Шишкин Лев: другие произведения.

Жребий брошен (Кн. 5, гл. 2)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
КНИГА ПЯТАЯ
СВЯЩЕННЫЙ ГОРКАЛИС
II
  
ЖРЕБИЙ БРОШЕН
   ...И вот, спустя пару недель, я стою на планете, очень похожей на Сирикс. Или на Землю, если призвать на помощь воображению общегалактический стандарт, понятный всякому человеку во Вселенной - любому из представителей вида Homo Sapiens, если быть более точным, для которых Земля - общая прародина.
   Гравитация тут одна и пять сотых "g", кислорода 20 процентов - никаких неудобств. В небе светило солнце, мало отличное от солнца Земли. Впереди простиралось плато с типичным видом африканской саванны, высокими травами и редкими островками кустарников и деревьев с прозрачными слоистыми кронами, дающими совсем мало тени. В лицо дул знойный ветер, а в привычном голубом небе - редкие барашки облаков. Иллюзию разрушали только две бледные луны, едва заметные на небосводе, одна больше другой и каждая в два-три раза крупнее своего земного аналога.
   Планета, на которой я находился, называлась Горкалис.
   Да-да, тот самый Горкалис, логово Ози Луса Третьего, похитителя моего "Гордого Скитальца", куда я рвался с таким упорством. Я прилетел на планету, никому даже не намекнув, что направляюсь сюда. Конечно, можно было бы с пафосом заявить, будто я прибыл, чтобы предъявить счет своему заклятому врагу, только у меня нет привычки кривить душой перед самим собой.
   Я четко отдавал себе отчет, что нахожусь здесь тайно, с целью разыскать и вернуть принадлежащий мне космический катер (украсть его, если хотите), а вовсе не затем, чтобы открыто бросить вызов Лусу. Однако и в этом случае мне, прежде всего, требовалось разобраться в том, как устроено местное общество, какую ступеньку в его иерархии занимает мой противник, и где он, собственно, проживает на планете.
   До прибытия на Горкалис мне было известно только то, что Лус носил титул "владетеля". Какие возможности открывало обладание этим титулом, я себе не представлял. Однако на Амальгаму Лус прибыл в сопровождении боевого крейсера и, кроме того, очевидно, он был богат, раз мог позволить себе совершать коммерческие сделки на других планетах (это я о партии контейнеров, которые он переправлял откуда-то с Геометриды; технологии, используемые в работе саркофагов, упрятанных в контейнерах, без сомнения являлись самыми передовыми в Галактике, и мне всегда было чрезвычайно любопытно, на какой именно планете научно-технический прогресс достиг столь невиданных высот).
   Контрабандист, согласившийся доставить меня на Горкалис за весьма солидное вознаграждение, об устройстве местного общества знал не много - планета была закрыта для внешнего мира. Межпланетным купцам дозволялось торговать на ней только в трех местах, расположенных на трех разных континентах, где для этой цели были устроены специальные рынки, и всегда инопланетные торговцы имели дело исключительно с владетелями. От контрабанды проку бывало мало, так как основное население планеты составляли малограмотные земледельцы и кочевники-скотоводы. Иметь же дело с представителями верхушки - царями и жрецами, заправлявшими в городах, было весьма опасно, так же, как с трусливыми местными купцами, которые из страха перед владетелями легко могли сдать контрабандиста тем же владетелям, особенно, если не сошлись с ним в цене. Ну, а судьба тех контрабандистов, которые попадали в лапы владетелей, терялась в потемках: о них никто и никогда больше ничего не слыхивал.
   Охрану Горкалиса круглосуточно осуществляли два из трех крейсеров малурианской постройки, базирующихся каждый на одной из лун; третий, тем временем, совершал рейд к окраинным планетам системы, а по возвращении менялся вахтами с одним из крейсеров на лунных базах. Помимо крейсеров у Горкалиса имелись сторожевые катера. Было их немного, зато планету они облетали регулярно.
   И все-таки находились смельчаки, вроде моего кальтурца, готовые шкурой рискнуть ради выгодного рейса сюда. Тогда я понятия не имел, а мой новый знакомый не посчитал нужным распространяться, что на Горкалисе выращивали редкий наркотик, который беспрерывно жевали местные жители. Он-то и служил приманкой контрабандистам. Официально Горкалис никому в Галактике наркотик не поставлял, но я так думаю, что предприимчивые владетели вроде Луса III, с выгодой сбывали его где-нибудь подальше от родной планеты.
   Два момента в рассказе моего контрабандиста вызвали у меня особенный интерес и одновременно беспокойство - это когда он упомянул о "богах" и о "клонах". С его слов выходило, что верховную власть на планете осуществляли именно "боги", живущие на "летающих островах". Сам кальтурец этих островов вблизи никогда не видел, что для него же, вероятно, было к лучшему, но он предполагал, что речь шла об искусственных сооружениях на антигравитационной подушке.
   Богов было не так много, что-то около двадцати, но именно им служили владетели, а также цари и жрецы. О владетеле по имени Ози Лус Третий кальтурец ничего не знал, только вот имя одного из трех Великих Богов Горкалиса звучало как Озилус, и это заставило меня призадуматься.
   Нумерация "третий", по мнению кальтурца, также могла иметь особый смысл: по слухам, чтобы увеличить население планеты в кратчайшие сроки, на Горкалисе выращивали клонов. По этой причине многие горкалисцы, из-за последующего скрещивания разных клонов, были похожи друг на друга, как близкие родственники, а то и вовсе как братья-близнецы, если это были клоны одного поколения, что мой знакомый мог засвидетельствовать лично. Таким образом, мой обидчик вполне мог оказаться клоном, что еще больше осложнило бы его поиски.
   Итак, высадив меня с багажом в совершенно безлюдном месте на планете, кальтурец поспешно со мной распрощался, торопясь убраться с Горкалиса до того, как его обнаружат сторожевые корабли владетелей. Взмыв ввысь, его звездолет моментально растворился в дымчатой голубизне неба.
   Я обвел взглядом весь привезенный скарб - а было его немало - и понял, что ближайшие несколько часов мне предстоит полностью посвятить разбору вещей и обустройству лагеря.
   Только не успел я как следует взяться за дело, как лень - эта извечная спутница даже самых отчаянных непосед, к которым я себя отнюдь не отношу - стала настоятельно нашептывать мне в ухо, что я запросто мог бы переложить всю тяготу работы на помощника, если бы такового имел.
   Действительно, размышлял я, новая копия себя любимого на Горкалисе мне совершенно необходима. Раз уж Горкалис - планета клонов, то присутствие мнимого клона рядом со мной, когда я отправлюсь на разведку в ближайшее селение, маскируясь под аборигена, придаст нам обоим достоверности. Помимо того мой клон всегда прикроет меня в случае опасности, выполнит вместо меня любую грязную работу, подстрахует, где нужно. Конечно, я мог бы изготовить даже не одного, а пять клонов и командовал бы тогда целой армией послушных слуг, но ведь никогда не знаешь наперед, чья именно копия может вдруг понадобиться. Что если бы я вздумал выкрасть Луса, чтобы сдать его властям Лукомиса, вернув тем самым себе доброе имя в глазах закона и комиссара Жохломята, строгого блюстителя его - ах, несбыточная мечта! - в таком случае копия Луса позволила бы мне безболезненно совершить подмену?
   Словом, хоть здравый смысл, который привычно с ленью на ножах, и предрекал мне тревожную ночь под открытым небом чужой планеты посреди, возможно, кишащей хищниками саванны, я послушался именно свою лень, а не здравый смысл, решив прежде обустройства лагеря заняться изготовлением робота, и пока что только одного.
   Контейнер Луса III лежал, подмяв под себя высокие, по грудь, травы, между большим ящиком с оружием с одного боку и кассетой запасных батарей для двухместного флаера с другой. Что касается оружия, то находясь на незнакомой планете, его всегда следует иметь при себе в достаточном количестве, даже если вы не собираетесь развязывать мировую войну; флаер, понятно, был мне необходим для мобильного передвижения по необъятным просторам чужого мира. Размером несколько больше электромобиля и напоминающий по форме летающую тарелку, он слегка возвышался над травой метрах в тридцати в стороне.
   Подойдя к контейнеру, я ввел пароль замка, взломанный моим приятелем Владом еще в то время, когда мы дружной компанией летели на "Надежном", направляясь на Амальгаму - Боже мой, как давно, кажется, это было! Сколько событий промелькнуло за это время перед моими глазами! - Изготовленный из программируемой материи, контейнер вмиг раскрылся как причудливый цветок, свернув металлические "лепестки" в подобие ступеней перед находящимся внутри саркофагом.
   А вот этот агрегат заинтересовал меня своей таинственностью с самой первой минуты, как я его узрел. Не сразу мы разобрались, для чего он предназначался. Иероглифы, испещрявшие его стенки и полукруглый верх, большей частью оказались непонятны даже Вику, бортовому компьютеру "Надежного". Тем приятней, что честь окончательной расшифровки надписей принадлежала именно мне, что и позволило изготовить первого робота, Путча, с помощью которого я вернул под свой контроль звездолет, захваченный к тому времени пиратами.
   Однако умение пользоваться саркофагом ничуть не приблизило меня к разгадке тайны его конструкции. Создание роботов - и не просто роботов, а полных человеческих копий - процесс настолько сложный и трудоемкий, что подобным производством заняты целые заводы. А тут - нате вам, фабрика в компактной упаковке - три метра на два и на два! Ясно как день, что нано технологии пронизывали все нутро саркофага. И нигде в Галактике, во всяком случае, в той ее части, которую уже заселили люди, мне до сих пор не доводилось слышать ни о чем подобном.
   В особенности мне было непонятно, какой источник энергии питает саркофаг. Процессы молекулярного синтеза чертовски энергозатратны, а в саркофаге даже нет места для приличных термоядерных батарей! Не уж-то каким-то непостижимым образом аппарат черпает энергию прямо из внешнего мира, даже не понижая температуру вокруг себя? Это было превыше моего понимания!
   Но - стоп! Желание узнать, как все устроено внутри саркофага, никогда не простиралось у меня до попыток разобрать его на винтики. Принцип "работает? - ну, и пусть себе работает, как работает!" - являлся главенствующим для меня. Вот когда он окончательно испортится, я всерьез задумаюсь над тем, как заглянуть за серебристую поверхность его оболочки. А до тех пор стану привычно вносить все необходимые данные так, как он того от меня требует.
   Понятно, что для создания копии какого-либо объекта необходимо иметь его объемное изображение. При крайней необходимости можно обойтись только видом спереди и сбоку, но тогда пришлось бы мириться с всевозможными неточностями, как и в случае, когда объект обнажен не полностью, если мы говорим о человеческой копии. Так, например, особенности фигуры, скрытые под одеждой, программа саркофага домысливала самостоятельно, исходя из типа телосложения, к которому относила копируемого человека.
   Ввести данные можно было несколькими путями. На саркофаге располагалось множество сокетов для подключения разнообразных устройств, о которых я и понятия не имел. Находился среди них и разъем, используемый для потоковой передачи данных. Да вот беда, не зная формата, в которые эти данные должны быть упакованы, бесполезно было пытаться воспользоваться им. Впрочем, позднее Путч помог мне разобраться и в этом вопросе.
   По счастью создатели саркофага догадались снабдить свое детище лазерным сканером в виде короткой указки: от вас требовалось только терпеливо позировать, покуда красный луч пробегает строка за строкой по вашему телу, и поворачиваться время от времени к лучу разными боками. К последнему способу я прибег, создавая первую собственную копию. При создании копий своих друзей я подставлял под луч планшетку с их трехмерными изображениями, и этого, в общем, оказалось достаточно, хотя к тому времени у меня уже был Путч, служивший своеобразным адаптером между мной и саркофагом.
   Теперь же, на Горкалисе, все было еще проще. Я запустил саркофаг, вывел его на нужный режим работы, а потом нажал кнопку повторного копирования предыдущего объекта. Замигала зелененькая лампочка и процесс пошел.
   Все. Я был свободен. Оставалось вернуться к саркофагу часиков этак через десять, чтобы получить новенькую копию Мира Салащева.
   Блин, надо бы еще придумать имя моему двойнику! Путча я назвал так потому, что он помог мне в свое время совершить переворот на "Надежном". Копию Ника спонтанно прозвали Эй-Ник, хоть подобное решение казалось и не самым элегантным. Остальные роботы носили имена своих оригиналов только потому, что самих оригиналов не наблюдалось поблизости. Теперь же я твердо решил определиться с именем моего дублера с самого начала.
   Он был шестым по счету из созданных мной роботов и третьей копией меня лично, оттого я колебался между прозвищами, содержащими в себе корни этих числительных - Шест, Шестерка, Шестаковский, Секст; или - Терций, Терц, Тройка, Третьяк. Ладно, решил я, окончательный выбор сделаю по возвращении, а пока до захода солнца оставалось, по моим подсчетам, около пяти часов, я задумал совершить разведывательный полет к городу, замеченному мной еще при посадке и расположенному километрах в пятидесяти к северу.
   Перекусив на скорую руку содержимым нескольких пакетиков "Быстроед" и вооружившись только пилумом и базукой, я направился к флаеру, руками раздвигая порой слишком уж высокую траву, похожую на ковыль. Легко вспрыгнув на черно-матовую поверхность корпуса летательного аппарата, я приказал в управляющий браслет, надетый на запястье руки:
   - Впусти!
   Один из верхних сегментов обшивки плавно поднялся кверху, вслед за чем я юркнул в образовавшийся проем, сразу оказавшись в уютной двухместной кабинке с удобными мягкими креслами, экранами внешнего обзора, многочисленными приборами на панелях спереди, а также шкафчиком для еды и холодильником за спиной.
   - Куда направляемся, командир? - спросило задорное лицо молодого парня, возникшее одновременно на всех экранах.
   - Тут к северу есть городок, так вот надо бы нам к нему слетать, рассмотреть поближе. Но, Филя, - добавил я строго, - нас никто не должен заметить и я имею в виду не только радары, но и просто человеческие глаза.
   - Все понял, командир, - весело ответил бортовой комп, - врубаю режим невидимки и держусь километровой высоты. Кстати, советую пристегнуться.
   - Принял к сведению, - отозвался я, с неохотой перетягиваясь ремнём. Несмотря на то, что антиграв почти мгновенно гасил любые ускорения, флаер был способен так быстро менять направление полета, что не пристегнутые безалаберные пилоты все-таки умудрялись расквасить обо что-нибудь нос или набить шишку.
   По сути, полет флаера был разновидностью левитации. Управляя напряженностью и ориентацией силовых линий создаваемого антиполя, флаер с легкостью менял не только высоту, но так же направление и скорость перемещения, скользя по гравитационному полю планеты подобно тому, как это делают магниты, повернутые друг к другу одноименными полюсами.
   - Взле-таа-ем, - между тем доложил Филя, слегка растягивая гласные.
   Когда он произносил звук "в", мы еще касались земли, а когда звук "м" - уже зависли на километровой высоте - таким молниеносным получился наш подъем. Несколько пасущихся неподалеку травоядных, похожих на косуль, настороженно подняли головы, уловив, вероятно, своим чутким слухом легкий свист, сопровождавший наш стремительный взлет, но, не заметив поблизости никакой опасности, вскоре продолжили мирно щипать траву.
   С той высоты, на которую мы поднялись, местность просматривалась более чем на сто километров во всех направлениях. Однообразие выгорающих на солнце желтых саванн, простиравшихся на юг и на восток до самого горизонта, на западе сменялось острозубыми силуэтами далеких сиреневых гор, а на севере - пестрыми прямоугольниками возделанных полей и кое-где зеленью рощ, являвшихся вероятней всего искусственно насаженными садами. Линия, ограничивающая царство саванны в северном направлении была столь четко прочерчена, что невольно наводила на мысль о некоей аномалии ландшафта.
   И правда, когда мы подлетели ближе, то неожиданно оказались над краем почти полукилометровой пропасти. Плато, на котором господствовала саванна, заканчивалось резким разломом. Подобные, стеной встающие скалистые берега часто можно наблюдать на океанических побережьях, только здесь океан, по всей видимости, давно отступил далеко на север, обнажив дно, которое спустя миллионы лет превратилось в плодородную, зеленую равнину, теперь уже заселенную и возделанную людьми; равнину, которую с запада на восток - а быть может, с востока на запад? - пересекала широкая полноводная река.
   Ровные прямоугольники полей делали ее похожей на лоскутное одеяло; от реки в поля тянулись многочисленные оросительные каналы, порой пересекаясь и образуя искусственные островки. Множество полуголых людей, однообразно взмахивая примитивными орудиями, упрямо ковыряли землю, борясь с сорняками, не обращая внимания на полуденный зной.
   Кое-где, разбросанные по округе, виднелись белые здания, утопавшие в густой листве плодовых садов (возможно, то были усадьбы). По реке сплавлялись длинные неуклюжие баржи и скользили туда-сюда юркие лодочки под пестрыми треугольными парусами. Два города - один совсем рядом, километрах в десяти к востоку, и другой далеко на западе, у самого сизого горизонта - прилипли к великой реке подобно тому, как детеныши льнут к своей матери-кормилице.
   Город, к которому я направил флаер, оказался убог, представляя собой, по сути, огромную деревню из сбитых в кварталы глинобитных лачуг, и от вида его веяло дремучей архаикой. Он был словно бы вырван и перенесен сюда из далекого прошлого - например, с Земли периода зарождения цивилизаций с их древними царствами, полисами, фараонами, жрецами, несуразно массивными храмами и огромными истуканами. Не было никаких намеков на небоскребы, купола космопортов, движущиеся тротуары и прочие чудеса современного индустриального мира. Даже удивительно, что Лус, посетивший множество развитых планет в Галактике, предпочитал жить в таком захолустье.
   Впрочем, родину, как говорится, не выбирают, а меня трудно было удивить по разным причинам застывшими в своем развитии колониями. К тому же и на Земле было время, когда всякие шейхи и раджи в полной мере пользовались благами европейской цивилизации, оставаясь безучастными к тому жалкому существованию, которое влачил их собственный народ. Возможно, правители Горкалиса следовали их примеру. Почему-то я был уверен, что на планете еще найдутся места, где предпочитают селиться представители элиты, недаром же кальтурец упоминал о трех рынках (надо полагать, торговых мегаполисах) и о загадочных летающих островах. Как бы там ни было, но для первого знакомства с местным укладом жизни этот городок подходил мне вполне.
   То, что меня в нем заинтересовало более всего, находилось на его восточной окраине. Это были три величественные пирамиды, ни в чем не уступавшие павским на планете Харвар или египетским на Земле, с тем только отличием, что в основе горкалисских пирамид лежал правильный треугольник, а не квадрат. Иначе говоря, они были трехгранными, возвышаясь над городом и рекой несколько в стороне от берега, окруженные многочисленными храмами и дворцами.
   Я приказал Филе спуститься ниже и покружить над строениями, благо людей, которых жара загнала в прохладу жилищ, совсем не было видно. Впрочем, заметить с земли беззвучно парящий и практически прозрачный для наблюдателя флаер, было почти невозможно. Выдать его могло лишь бледно светящееся при дневном свете кольцо гравитационного циклотрона под днищем, и только в случае, если наблюдатель располагался прямо под ним и смотрел, запрокинув голову, строго вверх.
   "Итак, - сказал я себе, разглядывая величавые здания с высоты птичьего полета, - сюда мне придется наведаться, чтобы подробнее разузнать о Лусе. Тут, по-видимому, резиденция царя, а где еще, как не в его окружении можно получить нужную мне информацию?"
   Однако в полной мере насладиться видом дворцового комплекса мне не удалось.
   - Смотри-ка, командир, - нарушил мои размышления бортовой комп, увеличивая картинку на одном из экранов, - там, к югу-востоку, по дороге несутся повозки.
   В самом деле, километрах в восьми от города в сторону саванны, находясь уже почти у подножия отвесных скал, поднимая за собой облака красноватой пыли, даже не неслись, а прямо-таки летели с полдюжины боевых колесниц с возницей и лучником в каждом кузове.
   При увеличении можно было разглядеть, что лошади в колесницы были впряжены попарно. Голову каждой украшал султан, а спину покрывала защитная попона. Выкрашенные в красный цвет кузова имели вырезы для облегчения общего веса колесницы. На воинах были шлемы и панцири, надетые поверх коротких туник. За спиной возниц свисал прямоугольный щит, а лучники перекинули через плечо длинные луки.
   Спицы метрового колеса вращались так быстро, что казалось будто колесница парит, не касаясь земли, а люди на ней, чтобы удержаться на ногах, пригибались и крепко держались за поручни.
   - Ну-ка, отправляйся туда, - приказал я Филе. - Посмотрим, с чего это они так спешат?
   Флаер резко сменил траекторию, устремляясь вслед за растянувшимся вереницей кортежем.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"