Ипи Ра-Нефер: другие произведения.

Чинящая Возмездие, Утверждающая Истину, Разящая из-за Времён!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если ты пьянеешь от крови, знай, что похмелье может длиться вечно.


   "Пить" - человеческий голос принадлежал тому, кого Стражница сочла давно иссохшим трупом верблюда, или же, грудой товара, брошенной караванщиками под палящим солнцем. Она остановила коня. Представить, чтобы высокородная ездила на коне, подобно кочевникам? Всё меняется...
   "Воды, во имя Аллаха!" - женщина сошла с коня и приблизилась.
   Значит он из кочевников, призывающих Эля, подобно нечестивцам фенех. Впрочем, - где города Джахи1, где Священная Та-Кем, где Ашшур, персы, где могучий Рим? Чаша воды пролитая в песок... Уйдёт и это наваждение. Только Храм вечен. Двадцать четыре века она хранит. И сколько ещё? Двадцать четыре - как вода в песок. Невелика плата за её выбор. Когда-то она казалась Стражнице слишком великой, непосильной ношей. Сколько приходило за знаниями к Месту Истины2? И каждый получал, чего достоин, воистину! Те, кто недостоин, скорее попадали на Её суд. Те, кто достоин, получали великую мудрость и силу. Но Избранников среди них почти нет. Сколько уже...
   Одного из них, принесли к Храму младенцем, укрывая от гнева царя потомков Хабиру3, жаждущего крови. Многие народы познали величие нового Избранника.
   А кем будет этот гость и для чего ему Истина Миров?
   Женщина наклонилась к умирающему страннику, зазвенели чешуйки бронзовой брони и священное золото:
   "Назови имя своё, достойнейший, покорный воле Аллаха!"
  
   Видение? Черноволосая молодая женщина в странной броне, с непокрытым, как не положено мусульманке, лицом возникла пред ним в мареве. Он думал, что умрёт, идя на запад, туда, куда направил правоверного мудрого книжника священный правитель. Страна Мицр4 пустынна, а запад её подобен пасти Шайтана. Или он уже умер, попал в Джаннах5, а перед ним прекрасная гурия?
   "Назови имя своё, кочевник, ибо мы должны знать, не соглядатай ли ты? Впрочем, мы всё равно дадим тебе напиться и накормим, излечим раны твои, а после решим - вернуть к Священному Берегу или оставить".
   Не умер. Мёртвые не бывают соглядатаями, их не исцеляют и не дают напиться. Значит, она многобожница, но, верно, благочестивая, да будет милостив к ней Аллах. Но... Если он дошёл? - мысль обожгла разум странника, придав ему сил.
   Он прошёл пустыни Бухары в поисках Затерянного Города и низовья Евфрата, рыская, подобно шакалу в руинах Бабилона. Он искал истину в книгах великого града назореев6, в собраниях султанов и халифов. Он учил языки, на которых говорят только джинны и мертвецы, и спускался в подземелья Дамаска, ища Печать. Он нашёл Затерянный Город и, увидев то, что не вынесет смертный, выстоял пред искушениями Великой Тьмы. Он должен был завершить своё знание здесь и решился пойти к Хранителям Храма, тайно стерегущим и исцеляющим султана. Он рисковал лишиться головы, выведывая тайну, погибнуть в пустыне от жажды, или же - у самой цели, от меткой стрелы Стражников. Но он дошёл... Странник разлепил пересохшие губы:
  -- Я пришёл за знаниями, женщина, да хранит тебя Аллах! Имя моё -Абдул ибн Хазред7, поэт, мудрец и книжник. Назовись, достойная!
  -- Живи вечно, достойнейший Аль-Хазред, ибо ты пришёл туда, куда надобно. Рен моё -Йаху-Хотеп Нефер, дочь Си-Амен Сен-Ах-Тен-Ра, Священная Правительница Та-Кем8! - незнакомка ответила ему на языке Пророка, но в её речи и именах было множество слов... Слов языка древних правителей Аль-Кусура9. Языка тех, кого звали Нетеру, древних божеств, сокрушивших великих джиннов Ирима!
  -- Нефр... Нер... Ятотеп... - странник попробовал на вкус пересохшим ртом слова древнего и малознакомого языка и впал в беспамятство, едва женщина поднесла к его губам воду.
  
   24 века до того
   Струящийся свет лампад. Изваяние, украшенное золотом и цветами. Женщина с белым пером на золотом обруче. Простёршая руки-крылья, словно готовящаяся взлететь. Да, Она - тоже женщина. Но не взлететь Ей... Нет места Истине над миром. Беззаконие в лучах Ра.
   Правительница обернулась. Амен-Хотп11, Жрец Храма, казался ей таким молодым и смешным без своего церемониала Верховного Хранителя или же - боевого облачения. Парадное платье прорицателя - шкура пятнистой кошки - делало его похожим на дикого охотника. Молодым... Да, молодым - всего девятнадцать разливов. Но на четыре разлива старше Йаху-Мосе. Её сына - Величайшего12 Йаху-Мосе, готовящегося к войне.
   Нефер-Неферу13 не давала ответа... Почему?
  -- Покинь нас, достойнейший Амен-Хотп, Жрец Маат!
  -- Да живёт вечно Правительница Йаху-Хотеп, но этот Храм... -Правительница перебила Прорицателя жёстко и властно:
  -- Оставь меня наедине с Величайшей! Иногда смертные могут спросить у Нетеру15 великую Истину не прибегая к помощи Посвящённых.
  -- Не здесь, Йаху-Хотеп! - молодой Жрец ответил жёстко, - ты не знаешь, о чём просишь. Нет здесь власти твоей. Только... Только Её. Все равны пред Владычицей Истин.
  -- Тогда... - Йаху-Хотеп задумалась на мгновенье, - не откажешь же ты просящей? Не откажет Прекраснейшая той, чей муж Секен-Ен-Ра и брат Ка-Мосе пали у стен Хат-Уарита16 в битве с сынами Апопа, попирающими Истину и Священную Землю?
  -- Прости меня, Правительница, да будет жизнь твоя вечной! - Верховный Жрец Величайшей вышел из прохладной залы, наполненной чадом лампад.
   Йаху-Хотеп смотрела ему вслед. Она не хотела смутить Жреца Маат в Месте Истины и вдвойне - Верховного Хранителя - он не должен гнуть спину, подобно придворным льстецам, иначе не будет Йаху-Мосе Неб-Пехти-Ра опоры, а Наследник не должен оглядываться.
  -- Звала, достойная Правительница Йаху-Хотеп? - голос за спиной заставил царственную дочь Та-Кем покрыться холодным потом. Она всегда верила Нетеру, знала силу Посвящённых, но чтобы так?
  -- Звала... - прошептала Йаху-Хотеп, решившись обернуться.
   Девушка, совсем юная, в белом искрящемся платье стояла за нею. Йаху-Хотеп поняла. Страусовое перо, закреплённое на обруче синего золота и глаза, глаза цвета предзакатного неба...
  -- Зачем? - улыбнулась Владычица Истин.
  -- Тебе ведь ведомо всё, Прекраснейшая!
  -- Ведомо! Но слово - священно. Реки своё слово!
  -- Месть! - Йаху-Хотеп, казалось, постарела на несколько разливов, - чтобы кровь и огонь залили города хаков17, как Хапи18 в разлив, чтобы твари Дуата были низвержены и окроплены кровью их жрецов, дочерей и детей, чтобы воссияла Двойная Корона сына моего!
  -- Я не привыкла мстить, Правительница. Тысячи раз Ладья Миллионов лет свершает свой круг, но Я низвергаю своих врагов, не ведая гнева.
  -- Разве малые дары принесла я Тебе? - Правительница упала на плиты пола, - разве не с Тобою Праведногласые Секен-Ен-Ра и Ка-Мосе? Что тебе ещё нужно, моя жизнь?
  -- Не забывайся! - Нефер-Неферу смягчилась, - не стоит уподоблять Величайшую тварям Ам-Дуат19, требующим жертв. Я - Торжествующая над Праведногласыми, Правительница Нетеру, Задумавшая Мир, Владычица Вечности, Дарующая и Отнимающая! - вихрь синего света отбросил Йаху-Хотеп, лампады вспыхнули.
  -- Так даруй мне желаемое! И отними... Что пожелаешь, - Правительница приподнялась, - я установлю торжество твоё! Я готова разить врагов твоих вечно! Я готова служить тебе и быть Стражницей Твоего Храма! Вечно!
  -- Остерегись, благочестивая Йаху-Хотеп! - синий огонь вспыхнул в глазах Гостьи, - я не принимаю жертв, но могу принять служение. Слово священно. Взвесь его на весах против моего пера, прежде, чем молвить. Трижды взвесь!
  -- Ты... - Правительница не верила своему счастью, - Ты согласна?
  -- Воистину, нет сейчас Хатор в Вечности, ибо ныне Сохмет голодна! Воистину, нет Меня над миром пред ликом Сокровенного Светила, ибо Нейти-Мстительница20 зарядила свой лук! Прими свой Выбор!
   Нефер-Неферу исчезла. Пред Правительницей вновь возвышалось изваяние из гранита Суины. Но сумрак внезапно взорвался синим сиянием.
   Незнакомка откинула волосы со лба и вышла из света. Длинный лук слоновьего бивня, отделанный синим золотом, и меч сепед на поясе, искрящийся разящим огнём. "Нейти?" - Йаху-Хотеп задала вопрос Отражению Прекраснейшей, Тени Возмездия, Разящей из-за Времён.
   Ответа не было. Или был? Если сине-золотой меч сепед с ромбовидным огненным лезвием вонзился в сердце, рассекая его пополам. Она забирала половину - никогда не быть взвешенному Абу царственной Йаху-Хотеп на весах Хранителя Анпу. И синее золото меча Нейти таяло воском, вливалось в грудь, становясь второй половиной её сердца. Чинящая Возмездие, Утверждающая Истину, Разящая из-за Времён!
  
   Амен-Хотп воистину познал, что такое страх. Он был в последнем бою Ка-Мосе и едва прорвался с колесницами Хранителей Трона, вмешав окруживших их хаков в грязь и кровь. Недавно с отрядом он был в самом Хат-Уарите, не как посланник, а как соглядатай и убийца. Оба раза он считал, что познал страх. Но это было не так. Страшно было сейчас, когда Правительница Йаху-Хотеп лежала на каменных плитах без дыхания. Что он скажет Йаху-Мосе? Что ответит Наследник? Нет, он не боялся гнева, а боялся отчаянья. Боялся, что Неб-Пехти-Ра сломается и Хат-Уарит не падёт. Он боялся собственных пророчеств. Что делать Хранителю? Обряд Отверзания Уст! Чем? Маат-Хетем - священнейшая из печатей, вделанная в рукоять его хопеша!
   Амен-Хотп перевернул Правительницу на спину, открыл её рот пошире и, как можно осторожней, погрузил рукоять меча с Печатью Нефер-Неферу. Теперь... Жрец поднялся и ударил женщину в бок драгоценным навершием Скипетра Ириса: "Восстань, говорящая с Прекраснейшей!"
   Правительница вздрогнула и задышала, открыв глаза. Амен-Хотп похолодел: женщина, пережившая сорок разливов, казалась его ровесницей, если не моложе. Неужели она сделала Выбор? Жрец приветил мать Величайшего: "Живи вечно, Правительница от края до края!"
   Она только грустно улыбнулась в ответ. "Живи вечно" - а разве теперь у неё есть выбор - но тут же собралась и прошептала: "Теперь... Теперь свершится. Прольётся их кровь так, что Хапи выйдет из берегов! Чинящая Возмездие, Утверждающая Истину, Карающая Отсупников, Разящая из-за Времён! Нейти - Рен моё".
  
   Полумрак Храма. Стражники никуда не пускают его. Сколько месяцев прошло? Он учил язык древних владык, оставшихся в граните навечно с надменной и мудрой полуулыбкой. Древние свитки... Фрески, которые раньше пугали книжника. Он научился читать и понимать их. И сходят к нему во сне со фресок древние божества, говоря Истину Миров...
   И мрачные демоны не отпускают видения мудреца. И видит он, как скрещиваются Мечи, священное имя которых отныне не тайна для него. И ждут все Свершенья Пророчеств.
   Теперь он ученик Стражников, мудрых и всемогущих Хранителей Знания. Но кто они? Потомки древнего народа, построившего Храмы и дворцы, или... Смертны ли они? Как спросить? И будет ли ответ?
  -- Всё читаешь, достойнейший? - Стражница заглянула в свитки ибн Хазреда.
  -- Читаю, почтеннейшая Стражница! - книжник ответил на языке Та-Кем, Йаху-Хотеп улыбнулась:
  -- Когда ты будешь готов узнать новые таинства, ты поймёшь это сам.
  -- Я изучаю Имена Нетеру и тёмных тварей, ждущих с Той стороны, свитки древней мудрости откроют мне всё, кроме того, что гнетёт меня, - книжник потупил глаза.
  -- И что же тебя гнетёт, облегчи дух и скажи!
  -- Кто вы? - книжник решился, не зная, не обрушит ли ему на голову Стражница свой длинный бронзовый серп.
  -- Древние, как Берега Херу, стелы хранят наши Имена... - Йаху-Хотеп прикрыла глаза, - но Берег Те-Мери не доступен нам. Мы не ушли под крыла Владычицы Истин, мы ушли хранить Её Храм.
  -- Ужели... - ибн Хазред отпрянул от Стражницы, - ужели чистые души могут выбирать, идти ли им в Джаннах или служить вечно?
  -- Мы делаем выбор каждое мгновенье, достойный книжник, - Стражница зачерпнула воды из большой чаши и отпила, - но иногда выбор необратим. И душа моя не чиста.
  -- Отчего ты так говоришь о себе, благочестивая женщина? - сейчас книжник показался ей напуганным, - разве может нечистый хранить, и разве не ты спасла меня в пустыне?
  -- Я спасла тебя. Но если стрела воина подобна Перу Величайшей, то не меч палача, мудрец, - Стражница потянулась к полке и вручила книжнику вощёный свиток, - узнай обо мне сам.
  
   За 24 века до того
   Белая сова села на бортик боевой колесницы... Вестница Нейти. Она здесь. Возница царственной Йаху-Хотеп хлестанул поводьями крупы коней. Отряд колесниц неспешно тронулся. Сегодня она будет впереди всех. Йаху-Мосе и Амен-Хотп штурмуют Хат-Уарит с востока, со всеми воинствами и Хранителями. Ладьи выходят к гавани с вод Великого Хапи, засыпая неугасимым огнём град нечестивцев и высаживая воинов. А её отряду откроют врата Хранители достойнейшего Амен-Хотпа, дабы две сотни меркобт неслись по улицам нечестивого града, сокрушая всё, навстречу копейщикам Воинства Себека.
   Пропитанная воском тряпица горела на бортике. Йаху-Хотеп изготовила лук, подпаливая комок смолы с желудочным порошком, испаряющим медь. Огненные стрелы сорвались с двух сотен луков, упав за стенами Хат-Уарита.
   Военачальник хаков смотрел с недоумением на отряд Правительницы. Всего две сотни лёгких меркобт, пусть на оглобле и закреплён нож в виде полумесяца, но даже хевити с тараном и четвёркой, даже слону не вышибить врата! Пали колесницы, кочевники и отряды, вышедшие, чтобы встретить Йаху-Мосе у стен, Шепсер Па-Уда изменил и примкнул к Фараону, пусть не устояли и ладьи Кефтиу, и Воинство Себека уже высадилось в гавани. У Ка-Мосе был ещё больший успех. Это ничего не значит.
   Он отхлебнул ещё вина. В глазах потемнело. Военачальник оглянулся. Кого-то из воинов на стенах рвало, кто-то уже корчился в агонии, а пробравшиеся в город Хранители Трона снимали стрелами тех, кто не пил их отраву. Проклятые сыны Реки, они откроют врата ядом!
   И наступила тьма...
  
   Нет им преград! Йаху-Хотеп была пьяна возмездием, правя колесницу по узким улицам. Нечестивцы бросали топоры и мечи, они бежали, подставляя спину. Пальцы Правительницы устали пускать стрелу за стрелой, казавшаяся вечной тетива растянулась. Дрот нечестивца ударил возницу в лицо. Йаху-Хотеп перехватила поводья одной рукой, даже не прошептав священной формулы Праведногласому, павшему в бою во славу Та-Кем. Полукруглое, подобное лику молодого Хонсу, лезвие перед конями располовинило копьеметателя. Йаху-Хотеп смеялась. Хат-Уарит горел, подожжённый с Реки и с востока. Храмы мерзких тварей Дуата всасывали в себя бегущих нечестивцев, ищущих убежища у своих богов. Не будет пощады!
   Горожане бежали, вместе со своими жёнами и детьми, укрываясь от бронзы, падающей с неба, и огня, ползущего с двух сторон. Йаху-Хотеп направила меркобт прямо в толпу, собирая кровавую жатву. Лезвие на оглобле разрезало их на двое, мечи, закреплённые под днищем довершали дело. Кровь текла по лицу Правительницы застя взор, пропитала её волосы.
   Врата храма нечестивцев с изображённой на них женщиной - была ли это Анат или Иштарт - Апоп с этими тварями и их поклонниками - врата были отворены. Йаху-Хотеп отделилась от отряда и ворвалась внутрь, подгоняя дротом коней, хоть и зашоренных, но испугавшихся толпы и крови.
   Йаху-Хотеп соскочила с колесницы, схватив хопеш, и нанесла удар. И снова, и снова... Она не различала, кто был перед нею: нечестивцы, или нечестивые дочери хаков, прижимающие детей к груди. Право на месть! Священное со времён великого Херу. Она сама была матерью, и её Величайший сын, переживший едва пятнадцать разливов, сражается где-то на колеснице, быть может, уже на улицах города. Изваяние Анат с ещё окровавленным в преддверие битвы алтарём, стояло в центре храма, и Йаху-Хотеп прорубалась к нему, воздавая последние жертвы кровавой твари Дуата. Несущая Возмездие, Разящая из-за Времён...
   Белая сова села на проём храма, когда несколько стражников Хаков разрядили в спину царственной Йаху-Хотеп свои луки. Как же это всё-таки больно - умирать. Правительница осела на колени среди изрубленных тел. Она попыталась вынуть древки, но едва не упала на плиты от боли.
   Капля крови сорвалась с наконечника, прошедшего насквозь, но не смешалась с кровью нечестивцев, замерев в воздухе. Тень изваяния обежала полукруг и коснулась тени Правительницы.
   Полуобнажённая жрица Хазетиу вышла из-за изваяния и приблизилась к Йаху-Хотеп. Не жрица... Из ниоткуда в её руке появилась чаша из черепа, отделанного золотом. Существо поднесло чашу к наконечнику, и царственная кровь полилась на дно.
  -- Никогда ещё мне не приносили в жертву Правительниц Та-Кем! - она усмехнулась.
  -- Назови свое Рен, тварь! - выдавила Йаху-Хотеп.
  -- В землях Яхмади зовут меня Маннат, в землях Фенех я Тиннит, для Хаков, Те-Неху и Хабиру я Анат, но что за дело до того жертве моей? Тебе недостаточно больно? - рука гостьи из Дуата продёрнула стрелу, Йаху-Хотеп думала, что захлебнётся кровью, но кровь перестала течь.
  -- Мой Ка не принадлежит тебе! - Йаху-Хотеп потянулась к хопешу, выпавшему из руки.
  -- А кому? - тварь усмехнулась, - сотни и сотни рук невинных, сражённых тобою, не пустят твою ладью на Западный Берег.
   Тёмная тварь извлекла жертвенный нож из-за передника и ударила правительницу в грудь...
   Вспышка! Анат отдёрнула руку и попятилась: "Синее золото Нетеру? Стражница Великого Храма?"
  
   Йаху-Хотеп очнулась в крепких руках Хранителя неизвестного ей. И как они смогли найти Правительницу? Великие Нетеру ведь... Они видели её мёртвой! И все узнают что...
  -- Амен-Хотп упредил нас о тебе, Стражница! - воин ответил на невысказанный вопрос Йаху-Хотеп.
  -- Где Йаху-Мосе, да живёт он вечно? - Правительница встала на ноги.
  -- Величайший, да живёт он вечно, невредим, Правительница, - Хранитель помог женщине подняться на колесницу, - он довершает разгром нечестивых хаков.
  -- Тогда... - Йаху-Хотеп задумалась, - мне нужно увидеть Верховного Хранителя!
  -- Нужно торопиться, Правительница, ибо он готовится к встрече с Владычицей Истин, - Хранитель замолчал на мгновение, - но, думаю, мы не успеем.
  
   Хранитель ошибся, слава Нетеру. Йаху-Хотеп нашла Амен-Хотпа в палатке. Верховный Хранитель Трона был бледен, как хорошо отбеленный лён, но Нефер-Неферу явно не торопилась принимать своего Жреца.
  -- Живи ве... - начал было Хранитель, но Йаху-Хотеп оборвала его:
  -- Приветишь меня так ещё раз, и я довершу то, что не смогла стрела хаков! - она осеклась, - прости, достойнейший. Я... Но мне сказали, что ты...
  -- Я ещё не свершил Назначенного, и Нефер-Неферу не приняла мой Ка, - Амен-Хотп хотел подняться с ложа, но Правительница остановила его:
  -- Всё просто только у вас, Жрецов и Посвящённых, - женщина грустно улыбнулась, - мальчишка, думал, что Тайное Знание защитит от стрел? У тебя великий разум, так и сокрушай врага им, а не мечом и луком! Или ты тоже...
  -- Нет, царственная Йаху-Хотеп, я смертен, - Жрец улыбнулся.
  -- Ты всё знаешь, - Правительница прикрыла глаза, - Владычица Истин свидетельница, я не хотела этой бойни!
  -- Ты хотела... Именно этого, - Амен-Хотп вздохнул, - и Нефер-Неферу свидетельница мне.
  -- Ты судишь меня, призвав Рен Прекраснейшей? - женщина попыталась встать, но у Жреца хватило сил задержать её, - знай же, что отныне из Священного синего золота моё сердце, оно не может сострадать и любить! Отныне... - слёзы стали комком в горле.
  -- Ты свершила всё в праве возмездия, священном со времён Великого Херу. Я не в праве судить тебя. Ты искупила свою вину раньше, чем преступила Закон Маат.
   Белая сова неслышно вспорхнула с палатки. Разящая из-за Времён... Жрец Храма пытался успокоить женщину, прижав к себе. Какую цену она заплатила за свою месть? Только Нефер-Неферу ведомо сие...
  
   1 Джахи, Фенех - Финикия.
   2 Место Истины - одно из названий Храма Маат
   3 Хабиру - кочевое сословие, наёмники Фараонов, возможно, пердки древних (до вавилонского пленения) евреев, что оспаривается некоторыми учёными. В тексте - намёк на Иисуса Христа.
   4 Мицр - арабское название Египта
   5 Джаннах - рай у мусульман
   6 Назореи - так мусульмане называют христиан. "Великий град назореев" - Константинополь.
   7 Историческая личность, поэт и путешественник, предполагаемый автор весьма спорного литпамятника известного как "Некрономикон".
   8 Йаху-Хотеп - историческая личность, мать Йаху-Мосе Неб-Пехти-Ра (Яхмоса-1 Избавителя), сокрушившего гиксов, вместе с сыном принимала участие в кровавом и героическом штурме Авариса (Хат-Уарита) - столицы гиксов.
   9 Аль-Кусур - Град Дворцов, так арабы называли, сохранившийся до их времён Уасит - Фивы Египетские, когда-то, полуторамиллионный мегаполис. Позднее, именно арабы и разобралы всё от пятнадцатиметровых крепостных стен, до дворцов Фараонов, остались только мегалитические постройки - Карнакский храмовый комплекс (Ипет-Сут) и Луксорский храм. Арабское название дало начало современному имени города - Луксор.
   11 Не имеет отношения к Амен-Хотпу Джо-Ср Ка-Ра (Аменхотепу-1), сыну и наследнику Яхмеса. Верховный Хранитель Трона (по-нашему, Директор ФсеТа-Кемской Службы Безопасности), Верховный Жрец Маат и прорицатель Ур-Маа - эти должности обычно, совмещались, а при Яхмесе до конца 20дд НЦ стали наследственными.
   12 Величайший (Пр-Аа) - Фараон.
   13 Нефер-Неферу (Прекраснейшая-из-Прекрасных), Прекраснейшая, Величайшая, Дарующая и Отнимающая, Владычица Вечности, Мать Нетеру - эпитеты Маат, Сверх-Божества Вечности, Истины и Смерти.
   15 Нетеру - божественные сущности
   16 Секен-Ен-Ра (Таа - отважный) и Ка-Мосе (Камос) Фараон Та-Кем, погибший при штурме авариса. На его мумии сохранились многочисленные раны. Камос, младший брат Секен-Ен-Ра, ранее считавшийся его старшим сыном, вероятно, также погиб в биве с гиксами.
   17 Хаки - гиксы, гиксосы
   18 Хапи - древнеегипетское название Нила.
   19 Твари Ам-Дуат (Дуата) - инфернальные демоны Др.Египта
   20 Богиня праведного и неотвратимового возмездия, прототип греческой Немесис
  
  

Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"