Шишкин Лев: другие произведения.

Демон против ангела (Кн.5, гл. 7)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
КНИГА ПЯТАЯ
СВЯЩЕННЫЙ ГОРКАЛИС
VII
  
ДЕМОН ПРОТИВ АНГЕЛА
  
   Мы остановились перед дверью в тайную комнату бога и прислушались. Изнутри не доносилось ни звука, что не удивительно, так как дверь была толстой и прочной на вид. В коридоре царил сумрак, скудный свет проникал сюда только через небольшую отдушину в стене под самым потолком.
   - Что будем делать дальше, Мир? - шепотом спросил Алмар.
   - Ты, - ткнул я его в грудь пальцем.
   - Я?
   - Да, ты выманишь ангела в коридор. Это и есть та помощь, которую я от тебя жду.
   - Как? - растерялся Алмар.
   - Например, скажешь, что тебя прислал настоятель храма.
   - Темплиарх?
   - Так он здесь называется? Впрочем, будет лучше, если ты употребишь личное имя, а не титул. Кажется, другие жрецы называли его Хошер? Думаю, Пхуту оно хорошо известно.
   - Но бога никто не смеет беспокоить во время его уединения, даже сам темплиарх! - возразил Алмар.
   - Тсс, тише! Именно потому это и должно сработать. Любопытство - слабость, которой подвержены даже боги.
   - Бог еще никогда и никому не отворял дверь после ухода жрецов, - доказывал свое Алмар.
   Это меня на миг озадачило, но только на миг:
   - Тогда вот что, скажешь ему, что видел сегодня в небе демонов и можешь указать место за деревней, куда они скрылись. Такая новость его точно заинтересует. В конце концов, ловить демонов - его прямая обязанность.
   Алмар согласно кивнул.
   - А что потом?
   - О "потом" можешь не беспокоиться: это уже наша с Троем забота. Твоя задача - убедить Пхута открыть тебе дверь.
   Позже вы поймете, почему для меня было так важно вытащить ангела в коридор. Внезапность при этом была нашим преимуществом: ну никак он не мог ожидать, что подвергнется нападению в станах собственного храма, где все трепещут перед ним и поклоняются как богу! Так что все произошло приблизительно так, как я себе наперед представлял.
   Мы с Троем прижались к стене по обе стороны от двери, а Алмар, стоя прямо напротив, громко постучал в нее кулаком. Поскольку никакой реакции не последовало, он неуверенно посмотрел на меня и пожал плечами. Я кивком подбодрил его, призывая продолжать в том же духе.
   Только после третьей попытки из-за двери донесся гневливый бас:
   - Что за несчастный смертный смеет тревожить меня, в то время как я молю великих богов Горкалиса ниспослать благоденствие на эту убогую деревушку?
   Ошарашенный, Алмар отступил на шаг, однако встретившись с моим взглядом, в котором сквозила ирония, нашел в себе силы ответить:
   - Я... Меня... Меня прислал темплеарх... Хошер...
   - Как тебя зовут? - потребовал имя Пхут.
   - А... А...- начал было Алмар, но вовремя спохватился, что Пхуту может быть известно его настоящее имя - имя бывшего принца Бак-Кари, и он быстренько нашелся: - Келем. Я... служка при храме.
   - Служка? - удивился Пхут. - И тебя прислал Хошер? Почему же он не явился сам, а послал ко мне какого-то ничтожного слугу?
   - Ну, - замялся Алмар, - вообще-то... вообще-то, он меня не присылал. Я пришел сам, потому что хочу сообщить всемилостивейшему богу о демонах, которых видел этой ночью!
   - Ты видел демонов? - с сомнением в голосе переспросил Пхут.
   - О, только издали! Но могу показать, куда они скрылись. Я надеялся, что если сообщу это лично, то ты в награду сделаешь меня жрецом, мой господин! Это самое сокровенное мое желание! - юлил Алмар, постепенно вживаясь в образ.
   Какое-то время за дверью царила тишина. Мне вдруг пришла в голову пугающая мысль, что будь Пхут по натуре чуточку более подозрительным, он непременно оснастил бы коридор камерами наблюдения и в этом случае легко бы избежал устроенной нами западни. Даже больше, мог запросто одержать над нами верх, что явилось бы для нас пренеприятным сюрпризом. Как говорится, кто предупрежден - тот вооружен. Только его излишней самоуверенностью и надменностью по отношению ко всем жителям Бак-Кари, включая вельмож и жрецов, а не одних только крестьян и клонов, мог я объяснить его крайнюю беспечность в этом вопросе. По-видимому, храм являлся для него не более чем примитивным варварским сооружением, в котором он черпал запасы, и не таил в себе по его мнению никаких скрытых угроз, а потому и не требовал затрат на оснащение техническими средствами безопасности.
   Дверь легонько приоткрылась внутрь. Полоска света упала на Алмара, стоящего с глуповатым выражением лица, и осветила его с головы до ног. Кожаный панцирь, богато расшитая золотым узором туника, которых не носили ни жрецы, ни тем более храмовые служки, обязательно должны были возбудить подозрения у Пхута, если бы Трой дал ему время осознать увиденное. Роботы, знаете ли, бывают чертовски проворны. Долей секунды хватило Трою, чтобы просунутой в образовавшуюся щель рукой ухватить растерявшегося от неожиданности ангела за грудки и резко потянуть на себя. Пхут при этом ударился лбом о край двери и на какое-то время потерял ориентацию. Воспользовавшись его состоянием, Трой распахнул дверь шире, вытащил Пхута в коридор и затем снова прикрыл ее за ним. Одновременно, во исполнение заранее данного мной указания, он сорвал с головы Пхута золотую с бриллиантами диадему, определив, что именно она является закамуфлированным аналогом моего браслета дистанционного управления, и расплавил ее передатчик выстрелом из пилы.
   Между тем, разгневанный бог, видно, сгоряча вообразил, что его атаковала троица баккарийцев, двинувшихся умом на почве употребления наркотика, и потому угрожающе завопил, прикрыв рассеченную бровь ладонью руки, между пальцев которой струилась кровь:
   - Ах вы мелкие баккарийские ублюдки...- но тут увидел дуло пилума, которое я приставил к его щеке, потом комбинезоны, бывшие на мне с Троем, и по ним догадался, что имеет дело с инопланетянами.
   Тон его сразу спал с угрожающего до делового:
   - Кто вы такие? Если вам что-то от меня нужно, мы всегда сможем договориться.
   - Сможем, - подтвердил я. - Уверен, что сможем, если тебе дорога жизнь. И потому, прежде всего мы заложим основу для нашего дальнейшего сотрудничества. Скажу тебе сразу: ты нам нужен живым, но не настолько, чтобы я не смог подыскать тебе замену. Отсюда вывод, что если ты станешь вести себя послушно, то себе сбережешь жизнь, а нам - время. Усвоил?
   - Вполне.
   - Вот и прекрасно. При тебе есть оружие? Луше сразу отдай, это избавит тебя от опасного искушения.
   Пхут нехотя раздвинул складки раззолоченного наряда, позволяя забрать спрятанный в них лучевой пистолет какого-то допотопного образца. Трой, просканировавший ангела сверху донизу, кивком подтвердил, что теперь он "чист", то есть ни оружия, ни прочих артефактов больше при себе не имеет.
   - А сейчас мы войдем внутрь и ты убедишь бортовой комп своего флаера, что мы твои лучшие друзья, и что голову ты расшиб, случайно споткнувшись на пороге... если, конечно, он спросит об этом. Но сначала назови код доступа к учетной записи администратора.
   Пхут немного помялся, но когда Трой, долго не церемонясь, стиснул своей механической рукой его мужское достоинство, быстренько выдал последовательность из двадцати двух цифр:
   -1045113612271308140915!
   Ого-го! Я бы ни за что не сумел сходу воспроизвести их в нужном порядке, зато для Троя это был сущий пустяк. Между прочим, каждая цифра находилась в пределах от нуля до девяти и частота, с которой между ними встречалась единица, меня насторожила. Мне вдруг вспомнилось, как еще на "Надежном", когда мы обсуждали с Николаем и Владом количество контейнеров Луса, которых всего было 1280, Влад заметил, что в шестнадцатеричном исчислении это число дало бы круглую цифру 500. Тогда еще Влад предположил, что на Горкалисе в ходу именно эта система исчисления. Пхут явно пытался меня провести! Возможно, правильный код, но неверно введенный, просигнализировал бы бортовому компу флаера, что его хозяин в плену у злоумышленников, и запускал к исполнению какую-то особую программу, предусматривающую подобную ситуацию?
   - Трой, - сказал я, - замени-ка цифры с единицами на шестнадцатеричные символы. Сколько цифр тогда у тебя получится?
   - Всего шестнадцать: A45B36C27D08E09F.
   - Какое замечательно круглое число! - притворно восхитился я, и двинул Пхуту в бок, отчего тот согнулся пополам.
   - Мерзавец! Ты удумал играть со мной?
   - Нет, - простонал он. - Я только проверял, что вам известно.
   - Еще одна такая проверка и отправишься кормить червей на кладбище! - пообещал я. - А теперь - двигай в комнату! И помни, ты на прицеле!
   Мои слова, кровь, струящаяся по щеке ангела, а так же все его поведение, абсолютно человеческое по сути, лишенное должного величия и непроницаемости, должны были сильно поколебать веру Алмара в богов. Каждая новая минута, которую юноша проводил в моем обществе, разрушала его прежние представления о мире, все прибавляла и прибавляла аргументы в пользу того, что жрецы с детства обманывали его относительно богов, которые, хоть и оставались в его сознании могущественными существами, но оказались в действительности гораздо более уязвимыми, чем он привык их считать; а там, как знать, быть может, существами даже смертными, если принимать всерьез мою угрозу по поводу червей и кладбища?! Но тогда что же это за боги, если они смертны?!
   Заметив его потерянный вид и догадавшись о причине, я бросил ему: "Это я так пошутил!" - и натянуто улыбнулся. Однако моя неуклюжая попытка выправить ситуацию, скорее всего, не имела успеха. Алмар кивнул, только взгляд его остался затуманенным. Да и черт с ним! Придется ему как-то самостоятельно улаживать конфликт с собственным мировоззрением. В конце концов, я ему не нянька. Пора научиться смотреть на мир по взрослому, и принимать вещи как они есть.
   Вчетвером, мы по очереди вошли в тайную комнату бога: я держался ближе к Пхуту, тыча пилой ему в спину, за мной шел мой двойник; Алмар замыкал шествие, и он же по моему знаку запер дверь на засов.
   Со времени, как мы тут побывали ночью, комната претерпела некоторые изменения. Во-первых, теперь она вся была залита светом, льющимся сверху из проема между раздвинутыми плитами. Во-вторых, оттуда же к полу были опущены четыре блестящих металлических шеста, заканчивающихся внизу площадкой, на которой лежали, один на другом, три тюка. К слову, это были последние тюки, из виденных тут нами раньше. Потому что, в-третьих, подобно тюкам из комнаты исчезли, как испарились, и все прочие дары, загромождавшие ее еще не так давно и уготовленные жрецами в дар своему божеству. Иначе говоря, комната была пуста, однако объяснялось это просто: площадка и стержни были составной частью подъемного лифта, при помощи которого Пхут переправил все дары наверх, в трюм своего флаера, который, используя режим невидимки, опустился прямо на крышу храма.
   Я так думаю, задержись мы еще минут на десять, и уже не застали бы Пхута, который, собрав положенную дань, благополучно бы отбыл в то самое место, о расположении которого я как раз хотел расспросить его поподробнее.
   Едва мы переступили порог комнаты, как сверху донесся голос аватара флаера:
   - Я уже заподозрил, что с тобой что-то случилось, владетель.
   - О, нет, со мной все в порядке. Всего-то запутался в полах этого дурацкого балахона, когда встречал моих друзей. Хорошо, что они не дали мне упасть, но вот моя диадема, она, кажется, испортилась от удара.
   - Я заметил, что сигнал перестал поступать, - сообщил бортовой комп, - и поэтому запустил обратный отсчет сигнала тревоги. Так с тобой точно все в порядке?
   - Абсолютно. Можешь отключить отсчет. Мои друзья, они нашли меня здесь и попросили, чтобы я... чтобы я...
   - Подбросил нас к морю, - пришел я на помощь зашедшему в тупик Пхуту.
   - К морю? - удивился владетель.
   - Именно. Разве я не сказал с самого начала?
   - Конечно. К морю, так к морю, - со вздохом подтвердил Пхут, которому в этот момент, должно быть, вспомнилось выражение "прятать концы в воду".
   - Может быть, уже поднимемся в флаер? - предложил я.
   - Действительно, милости прошу на борт моей маленькой крепости, - сразу как-то оживился Пхут.
   Он тронулся было к лифту, но я незаметно придержал его сзади за одежду, позволив тем самым Трою и Алмару первыми воспользоваться подъемником, так как места в нем хватало только для двоих.
   Возвращения лифта пришлось дожидаться минут пять. И Пхут и я - оба знали, чем это было вызвано: обладая паролем, Трой должен был перепрограммировать бортовой компьютер флаера, а на это требовалось малость времени. Пхут, смирившись с неизбежностью, застыл, безвольно опустив плечи и задумчиво глядя в одну точку прямо перед собой, а мысли его витали невесть где. Я отодвинулся в сторонку, чтобы лишить его возможности внезапно меня атаковать в последней, отчаянной попытке вернуть себе утраченный контроль над ситуацией.
   - Мир? - заговорил, наконец, браслет на моей руке.
   - Да, Трой.
   - Дело сделано: флаер наш. Можете подниматься.
   В ту же секунду лифт опустился. Мы с владетелем Пхутом стали на площадку и взмыли вверх, скрывшись внутри флаера.
   После этого плиты под потолком почти неслышно сошлись, заслонив падавший сверху свет, и опустевшая тайная комната бога погрузилась в непроглядную темноту.
   В то время как на залитой солнцем площади перед храмом продолжалось народное гулянье, толпились простолюдины, протискиваясь в сутолоке к месту за столом, незримый для сторонних наблюдателей флаер прозрачным мерцающим облачком оторвался от крыши и, воспарив в небо, взял курс на север к морскому побережью. Чуть поодаль его сопровождал другой флаер, столь же неприметный для всех: разумеется, то был Филя, получивший соответствующее указание от меня. Синхронизация полета двух флаеров осуществлялась специальной навигационной программой, позволяющей аппаратам в режиме невидимки избежать столкновения путем обмена между собой кодированной информацией.
   Надо признать, флаер Пхута был больше и просторнее моего. Помимо того, что он был оснащен трюмом, теперь заполненным дарами жрецов, над трюмом располагался небольшой, но уютный пассажирский салон с шестью креслами по три с каждой стороны и общим столиком посредине. Кабинка для двух пилотов, которую занял Трой, отделялась от салона раздвигающейся переборкой, теперь открытой. Я с Алмаром разместились в салоне по одну сторону столика, Пхут - по другую. Мягкий свет, исходивший от светящегося потолка, как нельзя больше настраивал на задушевную беседу.
   - Спрашиваешь себя, что теперь с тобой станет? - задал я вопрос Пхуту.
   Он неопределенно махнул рукой и прикрыл глаза ладонью, осторожно трогая присохшие края раны на лбу:
   - Вы уже разрушили мою жизнь, - обреченно произнес он. - Даже не знаю, нужно ли мне за нее цепляться?
   - Сочувствую, но помочь ничем не могу, - без всякой жалости констатировал я. - Как говорится, на войне, как на войне. Не твоя вина, что рок столкнул меня именно с тобой, но ты проиграл и должен смирится. В любом случае, жизнь для тебя пока продолжается.
   - Скажи это моей жене и двум дочерям, - парировал Пхут.
   Опа! Я как-то совершенно выпустил из виду, что у владетелей может быть собственная семья. Неприятный момент.
   - А что им грозит? - поинтересовался я.
   - Если откроется, что я повел себя не должным образом, их сошлют в рудники на поселение. Превратят в подстилки для каторжан.
   - М-да, перспектива малоприятная, - с пониманием покачал я головой.
   - Малоприятная?! - едва не взорвался Пхут, вскакивая с места. - Да старшей нет и четырнадцати! Ты можешь себе вообразить, во что их там превратят обеих?!
   Заметив дуло направленного в его сторону пилума, Пхут взял себя в руки и медленно опустился на место.
   Нет сомнения, что он старался меня разжалобить. Была у него семья или он придумал ее минуту назад, от меня требовалось ему подыграть. Создать иллюзию, будто ничего для него не потеряно.
   - Никто ведь не знает, что ты находишься в наших руках? - как можно небрежней спросил я.
   - И что? - Пхут поднял на меня взгляд, в котором засветилась искорка надежды.
   - Допустим, мы инсценируем поломку и крушение твоего флаера. Если ты сам не разболтаешь про встречу с нами, о ней никто и не узнает. Все, что мне требуется от тебя - это достоверная информация. Если я ее получу, то оставлю тебя в покое навсегда. Ну как, готов ты подписаться под таким договором?
   - А нужно подписываться?
   - Конечно, нет, - нетерпеливо пояснил я. - Это я так фигурально выразился. Договор целиком и полностью устный, и основывается на взаимном доверии. Итак, по рукам?
   Пхут колебался.
   - А от меня не потребуется слишком много?
   Нет, он определенно начинал меня бесить!
   - Может, мне напомнить тебе в каком ты положении? Это ведь я сейчас иду тебе на уступки, руководствуясь исключительно своим непомерным великодушием и человеколюбием. Но ведь ничего не мешает мне выбить у тебя сведения другим способом, а после пристрелить!
   - Меня начнут искать, - предупредил он честно.
   - Вряд ли твой флаер смогут обнаружить под километровой толщей морской воды, - возразил ему на это я.
   - Но шумиха, связанная с моими поисками утихнет не скоро. Она не может быть вам на руку, - упрямо гнул он свою линию и был отчасти прав, но лишь отчасти, потому что тогда я ему заметил:
   - А кто тебе сказал, что я собираюсь надолго застрять на Горкалисе? С чего ты взял, что я не покину его, скажем через двадцать четыре часа?
   На этот вопрос Пхут не нашелся что сказать и промолчал.
   - Итак, ты готов отвечать на мои вопросы исчерпывающе и правдиво? - спросил я его в последний раз, повысив голос.
   - Да, - нехотя подтвердил он.
   - Тогда, - продолжил я, сплетя пальцы рук на столе перед собой и подаваясь вперед всем телом, - расскажи мне о владетеле Ози Лусе Третьем, большом любителе путешествовать по Галактике, который совсем недавно вернулся из командировки на большом крейсере. Такой тебе знаком?
   Казалось, Пхут был несколько озадачен. Покусывая губы, он что-то для себя решал.
   - Мой вопрос что, из разряда слишком заумных, что услышав его, ты сразу впал в ступор?
   - Н-нет, - нерешительно начал Пхут. - Дело в том... Дело в том, что речь пойдет о моем хозяине...
   - Угу, - понимающе кивнул я. - И этот факт тебя напрягает? Клятва верности и все такое?
   - Да, что-то вроде того...- смущенно пробормотал Пхут.
   - Ну, так я тебе скажу вот что: даже если ты не сообщишь мне ничего важного, но твой хозяин узнает, что у нас был разговор, предметом которого являлся он сам, вряд ли он после этого пощадит твою семью. Сомневаюсь, что к тебе он привязан так же крепко, как ты к нему. Во всяком случае, твоей преданности он точно не оценит. Поэтому соберись и отвечай правдиво, помня, что только этим способом ты поможешь и себе, и своей семье.
   - Хорошо, - сдался Пхут и начал с того, о чем я уже давно догадался сам. - Ози Лус - это один из псевдонимов, под которыми наши правители обычно путешествуют по другим планетам Галактики. Там их титул бога часто вызывает насмешку, вот они и прикрываются званиями владетелей. Моего господина зовут Озилус, и он почитается здесь как бог солнца. В последней его поездке я его не сопровождал, поэтому не могу сказать, где он побывал и что делал.
   - Ладно, тогда расскажи мне, где твой хозяин проживает - на постоянной основе? А еще лучше, в каком месте он содержит свой личный космический транспорт? Есть ведь у него какой-нибудь гараж для собственных флаеров, яхт, катеров?
   Пхут согласно кивнул головой:
   - Да, конечно, у великих богов есть собственные звездолеты, в том числе торговые. А держат они их в разных местах. Некоторые, что покрупнее, даже на лунных базах...
   Я простонал.
   - Послушай, меня не интересуют все боги и все их корабли вместе взятые! Меня интересует конкретно Озилус и место парковки его аппаратов. Предположи, что в руки твоего хозяина попался первоклассный катер. А теперь скажи мне, куда бы он по-твоему определил его на стоянку?
   Пхут посмотрел на меня с прищуром. Кажется, он начинал догадываться о причине моего появления на Горкалисе. И не мудрено, ведь в моем более чем конкретном вопросе все прозвучало буквально открытым текстом.
   - Да, понимаю, - протянул он. - Я думаю, такой катер он держал бы в Ортане.
   - И что это - Ортана?
   - Столица. Она расположена в труднодоступных для местных горах, неподалеку от вершины Аралипп. Ортана открыта для путешественников и торговцев с других планет Галактики. Не понимаю, почему ты о ней не слышал? - недоумевал Пхут. - Правда, - сразу догадался он, - если бы ты прибыл на Горкалис через нее, за каждым твоим шагом неусыпно следили бы владетели.
   - Правильно, - подтвердил я. - Я не сторонник проторенных путей. А потому пойдем в кабину управления, и там ты на карте покажешь мне, где расположена Ортана плюс, где в Ортане у Озилуса находится личный гараж.
   - Но голограмму карты можно вызвать и здесь! - удивился Пхут.
   - Нет, нет, не будем утомлять Алмара. Он уже хочет отдыхать.
   - Но Мир, я не хочу! - возмутился Алмар, до этих пор ничего не пропускавший мимо ушей.
   - Хочешь, раз это сказал я! - жестко отрезал я.
   - Это ведь принц тусеков? - вдруг спросил Пхут. - Бывший жених принцессы Отисис, я прав?
   - Не бывший, а настоящий! - сразу вспыхнул, вскакивая на ноги Алмар.
   - Сядь, - тотчас приказал я ему, и юноша без особого энтузиазма опустился в кресло. - Допустим, это он. Что с того?
   - Удивительное дело, - усмехнулся Пхут. - При дворе Тапиллака из-за него царит настоящий переполох. Сначала парень устраивает мятеж и похищение принцессы, а потом, когда всех его сторонников перебили и беглецов схватили, он бросается со скалы вниз. Девять человек были тому свидетелями. Но самое невероятное, тела принца, сколько ни искали, так и не нашли у подножия скал. Прямо мистика какая-то. Царь Тапиллак обвинил своих воинов, будто они отпустили Алмара, а ему солгали, и приказал всех восьмерых посадить на кол у ворот города. Теперь царь опасается, что принц приведет с собой войско тусеков, чтобы отбить принцессу, и в столице готовятся к войне. И все это накануне пришествия Озилуса в день солнцестояния!
   - Что ж, весьма полезные новости, - заметил я, многозначительно глядя на Алмара. - Но сейчас меня больше интересуют корабли Озилуса. Пойдем.
   Мы с Пхутом встали и прошли в кабину пилотов, где Трою пришлось уступить мне свое кресло.
   - Ну? - тихо спросил я Троя, когда он протискивался мимо меня.
   - Минут двадцать, - столь же скрытно прошептал он.
   Я кивнул и предложил севшему в другое кресло Пхуту показать мне карту Горкалиса. Портативный трид сразу воспроизвел в воздухе над панелью управления объемное изображение вращающейся планеты. Большую часть ее поверхности занимал безбрежный океан, а три континента, прижавшиеся друг к дружке так близко, что их можно было бы принять за единое целое, по краям были отделены друг от друга узкими проливами или мелководными морями. Между ними, в форме сердечка, располагалось больное внутреннее море, которое сами горкалисцы именовали Срединным океаном.
   В воздухе коснувшись пальцем голограммы в определенной точке, Пхут заставил планету прекратить вращение. Затем сфера развернулась в сияющую плоскость. Цветные блики легли на лицо владетеля и мое. Новое касание - и новый масштаб. Южный континент укрупнился, стали отчетливо видны реки, города, дороги. В его северо-восточной части, в долине рядом с заснеженной горной вершиной, проявились кварталы города, небольшого, но вполне современного, с прямыми и широкими улицами, с башнями небоскребов, которые можно было определить по теням, которые они отбрасывали даже в полдень, и с характерным рисунком бетонных шоссе в виде паутины, свойственным большинству планетарных космопортов, который в Ортане располагался к югу от города.
   - Тут не слишком холодно? - спросил я у Пхута.
   - Нет, долина защищена от ветров, а ионные излучатели на соседних горных вершинах и на вершинах небоскребов создают над городом теплый микроклимат.
   - Удобно устроились ваши боги, - хоть и с сарказмом, но вынужден был признать я. - И ты тут живешь?
   - Да. Вот здесь.
   Пхут указал на один из районов города.
   - А гараж Луса Третьего?
   - Вот тут, - ткнул пальцем в другое место владетель.
   - Наверное, в Ортане у него есть великолепный дворец?
   - Как у любого из семи великих богов.
   - А что же я слышал будто живут боги на летающих островах?
   - О, это ради дешевого представления для народа. Летающий остров на самом деле платформа на антигравитационной тяге. На ней построен бутафорский дворец с золочеными крышами, утопающий в зелени сада. На самом деле все из металла и пластика, как всякий космический корабль, но выглядит, будто создано прочно из мрамора и гранита. Таких островов всего три и боги пользуются ими по очереди, когда им необходимо с помпой сойти на землю к смертным.
   - И здесь надувательство, - усмехнулся я.
   - Не совсем, - возразил Пхут. - Остров все равно что дорогущий воздушный лайнер со всеми удобствами на борту, только выполненный по специальному проекту. И потом, крыши его зданий и впрямь золоченые.
   - Ты упоминал о своей семье, о двух дочерях - они живут с тобой в Ортане?
   - Да, вместе с их матерью.
   - И все они тоже какие-нибудь богини?
   - Нет, - улыбнулся Пхут. - Дочери посещают школу для девочек, а жена работает в сфере обслуживания при дворе Озилуса.
   - А что, у великих богов тоже есть дети?
   - Разумеется. Ничто человеческое, как говорится, им не чуждо. Законные, от брака с уроженками Ортаны, занимают важные посты в столице или могут стать богами новых городов, которые постоянно строятся по мере роста населения Горкалиса. Незаконные, от наложниц, занимают посты в городской инфраструктуре. А если рождаются дети от "смертных", то такие становятся принцами. Взять хотя бы царя Тапиллака: он родился потому, что когда-то Озилус соблазнил сестру Силлака, который и сам был правнуком Озилуса, правда, то был клон из другого поколения.
   - Повтори-ка, что ты только что сказал? Клон?
   Пхута неожиданно замялся, прикусив губу.
   - Как бы это правильно объяснить, - начал он. - Дело в том, что у нас у всех - у богов, даже самых незначительных - есть клоны.
   - О-о?
   - Да, - нехотя признал он, - даже у меня. Боги должны казаться бессмертными для простых жителей Горкалиса. Но нас клонируют по другой технологии, не так, как тех клонов, которых выращивают в клонариях при пирамидах. Там на созревание одного клона уходит всего год. Да, выходят такие клоны сразу взрослыми мужчинами или женщинами, но при этом умственно они остаются на уровне развития шестилетнего ребенка. Этих клонов приходится обучать даже работе в поле, на которую они только и способны. Живут они меньше нормально рожденных, но потомство дают полноценное, так что население Горкалиса стремительно увеличивается год от года.
   - А что же клоны богов?
   - Нас создают иначе, в искусственных матках. Процесс полностью повторяет естественное рождение. Мы появляемся младенцами и воспитываемся в одной из трех столиц.
   - Ортана - одна из них?
   - Да. Две другие - Планарис и Кебату, расположены на двух других континентах.
   - Ну и к чему вам эта чехарда с божественными клонами?
   - О, дело в том, что на каждом из континентов правят боги только одного поколения: на Первике - самые молодые, на Вторике - среднего возраста, на Третике - наиболее пожилые. Боги-юниоры до достижения возраста, когда они смогут править самостоятельно, воспитываются в Кебату, столице Третика. Когда этот момент настает, они переселяются в Планарис, а вместе с ними и все боги третьего поколения, которые отныне не правят, а только наставляют молодежь. Тогда же боги первого поколения перемещаются на Вторик, а второго - на Третик. Происходит такая ротация раз в тридцать два года, и в результате простые жители Горкалиса всегда видят своих богов приблизительно в одном и том же возрасте, что создает иллюзию их бессмертия.
   - А как же путешественники с континента на континент? Что если они станут свидетелями явления более молодого или более старого бога, чем тот, что у них на родине?
   - Что с того? Такие случаи единичны. И потом, на то воля бога, в каком виде он желает предстать перед тем или иным народом. А вернувшись домой, путешественник увидит своего бога таким, каким привык его видеть.
   - Да, ловко вы придумали пудрить мозги жителям планеты.
   - Так или иначе, все они наши творения! - убежденно заявил Пхут.
   - Но не ваша собственность, - тут же возразил я. - Они имеют право самостоятельно решать, как им жить!
   Пхут пожал плечами:
   - А кто им мешает? Пусть развивают науку, изобретают производства.
   - Вы могли бы дать им все это прямо сейчас. Но вам удобнее эксплуатировать бедняг, пользуясь их невежеством.
   - Все переменится, - твердо заявил Пхут, - когда Горкалис будет заселен в достаточной степени, чтобы на нем можно было развивать индустрию.
   - Поверь мне, - усмехнулся я в ответ, - еще никогда держащие власть не уступали ее добровольно. А то, о чем ты говоришь, с неизбежностью привело бы к революции. Потому, пока на Горкалисе правят боги, у его народа - что у клонов, что у жрецов и царей, или вон, у тусеков, вроде Алмара - у них у всех нет будущего. Все вы, боги, от малых до великих, форменные кровопийцы.
   - Не хочу спорить с тобой на эту тему! - обиделся Пхут.
   - И не надо, потому что я прав.
   - Пусть лучше он скажет, сколько ему лет и как звучит его полное имя, - многозначительно заметил Трой, неожиданно вмешавшись в разговор.
   Я тут же оценил его смекалку.
   - Да, тебя ведь зовут Пхут Второй, не так ли?
   - Н-нет, Третий, - как-то неуверенно протянул владетель.
   - Ой ли? Гляди-ка, какая неувязочка получается. Мы с тобой сейчас находимся на Вторике, втором континенте, где, как ты сам сказал, ты живешь. А значит ты бог или ангел второго поколения? Зачем же ты мне солгал, что Лус Третий твой господин? Ну, что скажешь? Моего клона не просто провести, он не чета вашим.
   - А то и скажу, что нумерация клонов начинается с юниоров, - сказал, ничуть не смутившись, Пхут. - Я принадлежу ко второму правящему, но к третьему из живущих поколений клонов.
   - То есть, третьи клоны правят на втором континенте, а четвертые - на третьем? Так?
   - Да.
   - И тебе должно быть от шестидесяти пяти до девяноста шести лет?
   - Шестьдесят девять, если быть точным.
   - Вот как? Я бы не дал тебе больше пятидесяти.
   - В Ортане прекрасное медицинское обслуживание, - нагло заявил владетель. - Таблетки от старения, знаешь ли, творят чудеса. Впрочем, не думаю, что на вашей планете геронтология развита хуже, чем здесь.
   - Знаешь, а ведь я встречался с Лусом Третьим лично. Он не выглядит так же хорошо, как ты.
   - Что тут поделаешь, с наследственностью везет не всем. Тут и наука бывает бессильна, - пожал Пхут плечами.
   Что ж, мне не удалось поймать его на лжи, ну и тем лучше. Это значило, что именно Лус Третий завтра посетит с визитом столицу Бак-Кари, и у меня будет шанс с ним повидаться. Стоило ли воспользоваться им, чтобы захватить Луса? Или будет лучше, действуя скрытно, попытаться угнать "Гордого Скитальца" прямо с места стоянки в Ортане? - вот главный вопрос, который вставал передо мной теперь. Завтрашний день должен был многое решить. К нему еще надо было тщательно подготовиться, а потому с Пхутом пора было кончать.
   - И еще один вопрос, - спросил я напоследок. - Откуда боги взяли генетический материал для клонирования?
   - О-о, - развел руками владетель, - эту тайну боги хранят в строгом секрете. Лишь те, кто работает в генных лабораториях, быть может, имеют о том хоть какое-нибудь представление. Но только не я.
   - Ну что же, будем считать, что я тебе поверил. Ты отвечал на мои вопросы прямо и открыто, а значит во исполнение нашего договора, я все устрою так, будто мы никогда и не встречались. Прощай! - сказал я Пхуту.
   - Что? Как? - едва успел обмолвиться он.
   В это самое мгновение Трой, находившийся у него за спиной, стремительно пристегнул его к креслу, в котором Пхут сидел, а я нажал на кнопку катапультирования. Люк над Пхутом мгновенно открылся и он вместе с креслом вылетел наружу, вытолкнутый пневматическим зарядом. Очень скоро купол его раскрытого парашюта уже виднелся далеко внизу над маленьким, затерянным в Срединном океане островком, необитаемым, как мне хотелось верить. Вряд ли мореплавание было хорошо развито в этих местах. И пока Пхуту удастся добраться до большой суши, пройдет достаточно времени, чтобы я, покончив со своими делами, благополучно покинул Горкалис.
   И все же я не мог улететь, не сказав Пхуту несколько слов на прощание. Поэтому, описав в небе дугу, флаер снизился и завис прямо над тем местом на берегу, куда Пхут направил свой парашют и где в результате приземлился. Это был широкий пляж, поодаль виднелась полоска тропического леса. Пхут стоял, широко расставив ноги, в своем, сбившемся на бок раззолоченном наряде, и с ненавистью смотрел на меня, поднявшегося на корпус флаера.
   - Я оставлю тебе твой лазерный пистолет, чтобы ты мог охотиться и разводить огонь, - крикнул я ему. - Думаю, ты без проблем продержишься до тех пор, пока тебя найдут. Твой флаер охватит пожар из-за неисправностей в проводке, и он затонет где-то в окрестных водах. Настаивай на этой версии, и с твоей семьей все будет в порядке. Прощай!
   Разумеется, слов благодарности я в ответ услышать не рассчитывал.
   В это время впритык с флаером Пхута материализовался мой собственный флаер, и мы с Троем и Алмаром без труда поверху перебрались с одного на другой.
   Потом оба флаера замерцали и растворились, уносясь вдаль, а под ноги титулованного ангела Горкалиса упал его пилум какого-то допотопного образца.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"