Шишкин Лев Евгеньевич: другие произведения.

Выбор Эйтуары (Кн.3, гл. 19)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава XIX
  ВЫБОР ЭЙТУАРЫ
  
   Неожиданным бонусом для меня после нашей неудачной высадки на Амальгаму явилось то, что мне оставили пилум. Видимо, Кадык и Эйтуара в должной мере оценили мою лояльность, видя, как я бок о бок сражался с помощником капитана Зябликом, обеспечив отступление пиратов, или как отреагировал на предложение Влада примкнуть к нему, включая памятный всем удар ногой по воде, произведенный явно от полноты чувств.
   А может быть, они попросту забыли его отобрать? Хотя, ничего и никогда не упускающий из виду, Вик обязан был напомнить Эйтуаре.
   Впрочем, если бы пилум и забрали, моим планам это не повредило бы ни в коем разе. Пилум я всегда мог отнять у Пучка. Для него я давно заготовил увесистую железяку, обернутую в полотенце, чтобы немного смягчить удар (убивать не входило в мои намерения), которую припрятал под контейнером Луса.
   - Ну что, твой аппарат еще недостаточно прогрелся? - в очередной раз доставал меня вопросом Пучок, словно напрашиваясь.
   Я и без него ощущал себя, как на иголках.
   - Не знаю. Но мы можем пойти и посмотреть.
   Шел семнадцатый час ультиматума. За это время я успел даже прикорнуть на несколько часов в своей каюте, чтобы дать организму отдохнуть, не то к началу операции попросту валился бы с ног.
   Когда мы приблизились к контейнеру, на его маленьком дисплее наконец-то высвечивались долгожданные два иероглифа, вид и значение которых я выучил наизусть за последний десяток часов:
   "Изделие готово", - сообщали они.
   Я понял, что час "Х" пробил.
   - Постой-ка тут, - попросил я Пучка. - Я на секундочку выйду.
   Пучок растерянно посмотрел сначала на саркофаг (ох, как же его разбирало любопытство!), потом на мою удаляющуюся спину, колеблясь, считать ли мою просьбу новым заданием для себя или придерживаться старого и не выпускать меня из виду? Видно, решив последовать за мной, только если я задержусь слишком долго, он послушался и снова обратил все внимание на таинственный аппарат.
   Я быстро прошел через шлюз. Быстро, потому что откачки воздуха не требовалось: шлюз в данный момент функционировал в качестве двойной двери. Свернув по коридору за угол, где, я знал точно, не было видеокамеры, и Вик не имел возможности подглядеть за мной, я вскрыл отверткой панель плинтуса, выбрал среди прочих нужный кабель и перерезал его лучом пилума. Затем вставил панель на место.
   Вернувшись к шлюзу, я вынужден был остановиться, так как дверь не открылась сама, как должна была, при моем приближении.
   - Вик, открой, - приказал я, глядя прямо в объектив камеры.
   Никакой реакции.
   Прекрасно, дело сделано: теперь видеокамеры грузового отсека не смогут поведать Вику о том, что там должно произойти в самое ближайшее время.
   Чтобы открыть дверь шлюза пришлось воспользоваться полуавтоматикой, то есть опустить к низу специальную рукоятку. Пока рукоятка опущена, двери остаются открытыми, что мне и требовалось на будущее.
   Конечно, перерезав видеокабель, я в известной степени рисковал: Вик обязательно пошлет кого-нибудь выяснить причину неисправности, и хорошо, если это будет робот, а не человек. Еще хуже, если он свяжет поломку со мной и поднимет преждевременную тревогу. Тогда я окажусь на грани провала и спасти меня смогут только стремительность и импровизация.
   - Ну что там? - спросил Пучок, когда я снова появился у саркофага.
   - Все в порядке, питание в норме, - стравил я ему по привычке первую, пришедшую в голову абракадабру, не слишком заботясь о смысле, в который Пучок все равно не станет вникать.
   - Понятно, - серьезно кивнул он в ответ, словно и впрямь что-то понял.
   Что и требовалось доказать.
   Я обронил на пол металлическую гайку, которую хранил в кармане. Она звякнула, ударившись об напольную решетку, и провалилась сквозь ее ребра.
   - Что это было?
   - Блин, ключ упустил, - с сокрушенным лицом поведал я и, опустившись на четвереньки, сделал вид, что пытаюсь разглядеть, куда запропал воображаемый ключ. - Ничего не вижу... А ну, может быть, ты разглядишь?
   - Без него никак не обойтись? - помялся Пучок, не то ленясь опуститься на четвереньки, не то предчувствуя то, что должно было случиться.
   - В том-то и загвоздка, что никак.
   - Ну-ка, посторонись.
   Кряхтя, он опустился рядом, прижав пухлые щеки к самой решетке.
   Нащупав рукой обмотанную полотенцем железяку, я осторожно вытащил ее из-под контейнера, и со всего маху шандарахнул ею по темени ничего не подозревающего Пучка.
   Без единого стона он вытянулся на полу во все свои метр девяносто пять.
   - Вот и славненько, - прокомментировал я. - Обошлось без дублей.
   Подхватив за ноги, я с большим трудом оттащил бесчувственного Пучка к одному из пустых контейнеров, в которых Влад доставлял на борт продукты впрок. Припасенными заранее веревками спутал Пучку руки и ноги, и вложил кляп ему в рот, после чего насилу закатил в контейнер, скрыв, таким образом, свою жертву от посторонних глаз.
   Следующим моим шагом стали манипуляции с саркофагом. Несколько спешно нажатых кнопок - и створки куполообразной крышки съехали в стороны, открывая моему взору ванну, до краев наполненную темной маслянистой жидкостью. Напряженно вглядываясь, как в омут, в ее непроницаемую спокойную поверхность, я гадал, что случится дальше. И вот тут, заставив меня вздрогнуть от неожиданности, из черной жидкости внезапно показался торс монстра, резко принявшего сидячее положение. Без всякого сомнения, это был Пучок, только в самом жутком виде, каком только можно было его себе вообразить, хотя и реальный Пучок далеко не красавец. Капли вязкой, словно ртуть, жидкости скатывались с его тела и абсолютно сухих волос. Не мигая, монстр смотрел на меня недобрым взглядом...
  
  
   Я спешил. Я почти бежал. Направляясь из трюма в верхние палубы, я предполагал, что в том закоулке коридора, где я подпортил кабель, мне может попасться робот-ремонтник, и не ошибся. Размером с гнома или мартышку, он деловито ковырялся внутри вскрытой панели.
   Конечно, стрелять в спину не слишком благородно, я бы даже сказал подло, даже если вы стреляете в робота, но я не мог позволить ему обернуться и заметить меня, так как глазами робота смотрел сам Вик. Поэтому я выстрелил в спину, и продолжал жечь и резать до тех пор, пока не убедился, что окуляры камер не лопнули, а сам робот не превратился в груду бесполезного металла, не способного вызвать подмогу.
   Первую работающую камеру я миновал с таким видом, словно чем-то до крайности встревожен, и уверен, Вик правильно интерпретировал внешние проявления человеческих эмоций.
   - Вик, - обратился я к нему с нотками паники в голосе. - Кажется, с Пучком твориться что-то неладное. Он весь покрылся красными пятнами. Ведет себя, как безумный, чуть не убил меня, а только что расстрелял ремонтного робота. У меня возникли серьезные подозрения, но сначала я хочу кое-что проверить и переговорить со вторым помощником Зябликом. Где он?
   - Зяблик в кают-кампании, - сообщил Вик.
   - Попроси его как можно быстрее спуститься к первому челноку. Только не поднимай панику. Я сначала хочу проверить целостность скафандра Пучка. Кажется, Пучок умудрился как-то заразиться на планете.
   Получив, таким образом, одобрение Вика, я направился в помещение, где находились скафандры. Каждый скафандр хранился в отдельном шкафу. Я запомнил, в какой шкаф укладывал Пучок тот скафандр, в котором он утром выходил на поверхность Амальгамы, достал его, и, уложив себе на колени, начал делать вид, что исследую его самым, что не на есть, тщательным образом. Вскрикнув, будто мне удалось что-то обнаружить, я бросился к видеокамере и, размахивая перед ней шлемом от скафандра, завопил:
   - Вик, ты это видишь? Вот тут, маленькая дырочка! Я так и знал! Кто-то в суматохе угодил лучом в шлем Пучка и нарушил герметичность. Пучок заражен. Я сейчас покажу Зяблику. Он уже идет?
   Не дожидаясь ответа, я словно безумный, бросился вон из помещения, навстречу Зяблику. В одном из уголков коридора, где камера меня не видела, поспешно достал пилум и прожег в шлеме отверстие. Теперь мне будет что предъявить второму помощнику.
   Я натолкнулся на него уже в следующей секции коридора. Он шел в сопровождении трех пиратов. Не удивился бы, если бы они шли арестовывать меня.
   - Что происходит? - строго спросил меня Зяблик.
   - С этого корабля надо валить и как можно быстрее!
   Я произнес это таким уверенным голосом, что вызвал у Зяблика и его спутников невольное беспокойство.
   - Ты что, обкурился?
   - Пучок заразился спорами амальгитов. И давно разносит заразу по всему короблю. Черт! От нее нет никакого средства. Нам всем надо срочно эвакуироваться, - убеждал я.
   - А ты не торопишь события? - усмехнувшись, ответил второй помощник, вызвав похожие ухмылки на лицах сопровождавших его людей.
   - Вот, полюбуйся, это шлем Пучка, - предъявил я Зяблику тонкую дырочку в забрале шлема. - Должно быть, в перестрелке кто-то случайно пальнул Пучку в лицо. Он вдохнул зараженный воздух, потом покрылся красными пятнами, а сейчас в трюме начал терять рассудок.
   Выражение недоверия на лице Зяблика понемногу начало сменяться озабоченностью.
   Пристально вглядываясь мне в лицо, вместо того, чтобы смотреть на шлем, он вдруг попятился назад.
   - Говоришь, Пучок сначала покрылся пятнами, так?
   - Ну да, - подтвердил я, словно не понимая, к чему он клонит, - а потом достаточно одного прикосновения, одного общего вдоха, чтобы зараза сошла на соседа...
   - Красавчик, ты смотрел на себя в зеркало? Не видел своего лица?
   - Нет. А что с ним?
   - Лучше бы тебе не знать! - изрек Зяблик и предупредил угрожающе: - Не приближайся ко мне!
   Но мне не надо было смотреться в зеркало, чтобы узнать о том, что все мое лицо распухло и покрылось багровыми пятнами. Пятна появились и на руках, и при Зяблике я рассматривал свои руки с непреодолимом ужасом и отвращением. На самом же деле это была не более чем аллергическая реакция на клубнику. Всего час назад, зная об этой особенности своего организма, я намеренно выдул пять баночек клубничного сока, который, надо заметить, у пиратов не в чести. И вот вам впечатляющий результат, что называется "на лицо", который я представил пиратам, как первый признак заражения убийственными спорами.
   Они проглотили наживку вместе с крючком. Из трех пиратов, явившихся с Зябликом, двое участвовали в утренней вылазке, и до сих пор еще не оправились от перенесенного ужаса, наведенного на них амальгитами. Перспектива превратиться в одно их таких чудищ им совсем не улыбалось. Оттого они сначала попятились, а потом и вовсе побежали прочь, вопя на весь звездолет, что страшная зараза проникла на корабль и грозит инфицировать всех, если немедленно не перебраться на "Проныру".
   Между прочим, мысль подкинул я.
   Поднялась паника.
   Пока Зяблик докладывал Эйтуаре на капитанском мастике о случившимся, несколько пиратов уже сбежали на "Проныру", другие торопливо собирали личные вещи, готовые незамедлительно последовать их примеру.
   Эйтуара в окружении своих офицеров тщетно пыталась взять ситуацию под контроль. Но куда там, когда мониторы показывали ужасного урода, в которого вдруг превратился Пучок, упорно прокладывающего себе путь из трюма к рубке управления, расстреливая из пилума и затем насильно вскрывая двери переборок.
   Думаю, излишне объяснять, что уродом этим, на самом деле, был изготовленный мной робот.
   - Пучка надо остановить, во что бы то ни стало! - приказала Эйтуара. - Убейте его!
   - Я пойду, - сказал я, появляясь в дверях рубки управления.
   Все разом повернулись в мою сторону.
   Видя мое разукрашенное лицо, Эйтуара выкрикнула:
   - Стой, где стоишь! Не смей подходить ближе! - и наставила на меня оружие.
   - И не буду! Я сейчас пойду и пристрелю Пучка. Но боюсь, что уже поздно. Споры, должно быть, успели попасть в воздуховоды и разнестись по всему кораблю. Сейчас единственный способ спастись - это перебраться на "Проныру".
   - Вик, немедленно проверь воздух корабля на чужеродные примеси. Срочно!
   - Выполняю.
   Помните пробирку с болотной водой? Я продезинфицировал ее и развел пожиже, а затем выставил в воздуховоде в разных местах корабля поближе к датчикам. Поэтому ответ Вика меня не удивил:
   - В воздухе "Надежного" повсеместно присутствуют инородные молекулы. Рекомендую надеть скафандры.
   Одновременно с этими словами во всех отсеках звездолета начал загораться и гаснуть зеленый свет как предупреждение о химической опасности, что только прибавило паники и подтолкнуло к бегству тех из пиратов, кто еще медлил сбежать на 'Проныру', ожидая решения капитана Эйтуары.
   - Вам надо немедленно эвакуироваться, - посоветовал я Эйтуаре и ее окружению. - Эти споры хуже плесени. Если однажды заведутся, уже не выведешь. Достаточно просто попасть на кожу, и конец. Это мне, похоже, спешить уже некуда, а вам... Бегите, спасайте свои жизни, пока не поздно.
   На соратников Эйтуары мои слова подействовали, словно спусковой крючок. Они устремились вон из рубки, приказав мне убраться с дороги. Раздираемая противоречивыми чувствами, Эйтуара нехотя последовала за ними. Так внезапно потерять все - людей, корабль, снова оказаться во власти Кадыка! Она не представляла, что такое может случиться даже в кошмарном сне!
   Однако явь оказалось хуже любого кошмара, и она бежала с "Надежного", прихватив с собой лишь воспоминания о своем коротком капитанстве.
   Я провожал ее до шлюза, следуя позади на приличном расстоянии.
   Все пираты уже оставили грузовоз. Она, как истинный капитан, покидала корабль последней.
   В дверях шлюза она ненадолго задержалась.
   - Мир, мне жаль... прости за все зло, которое я тебе причинила. Я буду помнить о тебе всегда.
   - Я еще не умер.
   - Я знаю. Вот, лови, - с сожалением она сорвала с пальца кольцо и бросила мне.
   - Что это?
   - Пароль. Покажи Вику, он все поймет... Вик, ты видел? Я отдала кольцо Миру.
   - Все видел, - подтвердил голос бортового компьютера.
   - Ну, все, прощай, - и она хотела уйти.
   И тут я, в самый последний момент, чуть было себя не выдал. Разумеется, если бы она не бросила мне кольцо, я бы все равно попросил ее открыть мне пароль администратора. Но теперь, когда она сделала это по своей воле, я не мог дать ей уйти просто так.
   - Погоди.
   - Что еще?
   - Послушай, если ты... поверишь, просто поверишь мне, и останешься... Обещаю, все будет хорошо. Посмотри мне в глаза! Веришь мне? Останься!
   Словно завороженная, она сделала несколько шагов мне навстречу, потом внезапно лицо ее исказила гримаса душевной боли.
   - Нет, - покачала она головой, - не могу. Прости!
   Конечно! Она видела только мою покрытую пятнами физиономию. А тут еще и робот Пучок возник в конце коридора, как живое предупреждение о том, что ее ждет в случае, если она останется. Тело его покрывали язвы, источающие зеленую слизь, совсем как на мускулистых шишках амальгитов. Несколько лиан-щупалец прорвав одежду, торчали наружу, извиваясь и покачиваясь.
   "Все-таки, хорошо я поработал над дизайном, - подумалось мне. - Убедительно выглядит".
   - А... Эля? - вдруг опомнилась Эйтуара. - О ней же все забыли!
   - Она заражена, - сказал я убежденно.
   - Как ты можешь быть уверенным?
   - Я... целовал ее сегодня, - соврал я. - Всего два часа назад... Она точно инфицирована.
   Видели бы вы, как в один миг лицо Эйтуары сделалось каменным. Она была уязвлена в самое сердце.
   Даже самую нежную женщину ревность с легкостью превращает в тигрицу.
   - Прощай, - холодно бросила напоследок Эйтуара.
   Теперь это точно была она, твердая и решительная, как всегда.
   Дверь шлюзовой камеры закрылась.
   Через секунду я услышал, как закрылась и вторая дверь.
   - Вик, - позвал я.
   - Слушаю.
   - Это кольцо означает, что теперь я твой администратор, верно?
   - Это так.
   - Ты готов отстыковаться от "Проныры"?
   - Давно.
   - Прекрасно. Немедленно запускай двигатели и уходи от него, как можно дальше. С пиратами нам никогда не было по пути!
  
  
интернет статистика

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"