Шкин Александр Михайлович: другие произведения.

Дар во имя спасения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дар волхва. Два маленьких чёрных, живых котенка. Василий и Василиса, обычные боярские вои, нечаянно и негаданно, получившие такой подарок, даже представить себе не могли, что, приняв дар, открывают себе, тем самым, врата в другой, необычный, к которому привыкли, мир. Мир магии, испытаний и приключений. Что два этих котёнка, один из которых, в будущем, взойдя на престол, в своём мире, по праву рождения, станет императором огромной империи, другой, королевой, королевства, входящего в состав этой самой империи. А сами вои герцогом и герцогиней.

  
   ДАР ВО ИМЯ СПАСЕНИЯ.
   ИПЕРАТОР И КОРОЛЕВА.
  
   1
  
   Хлопнула глухо, не придерживаемая, как обычно, дверь, впустив в хату клубы белого, морозного пара. Молодой воин с мягкой, прозрачной, и не обещающей, быть густой в будущем, светлой окаймленной изморозью бородкой, ворвался в жарко натопленное, тесное из-за огромной печи посередине, помещение. Прищурился, привыкая с яркого света улицы к домашнему полумраку.
   Затянутое бычьим пузырем единственное и к тому же обледенелое окно, не позволяло зимнему яркому солнышку заглянуть внутрь. Оно, лишь светлым пятнышком расплылось по плотно пригнанным друг к другу струганным плахам пола, мазнув своим краем по грубо сколоченному, но крепкому столу и зацепив совсем чуть-чуть, покрытые волчьими и медвежьими шкурами, широкие полати напротив. Тишина и полумрак осадили его боевой порыв, и он тихо позвал - Василиса, ты дома ли?
   Василий он же Медволап. Медволап - прозвище и фамилия, доставшаяся ему от отца, из-за недюжинной силы и общей схожести в повадках с этим лесным обитателем. Сам же Василий отцу ни в чём не уступал, разве что, отличался добрым и отзывчивым нравом.
   Он осторожно, не сходя с места, заглянул за печь. Окинув взглядом ряды полок с нехитрой домашней утварью и бельём, прикрытые занавесью из плотной серой ткани.
   Внезапно за спиной, дверь вновь распахнулась, и он ощутил довольно сильный толчок, но сдвинулся лишь на пол детского шага, обычный бы человек отлетел метра на два. И сразу же прозвучал веселый женский вскрик - Вася, медвежий сын, чо ж ты встал-то, подвинься, дверь не закрыть...
   Василий отступил, сдвинувшись, и развернулся.
   На пороге стояла раскрасневшаяся с мороза Василиса, хитро улыбаясь и поблескивая капельками оттаявшей на ресницах зимней стужи. Тонкие красивые черты лица, больше бы подошедшие боярыне, чем молодой женщине выбравшей путь воина. Плотное и сильное, и в то же время, гибкое тело, не раз доказавшее свое право на меч и место в боевом строю, скрыто сейчас длинной овчинной шубой до самого пола. Руки что-то осторожно прижимают к груди, прячась в широких рукавах.
   - Василиса... - Выдохнул прерывисто воин, в высоких кожаных сапогах мехом внутрь и короткой, чуть ниже пояса меховой телогрейке, свободных, плотных кожаных красных штанах, заправленных в сапоги и мохнатом, волчьем малахае на голове.
   Они уже как год скоро, живут вместе, боярином это конечно не одобряется, но и запрета не наложено. Вот понесет женщина, тогда и разговор будет серьезным. Ведь терял боярин не только и не просто бабу, а воина. А это непростительная утрата для небольшого отряда дальней заставы, где каждый умеющий хоть мало-мальски обращаться с мечом и луком был на счету. А Василиса не просто воин, отлично владеющий мечом, а еще и великолепный, виртуозный лучник, каких и не было уж давно в местах здешних.
   - Но дело, как говориться, молодое - вздыхал боярин - тут запрещай не запрещай...
   Да и бабка травница-ведунья выручала пока, не подводила, за что и была привечена. А женщин у него в отряде было аж восемь душ. И это на двадцать мужиков. Дворовые девки не в счет, тут правила строгие, у боярыни нрав крутой. Плети и яма не лучший стимул для блуда. Деревенька, что в версте вниз по реке, тоже. Хотя... Но староста пока не жаловался. Да и что ему жаловаться, чем больше здоровых ребятишек народиться, тем лучше. Будет, кому землю пахать и будет кого, время от времени, отдавать в обучение воинскому делу в боярскую дружину. Так и сам Медволап шесть лет назад по указке старосты появился в дружине, а Василиса пришла из дальнего монастыря, жила там, училась мечному и лучному бою, но постриг принимать отказалась. И здесь , в дружине, ей пришлось доказывать, показывая свое уменье и отвагу, что воин она. И доказала. С болью, с кровью вырвала свое право называться воином.
   - Вот - выудив из-за пазухи черный комочек, протянул Василий - это... Я думаю тебе понравиться, он необычный...
   Василиса, широко раскрыв глаза и, не сводя взгляда с котенка в его руках, вынула из рукава точно такой же и протянула Василию - а это тебе...
   Медвелап сделал еще шаг назад и уперся спиной в печь. Глаза подруги лучились веселой улыбкой.
   - Вот гад, а говорил, что таких больше нет и не будет нигде на свете... - проговорила она смешливо и напевно.
   Василий рванулся к двери - Да я ему...
   Но женщина остановила Медвелапа, крепко ухватив за рукав.
   - Пусть его Вася, да и где теперь искать его, волхва того.
   Василий не вырывался, смиренно опустился на лавку у стола, скинул в угол полушубок, стянул малахай. По лицу уже бежали тоненькие струйки пота - уффф - отер он лицо рукавом холщовой рубахи - ну, и натопила ты сегодня, Василисушка...
   Женщина, аккуратно повесила на колышек, вбитый в стену, брошенный полушубок, пристроила рядом свою шубу и, раскачивая, то одной, то другой ногой, сбросила высокие валенки. Поправила ладно пригнанные по фигуре, совсем не мужской, легкие тонкие войлочные штаны и расшитую серебром, в затейливый узор, войлочную же жилетку.
   - А я от травницы иду - она ласково поглаживала, склонившись над уложенными рядышком, черными урчащими комочками - а он стоит на тропинке в балахоне одном, в такой-то мороз, и смотрит так строго. Я подошла, он и говорит - подарок вот сделай Василию своему, Медвелапу, ему понравится, только не показывайте его никому несколько месяцев. Как подрастет, потом можно. А пока молочком поите, да немножко сырого мясца давайте - и исчез, как и не было. Чудеса...
   - А ко мне он на ярмарке подошел и то же самое сказал... Гад.
   - Да не ругайся, ты, Васенька, будет у нас два котенка, раз других котят не будет.... Никогда...
   Она огорченно вздохнула, но, тут же, взяла себя в руки, сама выбрала свой путь, а то, что полюбила, так что ж.... Вася понимает, он умный и тоже любит ее. И он воин. Вместе клятву кровавую боярину приносили. И изменить ей, грех смертный. Да и не простит боярин, запорит, как есть запорит.
   - Посмотри Вася, какие они забавные, глазки человеческие и рожки маленькие рядом с ушками. Василий тоже склонился над топчаном рядом с любимой. И в страхе отпрянул, неистово крестясь - свят, свят... Нечистые это Василиса, нечистые, сжечь, сжечь и не сказывать никому...
   Василиса неистово вскинула взор на друга и, вдруг, тихим шепотом со злобой проговорила - а мы Василий чистые? Живем в блуде и не скрываемся. А сколько жизней отняли? И не всегда в бою праведном. А сколько раз.... А, да, что там говорить.
   Она, отвернувшись, вновь склонилась над котятами, погладила рогатенькие головки, и те, прикрыв маленькие, смышленые глазки, ответили ей ласковым урчанием.
   Василий недоверчиво и осторожно приблизился к подруге и тронул ее за плечо - а если прознает кто..?
   - Не прознает... Не от меня, точно - скинув резким движением плеча его руку, сухо ответила она.
   Василий присел на топчан и задумался. Пока подруга поила молоком котят, а потом и доставала из печи обед для него, он сидел, уставившись в одну точку и, молчал. Мысли крутились разные. Он не был набожным, но и безбожником не был. В храм ходил по большим праздникам, предпочитая все же шумные застолья, до встречи с Василисой, а после, ее общество и нежные слова, чем проповеди.
   - А-а - наконец махнул он рукой, чуть не выбив из рук Василисы тарелки, исходящие мясным и овощным паром - семь бед на семь верст, один ответ на сытный обед. Пусть живут... Как назовем-то...
   Василиса громко чмокнула друга в вихрастую макушку и обняла, прижавшись...
   - Смотри, это мальчик, а это девочка...
   - Черт и чертушка. Или как правильно чертилка?
   - Вася... - укоризненно покачала головой Василиса.
   - Хорошо - смешно надув губы прорычал, пряча улыбку мужчина - пусть будет Бес и Тила.
   - Почему... ?- Недоуменно посмотрела на него подруга.
   - Тила, от слова чертила, Бес, тот же черт.
   За что и получил ощутимую затрещину.
   - Ну, тогда сама называй - отскочил Василий, потирая затылок.
   - Прости Вася, рука как-то сама сорвалась.
   - Твоей бы рукой березы косить...
   - Ну, прости... Я согласна, пусть будет Бес и Тила... Как скажешь, ты же мужчина, мой мужчина, твое слово закон - покаянно опустила веселые глаза женщина.
   Василий вновь опустился рядом с подругой, все же с опаской косясь на ее руки.
  
   Прошло три месяца, три месяца в тяжелых непрерывных занятиях на площадке за конюшней с мечом, копьем, луком, простой палкой, веревкой, кистенем, верхом и пешим. Боярин спуску не давал. Слишком дорого обходилась леность и расслабленность. Плата - смерть. Каждый месяц уходили в дозор тройки и пятерки на смену тем, что ушли ранее и, слава богу, возвращались в последние месяцы все. Были раненые конечно, стычек избежать не получалось, некоторые тяжело, но живые. И не потому, что кочевые племена ушли далеко в степи, а северные народы не любили долгих переходов из-за скованных льдом рек. А благодаря умению и выучке, так считал боярин. Потому и гонял в хвост и гриву свое малое воинство, не жалея ни себя, ни людей, ни лошадей, сутками ходивших под седлом с вьюками заполненными белесым речным песком. Подходила очередь и Медвелапа с Василисой. Через седмицу и они, тройкой покинут заставу. Он, подруга и молодой вой, новик, почти мальчишка, всего пару, тройку лет назад, как взятый из деревни, но показавший себя вполне достойно и сам напросившийся в дозор. Приключений мальцу захотелось. Василию с Василисой оно привычно, не впервой, да и, что греха таить, самим тоже хотелось отвлечься от рутины непрерывных, изнурительных тренировок. Хотелось вдохнуть свежего свободного воздуха, пролететь как ветер по заснеженному полю, схлестнуться с ворогом, чаяно или не чаяно забредшим в княжеские земли, чтоб кровь взыграла. Эх-х... Но это уж на крайний случай, когда деваться будет некуда, все же основной задачей дозора было наблюдение и разведка. И это неукоснительно соблюдалось, это был закон для дозоров.
   Встал вопрос, как быть с Бесом и Тилой? Целый месяц в дозоре. Кормить, поить, выгуливать украдкой по ночам. Этот вопрос висел с первых дней, как они появились в доме, много и горячо обсуждался, но так остро встал только сейчас.
   Тила и Бес выросли и окрепли, но все же, были еще котятами. Язык не поворачивался так их назвать, но называть-то как-то надо. Бес - крупный ширококостный зверь, больше походивший на тигра, но ростом превосходившего его, с кошачьим игривым характером и скрытой недюжинной упрямой силой, проверить которую, пока еще не было возможности. Тила на локоть меньше, тоньше, грациознее и осторожнее. В ее глазах, больших и человеческих плескался независимый характер и ум. Небольшие рожки так и остались крохотными и почти полностью прятались в густой гладкой, блестящей шерсти цвета воронова крыла.
   - На целый месяц не спрячешь, они сейчас-то в хате не помещаются, а выведи их... - Да и замерзнут на улице, пускай и весна на дворе, ночью-то еще, ой как примораживает - сокрушался Василий, глядя на расстроенную не меньше его Василису.
   - Мы не боимся холода, и голод нам не страшен...
   Голос прозвучал в хате, как гром среди ясного неба, необычно, ни громко и не тихо и ухо его не уловило, а будто проскользнул прямо в голову.
   Василий с Василисой зачарованно и настороженно замерли. Рука Медвелапа потянулась к мечу, что в любое время находился рядом. Зашелестела, извлекаемая из ножен, сталь.
   - Сестра говорит правду, и мы не хотим оставаться и прятаться, мы пойдем с вами... Разреши отец.
   Второй голос, задорный и ребяческий, как у юноши, переливчатый и звонкий, острым клинком резанул по встревоженным сердцам.
   - Кто здесь? - Вскочил Василий, мечом, как короткой молнией, очертив пространство перед собой.
   - Отец - вскрикнул тот же голос, и Бес скрылся за печью. Тила приникла к груди Василисы.
   Первой пришла в себя женщина, еще не веря своим ощущениям, обхватила голову Тилы ладонями и, глядя в ее испуганные глаза, спросила - это вы, вы умеете говорить?
   - Да, матушка, умеем.
   - Но как..? Вы же ... - прошептала Василиса и, не закончив слово, снова прижала ее к груди.
   Из-за печки высунулась усатая морда Беса - отец, опусти меч, а..?
   Василий так и застыл с обнаженным оружием в руках. Теперь и он понял, но принять и окончательно поверить еще не решался.
   В эту ночь, спать было просто некогда, четверо не могли наговориться, а двое беспрестанно обнимались, чмокались и облизывались, это были, конечно, Василиса и Тила. И естественно, Тила получала свою порцию поцелуев в лоб и нос, а Василиса горячим влажным языком по щекам. Но в хате громко звучали только два голоса. Два человеческих голоса. И если бы кто-нибудь наблюдал эту сцену со стороны, ему показалось бы, что эти двое, людей, мужчина и женщина, сошли с ума. Но сторонних наблюдателей не было, да и быть не могло, жили Василий с Василисой уединенно, за стенами острога, как впрочем, и многие боярские вои, но их дом стоял дальше остальных.
  
   Вот и прошла седмица. Пролетела как один вдох. И пришло время выступать в дозор. Проводили товарищи, как и положено, молча отсалютовав оружием, вскидывая его вверх, а потом громогласно пожелав возвращения. И тройка воев, взлетев в сёдла, неторопливо направила своих боевых коней в заблаговременно распахнутые настежь ворота.
   Миновали овражек с редкой сухой травой, торчащей из-под заиндевелой корки, по утреннему морозцу, очистившейся от снега песчаной стороне, обращенной к солнцу. Проехали невысокую поросль кустарника, наросшего за прошлое лето. Каждую весну его вырубали под корень, жгли, рвали, а он знай себе, всё прёт и прёт. Свернули к начавшей басовито шуметь под ноздреватым снегом и истонченным неверным льдом реке Ваше. Скрылись из вида высокий частокол острога и сторожевые вышки наблюдателей.
   - Всё, можно - громко крикнул в сторону Василий. И тут же рядом на сером подтаявшем снегу проявились две черные тени. Они пронеслись мимо, развернулись, не сбавляя хода и, понеслись обратно. Кони Василия и Василисы вели себя почти спокойно, только глаза скосили, а вот молоденькая кобылка пацана новика забилась под седоком, взбеленилась, на дыбы встала и, рванула, куда глаза глядят. Следом тут же сорвалась, не выдержала, и гнедка Василисы. Но, всхрапнула, высоко задрала голову, повинуясь натянутой узде и окрику хозяйки, отпрыгнула боком, и встала. Василиса склонилась к самому уху лошади, что-то ей, нашептывая и поглаживая. А две тени мелькнули мимо, расходясь широким хватом. Василий подъехал к подруге, спешился, придерживая верный меч и, в сердцах сплюнул.
   - И, что делать будем..? Эх-х, мало, мало времени было, не успели научить, рассказать, подсказать. Версты не отъехали и...
   Выругавшись, Василий вновь сплюнул. Василиса же, из-под руки оглядывала раскинувшиеся холмы с редкими рощицами на почерневших склонах.
   - Во-он, гонят, обратно... А новик-то наш молодец, в седле удержался и даже орет чего-то.
   - Орет, орет - огрызнулся Василий - упреждал ведь его, и не раз, что собак, с собой обученных возьмем, а...
  
   - Эх... Мать твою... - Восторженно проорал новик, осаживая свою кобылу, рядом с гнедком Василисы - вот это да, вот здорово... А чо ж раньше-то не сказали, что не собаки с вами, а волки. Я б свою Непоседу приготовил, как положено. Но ничего привыкнет.
   - Он видит нас волками - пронеслись слова Тилы в мыслях Василия и Василисы - мы вперед, ладно?
   - Бегите - проговорила про себя Василиса, разрешая - только осторожнее и недалеко...
   Две тени метнулись вперед по натоптанной конной тропе к лесу, оставляя санную дорогу левее и сзади. За ними не спеша двинулась и дозорная тройка.
   К вечеру без приключений добрались до первого пограничного стана. Спешились. Новик без слов занялся лошадьми. Василий костром и печью в лесной добротной сторожке. Дров в поленнице много, сегодня потратят, завтра восполнят. Это правило неизменно, для боярских граничных воев. Так же как и восполнение продуктов, запаса, в сторожке. Василиса, забренчала котелками у импровизированного стола, туго связанных между собой, в широкий ряд, жердей и прикреплённых к огромному пню, зашуршала мешочками с зерном, вяленым мясом и солёным салом.
   - Матушка - проворчала, крутящаяся рядом Тила - не надо эту солёную дрянь, братик сейчас свеженинки принесёт. И мы уже наелись. Здесь столько всего... Не удержались.
   - Вы хоть осмотрелись вокруг? - Спросила Василиса, мысленно.
   Они с Василием несколько дней учились говорить вот так без слов. Как со своими "детьми" так и между собой. Сначала непривычно и неудобно, страшно и дико, когда в голове звучат голоса. Но, в конце концов, освоились и немного привыкли. Самое интересное, расстояние не имело значения. Специально пробовали расходиться по разные края поселения. А один раз даже, Василиса выезжала по заданию боярина в свой монастырь. Но голоса звучали также, ровно и спокойно, как будто все находились рядом.
   - Да, осмотрелись - ответила Тила - Пробежались вдоль реки, даже следов человеческих нет. Потом сходили и на тот берег. Всё тихо матушка.
   - Молодцы... Но всё равно, завтра все вместе ещё раз пройдём, а потом и дальше.
   Тила кивнула, прямо как человек, и легла у разгорающегося костра на подтаявший снег, положив голову на лапы. Провожая глазами язычки пламени.
   Прибежал, весь в инее, Бес, держа в зубах огромного зайца. Положил рядом с вышедшим из сторожки отцом. Поглядел хитро и снова, сорвавшись, скрылся в чаще леса.
   Василий хмыкнул, проводив огромного зверя взглядом и, подобрав заячью тушку, понёс её разделывать.
  
   Ужинали не торопясь, здесь же, за столом, расположившись вокруг на грубых лавках из обтёсанных половинок ствола дерева и вкопанных столбиков. Пшённая каша и свежая вываренная зайчатина с сухарями, не располагали к долгим разговорам. Вкусно.
   Василий поднял глаза на подругу, благодаря взглядом за ужин и... Так и застыл с круглыми от удивления глазами.
   На другом конце стола, рядом с его подругой, сидел седой старец-волхв, тот самый, в своей светлой хламиде-балахоне. Из-под низко опущенного капюшона лица не разглядеть. Василиса тоже смотрела на него, с такими же полными удивления глазами. Только новик замер на своём месте, не донеся ложку до рта.
   - Я остановил время - проговорил старец, передёрнув плечами - мне нужно многое вам рассказать Василий и Василиса, и вам Ваши высочества.
   - Да, хранитель - ответили мысленно оба зверя, подходя к столу.
   Василий осторожно потянул меч из ножен.
   - Не надо отец - попросил его Бес - это хранитель времени, из нашего мира.
   Рука Василия остановилась, ладонь разжалась, и клинок скользнул обратно.
   Василиса немного пришла в себя и оглядела старца уже другими глазами. Того колотил нешуточный такой озноб.
   - Ваши высочества? - переспросила она и, уловив его взгляд, брошенный на котелок, спохватилась - Вам положить?
   - Я бы не отказался... Да, уважаемая Василиса, Ваши высочества. Но об этом позже. Вот только надо бы отпустить время... Тяжело его держать. Но среди вас не посвящённый. Я усыплю его ненадолго?
   - Не надо хранитель - попросила Тила - этот человек не причинит нам вреда.
   - Как скажете, Ваше высочество - склонил голову старец.
   И всё вокруг ожило, завертелось в привычном ритме. Замелькали искорки затухающего костра, задул лёгкий ветерок, где-то прокричала первая ночная птица.
   Новик донёс ложку до рта, и... Вновь застыл с полным ртом и округлившимися глазами, разглядев в призрачном свете костра и занимающейся луны, старца, и огромных чёрных зверей рядом с ним и Василисой.
   Его рука, роняя ложку, дёрнулась к мечу на поясе. Но Василий придержал его.
   - Не надо Гнат...
   Но тот не послушался и вскочил. В руке сверкнула сталь.
   - Сядь, я сказал - грубо приказал ему Василий.
   Тот бросил на него удивлённый взгляд, но оружие всё же опустил.
   - Садись, ешь и слушай - проговорил старший, уже другим тоном, но с всё ещё командными нотками.
   Новик осторожно присел, поставив меч между ног, не убирая в ножны.
   Василиса тем временем положила в деревянную свободную плошку каши и кусок зайчатины. Вытянула откуда-то из своей одежды ложку и подвинула всё это старцу. Тот с благодарностью, принял тарелку и жадно набросился на еду.
   Василий поднялся и подбросил в костёр дров. Стало светлее. Но не теплее. Посмотрел на волхва в одном балахоне и, осуждающе покачав головой, отправился к сторожке. Через несколько минут вернулся, неся в руках свою волчью шубу. Накинул её на плечи старца.
   Тот поблагодарил и плотнее в неё завернулся.
   Ужин прошел в молчании и настороженности. Больше всех нервничал новик, не сводя глаз с огромных чёрных кошек, за спиной Василисы. Одна из них, что поменьше, даже положила ей свою усатую морду на плечо.
   Но вот старец отодвинул от себя плошку и поднялся.
   - Спасибо люди добрые, за угощение, за тепло - проговорил он, низко кланяясь... Потом продолжил, присаживаясь обратно на лавку - У нас, в нашем мире, нет смены времён года, у нас всегда тепло... Если бы ещё...
   Он поёжился, еще теснее прячась в шубу и поджимая ноги.
   - Я вижу, разговор у нас будет долгий - встал Василий - пошли в сторожку, там, наверное, уже тепло. Печь топится.
   Поднялась и Василиса, поддержав друга - вы идите, я приберу тут и приду. Котелок вот, со взваром возьмите и кружки.
   Василий кивнул и поглядел на Беса - ты первый, потом Гнат, потом я - распорядился он, распределяя очередь дежурств, у стана.
   - А мы? - Вскинулась Василиса и подняла голову Тила.
   - А вы на хозяйстве - улыбнулся в редкую бородку Василий - я так сказал - добавил он, отметая все возможные возражения.
   Василиса, опустив глаза, начала собирать со стола разложенную снедь и пустые тарелки.
   В тесной сторожке места хватило всем.
   Здесь и в самом деле было уже тепло. Каменная печурка щедро отдавала тепло огня. Василий зажёг фитиль, торчащий из растопленного жира в глиняной закопченной плошке. Маленький колыхающийся огонёк тускло осветил внутренность охотничьего и дозорного сооружения. У входа маленькая печь с каменной же трубой, уходящей в низкий потолок. За ней двое нар, по обеим сторонам сторожки, с набросанными на них звериными шкурами, Дальняя стена, вся в полках, заставленных различными деревянными коробами, по углам пучки сухой травы. Под ногами земляной пол, присыпанный соломой. Под полками столик из тех же крепко связанных между собой жердей, на таких же ножках.
   На один лежак забралась Тила, второй предложили хранителю, чурбаки достались Василию и ничего не понимающему в происходящем новику. Но упорно молчащему.
   - Я не ошибся, выбрав вас Василий, и вас Василиса, я знаю, вы нас слышите... Или мне просто повезло... - Начал помолчав, хранитель времени - впрочем, если честно, и выбора у меня не было, и времени. Мне надо было возвращаться. Хранитель врат, мог погибнуть в любую минуту, как и хранитель образов. А остаться здесь, в лютый холод, с двумя Их высочествами, да еще в их нынешней ипостаси, это погубить, и их, и себя, не передав им знаний. Но сейчас оба хранителя в относительной безопасности. И я все эти месяцы изредка посещал ваш мир, вкладывал в головы Их высочеств знания. Вы почти угадали с их именами. Его высочество зовут Бестан, а Её высочество Тилиана. Его высочество Бестан наследный принц короля Илии, Водомира пятого и королевы Ирилианы. О себе они уже знают. А вам уважаемые Василий и Василиса, я расскажу их, непростую, историю. И конечно вам молодой воин.
   - Я не поняла - появилась в дверях Василиса - извините, что перебиваю, Бестан и Тилиана, люди?
   - Да, уважаемая Василиса, люди, такие же, как вы и я. А эта ипостась, в коей они находятся сейчас, вынужденная и необходимая мера. А скварсы, так называются в нашем мире, эти полу разумные животные, обладающие зачатками магии, очень быстро растут и развиваются. Вот и пришлось с помощью хранителя образов, превратить их высочества в этих кошек. Мы, трое хранителей, понимаем, что, по сути, лишаем их детства, и готовы понести любое наказание. Ваше величество, Ваше высочество.
   Старик поднялся с нар и низко поклонился, сначала приоткрытым дверям, где-то там, в темноте, на страже бродил Бестан, а потом и Тиле, развалившейся на лежанке. А сейчас медленно отползающей на одну её половину, освобождая место Василисе.
   Женщина села и притянула себе на колени голову Тилианы.
   - И вы можете вернуть им настоящий облик? - спросил Василий.
   - Могу - просто ответил тот.
   - Нет!! - Прокричало в головах у всех, кроме новика, и чёрный зверь, рядом с Василисой, выгнул дугой спину, зашипев - нет, я без одежды... И Бестан на морозе...
   - Извините, Ваше высочество, не подумал - вновь, вскочив, склонился в поклоне старик, убирая в карман колечко, которое только что достал.
   - Хи-хи - вновь раздалось в головах - прошлый раз, интересно было. Непривычно. Вся такая беленькая и гладенькая.
   - Ты братец никакой не Бестан, ты просто Бес - огрызнулась Тила.
   - Ладно, сестрёнка не обижайся, пошутил я. Прости.
   - Хранитель, вы, что, уже возвращали им человеческий облик? - Вновь спросила Василиса.
   - Да, уважаемая Василиса, и не один раз. Нужно же было, что бы они к нему привыкали. Бестану скоро шестнадцать. Через два, с небольшим, года, в вашем мире. Время в наших мирах бежит по разному. Здесь пройдёт год, у нас пять. Примерно. Но у нас должно пройти шестнадцать лет. Это обязательное условие. Сейчас им по шесть лет, по летоисчислению нашего мира. Но они гораздо взрослее. И всё дело в их ипостасях. Потом мы вернёмся, и он взойдёт на престол. А Тилиана выйдет замуж за наследного принца Нарии. Только это спасёт Илию от окончательного уничтожения. Только объединившись с Нарией, мы сможем противостоять, союзу восточных островов. Но всё может измениться в нашем мире за эти годы.
   - А, что случилось с родителями Бестана и Тилианы? - Опять спросила женщина.
   Кивнув, старик начал рассказывать...
   - Союз островов, объединившись с дикарями севера, внезапно напал на наше королевство. Хранители не успели собраться, что бы отразить удар. Расслабились, за трёхсотлетие мира. Потому удар, магический удар, нанесли хранители с островов и колдуны дикарей. Столица превратилась в прах, как и несколько других крупных городов. Частично остался целым только королевский дворец, вернее та его часть, что была лучше всех укрыта защитными чарами. Это часть покоев, где находились трёх месячные Их высочества. Король и королева в это время встречали на пристани возвращающуюся из кругосветного плавания экспедицию. Они погибли, вместе со всей свитой. При детях остались только их няньки, и мы, трое хранителей. Не считая гвардейцев. Но мы не боевые хранители. Боевые, это хранители огня, воды, воздуха и даже земли. Мы долго их прятали, но их искали. И искали настойчиво. Прятать стало опасно. Потому хранитель образа наложил заклинание, превратив их высочества в скварсов, хранитель врат открыл врата в другой мир, а я, остановив время, прошёл в них. Очень тяжело держать время, тем более в двух мирах одновременно, пусть, и только рядом с вратами. Я торопился.
   Я видел вас Василий как вы вышли из вашего дома и отправились на ярмарку. Чуть позже вышли и вы Василиса. Я успел вам вручить их высочества и переместился обратно. Ваши имена я узнал у вас же самих, вы так громко думаете друг о друге, и только хорошее. Потому, я без страха, нет, это опять не правда, я очень боялся... Я отдавал вам детей. И не просто детей. А наследников престола нашего мира, единственных прямых наследников. У нас не было уже другой возможности спасти их.
   Сейчас, предупреждая ваш следующий вопрос, скажу. Страной правят ставленники с островов и представители дикарей. Не правят, я неправильно выразился, грабят. Но народ не сломлен, он ждёт своего короля и принцессу и готов принести им клятвы верности и встать под их знамёна. Мы, верные хранители, кто остался жив, конечно, готовы служить своей стране и королю.
   - У вас, там, все волхвы? - Спросил Василий.
   - Нет, нас очень мало, но мы есть. И мы называем себя магами. А того, кто перешагнул все ступени обучения и обрёл настоящее мастерство, хранителями. В вашем мире маги тоже есть. Но люди, почему-то, очень плохо относятся к тем, кто, получил дар свыше. Впрочем, и у нас в древности так было. Но наши предки сумели убедить народ и королей, что магия, не проклятие, а божий дар, направленный на то, чтобы помогать людям и защищать их. Может быть, и у вас волхвы смогут это сделать, в будущем... Вот я и рассказал вам о нашем мире, и... Мне пора.... Ваши высочества?
   Он низко склонился в поклоне перед Тилой, потом проделал то же самое и в сторону дверей.
   - Я буду приходить к вам, и делиться знаниями. До свидания.
  
   Он вновь склонился, но уже перед Василием и Василисой - берегите их.
   - И да, вот вам колечко. Его надо сжать в кулаке и пожелать, чтобы Бестан и Тилиана, стали людьми. И образ их спадёт. То же самое действо нужно проделать и в обратном порядке. Я привязал его к вам, уважаемая Василиса.
   И протянул колечко женщине.
   - Только - продолжил он торопливо - делать это надо как можно реже, в теле скварсов развитие происходит на много быстрее. А у нас мало времени. И нам нужен полноценный король, а не ребёнок на троне. Два, три раза в день, не чаще. И ненадолго.
   - Я взрослый - проворчал в головах Бестан.
   - Да, Ваше высочество, вы уже взрослый, но надо еще немного повзрослеть - ответил хранитель.
   Хлопнула негромко дверь сторожки и старик скрылся в темноте.
   - Ушёл - снова проворчал наследник престола - гадкий старик.
   - Нельзя так - выговорила ему Василиса - он заботится о тебе, а ты... А ещё говоришь, что взрослый. Эх ты...
   Мальчишка промолчал.
   А Василий надолго задумался, после ухода хранителя.
   Василиса же нежно гладила голову Тилианы, и в уголках её глаз нет-нет, да появлялись редкие слезинки. Скатывались по щекам и падали на нос девочки, хоть и в теле кошки.
   Та поднимала морду и смотрела ей в глаза - матушка, не надо - проносились у женщины в голове её слова. Василиса смахивала непрошеную влагу и крепче прижимала к груди ребёнка.
   Новик, поднялся, налил себе так и нетронутого остывшего травяного взвара, хлебнул, поморщился.
   - Пойду, согрею...
  И вышел с котелком из сторожки.
   На скрип плотно прикрываемой двери, поднял глаза Василий, скользнув рукой по рукояти меча. Но, не обнаружив никакой опасности, повернул голову к подруге.
   - Нам нужны деньги - проговорил он задумчиво, но с каждым словом глаза его прояснялись - мы должны уйти из дозора. Иначе я ничему не смогу научить их. А времени всего два года. И я их найду, эти чёртовы деньги. И... Мы должны обвенчаться Василисушка. А то, какие же мы отец и матушка.
   - Сколько надо? - подняла она, вдруг просветлевшие, заметные даже при свете коптящего огонька, глаза.
   - Тридцать рублей серебром, отступные за каждого из нас, нас трое. И того девяносто. Рубль батюшке. Рубль свадьба.
   - Трое? Ты говоришь о Гнате?
   - А о ком же ещё? Он теперь с нами по жизни, такую тайну ему доверили. Или..?
   - Даже не думай, он хороший парень... А деньги у меня есть. Они на хранении у матушки Пелагеи, в монастыре. Пятьсот рублей золотом. Больше было, но... Моё приданное. Это очень большие деньги. Поверь мне Вася. Мой отец, был купцом первой гильдии. Убили его, когда мне было пять лет, а матушка раньше померла от болезни какой-то. И учили меня в монастыре хорошо. И относились... За такой-то куш, думали постриг приму. А я и так помогала, и монастырю, и сёстрам в трудные годы. И сейчас помогаю. Когда помощи просят. Недавно вот ездила, боярину деньги в долг привозила, якобы от монастыря. Пятьдесят рублей серебром, на оружие и снаряжение, коней ему ещё свежих надо. И детей голодранных он опять из города привёз. Следующей осенью обещал рассчитаться. Расписку дал.
   - Так ты и грамоте и счету обучена?
   - И не только, ещё языкам. Карты могу читать, это там где мы живём, где другие города и страны, только на бумаге или коже нарисованы. Так в завещании было прописано, отцом моим. А дело его, матушка Пелагея ведёт, через управляющего в городе. Он его монастырю отписал. Только, что-то не ладится у них. А дом в городе пустой стоит, мой это дом. За ним управляющий и присматривает.
   - А меня, почему не учила? - Ошеломлённо, спросил он - и не говорила ничего.
   - Так и не просил ты... И не спрашивал...
   - Да, ведь не знал же я, мечтал только научиться.
   - Учиться Васенька никогда не поздно... Вот выглянет солнышко и начнём. А пока одежду нам надо детскую. Хочу посмотреть на детей наших.
   - Вернуться мы Василисушка не можем, ты же понимаешь. Клятву давали. Тем более в дозоре мы.
   - Это мы в дозоре Вася, а новика в любую деревню отправить можем. Он ещё клятву не приносил. У меня с собой пять рублей, мелочью. На пятьдесят копеек, и одежду привезёт, и хлеба нормального, и молока мороженного детям. А потом догонит, а и мы торопиться не будем.
   - Ну, ты даёшь...
   - Я всё ждала, когда ты сам спросишь, кто я, откуда? Как в монастыре оказалась? А пришлось самой всё рассказать. И травы я не пила, только заговоры. А они ни надолго. Тебя подбивала, чтобы ты сам ребёнка захотел, а ты Васенька, только железкой махать, да кулаками. Я тоже железки люблю, но детей как оказалось больше. Дом хочу, мужа и детей.
   И Василиса, разрыдалась, уткнувшись носом в шёрстку Тилы.
   Василий с открытым ртом наблюдал эту сцену. Он первый раз видел, как Василиса плачет. Даже представить себе такого не мог. Вот с кулаками в мужской драке, это да. И это было. Но, что бы плакала?
   Огромный зверь слизывал слёзы женщины с её щёк и громко урчал, успокаивая.
   Почуяв неладное, в дверь сторожки поскрёбся, а потом и, подцепив её когтём, открыл и заглянул Бестан. Увидел плачущую матушку и вздыбил шерсть.
   Василиса поманила его рукой, указывая на место рядом с сестрой. Говорить она не могла. Даже мысленно. В голове сплошной туман.
   Тот осторожно приблизился и запрыгнул на лежанку.
   Василиса обняла и его, целуя мокрыми губами в лоб и влажный нос. Тот облизал её лицо и, прижавшись, замер.
   - Решено - пришёл в себя Василий - это последний дозор.
   Тяжело поднялся и обнял всех троих. Только ножны меча звякнули о край полатей.
  
   Гнат сидел у разгоревшегося костра с кружкой в руке и смотрел на частокол чёрных деревьев, переваривая, то, что сейчас услышал.
   - Неужели, такое бывает - думал он - человек в обличье зверя... Магия ещё какая-то... И оказывается Василий с Василисой всё, почти всё, знали. То-то брать не хотели. Если бы боярин не настоял... А ведь мне после этого дозора клятву давать. И, что я на исповеди говорить буду? Батюшка Евлампий, дураком сочтёт. И всё-таки это интересно. Вот бы побывать, там, в другом мире. Там и зимы-то не бывает... Чудно...
  
   Мысли паренька перескакивали с одной на другую. Он сидел так еще долго, пока не продрог. Покрутил головой, в поисках огромной кошки, прислушался. Нет, не слышно. Встряхнулся и пошёл с обходом. Осторожно, как учили, пробираясь среди деревьев и увязая в глубоких сырых сугробах. Лыжи одевать было лень. Это надо было возвращаться к сторожке и рыться в притолочном пыльном пространстве.
   Потом проведал лошадей, подсыпал им зерна в торбы и вернулся к костру.
   Там его уже ждал Василий.
   Гнат, вновь налил себе кружку взвара из котелка, что стоял с краю костра и присел на бревно напротив.
   - Ну, и что надумал? - после недолгого молчания, спросил старший дозора.
   - Чудно всё это. Но интересно.
   - Ты узнал то, что никому неизвестно и не доступно. И я тебя прямо спрашиваю, ты с нами, или когда придём, к боярину пойдёшь с докладом?
   - Не пойду Василий, и ты это знаешь. Зачем спрашиваешь?
   - Хорошо, тогда, скажу так... Это наш последний, с Василисой, дозор. Мы уходим в город. И мне нужен помощник, нет, не так, нашим детям нужен учитель и защитник. Если согласен, скажи прямо. Нет. Тогда после рейда, расходимся, и ты о нас забываешь.
   - А как же боярин? Ведь без отступных не отпустит.
   - Отступные есть. Скопили с Василисой. И на тебя хватит. Хотя ты клятвы не давал, ты свободный человек. Но за учение и пропитание заплатить придётся. Ведь учил и кормил тебя боярин всё это время не бесплатно. Жить будешь с нами. У нас дом в городе. Я, правда, не видел его ещё, но жена говорит, что большой и места всем хватит. А о деньгах и долге, нам с Василисой, забудь. Не было его. Захочешь уйти совсем, слова не скажем.
   - Жена? Вы венчаны?
   - Пока нет, вот в город переедем, там и повенчаемся. Тут боярин против будет. Пример для других плохой. Года два назад Степана и Алёну запорол насмерть, за то, что просили разрешить. Хоть и не понесла ещё баба.
   - А потом, Василий, через два года, когда уйдут они? В свой мир.
   - Так у меня еще дети будут - улыбнулся Василий - или сам сподобишься, или дело найдём себе по душе. Я вот хочу пекарню открыть. Хлеб людям всегда нужен.
   - У тебя всё просто... А я всё детство голодал. Не дай бог снова.
   - Понятно... Но кто ты был тогда и кем стал сейчас. В общем, дело твоё, думай. А пока, завтра в деревню поедешь, тут версты три, не заблудишься, до тракта я провожу. Нагонишь нас по тракту вёрст за пять дальше. Ждать тебя станем. Привезёшь одежду детскую, зимнюю, на ребят, ты слышал, шести, семи лет. Но бери побольше. Если что Василиса подошьёт. Хлеба нормального, молока мороженого и там, сам смотри, по мелочи чего, рыбы копчёной, окорок... Деньги у Василисы возьмёшь. Это не приказ, можешь отказаться, тогда сам поеду. Детей кормить надо. Да и сам бы рыбки копчёной поел.
   - Поеду Василий, тоже рыбы хочу - улыбнулся Гнат - а ещё посмотреть на настоящую принцессу и принца.
   - Тогда иди, поспи, мы с сыном подежурим. Мне не привыкать, а ему учиться надо. А тебе скакать завтра, целый день.
  
   Утром, еще до рассвета, взнуздав лошадей, Василий проводил Гната до тракта, напрямую, через лес, по старой охотничьей тропе. Тяжело, конечно, по снегу, да с лошадьми, но делать нечего, надо. Потому вернулся к сторожке Медволап поздно, почти к полудню.
   - Василиса с детьми, Пока Василий провожал новика, прошлись вдоль границы. Василий, опередил подругу и детей, вернулся раньше и, к их появлению уже кипятил в котелке, над костром, воду для взвара.
   - Ну, как, всё спокойно? - спросил он мысленно, завидев Василису и своих хвостатых , Бестана и Тилиану.
   - Да, отец - отозвались в голос сразу оба.
   Василиса только улыбнулась.
   Подъехав, Василиса спешилась, отпустила лошадь, легонько хлопнув её ладошкой по крупу. Та лениво мотнув головой, отошла, скосив глаз на руки хозяйки, требуя лакомства. Василиса вытянула из кармана кусочек сахара и протянула на ладошке. Лошадь тут же ткнулась мордой ей в ладонь. Благодарно всхрапнула и сама пошла к привязи, у которой стояла лошадь Василия, с накинутой на шею уздечкой.
   - Ну, что Вася, перекусим и дальше?
   - Да, Василисушка, торопится нам некуда, всё равно до стана мы сегодня не успеем, в лесу придётся ночевать.
   - Ничего, не в первый раз... Лишь бы спокойно всё было. И мороза сильного не было.
   - Это, точно...
   Он всыпал в начинающий закипать котелок горсть сушёных трав. Достал из мешка сухари и кусок копчёного сала. Разложил на тряпице и принялся нарезать.
   Василиса зачерпнула горсть снега и протёрла руки, потом лицо. Встряхнулась весело и устроилась на лавке за столом. Выжидающе глядя на друга. Тот с улыбкой наполнил кружки, одну поставил перед подругой, низко склонившись в поклоне - прошу вас, матушка короля и принцессы.
   Та высокомерно кивнула голову, а потом рассмеялась. Поглядела задорно на развалившихся у костра детей.
   - Родные мои - подумала она, и улыбка медленно сползла с её лица.
   - Матушка, опять? - Одёрнула её Тилиана.
   - Нет - голосом сказала женщина - просто представляю, какие вы у меня, в человеческом обличье.
   - Беленькие и гладенькие - прыснул Бестан.
  - А некоторые и с ма-а-аленьким хвостом спереди - вновь огрызнулась девочка.
   Василий на эти слова разразился громогласным хохотом.
   Василиса тоже усмехнулась.
   - Не ругайтесь, мои хорошие, не надо... - Произнесла мысленно Василиса, глядя на детей.
   Бестан вытянулся на снегу и отвернул голову от сестры.
  
   Солнце уже начало садиться, когда Василий и Василиса вышли к тракту. Расположились в рощице у санной дороги. Притоптали снег, расчистили ногами место двух старых кострищ. Медволап, расседлал лошадей и, обтерев, покрыл их спины попонами. Затем занялся кострами. Василиса приготовила три котелка, набив их снегом, два для себя с другом, один большой для того, чтобы напоить лошадей. Бестан и Тила уже и пообедали и поужинали, двумя зайцами, а Василиса принялась трепать птицу, подстреленную по дороге. Осторожно обдирая кожу вместе с пером.
   Стемнело, ужин приготовлен. Василий и Василиса уже начали беспокоиться за новика.
   Вдруг, Бестан, с рыком сорвался с места и исчез в темноте, но почти сразу же вернулся.
   - Едет ваша потеря - проворчал он и вновь пристроился у горячего бока сестры, возбуждённо втягивающей носом ночной морозный воздух.
   Василий громко, ухнул, подражая уханью филина, три раза и пошёл встречать.
  
  Новик привёз всё, что заказывали. И одежду, и молоко, и окорок, и хлеб, завёрнутый в холстину, и копчёную рыбу, да еще и мочёные яблоки прихватил, полную корзинку. И сейчас они вместе с Василием с удовольствием их грызли.
  
   Поужинали, и Василий приказал устраиваться на ночь Гнату и Василисе, на заранее наломанном еловом лапнике, на месте недавнего второго костра.
   Те спорить не стали и завернувшись каждый в свою медвежью шкуру, легли, тесно прижавшись, друг к другу спинами. С двух сторон от них, вплотную к ним, устроились и скварсы.
   Среди ночи он разбудил сына и дочь, наказал охранять и тоже, завернувшись в свою шкуру, устроился рядом с подругой.
  
   Уже в темноте следующего вечера добрались до третьего зимовья, проехав, не останавливаясь второй. Только мимоходом оглядев рубежи границы. Всё было тихо и спокойно. Также как и на душе. Бывало, душа воет и стонет, нехорошие предчувствия не дают покоя, и тогда жди неприятностей. И предчувствия никогда не были напрасными. Но сейчас их не было. И это успокаивало.
   Каждый знал своё дело и скоро, ярко горел костёр, и топилась печь в зимовье. Обихожены кони и приготовлен нехитрый ужин. Только в этот раз, варить и жарить, не было сил. Перекусили, тем, что было, на скорую руку, и перебрались в сторожку, распределив дежурства.
  
  Дни летели за днями, вот и половина пути, почти, пройдена.
   Поднявшись и плотно позавтракав, на очередной стоянке, пробежались вдоль границы и отправились дальше. С каждым днём солнце припекало всё сильнее, снег потемнел и осел. Лошади тяжело месили копытами сырую податливую и скользкую снежную кашу. Решили вновь пройти двойную дистанцию. Пропустив одну стоянку. А на следующей, кроме зимовья, их ждала ещё и крохотная банька.
   Лошадей поторапливали. И те привычные к нагрузкам ходко месили подтаявший снег. Всхрапывая и оскальзываясь, мотали головами, но послушно несли притороченные сумы и седоков вдоль реки. Бестан и Тила молниями пролетали, по неверному льду реки и осматривали чужие земли по ту сторону границы.
   В ночь, наконец, дошли. И привычно, быстро, приготовились к ночлегу.
  
   Василий дал уставшей своей тройке, утром выспаться, подняв только детей и отправив их в дозор. А сам занялся, сначала, лошадьми, потом, приготовлением пищи и баней.
   Расколотив, топориком, лёд у берега, натаскал в баньку воды и растопил печь. Ободрал пойманного вчера Бестаном зайца, нанизал его на вертел и повесил над костром жариться, натерев предварительно солью с перцем. Поставил с краю костра три котелка, для каши, взвара и лошадей. И устроившись рядом с вертелом, занялся привычным делом, оселком оттачивать обоюдо-острый меч.
   Почти одновременно, вернулись из дозора дети и появились из сторожки заспанные Гнат с Василисой.
   Новик сразу же отправился к лошадям. А Василиса, прихватив полотенце-рушник к реке. Знала, раз банька топится, то прорубь уже есть.
   - Как же так Василий - вернулся от лошадей обиженный Гнат - это же моё дело, лошади, сам же говорил. А ты и сена дал и выгулял, и вычистил...
   - Эх, парень - покачал головой Василий - в дозоре, нет твоего или моего дела, вот, к примеру, ранили меня - и три раза сплюнул через левое плечо - то получается, все замёрзнут и голодными останутся, ведь костры и печи протопить некому, костровой раненый лежит.
   Новик, подумал и, кивнув согласно, припустил к реке.
   Навстречу ему, от берега, поднималась по пологому склону раскрасневшаяся от ледяной воды Василиса.
   - Вот муж у меня будет, всем на зависть - весело пропела она глядя на готового румяного зайца и кашу в котелке.
   - Я для тебя Василисушка и звезду с неба достану, только пожелай...
   - Ну-ну, посмотрим, когда трёх парней тебе рожу и растолстею, и подурнею. Что тогда запоёшь?
   - Ты для меня всегда любимой и желанной будешь, а уж тем более с сыновьями. Только ты про девок забыла. Тоже не меньше трёх.
   - Договорились Вася, только если я столько рожать буду, то до старости не дотяну. И придётся тебе на склоне лет искать новую жену.
   - Тогда два парня и девку, тем более один парень и девка у нас уже есть.
   Ввернувшаяся под руку Тила, лизнула его в щёку.
   Он обнял кошку и смачно приложился губами к её носу.
   Та вильнула хвостом-плёткой и довольная отошла к Василисе и тоже лизнула её лицо. За что получила еще один поцелуй.
   - Ну, начали - недовольно проворчал Бестан и отвернулся.
   Но Василиса подошла к нему украдкой и, обняв за шею, осыпала кошачью морду поцелуями. Тот утробно заурчал и в ответ вылизал лицо приёмной матери.
   - Ну, всё - сквозь смех, проговорил Василий - все за стол. Вон и Гнат уже бежит, потом женщины в баню. Одежду я разложил и приготовил.
   Ему самому не терпелось увидеть своих детей в человеческой ипостаси, как выразился хранитель.
  
   В тесной баньке при свете трёх жировых огоньков, перед Василисой появилась, не успев та сжать колечко, так велико было её желание, девчонка лет десяти, худенькая и беленькая. Светлые густые волнистые волосы, вкривь и вкось обрезанные, обрамляли девчачье личико. Даже здесь, в баньке, при свете вонючих огоньков, было видно, что в будущем, из этой пигалицы вырастет настоящая красавица.
   Василиса прижала к своему телу малышку и опять не удержала слёз.
   - Матушка - заговорила девочка высоким девчоночьим голоском - ну, не надо, плакать.
   От этих слов и звука её голоса Василиса опустилась перед ней на колени и покрыла девчонку с ног до головы поцелуями.
   Девочка не отстранялась и гладила мать по голове.
   Но вот слёзы просохли, и началась помывка, потом одевание. Всё что купил Гнат, всё было коротко. Ведь ему сказали на детей лет шести, семи. А тут...
   Василиса отбросила вещи в сторону и достала свои. Где подвязали, где закатали, но с горем пополам, оделись.
   Василиса, накинув на себя нижнюю длинную лёгкую рубаху, передала с рук на руки девочку Василию, получив взамен, завёрнутого в шкуры мальчика.
   Процедура со слезами и целованием повторилась, повторилась, и помывка, и одевание.
   Мальчик оказался выше сестры на целую голову, но такой же худющий. Такие же волнистые, коротко и неровно обрезанные волосы, миловидное детское личико, только в глазах горел какой-то упрямый огонёк.
   Василиса прикинула и мысленно крикнула Василию, чтобы принёс запасную одежду новика, тот намного, конечно был выше Бестана и в плечах шире, но вещи Василия на нём бы вообще, ни как, не удержались.
   Василий принёс. И опять всё началось с закатывания и подвязывания.
   И вот при свете яркого весеннего солнышка перед Василием, Василисой и новиком стояли рядышком брат и сестра.
   Гнат не сводил глаз с Тилианы, его лицо вытянулось, а глаза почти закатывались. Но он держался, только через силу выдавливая из себя воздух после вздоха. Тилиана игриво посматривала на него и улыбалась.
   - Это, кто же вас так обрезал... - наконец-то, вернулся дар речи к Василисе.
   - Хранитель - проворчал по обыкновению Бестан, ёжась от лёгкого ветерка, забиравшегося под просторную одежду.
   Василий, разворошив свою суму, достал огромные ножницы и подал подруге. Та оглядела, примериваясь к головке девочки и, решительно стала наводить порядок.
   Следом стрижка настигла и Бестана, хоть тот вяло и отнекивался. Теперь язык не поворачивался назвать его Бесом.
   Обескураженный Гнат, получив лёгкий подзатыльник, от Василия и, тяжело переваливаясь с ноги на ноги, побрёл в сторону бани, сжимая в руке, можжевеловый веник.
  
   - Ты Гнат, на девчонку-то, рот не разевай, а то зашью суровой ниткой - загнав его на полку и охаживая колючим веником, приговаривал Василий - не твоего поля эта ягода.
   Парень молчал, сцепив зубы. А перед его взором плыла и плыла картинка прекрасной принцессы, неведомой страны Илии.
   Обедали, тихо и мирно, переговариваясь. Недавний шок уже прошёл, и теперь шло планирование первых тренировок, к которым рвался, что бы, не терять времени, Василий. Василиса, не возражала, подкладывая жирные куски зайчатины, то Бестану, то Тилиане.
   - А человеческая пища вкуснее - уминая за обе щёки, признался Бестан.
   - Угу - с набитым ртом поддержала его сестра.
   Только Гнат опустив нос в тарелку, вяло ковырялся ложкой в каше.
   - Гнат, ты чего такой злой - весело прощебетала Тилиана, отодвигая от себя, пустую тарелку и, берясь за деревянную кружку с ароматным, сладковатым малиновым взваром.
   Тот поднял на неё глаза.
   - Яяя нне ззлой - заикаясь, ответил тот - ппросто...
   - Просто устал наш новик, первый раз в рейде - закончил за него Василий - да и напарил я его от души. Отдохнём все сегодня, а завтра с утра и дальше. Только проедемся мы с ним ближе к вечеру, вдоль реки, посмотрим граничные рубежи. А завтра Гнат опять отправится в селение, здесь недалеко, вёрст десять. За новой одеждой. Он теперь видел, какие вы, не ошибётся.
   Гнат быстро и нервно закивал.
   - Только женскую не бери, мужскую и тёплую. А то вижу я по твоим глазам...
   Продолжать Василиса не стала, пожалев парня.
   Тот опять затряс головой.
   - Спасибо Василиса за обед - Встал и поклонился Василий - пойду я прилягу, что-то морит меня.
   - Спасибо Василиса Андреевна - поднялся и Гнат - пойду баню приберу и дров принесу к ночи.
   Василиса осталась одна с ребятами.
   Бестан, проводив глазами отца и новика, потянулся - как хорошо быть человеком, и есть настоящую пищу, надоели сырые зайцы и лисы. Но почему-то, в шкуре скварса, об этом не думаешь. Пойду тоже, помогу Гнату, руки-то теперь у меня есть, если из этого всего не выскочу на ходу - он похлопал себя по мешковатой одежде.
   - Иди, сынок - отпустила его Василиса - а мы тут с Тилой приберём.
  Василиса набрала в большую плошку тёплой воды из котелка, и хотела было уж сунуть туда руки, подхватив грязную тарелку. Но Тила её остановила.
   - Матушка, не надо. Я маг воды, правда, начинающий, но с посудой справлюсь. Ты только подкладывай посуду.
   Почему-то, не удивившись, Василиса положила туда тарелку. И вода в плошке вдруг забурлила и закрутилась. И сама выкинула на стол чистую тарелку. Очень быстро они перемыли всю посуду, и даже котелки.
   - А Бестан, тоже маг? - спросила Василиса.
   - Да, только огня... Все дети королевского рода маги, очень сильные. Но нас здесь обучать некому. Хранитель времени, ничего не знает о магии огня и воды, так, общие основы. Вот, только просить Бестана продемонстрировать свои способности не стоит матушка. Всё сожжёт и себя заодно. Так хранитель говорит. Хотя, светлячков, вместо вонючих огоньков, повесить, я думаю, сможет. Только пусть потренируется сначала на улице и у реки. Что бы, лес не подпалил. И магичить мы можем только в человеческой ипостаси.
   - Как интересно... Ну, ладно, давай к ужину, что-нибудь придумывать. Мужиков-то кормить надо.
   - Матушка, а ведь вы с отцом тоже маги. Не будь у вас способностей, вы никогда бы нас не услышали. Это тоже сказал хранитель. Только не знаю какие. Вот придёт хранитель, спросим. Я об этом тоже ничего не знаю. И... Мам, дай попробовать копчёного сала. Когда я кошка, оно так противно воняет, а тут на столе, так и притягивает.
   - А, что ж ты не взяла..?
   - Боюсь, вдруг не понравится, и всем аппетит испорчу.
   Василиса отрезала небольшой кусочек сала и кусок хлеба, налила в кружку остывшего взвара.
   - Пробуй...
   Девочка взяла в руки кусок хлеба с кусочком сала сверху, понюхала и осторожно поднесла ко рту. Откусила и замычала, жуя - ка-ак вкусно ма-атушка.
   И мигом слопала весь кусок. Запила взваром.
   - Можно еще?
   - А плохо не будет?
   - Не а... Не знаю...
   - Тогда не дам, в следующий раз, побольше отрежу. Пока не привыкнешь.
  
  
   К вечеру Василий и Гнат стали собираться в дозор. А Василиса развела детей, одну в баню, другого, в сторожку и наказала раздеться. Проверила обоих и сжала в ладошке колечко.
   И в дозор отправились уже четверо. Два всадника и две огромные чёрные кошки, тенями скользившие по обеим сторонам тропы.
  
   Месяц пролетел незаметно, снег за это время почти растаял. Оставался только в глухих тенистых местах леса, да на дне глубоких оврагов. Появились первые подснежники. И каким-то неизвестным образом букетики этих первых цветов, по утрам, непременно, оказывались рядом с Тилианой.
   Копыта лошадей теперь вязли в раскисшей дозорной тропе. Несколько раз, делали длинные переходы, чтобы потом насладиться дневным отдыхом и обществом детей в человеческой ипостаси. Одежда, у детей была, но с каждым днём становилась всё короче и короче. Они росли как на дрожжах. Оказалось, что постоянно меняя облик, они быстрее и развивались. Видно у хранителей были неверные сведения, или, что вероятнее всего, эта сторона магии была плохо ими изучена. И когда все члены дозора заметили это, то дети подолгу оставались людьми, не торопясь менять ипостась.
   Медволап, как-то на привале высказался, мысленно - если так пойдёт и дальше, то через два года вы вернётесь не шестнадцати летними отроками, а сорока летними дедами. Так, что когда вернёмся, никакого больше превращения. И что-то хранитель, больше нас не посещает.
   На, что Бестан ответил - он не может нас найти и будет ждать дома. Несколько раз уже связывался. И огромный зверь постучал себя лапой по голове.
   - И чего ты молчал?
   - Он просил не говорить. Не хочет, что бы вы знали, что и от него можно спрятаться и закрыть мысли. Мы тоже пока этого не умеем, просто не знаем как. Но Тила старается, каждую свободную минуту, пытается закрыться. И даже кое-что у неё стало получаться. Хитрый уж очень этот старик. Всякой ерунды нам в головы понапихал, а нужного ничего.
   - А ты рассказал ему о вашем стремительном взрослении?
   - Нет, пока, нет. Не хочу, что бы и он знал некоторые наши секреты. Тем более в образе человека, я больше воспринимаю этот мир, именно как человек, больше узнаю и понимаю, нежели в образе зверя. За этот месяц я хоть мышцами оброс, и могу держать в руке меч. Пока только держать. Но у меня два года впереди. А до шестнадцати, мы с Тилой быстро доберём. Я уверен, за полгода, а может и меньше. И с магией более-менее смогли совладать. Нам бы еще учителя хорошего, или хотя бы книги.
   - А ведь и рассуждать вы стали не как маленькие дети - задумчиво произнесла Василиса - но это, наверное, и хорошо.
   Перевела взгляд на друга, переходя на беззвучье.
   - Василий, у нас остался последний переход, давай быстро его пройдём. А потом в монастырь. Часть денег надо взять. И Гната сразу в город отправим. Боюсь, не отпустит его боярин. И за отступные не отпустит, а биться со своими... Ты сам понимаешь. Может, возьмём грех на душу, скажем, сгинул новик, или еще чего придумаем.
   - Я могу ему пальцы водой обернуть, их и видно не будет - подала голос Тила - а без пальцев, он дружине не нужен станет.
   - А если потрогает кто? - Спросил Медволап.
   - Так пусть не даётся...
   - Надо с ним самим поговорить, он-то нас не слышит.
   - Ага - согласились остальные.
  
   - Гнат, нужно поговорить - спокойно высказался Василий, на одной из коротких остановок в пути.
   Все разместились вокруг новика. И тот осторожно посмотрел на Василия и Василису.
   - Ты уже решил? С кем ты. С нами или с боярином?
   - С вами, тут и решать нечего - ответил он, твёрдо, глядя прямо в глаза Медволапа.
   - Тогда послушай, что мы тебе скажем. Давай Василиса.
   И Василиса, всё как есть выложила парню.
   Тот кивнул и протянул руку. И тут же его ладонь окружила прозрачная прохладная вода, зарябила, постепенно сползая на пальцы и успокоилась, пальцы стали прозрачны, но не совсем. При любом движении вода волновалась и плескалась.
   - Нет, так не пойдёт - отказался от этой идеи Василий - за колдовство примут и тогда нас просто убьют. А со всеми мы не справимся. С десяток втроём положим и на этом всё. Да, и своих убивать... Нет уж.
   - Тогда, остаётся только торговля - вновь высказалась Василиса - Боярин жаден. Посмотрим, на какой он сумме сломается. Денег хватит.
   - Давай Василиса, ведь ты купеческая дочь, и должна знать в этом толк.
   Новик округлил глаза.
   - Купеческая дочь?
   - Да, Гнатик - хихикнула Тила - наша матушка дочь купца первой гильдии и свободный человек. Только вот, зря она клятву приносила, могла бы просто служить. Но захотела быть как все.
  
   Многому научила детей Василиса за этот месяц. Рассказывала о себе, о Василии, о людях, и их отношениях, о том, что в жизни царит не только любовь, а есть ещё глупость, подлость, зависть, предательство...
   И не только детей учила она. Василий и Гнат освоили грамоту, не очень хорошо, но по слогам читать уже могли. Гнат-то схватывал всё налету, а вот Медволапу давалось наука очень тяжело. Но он потел, злился, и снова потел, но от Гната не отставал.
   И снова дозор тронулся в путь. На это раз кони взяли высокий темп, и дозор двигался быстро. По легкой зелени травы, которая, уже стала пробиваться из-под серой прошлогодней. Лошади несли легко и даже немного радостно. Останавливались редко, только что бы дать отдых лошадям и самим перекусить.
   На третий день были у стен монастыря. Бестану и Тиле Василиса вернула человеческий вид.
   И вот она постучала круглым деревянным молотком, висевшим на цепочке по прибитому к воротам куску железа. Открылось окошко, а потом отворилась и калитка. И Василиса проскользнула внутрь. Калитка тут же закрылась. Прогремел засов и всё стихло.
   Её не было долго. Дозор расположился у стены, выбрав место посуше, и клевал носом под полуденным весенним солнцем.
   Но калитка, всё-таки распахнулась вновь и появилась довольная Василиса.
   - Чего так долго? - Тревожно спросил Василий.
   - Да с настоятельницей, разговор был серьёзный. Просила меня заняться купеческим делом, вместо управляющего, за половину прибыли или найти другого и контролировать его за высокий процент.
   - За высокий... чего?? А, ладно, я не понимаю... Это хорошо или плохо?
   - Заниматься бабе самой купеческими делами, не принято. Да и никто со мной дел вести не будет. Так что, я это сразу отмела. А вот контролировать управляющего, от лица монастыря, за двадцать процентов... Э-э... За часть заработанных денег... Это неплохо. И договор мы уже составили, пока на два года. И за это время я должна подготовить того кто останется вместо меня, если я отойду от дел.
   И ещё мы договорились, что монастырь простит долг боярину, если он отпустит меня и новика. Вроде бы, тот тоже хочет уйти монастырь на левобережье. В мужской, конечно - рассмеялась она - И письмо к настоятелю уже написали. И письмо отцу Евлампию тоже, здесь оно.
   Она похлопала себя по груди.
   - Так что, ты Василий выкупаешь себя сам. Денег я взяла с запасом. А теперь нам нужна одежда новая для детей, оружие всем и лошади. Этих-то боярин не отдаст, как и оружие.
   - Поехали, я знаю, где всё это взять - скомандовал Василий.
   Василий посадил себе за спину Бестана, Василиса Тилиану, приторочив исхудавшие свои тюки к лошади новика и, отправились в городок неподалёку.
   За этот месяц принц и принцесса, уже довольно уверенно держались в седле.
  
   Въехав в приграничный городок-поселение, Василий направил свою лошадь на окраину, в ремесленную слободу. Остановились у добротного дома за высоким деревянным забором. Со двора донёсся заполошный собачий лай.
   Василий спешился и кулаком несколько раз, в определённом порядке, ударил по воротам.
   Приоткрылась калитка и на шее Василия с визгом повисла девчонка, суча ногами из-под длинных юбок.
   Василиса насторожилась и нахмурилась.
   - Сестрица это моя Василисушка, Анечкой зовут - мысленно высказался Василий, уловивший её недоумение и ревность.
   Василиса улыбнулась - а ты не так прост, медвежий сын, скрывал от меня сестру. Ещё меня попрекнул, что не рассказывала тебе ничего...
   - Следом за ней из калитки выполз медведеобразный заросший седым редким волосом мужик. Отодвинул властно девчонку и облапал Василия.
   - А это отец - прокомментировал Медволап, младший.
   Тут распахнулись ворота и, два дюжих бородатых мужика склонились в поклоне, приглашая спутников Василия во двор. Просторный и чистый.
   У крылечка дома стояла молодая плотная женщина и держала в руках корец с крепким квасом.
   - А это матушка, названная...
   Василий, прошагал к ней.
   Женщина в поклоне поднесла корец Василию.
   Тот принял и приложился к нему губами, осушил его и перевернул, показывая, что ни зла, ни обиды нет, ни капли.
   Отдал корец женщине. Та взяла и вновь склонившись, повела рукой, приглашая гостей в дом.
   А у самых ворот девчонка, что висела на шее Василия, беззастенчиво разглядывала Василису и Тилиану.
   А Василиса с Тилой, с улыбками, не сводили глаз с неё.
   - Пошли в дом, покажу ваши комнаты, или вам в одной?
   - Да, Анечка, одной хватит - ласково проговорила Василиса - меня Васи...
   - Знаю, знаю я - не дала договорить ей девчонка, смеясь - Васька все уши прожужжал про тебя, мне, отцу, мачехе. А это, кто с тобой?
   Бросила она взгляд на застеснявшуюся Тилиану.
   - А это дочь наша с Василием, приёмная, а тот мальчишка, сын. Они из чужой страны.
   - Как это ваши, вы же в блуде живёте?
   - Не в блуде, а в любви. Давно бы обвенчались, да боярин не даёт.
   - И не даст - заявила та, категорично - вы же лучшие в дружине. Я знаю, все так говорят.
  
   2
  
   - Нет, отец, я всё решил - говорил Василий за столом, после сытного и обильного застолья - мы с Василисой уходим из дозора и перебираемся в город. У нас там дом. Достался от отца Василисы, купца Андрея Ладного.
   - Ладного? Не тот ли это Ладный, что дорогу нашему боярину перебежал?
   - Не понял отец, как перебежал? Убили же его давно. Лет двадцать назад.
   Отец громко крикнул в сторону дверей - Прохор зайди.
   - Это для тебя сынок, двадцать лет, давно. А для меня, вчера.
   Вошёл один из тех бородатых мужиков, что встречали их во дворе. Медволап-старший кивнул ему на свободное место на лавке, рядом с новиком. Мужик присел и, тут же перед ним появилась огромная кружка хмельного кваса. Но тот даже не притронулся, только поблагодарил, взглядом хозяйку.
   - Прохор, ты помнишь того купца, что караваны в степи водил. Потом еще нашли его со стрелой в спине, недалеко, здесь.
   - Ладный Андрей, звали его, Иван Лукич.
   - А стрела чья, помнишь, была?
   - Степняков стрела.
   - Соображаешь, сын? - повернул голову к Василию отец.
   - Подожди... Это что же получается... Стрела есть, а степняков нет? Они ведь по одному... Только если всей ордой...
   - Вот в том-то и дело Василий. Ладный караваны водил. Со степью торговлю вёл. Сахар, муку, одежду... Туда. Оттуда скот, шкуры, побрякушки золотые, рабов выкупал. Родные за бывших рабов хорошо платили. В общем-то, на выкупе людей, его дело и держалось. Я так думаю. Остальное, попутно. Богател купец, ребяток за годы собрал, что и меч и копеечку в руках держать умеют. Вот Прохор, тогда ещё молодой был, как твой новик, но уже привечал его Ладный и обещал в команду свою взять. Но не случилось. После смерти купца распалась команда. Сам, конечно, не знаю, как на самом деле всё было, но поговаривали, что боярин решил обложить данью купца, вроде как по его земле караваны водит. А тот послал его, сказав, что земля не его, а княжеская, а гильдия и так положенное князю платит. Вот как-то так.
   Потом многие пытались пойти тем же путём, но боярин так никого и не пустил. На пути каравана всегда вставал отряд граничных воев. Правда и резать никто никого не решался, ни караванщики, ни ваши. Может и ходят, шкур-то меньше не стало и бывшие рабы постоянно всплывают, то тут, то там. Но не через эти земли.
   - Василиса, ты слышишь ли? - Спросил мысленно Василий.
   - Слышу - спокойно ответила она - и я всё это давно знаю, матушка Пелагея поведала. Я потому, и мечному, и лучному бою училась, а не в куклы играла. Потому и пошла в дружину два года назад. Подобраться хотела к боярину, да поспрашивать. Только пока случай не представился. Он постоянно с охраной из своих оборванцев. Наверное, и спит с ними, а не с боярыней. Потому и детей у него нет. Простите меня дети, за эти слова. А потом тебя встретила, Бестан с Тилой появились, и перегорело всё. Но если случай представится, я его не упущу.
   - Не представится, сами найдём, родная....
  
   - Василий, Вася, ты слышишь, ли - потрепал его за плечо отец.
   Василий вздрогнул и перевёл на него глаза.
   - Да, отец, прости, задумался. Интересную ты историю рассказал.
   Он посмотрел на новика и сына и чуть заметно помотал головой. Заметив, как Бестан сжимает и разжимает кулаки, а Гнат напрягся всем телом.
   Те поняли его жест правильно и выражения их лиц изменилось.
   - Как у тебя всё строго - ухмыльнулся отец, от которого тоже не ускользнуло движение головы и взгляд сына - одним взглядом осадил молодёжь.
   - Да ладно, тебе отец. Мы же одна команда и должны понимать друг друга. И послушай. Нам нужно пять лошадей, Четыре под седлом и одна вьючная. Оружие и хорошая, прочная, новая одежда. Оружие, каждому из нас по полному комплекту. Включая женщин. Вот деньги.
   И положил на стол туго набитый мешочек.
   - Не хватит, добавлю.
   - Прохор... - взглянул на всё еще сидевшего за столом мужика старый Медвелап.
   И мешок исчез, как и сам Прохор.
   - Ты где столько денег взял Василий, неужель на большую дорогу вышел...
   - Нет, отец, это деньги из приданного Василисы. Как только отступные выплатим, сразу обвенчаемся.
   - Ты думаешь, он вас отпустит?
   - Так не рабы мы ему. А отступные он сам назначил. А новик мой, вообще клятвы ещё не приносил.
   - А детей, вы, где взяли? - снова прищурив глаз, с хитрецой спросил отец.
   - Так в рейде и встретили... - С такой же хитрецой ответил Василий.
   Старый Медвелап расхохотался - весь в отца... пострел...
   - Так яблоко от яблони...
   - Хорошо я тоже, голым и босым тебя не оставлю. Но позже. Как в город переберётесь.
   Василий, ухмыльнувшись, промолчал. А отец меж тем продолжал.
   - Я уж и не надеялся, что ты из дружины уйдёшь. Молодец Василиса. И красна и умна. Повезло тебе.
   - Тут ты полностью прав, отец - ответил серьёзно Василий - повезло.
   Новика и Бестана отвели отдыхать. Баню только затопили, к вечеру согреется. А отец с сыном продолжили разговор, за кружками хмельного кваса. Говорили обо всём, но в основном о будущем Василия. Он наотрез отказался перенимать опасное дело отца, ходить малой ватагой в степи и на север, выторговывать рабов. Это только при новике и Бестане, он так отстранённо об этом отозвался.
   На самом же деле, как только староста деревни отдал Василия в дружину. Не без согласия самого Василия. Старый Медволап, не стал задерживаться в деревне, где потерял жену, в родах, подарившую ему дочь, бросил свою кузню и перебрался с дочерью за ним, в ближайшее селение, ближе к границе. И повстречав тут нужных людей, стал ходить с ними в степи. У границы найти таких людей не сложно. Тем более с его габаритами и силой. Сначала, разбойничали, на той стороне. Впрочем, и степняки занимались тем же самым здесь. А потом, со временем, завязались и знакомства. И они полностью переключились на рабов. Случалось даже так, степняки шли в набег и уводили людей, но недалеко от границы останавливались и ждали Медвелапа с деньгами. За освобождённых, боярин должен был раскошелиться. Правда, княжескими деньгами. Но кто там разберёт, какие деньги княжеские, а какие боярские с Медволапом.
   Не честно? Не хорошо? Да жизнь вообще штука не справедливая и жестокая.
  
   Утром, и кони, и снаряжение были у же во дворе. Василий, горячо поблагодарил отца и Прохора и, собрав свой дозор, отправился в дружину. Детей оставили в доме отца, на попечении сестры и мачехи. Тихой и доброй женщины. Отец же, тоже куда-то ускакал, вслед за ними.
  
   - Что это? - спрашивал, нахмурив лоб, боярин, в дружинном доме, окруженный тремя воями. Подозрительно глядя на три тяжелых мешочка с монетами, перед ним на столе.
   Конечно, встретили их, восторженно. С радостными криками приветствия и со вскидыванием мечей, организовав ровный коридор. Потом торжественный обед, потом отчёт перед боярином.
   - Отступные, Ляксей Ляксеич - твёрдо ответил Медволап - мы уходим из дозора.
   - Что так? Отец? - скривился тот.
   - И он тоже...
   Боярин в сердцах сплюнул, прямо на пол. Но всё же убрал два мешочка, перекинув их одному из своей охраны.
   - Новика не отпущу...
   - Тогда я сам уйду - вышел вперёд Гнат - я клятв не приносил, за обучение и кров, благодарствую...
   И низко склонился в поклоне.
   - Договорились, сволочи...
   Лицо боярина начало наливаться кровью.
   - За новика - сделала шаг к столу Василиса, утягивая Гната за спину Василия - матушка Пелагея прощает вам долг. Вот письмо от неё.
   Лицо боярина разгладилось, и он удивлённо посмотрел на выглядывающего из-за могучей спины Василия паренька. Взял письмо и развернул. Быстро пробежал его глазами.
   - Значит, богу хочешь себя посвятить... - Протянул он, бросая письмо перед собой на стол - ну, что ж... Воля твоя и божья.
   И снова сплюнул - захочешь вернуться, не приму, так и знай - бросил он, и сгрёб со стола последний мешок - расписку протянул он руку к Василисе.
   Та отдала ему, его же, расписку.
   - Вон отсюда, и что бы глаза мои вас не видели.
  
   Через десять минут из крепостных ворот дозора вышли трое, без лошадей, оружия и с пустыми руками.
   Василиса радостно хлопала глазами. Готовилась как к битве, а вышло всё проще. Выставили за ворота, удивлённо и завистливо проводив вои, и всё.
   Василий, улыбался, глядя на подругу и молчал.
   Новик, только пожимал плечами и крутил головой.
  А навстречу по дороге к ним спешили всадники, человек двадцать и впереди всех, на могучем скакуне, Медволап старший.
   Подвели им их лошадей, передали новое оружие и, подняв тучи пыли, все вместе, поскакали назад.
  
   - Переодевайтесь, быстро - бросил сыну отец, как только за ними закрылись ворота дома - после полудня вас в храме божьем ждут, венчаться будете, я всё устроил. А ты - он перевёл грозный взгляд на Василису - что б в бабском была, а не то выпорю, не посмотрю, что вой.
   Василиса низко склонилась перед будущим свёкром.
   - Вот так-то... - Довольно проворчал Медволап - свадьба после венчания. Народ уже приглашён.
   Василий обвёл глазами отцовский двор и только сейчас заметил суету вокруг и кучу народа, снующих, туда сюда, по двору и дому.
   - Отец, воев бы наших позвать... - попросил Василий.
   - Гонцы уже отправлены, сын - усмехнулся тот и вновь вскочил на коня, распахнулись ворота, и он, в сопровождении своей ватаги важно выехал на улицу.
   Ворота уже украшали цветными лентами весёлые девчонки во главе с его сестрой и заливисто смеющейся Тилианой.
   Какие-то женщины подхватили под руки невесту и увели в дом. К Василию подошёл Прохор и с улыбкой проговорил - пошли, что ли, хозяин...
  
   - А нам с тобой, как всегда, конюшня - вздохнул, преувеличенно горько Бестан, оказавшийся рядом с новиком.
   - Пойдём - весело хлопнул Гнат его по плечу - король неведомой страны... Сегодня гонять тебя буду, пока не упадёшь. Теперь я твой учитель. Меч захвати.
   - Да, господин - проговорил Бестан, низко склонившись.
   И оба расхохотались, обнялись и пошли к конюшням.
  
   Не буду подробно описывать обряд венчания. Он, конечно, изменился с тех времён, но незначительно. Скажу только, что долго и торжественно, тянул громогласно, густым басом, батюшка, свою песнь. Много крестясь, прося благословения молодым у господа. Задал положенные вопросы, избегая неудобных, и объявил Василия и Василису отданными богом друг другу.
   Свадьбу гуляли с размахом. Два дня. Приехали поздравить и боярин с боярыней. Да так и остались. Хоть, нет-нет, да и проскакивали у него недовольные искорки в хмельных глазах.
   Вои, свободные от службы, провозглашали здравицы, поднимая кубки, временами меряясь кулачной силой с ватажниками Медволапа, без этого никак, свадьба же. Потом мирились и вновь поднимали кубки. Знахарка, которую тоже привезли с собой вои боярина, тут же залечивала и восстанавливала свёрнутые носы и кровоточащие дёсны после выбитых зубов.
   Пока гости праздновали, Медволап-старший отправил в город двух женщин в сопровождении своего ватажника, приготовить дом Василисы, снабдив их кругленькой суммой денег. На ремонт, если понадобиться, и для охраны.
  
   - Нас хранитель зовёт - подошёл к Василию Бестан на третий день после свадьбы - он в нашем старом доме. Ждёт. Говорит, что всё принёс, как мы просили.
   Тила к этому времени научилась закрываться полностью, потому и не смог до неё достучаться хранитель времени. Стало получаться и у Бестана, но он держал сознание открытым, как раз на такой случай. Василий и Василиса, предпринимали только первые шаги в этом. Тяжело, натужно, с головными болями и срывами, приводящими в бессознательное состояние.
   - Седлайте лошадей - кивнул он сыну и Гнату.
  
   - Вот Ваше величество - поклонился хранитель - книги по магии... Воды и огня.
   - Высочество - поправил его Бестан.
   - Это ненадолго, Ваше величество... И вам надо появиться в нашем мире. Хранители хотят вас видеть. Хотят знать, что вы живы и здоровы.
   - Ведите хранитель. Я тоже хочу посмотреть на них и на свой мир.
   - Все? - Спросила Василиса, стоя позади Тилианы и обнимая её.
   - Можно всем.
   - А как же лошади? - спросил Гнат.
   - Можно и с лошадьми, только ведите их в поводу. Окно открыто, сразу за домом, я держу время.
  
   Ночь, звёздная ночь, встретила их, на той стороне врат. Две луны мягко лили свой призрачный свет на этот мир. И в их сиянии мир выглядел, неживым, мистически пугающим и нереальным. Тени от редких облаков, освещенных двумя лунами, блуждали вокруг, словно призраки, навевая страх. Фигуры встречающих их, склонённых в поклонах людей, казались, сотканы из этих серебристых теней-призраков.
   Василий и Василиса передёрнули плечами от пробежавшего по спине внезапного озноба. Сердца в груди стучали, пытаясь вырваться на свободу и взлететь к звёздам. Новик дрожащей рукой ухватился за стремя, с усилием разгибая подкашивающиеся ноги, не сводя глаз с двух лун. Бестан и Тилиана прижались к своим родителям.
   - Разрешите, Ваше величество, Ваше высочество - разрядил гнетущую атмосферу своим голосом хранитель времени - представить вам хранителя врат, и хранителя образа.
   Оба хранителя выпрямились и вновь поклонились.
   Чуть в стороне проявилось еще одно окно.
   - Прошу вас - донеслось из-под капюшона одного из встречающих хранителей.
   Хранитель времени первым, показывая пример, шагнул в него и исчез. За ним, сдерживая дрожь, прошел Василий, обнимая за плечи сына. За ними, Василиса, с крепко держащейся за её руку Тилианой. Потом Гнат с лошадьми в поводу и следом оба хранителя.
  
   На этот раз оказались во дворе замка. Тёмные, почти черные стены, вознеслись вокруг, закрывая собой сместившиеся луны. Только у входа в замок, горело несколько факелов, в руках у вытянувшихся вооруженных мечами и щитами людей.
   Хранитель времени жестом пригласил следовать за собой.
   У Гната вежливо, но настойчиво отняли лошадей и увели. И тому ничего не оставалось, как последовать за друзьями.
  
   - Ваше Величество, Ваше высочество - с поклоном встретил их ещё один хранитель с толстым посохом в руках, в ярко освещенной сотнями мелких светлячков зале, под потолком. Из зала, вверх, посредине, и по бокам поднимались ступени роскошных лестниц. Светлячки не висели на месте и всё время, завораживая сознание, перемещались. И это не насекомые, а парящие в тишине сгустки магической энергии. Бесспорно, это красиво, но разглядывать и удивляться, не было времени. Их всё время куда-то приглашали и отвлекали.
   - Хранитель традиций - представил его их старый знакомый.
   Тот опять склонился в поклоне и выпрямился - прошу, следуйте за мной. Хранители уже собрались. А пока мы идём, Ваше величество, Ваше высочество, я вложу вам в голову, некоторые знания, которые вы усвоите быстро и безболезненно. Это знания о хранителях, как их различать и короткая история каждого, сегодня здесь присутствующего.
   Поддержите детей - попросил он Василия и Василису.
   Остановился и приложил свои старческие, но ещё сильные ладони к головам Бестана и Тилианы.
   Глаза детей затуманились, Василий крепко прижал к себе сына, а Василиса дочь, не давая им, опустится на мрамор пола.
   Прошло некоторое время и, хранитель отдёрнул руки.
   Тела детей вздрогнули, и взгляд прояснился. Бестан потёр лоб и встряхнулся. Тилиана же развернувшись, приникла к груди Василисы и немного так постояла, приходя в себя.
   И вот распахнулись огромные двустворчатые двери, позолота и орнамент, нанесённый на них, впечатляли. Хранитель сделал шаг и остановился. Ударил своим посохом об пол и громогласно произнёс.
   - Его высочество, наследный принц короля Илии Водомира пятого и королевы Ирилианы. Тилиана, принцесса, дочь короля Илии Водомира пятого и королевы Ирилианы. Герцог и герцогиня Медволап. Приёмные родители. Барон Новик дель Гнат, учитель боевых искусств и телохранитель.
   У Василия и Василисы вместе с новоиспечённым бароном глаза полезли на лоб после этого объявления, и они впали в ступор.
   - Так надо - прошептал сзади хранитель времени - у их высочеств не могут быть родители простолюдины. Идите следом и ни на шаг не отходите от детей, что бы, не происходило.
   - Не молод ли барон для учителя? - донёсся откуда-то сбоку тихий голос, обращенный, по-видимому, к хранителю времени.
   Гнат скосил глаза в ту сторону и заметил рослого, но уже не молодого воина, в красивой расшитой серебром и золотом форме. Форме, не одежде, как могло бы показаться. Потому, что и другие, люди, стоящие у дверей, с обнажёнными наполовину мечами, были одеты в схожие мундиры.
   Времени ответить, у хранителя не было, так как он вышел вперёд, и повел всех за собой к небольшому возвышению, посреди роскошно украшенного зала, с белыми колоннами и мириадами светлячков парящих в вышине, из-за которых и потолок не просматривался. На возвышении стояли два кресла чёрного дерева с золотой инкрустацией. Одно побольше, другое поменьше. Согласно его инструкциям большое кресло занял Бестан, второе Тилиана. За их спинами и чуть левее встали Василий и Василиса. Место телохранителя, оказалось у тронного возвышения, перед ступенями.
   Хранители, в балахонах, таких же как и у хранителя времени, выстроились в линию правее от возвышения.
   Хранитель традиций вновь ударил посохом об пол.
   Прошу господа хранители... Вы хотели лицезреть Их высочеств... Внести мантии мира...
   Двери вновь распахнулись и два человека в такой же красивой форме, как и те, что стояли, совсем недавно, с той стороны дверей, внесли две белые расшитые золотым и зелёным мантии и направились к возвышению. Но путь им преградил Гнат.
   - Надо пропустить - попросил его тихо, стоящий рядом хранитель времени.
   Гнат сделал шаг в сторону, но руку с рукояти меча не убрал.
   Оба гвардейца, как позже объяснили Гнату и остальным, гвардейцы из личной гвардии Их высочеств, поднялись на возвышение и склонились в полупоклонах.
   Сначала поднялся, мысленно, инструктируемый, хранителем, Бестан и позволил одеть на себя эту мантию, потом поднялась и Тилиана. Сверкнула где-то под потолком молния, запахло озоном, за стенами замка прогромыхал гром. И вновь хранитель традиций опустил свой посох на пол.
   Магия мира приняла наследного принца и принцессу. Как видите принц и принцесса живы и здоровы. И на этом я закрываю аудиенцию у их высочеств.
   - Да, всё правильно - донеслось от хранителей - их высочеств ещё рано показывать миру. Мы убедились, что это именно они... И готовы и дальше служить на благо нашей Илии. Возвращайтесь в положенное время Ваше величество, Ваше высочество. Мы ждём.
   Два тех же самых гвардейца помогли снять мантии мира и торжественно удалились из зала.
   Нам пора, здесь небезопасно - раздались у всех, кроме Гната, в головах слова хранителя времени - Идите за мной.
   И первым двинулся, но не к парадным дверям, а назад за тронное возвышение. Открыл неприметную дверцу и, все, друг за другом, прошли в неё, оказавшись в просторной комнате, без мебели. Тут их уже ждали хранитель врат и хранитель образа. Вспыхнул овал портала и хранители пригласили всех пройти сквозь него, а потом прошли и сами.
   - А кони? - Вскрикнул Гнат.
   - Они уже в вашем мире - ответил один из хранителей. Потом что-то прошептал и открылся еще один портал. Сквозь него были видны их кони и старый дом.
  
   Собрав книги в стопку, замотали их в шкуры с полатей, а больше здесь и брать им было нечего, вскочили на коней и поскакали в дом старого Медволапа.
   - Посмотрел, называется - сокрушался Бестан, по приезду - и ни черта не увидел, одни стены и капюшоны.
  
  
   А еще через два дня, сердечно попрощавшись с отцом, сестрой и женой Медволапа старшего, отправились в город. Где уже был проведён необходимый ремонт дома, отмыты полы и стены. Побелены печь и потолки. Снаружи поставлен новый высокий забор, калитка и ворота. Немного задержались с полами в доме, но к приезду хозяев, плотники должны успеть. Об этом им сообщил приехавший накануне ватажник. Две женщины так и остались в доме, в качестве служанок. И платить им, не принимая никаких возражений, вознамерился сам отец Василия.
  
   Дом Василисы был не просто большой, а огромный. Одноэтажное строение из обожжённого красного кирпича под черепичной рыжей крышей. Огромные окна из толстого полупрозрачного стекла, зеленоватого цвета.
   Василий просто обомлел, разглядывая его с высоты лошади.
   Гнат, не так сильно, как Василий, впечатлившись, спрыгнул с лошади и постучал огромным железным кольцом-ручкой по калитке.
   Где-то там за забором послышались шаги, и женский голос спросил - Кто? Хозяев нет.
   - Открывай тетка Анисья, я это, Василий Медволап - откликнулся с лошади Василий.
   - Ох, ох - запричитал тот же голос и калитка распахнулась. Мимо неё проскользнул Гнат, чем-то там громыхнул, и открылись тихо, без скрипа широкие ворота.
   Василиса долго ходила по дому, рассказывая и показывая, что где стояло, что как лежало. В своей комнатке присела на единственный кособокий табурет - а здесь, была моя светёлка. А за стенкой няня...
   Нечаянная слеза слетела со щеки. Но Василиса взяла себя в руки и посмотрела на Василия.
   - Здесь нет, ни лавок, ни кроватей, ни сундуков. Один стол вон в кухне. На чём спать думаешь, муж мой, богом данный, герцог Медволап?
   - Там в конюшне, и кровати, и сундуки, и столы, и стулья мягкие красивые - ответил, разыскав их, за Василия, Гнат - я еле, еле коней по стойлам развёл, пришлось переносить всё и растаскивать. Сейчас с принцем и займёмся. И ты принцесса, тоже пошли, там мелочь всякая, не перетаскать.
   Он уже перестал смущаться и краснеть перед ней. Но иногда подолгу не сводил с неё глаз, пока никто не видит.
   - Пошли уж все вместе, и амбар заодно посмотрим и баню - расправила плечи Василиса, отцепляя от пояса перевязь с мечом и клинком поменьше.
   В светёлку, бочком, нерешительно протиснулась женщина, лет сорока, на вид, и низко склонилась перед Василием - прости нас хозяин, хозяюшка - отвесила она ещё один поклон - раньше завтрева вас не ждали... Не успели... Анисья вот стряпнёй занялась, а я стиркой... А это - обвела она рукой пустую комнатку - шабашники обещались всё завтра назад перетаскать. Полы они в доме меняли. Недавно, только закончили, да и мы после них прибирались...
   - Хорошо... - Кивнула с улыбкой Василиса - Баньку бы нам истопить...
   - Это я мигом герцогиня - вместо служанки подхватился Василий.
   Женщина всплеснула рукой, поворачиваясь к Василию - так, чиста баня и воды мы натаскали Василий Иванович, дрова тоже.
   - Как зовут? Тётку Анисью знаю...
   - Настасья я... Фрола Забитного покойного, супружница. Сгинул он на той стороне Ваше. Но батюшка твой не дал с голоду помереть и сыновей пристроил и меня. Низко кланяюсь ему и тебе Иванов сын. И тебе молодая хозяюшка.
   Она отвесила еще два поклона.
   - Ладно, займись своими делами, а мы вещи в дом перетаскаем и баню затопим - махнул рукой, отпуская тётку, Василий.
   Трудились не покладая рук, пока небо не вызвездело. Перекусили только один раз. Но освободили, и конюшню, и амбар. Перенесли и неподъёмные сундуки. Потом Василий с Гнатом и Бестаном отправились в жарко натопленную баню. А женская половина принялась разбирать сундуки и стелить, на скорую руку, постели. Каждому досталось по комнате. Но Гнат устроился напротив дверей принца и принцессы на огромном сундуке. Перенеся из своей комнаты соломенный матрац, застелив его куском плотной ткани и одеяло из козьей шерсти. Проверил огромные окна из толстого стекла и занавесил, той же тканью.
   После мужчин и Василиса с Тилой отправились в баню, намылись быстро щёлоком, смыли дорожную пыль с волос и тела. У обеих, уже, волосы отросли до плеч. У Тилианы наметилась и фигурка. Из нескладного воробушка она превращалась в красивую белую лебедь.
   Потом долго пили горячий малиновый взвар со свежими сладкими пирогами.
   Но и, выспавшуюся белую лебедь, на утро, Гнат, почти насильно вытащил во двор, с молчаливого согласия Василисы. Бестан был уже там. Сидел на крылечке и сладко позёвывал.
   - Так вот, господа, прынц и прынцесса - не добро, ухмыльнулся Гнат, оглядев их с высоты ступеней - пришла пора заняться мне вами всерьёз. Хотите вы того или нет.
   Бестан и без слов понял, о чём идёт речь и с готовностью поднялся. Тилиана же, подозревая, что-то неладное, нерешительно начала отступать за угол дома.
   - Куда? - Прикрикнул на неё Гнат, а ну, иди сюда...
   Принцесса, тяжко вздохнув, вернулась.
   - Начнём с того, с чего и я начинал, с камней. Вон, я уже всё приготовил.
   В углу двора лежали четыре внушительных камешка.
   Берём в каждую руку по одному и за мной вокруг дома. Кто бросит, восемь кругов дополнительно. А если вы думаете, что не смогу вас заставить, то вы ошибаетесь, смогу... Всё, начали...
   И начались тренировки. С каждым днём, учитель увеличивал и увеличивал их время.
   До обеда с камнями, после обеда с тренировочными мечами. Их он выстрогал из тяжёлой древесины и сбалансировал, что бы, руки не вывернули.
   Бестан, понемногу, втягивался, закусив губу, через силу, но делал, что приказывал учитель. А Тилиана, всё норовила ускользнуть от Гната, ссылаясь, на то, что книги, время не остаётся почитать, то на то, что устала и нога болит - что надоел, ты Гнат, хуже горькой редьки. Отстань...
   Гнат терялся, если принца он мог еще заставить, пристыдив, а то и подзатыльник отвесить, пока сестра не видит, то с Тилианой не знал, что делать. И, в конце концов, пошёл к Василисе за советом.
   Та тоже не знала, что сказать и, уже сама пошла, просить помощи у Василия.
   Тот, с нанятыми каменщиками, сооружал в добротном амбаре хлебопекарную печь.
   Василий выслушал, отломал от дерева, что одиноко росло во дворе, тонкую хворостину и пошёл на поиски дочери.
   Та, увидев отца с хворостиной, попыталась скрыться, но куда там, от лучшего-то воя приграничья.
   - Буду, буду заниматься, отец не надо - разревелась она, продолжая выворачиваться из его руки.
   Медволап отбросил хворостину, так и не применив и, пряча улыбку в реденькой бороде, грузно зашагал назад к амбару.
   - Ябеда - бросила она Гнату, проревевшись, но меч в руки, снова, взяла.
   Так прошло еще два месяца. Бестан и Тилиана втянулись в тренировки. Василий затопил свою печь и испёк первые хлеба. И теперь у ворот, каждое утро, выстраивалась очередь. Хлеб у него получался необычный, вкусный, чуть сладковатый, мягкий и рассыпчатый. За рецептами он не раз ездил в свою деревню, к бабушкам пекарицам.
   Василиса нашла нового управляющего для купеческого монастырского дела, а сама взвалила на себя всю счетную часть.
   В один из таких дней появился хранитель времени. Привёз ещё книг по магии. Отобедал с ними. А потом, укладывая по одному на лавку, начиная с Бестана и закончив Гнатом, вкладывал им знания своего мира. Затем попрощался и ушёл.
   На это время обе служанки были, под разными предлогами, удалены из дома Василисой.
   Хранитель ушёл, а головная боль, после принятия знаний осталась. Бестан и Тилиана забрались в свои постели и уснули. Василиса тоже. Гнат устроился на своём сундуке и, превозмогая головную боль, не смыкал глаз. Василий же, потирая виски, ушел к своей печи, и там забыв про боль, занялся любимым делом.
   Первой, среди ночи, проснулась Василиса и заставила Гната забраться под одеяло, отобрав у него меч. Нашла в амбаре Василия и тоже прогнала его отдыхать.
   К утру здоровье вернулось. Пришли и знания. Василий и Василиса долго удивлялись, что у них появились способности к магии. Василий как и Бестан стал магом огня, правда очень слабым. А Василиса магом земли, и тоже её способности чуть теплились. И развить их вряд ли удастся. Так писалось в книгах, что принёс хранитель. Но никто из них не расстроился. Появились знания и этикета королевского двора и титулования знати Илии. Языка, письма и счёта.
   Через несколько дней приехал Медволап старший и бросил на стол перед Василием, звенящий мешочек.
   - Это то, что я обещал, здесь немного, сто рублей золотом. Но лет на пять безбедной жизни хватит. Потом еще привезу. Это прибыль с лесопилки, что мы организовали с моими ватажниками. Да, я слышал, ты и сам неплохо устроился, хлебопеком стал, взнос в гильдию внёс. Молодец Василий Иванов сын. Еще слышал письмо и счёт освоил. Ты уж не обижайся Василий, но Настасья мне всё рассказывает, что у вас в доме происходит. Должен же я знать, как сын живёт. Помочь вовремя, или предостеречь. Когда и предупредить. Сестра твоя вот заневестилась. Как думаешь, может за Гната её отдать. И ты рядом и невестка моя. Матушка Пелагея сказывала, что купеческим делом Василиса занялась. Она и не нарадуется. Дела у меня с ней. С настоятельницей... Монастырский лес прореживаю. Там этого леса на тыщу лет хватит. И ей прибыль и нам. С боярином больше дела не веду. Надоел. Жаден, не в меру, стал, на старости лет. И куда ему, ни детей, ни внуков? - Выдал за один выдох отец.
   - Насчет Гната... - улыбнулся Василий, выслушав - Не знаю отец, тут его самого спрашивать надо. Он свободный человек. За обучение Бестана и Тилианы твёрдую монету получает. Не берёт, но я откладываю. Да и сестрёнку спросить бы надо. Не вещь ведь, всё-таки. Живой человек.
   Отец кивнул и приложился к большой кружке заморского вина, что поднесла ему Василиса.
   Они с Тилианой, быстро накрыли стол. И Василиса тихонько выставила девушку из горницы. А сама, по праву хозяйки и невестки осталась у стола, следя, что бы кружки и тарелки перед дорогим гостем не оставались пусты.
   К концу обеда разомлевший и слегка захмелевший Медволап старший, с прищуром, уставился на сына.
   - А теперь Василий, отцу, как на духу, кто ваши приёмыши?
   - Отец, если я скажу, ты ведь, до самой смерти связан будешь по рукам и ногам, этой тайной, ты хочешь этого?
   - Говори.
   - Хорошо... Но... Ладно... Бестан наследный принц, страны Илии, Тилиана принцесса. Король и королева погибли, и мы воспитываем их. До шестнадцати лет. Это возраст восхождения на престол, их мира. Мы с Василисой герцоги Медволап. Гнат, барон Новик дел Гнат. Доволен? Ты хотел знать, ты узнал. Что теперь..?
   - Вона как? - Промычал Медволап старший.
   - Тебе отец, я запретить молчать не могу, но посоветовать... Даже думать забудь о том, что я сказал, тем более начинать свою игру в отношении моих детей. И в отношении Гната, тоже.
   Василиса присела за стол и налила себе чуть-чуть вина, уставившись на свёкра.
   Медволап поднялся и недоверчиво посмотрел на сына и присевшую Василису.
   - И как вас теперь называть?
   - Да, брось отец...
   - Не брошу...
   - Отец... - с укоризной посмотрел ему прямо в глаза Василий.
   - Хорошо Василий, Василиса... Чем я могу помочь?
   - Да, ничем особо - развёл руками Василий - охраной может быть дополнительной... А так у нас всё есть. И, знаешь отец, отправь сестрёнку к нам, и грамоте и счету Василиса научит, а Гнат, и меч, и лук держать. С кистенём и ножом управляться. Может и не надо этого сестрёнке, но обидеть её никто уже безнаказанно не сможет. Пусть даже и муж.
   - Что ж, я подумаю насчёт охраны, есть у меня два смышлёных и преданных мальца. А с дочкой, наверное, так и поступлю, может и с Гнатом тут у них сложиться. Неплохая партия была бы. И приданным, я не обижу. Только ты ей тут спуску не давай. Дерзка и своевольна не по возрасту. Ну, так без матери росла, а мне всё некогда... Ладно, давай сын заканчивать обед, остыло всё... Нет греть не надо...
   Осадил он вскочившую Василису.
   - Пойду я полежу, стар стал. Устаю и хмелею быстро. Да обдумаю спокойно всё, что ты мне тут сказал. Вечером баньку истопи, посидим. Уж больно вино у тебя хорошее.
   - Я тебе отец и с собой его приготовил, говорят аж с самой Византии.
   - Вот за это спасибо, сын...
  
   Утром Медволап, наскоро позавтракав, вскочил на коня и понесся в город вместе поджидавшими его у ворот двумя ватажниками. Предупредив перед этим - Сегодня не вернусь, к себе поеду. А через пару дней встречай сестру. И моих парней. Кстати, займи их чем-нибудь, что бы без дела не слонялись.
  
   Через два дня, как и обещал отец, прибыла сестрёнка Василия, Анна. Недовольная и уставшая. И два молодых ватажника. Они вряд ли были старше Гната. Теперь их непосредственного начальника. И тот сразу увёл их за дом, даже не дав отдохнуть с дороги, и поесть.
   - Я должен знать, чего они стоят - бросил он Василию - на том свете отдохнут.
   Василий пожал плечами - только не перегни палку Гнат, не преврати их в своих врагов - шепнул он, оттянув его за рукав в сторону.
   Гнат кивнул и ушёл.
  
   А вскоре, на весь двор раздался рёв Гната - ....(не печатные выражения)... это кто же вас учил... Руки бы оборвал... Ни меч держать, ни....
   Бестан покатился со смеху и присел, держась за живот, Тилиана скромненько захихикала. А Василиса с Анной, просто улыбнулись.
   Василий растерянно покачал головой.
   - Он и с вами так тренировки проводит? - Спросил он у Тилианы.
   - Не-а, при мне ни одного плохого слова, а вот братику достаётся иногда, когда меня нет. Я слышала.
   Василий вздохнул и пошёл разбираться.
   Появился он на площадке вовремя. Гнат возил обоих охранников носом по посыпанной песком площадке.
   Василий остановился и спокойно позвал - отпусти их барон.
   Парень повернул голову на голос и выпустил "молодёжь" из рук.
   - Чего тут у тебя? Ты так орёшь, что весь дом переполошил.
   - Да, вот Василий, сказал им, что меч держать не умеют. Так они решили, что вдвоём мне бока намнут и без мечей. Вот и мнут.
   Охранники не торопились подниматься, лёжа лицом в песок и не шевелясь.
   Василий улыбнулся.
   - Отправляй их мыться, и пусть приводят себя в порядок. Сегодня отдых. А завтра вместе со всеми, как положено, сестра моя тоже на твоей совести. И учти, барон, через три четыре месяца, они хотя бы от Тилианы не должны отставать. И не ори так больше. Всё же бабы в доме.
   - За три месяца от Тилы? Да, ты что Василий, она и Бестана через раз укладывает, вёрткая и жилистая зара... Девчонка. А с мечом и я за ней еле-еле успеваю. А ногами машет... Что твоя кабы... Э-э, в общем только успевай уворачиваться.
   - Барон, ну, что за манеры? Ты же не в дружине.
   - Простите ва... Блин, прости Василий.
   - Ладно, сегодня выходной, всем. И баню истопи. Анна натёрла себе всё, с непривычки-то, верхом. Мне некогда, хлеба вот-вот подойдут.
   - Ты сам-то, когда в круг последний раз вставал? - Хитро спросил новик.
   - Ты прав Гнат, расслабился, вот завтра со всеми вместе и встану и Василису позову. Хотя нельзя ей, наверное. В тягости она.
   - Здорово, еще один ученик у меня будет - похлопал по плечу Василия, улыбаясь Гнат - рад за тебя, правда рад.
   И пошёл к огромной бочке с водой, на ходу стягивая через голову рубаху.
  
   За ужином Василий в приказном порядке объявил сестре, что она теперь будет учиться, как и все. Грамота, счет, тренировки.
   - Попала ты, Анечка - хихикнула Тилиана - наш Гнатик из тебя все соки выпьет.
   Гнат посмотрел на Тилу - из тебя выпьешь, сама кого хочешь замордуешь... У меня вон вся грудь один сплошной синяк, чуть рёбра не переломала...
   - А ты поворачивайся шибчее Гнатик и не зевай. Да, и твоя же школа.
   - Моя - вздохнул учитель - моя...
   Бестан прыснул в кулак. А Василий улыбнулся - не прогадал он с новиком. Ох, не прогадал. А как смотрит на него сестра. Прав был отец, может и правда сложится у них. Баронесса, блин, дел Гнат.
   - Я тоже с вами завтра в круг встану - посмотрел на друга Василий - усовестил ты меня. А к хлебам Настасью поставлю, давно просится. Василиса, ты не против?
   - Нет, не против, тебе давно помощник нужен. А мы справимся, или наймём еще кухарку. И лавку бы тебе открыть. Чтоб самому по утрам у ворот не стоять. Я уже присмотрела. Хочешь, завтра вместе посмотрим. И не дорого.
   - Хорошо, обязательно посмотрим, и как мне это самому в голову не пришло. Я ведь ещё сладкой выпечкой хотел попробовать заняться. Да, как торговать ей, мелкая она. А кто в лавке сидеть будет? И охрана нужна.
   - Я уже нашла такого человека, мальчишка, что таскает за твоими покупателями корзины. Я говорила с ним. Он, и письмо, и счет знает. Раньше пока мать жива была, она в купеческой семье прислуживала, там, помогая матери и научился. А сейчас отец, неизвестно где, один остался. Вот и выживает, как может. Мы тут подкармливаем его. А то совсем, мальчонка, дошёл. А насчет охраны это к Гнату. Он старший над ними, так, что это его забота.
   Василий кивнул - золото ты у меня, а не жена.
   Василиса улыбнулась, но промолчала, опустив глаза в стол.
  
   Дни летели за днями, кончилось лето, начались дожди, не за горами и зима. Василий открыл лавку, и она приносила хороший доход. Пытались, было, лихие люди потребовать с Василия, что бы и им копеечка перепадала. Но их больше никто не видел, да и не искал. Только как-то под утро Василий, Гнат и Бестан чистили свои мечи, украдкой от женщин. А потом Василий объявил выходной для них. И тренировку проводила Тила. Чему не все оставшиеся были рады.
   Первое время Анна, не вынеся напряжения первых тренировок, и ревела, и рвалась обратно к отцу и даже скандалила с Василием. И тот сделал вид, что согласился.
   - Возвращайся, и пусть отец отдаёт тебя замуж. Пятнадцать лет, пора уже.
   И девчонка, украдкой бросив взгляд на Гната, опустила голову, вытерла слёзы и сопли, и взялась за меч. Но теперь уже втянулась и ей это, даже, стало нравиться.
   Подтянулись и два молодых охранника, присланных Медволапом старшим. И всё чаще меж ними разгорался спор. Никто не хотел скучать целый день в лавке, глядя в окно. Толи дело, скакать и прыгать на свежем воздухе. А потом, проводив девчонок в баню, залезть в бочку с водой и блаженно замереть остывая.
   Два раза в седьмицу и Василий принимал участие в тренировках. Всё-таки, и на лавку, и пекарню время не хватало. Василиса стала плохой помощницей, только советчицей. Ходила, уточкой, поддерживая живот и с завистью наблюдала, как резвится молодёжь на мокрой площадке. Как стучат деревянные мечи и раздаются охи и ахи.
   Часто приезжал отец Василия. Собирался уже купить рядом дом и переехать в город. Но пока держали дела.
   Два раза появлялся, и хранитель времени, привозил новые книги, забирал старые, изученные, от корки до корки. Вливал знания и вновь исчезал.
   Тилиана и Бестан не напрягаясь, оперировали своими стихиями. Но применить их в полную силу, было негде. Вокруг люди. А выезжать за город у Василия случалось не часто. Отправлять же Гната одного, запретила Василиса. У Василия и Василисы, тоже получалось, слабенько, но всё же. С десяток светлячков мог зажечь Василий или нагреть бочку воды на улице. Василиса вообще не напрягалась, боясь за ребёнка.
   Пролетела и осень. Снег покрыл землю. Из труб домов повалил дым. И жизнь в городе замерла. Но не в доме Василия и Василисы. Здесь как раз происходило самое интересное. Василисе пришло время рожать.
   Вовремя появился хранитель. Посмотрел на неё, и ни слова, ни говоря, ушел. Скоро, вновь объявился, колотя кольцом в калитку. Он теперь не ходил в своём балахоне. Василий приодел его, что бы, не привлекал внимания. Но в этот раз появился не один. Привёл мага целителя из своего мира.
   Тот принял роды и вручил счастливому Василию сопящий розовый комочек, завёрнутый в одеяло. Попрощался с принцем и принцессой и они с хранителем покинули дом.
   Ничего не понимающие, не посвящённые домочадцы, проводили этих странных людей, испуганными взглядами. Особенно после слов - ваше величество, ваше высочество, ваша светлость, господин барон...
   А Гнат, оглядев, своих подопечных и женщин, прислуживающих в доме, зло проговорил - если, только, кто словом обмолвится, убью. Ясно? И это я не шучу. Вы меня знаете.
   После этих слов молчание было гарантировано.
  
   На следующий день поднялась и роженица, а еще через два дня, опять прибрала бразды правления в доме. Сброшенные временно на Тилиану. Она успевала везде, и с ребёнком, и в лавке Василия, и с проверкой купеческого монастырского дома. Её малюсенькая закрытая коляска, поставленная на широкие полозья, мелькала то тут, то там, в разных уголках города, в сопровождении конного охранника. Который мог уже один выйти против четверых вооруженных татей. Да и сама женщина не забыла свои навыки, теперь часто появляясь на тренировках.
   Приехали и отец Василия, с мачехой, и основательно поселился в их доме. Лесопилка встала с началом зимы. Лёд закрыл реку, остановив колесо, приводящее в движение пилы. Толстый слой снега, перекрыл доступ в монастырские леса. Что оставалось делать в маленьком приграничном городке. Правильно, ничего. А тут дочь, сын, невестка, внук. Суета и нужность друг другу.
  
   Пролетела и зима. Ярче засветило солнце, громче запели птицы, зазвенели капели. Снег потемнел и осел. Подул ветер, прогоняя морозы, очищая землю от стужи и освобождая место для прихода лета.
  
   Вновь появился хранитель, оглядел принца с принцессой и остался доволен. Им обоим было по двенадцать, но выглядели, особенно Бестан на все пятнадцать. Вырос, окреп, раздался в плечах, в глазах появилась уверенность и внутренняя сила. О физической, и говорить нечего. И это даже не прибегая к смене ипостаси.
   - И не надо - говорил хранитель - у нас так редко, кто выглядит и в шестнадцать, особенно правители. Тонкие, изнеженные, пугливые, но с королевским гонором. Не ожидал. Видят боги, не ожидал. Вот сюрприз будет через год хранителям. Они спят и видят, как подомнут под себя дитя неразумное. И будут править. Только надо бы ещё прогнать завоевателей. Вот этим никто не озоботился, пока.
   Влил в головы знания, и еще раз восхищённо поцокав языком, ушёл.
   - Я второй раз вижу этого человека - проговорила присутствующая при этом Анна - и так ничего и не поняла. Наш Бестан, что король? А Тила принцесса? А Гнатик барон?
   Она так стала называть Гната, подражая Тилиане.
   - Да Анечка, Бестан будущий король далёкой страны Илия - спокойно ответила Василиса - а Гнат, барон той страны и подданный Бестана и Тилианы. Как и мы с Василием. И наш сын. Только об этом никто не должен знать. Это тайна. И она должна умереть вместе с тобой, когда придёт твое время, лет через сто.
   - Ой, я хочу быть баронессой, Гнатик, слышишь?
   Парень покраснел до кончиков волос и беспомощно посмотрел на Василису.
   - А что ты так, на меня смотришь? На Анну смотри. Я же не могу предложить ей руку и сердце, господин барон, Новик дел Гнат.
   - Ваша светлость, но я... Я же уйду вместе с Бестаном и Тилианой, я же поклялся охранять их. А там... Там война.
   - Ну не знаю, решай сам...
   Василий беззвучно заржал. Одним открытым ртом и слезами из глаз, скосив их на ребёнка на руках жены.
   - Что барон - сквозь смех, давился он словами - прижали тебя?
   - И ничего не прижали, ваша светлость - вскинул нос телохранитель и повернулся лицом к отцу Василия и Анны - Иван Егорович, я прошу руки вашей дочери. Но у меня ничего нет, ни дома своего, ни гроша в кармане, только титул, без земель и подданных, да ещё в неизвестной стране.
   - Как это нет? - Вновь заговорил, вдруг, зло Василий - а меч? А твоя честь? И деньги, немного, но есть. И ты не наёмный солдат, барон, и мне думается и хочется верить, что и наш друг ещё. Друг, и короля, и принцессы. Так почему же ты решил, что у тебя ничего нет.
   - Ваша све...
   - Не светлость я тебе, меня зовут Василием и Бестан не ваше величество. Когда мы одни. Или это не так, Бестан?
   Он повернул раскрасневшееся лицо к сыну.
   - Ты прав отец, я тоже так думаю - ответил тот твёрдо.
   - Гнатик, а меня ты будешь называть обожаемая Тилианочка, ладно? А жену, любимая баронессочка Анечка - рассмеялась Тилиана, сняв тем самым напряжение, повисшее в комнате.
   - Прости Василий, простите все...
   Гнат опустил виновато голову - я был не прав.
   - Вот так-то лучше Гнат, барон хренов. Василиса, неси мёда хмельного, а то меня тут разорвёт от тупости некоторых воев.
   Василиса передала ребёнка, Тилиане и вышла.
   Поднялся во весь свой могучий рост Медволап старший, внимательно поглядел в глаза парня. Что-то там рассмотрел и, кивнув своим мыслям заговорил.
   - Я отдаю тебе, Гнат, свою дочь, но с условием. Внуки останутся со мной, пока вы там воюете. С Василием и Василисой мы уже говорили об этом.
   - Да, Иван Егорыч, так будет правильно.
   - Ну, что Анечка, - хи-хи - шей свадебное платье. А я буду твоей подружкой. Отец мне тоже надо новое платье.
   - Будет, дочь, обязательно - ответил, всё еще не успокоившийся Василий - Тила, дай мне Егорку. Когда держу его на руках, как будто добрее становлюсь.
   - Тебе? Нет, не дам. Раздавишь братика, что я матушке скажу? - отвернулась та, пряча ребёнка.
   Василий широко улыбнулся - тогда идите оба.
   И сгреб своими ручищами дочь и сына, усадив себе на колени.
   Вошла с бочонком мёда Василиса, следом Настасья с закусками, разложенными по тарелкам.
   Старый Медволап принял бочонок, аккуратно выковырял пробку и перелил содержимое в ковш. На столе появились деревянные кубки. Василиса из ковша разлила хмельное вино по ним..
   Медволап поднял свой кубок - за тебя Анна, за тебя Гнат - и опрокинул полулитровый кубок в рот, опустошив за мгновение.
   Отёр рукавом рубахи редкую седую бороду и тихо опустил на стол. Не стал стучать, как положено в таких случаях. Ребёнок спит.
   Василий, отпустив дочь и маленького сына, повторил за отцом слова и тоже влил в себя не меньший кубок.
   Гнат с Анной низко поклонились и пригубили свои кубки. Поставив их обратно на стол.
   - Пейте - посмеялась над ними Василиса - вы пока не на свадьбе.
   - Да, о свадьбе - осмотрел всех старый Медволап - надо успеть, пока снег не сошёл. Не по-людски это, перед посевной свадьбы играть. Завтра же займусь.
   - Только дай молодым время, и на платье, и на кружева. А не так как с нами. Только приехали и сразу в храм, венчаться - улыбнулся Василий и с любовью посмотрел на Василису.
   - Ладно, пойду Егора Васильевича уложу - проговорила, вернув такой же взгляд мужу, Василиса - и вы девчонки пошли, пусть мужики пар выпустят. Им надобно иногда. А завтра с утра повозите своего учителя по сугробам, хмель выгоняя. Видела я сегодня, как ты Тила отца в сугроб головой макнула. Я ведь поняла, что ты специально это сделала.
   Тилиана рассмеялась. Василий тоже поднял на неё весёлые глаза - ох и хитра, ты доча. Я пока сообразил, уже в сугробе был. Молодец.
   Миновали дни заполошной подготовки к свадьбе. Миновала и сама свадьба. Хоть и дом огромный и места много, но всех гостей, не смог вместить. Поставили столы и во дворе. Хорошо, что погода позволила. Яркое весеннее солнце, тепло. Снег во дворе заранее весь сгребли и ровно досками застелили. Артель строителей постаралась, та, что и дом ремонтировала.
   Обросли Медволапы за это время приятелями, да и просто хорошими знакомыми. Простой открытый характер, приветливое отношение, доброжелательность во всём, всё это притягивало к их семье людей. Да, ещё и слава Гната, как лучшего учителя мечника и кулачника, гремела на весь город. Сотни раз ему делали привлекательные предложения. И не только купечество, но и местная знать.
   А сегодня сам Боярин, властитель этого города, приезжал, посмотреть на учителя и его учеников. Выставил против Бестана, пацана совсем, на его взгляд, своего, по общему мнению, лучшего воя. Деревянными мечами, конечно, бились. Только битвой это назвать нельзя было, скорее избиение. Взрослый мужик, прошедший ни одну стычку со степняками, да, и с северянами, в несколько секунд был "заколот", да ещё и с разных сторон и несколько раз. Вой злился, потел, пытался поймать парня не только мячом, но и руками, ногами, но всё тщетно. Каждый раз, руки и ноги были "отрублены". Вконец обессилив, вой сдался, признав победу Бестана.
   Без тени улыбки и торжества, Бестан помог ему подняться и поблагодарил за урок. Обида с воя слетела, в тот же миг, после этих слов и он крепко обнял парня.
   Потом бились и два охранника против четверых воев боярина, и с тем же результатом. Да и сам боярин решил тряхнуть стариной. Попросив у Гната бойца, не такого сильного как Бестан. Просто ему захотелось размяться.
   На, что Гнат, серьёзно спросил - без обиды, Юрий Михалыч, девчонка подойдёт?
   - А не зашибу?
   - Если зашибёшь, так и поделом, значит плохой я учитель. А она плохой боец.
   Боярин хмыкнул - а давай...
   - Анна - позвал он жену - в круг.
   Та без боязни, взяла меч, прокрутила его вокруг ладони, проверяя баланс. И сразу же атаковала. Но боярин был готов и защищался блестяще, только вот об ответной атаке не шло и речи. Все его силы уходили на защиту. Девчонка крутилась вокруг него как заведённая, не давая ни секунды расслабления. И боярин не выдержал, опустился на одно колено, тяжело дыша. А Анна даже дышать чаще не стала. Подала руку боярину, помогая ему подняться, проговорив тихо - простите Юрий Михайлович.
   Тот тоже, поднявшись, обнял Анну и спросил - чья ты, девица.
   Анна улыбнулась - Гната, я Юрий Михайлович, жена. Медволапа дочь.
   Боярин отпустил девчонку и посмотрел на Гната - ко мне пойдёшь?
   - Нет, Юрий Михайлович, недавно только отступные в граничной дружине выплатил, не хочу. Не обижайтесь, но не пойду. Здесь мой дом, жена, друзья и ученики. Но могу взять на полгода двоих, не больше, в ученики. Только тех, что помоложе. Остальные просто не выдержат. Лучше совсем пацанов, лет пятнадцати.
   - Самому-то сколько?
   - Восемнадцать вот исполнилось. Только у Ляксей Ляксеича я с семи лет. А в дружине с четырнадцати. И в дозор ходил.
   - Парень, тот, что воя моего побил, он кто?
   - Медволапа сын, и девчонка вон та, это тоже его дочь. А эти двое парней - он указал взглядом на охранников - мои ученики и служат у нас.
   - Хорошо, ребят я тебе подберу, посмышлёнее, и заплачу, не обижу.
   - Подошёл старый Медволап, только что, откуда-то приехавший.
   Подошёл, поздоровался, голову склонил, как положено.
   Боярин чиниться не стал, крепко пожал руку Медволапу - хороши у тебя дети Иван Егорыч.
   - Это, да, грех жаловаться, Юрий Михайлович - ответил тот гордо и с улыбкой.
   - Вот хотел переманить к себе зятя твоего, да отказ получил. Ну да ладно, хорошо, хоть учеников, согласился взять. И я смотрю, дочь у тебя - он посмотрел на Тилиану - Сколько ей, двенадцать, тринадцать? А у меня два сына, может, сговоримся.
   - Извини, Юрий Михалыч, но сговорена она уже. Через год за ней сваты приедут. А слово я нарушать не привык.
   - Как у тебя все наперёд расписано Иван Егорыч... Жаль у меня дочерей нет. Но если послужить захочет - он перевёл взгляд на Бестана - приму без разговоров. Видел его в деле.
   - Да, спасибо - поклонился Медволап - а теперь за стол, нельзя дорогого гостя отпускать, не угостив. Вот, только, если бы вы предупредили, что загляните к нам с сыном...
   - То тогда бы я уже в усмерть пьяным лежал. И ничего бы не видел. А так и посмотрел и послушал, да размялся - рассмеялся тот - но от обеда не откажусь. Невестка твоя красавица, встретила меня, приветила и за тобой вот людей отправила. Хороша, честное слово. Где нашёл такую для Василия?
   - Зачем вам знать мои секреты - улыбнулся Медволап - расскажу, а у меня еще один сын, да, внук растёт.
   Боярин хлопнул Медволапа по плечу - ладно, купец-хитрец, веди... Как дела-то? Всё ли хорошо?
   - Да, не жалуемся, пекарня вон круглые сутки не остывает. Лесопилка пока стоит, ледохода ждём. С голоду не пухнем, и ладно, грех жаловаться.
   - Ну, и хорошо... Люблю, когда людям хорошо...
   Сидели за столом Медволап и боярин долго. Вели разговоры о делах, о семьях своих. Стол ломился от закусок, расстарались Василиса со свекровью своей. Свежий квас хмельной и несколько тёмных бутылок вина иноземного выставили. Но пили мало, в основном на блюда налегали, да на разговоры.
   Появился и Василий, склонился низко перед боярином, потом перед отцом.
   - Прости Юрий Михайлович, прости отец - в дружину ездил, о поставках хлеба договаривался. Не знал, что гости у нас. Знал бы, бросил бы всё и вернулся.
   Боярин крепко пожал руку Василию, а отец, хлопнул сына по плечу - договорился?
   - Да, отец, воз в неделю...
   - Мало... Ну, да ладно... Присаживайся...
   Василиса тут же поставила перед мужем тарелку и налила в кубок хмельного кваса. Знала, что предпочитает он его, а не вино заморское, чужое.
   И вновь потекли длинные разговоры.
  
   Прошла мимо весна, приведя за руку лето. Оно посветило, погрело и пролилось осенними дождями. Ничего не изменилось в жизни Медволапов, не считая того, что на паях старый, с боярином, поставили еще одну лесопилку и определили территорию вырубки леса. В амбаре выросла еще одна печь, поменьше, под сладкие пироги и появился новый работник. Мальчишка с улицы, которого привёл, тот, что лавкой заведовал. Поговорила с ним Василиса и оставила. По вечерам грамоте и счёту учила.
   Подрос Егорка, названный в честь прадеда, вот-вот пойдёт уже сам.
   Тренировки проходили в том же темпе, не взирая, на погоду и настроение. Тем более добавилось еще учеников. Один сын самого боярина, двенадцати лет, второй купеческий, рвущийся в боярскую дружину. Этот постарше на два года.
   Понесла Анна, и её отстранили от тренировок и опять со слезами и соплями. Так же как и в своё время от них хотела откреститься.
   После долгого отсутствия появился хранитель. И сразу перешёл к делу.
   - Ваше величество, больше ждать нельзя, вы должны вернуться. Ирия пала...
   Из знаний, что вливал им в головы хранитель, это дружественное Илии соседнее королевство. Королевство, возглавляемое, дедом по матери Бестана и Тилианы. Королевы Ирианы, некогда принцессы Ирии.
   - Их армия разбита, хранители - продолжал тот - разбежались, когда убили короля, королеву и наследников. Предательски, подлым подкупом самых ближних. Почти все дворяне попрятались. Бросив свои замки. Вы единственные наследники этих королевств. Хранители, что остались верны своим отечествам и королям, решили изменить правила принятия короны. В создавшейся ситуации, выхода другого просто нет. Мы снизили возраст монарха восходящего на престол на один год. У нас всё готово к коронованию, нас ждут. Вы готовы ваше величество? Ваше высочество?
   - Сколько у нас времени? - спросил Василий, в ответ на взгляд Бестана.
   - По времени вашего мира, один день.
   - Мало...
   - Но таковы обстоятельства, ваша светлость.
   - Хорошо. Мы будем готовы к утру. А вам хранитель, пустые комнаты на выбор. Отдыхайте. Обед и ужин вам принесут.
   Хранитель встал, низко склонился и направился к плотно закрытым дверям большой гостиной в сопровождении Гната.
   Тот за дверью передал его своим ученикам, охранникам, дав необходимые наставления и вернулся.
   Старый Медволап, хмуро опустил голову.
   - Не надо отец - потрепал того по плечу Василий - не навсегда уходим. Тем более, Анна остаётся с тобой.
   У той по щекам бежали слёзы.
   - Ребёнок родится, мы там устроимся и всех вас заберём, мы ведь Егорку тоже оставляем.
   - И приходить будем часто, я обещаю - проговорил Бестан, глядя на Анну.
   - А теперь о делах - Василий встал - на тебе сестра, отец, Егор, пекарня и обе лесопилки. И еще ученики Гната. Ты справишься. Я знаю. Ну, и мы будем приходить. В любом случае мы вас тут не бросим. С вами остаются охранники - он кивнул на дверь - деньги, вы с отцом знаете где. И не раскисать. Василиса - прикрикнул он, заметив, что она тоже плачет - если не прекратишь, то тоже останешься. Мне нужна там не ревущая герцогиня, а вой. На которого, я могу опереться и довериться. С нашим сыном, всё будет хорошо, он рядом с дедом и тёткой. И ты знала, что так будет.
   Василиса отёрла мокрые щёки и виновато улыбнулась.
   - Дальше - продолжал Василий - берём, только самые необходимые вещи и оружие. Представьте, что мы отправляемся в дозор. Остальное добудем на месте. На этом у меня всё. На сборы и прощания у нас целый вечер и ночь.
   - Барон, ты телохранитель, смотри в оба. Там не будет времени, давать тебе указания.
   - Да, ваша светлость.
   - Бестан, присматриваешь за сестрой и Гнатом. Мы за вами, а вы за нами. Всё, разошлись. Нннннннннннннннннннннннннннннннннннннннннн
  
   И снова их встретила ночь, но не лунная, а серая. Где-то далеко, далеко за горизонтом небо окрашивалось розовыми тонами. Подкрадывался первый рассвет, для землян в этом мире.
   Две согбенные фигуры в неизменных балахонах с глубокими капюшонами, распрямились, поприветствовали старческими голосами пришельцев и зажгли еще один овал.
  Опять высокие стены, освещённый факелами вход в замок и ряд гвардейцев, с мечами наголо, в высоко вскинутых руках и опущенных к ногам щитах, придерживаемых за верхний обод.
   Окружив со всех сторон Бестана и Тилиану, друзья прошествовали мимо строя, вслед за знакомым уже хранителем традиций. Хоть лица его и не видели, но по серебристой полосе по низу балахона уже знали, кто это. Да и по голосу, что приветствовал их, при встрече в огромном зале, на этот раз с одной, единственной, мраморной широкой лестницей, покрытой алым ковром, определили.
   По ней, хранитель и повёл их куда-то наверх. Потом шли длинными галереями, заставленными пустыми железными рыцарскими доспехами, потом, с огромными, в полный рост, портретами, молодых и не очень, роскошно одетых людей, на стенах. Потом по узкой лестнице вниз. И, наконец, друзья оказались в небольшом зале, с разнообразной красивой и мягкой мебелью. Стены покрывали драпировки и гобелены с искусно выполненными мастером сценами королевской охоты и просто природными пейзажами.
   Внезапно, на стене перед ними, гобелен уполз в сторону, а за ним оказались две двери. Обычные, ничем не примечательные, покрашенные под цвет серых каменных стен.
   В одну из них хранитель пригласил Тилиану, в другую Бестана.
   Первым, оттеснив вежливо хранителя, в каждой побывал Гнат.
   Вышел и обратился к хранителю - господин хранитель, объясните, пожалуйста, что делают все эти люди в комнатах. И зачем вы приглашаете туда их высочеств.
   - Да господин барон - ответил старик, слегка склонив капюшон - Для принятия короны, его величество и её высочество, должны быть одеты соответствующим образом. Эти люди помогут, и выберут им одежды, согласно канонам коронования. Затем и вы, все, пройдёте в те же двери.
   - Спасибо господин хранитель - ответил барон и поклонился.
  
   В одну из комнат вошёл Бестан в сопровождении Василия, в другую Тилиана вместе с Василисой. Рядом с дверьми встал Гнат, наполовину, как и полагается, обнажив меч.
  
   В комнате, куда вошли Бестан с отцом, находилась стайка девушек, с улыбками, разглядывающая будущего короля. По диванам, диванчикам, пуфам и пуфикам, в кажущемся беспорядке, разбросаны различные детали одежды, разного цвета и оттенков.
   Они тут же окружили Бестана и сноровисто принялись его раздевать.
   - А наш император-то, красавчик - высказалась, хихикая, одна из них.
   - Ага - поддержали её остальные, через минуту, не оставив на нём даже нитки. Оглядев его с ног до головы, кинулись к вещам. Покрасневший Бестан сначала замер нерешительно, но потом, высоко вскинув подбородок, улыбнулся и тоже, нагло и беззастенчиво, стал разглядывать девушек. Оценивая их пышности под нарядными платьями. Его взгляд то и дело скользил по их спинам и ниже, то забирался выше, в вырезы, с другой стороны, то ниже, фантазируя.
   Через час процедура одевания была закончена. И девушки отошли к стене полюбоваться делом своих рук. Перед ними стоял высокий широкоплечий, уверенный в себе молодой человек. В белом камзоле, с высоким стоячим воротничком, расшитом поверху золотой и серебряной нитью. Витиеватый рисунок охватывал, пересекаясь, всю грудь и спину. Внизу свободные, такие же белые, как, и камзол, и рубашка, брюки с отглаженной стрелкой, из плотной ткани. Завершали этот наряд белые же мягкие туфли, без каблука. На поясе меч в красиво инкрустированных ножнах.
   Меч в ножны Бестан вложил свой, повертев в руках красивую железку, что была там, отбросив её в сторону.
  
   3
  
   Девушки удовлетворённо, с улыбками, отошли от будущего императора.
   То, что Бестан будет именно императором, об этом по мысле-связи сообщил хранитель традиций. Он же и просветил всех, как вести себя при короновании и что говорить.
   Девушки отошли от Бестана и уставились многозначительно на Василия.
   Василий, не сдержавшись, во весь голос рассмеялся.
   - Что смотрите, красивые? - спросил он их, подавив смех - приготовили мне одежду и брысь отсюда, сам оденусь.
   - Но... - Начала было одна из них.
   - Брысь, я сказал.
   - Да, ваша светлость - поклонились они и отобрали из вороха тряпок, нужное.
  
   Василий с грехом пополам влез в эту одежду, с помощью сына, и поглядел на себя в огромное зеркало.
   - А, что нормально - хмыкнул он - что скажешь, сын?
   - Нормально отец - подтвердил Бестан, только перевязь оружную сними, один меч, положено.
   - Да, помню - вздохнул он, стягивая со своего бежевого кафтана перевязь с клинками и метательными ножами.
  
   Что же творилось в соседних покоях?
  
   Тилиана с Василисой вошли в комнату и уставились на молодых мужчин, тощих и смазливых, перебирающих тряпки раскиданные по комнате. Среди них была только одна девушка.
   Василиса вынула меч и вкрадчиво проговорила - мордами к стенам сопляки. Увижу, хоть одно движение головами, зарублю.
   Пареньки в страхе отпрянули от неё и уткнулись носами в розовую обивку стен.
   - А ты - посмотрела она на единственную девчонку - приступай...
   Когда Тилиану покрыли нижние юбки, Василиса поймала жалобный взгляд девушки.
   - Что? - Грубо спросила она.
   - Госпожа, дальше они - она кивнула на отвернувшихся - должны. Я не знаю...
   - Хорошо... Эй вы - окрикнула она замерших как истуканы у стен молодых людей - давайте, одевайте, но увижу, хоть толику неуважения или скользкий взгляд, зарублю. И ручки свои шаловливые поберегите.
   Много времени ушло на наряд принцессы. Василий с Бестаном и хранителем уже устали ждать. Но вот она и Василиса появились в дверях покоев.
   - Ёёёё... - Вырвалось сразу у троих, даже хранитель раскрыл рот.
   Перед ними стояли удивительно красивые женщины. Одна ослепляла еще и своей молодостью. Другая, зрелостью и уверенностью.
   Принцесса в белом строгом платье, никаких вольностей, расшитом, как и камзол Бестана. На голове золотая маленькая корона, искусно и витиевато выполненная, облитая множеством переливающихся камней. Волнистые волосы забраны в легкую косу до пояса, перевитую нитями жемчуга, на ногах тончайшей кожи белые сапожки, на невысоком каблучке. Оружие не полагалось.
  
   Василиса в бежевом платье, с глухим воротником, и длинными рукавами, с тем же узором, что и у принцессы, из-под платья выглядывал кончик ножен мяча. На голове сеточка их драгоценных камней и свободно спадающие темные волосы, ниже плеч. Расцвеченные серебряной нитью и завитыми кончиками. На ногах точно такие же сапожки, как и у принцессы, только бежевого цвета.
  
   - Ваше высочество, вы божественны - склонился в поклоне хранитель, целуя пальчики принцессы.
   Потом отвесил, чуть ли не ниже, поклон Василисе.
   - Ваша светлость, вы ослепительны - облобызал и её пальцы.
   Выпрямился, удовлетворенно причмокнул и спросил - готовы?
   Все пожали плечами, никто не ответил. Хранитель перевёл взгляд на барона, потом на стайку девушек.
   Те сорвались с места и утащили растерянного барона в покои.
   Скоро и он появился во всей своей красе. Тёмный, серый камзол, без шитья, брюки того же цвета заправленные в чёрные мягкие сапоги и полная перевязь, опоясывающая грудь и пояс. Свой меч в красивых ножнах. На голове, расшитый, в замысловатую вязь, красной нитью, берет, с пером неведомой птицы.
   Хранитель кивнул и мысленно пригласил следовать за ним.
  
   Огромный зал голубого мрамора с белёсыми прожилками. Белые колоны, вдоль стен, рядом, у каждой, стоит навытяжку гвардеец, с опущенным к полу мечом, без щита. Все стены за колоннами задрапированы различными вымпелами и флагами. Посреди зала высокий в три ступени тронный пьедестал и только одно кресло, черного дерева с инкрустацией и высокой спинкой. Над, которой, распластав крылья в полете, парит черный как смоль орёл, с высоты оглядывая раскинувшиеся далеко внизу свои земли. В когтях крепко держит жезл власти.
   - Новый символ империи. Две страны объединились, образовав империю - пояснил мысленно хранитель.
   Бестан первым взошёл на пьедестал и встал рядом с креслом, с правой стороны. За ним поднялась Тилиана и встала слева. Следом плечо к плечу взошли Василий и Василиса, заняв свои места, позади кресла и за спинами своих детей.
   Всем этим мысленно руководил Хранитель традиций. Потом подошёл к Гнату и что-то ему шепнул. И барон занял место внизу пьедестала, у ступеней, слева.
  
   Хранитель отошёл, еще раз придирчиво оглядев расстановку, остался доволен, и прошагал к парадным широким дверям. Распахнул их, развернулся, сделал два шага вперёд, и ударил посохом об пол.
   Затем высоко вскинув торчащий из капюшона широкий подбородок, набрал в лёгкие воздуха, и началось представление каждого, из приглашённых на коронацию.
   Он называл титул и регалии входящего в зал хранителя, дворянина или представителя местного духовенства, были и такие, но большого влияния не имели, делал шаг в сторону, пропуская их, и снова занимал своё место, продолжая выкрикивать имена. Впрочем, было их не очень много, всего около полуторосотни человек.
   Мужчины дворяне при входе склонялись в лёгком поклоне, не сводя глаз с принца и принцессы, отходили в сторону и замирали, как и гвардейцы, разве что без оружия. Женщины делали глубокий реверанс и тоже занимали свои места в зале, если были одни. Если нет, то замирали рядом со своими мужчинами, ревностно поглядывая на принцессу и, поедая, глазами принца.
  
   Но вот хранитель закрыл двери, и тут же рядом с ним появились два гвардейца, застыв на страже, с наполовину обнажёнными мечами. Лицом друг к другу.
   Хранитель прошествовал к пьедесталу, развернулся, заняв место справа, от ступеней. Откинул капюшон. Повернулся, поклонился будущему императору, и вновь обратился к залу. Было видно, что он не так стар, как представлялось ребятам, умные синие глаза на волевом лице. Разве что, не глубокие борозды морщин, да белые седые короткие волосы выдают его возраст.
   Ударил посохом об пол и начал торжественную речь. Говорил долго. Рассказывая вкратце историю жизни принца и принцессы, выдуманную историю их приёмных родителей и барона Новик дел Гнат. Про тяжелое положение в королевствах, приведшее к вынужденному их объединению. Про коварных захватчиков и беспримерный патриотизм хранителей и дворянства. И наконец, начал непосредственное действо коронации.
   По взмаху его руки из воздуха соткалась, парящая в вышине золотая корона, точная копия короны принцессы, только во много раз больше. Она медленно опускалась на голову Бестана, прямо смотрящего в зал.
   Но вот корона застыла на голове принца.
   По залу пронёсся судорожный вздох и, выдох присутствующих - корона плотно обхватила голову Бестана.
   - Она приняла императора - раздавалось тихо и восторженно со всех сторон.
   - ДА ЗДРАВСТВУЕТ ИМПЕРАТОР!!! - Не удержался кто-то.
   И все подхватили этот крик. Прокричав хором и вразнобой.
   Но хранитель вновь ударил посохом об пол. И в зале вновь воцарилась тишина. Только умилённые женские всхлипы доносились до пьедестала.
   - Внесите плащ мира - провозгласил хранитель.
   И в распахнутые гвардейцами двери вошли два хранителя. Воды, по низу мантии, голубая лента и огня, красная.
   В руке каждого, часть зелёного, с синей окантовкой, развёрнутого блестящего в свете мириады светлячков под потолком, плаща.
   Они тихо и торжественно, пронесли плащ к тронному возвышению, и Бестан медленно и с достоинством спустился сам. Хранители, накинули ему на плечи плащ, закололи края серебряной заколкой, поклонились и медленно пятясь, отошли в сторону.
   - Мантия приняла императора - прокричал хранитель традиций - внесите жезл власти.
   И опять повторилось то же действие, что и с плащом. Два хранителя внесли жезл и также, торжественно, его вручили. Бестан, принял жезл и вскинул вверх. В то же мгновение, по залу пронёсся легкий ветерок, разметав по сторонам, светлячки в вышине и сверкнула ослепительно яркая вспышка-молния. За пределами замка громыхнул оглушительный гром.
   - Магия приняла императора - проревел хранитель торжественно - ДА ЗДРАВСТВУЕТ ИМПЕРАТОР!!!
   И вновь в зале прокричали полторы сотни голосов, приветствуя императора, и не один раз, а раз десять.
   Бестан взошёл на пьедестал и вновь вскинул руку с жезлом.
   Внизу хранитель традиций ударил посохом об пол, требуя тишины.
   - Голос императора - вновь провозгласил он.
   Его усиленный магией голос отразился, всколыхнув воздух, от стен зала и оглушил, даже тех, кто был глуховат.
   Вновь повисла тишина.
   - Я император земель Илии и Ирии Бестан первый, повелеваю!
   По залу прокатился настороженный гул...
   - Повелеваю, принцессе короля Илии, Водомира пятого и королевы Ирианы, принять под свою руку земли королевства Ирия...
   У Тилы после слов брата подогнулись колени. Но сзади её поддержала Василиса - дочка держись, я, конечно, ничего не понимаю в этом, но, кажется мне, что так надо - прошептала она.
   Тила взяла себя в руки и, проглотив сухой ком в горле, сделала шаг вперёд. Гордо вскинув голову.
   - Я принцесса королевства Илия, принимаю земли королевства Ирия, земли нашего деда, брат.
   И вновь сверкнула молния, громыхнул гром снаружи.
   - Магия приняла новую королеву - прогремел хранитель, приложив посохом по мрамору - ТАК ТОМУ И БЫТЬ!!!
  
   - Хрен вам - улыбался про себя хранитель времени в углу зала - не дам вам на растерзание императора... девочка-то сильна духом и хитра. Да, и с характером. Не себя в обиду, ни брата не даст. Молодец Йоланд...
   Так же загадочно улыбался, про себя, сжав тонкие губы, и хранитель традиций. Он же Йоланд.
   Потом Хранитель традиций объявил время принятия присяги верным поданным обоих королевств. И потек ручеек к ступеням тронного возвышения, где на первой ступени уже стоял Бестан и рядом с ним, новая королева Ирии.
   Ручеёк быстро иссяк, все принесли клятвы, скреплённые магией и хранитель в который уже раз за этот день, ударил своим посохом.
   - Как не сломает свою толстую магическую палку - подумал Бестан.
   На что хранитель улыбнулся, одними своими глазами, уловив мысли императора.
   И пригласил торжественно, пройти всем в зал, на торжественный обед по случаю восхождения на престол императора и королевы Ирии, а затем и открытия первого императорского бала.
   Бестан и Тилиана, повинуясь наставлениям хранителя времени, а вслед за ними и Гнатом, с полуобнажённым мечом, покинули тронный зал. Спины им прикрывали Василий и Василиса.
   Новый император громко и восторженно объявил о начале торжества и, извинившись, сославшись на неотложные дела, в окружении друзей, и хранителей, незаметно скрылся вместе с сестрой во внутренних покоях дворца-замка.
   - Что это за замок? - Спросил Василий у хранителя времени, пока они шагали длинными коридорами замка
   - Это родовой замок Королевы Илии, матери Тилианы и Бестана во владениях Ирии. Островитяне и северяне уверены, что вся королевская семья Ирии погибла. Но грабить замок пока не спешат. Потому, мы здесь, временно и в некоторой безопасности, пока. Усилиями всех находящихся здесь хранителей и магов, над замком раскинут защитный купол, потому непрошеным сюда входа нет, как и выхода. Да и магические возмущения он хорошо прикрывает. А вам, Ваша светлость, предстоит разговор не терпящий отлагательств с графом Лестан ото дел Шате. Начальником личной императорской гвардии.
   - А личной королевской?
   - Таковой нет, теперь. Вам и создавать её герцог.
   - Зовите меня Василий хранитель, когда одни. Как раньше.
   - Согласен Василий. Нам всем сейчас придётся много работать. Империи, как таковой нет, королевств тоже. Вообще ничего нет, как ни прискорбно это звучит. Есть только захватчики и гибнущий народ. Завтра разнесётся слух, что император и королева Ирии взошли на престол. И нам придётся не сладко. Нас будут искать. И не просто искать, враги землю рыть будут, что бы уничтожить наследников. Но это всколыхнёт народ. Даст надежду, наверное... Вот мы и пришли. Это кабинет императора, вот та дверь, кабинет короля, прошу прощения, королевы, а вот эта, ваш и Василисы.
   Располагайтесь, кстати тебя уже ждёт граф - и он кивнул на неплотно прикрытую дверь, справа от дверей кабинета императора - вам подадут лёгкие закуски и напитки. Пойдём я тебя и Василису ему представлю.
   В кабинете задумчиво сидел в гостевом кресле, не молодой уже мужчина, в форме гвардейца, но только на груди у него было навешано уж много чего блестящего и дорогого. Да еще и алая лента через плечо, слева направо.
   Граф не слышал, что говорил ему хранитель, представляя герцога и герцогиню, он не сводил глаз с Василисы, пока не услышал её спокойный и немного весёлый голос.
   - Граф, вам жизнь не дорога? Мой муж лучший мечник в наших землях.
   Тот дернулся от её голоса и склонился в поклоне перед всеми, вошедшими в кабинет.
   Василий хмыкнул и, повинуясь мысленной инструкции хранителя, занял кресло у круглого столика напротив холодного камина, утопающего в непревзойдённой резьбе. И с различными красивыми безделушками на каминной полке.
   - Присаживайтесь господин граф - повел рукой Василий, указывая на кресло напротив.
   Василиса же примостилась на кончике стула у массивного стола, чуть в стороне от мужчин.
   - Простите ваша светлость, господин хранитель - начал тот с извинений - красота герцогини, просто затмила разум.
   Василиса, только усмехнулась. Сколько она наслушалась вот таких вот комплементов за свою жизнь, успела научиться, не поддаваться на лесть.
   - Моя супруга, не только красавица, но и умница. А ещё лучший лучник, наших земель. А владение мечом... Вряд ли она уступит мне или барону дел Гнат.
   - Вот как? Меня тоже считают мечником не из последних. Мы как-нибудь проведем занятия вместе. Мне уже не терпеться посмотреть на ваши умения и показать свои.
   - Давайте прямо сейчас, что бы мои слова, не показались вам пустой бравадой. И этим самым расставим всё и всех по своим местам. Здесь есть учебные залы.
   - Да, конечно, ваша светлость - вскочил граф - прошу вас.
   Хранитель, только покачал головой в знак неодобрения. А Василий мысленно проговорил, обращаясь к нему и Василисе - так надо, надо сразу показать свою силу и власть. Иначе придётся долго это доказывать. Помнишь как в дружине.
   Эти последние слова адресовались жене.
  
   В большом подвальном зале без окон и изысков, каждый выбрал себе, из длинной стойки, настоящий, но тупой меч.
   Василий прокрутил его вокруг ладони. Баланса никакого.
   - Так можно и руку выкрутить - подумал он - ну да ладно, бывало и хуже.
   Граф же схватил первый, попавшийся, и пошёл на середину зала, посыпанную чистым белым песком.
   Василий скинул на руки Василисе свой кафтан, отстегнул боевое оружие и двинулся вслед за графом.
   Тот встал в нелепую стойку и отсалютовал оружием, вскинув клинок вверх.
   Василий сморщился - он, что и на поле брани, так салютовать будет - но повторил его движения из вежливости.
   Через мгновение после того как они сошлись, граф был заколот несколько раз и с разных сторон.
   Граф в недоумении смотрел на Василия, потом перевел взгляд на Василису.
   - Плохо граф, очень плохо. Вы не обижайтесь, но вашему учителю, я бы башку оторвал. Василиса в круг - скомандовал он.
   Василиса вытянула из-под платья меч, придумала какую-то там прореху. Надрезала сбоку узкий подол и вышла в центр. Василий же отбросив свой игрушечный меч, сходил за настоящим. Без всяких салютов они сошлись в рубке, постоянно наращивая темп, пока звон мечей не превратился в тонкий заунывный смертельный плач. А их пляска в единый круговорот тел.
   Но вот они разорвали дистанцию и улыбнулись друг другу. Даже дыхания не сбили.
   Граф впал в ступор от увиденного, не мигая, следя за высверком стали и круговоротом.
   - Вот так, граф, надо - без тени превосходства спокойно проговорил Василий.
   - Ввы - заикаясь, спросил он, встрепенувшись от его голоса - хранители смерти?
   - Нет граф, мы хранители терпения, пота и мозолей... А ещё слёз и тумаков от учителя.
   - Этто потрясающе... А император, принцесса... простите королева...
   - Да, и они владеют мячом. И нисколько нам с герцогиней не уступают. В чём-то даже превосходят. В силу гибкости ума и тел. Так что граф, с завтрашнего утра, до завтрака, здесь должны быть все свободные от службы гвардейцы. И это не обсуждается. А теперь идёмте граф Лестан ото дел Шате, нам есть о чём поговорить.
   - Да, ваша светлость.
  
   Расположились в глубоких мягких креслах за круглым низким столиком, что и до этого. Василиса, уже привычно, заняла место у стола. И к её ногам тут же склонилась, появившаяся в кабинете девчушка лет десяти, с ниткой и иголкой в руках.
   Принесли мелкие тарелочки с ломтиками фруктов, печеньем и бутербродами, два кувшина с вином и соком. Поставили высокие серебряные кубки.
   Взглядом хранитель отослал девушек, что сервировали столик и закончившую зашивать платье девочку, устроился на массивный стул в углу, откинувшись на спинку.
   - Вина? - спросил Василий графа.
   - Да, пожалуй - ответил тот, плотнее влипая в кресло.
   Василий сам наполнил четыре кубка. Поднялся подал Василисе - дорогая...
   Потом прошагав по кабинету, преподнёс хранителю...
   - Спасибо, ваша светлость - ответил хранитель, приняв вино.
   Василий вернулся к креслу, сел, пригубил вино и поставил кубок на столик - хорошее вино, чувствуется выдержка - повторил он слова, прозвучавшие в голове - дальше Василий давай сам, учись, знаний у тебя достаточно - вновь прозвучали наставления хранителя.
   - И так, господин граф, начну я с того, что слово гвардия в ваших землях, как и в наших, означает только одно понятие - стража, охрана. А личная гвардия императора... Впрочем... Не мне вам объяснять. И вы как старший офицер гвардии, знаю, не посрамите своей чести, отдадите жизнь, если потребуется. Но только отдать жизнь легко, раз и всё. И как у нас говорят- с вас и взятки гладки. А вот, чтобы остаться жить и продолжить служить императору и стране, уничтожая врагов. Для этого надо много уметь и знать. И в первую очередь вам, господин граф. Да и мне тоже. Но вам, я повторюсь, в первую очередь. За вами и вашими гвардейцами будущее империи. Его императорское величество. Вы элита элит, первые из первых. Так было, так всегда и будет. Вот потому, уж простите меня, герцогиня и я заговорили об умениях. Я их оценил... Очень, очень низко. Это первое. Второе, занятия будет проводить барон. У него большой опыт в этом деле, несмотря на его молодость. Естественно пока мы здесь. Дальше время покажет.
   Третье. Я хотел бы знать, есть ли, жив ли, начальник тайной полиции, или как тут это называют, стражи, любого из королевств. Если жив и готов служить, то от имени императора я готов с ним встретиться и обсудить некоторые, так скажем вопросы. Вы как дворянин и старший офицер, должны их знать. Я, к сожалению, чужак в вашей стране. Тем более прибыл сюда всего несколько часов назад. Но, не смотря на это, я готов защищать, как Бестана с Тилианой, любыми методами и средствами, так, и вашу, теперь уже, смею сказать, мою империю.
   Четвёртое... Впрочем об этом еще рано. Задавайте ваши вопросы.
   В это время в кабинет ворвался Бестан. Граф и хранитель вскочив, низко склонились перед императором. Василий тоже поднялся, как и Василиса, лёгким кивком обозначив, свой вассалитет перед сюзереном. Но тот не обратив на это внимания, рванулся к матери. Показывая на лоб. Та поняла и открыла своё сознание для него. Василий тоже подключился. У хранителя, аж, уши затрепетали от любопытства. Но для него эти трое были закрыты. Он никак не ожидал, что каждый из них теперь способен закрываться как ото всех, так и от любого хранителя. Не говоря уж о простых магах.
   - Матушка - взвыл Бестан - мы ничего не понимаем в финансовых вопросах. Они, эти два казначея, просто уже достали нас.
   - Иди - ласково погладила сына по плечу Василиса - мы с отцом, постоянно будем с тобой и Тилой. Я подскажу, что и как. А закрылись мы, потому, что хранитель постоянно ищет лазейку в защите. Но Тила молодец, придумала всё просто отлично и я это проверила. Ни одному хранителю не сломать.
   Бестан просветлел лицом и выскочил из кабинета.
   Василиса полностью переключилась на общение с детьми и казначеями. Василию это уже было не интересно, и он снова переключил сознание на хранителя. Тот в тот же миг повернул к нему капюшон.
   - Всё нормально хранитель, просто императору нужен был совет.
   - Да, и что же за совет?
   - Давайте, вы у него, потом, спросите. Хорошо?
   - Хорошо Василий, а вы молодцы, не зря я носил вам книги.
   - Вам спасибо хранитель.
   Василий вновь вернулся к разговору с графом. Тот обескуражено переводил глаза с Василия на хранителя и обратно.
   - И так, господин граф, на чём мы остановились?
   Граф посмотрел на Василису, сидящую с отсутствующим взглядом, и вновь повернулся к Василию.
   - Вы все маги? Ваша светлость... - Спросил он.
   - Немного - ответил Василий.
   - Я много лет прожил, ваша светлость, и в этом понимаю достаточно. Если маги общаются между собой мысленно, то назвать их способности вашим словом "немного", это нанести смертельное оскорбление. Вы как минимум, маг верхней ступени.
   Василий пристально посмотрел на капюшон.
   - А, что ты так смотришь, да я блокировал ваши с Василисой способности, там, в ваших землях. Необученный маг мог нанести себе или другим серьёзный физический или моральный урон. Проще говоря, мог убить как себя, так и других. А, что ты хотел, я защищал принца и принцессу. А Тилиана, я думаю Тилиана, в последнее время просто снесла все мои блокировки. Как ранее внесла коррективы в развитие вашего дара, еще, почти, два года назад, сумев пробиться к вашему с Василисой сознанию, неумело, по-детски, но смогла же.
   - Всё интереснее и интереснее хранитель - улыбнулся мысленно Василий. И вновь обратил взгляд на графа.
   - Вы правы, господин граф, но давайте не будем об этом. Давайте о том, с чего начать. Я много думал об этом, вот мы вернулись, вернее, вернулись Бестан и Тилиана. Естественно, мы их одних не оставим. Они нам стали за эти годы более чем родными. Почему более, граф? Да, потому, что, мы несём за них еще большую ответственность, чем за родных. Именно потому, что они приёмные... Потому, что они наши дети. Я думаю, вы поймёте, если не сейчас, то когда поразмышляете над этим. Ну, хорошо, не буду вас утомлять своими словами. И готов выслушать вас. Я так понимаю, вы здесь единственный, из военной элиты двух королевств.
   - Можно сказать и так Ваша светлость. Я вижу вы воин, а не придворный. Вы говорите как воин, и ведёте себя также. Ни одного лишнего слова. И я отвечу вам также, прямо - я не знаю.
   Василий с минуту молчал, переваривая слова - я не знаю.
   - Но ведь начинать с чего-то надо? Времени, что бы долго осматриваться, как объяснили мне хранители, просто нет. Ни сегодня, завтра сюда могут прийти враги.
   - Могут, Ваша светлость... Тогда придётся бежать...
   - Бежать - пропел за ним как эхо Василий - а раз мы не ничего не знаем, так надо... Хоть, что-то узнать... И узнавать мы с вами начнём уже с утра... Знаете, мне тут пришла мысль. А есть тут рядом какой-нибудь крупный городок или полноценный город? И не могли бы вы сопроводить меня и Барона до него. Хранители, герцогиня и ваши гвардейцы позаботятся о безопасности императора и королевы в наше отсутствие.
   - Я с вами - тут же подал голос хранитель.
   Василий кивнул.
   - Так есть город?
   - Да, ваша светлость. Гебарос. Портовый, большой город.
   - И ещё... Мм... Я многого не знаю об этикете... Может это прозвучит оскорбительно, для вас... Понимаете, у нас с этим намного проще. Ммм... Давайте перейдём на имена, зовите меня Василий, когда мы одни... Мне так проще...
   - У нас, с этим - улыбнулся граф - тоже не так сложно. Зовите меня Лестан. Так действительно проще.
   - А как вас зовут хранитель? - обратился мысленно, на всякий случай, к нему, Василий.
   - У нас нет имён, мы просто хранители. Мы их забываем при посвящении - вздохнул тот.
   - А, что мы там будем делать? - спросил Лестан, дождавшись, когда хранитель вновь замкнётся в своём капюшоне.
   - Всё очень просто. Мне нужны оборванцы, мальчишки, девчонки, лет десяти, одиннадцати.
   Граф выпучил глаза, уставившись на Василия.
   Василий рассмеялся - Я, наверное, не так выразился Лестан, оборванцы мне нужны, что бы собирать информацию. Эти маленькие бестии, проникнут туда, куда не сможет попасть ни один взрослый. За небольшое вознаграждение. К тому же у них свежий, свой, взгляд на всё. А если им платить постоянно, не давая голодать, им и их близким, можно связать неплохую шпионскую сеть. И эти пострелята за вас в огонь и в воду пойдут, лишь бы снова не возвращаться на городское дно и быть нужными. Не все, спору нет. Половина обманут и с деньгами сбежит, а вот вторая половина, будет служить, и служить честно.
   - Гм-м, мне такое даже в голову прийти не могло. Неужели в ваших землях так делается.
   - Бывает граф, редко, но бывает. Но только такой подход даст эффект, если к детям относиться максимально честно. А в нужный момент и суметь их защитить.
   - Это интересно... - Проскрипел со своего стула хранитель.
   Василий посмотрел на жену. Та, всё так же сидела с отсутствующим взглядом. Видимо вела сражение с казначеями обоих королевств. А, то, что по её лицу, нет-нет, да и мелькала улыбка, сражение она выигрывала и выигрывала по всем фронтам.
   Василий тоже улыбнулся и поднял свой кубок, отпил, совсем чуть-чуть, терпкой сладковатой жидкости и снова поставил на стол.
   - Прошу прощения господин хранитель - голосом обратился к нему Василий.
   Капюшон всколыхнулся.
   - Я хотел спросить, в этом замке кормят?
   Тот приглушённо хохотнул - кормят и ещё как, сейчас всё принесут.
   Он постучал по двери ладонью, недалеко от которой сидел. И в кабинет вошла одна из девушек, что недавно сервировала стол.
   - Принеси, обед, дорогая. И в императорский кабинет тоже. Пора.
   Девушка сделала лёгкий реверанс и исчезла.
   Через десять минут стайка девушек внесла подносы с неимоверным количеством тарелок, тарелочек, супниц и кувшинов с бокалами.
   Девушки быстро расставили все, что принесли на сдвинутые вместе два столика и вышли, оставив молодых людей, застывших рядом. Затем вошли еще четыре девушки, с серебряными глубокими посудинами и полотенцами.
   Василий первым окунул в одну из них руки и обтёр полотенцем.
   Очнулась и Василиса, обвела глазами кабинет и стол, сглотнула набежавшую слюну от запахов и вида яств и тоже протянула руки к ближайшей девушке.
   После неё к омовению рук приступили, и граф с хранителем времени.
   Усадив герцогиню и герцога на свои места, молодые люди пригласили жестами и остальных.
   Обедали в молчании. Герцогиня скромно улыбалась, но не проронила ни слова. И только когда на столе остались одни напитки - негромко проговорила, обращаясь к хранителю - как хорошо, что вам удалось спасти казну обоих королевств. Но плохо, что не сохранили армию.
   - Вы не так поняли ваша светлость. Армия сохранена. Она развеяна по территориям обоих королевств. Не все военные начальники живы, но костяк остался и здравствует. Правда, не все теперь молоды. Прошло много лет. Но есть замечательная молодёжь.
   - Сколько на территории Ирии хранителей-врагов... - Спросил Василий - и кто, чем владеет?
   И граф, и хранитель времени пожали плечами.
   - Как же так господин хранитель, господин граф, за шестнадцать лет...? - Удивилась Василиса.
   - У нас нет, и не было всё это время, как бы это сказать.... Единства, что ли? У нас даже среди хранителей, сплошные распри. Одни вообще были против возвращения наследников. До открытых противостояний доходило. Но слава богам, на последнем совете хранителей, большинство проголосовало за возвращение и скорейшую коронацию - ответил Листан.
   - Хранитель - опустив слово господин, обратилась к нему Василиса, против правил общества - влейте нам и Бестану с Тилой знания обо всех хранителях, обоих королевств. Кто они, чем владеют, пристрастия, привычки... В общем вы поняли. Себя можете пропустить. Мы вас давно знаем. Вы хороший человек.
   - Да, Василиса - усмехнулся он, опустив ваша светлость - я подготовлю пакет, но на это уйдёт время, впрочем, за сутки справлюсь.
   - Спасибо хранитель - не обратив внимания на его обращение, ответила она. И перешла на мыслесвязь - и нам срочно нужны наставники, нам, я имею в виду в первую очередь Бестана и Тилу, потом Василию и мне, конечно. Маги. Книги мы выучили, но применять знания не умеем. А хотелось бы.
   - Я найду вам наставников, здесь как раз присутствуют три магистра, огня, воды и земли. Но учти, магистр огня настроен, категорично против вас и наследников. Он, конечно, не сможет противится воле императора, после принесённой клятвы, но... Хотя, я дам вам защитные амулеты. Долго они не продержатся, но от одного удара защитят. И у вас будет время нейтрализовать его. И еще, хранители традиций и образа, преданы наследникам, как и я. Вы можете в любое время, обратится к ним за советом и помощью. Вот, только, мы не боевые маги и не политики, тем более ничего не смыслим в финансах.
   - Ну, с финансами я более или менее разобралась. Бестан дал понять казначеям, что тоже в этом разбирается, даже может быть лучше, чем они, с моей помощью, конечно. Некоторые цифры в отчётах не сходятся, на что мы им и указали. Так что, к следующему отчёту обещали всё исправить. Мне показалось, они были не довольны познаниями императора в этой области.
   Василиса улыбнулась.
   - Это закономерно Василиса, они и считали себя богами в этом. Но у вас получилось спустить их с небес на землю. Я покопался в их мыслях и эмоциях. Они не столько расстроены, сколько обескуражены.
   - Интересно хранитель, все хранители могут читать мысли?
   - Нет Василисушка, из всех здесь присутствующих, только я и хранитель традиций. Да ещё вот вы теперь и наследники. Разговаривать могут все, кто стоит на пороге посвящения в хранители. Но читать мысли, как я уже сказал, могут единицы.
   - Но мы..?
   - А вы пробовали?
   - Нет...
   - Так попробуйте, да вот хотя бы на графе. Только делать это надо осторожно, посмотрите ему в глаза, а потом загляните, что там, за его взглядом, просто загляните. Не копайтесь, не врывайтесь. Этого вы ещё не умеете, но это придёт со временем. И я подскажу. А вот закрываться могут все хранители. Но не так как это делаете вы. Вашу защиту не пробить. Я пробовал. Тилиана придумала?
   - Да.
   - Молодец девочка, не будь она женщиной, была бы в будущем великим хранителем.
   - А, что разве женщины не могут быть хранителями?
   - Не могут, закон. У нас и женщин-то магов, по пальцам одной руки пересчитать можно. Почему так, не знаю. Но, давай перейдём на голос. А то, что-то наш граф совсем заскучал. Вон, вы с Василием совсем про него забыли.
   - Не скучайте граф - улыбнулась Василиса - мы тут немного увлеклись, приношу вам свои извинения.
   - Нет, что вы Ваша светлость...
   - Меня зовут Василиса, граф.
   - Да, да... Но я не скучаю, так много сегодня всего навалилась, что я тоже задумался. Вы перевернули мой мир. Я хоть и не молод уже, но скажу честно, растерян. Ваши возможности и способности, просто не... не... Не укладываются в голове.
   - Не надо Лестан - посмотрел на него Василий - просто мы здесь всего несколько часов и пытаемся понять вас и ваш мир. Нам всё интересно и немного необычно. И с вашей помощью, я думаю, мы быстрее освоимся, и не будем так выделяться. А теперь я бы хотел осмотреть замок, полностью. И в первую очередь покои Императора и королевы. Дети устали, им надо отдохнуть.
   - Не получится Василий - рассмеялся хранитель - к ним очередь на приём выстроилась. И первыми ждут, сразу трое хранителей. Не принять, затаят обиду. Мы же, как дети. У вас есть такая поговорка, я слышал от вашего отца - что старый, что малый. И потом, им еще поприсутствовать на балу надо. И как минимум один танец станцевать. Вам, кстати, тоже.
   - Но мы не учились танцам - вскинула голову Василиса.
   - Но знания-то у вас есть, доверьтесь музыке и телу.
   - Ладно - поднялась Василиса и тут же вскочили, и граф, и хранитель - пойду к детям, поприсутствую, как вы выразились, на приёме - улыбнулась она.
   - Ну, а мы с вами Лестан, пойдём осматривать замок - отставил свой бокал с соком Василий.
   - Да, и мне тоже пора - проговорил хранитель - пойду, найду магистров.
  
   После долгого и нудного приёма... Где все без исключения, выражали восторг и преданность его императорскому величеству и королеве Ирии. Много слов, много изучающих взглядов и прозрачных намёков на будущие преференции. Но вот спустились, наконец, и к остальным гостям, в бальный зал.
   Бестан танцевал бездарно. Оттоптал все ноги партнёрше, что выбрал из стайки девушек, окруживших его. И как не странно это оказалась, та самая, которая назвала его красавчиком.
   Зато Тилиана блистала в танце, меняя партнёров одного за другим. Её красивое личико излучало счастье. Казалось, она создана для танцев. И как только она освобождала одного мужчину, её уже подхватывал другой. Музыка звучала, ни затихая, ни на миг.
   Василий же с Василисой отмаялись в одном танце, выбрав себе партнёров из гостей, и отошли в сторону, не сводящего глаз с Тилианы и Бестана, Гната. Сюда же вскоре подошёл и сам Бестан. И тут же их окружило с десяток гвардейцев и один боевой хранитель, с красной полосой по низу балахона.
   Хранитель потянулся к уху Василия, тот заметив это, сам склонился ниже, так как хранитель был небольшого роста - я сам буду учить вас, Ваша светлость. Вас и его Императорское величество. Не доверяю я магистру. Хоть и не по правилам, но правила писаны для простых магов, а не для императора и членов его семьи - проговорил он тихо.
   Василий склонил голову, приложив руку к груди, в знак признательности. И озвучил мысленно его слова Василисе. Василиса бросила взгляд на хранителя, улыбнулась и присела в лёгком реверансе.
   Подошёл ещё один хранитель, но стена гвардейцев перед ним не расступилась. И он перешёл на мысле-связь.
   Василиса почувствовала, что кто-то пытается с ней говорить. Почувствовала... Это как будто в голове прозвучал, еле слышно, чей-то голос. Неразборчиво, но настойчиво. Она осторожно приподняла занавесь своей защиты, как учила Тилиана и теперь начала разбирать слова говорившего - Ваша светлость, Ваша светлость, Ваша светлость...
   - Да, я вас слушаю, кто это? - Ответила она.
   - Хранитель земли, ваша светлость, можно вас на одну минуту. Меня гвардейцы не пропускают, я слева от вас.
   Василиса повернула голову и увидела еще один капюшон. Аккуратно потеснила охрану и подошла к хранителю.
   Поприветствовала лёгким кивком головы.
   - Чем обязана, господин хранитель?
   - Я с этого дня ваш учитель магии. Магии земли - проговорил он уже другим, не просительным, а строгим тоном наставника. Завтра после завтрака, прошу быть в учебном зале.
   Развернулся и ушёл. Василиса даже не успела поблагодарить и спросить, где этот зал...
   - Какой строгий дядька - передала она мужу - наставник мой, по магии земли.
  
   Учителя магии воды привёл в кабинет королевы, уже после бала, хранитель времени. Тот отвесил низкий поклон и спросил - когда изволите начать занятия, ваше величество?
   - Мой брат, господин хранитель и герцог с герцогиней начинают занятия сразу после завтрака в учебном зале. Мне бы тоже хотелось в это же время - ответила уставшая королева, отложив какие-то бумаги.
   - Хорошо, ваше величество, я буду вас там ждать.
   Оба хранителя поклонились королеве и вышли. Но через несколько минут вернулся хранитель времени. С ним вошли, Бестан и Василий с Василисой.
   - Ваше величество - начал хранитель, вновь склонившись.
   - Хранитель, меня зовут Тилиана или Тила, Вы забыли? - не дала она ему договорить, раздражение так и выливалось из неё - и хватит бить поклоны... Боже мой как я хочу домой...
   - Хорошо Тила - хранитель смахнул с головы капюшон.
   Его изрезанное морщинами лицо, к которому друзья уже привыкли в своём мире. Выглядело уставшим. Но живые глаза на чисто выбритом лице, горели огнём довольства, но и виноватость в его взгляде, тоже просматривалась.
   - Надоел этот балахон, честное слово - пожаловался он, смахивая со лба капельки пота - темно, душно.
   - Так снимите его хранитель - попросила Василиса.
   - Нельзя, традиция... Как у вас говорят - мать её. Ну, да ладно.... Теперь о важном. Ваши кабинеты связаны секретными порталами между собой и не только. Есть ответвления в ваши покои и за пределы замка. Но пока маги воздуха держат защитный купол, этот ход закрыт. Я покажу, как и где их можно открыть. А потом пройдём сразу в ваши покои, они тоже связаны, как и кабинеты. Порталы открываются особым заклинанием. И открыть их сможет только очень сильный маг, не ниже шестой ступени. Помните классификацию. В книгах всё это было. Выше шестой ступени, только магистр, после него, хранитель. Вам нужно только подумать и представить, куда вы хотите попасть.
   Ваших способностей должно хватить. И так запоминайте заклинания. Они у каждого разные.
   Бестан.... Тилиана... Василий... Василиса...
   И хранитель назвал четыре, не имеющих ни значений, ни смысла слова.
   И каждый запомнил своё.
   - Бестан, открывай. Вот в этом месте.
   Тот приложил руку к сплошной каменной кладке, отодвинув партьеру, и громко произнёс своё заклинание.
   Камень подёрнулся легкой дымкой вокруг его ладони, и она волнами разошлась в стороны, образовав овал. Стена внутри овала исчезла.
   Хранитель удовлетворённо причмокнул - пошли - скомандовал он и первым прошел в овал.
   - Эти ходы магические, творение хранителя врат. Обычный человек сможет здесь пройти, только в вашем сопровождении. Через мгновение они были уже в покоях императора.
   - Вот это твои личные покои Бестан. Слуги за той дверью. Они же и основной выход в замок. Рядом покои Тилианы. Тилиана открывай, вот здесь...
   Тила прикоснулась ладонью в указанном месте и всё повторилось. И дымка, и овал, и проход.
   И они прошли в личные покои королевы.
   - А ваши покои Василий, Василиса, за этой стеной, кто-нибудь открывайте. Вот здесь.
   Василиса открыла проход.
   - А Гнат? - Вспомнил Василий.
   - Так сходи за ним. Теперь ты знаешь как. Прикоснулся рукой и подумал, куда тебе надо...
   Василий нерешительно приложил ладонь к стене. Где только что закрылся проход открытый Василисой и произнёс своё заклинание. Овал, мигнув, появился вновь.
   - Слово можно произносить и мысленно, не обязательно проговаривать вслух - напутствовал он Василия в спину.
   Медволап ушёл, проход закрылся, снова превратившись в камень стены.
   - Гнат, у него, что совсем нет магических способностей? - Спросила Василиса у хранителя времени.
   - Есть. Но мы с Тилой, пока, решили не снимать с него мою блокировку. Позже, Тила сама решит, когда. Потом... Вам же, всем, и учить его. Хранителя к барону не приставить. А простым магам мы не очень доверяем, в сложившейся ситуации. Очень просто сделать из него послушную кукловоду игрушку. Как это уже было сделано, с приближёнными, вашего деда. Кого не смогли подкупить, того околдовали. Да и магов среди них не было. А хранители, просто упустили это. Ну, всё, давайте отдыхать. День был насыщенный и длинный. Я пошёл.
   И вышел в обычные двери. И тут же появились две девушки, низко склонившиеся в поклонах.
   - Матушка, тут комнат много, мы с Тилой останемся с вами? - Попросил он мысленно.
   - Я сама хотела просить вас об этом, мне так спокойнее будет - ответила Василиса - выбирайте, кто, где...
  Бестан тут же ушёл в глубину комнат и не вернулся.
   Тила устало поцеловала мать и тоже побрела вслед за братом.
  
   - Девочки встаньте - обратилась Василиса к служанкам - и давайте знакомиться. Меня вы знаете...
   Она перевела взгляд на одну из них и улыбнулась. Та была в домашних тапочках, не по этикету.
   - Простите, ваша светлость, после танца с его императорским величеством туфли одеть невозможно. Больно. А дед строго настрого наказал, находиться рядом с вами. Я графиня ото дел Шате. Внучка начальника гвардии его императорского величества.
   - Понятно... - И перевела взгляд на вторую девчонку.
   - Графиня ото дел Каст - присела та в глубоком реверансе. Внучка хранителя образа. Маг воздуха третей ступени.
   - Хорошо, так вот девочки. Надо найти наши вещи, с которыми мы прибыли и принести сюда. Потом перенести гардероб императора и королевы тоже. Не весь, только самое необходимое. Сейчас для сна. И естественно держать языки за зубами.
  Появился Василий с Гнатом. И сразу распорядился - Гнат ты первый, потом Василиса, потом я, потом ты опять.
   Распределил он дежурства.
   - Дети сегодня пусть спят. Завтра тяжёлый день.
   Гнат кивнул и, подвинув к дверям стул сел, перекрыв вход собой и стулом.
   Вернулись девушки с вещами, но войти не смогли, наткнувшись на телохранителя. Гнат лязгнул мечом и те, положив на пол вещи, отскочили от дверей.
   Василий и Василиса пошли проверить детей. Нашли их в комнатах, видимо специально предназначенных для этих вот девчонок-графинь. Раздели спящего Бестана, оставив только нижнее бельё, и укрыли мягким одеялом. Потом перешли в комнатку, где спала дочь. А уж потом пошли и к себе. Василиса только вынесла Гнату подушку и одеяло, положив всё это на широкий диван в холле.
  
   Утром в двери постучали, тихо и осторожно. Гнат приоткрыл дверь, перегородив стулом щель, сам заняв место сбоку. Показалась личико одной из служанок с огромным ворохом одежды в руках. За ней стояла вторая с не меньшим ворохом.
   - Подождите - скомандовал он и закрыл дверь на ключ.
   Разбудил Василия и Василису, вернулся, провернул ключ и пригласил служанок.
   Те сразу же бросились в комнаты к императору и королеве. Оттуда послышалось недовольное ворчание Бестана и долгий, с девичьим вскриком, зевок Тилианы.
   Василий оделся сам, разворошив гардероб. Затем, позвав Гната, скорым шагом направился в подвальный тренировочный зал.
   Здесь собрались еще не все, но человек десять уже крутили в руках оружие, изредка позёвывая. Сам граф сидел на скамейке в углу и дремал, привалившись спиной к стене. В этот раз он был одет в повседневный военный френч серого цвета, но всё также обвешанный дорогими безделушками.
   Заметив входящего герцога, вскочил и громко выкрикнул - господа!!!
   Те замерли на миг, а затем быстро выстроились в ряд.
   Граф встал вполоборота к строю.
   - Господа - провозгласил он - герцог Василий дан дел Медволап. Наш куратор от лица его императорского величества. Барон Новик дел Гнат личный телохранитель его императорского величества и её величества Тилианы первой. Наш учитель фехтования и боевых искусств - представил он вошедших.
   - Доброе утро господа - кивком головы поприветствовал Василий офицеров гвардии и прошёл вдоль строя - вольно. Задавайте ваши вопросы, я знаю, у вас они должны быть.
   - Ваша светлость... Барон Танан дел Ванг - представился он - а не молод господин барон для учителя? - спросил офицер, лет двадцати пяти, статный, плотный, высокого роста.
   - А вот это мы сейчас и проверим, как у нас говорят, вставайте в круг. И еще, все приветствия, друг другу, излишни, если уж вы взяли оружие, то будьте готовы к нападению и отражению.
   Василий кивнул Гнату и тот, сбросив на лавку свою верхнюю одежду, оставшись в одной рубашке и брюках, прошагал в центр зала. Там его со своим тупым мечом уже ждал Танан дел Ванг.
   Гнат остановился, поглядел на свой меч и, вернувшись, заменил его, на меч из стойки. Поморщился, прокрутив через ладонь, но всё же оставил. Гвардеец насмешливо за ним наблюдал.
   Гнат шел прямо на него, опустив меч. Тот растерялся и поднял свой. Через мгновение его меч, описав полукруг в воздухе, оказался во второй руке Гната. И оба меча скрестились на шее гвардейца.
   Учитель сделал шаг назад и вернул меч рукоятью вперёд. Его лицо не выражало никаких эмоций, может разве что, скуку.
   Гвардеец взял меч и тут же атаковал, но атаковал уже пустое место. Гнат стоял сзади, уткнув кончик меча ему в спину.
   - Невероятно - пронеслось по залу.
   - Это вы еще не видели, что герцогиня творит с мечом... - донёсся тихий голос их начальника.
   Гвардеец посреди зала воткнул свой меч в песок и встал на одно колено, признавая своё поражение. Восторженные хлопки ладоней разнеслись по залу.
   Но Гнат резким голосом скомандовал - тихо! - и добавил, негромко - господа... Плохо, очень плохо. Но на то я и учитель, чтобы обучить вас, держать меч. А теперь первое. Так как вы одеты сейчас, это не для тренировок. На вас должны быть тренировочные костюмы. Свободные брюки и рубашки, на ногах легкая, но прочная обувь. Будем много бегать. И поставьте, пожалуйста, здесь с десяток полных воды бочек. А то после тренировок от нас так вонять будет, что уморим весь замок - улыбнулся Гнат - и прихватите с собой каждый полотенце. После завтрака жду вас здесь.
   Гнат слегка поклонился, прижав правую руку к груди. В левой, он всё еще держал тренировочный меч. Но спохватившись вновь заговорил.
   - И ещё господа, прошу немного внимания... У меня есть и мои прямые обязанности, как и у вас. И если я буду занят, то тренировки будут проводить мои лучшие ученики, это император и королева, или мои учителя - его и её светлости. Вот теперь всё.
   - Королева владеет мячом? - Удивился кто-то из гвардейцев...
   - Владеет - рассмеялся Василий - недавно, на тренировке и меня отделала знатно и учителя своего.
   Гнат непроизвольно потёр грудь - да, уж, было дело.
   - Если так, то впору императору и королеве нас охранять, а не нам их - посмеялся кто-то.
   - Наверное, так и будет первое время - серьёзно высказался граф - пока мы не научимся... Всё господа, все свободные от службы собираются здесь после завтрака. Разойдись. И не забудьте рекомендации учителя. Танан займись бочками.
  
   Плотно позавтракав, Бестан, Тилиана и Василий с Василисой направились в учебные залы, где их ждали хранители-наставники.
   А Гнат вернулся в тренировочный. На этот раз он был в своей земной одежде. Там уже стояли огромные бочки с водой, ровно десять. Но никого еще не было.
   Он собрал все мечи со стойки и побросал в кучу. И встал, раздумывая, что с ними делать. Таким и застал его граф, начальник гвардии.
   - Господин барон?
   Гнат поднял на него глаза.
   - Милорд... - Слегка поклонился Гнат.
   Граф посмотрел на груду железа.
   - Здесь есть кузнец, или любой другой оружейник? - опередил его с вопросом Гнат.
   - Да, конюх, он же кузнец. Так по мелочи, подковы... Заточить что-нибудь. А оружейники только в городе.
   - Подойдёт и этот... А почему мечи не сбалансированы? Пусть учебные, но ведь так можно повредить, выкрутить руки в запястьях.
   - Считается, что чем больше дисбаланс учебного оружия, тем лучше. Нарабатывается сила рук, кисти.
   - Чушь... Даже учебное оружие, должно быть, нет, не так, а именно учебное оружие, должно быть сбалансировано. Силу можно наработать и другими упражнениями, не с мячом. Меч должен стать продолжением руки, а не кувалдой молотобойца. И этим мы сегодня займёмся. У нас мало времени, на полноценное обучение. И оно занимает ни один год. Я буду показывать основные приёмы и выпады. Начну с основ защиты.
   Вокруг них уже собрались почти все свободные гвардейцы.
   Гнат оглядел их и скомандовал - за мной... Кто отстанет, мячом по заднице с оттягом, три раза.
  
   Обучение магов в учебных залах замка, на радость хранителей проходило более чем плодотворно. Книги-то прочитаны, выучены, чуть ли не наизусть. Потому и формирование магических составляющих по просьбе учителей, не вызывало больших нареканий. Поправляли, учили экономии маны. Показывали приемы, которых нет в книгах. Объясняли некоторые тонкости, при работе с магической энергией.
   В общем, до полудня все были заняты.
   После обеда уставший граф постучал в двери кабинета Василия.
   - Входите граф - весело отозвался Медволап.
   Граф вошёл и просто рухнул в кресло у стола герцога.
   - Всю душу вынул, твой барон - пожаловался он - придётся пересматривать график дежурств. Мои сейчас никакие. А им в ночь заступать. Но, чёрт возьми, интересно. Хоть и стар я стал, но через день приходить буду. Особенно работает этот его стимул, кто отстает, тому три раза по заднему месту плашмя мечом. Молодые-то, что ржут как кони, а мне каково. Вот и старался не отстать. Мне моя задница дорога как память.
   Василий во весь голос расхохотался.
   В дверь вновь постучали и приоткрыли...
   - Ваша светлость, можно?
   - Входи графиня.
   Вошла внучка графа.
   - Привела? - Обернулся Лестан на её голос.
   - Да, деда, ой, простите, милорд.
   - Ладно, зови - и, повернувшись к Василию, спросил - вы не против Ваша светлость, целитель меня немного в чувство приведёт, а то я в седле сейчас не удержусь. А нам в город еще.
   - Конечно не против, давайте.
   Целитель долго водил руками над головой, спиной и грудью графа. Замирал изредка на одном месте, то торопливо отдёргивал руки.
   Но вот закончил и отошёл.
   - Спасибо Пасталь... Ты настоящий маг... И я подумаю, может и отдам за твоего сына Лилию. Хватит им, уже, по тёмным коридорам обжиматься.
   Девушка покраснела и выскочила из кабинета, а целитель улыбнулся - так, что милорд? К свадьбе уже можно готовиться?
   - Рано, после победы, слово даю.
   Целитель всё с той же улыбкой откланялся и ушел.
   А граф вновь повернулся к Василию - не время сейчас для свадеб.
   - Ну, это вы зря Лестан. Для любви не бывает, время или не время. Она просто приходит. Бывает, уходит, а бывает, остаётся. Навсегда.
   - Может вы и правы Василий, я подумаю. Но тут еще одно. Внучку графа, за барона...
   - Да, что вы говорите? - удивлённо воскликнул Василий, посмотрел внимательно на графа - У вас сейчас Лестан, как и у меня, нет ни владений, ни подданных, даже денег своих нет. Какие уж тут сословия? Еще неизвестно выживем ли?
   - Да,да, вы безусловно правы, Василий. Отдам я девчонку за сына целителя. Кстати он тоже целительствует. И посильнее Пасталя будет. Ну да ладно, это дела семейные. В город?
   - Поехали, только хранителя позовём и переоденемся. И лошадей бы попроще, и сбрую.
   - Всё уже приготовлено, вам сейчас Лилия принесёт, а я у себя переоденусь. И гвардейца за стариком отправлю.
   Лестан ушёл, но вновь появилась графиня с кучей темной одежды.
   - Это одежда наёмника - объясняла она, раскладывая её перед ним на широком диване - У нас их сейчас много по дорогам шатается. Работы нет. Так они, больше разбойничают. Да крестьян обирают.
   Василий внимательно её слушал, разглядывая кожаные штаны, рубашку из толстой ткани, всякие пояса, пояски, кошели и грубой кожи сапоги.
   - Спасибо Лилия, а теперь, брысь, я сам переоденусь.
   Девушка выскочила за дверь.
   Бестан с Тилианой и Василисой в это время опять принимали выражающих свою преданность дворян.
  
   Выбрались за пределы замка по сигналу хранителя времени, одетого, как и Василий с графом. На убогоньких лошадках. Но сытых, ухоженных и послушных. И ко всему этому довольно резвых.
   Объезжая немногочисленные крестьянские телеги, грустно тарахтящие колёсами по ухабам основного тракта, в обоих направлениях, припустили в сторону города.
   Василий во все глаза глядел по сторонам. Чудные деревья с длинными листьями, торчащими прямо из дерева, чудная трава, сине-зелёная. Высокое солнце, тёплое, но не обжигающее. Редкие облака. И не голубое, а синее, до темноты, небо. Чудные птицы, раскрашенные во все возможные, яркие цвета, с толстыми клювами. И ни одного воробья или вороны. Ни одной, такой родной берёзки.
  До ворот города добрались довольно быстро. Проехали, кинув ленивой страже три медяка, и Василий скомандовал, давайте на базар.
   Город его тоже не впечатлил. Камень, уныние и нищета. Вот базар немного оживлял общую картину. Несколько десятков торговцев в центре собрали вокруг себя говорливую толпу. Кто-то что-то покупал, кто-то, что-то менял, кто-то продавал.
   Василий спешился, повесил на длинном шнурке позвякивающий кошель и походкой подвыпившего человека направился в сторону торговцев. Потолкался у прилавков, прошёл туда-сюда, и поймал за руку первого воришку, пытавшегося стянуть с лотка лотошника мелкий пирожок. Загородил его от продавца своей широкой спиной.
   Присел перед ним, пацану лет восемь, девять, и посмотрел на его готовое к рыданиям лицо.
   - Не надо парень, разжалобить меня не получится, лучше давай отойдём и поговорим. Я дам тебе медяк. А если исполнишь мою просьбу, получишь и серебряную монетку.
   Мальчишке расхотелось плакать, и он заинтересованно посмотрел на огромного наёмника, разговаривающего с ним как со взрослым. Даже ни одной оплеухи не отвесил.
   - Я тебя отпущу, если убежишь, беги, тогда медяка у тебя не будет. А уж тем более серебрушки.
   И он отпустил руку мальчика.
   - Пошли, что ли - поднялся на ноги Василий и пошёл вперёд.
   Нерешительно, но ребёнок побрёл следом. Василий, выбравшись на свободное от народа место, вновь присел перед ним.
   - Мать, отец, у тебя есть?
   - Мама и сестра, отца в прошлом году на площади запороли. За то, что плюнул в сторону нового управляющего. Мамка стирает, а сестрёнка еще совсем маленькая.
   - Вот тебе медяк, как и обещал, тебя звать-то как?
   - Сержем мамка зовёт. А ребята "колом", почему, не знаю.
   - Значит так Серж, приведёшь своих друзей, только самых лучших, девочек тоже можно. В какое-нибудь место, сам укажешь и получишь серебрушку. Человек пять. Считать умеешь?
   - Умею, мамка научила - вдруг воодушевился мальчишка - до ста могу. Хочешь, посчитаю?
   - А, хочу, давай...
   Мальчик, набрав в грудь побольше воздуха, самозабвенно начал счёт.
   Терпеливо дослушав мальца до конца, протянул ему ещё один медяк.
   - Это тебе за грамоту. Ну, всё беги. Я тебя у ворот базара буду ждать. Потом к друзьям твоим пойдём. Деньги-то спрячь подальше, или сразу матери отнеси. Я подожду, только не долго. У меня ещё дела есть.
   И ребёнок со всех ног кинулся бежать.
  
   Очень скоро мальчишка привел своих друзей, троих таких же тощих и невысоких, как и сам, но немного постарше и девочку, лет десяти. Они не стали искать укромное место и чисто по-детски, бегом, принеслись прямо к воротам и окружили Василия.
   Василий вновь присел перед ними.
   - Молодец Серж, вот твоя серебрушка и ты теперь главный среди своих друзей, я тебя назначаю. И всех вас беру на работу. Только это будет секретная работа и взрослая. Если кто-то проболтается, больше работы не получит, а значит и монет. И вот первое задание. Нужно бродить по городу и слушать все разговоры, замечать всё необычное. Потом пересказывать мне. Я через два дня появлюсь снова на этом месте, и вы всё мне расскажите. Вот вам по медяку. Еще по одному получите потом. А если будет что-то интересное, то по два. На этом всё. Пойдём, я тебя Серж провожу с твоим богатством до дома. Матери отдашь, при мне. А то потеряешь еще.
   Знания денежных отношений в этом и соседнем королевстве Василию влил хранитель еще дома и потому он знал, что на медяк можно купить булку хлеба или бутыль молока, или большую рыбину в порту. А серебряная монета, это сто медяков. Сто серебряных, один золотой.
   И окруженный ребятишками Василий, прошествовал к маленькому, но опрятному домику, совсем рядом с базаром, за невысоким крашеным заборчиком.
   Серж сбегал, отдал матери деньги. Как и предполагал Василий. Она не поверила сыну, что он заработал эти деньги и с влажным полотенцем выскочила из дома вслед за убегавшим от полотенца Сержем - воровать вздумал, убью гада. Отец честно всю жизнь прожил, а ты....
   Серж, выскочив из калитки и, спрятался за огромного Василия.
   Женщина тоже остановилась и опустила руку с полотенцем.
   - Здравствуйте, уважаемая - поздоровался Василий - меня Василием зовут. А серебрушку Серж честно заработал. Зря вы так. Я попросил сделать его одно дело, он исполнил. Я, как и обещал, заплатил. И намерен, и впредь, давать вашему сыну работу. Хороший у вас парень. Но извините уважаемая, мне пора. И прошу вас, не говорите никому и ничего. Иначе я найду других работников.
  - Вы... Не зайдёте? - спросила робко женщина.
   - В следующий раз, уважаемая - ответил мягко Василий.
   Откланялся и пошел навстречу своим друзьям, которые медленно ехали по улице, ведя в поводу его лошадь.
  
   4
  
   Василий, Лестан и хранитель, не торопясь, ехали обратно.
   - Как здорово, у вас получилось Василий - восхищался Лестан.
   - Да, бросьте Лестан. Надо было еще в порт завернуть. Только сейчас подумал. А что, кстати, с тайной стражой. Вы не узнавали?
   - Узнавал. Гонца отправили. Вслед за нами, пока щит был опущен. Должен завтра быть. Смотрите, кажется, нас хотят ограбить.
   На дорогу из небольшого куцего леска выезжало человек десять, в такой же, как и на них, одежде.
   - Смотрите-ка, мечи вынимают - развеселился граф, вынимая из ножен и свой.
   - Не надо граф - попробуем договориться - не стоит усыпать свой путь трупами, тем более своих же людей.
   Граф удивлённо посмотрел на Василия, но меч, всё же вложил обратно.
  
   - Стоять - выкрикнул один из десятка, спрятавшись за спинами товарищей - мечи на землю, кошели тоже. И коней отпустите.
   - А ты кто такой, чтобы приказывать тут - ответил ему лениво Василий.
   Наёмник растерялся.
   - Так это... больше нас ...
   - А ты сам-то чего стоишь, за товарищей вот прячешься. Так только трусы поступают.
   - Да я, да я тебя... - Заорал тот, спрыгнув с коня. Коренастый, не высокого роста, с хитрым, вытянутым к низу лицом и маленькими бегающими глазками на нём - а ну давай...
   - Давай - не торопясь спустился с коня Василий и, не трогая меча, пошёл на бандита.
   Тот подскочил и замахнулся, высоко задрав свою железяку. И наверное, даже не понял как оказался на земле, а на горле у него стоял сапог Василия. Он, всё с той же ленцой рассматривал железку, называемую в этом мире мечом.
   -Какая дрянь - отбросил Василий её в сторону - оружие должно быт вот таким - и, вытащив свой меч, направил острием бандиту в глаз - видишь?
   Товарищи поверженного, что были на конях, впали в ступор.
   Но понемногу приходили в себя и медленно стали подъезжать, подкрадываясь к Василию.
   Тот только усмехнулся. Приложил плашмя, по голове своим мечом говорливого. И сам направился к ним. Отразил один удар сверху и росчерком меча срезал подпругу седла, но видимо немного задел и лошадь. Та встала на дыбы, и бандит кувырком полетел на землю. Затем уклонился еще от одного удара, и вновь лошадь осталась без седока. О пешем и конном строе бандиты и понятия не имели. А мечами махали, что пацаны палками в деревне Василия.
   Пока Василий танцевал в пыли дороги. Граф спешился и стал стаскивать поверженных бандитов в одну кучу, угощая оплеухами.
   Хранитель сидел на коне и громко считал - шесть, семь, восемь... Ещё двое осталось.
   - Так не подходят же, я что, бегать за ними должен, не пацан уж, и так упарился. Эх, Гната бы сюда, вот бы повеселился парень.
   - И что нам с ними делать? - спросил граф, собрав в кучу поверженных - убить?
   Последнее слово он произнёс с некоторым испугом.
   - Какой вы кровожадный Лестан - вытирая пот с лица, подошёл Василий - надо же поговорить, расспросить, узнать от чего они бандитствовать взялись...
   - Ну, поговорите Василий - усмехнулся граф.
   - Эй вы, бандиты недоделанные - окрикнул их Василий - рассказывайте.
   - Чего рассказывать-то, жрать охота, семьи голодают. Как будто вы не знаете...
   - А землю пахать не пробовали?
   - Пробовали, северяне всё забирают. Даже не смотрят на детей.
   - А объединится, да отпор дать?
   - Пробовали, да они с магами потом приходят. И всё село вырезают.
   - А, что против магов хитрости нет? Стрела в спину и нет мага. Это же враги наши. А вы против своих железки ваши обнажаете.
   Парень тот, что говорил, задумался.
   - А ведь ты прав мужик, не думали об этом - заговорил второй постарше - у нас и арбалеты есть. А маги ведь не постоянно под защитой. Тем более, когда магичат, защиту снимают. Это только хранители могут, постоянно быть под защитой. Только мы их, ни разу, и не видели, даже в городе их нет. Только два мага и те постоянно в запое.
   - Ну, вот видите, как всё просто. Так что проваливайте. И народ настраивайте на борьбу с врагом, а не со своими.
   - Так вы нас вешать не будете?- Спросил молодой.
   - Зачем? Мы своих не убиваем, только врагов. Вот их и вешаем и режем.
   - И много вас таких смелых? - Очнулся главарь - вот ты иди, режь и убивай. Врагов - брезгливо скривился он.
   - Много, а скоро станет ещё больше. И мага своего себе найдите, вон их по всей стране разбежалось сколько. А ты я смотрю, говоришь много, а душа-то трусливая, поганая. Вот таких, как ты, действительно вешать надо.
   - А ты попробуй.
   - А тут и пробовать нечего.
   Василий взмахнул мечом и, из горла главаря выплеснулась струя горячей крови, оросив своих бывших товарищей. Те в страхе прижались друг к другу.
   - А вы - спокойно проговорил Василий, как будто ничего и не произошло - идите и мои слова помните. А эту падаль тут бросьте, вон в канаву, нечего такой поганью землю родную осквернять.
   Василий вскочил на коня и сверху посмотрел на теперь уже бывших бандитов.
   - Идите, а таких предателей земли родной, в первую очередь искоренять надо, не держите зла на меня. Сам не терплю предателей отечества своего и другим не дам.
   Тронул пятками коня, до шпор здесь ещё не додумались, только стремена и медленно поехал вперёд. Его догнал граф.
   - Ваша светлость - дрожащим голосом проговорил он - вам убить человека... - Он не мог подобрать слово и замолчал.
   - Ничего не стоит..? - Закончил за него Василий - Только я убил не человека, а выродка. Вообще у нас таких на кол сажают. Страшная и мучительная смерть. Но, что самое интересное, их не становится меньше. И не надо распространяться об этом в замке, меня герцогиня поедом съест.
   Подъехал и хранитель.
   - Браво Василий, я как будто в молодость вернулся. Давно такого всплеска радости, страха и восхищения не испытывал. Если у нас и Император такой, то мы точно победим.
   - Бестан такой и есть, может быть, даже жёстче. А Тилиана... Эта девочка не остановится не перед чем, в достижении цели, как и герцогиня.
   Врал, конечно, Василий. Даже не преувеличивал, а беззастенчиво врал, но для дела же. Тем более его слышали, как девчонки, так и Бестан.
   Бестан только усмехнулся - отец, как всегда, страху нагоняет. Завтра сам на тренировку пойду. Нельзя подводить отца.
   - Я тоже - поддержала его сестра.
   - Ну, тогда и я - согласилась Василиса - с хранителями договоримся.
  
   - Значит в городе всего два мага, и я так думаю, солдат тоже не много - продолжал рассуждать Василий, вслух - но мы их трогать не будем. А действовать начнём в Илии. Как думаете, хранитель, возможно, открыть портал в столицу Илии.
   - Возможно, но не в столицу, а куда-нибудь подальше от неё. Если там, в столице, есть хранители, а они, скорее всего там есть, то сразу заметят, почувствуют, возмущение магического поля. А по нему вычислят и нас. Тут надо быть осторожнее.
   - Вы, правы хранитель, не подумал... Да-а, знаний маловато... Тогда начнём с отдалённых мест.
   - И с чего хотите начать? - спросил граф.
   - С разведки Лестан, с разведки. И личных встреч с людьми, преданными своей стране. Вот для этого нам и нужны начальники тайной стражи. А еще с детей. Хранитель - Василий перешёл на мысле-связь - я бы хотел знать, хоть, что-то о хранителях. Можно ли как-то с ними бороться? Вы же получается, не просто лучшие маги, вы неприкасаемы и непобедимы. Так пишут в книгах.
   - Информационный пакет, Василий, по просьбе Василисы, я сформирую завтра, к утру, как ей и обещал, и волью его вам, вопреки всем догмам хранительства. Но ради возрождения моей страны. Я пойду на это преступление. Я стар, мне, в общем-то, терять нечего... Но, на всякий случай, ради внуков, коих у меня восемь, не надо об этом никому говорить. Надеюсь, меня слышат?
   - Слышим хранитель - отозвались сразу три голоса.
   - Молодец девочка, ты смогла преодолеть даже щит, над замком. Расскажешь, как тебе это удалось, связаться с нами через щит.
   - Всё просто, хранитель. Ведь щит держат маги воздуха, а я тоже немного с воздухом знакома. Хоть и маг воды. Правда, больше по книгам. Но в плетения энергетических линий, получилось вплести и свои. Ведь в воздухе висят крошечные капельки воды.
   - Ты видишь плетения? - Вскричал мысленно хранитель.
   - Не особо отчётливо, но вижу...
   - Ты гений, девочка!!!
   Тилиана скромно промолчала.
   Всю оставшуюся дорогу хранитель нетерпеливо ёрзал в седле, вскидывая глаза к синему небу и склонявшемуся к горизонту светилу.
   - Что это с ним? - Тихо спросил граф у Василия.
   - Наверное, натёр себе что-нибудь - также тихо ответил тот.
  Уже в сумерках они вернулись в замок.
   Через хранителей времени и традиций, удалось договориться с наставниками хранителями о переносе времени обучения магов на послеобеденное время, мотивируя это тем, что пока, всё равно, срочных государственных дел нет. А отчёт о своих первых шагах в деле возрождения империи, Бестан может делать и на вечерних заседаниях. Которые, по требованию хранителей, ввели уже с завтрашнего дня.
   - Они стремятся контролировать каждый шаг императора - смеялся хранитель традиций по мысле-связи с Бестаном - задайте им ваше императорское величество перцу. Я знаю, вы это можете. Потребуйте у каждого отчёт за каждый день, на протяжении пятнадцати лет. Спросите, что они сами сделали, что бы сбросить ярмо захватчиков. Заседание буду вести я и слово вам обеспечу. Вон как вы поставили на место наших крючкотворов казначеев, они до сих пор не вылезают из своих нор, всё чего-то там считают и пересчитывают. И ещё, я приготовил вам карту обоих королевств, с доменами и вассалитетами. Ту, что была до нападения.
   - Спасибо, господин хранитель - поблагодарил Бестан и отключился.
   Посмотрел на Василису, потом перевёл взгляд на Василия и Тилиану.
   - И, что я им скажу? - Спросил он у близких.
   - Так и скажешь как есть, сынок, не переживай - ответила за всех Василиса - расскажешь о планах отца, как о своих. И не мучайся. Мы сейчас одно целое. Завтра должен прибыть начальник тайной стражи Ирии, потом найдут и начальника стражи Илии. От их познаний и связей, всё и будет зависеть. А пока отец с хранителем времени на сутки уйдут в Илию. Но ты не скажешь куда именно, ТЫ, их отправил. А вообще хранитель традиций прав, поспрашивай там и пожёстче. Ну, и мы будем рядом. А Тила нас закроет.
  
   На утро, в центре тренировочного зала, Тилиана, с горящими глазами и упоением рубилась с Гнатом. И не тупыми мечами, а своими боевыми.
   Гвардейцы стояли, боясь пошевелиться и пропустить хоть одно мгновение из этого танца смерти. Светлячки под потолком собрались в одном месте и ярко освещали только их двоих.
   Здесь же собрались и почти все хранители, сбившись в кучки и прячась в тени.
   Но вот Гнат разорвал дистанцию и низко склонился перед королевой - ваше величество, думаю, на сегодня хватит - улыбнулся он - а то с его императорским величеством, я просто не устою.
   Император вышел без меча, с двумя короткими клинками. И вновь завертелся вихрь боя, в котором глаз не успевал выхватывать фигуры целиком, а только их фрагменты и высверки оружия.
   Вот и в этот раз учитель первым разорвал дистанцию и поклонился.
   Бестан высоко и резко подбросил клинки, и они точно в центре вошли в песок, образовав своеобразную фигуру креста из рукоятей, казалось, соединившись в одно целое.
   Несколько долгих мгновений в зале висела тишина и, наконец, взорвалась восторженным рёвом. Как гвардейцев, так и хранителей.
   Конечно, бои не были настоящими, скорее постановочными. И это было особое искусство, искусство не доносить разящий удар. В реальном бою, они давно, с первых же мгновений, нанесли бы друг другу смертельные раны.
   Затем в центр вышли герцог и герцогиня, но не для демонстрации своего мастерства, а начали объяснять гвардейцам, что сейчас было. В деталях показывая, каждый выпад и отражение.
   Но вот и они вложили свои клинки и мечи в ножны и центр "круга" занял учитель.
   - Разбиться на пары - громко попросил он - барон Натан, выйдете в круг.
   Барон занял место напротив Гната со своим боевым мячом. Тренировочные, были отправлены кузнецу на балансировку.
   - Всем повторять наши движения, буду показывать их медленно. Сегодня, только одно движение, но к концу тренировки, оно должно получаться с закрытыми глазами. Проверю каждого, кто не справится три удара плашмя. Вы понимаете, о чём я говорю.
   По залу прокатился задорный молодецкий смех.
  
   Василий, Василиса и Бестан с Тилианой покинули тренировочный зал. К ним тут же присоединился и хранитель времени.
   - Хранитель, я давно хотел спросить, как так получилось, что даже гвардия не умеет обращаться с оружием? - Спросил Василий.
   - Всё просто. Мы не воевали, как я уже говорил триста лет. Для чистки дорог, трактов и городов хватало стражи. Но с ними всегда был маг, как минимум пятой ступени. А редкие стычки по границам королевств улаживались или теми же магами, или в особых случаях боевыми хранителями. Вот и утратили навыки владения мечом, даже аристократия, полагаясь на магов. И ты видишь, к чему это привело. А сейчас я вам волью знания, но не всем сразу, а по одному. Всем сразу нельзя, после вливания, нужен сон. А все сразу уснуть вы не можете, это будет подозрительно. И первым будешь ты Василий. Так как нам с тобой отправляться в Илию. Хранитель врат, уже всё подготовил. Маги снимут щит, и мы уйдем сегодня, после ваших занятий с наставниками. Начальник тайной стражи Ирии, где-то задерживается, так, что ждать мы его не будем. С ним переговорит Бестан, а через Тилиану услышим и мы.
   Уходим в Иртаст, посмотришь на карте, где это, там в своё время был очень сильный домен герцога Ника дан дел Иртаст. Младшего брата последнего короля, отца Бестана. Знаю точно, что герцог и герцогиня погибли, но что стало с их наследниками, мы выяснить так и не смогли. Их хорошо спрятали. А может, и нет в живых. Но осталась аристократия. Вот с ней и попробуем связаться. Меня там должны ещё помнить, я сам из тех мест. Земель виноградников и хорошего вина. Земель в предгорьях севера, вдоль границ королевства, откуда и пришла беда.
  
   Василий с хранителем времени ушли в покои герцога и герцогини. Оказывается, у герцогини были и свои покои, этажом ниже. Но их, сейчас, занимал хранитель огня. О чём Василиса узнала, заглянув, как советовал хранитель времени, осторожно, за взгляд, управляющего замком. Седого старичка, не по годам бодрого и деятельного, обременённого огромным семейством, проживающим в городе. Этот старик, служил в замке без малого пятьдесят лет, получив свою должность по наследству, от отца.
   Медволап принял знания и, схватившись за виски, рухнул на диван. Хранитель приложил свою ладонь к его затылку, что-то прошептал и Василий расслабленно засопел. Старик подождал ещё немного, время от времени прикладывая ладонь, а потом тихонько вышел, притворив плотно дверь. Наказав гвардейцам на посту, никого к нему не пускать, кроме императора, королевы и герцогини.
   Хранитель мысленно связался с Тилианой. Бестан был занят очередными разборками с казначеями, под присмотром Василисы.
   - Тила, девочка, ты готова принять знания? Для нас с твоим отцом очень важно, что бы и ты их приняла. Твой отец спит, после вливания. Теперь твоя очередь. Время мало, до ваших занятий с хранителями, осталось совсем немного. А тебе ещё поспать надо. Информационный пакет вышел большим, без сна не обойтись. Если готова, я жду тебя в покоях отца. Только войди через портал. И предупреди матушку, что бы, не потеряла тебя. На мой зов она не откликается.
   - Да, хранитель - тут же ворвался в разговор встревоженный голос Василисы - что случилось?
   - Ничего, Василисушка, не случилось - успокоил её хранитель - Василий принял знания как я и обещал и сейчас спит. Теперь должна принять их и Тилиана. Вам с Бестаном волью, когда мы с Василием вернёмся. Сейчас просто нет времени.
  
   Тилиана появилась в покоях родителей одновременно с хранителем времени и они, не теряя времени, прошли в её комнату.
   Тилиана уснула, а хранитель прошёл в небольшой холл и присел в кресло, изредка бросая взгляд на Василия и задумался. Его одолевали сомнения, а правильно ли он сделал, дав в руки Василию и Тилиане оружие против хранителей. Думал, размышлял долго. Но вот решительно вскинул подбородок и вполголоса произнёс - правильно, всё правильно.
   Василий открыл глаза и, держась рукой за голову, сел.
   Хранитель поднёс ему кубок полный вина.
   Василий опустошил его в два глотка и снова повалился на диван. Лежал с открытыми глазами и рассматривал мозаику потолка. Потом вновь сел и посмотрел на хранителя.
   - Не может быть хранитель?
   - Может Василий - ответил тот резко - если тебе дано больше, чем другим, то и отнято, не мало.
   - Не обижайтесь хранитель, я хочу понять, осмыслить эти знания. Я буду осмысливать их вслух, а вы меня поправьте... И так, вы, хранители посвятили себя служению отечеству, не императору или королю, а именно отечеству. Правители приходят и уходят, а отечество остаётся. Вы отреклись от своих имён, своих семей, титулов, денег... А сейчас вы пустили в своё отечество чужеземцев. И медленно сгораете в пламени клятв и служения.
   Из двухсот хранителей Илии осталось тридцать за пятнадцать лет. Из двухсот хранителей Ирии сто шестьдесят за неполный год. На своей земле вы почти неуязвимы, вас защищает сама земля, но только от магического воздействия. От физического, вас защищают лишь ваши магические щиты и защитные амулеты-артефакты. И среди вас не осталось тех, кто может изготавливать эти амулеты. А сила ваша слабеет с каждым днём. И скоро вы сможете рассчитывать только лишь на артефакты... Тила?
   Василий резко сел. И бросил взгляд на хранителя.
   - Да Василий, она единственная из выживших и ныне живущих магов, кто видит плетения магических энергетических проявлений, или если говорить другими словами, структуру заклинаний. Об этом пока знаю один я, да, вот и ты теперь.
   - Теперь и я - проговорила рядом, появившаяся в холле заспанная Тилиана - я читала об артефакторах, но в книгах, что вы нам привозили, хранитель, эти сведения давались лишь для общего ознакомления.
   Хранитель вскочил.
   - Ваше величество, вся библиотека замка в вашем полном распоряжении.
   - Интересно, я и не знала, что здесь есть библиотека - сделав хитрое личико, ответила она.
   - Всё, что было по магии воды, вы уже прочли, но кто же знал, что вы видите плетения... А книги утверждают, что энергетические линии магов стихий, одинаковы по собственной структуре, но различаются по цвету. И если маг различает эти цвета, он уже не одностихийник, он универсал. Но повелевать всеми стихиями невозможно, поэтому они выбирают одну, ту, которая им легче даётся. Но чаще всего становятся артефакторами. У нас их было всего двое. За те триста лет благоденствия. И оба обласканы королями.
   - Врали они, я с таким же успехом могу управлять и водой и огнём и воздухом. С землёй, правда, еще не пробовала. Наставник говорит, что это энергетически затратно и мне еще рано.
   - Хранитель воды знает, что ты видишь энергетические линии и плетения?
   - Нет, только, то, что я универсал и просил об этом никому не говорить. Говорит, это опасно, быть универсалом, можно сгореть во всплеске собственной энергетики. Огонь и вода не совместимы, как и воздух с землёй.
   - В этом есть доля правды, а может быть и неправды. В своё время я перерыл множество библиотек, занимаясь как раз этим вопросом, и нигде не встречал упоминаний о том, что бы кто-то сгорел. Но об этом кричат труды самого хранителя воды. Он когда-то был магистром в академии магии в столице Илии. И провёл много исследований. И.... И....
   Хранитель вскочил и забегал из угла в угол.
   - И... И теперь, до меня дошло, наконец, как он мог исследовать универсалов, если их нет. Не мог же он просить королевского артефактора, стать своим подопытным кроликом. Стоп...
   Вскричал хранитель, останавливаясь - Я!!! Я понял.
   - Королевские артефакторы не различали цветов, они просто копировали плетения стихийников, вот почему они не были универсалами. Девочка моя, ваше величество, да вы не гений, вы уникум. Я читал когда-то, будучи ещё студиозом, в летописях, что, такие как вы, появляются на свет раз в тысячу лет и мечтал стать таким. Но время шло, и я начал понимать, что это просто легенды. Но теперь...
   Он не мигая, расширенными глазами, смотрел на Тилиану. Капюшон давно свалился на спину.
   - Теперь... Ты же можешь разрушить любое плетение любого мага еще на стадии формирования. Ведь для того, что бы его создать, нужно время...
  Старик прикрыл глаза и стал по памяти цитировать строки из учебника...
   - ....Выпустить строго дозированную часть маны, или как мы ещё её называем, своей природной магической энергии и внятно произнести заклинание и только после этого оттолкнуть его от себя, опять же выбросом энергии.
   А ты, вы, Ваше величество, можете вплести свою нить, какого хотите цвета и разрушить заклинание или обрушить на самого создавшего плетение мага. И не важно, на какой он ступени, и какой, стихией повелевает. О-оооо.
   Взвыл от осознания того, что ему открылось, хранитель времени.
   В покои тут же влетели гвардейцы с мечами в руках и застыли, в недоумении.
   Василий сидел на диване, откинувшись назад. Королева стояла у стены, сложив руки на груди. А хранитель стоял посреди холла и выл на светлячков под потолком.
   Василий жестом отправил гвардейцев назад, а сам поднялся и сунул в руки хранителя кувшин с вином. Тот надолго припал к его краю, проливая часть себе на балахон.
  
   - Пора к хранителям Вася, С Тилой всё в порядке? Не хочу её будить, если спит - прозвучал в голове Василия голос.
   - Да матушка - ответила сама Тилиана - сейчас умоюсь и немного приведу себя в порядок.
   - Может тебе помочь?
   - Ага, помоги... Знаешь сколько мне тебе надо рассказать и Бестану тоже...
   - Мы уже идём.
  
   Хранитель почти полностью опорожнил кувшин и плюхнулся в кресло рядом с диваном. Посмотрел затуманенным взглядом на Тилиану и, свесив голову, захрапел.
  
   В двери вошли Василиса с Бестаном.
   - Что тут у вас? - спросила она с порога, покосившись на спящего хранителя.
   - Перебрал немного - хохотнул Василий.
   - А ты? - Взбросила на него глаза Василиса.
   - Нет, матушка отец не пил - ответила за него дочь - наш хранитель выдал такое, что я до сих пор в это поверить не могу. Он и сам, мне кажется, в это не верит, вот и ...
   - Времени нет, доченька, позже расскажешь - поторопила мать - хранители уже собрались, наверное.
   - Да, да уже иду.
   Она протёрла влажным полотенцем, намоченным из кувшина с водой, лицо, одернула на себе платье, поправила волосы и покрутилась перед матерью и отцом - как я?
   - Замечательно... Только платье немного помялось... Ну, да ничего, не на бал. Пошли - позвала Василиса.
   Занятия проходили легко и интересно. Маги огня, формировали огненные шары. От светлячка, до размеров с арбуз, выплескивали в стену струи и струйки огня, уходили в защиту, ставя купол или сплошные защитные стены... В общем развлекались, под присмотром наставника.
   Магиня земли, как завзятый землекоп копала и зарывала ямы, Выращивала сплошные земляные валы, размягчала камни и грунт, и снова превращала их в исходное состояние...
   - Вот только маг воды был недоволен и задумчив. Он всё время придирался к Тилиане, то не так, это не эдак.
   - Смотри как надо - проорал он.
   Вскинул руку, пошевелил губами и... И ничего не произошло...
   И снова вскинул... И ещё раз... И ещё... и ещё....
   По его лицу струями лился пот, он затравленно посмотрел на королеву, огляделся и, вдруг взвизгнув, выскочил из учебного зала.
   Тилиана только сейчас позволила себе улыбнуться - получилось - прошептала она и спокойно пошла к себе, в покои. Были еще дела. Нет не государственные. По секрету скажу... Две девушки, графини, что ей прислуживали, принесли много нарядных платьев и туфель. И, конечно, ждали её.
   Гнат тут же оказался рядом и проводил её до покоев Василия и Василисы. Проверил их, оглядев спящего хранителя и вышел, пропустив внутрь девчонку. Устроился рядом с гвардейцами у дверей, в глубоком кресле.
   Тила же порталом нырнула в свои, к графиням.
  
   Василий с Василисой и Бестаном, довольные от проделанной работы, вернулись в свои покои.
   - Тила там, барон? - спросила она Гната, вскочившего, и низко склонившегося в поклоне перед императором.
   - Да, ваша светлость, хранитель вот, спит - выпрямился он.
   - Пошли, поговорить надо - позвал его Василий.
  
   - Тила - позвала Василиса мысленно дочь.
   - Матушка?
   - Ты где?
   - В своих покоях, с графинями...
   - А почему Гнату не сказала? Впрочем, погоди, мы сейчас его немного повеселим...
  
   Василиса, скрывая смех, забегала по комнатам, негромко зовя Тилиану, что бы, не разбудить, всё ещё спящего, в кресле хранителя.
   Вернулась в холл и подошла к Гнату.
   - Её нигде нет, где она?
   Парень изменился в лице...
   - Я... Я... Василиса я...
   Женщина рассмеялась - расслабься Гнат. Она в своих покоях. Вот об этом мы и хотели с тобой поговорить.
   Парень, как будто сдулся и покраснел.
   - Я... Я всё время забываю, что вы маги...
   - Так и ты маг... И учить тебя будем уже мы. Ты, как и Тила маг воды. Но давай пройдём в наш кабинет, не будем мешать хранителю, пусть спит.
   Она открыла портал, и они прошли в кабинет герцога и герцогини. Позвали дочь.
   - И так - продолжила начатый разговор Василиса - садись и слушай.
   Гнат сел в кресло у стола, Василиса устроилась напротив. Василий и Бестан, запустили в камин по струйке огня, зажигая сложенные там дрова, и устроились рядом.
   - Ты мастер меча, это неоспоримо, а ты знаешь, почему ты так владеешь мечом? Ведь у нас дома, в дружине есть и ветераны, прошедшие не одну стычку. Но в обращении с мячом, уступят любому из нас. Хранитель считает, что наша выносливость, реакция и сила, это не только результат упорного труда, а и еще и наличие божьей искры. Магического дара свыше. Здесь, в этом мире, магия не чудо... Ты помнишь, что об этом говорил старик, тогда в сторожке? Так что я повторять не буду. Ты, Гнат, маг, такой же, как мы. И пришло время, тебе об этом сказать. И учить тебя будет наша маленькая королева. Сейчас она перемерит все платья и туфли, и придёт.
   - Я здесь - выпрыгнула из стены королева - что уже сказали? Как жалко, я хотела сама - надула она губки, но тут же снова оживившись, рассмеялась - Анька-то у тебя тоже магиня. Вот. Она должна быть магиней воздуха, так предполагает наш хранитель. Тебя вот определила уже я, видела, как ты студишь воду в кружке, даже не дуешь, одними руками. Раньше понять не могла, как ты это делаешь? А теперь догадалась.
   - Я еще пацаном в деревне, на рыбалке, смог волну нагнать на берег, когда лодку упустил. Из страха, что плетей получу. А то и того хуже, выгонят. Не понимал тогда, как это получилось. Думал, повезло. А теперь...
   - А теперь, не просто понял, теперь знаешь - улыбнулась Василиса.
   - А еще я слышу эхо ваших слов, когда вы разговариваете, не открывая рта.
   - Ну, это мы сейчас исправим - совсем развеселилась Тила, прикрыла глаза и сосредоточилась - Гнатик, ты дурачина и простофиля - пошутила она мысленно.
   - Почему - искренне обиделся тот, проговорив это.
   - А ты ответь мне в мыслях...
   - А ты коза, а еще я надаю тебе по заднице, на следующей тренировке...
   Теперь уже Тила, опять надула губки - не надо по заднице, я всё-таки девушка... И взрослая уже... А ты мужлан... И дурак. Всё расскажу Аньке.
   Все в голос расхохотались. А Тилиана сообразила, что произнесла это мысленно, но для всех. И сама рассмеялась.
   - Ну, вот теперь, мы можем разговаривать, и никто нас не услышит.
   - А я всё слышал - подал голос хранитель из других покоев, и, кажется, нам пора, Василий. Хранитель врат уже ругается, и маги воздуха, тоже.
   - Иду - ответил Василий и исчез в стене.
  
   Постучали в дверь. Все приняли серьёзный и деловой вид. Василиса разрешила войти, приняв неприступную позу, как и полагается герцогине.
   Вошёл хранитель традиций и оглядел деловитых и серьёзных Василису, Бестана и Гната с наполовину обнажённым мячом.
   - Да ладно, господа, будет вам - тихонько рассмеялся он - я же всё вижу и знаю, как вы общаетесь с Богданом. Хранителем времени. Я, конечно, вас не слышу, но по его довольному лицу и постоянно откинутому капюшону, предполагаю, что совсем не по этикету. У меня, конечно, нет имени, так что, зовите меня просто хранитель. А ещё мне внучка рассказывает, что у вас здесь, всё проще, чем кто-то бы мог подумать. Ваше императорское величество, склонился он перед Бестаном - посерьёзнев - вас ждут на совете.
   - Меня зовут Бестан, хотя сестрёнка зовёт Бес, когда злится, раз уж вы всё знаете, хранитель - опустив слово господин, ответил император.
   Хранитель довольно кивнул и продолжил, уже другим тоном.
   - Тебе, мальчик, сегодня придётся не сладко, но если ты не будешь закрываться от меня, я помогу.
   - Не буду и очень надеюсь на вашу помощь, а может на совете присутствовать, королева?
   - Не может, а обязана.
   - Ты готова, сестрёнка?
   - Готова братик, пошли... А одеваться по этому случаю, как-то особо не надо? - испуганно спросила она.
   - Нет Тилиана, не надо... Это не официальный приём. Кроме нас, хранителей, ни кого больше не будет.
  
   В зал совета, огромный, с длинным столом посредине и рядами кресел вокруг него, Бестан входил с высоко поднятой головой. Зал был полон капюшонов.
   Они замерли в лёгком поклоне, пока император шествовал по залу к своему креслу. Рядом с ним рука об руку шла королева, также задрав вверх свой носик.
   Бестан не мудрствуя и не придерживаясь правил, отодвинув кресло, справа от своего, усадил в него сестру, затем, не садясь, жестом руки пригласил располагаться и хранителей.
   Пока хранители занимали места вокруг стола, он стоял. Не сел даже тогда, когда капюшоны, замерли в молчании и ожидании.
   - И так господа хранители - не стал он ждать, слов хранителя традиций - Я, так понимаю, вы собрались, что бы дать мне свои мудрые советы. И получить от меня подробный отчёт, что я успел предпринять, за эти четыре дня, по освобождению империи. Я, конечно, выслушаю ваши советы и приму к сведению. Но начну с отчёта. Первое, я отправил герцога Медволапа в... Не важно. Он принесёт мне, не нам, повторяю, МНЕ, сведения о противнике, которых от вас я не получил. И которые вы не смогли собрать за пятнадцать лет оккупации. Вы, господа, даже не знаете, что в ближайшем городе, всего два мага, которые находятся в постоянном запое, и небольшой гарнизон из необученных дикарей. Второе. Хочу поблагодарить вас, за спасённую казну обоих королевств...
   И тихо, как бы, между прочим, тихо проговорил - ну, хоть, что-то хорошее.
   - И - продолжил громко - за наше с королевой спасение и обучение.
   Дальше - обвёл он взглядом хранителей - наш телохранитель, плотно занялся гвардейцами, не умеющими ничего, кроме как красиво стоять у дверей.
   Затем... Кто из вас, может поведать нам с королевой, где, наконец, застрял начальник тайной стражи? И об обстановке на самих островах и диком севере? Мы хотим знать, политическое устройство этих земель.
   Бестан замолчал, вопросительно оглядев хранителей.
   Закрывшись капюшонами, хранители также хранили молчание.
   Император посмотрел на стоящего рядом хранителя традиций со своим посохом.
   Тот ударил им об пол - Император задал вопрос!!
   - А не много ли на себя берёт этот мальчишка? - взвизгнул хранитель воды, что обучал Тилиану.
   Бестан вперил в него взгляд - вы господин хранитель, хотите, что бы я поделился с вами тем, что на себя взвалил по праву рождения? А вы достойны, что бы я поделился лично с вами? Расскажите мне, чем вы занимались, все эти пятнадцать лет. Сколько уничтожили врагов? Чем облегчили участь моего народа?
   - Красиво говоришь братик - пронеслись у него в голове слова Тилианы - смотри не перегни палку...
   Хранитель с посохом чуть заметно улыбнулся.
   - Я покидаю совет - снова взвизгнул хранитель воды и вскочил.
   Но две руки, Бестана и Тилианы, вздёрнутые в одном порыве, пригвоздили его к креслу.
   - Нет, господин хранитель воды - дерзко ответил император - это я исключаю вас из совета. Вы свободны.
   И брат с сестрой опустили руки.
   Тот вскочил и тоже вскинул руки, направив их, на императора и королеву. Что-то прошептал, но ничего у него не получилось, только с рук закапали дурно пахнущие капли, заляпав балахон.
   По залу прокатился испуганный гул и все повскакивали с мест.
   И тут хранитель традиций, громко ударил своим посохом и проревел - покушение на императора и королеву, нарушение клятвы?
   И направил на него кончик своего посоха. Хранитель воды покрылся видимыми иссяне-прозрачными путами. Один капюшон, остался снаружи.
   - Это предательство - снова взревел хранитель традиций - его не покарала печать магической клятвы.
   - Ваше императорское величество, ваше величество - донеслось до Тилы и Бестана - вам необходимо покинуть зал заседаний, с отступниками и предателями в наших рядах мы разберёмся сами.
   Донеслось, конечно, безмолвно.
   Бестан и Тилиана оглядев зал, гордо и независимо, может даже, немного брезгливо, направились к выходу. Им никто не препятствовал, почтительно склонившись в поклонах.
  
   - Теперь ждём последствий братик - улыбнувшись одними уголками губ, проговорила тихо Тилиана, по пути в свои кабинеты, в сопровождении Гната и десятка гвардейцев.
   - Отсеки всех, оставь только наших - попросил Бестан у Тилы, похлопав себя по лбу.
   - Отсекла...
   - Чего нам ждать матушка?
   - Я думаю, сейчас они там разберутся и по одному пойдут к вам на приём. Отчитываться и заверять в преданности.
   - Так и будет - откликнулся хранитель времени - спасибо Тилианочка, что меня оставила, я горд тем, что завоевал ваше доверие.
   Тилиана промолчала.
   - Кому-то же мы должны доверять, хранитель - ответила за неё Василиса - а вы сейчас где?
   - В Илии... До города еще далеко, едем болтаем и вас слушаем. А молодец наш император, выдал, так выдал. Тила, ты можешь соединить нас ещё и с хранителем традиций?
   - Могу хранитель... Соединила....
   В головах раздался рёв и шум, а потом тревожный голос спросил - Тилиана?
   - Да, я вас соединила с хранителем времени, уж извините, только через себя, по другому не умею.
   - То, что ты умеешь, девочка, не умеет никто - раздался голос хранителя времени.
   - Что ты хотел Богдан?
   - Ты называешь меня по имени?
   - Да, надоело, и это, сам знаешь, никак не претит нашим клятвам.
   - Знаю, Йоланд. Так даже лучше. Что у вас там творится?
   - Они забили его насмерть, я не успел, не допросить, не помешать. А сейчас устанавливают очередь на аудиенцию к императору и королеве. Никто не хочет быть последним, все рвутся вперёд, вот и орут, меряются своими прошлыми заслугами.
   - Понятно, но ты держи меня в курсе, через нашу малышку королеву. Она сумела найти брешь в щите воздушников. Такого больше никто не может. И она уникум. Поверь мне. Первая за тысячи лет. Не отходи от неё ни на шаг. И держи язык за зубами. Всё.
   - Тилиана, ваше величество, мне необходимо с вами поговорить - торопливо, проговорил хранитель традиций, пока его не отсекли.
   - Давайте поговорим, я жду вас в кабинете отца.
   - Буду...
  
   Хранитель традиций не просто открыл дверь кабинета и вошёл, а ворвался и склонился в низком поклоне перед Бестаном и Тилианой.
   Те поморщились, но ничего не сказали, дождались, когда этот старик выпрямится сам.
   Он и выпрямился.
   Долго смотрел на девушку.
   - Не верить словам Богдана, я не могу. Но, пожалуйста, подтвердите это сами.
   - Что именно?
   - Что вы уникум.
   - Как? Я сама узнала это от хранителя времени, не далее как по полудню.
   - Вы видите цвета и плетения?
   - Да...
   - Вы можете воздействовать на магические плетения?
   - Да, хранитель.
   - Вы можете считывать мысли?
   - Не пробовала, но думаю, что могу. Нет уверена. Хотите, что бы я прочла ваши?
   - Нет. Вы владеете всеми стихиями?
   - Да, но с землёй еще не пробовала.
   - Уникум... - он вновь склонился в поклоне - за тысячи лет... Уникум...
   - Вам осталось только напиться, как это сделал хранитель времени - улыбнулась Василиса.
   - Да, впору и напиться, Ваша светлость.
   - Меня Василиса зовут...
   - Да, Василиса... Я помню...
   - Вот и хорошо хранитель, а теперь, давайте выпьем взвара, нет, лучше поужинаем, мы его сегодня пропустили. Девочки, есть что-нибудь - крикнула герцогиня за двери, снимая полог не слышимости.
   - Вы и это умеете? - неподдельно, удивился он, заметив, как мигнула и погасла вокруг них тонкая, почти прозрачная пелена.
   - Ничего сложного, Тилиана научила.
   - Да, да, конечно... Уникум.
  
   Уже в сумерках позднего вечера Василий и хранитель подъехали к закрытым воротам города.
   - Нет смысла стучать - остановил хранитель Василия, вытянувшего меч и намеревающегося постучать его рукоятью, зажатой в руке - до утра не откроют. Я знаю.
   Василий опустил руку и, вбросив меч в ножны, посмотрел на хранителя.
   - Трактир - ответил тот на его взгляд - я помню, тут был недалеко. Поехали, посмотрим.
   Трактир они нашли, но света в окнах не было, как и не было вокруг ни одного завсегдатая. Василий спешился и постучал в закрытую дверь. Несколько минут никто не отвечал. Василий заколотил уже ногой. На этот звук, за дверью послышались шаги, и ворчливый голос спросил, кого это по ночам носит.
   - Постояльцев - откликнулся Василий, дружелюбно - еда, комната, уход за лошадьми...
   Дверь распахнулась, и появился тощий высокий мужик со свечою в руке, огонёк которой прикрывал ладонью другой руки.
   - Всё есть, всё есть господа, проходите, выбирайте любой стол. У нас нынче постояльцы редки и дороги.
   - А чего так? - Поинтересовался хранитель.
   - Вы издалека видать, раз ничего не знаете.
   - Интересно, не поделишься? - спросил Василий.
   - А чего же не рассказать, путникам, не отвести от них беду, по незнанию, в которую попасть могут. Сейчас только, распоряжусь, обед для вас подогреть, да комнаты приготовить.
   Подскочил мальчишка и принял из рук хранителя и Василия коней. Хозяин же посторонившись, пропустил их внутрь трактира. Затем зажёг в зале несколько свечей.
   Заняли как и положено осторожным наёмникам, дальний угловой стол, расположившись лицом ко входу и, чтоб виден был и хозяин за стойкой.
   - Странно - проговорил вполголоса хранитель - сколько проехали, ни одного скварса не видели. А ведь именно они охраняют местные виноградники и постоянно чего-нибудь клянчат у проезжающих мимо.
   Совсем девочка, с заспанными глазами, принесла и поставила перед гостями две большие глиняные кружки с вином и нарезку окорока. Затем появился и хозяин, с двумя тарелками по половине жирной курицы в каждой, и большими ломтями хлеба рядом. Поставил перед ними и сам присел рядом, махнув рукой девочке, что бы принесла и ему вина.
   - Расскажи уважаемый, что тут у вас? - Принимаясь за курицу, попросил хранитель.
   - Ну-у, что? Недавно, ну, как недавно... Уж два десятка дней прошло как напали на городскую стражу неизвестные, и чуть ли не целиком её вырезали. Правда и сами многих потеряли. Так вот с того дня и издал наш наместник приказ своей страже, чтобы всех, кого встретят в округе и городе ночью, не спрашивая резали. Так и сидят все по домам, как только солнце садится.
   Новая стража с севера пришла, числом, раза в два больше и скачут тут теперь, ночью десятком, днём тройками, по дорогам, да вокруг города. Да маг еще с ними, иногда... Когда трезвый.
   - А чего ж перевал не закрыли. Сначала бы перевал закрыли, потом бы и нападали...
   Хозяин пристально и подозрительно посмотрел на хранителя.
   - А ты кто таков? Что советы даёшь... Да и лицо мне твоё знакомо...
   - А чего Дортус, оно тебе знакомо не будет. Я ведь тебя сразу признал. А ты меня только сейчас. Сорок лет назад, я тут караваны с отцом водил на север. А ты уже тогда мальчонкой крутился, при отце своём Торасе. Жив ли отец-то?
   - Нет, помер он, вернее убили его, лет уж десять назад, перепились северяне и затеяли драку тут у нас, ну и зарезали, случайно под руку попался. Теперь на мне всё хозяйство. А ведь я тебя вспомнил... Когда отец твой у нас останавливался, всё сокрушался, сына учиться отправил, теперь одному тянуть всё приходится. Выучился хоть?
   - Да, грамоту и счёт освоил. Потом, как и отец, купечеством занялся, тоже с караванами ходил, только на востоке. А потом война. И вот наёмник на старости лет - горько усмехнулся хранитель.
   Порылся в кошеле на поясе и выудил две серебрушки. Это тебе за комнату, дней на десять, и по утрам пожрать, и что бы вещи наши в целости и сохранности. Хватит?
   - Конечно, даже много. Но, то, что останется, верну, когда съезжать будете.
   Хранитель кивнул и бросил обгрызенные куриные кости в тарелку. Потянул с шеи хозяина полотенце и вытер руки, потом протянул его и Василию.
   - Вообще-то у нас вон там рукомойник, там и полотенце, ну да ладно - и подбросил на ладони монетки - как в комнату пойдёте, внучка вон моя проводит.
   Хранитель опять кивнул и подтянул к себе кружку с вином.
   Посидели ещё немного, лениво потягивая вино, которое ни как не кончалось. Девчонка, внимательно следила за этим. И пошли по шаткой лестнице наверх.
   - Найти бы этих, кто вырезал гарнизон, поговорить, порасспросить - проговорил тихо Василий, вытянувшись на застиранной простыне, поверх матраца, набитого соломой.
   - Найдём, я даже знаю, кто это. И Дортус знает, и свести нас поможет.
   - Ясно, покопался в голове...
   - Ну, не без этого. Ты тоже мог бы, да смотрю, побрезговал.
   - Ладно, побрезговал, так прямо и скажи, умом я не силён, совсем забыл, что тоже могу.
   Старик хихикнул и, перевернувшись под своим тонким одеялом, захрапел.
   Василий набросил на дверь и окно, простенькое защитное заклинание, которым в последнее время всех учила Тила, таская вместе с Гнатом по ночам книги, из библиотеки и тоже последовал примеру хранителя.
  
   5
  
   Василиса проснулась от ощущения опасности и резко села. Выскочила из комнаты и сразу наткнулась на Гната и Бестана.
   - Кажется к нам гости матушка - прошептал тихо Бестан с обнаженным мячом в руках - надо поднимать Тилу, жалко она только сменилась, но надо.
   Василиса кивнула Гнату, указав глазами на дверь дочери. И на светляков под потолком.
   Вернулась к себе, быстро оделась в свою земную мужскую одежду, выхватила меч из ножен, накинула перевязь. И снова не издавая ни звука, появилась в холле. Там уже, полуодетая Тилиана важно восседала в кресле у камина, листая толстый фолиант, из-под которого торчал кончик мяча.
   За дверьми послышались шорохи. Потом тихо приоткрылась и дверь. Гнат занял место рядом с дверью, справа, аккуратно поставив кресло на пути в покои.
   В сумерках притушенных светлячков, кто-то наткнулся на кресло и зашипел, вероятно, ударился. Протянул к нему руки. Сверкнула сталь, и раздался оглушительный вой, разбудивший весь замок.
   Вспыхнули ярко светлячки и все увидели незнакомого худого человека во всём чёрном. Он крутился на месте, прижимая к груди культи рук, брызгая во все стороны кровью и оглушительно вопил.
   Василиса, окружив себя магическими щитами, оттолкнула его и выскочила в приёмную. Прячась за защиту матери, выпрыгнул и Бестан. Но там никого не было. Только два гвардейца сладко посапывали на полу у самых дверей.
   Гнат сорвал с окна одну из штор, быстро разорвал её, приложил в лоб рукоятью меча орущего и перетянул ему культи. Затем за воротник выволок из покоев.
   - Жив? - Спросила Василиса.
   Гнат пожал плечами - вроде должен, я не сильно.
   В приёмную влетел хранитель традиций в нижнем белье и, конечно без балахона, Следом десяток гвардейцев во главе со своим командиром.
   Он сразу склонился над своими - странно, спят...
   - Магия - бросил ему хранитель и посмотрел на Василису в полном вооружении и с мячом в руке.
   Затем склонился над пребывающим в бессознательном состоянии телом.
   - Помощник конюха, как звать не знаю, недавно у нас, какой-то родственник конюха, что ли. Надо у управляющего спросить. В допросную его - посмотрел хранитель на начальника гвардейцев, а сам наложил на тело какое-то заклинание и оно покрылось, знакомой уже Тилиане и Бестану дымкой.
   Тело унесли.
   Прибежала графиня, внучка хранителя с его балахоном в руках. Помогла ему его натянуть. Следом за ней и молодой человек, вероятно, тот самый, что ухаживал за ней. Осмотрел и потрогал каждого из императорской семьи. Мазнул пальцем по сорочке Гната, что была густо залита кровью.
   - Не моя - отмахнулся тот - и перевёл взгляд на хранителя - конюха бы тоже в допросную, я сам с ним поговорю. И желательно прямо сейчас.
   Хранитель кивнул и выразительно взглянул на Лестана, начальника гвардии - и прихватите еще и управляющего. Мы с бароном сейчас спустимся.
  
   Гнат с хранителем и Бестаном спускались по бесконечным каменным ступеням в сырые подвалы замка. Все ответвления по пути не охранялись и хранили мрачный покой. Но вот остановились перед витой ржавой решёткой и, тут же, в свете обыкновенной свечи, появился маленький пухлый человечек, с добродушным выражением на круглом лице и запачканными в крови рукавами тонкой светлой рубашки. Отомкнул огромным ключом висячий замок и, посторонившись, пропустил их мимо себя. Затем споро, перебирая короткими ножками, обогнал и побежал вперёд.
   В огромной, светлой допросной, на стене. В цепях, висело два тела, конюха и управляющего. Но пока целых. На железном столе лежал тот человек, что пытался проникнуть в покои герцогини, опутанный серой дымкой. Он уже пришёл в себя. И около него стоял целитель, барон Пасталь, водя руками над высовывающимися из дымки культями.
  
   - Он в порядке? Говорить может?
   - Может господин хранитель, очень даже может. Меня пытался подкупить, золотые горы сулил. Я закончил. Можете приступать.
   - Ну, что злодей, сам говорить будешь или мне залезть тебе в голову, учти, я это плохо умею, такого там наворочу, просить будешь, чтоб тебя прикончили, но я там еще больше поворочаюсь. Ага, я такой. О-о, да ты маг. И метка магическая стёрта, но не вся. И метка островная была. Как жив-то остался. Ведь метка не ставится, она сама появляется, когда переходишь третью ступень. И какая же у тебя?
   - Шестая. Да и есть ли разница, всё равно ведь умирать.
   - Ну, так смерть бывает разная. Лёгкая и мучительная. Какую выбираешь?
   - Лёгкую... - пленник вздохнул, огляделся вокруг, немного помолчал, собираясь с мыслями и не спеша стал рассказывать - Мы с хранителем воды познакомились в столице Ирии, за кружечкой игристого вина. Меня, вместе с гарнизоном, направили в провинцию Иторию, в город Гебарос, с заданием проникнуть под любым видом и предлогом в этот замок. По всем уцелевшим замкам, которые ещё не заняты и которые берегут для своих, главный наместник рассылает своих людей.
   Хранитель же, под видом скитальца, ищущего работу, собирался ехать в том же направлении. В дороге разговорились, потом выпили и он признался, что хранитель. Пожаловался на то, что денег нет совсем, на свою клятвенную печать. Мол, давно бы уехал, куда глаза глядят, вместе с семьёй. Я пообещал ему, снять её, если только он немного поработает на нашего шейха, пообещал денег, власти на островах, если туда переберётся. Он и поддался. Мы вернулись к наместнику и обратились к нашим хранителям.
   - Сколько их в столице? - спросил Гнат.
   - Четверо, неба, солнца, тверди и океана.
   - Дальше...
   - Хранители печать снять не смогли, но закрыли своей. Прочно закрыли. Так, что эта земля перестала его защищать. Проверено. Но и наша вряд ли защитит. Впрочем, не знаю. Дали денег, много. Он отвёз их своей родне и вернулся. И вот мы здесь. Хранитель запугал управляющего и, меня взяли помощником конюха. Я сначала пожалел, что конюхом. Хотел, было, вновь просить хранителя, надоело дерьмо ворочать. Но когда здесь стали собираться хранители, двух бывших королевств, решил подождать со своей просьбой. И вот появились принц и принцесса. Дальше вы знаете. Одного не могу понять. Я запустил в королевские покои порядка десяти заклинаний, но ничего не произошло, они просто растворились. А потом вот. Он пошевелил обрубками.
   - Кто-то из вас, что-либо передавал за пределы замка?
   - Я хотел, но не смог. Ваш щит, мне пробить не удалось. А когда его снимали, просто не успевал. То лошади, то дерьмо. А хранитель ничего и не знал. И узнать не мог. Как я его не просил. Даже когда стал учить принцессу магии. Она не хотела с ним общаться. И потому я приказал ему найти предлог и просто убить обоих. Он попытался, я знаю. Это ведь я закапывал его труп в дальнем углу замка, у стены.
   - Защиту императорской семьи, ставил я - без зазрения совести и даже не моргнув глазом, соврал хранитель.
   В самом деле, не рассказывать же об УНИКУМЕ, в присутствии палача и целителя, да, плюс ещё и смертника.
   - И ни какому магу, хоть с шестой, хоть с магистерской ступенью, её не пробить. Да, и хранители, еще повозятся. Это свои. А чужие... Тут и говорить нечего.
   - Когда и какие ты должен был передавать сведения - вмешался в разговор Гнат с подсказки Василисы.
   - Раз в месяц, голубиной почтой.
   - Тебя узнают по почерку?
   - Нет, по магической печати. Кольцо осталось на левой руке, на указательном пальце.
   - Найдём... - Спохватился хранитель и, прикрыв глаза, мысленно, дал кому-то указание.
   - Он должен еще пожить - повторил Гнат слова герцогини - голубей нужно отправлять в срок. Надо обеспечить ему достойное существование и по возможности отрастить левую руку. Вы господин хранитель сможете контролировать его разум и его записки?
   - Здравая мысль господин барон - повернул к нему голову хранитель - хотя он и культей, сможет активировать свою печать. Ну, да, ладно...
   Хранитель перевёл взгляд на целителя.
   - Пасталь, сможешь?
   - Отдадите Лилию, господин хранитель, за моего сына? - рассмеялся тот - смогу.
   - Эх, ты - покачал головой тот - вымогатель. Отдам, но свадьба за твой счёт, у меня нет ни гроша. А у императора просить неудобно.
   - За мой, так за мой - ещё пуще развеселился целитель - сейчас сына обрадую, и вместе за три дня, я думаю, в крайнем случае, за пять, чего-нибудь, да отрастим.
   - Ни чего-нибудь, а руку - рассмеялся и хранитель.
   - Как скажете, господин хранитель, руку так руку - склонился тот в поклоне - в каком, только месте... - проговорил он еле слышно.
   Хранитель ещё раз хохотнул и повернулся к бывшему помощнику конюха - посидишь пока в камере, в браслетах против магии. Потом посмотрим, Будешь полезен, будешь жить.
   Поглядел на палача, тот весь излучал доброту и участие.
   - Управляющему плетей и в камеру, только не убей, мне он живым нужен. Конюха отпусти. Но попугай, до мокрых портков.
   - Да, господин хранитель...
  
   - Ну что, матушка? Что, будем делать? - отвлёкся от происходящего Бестан.
   - Ты о чём? - Не поняла Василиса.
   - Досыпать? Ночь на дворе... Или завтракать?
   - Какой уж тут сон, сынок. А кухарки, спят, наверное...
   - Эх, матушка, ты забыла, кто у нас Тила... Она же УНИКУМ. А ну, быстро сотвори портал на кухню, я схожу, посмотрю, что там есть - шутя, прикрикнул он на сестру.
   Та сонно подняла голову и, не принимая шутки, пробормотала - иди, уже открыла.
   В стене появился овал, в глубине которого, у жаркой плиты трудились две полные женщины.
   Бестан загадочно улыбнулся и нырнул в него. Тила портал не закрыла и они с матерью с интересом наблюдали за проказой Бестана. С Тилианы весь сон слетел.
   - Эй, уважаемые - окликнул он на кухне женщин.
   Тётки вздрогнули и медленно обернулись. Одна из них схватилась за кочергу. И вдруг повалились на колени, кочерга зазвенела по каменному полу.
   - Ваше величество - взвыли они в один голос.
   Бестан испуганно отскочил и метнулся к овалу. Но Тила, хихикая, поставила щит, и брат отлетел от него обратно к поварихам. Но на ногах удержался и даже принял гордый вид.
   - Встаньте, уважаемые - приказал он, окончательно, взяв себя в руки. Показывая за спиной кулак Тилиане.
   Одна из них подняла голову.
   - Я хотел чего-нибудь поесть попросить, извините, если напугал.
   Вторая тоже подняла голову, осознала, что говорит император и подскочила - на сколько человек ваше величество?
   - На четверых, нет, на пятерых, сейчас еще хранитель придёт.
   Женщина кивнула и кинулась вглубь кухни, за ней рванула и вторая.
   Из-за печи, появилась, зевая во весь рот, девчонка. Увидев императора, замерла с широко раскрытыми глазами. Одна из тёток её одёрнула - Сандра, быстро приведи себя в порядок, подавать их величествам будешь.
   Девчонка подпрыгнула и вновь скрылась за печью.
   Поварихи приготовили два огромных подноса. И по очереди в овал их внесла, переодевшаяся, вероятно, в своё лучшее платье, небесно-голубого атласа, под цвет глаз и таких же, высоких сапожках на каблучке, причесанная и умытая, девочка, лет тринадцати, четырнадцати.
   Теперь уже Бестан раскрыл рот, поражённый её красотой и грацией.
   - Рот закрой - рассмеялась у него в голове Тила - и посмотри внимательно, загляни в её сознание... Видишь она закрыта, полностью, как и мы. И либо сама смогла закрыться, значит, она маг, или её закрыли. Не знаю, с какой целью. В любом случае, будь осторожен.
   Инициативу взяла в свои руки Василиса, помогая девочке расставлять тарелки на два маленьких, сдвинутых вместе столика.
   - Бестан кресла пододвинь - распоряжалась она мысленно мимоходом, приглядываясь к помощнице поварих - Гнат ты где?
   - Уже рядом, сейчас придём.
   - Зайди к себе, умойся и переоденься, а то завалишься сейчас сюда, весь в крови.
   - Умоюсь, Василиса.
   - И переоденься...
   - Хорошо.
   - Тила, посмотри на сапоги этой девочки и на споротые вензеля платья...
   - Смотрю... Ой, матушка, да это же... Геральдика...
   - Молчи пока...
   - Ага... Но этого же не может быть...
   - Она, без сомнения маг, и не простой. Ты сможешь воспроизвести блокирующие магию плетения хранителя традиций.
   - Могу, матушка.
   - Приготовься к отражению атаки, и если нападёт, блокируй её.
   - Может сразу, зачем рисковать?
   - Ты права, доченька, давай, а я её поддержу. Она, кажется, ни о чём не подозревает.
   - Бестан, готов?
   - Да.
   - Давай Тила.
   Василиса подошла вплотную к девочке, ждущую указаний и положила руку ей на плечо. И вот девочка окуталась серой дымкой, и свалилась Василисе на руки.
   - За, что? - Всхлипнула та, не в силах сделать ни одного движения - я ничего не сделала.
   По её щекам потекли слёзы. Бестан отвернулся и отошёл к камину.
   - Кто ты? - Спросила Василиса с железом в голосе.
   - Я ничего не сделала, я ничего не сделала - захлёбываясь слезами, повторяла девчонка.
   Вошёл с разрешения Тилианы хранитель традиций и тупо уставился на эту сцену, капюшон откинут на спину, руки медленно поднимаются к груди, что бы сотворить пасс, в случае опасности.
   - Не надо хранитель - голосом попросила Василиса - Тилиана уже блокировала её.
   Появился и Гнат и, оглядев всех, тихо выругался по-русски.
   - .... Весело у нас сегодня.
   - Нужен целитель - не попросила, приказала хранителю и не Василиса, а уже герцогиня - срочно. У девочки блок и очень сильный. Тилиана не смогла сквозь него пробиться.
   - Смогла бы, но боюсь навредить, так в книгах написано - возразила Тила - её нужно ввести в транс, а я этого пока не умею.
   - Сейчас - подхватился хранитель и выпал на время из реальности.
   Девочка в коконе, безудержно плакала, повторяя - я ничего не сделала, простите, я ничего не сделала...
   Спустя некоторое время в приёмной завязалась словесная перепалка. Гнат вздохнув, обнажил меч и ринулся к двери.
   - Подождите барон - остановил его старик, он за это утро заметно сдал, появились круги под глазами, волевой подбородок обмяк - это же я приказал гвардейцам никого не пускать, вот память стала...
   И сам прошёл к двери.
   В кабинете появились сразу оба целителя, отец и сын, и хранитель образа.
   Хранитель традиций указал на девочку в серой дымке, из которой выглядывала только плачущая голова.
   - У этого ребёнка, закрыто сознание. Она либо маг, либо её кто-то закрыл. Чтобы снять блок, её нужно ввести в транс. Правильно, ваше величество?
   - Да, господин хранитель.
   Хранитель образа, удивлённо покосился на своего коллегу и друга. В мятом балахоне и без капюшона. Да еще и спрашивающего совета у юной королевы.
   - Надо, так надо - проворчал целитель-отец и опустился на колени перед лежащей на диване девчонкой.
   Вдвоём с сыном они быстро ввели девочку в нужное королеве состояние и отошли.
   - Выйдете - распорядилась королева, метнув взгляды на целителей и хранителя образа.
   Те с поклоном вышли, только хранитель закусил губу, от дерзости той, которую спасал столько лет.
   - Нельзя так, дочь. Ты обидела хранителя образа. Вспомни слова хранителя времени, о том кто рисковал собой, спасая вас с Бестаном.
   Тилиана, кивнув, быстро вышла вслед за целителями и хранителем. И, через минуту привела его за руку. Вероятно, извинилась еще в приёмной, это было заметно по торчащему высоко из капюшона подбородку.
   - Наша королева Уникум, прости Варис, не сказал раньше - пробормотал извинения хранитель традиций.
   - Я уж и забыл как меня зовут... А Уникум, если вы с Богданом верно определили, впрочем я в этом не сомневаюсь, это же хорошо, я бы сказал, даже, отлично. Но охранять её теперь надо, как ни кого до этого не охраняли. Теперь я у её покоев жить буду.
   Тилиана осторожно подошла к замершей с открытыми мокрыми глазами девочке, присела и прикоснулась обеими ладонями к её вискам.
   Взгляд королевы затуманился, и веки медленно опустились. Она не просто хотела снять, блокирующий сознание от внешнего воздействия, щит. Но и заглянуть в память ребёнка. Пусть в первый раз, когда-то же должен быть этот первый раз. И почему не сейчас? Но Тилиана была уверена в себе, иначе никогда бы на это не решилась.
   Василиса опустилась на колени рядом, за спиной, крепко обняв дочь и соединившись с ней энергетически, как и попросила Тилиана.
   И вот в сознании Тилианы замелькали картины из жизни девочки.
   .... Маленькая девочка, в красивом платьице, отошла грациозно, вытягивая носок туфельки, от зеркала, и раскрутившись как тайфун, вспорхнула на колени средних лет мужчине, что-то пишущему за массивным столом. От неожиданности тот уронил перо, оставив огромную кляксу на бумаге, лежащей перед ним. Свёл брови, но поглядев на головку своего маленького чуда, ругаться не стал. Крепко обнял и прошептал в ушко - принцесса, я тебя очень и очень люблю, но у меня дела. Иди, поиграй с братьями....
   Тилиана пропустила дальнейшие события и несколько лет...
   .......... - Ирия не устоит - говорил тот же мужчина, расхаживая по скромному кабинету, несколько мягких стульев, массивный стол, заваленный свитками и бумагами, шкаф во всю стену, забитый книгами, и теми же свитками. Простенькие драпировки на стенах и блёклый серый ковёр на полу - Сандра, ты срочно должна выехать в Ирию. Пусть до шестнадцатилетия, еще четыре года, но помолвка должна быть объявлена, уже сейчас. Иначе я не могу ввести войска и отправить хранителей, что бы помочь Ладитану двенадцатому. Ты, пойми дочь, если мы сейчас не объединимся, то и Нария рано или поздно падёт. Мы не устоим одни. Слишком много у врага магов и хранителей.
   - Но я не хочу, уезжать, и не хочу замуж. Отправь Серга, он спит и видит, как крушит врага.
   - Я вижу, что все мои слова бесполезны - вздохнул отец.
  Не старый ещё мужчина, но уже с седой головой и аккуратной белой же, посеребрённой, не столько годами, сколько волнениями, бородкой. На голове тонкий золотой обруч, покрытый магическими письменами, знак принадлежности к королевскому роду.
   Тилиана догадалась, это король Нарии, Самун третий. А Сандра, принцесса.
   - Значит так, принцесса Сандриана, завтра же отправляешься в Ирию, это моё повеление. На этом всё...
  
   Тилиана быстро пробежалась по памяти девочки. Слёзы расставания, долгий переход через горы, первые города Ирии, пока еще цветущие и полные жизни...
   И вот длинный кортеж из преданных гвардейцев и двух хранителей, остановился среди бескрайних полей и, окружив карету, обнажил мечи. Полетели огненные шары, вздыбилась земля. Карету объяло пламенем.
   Кто-то прокричал - Гастин, спасай принцессу, их слишком много, мы...
   Чьи-то руки выхватили перепуганную девочку из пылающей кареты, перебросили поперёк лошади, не считаясь с её королевской кровью и началась бешенная скачка.
   Тилиана глазами принцессы, видела только мельтешение ног лошади и поднимающуюся из под её копыт красную пыль.
   Потом недолгий полёт до земли, боль в голове и последние кадры в угасающем сознании ребёнка - открывающиеся ворота замка, очень много всадников, звон оружия, крики боли, и лицо склонившегося старика....
   И этот старик, управляющий... Управляющий этого замка - узнала его Тила.
  
   Тилиана убрала руки с головы девочки и без сил откинулась на руки матери.
  
   - Целителя - прошептала Василиса, на большее и у неё сил уже тоже не было, они обе выложились полностью.
  
   Целители за несколько минут привели обеих в чувство, а потом погрузили в восстановительный сон.
   Гнат перенёс их в покои Василисы, на кровать и, положив рядом, укрыл кружевным одеялом.
  
   - Что? Что? Как? - Накинулись хранители на Бестана.
   - Насчёт блока я не понял - задумчиво проговорил император - но эта девушка принцесса Нарии, Сандриана. Она, по-моему, потеряла память. И в замок её принёс наш управляющий. Надо с ним поговорить.
   - Лестан - крикнул за двери хранитель традиций - управляющего сюда, быстро...
  
   Плетей управляющий еще не успел получить, но выглядел жалко. Его всего трясло и ноги почти не держали, но он нашёл в себе силы низко склониться перед императором.
   - Встаньте, уважаемый - обратился к нему Бестан - и отвечайте на вопросы. Кто эта девушка? И как она оказалась на кухне?
   - Я не знаю, ваше императорское величество, кто она - проговорил дрожащим голосом старик - год назад её привёз всадник, за ним гнались. Его заметили со стен и открыли ворота, чтобы помочь. Десяток гвардейцев, что охраняли замок, схлестнулись с преследователями, с ними в стычке был и тот всадник. Он погиб. Как и трое наших гвардейцев. Я принёс девочку в замок, её привели в чувство. Но она ничего не помнит. Кто она и откуда. На ней было вот это платье и сапожки. Только всё очень грязное, местами прожжённое и рваное.
   - Но ты же не мог не заметить королевские вензеля на её платье и обуви?
   - Извините, Ваше императорское величество, но я не разбираюсь в геральдике. А всех гвардейцев на следующий день отозвали в столицу, там тогда погибла вся королевская семья. Я по её поведению и лёгкому горскому акценту, понимал, что она не из простой семьи. Поэтому и обращались с ней хорошо, не обижали. А на кухню я её определил, что бы ни видели посланники нынешнего наместника из Гебароса. Они несколько раз наведывались в замок. Но оставшиеся здесь два мага удачно отводили им глаза и, до сих пор спасали от разграбления.
   - Понятно - покачал головой император - идите, уважаемый, занимайтесь своими делами, вас никто не тронет. Но обо всём происходящем в замке докладывайте вот этим хранителям или барону дел Гнату.
   Бестан дождался, когда поддерживаемый гвардейцами управляющий покинет кабинет и только потом перевёл взгляд на хранителей.
   - Жив ли начальник гвардии моего деда? Или хотя бы кто-то из гвардейцев личной охраны? И что сейчас в Нарии?
   Оба хранителя опустили головы.
   - Да, уж... - Вновь покачал головой Бестан - тогда, хоть приведите принцессу в чувство, посмотрим, помогла ли ей Тилиана.
   Оба целителя опять опустились на колени перед девочкой.
   Спустя несколько минут принцесса уже осмысленно посмотрела на Бестана и хранителей.
   Гнат, поблагодарив целителей, выпроводил их за дверь и попросил далеко не отлучаться.
   - Доброй ночи, ваше высочество - обратился к ней Бестан, слегка склонив голову.
   Девочка смотрела на него и, в её взгляде отразилось понимание заданного вопроса.
   - Я всё вспомнила, всё вспомнила - прошептала она тихо и из глаз опять потекли слёзы.
   - Мы освободим вас ваше высочество, если вы не будете плакать, и будете вести себя подобающе принцессе Нарии - улыбнулся Бестан.
   - Да, Ваше императорское величество... - Ответила девочка, прикрыв глаза.
   Бестан посмотрел на хранителя традиций.
   Тот сделал пасс и прошептал нужные слова заклинания.
   Серая дымка вокруг тела принцессы рассеялась.
   - Можете сесть ваше высочество - склонил голову хранитель.
   Девочка пошевелилась и, осторожно спустив ноги, села, отёрла ладошками слёзы и послушно сложила руки на коленях.
   - Вот и хорошо, принцесса Сандриана - не убирая улыбки, проговорил, глядя на неё Бестан - а теперь, может быть всё-таки, позавтракаем.
   Принцесса вскочила и бросилась к столу.
   - Не, нет, ваше высочество, теперь мне впору прислуживать вам за столом - рассмеялся император и посмотрел на хранителей - а где же наш хранитель врат, наш четвёртый спаситель. Мне, кажется, он тоже должен быть здесь, ведь жизнью мы обязаны и ему тоже.
   - Он ждёт в приёмной, с самого начала, как всё началось, Бестан.
   - Так зовите, и его к столу.
   Бестан отодвинул кресло, приглашая принцессу сесть. И сам принялся накладывать ей в тарелку мясо и овощи, наполнил соком бокал. Потом устроился и сам, пододвинув себе тарелку.
   Сейчас внучку позову - усмехнулся хранитель образа, глядя на неловкие ухаживания Бестана.
   - Пока не надо - сами справимся, отмахнулся император.
   Вошёл и склонился в поклоне хранитель врат, затем выпрямился и с удивлением посмотрел на своих коллег, с откинутыми капюшонами и за одним столом с императором.
   - Проходите, присаживайтесь, господин хранитель - по-простому позвал его Бестан - нам есть о чём поговорить.
   Под приглушённый стук ложек, вилок и ножей хранители не торопясь рассказывали своему коллеге о Тилиане, Василисе и принцессе Нарии Сандриане.
   Тот временами замирал, со столовым прибором в руке и крутил капюшоном.
   - Да откинь ты Дастар этот свой мешок, ведь неудобно же. Я вообще не понимаю, почему мы должны прятать свои лица, об этом в нашей клятве нет ни слова, как и о том, чтобы забыть свои имена. Это только дань традиции и не более того - раздражённо бросил хранитель традиций.
   Тот отбросил свой капюшон и посмотрел на хранителя традиций - долго я ждал от тебя этих слов Йоланд, ведь это твой предшественник ввёл эти правила.
   - Потому, что у него не было одного глаза и шрам через всё лицо - улыбнулся хранитель образа, поясняя для Бестана и принцессы - он долгое время занимался составлением новых заклинаний, и один из его опытов был неудачным. А к целителям почему-то не обращался. Умер незадолго до нападения островитян, стар стал. Маги живут долго, но всему когда-нибудь приходит конец.
   Бестан кивнул и перевёл разговор на другую тему.
   - Надо приготовить покои для принцессы, желательно рядом с нашими. И отправить кого-то в Нарию. Разузнать обстановку и донести до короля, что его дочь жива. Но сделать это нужно как можно тише. Желательно чтобы и сам гонец не знал, какие вести несёт.
   - Можно - ответил хранитель врат - я могу открыть проход на территорию Нарии, но где-нибудь подальше от столицы.
   - Я сам пойду - высказался хранитель образа - я стар, и мне терять нечего, в случае чего.
   - Нам не надо, в случае чего, нам нужно, что бы вы вернулись живым и здоровым. Обязательно вернулись - строго посмотрел на него Бестан.
   - Я постараюсь, Ваше величество.
   - Когда будете готовы, мы еще поговорим об этом.
   - К полудню, я думаю.
   - Тогда господа хранители мы оставим вас с принцессой до полудня - заметив, что она уже закончила со своим ранним завтраком и борется с навалившейся сонливостью. После таких-то треволнений.
   Слишком многое свалилось на, по-сути, ещё ребёнка, в эту ночь. И её сознание реагировало, сглаживая стрессы, погружаясь в спасительный сон.
  
   За окном вставало солнце, расцветив горизонт в розовые тона. Василий стоял у распахнутого окна и смотрел на восход. Проснулся он от тревожного чувства. Нет не опасности, грозящей ему лично, а от сосущего чувства страха за своих родных.
   Он уже несколько раз звал мысленно Тилиану. Но дочь не отзывалась. Но он не оставлял попыток. Вот и сейчас глядя бездумно в окно взывал - Тила, Тила, доченька ответь...
   И вот, наконец-то в голове прозвучал заспанный голос дочери - отец?
   - Тила, доченька - вскричал он, разбудив своим громким голосом хранителя - что, что у вас случилось?
   - Да, всё уже хорошо... - Ответила она, просыпаясь окончательно - сначала нас хотел убить один из хранителей, тот, который со мной магией занимался, а его убили другие. Потом ночью к нам в покои рвался какой-то маг из островитян, но ему Гнат отрубил руки и теперь он в допросной, под присмотром целителей и палача, потом мы нашли принцессу Нарии, она на кухне помогала кухаркам. Представляешь, она потеряла память, а я ей вернула. Пока не знаю где она, спрошу у Гната, он, наверное, у дверей. И тебе расскажу. Только умоюсь и переоденусь. Я ведь всё-таки королева.
   Тилиана хихикнула, но не закрыла сознание. До Василия донеслись звуки естественных потребностей и журчание воды из рукомойника. Отфыркивание умывающейся дочери. Потом слабый голос Василисы - ты уже встала?
   - Да матушка, пойду к себе в комнату переоденусь.
   - Там в кровати у тебя спит принцесса - донёсся и мысленный голос Бестана - я не знал, куда её положить. Отец, доброе утро.
   - Доброе, сын...
   - Я отправляю сегодня по полудню хранителя образа в Нарию, чтобы посмотрел, что там и как. И донёс до короля, что его дочь жива.
   - Молодец Бестан, пусть всё хорошо разузнает и... Вот пришла мысль... Может быть получиться на территории Нарии собрать войска и хранителей, и нанести удар оттуда?
   А мы тут, постараемся закрыть единственный горный перевал с севера. И уничтожить местный гарнизон и магов. И будьте на связи, не пропадайте надолго.
   - Будь осторожен Вася - послышался голос Василисы.
   - Буду, родная, береги детей.
   - Берегу, ладно пойду, отпущу Гната спать, а Бестана, проводить тренировку с гвардейцами. Да и сама с Тилой займусь делами.
   - Совсем забыл, Василиса, завтра я должен встретиться с оборванцами в городе. Лестан в лицо помнит того мальчишку, его зовут Серж. Подумай, кого отправить. Нехорошо обманывать детей. Я им обещал по медяку, а за интересную новость два. И пусть даст новое задание, узнать всё о, всех, магах в городе, и наших, и чужих.
   - Хорошо поговорю с Лестаном...
  
   - Что-то случилось? - спросил, свесив ноги с кровати, хранитель у Василия, заметив его проясняющийся взгляд.
   - Два раза пытались убить Бестана и Тилу. Первый раз хранитель воды, а потом какой-то маг посланный островитянами, ему Гнат отрубил руки. И теперь он в допросной. А хранителя, по-моему, ваши же и приговорили. Подробности потом, они там еще толком не проснулись. Да, и еще, оказывается, на кухне с кухарками работала принцесса Нарии. Подробности тоже позже.
   - Ну, дела-а-а - протянул хранитель, ёжась от утренней прохлады, тянувшей из открытого окна - но хоть все живы и здоровы?
   - Да, Богдан.
   Хранитель улыбнулся такому обращению и принялся одеваться.
  
   Василий с хранителем спустились в трактир. Он, как и вчера был пуст. За стойкой скучал хозяин Дортус.
   Увидев постояльцев, оживился и принялся сам подавать на стол не хитрый завтрак, мало чем отличающийся от обеда. Разве что, вместо вина на столе появился кувшин с душистым взваром из трав и ягод.
   Пока умывались и завтракали, хозяин крутился рядом. Но вот Василий отодвинул от себя пустую деревянную тарелку.
   - Вкусно Дортус - похвалил он и пристально посмотрел ему в глаза - где нам найти Варгуса?
   Хозяин трактира вздрогнул и отшатнулся - я, я такого не знаю - испуганно посмотрел он на постояльцев.
   - Хорошо, не знаешь - не стал спорить Василий - только передай ему, если вспомнишь, кто это, что мы хотим его видеть. Дело у нас к нему.
   Трактирщик осторожно кивнул и, собрав тарелки, исчез в кухне.
   - Ну, что Богдан, пойдём, посмотрим город, пока Дортус, не отправил кого-нибудь за Варгусом.
   Последние слова Василий произнёс нарочито громко.
   - Пошли Василий, давно здесь не был...
   Город, как и до этого Гебарос, не впечатли Василия. Безлюдные грязные улицы. Серые каменные дома, запущенные палисадники. Но несколько магазинчиков и харчевен открыты. В одну из них они и зашли. Полупустой молчаливый зал, с десятком массивных столов. В центре вокруг стола сидят несколько человек в однообразной зеленоватой форме, с оружием на поясе, и молча, поглощают завтрак-обед, презрительно поглядывая на остальную публику, забившуюся в углы.
   - Северяне - мысленно передал хранитель Василию - городская стража, судя по нашивкам на рукавах.
   - Ясно, ну мы пока их тревожить не будем. Пойдём, закажем вина у стойки.
   - Давай...
   Трактирщик, также молча, подвинул им две кружки и тарелку с нарезкой копчёного окорока. Традиционной, в этих краях закуской, и подающейся бесплатно в дополнении к вину.
   - Не подскажешь, уважаемый - спросил у него Василий - не появилось ли какой работы в городе для наёмников.
   - Не знаю, не слышал, уважаемые - ответил трактирщик - вон за тем столом, тоже работу ищут - указал он пальцем в угол, спросите у них.
   - Спасибо, уважаемый... - ответил хранитель, проследив за направлением пальца.
   Тем временем стражи, покончив со своими тарелками и кинув на стол пару медяков, поднялись, звякнув амуницией и, направились к выходу, по пути чувствительно зацепив огромного Василия.
   Василий немного склонил голову и посторонился.
   - Трусливые твари - прошипел на это один из стражей.
   Василий открыто ухмыльнулся и отодвинулся.
   Стражник вздёрнул подбородок - ты еще смеешь ухмыляться, паршивый скварс - выпятил он нижнюю губу, наступая на Василия.
   Василий сделал шаг назад, передав мысленно хранителю - Богдан придержи дверь, что бы, не разбежались.
   - Их восемь Василий, и это северяне...
   - Ну, что делать, да и мы же как-то должны отметиться в этом городе? Не хотел шум поднимать, но придётся.
   - Не здесь господа - вскричал трактирщик - выйдете, пожалуйста, на улицу.
   - А что, пожалуй, на улице будет сподручнее...
   - Сподручнее, для чего? - Скривив лицо, сквозь зубы прорычал северянин.
   - Убить тебя - спокойно ответил Василий.
   - Ах, ты - и стражник выкинул кулак, метя в лицо Василию.
   Но кулак пролетел мимо и в следующее мгновение сам стражник выбил головой дверь, растянувшись на мостовой.
   И сразу, все вместе, стражники кинулись на обидчика их соратника.
   Василию только этого и надо было. Кружка с вином, что он держал в руке, влетела одному из них в лоб и, тот свалился под ноги остальным. Образовалось куча из тел. В которую, он то и дело закидывал по одному, поднимающихся на ноги вояк. Так могло продолжаться долго. Но Василию это быстро надоело и, он по одному успокаивал их, нанося точные удары.
   Когда не осталось, кого успокаивать, раздались возгласы восторга из углов. Василий низко поклонился им и проговорил громко - это они твари трусливые, а не мы. С ними только так и надо. Они враги на нашей земле.
   - Тебя парень будут искать, уходить тебе надо - предостерёг его хозяин харчевни.
   - Спасибо за заботу, уважаемый, но только и я их искать буду. А вам стыдно должно быть, за вашу нерешительность. Их надо давить, везде и всегда, до последнего солдата. Сегодня я их не убил, только из уважения к хозяину харчевни.
   - Так из-за гор придут еще и с магами.
   - А что маги бессмертны? И кто лучше нас знает наши горы, кто лучшие лучники, если не мы? А сейчас мы уйдём, но не из трусости, а для того, чтобы в будущем убить их как можно больше и не важно, какими способами. Запомните мои слова.
   Хранитель и Василий, укрывшись простеньким для хранителя заклинанием отвода глаз, зашагали в сторону ворот из города, в трактир. Там по внутренним ощущениям Василия, должен уже ждать их неведомый мститель Варгус.
  
   В этот полуденный час в трактире уже не было безлюдно, несколько столиков были заняты. Хранитель с Василием прошли за свой, на котором стоял глиняный кувшин и три кружки - знак того, что стол занят.
   - О, а этого господина я знаю - мысленно заговорил хранитель - как же я сразу не догадался, Варгус, Варгас. Барон Дотас дел Варгас. Вино и виноградники. А это его сын. Правда, тогда он был еще совсем молодым. Но похож, похож на своего отца. Такой же чернявый и кучерявый, и нос как у лакуда, это птица такая с большим толстым клювом.
   Хранитель шагнул к столу у огромного окна, распахнутого настежь и завешенного верёвочками с прилепленными к ним обрывками бумаги, что бы своим шорохом отпугивать насекомых.
   - Господин барон - слегка склонил голову хранитель, поприветствовав его и больше ни слова не говоря развернулся, прошагав к столу, где уже разливал по кружкам лёгкое вино Василий.
   У барона отпала челюсть. И он, молча, проводил глазами поприветствовавшего его человека. Но вот встрепенулся и сам подошёл к их столу.
   Василий поглядел на него. Телосложением он мало чем отличался от него самого.
   - Разрешите, уважаемые, не знаю ваших имён...
   - Присаживайтесь господин барон - жестом показывая на стул, ответил Медволап. Другой рукой, наливая вино, в третью кружку.
   - Бывший барон, господа, наместник отобрал, и виноградники, и замок.
   - Бывший купец Богдан, мой отец вел дела с вашим отцом. Теперь простой наёмник, ищу работу - представился хранитель.
   - Простой наёмник Василий. Вместе с другом путешествуем по миру, в поисках работы и приключений - назвал себя Василий.
   В это время в трактир влетел взлохмаченный парнишка, лет двенадцати и прямиком кинулся к барону.
   - Варгус, в городе творится что-то непонятное. Какой-то человек, говорят, избил до полусмерти зараз, аж, восемь стражников. И теперь его ищут. Весь город на ушах стоит. Даже маги вышли.
   - Хорошо, я понял, присмотри за дорогой... Иди...
   Мальчишка убежал, а трое поситетелей, с разных сторон встали и подошли к их столику, положив руки на рукояти мечей.
   Барон усмехнулся и посмотрел на Василия - твоя работа?
   - Моя - не стал скрывать Василий - может, мы поговорим в другом месте, думается мне, стража и сюда доберётся, так что поговорить нам вряд ли удастся, а надо.
   - Поехали... - кивнул тот и встал.
   Узкая каменистая дорога, обсаженная по краям деревьями с разлапистыми листьями, растущими, почему-то только вверху и прямо из дерева, привела небольшую кавалькаду всадников к заброшенной деревне. Въехали в один из дворов с покосившейся избой из выкрошившегося камня, с циновкой на входе вместо дверей и спешились.
   Василий, как и остальные, просто набросил повод на шею лошади. И та сама отошла к длинному корыту, заполненному водой.
   Мнимые наёмники, повинуясь жесту барона, прошли за ним в дом. Внутренность его разительно отличалась от внешнего облика. Чисто и прибрано, широкий добротный стол посредине, с такими же табуретами вокруг. Несколько закрытых шкафов и две широкие заправленные светлой прочной тканью кровати. Чисто выметенный каменный пол и в углу очаг с отверстием в потолке, над ним.
   - Присаживайтесь господа - пригласил их хозяин жилища.
   Тут же появились и две средних лет женщины, выставили на стол кружки, кувшин и тарелки с небогатой закуской и тихо вышли. Барон сам, протянув руку к кувшину, начал разливать красное вино.
   Хранитель взмахнул рукой и их троих накрыл купол не слышимости.
   - О-о, да вы маг, господин бывший купец? - удивился хозяин.
   - Хранитель времени, господин барон Дотас дел Варгас.
   Барон чуть не уронил кувшин, от услышанного, но вовремя совладал с собой. Поставил кувшин и низко склонился перед хранителем.
   Василий улыбнулся - присядьте барон, не надо бить поклоны, мы ни при дворе.
   - Герцог Василий дан дел Медволап, маг шестой ступени, учитель и воспитатель императора Илии и Ирии Бестана первого и его сестры королевы Ирии Тилианы первой - отрекомендовал Василия хранитель.
   Так и не присевший барон ещё ниже склонился перед Василием.
   Василий рассмеялся - да, встаньте же барон. И... Экий вы легковерный, а если бы мы были из тех, кто ищет вас, чтобы убить? Ну, да ладно... Это я так на будущее. Да, император и королева вернулись и не далее как четыре дня назад коронованы. И мы посланы ими, что бы закрыть единственный перевал в горах и уничтожить местный гарнизон вместе с магами. По узким тропам войска не пройдут, а с одиночками и мелкими группами вам граф и предстоит разбираться, император наслышан о вашей борьбе и очень вами доволен. Хранителей у северян нет, не принято у них посвящать в хранители, да и смысла особого нет, любой хранитель на чужой земле, это просто сильный маг.
   - Барон, Ваша светлость - поправил Варгас Василия.
   - Граф, Дотас ото дел Варгас. Оправдайте доверие императора - торжественно произнёс герцог.
   Бывший барон опять склонился в поклоне.
   Василий только рукой махнул и облокотился о стол, терпеливо дожидаясь, когда тот выпрямится.
   - Правильно ли я делаю хранитель, что раздаю титулы, от имени императора - спросил Василий, мысленно, хранителя.
   - Нет, конечно, но ради дела, можно. Да и, думаю, с Бестаном вы уж как-нибудь договоритесь - посмеялся тот - тем более в этом домене графства не было, а баронские земли потянут и на графские.
  
   Бывший барон, наконец, выпрямился и посмотрел на Василия.
   - Присаживайтесь граф.
   Тот разлил вино и сел.
   - Мы слушаем вас Варгас - беря свою кружку, просто сказал Василий - кстати, зовите меня Василий. Вот будем на официальном приёме, тогда светлостью и величайте.
   - Что я должен сказать? - Растерялся бывший барон.
   - Начните с того, сколько человек в гарнизоне города, сколько магов, какой ступени, сколько у вас людей..?
   - Хорошо... Людей у меня не много, если всех собрать, человек двадцать. Это те, кому я доверяю. В гарнизоне Иртаста пятьдесят два человека и ещё десять сейчас охраняют перевал. Сменяются каждые три дня. Два мага, в ступенях я не силён, наместнику маги не подчиняются, только своему верховному магу по ту сторону гор. Как получают приказы, не знаю. Голубей мы не замечали. А наместник со своим начальством сообщается через гонцов. Они постоянно туда, сюда мотаются.
   - Когда сменился последний раз, десяток? - Задумчиво спросил Василий.
   - Два дня назад. Завтра в полдень из города выйдет отряд им на смену. К утру сменятся, потом день обратно.
   - Мы сможем встретить возвращающийся десяток? А потом напасть и на тех, кто на перевале?
   - Сможем, но у меня почти нет оружия, я имею в виду, арбалетов и дальнобойных луков.
   - А лучники?
   - Лучники есть, каждый горец лучник.
   - Достать, купить можно?
   - Можно, но... - Варгас уже вполне освоился в обществе Василия, и рассмеялся - но у меня нет столько денег.
   Хранитель отстегнул от пояса тугой кошель и бросил на стол.
   Варгас развязал тесьму и высыпал себе на ладонь несколько монет.
   - Ого, золото! Да тут на целую армию - восхищённо подкинул он на руке монеты.
   - Так тебе граф армию и собирать. И запомни, перевал это твоя основная задача. Пока он будет закрыт, в других местах будет легче, бить врага.
   - А как мы его закроем..??
   - Через два, три дня, может раньше, здесь будут маги земли. А пока мы посмотрим всё на месте. Есть такая возможность?
   - Если маги земли, то... Конечно, конечно есть, Ваша светлость... Василий. Я сейчас крикну своих людей и.... Мы можем отправляться...
   - Можем-то, мы можем, но сначала, граф распорядитесь насчёт оружия, а потом мы с вами и отправимся. Возьмите с собой пару тройку человек, не воевать идём. Посмотреть издалека. Определиться. И к приходу магов перевал должен быть чист. Нельзя рисковать ими, их слишком мало.
   - Понял Василий, всё сделаю.
   - И магов в гарнизоне, надо уничтожить в первую очередь. Тихо, издалека, можно в спину.
   Варгас улыбнулся.
   - Вы воевали Василий?
   - Я и сейчас воюю...
   - Приятно иметь дело с людьми, которые сильны не только в придворных интригах.
   - Если честно Варгас, вот именно в них-то я ничего, как раз, и не понимаю.
   - Вы владеете мечом?
   - Хотите проверить?
   Новоиспечённый граф замялся в нерешительности.
   Хранитель усмехнулся - смелее граф, наш герцог, не превзойдённый мечник.
   - Пошли - поднялся Василий, отставив кружку, так и не выпитого вина - мне тоже интересно.
  
   Василий стоял, опустив меч и немного склонив голову на бок, улыбался.
   - Ну, что же вы граф, стоите? Начинайте, или на поле брани, вы тоже такой нерешительный... - Подначил он Варгаса.
   И тот сходу сделал выпад, затем сразу еще два и закрутился на месте, отыскивая глазами противника.
   А Василий стоял сзади и всё также улыбался - я вас граф уже восемь раз зарубил.
   - Как? - расширил тот глаза, как вы там оказались.
   Василий бросил меч в ножны.
   - Ваша ошибка Варгас в том, что вы смотрите не в глаза соперника, а на его оружие. Потому и видели перед собой только мой меч, отражающий ваш выпад, сам же я был уже в стороне, а потом и за вашей спиной. Но двигаетесь вы не плохо.
   - Научите меня...
   - Давайте я покажу основные движения, а потом сами. Но если эти движения будут проделаны вами, независимо от вашей головы, это уже победа. Смотрите и запоминайте... На полноценное обучение просто нет времени.
  
   Перевал представлял собой широкую расселину в огромном горном массиве. Местами просто расчищенную, а местами и доработанную людскими руками, превращенную в широкий тракт. С обеих сторон расселины, или теперь уже тракта, довольно крутые петляющие спуски и подъёмы.
   Всё это Василий рассмотрел со скального выступа, прячась за камнями, чуть в стороне от тракта.
   Взбирались долго, петляя среди нагромождения камней, по самому краю бездонной пропасти.
   Варгас эти места знал, как свои пять пальцев, и потому, всё время пути предупреждал Василия об опасных местах. Хранителя оставили внизу, с лошадьми. Не по возрасту ему уже лазать по скалам.
   - Отсюда хорошо всё видно и место удобное - произнёс вполголоса Василий - Два, три лучника, да еще пару арбалетчиков и всю десятку положить можно. А там внизу у того камня, устроить небольшой завал, что бы, никто не ушёл.
   Он показал пальцем вниз на дорогу.
   - А из леса встретить, возвращающихся - дополнил Варгас - во-он там...
   - Хорошая мысль - одобрил Василий - и спуск крутой, и кустов колючих много, в погоню не кинутся, если, что-то пойдёт не так. И стрелять с двух сторон удобно. Я смотрю, у северян вообще нет луков и арбалетов. А если побегут в другую сторону перевала? Уйдут же...
   - Есть, и луки, и арбалеты. В том вон гроте сложены. И стреляют они не хуже моих. Проверено. А по другую строну перевала, три дня конному до ближайшего селения, а до города дней десять. Пусть бегут.
   - Интересно достану я на таком расстоянии - усомнился в своих магических способностях Василий - но пока не попробуешь, не узнаешь.
   - Это вы о чём..? - Не понял Варгас.
   - Я маг огня, вот и думаю, смогу я сжечь всё, что в том гроте с такого расстояния.
   - А если оттуда...
   Варгас указал пальцем на склон напротив грота.
   - Мы будем стрелять отсюда, и они не обратят сразу внимания на ту сторону. А там есть небольшая пещера, она узкая, но с выходом, недалеко. Эти и не знают про неё. Мы у них как-то, таким образом, провиант унесли.
   - Здорово граф, ты отличный разведчик и мыслишь хорошо. Значит, решили, как будут луки и арбалеты, так сразу и начнём. И с твоими лучниками, будет моя жена. В мастерстве лучника ей нет равных.
   - Герцогиня..?
   - Да, Варгас герцогиня. А ещё она не хуже меня владеет мячом. И в глаз, за здорово живёшь, заехать может, даром, что герцогиня. И маг земли в придачу.
   - Как же мы врага-то пустили на наши земли, если у нас даже герцогини... - Он не нашёл нужного слова и просто посмотрел в глаза лежащему рядом Василию.
   Тот, в ответ пожал плечами. А что ему ответить, сказать, что из другого мира, где на магию не надеются, а рассчитывают только на свою силу, ум и уменье?
   - Тила... - Позвал Василий дочь.
   - Я здесь отец - откликнулась та сразу.
   - Мать рядом..?
   - Здесь Василий, как ты там?
   - Нормально. Вы с Бестаном нужны мне, ненадолго здесь, завтра или через день. Приготовь лук. Сынок, ты слышишь?
   - Отец?
   - Ты поведёшь в бой с захватчиками небольшой отряд. Нужно, что бы тебя увидел народ. Ты готов?
   - Да - радостно воскликнул Бестан.
   - Зря веселишься - урезонила его Василиса - это уже не игрушки и не тренировка. Живые люди, хоть и враги.
   - А я-аа? - Обиженно протянула Тила.
   - А ты, ты королева. И твоё время ещё не пришло - жестко проговорил Василий.
   - Василиса, с вами должны быть маги земли, хоть два человека.
   - Хранитель земли рвался в бой - вмешался в разговор хранитель времени - и маг Ладий. Поговорите с ними.
   - Пока на этом всё. Как у вас?
   - Да, тоже нормально - ответила Василиса - вот приём хранителей ведём. Тоска, в общем.
   - Зато ночью было не скучно - ответил Василий.
   - Это точно...
  
   6
  
   Вернулись в заброшенную деревню уже поздней ночью. Тени от двух лун всё также, тенями блуждали вокруг всадников. Но уже не наводили мистического ужаса на Василия.
   - Двадцать арбалетов и шестнадцать больших луков - отчитывался, худощавый чернявый, как и Варгас паренёк, заскочивший вслед за бывшим бароном в дом - болтов мало, на три выстрела всего, больше не нашли. А стрел по полному колчану. Двенадцать лошадей и тридцать клинков. Больше тоже не было. Но купцы обещали еще привезти. Вот оставшиеся деньги от тех, что ты мне давал.
   И выложил на стол пару золотых и горсть серебряных монет.
   - Молодец братишка... - И он с поклоном представил своих гостей - Хранитель времени нашего королевства и герцог Василий дан дел Медволап. Посланы, самим императором и королевой Ирии.
   Парнишка склонился в глубоком поклоне, так набившем оскомину Василию. На это раз он только кивнул и зажег под потолком яркого светляка. Протянул руку, плеснул себе вина в кружку из кувшина на столе и залпом осушил её. То же самое проделал и хранитель.
   - Это мой родной брат Артас - немного сконфуженно, продолжил Варгас.
   Парень выпрямился.
   - Наконец-то - выдохнул Василий - я думал, твой брат и спать так будет, согнувшись.
   Парень растерянно переводил взгляд с брата, на Василия, потом на хранителя.
   - Иди братишка, сообрази нам поесть. И лавку мне принеси.
   Потом склонился к самому уху брата и что-то ему прошептал. Парень тут же скрылся за циновкой.
   - Ешьте без меня - проговорил хранитель - устал я.
   И не спрашивая разрешения, упал на одну из кроватей, уже лёжа, стягивая, ногой об ногу, сапоги.
  
   В глубоком ущелье, скрытом от посторонних глаз, недалеко от города в предгорьях, Василиса, ругаясь, на чём свет стоит, учила " великих лучников" стрелять. А Бестан, где пинками, а где и русским матом, оглядываясь на мать, гонял баронских "мечников".
   Маги земли похохатывали, наблюдая за процессом обучения. В нём принимал участие и новоиспечённый граф, то и дело, получая от императора плашмя мячом по мягкому месту.
   В таком единообразии прошло десять дней, а не два, как рассчитывал Василий.
   Сам же Василий, с хранителем, переодевшись деревенщиной, наблюдали за магами в гарнизоне, забравшись под крышу высокого пустого дома, рядом. За пятнадцать лет, те вообще страх потеряли, кутили дни напролёт, забыв про всякую осторожность. Не стесняясь, таскали за волосы молодых горожанок, что приводила им городская стража. Дрались между собой, мирились, исчерпав магические резервы, и снова наливались вином.
  
   В ночь выхода к перевалу. Василий и Бестан, беспрепятственно, перебрались за высокую стену гарнизона, стражники службу несли спустя рукава. Беспробудно дрыхли. Проникли в домишко, где жили маги и тихо их устранили. Выбрались обратно. Перемахнули через городскую стену, по заранее приготовленным верёвкам, вскочили на коней и помчались догонять отряд под предводительством Василисы.
   Эту работу, по устранению магов, Василий ни кому не решился доверить. Хоть, и боязно было за сына, пусть и участвовал он уже в устранении бандитов, там, еще дома. Но то дома, и бандитов, не магов же. Вдруг рука дрогнет. Но молодой император, пусть и с отвращением и немного трясущимися руками, но свою работу сделал.
  
   На рассвете, два десятка стражей перевала, вяло отсалютовав мечами, друг другу, разошлась по разные стороны. Одни направились к самому перевалу, другие толпой побрели вниз к городу.
  
   Тех, что прибыли, перебили быстро, одна Василиса сняла шесть человек, остальных утыкали стрелами её ученики. Василию даже не пришлось сжигать арсенал.
   А вот на дороге случилась заминка. Большая часть стражей, осталась только раненой. И разъярённо кинулась в колючки кустов. Бестану ничего не оставалось делать, как вступить в схватку. Плохо подготовленные, но всё же лучше, чем северяне, они быстро с ними покончили, хотя и сами потеряли пятерых. Хорошо хоть только ранеными.
   А еще оставался гарнизон. Городской стражей, расползшийся по городу. Да, те, что отсыпались после ночного патрулирования.
  Василий бежал к месту сражения со всех ног, но не успел. И слава богам, Бестан жив и даже не ранен. Весел и говорлив. Только меч погнут у рукояти, да губа прокушена.
   Никто и не заметил, что маги так и не вышли из своего жилища. Впрочем, никому до них не было и дела. Одна забота, для стражи. Девок им таскать, да вино из погребов горожан. Надоели...
   Потому разделившись на пятёрки, отряд графа, напал внезапно с разных концов города с криками - Да здравствует император Бестан первый.
   А того теперь опекали с двух сторон Василий и Василиса, только изредка позволяя ему показать себя и свою доблесть. На голове его сверкала полоска желтого металла, знак повелителя.
   Горожане заметив, что в истреблении врагов принимает участие сам повзрослевший император, брались за вилы и топоры. К полудню с гарнизоном было покончено. И на центральной площади собралась орущая здравицы императору бесчисленная толпа.
   В окружении верных графу людей и Василия рядом, Бестан гордо взошёл на высокое крыльцо дома наместника, что болтался в петле рядом, на одном из невысоких столбов с осветительными ночными рожками. Поднял руку, требуя тишины и усиленным магией голосом начал свою речь...
   А тем временем Василиса, два хранителя и маг Ладий скакали на взмыленных лошадях к перевалу. Его остались охранять трое легкораненых воина, из дружины графа. Тяжелых, уже унесли к городским целителям, из северян. Своих магов в городе уже давно не было.
   Совместными усилиями они разрушили перевал. Превратив часть тракта, в пропасть, с отвесными стенами со стороны своей земли, дальнего же, вражеского края, вообще не было, остался только зыбучий песок, вдалеке, мягко переходивший в остатки каменистой дороги.
  
   - Значит так граф - напутствовал Василий перед расставанием Варгаса - император уже говорил, но я повторю. Твоя первоочередная задача, перевал. Маг земли Ладий, остаётся с тобой, волей императора, он помешает, вражеским магам восстановить его и в случае опасности вызовет помощь. И ты в любое время сможешь через него связаться с королевой и императором, а через них и со мной. Собирай армию, вооружай её и учи. Но помни, враг может прийти с любой стороны, не забывай про дальнюю разведку. Ты здесь теперь и глаза, и уши, и воля императора. Не буду говорить громких слов... Удачи тебе мститель Варгус.
   Василий коротко обнял чернявого гиганта и, вскочив на коня, поскакал вслед за Василисой с Бестаном и хранителями.
   А тот ещё долго стоял и смотрел на поднимающуюся пыль из-под копыт коня герцога.
  
   Королева как маленькая, повисла на шее Василия, как только они остались одни. Потом перебралась на шею матери и в заключение, расцеловала брата, получив взамен не менее горячие объятия и поцелуи.
   Гнат же сдержанно пожал руки мужчинам и легонько приобнял Василису.
  
   - И так господа хранители - начал заседание совета хранителей Бестан - спешу отчитаться, мы сделали первые шаги по освобождению нашей земли. Освобождён от захватчиков домен герцогства Иртаст.
   Император поднял руку, требуя тишины. Потому, что многие хранители с восторженными криками повскакивали с мест.
   - Я отдаю себе отчёт в том, что этим мы только разозлили, и северян, и островитян.
   Император взял длинную паузу, оглядел притихших хранителей. И продолжил...
   - Ещё не вернулся хранитель образа. Но я говорил с ним, сейчас он ведёт переговоры с королём Нарии Самуном третьим. К границе этого королевства, стягиваются войска островного шейха. Но сейчас, я думаю, после освобождения домена на севере, часть их отправится усмирять этот непокорный северный край. И эти войска, мы должны встретить. Ваши предложения?
   И опять в зале повисла тишина.
   Хранитель традиций за спиной Бестана опять припечатал свой посох к полу и громовым голосом донёс - император задал вопрос!!!
   Поднялся хранитель времени - простите ваше императорское величество - но мы пока не готовы подать свои предложения, дайте нам время.
   В глазах хранителя играла лукавая улыбка.
   - Хорошо господа хранители, завтра в это же время мы опять соберёмся, и я выслушаю каждого.
  
   Бестан коротко склонил голову в знак уважения к хранителям и подал ладонь королеве, приглашая её покинуть зал. Так, в тишине, они величественно и прошествовали к выходу.
   Хранитель времени не стал закрываться, давая возможность своим, Бестану, Тилиане и Василию с Василисой, слушать всё, что происходит в зале после ухода императора и королевы.
   - А наш император не так прост, как мы себе представляли... - Прокричал кто-то.
   - Этот мальчишка, истинной императорской крови...
   - Да-а, господа... Как он нас? Его отец, гордился бы сыном....
   - Королева, хоть и ребёнок совсем, но.....
   Слова и выкрики слились в один общий возбуждённый гул.
   Но вот, среди этого хаоса звуков, прогремел голос хранителя традиций - император задал вопрос, господа....
   - Надо встретить войска и хранителей островитян в безлюдном месте и уничтожить их.
   - И это задача нам по силам - проговорил в наступившей тишине хранитель времени - у хранителей островитян нет защиты. Здесь они беззащитны. Против нас не устоят. Или вы боитесь господа? Я своими глазами видел, как император, ведь совсем ещё мальчишка, вёл малый отряд на гарнизон города Иртаст. Как рубился, плечом к плечу с герцогом и герцогиней, как маг Ладий под вражескими стрелами разрушал перевал, превращая его в пропасть, и сам попросил императора, что бы тот оставил его, помочь графу в охране границ. А ведь он маг и на нём не лежит печать защиты нашей родины.
   - Не надо обвинять нас в трусости Богдан - проговорил хранитель традиций, прикрывая густыми бровями весёлые искорки.
   - Я и не обвиняю Йоланд, я спрашиваю... Мы за пятнадцать лет не сделали ничего, для своей земли и своего народа. А этот мальчишка, появился тут меньше трёх десятков дней, и уже освободил один из самых крупных доменов. Ведёт переговоры с королём Нарии. И разве он не прав, обвиняя нас в бездействии. Я скажу больше, в трусости. И не боюсь этого слова.
   - Ты прав Богдан, поднялся с места хранитель врат. Я открою портал в нужном месте и в нужное место. Если надо, сам возьму в руки меч, раз уж я не боевой маг. Только где это место? И когда?
   - Об этом нужно говорить с императором - ответил на его вопрос, за всех, хранитель традиций.
   - Я готов... - поднялся хранитель земли...
   - Я тоже...
   И по одному хранители стали подниматься с мест и откидывать капюшоны. Что бы все видели их глаза, в знак того, что нет в них трусости и предательства.
   - Что ж, господа, об этом мы и скажем завтра императору и королеве - подвёл итог хранитель традиций.
  
   Василий улыбался глядя на жену.
   - Здорово ты, моя дорогая, всё подготовила...
   - Не одна, с Тилианой... Столько дней голову ломали, как всколыхнуть это болото. И как донести всё это до хранителей врат, земли и традиций, да так, как будто они сами это всё придумали.
   Василий расхохотался и потрепал по светлой шевелюре сына - что бы мы с тобой без них делали, только железками бы и махали.
   Бестан, широко улыбнулся и кивнул - ты прав отец. Но тут же изменился в лице - что будем отвечать королю Нарии?
   - А что отвечать сынок - ласково проговорила Василиса - разве тебе не нравится Сандра?
   Бестан слегка покраснел - нравится матушка, но я ей?
   - Да, она влюблена в тебя по уши, сама мне об этом все уши прожужжала - рассмеялась Тилиана.
   - Тогда помолвка, как и требует того Самун - с широкой улыбкой ответила Василиса.
   - Да, сынок - без тени улыбки, серьёзно, проговорил Василий - так надо. Иначе, ни наши хранители, ни его, не смогут ступить на земли двух королевств, не сохранив личную безопасность. Ты же понимаешь.
   Бестану и Василисе хранитель времени влил знания о хранителях, ещё там, на южных склонах гор Иртаста.
   - Тихо - попросила Тилиана - нас Хранители просят открыться.
   - Давай дочка - ответила Василиса.
   И тут же в головы всех пятерых, включая Гната, вплелись голоса сразу всех близких им хранителей.
   - Всё готово Василиса - проговорил хранитель врат - маги ждут...
   - Господин барон, мы с вами отправляем двух гвардейцев, нам так спокойнее будет - скороговоркой выпалил хранитель традиций.
   - Тилиана, ты тоже пойдёшь? - спросил хранитель времени - тогда я с тобой. Я тебя одну не отпущу.
  Василий вопросительно посмотрел на Василису и дочь.
   - Мы домой с Тилой и Гнатом. Я Егорку, давно не видела, а Гнат Анну - виновато ответила та.
   - А-а, ну давайте, обнимите там от меня и Бестана, всех, поцелуй Егора - кивнул Василий - А сколько там прошло времени?
   - Хранитель говорит, два дня, или около того...
   - Чудеса... Ну, идите. Да не задерживайтесь там, мне с хранителем ещё на южную границу...
   - Не задержимся Василий - успокоил хранитель.
   Медволап, только кивнул в ответ, как будто хранитель мог это видеть, а вслух произнёс - идите, а мне еще с Лестаном надо поговорить.
   - А я пойду к Сандре, письмо писать её отцу - проговорив, смутился Бестан и выскочил за дверь покоев родителей.
  
   Пригубливая вино с предгорий Иртаста, Василий внимательно слушал Лестана.
   - Кое-какие сведения твои Василий оборванцы собрали. Оказывается в наших местах появилась банда головорезов. Только вот эта банда нападает на обозы наместника и солдат островитян и северян. Даже убили одного мага из Гебароса. Второй маг отирался целый день тут у нас в замке, пытаясь, что-то разнюхать. Но наши хранители так запутали его, предварительно напоив до полусмерти, что он так ничего и не понял. А на утро я лично, торжественно, проводил его, аж, до самого города. Его охрана, тоже перепилась, так, что вповалку спала в телегах.
   А предводитель той банды, по описанию детей, наш старый знакомый, тот молодой, который удивлялся, что мы вешать их не будем. Как они, так точно его описали, понятия не имею. Как будто видели. Наместник отправил гонца в Гензую, там у них территориальный центр оккупационной власти с просьбой прислать мага и дополнительные войска. Но вроде бы гонец пропал, не доехал. И я взял на себя смелость, попросил ребят, если получится, предупредить этого главаря. И попросить его посидеть тихо. Пока я с ним не встречусь. Нам тут сейчас шумиха не нужна. Хотя, это решать императору. Я им заплатил по пять медяков и обещал, что приду через десять дней, это уже завтра. И вот еще что, хранители приготовили мой замок, на случай, если придётся срочно уходить отсюда. Он не такой, как этот, но там тоже есть стены. И часть гвардейцев я уже отправил. Это на самом берегу моря, недалеко от разрушенной столицы. Его островитяне разграбили и больше туда не лезут. Далеко от дорог. И место там гористое. Зато море рядом. И казну с казначеями уже переправили, там у меня под замком пещеры, вместо подвалов. Я в детстве, сам их все облазил, так, что спрятал казну так, что никто не найдёт. Три дня с бароном дел Гнат таскали, чуть руки не оборвали. Казначеи сами в пещеры не спускались, только контролировали, каждую монетку в сундуках. Королева знает о казне и замке. И герцогиня тоже. Барон место в пещерах, если со мной, что случится.
   - Хорошо Лестан, ты хорошо потрудился. Мы с хранителем времени, скоро снова уезжаем, а ты продолжай с ребятами работать. Кажется, начальника тайной полиции, ни Ирии, ни Илии мы не дождёмся. Так, что эту должность займёшь ты, если не против. С Бестаном я поговорю.
   - Не против, Василий, это интересно и для меня необычно. Но мне нужны помощники. Гвардейцев я на это отвлекать не хочу.
   - Вот встретишься с главарём банды и попробуй их задействовать в своих интересах. Где пряником, где плёткой, а где и звонкой монетой. Только не перегибай. И будь осторожен. Я на тебя надеюсь граф. Да, и если появятся, эти самые начальники тайной стражи, бери их в своё подчинение, волей императора. Он нас слышит и подсказывает - улыбнулся Василий - ты теперь начальник имперской тайной стражи. А вместо себя выбери кого-нибудь из своих. А как у вас дела с тренировками?
   Граф рассмеялся.
   - Мои Василий воют, когда тренировки проводит королева. В голос кричат, что пусть лучше Гнат, чем она. После её тренировок у всех задницы синие. Ни сидеть, ни лежать. А на днях одна моих пятерых отшлёпала. Сначала они её жалели, но она их расшевелила, так, что они озверели и работали в полную силу. Только им это не помогло. Всех уложила. Правда и потрудиться ей пришлось, в конце тренировки вымоталась вконец. Барон её на руках из зала унёс. Но дово-ольная-я-я. Как же пятерых здоровых гвардейцев уделала.
   - Да Лестан, она такая, моя девочка - гордо ответил Василий.
   - Император, помягче будет.
   - Это вряд ли. Просто не видел ты его в настоящем деле. А здесь ему скучно. И я его понимаю. Сам такой.
   - Скажи Василий, а у барона есть семья? А то он такой задумчивый последнее время, может, случилось, что?
   - Есть граф, жена, скоро ребёнок будет. Кстати его жена моя родная сестра.
   - Как это так? Ваша сестра и простой барон?
   - Он не простой барон, он мой друг Лестан.
   - Извини Василий...
   - Извиняю - рассмеялся тот - и давай, выпьем, что ли?
  
   7
  
   Получив разрешение, в кабинет Василия вошли сразу два хранителя, врат и традиций.
   - Ушли? Всё нормально? - Тревожно спросил Василий.
   - Да, всё хорошо. Правда, барон категорически отказался брать с собой гвардейцев - ответил хранитель врат, оглядел стол, хмыкнул и ушёл в стену.
   Вернулся почти сразу, с двумя кубками и кувшином.
   - Без нас Василий - кивнул он на полные кубки в их в руках - не порядок...
   И сбросив на спину капюшон, широко улыбнулся.
   Хранитель врат последовал его примеру, открыл лицо и движением пальцев подвинул к столу два кресла.
   - Спасибо Дастар - поблагодарил его хранитель традиций - Варис вернулся, сейчас здесь будет - огорошил он Василия.
   Дастар кивнул ему и протянул руку к кувшину.
   - И, что ты думаешь о том, что слышал на совете? - спросил он, разливая вино, Василия.
   - Когда вернулся? - не услышав вопрос хранителя врат, переспросил Василий хранителя традиций.
   - Да недавно, придёт, расскажет. Так что ты скажешь?
   - Мм-м... О чём? - закрутил головой медволап.
   - О том, что происходило на совете - рассмеялся Йоланд, хранитель традиций.
   Василий задумался и неопределённо пожал плечами - Э-ээ... Я-а думаю... Армия движется медленно... Хранитель времени, если он у них есть, не сможет столько времени держать время, чтобы прошла вся армия через врата. Это если у них есть и хранитель врат. Значит, пойдут по суши, пешком. Но... Но нам нужны наблюдатели и маршрут. Наблюдатели...
   Василий повернул голову к Лестану.
   - Это теперь твоя задача граф. Маршрут и выбор места, где армию можно относительно безопасно встретить, тоже. Василиса с Тилианой и Гнатом, думаю, вернуться не раньше чем через двое суток, судя по разнице в течении времени в наших мирах. Так что... В Гебарос завтра сходим вместе.
   Василий вновь повернулся к хранителям.
   - Граф у нас теперь...
   - Мы слышали, ты же не закрывался...
   - Ага, забыл... Мм... А нельзя ли... Есть ли такой артефакт, чтобы можно было разговаривать на расстоянии... Не нам, обычным людям...
   - Есть. Но в нём нет энергии. А наполнить его может только королева. Он очень сложный, там сразу несколько плетений стихий и ещё пространственные. А артефактора у нас нет - ответил хранитель традиций.
   - А сами стихийники не видят плетений и не могут строго дозированно запитать их. Если возьмутся, то просто испортят. А он у нас единственный - дополнил хранитель врат - и привязки к людям, кто и с кем, надо сменить. А этого тем более никто не умеет.
   - Понятно, ждём Тилиану.
   Постучал в дверь и, получив разрешение, вошёл хранитель образа с внучкой.
   - Секретничаете? - Улыбаясь, спросил он, коротко поклонившись.
   - От тебя посекретничаешь, весь мозг мне выел, пусти, да пусти - рассмеялся хранитель традиций.
   - Ну, уж, прямо так и выел, всего раз пять-то и попросил - хохотнул тот.
   - Графиня - обратился к девушке хранитель врат - принеси нам, дорогая, чего-нибудь поесть. Извини, на ужин лень было идти, а теперь вот...
   Та, кивнув, выскочила за дверь.
   Хранитель образа поймал вопросительный взгляд Василия.
   - Да всё хорошо Василий. Самун согласен как принять войска, так и сам ввести. Но после помолвки. Со мной прибыли представители Нарии, чтобы магически зафиксировать сам факт. Два великих магистра. Это как у нас хранители.
   Василий облегчённо покачал головой, а хранитель образа меж тем продолжил.
   - Я, чего, внучку-то привёл... - Оглядел он всех - хотел, что бы вы провели предварительный экзамен ей. Академии-то сейчас нет. А у девочки мастерство растёт, по мне так уже четвёртая ступень. И метка появится.
   - Предварительный? А окончательный? - спросил хранитель врат.
   - К магистру воздуха сама пойдёт. Но я и она должны быть уверены, что выдержит.
   - Прямо сейчас?
   - А чего тянуть...
   - Ладно, сейчас перекусим и в учебный зал пойдём. А то порушит тут всё. Эти воздушники любители ураганы поднимать. Часы только бы не забыть взять песочные. На сколько, напомните мне, у воздушника четвёртой ступени должно хватить маны для непрерывного оперирования магией, два или три круга? - спросил хранитель традиций.
   - Три - подсказал Варис, специально смотрел, вот только что.
   - Подготовился, значит - расхохотался хранитель врат.
   - А как же - хоть и отреклись мы от семьи, но не от родной же крови.
   - А чего же тогда сам?
   - Боюсь быть пристрастным, еще выжгу девочку.
   - Понятно...
  
   С серьёзными лицами, три хранителя, на протяжении трех переворотов песочных часов, не давали девчонке покоя, постоянно придумывая всё новые и новые задания. Василий стоял в сторонке и наблюдал как графиня, строит воздушные щиты. Как невидимой плетью вспарывает защищённые защитными чарами каменный стены, как закручивает воздушные воронки, всасывающие в себя песок и мелкие камни с пола, и словно из пращи обрушивает всё это на, те же, многострадальные стены. Как превращает воздух вокруг себя в подобие киселя, дышать которым невозможно. Как взрываются изнутри глиняные кувшины, сеча всё вокруг мелкими осколками...
   Но вот третий переворот, ссыпал последние крупинки и, хранители, скинув капюшоны, восторженно захлопали в ладони.
   - Есть четвёртая ступень - ударил посохом о земляной пол тренировочного зала хранитель традиций - да будет так.
   Вихрь, не весть, откуда взявшийся, вдруг закрутился вокруг девушки, приподнял её от земли и внезапно рассеялся. Девушка вскрикнув, плавно опустилась на пол и поклонилась хранителям.
   - Метка! Есть метка! - Заорал вдруг хранитель образа, подпрыгнув на месте.
   - Э-э... А мы не поторопились? - растерянно проговорил хранитель традиций - это ведь против правил, экзамен, должен был принимать магистр. А я, с его разрешения, должен был только засвидетельствовать.... Кажется мы сегодня с пьяну... А, да ладно, махнул он посохом, Василий, что-нибудь придумает...
   - Я-а? - Неподдельно удивился тот - я то тут причём?
   - А кто нас напоил?
   И все трое громогласно, от души, расхохотались.
   - Да, шутят они Василий - положил ему руку на плечо Лестан - три хранителя имеют право принять экзамен у кого угодно, не спрашивая разрешения, даже у императора.
   - Уфф - улыбнулся расслабленно Василий - а я уж думал, мне еще и с магистром разбираться.
   И снова взрыв смеха потряс стены учебного зала.
   А Лестан подошёл к девушке.
   - Графиня, я хотел бы предложить вам послужить на благо страны. Я волей императора, возглавляю тайную стражу империи. И маг вашего уровня был бы на этой службе как раз кстати. Нет не полевым агентом, не пугайтесь. У нас будет много и иной работы. Документация, финансы. Протоколизация...
   - Я - склонила девушка голову - графиня Виана ото дел Каст, принимаю ваше предложение, господин граф Лестан ото дел Шате и приношу всю себя без остатка служению империи.
   Графия опустилась на колени перед графом.
   С хранителей слетела вся весёлость.
   - Девочка, ты отдаёшь себе отчёт, что ты сейчас произнесла? - Спросил грозно хранитель традиций.
   - Да господин хранитель - ещё ниже опустив голову, твёрдо ответила она.
   Хранитель посмотрел на растерявшегося деда, потом на остальных.
   - Такого ещё не было, что бы девица... - Прошептал хранитель врат - ... ритуальные слова.
   Растерялся и сам граф, ему просто нужна была помощница, для работы с бумагами. А тут..?
   - Да будет так - взревел хранитель традиций и треснул своим посохом о землю.
   И девушку опутала лёгкая дымка, и тут же рассеялась.
   - Метка стража - заворожённо проговорил её дед - теперь ты не принадлежишь сама себе, ты теперь принадлежишь империи, и её интересам. Что ты наделала? Что я скажу твоему отцу?
   Девушка поднялась с сияющими глазами.
   - Господин герцог, что-нибудь придумает - улыбнулась она.
   У Василия вновь вытянулось лицо.
   - Беги, страж - рассмеялся Лестан - а то сейчас точно по заднице получишь.
   В зал вошёл довольный Бестан под руку с принцессой Сандрой.
   И все, включая и Василия, склонились в поклоне.
   Бестан, только кивнул им и прошел мимо, остановившись перед графиней.
   - Поднимись страж - не приказал, попросил он, с улыбкой.
   Девушка выпрямилась.
   - Поздравляю вас графиня, теперь вы одна из нас. Тех, кто не принадлежит самому себе.
   Графиня вновь склонила голову. Приседать в реверансе на службе, было бы глупостью.
   - Завтра, вместе с гвардейцами, на тренировку - прорычал Василий - принцесса вас это тоже касается.
   Василий резко развернулся на одних пятках и, хмуря лицо, направился к выходу из зала, мысленно разговаривая с сыном.
   - Если будешь их жалеть, они долго не проживут на этой войне...
   - Да, отец - согласился тот.
  
   И вновь хранители вместе с Лестаном собрались в кабинете герцога.
   Василий улыбнулся задумчивым хранителям и графу.
   - Я знал, что она произнесёт эти слова. Девочка с первого дня просилась и уже всё обговорила с Бестаном. Так что вас господа хранители поставили перед фактом.
   - Вот чертовка - выругался весело хранитель традиций - за это надо выпить. Лилия - крикнул он за дверь - неси ещё вина.
   - А что я скажу её родителям? - проворчал хранитель образа.
   - Она сама с ними уже поговорила. И они дали согласие. Её отец тоже хочет служить родине. Но пока не может добиться аудиенции у императора. Вы, уважаемый господин хранитель традиций, его не пускаете.
   - Я никого не пускаю - хохотнул тот - император не то лицо, к кому можно пройти вот так запросто. Традиция! А я её хранитель. Наливай Лилия.
   Попросил он вошедшую с двумя кувшинами внучку.
   - А вы, Лестан - дружески продолжил Василий - не кисните, а лучше подумайте, как использовать во благо империи двух магов, если я не ошибаюсь, шестой у отца этой девочки и, надеюсь пока, ПОКА, четвёртой ступеней у неё самой. А дело, я уверен, вы им найдёте. Ведь вы один, а у нас говорят, один в поле не воин - похлопал он по плечу графа - вот только бы надо закрыть их метки магов. У меня-то её изначально нет, как объяснил Богдан. Я из другого мира и законы этого, на меня не распространяются - обратился он к хранителям.
   - Закроем - ответил хранитель врат - если надо.
   Остальные закивали головами.
   - Как из другого? - открыл рот Лестан - я думал...
   - Вот и дальше так думайте, граф - парировал строго хранитель традиций - и все пусть также думают.
   Граф закрыл рот и кивнул - да, господин хранитель.
   - Вот и правильно - и хранитель опрокинул кубок себе в рот.
   Хохотнув, остальные последовали его примеру.
  
   Утром после небольшой разминки, Василий с Лестаном потихоньку удалились из тренировочного зала. Переоделись и, вскочив на лошадей, отправились в город. Маги на несколько минут сняли защитный купол, что бы выпустить их из замка.
   К полудню они были уже у ворот города. Бросили страже по медяку и въехали в безмолвный серый город.
  
   Серж расцвёл белозубой улыбкой, увидев Василия и, сразу же бросился к нему. Подбежал и закрутился вокруг его лошади.
   Василий спешился и присев перед мальцом, по-отечески обнял его - ну здравствуй Серж.
   Тот прижался к нему всем своим тщедушным тельцем и даже глаза промочил.
   - Ну-ну, ты же мужчина - потрепал Василий, захлюпавшего носом мальчика, по пыльным вихрам - мамке привет передавай.
   - А она вас ждёт, и у нас Тавис... Он тоже ждёт.
   - Тавис... Это..?
   - Тавис... Ну-у... - Замялся маленький разведчик.
   - Понятно - выручил Василий мальчика - пошли, посмотрим на твоего Тависа. Только, только... Послушай Серж, а к вам в дом можно как-то пройти, чтобы соседи не видели.
   - Можно - расцвёл тот - у нас на заднем дворе калитка, папка делал. Ему так удобнее было в порт ходить, на работу.
   - Тогда веди...
   Василий вскочил на коня и посадил впереди себя Сержа - показывай. Потом с лошадьми останешься, что бы, никто не увёл. Мы сами пройдём. Хорошо? Вот тебе медяк, а мамке я серебрушку дам.
   Мальчонка, с готовностью, закивал головой.
  
   Василий с Лестаном оставили Сержа с лошадьми, на заросшем сине зелёной травой пустыре, недалеко от дома и, оглядевшись, тихо прошли к задней калитке.
   Василий легко перемахнул через неё и открыл изнутри для Лестана.
   Весь задний двор был заставлен деревянными и железными бадьями с водой и бельём. Под одной железной, вяло, чуть теплился слабый огонёк, ограждённый крупными валунами. Верёвки с развешенным бельём, вдоль забора, перекрывали весь обзор, как со двора, так и во двор.
   Осторожно раздвинув сушащееся бельё, Василий с Лестаном прошагали к приоткрытой двери в дом и осторожно вошли. Никого у дверей не было, а из глубины дома еле слышно доносились голоса. Женский и мужской.
   Василий обнажил меч и также осторожно проскользнул дальше, показав жестом, чтобы Лестан прикрывал его спину. Но и в небольшой комнате, что, по видимому, считалась главной, и в самой маленькой, с пустой подвешенной к потолку детской качалкой, тоже никого не оказалось. А голоса доносились, как поняли оба, их кухни.
   Медволап прислушался, заглянул в крохотные сенцы, двери, в которые тоже были распахнуты и переместился ко входу в кухню, дверей не было, лишь легкие полупрозрачные шторы.
   За столом мирно пили взвар из глубоких глиняных кружек мать Сержа с ребёнком на коленях и молодой парень в длинной крестьянской белёсой рубахе. Оружия Василий не разглядел, мешал стол.
   Не убирая меча, Медволап вошёл в кухню. Лестан остался в комнате, прижавшись к стене справа, приготовив оружие. Меч в одной руке и короткий клинок в другой.
   - Мира и добра этому дому, уважаемая - слегка поклонился Василий хозяйке - и простите, что с оружием. Осторожность, прежде всего.
   Парень от неожиданности подскочил и уперся спиной в печь позади себя, скользнув рукой по поясу в поисках оружия. Но оно лежало рядом на лавке. И Василий просто смахнул его своим мечом на дощатый, чисто выскобленный, пол. Следующим движение ноги просто запнул его под лавку.
   Но парень уже узнал Василия и развёл в стороны пустые руки.
   - Привет, старый знакомый - не теряя осторожности, поприветствовал его Медволап - ты один?
   - Нет, вас должны были встретить...
   - Вот как?
   Парень пожал плечами...
   - Плохо, очень плохо Тавис - вкладывая оружие в ножны, проговорил Василий - Лестан - негромко позвал он товарища - запри все двери изнутри и проходи сюда.
   Лестан неслышно закрыл все двери, и появился в дверях, сдвинув шторы, но в кухню не вошёл, а привалился вполоборота к косяку в дверях, не убирая оружия.
   - Сколько с тобой? - Спросил Василий Тависа.
   - Двое во дворе и двое у калитки с улицы...
   - А задний двор?
   Парень опять развёл руками...
   - Вот... И зачем ты оставил на улице, у калитки, вооружённых людей? Ты же этим только привлекаешь внимание к этому дому. А тут женщина одна и дети. Городская стража ведь не будет разбираться...
   Тавис подскочил и решительно двинулся к Лестану, но упёрся в кончик его меча.
   - Пропусти его Лестан - попросил Василий.
   Граф опустил оружие и посторонился.
   - Убери своих людей вообще, и с улицы, и со двора - бросил ему в спину Медволап.
   Тот на ходу кивнул и скрылся в сенях, откинув крючок с дверей.
   Вернулся быстро и вновь занял своё место напротив Василия.
   - Убрал - выдохнул он - ЭЭ...
   - Василий... Просто Василий - представился он и пристально посмотрел в глаза парню.
   Тавис глаз не отвёл и выдержал его взгляд, но без вызова.
   - Хорошо Тавис - наконец заговорил Василий, после недолгого молчания - ты, наверное уже знаешь, что в Илию вернулся император... Да император, так как он единственный наследник, и Илии, и Ирии. Бестан первый. Ты хотел бы послужить империи?
   - Слышал - еле слышно ответил тот - только не верю... Столько лет не возвращался и на тебе...
   - Ему всего пятнадцать лет, и коронован он не далее как три десятка дней назад. Но император не по годам разумен. Я присутствовал на его коронации в Илии и даже имел с ним разговор.
   - Да, ну?
   - Ну, да... - Улыбнувшись, ответил Василий - и имею некоторые полномочия.
   Тавис промолчал, во все глаза глядя на Василия.
   - Я не услышал ответа... Но для тебя приведу пример решительности императора. Освобожден от захватчиков северный домен. Он сам вёл в бой свой, пока небольшой, но верный отряд. Сам устранил гарнизонных магов и с помощью верных хранителей разрушил единственный тракт через горы.
   У парня округлились глаза.
   - Ззначит этто правда..? Я-я... Слышал... Говорили... Э-э, я готтов... Что ннаддо делать? - Заикаясь, проговорил парень.
   Василий снял с пояса небольшой кошель с монетами.
   - Вот деньги Тавис, здесь не много, но вооружить и приобрести хороших коней, хватит. И ждать указаний. Не шуметь. По харчевням и борделям не ходить, местный гарнизон не трогать, пока... В следующий раз, через два дня ты встретишься с человеком. Место тебе укажет Серж. Не стоит наводить стражу на этот дом. Человека ты узнаешь по этому клинку.
   Василий передал ему свой узкий земной стилет.
   - Запомни его, таких больше нет. И он тебе скажет, что делать. Ты дал согласие служить империи. Теперь ты десятник тайной стражи, именем его императорского величества. Не посрами доверие императора Тавис. А теперь иди, да и нам пора. Да, я думаю, ты понимаешь, что распространятся о том, кто ты теперь и о нас не надо. В первую очередь пострадаешь сам. Но своим самым доверенным людям, конечно, сказать можешь.
   Василий поднялся с лавки, распрямил плечи и склонился в лёгком поклоне перед хозяйкой дома.
   - Спасибо вам, уважаемая, за то, что не прогнали.
   И высыпал на стол горсть мелких монет, среди которых промелькнули и несколько серебряных.
   - У вас хороший сын, уважаемая, и это благодарность вам, за его воспитание. Надеюсь, мы еще увидимся и не один раз. А может быть от меня придёт человек, так не откажите ему в помощи. Он скажет, что пришёл к Сержу от Василия. Василий, это я.
   Женщина со слезами на глазах кивнула и прошептала - да благословят боги императора...
   Василий вновь склонил голову, и они с Лестаном осторожно покинув дом, выскользнули через задний двор.
  
   Серж сидел верхом на лошади Василия и поглаживал её шею. Вторую уздечку крепко сжимал в руке.
   Василий ссадил его из седла и снова потрепал по вихрам, а потом и присел рядом с ним.
   - Передашь Тавису, что в следующий раз он должен нас ждать на этом месте, а не в доме. Ну, беги, до встречи Серж. И никому, слышишь, никому не говори, только Тавису.
  
   Мальчишка еще долго стоял на одном месте провожая глазами удаляющихся Василия и его товарища.
  
   Лестан всю дорогу до замка ел глазами Василия, но молчал.
   И, наконец, Василий не выдержал.
   - Ну, что ты граф на меня так смотришь? Ты что думаешь, я такой умный? Да я тоже не знаю, как поведёт себя этот крестьянин, может они и пропьют сейчас эти деньги и стражу наведут на этот дом. Но начинать-то с чего-то надо... И кого-то же надо отправить проследить за войском островитян.
   - Я не о том Василий - отозвался тот - за войском следить отправлюсь я сам с графиней Вианой, если надо. Я о том, что надо было забрать в замок эту женщину и детей. А парнишку и отправили бы, потом, на встречу с этим самым Тависом, и сами бы и присмотрели за ним.
   Василий остановил лошадь.
   - Не подумал... Возвращаемся?
   - Как скажите Ваша светлость...
   - Светлость, светлость - передразнил его Василий - поехали...
  
   Но женщина уезжать отказалась, как и отпустить детей.
   - Нет - твёрдо сказала она Василию - Тависа я знаю давно. Он многим обязан моему мужу. Плохого, он нам сделать не может, да и не разгульный он. И своих, крепко в кулаке держит. А теперь став десятником... Нет.
   И Василий с графом вдвоём, без приключений, через лес, петляя, вернулись в замок.
  
   Медволап сразу же, только прихватив полотенце из своих покоев, спустился в тренировочный зал и залез в одну из огромных бочек с водой.
   Маг воды наполнял все десять бочек каждый день свежей, после тренировок гвардейцев.
   Через некоторое время в зале появился, оглядываясь и осторожничая граф Лестан. Осмотрелся и, не заметив Василия, тоже направился к бочкам.
   Окунулся в соседнюю и замер, увидев улыбающуюся физиономию товарища.
   - Что граф, тоже охладиться и освежиться потянуло?
   - Э-э... М-м... У нас не принято, так часто мыться... Но мне Василий понравилось, каждый день после тренировки... Чувствуешь себя после этого, как будто годков десять сбросил. А вечером здесь все гвардейцы собираются, даже очередь установили. Маг воды только ворчит.
   - А в моём мире наоборот Лестан, это за правило. Зимой еще ладно, баню топим раз в седмицу. Или когда хворь, какая, привяжется. А вот летом... Вечером, да не ополоснуться... Или на реку...
   - Зимой? Летом? Баня?
   - Эх, как-нибудь возьму тебя с собой, да в баньке, как следует, попарю, веничком, берёзовым, а потом в снег... Эх, хорошо... - Василий аж закатил глаза от представленного удовольствия...
  
   Бестан молча стоял во главе совета и обводил взглядом хранителей. На этот раз за его спиной стоял граф Лестан, а по правую руку сидела принцесса Нарии.
   - На прошлом заседании император задал вопрос - громовым голосом провозгласил хранитель традиций.
   Поднялся со своего места хранитель врат.
   - Я, хранитель врат, от лица совета заверяю вас ваше императорское величество, что мы выполним всё, что приведёт к освобождению отечества. Мы не нарушим данной нами клятвы.
   - Спасибо господа хранители, я и не ждал другого ответа от верных сынов империи - пафосно произнес Бестан.
   Хранители благодарно склонили головы.
   - А теперь - продолжил император - я, как и положено, отчитаюсь, о проделанной работе за этот день.. Первое, герцогиня дел Медволап и королева Ирии с телохранителем и хранителем времени отправлены мною в ... Впрочем неважно... На несколько дней. С определённой миссией.
   И он посмотрел на принцессу Сандриану.
   По губам хранителей пробежали понимающие улыбки.
   - Второе... Я своим указом и повелением возродил тайную стражу. Её начальник граф Лестан ото дел Шате. Начальник моей личной гвардии барон Танан дел Ванг.
   И третье... Мы в данное время формируем десятку стражей для особых поручений. И этим занимается начальник тайной стражи. На сегодня у меня всё. Теперь слушаю ваши вопросы и предложения.
   Поднялся хранитель огня.
   - Ваше императорское величество, в столь сложное время начальником тайной стражи должен стать хранитель.
   - Зачем? - Удивлённо поднял брови Бестан, слушая подсказки хранителя традиций.
   - Хранитель связан клятвой и никогда не пойдёт против своего отечества - ответил тот.
   - Но не связан клятвой преданности своему императору, что даёт ему право вести свою игру, я правильно вас понял уважаемый господин хранитель? Вы сами хотите стать императором? Или решили возглавить совет вершителей судеб? Так чего вы ждали пятнадцать лет?
   - Вы неправильно поняли ваше императорское величество...
   - Так объясните доходчиво...
   - Вы слишком молоды...
   - Значит, я молод и мне нужны няньки и советчики, я так понимаю, лично в вашем лице?
   Хранитель высоко вскинул голый обтянутый жёлтой дряблой кожей подбородок, что выглядывал из капюшона.
   - Нет - твёрдо произнёс Бестан - ни один хранитель не займёт руководящую должность в моей империи. Слишком дорого нашим королевствам обошлись ошибки моего отца и деда. Маги, да, но не хранители.
   Зал возмущённо загудел.
   - Я поддерживаю императора - встал хранитель воды.
   Остальные притихли.
   - Я поддерживаю - вскочили сразу оба хранитель земли, Ирии и Илии, скинув капюшоны.
   - Я тоже - задумчиво поднялся еще один.
   - Да, наверное, император всё-таки прав - встал следующий.
   И так по одному почти все хранители поднялись с мест.
   Сидящими остались только трое. Два хранителя образа Ирии и хранитель огня Илии.
   - Зачем тогда мы вообще нужны? - Не сдавался хранитель огня.
   - Вы поклялись защищать своё отечество, вы отреклись ради этого от своих имён и титулов. И это был ваш добровольный выбор. За это королевства и короли поклялись защищать вас. Вас и ваши семьи. Ваши имения и мануфактуры не облагаются налогом. Вы находитесь на полном обеспечении короны. Или мне зачитать здесь полный свод закона и клятву хранителя?
   Хранитель огня молча опустился на своё место и низко склонил голову.
   - Кто ты? - спросил, не вставая, с места, один из несогласных хранителей - в пятнадцать лет, так не рассуждают.
   - Меня учили в первую очередь думать - гневно ответил Бестан - учили воинскому искусству, учили читать, писать и считать. Учили языкам, этикету и музыке. Я научился убивать врагов и защищать друзей. Я император Бестан первый. Сын своего отца и матери и по праву рождения наследный принц. Маг огня шестой ступени. Этого достаточно?
   Бестана немного потряхивало. Он уже не слушал голОса в своей голове. Он говорил то, что думал, то, что считал правильным сказать здесь и сейчас.
   Первые хлопки ладоней раздались в тишине робко и не уверенно. Но с каждой секундой становились всё твёрже и громче. И вот, хранители, воздев руки, в такт отбивали ладонями древний традиционный ритм признания.
   - Вот ты дал, молодец сынок. Даже мать не сказала бы лучше - проговорил восторженно Василий, слушая, всё, что происходит в зале совета.
   - Спасибо отец - ответил мысленно Бестан - мне так сейчас не хватает матушки и Тилы.
   - Крепись сынок, совет еще не закончился.
   Когда ритм, постепенно утихая, смолк, слово снова взял хранитель традиций.
   - Уважаемый совет, сейчас в этом зале прозвучал традиционный гимн признания нами права императора, повелевать. И я присоединяюсь к вам в этом признании. Хоть мне по статусу хранителя традиций и не положено. Но на этом еще не всё, господа. К нам прибыли великие магистры Нарии. С вашего позволения и согласно многовековой традиции, я от имени всего совета пригласил великого магистра света и великого магистра тьмы королевства Нарии предстать пред императором империи Ирии и Илии Бестаном первым.
   Древко посоха с силой ударилось о мраморный пол.
   Двери зала распахнулись и в зал степенно вошли два невысоких человека в неизменных балахонах и капюшонах. Только разных цветов. Красного и черного.
   - Хранитель огня и хранитель земли - подсказал Бестану хранитель традиций мысленно - встаньте, вместе с принцессой и поприветствуйте их.
   Но принцесса и сама уже, подпрыгнув, поскакала к магам своей родины и повисла у одного из них на шее - дядюшка Лен, как хорошо, что ты приехал - разрыдалась она у него на груди.
   Тот подхватил девочку на руки, одним движением головы, сбросив капюшон за плечи, и крепко прижал её к своей груди.
   Пухлое круглое лицо мага, подернулось некоторой растерянностью и в то же время нежностью. Седой короткий пушок на голове. Красный нос картошкой... Слегка обвисшие чисто выбритые щёки, добрые синие глаза.
   - Сандриана, веди себя как императрица, не следует показывать свою слабость на совете великих магистров. Мы с тобой еще наговоримся, после - прошептал он ей растроганно на ушко, прижимая к себе и не отпуская.
   Подошёл и Бестан. Низко склонился в поклоне, приветствуя обоих магов. За ним склонились и все присутствующие хранители.
   Затем выпрямился и, взяв ладошку невесты в свою, увлёк её за собой.
   Та нехотя оторвалась от магистра, размазывая второй ладонью слёзы по щекам.
   Оба магистра в ответном поклоне поприветствовали, и императора, и совет.
   Хранитель традиций затянул длинную приветственную речь. Слушать его у Бестана уже не было, ни сил, ни желания. Но он всё же сидел с прямой спиной, сохраняя лицо.
   Потом с ответной речью выступили и оба великих магистра.
   И опять взял слово хранитель традиций.
   - Господа великие магистры и господа хранители. Как только вернётся королева, в тронном зале произойдёт величайшее событие - помолвка императора Илии и Ирии Бестана первого и принцессы Нарии Сандрианы. И за это время мы должны всё приготовить к торжеству. На этом совет объявляю закрытым. А господ великих магистров и господ хранителей империи, император приглашает разделить с ним торжественный ужин в честь дружбы и сотрудничества Илийско-Ирийской империи и королевства Нария.
  
   Василий сидел в кресле в своём кабинете, отрешённо глядя в тёмный зев камина. Всей душой и всеми мыслями, сейчас он был рядом с сыном, там, в зале совета. На совете он не присутствовал, хотя и мог бы, это не запрещалось, ни ему, ни Василисе. Приглашения звучали перед каждым советом.
  
   - Ваша светлость - ворвался в кабинет Василия Лестан - у ворот замка большой отряд всадников, человек двести и с ними два мага, один из них тот самый, что был уже здесь, из Гебароса. Требуют снять защиту и открыть ворота.
   Василий, рывком вынырнул из своего состояния и поднял взгляд на графа.
   - Ты слышал, сынок? - спросил он Бестана.
   - Да, отец...
  - Попроси совет не расходится, объяви, что ужин отменяется. Сейчас посоветуемся с хранителями.
   - Дастар, Варис, Йоланд - позвал Василий хранителей.
   - Мы всё слышали - ответил за всех Йоланд - Мы всех сейчас уведём в замок графа. Маги уже снимают щит.
   - Не всех ... Мне нужны два боевых хранителя. Я на стену. Попробую снять магов из лука. Уводите в первую очередь Бестана и принцессу.
   - Отец! - Гневно вскричал Бестан - это моя империя и я буду биться.
   - Хорошо сын - не стал спорить и настаивать Василий - тогда давай тоже на стену, и захвати лук матери.
   - Хранители отказываются уходить - вплёл свой голос в разговор хранитель врат.
   - Тогда всех на стену. Ни один из этого отряда не должен уйти. Как только мы с Бестаном уничтожим магов... У нас есть еще один хранитель времени?
   - Есть, Ирийский... Открываю его... Сам поговори.
   - Я слушаю вас Ваша светлость - раздался в голове незнакомый голос.
   - Сможете ли вы господин хранитель остановить время вокруг отряда? Попробуем взять их всех живыми. Без магов они просто мясо, для хранителей.
   - Смогу, но ненадолго, один оборот песочных часов.
   - Этого хватит. Тогда я на стену.
   Василий вновь всплыл из своих мыслей и поднялся.
   - Лестан, охрана императора и принцессы, целиком и полностью на гвардейцах - бросил он уже на ходу, скрываясь в открывшемся портале стены.
  
   - У нас сын, только по одной стреле, твой левый мой правый, приготовились - напутствовал Бестана Василий, укрывшись за каменными зубцами замковой стены.
   Маги островитян в пёстрых, разноцветных одеждах расслабленно сидели в сёдлах окружённые вооруженными всадниками в середине отряда и даже весело о чём-то переговаривались. Наблюдая магическим зрением, как медленно гаснет щит-купол над замком.
   Тонко взвизгнули спущенные тетивы луков, и оба мага застыв на мгновение, повалились из сёдел. Обе стрелы нашли свои цели. Одна попала точно в глаз, разодетому первому магу, другая застряла в горле второго.
   - Молодец сынок, прямо в глаз - удовлетворённо выдохнул Василий - теперь быстро к воротам.
   На стенах уже собрались все хранители окружившие себя магическими щитами.
   А внизу гвардейцы, гремя запорами, открывали ворота перед хранителем времени.
   Василий с Бестаном, перепрыгивая через три каменных ступени, бегом неслись со стены. Василий, занял место, перед хранителем окружив и себя щитом. Бестан в окружении гвардейцев за ним, поигрывая горящими магическими шарами в своих руках.
   Ворота распахнулись и сразу всё вокруг замерло. Застыли, и кони, и наездники, и гвардейцы у ворот.
   - Давайте ваша светлость, ваше величество - проскрипел хранитель - у вас мало времени.
   Василий, сбросив щит, кинулся к вражескому отряду, на ходу обнажая меч. Следом за ним и Бестан.
   - Режь подпруги - выкрикнул Василий, сыну - и назад к воротам. Я по другую сторону. Если, что, не жалей никого.
   Василий с сыном не успели обезвредить весь отряд. И когда вновь послышался птичий гомон, Бестан опрометью бросился к воротам, а Василий в конец отряда, зажигая в руках столбы ревущего пламени. Отбежал шагов на тридцать и резко развернулся к врагам лицом.
   И тут же со стены подобно грому прогремел, усиленный магией голос хранителя традиций - Всем лечь на землю, оружие бросить.
   Конный отряд заволновался, задрав головы на стены замка. Но разглядев в просветах зубцов капюшоны, вновь замер, но уже в нерешительности. Многие соскальзывали с лошадей вместе с сёдлами. Что еще больше внесло сумятицу в их ряды. И вот отряд опять зашевелился. Задние, поворотили коней в сторону одинокого мага преграждавшего им путь к отступлению. Щелкнули арбалеты.
   Василий перекатом ушёл в сторону и, больше не раздумывая, бросил в них свои огненный плети, живьём сжигая первые ряды всадников. Душераздирающий крик заживо сгорающих людей, хрип и ржание лошадей на высокой ноте, объятых адским пламенем, превратили отряд в беспорядочную беснующуюся толпу. Кони вставали на дыбы, вгрызались зубами друг в друга. Втаптывали в пыль дороги свалившихся наездников, и разбежаться не могли. Хранители выставили вокруг отряда магические щиты. Но вот сверху опустилось розоватое в лучах заходящего солнца облако и всё стихло.
   Затем резкий порыв ветра, отнёс в сторону розовый туман и, глазам открылась страшная картина. Животные, люди, грязь кровь, всё перемешалось в наступающих сумерках вечера. Где-то далеко над горизонтом появился белёсый горб одной из лун.
  
   - Будьте осторожны - приказал Бестан своим гвардейцам - мечи не опускать, лошадей не трогать, людей оттаскиваем в сторону. Пошли... И не воротите носы господа гвардейцы, война, грязь, кровь, слёзы - эти слова неотделимы друг от друга. Вперёд, больше некому...
   - И, что мне с ними делать, ваше величество? - подошёл к императору барон Танан дел Ванг, новый начальник личной его гвардии, глазами указывая на приходящих в себя после магического сна врагов.
   Стоны, крики о помощи, ругательства - доносились с дороги и сюда, во двор замка.
   - Спросите барон у герцога - пожал тот плечами.
   Коротко кивнув, барон отправился разыскивать Василия.
  
   - Я-то откуда знаю? - Развёл руки Василий, на вопрос барона - спроси у хранителей. Они давно живут, наверное, знают. И отбери парочку командиров, постарше, из них, отправь в допросную. Хочу с ними побеседовать.
   Начальник гвардии, вздохнул и отошёл.
   И уже издалека до Василия долетел приказывающий выкрик барона - всех обыскать и в подвал. Найдите целителя, пусть осмотрит самых тяжёлых. Литан, Гатан задницей за императора отвечаете. Выполнять.
   Василий усмехнулся - понабрались словечек от Гната и Бестана...
   А сам спросил мысленно - сынок, а правда, куда их девать-то? Двести душ...
   - Деду отправь отец, пусть кочевникам продаст, всё польза будет - мрачно ответил мальчишка.
   - А что, это мысль... Послезавтра наши должны вернуться, вот при переходе и поговорю с отцом. Ладно, солнце уже совсем село, давай в замок сынок. Поужинаем, а то сосёт уже.
   - Как ты можешь есть, отец, после всего этого..?
   - Могу сын. А ты просто не думай об этом.
  
   На ужине в большом зале для торжественных приёмов и балов собрались все обитатели замка.
   Бестан сухо поблагодарил и поздравил всех хранителей и гвардейцев с одержанной небольшой, но всё же победой и пригласил всех к столу. Сам же с невестой удалился в свои покои.
   Незаметно покинули зал и Василий с начальником тайной стражи. Спустя некоторое время в его кабинет вошли и шестеро хранителей, затем бледный Бестан с Сандрой.
  Три хранителя, с порога откинули на спину капюшоны и без разрешения заняли мягкие кресла у холодного камина. Остальные с недоумением на них посмотрели и остались стоять у дверей, повернув свои капюшоны в сторону императора.
   Но тот не обращая на них внимания, сдвинул в сторону бумаги на столе отца и, подпрыгнув, угнездился на столешнице, предварительно усадив рядом в кресло подругу.
   - И чего вы стоите? - проворчал хранитель традиций, уцепив с маленького столика кувшин с вином и выставляя в ряд серебряные кубки.
  - Присаживайтесь господа хранители - пригласил их Василий, обведя рукой мягкие стулья вдоль стены.
   Хранитель времени Ирии, нашёлся первым и откинул капюшон.
   - Спасибо Ваша светлость - поклонился он.
   - Меня Василием зовут. Мы сейчас не на приёме у императора и, улыбнувшись, посмотрел на сына, болтающего ногами и мрачно поглядывающего на присутствующих.
   - Меня раньше Вейсант звали - ответил хранитель времени, выпрямляясь.
   Василий вновь кивнул и перевёл взгляд на великих магистров Нарии.
   Те переглянулись между собой и, отбросив капюшоны, слегка склонили головы.
   - Вен...
   - Лен...
   Василий в ответ назвал своё имя и снова повёл рукой в сторону стульев. Прошагал к двери и, приоткрыв, попросил - Лилия, принеси, пожалуйста, ещё три кубка и вина.
   Вернулся и зажег в камине сложенные дрова. Те весело затрещали, даря тепло и уют.
   Постучался и, не дожидаясь разрешения, вошёл Лестан. Подхватил стул и оседлал его, поставив рядом с Бестаном и Сандрией.
   - И куда мы денем всю эту ораву Василий? Нам их просто не прокормить - спросил он, глядя на Василия и не обращая внимания на вытянувшиеся лица трёх хранителей - и переломанных половина. Наши целители помогут, конечно, но не всем. Человек десять до утра не доживут.
   - Тех, кто выживет отцу передам, тот разберётся, если хранители не будут против.
   - Да, ради богов - ответил за всех хранитель образа, забирая со столика свой кубок.
   - Когда договорились портал открывать, Дастар? - Спросил Василий у хранителя врат, повернув к нему голову.
   - Завтра по полуночи...
   - Я тогда схожу ненадолго, поговорю с отцом...
   - Иди. Богдан с Вейсантом вдвоём удержат время по обеим сторонам врат подольше. Поможешь старый лис?-обратился он к хранителю времени.
   - А куда деваться, от вас старых выпивох. С собой позвали, а вина не налили - улыбнулся он, разряжая обстановку - да, наворотили мы сегодня дел. Вот что значит, нет опыта.
  
   Постучавшись и дождавшись разрешения, вошли три девушки с подносами лёгкой закуски, кубками и кувшинами. Быстро сервировали столик и удалились.
   - Мы пойдём отец - спрыгнул со стола Бестан - Сандра еще поговорить хотела магистром Леном, а я спать.
   Подошёл к стене и открыл портал в личные покои родителей, оглянулся, приглашая невесту и магистра.
   - Гвардейцев предупреди, что вы там. А то так и будут стоять за этой дверью...
   - Хорошо отец.
   Портал закрылся.
   - Как вы можете так рисковать императором? - Принимая из рук Василия кубок, спросил великий магистр Вен.
   - А ты попробуй, удержи нашего неугомонного мальчишку - за Василия ответил хранитель врат - да и меча он мастер, как и наша королева. И маг, нам хранителям не уступит.
   На что, тот только хмыкнул.
   - Неужели и королева, мечом владеет - пригубив вино, снова переспросил он.
   - Владеет, да еще как - вставил своё слово Лестан - недавно против пятерых моих гвардейцев вышла на тренировке, и всех уложила. И это при том, что они ей не поддавались. А те, кто не в полную силу работал, теперь сидеть не могут. Только стоят или лежат. Все задницы им мечом отбила. Сам боюсь с ней в круг выходить. Разве что император, да герцог с герцогиней с ней на равных. А теперь еще, на тренировки ходит, и ваша принцесса и поверьте моему слову, ни каких послаблений ей наш император не даёт. Сегодня весь день ходила со слезами и привязанными к рукам огромными камнями. Где и нашёл-то такие. Но видела, как королева рубится на мечах, а та её не много-то и старше. Потому и терпит.
   - Чудеса у вас тут...
   - Не чудеса - возразил Василий - война у нас тут.
   - Да уж, я заметил - согласно кивнул магистр.
  
   Следующий день не принёс никаких неожиданностей. Пол дня Василий с Лестаном провели в допросной, допрашивая двоих сотников вражеского отряда. "Добрячок" палач, высунув кончик языка, добросовестно записывал на листах серой бумаги ответы его подопечных. Которые к приходу высоких гостей, были уже настроены на вполне "дружескую" беседу.
   Из их рассказов Василий узнал - что и среди шейхов островов нет единства. Идёт постоянная грызня. Что в армии островитян в основном служат крестьяне и ремесленники. После скорого обучения, переправляемые на материк. Что хранители островитян все вернулись на свои острова, к своим гаремам. Никто из них не хочет получить стрелу в спину на чужбине. Так что здесь одни маги. Им очень хорошо платят. Да и спокойно здесь было. В последнее, вот только, время кто-то перекрыл северный перевал и удерживает его. Говорят там идут постоянные бои. Что Илийцы собрали на севере очень много хранителей. И главный наместник уже отправил туда войска. А они с отрядом как раз и посланы в эту крепость, что бы к проходу мимо армии собрать провиант. Маги не хотят идти с армией и потихоньку разбегаются. Вот и эти хотели, после того, как армия пройдёт, сбежать на дальние острова. За десять-то лет скопили уже не мало. Сами как шейхи.
  
   Василию пришла в голову шальная мысль. Собрать всех магов и хранителей воды и тихо пробраться к океану. Поднять огромную волну и направить её в сторону островов. Кто выживет, тот выживет. А своих, что по берегам живут осторожно отвести в глубь континента или в горы. И он решил сегодня через Бестана поднять этот вопрос на совете хранителей. Но тут же усомнился в правильности такого воздействия на врага, представив, сколько погибнет мирных жителей. Но всё же решил выслушать мнения хранителей.
  
   - И так господа хранители - Бестан вновь стоял перед хранителями в их зале - примерно через двадцать дней по границе Илии и Ирии пройдет войско островитян и северян. Это совсем рядом с этим замком. На время прохождения войска нам нужно уйти. Останутся только боевые хранители и маги. Что бы попытаться потрепать это войско. При нём нет ни одного хранителя, только маги. По данным, что сообщили нам пленники, их там тоже не много... У нас же всего один хранитель врат. Но два хранителя времени. В случае непредвиденных обстоятельств он откроет врата. Хранители времени продержат врата ровно столько, сколько понадобится, что бы боевые хранители и маги смогли уйти. Я и герцог Медволап сами будем охранять хранителя врат и хранителей времени. И еще, я хотел бы услышать ваше мнение насчет внезапного удара по островам. Но предупреждаю, если мы нанесём такой удар, а мы это сделать сможем. Мало кто выживет на островах, В основном погибнут мирные жители. Так как вы должны понимать, их большинство. Также мы можем нанести аналогичный удар по и предгорью севера. И останется справиться только с врагом внутри империи.
   На этом сегодня всё господа. Завтра я хотел бы выслушать вас.
   Бестан подал руку уставшей принцессе, перестарался он сегодня на тренировке. Но она молодец, ни одной жалобы. Да и целитель поколдовал над ней. Так что, она сама вложила свою ладонь в его руку и, закусив губу встала.
   Хранитель традиций по обыкновению уже, оставил своё сознание открытым для императора и Василия.
  А в зале после ухода императора начался крик и ор.
   -.... Наш мальчишка с ума сошёл... - кричал кто-то - Но с другой стороны, мы навсегда обезопасим свои земли от этой островной чумы.... Каким образом... - Послышался выкрик. ..Эти ваши ночные гулянки с императором... ... Мне кажется, император здесь ни при чём... ...Это всё великие магистры Нарии... ...Да, пока их не было... ...Такой бред не приходил в голову Бестану... ... Император только задал вопрос и хотел бы услышать наше мнение... ...Но всё таки каким образом... ...Разве это так важно... ... Главное, он говорил о последствиях удара... ... Давайте прекратим орать, господа и спокойно всё обсудим... ... А сколько наших городов со всеми жителями было уничтожено их ударом, так что я за удар... ...Отомстим за наших родных... ...Да, у меня тоже вся семья погибла, я за удар... ...Я против, это уму непостижимо, выживут, как он сказал, единицы... ...Тебе-то что, ты своих ещё до удара в Нарию отправил, а вот скажи, откуда ты узнал, что будет удар, а ну убери капюшон покажи свою морду, я в неё плюну...
   ...Тихо - разнеслось по залу - прекратить орать. Думаем, потом спокойно начнём обсуждение. Для меня это тоже неожиданное предложение. Так что, не в посиделках дело. Император, что-то придумал. И решил обсудить с нами. Мы признали его право повелевать, забыли? Так что он может просто приказать, и мы пойдём и будем делать, всё, что он скажет.
   После этих слов Василий с Бестаном отключились сами.
   - Отец, ты уверен, что они решаться на удар?
   - Нет, сынок, я ни в чём не уверен, я вообще не знаю, как мне такое в голову могло прийти. Ладно, еще, на поле боя схлестнуться с врагом, но так... Мне, честно, страшно. Вдруг они согласятся нанести удар. Я потом до конца жизни спать спокойно не смогу. О, боги, скорее бы мать с Тилой вернулись. У меня сейчас голова лопнет.
  
   Ближе к полуночи Василий, хранитель времени и хранитель врат порталом ушли из замка, сначала куда-то в поле, подальше от замка, потом уже хранитель врат открыл его в другой мир. С той стороны ждали. Заплаканная Анна висела на шее мужа и, тот никак не мог расцепить её руки. Склонился низко к её ушку и что-то говорил. Та кивала, но рук не расцепляла. Рядом стояли не менее расстроенные Василиса, обнимающая Тилиану и отец. Хранитель времени Богдан первым перешагнул границу врат и протянул руку Василисе с Тилой. Те, закрыв глаза и крепко сжав губы, шагнули за ним. Василий мимоходом обнял жену с дочерью и, поцеловав обеих, шагнул к отцу. Несколько минут они разговаривали, а потом обнялись и Василий вернулся. Гнат, наконец, расцепил руки жены и, расцеловав её мокрое лицо, присоединился к друзьям. Портал погас.
  
   Некоторое время спустя в своих покоях Василий понуро рассказывал жене и дочери о том, что произошло за эти двое суток и, конечно же, о своей безумной идее.
   Василиса и Тила внимательно выслушали его и обе, разом, подняли на него глаза.
   - А почему бы и нет - высказалась женщина.
   Тилиана с готовностью кивнула.
   - Как это..? - Испугался Василий.
   - Давай Вася, думать вместе - продолжала Василиса - совсем незачем топить всё острова. Нужно только узнать на каком острове находится их главный или как там у них, старший шейх. И я не думаю, что он распустил своих хранителей по островам. Они должны быть рядом с ним. Там же, под его боком обязан быть и их основной флот. Я как маг воды, заверяю, что совместными усилиями мы утопим этот остров, ну может ещё несколько рядом. Пошли, посмотрим карту.
   Они все вместе прошли сквозь стену в кабинет императора. Где во всю стену висела карта континента и прибрежных океанских островов.
   - Вот смотри, этот самый большой, пусть, к примеру, будет он. Мы поднимем волну, да вот даже с Тилой справимся. А остальные маги и хранители соберут её в один кулак и толкнут. Я уверена, собрать всех магов воды вместе островитяне не успеют. Расстояния здесь не большие. Даже, пусть будет вот этот, самый дальний - Василиса провела пальцем по карте - а если мы проделаем это ночью... Так вообще никто и ничего не успеет предпринять. Потом мы порталом уйдём в горы. От обратной волны. И постараемся смягчить её удар, опять же все вместе. Мне кажется, мы справимся. Но должны рассчитать всё точно, вместе с хранителями.
   - Ты чудо Василисушка - подхватил её на руки муж и закружил по кабинету. Пролетая мимо Тилианы, сгрёб в охапку и её. Только Бестан смеясь, перебежал на другую сторону рабочего стола, увернувшись от богатырских рук отца.
   Такими и застал их просочившийся сквозь стену в кабинет, хранитель традиций с неизменным кубком и кувшином.
   Василий расцеловал женщин и отпустил.
   - О, простите ваше величество - склонился низко он перед Тилианой - я не вовремя, я думал здесь его светлость один.
   - Йоланд, ты принёс какие-то новости? - Спросил Василий, не убирая с лица довольную улыбку.
   - Да, ваша светлость - склонился он перед Василием.
   - Да брось хранитель говори уже.
   - Завтра совет одобрит удар по островам и северным предгорьям.
   - Ну, что же, это хорошая новость. Значит, работаем в этом направлении. Остальное на потом.
   - Работайте, а мы пошли...
   И Василиса с Тилианой исчезли в стене. За ними следом ушёл и Бестан.
   Василий с хранителем еще немного пообсуждали решение хранителей и, Медволап коротко извинившись, ушёл в свои с женой и детьми покои. А хранитель отправился искать себе других собутыльников. Завистливо поглядев в спину герцога. Своя-то семья, вся погибла при вторжении. Одна вот внучка и осталась. И то только потому, что училась в университете в это время, в другом городе, не в столице.
  
   На следующий день Тилиана решительно вырвала принцессу из рук брата, обозвав его бесом. Отвязала неподъёмные камни и сама занялась с ней физической подготовкой.
   - Пусть эти мужланы сами камни таскают - ворчала она - а нам девочкам, это противопоказано. Сама помню, как ревела ночами, там болит, тут болит. А потом поняла, сила, конечно нужна, но гибкость и ум важнее.
  
   Василий с Лестаном решили на встречу с Тависом, главарём банды, орудующей в окрестностях ближайшего к замку города Гебароса, а ныне десятника тайной имперской стражи, отправить загримированную под старушку графиню Виану. Не одну, конечно. Сам Лестан, переодевшись крестьянином, должен будет доставить её на крестьянской телеге в город. А там уж она сама пойдёт на встречу с заданием для Тависа. А поручалось ему отслеживать передвижения военных и вражеских магов по тракту, что ведёт вдоль границы двух бывших королевств. Для этого ему и посылались деньги.
   Затем Виана должна будет поговорить с матерью Сержа уговорить её переехать в замок. Василию нужен гонец. И мальчик, как никто лучше подходил для этой цели. Да и кухарка теперь на кухне ещё одна нужна. Несколько раз уже подходил к Василию управляющий с этим вопросом.
   Медволап вручил ей свой стилет и мешочек с серебряными монетами.
   Лестан же должен будет проехать в порт и навербовать детей для сбора информации о прибывающих и отбывающих кораблях. Что привозят, что увозят. Потом забрать Виану, возможно и женщину с детьми. И вернуться.
   Василий же с Василисой и Илиийским хранителем воды вызвали из допросной комнаты обоих вражеских сотников в кабинет императора к карте островов.
   Доставили пленников быстро.
   - Ваша светлость - отрапортовал гвардеец - пленные доставлены.
   - Спасибо, давай их сюда.
   - Ваша светлость... Мм... Кандалы снимать?
   - Так ты, что их по лестницам в кандалах вёл?
   - Не я ваша светлость, это наш Егрий, палач и дознаватель. Я только сопровождал.
   - Понятно, скажи, что бы снял.
   Гвардеец коротко козырнул, слегка склонив голову, и скрылся за дверью. Из-за дверей послышались удары молотка по металлу и звон упавших цепей. Затем двери вновь открылись и, гвардеец с обнажённым мечом, ввёл вражеских сотников. Наскоро обмытых и переодетых в холщовые крестьянские рубахи и штаны, босиком.
   Василий хмыкнул, оглядел потерявших за два дня весь свой лоск здоровенных мужчин. Ни один из них, ни в росте, ни в силе, не уступил бы самому Василию. Разве что висячие животы, заметные даже под просторными рубахами, говорили о лености и чрезмерных излишествах. На стене допросной, в цепях, Василий этого не заметил.
   - Ну, что господа сотники, придётся вам еще мне кое о чем поведать. Кто из вас знаком с мореходством и картами?
   - Я ваша светлость - сделал один из них шаг вперёд. Но тут же дёрнувшись, отлетел назад.
   - Это что сейчас было? - Посмотрел Василий на гвардейца.
   - Ваша светлость, наш Егрий маг, слабенький, второй ступени всего. Но этого хватает, что бы контролировать любое их движение, даже из-за дверей. У них на шеях артефакты контроля. Он сам как-то умудряется их заряжать. Свой секрет даже хранителям не говорит.
   Василиса отошла к окну сделала вид, что, что-то там рассматривает.
   - Тила, доченька, забеги к нам, пожалуйста. Тут для тебя есть интересное - позвала она.
   - Уже иду...
   А Василий тем временем, сам вышел в приёмную и пригласил в кабинет Егрия, невинно и добродушно глядящего на гвардейцев, неподвижно стоящих у дверей.
   - И так - Василий вновь повернулся к сотнику, что понимает в картах, впустив палача и оставив того рядом с гвардейцем - расскажите нам, как и кто живёт на всех этих островах. Я буду показывать на карте, а вы рассказывать. Если, один из вас что-нибудь упустит, пусть другой дополнит. Начну, пожалуй, вот с этого самого маленького и самого ближнего к континенту.
   Василий взял со стола перо и ткнул им в карту.
   - Это рыбачий остров - начал откашлявшись рассказывать один из пленников - там живут одни рыбаки. Сейчас там ещё и учебный лагерь. Есть небольшая пристань. Но большим кораблям к ним не подойти, много скал.
   Василий передвинул перо, а мысленно проговорил - Василиса, ты уже побывала у него в голове. Я как-то выпустил это из головы, в прошлый раз.
   - Я и сейчас там, противно, столько грязи, но ничего интересующего нас там нет. А вот у второй знает намного больше, но сумел закрыться. Мне не по силам. Нужна Тила. Только пускать её в эту грязь я не хочу. Давай вместе, мне кажется, вдвоём мы продавим эту защиту. А если не получиться, я введу его в транс. Только он вряд ли после этого выживет.
  - Да и чёрт с ним.
   Василий перевёл взгляд на гвардейца и палача.
   - Этого за дверь, мне он уже не интересен.
   В кабинет впорхнула, просочившись боком между палачом и гвардейцем Тилиана. Следом за ней Гнат.
   Палач, было, раскрыл рот, что бы поприветствовать королеву, но Василий грозно рявкнул - Молчать!
   И тот сник, уставившись глазами в пол.
   - Матушка ты звала?
   - Да, звала - и Василиса потёрла лоб.
   И Тила тут же открыла своё сознание.
   - Что случилось матушка? - Спросила она мысленно.
   - Посмотри, как наш палач управляет этими пленниками на расстоянии, это нам может пригодиться. У каждого пленника какой-то управляющий артефакт на груди. И вот еще. Мы сейчас с отцом продавим защиту этого борова, только ты не вмешивайся, что бы, не происходило. Хорошо?
   - Хорошо матушка.
   И два взгляда скрестились на голове сотника.
   Защита не продержалась и минуты, как тот с воем схватившись за виски, рухнул на пол. Но Василий и Василиса не отпускали его, вбирая в себя его память. У пленника из носа и ушей хлынула кровь, вены на шее вздулись. Последний раз бухнуло сердце в его груди, и он затих на полу.
   Всё это время Тилиана смотрела в окно, а Гнат не давал ей повернуться.
   Василий с Василисой оторвали взгляды от мёртвого тела, по их вискам обильно стекали капли пота. Пальцы на руках обоих, заметно вздрагивали.
   - Силён сволочь - зло сплюнул на тело Василий - но мы его выпотрошили до конца.
   - Кто бы мог подумать, что это новый наместник этих земель. И защиту ему ставил сам верховный хранитель.
   - Ага, и под видом простого сотника он хотел посмотреть на эти земли и прибрать к рукам замок королевы. Хитро... А войско пройдёт, как и говорили, по границе. Значит так...
   Василий подошёл к карте и стал снимать её со стены. Гнат ему помог. Потом посмотрел на палача.
   - Уважаемый дознаватель, распорядитесь убрать это - и перевёл взгляд на тело - а мы пока пройдём в мой кабинет.
   Тилиана пристально разглядывала палача. Тот даже немного растерялся под её взглядом и, забыв поклониться, суетливо выскочил за дверь.
   - Красивое плетение - проговорила Тила, как только за ним закрылась дверь и, схватив со стола перо и листок бумаги, начала торопливо его зарисовывать.
   Маг воды сделал круглые глаза - ваше величество, вы видите плетения?
   - Да - коротко ответила та, не отрываясь от рисунка.
   - Вы..?
   - Да, я уникум... И не мешайте пожалуйста...
   Хранителя повело и гвардеец, сам с отпавшей челюстью, подставил ему стул. Хранитель так и плюхнулся на него. Капюшон съехал на плечи, открывая простое лицо, с коротким ёжиком седых волос.
   - Господин хранитель - улыбнулась ему Василиса - я думаю, вы понимаете, что не стоит об этом распространяться. Мы, конечно не скрываем, но и не кричим об этом. Иначе здесь бы уже были все хранители с островов и вся их армия.
   - Да, да - прошептал он - да, да, я понимаю... Уникум... Легенда...
   - Гнат - попросила Тилиана, не обращая больше внимания на хранителя - сними с тела артефакт, я его поближе рассмотрю.
   Василий с Василисой вышли из императорского кабинета, бросив, впавшему в оцепенению хранителю - мы вас ждём.
   Ждать его долго не пришлось. Довольно быстро он взял себя в руки. И, постучавшись, вошёл в кабинет герцога со словами - Ваши светлости у меня есть много книг для нашей королевы. В своё время я объездил все университеты магии Илии, Ирии и Нарии. Бывал даже на севере. И собрал уникальные, как мне кажется фолианты, по канувшим в века уникумам. Я думаю, ей будет интересно...
   - Спасибо, господин хранитель - в голос ответили Василий с Василисой.
   Хранитель кивнул седой головой, капюшон накидывать не стал. Может, забыл, а может, ему он тоже надоел.
   - Так, Ваши светлости - продолжал хранитель - теперь о деле. Одними магами воды мы волну не поднимем. Я правильно понял вашу затею? Мы хотим нанести точный сильный удар по одному, единственному острову? Средоточию власти? Тогда нам не обойтись без магов земли и магов воздуха. Чтобы поднять столько океанской воды, необходимо встряхнуть дно. И не просто встряхнуть, а устроить настоящее сильное землетрясение и продолжать раскачивать его с определённой последовательностью. И когда вода поднимется, мы сформируем её в кулак. И вот тогда маги воздуха подтолкнут её в нужном направлении, устроив сильный, нет сильнейший ураган. И проделать это нужно очень быстро. Иначе маги океана островов, просто разрушат наш кулак. Создавать тяжело, разрушать легко. Это истина работает и в магии.
   Слушая внимательно хранителя Василий, меж тем, расстелил карту прямо на полу и указал пальцем на, средних размеров, остров, окружённый со стороны континента россыпью мелких островков.
   Хранитель поглядел на указанный, на карте, остров и покрутил головой.
   - С нашей стороны нанести удар не получится. Я думаю, здесь - он провел по гряде островов - стоит щит, как раз на такой случай. Да и острова просто погасят волну. Они ведь тоже там не дураки. Волну придётся поднимать прямо из раскрытых врат в океане. Если такое возможно, я, например, о таком не слышал. И примерно вот здесь.
   И ткнул пальцем в чистые океанские воды с противоположной стороны.
   - Но если и там щит? То на этот случай у нас теперь есть уникум. Как погасить щиты я королеву научу, если они поставлены магом воды. Если магами воздуха, то у нас есть и хранители воздуха. В общем, я считаю, должно получиться. Пятнадцать лет прошло, и они не ждут от нас такого удара. Но... Но прошёл слух о возвращении наследника и его коронации. И мне думается, они должны принять кое-какие меры предосторожности. Хотя-а... Императору всего пятнадцать лет и они вряд ли принимают его всерьёз. А вот интересно, нанести такой удар пришло в голову императору или королеве?
   Он с хитрецой посмотрел на Василия, потом на Василису.
   - Бестану - твёрдо ответил Василий, не отводя глаз.
   - Ну-ну - многозначительно хмыкнул старик и даже не стал прятать улыбку.
   - Разве это важно? - Улыбнулась в ответ Василиса.
   - Да нет, конечно - ответил тот - просто в пятнадцать лет... Как-то не верится. И такая идея могла прийти в голову, скорее женщине, чем мужчине. Поверьте мне, я долго живу и много видел.
   От этих слов Василий в голос расхохотался, глядя на вытянувшееся лицо жены.
   - Ну, хорошо - не стал продолжать этот разговор хранитель - простите меня герцогиня, если чем обидел?
   Василиса вновь улыбнулась и махнула ручкой.
   - Главное, что бы это помогло нам победить, или хотя бы выиграть время - подвёл итог Василий.
   - Хранитель согласно кивнул и спросил - сегодня на совете мы будем озвучивать всё это для всех?
   - Нет. Давайте пока поговорим только с теми, кто нам нужен. Вы определитесь с герцогиней, а я озадачу этим хранителя врат и хранителей времени.
   - Это правильно - вновь кивнул старик.
  
   Вошла цветущая Тилиана с исписанными и исчёрканными листками в руках, за её спиной выросли Гнат и два гвардейца. Гвардейцы, убедившись, что в кабинете нет посторонних, тут же вышли.
   - Я попробовала Матушка, и у меня получилось - весело прощебетала она - показывая листики. Я могу контролировать человека со слабой сопротивляемостью, даже без артефакта. Я наших гвардейцев сейчас заставила поприседать. Отец...
   Улыбка сошла с лица девушки.
   - Надо всем гвардейцам поставить блоки, против такого вмешательства. Я, кажется, уже придумала, как это сделать.
   - Молодец девочка - похвалила её мать - ты только сначала потренируйся на пленных, хорошо?
   Тилиана обратила внимание на улыбающегося и разглядывающего её хранителя воды.
   - Вы что-то хотите сказать господин хранитель? - Обратилась она к нему.
   - Не сказать Ваше величество, а показать. Показать книги, что я собирал всю жизнь. Там есть многое о ваших уникальных способностях. Мне вам их прислать, или вы сами зайдёте ко мне.
   У Тилы загорелись глаза. И она посмотрела на мать.
   - Пришлите, пожалуйста - ответила за дочь Василиса - и, если это возможно, господин хранитель... Сами позанимайтесь с её величеством. Нашей королеве очень, очень не хватает знаний, в силу её возраста.
   - Да, да конечно... Я, я принесу, принесу прямо сейчас... О-о, для меня это великая честь, служить королеве уникуму - и старик, подскочив, как ужаленный, просто испарился из кабинета, только дверь негромко хлопнула.
   - Он уже и забыл о нашем деле - вздохнув, высказался Василий - для стариков на первом месте, наверное, это успеть передать знания, а всё остальное для них не так уж и важно.
   - Да уж, это точно - согласилась с ним Василиса - значит, придётся тебе Вася действовать через хранителей традиций, врат и времени, так сказать, через своих приятелей-собутыльников.
   Василий растерялся, не зная, что возразить жене.
   - А что, ты так глазами хлопаешь вой-пьяница - не меняя интонации, продолжала как бы, между прочим, Василиса - от тебя последнее время уже с самого утра вином несёт. Ладно, согласна, не сегодня. А вчера и до того как мы домой уходили?
   Василий, опустив глаза, молча сел в кресло. А что ответить, если жена права? Тем более, оправдываться при дочери..? Нет, на это Василий готов не был.
   - И чего ты расселся, герцог Медволап? - Продолжала, всё также, равнодушно, герцогиня - день только начался, иди, собирай своих хранителей. А мы с Тилой попробуем связаться с магом земли на севере. Надо его предупредить о выступившем войске и узнать как у них дела. Может, помощь нужна... И разберись с обозом, по глазам вижу, что забыл.
   - Какой обоз? - не понял Медволап.
   - Который, следом идёт по тракту за отрядом. В нём семья наместника. Жена и два сына инвалида. Вспомнил?
   - Точно, там всего десять человек охраны, продовольствие и награбленные ценности. Я сам его с гвардейцами встречу. Гнат, ты со мной? - перевёл он взгляд на зятя.
   - Если возьмёшь, конечно, с тобой...
   - Возьму, на гвардейцев пока надежды мало. Да и маги мы с тобой. Хоть и слабоваты, но маги же.
   - А можно и мне с вами? - С надеждой спросила Тилиана.
   Василий слегка задумался, а потом махнул рукой - а поехали, надо и тебе мечом помахать, если представиться такая возможность. Только Бестану не говорите. Надо, что бы кто-то из вас обязательно оставался в замке.
   - Я всё слышу - пронеслось в головах у всех весёлое восклицание императора - но я согласен, пусть сестрёнка развеется.
   Василий рассмеялся - всё время забываю закрываться. Меня, наверное, и хранитель времени слышит. Богдан?
   - Да, слышу и уже у твоих дверей. А сильна у тебя герцогиня Василий, как она нас? На Йоланде лица нет, даже идти не хотел.
   - Решили - отмахнулся от высказывания Богдана Василий, вновь обращаясь к сыну - после обеда выступаем. Бестан, Натан там с тобой?
   - Да, отец, сейчас к тебе его отправлю.
   - Не надо сынок, прикажи, что бы готовил десяток. Дня на два уезжаем. Надо обоз перехватить сразу после Гебароса. А ещё найти нашего лихого атамана, Тависа. Да и, приготовиться, место найти.
  
   - Прошу простить меня господа хранители - встретила их извинениями Василиса - но не время сейчас предаваться праздности. Всё серьёзно. И любое упущение для нас, может обернуться трагедией. Если я не права, скажите это здесь и сейчас.
   - Нет, всё правильно, ваша светлость - склонился в поклоне хранитель традиций.
   - Меня Василиса зовут... И так давайте о деле... Присаживайтесь.
  
   Сразу после обеда, небольшой конный отряд выскочил за ворота замка и, поднимая пыль, поскакал в сторону города, обходя стороной тракт, но, не выпуская его из вида.
   На полпути заметили одинокую крестьянскую повозку, медленно двигающуюся по дороге. И чуть позади неё два всадника. Они плелись следом, но повозку не нагоняли, а лениво держались в зоне её видимости.
   Василий приказал своему отряду ждать в небольшой рощице странных деревьев и в одиночку направился наперерез повозке.
   Всадники, тащившиеся за повозкой, оживились, и повернули, в свою очередь, коней, навстречу Василию.
   Василий, окружив себя магическим щитом, обнажил меч.
   Из повозки выпрыгнул крестьянин, там еще были люди и, приложив руку ко лбу, прикрывая глаза от солнца, рассматривал одинокого наездника, появившегося из рощицы.
   Но вот, он, что-то прокричал двоим всадникам, и те повернули назад к тракту, а сам помахал рукой.
   Василий тоже пригляделся, остановив лошадь. На ходу это сделать было не просто.
   - Лестан? - не узнал он графа в образе крестьянина - точно он.
   И направил свою лошадь к повозке, на всякий случай, не снимая щита. От шальной стрелы убережёт.
  
   - Лестан... Графиня... Вас и не узнать - подъехал он к повозке.
   Тут же из повозки выскочил мальчонка и подскочил к лошади Василия, протянув руки.
   Василий вздёрнул того вверх и усадил перед собой - привет Серж - поприветствовал он его и потрепав по светлым, выгоревшим на солнце вихрам и передал ему уздечку. Спешился и подошёл к повозке.
   - Здравствуйте уважаемая - слегка склонил он голову перед женщиной с ребёнком на руках - хорошо, что вы на этот раз согласились переехать в замок. Вам и девочке там будет спокойнее. Не скажу того же о Серже, так как он теперь на императорской службе. Прошу прощения, что не спросил вашего разрешения. Но так надо. Женщина согласно склонила голову - да, Ваша светлость...
   - Вот и отлично - ответил Василий и повернулся к Лестану и Виане.
   - Планы изменились граф, графиня... Мне нужен Тавис.
   - Так вон, он. Сам нас сопровождает.
   Лестан махнул рукой всадникам.
   Те, хлестнув лошадей, тут же оказались рядом.
   - Герцог Василий ден дел Медволап - представил Лестан спешившимся всадникам в грубой одежде наёмников.
   Оба низко склонились в поклоне.
   Василий поморщился, но ничего не сказал. Субординация, есть субординация. Дождался, когда оба займут вертикальное положение.
   - Десятник, со своими людьми, ты отправляешься со мной. Собери всех, кто умеет держать меч. Нам предстоит работа.
   - Да, Ваша светлость...
   - Отправь человека, а сам за мной - распорядился Василий и вновь повернулся к Лестану и Виане - Граф, графиня, вы, если хотите, можете отправляться в замок. Но это по желанию.
   Василий улыбнулся - графиня, а можно вернуть настоящее лицо?
   Та сжала в руке снятое с пальца простое колечко. И старушечий облик спал.
   Стоящий рядом десятник Тавис открыл рот, от удивления и потрясения, увидев перед собой красивую молодую девушку.
   - Закрой рот Тавис. Эта старушка графиня Виана ото дел Каст. Маг - строго приказал Лестан - твой командир и мой заместитель. Я начальник тайной службы имперской безопасности.
   Чем ещё больше выбил из состояния равновесия деревенского парня.
   - Я без оружия Василий - проговорил огорчённо Лестан, повернув голову к Василию - и надо довести до замка людей, так что я домой. Графиня, ты с герцогом. У тебя оружие всегда с собой - обратился он к девушке.
   - Давай, дружище - похлопал того по плечу Василий.
   А графиня уже забрала из руки второго сопровождающего уздечку одной из лошадей, что он держал, и легко взлетела в седло, только деревенские юбки всколыхнули воздух вокруг мужчин.
   Тем временем Тавис пришёл в себя и приказал своему товарищу добыть лошадь уже для себя. Да еще держать язык за зубами. И отправил того собирать людей, наказав вернуться до захода солнца.
   Всю дорогу до рощи парень проделал пешком, наотрез отказавшись занять место за спиной герцога. Сержа же, как тот не брыкался, Василий перенёс в телегу. Он насупился и отвернулся.
   Герцог усмехнулся и строгим голосом проговорил - это приказ Серж. Ты солдат на службе его императорского величества. Так будь достоин этой чести. Ты должен охранять мать и сестру, пока мы не вернёмся.
   Мальчик просиял лицом и, растянув улыбку от уха до уха просто кивнул.
   - Надо отвечать - Да, Ваша светлость - грозно прорычал Лестан, подмигнув Василию.
   - Да, Ваша Светлость - пискнул тот, повторяя его слова.
   Мать благодарно посмотрела на Василия.
  
   В роще Виана в очередной раз ввела Тависа в ступор, склонившись перед девчонкой в мужской одежде и в седле, со словами - Ваше величество...
   Он упал на колени и низко склонил голову.
   - О боги - проговорила девчонка - они что, все так валяться в пыли передо мной будут?
   Спрыгнула из седла на землю и подошла к парню.
   - Меч держать умеешь?
   - Да, Ваше величество - ответил тот, не поднимая головы.
   - Вот это мы сейчас и проверим, поднимись, возьми в руки оружие, солдат.
   Тавис непонимающе поднял голову. Среди гвардейцев прокатился задорный смех.
   - Давай парень, не стесняйся, покажи королеве, на что способен.
   Тавис, дрожа всем телом, вытащил из ножен меч.
   - Защищайся - выкрикнула девчонка и одним движением выбила из его руки оружие.
   Это немного завело Тависа. Но каждый раз, как только меч оказывался у него в ладони, то сразу же покидал её, звякнув, улетая в колючие кусты.
   Ещё больше десятника завёл смех гвардейцев. И он уже всерьёз ухватился за рукоять оружия. Но и это ему не помогло. И он попытался руками схватить королеву. Но теперь сам оказался на земле. А его затылок прочно и сильно прижимала лицом к земле девичья ножка.
   - Вот когда научишься держать меч, вот тогда и перестанешь ползать на коленях, перед кем либо. Склониться в почтительном поклоне, это не стыдно, это проявить уважение к человеку, к его титулу, но стоять на коленях, это не достойно воина и слуги императора - пафосно произнесла она и убрала ногу.
   Вернулась в своё седло и оглядела гвардейцев.
   Те, обнажив мечи, вскинули их вверх и вновь с лязгом кинули в ножны.
   - Поднимись десятник и прислушайся к словам королевы - подошёл к Тавису, сидящему на земле, Василий - А вы Ваше величество, зря унизили достоинство вашего подданного, лучше бы взяли его в обучение.
   - Беру - спокойно ответила она - после дела, займусь твоим, десятник обучением, лично.
   - Пропал ты парень, наша королева не знает слов пощады - послышался голос из рядов гвардейцев - мы все через это прошли. И благодарны ей за науку. Так что тебя ждут тяжелые дни десятник тайной императорской стражи. Но оно того стоит. Права королева, потом ты никогда, ни перед кем, не встанешь на колени.
   Десятник поднялся на ноги и, в его глазах больше не было обиды, только надежда и преданность.
   А в глазах Гната плавала гордость за свою ученицу. Ну, и за себя, конечно. Он только сейчас понял, что тогда, в лесу, сделал правильный выбор. Выбор быть рядом с Тилианой, Бестаном, Василием, Василисой и своей женой, баронессой дел Гнат.
  
   Некоторое время спустя, весь отряд, разместившись вокруг герцога, слушал его наставления.
   - Сколько у тебя людей? - Спросил он у Тависа.
   - Тринадцать. Пятерых я уже отправил вдоль тракта к Гензуе. Как вы и приказали Ваша светлость. Хотел завтра сам отправиться туда же.
   - Этого достаточно - кивнул Василий - твои люди должны отвлечь охрану обоза. Кружить на достаточном расстоянии вокруг, что бы, вас не достали арбалетные болты. Её величество вот здесь - он показал на импровизированной, нарисованной на земле веточкой карте, поворот дороги - недалеко от этой рощицы, она выроет яму. Нам нужно остановить обоз. Дорога в этом месте узкая, развернуться они не смогут. По краям глубокие откосы. Гвардейцы займут свои места в высокой траве чуть дальше, вот здесь. Я буду здесь.
   Он отбросил палочку.
   - Барон дел Гнат, с королевой. Графиня со мной. У нас три дальнобойных лука. Как только мы снимаем арбалетчиков и лучников, сразу же атакуем магией. Потом вступают в бой гвардейцы, по моему знаку. В обозе женщины и дети, их не трогать, возниц тоже, если только они не окажут сопротивления. Задача десятки тайной стражи, отвлечение и не позволить никому уйти. Всё понятно?
   - Да, ваша Светлость - донеслось со всех сторон.
   - Тогда выставляем посты - он посмотрел на старшего десятки гвардейцев - и ждём. Тавис, идёшь встречать своих людей. И не светись там на дороге. Спрячься где-нибудь подальше отсюда. Предупреждаю, ждать придётся долго. Но по моим подсчётам не более двух дней. Как только появится обоз, его сопроводят скрытно и предупредят нас твои люди десятник. Они наиболее приспособлены для этого. Так что вперёд. Лагерь пока разобьём здесь. С тракта нас не видно. Костры не разжигать и не шуметь. Увижу, кого с вином, зарублю на месте. На этом всё.
   Василий первый, показывая пример, отвязал от седла скатку медвежьей шкуры, привезённой из родного мира и, раскатав её под одним из деревьев, бросил под голову седло распряженной Гнатом, по старой привычке, лошади, и завалился на неё. Рядом с ним устроилась и Тилиана, положив голову ему на грудь. Гнат присел рядом с королевой. Вокруг них, распределив дежурства, встали три гвардейца, для охраны.
   Тилиана сразу же достала из подсумка толстый фолиант в кожаной жёсткой обложке и углубилась в чтение. Гнат занялся тем же. Правда книгу ему в руки сунула сама королева. Он, вздохнув, её раскрыл. Но время от времени поднимал голову, оглядывая всех вокруг и прислушиваясь к окружавшим их звукам.
  
   Уже в сумерках появился в лагере Тавис и подошёл к месту, где расположились королева с Василием и Гнатом.
   - Ваша светлость - прошептал он, присев на траву.
   - Сейчас - тут же отозвался Василий. Осторожно переложив голову уснувшей Тилианы. На свёрнутую Гнатом запасную куртку. Поднялся - отойдём...
   Они сделали несколько шагов в сторону, и Василий тихо произнёс - говори...
   - Своих я расставил на протяжении пары лиг отсюда. Так что успеют предупредить заранее.
   - Хорошо, только вряд ли обоз будет двигаться ночью... Впрочем, кто их знает. Отдохни немного, только доложись сначала своему командиру, а потом проверь своих, что бы, никто не спал. Ты расставил... А они у тебя хоть сменяются? - спросил Василий.
   - А зачем? - искренне удивился тот.
   - Так они завтра у тебя как сонные мухи будут. В общем, сделай так, что бы они по очереди отдыхали. Один смотрит и слушает, другой спит, потом наоборот.
   Тавис почесал в затылке - хм-м, точно... Не подумал...
   И вновь исчез в сумерках. Только сначала о чём-то недолго пошептался с графиней Вианой.
   После чего она и сама подошла.
   - Ваша светлость, я ведь тоже ничего не понимаю в войне. Вы расскажите мне, что бы я хоть понятие имела, хотя бы вот об этих дежурствах, сначала.
   Василий присел на тёплую землю прямо там, где стоял и похлопал ладошкой по траве рядом с собой и тихонько, с примерами, начал объяснять ей основы несения дозора.
   Отвлёк его от объяснений подошедший Гнат.
   - Ваша светлость, ужинать, когда будем? Я приготовил котелки под взвар, вы маг огня вам и воду кипятить. Раз костры нельзя. А то скоро совсем темно будет. Остальное сухим пайком. Хлеб и копчёное мясо.
   - Точно... Что-то я расслабился в этом замке. Пошли барон... Извините графиня. Или пошли со мной, буду кипятить и заодно рассказывать.
  
   Всё пошло не так, как распланировал Василий по захвату обоза.
   Обоз появился на исходе следующего дня. Он неуклюже съехал с дороги и направился прямиком к этой вот самой рощице. Хорошо хоть крестьянские "воители" Тависа предупредили заранее. И отряд Василия успел замести свои следы пребывания здесь.
   Но появились не вовремя остальные конники Тависа и замаячили в отдалении. Обоз остановился.
   Василий видел, как трое в пёстрых одеждах вытянулись во весь рост, стоя на телегах.
   - Это маги отец - прошептала лежащая рядом Тила - я вижу метки. Наши маги, не островные. У них другие. Маг воды вчера рассказывал. Но охрана не наша, островная.
   - Приготовьтесь с Гнатом. Магов валите первых, по моему сигналу. Я подкину вверх огненный шар. Пойду, поговорю с ними. Может, договорюсь.
   - Отец!! - Испуганно прошептала дочь.
   - Выполнять, принцесса - шикнул он на неё.
   Поднялся во весь рост, вышел на дорогу и, не скрываясь, направился к обозу.
   Охрана, обнажив мечи, выстроилась вокруг одной из закрытых, старых обшарпанных фур.
   Медволап, не доходя до них метров десяти, пятнадцати остановился и, не обращая внимания на вооруженных людей, стал спокойно разглядывать магов.
   - Ты кто такой? - Спросил один из них - ты не маг, на тебе нет метки.
   - Зато на тебе и твоих товарищах есть, только не такие, как у островных. Вы маги, или Ирии, или Илии.
   - И что?
   - Неужели врагу служите?
   - Иди отсюда, и свору эту убери, пока мы их не сожгли - он указал рукой на всадников вдалеке.
   - Вы перешли на сторону врага и будете убивать своих?
   - Нет теперь своих - откликнулся второй.
   - Как нет? А вернувшийся и коронованный, законно, по праву рождения, император Бестан первый, Королева Ирии Тилиана первая? Народ, вот тот, который ты назвал сворой, что пока еще не преградил вам путь, но готов к этому, даже ценой своих жизней во имя империи.
   - Это народ? - Усмехнулся третий - это сброд, умеющий только грабить и убивать слабых и беззащитных.
   - А кто их сделал такими? Их сделали такими вы, вы которые клялись защищать его и бросившие в трудную минуту.
   - Слушай - гневно заговорил первый - иди отсюда а? Или видят боги, я сожгу тебя.
   Сзади неслышно подошла Тилиана и прошептала - ты почему закрылся, дозваться тебя не могу.
   - Уходи - прокричал мысленно Василий.
   - Нет, отец. Пока я рядом, они ничего не смогут нам сделать. Не успеют, я убью их первая.
   Она вышла из-за плеча отца. На её голове, в лучах заходящего солнца сверкнул обруч символа власти Ирии.
   - Королева? - Вскрикнул один из них - смотрите, это... Это знаки, настоящие магические знаки повелителя.
   И опустился на колени.
   - Да, я королева Ирии Тилиана первая. И я вернулась, как и мой брат. Служите своей королеве и своей родине, или я покараю вас, силой данною мне по праву рождения, как предателей.
   - Да пошла ты, ведьма - проорал другой и воздел руки, творя пассы, губы его что-то лихорадочно шептали.
   Но с его рук слетели только лишь худосочные искорки. Опали, не успев оторваться, тут же погаснув.
   Он в испуге посмотрел на свои руки. Но было уже поздно. Его сердце, со спины, поразила стрела. Тот, что стоял на коленях, спрыгнул с телеги и, растолкав охрану, вновь опустился перед ней в знаке покорности.
   Третий маг в испуге заметался по телеге. И от злости и безысходности, выбросил вперёд свою ладонь. Но ничего с неё не слетело, только слабенький дымок поднялся струйкой к небу.
   Вторая стрела оборвала и его жизнь, поразив как первого в сердце со спины.
   Появившиеся гвардейцы вперемежку со всадниками Тависа, окружили вражеских солдат и стоящего на коленях мага.
   Солдаты, и не думая оказывать сопротивление, побросали оружие. Всадники Тависа привычно и быстро их связали.
   И тут с мечом в руке, из фургона выпрыгнул еще один человек. Лицо обезображено, левой руки нет вообще, быстро огляделся и бросился на Гната, беспечно опирающегося на свой длинный лук. По-видимому, посчитав, его лёгкой добычей.
   Гнат молниеносно ушёл с линии атаки и через мгновение, голова нападавшего, покатилась по траве. А с туго натянутой струны-тетивы слетела капелька крови.
   - Там еще двое - проговорил Василий, без сил, опускаясь на траву - женщина и мальчишка без ног. А на тех телегах только возницы и слуги. Не упустите их.
   - Отец? Что с тобой? - Вскрикнула Тилиана, пытаясь поддержать оседающего на землю Василия.
   Подбежал Гнат, помог Тилиане опустить, осторожно, на дорогу друга, подложив под его голову свой баронский берет.
   - Это шок Тила. Он так сильно испугался за тебя, что не справился со своей магией. Он вычерпал себя, строя защиту только вокруг тебя и отдавая тебе всю свою энергию, а ты ничего и не заметила. Пусть полежит, немного, сам придёт в себя. Говорил тебе, не лезь. Могла бы и с той стороны свою паутину сплести. Так нет же, покрасоваться захотелось. Высечь бы тебя.
   И Тилиана, вдруг, разрыдавшись, бросилась на грудь отца - а если бы... А если бы... - повторяла она сквозь рыдания.
   - Твой отец маг, а я не твоя мать, что бы стрелять так быстро как она - зло бросил Гнат, поднялся и отошёл. Но не очень далеко и, вытащив из ножен меч, встал на страже.
   Подошла и графиня Виана, поглядела на Гната. И тот кивком разрешил ей приблизиться к королеве.
   - Ваше величество - прошептала она на ухо Тилиане, обняв её за плечи - если вы сейчас не сбросите энергию, вам тоже может быть плохо. Верните её вашему отцу.
   Тилиана спохватилась и, заливаясь слезами, разорвала на груди отца рубаху. Приложила свои ладони и толчками, отдавая магию огня, бушующую в ней, до крови закусила губу.
   Капельки крови, скатившись по подбородку девушки, упали на грудь Василия и тут же впитались, не оставив следа.
   Василий открыл глаза, посмотрел на дочь и улыбнулся - всё хорошо доча, спасибо - и ласково погладил её по голове.
   - Что вы делаете, Ваше величество - вскричала вдруг Виана, всё еще находящаяся рядом.
   Тилиана повернула голову и, всхлипнув, подняла удивлённый взгляд.
   - Вы... Вы... Это обряд смешения крови... - Округлила она глаза - теперь Его светлость... Его светлость...
   - Может претендовать на трон? - Спросил Василий, догадываясь, о чём идёт речь, и вытирая слёзы со щёк дочери.
   - Ну-у, да...
   - Успокойтесь графиня, мне корона не нужна.
   - Вам, может... Но в будущем, вашим детям... Этого нельзя делать, так написано в книгах. Нельзя смешивать королевскую кровь с кем бы то ни было, если только речь не идёт о детях в законном браке или о необходимости добровольной передачи короны, при отсутствии наследников. Во избежание будущих противостояний среди наследников, что может привести к военному конфликту внутри страны - процитировала она строки из книг.
   Василий осторожно убрал руки дочери со своей груди и сел, обняв Тилу, мысленно, спросив - доча, поговори с матушкой. Может почистить графине память? Только она вряд ли после этого останется в своём уме.
   Несколько минут Тилиана и Василий сидели с отсутствующими взглядами. Глаза Гната, тоже слегка затуманились.
   - Но мы не можем этого сделать - проговорили возмущённо Василий с Тилианой вслух и в один голос. Затем также вместе кивнули. И перевели взгляды на графиню.
   А Гнат подошёл к девушке сзади.
   Графиня отшатнулась и оказалась в руках телохранителя.
   - Или смерть, или клятва на крови... - Жёстко произнесла королева.
   - Клятва - твёрдо ответила графиня. Не было в её глазах страха за свою жизнь, только решимость и убеждённость в правоте слов королевы. Она поступила бы точно также. Впрочем, с большой долей вероятности, могла потребовать и смерти.
   Гнат отпустил графиню и поднял меч, так, что его лезвие оказалось перед её грудью.
   Девушка решительно провела по нему ладонью.
   На землю закапали капли алой крови и из её губ зазвучали слова клятвы. Её на миг окутала светлая дымка и тут же рассеялась.
   - Клятва принята графиня - улыбнулся Василий, вставая и поднимая Тилу.
  
   Тем временем Тавис со старшим десятка гвардейцев построили в походную колонну пленённых и ждали команды на выдвижение. Среди них оказалась и женщина с тёмной кожей, черноволосая, не молодая уже, но всё еще красивая и стройная. На телеге сидел, понуро опустив голову, молодой паренёк, лет семнадцати, восемнадцати, так же как и женщина черноволосый, но коротко стриженый. Без лодыжек на обеих ногах, замотанных плотной кожей.
   К ней и подошла Тилиана с Гнатом за спиной, и пристально на неё посмотрела. Та, вызывающе подняла глаза.
   - Зачем столько злобы - спокойно ответила королева - если бы ваш сын с мечом не напал на моего телохранителя, он был бы жив. И может быть, мы бы его вылечили. У нас замечательные целители. Это во первых. Во вторых, вы наши враги. И мы вас не звали на наши земли. Если я не права поправьте меня.
   Женщина опустила повлажневшие глаза, но заговорила совсем не о врагах, а о сыне - не вылечили бы - прошептала она - На островах целители не хуже. Мои сыновья прокляты. Что с моим мужем?
   - Он мёртв... - ответила всё также жёстко и уверенно королева. И отошла к телеге, где сидел её второй сын.
   Несколько минут она глядела на него, затем резко спросила - зачем вы это сделали?
   Тот не поднимая головы, тихо ответил - я не...
   - Знаю - не дала ему договорить Тилиана - но, ты стоял рядом...
   - Он мой брат...
   Тила больше ни слова не говоря, развернулась и направилась к лошадям.
  
   - Если хоть одна живая душа узнает, что с нами здесь, в Ирии, королева, десятник, я лично вырежу языки тебе и твоим людям - напутствовал Василий Тависа - ты и твои люди на службе императора, так им и передай. Кто откажется, тот должен умереть. Таков закон тайной стражи. В вашем отряде теперь маг, он принёс присягу твоему начальнику, графине Виане. Присмотри за ним. Но не думаю, что с ним будут проблемы. А вот пользы от него может быть много. И вот еще деньги - он передал ему туго набитый кошель, который тут же исчез в одеждах десятника - твой отряд должен вырасти до сотни, сотник тайной стражи его императорского величества. Сотник ведь звучит лучше, чем десятник, не правда ли? Твои бумаги уже в канцелярии императора.
   Парень признательно склонил голову. Потом поглядел на улыбающуюся графиню, его непосредственного командира. И графиня ободряюще ему кивнула.
   - Эти деньги на лошадей, оружие, провиант и плата воинам стражи - продолжал меж тем Василий - Твоя задача прежняя, дороги, до самой Гензуи. И никаких стычек с врагом, только наблюдение. Назначь десятника. А сам ты должен каждый день появляться в замке после рассвета, раз уж королева взялась тебя обучать. Её слово для всех нас закон. Надеюсь, ты это понимаешь...
   Тавис вновь склонил голову.
   - Доклад своему командиру, каждый день, после обучения. Задания будешь получать только у неё. На этом всё. Свободен.
   Василий, ещё раз посмотрел на парня, потом на графиню. Коротко ей поклонился и, зашагал в сторону уже сидящей в седле королевы.
  
   Отряд Тависа сопроводив обоз и пленников до самого замка, растворился в оседающей на этот мир ночной призрачной мгле.
  
   - Матушка - фыркнула после тренировки и принятия ванны Тилиана, на следующий день - нам бы отдельные покои, что бы ванна там была и всякие принадлежности для этого. Надоело уже, посреди комнаты. Сегодня опять из стены вылез хранитель врат, искал отца. Пришлось окатить его водой.
   Василиса улыбнулась - я тоже хранителя времени, спустила в подвалы, когда он также сунулся. Он потом долго искал из них выход. Пока не взмолился и, я не отправила к нему на помощь управляющего. Давай, и сейчас позовём этого старика. Надеюсь, он что-нибудь придумает.
   И выглянула за двери, что бы отправить Лилию за ним.
   - Ну и как там наш сотник - спросила Василиса, вновь устраиваясь в кресле с кубком сока в руке.
   - Нормально, силы как у медведя, сообразителен, но мечом машет, что топором. Учить и учить. Гонять и гонять. После третьего круга по залу, уже хрипит.
   - А что ты хотела? В этом мире о физической подготовке, даже и не слышали. Всё магия, да магия. А ты чего стоишь как столб - посмотрела она на Гната, застывшего у дверей. Накажи гвардейцам, что бы, никого не пускали и, расслабься.
   - Поспать бы Василиса, всю ночь на ногах...
   - Так иди, мы тут сами себя поохраняем.
   Гнат кивнул, и хотел было уже войти в стену, портал ему открыла Тилиана, но развернулся и посмотрел на женщину.
   - Погоди, Тила - попросил он девушку - расскажи Василиса, что там с теми двумя братьями и женщиной, женой того сотника-наместника. А то не усну. Тила не хочет рассказывать, говорит неудобно.
   Василиса улыбнулась - там действительно грязная история. Очень грязная. В общем, в двух словах. Около года назад, этот самый наместник, ещё служил, верно служил своему шейху. Как и до этого, без малого двадцать лет. Был даже негласно его советником. А вот его старший сын, тот которому ты голову отрубил, возомнил себя при таком отце, непогрешимым. За ним много грехов водилось, но до поры, до времени всё сходило ему с рук. И вот в город по приглашению шейха приехал один из великих колдунов севера с сыном и дочерью. У шейха как раз дочь на выданье. Вот и хотели сговориться. А свою дочь, голубоглазую красавицу северянку, привёз показать, так сказать, с прицелом на будущее. Один у неё был недостаток, магом она не была в отличие от сына. Так бывает. И этот заср... Прости Тила, другого слова и не подобрать. Однажды ночью, когда шейх с её отцом и братом обмывали помолвку, выкрал её со своим младшим братом. Привёз к себе и изнасиловал. Но потом испугался того, что сделал и убил. Но не подумал, что на ней может быть артефакт, передающий отцу, что она жива. И вот когда сердце её перестало биться, колдун быстро отследил её местонахождение и порталом, при помощи самого шейха, перешёл прямо в покои к убитой. Эти два братца так и были застигнуты на месте убийства.
   Колдун отрубил руку, обезобразил лицо старшему, отрубил ноги младшему и проклял всю семью. Убивать не стал, не хотел срывать помолвку и портить отношение с шейхом. Всё же выгодная была сделка. Да и сам шах просил. Тем более у колдуна ещё шесть дочерей дома, и все с магическим даром. А вот сына всего два. Старший, наследник, уже женат.
   Потом шейх выгнал своего проклятого советника, но за долгую и верную службу, выгнал не просто на улицу, а отправил в наше королевство, мелким наместником. Вот так они и оказались здесь.
   - Я могу снять проклятие - подала голос Тилиана - я посмотрела, всего одну ниточку потянуть и узелок развяжется.
   - Ну, ты даешь, блин, королева - выдал Гнат с широко раскрытыми глазами - каждый день не перестаю тебе удивляться.
   - Читай Гнатик больше, прочёл, то, что я тебе давала?
   - Нет еще Тила, ты же видишь некогда, а ночью, как только книгу открываю, так глаза закрываются, хоть палочки вставляй. Ладно, пошёл я, спасибо Василиса, что рассказала. А то эта коза - неудобно мне - передразнил он Тилиану. Неудобно ей... Штаны через голову одевать, вот это неудобно.
   И скользнул во вновь открытый портал.
   - Сам ты козёл - крикнула ему в спину Тила и закрыла проход.
   В дверях показалась головка графини Лилии.
   - Разрешите Ваше величество, Ваша светлость? Управляющий здесь.
   - Зови - коротко бросила Тилиана.
   Василиса высказала свою с дочерью просьбу и тот сразу же ответил.
   - В ваших покоях Ваше величество три будуара. Можно их объединить и поставить всё, что вам необходимо. Двери оставить свободными только для слуг. А на стены нанести заклинания, что бы пропускали только вас. Это вы и без меня сделать можете, но могу попросить любого мага.
   - Нет, не нужно никого просить, это, действительно, мы можем сами сделать. А вот всем остальным займитесь. Сколько вам надо времени? - Ответила и одновременно спросила Василиса.
   Старик немного задумался - я думаю, два дня. Так как строителей надо из города везти.
   - У вас полный подвал пленных. Неужели среди них нет строителей. Впрочем вам решать... И как там ваша новая кухарка?
   - Нормально, осваивается.
   - Хорошо, и вот, что еще, уважаемый. Её мальчик, Сержем зовут, должен каждое утро быть вместе с гвардейцами на тренировках. Передайте его матери, что это приказ его императорского величества. Он на службе и никто его от исполнения своих обязанностей не отстранял. Вот теперь всё, уважаемый.
   - Извините Ваше величество, Ваша светлость, что задаю такие вопросы... Я о пленных. В подвалах. Их с каждым днём становится всё больше, нам не прокормить столько.
   - Хорошо, уважаемый, я передам герцогу вашу просьбу.
   Старик низко поклонился и вышел.
  
   - И что, куда отец смотрит? - Спросила Василиса саму себя и дочь.
   Тилиана пожала плечами - позови его, тренировка давно кончилась, а ни его, ни брата нет.
   - Ну, если опять бражничает - вспыхнула та и на несколько секунд ушла в себя.
  
   Через некоторое время появились оба, с мокрыми волосами после бочек с водой.
   - Василиса - начал громко с порога Василий - мы чем-то вас обидели? Таким тоном...
   - Извините Вася, Бестан, нам показалось, что вы где-то бражничаете. Вот и завелась. Мы же не знали, что вы на мечах рубитесь, новые приёмы отрабатываете, пока никого нет.
   - Могли бы и нас позвать - обидчиво вставила своё слово Тилиана - нам тоже интересно всё новое.
   - Да, мы еще не определились - уже спокойно проговорил Василий - Бестан попробовал соединить меч и магию. Но пока плохо выходит, сам клинок магию плохо держит, на один удар хватает и всё, разряжается.
   - Есть такое понятие... - задумчиво проговорила Тила - Рунная магия... Это когда на вещь наносятся руны, что-то вроде букв... Только я сама не разобралась ещё, фолиант хранитель воды принёс только сегодня утром, передал через Лилию. Я пролистала и на тренировку. Даже не вчитывалась. Кстати, пойду, займусь.
   Посмотрела на брата.
   - А где твой хвостик?
   - Так вы с Сандрой вместе ушли...
   - Здесь я, у себя. Не могу из ванны вылезти, лень мне - отозвалась в голове у Бестана его невеста - и вовсе я не хвостик. Я теперь полноценный хвост - хихикнула она - открой меня Бест для всех наших.
   Бестанн открыл сознание для всех и голосом сказал - и вовсе Сандра не хвостик, а полноценный хвост. Так сама сказала. На завтра назначена помолвка. Потом бал. И опять танцы - скривился он.
   - Завтра ты не с Лилией танцевать будешь, и только попробуй свой хвост оттоптать - ответила Сандра, уже для всех.
   - Сандра, я там тебе книги по бытовой магии принесла, обязательно выучи всё наизусть, я спрошу - ответила, отсмеявшись Тилиана - ну, я пошла к своим рунам.
   - Василиса - проговорил Василий пристально на неё глядя, и не отключая сознание - я меняюсь. Я вижу плетения и мне стал доступен воздух, слабо, но с каждым разом, когда я к нему обращаюсь, он поддаётся все легче. Сегодня только подумал, что жарко, ветерка бы, и он подул, не сильный, но приятный. Все в зале остановились и посмотрели на Тилу. Но она так увлечена была Сандрой, что и не заметила ничего. Жалко только, заклинаний почти не знаю.
   - Что?? - Ворвалась в кабинет с воплем, вернувшаяся Тилиана.
   - Смешение крови, твой отец становится, как и ты, уникумом - спокойно констатировала Василиса и подала Василию взятую со стола книгу, раскрытую на разделе "Смешение крови. Монархический запрет".
   К нему тут же подскочила Тила и уставилась в раскрытую книгу.
   - Я еще вчера, когда вы возвращались с обозом, перерыла всю библиотеку. И вот нашла - пояснила Василиса и как бы, между прочим, произнесла - и у нас, кажется, будет ребёнок.
   Затем перекрыла сознание, оставив только Василия - ты вчера ночью расстарался. Я уже это чувствую. Суток не прошло. Твоё семя после смешения, стало более чем активно.
   Потом снова открылась для всех.
   - Матушка-аа - донёсся до неё выдох Тилианы...
   - Вот здорово, у нас будет ещё один брат или сестра - с улыбкой проговорил Бестан - поздравляю матушка, отец.
   - Я тоже хочу, ребёнка, но мне до свадьбы еще три года - вздохнула Сандра.
   Василий озадаченно посмотрел на жену, даже не скрывая эмоций.
   - Ты не рад, отец? - Спросил голосом Бестан, заметив это.
   - Рад сын, очень рад... Но...
   - Что но?
   - Почитай сынок, что написано в книге, тогда поймёшь, чем озабочен отец и я - ответила за Василия Василиса.
   - А объяснить без чтения нельзя? - Вскинул глаза на мать Бестан.
   - Если у матушки будет сын, он прямой претендент на трон. Как и отец сейчас - объяснила брату Тилиана.
   - И?
   - О боги, какой же ты бес. Если в матушке и отце мы нисколечко не сомневаемся. То, каким вырастит наш брат?
   - Да-а, дела-а - протянул парень - но есть выход - встрепенулся он - острова... И у нас шестнадцать лет впереди. И через три года мы с Сандрой родим ему невесту.
   - Да, действительно, это выход - поднял на него просветлевшие глаза Василий - а не пожить ли Сандре на земле с Анной и дедом? Там всего полгода, а здесь три года. И безопасно. А ты навещать её будешь. И войну мы здесь, я думаю, к тому времени закончим... Победим или... Нет, никаких или.
   - Если она согласна?
   - Я не поняла ничего, но согласна, если так надо - ответила девочка.
   - И за это время Аня сделает из неё бойца - проговорила Тилиана - но она может повзрослеть быстро, лишь меняя образ. Нужен хранитель образа. Согласится ли он?
   - Пока не поговорим, не узнаем - закончила это обсуждение Василиса, вставая - пора обедать, только нас ждут. Хранитель традиций зовёт. Сандра, ты готова?
   - Да, я уже одета, спасибо Лилии.
  
   Пока спускались в общий обеденный зал, Василиса спросила мужа - сегодня управляющий жаловался, что пленников слишком много, что думаешь?
   - С хранителем врат и времени мы уже договорились, сегодня ночью, переправлю первую полусотню отцу. Он будет ждать. Егорка и Анна будут с ним. Гнат знает. Потом он сам будет этим заниматься.
   - Спасибо Вася...
   - Ты чего Василисушка..? - остановился он и повернулся её к себе лицом - там ведь сутки только прошли.
   - А здесь..? - Подняла она на него мокрые глаза.
   - Василиса, ну нельзя так. Хочешь, оставайся на земле. А я нужен здесь.
   - Ага, щас - глаза её тут же просохли - вижу, как на тебя вся бабская половина замка смотрит. Даже не заикайся.
   - Ну, вот другое дело - расхохотался Василий и, подхватив свою половинку под руку, чинно повёл её по ступеням лестницы.
   - Да, кстати, совсем забыл спросить - вновь приостановился он - вы с Тилой смогли поговорить с магом земли севера?
   - Поговорили, Тила смогла до него достучаться. Не сразу, но смогла. У барона уже около полутора тысячи солдат войска. Но совсем нет денег. Хотя и перевал и горы они держат.
   - Кого отправим?
   - Уже Вася, хранитель времени сам ушёл. Ещё вчера.
   - Богдан?
   - Да, он.
   - То-то я не видел его... Молодец ты у меня. И сегодня совет хранителей назначен сразу после обеда. Завтра торжество, помолвка и ещё будем решать, когда и как нанести удар по островам. Тебя и меня просили быть обязательно. Наш хранитель воды оказался болтлив, все уже всё знают. Хорошо, хоть замок щитом закрыт, а нашего сотника пропускают прямо сквозь стену. Хранитель врат постарался. И без Тилианы, я так думаю, здесь не обошлось.
   - Да, я знаю Вася, Тила говорила. Они вчера полночи свои паутины плели.
   - Это пока мы детей делали? - Улыбнулся Василий, крепче прижимая к боку руку жены.
   Но та и не думала вырываться, а просто улыбнулась в ответ.
   - Завтра сразу после торжества - продолжил Василий, опять ускоряя шаг - мы с Бестаном, Лестаном и хранителем врат уходим в западный домен Илии, к морю. Нужно посмотреть, что там и как. Так что тебе тут самой разбираться с ударом. Вернёмся, не знаю когда. Но к прохождению по границе войска, обязательно будем.
   Василиса лишь вздохнула и тихо проговорила - мальчика мог бы и оставить...
   - А ты попробуй, скажи ему об этом...
   - Да уж, растёт мальчишка. Совсем взрослый стал.
  
   И так господа хранители - Бестан, поднялся первый раз за весь совет, дождавшись передачи ему слова хранителем традиций - с торжеством помолвки мы разобрались. Всё расписано до минуты и занесено в протоколы. Но хочу внести некоторые поправки. Сразу после первого танца со своей невестой, будущей императрицей Илии и Ирии Сандрианой, Мы с герцогом Медволап и хранителем врат ненадолго покинем замок. Так надо. Королева Тилиана первая, в случае необходимости, сама откроет врата, в любое место наших королевств и не только, как вы уже знаете, она уникум, при помощи хранителя времени Ирии, разумеется, что присутствует здесь. К сожалению, хранителя времени Илии я был вынужден отправить по неотложным делам.
   Теперь насчет удара по островам. Вся полнота принятия решений в моё отсутствие ложится также на королеву. На этом всё.
  
   Хранитель традиций громко опустил свой посох на мраморный пол - прошу избранных в малый совет хранителей по нанесению удара остаться. На этом большой совет объявляю закрытым - проревел он над ухом императора и королевы.
  
   Задвигались стулья, зашуршали балахоны, и хранители не участвующие в малом совете потянулись к выходу.
   Остались хранители воды, воздуха и земли обеих королевств, и несколько приглашённых магов тех же стихий. И, начались долгие споры в планировании удара. То, что удар необходимо нанести в сезон штормов, ни у кого не вызвало возражений. Меньше затраты энергии. Но вот как это сделать? Из открытого портала, как, оказалось, проделать такое, невозможно. Обычный портал держать столько времени, сколько потребуется для поднятия волны, не смогут ни хранители, ни маги, ни уникумы. Ни все они вместе. А с остановкой времени, воду просто не поднять. Если ещё одиночных людей и можно исключить при остановке времени, как это происходит при открытии краткосрочных переходов, то вода и земля из этого списка выпадает. Но внёс своё предложение герцог Медволап.
   - Нужен большой корабль, с которого потом и уйти обычным переходом. А так как такого корабля нет, то его нужно приобрести. А так как, покупать, деньги тратить, нет смысла, всё равно потом его бросать. Значит нужно отобрать у врага. И нужна команда. Своя команда.
   Над этим решили думать. Также не был решён и вопрос, как увести береговое население вглубь континента. И тоже решили думать. На том и разошлись, принеся клятвы секретности. На чём настоял лично император.
  
   Помолвка, как и коронация, прошла торжественно и пышно. Длинно и витиевато произнесены нужные слова. Прогремели магические громы и молнии. И, гостей пригласили на торжественный обед, после которого, император провозгласил открытие бала. Загремела музыка, и первая пара легко и изящно, с императорским достоинством закружилась по залу. Уроки Сандры не прошли для императора даром. Бестан, с высоко поднятой головой, почти плыл над полом, неся свою невесомую невесту. И, как не странно, ему это очень понравилось. Так что он, не пропустил и второй и третий танец. Но от всей души наслаждалась танцем, конечно же, королева. Как и на прошлом балу, не останавливаясь, меняла партнёров. Маги, гвардейцы, свободные от службы, хранители, кто еще способен был танцевать, именитые гости, все выстраивались в очередь.
   Герцоги Медволап вяло потоптавшись среди других, незаметно ускользнули из зала. За ними исчезли и Лестан с хранителем врат. Позже к ним присоединились и Бестан с Сандрой. Гнат, как и положено телохранителю, остался при королеве.
   - Нам пора - проговорил Василий, обнимая Василису в очередной раз, облачаясь в привычный уже костюм наёмника.
   В соседней комнате всхлипывала и неразборчиво что-то говорила Сандриана своему жениху. Тот только громко целовал её в ответ.
   - Как бы они раньше нам внуков не наделали - озабоченно отвечала Василиса, слушая возню за стеной - давайте уже, идите... А Сандру я через два дня отправлю к нам, к твоему отцу и сестре.
   - Да, уж - вздохнул Василий - хоть бы купол неслышимости поставили. Ладно, всё Василисушка, девочку нашу берегите тут с Гнатом. Бестан - крикнул он - на выход...
  
   Берег океана встретил разведчиков серой хмарью вечера и липким мелким дождём. Бестан задрал лицо к небу, подставляя его под крохотные капельки влаги, пахнущие йодом и прелыми водорослями.
   Хранитель врат улыбнулся - что Бестан, нравится?
   - Здорово-о... - Выдохнул тот.
   - Да-а, ваше величество, вы в своём родном королевстве. Во-он за теми холмами блистала во всей красе столица, а теперь только пепел, да остатки ваших покоев. Там погибли ваши родители... И моя семья... А наш путь лежит туда...
   Хранитель протянул руку в сторону вздымающихся скал.
   - Там мой замок, замок отца - в свою очередь, вздохнул Лестан - когда-то там было шумно и весело... А теперь, теперь только ветер... Среди фамильных склепов...
   - Ничего, граф, хранитель, мы отомстим за всех наших родных - грозно вскинул клинок император, указывая кончиком вдаль, в сторону океана.
   - Обязательно отомстим сынок - похлопал его по плечу Василий - поехали.
   И первым тронул лошадь.
   - Сколько у вас там гвардейцев Лестан? - Спросил Василий поравнявшегося с ним графа.
   - Четверо Василий. Танан меняет их постоянно, те сами просятся, не хотят пропускать тренировки. Да и скучно здесь. С вашим возвращением в наши души вернулась жизнь и надежда. И ты знаешь, в нашу королеву и герцогиню влюблены все гвардейцы.
   - Но, но граф - отшутился Василий - вот мою жену и дочь прошу не трогать...
   - Да, я не о том - улыбнулся Лестан - я о том, что за них, любой гвардеец отдаст жизнь, не рассуждая. В том числе и я. Ведь почти у всех у нас семей больше нет. И вы наша единственная семья. Вот может быть в будущем...
   - Верные слова говоришь граф - откликнулся сзади хранитель врат - верные...
  
   Гвардейцы распахнули ворота перед четвёркой всадников, в темноте, по голосам, узнав своего бывшего старшего офицера, Бестана и Василия.
   Не успел Лестан спешиться, как ему на грудь кинулся старик. В свете факелов, граф распознал в нём своего сильно постаревшего управляющего и тоже крепко его обнял.
   - Откуда ты дядя Гурз - по-свойски спросил его хозяин замка, отодвинув от себя на вытянутых руках.
   Тот, смахнув скупые слёзы, выступившие из близоруких глаз, хотел опуститься на колени, но граф не дал ему этого сделать - не надо дядька...
   Старик вновь утвердился на ватных ногах - а мы никуда и не уходили отсюда, господин граф, всё время прятались в пещерах под замком, моя семья, семья кухарки, конюха и ваша сестра, графиня Илиза.
   - Илиза! - Воскликнул Лестан - моя сестра, она жива? Где она?
   - Я здесь Лестан - послышался тихий женский голос из темноты.
   Граф отпустил старика и, отобрав у ближайшего гвардейца факел, осветил двор.
   Чуть в стороне стояла, одетая в крестьянскую одежду женщина, возраст не определить. Отблески мечущегося на лёгком ветру огня не позволяли этого сделать.
   Граф вернул факел гвардейцу и шагнул к женщине - Илиза?
   - Да, Лестан, не узнаёшь? Совсем стара стала. А ты всё такой же, красавец... Бросивший нас пятнадцать лет назад.
   - Илиза - протянул к ней руки граф.
   Но та сделала шаг назад, выставив перед собой ладони.
   - Илиза... - Опустил тот голову - мне сказали, что вы все погибли... Я возвращался два раза... Последний раз был совсем недавно.
   - Я видела, как ты что-то прятал в пещерах, с незнакомыми людьми. Но твои люди, были с оружием и я, не решилась подойти. Ты ведь видишь, как я теперь выгляжу. А ты всё тот же сиятельный граф Лестан ото дел Шате. Только одет в одежды наёмников. Но выправку не спрячешь под простой наёмничьей рубахой.
   - Прости меня Илиза... Я все эти пятнадцать лет служил императору и королеве. Я понимаю, что не заслуживаю твоего прощения, но позволь представить тебе императора Илии и Ирии Его императорское величество Бестана первого.
   Женщина перевела взгляд на мальчишку рядом с огромным мужчиной, в руках которого сверкала сталь. Чуть позади него стоял старик и сверлил её глазами.
   Старика она узнала, и в глазах её вспыхнул огонь - дядя Дастар?
   - Илиза? - протянул руки тот - Иди ко мне моя девочка.
   И та бросилась к нему в объятия, тихо подвывая - вы верну-уу-уу-лись.
   Василий покачал головой и, повернувшись к старику-управляющему, попросил - уважаемый, может, вы уже проводите его величество в замок. Возможно в какие-нибудь уцелевшие покои.
   - Да, да - опомнился тот и упал ниц перед императором, норовя расцеловать его сапоги.
   Но за шиворот его поднял Лестан, резко бросив - не время дядька... Веди.
   Тот, пошатываясь и сгибаясь под тяжестью лет, засеменил к высокому каменному крыльцу.
   Но оторвалась от хранителя графиня и низко склонилась перед Бестаном - простите меня Ваше императорское величество...
   - Поднимитесь, графиня - ответил просто Бестан - Мне не за что вас прощать. Это мне впору просить прощение у своего народа, за то, что заставил вас так долго ждать. Но поверьте, мы все не властны над природой.
   Он помог женщине распрямиться и, обняв её за плечи, направился вслед за управляющим и отцом.
  
   Голые обшарпанные каменные стены галерей и залов, но чисто выметенные и даже, Василию показалось, что и вымытые, привели их в единственные две комнатушки с более или менее приемлемой для проживания обстановкой.
   Василий задержался в дверях, пропуская остальных в комнаты. Закрыл за ними двери и посмотрел на сопровождавших их троих гвардейцев.
   - Ты барон у дверей - ткнул он пальцем в грудь одного из них - ты Андрэ в галереи - ткнул другого, он уже всех знал не только в лицо, но и по именам - ты на стене, и глядеть в оба. Смотри, чтобы из замка и мышь не выскочила. Ты отдыхать, потом сменяетесь по очереди. Но только сначала всех, кто здесь живёт собери где-нибудь в одном месте и пока запри, да не забудь извиниться перед этим. Вежливо попроси, понял? - ткнул он четвёртого подошедшего - вы смотрите по сторонам, я за вами, вы за мной. Исполнять. На том свете отдохнём.
   - Да, Ваша светлость - приглушённо гаркнули гвардейцы и быстро разбежались.
   Василий вошёл в крохотные покои и встал в дверях, наблюдая картину бьющейся в истерике женщины в руках Лестана.
   Постоял немного, подождал, но истерика не утихала и он, уловив паузу в её вздохе, резко и нетерпеливо выкрикнул - вы прекратите когда-нибудь графиня, или нам всю ночь слушать ваши вопли.
   Та затихла и подняла на него удивлённый взгляд.
   - Илиза - поспешил представить Василия хранитель - Его светлость герцог Василий ден дел Медволап. Воспитатель и приёмный отец Его величества.
   Женщина выползла из объятий брата, поднялась и низко склонилась перед Василием - простите Ваша светлость, Ваше величество.
   Но Василий её уже не слышал, он продолжал командовать - Бестан, отдыхать, потом сменишь меня.
   - Да, отец - ответил тот и направился к кушетке, закинутой потёртым ковром.
   - Лестан с графиней, отправляетесь в комнату, куда сейчас соберут всех жителей замка. Посмотрите, все ли. Дальше Лестан твоя работа. Выполнять.
   Граф склонил голову и утянул за руку сестру из покоев.
   - А я - с улыбкой посмотрел на него хранитель.
   - А мы Дастар будем ставить купол над замком.
   - Как? Я не маг воздуха...
   - Если вы мне поможете, подскажите, вместе мы справимся. Я сильно отстаю от королевы, просто времени совсем нет, что бы учиться.
   - Так вы тоже уникум?
   - Да, хранитель, но не обученный и не начитанный. Так что помогите и обучите.
   - О, БОГИ!! Что же вы все, всё, скрываете - возопил он.
   - Потише хранитель, Бестан вон почти уже уснул...
   Хранитель закрыл рот и, схватив за руку Василия, потащил его прочь из комнат.
  
   - Я сохранила фамильные драгоценности - говорила графиня, всхлипывая и крепко прижимая к себе руку брата - но не все, кое-что пришлось продавать и, я спрятала остатки недалеко от тех ящиков, что прятал ты...
   Лестан резко остановился и развернул к себе лицом сестру - ты нашла эти ящики?
   - Нет - испуганно прошептала та - я не искала, я просто знаю, где это. Я в детстве часто следила за тобой... Но, я туда не ходила, знаю, там магические ловушки. С вами была девочка, она очень сильный маг... Я это почувствовала. Я ведь тоже маг, хоть и слабый.
   - Это была королева Ирии Тилиана первая, Илизи. Надеюсь, ты никому не говорила про те ящики.
   - Я, нет. Но вас видели все. Я просто запретила туда ходить.
   Лестан обнял сестру, и они продолжили путь, подсказанный гвардейцами, сначала у дверей покоев, потом в галереях.
   - Ты кто теперь при дворе императора - спросила сестра, поспевая за его шагами.
   - Начальник имперской тайной стражи...
   - А был простым гвардейцем...
   - Был Илизи... Был. А теперь ты мне должна помогать, и как брату, и как начальнику имперской тайной стражи - улыбнулся он - посмотрев на неё сверху вниз - от нас зависит судьба нашей страны. И не обижайся на герцога, он хороший человек. Бывает резок, но всегда извинится, если не прав. И герцогиня... Хороший человек... - Добавил он задумчиво.
   - Ты влюблён в неё Лестан? - Подняла лицо женщина глядя на него, а не под ноги.
   Лестан встряхнулся, выплывая из своих мыслей.
   - Да, Илизи, но люблю её как тебя, как сестру. Она приёмная мать императора и королевы. Это они воспитывали их столько лет.
   - Эх, врёшь ведь, но да ладно. Вот уже пришли...
  
   К полуночи, после многочисленных проб и ошибок над замком все же раскинулся, чуть серебрящийся в магическом зрении, купол. Вымотанного отца сменил Бестан, помог хранителю подпитать щит и отправился проверять посты гвардейцев. Дал поспать отцу до самого рассвета, а потом и сам еще успел отдохнуть.
  
   Наутро хранитель, Василий и Бестан, отправились в сторону лежащего под толстым слоем спрессованного за долгие годы пепла, города. Здесь не росла даже трава. Но вот порт, по словам жителей пещер замка, медленно, но верно отстраивали. Уж очень удобная бухта. Да и мощёные камнем дороги во все стороны королевства ещё сохранились. Что очень способствовали переброске военных грузов и войск врага. Там же собрался и разный люд, в поисках пропитания. За пятнадцать лет спокойствия, островитяне почти не обращали на этот сброд внимания, изредка подбрасывая ему самые тяжёлые работы, за которые платили медью.
   Вокруг бывшей столицы во множестве высились полуразрушенные особняки дворян и просто не бедных граждан королевства. Теперь уже и не определишь, чей дом был лучше, красивее и роскошнее. Поля заброшены и вытоптаны. Деревни пусты.
   Хранитель тяжело глядел по сторонам, осыпая, вполголоса, проклятиями головы островитян. А Василий с облегчением думал - хорошо, что не взяли с собой, порывавшегося было ехать с ними, Лестана. Он не спал всю ночь, проведя её в беседе со своими людьми. Потому и отправил Василий его отсыпаться, после того как выслушал его подробный доклад.
  
   С холма, близ погибшего города, на котором они остановились, что бы понаблюдать, хорошо было виден, и порт, и жалкие лачуги, растянувшиеся вдоль берега. У отстроенной пристани стояли с десяток кораблей, еще столько же на рейде, ожидая своей очереди. По сходням стоящих у пристани кораблей как муравьи сновали люди. С некоторых, нестройными рядами спускались войска и выстраивались на большой огороженной, чуть дальше от пристани, невысоким забором, площади. Вдали виднелись длинные казарменные строения и склады.
   Василию сразу же приглянулся длинный, красивый, военный, трёх парусный фрегат, под жёлто зелёным флагом флота островитян, стоящий на якорях у входа в бухту.
   - Вот, тот кораблик нам бы подошёл - заинтересованно и хитро поглядел он на своих спутников - только где набрать команду? Я ни разу не плавал на корабле, да и вообще плавать не умею.
   - Маг воды не может утонуть - отмахнулся хранитель.
   - А если еще надуть паруса, подняв ветер, он сам донесёт нас до Илии, только в какой она стороне - рассмеялся Бестан.
   - В какой стороне я знаю - ответил хранитель серьёзно и посмотрел на Василия - ты это... В самом деле..?
   - Пока нет, так прикидываю... Хотя если собрать хоть какую, мало-мальски знакомую с судоходством команду, мне кажется попробовать можно. Если бы ещё кто-то мне показал, как замораживать воду.
   - Я не знаю, надо возвращаться в Илию и садиться тебе Василий за учебники - проговорил хранитель.
   - Нет, хранитель, это долго... Ты говоришь, маг воду не может утонуть? Что ж, как говорит герцогиня, не попробуешь, не узнаешь. Буду пробовать утонуть. Как вы считаете, Дастар, сколько человек надо, что бы справиться с этим кораблём.
   - Я не очень хорошо разбираюсь в этом, но по молодости мне довелось попутешествовать. Думаю... Человек десять управиться... При нашей помощи, естественно. А сам я смогу довести эту посудину до Илии. Вот только лоции не знаю. Могу посадить этот кораблик на камни или на мель.
   - Лоция это... Что? - Переспросил Василий.
   - Лоция это подробное описанием корабельных путей и береговых линий, для того чтобы безопасно плавать.
   - Понятно, а как вы думаете, у капитана того корабля, она, эта ваша лоция есть?
   - Должна быть Василий, обязательно должна быть. Но я не умею её читать.
   - А если попросить, нежно и ласково, кого-то из их команды?
   - Вы всё-таки решили захватить тот корабль..?
   - Пока только думаю, а ты, что скажешь Бестан?
   - Я с тобой, что бы, ты не придумал, отец. Хотя, я бы тоже попробовал, не получится, сожжём. Я даже отсюда его достану. Но там, наверное, есть свой маг. И хоть какую, ни какую, а защиту он должен держать. Всё-таки корабль военный.
   - И скорее всего, там маг воды - добавил хранитель.
   - Согласен - улыбнулся Василий - значит, сегодня вечером отправим Лестана к тем лачугам. Сам я, как вы понимаете, не могу отправиться с ним. Со своим ростом, я тут сильно буду выделяться. Здесь не север, тут все мелкорослые. А вот граф и пара гвардейцев в тряпье, сойдут за своих. Хотя тоже на целую голову выше остальных.
   - Я пойду с ними - решительно высказался хранитель.
   - Не возражаю... И добудьте, что-нибудь из одежды для графини. А то на неё жалко смотреть. И из еды ещё. Наших запасов-то надолго не хватит. Полагаю, плавание будет долгим. Возвращаемся в замок.
   - И что, так и уйдём отсюда, даже не пошумим? - Спросил Бестан.
   - Пока да... А вот когда захватим этот кораблик, там и посмотрим - и мысленно добавил - с матерью, Тилой и твоей невестой посоветуемся.
   Бестан кивнул, и они повернули коней в обратную дорогу.
   - Опять, что-то скрываете... - Обиженно произнёс хранитель, поворачивая свою лошадь вслед за ними.
   - Не обижайтесь хранитель, мы вам целиком и полностью доверяем и потому обещаю, закрываться от вас больше не будем. Это я по привычке сказал сыну, что надо обсудить всё в замке.
   Хранитель не поверил, конечно, но ничего не ответил.
  
   Лестан, два гвардейца и хранитель вернулись из прибрежной деревеньки уже поздней ночью. Гвардейцы оказались сильно на веселе и начальник тайной стражи отпустил их спать.
   - Это я дал приказ им пить, и как можно больше - докладывал Лестан, Василию и Бестану - сами мы с хранителем сидели за соседним столиком и слушали. Эти два наших барона перепоили пол деревни. Я удивляюсь, как они вообще держались всё это время. Да ещё потом в седле до замка.
   - Да, держались бы... Если бы я их магией не накачивал... - Рассмеялся хранитель - но сведения, действительно, интересные. Продолжайте граф. Извините, что перебил.
   - Так вот. Недалеко от казарм, построены два постоялых двора для офицеров и два борделя. Один для солдат, другой, тоже для офицеров. Но есть ещё бордель и для высших офицеров, он на перестроенном для этой цели торговом судне, что стоит рядом с военным фрегатом. Там по ночам и собираются, как капитаны военных кораблей, так и офицеры наземного гарнизона.
   Часть же команд, военных кораблей, по вечерам отправляется на берег для развлечений. На судах, остаётся только дежурное охранение, остальные спят. Про магов ничего никто сказать не может, кроме того, что они есть. Теперь насчёт команды... Среди этих людей на берегу, очень много моряков как с купеческих кораблей, так и с военных. Мне, кажется набрать десять человек, сложностей не будет. Любой из них, готов взяться за любую работу. Но для этого нужен ты Василий или Ваше императорское величество. Я с этим не справлюсь, влезть в их головы не смогу.
   - Я тоже очень слаб в этом - вновь подал голос хранитель.
   - Хорошо... Решим так... Твои гвардейцы пусть отберут этим вечером человек пятнадцать, мы с Бестаном будем ждать их на том холме, хранитель покажет где. А сейчас давайте отдыхать, вы здорово сегодня поработали. Всё остальное на завтра. Бестан, проверь посты и тоже отдыхай, с рассветом сменишь меня. А я поговорю с герцогиней, королевой и будущей императрицей, кстати, вы хранитель можете поучаствовать, как я и обещал.
   Лестан кивком головы козырнул Василию и они с Бестаном вышли, а Василий, откинувшись на спинку стула, отрешился от этого мира.
   - Герцогиня, Ваши величества?
   - Я пока ещё высочество - пискнуло в головах у Василия, Бестана и хранителя голосом Сандры.
   - Ну, судя по тому, как вы...
   - Василий не надо сейчас об этом, я уже поговорила с принцессой - перебил его нежный голос Василисы.
   Бестан на стене замка только улыбнулся.
   - Хорошо, дорогая. Так, что скажите?
   - Идея не плоха - донёсся голос Тилианы - но сжигать корабли в бухте нельзя, пострадают все те люди, что сейчас в деревне на берегу, войска разбираться не будут, кто виноват. И уводить корабль нужно только вместе с капитаном и его командой. Чтобы никто ничего не знал. Увёл капитан корабль и увёл.
   - Бордель на плаву, тоже не трогайте, там наши подданные - вновь заговорила Василиса - не думаю, что те женщины, что там, по своему желанию занимаются этим. А теперь слушай, как усыпить команду корабля, потом тобой и Бестаном займётся Тилиана, расскажет, что успеет про воду и воздух. Одно примите без сомнения, вам с Бестаном не нужно запоминать заклинания, нужно только представить, чего вы хотите, и создайте свои плетения. Любые, магия сама подскажет, как надо. Не совсем, конечно так, но что-то близко к этому. Подробнее вам объяснит Тилиана.
   - Бестан, наш император, тоже уникум? - воскликнул в головах хранитель.
   - Да, хранитель - ответила Тилиана - только я как девушка, опережаю его в развитии. Так написано в книгах. И герцогиня уникум. В будущем и императрица станет им. Просто время еще не пришло.
   - Я с ума сойду...
   - Не сойдёте хранитель, только держите язык за зубами - жестко проговорила Василиса - вы просили не скрывать от вас ничего, теперь вы знаете...
   - Да, Ваша светлость и приношу клятву.
   И он зашептал слова клятвы, а с ладони, в которой оказался клинок, сбежали капли крови.
   И снова лёгкий туман окутал тело хранителя и тут же рассеялся.
   - Клятва принята Дастар - ответила Василиса - всё, отдыхайте и будьте осторожны. Василий, Бестан, вы готовы?
   - Да, матушка... Да Василиса...ннннннннннннннннннннннннннннннннннннннннннннннннннннн
  
   - Пошли, сынок топиться - пошутил Василий, после скудного завтрака.
   - Пошли отец - вздохнул горестно Бестан, но не смог сдержать улыбку, заметив выражение лиц присутствующих за столом.
   Только хранитель тихо хохотнул и закашлялся, поперхнувшись, горячим взваром.
   Лестан, сидящий рядом, похлопал его по спине, за что и получил благодарный взгляд от сестры.
   - Граф - обратился к нему Василий, вставая - достаньте, наконец, продукты и одежду для графини. Отправьте кого-нибудь из слуг. Всё-таки это ваши люди. Ваше поместье. И постарайтесь восстановить кухню. Тем более кухарка у вас есть. И фураж для лошадей, что вы, в самом деле... Не годится так встречать императора у себя дома.
   Лица Лестана и его сестры вытянулись. У одного от обиды, у другой, от растерянности.
   Василий с Бестаном расхохотались.
   - Шутка, друг - подошёл к нему Медволап и приобнял за плечи - но - он приподнял вверх указательный палец - в каждой шутке есть доля правды.
   И снова расхохотался - не обижайся граф, это я от усталости, всю ночь сегодня постигал магическую науку. И всё-таки, постарайся чего-нибудь сообразить к обеду, посущественнее, чем вяленое мясо и сухари.
   - Сделаю, Василий - расслабился тот, растягивая губы в немного растерянной улыбке.
   - Вот и хорошо, а мы с императором пошли топиться.
  
   Первые опыты с водой у Василия и Бестана прошли великолепно. Вода сама расступалась перед ними, образуя вокруг воздушные пузыри, любого размера, по их желанию. И напитывая их воздухом.
   Со стихией воздуха тоже проблем не возникло. А вот с разрушением заклинаний повозиться пришлось. Не успевали они вплести нужные нити в плетения боевых заклинаний, отражая их лишь своей защитой, которые кидал в них хранитель, просто потому, что не знали самих заклинаний. Не знали их составляющих и структуры. Раз, за разом взывая к Тилиане за объяснениями. Но всё-таки к концу дня, дело сдвинулось с мёртвой точки. Туго, с потерей как физических, так и магических сил, но сдвинулось. И пришло это после того, как они стали различать цвета энергетических линий. Долго им вдалбливала терпеливая королева, как научиться различать цвета, зачитывая целые главы из книг, а потом объясняя своими словами. Она-то сама, своим умом до этого дошла. Только никто, кроме матери, не знает, чего это ей стоило. Сколько отрывочных сведений выуживала она из различных книг по магическим искусствам и, анализируя их. Сопоставляя, раскладывая по полочкам, экспериментируя, наконец. Это сейчас хранитель воды принёс ей нужные фолианты, из своего личного архива, собираемого всю жизнь. А всего несколько недель назад?
  
   В этот вечер Василий решил отменить встречу с претендентами в их будущую корабельную команду. Слишком уж они с Бестаном вымотались за этот день, никаких сил не осталось. Поэтому решили отоспаться, распределив дежурства. Но Лестану дали задание отправить тех же гвардейцев в деревню, для наблюдения и сбора дополнительных сведений. Разрешить им выпить, но не упиваться, дали денег и на офицерский бордель. Граф сдержал утреннее обещание, отправив конюха и управляющего в порт, за продуктами и вещами, снабдив их крупной суммой денег. А с ними и одного гвардейца, для охраны. А остальных жителей пещер кинул на восстановление кухни, назначив старшей кухарку, пробивную и громкоголосую женщину, но удивительно вкусно готовящую, разумеется, по утверждению сестры. Поэтому в обед на столе было то же солёное мясо и сухари, а вот ужин удивил. Нежное тушёное с овощами мясо, медовый взвар и настоящий белый хлеб. А ещё сияющая графиня в строгом платье и туфлях, с распущенными волнистыми волосами цвета воронова крыла. Теперь ей можно было дать не больше тридцати пяти. Огромные чёрные глаза, особо контрастировали с белой кожей лица. Лишь мелкие морщинки вокруг глаз и рта выдавали её возраст. Хранитель даже зааплодировал, когда она вошла во все те же пригодные для жилья комнаты, отведённые сейчас и для столовой.
   Сама она, как и её люди всё еще находились в пещерах, а некоторые покои замка, спешно очищались и готовились к приёму жильцов, силами семей проживающих здесь.
   - Что ж ты графиня довела себя до такого состояния - посетовал хранитель, опустив ладони на стол.
   - Зря вы так господин хранитель - ответила она грустно - и ничего я себя не довела. А наоборот сохранила. Фамильные драгоценности, продавая которые мы и жили всё это время, сейчас дешевы. И неизвестно еще, сколько времени нам бы было прятаться. Потому экономили. И представьте себе, что бы сделали островитяне с графиней, попади она им в руки. А мои люди, я в них уверена. Многих детей за это время я сама принимала в родах. Мы вместе делили и пещеры и хлеб. И как могли, поддерживали порядок в замке...
   - Прости Илизи... Я хоть и был дружен с вашими родителями, и ты мне как дочь, но поверил, что ты погибла вместе с ними в тот раковой день. Поверь, мы с Лестаном часто тебя вспоминали. Как тебе удалось выжить?
   - Да всё просто господин хранитель...
   - Зови меня, как и прежде дядя Дастар, Илизи..
   - Хорошо, дядя Дастар, так вот, в тот день, я приболела и мама оставила меня в замке. Так что меня не было в свите короля. А потом меня и всех нас спас управляющий, спрятав в пещерах замка. Мне тогда, только-только семнадцать исполнилось.
   Бестан хлопнув по столу рукой, получив чувствительный пинок Василия под столом по ноге. И сразу понял всё без слов.
   - Позовите его графиня - не сказал, приказал он.
  - Он здесь. Сам будет подавать ужин, пока больше некому. Вернее нет нужной одежды. Девушки есть. Воспитанные, я сама учила их этикету все эти долгие годы. Но фрак сохранил только управляющий.
   - Он дворянин? - Вновь задал вопрос император.
   - Нет, Ваше императорское величество, из купеческого сословия.
   - Зовите, графиня.
   Женщина поднялась и прошла к двери, приоткрыла и за руку втянула управляющего внутрь.
   Тот вошёл и почтительно склонился в поклоне.
   Поднялся из-за стола и Бестан, оглядел старика.
   - Посмотрите на меня господин барон.
   Тот и не подумал поднимать глаза и выпрямляться.
   Бестан улыбнулся и поглядел на Лестана.
   Лестан мигом подскочил, он тоже всё понял.
   - Потрудитесь граф - всё с той же улыбкой продолжал Бестан - признать не наследное и потерявшее владетеля баронство Гиз Шате, наследным... И новым его владетелем э-э...
   - Гурз дел Гиз Шате - подсказал граф.
   - Гурз дел Гиз Шате - повторил император - я дарую уважаемому Гурзу, из купеческого сословия, за спасение сестры графа Лестан ото дел Шате в наследное владение баронство Гиз, графства Шате.
   - Признаю - склонил голову Лестан.
   Бестан перевёл глаза на графиню - свидетель?
   Поднялась с трясущимися руками и Илизи - подтверждаю, ваше императорское величество.
   - Да будет так - поднялся хранитель и взмахнул рукой.
   Лёгкая дымка окутала по очереди, сначала императора, потом графа, затем графиню, а уж после этого перебралась на согбенного старика и исчезла, как и не было.
   - Принято - склонился в лёгком поклоне перед императором хранитель.
   - Вот и хорошо... А теперь давайте поужинаем, чувствую аппетитные запахи...
   Старик, наконец, осознал, что произошло, выпрямился, прямо глядя мокрыми глазами в глаза императору и тихо выдавил онемевшими губами - спасибо Ваше императорское величество.
  И пятясь, не сводя глаз с Бестана, вышел, спиной в двери.
   Следом за ним выскочила и Илизи. Очень скоро они со стариком появились вновь, с подносами, заставленными простыми мисками и кружками, над которыми поднимался лёгкий парок и по комнате разнёсся аромат, свеже томлёного мяса с овощами, смешиваясь с запахами горячего мёда и пряностей.
   У Василия защемило сердце от этих, таких родных с детства запахов.
   - Надо бы дать кухарке рецепты нашего лёгкого хмельного медового кваса и моего хлеба - проговорил он мысленно, обращаясь к сыну и не закрываясь от хранителя.
   Бестан в ответ и уже с полным ртом, кивнул - было бы здОрово.
   - Сегодня же напишу, а лучше сам с ней поговорю.
   - Давай отец... И разреши сегодня ночью домой сходить, Сандру проводить к Анне и деду.
   - Вместе сходим, я тоже Егора давно не видел, да и отца и Анну обнять хочу.
   - Тогда и я с вами - вклинился в разговор хранитель - у меня письмо, от отца Лестана и Илизи, давно лежит. Специально составлено на случай его смерти. Где он отдаёт свою дочь за моего племянника, Графа Шанта ото дел Грот. Раз уж на счастье она оказалась жива.
   - О-оо, Шант, гвардеец Шант ваш племянник? Да ещё и граф. Кстати не помню где это графство - оторвался от тарелки Бестан.
   Василий тоже перестал жевать и уставился на хранителя.
   - На юге королевства. На самом берегу океана.
   - А, вспомнил, домен герцога Лотте.
   - Да, всё правильно Ваше величество.
   - Тогда заканчиваем быстрее ужин...
   - Торопишься? - Ухмыльнулся Василий, вновь берясь за деревянную ложку.
   - Ну-у...
   - Никуда твоя невеста не денется, пойдём, когда я скажу.
   - Да, отец - склонил тот голову.
   - Да, не дуйся ты, надо же наставления гвардейцам и Лестану дать. Подпитать энергией купол... Да и поговорить еще с самой графиней, пятнадцать лет прошло, не шутка. Хочет ли она сама замуж. Хранитель, со своей колокольни судит. Раз и отрубил как топором.
   - Я и не дуюсь, просто подумал, примет Сандра образ скварса, мне что, её потом в мокрый нос целовать? - уже веселее ответил сын.
   - Вот, и ладно... - поперхнулся смехом Василий.
   - А что такое колокольня? - Вновь влез в разговор хранитель врат.
   - Самая большая башня в городе, в нашем мире, с колоколом на самом верху. Потом подробнее расскажу - улыбаясь от уха до уха, покровительственно поведал ему Бестан - кстати, хранитель, сейчас за столом, самое время спросить саму графиню, что она думает о своём замужестве. Здесь нет чужих. Возможно, ваше письмо и не стоит показывать, проще уничтожить.
   - Но я обещал другу...
   - Не сомневаюсь, что её отец желал ей счастья. Но подумайте, на сколько, оно опоздало. Впрочем, это решение имеет полное право принять её брат. Как наследник и как мужчина, старший в семье.
   - Да, но воля его отца для него и сейчас закон.
   - Какой же вы закостеневший, хранитель в своём праве решать всё и за всех. Но я сломаю, видят боги, ваши устои - залился краской император.
   Он даже приподнялся с места, не мигая, уставившись на хранителя.
   - Вы ждали пятнадцать лет, смиренно ожидая смерти, и своей, и своей страны, и своего народа, но спеси не убавилось ни на грош.
   На хранителе задымилась одежда, а пальцы Бестана, ухватившие край деревянного стола, начали его крошить.
   - Осади сынок - устало попросил Василий - он всё равно ничего не поймёт. Проще отгородиться от него и не замечать.
   Хранитель вскочил с места и низко склонился в поклоне - приказывайте Ваше императорское величество.
   Бестан разжал ладони, сбросив на пол куски древесины.
   - Мне нечего вам приказать, кроме того, что сегодня же вы отправитесь в один из доменов. И будете поднимать народ на борьбу. И видят боги, я прослежжжу.
   - Да, ваше величество - ещё ниже склонился хранитель.
   - Спасибо, что спасли меня и сестру... Но... Впрочем... Ладно...
   Бестан поднялся, опрокинув стул, и окинул взглядом испуганных Лестана и Илизи.
   - Простите меня, мне надо выйти... - Голосом проговорил он и направился к дверям.
   Василий усмехнулся, таким он уже видел сына, сначала там на севере. Когда тот согнул рукой рукоять меча в рубке с северянами у перевала. А второй раз, когда у него не получалось одолеть его самого, на одной из последних тренировок. И он зажег, не специально, нет, на Василии одежду и пришлось ему остудить сына, макнув головой в бочку.
   Тогда Бестан отдышавшись, попросил прощения. Теперь же...
   - Да-а - подумал он - тяжел же характер у будущего правителя империи - и скор на расправу. Впрочем, может быть, правитель таким и должен быть. Интересно, каким был его отец, дед? Надо бы порасспросить хранителей.
   - Дядя Дастар, что происходит? - Меж тем дрожащим голосом спросила Илизи, выводя из задумчивости Василия.
   - Спрошу тебя прямо Илизи, и ответь мне также. Император разгневался на меня, защищая тебя. Но я не могу не спросить. Если бы я продиктовал тебе здесь и сейчас волю твоего отца о замужестве. Ты приняла бы её.
   - Нет - открыто усмехнулась графиня, не отводя взгляда.
   - Нет? - неподдельно удивился хранитель.
   - Конечно, чему здесь удивляться? Если бы это случилось, когда мне было семнадцать, приняла бы безоговорочно. Теперь же после пятнадцати лет страха, забвения и голода, его воля пустой звук для меня. Даже если меня сейчас прогонит брат, я вцеплюсь ему в глотку и буду её рвать. Это мой замок, мои люди, которых я хранила, мои земли... Я все эти годы помогала людям, помогала не умереть с голоду. Это я построила деревню вдоль берега, переселив туда уцелевших крестьян, это я раз в три дня привожу им хлеб, отобранный или купленный у островных купцов за баснословные деньги. Это я разгромила отряд фуражиров в соседнем городке, это я скупаю рыбу у рыбаков и вывожу её тайно, ночью, по воде, что бы прокормить женщин и детей, бежавших в горы. А что сделал он, кроме как служить императору? Что?
   - Молодец Илизи - поднялся Василий со своего места, а мысленно, исключив хранителя, спросил сына - ты слышал?
   - Да, отец, я возвращаюсь. Что ты предлагаешь?
   - Приказать хранителю, оставаться с этой отважной девушкой, и исполнять твоей волей все её приказания, а также охранять, снабдить её оружием, деньгами, и поставить во главе местного сопротивления. Опять же твоей волею. Сними перстень с твоей печатью и передай ей официально, можно с обоюдными клятвами. Мне, думается, она подойдёт на должность начальника тайной стражи Илии, но с подчинением Лестану. Впрочем, посмотрим, как он сам к ней отнесётся, после этих слов. Не задерживайся.
   - Уже...
   Дверь распахнулась и, в комнату ворвался Бестан.
   Хранитель и Лестан склонились в поклонах.
   Илизи вздёрнув нос, дерзко смотрела на императора, но тот не обратил на её взгляд никакого внимания.
   Он вплотную подошёл к выпрямившемуся начальнику тайной стражи империи - что скажешь граф, я всё слышал.
   - Скажу честно, Ваше императорское величество, я горжусь сестрой.
   Бестан резко развернулся на низких каблуках и уставился на хранителя.
   От его взгляда тот попятился. Потом опять низко склонился - приказывайте Ваше императорское величество.
   - Вы, господин хранитель, остаётесь с графиней и переходите в её полное подчинение, также на вас её охрана. Я своей волей, данной мне по праву рождения, ввожу графиню Илизи ото дел... Впрочем выбор свободного графства в любом домене империи я оставляю за графиней, но после освобождения наших земель от врага. Такого ещё не было в нашей истории, вы первая графиня, женщина, имеющая право на выбор собственных наследных земель... И так, я ввожу графиню, пока ото дел Шате, в должность начальника тайной стражи Илии, но с подчинением начальнику стражи империи графу Лестану ото дел Шате. Я жду ответа и клятвы графиня. Или отказа.
   Графиня опустилась на одно колено, подобрав подол платья, и из её уст полились слова клятвы. Затем слова принятия клятвы произнёс Бестан, а за ним и её брат.
   И опять дымка и слова хранителя - да, будет так.
   На этот раз сверкнула молния и, за окном негромко пророкотал гром.
   - Клятвы приняты - за хранителя ответил император, снимая с пальца магический перстень, символ власти данной императором.
   К столу подошёл Василий, стоящий всё это время в стороне и, отцепив от пояса тяжёлый кошель, положил его на стол.
   - Это графиня, на оружие и снаряжение войска. В общем, решите сами со своим братом. Он в курсе всех наших дел и даже больше. Впрочем, больше знает только император.
   И вновь скромно отошёл в сторону, проворчав вслух, но так что бы его услышали - а такой овечкой прикидывалась.
   Губ девушки мимолётно коснулась улыбка. Сверкнули глаза. Но тут же вернулись и крепко сжатые зубы, и непримиримые ледяные глаза.
   Лестан же, подошёл и обнял сестру - как же я горжусь тобой сестрёнка, отец бы тоже гордился.... И мама... Ты всегда была боевой и драчливой, честной и справедливой. Такой и оставайся. Как-нибудь я познакомлю тебя с королевой Ирии, вы с ней чем-то похожи. Только она совсем еще девчонка, но спуску не даёт никому, даже хранителям.
   - Ага - хохотнул из угла Василий - а ещё наша егоза как боги владеет мячом, ногами и руками. Уникум, болтушка, хохотушка, танцушка, или как там правильно? Танцулька? И к тому же просто светлая голова.
   - И это правда - подтвердил Лестан, всё еще не отпуская сестру.
   - Уникум? - Подняла глаза Илизи на брата.
   - Да наша королева уникум. Владеет всеми стихиями, плетениями, да и вообще всем, что относится к магии. Я даже предположить не могу, чего она не может. А танцует... Так бы и смотрел, и смотрел.
   - Приятно слушать хорошее о своей сестре - улыбнулся, вновь занимая своё место за столом Бестан - но давайте о деле. Присаживайтесь господа.
   - Нам сейчас нужно ненадолго покинуть замок. Нам, это мне и герцогу. Лестан, вы за старшего. К утру мы должны вернуться. Если, что-то нас задержит, действуйте по обстоятельствам. Если что, у вас есть хранитель, зовите королеву, она всегда откликнется и откроет нас. На этом всё.
  
   Тилиана и Василиса держали открытыми врата на землю. Хранитель времени, обливаясь потом, время.
   Пятьдесят пленников с завязанными глазами и связанными руками, подгоняемые десятком гвардейцев уходили на землю, где их тут же усаживали на землю, ватажники Медволапа старшего.
   Василий стоял рядом с отцом, держа на руках сына Егора.
   - Неплохо я заработал на рабах, кочевники их берут не торгуясь. Здоровые, неувечные - говорил Медволап старший - и за этих уже договорился. Только боярин что-то заподозрил, три тройки выгнал на патрулирование. Ну, да ничего разберёмся. Ещё будут?
   - Будут, два раза по столько. Потом посмотрим.
   - Годится Василий, всех заберу.
   Анна висела, как всегда, на шее мужа. Бестан обнимал плачущую Сандриану.
   Кольцо хранителя образа, настроенное на отца Василия, перекочевало старшему Медволапу в карман.
   Сам же Василий, выслушав отца, принялся ему рассказывать, как работает кольцо, при этом еще передал несколько исписанных Тилианой листов бумаги с подробной инструкцией по смене облика девушки. Там же были наставления Анне по подготовке из неё бойца.
   - Всё - прохрипел хранитель времени - не могу больше, заканчивайте, считаю до десяти. Раз, два, три...
   Василий быстро передал сына отцу, отлепил от Гната сестру, поцеловал её в щёку и впрыгнул в портал на последней секунде. Врата закрылись.
   Хранитель времени без сил опустился на мокрую от моросящего дождя сине зелёную траву. Над ним тут же склонился Бестан, прижимая к его голой старческой груди свои руки, делясь с ним энергией.
   Василиса, удобно устроилась на руках мужа, положив ему на плечо голову. А королева обвисла в руках телохранителя.
   - Ну, что домой? - спросил Василий у жены - нам еще возвращаться. Бестан к утру обещал.
   - Да, Вася, только я сейчас совсем пустая, даже камешек на дороге не сдвину.
   - Бестан - позвал Василий, оторвавшегося от хранителя сына - портал мы с тобой сможем открыть?
   - Если Тила скажет как, почему, нет.
   Тилиана, услышав свое имя, подняла мутные глаза. Дайте немного времени, и я покажу вам плетения. Они отличаются от плетений хранителей, но работают лучше и портал стабильнее и шире. Но пожирает много энергии. Хотя-а, я над этим работаю... И она опять уронила голову на плечо Гната. Тот подхватил её на руки и прижался щекой к её лбу.
   Тилиана тут же открыла глаза и отстранилась - так нельзя Гнатик, ты должен осторожно отдавать энергию, небольшими порциями, а не сплошным потоком. Ты же сам, таким образом, останешься пустым, а я тебя не подниму, как ты меня. Пойми, у меня резерв в три раза больше, чем у тебя, я выпью тебя за минуту.
   - Кто бы научил? - проворчал тот.
   - Я тебе столько книг давала, ты хоть бы одну прочитал...
   - Так вбей мне знания прямо в голову, и мне легче, и тебе нет мороки с книгами.
   - Хорошо, так и сделаю, раз ты такой ленивый... Только учти это больно...
   - Потерплю...
   - Всё отпусти меня, я с отцом и братом открою врата в замок. Помоги вон хранителю, а то еле поднялся. Не ту энергию ему Бестан отдал. У хранителя она светло-серая, а Бестан ему красноты влил. Так что пока она преобразуется с полчаса надо.
  
   Василий, всё также на руках, унёс Василису сразу в свои покои и свою комнату, стены которой сразу же покрылись серебристой плёнкой купола, не пропускающего звуки, а двери, теперь не открыть и тараном.
   Бестан тоже устало побрёл в свою комнату. А Тилиана ушла в свой кабинет, составлять пакет знаний для своего друга и телохранителя. Гнат застыл в кресле, напротив, с полуобнажённым мячом. С обеих сторон дверей, как покоев герцогов и императора, так и кабинета королевы, встали гвардейцы.
   С рассветом Бестан, сам, без посторонней помощи, открыл портал, и они в одиночестве покинули стены замка.
   Проводил их только старший офицер личной гвардии императора.
  
   В замке Лестана было тихо и спокойно. Они беспрепятственно прошли сквозь стену замка, обменявшись приветствиями с гвардейцем на стене, и направились в комнаты, где расположились хранитель врат и Лестан. Но перед самыми дверями переглянулись и, развернувшись, пошли к каморке управляющего.
   Каморка оказалась пуста. Василий пожал плечами - может в пещерах? - спросил он, без слов, сына.
   - Или в кухне, пошли, посмотрим.
   Управляющий действительно был там, он вовсю командовал кухарками, коих оказалось, аж трое. Две женщины и девочка подросток. Ещё два юнца носились с вёдрами, наполняя огромный бак на плите, в которой ярко горел огонь. А слева от топки плиты, свалены в кучу коротко напиленные дрова.
   - Доброго вам утра, уважаемые, господин барон... - Громко поздоровался Василий.
   Управляющий, вздрогнув, обернулся на голос и склонился в поклоне - Ваше величество, Ваша светлость...
  Остальные в кухне приняли те же позы.
   - Ещё раз доброе утро, уважаемые. А не накормите вы нас с императором? До завтрака еще далеко, а мы вот...
   Одна из кухарок, отвесила лёгкие подзатыльники двум другим и те, подпрыгнув, бросились к заваленному, ещё нечищеными овощами, столу. Быстро освободили его. Сметя с него всё в подставленную корзину и, наскоро смыв грязь с его поверхности, застелили чистой скатертью. Все остальные осторожно покинули кухню, все, кроме управляющего.
   Василий с Бестаном разместились напротив друг друга и пригласили присаживаться старика управляющего.
   Тот без разговоров присел рядом с Василием. На столе появились три кружки с горячим ягодным взваром и три тарелки со вчерашним холодным мясом, и большими кусками хлеба в них.
   - Простите, Ваше величество, Ваша светлость, у нас ещё нет порядка, но обещаю, всё будет - проговорила старшая кухарка, пододвигая тарелки.
   - Да всё хорошо, наш император не привередлив, как и я, война, мать её...
   - Мать... Чего? Ваша светлость...
   Бестан в голос заржал.
   - Простите уважаемая, это у меня поговорка такая...
   Кухарка склонила голову и попыталась отойти, но Василий задержал её.
   - Присядьте с нами, уважаемая. Ничего страшного не произойдёт - заметив её испуганный взгляд, успокоил он - присядьте, я хочу кое-что вам рассказать.
   Женщина примостилась на самый краешек скамьи, рядом с императором, уминавшим за обе щёки хлеб и мясо.
   - Вы умеете варить хмельной лёгкий медовый квас?
   - Ннетт, нне сслышала о таком...
   - А писать, читать умеете?
   - Дда...
   - А, есть на чём написать?
   - Дда...
   - Тогда доставайте бумагу и перо, я расскажу, как его варить, а вы записывайте. Что не понятно переспрашивайте, не бойтесь и не стесняйтесь.
   Минут через десять кухарка бойко водила пером по листу серой бумаги и закидывала вопросами Василия, уже не видя в нём герцога, а только коллегу, с которым можно запросто. Под её локтем, спустя какое-то время уже накопилась целая стопка. И так могло продолжаться долго, если бы в кухню не вошла графиня и, не разглядев в сумраке помещения императора и герцога, зычно воскликнула.
   - Вы что тут, спите? Барон, какого ....(непечатные выражения) ты, расселся. Вот-вот должны, император с герцогом появиться, а у вас я смотрю, конь не валялся. Минта, какого .... ты там бумаги разложила, а ну быстро...
   Её перебил громкий и задорный молодой смех.
   - Это кого к нам принесло, Ферий, ты что ли... А ну быстро на конюшню...
   Бестан виновато поднялся, сдерживая рыдания, душившего его смеха, и спросил - уже иду, госпожа, а где она? Ну, конюшня. Я тут еще ничего не знаю...
   Только сейчас Илизи рассмотрела императора и, ойкнув, присела в глубоком реверансе.
   - Простите, Ваше величество, Ваша светлость...
   - Вот, оно, истинное лицо начальника тайной стражи - рассмеялся Василий - а то истерики, иди сюда моя девочка - передразнил он хранителя - ... Присаживайтесь с нами графиня.
   У стола тут же возник стул, покрытый серой тканью. А на столе кружка и тарелка.
   Графиня смело заняла своё место, но к еде не прикоснулась.
   - Не стесняйтесь, мы не на званом приёме - проговорил Василий, сверкнув весёлыми глазами - я тут немного задержал вашу, уважаемую ээ...
   - Минта, кухарка - подсказала графиня.
   - Уважаемую Минту, не ругайте её. Понимаете, я немного интересовался кухонным делом, да и сам, чего греха таить, бывало, занимался им, вот и делюсь некоторыми секретами. А она своими. Интересными, надо сказать. Как будет время, обязательно попробую приготовить.
   Кухарка уже стояла у плиты и с благодарностью, даже с обожанием, глядела на Василия.
   Графиня осторожно взяла в руки кружку со взваром и пригубила.
   - И мне бы хотелось поговорить лично с вами, вы не против? Я так понимаю ваши люди нам не помеха, вы вчера так горячо за них поручались.
   Графиня кивнула, не сводя с него взгляда. Вся стеснительность и осторожность с неё слетела, не смущал даже император.
   - О чём Ваша светлость?
   - Меня зовут Василий, Илизи.
   Графиня опять кивнула.
   - Вот и хорошо. Начну с того что, если срочно потребуется убрать всё береговое население, то есть отвести его в глубь континента, это возможно сделать, не очень привлекая внимания островитян? Например, в ночь. А утром они сами бы вернулись.
   - Я постараюсь. Но для чего? Порт разрушить?
   - Об этом еще рано говорить. Я обязательно вам сообщу, когда это понадобится. А вы пока всё подготовьте. Сами понимаете, осторожно и тихо.
   - И второе, мне нужна ваша помощь... Сразу скажу не военная. Мне нужно, сегодня в ночь, затеять какое-нибудь действие на берегу, например грандиозная драка между командами кораблей, отпущенных для развлечений, или пожар в казармах, или то и другое вместе. В общем, что-то такое, что могло бы привлечь внимание всех. И на берегу, и на воде. Главное, чтобы всё это не затронуло вашу деревню и ваших людей.
   - Интересно... Но для чего?
   - А вот об этом вам расскажет хранитель, после того как всё произойдёт. И ещё, мне нужна лодка, вмещающая десять, двенадцать человек. Безвозвратно.
   - Найду. Когда?
   - К вечеру.
   - Будет.
   - Вот и хорошо. Тогда пошли?
   Графиня вновь кивнула и поднялась - я отлучусь на время, завтракайте без меня Ваше величество, Ваша светлость.
   - Меня Бестан зовут, а герцога, моего отца, Василий - поправил её император - да, и нам тоже пора.
   - Я поняла Бестан, Василий - и она слегка присела в реверансе.
   Василий с сыном вышли и плотно прикрыли двери, но всё равно услышали рык графини - Гурз, баронета твоего сюда, быстро.
  
   Пока поднимались по лестнице наверх, в обширный холл, чтобы потом пройти в отведённые им комнаты, Василий мысленно говорил сыну, естественно исключив хранителя.
   - Сегодня ночью, нам придётся поработать сынок. Этот кораблик должен быть наш. Ты займёшься магом, у тебя это лучше получится. Ты соображаешь быстрее. И пусть Тила постоянно будет у тебя в голове. Она посоветует, как лучше и быстрее справится с магом воды. Мы с Лестаном займёмся командой. Если что-то пойдёт не так, уходи под воду и скройся в скалах. Я выведу Лестана. А фрегат этот сожгу. Всё понял?
   - Понял.
   - Тогда сейчас отправляй двух гвардейцев и Лестана набирать команду и после обеда мы пошарим у них в головах. Тянуть не стоит. Надо действовать, пока слухи не пошли.
   - Хорошо.
  
   Два гвардейца, одетые наёмниками, Лестан и отправленный с ними управляющим совсем юный парнишка. Толи сын кухарки, толи сын конюха, толи сын кухарки и конюха, Василий и Бестаном так и не поняли из путаного объяснения самого мальчишки, привели на холм, с которого так удобно было наблюдать за портом, двенадцать человек.
   Проверив их мысли, Василий с сыном удовлетворённо кивнули. Все двенадцать, целиком и полностью были преданы графине.
   Определившись с местом встречи, с наступлением темноты, на берегу. Парнишку отправили в замок разузнать, что с лодкой. И что бы он потом подогнал её к условленному месту. Команду пока отпустили.
   А сами остались на холме наблюдать, как разворачиваются события в порту.
   Ближе к вечеру на причале появились две огромные бочки. Вокруг них крутился, какой-то человечек и размахивал кружками. Совсем быстро вокруг него собралась толпа моряков и простых солдат. На телеге, запряжённой быками, подвезли еще бочку. И торжество пошло веселее. Уже в сумерках, только по крикам Василий и Бестан определили, что началось самое главное, мордобитие всех и вся. Потом в стороне казарм, появился сначала чёрный дым, а потом вверх взметнулись ярко оранжевые языки пламени.
   - Пора - весело проговорил Бестан.
   - Точно сын, веселье началось на берегу и сейчас мы продолжим его на воде. Вперёд.
  
   Лодка гружёная так, что чуть не зачерпывала воду бортами, мягко стукнулась о борт фрегата, с неосвещённой пожаром стороны.
   Василий с сыном осторожно закинули приготовленные заранее крюки с узловатыми верёвками, и они первыми поднялись на борт. Следом, выждав время, отмеренное ему, поднялся и Лестан и тут же скользнул за бухту канатов.
   Вся команда и часовые столпились у одного борта, наблюдая за "весельем" на берегу. Бестан беспечно разгуливал по палубе, выискивая метку мага. Василий терпеливо стоял в тени мачты.
   Но вот Бестан, растолкав моряков, протиснулся к самому борту и оттуда послышался сдавленный предсмертный вскрик человека.
   - Даже магией не пришлось воспользоваться - улыбнулся про себя Василий - молодец сынок.
   А у борта творилось невероятное, рекой лилась кровь, катились по палубе головы и отрубленные конечности. Крики заглушили вопли, несущиеся с берега.
   Василий врубился в самую гущу безоружных моряков, за ним последовал и Лестан. Пять минут и всё было кончено.
   Все, с ног до головы в крови, сверкая только глазами в свете пожаров на берегу, Бестан, Василий и Лестан разошлись по бортам, проверяя все закутки. В трюм и каюты не спускались. Просто закрыли вход в каюты заклинаниями. Главное палуба была чиста. Живых не было.
   Лестан дал знак своей набранной команде подниматься и готовить судно к отплытию.
   Моряки, подчиняясь командам одного из них, сноровисто полезли по мачтам, не обращая внимания на залитую кровью палубу и кучу трупов. Чего-то такого они и ожидали от этих странных людей.
   И вот поднятый Бестаном ветер надул паруса, и судно ходко побежало по глади океана.
   Когда огни пожара затерялись в серой темноте ночи, Василий немного осветил палубу, переговорил с новоиспечённым капитаном, дав ему задание, держать курс к берегам Ирии, в порт Гебарос и спросил:
   - Вам, наверное, нужна карта и лоция?
   - Нет э-э...
   Василий не успел подсказать своё имя, как за него это сделал Лестан.
   - Ваша светлость...
   Лицо капитана вытянулось. Но Василий лишь махнул рукой и пошёл разыскивать сына. Нашел.
   Тот, перевалившись через борт, освобождал желудок. Его всего трясло и колотило.
   Подошёл один из матросов - вы бы мальчонку-то привязали, не равён час, вывалится. Давайте помогу...
   И быстро, верёвкой, перетянул пояс Бестана, другой её конец привязал хитрым узлом к лееру, как он назвал перила борта. И отошёл.
   - Тила, Василиса - позвал он жену и дочь.
   - Да здесь мы, здесь, но что можем сделать. Он сегодня столько народу убил, что долго ещё в себя приходить будет. Это не морская болезнь, мы видим. Найди вина, покрепче и пусть спит. Сейчас это для него самое лучшее лекарство.
   Василий поймал пробегавшего мимо моряка и наказал не отходить от Бестана ни на шаг. Если, что, то всех посылать к нему. А сам, крикнув Лестана и вновь вытащив меч, направился в сторону лестницы, ведущей в офицерские каюты.
   Три каюты оказались пусты, а две заперты изнутри, в том числе и капитанская.
   Василий не стал ничего придумывать и, выставив магический щит, просто высадил дверь ногой.
   Того кто стоял за ней просто снесло вместе с дверью, а по полу покатился круглый предмет, переливаясь всеми цветами радуги. Василий по совету Тилианы, набросил на него свой щит и ударом рукояти меча в лоб отправил капитана в небытие, на неопределённый срок.
   То, что это был именно капитан, сомневаться не приходилось, богато расшитый камзол с флагом и гербом островного государства.
   - Ты бы полегче Вася - послышался голос жены - я отсюда слышу, как ты приложил его кулаком, тот даже не пискнул.
   - Ничего Василисушка, не впервой, сейчас найду лекарство для Бестана, а потом займусь им всерьёз. О, кажется, нашёл. Смотри-ка ты, какой запасливый, аж, восемь штук бутылей. Да огромных, я и не видел таких. Бумажки красивые приклеены.
   - Отец - позвала Тилиана - позови кого-нибудь из команды, пусть попробуют и подтвердят, что это вино.
   - Понял, доча, сейчас.
   Василий подхватил одну бутыль и вышел на палубу, попросив Лестана постоять тут, понаблюдать за остальными дверями и проходом сбоку, по-видимому, ведущим в матросский кубрик.
   - Что это? - Подошёл он к своему капитану.
   - Вино, Ваша светлость, хорошее, дорогое, островное.
   - Ясно... Я там капитану колыбельную спел, отправь кого-нибудь, пусть свяжет, да на палубу вытянет. А я пойду императора отпаивать.
   - Кого?
   - Ты, что капитан глухой?
   - Этот мальчишка наш император? И ты Ваша светлость пустил его в самую мясорубку?
   - А ты, попробуй, запрети ему, быстро без башки останешься - хохотнул весело Василий, ему нужны были слухи о бесстрашии и отваге императора. А то, что они пойдут, он ни минуты не сомневался - ладно пойду, а то наш император весь корабль заблюёт, он ведь первый раз в море. Впрочем, я тоже. Кажется, и меня начинает мутить. Хлебнёшь капитан?
   - Давай... Только матросам не давай. Мне тут еще пьяни не хватало.
   - Поддерживаю, сам не люблю этого дела.
   Капитан сделал два больших глотка и вернул бутыль Василию.
   Тот тоже приложился чуть-чуть и, поскальзываясь на мокрой от крови палубе, пошёл к борту, где привязан был Бестан.
   Почти насильно он влил ему целую кружку вина, со смехом поданную матросом и, понёс императора в каюту капитана. Что, уже лежал на палубе, всё ещё в беспамятстве.
   Два матроса выгнали наверх пинками ещё двоих офицеров, в кителях попроще, чем у капитана, и четверых матросов.
   Следом за ними появился и Лестан - всё, чисто - отчитался он - даже не сопротивлялись. Так наши матросики их немного помяли, страху нагнали и всё.
   - Хорошо, трюм проверили?
   - Вот сейчас и пойдём - кивнул он на своих помощников.
   - Давайте... Сейчас Бестана положу, на дверь заклинания наложу и присоединюсь.
   Василий перешагнул три ступеньки, ведущие в тесный каютный коридор, затем, уже в каюте капитана, переступил через потухший на полу шарик, под истлевшим магическим щитом и положил на кровать сына. Подобрал шарик, сунул его в карман, приладил кое-как дверь и навесил на неё заклинание, сигнализирующее о том, что кто-то к ней прикасается. Исключив себя и Лестана. И вернулся на палубу.
   В свете его светляков, четверо вражеских матросов и два офицера, освобождали палубу от трупов. Рядом валялись щётки и вёдра с привязанными к дужкам узловатыми верёвками. Василий посмотрел на Лестана, стоящего у трюмного люка, но решил не мешать ему своими советами.
   Отыскал глазами капитана. Он всё также стоял за рулевым колесом.
   - Всё в порядке? - Спросил Василий, вглядываясь в сумеречность ночи.
   - Да, Ваша светлость, ветер вот только слаб совсем, ход теряем. Но посудина отличная, умеют сволочи делать. Я в этом толк знаю, всю жизнь помощником капитана на купце проходил.
   - И сильный ветер надо?
   - Да, не-е... Только что бы паруса расправить. Ночь же, видно плохо, вон по береговой полосе и ориентируюсь. Здесь чисто. Сотни раз тут ходил. Но всё равно, разгонятся не резон.
   Василий посмотрел на небо и по подсказкам Тилианы вызвал ветер.
   - Так нормально?
   - Да ты маг, Ваша светлость?
   - Есть такое дело - согласился Василий и присел на какой-то сундук позади себя, под ним что-то скрипело и тёрлось в такт поворота руля.
   - Рассвет скоро - после непродолжительного молчания снова заговорил капитан - мористее надо уходить, подальше от берега и караванных путей.
   - Делай, что должен капитан... - ответил Василий - долго нам плыть до Илии.
   - Идти Ваша светлость...
   - Да назови хоть как - устало ответил тот - долго?
   - С таким ветром дней шесть.
   - А если мы с императором уйдём с судна, при обычном ветре сколько?
   - Десять...
   - Сам доведёшь?
   - А, то... Лишь бы погони не было.
   - Я тебе графа оставлю. Он хоть и не маг, но всё же помощь. Гвардейцев тебе приведу, и магов для спокойствия. Дел у нас полно капитан.
   - Годится, Ваша светлость.
   - Тогда пристань где-нибудь в тихом месте, где можно будет подождать спокойно.
   - Понял, знаю такое место, с рассветом на якорь встанем.
   - Да, кстати, я там не смотрел, но думаю в каютах капитана и офицеров, должно что-то быть. Безделушки.ю разные.... Раздели честно среди команды, они заслужили. Деньги, если найдёшь, сильно не трать, тебе нужна полноценная команда, да и всё остальное. Не мне тебя учить, капитан имперского флота.
   - Во как, уже и капитан имперского флота, может ещё, и патент выдашь, Ваша светлость?
   - Будет тебе патент, правда, если честно, я в этом ничего не понимаю. Но спрошу у хранителей воды, они должны знать, что это такое.
   - Как же ты решился захватить это судно, если ничего в этом не понимаешь?
   - Но ты же понимаешь. Ты ведь не просто так подошёл к графу, там, в трактире, разогнав всех остальных. Граф еще там заподозрил неладное, но тот мальчишка, что был с ними, шепнул ему, что вы люди верные и что начальник тайной стражи именно тебя и твою команду рекомендовал.
   - Это кто же, у нас, начальник тайной стражи?
   - Графиня Илизи ото дел Шате.
   - О, как, вот это новости. Илизи, не та ли, что в графском замке?
   - Она.
   - Хм-м, интересно... Это ж моя жена, она оказывается ещё и графиня, да ещё и начальник тайной стражи. Блин, десять лет с ней и ни слова.
   - Вот теперь и ты будешь молчать. Кстати ты капитан, хоть бы представился...
   - А со мной всё просто, бывший помощник капитана купеческого судна "Звезда Илии". Судно принадлежало моему отцу. Так что я получается не ровня своей жене. А наши дети?
   - Ну, это уж ей решать. И выдам тебе одну тайну - усмехнулся Василий - Лестан крикнул он громко - иди сюда...
   - Чего орёш-то, Василий, всех переполошил.
   - Да вот Лестан, хочу познакомить тебя с твоим родственником, мужем нашей Илизи.
   - Ты шутишь, Ваша светлость?
   - Да, не-ет, граф, не шучу. Оказывается у них и дети есть, а мы-то с тобой ни ухом, ни рылом...
   - Чем? Куда?..
   - Забудь, и знакомься - отмахнулся Медволап.
   - Конт - крикнул капитан - к штурвалу.
   Тут же появился молодой широкоплечий парень - капитан..?
   - Встань - приказал ему капитан, передавая руль - и держись берега, близко не подходи.
   - Есть, капитан...
   Парень утвердился на ногах, крепко ухватив штурвал. А капитан повернулся лицом к графу.
   - Граф Лестан ото дел Шате, начальник имперской тайной стражи - отрекомендовался Лестан.
   - Так это твой замок?
   - Мой, вернее наш с сестрой.
   - Значит Илизи и правда твоя сестра?
   - Моя - напрягся Лестан - родная сестра. И она начальник Илийской тайной стражи. А ты?
   - А я её муж - усмехнулся капитан - и у нас двое детей. Получается, твоих племянников.
   - Лестан - предостерёг друга Василий - сначала подумай, что сказать...
   Но Лестан уже просто протянул руку - Лестан - он ещё раз назвал себя - Я уверен, если выбор моей сестры пал на тебя, ты не можешь быть плохим человеком.
   - А как же сословия - хитро спросил капитан? - пожимая руку - моё имя Марис, Марис Тан, купец, в прошлом.
   - После войны, император разберётся, кто чего достоин. Тем более у Илизи своё наследное графство. Так что получается ты теперь тоже дворянин - рассмеялся Лестан, наблюдая как в отсветах занимающегося рассвета, вытягивается лицо капитана.
   - Ну, вот и ладушки - промурлыкал довольно Василий.
   - Какие ладушки? - спросили оба в голос.
   - Так в моих землях говорят, когда всё хорошо. А ладушки это вот - и он похлопал ладонями друг о друга.
   Капитан посмотрел на небо и отёр ладонями лицо.
   - Во дела - проговорил он - скажи-ка графиня, ну, Лизка, а я-то думаю, чего она в этот замок вцепилась, не оторвёшь... И детей туда увела. Всяким этикетам учит... Всё Конт свободен, о том, что слышал, ни слова, язык вырву - повернулся он к парню.
   - Да, милорд - слегка склонил голову Конт, пряча улыбку.
   - Иди уже, займись парусами, за тем мысом бухта, там, на днёвку встанем.
  
   - Слышали? - обратился Василий к своим.
   - Слышали, как сказали бы наши попы - неисповедимы, пути господни, Амин... - Послышался тихий голос Василисы - Ну, да ладно. Тила унеслась с Гнатом поднимать хранителей. Два гвардейца уже готовы, ждут вас. Больше Натан не даёт.
   - Да и двух хватит, с их-то теперь подготовкой. Предупреди там хранителей, Бестан злой как чёрт. Не найдут магов, сами пойдут на корабль.
   - Предупрежу Вася, да и Тила тебя слышит и Гнат. Представляешь, тоже стал нас слышать хорошо. Раньше-то через пень-колоду. Теперь учится закрываться.
   - Давно пора, боярина на него нету.
  
   Перед тем как Василий и Бестан появились в замке, они уже отмыли лицо и руки от крови в морской воде, но вот одежда, вся осталась покрыта засохшей коркой. Как и головы. Такими они и появились во дворе замка. Ахнула даже Василиса и бросилась к сыну, ощупывая его с головы до ног - Бест, ты не ранен? Ничего не болит? Может целителя? Лицо Тилы тоже сделалось каменным при виде всех в крови брата и отца.
   - Нет, матушка, это не моя кровь...
   Василиса крепко обняла сына и набросилась на мужа - ты куда смотрел... (Дальше монолог вылился в русские не очень приемлемые в приличном обществе, и уж тем более не в королевском, слова).
   Василий осуждающе покачал головой и, развернувшись, пошёл в замок.
   - Прости Вася - спустя какое-то время донёсся до него усталый, мысленный голос жены - я так испугалась...
   - Прощаю Василиса, и я всё понимаю... Сейчас вымоюсь и приду. Прикажи принести нам, чего-нибудь поесть. И в самом деле, вызови Бестану целителя, он опять, по-моему, сейчас блевать будет. Красный весь и дышит тяжело.
   Целитель появился через минуту и ринулся к ванне Бестана, где тот отмокал в прохладной воде.
   - Ничего страшного - поднял голову целитель, поводив над ним руками - обычное похмелье, сейчас всё пройдёт.
   - Ты сколько ему налил? - Со смехом спросила Василиса.
   - Да немного, кружку всего... - Вылезая из ванны - ответил Василий, я не знал, что оно настолько крепкое. Сам попробовал, вроде нормально.
   - И сколько попробовал?
   - Да, полглотка всего, ты же знаешь я в дозоре ни-ни...
   - Ладно, поднимайтесь, завтрак стынет. Хранители тут как мухи вьются, вас ждут. До совета подождать не могут. Хранитель времени с севера вернулся. Тила ему портал готовила. Открываю его для вас, надоел уже, ни на шаг не отходит.
   - Что, что у вас там случилось? - Ворвался в голову Василия голос Богдана, следом за ним и голос хранителя традиций.
   - Да, ничего такого, порубили немного островитян, военный фрегат угнали. Богдан дай штаны одеть и не ори так. Голова сейчас лопнет.
  
   Всё ещё вялый император, спустился в зал, к завтраку, рука об руку с отцом.
   Все хранители и маги, собравшиеся здесь, почтительно склонили головы.
   Лёгким кивком и неглубоким поклоном он поприветствовал их ответно и прошагал к своему месту, рядом с пустующим креслом своей невесты. Поглядел на него тоскливо и сел в своё. Вокруг него тут же засуетились слуги. Наливая, накладывая.
   Все, наблюдая состояние императора, перевели взгляды на Василия.
   Тому ничего не оставалось делать, как подняться.
   - Господа, всё хорошо. Наш император немного устал, тяжёлая выдалась ночь. Но я вкратце перескажу её события. Нам удалось захватить военный трёх парусный фрегат островитян. Капитан взят в плен. Сейчас фрегат под парусом следует в Гебарос. Будет через шесть, семь дней. Но нам, что бы сохранить судно, необходимо два мага. Воды и воздуха. Впрочем, огня бы тоже не помешал. На судне команда, всего двенадцать человек, я не знаю сколько нужно, но этого явно недостаточно. Новый капитан судна очень надёжный человек, как и вся его команда. Они все собраны начальником тайной стражи Илии. И с ними для охраны всего один человек, граф Лестан ото дел Шате. Сами понимаете простые моряки не бойцы. После завтрака я отведу желающих помочь нашей стране магов, гвардейцев и хранителей на судно. Это первое. Второе, император решил к прибытию корабля освободить город Гебарос от островитян и северян. Магов у них сейчас там нет, это известно точно. А с простыми солдатами мы справимся с вашей помощью, конечно. На этом всё.
   - Каков в Гебаросе гарнизон? - Спросил хранитель традиций, только для того, что бы нарушить тишину, повисшую в зале.
   - Двести тридцать солдат и офицеров, не считая полусотни городской стражи. Плюс охрана наместника десять бойцов.
   - А у нас? - Послышался насмешливый голос.
   Позеленев от такого издевательского вопроса Бестан вскочил.
   - Кто, кто эта трусливая тварь? - И потянул из ножен так и не отмытый от крови меч.
   Из толпы хранителей вытолкнули высокого старика в балахоне с красной полосой по низу.
   Тот сначала испугался, но превозмогая себя, подбоченился и высоко задрал свою тощую бородку.
   Бестан тяжело ступая, приближался к нему, обходя стол.
   Вокруг старика зажглась магическая защита, и он начал медленно пятится.
   Император, не поднимая рук, одними глазами погасил его купол и приставил к его горлу меч.
   - Я сегодня - зашипел он - убил больше врагов, чем ты видел за всю свою никчёмную жизнь. Я Бестан-первый император империи Илии и Ирии, данной мне властью, лишаю тебя защиты родной земли, лишаю тебя всех привилегий, земель и поместий.
   Бестан на миг замолчал, подбирая слова, как вдруг звенящую тишину, воцарившуюся в зале, разорвал душераздирающий рёв. Казалась, возопила сама земля. Раздался закладывающий уши гром, и сверкнула ослепительная вспышка. И на то место, где стоял до этого хранитель свалился лишь пустой балахон, подняв облачко дурно пахнущего пепла.
   Ошеломлённый хранитель традиций поднял свой посох, но опустить не успел. По залу пронёсся всё тот же рёв - ДА БУДЕТ ТАК!!!
   Все хранители повалились перед императором на колени.
   Только по губам Тилианы пробежала мимолётная улыбка, и она впопыхах, чуть запаздало, но тоже бросилась на пол, рядом с отцом, матерью и Гнатом.
   Василиса, отгородившись от всех, кроме своих, спросила - доченька, это ты сделала?
   - А кто же ещё, надо же было страху нагнать, не хватало тут ещё лужи крови на полу. Наш Бес бы его точно зарубил. Я это почувствовала.
   Бестан обернулся на сестру и незаметно подмигнул - спасибо сестрёнка, я уже не знал, что делать.
   - Ну, вы даёте - откликнулся Гнат - я чуть в штаны не наложил.
   - Я признаться тоже... Или, всё таки, наложил? - Проговорил испуганно Василий.
   - Не смеши Вася, не время - и Василиса ещё ниже склонилась к полу, закрывая лицо распущенными волосами.
   А Гнат вскочив, бросился к выходу, тихонечко подвывая, скрывая рвущийся наружу смех.
   За ним, поднимаясь с колен, потянулись и остальные, обходя по большой дуге стоящего посреди зала императора с мячом в руке и окаменевшим лицом.
  
   - Все вышли? - Осторожно спросила Василиса.
   - Хранители традиций, воды и времени остались - ответил Бестан, возвращая в ножны меч - поднимайтесь уже, и давайте позавтракаем, что-то в животе заурчало.
   Василий, Василиса и Тила подняли головы. Рядом на коленях, опустив головы, стояли оба хранителя.
   Василий рывком поднялся и помог Василисе, Бестан вновь обошёл стол и подал руку сестре.
   - Интересно сестрёнка, почему этому хранителю не помогла магия родной земли. Они ведь, по-моему, после клятв хранителей должны быть неуязвимы.
   - Так, ты же, снял всю его защиту, я таких плетений и не видела, и даже в книгах ни никаких упоминаний о таком не встречала. Хотя, мне кажется, запомнила. И не забывай они, и тебе, и мне принесли клятвы, и магия родной земли тебя приняла. Как ты часто выражаешься - по праву рождения. Так что не такие уж они и неуязвимые, во всяком случае, для тебя и меня. И всё-таки, урок для них, получился более чем, наглядный.
   - Это уж точно... Пошли, позавтракаем. И поднимите этих стариков.
   - Вася, растормоши хранителей, а я детей покормлю. Слуги-то все разбежались - отозвалась Василиса.
  
   Василий за плечи поставил на ноги хранителей и подтолкнул их к столу.
   Хранитель традиций, со всё ещё искаженным от страха лицом, просто плюхнулся на свой стул и не мигая уставился на императора.
   Хранитель воды, что открыл свой архив для Тилианы, осторожно последовал его примеру. Третий хранитель, почувствовав своим задом мягкое сиденье стула, крепко ухватился за край стола, и бездумно смотрел в даль.
   Василиса же уже усадила Бестана с Тилианой и пододвинула им столовые приборы и принялась за тарелки мужа и хранителей.
   - Не смотрите так Йоланд, дайте спокойно императору позавтракать - с укоризной произнесла Василиса, пододвигая и ему столовое серебро и кубок.
   Тот опустил глаза в тарелку и негромко произнёс - такого просто не может быть. Никто не может снять с нас защиту, даже император.
   - Не будете же вы опровергать очевидное - ответил за всех хранитель времени Ирии, слегка дрожащим голосом - нашего императора принял не только престол, но и магия нашей земли и теперь он еще и... Пусть и не повелитель магии, но поставлен ею выше нас, трусливых стариков.
   - Да, наверное, ты прав Вейсант... Надо срочно созывать совет, Василий говорил, что ему нужны три мага. Гвардейцев я видел, они уже собрались и ждут в приёмной императора. А насчёт магов я не уверен, вряд ли они добровольно пойдут кого-то защищать.
   - Пойдут, и не надо никакого совета, тем более, такие, как раз, нашлись, послушай, что говорит Варис, он только что со мной говорил.
   Хранитель традиций, не притронувшись к столовым приборам, целиком и полностью ушёл в себя.
   - Невероятно... - наконец отмер он - они там все передрались, все хотят служить императору. Особенно магистры. И не из страха. Он теперь для них высший маг и божество.
  
   - Тила, что ты натворила - проговорила Василиса только для своих - как бы у нашего мальчика голова не вскружилась, от такого поклонения.
   - Не вскружилась и не вскружится матушка - ответил Бестан, ловко орудуя ложкой - вы же всегда рядом. Поможете, подскажите. А вообще я сам испугался этого рёва - ДА, БУДЕТ ТАК... Сестрёнка научи. Представляешь, такой рёв над войском островитян, только вместо - Да, будет так - На колени, засранцы....
   Тилиана хихикнула, научу...
   - Ладно, я поел - поднялся Василий - пойду, отведу на фрегат гвардейцев и магов, пока они там не поубивали друг друга. Доча, открой мне врата, не хочу пока, что бы все знали, что и сам теперь могу.
   - Пошли отец, я тоже уже сыта, мне ещё потом тренировку проводить, объемся, тяжело будет. Гнатик, ты где?
   - Здесь за дверью. Толпу хранителей еле сдерживаю. То разбежались, то обратно прут. Твоих гвардейцев уже смели. Меня пытались, но твоя защита пока держится. На два шага ближе подойти никто не может.
   - Мы с отцом сейчас выйдем, а с ними матушка и Бестан разберутся.
   И Тилиана посмотрела на брата.
   Тот вздохнул и махнул рукой - идите.
   И уже голосом обратился к хранителю традиций - там, за дверью, опять все хранители собрались. Встречайте.
   Тот, не мешкая, поднялся и прошёл к двери. Открыл их перед герцогом и королевой. Слегка склонившись, пропустил их. И вышел следом.
   Толпа расступилась перед Василием с Тилианой, на полшага позади него, и они беспрепятственно прошли сквозь неё. Спину королевы как всегда прикрывал телохранитель.
   - Что вы хотели господа - вопросил хранитель традиций, как только толпа опять сомкнулась.
   Хранители примолкли.
   - Так чего вы хотите от императора, извинений? Их не будет. Он в праве, обвинить нас в трусости. Сколько он здесь? Шесть, восемь десятков дней? И сколько уже успел сделать? И сколько мы за пятнадцать лет. Бестан-первый устал, обговорим всё на совете, вечером. Расходитесь господа. Да, одно хочу сказать, магия нашего отечества приняла его и поставила выше нас, хранителей. Подумайте об этом.
   - Он убил уже двоих из нас - проговорил тихо кто-то в толпе.
   - Не верно - вновь раздался голос хранителей традиций - одного предателя убили вы сами, этот же - он кивнул себе за спину, на дверь - был сожжён магией нашей земли, которой мы клялись в верности и служению.
   Толпа хранителей медленно стала редеть, пока у дверей не остался только хранитель традиций.
   Он вернулся в обеденный зал и поклонившись императору и герцогине, сказал - все разошлись Ваше величество... Разрешите, я провожу вас в ваши покои.
  
   Добравшись до своей кровати, Бестан скинув одежду, сразу же нырнул под одеяло и тут же уснул.
   А Василий, с помощью Тилианы, вернулся к судну в, маленькой, еле вместивший огромный для неё корабль, бухте. С ним прибыло два гвардейца, в одежде наёмников и в такой же одежде три мага, которых он выбрал, просто ткнув в них пальцем. А вызвавшихся магов и магистров было в приёмной человек пятнадцать. Другим пообещал, взять с собой, отвоёвывать город-порт Гебарос.
   Капитан Марис был не просто доволен, он, не сдержавшись, бросился обнимать Василия - вот теперь, Ваша светлость, я верю каждому вашему слову... - С чувством выдал он.
  
   Василий вернулся в замок, проводив глазами, медленно уползавший из бухты фрегат. Флаг островного государства уже был снят. И на его месте, пока, ничего не было.
   - Надо бы заказать через Виану, пошить новые флаги нашей империи - Он уже даже не удивился, назвав империю НАШЕЙ.
  
   Вернувшись, Василий тоже лёг отсыпаться.
   А Василиса попросила Тилу, после тренировки привести в её кабинет Виану, которая теперь тоже с головой окунулась в тренировки вместе со своим подопечным Тависом и маленьким Сержем.
  
   Виана вошла в кабинет, слегка присев в реверансе и втянула за собой Тависа, молодого сотника, командира отряда всадников тайной имперской стражи.
   Василиса кивнула, чуть склонив голову, в приветствии и указала на кресла у своего стола.
   Присела сама и посмотрела на обоих.
   - Графиня - начала она, сложив руки на столе - сейчас подойдут магистры огня и воды, и мы начнём планировать поход на Гебарос. В запасе у нас всего пять дней. По поручению императора этим с сегодняшнего дня буду заниматься я, непосредственно с вами графиня. Мужчины, как видите, у нас заняты тем, что постоянно где-то машут мечами и льют кровь врага. Так что за неимением полноценных полководцев с их советниками, эту задачу будем исполнять мы с вами. И так, сколько у нас людей в отряде уважаемого сотника?
   - Сто тридцать два человека, полностью вооружённых и одетых, Ваша светлость - подскочил тот.
   - Мало сотник, вам не хватает денег?
   - Ни в этом дело, Ваша светлость - вступилась за своего подопечного графиня Виана - Денег всегда не хватает, но не это главное. В отряд мы отбираем только, в самом деле, преданных людей. И на их проверку уходит много времени.
   - Понятно... И это правильно... А сколько мы сможем поднять горожан?
   - Много Ваша светлость. Не возьмусь озвучить точную цифру, но когда всё начнётся, треть населения точно возьмётся за оружие.
   - Можно? - попросил так и оставшийся стоять сотник.
   - Говори Тавис - на равных разрешила она ему, заметив промелькнувшую нежную связь между этим крестьянином и молодой графиней.
   - Основной гарнизон нужно выманить из города. Пока не знаю как? Но на городских улицах с ним сложно будет справиться. Их в три раза больше. А с помощью магов, это, мне кажется, будет проще. Несколько магических ударов и гарнизон будет напуган, и сдастся сам. Эти вояки привыкли к магической поддержке, а сами они и меч-то держать толком не умеют. Моих я хоть немного обучаю, после каждой тренировки с королевой. А те... Впрочем, и говорить нечего. Они способны только крестьян обирать, да глумиться над слабыми и беззащитными. А в последние три десятка дней, они выезжают из города, только числом не меньше сотни. И если бы не их корабли, доставляющие им провиант, они бы уже давно ели друг друга. Мы не даём их фуражирам даже приближаться к деревням.
   Постучавшись и получив разрешение, вошли не двое магов, а трое. Один из них хранитель традиций.
   - Разрешите, Ваша светлость, поприсутствовать?
   - Да, Йоланд , присаживайтесь. И вы господа присаживайтесь - пригласила Василиса, поднявшись и почтительно склонив голову в приветствии.
   Маги переглянулись между собой и посмотрели на хранителя традиций, который откинул свой капюшон.
   - Что вы так смотрите, господа? - повернул к ним голову хранитель - да, времена меняются, и если вы магистры, учите клятву хранителя, то заметьте, в ней ни слова нет о том, что мы отрекаемся от своих имён, и о том, что бы прятать своё лицо. Мы хранители своей земли, каждый со своей стихией, а не преступники, скрывающие лица. Но в остальном мы следуем каждой букве клятвы. Как вы знаете, двоих отступников уже покарала сама наша земля. Так что, хорошо подумайте, прежде чем произносить слова клятвы хранителя.
   Маги вновь переглянулись и присели в свободные кресла. Сам хранитель занял кресло в стороне от стола, у камина, где они с Василием провели столько вечеров за кубком вина.
   - Вот господа - вновь заговорила Василиса - наш сотник предлагает выманить городской гарнизон за стены города и там при помощи вас, магов, либо уничтожить его, либо взять в плен. Расскажи сотник сам.
   Так и не присевший Тавис, немного заикаясь от волнения перед герцогиней, хранителем и магами, повторил то, что он говорил до этого.
   - План не плохой - втянулся в разговор маг огня - вот только, каким образом выманить весь гарнизон за ворота. Если нанести магический удар по стенам, они вообще закроют ворота и запрутся изнутри. А рушить стены не хотелось бы. Хотя это проще простого для магов земли. Вот только восстановить они потом их не в силах. Да и биться в городе, прав сотник несподручно. Во первых, погибнет много мирных жителей, во вторых, от арбалетных болтов, мы просто не сможем укрыться за щитами. Нанести удар из-за щита можно, но энергетически затратно и не эффективно.
   - А давайте посмотрим карту - взмахнул рукой второй маг, и в воздухе повисла полупрозрачная карта их местности.
   Василиса впечатлилась, и её рука сама собой накидала на листе бумаги перед ней, плетение мага воды.
   Маг подошёл к карте и ткнул пальцем в круг с надписью, рядом с портовым городом Гебаросом.
   - Это городок Гонос. Сколько там человек гарнизона.
   - Тридцать три, считая и городскую стражу. Мага нет - ответил Тавис.
   - А у вас сотник?
   - Сто тридцать два, со мной. А понял - ударил тот себя по лбу - мы нападём на гарнизон этого городка, но дадим возможность вызвать помощь из Гебароса...
   - Правильно сотник. Но всё равно, надо хорошо всё взвесить. Что скажите графиня - посмотрел он на Виану.
   - Я согласна, сама пойду. Бурю подниму, потом щиты поставлю дырявые. Пусть разбегаются. Кого-то всадники поймают, кто-то доберётся до Гебароса.
   - Нет - ударила по столу ладонью Василиса - так не пойдёт. Они узнают, что среди нападающих есть маг, и мы их из города не выманим никакими сухарями.
   - Точно - подал из своего кресла голос хранитель - придётся биться на мечах.
   - Тогда, может... - Вновь высказался маг у карты - Просто усыпить гарнизон, втроём мы справимся, накроем ночью казарму. А всадники нападут на городскую стражу и просто выгонят её из города, не давая подойти к гарнизону. Так они будут уверены, что весь гарнизон погиб.
   - Вот так уже лучше - выпрямился в кресле хранитель - одна проблема, куда потом девать столько пленных. И чем кормить?
   - В семнадцати лигах от сюда... - Тавис подошёл к карте, посмотрел на неё и отвернулся - я не умею по карте, но знаю где. Там старые, ещё королевские угольные шахты. Их закрыли давно. Нашему барону это стало неинтересно, да и вообще он постоянно жил в столице. А уголь возили из соседнего баронства. Сейчас угля нет вообще. Даже кузни стоят. И если отправить пленных в эти шахты, они не глубокие, но длинные я там был, с отцом, уголёк, по-тихому, возили в деревню и продавали. Когда совсем жрать нечего было. Извините есть нечего. Так уголь даже островитяне брали. Я смогу обеспечить их охрану, не привлекая моих бойцов. Уголь в городе нужен, на это их и кормить.
   - А ты молодец, сотник тайной стражи - похвалил его хранитель - вижу, у тебя на всё есть ответы. Эх, быть тебе тысяцким. А если шахты восстановишь, сам просить буду для тебя баронство у королевы.
   Глаза Тависа загорелись радостным огнём, и он украдкой посмотрел на графиню. Та тоже оживилась, вскинув глаза на Василису. Василиса, с улыбкой, мимолётно ей кивнула.
   Обсуждение пошло плодотворнее и веселее. Но заняло много времени. Но вот вроде бы и пришли к одному мнению, и Василиса вновь хлопнула ладонью об стол.
   - Сегодня - поднялась она со своего места - на совете хранителей, император озвучит ещё одну весть. Нария вступила в войну, пока только по границам. И связала войска островитян и северян. Так что, если у нас всё получится, помощи наместнику в Гебаросе ждать неоткуда. Разве что по морю. Но если мы отберём корабли в порту Гебароса, у нас появится свой флот. И мы просто не пропустим вражеские корабли к порту. Тем более, сюда направляется, теперь наш, военный фрегат с тремя магами на борту. Кажется, так говорят моряки, на борту, а не корабле.
   - Да, именно так, Ваша светлость - подтвердил маг воды.
   - Тогда, господа, я доложу наш план императору, и с его позволения мы начнём, то, что задумали. Кто займётся портом и кораблями? И как это сделать? Это второй вопрос, возникший в ходе нашего совета на сегодня. Просто сжечь их будет непростительной роскошью. Думайте господа. Даю вам время до ужина, после, всех приглашаю на обсуждение этого вопроса. Все свободны, а я на доклад к императору. Он ждёт. Да, Тавис, отправь Сержа в порт, за свежими сведениями, сколько и какие корабли там сейчас. И обеспечь ему не привлекающую внимания охрану.
   - Да, Ваша светлость... - Склонился тот в глубоком поклоне.
   - Тогда, все свободны.
   - Разрешите Ваша светлость - спросила графиня Виана.
   - Говори...
   - Мать Сержа... Она несколько раз уже подходила ко мне... В общем, она тоже хотела бы быть полезной тайной страже...
   Василиса сузила глаза, скрывая за ними улыбку и жестко спросила - ты сама-то графиня кто? Ты второе лицо после начальника имперской, я повторяю ИМПЕРСКОЙ, тайной стражи? Или, ты просто погулять вышла?
   Девушка растерянно отпрянула, и Василиса смягчила выражение лица.
   - Привыкай к самостоятельности девочка, не жди подсказок и наставлений сверху. Пойми, идёт война. Страшная война, на смерть. Прояви характер, а он у тебя есть, я вижу. Не бойся ответственности. Действуй, как считаешь нужным во благо империи. А потомки нас рассудят, или осудят. Но сейчас нам надо победить врага и за нас этого никто не сделает. И вот еще что, спокойствие и порядок в городах, во всех городах, после освобождения на тебе и Тависе. Все беспорядки и грабежи должны быть задавлены решительно и жёстко. Не бойся испачкать руки в крови, этого всё равно избежать не получится. Но не перегибай, не настрой население против себя, против императора и королевы... Иди уже, работай, графиня.
   - Да, Ваша светлость...
  
   Бестану выспаться не дали, подняли к обеду.
   - Вставай сынок - ласково погладила его по голове Василиса - дела не ждут.
   Он открыл глаза и прижал руку матери к щеке - а мне такой сон хороший снился. Будто я совсем маленький и ты держишь меня на руках и целуешь, а мне так хорошо и весело.
   Василиса склонилась и поцеловала его в щёку, потом шутя в нос - я и держала тебя на руках, и целовала твой мокрый кошачий нос, и я тебя очень люблю, как и Тилианочку, и готова целовать, и в нос, и в лоб, и в щёчки, да хоть куда, но дела императора, никто не отменял. Такова твоя судьба сынок. Вставай, умывайся и слушай.
   Василиса еще раз погладила его по волосам и тихонечко вышла из комнаты.
   Пока Бестан умывался и приводил себя в порядок, при помощи Лилии, Василиса пересказала ему всё, что происходило на их маленьком совете с магами и хранителем.
   - Вы хорошо придумали - выслушав её, ответил так же мысленно он - а кораблями в порту, я думаю, мы с отцом займёмся, при поддержке гвардейцев, с Тананом я поговорю. Отец-то где?
   - Спит ещё, лёг поздно, пока не будем его будить.
   - Ладно, пусть поспит. А у меня сейчас что?
   - Срочный разговор с хранителями Нарии, на этот раз под протокол. Хранитель традиций согласился его вести, пока только он знает, как это делается. Потом надо будет искать секретаря. Слово такое мудрёное. И не выговоришь - посмеялась она - и вроде бы у хранителя уже есть кто-то на примете. Но об этом он сам тебе скажет. Ты готов? Тогда пошли на обед. Тила с Гнатом уже спускаются. После обеда я провожу тебя и Тилиану в твой кабинет. Ты там и не бываешь совсем, но я все твои бумаги привела в порядок. Тила-то со своими, сама управляется.
   - Матушка о чём будет идти речь? Скажи, ты же знаешь.
   - Знаю. Тила подслушала их разговор с королём Нарии, твоим будущим тестем. В общем Самун третий начал войну с островитянами и севером. Но пока не перешёл границу полностью. Громит приграничные районы. И как только ты дашь согласие на переход границы, его войска перейдут в наступление. И твой тесть попросит у тебя магов и хранителей. Не лёгкий разговор тебе сегодня предстоит на совете хранителей. И придётся открывать свой секрет, что ты тоже, как и Тилиана, уникум. Приготовься к этому. Но ты же будешь с нами?
   - Буду, но только мысленно. Меня, как и отца на совет не пригласили. Это, что-то новенькое, такого ещё не было. Во всяком случае, не спускай им не просто оскорблений, но и просто дерзости, по отношению к себе и сестре. Хранитель традиций говорит, что они от тебя ждут извинений за утренний инцидент. Ни в коем случае не уступай им, а то потом долго авторитет придётся вновь восстанавливать. Так отец говорит.
   - Я понял Матушка, вы у нас самые лучшие.
   - Спасибо Бестан, мне приятно, до слёз. Но раскисать нет времени. Сегодня всё решается, либо ты над ними, либо они над тобой. И мне кажется, можно довериться хранителю традиций, я сегодня покопалась у него в голове, незаметно, и поняла, он полностью на твоей стороне. Ему просто до чертей всё надоело. И он хочет просить у тебя отставки. Ты можешь его отпустить, но с одним условием, сделай его своим советником с восстановление титула графа. Такое уже случалось в истории. Мне думается, он согласится. Тем более он не равнодушен к матери Сержа. И если ты дашь Сержу баронский титул, он с радостью женится на ней. Он прямо весь горит этой идеей. Но после сегодняшнего утра, не решится спросить тебя прямо. Боится, что ты опять будешь в гневе. А умирать никому не хочется, тем более, с такой печатью, как предатель своего отечества.
   - Эх, матушка, без вас с отцом, мы бы здесь с Тилой, загнулись в первый день...
   - Не знаю сынок, но мы делаем, что можем. Помни, мы с отцом боярские вои, а не герцоги и опыта у нас нет вообще, так больше по наитию живём. Отец вообще только мячом махать, в прочем, как и ты. Но ты император и не забывай этого. Тила поняла, что она королева, пойми и ты. Не станет тебя, не будет и империи, не станет императора, не выживет и королева. Так что лезть, как вы с отцом, в самые опасные места не стоит. Для этого есть подданные. Ты символ, флаг империи, ты её глава и легенда, так что соответствуй. Мы с отцом не сможем тебя оградить от случайного арбалетного болта или предательства в спину на поле боя... Всё, Бестан, мы пришли и не затевай свару за обедом. Но веди себя достойно.
   Обед прошёл в молчании. Молчал император, молчали хранители и маги с немногочисленными титулованными особами. Неслышно передвигались слуги.
   Завершив обед, Бестан поднялся, с достоинством обозначил кивок и, подав руку королеве, вышел в сопровождении телохранителя и герцогов.
  
   Переговоры с хранителями Нарии, тоже не принесли никаких неожиданностей. За, появившемся в кабинете, ещё одним, столом важно восседал хранитель традиций. И строчил свои протоколы, на невесть откуда взявшейся гербовой бумаге. Рядом с ним стоял молодой человек, и то и дело, подносил эти бумаги на подпись, то императору, то хранителям. Потом император, королева, молча стоявшая всё это время по его правую руку, и хранители, вместе, скрепили подписями бумаги о взаимной военной помощи и, поднявшись, Император с хранителями Нарии, важно склонили друг перед другом головы. На том встреча и закончилась.
   Оставшись одни Бестан, Тилиана и хранитель, долго, молча наблюдали, как молодой высокий человек в чёрном строгом камзоле, без единого украшения и оружия, закончит проверять, перечитывая, бумаги. Сложит их в папку с золотым теснением и вытянувшись перед императором, застынет немым изваянием.
   - Отпустите его Ваше величество. Пока вы не подобрали себе, лично, секретаря, этот молодой человек поможет вам с бумагами. Скажу по секрету, это мой ученик.
   - Вы свободны - бросил, своему новому секретарю, Бестан и откинулся на спинку кресла. Тилиана обошла стол и заняла кресло, где до этого сидел один из хранителей.
   Дверь за секретарём аккуратно закрылась, и Бестан вновь посмотрел на хранителя.
   - Я возлагал на него большие надежды - устало заговорил хранитель традиций - у парня светлая голова, хорошая память, но магические способности остановились на третьей ступени, даже до метки не дотянул.
   - Может быть ещё не поздно?
   - Поздно, Ваше величество...
   -Меня Бестан зовут, вы забыли?
   - Да-да... Но после вашего, сегодня утром...
   - Это было утром, я был на взводе и к тому же не терплю трусов, так уж меня воспитали мать с отцом - не дал ему договорить Бестан - и я уверен, будь вы на моём месте, вы поступили бы точно так же.
   - Я, на вашем месте? Да ни за что! - рассмеялся хранитель - Мне и на своём-то... Э-ээ...
   - Понимаю, надоело всё...
   - Вы заглянули ко мне в голову Бестан?
   - Нет, этого и не требуется, у вас всё на лице написано. Но я могу предложить вам должность своего советника, а заодно и должность церемониймейстера. Так как в этом я ничего не понимаю. С остальным разберёмся позже, сейчас это не к спеху. И если хотите, я могу походатайствовать перед советом хранителей о возвращении вам титула. Если я не ошибаюсь, вы ведь граф Йоланд ото дел Кант. И ваши земли расположены в западном домене, недалеко от столицы.
   - Да, вы не ошиблись Ваше величество. Только теперь, там ничего нет, одни развалины.
   - Мы были там с отцом вчера, я видел...
   - Так вы там захватили корабль?
   - Там. И еще там, теперь организована служба тайной стражи, объединяющая вокруг себя людей. В нужный момент они выступят.
   - Я... Я, принимаю ваше предложение, Ваше величество - вскочил с кресла хранитель.
   - Но с одним условием - высказалась с улыбкой Тилиана - вы должны оставить после себя приемника. Я знаю у вас не осталось родных, кроме Лилии. Но вы могли бы усыновить ребёнка. И передать ему знания и титул.
   - Интересное предложение Тилиана, я вижу в этом замке ничего, ни от кого не скроешь. Но я принимаю и это предложение. Тем более мальчишка с магическими задатками. И я постараюсь их развить.
   - Вот и хорошо - подмигнул сестре император - тогда хранитель, готовьте церемонию. Я вас поддержу. А с Сержем можно поступить, иначе. Об этом никто даже не догадывается. Но у сестрёнки есть способности, сделать из Сержа выдающегося мага. Возможно даже и уникума. Но пока об этом мы промолчим. Как, надеемся и вы хранитель.
   - Вот даже как? - Вновь выкатил глаза от удивления Йоланд.
   - Брат немного преувеличивает, но попробовать можно, и я на вашей стороне - мило улыбнулась ему королева.
   Хранитель традиций низко склонился перед монархами и, блестя глазами, покинул кабинет.
  
   - Василий, Вася, давай вставай, скоро ужин, и так целый день проспал - легонько потрясла его за плечо Василиса - расхаживайся, умывайся. Сразу после ужина состоится совет хранителей, нам нужно поддержать Бестана и Тилу. Сегодня ужинаем у нас в кабинете, так Бестан распорядился. Надоело ему смотреть на постные рожи стариков.
   Василий потянулся и открыл глаза, притянул к себе жену и вкусно припечатал ей в губы поцелуй. Василиса на миг замерла, но тут же вывернулась из его объятий - давай, давай поднимайся, герцог Медвежий сын - весело рассмеялась она, вновь уворачиваясь от его рук - дети ждут.
   И выскочила из комнаты.
   Василий деланно тяжко вздохнул и спустил ноги с широкой мягкой кровати.
  
   - И так господа - взял слово император, дождавшись, когда все хранители займут свои места - предоставляю, вам, отчёт о проделанной работе за эти два дня. Мы начинаем возрождать наш военный флот. Как бы это громко не звучало, с единственным кораблём. Но он есть. Военный трёх мачтовый фрегат островитян. И я думаю, с вашей помощью господа хранители, в ближайшие дни мы пополним его ещё двумя, тремя военными и купеческими кораблями. Второе, в западном домене, создана служба тайной стражи, которая взяла на себя обязанность в ближайшее время собрать преданных империи людей. Третье, королевство Нария объявила официально войну островному государству и северным территориям. И не далее как завтра введёт свои войска на территорию Илии. Мною и королевой Ирии сегодня был подписан договор о взаимной военной помощи. Пока у нас не собраны войска, Король Нарии Самун третий просит для усиления своего войска трех боевых хранителей и трёх магов. Четвёртое, в ближайшие дни мы атакуем гарнизоны Гебароса и Гоноса, обученных и готовых к боевым действием людей вполне достаточно. Боевые маги сами изъявили желание принять участие в борьбе и полным ходом ведут работу по подготовке к освобождению этих городов. На этом у меня всё. Теперь я хотел бы выслушать вас господа хранители. Но предупреждаю сразу, если я не получу от вас помощи и совета. Я упраздню совет хранителей. И соберу новый, из наиболее инициативных магов, хранителей и военной знати. Я вас слушаю господа хранители.
   В зале совета повисла тяжёлая и вязкая тишина. Не этих слов они ждали от молодого императора. Потому и не были готовы к ответу.
   - Император ждёт!! - Взревел рядом с Бестаном хранитель традиций.
   - Я готов отправиться на границы империи, но как только мы свершим, то, что задумали до этого - встал хранитель воды и откинул капюшон.
   - Я тоже - встал хранитель воздуха - но опять же после задуманной акции.
   - Пожалуй, я тоже тряхну стариной - поднялся хранитель земли, что обучал Василису.
   - Ну, тогда и мы с тобой, дружище - вскочили оба хранителя огня.
   По одному, медленно и с раскачкой, но поднялись все.
   - Спасибо, господа хранители - поклонился им император - я был уверен в вас. Завтра после завтрака королева откроет портал к границам Нарии, там уже установлен маяк и там же находится ставка короля Нарии. Магистры определились, кто пойдёт и уже ждут. Теперь прошу определиться вас.
   - Мы определимся Ваше величество - подал голос хранитель земли, но вы говорили, что в ближайшие дни намерены захватить Гебарос с его портом и еще городок Гонос. Не просветите нас, как вы это хотите сделать?
   - В планировании принимал участие хранитель традиций - ответил Бестан - я предоставляю ему слово.
   Хранитель традиций откинул капюшон и отёр рукавом мокрый лоб.
   - Если ты Танис хочешь что-то предложить, так предлагай, а нет, так тебе и знать не надо - ответил он.
   - Экий ты скрытный Йоланд, ну да ладно. Предлагаю не тянуть с захватом. Нас тут сотня хранителей, старых пердунов, извините Ваши величества, открывайте портал к стенам города, все вместе мы накроем весь город и с портом, и с бухтой, сонным заклинанием. А ваши как вы выразились подготовленные люди, пусть запасаются верёвками и дуют туда же. Только в город пока не входят. А то и сами там уснут. Спать город будет до самого утра, так что, перевязать весь гарнизон успеют. Не такой он и большой. А с Гоносом справитесь сами. Я был там, каменная деревня.
   - Матушка, ты слышала, отец? - воскликнул мысленно Бестан - где Виана. Сможет ли она быстро, нет, прямо сейчас, собрать своих людей.
   - За Вианой и Тависом уже отправили, скоро будут - ответила Василиса.
   - Мы откроем четыре портала, у всех четырёх ворот - уверенно произнесла Тила - скрывать, что мы все уникумы уже нет смысла. И надо сделать это как можно быстрее, пока хранители настроены решительно.
   А в зале совета уже поднялся одобрительный гул. Все хранители рвались в бой.
   - Давно бы так - проворчал Василий - а то только болтать и болтать... И жар загребать чужими руками.
  
  После короткого разговора с Василием и Василисой, Тавис вскочил на коня и скрылся в сумерках надвигающейся ночи, пообещав, что к полуночи все будут готовы.
  
   Эту информацию и донёс Бестан до хранителей, терпеливо ожидавших ответа императора. Выслушали, и воодушевлённо замолотили воздух руками, показывая, как они расправятся с ненавистными захватчиками. Хранитель же традиций, поддавшись общему настроению, с силой приложил свой посох об пол.
   - До полуночи ещё есть время - опять проревел он - пошли, что ли, выпьем господа - и громко крикнул в двери - эй, там, вина на всех в обеденный зал.
  
   - Не перепились бы? - Озадаченно спросила Василиса у своих.
   - Нет, не перепьются, магам напиться не просто. Да у нас и вина столько нет в замке, я смотрела отчёты управляющего - ответила Тилиана.
   - Да хоть бы и на ногах не стояли, лишь бы город и порт накрыли - проговорил Василий - Бестан, переодевайся и собирай всех гвардейцев, корабли захватим.
   - Опять ты сына тащишь в самое пекло? - гневно прорычала на это Василиса.
   - Матушка... - Вздохнул Бестан - обещаю быть осторожным, да и спать же все там будут. И рисковать я не собираюсь.
   На что Василиса только махнула рукой, смирившись - тогда и я с вами.
   - А я? - Спросила обиженно Тила.
   - А на тебе дочь, вся эта толпа хранителей, кто-то же должен вернуть её в замок. И ни одного не потерять по дороге.
   - Как всегда, мне, самое противное.
  
   К полуночи, прискакал на взмыленной лошади Серж и, спрыгнув на землю, доложился - у Тависа всё готово, Ваша Светлость.
   И в замке началось движение.
   Хранители во дворе разбились на четыре части, некоторые из них и в самом деле уже затянули свои застольные песни. Вот так с песнями и смехом они и перешли под стены города.
   Быстро накрыли город сонным заклятием и толпами, под те же песни, с разных концов, прошли сквозь него к порту.
   А в городе, разбившись на мелкие группки, отряд Тависа, сноровисто вязал гарнизон, городскую стражу и наместника с охраной.
   С портом тоже проблем не возникло. Несколько десятков рыбачьих лодок, что были перевёрнуты вверх дном на берегу, спущены на воду, и к утру в руках императора оказалось два военных корабля, вместе со спящими магами. Василиса с Бестаном, каждый со своей группой, быстро спеленали их антимагическими плетениями. Ещё в копилку флота рождающейся империи упали и четыре купеческих шхуны.
   Набег на Гебарос, хмельные хранители, прекратили лишь под утро, разграбив в городе несколько харчевен и постоялых дворов на предмет вина и закусок. Тилиана с Гнатом, Вианой и Тависом с ног сбились, собирая их по всему городу и переправляя обратно в замок.
   Пленников, кроме магов, погрузили на телеги, как дрова друг на друга и ещё до утра вывезли из города, опасаясь самосуда жителей.
   Тавис, отправив часть своих людей с пленными, занял центр города, в ожидании рассвета. С ним, с приготовленной речью к жителям, осталась и Виана. Как представитель власти и маг. Для суда оставили только наместника.
   Василий же, оставив на каждом судне по человеку возвращаться в замок не спешил. И вместе с сыном, Василисой и оставшимися гвардейцами направился в городок Гонос.
   Как таковой стены вокруг городка не было. Так, стеночка. Два стражника мирно спали у распахнутых настежь ворот.
   Гвардейцы быстро их связали и сволокли в будку охраны, спеленав, там же, пьяного, в хлам, их командира.
   Но вот пройти на территорию гарнизона тихо не получилось. У покосившегося полосатого столба стоял на редкость бдительный часовой. Который и поднял крик. Пока не захлебнулся собственной кровью. Схватка с солдатами гарнизона получилась жаркой и короткой. Гвардейцы просто упивались своим мастерством владения мечом, в некоторых случаях, затейливо играя с соперником, за что и получили от Бестана по мягкому месту. Так же быстро справились и с охраной местного управляющего. А самого его повесили, тут же, на небольшой площади в центре. И только теперь, оставив Танана с его гвардейцами разбираться с местными жителями, Василий, Василиса и Бестан вернулись в замок.
   А там, в обеденном зале до сих пор, полным ходом, шла гульба хранителей. Многие уже валялись по углам и под столами. Но самые стойкие всё ещё поднимали тосты за победу, за императора и за королеву.
   - И где столько вина взяли? - спросила Василиса злую, как сто чертей, дочь.
   - Так в этом долбаном городе и взяли. И с собой притащили.
   - Не злись, доча - успокаивающе проговорил Василий - пусть пар выпустят, всё-таки это их первая победа над врагом, за столько-то лет. Пусть почувствуют своё превосходство, поверят в свою непобедимость, в свое братство хранителей.
   - И как, таких, мы будем отправлять утром в Нарию? - спросила она ни чуть не успокоившись, испепеляющее, глядя в глаза отцу.
   - Да, никак доча, Самун нам жестких сроков не ставил, в договоре написано в ближайшее время, так что отправим завтра, а если не проспятся, то и послезавтра. А сейчас давайте, чего-нибудь перекусим и спать, распорядись Тила и не злись. Завтра трудный день, надо организовать городскую стражу в Гебаросе и Гоносе. Назначить глав городов, да много чего ещё. Конечно, всем этим займётся графиня Виана с Тависом, но помогать им тоже надо. Я вот, например, понятие не имею, как это делается и с чего начинать. Но как мать говорит - не попробуешь, не узнаешь. Может ты чего-нибудь, такого, найдёшь в своих книгах?
   - Да, нечего искать, это всё у меня здесь, как и у Бестана - Тилиана, всё ещё сотрясаясь от негодования, постучала пальчиком себя по лбу - хранитель времени, знания политического устройства королевства, нам влил ещё там, дома.
   - Вот тогда ты и займёшься этим, вместе с графиней - с облегчением выдохнул Василий - а я займусь кораблями... И, всё-таки, давай перекусим, спать хочу сил нет.
  
   - Мне нужен Лестан и наш новый капитан - попросил за завтраком, утром, Василий, немного пришедшую в себя Тилиану - я думаю, его помощник и без него доведёт фрегат. Тила, поговори с хранителем врат. Попроси, чтобы переправил Лестана и капитана в замок. И скажи, что порт Гебароса свободен. Как дойдут, их место у входа в бухту, пропускать только купцов. Военных если сразу не сдадутся, то на дно. Три мага у них, а это сила.
   Завтракали опять в кабинете императора. Обеденный зал ещё не убрали после пира хранителей.
   - А сам, отец? - переспросила девушка.
   - Доча, ты же королева, твоя просьба, равносильна приказу. Я могу, конечно, попросить, но воспринято это будет по-другому, ну, ты понимаешь... Нас с матерью, и так хранители считают выскочками. Ты ведь знаешь.
   - Знаю, отец, и Бестан знает - вздохнула Тилиана - сейчас позавтракаем и поговорю. А ты чего молчишь? Бестан?
   Брат поднял на сестру сонные глаза и пожал плечами.
   - Я не молчу, сестрёнка, я думаю.
   - О чем же? - Невесело усмехнулась та - на тебя это не похоже, да и не идёт тебе.
   Отдохнуть, как следует, не удалось, всего-то пару часов Василиса дала поваляться всем своим. Слишком много дел на сегодня.
   - Да, ну тебя - отмахнулся тот - я думаю, что с нанесением удара по островам, тянуть не стоит. Островитяне, я уверен, уже знают, что мы вернулись, и даже знают, где мы. И если они отправят сюда свои корабли с магами. Устоим ли мы? На хранителей, надежды мало. Прямого противостояния с магами они не выдержат. Нет ни опыта, ни желания. Посмотри на них. Они, скорее всего, начнут разбегаться. А мы вчетвером не сможем построить надёжный щит, что бы укрыть весь город и порт. Сил не хватит.
   - Ты не прав сын - ответил мрачно Василий - Я согласен, половина точно сбежит, но вторая половина останется с тобой. И этого достаточно, чтобы перевернуть тут всё с ног на голову. Если мы правильно, подготовимся.
   - Правильно это как, отец?
   - Пока только мысли. Но вот сам посмотри. С обеих сторон входа в бухту, высокие скалы. Можно устроить на них сторожевые посты. Скорее всего, они там есть, или были. Надо бы расспросить Тависа. И поставить там его людей для наблюдения. Подготовить человек шесть хранителей, или магов и в нужное время переправить их туда. Для нанесения удара сверху. Вряд ли все корабли островитян будут закрыты щитами. Из-за щита ведь нанести полноценный совместный удар не возможно. А мы с остальными укроем город. Кстати, Тила, ты разобралась с артефактом, по которому можно разговаривать на расстоянии?
   - Разобралась, очень сложное плетение, но я его распутала и зарядила. Могу сама сделать, только время надо.
   - Молодец, но времени у нас действительно нет. Ты, как поговоришь с хранителем врат, давай с Гнатом и матерью в город. Поможешь Виане. Тависа отправь в Гонос, пусть и там наведёт порядок. А мы с Бестаном, встретим Лестана и капитана, а потом присоединимся к вам. А насчёт нанесения удара ты прав, сын. Василиса подумай над этим. Нельзя тянуть и ждать сезона штормов. Сегодня наш новый капитан, наберёт в порту команду, на самого большого купца и мы отправим его в то место, которое вы выбрали. Тила, я не знаю, как наносятся магические метки, что бы потом перейти отсюда прямо на судно.
   - Я сделаю, отец. И сегодня постараюсь сделать еще один артефакт для переговоров.
   - Ну, тогда, как говорят у нас в дружине, по коням...
   - Погоди Вася, Тавис не маг, вторые сутки на ногах, он не выдержит, как и его люди - высказалась Василиса.
   - Вот поэтому мне и нужен, сейчас, Лестан, Василиса.
  
   Василиса, Тилиана и Гнат порталом ушли в город. А Василий с Бестаном спустились во двор замка встречать Лестана и капитана. Замок всё ещё был накрыт куполом, в котором уже не было необходимости. Слухи, что император и королева здесь, давно разошлись по всей империи. И Бестан распорядился снять его, а магов отправил на стены к тем трём гвардейцам, что еще остались в замке и несли сторожевую службу на стенах.
  
  
   - Что случилось, Ваше величество? - Тревожно спросил Лестан, появившись во дворе замка. Отвесил лёгкий поклон императору и кивком, поприветствовав Василия. За его спиной стоял капитан Марис, также отвесивший поклон Бестану и Василию.
   - Ничего, граф. Кроме того, что сегодня ночью мы захватили Гебарос и Гонос. И у нашего адмирала теперь есть свой флот - рассмеялся Бестан - как, адмирал, принимаете командование?
   - Ваше Величество? - не понял тот.
   - В порту стоят шесть кораблей, два из них военных - объяснил Василий - но без команд. И раз уж император пожаловал вам звание адмирала, то вам и принимать командование, над рождающимся имперским флотом. Граф Марис ото дел Шате. Пока Шате. Графиня еще не выбрала домен.
   Капитан рассмеялся - значит, титул вы мне не пожаловали, а адмиралом уже назначили. Я не граф и не могу быть им, даже если моя жена графиня. Да и Илизи мне жена, только потому, что она мать моих детей.
   - Ты Марис, хочешь титул? - Перешёл на, ты, Василий, нахмурив брови - Только за то, что графиня поручилась за тебя?
   - Нет, я вообще не хочу никаких титулов, меня и так всё устраивает.
   - Я так понимаю, и командовать флотом ты отказываешься?
   - Нет, Василий, не отказываюсь. Это интересно. И необычно, купец, командующий флотом. Попробую оправдать доверие Его величества, вот тогда и с титулами разберёмся.
   - Что ж, это правильные слова, Марис. Ну, тогда, не будем терять время. Пошли.
  
   Василий тут же, во дворе, открыл врата к стенам города.
   В воротах им преградили путь двое в чёрной одинаковой форме, с нашивкой в виде белой чайки в полёте, на рукавах.
   Город закрыт повелением императора - хмуро проговорил один из стражников, преграждая им путь.
   Но другой, что-то шепнув ему, склонил голову перед Лестаном. Тот сразу же кинул меч в ножны и слегка поклонился.
   - Извините милорд - я вас раньше не видел, проходите.
   - Молодец барон, дисциплина в отряде на высоте - похвалил Василий, поглядев на графа - у вас Лестан, не найдётся баронства в ваших землях.
   - Найду, только с сестрой посоветуюсь - улыбнулся тот - да вот с зятем ещё.
  
   Тилиану, Василису с Гнатом и Тависом они нашли на центральной площади, тесно забитой встревоженными горожанами. В самой её середине бойцы в такой же чёрной форме, как и у ворот, споро, сооружали виселицу. Протолкавшись, сквозь толпу, Василий со спутниками поднялся на высокое каменное крыльцо городской управы. Но и здесь, им преградили путь люди в чёрном, пока зычный голос Тависа, не заставил их расступиться.
   - Что у вас тут? - Спросил мысленно Василий, обратившись к своим.
   - Да всё нормально, отец - ответила дочь - Виана умница, всё сделала как надо. Народ как мы и думали, потребовал казни наместника. Вот и готовимся. Потом выборы главы города. Тавис уже назначил начальника городской стражи из своих людей. Он местный и уже набирает желающих служить. Я передала Тавису немного денег для этого. В Гонос тоже уже отправлен его человек, и тоже местный, с тем же заданием. Я не буду смотреть на казнь. Мы с матушкой возвращаемся в замок.
   - Идите. Лестан справится.
   - Ну, граф, принимай командование - повернув к нему голову, проговорил Василий - дай Тавису отдохнуть немного, он вторые сутки на ногах, как и его люди, теперь твои и не забывай про Гонос, наведи и там порядок. А мы в порт. Гвардейцев из Гоноса, как наведёшь порядок, отправь в замок. Не дело личной гвардии императора заниматься работой городской стражи. Всё граф дерзай.
   И Василий с Бестаном и новоиспечённым адмиралом, вновь нырнули в толпу.
   А с крыльца за их спинами разнёсся грубый голос Лестана - Виана, докладывай, и барона Тависа ко мне, быстро...
  
   В порт шли по гудящим, как разворошённый улей, улицам города. По двое и с обнажёнными мечами, изредка встречались, следящие за порядком, хмурые и уставшие стражники Тависа.
   - Марис, смотри не ляпни среди людей, - ваше величество. Нас в лицо никто не знает, представь, что тут начнётся, если народ увидит свободно гуляющего по улицам императора - тихо попросил капитана Василий.
   - Ты Василий думаешь, что я совсем тупой?
   - Извини, не хотел тебя обидеть...
   - Извиняю, Ваша светлость - хохотнул тот в ответ, в самое ухо Василия.
  
   - Отличные корабли - воодушевился адмирал, потирая руки - особенно военные. Хорошо, что я принял ваше предложение, Ваше величество и у меня есть идея. Если поддержите, нашему флоту не будет равных. Но это будет стоить денег.
   - Говорите адмирал - заинтересовался Бестан, облокотившись о поручни, последнего осматриваемого купеческого корабля.
   - Вот - он вытянул из кармана сложенный лист бумаги и протянул императору - это пушка, так её называли наши кузнецы в бывшей ремесленной слободе, на берегу океана.
   Бестан развернул лист и всмотрелся в рисунок. Круглое ядро лежало в внутри трубы. Рядом стоял маг в колпаке, как изображают магов на рисунках в учебниках по магии.
   - И..? - потребовал разъяснение Бестан.
   - Маг воздуха выталкивает железное, или каменное ядро из пушки, а потом, оно само уже летит вперёд. А как мы знаем, магический щит плохо останавливает даже стрелу, не говоря уже об арбалетных болтах. Но стрелы и болты, небольшие, а представьте себе камень, с мою голову, или железный шар. А еще внутрь ядра можно залить горячее масло, а стенку шара сделать такой, что бы, когда он падал, разбивался и заливал всё вокруг, А следующее ядро надо нагреть до красноты, и тогда пожар обеспечен. А еще наши кожевенники придумали такое вещество, которое быстро горит. Просто пых и всё. И они говорят, что если его заложить перед ядром, то никакой магии не надо. Но нужны, как я уже говорил деньги.
   - Интересно, и сколько нужно денег?
   - Пока немного, сто золотых. Потом не знаю... Илизи знает лучше.
   - Хорошо, я всё обдумаю и сегодня вечером дам ответ. Но сначала нужно набрать команды на корабли. А на самого большого купца в первую очередь. Он нам нужен прямо сейчас.
   - Что ж тогда нам нужно в припортовый трактир, обычно там набираются команды. Но где взять надёжных капитанов и их помощников.
   Василий и Бестан пожали плечами - вы адмирал, вам и решать эту задачу.
   - Да уж... Хотя, если вы сможете отправить меня домой, а вы я не сомневаюсь, это можете. Тогда я приведу трёх, четырёх надёжных человечков. И простите Ваше величество, Ваша светлость, меня просто раздирает от любопытства, я знаю все наши земли, но где находится домен Медволап?
   - На другой стороне океана - отозвался Василий хмуро - там новые земли, открытые экспедицией короля, перед самым нападением островитян.
   - И кем вы были Ваша светлость, до того как получили титул? Я ведь вижу, что вы не из потомственных дворян.
   - Воспитателем императора и королевы... - Василий уже скрежетал зубами.
   - Понятно, тогда это всё объясняет.
   - Какой понятливый, может тебе башку открутить, купец? - прошипел Василий с прищуром.
   - Не надо, Ваша светлость - склонился тот в поклоне, но страха не показал - живой я принесу больше пользы для империи.
   - Как считаешь Василиса? Может на корм рыбам его, любопытного - спросил он мысленно.
   - Пусть живёт Вася - откликнулась та - может, и правда, пользы больше принесёт.
   - Живи купец - разрешил Бестан, улыбнувшись переговорам матери и отца.
   - Ещё один вопрос, последний, простите за дерзость, Ваша светлость, вы хранитель?
   - Нет, Марис, Его светлость уникум... - Ответил за него Бестан и рассмеялся, заметив, как у Василия заходили желваки на скулах - и если вы не прекратите задавать вопросы, то мой отец, искупает вас в забортной воде, раз восемь или десять.
   - Тогда вопросов больше нет - склонился в поклоне Марис с улыбкой на губах - Вот теперь, действительно, всё встало, на свои места. И я готов вернуться домой. А говорили, что уникумы, это легенда...
   Но никто ему уже не ответил.
   Василий, отошёл на середину палубы и, нахмурив брови, отстранённо сосредоточился на чём-то своём. Бестан же с любопытством глядел на отца, пропустив мимо ушей последнее высказывание адмирала.
   А отец, представлял себе холм, как учила Тила, с которого они с Лестаном и Бестаном следили за портом, рядом со стёртой с лица земли столицей.
   Затем напитывал энергией созданное плетение открытия портала и мысленно тянулся им к тем холмам. Прикрыв глаза, отдавая и отдавая свою энергию плетению и... Наконец выплеснул всё это перед собой.
   Всколыхнулось пространство, воздух перед Василием покрылся рябью, и, появился ровный овал перехода, достаточный для прохода одного человека.
   - Идите, Марис - подтолкнул его Бестан - завтра в это же время и на том же месте, мы вас ждём.
   Капитан-адмирал ушёл.
   И Василий погасил плетение, портал закрылся.
   - Фух, на такие расстояния, тяжело открывать, думал, не справлюсь, хотел уже тебя Бест просить помочь мне... Но вроде справился - отёр пот с лица Василий.
   - Тила говорит, тренироваться надо чаще, и тебе и мне. Пошли в город. Смотри, там дым какой-то - ответил на это сын.
   - Пошли сынок, что-то там не так кивнул тот.
  
   В город они возвращались уже бегом. Тянуло дымом и гарью. Народ бежал им навстречу, покидая центр. Бестан поймал за рукав чернявого паренька в холщовой рубахе - что там случилось?
   - Толком не знаю, но резня идёт, будь здоров. Эти в чёрном, с кем-то схватились.
   Бестан выпустил рукав парня, и они с отцом вновь понеслись к центру.
  
   Успели вовремя. Толпа, человек в пятьдесят, теснила к крыльцу здания городского управления Лестана, Тависа и десяток его людей. Вианы видно не было.
   Василий с сыном остановились и зажгли свои огненные плети. Визг и крики перекрыли все звуки. Запах горящей плоти взметнулся над толпой.
   Бестан сбросил плети и опустил сверху на нападающих воздушный кулак, разметав во все стороны сразу половину. И тут же над площадью разнёсся зловещий голос - на колени, твари...
   Нападающие рухнули на землю, побросав оружие, кто мечи, кто дубины, а кто и просто палки. Люди Тависа тут же бросились их вязать.
   А Бестан с отцом, подошли к Лестану и Тавису, с ног до головы забрызганных кровью.
   - Ранены? - Спросил Василий.
   - Я, нет - ответил граф, устало опускаясь на ступеньки лестницы - только, стар я стал, для таких разминок.
   - Я тоже цел. Моих троих зацепили, но вроде не сильно - отчитался Тавис.
   - Виана где? - покрутил головой Бестан.
   - В Гонос отправил, с тремя стражниками. А как мага не стало, эти решили пограбить кабаки и харчевни - ответил Лестан.
   - Зачинщиков повесить, остальных, барон забирай к себе на шахты - жестко высказался Бестан.
   - Да, Ва...
   - Бест - резко оборвал его император - меня зовут Бест.
   - Да, Бест...
   - Раненым найди врачевателя и дай немного отдохнуть своим людям.
   - Уже Василий, половина как раз сейчас отдыхает, до темноты.
   - А что там горит?
   - Да должны уже потушить, эти вот, дом купца, из островитян подожгли, всю семью вырезали. С этого всё и началось. Сначала дом купца, потом харчевни... Дальше, наверное, начали бы крушить всё в подряд. Вовремя вы...
   - Бест разнеси по городу, что бы все слышали, что беспорядки в городе будут пресекаться очень жёстко. Все замеченные в этих деяниях, повелением императора, будут повешены. И, что все сознательные граждане города смогут записаться в ополчение, для патрулирования улиц в ночное время.
   - Хорошо, отец, попробую... Только с матушкой и сестрой переговорю. Что бы правильно всё сказать. Во, а они уже и сами здесь. Посреди площади мигнул портал, и появились Василиса, Тилиана, Гнат и молодой целитель.
   - Вас совсем нельзя оставить - мрачно изрекла Василиса, подходя к мужу.
   Тот, только, развёл руками.
   Тилиана с Бестаном поднялись на крыльцо, взялись за руки, и над городом поплыл призыв к жителям, с изъявлением воли императора.
   Пятеро стражников, пинками, подняли несколько бандитов и заставили их собирать трупы на площади. Безжалостно прекращая мучения раненых. Остальных согнали в кучу.
   - Куда их? - Спросил подошедший к Тавису десятник, из стражников, с отличительной нашивкой на рукаве, рядом с чайкой.
   - Пока в городскую тюрьму, потом разберёмся. Там сейчас Фард за начальника. И выдели кого-нибудь, кто писать умеет, пусть займётся ополчением. Слышал волю императора? Пусть распределит ополчение на каждую нашу двойку.
   - Сделаю...
  
   - В гарнизоне, рядом с казармами склады. Полные продовольствия, островного обмундирования и оружия - обратился Лестан к Василию - у меня нет людей, охранять их. Ещё здесь городская казна, много, очень много.
   Василий почесал затылок и мысленно позвал Василису - что делать-то?
   - Не знаю Вася, правда, не знаю.
   - Может набрать наёмников, их здесь, вы говорили, много было? - спросила Тилиана - в порту сейчас без работы осталось очень много людей. Мы бы с Бестаном на весь город озвучили предложения о работе и для тех и для других. Тем более вы говорите, что денег в казне много и склады продовольственные полны. И оружие тоже есть.
   - А что это выход, молодец доча - обрадовался решению проблемы Василий и тут же передал это всё Лестану.
   Брат с сестрой вновь поднялись на ступеньки, и вновь над городом поплыл голос королевы, провозглашающий о наборе наёмников и предложением портовым рабочим вступить в городское ополчение, с гарантией получения продовольственного пайка или оплаты.
   - Это, конечно хорошо, но кто всем этим заниматься будет - опять спросил Лестан.
   - Мы с Василисой поможем, пока ты не найдёшь людей. Тавис ведь местный, пусть работает. И год назад здесь всё было, так надо восстанавливать. Городского управляющего выбрали?
   - Нет, народ поорал и разошёлся. Хотя есть тут один старичок, городской канцелярией заведовал, так я его в канцелярию и отправил. Он там какие-то бумаги перебирает. Может его как-то пристроить или посоветует кого.
   - Где он?
   - Да там - Лестан кивнул на двери позади себя.
   - Пошли, поговорим с ним. Да, совсем забыл, у тебя же должны быть ещё два помощника. Серж и его мать. Василиса говорила, она тоже просилась в тайную стражу. Так бери её и пристраивай к делу. Она грамотная, письму и счёту обучена. И ещё отец Вианы, ты про него забыл? Кстати где сам-то Серж.
   - Да тут где-то крутился...
   - Вот его и отправь за ними, Тила врата откроет, пусть её попросит.
   Лестан на ходу приказал одному из стражников найти Сержа. И они с Василием вошли в сумрачный холл городского управления.
   Старичок, ничего дельного не посоветовал, но рассказал, что глава города и начальник стражи, вместе со своими помощниками были казнены год назад. И теперь люди боятся, вдруг, вы уйдёте, а островитяне вернутся.
   - И они правы - проговорил в ответ на его рассказ Василий, глядя в глаза Лестану.
   - Правы то, правы, а мне, что делать? Остаётся, только, поставить во главе города Тависа и его десятников.
   - Ставь Лестан, тем более, завтра, я думаю, будет набрана городская стража и будут наёмники. Да ещё и ополчение подтянется. Я возьму на себя наёмников, ополчением попросим заняться Натана. Василиса этим заняться не может. Никто бабу просто слушать не будет. Хотя она и могла бы.
   - У нас в замке - прорезался голос Василисы в голове Василия - куча молодёжи. Мы как-то упустили это из вида. Мне кажется, они рады будут послужить империи и молодому императору.
   - Родная, ты как всегда права... Я сейчас Бестана в замок отправлю.
   Когда они с Лестаном вернулись на площадь, Бестана и Тилианы там уже не было.
  
   Василий с Василисой вернулись в замок уже далеко за полночь, уставшие и нервные. Но зато и сделано было многое. Далеко не всё, но многое. Наёмники отправились охранять склады под руководством троек Тависа. На ночное патрулирование вышли горожане, сами, даже отказавшись от оплаты, но с продовольственным пайком. Появилась и городская стража, набранная из людей, что когда-то в ней и служили. Мама Сержа вернулась в свой дом, да не одна, ну с сыном, это понятно, так ещё и хранитель традиций приехал вместе с ней, а в городском управлении, она сама, добровольно взвалила на себя всю его хозяйственную часть. От мытья полов и окон, до обеспечения служащих горячим взваром, перьями, бумагой и чернилами. На остальные посты, которых оказалось бесчисленное множество, Бестан расставил молодёжь из королевской знати. Нашёл даже молодого судейского чиновника. Правда университет тот окончить не успел, но в юриспруденции уже разбирался и неплохо, по мнению нескольких хранителей. Что поговорили с ним по просьбе королевы. А отец Вианы, принеся клятву Лестану, был отправлен управляющим в порт, с десятком, опять же, людей Тависа.
  
   Утром следующего дня, Василий с сыном появились в городе, ещё до того как сменилась ночная стража. Выслушали отчёт Лестана об обстановке в Гебаросе и Гоносе. Ночью вернулась Виана с гвардейцами, которые и остались тут ночевать. На то, чтобы возвратится в замок, у них уже не было ни сил, ни желания. Так за круговертью дел подошло время, открывать врата Марису. На этот раз врата открывали вдвоём. И Марис не подвёл. Привёл, целых, шесть человек. Трёх капитанов и трёх их молодых помощников. Не теряя времени, они сначала отправились на суда, для осмотра. А потом в порт, набирать команды.
   К вечеру "купец" был уже укомплектован. На нём появился даже маг воды и хранитель воздуха. Решили через два, три дня отправляться в точку, откуда будет произведено воздействия на острова, известную только магу воды, а теперь уже и капитану. А два, три дня понадобилось на обучение команды. Хоть они и бывалые моряки, но капитану нужно было знать, кто, на что способен и кто, что умеет. Днём на судне побывала Тилиана с Гнатом. Оставила хранителю узелок с артефактом, так называемый якорь, для открытия портала. Сама делала, первый раз, но у неё всё получилось.
   В этот вечер вернулись в замок раньше, захватив с собой и Виану. Если мужчины, переселившиеся в город, определились со своими местами проживания, сняв комнаты, а то и целые дома. То графиня не желала оставаться в городе одна. А Тавис работал сутки напролёт в своём кабинете. Там и ел, там и спал. Проводил он её виноватым взглядом, пообещав в самое ближайшее время снять для них дом. Тавис так бы и оставался деревенским парнем, развлекающимся на большой дороге, если бы хранитель традиций по своей личной инициативе, да и просто от скуки, не вливал в него знания, всё то время, что Тавис проводил в замке. Особенно после обещания, лично просить для него у императора баронского титула. И теперь его было не узнать. Изменились, и речь, и поведение, да, и мысли, наверное, тоже.
   Несколько дней пролетели как один вдох. Отправили в Нарию магов и хранителей, проводили судно, отправляющееся в открытый океан. Устроили постоянно сменяющиеся посты на скалах у входа в бухту, выдали наблюдателям изготовленные Тилианой разговорные артефакты, завязанные на Бестана и Василия. И наконец, встретили военный фрегат, затрофееный у островитян. Который, вышло встретить полгорода. Накануне над городом прошелестел тонкий голосок королевы, возвещающий о возрождении имперского флота, и о том, что его флагман завтра войдёт в бухту. А адмирал флота, Марис Тан, произнесёт речь с борта корабля.
   При появлении в бухте военного фрегата, маги огня устроили грандиозный салют. Порадовали людей. А вечером над центральной площадью лилась музыка и на расставленные столы выставлены нехитрые закуски для населения и немного вина.
   Устроить небольшой праздник предложила Василиса - уже год, как люди живут в страхе, надо помочь им поверить, что всё изменилось. Что император и королева вернулись и уже никогда не оставят свой народ. Всё это было высказано на совете хранителей. И те, подумав, поддержали её.
   За это время флот империи пополнился ещё двумя купеческими кораблями с провиантом и денежным довольствием для гарнизона, и одним военным. Которые и были, тут же, конфискованы. Команды отправлены на шахты, а единственный маг посажен в замковые казематы под присмотр "добрячка" палача-дознавателя, где уже прижились три мага пленённые раньше.
   Василиса же с Гнатом на сутки, тайно, исчезали из замка. Ходили проведать родных на земле. Нагруженные книгами по магии для Анны и Сандры, и подарками для всех родных. У Бестана просто не было времени, только обнял Сандру у портала. Как и Василий, успевший поцеловать сына и поприветствовать сестру и отца. Долго держать портал одной Тилиане было очень тяжело. Да и хранитель времени торопил. Он очень сдал в последнее время. Очень часто вообще оставался в постели и целители ничего не могли поделать - старость. А Богдан еще не вернулся с севера. Как он сообщал, северяне не оставляют попыток восстановить перевал. И военные стычки с их мелкими группами происходят всё чаще и чаще. Но пока помощи не просил.
   Пролетело еще несколько дней. Наблюдатели на скалах заметили разрозненные группы мелких парусных судов, то и дело появляющихся у входа в бухту, но не входящих в неё. Военный фрегат под незнакомым, для них флагом, отпугивал и не позволял свободно проскользнуть мимо. И они, покрутившись, уходили.
  
   - Это разведка. Скоро будем ждать подхода основных сил - задумчиво говорил Василий, лежащему рядом, на наблюдательном, пункте Бестану - ты, что с пушкой-то решил?
   - Думаешь это серьёзно?
   - Пока не попробуешь, не узнаешь.
   - Денег я дал, даже больше, чем просили. Обещали отправить морем, вместе с теми, кто умеет с ней обращаться. Оказывается, у них она уже есть, правда одна. Получается, я её просто купил.
   - А как ты хотел Бест? Ты ведь покупаешь мечи и щиты для своей армии. А пушка, наверное, тоже оружие. Да и люди, которые её сделали, есть пить хотят и семьи свои кормить, и одевать. Кстати флаг красивый на фрегате, ты заметил?
   - Видел, Виана рисовала, мне потом приносила, показывала, я утвердил. Это флаг имперского военного флота. На серебристом поле огромная морская хищная птица, в полёте над синими штормовыми волнами. Она же и нашивки на рукавах тайной стражи придумала.
   - Молодец графиня, красиво. А герб империи над троном, тоже её работа?
   - Ага, её...
  
   И вражеский флот не заставил себя долго ждать. Уже через три дня, относительно спокойных для обитателей замка и горожан, наблюдатели заметили на горизонте множество парусов.
   Бестан собрал хранителей и магов, как и было, решено ранее, на советах хранителей, часть в городе и порту, часть на скалах.
   Сам Бестан с Василием заняли свои места на одном из наблюдательных пунктов. Королева и Василиса возглавили оборону города и порта.
   Эскадра островитян остановилась на довольно приличном расстоянии от входа в бухту. И только пара военных фрегатов, направились в порт.
   Василий приказал адмиралу Марису отвести свой корабль вглубь бухты и позволить вражеским кораблям войти в неё, а потом снова перекрыть вход. Такой манёвр был частью плана, рождённого в жарких спорах с хранителями.
   Фрегат империи освободил узкий пролив, пропуская островные суда. Корабли прошли и осторожно двинулись к причалу.
   Окруженная магической защитой и гвардейцами с Василисой, их вышла встретить королева.
   Вот это как раз, и не входило ни в какие планы. И Василий взвыв, мысленно вскричал, требуя от дочери и Василисы убраться, куда подальше. Но обе оказались закрыты.
   - Выпорю, обеих выпорю - прошептал он, в бессилии сжимая кулаки.
   - Успокойся отец - дотронувшись до его плеча, проговорил Бестан - сестрёнка с матушкой справятся, я уверен, они что-то придумали. И приглядись, это ведь не гвардейцы, а переодетые хранители.
   Василий разжал кулаки и вгляделся в окружение королевы.
   - Точно, старые интриганы... Ладно, посмотрим...
   - А за теми ящиками, кажется, прячутся и сами гвардейцы. Их белые рубахи, ни с чем не спутаешь...
   Когда суда уже приготовились швартоваться, над водой поплыл магический голос Тилианы.
   - Добро пожаловать, господа, если вы пришли с миром. Я, Тилиана-первая, королева Ирии, готова выслушать вас.
   - Ты-то нам и нужна, портовая шлюха - донёсся с одного из кораблей, усиленный магией мужской голос - вот сейчас сходни кинем и с тобой развлечёмся...
   Но эта грубость не произвела на Тилу никакого эффекта. Разве что, ещё тоньше стала её линия губ. Но с высоты скалы Василий с Бестаном, конечно же, этого разглядеть не могли. Только заскрипели зубами.
   - Тогда вы все умрёте - прошелестел над волнами её ответ.
   - Ну, это мы ещё посмотрим... - Донесся грубый смех с корабля.
   Королева же, гордо вскинув голову, не торопливо пошла к спускаемым сходням, в окружении хранителей-гвардейцев.
   Как только сходни первого корабля коснулись причала. Хранители в одном порыве, вскинули руки. И фрегат утонул в желтоватом мареве. Та же участь постигла и второе судно, приготовившееся швартоваться. Он, потеряв руль, жестко ударился о стенку причала.
   Кто-то, вскрикнув, перелетел через борт и жестко приложился о деревянный настил. И тут же один их хранителей-гвардейцев вскинул такой знакомый отцу и сыну посох. Тело на причале замерло, окутанное сероватой дымкой.
   Но вот среди желтоватого марева проявились две фигуры, на одном корабле и одна на другом, закрытые магическими сферами.
   Разделившись, хранители атаковали эти фигуры, стараясь не причинить урон самим судам. То есть огня не было, только вода и воздух.
   Не выдержав совместной атаки хранителей, сферы островных магов быстро погасли. И в дело вновь вступил посох и взгляд королевы.
   После чего сильный порыв ветра развеял марево и к судам бросились настоящие гвардейцы, с мечами в руках. Но, как было видно сверху Василию и Бестану, сражаться было уже не с кем. Затем в дело вступили и стражники Тависа.
   За несколько минут корабли были очищены и на них поднялись новые экипажи. И совсем скоро военные фрегаты, подняв флаги империи, присоединились к своему флагману. На каждом из них, после небольшой перепалки между собой, утвердились у бортов, по два хранителя, в своих неизменных балахонах, но с откинутыми капюшонами.
  
   Вражеская эскадра, наблюдала за всем этим с приличного расстояния, в какие-то длинные трубы. Такого в Ирии еще не видели.
   - Что это у них, отец? - спросил Бестан.
   - Кто ж его знает? Может тоже оружие какое?
   - Эти трубки, для того чтобы далеко видеть - объяснил один из наблюдателей - у островитян они появились совсем недавно. Один из матросов как-то хвастался в харчевне. Говорил, что у его капитана такая есть. Смотришь в неё и всё, что далеко, сразу близко видится.
   - Интересно... - Промычал Бестан - значит, они видели, что корабли захвачены. И что, дальше?
   - Я думаю, что сейчас они попробуют подойти поближе и кинуть в нас чего-то магического - неуверенно высказался Василий - но, если смогут кинуть они, то сможем и мы. Смотри сынок, наши маги выстраивают защиту у входа в бухту.
   - Вижу...
   - Всем приготовиться - крикнул Василий и по переговорному артефакту передал, своё приказание на второй пост.
   Но вражеская эскадра осталась стоять на месте и меж кораблями засновали вёсельные шлюпки. И через некоторое время, всего одно судно отделилось от остальных и медленно начало приближаться ко входу в бухту.
   - Они собрали всех магов на одном корабле - высказал догадку Бестан - похоже, хотят нанести совместный магический удар по порту. Может, попробуем утопить его, отец или сжечь.
   - Это как? С такого-то расстояния?
   - Так они сами к нам плывут. Давай ветром, в их сторону. И пока они строят защиту, все вместе поднимем волну. Может получиться перевернуть его, или хотя бы мачты обломаем. Паруса-то у них, смотри, чуть-чуть полощутся. Резкий ураганный ветер, да еще волна... А потом и огонька добавим.
   - А давай попробуем, мы ничего не теряем. Может, хоть напугаем.
   Василий вновь взял в руки переговорный артефакт.
   Корабль медленно приближался. Уже стали различимы фигурки людей в пёстрых одеждах магов, сгрудившиеся на палубе и поднявшие к небу руки.
   - Достанем отсюда? - Спросил Василий одного из хранителей, что находился рядом.
   - Всё вместе, достанем - кивнул тот.
   - Тогда начали...
  
   Сильный порыв ветра, рванул паруса вражеского фрегата и тот, задрав нос, вздыбился как вставшая на задние ноги лошадь.
   Не ожидавшие такой каверзы маги, покатились по палубе.
   Следом, поднятая многометровая, тяжелая, волна опрокинула его. И тут же в него с двух сторон, с высоких скал, полетели сгустки магической плазмы. Вода вокруг, покрытого ракушками днища корабля вскипела, и к небу рванулось со свистом и грохотом облако белого пара. А мокрые доски обшивки корабля занялись огнём, как пересохшие хворостины на костре.
   - Ещё раз огнём - взревел Василий - приготовились... Давай - и сам скинул с рук магический, с человеческую голову, шар, придав ему ускорение, воздушным кулаком, сорвавшимся с рук сына. Так же поступили и остальные. Обычная практика магов, работающих в связке.
   - Не утопили, так сварили - нервно хихикнул Бестан и опустился на колени, уткнувшись ими в жесткий камень скалы.
   - Мы одержали ещё одну победу - посмотрел на императора один из хранителей - СЛАВА ИМПЕРАТОРУ - вдруг взревел он, усиливая магией свой голос.
   С другой стороны бухты прогремел ответный ликующий взрыв магических голосов. Вскоре его подхватили и в порту.
  
   - Островитяне разворачиваются. Как бы нам их остановить. Их там двадцать три, я посчитал. Сколько осталось магов? Неизвестно, пока, Но нам нужен полный штиль, как говорят моряки. Тогда можем попробовать захватить их - скороговоркой выпалил герцог Медволап и снова позвал Василису и дочь.
   - Слушаем, отец - сразу же откликнулась Тилиана - только обещай, нас не пороть - рассмеялась она.
   - Не буду - и быстро передал, то, что недавно высказал вслух Бестану и окружившим их хранителям и магам.
   Но хранители и маги, уже сами, творили заклинания, закручивая океанскую воду, образуя воронку, недалеко от эскадры. Силе имперских хранителей не смогли противостоять жалкие остатки магов, на кораблях врага. И та медленно, но верно, начала приближаться к центру воронки, всё больше растягиваясь и кружась в вихре водоворота. А сама воронка, с рёвом, сдвигалась в сторону прибрежных скал.
   - Оставьте хоть половину кораблей - поняв замысел хранителей, без надежды, попросил император, глядя на то, как вот-вот, все корабли противника превратятся в щепки...
   Но у самых скал водоворот, вдруг иссяк, и ураганный ветер погнал эскадру в сторону бухты.
   Вражеские маги уже и не помышляли о сопротивлении, на себе испытав силу великих хранителей. Как намного позже, островные маги стали называть хранителей империи Илии и Ирии.
   Шесть военных имперских кораблей, во главе со своим флагманом встретили потрёпанную эскадру и под конвоем провели в порт. Эскадра сдалась, молча, бесславно и печально.
   Три дня город воодушевлённо праздновал победу. Но не император с хранителями. Бестан, собрав внушительное ополчение и вооружив его, выдвинулся в сторону города Гензуи. Откуда пришли первые сообщения о войске, подходящем к границе двух королевств.
   Часть хранителей осталась в замке, на случай нового нападения с моря. Остальные, переодевшись в походные одежды, разместились в крестьянских телегах, конечно, только те, кто не пожелал самостоятельно трястись в сёдлах.
   Среди холмов, в дне пути от Гензуи, место выбрали Лестан с Тависом, остановились и начали обустраивать засаду. Пока войско отдыхало после долгой дороги в городе, рыли вдоль дороги глубокие ямы с острыми кольями в них, прикрывали плетёными из травы сетками. На дороге устроили завал, за ним посадили тех, кто хоть немного знаком с луком и арбалетом. Магов и хранителей разместили по вершинам холмов. Остальное ополчение и выросший в числе отряд Тависа, спрятали за холмами.
   Арбалетчикам и лучникам была доверена основная роль в засаде - обстрелять передовой вражеский отряд и быстро скрыться за холмами. И пока неповоротливое пешее войско начнёт приходить в движение, среди холмов, где развернуть строй для этого, почти, невозможно, тем более всё вокруг изрыто волчьими ямами, как назвал эти ловушки Василий, в дело вступят маги и хранители. Сейчас даже речи не было о мирном исходе. Потому все, включая Василия и Бестана, хмуро, но решительно, готовились к битве. Все понимали, да, врагов намного, намного больше, но с ними по донесениям разведки всего шесть, не очень сильных магов. У которых, даже меток ещё нет. А здесь, непобедимые и неуязвимые хранители. И это вселяло надежду в, добровольно взявших в руки оружие, горожан.
   Не отходя ни на шаг от императора, сопровождая его повсюду, окружив со всех сторон, охраняли Бестана, Гнат и шестеро самых умелых, отобранных их начальником, гвардейцев.
   Бестан ругался на такую опеку, но поделать ничего не мог. Приказ старшего боярских граничных воев не обсуждался. Будь он хоть трижды император. В дозоре, старший, и отец, и мать, и бог. Эту истину молодому скварсу вбили в сознание, еще там, на земле. И он даже и не подумывал её оспорить. Даже, по праву рождения.
  
   Всё началось на рассвете, спустя несколько дней ожидания и подготовки. Разведчики донесли, что войско, вставшее на ночь перед холмами, выступит утром. Отряд же вражеской разведки тихо пропустили мимо, как туда, так и обратно. Те, только, подивились на завал на дороге, но за ним, никого не обнаружив, поскакали дальше. Благо, что с дороги они не сходили. Или из лени, или просто, еще никогда не получали отпора от трусливых и тупых, как они считали, жителей занятых ими территорий.
   Головной отряд войска появился из-за поворота. Бравые наездники на красивых рыжих жеребцах, подтянутые и довольные, затянутые в серо-зелёную форму, элитных войск.
   Они без опасения приближались к завалу, посмеиваясь, над шутками друг друга.
   Василий, находившийся среди лучников и арбалетчиков, приподнял руку, подпуская врагов ближе. И, когда те перешли незримую черту, отмерянную им же, взмахнул ею, приглушённо вскрикнув - начали.
   Взвизгнули стрелы и арбалетные болты. Первые ряды, даже испугаться не успели, как их накрыли сотни стрел. На дороге образовалась шевелящаяся кровавая масса, заполнившее пространство между холмами криками и хрипами, умирающих и смертельно раненых людей и животных.
   Сам же Василий выпрямился во весь свой немалый рост и один за другим швырнул во врага с десяток, плюющихся искрами шаров, раскалённой магической энергии.
   Это был сигнал.
   И со всех сторон, с вершин холмов, во врага полетели, и сгустки магии, и огненные плети и воздушные кулаки, превращая войско, что уже втянулось в холмы, в неуправляемую орущую толпу. Да ещё и дорога под их ногами превратилась, вдруг, в зыбучий песок, затягивая и сковывая движения. Что еще больше внесло сумятицы и паники в ряды солдат. Вскрылись и волчьи ямы под ногами разбегающегося воинства.
   Маги попытались было оказать сопротивление, но куда там, один за другим их защиты сгорали под ударами Бестана и Гната, а стрелы Василия довершали начатое. Да ещё часть лучников разбежалась по склонам холмов, продолжая обстреливать мечущееся войско.
   Но вот задние ряды, на которые еще не обрушился магический удар, под ругань командиров подняли щиты и попытались выйти из холмов. Но тут же встретились с ополчением и стражниками Тависа. И началась рубка. Но и она продолжалась не долго.
   Из портала появились ещё хранители, во главе с Василисой и враги были смяты и растоптаны. Оставшиеся в живых вражеские воины побросали оружие и встали на колени, сдаваясь на милость победителей. Их было много, очень много.
   Виана и Тавис, прибывшие следующим порталом, открытым Тилианой, только ресницами хлопали - и куда нам их. В шахты столько не загонишь. Да и охранять их, у меня людей нет. Крестьяне этим больше не хотят заниматься. С приходом императора и королевы, всё изменилось, их никто не грабит, и они возвращаются в свои деревни, и к своей земле.
   - Это ваше дело - только и бросил им Бестан, зычно крикнув гвардейцам и ополчению - собрать оружие. Живых на дорогу, связать и охранять, мёртвых в волчьи ямы. Выполнять, вашу мать...
   К Василию тихо подошли разведчики из стражи.
   - Ваша светлость, там ещё обоз, длинной, не меньше этого войска. К холмам подходит.
   - Возьмите у барона Тависа людей и приберите его. Но за вами, и дорога, и округа, будьте внимательны и не расслабляйтесь. Война этой победой не закончилась.
   - Там конная охрана...
   - А вы, что безлошадные? - Вперил он взгляд в одного из разведчиков, с нашивкой десятника на рукаве - ладно - махнул рукой Василий - я с вами пойду. Приведите мне, во-он того рыжего красавца.
   Он рукой указал на лошадь, оставшуюся без наездника - за своей, идти далеко.
   Тут за рукав его дернул подошедший сзади сын - отец, надо Гензую брать, прямо сейчас. Там и шахты и серебряные рудники до войны были. Назначу пока наместником, на кого граф Лестан укажет. Пусть они с графом и разбираются с пленными.
   Василий снова посмотрел на разведчиков - ну, что скажите...
   - А, что сказать Ваша светлость, Ваше Величество - начал отвечать десятник - гарнизон там... Около пятидесяти человек, один маг и охрана главы города двадцать три человека. Стен у города нет, сами островитяне их и разрушили, еще год назад, когда в город входили.
   - Нормально... - задумчиво почесал затылок Василий и мысленно обратился к жене.
   - Что скажешь, Василиса?
   - Надо, берите - ответила та, с нескрываемым смешком - что я ещё могу сказать, буду возражать, выпорешь, ведь.
  - Слышал Бест? - Вновь повернулся он к сыну, усмехнувшись в редкую бородку словам жены - командуй построение. Скажи, что-нибудь народу и пошли на Гензую.
   - Ты с нами? - Перевёл он взгляд на подошедшую Василису.
   - Нет, я в замок, там Тила одна...
   - Правильно Василисушка, нельзя оставлять её одну. Давай, и присмотри там за всем.
   - Присмотрю, Вася. Будь осторожен и Беста сбереги. Ну... Я пошла.
   И Василиса, окрикнув хранителей, что пришли с ней, открыла врата, пропустила их вперёд и, не оглянувшись, ушла.
   После короткого построения и немногословной речи императора, он же дал распоряжение Тавису, разбить своё немногочисленное воинство на сотни. А не на десятки как было ранее. Из них вышло две сотни тайной стражи в чёрных мундирах и четыре сотни ополчения, одетых, кто во что горазд, но все с оружием. Многие уже с довольно приличным, трофейным, украшенным драгоценными камнями и золотом.
   - Потери, тридцать восемь человек - отчитался тот, после исполнения приказа - моих нет, только ополченцы. Пленных две тысячи.
   - Понятно - Хмуро ответил император - сотню ополчения оставь с пленными и обозом. Пусть здесь и сидят. Остальным прикажи быть у стен Гензуи, завтра на рассвете. Но только, чтобы шли не по дороге. К каждому сотнику ополчения приставь по десятку своих. Крестьян не грабить, объяви, за любое неподчинение приказам, смерть. За провиантом в дорогу, десятники пусть подходят к обозу, там вы с графиней разберётесь, что к чему. И вот тебе артефакты - он передал Тавису холщовый мешочек и деревянную коробочку с чем-то позвякивающим внутри - здесь переговорное устройство и якорь для врат, впрочем, графиня знает. Кстати, а где она сама?
  - Приводит в исполнение приговоры... По законам военного времени. Четверо ополченцев подрались из-за трофеев, двое убиты, один не жилец...
   - Понятно... Мы с герцогом и хранителями, будем у стен города, как только Виана активирует артефакт. Хранители не выдержат еще одного перехода, им надо отдохнуть. И докладывайте постоянно, в любое время. Переговорный артефакт привязан к тебе и графине. Да казна, что в обозе... Распорядитесь ею, с Вианой, с умом. На этом всё. Исполняй барон.
   - Да, Ваше императорское величество...
  
   Василий с сыном держали врата, дожидаясь, когда последний хранитель, кряхтя, пройдёт во двор замка. Затем и сами, вместе с гвардейцами, присоединились к ним.
   А в замке их ждал сюрприз. Двор украшен праздничными, разноцветными лентами и гимн победителей, отражающийся от стен, радостно исполняющийся всеми обитателями замка.
   Когда отзвучали последние звуки гимна, Бестан, по подсказке хранителя традиций вышел вперёд и низко поклонился своим подданным. В ответ не прозвучало ни звука. Но когда император выпрямился, подданные, всё в той же тишине, торжественно опустились на колени, отбивая ладонями такты гимна признания власти императора. Среди опустившихся на колени, осталась стоять только королева, высоко и гордо вскинув подбородок, но, как и все, отбивавшая ладонями древний гимн.
   Император вновь поклонился, но теперь уже только королеве и вскинул руки, требуя слова.
   За его спиной хранитель традиций взмахнул своим посохом, и такты гимна резко оборвались.
   - Император говорит - громогласно проревел он.
   Бестан, не задумываясь, повторял слова сестры и матери, что непрерывным потоком лились ему в голову. Как же, всю ночь, Василиса с Тилианой сочиняли эту речь.
   В речи особо были отмечены заслуги хранителей, магов и имперской знати, что сейчас налаживала мирную жизнь в близлежащих городах. Вскользь упомянуты имена графа Лестана и графини Вианы. И, конечно же, особое место в речи отводилось простому народу империи.
   Император, закончив речь, опять низко поклонился и попросил подданных подняться, объявив, что война продолжается, и праздновать победу будем, тогда, когда изгоним врага со своей земли. А сейчас много неотложных дел. И коротко извинившись, и подхватив под руку сестру, быстрым шагом прошагал в широко раскрытые двери замка.
   Но праздник в замке на этом не закончился. Знать и хранители, не задействованные в завтрашнем захвате Гензуи, продолжили его в обеденном зале, где были накрыты праздничные столы, а бальный зал украшен, и музыканты уже заняли свои места.
   Открыть торжественный ужин, а потом и бал, хранитель традиций попросил Тилиану, раз уж император занят. И королеве ничего другого не оставалось, как согласиться. Да и самой ей, уж очень, потанцевать хотелось. Чего уж тут...
  
   В Гензую вошли с разных сторон, не встретив сопротивления. По донесениям разведчиков Тависа, ещё с вечера гарнизон островитян и северян разбежался. Не нашли ни мага, ни наместника, ни городской казны.
   Ну, и ладно... И Виана с Тависом занялись рутинной работой по обеспечению в городе спокойствия и порядка. Благо опыт уже имелся. Тем более в городе всё время оккупации скрывались два средней руки мага и очень сильный целитель. Теперь и они служили императору и тайной страже. Сами пришли, и клятвы добровольно принесли. Василий с Бестаном, только, проверили чистоту их помыслов и остались довольны. После чего вернулись, вместе с хранителями, в замок.
   - И так господа хранители - взял слово император на привычном, уже теперь ему, совете хранителей - мы с вами освободили целый домен. Домен герцога Гензуйского. Но, как мне доложил наш уважаемый хранитель традиций, самого герцога, являющегося племянником его величества короля Ирии Ладитана двенадцатого, казнили островитяне, как и всю его семью. Да будут благосклонны боги к памяти этих достойнейших подданных королевства. Но, господа... Нам нужен здесь, наместник, сегодня и сейчас. Я жду от вас предложений.
   - А, что тут думать, Ваше величество - поднялся, откинув капюшон, хранитель образа Ирии - герцог Медволап. Где тот домен Медволап? Где-то за океаном? Так пусть там и остаётся. А герцог Медволап Гензуйский здесь - хохотнул он, но тут же серьёзно добавил - герцог как никто другой заслуживает, и титула, и чести. Его преданность империи и лично вам Ваше величество неоспорима и очевидна. Вот это и есть моё предложение.
   Хранитель осмотрел капюшоны притихших хранителей.
   - Согласен - поднялся хранитель воды, обнажая лысый череп.
   - Согласен - поднялся и хранитель земли.
   - Согласен...
   - Согласен...
   - Согласен...
   И так, с этим, одним, словом - согласен - поднялись все хранители и требовательно повернули головы к хранителю традиций.
   Тот, немного замешкавшись, врезал своим посохом о мрамор пола и громко выкрикнул - ДА БУДЕТ ТАК!
   Сверкнула молния, прогремел гром и растерянного Василия, стоявшего за спиной сына и дочери, рядом с Гнатом, окутала серая дымка, медленно истаивая.
   - Магия приняла Его светлость Василия ден дел Медволап Гензуйского - донёс, громоподобно, до всех хранитель традиций, а сам мысленно инструктировал Василия - встань на одно колено перед императором и королевой, произнеси слова клятвы, повторяй за мной... Вы тоже Тилиана, Бестан вставайте и примите торжественные позы.
   Процедура не заняла много времени. Василий повторил за хранителем слова клятвы, взрезал ладонь и пролил кровь на меч императора, в знак того, что готов отдать всю свою кровь и всю свою жизнь, защищая империю и императора. Затем те же слова произнёс и в адрес королевы, испачкав подол её платья кровью и отрезав его часть, в знак преданности и почитания. Торжественно приложив лоскут к сердцу.
   - Сколько у нас доменов? - Хихикнула мысленно Тилиана - так никаких платьев не напасёшься.
   - Тише, тише Тила, не смеши отца. Он сейчас на взводе, ещё вычудит чего-нибудь - попеняла ей Василиса.
   Василий кивнул и улыбнулся одними глазами, слов не было, как и мыслей, только эмоции. Не каждый день, вот так торжественно, его, его простого боярского воя, провозглашают истинным, а не самозваным герцогом.
  
   Хранители склонили головы, таким образом, выражая поздравления Василию. И тот в ответ отвесил им низкий поклон, в знак благодарности.
   А хранитель, тем временем, перешёл к следующему вопросу, вновь предоставляя слово императору.
   - И так господа, у нас на сегодня остался ещё один не решённый вопрос - обвёл Бестан взглядом, вновь занявших свои места хранителей - Господин хранитель традиций подал прошение на выход из совета хранителей. Снять, принесённые им клятвы мы конечно не в силах, хранитель, это навсегда. Но удовлетворить его прошение можем. Как и вернуть титул, лишив всех привилегий хранителя. И ещё одно, НО, господа. Бывший граф Иоланд ото дел Кант, принял моё встречное предложение, он согласился остаться моим советником и церемониймейстером, пока не подготовит себе замену, или не пройдёт соответствующие испытания новый хранитель традиций. Что скажите?
   По залу пробежал ропот и через силу, кряхтя, поднялся самый старый хранитель, хранитель времени Ирии.
   - Зачем Йоланд? - задал он один единственный вопрос и снова сел.
   - Я устал, господа... Устал от наших склок... Устал от одиночества... Устал от всей этой нашей пустой болтовни... Если бы не император и королева, мы бы так и грызлись, просиживая штаны в грязных тавернах, строя воздушные замки и постепенно истаивая. Но теперь у меня появилось дело, одобренное Их Величествами, я берусь за восстановление университета магии, И если вы дадите согласие, на мой выход из совета, я целиком и полностью посвящу себя этому делу. А еще, господа, я вновь решил жениться. И моя избранница уже дала согласие. Всё...
   - Но ведь, ты Йоланд при всём при том, так и останешься хранителем. И по первому требования императора должен будешь исполнить его волю - послышался тихий голос с места.
   - Я исполню волю императора. Пусть я не боевой маг, но если надо будет защитить свою землю, я возьму в руки и меч. Но сейчас от меня больше пользы для империи будет в другом деле. А не на поле брани. Из пепла двух королевств рождается новая империя и ей нужны не только воины. А мне и правда - немного убавив пыл своего голоса, продолжил тише хранитель - надоело долбить пол своей палкой и орать - ДА БУДЕТ ТАК - призывая в судьи магию. А замену я себе подготовлю, лет за пять. За одно, надеюсь, восстановлю и университет. И после нашей победы приглашу вас всех преподавателями. Ведь в мирное время в вас надобности уже не будет. И вы снова будете просиживать штаны в совете, и давать никчёмные советы императору и королеве. А я не хочу, давать советы императору. Я хочу передать свои знания молодым и одарённым, будущему империи.
   - Эк, ты хватил, Йоланд - поднялся один из хранителей - но я согласен, рождается империя и ей нужны не только воины. Я готов проголосовать за твой выход из совета и всего того, что отсюда вытекает. Так же как и принимаю твоё предложение, после победы, послужить преподавателем в твоём университете, господин ректор.
   Так со спорами и хитрыми оговорками, но отставку хранители приняли. На том совет и закрыл, первый раз, сам император.
  
   После совета и ужина Тилиана скрылась в своём кабинете и строго настрого запретила её беспокоить.
   Бестан же пожав плечами на это, отправился в тренировочный зал размяться перед сном. Утащив с собой и начальника личной гвардии.
  Василий, оставшись наедине с Василисой, растопил камин в их кабинете и расслабленно откинулся в кресле.
   - Ну, что скажешь родная?
   - Это ты о чём, сейчас Вася?
   - О совете, о нашем титуле, о твоём здоровье, нет твоё здоровье, и здоровье наших детей на первом месте, а уж всё остальное, потом.
   - Домой хочу, к Егору - пристально посмотрела на него жена.
   - Я тоже родная. Поверь, я тоже хочу домой, но ты же понимаешь...
   - Понимаю...
   Василиса ласково, как раньше, подошла и потрепала мужа по волосам. Василий притянул её к себе и усадил на колени. Молча, уткнулся носом в её волосы, втягивая родной запах.
   - Месяц уже прошёл, как мы с тобой не видели сына - отстранённо проговорила Василиса - А без хранителя времени, мы не сможем открыть межмировой портал. Богдан вернуться не может, сильно занят. Они там с графом тоже не сидят, сложа руки, освободили уже весь домен. Целых шесть крупных городов. Тила им вчера еще денег дала, сама ходила, я портал держала. У них в ближайших планах, освободить ещё и соседний. Тогда вся северная гряда будет под контролем графа Варгаса. Да, и еще, отыскался какой-то отпрыск казнённого северного герцога и пытается командовать Варгусом. Но пока волей императора его сдерживает Богдан. Не оставляет Варгуса ни на минуту. Но тот руки тянет, не столько к мечу, сколько к деньгам. Может, сходите с Бестаном, посмотрите, что там и как. По моим расчётам, корабль еще в пути будет суток трое.
   - Завтра с утра и сходим, а вы с Тилой тут справитесь? Кстати, а где Лестан?
   - В порту Гебароса. Там купцы из Нарии, требуют разрешить им свободный и безпошлинный вход в бухту, для торговли, так он организовывает там таможню. Всё же налог с купеческой торговли, брать надо. И гильдии ремесленные восстанавливать.
   - Хорошо, но на вас, на ваши плечи, лег, ещё и Гант и Гензуя. Или ты думаешь, Виана с Тависом справятся?
   - Даже не сомневаюсь. Виана умная девочка.
   - Это хорошо, раз ты уверена, тогда и я спокоен. А, что там, на границе с Нарией?
   - Да, ничего интересного. Самун на полномасштабную войну не решается. Больше свои границы защищает. Ладно, хоть магов островных на себя оттянул. И нам и северу полегче. Сам-то, что думаешь?
   - Хочу ещё один порт заблокировать. Бывшей столицы. Или разрушить. Но здесь надо решать с графиней Илизи ото дел Шате. Она там полноправная хозяйка и своего не отдаст.
   - Да я помню. И мне кажется, она и на Бестана, плевала с высокой колокольни. Могут быть проблемы.
   - Да, я тоже так подумал, но посмотрим... Сначала, утопим острова, а там видно будет. Слушай, у нас теперь и свой замок есть. Я не узнавал еще, но должен же быть.
   - Да брось ты Вася, какой замок сейчас...
   - Какой, какой... Вот если бы вы с Тилой там постоянный портал организовали, который от какого-нибудь артефакта работал, да придумали артефакт, чтобы время останавливал. Можно было бы ходить туда-сюда, хоть каждый день.
   - Так Тила над этим сейчас и работает. Только мы хотели здесь его поставить. Но твоя идея получше будет, меньше любопытных глаз. Завтра Сержа попрошу всё разузнать про замок. А, как ты думаешь, Вася, мы здесь навсегда?
   - Нет - твёрдо ответил тот - я домой хочу, там наш дом. Там, моя пекарня. И там мы ещё долг боярину не уплатили, за отца твоего. А здесь будем появляться, время, от времени, или когда в нас нужда появится. Бестан с Тилой скоро совсем независимыми станут и няньки им будут уже не нужны. Но пока мы им нужны и мы с тобой здесь.
   Василиса обняла за шею мужа и тихонько всхлипнула у него на груди.
  
   На следующий день Василий с Бестаном ушли на север. Портал открыли не далеко от стен города Иртаста.
   Бросив страже у ворот города по медяку, одетые в одежду наёмников, Василий с сыном, отправились на поиски жилья.
   Город изменился, и очень сильно. Ранее пустынные улицы, заполнены народом. Особенно центр и рыночная площадь. В тавернах все столики и комнаты заняты. Так что, перемерив шагами весь город вдоль и поперёк, жилья они так и не нашли. И решили, вновь вернуться на рынок. Что бы узнать у торговцев, может, кто из горожан сдаёт комнаты, или дом.
   Здесь они и выяснили, что наплыв народа в город обусловлен ежегодной ярмаркой вина, проходящей в Иртасте с незапамятных времён. Потому и съехались сюда виноделы и покупатели со всего домена. И не только. Но и тут им не повезло. И Василий направил свои и сына стопы на выход из города, надеясь попытать счастья в пригороде.
   Сдающуюся комнату, после расспросов местных жителей, всё-таки нашли. И даже с завтраками и ужинами.
   Пригород, за время отсутствия Василия, изменился ещё сильнее, чем город, всюду шло строительство. Угадывались длинные широкие улицы. Пусть пока и не ухоженные, грязные и пыльные, но уже не напоминали те унылые, в прошлом, улочки, с пустыми, темными провалами окон домов, среди странных , для землян, деревьев.
   Нашёлся и столик в трактире, где Василий с Бестаном, вкусно и недорого пообедали.
   - Ну что сын, пора пообщаться с нашим хранителем времени - отвалившись на высокую спинку тяжёлого стула, и отодвигая от себя, пустую, из обожжённой глины, тарелку, проговорил Василий.
   - Давай, я тоже послушаю...
   Василий, прикрыв глаза, позвал хранителя - Богдан, где ты старый скварс, а ну, отвечай.
   Хранитель отозвался сразу.
   - Василий? Ваша светлость?
   - Узнал - усмехнулся герцог - а ну кА, предстань пред ясные очи императора, только пока без графа. Мы в "весёлой северянке". Ждём.
   - Сейчас, Ваше величество, я быстро... Ну наконец-то... Я ждал вас... Ваше величество.
   Василий заказал себе лёгкого вина, а сыну сока и задумчиво спросил Бестана - тебе мать рассказала, что тут творится?
   - Тила рассказывала - кивнул тот.
   - И?
   - Не знаю пока, посмотрим. В любом случае, если он наш родственник, то должен удержать вот это - и вытащил из кармана перстень.
   Точно такой же, какой был сейчас на пальце и у Василия, как символ принадлежности к правящей династии.
   - Если нет, то умрёт. Тила так говорит. В любом случае посмотрим, что у него в голове.
   - Ну-ну, сынок. Только сгоряча не руби.
   - Не буду, отец. Сначала послушаю, что скажет хранитель.
   Василий отметил про себя, что сын, сказал, не послушаем, как раньше, а послушаю... Посмотрел на него, но сказать было нечего. И он, только, неопределённо хмыкнул.
  
  
   Хранитель ворвался в трактир, чуть не сбив, троих подвыпивших наёмников и обведя глазами, небольшое светлое помещение, извинившись мимоходом перед наёмниками, кинулся к их столу.
   Один из наёмников выругавшись, неверной походкой направился за ним.
   - Слышь, ты, старик, кто тебя учил манерам. С тебя выпивка, мне и моим друзьям, иначе я тебя укорочу, на целую голову. Или не на целую... И никакой император тебе не поможет. Иш, суды они придумали... Я сам себе, и судья, и палач...
   И протянул было руку, что бы схватить Богдана за лёгкую, песочного цвета рубашку.
   Но рука, ухватила только воздух, а в следующее мгновение, он уже лежал под столом и на его горле стоял сапог Василия. Хотя сам Василий, даже не встал со своего места.
   - Ик... - Послышалось из-под стола.
   Его друзья посмотрели на своего товарища и решили не связываться с наёмником, напоминающим гору, среди пустыни. Переглянулись, и торопливо покинули трактир.
   Василий же, подозвал улыбающегося вышибалу, что скалил зубы рядом со стойкой, и вежливо попросил его вынести это мясо на улицу, а лучше на свинарник, и подкрепил свою просьбу, серебряной монетой.
   Вышибала всё с той же белозубой улыбкой подошёл к столу и, положив монету в карман, спросил - это как вы его? Я даже и не заметил.
   Василий лишь улыбнулся в ответ - уберите это уважаемый и проследите, что бы нам больше никто не мешал.
   - Сделаю... - Кивнул тот, вытаскивая за ногу, мычащего под столом наёмника.
  
   Хранитель, дождавшись, когда вышибала утащит незадачливого пьяного хулигана и, отерев, рукавом, пот со лба, пододвинул к себе стул. Плюхнулся на него и тихо, чуть слышно, проговорил - Ваше величество, Ваша светлость....
   - Ладно тебе Богдан, потом расшаркиваться будешь, что у вас тут? Бестан вон, прямо сам не свой...
   - Да ничего такого, так небольшие неурядицы у графа с герцогским отпрыском... А так всё нормально... Воюем помаленьку... И... Простите... Есть у меня, ещё и личная просьба...
   Хранитель просительно посмотрел на Бестана.
   - Давайте Богдан, с личной... - Кивнул тот, улыбнувшись.
   - Хочу выйти из совета, я, как и Йоланд не боевой маг - выпалил он, набравшись храбрости, и опустил глаза в стол.
   - Быстро у нас новости разлетаются - рассмеялся Бест.
   - Йоланд сам сказал, что его прошение рассмотрено и удовлетворено... Мы вчера вечером с ним, сразу после совета, говорили.
   - Сочиняйте прошение, я представлю его совету... Но, вы ведь понимаете, я могу только поддержать ваше прошение, всё остальное зависит от самого совета.
   - Да, я понимаю, вот прошение... - И вытащил из-под рубашки туго скрученный свиток.
   - Подготовился - тихо посмеялся Василий - что, тоже нашёл себе красавицу?
  - Нашёл Василий, и дом купил... И... Простите... Возвращаться в замок не хочу. Я в прошлом из купеческого рода, и на титулы не претендую. А вот подтверждение графского титула, бывшему барону дел Варгас, просто необходимо. Достал его этот сопливый герцог. Ещё требует, деньги, что вы нам на содержание войска и порядка в домене выдаёте, передать ему, как истинному хозяину этих земель. Своих-то, у нас, пока нет. Налоги ещё не собираются, не с чего. Поля и виноградники только-только восстанавливать начали.
   - Хозяину - зло усмехнулся Бестан - я мать его, покажу, кто здесь хозяин. Где он был, этот отпрыск, когда вы домен освобождали.
   - Не мы, а вы, Ва... Э-э... Бест.
   На что, Бестан только рукой махнул.
   - Ладно, Богдан - серьёзным тоном проговорил Василий - вези нас к графу, у нас не так много времени. Завтра нам нужно вернуться.
   Хранитель вскочил.
   - Он здесь... - И виновато опустил глаза - я не мог оставить его наедине... Ну с... Этим... Граф его просто прирежет.
   - Герцогом - помог ему Бестан с таким "сложным" и труднопроизносимым для него словом - и вы хотите сказать, что и он здесь?
   - Здесь... Звать?
   - Зовите, хранитель, только очистите этот трактир от посетителей, волей графа. Не надо пока никому знать, что мы с герцогом здесь.
   - Это запросто, тем более это мой трактир.
   Через пять минут, трактир был пуст, а за стойку из внутренних помещений вышла женщина. И отпустила вышибалу.
   - Даже так? - Рассмеялся Василий - а эта приятная женщина за стойкой и есть твоя, Богдан, избранница?
   - Э-э... Да... Залиса, подойди, дорогая, я представлю тебя, э-э, господам - позвал он женщину.
   Миловидная женщина лет тридцати, тридцати пяти, нерешительно и с вопросительным взглядом, вышла из-за стойки.
   - Баронесса Залиса ото дел Варгас - отрекомендовал её хранитель.
   - Баронесса? - Изумился Василий, приподнимаясь - да ещё и Варгас?
   - Да, мм-м...
   - Ваше императорское величество и Ваша светлость - подсказал ей хранитель...
   У баронессы как будто землю из-под ног выбили, и она рухнула на колени перед Бестаном и Василием, низко склонив голову.
   - Поднимитесь баронесса - воскликнул, вскочивший Бест и, обежав стол, подхватил её под руку, помогая подняться.
   С другой стороны, ему помог хранитель.
   - Значит, вы сестра нашего графа? - спокойно спросил Василий, тоже, окончательно поднявшись со стула.
   - Да, ваша светлость - склонила голову та.
   - И стоите за стойкой в трактире?
   - Не совсем так, Ваша светлость. Господин хранитель выкупил у нас с братьями этот трактир. И попросил меня управлять им. Но до этого, да, я была тут хозяйкой. Надо же было как-то выживать, все эти пятнадцать лет - подняла она глаза на Василия - нас трое осталось, на улице, когда северяне убили родителей и выгнали всех из замка. Дотас, с младшим братом, на деньги, что успел передать им отец, купили, тогда, этот трактир... Мне ещё и семнадцати не было...
   - Да, уж, досталось вам... Но теперь ваш брат граф и замок свободен.
   - Замок молодой герцог забрал, его фамильный-то, северяне разрушили.
   - Забрал? - Опять воскликнул Бестан и отпустил руку баронессы, которую всё ещё держал - как так, забрал? И посмотрел на хранителя.
   - Я, Ваше величество, пока, не вмешиваюсь в эти дела. Что я хранитель знает только семья Варгас, остальные считают, что я ваш представитель, здесь, на севере. Да, и по законам королевства, герцог, здесь, полновластный хозяин. Это его наследственный домен. А я, как ваш представитель, только контролирую, казённые деньги. Потому они ещё и в руках графа.
   - Во, дела, отец. Надо же... Хорошо зовите, хранитель, и графа и молодого герцога. Интересно на него посмотреть. Да, и не говорите пока, кто я. Любопытно мне, как он поведёт себя, с простыми наёмниками. И предупредите об этом графа.
   - Да, ваше величество - чуть склонив голову, ответил Богдан и направился к выходу.
  
   - Что здесь происходит? - визжал молодой человек лет пятнадцати - вы ответите за это барон. Завтра же вышвырну вас из домена.
   - Интересно, как? - отвечал, посмеиваясь, граф Дотас, входя и, придерживая огромной рукой за ворот визжащего подростка.
   - О, разбойник Варгус - направился к нему, раскинув руки Василий.
   Тот отпустил парня и ступил Василию навстречу. Обнялись по-дружески, похлопав друг друга по спинам. Разошлись, и Василий спросил, оглядев подростка с ног до головы - а это... Кого ты привёл Дотас? И почему он так неуважительно относится к твоему титулу, дарованному императором.
   - На колени - вновь взвизгнул парнишка, кривя детское лицо - я герцог. И обращаться ко мне надо Ваша светлость, понял, презренный?
   - О-о, герцог? Ну, простите, Ваша светлость - издевательски склонив на бок голову, произнёс Василий, всё ещё разглядывая его - и чем докажите?
   - Да, и где ваш фамильный перстень? - Разнёсся по залу трактира весёлый голос Бестана.
   Тот, сверкнув на него глазами, подскочил и размахнулся для пощёчины. Но тут же отлетел к самым дверям, теряя на лету зубы.
   - Казнить - бросил Бестан, вытирая о штаны сбитые костяшки руки.
   - Это мы запросто, Ваше императорское величество - оживился граф, медленно вытягивая из ножен меч.
   Парнишка от страха и ошеломляющего удара в лицо забился в угол и закрыл лицо руками.
   Дотас, поднял его за воротник, но тот не выдержал и оторвался.
   - Вставай, герцог, и пойдём, я тебе голову отрублю, по приказу Его величества.
   Парнишка, заверещал ещё громче - не надо, не надо дяденька Дотас...
   - Умри, хоть, как человек, тряпка...
   - Погодите, граф - остановил Дотаса, Бестан, всё с той же улыбкой - дайте я посмотрю на этого, отпрыска, некогда достойного рода.
   - Встань, Грун, и подойди к императору, как положено, если ты герцог.
   Но тот даже не пошевелился.
   - Уже не надо, я и так всё вижу - серьёзно проговорил, Бестан - за обман и присвоение титула, ему не принадлежащего, по закону его положено казнить. Но я спрошу совета, у вас граф, в первую очередь, ведь, это вы его где-то откопали. Что с ним делать?
   У графа глаза на лоб полезли - как, Ваше величество? Не принадлежащего титула...
   - Он бастард, его мать, одна из служанок, в замке герцога. И нет никаких доказательств, даже этого, только слова его матери. Но в нём есть частичка крови, нашей семьи. Я вижу. Его мать сказала, что он может стать наследником герцога. Если будет вести себя правильно, но как правильно, не сказала. Сейчас он об этом думает, я глубже даже и не смотрел. Это болезненно, для него, конечно.
   Василий, в голос рассмеялся - хорош герцог... Забирай его Дотас, и пристрой в свою армию, пусть хоть меч научится держать, а не визжать. Казнить ты его всегда успеешь. Тем более повеление императора на это есть. И повод, нападение на императора.
   Граф кивнул и одним движением вышвырнул парнишку за дверь, наказав своим, что бы, глаз с него не спускали.
   - Богдан - посмотрел на хранителя Василий - а ты-то, куда глядел?
   Тот, склонил голову - простите, Ваша светлость, но я, как уже говорил, купеческого сословия и лезть в дела знати не имею права. Я хранитель земли нашей, а не полномочный представитель, как все здесь считают.
   - Ладно, Богдан, проехали - махнул, в свою очередь, рукой Василий и направился назад, к столу.
   - Залиса - окликнул сестру граф, сверкнув глазами в сторону стола с одними пустыми кружками.
   Та, вздрогнув, унеслась за стойку.
   Разговор получился долгий, засиделись за полночь, но плодотворный. Постояльцы верхних этажей трактира, проходили через чёрный ход, обеды и ужины им подавали тем же путём. А на лестнице, что вела из зала, замерли, истуканами, с обнажёнными мечами, воины графа.
   Затем, в закрытой коляске, Василия и императора отвезли в снятые ими комнаты, а дом окружили тройным кольцом его же люди.
  
   В полдень следующего дня, Бестан стоял на знакомых ступенях дома управляющего, на центральной площади города. Окружённый, не меньше, чем полутысячей воинов и тройным кольцом магических щитов, созданных Василием. Толпа на площади ревела. Иголке упасть негде. А на голове императора сверкал золотой обруч власти. Он произносил речь, всю ночь готовившую, Василиса и Тилиана.
  
   При расставании, Бестан передал графу свиток, запечатанный его личной печатью, с указом о даровании барону, графского титула.
   Вечером того же дня, Василий и Бестан вернулись в замок.
  
   Прошло ещё несколько дней. Чуть больше, чем рассчитывала Василиса, на выход корабля в заданную точку для нанесения удара по островам. Всё это время Лестаном и Вианой собиралась армия. Продовольственные склады пустели с каждым днём, как и городская казна. Но не подвели крестьяне, подвозившие продукты и, сдаваемые, по более или менее приемлемым ценам. Фуражиры тоже не сидели без дела. Лестану пришлось несколько раз ходить в свой замок и забираться в казну, государственную.
   Но вот пришёл сигнал об активации артефакта врат и все, кто был задействован в плане нанесения удара, с замиранием сердца, приготовились к переходу. А набралось их не много, ни мало, а тридцать человек.
   И вот, втроём, Тилиана, Василиса и Бестан открыли врата. Василий командовал переходом. Врата по плану, должны быть открыты всё то время, что будет продолжаться воздействие. Для этого вокруг Императора, королевы и герцогини, собрались все оставшиеся хранители и маги, готовившиеся отдать свою энергию для поддержания врат.
  
   Гул содрогнувшейся земли, объял ужасом даже хранителей по ту сторону врат. Хотя все и были готовы к этому. На палубе же, почти половина повалилась на колени, Но державший себя в железных тисках воли Василий, закусив губу, где уговорами, а где и несильными подзатыльниками приводил их в чувство, поднимая. Отступать было уже поздно. Стена воды росла с каждым мгновением. Судно стремительно падало в бездну. Что ещё больше выводило сознание людей на границу животного страха. Подул лёгкий ветерок, постепенно перерастая в бурю, а потом и в сокрушающий ураган и стена воды сдвинулась, все ускоряясь и ускоряясь, волоча за собой как щепку, казалось бы, такое огромное судно. Но для океана оно всё одно, было просто щепкой.
   - Уходим - проорал в наступившей, вдруг, тишине, Василий - быстрее, уходим...
   И все, толпой, не так, как было распланировано, бросились к вратам.
   Тилиана, вовремя, мысленно приказала брату и матери раздвинуть границы врат. Остальные же маги и хранители, взявшись за руки, подпитывали их своей магической энергией.
   Последним прошёл врата Василий и, портал с громким хлопком схлопнулся. Все, кто держал и помогал держать врата, попадали без сил.
  
   Лестан держал коробочку переговорного устройства в руке, магически усилив, то, что говорит Илизи, очистившая берег от своих подданых.
   Восторгу в её голосе, не было предела, она кричала в коробочку так, что, в конце концов, сорвала голос и потом просто хрипела. Комментируя происходящее на море и в порту. Которого, по сути уже не существовало, как и вражеского флота. Исчез, и лагерь обучения, и казармы.
  
   Точечного удара не получилось. Это подтвердили моряки вражеского флота, выкинутые вместе с кораблями на берег, но оставшиеся в живых.
   Волна смыла не два, три центральных острова, а несколько десятков. Погибли сотни тысяч людей. Но сейчас, никто об этом не задумывался. Срочно в сторону Илии выступили наскоро собранные войска, обрастая в пути, все новыми и новыми группами ополченцев с разных городов и селений. Начали наступление и войска Нарии. С севера по близлежащим провинциям ударил Граф Дотас.
  
   Кровопролитие не длилось долго. Весть о большой волне, смывшей всё и вся, быстро облетела, войска захватчиков. В этом деле сильно преуспели разведчики Тависа. И спустя два месяца Илия и Ирия были освобождены. Почти миллионные, захватнические силы, уничтожены или частично взяты в плен. Началась пора становления империи. Империи молодого императора, по праву рождения, Бестана первого.
  ЭПИЛОГ.
   Василий и Василиса сидели в саду, под раскидистой яблоней и сквозь ветки смотрели на синее, синее небо. На руках, округлившейся в талии, женщины сопя и непоседливо выкручиваясь, возился Егорка.
   - Как хорошо дома, Василисушка - мечтательно протянул Василий.
   - Да-а, вот только, как там Гнат и Анна, тем более, у неё пузо уже на нос вылезло. Зря он утянул её туда.
   Василий рассмеялся - это, кто, кого утянул... Она бы, не в жизнь, руки не расцепила, хоть отруби.
   - Да-а уж, Вася, девка огонь и кремень одновременно... Будем надеяться, ей в нашем замке будет хорошо, а там, рядом и замок Тилы.
   - Ты думаешь, она живёт в нашем замке? Спорим, что в замке Тилианы, я даже думаю, что в её покоях. И их обеих Гнат охраняет. Он же теперь начальник личной гвардии королевы, граф Гнат ото дел Гензуя. И магистр магии воды. Вот кому не позавидуешь, В эти три дня, пока мы здесь, так это Бестану. Думаю, он вот-вот появится и прикажет нам с тобой возвращаться в новую строящуюся столицу, в самом сердце империи.
   Василий с улыбкой откинулся на мягкую нежную траву сада и потянулся в неге - как хоро...
   Договорить ему не дал хлопок открывшегося портала, из него выпрыгнул Бестан и бегом направился в сад, знал, где любимое их место, даже не заглянув в дом к невесте.
   - Матушка, отец - прокричал он, лишь завидев их - пошли, выручайте... Я за вами...
   И повернул, не сбавляя бега к дому.
   - Ну, что я говорил? - С улыбкой проговорил Василий - пошли собираться, что ли, пока наш император со скварсом милуется.
  
  
  
   28.05.20. А. Шкин.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   -
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"