Ипи Ра-Нефер: другие произведения.

Море и небо. Горячая холодная война.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл, добавлено 43к. Авианосцы, линкоры, уникальные линейные крейсера спецназначения, бомбовозы с новейшими ПКР, новейшие танки и тайные игры сильных Мира Сего... Уравнение с четырьмя неизвестными. Армады танков урчат в предчувствие битвы, и... не всё так гладко в Датском королевстве. Прорабатываем параллельные линии. Иллюстрации, форо, схемы, оцифровки будут добавляться Параллельная линия известного вам произведению Старого матроса "Авианосцы, поле битвы - Атлантика":
    "Авианосцы: поле битвы - Атлантика!" Пока без иллюстраций - воюю с Виндоус-7


  
  
   Август 1942г. Полигон "Кубинка"
   Фомичёв, самый молодой генерал, Народной Армии, 32 года, 2хГерой.
   Эрвин фон Роммель 2хРыцарский крест.
   32к недописанных-недовыверенных знаков с пробелами.
   Совместная обкатка Пц-4 "Панцербёрен", Пц-5 "Пантеры", "лёгкого" Т-58 "Снайпер" и основного (термин, введённый Кошкиным) Т-41 "Кирасир" новейших танков континентального союза, с присутствием конструкторов, военных и иных специалистов. И с последствиями как по Менделееву, так и по дипломатической линии.
  
   Важные примечания по тексту:
   НСБ - Народная служба безопасности, руководит А. Я. Вышинский.
   Нарком Иностранных дел - Антон Иванович Деникин. В свете иной (в отличие от раннего СССР) структуры власти НР, мог вернуться в Россию после краха Белого Движения, или, даже принять власть НР раньше. По итогам ПМВ, является одной из самых уважаемых персон, как в Кайзеррейхе, так и в гос-вах АНТАНТы, всвязи с чем, его назначение на пост главы МИД вполне естественно.
   КБС - КБ специального назначения. Занимается разработкой спецбоеприпасов, включая объёмно-детонирующие фугасы, О-Д термобарические, химические БП, прежде всего на основе как простейших цианидов, так и ботулина, ядерным и термоядерным оружием, специальными средствами доставки.
   КБМ - Конструкторское бюро машиностроения, как и в РеИ, занимающиеся высокоточным оружием. С 1940г в нём работает лаборантом Сергей Павлович Непобедимый
   КБП - Конструкторское бюро приборостроения, занимавшееся, как и в РеИ скорострельными артсистемами, для авиации, флота и ПВО, а так же, тяжёлых орудий для бронетехники и артиллерии флота.
  
  
  
   Сокол бьёт с неба
  
   28.12.1942г. Коммодор Элмер Ли Вудсайт получил новое звание авансом за предстоящий переход: от него требовалось провести авиатранспорт "Эвенджер", несколько лёгких крейсеров и два десятка транспортов с зенитными системами на рейд Сиэтла, встать в отдалении, на маршруте бомбовозов, да отбить у русских охоту бомбить американский город, а зенитки, радары и прожектора установят уже на суше. И пусть снуют вокруг конвоя "Каталины" и корабли охранения - коммодору не слишком нравилась эта пусть и обеспечившей ему продвижение по службе и вроде бы безопасная операция. Казалось бы, здесь, у западных берегов США, не могли досаждать ни субмарины джапсов, ни русские торпедоносцы, но что-то неприятное чувствовалось - оно витало в воздухе. Недаром же говорят, что если и есть люди суевернее лётчиков, так только моряки. "Ладно, - подумал Вудсайт, - максимум трое суток, и прибудем на место!".
   Внезапно далёкий и тихий гул, место и характер которого было определить трудно, вывел коммодора из тягостных раздумий.
   - Радарный пост ПВО, что у вас?
   - В радиусе семнадцати миль, на высоте до пяти миль, ничего сэр, кроме...
   - Что это за чёртово "кроме", лейтенант?
   - Простите, сэр. Как обычно, метки трёх патрульных "Каталлин" и четырёх пар "Уайлдкэтов" с "Эвенджера". Барражируют по согласованному радиусу, претензий нет.
   - Вы это слышите? - коммодор повысил голос. - Это отдалённый гул самолёта, которого вы не видите! - тон Вудсайта становился всё более раздражённым.
   - Слышу, сэр! Во-первых, если самолёт класса В-17, летящий в тридцати милях от нас на высоте семь миль и будет незаметен для радаров, у него практически нет шансов попасть в нас бомбой с такой высоты, а стоит ему снизиться, поверьте, он будет сбит, сэр. Германцы атаковали наш новый корабль в канале, когда он был неподвижен и почти не имел зенитного прикрытия. Кстати, тогда "василиски" сбрасывали планирующие бомбы с высоты около двух миль и с дистанции в десять миль. Так что не сомневайтесь, сэр, мы обнаружим их ещё с семнадцати миль, откроем огонь шрапнелью из крупных орудий, вызовем истребители и собьём их, сэр!
   - Если вы их прозеваете, я... - начал коммодор, но следующее слово застряло в его глотке, когда он увидел высоко в небе, на границе облачности, вспыхнула едва различимая звезда, а через шесть-восемь секунд - ещё одна. Секунд через пятнадцать первая звезда погасла, оставив на память сине-розовую точку. Через несколько секунд и вторая звёздочка уменьшилась до небольшого, еле различимого бледного пятнышка цвета рассветных облаков..
  

* * *

  
   Подполковник Александр Тягунин с самого начала недолюбливал штурмана-наводчика. И что за должность-то такая? Могли бы особиста изящней прикрыть. Но когда его самолёт приземлился, подполковник понял, что лишней секретности не бывает, и сам присоединился к мероприятиям класса "держать, не пущать, на середину взлётки отогнать и замаскировать". Ибо было из-за чего. Даже от непосвящённых не скроются шесть радиолокаторных антенн, предназначенных, как ему объяснили, "для обнаружения и сопровождения крупных морских целей, и наведения на них нового оружия", а электронная часть радара занимала немало место между передней шаровой турелью НС-23 и кабиной пилотов. Само оружие, впрочем, тоже впечатляло: под внешними гондолами разместили не то УАБ наподобие немецких, не то, как говорил капитан Андреев (судя по всему, куда ближе связанный с КБ-разработчиком, чем с органами госбезопасности, но одно другому не мешает), ПКР. "Изделие 27", новейшая противокорабельная ракета "АЗВР-2-700". Таких ракет, несмотря на их полуторатонный вес, "Горыныч" поднимал две, без перегрузки. Намотав сие на ус, а так же приятно удивлённый тем, что упразднённый бомбоотсек полностью занят под бак горючего, Александр Николаевич спросил было капитана-от-завода: "А нельзя третью под фюзеляж?", на что получил резкий и совсем неуставной ответ: "Во-первых, их здесь всего две, точно так же, как ваш самолёт один. Потом прибудут ещё четыре "Горыныча" Пе-8РЛ-М2, да по несколько боекомплектов к ним. Имейте в виду, командир: вылет с тремя "Сомами", простите, АЗВР-2-700, сожрёт у вас полтора километра высоты и четыреста километров дальности. А нам сегодня... Простите, товарищ подполковник, оторвёмся - скажу!" - капитан поспешил откланяться. Впрочем, как оказалось, присутствие особистов на базе было совсем не бесполезно - до самого отрыва шасси от обледенелой бетонки, утром 27 декабря, за три дня до нового года, да в северных широтах... Хорошо, хоть, в отличие от первых экземпляров, отопление кабин установили, да бронирования не пожалели... В общем, узнали, что мы не летим на Сиэтл, только когда взлетевшая за нами четвёрка "Горынычей", "бензовоз" Ил-4, да эскадрилья из двенадцати "сапсанов", отстав, удивились нашему повороту на юг. Капитан - тот самый Саша Андреев, от КБ, едва ли не приказал забираться на одиннадцать тысяч метров, что и было исполнено.
   В 11:20 капитан Андреев, видимо, что-то заметив на своём приборе (была сильная облачность, визуально целей не наблюдалось), уточнил курс - зюйд 197, а ещё через несколько минут, с интервалом секунд в шесть, с подвесок сорвались оба полуторатонные "изделия", "провалились" метров на пятьдесяь и внезапно рванулись вперёд, вначале с большим, но коротким красным факелом, а затем с долгим, секунд на пятнадцать, сине-розовым. Затем факелы погасли, превратились в два голубых пятнышка, постепенно исчезающих в глубине облаков.
   - Товарищ командир, уменьшайте обороты и входите в пологое пикирование - градусов в пять, мне это нужно для наведения!
   - Так точно, капитан! - лётчик исполнил всё в точности, и ответил без всякого сарказма, ибо понимал, что сейчас увидит настоящее чудо.
   Чуть больше чем через минуту, когда самолёт уже вышел из облачности, и, похоже, был замечен противником, подполковник только ахнул...
  

* * *

  
   - По местам! Воздух! Приготовиться к отражению атаки! - кричал Вудсайт, глядя на суету у зенитных установок. - Истребители, да сбейте эти чёртовы огни!
   Едва видимые огни внезапно погасли, прогорев секунд пятнадцать. Зато вскоре на недосягаемой даже для радаров высоте и дальности, Элмер Ли Вудсайт увидел едва различимый крестик самолёта. А ещё через минуту он успел заметить белёсые следы, устремившиеся к линкору "Мэриленд", замыкавшему ордер конвоя. Линкору ещё повезло - русская бомба упала в сотне метров от борта, развалившись и не взорвавшись. Тогда как "Эвейнждеру" повезло меньше: она врезалась молнией в борт, разворотила ангарную палубу и вызвала пожары.
   Элмер Ли Вудсайт очень бы удивился, узнав, что попадание в авианосец - это на самом деле промах. Кавитационная боевая часть, разогнанная сверхзвуковым полётом, отделилась от разваливающихся обломков ракеты и нырнула, раскручиваясь, ещё метров на сорок. Когда скорость вращения и кавитационный эффект создали достаточную подъёмную силу, шестьсотдвадцатикилограммовую иглу, наполненную тремя центнерами гексагена, неудержимо потянуло вверх со скоростью более ста метров в секунду. Железное днище она почти не почувствовала, проткнув его более чем на метр в районе погребов башни В главного калибра.
   "Русские? Германцы? Да не один ли..." - одновременный взрыв носовых башен ГК не дал коммодору Вудсайту закончить свою мысль.
  
   Тайные игры
  
   - Джон, почему я снова и снова вынужден вас ждать! - тон Резвельта, так и не повернувшегося к нему лицом, не предвещал ничего хорошего, - едва только выдохлись Кайзермарине. Флот Ямато переживает не лучшие времена... И тут это - гром среди ясного неба! Без войны, армад торпедоносцев, залпов главных калибров, вдруг... Один из наших лучших линкоров взлетел на воздух ко всем чертям, вместе со всем экипажем... А эскортный авианосец, "Эвейнджер", кажется, так и не смог справиться с возгораниями и был, чёрт возьми, затоплен своими! - директору ФБР импонировала привычка президента не пренебрегать, казалось бы, несущественными мелочами, как и отличная память, да в таком состоянии здоровья... Многие из тех, кто не знал президента столь близко, могли бы счесть это популизмом, тонким, рассчитанным на интеллектуальные слои истеблишмента, но не Эдгар Гувер. Франклин Делано Рузвельт был достойным племянником своего легендарного дядюшки, и будь он трижды прикован к коляске, старина Фрэнки был ещё способен обрушить удар "Большой дубины" на кого бы ты ни было, ибо главным его оружием был разум.
   - Вы думаете, это русские, мистер президент...
   - Нет, Эдди, я полагаю, что марсиане Уэллса взорвали "Мэриленд" и сожгли "Эвейнджер" своими тепловыми лучами. Или... Может, инженер Гарин, он же тоже русский, и, к тому же, любитель лучей смерти! - Президент засмеялся, но многие, на месте Гувера, услышав такой смех, если не намочили бы штанишки, то уж точно задумались о пенсии или другой работе, в далёком, тихом университете.
   - Мистер президент, я ещё никому не позволял глумиться надо мной... - Гувер выдержал паузу, в которой было всё, в частности, то, кому из двоих присутствующих ныне принадлежит больше власти над этим куском пирога.
   Рузвельт понял, что поступил не по-джентльменски, развернулся лицом к Гуверу, невольно отведя взгляд.
   Об Эдгаре Гувере говорили многое, ни для кого не был секретом его гомосексуализм, равно как и многочисленные коррупционные дела. Но, тем не менее, он был профессионалом своего дела, с чем никто не мог поспорить. И ещё - человеком, с которым лучше не ссорится.
   - Ну что же, ваши бравые морячки, отнесённые к разведке лишь по недоразумению, опять облажались? - это была насмешка, но, тем не менее, мягко сгладившая ситуацию, переведя к сути вопроса, - знаете ли, мистер президент, пожалуй стоит ввести троих-четверых "штатских" на каждый крупный корабль, с доступом не только в кают-компанию, но и на мостик. Для достоверности разместить в трюме, а лучше - поближе к офицерским каютам, пару-тройку тяжёлых ящиков с печатями "Top Secret" нашего ведомства. Конечно же, адмиралы...
   - Мистер Гувер, вы не можете представить себе их реакцию! - Рузвельт вскипел, - кое-как старшие офицеры флота терпят флотских же особистов, но, чтобы ваших! Тот же Нимитц взвоет, да выкинет к чёрту опечатанные ящики, вместе с вашими агентами, да ещё и скажет: "Раз они столь им необходимы, пусть охраняют их на дне!" И, кстати, Эдгар, Нимитц - один из немногих в Америке, кто не боится вас.
   - Значит, наша страна ещё будет жить: "God's love America!" - президент и директор ФБР привстали на мгновенье, тут же вернувшись к делу, - тем не менее, как вы знаете, мистер президент, моих людей на флоте немало. Это о марсианах. С авианосца, крейсеров и эсминцев, - на "Мэриленде" стоял мощный радар ПВО, но, увы, мёртвые не склонны к беседам, - наблюдали тихий гул, похожий на далёкий, милях в сорока полёт "Сюпефотресса" или крупного лайнера. Однако, один из опытных лётчиков, капитан Джейк МкКинли, уверенно заявил, что шум лайнеров совсем иной, а тот звук, более всего как раз походил на приближающийся В-17. Позднее, ещё семеро лётчиков, спасённых с "Эвейнджера" подтвердили его показания. Примечательно, что радар ПВО почившего "Мэриленда" - самый мощный из всей группировки, с радиусом обзора в 30 миль, не наблюдал ничего, кроме своих "Кэйти" и групп барражирующих истребителей неподалёку. Даже запрашивал крейсера и авианосец, не наблюдают ли они неопознанных целей с севера. Ну а потом, как вспыхнули два (некоторые говорят, что даже девять, причём, не огней, а лучей, - страх перед неизвестным способен и не на такое), но опрос вменяемого офицерского состава подтвердил: в сплошной облачности возникло два сине-розовых огня, поочерёдно исчезнувших, и превратившихся в едва заметные точки. Вскоре, в предположительной зоне возникновения огней, милях в тридцати, или чуть дальше, многие заметили самолёт, вышедший из облачности, и хорошо различимый на её фоне. В то же время как коммодор Элмер Ли Вудсайт в последний раз оповестил своё соединение: одиночный крупный самолёт появился на радаре ПВО "Мэрилэнда". А потом... Кстати, что твои "морячки" сумели обнаружить и собрать в пробоине авианосца из чужеродных обломков?
   - Эдгар, я знаю твою неприязнь к разведке флота, но что могло остаться в груде исковерканного и обгоревшего металла, диаметром с фюзеляж "Митчелла" и глубиной более полусотни футов? При том, что там всё время бушевало пламя, как в домне, и, к тому же, "Эвейнджер" всего за полчаса накренился на правый, повреждённый борт, по самую лётную палубу, кстати, не переставая гореть! Ты несправедлив, Эдгар! - Рузвельт с укоризной покачал головой, - не думаю, что твои бравые парни в тёмных очках нырнули бы в эту дырку от адовой задницы, зная, что во-первых, любые обломки управляемой бомбы, вроде тех, которыми немцы осчастливили кузенов в Тулоне, или ракеты, устроившей нам маленький вулкан посреди Панамского перешейка, или ещё чего в этом роде, давно расплавились, ибо, из-за притока воздуха сталь там плавилась, а алюминий - горел. А, во-вторых, предполагая, что эта чёртова посудина вот-вот перевернётся вверх килем и пойдёт ко дну в течение минут. И потом - я не совсем понимаю тебя, раджеры, джапсы, все континенталы против нас, какая разница, кто именно это сделал. Быть может, новая немецкая субмарина, не всплывая, "зависшая", чтобы не выдать себя даже шумом винтов, милях в трёх-пяти от ордера выпустила почти незаметный буй, и, получив коды от самолёта цветными огнями, запустила три-четыре акустических электроторпеды - недавно у них появились такие, да ввела в них упреждение на полторы сотни метров вперёд от источника шума... Сами электроторпеды бесследные и почти бесшумные, ну и... решили германцы повеселиться напоследок, да испытать ещё одно новое оружие: ракеты "корабль-корабль" подводного старта, ну...
   - Ты-то хоть сам веришь в то, что говоришь? - Гувер перебил президента, - да, мы проводили эксперименты с пуском ракет из-под воды, когда по выходе, она стабилизируется на высоте сто пятьдесят метров и держит курс автопилотом. Но предполагалась либо разработать их управляемый вариант, а тогда проститься с высокой скоростью, либо разброс равен футбольному полю, таким оружием только обстреливать города. Да и высота полёта сто пятьдесят метров, а "Эвейнджер" был поражён в восьми метрах выше ватерлинии. К тому же, на крейсере "Название" секунды две видели именно ракету, а многие наблюдали белые шлейфы - инверсионные следы.
   - Значит ракеты? Дальние и управляемые... - Рузвельт прикрыл глаза - с тридцати пяти миль в корабль, да ещё два попадания из двух... 100%! Когда "Фриц-Х" давали не более 23ёх, а "панамские ракеты"...
   - Hs.293, сэр. Процентность попадания не более 37, кстати, в абсолютно полигонных условиях, так же как и у "Фрицев", и у наших новых, увы, неизвестных знакомых. Впрочем, не стоит обольщаться. Одна Hs.293 десять раз дешевле среднего, в семь тысяч тонн, транспорта, что даёт финансовую эффективность в 270%, а война с континенталами - война экономик, а лишь потом систем и мировоззрений. Конечно, какой-нибудь "Ворон" или "Валькирия" могут потерпеть катастрофу, разбиться, стать жертвой диверсии, дезинформации, в случае чего, либо просто выбросят свой драгоценный груз в корзину, либо окажутся не в том времени и не в том месте, что подорвёт авторитет к этому оружию, причём, не исключено, что некоторые носители будут сбиты. Это, в конце концов, перетянет платёжный баланс на нашу сторону. Конечно, не исключено, что такая ракета потопит тяжёлый крейсер - уничтожила же линкор вместе с Панамским каналом, или же, скажем, транспорт, везущий танки или самолёты, это снова склонит чашу весов в пользу врага. Но, всё же...
   - Что, Эдгар, я не люблю, так это когда ты недоговариваешь! - Рузвельт заметно нахмурился, тон его речи изменился.
   - Боюсь, что выкладки моих аналитиков, а ты знаешь их уровень, разве аналитики НСБ сравнятся с ними, куда уж почившему МI-6... Тебе это очень не понравится, Теодор.
   - Брось пугать, Эдди, - президент налил Гуверу бокальчик виски, а себе - неизменный стакан минералки, - и выкладывай начистоту, что там пронюхали твои пиджаки. Мы с тобой давно знакомы, и ты знаешь, мне не привыкать. Бывало и хуже. Пусть хоть немецкие "Зиги" стартуют с Алеутов и бомбят наш флот - и это реша...
   - Я снова вынужден просить вас, мистер президент, - Гувер, вначале попытался снять накал ситуации показным панибратством, но, поняв, что не вышло, решил резко встряхнуть старину Фрэнки подчёркнутым жёстким официозом, - просить не перебивать меня, хотя бы, когда я сообщаю информацию государственной важности... - Гувер выдержал паузу, - во-первых, это не германцы. Кайзеррейх выдохся, да и люфтваффе изрядно потрёпаны. К тому же зачем тем же "Зигфридам" лететь тысячи километров за полярным кругом, чтобы дозаправиться на Алеутах, атаковать, и вернутся тем же кругом ада. Но, главное, это не немецкие ракеты!
   - Что?! - Рузвельт едва не поперхнулся.
   - Я же говорил тебе о моём уникальном агенте на Алеутах?
   - Да, помнится, мистер Гувер, но танки мы решили обсудить завтра.
   - Сейчас речь не о них, хотя, к вечеру, - Гувер посмотрел на часы, мы обсудим и указанную Вами проблему, мистер президент. Время торопит.
   - Что же, Эдгар, начинайте, как всегда с главного, - президент расслабился и прикрыл глаза.
   - Мои аналитики тщательнейшим образом исследовали статистику попаданий и промахов ракет Hs.293, их обломки, тактику боеприменения, а так же... Пообщались с германскими лётчиками, в том числе, двумя наводчиками, попавшими в плен в Панаме. Они показали, что наведение ракеты на цель исключительно радиокомандное, теоретически, если у носителя есть бортовой радар, оператор может осуществлять наведение через облака, только... При нормальных погодных условиях граница облачности 3-4км, а при пуске с 4км высоты ракета пролетит более девятнадцати миль и, хотя превысит скорость звука, не попадёт даже в авианосец. Они применяли Hs.293 с высот 1,5-2км с дальности 12-18км, всё равно оставаясь неуязвимыми для артиллерии. Самое главное, что среди фрагментов самолётов и ракет, действительно найдены передающие и приёмные командные модули.
   - Но, чёрт возьми, мистер Гувер, чем же отправили ко дну мои корабли?
   - Ракетами, мистер президент, русскими упра...
   - Я и сам понимаю, что ракетами, а не лучами смерти, Эдди, - Рузвельт перебил Гувера, но тут же смягчился, - но почему русскими?
   - Боюсь, мистер президент, мне в очередной раз придётся просить вас прослушать доклад моих аналитиков не перебивая, - при этих словах директора ФБР, президент, всегда хранивший самообладание, впал в краску, и вправду, время дорого, а они тут устроили балаган:
   - Внимательно слушаю вас, мистер Гувер! - Эдгар рефлекторно огляделся, нет ли в помещении лишних глаз и ушей, включая охрану, и, только удостоверившись в оном, приступил.
   - Во-первых, разведка флота была права, что только одна из двух ракет поразила цель прямым попаданием, а другая промахнулась, но столь удачно, что отправила ко дну ещё один корабль. Только выводы они сделали с точностью до наоборот. Поскольку "промахнулась" ракета, попавшая в авиа... - Эдгар Гувер посмотрел президенту в глаза, выдержал паузу и продолжил, - суди сам, ракета немного, пусть, частично, за счёт пологого пикирования, но превышала скорость звука. Во-первых, показания секундомеров офицеров крейсеров и авианосца, они отметили вспышки, как и попадание, показавшееся им падением, первой ракеты, причём, гул ракеты дошёл до них не сразу, едва не одновременно с попаданием в авианосец. По нашим расчётам, включая множество косвенных, но неопровержимых фактов, ракеты прошли почти тридцать восемь миль в пологом пикировании, со средней скоростью 280м/с, а максимальной - на последнем десятке километров пути - 360м/с. Косвенно это подтверждает характер разрушений авианосца, боеголовка проникла на 14 и более метров! Но это - всего лишь стальной корпус, две лёгкие дюймовые переборки, подготовленный к вылету, но невооружённый тёзка незадачливого авианосца, водяной бак, на наше счастье, благодаря корпусу самолёта, пробитый не навылет и выброшенный в воду с правого борта. Нам очень повезло, мистер президент, поскольку, каким-то чудом этот бак не затонул, благодаря чему мы имеем определённые сведения о калибре боеголовки нового оружия. Затем снаряд врезался в нижнюю ангарную палубу, частично вскрыл её и взорвался. Наши специалисты с риском для жизни (Рузвельт ухмыльнулся, конечно же, послали в огонь десяток салаг, а сами облетели на "стрекозе" со своей аппаратурой и фотокамерами, а теперь ждут звездопад наград) внимательно изучили характер взрыва и смеси взрывчатых веществ. По взрывчатке - ничего нового - стандартная смесь В-4 и С-2, с добавлением порядка пятой части нитрата аммония: для поражения железобетона и стальных конструкций они жертвуют фугасностью в пользу бризантности, оксиды алюминия - в смеси содержалось немало пудры для повышения температуры газов, чтобы, напротив увеличить фугасность. Масса заряда не менее семисот фунтов, более тысячи в тротиловом эквиваленте. Но вот форма заряда, судя по стреле прогиба ангарной палубы, представляет собой высокий усечённый конус, длиной около полутора метров, причём, похоже, диаметр вершины почти в полтора раза меньше диаметра основания. Конечно же, корпус твердосплавный, и в области вершины сильно упрочнённый, но одно я могу сказать точно, мистер президент! При скорости встречи в тысяча двести футов в секунду, такая ракета не пробьёт и восьмидюймовой брони под прямым углом, хотя и сама она снижается, и атакуемый корабль может не идёт строго перпендикулярно!
   - И что же это, Эдгар? Эксперимент с новой системой наведения, всаживающей ракету в цель с семи десятков километров, оружие с кумулятивными зарядами, тяжёлые, без подобной массивной оболочки фугасы против авианосцев, лёгких, и даже - тяжёлых, что их трёхдюймовая броня, крейсеров, транспортов, эсминцев.
   - Да, сэр, авианосцев, крейсеров, крупных транспортов, танкеров и даже новейших ЛК пр. "Айова" который только спускают на воду! На мелочь вроде эсминцев русские не будут тратить новейшее оружие. Перестаньте гадать, мистер президент, и вспомните мои слова: "Ракета, попавшая в авианосец - промахнулась, а упавшая в сотне метров от "Мэриленда" - поразила цель!" Это не боевая ракета, мистер президент, это ракета-торпедоносец! После приводнения на сверхзвуке, отделившийся конус торпеды, за счёт огромной инерции, заглубляется и постепенно теряет скорость. Пока не наступает момент, когда его форма и донное сопротивление создают инертной торпеде подъёмную силу, причём скорость, по расчётам физиков Бюро может сохраняться в пределах 100м/с! Представьте себе, торпеда со скоростью в десять раз выше новейших паротурбинных, и с дальностью, вшестеро большей германских гальванических торпед и с точностью, превышающей их акустические сенсоры в разы. Например, у новейших "Айов" и "Эссексов" ширина днища более сотни футов, а если ракета атакует под углом - мимо такой мишени просто невозможно промахнуться. И взрыв магнитного взрывателя под днищем - это, да, очень серьёзная пробоина от гидравлического удара... Но одновременный взрыв изнутри и снаружи - это разгерметизация люков и деформация переборок, разрыв трубопроводов и кабелей связи, водоотливных насосов, конечно, попадание в погреба "Мэриленда" - это везение, но одновременный гидравлический молот снизу может вывести из строя почти любой из наших авианосных и линейных кораблей, если не поставить на грань катастрофы. И при всём этом субмарине нужно подкрасться на 3-5 миль, если с акустическими, то на девять, но от них не так трудно уйти. От стальных акул раджеров, италов и джапсов наши авианосцы, линкоры и крейсера защищают эскорты дестроеров и стаи охотников. Наконец, даже орде "Берсерков" или "Сапсанов", нужно приблизиться на добрый десяток километров, маневрируя под огнём зениток и уклоняясь от атак "Диких кошек", да ещё и пробиться сквозь их заслон, хотя торпедоносцы - враг более опасный, даже чем субмарина. Но вот "Борей", способный атаковать тебя с тридцати девяти миль, находясь на высоте сорок тысяч футов, причём, хоть в облаках, хоть ночью... Представляю зависть кайзера, когда он узнал о гибели "Мэриленда" и "Эвейнджера", уничтоженных всего одним русским самолётом! - Эдгар Гувер непринуждённо расхохотался и отхлебнул коньяка.
   - Не могу понять, чему вы радуетесь, мистер Гувер? - Рузвельт помрачнел, ведь там погибли почти полторы тысячи наших моряков, лётчиков и гражданских специалистов... И, посему, не вижу повода к радости.
   - Во-первых, мистер президент, раскол в рядах противника - всегда радость. Кировские Соколы не только обыграли Люфтваффе всухую, это больно, но не смертельно, а вот то, что русские неожиданно превзошли немцев в радарных и ракетных технологиях - это пощёчина национальному самолюбию. Конечно, сейчас начнётся активное, на нашу голову, сотрудничество, но осадок останется навсегда. В первый и в последний раз в мировой истории самолёт одновременно топит линкор и авианосец всего двумя управляемыми ракетами. Русский самолёт, а не германский. И даже сам Кайзер понимает, что подобный рекорд ему никогда не побить, и даже великолепная операция со взрывом "Вашингтона" вместе с половиной Панамы померкла в глазах мира, и, прежде всего, союзников-японцев, обожающих эффектные и красивые победы. Понятно, что на ближайшие десять, а если наука будет двигаться быстрее, пять лет, сами эти ракеты останутся совершенно секретными, даже германцам дадут инструкторов и инженеров, помогать строить подобные системы. Но на это уйдет минимум пара лет. А вот свара: чьи самолёты, танки, крейсера, пулемёты и прочие щиты и мечи лучше - русские или кайзеровские, переманивание сателлитов, займёт много больше времени, сил, средств и ресурсов наших противников. Так разве для этого жаль один устаревший - начала двадцатых годов постройки линкор, да десяти тысячетонный сухогруз, с водружённой полётной палубой, островом и шестнадцатью "Уайлдкэтами"?
   - Вы истинный циник, мистер Гувер, а в моей команде, в военное время (Рузвельт подчеркнул), нужны именно такие люди как вы. Жалко, что вас мало, и, к тому же, вы, мистер Гувер, Нимитц, Монтгомери, Дуайтти и многие истинно достойные люди, известные вам иногда доходите до откровенной вражды, едва ли ни выясняя, у кого длиннее кольт! Оставьте господа - в кабинете Рузвельт мог обращаться только с Гувером, но, тем не менее, был уверен, что нужные слова президента дойдут по назначению, а лишние - умрут в этих стенах. Вы играете за меня, как за хозяина бейсбольного клуба, причём, некоторые - президент покосился в сторону Директора ФБР, не прочь завести пару гольф клубов на стороне, так вот! - Рузвельт крикнул, - вы должны играть не на меня, как на хозяина Америки, да благословит её Бог, а за меня, и вместе со мной, как за капитана команды, - прости, Эдгар, - заметив некоторое ошеломление утончённого директора Бюро, - президент поспешил вернуть разговор в привычное русло, - конечно, я выразил наши мысли немного вульгарно...
   - Зато верно, вздохнул Гувер, и, пренебрегши этикетом, сам налил себе полбокала бренди. Я постараюсь, если контрразведка Нимитца (вы уж, пожалуйста, убедите адмирала, что это действительно дело государственной безопасности) не спутает мне все карты. Самые авторитетные издания преподнесут всё как подрыв на русских плавучих минах. Едва я узнал о ракетной атаке, включая достоверные подробности, мои аналитики и журналисты состряпали отличную статью - вышла сегодня на обложке лондонской "Таймс". Как обычно, русские ещё не решили, что им делать со своей победой, немцы не знают ничего, прошло как по маслу, сэр! Хотя, утром в "Правде" и "Берлинере" будут опровержения, кадры фотокинолент, хронометраж, но... Мы выстрелили первыми и не дали воротилам с Уолл-Стрит хорошо поживиться на нашем поражении, да сбить курсы военных компаний. К тому же, мистер президент, вы не дослушали моё "во-вторых". Контрмер много:
   Вот о них-то мне и хотелось с тобой поговорить, не о военных корпорациях, конечно, о внутреннем враге, - начиная с Эйба Долла со всем его АВС-Клабом, до мелких акул и зубастых пираний, сжирающих половину оборонного заказа, и, при этом, пытающиеся руководить теми, кого избрал народ, и теми, кто этот народ сейчас защищает. Можешь забыть мои слова навсегда. Можешь вспомнить, когда придёт время, Эдгар. Но ты - свой человек. И у тебя есть достаточный опыт, средства и верные люди. Если что - начинай с головы, Эдгар, ты будешь не один.
   - Вас понял, господин президент, - сухо отрапортовал Гувер.
   - Я рад, что ты меня понял, Эдди, искренне рад, - рузвельт мнгновенно совладал с собою, продолжив, - так что там по русским ракетам.
   - Есть плохая новость, скорее всего, лениво, частично - через германцев, но возможно, довольно скоро, в тех же временных рамках полутора-двух лет, хоть и с много более скромными характеристиками, это оружие достанется и японцам, что очень нежелательно. Однако, мне есть чем вас обрадовать мистер президент! По сведениям моего агента на Алеутах, туда прилетел всего один такой (он узнал его по антеннам РЛС) "Борей" с этими ракетами. Кстати, не хотите ознакомиться с фото? - Гувер протянул президенту запечатанный пакет плотной желтоватой бумаги со штампом "Тор Secret" и небрежно вскрыл. На стол высыпались четыре снимка. Я считаю, что эта акция русских была не боеприменением, а боевым тестированием. До этого "Бореи" списанные лоханки в Каспийском море, и, я уверен, не с такой потрясающей эффективностью, - попасть в линкор значительно, на порядок, проще, чем в пятитонный транспорт. Кстати, в пакете есть и инструкции по борьбе с новым русским оружием для ваших адмиралов.
   Рузвельт, неспеша извлёк содержимое пакета.
   - "Бореи с радарами" - неприятная новость, - Рузвельт помрачнел.
   - Посмотрите внимательно, мистер президент. Аналитики моего ведомства разбираются в оружии и не зря едят свой хлеб. Это ракета. Судя по соотношению с фюзеляжем "Горыныча", имеет длину около двадцати футов и диаметр порядка двадцати пяти дюймов. Взгляните внимательнее на хвостовой и головной отсеки - явно антенны командной линии, известные нам по немецким ракетам, а так же передающие антенны собственного бортового радара. Приемная антенна, как предполагают наши, находится в обтекателе головной части. Это чем-то похоже на германскую Hs-293, стоившую нам новейшего линкора и канала, но, похоже, значительно большей дальности, автономности и точности. Не исключено, что и с более мощной боевой частью. Судя по форме крыла, максимальная скорость должна приближаться к звуковой или немного её превосходить. Если двигатель жидкостно-реактивный, то при высоте сброса 10-12км, дальность составит сорок пять километров, а масса - чуть более двух тонн. Если же он твердотопливный, то масса может быть и менее полутора тонн, а дальность при такой же высоте сброса - 70 км и более. Такие подарки не разместишь в бомболюк, следовательно на носителе бомбоотсек скорее всего упразднят, заменив дополнительным баком, что на 200-300 миль увеличит радиус действия радиус действия "Бореев". Вот так, господин президент... Наши корабли уничтожил этот русский самолёт.
   бла-бла-бла
   ГРАФИКУ НЕ ЗАКОНЧИЛ. - Прекрасно, мистер Гувер, с этим мы разобрались. Особенно мне понравилась идея, по примеру немцев, рассыпать над кораблями фольгированные ленты, да ещё и окружать малоценными боевыми единицами линейные корабли и авианосцы - это собьёт с толку больше половины ракет! К тому же, как правильно заметили ваши, эти "летучие рыбы" идут по прямой, и несколько звеньев истребителей, вместе с мелкокалиберными зенитками способны хорошо проредить их число.
   - Я же говорил, мистер президент, люди в моём ведомстве не зря едят свой хлеб. - Ну а что мы можем ждать от русских, на Алеутах Эдгар? - президент устал от затянувшегося разговора, но виду не подал.
   - Пока что шестьдесят семь средних танков и не менее двухсот пятидесяти лёгких. Не считая САУ, ЗСУ и бронетранспортеров. На Алеутах, мистер президент.
   - Даже на участке запада Аляски и Канады двести пятьдесят Т-50 и менее семидесяти этих "Рашшн Шерман": Т-34 - это ничто, учитывая, что данные территории охраняют войска, имеющие на вооружении не только "Генерала Ли", но и новейшие "Шерман" с орудием М3, - президент был спокоен, - вы бы ещё попытались испугать меня парой сотен БТ, - Рузвельт едва заметно улыбнулся.
   - Т-34 не будет. Как и Т-50*, а, тем более, БТ. Это другие танки, сэр, созданные с учётом боеприменения этих машин на Ближнем Востоке. Русские сделали выводы: хоть и наклонённая под 60 градусов лобовая броня Т-50 в 35 мм иногда оказывалась слаба, но с большой дальности - в три тысячи футов, даже британские противотанковые пушки могли поражать её разве что в район люка водителя. К тому же, к редким "Матильдам" русским "Fleas"** приходилось подходить едва не на тысячу футов, пушка 20К была довольно слаба. У Т-34-76 те же детские болезни: при чуть более толстой броне значительно меньший угол наклона, а ослабленные зоны вокруг курсового пулемёта и люка механика-водителя, в Междуречье и Египте оказывались по зубам даже 40-мм снарядам "Бофорсов". Уже в Египте "кузены" столкнулись не только со старыми Т-50, но и с Т-50МТ-39У, отличающимся заменой пары автомобильных двигателей на 200-сильный дизель, компактно расположенный в корме, оснащением мощной пушкой того же 45-мм калибра, но длинноствольной, L68.6, новейшей разработкой инженера Грабина. Кстати, её подкалиберный снаряд на металлокерамике с отделяемым поддоном пробивает 70 мм брони на дистанции в километр, сэр! При том, что толщина брони монолитного - без люков и пулеметов - лобового листа достигла 50 мм вместо 35, а угол наклона с шестидесяти одного повысился до 65-ти градусов, сэр, доведя эквивалентную стойкость лба до 140мм! Передние листы башни усилены с сорока до семидесяти-восьмидесяти миллиметров, а 25-мм борта прикрыли 15-мм экранами. Это значит, что с трёх тысяч футов модернизированные русские "Блохи" смогут поражать наши новейшие М4, оставаясь неуязвимыми для их снарядов. Не говоря об их малой проекции, низком силуэте и незначительной заметности.
  
   * Т-50, лёгкий, но хорошо бронированный танк существовал в РеИ и проиграл конкурс Т-34. Ближайший серийный аналог - Т-70М, конечно, со значительно более слабой защитой, хотя, иногда, из-за угла наклона ВЛД в 60грд, не смотря на меньшую толщину - 35 против 45мм, приведённая толщина даже для тупоголовых 37,47, 50 и низкоскоростных 75мм фашистских ББ-снарядов = 84мм, тогда как у Т-34, с более крутым наклоном ВЛД составляла 70мм. При этом, за счёт низкого силуэта и малой площади миделя, сокрытия половины танка под маской местности, сложной заметности приводил к тому, что по статистике, на этого "малыша" немцы тратили в среднем до 2,2 раз больше снарядов, чем для поражения Т-34. Однако, слабая пушка 20К перечеркивала все достоинства, но и с нею, Т-70М добились впечатляющих побед, ни их счету не менее десятка "Пантер", несколько "Тигров", и, как минимум, один достоверно зафиксированный "Элефант". В 1942м году на предсерию Т-70М в экспериментальном порядке установили тоже 45мм, но новую, длинноствольную в 68,6клб пушку, чей подкалиберный металлокерамический снаряд (карбид вольфрама), очень редко попадавший артиллеристам, пробивал 75мм брони с километра, а на дистанции 500м - 109мм крупповскую броню. Новый танк мог бороться даже с "пантерами" и уж заслужить себе славу "тихих убийц Т-4", но, ему явно не хватало бронирования Т-50.
   ** "Flea" - по английски "Блоха": Т-50 прозванный англо-американцами за его "кусучесть", скорость и малые габариты. Т-50М и Т-58, как продолжение линии бронемашин, соответственно, были обозначены Пентагоном как "Flea-В" и "Super-Flea", соответственно. СукретЪный докЪ [ГуверЪ]
  
   - Мистер директор, - лениво проворчал Рузвельт, - мне не хуже вас известно по каналам военной разведки, что за всю ближневосточную кампанию "кузенам" удалось, по достоверным данным, подбить не более восьми танков "Flea-В", понеся от них значительные потери, в том числе и в тяжёлых танках. Но не собираются же русские воевать одними лёгкими танками - как подавлять доты, укрепления? Без Т-34?
   - Конкуренция, мистер президент, конкуренция, - Гувер усмехнулся, - самое великое достижение Pax Americana. Раджеры остро конкурируют между собой в плане поставок вооружений формально британской Индии, равно как и формально независимым странам Северной Африки и Ближнего Востока. Да и Южная Америка... Вот иногда и приходится разглашать - хотя бы для военных атташе стран-сателлитов - подробные характеристики... А среди арабских элит у нас много своих людей, - Гувер улыбнулся, - не то что у военной разведки. Во-первых, помимо ста десяти двенадцатитонных "Flea-В", у русских есть восемнадцатитонные Т-58, названные нами "Super-Flea". Они имеют такую же лобовую броню, но - за счет увеличения корпуса - более мощный дизель, более защищённую башню и 35-мм - вместо полудюймовых, как на Т-50, - борта, да те же бортовые экраны. Но главное - они несут новейшую шестифунтовую пушку на основе противотанкового орудия мистера Грабина М41 57L70. Её стальной подкалиберный снаряд пробивает более ста миллиметров брони на километровой дистанции, а вольфрамовый - и все 125 мм на полутора! При массе "Super-Flea" всего-то в 18 тонн!
   - Но вы говорили почти о семидесяти средних танках, мистер Гувер, уточняя, что это будут не "тридцатьчетвёрки"! - Рузвельт начал нервничать.
   - Не знаю, было ли это дезинформацией Кремля, или же вправду разрабатывалось несколько новых машин***, но инженер Кошкин****, учитывая выявившиеся недостатки Т-34-76, предложил её глубокую модернизацию: почти без изменения шасси, что прежде всего обрадовало промышленников. Корпус новой машины - тридцатичетырёхтонного Т-41 - удлинили всего на один опорный каток, перенесли назад и увеличили погон башни, довели наклон лобового листа до 60, а толщину увеличили с сорока пяти до шестидесяти миллиметров, убрав из него люк водителя и пулемёт, как и на легких танках. В новой башне, с наклонными и расположенными под острым углом к продольной оси лобовыми листами толщиной не менее семидесяти миллиметров, разместили 85-мм зенитное орудие: в области маски, прикрытое 100-мм экраном. Оно способно стрелять не только бронебойными, кумулятивными и фугасными снарядами, но и специальными разрывными в твердосплавном корпусе, предназначенными для разрушения ДОТ и иных укреплений. Подкалиберный снаряд из вольфрама или металлокерамики - точными данными я не располагаю - предположительно способен поражать "Шерман" с двух километров. Кстати, этим же оружием оснащены САУ-58-85, созданные на базе Т-58 и обладающие аналогичным бронированием. Их на Алеутах более пятидесяти.
  
   *** В самом деле, в РеИ была нешуточная "конструкторская война" относительно прототипов новых танков: Т-43 и Т-44, которым долженствовало заменить старую добрую "Тридцатьчетвёрку". В конце концов, Сталин проявил мудрость хозяйственника, не став распылять ресурсы, людей и средства на перспективные проекты. Замечательный танк Т-44, не имевший себе равных, среди зарубежных одноклассников, пошёл в серию только в середине 1994г, редко принимал участие в боевых действиях, но успел снискать славу "превосходящего ИС-2". Тогда как безусловно лучший танк Вермахта "Пантера", намного превосходящий тот же "тигр", из-за её ресурсоёмкости и нетехнологичности, справедлива названа "Могильщиком Рейха"
   **** В этой Реальности Кошкин не умер от осложнённого ОРВИ в сентябре 1940г, продолжил работу, и стал отцом концепции т.н. "основных танков". Он, чтобы не останавливать процесс производства Т-34, удлинил новые танки ровно на один опорный каток, что позволило установить более мощный дизель, причём, открывало резерв для модернизации, наклонил лобовой лист под 60грд, доведя его толщину до 60мм (приведённую - до 144мм), при этом, сделав монолитным, избавив от "декольте" люк мехвода был вынесен в крышу, а курсовой пулемёт упразднён. Однако, от готовой башенной установки, предназначающейся для модернизации Т-34-85, Кошкин отказался, создав свою, как ни странно, на основе увеличенной башни Т-58. На легкобронный (25мм) каркас "Щучьим носом" под углом 55 к оси танка крепились 70мм катанные лобовые бронелисты, под наклоном 55грд к вертикали - никакое современное оружие, разве что, подкалиберный снаряд длинноствольной 100мм-ки с близкой дистанции не могло их поразить, при относительно не сильно возросшей массе. Узкий, центральный бронелист, вмешавший маску пушки, да спаренных новейших КПВ и ПКТ прикрыли 100мм экраном с прорезями для прицела и огня пулеметов.
  
   Впрочем, для 57-мм орудий у русских тоже есть НЕАТ*, с пробиваемостью около четырех дюймов - вероятно, полученный не без помощи кайзера. А пробиваемость 82-мм ракет КАРС-82 штурмовиков Ил-2М или Ил-10 "Веаst"**, которых они могут брать до двенадцати на борт, помимо бомб и авиапушек, составляет 6-7 дюймов! Мой агент сам видел учебные стрельбы по трёхдюймовым бронеплитам, установленным под наклоном. И ещё русским удалось перебросить тридцать семь трипл-эй*** - два десятка тяжёлых ЗСУ на базе Т-50М, с парой 23-мм пушек ВЯ, да семнадцать лёгких на базе Т-50 с открытой башней и 37-мм автоматом. Кстати, обе могут быть опасны для нашей бронетехники. Я ещё не говорил о транспортёрах на базе БТ и Т-50... - но тут президент оборвал Гувера:
   - Хватит, чёрт возьми, Эдди! - Рузвельт начал выходить из себя, - во-первых, что это у тебя за агент на Алеутах, который знает, наверно, больше, чем русские, а во-вторых... Как русским, которые высаживались на Алеуты в июне, почти без транспортов и почти без танков, удалось в декабре-январе перевезти на острова более четырёх сотен единиц бронетехники? Когда наши субмарины уже не могут им помешать, но ледовые поля - надёжнее лучших субмарин.
   - Во-первых, мистер президент, это очень надёжный человек, китаец, семья которого погибла в Нанкине. Лингвист, этнограф и полиглот, легендирован давно, в качестве выучившегося на инженера представителя племени эквалуитов - это одна из малочисленных исчезающих народностей Аляски. Успешно прошёл у русских фильтрацию. Имеет надёжные каналы связи: передатчиком не пользуется, хотя из-за этого мы теряем время. Смотрит типы прибывающих танков и самолётов, да считает номера. Ничего не записывает. Память у него феноменальная. А как перебросить четыре сотни танков - по льду, мистер президент! У современных машин невысокое давление на подстилку, сравнимое с шагом взрослого человека. Вне границ течения Куросио уже к началу декабря образовался достаточно прочный пяти-семи дюймовый лёд, вполне достаточный и безопасный даже для тридцатичетырёхтонных Т-41. Конечно же, русским приходится делать крюк - по дуге от Камчатки, к проливу и до Алеутов: вблизи суши лёд всегда более надёжный. Но... Они везут с собой заправщики, а кое-где устраивают временные аэродромы. Причём не только для прикрытия трассы - в такую погоду гробить наших лётчиков на колке этого льда пустое дело, - но и для переброски с подскоком штурмовиков и истребителей. Кстати, в числе последних, замечен перехватчик МиГ-3ПМУ с парой синхронных 0.6-дюймовых пушек Симонова и осевым орудием НС-23. Это не высокоманевренные истребители малых высот, как палубные "Fractures", воистину "раздробляющие" (один из возможных переводов слова Fracture), которые русские называют Кретшет, а МиГ-3ПМУ "Furia" высотные убийцы "летающих крепостей". А вместе с многочисленной зенитной артиллерией... Могу сказать, что русские решили обосноваться там надолго, если не навсегда...
   - Ты оптимист, Эдгар, - мрачно пошутил Рузвельт, - но, как я понял, это ещё не всё, чем ты сегодня хотел меня огорчить? - президент ухмыльнулся.
   - Конечно же нет, - Гувер был доволен столь специфической похвалой. - Во-первых, на одном из аэродромов приземлились несколько двухмоторных машин, похожие на "Frank"**** ТИС-М: истребители сопровождения для Пе-8, бомбящих Сиэтл по ночам. По данным от наших... друзей - машина очень мощная, с удовлетворительной дальностью, с курсовым вооружением в пару НС-23 и мощной - и, что самое главное, дальнобойной 45-мм автоматической - пушкой и оборонительной турелью с 20-мм орудием. Хотя главное не это: и от моего агента на Алеутах, и от дипломатов нейтральных держав, присутствовавших на недавнем параде в честь двадцать четвёртой годовщины Сентябрьской революции, пришло сообщение, что эти двухмоторные истребители оснащены антеннами радара. Уж не знаю, поделились ли с ними немцы, захватили ли они образцы у англичан в начале сорок первого - "Бросок к пирамидам" принёс русским немало исправных ночных "Москито" и "Каталин" - или сделали сами, но антенны похожи на британские. И ещё - в носовой части фюзеляжа отчётливо видно то... что может быть только заправочной штангой! Да и несколько Ил-4 "Bran" явно переоборудованных под воздушные танкеры, появились на Алеутах не просто так.
   - Это создаст нашим "Лайтнингам" серьёзные проблемы, Эдгар...
   - Я боюсь, что вскоре русские создадут нам очень большие проблемы, мистер президент! По моим сведениям, уже весной в район Алеутских островов русскими будут переброшены новые корабли: в частности, речь идёт о новейшем линкоре "Победа", авианосце "Гангут" и о большом крейсере "Кронштадт". Возможно, и все специальных тяжёлых крейсера, вместе с "прилипалами", как назвали крейсера ПВО и ПЛО класс "Добрыня" если не потребуются масштабные операции между Австралией и Южной Америкой. Возможно, наконец, что они очень не вовремя достроят "Ифрит" - четвертый крейсер из серии 22IV, и тогда у нас под брюхом будет болтаться суперлинкор, два больших крейсера и авианосец. А возможно - и два авианосца, поскольку "Черномор" - многофункциональный авианосец специального класса, для совместного применения с "Фараонами" и их крейсерами ПВО. И ввод в строй последнего из четырёх крейсеров головной серии, как раз собирались торжественно совместить со вводом в строй "Черномора". Ну, а эсминцы и подводные лодки - это само собой. И тогда русские наверняка атакуют Кадьяк и начнут высадку на Аляскинский полуостров.
   - Знаешь, Эдди, - Рузвельт снова ухмыльнулся, - о последнем меня уже уведомил адмирал Нимитц. Но не будем же мы атаковать русские корабли в условиях превосходства японцев в Тихом океане? Вблизи Аляски у русских в сорок втором будет три линкора, включая старый "Резо...", то есть "Леонид Красин", и два ударных авианосца с полутора сотнями самолётов. И это не считая не считая лёгких крейсеров и многочисленной авиации... - президент покачал головой.
   - И что же вы предлагаете делать, мистер президент?
   - Мне кажется, Эдвард, что мой ответ тебе известен. Стянуть в два ударных кулака все наличные танковые силы, не менее четырёх сотен "Шерманов", не считая "Ли" прочего и прочего хлама, всё равно в Америке они только жрут топливо. Как можно больше орудий, расквартировать по близости полсотни тысяч солдат. И сегодня же - начинайте перегонять полторы сотни В-17 на аэродромы Канады, да пять-семь десятков "Лайтнингов", оснащая дополнительными баками. Пойдут в сопровождение. Мне нужно всё - взлётные полосы, самолёты на стоянках, танки, артиллерия, укрепления - летуны саамы разбирутся, какие им бомбы им брать, главное, лететь налегке. И ещё. Мне нужна сотня, полторы сотни "Киттихоков". Как истребители они никуда не годятся, зато - отличные штурмовики с браунингами, бомбами и большой дальностью. Они пойдут на малых высотах, выбивая всё, что движется, между двумя волнами В-17. Вы хотите сказать: "В один конец" - почему же, те, кто уцелеют направятся к Аляске и сядут на лёд, а там... Военные найдут ни один способ их спасти, мистер Гувер. Как только наберётся семь десятков истребителей, разделив, пустим на эти проклятые острова, предварительно подняв "Крепости" в воздух. Да и танкам пора начинать марш. Прямо сейчас, пока лёд прочен.
   - Простите, мистер президент, но я не авиатор и не генерал...
   - Тем более, - Рузвельт оборвал Гувера, - у тебя есть мозги, способные взглянуть со стороны, а не из своей кабины, рубки или башни. Так вот, как ты думаешь, согласятся ли на такой план мои ястребы.
   - Думаю да... И внесут разумные уточнения.
  
   * НЕАТ: буквально: "High Explosive Anti-Tank" - кумулятивный снаряд.
   ** Истребители, бомбардировщики, штурмовики и вертолёты потенциального противника в американской армии кодировались соответствующим образом: Истребители: слово на "F" от "Fighter", бомбардировщики: слово на "В" от "Bomber", штурмовики - на "A" от "Attacker/Assault", и так далее. В данном случае: "Веаst", кодовое название Ил-10, имеющееся и в РеИ.
   *** Трипл-Эй "ААА": "Anti Aircraft Artillery", преимущественно, МЗА, втч, самоходные, калибром 15-25мм, а так, до крупнокалиберных пулемётов, до зенитный орудий 85мм и выше.
   **** "Фрэнк" - истребитель сопровождения ТИС-М в американской кодировке.
   ***** "Boreus" - бомбардировщик Пе-8М "витязь" в американской кодировке.
   ****** Ближайший аналог в РеИ - Ны-293 и послевоенная РАМТ-1400 "Щука", имевшие, правда ЖРД, за счёт чего большую массу и более скромную скорость. http://www.airwar.ru/weapon/pkr/ramt1400.html Стоить отметить, что в РАМТ изначально были заложены ошибочные решения немецких конструкторов, так же как и то, что первую автономную АРГСН разрабатывали ещё в 1939г. Диаметр принимающей "пассивной" антенны вышел около 1100мм, но, в принципе, размерность ПКР это терпела. Но война свернула все работы по этой теме, возобновившиеся только в 1946г.
  
   Время ковать мечи
  
   12 октября 1942 года Александр Иванович осознал себя любовно поглаживающим бронекапот МиГ-3ПМУ, в месте попадания 20мм бронебойно-разрывного снаряда "Испанки", на память от которого осталась лишь раковина миллиметра в четыре, да несколько радиальных, как лапы паука трещин. 400м, и всего сантиметр брони. Стальную бы пробил... Но, вскоре иные мысли отвлекли русского лётчика от недавнего боя. В отличие от стали (да, что греха таить, дюраль не лучше), на которой в жару (а жары-то уж Покрышкин наелся по самое небалуй, вместе со своей 18-ой отдельной эскадрильей перехватчиков, во время кампании в Междуречье и Египте) можно было яичницу жарить. А на северах, напротив, - намертво приморозить к капоту пальцы, если перчатки забыл надеть... Титану, похоже, было ни холодно, ни жарко. В обоих смыслах. Не далее, как три дня назад он перехватывал патрульную "Каталину", своим "коронным" маневром: атака полным залпом на встречных курсах, в течение долей секунды, чуть-чуть справа, дабы истребители были вынуждены подворачивать, теряя время, скорость, а, главное, их поведение, в случае неудачи становилось вдвое более предсказуемым. Стрелкам же бомбардировщиков, приходилось стрелять "с левой руки", из за чего, а Покрышкина учили этому ещё в авиационной школе, теряется ощущение дистанции и пространство начинает восприниматься иначе.
   Первый залп вышел удачным, да не совсем: "пятнашка" спаренного Симонова и тяжёлые разрывные снаряды НС-23 на три четверти попали в фюзеляж, разворотив центроплан американки. Однако, пять-шесть пятнадцатиметровых БЗТ, да и, чем чёрт не шутит, может и разрывная 23мм пилюля исковеркали первый левый двигатель, во мгновение ока, превратившийся в факел, протянувший на сотню метров огненно-дымный след. Неприятно, но для "Кати" несмертельно!
   Покрышкин заложил разворот, выпуская щитки, планируя зайти "Кате" в хвост, да расстрелять её в 3-4 залпа, а ещё лучше, очередями НС-23, снаряды на Алеутах приходится экономить.
   Как оказалось, Иваныч поступил очень опрометчиво: "Катюха" прошла глубокую модернизацию, на подобии "Си-Рэйнджера". "Попался на живца, чёрт!" - в сердцах выдохнул перехватчик. Судя по резвости, на неё установили движки мощнее раза в полтора, а в носу, где у "Рэйнджера" был шар с парой 12,7мм М2, в новой, остеклённой стрелковой установке разместили даже не пулемёты, а пару авиапушек, и по три пулемёта на борт!
   Трассы авиапушек носовой установки и пары бортовых пулемётов потянулись к нему, почти в упор - дистанция едва четыреста. Покрышкин резко бросил истребитель вправо-вверх, но свою долю в три снаряда, всё-таки получил. Вернее, заметил он только один. БРС воткнулся в бронекапот двигателя; вспышка, дымок... Но мотор продолжал работать, как ни в чём не бывало. Пулемётчикам или не хватало выучки, или они просто проспали. Аккуратно зайдя на цель по новой, на этот раз, не рискуя, слева-сзади, с большим преимуществом в высоте, перехватчик понял, что только зря жёг бензин. Пожар двигателя перекинулся на левый крыльевой бак, "Каталина", оставляя за собой широкий огненный шлейф, резко снижалась. Позади были видны купола парашютов.
   Вот и ещё один сбитый. Первый за месяц, на этих чёртовых Алеутах! - Александр мыслил вслух, - нужно ребятам сказать о "Каталинах" - ловушках, как и о том, что буржуи вполне могут перебросить сюда "Рэйнджеры": новые, скоростные и хорошо вооруженные разведчики. Шасси в который раз коснулись мёрзлой бетонки...
   Уже на земле, Александр Иванович решил осмотреть повреждения. Киль просвистело насквозь - видимо бронебойный, а вот в фюзеляже зияла дыра с кулак. Но, больше всего он удивился тому, что в месте попадания в капот был только небольшой, на два миллиметра, откол, да вокруг, паутинкой, зазмеились трещины. "И это почти в упор-то!" - Покрышкин не сдержался.
   МиГи, прозванные "Гепардами" - единственные кошки в благородном семействе "птиц" Народной России, за умение во мгновение ока настичь жертву, расправится с нею, и продолжить полёт, только кажущийся ленивым и вальяжным. Это были совсем не те машины, на которых русские перехватчики начинали войну. Вразнобой, кто с одним БС и парой мелкашек ШКАС, у кого ещё пара крупнокалиберных БК располагалась под крыльями, кому-то повезло разжиться синхронной 20мм ШВАК, в добавок к пулемётам, кто-то летал с парой "немцев", но всё равно - призвание перехватчика: убить и выжить, ибо высота и скорость его стихия. И они побеждали над древней Ниневией, Вавилоном, Иерусалимом, Мемфисом, неся малые потери! ...правда, иногда особо одарённые командующие принуждали их к бою на малых высотах. А способна ли птица летать в воде? Товарищи Александра гибли по глупости. По чужой глупости, что обидно вдвойне.
   Сейчас МиГ-3ПМУ уже совсем не тот МиГ-3, что был в начале войны. Высотная версия двигателя АМ-38В, выжимавшего на семи тысячах и выше, все полторы тыщи лошадей, против 1200 у его старого доброго МиГа. Да, к тому же, новый движок позволял разместить в развале цилиндров мощную НС-23 и две сотни весьма компактных снарядов к ней. На это хищно облизывались лётчики как истребителей - "кречетов" со звездообразным мотором, так и штурмовиков - "сапсанов". АМ-38Ф их новейших Ил-10, считай, тот же двигатель, но вместо компрессора, был оснащён мощными маслорадиаторами для форсажного режима, позволявшего держать высокую скорость на малых высотах. Эти радиаторы-то и занимали "пушечное место".
   На перехватчики Наркомат обороны денег не жалел. Кок винта, жалюзи радиатора, весь капот и кабина пилота была надежно защищены от 12,7мм пуль с трёх сотен метров под прямым углом. Защины не только сталью, но и дорогими алюминиевыми сплавами, а жизненно важные узлы, в числе которых бала и кабина пилота, даже дорогущим титаном на дюралевом подбое. Протектированные мягкие баки не взрывались, даже почти никогда не горели, но вот от осколков мелких снарядов давали течь. Перехватчик, конечно, прибавил в весе больше трёх центнеров, хотя, кое-где массу и сэкономили, заменив деревянную обшивку дюралевой. Но, благодаря новому мощному двигателю, стал даже более резвым, достигая на высотах с пяти до десяти тысяч 710км/ч, потолок возрос почти до тринадцати, и теперь, "Гепард" мог уничтожить любой высотный самолёт. Маневренности, особенно на высоте, ему могли позавидовать, пожалуй, все истребители, кроме "Кречета", хотя на высотах он выдыхался.
   Если честно, летчика (и не его одного) обуревали нехорошие мысли. Да, он заслуженно получил Звезду: шутка ли, двенадцать "Спитфайров", семь "Харрикейнов" и два "Девуатина" D-520.
   Но здесь, рядом с самой могущественной авидержавой мира, они вынуждены прозябать, чёрт знает зачем? Когда "Крепости", "Митчеллы", "Эркобры" и "Лайтнинги" только и ждут своего часа!
   Уединившись в своей времянке, Александр Иванович думал. Там, на Востоке был противник, противник сильный и достойный, как тот англичанин, едва не разваливший пополам его МиГ над Каиром очередями мощных крыльевых пушек. Но и на этот раз Покрышкин оказался удачливее. Уйдя от назойливых очередей, "гепард" крепко сел "спитфайру" на хвост, англичанин - очень маневренный самолёт - спикирует - и всё тут, на малых высотах все тузы его. Не спикировал. Две синхронные "немки" - так в ВВС НР называли лицензионные 15мм пушки ОАЛ-15 - превратили "Спитфайр" в огненный болид, устремившийся к древней земле. Наши-то УСС-15, да НС-23, конечно, лучше, да на те времена... Немки были хороши. По сути, MG-151/15, лицензию на выпуск которых кайзер "презентовал", конечно же, получив что-то взамен, (причём, вместе с крупной партией самих "ненужных" орудий), но не его, Александра Иваныча, это ума дело. Пушки, кстати, весьма оригинальные, странно, что немцы поспешили сплавить нам лицензию, а свои MG-151 спешно оснастили укороченным 20мм стволом. При этом, потеряв четверть в дальности стрельбы, треть в начальной скорости, да и разброс на трёх сотнях метров больше чем вдвое увеличился. Фугасного заряда втрое больше захотелось... А "Спитфайру" над Нилом, фугасу, похоже, хватило за глаза и пяти граммов в "пятнашке"... Ну да чёрт с ними, крылья истребителям рвать - конечно, лучше пятнадцать грамм тэна иметь, чем пять, а такой корове как "Каталина" - ей и снаряды НС с тридцатью граммами гексагена: шкуру рвут, и всего-то толку.
   "Немцев" давно заменили на симоновские АПС-15, с более мощным патроном, начальной скоростью в 920, и повышенной с семисот до девятисот в минуту скорострельностью. Хотя - это для крыльевых и турельных, именно у АПС-15 процентов 20 темпа "съедал" синхронизатор, но и этого хватало. Странно, у сухопутных и флотских был в чести Владимировской КПВТ, под аналогичную гильзу с 14,5мм пулей. Наверно, при близкой массе, у земли большую роль играла начальная скорость и мидель пули. В разрежённом воздухе более пузатые нуль-шести-дюймовки тормозились медленнее, но поражали серьёзней, да и запихнуть взрывчатки или зажигалки можно было больше.
   Случайно, или же нет, в самом начале "бесплодного ледового сидения", в местной библиотеке Покрышкин наткнулся на старую английскую книгу "Авиационные пулемёты". Для него, учившегося на "технаря", а не лётчика, и даже получившего свидетельство на метод усовершенствования пулемёта "ШКАС" - оружейника от Бога, книга начала тридцатых стала настоящим кладом. Едва ли не случайно, Покрышкин наткнулся на пожелтевший от времени листок, схема двуствольного пулемёта Гаста ещё 1916года. Тогда суммарный темп стрельбы в 1800в/м сочли избыточным, схема, для металлов того времени была ещё ненадёжной, да и стволы быстро выходили из строя. Тем не менее, союзникам его машинка доставила немало хлопот, хоть и выпустили их немного, да в основном, как зенитные. А потом - забыли. Надёжность низкая. А ведь всё было просто, как божий день: оба ствола имели короткий ход отдачи, стреляя с задержкой в микросекунды. Первый, выстрелив, откатывался, передавая свою энергию качающемуся рычагу, передавал энергию на храповик, собачки которого освобождали личинку затвора, тут же досылая снаряд. Тут же выстреливал второй ствол, и операция повторялась. И, что самое главное, время перезарядки сокращалось почти на треть, причём, при некоторых изменениях, которые Покрышкин, не задумываясь, внёс, это был отнюдь не предел... К тому же, не долго думая, проработал систему двухленточного питания с достаточно простым переключением подачи, да стопор, для крепления рычага синхронизатора.
   Сговорившись с очень опытным механиком - старшиной Василенко, и взяв для этого дела ещё семь слесарей, через неделю они собрали первый экземпляр "ПА-2-15", как любил подкалывать механик лётчика аса.
   Новую, получившуюся удивительно компактной и совсем не тяжёлой, - 17 кило, когда одноствольный АП весил все четырнадцать, установили на станок зенитки, у которой отчего-то, хотя ВЯ были надёжными пушками, разорвало ствол. Для пущей надёжности новую авиапушку притянули болтами к ложу как можно надёжнее, за сам станок не боялись, пару ВЯ держал, - спарку "пятнашек" точно выдержит.
   Старт и остановку таймера, соединили цепью с электроспуском, развернули ЗУ к горе, заросшей на удивление густым, для этих широт, лесом, укрепили вместительный - на 500 снарядов, бомбардировочный турельный короб. Зарядили орудие, отошли подальше и....
   Секунд десять в ушах стоял дикий треск, а, вместо трасс, к лесу протянулась сплошная оранжевая нить.
   - Ну как, товарищ Василенко? - Покрышкин пришёл в себя первым.
   - Погрешность конечно возможна, но мизерная, а так, пять сотен патронов расстреляны за двенадцать и шесть десятых секунды. Стало бать, примерная скорострельность 2400 в минуту, или чуть больше. По 1200 на ствол, вместо девятиста. При, считай, таком же весе, как и у ПА - 14кг, а здесь - 17. Так что, нам нужно делать второй образец, чтобы испытать на земле, в самолёте, на предмет, примет ли твою пушку синхронизатор. А вам, товарищ капитан, документацию готовить, образец паковать, и про эр-эс "Усатый" не забыть, и отправлять всё это добро в Москву.
   Покрышкин упаковал образцы, чертежи и схемы, в том числе и варианты модернизации по схеме Гаста зенитных пулемётов КПВ 14,5, авиапушек НС-23, а так же ВЯ - как в авиационном, так и в зенитном варианте. В последний ящик положил ту самую, "усатую", сопроводив необходимой документацией. Особисты отговорили его отправлять посылку в Наркомат Оборонной промышленности морем, выделив, виденное ли дело, цельный Пе-8.
   С "усатым" АРС-82ПС была отдельная, полная комизма история. Почти месяц назад, капитан Покрышкин отправился на перехват американского стратегического разведчика Ф-13, переделанного, ради дальности и высотности В-24 "Либерейтор", тем не менее, сохранивший носовую, верхнюю и подфюзеляжную стрелковые точки с парой полудюймовых браунингов, и, к тому же, кормовую, где 12,7мм пулемётов было четыре.
   "Гепард" Покрышкина быстро перехватил цель, заставив лечь на обратный курс, однако, для азартного русского аса "перехват" - это не только срыв боевого задания, но ещё и солидная подкормка треске, в лице поджаренного экипажа "Либерейтора".
   Гепард набрал 11300 и, спикировав на разведчик, в три очереди НС-23 (заградительный огонь "Браунингов" верхней турели до него попросту не дотягивался), разворотил два левых двигателя и поджёг правый крыльевой бак. С этим - всё.
   И тут, внезапно, капитану дают направление на ещё один разведчик. При том, что в НС-23 осталось семнадцать снарядов, а отработать парой АПС-15, во-первых риск, хоть и не большой, и броня и преимущество в дальности, да вот только что эти снарядики сделают четерёхмоторному монстру. Через две с половиной минуты Покрышкин пикировал сзади, под острым углом на второй Ф-13. Разве 3-4 снаряда НС23 поразили фюзеляж и крыло американца - пушка замолчала. Настала очередь АПС, которыми капитан отчаянно полосовал четырёхмоторную громаду. Навстречу потянулись трассы браунингов, но было видно, как они, теряя скорость, устремляются к земле. Вот - один двигатель закоптил, еле-еле прокручивая винт. Но радость Покрышкина тут же сменилась горечью, когда 15,2мм пушки замолчали, выплюнув последние снаряды. Но Александр Иванович и не думал сдаваться - под крыльями ещё были шесть АРС-82, которые лётчик размеренно, с упреждением, не взирая на пулеметный огонь, который с полукилометра мог доставить ему неприятности, один за одним пускал в столь желанный силуэт разведчика. Пять промахнулись на пару метров, но один, пролетел так близко к крылу, что казалось, зацепит оперением. Именного в этот момент у аса и технаря возникла идея... Длина обычного АРС-82, составляла всего 60 сантиметров, тогда как у КАРС, БРСК и БРС-82 - ракет с почти одинаковой (за исключением самой первой в "противотанковой" серии: БРС) боевой частью: все сто двадцать. Отличались они в деталях, тех самых, в которых имеет обыкновение прятаться Дьявол. Первая била ударным ядром, двухсантиметровой медной каплей, пробивавшей, не в пример предыдущей, всего шесть сантиметров брони, зато - крушившей и поджигавшей раскалёнными брызгами всё на своём пути. Промежду тем, штурмовики, не мудрствуя лукаво, подвешивали под шесть направляющих правого крыла кумулятивные, а под левым крылом красовались БРС-82: тем более, залпы-то парные. А там уж, как Бог рассудит: может, КАРС-82 проделает в танке булавочную дырку, а может, угробит наводчика, пробьёт затвор пушки, проколет и подорвёт фугас в боеукладке, да, на последок, продырявит двигатель. Причём, штурмовики, прошедшие Ближний Восток, говорили, что иногда эта "иголка" проделывала сразу всё вышеперечисленное, хотя, за глаза хватило бы одного попадания в снаряд или в двигатель. Как и "Брыська" - прозвище, данное штурмовиками БРС-82, может вообще не пробить брони, особенно, если они имели дело с "Матильдами" и "Сомуа", а может устроить внутри такое, что не дай боже. Кстати, если попадание БРС не вызывало пожар, танки становились трофеями, только, вот желающих отмывать их от крови и таскать мертвечину желающих не было, нанимали арабов. Которым, после ремонта эти танки и продавали.
   Но, суть не в этом. После появления противотанковых эрэсов, с увеличенной длиной корпуса, мощностью двигателя и скоростью, генерал ВВС Астахов "продавить" главное. Переоснащение всей номенклатуры 82мм НАР и армейской и истребительной авиации на новый, аналогичный противотанковым, тип двигателей. Старые же двигательные блоки продать зависимым государствам и будущим (в этом не сомневался уже никто) сателлитам. А как изящно сыграл ...
  
   12. 07. 1940г.
   - Товарищи, - Киров вздохнул, оглядев собравшихся на военно-промышленном совете. Вот генерал авиации Астахов, по-моему просит слова. Дадим ему высказаться, товарищи? - кто то ухмыльнулся, кто - промолчал, - пожалуйста, Фёдор Алексеевич.
   - Видите ли, во первых, в целом, я удовлетворён состоянием наших ВВС, к тому же скажу, почти все мои пожелания и рекомендации были учтены, и за это, отдельное спасибо. Но сейчас я хотел бы поговорить о мелочах. Тех самых мелочах, которые выигрывают войну. В частности, об оснащении всей номенклатуры ракет АРС-82 едиными двигателями, аналогичными тем, что мы установили на КАРС и БРС, и БРСК. Мы уже имели возможность убедиться в их эффективности. Хотя многие... - Астахов сделал паузу, - сомневались. Во-первых, за счёт роста скорости с 350 до 520м/с, да уменьшение почти вдвое времени разгона до средней скорости, нашим лётчикам придётся брать значительно меньшее упреждение, в стрельбе по точечным целям, что в 3-4 раза, как мы видим на примере БРС-82, повысит вероятность попадания в танк с 300-500м. Потом, в конце концов, подвижные точечные цели не ограничиваются танками: это и локомотивы, и автомобили, и, наконец, крупные бомбардировщики. Есть ещё множество неподвижных точечных целей, которые, из-за маневров штурмовика под обстрелом тоже не так просто поразить, посты, ДОТы. Подвижные цели средних размеров: катера и эсминцы. Плюс, значительное увеличение дальности, точности и более пологая траектория позволит многократно эффективно поражать традиционные статичные цели...
  
   Эту вырезку из "Правды" Покрышкин давно носил в нагрудном кармане, мысль о противосамолётной ракете не давала ему покоя. И действительно - ведь сбили же наши на старых "Ишаках", старыми ракетами два японских самолёта, когда японцы-то не были союзниками. Да и легендарный бой над Багдадом: всего пара МиГ-3, (ещё старых, на подобных и он одержал на Ближнем Востоке все свои победы), напоролась на целых шесть "Спитфайров". Ведомый грамотно применил реактивное оружие, с недосягаемой для пушек и пулемётов дистанции, - одновременным залпом из шести АРС-82 были сбиты сразу четыре английских истребителя. Оставшиеся два самолета противника попытались выйти из боя, подставившись под 15мм авиапушки более скоростных "Гепардов", и, вскоре, тоже устремились к земле, оставляя следы огня и дыма.*
   Но после этой неудачи - только настоящий лётчик может счесть неудачей сбитый тяжёлый "Либерейтор" и ещё один, такой же - тяжело повреждённый, при том, оба - перехвачены, то есть не выполнили боевую задачу, - Покрышкин загорелся идеей надёжного, простого - чтобы никакой электроники! - и дешёвого бесконтактного взрывателя, действующего, минимум, в радиусе метра, а желательно...
   К утру чертёж был готов: ротор-предохранитель взводит взрыватель через три секунды, и, одновременно распрямляет четыре метровых дюралевых штанги контакта. При любом жёстком касании, как перпендикулярном, так и боковом, ибо эрэс вращается в полёте, ПИМ реагирует на смещение корня штанги, инициирует заряд, и...
   - Да, Иваныч, ой, простите, товарищ капитан! - сержант Василенко смутился, серьёзная эта штука, и похоже действенная - раз в десять эффективность пусков по самолётам повысит, только...
   - Во первых, здесь мы оба не военные, а инженеры, и по образованию, чтобы ты знал, тоже, посему, давай без "сержантов-капитанов" - Александр Иваныч, Иваныч - Пётр Сергеич, Сергеич, лады? - Покрышкин, в знак примирения налил по сто пятьдесят коньяка. А во-вторых, что "только", недостаток какой углядел, или наоборот, какое усовершенствование придумал?
   - Так, Иваныч, - Василенко залпом, как водку, хлопнул пол стакана, и недостатки есть, и идеи есть.
   - Что же, - лётчик пригубил свой коньяк, - выкладывай, что имеешь, обсудим.
  
   В результате долгих и не совсем трезвых (за коньяком поспел самогон) обсуждений, было решено отказаться от обтекаемой формы контактных штанг, ибо большая парусность будет замедлять вращение и дестабилизировать, заодно, сделать дюралевую штангу полой, конусообразной, разместить в ней такую же, меньшего диаметра, а в ней ещё одну, по принципу подзорной трубы, а на конце последней закрепить свинцовый грузик, достаточной массы и особой формы, для гарантированного раскрытия всей штанги на полную дину - 2,7м. Вместе с тем, оставленный почти без изменений взрыватель, - дополнительная схема крепилась спереди, к его внешней части, - было решено ввести замелдитель, на 0,2-0,5сек, большей точности в полукустарных условиях добиться не удалось. Насчёт замедлителя было много споров, к которому подключились добрый десяток опытных лётчиков и семь авиатехников. Дело в том, что, не смотря на возражения Сергеича, мол, воткнётся в крыло - воздух взрывать будете, при максимальной скорости в 570, пусть упадёт до 530м/с зона разлёта осколков имеет форму конуса, за счёт скорости снаряда, и поражать осколки будут то, что нужно. Но, внезапно, на сторону Сергеича встал сам Покрышкин, заявив, что осколки-осколками, а взрывную волну ещё никто не отменял. С чем, в общем-то все согласились.
   Через неделю на Кыске было готово уже сорок изделий, громко прозванных Сергеичем АРС-82ПС - противосамолётный, ну а молодой лётчик "Кречета", ещё лейтенант, хотя уже имевший три сбитых "Спитфайра" и "Гладиатор" в Междуречьи, окрестил его "Аспидом". Гофрированные стабилизаторы новоиспечённых АРС-82ПС обтянули полотном, пропитанным эпоксидкой, чтобы не портили аэродинамику ещё больше - ибо больше некуда - четыре контактные штанги под три метра...
   Дня три ушли на учебные пуски - не по целям, лишь бы новая ракета не угрожала носителю. А ровно через неделю состоялось боевое крещение "Аспида" - теперь не только "Гепарды", но и "Кречеты", несли пусть не по шесть, но по паре направляющих под эти ракеты - тот самый лейтенант, Иван Кожедуб зашёл в хвост "Каталине", и, толи не желая расходовать снаряды, или, наоборот, горя желанием испробовать новое оружие, атаковал разведчик парой ракет. Одна промахнулась, чтобы через полминуты взорваться в море, зато другая пролетела в паре метров от крыла. Это не было прямым попаданием, лётчик видел отчётливо, и отчётливо понимал, что "зацепит"...
   "Каталина" повалилось налево, обрубок крыла, отставая, падал, беспорядочно кувыркаясь, на месте левого двигателя был клубящийся, тянущийся на полсотни метров сгусток пламени. А бесстрастный ФКП фиксировал кадры победы новым типом оружия.
  
   Отправляя свои образцы оружия, Покрышкин и не мог предположить, что, всего через две недели, сам окажется в Москве, а затем, на целый месяц - в Туле. Напряжённый, и, одновременно, интереснейший месяц: обсуждение своих проектов, общение с такими легендами отечественного ВПК как Грабин, Дегтярёв, Королёв, Симонов, Токорев, и даже с теми, чьи фамилии молодому лётчику и изобретателю недвусмысленно запретили узнавать даже через третьих лиц. Всё верно, не ровен час - попадёт в плен, а там. Покрышкин, в отличие от многих военных, равно как и конструкторов, НСБ уважал. Ибо, отчасти благодаря "народной службе", в распоряжение наших учёных, а, стало быть - военных, попадают новейшие образцы оружия противника. Да и что греха таить - союзников, которые не спешат делиться с Народной Россией новейшими образцами вооружений. Ну и.. Если признать честно, мы с Кайзеррейхом и Японской Империей, делимся новейшими образцами тоже, если есть необходимость обмена на чужую новинку, или же, если этой "новинке" уже 2-3 года.
   С не меньшим, если не большим интересом Покрышкин пообщался с молодыми, но ничуть не менее талантливыми конструкторами: Шипуновым, Непобедимым,
  
  
   *Обработка исторического факта: во время ВМВ пара МиГ-3 встретились лоб-в-лоб с шестью(!) Ме-109Е. Ведомый, правильно оценил дальность и почти нулевые (при лобовом сближении) углы упреждения с 250-350м произвёл последовательный пуск АРС-82, поразив четыре "мессершмита" прямым попаданием. Затем, ведомый попытался поразить оставшиеся два, но те, заметив пуски, резко отвернули. Однако, один из Ме-109 был обстрелян тремя 12,7мм БС и парой ШКАС ведущего, получил тяжёлые повреждения радиатора, клин одного из цилиндров, многочисленные течи топлива и масла, совершил вынужденную посадку на своей территории. Второй сразу вышел из боя без повреждений, отметил место вынужденной посадки товарища, и приземлился на своём аэродроме. (По этому поводу инфы много, напишу статью, в стиле Аццкой Брунэтки, да задарю Оле к 8му марта с Розой и Кларой %)))
  
   The Final Countdown
  
   03.01.1943. Когда Генри Харли Арнольд зашёл в малый зал совещаний, едва успев уловить ник разговора, как воцарилась тишина: "Крылатого Генри" боялись не меньше, чем Гувера, и может, даже самого Рузвельта. Кстати, Генри удивился тому, что директора Бюро нет среди присутствующих, и это правильно, в Вашингтоне он будет много полезнее, чем здесь, ему нужна информация, как вампиру кровь, а здесь Гувер просто зачахнет с голоду, вначале предупреждая, а потом указывая генералам на их очевидные ошибки. Впрочем, чтобы сгладить неловкость, Генри Арнольд тут же продолжил:
   - Адак, бесспорно, стратегически важный остров, не зря русские концентрируют бронетехнику именно там. Впрочем, как и дальнюю авиацию - оттуда до Сиэтла всего 2100 миль, а новые "Бореи" имеют дальность в 9000...
   - Девять тысяч миль? - легендарного генерала USAF Генри Арнольда перебил, какой-то влиятельный сенатор, впрочем, - на вскидку старина Генри не смог вспомнить точно ни имени, ни звания, - с серьёзным военным прошлым, иного, будь он трижды сенатор, пристрелили бы в паре миль от Объекта, в окрестностях Анкориджа...
   - Простите, сенатор, именно девять тысяч километров. А восьмимоторные "Супербореи", которым наши умники в погонах зачем-то дали другой никнейм "Бабилон", который наверняка не приживётся, - все семнадцать тысяч, по сути, являясь межконтинентальными, как и германские "Зигфриды". Кстати, во многом превосходя последних. Например, русские - пока единственные, кто может дозаправить машину в воздухе! Впрочем, мы отвлеклись. И, к слову. Не плохо бы завести за правило обсуждать характеристики противников в принятой у них метрической системе. Тем более, вы все знакомы с нею, да, если честно, она удобнее, особенно, для военных, ввиду своей жёсткой ступенчатой кратности. А теперь, позвольте продолжить: подчёркнутая вежливость "Крылатого Генри" заставила многих вжаться в кресло, - до Анкориджа, где, кстати, все мы сейчас находимся, две тысячи, а до Порт-лайона - 1700 километров. Вполне в пределах досягаемости средних бомбардировщиков класса Ил-4М "Брэг". Предупреждаю заранее, джентльмены от сей минуты до официального окончания операции, вы не сможете покинуть объект, трёхметровые железобетонные стены которого, для вашей же безопасности находятся под сорокаметровым слоям скального монолита. Однако, объект оборудован на четыреста офицеров, нас же здесь чуть более сорока человек, и вы не будете ни в чём стеснены. Единственное условие - вам выдали браслеты, зелёные и синие - по уровню допуска - так вот по длинному звонку вы, в течение десяти минут должны прибыть в малый зал, по прерывистому, все даже не обладающие синим браслетом, в течение пяти минут явиться в комнату совещаний. На сегодня всё, джентльмены.
  
   Через несколько минут в комнате совещаний, помимо самого Генри Арнольда, выполняющего, скорее роль генкоординатора, чем главнокомандующего, собрались генерал Эйзенхауэр, отвечающий за стратегическое планирование и взаимодействие. Генерал стратегической авиации Карл Спаатц, и полковник Джон Кэннон, молодой, но талантливый и опытный, отвечающий за истребительную и ударную авиацию ВВС. генерал Дуглас Мак Артур - в его задачу входила координация танковых ударов и обеспечение высадки коммандос на Адаке, и адмирал Эрнест Кинг. Он обеспечивал поддержку со стороны, здесь и сейчас, подводного флота, на всякий случай, восьми тяжёлых крейсеров, оборудованных для плаванья во льдах, и, если дело будет грозить катастрофой - его задача перебросить два линкора и авианосец, хотя бы за две недели до того, как русский отряд, возглавляемый "Победой", подойдёт к Алеутам.
   Поговорив над разложенной картой не более получаса, "избранные" расселись по местам, и Генри Арнольд поспешил подвести итог:
   - Мы должны взять Адак, ставший нам настоящей костью в горле, ценой любых потерь. По возможности - Кыску. А вот Атту - самый соблазнительный для русских, самый безопасный для нас, и, к тому же, самый защищённый: над ним нас могут атаковать даже истребители с русских материковых аэродромов, и они так и сделают, не сомневайтесь. Но, начнём с Адака. Нам удалось абсолютно скрытно перебросить танковую группировку в составе 650 танков "Шерман", трёх сотен бронетранспортёров, оборудовать ремонтную и заправочную станцию.
   - Вы не уточнили, сэр, - поспешил обратиться Мак Артур, понимая, что, в случае неудачи все шишки полетят на его голову, - что из этих четырёхсот пятидесяти танков, сто двенадцать - М4А1, вооруженные устаревшим орудием М2 75L28.6, им же детей пугать, а не воевать с русскими "Супер-Блохами" и "Мамонтами"!
   - Вы абсолютно правы, сэр! - Арнольд сохранял невозмутимость, - вдвойне правы в том, что М4 с устаревшим орудием не имеют в своём боекомплекте ни одного бронебойного снаряда! Из девяноста семи, семнадцать картечей, два десятка - шрапнель, которую, не знаю как, но вам удалось достать со складов или же - антикварных лавок, и 60 тяжёлых осколочно-фугасных гранат. Надо сказать, неплохой танк поддержки! Тем более, что ещё 90 "Шерманов" модификации М4(105) с гаубицей, стреляющей 15кг фугасными снарядами со скоростью в пятьсот метров в секунду, и имеющая два десятка 105мм кумулятивных снарядов. И ещё 120 М4А2 оснащены новым орудием в пятьдесят калибров, - Генри Арнольд мгновенно прекратил показную экзальтацию. Наши танковые силы достойны по качеству, и, главное, превосходят врага по количеству, минимум вдвое. Пока. А теперь ближе к сути, господа, мы уже оговорили план операции "Twilight", и теперь осталось лишь утвердить его. Осталось, - генерал взглянул на свою левую руку, - менее трёх часов. Итак!
   Четвёртого января в 2 часа ровно с авиабаз группы "А" взлетают, набирают высоту и формируют боевые порядки 80 тяжёлых бомбардировщиков В-24С1В, специально доработанных под применение новейшего крупногабаритного оружия. Тут же направляясь в сторону острова Адак. Путь до точки сброса у них займёт примерно три часа, сорок минут. С ними в воздух поднимутся шесть В-26СR - летающие радары, не несущие бомбовой нагрузки, но способные вовремя предупредить как нас и наше сопровождение о пеленге противника, а затем дать целеуказание "Лайтнингам". Через 20 минут за ними взлетит вторая волна - ещё сорок "Либерейторов", а примерно через три часа с баз Сейнт-Джор... острова "Д", взлетят истребители сопровождения - 40 Р-38 и 20 Р-39Q - на прикрытие ударных групп первого эшелона. Учитывая наличие у противника истребителей и перехватчиков с мощными 23мм пушками, а так же, тяжёлых истребителей ТИС, несущих скорострельные 45мм орудия, "Эркобры" с их 37мм автоматами нам очень пригодятся. Не смотря на то, что этот истребитель пора менять, и ставить крупнокалиберные пушки на "Лайтнинг".
   В это же - 2:00 - время, наши танковые силы выдвигаются от острова Атка в направлении цели. Их путь к Адаку по льду займёт тоже, где-то четыре часа, но, в конце пути, локальные бои могут замедлить их продвижение.
   Через двадцать минут после рандеву "Либерейторов" с эскортом, с острова Святого Павла поднимаются штурмовые силы: 60 Р-40К, дополнительно вооружённые двумя парами трёхзарядных реактивных систем М-8, и 40 тех же пушечных Р-39Q, только помимо "большой и диной пушки", на их крыльях будут смонтированы 6 направляющих для хороших, пусть и британских, пятидюймовых ракет RP-60 3-5". Надеюсь, господа, что после удара этих лётчиков, работы у нашизх танкистов убавится во много раз.
   В 3 часа 15 минут с группы авиабаз "С"...
   - Простите сэр, аэродром "Сэнди Ривер" относится к группе "С", или... - Джон Кэннон, судя по его разуму и опыту не облажался, а захотел в от крытую подчеркнуть идиотизм напускной секретности, навязанный Генри Арнольдом, и был за это наказан со всем, присущим старому генералу изяществом:
   - Я думаю, полковник, что в данной комнате это известно всем, в том числе и вам, так что, впредь попрошу не перебивать меня. Итак - продолжу. С авиабаз группы "С" поднимаются триста двадцать бомбардировщиков В-17, тут же распределяясь по группам: 60 В-17 с десятью Р-38 прикрытия и парой "летучих радаров" В-26 направляются на Адак. Возможно, для них там уже не будет работы, но, если неприятности всё же возникнут - этой группы хватит, чтоб с ними справиться. А если наши танки уже начнут бои за остров - направляйтесь на Атту, вслед за третьей группой, которая разбомбит от души, особо не нужный ни им ни нам остров. Адак мы отобьём, какие бы не были потери, потому что это, как раньше говорили про Британию, непотопляемый авианосец русских, с которого Иваны могут, как показал опыт, безнаказанно топить наши линкоры, авианосцы, а города обращать в руины! А вот Атту, это как рваный осколок в теле, с которым много проще смириться, чем пытаться обратиться к хирургу.
   - Но почему же, сэр, - возразил Мак Артур, - Адак - настоящая крепость, с сильной системой ПВО, сотней превосходных истребителей, танками, артиллерией, тогда как на Атту, может статься, нас встретит один самолёт и три Ивана с винтовками.
   - Может и так, сэр. Только не забывайте про пять аэродромов береговой авиации, как на русских островах, так и на материке. И ещё - про Транссиб. Это такое чудовище, способное в сутки приволочь тремя-четырьмя паровозами состав из семи десятков платформ, на каждой из которых может быть средний танк. Или - два лёгких. Или три-четыре разобранных и упакованных в ящики истребителя. Так что, оставим эту скалу, сэр, - на мгновение Арнольд задумался, но, тут же, взял себя в руки, - все согласны с планом? Больше вопросов и возражений нет? Приказы доведены до командиров низшего звена?
   Одобрительные кивки и молчание были ему ответом. Молчание столь звонкое, что было слышно тиканье старых, надёжных, но не дорогих часов, какие и полагается иметь настоящему воину. Часы тикали, отсчитывая последние секунды до битвы, на которую не только генерал Арнольд, но и Эдгар Гувер, да, что, говорить, сам президент, поставили почти всё...
  
  
   Как сталь становится золотом
  
   08,07.1942 Высокий силуэт грузовика впереди нарягал нервы. Хотя с грузовиком у него общего - разве ходовая часть: противопульное бронирование кабины, включая стёкла, и откидных бортов, через которые могли вести огонь из "Дегтярей", а могли, спешившись, вступить в бой два отделения осназа. Сам Киров, Вышинский и Ворошилов, направлялись к Полигону ГАУ в первой из чёрных бронированных "Эмок". Вернее, первая "обманка", хорошо пригруженная, с десятка метров не отличимая от правительственного броневика шла впереди них за абсолютно пустым, так же - пригруженным, но, на всякий: с хорошо забронированным капотом и баком трёхтонником. За ними, шёл ещё один грузовик с охраной, а после него, в таком же автомобиле, тряслись Молотов, Нарком международных отношений Деникин и, специально прилетевший для этого из Египта, Сталин. Лев Михайлович Галлер ожидал их уже на полигоне. За их машиной также следовала пара "обманок", как и пара "эмок" с начальством рангом пониже. Пара лёгких и быстрых полуоткрытых БТР со скорострельной 23мм пушкой, возглавляли и замыкали процессию. Лёгкие-то они лёгкие, но ДШК и борта в упор держат, - авиапушка в полубашне, да восемь надёжно оборудованными пулемётными установками на борт: для перевозимого отделения мотопехоты (а если враг атакует с одного фланга)...
   В конце эскорта тянулся не совсем понятно кем, и главное, для чего взятый БТ-7М, хотя, следует признать, практически не отставал. Но даже Вышинскому такие меры безопасности казались избыточными... Опасности-то, конечно, никакой не было. Но всё-таки шла война, а, посему стило перестраховаться.
   Наконец-то показался КПП полигона, заставив всех вздохнуть с облегчением. На первом КПП кортеж пропустили сразу же, а на втором кольце, потребовали документы, что явственно оценил Вышинский. Мало ли?.. Бронетехника и грузовики с осназом остались, как и машины-обманки, остались за внешним периметром. За ними поехал только БТР, в котором, спешно попросив десантников, разместились с десяток спецов НСБ. Специально или нет выбирали маршрут, но привезли их именно к артиллерийскому станку, с закреплённым на нём не то чтобы слишком крупнокалиберным, но длиннющим чудовищем. У самого орудия стояли Лев Галлер с Иваном Лурди, в окружение офицеров и инженеров пониже рангом. Чуть в стороне известный конструктор орудий - Илья Иванов Кортеж остановился, люди, потягиваясь, начали выходить из машин, разминая затёкшие от долгой езды тела.
   Выходя из машины, Киров, сразу же, бросился к Лурди и Галлеру, Иванов неспешно, но быстро подошёл к ним.
   - Так вы эту дуру хотели показать? - Мироныч взял с места в карьер.
   - Эту, да не только! - почти хором ответили Иванов и Лудри. Постепенно подтянулись Вышинский, Литвинов, Сталин и Молотов, за ними - остальные.
   - А эта, как вы изволили выразиться "дура", - продолжил есть ничто иное, как орудие ГК, со значительно улучшенными характеристиками, да и вовсе - уникальной схемы, для нового многоцелевого крейсера.
   - Чтож это за крейсерок-то, не менее как с пятнадцатиметровыми стволами, не подскажете? - Киров и Ворошилов были немало удивлены, - для "Кронштадтов" короткваты будут, да и калибр явно поменьше.
   - Помните, - вмешался Лудри, - ещё в 1934 году было выдано техзадание по пр. 22, для борьбы с "вашингтонскими" крейсерами с их слабой бронёй и 8" артиллерией. Для обеспечения огневого превосходства над "вашингтонцами", прежде всего, да и чтобы какому-нибудь линейному крейсеру, хоть чуток успел бока намять, прежде, чем смыться, КРТ пр. 22 планировали оснастить десятидюймовками "Виккерса" 254/50клб в трёх трёхорудийных башнях. Учитывая, что двенадцать таких орудий у нас уже имелись на складах, да ещё четыре, хоть и подрасстрелянные - на самом "Рюрике", проект шестнадцатитысячника с теми самыми тремя трёхорудийными десятидюймовыми башнями, бронёй основного пояса в 178мм и максимальной скоросью в 34 узла. Но, в это время решили сосредоточиться на серии линкоров "Победа" пр.23 с шестнадцатидюймовыми орудиями, а, в дополнение к ним линейные крейсера-тридцатипятитысячники - пр. 69, впрочем, не намного более бронированные, зато с длинноствольными 305мм пушкам, так же, девять в трёх башнях. Потом, правда собирались вернуться к аналогу пр.22, но...
   - Ну а вы тем временем... - пошутил Киров.
   - Это Иванову Илье Иванычу "спасибо". Собрал первое из новых орудий, едва ли не в инициативном порядке. Слава Богу Иван Мартынович помогал, да и наши "советские миллионеры", вроде того же Сикорского и Артёма Микояна помогли... Вот и вышла двадцатидевятитонная, составная, да ещё и с высопрочным лейнером 250мм пушка с диной ствола в 60 калибров.
   - Ну какие показатели у вашей новой десятидюймовки, товарищ Петров? - вопрос был задан Сталиным не просто так, ибо именно он в тридцать шестом году, поставил крест на двадцать втором проекте.
   - Эти "показатели" мы вскоре увидим вживую, а характеристики орудия могу сообщить немедленно, товарищи. Утяжелённый, двухблочный неправильной формы "обратный конус", тупоголовый снаряд с обтекателкм в носовой части. В тыльной части крепятся не просто донце со взрывателем, а конический кормовой обтекатель, к которому крепится оперение, стабилизирующее снаряд в полёте. Сам обтекатель заполнен газогенераторной смесью, поддерживающей скорость на уровне начальной в течение восьми секунд. Масса снаряда - 270кг, тяжелее царских, начальная скорость 1120м/с. Стандартная масса заряда - 112кг. В целях пожаровзрывобезопасности, подверганию порохов сырости, и, главное, уменьшения цикла заряжания, что довело максимальный темп стрельбы более чем до трёх выстрелов в минуту, используется в унитарном патроне, общей массой, включая гильзу - 449кг - легче одного снаряда современных 12" орудий у Благодаря сужающейся к донцу форме, минимизирующий трение, применение в носовой части снаряда урановой вставки, почти идеальной аэродинамической форме в 5,5клб и кормовому газогенератору, пробивает 343мм броню - максимальную на американских ЛК, с дистанции в 14,7 км, что примерно соответствует 7,95 милям.
   Ну... - поправил Иван Мартынович, навылет не пролетит, пробьёт 330мм брони, застрянет, да рванёт, засыпая всех и всю как раскалённым ураном и сталью снаряда, так и осколкоми брони. Ещё и лист треснет, если откола не будет. Особенно хорошо, если бы такая под воду попала, а там... А вот с 75 кабельтовых именно пробьёт навылет, и рванёт уже внутри, либо встретив препятствие: котёл, или погреба (все негромко, но хихикнули), или же, по выгорании замедлителя. Только, помните, что не у всех американцев броня в 13,5 дюйма, допустим у "Аляски" всего 229, что-то вроде аналога "Кронштадта", да много послабее, такие пушки решето из неё сделают хоть с десяти миль. А есть и звери иного характера, вроде "Каролины" - поясная броня там всего пятнадцать дюймов, а вот башни и барбеты шестнадцатидюймовыми листами прикрыты. Да и девять орудий 406мм калибра, - такого встретишь, лучше сразу уходить за счёт превосходства в скорости. Ладно, товарищи, что-то меня...
   - Так уж американец ваш крейсер на эти восемь миль и подпустит, Иван Мартынович, ой-ли, хотя, не всё так просто... И, признаюсь, новейшие двенадцатидюймовки "Кронштадта" вовсе не пробивают листы в тринадцать с половиной более чем с 6,5 миль. Хорошее у вас вышло оружие, - едва не на распев, сказал Геллер .
   Только, вот, как вы добились таких показателей, хотя бы по начальной скорости и бронепробиваемости, - проявил интерес Красин, навеска увеличена незначительно, при том, что новый снаряд на одну пятую тяжелее, - это дало бы рост скорости с девятиста, пусть до 970м/с, всё же, и длина ствола роль играет.
   - Но так увеличить дульную энергию, - просто взорвался Наркои Иностранных Дел Антон Деникин, хорошо разбирающийся в военной науке, - а тут: на тебе, вместо 91МДж - все 170! Это же на 80%!? У "Измаилов" и то - 200!
   Посудите сами: энергия-то у четырнадцатидюймовок выше, но пробиваемость, по крайней мере, пока донный трассер не прогрит и скорость не начнёт резко падать, будет выше на 70% - почему, потому что мидель 14" снаряда превышает мидель нашего нового 250мм почти ровно вдвое! А подробнее, позвольте я вам отвечу, но, чуть позже, сейчас пройдёмте в учебно-командный погребок, в этом бункере есть не только коньяк, но и любые снаряды в разрезе, в том числе и этот, как "чистый" так и в патроне, пропорциональные макеты пушек. И этой "дуры", как Сергей Мирныч её уже окрестил - тоже.
   Через несколько минут сановники Народной России внимательно изучали каждый предмет, имеющий отношение к увиденной только что новейшей артсистеме. "Господи, точно - макет, на поясках снаряда даже зубцов нет!" - Анастас Микоян проявил излишнюю внимательности и избыточную горячность одновременно.
   - В том-то и дело! - Иванов довольно улыбнулся, - 250мм орудие Б-36 является полностью гладкоствольной системой! Предвижу вопрос - а как её в полёте-то стабилизировать, и заранее отвечаю. Видите, на корпусе снаряда, совсем рядом с обтюрирующим пояском небольшое отверстие, диаметром восемь миллиметров, идущее справа-налево от оси. Таких отверстия четыре - вдруг одно засорится, попадёт нагар, мало ли. И ещё - посмотрите на левую заточку передних кромок всех шести перьев стабилизатор. Задние кромки, естественно, заточены в обратну. сторону. Отверстия в обтюраторе раскручивают снаряд ещё до выхода из ствола до 70-80об/с. Конечно, это не 10-12 тысяч оборотов нарезных пушек, но и такого вращения вполне хватает для стабилизации в трёх плоскостях. По выходу из ствола, дополнительная стабилизации производится оперением. Таким образом мы повышаем кучность в 1,7-2,2 раза, а заодно избавляемся от чрезмерных потери на трение в нарезном стволе, порядка 27%, да к тому же, от потерь на раскрутку вокруг своей оси тяжёлого снаряда - ещё порядка 22%. Поюс, нарезы тормозят разгон снаряда, минимум на 9%. Итого получается около 59%. Ну а остальные з- нарезы понижают прочность ствола, гладкий ствол не боится ни значительно большей навески, ни более резкого импульса. Кстати, живучесть упрочнённого лейнера таких стволов 350 выстрелов обычными, и двести десять - 170мм подкалиберными снарядами. К тому же хоте добавить, что у скоростных снарядов, тем более, с донным газогенератором, значительно более пологая траектория. А это, суммируясь с общим повышением кучности, по нашим оценкам может повысить число попаданий - втрое!
   - Помню-помню! - начал было Ворошилов, в конце двадцатых из двенадцатидюймовок 210мм снарядами на 110км били! А потом, одну из резервных "измаиловских" пушек расточили до 368мм, и били подкалиберной 220кг гранатой со скоростью за полторы, вёрст на сто сорок. Только кучность у них...
   - А мы сейчас объясним, почему у вас не получалось, - Иванов оказался в своей стихии, - чтобы обычный подкалиберный снаряд был стабилен, его длина не должна превыхать семи калибров. Не по отношению к стволу пушки, а к диаметру снаряда! Вот, насколько я помню, и лепили 165см 210мм снаряды к двенадцатидюймовкам, а к "измаиловским" орудиям и вовсе делали двухметровые. Мы эти запасы обнаружили, смонтировали оперение, теперь хоть 1/12 подкалиберный лепи, оперение стабилизирует. Но то - дальнобойные фугасы. Мы делаем основой упор на подкалиберные активно-реактивные бронебойные снаряды. В том случае, если нам навяжут бой на невыгодных для наших снарядов дальности свяше 80 кабельтовых, когда скорость наших снарядов упадёт с 1100 до хотя бы 900м/с и будет продолжать падать с каждой милей... Тогда нас выручат 180мм трубы мз твёрдой стали, с грибовидным наконечником на конце, куда вставлена 38кг ураноцинковая таблетка, прикрытая обтекателем. Труба несёт всего 19кг ТГА-2, хотя такой заряд во времена Великой Войны был редкостью даже для 305мм бронебоев. Снаряд оперён, и разделён прочной и надёжной перегородкой: большая его часть отведерна под активно-реактивный двигатель, способный поддерживать начальную скорость в 1580м/с в течении 11 секунд, на двенадцатой скорость падает до1,5км/с ровно. На расстоянее более пятнадцати миль, эта иголка способна прошить 550мм брони, и, что главное в этих боеприпасах - пологая траектория и быстрое достижение снарядом зоны цели, чтобы ты не тратил лишнего времени на ожидание.
   - Я, товарищи, так понял, что пара этих линейных крейсеров уже в море ходит, да построены не вчера, - обычно спокойный Киров показал зубы, - причём не только конструкторы и нарком ВМФ, но и некоторые, далёкие от флота лица знают о переделанных "двадцать вторых" уже давно, - на мгновенье наступило тяжёлое молчание, которое сам Мироныч и решил прервать, - ну а как у них с бронезащитой, токая же сопливая как у "Кронштадта" и "Аляски"?
   - Позвольте, Сергей Миронович я представлю Вам Василия Дмитриевича Менделеева, по пректу 22-бис все решения бронезащиты курировал лично он.
   - Простите, Василий Дмитриевич, а это не Вы при царе танк сделать пытались, а десятью годами раньше - линкор, - Киров вовсе не собирался глумиться, однако, сын знаменитого учёного отреагировал на реплику болезненно, хотя и постарался не подать виду.
   - Это правда, товарищ Киров, что бронезащитой многоцелевого линейного крейсера-двадцатипятитонника занимаюсь я. Правда, этот проект уже почти никакого отношения не имеющего ни к старому, тридцать чётвёртого года десятидюймовому пятнадцатитоннику пр. 22, ни к недавно полученному техзаданию, на разработку корабля с примерно тем же вооружением, задачами, разве что, усиленным, по сравнению с "Кронштадтом", бронированием, да большей на три узла скорости хода.
   - Василий Дмитриевич, давайте без господ-товарищей, - подмигнул Киров, - как я помню, вопрос был не о броне "Кронштадта", или проектов 22, а о вашем корабле. Так что же его защита из себя представляет?
   - Сергей Миронович, корабли 22-ХС1 и 22ХС-2, практически готовые к вступлению в строй, а так же, 22-ХС3, спущенный на воду, и ХС-4, который ещё достраивается, имеют первую в мире, после отказа от железного компаунда, защиту из комбинированных плит. Посему, в любой официальной информации, пусть даже в "Джейнс", упоминать только толщину стальной составляющей брони, и, - Менделеев поймал на себе одобрительный взгляд Вышинского, никакой информации о немонолитности плит. Если мы говорил, что проекции машинного и котельного отделения, башен и погребов прикрыты 180мм бронёй, пусть все считают, что это всего лишь катанная листовая броня толщиной 180мм, а что там на самом деле...
   - Василий Дмитриевич, не поясните по подробнее, а то Вы и меня умудрились так запутать, какой шпион разберётся, - Киров улыбнулся.
   - Всё просто, Сергей Миронович. Во-первых, есть три способа упрочнения брони - легирование, закалка и термомеханическая обработка - ковка. Потому-то толстая, но литая броня английских танков, не смотря на присутствие в её составе множества лигатур, включая вольфрам и никель, запросто пробивалась нашими устаревшими сорокопятками. Потому, что термомеханическая обработка даёт до 20% лишней прочности. Наконец - закалка - бронелист толще 50-60мм никому не удавалось, и, думаю, долго ещё не удастся закалить равномерно. полтора сантиметра от поверхности - мощная сталь 1200 и выше, а ближе к середине листа - 700, если не 600. Если ты закаливаешь сразу 200мм лист, его прочность будет равна трём 50мм листам - ещё выигрыш в 33% И, самое главное - мы не упомянули бронестали с разными прочностными характеристиками. Внешний лист особой твёрдости и прочности, но хрупкий. Пробивая его, снаряд не только избыточно теряет энергию, но и вдавливает вместе с собою осколки внешнего листа, распределяя свою энергию но большую, до 25-40% площадь. А под внешним листом расположен бронелист прочный, но пластичный, который податливо выгибается, принимая на себя ещё часть энергии, да, к тому же, вдавливаясь в неметаллический слой - бронестекловолоконную плиту. Это - Василий Дмитриевич почувствовал, что Киров не совсем понимает, что такое стекловолокно, а тем более - бронированное, - это плита такая 50-70мм, из тянутых стеклянных нитей, самих по себе, кстати, прочных, для надёжности армированная высокопрочными стальными нитями, залитая синтетической смолой и спресованная. Для моих бронелистов такие БСВ-плиты упаковывают в конверты из высокопрочного дюраля, не менее 650 марки, с толщиной стенкок по 1,2см. Так что, снаряд противника будет продавливать пластичную бронеплиту, одновременно теряя энергию на разрушение внешней части неметаллической плиты. А, когда пластичный бронелист снаряд, уже с деформированным носком, всё-таки пробьёт, ему придётся иметь дело с уцелевшей частью БСВ-плиты, отбирающей у него энергию одновременно на растяжение, на прогиб и хрупкое разрушение. Причём, либо продолжая вбавливать обломки внешней плиты, либо выталкивая их за борт, тоже траяа энергию. Таким образом, потеряв от половины до 90% энергии, снаряд встречается с внутренней, гибкой, но прочной - не менее 1340 - бронеплитой, опять же расходуя энергию прежде всего на её перемещение и деформацию. Не буду вдаваться в проценты, скажу сразу, комбинированная 180мм броня имеет коэффициент прочности к обычной цельнокатанной х1,7, значит, примерно равна 305мм плите. Более того, при обстреле такого листа с пяти миль нашей 12" пушкой, нормальный, бронебойный снаряд, с тугим взрывателем, дал взрыв на поверхности, так и не успев её пробить. Для такой комбинации, кстати, вполне естественное явление, время соударения по сравнению с обычной бронёй возрастает в 3-4 раза - вот и нате... Стопятидесятые - коэффициент имеют такой же, считай 255мм и та же половина, если не больше бронебоев рванёт на поверхности. По 130мм броне - чуть хуже, тонкие листы их и упрочнить проще, но инерции от них такой нет... Считайте, Сергей Миронович, равны 195-200мм броне, гдето так. Ещё установил спареную противоминную переборку 45+45мм на 50мм дистанции, загерметизировав и заполнив жидкостью. И, уж на самый крайний случай, установил в девяти метрах от оси корабля 100мм аварийные переборки, уже из обычной бронестали. Незащищённое пространство прикрыли булями из тонкого 15мм бронелиста. Так что - по защите проблем нет, только в подводной части от борта до аварийной переборки по 128 изолированных помещений.
   - Ну что, Лев Михайлович, пусть уж разок при нас рыкнет это чудо, посмотрим, как и что оно разворотит, да отправимся новый корабль смотреть, он, наверняка, где-то неподалёку стоит.
   Орудие навели на мишень, представляющую из себя стальной лист 2,5х3 метра, 330мм толщиной, укреплённый на чем-то средней между избой или блиндажом из полуметровых брёвен. Сверху клеть полностью засыпалась песком. Мишень, если верить глазам и дальномеру, - а для "неверующих" существовала специальная шкала с отметками, находилась в пяти километрах. Вроде же, с семи миль бить собирались. Объяснение пришло само собой. Пушкари по-быстрому разобрали гильзу, аккуратно заменили заряд на "семимильный", облёгченный ровно настолько, сколько энергии понадобилось бы снаряду проделать пять километров из этих без малого тринадцати. Конечно, активный трассер в хвосте снаряда не облегчали, но при навеске, наверняка, учли и этот фактор.
   Впрочем, иногда стреляли и "полным зарядом" на 3, 5, 7 и 10км. Правда, хоть и дистанция известна зараниее, и обстановка: "наводи и бей", но разброс и ветер вносили свои коррективы - в бронелисты на "десятке" попадали хорошо, если одним снарядом из пяти-восьми.
   Орудие ухнуло, и, секунд через пять глаза резанула вспышка, а, мгновеньем позже, над бревенчатой клетью встал столб песка. Пробил, значит. О вспышке предупреждали всех, на тупой урановый наконечник снаряда, прикрытый обтекателем, наклеивалпсь пирофорная "таблетка" магниевой смеси для фмксации попаданий. Для фиксации промахов же, использывали неконденируемые дымы и краску, добавленную в заряд.
   Несколько чёрных машин двинулись почти одновременно изучать последствия попадания. На трёхкилометровой отметке глаз Кирова заметил странный, разлезшийся слоями лист, с торчащей из него "розочкой" развёрнутого взрывом русского двенадцатидюймового бронебоя. Две других мишени, которые догадались обстреливать инертными, были поражены сильнее - правая пробита, хоть и не насквозь, снаряд торчал из пробоины на две трети, а крайнюю едва не пятицентнеровый снаряд таки просквозил навылет.
   Подъехав к обстреляной мишени, государственные мужи рванули к ней как дети. у сквозной пробоины был почти ровный край, слегка завёрнутый вовнутрь и потрескавшийся крестом. Осколков снаряда не было видно вовсе - видимо - одни разлетелись, другие засыпалпесок .
   - А всё-таки хорошо вы обвели меня вокруг пальца! - по пути к Ленинграду Киров немного позволил себе расслабиться.
   - Кто: мы? Я вообще в невелении, - лениво возмутился Красин рассматривая макет нового крейсера.
   - Кто-кто, Молотов и Галлер прежде всего. Анастас. Но мог ещё и Сталин, хотя он, как раз был категорически против пр.22.
   - Мог-мог, да передумал. Ворошилову не терпелось создать линейный крейсер-универсал, а тут подоспело орудие Иванова. Появились весьма серьёзные машины МиС-2 "Крокодил", которые, как вертолётам и положено, взлетают и садятся вертикально, к тому же имеют хорошие подвижные авиапушки и солидную ракетно-бомбовую нагрузку под крыльями, прежде всего, новые, управляемые по проводам противосамолётные ракеты, которыми стали спешно оснащать и ТИСы, и "поплавковые крепости", как прозвал перехватчики обороны Ту-2МП Николай наш Герасимович. Но пушки-ракеты это на "Крокодилах" и "Сиринах" - они от торпедоносцев да бомбовозов прикрыть в сочетании со своими зенитками, а их там, чёрт ногу сломит, пока сочтёт. А вот новейшие турбореактивные 324мм торпеды весом в 350кг, из которых 120 приходится на боезаряд - это способ сделать хорошую гадость противнику, уж если пушки таковы, что твои в них целиком поместятся и скорость великовата. Хорошая, кстати, разработка для лёгкой авиации, без баллона и мотора: на перекиси водорода, выделяющийся при контакте с водой кислород, направляется в хвостовую часть, пямо к форсункам с керосином. И скоростной ротор турбина раскручивает, ну и прямую реактивную тягу даёт. Дальность хода до трёх миль, со скорость около шестидесяти узлов. Надо бы поднапрячь наших торпедистов - только представь, что из 45-36АН можно сделать, если из такой малышки чудо сделали - летунам в подарок. Помнишь, как "сапсаны" едва взлетали с 45-36 под тонну весом?
   - Ты мне, товарищ, пожалуйста, зубы-то не заговаривай! Мне и самому судя по документам, что сейчас изучаю, да и по тому, что на полигоне видел, самому этот линейный-ли, тяжёлый-ли, крейсер приглянулся. Не в этом дело...
   - Ладно тебе, Мироныч, ищешь всюду заговоры. Ворошилов и Галлер подтянули Анастаса. А тот, тебе ли Микояна не знать нашёл подход к Сталину, самому, ранее, яростному противнику "двадцать двойки". Но тут, видишь ли, господство авианосцев на море, подтолкнуло его к мысли, что даже титаны пр. 23 вроде "Победы", своё уже отживают, а вот лёгкие линейные крейсера, вроде "Кронштадта"... Тогда-то я ему и подсунул проектик. Впихнуть в двадцать четыре шесть тонн то, что не уместилось во все 35 "Кронштадта", авиагруппа в два многоцелевых самолёта и два боевых вертолёта, возможность на острых курсовых углах бить любого, хоть пятнадцати-шестнадцатидюймового противника, пробивая его броню злыми подкалиберными снарядами, и оставаясь неуязвимыми, а если что - уйти, отсалютовав на прощанье... А когда намекнули, что на новом ЛКР найдётся место и для ракетного оружия, в частности, противокорабельного... А все "Сомы" и воздушного и морского базирования как раз на Каспии, в его вотчине испытывались... Вот тут мы попали в точку. Нужно сказать, что не только Иванов с артиллерией, да Менделеев с бронёй, но и Лудри Иван Мартынович потрудился на славу. Надо ли от тебя скрывать, что три корпуса нужной размерности, якобы для тяжёлых сухогрузов, мы в Италии заказали, и сделали за полгода, и недорого, хотя, я тебе уже говорил, кто в это дело свои средства вкладывал. В казну лапу - ни-ни, Киров только кивнул, улыбнувшись. Ну а дальше - немного взял Галлер "на разработку кораблей нового типа", а ещё... Сталин, всё-таки человек восточный, и на востоке сторговаться сумеет. Так вот, в обстановке, значится, строжайшей секретности, что на востоке значит, что завтрашним утром об этом будет знать каждый верблюд, но разобраться не сможет даже великий визирь, - подождав, пока Миронов отойдёт от шутки, Красин продолжил. - Королю Египта и его военным министрам, военным Иудеи, регенту и министерству обороны Ирака, а так же, любимому нашему Шахиншаху, Виссарионыч пообещал, что пока строит четыре линейных крейсера проекта 22-ХС только для Народной России, но с портами приписки в соответствующих государствах. Только потребовал оплатить половину стоимости постройки - ведь это русское оружие будет защищать ваши страны, как когда-то изгнали английских и французских угнетателей. Соответственно, "Тутмос-III" - ХС-1, который сейчас стоит в Александрии, кстати, нашей военной базе. На рейде Кронштадта стоит пр. 22-ХС-2 "Царь Давид", базирующийся - угадай, на нашу же базу в Эйлате! Достраивается "Фемистокл" для Кипра, ждут не дождутся они, пока мы Турцию съедим. А иракский "Ифрит" - и почему демоном каким-то назвали, были же у них и Хаммурапи и Гильгамеш, вот первыми тремя всё идеально, а здесь куда советники смотрели? - Киров многозначительно улыбнулся, но Красин сделал вид, что не заметил этого, - так вот, пока на Умм-Каср будем базировать "Фемистокл", они нам все нужны в Индийском океане, а не в средиземном море. А "Ифрит" пусть пока подождёт. Однако предполагая, что король и генералы Египта, как и еврейские магнаты достанут необходимое золото, золото Мироныч, не рубли, не рейхсмарки, и не доллары, тем паче а самое древнее и надёжное золото, - глаза Леонида Борисовича загорелись нездоровым блеском, - а "полцены" Сталина - считай три четверти, но вот то, что греки окажутся богаче или проворнее арабских шейхов... Ну и ещё, гордые персы нам помогать отказались, зато заказали себе два таких крейсера "Дарий" и "Мухаммед". Так что, помимо наших четырёх, кстати, все способные нести службу в Индийском океане, особенно там, где он граничит с тихим... Ещё шесть оплаченных заказов на экспорт. В золоте. За двойную цену. Естественно, стволы будут нарезными, и плоских урановых наконечников на снарядах не будет. Секретные разработки урежем до минимума, но и дрянь в красивой обёртке не подсунем. Есть же карбид вольфрама и для обычных оперённых снарядов, и для подкалиберных. Зато вот - пр. 27 четыре лёгких крейсера ПВО "Добрыня" уже появились, да с четырнадцатью автоматами 102мм в башнях, да и с противолодочными возможностями - из ничего. Точнее, из умения товарища Сталина делать деньги из воздуха, может наркому тяжмаша Лазарю Кагановичу у него поучится?
   - Да ну тебе, посмеялись и хватит. Одно мне во всём этом не нравится. Сплошная грызня. Кузнецов, вон, на Лудри набросился из-за отказа разместить на "Фараонах" 130-мм универскалки, оставив без полноценной противоминной артиллерии, обвиняя чуть ли не в сговоре с Ильёй Ивановым. Тут же Грабин язык подложил, что его сотку Иванов чуть ли не саботирует, ну не цирк?
   - Цирк, да не смешной. Вот, скажи, зачем "двадцать вторым" противоминный калибр, а, зачем он им вообще нужен? Если одиннадцать стволов ГК, со снарядом в унитаре, каждый три раза в минуту стреляющие есть, они за десять минут как ветром сдуют несколько отрядов миноносцев, пусть хоть с разных сторон подходят. Это, если пушки Иванова - можно сколь угодно долго говорить, что это старьё Виккерса 1911года, но он их модернизировал, а, главное, приспособил к скоростному мехзаряжанию. А вот если 102ммки проснутся - они могут бить по восемнадцать на любой борт, двадцать семь по курсу и двадцать две в корму. С темпом стрельбы по двадцать два в минуту каждая. И боевой скорострельностью в двадцать. А представь - замени Лудри 33 102мм зениток на этих спаренных 130мм уродин Б-2? Представил? И ещё Грабин, хотя что тут ему, про целую линию "Дидо" с их десятком универсальных 133мм орудий, хоть с пятнадцатью на "улучшенных". Один хрен, до скоростной мехзарядки флотских орудий 120-140мм что мы, что немцы, что японцы, что амеры, хотя ум этих пятидюймовый снаряд с радиовзрывателем есть, похоже, в эту войну не дойдём. Много англичане, американцы, японцы своими "универсалками" насбивали? Ну, по самолёту на торпеду в борт - точно. Торпедоносцу-то какая разница, тридцать кило в него не попадёт, али только семнадцать? А в том, что и без автомата подачи, много скорее за минуту боя этого "Эвейнджера" свалит осколок, картечь, шрапнель, если не прямое ивановской ста двушки, простейшей, ручного наведения и заряжания. А что сделал Илья Иванов - чудо он сделал! Подача восьмипатронных кассет из погребов, механическая замена и досылка, автоматический выброс... Четырёхствольные башни "двадцать вторых" и "Добрынь" - каждая в минуту восемьдесят снарядов посылает, и не только шрапнели, фугасы с комбинированным взрывателем, картечи, плюющие в твой истребитель тремя килограммами стали. Причём, замедление выставляется полуавтоматически, выдаётся с РЛС ПВО на табло в башне, а там заряжающий подворачивает до нужной риски на всей кассете. А механизм кассеты распределяет в пределах 300м - кому раньше рвануть, кому позже, только картечей это не касается, они первыми срабатывают. Вот так-то, Сергей Миронович. А "лишение противоминного калибра" - эсминцам-то современным как раз 130 маловато будет. Их бы лучше шестидюймовками кормить - зря на "Победе" стовторые и шестидюймовые сняли, поменяв на универсальные. Но это ничего, думаю, дай Бог нашим, скоро поймут, что эсминцу один калибр, а самолёту - другой.
   - Знаешь, Леонид Борисович, я как-то считал Иванова и другом и соратником и даже учителем Грабина. И тут такое.
   - Брось, Сергей Мироныч, сухопутные системы у него лучшие, так черти ж и во флот, и в ПВО понесли. Такое бывает. Ты слово скажешь, успокоятся, займутся каждый своим делом. Кстати, насчёт ивановского 102/60, есть маленький такой заговор, о котором до сей поры знали, кроме меня, только Илья Иванов, Кошкин и Менделеев. Теперь ты пятый, Мироныч!
   - Ой, несдобровать! - Киров ответил смехом, - что же это за заговор с таким составом, может, пора НСБ заняться?
   - Да так, намёками скажу. У талантливого сына гениального отца была мечта построить многобашенный линейный крейсер. В 12 лет. Задолго до русско-японской. Дали пятьсот рублей золотом, по головке погладили - умный мальчик. А потом, незадолго до Великой Войны создаёт наш Илья Дмитриевич на этот раз проект танка. И тоже мимо. Время прошло, линейный крейсер он уже построил, не то, чтобы он один, но всё-таки, вот, значит, за танк приниматься пора.
   А в это время, в другой чёрной машине тихо беседовали двое. Они, наверно не догадывались сами, насколько походили характерами человека, которых здесь и сейчас свела судьба. И слава Богу, что по одну сторону пропасти.
   - Знаете что, Андрей Януарьевич... - Деникин замялся на мгновенье, - мне кажется, что в ближайший месяц граждан Народной России и персонал посольства в Канберре придётся эвакуировать.
   - Вы знаете, Антон Иванович, эти сведения меня не удивили. Только вот так, чтоб уже по дипломатическим каналам...
   - Нет конечно же, на дверь нам не указывают. Только... Всё больше и ропота и агрессии, одновременно, на улицах. И настоящие очереди у посольства и консульств в Австралии и Новой Зеландии - бывшие граждане Российской Империи рвутся в Народную Россию, вполне разумно опасаясь, что их сочтут неблагонадёжными. Помогите мне надавить на Красина и Кирова, чтобы организовать полноценную эвакуацию. Речь идёт примерно о двадцати шести тысячах. Детей, младше двенадцати мы не считаем. Так что - пара десятков, пусть самых дешёвых, но надёжных лайнеров, зафрахтуйте и перегоните к Австралию, желательно, обеспечив боевым охранением. Я, по своим каналам, попытаюсь добиться, чтобы суда шли под красным крестом.
   - Индийский океан был единственным уголком моря до которого почти не добралась война. Похоже, скоро и там будут тонуть корабли и падать самолёты, Антон Иванович.
   - Вы не понимаете, Андрей Януарьевич - для Америки Австралия это хорошая промышленность, которой просто не хватает рабочих рук, вспомните, как хвалили английские же лётчики "Спитфайры" австралийской сборки. Теперь будут делать "Лайтнинги" и "Уайлдкеты", да, наверно, и "Спитфайры" не прекратят. Мобилизационная мощь тяжёлой промышленности очень высока, по расчётам моего ведомства через год австралийцы смогут давать каждый десятый танк в армии США. Плюс сырьё, без которого Америка задыхается. И простое, чёрт возьми, мясо, которое с сорок первого года американцы не могут позволить себе каждый день, когда для австралийца одичавший баран - это рога у себя над камином и туша, закопанная в землю. И ещё это первоклассный офицерский корпус.
   - Это ясно, что Австралия - спасение для США. Но чем они могли купить австралийцев? Их громим мы, японцы, германцы, война уже идёт на территории Штатов! Перевести промышленные мощности, но в Австралии не так много рабочей силы. И всё же, как-то американцы купили Австралию.
   - Иногда, Андрей Януарьевич, достаточно купить группу правителей этого государства. И часто бывает так, что народ вроде и сам рад удачной сделке...
   - Это ясно. Надо бы сказать Сталину, чтобы побыстрей шёл на "Давиде" с "Георгием". "Тутмос" с "Добрыней" уже в Александрии. На "Победе" ещё идёт монтаж оборудования, а вполне боеготовый "Кронштадт" - всего лишь третий линейный крейсер... Авианесущий крейсер "Черномор" уникальный как по архитектуре, так и по ударной мощи - авиагруппа этого катамарана, развивавшего максимальную скорость до 37 узлов насчитывала 15 перехватчиков, 8 тяжёлых перехватчиков, 4 многофункциональных радиоразведчика "воздух-вода", 12 средних бомбардировщиков-торпедоносцев, 5 противолодочных самолёта, 40 истребителей, 25 пикировщиков, 15 штурмовиков, 30 торпедоносцев и 12 боевых вертолётов впечатляла. Не считая зенитных и даже противокорабельных ракет. Но пока, если пролетать над верфью на самолёте, километрах на двух, пара железных калош перетянутых фермами, да заваленными каким-то хламом, только удручала, а не свидетельствовало о его будущем величии. Хотя - у строителей были все резоны (и все мотивы, тоже) уложиться в сроки.
  
   Достойный выбор
  
   09.09.1942г "Отто Штайнбринк" и "Курт Бейтцен", два корсарских крейсера Кайзера, не только ставшие знаменитыми, но и хорошо сработавшимися. И, если бы лишь на уровне офицерского состава, но и на уровне команд... А теперь они... Уже более года трепавшие Америку за кошелёк, попались в расставленную ловушку.
   Японские лодки не рискуют соваться в Южный Тихий океан, вдали от своих баз снабжения, где можно, хотя бы, заправить дизтопливо, зато вблизи американского флота и вездесущих "Каталин". Русским и немецким подводникам до кораллов Австралии и пляжей Аргентины, было, мягко говоря, не ближе. В мексиканском заливе, конечно, ждали всей троицей, иногда, приглашая на пирушку итальянцев, но разгрузиться можно было и в портах Южной Америки. Потерять полсуммы, но сохранить...
   А тут... Ни сбившаяся стайка транспортов, ни караван - именно конвой, в котором идут и десяти и пятнадцатитысячники. Гружёные алюминием, чтобы не прерывать выпуск тех же "Спитфайров" в Австралии, оборудованием, чтобы клепать там уже американские самолёты, танки, да чёрт знает ещё чем, белыми американскими голодранцами, которым один путь - или в армию, или в тюрьму, что в самих Штатах не поощряется. Мексиканскими ворами и попрошайками... Австралийцы - хорошие вояки и отличные офицеры, - иные не выживают на столь огромном и таком пустом, опасном и бесплодном континенте, как показала Великая Война. Несомненно - везут геологов, рабочих, оборудование - в условиях блокады континенталов, американцы найдут в австралийских недрах всё, что нужно для войны. К тому же... Австралия и Зеландия не доминионы даже формально, и, даже объявила Германии, России, Великобритании - английский юмор, он и есть английский юмор, - Японии и Франции войну. Так что, если на мачтах транспортов развеваются флаги с Южным крестом, хотя, таковых там вчетверо меньше, нежели звёздно-полосатых: они такие же враги. Да и не было бы этой комедии с войной - если корабль нейтральной страны нарушает блокаду, его уничтожают без предупреждения...
   - Разрешите обратиться, херр цур-зее-капитан? - Эрхард, пребывая в раздумьях, лишь утвердительно кивнул в ответ, - это же настоящий конвой, двадцать восемь судов, минимум шесть по пятнадцать, и за дюжину - в десять тонн. Но меньше пяти я не вижу ни одной колоши! - Эрхард Клайзен молчал, - вражеский конвой, почти без кораблей охранения, не считать же таковыми "Пенсаколу", да едва не картонный "Лиднер", или "Аякс" - систершипы нелегко различить. Братишку "Пенсаколы", не так давно отправили ко дну русские, получив при этом только пару царапин, причём, топили такие же как мы - лёгкие рейдеры, не смотря на все её десять восьмидюймовок, да восемь шестидюймовок "Ричмонда"... Ну и пяток эсминцев, которые трутся вокруг конвоя, как собака, выпрашивающая камень. А ведь у русских была такая же пара рейдеров, как и у нас! - обер-лейтенант Отто Зееберг был в нетерпении.
   - "Timeo Danaos, et Dona ferentis!"
   - Простите, херр цур-зее-капитан? - его лицо не показалось Отто напуганным, напротив, отрешённым, смиренно, но отважно смотрящим в неизбежное, что устрашило обер-лейтенанта, - ещё больше.
   - Бойтесь данайцев, дары приносящих, - всего лишь древняя мудрость, Отто. Не слишком ли много этих даров, и не заманивают ли нас в ловушку сознательно? Нас - вряд ли, два лёгких, но опасных рейдера слишком мелкая дичь для американского птицелова. Стоит связаться с капитаном "Курта Бетцена", что он думает по этому поводу? На такого живца, учитывая отсутствие в небе "Каталин", можно изловить и пяток корсаров, да пару У-ботов в придачу. Если "свободные" не нацелились на более крупную дичь, а, чует моё сердце, линкор и авианосец янки не так далеко. Да и болтается поблизости пара "вашингтонцев" или лёгких "Кливлендов" - вот те, как раз пара русскому типу "Воевода", утопивших "Солт-Лейк", в полтора раза мощнее нас по числу орудий, броне и водоизмещению...
   - Да брось, Эрхард! - старый знакомый отринул чины и звания в неформальной обстановке, - мы, точно так же, в восемнадцать стволов, пусть не в тридцать два, так и "Макаров" начинал бой с восемью, но всё равно, плотность огня будет не впятеро, так почти в три раза выше! Разобьём "Пенсаколе" радиодальномеры, наделаем в ней дыр и вызовем пожары. А потом утопим этот "Лиднер" в три-четыре залпа, расстреляем транспорты, торпедируем, если станет опасно, или кончатся снаряды, и домой, к берегам Африки, в Кипштадт...
   - Я бы не стал недооценивать "Линдер" или его систершип. Конечно, ты можешь сказать, чту у русских снарядов в пятьдесят три килограмма, скорость в тысячу, у наших в сорок пять килограмм - 1080, когда у янки снаряды в шесть десятков килограмм имеют скорость всего в семьсот шестьдесят метров. В Бою в Жёлтом море облегчённые снаряды в 12 дюймов "Ретвизана" и "Цесаревича" и десятидюймовые - с малой площадью контакта и высокой скоростью снаряды "Победы", прошивали с трёх миль английскую броню японских кораблей, превращая в кровавый лом их внутренности, флагманский "Микаса" лишился орудий и едва не утонул, а два тяжёлых крейсера более походили на пылающее решето. Зато, в следующем бою, японцы сделали всё, чтобы не дать приблизиться русской эскадре на дальность пробития брони, а сами засыпали своими тяжёлыми - ибо, чем тяжелее снаряд при равном калибре, тем меньше он теряет скорость и тем больше его энергия на излёте. Они били и били как молотами, причём с мощной взрывчаткой, пока русская броня не отваливалась, и корабли не стали тонуть один за другим. И, ещё, чем меньше скорость, тем выше крутизна падения, а на палубе - самая тонкая броня.
   - Мы изучали эту морскую войну, херр цур-зее-капитан, но там более говорилось о скорости, маневре, "огненном дожде" эскадры...
   - Не изучали, а именно - проходили, Отто, поскольку в войне на море - главное - физика, а остальное - способ применить её законы наилучшим образом, - Эрхарду показалось, что немного обидел обер-лейтенанта, поспешив изгнать дурные мысли действием, - а вот и радиограмма! Мой коллега тоже предполагает какую-нибудь пакость, однако, подводные лодки янки не смогут уровнять скорость с транспортами даже под шнорхелем. Так что атакуем. Передай ему: заходим на противника вилкой, я бью "Пенсаколу" кормовыми башнями, ты всеми тремя, а башней "Антон" я попытаюсь успокоить слишком резвого "Линдера", выходя ему почти в лоб. И, надеюсь, мои зенитчики, в зоне обстрела которых он окажется, добавят ему 8.8! Остальные - по ближайшим транспортам, да и твои пусть не дают расслабиться, видишь, Гейнрих, колоши уже разбегаться начали.
   Тишину разорвали первые залпы.
   "В судьбе каждого воина бывает выбор, показать стопы врагу, и не только уцелеть, но и прослыть мудрым и осторожным. Или же, собрав урожай нечестивых душ луком, рвануться вперёд, разя пикой, и, наконец, когда преломится - мечом. И помни, выбирающий второе, что никто не скажет после: был славен в бою наречённый, истребил врагов он великое множество, ибо не будет свидетелей - кто погибнет, сражаясь вместе, кто бежит, как трус, а кто предпочтёт прослыть осторожным и мудрым. И скажут лишь о твоём храбром безрассудстве. Но ты будешь знать. И за тобой выбор".
   - Это что-то из Буси-До, Эрхард. Не знал, что ты увлёкся Японией.
   - Это намного древнее, Отто, письмо фараона Секененра, написанное им перед битвой с гиксами, которые пришли в нижние земли как работники и торговцы, а потом захватили власть, основав в дельте Аварис, свою столицу.
   - Надеюсь, твой храбрый фараон взял Аварис, да пойдём укроемся в рубке, над нами летают отнюдь не стрелы!
   - Нет, Отто, - Зееберг даже не сразу понял, что значит это "нет", - Секененра ворвался на своей колеснице в строй врага, разя широким ножом оглобли, косами и стрелами. Он всё ближе прорывался к своему врагу, царю гиксов. Но одного из его коней сразили копьём, и он остался со своим возницей и глашатаем, лишь с мечами, шиитами и доспехами против толпы, окружившей их, дабы не дать прорваться к своим. В конце концов он пропустил удар топора скользнувший по шлему, но разрубивший челюсть, отчего потерял сознание. Кто-то из врагов добил Фараона ударом в висок. Я был в Каире - чешуйчатые доспехи египтян были почти неуязвимы, поэтому, чтобы добить, враги клевцами, топорами и кинжалами превратили его лицо в месиво.
   - Ничего не скажешь, ко времени вспомнил, спасибо, Эрхард, - Отто сплюнул, хотя и не отличался особым суеверием.
   - Именно, что, ко времени. Сын Секененра - Яхмес разбил гиксов в нескольких полевых сражениях, взял Аварис, сжёг и сравнял с землёй, до сих пор археологи не могут найти столицу тёмного народа. Остатки гиксов, преследуемые египтянами укрылись в приграничье Хеттского и Миттанийского царств, чтоб раствориться в других народах бесследно. А самого Секененра именовали Таа - Отважный. Но ведь, погибая, он не знал, что будет после него? Зато был уверен в правильности своего выбора.
   - Взял Аварис, сжёг и сравнял с землёй! Сравнял с землёй... - Отто Зееберг не заметил, что уже в его глазах искрами безумья, или же - прозренья, но разгорается тот самый огонь войны, который он видел раньше в глазах Эрхарда, - как бы оно там не вышло, херр цур-зее-капитан, мы сделали правильный выбор.
  
   Как и ожидалось, германцы первыми открыли карты - "Пенсакола", во-первых, боялась зацепить своих, а, во вторых, старалась сблизиться, используя только восьмидюймовки носовых башен, да четыре пятидюймовые универсалки. От которых, впрочем, было немного пользы на дистанции в пятьдесят три кабельтова. И при этом, тяжёлый крейсер подставлял себя под классический анфиладный огонь. Радары "Штертебеккера" и "Курта Бетцена" не сплоховали - оба залпа, с оговоренной выдержкой в десять секунд дали накрытие. С "Линдером", находившимся куда ближе, дела обстояли куда хуже. Первый выстрел из центральной пушки дал большой перелёт. Второй - спаренный, ударил чуть ближе за кормой - корабли быстро сближались, и это нужно было учитывать. Зенитчики вовсе лупили в белый свет, кроме, разве, одного наводчика левой пары "8.8", раз за разом, клавший пару снарядов весьма близко от бортов австралийца, причём с недолётами, хотя, в отличие от наводчика башни "Антон", которому выдавали упреждения, возвышения, скорости... Зенитчик этот стрелял на глазок, и, что самое главное, пока лучше офицеров-артиллеристов. Вокруг, достаточно кучно, но, тоже с большими перелетами вздымались столбы снарядов австралийца.
   Самое главное, что, схлопотав пару попаданий в корму от "Курта Бетцена", капитан "Пенсаколы", любезно предоставив право дуэли с "Штертебеккером" лёгкому "Линдеру", сообразил, что обстреливать своего визави, а весь свой огонь "вашингтонец" сосредоточил именно на "Курте", значительно удобнее десятью орудиями, а не пятью. Подставив, таким образом, весь свой борт под пятнадцать орудий рейдеров. Конечно, увеличив вероятность перелёта, но и вероятность проделать "вашингтонцу" дыру под ватерлинией. Через пару минут, похоже - так как артиллеристы "Штертебеккера" вводили оптические поправки по первой башне, а на "Курте", напротив, по кормовой возвышенной, удача улыбнулась артиллеристам Эрхарда. Причём, именно башни "Бруно", поскольку, с самого начала боя, дабы не тратить драгоценных секунд на выбор боприпаса, "Бруно" обстреливать "Пенсаколу" бронебойными, а "Цезарю" - фугасными. А лоб башни в 64мм брони, да ещё и отнюдь не под прямым углом осколочно-фугасный никак не мог. Снаряд попал как нельзя лучше, в момент перезарядки. Три снаряда и два заряда к ним рванули одновременно, искрошив и изжарив прислугу носовой двухорудийной башни, да ещё, тяжёлые осколки, пробив девятнадцатимиллиметровые борта и крышу, убили и ранили ещё одиннадцать человек, включая двух офицеров на мостике и комендора носовой трёхорудийной башни. Через полминуты повезло "Курту Бетцену", похоже, обрабатывающему "вашингтонца" только фугасами. Один снаряд, поднырнув, разорвался метрах в полутора под водой, подняв всплеск напротив кормовой башни, а второй разорвался чуть ниже бронепояса у самой кормы. Незнакомый Эрхарду зенитчик уже умудрился продырявить австралийцу нос под ватерлинией, в очередной раз посрамив главный калибр. Но и артиллеристам носовой башни "Штертебеккера" наконец-то удалось всадить в "Линдер" сразу пару снарядов. Один всего-то разворотил дымовую трубу, а второй разнёс шлюпку, начался небольшой пожар. В тот же момент, на мгновенье, удача повернулась к артиллеристам "Линдера", чтобы тут же отвернуться от них навсегда. "Штертебеккер" получил безопасное, но неприятное попадание - шестидюймовый фугас разорвался правее башни "Бруно", выкосив расчёт кормовой зенитки, исправно и не безрезультатно лупившей по транспортам. Сию же секунду австралиец получил возмездие за убитых товарищей по оружию. Зенитка левого борта угодила парой снарядов одновременно поразив первую и вторую носовые башни. Что и не удивительно... При толщине башен и барбетов ГК "Линдера" в дюйм, полубронебойные снаряды одного из мощнейших зенитных орудий 88L76, с начальной скоростью под километр в секунду проломили башню "А" как картон. Можно сказать, что ей ещё повезло, снаряд задел затвор, взорвался, разворотил казённик правого орудия, а левое намертво заклинил. Перебив при этом всю прислугу. Зато второй снаряд, прошедший чуть левее и выше, проколол лоб башни "А", её заднюю стенку, затем, пробил ещё и барбет башни "В", взорвавшись только от столкновения с механизмом элеватора. Снаряда или даже гильзы с зарядом германский подарок не задел, но раскалённых осколков тонкой брони и корпуса самого снаряда хватило, чтобы одновременно поджечь восемь зарядов, от которых мгновенно вспыхнули ещё четырнадцать. Команда сработала оперативно, и погреба (на всякий случай - обеих) носовых башен были затоплены. Однако, оставалось надеяться, что пара детонировавших почти сразу шестидюймовых снаряда, разнесла в пыль обслугу башни "В", прежде, чем люди заживо обуглились.
   И тут "Линдер", только начиная разворачиваться, дабы кое-как уходить от германца, отстреливаясь кормовыми башнями, начал резко садиться носом. 88мм полубронебои зенитной спарки Клауса Фертиха (Эрхард Клайзен уже успел справиться о чудо-зенитчике, равно как и выяснить его боевой путь в Северной Африке, и боевые награды за сбитый "Москито" и две сожжённых "Матильды" Мк-2, с "Генералом Ли" в придачу), повели себя весьма коварно, оставив в носу по правому борту чуть-чуть неаккуратные пробоины, общей площадью едва в треть квадратных метра, зато один из них просвистел 32мм траверз и разорвался только на переборке котельного отделения, оставив солидную рваную дыру. Второму же, вовсе повезло вонзится в траверз в точке крепления к нему мощного силового элемента. В итоге солидная дыра в траверзе - и тоже ниже ватерлинии, да пара пробоин в борту и днище от тяжёлых осколков.
   Поначалу пара пробоин от зенитных снарядов в носовой части, хоть и давали значительную прибыль воды, но помпы с ней спокойно справлялись. Через мелкие осколочные пробоины в борту и днище в районе траверза, фильтрация была вообще мизерной. Но стоило только затопить погреба, дав солидный дифферент на нос, соответственно, погрузив пробоины метра на два, скорость фильтрации через них возросла втрое. Насосы уже не справлялись, нос погружался всё глубже, и скорость поступления воды росла. Погреба были спешно осушены, но небольшой дифферент остался - носовой отсек принял много воды, вода поступала всё быстрее, уже подбираясь к пробоине в траверзе, грозя затопить следующий отсек. А за ним, через пару часов придёт и очередь пробитой переборки котельного отделения, и, вскоре, максимум, при самой эффективной работы помп, часов через пять лёгкий крейсер поднимет над водой корму, как легендарный "Титаник", и скользнёт в глубины Индийского океана.
   Впрочем, артиллеристы башни "Антон" поторопили события, "поймав" "Линдер" на развороте. Один 150мм снаряд бессильно разорвался на бронепоясе, хотя и сорвал плиту, зато два других поразили левый борт ниже брони. Один взорвался при ударе о днище, вырвав больше половины квадратного метра обшивки, а второй всё же прошёл борт и разорвался в машинном отделении, лишив умирающий крейсер хода и электроэнергии. Теперь "Отто Штертебеккер" перенёс огонь носовой трёхорудийной башни на уже изувеченную "Пенсаколу". "Вашингтонец" огрызался оставшимися восемью восьмидюймовками, против восемнадцати 150мм орудий, немного садился на корму и кренился на правый борт. Корсары стреляли в "Пенсаколу" бронебойными - обе башни "Антон" и "Цезарь", а обе "Бруно" забрасывали её фугасами. Через три минуты снова повезло "Курту": один или два бронебойных снаряда пробили пояс и цистерны с мазутом, который мгновенно загорелся и растёкся. Над избиваемым кораблём встал шлейф чёрного дыма. Но возмездие не заставило себя ждать - один восьмидюймовый снаряд попал "Курту Бетцену" в кормовую башню, оставив на её месте груду искорёженного железа. Второй пробил пяти сантиметровый бронепояс, за ним прошил бронепереборку в 15мм, и, пролетев весь трюм, снова пробил полтора сантиметра брони, и, уткнувшись в 50мм пояс изнутри, наконец-то взорвался, не причинив никому вреда.
   "Линдер" погрузился уже по самую рубку, хотя, за счёт пробоины в машинном, садился он ровнее, и даже с небольшим левым креном. Вокруг гибнущего корабля сновали резиновые шлюпки и метались белые и оранжевые точки спасательных жилетов. Этому крейсеру осталось пять-десять минут от силы.
   И снова повезло артиллеристам "Курта". Пара фугасов попала в кормовую возвышенную башню, точнее, один из них угодил в барбет. Несколько секунд был виден пожар, а потом корабль стал ещё больше проседать на корму с левым креном - на вашингтонце затопили погреба и десяток пробоин минута за минутой дела гибель "вашингтонца" неизбежной. Тяжёлый крейсер мог огрызаться только тремя орудиями носовой башни, потеряв все системы управления огнём. "Курт Бетцен" остался добивать противника, а "Отто Штертебеккер" набросился на транспорты, ворвавшись в неровный строй конвоя как лиса в курятник. Вскоре первый пятнадцатитысячник получив свою порцию шестидюймовых фугасов под ватерлинию, начал крениться и едва ли не лёг на борт. Зенитчики стреляли по рубкам и "подозрительным" предметам на палубах, не исключался вариант наличия судна-ловушки, оснащённого не только артиллерией, но и торпедными аппаратами.
   - Херр цур-зее-капитан! - крик сигнальщик заставил Эрхарда вздрогнуть, - два боевых корабля с веста. Миль четырнадцать. И за ним ещё корабль, по виду, тяжёлый крейсер!
   Похоже, класс "Балтимор"... да именно "Сидней", причём третий крейсер серии "Балтимор" как раз-то хотели "Канберрой" назвать, так она ещё не достроена. И не будет, потому, что у австралийцев есть своя тяжёлая "Каннберра". Просто Австралия провозгласила суверенитет и заключила с Америкой военный союз. Политика - главный калибр войны, и крейсера были поспешно переименованы, пусть лучше на воду сойдёт "Сидней", который вот-вот начнёт швырять в нас ста девяносто фунтовыми пирогами с начинкой, а на стапелях достроят "Бостон". Ну а про "Канберру" - уже есть одна австралийская - все забудут. Не было такого корабля! Тем более, что теперь уже "Сидней", всвязи со столь значительным успехом американской дипломатии, было решено подарить Флоту Конфедерации Австралии и Новой Зеландии, быть может, на нём только флаг американский... Мерзавцы. А вот и сама "Канберра" рядышком, чуть позади пристроилась. Самый "лёгкий тяжелый крейсер Его величества", когда - её назвали так в совсем иные времена, и не зря. У всей серии "Кент" бронирование главного калибра было, мягко говоря, не на высоте, дюйм стали, способный защитить от осколков, но при солидной защите погребов и солидном бронепоясе в 114мм. Австралийцы же, для облегчения корабля, сняли его, ограническим таким же - в дюйм, символическим. Впрочем, "Сиднея" им хватит за глаза, "балтиморам", рассчитанным на бой с "вашингтонцами" противника, и, соответствующе бронированным, 150мм орудия рейдеров Кайзера могли только краску поцарапать. Прорываться через строй транспортов, расстреливая подвернувшиеся торпедами...
   - Херр цур-зее-капитан! Крейсер на норд-вест, одиннадцать миль! Предположительно, тип "Кливленд", под американским флагом.
   А вот и загонщик... Как раз "одноклассник" русских "воевод", как на учениях распотрошивших "Солт-лейк сити" у Алеутов. Бронирование самую малость, меньше чем у "балтиморов", только шестидюймовые пушки позволяют отнести это крейсер к лёгким.
   Мысли пронеслись в голове за какие-то мгновенья.
   - Передавай на "Курт Бетцен": "Считаю необходимым прекратить обстрел "Пенсаколы" и начать прорыв на максимально возможной скорости, через строй транспортов. Транспорты обстреливать фугасными и топить торпедами. Торпеды необходимо израсходовать все".
   Во время тревожного ожидания ответа, к Эрхарду подошёл Отто Зееберг.
   - Всё одно бесполезно, херр цур-зее-капитан. Пока мы будем идти сквозь конвой, "Кливленд", или кто это там, идя нам наперерез, сблизится до дистанции огня. У успеет наделать достаточно дырок, чтобы мы не смогли оторваться от "вашингтонцев" на хвосте, которым останется нас только добить.
   - Сам понимаю, - на несколько мгновений уши заложило напрочь - две торпеды с левого борта воткнулись в жирное брюхо транспорта - пятнадцатитысячника, - но что теперь остаётся делать?
   - Попробуй воспользоваться континентальной частотой, передай своё положение, вдруг кто-то из японцев или русских здесь неподалёку?
   - Это мысль, - Эрхард кивнул радисту, - хотя всё равно передачу забьют.
   - Даже если забьют, - Отто перебил вестовой, сообщивший, что "Курт Бетцен" считает решение разумным и присоединяется к прорыву. И, как подтверждение сигнала второго рейдера, в небо, по правому борту взметнулись два высоких водяных столба, обрушившихся на транспорт, поражённый торпедами.
   - Забили шумом, - радист выдохнул, - на словах "Отто Штертебеккер", обнаружен конвой, бой с превосходящими силами, даже координаты не передал...
   - Ну, хоть пеленг получат, причём, не только наш.
   "Кливленд", точнее "Коламбия", с девяти миль при курсе на острых углах уже можно было разобрать его кодовый номер, попробовала сделать несколько пристрелочных залпов. Большинство снарядов легло с перелётом, но пара шестидюймовых подарков воткнулись в борт транспорта, на котором тут же вспыхнул небольшой, но пожар. После этого попытки пристрелки прекратились. За то "Пенсакола" на прощанье умудрилась-таки сделать "Курту" последний подарок - всадила в носовую оконечность под ватерлинию бронебойный снаряд, прошедший корабль навылет. Пока что насосы справлялись, и дифферента, угрожающего скорости, не возникало. Шесть крупных транспортов тонули, горели ещё три, создавая для беглецов хорошую дымовую завесу. На "Пенсаколе", всё больше садившейся кормой, забросили борьбу с огнём и стали спешно покидать обречённый крейсер.
   - Смотрите, херр цур-зее-капитан, самолёт!
   И действительно, милях в пятнадцати от них, на высоте не меньше восьми тысяч, на фоне сине-голубого неба, в "окне" между густыми дымными шлейфами, был виден тёмный крестик. Эрхард внимательно посмотрел в бинокль, а затем передал его Отто, в авиации тот разбирался лучше.
   - Ту-2ПМС "Пеликан", русский.
   - Русский? - на душе немного отлегло, нельзя сказать, что Эрхард испытывал страх, но чувство неотвратимости гибели давило на него. И теперь, стало немного легче.
   - Наверно, я рано обрадовался. У нас на обоих рейдерах по самолёту, от которых, кстати, в случае серьёзного боя придётся избавляться. Может быть, забредший в эти воды лёгкий русский крейсер. Пусть даже мощный, класса "воевода" - это одноклассник нашей "Коламбии" - те же четыре трёхорудийные башни в шесть дюймов. Немного посолиднее бронирование, говорят - отличный радар и значительно лучшие пушки. Ну, может он "Коламбии" бой навязать, да бока солидно намять, а если мы с другого борта ещё в пять башен подбавим, Бог даст, выведем из строя и оторвёмся. Только вот "Коламбия" уже пристрелку начала, а "воевода", выйдет на дистанцию огня с американкой минут через двадцать. А за это время, знаешь, сколько в нас дырок наделают!
   - Эрхард, ты не понял меня, это не лёгкий разведчик: "Пеликан" - специальный поплавковый многофункциональный самолёт, предназначенный прежде всего для перехвата торпедоносцев, для чего утыкан пушками не хуже ежа, для разведки, а так же может нести торпеды.
   - Ну и что, Отто! Что он сумеет торпедировать один из этих чёртовых крейсеров, да в нём дырок...
   - Эрхард, чёрт возьми! - Отто не только перебил товарища, но и повысил голос, - этот "Пеликан" здоровый, чуть меньше нашего "Василиска", и несут его только линкоры и большие крейсера, прежде всего для усиления собственной ПВО такой летающей батареей. И достаточно одного появления здесь какого-то из русских стальных медведей, чтобы все три шавки, решившие затравит волков стаей, разбежались, поджав хвосты!
   - Это же шанс! - Эрхард Клайзен взял чернильницу и листок бумаги, быстро написал послание русскому капитану, обрисовав ситуацию и уточнив координаты. Деловито опечатал пакет, и устало выдохнул, - летчика ко мне! Пусть взлетает и доставит пакет на русский корабль! Побыстрей набирает высоту, чтоб быть почти неуязвимым от зениток "Коламбии", да обходит её левее, и пристраивается русскому самолёту в хвост, не будет же он висеть здесь вечно!
   - А, всё-таки, Эрхард, прав был этот Клаус Фертиха, а может быть, и нас с тобою спас. Не знаю, как командование Кайзермарине, я бы ему за уничтожение "Линдера"... А считай, именно он парой удачный выстрелов - притом из зенитной спарки, отправил на дно семитонный крейсер, мы только так - уже добивали. Не пожалел бы унтер-офицера и рыцарского креста, как на духу скажу. И судьба его - точно ведёт!
   - Если выберемся - обязательно представление дам. И дам... э, как следует. Сам понимаешь, и описать подвиг можно по-разному, да и отдать представление можно в нужные руки, - Эрхард улыбнулся, - но вот с чего бы тебя так понесло, Отто? Судьба... Нас обоих спасёт... Если есть запасы хорошего коньяка - делись, прорвёмся, выпьем за победу, а уж если... То успеем выпить за славу! - по лицу Клайзена было видно, что он и сам приложился - долгий бой, отчаянное положение, и, наконец - надежда, и всё в течении получаса: такое не выдержит ни один человеческий организм.
   - Подзабыл ты, цур-зее-капитан. Что тебе о нём говорили, да и сам Фертих сквозь зубы обмолвился? Говорил, что крутил по молодости с одной фройляйн, медиумом, причём настоящим, не шарлатанкой. Так вот сказала она ему, что много раз будет приходить к тебе Смерть по земле и по небу, но и ты сумеешь не раз избежать её. Но не пересилить, и, однажды, с земли или с неба Стрела Смерти сразит тебя. И только море укроет тебя от судьбы. Вроде всё оправдалось - налёт "Харрикейнов" с 40мм "Бофосами" отразил, и вроде, даже зацепил один осколками со своей-то дурры. Что закоптил видели, но ни падения, ни обломков не нашли, поэтому по-мелочи наградили, но не засчитали. Там же в Киренаике отражал налёт скоростных "Москито" с шести тысяч мелкие 150 фунтовки на наших, и в основном, итальянцев, сыпали - ад был настоящий, зажигалки с фугасами. А он не растерялся, да без целеуказания, "на глазок", как сейчас, навёл Ахт-Ахт, да третьим выстрелом всадил бомбардировщику прямым в правый двигатель - обломки "Москито" прямо на их позициях упали. И ещё несколько осколками верно посёк, а один, говорят - или поджёг, или двигатель осколком убил. Ты лучше сам его разговори, за чарочкой, мне кажется, он тебя больше чем уважает. Ну а потом - атака англичан с фланга - семь старых "Рысей" с короткоствольной пушкой сожгли за десяток "Матильд" кумулятивными, пока их не переколотили те же "Матильды" Мк-2, да американские угробища. "Рождественские хлопушки" 3,7 - какие накрыли фугасными, какие раздавили, а с какие расчёты слиняли, и правильно, в общем, сделали. И тут наш бравый Клаус Фертих развернул свою зенитку, да с дальности больше километра начал выбивать англичанок, как зайцев на охоте. Затем, присоединились ещё три пушки его батареи. А потом подошли "Панцерберны" и оставили догорать на рубеже наших позиций весь английский и американский хлам. Тогда он записал к "Москито" и "Харрикейну" ещё три "Матильды" и "Ли". И осколок в бедро тоже "записал" от американского 75мм фугаса с "Ли", наверное. Подлечившись хорошенько, посетил он свою пассию и решил, вместе с нею, что очень уж долго с земной и небесной смертью играл. Да так играл, что оставил за собой не одну выигранную партию. А так и до реванша. Обладателю многочисленных боевых наград и двух ранений в придачу не отказали в ходатайстве, зачислив на легендарный "Отто Штертебеккер" командиром зенитной установки, взамен ушедшего по здоровью - сломал ногу при, казалось бы, небольшом шторме.
   - Да, как бы его на наш главный калибр переучить, а то комендор башни "Антон" нравится мне всё меньше.
   Между тем, два лёгких самолёта с крейсеров Кайзермарине, на втором, на всякий случай, пакет был продублирован, набрали высоту около шести, и, немного петляя, пошли невредимыми среди серых клубов зенитных разрывов универсалок "Коламбии". Радарные взрыватели, конечно хороши, но при дальности в 8 миль по параметру, попросту говоря, бесполезны. И, пристроившись в хвост русскому самолёту, вскоре почти пропали из виду.
  
  
  
  
  
  
   Три пары "Уайлдкэтов" сразу заметили этого поплавкового уродца, притом, сбавившего скорость, чтобы тащить за собой два германских разведчика.
   - Джонни, лейтенант, сэр, говорят, он дьявольски вооружён, этот утконос, сэр!
   - Мы сбивали джапсов, вертевшихся волчками, что помешает распилить этого "Foxtrot" нашими "циркулярками"?
   - У джапсов не было таких пушек...
   -Не слышу! Есть, лейтенант, сэр! - лётчик заметил, что кэп в их разговор не вмешивается, вероятно, не разделяя оптимизма насчёт пушек русского уродца.
   - Йесс сэр, ответил ведомый, не заметив, как Ту-2 разворачивается на них.
  
   - Ёпта, дойчи, извините, не знаю с кем говорю, пикируйте вниз-вправо, чтобы быть ровно между нами и буржуями!
   Немцы, вооруженные лишь парой "винтовочных" пулемётов, беспрекословно покорились "Ежу", утыканному 45, 23 и 15,2мм пушками, да, как говаривали и в Люфтваффе и в Кайзермарине, ещё и ракетами.
   Молодой лётчик капитан Степан Кретов уже правил свой "Феникс" на ближайшую пару "Уайлдкетов", когда передний бортстрелок запускал парой свои Р-1У, несовершенные, как реактивные брёвна, но, тем не менее, способные разбить строй.
   Лётчик молотил из НС-45 - фугасным через картечь на 800м, поддавая парой ВЯ, когда один из "Кошек" вдруг "сломался пополам", приложив крыло к фюзеляжу во вспышке взрыва. Ведомый, верно, получив картечи, пыхнул дымком и резко вышел из боя. Бортстрелок нажал с силой, как будто от этого завесила сила взрыва, кнопку самоликвидации, помня, и о ненадёжных до ужаса радиовзрывателях... И о том, что основное поле ГПЭ создаётся по фронту. Показалось, что один "Уайлдкет" задымил, словив картечину, зато другой... Так красиво подставил брюхо, уходя от разрыва, грех было не воспользоваться. Носовая шаровая "стекляшка" заурчала электромотором, стрелок на глаз брал упреждение по коллиматору... Треск! Две очереди носовой спарки НС-23 пересеклись на правом крыле истребителя, показались короткие вспышки и длинный хвост огня из крыльевого бака, а затем, купол спасающегося лётчика.
   Два "Диких кота" попросту нырнули под "Феникса", чтобы достать немецких летунов. Один - весьма и весьма опрометчиво, получив из спаренной подфюзеляжной установки порцию уже не пуль, но ещё и не снарядов - симоновских пятнадцать и два. Впрочем, американца, не только рванувшего боезапасом полудюймовых пулемётов левого крыла, и, не то, чтобы загоревшимся, но закоптившим вовсю, ближе к фюзеляжу крылом, казалось тяжёлые, и даже, фатальные, повреждения его истребителя не интересовали. Наверно, помимо разрывных и зажигательных, досталось и бронебойных, а вольфрам карбид в 15,2мм никакая бронеспинка не удержит...
   Уцелевший же, описывая змею, чтобы очереди нижней стрелковой точки "Феникса" пропарывали воздух, наконец-то пристроился в хвост германцам - теперь русский не будет стрелять. Но расслабился рано - после тяжёлых авиапушек русского уродца, почти уничтожившего его крыло, германцы казались вовсе невооружёнными. И внезапный заградительный огонь пары лёгких пулемётов стрелков Кайзермарине стал для него полной неожиданностью, стоившей распоротого крыльевого бака.
   За что германцы поплатились по полной, лётчик стрелял в упор, а трассы сходились только в 600м, так что три М2 правого крыла попросту отрезали немецкому разведчику хвост и половину правой плоскости, походя оторвав изрешечённый поплавок. Левая тройка пулемётов прошлась по кабине и двигателю, тут же вспыхнувшему факелом.
   Американец не стал атаковать вторую цель, увидев, что русский делает резкий разворот в его сторону, а с тяжёлыми пушками "Фокстрота" разных - на все вкусы - калибров, иметь дело совсем не хотелось. Истребитель спикировал, до безопасного разрыва по высоте, направившись к лёгкому авианосцу "Индепенденс".
   Вскоре "Уайлдкеты" обнаружили друг друга и сформировали строй.
   Хорошо, что в бою с "Фокстротом" уцелели хоть трое из шести истребителей... Трое... Кэп поймал осколков от этих русских ракет, да все баки - в решето и управление элероном еле тянет. Он виртуозно контролировал повреждённый истребитель, но тот, то и дело норовил завалиться на крыло. Джеффри досталось картечи из этих адских пушек, разорвавших ведущего пополам, но, в отличие от кэпа, до палубы он дотянет точно. А вот кэпу, рано или поздно, придётся прыгать. Похоже, он и сам не собирается рисковать на посадке, но хочет дотянуть до своей авиагруппы, чтобы не замочить задницу в море как Майк. О лейтенанте Джонни и его тёзке и думать не хотелось, одного, похоже прошили снаряды 0,6 калибра, а второго а вовсе размазала эта дьявольская пушка, накормившая Джеффри картечью.
  
   - Как вы там? Все целы? - Кретов по очереди выслушивал доклады: от штурмана, до бортстрелков, когда, внезапно услышал голос с явным акцентом:
   - Спасибо, товарисч, с вами говорит оберлейтенант цур зее Франк Люггер!
   - Капитан Кретов, Воздушные силы ВМФ Народной России, командир авиагруппы линейного крейсера "Тутмос-III", имею честь!
   - Ещё раз благодарю вас, товарисч капитан, что прикрыли от этих янки! Но, в случае, если на следующий раз нам не удастся отбиться... Я должен передать... Лёгкие рейдеры Кайзермарине "Отто Штайнбринк" и "Курт Бейтцен", обнаружив, отныне союзный, австрало-американский конвой, ведут неравный бой с тремя тяжёлыми и лёгким крейсерами противника. Один лёгкий крейсер они уже потопили и тяжёлый, класса "Пенсакола", выведен из строя и, похоже, тонет. Но оставшиеся тяжёлые крейсера класса "Балтимор", "Кент" и лёгкий "Кливленд" - немецкий офицер предусмотрительно не стал сообщать, что один из "тяжёлых" противник немцев - австралийская "Канберра", с которой практически сняли и без того не такой уж солидный бронепояс, зато о "Кливленде" упомянул не зря - знает ли лётчик или нет, но капитан "большого крейсера" должен знать, что "Кливленд" скорее тяжёлый крейсер, в башни которого впихнули по три шестидюймовки, вместо пары восьмидюймовок. Боюсь, что, товарисч капитан, они разделаются с нашими крейсерами очень быстро.
   - Херр оберлейтенант, в свою очередь, боюсь, что сейчас над "Тутмосом" и "Добрыней" висит один... Бог знает сколько торпедоносцев и пикировщиков - знаете ли, появление истребителей посреди океана, это, наверно, к дождю.
   - Дай вам Бог успешно отбить атаку, к сожалению, я сразу не подумал об этом. Хотя, может быть, вашу авиагруппу они обнаружили раньше, чем ваше соединение... - тем более, в этом районе может быть только лёгкий авианосец "Каупенс" класса "Индепенденс", несущий всего три десятка самолётов, из них - минимум десяток - истребители. Стараниями вашего экипажа, херр капитан, похоже, уже на пять меньше.
   - Вы преувеличиваете, херр оберлейтенант, похоже, русский лётчик оказался падок на лесть, думаю, подранный осколками ракеты, думаю, до своего "Капеца" дотянет, хотя и движок продырявлен изрядно, у "Котов" двигатели не менее живучие, чем у наших "Сапсанов". Своими пушками проверял, когда сам летал ещё на "Сапсане", с дырами в движке если не от НС-23, то от АПСС-15 - точно уходили, хотя и коптили, как дымовая шашка. Но, надеюсь, мы на этот банкет ещё успеем!
   Заметив внизу силуэты двух крейсеров, один - точно из больших, русский лётчик начал резкое снижение и оберлейтенант поспешил последовать за ним.
   Лётчик Кайзермарине был наслышан об автоматических зенитных башнях как "Фараонов", так и класса этого "Добрыни", как им говорили, названного по имени русского рыцаря из легенд, сразившего трёхглавого дракона. Что же, для крейсера ПВО с четырнадцатью автоматическими 102мм орудиями, имя борца с летучими тварями вполне подходило. Впрочем, мелкокалиберных автоматов на большом и лёгком крейсерах было тоже немало, так что, дай Господь - от двадцати "Эвейнджеров" отобьются. И спасибо Пресвятой Деве, что эти чёртовы торпедоносцы свалятся на головы русским, у которых только крупнокалиберных стволов больше, чем у янки самолётов, а не атаковали рейдеры, имевших двенадцать средних зениток, притом на двоих.
  
   К бою с палубной авиацией капитан Кретов действительно успел. А лётчик Кайзермарине, спрятавшись за зенитками большого крейсера, успел увидеть в бою не только многоствольные зенитные башни с орудиями10.2, как их называли в Германии, в отличии от России, считая не в миллиметрах, а в сантиметрах. А ещё его поразили "Крокодилы" - эти чудовища со сдвоенным коаксиальным, как у "Сапсана" мотором, действительно больше походили на крылатых, увешанных такими же, как на "Фениксах" противосамолётными ракетами, нильских аллигаторов, чем на виденные им раньше геликоптеры. И пушечные установки передней и задней полусферы впечатляли.
   Американцам не повезло, хотя трудно сказать, что пойди они одними торпедоносцами против дальнобойных зенитных орудий крейсеров, да тех же "Фениксов" с "Крокодилами", им бы повезло больше.
   Но в данном случае, десять торпедоносцев были выбиты километров с трёх-пяти тридцать одним тяжёлым орудием "Тутмоса" и "Добрыни", как картечью и шрапнелью, так и несколькими прямыми попаданиями - всё же, суммарный темп стрельбы нескольких зенитных башен составлял шесть сотен в минуту, а скорострельность была немногим меньше. Два пикировщика, сумевших прорваться через НС-45 и ракеты "Фениксов" и "Крокодилов", уйти от очередей их подвижных пушек, да ещё пройти сквозь огненную сеть 37 и 23мм снарядов, только для того, чтобы быть сбитыми на выходе из пикирования, сбросили свои двухтысячефунтовки мимо цели.
   Когда скоротечный бой подходил к концу, горизонт уже был затянут дымом горящих кораблей, а силуэты "Сиэтла" и "Канберры" стали вполне различимы.
   "Тутмос-III", немедленно - всего за двенадцать минут, "переключил" дизеля на наддув и развил максимальные обороты паровой турбины, соответствующие скорости в тридцать девять узлов. Элеваторы передних башен, названных по-сухопутному "мехзарядками", подали первые унитарные патроны с пристрелочными. Значительную часть разрывного заряда в оперённых, больше похожих на гигантские миномётные мины почти в десять дюймов, занимала синяя "дымовуха", не конденсирующаяся под водой. Да ещё разноцветные красители для дневной пристрелки с люминисцентом для ночной. Прицельные радиолокаторы, хищно нащупав метки "Балтимора" американской постройки и "Кента" британской, всё одно - сейчас они шли под "независимыми" флагами с Южным Крестом и носили имена австралийских городов, выдавал данные для первого, как для противника наиболее сильного. Хотя, Сергей Георгиевич, и не сомневался, в том, что "Фараон" легко раздавит тяжёлые крейсера австралийцев, контр-адмирал хищно присматривался к их поведению. Побегут ли они от заведомо более скоростного линейного крейсера, пытаясь защитить авианосец (либо, напротив, отманить, как птица от гнезда), находящийся где-то неподалёку, или же лёгкий проект "Каупенс" здесь не один - мог же ошибиться немецкий оберлейтенант, и стоит ждать ещё волны "Эвейнджеров"? Или же авианосец надёжно прикрыт линкором, хотя контр-адмирал Горшков хотел рискнуть, зная о своих "козырях в рукаве". Пока поисковый радар вынюхивал пространство до самого горизонта, а "Фениксы" и "Крокодилы" уже взлетели на всякий - шальной снаряд мог не только лишить проект 22 ХС-1 ценного авиакрыла, но и вызвать совсем не нужные на палубе взрывы ракет, торпед, да снарядов и пожары авиабензина.
   Один "Феникс" был "выплюнут" катапультой максимально облегчённым, на разведку, увидеть то, что не видят даже радары. Зато, другой, как и "Крокодилы" несли под крыльями новейшие 324мм авиаторпеды и крестообразные пятипозиционные установки тяжёлых КАРС-82 - отстреливаться на отходе, и, чем чёрт не шутит, вызвать детонацию зенитных снарядов.
   А пока хищно урчали механизмы передних башен, готовя всё новые патроны, чтобы хищными обтекаемыми телами скоростных снарядов растерзать почти беззащитных жертв, выплёвывая до двадцати двух пилюль стали, взрывчатки и уранового сплава в минуту. И пока дремали в погребах подкалиберные 170мм бронебои, на случай, если жертва окажется прикрытой линкором, опасным для совершенной, но, всё-таки, тонкой брони "фараона", чтобы расправиться и с ним, а после, устремиться к главной цели.
  
  
  

Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | | Ф.Достоевский "Отморозок Чан" (Постапокалипсис) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"