Ипи Ра-Нефер: другие произведения.

Обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Четвёртого января в 2 часа ровно с авиабаз группы "А" взлетают, набирают высоту и формируют боевые порядки 80 тяжёлых бомбардировщиков В-24С1В, специально доработанных под применение новейшего крупногабаритного оружия. Тут же направляясь в сторону острова Адак. Путь до точки сброса у них займёт примерно три часа, сорок минут. С ними в воздух поднимутся шесть В-26СR - летающие радары, не несущие бомбовой нагрузки, но способные вовремя предупредить как нас и наше сопровождение о пеленге противника, а затем дать целеуказание "Лайтнингам". Через 20 минут за ними взлетит вторая волна - ещё сорок "Либерейторов", а примерно через три часа с баз Сейнт-Джор... острова "Д", взлетят истребители сопровождения - 40 Р-38 и 20 Р-39Q - на прикрытие ударных групп первого эшелона. Учитывая наличие у противника истребителей и перехватчиков с мощными 23мм пушками, а так же, тяжёлых истребителей ТИС, несущих скорострельные 45мм орудия, "Эркобры" с их 37мм автоматами нам очень пригодятся. Не смотря на то, что этот истребитель пора менять, и ставить крупнокалиберные пушки на "Лайтнинг".
   В это же - 2:00 - время, наши танковые силы выдвигаются от острова Атка в направлении цели. Их путь к Адаку по льду займёт тоже, где-то четыре часа, но, в конце пути, локальные бои могут замедлить их продвижение.
   Через двадцать минут после рандеву "Либерейторов" с эскортом, с острова Святого Павла поднимаются штурмовые силы: 60 Р-40К, дополнительно вооружённые двумя парами трёхзарядных реактивных систем М-8, и 40 тех же пушечных Р-39Q, только помимо "большой и диной пушки", на их крыльях будут смонтированы 6 направляющих для хороших, пусть и британских, пятидюймовых ракет RP-60 3-5". Надеюсь, господа, что после удара этих лётчиков, работы у нашизх танкистов убавится во много раз.
   В 3 часа 15 минут с группы авиабаз "С"...
   - Простите сэр, аэродром "Сэнди Ривер" относится к группе "С", или... - Джон Кэннон, судя по его разуму и опыту не облажался, а захотел в от крытую подчеркнуть идиотизм напускной секретности, навязанный Генри Арнольдом, и был за это наказан со всем, присущим старому генералу изяществом:
   - Я думаю, полковник, что в данной комнате это известно всем, в том числе и вам, так что, впредь попрошу не перебивать меня. Итак - продолжу. С авиабаз группы "С" поднимаются триста двадцать бомбардировщиков В-17, тут же распределяясь по группам: 60 В-17 с десятью Р-38 прикрытия и парой "летучих радаров" В-26 направляются на Адак. Возможно, для них там уже не будет работы, но, если неприятности всё же возникнут - этой группы хватит, чтоб с ними справиться. А если наши танки уже начнут бои за остров - направляйтесь на Атту, вслед за третьей группой, которая разбомбит от души, особо не нужный ни им ни нам остров. Адак мы отобьём, какие бы не были потери, потому что это, как раньше говорили про Британию, непотопляемый авианосец русских, с которого Иваны могут, как показал опыт, безнаказанно топить наши линкоры, авианосцы, а города обращать в руины! А вот Атту, это как рваный осколок в теле, с которым много проще смириться, чем пытаться обратиться к хирургу.
   - Но почему же, сэр, - возразил Мак Артур, - Адак - настоящая крепость, с сильной системой ПВО, сотней превосходных истребителей, танками, артиллерией, тогда как на Атту, может статься, нас встретит один самолёт и три Ивана с винтовками.
   - Может и так, сэр. Только не забывайте про пять аэродромов береговой авиации, как на русских островах, так и на материке. И ещё - про Транссиб. Это такое чудовище, способное в сутки приволочь тремя-четырьмя паровозами состав из семи десятков платформ, на каждой из которых может быть средний танк. Или - два лёгких. Или три-четыре разобранных и упакованных в ящики истребителя. Так что, оставим эту скалу, сэр, - на мгновение Арнольд задумался, но, тут же, взял себя в руки, - все согласны с планом? Больше вопросов и возражений нет? Приказы доведены до командиров низшего звена?
   Одобрительные кивки и молчание были ему ответом. Молчание столь звонкое, что было слышно тиканье старых, надёжных, но не дорогих часов, какие и полагается иметь настоящему воину. Часы тикали, отсчитывая последние секунды до битвы, на которую не только генерал Арнольд, но и Эдгар Гувер, да, что, говорить, сам президент, поставили почти всё...
  
   Северный "Сумрак"
  
   Тяжёлые "Либерейторы" шли едва не к крыло к крылу. Им повезло - эшелон 8500, на котором шла первая ударная волна, попал в густую высотную облачность .
   Расчётная точка. Полковник Джеферсон выслушав доклады от четырёх В-26 радиразведки - облучают два мощных и несколько лёгких радаров ПВО, пока они не достают. Четыре дальних истребителя, замеченные радиолокаторами разведчиков в 24 милях иногда тоже дают сигнал излучения - ночные истребители. Над самим Адаком барражируют "Фурии", ну что же, подлетать под орудия и истребители им не придётся. Первая фаза операции "Twilight" вступила в кульминационную стадию.
   - Завеса, группа завеса, выполняйте!
   -Есть, сэр! - продублировали командиры крыльев "Валькирия" и "Монтесума".
   - Выдвигаемся, сэр.
   Два десятка самолётов вышли из строя, форсируя двигатели и набирая высоту.
   Один за другим раскрывались бомболюки, и падали во тьму длинные, тяжёлые сигары с коротким, протяжённостью едва не на всю ракету крылом. Один за одним вспыхивали огненные факелы твердотопливных двигателей - этим бомбам нужно было разогнаться, чтобы по целеуказанию RВ-26Е направиться на метки радаров ПВО и разорваться в тысячи алюминиевых лент на высоте в 5 километров и на удалении в 15км от РЛС русских. Тогда ПВО ослепнет, работать они будут вне пределов дальности 102 и даже 130мм орудий, но, главное, КП ПВО Адака не сможет навести истребители как следует.
   - Похоже заметили, полковник, сэр! - отчитался капитан МакКайт, командир крыла "Джек Дог".
   - Доложите обстановку!
   - Четыре ночных истребителя идут на нас. "Фурии" с острова подтягиваются.
   - Эскадрилье "Найтхантер", встретьте русских тепло!
   - Есть, сэр! - отрапортавал капитан Луччини, командир эскадрильи Р-38GМ1, "Лайтнингов", оснащённых подфюзеляжным радаром для ночного боя.
   - Разделаем их по частям, а у вас ещё сорок машин поддержки!
   Два десятка "Лайтнингов", несущих, помимо радара в носовом обтекателе, две новых 30мм пушки М-34 "Браунинг" с хорошей скорострельностью и скоростью снаряда, взмыли вверх метров на двести, развили максимальную скорость и быстро оторвались от своих подопечных, направляясь на врага.
  
   Капитан Василий Михайлов вёл свою четвёрку ТиС-М "Сокол" навстречу обнаруженному противнику, надеясь нанести ощутимый урон и уцелеть, отойти, дождаться подхода "Гепардов". Надеяться было на что - Покрышкин привёз из москвы вместо "усатых" полноценные УР - Р-2-82, с радиокомандной линией и электромагнитным взрывателем, которых ТиС брал по 10, вместо двух уродливых и ненадёжных Р-1У, управляемых по проводам. К тому же, все МиГ-3 и даже 12 "Кречетов" были дооборудованы радиолокаторами.
   Двадцать... Двадцать, чёрт бы драл вашу Америку! - Василий в сердцах выругался. Начать можно с полутора километров, чтоб хоть по два пуска на брата, потом пушки, а потом... В пикирование и быстро иммельман - пусть опять с ракетами целуются. Далеко, далеко же ещё...
   - Крыло, приготовиться! Огонь Р-2 с полутора километров. Постарайтесь успеть два, лучше три спаренных пуска, а потом...
   -Есть, трщ капитан! - один за другим отрапортовали ведомые.
  
   Луччини видел рассредоточившуюся четвёрку, и с нетерпением ждал боя, который закончится их быстрой, и, можно было только надеяться, что бескровной, победой. Как вдруг под каждым "Фрэнком" загорелись по два пятна - ракеты устремились к его группе. "Почти пять тысяч футов? Управляемые?"
   "Лайтнинги" разделились на четыре крыла по пять истребителей, - два снизу и два в двухстах метрах над ними. Было очевидно, что сейчас атакуют верхних, надеясь ударить по нижним пушками и выйти из боя, сорвавшись в пикирование. Ну что же - кэп Луччини сейчас в правой нижней группе, радиодальномер и новые пушки хороши, могут поспорить и с НС-45, чёрт бы драл этих монстров.
   Капитан посмотрел вверх: вот первый Р-38, развалился в воздухе от двух взрывов - прозевал маневр, другой, вертясь волчком, всё же получил близкий разрыв и закоптил, третий устремился к земле с оторванным крылом, четвёртый. Чёрт! Ещё пуск! И это явно не "брёвна" Р-1, намного быстрее, и никто не ушёл!
   Он уже не смотрел на то, как загораются и взрываются всё новые самолёты верхнего эшелона, он ждал заветных восьмиста метров, уже выбрав свою цель.
   Чёрт - едва ушёл от очереди русского монстрв, всё же поймав картечи в левое крыло, прицел сбит безнадёжно, отворот!
   Ведомым повезло меньше, один загорелся, а другой взорвался в воздухе от 45мм снаряда. Треск по левому борту - так, вот вам, Иваны! Лейтенант Джон Уизли достал первой очередью своего визави. За что тут же поплатился - новая спаренная ВЯП-2-23 лентой снарядов просто перерезала его истребитель. И только два сбитых русских! Ещё два "Фрэнка" сорвались в пикирование, оставшиеся семь "Лайтнингов" выходили из боя, спеша развернуться, но капитан Личчини выполнил разворот зарание, и теперь, как коршун пикировал на более медленный ТиС.
   Василий Михайлов видел, что американец садится ему на хвост, и поспешно выполнил правый иммельман, дабы встретить плотным огнём "двустволки" Гаста и НС-45, а заодно, отвести от уцелевшего напарника этого американца. Он не успел довернуть самолёт для стрельбы, как в паре метров над ним пролетели трассы "Лайтнинга". А потом... Были огненные капли, вытянувшиеся в золоту нить, летящи прямо в лицо... И вспышка света...
   Последний из тяжёлых истребителей успел развернутся и ударить из НС-45 и ВЯП-2-23 одновременно, размазав по небу "Лайтнинг", но очередь другого американца в ту же секунду превратила последний ТИС в огненный факел.
   - Эскадрилья "Найтхантер", это "Джекдог"! Что там у вас?
   - Капитан Личчини, у нгас потери, тринадцать "Найтхантер" сбито, русские уничтожены.
   - Капитан, сэр, к вам приближаются перехватчики, у них тоже радар.
   - Сколько?
   - Десять "Фурий", сэр, направление 276!
   - Вас понял.
   Он видел на радаре метки МиГов, уже в пяти тысячах футов от себя, когда вдруг, с каждого из десяти "Фурий" сорвались огненные стрелы. "Чёрт, снова управляемые!"
  
   Ударные группы "либерейторов" вышли на исходные точки. Полковник Джефферсон по очереди выслушивал доклады групп, сорок "Эркобр" рванулись навстречу десятку "Фурий" сбивших ракетами последние "Лайтнинги" в один залп, а RВ-26Е наводили их на цель, как поводыри слепых. Что же, толку от этого немного, но...
   Стальные сигары двух - шеститонных авиабомб нескольких типов падали из люков во тьму и скользили к цели на коротких, но тянущихся вдоль всего корпуса, крыльях. Они поразят два основных аэродрома, хотя, судя по докладам группы "Джекдог", русские подняли в воздух даже "Бореи", позиции ПВО, разведанные места скоплений танков... Шеститонные фугаски, двухтонные баки напалма, и секретные - разбрасывающие при контакте взрывом порошок аммонала и подрывающие его в обьёме - всего четыре тонны, но эффект превосходит взрыв пяти шеститонных фугасок в одной точке. Если всё будет хорошо, то ПВО удастся подавить, взлётные площадки будут изувечены. Огненный ад. И как бы им самим выжить в этом аду. 80 В-24С1В уже отвернули на обратный курс, но второй волне устроят жаркую встречу. Да всем ли удастся уйти? Полковник слушал эфир. Первым же залпом ракет русские сбили девять "Эркобр" и на сближении, расстреляли ещё шесть, потеряв только два. А потом, бой превратился в избиение. Ничего - оставшиеся "Фурии" атакуют последними ракетами бомбардировщики, пушки они опустошат дочиста добивая "Эркобры". Может быть, ещё кого-то из них удастся сбить бомберам... Тем легче будет второй группе "Либерейторов", если учитывать то, что может быть, им уже некуда будет садиться. Группа "Джекдог" набирает максимальную скорость и отрывается от "Либерейтеров", ну что же - помочь им они уже ничем не смогут. Но, если всё пойдёт не по плану, может быть, ещё придётся добивать. Чёртова полярная ночь...
  
   Майор Александр Покрышкин, зайдя сбоку, перерезал напополам очередью ГПС-2-15 американский истребитель - уже пятая победа в этом бою. И тут же устремился вслед за отходящими бомбардировщиками. Два "Гепарда" погибли в бою на сближении от 37мм снарядов, ещё два - в ближнем бою, совсем по-глупому, учитывая, что противник почти слеп. Но из сорока "Эркобр" ушли только семь, поспешно выйдя из боя. Значит, у них, на шестерых ещё двенадцать ракет, а это - Бог даст двенадцать В-24 свалить. Ну и у кого пушки не совсем пусты. Впереди вспышка - горящий "Либерейтор" разваливается в воздухе. Александр нацелился на свой В-24 и пустил ракету, ведя ручкой по трассеру. Прямое! Ракета врезалась между двигателями, разбив оба осколками и воспламенив топливо - готов. Следующий...
   Это была бойня - девять бомбардировщиков "Либерейтор" были взорваны или подожжены, ещё два - получили сильные повреждения и один покромсан осколками. Снаряды остались у многих, но Покрышкин категорически запретил эскадрилье влезать в артиллерийский бой, подставляясь под плотный заградительный огонь целой бомбардировочной эскадры. Они сумели отогнать бомбардировщики, уничтожив не менее четверти, и полностью разгромили истребители.
   Аэродром 17д и его позиции ПВО вспыхнул десятками взрывов и клубков классно-рыжего огня. А потом, восемнадцатая взлётка превратилась в подобие ада - буквально через несколько секунд...
   "Боже! А если боеприпасы! Суки, планирующими ударили, значит, уже порожними шли! Значит - не последние. Ну ничего, мы их встретим".
  
   Полковник, дали сразу же - ему, как командиру экипажа, героя, а уже майору Саше Андрееву - "Красное знамя", в общем, ни званиями ни наградами, ни премиями* не были обойдены ни тот, ни другой. Хотя Александр-полковник очень тяготился тем, что он всего лишь вывел новейшую машину к цели, а и линкор и авианосец - тёзка, сукин сын, сработал, а как красиво сработал! И по совести, звезда Героя Народной России должна была достаться тогда ещё капитану. Но сегодня его беспокоило не это. Четвёрка барражирующих ТИС "Кондор", заметила целую армаду бомбардировщиков, сообщила земле, и помчалась на перехват. Уцелел ли кто из них?.. Спешно подвешивая полные боекомплекты, а, иногда, с явной перегрузкой, особенно это касалось бомбардировщиков и штурмовиков, взлетали все самолёты, - к началу бомбёжки на аэродромах Адыка не должно было не остаться никого. Когда, абсолютно внезапно, в небе над Адаком, с направления удара американцев, почти не слышно и очень высоко вспыхнули десятка два слабеньких взрывов, он уже оторвался от бетонками - с тремя "Скатами" - не "Сомами" - сообразив, что очень может статься, что придётся бить противников во льдах, им направили только эти, совершенно новые ракеты. Вроде так они ничем внешне и не отличались, за исключение того, что были почти идеально зализанными - ни тебе уродливых антенн передающей станции - два новых РЛ-передатчика разместили, по словам Саши чуть ниже и чуть спереди "трарелки", принимающей отражённый сигнал. Ни высовывающейся на полкорпуса торпеды, ни узенького, по сравнению с двигателем, боевого отсека - из за "зализанности", как он говорил, развивает до 470, почти на сто в секунду больше. Ну и боевая часть белее чем на центнер, говорил, легче у неё "бронебойно-кумулятивно-фусная" - что она из себя представляла, больше чем Саше было позволено, он командиру не сказа, но о том, что за триста пятьдесят новой смеси, - может пол-авианосца пролететь и рвануть, а может и в линкор воткнуться "клыком", да "капелькой медной" хоть через полуметровую броню, полкорабля и двенадцать дюймов брони погреба, а там... Что бывает, когда эти ракеты, которые нынче звались ПКР-1Т "Сом" и ПКР-1ФК "Скат" попадают линкору в погреба - он уже видел, и предполагал, что эта новая, будет, по крайней мере, не хуже, а во льдах - так бесспорно лучше тех, коими они пустили ко дну линкор и лёгкий авианосец. Бортстрелки докладывали, что на востоке падают, огненными клубками, чуть ли не десятки вражеских самолётов. Одному "Почётному эскорту", такое бы не удалось, может, и эскадрилья майора Покрышкина поспела с новыми-то ракетами. Похоже, валят сопровождение. Ну ничего, скоро и остальные подтянуться, никакие штучки с фольгой - а что ещё могло так сверкать в небе не только в свете прожекторов, но даже в слабых сполохах полярного сияния - странно, вроде и не заполярье даже, им тогда уже не помогут.
   - Товарищ полковник! Товарищ полковник! Товарищ капитан! - стрелок верхней турели с НС-23Т, молоденький ефрейтор Митя Васильчук просто заорал, - бомбардировщики жгут! И действительно, через бортовой блистер Тягутин увидел как будто несколько кровавых капель, десять-двенадцать, ещё три, кажется, неспешно стекают с неба, отвечающего то синими, то кровавыми сполохами, - выбьют щас всех буржуев и ни одной бом... Суки! Товарищ полковник, они что, с двух сторон налетели?
   - Митя, спокойней, что такое, Адак бомбят?
   - Да там в огне и разрывах, где батарея бати моего, всё в огне...
   Воцарилось молчание. Кто знает, может и правда двумя армадами в клещи, а может, то же по части как убивать не хуже нас, или тех же немцев - планирующие бомбы, даже не управляемые, такой почти как с пикировщика в яблочко попасть можно, если знаешь цель, штурман хороший, кинул их, сами скользнут куда надо, а этих бьют, уже хвост показавших. Но дело своё сделавших. Полковник Тягутин начал было разворачиваться, когда внезапно, заорал майор Андреев:
   - Стой полковник, да стой! Вашей статуе мою ракету в задницу, прут уже!
   - Тишь ты, кто прёт?
   - Танки, товарищ полковник, танки прут, и имя им легион. Танковая колонна на льду лучше чем линкор при штиле светит. Пеленг 127, командир!
   - Что правда?
   - Ты пеленг передавай командир, пусть наши "Сапсаны"-то повеселятся! Колоннами идут... А им намного меньше повезло, чем тем, жареным истребителям и бомбардировщикам. Сейчас узнают всё о горячем русском гостеприимстве.
   Последние слова штурман-наводчик говорил едва не про себя, и уж точно для себя, тогда, как Тягутин понял, что значит его слова, и какой сюрприз может выйти для янки, сделал всё от него зависящее. "Дракон" передал "Скале" простую фразу: "Срочно! Пеленг 127, крупная танковая группировка противника, несколько колонн, направляется к Адаку по льду. Передайте штурмовикам. Срочно!" и получил от генерала-звание авиации Имя лаконичный ответ: "Так точно". Через двадцать-тридцать минут, "Сапсаны-У", несущие по 6 КАРС-82М, да ещё по два новейших пятнадцатизарядных ОРО АРС-80, созданных на основе английских и американских и британских трофеев "пакетного пуска", идеальных для ближнего боя. А у кого "в перегруз" и контейнер с сотней ПТАБ-1,5 - как раз, для колонн. И ещё не всё: у кого по четыре ВЯ, у кого даже и по паре сверхскорострельных ВЯП-2-23, а у некоторых и по две НС-37, добивать, когда ракеты и "капюшоны" кончатся. А там и танкисты наши поспешают оставшихся с наступающим-то Рождеством Господним поздравить.
   Только вот, что с аэродромами эти чертовы янки сделали, а! Истребители и "Сапсаны" - они все сядут, десятки мелких взлёток уцелеет. А для Пе-8, да ещё и с тремя "Скатами" - подойдут только семнадцатый и восемнадцатый. Которые до сих пор объяты пламенем. Не дай Бог придётся такое хорошее оружие сбрасывать, ах ведь, додумались, сволочи!
  
   Через десять минут пара Ту-2 сбросила над танковыми колоннами США по четыре САБ-250. Внезапно над американцами зажглись целых четыре солнца, а потом начался кошмар. Сорок три Ил-2МТ и Ил-10 обрушились на ничего не подозревающего противника, заходя на колонну под острым углом, всаживая эрэсы с пологого пикирования двух-трёх сотен метров - не больше, рассеивали ПТАБ. Не прошло и пяти минут, а более восьмидесяти танков уже горели, треща взрывами боекомплектов. Когда эрэсов уже не осталось, на поле боя горело более двух сотен танков. Штурмовики разделились: Ил-2МТ с мощными подкрыльевыми НС-37 атаковали расползающиеся уцелевшие танки в борт, когда Ил-10 с двумя парами ВЯ или новыми, скорострельными спаренными пушками, поспешили "обрубить хвост" стальной американской змее", выбивая бронетранспортёры, артиллерийские тягачи, наливники и автомобили с коммандос и солдатами. Зенитные самоходки Больше половины техники из, по русским меркам, двух танковых и одной мотопехотных дивизий было уничтожено или выведено из строя. Но уцелевшие, развернув шеренги в боевом порядке, всё равно рвались к Адаку, теперь уже на максимально возможной для "Шерманов" скорости, понимая, что, если вторая волна не застанет штурмовики на аэродроме, уйти от самолётов им всё равно не удастся. За танками, отставая метров на триста, шли арттягачи с новейшими длинноствольными 75мм противотанковыми орудиями, пробивающие подкалиберным снарядом 120мм броню на полутора километрах. Следом шли несколько машин с гранатомётчиками - кумулятивная реактивная "базука" уже давно выпускалась серийно, но лишь эпизодически использовалась в боевых действиях на тихом океане против лёгких и немногочисленных японских танков. За разгром ударного кулака американцев штурмовики заплатили дорого: из сорока трёх машин 6 Ил-10 и 4 Ил-2М были сбиты тяжёлыми, вооружёнными спаренным 40мм автоматом, ЗСУ М-19, которые, в свою очередь, остались догорать на льду под градом снарядов и РС. Ещё 3 Ил-2М были сбиты лёгкими М-17, мощности четырёх полудюймовых "Браунингов" М-2НМG ещё хватало Ил-2 с близких дистанций, но 4 Ил-10 им удалось только повредить. На аэродромы возвращались только тридцать машин из сорока трёх. Причём, четыре "Сапсана-М" возвращались на честном слове.
   А в это время, так же на максимально возможной скорости, навстречу им выдвигались восемьдесят пять "Стрельцов" Т-58 и сорок два "Мамонта" Т-41, вместе с чуть отстающими сорока САУ-85. Замыкали боевые порядки три полуоткрытые САУ-102, подкалиберный снаряд которых пробивал на трёх километрах 120, если не больше миллиметров брони - они поддержат свои танки в бою, оставаясь вне досягаемости орудий противника. Сорок Т-50М, бывших итак наиболее скоростными, всё же пошли с небольшой форой по времени - их задачей было выйти во фланг противника.
  
   Второй авианалёт состоялся примерно через двадцать минут после того, как прогремел последний взрыв. Шесть уцелевших "Гепардов" Покрышкина приземлились на восемнадцатую полосу, дабы срочно пополнить запасы вооружения и заправится, и - снова в патруль. Правда, один МиГ-3ПМУ попал в проталину: большую лужу грязи образовавшуюся на полосе после попадания бомбы с двумя тысячами литров напалма. Лётчик выжил, но истребитель, похоже, восстановлению не подлежал. Аэродромный персонал спешно заделывал мёрзлым щебнем две громадные воронки: одну от не менее чем пятитонной фугаски, и вторую, едва ли не сорок метров диаметром, правда, неглубокую - в полметра-метр, - слава богу, этот неизвестный боеприпас рванул на краю взлётки, иначе бы ни более двух из шести "гепардов" не смогли бы приземлиться. Потери оказались просто чудовищными. Из семи восьмиорудийных батарей 102мм и трёх четырёхорудийных батарей 130мм позиции ПВО N1 уцелели только семнадцать 102мм орудий и 5 130мм. Мелкие - 37-ми и 23мм спарки для обороны позиции от атак с малых высот уничтожены почти полностью. Два из трёх хранилищ боеприпасов погибли под бомбами, но толку с оставшихся, если от радаров ничего не осталось. На позиции N2 дела были немногим лучше - уцелело более половины крупнокалиберных зениток, да треть мелкашек. Склады боеприпасов бомбы пощадили, но радар, так же придётся везти с большой земли. Только недавно смонтированная позиция ПВО "Сопка Воздушная", представлявшая из себя четыре трёхорудийных башни 102мм орудий, аналогичных возвышенным башням "Добрынь" до последней заклёпки, установленные на системе бункеров не пострадали вовсе. Разве что, десятая часть башенок с мелкокалиберными автоматами, прикрытыми пусть лёгкой, но бронёй, погибла в результате налёта, и, что главное, новейшая радиолокационная станция осталась цела. Четверть запасов авиакеросина и две трети запасов дизтоплива догорали до сих пор, слава Богу, там обошлось практически без жертв. Выведено из строя семнадцать танков и две САУ, семь из них безвозвратно. В том числе один новейший "Мамонт" и три "Стрельца". 14 "Кречетов" и 6 Ту-2 "Феникс" погибли на полосе АБN17, так и не успев взлететь. Слава Богу, все девятнадцать И-185Р, несущие РЛС для ночного боя, командную антенну и по 4 Р-2-82 уцелели. Но всё равно - потери колоссальны: не менее семисот человек погибли, втрое больше - ранено. И это с одного-то налёта, первого!
   И, вот теперь, едва только тройка ТИС, одна из двух, барражировавших с наиболее опасных направлений, заметила на радаре приближающиеся бомбардировщики, не стали бросаться в бой. Наоборот, сообщив "Скале" пеленг, резко отвернули, чтобы соединиться со своими. Теперь предполагалось, что на этот раз будет не восемьдесят, а все сто шестьдесят тяжёлых бомбардировщиков, минимум при ста двадцати истребителях сопровождения. Поэтому, навстречу бросили все машины, способные вести бой ночью - тридцать три "Гепарда", двенадцать ТИС ""Кондор"" и девятнадцать "Кречет-Р". Всем кроме "Кондоров" ракеты предписывалось экономить - для И-185Р итак было поставлено только по одному комплекту - везли самолётами, зная, что время не ждёт, да и сделать - то не особо много успели, частью передав для вооружения палубников Атлантического Флота НР. Ракеты "Гепардов" погибли при авиаударе почти все - дай бог, если на двадцать машин из тридцати трёх остался резервный комплект. А ведь истребители нужно сбивать только парным пуском...
   Александр Иванович думал, что это только первая волна, когда заметил на экране метки всего десяти истребителей. Церемониться с ними не стали, выдвинули десять перехватчиков, дабы покончить с ночными "Лайтнингами" в один залп. Как, собственно и получилось. Почти: семь американцев взорвались, получив попадание, доим даже не повезло "поймать" пару ракет, два закоптили, поражённые близкими разрывами, но один всё же ушёл, и смог выйти из боя. На догонном курсе с предельной дистанции пытаться достать скоростной истребитель - дохлый номер. Надо будет сделать нагоняй лётчику, умудрившемуся всадить четыре ракеты из шести в молоко, да ещё упустившему истребитель. "Гепарды" вышли на "Либерейторы" первыми - тяжёлые, но не слишком быстрые "Кондор" подходили километрах в пятнадцати за ними, сапсаны отставали километров пять. Майор приказал всем группам отвернуть на 30, дабы зайти на эту армаду справа-сбоку, и выпустить только по одной ракете, а уцелевших добить из пушек.
   Как ни странно, - просто Покрышкин не знал о том, что вместе с бомбардировщиками летят радиоразведчики RВ-26Е, давшие им направление на перехватчики, в последние секунды, когда до надёжной дистанции пуска оставалось три секунды лёту, бомбардировщики, как один, сохраняя строй, повернули им в лоб. Тем не менее, тридцать три ракеты устремились к громадным четырёхмоторным "Освободителям". Для Иваныча это было не впервой - при атаке первой волны один из этих монстров смог увернуться и получил только хорошую порцию осколков, правда, вырубившую двигатель. В этот раз увернулись целых четыре, один взорвался в воздухе, но, похоже, не от своей бомбы, иначе бы соседним мало не показалось, двадцать пять вспыхнули факелами, а ещё три, получившие прямое в крыло или фюзеляж, хоть и дымили, потеряв по двигателю, но всё так же шли навстречу "Гепардам".
   Покрышкин уже собирался открыть огонь, как внезапно к трём МиГам потянулись трассы, явно не "крупняков" и даже не двадцатимиллиметровок.
   Менее двадцати минут назад интуиция не подвела Покрышкина, запретившего, после пуска ракет, добивать бомбардировщики артиллерией. В носовой части смонтировали турель, аналогичную кормовой на В-17, только, вместо четырёх "полудюймовочек", как русские истребители называли 12,7мм браунинги, установили скорострельную длинноствольную 30мм М-34. Такая же была установлена в кормовой оборонительной точке, а верхнюю, да совсем не к стати появившуюся нижнюю турели оснастили полноценным зенитным 20мм "Эрликоном", значительно более мощным и дальнобойным, чем 20мм пушки американских истребителей. Помимо этого, каждая стрелковая точка оборудовалась новейшим каскадным прицелом ночного видения, предложенным кем-то из аналитиков Гувера, и, с лёгкой руки оного, началось серийное производство. Они ввели упреждение и два горящих "Гепарда" устремились к земле, а ещё один - взорвался в воздухе... Меж тем, по отворачивающим открыли огонь и "Эрликоны", один перехватчик вспыхнул, видимо фугасный попал в топливный бак.
   - Всем отход, иммельман плюс триста, - Покрышкин буквально заорал, но один истребитель всё же полоснул почти не повреждённый "Либерейтор" очередью НС-23, сумев поджечь крыльевой бак. Это стоило перехватчику жизни.
   - Группе "Кречетов", отходите, - Александр не знал ни звания ни имени командира группы "Кречет-Р", - у них там дальнобойные пушки, товарищ полковник, - Покрышкин обратился к Петру Кравчуку, командовавшему крылом "Кондоров", сделайте с ребятами шесть этих недобитков из НС-45, мы итак четверых потеряли.
   Однако, верно долго жить будет! Лейтенант Корсун сбросив оставшиеся, сейчас, воистину драгоценные, ракеты, бросил горящий "Гепард" в крутое пикирование и сумел-таки сбить пламя и направился к аэродрому, который уже должны были восстановить.
   - Группе "Кречет", это "Скала", группе "Гепард", группе "Кондор", кто не связан боем, возвращайтесь! Обнаружено большое число истребителей или штурмовиков, подходящих с севера на сверхмалых высотах! - единственный уцелевший радар, он же единственный на Адаке радар нового поколения, на позиции "Сопка Воздушная" сумел обнаружить низколетящего противника с расстояния в шестьдесят километров - в двадцати километрах от берега, - пеленг позиции ПВО "Сопка Воздушная" 23 градуса! Срочно, перехватите их, там более ста машин точно!
   - Так точно! - почти одновременно отрапортовал и Покрышкин, и неизвестный ему командир ночных "Сапсанов".
   - Товарищ полковник, добейте "Либерейторы", однако поймали же нас.
   - Прикончим их, товарищ майор, по-быстрому, и за вами.
  
   Всё действительно закончилось быстро. "Кондоры", а их было ровно двенадцать на шесть уцелевших бомбардировщиков, понимающих бесполезность отхода, и ещё надеющихся сбросить хотя бы даже не шесть, так хоть одну-две бомбы, и сбить ещё как можно больше истребителей, раз они явно экономят ракеты. Они распределили цели по парам, и всего в пару очередей превратили оставшиеся "Либерейторы" в полыхающие костры. Правда, без потерь не обошлось - один ТИС, всё-таки, вспыхнул факелом: достали из тридцатки с предельной. Но и лётчик и стрелок вовремя спаслись на парашютах.
   Покрышкин прекрасно понимал, что удар наносится по оставшимся, на случай вторжения с другого направления, танкам. А это значило, они, хотя "Гепардам" ни в коем случае нельзя было вмешиваться в бой на малых высотах - значит на истребители прикрытия придётся тратить ракеты, а потом, полив из всех пушек на сближении, выходить из боя, не ввязываясь в карусель, но то ладно - всё равно не успевают. Куда уж "Кречетам", а, тем более, "Кондорам". Сами же - а там остались только сорок восемь "Сапсанов" без РЛС, к тому же, дай бог, чтобы сначала собрались, а не устремились сразу - так враг их по очереди выбьет, девятнадцать тяжёлых флотских перехватчиков на базе "Фениксов", только без поплавков, с нормальным убирающимся шасси, ЗСУ под сороковник, да 102мм башням и мелкокалиберным башенкам позиции ПВО "Сопка Небесная" просто не смогут остановить такую лавину.
  
   Штурмовики ещё долго кружили, прежде чем им объявили, что полоса отремонтирована и можно приземляться. Время терпело, ибо им следовало выйти на сцену когда не раньше, чем танкисты вызовут авиаподдержку. Когда объявили вторую тревогу, им снова запретили посадку, но, когда выяснилось, что истребителей на каких-то сорок бомбардировщиков с ничтожным прикрытием подняли едва ли не два к одному, наконец-то дали добро.
   Без особой спешки техперсонал подвешивал вооружение, а заправщики, переезжая от самолёта к самолёту, заполняли баки бензином, почему-то стараясь до отказа, пока летуны не приказали - не больше половины. И тут - снова воздушная тревога. Как будто по волшебству, движения персонала ускорились почти вдвое, но...
   Три "люстры" загорелись над Адаком: одну "Эркобру", из трёх взлетевших высоко, форсировав двигатели, достала картечь 102мм снаряда... И, почти в ту же минуту 48 "Кречетов" вступили в бой с истребителями и штурмовиками противника.
   Сорок Р-39QА1 открыли огонь первыми, на сближении, пользуясь преимуществом 37мм авиапушек. Правда, им удалось сбить только четыре "Кречета", но всё равно успех. Русский строй немного смешался, но, едва американцы приготовились атаковать крыльевыми 20мм пушками, к "Эркобрам" потянулись трассы пар НР-23. Четырнадцать американских истребителей загорелись, 5 повреждённых вышли из боя. Последняя атака на сближении - "Кобры" и "Кречеты" яростно обмениваются очередями скорострельных 15,2 и 20мм орудий, и расходятся, едва уклонившись от столкновения. Двенадцать американцев и 9 русских устремляются к земле. Тридцать пять "Кречетов взмывают в небо, чтобы обрушиться на жертв сверху, но жертвы оказываются не такими уж беззащитными. Пара "Киттихоков" сбрасывает пакеты с ракетами, резко берёт вверх, и умудряется поджечь целых пять русских, пока два пикнувших И-185М не располовинивают их 23мм снарядами, отгрузив от души. Оставшиеся семь "Эркобр", разворачиваются, но скорость перетяжелённого старичка не позволяет им догнать русские истребители. И вот, тридцать машин пикируют, не обращая внимания на то, что "Киттихоки" жмутся ко льду, а "Эркобры", напротив, задирают носы, увенчанные крупнокалиберным орудием. Четырнадцать "Эркобр", вместе со всеми своими ракетами, как горящие факелы врезаются в лёд, и только три "Кречета" горят, один взрывается в воздухе, а ещё один, получивший только громадную пробоину от 37мм фугаса в крыле, спешит выйти из боя. И вновь они резко набирают высоту, но пара штурмовых Р-39Q и не думают опускаться ниже, они входят в петлю, и ещё два "Кречета" падают огненными клубками. Русские берут ещё выше, и в этот момент семь уцелевших Р-39QА1 приближаются на дальность стрельбы. Сбито ещё пять. Восемнадцать "Кречетов" пикируют, разгоняясь и резко отрываясь, а, затем, совершив иммельман с набором высоты, разделяются на три равные группы, и атакуют семь оставшихся истребителей и два почти таких же штурмовика, идущие за ними. Центральное крыло И-185М оказывается под обстрелом семи крупнокалиберных пушек, но, у четверых "Эркобр" орудия успевают выплюнуть по три-четыре снаряда и замолкнуть, времени на перезарядку уже нет, Ещё троим удаётся буквально обрубить крыло, но только одному "Кречету". Когда внезапно на них обрушиваются с обоих флангов две группы по 6 И-185М, которым хватает всего трёх секунд, чтобы покончить с последними истребителями. Пара штурмовиков абсолютно бездарно тратит ракеты и крупнокалиберные снаряды: фланговые крылья разлетаются в стороны, не получив попаданий, отделившаяся от пятёрки пара "Кречетов" расстреливает своих почти безоружных визави из трёх синхронных 15,2мм орудий, экономя боезапас НС-23, и все оставшиеся набирают высоту и устремляются в погоню. Через четыре минуты, к своему удивлению, они встречаются с тремя "Эркобрами" без подвесок и пятнадцатью "Киттихоками", не имея преимущества в высоте. Два, а затем ещё один "Кречет" падают, строй немного смешивается, но вот, наступает праздник для русских. Сразу шесть трасс НС-23 тянутся к "Эркобрам", и последние американские истребители погибаю от огня и льда одновременно. Восемь "Кречетов" по краям крыла полосуют "Киттихоки", успев сбить шесть, пока, вдруг они разряжают залпами пакеты 104мм ракет навстречу русским истребителям. Одному из штурмовиков удаётся загнать "Кречета" последовательным залпом на ракету, пущенную с упреждением: прямое, И-185М исчезает в огненной вспышке, но русские снова формируют строй, и обрушивают огонь 15,2мм авиапушек на оставшиеся девять "Китти". Только двое не пытаются уйти, и, в конце концов, один повреждает двигатель, вынуждая покинуть бой а другой поджигает русский истребитель огнём 12,7мм браунингов. Однако, все "Киттихоки" падают, кто горящие, кто разрезанные очередями скорострельных пушек. "Кречеты" набирают высоту, но... Внезапное появление трассеров над кабиной и четыре русских истребителя падают, объятые пламенем. Всего семь штурмовых "Эркобр", по приказу погибшего минуту назад командира эскадрильи истребителей, совершили плавный двадцати двух градусный разворот, вышли в хвост русским, не заметившим небольшую группу вначале в горячке боя, а потом, из-за плохого обзора назад. Теперь штурмовые кобры, выжимая из двигателей невозможное, приближались к ним. Русские не раз и не два начинают маневрировать, набирать высоту, сбрасывая скорость, пока расстояние до них не сокращается до семисот футов, чтобы бить наверняка парой синхронных и парой носовых 0.5 М-2. Остальные одиннадцать рассыпаются и срываются в пике, но пять из них гибнет от 37мм пушек, и ещё два... Четверым удаётся оторваться, разогнаться в пикировании, резко набрать высоту, и вот уже снова "Кречеты" пикируют на свою добычу. Так, чтобы разрыв между стрельбой НС-23, со скоростных, разогнавшихся, к тому же, стреляющих вниз "Кречетов" и 37мм американских авиапушек с и так более медленных, перетяжелённых, да обезобразивших мидель пусковыми с РС, теряющих скорость ещё больше, задирая нос, да к тому же, стреляющих против силы тяжести "Эркобр" составлял не более пары секунд. Удаётся - четыре "Эркобры" вспыхивают, как и два "Кречета", третий взрывается в воздухе. Только лейтенанту Иванову повезло отделаться лишь отрывом, едва не на четверть длины, конца крыла, да, с трудом удерживая на курсе стремящийся завалиться самолёт, успешно выйти из боя.
   "Да... Плетью обуха не перешибёшь! Сколько мы их набили, - Иванов прикинул, считая, - семьдесят восемь, считая пять подбитых истребителей, вышедших из боя, до своих они не дотянут, точно. Семнадцать "Киттихоков" и шестнадцать "Эркобр", в штурмовом варианте, и все, если считать подбитые, сорок истребителей. Он сегодня, в первом вылете сбил пять. Ас, значит", - Василий ухмыльнулся. Горько, - "а у них, значится, ещё двадцать четыре "Кити" и двадцать три "Эркобры" по наши танки... Сколько удастся сбить тяжёлым перехватчикам на базе "Феникса", сколько ПВО и ЗСУ? Нет ответа. Эх, ма! Только троим нашим, меня включая, удалось подбитыми из боя выйти. И как они сели? И смогу ли я сесть? Всё равно, ремонт моей машины, и ещё одного "Кречета", заработавшего в крыле дыру, затянется дней на десять, если не больше. А для третьего, с разбитым мотором, там на месяц мороки, если новый ставить не придётся. Тогда быстро - запасные-то есть. Хотя - что такое три самолёта? Сорок минут назад их шестьдесят два было! Четырнадцать, что взлететь не успели, сверхмощная бомба на части разорвала, а из оставшихся, из первого же боя три калеки доползают... Было-было, да спеклись все!"
   Мысли пронеслись за какие-то мгновенья. Лейтенант тяжело вздохнул, уже научившись ладить со своим заваливающимся подранком, и подробно, хотя и кратко, отчитался "Скале" об оставшихся у противника штурмовиках, не забыв помянуть о шестидесяти восьми сбитых и пяти подбитых штурмовиках и истребителях.
   Только четыре тяжёлых перехватчика "Феникс" Ту-2МП успели выйти наперерез армаде в сорок машин, в которых без труда опознавались "Китти" и "Кобры". И то, повезло, РЛС на этих "Тушках Феникса" ещё не установили, это только на корабельных поплавковых, спешно ставят. Лишь только зенитчики сбили последнюю долгоиграющую люстру, а они, заразы, за счёт наполнения купола горячим газом по 10м/с поднимаются, да по спирали, и сбить с каждой секундой сложней... Как едва ли не сразу в небе вспыхнули четыре новых. Через несколько мгновений устремился к земле, горя, сбитый огнём башен "Сопки Небесной" один из четырёх противников, повесивших эти чёртовы люстры. А ещё через семь секунд, все четыре лётчика "Фениксов-убийц" увидели свои цели, устремившись наперерез, не сговариваясь. Не смотря на хороший, особенно у "Эркобр", обзор, четыре парных пуска, причём, древних, наводимых по проводам Р-1У, стоили противнику четырёх "Киттихоков". Но лётчики США мгновенно определили угрозу, рассыпались, кто набирая высоту, кто пикируя, однако, ещё три "Китти" погибли от 45мм снарядов "Фениксов", а четвёртый задымил двигателем, взмыл ввысь, и вскоре раскрылся купол. Меж тем, в лоб тяжёлым многоцелевым перехватчикам направились восемь "Эркобр", но ракет больше не было, а для НС-45 дистанция была великовата, но быстро сокращалась. Трассы тяжёлых пушек потянулись к "Кобрам" - как те не старались увернуться, два было сбито прямым, а двоим картечь пробила двигатель. Эти тоже мгновенно начали набирать высоту, дабы воспользоваться парашютом. Во второй раз "Фениксы" выстрелили одновременно с кобрами, и только одна американка, выпустив длинную, резко задрала нос, избежав мгновенной гибели, в отличие от остальных. Один "Феникс" взорвался в воздухе, другой вспыхнул болидом, летящим к земле, горели и два оставшихся, но не так сильно, чтобы операторы-наводчики носовых спарок НС-23, не сговариваясь, скрестили на нём свои трассы, превратив в облако полыхающих обломков, какое-то время, по инерции, ещё летевших в небо, прежде чем осыпаться огненным дождём. И только после того начали готовиться к спасению, хотя стрелки верхней и нижней турелей ОАСТ-15,2 уже покинули самолёты, а вслед за ними и лётчики, а затем. Спасся только один из двух операторов, второй только пробрался к люку, как у горящего "Феникса" отломилось крыло.
   Три пилота "Эркобр" не стали догонять своих: они снова спешили выполнить вторую и последнюю, может статься, для них троих тоже, часть приказа погибшего полковника: "Разбомбите к чёрту эти корабельные зенитки!"
   И они шли на максимальной скорости, едва не в десяти метрах над вершинами деревьев, поднимаясь к заветной сопке, но вот... Затрещал сначала одна 37мм зенитная спарка, потом три, потом - все 8. Идущий слева вспыхнул и взорвался, не долетев до земли. Оставшись вдвоём, они, как могли, уворачивались от трасс, но когда в дело вступят ещё 8 счетверённых ВЯ... Одну за одной они пускали свои ракеты в громадные трёхорудийные башни, но все, пока что, только рвали камень, надо взять выше. Не все, ведомый умудрился "удачно промахнуться": на месте небольшой башенки с парой 37мм автоматов вырос огненный шар. 3-5" - хорошая ракета, хоть и британская. В то же мгновение ведомый превратился в огненный клубок, продолжавший лететь вперёд - полуфунтовка попала точно в двигатель бронебойно фугасным. Пошла! А эта верно попадё... Двести бронебойно-фугасных и фугасных 23мм снарядов, почти мгновенно попавшие в его самолёт, превратили "Эркобру" в облако горящей трухи, в котором уже не было ничего живого. Не суждено ему было увидеть свою победу. Через миг "британочка" с тяжёлой в 17кг, из них - 8 взрывчатка и почти килограмм - облицовка, попала в третью башню "Сопки Небесной". Ударное ядро бронепробиваемостью в 6,5 дюймов почти без труда прошила полукилограммовой каплей летящей едва не с пятикилометровой скоростью 130мм лист комбинированной брони с неметаллической вставкой, а затем попала точно в фугасный снаряд 102мм патрона. Три кассеты взорвались мгновенно... Из амбразур башни, смотревшей на юг и расстрелянной с севера, вырвались метров на двадцать столбы огня. Боекомплект не детонировал, не смотря на то, что люки элеватора ещё не успели закрыться, и огненный смерч с чудовищным давлением "лизнул" десятки кассет первой очереди - вот оно - преимущество унитарного патрона. Только погибшую мгновенно обслугу башни, разрушенную оптику, электрическую часть, выгоревшие смазки, разрушенную волной механику элеватора предусмотрительность русских конструкторов не спасла. На восстановление требовалось не менее трёх месяцев.
   Двадцать четыре штурмовика обрушились на танковый парк карой господней. Слава Богу, автоцистерны с соляром отвели как можно дальше, разместив максимально рассредоточено.Танкисты по сигналу тревоги укрылись в бункере, а экипажи ЗСУ, напротив, находились на своих местах, заняв удобные позиции с флангов, ЗСУ-50-37 - в конце, а ЗСУ-23-2 - в начале парка, ибо откуда появится противник было заранее известно, плюс двенадцать стационарных спаренных ВЯ по периметру. Танки, БТР, САУ были прикрыты масксетями, как и два десятка деревянных макетов. Шестьдесят четыре 23мм и семнадцать 37мм стволов встретили двадцать четыре штурмовика стеной огня. Шесть рухнули почти сразу, а остальные мгновенно прижались к земле, идя чуть ли не на бреющем. Эффективность огня, особенно ЗСУ-37 резко упала. Пошли первые ракеты... Начали стрелять "Киттихоки", поскольку дальность и точность 104мм М3 была значительно выше британских РС с 76мм двигателем и тяжёлой 127мм балдой. Да и боекомплект был несравним - четыре трёхзарядных пакета против 8 на рельсовых ПУ. При этом, бронепробиваемость М3 была не ниже, а выше британских, потому что в 20кг БЧ "англичанок" была выемка для создания ударного ядра, а в 6кг БЧ М3 - полноценная кумулятивная воронка с пробиваемостью в девять дюймов. Восемь уцелевших "Китти" выпустили по шесть ракет, сумев разнести в хлам три макета, проделать булавочные дырки в башнях Т-58 и даже Т-41, рубке САУ-85, зато ещё два Т-58 и Т-41, три Т-50М и ЗСУ-37: кто сразу взлетел на воздух от взрыва собственного боекомплекта, а кто перед этим ещё долго горел. Напоследок "Киттихоки" подожгли наливник и пару автомобилей. В грохоте взрывов всем ЗСУ и спаренным ЗУ-23 удалось сбить только пять "Китти" из двенадцати. Успех "Эркобр" был не меньше - одна слёту всадила в лоб "Зевса" со второй попытки тяжёлую "англичанку", ЗСУ мгновенно загорелась. Не успокоившись на этом, азартный лётчик "Эркобры" сумел-таки поджечь вторую ЗСУ-23-2 очередью пушки в корму, а так же подавил пушечным огнём одну из спаренных ВЯ, но другая подожгла его самолёт. Осознав, что спастись ему уже не удастся, пилот горящей "Эркобры" врезался в лоб САУ-85, взорвавшись вместе с самоходкой. Другие семь "Кобр" были аккуратнее. Пустив по четыре "англичанки", они добились попаданий в два Т-41, Т-58 и два Т-50М, во всех случаях - фатальных. Подконец, расстреляв из пушек пару ЗСУ-37, две автоцистерны, раскурочили и подожгли два ТБТР-58, и продолжили путь. Правда не все: пара зениток "перепилила" ещё одну "Эркобру" уже на пределе дальности.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Н.Князькова "Ядовитая субстанция"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"