скопом. А заодно предупредила, что в дальнейшем подобные инициативы будут расцениваться как акт немотивированной агрессии и покушение на суверинитет. Так что там у тебя?
   - Да очередной мажорик решил прибрать к рукам нашу розововолосую подругу, - я подмигнул Хине, и та слегка зардевшись отвернулась. - Говорят сын министра всех фермеров и колхозников.
   - О... ну тогда жди следующего акта марлезонского балета. Знаю я этого хмыря. Или...
   - Или... Придётся Танюша. Сама понимаешь...
   - Да не комплексуй! - подбодрила меня сестра. - Помни кто ты. Надо - значит надо. Ладно о суровый и жестокий Герцог, я нырнула в сенатское болото. Если чё - скажи Джеймсу, он наберёт. Пока-пока.
   - Давай... - выключив трубку, я вернул её црушнику и откинувшись на спинку кресла уставился на всё ещё возмущающегося парня. - Ну что? Сын работника полей. Вляпался ты по самые помидоры.
   - Да я тебя засужу...
   - А как же. Конечно засудишь, два раза. За себя и за того парня.
   - Какого парня? - мажор вполне естественно удивился.
   - А того, кто тебя на нас навёл.
   - Не понял... - он завертел головой, а потом застыл, под внимательными изучающими глазами десятков людей. - Никто меня не... Я сам... мне просто...
   Кажется, только сейчас он начал понимать в какую передрягу попал.
   - Может быть и сам, а может быть и нет, - пожал я плечами, - не волнуйся это выяснят. Но ты, друг сердечный, об этом уже не узнаешь.
   - Да вы чё? Охренели в конец? - заорал мажор попытавшись отпрыгнуть от столика. - Да вы знаете кто мой отец! Да он вас...
   - А что твой отец? - я, изобразив удивление посмотрел на одного из оперативников. - По моим данным некто Митя Холмоговор разбился на своей машине где-то в подмосковных лесах. Не поверишь, жуткая авария! Не получилось опознать ни труп самого сына министра, ни его сопровождающих...
   - План 4К, - прошептал в гарнитуру понятливый сотрудник ФСО. - Выполнять.
   - 4К-с, - поправил я его поморщившись.
   - План 4К-с, - тут же продублировал оперативник.
   От входа в кинотеатр с визгом сорвались четыре дорогие машины и выжимая около ста восьмидесяти километров в час рванули в сторону окружной.
   - Вы... вы чего? Вы это серьёзно? - ноги мажора подогнулись, но оперативники удержали его от падения.
   - Более чем. А произойдёт это, - я посмотрел на часы, -  где-то через часок...
   Парень побелел. От былой бравады не осталось и следа, а руки затряслись мелкой дрожью. Не в силах более стоять, он повис на руках своих конвоиров.
   - Стульчик ему что ли дайте. Джеймс ну не стойте столбом, помогите жертве автокатастрофы. И улыбайтесь, улыбайтесь своей американской улыбкой, так как будто вручаете ему заслуженный гринкард.
   - Мистеру Холмогорову он не нужен, - црушник всё-таки выдавил из себя улыбку. - Он и так гражданин США.
   - Вот как? - хмыкнул я, а мажор встрепенулся и хотел что-то сказать, но американец опередил его.
   - Бывший. Пять минут назад он был лишён гражданства и объявлен в международный розыск по подозрению в террористической деятельности.
   - Конторка работает как часы? - расплылся я в улыбке.
   - Положение мирового лидера обязывает, - словно бы извиняясь произнёс он, пододвигая к сыну министра стульчик от соседнего столика.
   Арсенал разложенный перед нами уже аккуратно убрали, запаковав стволы и ножи каждый в отдельный целлофановый пакетик, их сложив в отдельную сумку и унесли куда-то вглубь здания. Парень сидел ни жив ни мёртв, потерянным взглядом глядя то на меня, то на демонстративно любующуюся ночной Москвой Хину. Эльфа сидела в пол оборота, с видом, как будто всё происходящее её совершенно не касается и иногда тихо обменивалась ничего не значащими фразами с китайцем.
   - Ну раз Митя Холмогоров трагически погиб, надо бы узнать твоё новое имя, - приподняв правую бровь, я посмотрел на вернувшуюся с коктейлем для Хины женщину из прикрытия. - Ниночка, как теперь зовут молодого человека?
   - Борис Моисеев, детдомовец, бывший наркоман. Судим. - улыбнувшись ответила она, передавая эльфе бокал. - Прибыл из реабилитационного центра для наркозависимых при одном из православных монастырей как волонтёр-аграрий. Назначен на работы в Саамской долине. В группу отца Тимофея.
   - М... - я поморщился. - А получше имени не нашлось?
   - Под его параметры подходят ещё Филип Киркоров и Сергей Зверев. У девочек в особом регистрационном столе специфическое чувство юмора.
   - М-да... ну ладно, пусть Борей будет.
   - Меня что... не убьют?
   - А зачем? - я пристально посмотрел в глаза и так едва живого от страха парня. - Боря, уж прости не знаю, как тебя по батюшке, если бы мы всех убивали, так и работать было бы некому.
   - Работать? - с некоторой задержкой сказал он.
   - Ну да. Понимаю, непривычно, но надо Боря - надо. Освоишь плуг, борону, ну или какой там тебе выдадут сельхоз инструмент. А так - считай, что тебе повезло... Саамская долина красивейшее место, девственная природа, свежий горный воздух! - кивнул я, припоминая звенящие водопады, террасы, голубые горы и изумрудно зелёные деревья одного из баронств Чёрного Герцогства. - Не поверишь, сам бы всё бросил и там бы осел. В земле бы покопался... Эх!
   Хина громко и демонстративно фыркнула, всем своим видом показывая, что думает на эту тему. Мол не пристало воину в земле ковыряться. Ну, по её то представлениям землепашец, что человек, что эльф существа низшего порядка. Воспитание у неё такое.
   - Значит к чеченам... - выдохнул парень.
   - Вроде того, - поднапустил я туману.
   Разоружённые секьюрити мажора хоть и не могли слышать наш разговор, заволновались, поняв, что дело пахнет керосином, однако ФСОшники быстро навели порядок.
   - Ладно Боря, заговорились мы с тобой. Так мы с дамой и на фильм опоздаем! - произнёс я, посмотрев на часы и встав из-за стола, мимоходом похлопав парня по плечу, подал руку Хине. - Идём?
   Через несколько минут, когда мы с эльфой вольготно расположились в маленьком кинозале, девушка грустно вздохнула.
   - Ты чего? - я повернулся к ней.
   - Да не понимаю я... зачем ты с этим человеком столько времени возился, - немного обижено сказала она. - Твои люди из тайной стражи вполне могли бы решить всё быстро и без твоего участия. Чего проще то. Бандитом больше, бандитом меньше.
   - Ну он то не бандит. Может у него и есть какие грехи за душой, но ты же знаешь, что у нас нельзя просто так убивать направо и налево. Надо соблюдать хотя бы видимость законности иначе люди нас просто не поймут.
   - Но он посмел покуситься на меня - твою женщи... - Хина резко покраснела, - девушку! Ты должен был покарать его на месте и...
   - Хина... - я тяжело вздохнул. - Ну сколько раз мы об этом говорили! Если я буду убивать каждого, кто вдруг возжелает познакомиться с тобой поближе - придётся вырезать всё мужское население города и нетрадиционно ориентированное женское. Ты просто не понимаешь какой эффект производишь на окружающих. Нам и так уже усилили охрану, а ты всё жаждешь кровушки.
   - Но он же всё равно обречён на рабские работы, - в чём-то вполне резонно возразила моя спутница. - Не милосерднее было ли его убить?
   - Да никто его неволить не собирается, - я устало вздохнув, откинулся на спинку кресла.
   Пребывание в родном и таком понятном для меня мире начинало откровенно тяготить всеми этими проблемами. Мать с её заморочками, совершенно адский уровень секретности, толпы ФСОшников и прочих спец служб, без которых я не мог и шагу ступить, да ещё и эльфа подливала масла в огонь, требуя то крови, то развлечений - вроде этого похода в кинотеатр, стоившего мне и ещё огромному количеству людей кучи нервов.
   Это Алина вполне обходится без назойливой охраны и не смотря на свою красоту никогда не попадает в неприятности. Ну так понятное дело - она маг или точнее какой-то там эльфийский шаман. При чём не из слабых. А вот Хина талантами в этой области обделена. Она - рукопашник. Пусть сильный, но всё же девочка, да к тому же недоучка. Не успел "Папочка эльф" полностью передать ей своё искусство и взрастить настоящую амазонку.
   - Понимаешь, если люди начнут массово пропадать после общения с нами, когда-нибудь это, да и всплывёт. И поверь, произойдёт это очень быстро. Просочится в прессу, а дальше что...
   - Не знаю, - равнодушно ответила девочка. - Что такое пресса?
   - А это такие глашатаи, которые по телевизору выступают, а также в интернете и в газетах статейки пишут. Не важно в общем. Так вот - ничего хорошего не получится.
   - Но ты же взял его в рабство. Его теперь отвезут в Чёрное Герцогство!
   - Да попугали мы его просто, - ухмыльнулся я. - Сейчас с ним пообщаются специально обученные люди на каком ни будь особо секретном объекте. Поймёт - хорошо. С действующим министром всё-таки не очень хочется ссориться. А не поймёт - посветят его со спутниками пару раз на различных тусовках, а потом бах - и автокатастрофа. Никто не выжил. Безутешный отец получает соболезнование от самого Президента, а народ радуется незавидной судьбе очередного мажора. Ну а уж тогда, Боря Моисеев в компании других тёсок представителей эстрады, которые тоже не вняли нашим просьбам - отправится в руки к отцу Тимофею. А уж Святая Православная Инквизиция в его лице, позаботится о том, чтобы из гнилых побегов выросли здоровые деревца. Понятно?
   - Д-да... - не глядя на меня девушка прикусила губу и покачала головой. - И в этом мире всё сводится к политике и интригам.
   - Ну а ты как думала. В сказку попала?
   - Именно в неё, - она мягко улыбнулась и прильнула к моему плечу щекой.
   Фильм шёл своим чередом. Жан Рено уже зажевал пригоршню той самой вассаби и познакомившись со своей дочкой, уделал какого-то якудзу в гольф клубе, когда в зал приотворилась дверь и в неё бесшумно прошмыгнул человек. Пробравшись рядом выше ко мне, он тихо, что бы никто не услышал прошептал мне на ухо.
   - Игорь Данилович. Вас вместе с дамой просят через два часа прибыть в Кремль.
  

Интерлюдия 1: Железная дева

   Глухо скрипнула тяжёлая дверь и из кабинета занимаемого деканатом кавалергардской кафедры вышли два второкурсника, обряженные в тяжёлые конные латы с гербовидными щитами за спиной и с тяжёлыми конными палашами у бедра. На локтевом сгибе правой руки у каждого из них покоился глухой круглый шлем без привычного плюмажа, зато с подвижным клювовидным забралом, усеянном фигурными смотровыми дырочками и прорезями.
   Перекинувшись парой фраз между собой, будущие рыцари королевства Серентия переглянулись, и один из них бросил быстрый, голодный взгляд на девицу, котрая ожидала чего-то напротив кабинета проректора по административной части. Увиденное парню понравилось и он, уже не стесняясь, в открытую принялся пожирать глазами девушку.
   Трудно сказать, что зацепило его больше. Её ослепительная красота и тонкие черты уроженки южных островов, жутко дорогой декоративный доспех, казалось, созданный исключительно для того, чтобы подчеркнуть её женственность. Или то была необычная шпага с почти треугольным восьмидесяти сантиметровым клинком и массивной овальным эфесом, с гардой больше подходившей для рыцарского копья.
   В любом случае, бросив своему товарищу несколько слов, он повернулся к незнакомке и уже сделал было шаг в её сторону, как второй курсант схватил его за плечо и принялся что-то шёпотом втолковывать, бросая на девушку плотодные взгляды.
   - Да... Спалился старикан!.. - удивлённо произнёс рыжий парень. - Так вот значит, о чём он думает, когда нас чехвостит!
   - Ну, хорошо хоть на нас пока не переключился, хотя поговаривают...
   Парни дружно усмехнулись. А затем синхронно повернулись и уставились на ладную фигурку. Вряд ли в Селуне нашёлся бы хотя бы один мужчина, коему были не чужды прогулки к жрицам любви, мог бы не узнать эту позу. Девушка стояла, прислонившись к колонне спиной и уперев в неё правую ножку в изящном высоком ботфорте белого цвета. Колено довольно сильно задирало и без того недлинную юбочку, и между ней, и отворотом сапога виднелась полоска нежно розовой кожи. Руки сложены под впечатляющей формы бюстом, явно демонстрируя аппетитные выпуклости, которые едва ли можно было скрыть под подчёркивающим их нагрудником типа лорика мускулата причём женского образца. К тому же тонкий металл был снабжён внушительного размера вырезом-декольте, а идущая до горла лёгкая шёлковая сорочка, оставляла видимым ромб непокрытого тела с очаровательной ложбинкой между грудями.
   - Пойдём Маркус, - оборвал его приятель. - Если даже она из района красных фонарей, то явно не по нашу душу.
   - Но... - первый ещё раз жадно посмотрел на девушку. - Пэршо, может быть...
   - Маркус! - повторил его приятель и выразительно посмотрел на дверь кабинета проректора.
   - Так мы и подождать можем! - возразил тот. - Сейчас всё равно свободное время. К тому же я пару местечек в академии знаю. Где нам никто не помешает по быстрому... Только не говори что в деньгах вопрос встанет, а если у тебя нет, то я ссужу.
   - Ты же знаешь, что я не беднее нашего старого развратника, - процедил Пэршо, явно задетый словами друга и покосился глазами на кабинет, о хозяине которого ходило множество слухов среди кадетской братии. - По быстрому говоришь... По быстрому было бы не плохо, всё-таки в город нас только в конце месяца отпустят, а в самоволочку у нас особо не побегаешь.
   - Ну, так в чём вопрос. Идём?
   - А... была, не была. Пусть и после старого пердуна будет, но так он графьёв будет. Вроде как нам - барончикам-то не зазорно!
   - Тем более, - утвердительно кивнул Маркус, - в такую кралю не потыкаться - всё равно, что перед Всеблагим согрешить!
   Парни зашагали по коридору прямо к девушке. Подровнявшись с ней Пэршо уже открыл, было, рот, чтобы поприветствовать куртизанку и сделать ей соответствующее предложение, когда щёлкнул замок и дубовые двери в с грохотом отворились, на пороге появился хозяин кабинета. Он сурово зыркнул на застывших кадетов и ребята тут же подхватились с места, рванув к входу в общее крыло. Проректор хмуро посмотрел им вслед, перевёл взгляд на стоящую возле колонны девушку и, крякнув от досады, бросил внутрь кабинета:
   - Свободны. Если будет необходимо, обращайтесь сразу ко мне.
   Он посторонился, пропуская трёх девушек, в тёмно-серых мантиях первокурсниц Магической Академии Селуна и вновь обратил внимание на дожидавшуюся его посетительницу. Приветственно кивнул.
   - Дочки старого знакомого, - буркнул мужчина, словно бы извиняясь, - проблемы у них в Магикате. Графиня, прошу прощения за задержку.
   Посетительница соизволила, наконец, посмотреть на старого рыцаря и, оторвавшись от колонны, подошла к нему, на ходу вытаскивая из богато отделанной поясной сумки небольшой свиток перевязанный ленточкой с пломбой из сургуча зелёного цвета. Она что-то пролопотала на языке Островных Королевств, но проректор понял всё и без слов.
   Аккуратно взяв протянутый ему предмет, он сломал печать активатор. Развернул пергамент и направив сквозь него толику магической энергии - активировал заклинание.
   - Ох! Спасибо мастер Рейдар, - издав вздох облегчения, произнесла девушка, тряхнув шевелюрой золотых волос. - Вы не представляете, как это неприятно не понимать, что говорят тебе... или про тебя.
   Она бросила быстрый взгляд вдоль по коридору на вход в общее крыло Военной Академии или как было принято называть её в Селуне - Милитарике.
   - Графиня, как же вы оказались здесь без лингвистического заклинания? - с усмешкой спросил проректор, вытирая покрытые пеплом самоуничтожившегося свитка о штаны.
   - Какой то шутник на академической площади постарался, - фыркнула она.
   - Вы так и не выучили язык Королевства... - почти по отечески пожурил её мужчина.
   - Да всё времени как-то не было, - отмахнулась девушка. - Проще времяночками прикрыться.
   Беатрис Альб, леди-рыцарю Брионийской короны и кандидату на патент милитриссы Королевства Серентия совсем не хотелось посвящать проректора в свои личные дела. Возможной наследнице трона острова Маэджер, не с руки было пользоваться такими вот временными заклинаниями, поставленными недоучками за десяток медных серентийскийх милениумов. Как и их аналогами, записанными на свитки, развеять которые мог любой шутник, более менее понимающий в магическом деле.
   Над ней ещё в детстве был совершён большой ритуал, а потому штудировать чужие языки девушка считала пустой тратой времени и сил. Вот только "уздечка" от магии находилась в руках этой жирногрудой поганки Куилори, а с ней графиня уже неделю как была в ссоре.
   Возомнившая в последнее время о себе абы что женщина-маг опять вдруг озаботилась её нравственным воспитанием. По мнению Куилори, Беатрис по возвращению в Селун проявляла слишком уж много усердия в поисках связей, что позволили бы ей выйти на Герцога Нечаева. Дескать, такая заинтересованность в мужчине, роняла честь Альб как леди. Слово за слово и получился скандал. Разъярённая магесса остановила действие ритуала и строго настрого запретила её - Беатрис приближённым, помогать ей в этом деле.
   Собственно, это был единственный способ, которым компаньонка хоть как-то могла повлиять на графиню. Естественно для островитянки это было не препятствие - однако с тех пор девушки не разговаривали и даже сидя вместе за трапезным столом, усиленно делали вид, что их друг для друга не существует. Впрочем, посвящать в сложившуюся ситуацию кого бы то ни было со стороны - будущая милитресса не собиралась.
   - Проходите Графиня, - со вздохом произнёс мастер Рейдар, жестом приглашая девушку в свой кабинет.
   В помещении пахло недавним и очень бурным сексом, как, впрочем, и от самого проректора. Специфические запахи, которым не пристало витать в учебном учреждении, тем более за этими дверьми, конечно, постарались скрыть, набрызгав то здесь, то там розовой водой, но всё же заглушить их полностью не получилось. Минут через пять-десять раскрытое настежь окно сделало бы своё дело, однако, Беатрис пришла чуть раньше назначенного ей срока, а держать у порога высокородную иностранку любвеобильный старик не решился.
   Впрочем, в силу определённых причин, графиня знала эти запахи только благодаря баронессе Миллес - деве туманов, которая на островах при помощи своей ворожбы учила ещё совсем юную леди Альб, улавливать малейшие ароматы и звуки. Полагаясь на нос и уши ориентироваться в тёмных комнатах, определять присутствие живых существ, чем они занимались и как давно. Ну и конечно, примечать яды, не полагаясь на здоровье отведывателей-мундшенков.
   Правда, чем занимались за закрытыми дверьми старик с тремя студентками-магами, Беатрис поняла почти с первого взгляда. Одеяния рыцаря были помяты, край нижней рубахи, заправленной в большой спешке, выглядывал из штанов, а девушки на ходу отправляли и приглаживали мантии. Так что нельзя сказать, чтобы, довольно брезгливая в подобных вопросах, графиня прямо таки горела желанием посещать сейчас этот кабинет. Впрочем, выбора у неё не было.
   Уверенный в том, что его маленький секрет так и остался тайной, и глупая иностранка ничего не заметила, рыцарь, бывший довольно упитанным человеком, доковылял до своего рабочего стола. Предложил девушке присесть на стул для посетителей и сам с кряхтением опустился в кресло. Леди Альб не очень понравилось, какими глазами этот мужчина смотрел на её грудь и ноги, однако старалась сохранять каменное выражение лица, присущее истинной имперской дворянке. Она давно уже привыкла к тому, что мужчины на континенте не сдержаны и считают, что женщина что-либо делает или носит в первую очередь для того, чтобы доставить удовольствие их глазам.
   - Итак. Графиня. Беатрис... вы позволите мне вас так называть?
   - Как вам будет угодно мастер Рейдар.
   - Экстренно созванная приёмная комиссия вынесла свой вердикт по вашему вчерашнему выступлению... и по материалам собранным записывающим артефактом во время порученной вам миссии... - он замолчал, и когда пауза явно затянулась, добавил. - И вынесла своё решение.
   Девушка ожидала продолжения, не произнеся ни звука, понимая, что это не всё, точнее не совсем всё, что хотел сказать ей проректор. За подобными новостями следовало бы отправляться на профильную кафедру, а не в этот кабинет.
   - Подвели вы меня Беатрис, - мужчина сокрушённо покачал головой. - Ой, подвели. Мы о чём с вами договаривались, юная леди?
   - У меня были определённые мотивы поступить так, а не иначе, - уверенно ответила она.
   - Мы договаривались, что вы... - словно бы не услышав её ответа, сказал старый рыцарь, - появитесь в этих стенах, не раньше... я повторюсь: "Не раньше!" окончания текущего учебного года. Последней! С опозданием! Мы с вами это не раз и не два обговаривали и вы давали мне своё слово!
   Ну конечно! Она помнила это абсурдное условие. Единственная учащаяся в академии девушка, по мнению Магистрата и самого Ректора, не должна была справиться даже с таким плёвым делом. Им нужно было показать удивлённой появлением Беатрис общественности, что женщина не может быть ни Королевским Рыцарем, ни Рыцарем-Магом. Впрочем, по выполнению задуманного графиня Альб всё равно бы получила золотой рыцарский патент - наивысший бал, вот только... в тайне, не предавая это огласке. Иностранка с шилом в заднице, которая решила противопоставить себя бравым серентийским парням, по мнению руководства Акадэмии даже если и была достойна бумажки с золотым грифом, то такой, место которой было лишь в нужнике.
   Фактически это был ультиматум, который её вынудили принять. Здесь другое королевство и жаловаться её было некому. Посольству? Её слово будет стоять на кону против слов очень уважаемых в Селуне людей. Её Королеве? Так всё же домой она вернётся с золотым патентом, да и будет ли желание у Королевы Биониска ссориться из-за неё с северным соседом. Серентийскому Королю "Солнце" - да она даже не его подданная!
   Вот и вынуждена она была согласиться. И выполнять. Тратить драгоценное время своей жизни, дожидаясь, когда парни её курса устанут пить вино по тавернам и портить крестьянок. Вспомнят, наконец, про поручение и в последние дни года выполнят свои задания, хотя могли бы давно уже обернуться и тогда уже придаваться утехам - ведь до нового учебного года все они всё равно находились в заслуженном отпуске.
   Она честно тянула лямку, вплоть до того момента как встретила своего будущего мужа. А дальше, как истинная островная леди, она вынуждена была начать действовать, а не тянуть из китов жилы. Вот и оказалась опять в Академии одной из первых.
   - Повторю, появились определённые обстоятельства, из-за которых я была вынуждена...
   - Вы нарушили своё слово леди... - мужчина встал и, подойдя к окну, в показной задумчивости уставился на двор. - Рыцарь, это не только тот, кто носит тяжёлые доспехи и размахивает мечом. Рыцарь это человек, в первую очередь благородный. Человек слова и чести! Вот и подумайте леди Альб - много ли отныне стоит ваше слово?
   Он искоса посмотрел на неё, осуждающе, но не в глаза, а в область груди.
   - Исходя из всего выше сказанного - приёмная комиссия вынесла отрицательно постановление. Не имея возможности полагаться на ваше честное слово, у магистров возникли вопросы к достоверности вашего рассказа. И к сохранённым в артефакте данным.
   Он замолчал, какое-то время выжидательное всматриваясь в девушку, а затем вновь уставился в окно.
   - Вы обвиняете меня во лжи? - на полном серьёзе возмутилась Беатрис.
   - Нет, леди, - в голосе проректора заиграл властный метал. - Я говорю, что не могу более безоговорочно доверять вам! Нарушивший слово однажды...
   - И... - она ожидала чего угодно, но только не подобного развития событий.
   Только сейчас графиня поняла, как ловко обвели её вокруг пальца. Обыграли... не просто припёрли к стенке, как она думала раньше, а виртуозно загнали в угол, из которого просто не было другого выхода, кроме как с уйти с позором. И никому, ни в том, ни в другом случае не нужны были бы её оправдания, а итог - один. Женщина не может быть серентийским рыцарем! Стоит же ей начать разоряться у себя на островах и требовать правды, как эти хитрые лисы скажут, что в опоздании не было бы ничего зазорного, так как сие всего лишь часть испытания. Настоящий рыцарь-де в её случае - должен был проявить смирение и держать данное им слово.
   Покуда девушка в панике размышляла о том, что же ей теперь делать, проректор успел повернуться к ней и присев на подоконник, вдруг заговорил мягким почти отеческим тоном.
   - Беатрис...
   - Да? - встрепенулась она.
   - Признаюсь... я вам верю, - замявшись, он поправился. - Хотел бы верить! И если вы сумеете доказать мне, что на нарушение данного вами слова, вас сподвигло нечто действительно важное. То я думаю, что я смогу добиться пересмотра вердикта.
   - Что я должна сделать?! - цепляясь за эту надежду, словно утопающий за соломинку воскликнула девушка. - Всё что в моих силах.
   - Хорошо, - он тяжело вздохнул, так словно бы этот разговор был для него неприятен. - Вы знаете. В древности у рыцарей был такой обычай. Чтобы восстановить утраченное доверие, человек должен был расстаться с чем-то очень и очень ценным в пользу того, кого он обманул.
   - И так я смогу восстановить ваше доверие? - спросила девушка, перебирая в памяти все имеющиеся у неё драгоценности и артефакты.
   Попросит ли он какой-нибудь меч или то драгоценное колье, в котором она была на новогоднем балу. Его стоимость просто зашкаливала, но в её-то положении чего уж мелочиться.
   - Да, - коротко ответил старый рыцарь.
   - И что же вы хотите мастер Рейдар? - воскликнула она. - Я отдам вам это!
   - Вы клянётесь мне?
   - Да - клянусь!
   Пауза затянулась на минуту, затем на две, а затем проректор тихо, но внятно сказал.
   - Проведите со мной ночь Беатрис, и я обещаю, что приёмная комиссия...
   От столь бесстыдного предложения кровь ударила в голову девушки. Несколько секунд она сидела словно оглушённая, невидящим взглядом глядя сквозь толстого, старого и не очень-то красивого человека, что смотрел на неё глазами полными животной похоти, а затем залилась звонким заливистым смехом.
   Графиня хохотала словно безумная, не в силах остановиться. Опять её провели. Развели как сопливую крестьянку! Слово даже взяли, а она-то про брюлики думала.
   - Вы находите это смешным Беатрис, - ледяным тоном спросил, подходя к ней, рыцарь. - Напомню вам, что вы только, что клялись...
   Не в силах остановить подступающую истерику, девушка хотела было встать и влепить этому человеку такую пощёчину, какую он запомнил бы на всю жизнь, но не в силах была пошевелиться. Старый рыцарь ждал и когда смех, наконец, отступил, Беатрис вытирая слёзы прохрипела.
   - Слушай сюда старый кабель. Когда мой муж узнает о том, что ты мне предложил и как хотел обмануть, мы вместе с ним посмеёмся ещё раз, а затем он придёт сюда и кастрирует тебя. При-люд-но, на академической площади!
   - Понятно леди Альб, - холодно произнёс мастер Рейдар, - Ложь пустила глубокие корни в вашем сердце. Клятвопреступнице нечего делать в этих священных стенах.
   Быстро подойдя к своему столу, он достал из верхнего ящика два свитка и положил из перед ухмыляющейся Беатрис.
   - Это твоя бумага об отчислении с позором из Милитарики, а это, - он указал на второй свиток, - королевское предписание о депортации. В следующий раз, на священные земли Селуна и Серентии ты сможешь ступить только прибыв как гражданское лицо на корабле с отметками о посещении им портов Островного королевства в надлежащие для плаванья в обе стороны срок. В противном случае тебя вздёрнут на городском эшафоте, как и положено это делать с клятвопреступниками! У тебя ровно седьмица, чтобы убраться отсюда. За сим всё, пройдите с глаз долой.
   Он замолчал, переводя дыхание, а затем, гордо вздёрнув подбородок произнёс.
   - И если вы думаете что можете напугать меня своим несуществующим мужем. То знайте, эта ложь на меня не подействует!
   Беатрис хищно улыбнулась и встала со своего стула, изящно подхватив бумаги.
   - Моё дело предупредить, - промурлыкала она. - А верить или нет - ваше. За это время много чего случилось. Впрочем, вы как были похотливым козлом, только и умеющим что портить молоденьких девочек - так им и остались. За сим можете не провожать. Меня от вас тошнит.
   Она ещё, какое-то время наслаждалась видом пошедшего красными пятнами лица мужчины, который из всех сил старался казаться важным и величественным. На его подрагивающие, пухлые ладошки, которые если и держали меч, то очень и очень давно. Отвернулась и гордо вскинув голову, направилась к дверям.
   - Леди Альб, - окликнул её голос проректора, когда она уже взялась за ручку двери. Не сообщите мне имя человека, которым вы мне пытались угрожать? Кто ваш муж?
   Губы девушки вновь растянулись в улыбке. Она спиной чувствовала страх и злость этого нет, не рыцаря - обычного чиновника когда-то давно купившего себе этот титул. Он отчаянно трусил и скорее всего хотел предупредить возможную угрозу, надавив на какие ни будь рычаги при королевском дворе.
   Нет - выбранного ей мужчину, которому будет суждено стать её мужем подставлять она не собиралась. Поэтому и не стала называть его имени, а просто бросила равнодушным тоном.
   - Нечаев. Герцог Нечаев из Чёрного Герцогства.
   Пусть ищет! Пусть роет носом землю и трясётся от этой грозной фамилии! "Совравший один раз - соврёт дважды!" - а вот про третий раз в пословице ничего не говорилось, а потому Беатрис была уверена, что говорит правду. И пусть он ещё не муж - но на небесах и в водах уже всё точно решено Всеблагим и матерью его Морской Девой!
  
  

* * *

  
   Дверь закрылась и Рейдар Палий разом рухнул на обмякших ногах в своё массивное кресло. Поднял руку и с ненавистью уставился на свои трясущиеся пальцы.
   - Агххх! Нечистый Ролэ! Ролэва девка! Ролэв Чёрный Герцог! - не в силах из-за навалившегося на него страха соображать проректор поднёс дрожащую руку ко рту и впился зубами в плоть между большим пальцем и запястьем.
   Он всегда так делал, когда ему было страшно. С детства. Из-за этого ему приходилось постоянно носить на руках белые шёлковые перчатки, а руки были покрыты сетью застарелых шрамов. Зато почувствовав вкус собственной крови на языке и боль от укуса - он успокаивался.
   Рейдар был трусом и прекрасно осознавал это. Годы обучения в Милитарике не сделали из него настоящего рыцаря, зато были наполнены болью, ненавистью и унижением. Он научился более-менее сносно держаться в седле химерала, но меч так и не стал продолжением его руки. Палий научился риторике и изящным искусствам, но так и освоил прикладное ремесло войны. Себя он считал "стратегом" и искренне верил в то, что для Короля, а значит для государства, такие как он намного ценнее обычных рубак. Утешал себя тем, что "страх", приступы которого он постоянно испытывал, закалил его душу и он же является неотделимым спутником любого удачливого полководца. Чем-то данным свыше. Тем якорем, который оберегает великих людей от непоправимых ошибок и неоправданных рисков.
   В те дни, когда он, обливаясь потом, маршировал на плацу Милитарики. Недосыпал и страдал от вечного голода, он часто мечтал лёжа в своей неудобной и вонючей кровати о том, как однажды он вернётся во главе большого отряда и спалит к Нечистому Ролэ это проклятую Академию. Но годы дали мудрость, а интриги и доступ к королевскому двору - эту должность.
   Став проректором он далеко не сразу понял, какая удача пришла к нему в руки. Привыкнув рваться наверх, идти по головам и работать как проклятый, он, считая назначение признанием несуществующих заслуг, пропадал в Милитарике круглые сутки. Улучшал, приумножал, облагораживал и лишь спустя какое-то время, осознал, что всё это не его. В смысле, принадлежит не ему, а потому, не имеет никакого смысла рвать себе жилы ради того, что через десяток лет достанется другому назначенцу.
   Впрочем, за прошедшее время его старания успели заметить большие люди, и главное предыдущая леди Луна. Именно она уговорила ректора расширить полномочия столь ценного кадра на хозяйство Магиката. А это значило, что теперь он, Рэйдар Палий, наконец-то получил безграничный доступ к главной и тайной страсти его жизни.
   Проректор Милитарики любил женщин. Не всех. Только определённого возраста и исключительно девственниц. Ему нравилось грубо, порой жестоко брать их трепещущие от страха тела. Наблюдать, как внезапная боль искажает их лица. Знать что именно он, а не какой-нибудь расфуфыренный красавчик, стал их первым мужчиной и что именно его семя прорастёт в новую, сильную жизнь. Облагородит убогое и никчёмное человечество.
   Рейдар был женат, но как это обычно бывает при договорных браках, супруга являлась вещью. Да - статусной, но не любимой. Она не подпала в интересующие его возрастные рамки, а потому не возбуждала, да к тому же он откровенно побаивался её, а потому предпочитал не появляться в фамильном замке столь долго - сколько это позволяли приличия.
   Он как паук плёл паутину, на прекрасных бабочек. Глупышки только-только появились из своих куколок, а потому неизменно попадались в его сети, он же как истинный гурман не бросался на ближайшую, а окутывал их коконом из которого было почти невозможно ни выбраться, ни ужалить или укусить. И тут такой промах! Где же он ошибся.
   Кровь заполнила рот, и от сердца откатил противный холодный ком страха. Руки перестали дрожать и он, присыпав ранку исцеляющим порошком, со вздохом откинулся на спинку кресла. Так подставиться. И из-за кого? Из-за какой-то там южанки! И кому! Ему - кукловоду знавшему вкус герцогских и графских дочерей! Он уже даже не считал, сколькие из них сейчас носили под сердцем его дитя, а кто уже разрешился от бремени. И все они не смели сопротивляться ему, и никто не открыл рот. Эта же островитянка... Нет - проректор даже не сомневался в том, что она известит этого своего мужа, а уж тот непременно выполнит её обещание.
   А ведь как всё хорошо складывалось. Самовлюблённая дурёха, возомнившая себя рыцарем, помешанная на островной ереси, да к тому же прекрасный цветок, который только и ждал когда он - Рейдар Палий, сорвёт его для своего букета. Он оплетал её интригами, всеми правдами и неправдами пытался оторвать от остальных курсантов, внушить ей наивную идею о том, что серентийцы презирают женщин. Устроил весь этот карнавал с обещанием и ловушку, в которую она не могла не попасться. В верхнем ящике его стола уже пару месяцев лежали несколько пар готовых свитков с положительным и отрицательным результатом экзамена. Дело было только за малым. Дождаться и разыграть всё по нотам. И вот такой результат.
   Проректор вздохнул и с грустью посмотрел на вмонтированный под крышку стола алый камень. Стоило на стул сеть девственнице, и он загорался. И ведь в этот раз он горел. Горел! Нечистый Ролэ его побери. Она врала про мужа, так почему он "так" испугался. Что-то почувствовал? Да - наверное. У него, как у бывалого хищника случались подобные озарения. Этакое чутье, которое всегда безошибочно подсказывало ему, какую из запутавшихся в его сетях бабочку стоило бы отпустить по-добру по-здорову.
   - Герцог Нечаев... - произнёс вслух проректор и встав принялся ходить по кабинету. - Из Чёрного...
   Память услужливо подсказывала одну единственную фигуру, Самого Чёрного Герцога - но тот уже дано был мёртв и вряд ли спустя столько лет мог быть опасен для Палия. Тогда кто? Один из его потомков? А они есть?
   Рейдар нахмурился и быстрым шагом подойдя к массивному во всю стену секретеру, открыл столешницу и немного покопавшись, нашёл на связке нужный ключ. Заскрежетал замок укреплённого отдела, тяжёлая бронированная дверка дворфской работы отвалилась в сторону, и перед мужчиной появился кусочек радуги, составленный из корешков тяжёлых учётных фолиантов. Из общей группы выбивались лишь три полоски. Белая, тёмно-красная и чёрная. Схватив последнюю, он распахнул её на случайной странице, немного полистал, нашёл нужную и уставился стеклянными глазами на тянущиеся от края страницы линии.
   То были ветви фамильного древа Чёрных Герцогов которое, как и для других родов вели королевские летописцы. Такие цветные фолианты имелись практически у всех влиятельных людей Серентии. Точнее у тех, кто мог их себе позволить выкупить из архива за очень немаленькую сумму. Влиятельных соседей всегда нужно знать в лицо, а тех от кого может зависеть твоя голова - тем более.
   Начиналось древо Чёрных на первой странице. С Вольрика Чёрного Сайки - что, в общем-то неудивительно. Тянулось сквозь все развороты, иногда ветвясь после небольших парных портретов, а некоторые ветви по той или иной причине обрывались. Рейдар сейчас смотрел на две небольших миниатюры. Данэ Нечаева и леди Мезисы Чёрной Олюс, последней из древнего, практический обескровленного рода, властителей тех земель. У них было два сына. Борэз и Андрэ - двадцати трёх и двадцати лет соответственно.
   Однако не всё было так просто с этой семьёй. Дэне Чёрный Нечаев был многоженцем. Совершенно легально, следуя традициям тех земель, с благословения церкви и короля. Проклятый везунчик сумел отхватить в супружницы племянницу самого Короля и породниться с Великим Канцлером! Это было плохо! Очень плохо! Мало кто в столице не знал Регину Эсперцио и её дочь - Татьяну. Не того пошива граф Палий, чтобы тягаться с ними.
   "Если южанка не соврала..." - подумал он.
   Пальцы вновь заражали, а рука словно бы сама собой скользнула к паху, прикрыв столь ценимый проректором орган. Он тяжело сглотнул подкативший к горлу ком и принялся внимательно изучать портреты отпрысков этого семейства.
   Семь сыновей, и две дочери. Если откинуть последних в сторону, четыре человека, два полуэльфа и полудворф. И как только у Нечаева получился подобный уродец... Двое - младший полуэльф и коротыш - несовершеннолетние и не могут претендовать на реальный титул Герцога, хотя мелкий выродок уже является полноценным бароном. И того пять кандидатур, из которых сам нынешний правитель Борэз, два безземельный и три уже обеспеченных, обладающих баронствами, которые из-за размеров и богатств тех земель, правильнее считать графскими угодьями.
   "Попал как кур в ощип..." - мысленно выругался проректор.
   Он хотел было закрыть фолиант, когда внимание его привлекла ещё одна пустая рамка, стоящая даже выше чем лик Мезисы Чёрной Олюс, так же связанная с Дэне супружеской цепью. Вот только она была пустая, со странным крестиком из трёх палочек на том месте, где обычно изображался символ Всеблагого.
   "Видимо эта женщина погибла задолго до того как Нечаев взошёл на трон Чёрного герцогства". - он хмыкнул и убрав книгу, тщательно запер и закрыл секретер.
   Чувствуя, как успокаивается дрожь в руках, подошёл к окну и глубоко вдохнул воздух Селуна. "Страх" потрясающее вино для пытливого разума. В его голове уже зарождался некий план. Крутились какие-то схемы, но не хватало главного - информации. А с этой проклятой семейкой выход был только один.
   Рейдар дёрнул за шнурок, висящий за спинкой его рабочего кресла и уже через минуту в комнату аккуратно вошёл Босе. Его поверенный человек и секретарь в одном лице.
   - Босе, милейший. Организуй ка мне встречу с ректором, - медленно, словно нехотя он оторвался от панорамы дневного города и посмотрел на застывшего в угодливой позе мужчину.
   - Ваши надобности? - деловито поинтересовался тот.
   - Я тут намедни... - с ленцой начал Палий, - сверился с нашими реестрами учащихся. И знаете, за последние сорок лет ни нашу военную, ни магическую академию не удостоил своим присутствием ни один отпрыск из семьи Чёрного Герцога. Я, конечно, не имею в виду юную лилию, Татьяну Эсперцио, но сейчас у Чёрной семьи пять давно уже вошедших в воздаст воина юноши и ни у одного из них не подтверждён ни рыцарский ни мажий патент для инсигнии. Я бы хотел поговорить с ректором именно на эту, довольно щекотливую тему и если Великий Магистр соизволит - лично отправиться в их земли.
   - Будет исполнено! - Босе бесшумно скрылся за дверью.
   "Да... именно так. Так будет правильно. Заранее и самому оценить опасность, в то время пока островная южанка будет далеко за морями. С волей самого ректора - мне не грозит никакая опасность, даже если беглянка из моих сетей уже успела оправить весточку своему "муженьку". Да... так и надо - посмотреть всё своими глазами, а там уже решать".
Оценка: 6.11*25  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) LitaWolf "Жена по обмену. Вернуть любой ценой"(Любовное фэнтези) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"