Шишкин Лев: другие произведения.

Рюриковичи и их уделы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Держава Мстислава Удалого - Лествичное право - Полоцкие Изяславичи


  
РЮРИКОВИЧИ И ИХ УДЕЛЫ
Держава Мстислава Удалого - Лествичное право - Полоцкие Изяславичи
  
  
  
Русь изначальная.
  
   Изначально Русь состояла из двух варварских королевств - Новгородского и Киевского княжеств. Новгородское завоевал для себя Рюрик в 862 году, Киевское в 882 году - Олег, сподвижник и вероятный родич Рюрика. Важным связующим звеном, позволяющим соединить оба эти королевства в единое государство явилась земля смоленских кривичей. Не случайно именно сюда посадил Вещий Олег на княжение Игоря Рюриковича, наследника обоих королевств. По одну сторону от смолян проживали союзные полочане с вассальным варяжским князем во главе, по другую - свежепокоренные радимичи, за которыми так же нужен был глаз да глаз. Видимо уже с этих пор за правителем Смоленска закрепилось право протектора над радимичами, отчего, по-видимому, впоследствии значительная часть их земли столь естественным образом влились в удельное Смоленское княжество середины XII века.
   Во времена трех первых русских князей вопроса о порядке престолонаследия не существовало: Игорь законно наследовал своему отцу Рюрику после регенства Олега. Хотя выделение Игорю Смоленска можно было бы рассматривать как элемент лествичного права. Но давайте вспомним, на что еще мог опереться Игорь, как не на свой наследственный Новгород? Олег же, отнявший Киев у Аскольда и Дира во многом благодаря имени наследника Рюрика, всю свою жизнь в Киеве и правил, пообещав к тому же передать город Игорю после своей смерти.
   Единственным законным наследником Игоря был его сын Святослав.
   Любопытно, что после смерти Игоря малолетний Святослав сразу же был провозглашен именно Новгородским князем, тогда как во всей остальной Руси - наследии Олега - на правах регента правила мать Святослава, княгиня Ольга.
   Первый раздел Руси случился при детях Святослава - Ярополке, Олеге и Владимире. Отправляясь на войну с Византией, Святослав вручил надзор над всей Русью старшему сыну Ярополку. Олегу были даны древляне, те самые, что погубили его деда Игоря в 945 году, за что они приняли жестокую кару от княгини Ольги и усмирились. Владимиру же было отдано древнейшее наследие - исходный Новгород.
   Как можно интерпретировать произведенный Святославом раздел?
   Первое, что бросается в глаза - несоразмерность уделов Ярополка и Олега: в то время, когда первому досталась вся держава Олега Вещего (радимичи, смоляне, северяне, поляне) вместе с недавно покоренными Святославом вятичами, на долю второго принца крови достались одни древляне. Можно, конечно, предположить, что завоевания Игоря и Ольги (дреговичи и частично волыняне) также вошли в удел Олега Святославича. Но и в этом случае, очевидно, что ни о каком равном разделе речь не идет. Ярополк - главный наследник, а Олег не более чем принц крови с владением, очень смахивающим на апанаж. Оба законных сына Святослава сидят в королевстве Вещего Олега, причем так близко, что в случае смерти одного, другой уже на следующий день мог бы ему наследовать.
   Особняком стоит Владимир Святославич. Всем известно, что он сын прислужницы Малуши. Вряд ли бастарды были редкостью для князей, имевших гаремы наложниц. Так чем же заслужил Владимир право владеть первым королевством Руси? Невыразимой любви Святослава к его матери? Как-то верится с трудом. Существует гипотеза, что на самом деле таинственная Малуша - дочь того самого древлянского князя Мала, который наказал князя Игоря за его чрезмерную алчность. Будто бы посадила Ольга Мала Древлянского в острог в Любече как заложника, возможно, с другими знатными людьми из его племени, и стал он, таким образом, Малом Любечанином, упоминаемым летописью отцом Добрыни, дяди Владимира, и Малуши, его матери. И чтобы охотнее древляне признали власть Рюриковийчей над собой, вручила княгиня Ольга со Святославом власть над первым их владением, Новгородом, природному древлянскому князю Владимиру (услав его, тем самым подальше от древлян) и попросили взамен принять у себя в Искоростене второго наследника Олега в качестве нового древлянского князя.
   Очень правдоподобная гипотеза, которой не достает только фактов.
   В любом случае Владимир получил не заурядный удел, не каких-нибудь волынян, дреговичей или северян, он получил королевство Рюрика, и это привело его на трон Киева.
  
  
  
Право на наследство.
  
   Деление Руси Владимиром - это создание княжеств-марок в наиболее проблемных частях государства (для противодействия соседним племенам снаружи и для удержания уже подчиненных племен внутри). Что я в данном контексте называю маркой? И чем марки отличаются от доменов?
   Под доменами я разумею два первых королевства - Новгород и Киев.
   Марки же создавались вокруг доменов на территории буферных племен:
   Волынская против поляков; позже из нее выделилась
   Галицкая против венгров;
   Переяславская против печенегов и половцев;
   Псковская против прибалтов;
   Ростовская против булгар;
   Муромская против мордвы, плюс
   Смоленкая марка и
   Туровская марка.
   Две последние, хоть в это и трудно поверить, создавались в качестве сдерживающего фактора против Полоцка. Но об этом позднее.
   Судя по всему, Владимир не предполагал вводить лествичное право, при котором брат наследует прежде сына. Весь великокняжеский домен должен был достаться старшему сыну Вышеславу, которому загодя был предоставлен во владение другой домен - Новгородское княжество. Но тут вмешалась судьба: Вышеслав умер прежде отца, не оставив наследника. Первым наследным принцем становился Святополк и тут начинались сложности. Во-первых, двойственное положение Святополка - не то он старший сын Владимира, не то он сын старшего брата Владимира - Ярополка. В первом случае Святополк наследует согласно первородству, во втором, согласно лествичному праву. Незадолго до смерти Владимир переводит Святополка из Турова в Вышгород и даже сажает в тюрьму по обвинению в распространении католичества - но лишая большого удела, лишал ли Владимир Святополка заодно и великокняжеского стола?
   К тому времени из одиннадцати сыновей Владимира в живых оставалось восьмеро: Святополк (в Турове и на Волыни), Ярослав (в Новгороде), Мстислав (в Тмутаракани), Судислав (в Пскове), Святослав (в Древлянах), Борис (в Ростове), Глеб (в Муроме) и, вероятно, Позвизд (в Червене).
   Изяслав умер в Полоцке в 1001 году, Всеволод - на Волыни в 1012 году, Станислав - в Смоленске в 1014 году.
   Был еще Брячислав, сын Изяслава, сидевший в наследственном Полоцке.
   До сих пор точно не установлено старшинство сыновей Владимира. Есть основания полагать, что старый князь вообще задумал передать власть любимому сыну Борису и потому согласно скандинавской саге об Эймунде, Ярослав начал против него войну и погубил, свалив впоследствии вину на Святополка
   Если исходить из летописи, Ярослав, Брячислав и Мстислав не признали власть Святополка, вероятно, не поддержали его и Святослав Древлянский с Позвиздом, за что впоследствии и поплатились жизнью.
   Напротив, Борис и Глеб выступают в одной коалиции со Святополком (как возможно и Судислав, которого Ярослав позднее бросит в темницу). В их гибели логичнее винить именно Ярослава.
   Кого наметил для себя в преемники Владимир, остается загадкой. Мы не видим четкой приверженности первородству, ведь тогда Владимир должен был бы больше внимания оказать Брячиславу, если только его отец не был младше Святополка или если Владимир не лишил Изяслава наследства. Не известно, не лишил ли Владимир наследства и Святополка, заключив его в острог. Против следующего кандидата на трон, Ярослава, Владимир готовил карательный поход.
   Словом, если о первородстве речь и не шла, то и лествичное право пока не взяло верх. Когда прихоть властителя подменяет закон, это верный путь к гражданской войне. То, что Святополк получил второй удел, Волынь, в дополнение к Турову, говорит как будто в его пользу. Но зато Ярослав был переведен из Ростова в Новгород - домен, королевство Рюрика, княжество, позволившее самому Владимиру победить Ярополка вместе со всей остальной Русью!
  
   Предвидел ли Владимир, какое мощное оружие против братьев вкладывает он в руки Ярослава? Новгород опять побеждает уже во II войне за великокняжеское наследство. В живых остаются только два брата Ярослава - Судислав в Пскове и Мстислав в Тмутаракани. Тмутаракань нельзя считать полноценной маркой, она скорее один из трех южных торговых форпостов Руси наряду с Белой Вежей и Олешьем. Это такие укрепленные купеческие представительства, созданные ради контроля над торговыми путями в Византию и на Кавказ. Обладание таким форпостом значительно обогащало его владельца, что не раз позволяло правящим там князьям нанимать войско и завоевывать себе на Руси достойный удел.
   Первопроходцем на этой стезе князя-авантюриста как раз и стал Мстислав Удалой, князь Тмутараканский.
  
  
  
Держава Мстислава Удалого.
  
   Победив Ярослава в нескольких сражениях, что потребовал Мстислав от старшего брата?
   Историки утверждают - Черниговского удела. Любопытно, что до 1024 года такового не существовало. Черниговские, Переяславские и Киевские поляне составляли ядро великокняжеского домена. Согласно летописи Мстислав выразился очень красноречиво: "Вот Днепр, пусть тебе, брат, достается та половина, а мне - эта!" Иными словами Мстислав потребовал половину Руси! Он не мог претендовать на Новгород, так как тот был личным владением Ярослава, данным ему их отцом Владимиром. Но на половину домена и на наследство их общих братьев Мстислав мог законно претендовать, что и сделал. В Мстиславову половину Руси вошли уделы Переяславль, Смоленск и Муром.
   Переяславль к тому времени еще не выделялся в качестве марки, но уже сложился как защитный бастион от кочевников с востока и юга, подобно такому же, какой Владимир создал в Поросье.
   Смоленск был недавним уделом Станислава, родного брата Мстислава.
   Муром до этого принадлежал Глебу.
   У нового Черниговского домена, таким образом, оказалось три марки. У Новгородского - две (Псков и Ростов), у Киевского - три, все западные: Туров, Волынь и Древляне.
   Мстислав контролировал три племенных союза: радимичей, вятичей и северян. Смоленск был необходим для контроля радимичей, Переяславль - для контроля северян, а Муром - для контроля вятичей.
   В пользу принадлежности Мурома державе Мстислава говорит тот факт, что этот удел прочно входил в состав Черниговской земли до середины XII века. Точно так же Смоленская земля рассматривалась как часть Черниговской во времена Мономаха, пока не была выделена его внуку Ростиславу Мстиславичу.
   Псков и Ростов сформировались как марки Новгородской земли, купцы которой контролировали торговые пути в верховьях Волги и по р. Шексна. Ростов к тому же являлся первым наделом Ярослава до его перевода в Новгород. В Полоцке правила обособленная династия. Волынский, Туровский и Древлянский уделы оставались на половине Ярослава, но поскольку тамошняя знать была связана с умершими братьями Ярослава, но никак не с ним самим и легко могла принять сторону Мстислава, Ярослав счел за благо обосноваться в Новгороде, вернув ему статус великокняжеского домена, в котором он правил некоторое время в качестве великого князя.
   Этот домениальный статус Новгорода подтверждается при следующем делении Руси, когда сын Ярослава - Изяслав, удерживает Новгород за собой, посадив там собственного сына Мстислава, а не уступив его какому-либо из младших братьев. Точно так же стремился поступать всякий новый великий князь, если получал такую возможность. Сама жизнь указала великим князьям на исключительную важность Новгородской земли: ни разделенные Мстиславом Удалым поляне, ни бедные и дикие древляне не могли создать прочную основу декоративному великокняжескому трону в Киевской земле. Истинным троном и опорой великокняжеской власти являлся богатый Новгород, предоставлявший не только средства, но и лучших воинов раннего средневековья, которых на эти средства можно было нанять - викингов. Видя это, Новгородцы исхитрились принимать у себя сыновей только тех претендентов на великое княжение, которые шли им на уступки. Князьям запрещалось иметь в Новгородской земле обширные владения, права их всячески урезались и ограничивались. Вот откуда берет истинное происхождение новгородская вольница. Вече существовали в русских городах повсеместно, республика родилась только в Новгороде.Ее зарождение в 1136 году знаменует собой закат могущества великих князей Киевских: утратив главную свою опору, к началу XIII века они теряют влияние на остальную Русь. В самом Киеве устанавливается дуумвират. Многие князья, добившись титула великого князя, сажают в Киеве наместников, перенося столицу Руси в собственные уделы (первым это проделал в 1169 году Андрей Боголюбский, провозгласивший Великое княжество Владимирское).
   Многие спорят по поводу, какая Русь истинная - северная или южная. Я же считаю, что Новгородская земля и есть исконная Русь, ибо с нее пошла Русская земля. Она единственная из русских земель не подверглась завоеванию ни поляками, ни венграми; ни литвой, ни ордынцами, соответственно не испытала над собой насильственных попыток ассимиляции, сохранив в чистоте и передав в наследие Московскому государству древнейший русский язык и культуру, развивавшиеся тем более свободно в условиях республиканского правления.
  
  
  
Полоцкие Изяславичи и узурпаторы Ярославичи.
  
   Если обратиться к III разделу Руси (после Ярослава), то следует отметить, что прошел он тоже не по лествичному праву, а скорее по первородству.
   На тот момент Русь состояла уже из 4 компонентов: вынесенного за границы основного наследования Полоцка и трех доменов - Киева, Новгорода и Чернигова. После раздела в руках Изяслава оказались 2 домена из 3 - Киевский и Новгородский против Черниговского.
   При этом два младших родных брата Изяслава Ярославича - Святослав и Всеволод - сидели в ближайших городах, Чернигове и Переяславле, чтобы первыми наследовать друг другу или старшему брату.
   В случае смерти одного из 2 родных братьев Изяслава, второй получил бы всю державу Мстислава Удалого. Так и вышло после смерти Святослава - в Чернигове сел Всеволод, отдав марку Смоленск старшему сыну Владимиру, а марку Переяславль - младшему сыну Ростиславу вместе с Ростовом, который был обменен на Муром. К тому времени единокровные братья старших Ярославичей, Вячеслав и Игорь, получившие первоначально пограничные марки Смоленск и Волынь, уже умерли, причем оба в Смоленске, куда Игорь был переведен после смерти Вячеслава.
   Оформился обычай, когда дети держались в государствах своих отцов, как глав семей. И каковы же были границы этих первых государств внутри Руси?
   Изначально, как мы помним, Изяслав держал два домена, Киевский и Новгородский. Только домены эти, как выяснилось впоследствии, считались великокняжескими, а не личными. Личными владениями Изяслава и его потомков стали юго-западные марки - Туров и Волынь. Держава Мстислава Удалого - третий домен - досталась Святославу, но не полностью: Переяславскую марку выделили Всеволоду, а Смоленскую поделили на три части. Будущий Торопецкий удел, вероятно, отошел Новгороду, Мстиславский удел с радимичами - к Чернигову, а в самом Смоленске очень возможно распоряжался Всеволод. Во всяком случае, когда в 1073 году Всеволод сядет в Чернигове, вся Смоленская марка будет отдана его сыну Владимиру Мономаху. По сути, Всеволодовичи могли претендовать исключительно на Переяславль. Их попытка отнять у Святославичей Черниговский домен в 90-х годах провалилась, однако воспользовавшись своей очередью на Киевский стол, они принялись целеустремленно добывать новые уделы. Так в их руках к концу XII века оказались Смоленск, Ростов и Волынь с Галичем.
  
  
   Полочане как отдельная ветвь кривичей издревле привыкли иметь свою династию князей, их знать, породнившись с князьями, прочно удерживала в руках свои владения. Полоцкие рюриковичи были насильственно исключены из наследования общерусских земель как раз-таки по лествичному праву. Любопытно, что детям от Рогнеды Изяславу и Ярославу достались Полоцк и Новгород, хотя Новгород первоначально был отдан самому старшему сыну Вышеславу. Но тот умер около 1010 года, что превращало в наследного принца возможного сына Ярополка - Святополка. Следующим по старшинству шел как раз Изяслав, но он после неудачного покушения Рогнеды на Владимира вместе с матерью был сослан в Полоцк, где умер на княжении в 1001 году. Следует ли считать эту ссылку формальным лишением наследства? Вряд ли, хотя приблизительно в то же время другие сыновья от Рогнеды, Ярослав и Всеволод, были отправлены соответственно в Ростов и на Волынь.
   Получив Киев после смерти Святополка, Ярослав должен был бы по первородному праву передать власть старшему брату Изяславу. Но Изяслав на тот момент был уже мертв, а его сыну Брячиславу едва исполнился 21 год. Мог ли уступить великокняжескую корону неоперившемуся юнцу Брячиславу зрелый муж Ярослав, шедший напролом к заветной цели? Ведь именно его, а вовсе не Святополка многие историки не без основания подозревают в причастности к гибели единокровных братьев Бориса Ростовского и Глеба Муромского. А если вспомнить, что до конца жизни Ярослав продержал в заключении младшего брата Судислава Псковского, позволил варягам заколоть плененного Святополка и быть может был причастен к гибели на охоте в 1036 году Мстислава Удалого, облик новгородского князя приобретает нелицеприятные черты.
   Триста лет спустя необходимость обосновать собственное восшествие на французский трон вынудит Филиппа VI Валуа, двоюродного брата Карла IV Красивого, последнего короля из династии Капетингов, раскопать давно всеми забытый салический закон, запрещавший наследовать французскую корону по женской линии, что сразу исключило Эдуарда III Плантагенета, короля Англии, из числа претендентов на трон, поскольку он доводился Карлу IV племянником через свою мать, королеву Изабеллу Французскую.
   Отодвинув от трона старшего племянника Брячислава, Ярослав создал первый явный прецедент применения лествичного права на Руси. Брячислав так и не смог смириться с узурпацией Ярослава и по выражению летописца "вся дни живота своего" продолжал воевать с дядей за великокняжеское наследство.
   Если верить "Саге об Эймунде", то при переговорах между Брячиславом и Ингердой, женой и посредницей Ярослава в 1020 году Брячиславом были выдвинуты следующие условия: Ярослав уходит в свой Новгород, Брячислав садится в Киеве, возвращая, таким образом, свою "дедину". При этом Ярослав остается формально "конунгом над Гардарики", то есть великим князем Новгородским, что, однако, после его смерти давало Брачиславу право унаследовать великокняжеский титул поскольку, как владелец Киева, он уже являлся бы его фактическим носителем.
   Требования Брячислава не были удовлетворены, но выдвигаемые им условия вскрывают истинную подоплеку его длительной борьбы с Ярославом.
   Умер Брячислав на десять лет раньше Ярослава, никто из его потомков никогда впоследствии не признавал над собой власти потомков узурпатора Ярослава. При этом сын Брячислава, Всеслав посчитал законным свое пребывание на киевском столе в 1068-1069 году, правда тому поспособствовало восстание киевлян (так же считавших его воцарение законным!) и, чувствуя свое положение непрочным, Всеслав удалился в Полоцк, едва узнав о приближении армии Изяслава, сына Ярослава.
   Тем не менее при Владимире и Ярославе полоцкие князья значительно раздвинули свои владения на юг (Изяславль, Минск, районы Борисова и Свислочи) и на восток (в 20 годах Ярослав уступил Брячиславу Витебск). Не раз полоцкие князья покушались на Псков, Луки и Торопец. В 1067 году Всеслав захватил Новогрудок, в том же году позднее - Новгород. Так что проблем киевским властителям они доставляли предостаточно. Вот зачем требовались марки в Турове и Смоленске.
   Второй прецедент применения лествичного права произошел в 1052 году, когда после смерти старшего сына Владимира Новгородского, Ярослав посадил на его место второго сына, Изяслава Туровского, в ущерб внуку Ростиславу Владимировичу. Почему так получилось?
   Как мы помним, Новгород это домен. Более того, уже дважды в истории новгородские князья побеждали в войнах за великокняжеское наследство. Интересы государства требовали, чтобы Новгородом владел первый наследный принц и Ярослав оказался перед выбором: отдать княжество 14-летнему внуку Ростиславу, как того требовало первородство или же следующему по старшинству сыну Изяславу, которому на тот момент исполнилось 28 лет.
   Всего 8 лет назад скончался Брячислав Полоцкий, но его сын Всеслав, подобно отцу, продолжал заявлять о себе как о единственно законном наследнике великокняжеского стола в Киеве - владении своего прадеда Владимира Святого. Признавая права Ростислава Владимировича Ростовского на Новгородский стол, Ярослав тем самым признал бы факт узурпации им самим Киевского великокняжеского стола.
   И Ярослав отдал Новгород сыну Изяславу.
   Так существование второго домена на Руси создало правовую ловушку и привело к возникновению "русского салического закона" - лествичного права.
   Ростислав оставался в Ростове до 1057 года, представляя собой явную угрозу новым новгородским князьям, сначала Изяславу, своему дяде, потом Мстиславу Изяславичу, двоюродному брату, который сменил отца в Новгороде в 1054 году. Новгородцы очевидно симпатизировали ущемленному в правах сыну покойного князя Владимира, который правил в Новгороде без малого 20 лет. Поэтому, как только во Владимире-Волынском освободился княжеский стол, Изяслав Ярославич поспешил перевести Ростислава туда, подальше от корней и от его любимых новгородцев. Хотя некоторые из них, вроде боярина Вышаты, следовали за Ростиславом до самой смерти князя.
   Строил ли Ростислав козни в действительности? Мечтал ли он вернуть себе Новгород, а потом подобно Владимиру и Ярославу захватить Киев, наследником которого он являлся по праву первородства? Дальнейшие события как будто подтверждают это. Находясь в чуждой для него стране, лишенный поддержки новгородских бояр из окружения своего отца, Ростислав в 1064 году покидает Волынь и захватывает Тмутаракань. Он явно следует стопами своего двоюродного деда Мстислава Удалого. Однако собрать армию и покорить Киев ему не дадут: в 1067 году Ростислав будет отравлен подосланным перебежчиком. Тем не менее сомневаться в намерениях Ростислава не приходится: именно подобным образом поступали все последующие князья-изгои, захватывавшие Тмутаракань - сын Ростислава Володарь, Роман Святославич Красный, Давыд Игоревич, Олег Святославич. Лишь последний сумел повторить судьбу Мстислава Удалого и добиться Черниговского княжества, остальные либо получили малозначительные уделы, либо сложили головы в неравной битве. И хотя добытый Олегом стол в Чернигове далеко уже не был Мстиславовой "половиной Руси", свое право на великокняжеский стол ему все же отстоять удалось.
  
  
  Примечание: Компьютерную программу "Рюриковичи и их уделы" можно найти по этой ссылке.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"