Шишкин Лев: другие произведения.

Навсегда в твоем сердце

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

Л е в    Ш И Ш К И Н
  
  
НАВСЕГДА В ТВОЕМ СЕРДЦЕ
Datur vacuum in rerum natura - природе свойственна пустота (лат.)
  
  
  
  
  "Тьмой наполнено все мое существо. Не помню, как давно она поселилась во мне. Все, что было со мной прежде, потеряло смысл и забылось. Тьма безжалостно вытрясла прошлое из моего сознания и поглотила его. Осталось лишь настоящее с его холодом одиночества, мраком безнадежности, пустотой безысходности.
   Что я теперь, я не знаю. Иной раз я сомневаюсь, что у меня вообще было прошлое. Быть может, так было всегда, и все те образы, что порой нет-нет да выплывают из бездны забвения, не более чем отголоски чужих мыслей и чувств?
   Мой мир темен и пуст словно космос, в котором я - блуждающая черная дыра. Пульсирующими солнцами проносятся мимо чужие, горячие и бьющееся сердца. Когда они приближаются достаточно близко, их свет на время разгоняет мрак, и я вижу сквозь сумрачную пелену город вокруг, небоскребы, смыкающиеся в поднебесье, наполненную шумом и сутолокой улицу с вереницами шуршащих по асфальту машин, с подпрыгивающими в толпе макушками прохожих. Самый вид людей пробуждает во мне голод, и я отправляюсь на поиски подходящей "закусочной".
   Пока я рыскаю по улочкам, мир то гаснет, разверзаясь искристой бездной, то высвечивается вновь.
   Вечереет. Вспыхивают фонари на подобострастно склоненных столбах. Мерцают яркими красками рекламные огни. Клуб "Страстный поцелуй" - читаю надпись большими неоновыми буквами над входом. Что ж, годится. Вхожу в переполненный зал под ритмичный грохот ударников и неистовство цветомузыки. Дискотека в разгаре. От извивающихся в танце тел веет смесью пота с парфюмом. Занимаю удобное место у барной стойки.
   Охота начинается".
  
  
* * *
  
   - Привет! Одна тусишь? - прокричали Карине в самое ухо.
   Она обернулась и окинула настороженным взглядом подсевшую к ней у барной стойки девушку. Черноволосая. Ассиметричная стрижка боб-каре с челкой, заслонявшей пол-лица. Броский макияж и темная помада на пухлых чувственных губах. Джинсовый жакетик надет поверх черного топа, длину ног подчеркивает короткая юбка и узкие туфли. На руках в избытке кольца и браслеты. В ушах серьги-обручи, две бусинки пирсинга: одна у носа, другая - под нижней губой; на шее несколько цепочек с амулетами. В общем, если не готка, то сочувствующая. Сама Карина одевалась скорее в стиле гранж: желтая толстовка на змейке, широкий пояс, короткие джинсовые шорты, а на ногах пухлые коричневые ботинки с бахромой. Косметикой пользовалась умеренно, зная, что ее роскошные белые пряди, свободно спадающие на плечи, сильнее всего остального притягивают взоры окружающих.
   - Угу, - скорее кивнула, чем ответила на словах Карина, потому что расслышать ее сквозь рев музыкальной композиции было сложно.
   - Я тоже сама, - прокричала длинная челка. - Тоник будешь?
   Карина неопределенно повела плечом.
   - Значит, будешь, - решила за нее длинная челка и повернулась к бармену, чтобы сделать заказ. Получив желаемое и расплатившись, она протянула одну бутылку Карине.
   - Я - Лилит. А тебя как зовут?
   - Карина.
   - Чудно. За знакомство! - подмигнула Лилит, чокаясь своей бутылкой о бутылку Карины. - Тебя как сюда занесло?
   - Случайно.
   - Прикинь, меня тоже. Мой парень повернут на футболе, остался дома смотреть 'Барселону' по телику, а я психанула и ушла туда, где он меня не найдет. А ты че без парня?
   - Он у меня в другом городе учится. Я как бы слышала, что где-то в этом районе классный клуб.
   - Да, народу валом. Может, найдем себе здесь новых парней? - хитро сощурилась Лилит. - Ты как?
   - Ну, если только на один вечер, и если проводит до дома... А то я далеко живу, - пояснила Карина.
   - Это, смотря, что пообещаешь, - рассмеялась Лилит так, что челка совсем скрыла ее лицо.
  
  
* * *
  
   Симпатичным девочкам парни никогда не дают подолгу скучать в одиночестве. Очень скоро к Лилит и Карине подкатили два молодых человека.
   - Опа, девчонки, а вы точно подружки?
   Лилит и Карина переглянулись.
   - Точно, - смеясь, ответили они.
   - А че вам в нас не нравится? - поинтересовалась Лилит.
   - Да нет, ниче. То есть, все нравится. Но вы такие разные.
   - Зато вы как два перца с одной грядки, - уколола Лилит, намекая, что на обоих парнях были джинсы и кроссовки, а также джемпера, хоть и разных фасонов, зато близкие по цвету. Только ворот рубашки у одного был расстегнут и широко разложен, а другой прикольно повязал на шею косынку уголком вперед - вот собственно все, что рознило ребят в одежде. Рост и цвет волос примерно одинаковые: брюнеты, чуть выше среднего.
   - Вы случайно не братья? - с насмешкой предположила Лилит.
   - Что, так заметно?
   - Ага.
   - Я Рюха, а это Кишка, - представил приятеля парень с косынкой на шее.
   - Это че, кликухи такие? - скривилась Лилит. - Ну, тогда она Куколка, а я - Смерть.
   Тут в разговор вступил второй парень:
   - Не слушайте его, девочки, он любит прикольнуться. На самом деле его зовут Андрюха, а меня Кеша. Угостить вас чем-нибудь?
   - Не стоит. Мы уже надулись тоника, - показала Лилит на пустые бутылки.
   - Тогда потанцуем? - предложил Андрей.
   Возражений не последовало, и маленькая компания направилась к танцполу, чтобы слиться с общей толпой беспечно веселящейся молодежи.
   Безостановочно протанцевав пять быстрых композиций и две медленные, во время которых у них появилась возможность познакомиться поближе, ребята и девушки решили перевести дух, для чего выбрали один из свободных столиков, расположенных за невысоким барьером в стороне от танцевальной площадки.
   Пока Кеша и Андрей ходили к бару за напитками, девушки держали им места и непринужденно болтали.
   - Как тебе мальчики? - спросила Карина.
   - А, сойдет, чтобы убить вечер, - отмахнулась Лилит.
   - Да? - удивилась Карина. - А я подумала, тебе Кеша конкретно приглянулся. Ты так с ним обжималась. Кажется, и ты ему понравилась.
   - Ага, если бы я сама не положила его руки себе на задницу, он бы так и держал меня за плечи весь танец.
   - Что, ты и поцеловала его первая? - изумилась Карина.
   - Конечно.
   - Ну, ты даешь! - восхитилась смелостью новой знакомой Карина.
   Чувствуя, что ей жарко, она расстегнула толстовку.
   - Ух ты, какой прикольный у тебя кулончик! - тут же воскликнула Лилит. - Дай, рассмотреть поближе.
   Девушки сидели за столиком друг против дружки, и Карине пришлось наклониться, чтобы Лилит смогла взять в руки и поднести к глазам крошечную фигурку на розовом шнурке. Фигурка изображала мифическое существо с собачьим телом, когтистыми лапами и человеческой головой, украшенной маленькими рожками.
   - Смотри, у меня есть похожий, - похвастала Лилит, выбрав один из своих амулетов. - Только у него наоборот тело человеческое, а голова собачья. Это демон Джунку. Мне Леха-Ворон подарил. Говорит, дед привез из Китая. А твой что за демон?
   - Без понятия. Купила на барахолке сумочку, а он на ней висел как брелок.
   - Ой, мне так же моя Длинношейка досталась, - показала Лилит еще один амулет в виде фигурки женщины с неестественно длинной шеей. - Ну, почти так. Как-то в полнолуние мы ходили с друзьями справлять черную мессу на кладбище, а там кто-то шарфик забыл. И Длинношейка на булавочке болталась, прикинь?
   В этот момент как раз вернулись ребята, неся в руках напитки и бутерброды. Музыка в зале на время смолкла, и они отчетливо расслышали последние слова Лилит.
   - Ого, ты ходишь на черные мессы? - удивился Андрей. - И че вы там делаете, бедным цыплятам головы отрываете и мажетесь их кровью?
   - Не смейся. Все это очень серьезно. Можно навести на человека такую порчу, что его враз в могилу сведет, - ответила Лилит, нахмурившись.
   Пользуясь случаем, Кеша придвинул стул ближе к девушке, одной рукой ненавязчиво обнял ее за плечи, а в другой сжал пальцы Лилит вместе с фигуркой Длинношейки.
   - Поспорим, я загадаю твоей кукле, чтобы меня до утра переехал поезд, и ничего такого не случится? - ухмыляясь, спросил он. - Но, чтобы быть до конца уверенной, ты должна провести всю эту ночь со мной. Так как, споришь?
   - Дурак, такими вещами не шутят! - рассердилась Лилит, отстраняясь.
   - Ой, боженьки! - вскрикнула Карина, пряча голову в плечи, потому что за ее спиной, в дальнем конце зала раздался неожиданно громкий хлопок. Ракета фейерверка взмыла ввысь, осветив все вокруг, и врезавшись в ложный потолок, застряла в нем, брызгая искрами. Это вызвало взрыв веселья среди захмелевшей публики. Все вокруг повскакивали с мест, свистели, хохотали, размахивали руками. Музыка не прекращала греметь.
   - Идиоты, - выкрикнула Карина. - Так же можно и сгореть.
   Но ни Кеша с Андреем, ни Лилит не разделили ее опасений.
   - Брось, это ж по приколу. Сейчас все равно потушат, - успокаивала подругу длинная челка.
   Действительно, скоро прибежал охранник с большим огнетушителем в руках, долго встряхивал его, направив раструб в потолок, но так ничего и не добившись, быстро ретировался. Тем временем из-под потолка повалил густой черный дым, образуя устрашающее облако, которое, клубясь, расползалось по потолку, мистически подсвечиваемое бегающими лучами лазеров. Достигнув стен, облако сползло по ним к полу, и тут же послышались первые вопли, кашель и крики о помощи. Музыка смолкла. В том месте, где ракета застряла в потолке, сквозь дым проглядывало большое светящееся пятно.
   - Походу, мы взаправду горим, - констатировал озадаченный Андрей.
   Должно быть, осознание этого вынудило диджея остановить музыку и объявить на весь зал:
   - Уважаемые гости клуба "Страстный поцелуй"! У нас непредвиденные обстоятельства. Просьба ко всем двигаться к выходу, сохраняя спокойствие.
   Однако его сообщение запоздало: паника уже охватила людей, лишь только ядовитый дым проник в легкие первых жертв, которые тут же замертво валились к ногам обезумевших от страха товарищей по несчастью. Образовалась давка. Протиснуться к единственному выходу казалось делом немыслимым, а дым, между тем, захватывал все большее пространство зала.
   Наиболее находчивые из посетителей принялись бить большие окна с толстыми зеркальными стеклами любыми подходящими предметами, надеясь таким путем выбраться из пылающего ада. Одним из первых их примеру последовал Кеша, подхвативший близайший к нему стул и запустивший им в окно, рядом с которым ребята сидели, до этого прокричав им:
   - Ну-ка, посторонись!
   Раздался громкий треск, стул вылетел на улицу, проделав в окне большущую дыру.
   Поскольку помещение клуба было полуподвальным, подоконник располагался достаточно высоко. Кеша придвинул к нему другой стул и сказал приятелю:
   - Андрюха, давай, лезь ты первый. Потом я буду подсаживать девочек, а ты вытаскивай с той стороны.
   Так и поступили. Первым выбрался Андрей, за ним Карина, а следом - Лилит. Потом Лилит и Андрей подали руки Кеше, чтобы помочь ему вскарабкаться на подоконник. Когда Кеша уже наполовину высунулся наружу, большой осколок стекла, до этого каким-то чудом удерживавшийся в раме, внезапно обрушился, и подобно ножу гильотины, разрубил Кешу пополам.
   Андрей и Лилит, за руки тянувшие приятеля к себе, попадали на спины. Они не сразу поняли, что произошло. Повсюду была кровь. Верхняя часть тела Кеши лежала между ними. Безумно выпученные глаза смотрели прямо на Лилит, рука судорожно тянулась к ее шее, а испачканные в крови губы произнесли на последнем выдохе: "Рокурокуби".
   Лилит завизжала и, орудуя руками и ногами, брезгливо оттолкнула от себя страшный обрубок. Вскочив на ноги, она отбежала к Карине, которая стояла в десяти шагах, прикрывая рот ладонями, ошеломленная не меньше Лилит.
   Через их окно лезли все новые люди, постепенно оттисняя их от стены здания.
   - Надо отсюда убираться, - закричал девушкам Андрей.
   - Ты что, бросишь вот так своего брата? - возмутилась Карина.
   - Он мой кореш, а не брат. И потом, ему уже ничем не поможешь! Сейчас сюда менты нагрянут и начнут свидетелей вылавливать. До утра домой не попадем.
   Подчиняясь Андрею, девущки вместе с ним пошли прочь от горящего клуба.
   Тем временем к его фасаду в сполохах сине-красных мигалок, с тревожным воем сирен, уже прибывали пожарные машины, кареты скорой помощи, наряды полиции. Сбегались праздные зеваки, многие из которых снимали происходящее на камеры мобильников. Из охваченного дымом и пламенем здания выводили последних уцелевших, до которых спасатели смогли добраться. Выволакивали потерявших сознание, а то и просто бездыханные тела. Треск, крики и плачь перекрывали привычный городской шум.
   - Куда мы идем? - спросила, оглядываясь на тающее вдали зарево, Карина.
   - Переночуете у меня, - непререкаемым тоном ответил Андрей. - Уже поздно, тебе до общаги добираться далеко. Да и не в таком же виде по городу разгуливать. Мама постелет вам в бывшей комнате сеструхи. А утром приведете себя в порядок и пойдете куда захотите, хоть в ментовку. Лилит, вот, согласилась.
   Редкие прохожие дико посматривали на странную троицу, бредущую в обнимку и выглядевшую, словно как с пожара, на зарево которого любопытные сбегались с близлежащих улиц, как мотыльки на огонь. Вопросов, однако, никто не задавал.
  
  
* * *
  
   Мама Андрея оказалась на редкость доброй и понимающей женщиной. Узнав о произошедшем несчастье, об опасности, угрожавшей девушкам, и, понимая, каким потрясением явился для обеих пожар, она не стала выпытывать подробности, а напоила чаем и уложила на широкой кровати в спальне, которую до того занимала одна. Сама Зинаида Егоровна, прежде пошептавшись о чем-то с сыном, устроилась в комнате отсутствующей дочери: та хоть еще и не выскочила замуж, но уже переехала к "бойфренду", как принято теперь говорить, снимавшему отдельную квартиру в городе. Что тут скажешь: совершеннолетняя. Но по ноткам в голосе легко было догадаться, что она не одобряла поведения дочери. "Вот если бы жив был отец Тамарочки, он бы еще смог на нее повлиять. А мать никто никогда не слушает", - сетовала Зинаида Егоровна, с укоризной поглядывая на сына.
   После недолгого чаепития и приготовлений ко сну, квартира погрузилась в тишину.
   - Так странно, - едва слышно обронила Карина, укрываясь пушистым пледом.
   Лежавшая рядом Лилит, не открывая глаз, спросила:
   - Че те странно?
   - Все странно. Пожар, смерть Кеши, то, что мы спим в чужом доме. Все как в страшном сне.
   - Подумаешь, - зевая, возразила Лилит, всегда желавшая казаться крутой. - Я вообще дома ночую через раз.
   - Скажи еще, что ты совсем не испугалась, когда повалил дым и все как сумасшедшие ломанулись к выходу.
   - Не-а.
   - Ага, видела я, как ты брыкалась, когда Кеша... ну, то, что от него осталось, упало на тебя. Сейчас понтуешься, а тогда визжала как дикая.
   - Потому что все вышло неожиданно. Кто угодно закричал бы.
   Карина приподнялась на локте:
   - А помнишь, Кеша поспорил, что его до утра не переедет поезд?
   - Так и не переехал же!
   - Поезд - нет, но все равно его разрезало надвое, как поездом.
   - Скажи еще, что во всем виновата моя Длинношейка.
   - Ты сама говорила, что проклятия - это очень серьезно. Может, она проклята и приносит несчастья.
   - Моя Длинношейка? Не смеши. Хотя, было бы прикольно, - усмехнулась Лилит.
   - Тебе прикольно? А мне жутко. Мало ли чего можно от нее ждать?
   - Вот и хватит тут страху нагонять. Спи лучше, - отрезала Лилит, решительно поворачиваясь к Карине спиной.
   Луч полной луны, отыскавший щель в задернутых гардинах, серебряным ножом прорезал черноту комнаты. Сияющая дорожка спускалась от подоконника к полу, а затем взбиралась на кровать и пересекала ее поперек, проходя по телу Карины в точности там, куда на Кешу обрушилось стекло, разрубив беднягу пополам. От этой мысли девушка внутренне содрогнулась. "Хватит думать о гадком", - приказала она себе и, повернувшись на бок, попыталась забыться.
   Только сон никак не приходил. Нагромождения жутких образов теснились в ее белокурой головке, отчего Карина вздрагивала и просыпалась всякий раз, как только проваливалась в очередной кошмар. К тому же в горле першило, теснило в груди, а во рту ощущался неприятный сладковатый привкус, напоминавший о ядовитом дыме, которым Карина надышалась в клубе. Несмотря на приоткрытое окно, девушке было душно, и, в конце концов, она решилась сходить на кухню, попить воды.
   Неслышно Карина выскользнула из-под пледа. Так как была она в одних трусиках и лифчике, то нагнулась за толстовкой, оставленной на стуле. И пока она вдевала рукава и возилась со змейкой, на стене позади ее тени медленно вырастала, нависая и угрожающе раскачиваясь, еще одна тень. Не спеша, эта тень подвигалась к Карине, и когда то, что эту тень отбрасывало, уже готово была впиться в девушку, та, ничего не подозревая, в самый последний момент устремилась на цыпочках к двери, за которой и скрылась.
   Тень какое-то время еще извивалась, словно раздумывая, преследовать ли беглянку, но потом безмолвно осела на пол.
   Карина же, оказавшись в темном коридоре, остановилась и прислушалась. Походу все в доме крепко спали. Стараясь не шлепать босиком по толстому линолеуму, Карина прошмыгнула на кухню, где, не включая света, нащупала на столе чашку и утолила жажду водой из-под крана. На обратном пути она завернула в туалет. Через некоторое время недовольно заурчал сливной бачок, потом пошипел, фыркая, рассекатель на кране умывальника, щелкнул выключатель. Карина вновь пересекла коридор и на секунду задержалась перед спальней. Послышалось ли ей что-то за дверью, или то разыгралось ее воображение под влиянием жутких событий вечера и ночных кошмаров, но только нечто зловещее мерещилось ей в тишине и темноте сонной квартиры, нечто такое, отчего затрепетало сердце и участилось дыхание, а по спине пробежал холодок. "Но ведь там спит Лилит", - подумала, успокаивая себя, Карина.
   Превозмогая нелепый детский страх, она приоткрыла дверь спальни и стала как вкопанная: у Лилит, безмятежно раскинувшей во сне руки на всю постель, не было головы! Сомнений - никаких, потому что лунный зайчик, перепрыгнувший с пледа на подушку, освещал теперь то самое место, где должна была располагаться, но отсутствовала голова Лилит. Сама девушка лежала неподвижно, колыхались только гардины, едва тронутые слабым сквозняком.
   Карина чуть вскрикнула и зажала руками рот. Потом отступила назад, прикрыв за собой дверь. Ноги сами понесли ее в комнату Андрея. Она не знала еще, что ему скажет, не задумывалась, насколько безумным покажется ему то, что она скажет. В ней только нарастала и ширилась неудержимая потребность выплеснуть на кого-нибудь весь накопившийся в ее душе ужас, ежесекундно грозивший с воплями прорваться наружу.
   - Андрей, Андрей, - залепетала она дрожащими губами, влетая в соседнюю комнату и устремляясь к постели спящего парня.
   Слишком поздно она сообразила, что ошиблась дверью. Потому что на кровати лежал не Андрей, а его мама, Зинаида Егоровна, и неизвестное существо громко чавкало, припав к ее шее.
   Карина закричала так, что сорвала голос сразу, едва звук родился в ее горле. А существо - нет, скорее даже это был демон, ужасный демон с растрепанными волосами, морщинистым лицом, выступающими наружу клыками, с перекошенным и испачканным кровью ртом - этот демон недовольно оторвался от сладостной трапезы и устремил на девушку горящий адским пламенем взор.
   О, Карина хорошо его рассмотрела. Потому как шторы в этой комнате были отдернуты на самый край, створки окна распахнуты настежь и лунный свет, врываясь широким, холодным потоком, заливал все пространство. Карине доводилось прежде слышать о демонах, но ни разу о таком. Его тело было подобно телу змеи толщиной в руку, хвост скрывался где-то за окном, через которое демон и проник в помещение, а нормальных размеров, но страшного вида человеческая голова, раскачивалась под потолком точно голова кобры, изготовившейся для броска. Карина хотела сбежать, но завороженная ее ритмичными покачиваниями не смела ступить и шагу.
   Тем временем чудище вплотную приблизило к ней свою отвратительную морду. Избегая прямого взгляда, девушка опустила глаза, чувствуя в то же время на лице чужое, зловонное дыхание, и мелко дрожала, как при ознобе.
   "Сейчас оно меня убьет", - обреченно думала она, не имея никаких сил сопротивляться.
   И вдруг тишину комнаты разорвала мелодия мобильного телефона, что лежал на тумбочке при кровати: "Динь-динь-дон, динь-динь-дон", - оповещал он уже мертвую хозяйку о подсевшей батарее и скором отключении. Демон метнулся к телефону, а Карина, словно очнувшись от оцепенения, в тот же миг выскочила в коридор. Теперь она знала наверняка, в какой комнате ночевал Андрей, и верила, что вдвоем им обязательно удастся спастись.
   В комнате Андрея, как и в их с Лилит спальне, окно было наглухо зашторено. Припав к кровати и ухватив спящего парня за грудь, Карина принялась трясти его со всей силы:
   - Андрей! Андрюшенька! Ну, просыпайся же!
   В густом сумраке она едва различала его силуэт. И тут голова Андрея соскользнула с подушки и с глухим стуком упала на пол к ее ногам. Карина взвизгнула и отскочила к стене.
   Андрей был уже мертв. Мертв, как и его мама: демон перегрыз ему шею.
   Что-то ударилось в форточку. Заколыхались шторы.
   - Вот ты где, - низким, противным и каким-то совершенно потусторонним голосом произнесла голова демона, выглядывая из-за штор. - От меня не спрячешься.
   Не дожидаясь нападения чудовища, Карина опрометью выбежала в коридор, оттуда в ванную, где и заперлась на задвижку. Крепкие удары в дверь тут же убедили Карину, что демон преследовал ее по пятам. Ей оставалось лишь уповать на то, что дверь устоит под жестоким натиском. Плача, она забилась в дальний угол, вздрагивая всем телом при каждом новом ударе извне.
   Как долго продолжался этот кошмар Карина не знала. Зажмурив глаза и заткнув ладонями уши, она отстранилась от всего, что происходило вокруг.
  
  
* * *
  
   Когда самообладание к ней вернулось, в квартире царила мертвая тишина. Может быть, чудовище ушло? - затеплилась в ней надежда. Насытилось двумя жертвами и вернулось туда, откуда явилось? Однако страх, этот наивернейший слуга инстинкта самосохранения твердил ей обратное: тварь здесь, она хитра, она затаилась и выжидает, усыпляя бдительность Карины иллюзией покоя.
   Но нельзя же, в самом деле, сидеть в ванной комнате вечно! Разве реально рассчитывать на помощь, будучи запертой в квартире с двумя... нет, с тремя, если считать и Лилит, мертвецами и чудищем, упорно жаждущим Карининой смерти? Сколько суток пройдет прежде, чем по Андрею и его маме хватятся соседи?
   Совершенно ясно, что Карине надо самой как-то выбираться из квартиры. От входной двери ее отделяли только два шага. И глухая стена. К тому же, девушка была босая и наполовину раздета.
   А еще Лилит: что, если ее новая подружка жива? Что, если Карине только почудилось, будто у бедняжки нет головы, а она всего-то засунула ее под подушку. Бывают же люди, которым нравится так спать? Карина никогда бы себе не простила, если бы позже начала думать, что оставила спящую, беззащитную девушку на растерзание демону.
   Как ни верти, но ей надо было вернуться в спальню. На одну секундочку. И она встала на ноги, собираясь с духом.
   Осторожно отодвинула она задвижку, одним глазком посмотрела в щелку приоткрытой двери: кажется, в коридоре никого. Безмятежная тишина подкупала своей естественностью. Будто ничего тут и не происходило за последний час. Будто все было грезой сонного разума. Но стоило девушке на цыпочках проделать первые шаги, как она услышала за спиной чье-то тяжелое дыхание.
   Стремглав бросилась она к двери в спальню, и тут же что-то больно впилось ей в плечо. Только Карина уже пересекла порог. Ухватившись за край двери, она с силой захлопнула ее за собой, навалившись сверху всем весом.
   Шею чудовища перерубило как топором. Но мерзкая гадина и теперь ни за что не желала выпускать плечо девушки из крепко стиснутых челюстей. Обрубок шеи длиною в полметра, беспомощно извиваясь из стороны в сторону, то и дело хлестал Карину по лицу. Насилу поймав его обеими руками, Карина с визгом сдернула с себя голову, отшвырнув далеко на пол, и немедленно включила свет.
   Трижды голова пробовала подняться в воздух, влекомая неведомой силой, и трижды падала вниз, гулко ударяясь об пол. После третьего раза она затихла. Обрубок шеи втянулся в голову, черты лица разгладились, и в обличье демона Карина узнала свою случайную подругу Лилит.
   Тело мертвой девушки с раскинутыми в стороны руками по-прежнему неподвижно покоилось на кровати. Второй обрубленный конец невероятно удлинившейся шеи, извиваясь змеей, свалился с подоконника и втянулся в плечи. Теперь это было обыкновенное человеческое, девичье тело, только лишенное головы. И кому-то придется за это отвечать, подумалось Карине.
   Она сорвала со стула брошенные на него с вечера шорты и выбежала из квартиры.
   Ступени лестничных пролетов мелькали под ногами как сумасшедшие. При выходе из подъезда Карина остановилась и посмотрела на руки: в одной она сжимала шорты, в другой - странную фигурку женщины с длинной шеей, ту самую, которую Лилит, единственную из всех украшений, не сняла с себя перед сном. Должно быть, Карина ухватила ее, когда пыталась оторвать голову демона от своего плеча.
   Все плыло перед глазами. Страшно хотелось спать. Бессонная ночь, нервное потрясение, угарный дым в клубе или, быть может, яд, что попал в ее кровь в месте укуса гадины - кто знает, что именно или все в совокупности служили тому причиной. Не отдавая отчета в своих действиях, Карина машинально повесила кулон на шею, натянула шорты и, как была босиком, так и побрела по пустынной улице в предрассветную мглу.
  
  
* * *
  
   Телевизор громоздился на тумбочке. Тумбочка стояла на ковре. На другом конце ковра располагалось кресло, в котором, бессильно обвиснув, покоилось тело. Впалые щеки, неестественная бледность обескровленной кожи, уставленные в пустоту глаза; муха, деловито копошащаяся в уголке губ, с любопытством заглядывающая в черный провал перекошенного рта. Синяк засоса вокруг двух крохотных ранок на шее - несмываемый след воистину смертельного поцелуя.
   Футбол закончился уже двадцать дней как. С утра по телевизору вещали совсем о других новостях. Говорили о пожаре, случившимся накануне в ночном клубе "Страстный поцелуй", при котором погибла тьма народу, а также о кровавой ночи маньяка в обычной городской квартире.
   Судя по всему, парня в кресле не волновало ни то, ни другое.
  
  
* * *
  
   "Моя новая владелица пока ни о чем не догадывается. Сегодня ей опять снился странный сон: она летала, воспарив высоко над домом, в котором живет. Утром у зеркала она долго с изумлением рассматривала красный рубец на шее. На улицу она вышла, повязав модный шарфик. И конечно на груди висел ее любимый кулон.
   Мы вместе раскачиваемся в вагоне метро, потом скользим в плотной толпе. Как и я, она испытывает голод. Это будет ее первая охота. Я чувствую, как в предвкушении трепещет ее сердце, такое большое и горячее, словно солнце.
   Солнце и черная дыра, кружащие в тесном танце во мраке вселенной - вот мы с ней кто.
   Она нащупывает меня рукой и прижимает сильнее к сердцу. Пусть не тревожится: меня ей теперь не потерять. Я больше, чем кусочек резного дерева, покрытого лаком. Моих губ не оторвать от сладостного источника. Я уже поселилась в ее сердце, верю, надолго, а для нее - так уж точно, что навсегда".
  
  
Конец.
  
  
  
   21 апреля 2014 г.
  
   Примечание:  Рокурокуби - вид японского демона. Днём они живут как обычные люди, но ночью их шеи вытягиваются, как садовые шланги. Рокурокуби подкрадывается к спящим и вытягивает из них жизненную энергию. Охотясь на людей, они высасывают из них кровь и даже съедают их. Даже когда голова находится далеко от тела, рокурокуби могут говорить. Днём у рокурокуби обычное лицо, но когда голова отделяется от тела, лицо превращается в отвратительную физиономию великана-людоеда
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"