Шишкин Лев: другие произведения.

Лазутчики (Кн.4, гл.11)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Глава XI
  ЛАЗУТЧИКИ
  
   Когда, вконец накрученный пренебрежительным отношением Эли, я тайком от нее покинул Вторую Амальгаму и направился к Первой, чтобы спасти ее драгоценных Ника и Влада, я и понятия не имел, в какую переделку мне предстояло вляпаться.
   Но все выяснилось довольно скоро, стоило мне подняться в космос ровно настолько, чтобы затемненный шар Первой Амальгамы всплыл над горизонтом Второй. Немедленно бортовой компьютер челнока доложил мне:
   - Вижу неизвестный военный корабль.
   - Что? Ты не ошибся? Это не обломок какой-нибудь кометы?
   Вместо ответа комп вывел на большой монитор увеличенное изображение. На нем, помимо силуэта "Проныры", на некотором расстоянии от него, хорошо различались очертания большого крейсера в окружении шести катеров, и вид одного из катеров заставил бешено колотиться сердце в моей груди.
   Вне всякого сомнения, то был "Гордый Скиталец"!
   Чтобы попасть на соседнюю планету, я подобрал траекторию, как можно более удаленную от звездолета пиратов, чтобы избежать излишнего внимания с их стороны, а быть может, в случае крайней удачи, даже оставить их в полном неведении относительно своего путешествия на планету.
   Мне бы радоваться: занятые собой, "Проныра" и крейсер скорее всего не приметят тот слабый след радиации, который оставлял позади себя мой челнок, двигавшийся в режиме невидимки.
   Но сердце мое разрывалось на части!
   Меня так и подмывало сменить курс. Броситься к моему дорогому кораблю или хотя бы попытаться вызвать его по связи. Неужели Гордый не откликнется?
   Кровь стучала в моих висках. Я вскочил с кресла пилота и заходил по рубке кругами, не зная, на что решиться.
   Мой милый Гордый! Не уж-то ты погиб? Погиб безвозвратно?
   Раз ты здесь, должно быть так оно и есть - будь ты жив, "Скиталец" никогда не покинул бы Лукомиса. Он дожидался бы моего возвращения на стоянке Юфа Котта.
   И если сейчас я не удержусь, если хоть как-то выдам свое присутствие, меня гарантированно уничтожат, и я никогда не верну тебя. А для меня нет большей пытки, как думать, что ты навсегда останешься в тех недостойных руках, в которых теперь оказался.
   Толька эта мысль уберегла меня тогда от безумного порыва.
   Сжав кулаки и стиснув зубы, я заставил себя вернуться в пилотское кресло и продолжить полет намеченным путем.
   Он уводил челнок на обратную сторону Первой Амальгамы. Там, невидимый для "Проныры", челнок вошел в атмосферу планеты и, спустя некоторое время, добрался до района вековой стоянки "Эфтиага".
   Последние километры челнок летел так низко над поверхностью, что ему приходилось лавировать между холмами. А посадил я его в трех километрах от "Эфтиага", решив оставшийся путь проделать пешком по склону холма. Я был уверен, что мои роботы-телохранители, прикрыв со всех сторон, сумеют защитить меня от амальгитов, которых, к тому же на возвышенных участках встречалось гораздо меньше, чем в низине.
   Но прежде чем двинуться к цели, во исполнение данного обещания, я решил выпустить на свободу Сы-Чина, все время проведшего взаперти в одной из кают челнока. Когда Сы-Чин покидал челнок, в глазах его стояли слезы, только то были слезы радости. Ни слова не говоря, он с благодарностью кивнул мне уродливой головой и, широко размахивая отвратительными клешнями, в которые переродились его руки, побрел прочь, хлюпая по болотистой почве.
   - Удачи, - бросил я ему в спину и тихо добавил: - Надеюсь, тебе здесь понравится... М-да, не то, что мне. Ну, что, альгвазилы, - шутливо обратился я к своим спутникам, - пристраивайтесь по бокам и двинемся?
   Около получаса занял у нас переход до того места, где крутой склон холма сполз, засыпав корму "Эфтиага". За это время несколько раз отдельные амальгиты предпринимали попытки атаковать нашу маленькую компанию, но роботы всегда эффективно пресекали нападения еще на стадии их подготовки, что было не удивительно, так как их зрительные и звуковые сенсоры были куда как чувствительнее не только аналогичных человеческих органов, но и органов амальгитов; к тому же роботы были шустрее, так что я не мог нарадоваться своими помощниками, и даже поблагодарил в душе Луса III за то, что он где-то раздобыл саркофаги, а Влада - за то, что он в свое время нагло спер один из них прямо на глазах у нерасторопных лукомисских полицейских.
   Когда мы уже подошли к "Эфтиагу" со стороны его кормы, с неба посыпались метеориты. Падали они, правда, в основном в долину по другую сторону оползня, но на всякий случай мы с роботами укрылись в глубоком овраге, поросшем разнообразным кустарником. Оставив свою охрану где-то в его срединной части оврага, я по его левому рукаву добрался до отвершья, и выбравшись на поверхность, прополз еще некоторое расстояние до того места, откуда мне хорошо было видно все, что творится в долине.
   Я стал свидетелем того, как Соис опрокинул амфибию Эйтуары, а космическая пехота Луса III успешно осадила "Эфтиаг" и челнок Эрлика, уничтожив пушки первого и пленив экипаж второго; как Эйтуара упрямо пробиралась почти в моем направлении и, не понимая зачем она это делала, я, тем не менее, пополз ей навстречу. Когда же она встала во весь рост, провожая удивленным взглядом дымящийся звездолет Кадыка, я был совсем близко от нее, и после ядерного взрыва, предвидя, что нас вот-вот накроет ударная волна, набросился сзади и повалил на дно овражка, оказавшегося рядом, уберегая от пронесшихся затем над нашими головами каменных глыб, низкорослых, но толстых деревьев, вырванных с корнем, и всякого прочего мусора, включая нерасторопных амальгитов, которых катаклизм застал врасплох.
   Вам уже известно, как Эйтуара освободилась от моей опеки и какая милая беседа состоялась у нас после этого. Когда же в итоге мы решили укрыться вместе со всеми людьми Зяблика (а было их всего пятеро) в лазе, который он обнаружил, я вызвал туда же своих телохранителей.
   Никогда не забуду, как ошарашило Эйтуару их появление. На них были скафандры с "Надежного", Сквозь прозрачные забрала шлемов хорошо были видны спокойные и сосредоточенные лица друзей, а в сочетании с фигурами, такими же, как у Ника и Влада, сходство было полным до конгруэнтности.
   - Ник? Влад? Как вы здесь?.. - начала Эйтуара, но заметив за ними и мою точную копию, нахмуренная, повернулась ко мне. - Как это понимать? Кто это?
   Довольный своей работой и тем впечатлением, которое роботы произвели на окружающих, я, усмехаясь, спросил:
   - Впечатляет? Клево смотрятся, правда?
   - Да ты объяснишь, наконец, кто они такие?
   - Пожалуйста - роботы из саркофага Ози Луса Третьего.
   - Помнится, ты говорил, что не знаешь, для чего предназначен саркофаг? Что на нем инструкции на непонятном языке? Или не так?
   - Дай вспомнить хорошенько. Ах, ну да. Я соврал. Благодаря Эле, мне удалось все перевести. Саркофаг - это миниатюрная фабрика по производству роботов на любой вкус. И первой моей опытной моделью стал Путч, который прекрасно сыграл роль зараженного Пучка в той небольшой инсценировке, которую я разыграл для вас на "Надежном". Ну, чтобы спровадить на "Проныру" твою команду. Подойди ближе, Путч, пусть на тебя полюбуются, как следует.
   - Так значит, это была инсценировка? - свирепо вращая глазами, спросил Зяблик, и стал грозно наступать на меня, поддерживаемый пятеркой пиратов у него за спиной. - Так это благодаря тебе мы все оказались в таком дерьме?
   Но не успел никто из них сделать даже по одному полному шагу, как на груди у каждого нарисовалось по маленькой красной точке: это мои верные телохранители вмиг наставили на них пилумы с лазерными прицелами.
   - Та-ак, стоять, не двигаться! - гаркнула Эйтуара. - Не хватало, чтобы вы сцепились друг с дружкой, когда у нас хватает и общих врагов. Разберемся сначала с ними, а после выясняйте отношения, сколько влезет.
   - Я тебе этого не спущу, - мстительно пообещал Зяблик.
   - Но вышло-то весело? - спросил я у его приятелей, которые угрюмо хранили молчание.- Или нет? Ладно, проехали.
   - Значит, - сказала Эйтуара, глядя куда-то в сторону, - Эля тоже не заражена? И чем вы занимались все это время?
   Признаюсь, вопрос несколько смутил меня, но не настолько, чтобы у меня сорвался голос или я покраснел - ничего подобного.
   - Да ничем. Когда Кадык сбил "Надежный", мы упали на Вторую Амальгаму. Между прочим, по сравнению с этой планетой, она настоящий рай. Я даже предлагаю ее так и назвать - Амальгама-Рай. А эту, где мы находимся, - Амальгама-Ад. Как тебе мое предложение?
   - Не знаю, не видела Рая.
   - Между прочим, сама виновата. Я предлагал тебе тогда остаться со мной на "Надежном", но ты отказалась. Амальгама-Рай прекрасна. Ничего, ты ее еще обязательно увидишь.
   - Дальше-то что было?
   - А дальше я изготовил этих роботов и отправился всех вас спасать. Элю оставил в Раю под охраной Пучка.
   - Ты сказал, знаешь, чьи это солдаты?
   - Да.
   - Ну и?..
   - Короче, на орбите сейчас висит большой крейсер с шестью катерами охранения, и я имею все основания считать, что принадлежат они небезызвестному Ози Лусу Третьему, потому что один из катеров - точно мой "Гордый Скиталец". А насколько мне известно, только Лус мог забрать его с Лукомиса, предварительно убив Юфинея Котта. Он же подстроил убийство Хомшии и похитил нэшку с данными курса на Амальгаму. Все сходится.
   - Понятно, - кивнула Эйтуара.
   - Кстати, сильно подозреваю, что все его солдаты такие же роботы, как эти четверо перед вами. У Луса в порту Лукомиса было больше тысячи саркофагов, которые он собирался переправить на свой Горкалис, минуя местную таможню.
   - Я заметила, стреляют они очень метко, а действуют исключительно точно и слаженно, как истинные профессионалы.
   - Легко быть профессионалом, когда следуешь заложенной программе. Думать совсем не надо, - сказал я.
   - Ладно, кажется, все выяснили. Что будем делать теперь? - спросила Эйтуара.
   - У меня в трех километрах отсюда челнок с "Надежного". Предлагаю разыскать Ника и Влада, а потом всем свалить на Амальгаму-Рай.
   Я думал, мое предложение будет принято на ура, но ошибся. Оказывается, у Эйтуары с Зябликом было свое видение перспектив и соответственно, собственное мнение, что следует предпринять в сложившихся условиях.
   - Этот корабль набит сокровищами. Я не желаю без боя уступать его какому-то Лусу Третьему! - заявила Эйтуара.
   - Эй, девочка, уймись!
   - Я тебе не девочка! Я - капитан...- тут она запнулась.
   - Ну? - ехидно спросил я. - Какого корабля? Я что-то не расслышал? "Надежного" или "Проныры"? Один, разбитый, лежит на соседней планете, а его настоящие хозяин и капитан околачиваются где-то тут неподалеку; другой распылился на атомы пару минут назад, но ты никогда и не была его капитаном, верно?
   - Не важно, - упрямо возразила Эйтуара. - Есть люди - моя команда, - которые считают меня своим капитаном и готовы идти за мной хоть в огонь, хоть в воду! Я правду говорю, Зяблик?
   Заблик послушно кивнул.
   - Часть из них сейчас находится в плену, и я, как капитан, не могу допустить, чтобы они продолжали томиться в нем и дальше. Я обязана испробовать все способы, чтобы их освободить.
   - Ну, и что ты сделаешь?
   - Найду Ника и Влада. А там посмотрим, как использовать вооружение "Эфтиага" для противостояния с Лусом.
   - Неподвижный "Эфтиаг" слишком уязвим. Ему не под силу тягаться с боевым звездолетом Луса! - настаивал я.
   - "Эфтиаг" защищают его сокровища, - не согласилась в свою очередь Эйтуара. - Лус прибыл за ними. Он не станет уничтожать корабль целиком, попробует захватить его штурмом. Наша задача - всего-то удерживать "Эфтиаг". И мы не связаны по рукам, как он - при первом удобном случае собьем его крейсер, и посмотрим, как он тогда запоет.
   - У Луса полно роботов. Одни загонят нас на нос "Эфтиага", а другие примутся освобождать трюм от контейнеров. Увидишь, все так и будет, - предрек я, видя, что мне не переспорить Эйтуару.
   - Это мы еще посмотрим, - воинственно сказала она.
   - Ладно, - согласился я, только чтобы покончить с препирательствами. - До тех пор, пока мы не нашли Ника и Влада, мы союзники. А там посмотрим. Годится?
   - Да, - кивнула Эйту, и мы ударили по рукам.
   - Пусть Зяблик со своими людьми остается здесь стеречь лаз, а мы с тобой и моими роботами пойдем вглубь звездолета разыскивать наших приятелей, - предложил я.
   Эйту заколебалась: ей не понравилось, что все ее люди останутся у входа, хотя она соглашалась, что тут для охраны необходим сильный отряд. Выбрали вариант, при котором один из людей Зяблика - по прозвищу Пилотка, между прочим, тоже девушка, - пойдет с Эйту, а я оставлю с Зябликом одного из своих роботов. Я выбрал Путча.
   До сих пор я еще не имел возможности сказать что-нибудь вразумительное по поводу лаза, рядом с которым мы стояли. Но сделать это необходимо.
   Когда-то "Эфтиаг" посадили в болотистой долине между двух холмов носом к северу, причем, ближе к правому холму, который был гораздо круче своего визави. Со временем, болото под кормой звездолета просело, это вызвало оползень и обвал вершины, которая рухнула на корму, еще сильнее вдавив ее в болото, отчего нос "Эфтиага" задрался кверху.
   То, что нашел Зяблик, когда-то, по-видимому, было внутренним портом для приема космических катеров или челноков. Можете вообразить, какой огромной должна была быть его зияющая пасть, обычно прикрываемая массивными створчатыми дверьми. Однако, кто-то, быть может, тот же Сы-Чин, выведя в последний раз из порта-ангара катер, оставил двери открытыми. Во время обвала помещение частично завалило грунтом и камнями, а когда звездолет осел, вдобавок залило болотной водой. Для прохода оставался только верхний правый угол проема - лаз размером не больше двух метров в высоту и трех в ширину.
   От солдат Луса нас скрывали отчасти пригорок, отчасти кусты. К тому же светомаскировки ради мы не использовали индивидуальные фонари, а наши скафандры не излучали тепла, и значит, мы были не так заметны в тепловизоры. Тем не менее, оставлять людей Зяблика снаружи было бы опрометчиво. Они могли с таким же (если не с большим) успехом защищать проход изнутри, как и с наружи. Поэтому в лаз вошли все, утопая в темной воде сначала по колено, а затем и по пояс.
   Внутри было темно, как у негра в..., словом, очень темно, пришлось воспользоваться фонарями.
   - Как отсюда попасть на борт? - задала вопрос Эйтуара.
   Мы оказались будто в пещере с высоким сводом, грунт наискосок уходил под воду, соответственно, чем дальше, тем вода становилась глубже.
   - Все основные люки, через которые обычно входили в это помещение, очевидно внизу, засыпаны или залиты водой. Но я вижу вон там справа дверь и железную лестницу. Попробуем воспользоваться ими, - предложил я. - Эй, Ник, сходи-ка, осмотри ту дверь. Тебе надо ее открыть или взорвать.
   Робот, похожий на Ника, двинулся к двери. Чтобы плыть, он был слишком тяжел, поэтому просто ушел под воду, ступая прямо по дну, а потом медленно вылез из нее, уже поднимаясь по ступеням лестницы, прикрепленной к стене ангара. Остановившись на площадке перед дверью, он занялся ее осмотром.
   - Ты назвал копию Ника Ником? - удивилась Эйтуара.
   - Разве это не логично? Вот если бы я назвал ее Владом, а копию Влада - Ником или Миром, то это действительно было бы странным.
   - Я не об этом, ты прекрасно меня понял.
   - Хорошо, признаюсь: я просто еще не задумывался об их именах. Звал, как удобно, к тому же сами они не возражали. Если у тебя появятся идея насчет имен, подкинешь ее настоящим Нику и Владу.
   - Ты подаришь им их копии?
   - Подумываю об этом.
   - А почему ты не сделал мою копию? - подозрительно сощурилась Эйтуара.
   - Не нашел достаточно хороших твоих стереограмм, - ответил я, лишь бы отвязаться.
   - Салащев, не дерзи мне! - предупредила Эйту.
   - Ладно, сама напросилась. Я подумал, что мне вполне достаточно и одной такой как ты, - сказал я, и сразу почувствовал легкий удар в бок.
   - Салащев, ты - хам.
   - Угу, - охотно подтвердил я, и подумал, что Эйтуара снова стала похожа на прежнюю Мириэль.
   - Когда все закончится, я с тобой еще посчитаюсь, - с улыбкой пообещала она.
   - Займи очередь, - посоветовал я, покосившись на Зяблика и его подчиненных. - В последнее время я пользуюсь бешенной популярностью.
   Между тем, робот Ник приспустился на несколько маршей лестницы, предупредив, что взрывает дверь. После того, как взрыв прогремел, и дым рассеялся, он осмотрел помещение, расположенное за нею и позвал нас за собой.
   Наши скафандры обладали плавучестью, когда это требовалось: достаточно было лишь немного накачать их воздухом, так что мы без труда пересекли вплавь водную преграду и поднялись по лестнице. Тяжелые роботы по примеру Ника прошли по дну.
   В этом первом помещении, которое являлось каким-то техническим отсеком, мы оставили Заблика с его матросами и моего Путча, а сами двинулись дальше вглубь звездолета, надеясь, что в конце концов, сумеем разыскать рубку управления в этом огромном лабиринте уровней и коридоров.
   Облегчало нашу задачу то, что корабль функционировал. Ощущались гул и вибрация, переборки автоматически открывались при нашем приближении, а в отсеках немедленно загорался свет, едва мы переступали порог. У нас даже создалось впечатление, что кто-то намеренно вел нас к какому-то определенному месту, потому что уже раза два случалось, что на развилке коридора самостоятельно открывался только один люк из двух - либо левый, либо правый. Это не очень нам нравилось, но поскольку генеральное направление нас устраивало, то мы и не брыкались, а продвигались вперед, сохраняя предельную осторожность, каждую секунду готовые лучами пилумов ответить на любую, внезапно возникшую угрозу.
   - Так тебя зовут Пилотка? - подкатил я с вопросом к девушке, которая замыкала наш отряд, и которую мне никто до сих пор не удосужился официально представить.
   К слову, Эйту вместе с роботом Ником держалась в авангарде, наверное, хотела мне этим что-то доказать. Или себе. Не важно, поскольку новичок в группе на тот момент интересовал, или лучше сказать, интересовала меня в значительно большей степени.
   Девушка смерила меня оценивающим взглядом и сказала коротко:
   - Да.
   - Как оригинально. Это кто ж додумался повесить на тебя такую кликуху?
   - Отстань, - похоже, обиделась Пилотка и отвернулась.
   Но мне почему-то захотелось выяснить этот вопрос до конца.
   - Скажи, такое прозвище потому, что раньше ты была стюардессой - у них в обычае носить пилотки, или потому, что твой бывший парень был пилотом? А может быть, ты сама летала?
   - Отвяжись, я сказала, - снова нагрубила мне она.
   - Вообще-то, я хотел узнать твое настоящее имя, но если ты так привязана к кличке...
   - Зачем тебе мое имя? - уже заинтересованно спросила Пилотка.
   - Я стану произносить его всякий раз перед сном и представлять тебя.
   - Ну ты даешь! - усмехнулась девушка. - Эйту, ты слышала? Я тебя предупреждала, что он бабник.
   - Слышала, - отозвалась Эйтуара.
   - О! Так у вас доверительные отношения? - прикинулся я удивленным.
   - Не то, о чем ты подумал, придурок. В экипаже полно кобелей вроде тебя, чтобы ублажить девушку.
   - И, наверное, один, очень настырный, слишком уж тебя доставал, поэтому ты сбежала от Кадыка к Эйтуаре?
   - Я ушла с Эйту, потому что мы подруги.
   - Это я уже уяснил. Но ты так и не назвала мне своего имени.
   - Эйту, сказать ему?
   - Скажи, иначе он не успокоится, - смеясь, посоветовала Эйтуара.
   - Меня зовут Бефита Кайна.
   - Ого! Так грозно! Нет, я тебя так называть отказываюсь. Выбирай - Бета, ласково Бетик или Кана?
   - Если хочешь по имени, тогда зови коротко - Бет. Когда-то так меня называл мой младший братишка.
   Я уже раскрыл рот, собираясь спросить, где он сейчас, когда корпус "Эфтиага" вдруг содрогнулся, так что мы с трудом удержались на ногах. Потом еще и еще раз.
   - Что это? - запаниковала Эйтуара.
   В моем ответе она могла уловить нотки злорадства:
   - Как я и предупреждал: Лус приступил к штурму "Эфтиага".
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"