Школьный Психолог: другие произведения.

Психология толпы: обзор исследований

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.45*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Работа выполнена Кудиновым Д.Д.

  Кудинов Д.Д.
  
  
  Психология толпы. Обзор исследований
  
  
  ВВЕДЕНИЕ
  
   Профессиональный интерес специалистов по социологии и психологии к анализу массового поведения возник еще в XIX веке. Более того, психология толпы стала одной из основ фундамента зарождающейся в ту пору социальной психологии. С тех времен идеи основоположников этого направления переосмысливались последователями, часто подвергались критике, принимали извращенные формы (идеология фашизма). Тем не менее, важность изучения данной проблемы с течением времени не снизилась. Наоборот, окружающая нас действительность конкретными примерами доказывает, что у современных психологов есть необходимость вновь и вновь обращаться к трудам Лебона, Фрейда и пр., чтобы яснее представлять себе те механизмы, которые стирают индивидуальность человека, попавшего в толпу, и заставляют его действовать и принимать решения, не соотносимые с его истинными желаниями, потребностями, интересами.
   В данной работе мы попытаемся решить следующие задачи:
  - проследить ход развития психологии толпы в России и за рубежом;
  - определить методы изучения массового поведения;
  - рассмотреть основные виды толпы;
  - описать основные механизмы воздействия в толпе в контексте различных психологических теорий.
   При подготовке данной работы использовались труды известных ученых - психологов, социологов, учебные издания по социальной психологии, а также источники по психологии в сети Интернет.
  
  
  
  
  " Строго говоря, принадлежность к массе - чисто психологический признак, и вовсе не обязательно, чтобы субъект физически к ней принадлежал. О каждом отдельном человеке можно сказать, принадлежит он к массе, или нет. Человек массы - это тот, кто не ощущает в себе никакого особого дара или отличия от всех, хорошего или дурного, кто чувствует, что он - "точь-в-точь, как все остальные", и притом нисколько этим не огорчен, наоборот, счастлив чувствовать себя таким же, как все""
  Хосе Ортега-и-Гассет
  "Восстание масс"
  
  
  Глава 1. История изучения психологии масс
  
   Имя файла -- только латинские буквы и цифры. Обозначает имя файла, которое будет присвоено произведению. Имя файла влияет на сортировку произведений в разделе. Группа -- допол Систематическое изучение феноменов массового поведения началось во второй половине XIX века. В различных странах Западной Европы независимо сложились две научные школы: немецкая психология народов (М. Лацарус, Г. Штейнталь, В. Вундт) и франко?итальянская психология масс (Г. Лебон, Г. Тард, В. Парето, Ш. Сигеле).
   Французский социолог Г. Лебон в конце XIX в. первым предпринял научные попытки подойти к проблеме толпы. Первые две статьи Лебона по вопросу массового поведения были опубликованы в 1895 г. в журнале "Revue scientific" ("Научное обозрение"), и самим фактом публикации в таком журнале была сделана заявка на подход к проблеме с научных позиций. В том же году статьи Лебона вышли в книге "Психология толпы", принесшей ему широкую известность. Подробнее теорию Лебона мы рассмотрим в 3 главе, пока отметим лишь, что, по его мнению, толпа - это человеческая совокупность, обладающая психической общностью. Поведение людей, охваченных всеобщим возбуждением толпы, значительно отличается от их поведения в меньших группах. Под влиянием собравшейся толпы индивиды способны к совершению как варварских, так и героических поступков, которых они и сами от себя не ожидают.
  "Толпа, - писал Тард, - это - груда разнородных, незнакомых между собою элементов. Лишь только искра страсти, перескакивая от одного к другому, наэлектризует эту нестройную массу, последняя получает нечто вроде внезапной, самопроизвольно зарождающейся организации. Разрозненность переходит в связь, шум обращается в нечто чудовищное, стремящееся к своей цели с неудержимым упорством. Большинство пришло сюда, движимое простым любопытством; но лихорадка, охватившая нескольких, внезапно завладевает сердцами всех, и все стремятся к разрушению. Человек, прибежавший только с тем, чтобы воспрепятствовать смерти невинного, одним из первых заражается стремлением к человекоубийству и, что еще удивительнее, совершенно не удивляется этому".
   Представитель немецкой психологии народов Вундт изложил мысль о том, что психология должна состоять из двух частей: физиологической психологии и психологии народов. Основное развитие идея получила в 1900 году в первом томе десятитомной "Психологии народов". Вундт придал психологии народов более реалистичный вид, что позволило ему предложить программу эмпирических исследований для изучения языка, мифом, обычаев. В России идеи психологии народов развивались в учении известного лингвиста А. А. Потебни. Несмотря на различия в подходах Лацаруса, Штейнталя, Вундта и Потебни, основная идея концепции -принципиальный вопрос о том, что существует нечто, кроме индивидуального сознания, характеризующее психологию группы, и индивидуальное сознание в определенной степени задается ею.
   Советские историки обычно указывали на то, что каждая из этих школ выполняла "социальный заказ", продиктованный положением политической элиты соответствующих стран. Например, быстро усиливающаяся германская буржуазия подоспела на "пир империалистических хищников" (В. И. Ленин) к тому моменту, когда все блюда были уже распределены: мощная Германия не владела колониями, в отличие от слабеющих Франции, Испании или Португалии. Надвигалась эпоха борьбы за передел мира, и немецкие лингвисты и этнографы приступили к скрупулезному исследованию языков, культуры и мифологии первобытных народов, стремясь таким образом выявить их психологические особенности, национальный дух и "коллективное бессознательное". Само собой разумелись и, между делом, дополнительно доказывались превосходство европейского (в ряде случаев, конкретно нордического) духа и необходимость разумного управления "доисторическими" или просто "отсталыми" народами.
   Французскую политическую элиту к тому времени гораздо больше волновало нараставшее в стране революционное движение; по выражению ученого С. Московичи, "революции и контрреволюции следовали одна за другой, и террору и разрушениям, казалось, не будет конца". Поэтому интерес ученых концентрировался на свойствах толпы, механизмах коллективной агрессии и т.д. Задачи состояли в том, чтобы, во-первых, доказать антисоциальную, антигуманную и деструктивную сущность человеческой массы как таковой (в их текстах понятия "масса" и "толпа" ещё синонимичны); во-вторых, обеспечить инструментарий для действенных манипуляций.
  нительные группы, которые задаются в установках раздела, позволяют Вам группировать Ваши произведения по любым условиям, например по принадлежности к сериалу. Кодировка -- Если текст загружается из текстового или HTML-ного файла, укажите его кодировку (по умолчанию считается windows-1251) Поверх старого -- Если вам надо загрузить файл В России конца XIX - начала XX веков оригинальные исследования массовидных явлений проводили М. Г. Михайловский (субъективная социология), затем В. М. Бехтерев (коллективная рефлексология), А. Л. Чижевский (гелиопсихология). В частности, Чижевский впервые изучал влияние солнечной активности и её колебаний на динамику массовых политических настроений. В 20?е годы были также получены интересные данные, касающиеся массового восприятия газетных сообщений (П. П. Блонский) и циркуляции слухов (Я. М. Шариф). В начале 30?х годов А. Р. Лурия выявил национально?культурные особенности восприятия и мышления, причем, в отличие от немецких авторов, не с этноцентрических, а с эволюционных позиций.
   поверх старого (например отредактированную версию текста) и хочется при этом сохранить оценки и комментарии старого Результаты работы Лурия удалось опубликовать лишь спустя 40 лет, но и тогда ещё они во многом сохранили новизну. В 30?е же годы большая часть исследований в области социальной и политической психологии были сочтены неактуальными для социалистического общества и идеологически вредными. Особенно это касалось всего спонтанного, стихийного и слабо осознаваемого. Сами понятия "социология", "социальная психология" и тем более "политическая психология" были объявлены буржуазными извращениями.
   текста, то укажите имя файла как у стар А. П. Назаретян указывает, что с конца 20?х по начало 70?х годов лишь несколько работ по интересующей нас тематики были опубликованы в СССР, причем в основном на грузинском языке, поскольку психологи Грузии, широко используя понятия и установки Д. Н. Узнадзе, зарезервировали себе право рассуждать о неосознаваемых факторах человеческого поведения. В частности, в 1943 году по-грузински, а в 1967 году по-русски вышла большая и яркая статья А. С. Прангишвили о массовой панике.
  ого и поставьте "галочку" в этом пункте. Между тем в Западной Европе и в США 20-60?е годы ознаменованы всплеском интереса ученых, политиков и военных к проблематике политической психологии вообще и к стихийному массовому поведению в особенности. За прошедшие десятилетия наука ушла далеко вперед, и в конце 60?х годов в силу идеологической направленности науки наметилось отставание советских психологов от зарубежных коллег. Однако и в Москве имелись учреждения - в рамках КГБ, МВД, ЦК КПСС и, вероятно, Министерства обороны, - в которых для изучения массовидных явлений требовалось чуть меньше идеологического обрамления, поскольку эта работа предназначалась для конкретных инструментальных задач. Так, Назаретян отмечает, что при Международном отделе ЦК КПСС существовал тогда ещё сильно законспирированный Институт общественных наук (не путать с Академией общественных наук при Идеологическом отделе ЦК) для теоретической и практической подготовки зарубежных революционных кадров. В рамках этого института профессору Ю. А. Шерковину, психологу с большим опытом работы в области спецпропаганды (так в военной терминологии называется пропаганда на войска и население противника), удалось организовать исследовательскую и преподавательскую группу, которая в 1971 году преобразовалась в первую на территории СССР кафедру общественной психологии. В числе её отцов-основателей были также Г. П. Предвечный, Г. Я. Туровер, В. Л. Артемьев, В. Б. Ольшанский, В. И. Фирсов и другие.
   Но главное событие состоялось. Сведение о том, что в такой "авторитетной инстанции", как Международный отдел ЦК КПСС, дисциплина легализована, быстро распространилось по стране и стало импульсом для лавинообразного формирования соответствующих отделов в НИИ и кафедр с похожими названиями в вузах и партийных школах.
   Специфика Института общественных наук определила тематику работы кафедры. Слушатели, сталкиваясь в своих странах с изощренными приемами манипуляции массовым поведением и политическими настроениями, нуждались в знании этих приемов и владении ими. В итоге был подготовлен цельный курс, в котором изучались механизмы и закономерности поведения людей в толпе, заражения и распространения слухов, а также эффективные приёмы управления соответствующими процессами и ведения политических кампаний.
   Ф С начала 90?х годов курс психологии стихийного массового поведения изучался (отдельно или в рамках общего курса политической психологии) на психологическом факультете МГУ им. М. В. Ломоносова, в Российской академии государственной службы при Президенте РФ, в Московском Государственном лингвистическом университете и ряде других учебных заведений.
  
  
  Глава 2. Методы изучения и виды толп.
  
   К настоящему моменту в мировой науке накоплен уже некоторый опыт, позволяющий вести разработку объективных методов изучения явлений массового поведения. Набор методов при каждом конкретном случае определяется характером события. Остановимся на некоторых из них.
  1) Метод опроса. Это один из наиболее доступных методов исследования массовых явлений. Его эффективность в значительной степени зависит от того, насколько широкие группы лиц, причастных к тому или иному эпизоду, охвачены опросом. При этом важно опросить не только самих участников эпизода, но и очевидцев, сторонних наблюдателей, которые могут сообщить что-либо об обстоятельствах, предшествовавших событию или последовавших сразу же после него.
  2) "Вторичные источники". В связи с тем, что на Западе проблема массовых беспорядков имеет богатую историю, полиция соответствующих стран накопила большой опыт действий по организации контроля над различными массовыми проявлениями. Этот опыт обобщен в различных учебных пособиях, инструкциях и указаниях. Западные психологи считают эти документы полезными источниками сведений при изучении массовых явлений, так как они содержат эмпирические наблюдения, касающиеся свойств и особенностей поведения людей в толпе.
   3) Прожективные методы. Л. Киллиан (L. Killian) в 1956 г., говоря о методологических проблемах изучения стихийных бедствий, предложил использовать проективные методики, в частности, тест тематической апперцепции (ТАТ), для изучения мотивов, чувств и восприятия, порождаемых у людей толпой. В лабораторных условиях испытуемым наряду с пятью обычными карточками ТАТ предъявлялись пять карточек с фотоизображениями толпы. Далее анализировалось, на какие особенности толпы испытуемые обращали внимание. Данные такого рода при их накоплении считались полезными для изучения установок людей, которые могут проявиться в случае их участия в реальной толпе. Для исследования самого феномена толпы эти методы нельзя признать валидными.
   4) Экспериментальные методы. Выделяются три группы методов, которые в той или иной степени могут быть полезны при изучении проблем психологии толпы. К первой относятся методы, широко используемые в экспериментальной социальной психологии при исследовании поведения групп и индивидов в группах. Их результаты приложимы к проблеме толпы, но лишь при изучении ее отдельных особенностей. Так, данные некоторых экспериментов показали, что индивиды, находящиеся в составе групп, склонны при определенных условиях идти на больший риск, чем это свойственно им обычно. Механизм распространения ответственности, выявляющийся в этих экспериментах, может служить объяснением криминального поведения, связанного с повышенным риском. Хорошо известные эксперименты Аша (Asha), продемонстрировавшие роль групповой конформности, объясняют поведение отдельных категорий лиц в толпе. Эксперименты С. Милгрэма (S. Milgram) показали неожиданную способность людей к жестоким действиям, если с них снимается индивидуальная ответственность за эти действия. П. Зимбардо (P. Zimbardo) выявил серьезную трансформацию в поведении людей, которые в лабораторно-игровой ситуации исполняли роли полицейских и демонстрантов. А. Бандура (A. Bandura) и Р. Уолтерс (R. Walters) отметили роль подражания агрессивному поведению при наличии соответствующей модели. Выявленные в названных и других экспериментах механизмы поведения в той или иной степени проявляются и в условиях толпы.
   Ко второй группе экспериментальных методов следует отнести моделирование поведения толпы. Безусловно, создать в лаборатории условия, сходные с естественными, практически невозможно. Тем не менее, такого рода попытки неоднократно предпринимались.
  Так, Н. Мейер (N. Meir), Дж. Менненга (G. Mennenga) и Г. Стольц (Н. Stoltz) попытались в 1941 г. собрать толпы у местной тюрьмы, распространив листовки с сообщением, что "тысячи граждан" штурмуют тюрьму с намерением линчевать преступника, похитившего ребенка". Экспериментаторы затем опрашивали пришедших к тюрьме людей с целью выяснить категории лиц, стремившихся присоединиться к толпе, и их мотивы.
   Дж. Френч (J. French) в 1944 г. попытался вызвать панику среди двух групп своих испытуемых, создав впечатление, что в здании начался пожар. Эксперимент не удался, так как паники не возникло, поскольку испытуемые, очевидно, не поверили в реальность опасности. Другие эксперименты аналогичного характера также не дали результатов, поскольку испытуемые не испытывали страха. Г. Келли (Н. Kelley) с соавторами в 1965 г. пытался создать ситуацию, в которой обследуемые испытывали бы реальный страх. В решение групповой задачи "на спасение" испытуемые должны были нажимать на определенные кнопки, отыскав необходимый алгоритм своих действий. При одновременном нажатии на две или несколько кнопок путь к спасению оказывался "забитым", и испытуемые получали болезненный удар током. Этот эксперимент также мало что дал, кроме банального заключения о том, что паники в условиях спасения людей с ограниченными возможностями можно избежать лишь в случае, когда люди используют эти возможности по очереди, а не все сразу. Таким образом, лабораторное моделирование поведения толпы оказывается пока малоэффективным.
   Полевое экспериментирование составляет третью группу экспериментальных методов. Выше уже описывался эксперимент по созданию толпы (по типу "брожения умов"). Многие эксперименты связаны с изучением поведения реальных групп, их данные лишь в какой-то степени применимы к исследованию толпы. Следовательно, возможности и этих методов весьма ограниченны. Несомненно, что важнейшим источником данных должны быть наблюдения (с использованием технических средств) массовых явлений, возникающих в естественных условиях. Однако ограниченность возможностей и здесь вполне очевидна.
  
  ВИДЫ ТОЛП
  
  Теперь рассмотрим основные виды толп. Вот какую классификацию предложил Лебон:
  А. Толпа разнородная:
  1. Анонимная (уличная толпа, например).
  2.Неанонимная (присяжные, парламентские собрания и т.д.).
  В. Толпа однородная:
  1. Секты (политические, религиозные и т. д.).
  2. Касты (военные, духовенство, рабочие и т. д.).
  3. Классы (буржуазия, крестьянство и т. д.).
   К настоящему времени большое количество наблюдений и специальных исследований позволили выделить четыре основных вида толпы с соответствующими подвидами.
  
  
  
  
  Окказиональная толпа (от англ. occasion - случайность) - скопление людей, собравшихся поглазеть на неожиданное происшествие. Это самая обыденная из ситуаций стихийного массового поведения, которую доводилось в жизни наблюдать любому взрослому человеку, горожанину или жителю села. Нечто подобное можно встретить и в художественной литературе. Случившаяся с человеком неприятность привлекает прохожих, которые ничуть не стесняются собраться вокруг и громко выражать сочувственное любопытство.
  Конвенциональная толпа (от англ. convention - условность) собирается по поводу заранее объявленного события: петушиные или собачьи бои, боксёрский или футбольный матч, митинг, концерт рок-группы и т.д. и т.п. Здесь уже преобладает более направленный интерес, и люди до поры (пока толпа сохраняет качество конвенциональности) готовы следовать определенным условностям (конвенциям).
   Не следует путать конвенциональную толпу с публикой, собравшейся в драматическом, оперном театре, в консерватории и проч.
  Экспрессивная толпа (от англ. expression - выражение), ритмически выражающая ту или иную эмоцию: радость, энтузиазм, возмущение и т. д. Как видим, спектр эмоциональных доминант здесь очень широк, а главная отличительная черта - ритмичность выражения.
  Легко догадаться, что речь идёт о людях, скандирующих лозунг на митинге или манифестации, громко поддерживающих любимую команду или клеймящих судью на стадионе, танцующих на карнавале и т.д. В ряде случаев процесс ритмического выражения эмоций может принять особенно интенсивную форму, и тогда возникает особый феномен массового экстаза.
  Экстатическая толпа (от англ. ecstasy - экстаз) - экстремальная форма экспрессивной толпы. В экстазе люди самозабвенно истязают себя цепями на шиитском религиозном празднике, доводят себя до невменяемости под нарастающий ритм неистового моления в секте трясунов или в танце на бразильском карнавале, рвут на себе одежду в ритме рока.
  Действующая (active) толпа - политически наиболее значимый и опасный вид коллективного поведения. В её рамках, в свою очередь, можно выделить несколько подвидов.
  Агрессивная (aggressive) толпа, эмоциональная доминанта которой (ярость, злоба), равно как направленность действий, прозрачно выражены в названии.
  Паническая (panic; saving) толпа объята ужасом, стремлением каждого избежать реальной или воображаемой опасности. Далее мы убедимся, что паническое поведение не только не является обычно спасительным, но и очень часто становится более опасным фактором, чем то, что её спровоцировало.
  айл с текстом -- Для ввода текста произведения Вы можете воспользоваться одной из двух возможностей: либо указав здесь имя Вашего файла с текстом, либо введя текст в окошко ниже. Комментарии -- управление режимом работы ленты комментов к произведению. Бывают: Открытые -- комментарии могут писать и читать все Выкл -- комментарии отключены ПСтяжательная (greedy) толпа - люди, вступившие в неорганизованный конфликт за обладание некоторой ценностью. Этот термин, в отличие от предыдущих, требует пояснений. Доминирующей эмоцией здесь обычно становится жадность, жажда обладания, к которой иногда примешивается страх. Стяжательную толпу подчас образуют брокеры, когда на бирже пронесся слух о том, что какие?то акции быстро растут в цене. В советских городах, особенно провинциальных, возникали такие толпы ("Дают!"), когда на прилавок "выбрасывали" дефицитный товар. В парламентах наблюдается нечто подобное, когда депутаты с боем прорываются к трибуне, дабы высказать очередную высокомудрую банальность.
  Однако слово "стяжательная" (жадная) не всегда следует понимать буквально. Это может быть толпа голодных людей, которым доставили продовольствие, но не организовали четкое распределение. Или жителей отдаленного района, которые утром спешат на работу при недостаточном обеспечении автобусного маршрута машинами. Или потенциальных пассажиров отъезжающей электрички, в которой явно не хватит мест и т.д.
  Повстанческая (rebellious) толпа по ряду признаков сходна с агрессивной (преобладает чувство злости), но отличается от неё социально справедливым характером возмущения. Это также требует пояснений, поскольку понятие "социальная справедливость" выглядит здесь произвольным и не укладывающимся в операциональную схему. В действительности, однако, дифференциация повстанческой и агрессивной толпы столь же функционально полезна, как дифференциация конвенциональной толпы и публики.
  
  
  
  
  Глава 3. Социально - психологические особенности и механизмы толпы
  
  Что непонятно в толпе, так это - ее внезапная организация. В ней нет никакого предварительного стремления к общей цели, следовательно, невозможно, чтобы она обладала коллективным желанием, обусловленным возбужденными элементарными силами всех составляющих ее лиц. Между тем, среди бесконечного разнообразия ее движений мы видим некоторую целесообразность в поступках и стремлениях и слышим определенную ноту, несмотря на диссонанс тысячи голосов. Само слово толпа, как имя собирательное, указывает на то, что масса отдельных личностей отождествляется с одной личностью. Таким образом, является настоятельной необходимостью определить - хотя бы и не было возможности дать себе в этом ясного отчета - действие того нечто, которое служит причиной единства мыслей, наблюдаемого в толпе. Это нечто не есть появление на сцене самых низких умственных сил и вместе с тем не может претендовать на степень известной интеллектуальной способности; поэтому наиболее подходящим для него определением будет: душа толпы. Как образуется душа толпы, какие социально-психологические особенности способствуют ее образованию целесообразно рассмотреть одновременно с различными теориями толпы, поскольку именно в этих теориях выделялись психологические черты феномена. В то же время различия между самими теориями проявлялись лишь в разных акцентах, которые делались на тех или иных психологических свойствах толпы.
  
  Теория Гюстава Лебона
  
   Взгляды Лебона на проблему массового поведения логично связаны с его методологическими позициями в вопросе о человеке и обществе. Человек, по его мнению, "наиболее руководствуется в жизни представлениями двух родов: представлениями врожденными, т. е. биологически унаследованными от предков или возникшими под влиянием чувств, и представлениями, приобретенными или умственными". Первые - это наследство расы, воспринимаемое и применяемое бессознательно, вторые не играют серьезной роли в поведении человека и становятся действенными лишь после того, как переходят через ряд поколений в сферу бессознательного. Понятие личности, как сознательного человека - носителя определенных общественных ценностей, идеалов и убеждений, у Лебона отсутствует, поскольку человек является, по его мнению, лишь пассивной частью толпы, которая руководствуется инстинктом и выступает как носитель "духа расы". Его основная мысль заключается в том, что люди в толпе претерпевают радикальную трансформацию: если индивид сознателен, то толпа неосознанна, иррациональна, нуждается в поддержке вождя, одним словом - "социальное животное, сорвавшееся с цепи". "Кем бы ни были индивиды,- пишет Лебон,- составляющие толпу, как бы ни были они похожи или не похожи своим образом жизни, своими характерами, занятиями или разумом, факт превращения их в толпу ставит их во власть своего рода коллективного разума, заставляющего их чувствовать, думать и действовать таким образом, который совершенно отличен от их действий, чувств и того, как каждый индивид чувствовал, думал и действовал, если бы находился в одиночестве.
   Толпа интеллектуально значительно ниже индивидов, ее составляющих; она склонна к быстрым переносам внимания, легко и некритично принимает самые фантастичные слухи; легко поддается воздействию призывов, лозунгов, речей лидеров толпы.
   Человек в толпе способен совершить любые акты насилия, жестокости, вандализма, которые в обычных условиях ему представляются немыслимыми. По мнению Лебона, толпа отличается повышенной эмоциональностью и импульсивностью.
   Он выделяет три основных механизма, с помощью которых порождаются названные свойства толпы:
  
   1. Анонимность.
   Анонимность проявляется двояко: с одной стороны, участие в скоплении значительного числа людей создает у отдельного индивида чувство силы, могущества, непобедимости; с другой - анонимность толпы, т. е. ее безликость и "безадресность", порождает анонимность индивида, что ведет к возникновению чувства личной безответственности, так как каждый полагает, что любые действия будут отнесены к толпе, а не к нему лично.
   2. Заражение.
   Лебон, будучи медиком по образованию, перенес представления о заражении людей болезнями на заражение людей в толпе, понимая под ним распространение психического состояния одних людей на других. Феномен заражения был известен еще на самых ранних этапах человеческой истории и имел многообразные проявления: массовые вспышки различных душевных состояний, возникающих во время ритуальных танцев, спортивного азарта, паники. В самом общем виде заражение можно определить как бессознательную невольную подверженность индивида определенным психическим состояниям. Находясь в массе, индивид не испытывает организованного преднамеренного давления, но просто бессознательно усваивает образцы чьего-то поведения, лишь подчиняясь ему. Мера, в которой различные аудитории поддаются заражению, зависит и от общего развития личностей, составляющих аудиторию, и - более конкретно - от уровня развития их самосознания. В этом смысле справедливо утверждение, что в современных обществах заражение играет значительно меньшую роль, чем на начальных этапах человеческой истории.
   3. Внушаемость.
   Внушаемость, по Лебону, наиболее важный механизм, поскольку именно он направляет поведение толпы. Он проявляется в том, что индивиды некритически воспринимают любые стимулы и призывы к действию и способны совершить такие акты, которые находятся в полном противоречии с их сознанием, характером, привычками.
  Внушение представляет собой особый вид воздействия, а именно целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. При внушении осуществляется процесс передачи информации, основанный на ее некритическом восприятии. Часто всю информацию, передаваемую от человека к человеку, классифицируют с точки зрения меры активности позиции коммуникатора, различая в ней сообщение, убеждение и внушение. Именно эта третья форма информации связана с некритическим восприятием. Предполагается, что человек, принимающий информацию, в случае внушения не способен на ее критическую оценку. Естественно, что в различных ситуациях и для различных групп людей мера неаргументированности, допускающая некритическое принятие информации, становится весьма различной.
  При анализе внушения как специфического средства воздействия встает вопрос о соотношении внушения и заражения, на который нет однозначного ответа. Для одних авторов внушение является одним из видов заражения наряду с подражанием, другие подчеркивают отличия внушения от заражения, сводящиеся к следующему:
  1) при заражении осуществляется сопереживание большой массой людей общего психического состояния, внушение же не предлагает такого "равенства" в сопереживании идентичных эмоций: суггестор здесь не подвержен тому же самому состоянию, что и суггеренд. Процесс внушения имеет одностороннюю направленность - это не спонтанная тонизация состояния группы, а персонифицированное, активное воздействие одного человека на другого или на группу;
   2) внушение, как правило, носит вербальный характер, тогда как при заражении, кроме речевого воздействия, используются и иные средства (восклицания, ритмы и пр.) [Парыгин, 1971. С. 263-265].
  Подражание также относится к способам воздействия людей друг на друга, в том числе в условиях массового поведения, хотя его роль достаточно велика и в иных группах, особенно в специальных видах деятельности. Разработка идей о роли подражания в обществе характерна для концепции Г. Тарда, которому принадлежит так называемая теория подражания.
   Подражание имеет ряд общих черт с явлениями заражения и внушения, однако его специфика состоит в том, что здесь осуществляется не простое принятие внешних черт поведения другого человека или массовых психических состояний, но воспроизведение индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения.
  В истории социальной психологии подражанию уделено большое место. В основных чертах теория Тарда сводится к следующему: подражание служит фундаментальным принципом развития и существования общества, возникновения групповых норм и ценностей. Подражание выступает как частный случай более общего "мирового закона повторения". Если в животном мире этот закон реализуется через наследственность, то в человеческом обществе - через подражание. Оно выступает источником прогресса: периодически в обществе совершаются изобретения, которым подражают массы и которые входят впоследствии в структуру общества, а затем вновь осваиваются путем подражания. Подражание непроизвольно и может быть рассмотрено как "род гипнотизма", когда осуществляется "воспроизведение одного мозгового клише чувствительной пластинкой другого мозга".
   Социальные конфликты, происходящие в обществе, объясняются противоречиями между возможными направлениями подражания. Природа этих конфликтов подобна природе конфликтов в индивидуальном сознании, когда человек просто испытывает колебания, выбирая новый образец поведения. Различается несколько видов подражания: логическое и нелогическое, внутреннее и внешнее, подражание-мода и подражание-обычай и т.п. Сформулированы и законы подражания, среди которых, например, имеются следующие: подражание осуществляется от внутреннего к внешнему (т.е. внутренние образцы вызывают подражание раньше, чем внешние: духу религии подражают раньше, чем обрядам); низшие (имеются в виду низшие на социальной лестнице) подражают высшим (провинция - центру, дворянство - королевскому двору) и т.д.
  Взгляды Лебона подвергались глубокому критическому анализу на Западе, особенно в 50-60-е годы нашего века; при этом вполне справедливо отмечалась ущербность его методологических и идеологических позиций, таких, как расизм, примат "коллективного бессознательного" над разумом, смешение организованных политических действий с поведением иррациональной толпы и т. д. Тем не менее, его наблюдения на операциональном уровне сохраняют свое значение и сегодня.
  
  Психоаналитические концепции толпы.
   Идеи Лебона о роли иррационального, бессознательного в поведении толпы привлекли особое внимание 3игмунда Фрейда и оказали на него значительное влияние. Правда, Фрейд считал, что анализ Лебоном бессознательного недостаточен и нуждается в дальнейшем развитии с позиций психоаналитической теории, что и было сделано в книге "Групповая психология и анализ эго", написанной в 1921 г.
  Как известно, вся система общественных отношений объяснялась Фрейдом с позиций теории либидо, составлявшем энергетическое начало в поведении людей. Побуждающая энергия либидо направляется и регулируется системой бессознательных механизмов психики, которые трансформируют общественно неприемлемые влечения в социально принятые формы их реализации. Иными словами, это означало, что все отношения между людьми и отношения в обществе в целом носят в своей глубоко скрытой основе либидонозный характер, а на поверхности трансформированные механизмами рационализации, переноса и проекции выступают как политические, социальные, национальные и т. п. отношения. Большую роль играют здесь также концепции нарциссизма и группового нарциссизма, но у нас нет возможности остановиться на них подробнее.
   Главное заключается в том, что понятия либидонозных отношений и нарциссизма использованы Фрейдом также и для объяснения механизмов поведения толпы. По его мнению, решающую роль играет лидер толпы, на которого направлены бессознательные либидонозные чувства людей. Лидер для них выступает в роли "отца". Этим обусловливается единство толпы. Механизм идентификации участников толпы с ее лидером означает, что они отказываются от собственного супер-эго, которое обычно осуществляет контроль над их отношениями с обществом, и передают его функции лидеру. Тем самым они оказываются в полной зависимости от его решений и выполняют любое его указание. Этим объясняется и "уравнивание" индивидов, и "однородность" толпы, и способность людей совершать действия, которые индивидуально для каждого из них были бы невозможны. Важно подчеркнуть при этом, что понятие "лидер" Фрейд наполнял очень широким содержанием. В роли "лидера" может выступать, по его мнению, не только конкретный реальный человек, но и такие символические фигуры, как, например, Христос. В этом же качестве может оказаться просто лозунг, призывающий к чему-то. Поэтому толпа способна действовать и в отсутствие реального лидера.
   Не касаясь в данном случае методологических принципов Фрейда, нельзя недооценивать значение его концепции хотя бы потому, что она до сих пор оказывает серьезное влияние на взгляды многих исследователей. Еще во времена Фрейда Е. Мартин (Е. Martin) разработал детальную концепцию толпы, основанную на принципах психоанализа. Его главная идея сводилась к доказательству того, что в действиях толпы, особенно в действиях насильственных, находят выражение подавляемые, вытесняемые антисоциальные влечения человека. Идеологические и политические лозунги при этом служат лишь средством маскировки этих влечений. Ф. Редль (F. Redle) в 1942 г. предпринял попытку развить взгляды Фрейда на лидерство в толпе, выделив различные типы лидеров, отношение к которым строится на разных основах (идентификация с лидером на основе любви, общности идеала, страха и т. п.). И. Джанис (I. Janis), один из заметных представителей современной политической психологии на Западе, применил в 1963 г. психоаналитический подход к объяснению поведения групп, находящихся в условиях опасности (например, солдаты в бою). Он отметил, что в условиях опасности у людей резко повышается чувство зависимости, и объяснил его как реактивацию "тревожности разлуки", выражающейся у детей в страхе потерять родителей. По мнению Джаниса, это чувство сохраняется в скрытой форме и у взрослых. В моменты опасности оно активируется и проецируется на "значимых лиц", например на командира в условиях боя, на лидера в толпе и т. д.
  Весьма интересна в теории толпы концепция защитных механизмов психики 3. Фрейда и А. Фрейд. Именно эти механизмы в бессознательной или полусознательной форме их действия объясняют иррационализм в поведении людей в толпе. Так, механизм рационализации позволяет отдельным индивидам найти предлог для совершения своих действий, какими бы варварскими и жестокими они ни были. Механизмы переноса и проекции объясняют проявления агрессивности по отношению к любым объектам, которые на самом деле не имеют никакого отношения к причинам, породившим возмущение людей. Эти механизмы не имеют в толпе ничего общего с либидонозными влечениями: они срабатывают или как следствие непонимания реальных, глубинных причин сложившейся ситуации и поэтому направляют эмоциональную реакцию людей на внешние, даже случайные объекты; или как следствие невозможности (реальной или воображаемой) выступить против тех сил, которые являются действительными виновниками неблагоприятной ситуации.
  
  Бихевиористская концепция толпы.
  Свой вклад в теорию толпы бихевиоризм сделал в виде концепции фрустрации - агрессивности, разработанной в 30-х годах Дж. Доллардом (J. Dollard) и Н. Миллером (N. Miller). Основной тезис этой концепции заключается в том, что фрустрация (невозможность удовлетворить какую-то потребность или желание) всегда ведет к агрессивности. И, наоборот, за любым актом агрессивности скрывается фрустрация. На базе этого положения был разработан целый ряд закономерностей, позволяющих, по мнению авторов, прогнозировать степень агрессивности поведения людей в разных условиях и направленность их агрессивных действий. Объектом анализа были, в частности, толпы линчевателей негров в США и антисемитские погромы в Германии. Согласно названной теории, объектами агрессивных действий могли быть как реальные, так и воображаемые виновники фрустрации, а среди них - и сами пострадавшие. Выбор объекта агрессии объяснялся, в частности, механизмом генерализации стимула, а также различными защитными механизмами психики, заимствованными из психоаналитической теории. Как и в случае с психоанализом, здесь можно возражать лишь против абсолютизации методологических основ концепции и ее общих выводов. Однако сама идея фрустрации (точнее - социальной фрустрации) открывает правильный путь для понимания явлений массового протеста.
  
   Несколько концепций толпы, сложившихся на Западе, носят частный характер, поскольку в качестве их основы берется одна из психологических особенностей поведения толпы, которая делается центральной и определяет весь смысл концепции. К ним можно отнести, в частности, различные варианты теории заражения. Общая их черта заключается в том, что поведение толпы объясняется лишь с помощью одного механизма - механизма заражения. Под заражением понимается распространение настроения или поведения одного участника толпы на других.
  Большое внимание этому механизму уделял не только Лебон, но и многие другие западные исследователи. Так, В. Мак-Даугал (W. McDougal) объяснял процесс заражения своей теорией "симпатизирующей индукции эмоций", согласно которой мимическое и моторное выражение эмоций у одного индивида инстинктивно порождает аналогичную эмоцию у другого лица. Однако сразу же проявилась несостоятельность этой концепции, так как с ее позиций нельзя было объяснить, почему, например, проявления ярости у одного человека часто вызывают страх у другого.
   Ф. Олпорт (F. Allport) предложил идею "кольцевой реакции", согласно которой индивид, стимулируя своим поведением другое лицо в толпе, видит или слышит реакцию другого, в результате сам стимулируется от него до еще более высокого уровня активности. Таким образом, возбуждение толпы непрерывно нарастает.
   К разряду частных концепций можно отнести также противоположные по своим исходным позициям теории конвергенции и "возникающих" (эмержентных) норм.
   Если теории заражения строятся на том, что в толпе нормальные, обычные люди подвергаются трансформации по единому образцу, и благодаря этому обеспечивается однородность толпы и ее поведения, то теории конвергенции исходят из противоположного тезиса, а именно: в толпу собираются люди, уже имеющие какие-то общие качества и черты. Например, агрессивная толпа собирается из людей, обладающих склонностью к агрессивному поведению, и именно для реализации этих склонностей они и собираются в толпу. В качестве доказательства американские психологи, например X. Кэнтрил (Н. Cantril), приводят такой пример: если в каком-то американском городке распространяется слух о предстоящем линчевании негра, то к месту линчевания собираются не все жители города, а лишь те, которые склонны принять участие в насильственных антисоциальных действиях.
   Есть и более утонченные трактовки теории конвергенции, согласно которым в толпы объединяются люди, не разделяющие господствующих социальных норм в обществе. При такой трактовке четко проявляется упоминавшаяся выше тенденция рассматривать на одном уровне толпу бесчинствующих лиц и группу людей, собравшихся организованно, чтобы выразить протест политического характера. С научной точки зрения теории заражения и конвергенции предлагают слишком упрошенный подход к проблеме толпы, так как снимаются вопросы о других психологических механизмах и закономерностях, действующих внутри толпы.
  
  
  
  ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  
  "Разрыв социальных связей, быстрота передачи информация, беспрерывная миграция населения, ускоренный и раздражающий ритм городской жизни, - пишет Московичи, - создают и разрушают человеческие сообщества. Будучи разрозненными, они воссоздаются в форме непостоянных и разрастающихся толп. Это явление приобретает невиданный прежде размах, из чего следует его принципиальная историческая новизна. Именно поэтому в цивилизациях, где толпы играют ведущую роль, человек утрачивает смысл существования, так же как и чувство "Я". Отсюда и неуверенность, тревога у каждого человека, чувствующего себя игрушкой враждебных и неведомых сил".
  В данной работе мы попытались в общих чертах описать ключевые аспекты психологии масс, рассмотреть основные классические подходы к изучению этой проблемы, что позволит нам и всем интересующимся данным вопросом трезво оценивать окружающую нас реальность и в этих условиях сохранять свое "Я", свою степень свободы личности и избегать ситуаций, в которых есть возможность стать жертвой манипуляций и исполнителем чужой воли.
  
  
  
  СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:
  
  
  1. Андреева Г.М. Социальная психология. М., Аспект пресс. 2006.
  2. Лебон Г. Психология народов и масс www.koob.ru
  3. Майерс Д. Социальная психология. М., Норма. 2001.
  4. Марцинковская Т.Д. История психологии. М., Академия. 2001.
  5. Московичи С. Век толп. - М., Центр психологии и психотерапии 1998.
  6. Назаретян А.П. Психология стихийного массового поведения www.koob.ru
  7. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс www.koob.ru
  8. Райх В. Психология масс и фашизм www.koob.ru
  9. Сигеле С. Преступная толпа www.koob.ru
  10. Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого Я. Психологические этюды. Минск, Беларусь, 1998.
  11. Хевеши М. Толпа, массы и политика www.bookup.by.ru
  12. Хоффер Э.Истинноверующий. Мысли о природе массовых движений www.bookup.by.ru
  13. Чалдини Р. Психология влияния. - Спб.: ЗАО Питер. 1998.
  14. Юнг К.Г. Психология бессознательного. М., Канон. 1994.
  
Оценка: 5.45*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"