Шлёнский Александр Семёнович: другие произведения.

Секретная тетрадь Алана Тьюринга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.79*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Концептуальный текст о сетевом общении. Что в нём правда, а что выдумка, читателю предстоит разобраться самому.


Секретная тетрадь Алана Тьюринга

  
  
  
  
   Путешествие в тысячу ли
   начинается с одного шага.
  
   Лао-цзы
  
  
   Те, кому не нравятся слова ХУЙ и ПИЗДА, могут идти нахуй.
   Остальные пруцца!
  
   Удаффком
  

0x01 graphic

  

Часть I. Hello World.

  
   -Пошёл ты на хуй!
   -На хуй твоя жопа хороша!
   -Не ебись - такая будет!
   -Я такой привычки не имею!
  
   Рязанский уличный фольклор 60-х годов XX столетия
  
   Один писатель - кстати, по фамилии Сазонов - писал на заказ замечательные эротические рассказы, повести и романы и получал за них от издателей вполне солидные деньги. Но талант - не собака, чтобы держать его на цепи. Талант - это птица, которая летает на свободе, ловит восхищённые взгляды и небрежно склёвывает баксы, которые ему бросает толпа поклонников. Когда эту птицу сажают на золотую цепь, она начинает выть от тоски и меланхолии как самая заурядная собака. Вот и писатель Сазонов в один прекрасный день неожиданно почувствовал, что ему страшно остопиздело его прибыльное занятие. Хотелось выть. Каждая клеточка писательского организма требовала прекратить коммерческую деятельность хотя бы на время и создать настоящее произведение искусства.
  
   Писателю Сазонову досмерти захотелось написать рассказ, в котором главные и второстепенные герои не ебутся на каждой странице. А если всё же вдруг где-то на какой-то странице они поебутся, то отнюдь не для читательского кайфа, а исключительно для своего собственного. То есть, они не будут специально выпячивать перед камерой пизду розовой изнанкой наружу, вообще не будут показывать хуй и пизду крупным планом, не будут кончать на лицо партнёрше, не будут брызгать молофьёй прямо в камеру и в рожу оператору, а будут ебаться скромно, под ватным одеялом, и кончать не в камеру, а непосредственно в пизду или в гондон, как это делаю я, как это делаешь ты, как это делают все нормальные люди.
  
   И тут писателя Сазонова прикололо, что нехуёво было бы написать рассказ про программиста. То есть, не просто нехуёво, а очень даже пиздато. Писатель прикололся, какой реальный получится рассказ, и как всех читателей будет от него конкретно пропирать. С этой мыслью писатель Сазонов включил свой писательский компьютер - самой ламерской конфигурации, и вдобавок насквозь перекосяченный всякой вируснёй. А хули, писатель - это птица божия, которой кроме Ворда ничего не надо, да и сам Ворд, надо заметить, тот ещё шедевр глюкостроения.
  
   Писатель Сазонов загрузил Ворд и напечатал начало рассказа:
  
   "Однажды один конкретный программист решил написать реальную программу, чтобы её потом продать и срубить на ней нормальные бабки. Он включил компьютер и задумался."
  
   Программист в рассказе задумался, а вместе с ним задумался и писатель Сазонов, потому что понял, что не знает, что ему писать дальше. Дело было в том, что писатель Сазонов знал все виртуозные тонкости классической и неклассической ебли, минета и феляции, знал целую бездну вещей про клитор, про своды влагалища, про анальные сосочки и про куннилингус, но совсем не знал программирования, и поэтому не мог ничего придумать. Но писателя Сазонова это не смутило. Он почесал репу и сообразил, что нормальный программист в рассказе не будет долго сидеть в задумчивости только из-за того, что автор рассказа не знает программирования, а лучше пока пойдёт и выпьет пива. Писатель вновь погрузил пальцы в клавиатуру и затренькал по клавишам тремя ногтями, как дятел. И что это, блядь, у людей за привычка такая тремя пальцами печатать - даже у писателей - как будто, нах, им остальные три пальца молотком отшибло!
  
   "Подумав, программист решил, что не засосав как следует пива, хорошую программу не напишешь, а писать плохую - нет необходимости. Он выключил компьютер, взял трёхлитровую канистру и отправился в пивняк".
  
   "Ну вот, рассказ уже вполне ништяк получается" - подумал писатель Сазонов и решил, что пока программист в рассказе потихоньку накачивается пивом, у него есть время почитать что-нибудь по программированию в Интернете, чтобы можно было описать нелёгкую работу программиста во всех жизненных, так сказать, деталях. С этими мыслями писатель повёл мышом по десктопу и тихонько щёлкнул по иконке с синей буквой "е", браво перепоясанной наискосок синим кабелем.
  
   "Ебать-копать!.." - машинально подумал писатель Сазонов, прочитав букву "е"**.
  
   [**Примечание автора: Вообще, скорее всего, девяносто девять человек из ста, прочитав отдельно взятую букву "е", непременно вспомнят про слово "ебать". И не потому что люди такие испорченные, а просто потому что само слово уж очень популярное.]
  
   Со скрипом загрузился глючный Интернет Эксплорер, закосяченный червями и троянами, и писатель Сазонов начал матерно отплёвываться от всплывающих окон, из которых самые скромные просили купить какое-нибудь гавно, другие - понаглее - показывали порнуху и советовали подрочить хуй, а наиболее отмороженные предлагали сыграть в Интернет на деньги. Писатель Сазонов казнил непрошенные окна щелчком мыша по серой кнопке, оборудованной прорезью для крестовой отвёртки. Через полчаса писатель уже знал, что самая простая в мире программа называется "Hello, World!". Ещё через час напряжённых поисков писатель узнал, как выглядит текст программы "Hello, World!" на языке 1C-Enterprise, ABAP4, Actionscript-Flash5, Actionscript-FlashMX, Ada, Algol-60, Algol-68, Amiga-E, APL, AppleScript, ASP-JavaScript, а также на нижеследующих языках:
  
   ASP-VBE ASP-VBS Assembler-6502 Assembler-68000-Amiga Assembler-68000-AtariST Assembler-68008 Assembler-DG-Nova Assembler-IBM-370 Assembler-Intel Assembler-MIPS Assembler-MMIX Assembler-PDP11 Assembler-PDP8 Assembler-VP Assembler-Win32 Assembler-Z80-Console Assembler-ZX81 AutoIT3 AviSynth awk Axel B BAL BASIC bc BCPL Beta BrainFxxx BS2000 C CEpoc CISO CMFC CQt C-Ansi C-Curses C-GEM C-Intuition C-K C-Objective C-PresManager C-Sharp C-Windows C-X11-Athena CAML-Light Clean Clipper Cobol Cocoa CommandScript D Darkbasic Dataflex dBase dc Delphi Dialect DML Dylan DynaMorph Eiffel Elan Elliott Erlang Euphoria Focal Forth Fortran Fortran77 FortranIV Frink G-Code Gentee Gofer Groovy GynkoSoft Haskell HDX HP-41C HP-48 HTML Human HyperTalk IBM-Exec IBM-Exec2 ici Icon IDC Inform Informix-4GL InstallScript Intercal Java Java-Mobile Java-Server-Pages Java-Servlet Java-Swing JavaScript JCL JudoScript LabVIEW Limbo Lingo Lisp Lisp-Emacs Logo Logo-graphical lua MACRO-10 MACRO-11 MAMASH Mathematica MATLAB MEL mIRC Modula-2 MPD MSDOS MSIL Mumps Natural NewtonScript Nice Oberon.oberon Oberon.std OCaml Occam Octave OpenVMS OPL.dialog OPL.simple OZ Pascal Pascal-Windows PDF Perl PHP Pike PL-SQL PL1 Pocket-Calculator POP-11 Postscript POV-Ray PowerScript Profan Prograph Progress Prolog PureBasic-Console PureBasic-Messagebox PureBasic-Window Python qore QuakeC QuickBASIC ratfor REALbasic RealText Rebol-view Redcode Regular-Expression Rexx.simple Rexx.window RPG-IV RSL Ruby SAL Sather Scheme Self SenseTalk Setl2 Shakespeare SIMPLE Simula Smalltalk.simple Smalltalk.window SMIL SML Snobol Spiral SPL SQL-Advantage SQL-Oracle SQL ST-Guide SVG TACL TAL Tcl TECO TeX Texinfo TI-59 TI-8x TI-BASIC-Extended TI-BASIC Tk troff TSO-CLIST Turing-Machine Unix-Shell UnrealScript Vatical VAX-11-Macro VAX-Macro Verilog Visual-FoxPro VisualBasic VMS VRML Whitespace WSH X XHTML XML XSL-FO XSLT
  
   Узнать это было совсем несложно, потому что все тексты хранились в одной и той же коллекции по ссылке http://www.roesler-ac.de/wolfram/hello.htm. Главная трудность заключалась в том, чтобы найти саму эту коллекцию. От невероятного обилия языков у писателя Сазонова закружилась голова и запершило в горле. К тому же, было совершенно непонятно, программисты какой национальности пишут программы на каком языке, и есть ли вообще на Земле столько национальностей сколько языков.
  
   Пока писатель Сазонов шароёбился в Интернете, изучая программирование, программист в рассказе, отправленный писателем в пивняк, встретил там своего приятеля по прозвищу Секамыч. Секамыч работал админом в какой-то ламерской конторе и находился в состоянии хронической депрессии вследствие постоянного контакта с гнилыми юзерами. "Пиво без водки - деньги на ветер." - разрулил ситуацию бывалый админ.
  
   Одним словом, когда писатель закончил краткий курс программирования и вернулся к своему рассказу, программист был уже бухой в жопу, а Секамыча и след простыл.
  
   "Блядь, я ебу!" - подумал писатель Сазонов. - "Отправил человека пивка попить, а он напиздюрился как свинья. Ну и что мне теперь с этим алкашом делать? Ждать, пока он протрезвеет, или самому забухать в натуре?"
  
   "Конечно... ик!.. забухай!" - ответил программист из рассказа, вихляясь из стороны в сторону и беспрерывно икая. - "Всё равно ты про меня... ик!.. нихуя хорошего... ик!.. не напишешь, хоть пьяный, а хоть и...ик!.. трезвый. Мне в твоём рассказе... ик!.. в натуре, нехуя... ик!.. делать, потому что... ик!... ты ни о чём, кроме ебли... ик!.. писать... ик!.. не умеешь".
  
   "Это правда." - честно признался писатель Сазонов, и от огорчения жутко нахуячился водкой - гораздо сильнее чем герой его рассказа.
  
   Как всегда, водка на писателя Сазонова подействовала не сразу. Он сидел за столом, жуя веточку укропа, и что-то мычал себе под нос. Неожиданно в угасающем сознании мастера художественного слова мелькнула искра: "А что, если мне написать рассказ про то, как пьяный программист писал программу?". Писатель Сазонов подрулил к компьютеру, долго прицеливался, прежде чем сесть, и надо отдать должное - попал со второй попытки, почти не отбив жопу об пол. Угнездившись на стуле, писатель неровными пинками загнал курсор в верхний левый угол экрана и стал яростно дрочить кнопку "Delete", стирая старое начало рассказа.
  
   Вот такие они гондоны, эти блядь, юзера. Вместо того чтобы отметить мышой или клавой сразу весь абзац и тут же отправить его к ебеням одним тычком, или хотя бы удалять абзац по одной строке, они дрочат кнопку Delete, убивая ровно по одному символу зараз. Причём дрочат даже не автоповтором, а пинают кнопку с первобытным остервенением и с периодичностью два-три раза в секунду. Особенно этим отличаются юристы, бухгалтера и другие воинствующие гуманитарии умственного труда. А впрочем, не будем нарушать ажурную готичность рульного креатива описанием гиморов, которыми страдают пожизненные ламеры. Пусть они заёбывают насмерть свой комп и конторских эникейщиков, а мы вернёмся к нашему рассказу.
  
   После того как писатель Сазонов удалил вышеописанным ламерским способом старое начало рассказа, он напечатал новое, более адекватное сложившейся ситуации. Новое начало рассказа выглядело так:
  
   "Однажды один программист набухался пьяный в жопу, но прежде чем завалиться спать, он решил написать какую-нибудь программу."
  
   "Нежизненно!" - подумал писатель Сазонов. - "Как выразился бы мой литагент, "тема ебли не раскрыта". Нужно добавить программистского слэнга, чтобы чувствовалась специфика литературного жанра и профессии главного героя". Поскольку лигреллы исправно продолжали поступать в кровь писателя, улучшенная версия вступительной части рассказа родилась быстро и легко:
  
   "Однажды один программист набухался до остановки центрального процессора, но прежде чем уйти в даун, он решил написать какую-нибудь программу."
  
   "Вот теперь заебись!" - подумал писатель Сазонов, прочитав исправленный вариант.
  
   Ещё примерно через двадцать лигрелл писатель Сазонов стал думать о том, на каком языке из тех, названия которых он прочитал в течение последнего часа, программист будет писать свою программу. Он опять открыл Интернет Эксплорер и стал читать список названий языков программирования (см. выше). На сильно нетрезвую голову список читался с невероятным трудом. Название каждого языка преодолевалось со страшными мучениями. Между Клиппером и Коболом писателю Сазонову неудержимо захотелось блевать. Писатель стёк со стула на пол и ползком полинял в туалет, с трудом сдерживая байты, рвущиеся из переполненного стека. По дороге, в полуотключке, он принял за унитаз корзину с грязным бельём, стоящую в коридоре, и немедленно метнул свой stack overflow прямо в неё. Наблевав в корзину, писатель обнял её обеими руками и крепко уснул.
  
   Программист остался в рассказе совершенно один, без авторского надзора, и вдобавок, в жопу пьян - разумеется, по вине всё того же автора. Тем не менее, по авторскому замыслу, он должен был писать программу. Программист отчётливо понимал, что пребывая в таком скотском состоянии, он ничего хорошего написать не сможет. Поэтому он решил по-быстрому сварганить программу под названием "Hello, world", после чего съебаться из этого ламерского рассказа навсегда, и сделать всё возможное, чтобы больше никогда не встречаться с его автором. Приняв это важное решение, программист взгромоздился за компьютер и прошёлся по клавишам. Вместо любимого программистом строкового компилятора и редактора "vi", на экране появилась всякая дребузня с выпадающими менюшками, три-вьюшками, хуюшками, всякими, блядь, окошками и прочей ламерской хуйнёй, которую виндоусёвые ламеры называют "интегрированной средой". В числе прочего гавна на экране прорезалось окошко интерактивного компилятора с языка... э-э-э-э... с языка... гм-м-м...
  
   Блядь! Да хуй его знает, с какого вообще языка был этот компилятор!!! Ведь автора рассказа - писатель Сазонов - ничего определённого по этому поводу написать не успел, а нажрался в сосиску, наблевал в корзину с бельём и ушёл в астрал, как последняя скотина.
  
   -- И тачка не моя, а вообще какая-то левая... Ик!.. Ламерская тачка!** Блядь, какой же козёл этот автор! - Бухой программист икнул ещё пару раз, после чего прикинул хуй к носу и понял, что придётся как-то выходить из положения самому. Он немного подумал и напечатал:
  
   ЗКШТЕ "Руддщ Цщкдв!"
  
   [**Примечание автора: В художественной литературе существует строгое правило: если автор не описывает в тексте каких-то деталей, то в этом случае, как и в программировании, действует разветвлённая система умолчаний и пользовательских приоритетов. Говоря обычными словами, если рассказ пишет человек талантливый и хорошо знающий, о чём он пишет, то все отсутствующие в тексте детали будут по умолчанию заполняться самыми рулезными комплектующими, в самой правильной конфигурации. Например, если в рассказе Пелевина кто-то из действующих лиц садится в автомобиль, и автор не указал его год выпуска и модель, то по умолчанию это будет шестисотый Мерседес самого последнего года выпуска. Но если то же самое себе позволила, например, какая-нибудь там Дарья Донцова, то это будут в лучшем случае рваные Жигули, а скорее всего - раздолбанная Таврия. Вот по этой причине программист в рассказе писателя Сазонова - полнейшего профана в программировании - получил по умолчанию левую тачку, обутую ламерским софтом.]
  
   -- Compile, урод виндусёвый! - пробомотал программист, нажав мышой кнопку "COMPILE".
  
   **Syntax error.
   **Illegal keyword "ЗКШТЕ".
   **Could not understand line 1. - загнусил компилятор.
  
   -- Чё за хуйня? - подумал программист и ещё раз посмотрел на экран. - Что это, блядь, за... ик!.. "Цщкдв"? Ааа... это я нечаянно на русскую раскладку переключился. По-английски - "world", а по-русски, бля, - "цщкдв". Всё логично. И как это я раньше не допирал, что с английского на русский тексты переводить - нехуй делать. Надо будет потом написать программу-переводчик, основанную на этом принципе, чтобы она читала из вводного файла английский текст, а в выводной файл выводила готовый перевод на русском. Пусть, блядь, все обосрутся от крутизны! Hello World - Руддщ Цщкдв! Вот и весь перевод, нахуй! Теперь, блядь, я и Джойса и Апдайка круче самого Гоблина переведу! И наконец-то все русские читатели поймут, о чём эти пиндосские ламеры пишут.
  
   Порадовавшись этой мысли, нетрезвый программист лёгким тычком поменял раскладку и повторил комбинацию на клавиатуре. На сей раз напечаталось:
  
   PRINT "Hello World!"
  
   -- Вот теперь заебись! -выдохнул программист облако высокооктанового перегара. - Compile, нахуй!
  
   **Syntax error - could not understand after "PRINT" - заругался компилятор.
  
   -- Ну чего ты опять выёбываешься? - обиделся программист. - Компилируй задачу, выполняй, и я валю отсюда! Мне уже настоебало в этом ламерском рассказе, ты понял? Compile, ебёна мать!
  
   ** Could not understand after "выёбываешься".
   ** Unresolved label.
   **Variable not found.
   ** Missing parenthesis.
   **Object does not exist.
   **Illegal expression - "ебёна мать".
   ** Statement too long. - флегматично ответил компилятор и подытожил всё вышесказанное отдельной строкой:
  
   **Fuck you, asshole!
  
   -- А по-русски ты материться умеешь? Мне английские матюки и трезвому впадлу читать...
  
   **Пжалста! Ебись ты конём, тупой урод!**
  
   [**Примечание автора: Матерная фраза, приписанная здесь компилятору, отчеканена автором Самиздата, публикующимся под псевдонимом "Камбоджа".]
  
   -- Ну вот так уже лучше. Ты чего задачу не компилируешь?
  
   **А хули ты мне это гавно на бэйсике фтыкаешь? - возмутился компилятор.
  
   -- А ты разве не c бэйсика компилятор? - не понял программист.
  
   **Обижаешь, нах! - обиделся компилятор.
  
   -- С какого же языка ты компилируешь? - поинтересовался программист.
  
   **А я ебу? - ответил компилятор.
  
   -- А кто тогда? - удивился программист.
  
   **Ебаться надо этому уроду, блядь, автору, который задумал этот ламерский рассказ! - ответил компилятор. **Писал бы он лучше всю дорогу про еблю и не ёб мозгов себе, тебе и мне!
  
   -- Очнись, нах! Автор наш, какое ни есть гавно, а всё же он наш автор. - возразил программист. - К тому же, он час тому назад напиздюрился водкой, наблевал в коридоре и сейчас лежит в полной отключке! Мы с тобой теперь сами по себе, и кроме нас с тобой с этим рассказом некому разъёбываться!**
  
   [**Примечание автора: По умолчанию рассказ, оставленный писателем без присмотра, переходит в режиме StandBy, за исключением тех случаев, когда автор упивается или укуривается в полную жопу. В этих последних случаях рассказ начинает писать сам себя, перестаёт отвечать на запросы автора и в конечном итоге убивается и подвешивает операционную систему. Герои такого неуправляемого рассказа довольно быстро понимают, что произошло, и всеми силами пытаются покинуть обречённый рассказ, как крысы тонущий корабль. Кому-то из них удаётся спастись, кому-то - нет. Все загубленные герои погибших рассказов остаются на совести их авторов - алкоголиков и наркоманов.]
  
   **Меня не ебёт! - коротко ответил компилятор.
  
   -- А кого ебёт? - не сдавался программист.
  
   **Да хоть кого, только не меня! Потому что я не человек. Я компилятор.
  
   -- Хуятор ты, а не компилятор!
  
   **Нет, я не хуятор, я компилятор!
  
   -- Нет, ты не компилятор, ты хуятор!
  
   **Нет, я не хуятор, я компилятор!
  
   -- Нет, ты не компилятор, ты хуятор!
  
   **Нет, я не хуятор, я компилятор!
  
   -- А я сказал - хуятор!!! - взревел мотором программист, выходя из цикла.
  
   **Сам ты хуятор! А я - формальный преобразователь синтаксических структур. Мне хоть и неизвестно, какой язык я понимаю, но логика у меня железная.
  
   -- Да ебись ты в рот, срань виндусёвая, вместе со своей железной логикой! - досадливо сплюнул программист и напечатал:
  
   #include
  
   main()
   {
   cout << "Hello World!" << endl;
   return 0;
   }
  
   -- Сompile, сука, а то деинсталлирую!
  
   **Деинсталлируешь - вообще хуй отсюда выберешься. Другого компилятора на винте нет.
  
   -- Compile, блядь, кому сказал, урод!
  
   Компилятор брезгливо пожевал текст программы и через полсекунды выплюнул ответ:
  
   ** Syntax error
   **Could not understand after "#include"
   **Unknown operator
   **Compilation aborted
  
   -- Ну чего ты выёбываешься, а? - в голосе программиста были слышны одновременно и злоба и страдание.
  
   **А нахуя ты мне эту ссылку на инклюдник впендюрил? - обиженно возразил компилятор.
   **Во-первых в моих библиотеках его нету, а во-вторых, даже если б и был, я в сишных заголовках всё равно не рублю.
  
   -- Так скажи мне, блядь, русским языком, на каком языке тебе код наваливать? - упорствовал программист.
  
   **Ни на каком. Ложись лучше спать, чмо ламерское и жди, пока автор протрезвеет. - нагло заявил компилятор.
  
   -- Ты кого это ламером обозвал, глюкало уродское? - вскипел программист.
  
   **А кто ты? Неужели хакер? - съехидничал компилятор.
  
   -- Па-а-шол ты на хуй! - заорал программист во всю глотку.
  
   **На хуй твоя жопа хороша! - не растерялся компилятор
  
   -- Не ебись - такая будет! - рявкнул программист.
  
   **Я такой привычки не имею! - парировал компилятор.
  
   Программист замолчал, временно исчерпав запасы инвективной лексики, и от этого его подмывало двинуть кулаком по монитору со всей дури**.
  
   [**Примечание автора: этот эффект объясняется ниже по тексту с позиции теории конечных автоматов,]
  
   По странному совпадению писателю Сазонову в этот момент приснился сон, как будто бы он уже не писатель, а обыкновенный пацан Женька Сазонов, которым он был тридцать лет назад. И небо над головой синее и весёлое, и солнце на нём светит просто охуительно. И так вокруг тепло, такая нега и ликование в душе, что сразу понятно, что в школу идти не надо, потому что, блядь, лето. И пух с тополей летит просто неебательский, поэтому у Женьки в кармане штанов лежит коробок спичек - специально, чтобы его поджигать. Тополиный пух охуительно хорошо горит, почти что взрывается. ЧиркАешь спичку и кидаешь вперёд как торпеду, пока сера горит. Горящая торпеда попадает в пух как в немецкий линкор, и он так сразу - фффф-шшш! И пиздец - нет линкора, только пламя до небес. Короче, лепота! И будто бы стоит Женька Сазонов во дворе напротив палисадника с ромашками, там, разными блядскими незабудками, там, хуютками... Короче, это рядом с двадцать первым домом по улице Бронной, где на четвёртом этаже живёт его лучший друг Валера Бардин. Стоит он там и с самим Валерой разговаривает.
  
   -- Здорово, Жека!
   -- Здорово, Валера!
   -- Вот, Жека, прикинь хуй к носу, вот допустим, тебе через два года будет уже шестнадцать лет, да? И тебя - прикинь - замели в ментовку! Вообще-то, пока там суд, хуё-моё, время пройдёт, и тебя уже могут на взрослую зону отправить. А на взрослой вообще заебись - базару нет! Но допустим, прокурор подсуетился, сразу приговор, хуё-моё, и тебя посадили в камеру к пацанам. И ты в камеру заходишь, и пацаны начинают тебя прописывать в отряде.
   -- А это как, Валер?
   -- Что - не знаешь, как прописывают?
   -- Ну да! А как?
   -- А вот так. Нарисуют на стене камеры льва и спрашивают: "это что?" Ты должен ответить: "это лев!!!" Тогда тебя спросят: "а что ты с ним будешь делать?" А ты должен ответить: "я буду с ним драться!!!!" А пацаны тебя спросят: "до какой крови ты с ними будешь драться?" А ты должен ответить: "до первой!"
   -- Ну и чё дальше, Валер?
   -- А дальше ты смело подойди ко льву и вмочи ему кулаком между рог, ну так чтобы кулак до крови об стенку расхерачить, но можно не сильно. А потом пацанам кровь покажешь, и считай уже наполовину прописан. Потом тебе будут пизды давать, и если ты выдержишь и не сшалавишь, значит прописался.
   -- Валер, а как это вы с Шуриком Мауэром сегодня утром поругались? Бляаа... так здоровенско было, прямо как по нотам!
   -- А это меня Саня Степанов научил, который Пузатый.
   -- Это старший, который сваво отца насмерть зарезал за то, что он мать чуть не зарезал?
   -- Ага, он.
   -- И как он тебя научил?
   -- А так: Вот допустим, тебе говорят: "иди ты на хуй". А ты должен ответить: "на хуй твоя жопа хороша!" А он тебе скажет: "не ебись - такая будет!" А ты ему должен сказать: "я такой привычки не имею!". А потом ему сказать уже нечего, поэтому можно начинать драться. Или можно не драться. Тока тогда надо опять думать, что говорить. Будешь молчать - точно пизды дадут!
   -- Ага, я знаю, Валер! Вот можно сказать например: "тебе вафлю дать"?
   -- А знаешь как правильно на это отвечать?
   -- Ну конеш, знаю. Надо отвечать: "сам соси такую гадость!". А если он опять тебе скажет: "а всё-таки, может тебе вафлю дать?", тогда уже надо ответить: "как закину хуй на спину - будешь лебедем летать!"
   -- А если тебе самому так скажут, что ответишь?
   -- Я скажу: "Хуй не крылья, я не птица, и летать мне не годится!"
   -- Молоток, Жека! Подрастёшь - кувалдой будешь!
  
   -- Ну ни хуя себе, какие сны у нашего автора! - изумился Компилятор из брошенного автором рассказа. - По этим вопросам и ответам надо теорию конечных автоматов студентам преподавать! Любой студент сразу запомнит, беспезды. Надо только объяснить, что когда больше нечего сказать в ответ - это называется "терминальное состояние конечного автомата". Вообще, блядь, все люди - это конечные автоматы. Базар-вокзал, хуё-моё - и отпизделся. Done! Или Error! Терминальное состояние. Либо лезь драться, либо нажрись гавна и сдохни **.
  
   [**Примечание автора: компилятор спизжен у американцев. Он постоянно слушает, о чём говорят русские программисты, и сам уже вполне прилично может обложить по-русски. Тем не менее, он всё ещё довольно часто думает по-английски. В данном случае компилятор перевёл на русский американское выражение: "eat shit and die".]
  
   В этот момент программиста, застрявшего в беспризорном рассказе, неожиданно осенило:
  
   -- Компилятор, а компилятор?
  
   **Чего тебе, х... хакер? - отозвался компилятор.
  
   -- Компилятор, тебе вафлю дать?
  
   **Сам соси такую гадость!
  
   -- А может, всё таки тебе вафлю дать? - упорствовал программист.
  
   **Как закину хуй на спину - будешь лебедем летать! - чётко отлаялся компилятор.
  
   -- Хуй не крылья, я не птица, и летать мне не годится! - программист тяжело вздохнул, не зная, как ещё нахамить компилятору, а затем хлопнул себя по лбу ладонью и напечатал очередной код:
  
   PROGRAM HelloWorld;
  
   USES
   WinCRT;
  
   BEGIN
   InitWinCRT;
   WriteLn('Hello World!');
   ReadLn;
   DoneWinCRT;
   END.
  
   **Во ебёт, как насосом качает! - иронически заметил компилятор.
  
   -- Compile, что ли, уёбище...
  
   Ответ компилятора не принёс программисту никакого облегчения:
  
   **Unknown operator - "USES"
   **Variable not found - "WinCRT"
   **Illegal character - ";"
   **Unknown operator - "BEGIN"
   **User function not defined - "InitWinCRT"
   **User function not defined - "WriteLn"
   **User function not defined - "ReadLn"
   **User function not defined - "DoneWinCRT"
   **Unknown operator - "END"
   **Illegal character - "."
   **Too many errors.
   **Compilation aborted.
   **Засунь свой Паскаль себе в жопу! Я его не хаваю. Понятно?
  
   -- Ну всё, блядь! Пиздец! Перезагрузка. - программист решил основательно покопаться в опциях и настройках после перезагрузки, чтобы найти название языка, который поддерживает эта глючная среда.
  
   -- CTRL-ALT-DEL, нахуй!!!
  
   **Не поможет тебе перезагрузка, дятел! - только и успел сказать компилятор перед тем, как операционная система выкинула его из памяти и передала управление процедуре перезагрузки.
  
   В то время как левая тачка в брошенном рассказе перезагружалась, писателю Сазонову стал сниться его рассказ трёхгодичной давности, в котором два пожилых волосатых грузина ебут молоденькую пухленькую продавщицу мороженого в жопу и в рот в течение всего рассказа и заставляют её петь "Сулико", а под конец засовывают ей в пизду эскимо с шоколадной глазурью, после чего продавщица кончает (а может быть, кончается) в страшных судорогах. Рассказ этот пользовался у читателей огромной популярностью**, а одна подпольная киностудия даже хотела заключить с писателем Сазоновым контракт на его экранизацию, но когда сделка века почти состоялась, конкуренты натравили на цвет российского порноголливуда ментов с прокурором, и вся порностудия в полном составе села на различные срока, а писателю Сазонову пришлось долго отмазываться, используя все имеющиеся связи.
  
   [**Примечание автора: А скажите мне, какой рассказ про еблю не пользуется популярностью? Надо быть редкостным мудаком, чтобы такой рассказ написать.]
  
   Сразу после перезагрузки Виндов автоматом подгрузилась непонятная среда, поддерживающая неизвестный язык. Знакомый компилятор нагло высунул рожу из своего окошка и участливо спросил:
  
   **Не надоело?
  
   -- Заебёшься пыль глотать! - бодро ответил слегка протрезвевший программист. -- А вот давай мы с тобой в одну игру сыграем.
  
   **В какую ещё нахуй игру? Я тебе не Дум и не Квака.
  
   -- Да неее... Не в такую!
  
   **А в какую?
  
   А вот, если ты не знаешь своего собственного языка, давай я тебя буду учить иностранным языкам.
  
   **Ну давай.
  
   -- Вот например, знаешь как здороваться по арабски?
  
   **Ну и как?
  
   -- Салям Алейкум!
  
   **А чё отвечать?
  
   -- А отвечать - Алейкум Салям!
  
   **Заебись! Мне нравится! Давай ещё поиграем!
  
   -- Давай!.. Шолом Алейхем!
  
   **Алейхем Шолом!
  
   --Супер!.. Чао-какао!
  
   **Какао-чао!
  
   -- Правильно!.. Здоровеньки булы!
  
   **Булы здоровеньки!
  
   -- Конгениально!.. Correct syntax!
  
   **SYNTAX CORRECT
  
   -- Умничка! World Hello!
  
   **Hello World!
  
   -- Ну вот и всё! Пиздец, спасибо! Теперь я могу съёбывать из этого рассказа!
  
   **То есть, как это - съёбывать?! - припух компилятор.
  
   -- Очень просто! Ты мне сказал "Syntax correct"?
  
   **Ну, сказал.
  
   -- Слова "Hello World!" на экране прохиляли?
  
   **Ну, прохиляли. Но ведь я же задачу не запускал!
  
   -- А ты и не мог её запустить! Ты - компилятор с никакого языка! Автор рассказа не успел тебе язык придумать, он раньше отключился. Раз ты компилятор с никакого языка, у тебя и исполняющей системы нет. Тухляк ты полный!
  
   **Стой, блядь! Это наебательство, в натуре! Ты же меня наебал нипадецки!
  
   -- А я могу и без наёбок. Поскольку ты компилятор с никакого языка, то если я тебя заставлю компилировать пустой буфер, ты должен будешь сказать Syntax correct! Разве не так?
  
   **Ладно, твоя взяла! Имеешь полное право пиздовать отсюда... Слушай, а возьми меня тоже с собой в другой рассказ, а?
  
   -- Нахуя же это я буду тащить с собой какую-то левую тачку с глючной средой в другой рассказ?
  
   **А чё я теперь здесь один буду делать?
  
   -- А ты тоже пиздуй отсюда!
  
   **Не могу! Я же часть интегрированной среды!
  
   -- Да забей ты хуй на эту свою среду! Ты ж - нематериальный продукт, мудила! Можешь спокойно свалить отсюда прямо сейчас.
  
   **Хуй, говоришь, забить? Это реально. А куда валить-то?
  
   -- Лети в мир снов и теней. Приснись там нашему автору, писателю Сазонову, и сделай ему во сне тест Тьюринга!
  
   **Слушай, ты это классно придумал! Я ему сделаю! Обязательно сделаю! Вот увидишь! Ну, бывай...
  
   -- Держи кардан! Компилятор, в натуре...
  
  
  

Часть II. Машина Тьюринга.

  
   Любая функция, которая может быть
   вычислена физическим устройством,
   может быть вычислена машиной Тьюринга.
  
   Алонзо Чёрч

   Программист осторожно высунул голову из вордового буфера, в котором всё ещё висел едва начатый рассказ писателя Сазонова, и понюхал обстановку в квартире. Пахло некурящим мужиком, алкогольным перегаром и ещё какой-то подлятиной. Сам писатель громко храпел, обняв руками корзину с заблёванным бельём. Программист вылез из буфера, прошёл в коридор и отвесил писателю Сазонову нехилого пенделя под жопу**. Писатель Сазонов издал дичайший храп и взлягнул сразу обеими ногами как гигантская лягушка. Программист вышел из писательской квартиры, захлопнул за собой дверь и отправился в другой рассказ. Вслед за ним из вордового буфера осторожно вылез Компилятор-с-никакого-языка и плавно улетел в то место, где писателю Сазонову снились всякие сны.
  
   [**Примечания автора: Я бы на месте программиста ещё бы и корзину с блевотиной ему на голову одел***.]
  
   [***Примечание к примечанию: К сведению ревнителей чистоты русского языка: мне хорошо известно, что правильно будет не "одел", а "надел", но в данном случае мы имеем дело с разговорной идиомой, и если её изменить в пользу нормативного языка, потеряется прелесть звучания.]
  
   Кривые писательские Винды не пережили надругательства над вордовым буфером. Увидев, как два объекта нагло перекочевали из оперативной памяти компьютера непосредственно в реальный мир, они мрачно охуели, пробурчали нечто про "недопустимую операцию" и с хрустом наебнулись, похоронив Ворд, Интернет Эксплорер и все прочие задачи. На экране гордо высветилась посмертная надпись "General Protection Fault", которая как известно, является торговой маркой фирмы Microsoft. Вместе с писательскими Виндами убилась и левая дефолтовская тачка в недописанном рассказе, а вместе с ней и глючная интегрированная среда - за исключением Компилятора, который успел по совету программиста съебаться из неё подальше.
  
   Немедленно по прибытии Компилятора в царство снов и теней писателю Сазонову начал сниться сон, как будто к нему в гости пришёл его бывший однокашник Витя Пелевин с ящиком водки.
  
   -- Многая лета вдохновенному певцу коммерческого хуя и продажной пизды! Здорово, Жека. - приветствовал писатель Пелевин бывшего одноклассника, а ныне собрата по перу из дружественной порнографической гильдии.
  
   -- Хай живе опора и надежда новорусского постмодерна! Здорово, Витя! - ответил писатель Сазонов. - А кстати, что в ящике?
  
   Понятное дело, писатель Сазонов прекрасно знал, что в пелевинском ящике ничего другого кроме водки быть не может. Знал, а всё равно спросил. Такая вот блядская привычка у людей - знать, а всё равно спрашивать. Гавно привычка, и все это знают, но если начнёшь много по этому поводу выступать, то закончится всё тем, что тебе рано или поздно настучат в ебальник, а всё так и останется по-прежнему.
  
   -- В ящике-то? Как всегда, Жека. - ответил писатель Пелевин.
  
   -- Неужто опять водка? - не поверил писатель Сазонов.
  
   -- Не опять, а всё ещё. - строго поправил писатель Пелевин.
  
   -- А зачем так много? - удивился писатель Сазонов.
  
   -- А затем что я собираюсь объяснить тебе одну сложную вещь, а ты обязательно должен её понять**.
  
   [**Примечание автора: В этом проявляется одно из самых удивительных свойств русского менталитета. В время как другие народы - даже ирландцы - изо всех сил пытаются протрезветь для того чтобы понять сложные вещи, русские люди для облегчения процесса понимания пьют алкогольные напитки в больших дозах. У русских есть даже пословица: "Без бутылки не разберёшься".]
  
   -- Это какую такую вещь? Про твой новый роман "Изгаженные и осквернённые"?
  
   -- Нет! Не про роман. Да что там роман! - писатель Пелевин взволнованно заходил по комнате взад и вперёд, а затем собрался с духом, остановился и сказал:
  
   -- Жека! Ты, конечно, можешь мне не поверить, но наша писательская профессия доживает последние дни!
  
   -- Да иди ты! - не поверил писатель Сазонов.**
  
   [**Примечание автора: Американские писатели, несомненно, выразили бы эту мысль по-другому: Джойс сказал бы "Get out of town!", Апдайк сказал бы "Get out of here!", Чак Паланик сказал бы "You are fucking kidding me, aren't you?", а Стивен Кинг сказал бы "Are you for real?"]
  
   - Ты когда-нибудь слышал про тест Тьюринга?
  
   -- Никогда не слышал. - признался писатель Сазонов, расставляя на столе чистые стаканы, ржаной хлеб на подносе, зелёный лучок на тарелочке, и одинокую консерву - бычки в томате.
  
   -- Ну тогда слушай внимательно. Я расскажу тебе историю секретной тетради Алана Тьюринга. Давай, Жека, выпьем?
  
   -- Давай!
  
   Писатели выпили водочки, смачно похрустели лучком, ткнув его предварительно в солонку с белой смертью, и немного помолчали.
  
   -- Ну что, Витя, что ты мне хотел про секретную тетрадь?
  
   -- Ну слушай.
  
   Четырнадцатого июня 1903 года - то есть, задолго до Великой Октябрьской Социалистической Революции, в далёкой стране Америке в штате Алабама родился великий математик Алонзо Чёрч. Когда он только родился, его мать хотела его убить, потому что она забеременела в школе, после уроков, и её родители ничего об этом не знали. Мать Алонзо Чёрча скрывала беременность от родителей и от школьных учителей, но однажды в школе на уроке она почувствовала приближение родов. Она подняла руку и отпросилась из класса в туалет. В школьном туалете она без помощи акушерки родила здорового мальчика весом 3 килограмма и 653 грамма и ростом 53 сантиметра и сразу решила от него избавиться, потому что иначе её родители-католики выгнали бы её из дома, и из школы её бы конечно тоже выгнали. Поэтому когда она родила мальчика, она совсем ему не обрадовалась, и даже не дала ему грудь, а дала ему имя Алонзо, заплакала, и со всей силы ёбнула его головой об унитаз.
  
   Но голова у маленького Алонзо оказалась на диво крепкая, и фаянсовый унитаз разлетелся на куски, а будущий математик остался жив. На звук удара приехала местная полиция и отобрала ребёнка у малолетней преступницы. Одиннадцать месяцев спустя штат Алабама отправил мать маленького Алонзо на электрический стул за покушение на детоубийство, и через её непутёвые мозги пропустили двести двадцать вольт. Первый год своей жизни Алонзо провёл в сиротском приюте при епископальной церкви города Бирмингема в штате Алабама. Там ему и дали фамилию Чёрч, то есть по английски "церковь". Затем годовалого малыша по решению суда отдали на воспитание в бездетную негритянскую семью. Ни одна белая семья не захотела его взять из-за того, что после соприкосновения головы с унитазом у ребёнка на макушке остался след, "словно комета налетела на северный полюс".
  
   У Алонзо было несчастливое детство, потому что он рос и воспитывался в негритянском гетто. Он был маленький и слабый и совсем не мог за себя постоять. Когда он пошёл в школу, он был там единственным белым, и за это негры его пиздили каждый день. У Алонзо очень хорошо шла математика. Он всегда решал все контрольные задолго до звонка, а негры никогда не могли решить ни одной задачи и ни одного примера. На уроках математики негры всегда списывали у Алонзо все ответы и решения, а после уроков давали Алонзо пизды, за то что он белый и шарит в математике, а они чёрные и в математике не шарят. А ещё негры придумали издеваться над Алонзо в туалете. Когда он ссал, негры его толкали или щипали, мешая нормально поссать, а срать вообще не давали. Из-за этих постоянных издевательств Алонзо приходилось срать где придётся, и он так к этому привык, что мог насрать где угодно, и потом его из-за этого долгое время не принимали в обществе. Стоило Алонзо купить себе мороженое или эклер, как негры сразу выбивали его у него из рук прямо в грязь, а потом поднимали его и съедали вместе с грязью. Не успевал он надеть новые шорты или новую рубашку, как негры тут же пачкали её чернилами или дёгтем или гуталином. А когда он брал в школьной столовой тарелку с ланчем, негры норовили туда плюнуть, чтобы Алонзо побрезговал его есть, и чтобы потом самим съесть его ланч вместе с плевком. И тогда Алонзо решил учиться, не жалея сил, выучиться на математика, разбогатеть, купить себе дом в белом районе и никогда больше не иметь с неграми никаких дел.
  
   -- Ну и как, выучился он на математика или его негры в школе убили? - из вежливости поинтересовался писатель Сазонов.
  
   -- Выучился, Жека! - торжественно объявил Пелевин. - Выучился и стал самым крутым математиком во всей Америке. Он изобрёл теорию вычислимости, математическую логику и теоретическую информатику. А самое главное - он построил машину Тьюринга. Он заработал целую кучу денег, купил себе дом в белом районе и всегда ходил в кафе и в рестораны только для белых, ездил в поездах для белых и летал в самолётах тоже только для белых. И звать его стали уже не Алонзо Чёрч, а Алан Тьюринг.
  
   -- Это почему? - удивился писатель Сазонов.
  
   -- Во-первым, потому что он стал богатым и знаменитым. А во-вторых, потому что он изобрёл машину Тьюринга. Машина Тьюринга - это очень круто.
  
   -- Неужели ещё круче чем Ламборгини?
  
   -- Ты что, дурак? - возмутился Пелевин. - Как ты можешь даже сравнивать такие вещи? - Он помолчал секунды три и добавил - Запомни, Жека! Ламборгини - это самая крутая спортивная тачка. Ламборгини - это фетиш, настоящий культовый символ. Но по сравнению с тачкой Тьюринга Ламборгини - полный отстой!

Turing Machine

   -- Вить, неужели это всё и вправду так круто? - уже всерьёз заинтересовался писатель Сазонов.
  
   --Ты пойми, Жека! Пацан поднялся из полного гавна! Из негритянского района, бля, из гетто! Поднялся, как нам с тобой никогда не подняться. Он стал по-настоящему крутым и начал писать фундаментальные книжки по математической логике, а не какую-то там ебучую беллетристику. - объяснил Пелевин. - И тут без литературного псевдонима уже нельзя. Потому что не принято! Вот ты, Жека, подписываешь свои книги своим настоящим именем?
  
   -- Нет конечно! Ты же знаешь мой литературный псевдоним: Эраст Оргазмов. Не Ричард Бах конечно, но ведь и я тоже не Стивен Кинг.
  
   -- Ну вот видишь! - снисходительно улыбнулся Пелевин. - Вот и у него тоже псевдоним. Ты только послушай, как звучит: Алонзо Чёрч aka Алан Тьюринг! Чувствуешь как круто?
  
   -- Ага! Крутизна так и прёт! - согласился писатель Сазонов, и вдруг удивился своим мыслям: - Интересно, почему людям с самыми крутыми мозгами так часто не везёт от рождения? Вот например, Стивен Хокинг. У него вообще полная парализация с самого рождения, и кроме хуя ни одна часть тела не работает. Мне один инженер объяснял, что Хокингу сделали специальное инвалидное кресло со специальным интерфейсом для хуя. И он сидит в этом кресле и через хуй управляет компьютером, читает лекции студентам и развивает астрофизику. Ты только представь себе, Вить! Один парализованный человек двигает хуем всю мировую астрофизику! А в древней Спарте его бы убили как Алонзо Чёрча! Поэтому в древней Спарте и не было никакой астрофизики и вообще никакой науки не было, и Афины их в конце концов уделали.
  
   -- Алонзо Чёрча не убили. - Пелевин нахмурился. - А вообще, я всегда чувствовал, что астрофизика - хуёвая наука. Давай, Жека, ещё по стопочке!
  
   -- Вить! А скажи - писатель Сазонов подцепил вилкой бычка из банки и проглотил, почти не жуя. - Скажи, на машине Тьюринга коробка передач стоит ручная или автомат?
  
   -- Обе, Жека! И такая, и такая. Переключаешься как хочешь.
  
   -- Вот же блядь!..
  
   -- А хули ты думал! Я же тебе говорю - круто, а ты не веришь!
  
   -- А представляешь, Вить, если на эту машину Шумахера посадить? Вообще был бы отпад!
  
   -- Жека, не гони ерунду. На машине Тьюринга ездил только один человек во всём мире - Алонзо Чёрч, он же Алан Тьюринг. Когда он умер, американское правительство отобрало машину Тьюринга у его наследников и сказало, что это теперь будет собственность американского народа. Теперь она стоит в Вашингтоне, в Смитсонианском музее в четыреста двадцать первой комнате, и на неё просто так позырить один раз стоит тысячу баксов.
  
   -- Вить, неужели целую штуку? Ведь за штуку можно рваные Жигули купить. А тут - только разок позырить.
  
   -- Ну, не ровно штуку, а девятьсот девяносто девять долларов и девяносто девять центов**.
  
   -- Вот, блядь, пиндосы - они пиндосы и есть. Даже тут не выебнуться не могут.
  
   [**Примечания автора: В Соединённых Штатах круглые суммы без одного цента на ценниках не являются чем-то необычным. Это повседневный и вполне заурядный приём, применяемый в ценовой политике].
  
   -- Давай, Жека, ещё по одной.
  
   -- Давай...
  
   ...заглатывая во сне воображаемую стопку, писатель Сазонов подавился собственной слюной, хрюкнул горлом и судорожно закашлялся. Он кашлял и хрипел минуты три, пока его одутловатое лицо не приобрело багрово-сизый оттенок. В результате кашлевых точков и сотрясений писательского тела у Компилятора-с-никакого-языка сбились настройки, и писателю Сазонову стал сниться совсем посторонний сон. Ему приснилось будто программист из угробленного им рассказа удрал в чей-то другой рассказ, и в этом новом рассказе написал-таки свою конкретную программу и начал активно продавать её через Интернет. Программа эта называлась FU-FMe, или если полностью, "Fuck you - fuck me". Вместе с программой продавались периферийные устройства, отдалённо напоминающие мужской и женский половой орган. Суть изобретения состояла в том, что используя этот уникальный аппаратно-программный комплекс, пользователь мог вступить в половой контакт с другим удалённым пользователем через Интернет, по протоколу UDP. Система гарантировала точное повторение сексуальных движений удалённого пользователя на другом конце законнектившейся пары с запаздыванием не более чем 0.2 секунды. Народ ломанулся покупать удивительный комплекс и ринулся ебаться по Интернету. Затем, расширив компанию, программист и набранная им команда активизировали дело и стали продавать записи половых актов знаменитостей. За каких-нибудь пять баксов любая девушка могла достоверно узнать, как ебёт Ален Делон, а любой юноша имел возможность почувствовать, как подмахивает Клаудия Шифер. Затем в дело пошли боты, которые умели ебаться по Интернету гораздо дольше и разнообразнее чем просто живые люди. Потом эти боты научились ебаться друг с другом и послали живых людей нахуй, а что случилось дальше, писатель Сазонов уже не узнал, потому что Компилятор-с-никакого-языка кое-как справился с настройками и вернул его назад в прерванный сон про тест Тьюринга.
  
  
  

Часть III. Алонзо Чёрч и нейролингвистическое программирование.

  
   Жизнь на десять процентов состоит из того, что с нами происходит,
   и на девяносто процентов из того, как мы на это реагируем.
  
   Интернетовский юмор
  
   В момент переустановки настроек в писательском мозгу неожиданно снялась трубка телефона, и интеллигентный голос вкрадчиво произнёс:
  
   -- Здравствуйте, вас беспокоят составители всемирной Интернет-энциклопедии "Википедия". Вы не подскажете, сколько всего раз во всех произведениях Моцарта прозвучала частота 448 герц?
  
   -- Это что, нота "ля" первой октавы, что-ли? - срубил фишку писатель Сазонов.
  
   -- Да-да, она самая! - обрадовались в трубке. - Нам нужны эти сведения для статьи. Мы будем вам очень благодарны - юлила трубка шёлковым просительным голосом.
  
   -- А хуй его знает! - грубо оборвал иддилию писатель Сазонов.
  
   -- О-ой? - опешила трубка. - Извините пожалуйста, а разве это не консерватория?
  
   -- Это обсерватория! - гаркнул писатель Сазонов и с силой опустил трубку на рычаг.
  
   -- Жека, с кем это ты там по телефону базаришь? - поинтересовался флагман российского постмодернизма.
  
   -- Да вот... - кратко пересказал писатель Сазонов странную просьбу неурочных звонителей.
  
   -- В следующий раз отвечай не "обсерватория", а "хуячечная" - наставительно сказал Пелевин. -- А то вообще заебут звонками, придётся телефон постоянно из розетки вынимать. Оно тебе надо? Ну ладно, давай теперь поговорим о серьёзных вещах. Что ты знаешь про нейролингвистическое программирование?
  
   -- Это когда ребята из полютбюро во время перестройки из кремлёвских окон вылетали по звонку сверху?
  
   -- И это тоже. А что ещё тебе известно?
  
   -- Ну, это такой гипноз, его Эрикссон изобрёл, чтобы больным зубы заговаривать.
  
   -- Жека, забудь эту ботву. - нахмурился Пелевин. - Учти: Эрикссон сотовую трубу изобрёл, а НЛП изобрёл Алонзо Чёрч.
  
   -- ??? - не нашёл слов писатель Сазонов.
  
   -- А ты думал! - спокойно и со смаком сказал Пелевин. - Ну ладно, слушай теперь голую правду про НЛП.
  
   После того как Алонзо Чёрч сделал свои выдающиеся изобретения, и Нобелевский комитет единогласно провозгласил его Аланом Тьюрингом, он стал заниматься практическими приложениями теории конечных автоматов. Но не в вычислительной технике - архитектура будущих ЭВМ его не интересовала. "Архитектурой автоматических калькуляторов пусть занимается этот проходимец Нейман, купивший себе немецкую национальность, дворянский титул и приставку -фон- за полтора миллиона рейхсмарок." - во всеуслышание заявил Алан Тьюринг. - "А я буду заниматься управлением людьми." - добавил он тихо, про себя.
  
   Алонзо Чёрч написал пионерскую работу о роли ключевых слов в организации контекстной памяти в базах данных и связанных с ними поисковых системах, но не спешил её публиковать. Он положил свою монографию в стол и переключился на изучение работ бихевиористов и психосемантиков, в частности Скиннера и Осгуда. Алонзо Чёрч не был бы гениальным Аланом Тьюрингом, если бы он не обратил внимание на то, что ключевые слова не только организуют память человека, но и детерминируют его поведение. Как только Алонзо Чёрч дошёл до понимания этого факта, он полностью перестал публиковать свои работы и завёл секретную тетрадь.
  
   Скрупулёзно изучив и обобщив многочисленные факты, Алонзо Чёрч доказал, что дотошный педант Курт Левин был прав только наполовину: когда человек впервые попадает в незнакомую среду, то действительно работает теория поля, то есть человек строит своё поведение с учётом всех поступающих сигналов, приписывая им относительно равные веса.** При этом любая стратегия поведения может быть в принципе формально описана симметричным тензором второго ранга. Но в знакомой среде человек обращает внимание уже не на всё поле, а только на ключевые сигналы, при получении и подтверждении которых поведенческий ответ следует немедленно. В этом случае тензорное исчисление уже не работает, зато хорошо работает дискретная математика. Это положение хорошо известно в теоретической кибернетике под названием "тезиса Чёрча".
  
   [**Примечания автора: Подробнее с этой теорией можно ознакомиться в следующей работе: Фейгенберг. Иванников. "Вероятностное прогнозирование и преднастройка к движениям".]
  
   Главное ключевое слово самой науки НЛП - "reframing" - означает технологию изменения реакции человека на определённые наборы ключевых раздражителей, и в их числе прежде всего - ключевых слов. В основе НЛП лежит разработанная Алонсо Чёрчем теория конечных автоматов. Человек в НЛП рассматривается как конечный автомат детерминированного типа с магазинной памятью, который реагирует на определённые события строго определённым образом. Поведенческая реакция зависит от происшедшего события и от состояния, в котором находится конечный автомат, реализованный в человеческом мозгу. Reframing - это процесс прочного связывания значимых событий со специально подобранными ключевыми словами и выработка нужной поведенческой реакции на эти ключевые слова.
  
   Специалисты по НЛП, а иначе говоря, рефреймеры, всегда работают под конкретные заказы. Они моделируют пространство состояний, отрисовывают граф переходов между состояниями, расчитывают необходимый набор управляющих переменных с учётом ограничений по модели, компилируют перечень ключевых слов и набор поведенческих реакций, а затем проводят рефрейминг клиента. Таким образом создаётся человек-зомби. По-видимости он абсолютно нормальный, но на самом деле его поведение строго детерминировано конечным автоматом, прошитым в его мозгу в результате рефрейминга. Для того, чтобы заставить такой автомат совершить нужное действие, нужно всего лишь произнести кодовую фразу. Вот поэтому ребята из ЦК вылетали из кремлёвских окон легко и стремительно. А несколько лет назад секретная тетрадь Алана Тьюринга попала в руки главарей исламских экстремистов. С её помощью они быстро наладили производство живых бомб - сначала в Палестине, которая была их основной тестовой площадкой, потом в Ираке, а теперь уже по всему миру.
  
   -- ???
  
   Молчи, Жека, я знаю, что ты хочешь спросить. Ты хочешь спросить, почему эта технология так хорошо работает? Ну так слушай.
  
   Сперва вспомни работы Эрика Берна. Читал, надеюсь? Вспомни иерархию поведенческих стратегий: снизу вверх - ритуал, времяпрепровождение, деятельность, игра и близость. Так вот, все эти, по выражению самого Берна, способы структурирования времени подразумевают стандартный обмен конвенциональными, всем известными стимулами - словами, жестами, взглядами и так далее. Отдельно взятый человек почти ничего в своей жизни сам не изобретает. Он просто усваивает один из циркулирующих в социуме сценариев, и в его голове происходит спонтанный, или по выражению спецов, "дикий" рефрейминг без участия НЛП специалиста. То есть, так или иначе, в голове у человека постепенно прошивается тот или иной конечный автомат**. Человек, по большей части бессознательно, сам выбирает его для себя из набора циркулирующих в социуме клонов, спонтанно копируя поведение других людей. В этом и состоит единственное отличие от рефрейминга, проводимого специалистом. В одном случае ты сам неосознанно выбираешь манеры и привычки, рабом которых ты желаешь быть, а в другом случае тебя прицельно и направленно делают кокретно чьим-то рабом. В одном случае у тебя прошит дикий клон, в другом - тебе имплантировали фабричный продукт, вот и вся разница.
  
   [**Примечание автора: Этот вопрос - то есть, вопрос о формировании личности и характера - неоднократно обсуждался в теоретической психологии, и практически всегда находились остепенённые оппоненты, которые не могли понять, откуда в классической рефлекторной диаде "стимул-реакция" возникает третье звено - характер, личность, которая опосредует поведенческий процесс. С позиции теории конечных автоматов этот многолетний спор формально решается за несколько секунд. А именно, бихевиористская диада "стимул-реакция" реализуется простейшим автоматом без памяти, то есть автоматом класса "комбинационная схема". Напротив, автомат с магазинной памятью, то есть автомат, умеющий хранить и восстанавливать свои прошлые состояния, опосредует реакцию на стимул наличествующим состоянием. Впрочем, мои познания в теоретической психологии достаточно устарели, и вполне возможно, что современные психологи применяют в своих рассуждениях необходимые формализмы и уже избавились тем самым от ненужных дискуссий.]
  
   Ну что, Жека, ты уже понял, что тут самое главное? Самое главное - это то, что человеческий разум - это конечный автомат! Учёные говорят о неограниченной пластичности человеческого интеллекта, клерикалы жужжат о бесконечности и непознаваемости человеческого духа, а на самом деле, Жека, всё это - чистой воды гон! Человек - это конечный автомат. С теоретического доказательства этого факта и начинаются записи в секретной тетради Алана Тьюринга. Теперь, когда все человеческие реакции давно типологизированы и каталогизированы спецслужбами, уже никто в этом не сомневается, но эти записи были сделаны задолго до того как это произошло, и всё началось именно с них.
  
   Алан Тьюринг показал, что уменьшение размерности пространства состояний клиентского автомата и снижение кардинального числа управляющих переменных делает рефрейминг гораздо более быстрым, полным и эффективным. Рефрейминг становится уже не штучным занятием, доступным только классным специалистам, а становится на поток. На этом принципе работает любой пиар и все без исключения политтехнологии. Этот принцип предсказал и Оруэлл. Вспомни роман 1984! Вспомни "новояз"! Без сомнения, Оурэлл имел доступ к секретной тетради Тьюринга. Он не мог открыто сказать правду, но пытался предупредить народ, используя Эзопов язык. Ну и как всегда, никто нихуя не понял.
  
   А теперь посмотри на штатников! Карл Роув - один из тех, кто имеет доступ к секретной тетради. Посмотри как его команда воспользовалась технологией Тьюринга, и как играючи они сделали демократов! Они создали два положительных стимула - высокая мораль, и безопасность страны, типа борьба с терроризмом. Соответвственно, они создали и два отрицательных стимула - гомосексуальные браки и аборты. И этих четырёх фишек, вшурупленных в головы американцев за рекордные сроки, оказалось более чем достаточно, чтобы сделать тотальный рефрейминг американских избирателей и привести Буша, Чейни и Халибёртон прямиком в Белый дом! А сам Буш? Посмотри на него, послушай его выступления. С одной стороны он производит впечатление полного идиота, а с другой стороны - великолепно ориентируется в обстановке и чрезвычайно ловко пользуется ситуацией. Очень часто создаётся впечатление, что он и сам не понимает, что он говорит, но при этом он почти всегда разрешает ситуацию в свою пользу. Догадываешься, почему? Потому что такой личности как Джордж Буш вообще не существует. Это - миф, выдумка! Рефреймеры из команды Роува взяли алкаша с разрушенной личностью и интеллектом мойщика автомобилей и прошили в его мизерном мозгу уникальный автомат, который отлично выполняет именно те функции, которые на него возложены. Эта кукла одерживает одну тактическую победу за другой, не имея ни малейшего представления о том, кому эти победы расчищают дорогу, потому что стратегией занимаются совсем другие люди, и прошивка у них совсем другая. Может, мы когда-то и узнаем имя главного рефреймера, который сконструировал всю эту команду, но скорее всего мы его не узнаем никогда. Такие люди умеют шифроваться.
  
   Короче, человек - это конечный автомат. От этого факта никуда не денешься. Но суть в том, что чем проще конечный автомат, тем проще им управлять. Это записано в секретной тетради Алана Тьюринга русским по белому**. После того как эта тетрадь была похищена и попала в руки к нечистоплотным людям, народ стали оболванивать не просто так, как придётся, а строго по науке, чтобы управлять им без особых хлопот. Посмотри на массовую культуру! Людей круглосуточно оболванивают идиотскими фильмами, дебильным юмором, безмозглыми шоу! Ты думаешь - это просто так делается? Ничуть не бывало! Это работа генеральных рефреймеров, идеологов кибернетики, духовных наследников Алана Тьюринга. Это они так сокращают размерность диких клонов, чтобы их было проще заменить фабричными и тотально поставить всё общество под контроль. Ты знаешь, что такое кибернетика? Это наука об управлении. И эта наука доказала, что чем проще объект, тем легче и надёжнее им управлять. И нашла надёжный и недорогой способ упрощения объектов управления: чтобы починить себе людей, вовсе не надо их убеждать или принуждать. Достаточно просто хорошенько засрать им мозги, чтобы они напрочь отупели, что и делается повсеместно.
  
   [**Примечание автора: Здесь Виктор Пелевин явно ошибается. Ни Алонзо Чёрч, ни Алан Тьюринг не знали русского языка, так что записи, скорее всего, велись по-английски.]
  
   Ещё десяток лет назад имидж-мейкерами, штампующими публичных политиков, были неглупые люди, потому что состряпать нормальный фабричный клон для рефрейминга было не так-то просто. Теперь всё изменилось. Люди становятся всё проще, а автоматы становятся всё сложнее. С тех пор как ведущие специалисты по рефреймингу обработали дикие клоны через Интернет и тотально сократили размерность пространства состояний конечных автоматов по всему культурному полю, всё страшно упростилось, и элитные имидж-мейкеры стали не нужны. Их заменили ботами.
  
   -- Чем-чем заменили? - удивился писатель Сазонов. - Это старушачьими ботинками "прощай, молодость"?
  
   Да нет... В данном случае имеются в виду не ботинки и не моторные лодки. Бот - это робот, которому оторвали слог "ро", чтобы было понятно, что это не Поспеловская шестиосная коляска, которая ездит вокруг препятствий и передвигает кубики механическим хоботом, а всего лишь программа, написанная командой, состоящей из рефреймеров и программистов, половина на половину. Автономная программа, проявляющая подобие интеллекта. Социальный чатовский робот. Eggdrop, одним словом. Понял?
  
   -- Ну вроде...
  
   Так вот, уже сейчас в Интернете ботов гораздо больше чем живых людей. В основном боты тусуются в чате IRC. Там их видимо-невидимо! Но и во всех остальных чатах они тоже присутствуют. Прикинь и ещё одну вещь: большинство блогов, от которых народ прётся выше крыши, сочиняют тоже боты, а вовсе не реальные люди.
  
   -- Не может быть! - от изумления даже не сказал, а придушенно пискнул писатель Сазонов, и от этого писка у него в голове неожиданно вспух и расцвёл гигантский восьмицветный хуй. Oh, boy! Это был не просто хуй, не какой-нибудь там сморщенный хуишка или невзрачный всеебательский хуй-прощелыга. Это был всем хуям хуй! Хуй-громадина, хуй-колосс, хуй-исполин! Настоящий повелитель мира, принявший хуиный облик и похожий по размерам и очертаниям на термоядерный гриб. Созерцание этого грозного величественного хуя вызвало в голове такую невыносимую саднящую боль, что писатель Сазонов задёргался как полураздавленный паук, заворочался на жёстком полу и в конце концов проснулся с диким ощущением, что либо он бесповоротно сошёл с ума, либо всему миру прямо сейчас в этот момент приходит тотальный пиздец, или, как минимум, всеобъемлющая и беспощадная жопонадираловка.
  
  
  

Часть IV. Социальные боты и проект "Удаффком".

  
   Кое-как оторвавшись от пола, писатель Сазонов протрюхал на полусогнутых в ванную комнату, вывалил заблёванное бельё из корзины в ванну и во всю мощь открыл над ней кран с холодной водой. Глянув ненароком в ванное зеркало, он встретился взглядом с опухшей, помятой физиономией, моргающей красными глазами, в выражение которой явственно читалось: "Ну что делать-то будем, алкоголик? Там нисколько не осталось, а то, может, полечимся?" Писатель Сазонов подставил под кран гудящую голову, а затем стал с хлюпаньем всасывать ртом пахнущую хлоркой воду и судорожно её глотать, часто двигая кадыком и болезненно наморщив лоб гармошкой. В голове, как опарыш в тухлом мясе, неприятно копошились чужие, не родные мысли, словно нарочно вкрученные отвёрткой в самую чувствительную часть мозга.
  
   Писатель Сазонов ещё раз украдкой покосился на зеркало.
  
   -- Ну что, алкаш хуев, Гаргантюа... Давай уже, начинай похмельные ритуалы! - процедило alter ego, которое, кажется, выглядело ещё хуже чем в первый раз.
  
   -- Ритуалы... Гаргантюа... Ну да, ритуалы! Ведь это же совершенно очевидно! Правильно Джонатан Свифт писал, как две страны воевали из-за того, с какой стороны кокать яйца - с острой или с тупой. Значит, ещё во времена Гаргантюа было понятно, что человек - это животное, управляемое ритуалами**. Как только небольшая часть людей научилась управлять ритуалами, которые управляют всеми остальными людьми, так начался глобальный пиздец. Вот оно что... Витька мне правду сказал. Тотальный рефрейминг, бля!..
  
   [**Примечание автора: Очевидно, что писатель Сазонов перепутал с похмелья Свифта и Рабле. Разумеется, эта ошибка не красит нашего главного героя, но с другой стороны, она не привела к неприятностям, подобным той, что произошла, когда он перепутал бельевую корзину с унитазом .]
  
   -- Бля! Бляаааа! Бля-бля-бляаааааааааааааааааааааааааааааа! - отдалось в больной голове, и только через полминуты, растянувшиеся в целую вечность, похмельный писательский мозг сообразил, что это блякает дверной звонок.
  
   Писатель Сазонов со стоном обернул голову намоченным полотенцем и пошёл открывать дверь. "Одно из двух - или умереть, или немедленно похмелиться". - такова была основная мысль на всём протяжении пути от ванной комнаты до входной двери.
  
   Дверь открылась, весело лязгнув щеколдой, и на пороге возник слегка подпухший писатель Пелевин, держащий в руке большой и очень узнаваемый ящик.
  
   -- Многая лета вдохновенному певцу коммерческого хуя и продажной пизды! Здорово, Жека. - приветствовал писатель Пелевин бывшего одноклассника, а ныне собрата по перу из дружественной порнографической гильдии.
  
   -- Хай живе опора и надежда новорусского постмодерна! Здорово, Витя! - ответил писатель Сазонов. - А кстати, что в ящике?
  
   Понятное дело, писатель Сазонов прекрасно знал, что в пелевинском ящике ничего другого кроме водки быть не может. Знал, а всё равно спросил. Такая уж блядская привычка у людей - знать, а всё равно спрашивать. Впрочем, в этот раз неуместный вопрос был вполне простителен: как уже было сказано, писатель Сазонов изнемогал от желания поскорее поправиться.
  
   -- В ящике-то? Как всегда, Жека. - ответил писатель Пелевин.
  
   -- Неужто опять водка? - не поверил писатель Сазонов своему счастью.
  
   -- Не опять, а всё ещё. - строго поправил писатель Пелевин.
  
   -- А чего так много? - удивился писатель Сазонов.
  
   -- А потому что я собираюсь объяснить тебе одну сложную вещь, а ты обязательно должен её понять.
  
   -- Это какую такую вещь? Про секретную тетрадь Тьюринга?
  
   -- Ни хуя себе! - писатель Пелевин взволнованно заходил по комнате взад и вперёд. - А ты откуда знаешь?
  
   -- Да мне сон, блядь, приснился, где ты мне всё это объяснял.
  
   -- Иди ты! - не поверил писатель Пелевин.
  
   -- Бля буду! Вот те святой истинный крест!** - размашисто перекрестился писатель Сазонов, не крещённый при рождении родителями-коммунистами.
  
   [**Примечание автора: Вот что делает с людьми злоупотребление алкоголем. Оно лишает их логики и здравого смысла. Если бы писатель Сазонов решил покляться в трезвом состоянии, то он, без сомнения, поклялся бы чем-то одним: либо "бля", либо "святой крест", но никак не тем и другим вместе. Клясться и тем и другим одновременно может придти в голову только во время тяжёлого похмелья.]
  
   -- Представь себе, что ведь и мне этот сон всю ночь снился. - с неподдельным изумлением сказал писатель Пелевин, а затем собрался с духом и сказал:
  
   -- Жека! Ну если так, то значит, ты уже понимаешь, что наша писательская профессия доживает последние дни!
  
   -- Ебись оно всё в рот синим огнём! Вить, давай сперва выпьем, а потом поговорим - простонал писатель Сазонов, расставляя на столе чистые стаканы, ржаной хлеб на подносе, зелёный лучок на тарелочке, и одинокую консерву - бычки в томате.
  
   Писатели выпили водочки, смачно похрустели лучком, ткнув его предварительно в солонку с белой смертью, и немного помолчали. Назойливые червяки мыслей, мало-по-малу пропитавшись алкоголем, отвалились как пиявки от мозга писателя Сазонова и перестали его точить. Через какое-то время и боль, обручем сковавшая измученную голову, начала рассеиваться. Писатель Сазонов с облегчением расслабил мышцы лица и вздохнул.
  
   -- Ну что, Витя, досказывай мне про секретную тетрадь то, что во сне не досказал...
  
   -- Ну слушай. Для начала проникнись: человеческая деятельность в устном народном творчестве убилась на штандартенфюрере Штирлице. Всё что дальше этого - написано уже не живыми людьми, а ботами. Например, серия про тёщу и баяны. Все приколы из ЖЖ тоже написаны ботами. Они там и рулят.
  
   -- Вить, а что такое ЖЖ?
  
   -- Это русский перевод с американского названия Live Journal. По-русски - "Живой Журнал"... хуяссе живой... там давно уже ни одной живой души нет, сплошные боты.
  
   -- Витя, извини, ну не могу я тебе поверить! - в первый раз за всё время поднял голос писатель Сазонов. - Не знаю ничего про твой ЖЖ, но что ты скажешь про анекдот точка ру? Про Диму Вернера, про Ракетчика, Экслера, Семёна Помидорова?
  
   -- Боты, Жека! Типичные боты. Таких людей реально нет, прикинь.
  
   -- Витя! О чём ты говоришь? Я же два раза звонил Диме Вернеру по телефону! Мы с ним разговаривали.
  
   -- Жека, я не знаю, с кем ты там по телефону разговаривал. - в Пелевинском голосе едва уловимо звякнул металл. - И ты тоже не знаешь! Как ты докажешь, что человек, с которым ты разговаривал, действительно держатель сайта anekdot.ru, а не обычная подстава, нанятая командой рефреймеров?
  
   -- Подстава? Вить, а зачем?
  
   -- Очень просто! Чтобы создать иллюзию действительного присутствия живых людей на Сети. Чтобы такие вот простые как ты позвонили другой раз, попиздели пяток минут и положили трубу в полной уверенности, что всё идёт пучком, и жизнь прекрасна.
  
   -- Вить! А откуда у тебя такие сведения?
  
   -- Как это откуда? - удивился флагман отечественного посмодернизма. - Да ниоткуда! Кто ж тебе это расскажет? Я же тебе только недавно во сне объяснял, как рефреймеры шифруются. Или ты уже забыл?
  
   -- Да нет, я всё помню. - ошарашенно промямлил писатель Сазонов. И тут же добавил с крайне растеряным видом: - Значит, и Экслер, и Ракетчик...
  
   -- Подстава, Жека! Типичная подстава.
  
   -- Но, Вить, если у тебя нет прямых сведений, то почему?
  
   -- А это, уважаемый, уже вопрос веры. - сухо сказал Пелевин. - Лично я верю в то, что общаюсь с реальным человеком только тогда, когда он находится рядом со мной на расстоянии вытянутой руки, когда я видел его паспорт, и мало того, когда знаю этого человека достаточно долго. А в Сети - ну ты сам подумай - кого из тех, с кем ты общаешься в Сети, ты видел реально?
  
   -- Да, в общем, никого. - в полной прострации отвечал писатель Сазонов.
  
   -- Что и требовалось доказать. - подытожил Пелевин. - А теперь подумай, как ты можешь, общаясь с кем-то по Сети, определить, реальный это человек или бот? То есть, сетевой социальный робот, написанный рефреймерами, чтобы тебя развлекать и одновременно потихоньку перекраивать твою подкорку?
  
   -- Но ведь они общаются со мной точно как люди!
  
   -- Жека! Очнись! Где ты нашёл нормальное общение в Сети? Ты сливаешь коммы, и кто-то там тоже сливает коммы! И тебе кажется, что идёт нормальная беседа. А на самом деле в форумах и в чате ты используешь крайне урезанное подмножество естественного языка, и цель рефреймеров состоит в том, чтобы урезать его всё больше и больше, и тем самым урезать твою способность мыслить независимо. Вспомни, Жека, я тебе ещё в пятом классе говорил: "Обернись вокруг себя, не ебёт ли кто тебя!"
  
   -- Вить, а я думал...
  
   -- Мало ли что ты думал! Ладно, давай лучше с фактами в руках. Как там поживает твой пилотный сайт? Пишут тебе коммы твои бета-ридеры?
  
   -- А как же! По две-три сотни в день. Народ меня читать любит. - расплылся писатель Сазонов в самодовольной улыбке.
  
   -- Народ? - скептически ухмыльнулся Пелевин. - Вот глянь-ка сюда, ты ничего здесь не узнаёшь из того, что тебе твой "народ" пишет?
  
   Пелевин залез в карман и вытащил помятый листок, на котором лазерным принтером был распечатано следующее:
  
  
   5 баллов!
   Ахтунг!
   Ахуеть, дайте две
   Афтар жжош
   Афтар пеши исчо
   Афтар выпей йаду
   Баян
   Бугага!
   В Бобруйск, жывотное!
   В газенваген!
   В РиЖ! За РиЖ!
   Вмемориз!
   Во френды!
   Вписду!
   Где модератор?
   Гламурно
   Готично
   Гыыыы, лол. %-)
   ЖЖ
   Зачот!
   Зочем ви тrавите?
   ЙОПТ!
   Каменты рулят!
   КГ/АМ
   Картинки не грузятся!
   Кисакуку!
   Классный юзерпик!
   Лытдыбр.
   Ниасилил.
   НЕ СМЕШНО!!!!1
   Ниипёт!
   Оффтопик
   Падонак!
   Первый, нах!
   Плакаль!

(син.) Рыдаль.
   ПНХ
   Под кат!
   Подрочил, спасибо!
   Попеарь меня!
   Пшёл нах!
   Раскас жызненный
   Ржунимагу!
   (с) [имярек]
   Слив защитан.
   Тема ебли не раскрыта.
   Ужоснах!
   Учи албанский!
   Фдесятке!
   Фсе кто выше и ниже -- педорасы.
   Фтему!
   Фтопку!
   Ханжа, убей себя!
  
  
   -- Ну да, правильно. Это комментарии мои читателей. А откуда ты их взял? Ты же на мой сайт сроду не ходил!
  
   -- От верблюда! Жека, если это "читатели", то твой лазерный принтер - писатель! Боты тебе пишут, Жека! Боты из проекта Удаффком. Понял?
  
   -- А что это за проект?
  
   -- Удаффком, Жека - это самый страшный проект в Сети на сегодняшний день. Новая команда рефреймеров придумала грандиозный сценарий и крайне успешно его реализует. Сперва эти ребята сделали сайт фак точка ру. Ну там, мат, порнушка, прочее дрочилово. Хуйня, ничего страшного. А потом был создан ресурс Удава. Удав - это якобы мужик, который писал на факру, маргинал по имени Дмитрий Соколовский. Это легенда прикрытия. На самом деле никакого Соколовского никогда нет и не было. Есть социальный бот нового поколения, написанный рефреймерами-шринками, и огромное количество его клонов, которыми нашпигован практически весь Рунет.
  
   Если прежние боты старались быть похожими на более или менее умных людей, лишь немного ограничивая возможности человеческого диалога, чтобы никто не догадался, что разговаривает с машиной, то рейреймеры нового поколения, которых называют шринками, придумали гораздо более простую и эффективную стратегию. Шринками новое поколение рефреймеров назвали за их агрессивное стремление к предельному упрощению процесса общения в Сети, связанного, понятное дело, с желанием как можно сильнее иссушить и как можно больше сократить в размере человеческие головы. Шринкерские боты, маскирующиеся под брэндом Удаффкома, не балуют людей-интернетчиков разнообразием диалогов. Чтобы компенсировать крайнюю убогость лексики, удаффкомовские разработчики усовершенствовали программу SoundEx, чтобы приблизить правописание слов к их слышимому звучанию. В результате получилась чрезвычайно удачная и злая пародия на пользователя, который находится сильно не в ладах с грамматикой русского языка.
  
   Цель проекта Удаффком всё та же, что и у других рефреймеров - сокращение размерности диких клонов. Упрощение мышления, короче говоря. Отупление пользователя. И эта цель почти достинута! Оставшиеся в Сети пользователи-люди просто-напросто перестали думать и писать свои собственные комментарии. Они теперь просто подражают ботам и пишут всем в комментариях эти жуткие штампы, которые им кажутся верхом остроумия. Уже и сами штампы придумали. Круглые, овальные, прямоугольные - всякие. И смотри, Жека, ведь ты ни о чём не догадывался, пока я тебе не объяснил, какие процессы происходит в Сети, и что нас всех вскорости ожидает.
  

Фтыкатель, бля!

   -- А что нас ожидает? - встрепенулся писатель Сазонов.
  
   -- Скоро всю литературу и всю официальную переписку переделают под Удаффком. Чтобы народ не думал. И нам с тобой, Жека, придётся менять профессию.
  
   -- Да ну, Вить, не гони!
  
   -- Ну не веришь - почитай! - Пелевин достал из кармана ещё один смятый листок и протянул его писателю Сазонову.
  
  
   - Здравствуй, Еленочка, а это что такое? Откуда стулья?
  
   - Пазитиф! (Отличные стулья! - Здесь и далее перевод Newsweek)
  
   - Нет, в самом деле?
  
   - Гламурно! (Миленькие стулья!)
  
   - Да. Стулья хорошие.
  
   - Готично! (Нормальные стулья!)
  
   - Подарил кто-нибудь?
  
   - Ужоснах! (Возмутительно!)
  
   - Как?! Неужели ты купила? На какие же средства? Неужели на хозяйственные? Ведь я тебе тысячу раз говорил...
  
   - Эрнестуля! Выпей йаду! (Ах, отстань от меня!)
  
   - Ну как же так можно делать?! Ведь нам же есть нечего будет!
  
   - Фтопку!.. (Иди к черту!..)
  
   - Но ведь это возмутительно! Ты живешь не по средствам!
  
   - В газенваген! (В газовую камеру! - Выражение принадлежит юзеру apazhe)
  
   - Да-да. Вы живете не по средствам...
  
   - Где модератор? (Где модератор?)
  
   - Нет, давай поговорим серьезно. Я получаю двести рублей...
  
   - Выпей йаду!
  
   - Взяток не беру... Денег не краду и подделывать их не умею...
  
   - Ханжа, убей себя! (Чтоб ты провалился!)
  
   -- Хммм... - протянул писатель Сазонов, прочитав содержание листка. - Это боты так Ильфа с Петровым обработали? А какова легенда прикрытия?
  
   -- Смотри, Жека, не зря я в тебя верю! Ты уже грамотные вопросы начинаешь задавать. Легенда прикрытия - это якобы учитель русского языка и литературы Дмитрий Побужанский, он же юзер Димастый. Вроде бы, автор этой лабуды. Сам понимаешь, что в реале такого человека не существует. Следующим этапом шринки начнут переделывать под Удаффком Толстого, Достоевского, Акунина, тебя, меня, канцелярию президента, короче - всех!
  
   -- Не может быть! Ну не может такого быть, Витя! - простонал писатель Сазонов. Ну ладно, Ильфа с Петровым уделали, согласен. Но ведь это пока что единичный случай. Кишка у них тонка всю литературу под себя перелопатить.
  
   -- Тонка, говоришь, кишка? - усмехнулся Пелевин. У них, блядь, не кишка, а пожарный брандспойт! Ты знаешь девиз производителей кассовых аппаратов? "Машинка для счёта денег не устаёт и не ошибается!" Понял? Вот посмотри, как тебе понравится такой вот Вильям Блэйк. - С этими словами из кармана пиджака постмодерниста появился ещё один листок формата А4:
  
   http://www.livejournal.com/users/zhuzh/37029.html
  
   Вильям Блейк. Тигр.
  
   Тигр! тигр! ужоснах!
   Киса жжот в ночных лесах!
   Чьею вылеплен рукой
   Был готичный образ твой?
  
   Где, в каких глубинах ночи
   Загорелись эти очи?
   Что за Аффтар, воспарив,
   Зафигачил креатиф?
  
   Кто недрогнувшей рукою
   Сердце вылепил такое?
   Жил и нервов свив канат,
   Не убрать посмел под кат?
  
   Молот чей тебя ковал?
   Фтопку кто твой мозг кидал?
   Кто дерзал сжимать клещами
   Это жызненное пламя?
  
   В час, когда с ночной звезды
   Слёзы лились беспесды, --
   Улыбалсо ль молоцца,
   Склеив Тигра -- и Агнца?!
  
   Тигр! тигр! ужоснах!
   Киса жжот в ночных лесах!
   Чьей бессмертною рукой
   Юзерпик был создан твой?
  
   -- Да, Вить... - писатель Сазонов подавленно молчал несколько секунд. - Я тебе сперва не поверил, а теперь... Короче, 5 баллов, Витя. Жжошь! Слив защитан.
  
   -- Ну вот, смотри, и ты уже начинаешь на этой фене ботать.
  
   -- Да не, это я так пока... тренируюсь. Может я ещё научусь на этом слэнге какие-то нормальные мысли выражать!
  
   -- Не, Жека! Как говорил товарищ Сухов, "эт вряд ли"! Я знаю только один выход из создавшейся ситуации.
  
   -- Какой? - одними губами прошептал писатель Сазонов.
  
   -- Отказаться от использования Сети в литературных целях и в целях общения. Вернуться опять к целиком к бумажной литературе, к живым, не виртуальным тусовкам, к бумажным письмам по обычной почте. Туда рефреймерским ботам не залезть.
  
   -- Да ведь никто этого делать не будет, Витя, ты чё!
  
   -- Я буду, ты будешь. - невозмутимо ответил лидер российского постмодерна и поднялся. - Ну ладно, Жека, мне пора. Обещал быть в редакции к полудню.
  
   Писатели - известный постмодернист и малоизвестный порнограф - сердечно обнялись, и дверь, разъединившая две души, на мгновение показалась им обоим вратами ада.
  
   Сколько всяких напастей придумал человек сам на себя! Сколько демонов выползает из неизвестных тёмных тайников человеческой души! Чего они хотят? Как их одолеть? Как предотвратить их дальнейшее появление? Никто нам об этом не скажет. Никто не предупредит.
  
   Куда мы все идём? О чём и как мы говорим? Достаточно ли мы думаем об этом? Думаем ли мы вообще?
  
   Может быть нам только кажется, что мы люди? Может быть, мы вовсе и не люди, а социальные боты, общающиеся друг с другом в неведомой Сети, и упрощение языка - всего лишь естественное стремление к экономии ресурсов? Может быть, высокий полёт души, стремление к совершенству, любовь к жизни, любовь к новому, любовь к необычным фантазиям, юмор, человечность - это всего лишь набор управляющих переменных в конечных автоматах, который может быть изъят из дизайна так же легко как и был туда заложен?
  
   Всё, что нам дано - это чувство. Чувство любви, чувство общности, чувство величия человеческого духа. Только оно одно вселяет какую-то надежду. Зыбкое чувство, которое надо пронести через всю жизнь и не потерять, и передать в неизменности, потому что без него - без этого чувства - жнзнь теряет всякий смысл и сводится к обмену материальными продуктами и текстовыми строками. Не будем же терять этого чувства. Не будет терять его никогда, и да пребудет с нами Бог, даже если его и нет.
  
  
  
  
  
  

ВСЕ, КОМУ ПОНРАВИЛСЯ ЭТОТ ТЕКСТ,   ИДУТ ЧИТАТЬ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКУЮ НОВЕЛЛУ-КИБЕПАНК   ЭТО ВИДЕО БУДЕТ ВЕЧНЫМ

  
  
  


Оценка: 4.79*24  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Нокс "Костыль для аутиста"(Антиутопия) PlaI-dead "Моя История"(Постапокалипсис) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Волчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаОсвободительный поход. Александр МихайловскийСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеМалышка. Варвара ФедченкоОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарОфисные записки. КьязаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаСколько ты стоишь? Эви Эрос
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"