Shll: другие произведения.

cb

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Peклaмa

  Глава 1233 - Поисковый Прибор.
  Чжао Фэн использовал массив телепортации, чтобы телепортироваться в неизвестную область, но фракции все еще были в состоянии сузить область, поэтому они начали тщательно искать несколько фракций около звездной башни.
  Однако все эти фракции получили новости довольно поздно, и Чжао Фэн был опытен в мгновенном движении, поэтому он давно покинул эти области. Таким образом, поиски в течение полугода ни к чему не привели.
  Когда Чжао Фэн был обнаружен на периметре зоны Гулун, все фракции, добивающиеся ареста Чжао Фэна, немедленно начали двигаться. Чжао Фэн предсказывал это, но ничего не мог поделать, кроме как попытаться покинуть зону Гулун как можно быстрее.
  Эксперты Истинные Боги жили слишком долго, а Древние Боги были практически бессмертны. Они могут искать Чжао Фэна несколько сотен лет и потерпеть неудачу, но поиски будут продолжаться. Это может продолжаться тысячу лет, десять тысяч лет или даже дольше. После того, как пройдет достаточно времени, количество людей, патрулирующих границу зоны Гулун, увеличится, что сделает невозможным для Чжао Фэна уйти, даже если он будет ждать десятки тысяч лет. Тем временем вполне возможно, что его найдут.
  Кроме того, Чжао Фэн не мог оставаться в укрытии десятки тысяч лет. Время, которое он потратил на культивацию, не превышало пятидесяти лет!
  По этой причине, он решил воспользоваться этим периодом времени, когда большинство поисковых бригад не прибыли, чтобы ускорить его темп и покинуть зону Гулун. До тех пор, пока Чжао Фэн мог покинуть зону Гулун, его поиски становились все труднее.
  Эти группы могли вызывать ветры и вызывать дожди в зоне Гулун, но они не могли бы создавать большие волны в других зонах.
  Человек путешествовал один по бесконечной ледяной горной цепи. У мужчины было холодное и отчужденное лицо, светлые волосы развевались на ветру, как струящийся свет.
  "Человек, осмелившись вторгнуться на мою территорию, ты не отличишь жизнь от смерти!" - Внезапно с далекой ледяной горы донесся яростный рев.
  "Я просто прохожу мимо. Я не имею в виду ничего другого" - холодно ответил Чжао Фэн.
  В этом путешествии он прошел только через опасные и запретные зоны. Эти области не только имели отвратительную окружающую среду, но также были заняты большими стадами животных Яо. Чжао Фэн говорил эти слова каждый раз, но каждый раз те звери Яо, которые обнаружили Чжао Фэна, нападали на него.
  Этот раз не стал исключением.
  Бррруум!
  Ледяная гора задрожала, когда несколько гигантских и леденящих фигур вспыхнули. Присмотревшись, Чжао Фэн увидел трех огромных птиц, их массивные белые крылья закрывали солнце, но их хвосты были хвостами драконов.
  "Боги Яо? Третьего ранга.." - Чжао Фэн, похоже, почти не пострадал от этих птиц.
  Чжао Фэн даже столкнулся с Богами Яо четвертого ранга в своем путешествии. Чжао Фэн мог иметь дело с одним Богом Яо четвертого ранга, но если бы это был Бог Яо четвертого ранга и много подчиненных, Чжао Фэну пришлось бы использовать свои козыри, чтобы сбежать.
  "Ищет смерти! Согласно человеческой культивации, ты просто обычный Якобы Бог, и все же ты смеешь смотреть на нас свысока!?"
  Белокрылые птицы мгновенно пришли в ярость и начали бить крыльями, призывая свою энергию.
  Кабууум!
  Небо и земля потускнели, температура упала, и начался сильный град.
  "Убить!" - Чжао Фэн схватил печать древнего Бога, активировал свое священное молниеносное тело и бросился в атаку.
  Бум!
  Небрежный удар Чжао Фэна выпустил устрашающую вспышку пятицветной молнии. Это огромное пятицветное сияние обладало безграничной силой, которая, казалось, могла расколоть этот мир льда и снега.
  "Это отродье довольно сильное!"
  Три птицы атаковали вместе, наполняя небо ледяными перьями, которые неслись к Чжао Фэну. Эти ледяные перья были острыми и наполненными ледяной энергией. Обычные Истинные Боги третьего ранга либо умрут, либо будут тяжело ранены такой атакой.
  Однако Чжао Фэн бросился в эту атаку, активируя свое священное молниеносное тело так, что он был окружен слоем пятицветной молнии, когда он столкнулся с тремя белокрылыми птицами.
  В нужный момент Чжао Фэн использовал свою технику родословной глаза на трех богах Яо. В мгновение ока три Бога Яо были поставлены на заднюю ногу. Один из них был убит, а двое других получили тяжелые ранения и скрылись.
  Чжао Фэн продолжил свой путь.
  С момента первой телепортации Чжао Фэн не отдыхал ни минуты, даже чтобы стабилизировать свое развитие. По этой причине Чжао Фэн иногда вел настоящую битву, чтобы улучшить себя.
  Конечно, Чжао Фэн не стал бы намеренно затягивать битву. Ведь его преследовали.
  "До конца этого путешествия у меня больше нет подробной карты" - сказал Чжао Фэн с безразличным выражением лица.
  Через некоторое время Чжао Фэн, наконец, покинул эту холодную и ледяную землю.
  Чжао Фэн теперь проводил каждое мгновение, наблюдая за своим отдаленным окружением. После путешествия в течение некоторого времени, Чжао Фэн, наконец, обнаружил группу из четырех человек.
  Самый сильный из этих четырех был истинным Богом третьего ранга, в то время как остальные три юноши были просто Якобы Богами.
  "Старший Фан, кто такой Чжао Фэн? Как он умудрился устроить такой беспорядок? Он даже оскорбил Зал Пурпурной Ночи - с любопытством спросил юноша с зеленой спиральной татуировкой на лбу.
  "Мы просто доставляем объект. Нам не нужно беспокоиться ни о чем другом" - немедленно ответил лысый старейшина, ведущий их.
  Однако Чжао Фэн был тем, кто заставил содрогнуться всю зону Гулун, не принадлежа ни к какой фракции. Старейшина Фан, естественно, тоже очень интересовался им.
  В этот момент старший Фан заметил странную активность из своего межпространственного измерения.
  "Это...?" - Старейшина Фан послал свое божественное чувство в межпространственное измерение.
  Внутри лежали три квадратных серебряных инструмента. В каждый инструмент была встроена серебряная жемчужина.
  В этот момент эти жемчужины мигали, частота между миганиями становилась все короче и короче.
  "Это поисковые инструменты, данные мне начальством. Если инструмент поиска начинает мигать, это означает, что цель находится в определенном диапазоне!" - Лицо старейшины Фан застыло в шоке.
  Он, естественно, знал, что эти три инструмента были сделаны специально для поиска Чжао Фэна.
  Уоооош!
  Старейшина Фан глубоко вздохнул, сосредоточившись на далеком горизонте. Он увидел, как к ним медленно приближается какой-то очень вежливый и ученый молодой человек. Он, казалось, был только на пиковой стадии царства мистического света.
  "Старший, я хочу обменяться с вами информацией о карте" - сказал юноша с теплой и дружелюбной улыбкой.
  Этот человек был единственным клоном, которого Чжао Фэн никогда не показывал - Чжао Хуэй!
  В зоне Гулун даже дети уже знали лицо Чжао Фэна, поэтому в подобных случаях Чжао Фэн всегда приглашал Чжао Хуэй.
  К сожалению, Чжао Хуэй был не очень силен. В противном случае он мог бы просто спрятаться с Чжао Хуэй и заставить его использовать массивы телепортации, принадлежащие некоторым меньшим фракциям.
  "Хм! Что вы можете обменять на нашу карту?" - Юноша увидел слабую внешность Чжао Хуэй и немедленно усмехнулся. Что может иметь простой культиватор стадии царства мистического света, который можно обменять на карту старейшины фана?
  "Закрой рот!" - Внезапно взревел старший Фан, оставив юношу в оцепенении.
  "Юный брат, ты должен быть здесь впервые. Если вам нужна информация о карте близлежащей области, вы можете обменять ее на карту, которая у вас есть в настоящее время." - Старейшина Фан подозрительно принялся разглядывать Чжао Хуэй.
  Однако именно в этот момент возникла пространственная рябь, и несколько мощных фигур спустились на поле.
  Уооош! Уооош! Уооош!
  Чжао Фэн, Чжао Вэн и Черный Дракон немедленно окружили старшего Фан и трех его молодых подопечных.
  "Отдай карту и расскажи, как ты узнал, что это я!" - Холодно рявкнул Чжао Фэн.
  В этом путешествии было несколько раз, когда минутная небрежность со стороны Чжао Фэна почти приводила к серьезной ошибке. По этой причине Чжао Фэн был теперь исключительно осторожен, не позволяя себе оставить ни единой зацепки.
  Только что этот старейшина сделал выговор человеку своей расы, показывая, что он явно немного нервничает из-за Чжао Хуэй. После этого старейшина начал изучать Чжао Хуэй глубоким взглядом, будто явно о чем-то думал.
  "Старейшина Фан, что происходит?" - Три Якобы Бога тут же запаниковали.
  Эти три дополнительных человека, которые появились перед ними, не имели сильных культиваций, но их ауры были невероятно пугающими.
  "Сэр, пожалуйста, простите нас. Мы можем гарантировать, что мы не показали ваше местоположение!" - Немедленно взмолился старейшина Фан. Он слышал много слухов о Чжао Фэне, поэтому он знал, что он один не мог сравниться с Чжао Фэном.
  "Отдай его!" - Холодно и нетерпеливо приказал Чжао Фэн.
  "Да, да...!" - Старейшина Фан немедленно дал Чжао Фэну информацию о карте, а также три инструмента поиска.
  Бууум! Бззз!
  Когда три поисковых прибора подплыли к Чжао Фэну, они начали мигать так быстро, что, казалось, были постоянно включены.
  Когда Чжао Фэн взял инструменты поиска и послал в них свое божественное чувство, он знал причину. Эти три инструмента поиска имитировали энергию души Чжао Фэна. Пока его энергия души будет рядом, они будут бить тревогу.
  На уровне Истинного Бога можно легко изменить их лицо, но энергию души изменить невозможно.
  Бум! Бам!
  Чжао Фэн разнес в щепки три поисковых прибора.
  Взяв информацию с карты, Чжао Фэн ушел.
  "Старший Фан, это был Чжао Фэн?" - спросила молодая девушка с широко раскрытыми глазами, осмелившись задать этот вопрос только после того, как Чжао Фэн ушел.
  "Он отпустил нас!" - сказал другой юноша, его сердце все еще колотилось от страха.
  "Инструменты не могут быть доставлены, и его местонахождение будет раскрыто в любом случае, поэтому он решил, что убивать нас бесполезно ..." - Старейшина Фан объяснил.
  ...
  Получив информацию о карте, Чжао Фэн немедленно ушел.
  "Мастер, этот инструмент поиска был создан цивилизацией расы небесного наследия, и процесс его использования довольно сложен. Он еще не был распространен, но как только он будет полностью распространен, пока вы все еще находитесь в зоне Гулун, вас найдут независимо от того, где вы прячетесь!" - Черный Дракон прислал сообщение. Он надеялся, что Чжао Фэн сможет покинуть зону Гулун как можно быстрее.
  Черный Дракон, естественно, знал об этом уникальном поисковом инструменте. Даже если кто-то прячется в другом измерении, поисковому инструменту достаточно подойти на определенное расстояние, чтобы обнаружить кого-то.
  Даже если человек находился в другом измерении, он все равно существовал в больших пространственных рамках древнего пустынного царства богов. Это включало измерение мантии пространства-времени и древнее царство снов.
  "Я знаю - сказал Чжао Фэн, его лицо потемнело.
  Эта группа из четырех человек была из соседней фракции. Эти пиковые четырехзвездочные фракции, преследующие его, а также Зал Пурпурной Ночи, вероятно, имели большое количество таких поисковых инструментов.
  Как только эти поисковые инструменты будут полностью распределены, они смогут почувствовать его, даже если Чжао Фэн спрячется в мантии пространства-времени или древнем царстве снов.
  "К счастью, мне осталось совсем немного!" - Чжао Фэн успокоился.
  Получив новую информацию о карте, Чжао Фэн подтвердил свой маршрут.
  Уооош!
  Он надел мантию пространства-времени и начал использовать мгновенное движение, чтобы путешествовать по опасным областям, лишенным людей.
  Глава 1234 - Покидая зону Гулун.
  Узнав об инструментах поиска, Чжао Фэн еще меньше хотел тратить время. Он достал мантию пространства-времени, чтобы усилить свое космическое намерение и увеличить расстояние, которое могло пройти его мгновенное движение.
  После использования мгновенного движения десять или около того раз, Чжао Фэн остановился.
  Уоооош!
  Чжао Фэн выпустил Хань Нин из маленького мира города иллюзий. Хань Нин очень проницательно активировала свой глаз жизни, чтобы помочь Чжао Фэну восстановить свою энергию.
  Во время этого короткого перерыва Чжао Фэн культивировал, чтобы увеличить свою силу.
  У Чжао Фэна было много аспектов, которые он мог развивать, но в настоящее время он сосредоточил свои усилия на намерение пространства.
  Давным-давно Чжао Фэн достиг пика второго уровня в намерении пространства. Как только он прорвется на третий уровень, мгновенное движение Чжао Фэна сможет пройти еще дальше. Кроме того, нося мантию пространства-времени, Чжао Фэн мог легче понять намерение пространства.
  Когда он закончил восстановление и вернулся в свое пиковое состояние, Чжао Фэн отправился еще раз, процесс, который будет продолжать повторяться.
  Три месяца, подобные этому, прошли очень быстро, и Чжао Фэн плавно достиг третьего уровня в намерении пространства. С мантией пространства-времени его намерение пространства было на четвертом уровне.
  Чжао Фэн все ближе и ближе подходил к следующей зоне.
  Однажды Чжао Фэн заметил что-то и сразу же использовал свой глаз небес. Глаз Небес мог путешествовать на очень большие расстояния, а также обладал очень большим зрением, в несколько раз превосходящим зрение самого Чжао Фэна.
  "Как и ожидалось, меня обнаружили" - потрясенно пробормотал Чжао Фэн.
  Лидер группы явно держал в руке поисковый прибор.
  "Они уже предсказали, что я хочу покинуть зону Гулун, поэтому они увеличили число мужчин в этой области."
  Те, кто преследовал Чжао Фэна, естественно, не были дураками. Они не могли не знать, чего хочет Чжао Фэн.
  Но даже при том, что Чжао Фэн хорошо знал об опасности, он должен был атаковать. Только бросившись в атаку, он сможет выжить.
  Чжао Фэн быстро бежал, используя мгновенное движение. Иногда он использовал глаз небес, чтобы наблюдать за окружающим.
  "Но поисковые инструменты еще не полностью распределены, и обычные истинные боги не могут угнаться за мной."
  Чжао Фэн не паниковал, продолжая бежать.
  Его намерения пространства были на третьем уровне, а с пространственно-временной мантией - на четвертом. Использование мгновенного движения с намерением пространства четвертого уровня может покрыть огромное расстояние, которое оставит большинство истинных богов пятого ранга, поедающих пыль.
  Однако теперь, когда Чжао Фэн был обнаружен, древний Бог скоро будет у него на хвосте.
  ...
  Массив телепортации пиковой четырехзвездочной фракции на краю зоны Гулун внезапно прояснился.
  Уоооош!
  В нем появились три фигуры.
  "Это отродье хочет покинуть зону Гулун." -Мужчина средних лет, чье тело сверкало пурпурным блеском, усмехнулся.
  "Не смейся. Как только мальчик выйдет из зоны Гулун, будет еще сложнее, чтобы захватить его!" - серьезно сказала женщина с пурпурной кожей.
  "Хм, мы должны поймать его прежде, чем он выйдет из зоны Гулун!" - старший в середине, ведущий эту группу, мрачно сказал, его глаза были холодными и зловещими.
  "Да, Древний Бог Ночной Дракон!" - Двое других увидели, что Древний Бог Ночной Дракон серьезен, и сразу же кивнули.
  Древний Бог ночной дракон был Древним Богом седьмого ранга Зала Пурпурной Ночи. Его отправили на край зоны Гулун, чтобы захватить Чжао Фэна.
  Конечно, Зал Пурпурной Ночи был пятизвездочной фракцией с глубокими резервами. Они послали не одну группу, а три из этих групп имели Древнего Бога.
  Три древних Бога ничего не значили для Зала Пурпурной Ночи, но их целью был Якобы Бог-младший. Таким образом, этот массив сил был уже огромен.
  "Мы захватили с собой столько поисковых инструментов, что, даже если это отродье спрячется глубоко под землей, мы все равно сможем вытащить его!" - Мужчина средних лет усмехнулся.
  Помимо священных земель Царства Бога, пятизвездочные фракции были гегемонами своих зон. Почти все они существовали по меньшей мере сто миллионов лет. Их способности и ресурсы нельзя недооценивать. Например, обычной фракции было бы трудно произвести даже один из этих инструментов поиска.
  Тем временем Древний Бог черное небо продолжал путешествовать вдоль телепортационных массивов. В последнее время инструмент в его руке стал чаще реагировать на Печать Древнего Бога.
  " Ха-ха, маленький негодяй, похоже, ты понятия не имеешь, что приближается день твоей смерти!" - Древний Бог Черное Небо не мог удержаться от дикого смеха.
  Во время своего путешествия Древний Бог черное небо услышал еще кое-какую информацию о Чжао Фэне.
  "Думаю, что этот человек был рядом с моей целью. Возможно, я смогу позаботиться и о нем!" - Губы Древнего Бога Черное Небо изогнулись в слабой улыбке.
  ...
  Все это время убегающий Чжао Фэн понятия не имел, что Зал Пурпурной Ночи мобилизовал против него такую огромную силу, и что другой эксперт древний бог преследовал его в течение нескольких лет.
  "Самый сильный человек из ближайшей четырехзвездочной фракции - Истинный Бог четвертого ранга."
  Чжао Фэн внимательно изучал карту в своем уме. Соседняя четырехзвездочная фракция мало чем отличалась от фракции Острова Небесного Пера.
  Суоооош!
  На этот раз Чжао Фэн слегка изменил траекторию и направился к этой четырехзвездочной фракции. В конце концов, его след был открыт, так что больше не было необходимости прятаться.
  Эта древняя железная башня была укомплектована несколькими дюжинами экспертов, один из которых был Истинным Богом третьего ранга. Внезапно вдалеке появилась интенсивная пространственная рябь.
  Уоооош!
  Из него вылетела фигура.
  "Это ... мгновенное движение!?" - страж был напуган техникой Чжао Фэна, благоговение и почтение, которые он инстинктивно чувствовал, заставляли его игнорировать внешность Чжао Фэна.
  "Чжао Фэн! Это Чжао Фэн!"
  "Не этого ли парня разыскивают различные фракции зоны Гулун??"
  Эксперты вокруг телепортационной системы мгновенно загудели от болтовни, и Истинный Бог третьего ранга взлетел прямо в воздух.
  Они тщательно проверяли всех, кто использовал телепортационную систему. Никто не ожидал, что Чжао Фэн так нагло покажет себя прямо перед ними.
  В другом месте, во взрыве энергии, Истинный Бог четвертого ранга вылетел из черного железного дворца.
  Уооош! Уооош!
  Истинный Бог третьего ранга и Истинный Бог четвертого ранга появились перед Чжао Фэном и настороженно уставились на него. Чжао Фэн был просто Якобы Богом, но его нисхождение оказало беспрецедентное давление на эту четырехзвездочную фракцию.
  Даже истинный Бог четвертого ранга не осмеливался быть небрежным перед Чжао Фэном. Объявления о розыске, распространенные по всей зоне Гулун, естественно, объясняли силу Чжао Фэна, а также его помощников.
  "Я хочу использовать систему телепортации." - Чжао Фэн апатично смотрел вниз.
  Ему ответили молчанием. Слова Чжао Фэна казались им почти абсурдными.
  "Задержи его" - обратился истинный Бог четвертого ранга к другим Истинным Богам своей фракции.
  Внезапно Чжао Фэн пошевелился.
  Уооош! Уооош! Уооош!
  Пространственные пятна появились вокруг него, и в следующее мгновение Чжао Фэн прошел мимо всех и появился на телепортационной решетке внутри железной башни.
  Хсссс!
  Все застыли на месте, в их сердцах зарождался страх. Один Якобы Бог небрежно прошел через них, чтобы достичь телепортационной системы.
  Они даже не видели, как Чжао Фэн сделал это, не говоря уже о том, чтобы остановить его.
  "Активируй массив, или я убью всех здесь!" - Приказал ледяной голос Чжао Фэна.
  На этот раз люди всей этой четырехзвездочной фракции чувствовали себя абсолютно беспомощными, их тела холодели. Якобы Бог смел угрожал убить их всех, но никто не сомневался в его способности сделать это.
  "Если мы тебя отошлем, нас все равно убьют!" - истинный Бог четвертого ранга беспомощно сказал.
  Если они отошлют Чжао Фэна, не только Зал Пурпурной Ночи не отпустит их, даже фракция четырех с половиной звезд, правящая ими, не отпустит.
  "Тогда умри!" - Чжао Фэн немедленно активировал свое священное молниеносное тело и выпустил огромную ладонь пятицветной молнии.
  Бум! Бах! Крэээш!
  Эта огромная гора ударила молнией и убила немалое количество людей.
  "Удар!" - завыл истинный Бог четвертого ранга. Присутствующие истинные Боги немедленно бросились на Чжао Фэна.
  Уооош!
  Взмахнув серебряной мантией, Чжао Фэн призвал всех своих помощников.
  Черный Дракон просто активировал свою тонкую родословную Дракона разрушения, чтобы полностью подавить родословную всех присутствующих экспертов.
  "Это действительно родословная расы драконов разрушения!"
  "Но как!? Это родословная одной из десяти лучших древних рас!"
  Те эксперты истинные Боги, которые готовились остановить Чжао Фэна, были так напуганы, что у них подогнулись колени. В конце концов, это были всего лишь истинные боги первого и второго ранга. Как могли люди их культивации противостоять кому-то в третьем ранге с родословной расы драконов разрушения? Единственный, кто мог выдержать это, был истинный Бог четвертого ранга.
  "Информация действительно была правильной. У Чжао Фэна много могущественных помощников. Он мог даже сразиться с Истинным Богом пятого ранга!" - Истинный Бог четвертого ранга потрясенно вздохнул.
  В это время Чжао Фэн активировал свой золотой глаз и использовал технику глаза иллюзии на случайном человеке.
  Туууп! Туууп!
  Этот полубог не сопротивлялся технике иллюзии Чжао Фэна и шел к Чжао Фэну в оцепенении. Массив был активирован, и группа Чжао Фэна удалилась.
  Покинув эту область, Чжао Фэн нашел еще одну четырехзвездочную фракцию и завладел их телепортационной системой для собственного использования.
  Чжао Фэн использовал мгновенное движение несколько раз, прежде чем найти четырехзвездочную фракцию, чтобы использовать ее телепортационный массив. Несколько дней спустя Чжао Фэн прибыл на границу зоны Гулун.
  "Поторопись и активируй систему телепортации!" - Чжао Фэн стоял на решетке и использовал технику родословной глаза иллюзии, чтобы контролировать кого-то.
  Окружающие люди могли только стоять и смотреть, не осмеливаясь напасть на Чжао Фэна или его союзников.
  "Когда я использую этот массив телепортации, я полностью покину зону Гулун...." - Тихо пробормотал Чжао Фэн.
  Именно в этот момент пурпурные облака хлынули с далекого горизонта, бросая темно-пурпурный свет в небо. Казалось, мир погрузился в пурпурную ночь.
  "Прибыл Древний Бог!" - Глаза Чжао Фэна расширились от шока.
  Он добровольно раскрыл свое местоположение, чтобы использовать массивы телепортации четырехзвездочных фракций и ускорить свое путешествие, но он также ускорил прибытие эксперта Древнего Бога.
  Суооош! Уоооош!
  Массив под Чжао Фэном завершил свои очертания, и серебристый пространственный свет окутал группу Чжао Фэна.
  "Скорее остановите его!"
  Прибывшие были Древним Богом и его командой из Зала Пурпурной Ночи. Они также не ожидали, что Чжао Фэн раскроет свою личность и захватит телепортационные системы.
  В этот момент рядом с Чжао Фэном засветилась система телепортации. Используя свое глубокое намерение пространства, Чжао Фэн мог чувствовать, что другой Древний Бог вот-вот прибудет.
  "Скорее остановите его! Сломайте массив телепортации!"
  Члены этой четырехзвездочной фракции увидели, что прибыл Древний Бог Зала Пурпурной Ночи, и немедленно бросились на массив, больше не заботясь о своей жизни.
  Однако их атаки были просто неспособны прорвать оборону группы Чжао Фэна.
  Уоооош!
  Группа Чжао Фэна исчезла из системы телепортации.
  Как только они появились на другом конце массива, Чжао Фэн немедленно использовал оба кулака, чтобы стереть в порошок близлежащие массивы телепортации.
  Глава 1235 - Сошествие Древнего Бога.
  Только когда все близлежащие системы телепортации были уничтожены, Чжао Фэн наконец вздохнул с облегчением.
  Он полностью покинул зону Гулун и теперь находился в зоне Тяньюнь.
  Но это не означало, что Чжао Фэн был в безопасности, только то, что он избежал величайшей опасности.
  "Ты ... Чжао Фэн!" - три стража возле телепортационной системы подняли тревогу.
  Хотя эта область не принадлежала зоне Гулун, она имела общую границу. Чжао Фэн поднял такой шум в зоне Гулун, что эти люди, естественно, знали немного о том, что произошло.
  Конечно, люди зоны Тяньюнь и представить себе не могли, что Чжао Фэну действительно удастся вырваться из лап стольких фракций зоны Гулун. Ходили слухи, что Чжао Фэн получил какое-то чудесное сокровище в зоне Гулун, а также заключил в тюрьму Якобы Богов и истинных богов нескольких десятков фракций, послав беспрецедентное землетрясение через зону Гулун.
  Трое стражей не могли не размышлять о том, какое сокровище получил Чжао Фэн. Однако, они только думали об этом. Они были просто полубогами - людьми, которых Чжао Фэн мог убить щелчком пальцев.
  В этот момент несколько десятков ярких белых огней выстрелили из огромного комплекса дворцов вдалеке. Все эти люди были высокопоставленными экспертами этой фракции. Они почувствовали волнение около телепортационных решеток и пришли посмотреть, что происходит.
  "Вперед!" - Чжао Фэн взял Черного Дракона и остальных в измерение мантии пространства-времени и немедленно использовал мгновенное движение.
  Он телепортировался не очень далеко, так что даже если он уничтожит системы телепортации этой фракции, Древнему Богу из зоны Гулун не понадобится много времени, чтобы догнать его.
  "Мгновенное Движение? ...Чжао Фэн!" - Глаза старого патриарха этой фракции расширились от шока.
  Он был Истинным Богом четвертого ранга, но он не мог использовать мгновенное движение, поэтому, если Чжао Фэн хотел уйти, никто из присутствующих не мог остановить его.
  И кроме того, никто из них не осмелился бы остановить его, даже если бы мог.
  "Доложите об этом нашему начальству!" - старый патриарх приказал подойти к нему мужчине средних лет.
  Зона Тяньюнь не имела ничего против Чжао Фэна, но его великолепные сокровища сделали так, что все были заинтересованы в нем. О таком важном деле, естественно, нужно было доложить их правящей фракции.
  ...
  Сбежав нескольких миллионов ли, Чжао Фэн остановился передохнуть.
  "Даже если мои преследователи из зоны Гулун будут преследовать меня всю дорогу до зоны Тяньюнь, это не будет так легко меня найти." - Лицо Чжао Фэна немного расслабилось, когда он замедлил скорость.
  Фракции, которые оскорбил Чжао Фэн, все были в зоне Гулун. Зал Пурпурной Ночи была среди них и одна треть фракций в зоне Гулун необходимо обратить внимание на его приказы. Однако в зоне Тяньюнь все было по-другому; Зал Пурпурной Ночи не имел никакого влияния на фракции этой области.
  "Но зона Тяньюнь примыкает к зоне Гулун... Новость о том, что у меня есть ценные сокровища, вероятно, уже известна основным фракциям этого места." - Выражение лица Чжао Фэна внезапно застыло.
  Не было никого, кто не интересовался сокровищами. Даже тот, кто не имел обиды на Чжао Фэна, немедленно нападет на него, узнав обо всех сокровищах, которые у него были.
  Таким образом, даже несмотря на то, что Чжао Фэн был сейчас в зоне Тяньюнь, он все еще должен был быть очень сдержанным. Именно по этой причине Чжао Фэн продолжал использовать телепортационные массивы обычных четырехзвездочных фракций для передвижения.
  Только после бегства на определенное расстояние Чжао Фэн осмелился войти в ближайший духовный зал обмена.
  Однажды, в духовном зале обмена на западном конце зоны Тяньюнь, Чжао Фэн случайно выбрал камеру культивирования в пагоде культивирования. Войдя в комнату, он сразу же вошел в измерение мантии пространства-времени.
  "Мастер, можно мне несколько кристаллов намерения, чтобы продвинуть мое намерение огня?" - умолял Черный Дракон.
  "Нет проблем" - ответил Чжао Фэн.
  По мере того, как Черный Дракон восстанавливал свою культивацию, он начал требовать все больше и больше ресурсов. Лучше просто дать ему несколько кристаллов намерения, чтобы он мог улучшить свою силу и восстановить свое культивирование самостоятельно.
  В этот момент Чжао Фэн увидел зрелище, которое ошеломило его.
  Он видел яйцо!
  Чжао Фэн не помнил, чтобы среди его материалов для культивации было яйцо. Тем не менее, Чжао Фэн быстро понял, что цвет и надписи на этом яйце были очень похожи на те, которые он получил от испытания плавающего гребня. Разница лишь в том, что это яйцо было немного больше.
  "Это... маленькая вороватая кошка?" - Спокойное лицо Чжао Фэна исказилось от шока.
  Ранее он понял, что в состоянии маленькой вороватой кошки что-то не так. Он не ожидал, что в следующий раз, когда он войдет, маленькая вороватая кошка превратится в яйцо.
  "Верно!" - Черный Дракон кивнул, бросив на яйцо странный взгляд. Он ужасно испугался, когда маленькая вороватая кошка впервые превратилась в яйцо, и в конце концов наблюдал за ней очень долго.
  "Разве для того, чтобы ворваться в Небесное Божественное Царство, нужно стать яйцом?" - Чжао Фэн не находил слов.
  Когда маленькая вороватая кошка упомянула, что хочет проникнуть в Небесное Божественное Царство, Чжао Фэн не задумывался об этом. Однако Чжао Фэн и представить себе не мог, что маленькой вороватой кошке для этого придется превратиться в яйцо.
  Чжао Фэн никогда не слышал ни об одной из древних рас, которым нужно было превратиться в яйцо, чтобы достичь Небесного Божественного Царства, поэтому он был шокирован и удивлен.
  Бзззз!
  Чжао Фэн посмотрел на яйцо левым глазом.
  "Какой мощный барьер!" - Чжао Фэн был ошеломлен. Барьер вокруг яйца был похож на барьер вокруг пятицветного хрустального дворца.
  В то же время, Чжао Фэн почувствовал пульсацию глубоко в своей душе. Это было из-за договора с питомцем, заключенного Чжао Фэном с маленькой вороватой кошкой; Чжао Фэн чувствовал сопротивление маленькой вороватой кошки. Таким образом, Чжао Фэн не продолжил свои попытки увидеть сквозь это яйцо, в которое превратилась маленькая вороватая кошка.
  Уооош!
  В руке Чжао Фэна появилась пятицветная хрустальная сфера, внутри которой находился пятицветный хрустальный дворец.
  С мыслью Чжао Фэн вошел во дворец. Мгновение спустя его захлестнули атаки.
  Чжао Фэн давно заметил это, поэтому, когда он вошел во дворец, он приказал энергии дворца защитить его.
  "Отпустите меня!"
  "Отпустите нас!"
  Яростный рев эхом разнесся по дворцу. После столь долгого заточения им, естественно, было трудно поддерживать хорошее настроение.
  "Ты слишком много смотришь на Зал Пурпурной Ночи! Не пройдет много времени, как эксперты Зала Пурпурной Ночи схватят тебя, и ты пожалеешь, что не умер! " -Якобы Бог Цзи Фэн смотрел на Чжао Фэна холодными и зловещими глазами. Он был уверен, что Чжао Фэн будет захвачен Залом Пурпурной Ночи, и этот пятицветный дворец попадет в руки Зала Пурпурной Ночи.
  "Я забыл сказать всем вам, я сейчас в зоне Тяньюнь." - Чжао Фэн слабо улыбнулся и отошел в сторону.
  "Что? Зона Тяньюнь?"
  "Вам удалось выйти из зоны Гулун!?"
  Эксперты, заключенные во дворце, почувствовали, как их разум рушится. Даже эксперты Зала Пурпурной Ночи начали впадать в отчаяние.
  Чжао Фэн небрежно прошелся по дворцу, слегка выдернув несколько кристаллов, а затем ушел.
  После того, как он дал Черному Дракону достаточно кристаллов намерения, он пошел к Чжао Вану и дал ему кучу кристаллов намерения, наполненных пятью элементами намерения. Как владелец глаза мириад форм, Чжао Вану очень помогли бы эти кристаллы намерения, их воздействие на него даже превосходило их воздействие на Чжао Фэна.
  Туууп!
  Чжао Фэн сел, скрестив ноги, на землю и начал использовать кристаллы намерения для культивирования. Сжимая кристалл намерения в руке, Чжао Фэн мог чувствовать намерения пяти элементов, текущих в этот разум, позволяя ему понять и испытать его.
  "Какой невероятный эффект!" - Чжао Фэн был приятно удивлен.
  Прошло всего несколько мгновений, прежде чем он почувствовал, что его пять стихий приближаются.
  Кристаллы намерения были лучшими предметами для культивирования намерения. Самый низкий уровень кристалла намерения нуждался в Древнем Боге для конденсации, поэтому обычные четырехзвездочные фракции не обладали даже одним. Фракции четырех с половиной звезд имели бы чрезвычайно малое количество кристаллов намерения, которые они давали лучшим одарённым своей фракции для использования.
  Совершенствуя намерение пяти элементов, Чжао Фэн разделил свой ум, чтобы развивать и другие аспекты.
  С тех пор как прошло военное собрание Гулун, Чжао Фэнь был втянут в многочисленные опасности. Это постоянное давление смертных выжимало его потенциал, так что его развитие теперь продвигалось очень плавно, и его сила увеличивалась скачками.
  Через месяц Чжао Фэн покинул камеру культивации и продолжил свое путешествие. Хань Нин указала, что, поскольку они еще не были вне опасности, она не хотела замедлять Чжао Фэна, поэтому она проводила все свое время в маленьком мире города иллюзий Чжао Фэна.
  Пять лет спустя, в центральном районе зоны Тяньюнь, мужчина и женщина прибыли за пределы духовного зала обмена, контролируемого расой призрачной реки, немедленно привлекая внимание близлежащей толпы.
  Этой парой, естественно, были Чжао Фэн и Хань Нин. Теперь, когда эти двое находились в центральной части зоны Тяньюнь, им больше не нужно было прятаться. Чжао Фэну также не нужно было проводить день и ночь в дороге; он мог иногда посещать духовный зал обмена, чтобы расслабиться.
  "Какая красивая женщина!" - Несколько экспертов, которые готовились войти в духовный зал обмена, удивленно воскликнули, увидев красивую внешность и поведение Хань Нин.
  Кроме того, было несколько женщин, глядя на Чжао Фэн с сияющими глазами.
  По сравнению с тем, когда он только что покинул зону Гулун, сила Чжао Фэна сделала очень большой скачок. Наиболее очевидным было то, что намерение пяти элементов Чжао Фэна достигло третьего уровня, а его техника пяти элементов молниеносного ветра достигла пика 11-го уровня. Полагаясь исключительно на намерение пяти элементов третьего уровня и его божественную силу пяти элементов пиковой стадии, Чжао Фэн мог дать отпор Истинному Богу пятого ранга.
  Моей силы должно хватить, чтобы сражаться на равных с сильнейшим одаренным зоны Гулун, Якобы Богом Небесным Пожирателем! Намек на гордость появился на лице Чжао Фэна.
  Все это было связано с намерением этого дворца. Таким образом, можно сказать, что стоило Чжао Фэну подвергнуть себя смертельной опасности, чтобы захватить этот дворец.
  Заплатив плату за кристаллы Бога, Чжао Фэн вошел в духовный зал обмена. Ему нужно было найти новую карту, и он также хотел попробовать деликатесы этого духовного зала обмена.
  Но в этот момент печать Древнего Бога в межпространственном измерении Чжао Фэна начала дрожать, синие надписи на ней вспыхнули сверкающим блеском.
  "Что происходит?" - Чжао Фэн вошел в свое межпространственное измерение.
  " Это...? Нехорошо!" - Чжао Фэн вдруг что-то понял и поморщился.
  Когда Чжао Фэн впервые вошел в древнее пустынное царство богов, он редко использовал печать Древнего Бога, чтобы не привлекать к себе внимания фракции Истинного Бога Тянь Фа, но позже он постепенно забыл об этом. В конце концов, по его мнению, фракция, к которой принадлежал истинный Бог Тянь Фа, была, вероятно, очень далеко и никогда не сможет найти его.
  Но странность Печати Древнего Бога была как тревожный звон в голове Чжао Фэна.
  "Вперед!" - Чжао Фэн взял Хань Нин в свой маленький мир города иллюзий и приготовился уйти.
  В этот момент далекий горизонт потемнел.
  Уооош! Уооош!
  Черные, как смоль, тучи, наполненные гневными воплями призраков и монстров, вырвались наружу, и это устрашающее давление заставило всех в духовном зале обмена задрожать от шока. Чернокожий мужчина средних лет плавал в центре этой черной бури облаков, чудовищные пурпурные татуировки на его лице пронизаны чрезвычайно злой и опасной аурой.
  Этот человек был не кто иной, как Древний Бог Черное Небо!
  "Древний Бог пришел в этот духовный зал обмена!"
  "Интересно, какой это Древний Бог?"
  Из зала доносились звуки разговоров, все с благоговением смотрели на приближающуюся фигуру. Этот духовный зал обмена управлялся расой призрачной реки, которая была всего лишь четырех с половиной звездной фракцией, поэтому древние боги были очень редким зрелищем.
  Внезапно массив, окружающий духовный зал обмена, разлетелся на куски.
  "Что происходит?? Этот древний бог-эксперт уничтожил массив!""
  "Что он делает??"
  Все в духовном зале обмена мгновенно запаниковали. Они все верили, что этот древний бог просто проходил мимо, но теперь, казалось, что-то было не так.
  "Ха-ха, это ты!"
  Древний Бог Черное Небо держал в руке маленький кусочек металла, и его глаза были сосредоточены на золотоволосом мальчишке в духовном зале обмена.
  Глава 1236 - Могущественный Древний Бог.
  Весь мир превратился в черный, как смоль, подземный мир, где выли и кричали бесчисленные призраки и души.
  Бесчисленные эксперты в духовном зале обмена были до смерти напуганы величественным давлением Древнего Бога Черного Небо. Они чувствовали, что этот древний бог был правителем этого мира, и их жизни будет легко растоптать.
  Уооош!
  В этот момент из духовного зала обмена вышел страж из расы призрачной реки.
  "Старший, почему вы нацелились на духовный зал обмена расы призрачной реки?" - Истинный Бог шестого ранга, председательствующий в этом духовном зале обмена, спросил с мрачным взглядом.
  Первые шесть рангов истинных богов не имели очень больших промежутков между ними. Множество опытных истинных богов могли бы сразиться с Истинными Богами на один уровень выше, чем они сами. Однако пропасть между истинными богами шестого ранга и Древними Богами седьмого ранга была огромна, как пропасть между небом и землей.
  Этот Истинный Бог шестого ранга чувствовал себя чрезвычайно подавленным и испуганным, когда он смотрел на этого древнего бога, плавающего в черной пустоте. Он мог сказать, что этот человек был 82-й из расы десяти тысяч древних рас, расы черного Яо!
  В духовном зале обмена побег Чжао Фэна также был заблокирован.
  Он никогда не думал, что фракция Истинного Бога Тянь Фа - древний зал души - пошлет эксперта древнего бога. Чжао Фэн столкнулся с Древним Богом звездной башни, но интуиция подсказывала ему, что этот древний бог был еще более могущественным.
  Бум! Хссс!
  Чжао Фэн собрал крылья молнии позади себя.
  "Хм!" - Древний Бог Черное Небо фыркнул, и мир загремел в ответ.
  Бум! Бам!
  Крылья молнии, которые сжал Чжао Фэн, мгновенно рассеялись. В то же время, Чжао Фэн был атакован невидимой энергией намерения, которая повредила его тело и душу. Здания вокруг Чжао Фэна были раздавлены в пыль этой огромной энергией намерения.
  "Такой сильный!" - Потрясенно пробормотал Чжао Фэн.
  В этот момент он почувствовал, что энергия молнии в его окружении полностью исчезла, что делает невозможным для него использовать методы спасения от молнии.
  Это был Древний Бог. Они обладали невероятным контролем над энергией намерения и Божественной Силой, и они были способны изгонять другие виды энергии из области.
  Конечно, Чжао Фэн был не единственным человеком, которого затронул Древний Бог черное небо. Несколько слабых людей рядом с Чжао Фэном были почти убиты этой силой.
  "Старший, пожалуйста, остановитесь!" - Истинный Бог шестого ранга был несколько подавлен. Он не понимал, почему этот древний бог расы черного Яо хотел причинить неприятности его расе призрачной реки.
  "Проваливай!" - Рявкнул Древний Бог черное небо.
  Бум!
  Черный торнадо подхватил Истинного Бога шестого ранга и унес его. В одно мгновение истинный Бог шестого ранга был отброшен назад на несколько тысяч ли, его тело было покрыто ранами, а лицо искажено страхом.
  Взгляд Древнего Бога черное небо упал на Чжао Фэна. Чжао Фэн чувствовал, как все небо давит на него, и было так много давления на его тело, что он чувствовал, что невозможно двигаться.
  "Скажи мне, как умер истинный Бог Тянь Фа?" - Холодно спросил Древний Бог Черное Небо.
  Истинный Бог Тянь Фа был младшим Древнего Бога Черное Небо. Он был действительно озадачен тем, как кому-то из силы Истинного Бога Тянь Фа в сочетании с его божественным оружием удалось провалить свою миссию и даже умереть. Древний Бог Черное Небо хотел знать причину.
  Когда Чжао Фэн посмотрел на этого древнего бога, его душа ощутила холодок. Этот древний бог принадлежал к расе черного Яо и явно очень заботился об истинном Боге Тянь Фа, поэтому Чжао Фэн не осмелился сказать ему, что именно он убил Истинного Бога Тянь Фа.
  Таким образом, Чжао Фэн думал о том, как сбежать. Однако Чжао Фэн обнаружил, что у него почти нет способа противостоять такому могущественному Древнему Богу!
  Я могу только это! Глаза Чжао Фэна потускнели, когда он направил свой разум в левый глаз.
  Уооош!
  Тело Чжао Фэна исчезло с места.
  "Мм?" Древний Бог черное небо вздрогнул, а затем его губы изогнулись в злой улыбке.
  "Я не думал, что ты будешь скрывать такое высокоуровневое измерение. Но даже если это измерение находится в полной гармонии с древним пустынным царством богов, почти идеально скрываясь в нем, неужели вы думаете, что у меня нет средств добраться до вас?" - Древний Бог черное небо издал странный смешок, и он казался необыкновенно счастливым. Он только преследовал Чжао Фэна, чтобы вернуть печать древнего Бога, но теперь он также получит такое измерение высокого уровня. Как он мог не быть счастлив?
  "Я позволю тебе испытать силу древнего бога!" - Древний Бог черное небо поднял голову к небесам и засмеялся, когда его тело начало кипеть Яо Ци.
  "Вперед!" - Бесчисленные эксперты в духовном зале обмена немедленно начали разбегаться.
  Нападения Древнего Бога наверняка разорвут небеса и землю. Они не осмеливались задерживаться.
  Древний Бог черное небо показал два черных когтя, которые рвали область, из которой исчез Чжао Фэн. Казалось, вся энергия мира собралась вокруг этого места.
  Кабууум!
  Эта мощная атака, пронизанная намерением пространства высокого уровня, врезалась в воздух и заставила пространство сильно содрогнуться.
  В Древнем царстве снов Чжао Фэн почувствовал острую боль в левом глазу.
  "Ах! .. Этот человек такой сильный!"
  Чжао Фэн прикрыл левый глаз.
  Те неопытные Истинные Боги на острове небесного перьа, которые даже не были способны использовать мгновенное движение, естественно, ничего не могли сделать, когда Чжао Фэн спрятался в древнем царстве снов. Тем не менее, древний бог черное неба древнего зала души был выдающимся членом среди Древних Богов. Он обладал намерением пространства высокого уровня, которое могло воспринять Чжао Фэна и нанести разрушительный удар, способный потрясти пространство и поразить скрытое измерение Чжао Фэна.
  Кроме того, древнее царство снов было измерением происхождения Божьего Глаза Чжао Фэна, поэтому эти атаки также постоянно повреждали Божий Глаз Чжао Фэна.
  Уооош!
  Чжао Фэн надел мантию пространства-времени и покинул древнее царство снов. Чжао Фэн появился в области, изобилующей интенсивными пространственными намерением, поэтому он не мог использовать мгновенное движение.
  Как раз когда Чжао Фэн снова собирался бежать, он почувствовал что-то странное вдалеке!
  "Что? Мантия Пространства-Времени!" - На лице древнего бога черное небо появилось выражение приятного удивления.
  Похоже, это путешествие того стоило!
  Уооош! Уооош!
  Древний Бог черное небо поднял левую руку и приготовился уничтожить Чжао Фэна и забрать все, что у него было.
  " Я знаю, как умер истинный Бог Тянь Фа!" - Внезапно заговорил Чжао Фэн.
  "Говори!" - Лицо древнего бога черное небо застыло.
  "Я убил его!" - Чжао Фэн усмехнулся.
  "Ты ищешь смерти!" - Лицо древнего бога черное небо мгновенно исказилось гневом дьявола. Он чувствовал, что Чжао Фэн играет с ним.
  Как раз тогда, когда Древний Бог черное небо собирался устранить Чжао Фэна...
  "Ты не посмеешь убить меня!" - Чжао Фэн снова рассмеялся. - "Когда прибудет Древний Бог моей расы, тебе конец!"
  Чжао Фэн уставился вдаль.
  В этот момент давление Древнего Бога медленно снизошло. Появился человек, сияющий пурпурным светом, с инструментом для поиска в руке. Кристалл на инструменте поиска в настоящее время стала мигать в очень быстром темпе.
  Это был не кто иной, как Древний Бог Ночной Дракон.
  Когда Чжао Фэн покинул зону Гулун, Зал Пурпурной Ночи - одна из трех пятизвездочных фракций зоны Гулун - потерял свое достоинство. Таким образом, после некоторого обсуждения, Зал Пурпурной Ночи решил послать несколько команд в зону Тяньюнь, чтобы тайно искать Чжао Фэна.
  Команда Древнего Бога ночного дракона была одной из таких команд. Они предсказали, что Чжао Фэн поверит, что он сбросил преследователей и потерял бдительность. По этой причине поисковые группы Зала Пурпурной Ночи в первую очередь искали духовные залы обмена.
  По случайному совпадению, когда Древний Бог Ночной Дракон собирался достичь этого духовного зала обмена, его инструмент поиска начал срабатывать.
  "Два древних Бога, оба, по-видимому, не из зоны Тяньюнь ... Что происходит?" - Хранитель этого духовного зала обмена отступил в шоке и замешательстве.
  Находившиеся поблизости эксперты тоже отошли на еще большее расстояние.
  "Древний Бог ... Раса Черного Яо!" - Глаза Древнего Бога Ночного Дракона сфокусировались на Древнем Боге Черное Небо.
  "Все кончено. Я не думал, что Древний Бог зоны Тяньюнь поймает Чжао Фэна первым!" - Древний Бог Ночной Дракон послал сообщение двум Истинным Богам своей команды.
  "Сокровища Чжао Фэна не могут попасть в руки другого древнего бога!" - Истинный Бог пятого ранга прислал ответ.
  Они верили, что Древний Бог черное небо был после пятицветного дворца во владении Чжао Фэна. Однако это сокровище было слишком драгоценным; Зал Пурпурной Ночи не мог позволить никакой другой фракции получить его. К тому же, ради достоинства Зала Пурпурной Ночи, они не могли вернуться с пустыми руками.
  "Я остановлю его, пока вы двое убьете Чжао Фэна, а затем отступите!" - Древний Бог Ночной Дракон послал сообщение двум Истинным Богам своей команды.
  "Раса Пурпурной Ночи? Ты не должен иметь ничего общего с этим отродьем, верно?" - Выражение лица древнего бога черное небо погасло. В его глазах, Чжао Фэн не имел родословной расы пурпурной ночи, поэтому он не должен был быть одним из ее членов.
  Но в этот момент Древний Бог ночной Дракон напал на него.
  "Ищешь смерти!" - Древний Бог черного неба мгновенно пришел в ярость.
  Путешествуя по другим зонам, Древний Бог черное небо всегда держал себя в руках, но теперь, этот древний бог расы пурпурной ночи осмелился напасть на него?
  В отдалении радостно хихикнул Чжао Фэн. По неизвестной ему причине этот древний бог Зала Пурпурной Ночи решил напасть на Древнего Бога черного неба.
  Бууум!
  Пространство было слишком нестабильным, чтобы использовать мгновенное движение, поэтому Чжао Фэн просто использовал свои крылья, чтобы убежать.
  В этот момент напали два Истинных Бога из Зала Пурпурной Ночи.
  "Отродье, умри за меня!" - Древний Бог Черное Небо был полон решимости убить, поэтому он проигнорировал Древнего Бога Ночного Дракона и вцепился в Чжао Фэна.
  Кабууум!
  Огромный пурпурно-черный коготь, сделанный из ветра, пронесся по небу, когда он бросился на Чжао Фэна.
  "Этот древний Бог так силен!" - Два истинных Бога Зала Пурпурной Ночи немедленно отступили в страхе.
  "Как только этот сопляк умрет, мы просто обыщем его тело" - рассмеялся Истинный Бог средних лет и сказал.
  "Мм ..." - Женщина с пурпурной кожей кивнула.
  Бум! Бах!
  Атака Древнего Бога черное небо окутала Чжао Фэна.
  "Что-то не так!" - Мужчина средних лет слегка нахмурил брови.
  Когда пурпурно-черный туман рассеялся, в руке Чжао Фэна появился пятицветный хрустальный дворец. Сам Чжао Фэн превратился в слабый золотой свет, который исчез вдали.
  "За ним!" - женщина с пурпурной кожей поморщилась и сразу же начала преследовать.
  Но после бегства на определенное расстояние, Чжао Фэн использовал мгновенное движение, чтобы исчезнуть без следа.
  С другой стороны, Древний Бог Черное Небо и Древний Бог ночного дракона уже начали сражаться.
  В этот момент, весь мир в радиусе десяти тысяч Ли, был наполнен черным и пурпурным светом.
  "Такой сильный!" - Древний Бог ночной Дракон скривился от шока. Они оба были древними богами, но противник, очевидно, был намного сильнее его.
  "Этот сопляк не умер?" - Сканирование Божественного чувства Древнего Бога черное небо сказало ему, что что-то не так.
  Своей атакой он был уверен, что убьет Чжао Фэна. Однако в результате Чжао Фэн использовал какую-то технику, чтобы заблокировать его, а затем сбежать.
  ...
  Тем временем, после использования пятицветного дворца, чтобы блокировать атаку Древнего Бога черное небо, Чжао Фэн начал многократно использовать мгновенное движение, нося мантию пространства-времени.
  Позади него два истинных Бога Зала Пурпурной Ночи были слабее в намерении пространства по сравнению с Чжао Фэном и не имели такого сокровища, как мантия пространства-времени, поэтому они постепенно потеряли его след.
  Уооош!
  Пространство покрылось рябью, как поверхность воды, когда Чжао Фэн выпрыгнул.
  "Кажется, я был слишком беспечен. Я не думал, что Зала Пурпурной Ночи откажется сдаться, но я должен поблагодарить их за то, что они помогли мне позаботиться о древнем зале души..."
  С мрачным лицом, Чжао Фэн продолжал бежать.
  Убегая, он послал свой разум в межпространственное измерение и достал Камень Запечатывания Бога, чтобы подавить печать Древнего Бога.
  
  Глава 1237 - Зона Цзилинь.
  После того, как Чжао Фэну неожиданно удалось избежать нападения Древнего Бога Черное Небо, два древних Бога начали общаться друг с другом. Они мгновенно все поняли.
  "Я был слишком импульсивен!" - Древний Бог ночной дракон был несколько извиняющимся, поскольку он был первым, кто напал.
  "Итак, этот парень также украл что-то из древнего зала души." - продолжил Древний Бог Ночной Дракон.
  Конечно, он не верил в объяснение Древнего Бога черное небо. Чжао Фэн был просто Якобы Богом, так как же он мог украсть предмет, принадлежащий древнему залу души, из зоны, в которой он находился, а затем пройти весь путь до зоны Гулун? Но Древнему Богу Ночной Дракон достаточно было знать, что Древний Бог Черное Небо не жаждет удовлетворения от пятицветного хрустального дворца.
  "Нехорошо! Это отродье сбежало!" - Древний Бог Ночной Дракон получил послание от двух истинных богов зала пурпурной ночи и сразу же немного рассердился. Чжао Фэну действительно удалось сбросить двух истинных богов пятого ранга, которых он привел!
  Тьфу! Тьфу!
  Два древних Бога мгновенно ушли, используя мгновенное движение.
  "Добрый сэр, успокойтесь. У меня есть специальный поисковый инструмент... и я знаю, куда идет этот ребенок!" - Древний Бог Ночной Дракон злобно рассмеялся.
  ...
  После использования мгновенного движения, чтобы убежать на некоторое время, Чжао Фэн немедленно изменил направление.
  У древних богов было очень обширное Божественное чувство, и у Древнего Бога Ночного Дракона также был инструмент поиска с ним. Если бы они двигались примерно в том же направлении, что и Чжао Фэн, то быстро догнали бы его.
  Чжао Фэн продолжал использовать мгновенное движение, чтобы убежать. Каждый раз, когда он достигнет своего предела, он будет просить Хань Нин использовать ее глаз жизни, чтобы помочь ему выздороветь.
  После целого дня, Чжао Фэн решил сделать небольшой перерыв.
  "Древние Боги! .. Придет день, когда я раздавлю вас под ногами!" - Глаза Чжао Фэна горели решимостью, когда он стиснул зубы.
  Его сила в настоящее время сравнима с силой самого сильного одаренного зоны Гулун, Якобы Бога Небесного Пожирателя. Если Небесный Пожиратель имел уверенность стать Истинным Богом четвертого ранга за один раз, то и Чжао Фэн тоже. До тех пор, пока он может достичь четвертого ранга за один раз, его путь к становлению Древним Богом будет чрезвычайно гладким, и он сможет пройти этот путь до вершины Древних Богов.
  Таким образом, Чжао Фэн был уверен, что, пока он жив, он сможет смыть с себя все это унижение.
  "Ты определенно можешь это сделать!" - Рябь прошла через ясные глаза Хань Нин, когда она продолжала помогать Чжао Фэну выздоравливать.
  Хань Нин никогда не видел такого талантливого человека, как Чжао Фэн. Она видела, как Чжао Фэн творил много чудес, и была уверена, что он может совершить и такой подвиг.
  Придя в себя, Чжао Фэн продолжил свое путешествие. Он изменил маршрут и стал еще осторожнее на дороге.
  Для Древнего Бога Ночного Дракона, столкнувшегося с Чжао Фэном, было ясно, что он знал, куда Чжао Фэн хотел пойти. Чжао Фэн не был дураком, поэтому он скорректировал свой маршрут, чтобы компенсировать это.
  ...
  Двадцать пять лет пролетели в мгновение ока.
  Зона Цзилинь была одной из самых процветающих в Древнем пустынном царстве богов. В этой зоне было четыре пятизвездочных фракции, каждая из которых была чрезвычайно мощной.
  Необитаемые районы зоны Цзилинь были либо домом для чрезвычайно суровых условий, либо населены чрезвычайно могущественными богами Яо.
  На границе зоны Цзилинь в небо взмывали древние деревья огромных размеров. Издалека казалось, что сплошные облака - это листья этих деревьев.
  Команда из шести человек быстро продвигалась через этот мрачный лес.
  "Все, будьте осторожны! Многие группы, проходящие в зону Цзилинь, понесли потери в этом небесном лесу."
  Впереди шел старейшина в серой мантии с темно-пурпурным обручем в руке. Волосы у него были темно-рыжие с проседью, а тело покрыто довольно заметной пурпурной чешуей.
  "Ммм!"
  Остальные члены группы кивнули.
  В этой команде из шести человек старший в сером одеянии был истинным Богом четвертого ранга, двое мускулистых мужчин были истинными богами третьего ранга, а трое других юношей были Якобы Богами.
  "Дядя Хэ, с твоим кольцом темной души, с какими опасностями мы можем столкнуться?" - Молодая девушка в красном хихикнула.
  Остальные люди в группе засмеялись вместе с ней, но ничего не сказали.
  Дядя кивнул. Божественный артефакт, известный как кольцо Темной Души, увеличивал расстояние, которое могло пройти его Божественное чувство, скрывая его. Это был один из тех необычных божественных артефактов, которые используются для разведки и поиска.
  Но абсолютов не было. Помимо десяти тысяч древних рас, было также много чрезвычайно грозных богов Яо с мощными навыками.
  "Что?" - выражение лица дяди Хэ внезапно изменилось.
  Вся команда остановилась.
  Бррруум!
  Огромный грохочущий звук медленно усиливался. В десятках тысяч ли от этой команды из шести человек четыре фигуры быстро двигались вперед.
  Одна черная, три пурпурные. Это были Древний Бог черное небо и Древний Бог Ночной Дракон.
  Мир закружился, когда четверо прошли сквозь него, и все преграды на их пути превратились в пыль.
  Ааааа!
  Вздымающийся к небесам лес оглашался паническими криками зверей Яо. Весь древний лес зазвенел от бесконечного грохота и тряски.
  "Почему это отродье направляется в зону Цзилинь?" - Спросил Древний Бог черное небо.
  "Я слышал, что это для того, чтобы доставить глаз жизни. Он, вероятно, хочет использовать глаз жизни, чтобы присоединиться к крупной фракции." - Древний Бог ночной Дракон не очень-то разбирался в этом вопросе, поэтому мог только строить догадки.
  Взмах...
  Группа из четырех человек пронзила высящийся в небе лес, как острый меч, уничтожая все на своем пути.
  На расстоянии команда из шести человек застыла в шоке.
  "В этой четверке два древних Бога!" - Дядя Хэ глубоко вздохнул, комментируя.
  "Древний Бог! .."
  Юноши в группе смотрели с благоговением.
  Если они хотели пройти через возвышающийся над небесами лес, им нужно было быть осторожными на протяжении всего путешествия. Тем не менее, эта группа древних богов могла прорваться сквозь них, летая со всей своей силой и игнорируя все препятствия.
  "Продолжим" - объявил дядя, когда два древних Бога ушли.
  Но шестеро не успели далеко уйти, как начали замедлять ход. С унылым выражением лица Дядя Хэ осмотрел местность впереди своим Божественным чутьем.
  "Нехорошо! Два древних Бога прошли через эту область и бросили зверей Яо Небесного леса в хаос!" - Дядя Хэ поморщился.
  "Как это возможно?" - Лицо девушки в красном застыло, в ее ясных глазах появился страх.
  Кабууум!
  Злобные и безжалостные ауры постепенно начали поступать из их окружения.
  "Назад! Мы продолжим, как только звери Яо успокоятся" - немедленно приказал дядя.
  В их нынешнем состоянии тревоги, звери Яо небесного леса были более жестокими. Если эта группа будет беспечно продвигаться вперед, они подвергнутся бесконечной опасности.
  Команда собралась вместе, с тремя Якобы Богами в центре, в то время как три Истинных Бога собрались вокруг них и начали отступать.
  В этот момент несколько злобных фигур появились в облаках, нависших над этим мрачным и первобытным лесом.
  Аууу!
  Огромный золотой лев стервятник, окутанный золотым ветром, напал первым.
  Дядя Хэ шагнул вперед, рубя темно-красным мечом, который выпускал искривленные волны пламени.
  Но в тот же самый момент еще больше зверей Яо атаковали с другого направления.
  Эти звери Яо были в лучшем случае богами Яо третьего ранга. Один на один, они не могли сравниться с дядей Хэ, но у них было количество.
  Бум! Бах! Крэээш!
  Команда из шести человек отбивалась от стада животных Яо, когда они быстро отступали.
  Но в этот момент дядя обратил свой взор к определенному месту в облаках.
  Облака начали клубиться, и огромный черный силуэт выстрелил, как молния.
  "Нехорошо! Это Бог Яо четвертого ранга Орел Вспышки!" - Дядя Хэ закричал.
  Пока Бог Яо четвертого ранга не появился, он мог стабилизировать ситуацию, но теперь у него не было шансов на победу.
  Команда из шести немедленно использовала свои козыри, сдерживая многочисленных богов Яо, когда они сделали перерыв.
  ...
  Два месяца спустя две фигуры появились в высящемся на небесах лесу вдоль границы зоны Цзилинь.
  "Наконец-то мы здесь... зона Цзилинь!" - Глаза Чжао Фэна сверкнули.
  Через двадцать пять лет он, наконец, пересек три зоны и достиг зоны Цзилинь. Это было самое длинное путешествие, которое когда-либо совершал Чжао Фэн.
  Холодное и красивое лицо Чжао Фэна было четко очерчено, делая его более сильным. Его глубокие глаза были домом для скрытой остроты.
  "Почему вы хотели приехать в зону Цзилинь?" - С улыбкой спросила Хань Нин.
  Оба они слишком много пережили вместе в этом путешествии, и они постепенно сблизились.
  "Чтобы найти кого-то...." - Чжао Фэн уставился вдаль.
  Он никогда не думал, что древнее пустынное царство богов будет настолько огромным, что найти одного человека будет так трудно.
  Столько времени прошло. Как сейчас дела у Юфэй?
  "О...." - Хань Нин увидела намек на мягкость в глазах Чжао Фэна, и по какой-то причине, она почувствовала небольшое разочарование.
  В этот момент взгляд Чжао Фэна внезапно повернулся направо. Хань Нин тоже замедлила шаг, будто услышала что-то.
  "Добрый сэр, пожалуйста, спасите нас!" - Послание души выстрелило в сторону Чжао Фэна.
  "Вперед!" - Крикнул Чжао Фэн, взлетая.
  Он ничего не знал о зоне Цзилинь, даже краешка карты. Таким образом, не было ничего лучше, чем спасти кого-то и собрать немного информации в обмен.
  Его приветствовала небольшая группа из шести человек, тяжело раненных, окруженных десятью богами Яо.
  "Два Якобы Бога?" - Двое мускулистых мужчин в этой команде несколько мгновений изучали Чжао Фэна и Хань Нина, прежде чем вздохнуть.
  "Братишка, тебе лучше уйти. Здесь Бог Яо четвертого ранга и боги Яо четвертого ранга ... вы не можете нам помочь!" - Старейшина Хэ сказал, нахмурив брови.
  Он только успел почувствовать, что кто-то проходит рядом, используя кольцо темной души, поэтому он искал их помощи. Однако он не ожидал, что он будет только два Якобы Бога.
  Остальные люди в группе посмотрели на Чжао Фэна, их радость растворилась в печали. Боги Яо преследовали их уже два месяца. В этих постоянных сражениях они постепенно были окружены. Если бы они не пришли подготовленными, они бы уже умерли.
  Еще мгновение назад они верили, что их спасли, но потом обнаружили, что это всего лишь два Якобы Бога, проходящие мимо.
  Чжао Фэн взглянул на старейшину Хэ и полетел вперед.
  "Мм? Он все еще идет? Он самоубийца?" - девушка в красном удивленно сказала.
  В это время несколько Богов Яо обнаружили Чжао Фэна, и их взгляды стали злобными.
  " Похоже, он действительно склонен к самоубийству. Если у него нет силы Якобы Бога третьего ранга, он не сможет помочь здесь!" - сказал один из трех истинных богов в команде.
  "Ищет смерти!" - В этот момент один из трех богов Яо, окружающих эту команду из шести человек, бросился на Чжао Фэна.
  Шестеро уже видели, как Чжао Фэна разрывают на части.
  Чжао Фэн уставился на этого истинного Бога третьего ранга, и его глаза внезапно взорвались ледяным и мрачным светом.
  Бум! Хсс!
  Правая рука Чжао Фэна сверкнула пятицветной молнией, когда он толкнул вперед ладонь.
  Это была массивная ладонь пятицветной молнии, почти ослепительная в своем великолепии.
  Бог Яо третьего ранга столкнулся с этой ладонью света.
  Оооо!
  Бог Яо третьего ранга издал жалкий вопль.
  Все пять элементов энергии и энергии молниеносного ветра в этой ладони ударили этого Бога Яо третьего ранга Когда свет погас, обугленный труп Бога Яо третьего ранга упал на землю!
  Глава 1238 - Поиск целителя.
  Выражение лица Чжао Фэна было невозмутимо от его подвига убить Бога Яо третьего ранга одной ладонью. Он провел последние двадцать пять лет в постоянном движении, но это не означало, что он позволил своему развитию отстать. Кроме того, в измерении мантии пространства-времени десять дней, проведенных в культивировании, были только одним днем во внешнем мире.
  Чжао Фэн достиг пика 11-го уровня техники пяти элементов молниеносного ветра. Эта ладонь только что была полностью сплавлена с божественной силой пяти элементов молниеносного ветра. Эта идеально сплавленная Божественная Сила пяти элементов была просто не тем, чему мог сопротивляться простой Бог третьего ранга Яо.
  Кроме того, Чжао Фэн уже был на грани прорыва на 12-й уровень техники пяти элементов молниеносного ветра.
  Неподалеку девять богов Яо, которые собирались напасть на группу из шести человек, внезапно остановились.
  Старший из команды в шоке уставился на Чжао Фэна, а затем снова посмотрел на Хань Нин. Теперь он знал, что совершил ошибку!
  Мускулистый мужчина, который сказал, что Чжао Фэн был бы бесполезен, если бы не был Якобы Богом третьего ранга, был поражен неверием, и его рот был открыт. Оказалось, что Чжао Фэн был не просто Якобы Богом третьего ранга.
  Девушка в красном прикрыла рот маленькой нежной рукой, не в силах поверить своим глазам. Она считалась Якобы Богом, гением в своей расе, но она была похожа на простого светлячка в сравнении с яркой луной, для Чжао Фэн.
  "Человек, это место не имеет к тебе никакого отношения. Не лезь в чужие дела!" - Орел Вспышки Бог Яо четвертого ранга уставился на Чжао Фэна холодными и жестокими глазами, предупреждая. Этому Богу Яо Чжао Фэн казался даже сильнее, чем команда Истинного Бога шестого ранга.
  "Добрый сэр, спасите нас, и наша раса алых полос даст вам хорошую награду!" - Старейшина снова заговорил.
  Минуту назад он посоветовал Чжао Фэну уйти, но Чжао Фэн все равно решил помочь, поэтому он был уверен, что Чжао Фэн не из тех, кто закрывает глаза на отчаяние.
  Чжао Фэн кивнул в знак согласия.
  Все в команде из шести человек мгновенно стали радостными. Они только недавно шутили, что Чжао Фэн не знает своей силы, но Чжао Фэн все еще был готов помочь им. Чжао Фэн был намного сильнее Якобы Бога третьего ранга, так что с его помощью у них определенно был шанс спастись.
  "Вы трое, Держите этого человека!" - Бог Яо четвертого ранга Орел Вспышки немедленно приказал трем богам Яо встать рядом с ним.
  Уооош! Уооош! Уооош!
  Эти три бога Яо атаковали Чжао Фэна.
  Оставшиеся шесть богов Яо вложили всю свою силу в атаку на шесть представителей расы алых полос. Команда расы алых полос была тяжело ранена и истощена, так что пока эти боги Яо могли позаботиться об этих шестерых, им нечего было бояться этого странного золотоволосого человека.
  "Три Бога Яо третьего ранга...!" - Довольно много людей в группе алых полос начали беспокоиться за Чжао Фэна.
  "Не волнуйся! У него еще есть товарищ!" - Дядя он сразу сказал.
  Эти слова мгновенно успокоили членов его команды. Так как Чжао Фэн был таким сильным, то красивая девушка рядом с ним определенно не была слабаком.
  Бум! Бам!
  Битва разгорелась снова. Спасенные от смерти, раса алых полос атаковала Орла Вспышки и других богов Яо с новой силой.
  "Осторожно! В этом парне есть что-то странное!"
  Три Бога Яо, окружающие Чжао Фэна, не бросились в атаку вслепую. Сцена смерти их товарища все еще была ясно запечатлена в их сознании. Более того, им троим нужно было только удержать Чжао Фэна, а не сражаться с ним насмерть.
  Но даже если они не посмеют ударить, это не значит, что Чжао Фэн не сделает этого.
  Па! Хсссс!
  Чжао Фэн превратился в пятно молнии, которое приблизилось к одному из трех богов Яо.
  "Такой быстрый!"
  Чжао Фэн появился перед ним так быстро, что он не успел среагировать.
  Бум! Хсссс!
  Не говоря ни слова, Чжао Фэн взмахнул ладонью и выпустил гигантского питона пятицветной молнии на этого Бога Яо третьего ранга.
  Этот Бог Яо был чрезвычайно быстр, но техника Чжао Фэна, казалось, игнорировала расстояние и казалась неизбежной.
  "Ах! .." - Бог Яо третьего ранга с криком отлетел назад, оставив на теле ужасный ожог.
  Чжао Фэн обратил свои бесстрастные глаза ко второму Богу Яо.
  За последние двадцать пять лет его намерения пространста достигли четвертого уровня. Его мастерство в пространственном намерении теперь было достаточно опытным, чтобы он мог применить его как к своим методам движения, так и к атакам, позволяя ему застать своих противников врасплох.
  В тот момент, когда Чжао Фэн тяжело ранил этого Бога Яо третьего ранга, два других Бога Яо начали свои собственные мощные атаки.
  Два огонька, наполненные Яо Ци, полетели в спину Чжао Фэну. Эти две яростные атаки выглядели так, будто они собирались разорвать Чжао Фэна на куски.
  Па! Хссс!
  Тело Чжао Фэна затрещало молнией, и с грохотом он появился в нескольких ли от них.
  "Ваши атаки даже не могут догнать меня" - насмехался Чжао Фэн над двумя богами Яо.
  "Какое высокоуровневое намерение пространства!"
  Дядя Хе смотрел на это сверкающими глазами. Чжао Фэн был только Якобы Бог, но он уже постиг очень сложное намерение пространства. Более того, казалось, что он даже достиг более высокого уровня, чем его собственный.
  Три Якобы Боги расы алых полос все были явно в шоке от этого комментария. Только двое из них едва понимали намерения огня, и это было только из-за их родословной. Они даже не коснулись еще более глубокого намерения пространства.
  "Черт, этот сопляк...!" - Орел Вспышки мог видеть, что Чжао Фэн будет сложным противником. Он был искусен в намерениях молнии и пространства, но решил, что не может сравниться с Чжао Фэном в скорости.
  "Давай покончим с этим побыстрее." - Сбросив с себя двух богов Яо третьего ранга, Чжао Фэн бросился прямо на богов Яо, окружающих команду алых полос.
  "Во-первых, победи этого Бога Яо четвертого ранга" - бесстрастно заявил Чжао Фэн.
  Чжао Фэн присоединился вместе с дядей Хэ к яростному нападению на Орла Вспышки. Атаки Чжао Фэна были наполнены намерением пространства и оставили Орла Вспышки без возможности бежать.
  Физическое тело Орла Вспышки было довольно средним, поэтому после нескольких ударов Божественной силой пяти элементов Чжао Фэна оно начало истощаться. Кроме того, Орел Вспышки почувствовал, что Чжао Фэн даже не сражался с ним всерьез; он никогда не использовал какое-либо высшее умение.
  "Вперед!" - Орел Вспышки просигналил об отступлении и отступил.
  С исчезновением Орла Вспышки четвертого ранга остальные боги Яо могли только отступить.
  Когда боги Яо ушли, члены расы алых полос упали на землю. В конце концов, они были окружены в течение двух месяцев и были истощены как телом, так и умом.
  "Большое спасибо, добрый Сэр, за помощь. Мы можем вам чем-нибудь помочь? Раса алых полос сделает все, что в ее силах!" - Дядя Хэ сказал он с улыбкой.
  "Верно! Большой брат, зачем ты приехал в зону Цзилинь?" - Девушка в красном немедленно подошла, глядя на Чжао Фэна полными удивления глазами.
  Чжао Фэн не казался очень старым, но его сила была просто поразительной, и он даже постиг намерение пространства!
  "Малышка Си, замолчи!" - Дядя Хэ сразу же крикнул.
  Чжао Фэн обладал гораздо большей силой, чем обычный Якобы Бог третьего ранга. Он определенно был гением какой-то пиковой четырехзвездочной силой или даже пятизвездочной силой, с которой раса алых полос не могла сравниться. Для него было слишком опрометчиво прямо спрашивать о его цели.
  Хэ закрыл ей рот ладонью и больше ничего не сказал.
  "Я прибыл в зону Цзилинь, чтобы найти врача" - прямо сказал Чжао Фэн.
  Дуэт Чжао Фэна прибыл в зону Цзилинь без какой-либо карты или знакомых. Однако врата травы духа Хань Нин отправили ученика, чрезвычайно талантливого в Дао медицины, в зону Цзилинь несколько десятков тысяч лет назад. Если бы они могли найти старшего Хань Нин, все было бы намного проще.
  "Какое совпадение! Мы также идес в зону Цзилинь, чтобы найти врача!" - Прежде чем дядя успел что-либо сказать, девушка в красном радостно сообщила ему об этом.
  После дальнейших расспросов раса алых полос поняла, что Чжао Фэн понятия не имел, где этот целитель и в какой фракции они живут.
  "Мы направляемся к фракции, которая подчеркивает Дао медицины. Вы двое можете отправиться с нами во вселенский зал спасения. Там может быть кто-то, кто знает целителя, которого вы ищете." - Дядя Хэ подумал несколько мгновений, прежде чем сделать предложение.
  Чжао Фэн обладал ненормальной силой и безграничным потенциалом. Ради того, чтобы подружиться с ним, дядя хотел помочь, чем мог.
  "Окей." - Чжао Фэн задумался на несколько мгновений, прежде чем согласиться.
  Они были совершенно незнакомы с зоной Цзилинь, и хотя они хотели найти старшего Хань Нин, они понятия не имели, с чего начать. Если старший Хань Нин хорошо общался с другими, вероятно, было бы очень легко найти, где они были через других врачей.
  После этого Чжао Фэн присоединился к команде расы алых полос и отправился в путь.
  "Большой Брат, эта великолепная старшая сестра такая же сильная, как ты?" - Хэ Си хихикнула. Всю дорогу она постоянно поглядывала на Хань Нин.
  Хэ Си была красавицей номер один в расе алых полос, но каждый раз, когда она смотрела на Хань Нин, она чувствовала, что ей не хватает тех взглядов, которыми она так гордилась.
  Мужчины в группе также постоянно поглядывали на Хань Нин с зачарованным выражением в глазах. В той отчаянной битве у них не было времени заботиться о Хань Нин, но теперь, когда они больше не были в опасности, они начали по-настоящему ощущать красоту Хань Нин. Хань Нин не сказала ни слова, но она излучала удивительное очарование, и просто стоя рядом с ней, можно было чувствовать себя расслабленным и что их раны восстанавливались быстрее.
  "Я не сильна в бою, но знаю кое-какие искусства исцеления" - заявил Хань Нин.
  Глаза членов команды мгновенно заблестели. Целители были чрезвычайно востребованной профессией в Древнем пустынном царстве богов, поскольку конфликты всех размеров были слишком частыми между многочисленными фракциями. Раса алых полос направлялась в зону Цзилинь за лекарствами и лечением для одного из тяжелораненых экспертов.
  "Мисс Хань, если вы не возражаете, пожалуйста, осмотрите мои раны" - улыбнулся один из мускулистых мужчин.
  Другие члены команды также выразили желание, чтобы Хань Нин лечила их. Их раны были очень тяжелыми, и тот факт, что великолепная Хань Нин была целителем, дал им прекрасную тему для разговора.
  Хань Нин не избегала их. Она взглянула на их травмы, дала им лекарства, и методы, используемые для того чтобы обработать их раны. Она была воспитана в вратах травы духа, так что даже без использования глаза жизни, она была вполне способна лечить некоторые травмы.
  "Мисс Хань обладает таким превосходным искусством исцеления! Не могли бы вы быть целителем из какой-нибудь фракции медицины Дао?" - Эти люди не могли не хвалить ее.
  Глаз жизни Хань Нин сделал так, что ее лечение было более эффективным, чем обычно, поэтому ее искусство исцеления действительно было превосходным.
  Члены расы алых полос продолжали с энтузиазмом беседовать с Чжао Фэном и Хань Нин во время путешествия. В конце концов, они верили, что Чжао Фэн был сильным экспертом с безграничным потенциалом, в то время как Хань Нин была невероятным целителем и несравненной красоткой, которая должна была стать известным целителем в будущем.
  Группа быстро прошла через возвышающийся над небом лес.
  Команда алых полос подверглась нападению зверей Яо только потому, что два древних Бога разозлили лесных зверей Яо. Теперь, когда число членов их команды увеличилось, звери Яо даже не осмеливались беспокоить их.
  "Два Древних Бога?" - Чжао Фэн был поражен.
  Древние Боги были очень редки, и Чжао Фэн не встречал никаких древних богов, кроме тех, что преследовали его, но раса алых полос столкнулась с двумя древними богами? Это заставило Чжао Фэна задуматься.
  Глава 1239 - Зал Всеобщего Спасения.
  Вселенский зал спасения был фракцией в четыре с половиной звезды на внешнем краю зоны Цзилинь.
  Тот факт, что именно целители обладали властью в зале всеобщего спасения, означал, что эта фракция имела уникальный и уважаемый статус.
  Во всех окружающих фракциях были люди, которые искали лечения в зале всеобщего спасения. Некоторые из наиболее известных целителей зала всеобщего спасения даже лечили людей в верхних эшелонах четырехзвездочных фракций.
  Таким образом, несмотря на то, что большие и малые фракции в этом районе будут сражаться друг с другом за ресурсы, они, как правило, оставят универсальный зал спасения нетронутым.
  В конце концов, Чжао Фэн и команда расы алых полос прибыли в эту фракцию медицины Дао.
  Зал всеобщего спасения располагался у подножия скалы. Это был прекрасный район зеленых холмов и чистой воды, наполненный всевозможными чудесными и причудливыми ароматами.
  "Наконец-то прибыли!" - На лице дяди появился намек на радость.
  Во время путешествия Чжао Фэн узнал, что патриарх расы алых полос страдал от какого-то странного яда, который требовал особого метода подавления. В результате он не мог уйти.
  Раса алых полос была по периметру зоны, граничащей с зоной Цзилинь, так что это было не очень далеко от зала спасения. Таким образом, раса алых полос отправила эту команду искать целителя из зала всеобщего спасения.
  Снаружи зала всеобщего спасения стража осматривали и допрашивали посетителей. Это были люди, которые прибыли из близлежащих районов, чтобы проконсультироваться с целителем или обратиться за медицинской помощью.
  Группа Чжао Фэна пошла в конец очень длинной очереди.
  "Я не думал, что группа целителей может также создать фракцию." - Чжао Фэн усмехнулся про себя, глядя на великолепный зал всеобщего спасения.
  По мнению Чжао Фэна, основная причина, вероятно, заключалась в том, что древнее пустынное царство богов было слишком беспокойным, а войны между фракциями ниже четырехзвездочных фракций были слишком обычными. По сравнению с континентальной зоной, грозный целитель был гораздо более полезен в Древнем пустынном царстве богов.
  Вскоре настала очередь группы Чжао Фэна.
  "Зачем вы все сюда пришли?"
  Их остановили трое стражей. Эти трое стражей были всего лишь полубогами, но они не выказывали страха, расспрашивая истинных богов вроде дяди Хэ.
  "Мы из расы алых полос и пришли искать целителя из зала всеобщего спасения. Старейшина Чэнь из внешней секты зала всеобщего спасения знает нас" - немедленно сказал дядя Хэ.
  Один из стражей взял знак и связался со своим начальником в зале. Убедившись, что все в порядке, стражи пропустили группу.
  Группа Чжао Фэна вошла в зал всеобщего спасения и встретила старшего Чэнь, о котором он говорил.
  Дядя он немедленно объяснил ситуацию патриарха старейшине Чэнь.
  "Вашему патриарху был нанесен Яд пламени скорби души. Этот яд может быть вылечен только влиятельными целителями внутренней секты." - Старейшина Чэнь поморщился.
  Люди из расы алых полос выглядели не намного лучше. Исходя из того, что сказал старейшина Чэнь, им нужно было пригласить верховного целителя пятого ранга или лучше из зала всеобщего спасения, и этому целителю нужно было бы отправиться к их расе, чтобы лично лечить их патриарха.
  Цена найма такого целителя была огромной, и ресурсы, которые им понадобятся для лечения, были частью их гонорара. Кроме того, они также должны будут платить врачу за время, необходимое для поездки в и из их расы.
  Но ничего нельзя было поделать. В конце концов, это было для их патриарха.
  Старейшина Чэнь приготовился привести группу во внутреннюю секту. Тем временем Чжао Фэн спросил старейшину Чэнь, знает ли он старшего Хань Нин, но старейшина Чэнь ответил, что никогда о нем не слышал.
  По рекомендации старейшины Чэнь группа Чжао Фэна вошла во внутреннюю секту зала всеобщего спасения.
  Внутренняя секта зала всеобщего спасения была красивым и уединенным местом, и чудесный аромат плыл в воздухе. Вдыхать его было очень удобно, и он, казалось, обладал каким-то уникальным целебным эффектом.
  Раса алых полос осторожно стояла в древнем павильоне. Перед ними сидел целитель в белом халате.
  Только сделав глоток чая, он бросил гордый и равнодушный взгляд на собравшихся.
  "Для лечения яда требуется 600 Кристаллов Бога среднего качества со всеми материалами, предоставленными вашей стороной. Кроме того, поездка туда и обратно займет у меня не менее двух лет, поэтому мне нужны дополнительные 400 кристаллов Бога среднего качества" - апатично сказал целитель в белом халате.
  Чжао Фэн был ошеломлен тем, что услышал. Даже не принимая во внимание стоимость самого лекарства, расе алых полос уже нужно было заплатить тысячу кристаллов Бога среднего качества, равную ста тысячам кристаллов Бога низкого качества.
  За один месяц в пагоде Чжао Фэну нужно было заплатить только сто низкокачественных кристаллов Бога, но для лечения одного яда требовалось сто тысяч. Это была немалая сумма для фракции в четыре с половиной звезды.
  "Теперь, когда я нахожусь в зоне Цзилинь, я должен заставить Чжао Хуэй присоединиться к фракции Дао медицины" - подумал Чжао Фэн.
  Только в такой фракции Дао медицины Чжао Хуэй мог быстро созреть и быть полезным Чжао Фэну.
  Между тем, три Якобы Боги расы алых полос были настолько шокированы от такого количества, что их глаза потеряли фокус. Дядя Хэ и два истинных Бога третьего ранга молча слушали с мрачным выражением в глазах.
  Перед приходом старейшина Чэнь подсчитал, что им придется заплатить шестьдесят тысяч низкокачественных кристаллов Бога, и это была цена, которую они имели в виду. Однако этот целитель в белом халате брал гораздо более высокую цену.
  "Вы должны знать, что ваш патриарх-Древний Бог, так что эта цена уже довольно дешевая." - целитель увидел выражение их лиц и презрительно усмехнулся. Он видел подобные ситуации слишком много раз.
  "Подумай, а потом дай мне ответ." - целитель в белом бросил эти слова и ушел.
  "Сэр, пожалуйста, подождите!" - Внезапно заговорил Чжао Фэн.
  Целитель, который только что проходил мимо Чжао Фэна, остановился и повернулся к нему. Но затем целитель повернулся к Хань Нин, и в его глазах появился резкий блеск.
  Хань Нин была не только потрясающей красоткой, ее тело также излучало чистую жизненную силу, что указывало на то, что она была главным кандидатом на культивирование Дао медицины. Доктор в белой мантии никогда не видел кого-то настолько подходящего для развития Дао медицины, как Хань Нин.
  "Я хотел бы расспросить старшего о человеке." - сказал Чжао Фэн.
  "Здесь не место искать информацию." - целитель бросил на Чжао Фэна нетерпеливый взгляд и снова повернулся к Хань Нин.
  Чжао Фэн нахмурился. Этот целитель был слишком жесток; он даже не позволил Чжао Фэну спросить о человеке?
  "Юная леди, не желаете ли вы остаться в зале всеобщего спасения? У этого старика сейчас нет ученика. Если вы пожелаете, я могу сделать вас основным учеником зала всеобщего спасения!" - целитель улыбнулся Хань Нин.
  Он был уверен, что Хань Нин уже заметила, что он уважаемый целитель, и был уверен, что его не отвергнут.
  Но, к его удивлению, Хань Нин вопросительно посмотрела на Чжао Фэна.
  "Нет, у нас еще есть другие дела" - холодно отказался Чжао Фэн.
  У Хань Нин был глаз жизни; как она могла остаться в простой фракции четырех с половиной звезд? Кроме того, Чжао Фэн не мог использовать фракцию четырех с половиной звезд - даже фракцию Дао медицины - чтобы войти в контакт с духовной расой.
  Чжао Фэн узнал от команды алых полос, что духовная раса была пятизвездочной фракцией в зоне Цзилинь. Родословная духовной расы Чжао Юфэй заставила экспертов духовной расы лично спуститься в нижний мир и забрать ее, поэтому можно было легко представить, какое значение духовная раса придавала Чжао Юфэй. Она не будет кем-то, с кем Чжао Фэн мог бы встретиться только потому, что хотел.
  Целитель в белой мантии немедленно разозлился на отказ Чжао Фэна.
  "Юная леди, вы можете подумать еще немного. Зал всеобщего спасения - самая сильная фракция в четыре с половиной звезды в этой области. Даже некоторые пиковые четырехзвездочные фракции должны придать залу всеобщего спасения немного лица.... Целитель в белом халате проигнорировал Чжао Фэна и продолжал убеждать Хань Нин.
  "Пошли" - спокойно сказал Чжао Фэн, после чего попрощался с группой алых полос.
  Чжао Фэн пришел во фракцию четырех с половиной звезд только в надежде найти старшего Хань Нина через целителей этого места. Однако, есть много других способов найти одного человека.
  "Подожди! Она должна остаться!" - Рявкнул целитель в белом, и давление Истинного Бога пятого ранга мгновенно заполнило комнату.
  Члены расы алых полос застыли в шоке. Они привели Чжао Фэна и Хань Нин, даже не предполагая, что Чжао Фэн поссорится с этим целителем, обменявшись всего несколькими словами. Однако этот человек был и целителем, и Истинным Богом пятого ранга, и это место было универсальным залом спасения, поэтому они не смели пытаться остановить его.
  Брови Чжао Фэна нахмурились, а глаза вспыхнули холодным светом.
  При его нынешнем уровне силы он совсем не боялся Истинного Бога пятого ранга, а этот явно не был истинным Богом пятого ранга, который был искусен в битве. Однако зал всеобщего спасения был фракцией в четыре с половиной звезды, что означало, что над ним, безусловно, председательствовал Древний Бог. Кроме того, универсальный зал спасения также имел чрезвычайно высокую репутацию.
  Если Чжао Фэн вызвал гнев зала всеобщего спасения, он также вызовет гнев всех окружающих фракций. Он только что вошел в зону Цзилинь, так что он действительно не хотел создавать такой беспорядок для себя.
  "Ха-ха, ты можешь ее оставить?" - Лицо Чжао Фэна расслабилось, когда он холодно рассмеялся.
  "Думаешь, зал спасения не сможет ее удержать?" - Лицо целителя дернулось, когда он увидел выражение лица Чжао Фэна. Простой Якобы Бог осмелился так с ним разговаривать?
  Теперь целитель думал об аресте этих двоих и казни Чжао Фэна, пока он медленно убеждал Хань Нин. Тем не менее, группа алых полос все еще была здесь, поэтому, если он сделает это, ему также придется позаботиться о них.
  Чжао Фэн посмотрел на Хань Нин и кивнул.
  Зеленые глаза Хань Нин мгновенно сфокусировались на целителе в белом халате. Ее глаза внезапно покрылись нефритовым блеском, в то время как безграничная энергия намерения жизни начала просачиваться в окружающую среду.
  Это чистое жизненное намерение расслабило умы каждого. Они почувствовали, как кровь быстрее течет по венам, а их органы стали чрезвычайно расслабленными и удобными. Казалось, к их жизни добавились десятилетия.
  Несколько десятилетий жизни ничего не значили для истинных богов, но это были лишь волны энергии намерения, так что этот эффект был несколько абсурден.
  Шесть представителей расы алых полос потрясенно уставились на Хань Нин. Они не знали, что она обладает такой способностью.
  Тем не менее, целитель в белом халате был еще более ошеломлен, его глаза были широко открыты, когда он посмотрел на Хань Нин, его дыхание становилось прерывистым.
  Несколько мощных Божественных чувств вырвались из зала всеобщего спасения и начали сканировать этот павильон.
  Когда обладатели этих божественных чувств заметили глаза Хань Нин, они немедленно встали и бросились вон. В мгновение ока в шатре появились два истинных Бога пятого ранга и один истинный Бог шестого ранга.
  Все члены расы алых полос дрожали от страха. Они совершенно не понимали, почему так много экспертов истинных Богов появилось в этом месте.
  "Добрый сэр, это наследник Глаза Бога жизни?" - В этот момент истинный Бог шестого ранга, с темно-зелеными волосами, двумя рогами и козлиной бородкой, тихо прошептал.
  "Глаз жизни!?" - Все члены расы алых полос уставились на Хань Нин и ее сверкающие зеленые глаза и ахнули.
  Глава 1240 - Сбор Информации.
  Было очень трудно идентифицировать один из восьми великих Глаз Бога или их потомков, если их способности не были преднамеренно показаны. Именно по этой причине до сих пор никто не мог опознать в Хань Нине потомка глаза жизни.
  После активации глаза жизни, Хань Нин появилась как богиня жизни, которая правила этой землей. Купаться в цветущей жизненной силе ее зеленых глаз означало испытывать божественное совершенство.
  "Старшая сестра Хань Нин на самом деле потомок глаза жизни!" - Рот Хэ Си был широко открыт, а глаза сияли уважением.
  В ее глазах потомки глаз Бога обладали самыми благородными родословными из всех, сравнимыми с родословными пятидесяти лучших рас из десяти тысяч древних рас. С этого момента она больше не смела сравнивать себя с Хань Нин.
  "Это... как?" - В своем крайнем шоке целитель в белом смог только выплюнуть несколько слов.
  Тем, у кого был глаз жизни, даже не нужно было изучать Дао медицины. Они могли полагаться только на свой глаз, чтобы легко лечить различные травмы и болезни. Как только они начнут углубляться в Дао медицины, способности их глаза жизни достигнут своего максимального потенциала.
  Целитель с глазом жизни, несомненно, был бы высшим существом древнего пустынного царства богов!
  Зал всеобщего спасения мог считаться фракцией четырех с половиной звезд с наибольшим статусом в этой области, но он не мог действительно содержать потомка глаза жизни. Как только основные фракции узнают, что Зал спасения имеет потомка глаза жизни, они отложат все в сторону и нападут на Вселенский зал спасения, чтобы забрать потомка для себя.
  "Старейшина Шу!" - Истинный Бог шестого ранга зала всеобщего спасения яростно взревел.
  Целитель в белом вздрогнул.
  "Добрая Мисс, этот Шу был слеп. Пожалуйста, отнеситесь ко всем моим словам как к шутке и не принимайте их близко к сердцу!" - Целитель в белом улыбнулся и поклонился.
  Любой человек с глазом жизни, вступивший во влиятельную фракцию, наверняка получит полную поддержку фракции. Их будущие достижения наверняка превзойдут достижения любого целителя из зала всеобщего спасения.
  Члены команды алых полос были ошеломлены, тупо уставившись на целителя в белом. Этот целитель внутренней секты, который относился к ним с таким презрением и высокомерием, теперь кланялся и извинялся перед Хань Нин. Эта разница в поведении была слишком велика.
  "Шутка? Старейшина Шу только что чуть не напал на младшего!" - Холодно заметил Чжао Фэн. Если бы он не велел Хань Нину проявить способности глаза жизни, этот старейшина Шу, возможно, уже напал бы на них.
  "Недоразумение, сплошное недоразумение!" - Целитель неловко улыбнулся, мысленно проклиная Чжао Фэна.
  "Какое дело привело вас сюда?" - Истинный Бог шестого ранга зала всеобщего спасения снова заговорил.
  Старейшина Шу из зала всеобщего спасения явно оскорбил этих двух юношей. Таким образом, этот Истинный Бог шестого ранга надеялся, что, помогая им обоим, он сможет вернуть их благосклонность.
  "Старший слышал о человеке по имени Юй Бинчэн?" - Хань Нин отключила глаз жизни и спросила.
  "Юй Бинчэн? Вы говорите о старейшине секты происхождения жизни Юй?" - Истинный Бог шестого ранга подумал несколько мгновений, затем его глаза начали мерцать, и его отношение к Хань Нин стало намного теплее.
  Секта происхождения жизни также была фракцией, в которой правили целители, но это была пиковая четырехзвездочная фракция с широко распространенной репутацией.
  "Не уверена. Я знаю только имя." - Хань Нин покачала головой.
  Основываясь на этом отношении Истинного Бога шестого ранга, Юй Бинчэн был чрезвычайно известным человеком.
  У Чжао Фэна было бесстрастное лицо. Имя - это одно, но это не значит, что Хань Нин искала именно этого человека.
  Позже, по просьбе Чжао Фэна и Хань Нин, истинный Бог шестого ранга зала всеобщего спасения послал письмо этому старейшине Юй из секты происхождения жизни.
  В письме объяснялось положение Хань Нин. Если этот старейшина Юй действительно старший Хань Нин, он, естественно, сделает соответствующие приготовления. Пока они не получили ответа, Чжао Фэн и Хань Нин решили остаться в зале.
  В один прекрасный день шестеро участников расы алых полос приготовились вернуться домой.
  "На этот раз мы действительно обеспокоили брата Чжао. Раса алых полос не может выразить даже пределов своей благодарности!"
  Члены расы алых полос имели благодарные взгляды на их лицах, когда они прощались с Чжао Фэном и Хань Нин.
  С ними путешествовал одетый в белое целитель из зала всеобщего спасения. По просьбе зала всеобщего спасения он отправился с рамой алых полос, чтобы бесплатно очистить яд патриарха.
  "Прощай, Большой Брат Чжао, Большая Сестренка Хань!" - Хэ Си замахала руками на прощание.
  Целитель в белом халате с угрюмым выражением лица ушел вместе с командой алых полос.
  "Давай подождем. Мы скоро узнаем новости!" - Сказав эти слова Хань Нин, Чжао Фэн вернулся в свою комнату.
  Уооош!
  Чжао Фэн достал мантию пространства-времени и вошел в ее измерение. Внутри яйцо маленькой вороватой кошки оставалось нетронутым и неподвижным.
  "Мастер!" - почтительно окликнул Черный Дракон разрушения.
  Чжао Фэн провел большую часть последних двадцати пяти лет в дороге, в то время как Черный Дракон провел двести пятьдесят лет, культивируя в мантии пространства-времени.
  Его развитие восстановилось до уровня Истинного Бога пятого ранга, всего в одном ранге от его расцвета. Черный Дракон использовал много кристаллов намерения в этом путешествии, и его намерение огня было даже немного сильнее, чем на пике.
  В другом месте Чжао Ван все еще культивировал. Его лицо было холодным, а глаза-зловещими и пугающими.
  Чжао Хуэй читал книги, идентифицировал лекарства и изучал фармакологию.
  Чжао Ван был ответственен за расширение своей территории в Древнем царстве снов и предоставление ресурсов для культивации для всех.
  Чжао Фэн подошел к месту, где он обычно культивировал, и сел, скрестив ноги.
  Уооош!
  Два прозрачных кристалла плавали перед Чжао Фэном, оба потрескивали молниями. Это были кристаллы бога молнии, которые Синь Ухэн дал ему. Их необходимость в культивации означала, что Чжао Фэн в конечном итоге дублировал многие из них.
  "12-й уровень техники пяти элементов молниеносного ветра - пять элементов Божественной Силы Молниеносной Скорби! Сплавляя силу молнии, содержащую намерение молниеносной скорби, в пять элементов Божественной силы, можно увеличить ее разрушительную мощь!"
  Чжао Фэн распространил технику пяти элементов молниеносного ветра и начал поглощать энергию молниеносной скорби кристаллов бога молнии в свой вихрь Божественной силы.
  12-й уровень был также последним уровнем. Как только он закончит его культивировать, он полностью закончит эту технику. Именно в этот момент Чжао Фэн прорвется и станет истинным Богом.
  Уооошш!
  Когда Чжао Фэн культивировал пять элементов Божественной Силы Молниеносной Скорби, он использовал свою божественную силу и энергию молниеносной скорби, чтобы закалить свое священное молниеносное тело.
  Священное молниеносное тело имело меньше уровней. Чжао Фэн был на пике седьмого уровня и всего в шаге от полного завершения. Однако, этот шаг был чрезвычайно трудным. Было бы трудно закалить его тело обычной энергией молниеносной скорби.
  Пять дней спустя в зал всеобщего спасения было отправлено послание; старейшина Юй из секты происхождения жизни действительно был старшим из Хань Нин.
  "Я не думал, что вы двое действительно знаете старейшину Юй из секты происхождения жизни. Если это так, Мисс Хань, безусловно, получит большую поддержку от секты происхождения жизни и может рассчитывать на светлое будущее!" - истинный Бог шестого ранга зала всеобщего спасения сказал с улыбкой.
  Даже древний бог-эксперт зала всеобщего спасения покинул свое уединение, чтобы встретиться с этой парой.
  Позже тем же вечером в зале всеобщего спасения состоялся банкет для Чжао Фэна и Хань Нин. В празднике приняли участие многие целители зала всеобщего спасения и талантливая молодежь из близлежащих фракций.
  Утром следующего дня люди из зала всеобщего спасения лично сопроводили эту пару в пиковую четырехзвездочную фракцию, которая была сектой происхождения жизни.
  "Когда мы доберемся до секты происхождения жизни, не слишком полагайся на этого старшего. Вы все еще должны полагаться на себя!" - Чжао Фэн напомнил Хань Нин, когда они путешествовали.
  В письме, которое прислал зал всеобщего спасения, ничего не говорилось о том, что Хань Нин - потомок глаза жизни. Если бы он сказал это, Юй Бинчэн из секты происхождения жизни, вероятно, пришел бы лично.
  Из их нынешнего обращения они могли видеть, что этот Юй Бинчэн имел так называемое отношение к Хань Нин.
  "Угу. Когда вы пойдете, чтобы найти человека, которого вы ищете?" - Хань Нин опустила голову и тихо спросила. Когда они прибыли в зону Цзилинь, Хань Нин знала, что Чжао Фэн скоро уйдет.
  "Очень скоро." - просто ответил Чжао Фэн.
  Имея репутацию универсального зала спасения, группа Чжао Фэна могла путешествовать по телепортационным массивам.
  Через два месяца группа благополучно прибыла в секту "происхождение жизни". По рекомендации людей из зала всеобщего спасения пара смогла встретиться со старейшиной Юй.
  Этот старейшина Юй был средних лет и одет как целитель, но по сравнению с одетым в белое целителем из зала всеобщего спасения, он, казалось, больше подходил для этой профессии.
  Старейшина Юй был истинным Богом шестого ранга, который был всего в шаге от того, чтобы стать Древним Богом, но этот шаг было так же трудно сделать, как подняться на небеса.
  "Старший Юй, я ученик Врат травы Духа." - вызвалась Хань Нин.
  "Что? Ты ..." - равнодушные глаза старейшины Юй немедленно начали изучать Хань Нин.
  Первоначально он верил, что врата травы духа знают, что он преуспевает на этой стороне, и послал за ним нескольких учеников, чтобы поддержать. Он не ожидал, что врата травы Духа пошлют ему такую красотку. Кроме того, Хань Нин имела уникальную природу, которая сделала ее идеальной для культивирования Дао медицины.
  Старейшина Юй был несколько очарован Хань Нин.
  Эта женщина великолепна, и ее телосложение уникально. Она имеет большой потенциал и может быть моим партнером! Старейшина Юй начал планировать.
  До этого старейшина Юй планировал найти партнера для культивирования секретного двойного метода культивирования, который поможет ему стать Древним Богом. Эта Хань Нин, доставленная к его порогу, была чрезвычайно красива и идеально подходила для развития этой техники.
  "Старший Юй, я тоже потомок глаза жизни!" - Хань Нин слегка активировала глаз жизни, а затем объявила.
  Старейшина Юй, который все еще внимательно изучал Хань Нин, мгновенно застыл, его тело напряглось, когда его глаза уставились в темно-зеленые глаза Хань Нин.
  Спустя долгое время старейшина Юй улыбнулся в приятном удивлении.
  "Хорошо, хорошо!" - Старейшина Юй наконец сумел сказать. Он не мог оторвать глаз от Хань Нин.
  "Глаз жизни, ха-ха! Секта происхождения жизни определенно дарует вам высокий статус!" - Старейшина Юй радостно рассмеялся.
  После этого Хань Нин обсудила вопрос о вратах травы духа со старейшиной Юй. В сердце Хань Нин старейшина Юй все еще был членом врат травы духа, поэтому она относилась к нему как к уважаемому старшему и рассказывала обо всех бедствиях, с которыми столкнулись Врата травы Духа.
  "Не переживай. Я заставлю павильон Желтого Дракона заплатить цену...!" - Старейшина Юй поклялся Хань Нин.
  Поболтав некоторое время, старейшина Юй наконец повернулся к Чжао Фэну.
  "Молодой Мастер Чжао благополучно сопроводил меня в зону Цзилинь!" - Хань Нин поспешно представила его.
  "Я глубоко благодарен этому молодому человеку за помощь. Если у вас есть какие-либо пожелания, пожалуйста, озвучьте их. Этот Юй согласится на все, что в его силах!" - Старейшина Юй изучал Чжао Фэна, пока тот вежливо говорил.
  Он, естественно, мог сказать, что в Чжао Фэне было что-то необычное. В конце концов, как один Якобы Бог мог безопасно сопроводить Хань Нина в зону Цзилинь?
  И еще он заметил, что Хань Нин заинтересовалась этим золотоволосым мальчиком!
  "Старший когда-нибудь возглавлял духовную расу Чжао Юфэй?" - Чжао Фэн сразу перешел к делу.
  Этот старейшина Юй был старейшиной фракции четырех звезд, а также целителем. Он был уверен, что имеет чрезвычайно обширную сеть контактов и может помочь Чжао Фэну.
  "Ты ее знаешь!?" - Выражение лица старейшины Юй исказилось от шока, когда он с сомнением посмотрел на Чжао Фэна.
  Разум Чжао Фэна получил толчок. По выражению лица старейшины Юй он понял, что Чжао Юфэй действительно принадлежит к фракции духовной расы зоны Цзилинь.
  Глава 1241 - Вступление в духовную расу.
  "Ты ее знаешь!?" - Выражение лица старейшины Юй исказилось от шока, когда он с сомнением посмотрел на Чжао Фэна.
  Духовная раса была одной из четырех пятизвездочных фракций зоны Цзилинь, и он знал всех одаренных, которые высоко ценились этой фракцией. Среди них, Чжао Юфэй духовной расы была чрезвычайно выдающейся. Она была только ниже одного и стояла выше десяти тысяч, и духовная раса возлагала на нее свои надежды.
  Невозможно! Этот парень не может знать Чжао Юфэй! Старейшина Юй мысленно отверг эту идею.
  Чжао Фэн был родом из зоны Гулун, и у него была посредственная родословная. Невозможно иметь отношения с Чжао Юфэй зоны Цзилинь. Старейшина Юй был более склонен верить, что Чжао Фэн был одним из поклонников Чжао Юфэй; он сделал ее богиней своей мечты и просто хотел увидеть ее.
  "Чжао Юфэй ... Духовная Раса!" - Хань Нин тихо пробормотала в шоке.
  Наконец она узнала, кого хотел найти Чжао Фэн, и этот человек на самом деле был частью пятизвездочной духовной расы. Неудивительно, что Чжао Фэн так беспокоился о ней, что преодолевал огромные расстояния, чтобы встретить ее.
  "Есть ли какой-нибудь способ увидеть ее или связаться с ней?" - Спросил Чжао Фэн.
  Чжао Фэн предположил, что этот старейшина Юй не сможет ему помочь. Чжао Фэн был так озабочен своими вопросами, потому что, как только старейшина Юй сказал, что он ничего не может сделать, Чжао Фэн мог немедленно уйти, чтобы найти другие методы.
  "Это ..." - старейшина Юй нахмурился и замолчал.
  Духовная раса была фракцией пяти звезд, а секта происхождения жизни была одной из ее подчиненных фракций. Однако он был обычным старейшиной секты происхождения жизни. Он действительно не мог помочь Чжао Фэну встретиться с таким одаренным духовной расы, как Чжао Юфэй.
  Если я не помогу этому парню, он точно останется! Старейшина Юй задумался.
  Хань Нин явно интересовалась Чжао Фэном. Если Чжао Фэн останется, они, скорее всего, станут парой. В конце концов, они вместе побывали в зоне Цзилинь и многое испытали вместе. Более того, Хань Нин обладала глазом жизни и была совершенна как во внешности, так и в характере.
  "Старший Юй, пожалуйста, помогите ему" - тихо прошептала Хань Нин.
  "Я могу использовать свои связи, чтобы вовлечь тебя в духовную расу, но ты будешь просто учеником-работником..." - наконец сказал старейшина Юй после долгого раздумья.
  Во фракции ученики-рабочие были разнорабочими и обычно никогда не имели возможности взаимодействовать с какими-либо важными людьми.
  Над рабочими учениками были ученики периферии. Как только кто-то становился учеником периферии, они действительно считались частью фракции духовной расы и были защищены духовной расой. Но духовная раса была пятизвездочной фракцией, поэтому даже человек со связями старейшины Юй не мог сделать человека неоднозначного происхождения учеником периферии духовной расы.
  "Малыш, я вижу, что ты очень силен и талантлив. Даже если вы рабочий ученик, я уверен, что, если вы хорошо справитесь с работой, вам не потребуется много времени, чтобы стать учеником периферии!" - Старейшина Юй знал, что статус ученика-работника слишком низок, и поспешно добавил.
  "Ученик рабочего..." - нахмурился Чжао Фэн.
  В качестве ученика рабочего, он будет иметь шанс встретиться Чжао Юфэй. Однако старейшина Юй был прав в том, что если он будет хорошо работать как ученик-работник, у него будет шанс стать учеником периферии.
  "Если не хочешь, можешь подождать восемьдесят лет. Через восемьдесят лет духовная раса наберет учеников. Кто-то из ваших способностей должен легко войти" - продолжил старейшина Юй.
  Даже если бы он не сказал этого, Чжао Фэн в конце концов узнал бы.
  Для культиваторов восемьдесят лет - совсем немного. Некоторые истинные Боги проводили несколько столетий в уединенном культивировании.
  "Молодой мастер Чжао, почему бы вам не остаться здесь на некоторое время и не подождать восемьдесят лет, прежде чем отправиться в духовную расу..." - Хань Нин начала убеждать Чжао Фэна остаться.
  Ученик-рабочий был просто слишком низок по статусу. Ни одна фракция не будет беспокоиться о том, жив такой человек или умер. Чжао Фэн был настолько выдающимся, что Хань Нин находила мысль о том, что он будет выполнять обычную работу, несколько невыносимой.
  "Мне придется побеспокоить старшего Ю. Я хочу пойти в духовную расу!" - Чжао Фэн решил, подумав.
  Чжао Фэн не мог ждать восемьдесят лет. Ему также будет трудно войти в духовную расу другими путями.
  Взгляд Хань Нин мгновенно потускнел. Чжао Фэн даже не возражал стать мастером на все руки, чтобы вступить в духовную расу и увидеть Чжао Юфэй.
  "Окей. Подожди немного, и я устрою твое путешествие в духовную расу!" - Старейшина Юй просиял от радости.
  По его мнению, Чжао Фэн восхищался Чжао Юфэй и был готов на все, чтобы увидеть ее. Однако, старейшина Юй не мог заботиться меньше об этом. Все, чего он хотел, это отослать Чжао Фэна и заставить Хань Нин забыть о нем.
  Устроив места для Чжао Фэна и Хань Нин, старейшина Юй ушел.
  Зайдя в свою комнату, Чжао Фэн вошел в мантию пространства-времени, чтобы совершенствоваться.
  Перед Чжао Фэном плавало множество пятицветных кристаллов каштановой формы. Чистая энергия намерения пяти элементов насыщала область вокруг Чжао Фэна для его понимания.
  Чжао Фэн достиг четвертого уровня в двух из пяти элементов. Как только он поднимет остальные три элемента до четвертого уровня, его Божественная Сила пяти элементов получит значительный импульс в силе.
  Через некоторое время пятицветные кристаллы потеряли свой свет и стали обычными кристаллами.
  Уооош!
  Чжао Фэн достал три плода. Эти плоды содержали энергию намерения и могли помочь Чжао Фэну увеличить свое намерение и очистить свою душу.
  Методы, которые культивировал Чжао Фэн, делали его особенно могущественным в различных аспектах, но намерение души Чжао Фэна все еще было на уровне Истинного Бога третьего ранга, и ему было трудно продвинуться дальше. Это заставило силу некоторых из его методов родословной глаза отставать.
  Но как только Чжао Фэн достигнет уровня Истинного Бога, его намерение души достигнет силы любого ранга, которого ему удастся достичь.
  Однажды Чжао Фэн встретился с Хань Нин.
  Чжао Фэн скоро покинет секту происхождения жизни ради духовной расы. Несмотря на все радости и печали, которые они испытали во время своего путешествия в зону Цзилинь, эти двое уже давно подружились, что невозможно описать словами, поэтому Чжао Фэн обнаружил, что ему не хочется уезжать.
  "Что она за человек для тебя? Она стоит всего, что ты для нее делаешь?" - С любопытством спросил Хань Нин.
  "Я обещал ей, что найду ее!" - Чжао Фэн, наконец, ответил после долгого времени. Чжао Фэн действительно не знал, как ответить на первый вопрос Хань Нин.
  "Надеюсь, вы скоро с ней встретитесь!" - Хань Нин улыбнулась, желая ему добра.
  Чжао Фэн кивнул и сопровождал Хань Нин в прогулке вокруг секты происхождения жизни.
  Секта "Происхождение жизни" была одной из четырехзвездочных фракций зоны Цзилинь, и, учитывая, что врачи целители власть в этой фракции, ее статус был еще более уникальным. Если бы не его озабоченность Чжао Юфэй, Чжао Фэн, не возражал бы остаться в этой фракции, чтобы культивировать и медленно продвигаться.
  Несколько дней спустя старейшина Юй пришел, чтобы найти Чжао Фэна.
  "Можете отправляться." - Старейшина Юй тепло улыбнулся.
  Попрощавшись с Хань Нин, Чжао Фэн в сопровождении старейшины секты происхождения жизни начал свое путешествие к духовной расе.
  Когда Чжао Фэн прощался с сектой происхождения жизни, рядом с сектой происхождения жизни стоял человек в лазурной одежде, его лицо было цвета белого нефрита, а осанка изящной и элегантной.
  Этот человек был клоном Чжао Фэна, Чжао Хуэй. Чжао Фэн планировал, чтобы Чжао Хуэй остался в секте происхождения жизни, чтобы культивировать Дао медицины.
  Чжао Фэн также чувствовал, что что-то не так со старейшиной Юй. Хань Нин обладала глазом жизни, но секта происхождения жизни не проявила никакой реакции на прибытие Хань Нин. Из этого можно было видеть, что старейшина Юй не сообщил об этом своему начальству. Таким образом, Чжао Фэн решил оставить Чжао Хуэй здесь, чтобы смешаться с сектой происхождения жизни, когда она начнет набирать учеников.
  ...
  Как одна из четырех пятизвездочных фракций зоны Цзилинь, духовная раса контролировала одну четверть зоны Цзилинь. Естественно, он не мог быть расположен на внешнем краю зоны Цзилинь. К счастью, с Чжао Фэном был старейшина секты происхождения жизни, так что он мог путешествовать вдоль телепортационных массивов четырех с половиной звезд и пиковых четырехзвездочных фракций.
  Чуть более чем через полгода Чжао Фэн прибыл в духовную расу.
  Его приветствовал вид огромных разноцветных хрустальных гор. Эти хрустальные горы были домом для пышной растительности и голубых вод, а пение птиц и аромат цветов наполняли воздух. Это была хрустальная сказочная страна.
  "Какой толстый мирской Юань Ци!"
  Еще до того, как он вступил в духовную расу, Чжао Фэн почувствовал своим левым глазом, что духовная раса была наводнена густой Юань Ци. Он предположил, что высококачественная Божественная хрустальная жила находится ниже территории духовной расы!
  Конечно, область непосредственно над этой божественной хрустальной жилой, несомненно, была основной областью духовной расы, которой могли наслаждаться только основные ученики и члены высшего эшелона духовной расы.
  Пройдя через ряд вопросов, Чжао Фэн плавно пришел к духовной расе. Получив различные предметы, которыми должен обладать ученик-работник, Чжао Фэн стал учеником-работником пятизвездочной духовной расы.
  "В духовной расе ты будешь в порядке, пока не оскорбишь основного ученика..." - посоветовал старейшина секты происхождения жизни Чжао Фэну перед уходом.
  Если Чжао Фэн непреднамеренно оскорбит основного ученика, тот, кто порекомендует его, потерпит большое бедствие.
  Внешний край духовной расы, Долина Небесной реки.
  Чжао Фэн, одетый в форму ученика рабочего, пришел в хрустальный дворец.
  "Я недавно прибывший ученик, Чжао Фэн. Помощник Лю, пожалуйста, дайте мне задание" - решительно сказал Чжао Фэн.
  Помимо работы, ученики-работники могли только работать.
  "Иди в район духовных трав на северо-западе и займись спиртовыми травами четвертого участка!" - Через некоторое время из дворца раздался голос.
  Чжао Фэн получил необходимые инструменты, включая базовую карту внешнего края духовной расы.
  Чжао Фэн быстро добрался до четвертого участка земли в районе духовных травы. Травы, выращенные здесь, предназначались для людей царства мистического света.
  "Что? Этот парень новенький."
  Прибытие Чжао Фэна привлекло внимание других учеников-работников области духовных трав. Несколько учеников покачали головами и вздохнули, бросая жалостливые взгляды на Чжао Фэна.
  В этот момент к Чжао Фэну подошел человек с густыми бровями, стоявший у первой грядки духовных трав.
  "Хех, Пэн Чжо вышел."
  "Кто сказал ему быть новичком? Кроме того, методы Пэн Чжо не настолько грубы."
  Стоявшие поблизости ученики-рабочие болтали между собой, наблюдая за происходящим.
  "Малыш, ты новичок, верно? В будущем я оставлю свою работу здесь вам!" - Пэн Чжо подошел к Чжао Фэну, его большое и мускулистое тело было на две головы выше, чем у Чжао Фэна.
  "Слуга Лю ничего не скажет, если я помогу Вам?" - С любопытством спросил Чжао Фэн.
  "Ха-ха, все в порядке, пока задача выполнена. Его старому " я " все равно, кто его закончил!" - Пэн Чжо от души рассмеялся, уверенно глядя на Чжао Фэна.
  "О, так это нормально-найти других людей, чтобы закончить свои дела!" - Чжао Фэн кивнул. - "Я оставляю этот заговор тебе. Позаботься об этом для меня."
  С этими словами Чжао Фэн направился к ближайшей хижине. В этой хижине жили ученики-рабочие.
  "Малыш, что ты только что сказал?" - Лицо Пэн Чжо исказилось от ярости, когда он взревел. Его тело начало источать безжалостную ауру.
  Новички действительно были новичками. Они понятия не имели, как высоко небо. Ему придется научить его подчиняться.
  "Все кончено. Этот новичок понятия не имеет, насколько силен Пэн Чжо и осмелился бодаться с ним!"
  "Ха, после этого урока он научится быть послушным!"
  Соседние ученики-рабочие приготовились посмотреть хорошее шоу.
  Глава 1242 - Сдерживание.
  "Малыш, что ты только что сказал?" - Лицо Пэн Чжо исказилось от ярости, когда он взревел. Его тело начало источать безжалостную ауру.
  Новички были новичками, поэтому они не знали, как высоко находятся небеса. Ему придется быть грубым, чтобы заставить этого парня подчиниться.
  "Ты не слышал, что я сказал? У тебя проблемы с ушами?" -Чжао Фэн внезапно повернулся и с любопытством спросил.
  Эти слова заставили окружающих учеников рабочих смеяться и тихо вздыхать над невежеством Чжао Фэна. Пэн Чжо был одним из самых сильных учеников работников в этой зоне духовной травы. Его развитие было на поздней стадии царства мистического света.
  "Ты ищешь смерти!" - Разъяренный, Пэн Чжо распространил свою священную силу мистического светаи бросился на Чжао Фэна.
  Казалось, что массивное тело Пэн Чжо вот-вот отправит Чжао Фэна в полет. Ученики-рабочие уже слышали крик Чжао Фэна, и его лицо исказилось от ужасной боли.
  Но когда Пэн Чжо достиг Чжао Фэна, он странно остановился, и вся его сила иссякла.
  "Что происходит?? Почему Пэн Чжо остановился?" - Соседние ученики вскрикнули от удивления.
  Но только сам Пэн Чжо знал, что произошло. Дело было не в том, что он хотел остановиться, а в том, что он вообще не мог двигаться. Перед Чжао Фэном его кровь и священная сила замерзли, и даже его душа была запечатана. Он был бессилен.
  Еще больше его пугало то, что Чжао Фэн, по-видимому, ничего не сделал. Он просто смотрел на него со слабой улыбкой на лице.
  Как такое может быть!? На каком уровне развития находится этот человек? Пэн Чжо мысленно взвыл.
  Он вдруг понял, что не может даже говорить без разрешения Чжао Фэна. Пэн Чжо испугался еще больше и посмотрел на Чжао Фэна со страхом и трепетом.
  "Я оставлю все мои задания для тебя. На этот раз ты услышал, да?!" - Чжао Фэн медленно заговорил, прежде чем повернуться и войти в деревянную хижину.
  После того, как Чжао Фэн ушел, Пэн Чжо почувствовал, что освободился от большой ноши, и он слабо упал на землю.
  "Что происходит? Пэн Чжо не нападал на него!"
  "Этот Новичок, кажется, очень силен."
  Несколько учеников-рабочих были несколько шокированы и смущены тем, почему Пэн Чжо ничего не сделал, но те, у кого были более проницательные взгляды, могли видеть, что Чжао Фэн не был обычным. Они решили, что в будущем они абсолютно не смогут оскорбить Чжао Фэна.
  Независимо от того, насколько хорошо работает ученик-работник, ему все равно придется подождать определенное количество времени, чтобы стать учеником периферии. Таким образом, Чжао Фэн не мог спешить.
  Войдя в свою комнату, он начал культивировать. Как обычно, Чжао Фэн культивировал технику пяти элементов молниеносного ветра и священное молниеносное тело Золотого Кун.
  После этого он начал исследовать методы родословной глаза пространства-времени и Глаз Запирающий Пространство.
  Чжао Фэн давным-давно начал понимать глаз пространства, но поскольку он никогда особо не подчеркивал его, он никогда не мог полностью показать его силу. Что касается печати пространства-времени, это была техника высокого класса божественного уровня, и Чжао Фэн не знал, с чего начать.
  Понимая эти две техники родословной глаза, Чжао Фэн также начал понимать пространственно-временное намерение. Чжао Фэн давным-давно достиг четвертого уровня в пространственном намерении, но более глубокое намерение времени все еще было на первом уровне и еще в нескольких шагах от достижения второго.
  Месяц спустя Чжао Фэн вышел из своей хижины.
  "Это... я уже сделал, как вы приказали, и очень хорошо позаботился об этом!" - Пэн Чжо подбежал к Чжао Фэну и почтительно сказал.
  Находившиеся поблизости ученики-рабочие были ошеломлены этим зрелищем. Они никогда не думали, что Пэн Чжо на самом деле сделает так, как сказал Чжао Фэн, и будет очень хорошо заботиться об этом заговоре с травами духа. Кроме того, когда Чжао Фэн вышел, Пэн Чжо вел себя как послушный младший брат, докладывающий о ситуации своему старшему брату.
  "Неплохо." - С этими простыми словами Чжао Фэн ушел.
  Ученики-работники должны были каждый месяц докладывать своему руководителю о состоянии своих заданий и получать вознаграждение в зависимости от уровня выполнения.
  "Мм, неплохо!" - Слуга Лю в хрустальном дворце достал несколько наград и отдал их Чжао Фэну.
  Он знал ситуацию в области духовных трав как свои пять пальцев. На этот раз помощник Лю осмотрел Чжао Фэна более тщательно. Однако вскоре он обнаружил, что совсем не видит Чжао Фэна насквозь.
  "Служитель Лю, Я хотел бы еще немного поработать!" - Сказал Чжао Фэн с улыбкой.
  Чжао Фэн взял четыре задания у помощника Лю.
  Вернувшись в область духовых трав, Чжао Фэн отдал свои награды Пэн Чжо. Эти награды состояли из культивационных ресурсов и кристаллов Юань, полезных для тех, кто находится в царстве мистического света. Для Чжао Фэна они были ничем иным, как мусором, и помещение их в его межпространственное измерение просто заняло бы место.
  Затем Чжао Фэн отправился в те области, где были его четыре другие задачи. Чжао Фэн случайно находил ученика-работника в этом районе, а затем ослаблял давление, чтобы заставить ученика подчиниться и быть готовым работать на него.
  Сделав все это, Чжао Фэн вернулся в свою хижину и начал культивировать.
  Чжао Фэн понятия не имел, что его поведение вызвало общественное негодование всех учеников-рабочих в близлежащих районах. Тайно эти рабочие ученики собрались вместе и планировали иметь дело с Чжао Фэном. По их мнению, Чжао Фэн действовал слишком тиранически для нового ученика рабочего.
  Когда они втайне обсуждали этот вопрос, снаружи раздался тревожный крик - "Ши Вэйнань вернулся!"
  Вскоре вошел стройный мужчина с красивым лицом и холодными глазами.
  Ученики-рабочие немедленно замолчали, их лица исказились от шока. Этот Ши Вэйнань был учеником номер один в этом регионе долины небесной реки. Его развитие было на уровне полубога.
  Говорили, что он пришел в духовную расу как ученик-работник, чтобы в конце концов стать учеником периферии благодаря своим хорошим достижениям. Некоторое время назад он ушел с учеником периферии, чтобы завершить внешнюю миссию. Он только что вернулся, поэтому, вероятно, вскоре покинет ряды учеников-работников и станет периферийным учеником духовной расы.
  "Большой Брат Ши, ты наконец вернулся. Есть новый ученик рабочего, который ведет себя слишком..." - Пэн Чжо немедленно выступил вперед, приукрашивая события, прежде чем объяснить, что сделал Чжао Фэн.
  "Этот человек не имеет ко мне никакого отношения?" - Глаза Ши Вэйнань сосредоточился, и окружающая температура упала на несколько градусов.
  Видя, что Ши Вэйнань решил действовать, другие ученики-работники пришли в возбуждение.
  Каждый день кто-то присматривал за комнатой Чжао Фэна. Как только он выйдет, остальные будут немедленно проинформированы.
  Однако Чжао Фэн не думал ни о чем другом, кроме как о сдаче выполненных заданий через месяц, чтобы получить больше заданий. В результате Чжао Фэн провел весь этот месяц в культивации.
  Месяц спустя несколько десятков учеников собрались перед хижиной Чжао Фэна. Возглавлял их не кто иной, как Ши Вэйнань. Рабочие ученики вокруг него были все выдающиеся ученики из окрестностей. Пэн Чжо был среди них.
  "Прошел месяц. Этот парень все еще не выходит!?"
  "Может быть, он знает, что мы хотим иметь с ним дело, и намеренно прячется?"
  Сзади болтали несколько учеников-рабочих, пришедших посмотреть шоу.
  "Чжао Фэн, выходи скорее. Рабочие ученики должны отчитываться о своих миссиях перед помощником Лю каждый месяц!" - Внезапно закричал Ши Вэйнань.
  Этот голос был наполнен огромной силой души. Хижина Чжао Фэна немедленно начала скрипеть.
  В тот же миг дверь хижины распахнулась.
  "Это Чжао Фэн?" - Ши Вэйнань смотрел холодными глазами на Чжао Фэна, с холодной усмешкой на губах.
  К всеобщему удивлению, Чжао Фэн подошел к Ши Вэйнани с безразличным выражением лица.
  Ши Вэйнань ничего не заметил, но когда Чжао Фэн приблизился, выражение его лица быстро начало меняться. К тому времени, как Чжао Фэн появился перед ним, все его тело было запечатано. Он не мог ни двигаться, ни говорить.
  Рабочие ученики за Ши Вэйнань были в такой же ситуации. Все они были каменными статуями с изумленными и удивленными глазами.
  Пэн Чжо был в ужасном состоянии духа. Он думал, что со всеми этими людьми, включая Ши Вэйнань, они смогли бы справиться с Чжао Фэном. Но результат был тем же самым; перед Чжао Фэном, все они потеряли контроль над своими телами.
  Как такое могло случиться? Ши Вэйнань был совершенно ошарашен. Он боролся изо всех сил, но понимал, что все бесполезно.
  "Если будет следующий раз, я убью вас всех!" - Чжао Фэн оглядел толпу, холодно выплюнув эти слова. Его тон был легким, но его слова были льдом, которые сверлили сердца всех.
  Чжао Фэн не хотел слишком выставлять себя напоказ, но если он не преподаст этим людям суровый урок, они будут продолжать возвращаться, чтобы причинить ему неприятности. Таким образом, Чжао Фэн должен был полностью запугать их.
  Затем Чжао Фэн отправился доложить дежурному Лю.
  "Этот Чжао Фэн очень силен!"
  "Если он так силен, почему он ученик рабочий??"
  После того, как Чжао Фэн ушел, все шлепнулись на землю и начали шептаться друг с другом.
  Когда Чжао Фэн пришел во дворец слуги Лю на этот раз, слуга Лю уже стоял снаружи, будто ждал его.
  "Ты должен быть могущественным Якобы Богом. Почему вы хотели стать учеником-работником духовной расы?" - Спросил слуга Лю с мрачным выражением лица.
  "Я хочу вступить в духовную расу, и я могу сделать это только будучи учеником рабочего", - откровенно сказал Чжао Фэн.
  Он не хотел обижать этого слугу Лю, так как рекомендации этого человека требовались для того, чтобы он стал учеником периферии.
  "Если ваша работа останется хорошей, вы сможете стать учеником периферии менее чем за полгода." - Служитель Лю слегка кивнул, в его глазах мелькнула гордость.
  Такой талантливый Якобы Бог был готов стать рабочим учеником ради того, чтобы стать периферийным учеником духовной расы. Как член духовной расы, слуга Лю был переполнен гордостью.
  "Я также хотел бы спросить служителя Лю об одном человеке" - сказал Чжао Фэн.
  "О?" - лицо Лю застыло. Казалось, что это была истинная цель Чжао Фэна.
  "Я хочу знать о Чжао Юфэй духовной расы!" - Прямо сказал Чжао Фэн.
  После мгновенного шока служитель Лю, казалось, о чем-то подумал и расхохотался.
  "Ты ведь не из-за Чжао Юфэй стал учеником-работником духовной расы, верно?" - Служитель Лю усмехнулся и спросил.
  Среди женщин духовной расы Чжао Юфэй была номером один как по внешности, так и по таланту. Она была богиней, которая жила в сердцах всех учеников рабочих и учеников периферии, и у нее было бесчисленное множество поклонников в зоне Цзилинь.
  В этот момент слуга Лю принял Чжао Фэна за еще одного поклонника Чжао Юфэй, возможно, даже за одного из тех, кто хотел ее руки. Но даже так, слуга Лю все еще восхищался Чжао Фэном за то, что он даже не возражал стать учеником рабочего только для того, чтобы приблизиться к Чжао Юфэй.
  "Полагаю, ты можешь так сказать" - двусмысленно ответил Чжао Фэн.
  Служитель Лю улыбнулся и показал, что понял. Кто бы не полюбил такую красавицу, как Чжао Юфэй? И кроме того, именно такие молодые люди, как Чжао Фэн, были настолько импульсивны, что были способны на все.
  После этого, дежурный сказал Лю Чжао Фэн все, что он знал о Чжао Юфэй. Чжао Фэн внимательно слушал и, наконец, получил некоторое представление об обстоятельствах жизни Чжао Юфэй в духовной расе.
  Поболтав немного, Чжао Фэн ушел.
  "Я не думал, что Чжао Юфэй будет иметь такой высокий статус в духовной расе." - Чжао Фэн усмехнулся. Похоже, он глубоко недооценивал редкость духовной расы Чжао Юфэй.
  Фракция духовной расы имела огромное население, но члены настоящей духовной расы были чрезвычайно редки. Девяносто девять процентов населения духовной расы составляли члены, набранные из внешних и подчиненных фракций.
  Как раз когда Чжао Фэн был готов вернуться в свою хижину, Духовный Божий Глаз внезапно заметило намек на энергию родословной.
  " Энергия родословной духовной расы!" - С ошеломленным выражением лица Чжао Фэн начал улетать в направлении этой энергии.
  Глава 1243 - Восхождение к славе.
  Проведя некоторое время с Чжао Юфэй, Чжао Фэн смог вспомнить, что такое энергия духовной расы. В тот момент, когда Чжао Фэн почувствовал эту энергию, первая мысль, которая пришла к нему, была: Может ли этот человек быть Чжао Юфэй?
  Если это была зона континента, Чжао Фэн мог быть уверен, что этот человек был Чжао Юфэй, но это была духовная раса; количество людей с родословной духовной расы было не маленьким.
  Следуя за этой энергией, Чжао Фэн быстро покинул долину небесной реки. Постепенно перед Чжао Фэном появилась женщина со сверкающим телом, похожим на белое стекло.
  У этой женщины была чистая и простая красота, и природа ее духовной расы заставляла ее казаться благородной и великолепной. Но по ее надутым губам и приподнятым бровям он понял, что она явно не в духе.
  Несколько молодых людей разных рас стояли вокруг этой молодой женщины.
  "Цинъин, куда ты хочешь пойти? Я отвезу тебя туда." - Чарующе красивый молодой человек с нежным лицом помахал белым нефритовым веером и улыбнулся.
  Чжао Фэн наблюдал за этой группой издалека.
  Эта женщина явно обладала родословной духовной расы, в то время как молодежь вокруг нее обладала необычным развитием. Они, вероятно, были гениями Якобы Богами подчиненных фракций духовной расы.
  Учитывая, что они могли общаться с этой девушкой, эти люди, вероятно, будут в состоянии общаться с Чжао Юфэй.
  Что касается статуса Чжао Фэна, то он был слишком низким, так что эти люди не были уверены, что обратят на него внимание. Однако, если эти люди были готовы помочь ему доставить письмо, Чжао Фэн, возможно, сможет напрямую встретиться с Чжао Юфэй.
  Пока Чжао Фэн думал про себя, девушка духовной расы заметила Чжао Фэна и самодовольно улыбнулась. По ее мнению, Чжао Фэнь был очарован ее внешностью и смотрел на нее в оцепенении. Кроме того, хотя Чжао Фэн носил униформу ученика рабочего, его внешность и осанка были чрезвычайно выдающимися, ни на йоту не уступая окружавшим ее юношам.
  "Ты, иди сюда!" - Вэй Цин Ин внезапно остановилась и указала на Чжао Фэна.
  Чжао Фэн был слегка ошеломлен. Он как раз думал о том, не подойти ли к этим людям и не попросить ли их передать письмо Чжао Юфэй, но вместо этого эта женщина духовной расы попросила его.
  "Цин Ин, почему ты хочешь поговорить с этим человеком?" - Чарующий молодой человек холодно посмотрел на Чжао Фэна, когда он говорил.
  Чжао Фэн немедленно полетел к Вэй Цин Ин.
  "Кого ты считаешь самым красивым человеком во всей духовной расе?" - Вэй Цин Инь сделала кокетливое выражение и очаровательное отношение, когда она мягко спросила.
  Юные одаренные вокруг нее поняли, чего хочет Вэй Цин Ин. До того, как Чжао Юфэй пришла к духовной расе, красотка номер один духовной расы была Якобы Богом Ло Юй, а Вэй Цин Инь была человеком, который стоял рядом с Якобы Богом Ло Юй.
  Но с тех пор, как Чжао Юфэй прибыла в духовную расу, постоянная стимуляция ее густой родословной заставила ее таланты культивации полностью раскрыться. С ее уже сказочной внешностью Чжао Юфэй постепенно вытеснила Якобы Бога Ло Юй как богиню, которая обитала в сердцах всех мужчин духовной расы.
  Однако, поскольку Чжао Юфэй пришла из-за пределов зоны, люди, принадлежащие к духовной расе древнего пустынного царства богов, чувствовали к ней ментальное отвращение. Кроме того, превосходный талант и великолепная внешность Чжао Юфэй сделали ее предметом зависти всех других женщин духовной расы.
  Только сегодня утром, Вэй Цин Ин разговаривала за спиной Чжао Юфэй, когда она столкнулась с этим человеком и получила суровый урок.
  "Это ..." - Чжао Фэн сделал паузу. Он никогда бы не подумал, что эта девушка духовной расы позвала его только для того, чтобы задать этот вопрос.
  "Поспеши и говори!" - колдун рядом с Вэй Цин Ин холодно рявкнул.
  Все знали, что Вэй Цин Ин была одной из последователей Ло Юй. Этот слуга мог произнести любое имя, кроме имени Чжао Юфэй, но если он хотел установить хорошие отношения с Вэй Цин Ин, было бы лучше, если бы он сказал, что Якобы Бог Ло Юй была самой красивой.
  "Конечно, мисс самая красивая!" - Сказал Чжао Фэн с улыбкой.
  Чжао Фэн почти ничего не знал о духовной расе. Единственной женщиной, которую он знал, была Чжао Юфэй. Тем не менее, Чжао Фэн мог сказать, что эта женщина духовной расы в настоящее время довольно раздражена, так что этот ответ, вероятно, будет соответствовать ее настроению.
  "Хехе!" Вэй Цин Ин сразу же тихо хихикнула.
  Первоначально она верила, что этот слуга скажет, что Якобы Бог Ло Юй была самой красивой, но он сказал, что это была она. Хотя она знала, что Чжао Фэн говорит неправду, она все еще была счастлива услышать эти слова.
  Юные одаренные вокруг нее смотрели на Чжао Фэна с презрением. Даже если Чжао Фэн считал Чжао Юфэй своей богиней, ему достаточно было упомянуть Якобы Бога Ло Юй, чтобы не обидеть Вэй Цин Ин. Они все нашли Чжао Фэна довольно бесстыдным за то, что он сказал, что самой красивой была Вэй Цин Ин.
  "Угу. Ваше развитие достойно, и ваша работа хороша. Через некоторое время я попрошу их продвинуть тебя в ученики периферии!" - Настроение Вэй Цин Ин улучшилось, и она сразу же нашла этого молодого человека довольно приятным на вид.
  Осматривая Чжао Фэна, она почувствовала, что он красивее любого юноши, которого она видела раньше. Его безразличное и гордое лицо, его великолепные золотистые волосы... все его черты заставляли ее глаза сиять.
  Выражение лица Вэй Цин Ин заставило всех остальных юношей холодно посмотреть на Чжао Фэна. Все они были гениями из подчиненных или вассальных фракций духовной расы, и они знали, что никогда не смогут достичь таких высот, как удивительные дочери духовной расы, такие как Чжао Юфэй или Якобы Бог Ло Юй. Таким образом, они обращали свой взор на женщин духовной расы с несколько меньшим талантом. В конце концов, духовная раса занимала 19-е место среди древних рас, поэтому объединение с этой родословной продвинет их собственное развитие и благословит их потомков.
  "Большое спасибо!" - Чжао Фэн был в восторге. Даже если он выступит хорошо, ему придется подождать некоторое время, чтобы его повысили до ученика периферии, но в своем хорошем настроении Вэй Цин Ин пообещала, что она повысит Чжао Фэна до ученика периферии.
  " Цинъин, куда ты хочешь пойти? Я пойду с тобой!" - Молодой одаренный, который увидел, что настроение Вэй Цин Ин улучшилось, немедленно выступил вперед, чтобы понравиться ей.
  "Ладно!" - Вэй Цин Ин была теперь гораздо больше в настроении для прогулки.
  "Пожалуйста, подождите," - внезапно заговорил Чжао Фэн.
  Вэй Цин Ин была в хорошем настроении и имела хорошее впечатление о Чжао Фэне. Возможно, если Чжао Фэн попросит ее доставить письмо, она согласится. Таким образом, Чжао Фэн обратился к Вэй Цин Ин.
  "Слуга, почему ты заговорил??" - Чарующий молодой человек рядом с Вэй Цин Ин тут же набросился на Чжао Фэна. Ему давно надоело видеть Чжао Фэна. Простой ученик-работник осмелился говорить с объектом своих чувств?
  "Чего ты хочешь?" - Вэй Цин Ин была готова на мгновение пренебречь низким статусом Чжао Фэна.
  "Мне было интересно, если Мисс была готова помочь мне доставить письмо Чжао Юфэй." - Чжао Фэн проигнорировал этих юношей и прямо высказал свою просьбу.
  Но как только он озвучил свою просьбу, Вэй Цин Ин и молодые одаренные вокруг нее немедленно замолчали. Через некоторое время тишину нарушил холодный смех юноши. Другие юноши тоже начали презрительно смеяться и с жалостью смотреть на Чжао Фэна.
  О нет. Чжао Фэн чувствовал, что что-то не так. Выражение их лиц, как и у Вэй Цин Иня, было неправильным.
  "Вы хотите общаться с Чжао Юфэй?" - Вэй Цин Ин внезапно показала странную ужасающую улыбку.
  Прежде чем Чжао Фэн успел что - то сказать, Вэй Цин Ин добавила - "Похоже, ты тоже охотишься за Чжао Юфэй, но ты - простой ученик - хочешь быть ближе к Чжао Юфэй?"
  "Спи спокойно. Я скажу Чжао Юфэй, что есть ученик, работник духовной расы, который добивается ее руки!"
  Лицо Вэй Цин Ин было холодным, когда она очаровательно улыбнулась.
  Уооош!
  Вэй Цин Ин немедленно ушла.
  " Ха-ха, малыш, ты действительно не знаешь разницы между жизнью и смертью!" - злорадствовали юноши.
  "Хотя твое развитие не так уж плохо, ты не сможешь стать учеником периферии на всю оставшуюся жизнь, не говоря уже о встрече с Чжао Юфэем!" - Чарующий юноша с веером из перьев бросил эти слова, прежде чем последовать за Вэй Цин Ин.
  Теперь Чжао Фэн знал, что у Вэй Цин Ин, вероятно, не очень хорошие отношения с Чжао Юфэй. Вероятно, она хотела использовать это, чтобы высмеять Чжао Юфэй.
  Но если бы Чжао Юфэй заметила его из-за этого, это был бы прекрасный результат.
  Чжао Фэн понятия не имел, что у Чжао Юфэй слишком много преследователей и поклонников в зоне Цзилинь, так много, что их невозможно сосчитать. Но сама Чжао Юфэй, казалось, уже кого-то имела в виду и не обращала внимания на этих преследователей.
  Вернувшись в долину Небесной реки, Чжао Фэн дал поручение, которое Лю дал ему другим рабочим ученикам. Чжао Фэн был теперь начальником рабочих учеников Долины Небесной Реки, поэтому у него, естественно, была кучка подчиненных, готовых выполнять свои миссии за него.
  Сам Чжао Фэн вернулся в свою хижину, чтобы культивировать. Он понятия не имел, что на следующий день, новость о том, что он восхищался Чжао Юфэй были распространены на протяжении всей духовной расы.
  Те истинные одаренные, которые охотились за Чжао Юфэй, только презрительно улыбались и относились ко всему этому как к шутке. Но периферийные ученики духовной расы, так же как и рабочие ученики других регионов, пришли посмотреть, что за человек Чжао Фэн.
  Однажды, когда Чжао Фэн культивировал в мантии пространства-времени, он ощутил несколько мощных духовных чувств, и даже Божественных чувств, нагло сканирующих его хижину.
  Уооош!
  Чжао Фэн покинул мантию пространства-времени. Божественное чувство использовалось Якобы Богами и истинными богами, и они, естественно, не могли быть рабочими учениками.
  " Почему пришло так много людей?" - Чжао Фэн был удивлен.
  Рабочие ученики не получили защиты от духовной расы. Никому не будет дела, если их побеспокоят, даже если они находятся в середине культивации. Даже Якобы Боги пришли, чтобы мешать Чжао Фэну в этот раз.
  Чжао Фэн вышел из хижины.
  "Чжао Фэн вышел!" - кто-то сразу же окликнул Чжао Фэна, как только тот появился.
  В мгновение ока все ученики-рабочие обернулись и посмотрели на Чжао Фэна. Одновременно в небе появилось несколько гордых юношей. У всех этих людей были необычные родословные и сильное развитие.
  "Это был человек, который спросил Вэй Цинъин, чтобы помочь ему войти в контакт с Чжао Юфэй?" - мускулистый и грузный мужчина болтал с кем-то рядом.
  "Мм, он выглядит довольно прилично, и его культивация тоже довольно хороша. Ему просто немного не хватает интеллекта. Простой ученик осмеливается вожделеть Чжао Юфэй?" - Зеленокожий юноша рядом с ним был довольно груб, его слова холодны и презрительны.
  Рядом с Ши Вэйнань стоял юноша с длинным лицом, одетый в форму ученика из внешней секты.
  " Это он..." - прошептал Ши Вэйнань ему на ухо.
  "Хм, жаба, жаждущая лебединой плоти. Я дам тебе урок, который ты не забудешь!" - Длиннолицый юноша направился к Чжао Фэну. Ши Вэйнань попросил, чтобы он преподал урок ученику рабочему, и этот человек, с которым Ши Вэйнань хотел иметь дело, оказался тем человеком, который недавно стал известным как ученик, который был после Чжао Юфэй. Это сразу же привлекло внимание длиннолицего юноши.
  Глава 1244 - Ученик периферии.
  Ши Вэйнань мрачно уставился на Чжао Фэна. Ранее Чжао Фэн заставил его потерять лицо перед многими учениками-рабочими. После этого момента Ши Вэйнань начал использовать свои связи с учениками периферии, чтобы ученик периферии пришел и преподал Чжао Фэну урок. Делая это, он мог восстановить свое достоинство, а также запугать учеников-работников.
  Длиннолицый юноша был периферийным учеником духовной расы с культивированием Якобы Бога первого ранга. Другие ученики периферии, которые пришли посмотреть на Чжао Фэна, увидели, что длиннолицый юноша собирается двигаться, поэтому они прекратили болтать и приготовились смотреть шоу.
  "Сегодня я заставлю тебя испытать силу ученика периферии!" - Длиннолицый юноша распространил свою божественную силу и превратился в белый свет, который мгновенно появился рядом с Чжао Фэном.
  Бум!
  Когда юноша ударил, кулак белой божественной силы взорвался.
  "Смотрите, это божественная сила!"
  "Ученик периферии ... как силен!"
  Ученики-рабочие не могли скрыть восхищения и уважения в своих глазах.
  Па! Хссссс!
  Как раз когда кулак длиннолицего юноши собирался ударить Чжао Фэна, все тело Чжао Фэна начало потрескивать от электричества, когда он выстрелил в сторону.
  "Что? Парню удалось увернуться!" - Мускулистый мужчина был несколько удивлен.
  "Хех, этот ребенок должен иметь некоторую силу, если он может доминировать над рабочими учениками!" -Зеленокожий мужчина рядом с ним зловеще усмехнулся.
  По его мнению, Чжао Фэн, вероятно, был Якобы Богом первого ранга. Пока он не овладеет какой-нибудь глубокой техникой движения, он никогда не сможет уклониться от атаки длиннолицего юноши.
  Длиннолицый юноша, видя, что его первая атака не увенчалась успехом, немедленно продолжил атаку. Раздались взрывы, и белые лучи света выдолбили неглубокие ямы в кристаллической почве.
  Но ни одна из этих атак не смогла поразить Чжао Фэна.
  "Малыш, ты умеешь только уворачиваться!?" - длиннолицый юноша яростно взревел.
  Как ученик периферии, он бросил вызов ученику рабочему. Если бы он ничего не мог сделать этому рабочему ученику, какое лицо он все еще имел бы, чтобы продолжать стоять в рядах учеников периферии?
  "Ты хочешь, чтобы я перестал уворачиваться? Ладно." - Глаза Чжао Фэна сфокусировались.
  Рааамбл!
  С грохотом Чжао Фэн бросился на спину длиннолицего юноши и ударил его. Застигнутый врасплох, юноша пролетел несколько десятков футов, прежде чем врезаться в землю.
  Вокруг мгновенно воцарилась тишина. Никто не ожидал, что Чжао Фэн победит этого ученика периферии одним ударом.
  "Ты... ты тайком напал на меня!" - Длиннолицый юноша покраснел, когда он кричал.
  Было слишком стыдно быть побежденным одним ударом ученика рабочего, и это было единственным оправданием, которое он мог найти.
  "Верно, Чжао Фэн тайком напал на него. Иначе как он мог победить ученика периферии??" - Ши Вэйнань немедленно согласился.
  Все видели, что Чжао Фэн был слишком быстр, что позволило ему немедленно отстать от длиннолицего юноши и победить его. Толпа постепенно пришла к этой причине.
  "Брат Чэнь, брат Чжао, давайте работать вместе и поймаем этого бесстыдника!" - Видя, что толпа поверила его оправданию, длиннолицый юноша немедленно попросил помощи у других учеников периферии.
  Независимо от того, действительно ли Чжао Фэн напал на него тайком, сила этого кулака была огромной, поэтому длиннолицый юноша решил, что ему не сравниться с Чжао Фэном. Тем не менее, он должен был победить Чжао Фэна сегодня, независимо от того, к каким методам он должен был прибегнуть!
  "Окей." - Зеленокожий юноша согласился и бросился в атаку.
  " Хм! Ученик-работник осмеливается действовать так нагло!?" - Мускулистый юноша бросился на Чжао Фэна, закричав.
  Им уже надоело смотреть на Чжао Фэна. Теперь, когда Чжао Фэн победил длиннолицего юношу - такого же ученика периферии, как и они, - они были еще более недовольны.
  "Три ученика периферии атакуют вместе!" - ученик рабочий вскрикнул от удивления.
  Независимо от того, насколько сильным был Чжао Фэн, на этот раз он, вероятно, закончил.
  Некоторые из ближайших учеников периферии сочли это зрелище довольно постыдным и опустили головы, готовясь уйти. Три ученика периферии, напавшие на одного ученика рабочего, были просто слишком позорными. По их мнению, поражение Чжао Фэна было несомненным, и не было необходимости продолжать наблюдение.
  Но прежде чем они успели уйти, в ушах у них зазвенели пронзительные крики. К их шоку и удивлению, эти крики, казалось, принадлежали их коллегам-ученикам периферии.
  То, что они увидели, было Чжао Фэном, путешествующим между ними как молния.
  Бам!
  Одним ударом юноша с длинным лицом снова полетел назад. Еще один удар - мускулистый юноша ест грязь. Финальный удар вылетел вперед!
  Все трое учеников периферии были сбиты с ног.
  В этот момент все окружающие зрители застыли на месте в шоке. Даже у трех учеников периферии, которых Чжао Фэн только что победил, были недоверчивые взгляды на их лицах.
  Двое из них были звания Якобы Бога первого ранга, а другой был Истинным Богом первого ранга. Любой, кто мог так легко победить их, должен был быть по крайней мере второго ранга, но как Чжао Фэн мог быть настолько силен?
  Пока их мысли все еще кружились, Чжао Фэн пошел к длиннолицему юноше.
  "Нет..."
  Длиннолицый юноша был готов что-то сказать, когда Чжао Фэн пнул его. Он хотел преградить им путь, но был беспомощен: тяжесть горы отбросила его тело на сотни футов.
  Затем Чжао Фэн подошел к мускулистому юноше и пнул его, сломав многие кости в его теле.
  Наконец, Чжао Фэн подошел к зеленокожему юноше.
  " Ты посмеешь? Ты посмеешь ранить меня? Вы знаете, кто мой кузен?" - Зеленокожий выплюнул злобную угрозу в сторону Чжао Фэна, но Чжао Фэн наступил на его тело.
  После этого топота Чжао Фэн начал пинать его. Только когда вся ядовитая ненависть в глазах юноши исчезла, Чжао Фэн наконец остановился.
  "Вы все можете убираться!" - Холодно рявкнул Чжао Фэн.
  Ученики рабочие разбежались, а ученики периферии ушли. Вокруг хижины Чжао Фэна наконец-то воцарилась тишина.
  "Это нехорошо. Как рабочий ученик, я не имею права на личную жизнь!" - Глаза Чжао Фэна стали задумчивыми.
  Пока он культивировал, эти Якобы Боги и истинные Боги бесстыдно сканировали его хижину своими божественными чувствами. Кто-то с более сильным Божественным чувством мог даже открыть секрет пространственно-временной мантии Чжао Фэна.
  " Думаю, мне придется использовать несколько трюков" - тихо пробормотал Чжао Фэн.
  Чжао Фэн направился во дворец служителя Лю.
  Служитель Лю стоял перед входом, его выражение лица было строгим и торжественным, когда он смотрел на Чжао Фэна.
  "Ты не должен был ранить учеников периферии, особенно этого Чжао Хуньи!" - Служитель Лю холодно упрекнул.
  Хотя Чжао Фэн устроил удивительное представление, ученики периферии, которых он ранил, определенно вернутся. Чжао Хуньи, о котором говорил слуга Лю, был зеленокожим юношей, и у него был старший кузен, который был выдающимся внутренним учеником.
  Ученики высшего статуса в духовной расе были основными учениками. Эти люди либо имели родословную духовной расы, либо были чрезвычайно выдающимися гениями. Под ними были внутренние ученики. Хотя внутренние ученики были ниже основных учеников по статусу, некоторые из них были даже сильнее основных учеников.
  Помощник Лю первоначально планировал продвинуть Чжао Фэна до ученика периферии через несколько месяцев, но теперь это казалось невозможным.
  "Хааа, я был беспомощен. Если бы я не победил их, эти трое могли бы убить меня!" - Чжао Фэн изобразил беспомощность, но когда его золотой глаз остановился на слуге Лю, в нем появился пурпурно-золотой туман.
  Слуга Лю начал казаться смущенным, и когда он снова посмотрел на Чжао Фэна, он казался немного более чутким.
  "Слуга Лю, я хочу стать учеником периферии. Только тогда у меня будут силы защитить себя и избежать еще больших неприятностей."
  Чжао Фэн продолжал смотреть на слугу Лю, когда иллюзорный туман в его левом глазу стал еще гуще. В сознание слуги Лю начала просачиваться глубокая душевная энергия.
  Слуга Лю был просто менеджером этих учеников-работников и был только истинным Богом второго ранга. Он был неспособен сопротивляться искусству иллюзий Чжао Фэна.
  Конечно, Чжао Фэн не контролировал непосредственно слугу Лю, только тонко направлял его, чтобы избежать разоблачения, если кто-то решит расследовать это дело.
  "Мм, это все, что можно сделать." - Служитель Лю кивнул.
  " Большое спасибо, слуга Лю!" - Чжао Фэн улыбнулся и вернулся в свою хижину.
  Как и предсказывалось, весть о победе Чжао Фэна над учениками периферии вскоре распространилась по всей духовной расе. Несколько учеников периферии хотели немедленно пойти и убить Чжао Фэна, но когда они узнали, что Чжао Фэн легко победил трех учеников периферии, они замолчали. Возможно, только три лучших ученика периферии смогут справиться с Чжао Фэном.
  Это было незадолго до того, как еще более удивительная новость распространилась по периферии учеников.
  "Чжао Фэн был повышен до ученика периферии в этом месяце!"
  Многие ученики периферии обсуждали, как вести себя с Чжао Фэном, потому что духовная раса не заботилась о жизни или смерти одного ученика рабочего. Но теперь Чжао Фэн был также учеником периферии!
  По мере того как этот вопрос все больше и больше обсуждался, он, наконец, привлек внимание многих внутренних учеников.
  Более семидесяти процентов учеников-мужчин надеялись ухаживать за Чжао Юфэй. Человек, который также был после Чжао Юфэй, стал учеником рабочим, чтобы сделать это, и ему даже удалось проложить свой путь к тому, чтобы стать учеником периферии, поэтому он, естественно, привлечет их интерес.
  Однажды Чжао Фэн переехал в резиденцию, предназначенную для ученика периферии.
  Ученикам дали дворцовый зал для собственного пользования. Небесная земля Юань Ци этого места была в два раза более сконцентрирована, чем в районе, населенном учениками рабочими.
  Только став учеником периферии, можно по-настоящему считать себя вступившим в духовную расу и таким образом получить ее защиту.
  "Этот человек победил трех учеников периферии!"
  "Он должно быть гений какой-то другой фракции зоны Цзилинь. Ради преследования Чжао Юфэй он был готов стать учеником рабочим! Это совсем не странно для кого-то его силы стать учеником периферии!"
  Некоторые соседние ученики периферии начали комментировать и критиковать Чжао Фэна.
  Чжао Фэн проигнорировал этих людей и направился в свой дворец.
  В этот момент, крики удивления и шока раздались перед Чжао Фэном.
  "Большой Брат Пан Хао!"
  "Большой Брат Пан Хао, как ты нашел время прийти сюда?"
  Многие ученики периферии стали почтительно приветствовать определенного юношу.
  Чжао Фэн мог видеть, что этот юноша был одет в униформу внутреннего ученика. Нос у него был довольно плоский, глаза и рот довольно большие, а кожа маслянисто блестела. В целом он выглядел довольно комично.
  Этот внутренний ученик по имени Пан Хао смотрел прямо на Чжао Фэна, когда тот медленно подошел.
  "Ты должно быть Чжао Фэн, верно?" - Прямо спросил Пан Хао, с интересом глядя на Чжао Фэна.
  Я только что стал учеником периферии, а внутренний ученик уже наносит мне визит? Чжао Фэн был удивлен.
  Внутренние ученики имели чрезвычайно высокий статус в духовной расе, и Чжао Фэн только что стал учеником периферии, поэтому он не хотел поднимать слишком большой шум.
  Но если внутренний ученик действительно хочет что-то с ним попробовать, Чжао Фэн не будет вежливым.
  "Ха-ха, малыш, ты действительно интересный. Смелый и сумасшедший! Этот Пан Хао признает поражение!" - Пан Хао усмехнулся, его глаза сияли от похвалы.
  Лицо Чжао Фэна застыло, ситуация сложилась не так, как он предсказывал.
  Соседние ученики периферии также верили, что Пан Хао пришел, чтобы причинить неприятности Чжао Фэну, но его слова заставили их разум пошатнуться.
  Пан Хао последовал за Чжао Фэном в новую резиденцию Чжао Фэна.
  "Хотя я восхищаюсь твоей смелостью и отвагой, у тебя нет шансов с Чжао Юфэй" - прямо заявил Пан Хао, его тон показывал, что он не шутил и был вполне серьезен.
  "Вы не представляете; почти все выдающиеся внутренний ученики после Чжао Юфэй. Конечно, у них тоже нет шансов. Единственные люди, у которых даже есть надежда быть с Чжао Юфэй, являются основными учениками. Это верно - я слышал, что вы искалечены Чжао Хуньи. Его старший двоюродный брат - один из самых выдающихся внутренних учеников, Истинный Бог Четвертого ранга ... "
  Глава 1245 - Еще одна встреча с Юань Лун.
  Чжао Хуньи был зеленокожим юношей, которого Чжао Фэн победил несколько дней назад. Его старший двоюродный брат был выдающимся внутренним учеником, который давно достиг уровня Истинного Бога и уже был истинным Богом четвертого ранга.
  "Зачем ты мне все это рассказываешь?" - Прямо спросил Чжао Фэн, выслушав все.
  Чжао Фэн был полностью озадачен, почему внутренний ученик Пан Хао пришел, чтобы найти его и дать ему так много советов.
  "Как одаренный Якобы Бог, вы даже не возражаете стать учеником рабочим, чтобы преследовать Чжао Юфэй. Я глубоко восхищен вашим поведением. У вас, наверное, есть искренняя любовь к Чжао Юфэй!" - Серьезно сказал Пан Хао.
  "Во-вторых, ты оскорбил двоюродного брата Чжао Хуньи, Чжао Ланьи, и среди внутренних учеников я стою против Чжао Ланьи. На этот раз я пришел взглянуть на тебя и посмотреть, есть ли у тебя надежда стать на мою сторону" - Пан Хао объяснил свою вторую причину.
  Конфликты внутренних учеников были невероятно порочными, поскольку они были связаны с их возможностями стать основными учениками. Если у Чжао Фэна были сила и потенциал, чтобы стать внутренним учеником, тогда Пань Хао должен был опередить толпу и притянуть Чжао Фэна к себе.
  Чжао Фэн кивнул. Казалось, что это не было совпадением, что Пан Хао пришел, чтобы найти его. Однако на самом деле его не волновала борьба между внутренними учениками духовной расы.
  "А как насчет тебя? Вы так же не добиваетесь внимания Чжао Юфэй?" - С любопытством спросил Чжао Фэн.
  "Я предполагаю, что я...." - Пан Хао нужно было немного подумать, прежде чем ответить.
  Не было никого, кто не любил бы талантливую и великолепную женщину, но Пан Хао знал, что никогда не сможет добиться благосклонности Чжао Юфэй. Поэтому у него не было ни малейшего желания вступать в эту трясину. Но его отец каждый день убеждал его ухаживать за Чжао Юфэй, постоянно болтая о судьбе и судьбе и "кто знает?- Может быть, Чжао Юфэй полюбит его сына.
  Пан Хао ничего не мог поделать, кроме как играть роль одного из поклонников Чжао Юфэй.
  "Пан Хао, ты - внутренний ученик. Можете ли вы доставить письмо к Чжао Юфэй?!" - Выпалил Чжао Фэн, когда идея пришла ему в голову.
  "Мои извинения, я не настолько экстраординарен среди внутренних учеников, поэтому Чжао Юфэй никогда не согласится увидеть меня." - Пан Хао усмехнулся. Несмотря на все, что он только что сказал, Чжао Фэн все еще преследовал Чжао Юфэй.
  Чжао Фэн опустил голову, понимая, что недооценил статус Чжао Юфэй в духовной расе.
  "С вашим нынешним статусом вы могли бы встретиться с Чжао Юфэй в ближайшие несколько десятилетий, но..." - улыбнулся Пан Хао, оставив Чжао Фэна в подвешенном состоянии.
  " Но что?" - Чжао Фэн понял, что Пан Хао что-то задумал.
  "Но недавно некоторые из основных учеников духовной расы говорили о проведении конференции. Они пригласили многих основных учеников и ближайших учеников...." - Пан Хао улыбнулся.
  Чжао Фэн знал, что Чжао Юфэй определенно была одним из этих основных учеников.
  "Брат Пан, возьми меня с собой!" - Лицо Чжао Фэна изменилось, когда он немедленно попросил.
  "Будет лучше, если ты не пойдешь. Эта конференция фактически проводится Якобы Богом Ло Юй и Чжао Юфэй. Это две богини духовной расы. Их многочисленные поклонники почти все будут там" - посоветовал Пан Хао.
  Все внутренние ученики уже знали о репутации Чжао Фэна. Если Чжао Фэн действительно появится, он определенно станет мишенью.
  Чжао Фэн ничего не сказал, но его глаза по-прежнему были прикованы к Пан Хао.
  "Ты действительно хочешь пойти?"
  Чжао Фэн не имел права участвовать в конференции, но даже если бы Пан Хао не сказал ему, он бы точно узнал о таком важном событии рано или поздно. Более того, сумасшедший вроде Чжао Фэна, вероятно, был готов на все.
  "Я могу привести тебя, но лучше не создавай проблем!" - Пан Хао предупредил Чжао Фэна.
  Пока Чжао Фэн не вызывал драмы, он не видел никаких проблем в том, чтобы привести Чжао Фэна посмотреть.
  Затем Пан Хао и Чжао Фэн начали обсуждать темы этой конференции.
  Пан Хао наконец покинул резиденцию Чжао Фэна посреди ночи.
  "О, да, ты можешь расслабиться. Чжао Ланьи в настоящее время находится в уединении и не будет пытаться создать неприятности в настоящее время. Потратьте это время, чтобы использовать ресурсы развития, предоставленные периферийным ученикам, и увеличьте свою силу." - Пан Хао дал последний совет перед уходом.
  Он мог сказать, что Чжао Фэн обладал многими скрытыми резервами и, вероятно, не был слабым. Это был действительно тот, кто мог присоединиться к нему, но Чжао Ланьи все еще был истинным Богом четвертого ранга. Чжао Фэн никак не мог сравниться с ним, поэтому он решил предупредить Чжао Фэна, чтобы тот не делал ничего лишнего.
  Как только Пан Хао ушел, Чжао Фэн вошел в свое уединение. Теперь, когда он был периферийным учеником, другие не могли безрассудно беспокоить его, пока он был в уединении, и им, конечно же, не разрешалось исследовать его своим божественным чувством.
  Месяц спустя Чжао Фэн покинул свой дворец. Периферийным ученикам не нужно было выполнять черную работу, но они должны были выполнять небольшую миссию каждый месяц. Они получат вознаграждение, соразмерное сложности миссии.
  Каждый день в зале миссии будет размещаться много новых миссий. Уровни сложности варьировались от уровня полубога до уровня Древнего Бога седьмого ранга, причем разделение было чрезвычайно строгим. Они были доступны для всех учеников расы на выбор. Эти миссии можно было не только использовать, чтобы закалить себя, но и получить награды.
  В этот момент, интенсивная рябь Божественной силы пришла издалека. Все ученики в зале обернулись.
  "Это? .." - Чжао Фэн сосредоточился на горизонте. Он увидел, что небольшая группа из трех человек сидела на летающем Боге Яо, который приближался к залу миссии с чрезвычайно высокой скоростью.
  У духовной расы было правило, что обычные ученики не могли ездить на летающих лошадях внутри духовной расы.
  " Это ... основной ученик духовной расы!" - кто-то крикнул в шоке.
  Двое из людей на той летающей горе имели родословную духовной расы.
  " Так круто!" - Ученица обратила свои ясные глаза к юноше, сидевшему в самом начале летающей горы.
  У этого юноши было лицо, которое заставило бы даже женщину завидовать, а его родословная духовной расы сделала его еще более красивым и благородным.
  Но в этот момент юноша смотрел прямо на Чжао Фэна.
  "Это он!" - Этот юноша, который был в центре внимания, говорил одновременно с Чжао Фэном.
  " Юань Лун, ты узнаешь этого периферийного ученика?" - девушка рядом с Юань Лун с чистой и простой красотой с любопытством спросила.
  " Ха-ха, я не думал, что ты сможешь добраться сюда!" - Юань Лун не мог не улыбнуться.
  Он последовал за своим хозяином, когда они спустились в зону континента. Когда они забирали Чжао Юфэй, он действительно не очень высоко ценил Чжао Фэна. Тем не менее, Чжао Фэн фактически сумел положиться на свои собственные способности, чтобы войти в духовную расу, даже став периферийным учеником. Это было доказательством того, что Чжао Фэн не дурак.
  Все в зале миссии были ошеломлены. Большинство из них приняли Чжао Фэн, чтобы быть Якобы Бога, который прошел путь от ученика рабочего в погоне за Чжао Юфэй. Они никогда не ожидали, что Чжао Фэн узнает Юань Лун, основного ученика духовной расы и одного из ее истинных чудес.
  "Но нынешний ты еще меньше подходишь для старшей сестры Юфэй." - С этим безразличным замечанием Юань Лун направился в миссионерский зал.
  Окружающая толпа была в смятении, так как теперь казалось, что преследование Чжао Фэном Чжао Юфэй было не просто делом одного или двух дней.
  "Этот парень, наверное, уже давно пытается ухаживать за Чжао Юфэй."
  " Такой цепкий! Просто жаба, пытающаяся съесть лебединое мясо!"
  Соседние ученики не могли не прокомментировать этот вопрос.
  Через некоторое время Юань Лун и двое других учеников закончили получать награды и вышли из зала. Юань Лун одарил Чжао Фэна апатичным взглядом, прежде чем уйти.
  Девушка духовной расы с чистой и простой красотой улыбнулась Чжао Фэну и подошла к нему.
  " Конференция состоится через несколько дней. Тебе лучше показаться!" - девушка послала ему сообщение, проходя мимо.
  "Мм?"
  Женский аромат наполнил нос Чжао Фэна, когда он почувствовал, что в его руке появился предмет. Когда девушка духовной расы послала ему сообщение, она украдкой вложила приглашение в его руку.
  Чжао Фэн в шоке схватил приглашение, наблюдая, как девушка духовной расы уходит.
  Глава 1246 - Конференция.
  Как только три основных ученика ушли, зал миссии начал гудеть от болтовни.
  "Почему Конг Дэ так близко от Чжао Фэна?"
  "У Конг Дэ и Чжао Юфэй хорошие отношения. Она наверняка предупредила Чжао Фэна, чтобы тот перестал попытки связаться с Чжао Юфэй!"
  Многие в толпе начали критиковать Чжао Фэна.
  Никто не понял, что, когда Конг Дэ приблизилась к Чжао Фэну, приглашение появилось в руке Чжао Фэна, и никто не заметил, что Чжао Фэн немедленно поместил это приглашение в свое межпространственное измерение.
  "Этот человек помогает мне?" - Чжао Фэн был поражен.
  Из разговоров учеников вокруг него Чжао Фэн знал, что эта женщина духовной расы по имени Конг Дэ, кажется, была в очень хороших отношениях с Чжао Юфэй. Однако, если эта девушка хотела помочь Чжао Фэну, почему она просто не рассказала о нем Чжао Юфэй вместо того, чтобы утруждать себя приглашением?
  Кроме того, после его короткого взаимодействия с Юань Лун, Чжао Фэн, наконец, понял, насколько сильным был Юань Лун.
  "Истинный Бог Пятого Ранга!" - Чжао Фэн почувствовал холод в сердце.
  Юань Лун был не очень стар. Разница в возрасте между ним и Чжао Фэном была практически незначительной. При его нынешнем уровне силы, Чжао Фэн не боялся Истинного Бога Пятого Ранга, но Юань Лун также имел свою родословную духовной расы, которая позволяла ему бороться против Истинного Бога Шестого Ранга.
  "Если я попытаюсь достичь Небесного Божественного Царства на моем нынешнем уровне, у меня есть пятьдесят процентов шансов достичь пятого ранга."
  Чжао Фэн вовсе не был обескуражен. Как только он успешно проникнет в Небесное Божественное Царство, ему не придется бояться Юань Лун.
  Более того, Чжао Фэн еще не закончил последние уровни своего священного молниеносного тела и техник пяти элементов молниеносного ветра. Таким образом, Чжао Фэну все еще нужно было подождать, пока он не завершит обе эти техники, прежде чем отправиться в Небесное Божественное Царство.
  В то время он был бы еще более уверен в том, что станет Истинным Богом Пятого Ранга.
  Войдя в зал миссии, он выбрал самую легкую миссию и закончил ее за три дня. Затем Чжао Фэн вернулся в свою резиденцию и ушел в уединение.
  Однажды Пан Хао нанес еще один визит.
  "Вперед! Я поведу вас на конференцию внутренних учеников и основных учеников."
  Чжао Фэн вскоре прибыл во внутреннюю жилую зону ученика, где небесная земля Юань Ци была еще более густо сконцентрирована.
  Количество людей во внутреннем пространстве было чрезвычайно мало, так как большинство внутренних учеников уже ушли на конференцию.
  Это не заняло много времени, прежде чем Чжао Фэн пришел в жилую зону основного ученика.
  Основные ученики были истинным центром обучения и ресурсов духовной расы. Каждый основной ученик получит огромную защиту и поддержку от духовной расы. Были некоторые основные ученики, которые были даже слабее, чем периферийные ученики, но их потенциал был первоклассным. Со временем они превратятся в экспертов.
  Через некоторое время Чжао Фэн подошел к чистому озеру.
  Озеро пересекали небольшие мостики, дорожки и павильоны. На этих мостах и тропинках было много молодых и талантливых людей, беседовавших небольшими группами.
  "Якобы Бог Ло Юй и Чжао Юфэй - главные герои этой конференции. Они не придут так рано." - Пан Хао увидел, что Чжао Фэн оглядывает толпу, и тут же усмехнулся и объяснил.
  "Я привел вас сюда, чтобы вы могли взглянуть на Чжао Юфэй, а также увидеть, насколько сильны ваши конкуренты, чтобы вы могли отказаться от этой идеи. Помните, не создавайте проблем!" - Пан Хао предупредил, прежде чем они присоединились к конференции.
  Чжао Фэн слегка нахмурился. Естественно, он не стал бы оскорблять кого-то без причины, но некоторые вещи были просто неизбежны.
  Затем они ступили на маленькие мостики, пересекавшие озеро.
  Хотя репутация Чжао Фэна уже распространилась среди внутренних учеников, большинство из них не знали, как он выглядит. Что касается основных учеников, то они редко заботились о незначительных заботах нижних чинов.
  "Посмотри туда! Это основной ученик Чжан Ютонг, истинный Бог шестого ранга. Его предок имел значительный статус в духовной расе. Он один из самых сильных претендентов на руку Чжао Юфэй." - Когда они шли по мостикам, Пан Хао говорил Чжао Фэну. Естественно, его целью было отвратить Чжао Фэна от его глупого преследования.
  "Они все очень сильные." - Чжао Фэн кивнул.
  Участники этой конференции были невероятными гениями. Они были либо чрезвычайно сильны, либо обладали высшим талантом. Взять, к примеру, Чжан Ютонг; Чжао Фэн никогда раньше не видел такого молодого Истинного Бога шестого ранга.
  Пан Хао кивнул, полагая, что Чжао Фэн был достаточно запуган всеми гениями, которых они видели по пути, и понял, что у него нет шансов.
  Затем Пан Хао начал знакомить Чжао Фэна со многими внутренними учениками. Почти все эти внутренние ученики принадлежали Пан Хао. Когда они узнали, кто такой Чжао Фэн, они начали ругать Чжао Фэна.
  "Я отведу его к Чжао Юфэй и заставлю его отбросить всякие мысли о преследовании!" - Прошептал им Пань Хао.
  Эти внутренние ученики больше ничего не говорили, вздыхая, когда шли поболтать с основным учеником.
  " Разве это не брат Пан?"
  В этот момент позади Пан Хао появился юноша с проницательным лицом.
  Пан Хао понял, кто это, как только услышал голос. Он нетерпеливо указал на человека.
  "Это Цуй Линь, один из людей Чжао Ланьи" - тайно сообщил Пан Хао Чжао Фэну.
  " Брат Пан, этот Цуй, кажется, впервые встречает человека рядом с тобой. Не могли бы вы представить его мне?" - Цуй Линь обратил свой холодный и зловещий взгляд на Чжао Фэна.
  Внутренние ученики были по существу разделены на две фракции. Цуй Линь и Пан Хао стояли по разные стороны. Цуй Линь не помнил, чтобы у фракции Пань Хао был какой-то золотоволосый ребенок. Был ли это какой-то новоиспеченный внутренний ученик?
  "Не стоит такому важному человеку, как брат Цуй, знать такого низкого человека." - Пан Хао немедленно отказался и отвел Чжао Фэна на окраину конференции.
  "Будь для меня незаметнее. Мы не можем позволить им понять, что ты ученик периферии, иначе они жестоко изобьют нашу фракцию и унизят тебя!" - Прошептал Пан Хао.
  Пара уселась на краю толпы, где было меньше людей. Пан Хао на самом деле не преследовал Чжао Юфэй или Якобы Бога Ло Юй, поэтому он действительно не заботился о конференции.
  В этот момент многие юноши, беседовавшие между собой, замолчали и повернулись в ту же сторону.
  "Смотри, Якобы Бог Ло Юй прибыл!" - Пан Хао толкнул Чжао Фэна в плечо.
  Две женщины духовной расы появились поблизости, но все взгляды были сосредоточены на женщине в белом, стоящей справа.
  Эта женщина была похожа на ледяную фею, ее лицо напоминало цветок лотоса, пробивающийся сквозь поверхность воды. Ее ясные и яркие глаза были похожи на изысканные кристаллы, в то время как изгибы ее тела, которые иногда открывались, когда она шла, возбуждали сердца всех молодых людей, наблюдавших за ней.
  "Она Якобы Бог Ло Юй?" - Чжао Фэн оценивающе посмотрел на эту сказочную красавицу.
  Якобы Бог Ло Юй была только Якобы Богом третьего ранга, но поскольку она принадлежала к духовной расе, ее истинная боевая сила была больше.
  Внимание Чжао Фэна быстро переключилось на женщину рядом с Якобы Богом Ло Юй. У этой женщины была самодовольная улыбка на лице. Это была не кто иная, как первая женщина духовной расы, которую Чжао Фэн встретил по прибытии в духовную расу Вэй Цин Ин.
  "Фея Ло Юй почему бы тебе не присоединиться к нам?"
  "Якобы Бог Ло Юй, тебе понравился Девятицветный небесный цветок Ян, который прислал тебе Шэнь?"
  ...
  Больше половины молодых людей в павильоне немедленно бросились к Якобы Богу Ло Юц.
  "Возможность приветствовать всех вас на этой конференции делает Ло Юй чрезвычайно счастливой..." - Якобы Бог Ло Юй кивнула и улыбнулась всем этим талантливым молодым людям.
  Окруженная всеми этими одаренными, Якобы Бог Ло Юй вошла в конференц-зал.
  "Что?" - Вэй Цин Ин вдруг заметила золотоволосую фигуру. Сначала ошеломленная, она быстро расплылась в слабой улыбке.
  Вэй Цин Ин прошептала несколько слов на ухо Якобы Богу Ло Юй, и Якобы Бог Ло Юй мгновенно обратила свой слегка презрительный взгляд на Чжао Фэна.
  Почти все молодые люди были сосредоточены на Якобы Боге Ло юЮй поэтому, когда Якобы Бог Ло Юй повернулась в определенном направлении, они, естественно, хотели видеть то, на что она смотрела.
  " Мм? Что происходит? Понравился ли я Якобы Богу Ло Юй?" - Рядом с Чжао Фэном Пан Хао сразу же почувствовал, как его сердце забилось в груди. Он не был одним из преследователей Якобы Бога Ло Юй только потому, что знал, что у него нет шансов, но если бы Якобы Бог Ло Юй прониклась к нему симпатией, он был бы только счастлив принять это.
  "Разве это не что Чжао Фэн, который прошел путь от ученика рабочего из любви к Чжао Юфэй?" - Вэй Цин Ин хитро улыбнулась, ее глаза источали презрение.
  Толпа была ошеломлена словами Вэй Цин Ина.
  "Кажется, я слышал о чем-то подобном. Так это и был этот сопляк?" - Основной ученик холодно фыркнул, глядя на Чжао Фэна.
  "Чжао Фэн!" - В толпе Цуй Линь тоже был поражен.
  Только основные ученики и внутренние ученики должны были быть приглашены на эту конференцию. Он вспомнил, что Чжао Фэна недавно повысили до ученика периферии, так как же он мог стать внутренним учеником так быстро?
  Прежде чем он успел подумать об этом, одетый в золото юноша рядом с Чжао Фэном холодно усмехнулся - "Скромный слуга тоже хочет преследовать Чжао Юфэй?"
  Все кончено! Пан Хао внутренне застонал.
  Чжао Фэн нахмурился, повернувшись, чтобы посмотреть на этого одетого в золото юношу. У этого юноши была родословная духовной расы, но он был только истинным Богом третьего ранга. Выражение крайнего высокомерия и презрения в его глазах было более очевидным, чем у кого-либо из присутствующих.
  "Терпи это! Это Цзинь Вэй, один из ярых преследователей Чжао Юфэй. Он может быть молод и слаб, но его предок обладает огромным авторитетом в духовной расы. Предок Цзинь Вэй усиленно подталкивал его к тому, чтобы он пошел за Чжао Юфэй, чтобы укрепить свою родословную и статус в духовной расе!" - Пан Хао послал Чжао Фэну сообщение о происхождении и статусе этого человека.
  "Слуга, хватит ли у тебя смелости сразиться со мной? Тот, кто проиграет, должен выйти!" - Презрение Цзинь Вэй еще больше усилилось из-за молчания Чжао Фэна.
  Половина конференции включала дискуссии и семинары, но другая половина включала поучительные поединки. Не все прибыли, но Цзинь Вэй уже вызывал Чжао Фэна на дуэль, запугивая его своей силой.
  Многие внутренние ученики и основные ученики смотрели на Чжао Фэна с холодным презрением и насмешкой. Цзинь Вэй был печально известен своим высокомерием и непослушным поведением. Его слова были резкими, и он, несомненно, был одним из лучших в унижении других. Более того, родословная Цзинь Вэй имела чрезвычайно высокий статус в духовной расе, поэтому даже основные ученики не осмеливались провоцировать его.
  Чжао Фэн холодно посмотрел на Цзинь Вэй. Если он не уйдет, этот человек почти наверняка продолжит унижать его.
  " Ладно! Я хотел бы испытать силу основного ученика."
  Когда все поверили, что Чжао Фэн уйдет в гневе, он шагнул вперед и принял вызов.
  Пан Хао хлопнул себя по лбу, полагая, что совершил серьезную ошибку, приведя с собой Чжао Фэна.
  "Фея Ло Юй, если вы не возражаете, я позабочусь об этом слуге до начала конференции!" - Цзинь Вэй улыбнулся Фее Ло Юй.
  "Ло Юй пришла на этот раз, чтобы увидеть силу всех присутствующих талантливых людей..." - Фея Ло Юй улыбнулась, явно давая молчаливое одобрение на этот бой.
  Глава 1247 - Наконец-то встреча с Чжао Юфэй.
  "Юфэй, быстрее! Конференция вот-вот начнется!" - Взволнованно крикнул Конг Дэ.
  Рядом была чистая и несравненная красавица, одетая в пурпурное. Ее белоснежная кожа сияла кристальным блеском, делая ее похожей на высокую и благородную ледяную фею.
  Но у этой великолепной женщины было довольно скорбное выражение лица и, казалось, ее ничто не интересовало.
  "Конференция не имеет ко мне никакого отношения." - Чжао Юфэй, казалось, не спешила.
  "Хааа, это конференция, в верхних эшелонах духовной расы специально для вас и Якобы Бога Ло Юй. Так много людей ждут вас!" - Конг Дэ подбежала к Чжао Юфэй и потянула ее за руку, призывая ускорить шаг.
  " Хе-хе, я уже говорила, что приготовила тебе сюрприз на этой конференции. Как ты можешь не пойти?" - Добавил Конг Дэ.
  " Не то чтобы я не знала там всех. Что это может быть за сюрприз?" - Чжао Юфэй была немного любопытна.
  "Ты увидишь, как только доберешься...." - Конг Дэ выдала загадочную улыбку.
  ...
  На кристально чистой поляне в центре озера, напротив Чжао Фэна стоял основной ученик.
  Вэй Цин Ин усмехнулась, активируя пограничный массив, который предотвратил бы сражение между парой от влияния других.
  Все присутствующие ученики собрались вокруг сцены сражения.
  "У этого парня нет сильной родословной. Он не сможет противостоять духовной расе Цзинь Вэй."
  Некоторые из основных учеников были мало заинтересованы в этой битве.
  Во-первых, боевая мощь обеих сторон была не очень сильной.
  Во-вторых, не было никакого ожидания результата. Цзинь Вэй не был очень сильным основным учеником, но у него все еще была родословная духовной расы. Сражаясь с ним, человек испытывал большее давление, чем слабее была его родословная. Кроме того, как основной ученик, Цзинь Вэй культивировал только лучшие методы и навыки.
  " Ха-ха, тебе надо было просто уйти. Если вы будете сражаться с Цзинь Вэй, вам все равно придется уйти после того, как вы проиграете" - пробормотал Пан Хао, стоя в стороне.
  В другом месте, Якобы Бог Ло Юй смотрела на Чжао Фэна со слабой улыбкой на губах. У Чжао Фэна было хорошее лицо и осанка, он обладал смелостью и отвагой. Увы, он был одним из преследователей Чжао Юфэй, иначе Ло Юй могла бы подумать о том, чтобы положить конец этой битве.
  " Я позволю тебе испытать истинную родословную духовной расы!" - Цзинь Вэй взмахнул своим золотым одеянием, его лицо наполнилось высокомерием и надменностью.
  " Притормози!" - Внезапно сказал Чжао Фэн.
  "Что? Уже жалеешь об этом?" - Презрительно усмехнулся Цзинь Вэй, глядя на своего противника.
  Толпа тоже была ошеломлена. Действительно ли Чжао Фэн передумал, хотя сейчас он был на сцене?
  "Если я проиграю, мне придется покинуть конференцию, но если проиграешь ты, тебе тоже придется покинуть конференцию, верно?" - Чжао Фэн небрежно улыбнулся.
  Его слова мгновенно заслужили презрение толпы.
  "Этот сопляк слишком тщеславен!"
  "Он действительно так думает!?"
  Немало внутренних учеников немедленно заговорили, чтобы польстить Цзинь Вэй.
  "Ха-ха, я согласен с твоей просьбой, но проигрывать буду не я!" - Цзинь Вэй засмеялся и уверенно заявил.
  "Тогда начнем."
  Видя, что Цзинь Вэй согласился, Чжао Фэн перестал улыбаться, и леденящая кровь аура начала подниматься от его тела.
  Когда Цзинь Вэй посмотрел в глаза Чжао Фэну, он не мог не задрожать, когда крошечная частичка страха появилась в его сердце.
  Как такое могло случиться? С чего бы мне его бояться?? Цзинь Вэй был несколько удивлен.
  Цзинь Вэй немедленно активизировал свою родословную духовной расы. В мгновение ока тело Цзинь Вэй стало прозрачным кристаллом, вспыхнувшим ослепительно белым сиянием. Величественный всплеск энергии родословной обрушился на Чжао Фэна.
  Чжао Фэн слегка нахмурился. Хотя этому Цзинь Вэй не хватало силы, он был довольно искусен в использовании энергии своей родословной. Он действительно оправдал свою репутацию основного ученика.
  После постоянного совершенствования Чжао Фэну удалось привести свою древнюю родословную Дьявольского Солнца едва ли в пределы одной тысячи из десяти тысяч древних рас. Использование древней родословной Кровавого Дьявольского Солнца в этот момент было бы по существу бесполезно, потому что оно было бы полностью подавлено родословной духовной расы Цзинь Вэй.
  Но Чжао Фэну не нужно было использовать свою родословную.
  "Ха-ха, этот ребенок, вероятно, впервые видит истинную родословную духовной расы!"
  "Его родословную невозможно использовать в присутствии Цзинь Вэй!"
  Довольно много людей смеялись при виде Чжао Фэна, просто стоящего на сцене, не распространяя свою родословную.
  "Кулак Накопления Дух!"
  Когда Цзинь Вэй активировал свою родословную, вся небесная земля Юань Ци в массиве была его, чтобы использовать.
  Уооош, Уооош!
  Бесчисленные белые кристаллические осколки летали вокруг его тела. Эти осколки образовали массивный хрустальный кулак, который грохотал в сторону Чжао Фэна.
  Этот массивный кулак собирался ударить Чжао Фэна, но он все еще не двигался!
  "Хехе! Было бы уже удивительно, если бы вы могли остановить это движение без циркуляции вашей родословной!" - Цзинь Вэй был очень горд и высокомерен после выстрела из этого кулака.
  "Неужели?" - Чжао Фэн внезапно выплюнул эти слова.
  Уооош!
  Его тело внезапно наполнилось пятицветными молниями, которые превратились в светящиеся татуировки, прилипшие к его телу. В то же время, сила физической молнии, которая могла сокрушить все, вырвалась из его тела.
  Казалось, сам воздух опустился, и хрустальный кулак, грохочущий в его сторону, тоже задрожал.
  Бум!
  Вес молнии увеличился, сокрушая хрустальный кулак в порошок и заставляя даже саму сцену содрогаться.
  Рядом Цзинь Вэй также был застигнут врасплох и подавлен этой огромной физической силой. Молния и парализовала все его тело.
  "Как!? Атака Цзинь Вэй была сокрушена!"
  "Как он это сделал!?"
  Толпа была потрясена этими событиями. Поначалу они верили, что Чжао Фэн либо потерпит сокрушительное поражение, либо какое-то время будет отчаянно бороться, прежде чем проиграет. Они не представляли себе такого зрелища.
  Туууп!
  Чжао Фэн шагнул вперед, посылая еще одну волну физической силы и молнии, пронесшуюся по сцене.
  Цзинь Вэй почувствовал, как его сердце забилось чаще, когда на его тело обрушился еще один сильный удар.
  Туууп!
  Чжао Фэн сделал еще шаг, и Цзинь Вэй побледнел.
  Третий шаг!
  Цзинь Вэй вырвало кровью.
  Четвертый шаг!
  Цзинь Вэй безвольно сидел на земле, дрожа всем телом!
  Хссссс!
  Вокруг сцены боя было тихо.
  Чжао Фэн ни разу не предпринял очевидной атаки. Просто идя вперед, он тяжело ранил Цзинь Вэй, который больше не мог сражаться!
  Как такое возможно? Многие присутствующие ученики не могли поверить, что Чжао Фэн обладал такой силой.
  "В этом его сила?" - Рот Пан Хао был открыт так широко, что в него можно было засунуть большое яблоко.
  Массив мешал им почувствовать, сколько силы на самом деле использовал Чжао Фэн, но любой, кто мог сделать Цзинь Вэй таким беспомощным, определенно не был слабаком.
  " Это отродье..." - глаза Чжан Ютонг сфокусировались, когда он, наконец, внимательно посмотрел на Чжао Фэна.
  Фея Ло Юй тоже ошеломленно смотрела на Чжао Фэна, на его красивую осанку, холодное и беззаботное лицо. Это был верховный повелитель молний, несравненный тиран.
  "Чжао Юфэй!" - В этот момент кто-то крикнул из толпы.
  "Чжао Юфэй здесь!"
  Все сразу посмотрели вдаль. Трансцендентная красотка, изящная и чистая, одетая в пурпурную мантию, плыла издалека. В этот момент она была самой красивой на свете.
  Даже Якобы Бог Ло Юй была ошеломлена на мгновение, а затем тень зависти поползла по ее лицу.
  "Юфэй!" - Выражение лица Цзинь Вэй застыло, а затем он взревел - "Нет, я не могу проиграть!"
  Он не мог предстать перед своей богиней в таком жалком виде. Он должен победить Чжао Фэна.
  Уооош!
  В его руке появился хрустальный меч, покрытый глубокими и изящными синими линиями. В тот момент, когда этот меч появился, даже люди за пределами массива заметили, что острый меч нацелен. Они даже ощущали Божественную силу этого меча.
  Действия Цзинь Вэй немедленно снова сделали его центром внимания.
  "Высококачественное божественное оружие - небесный хрустальный меч!" - основной ученик немедленно вскрикнул.
  Высококачественное божественное оружие обычно использовалось древними богами!
  "Я не думал, что предок Цзинь Вэй даст ему Небесный Хрустальный меч для его защиты!" - Чжан Ютонг встревожилась.
  Острота высококачественного божественного оружия могла быть заблокирована только другим высококачественным божественным оружием.
  " Божественное оружие запрещено использовать на конференции!" - Пан Хао немедленно поднял тревогу.
  Основная цель этой конференции состояла в том, чтобы гении духовной расы взаимодействовали и обменивались указателями, а не участвовали в битвах за жизнь или смерть. Божественное оружие было запрещено!
  Но никто не пытался остановить Цзинь Вэй. В конце концов, они все надеялись увидеть, как Чжао Фэн исчезнет из этого места.
  Но произошло непостижимое.
  "Цзинь Вэй, остановись!" - Женщина в пурпурном вдруг громко выругалась и бросилась на сцену.
  Конг Дэ тут же полетела рядом со сценой и развеяла массив.
  "Юфэй, что? .." - Цзинь Вэй опешил. Чжао Юфэй никогда раньше не упрекала его. Что здесь происходит?
  Когда Чжао Юфэй вышла на сцену, ее затуманенные глаза, казалось, были постоянно устремлены на Чжао Фэна.
  "Юфэй!" - Выражение лица Чжан Ютонг замерцало. Чжао Юфэй никогда ни к чему не проявляла особого интереса. Это был первый раз, когда он видел такие сильные эмоции от женщины, которую он любил.
  "Брат Фэн ... наконец-то ты здесь!" - Два затуманенных глаза Чжао Юфэй не видели ничего в мире.
  Спустя тридцать с лишним лет Чжао Фэн наконец-то нашел ее - тридцать с лишним лет, которые она провела в ожидании. Несмотря на то, что тридцать лет было очень мало для Якобы Богов, она чувствовала, что ждала три тысячи лет, тридцать тысяч лет....
  К счастью, он наконец-то был здесь. Ей больше не нужно было ждать.
  "Я пришел поздно...." - Голос Чжао Фэна был несколько неестественным.
  Его сердце было глубоко тронуто, а в уголках глаз появились слезы. Когда он увидел Чжао Юфэй, его сердце почувствовало необъяснимую боль. У него было неслыханное желание обнять эту девушку и больше не причинять ей вреда!
  "Юфэй!" - Толпа не могла не воскликнуть в шоке.
  Они чувствовали, что у Чжао Юфэй и Чжао Фэна, казалось, были очень близкие отношения.
  В этот момент Чжао Юфэй схватила Чжао Фэна за руку и повел его в сторону.
  "Пойдем в другое место и пообщаемся!"- Чжао Юфэй показала ослепительную улыбку.
  "Как такое может быть...!?" - Толпа была переполнена. Как будто кто-то взял молоток и ударил их всех в сердце.
  "Юфэй...!" - Разум Цзинь Вэй опустел, и высококачественное божественное оружие в его руке со звоном упало на землю!
  Никто не ожидал, что их богиня примет руку какого-то полного ничтожества. И этот никто не был учеником рабочий, над которым все они издевались немалое количество раз.
  Цуй Линь был ошеломлен, когда он достал знак и получил сообщение. Его лицо застыло, и он немедленно подошел к Чжан Ютонг и прошептал ему на ухо несколько слов.
  После короткого мгновения удивления, глаза Чжан Ютонг стали жесткими и свирепыми.
  " Притормози! Чжао Фэн, разве ты не ученик периферии? Вы смеете вторгаться на конференцию внутренних учеников и основных учеников!?" - Немедленно рявкнула Чжан Ютонг.
  "Он всего лишь ученик периферии!?" - Несколько основных учеников выпалили в шоке.
  Все верили, что нужно, по крайней мере, быть внутренним учеником, чтобы войти в это место. В их умах было невозможно, чтобы ученик периферии смешался с ними. Как Чжао Фэн смог прийти в это место со статусом простого ученика периферии?
  " Ученик периферии осмеливается проникнуть на эту конференцию!?" - Цзинь Вэй внезапно встал и свирепо зарычал на Чжао Фэна.
  Глава 1248 - Чжао Юфэй наносит удар.
  С учениками духовной расы Чжан Ютонг и Цзинь Вэй, ведущими путь, окружающие ученики начали высказывать свое неодобрение. Хотя они не хотели обидеть Чжао Юфэй, вид их богини, держащей за руку незнакомого человека, был трудно проглотить. Кроме того, Чжао Фэн был всего лишь учеником периферии; статус между ним и ними был таким же, как между небом и землей.
  "Он был всего лишь учеником периферии? Он действительно не уважает правила!" - Вэй Цин Ин пронзительно закричала рядом с Якобы Богом Ло Юй. Поначалу она находила очень странным, что Чжао Фэну удалось так быстро продвинуться до внутреннего ученика, но, как оказалось, он был лишь периферийным учеником.
  "Убирайся отсюда!" - Цзинь Вэй сердито посмотрел на Чжао Фэна и взревел. Он только что проиграл битву, так что только унизив Чжао Фэна, он сможет излить свою злость.
  Все кончено! Неподалеку Пан Хао вышел из оцепенения и со вздохом опустил голову.
  Он был тем, кто привел Чжао Фэна, и теперь, когда это дело было раскрыто, ему будет трудно освободиться от любой ответственности. Более того, Чжао Фэн оскорбил большинство внутренних учеников и основных учеников здесь. Как только они узнают, что он был тем, кто привел Чжао Фэна, их гнев распространится на него, а также на внутреннюю фракцию учеников, к которой он принадлежал.
  "Это я позволила ему прийти!" - Внезапно сказала Чжао Юфэй, а затем повернулась к Чжао Фэну с нежным взглядом в глазах.
  Толпа, которая угрожала Чжао Фэну, была ошеломлена.
  "Юфэй, ты..." - Цзинь Вэй потерял дар речи. Чжао Юфэй понятия не имела, что Чжао Фэн вообще появится здесь, так как она могла позволить ему прийти? Было ясно, что Чжао Юфэй принимает сторону Чжао Фэна.
  "Юфэй, если ты настаиваешь на том, чтобы заступиться за него, мы ничего не можем с этим поделать, но человек, к которому ты благосклонна, кажется, просто немного не в себе. Он только знает, как стоять позади вас, и вы блокируете любые штормы для него?" - Чжан Ютонг посмотрел на Чжао Фэна и усмехнулся.
  Чжао Юфэй была учеником ядра расы и пользовалась большим расположением многих старейшин, поэтому, если Чжао Юфэй хотела встать на сторону Чжао Фэна, они ничего не могли с этим поделать. Таким образом, Чжан Ютонг решил пойти на Чжао Фэна вместо этого!
  "Парень, который может положиться только на женщину!"
  "Если у тебя есть мужество, выходи и возьми на себя ответственность!"
  Окружающие ученики начали высмеивать поведение Чжао Фэна как бесстыдное.
  "Брат Фэн, не обращай на них внимания!" - Рука Чжао Юфэй крепче сжала свою хватку.
  Чжао Фэн был лишь периферийным учеником духовной расы. У него не было покровителя. Если он действительно возьмет на себя ответственность за свои действия, то наверняка понесет суровое наказание. Эти внутренние и основные ученики смогут легко иметь дело с Чжао Фэном.
  Но в этот момент Чжао Фэн шагнул вперед и спокойно посмотрел на Чжан Ютонг.
  Кроме Конг Дэ, которая наблюдала за всем этим с улыбкой на лице, все были поражены действиями Чжао Фэна. Он действительно шагнул вперед!
  "На этой конференции не было четкого правила о том, что ученики периферии не могут принимать участие", - спокойно сказал Чжао Фэн.
  Все кивнули. Такого правила действительно не существовало. Однако приглашения были даны только основным ученикам и некоторым внутренним ученикам.
  "Правильно, но приглашения не были даны периферии..." - Чжан Ютонг понятия не имел, что задумал Чжао Фэн, но его голос оставался холодным и равнодушным.
  Но он был слишком ошеломлен, чтобы продолжать, и вторая половина фразы застряла у него в горле. В этот момент все с удивлением смотрели на приглашение в руке Чжао Фэна!
  "У этого парня действительно есть приглашение!" - Глаза Пан Хао округлились от шока, когда он понял, что беспокоится ни о чем.
  "Как? Он ученик периферии! Как он получил приглашение!?"
  "Черт побери! Кто ему его дал!?"
  Несколько человек в толпе тихо выругались себе под нос.
  Те, кто имел право рассылать приглашения, были основными учениками, которые обладали наибольшим авторитетом на этой конференции. Как Чжао Фэну удалось встретиться с основным учеником перед конференцией?
  Но не было никаких сомнений, что Чжао Фэн получил приглашение, так что он явно имел право присутствовать на этой конференции.
  "Малышка Дэ!" - Чжао Юфэй бросила взволнованный взгляд на Конг Дэ и поняла, что у Конга Дэ было лицо, которое говорило: "ты должна мне услугу."
  Конг Дэ повернулась к Чжао Фэну, ее глаза потемнели. По правде говоря, она также не верила, что Чжао Фэн подходит для Чжао Юфэй, так как среди поклонников Чжао Юфэй было слишком много людей лучше, чем Чжао Фэн.
  Просто из присутствующих, Чжан Ютонг был истинным Богом шестого ранга, который мог уничтожить Чжао Фэна, как если бы он был пылинкой. Было также много основных учеников, которые не участвовали в этой конференции, потому что они были в уединении, и были также основные ученики других фракций зоны Цзилинь.
  Если бы она не слышала, как Чжао Юфэй часто упоминает Чжао Фэна, и не видела его обеспокоенное лицо, Конг Дэ никогда бы не помогла Чжао Фэну, пригласив его.
  Толпа постепенно отступала.
  "Ты ... разве ты не должен покинуть это место?" - В этот момент Чжао Фэн повернулся к Цзинь Вэй и холодно сказал.
  Лицо Цзинь Вэй застыло, а затем он вспомнил, что его пари с Чжао Фэном предусматривало, что проигравший покинет конференцию. Он и представить себе не мог, что проиграет, поэтому не придал этому пари никакого значения.
  Взгляд Цзинь Вэй был таким злобным, что казалось, он хотел поглотить Чжао Фэна целиком. В конце концов он ушел, сердито хмыкнув. Несмотря на то, что он проиграл битву Чжао Фэну, у него было много методов, доступных ему в духовной расе, чтобы избавиться от Чжао Фэна.
  Когда Цзинь Вэй уходил, к нему подошел зеленокожий мужчина.
  "Большой братец Цзинь Вэй, куда ты идешь?" - С любопытством спросил Чжао Ланьи. Он опоздал, потому что находился в уединении, но предполагал, что конференция еще не закончилась.
  Цзинь Вэй был в ужасном настроении и не мог побеседовать с Чжао Ланьи. Поэтому он ушел, даже не взглянув на Чжао Ланьи.
  Чжао Ланьи несколько неловко вошел в конференцию.
  "Мм? Чжао Фэн!?" - Чжао Ланьи сразу же заметил фигуру Чжао Фэна, стоящую на большой поляне в центре конференции.
  Прежде чем прийти на конференцию, он услышал обо всем от своего кузена Чжао Хуньи, который попросил его дать Чжао Фэну жестокий урок.
  В этот момент Чжао Фэн все еще стоял на сцене боя, в то время как Чжао Юфэй стояла недалеко позади него. Разве это не идеальный момент для него, чтобы заставить Чжао Фэна в бой и показать свою силу?!
  Туууп!
  Чжао Ланьи прыгнул на сцену.
  "Чжао Фэн, ты издевался над моим младшим кузеном. Как старший брат, я должен отомстить за эту несправедливость!" - Чжао Ланьи уставился на Чжао Фэна со слабой улыбкой на губах.
  Он был образцовым внутренним учеником, Истинным Богом четвертого ранга, который был даже сильнее некоторых основных учеников.
  Окружающая толпа была пугающе тихой со странными выражениями на лицах. Для такого внутреннего ученика, как Чжао Ланьи, бросить вызов человеку, к которому благоволил Чжао Юфэй, было не чем иным, как самоубийством в их глазах. Кроме того, нельзя было недооценивать силу самого Чжао Фэна.
  Но Чжао Фэн был бельмом на глазу для всех присутствующих, и некоторые основные ученики уже думали о том, как избавиться от него. В результате они все надеялись увидеть, как Чжао Ланьи и Чжао Фэн сражаются, чтобы получить истинное представление о силе Чжао Фэна.
  Однако те внутренние ученики, которые были связаны с Чжао Ланьи, естественно, рассказывали ему, что происходит.
  "Чжао Ланьи, этот малыш очень сильный, и у него тоже есть какие-то отношения с Чжао Юфэй!" - кто-то молча послал сообщение.
  "Что? .." - Желание Чжао Ланьи сражаться было мгновенно подавлено.
  В этот момент он, наконец, понял, что Чжао Юфэй смотрит на него леденящим душу взглядом.
  Чжао Ланьи немного сожалел о своем решении прийти немного позже, что привело к тому, что он не знал об отношениях между Чжао Фэном и Чжао Юфэй. Даже если он действительно победит Чжао Фэна, он просто обидит Чжао Юфэй.
  Но теперь, когда он ехал верхом на тигре, было трудно спуститься. Он только что вызвал Чжао Фэна на бой, а Чжао Фэн все еще не ответил. Теперь Чжао Ланьи мог только молча молиться, чтобы Чжао Фэн отказался.
  "Брат Фэн только что подрался. Позволь мне занять его место." - Чжао Юфэй шагнула вперед, ее великолепное лицо покрылось льдом.
  "Нет! Мисс Юфэй, это может быть немного неуместно..." - поспешно ответил удивленный Чжао Ланьи.
  Чжао Юфэй была основным учеником с густой родословной и невероятным талантом к культивации. Она была выдающейся во всех отношениях и была кем-то, кого он не смел оскорбить. Кроме того, Чжао Юфэй всегда была женщиной, которой он восхищался, поэтому он оказался неспособным напасть на нее.
  "В этом нет ничего неуместного!" - Глаза Чжао Юфэй вспыхнули ледяным светом.
  Бзззз!
  Кожа Чжао Юфэй внезапно стала похожа на прозрачный кристалл, сияющий пурпурным блеском. Огромная энергия родословной заставила небесную землю Юань Ци в этом районе бурлить.
  Взмахнув рукой, пурпурный барьер света полетел вперед. Давление родословной духовной расы сдерживало Чжао Ланьи различными способами, делая для него невозможным уклониться, поэтому он мог только сделать все, что в его силах, чтобы отразить этот удар.
  Бум! Бам!
  Чжао Ланьи отлетел назад от взрыва пурпурных кристаллических осколков. Многие части его тела кристаллизовались, даже кровь, стекавшая с губ, застыла в красном кристалле.
  "Чжао Юфэй еще более искусна в использовании своей родословной!"
  "Истинный Бог четвертого ранга Чжао Ланьи был побежден одним ударом Чжао Юфэй!"
  Все окружающие ученики были поражены этим зрелищем.
  Зависть Якобы Бога Ло Юй усилилась. Она больше не могла взять ни одной техники у Чжао Юфэй.
  Когда Чжао Юфэй обернулсась, холодный и суровый взгляд на ее лице превратился в нежный и ласковый взгляд. Она снова взяла Чжао Фэна за руку и увела его с конференции.
  "Юфэй, толщина твоей родословной, кажется, больше, чем у любого другого человека духовной расы." - пробормотал потрясенный Чжао Фэн. Он никогда не думал, что Чжао Юфэй будет столь же ослепительна в духовной расе, как и в зоне континента.
  "Хе-хе, я ничто по сравнению с тобой!" - у Чжао Юфэй появился редкий румянец стыда.
  Независимо от времени и места, она всегда будет считать Чжао Фэна непреодолимой горой. Даже сейчас Чжао Юфэй была уверена, что Чжао Фэн намного сильнее, чем кто-либо мог себе представить.
  Пан Хао с завистью наблюдал, как красотка номер один духовной расы забрала Чжао Фэна из его поля зрения. - "Этот парень, он уже знал Чжао Юфэй!"
  ...
  Еще до начала конференции Чжао Фэн сокрушил Цзинь Вэй, а Чжао Юфэй победила Чжао Ланьи одним ударом, после чего оба остались рука об руку.
  Основные присутствующие ученики потеряли всякое подобие изящества или элегантности. Только несколько внутренних учеников все еще весело болтали с некоторыми основными учениками.
  "Хе, сестра Ло Юй, хотя эта конференция - беспорядок, это не обязательно плохо для вас!" - Вэй Цин Ин хитро улыбнулась, обращаясь к Якобы Богу Ло Юй.
  "Верно. Верхний эшелон духовной расы не позволяют Чжао Юфэй быть вместе с мусором...."
  Теперь, когда Якобы Бог Ло Юй подумал об этом, слова Вэй Цин Ин были вполне разумными. Осмелившись дотянуться до Чжао Юфэй, Чжао Фэн обрек себя на трагедию. Более того, Чжао Юфэй, провоцирующая высший эшелон духовной расы и других основных учеников, был именно тем, чего хотела Якобы Бог Ло Юй.
  Никто не знал, что высший эшелон духовной расы наблюдал за этой конференцией все это время.
  "Этот мальчик был единственным, о ком Чжао Юфэй всегда заботилась? Как он попал в духовную раса?"
  "Похоже, что прибытие этого мальчика позволило Чжао Юфэй добиться небольшого прорыва. Теперь она еще сильнее контролирует свою родословную!"
  " Несмотря ни на что, мы не можем допустить, чтобы низшая родословная этого отродья осквернила родословную духовной расы!"
  Глава 1249 - Давление.
  Покинув конференцию, Чжао Фэн и Чжао Юфэй начали прогуливаться по великолепным землям духовной расы. Все здесь было сделано из разноцветных кристаллов. Высококачественная Божественная хрустальная жила внизу сделала так, что густая Небесная Земля Юань Ци висела в воздухе, как тонкий туман, делая это место волшебной страной.
  Чжао Юфэй была живой и очаровательной феей, ее движения были гибкими и грациозными, ее радость трудно было скрыть. Она хорошо знала, насколько обширно древнее пустынное царство богов. Первоначально она считала, что Чжао Фэну понадобится одна или две сотни лет, чтобы найти духовную расу.
  Но Чжао Фэн прибыл в духовную расу гораздо раньше. Не означает ли это, что она занимает очень высокое место в его сердце? Чжао Юфэй внутренне обрадовалась.
  В то же время Чжао Юфэй была ошеломлена. Если Чжао Фэн провел все эти годы пробираясь к этому месту, как ему удалось так быстро в силу?
  "Брат Фэн, даже моя духовная раса не может идти в ногу со скоростью твоего развития!" - Чжао Юфэй слабо улыбнулась.
  "Твоя духовная раса действительно необычна, но не забывай о моем левом глазу." - Чжао Фэн слабо улыбнулся.
  Он смог достичь своего нынешнего уровня так быстро во многом благодаря левому глазу.
  Они начали болтать о различных обстоятельствах и переживаниях за прошедшие годы.
  В какой-то момент Чжао Юфэй привела Чжао Фэна в свою частную резиденцию. Это был великолепный комплекс дворцов, построенных из пурпурного хрусталя.
  Прежде чем войти, Чжао Фэн уже почувствовал уникальный аромат, плывущий в воздухе.
  "Брат Фэн, почему бы тебе не остаться в духовной расе?" - Чжао Юфэй уставилась на Чжао Фэна, ее глаза были похожи на нежные лужицы воды.
  В прошлом они всегда встречались, а потом вскоре прощались. Эта последняя разлука длилась тридцать с лишним лет, и Чжао Юфэй не знала, как долго продлится их следующая разлука.
  Она также узнала из рассказов Чжао Фэна, что его невесте удалось перевоплотиться с помощью особого метода. Однако, по ее мнению, эта Лю Циньинь больше не была Лю Циньсинь, с которым был помолвлен Чжао Фэн. Более того, если бы у Лю Циньсинь не было ни прошлого, ни таланта, она навсегда осталась бы в зоне континента и никогда больше не появилась бы перед Чжао Фэном.
  "Ладно!" - Потрясающе красивое лицо Чжао Юфэй вызвало волну эмоций в сердце Чжао Фэна.
  Возможно, он слишком устал после всех этих лет беготни и убийств. Возможно, эта разлука была слишком долгой, или, возможно, это был разрыв его прошлого с Лю Циньсинь ... Эта встреча оставила Чжао Фэна в невероятно сложном эмоциональном состоянии, и он почувствовал жгучую страсть в глубине своего сердца.
  Когда они эмоционально посмотрели друг другу в глаза, они пришли в восторг и начали приближаться друг к другу. Рука Чжао Фэна теперь обнимала тонкую талию Чжао Юфэй, заставляя ее издать тихий стон, а ее тело покраснеть.
  В этот момент по дворцу разнесся голос - "Юфэй, иди ко мне. Твой мастер хочет обсудить с тобой одно дело!"
  Выражение лица Чжао Юфэй застыло в шоке, и она тут же вырвалась из рук Чжао Фэна, ее лицо было застенчивым и растерянным.
  Глаза Чжао Фэна также обрели ясность, и он несколько неловко переглянулся с этой великолепной женщиной перед ним.
  "Мастер ищет меня" - тихо сказала Чжао Юфэй.
  Она знала, что высший эшелон духовной расы видел все, что происходило во время конференции. У Чжао Фэна не было могущественной древней родословной, поэтому высший эшелон духовной расы не позволил бы ей быть вместе с Чжао Фэном.
  "Брат, что, если мы расскажем духовной расе о твоем Божьем Глазе?" - Прошептала Чжао Юфэй.
  Как только духовная раса узнает о Божьем Глазе Чжао Фэна, они определенно перестанут вмешиваться в дела пары и, возможно, будут только рады завербовать Чжао Фэна. Нужно было знать, что восемь великих Божьих глаз, известных древнему пустынному царству богов, были высшими "Божьими Глазами"."
  "Я все еще слишком слаб. Если вопрос о Божьем Глазе выйдет наружу, я боюсь..." - Чжао Фэн слегка покачал головой.
  Он осознал силу Восьми Великих Глаз Бога только после того, как пришел в древнее пустынное царство богов.
  Он обладал девятым Глазом Бога, который, вероятно, обладал тем же потенциалом, что и другие. Однако он все еще был довольно слаб. Как только станет известно, что у него глаз Бога, фракции, с которыми ссорился Чжао Фэн, придумают все способы, чтобы справиться с ним.
  Кроме того, он понятия не имел, что другие восемь великих Глаз Бога думают о его девятом глазу Бога. Если Божий глаз Чжао Фэна вызовет отвращение любого другого Божьего глаза, его судьба будет решена.
  Чжао Юфэй кивнула, естественно понимая дилемму, с которой столкнулся Чжао Фэн.
  Чжао Юфэй отправилась в резиденцию своего учителя, в то время как Чжао Фэн покинул основную область учеников.
  В запретной земле духовной расы, в некоем заурядном зеленом хрустальном дворце. :
  "Юфэй, он пришел?" - медленно заговорил одетый в белое старейшина с обычным голосом.
  Если бы Чжао Фэн был здесь, он наверняка узнал бы в этом старейшине эксперта духовной расы, который спустился в зону континента, чтобы забрать Чжао Юфэй.
  Чжао Юфэй кивнул. Ее учитель уже знал все о ее отношениях с Чжао Фэном.
  "Ты также знаешь о затруднительном положении, в котором оказалась духовная раса. Конфликт между двумя основными сторонами духовной расы усиливается с каждым днем, и есть также проблема пылающей золотой расы...." - Старейшина в белом вздохнул.
  Не было фракции, которая была бы в абсолютной гармонии. Духовная раса также имела свои внутренние конфликты. А снаружи, другая пятизвездочная фракция зоны Цзилинь - пылающая золотая раса - всегда амбициозно наблюдала за духовной расой.
  "Наша группа должна стать сильнее, и духовная раса должна стать сильнее. Те, кто выше, не позволят вашей благородной родословной смешиваться с бесполезным аутсайдером!" - продолжал старейшина.
  По правде говоря, те, кто был выше, уже договорились о браке Чжао Юфэй. Либо Чжао Юфэй выйдет замуж за основного ученика, принадлежащего другой стороне, чтобы облегчить внутреннюю борьбу, либо она выйдет замуж за одну из двух других пятизвездочных фракций зоны Цзилинь, чтобы их союз мог запугать пылающую золотую расу.
  Чжао Фэн был просто человеком с низким уровнем родословной. Какое он имеет право жениться на Чжао Юфэй?
  " Брат Фэн останется в духовной расе. Он не посторонний!" - Твердо сказала Чжао Юфэй.
  "Так много людей ухаживают за тобой. Чжао Фэн им не соперник." - сказал старейшина в Белом.
  Чжао Юфэй немедленно замолчала. Она, естественно, знала это.
  Истинный Бог шестого ранга Чжан Ютонг был лишь одним из ее поклонников. Другие пятизвездочные фракции были также домом для влиятельных экспертов, которые желали ее руки. Даже гении предыдущего поколения, которые теперь были Древними Богами, интересовались ею.
  "Если бы он пришел со мной в духовную расу тогда и наслаждался культивированием ресурсов и лечением пятизвездочной фракции, возможно, все было бы не так ..." - Старший вздохнул.
  Забрав Чжао Юфэй, он пригласил и Чжао Фэна, но тот отказался. Если бы Чжао Фэн пришел к духовной расе и культивировал в течение нескольких десятилетий, он мог бы добиться впечатляющего прогресса.
  В это время медленно вышла еще одна фигура.
  "Старший Брат Юань Лун...." - Чжао Юфэй несколько удрученно поприветствовала его.
  "Младшая сестра Юфэй, я не знаю, что вы видите в Чжао Фэне, но я могу сказать вам, что в зоне Цзилинь есть много гениев, которые превосходят его во всех аспектах", - апатично сказал Юань Лун.
  В его сердце, кто-то, кто мог сравниться с его Чжао Юфэй, должен был быть по крайней мере сильнее его, а также не мог иметь слишком низкий класс родословной. Чжао Фэн был всего лишь Якобы Богом, чья родословная едва ли могла сравниться с тысячей древних рас. Среди преследователей Чжао Юфэй он был существом, которое гнило на улицах.
  Юфэй, подумай хорошенько. Не только для тебя, но и для Чжао Фэна! В словах старейшины, облаченного в белое, слышалась резкость.
  ...
  Конференция еще не закончилась, так что основная область учеников была все еще довольно пуста, позволяя Чжао Фэну спокойно уйти.
  "Как только я стану Истинным Богом пятого ранга, я докажу свой талант и потенциал." - бесстрастно заявил Чжао Фэн.
  Надо сказать, что даже Якобы Бог Небесный Пожиратель, был способен войти в Небесное Божественное Царство только на четвертом уровне. Возможно, у него был шанс подняться еще выше, учитывая прошедшее время, но и у Чжао Фэна тоже. Его прогресс намного превзошел одаренного номер один Якобы Бога Небесного Пожирателя.
  "Но мне все равно нужно подождать еще немного."
  Вскоре Чжао Фэн покинул внутреннюю область учеников и вернулся в свою резиденцию.
  В настоящее время Чжао Фэн был на пятьдесят процентов уверен, что войдет в пятый ранг Небесного Божественного Царства. Однако, очевидно, было бы еще лучше, если бы он мог поднять этот процент немного больше. Таким образом, Чжао Фэну нужно было успокоиться и подождать, пока он не завершит свою технику пяти элементов молниеносного ветра и священное молниеносное тело Золотого Кун.
  Вернувшись в свою резиденцию, Чжао Фэн возобновил свое уединение.
  "Эти два метода - всего лишь один крошечный осколок от завершения ..." - Чжао Фэн нахмурился.
  Он знал, что уже выжал свой потенциал до предела.
  Более поздние стадии этих техник всегда предназначались для истинных богов. Поскольку развитие Чжао Фэна все еще подавлялось на уровне Якобы Бога, ему будет очень трудно продвинуться дальше, если он не прорвется.
  Эта проблема была той, с которой многие другие Якобы Боги Древнего Царства богов столкнулась. Все знали, что постоянное наращивание сил, чтобы достичь более высокого ранга Небесного Божественного Царства за один раз, даст еще лучшие перспективы.
  Но если чей-то потенциал был доведен до предела, и любое дальнейшее продвижение в технике было бы затруднено отсутствием прорыва в культивировании, задержка прорыва была бы просто пустой тратой времени.
  В результате большинство людей сдавались и прорывались к Истинным Богам, чтобы начать медленный подъем.
  Месяц прошел очень быстро. Чжао Фэн провел триста дней, культивируя в мантии пространства-времени, но его прогресс оставался незначительным.
  Однажды Пан Хао пришел, чтобы найти его.
  "Чжао Фэн, негодяй, ты действительно знаешь Чжао Юфэй!" - Первым делом Пан Хао вздохнул в изумлении.
  Он никогда не думал, что обычный ученик периферии, такой как Чжао Фэн, будет знать богиню духовной расы, Чжао Юфэй.
  Чжао Фэн узнал от Пан Хао, что происходит снаружи. В настоящее время почти все в духовной расе, даже ученики-рабочие, знали, что Чжао Юфэй и Чжао Фэн были вместе.
  "Брат Чжао, ты должен быть осторожен!" - Пан Хао начал беспокоиться.
  Чжао Фэн с Чжао Юфэй было шокирующим, но это было нехорошо. Это место было территорией духовной расы, и Чжао Фэн был аутсайдером, который теперь соперничал со многими основными учениками за руку Чжао Юфэй.
  По мнению Пан Хао, это была верная смерть. Для этих основных учеников было слишком легко иметь дело с Чжао Фэном на территории духовной расы. Если члены высшего эшелона дадут свое молчаливое одобрение, никому не будет дела, даже если Чжао Фэна убьют.
  "Понимаю." - Чжао Фэн кивнул. Вот почему он не показал слишком много своей силы.
  Пока они болтали, снаружи донесся рев - "Чжао Фэн, Я - Вэй Цзе - бросьте вызов. Я хочу доказать, что ты не подходишь для Чжао Юфэй!"
  "Вэй Цзе!? Этот Вэй Цзе - основной ученик. Хотя у него нет родословной духовной расы, он все еще очень близок к вершине. Он достиг пика четвертого ранга. Ты не можешь согласиться на этот бой!" - Ошеломленный Пан Хао немедленно начал призывать к осторожности.
  Вэй Цзе был уже на пике четвертого ранга, который отличался от обычного истинного бога четвертого ранга снаружи. Кроме того, он пользовался лучшими ресурсами культивации, культивировал лучшие методы и владел божественным оружием высокого класса.
  "Чжао Фэн, ты, кто цепляется за женщину для защиты - ты смеешь принять этот вызов!?" - кто-то снаружи громко насмехался.
  
  
  Глава 1250 - Письмо с призывом.
  "Пик Четвертого Ранга?" - тихо пробормотал Чжао Фэн.
  Даже двадцать пять лет назад он был уверен, что сможет сразиться с Истинным Богом пятого ранга. Это означало, что двадцать пять лет назад Чжао Фэн уже был способен победить этого Вэй Цзе.
  Возможно, мне стоит немного показать свою силу!
  Выражение лица Чжао Фэна стало задумчивым, когда он начал думать.
  Духовная раса была пятизвездочной фракцией с многочисленными одаренными и гениями, многие из которых уже стали истинными богами шестого ранга. В предыдущем поколении были гении, которые уже стали Древними Богами.
  Несмотря на то, что Чжао Фэн победил Цзинь Вэй и продемонстрировал часть своего таланта и потенциала, он все еще не был членом духовной расы и, таким образом, не был достоин внимания духовной расы. Если бы не отношения Чжао Фэна с Чжао Юфэй, высший эшелон духовной расы мог бы уже стать безжалостным со своими методами.
  Чжао Фэн внезапно встал и приготовился выйти.
  Пан Хао был потрясен, увидев, что Чжао Фэн встал.
  "Они пытаются спровоцировать тебя. Ты же не пойдешь туда, чтобы согласиться на битву?" - Немедленно спросил Пан Хао.
  Хотя он знал, что Чжао Фэн был выдающимся, он не верил, что Чжао Фэн мог победить Вэй Цзе. В конце концов, Чжао Фэн был просто Якобы Богом.
  "Ты собираешься быть черепахой в панцире? Собираешься прятаться вечно?"
  "Я не думал, что человек, которого любит Чжао Юфэй, будет бесхребетным трусом ..."
  Бесстыдные насмешки за стенами дворца были бесконечны.
  В этот момент двери хрустального дворца перед ними внезапно открылись.
  " О? Ты действительно осмелился выйти?"
  В самом начале толпы стоял человек в черном панцире, с кривыми рогами, торчащими из плеч, и свирепым, кровожадным лицом.
  Этим человеком был Вэй Цзе.
  Большинство зрителей были учениками периферии, но было также довольно много внутренних учеников и основных учеников.
  "Это тот самый парень? Он кажется таким слабым! Как он мог сравниться с большим братом Вэй Цзе!?"
  С тех пор как конференция закончилась, Чжао Фэн был в уединении и никогда не выходил. Таким образом, многие ученики никогда раньше не видели Чжао Фэна.
  "Если хочешь драться, давай драться." - Чжао Фэн холодно посмотрел на Вэй Цзе.
  "Ха-ха, хорошо!" - Вэй Цзе начал безумно смеяться.
  По его мнению, Чжао Фэн стал высокомерным после победы над Цзинь Вэй. Может, Цзинь Вэй и принадлежал к духовной расе, но он всегда был избалован, как принц. Он никогда не испытывал никаких испытаний и был лишен реальных боевых способностей.
  "Этот парень действительно принял вызов? Он ищет смерти!"
  " Все будет хорошо!"
  ...
  На стадии вызова в области учеников периферии:
  "Я думал, ты будешь прятаться за женщиной." - Улыбка Вэй Цзе была дикой и жестокой.
  Вэй Цзе также был одним из преследователей Чжао Юфэй, но он был на миссии раньше, поэтому он не смог принять участие в конференции. Вернувшись, он услышал ужасную новость. По этой причине, собрав некоторую информацию, Вэй Цзе отправился на поиски Чжао Фэна.
  "Прекрати светскую беседу." - Глаза Чжао Фэна были холодными, когда его левый глаз активировался, высвобождая удивительное намерение.
  Расслабленный и самодовольный Вэй Цзе был слегка озадачен. Ничто в его разведданных не говорило о том, что Чжао Фэн может использовать методы родословной глаза!
  Уооош!
  Туман пурпурно-золотого цвета мгновенно окутал душу Вэй Цзе. Окружение Вэй Цзе стало размытым и нечетким, и он постепенно начал терять контроль над своим телом.
  "Этот парень довольно хорошо разбирается в технике родословной глаза!" - Вэй Цзе зарычал, распространяя свое намерение души на полную мощность и быстро приходя в себя.
  Прямо в этот момент, Вэй Цзе почувствовал, что Чжао Фэн идет с яростной атакой с его стороны, и он немедленно отреагировал, ударив обеими руками.
  Бум! Бам!
  Это столкновение заставило Чжао Фэна и Вэй Цзе отступить на несколько десятков шагов.
  "У этого Вэй Цзе твердая воля. Он также довольно мощный боец." - Чжао Фэн кивнул.
  В области души, Божий Глаз имел определенное преимущество, но намерение души Чжао Фэна все еще было в некотором роде от достижения уровня Истинного Бога четвертого ранга. По этой причине его техника глаза души была не очень эффективна против Вэй Цзе.
  На другом конце лицо Вэй Цзе застыло, а голова закружилась от шока. Он понял, что сила и физическое тело Чжао Фэна были практически на том же уровне, что и его собственное!
  Вэй Цзе достиг такого уровня, объединив технику очищения тела с преимуществами своей собственной родословной. Однако, Чжао Фэн был просто Якобы Богом, и все же он обладал таким грозным телосложением?
  Встревоженный Пан Хао мгновенно открыл глаза. Он еще раз осознал, что глубоко недооценил Чжао Фэна.
  Наблюдавшие ученики тоже были поражены. Вероятно, никто из них не ожидал, что этот обмен между Чжао Фэном и Вэй Цзе закончится вничью.
  "Хм!" Вэй Цзе холодно фыркнул, когда начал распространять Божественную силу. Мрачная и ледяная энергия немедленно начала распространяться от его тела.
  Он недооценил Чжао Фэна в том столкновении, но он не даст Чжао Фэну второй шанс.
  Рааамбл!
  С другой стороны, тело Чжао Фэна превратилось в вспышку пятицветной молнии, которая выстрелила в сторону Вэй Цзе.
  Эта удивительная скорость заставила всех зрителей побледнеть от страха.
  Лицо Вэй Цзе исказилось от шока, когда из черной как смоль Божественной силы появились два когтя, готовые схватить Чжао Фэна.
  "Молниеносная Скорбь Пламя Глаза!"
  В этот момент левый глаз Чжао Фэна сверкнул белой молнией. Мощная вспышка молниеносноая скорби, сопровождаемая мощной рябью души, устремилась к Вэй Цзе.
  Какрак!
  Искривленное пламя молниеносной скорби, несущее ужасную энергию души, взорвалось в лице Вэй Цзе.
  "Аааааа!" - Разум Вэй Цзе был переполнен болью.
  Он был под впечатлением, что техника родословной души, которую Чжао Фэн использовал в начале, была самой сильной техникой родословной души Чжао Фэна, в результате чего он был слишком небрежен. Техника родословной глаза, которую Чжао Фэн применил на этот раз, заставила душу Вэй Цзе почувствовать, будто в нее ударила молния, и душераздирающая боль постоянно терзала его сознание.
  "Небесная Разрушающая Ладонь Священной Молнии!" - Чжао Фэн направил пятицветную молнию в ладонь и выстрелил в Вэй Цзе.
  Огромная ладонь пятицветной молнии начала постоянно отталкивать тело Вэй Цзе назад. Грозная энергия пяти элементов в ладони непрерывно била по телу Вэй Цзе.
  Кроме того, техника пяти элементов молниеносного ветра Чжао Фэна достигла финального уровня, поэтому он сумел сплавить энергию молниеносной скорби в свою божественную силу, увеличив ущерб, который она могла нанести.
  Бум! Бам!
  Тело Вэй Цзе было отброшено прямо к пограничному массиву вокруг стадии вызова, но мощь пятицветной ладони молнии все еще не рассеялась и продолжала давить на Вэй Цзе.
  "Ах! .."
  Крики боли Вэй Цзе были настолько ужасны, что заставляли учеников дрожать от страха.
  Тууууп!
  Через некоторое время тело Вэй Цзе упало на землю.
  Вокруг было мертвенно тихо, ни единого звука!
  В первом столкновении они были на одном уровне, но во втором столкновении Чжао Фэн совершенно раздавил Вэй Цзе.
  "Как он может быть таким сильным?"
  Несколько учеников периферии сглотнули слюну, когда их умы попытались переварить то, что они только что видели. Некоторое время назад они были прямо перед Дворцом Чжао Фэна, насмехаясь над ним.
  "Такой сильный! Он победил Вэй Цзе!" - Пан Хао радостно вскрикнул.
  Хотя он едва понимал, что происходит в этой битве, важно было то, что Чжао Фэн победил Вэй Цзе.
  Чжао Фэн спрыгнул со сцены и ушел.
  Его первая техника родословной глаза предназначалась для того, чтобы намеренно обмануть Вэй Цзе и ослабить его бдительность. Затем он использовал молниеносную скорбь пламя глаза, чтобы тяжело ранить и быстро победить Вэй Цзе!
  Несколько мощных Божественных чувств бродили взад и вперед в небе над духовной расой.
  "Ему удалось победить Вэй Цзе! Сила этого парня, по крайней мере, Якобы Бога четвертого ранга!"
  Сильнейший Якобы Бог одаренный духовной расы также был Якобы Богом четвертого ранга.
  Что касается Якобы Бог гения жизни зоны Цзилинь это священная земля - Якобы Бога Лон Гуань - он достиг силы Якобы Бога четвертого ранга, тридцать лет назад. Учитывая, что это было тридцать лет назад, Якобы Бог Гуань Лон, вероятно, теперь имел силу Якобы Бога пятого ранга.
  "Он полагался на технику родословной глаза, чтобы скрытно атаковать, в то время как у Вэй Цзе даже не было времени активировать свою линию или даже вынуть божественное оружие. Если бы Вэй Цзе был настороже, исход не был бы столь очевиден..." - еще одно мощное божественное чувство холодно хмыкнуло.
  " Несмотря ни на что, этот ребенок действительно очень силен. Он может сравниться с сильнейшим Якобы Богом духовной расы!" - другой голос души несколько радостно отметил.
  "Древний Бог Парящий Дух, ты хозяин Чжао Юфэй. Ты не можешь быть неравнодушен к ней в такое время..."
  Несколько могущественных Божественных чувств вели дискуссию в небесах.
  "Одним словом, этот человек обладает достойной силой и потенциалом. Было бы лучше, если бы он мог остаться с духовной расой, но он все еще аутсайдер, и его родословная слишком низкая ... "
  Они втайне обсуждали, как поступить с Чжао Фэном, но сила, которую он только что проявил, привлекла их внимание. Если бы они могли пойти на компромисс с Чжао Фэном, чтобы заставить его отказаться от Чжао Юфэй, но также остаться с духовной расой, чтобы служить ей, не могло быть лучшего результата.
  ...
  Новость о том, что Чжао Фэн победил Вэй Цзе на этапе периферии, быстро распространилась.
  "Вэй Цзе проиграл Чжао Фэну!?"
  " Человек, к которому благоволит Чжао Юфэй, на самом деле так силен!?"
  Большинство людей были ошеломлены невероятной силой Чжао Фэна.
  Основные ученики духовной расы были подавлены и разъярены. Вэй Цзе также был основным учеником, но он проиграл, нанеся удар по достоинству всех основных учеников.
  " Хм, этот дурак!" - В темно-синем хрустальном дворце у Чжан Ютонг было пепельное выражение лица.
  Внезапно, глаза Чжан Ютонг повернулись, будто он подумал о какой-то идее. Затем он покинул свой дворец.
  Между тем, Чжао Юфэй также узнала, что Чжао Фэн победил Вэй Цзе, но ее реакция была довольно сдержанной, и она не выказала особого восторга.
  Даже если Чжао Фэн победил Вэй Цзе и имел приличный потенциал, он все равно был аутсайдером духовной расы. Если Чжао Юфэй выйдет замуж за могущественного Истинного Бога, принадлежащего к другой стороне духовной расы, она сможет успокоить внутренние конфликты духовной расы. Если она выйдет замуж за пятизвездочную фракцию зоны Цзилинь, у брачного союза будет достаточно сил, чтобы запугать пылающую золотую расу. Что Чжао Фэн - посторонний, мог принести к столу?
  После победы над Вэй Цзе, Чжао Фэн пошел в зал миссии и взял простую миссию. Закончив эту миссию, он вернулся в свою резиденцию и возобновил свое уединение.
  Но всего через несколько дней кто-то начал кричать возле его дворца.
  "Основной ученик Чжан Чжиюэ бросает тебе вызов. Время и место решать тебе!"
  С размахом его Божественного чувства, Чжао Фэн понял, что этот Чжан Чжиюэ был истинным Богом пятого ранга.
  Чжан Чжиюэ ушел, как только закончил оставлять письмо с вызовом. Чжао Фэн проигнорировал это и продолжил свое уединение.
  Но вскоре пришел другой основной ученик и бросил письмо с вызовом. Этот основной ученик был также истинным Богом пятого ранга.
  Выражение лица Чжао Фэна стало мрачным, когда он начал понимать, что что-то происходит.
  В течение следующих нескольких дней все больше основных учеников доставляли письма с вызовом к порогу Чжао Фэна.
  Однажды, основной ученик Чжан Ютонг лично пришел во дворец Чжао Фэна.
  "Чжао Фэн, я Чжан Ютонг. Я бросаю тебе вызов!"
  Зловещая улыбка застыла на губах Чжан Ютонг, а его глаза были холодными и суровыми.
  Соседние ученики периферии немедленно начали болтать друг с другом. Чжан Ютонг был истинным Богом шестого ранга, и его тело содержало духовную расовую родословную. Истинный Бог среднего шестого ранга просто не могли сравниться с ним.
  В своей резиденции, Чжао Фэн притворился, что не слышит.
  Пощечина!
  Чжан Ютонг бросил письмо с вызовом и ушел.
  Менее чем через полмесяца перед дверью Чжао Фэна выросла небольшая кучка из десяти писем с вызовом. Самыми слабыми соперниками были Истинные Боги пятого ранга, и было также немало истинных богов шестого ранга. Некоторые письма с вызовом приходили даже от фракций, помимо духовной расы.
  Глава 1251 - Древний Бог Переговоров.
  Новое живописное место появилось в области учеников периферии духовной расы; высокая куча писем вызова накопилась перед обычным дворцом. Самыми слабыми соперниками в этой куче были истинные боги пятого ранга, но были и истинные боги шестого ранга. Некоторые из вызовов были даже брошены людьми, принадлежащими к другим фракциям.
  В этом дворце, Чжао Фэн нахмурился. Там было много писем вызова, и были даже некоторые из истинных богов шестого ранга.
  Если Чжао Фэн использовал все свои козыри, он был уверен, что сможет бороться против шестого ранга, но о победе не могло быть и речи. Более того, эти истинные боги шестого ранга были основными учениками духовной расы, поэтому их силу нельзя было недооценивать.
  "Как может человек, которого Чжао Юфэй любит быть простым учеником периферии?" - Еще один насмешливый голос донесся снаружи.
  "Брат Лу, ты даже не представляешь. Этот человек хотел преследовать Чжао Юфэй, но у него не было другого пути, кроме как подняться от ученика-работника. Только с большим трудом ему удалось получить повышение до периферийного ученика." - пошутил свидетель. По голосу Чжао Фэн понял, что это Цзинь Вэй.
  " Ха-ха, Интересно. Человек которого Чжао Юфэй любит... это Лу тоже хотел бы бросить ему вызов." - Юноша по фамилии Лу от души рассмеялся и бросил письмо с вызовом.
  Окружающие периферийные ученики были ошеломлены.
  Помимо духовной расы и пылающей золотой расы, две другие пятизвездочные фракции зоны Цзилинь были божественным древом океана и потрясающим небеса альянсом. Люди этих двух фракций практиковали Дао очищения тела и Дао медицины. Когда мощный эксперт очищения тела также обладает высшими способностями к восстановлению и лечению, они смогут проявить свои способности в максимальной степени.
  Этот юноша Лу был истинным Богом шестого ранга из Божественного древа океана.
  "Ха-ха, брат Лу, пошли. Это место для периферийных учеников, здесь ничего не видно." - Цзинь Вэй злобно рассмеялся.
  "Идеально. Мне также нужно пойти и убедить Юфэй." - Этот юноша Лу был также одним из поклонников Чжао Юфэй.
  Несколько дней спустя знаменитый Истинный Бог Разрушающий Кость потрясающего небеса альянса, пришел и бросил свое собственное письмо с вызовом, прежде чем перейти к основной области духовной расы.
  "Ах, брат Чжао, тебе придется защищаться." - Пан Хао вздохнул.
  Он больше не осмеливался входить во дворец Чжао Фэна. Была ли это сила или поддержка, владельцы этих писем вызова все далеко превзошли Пан Хао. Он беспокоился, что посещение Чжао Фэна принесет ему только неприятности.
  Каждые один или два дня на пороге дома Чжао Фэна оставляли очередное письмо с вызовом. Во время этого процесса Чжао Фэн ни разу не появился.
  В центральной области духовной расы, около кристаллического озера, собралось почти двадцать основных учеников, которые пили и болтали друг с другом.
  "Ха-ха, я хотел бы посмотреть, что Чжао Фэн сделает с этим!" - Цзинь Вэй радостно осушил свою чашу и беззаботно рассмеялся. Он хотел унизить Чжао Фэна вдвое сильнее, чем то, что он испытал.
  "Брат Чжан, эта твоя стратегия поистине гениальна, и высший эшелон духовной расы не остановил нас!" - Другой основной ученик согласился.
  Чжан Ютонг улыбнулся и кивнул.
  Все они выступили с вызовами, заявив, что преследуют Чжао Юфэй. Это было понятное оправдание, метод не был слишком экстремальным, и они все еще были способны оказать давление на Чжао Фэна. Это было также то, что надеялся увидеть высший эшелон духовной расы, так почему же они должны были остановить это?
  Кроме того, будет ли у Чжао Фэна лицо, чтобы отказаться от всех этих писем вызова от своих соперников в любви? Если Чжао Фэн отвергнет все эти вызовы, его воинственное сердце будет страдать. Небесная дочь духовной расы, Чжао Юфэй, также понесет удар по своему достоинству.
  "Какое право имеет этот ребенок добиваться благосклонности сестры Юфэй?" - Юноша Лу холодно фыркнул.
  "Еще больше людей будут посылать Чжао Фэну письма с вызовом. Если бы он не был таким молодым и все еще Якобы Богом, даже мой старший брат мог бы оставить письмо с вызовом." - Цзинь Вэй самодовольно улыбнулся.
  "Этому парню трудно иметь дело даже с Истинным Богом пятого ранга, не говоря уже о шестом. Если бы даже древние боги начали бросать ему вызов, казалось бы, наша духовная раса "запугивала" его. Было бы нехорошо, если бы такая вещь вышла наружу." - Чжан Ютонг прищурился и улыбнулся.
  "Через несколько дней придет кто-то из священной земли жизни."
  ...
  В частной резиденции Чжао Юфэй резкий и очаровательный голос произнес с громким упреком - "Как они могли так обращаться с братом Фэном!?"
  Чжао Юфэй была в ярости.
  "Что можно сделать? Они все охотятся за твоей рукой. У них есть все основания бросить вызов Чжао Фэну." - Конг Дэ тоже вздохнула.
  Она уже начала находить Чжао Фэна порядочным, когда он победил Вэй Цзе. Он имел приличную внешность и внушительную силу. Важно, что обе стороны этой пары были заинтересованы друг в друге.
  Увы, у Чжао Фэна не было ни власти, ни поддержки, ни высокопоставленных родственников. Он не мог сравниться с теми основными учениками и не мог убедить высший эшелон духовной расы.
  " Я найду мастер!" - Решительная Чжао Юфэй приготовилась уйти.
  В этот момент давление, тяжелое и стабильное, как гора, снизилось, заставив Чжао Юфэй остановиться.
  "Мастер!" - Чжао Юфэй вскрикнула от удивления.
  "Юфэй, есть много членов высшего эшелона духовной расы. Я один не могу принять решение по этому вопросу." - категорично заявил Древний Бог Парящий Дух.
  По правде говоря, он также нашел Чжао Фэна превосходным.
  Если бы Чжао Фэн благоволил к любой другой девушке духовной расы, члены высшего эшелона, возможно, были бы готовы принять это, но он просто должен был любить Чжао Юфэй!
  Толщина крови духовной расы Чжао Юфэй была намного больше, чем у любого другого основного ученика. Это в сочетании с ее естественной захватывающей красотой сделало ее богиней, любимой всеми в зоне Цзилинь.
  "Я собираюсь встретиться с братом Фэном...." - Прозрачные глаза Чжао Юфэй, казалось, затуманились.
  "Ты не должна вмешиваться в это дело, если не собираешься отвергнуть его и сказать, чтобы он сдался." - Древний Бог Парящий Дух вздохнул.
  Он пришел сюда, чтобы остановить Чжао Юфэй, потому что такова была единодушная воля высшего эшелона духовной расы.
  ...
  Глубокой ночью земли духовной расы были так же ослепительны, как и днем.
  "Мм? Какое мощное божественное чувство." - Чжао Фэн, который культивировал в мантии пространства-времени, немедленно появился.
  Периферийные ученики имели защиту духовной расы, поэтому, пока они были в уединении, основные ученики не осмеливались исследовать их своими божественными чувствами. По этому мощному Божественному чувству, которое сканировало местность так поздно ночью, Чжао Фэн уже мог догадаться о личности этого посетителя.
  Уооош!
  Внезапно во дворце Чжао Фэна появился старейшина в черном.
  "Старший!" - Чжао Фэн встал и поклонился.
  Хотя этот старейшина в черном не оказывал большого давления на Чжао Фэна, он излучал еще более опасную ауру, чем Древний Бог Черное Небо.
  "Я буду говорить прямо." - Старейшина в черной мантии апатично уставился на Чжао Фэна, на его лице был намек на гордость.
  Чжао Фэн молча кивнул.
  "Ты очень силен, равен самому сильному Якобы Богу моей духовной расы, но твой статус и родословная ниже." - прямо заявил старейшина в черном.
  "Понимаю." - Лицо Чжао Фэна было бесстрастным. С первого взгляда он понял, зачем пришел сюда старейшина.
  "Слишком много молодых талантов преследуют Чжао Юфэй. Без поддержки или силы, вы не можете победить ни одного из них. Ты не можешь защитить Чжао Юфэй." - продолжил старейшина.
  Люди, преследовавшие Чжао Юфэй, могли иметь меньший потенциал, чем Чжао Фэн, но все они были из влиятельных фракций или имели высокий уровень родословной.
  "Если вы готовы отказаться от Чжао Юфэй, духовная раса обещает относиться к вам как к основному ученику, и мы также не будем препятствовать вам, если вы будете ухаживать за любой другой девушкой духовной расы", - продолжил старейшина.
  Духовная раса имела множество учеников, и можно было легко увидеть почитаемый статус основных учеников. Кроме того, старейшина также подразумевал, что, даже если Чжао Фэн пойдет за Якобы Богом Ло Юй, которого лишь немного не хватало по сравнению с Чжао Юфэй, духовная раса не будет вмешиваться.
  Таких щедрых условий было бы достаточно, чтобы свести с ума бесчисленное множество молодых людей зоны Цзилинь, но взгляд Чжао Фэна не изменился.
  "Если Юфэй согласится, мне нечего сказать." - Лицо Чжао Фэна было суровым.
  Его лоб даже не сморщился перед всеми искушениями, которые высший эшелон духовной расы разложил перед ним. Более того, тот факт, что этот старейшина пришел, был ясным доказательством того, что Чжао Юфэй не согласна. Он знал, что Чжао Юфэй также испытывает значительное давление, но если она не согласна, почему он должен подчиняться!?
  "Я спрашиваю только тебя!" - Взгляд старейшины в черном мгновенно сфокусировался.
  Огромная аура Древнего Бога медленно начала просачиваться в окружение Чжао Фэна.
  Чжао Фэн был поражен. Этот старейшина высвободил только часть своей ауры, но казалось, будто огромная гора придавила его тело и сделала невозможным его движение. Этот древний бог был даже сильнее, чем он предполагал.
  "Подумайте хорошенько над этим предложением." - Видя, что Чжао Фэн не говорит, старейшина в черном бросил эти слова и исчез.
  Десятки тысяч ли в небе, несколько мощных Божественных чувств собрались на встречу.
  "Тот парень отказался?"
  "Ай, эта девушка Юфэй тоже очень упряма!"
  "Хотел бы я посмотреть, как этот парень справится с этими вызовами ..."
  Высшие эшелоны духовной расы единодушно одобрили письма вызова. Они верили, что основные ученики духовной расы выполнили превосходный план.
  "Я поговорю с ним через некоторое время. Я уверен, что это не займет много времени, прежде чем он рухнет под давлением."
  ...
  Вопрос о письмах вызова действительно был большим камнем, давящим на сердце Чжао Фэна. Если бы он отказался от всех этих людей, которые хотели любви Чжао Юфэй, какое право он имел быть вместе с ней?
  "Похоже, мне нужно как можно быстрее продвигаться в Небесное Божественное Царство!" - Пробормотал Чжао Фэн.
  Все в духовной расе верили, что он сможет достичь четвертого ранга максимум, но Чжао Фэн был уверен в достижении пятого ранга. Если ему удастся прорваться и стать Истинным Богом пятого ранга, даже духовная раса должна будет относиться к нему серьезно.
  Более того, в это время его сила испытала бы квинтэссенцию трансформации, и его намерение души быстро увеличилось бы. У него даже будет шанс победить Истинного Бога шестого ранга!
  Его сознание погрузилось в таинственный золотой шар в измерении Божьего Глаза.
  Уооошш!
  Чжао Фэн появился в Древнем Царстве Снов. Усевшись по-турецки на землю, он активировал технику пяти элементов молниеносного ветра и Священное молниеносное тело Золотого Кун.
  Бум! Хссс!
  Три кристалла бога молнии плавали перед ним, бесчисленные осколки белой молниеносной скорби вытекали из них и поглощали Чжао Фэна. Окружение Чжао Фэна внезапно превратилось в запретную зону молниеносной скорби.
  Несколько дней спустя, белый древний зверь в форме дракона потока бросил межпространственное кольцо рядом с Чжао Фэном и ушел. Немного позже Чжао Фэн открыл глаза и послал свой разум в кольцо.
  "Неплохо! Даже Древнему Богу было бы трудно устоять перед такими ресурсами." - Глаза Чжао Фэна сверкнули.
  Он приказал Чжао Вану обыскать Древнее царство снов в поисках этих ресурсов культивации, чтобы использовать их для своего прорыва.
  Уооош!
  Чжао Фэн забрал все ресурсы культивации. Огромные волны энергии заставляли всех окружающих древних зверей дрожать от страха.
  Не говоря больше ни слова, Чжао Фэн начал безумно поглощать целебную энергию в этих ресурсах, когда он начал доводить свои две техники до конца.
  Однажды, энергия Чжао Фэна внезапно возросла, и пронизанное молнией физическое давление пронеслось по его окружению. Земля задрожала, когда земля на сотню ли вокруг него осела. В этой депрессии бушевала сила молниеносной скорби.
  "Оба метода, наконец, достигли завершения!" - Чжао Фэн открыл свои яркие глаза, его лицо пылало энергией.
  "Настало время ворваться в Небесное Божественное Царство!" - Чжао Фэн поднялся и начал искать хорошее место, чтобы прорваться.
  В то же время в его сознании появилось много существенных моментов и навыков, необходимых для проникновения в Небесное Божественное Царство.
  Глава 1252 - Прорыв в Небесное Божественное Царство (I).
  Через несколько дней Чжао Фэн пришел в черный лес.
  Деревья здесь назывались черным застывшим деревом. Их ветви имели ненормально дикий вид стальных шипов.
  Под этим лесом была некачественная Божественная хрустальная жила.
  "Давай сделаем это здесь!"
  Чжао Фэн пошел в центр леса и сел на землю, скрестив ноги.
  Уооош!
  Чжао Фэн удалил некоторые древние ресурсы из своего измерения Божьего Глаза, которые ему удалось успешно дублировать. После этого Чжао Фэн взял еще одну партию древних ресурсов и начал дублировать их.
  Несколько дней спустя другой древний зверь подошел к Чжао Фэну и покинул межпространственное измерение. В то же время последняя партия ресурсов закончила дублироваться в измерении Божьего Глаза.
  "Теперь у меня девяносто процентов шансов стать Истинным Богом пятого ранга!" - Уверенно заявил Чжао Фэн.
  "Первый шаг к прорыву на уровень Истинного Бога - это формирование Божественной стадии."
  Сознание Чжао Фэна полностью погрузилось в водоворот Божественной силы в его теле. Массивный диск пятицветного света, испещренный полосами белых молний, начал медленно вращаться внутри его тела.
  Вихрь Божественной силы обычного человека был бы просто водоворотом, но вихрь Божественной силы Чжао Фэна был пятицветным диском света. Из этого можно было видеть, насколько жестким и сжатым был вихрь Божественной силы Чжао Фэна. Пять элементов Божественной Силы Молниеносной Скорби, которую она произвела, также была невероятно мощной.
  Кайф! Бззз!
  Из центра вихря Божественной силы вырвалась пятицветная молния. Чжао Фэну быстро удалось создать прямоугольную структуру.
  Было девять рангов истинных богов, и каждый ранг был Божественной ступенью. Низшая Божественная ступень должна была быть чрезвычайно устойчивой и жесткой. В противном случае он не смог бы выдержать вес следующих Божественных стадий, предопределяя, что человек никогда не сможет стать Древним Богом девятого ранга.
  Формирование Божественных стадий требовало извлечения энергии из вихря Божественной силы, а также собственной силы и потенциала.
  Кайф! Бззз!
  Чудесные потоки пятицветных молний продолжали вырываться из вихря Божественной силы, медленно заполняя первую Божественную стадию посредством уникального метода строительства.
  "Я не могу быть небрежным с первой Божественной сцене!"
  Ум Чжао Фэна был полностью сосредоточен на формировании Божественной стадии.
  Первая Божественная стадия имела жизненно важное значение. Он даже добавил свою собственную жизненную энергию и энергию родословной в божественную стадию.
  В то же время, различные виды ресурсов культивирования начали появляться из межпространственного измерения перед Чжао Фэном. Эти драгоценные ресурсы были в основном сокровищами культивации, содержащими пять элементов силы, но некоторые из них были специально предназначены для формирования Божественной стадии.
  Уооош! Уооош!
  Энергия в этих материалах быстро истощалась и поглощалась Божественной стадией.
  Чжао Фэн провел целый месяц, формируя первую Божественную стадию. Во время этого процесса он постоянно использовал Духовный Божий Глаз, чтобы координировать формирование Божественной стадии, а также исследовать каждый ее дюйм, чтобы свести к минимуму количество недостатков в этой Божественной стадии.
  "Увеличение силы, которое я получил от завершения техники пяти элементов молниеносного ветра и священного молниеносного тела Золотого Куна, было намного больше, чем я себе представлял. У меня даже есть десять процентов шансов стать Истинным Богом шестого ранга!" - Чжао Фэн начал размышлять, наблюдая за формированием Божественной стадии.
  От этой мысли его дыхание участилось. Он никогда не слышал ни о ком, кто мог бы напрямую достичь шестого ранга. Но теперь у Чжао Фэна появился крошечный шанс сделать это!
  ...
  Во внешнем мире каждые несколько дней кто-нибудь бросал новое письмо с вызовом на пороге дома Чжао Фэна.
  "Он там уже два месяца!"
  "Я думаю, он не осмелится выйти. Он, вероятно, планирует спрятаться там навсегда, чтобы избежать всего этого!"
  Несколько периферийных учеников увидели, что Чжао Фэн не выходил два месяца, и набрались смелости нагло посмеяться над ним.
  "Если он не выйдет, то через десять месяцев, он будет изгнан из духовной расы!" - Внутренний ученик, проходивший мимо, холодно рассмеялся.
  Периферийные ученики должны были выполнять миссию каждый месяц. Однако некоторые периферийные ученики, из-за того, что они находились в уединенном культивировании или имели какие-то другие уникальные обстоятельства, не могли выполнять эту миссию. Раса также учла этот момент и разрешила отложить обязательную миссию, но эта миссия может быть отложена максимум на год. Если Чжао Фэн не внесет никакого вклада в расу в течение года, он будет изгнан.
  По правде говоря, большинство периферийных учеников провел несколько лет в уединении, но они всегда заканчивали свои миссии заранее. Однако Чжао Фэн не знал, что он может это сделать.
  Внезапно Небесная Земля Юань Ци вокруг дворца Чжао Фэна начала необъяснимо пульсировать. Большой, но слабый водоворот начал формироваться с его дворцом в качестве центра, поглощая осколки небесной земли Юань Ци. В то же время, прямоугольное изображение, казалось, формировалось на вершине этого массивного водоворота!
  "Это ... формирование Божественной стадии, прорыв, чтобы стать Богом...!" - внутренний ученик сказал в шоке, когда он поднял голову.
  "Он прорывается в Небесное Божественное Царство?"
  Эта новость вскоре распространилась по окрестностям, заставив собраться многих периферийных учеников.
  "Кажется, что рука Чжао Фэна была вынуждена, поэтому он начал прорываться в Небесное Божественное Царство!"
  "Ха, если он победит Вэй Цзе, то сможет стать истинным Богом четвертого ранга. Это означает, что он все еще не может справиться с этими письмами вызова!"
  Периферийные ученики начали болтать друг с другом.
  "Это неправильно... почему явления от проникновения в Небесное Божественное Царство так слабы?" - Внутренний ученик быстро ушел.
  ...
  Услышав эту новость, Чжан Ютонг игриво улыбнулся на берегу кристально чистого озера.
  "Брат Чжан, что случилось?" - немедленно спросил юноша Лу из Божественного древа океана.
  "Чжао Фэн в настоящее время прорывается в Небесное Божественное Царство!" - Улыбка Чжан Ютонг стала злой.
  Все остальные были ошеломлены этими словами, а потом начали смеяться.
  "Он думает, что станет для нас парой, когда станет Богом?"
  "Мне кажется, что у него не было другого выбора, кроме как прорваться в Небесное Божественное Царство, чтобы увеличить свою силу!"
  Довольно много основных учеников начали высмеивать Чжао Фэна, внутренне чувствуя гордость.
  "Пошли. Поскольку Чжао Фэн решил прорваться в Небесное Божественное Царство, это означает, что, как только он преуспеет, он примет наши вызовы." - Чжан Ютонг внезапно встал.
  "Брат Чжан, ты слишком много думаешь. Мне кажется, что он использует землю духовной расы, чтобы прорваться в Небесное Божественное Царство. После того, как он преуспеет, он покинет духовную расу самостоятельно!" - прокомментировал основной ученик.
  После этого основные ученики, собравшиеся в этом месте, разошлись.
  ...
  На периферии толпа, собравшаяся у дворца Чжао Фэна, становилась все больше.
  "Рука Чжао Фэна была вынуждена, но даже если он прорвется в Небесное Божественное Царство, он не сможет избежать своей дилеммы!" - Чжао Ланьи и его младший кузен холодно смотрели на дворец.
  " Прочь с дороги! Много основных учеников идут!" - Из-за спины толпы послышался голос.
  Толпа периферийных учеников и внутренних учеников возле дворца Чжао Фэна немедленно рассеялась. Основные ученики прибыли вскоре после этого.
  "Итак, он прорывается в Небесное Божественное Царство в другом измерении." - Чжан Ютонг приподнял бровь, заметив это.
  Мирские явления, вызванные вторжением в Небесное Божественное Царство, были огромны, но был только довольно слабый водоворот Юань Ци вокруг дворца Чжао Фэна, в то время как изображение Божественной сцены было чрезвычайно слабым. Это было доказательством того, что Чжао Фэн врывался в Небесное Божественное Царство в другом измерении.
  Но это было совершенно нормально. Было бы слишком глупо для Чжао Фэна пытаться прорваться прямо в его резиденцию. Если бы его враги были готовы бросить все, чтобы замыслить против него и помешать ему, его неудача была бы неизбежна. Его усилия будут сорваны на последнем этапе.
  Пан Хао тоже прибыл.
  "Что он здесь задумал? Даже если ему удастся прорваться в Небесное Божественное Царство, он все равно не сможет противостоять всем этим соперникам!" - Пан Хао был очень обеспокоен.
  Кайф! Бззз!
  Водоворот Юань Ци удвоился в размере, поскольку вторая Божественная стадия начала принимать форму.
  " Второй ранг Небесного Божественного Царства..." - Тихо сказала Чжан Ютонг.
  ...
  "Юфэй, Юфэй, Чжао Фэн прорывается в Небесное Божественное Царство!" - Конг Дэ бросилась к резиденции Чжао Юфэй, когда она закричала.
  " Брат Фэн врывается в Небесное Божественное Царство?" - В своем пурпурном хрустальном дворце Чжао Юфэй была удивлена, но вскоре рассердилась.
  По ее мнению, Чжао Фэн был вынужден под давлением духовной расы прорваться в Небесное Божественное Царство.
  "Что этот парень пытается сделать?" - Возле дворца Чжао Юфэй Древний Бог Парящий Дух бормотал себе под нос.
  Его первым чувством было то, что, поскольку Чжао Фэн врывался в Небесное Божественное Царство, чтобы поднять свою силу, он отказался от компромисса и решил сопротивляться. Но даже если Чжао Фэн достигнет четвертого ранга, он все равно не сможет противостоять своим соперникам!
  "Может ли этот ребенок быть уверен в достижении пятого ранга?" - Смелая идея всплыла на поверхность разума Древнего Бога Парящий Дух.
  Он присутствовал на битве Чжао Фэна и Вэй Цзе. Он всегда чувствовал, что Чжао Фэн скрывал большую часть своей силы.
  "Мастер!" В этот момент Чжао Юфэй подошла ко входу в ее дворец. Она знала, что ее учитель был рядом, чтобы помешать ей увидеть Чжао Фэна.
  "Иди" - категорически заявил Древний Бог Парящий дух.
  Тьфу!
  Чжао Юфэй превратилась в поток пурпурного света, который исчез за горизонтом.
  В то же время фигура древнего бога, Парящий Дух, исчезла в пространстве.
  ...
  За пределами дворца Чжао Фэна водоворот Юань Ци становился все больше и больше. Он постепенно становился более осязаемым и медленно окрашивался в пять цветов. Два Божественных образа также медленно начали приобретать цвет.
  Чжао Юфэй прибыла во вспышке пурпурного света.
  "Брат Фэн!" - У Чжао Юфэя был несколько встревоженный вид.
  Так быстро!
  Облака начали клубиться, и ветер начал дуть, когда несколько трансцендентных существ появились высоко в небе.
  "Если этот ребенок решил прорваться в Небесное Божественное Царство, означает ли это, что он отказывается от компромисса?" -Тон Древнего Бога в черном был довольно холодным.
  Это была духовная раса Древнего Бога, который посетил Чжао Фэна ранее, чтобы вести с ним переговоры.
  "Независимо от того, что это такое, как только он успешно прорвется, это дело подойдет к концу", - беспечно сказал Древний Бог Парящий дух.
  " Но размеры этого ребенка довольно необычны. Это так созвучно небесно-земным рамкам Древнего пустынного царства богов!" - Другой древний бог удивленно вздохнул.
  Бзззз! Бум!
  Пятицветный водоворот Юань Ци снова расширился. В то же время медленно появлялся образ третьей Божественной стадии.
  " Он уже на третьем месте!"
  "Наполненный грозной энергией пяти элементов! Какая тяжелая Божественная сцена!" - Глаза Древнего Бога Парящий Дух вспыхнули.
  С его опытом, он мог видеть статус Божественных стадий Чжао Фэна, просто наблюдая эти образы.
  ...
  В Древнем Царстве Снов вихрь Божественной силы Чжао Фэна уже уменьшился вдвое. Над вихрем Божественной силы образовались три Божественные стадии.
  Эти божественные стадии были сделаны из прозрачного кристалла и текли светом, в то время как глубокие и таинственные руны, которые, казалось, содержали великое Дао, текли вокруг них.
  "Продолжайте ... четвертый этап!"
  Три Божественные стадии в теле Чжао Фэна внезапно взорвались пятицветной молнией, когда они попытались создать контуры для четвертой Божественной стадии.
  Но в этот момент он на мгновение остановился.
  Внимание Чжао Фэна было несколько отвлечено.
  " Это...?"
  Выражение его лица изменилось от удивления. Он обнаружил, что несколько прядей его золотистых волос начали менять цвет!
  
  Глава 1253 - Прорыв в Небесное Божественное Царство (II).
  Пряди волос, казалось, жили своей собственной жизнью, элегантно танцуя в воздухе. Волосы были серебряные, но они менялись между красными, желтыми, зелеными, синими, черными. Изменение между каждым цветом было тонким и естественным.
  Конечно, Чжао Фэн был не в настроении внимательно наблюдать за этими изменениями. Он только знал, что в то время как он находился на критической стадии формирования своих божественных стадий, его Духовный Божий Глаз также претерпевал трансформацию.
  "Что мне делать?" - Чжао Фэн был очень обеспокоен.
  Исходя из его прошлого опыта, трансформация Духовного Божьего Глаза, скорее всего, заставит его заснуть, и не было никакой гарантии, как долго он будет спать.
  Он уже сформировал три Божественные стадии. Если бы трансформация Духовного Божьего Глаза заставила его заснуть на решающем этапе, это было бы плохой новостью. Если ему не удастся сформировать Божественную стадию, он будет вынужден вернуться к началу и потребуется очень много времени, чтобы восстановиться.
  Однако давление духовной расы тяжело давило на него. Ему нужно было прорваться в Небесное Божественное Царство, чтобы устранить эти угрозы.
  Поколебавшись некоторое время, Чжао Фэн решил продолжить прорыв. Исходя из его прошлого опыта, изменение цвета волос было признаком трансформации Его Божьего Глаза, но настоящая трансформация произойдет только позже.
  "Я должен закончить прорыв, прежде чем Божий Глаз преобразится!" - Глаза Чжао Фэна сверкнули решимостью.
  ...
  За пределами дворца скорость, с которой пятицветный водоворот и божественные ступени поглощали Юань Ци, внезапно замедлилась. Эта перемена привела в ужас толпу зрителей.
  "Неужели все кончено? Только три Божественные стадии?"
  " Хех, кажется, это все, что он есть. Хотя он может победить Истинного Бога четвертого ранга, его потенциал ограничен."
  Некоторые из основных учеников начали высмеивать Чжао Фэна. Подавляющее большинство основных учеников духовной расы были способны к формированию трех божественных стадий.
  "Нет, этого не может быть...." - На расстоянии Чжао Юфэй верила в Чжао Фэна. Три Божественные стадии не могут быть концом.
  В этот момент над дворцом появилось еще одно божественное изображение.
  " Четвертая Божественная Стадия!"
  Толпа была в смятении! Возможность победить Истинного Бога четвертого ранга не означала, что можно сформировать четыре Божественные стадии, но формирование четырех Божественных стадий означало, что человек был чрезвычайно талантлив.
  На небе древние боги тоже казались довольно взволнованными.
  " Может, у этого парня и нет высокого уровня родословной, но потенциал у него неплохой!"
  "Все эти четыре Божественные стадии чрезвычайно прочны. Как только они будут сформированы, он будет непобедим среди четвертого ранга и способен сражаться с пятым рангом!"
  Зоркие глаза этих древних богов были способны судить о том, что происходит через эти расплывчатые явления.
  В этот момент рядом с толпой появились несколько фигур.
  "Это люди из священной земли жизни!"
  Толпа немедленно заметила трех молодых учеников, которые появились.
  " Подумать только, брат Сяхоу почтил нас своим присутствием ..."
  Ближайшие основные ученики немедленно поднялись, чтобы поприветствовать его.
  Священная Земля жизни была фракцией правителя зоны Цзилинь. Даже духовная раса должна склонить голову перед этой фракцией.
  Группу из трех человек возглавлял молодой мускулистый мужчина в чистом и простом светло-зеленой мантии. Его темно-зеленые глаза сверкали, как кристаллы.
  "Что здесь происходит?" - спросил мускулистый мужчина, удивленно глядя на дворец Чжао Фэна.
  Этот человек был Истинным Богом шестого ранга Сяхоу Ву священной земли жизни, обладателем глаза жизни и одним из преследователей Чжао Юфэй.
  "Брат Сяхоу, ты также знаешь, что многие ученики духовной расы хотят ухаживать за Чжао Юфэй, но этому парню каким-то образом удалось завоевать сердце Чжао Юфэй. Таким образом, мы все выпустили письма с вызовом. У этого парня не хватило сил, поэтому он бросился прорываться в Небесное Божественное Царство...." - Чжан Ютонг выступил с приветственной улыбкой.
  Несмотря на то, что он был Истинным Богом шестого ранга с родословной духовной расы, он не мог сравниться с Сяхоу Ву. Кроме того, фракция Сяхоу Ву была на один уровень выше духовной расы.
  "Брат Сяхоу, ты тоже пришел бросить ему вызов?" - спросил другой основной ученик.
  "В этом нет необходимости" - холодно сказал Сяхоу Ву, повернувшись к Чжао Юфэй.
  По его мнению, даже если Чжао Фэн ворвется в Небесное Божественное Царство, он все равно не сможет противостоять всем этим людям из духовной расы, поэтому его вмешательство было излишним.
  Кроме того, Чжао Фэн все еще был человеком, которого любила Чжао Юфэй. Если он примет участие в унижении Чжао Фэна, он определенно заслужит гнев Чжао Юфэй. Гораздо лучше, чтобы люди духовной расы прогнали Чжао Фэна, пока он утешал и успокаивал Чжао Юфэй.
  "Хорошо, хорошо! Такой ничтожный человек не стоит проблем брата Сяхоу!" - Чжан Ютонг улыбнулся, продолжая льстить.
  В небе Древние Боги духовной расы также изучали трех людей из священной земли жизни.
  "Их тела очень сильны, и они также имеют впечатляющие способности к восстановлению. Им просто нужно какое-то божественное оружие, которое может защитить их души, чтобы быть непобедимыми против тех, кто того же ранга."
  "Как и ожидалось от одаренных священной земли. Основные ученики духовной расы действительно кажутся ниже по сравнению с ними."
  ...
  Кабуууум!
  Небесная Земля Юань Ци в духовной расе была яростно поглощена пятицветным водоворотом и перенесена в тело Чжао Фэна в Древнем царстве снов. В то же время, низкокачественная Божественная Хрустальная жила под Чжао Фэном обеспечила бесконечный источник небесной земли Юань Ци и Божественной силы для него. Что касается сокровищ, которые он приготовил для своего прорыва, то они были давно уничтожены.
  Полтора месяца спустя, четвертая Божественная стадия была успешно сформирована.
  "Следующий этап - пятый!"
  Чжао Фэн был одновременно взволнован и обеспокоен.
  В этот момент чуть меньше половины его золотых волос стали серебряными. Эти серебристые волосы также медленно меняли цвет, естественно танцуя в воздухе. Это постепенно становилось все более похожим на сон.
  Левый глаз тоже начал проявлять признаки усталости. Таинственный золотой шар в его измерении Божьего Глаза быстро вращался, и его цвет также менялся. Золотой шар постепенно становился серебряным, а на его поверхности колыхалось призрачное пятицветное сияние. Как будто этот маленький шарик содержал жидкость, похожую на сон.
  ...
  Когда очертания пятой Божественной ступени обрели форму, внешний мир пришел в смятение.
  "Пятая Божественная стадия! Этот сопляк действительно смелый!"
  "Ха-ха, если вы начинаете формировать Божественную стадию, но не имеете сил завершить ее, все предыдущие усилия будут потрачены впустую!"
  Довольно много учеников начали смеяться. Впрочем, они были и довольно завистливы. Они завидовали мужеству Чжао Фэна сформировать пятую Божественную стадию, завидовали тому, что он мог даже создать зарождающуюся форму пятой Божественной стадии.
  "Хм, он переоценивает себя." - Сяхоу Ву холодно фыркнул.
  Только лучшие Якобы Боги священной земли могли достичь пятого ранга, как, например, Якобы Бог Гуань Лонг священной земли жизни.
  "Ха-ха, это отродье, вероятно, потерпит неудачу. Каждая неудачная попытка прорваться в Небесное Божественное Царство приведет к потере потенциала. Он будет калекой." - Чжан Ютонг улыбнулся.
  Если он не сумеет прорваться в Небесное Божественное Царство, у Чжао Фэна не будет лица, чтобы остаться в духовной расе.
  В небе все наблюдающие Древние Боги вздохнули.
  "Пока Чжао Фэн был готов пойти на компромисс, духовная раса могла бы оказать ему полную поддержку, и это не было бы проблемой, если бы он полюбил Якобы Бога Ло Юй. Но теперь это невозможно..." - Древний Бог в черном равнодушно улыбнулся.
  Ай, надеюсь, у него получится! Древний Бог Парящий Дух мысленно вздохнул.
  По его мнению, Чжао Фэн рисковал. Если бы он мог достичь пятого ранга, духовная раса не смогла бы вмешиваться в его отношения с Чжао Юфэй. Но если он потерпит неудачу, это будет означать, что он не подходит для Чжао Юфэй.
  "Мм? Древний Бог приближается!" - Древние Боги духовной расы немедленно начали настороженно смотреть вдаль.
  Бррруум!
  Бурлящее пурпурное облако соединялось с плотными облаками, которые скрывали Древних Богов духовной расы.
  "Сэр, кто вы? С какой целью вы пришли в мою духовную расу?" - сурово и с достоинством спросил Древний Бог в черном.
  Он видел, что это Древний Бог расы пурпурной носи. Раса пурпурной ночи занимала 29-е место среди десяти тысяч древних рас, намного ниже духовной расы.
  "Я - Древний Бог Ночной Дракон Зала Пурпурной Ночи зоны Гулун!" - Древний Бог Ночной Дракон прислал сообщение. - "Я не стану скрывать от тебя правду. Преследуя кого-то, я пришел в зону Цзилинь. Этот человек совершил ужасное преступление в зоне Гулун, заключив в тюрьму многих одаренных моего Зала Пурпурной Ночи."
  Глаза Древнего Бога Ночного Дракона светились ненавистью, когда он бросил взгляд на дворец Чжао Фэна.
  "Он?" - Духовная раса Древних Богов была поражена.
  Зона Цзилинь и зона Гулун были очень далеки друг от друга, поэтому они действительно не знали, что произошло в зоне Гулун. Однако для Чжао Фэна устроить такой беспорядок в зоне Гулун было действительно необычно.
  " Если духовная раса передаст мне этого ребенка, Зала Пурпурной Ночи выразит свою благодарность." - Древний Бог Ночной Дракон откровенно высказал свою просьбу, обещая компенсацию.
  Духовная раса Древних Богов начала мыслить.
  Хотя раса пурпурной ночи была ниже духовной расы, она также была пятизвездочной фракцией. Более того, награда, предложенная Древним Богом Ночного Дракона, стоила сотни тысяч Чжао Фэнов.
  Однако, если бы они просто передали ученика духовной расы, они разочаровали бы всех остальных учеников и полностью потеряли веру Чжао Юфэй.
  "Я знаю обо всех твоих опасениях, но после того, как Чжао Фэн прорвется, он должен отправиться на задание. Это очень опасно во внешнем мире, и несчастные случаи неизбежны...." - Древний Бог Ночной Дракон зловеще улыбнулся.
  Древние Боги, естественно, знали, что он имел в виду. Если они согласятся, Древний Бог Ночной Дракон тайно убьет Чжао Фэна и не втянет их в это дело.
  У Древних Богов был задумчивый взгляд, когда они начали обсуждать этот вопрос.
  "Чжао Фэн всегда был проблемой. Теперь, когда он рискует в попытке получить Истинного Бога пятого ранга и, скорее всего, потерпит неудачу, почему бы не использовать его в обмен на Древнего Бога Ночного Дракона? Мы можем избавиться от Чжао Фэна, одновременно положив конец упрямству Чжао Юфэй." - Глаза Древнего Бога в черном холодно блеснули.
  " Это довольно неприлично." - Древний Бог Парящий дух возражал.
  "Я чувствую, что Чжао Юфэй лучше соответствует жизни Сяхоу Ву священной земли!"
  " Этот Чжао Фэн слишком импульсивен. Как он мог попытаться занять пятое место?"
  Другие Древние Боги не ответили прямо, но они согласились с Древним Богом в черном одеянии окольным путем.
  Но в этот момент снизу донесся шум.
  "Пятая Божественная стадия почти завершена!"
  "Невозможно! Чжао Фэн действительно обладает способностью формировать пять Божественных стадий?"
  Многие ученики были ошеломлены и начали сомневаться в этом результате.
  "Пятая Божественная стадия почти завершена! Но как!?"
  Чжан Ютонг был так потрясен, что, казалось, вот-вот сойдет с ума. Образ пятой Божественной стадии был на грани завершения!
  Непосредственно достичь пятого ранга могли только одаренные Якобы Боги священных земель!
  Даже духовная раса Древних Богов на небе не осмеливалась поверить в этот факт.
  Между тем, у Древнего Бога ночного дракона было чрезвычайно мрачное выражение, убийственное намерение в его глазах почти осязаемое. Потенциал Чжао Фэна вселил страх в его сердце. Если ему позволят вырасти в силе, он станет огромной угрозой для Зала Пурпурной Ночи. Его нужно было убить.
  ...
  В Древнем царстве снов губы Чжао Фэна изогнулись в улыбке.
  "Пятая Божественная стадия почти завершена, но у меня недостаточно сил, чтобы сформировать шестую Божественную стадию!"
  Чжао Фэну было немного жаль.
  Все его внимание было сосредоточено на божественных стадиях, когда он медленно завершил пятую Божественную стадию.
  Однако в этот момент таинственный шар в его измерении Божьего Глаза начал вращаться с невероятной скоростью. В нем возникло разноцветное сияние, похожее на сон!
  Когда этот призрачный свет просочился из шара, Чжао Фэн почувствовал сильную душевную боль и потерял сознание.
  Снаружи массивный пятицветный водоворот и все еще формирующаяся пятая Божественная стадия над дворцом Чжао Фэна внезапно исчезли!
  Глава 1254 - Прорыв в Небесное Божественное Царство (III).
  Массивный пятицветный водоворот вокруг дворца Чжао Фэна и пятая Божественная сцена, которая была на грани завершения, внезапно исчезли.
  Это событие заставило всех, кто находился поблизости, широко открыть глаза от шока.
  "Это... что происходит?"
  "Явления от прорыва в Небесное Божественное Царство внезапно исчезли!"
  Потрясенная и обезумевшая толпа немедленно онемела.
  Чжао Фэн явно был на пороге формирования своей пятой Божественной стадии, но почему мирские явления внезапно исчезли?
  Но все быстро поняли, что Чжао Фэн почти наверняка потерпел неудачу со своим прорывом.
  "Ха-ха, как я уже сказал, у этого отродья не было шансов на успех!"
  "Непосредственно достичь пятого ранга могут только лучшие одаренные священной земли. Он действительно переоценил себя!"
  Нервный Чжан Ютонг мгновенно вздохнул с облегчением. Если бы Чжао Фэну действительно удалось достичь пятого ранга, он был бы на том же уровне, что и гений Якобы Бог священной земли. В этом случае, верхний эшелон духовной расы больше не будет пытаться остановить его от общения с Чжао Юфэй.
  Но Чжао Фэн потерпел неудачу! Чжан Ютонг холодно улыбнулся.
  "Это неправильно. Если формирование Божественной стадии терпит неудачу, одна Божественная стадия за другой разрушается, но этот образ пятой Божественной стадии исчез очень внезапно!" - Глаза Сяхоу Ву потемнели, когда он начал внимательно осматривать дворец.
  "Невозможно! Брат Фэн не может потерпеть неудачу!" - В отдалении выражение лица Чжао Юфэй было растерянным.
  "Брат Чжао, что с тобой происходит?" - Пан Хао тоже очень волновался.
  В небе древние боги тоже были ошеломлены.
  Мирские явления исчезли. Он потерпел неудачу? Древний Бог нахмурился.
  По явлениям он мог сказать, что у Чжао Фэна был очень высокий шанс сформировать свою пятую Божественную стадию. Почему явления внезапно исчезли?
  Происходит что-то странное. Я все еще чувствую это слияние энергии между Божественной стадией и миром ... Древний Бог Парящий Дух мысленно пробормотал что-то себе под нос, но он не был слишком уверен; энергия была слишком слаба.
  ...
  В Древнем царстве снов сознание Чжао Фэна отключилось после приступа сильной боли.
  Однако эта боль длилась лишь короткое мгновение. Он не совсем заснул и быстро пришел в себя.
  "Это...?"
  Когда сознание Чжао Фэна восстановилось, его разум был немедленно поражен шоком. Он обнаружил, что его намерение души больше не было в его теле, но слилось с древним царством снов.
  Все в пределах одного миллиона ли было под его контролем. Более того, диапазон его контроля все еще расширялся.
  " Нехорошо! Мое тело! Божественная Сцена!" - Мысли Чжао Фэна немедленно сосредоточились на черном лесу.
  Его душа слилась с древним царством снов, а тело было пустым. Сила в его теле не могла никуда пойти без указаний его ума, что означало, что формирование его Божественной стадии было прервано на полпути, что привело к неудаче на последней ступени.
  Но когда Чжао Фэн сосредоточился на черном лесу, его сразу же потянуло к его волосам. Волосы отливали серебром, но казалось, что они развеваются в воздухе с мечтательным разноцветным блеском.
  Затем Чжао Фэн сосредоточился на левом глазу. Состояние его левого глаза было в таком же состоянии - серебро, как его волосы.
  Уооош! Уооош!
  Внезапно разноцветный туман начал просачиваться из левого глаза, поглощая его тело.
  В этот момент огромный водоворот Юань Ци снова проявился с его телом в качестве центра. Над головой появились пять кристаллических Божественных стадий, наполненных пятицветным светом. Божественная сцена на самом верху была всего лишь крошечной щепкой от завершения.
  "Божественная сцена не рухнула!" - Чжао Фэн был ошеломлен, взволнован, но и глубоко смущен.
  Но в этот момент он увидел нечто такое, что совершенно ошеломило его. Пятая Божественная стадия в воздухе фактически заполняла и завершала себя.
  "Как это возможно? Моя душа уже слилась с древним царством снов, так как же Божественная стадия может сформироваться без моего ума, контролирующего этот процесс?"
  В шоке Чжао Фэн направил свой разум в тело со скрещенными ногами.
  " Это...!?" - Лицо Чжао Фэна застыло от удивления.
  Пятую Божественную стадию выше его даньтянь заволокло мечтательной дымкой. В этот момент этот мечтательный туман поглощал другую энергию в его теле и медленно сплавлял ее в его пятую Божественную стадию.
  "Сила Божьего Глаза помогает мне сформировать Божественную стадию!" - К такому выводу Чжао Фэн пришел после некоторого раздумья.
  Он также чувствовал, что стал еще более гармонично слит с миром Древнего Царства Снов. Ощущение было такое, будто весь мир с самого начала был частью его тела.
  "Похоже, что мой Божий глаз находится в середине пробуждения, что постоянно увеличивает мой контроль над древним царством снов!" - Чжао Фэн был в восторге.
  В этот момент он был Богом мира.
  Не говоря больше ни слова, Чжао Фэн начал собирать небесную землю Юань Ци из миллиона ли вокруг себя. В то же время он также переместил другую низкокачественную Божественную хрустальную жилу на несколько сотен тысяч ли в глубь черного леса.
  "Интересно, как изменится Божий глаз на этот раз."
  Чжао Фэн наконец отложил в сторону вопрос о Божественной стадии и начал обдумывать другой вопрос.
  Трансформация Божьего Глаза на этот раз была очень странной. Он не заснул. Вместо этого его душа слилась с древним царством снов. Таким образом, он не мог видеть, что происходит внутри измерения Божьего Глаза.
  Хауууу!
  В измерении Божьего Глаза таинственная золотая сфера все еще вращалась, сбрасывая мечтательный туман. Сам золотой шар превратился в серебристый, как во сне.
  Внезапно на серебряном шаре появилась ослепительная точка света. Светящаяся точка начала вытягиваться в короткую линию, будто пыталась что-то нарисовать.
  ...
  Связующим звеном между древним царством снов и древним пустынным царством богов был левый глаз Чжао Фэна. С этого момента его левый глаз претерпевал трансформацию, поэтому исходная энергия Божьего Глаза была отрезана от поглощения сущности Древнего пустынного царства богов. По этой причине в Древнем пустынном царстве богов не наблюдалось никаких феноменов прорыва в Небесное Божественное Царство.
  "Ха-ха, он действительно пытался сделать пятую Божественную стадию! Он действительно не знал, что для него лучше!"
  "Теперь, когда он потерпел неудачу, он даже не смеет показаться!"
  Те люди в толпе, которых напугал Чжао Фэн, теперь начали высмеивать его.
  " Мм? Эта энергия...!" - Глаза Чжан Ютонг вспыхнули. Мгновение назад он вдруг почувствовал в воздухе уникальную энергию.
  "Как? Это энергия Бога, которую человек получает, когда он получил признание Древнего пустынного царства богов, прорываясь в Небесное Божественное Царство!" - Чжан Ютонг внутренне содрогнулся.
  Разве он не провалился? Тогда почему эта энергия все еще существует??
  В то же время несколько основных учеников и люди с мощными божественными чувствами или острыми навыками наблюдения также заметили этот момент. Все они стали мрачными и тихими.
  В небе древние боги тоже были немного растеряны.
  "Не похоже, что он потерпел неудачу", - беспечно сказал Древний Бог Парящий Дух.
  "Что здесь происходит?" - Другому древнему богу было довольно трудно понять, что происходит.
  Сбоку мерцали глаза Древнего Бога Ночного Дракона.
  У этого ребенка явно был хороший шанс достичь пятого ранга Небесного Божественного Царства, но что произошло в конце, что заставило явления исчезнуть, в то время как энергия Бога, символизирующая признание мира, все еще остается?
  Подумав несколько мгновений, Древний Бог Ночной Дракон внезапно сказал - "Бог Сирс, я должен попрощаться."
  Уооош!
  Древний Бог Ночной Дракон исчез.
  Если Чжао Фэн не достиг бы Небесного Божественного Царства, духовная раса ничего не скажет, если Древний Бог Ночной Дракон убьет его. Однако интуиция подсказывала ему, что прорыв Чжао Фэна еще не закончился.
  Тогда было очень вероятно, что Чжао Фэн достигнет пятого ранга. Если бы он хотел убить Чжао Фэна, духовная раса, несомненно, попыталась бы остановить его.
  Таким образом, Древний Бог Ночной Дракон решил уйти и наблюдать из тени. Добьется Чжао Фэн успеха или потерпит неудачу, ему придется умереть.
  У духовной расы древних богов не было времени беспокоиться об уходе Древнего Бога Ночного Дракона. Сейчас они внимательно осматривали дворец Чжао Фэна в надежде что-нибудь увидеть.
  "Брат Чжан? Если этот ребенок потерпел неудачу в достижении Небесного Божественного Царства, чего мы все еще ждем здесь?" - С любопытством спросил Цзинь Вэй, его лицо расплылось в улыбке.
  "О, я знаю! Брат Чжан определенно ждет, что ребенок выйдет, чтобы вы могли унизить его!" - Губы Цзинь Вэя изогнулись в злой улыбке.
  " Закрой рот!" - Холодно рявкнул Чжан Ютонг, не сводя глаз с дворца.
  " Ты! .." - Лицо Цзинь Вэй мгновенно исказилось от ярости, но он сумел сдержаться. Его поддержка была намного сильнее, чем у Чжан Ютонг, но его талант и сила были намного ниже.
  Кроме того, Цзинь Вэй начал замечать, что что-то не так. Чжао Фэн явно потерпел неудачу, но толпа все еще не рассеялась, и у всех на лицах были задумчивые и торжественные выражения.
  Уооош!
  В этот момент Божественная энергия за пределами дворца Чжао Фэна сгустилась.
  Глаза Чжан Ютонг сфокусировались, и его лицо стало еще более подавленным. Теперь он был уверен, что Чжао Фэн все еще прорывается в Небесное Божественное Царство.
  По мере того как это слияние энергии между божественными ступенями и миром становилось все более отчетливым, все больше и больше людей начинали осознавать это.
  Древнее Царство Снов:
  "Ха-ха, шестая Божественная стадия!"
  Смех разнесся по всему миру. Как будто сами небеса смеялись. Это странное происшествие заставило всех близлежащих древних зверей задрожать от страха.
  Уооош! Уооош!
  В середине черного леса, над безумно вращающимся пятицветным водоворотом Юань Ци, теперь вырисовывалась шестая Божественная стадия!
  "Даже я не был уверен в формировании шестой Божественной стадий, но с преобразованием Божьего Глаза и моей души, слитой с древним царством снов, мой Божий Глаз фактически помог мне уплотнить мою шестую Божественную стадию!"
  Он действительно не ожидал этого. Духовный Божий Глаз снова оказал ему огромную помощь, помогая сформировать шестую Божественную стадию, в формировании которой он не был уверен.
  "Только эта шестая Божественная стадия является удивительным сюрпризом. Интересно, какие еще изменения вызовет трансформация моего левого глаза?..."
  Чжао Фэн обнаружил, что ожидает этого, но внезапно, разум Чжао Фэна был потрясен еще раз.
  "Это... это...!?" - Даже голос его дрожал.
  Над шестой Божественной стадией медленно обретали форму очертания седьмой. Очертания седьмой Божественной ступени были иллюзорны, они то появлялись, то исчезали, словно вот-вот должны были исчезнуть.
  
  Глава 1255 - Древний Бог за один шаг.
  Седьмая Божественная стадия была символом древнего бога!
  В этот момент близкое небо завертелось и завертелось, в то время как земля грохотала и стонала, как будто в ответ на волнение Чжао Фэна.
  "Может ли это увенчаться успехом?"
  Чжао Фэн глубоко вздохнул, предвкушение в его голове сменилось беспокойством.
  Максимум, что могли дать ему ресурсы, - это шестой ранг. Может ли эта седьмая Божественная стадия успешно сформироваться?
  Конечно, он не мог вмешаться, даже если бы захотел.
  "Трансформация Божьего Глаза еще не закончилась..." - Тихо пробормотал Чжао Фэн.
  В этот момент его душа слилась с миром. Он мог контролировать все в диапазоне более миллиона ли, и этот диапазон все еще увеличивался.
  ...
  Седьмая Божественная стадия начала формироваться в Древнем царстве снов. В духовной расе, вокруг дворца Чжао Фэна, эта божественная энергия была настолько ясной, что теперь каждый мог ее почувствовать.
  "Он все еще прорывается!"
  "Это еще не конец?"
  Могучие волны бушевали в сознании каждого. Это просто абсурд!
  "Почему нет феноменов?" - Взгляд Чжан Ютонг был чрезвычайно мрачным, поскольку он чувствовал плохое предчувствие в своем сердце.
  "Я просто знал, что брат Фэн не подведет." - На расстоянии, Чжао Юфэй плакала слезами радости.
  В небе духовная раса Древних Богов была довольно ошеломлена.
  "Этот ребенок все еще прорывается в Небесное Божественное Царство, и все же нет никаких явлений? У измерения, в котором он находится, есть такая способность?" - спросил Древний Бог в черном. Даже его немного интересовало таинственное измерение Чжао Фэна.
  "Мне бы очень хотелось посмотреть, что происходит в измерении этого ребенка!" - Другой древний Бог тоже был чрезвычайно любопытен.
  "Надеюсь, ты меня не разочаруешь ..." - Слабая улыбка появилась на лице древнего бога парящий дух.
  Он по-прежнему поддерживал Чжао Юфэй и Чжао Фэна. Ведь, в то время как другие партнеры могли бы принести больше пользы духовной расы, никто из них не мог принести счастье Чжао Юфэй.
  ...
  Несколько дней спустя, в Древнем царстве снов, благодаря таинственной силе тумана, образ седьмой Божественной стадии едва смог стабилизироваться.
  "Божественная сцена едва успела создать свою структуру...!" - Чжао Фэн вздохнул с облегчением.
  Уооош!
  Внезапно часть тумана перетекла в седьмую Божественную стадию. Этот мечтательный туман трансформировался в энергию, которая заполнит Божественную стадию - ту же самую энергию, которая использовалась для предыдущих шести Божественных стадий.
  "О, это верно; энергия моего Глаза также считается частью моего потенциала!" - Разум Чжао Фэна был потрясен.
  Что было еще более удивительно, так это то, что эта божественная стадия, сформированная из его энергии Божьего Глаза, имела точно такие же качества, как и другие шесть Божественных стадий; она содержала пять элементов: Божественную силу молниеносной скорби, энергию родословной, жизненную энергию, физическую энергию и все другие виды.
  Время шло вперед. Седьмая Божественная стадия постепенно затвердела и начала сиять ослепительным светом.
  " Седьмая Божественная Стадия ... Древний Бог!"
  Невозможно было описать настроение Чжао Фэна. Достижение шестого ранга Небесного Божественного Царства за один шаг уже было достаточно, чтобы создать легенду, но стать Древним Богом было просто неслыханно!
  Уооош! Уооош!
  Пятицветный водоворот Юань Ци продолжал расширяться и бешено вращаться. В то же время, диапазон, который душа Чжао Фэна могла контролировать, также расширялся.
  Чжао Фэн почувствовал странный отклик своей души. Древнее царство снов было его телом, и где-то в нем его сердце отчаянно дрожало.
  Кабууум!
  Внезапно из черного леса донесся громкий вой. Образы семи божественных стадий парили в воздухе, сияя своим прозрачным и кристальным блеском, как самые поразительные существа в этом мире.
  Ум Чжао Фэна был полностью сосредоточен на седьмой Божественной стадии.
  "Седьмая Божественная стадия завершена, но она более нестабильна, чем предыдущие шесть!"
  Чем выше Божественная ступень, тем труднее ее сформировать. Даже с помощью Духовного Божьего Глаза, едва сумев сформировать седьмую Божественную стадию, это был уже невероятный подвиг.
  Теперь Чжао Фэну придется положиться на себя, чтобы стабилизировать эту божественную стадию, чтобы он мог продолжить движение к еще более высоким рангам.
  Уооош! Уооош!
  Водоворот Юань Ци и божественные образы медленно начали рассеиваться.
  Взгляд Чжао Фэна упал на его собственное тело. Его волосы и левый глаз все еще были ослепительно серебряными, как во сне.
  "Трансформация левого глаза почти закончилась!"
  Чжао Фэн чувствовал прогресс.
  Кайф! Бззз!
  Его ослепительный и чарующий левый глаз медленно поворачивался. Мечтательный туман вокруг его тела медленно втягивался обратно в левый глаз. В тот момент, когда весь ъ туман был поглощен обратно в левый глаз, его серебряный левый глаз перестал двигаться.
  Уооош!
  Душа Чжао Фэна вернулась в его тело. Бесчисленные обрывки информации немедленно заполнили его разум.
  " Седьмая Божественная Стадия!"
  Чжао Фэн сжал кулаки, его тело, казалось, стало древним гигантом, разрываясь бесконечной силой и мощью и чувствуя, что может поглотить звезды.
  " Это сила седьмой божественной стадии?"
  Уооош!
  Сдерживая волнение, Чжао Фэн направил свой разум в измерение левого глаза. Таинственный золотой шар полностью превратился в маленькую серебряную сферу. Несколько ослепительных линий нарисовали простой глаз на этом шаре.
  " Что такого особенного в этом мечтательном Серебряном Духовном Божьем Глазу?"
  Когда Чжао Фэн начал думать, его волосы начали танцевать сами по себе, переливаясь разными цветами.
  Как раз когда он собирался еще раз осмотреть Духовный Божий Глаз, он вдруг что-то почувствовал.
  " Мм? Истинный Бог Молниеносной Скорби?" - Выражение лица Чжао Фэна изменилось.
  Формирование семи божественных стадий и странная трансформация Духовного Божьего Глаза заставили его на мгновение забыть о страшной молниеносной скорби.
  "Но я полагаю, что теперь я должен называть это Древним Богом молниеносной скорби, верно?" - Чжао Фэн усмехнулся про себя.
  Уооошш!
  Чжао Фэн черпал божественную силу из Божественной сцены. Этот единственный пучок Божественной силы был во много раз сильнее, чем его пять элементов Божественной силы молниеносной скорби.
  Уооошш!
  Сливая в него различные энергии намерения, эта божественная сила еще больше укреплялась.
  "Дай-ка я посмотрю, что это за Древний Бог Молниеносной Скорби!" - Чжао Фэн посмотрел на небо и свистнул.
  Бррруум!
  Несколько мгновений спустя, темные тучи, сверкающая молния освещала небо. Эта ужасающая и гнетущая аура заставляла всех живых существ в радиусе десятков тысяч ли спасаться бегством.
  Бум! Крэээк!
  Молнии в темных облаках усиливались, ревя и грохоча, как древние молниеносные драконы.
  "Какая мощная энергия молниеносной скорби!" - Сердце Чжао Фэна дрогнуло.
  Если бы это была обычный Истинный Бог Молниеносной Скорби, он мог бы успешно пройти ее, просто закрыв глаза и ничего не делая. Однако эта молниеносная скорбь обладала поразительной силой. Даже будучи Якобы Древним Богом, он должен был приложить все свои силы, чтобы противостоять ему.
  До тех пор, пока он сможет переносить эту Божью скорбь, он станет Древним Богом как во имя, так и в реальности!
  Бррруум!
  Огромный молниеносный дракон внезапно прогрохотал из облаков, бесчисленные крошечные дуги электричества появились из его головы, будто он выдыхал туман молнии.
  "Священное Тело Молнии!"
  Тело Чжао Фэна мгновенно покрылось слоями пятицветных молний, которые сделали его похожим на электрический шар, ослепительный и полный энергии.
  Бум! Бам!
  Огромная молния ударила в Чжао Фэна.
  Одной этой молнии было достаточно, чтобы тяжело ранить Истинного Бога шестого ранга и мгновенно уничтожить Истинного Бога пятого ранга. К счастью, Чжао Фэн был абсолютно уверен в способности своего священного тела молнии и тела молнии души противостоять этой молниеносной скорби.
  Чжао Фэн выбрал этот лес, чтобы противостоять молниям, но окружающая местность мгновенно превратилась в пепел.
  Его тело неподвижно парило в воздухе, как гора молний. Был даже момент, когда тело Чжао Фэна сумело поглотить часть энергии молниеносной скорби. Его душа также впитала часть этой силы.
  "Это впечатляющий эффект закаливания!"
  Чжао Фэн обнаружил, что его душа и тело были закалены после удара молнии. Этот эффект был во много раз больше эффекта, который он получил от использования кристаллов бога молниеносной скорби.
  Поскольку он достиг уровня Древнего Бога за один шаг, развитие Чжао Фэна было крайне нестабильным. Было много аспектов, в которых он все еще не достиг древнего стандарта Бога. Однако эта молниеносная скорбь помогала ему закалить и укрепить эти аспекты.
  Между тем, низкокачественная жила кристаллов Бога под землей уже была истощена энергией. Но теперь, когда Чжао Фэн был посредником, энергия молниеносной скорби вливалась в эту божественную хрустальную жилу.
  Он спланировал все, прежде чем совершить прорыв в Небесное Божественное Царство. Эту молниеносную скорбь нужно было хранить и хорошо использовать.
  Бррруум!
  Небеса грохотали громом и сверкали молниями. Вторая молниеносная скорбь мгновенно опустилась, еще сильнее и страшнее первой! Все вокруг Чжао Фэна мгновенно испарилось.
  Потом третий, четвертый ... каждый сильнее предыдущего!
  Тело Чжао Фэна было уже разбито и опалено. К счастью, он обладал неугасимым телосложением. Его способности к восстановлению были также чрезвычайно сильны, так что они едва могли идти в ногу с наносимым уроном.
  Уооош!
  Чжао Фэн надел мантию пространства-времени. Мантия пространства-времени была божественным артефактом высшего качества, поэтому она не была уничтожена молниеносной скорбью, и ее защитные атрибуты могли уменьшить взрывную силу молниеносной скорби.
  Нося мантию пространства-времени и распространяя свою божественную силу, Чжао Фэн снова столкнулся с этими древними молниеносными драконами.
  ...
  Через полдня грохот начал стихать. Темные облака рассеялись, оставив небо ясным и ярким. Внизу, в огромной выжженной яме, лежало обгоревшее тело, каждый дюйм которого был разорван на куски и испускал черный дым.
  Десять дней спустя Чжао Фэн, наконец, закончил оправляться от ран. Через крещение молниеносной скорби его тело было переформовано, и его уровень развития стабилизировался.
  "Древний Бог Седьмого Ранга! .." - Когда Чжао Фэн встал, его сердце разрывалось от радости и волнения.
  Ему потребовалось много времени, чтобы успокоиться.
  Проще говоря, дерево, которое выделяется из леса, будет первым, которое будет снесено ветром. Непосредственно достижение Истинного Бога пятого ранга сделало бы его знаменитым во всей зоне Цзилинь, Истинным Богом шестого ранга было бы чудом, но Древний Бог Седьмого Ранга дал бы миру слишком много шока. Если он сделает это известным, он может столкнуться с катастрофой, а не с благословением.
  Уооош! Уооош!
  Аура Чжао Фэна медленно начала ослабевать, переходя в обычное состояние. В то же время, Чжао Фэн также достал несколько Камней Бога Запечатывания, используя их намерение запечатывания, чтобы подавить Божественные стадии над его даньтян.
  Постепенно Чжао Фэну удалось еще лучше скрыть свою энергию.
  ...
  В духовной расе толпа все еще собиралась вокруг дворца Чжао Фэна. По правде говоря, вокруг него толпилось еще больше людей.
  "Он все еще не выходит?"
  "Что случилось с этим ребенком?"
  Все ученики были чрезвычайно любопытны. События прорыва Чжао Фэна в Небесное Божественное Царство были слишком необычными.
  "Энергия Бога исчезла давным-давно, но ребенок до сих пор не вышел!" - Выражение лица Чжан Ютонг было колеблющимся и неуверенным.
  В небе духовная раса Древних Богов также теряла терпение.
  " А что, если мы войдем и вытолкнем этого парня?" - предложил Древний Бог в черном.
  Его слишком интересовало измерение высокого уровня Чжао Фэна.
  Он едва успел вымолвить слово, как почувствовал пространственную рябь от дворца.
  Туууп!
  Ворота дворца распахнулись.
  "Так шумно!" - Чжао Фэн взглянул на стопку писем с вызовом, оглядел бесчисленное множество людей, собравшихся вокруг дворца, и слабо улыбнулся.
  Глава 1256 - Первая битва.
  "Кто он?"
  На первый взгляд, многие люди не узнали Чжао Фэна. Его волосы и серебристые глаза были слишком ослепительны и очаровательны, отчего казалось, что вся природа Чжао Фэна претерпела огромную трансформацию.
  Довольно много учениц почувствовали, как их сердца заколотились при виде Чжао Фэна, и почти сразу же были восхищены его внешностью.
  "Какие красивые волосы!" - зачарованная ученица тихо сказала.
  "Глаза и волосы брата Фэна! .." - В отдалении Чжао Юфэй посмотрела с удивлением, а в ее глазах появилась нежная привязанность.
  Она знала, что каждый раз, когда Божий Глаз Чжао Фэна преображался, цвет его волос тоже менялся. На этот раз она почувствовала, что Божий Глаз Чжао Фэна претерпел огромную трансформацию. Когда Чжао Фэн стоял там с расслабленным выражением, источая безграничную уверенность и безразличие, ее взволнованное и тревожное сердце необъяснимо успокоилось.
  "Юфэй, что с ним случилось? " - Конг Дэ толкнула Чжао Юфэй в плечо и потрясенно пробормотала. Раньше она считала, что Чжао Фэн не был хорошей партией для Чжао Юфэй, но в этот момент, она импульсивно хотела попытаться конкурировать с Чжао Юфэй за Чжао Фэна.
  "Этот ребенок! .. Пробиваясь, чтобы стать Истинным Богом, он даже успел покрасить волосы!?"
  Большинство молодых людей в толпе с завистью смотрели на Чжао Фэна.
  В небе, трансцендентные фигуры духовной расы древних богов внимательно изучали Чжао Фэна, их глаза мерцали.
  "У него особые волосы. Каждая нить, кажется, имеет свою собственную жизнь, и они отражают свет в соответствии с окружающей средой...."
  "Что же произошло, когда он прорвался в Небесное Божественное Царство?"
  Древние Боги духовной расы также не могли не проявлять любопытства.
  "Держись, энергия из его тела...!" - Когда Древний Бог Парящий Жух изучал Чжао Фэна, его лицо исказилось от недоверия.
  Чжао Фэн вышел из своего дворца и махнул рукой. Письма с вызовом поплыли перед ним, чтобы он мог их просмотреть.
  "Я не думал, что так много моих соучеников захотят обменяться со мной указателями!" - Чжао Фэн беззаботно улыбнулся.
  Но для тех основных учеников эта улыбка означала презрение Чжао Фэна.
  "Малыш, то, что ты достиг Небесного Божественного Царства, не дает тебе права вести себя так дерзко!" - внезапно рявкнул красивый седовласый юноша. Хотя у него также были серебряные волосы, его просто нельзя было сравнить с Чжао Фэном.
  " Не тебе решать, имею я на это право или нет!" - Пока Чжао Фэн говорил, невидимая энергия начала подниматься из его тела.
  В этот момент облака и ветер внезапно начали разворачиваться вокруг Чжао Фэна.
  "Эта энергия...! Истинный Бог Пятого Ранга!"
  Кто-то в толпе смог сразу определить силу Чжао Фэна по этой энергии.
  "Боже мой! Чжао Фэн действительно преуспел в достижении пятого ранга Небесного Божественного Царства!"
  " Мирские явления явно исчезли, но ему все равно удалось достичь пятого ранга!"
  Толпа гудела от болтовни.
  " Истинный Бог Пятого Ранга!.." - У Чжан Ютонг было чрезвычайно мрачное выражение лица.
  "У него действительно есть такие способности?" - Сяхоу Ву из священной земли жизни в шоке уставился на Чжао Фэна.
  Прямое достижение пятого ранга Небесного Божественного Царства было чем-то, на что были способны только лучшие одаренные священных земель Царства Бога, но этот незначительный никто до него не умел этого делать.
  " Брат Фэн!" - Чжао Юфэй плакала от радости, кристаллические бусинки катились по ее белым щекам. Теперь, когда Чжао Фэн достиг пятого ранга, духовная раса не будет препятствовать их отношениям.
  В небе клубились белые облака.
  " Хороший мальчик! Тебе действительно удалось стать Истинным Богом Пятого Ранга!" - Древний Бог Парящий Дух закричал в приятном удивлении.
  "Я не думал, что моя духовная раса будет иметь кого-то, способного непосредственно достичь пятого ранга Небесного Божественного Царства!" - другой Древний Бог с чувством сказал.
  Способность непосредственно подняться до пятого ранга Истинного Бога означала, что у человека был талант достичь девятого ранга и даже стремиться к царству Бога Лорда.
  "Наши планы раньше, возможно, были слишком...." - Древний Бог вдруг беспомощно рассмеялся.
  Другие Древние Боги мгновенно замолчали.
  ...
  "Истинный Бог Пятого Ранга? Но как?" - Седовласый юноша впал в уныние.
  Чжао Фэн, над которым он только что насмехался, на самом деле достиг пятого ранга Небесного Божественного Царства. Он был существом на том же уровне, что и одаренный священной земли!
  "Я только что прорвался в Небесное Божественное Царство, и мне просто нужно, чтобы противники обменялись указателями и укрепили мою силу. Эти письма вызова действительно пришли в нужное время." - Чжао Фэн усмехнулся.
  "Меня зовут Истинный Бог Чжи Ган, и я был одним из учеников, бросивших тебе вызов. Если у вас есть мужество, примите мой вызов!" - немедленно сказал седовласый юноша.
  Он назвал Чжао Фэна высокомерным и дерзким, но затем Чжао Фэн продемонстрировал уровень силы, который шокировал всех и оставил его безмолвным и пристыженным. Если он победит Чжао Фэна в честном поединке, он сможет восстановить свое достоинство, но необходимым условием было то, что Чжао Фэн должен был быть готов принять его вызов.
  "Почему я не посмею?" - Категорично ответил Чжао Фэн.
  " Ладно!" - Истинный Бог Чжи Ган был несколько доволен. По его мнению, Чжао Фэн стал слишком самоуверенным, сразу достигнув уровня Истинного Бога пятого ранга.
  Уооош! Уооош!
  Две фигуры быстро исчезли вдали.
  "Чжао Фэну удалось достичь пятого ранга Истинного Бога. Это его первая битва после прорыва в Небесное Божественное Царство. Быстрее! Давайте идти и смотреть!"
  "Но истинный Бог Чжи Ган - чрезвычайно могущественное существо среди истинных богов пятого ранга..."
  Многие периферийные ученики и внутренние ученики быстро ушли.
  "Пойдем тоже!" - Немедленно сказала Чжан Ютонг.
  В этот момент, он больше не мог оторвать глаз от Чжао Фэна. Достигнув пятого ранга небесного божественного царства, Чжао Фэн почти обеспечил себе место самого ослепительного молодого ученика духовной расы. Даже Чжан Ютонг придется признать свою неполноценность. Чжан Ютонг очень не желал принимать это!
  "Брат Чжан, успокойся. Чжао Фэн, возможно, достиг пятого ранга, но его поражение в этой битве гарантировано!" - основной ученик искренне сказал.
  Чжао Фэн только что прорвался в Небесное Божественное Царство, но он слишком высокого мнения о себе, если думает, что может так быстро бросить вызов Истинному Богу пятого ранга.
  ...
  Дворец Чжао Фэна мгновенно опустел. Все ушли на единственную сцену испытания.
  На этой сцене Истинный Бог Чжи Ган и Чжао Фэн уставились друг на друга.
  "Истинный Бог Чжи Ган имеет родословную чистого происхождения, поэтому он может применить свою энергию родословной к своей божественной силе, чтобы укрепить ее. Он также развивает технику, которая очищает его божественную силу. Любой обычный Истинный Бог пятого ранга, который сражается с ним, немедленно окажется в невыгодном положении." - сказал с улыбкой ученик, который имел некоторое понимание Истинного Бога Чжи Ган.
  "Чжао Фэн может иметь невероятный талант, чтобы достичь пятого ранга Небесного Божественного Царства, но он не сравнится с Истинным Богом Чжи Ган!" - заключил внутренний ученик.
  "Ты только что стал истинным Богом пятого ранга. Ты мне не соперник" - с улыбкой сказал истинный Бог Чжи Ган. Его сердце разрывалось от радости при мысли о победе над таким гением.
  "Ты говоришь много чепухи" - холодно бросил Чжао Фэн своему противнику, презрительно сказав.
  "Хм, позволь мне дать тебе вкус моей Божественной силы!" - Истинный Бог Чжи Ган был несколько разгневанно и холодно хмыкнул.
  Бум!
  Его тело внезапно взорвалось могучей Божественной Силой. Это был пояс Божественной Силы, который, казалось, был сделан из белого кристалла. Он был почти осязаемый, с рунами и надписями, ясно видимыми на ее поверхности.
  В то же время Истинный Бог Чжи Ган также активировал свою силу родословной. Луч обжигающе горячей силы пробежал по его Божественной силе, немного усилив ее.
  "Боже мой! Истинный Бог Чжи Ган продвинулся еще на один уровень в своей технике. С его силой родословной, его Божественная сила почти на шестом уровне!"
  "Ах, похоже, у Чжао Фэна нет никакой надежды. По крайней мере, он сможет догнать очень быстро в будущем!"
  Многие ученики не могли не испытывать жалости к Чжао Фэну. Если бы Чжао Фэн нашел любого другого истинного Бога пятого ранга, чтобы бросить вызов, битва не была бы такой унизительной.
  Бум!
  Истинный Бог Чжи Ган взмахнул рукой, посылая красный пояс Божественной силы в Чжао Фэна как молнию.
  "Божественная сила...." - Пробормотал Чжао Фэн.
  Даже до того, как он прорвался в Небесное Божественное Царство, никто не мог соперничать с силой его Божественной силы. Он просто не знал, может ли его Божественная сила сравниться с Истинным Богом Чжи Ган.
  Чжао Фэн взмахнул рукой, посылая белый клинок чистой Божественной силы.
  Бум! Бах!
  Эти две атаки, сделанные из чистой Божественной силы, столкнулись.
  "Ха, ты только что стал Истинным Богом пятого ранга. Твоя Божественная сила не выдержит даже одного столкновения с моей Божественной Силой!" - Истинный Бог Чжи Ган сразу же усмехнулся, увидев, что Чжао Фэн использовал только Божественную силу.
  Но едва он закончил говорить, как из взрывного столкновения вырвалась кристально белая Божественная сила. Этот белый клинок Божественной силы шел прямо на него!
  "Как это возможно!?" - Истинный Бог Чжи Ган был почти безмолвен, когда он распространял свою божественную силу, вкладывая все свои оставшиеся силы в прекращение этой атаки.
  Зрители были ошеломлены. Никто из них не представлял себе такого результата.
  "Это... невозможно!" - Намек на дикость появился на лице Истинного Бога Чжи Ган, когда он окружил себя огромным морем Божественной силы и бросился на Чжао Фэна.
  На этот раз истинный Бог Чжи Ган не недооценил Чжао Фэна. Он использовал боевой навык и даже добавил энергию намерения.
  "Ты слишком слаб."
  Эти слова Чжао Фэна почти заставили Истинного Бога Чжи Ган сойти с ума от ярости.
  Бум! Бам!
  Тело Чжао Фэна внезапно рванулось вперед. В то же время из его тела начала вырываться пятицветная молния. Его тело, казалось, превратилось в пятицветного дракона.
  Бррруум!
  Полоса пятицветной молнии пронзила тело Истинного Бога Чжи Гана. Власть вокруг истинного Бога Чжи Ган была немедленно уничтожена.
  Его обугленное тело упало на землю.
  Хсссс!
  Земля и небо молчали!
  Победить Истинного Бога Чжи Ган одним ударом... был ли это подвиг, который мог совершить тот, кто только что стал Истинным Богом пятого ранга? Основные ученики недоверчиво покачали головами.
  "Это невозможно!" - Сяхоу Ву священной земли жизни был также удивлен.
  "Такой сильный, такой красивый!" - Несколько учениц были немедленно очарованы выступлением Чжао Фэна.
  "Слишком слаб." - тихо сказал Чжао Фэн.
  Эти слова немедленно вызвали шум в толпе.
  Слишком слаб? Слишком слаб!?
  Те люди, которые когда-то целились в Чжао Фэна, теперь не осмеливались оскорбить его, и они стиснули зубы, их тела дрожали.
  Древние Боги в небе тоже были ошеломлены.
  " Как он может быть таким сильным? Удалось ли ему полностью укрепить свое развитие в этом измерении?"
  "Должно быть, так и случилось. Это Чжао Фэн культивирует специальную технику. Его Божественная сила чрезвычайно велика, и все Божественные стадии, которые он сформировал, невероятно стабильны."
  Несколько древних богов начали восхвалять Чжао Фэна и все больше находили его более приятным для глаз.
  У двух древних богов внезапно возникла идея: взять Чжао Фэна в ученики.
  
  
  Глава 516. Невероятные техники Цзян Чэня
  Шэнь Аньян стиснул зубы, достал три тысячи духовных камней высокого уровня и положил их на стол.
  Цзян Чэнь смотрел на все эти камни с тем обожанием, с каким прижимистый домовладелец или старый толстосум смотрит на звонкие золотые монеты.
  - Просто превосходно! Шэнь Саньхо, любой, кто приходит ко мне с такими подарками - желанный гость в моем доме. Ну что ж, не хочешь ли сперва выпить, или перейдем сразу к делу?
  Чем спокойнее был тон Цзян Чэня, тем сильнее злился Шэнь Аньян. Этот Цзян Чэнь похож на какого-то позера. Он - всего лишь чужак, да и в Верховный Район попал просто за счет удачи. Как смеет он так задирать нос перед старожилом Верховного Района? Поведение Цзян Чэня выводило Шэнь Аньяна из себя.
  Ему казалось, что этот мальчишка специально строит из себя невесть кого с таким невозмутимым видом. А ведь все должно было быть наоборот! Это старшие ученики всегда важничают перед младшими; с каких это пор младшие ученики задирают нос перед старшими?
  - Цзян Чэнь, я не собираюсь с тобой пить. Хватит тянуть время. Я пришел сюда с одной целью: показать всем твое истинное лицо, лицо величайшего мошенника нашей эпохи. Кто захочет с тобой пить? Да и кто ты, черт побери, такой?! Да какое право ты имеешь со мной пить?
  Цзян Чэнь добродушно рассмеялся:
  - Так-то ты реагируешь на мою доброту, подозреваешь меня в каком-то злом умысле? Что ж, на сей раз я не держу на тебя зла, ведь ты принес мне столько камней. Ну что, каков будет спор? Выбирай условия.
  Шэнь Аньян был готов. Он холодно фыркнул:
  - Я хочу устроить соревнование по управлению огнем, по рецептам пилюль и по выплавке пилюль.
  - Значит, по этим трем темам мы и определим победителя?
  - Да, по этим трем! - твердо произнес Шэнь Саньхо; в душе он насмехался над Цзян Чэнем. В области дао пилюль именно в этих трех темах он разбирался лучше всего. Он был готов к тому, что Цзян Чэнь попробует оспорить условия, но, неожиданно для него, мальчишка с готовностью принял его условия. Шэнь Саньхо был рад как никогда.
  Цзян Чэнь улыбнулся:
  - Это не арена для огня, так как же нам провести соревнование по управлению огнем?
  Обычно для таких соревнований подготавливали специальную арену, и эту арену Цзян Чэнь не подготовил для управления огнем.
  Шэнь Саньхо махнул рукой и расхохотался:
  - Все донельзя просто. Мы оба - мастера пилюль, и есть много способов соревноваться в управлении огнем. Как тебе такой вариант: я достану котел, мы оба продемонстрируем наши техники. Тот, кто быстрее нагреет котел, станет победителем.
  Предварительный нагрев котла был одним из шагов выплавки пилюль. Нагрев был важен для последующих этапов. Когда котел достигал оптимальной температуры, наступал резонанс. Характерный звук свидетельствовал о том, что котел был успешно нагрет.
  - Шэнь Саньхо, ты же все-таки гений Верховного Района, у тебя что, совсем нет чувства собственного достоинства? Брат Чэнь и так проявил великодушие, а ты хочешь, чтобы чаша весов окончательно склонилась в твою сторону? Ты выбрал условия спора, ты принес свой котел, да еще и установил все правила. Неужто ты посмеешь сказать, что у тебя нет злого умысла?
  Шань Аньян действительно кое-что задумал. Он постоянно пользовался этим котлом при выплавке пилюль. Поэтому он прекрасно разбирался в том, как он работает, и нагрев этого котла не составлял для него никаких трудностей. Но он держал себя в руках и лишь презрительно фыркнул, когда Му Гаоци раскрыл его план.
  - Му Гаоци, разве ты участвуешь в споре? Что за чепуху ты несешь? Если у тебя кишка не тонка самому устроить такие соревнования, я смело брошу тебе вызов!
  Му Гаоци открыл рот, уже собираясь огрызнуться в ответ, но Цзян Чэнь остановил его:
  - Гаоци, не беспокойся.
  Му Гаоци уважал Цзян Чэня как никого другого, поэтому он послушно отошел назад. Но он все равно презрительно смотрел на Шэнь Аньяна и сжал правую руку в кулак с оттопыренным вниз большим пальцем.
  В мире культиваторов этот жест означал крайне пренебрежительное отношение к другому культиватору; так сопернику давали понять, что он ни на что не годен. Шэнь Аньян уже чувствовал вину, поэтому, хотя он и был взбешен этим жестом, он не мог позволить себе ответный выпад.
  - Шэнь Саньхо, из уважения к твоей ставке, я готов принять все твои правила. Доставай свой котел, - слегка улыбнулся Цзян Чэнь.
  Когда дело доходило до дао пилюль, по сравнению с Цзян Чэнем что Шэнь Саньхо, что Шэнь Цинхун, что старейшина Зала Трав были сущими детьми. Снисходительность Цзян Чэня была унизительна для Шэнь Аньяна, так что он радовался тому, что придумал такой хитрый, беспроигрышный план.
  Он спокойно достал котел, поставил его на каменный пьедестал и с деланной учтивостью произнес:
  - Цзян Чэнь, не обвиняй меня потом в жульничестве. Можешь сперва проверить котел.
  Цзян Чэню было достаточно одного взгляда Божественного Ока, чтобы узнать о котле все. Но сразу понял, что Шэнь Саньхо часто использовал его. Если мастер пилюль часто пользовался котлом, он знал его как свои пять пальцев. Само собой, Шэнь Саньхо можно было заподозрить в том, что он что-то подстроил, поскольку основным инструментом соревнования был его котел. Но Цзян Чэнь смело принял условия Шэнь Саньхо и не боялся того, что у него будет небольшое преимущество.
  - Кто первый, ты или я? - слегка улыбнулся Цзян Чэнь.
  Немного подумав, Шэнь Саньхо великодушно произнес:
  - Преимущество будет у того, кто будет вторым. Я не стану ставить тебя в невыгодное положение, так что начну я.
  Цзян Чэнь сразу понял, о чем думает противник, заметив, что Шэнь Саньхо был настороже. Он думал о том, что Цзян Чэнь сможет как-то испортить котел, если будет первым, так что Шэнь Саньхо вызвался идти первым. Однако он обернул дело таким образом, словно он проявляет великодушие и ставит себя в уязвимое положение.
  - Поскольку начинающему труднее, я не против быть первым, улыбнулся Цзян Чэнь.
  Переменившись в лице, Шэнь Саньхо тут же ответил:
  - Позволь мне быть первым.
  Цзян Чэнь просто хотел подразнить противника, он был совсем не против, чтобы тот был первым. Он махнул рукой и сказал:
  - Начинай.
  - Кто-нибудь, подойдите и засеките время.
  В таких соревнованиях время отмеряли по горящим палочкам с благовониями, переворачивая песочные часы и еще многими способами. Когда отсчет начался, Шэнь Саньхо тут же занял позицию и начал циркуляцию трех огней в своем теле. В его ладони сконцентрировалась невероятная мощь элемента огня, и под котлом весело заплясало пламя.
  Цзян Чэнь кивнул про себя, наблюдая за его действиями. Шэнь Саньхо действительно обладал впечатляющей огненной мощью. Хотя у него не было врожденной огненной конституции, по способностям он был близок к ней. Однако Цзян Чэнь не мог не поморщиться, наблюдая за тем, как Шэнь Саньхо управляет огнем. Нужно сказать, что по сравнению с божественными экспертами наследие Королевского Дворца Пилюль в области управления огнем было просто смехотворно!
  Несмотря на неплохой уровень огненной мощи и явное превосходство Шэнь Саньхо над большинством своих сверстников в области управления огнем, все-таки Цзян Чэню он казался слишком неопытным. Но Му Гаоци был впечатлен и даже невольно зауважал Шэнь Саньхо.
  Судя по горящей палочке, прошло примерно пятнадцать минут. Звук резонанса раздался, когда горящая часть потихоньку приближалась к отметке посередине палочки.
  Предварительный нагрев был завершен.
  Затем палочка была погашена, чтобы зафиксировать результат Шэнь Саньхо.
  - Цзян Чэнь, мне не потребовалось и половины отведенного времени. Твой черед, - горделиво произнес Шэнь Саньхо. Он был абсолютно уверен, что Цзян Чэнь не сможет превзойти его. Он уже много лет использовал этот котел и владел им не хуже, чем собственной правой рукой. Если бы не это, Шэнь Саньхо потребовалось бы куда больше времени, чтобы нагреть котел.
  Каким бы талантливым ни был Цзян Чэнь, он ни за что не превзойдет меня!
  Шэнь Аньян не сомневался в своей победе.
  Когда котел остыл, Цзян Чэнь махнул рукой:
  - Засекайте время. Еще одна палочка была зажжена.
  Цзян Чэнь развел руки в стороны, и в центре его ладоней начали пробуждаться различные источники огня. Он словно показывал какой-то фокус, складывая печати и заставляя форму пламени меняться с каждой печатью.
  Вскоре огонь начал напоминать ровную башню, которая становилась все больше и больше. Аккуратно выстроившись, вокруг Цзян Чэня плясали языки пламени сорока девяти уровней огней, которые напоминали восхитительное, внушительное, сияющее здание.
  При виде этой техники Му Гаоци начал издавать восторженные возгласы одобрения. У кого самая поразительная техника?! У Цзян Чэня самая поразительная техника! Навыки в управлении огнем Шэнь Саньхо не шли ни в какое сравнение с тем, что продемонстрировал Цзян Чэнь.
  Когда Шэнь Саньхо увидел, насколько великолепно Цзян Чэнь управлял огнем, он тоже не мог поверить своим глазам. Неужели можно накладывать друг на друга слои огня? Я никогда не слышал о такой технике!
  С невозмутимым выражением лица Цзян Чэнь менял одну печать на другую, добавляя все больше и больше пламени. Вскоре сорок девять уровней сложились в сетку и восьмидесяти одного пламени девять уровней в высоту. Эксперты небесного уровня называли такой метод управления огнем Истинными Огнями Девяносто Девяти. Использование этой техники позволяло нагревать котел в девять раз быстрее.
  Палочка не догорела даже до отметки в одну пятую времени, а задорный звук резонанса уже раздался.
  - Что?!
  Шэнь Саньхо был полностью сбит с толку. Он ошеломленно смотрел на котел, теряясь в догадках: как же он смог так быстро нагреть котел.
  Цзян Чэнь радостно хохотнул. Прошла едва ли одна пятая отведенного времени. Можно было даже не сравнивать потраченное соперниками время. Цзян Чэню не потребовалось даже половины времени, в которое уложился Шэнь Саньхо. Даже недоумок смог бы сразу понять, кто победил.
  Му Гаоци громко гоготнул:
  - Брат Чэнь, ты просто великолепен! Что это была за техника управления огнем? Это выглядело невероятно круто!
  Лицо Шэнь Саньхо было пепельно-серым. С результатами было невозможно спорить, но в глубине души он не мог принять поражение.
  - Тебе повезло в первом раунде, но мы договаривались о трех раундах. Ты выиграл лишь один раунд, так что не зазнавайся!
  Цзян Чэнь с едва заметной улыбкой кивнул:
  - Именно, победитель определится только после двух побед. Если память мне не изменяет, второй раунд - это рецепты пилюль. На каких условиях ты хочешь соревноваться?
  Он был весьма великодушен, готовясь подыгрывать вне зависимости от того, что предложит Шэнь Саньхо.
  Тот ответил:
  - Мы оба составим рецепт пилюль и скроем три дополнительных ингредиента. Каждый проанализирует рецепт соперника в течение часа и внесет в него недостающие ингредиенты. Кто внесет больше ингредиентов, тот и победит. Если будет ничья, победителем станет тот, кто закончил раньше. Идет?
  - А это обязательно должны быть ингредиенты, указанные в изначальном рецепте? Или можно вносить заменители? - спросил Цзян Чэнь.
  В дао пилюль существовало бесчисленное множество ингредиентов, которые были взаимозаменяемы.
  - Заменители допускаются, но в разумных пределах. Если у соперника возникнут сомнения, нас может рассудить Зал Трав, - ответил Шэнь Саньхо.
  Цзян Чэнь кивнул:
  - Раз так, мы оба составим по два экземпляра одного и того же рецепта. Один будет содержать все ингредиенты, а во втором три дополнительных ингредиента будут скрыты. Так нам будет проще сравнивать результаты и улаживать разногласия, когда придет пора подводить итоги.
  Немного подумав, Шэнь Саньхо произнес:
  - Хорошо, но мы должны поклясться перед небесами, что укажем верный рецепт пилюли. Соревнование будет бессмысленно, если мы случайным образом изменим ингредиенты.
  Цзян Чэнь улыбнулся:
  - Само собой.
  Оба разошлись в разные стороны и начали составлять свои рецепты.
  Глава 517. Шэнь Саньхо признает свое поражение
  Нужно сказать, что Шэнь Саньхо был обречен на поражение, соревнуясь с Цзян Чэнем в знании рецептов пилюль. На всем Континенте Божественной Бездны было не сыскать такого мастера дао пилюль как Цзян Чэнь.
  Цзян Чэнь бегло перебрал в уме множество сложных, малоизвестных рецептов пилюль. Он выбрал один наугад, сделал два экземпляра рецепта и в одном из них вычеркнул три дополнительных ингредиента.
  Шэнь Саньхо явно пришел подготовленным. У него тоже был крайне малоизвестный рецепт, который он получил от одного из старейшин секты. Это был редкий рецепт пилюли с весьма необычным применением. Он был связан с таинственным ответвлением в области дивергентных пилюль. Едва заметная надменная улыбка играла на устах Шэнь Саньхо, когда он закончил составлять свой рецепт. Если Цзян Чэнь сможет разобраться в этом рецепте, он - настоящий гений.
  Когда они закончили подготавливаться, они поклялись перед небесами, что не использовали фальшивые рецепты, чтобы обмануть соперника. Принеся клятвы, они обменялись рецептами.
  Цзян Чэнь пробежал глазами наполовину заполненный рецепт Шэня Саньхо и едва заметно улыбнулся. "Так-так, Шэнь Саньхо неплохо подготовился. Если я не ошибаюсь, это рецепт из фракции дивергентных пилюль".
  Цзян Чэнь был великим мастером пилюль, ибо в своей прошлой жизни он узнал о дао пилюль все, что можно. Ее познания были поистине безграничны. Как же ему было не знать о фракции дивергентных пилюль?
  Их называли так, поскольку в этой области лекарства использовали самыми необычными способами. Мастера дивергентных пилюль занимались изысканиями в области самых странных, малоизвестных способов изготовления пилюль. Единственное, что объединяло такие рецепты, так это то, что в них всегда находился какой-нибудь совершенно неожиданный ингредиент.
  Все мастера пилюль этой фракции были великими гениями. Их главным увлечением было использование нестандартных способов и удивительных методов составления рецептов пилюль. Чем более странным был метод, тем больше радовался такой мастер.
  Хотя они и не относились к основному течению в дао пилюль, их нельзя было недооценивать. Цзян Чэнь был знаком со многими рецептами из области дивергентных пилюль, так что он запросто мог поставить себя на место такого мастера. Пробежав глазами рецепт и быстро проанализировав его, он смог восстановить основную структуру рецепта. Немного подумав, он внес в рецепт три недостающих ингредиента.
  У ингредиентов были аналоги, так что на всякий случай к каждому ингредиенту Цзян Чэнь приписал еще и по два варианта замены. По правилам аналоги также считались правильным ответом, но он мог внести только два аналога в каждый пункт. Таким образом, он указал девять составляющих, которые могли служить в качестве дополнительных ингредиентов.
  Когда Цзян Чэнь закончил, он обнаружил, что не прошло и половины отведенного времени. Посмотрев на Шэнь Саньхо, он сразу понял по его наморщенному лбу, что его соперник понятия не имеет, что за рецепт перед ним. Цзян Чэнь ехидно усмехнулся про себя. Шэнь Саньхо, небось, считает себя донельзя умным, а? Решил похвастаться своим знанием одного рецепта пилюль из фракции дивергентных пилюль?
  Сопернику оставалось рассчитывать только на унижение. Цзян Чэнь составил не слишком редкий рецепт, но Шэнь Саньхо на его нынешнем уровне явно ничего о нем не знал. К тому же с его знаниями в области дао пилюль он явно не мог додуматься до правильного ответа. Так что Цзян Чэнь был уверен, что Шэнь Саньхо уже готов отчаяться.
  Не испытывая к сопернику ни капли жалости, он весело усмехнулся:
  - Даос Шэнь, я уже дополнил твой рецепт. Я лишь жду, когда ты закончишь.
  Пораженный Шэнь Саньхо изумленно уставился на Цзян Чэня. Увидев его уверенную улыбку, Шэнь Саньхо задался вопросом: "Неужели Цзян Чэню нипочем рецепт из фракции дивергентных пилюль?"
  "Не может быть! Это просто невозможно! Он, должно быть, сдался, увидев такой сложный рецепт. Он просто ткнул пальцем в небо и выбрал случайные ингредиенты, рассчитывая на удачу и пытаясь обогнать меня". Шэнь Саньхо пытался сохранить самообладание, но сомнения подтачивали его изнутри. Сколько бы он ни пытался, он не мог понять, каких же ингредиентов не хватает. Лишь по самый конец он обреченно внес несколько вариантов, рассчитывая на чистую удачу. Все-таки так у него были хоть какие-то шансы.
  Однако в мире существовали миллионы духовных трав, и одной удачей тут было сложно обойтись.
  Соперники приступили к сравнению изначальных рецептов.
  Когда Шэнь Саньхо взглянул на рецепт Цзян Чэня, он был невероятно удручен. Он невольно выругался:
  - Цзян Чэнь, что это за рецепт такой? Ты сжульничал!
  Цзян Чэнь едва заметно улыбнулся:
  - Мы поклялись перед небесами и землей. Если я сжульничал, меня непременно настигнет кара. Можешь в этом не сомневаться.
  В мире культивирования клятвы перед небесами и землей были крайне эффективны. Никто не смел нарушать клятву перед небесами и землей, ибо наказание было скорым и безжалостным, почти всегда настигая клятвопреступника в этой жизни.
  Цзян Чэнь дал абсолютно верные ответы. В результате Шэнь Саньхо потерпел сокрушительное поражение в этом раунде и проиграл спор.
  Му Гаоци зааплодировал:
  - Брат Чэнь выиграл два из трех раундов. Шэнь Саньхо, ты проиграл!
  Лицо Шэнь Саньхо было пепельно-серым, он не мог осознать произошедшее. Он даже до третьего раунда не дошел. Он потерпел сокрушительно поражение.
  - Цзян Чэнь... Ты.... Ты... - едва выдавил из себя Шэнь Саньхо, не находя сил даже выговорить полное предложение.
  - Шэнь Саньхо, ты все еще не согласен с результатом? - холодно рассмеялся Му Гаоци.
  Шэнь Саньхо тут же вспомнил два предыдущих раунда. Как ни посмотри, Цзян Чэнь играючи одолел его, словно трехлетнего ребенка! Как ему было не признать поражение? Ему не оставалось ничего другого.
  В этот момент Шэнь Саньхо поник. Словно побежденный боевой петух, он удрученно склонил голову, убрав свой рецепт; ему едва хватило сил поднять голову и встретиться взглядом с Цзян Чэнем:
  - Цзян Чэнь, если это - твой истинный уровень дао пилюль, ты уже можешь прочно обосноваться в Зале Трав и побороться за место старейшины. Я, Шэнь Саньхо, признаю свое поражение.
  Он окончательно смирился; ему было нечего терять. Когда Шэнь Саньхо понял, что ему не тягаться с Цзян Чэнем, у него на сердце стало гораздо спокойнее.
  Увидев, что Шэнь Саньхо признает поражение, Цзян Чэнь слегка улыбнулся:
  - Ты обладаешь естественной огненной конституцией и обладаешь тремя очищенными огнями. У тебя огромный потенциал, ты должен быть самодостаточным гением боевого дао и дао пилюль. Почему ты тратишь время в чужой тени?
  Шэнь Саньхо переменился в лице и слегка вздохнул. Он не произнес ни слова, собрал свои вещи и, не оборачиваясь, ушел. Цзян Чэнь явно задел его за живое.
  Гении должны были идти своим путем и возвышаться над серой массой. Речь Цзян Чэня в жилище Шэнь Цинхуна сильно задели собравшихся, а теперь Шэнь Саньхо сам потерпел поражение от руки Цзян Чэня. Слова, только что произнесенные Цзян Чэнем, произвели на него еще большее впечатление.
  Он вспомнил прошлое, те времена, когда он был гордым и уверенным в себе культиватором, вспомнил о том боевом задоре, с которым он пришел в Верховный Район. Но, когда Шэнь Саньхо обосновался в этом районе и стал свидетелем конфликта Шэнь Цинхуна и Цзюнь Мобая, повинуясь какому-то внутреннему голосу, он встал на сторону Шэнь Цинхуна.
  Такова человеческая природа - искать покровительства сильных. Это не стало фатальной ошибкой, но Шэнь Саньхо начал постепенно терять себя, превращаясь в вассала, довольного своим нынешним положением. Он решил, что будет очень даже неплохо стать верным приспешником Шэнь Цинхуна, его правой рукой.
  Когда они полностью раскроют свой потенциал и Шэнь Цинхун станет Главой Дворца, он сам станет как минимум Главой Зала Трав, не так ли? Его удовлетворенность нынешним положением и мечты о будущем замедлили развитие Шэнь Цинхуна. Предаваясь мечтам, он потерял самого себя.
  Однако...
  Слова Цзян Чэня были подобны колокольному звону, эхом разносившемуся по его сознанию и будившему его ото сна, заставлявшему его глубоко задуматься над нынешним положением. Чем больше он думал о произошедшем, тем сильнее его пробивал пот. Он наконец признался себе, что сошел с пути истинного гения!
  - Молодой мастер, нам вернуться в жилище старшего брата Шэня? - осторожно спросил его последователь.
  Все еще погруженный в размышления Шэнь Саньхо произнес:
  - Нет. Я собираюсь заняться уединенным культивированием; я больше никогда не стану ввязываться в конфликты Верховного Района.
  Последователь моргнул, а затем и сам задумался.
  Новости о поражении Шэнь Саньхо еще не успели разлететься. Шэнь Цинхун все ждал и ждал, но ему так и не сообщили о результате спора. Через два часа он был вне себя от ярости, им начало овладевать беспокойство.
  Если бы Шэнь Саньхо победил, он бы уже вернулся. Если бы он проиграл, он бы уже давно сообщил о своем поражении. А так казалось, словно он просто бесследно исчез. Поэтому Шэнь Цинхун был в смятении.
  - Да Юн, иди к жилищу Цзян Чэня, чтобы проверить, что случилось с Шэнь Саньхо, - приказал одному из своих последователей Шэнь Цинхун.
  Да Юн был правой рукой Шэнь Цинхуна, крайне компетентным подручным. Не прошло и часа, как он вернулся с новостями:
  - Молодой мастер, Цзян Чэнь и Му Гаоци непринужденно пьют чай перед жилищем, а больше там никого нет. Шэнь Саньхо бесследно исчез.
  Шэнь Цинхун был несколько обескуражен:
  - Что? Куда запропастился Шэнь Саньхо?
  Жун Цзыфэн был поражен:
  - Неужели Цзян Чэнь прикончил Шэнь Саньхо?
  Не Чун холодно фыркнул:
  - Что за чушь ты несешь? Это - Королевский Дворец Пилюль! Он бы навлек на себя смертную кару, если бы убил другого ученика. Да и потом, каковы бы ни были достижения этого мальчишки в области боевого дао, ему все равно не одолеть Шэнь Саньхо.
  Жун Цзыфэн тоже криво ухмыльнулся. Он знал, что Шэнь Саньхо был культиватором восьмого уровня изначальной сферы и слегка уступал ему по уровню культивирования. Хотя Цзян Чэнь был не без способностей, своим мастерством он был обязан парочке странных трюков. Он не мог поверить в то, что Цзян Чэнь смог убить Шэнь Саньхо.
  - Так где же тогда Шэнь Саньхо? Он вообще принимал его вызов или нет?
  Пока они обсуждали произошедшее, прибежал очевидец:
  - Старший Брат Шэнь, после соревнования с Цзян Чэнем около его жилища Шэнь Саньхо ушел, не вымолвив ни слова. Он сразу вернулся в свое жилище; говорят, он полностью посвятил себя уединенному культивированию и не собирается выходить, пока не достигнет цели.
  У всех тут же отвисла челюсть. Что Шэнь Саньхо творит? Он должен был вернуться! Даже если он проиграл, он должен был вернуться и сказать хоть что-то или хотя бы послать кого-нибудь к старшему брату, пусть он и занялся уединенным культивированием!
  - Ублюдок Шэнь Саньхо! Неотесанный грубиян! - громко выругался Жун Цзыфэн.
  Глава 518. Старейшина Лянь Чэн
  Шэнь Цинхун помрачнел; его лицо напоминало ледяную маску, а температура вокруг него упала на несколько градусов. Он явно был взбешен поступком Шэнь Саньхо. Он и подумать не мог, что Шэнь Саньхо возьмет его духовные камни, чтобы бросить вызов Цзян Чэню, а затем, ничего ему не сказав, займется уединенным культивированием.
  - Этот мерзавец, видать, проиграл! - воскликнул Не Чун, пользуясь возможностью подлить масла в огонь.
  Поступок Шэнь Саньхо застал всех сторонников Шэнь Цинхуна врасплох. Множество людей попробовали бросить Цзян Чэню вызов, и все они потерпели неудачу. Если они оставят это просто так и больше не будут бросать ему вызов, все их планы, все их интриги, все их попытки разрушить репутацию Цзян Чэня пойдут крахом, а слухи, которые они распускали, начнут воспринимать как жалкое нытье. И в итоге получится, что они лишь помогли Цзян Чэню прославиться!
  Но кого из них следующим отправить на схватку теперь, когда Шэнь Саньхо проиграл? Жун Цзыфэна? Не Чуна?
  Они были самыми сильными поверенными Шэнь Цинхуна, но вот в дао пилюль они едва ли были сильнее Шэнь Саньхо. Так кого же тогда послать? Самого Шэнь Цинхуна?
  Шэнь Цинхун был бы не прочь, но голос разума подсказывал ему, что в этом случае следует быть необычайно осторожным перед тем, как принимать какие-либо решения. Поскольку он был главным гением Верховного Района, Шэнь Цинхун знал: каждое его действие против Цзян Чэня станет предметом оживленного обсуждения, каждый промах будет преувеличиваться. Вне зависимости от результата, слухи о произошедшем разнесутся по всей секте.
  Если он победит, все будут воспринимать это как данность, ведь он - лучший гений. Но этого будет недостаточно, чтобы доказать, что Цзян Чэнь - пустышка. Но если он проиграет, его репутации конец, и он невольно сделает Цзян Чэня главным представителем младшего поколения Королевского Дворца Пилюль. А этого он позволить не мог.
  - Пока можете идти. Мне нужно кое-куда сходить.
  Несмотря на все свои недостатки, Шэнь Цинхун был человеком решительным. Он, не мешкая, отправился в Пик Сотни Старейшин. Вскоре он оказался у дверей одной из обителей.
  Она принадлежала Старейшине Лянь Чэню, главному среди досточтимых старейшин. Также здесь присутствовал дед Шэнь Цинхуна, Глава Зала Весны и Осени, Старейшина Цзинь Гу.
  - Цинхун, на сей раз ты оказался в очень непростой ситуации. Тебе будет непросто расхлебать кашу, которую ты заварил.
  Старейшина Лянь Чэн был старым, лысым мужчиной с ястребиным взглядом и густыми бровями.
  Старейшина Цзинь Гу слегка вздохнул:
  - Старый брат Лянь Чэн, кто бы мог подумать, что этот Цзян Чэнь окажется таким своевольным и непокорным? Он должен был отнестись к Цинхуну с должным уважением, которого заслуживает главный гений Розовой Долины, но этот Цзян Чэнь повел себя совершенно бестактно. Нельзя винить Цинхуна в том, что он вышел из себя.
  Старейшина Лянь Чэн слегка улыбнулся, в его глазах загорелся хитрый огонек:
  - Что же нам, по-твоему, делать, Цзинь Гу? Дать Цинхуну бросить вызов Цзян Чэню? Если Цинхун победит, все будут воспринимать эту победу как нечто само собой разумеющееся. Если он проиграет, все наши предыдущие усилия пойдут прахом.
  Старейшина Цзинь Гу был невероятно удручен:
  - Все это - вина Старейшины Юнь Не. Если бы он не настаивал на своем предложении, и отбор проводился только среди гениев боевого дао, как Цзян Чэнь смог бы попасть в Верховный Район?
  Он был одним из тех, кто вечно винит в свои бедах окружающих; будь у него запор, он бы скорее обвинил отхожее место в своих проблемах, чем самого себя.
  Старейшина Лянь Чэн же полностью проигнорировал его жалобы:
  - Цзинь Гу, если ты и вправду веришь своим словам, ты просто обманываешь самого себя. Если Цзян Чэнь - истинный гений, он бы все равно рано или поздно оказался в Верховном Районе. По-моему, теперь, когда ситуация стала слишком напряженной, старшему поколению не стоит особо сильно вмешиваться. Пусть молодежь сама решает свои проблемы. Их успех или поражение будут полностью зависеть от них самих.
  Старейшина Цзинь Гу тут же возразил:
  - Старый брат Лянь Чэн, у Цинхуна и так слишком много проблем. Он - первый гений секты, и он поставлен в заведомо проигрышное поражение. Он ничего не добьется, если выиграет, этим он никого не удивит. Но если он проиграет, если он хоть на йоту уступит Цзян Чэню, он станет посмешищем. Это нечестно!
  Старейшина Лянь Чэн слегка покачал головой, чуть не потеряв дар речи от методов воспитания Старейшины Цзинь Гу. Ему даже возражать ему не хотелось; он обратился к Шэнь Цинхуну:
  - Цинхун, как ты думаешь, ты был поставлен в проигрышное положение?
  Шэнь Цинхуну было на это нечего ответить. Он не понимал, что имеет в виду его достопочтенный мастер.
  Старейшина Лянь Чэн тихо произнес:
  - Ты пользуешься максимумом привилегий и ресурсов. Ты никогда не думал, что это не слишком честно по отношению к другим? Если ты сейчас начнешь жаловаться на то, что ты оказался в заведомо проигрышном положении, я буду крайне разочарован в тебе.
  Шэнь Цинхун помрачнел. Он пришел попросить своего достопочтенного мастера о совете, но он не ожидал, что вместо этого мастер начнет читать ему нотации, да еще и так серьезно. Шэнь Цинхун не знал, что же ему делать.
  Старейшина Лянь Чэн слегка вздохнул:
  - Для тебя, Цинхун, благородное происхождение и хороший старт в жизни стали и даром, и проклятьем. Тебе все давалось легко, в Королевском Дворце Пилюль все дороги были открыты перед тобой. К сожалению, из-за этого ты теперь и оказался в такой ситуации.
  - Что ты такое говоришь?
  Старейшина Цзинь Гу был крайне недоволен. Ты же учитель Шэнь Цинхуна по боевому дао; неужто ты будешь сидеть сложа руки и смотреть на то, как твой ученик терпит неудачу за неудачей?
  Хотя Старейшина Лянь Чэн говорил по делу, Старейшине Цзинь Гу было на это наплевать. Его волновало одно: положение его внука под угрозой! А это было все равно, как если бы под угрозой оказалась его собственная территория. С чего бы Старейшина Цзинь Гу стал думать о каких-то абстрактных вопросах морали и философии? Он думал лишь о том, как защитить свою территорию и уничтожить любого, кто осмеливался даже подумать о том, чтобы угрожать ему.
  - Старый брат Лянь Чэн, мне кажется, что, как бы там ни было, Цинхуну нельзя потерпеть такое унизительное поражение. Если мы дадим этому низкому Цзян Чэню выйти из этой истории победителем, в будущем положение Цинхуна в Верховном Районе непременно окажется под угрозой. Более того, после череды успехов Цзян Чэня Цзюнь Мобай и Лин Би-эр тоже начали действовать самостоятельно. Боюсь, это может послужить началом цепной реакции!
  Цзюнь Мобай и Лин Би-эр уже давно жаждали занять место Шэнь Цинхуна. С появлением еще более несговорчивого Цзян Чэня Шэнь Цинхуну пришлось иметь дело с тремя крайне амбициозными учениками, угрожающими его положению. Шэнь Цинхуну явно не светило ничего хорошего. Так что Старейшина Цзинь Гу не хотел потворствовать развитию в Верховном Районе такой атмосферы. Он хотел подавить эти перемены в зародыше и на примере Цзян Чэня преподать урок всем остальным.
  Старейшина Лянь Чэн чуть не лишился дара речи, выслушав Старейшину Цзинь Гу. Какой же узколобый человек! Он повернулся к своему ученику:
  - Цинхун, говори. Как ты собираешься решать эту проблему? Какой помощи ты ждешь от своего мастера?
  - У вашего ученика все еще остается надежда, и я хочу положить всему этому конец, наконец-то вызвав Цзян Чэня на соревнование по дао пилюль, - честно сказал Шэнь Цинхун.
  - Ты уверен? - медленно спросил Старейшина Лянь Чэн, оценивающе глядя на ученика.
  Шэнь Цинхун уверено кивнул:
  - Цзян Чэнь уже успел повлиять на мое сердце дао. Если я не одолею его, в нем непременно появятся трещины.
  Старейшина Лянь Чэн слегка вздохнул:
  - Мы приходим в этот мир ни с чем, и уходим ни с чем. Изначально наши сердца не ведают печалей, но поселяются там, когда мы наполняем их стремлениями к материальным благам и удовлетворением своих прихотей. Цинхун, твой мастер прочитал эти слова в одном древнем фолианте много лет назад и размышлял над ними в течение шестидесяти лет, пока не понял их смысл. Ты слишком много думаешь, отчего твое сердце дао становится уязвимее к внешним влияниям. Если бы ты твердо придерживался пути дао и не создавал столько проблем, не теша свое тщеславие, ты бы не оказался в такой ситуации.
  - Твой потенциал в боевом дао невероятен, ты находишься на пороге сферы мудрости. Почему ты так упорствуешь в своей нетерпимости к чужим талантам? Разве ты со своим уровнем не получил бы место на Состязаниях по дао пилюль? Даже если Цзян Чэнь и Му Гаоци получат два места, любому ясно, что два других места достанутся тебе и Лин Би-эр. А что и теперь? Ты лишь используешь свое положение лучшего гения, чтобы травить нескольких новичков.
  - Тебе не кажется, что тебе стоит думать о предстоящей Великой Церемонии Мириады? Или даже загадочной Высшей Сфере Мириады?
  Старейшина Лянь Чэн говорил убедительно, не отрывая взгляда от лица Шэнь Цинхуна. Он словно хотел прочесть мысли ученика.
  Шэнь Цинхун деревянным голосом ответил:
  - Речи достопочтенного мастера весьма разумны. Ваш ученик действительно был несколько ослеплен обстоятельствами и не видит общей картины. Но я уже принял решение касательно этого вызова и ищу поддержки моего достопочтенного мастера.
  Старейшина Лянь Чэн был несколько разочарован. Он действительно хотел, чтобы Шэнь Цинхуна настигло мгновенное просветление, чтобы он забыл о вызове и о тех проблемах, которые возникли у него из-за Цзян Чэня. По правде говоря, его ученик никогда не позиционировал себя как соперника Цзян Чэня. Он в любой момент мог вполне достойно отказаться от любых претензий и сохранить лицо, поведя себя как и положено первому гению. Он мог даже подружиться с Цзян Чэнем.
  И все же...
  Шэнь Цинхун сделал иной выбор.
  Старейшина Лянь Чэн был разочарован в нем. Он не одобрял решение Шэнь Цинхуна бросить Цзян Чэню вызов. Хотя он и Старейшина Юнь Не кричали друг на друга и стучали кулаками по столу, все же они уважали друг друга. Но ни один из них ни за что не признался бы в этом.
  Видя, что Глава Дворца Дань Чи и Старейшина Юнь Не поддерживают Цзян Чэня, Старейшина Лянь Чэн не мог поверить, что этот юноша добился успеха обманным путем. Когда месяц назад Шэнь Цинхун начал мешать имя Цзян Чэня с грязью, Старейшина Лянь Чэн был здесь ни при чем. Просто он был учителем Шэнь Цинхуна по боевому дао и не мог публично осудить своего ученика. В то же время он хотел воспользоваться этой ситуацией, чтобы как следует оценить силу воли Шэнь Цинхуна. Казалось, что, хотя он обладал выдающимся потенциалом в дао пилюль, он все еще был слишком незрелым.
  - Как же ты собираешься соревноваться с ним? - спросил Старейшина Лянь Чэн.
  - Ваш ученик хочет соревноваться с ним в выплавке пилюль; победитель определиться после одного матча. Поэтому ваш ученик хотел бы одолжить у вас Котел Небесного Пика.
  Старейшина Лянь Чэн пристально посмотрел на Шэнь Цинхуна:
  - Насколько я знаю, у Цзян Чэня есть Котел Небесного Плетения, который ему подарил Глава Дворца Дань Чи. С моим котлом ты будешь с ним в равных условиях.
  В истории Королевского Дворца Пилюль было пять драгоценных котлов: Небесного Рассеивания, Небесного Плетения, Небесного Пика, Небесного Происхождения и Небесного Древа. Из этих пяти Котел Небесного Рассеивания и Котел Небесного Древа тщательно оберегались в Зале Предков Королевского Дворца Пилюль. Еще не появился тот, кому суждено было использовать их.
  У Главы Дворца Дань Чи был Котел Небесного Плетения, который тот отдал Цзян Чэню. У Старейшины Лянь Чэня был Котел Небесного Пика, а у Старейшины Юнь Не - Котел Небесного Происхождения. Эти пять драгоценных котлов были свидетелями возвышения и славы Королевского Дворца Пилюль. Уже сотню лет ни Котел Небесного Пика, ни Котел Небесного Плетения не появлялись на публике. Поэтому Старейшина Лянь Чэн засомневался, когда Шэнь Цинхун обратился к нему с просьбой.
  Когда эти божественные котлов будут использованы друг против друга, это станет великим, запоминающимся событием, которое попадет в анналы истории. Старейшина сомневался, поскольку не хотел, чтобы битвой, которая войдет в историю, стала битва, в которой Шэнь Цинхун потерпит сокрушительное поражение.
  Глава 519. Шанс разбогатеть сам стучится в дверь
  - Пожалуйста, дайте свое согласие, достопочтенный мастер! - решительно произнес Шэнь Цинхун, опустившись на одно колено. - Этот вызов лег тяжким бременем на мое сердце. Выиграю я или нет, после соревнования я займусь уединенным культивированием и вскоре достигну сферы мудрости.
  Старейшина Лянь Чэн слегка вздохнул. У него не было сомнений, что Шэнь Цинхун сможет достичь сферы мудрости, но старейшина совсем не хотел, чтобы он бросал вызов Цзян Чэня. Сейчас его отношение к Цзян Чэню было продиктовано гордыней. Но проигрыш станет для него невероятным унижением, из-за которого в его сердце поселится ненависть.
  Даже если Шэнь Цинхун достигнет сферы мудрости, его сердце дао будет отравлено этой ненавистью. И рано или поздно это сильно навредит Шэнь Цинхуну.
  Старейшина Лянь Чэн возлагал на Шэнь Цинхуна большие надежды и ожидал, что тот достигнет невероятных высот в боевом дао. Он даже думал, что у его ученика есть шанс достичь императорской сферы. Пусть он не мог сказать точно, насколько велик этот шанс, тень надежды все же была лучше, чем ничего. Но если Шэнь Цинхун будет отвлекаться на другие вещи, ему будет трудно сконцентрироваться на пути боевого дао. И тогда надежда достичь императорской сферы обратиться в прах.
  Но, увидев, насколько решительно настроен был его ученик, Старейшина Лянь Чэн понял, что его не отговорить:
  - Хорошо. Цинхун, ты сделал свой выбор. Вот Котел Небесного Пика, возьми его.
  Старейшина Лянь Чэн достал котел.
  - Благодарю вас, достопочтенный мастер! Шэнь Цинхун был очень рад.
  Старейшина Цзинь Гу тоже обрадовался:
  - Старый брат Лянь Чэн, ты все-таки решил поддержать своего ученика! Если Цинхун победит Цзян Чэня, в младшем поколении у него не останется соперников в области дао пилюль.
  Старейшина Лянь Чэн махнул рукой:
  - Цинхун, тебе и мне было суждено стать наставником и учеником. И, как твой наставник, я хочу дать тебе один совет. Меньше думай об успехах и неудачах, а еще меньше - о победах и поражениях. Если ты сможешь отвлечься от этих мыслей, вне зависимости от исхода соревнования ты сможешь вынести для себя что-то ценное. Дерзай. И береги себя.
  Договорив, старейшина махнул рукой:
  - Можешь идти.
  Старейшина увел Шэнь Цинхуна за собой, увидев жест Старейшины Лянь Чэн. Когда они покинули обитель Старейшины Лянь Чэна, Шэнь Цинхун произнес:
  - Дедушка, достопочтенный мастер, кажется, не одобряет моего решения сражаться с Цзян Чэнем?
  Как бы там ни было, Шэнь Цинхун безмерно уважал Старейшину Лянь Чэна.
  Старейшина Цзинь Гу улыбнулся:
  - Он - Глава Зала Мощи. Само собой, у него не вызывает энтузиазма то, что ты собираешься соревноваться в области дао пилюль. Не переживай по этому поводу. Если ты сможешь превзойти Цзян Чэня, ты останешься королем Верховного Района. Ни Цзюнь Мобай, ни Лин Би-эр, никто из них не сможет оспорить твое первенство.
  - Ваш внук приложит все усилия.
  Попрощавшись со Старейшиной Цзинь Гу, Шэнь Цинхун тут же направился в Розовую Долину.
  Старейшина Лянь Чэн с сожалением смотрел вслед ушедшим Старейшине Цзинь Гу и Шэнь Цинхуну. Он явно не одобрял намерение ученика соревноваться с Цзян Чэнем. Немного подумав, он вздохнул.
  - Ах, ладно. Цинхун все равно мой ученик. Ради него я нанесу кое-кому визит и попробую уладить это дело, - пробормотал он, вставая, и вышел из своей обители.
  Вскоре Старейшина Лянь Чэн прибыл в обитель Дань Чи.
  - Ха-ха, что привело вас сюда, Старейшина Лянь Чэн? - спросил несколько удивленный Глава Дворца Дань Чи.
  Старейшина Лянь Чэн тяжело вздохнул и выложил все начистоту:
  - Мне стыдно говорить об этом, но я пришел сюда ради моего ученика-недотепы, Шэнь Цинхуна.
  - Неужели? Чем же он вам не угодил?
  Глава Дворца Дань Чи не совсем понимал, что тут происходит.
  - Этот паренек и Цзян Чэнь затеяли вражду в Розовой Долине. Сей старик пришел к вам, чтобы узнать, нельзя ли как-нибудь уладить их конфликт. Когда сражаются два тигра, один непременно пострадает. Королевскому Дворцу Пилюль такая вражда гениев может пойти во вред. Глава Дворца, я смиренно прошу вас попробовать убедить Цзян Чэня отказаться от проведения соревнований по дао пилюль и убрать свою арену.
  Глава Дворца Дань Чи добродушно рассмеялся и передал старейшине чашку чая:
  - Выпейте чаю, Старейшина Лянь Чэн. Согласен, молодежи не пристало так враждовать из-за гордыни. Но за последний месяц произошло слишком много событий, которые сильно повлияли на репутацию Цзян Чэня и Му Гаоци. Некоторые слухи даже касались меня и Старейшины Юнь Не. Старейшина Лянь Чэн, я буду с вами откровенен. Мне будет трудно уговорить Цзян Чэня убрать арену, да и ему самому будет непросто отказаться от этой идеи. В конце концов, вы ведь не остановили своего ученика, когда всю эту историю можно было пресечь в зародыше.
  - Да, вы правы, это - мое упущение, - Старейшина Лянь Чэн явно винил себя в произошедшем. - Я несу ответственность за то, к чему все это привело. Если бы я вмешался раньше, я бы сейчас не стоял перед вами. Действия Цзян Чэня продиктованы праведным гневом. Я прекрасно все понимаю.
  Немного помолчав, Дань Чи произнес:
  - Старейшина Лянь Чэн, вы и Старейшина Цзинь Гу высоко цените Шэнь Цинхуна. Почему вы не хотите, чтобы он сразился с Цзян Чэнем?
  Старейшина Лянь Чэн грустно улыбнулся:
  - Глава Дворца, дело в том, что я хорошо знаю Цинхуна и понимаю, что у него нет ни малейшего шанса одержать победу.
  - Неужели? - улыбнулся Глава Дворца Дань Чи. - Если я не ошибаюсь, Старейшина Цзинь Гу придерживается иного мнения?
  - Да, - вздохнул Старейшина Лянь Чэн. - Именно поэтому Старейшина Цзинь Гу подтолкнул Цинхуна к этому шагу. Глава Дворца, я смиренно пришел к вам в надежде на то, что ради высшего блага секты вы попробуете убедить Цзян Чэня убрать арену.
  Глава Дворца Дань Чи слегка улыбнулся:
  - Шэнь Цинхун властен и агрессивен. Он жаждет одного - схватки. Если я уговорю Цзян Чэня убрать арену, боюсь, юношеский боевой задор не позволит этим двоим смириться с таким исходом.
  Старейшина Лянь Чэн печально усмехнулся:
  - Неужели в итоге кто-то обязательно должен пострадать? Цинхун обладает невероятным потенциалом в боевом дао, у него больше всех шансов прославить наш Королевский Дворец Пилюль во время Великой Церемонии Мириады. Если он будет травмирован, это нанесет серьезный ущерб секте!
  До появления Цзян Чэня Глава Дворца Дань Чи, быть может, и согласился бы с этими словами. Но теперь он не думал, что Шэнь Цинхун - единственный, кто сможет достойно представить секту на Великой Церемонии.
  Однако Дань Чи не мог пренебрегать благом секты, так что Глава Дворца кивнул:
  - Старейшина Лянь Чэн, вы непременно будете сомневаться в том, что я приложил максимум усилий, чтобы уговорить Цзян Чэня, если я отправлюсь к нему один. Давайте пойдем к нему втроем: вы, я и Старейшина Юнь Не? Если Цзян Чэнь отступит и не станет упорствовать, я буду рад такому исходу не меньше вашего.
  ......
  Цзян Чэнь не испытывал недостатка в соперниках с того момента, как организовал арену. Но теперь он собрал достаточно духовных камней.
  - Брат Чэнь, боюсь, после поражения Шэнь Саньхо лишь старшая сестра Лин Би-эр осмелится бросить тебе вызов, - улыбнулся Му Гаоци.
  Цзян Чэнь собирался ответить, но вдруг он переменился в лице. Когда он направил взгляд на небо, его Божественное Око активировалось.
  - К нам идут высокие гости!
  "Цзян Чэнь, сними барьеры со своего жилища. Я, Старейшина Лянь Чэн и Старейшина Юнь Не пришли навестить тебя" - таково было послание Главы Дворца Цзян Чэню.
  Цзян Чэнь был несколько удивлен и быстро отдал соответствующие распоряжения:
  - Откройте двери, это - Глава Дворца и двое досточтимых старейшин!
  Вскоре он встречал трех тяжеловесов, которые пользовались в секте наибольшим уважением, в боковом дворце для гостей; также он, не раздумывая, достал последние кувшины с Вином из Девятикратно Чарующей Росы.
  Аромат вина тут же наполнил воздух.
  - Что? Неужели это Вино из Девятикратно Чарующей Росы?
  Нос Старейшины Лянь Чэн слегка вздрогнул:
  - Я слышал, что Секта Кочевников отлично умеет делать такое вино, но кто бы мог подумать, что такое вино водится и в таком месте, как союз шестнадцати королевств?
  Хотя Дань Чи и Юнь Не не были большими охотниками до выпивки, они более-менее разбирались в алкоголе. В конце концов, когда вино смешивали с духовными травами, оно не только доставляло удовольствие, но и помогало в культивировании.
  - Сей ученик скован страхом от прибытия сразу трех великих культиваторов. Как бы я посмел не угостить вас своим лучшим вином в попытке умилостивить вас? - полушутя произнес Цзян Чэнь; он оставался совершенно невозмутим даже в присутствии столь высоких гостей. Эти трое были самыми могущественными людьми Королевского Дворца Пилюль.
  - Цзян Чэнь, я не привык ходить вокруг да около, - произнес Дань Чи и поставил чашу с вином, сделанную из отвердевших стеблей, на стол. - Старейшина Лянь Чэн пришел ко мне, чтобы попробовать примирить тебя и Шэнь Цинхуна. Он хочет, чтобы ты убрал арену. Мы не станем принуждать тебя; мы лишь пришли узнать, приемлем ли для тебя такой вариант.
  Едва заметная улыбка застыла на губах Цзян Чэня:
  - Вы - старейшины секты, и, рассуждая логически, Цзян Чэнь обязан повиноваться вашей воле. Однако из-за слухов, которые злопыхатели распускали обо мне целый месяц, мое имя было смешано с грязью. Если я уберу арену, еще больше членов секты начнет верить слухам, люди продолжат судачить о том, что я не заслуживаю своей репутации, что я получил место в Верховном Районе и на Состязаниях по Дао Пилюль благодаря своим связям. Все вы - старейшины с твердыми моральными принципами. Вы ведь понимаете, в какой непростой ситуации оказался сей ученик?
  Глава Дворца Дань Чи и Старейшина Юнь Не взглянули на Старейшину Лянь Чэна, ожидая его ответ. В конце концов, Цзян Чэнь был прав. Убрав арену, он подтвердит слова злопыхателей, утверждавших, что его совесть нечиста. Нельзя же просить человека о такой жертве!
  - Цзян Чэнь, даже Шэнь Саньхо не смог одолеть тебя за эти несколько дней. Одно это развеяло большую часть слухов. Само собой, нетрудно понять, что ты был взбешен таким наглым поклепом. Если бы я не был наставником Шэнь Цинхуна по боевому дао, я бы ни за что не пришел к тебе с такой просьбой, - совершенно искренне произнес Старейшина Лянь Чэн. - Скажу еще одну вещь: Шэнь Цинхун одолжил у меня Котел Небесного Пика, чтобы ему было что противопоставить твоему Котлу Небесного Плетения. Такая битва между божественными котлами непременно войдет в официальные хроники Королевского Дворца Пилюль. Также я прекрасно понимаю, что у Шэнь Цинхуна нет ни единого шанса одержать победу. Поэтому я пришел смиренно просить тебя убрать арену. Это действительно не слишком честно по отношению к тебе, но я - разумный человек. Я выслушаю любые условия, на которых ты готов убрать арену.
  Когда Цзян Чэнь увидел, что Старейшина Лянь Чэн не пытается надавить на него или запугать, он понял, что этот старейшина действовал с оглядкой на Главу Дворца и Старейшину Юнь Не. По правде говоря, Цзян Чэнь не особо-то хотел прилюдно унижать Шэнь Цинхуна. Его интересовали лишь духовные камни и ресурсы. Теперь, когда к нему пришли Глава Дворца и Старейшина Юнь Не, он понимал, что, хотя они пока не предложили ничего конкретного, они тоже хотели замять эту историю. Почему же? Ради высшего блага секты, само собой.
  Цзян Чэнь не был мелочным человеком. Пока это был лишь конфликт, связанный с задетой гордостью двух культиваторов, еще не успевший перерасти в смертельную вражду. Он вполне мог отступить и убрать арену.
  Само собой, вопрос был в цене. Если он не получит достаточное количество благ, он не станет добровольно отступать и просто так прощать провокацию своего соперника.
  Судя по словам Старейшины Лянь Чэна, ради Шэнь Цинхуна он был готов позволить Цзян Чэню содрать с себя немало ресурсов, если тот отступит. Нечасто такой шанс разбогатеть сам стучится в дверь! Соблазн был велик.
  Глава 520. Высокая цена
  - Я действительно могу поставить любые условия? - произнес Цзян Чэнь с невинной, милой улыбкой.
  Глава Дворца Дань Чи, улыбаясь, произнес:
  - Цзян Чэнь, убирая арену, ты идешь на немалые жертвы. Само собой, ты можешь поставить определенные условия. В нашей секте не принято скупиться на заслуженные награды. Разумеется, мы не можем обойти тебя стороной и не отплатить тебе по достоинству.
  - Хорошо, для бедняка вроде меня свары из-за гордыни - далеко не самое важное. Большее значение для меня имеют осязаемые, ценные ресурсы, - доброжелательно произнес Цзян Чэнь. - В таком случае, сей ученик посмеет высказать несколько пожеланий. Десять тысяч духовных камней высокого уровня, пятьдесят килограмм темно-лилового золота, пятьдесят килограмм пыли звездных облаков и пятьдесят килограмм ярко-красной киновари. Мм, и если у Старейшины Лянь Чэня найдется пара тысяча Пилюль Изначального Развития высокого уровня, я бы не отказался от них. Сей ученик будет весьма признателен.
  Такая цена была бы запредельно высока для любого представителя младшего поколения. Но даже такая приличная сумма не слишком-то сильно ударила бы по карманам трех тяжеловесов. Все-таки Старейшина Лянь Чэн в его почтенном возрасте успел скопить огромное состояние, и он мог без малейшего труда выполнить все условия Цзян Чэня.
  Старейшина Лянь Чэн моргнул, а затем добродушно рассмеялся:
  - Славно, славно! Приятно видеть честного молодого человека, который сразу напрямик говорит, что ему нужно. Так и нужно себя вести! Я позабочусь о том, чтобы ты получил все необходимое. Все перечисленные тобой ресурсы будут доставлены в твое жилище в течение трех дней.
  Цзян Чэнь рассмеялся:
  - Старейшина Лянь Чэн - человек решительный, это сразу видно. Хорошо! Я уберу арену по первому вашему слову.
  Вдруг Старейшина Юнь Не произнес:
  - Я думаю, арена должна остаться.
  - Хм?
  Все трое недоуменно посмотрели на Старейшину Юнь Не. Разве они обо всем не договорились?
  Старейшина Юнь Не кивнул:
  - Поскольку соперники уже готовились к схватке, убрав арену, мы не поможем им справиться с внутренними демонами. Мне кажется, мы должны воспользоваться этой возможностью.
  - Возможностью? Что вы хотите этим сказать? - серьезно спросил Старейшина Лянь Чэн.
  - У Шэнь Цинхуна - большие амбиции, и высокомерия ему не занимать. Если Цзян Чэнь уберет арену, Шэнь Цинхун не исправится и продолжит распускать о нем слухи. Мало того, что это плохо для Цзян Чэня, это никак не поможет Шэнь Цинхуну научиться видеть собственные недостатки и преодолевать трудности. Без должно работы над собой он и дальше будет оставаться жертвой своих внутренних демонов. Если мы хотим помочь ему исправиться, мы не должны препятствовать схватке, но она должна закончиться ничьей. Битва двух божественных котлов войдет в историю и привлечет внимание всего Королевского Дворца Пилюль. Остальные ученики будут еще усерднее стремиться к тому, чтобы стать истинными гениями; эта схватка послужит для них источником вдохновения. Их чувство сопричастности к секте усилится.
  - Ничьей?
  Глава Дворца Дань Чи и Старейшина Лянь Чэн переглянулись, чувствуя, что в словах Старейшины Юнь Не есть здравое зерно.
  - Именно, ничьей. Таким образом Шэнь Цинхун научится справляться с трудностями и сохранит лицо. Так оба соперника смогут защитить свою репутацию, а Шэнь Цинхун поймет в глубине души, что всегда есть куда стремиться, всегда есть более сильный эксперт. Это пойдет на пользу его развитию, - продолжил Старейшина Юнь Не.
  На данный момент главной проблемой Шэнь Цинхуна была его излишняя самоуверенность; за свою жизнь в секте он ни разу не испытывал горечь поражения. Никто не мог вызвать у него ощущение непреодолимой преграды. С одной стороны, он был уверен в своих силах. С другой, это сделало его чрезвычайно надменным.
  Глава Дворца Дань Чи расслабился и улыбнулся, словно поняв что-то:
  - Юнь Не, ваше предложение весьма разумно. Но насколько сложно будет обеспечить ничью?
  Старейшина Лянь Чэн согласно кивнул:
  - Действительно, ничья была бы идеальным решением, но если проявить неосторожность, кто-то все равно станет победителем.
  Старейшина Юнь Не посмотрел на Цзян Чэня с едва заметной улыбкой:
  - Нам стоит спросить человека, которого все это касается напрямую, сможет ли он устроить ничью.
  Цзян Чэнь потер нос и грустно улыбнулся:
  - Старейшина Юнь Не, не слишком ли сложным для меня будет такое испытание?
  - Хе-хе, Цзян Чэнь, уверен, что тебе удастся это провернуть.
  Цзян Чэнь вздохнул:
  - И почему у меня такое чувство, словно я неосторожно угодил в ловушку?
  Глава Дворца Дань Чи добродушно рассмеялся:
  - Цзян Чэнь, будь решительнее, просто скажи: да или нет.
  - А я могу отказаться? - удрученно спросил Цзян Чэнь.
  Старейшина Лянь Чэн улыбнулся:
  - Если это соревнование закончится ничьей, я все равно выплачу всю оговоренную сумму.
  - А сверх того я добавлю пять тысяч изначальных духовных камней высокого уровня, - усмехнулся глава Дворца Дань Чи.
  Старейшина Юнь Не тоже улыбнулся:
  - Тогда и я не стану скупиться, я тоже добавлю пять тысяч камней.
  Глава Дворца Дань Чи, улыбаясь, произнес:
  - Ну как, Цзян Чэнь, сможешь обеспечить ничью?
  Цзян Чэнь просиял:
  - Что ж, полагаю, этого достаточно! Предупреждаю, после того, как я все сделаю, вы не сможете отвертеться от выплаты долга!
  Глава Дворца Дань Чи с напускной серьезностью произнес:
  - Помни, должна быть ничья! Я не стану платить, если ты облажаешься!
  Цзян Чэнь усмехнулся:
  - Не беспокойтесь, не беспокойтесь. Ради такого богатства я обеспечу ничью.
  Дань Чи и Юнь Не с улыбкой переглянулись. Хотя Старейшина Лянь Чэн тоже радостно улыбался, он был потрясен. "Каким же могучим потенциалом в дао пилюль обладает этот ученик, раз он соглашается на такие условия? Его потенциал и уровень культивирования в области дао пилюль, должно быть, в разы выше, чем у Цинхуна. В противном случае, неужели ему хватило бы смелости принять подобные условия? Добиться ничьей - дело крайне непростое. Неужто он бы пошел на такой риск, если бы не обладал огромным потенциалом и мощью?"
  Слегка оправившись от шока, Старейшина Лянь Чэн произнес:
  - Славно! Тогда я буду ждать хороших новостей о соревновании в своей обители.
  Даже он не мог не признать, что предложение Старейшины Юнь Не было самым лучшим. Лучше было все-таки провести схватку, а ничья была наилучшим исходом. Это позволяло Шэнь Цинхуну сохранить лицо, восстановить душевную гармонию и научиться преодолевать трудности.
  Когда три тяжеловеса ушли, Цзян Чэнь был вне себя от радости. "Вот это удача!" В совокупности три тяжеловеса предложили ему двадцать тысяч камней. Вместе с тем, что он скопил, этого было достаточно, чтобы Формация Девяти Врат Сжигания работала на половину своей полной мощности. Изначально он надеялся активировать ее лишь на тридцать процентов, но половина полной мощности могла позволить ему сдержать даже эксперта небесной сферы мудрости. Это было бы настоящим подарком судьбы для Цзян Чэня!
  Вскоре после того, как Глава Дворца Дань Чи и Старейшина Юнь Не вернулись к себе, они отправили Цзян Чэню обещанные пять тысяч камней. Они явно не сомневались в успехе Цзян Чэня и сразу отправили ему камни.
  Они бы не стали требовать камни назад, даже если бы он не смог обеспечить ничью. Таким образом они хотели поддержать Цзян Чэня. К этому моменту они уже хорошо его знали. Он бы стал просить о камнях в качестве платы лишь в том случае, если бы он испытывал в них крайнюю надобность. Так они тайно помогали Цзян Чэню, желая поддержать его, не привлекая лишнего внимания. Цзян Чэнь все это прекрасно понимал.
  "Глава Дворца Дань Чи и Старейшина Юнь Не - мудрые люди, открытые и честные. Я не настолько бессердечен, чтобы не отплатить им добром; я должен помочь им реализовать их великие мечты". Цзян Чэнь знал, что как Глава Дворца Дань Чи, так и Старейшина Юнь Не желали процветания Королевского Дворца Пилюль и хотели, чтобы он стал сектой третьего уровня, способной восстановить Империю Мириады и объединить Область Мириады.
  "Если в будущем я покину Королевский Дворец Пилюль, сперва я должен помочь им воплотить их заветную мечту в жизнь!" - поклялся самому себе Цзян Чэнь. "Старейшина Лянь Чэн производит впечатление вполне хорошего человека, который просто старается отстаивать интересы своего ученика. Поскольку он - учитель Шэнь Цинхуна по боевому дао, разумеется, он будет ко мне не так благосклонен как Глава Дворца Дань Чи и Старейшина Юнь Не. Он заплатит мне лишь после моего соревнования с Шэнь Цинхуном".
  Ничья!
  Нужно сказать, с такими условиями Цзян Чэнь еще не сталкивался. Сделать это будет непросто, но он был уверен в своих силах. Награда придавала ему мотивации. В этом соревновании по дао пилюль на кону стояли двадцать тысяч духовных камней и куча других ресурсов! В то же время, он испытывал к Шэнь Цинхуну жалость. Гений Верховного Района пал так низко, что его наставнику пришлось тайно платить его сопернику. Может, дело было в том, что Шэнь Цинхун жил в слишком тепличных условиях? Ему уже давно пора было усвоить урок о том, к чему ведет гордыня.
  На следующий день Шэнь Цинхун сделал объявление - завтра он лично придет в жилище Цзян Чэня и вступит с ним в напряженную схватку.
  В Розовой Долине все наперебой обсуждали эту новость. В Розовой Долине Шэнь Цинхун был восхваляемым культиватором, почти легендой. Если бы молодежь спросили, кем они восхищаются и кому они завидуют, восемь из десяти назвали бы Шэнь Цинхуна. Остальные, наверное, выбрали бы Цзюнь Мобая или новичка, который был у всех на слуху - Цзян Чэня.
  Так или иначе, учитывая высокое положение Шэнь Цинхуна, его впечатляющую родословную и его неприкасаемого покровителя, большинство молодых учеников были уверены, что он станет следующим главой дворца.
  В любом случае, он был одним из самых многообещающих кандидатов. Такой уникальный гений хотел потягаться с гением-новичком, Цзян Чэнем, в области дао пилюль? Обитатели Розовой Долины переживали целую бурю эмоций, кто-то был полон энтузиазма, кто-то - удивлен, а кто-то попросту шокирован.
  - Неужели этот Цзян Чэнь и впрямь настолько хорош, что даже старший брат Шэнь считает необходимым бросить ему вызов?
  - Потенциал старшего брата Шэня всегда был загадкой. Неужели он наконец полностью проявит себя?
  - Я завидую Цзян Чэню! Даже если он проиграет, проиграть Шэнь Цинхуну - большая честь.
  - Действительно, Цзян Чэнь - это просто нечто. Его взлет был молниеносным!
  - У него немало талантов, иначе он не смог бы попасть в Верховный Район. Я еще слышал, что все, кто бросал ему вызов, проиграли, даже Шэнь Саньхо!
  - Это просто слухи; кто из вас видел это собственными глазами? Я просто отказываюсь признавать этого Цзян Чэня!
  - Я тоже! Какое право имеет чужак быть в центре внимания нашей секты?
  - Этот Му Гаоци - тоже подозрительный тип. Как так получилось, что у него вдруг возникла врожденная древесная конституция высшего порядка?
  - Неужто кто-то и впрямь помог Цзян Чэню сжульничать? Посмотрим, как старший брат Шэнь раздавит его!
  Некоторым основным ученикам Розовой Долины все еще было трудно принять Цзян Чэня. У них не было никакой затаенной обиды на Цзян Чэня; просто они не могли смириться с тем, что новичок вдруг стал так силен и превзошел их всех. Это была чисто эмоциональная реакция: смесь зависти, восхищения и простой жадности. Однако были и те, кто могли рассуждать трезво. По здравому размышлению они пришли к выводу, что жульничество было ни при чем, просто Цзян Чэнь был настоящим гением. Но, само собой, они держали свое мнение при себе.
  Цзян Чэню было наплевать на пустопорожнюю болтовню и слухи, которые лавиной прокатились по всей Розовой Долине. Эти слова задевали его не больше, чем облака, парящие далеко-далеко в небе. Важно было лишь одно: двадцать тысяч камней.
  Он с нетерпением ждал, когда к нему в жилище постучится Шэнь Цинхун.
  Глава 521. Величайшее состязание по дао пилюль (часть I)
  Получив Котел Небесного Пика, Шэнь Цинхун не стал тут же идти к жилищу Цзян Чэня. Он вернулся к себе, чтобы подготовиться и настроится на соревнование.
  На следующий день Шэнь Цинхун с большой свитой устроил лагерь прямо перед жилищем Цзян Чэня; он был готов к битве, которая войдет в историю.
  Когда он пришел, он обнаружил, что Цзян Чэня даже не было дома. Шэнь Цинхун был несколько растерян.
  Еще вчера ранним утром он объявил о том, что бросает Цзян Чэню вызов! Он был уверен, что Цзян Чэнь будет исправно ждать его на месте. Но его ожидания не оправдались. В отличии от других учеников Розовой Долины, Цзян Чэнь не собирался играть по его правилам. Если бы на его месте был кто-либо другой, они бы терпеливо ждали на месте, пока Шэнь Цинхун не соизволит прийти.
  - Этот мелкий воришка Цзян Чэнь - просто хам! - злобно прошипел Жун Цзыфэн, не зная, на ком сорвать гнев.
  Не Чун обратился к Шэнь Цинхуну:
  - Старший брат Шэнь, я пойду и устрою скандал.
  С ледяным выражением лица Шэнь Цинхун махнул рукой:
  - Не спеши; этот мальчишка явно играется со мной, он хочет деморализовать меня еще до начала состязания. Не могу же я позволить ему преуспеть в этом?
  - Значит, будем просто ждать его здесь? - неуверенно спросил Не Чун.
  - Будем ждать!
  Шэнь Цинхун махнул рукой:
  - Объявите на всю Долину, что я жду его у порога его жилища. Если Цзян Чэнь не выйдет, значит, он чувствует свою вину и боится выйти.
  Жун Цзыфэн был в восторге:
  - Превосходно! Цзян Чэнь хочет поиграться, но старший брат обернет его тактику против него самого. Посмотрим тогда, как он забьется в свою нору!
  Шэнь Цинхун гордо улыбнулся и спокойно сел в позу лотоса. Он знал лучше всех присутствующих, что Цзян Чэнь - далеко не мальчик для битья. Ему нужно было быть идеально подготовленным к этому состязанию.
  Жун Цзыфэн едва разослал по Розовой Долине объявление Шэнь Цинхуна, как двери жилища Цзян Чэня распахнулись. Цзян Чэнь вышел, зевая и потягиваясь. По его лицу было сразу понятно, что он только-только встал.
  - Так рано?
  Цзян Чэнь с трудом сфокусировал зрение на Шэнь Цинхуне и с удивлением произнес:
  - Ух ты, неужто это старший брат Шэнь?
  Как Шэнь Цинхуну было не понять, что Цзян Чэнь специально так себя ведет?
  - Хватит болтать, Цзян Чэнь. Тебе не избежать схватки.
  Цзян Чэнь снова потянулся и деловито спросил:
  - Старший брат Шэнь, сколько духовных камней ты принес?
  Шэнь Цинхун помрачнел. Какой же скупердяй этот Цзян Чэнь! У него все разговоры о духовных камнях, разве пристало гению так себя вести?
  - Я не составлю тебе компанию, если у тебя нет духовных камней, - предупредил Цзян Чэнь. - Подожди меня, пойду умоюсь. Но скажу напрямик. Учитывая положение старшего брата Шэня, я не стану играть с тобой, если у тебя нет хотя бы десяти тысяч духовных камней высокого уровня.
  Договорив, Цзян Чэнь не спеша поплелся назад.
  Увидев, как двери дома Цзян Чэня снова закрылись, Шэнь Цинхун чуть не сорвался, он был близок к тому, чтобы рвать и метать, забыв обо всех приличиях. "Какой же лентяй этот Цзян Чэнь! Он обращается со мной, лучшим гением, как с грязью! Он не проявляет ко мне ни капли уважения! Он говорит лишь о духовных камнях, им что, овладел призрак бедняка?"
  Хорошо, что для него десять тысяч камней все равно были незначительной суммой. Какие бы трюки ни использовал Цзян Чэнь, он не сдастся! Он собирался сорвать с Цзян Чэня маску непринужденного превосходства и раздавить его!
  Расправиться с одним, чтобы сотням неповадно было!
  Цзян Чэнь неторопливо вышел к нему через час:
  - Старший брат Шэнь, сперва покажи мне десять тысяч камней, или я пойду назад.
  Шэнь Цинхун презрительно усмехнулся и махнул рукой; один из его последователей выложил десять тысяч камней.
  - Цзян Чэнь, ты мыслишь так узко, что даже эта мелочь кажется тебе состоянием. Если сможешь одолеть меня, эти камни - твои.
  Цзян Чэнь усмехнулся:
  - Я тут немножко поразмыслил кое о чем. Старший брат Шэнь - первый гений, и мне будет трудно победить тебя. Лучшее, на что я могу рассчитывать - ничья.
  Как Шэнь Цинхуну было знать, что Цзян Чэнь заманивает его в ловушку? Он холодно фыркнул:
  - Если я не смогу победить тебя, эти духовные камни все равно достанутся тебе.
  Цзян Чэнь просиял:
  - Правда?! Слушайте, все! Если я смогу добиться ничьей в схватке со старшим братом Шэнем, он подарит мне эти камни в качестве приветственного подарка!
  Когда Шэнь Цинхун увидел, как сильно Цзян Чэнь волновался об этих камнях, его мнение о сопернике упало еще ниже. "Неужто этот бедняк Цзян Чэнь в своей далекой глуши пропитался смертельным страхом нищеты? Какой же он узколобый, только и думает что о духовных камнях. Даже если у такого человека есть определенный потенциал, в будущем ему мало что светит. Он, пожалуй, даже хуже Цзюнь Мобая! А, плевать, нечего переживать по поводу такой ерунды после схватки. Мне нужно будет сконцентрироваться на сфере мудрости".
  Шэнь Цинхун все больше и больше презирал Цзян Чэня.
  Цзян Чэню было нетрудно догадаться, о чем думает Шэнь Цинхун. Он не собирался просвещать соперника и объяснять тому, насколько он неправ.
  - Старший брат Шэнь, ты уж так давно ждешь. Скажи, на каких условиях ты хочешь соревноваться?
  Шэнь Цинхун чуть не заплакал, услышав эти слова. Он так долго и терпеливо ждал этих слов! Он тут же перешел к делу:
  - Цзян Чэнь, главный критерий мастера пилюль - способность выплавлять пилюли. Этим мы и займемся, и в ходе одного состязания будет определен победитель.
  Цзян Чэнь кивнул и спокойно спросил:
  - Конечно, мы можем посоревноваться в скорости выплавки пилюль. Какие пилюли мы будем выплавлять?
  Шэнь Цинхун ответил:
  - Не мы с тобой будем это решать. Пусть все решит случай.
  - Как?
  - Мы оба составим по пять рецептов. Из десяти мы случайным образом выберем один. Это будет честнее всего.
  Шэнь Цинхун отличался от Шэнь Саньхо. Он был горд и пренебрегал мелкими трюками, которые могли бы дать ему преимущество над Цзян Чэнем. Цзян Чэнь даже уважал такую честность.
  Он не стал спорить и улыбнулся:
  - Что, если рецепты окажутся слишком редкими, и один из соперников просто ни разу не сталкивался с такими рецептами?
  - Нельзя использовать малоизвестные рецепты, а любой, кто предлагает рецепт, должен иметь на руках необходимые ингредиенты.
  Тот, кто предлагает рецепт, должен предоставить и ингредиенты. Это было честно; такой подход не давал соперникам использовать слишком редкие рецепты. Цзян Чэнь ненадолго задумался. Судя по всему, Шэнь Цинхун пришел в полной готовности.
  - Хорошо, тогда на этом и порешим.
  Цзян Чэню было все равно, какие пилюли они будут выплавлять. Шэнь Цинхун и представить не мог, насколько поразительные были способности Цзян Чэня в области дао пилюль.
  Немного подумав, Цзян Чэнь записал пять рецептов. Шэнь Цинхун тоже записал пять рецептов и поместил в специально приготовленные восковые шарики. Му Гаоци представлял Цзян Чэня, а Не Чун представлял Шэнь Цинхуна.
  Оба они по очереди потрясли бамбуковый контейнер, полностью перемешав десять восковых шариков. Теперь никто не мог сжульничать.
  - Кто будет выбирать? - спросил Шэнь Цинхун.
  Цзян Чэнь улыбнулся:
  - Неважно, давай ты.
  - Выбирай ты, - нахмурился Шэнь Цинхун. Он не хотел, чтобы другие потом говорили, что он сжульничал.
  Оба пытались передать ответственность другому, и тут со стороны раздался задорный смех:
  - Если вы оба доверяете мне, давайте я достану рецепт!
  Это был Цзюнь Мобай в одеждах ученого-конфуцианца, стоявший метрах в ста от соперников. Он обмахивался складным веером и был сама элегантность.
  - Младшая сестра Лин, раз ты здесь, почему бы тебе не выбрать рецепт, - вдруг произнес Шэнь Цинхун, отказываясь от предложения Цзюнь Мобая.
  Лин Би-эр стояла в углу, когда Шэнь Цинхун позвал ее. Она спокойно вышла из тени. Лин Би-эр была одета в ослепительно белый халат, который своей белизной мог превзойти даже свежевыпавший снег. С ледяным выражением лица она поприветствовала собравшихся. Выйдя вперед, она производила впечатление надвигающегося айсберга. За ней шла невысокая юная девушка, которая, несмотря на свой юный вид, могла похвастаться весьма внушительным бюстом. На ней была короткая леопардовая юбка, которая почти не прикрывала пару ослепительно белоснежных бедер, поражающих красотой пышущей энергией юности. С каждым шагом ее внушительная грудь колыхалась, очаровывая представителей мужского пола. Девушкой, которая шла за Лин Би-эр, была ее младшая сестра-близнец, Лин Хуэй-эр.
  Одна из них производила впечатление неприкосновенной ледяной красавицы. Другая была юной и сексуальной, полной энергии девушкой. Они явно сильно отличались друг от друга.
  - Цзян Чэнь, ты ведь не будешь против, если рецепт выберет младшая сестра Лин?
  Казалось, Шэнь Цинхун намеренно хотел унизить Цзюнь Мобая, не обращая внимания на его предложение.
  Цзян Чэнь непринужденно улыбнулся:
  - Я был не против, чтобы старший брат Шэнь выбрал рецепт, с чего бы я стал возражать против старшей сестры Лин?
  Хотя Лин Би-эр была по характеру довольно холодным человеком, отчего и производила впечатление ледяной красавицы, она была вполне надежным человеком. Не меняясь в лице и не произнеся не слова, она подошла к коробке, протянула свою белоснежную ручку и достала восковой шарик.
  А Лин Хуэй-эр слегка наклонила голову и с улыбкой посмотрела на Цзян Чэня:
  - Цзян Чэнь, почему ты назвал мою сестру старшей сестрой? Ты младше нее?
  Цзян Чэнь не ожидал такого вопроса от Лин Хуэй-эр. Он с улыбкой ответил:
  - Те, кто пришли в секту раньше, считаются старшими. Учитывая силу и статус твоей сестры, мне полагается называть ее старшей сестрой.
  Лин Хуэй-эр усмехнулась:
  - А у тебя язык подвешен. Неудивительно, что моя сестра говорит, что ты интересный тип.
  Выражение лица Лин Би-эр стало еще более ледяным, и она отчитала свою сестру:
  - Хуэй-эр, тихо! Тебе не следует здесь болтать.
  Лин Хуэй-эр высунула язык и скорчила Цзян Чэню забавную рожицу:
  - Цзян Чэнь, ты мне нравишься! Имей в виду, если ты победишь, ты будешь должен научить меня выплавлять пилюли.
  Она хихикнула, а затем спряталась за спину Лин Би-эр, словно провинившийся ребенок. Она послушно стояла позади Лин Би-эр, готовясь к нагоняю.
  - Пилюля Вечного Сна! - объявила она, раздавив восковой шарик.
  Шэнь Цинхун слегка улыбнулся:
  - Цзян Чэнь, похоже, удача на моей стороне. Это - мой рецепт.
  Цзян Чэнь слегка улыбнулся:
  - Удача никогда не играла большой роли в дао пилюль. Твой рецепт - рецепт высшего порядка, и тебе нужно приготовить материалы. На сей раз я даже сэкономил на ингредиентах.
  Шэнь Цинхун холодно усмехнулся. Цзян Чэнь только и говорил что о стоимости и расходах. Шэнь Цинхуну казалось, что такого, как Цзян Чэнь, стыдно даже выпускать на публику. Цзюнь Мобай и Лин Би-эр же сохраняли хладнокровие и внимательно наблюдали за происходящим со стороны.
  Они не считали, что Цзян Чэнь помешан на стоимости ингредиентах. Напротив, их впечатлила его выдержка. Это был рецепт Шэнь Цинхуна, так что Цзян Чэнь, по идее, должен был расстроиться из-за преимущества соперника, но тому было плевать на это! Тут было одно из двух: либо у Цзян Чэня что-то было не в порядке с головой, либо ему действительно было все равно, что за рецепт будет выбран. Такую беспечность можно было ожидать только от того, кто был полностью уверен в своем успехе и все продумал наперед.
  Неужели Цзян Чэнь обладал столь высоким потенциалом в дао пилюль, что готов был одолеть любого соперника?
  Глава 522. Величайшее состязание по дао пилюль (часть II)
  У каждого было по девять наборов ингредиентов. Пилюля Вечного Сна была не слишком редкой. В первую очередь ее использовали, чтобы укрепить сознание и силу духа. Помимо того, если сознание культиватора было повреждено после ментальной или духовной атаки, такая пилюля могла помочь в его восстановлении.
  Однако выплавить такую пилюлю было довольно сложно. Этот рецепт требовал невероятной скрупулезности. Поэтому до сего момента никто в Королевском Дворце Пилюль не смог выплавить такую пилюлю высшего уровня. Лишь немногие мастера пилюлю вроде Старейшины Юнь Не могли выплавить пилюлю высокого уровня.
  У обоих соперников было по часу на ознакомление с рецептом и обдумывание метода выплавки. Этого времени было достаточно для мастеров пилюль. Цзян Чэнь никогда не выплавлял такую пилюлю, так что у соперника было преимущество. Поскольку это был рецепт Шэнь Цинхуна, тот наверняка уже пробовал приготовить ее. Это было видно по его уверенной улыбке.
  Через час Шэнь Цинхуна залился смехом:
  - Время вышло, пора приступать.
  Цзян Чэнь улыбнулся:
  - Подожди. Каковы условия спора, что считать ничьей, а что - поражением? Давай сначала определимся с правилами!
  - Само собой, будем следовать обычным правилам. Победителем станет тот, кто приготовит пилюлю самого высокого уровня из девяти наборов ингредиентов. Если качество пилюль будет одинаковым, победителем станет тот, кто закончит раньше. Если качество будет одинаковым и мы закончим одновременно, будет объявлена ничья.
  Цзян Чэня больше всего волновало то, как добиться ничьей, а не то, как победить. Все-таки его единственной задачей было обеспечить ничью, а не победить Шэнь Цинхуна.
  Котел Небесного Пика. Котел Небесного Плетения.
  Два драгоценных конфликта Королевского Дворца Пилюль были выставлены на всеобщее обозрение. Даже в лице сдержанной Лин Би-эр читалось определенное любопытство. Получение одного из драгоценных котлов было величайшей честью в Королевском Дворце Пилюль. Владельцы таких котлов были овеянными славой мастерами пилюль.
  Все они были великими людьми, сыгравшими важную роль в истории секты. Каждый из них верой и правдой служил секте.
  И каждый из пяти котлов заслуженно вошел в историю Королевского Дворца Пилюль.
  И теперь два из них оказались в руках представителей младшего поколения. Лин Би-эр высоко оценивала свои таланты в области дао пилюль и считала себя равной Шэнь Цинхуну. Однако в силу своего происхождения и отсутствия столь высокопоставленного покровителя она не смогла получить один из пяти драгоценных котлов. Цзян Чэнь был лишь гением-новичком, но уже успел получить Котел Небесного Плетения. От Главы Дворца Дань Чи! Это одновременно вызывало и удивление, и некоторое чувство зависти.
  Выплавка пилюль началась!
  Все взоры были устремлены на эту схватку.
  Котел Небесного Плетения против Котла Небесного Пика!
  Этой битве суждено было войти в историю. В ней схлестнулись сильнейшие представители младшего поколения, а ее исход должен был определить будущее направление секты.
  Цзян Чэнь не использовал какие-либо эффектные техники при нагреве котла, прибегнув к обычному способу. После того, как он целый час изучал рецепт Пилюля Вечного Сна, Цзян Чэнь прекрасно понимал, как нужно выплавлять такую пилюлю. На своем нынешнем уровне он мог без проблем приготовить такую пилюлю. Сложность заключалась в том, что он не знал, насколько высок был уровень Шэнь Цинхуна. Какого уровня пилюлю он должен выплавить, чтобы добиться ничьей?
  "Ладно, я приложу все усилия, чтобы у меня получилось по одной пилюле каждого уровня. Тогда я смогу добиться нужного результата вне зависимости от того, что получится у него". Эта забавная просьба о ничьей заставила Цзян Чэня попотеть. Еще сложнее было сделать так, чтобы они оба потратили на выплавку одинаковое время. Цзян Чэню приходилось отвлекаться, чтобы следить за тем, как идут дела у Шэнь Цинхуна. Ему пришлось подстроиться под соперника, чтобы они закончили одновременно. Это требовало от него высокой концентрации при управлении огнем. Малейшее отклонение могло привести к разнице во времени.
  Хорошо, что Голова Медиума Цзян Чэня позволяла подмечать самые незначительные детали и внимательно следить за соперником. Под открытым небом Цзян Чэнь мог без труда наблюдать за прогрессом Шэнь Цинхуна.
  Цзян Чэнь осторожно подстраивался под темп соперника. Он то ускорялся, если Шэнь Цинхун вырывался вперед, то замедлялся, если тот застревал. Но все это он делал так ловко, что никто не мог заметить, что Цзян Чэнь мастерски контролирует ход схватки. Наоборот, зрители были впечатлен тем, насколько Цзян Чэнь сосредоточен на выплавке своей пилюли. Все-таки он впервые выплавлял Пилюлю Вечного Сна. Уже одно то, что он мог держаться на одном уровне с Шэнь Цинхуном, было немалым достижением.
  Для Цзян Чэня в этой пилюле не было ничего загадочного. Он не хотел прибегать к каким-то сложным приемам, поэтому он просто следовал стандартному порядку выплавки пилюли. Цзян Чэнь был уверен, что, пока он поступает таким образом и следит за деталями, он сможет получить пилюлю приличного уровня.
  Подготовка мастера пилюль проявлялась во множестве аспектов. Цзян Чэнь незаметно следил за Шэнь Цинхуном, продолжая выплавлять свои пилюли. Ему казалось, что Шэнь Цинхун слишком сильно полагается на эффектные техники. Ему все-таки не хватало внимательности к деталям. Это была типичная ошибка молодого мастера пилюль.
  Цзян Чэнь подытожил про себя: "Я был бы впечатлен, если бы в котле Шэнь Цинхуна получилась пилюля высокого уровня. Но пилюлю высшего уровня он никак не сможет выплавить. Он уже наделал несколько небольших ошибок". Пусть они были некритичны, но Цзян Чэнь понимал, что они непременно повлияют на результат.
  Примерно через два часа Цзян Чэнь заметил признаки того, что в котле Шэнь Цинхуна скоро будет готова пилюля. Цзян Чэнь тоже был почти готов. Он скорректировал свой темп, чтобы подстроиться под Шэнь Цинхуна. Вдруг Котел Небесного Пика издал звук, похожий на сопение дракона или рев тигра, и почти в то же мгновение ему вторил Котел Небесного Плетения.
  Это был знак образования пилюли!
  Все были поражены. Они приготовили пилюли одновременно! Как такое могло случиться?
  Даже опытные и начитанные Лин Би-эр и Цзюнь Мобай удивленно переглянулись.
  Лин Хуэй-эр приложила руки к вздымающейся груди:
  - Я прямо испугалась, как так вышло, что оба котла одновременно издали звук образования пилюли? Они что, специально приготовили пилюли в одно и то же время?
  Лин Би-эр отчитала ее:
  - Не неси чепухи!
  Шэнь Цинхун тоже с трудом верил собственным глазам. Будучи единственным, кто понимал, что здесь происходит, Цзян Чэнь был вынужден подыгрывать остальным. Он тоже изобразил на лице изумление. Даже Му Гаоци был поражен. Затем оба соперника одновременно посмотрели на Лин Би-эр.
  Она торжественно произнесла:
  - Пилюли были выплавлены одновременно. Время не станет решающим фактором. Таким образом, победителя определит качество пилюль.
  Цзян Чэнь спокойно улыбнулся и посмотрел на Шэнь Цинхуна:
  - Старший брат Шэнь, я бы хотел подержать собравшихся в напряженном ожидании. Ты - мой гость, так что тебе следует первым показать самую лучшую пилюлю, которая у тебя получилась.
  Не то чтобы он не хотел показывать свою пилюлю, просто он и вправду не знал, какую пилюлю ему показать. Он только что обнаружил в Котле Небесного Плетения пилюлю высшего уровня! Он бы просто уничтожил Шэнь Цинхуна, достав эту пилюлю.
  Но неужели он мог так поступить? Конечно, нет!
  Ему оставалось лишь дождаться, пока Шэнь Цинхун покажет свою пилюлю, и подстраиваться под него. "Ничья, должна получиться ничья".
  Шэнь Цинхун скромно улыбнулся, перевернул ладонь и показал Пилюлю Вечного Сна высокого уровня:
  - Цзян Чэнь, моя лучшая пилюля - пилюля высокого уровня. Показывай свою. Ты победишь меня, если у тебя есть пилюля высшего уровня.
  Все восхищенно ахнули: Пилюля Вечного Сна высокого уровня! Лишь несколько старейшин Зала Трав могли добиться такого результата! Даже Лин Би-эр была поражена. Она не знала, насколько велик потенциал Шэнь Цинхуна, нов се вопросы отпали сами собой, когда она увидела у него в руке пилюлю высокого уровня. Он явно не в чем не уступал ей! Вкупе с уникальным происхождением, покровителем и Котлом Небесного Пика, он наверняка превосходил ее, но уж никак не уступал ей. Уныние овладело ей, и она невольно перевела взгляд на Цзян Чэня.
  Все тоже посмотрели на Цзян Чэня.
  Теперь зрители ничего не ожидали от Цзян Чэня. Пилюля Вечного Сна было очень трудно выплавить. Даже тяжеловесы секты не могли выплавить пилюлю высшего уровня. "Да не смешите меня, ну неужто он сможет приготовить пилюлю высшего уровня!" - так размышляло большинство собравшихся.
  Даже Му Гаоци немного нервничал. Его ладони вспотели, он безмолвно смотрел на Цзян Чэня. Не Чун и Жун Цзыфэн уже высокомерно напыжились. Они ждали того момента, когда Цзян Чэнь выставит себя дураком или просто проиграет.
  Цзян Чэнь посмотрел на них и непринужденно рассмеялся:
  - Зачем мне пилюля высшего уровня? Если не ошибаюсь, ничья все равно приемлема? Так уж случилось, что я тоже выплавил Пилюля Вечного Сна высокого уровня! Пожалуйста, проверьте ее.
  Взмахнув рукавом, он поместил остальные пилюли в склянку и вышел вперед, держа в руке пилюлю высокого уровня. Собравшиеся увидели ее собственными глазами. Даже Шэнь Цинхун лишился дара речи при виде этой пилюли.
  Надменные Не Чун и Жун Цзыфэн были ошеломлены. Пока все таращились, Цзян Чэнь забрал свои десять тысяч камней. Он улыбнулся:
  - Все, как мы договаривались! Старший брат Шэнь не победил, но и не проиграл. Ничья означает, что камни мои. Ха-ха, мне не остается ничего, кроме как принять их!
  Задорный смех и демонстративная жадность тут же разрядили обстановку.
  Что это за человек такой?
  Единственное, что беспокоило его в соревновании по дао пилюль, - десять тысяч камней высокого уровня. "Неужто этим пареньком и впрямь овладел дух бедняка?" - думали многие из собравшихся.
  Шэнь Цинхун не мог вымолвить ни слова, но у него было такое чувство, словно он чудом спасся от неминуемого позора; по его спине бежал ледяной пот. Хотя он не победил, он и не проиграл. Он сохранил лицо и нашел выход из ситуации. Он слегка улыбнулся:
  - Мы уже обговорили условия, Цзян Чэнь. Мне не жалко подарить тебе эти камни.
  Не желая задерживаться ни на секунду, он махнул рукой и ушел; за ним следом шли его последователи, которые не знали, как реагировать на случившееся.
  Глава 523. Авторитет после одной битвы
  Хотя Шэнь Цинхун ушел с гордо поднятой головой, внутри он был просто обескуражен случившимся. Когда он успокоился и обдумал битву, у него появилось ощущение, что в этом соревновании было что-то подозрительное. Но ничего конкретного в голову ему не приходило. Просто все это соревнование казалось каким-то... странноватым. Ну какова была вероятность того, что оба соперника одновременно выплавят свои пилюли? Но именно так и получилось!
  Шэнь Цинхун ни за что бы не поверил в то, что Цзян Чэнь намеренно поддался ему. Но, в любом случае, Шэнь Цинхун был уверен, что по потенциалу в дао пилюль Цзян Чэнь ни в чем ему не уступает, а может, и превосходит его. Дело было в том, что при выплавке Пилюли Вечного Сна Цзян Чэнь более-менее добился желаемого с наименьшими затратами. Шэнь Цинхун уже выплавлял такую пилюлю, но Цзян Чэнь столкнулся с этим рецептом впервые.
  Из-за этих соображений Шэнь Цинхун сразу же ушел, не желая устраивать шумиху. Учитывая произошедшее, он решил, что лучше всего будет уйти тихо, не привлекая лишнего внимания. Если бы он начал оспаривать результаты, он бы просто прилюдно унизил себя. Также ему было как-то не по себе из-за демонстративной жадности Цзян Чэня. Как ни посмотри, а у Цзян Чэня просто не было причин так высоко ценить богатства, словно от них зависела его жизнь. Может, все это было лишь фасадом?
  Шэнь Цинхун не хотел и дальше думать об этом. Из тридцати шести стратагем лучшим решением было отступить!
  Вот так битва, которая должна была стать сражением великих, закончилась ничьей.
  Шэнь Цинхун, само собой, не жалел о десяти тысячах духовных камней. Для него они не были большой потерей. Цзюнь Мобай многозначительно посмотрел вслед Шэнь Цинхуну, а затем перевел взор на радостного Цзян Чэня. Он вдруг улыбнулся:
  - Поздравляю, младший брат Цзян Чэнь. Ни один мерзавец больше не посмеет усомниться в том, что ты по праву занимаешь свое место, и в том, что тебя ждет большое будущее.
  Цзян Чэнь беспечно улыбнулся:
  - Благодарю, благодарю. Спасибо вам всем за поддержку.
  По его тону было понятно, что у него нет никакого желания развлекать гостей. Цзюнь Мобай хотел подружиться с Цзян Чэнем, но по его интонации ему стало ясно, что сегодня тот не собирается никого приглашать к себе в гости. Цзюнь Мобай вежливо улыбнулся и поднял вверх накрытый ладонью кулак, поздравляя Цзян Чэня:
  - Младший брат Цзян Чэнь, я снова приглашаю тебя к себе. Заходи ко мне, когда у тебя найдется свободная минутка; можешь заходить в любое время.
  - Большое спасибо за приглашение, - вежливо ответил Цзян Чэнь и произнес еще несколько дежурных комплиментов в адрес Цзюнь Мобая.
  Когда Цзюнь Мобай ушел, Лин Би-эр легкой походкой подошла к Цзян Чэню, напоминая нефритовое дерево, припорошенное снегом.
  - Младший брат Цзян Чэнь, можно задать тебе вопрос?
  Цзян Чэнь улыбнулся:
  -Что такое?
  - Мне просто любопытно, не могла бы я посмотреть на оставшиеся Пилюли Вечного Сна? - непринужденно произнесла Лин Би-эр ледяным тоном; должно быть, если бы величественная, холодная луна могла говорить, ее голос звучал бы именно так.
  Цзян Чэнь начал быстро соображать, что делать. Неужели Лин Би-эр что-то заподозрила? Он специально спрятал оставшиеся пилюли, чтобы избежать лишнего внимания. Он смертельно боялся того, что кто-то может обнаружить пилюлю высшего уровня. Если кто-то увидит ее, весь план обернется крахом и ничья превратится в победу.
  - Хе-хе, мне повезло, и я смог выплавить пилюлю высокого уровня. Все прочее - остаточные материалы низкого уровня, которые недостойны внимания старшей сестры, - усмехнулся Цзян Чэнь, стараясь уйти от темы.
  Лин Би-эр слегка кивнула и многозначительно посмотрела на Цзян Чэня своими выразительными глазами.
  - Раз так, больше не смею тебя задерживать.
  Повернувшись к Лин Хуэй-эр, она произнесла:
  - Хуэй-эр, мы возвращаемся.
  Лин Хуэй-эр с ее детским личиком и высоким бюстом подскочила к Цзян Чэню, словно маленькая лань. Эта юная девушка в короткой леопардовой юбке была просто сама оживленность и необузданность.
  - Цзян Чэнь, даже старший брат Шэнь не смог с тобой справиться. Так что мне не стыдно, что в тот раз я уступила тебе!
  - Хе-хе, младшая сестра Хуэй-эр, твой потенциал в дао пилюль тоже весьма высок. Когда ты достигнешь моего возраста, возможно, ты даже превзойдешь меня! - подбодрил ее Цзян Чэнь.
  Лин Хуэй-эр усмехнулась:
  - Ты говоришь так, словно ты намного старше меня. В этом году мне исполняется 17, а моей сестре - 20. А сколько тебе лет, Цзян Чэнь?
  Эта девушка была невинна и наивна. Трудно было не ответить ей, глядя на ее детское личико. Цзян Чэнь улыбнулся:
  - Полагаю, мне 21.
  - Что ты хочешь этим сказать: "полагаю"? Ты что, не знаешь, сколько тебе лет? - нахмурилась Лин Хуэй-эр, видимо, решив, что Цзян Чэнь смеется над ней.
  Цзян Чэнь с сочувствием улыбнулся. Ему было все равно, сколько ему было лет в этой жизни. Подумав, он решил, что ему около двадцати одного года.
  Лин Би-эр слегка нахмурилась; она просто не знала, что и делать с младшей сестрой. Она даже назвала ее возраст!
  - Хуэй-эр, почему ты еще не ушла?
  Лин Хуэй-эр снова высунула язык в ответ на раздраженную реплику сестры:
  - Не забудь, Цзян Чэнь! Когда будет время, ты должен будешь научить меня выплавлять пилюли! Я к тебе как-нибудь загляну!
  Му Гаоци вздохнул, глядя вслед удаляющимся сестрам:
  - Одна - горделива и невозмутима, словно ледяная луна, другая - пышет энергией, словно само пламя. Две сестры из одной утробы, но при этом такие разные по характеру? У обеих есть свои сильные стороны. Неудивительно, что они считаются самыми выдающимися сестрами Королевского Дворца Пилюль!
  Цзян Чэнь отвесил ему пинок под зад, отчего тот отлетел в сторону.
  - У тебя только одно на уме!
  Му Гаоци перевернулся, встал, отряхивая пятую точку, и усмехнулся:
  - Брат Чэнь, не беспокойся! Я не собираюсь уводить у тебя твою женщину. Нежная, изящная молодая женщина - лучший спутник благородного мужа. У меня есть предчувствие, что эти сестры рано или поздно отдадут свои сердца Брату Чэню... Ай!
  После еще одного пинка он отлетел метров на двенадцать.
  - Брат Чэнь, ну зачем же так сильно! Му Гаоци схватился за пятую точку и издал истошный крик.
  .....
  - Сестра, почему ты хотела посмотреть на другие Пилюли Вечного Сна Цзян Чэня? Тебе интересны неудавшиеся пилюли?
  Лин Хуэй-эр намеренно сменила тему разговора, потому что она боялась, что сестра разозлится на нее за то, что она говорила с Цзян Чэнем.
  Вдруг Лин Би-эр остановилась. Лишь когда она взглянула на младшую сестру, ее ледяной взгляд слегка потеплел.
  - Хуэй-эр, ты хоть иногда можешь использовать свой мозг?
  Лин Хуэй-эр обиженно ответила:
  - Сестра, что такого Хуэй-эр сделала на этот раз? Почему ты снова отчитываешь меня?
  - Зачем ты сказала ему, сколько нам лет? - спросила Лин Би-эр.
  Лин Хуэй-эр хихикнула:
  - Сестрица, ты из-за этого злишься? Любой, кому это действительно надо, запросто сможет узнать, сколько нам лет. Я не думаю, что старший брат Цзян Чэнь - плохой человек!
  Лин Би-эр слегка вздохнула и, ничего не сказав, слегка покачала головой. Младшая сестра одновременно умиляла и раздражала ее; она понятия не имела, что с ней только делать.
  Увидев, что сестра игнорирует ее и идет дальше, Лин Хуэй-эр тихонько засмеялась, бросилась догонять Лин Би-эр и дернула ее за руку:
  - Сестрица, ты так и не сказала, почему ты хотела посмотреть на неудавшиеся пилюли? Или на самом деле тебе просто нравится Цзян Чэнь и ты так неловко пытаешься с ним заигрывать?
  Лин Би"эр просто остолбенела. У этой бестолковой сестры что на уме, то и на языке! - Лин. Хуэй-эр. Старшая сестра помрачнела:
  - Если ты продолжишь нести подобную чушь, можешь больше не называть меня сестрой.
  - Хе-хе, просто мне это кажется странным. Все называют тебя ледяной красавицей, и вдруг эта ледяная красавица просит парня показать ей его дрянные пилюли, а затем...
  Вдруг Лин Би-эр спросила:
  - Хуэй-эр, думаешь, у него остались только дрянные пилюли?
  Лин Хуэй-эр уловила в ее голосе какие-то странные нотки. Она приподняла голову и озадаченно спросила:
  - Цзян Чэнь же так и сказал? Он сказал, что это - просто остаточные материалы.
  - Вот поэтому-то я и говорю, что ты слишком наивна, - проникновенно произнесла Лин Би-эр, обдавая сестру ароматом орхидей. - Я стояла довольно близко к Цзян Чэню, когда он достал Пилюлю Вечного Сна, и смогла заметить, что пульсация духовной энергии, исходящая от его Котла Небесного Плетения, была куда плотнее, чем пульсация от Котла Небесного Пика Шэнь Цинхуна.
  - И что с того? - спросила Лин Хуэй-эр, моргнув своими огромными глазами и взметнув свои длинные ресницы.
  - Подозреваю, что у него в котле получилась даже пилюля высшего уровня! Другого объяснения усиленной духовной пульсации нет. Также он очень быстро ее скрыл, словно боялся, что кто-нибудь заметит, а затем он поспешно встал, убрав все Пилюли Вечного Сна.
  Рядом не было никого, кроме сестры, так что Лин Би-эр говорила начистоту о своих подозрениях.
  Однако Лин Хуэй-эр отреагировала так, словно ее рассказывали какую-то сказку. Она с явным скептицизмом спросила:
  - Да разве такое может быть, сестрица? Если бы я была Цзян Чэнем, а Шэнь Цинхун травил меня и даже выдумывал слухи, чтобы смешать мое имя с грязью, неужто я бы стала скрывать пилюлю высшего уровня вместо того, чтобы прилюдно отвесить ему оплеуху!
  Она замотала головой из стороны в сторону и продолжила:
  - Даже старейшины нашей секты не могут выплавить пилюлю высшего уровня! Я знала, что Цзян Чэнь силен, но неужели он сильнее Старейшины Юнь Не? И он мог бы попросту раздавить Шэнь Цинхуна, если бы он достал пилюлю высшего уровня; тогда Цзян Чэнь стал бы первым в Розовой Долине и занял место Шэнь Цинхуна. Почему же он этого не сделал?
  Она рассуждала весьма разумно. Лин Би-эр хорошенько все обдумала и пока она была непоколебимо уверенна в том, что здесь что-то было не так. Может, она и ошибалась, но в глубине души она чувствовала, что Цзян Чэнь все еще что-то скрывает и хранит множество секретов. Если он и впрямь сделал то, о чем она думала, его потенциал в дао пилюль и уровень культивирования были просто... ошеломительны.
  Это пугало даже больше, чем победа над Шэнь Цинхуном!
  Все знали, что нетрудно победить в соревновании по дао пилюль, но вот добиться ничьей было той еще задачей. Чтобы провернуть такое с легкостью, культиватор должен обладать неоспоримым преимуществом.
  Сомнения терзали Лин Би-эр. Хотя Лин Хуэй-эр и преувеличила, Лин Би-эр действительно испытывала к Цзян Чэню некоторый интерес, и у нее появилось желание разузнать о нем побольше. Это было чем-то новым для ледяной красавицы Лин Би-эр.
  ......
  Новости о ничьей быстро разнеслись по всей Розовой Долине и всему Королевскому Дворцу Пилюль. Затем Глава Дворца Дань Чи, Глава Зала Мощи и Глава Зала Трав вместе выступили с заявлением, в котором призвали учеников не плодить слухи. Также в заявлении не обошлось без похвалы в адрес Цзян Чэня и Му Гаоци, обладающих выдающимся потенциалом в дао пилюль, а также легендарной битвы между Котлом Небесного Плетения и Котлом Небесного Пика. Также в заявлении ученики призывались побольше сотрудничать и меньше конфликтовать.
  Благодаря этому заявлению все слухи сошли на нет. Все поняли, что Цзян Чэнь и Му Гаоци добились успеха благодаря своим способностям, и никто уже не смел оспаривать их таланты. Даже наставник Шэнь Цинхуна по боевому дао признал, что они по праву занимают свое положение.
  Цзян Чэню, впрочем, было плевать на всякие слухи; куда больше интересовало обещание Старейшины Лянь Чэна. Старейшина был человеком слова, и на следующий день все, что он обещал, было тайно доставлено в жилище Цзян Чэня вместе с тремя тысячами Пилюль Изначального Развития высокого уровня.
  "Я богат!" Цзян Чэнь был вне себя от радости, увидев перед собой кучу своих боевых трофеев.
  Глава 524. Подготовка формации
  Матчи на арене уже принесли Цзян Чэню тридцать тысяч духовных камней. По пять тысяч от Главы Дворца Дань Чи и Старейшины Юнь Не; вместе - десять тысяч. Старейшина Лянь Чэн послал более десяти тысяч, а после ничьей Цзян Чэнь вытряс у Шэнь Цинхуна, который оказался еще десять тысяч. Вкупе с остальными камнями у Цзян Чэня было примерно шестьдесят тысяч изначальных духовных камней высокого уровня, что в три раза превышало количество камней, которое он изначально рассчитывал получить.
  "Этих шестидесяти тысяч камней хватит, чтобы активировать формацию на пятьдесят-шестьдесят процентов. После должной подготовки она может прослужить десять лет". Цзян Чэнь быстро провел в голове кое-какие расчеты. Согласно его изначальному плану, примерно двадцати тысяч камней должно было хватить, чтобы активировать формацию на тридцать процентов. А шестьдесят тысяч вполне могли активировать формацию на пятьдесят-шестьдесят процентов.
  "Чем формация мощнее, тем лучше. Если я смогу полностью активировать Формацию Девяти Врат, даже эксперту императорской сферы будет трудно прорваться через нее. Даже пятидесяти-шестидесяти процентов хватит, чтобы остановить эксперта небесной сферы мудрости". Не то чтобы Цзян Чэнь не доверял членам Королевского Дворца Пилюль, но древесный духовный родник был слишком важен, чтобы позволить посторонним узнать о его существовании.
  Если информация о нем просочится во внешний мир, в Области Мириады воцарится хаос, и даже более могущественные секты за ее пределами захотят заполучить его. Хотя казалось, что эта формация защищает родник от вторжения культиваторов Королевского Дворца Пилюль, она еще и защищала секту от катастрофы, которая могла постичь ее, если о роднике узнают не те люди.
  Получив новые ингредиенты, Цзян Чэнь располагал всем необходимым для формации. Но, само собой, такую большую формацию нельзя было сделать за два-три дня.
  Цзян Чэнь не спешил. Первым делом нужно было создать флаг формации. Пятьдесят килограммов темно-лилового золота, которые он получил от Старейшины Лянь Чэна, предназначались для флага формации. Это был не самый оптимальный материал флага формации, но по меркам Области Мириады это был очень хороший материал. Здесь лучшего материала ему, пожалуй, было не найти.
  Для установки формации и вырезания рун нужна была пыль звездных облаков и ярко-красная киноварь. Формация занимала большую площадь, но состояла из множества небольших деталей. Все должно было быть сделано безупречно, одно слабое звено в этой цепи могло повлиять на качество всей формации.
  Цзян Чэнь приложил много усилий и вкладывал в эту формацию уйму средств, так что он не собирался допускать никаких ошибок. В течение как минимум десятилетия эта формация будет одним из его защитных механизмов. Но, само собой, он не собирался останавливаться на этом. Эту формацию можно было постоянно улучшать, и его конечной целью было активировать ее на сто процентов, чтобы даже культиватор императорской сферы не смог разрушить этот барьер. Разумеется, это должно было занять немало времени, в одночасье с такой серьезной задачей было не справиться.
  Создание флага формации требовало специального оборудования, которого не было у него в жилище. Хорошо, что в секте был Зал Очищения, который отвечал за ковку оружия. Он занимал шестое место среди девяти залов Королевского Дворца Пилюль.
  Для полного активирования формации нужен был как минимум восемьдесят один флаг. Поскольку пока у Цзян Чэня не было таких высоких устремлений, он собирался создать лишь тридцать шесть флагов. Сокращение количества флагов уменьшало лишь мощность и радиус действия формации.
  В прошлый раз он пообещал маленькой цикаде, что через десять дней даст ей пройти омовение в водах родника. До установленного срока оставалось еще десять дней, так что первым делом Цзян Чэнь решил подготовить флаги. Поскольку каждая минута была на счету, он, не мешкая, направился в Зал Очищения.
  С его нынешней репутацией никто не смел неуважительно обращаться с ним. Кто не знал, что он - любимец Главы Дворца Дань Чи и Старейшины Юнь Не? Даже Глава Зала Мощи Лянь Чэн признал, что Цзян Чэнь заслуживает свое нынешнее положение. Поэтому, хотя Цзян Чэнь и не пользовался тем же почетом и уважением, что и Шэнь Цинхун, он был весьма близок к нему по статусу.
  Хотя Зал Очищения был важной организацией, между ней и Залом Мощи и Залом Трав была большая разница в статусе. Когда управляющий увидел Цзян Чэня, он почти раболепно спросил:
  - Чем обязаны такой честью, младший брат Цзян Чэнь? Тебе нужно очистить какое-то оружие? Наш Зал Очищения специализируется на решении подобных проблем для гениев секты!
  Цзян Чэнь улыбнулся и посмотрел на управляющего:
  - Можно мне воспользоваться комнатой очищения?
  Неловкое выражение появилось на лице управляющего:
  - Воспользоваться комнатой очищения? Младший брат Цзян Чэнь, есть... есть правило, которое строго запрещает тем, кто не входит в Зал Очищения, использовать наше оборудование.
  - Пожалуйста, сделайте для меня исключение.
  Цзян Чэнь протянул ладонь и пожал руку управляющего, передавая ему склянку с пилюлями.
  Управляющий сжал склянку и просиял:
  - Младший брат Цзян Чэнь - выдающийся гений Королевского Дворца Пилюль. Всегда можно сделать исключение из правил! Я сейчас обращусь с соответствующей просьбой к начальству. Если Глава Зала согласится, можешь спокойно воспользоваться комнатой очищения.
  - Тогда я попрошу старшего брата замолвить за меня словечко.
  Управляющий понимающе улыбнулся:
  - Само собой, само собой. Для Зала Очищения честь помочь младшему брату Цзян Чэню!
  Управляющий знал, что Цзян Чэнь - гений в области выплавки пилюль. Его подарок явно был весьма незаурядным. Как же управляющему было не помочь Цзян Чэню после того, как он получил от него ценные предметы? Он распорядился:
  - Обращайтесь с младшим братом Цзян Чэнем как подобает, я пока обсужу все с Главой Зала.
  Когда управляющий вошел во внутренний зал, он тайком достал склянку и посмотрел, что там внутри. Десять Пилюль Изначального Развития высокого уровня! При одном виде пилюль его сердце забилось в два раза быстрее. Нужно сказать, что управляющий вроде него получал примерно тридцать Пилюль Изначального Развития в месяц, причем низкого уровня. Эти десять пилюль высокого уровня были все равно, что тысяча пилюль низкого уровня! Это равнялось его десятимесячному довольствию!
  "Да уж, чем богаче человек, тем он заметнее! Он и впрямь гений выплавки пилюль! Похоже, быть его приближенным весьма выгодно!" Управляющий был рад и полон готовности приложить еще больше усилий, чтобы помочь Цзян Чэню. Если он сможет воспользоваться этой возможностью, чтобы завязать хорошие отношения с Цзян Чэнем, в будущем тот наверняка еще не раз будет дарить ему пилюли.
  Вскоре Глава Зала Лу Дуань пришел лично. Этот глава зала был крупным, толстым человеком, напоминающим во время быстрой ходьбы перекатывающуюся тефтельку.
  - Цзян Чэнь, мне так жаль, что я не поприветствовал тебя лично!
  Цзян Чэнь впервые встретил этого главу зала, так что он был удивлен столь радушным примером. Ладонь Цзян Чэня утонула в мясистой руке Главы Зала, затрясшего ее в энергичном рукопожатии:
  - Цзян Чэнь, в моем Зале Очищения редко бывают столь почтенные гости как ты. Проходи, проходи, проходи, проходи и присаживайся, проходи и присаживайся. Твое присутствие - честь для моего зала, я лично приготовлю для тебя чашку чая.
  Цзян Чэнь был сильно смущен рвением Толстяка Лу:
  - Чем Цзян Чэнь заслужил столь радушный прием?
  - Ха-ха, заслужил, еще как заслужил! - усмехнулся Лу Дуань и потянул Цзян Чэня внутрь. Цзян Чэнь проследовал за ним лишь из вежливости. Цзян Чэнь было несколько неловко от того, что его за руку вел кто-то настолько толстый, да еще и мужчина.
  Хорошо, что, приведя Цзян Чэня внутрь, Толстяк Лу пошел заварить чай. Управляющий усадил Цзян Чэня.
  - Пожалуйста, Цзян Чэнь, угощайся чаем. Наш Зал Очищения простоват, и нам особо нечем похвастать. Не серчай на посредственный чай, надеюсь, он не слишком тебя разочарует.
  Толстяк Лу вернулся с чаем. Он с энтузиазмом предлагал Цзян Чэню высококачественный чай, но при этом почему-то назвал его "посредственным".
  - Глава Зала Лу, я пришел, чтобы воспользоваться оборудованием Зала Очищения. Возможно, эта просьба покажется вам слишком дерзкой, так что, если это возможно, я хотел бы компенсировать доставленные неудобства.
  Цзян Чэнь не собирался церемониться и сразу перешел к делу.
  Толстяк Лу усмехнулся, да так, что у него затряслись обвисшие щеки:
  - Это запрещено правилами, но ты, Цзян Чэнь, выдающийся гений Королевского Дворца Пилюль, так что для тебя мы, само собой, сделаем исключение.
  - Тогда я должен поблагодарить Главу Зала Лу за помощь в моих начинаниях. Это - подарок в знак признательности, надеюсь, он понравится главе зала.
  Цзян Чэнь, само собой, не собирался скупиться, раз Лу Дуань так охотно согласился помочь ему. Он подвинул к Главе Зала склянку с пилюлями.
  Толстяк усмехнулся, но не принял ее. Он отодвинул ее назад к Цзян Чэню:
  - Цзян Чэнь, если ты действительно хочешь отблагодарить меня, у меня есть к тебе просьба.
  Цзян Чэнь вздрогнул, а затем произнес:
  - Пожалуйста, говорите напрямую, Глава Зала Лу. Если это в моих силах, я с радостью помогу вам!
  - Дело в следующем. Два десятилетия мой уровень культивирования не сдвигается с мертвой точки: пика изначальной сферы. Всякий раз, когда мне кажется, что я на пороге сферы мудрости, я боялся пробовать совершить прорыв, потому что мне не хватает способностей. Все дело в том, что у меня нет Драконовой Пилюли Шести Рун. Я слышал, что ты помог Старейшине Юнь Не выплавить такую пилюлю, но не знаю...
  Цзян Чэнь понял, что хочет сказать собеседник. Он пристально взглянул на Лу Дуаня. Этот толстяк действительно застрял на пике изначальной сферы и не мог сделать последний шаг.
  Лу Дуань удрученно вздохнул:
  - Ах, Цзян Чэнь, в этом году мне исполняется сто шестьдесят лет, я уже давно перерос возраст, подходящий для прорыва. Когда молодой человек вроде тебя достигает пика изначальной сферы, ему не так трудно прорваться в сферу мудрости, несмотря на препятствия, возникающие из-за некоторых внутренних демонов. Но, боюсь, для человека вроде меня с кучей внутренних демонов препятствия окажутся непреодолимы при попытке прорыва. Если бы у меня была Драконовая Пилюля Шести Рун, мои шансы на прорыв стали бы куда выше. Я не боюсь умереть и распрощаться с этим толстым телом, но вот мои бедные восьмилетняя дочка и пятилетний сынок...
  Когда толстяк изливал Цзян Чэню душу, его манеры и актерские навыки напомнили ему о старом знакомом из Восточного Королевства, Толстяке Сюане.
  Два толстяка с одинаковыми манерами и одинаковым умением разыгрывать драму.
  - Глава Зала Лу, Драконовая Пилюля Шести Рун принадлежит Старейшине Юнь Не. У меня правда ее нет, но если однажды вы сможете собрать все ингредиенты, я могу помочь вам выплавить пилюлю. Я не обещаю пилюлю высшего уровня, но пилюлю среднего уровня я точно смогу приготовить.
  Толстяк Лу просиял:
  - Ты это всерьез?
  Цзян Чэнь рассмеялся:
  - Я - ученик Королевского Дворца Пилюль, и я не бросаю слов на ветер.
  Толстяк Лу добродушно рассмеялся:
  - Славно, просто отлично! В таком случае, оборудование моего Зала Очищения - к твоим услугам. Используй его на свое усмотрение сколько душе угодно! Дай знать, если я тебе зачем-нибудь понадоблюсь!
  Глава 525. Впитывание родословной Золотой Цикады
  Дело было не в том, что Цзян Чэнь не хотел утруждать Толстяка Лу; все-таки, по правде говоря, будучи главой зала, он лучше Цзян Чэня умел очищать различные предметы. Цзян Чэнь решил все сделать сам, поскольку, хотя в прошлой жизни он был знаком с искусством очищения, в этой жизни у него почти не было шанса попрактиковаться в этом деле. При должной практике он мог стать первоклассным специалистом по части очищения, а то и истинным мастером. Кроме того, предметы вроде флага формации лучше было создавать самостоятельно. Даже если бы он не держал свою формацию в тайне, ему было бы неловко поручать это дело постороннему. Хорошо, что он получил предостаточно темно-лилового золота от Старейшины Лянь Чэна, так что он мог позволить себе при необходимости потратить некоторое количество материала.
  За семь дней он успешно очистил тридцать шесть флагов формации. Вообще-то он очистил более пятидесяти, но был недоволен первыми результатами и уничтожил их. Оставшиеся были его лучшими творениями.
  Приготовив флаги формации, Цзян Чэнь, не медля, собрался покинуть Зал Очищения.
  Толстяк Лу сделал несколько попыток удержать его:
  - Цзян Чэнь, ты так редко приходишь; дай мне побыть гостеприимным хозяином. Ну же, давай выпьем вместе.
  У Цзян Чэня совсем не было на это времени.
  - Глава Зала Лу, если вы не сочтете, что это ниже вашего достоинства, пожалуйста, позвольте в следующий раз мне принять вас у себя. Сейчас у меня очень мало времени, а мне нужно готовиться к Состязаниям по Дао Пилюль.
  Толстяк Лу кивнул и вздохнул:
  - В таком случае я не стану тебя задерживать. Можешь приходить, когда захочешь, если будет время. Чувствуй себя здесь как дома.
  Толстяк был весьма общителен и словоохотлив. Он смог быстро расположить к себе Цзян Чэня. Впрочем, его поведение можно было легко объяснить. Когда гении Верховного района приходили в Зал Очищения, их взорам представало не самое заманчивое зрелище. В конце концов, этот зал был никак не связан с Залом Мощи и Залом Трав, а потому он не представлял для них особой ценности и не играл в их жизни особо важной роли. Поэтому, хоть Толстяк Лу и был почтенным главой зала, мало кто из лучших гениев хотел общаться и дружить с ним.
  Цзян Чэнь был первым, поэтому Глава Зала так высоко ценил его.
  Грубо говоря, по статусу Толстяк Лу как Глава Зала Очищения, пожалуй, уступал даже пяти первым старейшинам Зала Мощи или Зала Трав.
  - Глава Зала Лу, пожалуйста, приходите ко мне, когда соберете ингредиенты для Драконовой Пилюли Шести Рун.
  Цзян Чэнь не привык проявлять черную неблагодарность и с ходу сжигать мосты.
  - Непременно, непременно.
  Толстяк Лу был крайне рад. Он хотел попросить Старейшину Юнь Не выплавить для его пилюлю, но для него Глава Зала Трав занимал слишком высокое положение, так что он не смел обращаться к нему с такой просьбой. Все-таки Старейшина Юнь Не был досточтимым старейшиной, одним из трех тяжеловесов Королевского Дворца Пилюль.
  Когда Цзян Чэнь вернулся в жилище, настало время выполнить обещание, которое он дал Золотой Цикаде. Он сдержал слово, призвав Цикаду и отправив ее в древесный духовный родник. Когда Цикада увидела родник, она убедилась в правдивости слов Цзян Чэня и радостно прыгнула в воду.
  Цикада отличалась от любого другого духовного существа. Она питалась ветром и росой. Родник служил для нее не только источником энергии, но и пищей. Эти воды могли значительно ускорить развитие ее родословной. Конечно, другие духовные существа тоже могли пить эту воду, но на маленькую Цикаду выпитая из родника вода оказывала куда более сильное воздействие.
  Омовение Цикады должно было занять довольно много времени, так что Цзян Чэнь занялся другими делами. Он подготавливал формацию днем, а по ночам - тренировался.
  Примерно через месяц маленькая Цикада завершила процесс эволюции родословной, и ее форма значительно преобразилась. Она выросла с размеров кулака до размеров арбуза. Размах ее крыльев достигал целого метра. - Маленькая Золотая Цикада приветствует мастера.
  Согласно их договору, Цикада должна была подчиниться Цзян Чэню после эволюции родословной и принять его в качестве мастера.
  - Не нужно называть меня мастером, маленькая Цикада. Меня зовут Цзян Чэнь, так что можешь называть меня "молодой мастер Чэнь", как остальные.
  - Тогда я буду называть тебя "большой брат Чэнь".
  Маленькая Цикада много времени провела с Цзян Чэнем и знала, каков его характер. Она знала, что он не был злым и жестоким человеком. И она понимала, как ей повезло с мастером.
  Хотя Золотые Цикады обладали благородной родословной, их сила атаки была ограниченной, поэтому им приходилось искать помощи у других рас в разных жестоких мирах. Зачастую выбор Цикад выпадал именно на расу людей. Приняв Цзян Чэня в качестве своего мастера, Цикада нашла великолепного покровителя, и ей больше не нужно было жить в страхе и бояться за свою жизнь.
  - Ха-ха, называй меня как хочешь.
  Цзян Чэнь был в отличном расположении духа и спросил:
  - Теперь, когда твоя родословная эволюционировала, пробудились ли у тебя наследственные воспоминания?
  Маленькая Цикада, впечатленная случившимся, произнесла:
  - Все произошло, как ты и сказал, большой брат Чэнь. Мы действительно невосприимчивы ко всем ядам и молниям.
  Что до техник Крыла Цикады и Подделки Цикады, Цзян Чэнь давно знал об этих способностях благодаря воспоминаниям из прошлой жизни. Но для маленькой Цикады все это было просто чем-то удивительным. Большой брат Чэнь знал обо всем, что должно произойти, еще до того, как она пробудила наследственные воспоминания. "Неужели он способен видеть будущее?"
  - Не смотри на меня так, маленькая Цикада. Вообще-то, если твои воспоминания пробудились, ты знаешь, что способности к преображению, которыми отличается твое племя, еще более удивительны. После должных тренировок ты научишься принимать любую форму. Ты обретешь еще более невероятные способности, чем сейчас.
  Боевые способности Золотых Цикад были действительно ничтожны. Зато почти во всех остальных областях они были невероятно одаренными существами. В частности, их техники преображения могли одурачить любого и позволяли им принимать любую форму. Поэтому-то эта раса и выжила, несмотря на свои скромные боевые способности. Но эти способности были столь же полезны и для других, более сильных рас.
  Цикада хихикнула:
  - Большой брат Чэнь, тебе придется подождать, пока я достигну сферы мудрости, чтобы получить технику преображения! Ты хочешь научиться ей?
  Цзян Чэнь действительно всей душой желал обучиться этой технике. Но, хотя маленькая Цикада эволюционировала крайне быстро и пробудила свои воспоминания, по человеческим меркам она достигла лишь малой изначальной сферы. Ей предстояло пройти длинный путь перед достижением сферы мудрости.
  - Хи-хи, большой брат Чэнь, я просто дразню тебя. Теперь я дам тебе каплю крови, как и обещала! Когда я освою технику преображения и приму человеческую форму, я дам тебе еще одну каплю эссенции крови, так что у тебя тоже будет возможность освоить эту технику.
  Таковы были Золотые Цикады. Они были скептично настроены по отношению к людям перед тем, как принять одного из них в качестве мастера, но затем становились невероятно верны. Стоило им обрести покровителя, и, принимая всякое решение, они в первую очередь думали о своем мастере.
  Цикада выдавила каплю эссенции крови. Капля, наполненная духовной энергией, оказалась перед Цзян Чэнем. Он раскрыл ладонь и впитал каплю крови, соединяя ее с собственной кровью.
  Люди-культиваторы часто впитывали кровь зверей, но эта капля крови Цикады была чем-то особенным. На данном этапе для Цзян Чэня она была даже ценнее, чем кровь дракона!
  Конечно, родословная дракона могла улучшить энергию и кровь культиватора, очистить человеческую родословную, усилить ауру культиватора и помочь ему освоить множество мощных техник. Но родословная Цикада могла помочь Цзян Чэню получить наследие всей расы Цикад. Такие техники как Крыло Цикады и Подделка Цикады, а также сопутствующие способности вроде иммунитета ко всем ядам и защита, которая могла выдержать десять тысяч ударов молнии, - всего этого родословная дракона просто не могла дать.
  Само собой, это не означало, что родословная Золотой Цикады была благороднее, чем родословная дракона, просто она лучше подходила Цзян Чэню. Родословная дракона могла помочь ему обрести новые боевые способности, но на это потребовалось бы немало времени. К тому же, у Цзян Чэня было много способов улучшить свои боевые навыки, так что у него были и другие варианты кроме родословной дракона, а вот техники Цикады были незаменимы.
  Если родословная Цзян Чэня и родословная Цикады продемонстрируют высокую степень совместимости, и он сможет должным образом постичь наследие ее родословной, он сможет обрести все техники этой расы. Жаль лишь, что Цикада все еще не могла освоить техники преображения. Тогда эта капля крови была бы еще ценнее.
  - Маленькая Цикада, продолжай тренироваться рядом с этим родником в будущем. Я посажу Громовое Древо рядом с этим родником, и со временем рядом с ним непременно появятся новые Громовые Деревья.
  Цзян Чэню нужно было некоторое время, чтобы освоиться с родословной Цикады после впитывания капли крови. От этого процесса зависело то, насколько хорошо он овладеет наследием Цикады. Цзян Чэнь подошел к делу серьезно и объявил, что на семь дней посвятит себя уединенному культивированию.
  Культиваторы часто так поступали. В жилище Цзян Чэня каждые два-три дня кто-нибудь делал точно так же. Постольку в прошлой жизни Цзян Чэнь многое знал о Золотых Цикадах и обладал уникальными методами освоения родословных, он добился немалых успехов и практически безупречно объединил родословную Цикады со своей.
  После этого Цзян Чэнь заметил, что его тело изменилось. "Мое тело действительно невосприимчиво к любым ядам и настолько прочно, что может выдержать множество ударов молнии. Наконец-то я могу не беспокоиться о том, что в будущем какой-нибудь сильный гений грома или эксперт, владеющий элементом грома, опалит и подожжет меня.
  Цзян Чэнь преисполнился уверенности. С тех пор, как он очистил ветку Громового Древа, у него был определенный иммунитет к грому, но после очищения родословной Цикады иммунитет к громовым техникам увеличился более чем в десять раз! Обычные громовые техники не представляли для него никакой угрозы.
  Что до яда, то он и раньше отлично разбирался в ядах, и его иммунитет к ядам был невероятно высок даже до того, как он освоился с родословной Цикады. Теперь у него был дополнительный слой защиты. Цзян Чэнь мог больше не опасаться ядов; ни один яд ни в одном из миров не мог причинить ему вреда. Что до Крыла Цикады и Подделки Цикады, эти техники нельзя было освоить сходу, но именно этими техниками он хотел овладеть больше всего. Особенно Крылом Цикады; Цзян Чэнь всем сердцем желал научиться летать. Если он сможет летать, будучи культиватором изначальной сферы, у него появится невероятное преимущество!
  Глава 526. Успешная установка формации
  Приближались Состязания по Дао Пилюль на Горе Мерцающий Мираж.
  После впитывания родословной Золотой Цикады Цзян Чэнь занимался культивированием или установкой Формации Девяти Врат. Если бы он полностью посвятил себя установке формации, этот процесс занял бы у него примерно месяц. Но при совмещении с тренировками установка должна была занять по крайней мере три месяца. С начала установки формации прошло два месяца, и до Состязаний по Дао Пилюль оставалось два месяца. У него все еще было полно времени.
  Гоуюй, Е Чунлоу и остальные не разбирались в формациях, и им оставалось лишь гадать, чем так усердно занимался Цзян Чэнь.
  Одним прекрасным днем с горы, находившейся в задней части территории Цзян Чэня, раздался радостный смех Тан Хун. Тан Хун прорвался в изначальную сферу! Он словно начал цепную реакцию, поскольку после него вскоре того же результата достигли Гоуюй и Сюэ Тун. Наконец-то они нашли свое дао.
  Таким образом, Тан Хун мог по праву занять место в Розовой Долине, а Цзян Чэнь решил серьезно поговорить со своими последователями, Гоуюй и Сюэ Туном.
  - Гоуюй, Сюэ Тун, теперь, когда вы прорвались в изначальную сферу, вы можете стать основными учениками Королевского Дворца Пилюль. Если вы останетесь моими последователями, вы не сможете получить свое собственное жилище. Если вы вступите в Королевский Дворец Пилюль, вы сможете стать основными учениками и получить свое место.
  Сюэ Тун сразу понял, что имеет в виду Цзян Чэнь. Он покачал головой и решительным тоном произнес:
  - Я, Сюэ Тун, буду всю жизнь следовать за молодым мастером. Положение ученика секты не идет ни в какое сравнение с положением последователя молодого мастера.
  Гоуюй неодобрительно посмотрела на него:
  - Цзян Чэнь, неужели все это время ты думал о том, как бы избавиться от меня? Даже если я не могу стать твоей женщиной, я все равно буду следовать за тобой. Это так называемое положение ученицы секты не представляет для меня никакого интереса.
  Цзян Чэнь грустно усмехнулся, глядя на эту упрямую парочку. Он знал, что пока они точно не собираются оставлять его.
  Гоуюй пристально посмотрела на него:
  - Если в будущем ты снова поставишь нас перед таким выбором, ты так просто у нас не отделаешься! Хм!
  Среди последователей Цзян Чэня Гоуюй больше всего напоминала властную сестру. Когда она чувствовала, что правда на ее стороне, Гоуюй даже осмеливалась кричать на Цзян Чэня. Она была весьма прямолинейным человеком.
  Остальные последователи, мотивированные прорывом Гоуюй и Сюэ Туна, стали тренироваться еще усерднее. В результате они все добились значительных успехов в сжатые сроки и достигли пика духовной сферы.
  Это вызвало фурор во внешнем мире. Когда Цзян Чэнь прибыл, сильнейший из его последователей достиг лишь земной духовной сферы. Но теперь двое достигли изначальной сферы, а остальные уверенно овладели пиком девятого уровня духовной сферы! Скорость их развития поразила всех учеников Королевского Дворца Пилюль; чувствуя, что эти новички скоро догонят их, они тоже начали прилагать больше усилий о время тренировок. Эти культиваторы из шестнадцати королевств обладали столь пугающим потенциалом в боевом дао; неужто остальные ученики Королевского Дворца Пилюль могли позволить себе почивать на лаврах? Нужно сказать, что появление Цзян Чэнь неожиданно оказало положительный эффект на младшее поколение Королевского Дворца Пилюль, представители которого начали куда серьезнее относиться к тренировкам.
  За месяц до начала Состязаний по Дао Пилюль Цзян Чэнь закончил установку формации. Наконец-то он мог вздохнуть с облегчением. Он удостоверился, что формация была активирована как минимум на шестьдесят процентов и могла выдержать атаку культиватора небесной сферы мудрости или более слабого культиватора.
  Он выплавил еще пять нефритовых жетонов формации и дал по одному Е Чунлоу, Гоуюй, Сюэ Туну и Хуан-эр, а один оставил себе. Первые трое были его людьми, и им ничего объяснять не требовалось. Получив жетон, Хуан-эр слегка улыбнулась:
  - Хуан-эр непременно внимательно проследит за формацией, раз господин Цзян доверился мне.
  Хуан-эр много времени проводила внутри и почти не выходила наружу, лишь изредка навещая Гоуюй и Вэнь Цзыци. Она вела очень простой, но комфортный образ жизни и была вполне счастлива. Поэтому в глубине души она уже давно считала это место практически своим домом и была готова защищать его.
  - Госпожа Хуан-эр, ежемесячное омовение в древесном духовном роднике крайне благоприятно для вас. Просто информация о роднике чрезвычайно ценна и должна держаться в секрете, поэтому я потратил так много времени и сил, чтобы установить такую формацию и защитить с ее помощью внутреннее жилище.
  Хуан-эр ласково произнесла:
  - Господин Цзян невероятно талантлив; это - выдающаяся формация.
  Цзян Чэнь усмехнулся:
  - Ничего особенного, но ее можно активировать в случае опасности. Пока все в порядке, она будет в таком состоянии. Госпожа Хуан-эр, пожалуйста, не забывайте ежемесячно посещать родник. Можете запросто посещать его, когда вам захочется.
  - Благодарю Господина Цзяна за заботу. Хуан-эр последует вашему совету.
  Хуан-эр была тронута. Она специально приняла уродливый облик, потому что не хотела показывать окружающим свою истинную внешность, но теперь ей казалось, что она напрасно так поступила.
  Цзян Чэнь был открытым и честным человеком. Он изо всех сил старался заботиться о ней в соответствии с обещанием, данным Старейшине Шуню, и даже посвятил ее в тайну столь важного сокровища как этот духовный родник. Он не пренебрегал ей из-за ее облика. Цзян Чэнь явно не привык судить людей по внешности.
  Теперь Хуан-эр было даже стыдно, что она скрыла свой истинный облик. Ей было не свойственно такое поведение, но, повинуясь сиюминутному порыву, она решила накинуть на себя такую уродливую личину. Но теперь она не знала, как выйти из сложившейся ситуации.
  "Ах, ладно, пусть все идет своим чередом. Просто я поступила несколько некрасиво, учитывая то, насколько искренни окружающие меня люди". Глядя вслед Цзян Чэню, Хуан-эр чувствовала, как ее сердце начинает биться сильнее. Почему-то она всегда чувствовала себя очень комфортно, общаясь с Цзян Чэнем, и не чувствовала отвращение, которое у нее обычно вызывали молодые люди у нее на родине.
  Дело было в том, что, хотя эти юноши были достойными и состоявшимися людьми, все в них казалось каким-то неестественным, словно они все время притворялись не теми, кем они являются на самом деле. Она не чувствовала с ними связи, а вот Цзян Чэнь казался открытым и искренним. Он не напрашивался на похвалу, не судил людей по их внешнему виду, не красовался и не бравировал своими способностями перед ней.
  Уладив все дела в жилище, Цзян Чэнь должен был разобраться еще с несколькими делами.
  Закончив все приготовления, он получил глиф с сообщением от Главы Дворца Дань Чи, в котором тот приглашал Цзян Чэня к себе. Глава Дворца оказал ему немало услуг и не раз помогал ему, так что Цзян Чэнь, не медля, отправился в его обитель.
  - Цзян Чэнь, ты был сильно занят последнее время, не так ли? Неплохо, дружок, похоже, скоро ты достигнешь пятого уровня изначальной сферы!
  Дань Чи было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что Цзян Чэнь был на пике четвертого уровня изначальной сферы.
  - Я постараюсь достичь пятого уровня до начала Состязаний по Дао Пилюль.
  Цзян Чэнь мог быть честен с Главой Дворца.
  - Какой невероятный гений! - вздохнул Глава Дворца Дань Чи. - По скорости культивирования ты ни капли не уступаешь мне. Я два года потратил на то, чтобы пройти путь от первого уровня изначальной сферы до пятого, но тебе понадобилось меньше года! Я бы даже сказал, что мало кто из гениев Восьми Верхних Регионов способен на такое.
  Цзян Чэнь рассмеялся:
  - Все благодаря превосходным ресурсам Королевского Дворца Пилюль и вам, Глава Дворца! Если бы вы не привели меня сюда, где бы я достал столько ресурсов?
  Огромное количество Пилюль Изначального Развития сильно помогло Цзян Чэню.
  - О, пустое. Хотя эти пилюли могут ускорить культивирование, они не могут дать настолько мощный толчок. За твоим молниеносным взлетом должно стоять что-то еще. Неважно, не будем говорить на эту тему. Я позвал тебя, потому что хочу спросить тебя: где ты достал свое Вино Девятикратно Чарующей Росы? - усмехнулся Дань Чи.
  - Вино Девятикратно Чарующей Росы?
  Цзян Чэнь удивился, но честно признался:
  - Когда я был младше, моим наставником был выдающийся эксперт, который кое-чему меня научил. Тогда-то я и научился готовить Вино.
  - Неужели? Ты умеешь его готовить? - загадочным тоном спросил Дань Чи.
  - Да.
  Цзян Чэнь не стал этого отрицать Готовить это вино было не так уж трудно, а на нынешнем уровне культивирования он мог запросто приготовить такое вино. В Королевстве Небесного Древа это могло стать непростой задачкой из-за ограниченных ресурсов, но в Королевском Дворце Пилюль он запросто мог приготовить Вино Девятикратно Чарующей Росы духовного ранга.
  - Славно, просто великолепно! Цзян Чэнь, в Области Мириады во время собраний сект традиционно проводится дегустация вин. С самого основания Королевского Дворца Пилюль мы так и не смогли предоставить на общий суд достойное вино. Всякий раз в центре внимания оказывалась Секта Кочевников. Мне кажется, если во время Состязаний по Дао Пилюль мы принесем Вино Девятикратно Чарующей Росы, мы сможем утереть им нос. К тому же, Секта Кочевников всегда была нашим главным противником в ходе состязаний.
  Цзян Чэнь улыбнулся; он сразу понял, что имеет в виду Глава Дворца. Рецепт Вина Девятикратно Чарующей Росы не был каким-то секретом, так что он был готов помочь.
  - Глава Дворца, это вино делится на несколько рангов. Есть смертный, духовный, изначальный, святой, земной и небесный ранги. Какой вам нужен? Сразу исключим земной и небесный ранг, поскольку я не знаю, как приготовить вино такого ранга.
  Вообще-то, он знал. Просто эти два уровня требовали слишком много ресурсов - скорее всего, Королевский Дворец Пилюль не смог бы обеспечить его необходимым количеством материалов.
  - В прошлый раз я пробовал вино духовного ранга, верно? Тогда мы можем попробовать вино изначального ранга.
  - Без проблем. Можно попробовать даже вино святого ранга, главное, чтобы нам хватило материалов.
  Цзян Чэнь подумал: "Раз вам нужно вино, которое позволит утереть противнику нос, я дам вам версию святого уровня, чтобы прославить Королевский Дворец Пилюль".
  Королевский Дворец Пилюль был добр к нему, а потому он был рад отплатить ему той же монетой.
  Глава Дворца Дань Чи был обрадован. Вино духовного ранга была великолепным, а вино святого ранга было на два ранга выше. У них получится божественный напиток, которого доселе не знала ни одна секта Области Мириады.
  - Хорошо! Какие материалы тебе нужны? Я соберу все, что нужно, даже если придется перекопать всю территорию площадью в десять тысяч миль, принадлежащую Королевскому Дворцу Пилюль.
  Цзян Чэнь улыбнулся:
  - Так далеко заходить не придется. Я уверен, что в Королевском Дворце Пилюль есть все необходимое. Пожалуйста, возьмите кисть и чернила, я запишу для вас рецепт.
  - Славно, славно! Цзян Чэнь, я твой должник!
  Дань Чи был в отличном настроении. Хотя сам он не был большим охотником до выпивки, в мире боевого дао наслаждаться вином, смешанным с духовными травами, считалось вполне приличным занятием. Практически все культиваторы с удовольствием пили такое вино, просто некоторые слишком сильно им увлекались.
  Глава Дворца зачастую сам готовил себе вино и пробовал добавлять в него самые разные духовные травы, но особого результата такое вино не приносило. Либо он использовал слишком много лекарств и посредственное вино, либо использовал хорошее вино, но остальные ингредиенты были слишком простыми. Вино Девятикратно Чарующей Росы обладало великолепным вкусом и считалось настоящей амброзией. Дань Чи оставалось только гадать, какое впечатление это вино произведет на всю Область Мириады.
  Вино могло прославить Королевский Дворец Пилюль и принести немалую прибыль; это могло увеличить влияние секты и стать ворошим заделом для будущего возрождения Империи Мириады!
  Глава 527. Сестры Лин
  Цзян Чэнь непринужденно передал рецепт Вина Девятикратно Чарующей Росы Главе Дворца Дань Чи. Судя по энтузиазму главы дворца, Цзян Чэню не нужно было готовить вино самому.
  - Ха-ха, Цзян Чэнь, один этот рецепт стоит нескольких городов!
  Глава Дворца Дань Чи задорно вскинул брови; он был в превосходном настроении.
  Цзян Чэнь подразнил его:
  - Полагаю, Старейшина Лянь Чэн придерживается иного мнения.
  Глава Дворца Дань Чи добродушно рассмеялся в ответ:
  - Ну, дружок! Ты даже о Старейшине Лянь Чэне не стесняешься шутить. Но твои слова говорят о том, что ты совсем не знаешь Старейшину Лянь Чэна. Он - главный выпивоха Королевского Дворца Пилюль. Помяни мое слово: старейшина будет самым большим поклонником Вина Девятикратно Чарующей Росы святого ранга. Возможно, когда он узнает о случившемся, он даже станет твоим поклонником.
  Цзян Чэнь тут же ответил:
  - Глава Дворца, этот рецепт - просто мелочь, пожалуйста, не рассказывайте, что это я дал вам его. Слава, которой будет овеян обладатель этого рецепта, должна достаться вам, Глава Дворца.
  Не то чтобы Цзян Чэнь бежал от славы, просто пока список его заслуг перед сектой и так был достаточно длинным. А еще он не хотел, чтобы все подряд упрашивали его приготовить для них вино святого ранга. Тогда ему точно не будет покоя.
  Глава Дворца Дань Чи удивился, но вскоре понял, чем мотивирован Цзян Чэнь.
  - Цзян Чэнь, редко увидишь человека твоего возраста, который не жаждет славы и не алчет восхищения окружающих. В этом - твое главное отличие от Шэнь Цинхуна.
  Цзян Чэнь слегка улыбнулся и не стал напрашиваться на комплименты.
  - Глава Дворца, мне пора возвращаться в свое жилище.
  - Иди, с нетерпением жду твоих поразительных достижений на Состязаниях по Дао Пилюль, - подбодрил его Дань Чи.
  Когда Цзян Чэнь ушел, Дань Чи восхищенно уставился на рецепт. Если бы этот рецепт оказался в Восьми Верхних Регионах, за него яростно сражалось бы множество людей, что уж говорить об обитателях Области Мириады. А Цзян Чэнь без колебаний вручил его ему.
  Одно это ярко свидетельствовало о его выдающихся личных качествах. Он отдал столь ценный рецепт, не ожидая ничего взамен, даже благодарности.
  "Ах, похоже, союз с Сектой Дивного Древа оказался судьбоносным событием не только для Цзян Чэня, но и для меня". Дань Чи вздохнул про себя, вспоминая советы и рекомендации Старейшины Шуня. Всего нескольких дней в его компании хватило, чтобы сбросить оковы и совершить молниеносный рывок в культивировании. Теперь он был на шестом уровне сферы мудрости и был готов достичь уровня небесной сферы мудрости. И тогда он станет одним из сильнейших существ Области Мириады.
  Дань Чи был целеустремленным человеком с большими амбициями, и в Цзян Чэне он видел человека, который поможет ему реализовать свои планы!
  "Как жаль, что Старейшина Шунь учил меня всего несколько дней. Если бы я провел с ним полгода, а то и больше, возможно, я даже смог бы достичь императорской сферы".
  ......
  Вернувшись в жилище, Цзян Чэнь снова попробовал достичь пятого уровня изначальной сферы. С огромным количеством Пилюль Изначального Развития это не должно было стать проблемой. По его расчетам, у них оставался еще примерно месяц перед отправлением на гору Мерцающий Мираж.
  "Месяца более чем достаточно!"
  Едва Цзян Чэнь занялся уединенным культивированием, из Зала Трав дошил новости о том, что наконец-то был составлен окончательный список участников Состязаний по Дао Пилюль.
  Старшее поколение представляли: Глава Зала Юнь Не, Вице-глава Зала Ван Юэ, Второй Вице-мастер Оуян Дэ и обычный старейшина Зала Трав Чэ Цзыу.
  Младшее поколение представляли: Цзян Чэнь, Му Гаоци, Лин Би-эр и Шэнь Цинхун.
  Цзюнь Мобай и Шэнь Саньхо, а также внук Оуян Дэ, Оуян Чао, оказалась не у дел.
  Представители старшего поколения были благородными, уважаемыми старейшинами. Против их участия никто не возражал. Хотя Оуян Дэ и Чэ Цзыу уступали Главе Дворца и Старейшине Лянь Чэну по уровню культивирования, главе дворца и главе Зала Мощи не пристало лично участвовать в Состязаниях по Дао Пилюль.
  А вот решения относительно представителей младшего поколения вызвали немало недовольства; впрочем, без возражений в любом случае бы не обошлось. Что интересно, против участия Цзян Чэня почти никто не возражал. Все-таки его успехи в области дао пилюль были неоспоримы, а три тяжеловеса секты подтвердили, что он обладает выдающимся потенциалом. Двух мнений тут быть не могло.
  Аналогично, едва ли что-то можно было предъявить Му Гаоци с его врожденной древесной конституцией высшего порядка. Пусть пока он и не достиг высочайшего уровня дао пилюль, с учетом того, что в секте рассчитывали на то, что он станет одним из главных гениев дао пилюль, его кандидатуру было невозможно оспорить.
  Что до Лин Би-эр, она считалась сильнейшим гением дао пилюль задолго до того, как Цзян Чэнь и Му Гаоци попали в Верховный Район, и все равно нашлись те, кто были недовольны ее участием в Состязаниях. Поскольку она редко покидала пределы Верховного Района, у нее было мало возможностей продемонстрировать свои способности.
  Что же касается Шэнь Цинхуна, главного гения младшего поколения, пусть ничего не было известно про его потенциал в дао пилюль, многое можно было понять по его ничьей с Цзян Чэнем. Но, помимо этого эпизода, ему было нечем похвастать в плане эффектной демонстрации своих способностей. Поэтому были и те, кто считал, что место ему досталось лишь за его заслуги в боевом дао и его происхождение , а Лин Би-эр - за ее красивое личико.
  Само собой, обо всем этом шептались лишь за закрытыми дверями. Никто не посмел бы прилюдно обвинить культиваторов в чем-то подобном. На самом деле подобные сплетники и сами-то не были уверены в том, что превосходят Шэнь Цинхуна или Лин Би-эр по уровню дао пилюль.
  Так или иначе, на Цзян Чэня опубликованный список не произвел никакого впечатления. Он не удивился результатам и собирался уже всецело посвятить себя уединенному культивированию, как вдруг в двери кто-то постучался.
  - Ах, это вы?
  Цзян Чэнь был несколько удивлен, увидев гостей - сестер Лин.
  - Старший брат Цзян Чэнь, ты что, не пригласишь нас внутрь?
  Лин Хуэй-эр широко открыла глаза, игриво хлопая длинными ресницами.
  Дело было не в том, что Цзян Чэнь не был рад гостям, просто у него правда не было времени привечать гостей. Однако эти девушки производили на него хорошее впечатление, так что он не стал держать их на пороге. Он усмехнулся и произнес:
  - Проходите, проходите!
  Гоуюй тоже была несколько поражена, увидев сестер. "Какие сногсшибательные сестры!"
  Лин Би-эр была безупречна, словно белый нефрит, ослепительно прекрасна, словно алмаз, обнаруженный на вершине ледяной горы. Лин Хуэй-эр была сама юность и очаровывала, подобно пляшущему пламени. Даже такая уверенная в себе девушка как Гоуюй чувствовала, что она несколько уступает Лин Би-эр по внешности. Из всех девушек, которых она когда-либо видела, пожалуй, лишь Дань Фэй из Королевства Небесного Древа могла бы потягаться с этими сестрами. При взгляде на Лин Хуэй-эр с ее девичьим очарованием и вздымающейся грудью, которая, казалось, вот-вот разорвет ткань одежды, даже Гоуюй казалось, что ей не сравниться с этой юной прелестницей.
  Цзян Чэнь оставался как всегда невозмутим, словно эти сногсшибательные сестры не производили на него никакого впечатления. Не то чтобы он притворялся равнодушным к двум прелестницам, просто в прошлой жизни он видел слишком много красавиц, и у него уже давно выработался иммунитет к ним. Он даже вежливо отказывался от предложений разделить постель с самыми красивыми из них.
  Гоуюй сразу ушла, принеся чай.
  - Старшая сестра Лин, ты чем-то хотела поделиться со мной? - учтиво спросил Цзян Чэнь.
  Его вопрос расстроил Лин Хуэй-эр; она надула губки:
  - Старший брат Цзян, ты просто невыносим! Я пришла вместе с сестрой, а ты почему-то обращаешься только к ней!
  Цзян Чэнь грустно усмехнулся и потер нос:
  - Хорошо, прошу прощения. Это больше не повторится.
  Лин Би-эр слегка нахмурила свои изящные брови и обратилась к Лин Хуэй-эр:
  - Хуэй-эр, перед выходом ты пообещала мне, что ты не будешь шутить и будешь вести себя как положено. Поэтому я разрешила тебе пойти со мной. Если ты продолжишь так себя вести, мы мигом вернемся обратно.
  Лин Хуэй-эр явно была избалована сестрой; она прыснула со смеху и откинулась на стул. Опираясь на свои изящные, стройные ручки, она начала непринужденно болтать ногами.
  - Младший брат Цзян Чэнь, пожалуйста, извини, что мы так неожиданно нагрянули к тебе. Хотя Лин Би-эр производила впечатление ледяной красавицы, она не пренебрегала нормами вежливости.
  - Не стоит извиняться, я буду рад выслушать старшую сестру Лин.
  Лин Би-эр кивнула:
  - Мне повезло получить место на Состязаниях по Дао Пилюль, но у меня есть некоторые вопросы по поводу дао пилюль, так что я хотела бы поговорить на эту тему с младшим братом Цзян Чэнем, чтобы проверить наши знания и помочь друг другу узнать что-то новое.
  "Так значит, она пришла поговорить о дао пилюль". В обычной ситуации Цзян Чэнь был бы не прочь поддержать беседу, но, поскольку он приготовился к уединенному культивированию для достижения следующего уровня боевого дао, как ему было найти на это время?
  Лин Хуэй-эр была несколько удивлена тем, что Цзян Чэнь медлит с ответом.
  - Младший брат Цзян Чэнь, что-то не так?
  Цзян Чэнь не стал ходить вокруг да около и грустно улыбнулся:
  - Я собирался заняться уединенным культивированием, чтобы выйти на новый уровень боевого дао. Старшая сестра Би-эр выбрала не самое подходящее время, но о чем именно старшая сестра хотела бы поговорить?
  Лин Би-эр слегка прикусила губу, услышав это; она была несколько разочарована, но она не любила заставлять людей делать то, что они не хотят. В ее голосе слышались нотки сожаления:
  - Культивирование боевого дао - важное дело. В таком случае, я не буду мешать тебе, младший брат. Я зайду к тебе как-нибудь в другой раз.
  - Твое внимание весьма лестно для меня, - спешно ответил Цзян Чэнь. - Я буду рад поговорить с тобой о дао пилюль.
  Лин Хуэй-эр больше не могла выносить этот подчеркнуто учтивый разговор и громко произнесла:
  - Ты это всерьез, старший брат Цзян Чэнь? Моя сестра-красавица сама пришла к тебе, чтобы поделиться с тобой своими мыслями, а ты ей отказываешь! Ты вообще мужчина или нет?!
  При этих словах Лин Би-эр покраснела и резко прикрикнула на сестру:
  - Хуэй-эр, что ты такое несешь?
  Даже Цзян Чэню стало несколько неловко.
  - Что, сестрица?! Ты даже Шэнь Цинхуну без обиняков высказываешь все, что думаешь. Не думай, что я не знаю, что он предлагал тебе стать его партнером по дао! Старший брат Цзян Чэнь, за все семнадцать лет жизни я впервые вижу, чтобы моя сестра первой заговорила с мальчиком...
  (Прим. переводчика: Партнер по дао - половой партнер, с которым культиватор занимается парным культивированием.)
  - Лин Хуэй-эр. Заткни. Свой. Рот!
  На пунцовом лице Лин Би-эр застыло выражение, которое просто кричало о том, что ей хочется зарыться поглубже в землю.
  Ну что за наказание эта ее младшая сестра, ведет себя как шут гороховый! Лин Би-эр просто сгорала от стыда.
  - Не заткнусь! Ты все время говоришь, что я слишком юна, слишком мала то для того, то для сего. Мне уже семнадцать! Неужто я все еще слишком маленькая?!
  Лин Хуэй-эр не на шутку разошлась и вскочила на ноги, выставляя вперед свои внушительные достоинства.
  - В некоторых отношениях я даже более развита, чем ты!
  Она снова выставила вперед свою вздымающуюся грудь.
  Цзян Чэнь просто потерял дар речи. "Эта Лин Хуэй-эр вообще ни о чем не стесняется говорить!"
  В этот момент Лин Би-эр просто хотелось умереть. Какое же унижение! Ее дурочка-сестра в присутствии молодого человека сравнивала свой бюст с ее бюстом!
  Глава 528. Проблема Лин Би-эр
  От невольного взгляда Цзян Чэня на грудь Лин Би-эр она чуть не упала в обморок от стыда.
  "О, небеса!"
  Лин Би-эр стала совсем пунцовой и изо всех сил боролась с желанием достать меч и броситься на него. Хотя Цзян Чэнь не хотел ставить ее в неловкое положение, и его взгляд был просто естественной реакцией на слова ее сестры, у нее все равно было такое чувство, словно ее увидели голой.
  Цзян Чэнь слегка кашлянул, увидев, в какой неловкой ситуации они оказались.
  - Пожалуйста, подождите немного, я принесу нам перекусить.
  Он был умным человеком и понимал, что если он не уйдет сию минуту, Лин Би-эр будет трудно обрести самообладание. Когда Цзян Чэнь ушел, она мертвой хваткой вцепилась в подлокотники, а затем медленно прижала руки к груди, сверля взглядом сестру.
  - Хуэй-эр, ты что, хочешь свести сестру в могилу?
  Лин Хуэй-эр не придала ее словам значения:
  - Сестра, старший брат Цзян Чэнь - просто негодяй! Мужчине нужно несколько жизней исправно заниматься культивированием, чтобы ему улыбнулась удача и такая красавица, как ты, сама постучалась к нему в дверь! Как смеет он так пренебрегать тобой! Пфф! Такой мужчина заслуживает того, чтобы всю жизнь прожить в одиночестве!
  Лин Би"эр просто потеряла дар речи. Она правда пришла только затем, чтобы обсудить дао пилюль, а сестра обставила все так, словно она пришла соблазнить мужчину! Ну как гордая Лин Би-эр могла смириться с этим?
  - Лин Хуэй-эр, если ты продолжишь распространять беспочвенные слухи, когда мы вернемся, я на три года запру тебя дома и заставлю заниматься уединенным культивированием!
  Эта угроза произвела должный эффект. Лин Хуэй-эр переменилась в лице и, испуганно глядя на сестру, приложила ко рту ладонь:
  - Я больше ничего не скажу, сестрица! Просто Хуэй-эр думала, что ты что-то чувствуешь к Цзян Чэню, поэтому и решила подтолкнуть вас. Вы - идеальная пара, чего же в этом плохого?
  Лин Хуэй-эр тут же замахала руками, когда сестра посмотрела на нее так, словно хочет ее убить:
  - Больше ни слова не скажу, обещаю!
  Лин Би-эр прижала руки к груди, и краска сошла с ее лица. Ее глаза наполнились слезами.
  - Хуэй-эр, мама рано умерла, а папа путешествовал по разным опасным местам, чтобы обеспечивать нас. Затем он пал жертвой какого-то редкого яда, когда мне было семь, а тебе - пять. Лежа в постели почти без сил, он взял меня за руку и попросил меня позаботиться о тебе. Когда мы присоединились к Королевскому Дворцу Пилюль, даже старейшины Зала Трав не смогли ничего поделать с этим странным ядом. Ты понимаешь, какое бремя легло на наши плечи? Увидев, что Цзян Чэнь - выдающийся гений дао пилюль, я хотела узнать у него что-нибудь полезное, но ты все время переводишь тему и несешь чушь. Неужели ты думаешь, что я не знаю, о чем думает старший брат Шэнь? Неужели ты думаешь, что у меня есть время на все эти романтические глупости? Я не выйду замуж, пока папа страдает от яда. Что с того, что я посвящу остаток жизни человеку, который сможет исцелить папу? Хуэй-эр, тут дело не столько в моей репутации, сколько в том, что мнение младшего брата Цзян Чэня о нас может резко упасть из-за чуши, которую ты несешь. Неужели ты не понимаешь, что так ты снижаешь шансы папы на исцеление?
  Лин Хуэй-эр не была бессердечной, и с каждым словом сестры она рыдала все сильнее и сильнее. Она обняла Лин Би-эр, которая тоже уже вовсю рыдала.
  - Сестра, я была неправа! Не плачь, пожалуйста! Хуэй-эр виновата, Хуэй-эр. вела себя плохо. Отныне я буду слушаться тебя, сестра! Я тоже люблю папу, Хуэй-эр будет совсем как ты! Хуэй-эр тоже посвятит остаток жизни тому, кто сможет вылечить папу!
  Сестры принялись рыдать в обнимку.
  Первой в себя пришла Лин Би-эр, которая поняла, какое зрелище может предстать Цзян Чэню. Она с трудом справилась с нахлынувшими эмоциями и вытерла слезы, а затем помогла сестре привести себя в порядок.
  - Не плачь, Хуэй-эр. На сей раз я во что бы то ни стало найду антидот от яда, который убивает папу, на горе Мерцающий Мираж.
  Некоторое время сестры чувствовали себя неловко. Все-таки они были в гостях у Цзян Чэня, и пусть его пока не было рядом, им было неловко, что они вот так расплакались в его доме. Хорошо, что у них было достаточно времени, чтобы привести себя в порядок перед тем, как Цзян Чэнь вернулся с подносом духовных фруктов. Этого времени хватило, чтобы сестры более-менее пришли в себя.
  - Прошу прощения, младший брат Цзян Чэнь. Пожалуйста, извини нас за наше поведение, - с некоторой кротостью в голосе произнесла Лин Би-эр, пока Лин Хуэй-эр стояла за сестрой и смотрела на Цзян Чэня своими светлыми глазами.
  - Младшая сестра Хуэй-эр так мила, невинна и очаровательна. С чего бы мне на нее злиться?
  Украдкой посмотрев на Цзян Чэня своими ясными глазами, Лин Би-эр удрученно вздохнула:
  - Раз младший брат Цзян Чэнь собирается заняться уединенным культивированием, мы не будем тебе мешать.
  Вдруг Лин Хуэй-эр вышла из-за спины сестры и подошла к Цзян Чэню:
  - Старший брат Цзян Чэнь, раз все говорят, что у тебя самый высокий потенциал в дао пилюль среди представителей младшего поколения, ты не будешь против, если я проверю твои знания?
  Цзян Чэнь добродушно рассмеялся:
  - И как же младшая сестра Хуэй-эр собирается меня проэкзаменовать?
  - Ты знаешь о несравненном яде, входящем в список самых редких и экзотических ядов, под названием Миазма Божественного Недоумения?
  Цзян Чэнь был удивлен. С чего бы Лин Хуэй-эр вдруг заговорила об этом яде? Периферийным зрением он заметил, как при упоминании этого яда Лин Би-эр содрогнулась. Казалось, она тоже заинтересована в этой теме, но боится заговорить о ней. Немного подумав, он ответил:
  - Однажды я слышал, как один ученый эксперт говорил о редких и экзотических ядах, и, судя по его словам, Миазма Божественного Недоумения едва ли входит в список ста сильнейших ядов. Это не особо сильный яд; тебе не кажется, что называть его несравненным было бы преувеличением?
  Лин Би-эр снова содрогнулась, услышав эти слова; он с трудом удержалась на ногах. Лин Хуэй-эр же пораженно уставилась на Цзян Чэня:
  - Даже не входит в сотню сильнейших ядов? Старший брат Цзян Чэнь, ты что, просто выдумываешь на ходу? Я слышала, что никто не может исцелить того, кто был отравлен этой Миазмой Божественного Недоумения!
  Этот яд действительно не входил в список ста сильнейших ядов, но, возможно, на Континенте Божественной Бездны он считался более редким и сильным ядом. Цзян Чэнь непринужденно улыбнулся и кивнул:
  - Этот эксперт просто упоминал этот яд мимоходом. Возможно, на самом деле этот яд сильнее.
  Он не хотел ввязываться в спор с юной девушкой. При этих словах Лин Би-эр переменилась в лице, а Лин Хуэй-эр начала сердито переминаться с ноги на ногу.
  - Как ты можешь с такой уверенностью говорить о вещах, о которых ты только слышал от других?!
  Цзян Чэнь лишь улыбнулся в ответ на гнев Лин Хуэй-эр. Спор с девчушкой был бы пустой тратой времени. Он бы ни за что не стал заниматься таким бесполезным делом.
  Лин Би-эр же была не только красива, но и весьма умна. Увидев реакцию Цзян Чэня, она поняла, что он явно что-то не договаривает. Придя к такому выводу, она поддалась порыву и спешно спросила:
  - Младший брат Цзян Чэнь, этот эксперт говорил что-нибудь о том, как нейтрализовать этот яд?
  Она боялась, что Цзян Чэнь заподозрит ее в неискренности, поэтому она поспешила поклониться, как подобает тому, кто просит о наставлениях.
  - Младший брат Цзян Чэнь, Би-эр искренне просит тебя поделиться своими знаниями и будет благодарна за любые советы.
  Лин Би-эр отличалась от Лин Хуэй-эр. Если бы на ее месте была ее сестра, Цзян Чэнь просто отмахнулся и не придал ее вопросу значения. Но Лин Би-эр явно не привыкла просить о помощи, так что если уж она о чем-то просила, значит, дело было серьезно.
  Хотя Цзян Чэнь не хотел лишней славы, Лин Би-эр сама пришла к нему и просила о помощи так искренне, что он больше не мог валять дурака.
  - Полагаю, Миазму Божественного Недоумения можно назвать экзотическим ядом. Особенность этого яда заключается в том, что это - смесь множества ядовитых газов. Иногда несколько Миазм вместе образуют уникальный яд. Поэтому и лекарства для разных Миазм нужны особенные. Из-за такой сложности его и причисляют к редким ядам. Отравленные этим ядом постепенно лишаются сознания, проводя остаток дней в коме. Если продлить больному жизнь, он продолжит жить в таком состоянии. Но если пациент беден и врачу неизвестны методы продления жизни, такому пациенту суждено умереть.
  Цзян Чэню была знакома Миазма; он лишь вкратце описал принципы ее действия. Но этих слов было достаточно, чтобы Лин Би-эр начала тяжело дышать. Если бы она не отличалась выдержкой, она бы непременно разрыдалась.
  Уже много лет недуг отца тяжким бременем лежал у нее на сердце. Она прочитала почти все фолианты, хранившиеся в Королевском Дворце Пилюль, но не нашла и намека на лекарство от Миазмы. Все эти годы она тешила себя надеждой, что еще найдет лекарство, но все было тщетно. Она посетила всех старейшин Зала Трав, даже Старейшину Юнь Не, который немного изучал Миазму; но, ознакомившись с симптомами отца, никто из них не смог помочь ей.
  В Области Мириады лучше всех в ядах разбиралась Секта Кочевников. Она лично посетила эту секту, когда ей было семнадцать. Но там никто ей не помог. Несколько старейшин проявили интерес, но поставили условие, что Лин Би-эр станет их партнером по дао, причем она должна была отдаться им перед тем, как они отправятся в Королевский Дворец Пилюль и осмотрят отца.
  Они лишь сказали, что осмотрят его, и ничего не сказали о том, вылечат ли они его или нет.
  Лин Би-эр была готова скорее умереть, чем пожертвовать своей честью. Даже одно прикосновение чужого мужчины к ее руке могло вызвать у нее резкую реакцию, что уж говорить о том, чтобы отдаться незнакомому мужчине. Как могла она согласиться стать чьей-то любовницей в обмен на обещание осмотреть ее отца? Само собой, она не стала принимать подобных предложений.
  Но с тех пор она поклялась, что станет слугой любого человека, который сможет вылечить ее отца, а если никто не сумеет помочь ему, тогда она останется девой до конца своих дней.
  Эта клятва сразу дала понять всяким развратникам, что, хотя она была готова пожертвовать собой ради отца, ее нельзя было использовать просто так. "Меня не обманешь пустыми обещаниями!"
  А теперь она получила информацию о Миазме от новичка. Хотя он сказал лишь несколько слов, им явно можно было верить больше, чем сведениям любых других людей, с которыми ей доводилось общаться на эту тему раньше, ведь Цзян Чэнь точно описал симптомы отца. Он словно видел его своими собственными глазами. Она была уверена, что раньше Цзян Чэнь ничего не знал о ее отце.
  Огонек надежды, который все эти годы становился все слабее и слабее, загорелся с новой силой. Надежда все еще теплилась в ее сердце. Дрожащим голосом Лин Би-эр, в чьих выразительных глазах читалась смесь мольбы и страха вновь потерять надежду, произнесла:
  - Младший брат Цзян Чэнь, есть ли лекарство от Миазмы?
  Задав этот вопрос, она почувствовала, как по ее телу разлилась слабость, а ноги чуть не подкосились. Ее одолевала буря эмоций; она одновременно жаждала услышать ответ и смертельно боялась, что Цзян Чэнь скажет, что лекарства нет.
  Глава 529. Сумасшедшая Лин Хуэй-эр
  Божественное Око Цзян Чэня уже давно уловило характерную реакцию Лин Би-эр. Цзян Чэнь тут же пришел к выводу, что кто-то из ее близких страдал от Миазмы. Он, разумеется, не собирался спрашивать, кто именно, но судя по тому, что эта ледяная красавица с трудом держала себя в руках, это был кто-то, кого она любила всем сердцем.
  Цзян Чэнь был умен и не хотел усложнять ситуацию, поэтому, немного подумав, он кивнул:
  - От Миазмы сложно вылечить. Ах, если точнее, проблема не в лечении, а в диагностике. Подобрать необходимый антидот нетрудно при наличии точного диагноза.
  Огонек надежды загорелся в глазах обуреваемой ураганом эмоций Лин Би-эр. Действительно, Старейшина Юнь Не говорил что-то подобное о природе этого яда, но выражался он весьма туманно. Он лишь сказал, что не может дать точный диагноз. Если бы он мог определить тип Миазмы, возможно, он смог бы подобрать антидот в соответствии с симптомами.
  Хотя старейшина был не столь прямолинеен, как Цзян Чэнь, мысль была одна: тип яда трудно диагностировать. Соответственно, определение точных причин заболевания увеличивало шансы на то, чтобы найти нужное лекарство.
  Лин Би-эр несколько секунд неотрывно смотрела на Цзян Чэня. Она не знала, как именно поднять вопрос теперь, когда нужно было сделать следующий шаг. Умолять Цзян Чэня исцелить ее отца? Пообещать выйти за него замуж? Лин Би-эр была готова на это, но она не представляла, как сказать об этом молодому человеку, особенно такому красивому, как Цзян Чэнь.
  А Лин Хуэй-эр с почти детской непосредственностью оглядела Цзян Чэня с ног до головы оценивающим взглядом и произнесла:
  - Старший брат Цзян Чэнь, скажи честно: ты знаешь о клятве, которую дала моя сестра?
  Цзян Чэнь был сбит с толку и не понимал, о чем она говорит:
  - Какая клятва?
  Челюсть Лин Хуэй-эр отвисла. Она не понимала, прикидывается ли Цзян Чэнь или говорит правду. Но тут ей в голову пришла еще одна "великолепная" мысль. С милой и озорной улыбкой она произнесла:
  - Старший брат Цзян Чэнь, ты считаешь Хуэй-эр симпатичной?
  Цзян Чэнь потер нос, сбитый с толку прямолинейностью Лин Хуэй-эр. "Почему она внезапно спрашивает, нравится ли она мне?" Само собой, он понимал, какую беду можно навлечь на себя, если сказать девушке, что ты не считаешь ее симпатичной. Ему оставалось лишь кивнуть:
  - Младшая сестра Хуэй-эр невинна и мила, словно очаровательное дитя. Само собой, ты очень симпатична.
  - Что ж, а хотел бы ты, чтобы такая очаровашка стала твоей послушной служанкой? - Лин Хуэй-эр хихикнула, неотрывно глядя Цзян Чэню прямо в глаза. - И не меняй тему разговора, это очень серьезный вопрос! Ты должен на него ответить!
  Цзян Чэнь не знал, смеяться ему или плакать.
  - Младшая сестра Хуэй-эр обладает невероятным потенциалом и делает в секте большие успехи. С чего бы тебе хотеть стать моей служанкой? Если я начну обращаться с тобой как со служанкой, ты представляешь, сколько гениев захотят убить меня за это?
  При этих словах Лин Хуэй-эр горделиво выпятила грудь:
  - А им какое до этого дело? Разве их касается, что я делаю по собственному желанию? - Затем она попыталась изобразить на лице лукавую улыбку. - Старший брат Цзян Чэнь, если ты поможешь мне, Хуэй-эр станет твоей служанкой! Если хочешь, я буду согревать тебе постель, или даже обслуживать тебя в постели. Можешь делать все, что захочешь...
  Лин Би"эр пришла в ужас от этих слов:
  - Хуэй-эр, что ты такое несешь?!
  Лин Хуэй-эр не отступалась:
  - Сестра, неужели ты думаешь, что только ты переживаешь из-за папы? Разве Хуэй-эр не может чем-нибудь помочь папе? Лучше быть служанкой старшего брата Цзян Чэня, чем прислуживать мерзким старым хрычам!
  Цзян Чэнь больше не мог это выслушивать и грустно улыбнулся:
  - Подожди, младшая сестра Хуэй-эр. Скажи, пожалуйста, о чем ты хотела меня попросить? Я помогу тебе, если смогу, только не надо больше предлагать услуги служанки. Я не хочу, чтобы меня прикончили!
  "Помилуйте. Если две самые популярные сестры Королевского Дворца Пилюль станут моими служанками, я стану врагом общественности номер один!"
  Лин Хуэй-эр очаровательно улыбнулась и с гордой ухмылочкой обратилась к сестре:
  - Вот видишь, сестрица? Ты так долго ходила вокруг да около, а нужно было просто без обиняков пообещать сладкую награду, как я! Я же говорила, что Цзян Чэнь - хороший человек, что он обязательно поможет! Нужно было говорить напрямую.
  Лин Би-эр слегка вздохнула. Если бы обстоятельства были иными, она бы заткнула Лин Хуэй-эр за то, что она смеет так разговаривать. Не то чтобы она не хотела сразу перейти к делу, но ее натура мешала ей быть такой же прямолинейной как ее необузданная, беззаботная младшая сестра.
  - Младший брат Цзян Чэнь, полагаю, ты уже понял, в чем тут дело. Мой отец по ошибке отправился в запретную территорию, когда я была совсем ребенком, и был отравлен Миазмой Божественного Недоумения. Несколько дней после возвращения он очень плохо спал, а затем впал в кому, из которой он так и не вышел. Прошло больше десяти лет, и мы с сестрой, перепробовав все на свете, так и не смогли помочь ему. Если у младшего брата Цзян Чэня есть какие-нибудь идеи, я с радостью отплачу тебе за помощь, даже если остаток жизни мне придется выполнять самую тяжелую работу.
  Лин Би-эр тут же покраснела пуще некуда. Покраснели даже ее уши и задняя часть шеи.
  Цзян Чэнь сразу понял, что сестры говорили совершенно искренне. По их взорам он мог понять, что за все эти годы они действительно перепробовали все, что можно. Цзян Чэнь не привык бросать людей в беде, особенно представителей своей секты.
  - Старшая сестра Лин, Миазму действительно трудно диагностировать, и я не смею давать какие-либо гарантии. Однако после уединенного культивирования я нанесу вам визит и, осмотрев вашего отца, подумаю о том, что можно сделать. Я обещаю, что приложу все усилия.
  Миазма Божественного Недоумения была необычным ядом, так что Цзян Чэнь не стал обещать вылечить пациента, даже не увидев его.
  Лин Би-эр была вне себя от радости и быстро закивала:
  - Мммм! Мы будем бесконечно признательны, если младший брат Цзян Чэнь осмотрит отца, пусть даже у тебя не выйдет вылечить его.
  Цзян Чэнь махнул рукой:
  - Пустое, пустое, не нужно благодарности.
  Чтобы не мешать Цзян Чэню заниматься уединенным культивированием, Лин Би-эр вежливо попрощалась, и они с сестрой ушли.
  Цзян Чэнь был не в настроении развлекать гостей, поскольку он уже настроился на достижение пятого уровня изначальной сферы до начала Состязаний по Дао Пилюль. В конце концов, дополнительная мощь увеличивала его шансы на победу.
  Попрощавшись с сестрами Лин, он уже собирался уходить, как вдруг он услышал сзади звук шагов и увидел, что Лин Хуэй-эр прошмыгнула назад. На ее покрасневшем от напряжения лице застыло странное выражение. Пока она бежала к Цзян Чэню, ее грудь маняще подпрыгивала с каждым шагом.
  - Старший брат Цзян Чэнь, можно мне с тобой поговорить?
  Цзян Чэнь был озадачен; не успел он и рта открыть, как Лин Хуэй-эр потащила его в небольшую рощицу.
  - Что такое, младшая сестра Хуэй-эр?
  Лин Хуэй-эр слегка прикусила нижнюю губу и на ее глазах выступили слезы; ее явно что-то терзало. Вдруг она схватила Цзян Чэня за руку и прижала ее к своей массивной груди.
  - Старший брат Цзян Чэнь, ты чувствуешь? Хуэй-эр готова на это! Если ты вылечишь моего папу, я позволю старшему брату Цзян Чэню трогать меня, когда ему вздумается.
  Цзян Чэнь не был ханжой, но, когда Хуэй-эр прижала его руку к своей высокой, упругой груди, и он взглянул на ее совсем юное лицо, у него возникло такое ощущение, словно он совершает преступление. Он переменился в лице и резко отдернул руку, словно в нее ударила молния.
  - Младшая сестра Хуэй-эр, не нужно себя так вести.
  Лин Хуэй-эр выглядела несколько растерянно. Реакция Цзян Чэня до слез напугала ее.
  - Старший брат Цзян Чэнь, я слышала, о чем говорят старшие братья; они все говорят, что им нравится эта часть тела у девушек. Разве тебе не нравится?
  Цзян Чэнь грустно усмехнулся. Да, эта девушка была вполне умна и умела мыслить нестандартно. Но порой она вела себя невероятно наивно... По-идиотски наивно!
  - Старший брат Цзян Чэнь, думаешь, Хуэй-эр слишком доступна? Но это не так! Никто никогда не трогал меня здесь! Считай это задатком. Старший брат Цзян Чэнь приложит все усилия для лечения папы только после того, как он ощутит вкус обещанной награды. Хуэй-эр обещает, что Хуэй-эр никому другому не позволит касаться меня здесь...
  Затем она смутилась и добавила для пущей ясности:
  - Я разрешу касаться себя лишь старшему брату Цзян Чэню, когда он вылечит папу.
  Цзян Чэнь не был святым. После этих слов Лин Хуэй-эр он отреагировал так, как отреагировал бы любой нормальный мужчина, но голос разума возобладал. Он собрался с духом и серьезно произнес:
  - Раз я пообещал, что помогу, младшая сестра Хуэй-эр, значит, я непременно приложу все усилия. Побыстрее возвращайся к сестре; не заставляй ее волноваться.
  Он боялся, что Лин Хуэй-эр выкинет еще что-нибудь невообразимое, и тут же пошел прочь.
  Лин Хуэй-эр принялась догонять его и спешно произнесла:
  - Старший брат Цзян Чэнь, тебе не нравится Хуэй-эр? Даже если так, моя сестра поклялась, что, если ты вылечишь папу, она тоже будет служить тебе до конца своих дней!
  "Да что это, черт побери, такое!" Цзян Чэнь больше не мог выдерживать такой натиск и взмахом руки вызвал стену воздуха, которая не давала Хуэй-эр следовать за ним.
  - Возвращайся назад, младшая сестра Хуэй-эр. Поговорим об этом потом.
  Теперь Цзян Чэнь по-настоящему боялся этой глупой девчушки. Она просто несла все, что ей в голову взбредет!
  Лин Хуэй-эр тут же замерла и, склонив голову набок, хихикнула:
  - Чего ты так стесняешься, старший брат? Вот что я тебе скажу: хотя у сестры и не такая большая грудь, как у меня, ей тоже есть чем похвастаться. Хе-хе, она никогда не позволяла мне купаться с ней, но я подглядывала за ней. Тело сестрицы...
  Вдруг она переменилась в лице и приложила руку ко рту. На ее лице замерла жалкая улыбка:
  - Когда ты успела вернуться, сестрица?
  При иных обстоятельствах Лин Би-эр заперла бы сестру на три месяца за такие безрассудные речи. Но она слишком устала от всего произошедшего и только вздохнула:
  - Хуэй-эр, младший брат Цзян Чэнь собирается заняться уединенным культивированием. Хватит докучать ему; пойдем к себе.
  Не дожидаясь ответа, она схватила Лин Хуэй-эр за пояс и понеслась с ней прочь.
  Это было странное зрелище. При иных обстоятельствах Лин Би-эр разозлилась бы от стыда, услышав, что ее младшая сестра рассказывает молодым людям о том, какая у нее грудь, и как она купается. Но теперь она была на удивление спокойна.
  Она видела, как реагирует Цзян Чэнь на все выходки ее младшей сестры. Он явно не собирался воспользоваться ситуацией. В глубине Лин Би-эр не могла не признаться самой себе, что Цзян Чэнь повел себя, как подобает благородному человеку. Он не ждал никакой награды и не пытался овладеть ими, как те похотливые старики.
  Однако...
  Порой у женщин в голове творится бог знает что.
  Чем благороднее себя вел Цзян Чэнь, тем больше Лин Би-эр жалела себя. Ей казалось, что, несмотря на то, что другие ученики боготворили сестер Лин, в глазах Цзян Чэня они были обычными ученицами секты. Он пообещал помочь лишь потому, что они были представителями одной секты. Лишь поэтому он согласился осмотреть их папу.
  Глава 530. Пятый уровень изначальной сферы
  Из-за двух сестер, одной холодной как лед и второй наивной словно младенец, Цзян Чэнь был не в самом лучшем состоянии. Он очистил сознание, а затем с грустной улыбкой поднял голову и направился к себе, чтобы заняться уединенным культивированием. Вдруг он услышал какой-то звук, доносящийся со стороны густого леса.
  - Кто там?
  Из-за деревьев раздавался звук неторопливых шагов; тонкая, белоснежная ручка легким движением отодвинула ветку дерева, за которой Цзян Чэнь увидел ее очаровательную хозяйку.
  - Госпожа Хуан-эр?
  Стройная девушка была одета в светло-зеленое платье, а второй рукой она держала корзину, сплетенную из бамбука. Она явно что-то собирала в лесу.
  Сейчас на Хуан-эр была надета маска, которая полностью скрывала ее лицо. Прозрачный лесной туман окутывал ее точеную фигурку, казалось, она сама источает этот туман, подобно некой небожительнице.
  Цзян Чэнь был поражен. И в прошлой, и в этой жизни он был знаком с множеством удивительных красавиц. Сексуальная и прямолинейная Гоуюй, чопорная и благородная Дань Фэй, нежная и робкая Вэнь Цзыци, холодная и замкнутая Лин Би-эр и ее невинная и наивная сестра; все они были невероятно прелестны собой. Но почему-то именно эта непривлекательная юная девушка, скрывавшая лицо за маской, чем-то поразила Цзян Чэня до глубины души.
  Он полностью погрузился в мысли о ней. Прекрасных девушек зачастую сравнивали с божествами, и Цзян Чэнь не мог не признать, что Хуан-эр больше, чем кто бы то ни было, заслуживает того, чтобы считаться настоящей богиней.
  Если не считать черт ее лица, можно было подумать, что Хуан-эр с ее удивительной, неземной статью сошла с картины. Ее учтивость и изящество, а также очаровательные и утонченные манеры делали ее похожей на фею. Часть ее белоснежной, чистой руки была обнажена. Девушка словно парила в воздухе, едва касаясь земли. Ее было необычайно трудно описать, она действительно казалась идеальным образом, сошедшим с картины.
  - Господин Цзян, в этом лесу много очень красивых растений. Я хотела пособирать их, чтобы посадить у дома, но в итоге, кажется, потревожила вас.
  Очаровательный, нежный голос Хуан-эр действовал как целебный бальзам на всех, кто его слышал, поднимал настроение и разгонял печаль.
  Цзян Чэнь, чувствуя некоторую вину, с улыбкой произнес:
  - Тогда я не буду мешать Госпоже Хуан-эр. Он помахал рукой и пошел к себе.
  Хуан-эр остановилась, глядя вслед несколько растрепанному Цзян Чэню. Уголки ее губ поднялись в добродушной улыбке, словно такой Цзян Чэнь был ей даже интереснее. "Господин Цзян - честный благородный человек. У обеих сестер Лин есть свои достоинства, и они способны любого мужчину свести с ума. Удивительно, с какой сдержанностью вел себя Господин Цзян".
  Она издалека видела, что делала Лин Хуэй-эр, и почему-то это зрелище нарушило ее душевный покой. Но, увидев, что Цзян Чэнь отдернул руку, а не повел себя как любой обычный, легкомысленный мужчина, она искренне обрадовалась. Она думала, что дело здесь не в каких-то чувствах к Цзян Чэню, а в восхищении его достойным поведением. Впрочем, это были лишь мысли. Будучи чуткой и благовоспитанной девушкой, она ни за что не стала бы дразнить Цзян Чэня по этому поводу.
  Если бы на ее месте была Дань Фэй, в порыве ревности она непременно как бы невзначай подразнила бы Цзян Чэня.
  Если бы на ее месте была Гоуюй, она бы непременно затаила бы на Лин Хуэй-эр обиду, хотя, пожалуй, и не стала бы озвучивать свои мысли.
  Лишь Хуан-эр не стала затрагивать эту тему, а заговорила о том, как собирает в лесу духовные растения. Она явно не хотела смущать Цзян Чэня и давать ему понять, что стала свидетельницей сцены, разыгравшейся между ним и Лин Хуэй-эр. Нужно сказать, что ее тактичность позволила Цзян Чэню избежать крайне неловкого объяснения.
  ......
  Вернувшись в покои для тренировок, Цзян Чэнь сел в позу лотоса и некоторое время медитировал, чтобы избавиться от посторонних мыслей. После всего случившегося самое сильное впечатление на Цзян Чэня произвела не внушительная, упругая грудь Лин Хуэй-эр, а удивительно элегантный образ Хуан-эр.
  Какое-то странное чувство заставило его сердце биться быстрее.
  У него было такое ощущение, словно это чувство всегда было с ним, ему просто суждено было пробудиться в этот момент и в этих обстоятельствах. Но Цзян Чэнь не привык предаваться грезам. Опыт двух жизней давно научил его контролировать свои эмоции.
  "Задача первостепенной важности - достичь пятого уровня изначальной сферы. Мне больше нельзя отвлекаться. На горе Мерцающий Мираж соберется множество талантливых экспертов. Чем сильнее я стану, тем больше будут мои шансы на победу".
  Размышляя таким образом, Цзян Чэнь достал несколько Пилюль Изначального Развития и изначальных духовных камней, чтобы начать тренировку.
  Впитав ядро Красночешуйчатого Ящера, он получил огромное количество духовной энергии. Благодаря пилюлям и камням он мог вполне обойтись без драконьих кристаллов. По правде говоря, драконьи кристаллы были куда эффективнее камней и пилюль при культивировании изначальной ци. Но пока он не хотел их использовать. Было бы жаль тратить такие великолепные материалы для пятого уровня изначальной сферы. Лучше было использовать их на шестом уровне для достижения небесной изначальной сферы. После столь долгого ожидания подходящего момента и стольких усилий достижение пятого уровня было лишь вопросом времени для Цзян Чэня.
  Он успешно достиг пятого уровня изначальной сферы примерно через двадцать дней и тут же почувствовал заметное усиление изначальной духовной энергии в его теле. Цзян Чэнь был уверен, что если бы на данном этапе он сразился с Жун Цзыфэном, он бы одержал победу с пятидесяти-шестидесятипроцентной вероятностью.
  Цзян Чэнь потратил еще три дня на закрепление результатов и улучшение своих техник и приемов, которые тоже вышли на новый уровень. Чего Цзян Чэнь не ожидал, так это ощутимой пульсации родословной Золотой Цикады. Казалось, что у него вот-вот появится Крыло Цикады.
  "Ха-ха, похоже, я отлично ассимилировал родословную Цикады! Если все пойдет по плану, я смогу использовать Крыло Цикады, достигнув шестого уровня изначальной сферы. Если я смогу достигнуть небесной изначальной сферы, Крыло Цикады даст мне невероятное преимущество, и я обрету способность к полету. С чего бы мне тогда бояться культиваторов смертной сферы мудрости?"
  Чтобы культиватор смог летать, ему нужно было сначала достичь сферы мудрости. Культиваторы смертной сферы мудрости могли летать некоторое время; культиваторы земной сферы мудрости могли летать дольше. На этом уровне были возможны даже воздушные бои. Истинная свобода полета наступала при достижении небесной сферы мудрости. Однако, на каком бы уровне ни находился культиватор, полет требовал много изначальной энергии.
  Крыло Цикады давало культиватору пару невидимых крыльев, что делало полет его неотъемлемой способностью. Такой полет не отнимал изначальную энергию. Это могло стать смертельно опасным козырем в арсенале Цзян Чэня.
  "Небесная изначальная сфера!" При одной мысли о том, какие возможности возникнут у него при достижении небесной изначальной сферы, Цзян Чэнь дрожал от предвкушения. Тогда он сможет не только полноценно использовать Крыло Цикады, но и очистить магнитную золотую гору и превратить ее в неотъемлемую часть своего арсенала.
  Он думал о том, какой невероятный эффект произведет гора, призванная посреди битвы с более сильными противниками, не говоря уже о битве с равными, за счет мощной магнитной энергии этого сокровища и весу самой горы. А если он сможет призвать мощнейшую форму Владыки Золотой Печати, его будет просто не остановить!
  Даже Цзян Чэнь не знал, сколь мощный потенциал скрывает во Владыке Золотой Печати и сколь устрашающей будет его последняя форма. Так или иначе, он полагал, что потенциал горы равен потенциалу Владыки Золотой Печати, а то и превосходит его.
  Цзян Чэнь был весь в предвкушении.
  Выйдя из покоев и приглядевшись к остальным, он заметил, что они тоже делали большие успехи. Гоуюй и Сюэ Тун закрепили результаты прорыва на первый уровень изначальной сферы, а Е Чунлоу достиг новых высот. Благодаря помощи Цзян Чэня, не забывшего про своего старого благодетеля, он совершил прорыв и достиг четвертого уровня изначальной сферы.
  Остальные, например, Го Цзинь и братья Цяо, тоже демонстрировали признаки прорыва в изначальную сферу. Глазам Цзян Чэня предстала поистине радостная картина; все развивались и становились все сильнее и сильнее.
  Всего через семь дней должны были начаться Состязания по Дао Пилюль. Цзян Чэнь не забыл о своем обещании сестрам Лин и послал глиф с сообщением в жилище Лин Би-эр.
  Когда он пришел к ней, она уже вышла, чтобы поприветствовать его, но Лин Хуэй-эр рядом не было.
  - Младший брат Цзян Чэнь, Хуэй-эр слишком юна, она выкинула слишком много непозволительных выходок. Пожалуйста, прости ей ее глупые речи. В наказание я заставила ее полгода заниматься уединенным культивированием, и ей запрещено выходить из жилища, пока я не вернусь с горы Мерцающий Мираж.
  Сейчас Лин Би-эр вела себя, как подобает суровой сестре.
  Цзян Чэнь не привык ворошить прошлое и, будучи от природы покладистым, уже давно и думать забыл о событиях того дня. Он слегка улыбнулся:
  - Младшая сестра Хуэй-эр еще совсем как дитя. Ничего страшного в том, что порой она говорит все, что взбредет ей в голову. Перейдем к делу, старшая сестра.
  Лин Би-эр слегка кивнула и повела Цзян Чэня в свое жилище. Она явно сильно переживала по поводу своей репутации и старалась держать определенную дистанцию между собой и Цзян Чэнем. Она ничего не имела против Цзян Чэня, просто таков уж был ее характер.
  Жилище Лин Би-эр отличалось от величественного жилища Цзян Чэня. Здесь все было куда более утонченным, атмосферой спокойствия и изящностью интерьера ее дом напоминал какую-то сказочную страну.
  Отца сестер звали Лин Су, и на вид ему можно было дать лет сорок. Но из-за продолжительной комы он был бледен и истощен, подобно мертвой ветви дерева. Если бы не едва слышное дыхание, его можно было бы принять за мертвеца.
  Цзян Чэнь достал набор серебряных иголок из своего кольца-хранилища и ввел их в тело Лин Су, а затем использовал свое сознание, чтобы мысленно обследовать пациента.
  - Не делай этого, младший брат Цзян Чэнь! Миазма отравила сознание моего отца. Ты тоже можешь заразиться.
  Если бы на его месте был любой другой мастер пилюль или алхимик, он бы остерегался Миазмы и ни за что не стал бы мысленно обследовать пациента. При соприкосновении сознаний яд тут же заразил бы и незадачливого целителя.
  Но Цзян Чэнь был подготовлен. Помимо иммунитета к ядам, полученным от родословной Цикады, он располагал еще множеством способов избежать заражения. Миазма ни за что не смогла бы отравить его.
  Главным препятствием на пути исцеления Лин Су было именно отсутствие возможности мысленно осмотреть его тело. Ни один мастер пилюль, включая Старейшину Юнь Не, не готов был рискнуть собственным сознанием при осмотре. Поэтому они и не могли предложить способ избавиться от симптомов.
  Цзян Чэнь слегка улыбнулся и развел руки в стороны:
  - Старшая сестра Би-эр может не беспокоиться обо мне, у меня есть свои способы избежать заражения. Твоего отца не вылечить, если мы не сможем провести мысленный осмотр.
  
  Глава 531. Непростая ситуация с Миазмой Божественного Недоумения
  Цзян Чэнь говорил таким уверенным тоном, словно ни капли не сомневался в своих силах. Хотя обычно Лин Би-эр придерживалась образа ледяной красавицы, она вовсе не была бессердечным человеком. Хотя Цзян Чэнь несколько успокоил ее, на ее лице все еще читалось беспокойство.
  Хотя она хотела, чтобы ее отца вылечили, она не хотела, чтобы в процессе лечения пострадали невинные люди. Особенно такие хорошие, как Цзян Чэнь, который принялся за работу, не требуя ничего взамен. Все-таки даже Старейшина Юнь Не не отважился на мысленное обследование пациента.
  Лин Би-эр стояла на месте, глядя, как Цзян Чэнь фокусирует сознание на ее отце. Она хотела остановить его, но боялась, но все испортит, если вмешается. Ее очаровательное лицо исказила гримаса нервозности и беспокойства. Но, когда она увидела, что Цзян Чэнь остается абсолютно невозмутимым, она начала потихоньку успокаиваться. Она отошла в сторону, неотрывно следя за действиями Цзян Чэня. Лин Би-эр никогда не стояла так близко к мужчине и никогда не следила за действиями ни одного молодого человека настолько внимательно. В этот момент она вдруг поняла, что, хотя этот молодой человек был всего на год старше нее, в его движениях была заметна необычайная выветренность, какую редко увидишь у его сверстников. Он вел себя, как подобает истинному мастеру; на памяти Лин Би-эр такой выдержкой обладали лишь тяжеловесы секты вроде Старейшины Юнь Не.
  Это зрелище так впечатлило Лин Би-эр, что ледяная стена, за которой она обычно скрывала свои эмоции, начала давать трещину; по возведенному ей барьеру словно прошла едва заметная рябь. Если бы на его месте был любой другой молодой мастер пилюль, который не задумываясь решился на мысленное обследование ее отца, Лин Би-эр, пожалуй, подумала бы, что он просто хочет выслужиться перед ней и сестрой, и немедленно остановила бы его. Но с каждой минутой она все больше уверялась в том, что Цзян Чэнь прекрасно понимает, что он делает.
  Через пятнадцать минут Цзян Чэнь открыл глаза и прекратил мысленный контакт.
  - Младший брат Цзян Чэнь... - обратилась к нему Лин Би-эр и вдруг вспомнила, что он был на год старше нее. Не слишком ли высокомерно она себя ведет, называя его младшим братом?
  Слегка нахмурившись, Цзян Чэнь кивнул:
  - Старшая сестра Би-эр, Миазма, от которой страдает твой отец, действительно необычна. Существует множество Миазм, и с ней было бы легко справиться, если бы мы столкнулись всего с одной Миазмой. Но в теле твоего отца я обнаружил четыре типа Миазмы, и в течение долгих лет они постоянно взаимодействовали и переплетались. Между ними образовались тысячи, а то и десятки тысяч связей, и разорвать их одну за другой будет крайне сложно.
  Он не пытался напугать Лин Би-эр и не был паникером. Если бы диагноз был поставлен сразу после заражения, до того, как Миазмы начали переплетаться, на основании симптомов было бы куда проще подобрать лекарство. На данном этапе надежда, конечно, оставалась, но процесс поиска лекарства стал куда сложнее.
  Яд Миазмы был словно кокон шелкопряда, все нити были плотно переплетены друг с другом. Сложность лечения резко увеличилась, и, как и в случае с разматыванием кокона шелкопряда, ошибка была недопустима. Один малейший просчет - и Миазма могла нанести пациенту непоправимый ущерб.
  Лин Би-эр поникла, услышав слова Цзян Чэня:
  - Значит, надежды нет?
  Цзян Чэнь покачал головой:
  - Надежда есть, но процесс лечения будет крайне сложным во всех смыслах. В любую секунду могут появиться опасные осложнения.
  Не затягивая с объяснением, он серьезным тоном подробно описал Лин Би-эр ситуацию. Она была весьма умна и быстро взяла себя в руки, выслушав Цзян Чэня. Во-первых, вылечить от Миазмы было сложно, но надежда оставалась. Процесс будет сложным и в любой момент может пойти не так, что ухудшит ситуацию. К тому же для лекарства потребуется невероятное количество времени и усилий, а также величайшей скрупулезности. Нельзя было допустить ни единой ошибки.
  - Цзян Чэнь, если я попробую вылечить папу, как по-твоему, каковы будут мои шансы на успех?
  Лин Би-эр не смела просить Цзян Чэня тратить на лечение ее отца столько времени и сил, так что решила все делать сама. Хотя она чувствовала, что он лучше нее разбирается в дао пилюль, все-таки она считалась гением дао пилюль младшего поколения!
  Цзян Чэнь сочувственно улыбнулся:
  - По правде говоря, у тебя практически нет ни единого шанса.
  Лин Би-эр изумленно спросила:
  - Почему же?
  - Потому что ты не можешь проникнуть в сознание отца и наблюдать за Миазмой. Так ты не сможешь избавиться от всех слоев яда.
  Он не пытался ее напугать, просто говорил ей правду. Если бы не двойная защита Цзян Чэня, состоявшая из родословной Золотой Цикады и уникальной техники, предотвращающей отравление ядом, он бы ни за что не стал опрометчиво устанавливать мысленный контакт с пациентом. Что же до лечения, то ей потребовалось потратить намного больше времени и усилий, чем Цзян Чэню потребовалось для того, чтобы поставить диагноз.
  Цзян Чэнь и сам не ожидал, что яд, от которого страдал Лин Су, окажется таким сложным. Большинство Миазм можно было вылечить после получения точного диагноза и избавления от симптомов. Но Миазма Лин Су была результатом четырех различных ядов. Он все равно мог заняться симптомами, если бы они не перемешались, но в нынешних обстоятельствах лечение стало еще более сложной задачей.
  Это было все равно, что смотреть на кучу нитей. Одно дело, когда они аккуратно намотаны на катушку; тогда их легко размотать. Другое дело, когда все нити скомканы в один большой клубок, распутать который не проще, чем развязать гордиев узел. Разобраться с этим ядом было так же сложно, и любая ошибка могла подвергнуть жизнь пациента опасности.
  Со своим уровнем культивирования Лин Би-эр могла вылечить отца с вероятностью примерно в двадцать-тридцать процентов, но от Миазмы ей точно было бы не скрыться. В результате она бы сама была отравлена.
  Лин Би-эр понимала, что Цзян Чэнь не пытается ее напугать. Даже Старейшина Юнь Не не рискнул провести мысленное обследование. Лишь Цзян Чэнь, обладавший уникальной защитой, мог справиться с такой задачей.
  Она слегка прикусила красную губу и, забыв о всякой сдержанности, спросила:
  - Младший брат Цзян Чэнь, боясь показаться слишком навязчивой, я должна спросить тебя: ты не мог бы научить меня твоим уникальным способам защиты от яда?
  Словно боясь, что она перешла грань, Лин Би-эр спешно добавила:
  - Не подумай, что я прошу тебя сделать это бесплатно. Можешь ставить любые условия. Хотя у меня нет большого запаса духовных камней и пилюль, я могу постепенно выплачивать долг.
  Цзян Чэнь вздохнул про себя, глядя на то, как ведет себя Лин Би-эр. "Эта решительная девушка несла на своих хрупких плечах слишком большой груз, заботясь об отце столько лет подряд". Преисполнившись уважения к ней, он ответил:
  - Научить тебя, как избежать отравления, нетрудно, но этот способ позволит тебя избежать отравления лишь в пятидесяти процентах случаев при взаимодействии с Миазмой.
  И вновь Цзян Чэнь не пытался напугать Лин Би-эр, просто залогом защиты Цзян Чэня была родословная Цикады. Такой защитой Цзян Чэнь никак не мог поделиться с Лин Би-эр, так как она была частью древнего наследия Золотых Цикад.
  - К тому же, даже если ты сможешь избежать заражения, вероятность того, что ты сможешь вылечить отца, составляет всего тридцать процентов.
  Лин Би-эр решительным тоном ответила:
  - Я готова попробовать, если хотя бы малейший шанс. Папа так долго мучается; если бы я могла поговорить с ним, он бы одобрил мое решение. Даже если я потерплю неудачу, это лучше, чем продлевать его страдания.
  Цзян Чэнь преисполнился уважения к ее твердости. Мало кто мог бы похвастаться такой же решимостью, оказавшись перед столь сложным выбором.
  - Старшая сестра Би-эр, я могу научить тебя способу защиты от отравления, но я должен подчеркнуть, что этот способ снизит вероятность заражения Миазмой всего в два раза. Малейшая ошибка - и Миазма поглотит тебя, и тебя ждет та же судьба, что и твоего отца.
  Лин Би-эр слегка вздрогнула, но на ее прекрасном лице все еще читалась решимость. И тут дверь в комнату распахнулась и внутрь влетела Лин Хуэй-эр с криком:
  - Нет, сестрица! Хуэй-эр не позволит тебе сделать это! Это должна сделать Хуэй-эр! Сестрица может позаботиться о Хуэй-эр, если со мной что-то случится, но если что-то случится с сестрицей, что же будет Хуэй-эр, кто о ней позаботится, куда ей податься?
  - Хуэй-эр, не устраивай сцену!
  Лин Би-эр была огорчена тем, что ее сестра, которая должна была заниматься уединенным культивированием, прошмыгнула сюда и начала требовать, чтобы спасение отца легло на ее плечи; в ее голосе слышалась странная отрешенность.
  Лин Хуэй-эр повернулась к Цзян Чэню и уставилась на него своими ясными, огромными глазами:
  - Старший брат Цзян Чэнь, останься здесь на ночь. Хуэй-эр составит тебе компанию, если ты научишь меня, как избежать отравления. За это я готова отдаться тебе! Хуэй-эр не хочет, чтобы сестрице пришлось каждый год выплачивать тебе камни и пилюли, если со мной что-то случится...
  Цзян Чэнь невольно вспомнил о том, что случилось в прошлый раз, когда он виделся с Хуэй-эр, и грустно улыбнулся:
  - Разве я просил вас о чем-нибудь в обмен на помощь? Я могу всему научить вас бесплатно, но, Хуэй-эр, боюсь, с твоим характером твои шансы на успех едва ли составят десять процентов.
  Хотя Цзян Чэнь знал, что его слова жестоки, ради их безопасности он должен был предупредить сестрам.
  Лин Хуэй-эр вздрогнула, словно не веря, что Цзян Чэнь будет столь щедр, и с сомнением спросила:
  - Почему мои шансы на успех составляют не более десяти процентов, а сестрицы - тридцать? Какова вероятность успеха в твоем случае?
  Цзян Чэнь иронично улыбнулся. Как всегда, вопросы Лин Хуэй-эр били точно в цель, и Цзян Чэню было непросто ответить на них. Вообще-то перед тем, как говорить, он провел мысленные расчеты. Даже если он сам возьмется за эту задачу, ему потребуется от десяти дней до полумесяца, чтобы избавиться от яда, и даже у него вероятность успеха не превышала восьмидесяти процентов. Важнее всего было найти необходимые предметы, которые действовали в качестве антидотов к четырем видам Миазм, создать идеальное лекарство в жидком виде, а затем мысленно ввести его пациенту.
  Это был крайне сложный процесс. Если бы Цзян Чэнь располагал всеми возможностями своей прошлой жизни, он мог бы гарантировать успех. Но теперь его шансы на исцеление отца равнялись семидесяти-восьмидесяти процентам.
  Сестры находились в примерно одинаковом душевном состоянии. Лин Хуэй-эр жалобно смотрела на Цзян Чэня, а Лин Би-эр потерянно озиралась вокруг, порой переводя на Цзян Чэня беспомощный взор. Они были словно две девчушки, заблудившиеся по дороге домой, и Цзян Чэнь то и дело вздыхал под их печальными взглядами. Он подумал, что Лин Су очень повезло иметь таких замечательных дочерей.
  - Если за дело возьмусь я, мои шансы на успех будут составлять больше пятидесяти процентов.
  Он не стал загонять себя в угол и оставил себе пространство для маневра.
  
  Глава 532. Сбор на горе Мерцающий Мираж
  Пятидесятипроцентная вероятность успеха поразила сестер Лин.
  - Пятьдесят процентов? - Лин Хуэй-эр вцепилась в руку Цзян Чэня и начала ее ожесточенно трясти. - Тогда ты должен спасти моего папу, старший брат Цзян Чэнь! Хуэй-эр обещает, что если старший брат приложит все усилия, Хуэй-эр не забудет о том, что она обещала старшему брату в тот день вне зависимости от того, получится у тебя или нет!
  Цзян Чэнь не знал, смеяться ему или плакать, вспоминая о событиях того дня. Несмотря на свой юный возраст, Хуэй-эр часто говорила невесть что. Рука Цзян Чэня, которую раскачивала Хуэй-эр, то и дело касалась внушительной груди девушки. Каждое прикосновение к ее упругому бюсту все больше наполняло Цзян Чэня отчаянием. Он с мольбой посмотрел на Лин Би-эр, изо всех сил сдерживая телесную реакцию на столь близкий контакт. Если бы он не смог справиться с порывом, он бы просто опозорился прямо перед сестрами.
  Заметив дискомфорт Цзян Чэня, Лин Би-эр оттащила Лин Хуэй-эр в сторону.
  - Хуэй-эр, веди себя прилично. Это - очень важное дело, и у младшего брата Цзян Чэня есть свои соображения.
  Лин Хуэй-эр надула свои маленькие губки:
  - Сестрица, не спорь со мной об этом!
  Лин Би-эр не нашлась, что ответить ей, и вышла вперед, учтиво поклонившись Цзян Чэню:
  - Младший брат Цзян Чэнь, за всю свою жизнь я ни у кого ничего не просила. Би-эр просит тебя о помощи ради нашего папы. За твою помощь, вне зависимости от результата, в качестве благодарности мы с сестрой станем твоими верными служанками.
  Цзян Чэнь совсем растерялся. Эти сестры были не промах, совсем не промах. Получалось, что он - какой-то конченый злодей, заставляющий их продать себя ему. Он помахал рукой:
  - Старшая сестра Би-эр, какой разговор может быть об оплате? Мы же ученики одной секты. Сперва нужно собрать все предметы, необходимые для создания антидота. С этим мы сможем разобраться лишь после визита на гору Мерцающий Мираж. Нет смысла обсуждать дальнейшие действия, если мы не сможем собрать необходимые духовные травы.
  Лин Би-эр замерла; безграничная радость читалась на ее лице.
  - Значит, ты согласен помочь нам, младший брат?
  - Вы уже столько сделали для своего отца, я не настолько бессердечен, чтобы бросить вас в беде. Неужто я смогу сидеть сложа руки?
  Сестры были несказанно рады решению Цзян Чэня. Лин Би-эр смахнула слезы, а Лин Хуэй-эр восторженно воскликнула:
  - Старший брат Цзян Чэнь, Хуэй-эр сдержит слово. Я не забуду о том дне. Можем поклясться на мизинчиках, если ты не веришь мне!
  Лин Хуэй-эр выставила свой мизинец, чтобы поклясться.
  Цзян Чэнь улыбнулся:
  - Младшая сестра Хуэй-эр, о некоторых вещах лучше больше не упоминать. Если бы я делал это ради награды, уверен, вы бы не доверили мне это важное дело с такой готовностью.
  Озадаченное выражение появилось на лице Лин Хуэй-эр. В секте и в Розовой Долине все молодые гении просто пожирали ее глазами. Она ожидала того же и от Цзян Чэня; как же она должна была понимать его слова? Лин Хуэй-эр тут же пришла к самому очевидному и простому выводу: она не нравится Цзян Чэню. Некоторое время она не отрывала от него непонимающий взгляд, а затем спросила:
  - Старший брат Цзян Чэнь, тебе не нравится Хуэй-эр? Ах, значит, тебе, видимо, нравится моя сестра?
  Лин Би-эр тут же покраснела, но на сей раз не стала отчитывать Лин Хуэй-эр, а сделала вид, будто ничего не слышала, и подошла к постели отца. Тем не менее, она обратила внимание на реакцию Цзян Чэня. Ее занимала одна мысль: "Я хочу знать, что Цзян Чэнь думает обо мне и моей сестре!"
  - Младшая сестра Хуэй-эр, ты и твоя сестра - прекрасные женщины, каждая со своими сильными сторонами. Кто в секте посмел бы пренебречь вами? Но если я воспользуюсь вами в такой сложный для вас момент, я бы поступил просто бесчеловечно.
  Лин Хуэй-эр, кажется, примерно поняла, что он хочет сказать, но не до конца. Но Лин Би-эр поникла, услышав эти слова. Цзян Чэнь явно относился к ним не так, как прочие гении секты. Он помогла им не из-за того, кто они такие, а просто потому, что искренне хотел им помочь.
  Лин Би-эр стало даже немного грустно. Ей казалось, что Цзян Чэнь был намного лучше прочих мужчин секты, которые смотрели на нее и сестру как на небесных фей. К несчастью, судя по его словам, Цзян Чэнь смотрел на сестер Лин совсем по-другому.
  Немного расстроившись, она все же приняла решение:
  - Хотя я лишь молодая девушка, я всегда держу данное слово. Если младший брат Цзян Чэнь сможет действительно вылечить папу, я с готовностью стану твоей служанкой и буду трудиться, не жалея сил.
  Была причина, по которой Лин Би-эр казалась такой холодной. Такое демонстративное недружелюбие было необходимо, чтобы защитить сестер в подобной ситуации. Кроме того, болезнь отца сделало ее характер более суровым и меланхоличным. Ее внешняя холодность помогала отпугивать всяких пройдох. Но даже самый твердый айсберг может растаять при контакте с мощным источником тепла. И тогда растаявший лед превращается в бурные реки.
  Все-таки в груди Лин Би-эр билось обычное человеческое сердце. Несмотря на внешнюю холодность, Лин Би-эр была далеко не бесчувственной. Просто никто до сей поры не смог произвести на нее впечатление и заставить ее сердце биться в одном ритме со своим. Но теперь ей овладело смутное ощущение, словно ее сердце само по себе настраивается на этот чужой ритм. Но обычно Лин Би-эр требовалось немало времени, чтобы сблизиться с человеком, так что это ощущение в ее груди заставило ее занервничать; она даже начала тревожно взвешивать свои сильные и слабые стороны, и ей овладел страх. Она прекрасно понимала, что она уступала своей младшей сестре во всем, что связано с делами сердечными.
  Ее младшая сестра в душе была еще совсем ребенок, она любила и ненавидела всем сердцем и была невероятно прямолинейна. Лин Би-эр чуть не сгорала от стыда, думая о поступках своей сестры. Она ни за что бы не смогла вот так схватить руку мужчины и прижать к своей груди!
  Цзян Чэнь ничего не сказал, взяв кисть и принявшись что-то писать на листе бумаги. Вскоре он закончил описывать диагноз. В теле Лин Су было четыре Миазмы, и для них требовалось четыре вида противоядия.
  - Старшая сестра Би-эр, во время путешествия на гору Мерцающий Мираж тебе следует обратить особое внимание на эти четыре типа духовных трав. Если ты не найдешь их, я записал допустимые аналоги. Постарайся собрать как можно больше. Я тоже постараюсь поискать их, оказавшись на горе.
  Лин Би-эр спешно отбросила лишние мысли и почтительно приняла лист из рук Цзян Чэня.
  - Би-эр не забудет о неоценимой услуге младшего брата.
  Цзян Чэнь не стал задерживаться.
  - Об остальном поговорим после Состязаний по Дао Пилюль. Я оставлю вас.
  Вернувшись в жилище, он занялся последними приготовлениями и посвятил последние два дня подготовке к Состязаниям. Старейшина Юнь Не рассказал ему об истории Состязаний, о том, как они проходили последнее время, и о гениях дао пилюль из различных сект Области Мириады, имена которых были на слуху последние пару лет. Рассказ получился весьма подробный.
  Через два дня группы культиваторов собрались на горе Мерцающий Мираж. Хотя это было соревнование по дао пилюль, все секты придавали огромное значение порядку проведения Состязаний.
  От Королевского Дворца Пилюль с помпой прибыла делегация во главе с Дань Чи, который хотел поддержать Старейшину Юнь Не. Перед отправлением Цзян Чэнь отдал соответствующие распоряжения своим последователям, а затем с делегацией отправился на гору Мерцающий Мираж.
  Эта гора была расположена в нескольких тысячах километров от Королевского Дворца Пилюль на юго-западе бывшей Империи Мириады. Это место славилось изобилием духовных трав на всю Область Мириады. До падения Империи сила этого региона была столь велика, что он управлял всеми главными сектами Области Мириады. Поэтому в Империи всегда были самые лучшие ресурсы.
  После падения Империи, шесть великих сект разделили оставшиеся сокровища, чтобы ускорить развитие культиваторов, что и привело к нынешнему положению дел.
  Когда-то шесть сект вели ожесточенную, кровавую борьбу за ресурсы горы Мерцающий Мираж. Никто не хотел уступать, поэтому со временем секты заключили договор, который и привел к появлению Состязаний по Дао Пилюль.
  Через несколько дней делегация Королевского Дворца Пилюль прибыла на место. По прибытию он обнаружили, что гора Мерцающий Мираж не была всего одной горой. Точнее говоря, это была горная цепь, тянувшаяся на тысячи километров. Окраины этой территории были покрыты бледно-голубоватым туманом, клубы которого накатывались на горную гряду, словно волны.
  Из-за этого тумана, который то и дело закрывал верхушки гор, это место и получило название "гора Мерцающий Мираж".
  Рядом с горной грядой Империя Мириады возвела Зал Мерцающего Миража. Будучи расположен на окраине горы Мерцающий Мираж, он представлял собой гигантский особняк, где королевская семья принимала различные секты Области Мириады. Даже тогда этот особняк был достаточно велик, чтобы вместить всех прибывших, так что несколько сотен людей из шести сект четвертого ранга и двадцати сект пятого ранга могли запросто с комфортом расположиться в особняке.
  Увидев огромный, прекрасный Зал Мерцающего Миража, Цзян Чэнь представил себе, насколько могущественной когда-то была Империя. Даже лучшие здания Королевского Дворца Пилюль не шли с ним ни в какое сравнение.
  - Ха-ха-ха, младший брат Дань Чи, прошло несколько лет с нашей последней встречи. Ты даже еще более элегантен, чем раньше, - раздался вдруг добродушный смех. Смеющийся человек был одет в черный халат и шел вперед большими шагами, надвигаясь на них, словно огромная волна.
  - Старина Тянь Мин, ты тоже решил явиться сюда собственной персоной?
  Радостно улыбающийся Дань Чи пошел навстречу человеку в черном халате. Они обнялись и весело расхохотались.
  Старейшина Юнь Не тихо произнес в сторонку:
  - Это - Достопочтенный Мастер Тянь Мин, глава Секты Темного Севера. Это благородный, уважаемый человек, и из всех глав сект самые близкие отношения у него именно с Главой Дворца Дань Чи. Ближе всего наша секта общается именно с его сектой.
  Эти слова были предназначены для Цзян Чэня и прочей молодежи. Рано или поздно младшему поколению предстояло взять в свои руки бразды правления сектой, так что им было полезно больше узнать о политической обстановке в Области Мириады.
  Цзян Чэнь и Му Гаоци переглянулись, явно вспоминая то, как с помощью скрытого оружия члены Секты Кочевников первыми застали врасплох и убили учеников Секты Темного Севера во время их похода к духовному роднику. Поэтому они думали, что эта секта слаба, но достаточно было одного взгляда на Достопочтенного Мастера Тянь Мина, чтобы понять, что это не так. Он был на седьмом уровне сферы мудрости! Будучи культиватором небесной сферы мудрости, он превосходил даже Дань Чи!
  
  Глава 533. Провокация тяжеловесов
  Старейшина Юнь Не, заметив, что Цзян Чэнь задумался, он мысленно сказал ему:
  - Цзян Чэнь, Глава Дворца Дань Чи принял бразды правления сектой, когда ему было менее пятидесяти лет. Сейчас ему нет и ста лет, и во всей Области Мириады нет ни одного другого тяжеловеса, который был бы на пике пятой уровня сферы мудрости, практически на пороге шестого уровня.
  Это Цзян Чэнь понял и без объяснения Старейшины Юнь Не. Он задумался не потому, что его поразила разница в силе между Главой Дворца Дань Чи и Достопочтенным Мастером Тянь Мином, а потому, что он хотел узнать, на каком уровне находились главы остальных сект.
  В мире боевого дао уровень гения во многом зависел от территории проживания и ее ресурсов. Когда Цзян Чэнь жил в Восточном Королевстве, достижение уровня мастера истинной ци в возрасте двадцати лет считалось достижением. В Королевстве Небесного Древа человек, находившийся к двадцати годам на пороге духовной сферы, считался выдающимся культиватором. В четырех великих сектах гениями считались те, кто смогли к двадцати годам достигнуть земной духовной сферы. А в Королевском Дворце Пилюль культиватору, чтобы попасть в Розовую Долину и называться гением, к двадцати годам нужно было достигнуть изначальной сферы. По меркам же всей Области Мириады лучшими гениями в возрасте между двадцатью и тридцатью годами считались те, кто могут достичь сферы мудрости. Но даже Область Мириады была лишь одним из Нижних Регионов.
  На самом деле во всем этом регионе было не более пятидесяти представителей младшего поколения, способных достигнуть сферы мудрости. Таковы были пределы Области Мириады. Стоило одному из сильнейших культиваторов достигнуть сферы мудрости, как его скорость культивирования сильно замедлялась. После достижения сферы мудрости сделать следующий шаг было чрезвычайно трудно.
  Взять, к примеру, Шэнь Цинхуна. Если бы он достиг сферы мудрости до тридцати лет, следующей ступенью стала бы земная сфера мудрости. Если бы он смог достигнуть такого уровня к шестидесяти годам, он бы считался гением наравне с Дань Чи. Если бы он добился того же после шестидесяти, он бы считался гением наравне со Старейшиной Юнь Не, не более того. Если бы он не смог достигнуть земной сферы мудрости до того, как ему исполнилось сто лет, он мог бы забыть о том, чтобы стать главой секты.
  Само собой, дальше было не легче.
  С каждым новым уровнем культиватору становилось все сложнее. Каждый шаг вперед означал бы все новые и новые трудности. Дань Чи в свое время смог добиться крайне быстрого развития и к шестидесяти годам уже достиг земной сферы мудрости. Но, закрепившись на этом уровне, он не смог сделать следующий шаг из-за того, насколько легко ему все давалось раньше. Лишь встретив Старейшину Шуня, он смог преодолеть этот барьер и достигнуть пика пятого уровня сферы мудрости, оказавшись на пороге шестого уровня.
  Встреча со Старейшиной стала поистине подарком судьбы. Если бы не это, даже если бы он смог преодолеть пятый уровень, впоследствии его ни о каких многочисленных прорывах не могло бы идти и речи.
  Все-таки лучшие ресурсы Области Мириады были не бесконечны, и для следующего шага требовалось огромное состояние. Вне всяких сомнений, встреча со Старейшиной Шунем стала решающей в формировании нынешнего Дань Чи.
  Тянь Мин похлопал Дань Чи по плечу и улыбнулся:
  - Старина, до меня уже давно дошли вести, что ты достиг пятого уровня сферы мудрости. Похоже, ты в любой момент можешь достигнуть шестого уровня. Ты - самый молодой и сильный среди глав сект! Полагаю, ты догонишь меня через три года, может, пять лет!
  Достопочтенному Мастеру Тянь Мину было более трехсот лет, он был в три раза старше Главы Дворца Дань Чи, но они явно были старыми друзьями, которые сошлись характерами.
  - Старина Тянь Мин, достигнув небесной сферы мудрости, ты обретешь невероятно долгую жизнь. Тогда у тебя даже будет шанс стать Титулованным Императором, - рассмеялся Дань Чи.
  Тянь Мин расхохотался в ответ:
  - Титулованным Императором? Таких амбиций у меня нет. Если в этой жизни я сумею достичь пика сферы мудрости, я смогу умереть спокойно без всяких сожалений.
  Так он сказал, но все понимали, что в глубине души он наверняка так не считает. По крайней мере, он точно не стал бы поддаваться такому пессимизму.
  - Ах да, старина, я же должен был поздравить тебя с тем, что ты заключил союз с Сектой Дивного Древа, но мой личный ученик достиг критически важного момента в своих тренировках, и у меня просто не было времени. Надеюсь, ты на меня не в обиде.
  Достопочтенный Мастер Тянь Мин действительно отсутствовал во время церемонии заключения союза, его заменял вице-глава Духовный Мастер Чи Мин.
  Глава Дворца Дань Чи беззаботно улыбнулся:
  - Старина, ты напрасно беспокоишься.
  Затем он помахал рукой молодежи, прибывшей в составе делегации.
  - Вы все, подойдите и поприветствуйте главу Секты Темного Севера.
  Глава Секты Темного Севера весело усмехнулся; оглядев Цзян Чэня и остальных, он расплылся в еще более широкой улыбке:
  - Мм, я помню этого способного паренька, это же Шэнь Цинхун, верно? Если не ошибаюсь, ты - ученик Старейшины Лянь Чэна, готовящийся к прорыву в сферу мудрости. Ты действительно заслуживаешь титула гения.
  Затем она задержал взгляд на Лин Би-эр и одобрительно кивнул:
  - Девятый уровень изначальной сферы, выдающийся гений. Хорошо, очень хорошо!
  Увидев, что Цзян Чэнь был всего лишь на пятом уровне изначальной сферы, Достопочтенный Мастер Тянь Мин был несколько удивлен:
  - А этот славный паренек мне совсем незнаком.
  - Ха-ха, старина, это - Цзян Чэнь, молодой гений, которого мы пестуем с Сектой Дивного Древа.
  - Да? Это - тот самый способный паренек Цзян Чэнь, ради которого ты заключил союз с Сектой Дивного Древа? Ну что ж, виноват, что не сразу понял, насколько он талантлив.
  Тянь Мин усмехнулся и закивал:
  - Славно, славно. С твоим уровнем культивирования, да еще и учитывая то, что тебе благоволят Глава Дворца Дань Чи и Старейшина Юнь Не, тебя явно ждет большое будущее.
  Этот Тянь Мин производил впечатление крайне приятного человека, он никого не оскорблял своими комментариями, делал комплименты молодежи и не задевал их самооценку. Такое случалось нечасто, так что Цзян Чэнь учтиво поблагодарил его:
  - Премного благодарен Главе Секты Тянь Мину за приятные слова.
  Наконец, Тянь Мин перевел взгляд на Му Гаоци. Столь редкое зрелище поразило его еще сильнее, и он, не выдержав, рассмеялся:
  - Да, Королевский Дворец Пилюль поистине основан на дао пилюль. Этот славный паренек - самый молодой среди вас, и он находится на втором уровне изначальной сферы. Должно быть, он - выдающийся гений, раз он смог принять участие в этом собрании. Я ведь не ошибаюсь?
  Му Гаоци не мог не разнервничаться, оказавшись лицом к лицу с экспертом небесной сферы мудрости, так что Глава Дворца Дань Чи, добродушно рассмеявшись, ответил за него:
  - Он действительно обладает выдающимся потенциалом в дао пилюль. Он обладает врожденной древесной конституцией высшего порядка, и секта будет уделять его развитию должное внимание. Я привел его, чтобы посмотреть на мир.
  Само собой, для Королевского Дворца Пилюль важно было подчеркивать, что Му Гаоци обладает врожденной древесной конституцией. Присутствие в секте такого культиватора гарантировало повышенное внимание и помогало прославить имя Королевского Дворца Пилюль. Если однажды Му Гаоци достигнет невероятных высот в области дао пилюль, многие захотят присоединиться к Королевскому Дворцу Пилюль уже по одной этой причине. Такой культиватор мог принести секте тысячу лет благоденствия и даже мог помочь секте достичь новых, невиданных высот.
  Все-таки за такой потенциал ожесточенно боролись бы даже в Восьми Верхних Регионах. Врожденная конституция была не редкостью в Восьми Верхних Регионах, но вот конституция высшего порядка встречалась у одного культиватора из миллиона. Однако врожденная древесная конституция высшего порядка встречалась у одного из десяти миллиардов. Стоило такому культиватору появиться, и за него немедленно началась бы ожесточенная борьба.
  Если секте удавалось удержать такого культиватора и обеспечить ему необходимое внимание в течение пары десятилетий, со временем он становился настоящей опорой секты. В сектах боевого дао не было нехватки гениев боевого дао, а вот истинных гениев дао пилюль им действительно не хватало. У них не было недостатка в ресурсах или рецептах для выплавки пилюль, но им были нужны лучшие мастера пилюль.
  И когда Достопочтенный Мастер Тянь Мин услышал о том, кто такой Му Гаоци, он тут же пораженно на него уставился. Он одобрительно заулыбался:
  - Невероятно, невероятно! Врожденная древесная конституция высшего порядка в Королевском Дворце Пилюль, один шанс из десяти миллиардов. Похоже, небеса действительно благоволят вашей секте! Сначала появился ты, гений боевого дао, а затем Му Гаоци, гений дао пилюль. Полагаю, Королевский Дворец Пилюль непременно станет силой, которая через сотню лет вернет Области Мириады былое величие!
  Неподалеку раздался ехидный смех:
  - Старина Тянь Мин, тебе пора перестать нахваливать всех подряд.
  Голос походил на грохочущий гонг и был весьма неприятен. Его обладателем был высокий и крепко сложенный культиватор, производящий впечатление человека необузданного и несдержанного. Культиватор с огромным мечом за спиной шел бодрой, твердой поступью, всем видом демонстрируя свою силу. Гордо вышагивая вперед, он производил напоминал меч, несущийся прямо на противника.
  Этим культиватором был Глава Дворца Священного Меча Ван Цзяньюй. Однако сообразительность и великолепное воспитание не подвели Достопочтенного Мастера Тянь Мина. Эти слова нисколько не задели его, он лишь рассмеялся:
  - Ты как всегда остроумен, Цзяньюй. Почему же ты тут совсем один во время Состязаний по Дао Пилюль?
  Ван Цзяньюй ухмыльнулся и не стал отвечать. Он подошел к Главе Дворца Дань Чи.
  - Неплохо, хм, пятый уровень сферы мудрости. Но...
  Когда он перевел взгляд на Цзян Чэня и остальных молодых учеников, насмешливая улыбка заиграла на его устах.
  - Как жаль, что среди твоего младшего поколения нет ни одного культиватора сферы мудрости. Жаль, очень жаль.
  Всем было очевидно, что он пришел провоцировать Королевский Дворец Пилюль.
  Глава Дворца Дань Чи невозмутимо улыбнулся:
  - Глава Дворца Ван, Состязания по Дао Пилюль на горе Мерцающий Мираж посвящены соревнованиям в области пилюль. Если ты хочешь похвастаться дарованиями Дворца Священного Меча в области боевого дао, через три года у тебя будет такая возможность на Великой Церемонии Мириады.
  Состязания на горе Мерцающий Мираж предназначались для мастеров пилюль, а Великая Церемония - для молодых гениев боевого дао. Ехидные замечания Ван Цзяньюя по поводу боевого дао на Состязаниях по Дао Пилюль были действительно не к месту.
  Ван Цзяньюй расхохотался:
  - Великая Церемония Мириады, ха-ха! Надеюсь, трех лет хватит, чтобы кто-нибудь из младшего поколения Королевского Дворца Пилюль смог удивить нас.
  Он собирался уходить, и вдруг загадочно улыбнулся:
  - Ах, да, еще добавлю, что во Дворце Священного Меча два гения младшего поколения уже достигли сферы мудрости. На Великой Церемонии они без труда вырвутся вперед, ха-ха-ха!
  
  Глава 534. Преследователь Би-эр
  Ван Цзяньюй пафосно ушел, оставив после себя неловкую атмосферу. Глава Дворца Дань Чи безмятежно улыбался, не придавая случившемуся значения. А вот помрачневшего Шэнь Цинхуна реплики Ван Цзяньюя явно задели. Узнав, что гении Дворца Священного Меча уже достигли сферы мудрости, он удрученно задумался о том, что пока остается на шаг позади них. Цзян Чэнь же закономерно заключил, что Дворец Священного Меча и Королевский Дворец Пилюль не очень-то ладят. Скорее, они даже враги.
  Старейшина Юнь Не подтвердил его мысли, тихо произнеся:
  - Отношения между двумя сектами стали напряженными из-за спора, разгоревшегося несколько десятилетий назад из-за источника духовной энергии. Прежний глава дворца, будучи культиватором восьмого уровня сферы мудрости, смог превзойти Ван Цзяньюя и завладеть духовным источником.
  Неудивительно, что Ван Цзяньюй так негативно настроен по отношению к ним. Когда старый глава дворца отошел в мир иной, секта в срочном порядке сделала Дань Чи его преемником. По правде говоря, новые обязанности требовали от молодого Дань Чи работать на пределе возможностей. Однако, несмотря на свою молодость, Дань Чи дал отпор враждебным силам, заслужив бесспорное признание всей секты. Даже Старейшина Лянь Чэн, которого прочили в следующие главы дворца, не мог не признать, что тот был харизматичным и талантливым лидером.
  Достопочтенный Мастер Тянь Мин усмехнулся:
  - Старина Дань Чи, Ван Цзяньюй на всю Область Мириады славится своим ядовитым языком. Пойдем, нужно поприветствовать остальных. Мои ученики хотят с тобой поздороваться. Ты знал, что ты - их кумир? Ты стал настоящей знаменитостью, взяв бразды правления сектой, когда тебе не было и пятидесяти!
  Глава Дворца Дань Чи громко рассмеялся:
  - Я сейчас покраснею, старина, от таких лестных слов.
  Переговариваясь и смеясь, группа культиваторов направилась в Зал Мерцающего Миража, где собралось уже немало людей. Члены шести сект четвертого уровня неизменно оказывались в центре внимания.
  Многие из сект пятого уровня подошли к Главе Дворца Дань Чи, чтобы учтиво поприветствовать его. В Состязаниях по Дао Пилюль было выделено по восемь мест для каждой из шести сект четвертого уровня и по четыре места для каждой из двадцати сект пятого уровня. Само собой, секты пятого уровня сильно уступали сектам четвертого уровня. Каждая секта четвертого уровня была, как минимум, в три-пять раз сильнее любой секты пятого уровня. А сильная секта четвертого уровня, вроде Великого Чертога, пожалуй, была даже в десять раз сильнее секты пятого уровня!
  Секты Области Мириады явно придавали соревнованиям большое значение, ведь все главы лично явились сюда. Несколько тяжеловесов, стоявших на самом видном месте, направили взоры на Дань Чи и Тянь Мина, когда те вошли. Когда Цзян Чэнь обернулся, он увидел, что за длинным столом сидело семь человек.
  - Можете пока походить здесь, а я пока поговорю с главами сект, - произнес Дань Чи и вместе с Тянь Мином потихоньку пошел в сторону, где сидели главы сект. - Четверо, сидящие вместе в той стороне, - главы четырех великих семей Великого Чертога. Они - сильнейшие культиваторы Чертога, которые находятся как минимум на шестом уровне сферы мудрости. Сильнейшая семья - семья Священного Слона. Будучи культиватором девятого уровня сферы мудрости, он считается сильнейшим экспертом Области Мириады.
  - Все вы только что видели Ван Цзяньюя. Вы наверняка уже видели Главу Секты Трех Звезд Чжу, а вот на кого точно стоит обратить внимание, так это на мудрого старца, сидящего в углу. Он кажется простым, честным стариком, вроде обычного фермера, но с ним нужно быть осторожнее, чем с любым другим культиватором Области Мириады. Некоторые предпочли бы нанести оскорбление главе семьи Священного Слона, а не этому старцу из Секты Кочевников. Это - Глава Секты Вэй Уин, и он примерно на одном уровне с Достопочтенным Мастером Тянь Мином. Однако его обширные познания в области ядов делают его чрезвычайно опасным.
  Судя по всему, сильнейшей сектой Области Мириады был Великий Чертог. За столом в основном сидели лишь главы сект, но Великий Чертог был исключением: его представляли главы четырех семей. И это было вполне уместно, ибо никто не сомневался в их праве находиться здесь.
  Ван Цзяньюй с его пафосной задиристостью напомнил Цзян Чэню Фэн Ваньцзяна, который участвовал в той экспедиции к древесному духовному роднику. Они вели себя очень похоже. Те, кто любили покрасоваться своими способностями, может, и были сильны, но страх они не внушали. А вот Секта Кочевников была непредсказуемой и пугающей, совсем как их глава, сидящий поодаль от остальных. Он был одним из тех, кто привык таиться от окружающих. На фоне прочих он казался самым пугающим из глав сект.
  Глава Секты Трех Звезд Чжу, казалось, был где-то посередине. Он не искал славы и из всех глав сект Области Мириады сильнее всех старался не привлекать лишнего внимания. Достопочтенный Мастер Тянь Мин был хорошим парнем Области Мириады. Будучи мягким и тактичным, он охотно раздавал комплименты и никого не оскорблял. А вот Великий Чертог явно отличался тягой к демонстрации своей власти. Та же тяга была и у Сюй Гана и Юэ Паня; во время экспедиции к роднику они проявили себя людьми властными и умными. Великий Чертог был поистине первой сектой Области Мириады и всегда считал себя таковой.
  Старейшина Юнь Не оказался весьма популярен среди собравшихся. Многие старые друзья подходили к нему пообщаться, и он сказал четырем молодым культиваторам:
  - Вам стоит пойти пообщаться с остальными. Молодым людям нужно активнее идти на контакт друг с другом.
  Он оставил их и пошел догонять нескольких старых друзей.
  Му Гаоци впервые присутствовал в таком месте и чувствовал себя несколько не в своей тарелке. Цзян Чэнь же был спокоен и собран. Это слегка удивило Лин Би-эр, которая уже успела привыкнуть к таким сборищам. Младший брат Цзян Чэнь был из такого местечка, как шестнадцать королевств, по идее, ему должно быть неловко на таком мероприятии. Он боялась, что ему с непривычки будет неловко.
  Но, видимо, она зря волновалась. С тех пор, как они подружились, Лин Би-эр чувствовала, что они стали ближе, она даже начала волноваться о том, все ли у Цзян Чэня в порядке.
  Шэнь Цинхун всегда считал себя лидером младшего поколения Королевского Дворца Пилюль. Воспользовавшись ситуацией, он задорно рассмеялся:
  - Младшая сестра Би-эр, мы с тобой лучше знаем разных учеников великих сект. Почему бы тебе не помочь младшим братьям Цзяню и Му сориентироваться в обстановке?
  Лин Би-эр слегка нахмурила свои тонкие брови:
  - Старший брат Шэнь, пожалуйста, называй меня младшей сестрой Лин.
  Почему-то ей было неприятно, что Шэнь Цинхун так фамильярничает с ней. Она даже испытывала некоторое отвращение, когда он обращался к ней, словно к близкой подруге. Ей не хотелось, чтобы все подряд обращались к ней "Би-эр", поэтому право называть себя так она была готова дать только ограниченному кругу людей.
  Шэнь Цинхун почувствовал некоторую неловкость, но все с той же уверенной улыбкой произнес:
  - Младшая сестра Лин, наши младшие браться впервые оказались на таком собрании в Области Мириады. Нам нужно вести себя соответственно, как подобает старшему брату и сестре.
  Лин Би-эр слегка кивнула, но ничего не сказала, невольно метнув взгляд в сторону Цзян Чэня.
  Цзян Чэнь пожал плечами:
  - Пусть все делают, что захотят. Что ты думаешь, Гаоци?
  Му Гаоци честно ответил:
  - Я буду следовать за Братом Чэнем.
  Когда Шэнь Цинхун заметил настрой Цзян Чэня и Му Гаоци, он решил, что они просто стесняются своего низкого уровня культивирования и про себя ехидно посмеялся над ними. С деланной галантностью он обратился к Лин Би-эр:
  - Похоже, младшие братья Цзян и Му не горят энтузиазмом. Младшая сестра Лин, почему бы тебе не пройтись со мной? Я огляделся и заметил, что каждая секта послала своих самых выдающихся представителей. Это - действительно собрание лучших.
  Когда Лин Би-эр увидела, что Цзян Чэнь не хочет гулять по залу, у нее тоже не возникло никакого желания поддержать инициативу Шэнь Цинхуна. Она вяло ответила:
  - Я несколько утомилась после долгого путешествия. Иди сам, старший брат Шэнь, я останусь здесь и пригляжу за младшими братьями.
  Шэнь Цинхун был унижен и разозлен тем, что Лин Би-эр раз за разом отвергала его предложения. Он уже давно считал Лин Би-эр куском мяса, принадлежащим ему, и даже фантазировало том, как одновременно овладевает обеими сестрами. Увидев безразличие на лице Лин Би-эр, он понял, что она была в нем совсем не заинтересована. Это нанесло сильный удар по гордости и самооценке Шэнь Цинхуна. Однако он был прагматичен и понимал, что спешка тут была ни к чему. Он успокоил себя тем, что Лин Би-эр так равнодушна ко всему просто из-за болезни своего отца. "Однажды обе сестры станут моими!"
  С галантной улыбкой он отошел в сторону.
  - Раз так, сей глупый брат больше не будет давить на младшую сестру. Я пока пообщаюсь со старыми друзьями.
  Шэнь Цинхун явно хотел похвастаться своими связями, демонстративно здороваясь с разными культиваторами. Он считался лучшим учеником Королевского Дворца Пилюль, так что остальные, само собой, вели себя с ним с должным уважением. Судя по всему, у него было много знакомых; он явно был весьма популярен.
  Он гордился собой и порой поглядывал в сторону Лин Би-эр. Однако Лин Би-эр не обращала на него внимания. Флирт Шэнь Цинхуна был абсолютно бесполезен в случае с этой девушкой.
  - Сколько лет, сколько зим, младшая сестра Лин.
  Фигура в зеленом вдруг выскочила из-за колонны слева. К ним подошел молодой культиватор в одеждах ученика Секты Кочевников; он широко улыбался Лин Би-эр.
  Когда она увидела его, тень отвращения промелькнула в ее глазах.
  - Младшая сестра Лин, неужто ты не помнишь сего глупого брата? Прошло всего-то два года. Знаешь, как я скучал по тебе эти два года?
  На лице молодого человека застыло какое-то странное, неестественное выражение, что-то зловеще-жестокое было в нем, отчего окружающим становилось не по себе. Похоже, это была отличительная черта всех представителей Секты Кочевников.
  Лин Би-эр равнодушно произнесла:
  - У меня не очень хорошая память. Кто ты?
  Молодой культиватор непринужденно рассмеялся и, наигранно сокрушаясь, хлопнул себя ладонью по лбу:
  - Ах, похоже, младшая сестра Лин обиделась на меня. Все эти два года я каждый день думал о беде твоего отца; если ты согласишься выйти за меня замуж, я, Вэй Цин, непременно вылечу твоего отца от Миазмы.
  Когда Лин Би-эр не смогла найти помощи в Королевском Дворце Пилюль, она однажды в одиночку посетила Секту Кочевников и обратилась к многим экспертам по ядам. Среди представителей младшего поколения секты Вэй Цин был лучшим знатоком в области ядов, да еще и был племянником главы секты. Так что он был одним из самых популярных учеников Секты Кочевников.
  Когда он увидел Лин Би-эр, он подумал, что его взору предстала фея. По сравнению с язвительными интриганками его секты Лин Би-эр казалась небожительницей, и Вэй Цин тут же влюбился в эту фею. Однако она сразу заметила, что он слишком активно нахваливает себя и ведет себя слишком настойчиво. Этот паренек был совсем как похотливые старые пердуны из его секты: он думал лишь о том, как бы завоевать Лин Би-эр и совсем не думал о Миазме.
  В свете этих событий, она не очень-то хорошо относилась к Секте Кочевников. Она холодно ответила:
  - В этом нет нужды, Королевском Дворце Пилюль основан на дао пилюль, так что рано или поздно у нас появится противоядие.
  Вэй Цин усмехнулся:
  - Если бы в Королевском Дворце Пилюль могли найти противоядие, ты бы не отправилась в Секту Кочевников. Почему же ты сторонишься меня после двух лет? Откуда ты знаешь, что я не могу вылечить твоего отца, если ты даже не дала мне шанса?
  Хотя этот человек казался учтивым и благовоспитанным, на самом деле он привык без стыда и совести неутомимо преследовать того, от кого ему что-то было нужно.
  
  Глава 535. Роковая женщина?
  Назойливо обхаживая Лин Би-эр и докучая ей, этот парень, разумеется, так и не добился ее расположения. За прошедшие годы его желание обладать Лин Би-эр только усилилось, фактически породив в нем внутреннего демона.
  Порой такое случалось с людьми. Чем сложнее добиться чего-то, тем сильнее хочется этим обладать.
  Будучи гением младшего поколения Секты Кочевников, Вэй Цин очень гордился своим знатным происхождением. Он считал себя идеальной парой для Лин Би-эр. Хотя она была гением Королевского Дворца Пилюль, она не отличалась знатным происхождением, и у нее не было могучего покровителя. Другое дело - Вэй Цин. Он мог похвастаться поразительным потенциалом и знатным происхождением, к тому же, в будущем он вполне мог стать главой секты.
  Ему казалось, что он без труда завоюет Лин Би-эр. Но он отличался от Шэнь Цинхуна. Хотя тому тоже нравилась Лин Би-эр, все-таки он держал себя в руках и соблюдал приличия.
  Вэй Цин же был родом из Секты Кочевников, где никому дела не было до хороших манер и норм поведения. В его секте ценились прагматичность и готовность добиться результата во что бы то ни стало. Поэтому Вэй Цин, одержимый желанием идти до победного конца, только и умел, что донимать и преследовать объект своих желаний.
  Шэнь Цинхун не успел отойти далеко и услышал, как кто-то донимает Лин Би-эр. С его точки зрения, кто-то приставал к его женщине! С ледяным выражением лица он вернулся и встал перед Вэй Цином.
  - Вэй Цин, что тебе нужно?
  Вэй Цин был не особо высокого мнения об этом невесть откуда взявшемся парне и с наигранным энтузиазмом в голосе ответил:
  - Эй! Никак это сам первый гений Королевского Дворца Пилюль?
  Шэнь Цинхун резко перебил его:
  - Младшая сестра Лин из моей секты не хочет с тобой общаться. Держись от нее подальше.
  Без всякой неловкости и без всякого смущения Вэй Цин непринужденно ответил:
  - А что? Ты ревнуешь? Ха-ха, вот что я тебе скажу: сдавайся! Тут тебе ничего не светит. Ты столько лет жил с ней в одной секте, но так ничего и не добился! Младшая сестра Лин явно не испытывает к тебе никаких чувств. Брат Шэнь, почему бы теперь не дать мне попробовать? Уверен, мы сможем обо всем договориться.
  Шэнь Цинхун был взбешен:
  - Проваливай!
  Вэй Цин помрачнел:
  - Шэнь Цинхун, я стараюсь быть вежливым!
  - Ты свалишь отсюда или как?
  Грозная аура окружила Шэнь Цинхуна. В плане культивирования этот Вэй Цин был всего лишь на пике восьмого уровня изначальной сферы, так что Шэнь Цинхун мог без труда одолеть его в бою.
  Вэй Цин слегка кивнул, в его глазах промелькнули угрожающие огоньки:
  - Славно, славно. Шэнь Цинхун, молись о том, чтобы не встретиться со мной на горе Мерцающий Мираж. Если эта встреча состоится, последним, что ты увидишь в этой жизни, станет мое лицо!
  Будь на месте Вэй Цина любой другой культиватор его уровня, Шэнь Цинхун рассмеялся бы ему в лицо. Но коварные и хитрые ученики Секты Кочевников очень хорошо разбирались в ядах. Невозможно было все время быть настороже, ожидая, когда они используют яд.
  Шэнь Цинхун несколько обеспокоился, но теперь отступать было некуда. Он холодно фыркнул:
  - Ты у меня дождешься!
  Он уже решил, что если увидит Вэй Цина на горе Мерцающий Мираж, он нападет первым и проучит негодяя.
  Занятые перебранкой, эти двое не заметили, как Лин Би-эр уже ушла с Цзян Чэнем и Му Гаоци в другой край зала.
  Вэй Цин холодно фыркнул:
  - Шэнь Цинхун, ты бредишь, если думаешь, что ей есть до тебя дело. Возомнил себя героем, спасающим красавицу? Да ей наплевать на тебя!
  Шэнь Цинхун помрачнел. Глядя вслед Лин Би-эр, он был поглощен неприятными мыслями. Он завидовал Цзян Чэню и Му Гаоци.
  "Неужели младшей сестре Лин больше по нраву находиться в их компании, чем в моей?"
  Нужно сказать, что, куда бы ни пошла Лин Би-эр, она неизменно оказывалась в центре внимания младшего поколения. О ней мечтали все ученики Розовой Долины Королевского Дворца Пилюль, да и прочие ученики Области Мириады.
  - Прошло немало лет, младшая сестра Лин. Ты стала еще прекраснее!
  - Младшая сестра Лин, сей глупый брат - Чжу Фэйян из Секты Трех Звезд. Не окажет ли младшая сестра мне честь, выпив со мной вина?
  - Младшая сестра Лин...
  Ей продолжали докучать, испытывая ее терпение. В любой другой раз она бы просто проигнорировала их со своей привычной холодностью, но на сей раз с ней был Цзян Чэнь. Эти бесконечные подкаты бесили ее все сильнее и сильнее. Ей уже хотелось, чтобы соревнования побыстрее закончились.
  Цзян Чэнь заметил недовольство Лин Би-эр и произнес:
  - Старшая сестра Би-эр, здесь довольно скучно, почему бы нам не прогуляться куда-нибудь еще?
  Му Гаоци спешно согласился:
  - Да-да, давайте пойдем куда-нибудь. Брат Чэнь, прогуляйся со старшей сестрой Лин. Я поищу своего достопочтенного мастера.
  Цзян Чэнь усмехнулся:
  - А зачем тебе твой достопочтенный мастер? Прогуляйся с нами.
  Лин Би-эр кивнула. Хотя она испытывала к Цзян Чэню некоторую симпатию, ей было бы неловко остаться с ним наедине. Она запаниковала еще сильнее, уловив двусмысленные нотки в тоне Му Гаоци, он словно хотел дать им возможность побыть наедине. Но к ее волнению примешивалось и странное чувство предвкушения чего-то особенного, в чем она едва ли отдавала себе отчет.
  Трое учеников уже собирались выйти, когда Вэй Цин снова подошел к ним. С хитрой ухмылкой он громко произнес:
  - Младшая сестра Лин, ученикам шести сект так редко выпадает возможность встретиться. Почему же младшая сестра не горит желанием воспользоваться столь редким шансом? Почему ты тратишь на двух жалких младших братьев время, которое могла бы провести с лучшими учениками Области Мириады? Ну не жалко ли тебе своего времени?
  Хорошее настроение Цзян Чэня тут же сошло на нет при этих словах. Пока этот парень порывался поболтать с Лин Би-эр, вмешиваться было бы неуместно. Но теперь этот парень из Секты Кочевников насмехался над ним и Му Гаоци, самоутверждаясь за их счет перед Лин Би-эр!
  "Кого это он назвал "жалкими"?"
  Цзян Чэнь остановился и презрительно фыркнул:
  - Лучшие гении? Это ты про себя, что ли?
  Вэй Цин всегда занимал высокое положение в секте и за свои тридцать лет уже привык грубить окружающим и унижать их. Никто из тех, на кого он смотрел сверху вниз, не смел огрызаться в ответ, и он точно не ожидал подобного от никчемных, на его взгляд, культиваторов вроде Цзян Чэня и Му Гаоци. Он думал только о Лин Би-эр. Так что ответная колкость Цзян Чэня шокировала Вэй Цина; на мгновение он даже потерялся, а потом не на шутку рассердился. Помрачнев, он агрессивно спросил:
  - Чего? Тебе есть, что сказать?
  Цзян Чэнь непринужденно ответил:
  - Ну, предположим, есть, и что?
  Вэй Цин холодно усмехнулся:
  - Когда Шэнь Цинхун пытался строить из себя героя, спасающего красавицу, я, по крайней мере, считал его достойным противником. Но ты... Кто ты, черт побери, такой?
  Вэй Цин явно презирал Цзян Чэня с его земной изначальной сферой. Пусть он и гений дао пилюль в Королевском Дворце Пилюль, но разве Вэй Цин когда нибудь выказывал уважение человеку только за то, что он - гений дао пилюль?
  - Младший брат, не обращай внимания на всяких бездельников. Пойдем.
  Лин Би-эр явно не хотела втягивать Цзян Чэня в свои дела. Но, когда мысли человека чем-то сильно заняты, порой он допускает ошибки. Пока она молчала, конфликт еще можно было замять. Но теперь она невольно показала, что заботится о Цзян Чэне.
  Присмотревшись повнимательнее, Вэй Цин с его бегающими глазками заметил, что Лин Би-эр неравнодушна к Цзян Чэню. Его взгляд остановился на Цзян Чэне, в сердце что-то словно оборвалось. Он оценивающе смерил Цзян Чэня ледяным взором.
  "Неужто у Лин Би-эр такие странные вкусы, что ей больше по нраву младшие братья из ее собственной секты?"
  Смерив Цзян Чэня высокомерным взором, Вэй не нашел в нем ничего особенного. Единственное, что он готов был признать, так это то, что Цзян Чэнь был несколько красивее него.
  Цзян Чэнь не имел ни малейшего желания тратить время на перепалки и согласно кивнул Лин Би-эр. Он проигнорировал ревнивый взгляд Вэй Цина и ушел вместе с Лин Би-эр.
  "Неужто ты тоже волочишься за Лин Би-эр, а?"
  Цзян Чэнь намеренно сократил дистанцию между собой и Лин Би-эр: они шли не слишком близко, чтобы показаться парой, но достаточно близко, чтобы дать понять, что их связывали относительно тесные отношения.
  И это возымело должный эффект: Вэй Цин просто сгорал от ревности. Ну как ему было не заметить, что это ничтожество из Королевского Дворца Пилюль недвусмысленно дает ему понять, что Вэй Цину ничего не светит, а Лин Би-эр подыгрывает этому ничтожеству?! Он чувствовал себя каким-то клоуном, каким-то посмешищем.
  "Паршивец, молись небесам, чтобы не попасть на гору Мерцающий Мираж!"
  Вэй Цин громко скрипел зубами от ярости.
  Вдруг к нему подошел Шэнь Цинхун, не упустивший возможность подразнить его:
  - Ну кто бы мог подумать, хм? Легендарный Господин Вэй был отвергнут красавицей. Не чувствуешь ли себя так, словно об тебя вытерли ноги?
  Увидев Шэнь Цинхуна, Вэй Цин как-то и думать забыл о своей былой враждебности. Он холодно рассмеялся:
  - Шэнь Цинхун, ты-то чего задираешь нос? Разве к тебе Лин Би-эр относится лучше?
  Шэнь Цинхун потерял дар речи, и некоторое время двое просто молчали, погруженные в схожие невеселые мысли.
  - Откуда взялся этот паренек?
  Хотя Вэй Цин был невысокого мнения о Цзян Чэне, и ему было даже плевать на имя этого ничтожества, обуреваемый ревностью, он испытывал странное чувство беспокойства.
  - Хе, разве ты не слышал о том, что моя секта заключила союз с Сектой Дивного Древа?
  Вэй Цин моргнул, он словно что-то припомнил.
  - Он - ученик из Секты Дивного Древа? Как там его зовут?
  - Ха-ха, Господину Вэю стоит самому раздобыть всю интересующую его информацию. Как бы там ни было, мы - из одной секты. С чего бы я стал предавать товарища по секте?
  Шэнь Цинхун был втайне рад, что Вэй Цин направил свой гнев на Цзян Чэня, но, с пафосным видом отходя в сторону, изобразил на лице выражение оскорбленной добродетели.
  Скривив рот, Вэй Цин презрительно фыркнул.
  "Глупый позер. Неужто там все такие пустышки в Королевском Дворце Пилюль?"
  Лин Би-эр со спутниками вышла из боковой двери Зала, и вскоре они оказались на заднем дворе.
  - Младший брат, этот Вэй Цин - зловещий, коварный человек, он готов пренебречь любыми нормами морали, чтобы добиться своей цели. После того, как ты оскорбил его своими словами, ты должен быть настороже. Каким бы узколобым он ни был, он непременно постарается отомстить. Я беспокоюсь...
  Цзян Чэнь слегка кивнул:
  - Не переживай, старшая сестра. Я буду в порядке; главное, чтобы он не бесил меня. День, когда он окончательно выведет меня из себя, станет для него самым несчастливым днем в жизни.
  Цзян Чэнь не пытался бравировать своей храбростью, просто ему было плевать на всех этих так называемых экспертов по ядам. Он обладал абсолютным иммунитетом к ядам, так чего же ему было бояться Вэй Цина? Кроме того, на сей раз он взял с собой не только Златокрылых Птиц-мечей, но и всех остальных могучих духовных существ. Лун Сяосюань, Златозубые Крысы и древняя Золотая Цикада - все они были козырями, которые он хранил в тайне.
  Он пришел, чтобы собрать с горы Мерцающий Мираж все возможные сокровища, а Златозубые Крысы были как раз нужны для того, чтоб прочесать всю гору в поисках духовных трав. Лун Сяосюань тоже должен был оказать ценную помощь. Он все равно умирал со скуки в духовном роднике, так что это была прекрасная возможность дать ему развеяться и побольше узнать о мире. Лун Сяосюань был крайне рад такому шансу.
  Увидев, насколько уверен в своих силах Цзян Чэнь, Лин Би-эр не нашлась, что ответить. Она лишь приняла твердое решение придумать, как защитить Цзян Чэня от мести Вэй Цина, если она попадет на гору Мерцающий Мираж. Даже если для этого потребуется пожертвовать временем, необходимым для поиска духовных трав.
  
  Глава 536. Смертельная ненависть
  Примерно час спустя в зале раздался колокольный звон, созывающий всех учеников назад. Представители шести сект четвертого уровня сидели в первом ряду, как им и было положено по статусу. Представители двадцати сект пятого уровня заняли места во втором ряду. Что главы сект, что ученики, все держались более скромно, чем представители более сильных сект. Для глав шести великих сект был сделан специальный высокий помост, что подчеркивало их высокое положение и знатность.
  Поскольку Дань Чи позже всех стал главой секты и был, а его уровень культивирования был самым низким среди присутствующих глав, он сидел в самом конце ряда. Но это вовсе не означало, что к нему относились пренебрежительно. Все присутствующие понимали, что этот глава секты вполне может стать сильнейшим через сто лет, и тогда он уже будет сидеть во главе ряда. Все-таки даже самому молодому из них, не считая Дань Чи, было более двухсот лет. А вот Дань Чи не исполнилось и ста лет, что делало его практически юношей по меркам боевого дао. Даже после двухсот лет культивирования боевого дао человек все еще считался подростком.
  Несмотря на то, что пока Дань Чи уступал прочим главам по статусу, его Королевский Дворец Пилюль все еще держал первое место на Состязаниях по Дао Пилюль и пользовался соответствующей репутацией, пусть победа и давалась секте нелегко. Так что из всех шести сект впереди стояли ученики Королевского Дворца Пилюль. Это произвело на Му Гаоци сильное впечатление и наполнило его гордостью за свою секту, а вот Шэнь Цинхун, привыкший быть в центре внимания, принял свой излюбленный безразличный вид.
  Голова Лин Би-эр была занята мыслями о болезни отца, так что ей было не до того, чтобы упиваться гордыней. Возможно, она просто считала, что нет ничего удивительного в том, что ее секта, основанная на дао пилюль, считается первой в этих состязаниях. Лишь Цзян Чэнь уже давно размышлял только о горе Мерцающий Мираж. Он предавался мечтам о том, что ему посчастливится найти там.
  Судьями были главы шести сект. Само собой подразумевалось, что такие прославленные тяжеловесы не станут жульничать. Будучи представителем чемпиона последних Состязаний по Дао Пилюль, Глава Дворца Дань Чи выступил с приветственным словом:
  - Я обращаюсь ко всем собравшимся. Сегодня мы собрались не только перед священной горой, которая известна своими духовными травами. Гора Мерцающий Мираж символизирует наследие Области Мириады, вечный памятник нашей истории. Она была свидетелем былого величия и последующего упадка Области Мириады, связанного с весьма печальными обстоятельствами. Когда мы, культиваторы, собираемся на этой горе, мы должны помнить, что мы не просто участвуем в Состязаниях по Дао Пилюль. Когда мы приходим сюда, чтобы собирать травы, мы должны помнить о нашей славной истории и о том, что нужно уметь находить в себе силы подняться после унизительного падения.
  Прочие тяжеловесы были застигнуты врасплох его речами. Они думали, что Дань Чи ограничиться объявлением правил Состязаний по Дао Пилюль и не ожидали, что он заговорит об истории, о падении Мириады Империи, чтобы вдохновить культиваторов Области Мириады. Его речи были вполне уместны, но все-таки казались собравшимся несколько странноватыми.
  Хорошо, что Дань Чи не стал продолжать в том же духе и перешел к правилам.
  - В этом году культиваторы будут разделены на старшую и младшую группы. Лучшие тридцать культиваторов из каждой группы получат право попасть на территорию горы Мерцающий Мираж. После продолжительной дискуссии мы решили, что на этот раз правила попадания на гору будут другими. Десять лучших культиваторов могут провести на горе двадцать дней, следующие десять - десять дней, а последняя десятка - последние пять дней.
  Это означало, что десять лучших учеников будут дольше всех находиться на горе, целых двадцать дней, чтобы собирать духовные травы. Следующей десятке придется подождать десять дней, а последней десятке придется довольствоваться пятью последними днями.
  Так распределялась награда.
  Дань Чи продолжил:
  - Такое решение было принято, чтобы стимулировать конкуренцию; таким образом, мастера разных уровней получат награду, соответствующую их способностям. Так каждый получит доступ к той порции ресурсов, которую заслужил.
  Такой подход был намного честнее старого. Если бы все одновременно вошли на гору, невзирая на баллы, это было бы нечестно по отношению к мастерам пилюль.
  Дань Чи намеренно сделал паузу, чтобы все обдумали новые правила.
  По правде говоря, нужно было как следует постараться, чтобы войти в тридцатку лучших, но даже при этом у культиваторов сект пятого уровня был шанс попасть в нее. Тридцать мест для младшей и тридцать мест для старшей группы вместе составляли шестьдесят мест. Представителей шести великих сект на соревнованиях было всего сорок восемь. Значит, даже если каждый представитель шести великих сект попадет в тридцатку лучших, оставалось еще двенадцать мест.
  Само собой, любой член великой секты мог рассчитывать на то, что с огромной вероятностью он войдет в заветную тридцатку. А вот за оставшиеся двенадцать мест побороться предстояло представителям двадцати сект пятого уровня. Хотя даже у них был небольшой шанс вырвать кусок из пасти тигра и занять место одного из представителей шести великих сект.
  Всего от сект пятого уровня прибыло восемьдесят человек, по четыре человека от каждой. Восемьдесят человек на двенадцать мест; получалось, что примерно один из восьми войдет в тридцатку лучших. Конкуренция была действительно жесткой.
  Но секты пятого уровня не смели жаловаться. Пока Империя Мириады существовала, разрыв между сектами четвертого и пятого уровня был не так уж велик, и распределение мест между сектами разных уровней было более равномерным. Но теперь шесть великих сект практически полностью контролировали все, что происходит в Области Мириады. Формально секты пятого уровня могли участвовать в некоторых событиях, но их постоянно оттесняли на второй план.
  К примеру, теперь секта пятого уровня не могла стать сектой четвертого уровня. В условиях недостатка ресурсов и отсутствии реальных возможностей роста, им оставалось довольствоваться выпавшей долей.
  Выслушав правила, Старейшина Юнь Не обратился к семи другим культиваторам, представляющим Королевский Дворец Пилюль:
  - На сей раз правила изменились, так что я надеюсь, что вы выложитесь на полную. Говорят, что Секта Кочевников послала очень талантливых культиваторов. Секта Трех Звезд тоже продемонстрировала признаки значительного усиления, так что расслабляться нельзя. Это - наши главные противники, они даже заявили, что намереваются лишить Королевский Дворец Пилюль чемпионского статуса.
  Какие бы внутренние конфликты не разгорались внутри секты, когда члены Королевского Дворца Пилюль соперничали с прочими сектами Области Мириады, они были боевыми товарищами. Все они сражались и ради Королевского Дворца Пилюль, и ради себя.
  Все кивнули с серьезными выражениями лиц. Вице-глава Ван Юэ, полный боевого задора, фыркнул:
  - Да что, черт возьми, представляет из себя Секта Трех Звезд? С чего они взяли, что смогут соперничать с нами в области дао пилюль? Я бы еще понял, если бы ты сказал что-то о Секте Кочевников. Но на Состязаниях по Дао Пилюль Секта Трех Звезд неизменно показывали посредственные, а то и низкие результаты. По какому праву они бахвалятся?
  Оуян Дэ также был полон пренебрежения по отношению к противникам, считая, что Секта Трех Звезд просто напрашивается на то, чтобы их всех публично унизили. Истинным противником Королевского Дворца Пилюль была Секта Кочевников. Они также были сильны в дао пилюль, но отличалась более жесткими методами и пристрастием к использованию ядов. Что же до прочих сект, их в Королевском Дворце Пилюль даже не рассматривали как угрозу.
  Старейшина Юнь Не послал Цзян Чэню мысленное сообщение:
  "Цзян Чэнь, я хочу кое-о-чем тебя попросить. Я надеюсь, что ты не только войдешь в десятку лучших, но и продемонстрируешь весь свой потенциал. Личные баллы будут учитываться при финальном подсчете баллов, который определит место секты в конечном списке. Чемпион в личном зачете также получит дополнительные баллы, и это сыграет решающую роль при ранжировании сект".
  Если бы не напоминание Старейшины Юнь Не, Цзян Чэнь просто пробился бы в десятку лучших, не привлекая к себе внимания. По правде говоря, его интересовали только травы, о славе он и не думал.
  "Цзян Чэнь, хотя Глава Дворца Дань Чи не отдавал тебе никаких конкретных указаний, он наверняка хочет, чтобы ты выложился на полную и помог нам сохранить чемпионство. Я не просто так упомянул Секту Трех Звезд и Секту Кочевников. Секта Трех Звезд и вправду кажется особенно энергичной. Возможно, кто-то не придаст этому значения, но до меня дошли сведения, что они что-то замышляют".
  Секта Трех Звезд?
  Цзян Чэнь посмотрел в сторону, где собрались культиваторы этой секты и вдруг заметил, что в то же самое время чей-то пронзительный взгляд был направлен прямо на него. Когда их взгляды встретились, во взгляде незнакомца промелькнула смертельная ненависть. Этот культиватор был подобен каменному изваянию. У него были четко очерченные черты лица; его окружала аура абсолютного спокойствия, внушающая окружающим невольное уважение.
  Цзян Чэнь вдруг поймал себя на мысли, что в этом культиваторе явно было что-то необычное. Войдя в Зал Мерцающего Миража, он наблюдал за представителями младшего поколения всех шести великих сект. Хотя это были Состязания по Дао Пилюль, по меньшей мере половина гениев боевого дао каждой секты присутствовала здесь. Были здесь и сильнейшие гении своих сект.
  Мало кто производил на Цзян Чэня впечатление, но вот этот человек привлек его внимание. Когда Цзян Чэнь снова посмотрел на него, этот культиватор выглядел спокойным, словно море в погожий день, чьи воды ничто не может потревожить, и, как море, скрывающее бесчисленные тайны в своих глубинах, он казался загадочным и непостижимым.
  "У Секты Трех Звезд есть такой любопытный тип? В нем есть что-то не от мира сего, что-то чуждое Области Мириады. Откуда у меня это чувство?"
  Даже если между разными лучшими гениями области Мириады и были различия, они были незначительны, как между девяноста ступенями и ста ступенями. Но Цзян Чэню казалось, что разница между этим типом и лучшими гениями Области Мириады была все равно, что разница между девяноста ступенями и ста пятьюдесятью ступенями. Если бы дело было только в этом, Цзян Чэнь просто обращал бы на этого типа чуть больше внимания во время соревнований. Но когда из взгляды пересеклись, Цзян Чэнь уловил едва заметную вспышку смертельной ненависти, промелькнувшую в его взоре.
  Это сильно удивило Цзян Чэня. Раньше он никак не пересекался с Сектой Трех Звезд и никогда раньше не встречал этого человека. За что он мог затаить на него злобу? За что можно так ненавидеть человека, которого встретил в первый раз в жизни?
  Он тут же серьезно задумался, чувствуя, что что-то здесь было не так. Но в голову ему так ничего и не пришло.
  "Нужно быть настороже, раз рядом кто-то, кто хочет убить меня".
  Цзян Чэнь сфокусировался и начал изучать этого культиватора с помощью Головы Медиума вместо Божественного Ока.
  Но после того, как он взглянул на Цзян Чэня своим зловещим взором, он снова стал спокоен, словно озерная гладь, и Цзян Чэнь не мог прочесть на его лице никаких эмоций. Но этого мгновения хватило, чтобы Цзян Чэнь понял, что скрывается за его внешней невозмутимостью. Это был крайне необычный культиватор, и с ним следовало быть очень осторожным.
  - Старшая сестра, ты знаешь учеников из Секты Трех Звезд? - тихо спросил Цзян Чэнь у Лин Би-эр.
  Она посмотрела в сторону Секты Трех Звезд:
  - Я знаю двоих из них. Одного зовут Чжу Фэйян, он - внук главы секты, а вторую - Мэй Жоси. Еще двое мне неизвестны, скорее всего, раньше они не появлялись на публике. Я бы запомнила их, увидь я их хоть раз.
  Лин Би-эр обладала фотографической памятью. Подобные таланты были необходимы для гениев, которые хотели к двадцати годам достичь того же, что и Лин Би-эр, успевшая в столь юном возрасте войти в тройку лучших гениев Розовой Долины.
  
  Глава 537. Огромная ставка
  Мельком оглядевшись, Цзян Чэнь сразу понял, что это был не Чжу Фэйян. Это имя куда больше подходило другому гению, бодрому, явно в приподнятом настроении, и напоминающему своими манерами Главу Секты Трех Звезд Чжу, стоявшего рядом (Прим. переводчика: Фэйян означает "бодрость духа", "хорошее настроение", а Чжу - "добрые пожелания"). Цзян Чэнь насторожился еще сильнее, поняв, что этот культиватор обладает еще более пугающим потенциалом, чем первый ученик Секты Трех Звезд.
  "Его ненависть ко мне можно было бы понять, если бы он был поклонником старшей сестры Би-эр и был ей знаком, как Вэй Цин. Но, получается, что она никогда его раньше не видела. Так что ненависть его никак не связана со старшей сестрой".
  Но что еще могло его рассердить, если не дела сердечные?
  Цзян Чэнь все думал и думал об этом. Он столкнулся с учениками из Секты Трех Звезд лишь во время экспедиции к духовному роднику, но об этом не знал никто из внешнего мира. Иначе бы началась небывалая шумиха из-за того, что Цзян Чэнь убил Старейшину Вэй Удао из Секты Кочевников.
  Церемония открытия продолжалась, и Глава Дворца Дань Чи объявил темы соревнования. Темы были следующие: управление огнем, нагревание котла, выращивание духовных трав и выплавка пилюль.
  Хотя сложность различных соревнований менялась от года к году, дисциплины оставались практически неизменны. Главным отличием Состязаний по Дао Пилюль был упор на практику в ущерб теории. Это было ограничением, специально наложенным на Королевский Дворец Пилюль. Все-таки Королевский Дворец Пилюль обладал крайне крепким теоретическим фундаментом и мог дать фору любой секте, когда дело доходило до знаний из области дао пилюль. Так что упор на практику имел своей целью усложнить задачу для Королевского Дворца Пилюль.
  Само собой, Глава Дворца Дань Чи прекрасно это понимал, но отдавал себе отчет и в том, что спорить с другими сектами, сошедшимися во мнении, будет бесполезно. Так что он решил просто сделать вид, что ничего не замечает.
  После объявления правил каждая секта направила своих представителей, чтобы те поклялись, что секта будет соблюдать правила и вести честную игру. Когда с формальностями было покончено, был объявлен короткий перерыв. Соревнования должны были официально начаться через два часа.
  После просьбы Старейшины Юнь Не Цзян Чэнь просто не мог отлынивать. Он должен был показать свой лучший результат. Цзян Чэнь был не против, ведь это не мешало его планам. Дань Чи и Старейшина Юнь Не сильное ему помогли, и он был рад помочь им обеспечить секте статус чемпиона.
  Цзян Чэнь сел на стул и закрыл глаза, используя Каменное Сердце, чтобы сконцентрироваться и очистить сознание от лишних мыслей. Му Гаоци, беря пример с Цзян Чэня, тоже присел помедитировать.
  А вот Шэнь Цинхун активно общался с прочими гениями, явно наслаждаясь подобными собраниями. Он без устали находил все новых собеседников, болтал и перешучивался с ними, словно желая показать, как много у него друзей по всему миру. Старейшина Юнь Не вздохнул про себя, глядя на Шэнь Цинхуна. Хотя тот обладал хорошим потенциалом в боевом дао, некоторые черты его характера давали повод для беспокойства.
  Вдруг Вэй Цин, сидевший среди гениев Секты Кочевников, чьи места находились рядом с представителями Королевского Дворца Пилюль, вскочил на ноги. Он с улыбкой воскликнул:
  - Послушайте, послушайте меня! Гении Области Мириады так редко собираются вместе. Состязания по Дао Пилюль проходят всего раз в тридцать лет. Мы все так молоды, так давайте же повеселимся, как положено молодежи.
  Слова Вэй Цина пришлись окружающим по нраву, но все понимали, что человек этот крайне непрост. Его не перебивали, но никто ему ничего не ответил. Все смотрели на него искоса, размышляя о том, что же этот парень задумал на сей раз.
  Вэй Цин как ни в чем не бывало усмехнулся:
  - Предлагаю заключить пари.
  Когда прозвучало это слово, у многих загорелись глаза. Движимые гордыней, гении всегда были склонны к заключению пари. Но личность предложившего пари вызывала сомнения. Кто-то тут же холодно рассмеялся:
  - Вэй Цин, что ты задумал на сей раз? Признавайся!
  - Да, говори напрямик, хватит ходить вокруг да около. Вы в своей Секте Кочевников все время темните, поэтому слушать вас так тошно.
  Вэй Цин рассмеялся:
  - Похоже, люди тут собрались нетерпеливые. Ладно, давайте начистоту. Я задам один вопрос: сколько из вас уверены в своей победе? Грубо говоря, сколько из вас пришли сюда, рассчитывая на то, чтобы стать чемпионом?
  Все по-разному отреагировали на этот провокационный вопрос. Более десяти учеников чувствовали, что вполне могут стать чемпионами, и они внимательно следили за Вэй Цином, желая понять, что же он задумал.
  Вэй Цин добродушно рассмеялся:
  - Я предлагаю поспорить о том, кто станет чемпионом. Раз мы все так уверены в своей победе, чего же бояться? Я начну, чтобы положить начало славному делу. Я готов поставить двадцать тысяч духовных камней на то, что стану победителем. Кто готов бросить мне вызов?
  - Хм, пари так пари. Кого ты думал напугать? Я, Линь Хай, первым приму твой вызов!
  Линь Хай был гением дао пилюль из Секты Темного Севера, пришедшим на соревнования с намерением стать чемпионом.
  Богатство Шэнь Цинхуна превосходила лишь его любовь хвастать этим самым богатством. Само собой, он собирался поучаствовать, тем более что ставка была такой незначительной. Он улыбнулся:
  - Как я могу отказаться от такого славного начинания?
  - Я с вами! - усмехнулся Чжу Фэйян, первый ученик Секты Трех Звезд. Затем он с едва заметной улыбкой посмотрел на человека, стоявшего рядом с ним. Это был тот загадочный культиватор, который так злобно смотрел на Цзян Чэня.
  Цзян Чэнь незаметно наблюдал за этим таинственным культиватором и заметил, что в ответ на взгляд Чжу Фэйяна тот криво улыбнулся, словно сама мысль о таком пари наполняла его презрением. В конце концов, он все-таки кивнул:
  - Раз так, я, Дин Тун, тоже приму участие.
  "Дин Тун?"
  Цзян Чэнь запомнил его имя.
  Вдруг Шэнь Цинхун тоже усмехнулся:
  - Младший брат Цзян Чэнь, ты же так любил заключать пари в Королевском Дворце Пилюль. Неужто ты разлюбил споры, покинув пределы секты?
  Цзян Чэнь улыбнулся и дал обескураживающий ответ:
  - Двадцать тысяч камней - слишком мало. Почему бы не остановиться на пятидесяти?
  Затем он с улыбкой повернулся к Лин Би-эр и Му Гаоци, стоявшим рядом с ним:
  - Старшая сестра, Гаоци, на сей паз я не захватил достаточно камней. Мне придется попросить вас одолжить мне нужное количество.
  Му Гаоци улыбнулся:
  - Конечно, Брат Чэнь всегда побеждает в спорах. У меня примерно тридцать тысяч камней, можешь одолжить все, что у меня есть!
  Лин Би-эр тоже была заинтригована решением Цзян Чэня. Она кивнула:
  - У меня тоже с собой тридцать тысяч камней, можешь забрать их все, младший брат.
  Эти слова наполнили сердца Шэнь Цинхуна и Вэй Цина жгучей ревностью. Остальные гении, которые были неравнодушны к Лин Би-эр, начали незаметно изучать Цзян Чэня взглядом. Они правда не понимали, почему Лин Би-эр была так расположена к этому парню.
  - Пфф, оборванец, который кормится подачками женщин! - презрительно произнес Вэй Цин, глядя на Цзян Чэня. - Уверен, что хочешь принять участие? Победитель будет только один. Думаешь, у тебя есть шанс?
  Цзян Чэнь непринужденно улыбнулся:
  - Просто так уж получилось, что я обожаю раздавать красивые, блестящие духовные камни. Ну что мне с собой поделать? Неужто ты слишком труслив, чтобы принять мой вызов?
  Вэй Цин расхохотался:
  - Я? Труслив? Да ты шутник! Просто переживаю, что ты не сможешь объясниться перед женщиной, когда продуешь все ее деньги!
  В ответ на едкие насмешки Вэй Цина присутствующие разразились хохотом. Цзян Чэнь выглядел все столь же спокойно. Ему были нипочем такие примитивные провокации.
  А вот Лин Би-эр не сдержалась и огрызнулась в ответ:
  - Вэй Цин, что ты несешь? Младший брат Цзян Чэнь помогает мне вылечить отца от Миазмы. Я бы и с сотней тысяч камней спокойно рассталась, не то, что с тридцатью тысячами. Куда тебе тягаться с ним, если ты только и умеешь, что трепаться без дела?
  Му Гаоци тоже не остался в стороне:
  - Смотришь свысока на моего Брата Чэня? Ты просто смешон, Вэй Цин! Ты ему в подметки не годишься!
  Помрачневший Вэй Цин посмотрел на Шэнь Цинхуна:
  - У вас в Королевском Дворце Пилюль все такие болтливые?
  Шэнь Цинхун усмехнулся:
  - Господин Вэй, младший брат Цзян Чэнь действительно обладает хорошим потенциалом в дао пилюль. Не изволите ли перестать холить вокруг да около и прямо ответить: вы готовы поднять ставку до пятидесяти тысяч духовных камней?
  Вэй Цин холодно рассмеялся:
  - Если кто боится поддержать ставку, пусть громко крикнет "сдаюсь"! - произнес он и огляделся вокруг. - Пятьдесят тысяч камней. Ну же, кто смелый?
  Все собравшиеся были лучшими гениями, кто из них пошел бы на попятный? Некоторые тут же встали, чтобы показать, что они в деле. Вскоре набралось девять участников.
  Цзян Чэнь и Шэнь Цинхун представляли Королевский Дворец Пилюль, Вэй Цин и Вэй Син-Эр - Секту Кочевников, Линь Хай - Секту Темного Севера, Ван Хань - Дворец Священного Меча, Юань Юань из семьи Священной Обезьяны - Великий Чертог.
  Ван Хань из Дворца Священного Меча понимал, что у него мало шансов стать чемпионом, но он должен был защитить честь своей секты, чтобы хоть кто-то представлял ее в этом споре. Остальные пять сект участвовали, так что ему оставалось только стиснуть зубы и присоединиться к пари.
  Первая ученица Секты Трех Звезд, Мэй Жоси, сперва хотела принять участие, но в последний момент почему-то передумала.
  Все остальные, включая Цзян Чэня, были уверены в своих шансах на победу. Пока гении продолжали перешучиваться, приз дорос до четырехсот пятидесяти тысяч духовных камней.
  Вэй Цин улыбнулся:
  - Пари - благородное развлечение. Надеюсь, все умеют проигрывать. Все камни достанутся одному лишь чемпиону.
  Это была огромная сумма. Кроме Цзян Чэня, почти все остальные присутствующие были среди богатейших представителей младшего поколения своих сект. И все равно на кону стояло немало ресурсов. Это служило дополнительным стимулом.
  Само собой, старейшины разных сект не имели бы ничего против таких ставок. Все-таки такое пари помогало раззадорить учеников и заставить их выступать на пределе возможностей. Впрочем, больше всех шансов все равно было у Цзян Чэня.
  Душу Цзян Чэня грела мысль о четырехстах пятидесяти тысячах духовных камней. Он наобум озвучил сумму в пятьдесят тысяч и не ожидал, что столько людей примут участие в пари.
  "Похоже, все эти лучшие ученики Области Мириады - просто денежные мешки, любезно принесшие мне свои духовные камни. Было бы просто расточительством не воспользоваться таким случае". Цзян Чэнь был полон решимости. Во что бы то ни стало, он станет чемпионом в личном зачете!
  
  Глава 538. Начало Состязаний по Дао Пилюль
  - Вперед, Брат Чэнь! Ха-ха-ха, ты разбогатеешь, если станешь чемпионом!
  Му Гаоци был самым большим и самым ярым фанатом Цзян Чэня. Он был уверен в победе Цзян Чэня.
  Лин Би-эр ничего не сказала, но по ее одобрительному взгляду было понятно, что она тоже не сомневается в победе Цзян Чэня.
  Старейшина Юнь Не расхохотался:
  - Славно, славно! Хорошо, когда столкновения и конфликты гениев дают им дополнительную мотивацию. Интересно, кто же станет чемпионом?
  Все-таки он был старейшиной Королевского Дворца Пилюль и не мог в открытую выступить в поддержку Цзян Чэня прямо перед Шэнь Цинхуном.
  Пока молодые гении ожесточенно спорили, старейшины сохраняли величественное спокойствие. Большинство старейшин явно не сомневалось в том, кто станет чемпионом в этом году. В конце концов, на победу смогут рассчитывать лишь очень немногие.
  Ставка в четыреста пятьдесят тысяч камней вызвала жгучую зависть у гениев, которые не участвовали в пари. Особенно это касалось учеников сект пятого уровня. Между ними и лучшими гениями сект четвертого уровня был огромный разрыв. Им оставалось лишь наблюдать за происходящим со стороны.
  Даже если бы они могли потягаться с лучшими гениями в области дао пилюль, к несчастью, им не хватило бы средств, чтобы сделать такую ставку. Такого количества духовных камней у них точно не оказалось бы. Даже старейшинам сект пятого уровня было бы сложно вот так взять и выложить пятьдесят тысяч камней. Такое могли позволить себе лишь богатые наследники сект четвертого уровня.
  После того, как ставки были сделаны, атмосфера стала куда напряженнее. Куча камней, сложенная в углу, служила мощным дополнительным стимулом. Остаток времени, отведенного на подготовку, все участвующие гении молчали, собираясь с силами и ожидая начала.
  - Время пришло, всем участникам следует собраться в зале для соревнования по управлению огнем. Старейшины - налево, гении - направо.
  Зал для соревнований по управлению огнем был великолепным творением времен Империи Мириады. Там находилось триста шестьдесят отдельных формаций управления огнем.
  В каждой формации было тридцать шесть особенных источников огня. Исход соревнования зависел от того, сколько типов огня сможет пробудить кандидат за отведенное время, а также от того, насколько сильным будет резонанс, которого они сумеют добиться с помощью пламени.
  Чем выше были эти показатели, тем выше были шансы на успех.
  За каждый источник пламени полагалось десять баллов, что в итоге позволяло получить триста шестьдесят баллов. Но если кандидат умудрялся пробудить все тридцать шесть типов пламени за отведенное время, ему присуждалось еще сорок баллов. Таким образом, четыреста баллов были наивысшей оценкой.
  - Подойдите к своим формациям.
  Над залом находилась платформа для наблюдения, с которой зрители могли внимательно следить за происходящим. Там же находились и судьи - главы шести великих сект.
  Все кандидаты подошли к своим формациям в соответствии со своим номером.
  Цзян Чэнь был третьим; он был среди первых, поскольку Королевский Дворец Пилюль стал чемпионом прошлых Состязаний. Таким образом, кандидаты от этой секты шли первыми. Первым шел старший ученик, Шэнь Цинхун. За ним шла Лин Би-эр, затем Цзян Чэнь и после него - Му Гаоци.
  Цзян Чэню уже доводилось участвовать в подобных соревнованиях. В частности, вскоре после прибытия в Королевский Дворец Пилюль в ходе конфликта с Янь Хунту. Цзян Чэню хотелось поэкспериментировать в области управления огнем, так что он не торопился, а спокойно изучал формацию.
  Его достижения в области формаций пилюль были несравненны. Быстро оглядев формацию, он понял, как она устроена и как она работает.
  "Эта формация управления огнем не очень сложна. Здесь используется простая формация, чтобы упростить разжигание пламени для выплавки пилюль. В общем и целом, это - формация начального уровня, она явно не дотягивает даже до простейших формаций божественного уровня".
  Цзян Чэнь быстро составил план действий. Он мигом сложил ручную печать и зажег в ладони пламя.
  Ключевую роль в активировании пламени в формации играли три фактора. Во-первых, культиватор должен был быть способен призывать само пламя. Во-вторых, он должен был уметь распознавать отличительные характеристики каждого пламени. Наконец, в-третьих, культиватор должен был уметь использовать разные ручные печати и элемент огня внутри него самого, чтобы активировать пламя внутри формации и вызвать соответствующий резонанс.
  Цзян Чэнь обладал значительным преимуществом благодаря своим глубоким познаниями в области формаций и владением разными типами пламени. Не все виды пламени можно было активировать, поняв, какие принципы лежат в их основе, но четкое понимание особых характеристик огня упрощало процесс активирования с помощью уникальных техник.
  Самые способные мастера пилюль использовали самые простые и эффективные способы активирования пламени. Однако максимальная эффективность требовала глубоких познаний и владения первоклассными техниками. И у Цзян Чэня не было недостатка ни в чем из перечисленного. С ним не мог сравниться ни один представитель младшего поколения этого плана бытия. Поэтому, хоть Цзян Чэнь и не обладал мощнейшей внутренней энергией огня, его мудрость и навыки полностью компенсировали этот недостаток и позволяли ему оставить конкурентов далеко позади.
  "Хотя у меня есть Чарующий Лотос Огня и Льда, мне еще не довелось поглотить с его помощью огонь высочайшего уровня. Так что моя внутренняя энергия огня точно не поражает воображение. Если я хочу выплавлять пилюли высокого уровня, мне потребуются формации пилюль. Однако жесткие требования для выплавки некоторых пилюль не ограничивались лишь наличием формаций пилюль. Похоже, мне все же придется найти мощное пламя, чтобы закрепить результаты".
  Цзян Чэнь уже успел сложить несколько ручных печатей, пока эти мысли проносились в его голове.
  Послышалось потрескивание пламени.
  Цзян Чэнь зажег несколько огней в формации, словно по мановению волшебной палочки. Его поразительные техники не могли не впечатлить любого наблюдателя. Его движения были удивительны, словно дождь из цветов. Каждое пламя в формации ярко искрилось, словно фейерверк.
  Но он мастерски управлял огнем, чтобы оно не выходило за пределы его маленькой формации и не привлекало лишнего внимания. Тяжеловесы сект, наблюдающие за соревнованием, пока даже не смотрели в его сторону. Лишь Дань Чи внимательно следил за формацией Цзян Чэня. Хотя порой он посматривал на Шэнь Цинхуна, Лин Би-эр и Му Гаоци, в центре его внимания оставался Цзян Чэнь.
  Теперь он был главным представителем младшего поколения секты, затмив даже Шэнь Цинхуна. Хотя тот обладал выдающимся потенциалом в боевом дао, он все равно оставался на уровне гениев Области Мириады. Грубо говоря, очень даже неплохо было иметь такого гения в секте, но едва ли он мог сильно повлиять на судьбу всей секты.
  Другое дело - Цзян Чэнь. С его потенциалом и особой статью он вполне мог кардинально изменить судьбу Королевского Дворца Пилюль. Дань Чи вовсе не тешил себя пустыми надеждами; он пришел к такому выводу в результате тщательных наблюдений и многочисленных проверок. Учитывая отношения Цзян Чэня и Старейшины Шуня, неужели можно было сомневаться в ценности Цзян Чэня для Королевского Дворца Пилюль?
  Он даже начал подозревать, что тот поразительный небесный феномен, который он наблюдал в Секте Дивного Древа, был результатом прорыва Цзян Чэня в изначальную сферу. Пока у него не было доказательств, но, если его догадка была верна, Цзян Чэнь обладал поистине невообразимым потенциалом. Культиватор, способный вызвать такой феномен, вполне мог стать, как минимум, Великим Императором!
  Дань Чи продолжал следить за Цзян Чэнем. Глядя на его филигранные движения, он думал: "Как такой молодой гений может настолько хорошо управлять огнем? С такими способностями он должен войти в историю как сильнейший мастер управления огнем на всем Континенте Божественной Бездны!"
  Его превосходный контроль и удивительные техники заставили даже эксперта вроде Дань Чи задуматься о том, какие же глубокие познания лежат в их основе. Он знал одно: хотя в исполнении Цзян Чэня все это казалось очень простым, требовалось невероятная теоретическая подготовка, чтобы полностью постигнуть его техники.
  Под пристальным взглядом Дань Чи Цзян Чэнь ни на секунду не останавливался, плавно переходя от одной ручной печати к другой. Стороннему наблюдателю это могло показаться просто ярким представлением, но лишь эксперты могли по-настоящему понять, что делал Цзян Чэнь.
  Наконец, Дань Чи понял, в чем тут дело. Хотя прочие гении дао пилюль тоже быстро активировали пламя, их движения были слишком отрывисты, им не хватало плавности при переходе от одного пламени к другому. Они словно были на тренировке по боевому дао, нанося удары по очереди то одному, то другому болванчику.
  Другое дело - Цзян Чэнь. Он словно выполнял одно длинное движение. Цзян Чэнь плавно переходил от одного пламени к другому; так одаренный музыкант перебирает струны цитры, извлекая не набор разрозненных звуков, а единую мелодию. Из всех гениев лишь Цзян Чэнь мог добиться такой связности движений.
  Такого нельзя было добиться без полноценного понимания формации и природы пламени. Как иначе смог бы он так легко и плавно свести воедино все свои движения?
  "Цзян Чэнь..." - восторженно подумал Дань Чи. - "Сколько еще раз ты удивишь меня?"
  Наблюдая за Цзян Чэнем уже половину соревнования, Дань Чи был уверен, что тот станет победителем в этом соревновании. Он посмотрел на трех других учеников и убедился, что те тоже делали успехи. Лин Би-эр слегка обогнала остальных, а Му Гаоци шел вровень с Шэнь Цинхуном. Оба неплохо справлялись с задачей.
  Хотя Му Гаоци обладал врожденной древесной конституцией высшего порядка, все-таки ему не хватало прочного фундамента; у него попросту не было времени, чтобы достичь значительных успехов. Дань Чи привел его на Состязания по Дао Пилюль просто, чтобы показать ему мир. Дань Чи не рассчитывал на то, что Му Гаоци попробует стать чемпионом. Все-таки любому потенциалу нужно время, чтобы раскрыться должным образом. В долгосрочной перспективе Му Гаоци предстояло стать одним из главных тяжеловесов секты, он олицетворял будущее Королевского Дворца Пилюль.
  - Ха-ха, Дань Чи, моя Секта Кочевников не позволит твоему Королевскому Дворцу Пилюль снова стать чемпионом! Вэй Син-Эр из моей секты обладает врожденной огненной конституцией, и тридцать шесть видов пламени...
  Глава Секты Кочевников Вэй Уин хотел уже похвастаться перед Дань Чи, но вдруг замолчал, словно у него перехватило дыхание. Его зрачки резко сузились; его внимание привлекло что-то в той стороне, где находился Цзян Чэнь. Он впервые заметил этого безымянного молодого человека из Королевского Дворца Пилюль, но теперь он не мог оторвать от него взгляд!
  
  Глава 539. Чемпион по управлению огнем
  Будучи главой Секты Кочевников, Вэй Уин не мог не оценить мастерство Цзян Чэня. Он был заворожен техниками Цзян Чэня. Возможно, даже сам Вэй Уин, не смог бы потягаться с Цзян Чэнем в управлении огнем и продемонстрировать такое же мастерство и идеальное чувство ритма, что уж говорить о молодых гениях. При этом стиль Цзян Чэня отличался не только плавностью движений, но и скоростью: он уже успел обогнать всех прочих кандидатов.
  В частности, Вэй Син-эр, на чью врожденную огненную конституцию Вэй Уин возлагал такие надежды, сильно отставала от Цзян Чэня!
  Дань Чи непринужденно рассмеялся:
  - Не берусь судить обо всем соревновании, но вот чемпионом по управлению огнем ни один ученик твоей секты точно не станет!
  Вэй Уин лишился дара речи; зловещее выражение появилось на его мрачном лице.
  Со стороны вдруг донесся шум.
  - Смотрите, все! Этот ученик из Секты Трех Звезд даже сильнее, чем Чжу Фэйян?!
  Все тут же посмотрели в его сторону. Похоже, Дин Тун смог, пусть и не слишком сильно, обогнать Чжу Фэйяна. У него явно было преимущество.
  До этого Дань Чи следил лишь за Чжу Фэйяном, чья скорость была сравнима со скоростью Шэнь Цинхуна. Но Дин Тун был даже быстрее, чем Вэй Син-эр. Хотя он слегка отставал от Цзян Чэня, разрыв был не так уж велик!
  - Ух ты, вот тебе и темная лошадка! Похоже, Дин Тун запросто может стать чемпионом по управлению огнем!
  - Я не верил слухам об успехах Секты Трех Звезд, но кто бы мог подумать, что этот Дин Тун окажется так силен? Откуда он взялся? О нем вообще хоть кто-нибудь слышал?
  Глава Секты Трех Звезд Чжу со сдержанной улыбкой произнес:
  - Можете не гадать напрасно. Дин Тун - гений, которого повезло отыскать моей секте. Мы возлагали большие надежды на его выступление на этих соревнованиях.
  Казалось, никто не следит за Цзян Чэнем.
  Но тут Достопочтенный Мастер Тянь Мин из Секты Темного Севера усмехнулся:
  - Дин Тун, быть может, и неплох, но сегодня он точно не станет победителем. Настоящая темная лошадка - у Королевского Дворца Пилюль.
  - У Королевского Дворца Пилюль?
  Все посмотрели в сторону учеников Королевского Дворца Пилюль и были поражены увиденным. На их лицах, совсем как на лице Вэй Уина, читалось недоумение и изумление.
  Прошло две трети, а Цзян Чэнь уже заканчивал. Он уже зажег тридцать огней из тридцати шести! И, судя по его скорости, скоро должны были загореться и остальные огни. Казалось, он собирается разом зажечь их все.
  Его скорость поражала воображение. Каждый присутствующий был экспертом и понимал, сколь высок уровень мастерства Цзян Чэня.
  - Как... Как зовут этого юношу?
  Многие явно не знали, кто такой Цзян Чэнь, и с любопытством посматривали в сторону Дань Чи.
  Он улыбнулся:
  - Вы должны знать, кто он такой. Он прибыл из Секты Дивного Древа и стал одним из лучших учеников Королевского Дворца Пилюль.
  Дань Чи выделил интонацией слова "одним из", поскольку не забывал и о Му Гаоци.
  - Он - тот ученик из Секты Дивного Древа? Цзян Чэнь?
  - Не может быть! Неужто в Секте Дивного Древа мог вырасти такой гений? Вы там ничего не напутали?
  - Ты что, пытаешься нас одурачить, Дань Чи?
  Тянь Мин произнес:
  - Это действительно ученик Секты Дивного Древа. Я могу это подтвердить.
  Глава Секты Трех Звезд Чжу присутствовал на церемонии заключения союза и, оглядев Цзян Чэня, вспомнил его. Он мрачно произнес:
  - Это действительно ученик из Секты Дивного Древа, Цзян Чэнь.
  Тут же началось бурное обсуждение. Никто и подумать не мог, что этот юноша окажется учеником Секты Дивного Древа.
  - Откуда у Секты Дивного Древа может взяться ученик с таким уровнем дао пилюль? Я не верю в это!
  - Возможно, у него был хороший потенциал, который по-настоящему раскрылся после прибытия в Королевский Дворец Пилюль?
  Несколько глав сект скептично посмотрели на Дань Чи, ожидая его ответа.
  Он улыбнулся:
  - Он действительно обладает превосходным потенциалом, и мы уделяли его развитию много внимания.
  Прочими подробностями он не собирался делиться, решив обойтись общими фразами. Пока главы сект разговаривали, Цзян Чэнь уже перешел к трем последним огням.
  - Этот паренек просто поразительно хорош в управлении огнем. Старина Дань Чи, это что, уникальные техники Королевского Дворца Пилюль?
  Глава Дворца Дань Чи добродушно рассмеялся:
  - Боюсь, я не могу распространяться на эту тему.
  Под изумленными взглядами зрителей, Цзян Чэнь зажег три последних пламени с помощью завершающей серии печатей. Стоило всем тридцати шести огням загореться, как они начали резонировать друг с другом, и потоки пламени закружились вокруг формации. Вся активированная формация была подобна величественному столбу огня и ярко демонстрировала способности Цзян Чэня.
  Каждое пламя обладало отличительными особенностями, но все тридцать шесть огней идеально резонировали друг с другом.
  - Он пробудил все тридцать шесть огней?
  - Резонанс формации?
  - Это куда выше уровня Области Мириады! Он мог бы посоревноваться даже с гениями Восьми Верхних Регионов!
  - Невероятно, просто невероятно! Старина Дань Чи, ты нашел настоящее сокровище в шестнадцати королевствах!
  - Поздравляю, старина, этот гений - просто алмаз! Даже я слегка завидую!
  Дин Тун же зажег лишь тридцать огней, и с каждым огнем его скорость все падала и падала. Вэй Син-эр была всего на одно пламя позади Дин Туна.
  Глава Секты Трех Звезд пристально следил за Дин Туном, на которого он возлагал столь большие надежды. Пока время шло, он все надеялся, что Дин Тун успеет вызвать все тридцать шесть огней до конца соревнования. Тогда первое соревнование закончится ничьей.
  Ранжирование зависело лишь от баллов. Если кандидаты набирали равное количество баллов, ранжирование определялось предыдущими Состязаниями по Дао Пилюль. Чем выше было место секты на прошлых Состязаниях, тем выше становилось их место на этих Состязаниях. Если кандидаты были из одной секты, ранжирование основывалось на номере кандидата. Чем выше был номер, тем более высокое место в списке финалистов занимал кандидат.
  Но надежды Главы Секты Чжу не оправдались. Когда время подошло к концу, Дин Туну все еще не хватало одного пламени; всем было видно, как сильно он был разочарован. Он в ярости ударил правым кулаком по левой ладони.
  Вэй Син-эр заняла третье место: она пробудила тридцать четыре огня. Следующие за ней культиваторы, тоже участвовавшие в пари, пробудили по тридцать три огня. Лин Би-эр тоже пробудила тридцать три огня, а Му Гаоци отставал от нее всего на одно пламя.
  Таким образом, по итогам первого соревнования Цзян Чэнь вырвался вперед. Он стал единственным, вызвавшим все огни, а потому получил дополнительные сорок баллов. Таким образом, он получил четыреста баллов за первое соревнование и занял первое место. Дин Тун занял второе место с тремястами пятьюдесятью баллами. Вэй Син-эр заняла третье место с тремястами сорока баллами.
  Остальные, занявшие места с четвертого по десятое, получили равное количество баллов. Сюда в следующем порядке вошли: Шэнь Цинхун и Лин Би-эр из Королевского Дворца Пилюль, Вэй Цин из Секты Кочевников, Чжу Фэйян из Секты Трех Звезд, Линь Хай из Секты Темного Севера, Юань Юань из Семьи Священной Обезьяны Великого Чертога и Ван Хань из Дворца Священного Меча. Все они получили по триста тридцать баллов. Му Гаоци и Королевского Дворца Пилюль занял одиннадцатое место. Были и другие культиваторы с тем же количеством огней, но ученики Королевского Дворца Пилюль заняли более высокие места в соответствии с правилами ранжирования.
  В общем и целом, Королевский Дворец Пилюль выступил лучше всех в первом соревновании. Внезапный успех Цзян Чэня стал неприятным сюрпризом для Секты Трех Звезд и Секты Кочевников, рассчитывающих на победу.
  Когда Цзян Чэнь предложил увеличить ставку до пятидесяти тысяч духовных камней высокого уровня, все решили, что смелость новичка из Королевского Дворца Пилюль - не более, чем проявление невежества. Лишь после первого соревнования они поняли, каким талантом обладает этот гений. До поры до времени он просто держался в тени! А теперь он уверенно занимал первое место! Уже после первого соревнования он был на пятьдесят баллов впереди своего ближайшего конкурента.
  - Старина Дань Чи, твой Королевский Дворец Пилюль умеет удивлять, хм! - с завистью и горечью в голосе произнес Глава Секты Трех Звезд Чжу. Мощное выступление Королевского Дворца Пилюль лишило его уверенности в победе и наполнило его унынием. Даже самый слабый из учеников Королевского Дворца Пилюль, Му Гаоци, смог занять одиннадцатое место после первого раунда. Ученики Королевского Дворца Пилюль были крайне сильны!
  Вэй Уин из Секты Кочевников был удручен еще сильнее. В общем и целом, его секта тоже неплохо проявила себя. Он возлагал большие надежды на Вэй Син-эр и Вэй Цина; к их чести нужно сказать, что они достойно выступили. Однако успех Цзян Чэня свел планы Вэй Уина на нет! А потом от Секты Трех Звезд великолепно выступил еще и этот странный малый Дин Тун, который отодвинул Вэй Син-эр на третье место. Неудивительно, что Вэй Уин был так подавлен, когда все его планы пошли прахом.
  Пока победители ликуют, побежденным остается лишь горевать. После первого раунда Секта Трех Звезд заняла второе место, а Секта Кочевников - третье. Когда все покинули зал управления огнем, Вэй Цин смерил Цзян Чэня ледяным взглядом, полным смертельной ненависти. Он не мог не признать, что недооценил Цзян Чэня. Вэй Цин обращался с ним как с ничтожеством и думал, что Лин Би-эр просто использует этого ученика, чтобы Вэй Цин отстал от нее. Но теперь он понял, что не все так просто!
  - Не зазнавайся, мальчишка, тебе просто повезло в первом раунде, - холодно фыркнул Вэй Цин.
  - Да неужели? Ну что ж, надеюсь, в следующем раунде повезет тебе, и ты покажешь мне, на что способен, - с равнодушной улыбкой ответил Цзян Чэнь. Ему было не до Вэй Цина, куда больше его занимал другой ученик, который был враждебно настроен по отношению к нему. Дин Тун не сильно отставал от него, он тоже был близок к тому, чтоб получить максимальный балл. Это сильно удивило Цзян Чэня, он был практически уверен, что уровень Дин Туна слишком высок для Области Мириады. Цзян Чэнь получил максимальный балл благодаря знаниям из прошлой жизни и поразительным техникам. Но Дин Тун почти получил максимальный балл за то же время, что и он: еще немного, и он догнал бы Цзян Чэня! Ему казалось, что гений Области Мириады не способен на такое. Достаточно было одного взгляда на прочих гениев, чтобы понять это. Даже лучшая из гениев Области Мириады, Вэй Син-эр с врожденной огненной конституцией, смогла активировать лишь тридцать четыре огня.
  
  Глава 540. Соперники в ярости
  Если Цзян Чэнь был несколько настороже, то Дин Тун был просто в шоке от того, что Цзян Чэнь занял первое место. "Он получил максимальный балл!" Это было неприемлемо! Он был уверен, что допустил лишь незначительную ошибку, но в итоге она не дала ему выйти вперед. Это соревнование так и задумывалось. Малейшая ошибка не давала культиватору получить максимальный балл.
  В Области Мириады никто не мог надеяться на то, чтобы выполнить все идеально. Даже лучшие гении пробудили лишь тридцать четыре огня! "Что-то явно не так с этим Цзян Чэнем!" Дин Тун ненавидел Цзян Чэня даже сильнее, чем раньше.
  "Неудивительно, что Глава Дворца Дань Чи готов любой ценой защищать его и Секту Дивного Древа. Он обладает невероятным потенциалом дао пилюль! Он бы даже в Восьми Верхних Регионах считался одним из лучших! Я должен убить его, пока он не раскрыл свой потенциал!" Дин Тун чувствовал, что Цзян Чэнь - главное препятствие на пути Секты Трех Звезд к чемпионству в этом году.
  Буря эмоций одолевала тяжеловесов разных сект. Они испытывали зависть и восхищение. Похоже, Дань Чи вновь продемонстрировал свою дальновидность. Когда он заключил союз с Сектой Дивного Древа, все великие секты считали, что он сошел с ума, раз осмелился навлечь на себя гнев Небесной Секты Девяти Солнц ради какой-то Секты Дивного Древа. Но теперь-то было видно, что Дань Чи все тщательно рассчитал.
  Цзян Чэнь превосходил всех по уровню управления огнем. Если он станет тяжеловесом, он сможет изменить судьбу Королевского Дворца Пилюль на сотни лет вперед.
  "Этот Дань Чи удивительно проницателен, раз умудрился откопать такой талант!" Несмотря на жгучую зависть, они не могли не преисполниться уважением к дальновидности Дань Чи.
  Когда все кандидаты передохнули, они перешли ко второму раунду.
  Его темой стало нагревание котла.
  Цзян Чэнь уже не раз этим занимался. В борьбе с Шэнь Саньхо он использовал поразительную технику под названием "Истинные Огни Девяти к Девяти", которая не оставила сопернику ни единого шанса. С помощью этого способа он смог сократить время, необходимое для нагрева котла, до одной девятой.
  Все начали проходить в секцию нагрева котлов в соответствии со своими номерами. Перед каждым стоял котел, и пусть он выглядел незамысловато и даже грубовато, это были явно необычные предметы. Интересно, что все котлы были абсолютно одинаковы
  - Перед каждым из вас - такой же котел, как и у ваших соперников. Это - самый часто используемый при выплавки пилюль котел, но эти котлы были сделаны из Железа Ледяного Сердца, так что нагреть из будет сложнее. Но, стоит его подготовить, и ни один котел не сможет сравниться с ним по чистоте готовых пилюль.
  - По правилам у каждого из вас есть по сорок вдохов. Если вы выполните задание за отведенное время, вы получите максимальный балл - сорок баллов. За каждый дополнительный вдох у вас будет отниматься по десять баллов. Если вам потребуется более семидесяти вдохов, вы не получите ни одного балла.
  Само собой, ни один из гениев не потратил бы все баллы. Как бы плохи они ни были, больше пятидесяти пяти не потребовалось бы ни одному из них.
  - Итак, правила объявлены, и отсчет начинается... сейчас!
  Все культиватор тут же принялись за дело. Каждый вдох был на счету. Здесь нужно было использовать все свои знания, чтобы выполнить задание.
  Само собой, Цзян Чэнь снова использовал Истинные Огни Девяти к Девяти. Воспользовавшись элементом огня внутри себя, он вызвал в ладони пламя и начал молниеносно складывать одну ручную печать за другой, накладывая огни друг на друга. Вскоре котел охватило мощное пламя. Вверх вырвалось девять столбов пламени, а затем вокруг котла заплясал восемьдесят один огонь.
  Зрелище наслаивающихся друг на друга языков пламени завораживало наблюдающих. Хотя казалось, что восемьдесят одно пламя был просто результатом наложения многих слоев огня друг на друга, такая техника требовала огромного мастерства, наблюдательности и умения работать с техниками управления пространством. Такому нельзя было научиться за ночь.
  После того, как Цзян Чэнь одолел Шэнь Саньхо, Му Гаоци упросил друга обучить его этой технике. Цзян Чэнь с готовностью и свойственной ему щедростью поделился с Му Гаоци ценными знаниями. Хотя Му Гаоци и не овладел техникой в полной степени, он мог вызвать тридцать шесть огней. Если бы он вызвал больше огней, он бы потерял над ними контроль и не смог бы использовать эту технику.
  Цзян Чэню требовалось некоторое время, чтобы полностью раскрыть мощь Истинных Огней Девяти к Девяти; тридцать вдохов пронеслись в мгновение ока. Но после подготовительного этапа он мог сократить время, необходимое для нагрева, до одной девятой.
  Тяжеловесы, наблюдающие за Цзян Чэнем были сбиты с толку его действиями. Увидев, как много времени Цзян Чэнь тратит на свою технику, Вэй Уин не мог не позлорадствовать:
  - Старина Дань Чи, кажется, твой Цзян Чэнь ставит эффектность выше эффективности, а? Прошло уже тридцать вдохов, а он все еще подготавливает огни. Выглядит красиво, но как это эти разрозненные огни помогут ему правильно подогреть котел?
  Вэй Уин откровенно насмехался над выступлением Цзян Чэня. Он явно никак не мог смириться с тем, что тот получил первое место в предыдущем соревновании.
  Глава Секты Трех Звезд Чжу тоже засмеялся:
  - Да уж, впечатляет, вот только...
  И тут эти слов застряли у него в глотке; Чжу пригляделся повнимательнее, и у него отвисла челюсть. Дань Чи же был абсолютно спокоен. Путь он не понимал, что именно делает Цзян Чэнь, очевидно было одно: он не станет жертвовать эффективностью ради того, чтобы покрасоваться.
  Пока Вэй Уин и Глава Секты Чжу смеялись, Цзян Чэнь довел дело до конца; охваченный огнем котел издал звук резонанса, подобный рыку тигра или реву дракона. С того момента, как он закончил накладывать слои огней друг на друга, до полного нагрева, прошло всего семь вдохов! В итоге он потратил лишь тридцать семь вдохов.
  Снова первое место?!
  Тяжеловесы недоуменно переглядывались. Они не могли поверить своим глазам. Что за техники использовал Цзян Чэнь? Как он смог так быстро нагреть котел? Это было за пределами их понимания!
  Никто другой не смог уложиться в сорок вдохов.
  Удивительно, что вторым после Цзян Чэня стал Му Гаоци! Он потратил всего на один вдох больше положенного и лишился всего десяти баллов, получив в этом раунде триста девяносто баллов.
  Когда к концу подходили сорок два вдоха, Вэй Син-эр и Дин Тун тоже выполнили задание. Но, потратив на два вдоха больше положенного, они лишились по двадцать баллов каждый, заработав по триста восемьдесят баллов.
  После них шел Вэй Цин, который смог выполнить задание за сорок три вдоха, а Лин Би-эр потребовалось сорок четыре вдоха. Все прочие лучшие гении выполнили задание за сорок пять вдохов, а остальные закончили вскоре после них. Последнему культиватору потребовалось шестьдесят вдохов.
  Второй раунд закончился, и Цзян Чэнь снов получил максимальный балл. Теперь у него было восемьсот баллов. Пусть следующий за ним Дин Тун показал крайне высокий уровень, он набрал всего семьсот триста баллов. Вэй Син-эр была на третьем месте с семьюстами двадцатью баллами.
  На четвертом месте был Му Гаоци, который неожиданно для всех потеснил прочих кандидатов. Хотя он еще не постиг Истинные Огни Девяти к Девяти, его Малые Огни Шести к Шести позволили ему выполнить задание с минимальной потерей баллов; теперь у него было семьсот десять баллов.
  Самоуверенный Вэй Цин был на пятом месте, у него было семьсот баллов; у следующей за ним Лин Би-эр было шестьсот девяносто баллов. После Лин Би-эр шел целый ряд культиваторов, которые набрали по шестьсот восемьдесят баллов. Когда результаты стали известны, Цзян Чэнь снова оказался в центре всеобщего внимания. Те, кто сперва игнорировали его, теперь обратили на него самое пристальное внимание.
  Никто из них и подумать не мог, что он вырвется вперед. "Что за техники позволили Цзян Чэню получить максимальный балл в двух раундах подряд?" Все знали, как сложны были эти соревнования. Даже загадочный гений Дин Тун не смог получить максимальный балл, и даже врожденная огненная конституция Вэй Син-эр не помогла ей. А Цзян Чэнь стал первым! И это при том, что он прибыл из захолустья, из шестнадцати королевств. Пусть пребывание в Королевском Дворце Пилюль пошло ему на пользу, он провел в нем всего-то год. Неужели этого было достаточно, чтобы жалкий культиватор из шестнадцати королевств одолел всех соперников? Да кто вообще мог в это поверить?
  Хоть Дань Чи тоже был несколько удивлен, он вспомнил об отношениях Цзян Чэня со Старейшиной Шунем: "Он наверняка получил его наследие, так что тут нет ничего удивительного!"
  А вот культиваторы Сект Трех Звезд и Секты Кочевников не могли смириться с таким исходом. Они были решительно настроены на то, чтобы на сей раз забрать звание чемпиона у Королевского Дворца Пилюль. И тут какой-то Цзян Чэнь рушит все их планы; ну как они могли признать столь обидное поражение?
  
  
  

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"