Шостак Ирина Геннадиевна: другие произведения.

Избранница Владыки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В основу книги легла извечная борьба добра и зла, Ангелы света против Ангелов тьмы. Идея книги взята из Библии, "Книга Иова". Однако героиня этого романа - женщина - молодежный пастор небольшой общины в одном крохотном городке. Ее жизнь, ее переживания, и ее приключения - есть ни что иное как промысел Божий, с целью закалить ее дух и вместе с тем победить коварного врага, которому не терпится занять место самого Бога.


   Пролог
   г
  
   Шел 1735 год. Летним июльским вечером, когда раскинув по небу малиновато - лиловый свет, усталое солнце, небрежно попрощавшись с суетливым миром, уходило на покой, Наина стояла у полуоткрытого окна и бессмысленным, пустым взглядом провожала большой огненный шар. Он неторопливо плыл среди лопатых облаков, в надежде, наконец, спрятаться за бледной и немой пеленой далекого морского горизонта, зеленоватой лентой огибающего крохотный, скалистый островок, сиротливо затерявшийся между Лервиком и Шотландскими островами. Несмотря на свою незначительную площадь, островок был довольно живописным и таил в себе великое разнообразие флоры и фауны. Только здесь воздушные, экзотические фрукты могли превосходно конкурировать с дюжими кедрами и кокетками елями, растущими полосами неподалеку друг от друга. А в отдельных местах безропотно склоняясь над обрывом, безмолвно повисли крупные персики и каштаны, снизу усыпанные мелкими, янтарными и ультрамариновыми цветами. Где-то на склонах ущелий грелись на солнышке толстые, ленивые черепахи. Нисколько им не препятствуя, виляя шустрыми хвостищами проскакивали между камней гадюки, и мыли свои миниатюрные мордочки, забавные выдры и бобры. А непроницаемые, таинственные глубины Норвежского моря скрывали в себе бурную, непознанную жизнь. Впрочем, непознанной, она существовала, где - то на бездонных глубинах. Сама же поверхность воды вдоль и поперек уже обхожена рыбаками. Их лодки маячили повсюду...
   В этот вечер море было безветренным и спокойным. Искрясь и переливаясь мелкой серебристой рябью, ленивые волны вяло перекатывались на золотистый песчаный берег и обратно, казалось еще немного и они вот- вот уснут и вдоль бирюзового массива воцарится умиротворенная тишина, торжество которой иногда все же прерывали крикливые чайки. Но и они вскоре умолкли. Отринув от себя след суеты, день постепенно угасал. А вместе с ним угасал и мужчина лет 65. Его жидкие, седые волосы растрепались по подушке. Плотно сжатые, тонкие губы иногда раскрывались в бреду. Острый, клювообразный нос как-то сильно усох и еще больше заострившись, уменьшился, обнажив несколько тяжелых, глубоких складок на переносице. Такие же складки появились на лбу и щеках, превратив еще недавно пышущее здоровьем лицо, пусть немолодого но довольно сильного и красивого мужчины, в сморщенную тряпку. Временами он бредил, временами впадал в забытье, или тяжелый, глубокий обморок, очень походивший на смерть. Опасное состояние между сном и бодрствованием на короткие мгновение сменялось некоторым просветлением сознания, но вскоре все начиналось сначала. Сильный жар, и жестокая лихорадка, истязая тело некогда бодрого, неунывающего человека, за три дня сделали из него безжизненную мумию, неспособную больше подняться с постели. Печать смерти все больше проступала на его бескровном, сером лице. Громадные, черные круги вокруг сомкнутых век и слегка искривленные уголки губ, свидетельствовали о том, что мужчина испытывает сильнейшие физические страдания. Он таял и чахнул на глазах, чем очень сильно пугал свою верную Наину, его добрую подругу и жену. Ни на минуту не покидая своего поста, она не спала уже третьи сутки. Немолодая, но сохранившая остатки былого очарования, женщина, красными не столько от недосыпания, сколько от слез глазами, тревожно всматривалась в больного. Тот лежал неподвижно. И лишь изредка вздымавшееся кверху одеяло давало знать Наине, что ее горемычный муж пока жив. В очередной раз, смочив в уксусе повязку, женщина вернула ее на лоб больного. Одной рукой она поправила одеяло, а другой спешно смахнула накатившуюся слезу. Рыдания теснили грудь. И только неимоверные усилия воли заставляли душу молчать. Она должна быть сильной! И она была! Но иногда, в отдельные моменты изнутри все,же прорывался тихий жалостный возглас. Видимо он как-то доходил до слуха больного и тогда, словно выражая свое сожаление и сочувствие, мужчина виновато постанывал, затем вдруг снова замолкал и впадал в полное беспамятство.
   Время близилось к полуночи. Пребывая в своих тяжелых раздумьях, Наина и не заметила, как комнату окутал черный густой мрак. Свыкшись с темнотой ее глаза, почти сразу обнаружили свечу. Сверкнула спичка, и новая свеча тут же сменила предыдущую. Тьма немного рассеялась, обнажив довольно убогую обстановку. Квадратный стол, два табурета и высокую железную кровать, над которой висело огромное, золотое распятие, преподнесенное отцу Филиппу ко дню рожденья его старинным другом - мэром. Вот пожалуй и вся меблировка...
   Новая свеча вспыхнула с новой силой и по комнате разлился запах ладана, забивая неприятно - резкий дух уксуса и лекарств...
   К полумраку тусклой свечи присоединилась полная луна. Ее ненавязчивое, свечение ненароком заглянуло и в одиноко - бодрствующее окошко, невесело подмигнув Наине своим единственным, лиловым глазом.
   Остров замер в сонном ожидании нового дня, Наине казалось, что эта тягостная ночь не закончится никогда. Настежь распахнув окно, она несколько раз вдохнула свежий, морской воздух. Упиваясь тишиной, пыталась забыться и расслабиться. На какое-то время ей это даже удалось. Но ненадолго. Внезапный резкий порыв ветра шумным вихрем ворвался в унылую лачугу и безмятежно осел на полу грудой мусора и песка. Окно с таким сильным грохотом садануло о стену, что стекло только чудом уцелело. Ниоткуда взявшийся ветер заставил женщину вздрогнуть и резко отпрянуть в сторону. С минуту она колебалась, затем осторожно высунула голову на улицу. Странно! Вокруг все тихо и спокойно! Недоброе предзнаменование!- тяжело вздохнула Наина. Ей сделалось совсем нехорошо. Чтобы отогнать скверные мысли, она машинально схватилась за веник и принялась выметать песок. Чем больше она обдумывала происшествие, тем сильнее ее охватывало ощущение тревоги. Затем оно переросло в страх, а позже и в необъяснимый панический ужас. Начало вдруг мерещиться, что кроме них, двоих, в комнате есть кто - то еще. С боязнью оглядываясь по сторонам, Наина совершенно потеряла покой. Неведомо во что бы вылились все ее страхи, если бы, разбуженный грохотом больной, не пришел в это время в себя.
   -На-и-на! - тихо позвал он.
   Позабыв обо всем, Наина тут же подскочила к мужу.
   -Я хочу попросить ... - с трудом выговаривая каждое слово, почти шептал он.
   -Слушаю тебя, родненький! - кротко ответила женщина, опускаясь к мужу на одно колено, чтобы лучше понять, что он говорит.
   Вдруг неожиданно мужчина, с силой оттолкнув от себя жену, тоном, не терпящим возражения, потребовал:
   -Близко не подходи! Я заразен.
   -Помилуй, золотенький, да разве ж я боюсь заразы? Мне главное выходить тебя!
   Муж с грустью глянул на родное, измученное лицо и сказал:
   -Напрасно все это...Мне не жить!
   -Да как же это, миленький ты мой?!- горестно зарыдала несчастная жена.
   -Не реви... Лучше послушай... Времени у меня немного... Ангел смерти уж за хребтом! Приведи мне Марианну! Мне надо с ней поговорить! А сама уходи... Пожалуйста! Не заставляй меня страдать еще сильнее!
   Дождавшись, пока муж договорит, Наина глухим, дрожащим голосом просипела:
   -Не волнуйся, родненький, Марианну я приведу. Но, прошу, не прогоняй меня от себя! К чему мне без тебя жизнь? - и повернувшись спиной к Филиппу, она выскользнула из комнаты, не в силах больше сдерживать рыданий.
   -Бедняжка... - нежно прошептал муж. - Если бы ты только могла знать... - он тяжело вздохнул. Словно адским огнем внутри него все жгло и болело. Тело затекло, кости нестерпимо ломило. Дабы облегчить сильные пытки, отец Филипп попробовал чуточку приподняться, но ослабленный болезнью организм, не выдержав такого испытания, снова отключился.
   Более получаса священник оставался без своей заботливой сиделки, но в горнице он был, ни один. Чутье Наины ее не обмануло. Стоило женщине скрыться за дверью, как сотни безобразных рож, выпрыгивая оттуда, где нет распятия, тесной душной тучей обложили ложе больного, в уповании помучить постылого пастора. Однако азарт лютых бесов несколько поубавился, после того как ударяясь о невидимую стену, один за другим, они скатываясь вниз, разъяренно мычали, визжали и при этом злобно крыли нецензурной бранью. Не в состоянии достигнуть Филиппа физически, бесовское отродье донимало священника через сомнения и страх. Без конца указывая на грешки и ошибки, грозились упечь его в ад. Наряду с этим, давили на чувство вины, обвиняя несчастного в грядущей кончине всех, живущих на острове людей. Старец изнемогал. Нестерпимые мучения рвали тело на части. Ему было так тяжело! Но в то же время ум больного оставался ясным как никогда.
   - Господи, дай мне сил снести до конца свой тяжкий крест! - безмолвно молился Филипп. Его страдания были столь невыносимы, а настырность бесов столь велика, что бедный старик в этот момент желал только одного - скорейшей смерти. Вероятно, это не прекратилось бы никогда, если бы ни благородный юноша атлетического сложения, застывший у изголовья болящего. Его решительный, суровый вид не оставлял бесам ни малейших шансов. Грозно взирая на презренное отрепье, он окружил отца Филиппа облаком яркого, радужного света, и страждущая душа обрела относительный покой. В адрес юноши градом посыпались угрозы и проклятия. Сходу смекнув, что больше им здесь делать нечего, злобствующее полчище метнулось врассыпную туда же откуда и пришло. Устало откинув голову, пастор облегченно вздохнул и снова впал в забытье. Когда священник пришел в себя, то сквозь прозрачный туман мутноватых глаз, он сумел рассмотреть ту, с кем так жаждал пообщаться напоследок. Недолгим, нездоровым взглядом он обвел всю комнатушку и, удостоверившись в том, что кроме Наины и Марианны здесь больше никого нет, медленно вымолвил:
   -Марианна, дитя мое, я хочу с тобой поговорить...
   -Я вас слушаю, святой отец!- она, было, сделала шаг к нему, но священник ее поспешно остановил:
   - Нет, Марианна, близко не подходи! Это черная болезнь... очень опасная!
   Ему становилось все хуже и хуже, но Филипп был уверен, что Бог не возьмет его до тех пор, пока он не выполнит Его последнее поручение. Собрав весь остаток сил, священник вяло промямлил:
   -Все случилось со мной и многими на острове, из-за тебя, девочка... Но ты, мое бедное дитя, ни в чем неповинна. Этот мерзавец... он использовался тебя гнусным образом... В этом виновен твой отец, приблизивший к тебе негодяя...
   В знак протеста Марианна отрицательно замотала головой.
   - Нет,он лишь жертва мошенника!- попыталась возразить девушка.
   - Я его предупреждал...
   - О отец Филипп можно ли винить того, кто склонен видеть вокруг себя только доброе и кто имеет в себе потребность нести людям радость и свет? Батюшка желал как лучше... - На щеках Марианны заблестели слезы.
   - О, как я его понимаю! Однако же столько беды!!! Слепец!
   - Вы не правы! Я и только я одна во всем виновата! Я давно знала кто он такой! Знала и молчала... боялась...
   Филипп без слов понял ее душевные терзания. Сострадая бедняжке,он плакал и сам. Однако чувствовал, времени у него осталось немного, а он хотел успеть сказать все, что должен был сказать этой печальной, отчаявшейся душе, которая собиралась совершить непоправимое. Филипп должен был ее остановить. Поэтому предварив Марианну, которая уже открыла рот чтобы ему снова возразить, он мягко проговорил:
   -Марианна, мне теперь не до прений! Выслушай! Силы зла обошлись с тобой весьма премерзко... Но Писание учит нас стойко преодолевать все тяготы жизни в соответствии с Его Словом. Так будем же держаться древнего предания! Несмотря ни на что будь покорна до конца, даже до смерти! Прими в сердце то, что скажу и храни вечно... Что поделать скорбь и насилие будут процветать на земле еще долгое время... Но ты крепись, дитя... - продолжал он,преодолевая порывы кашля,которые все чаще прорывались и мешали старику нормально изъясняться. - Удали печаль с чела... Бог с тобою...несмотря ни на что, твое семя ...благословенно!- всякое слово давалось ему с большим трудом. Но он должен, должен успеть, все сказать! Набрав больше воздуха в легкие, вопреки пульсирующей боли в голове, пастор снова заговорил:
   - Тебя ждет крупное потрясение... Но обещай мне одно - чтобы ни не случилось, своего первенца ты сохранишь!
   -Обещаю, отче!- машинально брякнула Марианна, растирая слезы по мокрому и распухшему от рыданий, лицу.
   -Верю... Верю тебе, дитя! И помни, ты мне пообещала!
   -Да, отче, я помню!-поспешно заверила она умирающего больного. На тот момент Марианна еще не знала, что пообещала, однако Филипп хорошо знал и понимал суть происходящего.
   -Зеус и Колдун... это все они... их штучки!- неутомимо продолжал священник.
   Марианне показалось, что Филипп бредит, он не при своем уме.
   - Нет, это не бред!- точно угадав ход ее мыслей, устало замотал головой старик.- Это страшная, правда! Демоны... Они прибыли мучить... Мучить тебя... И ее тоже... Но Бог с тобой... Он пребудет и с ней... Он обязался... - Филипп бросил на пол тетрадь. - Вот, возьми! Там все написано... Сохрани для будущих поколений... Впоследствии ты все сама поймешь! А теперь покинь меня! Спеши! - он тяжело вздохнул.
   Марианна подняла с пола тетрадь, машинально раскрыла ее и стала читать:
   - Не сгниет она во тьме...
   Сила Божья в ней вполне...
   О ком идет речь, отче, я не совсем понимаю!- недоумевала растерянная девушка.
   Филипп уже хрипел, но не утихал:
   Позже уразумеешь! Ангел Смерти уж торопит меня... Есть надежда, дитя мое, есть... Так сказал Бог... С тебя все началось, тобой должно и закончится... Твое семя ... Одним ликом с тобой... - Филипп чувствовал, что силы его покидают. Слегка приподнявшись на подушке, он собрал остаток сил: - Она одолеет бездну! Бегите.... Бегите вглубь острова, иначе поги... - не договорив конечную фразу, отец Филипп беспомощно свалился на подушку и испустил дух.
  
  
   ГЛАВА1
  
   Рафаил отдыхал в Счастливой Долине Рая, под роскошным, тенистым деревом жизни. Его вечно - зеленые, мохнатые ветви, были вынуждены опуститься донизу, под тяжестью превосходных желто - горячих плодов. В немыслимом изобилии те теснились друг к дружке, издавая приторно - сладкий, феерический аромат... Рафаил возлежал на бархатистой, насыщенно- зеленой траве, усеянной красно- белыми актелиями. Их животворное, освежающее благоухание делало все кругом более изнеженным и приветливым.
   Устремив восхищенный взор куда- то ввысь, сквозь бескрайние, вселенские просторы, Рафаил прибывал в возвышенном расположении духа.
   "Как прекрасно все, то, что сотворено Творцом!- думал он. - Эти важные, царственные горы, с кипенными шапками на вершинах... Они почти такие же, как и на земном шаре, разве только чуточку значительнее и благороднее... А алмазные капельки росы, орошающей даже самые малюсенькие уголки райского сада, который в признательность за заботу Создателя, преподносит столь прекрасные растения и плоды... И...человек...Человек, в которого Великий Родоначальник сумел уложить всего Себя... Непонятно, почему люди, имея Бога в самих себе, так часто его ищут где- то на стороне? Хотят увидеть - и не видят, хотят познать - и не могут... Долго призывают, жаждут Его присутствия, и не разумеют, что вот Он - рядом - в любом листике, всякой травинке, каждом запахе, букашке, и в самой атмосфере... Все пропитано и перенасыщено Им ...Мы просто растворены в Нем, и живем благодаря Ему... Люди за суетой разучились видеть и понимать главное: постигая себя - они постигают Бога! Безумцы! Их научно - техническая дегенерация их убивает... Их поджидает бездна... Пустота... Но они все больше стремятся туда... Да чрезвычайно странные создания эти люди! Бог предоставил им жизнь, а они не умеют жить... Наградил великим, колоссальным разумом, а они не применяют его себе во благо. Создавая сложные, адские машины, упускают из виду нехитрое и простое... Вечные истины Вселенной - они мудры и созидательны! Вот почему получается, что имея в своем распоряжении силу Всевышнего - люди ничтожно - беспомощны... Обладают знанием и властью, но из века в век томятся и грезят о счастье... Будучи венцом творения - повинуются тем, кто значительно ниже и слабее них... Ангелы, которым Созидатель не предоставил и сотой доли тех возможностей, что обрели люди, вершат их судьбы, одни растаптывая и унижая, другие же, защищая их от них же самих... О, как прав Всевышний! Род человеческий губит невежество! Для этого достаточно сжать Бога в рамки религии, и все, Всемогущий Бог ограничен в своих действиях на Земле! Невежественна вера позволяет греху свободно процветать и торжествовать над справедливостью и добром. А после у них всегда обычно виноват Всевышний, не предотвратил, допустил... Они и понятия не имеют, что собственными руками создают то, что называется злом.... И как милостив Владыка, что не забывает этих хрупких, пусть и излишне чванливых существ... Они стремятся к приволью, но встречают еще большее рабство, совершенно не понимая, что нередко делаются всего лишь игрушками в чьих - то шустрых, умелых десницах! А все-таки жаль их! От них зависит все - и ничего! Что ж, Владыка, пожалуй, Ты прав! Несмотря ни на что, им просто необходима направляющая рука и помощь небес..."
   В этот момент размышления Рафаила прервал зов Всемогущего.
   -Пора!- вслух сказал сам себе Рафаил, неохото поднялся с махровой, шелковистой травы и направился в сторону Дворца. Туда уже со всех концов Небесного Царства стекались небожители всех рангов. Свернув на фиатисовую аллею, расположившуюся вдоль дороги, выложенной медно - золотистой, зеркальной плиткой, которую цветущие фиатисы делали ярко - алой, Рафаил догнал чернобородого атлета и, увеличивая шаг вровню с ним, быстро осведомился:
   - Что стряслось, дружище?
   -Я сам пока не в курсе. Только, что прибыл с поручения. Но мне не нравится мое предчувствие!
   -Угу!- Кивнул Рафаил, он сам ощущал, что климат в Раю резко поменялся. В благодатную атмосферу вторглось нечто, чего он пока не мог объяснить. Вдруг они оба, как по команде обернулись. Позади них, минуя биалбуки с фиолетовыми плодами, с раздутым, высокомерным видом по саду шли Темные Ангелы. Презрительно поглядывая по сторонам, те, уверенным, размеренным шагом, вместе со всеми направлялись во Дворец.
   -А эти что здесь делают?- присвистнул чернобородый.
   - Как обычно, Натаниэль. Все как обычно... Прибавляют нам работы! - недовольно фыркнул Рафаил.- "Высокие Гости" к нам пожаловали! Убежден, на кону немалые ставки! Глянь - ка, сам Вельзевул, Зеус - Белиал и Гакха - Асмодей! У этой чертовой троицы бездонные аппетиты!
   Согласен! - закивал Натаниэль. - Эти шутки шутить не станут! Ненажерливые наглецы! Предстать пред лицом Создателя! На это нужны очень веские причины!
   - Поверь мне - скоро нам их предоставят! - с горечью произнес Рафаил.
   - Не сомневаюсь! Можно ли ждать чего- то доброго от князя тьмы? Все как всегда! Господа лукавые состряпали очередную мерзость! - быстро шагая за Архангелом, рассуждал Натаниэль.
   - И прибыли втянуть в свои аферы Высший Мир! - задумчиво добавил Рафаил. - Увы, на пакости они мастера!
   -Согласен! - снова подтвердил Натаниэль. - Всякий раз, после их появления, мир вязнет в войнах и передрягах...
   В эту минуту к ним подлетел юный, белокурый Ангел с большущими, синими глазами. От перевозбуждения они раскрылись так широко, как буд - то сейчас вылезут из орбит.
   -Видели? Вы это видели? - с сильным негодованием, почти кричал он, указывая перстом на демонов. - Что надо здесь этим троим? И почему им никто не противостоит? Ну, что же вы бездействуете? Разве им место среди нас? Они же наши враги!
   Рафаил и Натаниэль переглянулись.
   -Мой, юный друг, на данный момент самый злейший враг здесь -кипящий котел твоих бурные эмоции! - с мрачным видом поставил юнца на место Рафаил. - Если ты поубавишь свой пыл, то, наверняка увидишь, что среди небожителей не осталось никого, кто бы ни приметил присутствие зла... Однако, оглянись вокруг! Видишь ли ты хоть кого - нибудь, кто бы так странно прыгал и вопил? Ну, что же ты, Амон? Твое поведение по крайней мере неприлично!
   Амон осекся и притих. Виновато похлопывая длинными ресницами,он растерянно повертел головой по сторонам. И действительно весь ангельский мир принимал черных гостей с холодной вежливостью и неприязнью, но без особого удивления.
   - Похоже они здесь уже не первый раз.- немедленно сделал вывод молодой Ангел.
   Натаниэль в свою очередь, дружески похлопал Амона по плечу:
   - Ничего страшного, мой юный коллега, я начинал вот также! Вскоре ты многое поймешь, и возможно, станешь более терпимым!В нашем деле терпение и послушание, и еще раз терпение и послушание! А без этого никак! Эти существа только и добиваются агрессии. Они питаются ненавистью и злобой- это их естественное, привычное состояние, поэтому нам стоит держать себя в руках!
   - Но, - в оправданье себе начал Амон,- никогда раньше я здесь не видел князя тьмы!
   В ответ Ангел и Архангел лишь вяло ухмыльнулись.
   - У тебя еще не раз появиться такая возможность! Можешь мне поверить! - пробасил разговорчивый Натаниэль.
   - А кто эти двое? - немного осмелев, с любопытством продолжал Амон.
   - Тот, что повыше, в черной мантии - один из приближенных Люцифера, демон по имени Зеус. Личность довольно известная своими кровавими, людоедскими деяниями. Еще во времена Ноя он нимало отличился! Его отец - Ангел - страж - Азазел, а мать земная девушка - аморейка. После грехопадения Всевышний Владыка послал 200 Ангелов - стражей научить людей справедливости и добру, с целью научить человека правильно ориентироваться в новом и враждебном ему мире. Но Стражи не справились со своей миссией и очень скоро развратились. Они позволили людям поклоняться им вместо Бога, научили оккультизму и идолопоклонству, открыли тайны Земли, всевозможные знания и науки, обучили строить пирамиды и многое из того, что теперь снова сокрыто от человечества. Однако и это еще не все! Наибольшей их мерзостью было то, что они начали входить к дочерям человеческим и рождать от них детей. На свет при этом появлялись громадные исполины ростом в четыре метра, прокормить которых люди были просто не в состоянии. Тогда эти нечестивцы- дети страж, добрались и до самих людей. Людоедство в те дни процветало. Ну и это еще не все!- терпеливо объяснял Натаниэль.- Эти нечистые твари спали не только друг с другом,но и со скотом,со всяким зверем, и с рыбами морскими, оскверняя при этом все Божие творение, порождая новые и новые мерзкие особи, типа русалок,кентавров минотавров и многую другую нечистую тварь. Насилие,разврат и блудодейство с такой силой процветали на Земле, что люди забыли естественное употребление женского пола с целью размножения и переключились на однополый секс.
   И тогда Богу пришлось пойти на крайние меры! Дабы хоть как - то повлиять на ситуацию Он потопом уничтожил все живое, кроме Ноя, конечно же, и его потомства. Дети страж погибли вместе со всем населением Земли, но их души при этом не могли взметнуться ввысь, т.к. несут в себе ангельское семя. Блуждающие, нечистые духи остались на земле и будучи от природы злыми и нечестивыми, они по -прежнему развращают людство, порабощая дух человека, используют его тело для своих непотребств. Так вот Зеус из них- самый злейший! Мера его беззаконий переполнила уже ни одну чашу Божьего терпения. Нам ни раз приходилось пресекать его злодеяния. Он самый расчетливый игрок в этой компании.
   - И очень, очень опасен! - нехотя добавил Архангел.
   - А тот, что слева?
   - О, это Гакха - Асмодей, так называемый истребитель! В его ведомстве так же находится вся политика мира.Но самое его любимое поприще - вся полиция
   - Не вся! - запротестовал Рафаил, - а только та ее часть, которую люди точно окрестили оборотнями в погонах!
   - Значит, они снова замышляют тщетное? Наверное, после таких вот визитов много людей гибнет! - гнул свою линию юный Амон.
   - И много Ангелов... - многозначительно продолжил фразу Рафаил.
   Между тем, пока три Ангела вели между собой дебаты, демоны, тем временем, догнав их, уже шагали вровню с доблестными защитниками Вселенной, которые беседовали так громко, что Темные личности просто не могли их не услышать. Желчно ухмыляясь Люцифер и Зеус молча измерили тройцу красноречивым презрительным взглядом, и отвернулись. Но третий их спутник молчать не собирался. Он повернул в сторону Ангелов свою безобразную, изуродованную рытвинами и бородавками, голову, и обнажив, серо - желтые, клыкообразные зубы, ехидно процедил:
   - Вы, как никогда, правы, господа! Каким бы ни было происхождение, серьезного соперника недооценивать нельзя. Побеждает сильнейший, не так ли?! Ваши, порой, неловкие действия нам всегда на руку!- язвительно бросил Гакха, зыркнув на Амона ядовитыми зелеными глазами.
   - Каков наглец, а?! - вспыхнул возмущением юнец, уловив истинный смысл его слов. Но увидев равнодушное спокойствие, идущих рядом друзей, тут же осекся.
   Рафаил одобрительно кивнул и немного ускорил шаг. Но ощутив на себе знакомый, цепкий взгляд, на секунду замешкался и слегка повернул голову вправо. Архангел не ошибся. Зеус действительно за ним наблюдал. В этот момент их глаза встретились. Рафаил спокойно выдержал сверкающий свирепой ненавистью взгляд, тем самым давая врагу понять, что он его не боится. И это была чистая правда! Для Рафаила лютый демон был не просто соперником, но так же личным врагом, которому Зеус поклялся отомстить. Рафаил не сомневался, что тот выполнит свою клятву при первой же возможности. С Зеусом сложно и опасно тягаться!Его изобретательность во зле и насилии - безгранична, коварства и смелости - тоже не занимать. Но и он, Рафаил, Архангел Бога Всевышнего, совсем, не простачок!Не зря же его в мире тьмы опасались! Зеус это знал. За, что не только ненавидел, но где - то глубоко внутри даже уважал Рафаила, но бояля себе в этом признаться. Это же можно было сказать и о Люцифере. Ему Рафаил в свое время тоже нимало насолил!
   Несмотря на свою излишнюю, внешнюю скромность,Великий Архангел слыл грозой в рядах всего поднебесья. Поэтому до конца пути никто из демонов, больше не обмолвился ни словом. Все трое понимали - здесь ни время и ни место для провокаций!
   Очень скоро на горизонте замаячил Дворец. Впрочем,его контуры виднелись в Раю отовсюду.
   Дворец Всемогущего был поистине чудом мироздания! Примитивным, человеческим языком сложно описать то, что описать невозможно. Тем не менее, мы попытаемся сейчас жалким подобием слов, хотя бы издали воссоздать образ той Славы и Величия, которые смогли бы дать, пусть слабое, но представление о том, насколько иным может быть мир, где живет и господствует Бог. Мы ни в коем случае не претендуем на истину, но нечто подобное наверняка есть! Итак... Чудо - Дворец имел форму гигантского, еврейского шестигранника и в добрую сотню, раз превышал размеры самой земли. Благодаря этой немаловажной особенности, он мог свободно вмещать в себя и все, население жившее когда - либо, на небе, или на Земле. Есть причины, по которым это Святое место, сооружением никак не назовешь. Возможно, это нелегко представить, но прозрачные, скалистые стены Дворца напоминали скорее потоки ручейков в пространстве, выложенные в форме мозаики, множеством сверкающих кристаллов. Драгоценные камни разной формы, цвета и величины, вращаясь быстрым калейдоскопом, создавали все новые, и новые причудливые узоры, каждый из которых никогда не повторялся. Изнутри же гигантская звезда имела несколько иную структуру. Это легкое, воздушное пространство, сквозь которое просматривалась вся Вселенная... И полное отсутствие всяких временных рамок. Прошлое, настоящее и будущее, неразрывным, единым целым как на ладони представало пред всевидящим оком Творца... Жизнь любого существа прокручивалась мгновенной кинопленкой. Избранное могли видеть и все остальные небожители Рая. Но, никак не без воли Владыки. Лишь Он один имел полный доступ к каждой, индивидуальной судьбе.
   Потолком Дворцу служил огненно - красный ореол, подобный свечению миллиардов солнц. Обитатели неба это явление именовали не иначе как Божьей Славой. Со всех сторон обрамляя Дворец, радужными искорками пламени и звезд, Слава Божья, ниспускаясь вниз, получала ответный отклик, и устремляясь обратно в вышину, создавала непрерывный, хаотичный, яркий звездопад.
   Со вкусом устроенный зал, раскрывал собою величье и в одночасье, простоту Творца, где все пропитано мудростью, гармоней и простотой. Окруженный остроконечными, бриллиантовыми шпилями, стоял сонм Ангелов и святых. Одетые в нарядные, белоснежные одежды, они покорно склоняли свои головы, украшенные венцами из драгоценных камней. Зеркальные бриллианты отсвечивали их чистые, золотисто - голубые, сиреневато - розоватые и просто белые, ауры, создавая нежную, приятную атмосферу вокруг невероятно - большого, зала. Повсюду свободно разгуливали, некогда умершие, земные животные. Рыси, волки, змеи, обезьяны, верблюды, лошади, крысы, собаки... Кого здесь только не было! Причем тигры мирно соседствовали с жирафами, по медвежатам резво прыгали крошечные котята, а кобра нежно ласкала языком незадачливого ежика. Мир полный противоречий на Земле здесь дружил и любил друг друга так, как его чтил и любил его Создатель.
   В самом центре Дворца Славы пред лицом Преславного Владыки, в благоговейном умилении застыли необычные шестикрылые существа - Серафимы. Находясь в непосредственной близости от Того, Кто есть сама святость, любовь и чистота, кристально чистые Серафимы, все больше и больше пламенея к Богу своей безграничной привязанностью, трепетно передавали языки любви всем тем, кто не смел находится так близко к своему непорочному Создателю.
   Чуть поодаль от этих дивных существ разместились не менее чудные особи, называемые в мире Ангелов Херувимами. Четырехкрылые и четырехликие Херувимы- достославные умы и распространители знаний, с терпением и точностью в кротости передавали остальным все то, что вечно постигали от Премудрого Учителя. Но как бы хорошо все они ни делали свое дело, их неутомимость в служении Богу никоим образом не сможет сравниться с неутомимостью Престолов, они есть отдых и опора Бога. Именно на них, изрекая Свой суд, окруженный Господствами, Властями и Силами, и восседал Господь Саваоф.
   Разметая вокруг себя золотисто - алые языки Божьей Славы, Престолы горели вечным, несгораемым огнем Божьего великолепия. Их блики распространялись далеко за пределы Рая, плавно окутывая всю Вселенную силой любви и добра. Окунаясь в благодатную, божественную атмосферу, каждый входящий, словно плыл в нескончаемых потоках Божьей чистоты, которая обнажала всякий малый грех, проявляясь ввиде черных пятен на одеждах. Впрочем, таковые и сотую долю секунды не могли пребывать в этом величественном месте. Черная, неистовая сила их тут же уносила прочь, туда, где и подобает быть греху - в ад. Серные языки адского, обжигающего огня, вечно терзающего обмнутые,заблудшие души, легко просматривались снизу, сквозь прозрачную пелену так называемых дворцовых полов у подножия Божьего Престола.
   Более внимательного рассмотрения достойны и эти самые полы, по которым хаживали ноги Владыки. Их смело можно назвать произведением искусства. Сквозь них проглядывал космос. Мириады звезд и планет радужно сверкая и переливаясь всевозможными, красочными, блистающими оттенками, в спокойном величии смиренно застыли у ног Творца. Создавалось ощущение некой невесомости и загадочности...
   Вся эта немая, ослепительная красота, превосходно подчеркивала могущество единого Вседержителя во Вселенной, но совершенно блекла перед Самой Его Особой. Восседавший на Престолах Царь, был облачен в ярчайший, свет. Этот свет походил на миллионы молний, преобразованных в одну сплошную, пламенную энергию. Он проникал повсюду, пронизывая и питая, своей неизмеримо - могучей силой все мироздание. Не каждому удавалось устоять в свете столь ослепительной силы и красоты! Многие из присутствующих падали ниц, дабы сокрыть лицо свое и не сгореть в огне святости и непорочности Бога. Вся многочисленная свита Владыки располагалась на очень приличном расстоянии от Него. И только одна, не менее великая персона - Его Сын - Иисус Христос, могла свободно стоять по правую руку Всемогущего Бога. Только Он один своим смирением и послушанием удостоился великой чести - пребывать рядом с Отцом! И только Он один свободно выдерживал святое, очищающее сияние Божьего, испытывающего пламени. Не морщился, не закрывал лица, но царственно и гордо, как хозяин, взирал на обитателей Света.
   Высокий чернявый, с ясным взглядом и приветливой, мягкой улыбкой, Он смотрел на всех с любовью и безграничным долготерпением. От Иисуса исходили добро и покой. В сверкающей, древне - еврейской одежде первосвященника, и царским венцом на длинных, как смоль, кудрях, Он стоял во главе святых за Его спиной и выглядел не менее величественно, чем Его Отец-Вседержитель.
   Слева, чуть поодаль, среди народа Божьего, кротко пристроилась статная женщина невысокого роста и с покрытой белоснежным покрывалом, головой. Красная, бархатная мантия царицы - яркое свидетельство того, что во всей Вселенной эта женщина пользуется великим почетом и уважением. Весь мир ее величал Святой Богородицей Марией, заступницей всех скорбящих, униженных и обездоленных. Мария слыла милостивой чудотворницей, но при этом всегда оставалась где - то в тени...
   И день, и ночь весь ангельский мир восхвалял Творца и Сына Его - Иисуса Христа. Снова и снова, разрывая небеса, отовсюду неслось ритмичное и мелодичное:
   - Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! И вся Вселенная полна Славы Его!
   После весьма длительного прославления, которое для мироздания играло немалую роль, в равной степени сдерживая баланс между добром и злом, Вседержитель, поднял правую руку - и все вокруг замолчали.
   - Все ли здесь? - по - отечески прогремел Бог, суровым, но дружелюбным голосом. Каждое Его Слово звучало словно трубный звук и ознаменовалось на Земле громом и яркими мимолетными вспышками молний.
   -О, Создатель! Все, кому предназначено быть здесь - уже давно здесь! - по обыкновению преклонив голову, слегка выступил вперед, Архангел Гавриил.
   Удовлетворенно кивнув, Владыка снова заговорил:
   -Ни для кого из вас не секрет, что однажды, сотворив Вселенную, Я сказал: - Все сотворенное Мною весьма хорошо!Я создал Вселенную, установил законы равноденствия, которые должны были ею управлять и отошел от дел, в надежде, что сотворенный по Моему Образу и подобию человек возьмет на себя разумное правление мирозданием. Но однажды, одно из моих творений, тот, что зовется Утренней Зарей, безмерно возгордившись, захотел быть больше Своего Создателя и предпочел подчинению - вечное изгнание. Отказавшись принять человека как существо по способностям равное Богу, Дьявол гнусным образом, совратив двух неразумных людей и треть Ангелов, превратился в Князя Тьмы... В этот момент мой верный слуга - Михаил, призвал колеблющихся оставаться верными Богу и возглавил воинство светлых сил. Вследствие этого произошла на небе война! В результате чего нечистая сила была низвержена в преисподнюю земли, где и сорганизовалась в царство Вельзевула с подобной нам иерархией. Ангелы же, сохранившие свое достоинство и верность Мне - единому Богу и Вседержителю, не только блюдут Мои интересы, но и стоят на страже вверенных им людей. Посланники же Князя Тьмы, пришли на Землю для того, чтобы убить, украсть и погубить человечество. Тяжелая, многовековая борьба забрала с собой жизни многих. Армия Божья понесла немалые потери. В свое время и власть и силу и управление землею я отдал человеку, который неразумно передал эти дары Сатане. Однако есть нечто, что Дьяволу у людей забрать не под силу - молитвенные бдения моего народа! Именно они творят добро и равновесие сил. - и Бог указал Своим перстом на стоящие в стороне легионы. Их было так много, что нельзя и перечесть.
   - Вот они те, над кем возвышается Ангел молитвенных размышлений! - продолжал свою речь Вседержитель.- Путь молитвенных размышлений ведет ко все более возвышающейся возможности любви, которая в конечном итоге достигается осознанием того, что каждая жизнь свята, каждая жизнь - есть Бог и передача любви. Все, что делается в божественном экстазе молитвы, или молитвенных размышлений, представляет собой акт творения. И только такое деяние в Боге и посредством Бога создает в Царстве Света новых Ангелов! Посмотрите сколько их, как на дне песка морского! Ровно столько и детей моих чистых и праведных душ.
   В то время как Владыка говорил речь, ликующие взоры присутствующих без слов приветствовали новое поколение Вестников.
   Юные, все, как один, новички почтительно застыли в молчании. Единого роста и телосложения, они, впрочем, имели разные лица, и выглядели довольно бравыми молодцами. Хор Херувимов тут же радостно возгласил:
   - Слава, слава в вышних Богу!
   После чего Всемогущий вновь заговорил:
   - Итак, новые легионы возглавят - юный Амон и безмерно - смелый Вилга... Они достойны высшей почести и показали себя мужественными и мудрыми воинами.
   - О, Владыка!- в изумлении только и промямлил Амон. Бог назвал его мудрым и это при всем при том, что Амон только что вел себя с темными так неразумно! Он немог поверить, что Бог сделал это! Как же так? Сумеет ли он оправдать оказанное ему доверие?
   Рядом с Амоном стоял Натаниэль, который оппределив ход мыслей молодого Ангела, загадочно улыбнулся и сказал:
   - Малыш, ты может быть этого еще не знаешь, но ты создан для данной миссии. В тебя заложен потенциал Архангела! Будь тверд и мужествен и ты увидишь, что ты можешь делать то, о чем даже не догадывался! Просто иди вперед и делай, а Бог управит твой путь. К тому же тебе даровн великого наставника! Немного опыта - и ты герой!- подбодрил Амона как мог Натаниэль.
   Тем временем Владыка неожиданно крикнул:
   -Гермесен!
   Из общей массы Ангелов выступил скромный, красивый, как греческий бог, атлет с большими и бездонными как само небо, глазами. Поклонившись Сначала Создателю, потом всему обществу, Ангел смиренно стал на одно колено.
   - Есть и еще один герой, которого Я хотел особо представить всему собранию...- возгласил Бог. - Он - из легиона Ангелов Смерти. И несмотря на то, что будет нести службу в ведомстве мрачного Азраила, единственный из многих преисполнен милости и сострадания к людям....он - моя надежа и Моя особая милость на нем! Представляю вам его Гермесена! Он облегчит переход многих неприкаянных душ.
   - Слава, слава, слава в вышних Богу!- в очередной раз воспели Владыку Херувимы.
   При столь ненавистном лицедействе на Святом месте, физиономии трех Темных Ангелов, стоявших совершенно обособленно от всех, жутко исказились и превратились в злобные гримасы. Вся эта публика святош их раздражала и угнетала. Кроме того, эти новые легионы... Для Вельзевула и для его приспешников, каждый Ангел был как кость в горле! Все трое хотели одного: совершить удачную сделку и поскорее убраться восвояси. Поджилки Люцифера нетерпеливо подрагивали. Как он презирал и ненавидел этот постылый контингент! В очередной раз вынужденный терпеть весь этот пафос, он, тем не менее, выжидал удобного момента для своих, новых махинаций. Без разрешения и вмешательства Бога ему и в этот раз не обойтись! На радость демонов, ждать пришлось совсем недолго. После очередного воспевания Херувимов, Бог, внимательно осмотрев присутствующих, как бы только сейчас заметил,среди прочих троих, цвиркающих слюной, демонов. От них плотным кольцом исходил густой, черный мрак, без труда обличавший их истинную, вечную сущность.
   - О, вы только полюбуйтесь, кто к нам пожаловал! Зеус, Гакха, Люцифер! Чем обязаны, визиту? - с некоторой иронией в голосе, поинтересовался Бог, изобразив недоумение.
   - Еще и издевается! - злобно сплюнул Гакха.
   Сконфуженно преклонив пред Владыкой голову, как того требовал ранг и этикет, Люцифер, уверенно шагнул вперед.
   - Да, Создатель, - быстро и отрывисто заговорил он, делая ударение на каждом слово, - Мы осмелились предстать пред лицо Твое, дабы обсудить один весьма важный вопрос, требующий Твоего решения и незамедлительного вмешательства!
   Чего же ты ждешь от Меня, сын? - прямо и без обиняков, спросил Бог.
   - Ты знаешь. - коротко отчеканил Люцифер.
   - Ты пришел по душу Иовы? Не так ли?
   - Ты прав, Создатель! С некоторых пор эта душа настораживает... Она предрасположена ко греху...
   - Прости что вмешиваюсь, Отец! - смело выступил вперед Иисус. - Является ли напрасными и ничего не значущими мои крестные страдания?
   - Ты же знаешь Сын Мой, что это не так! От начала грехопадения Я страдал вместе со всем своим творением. Всякая букашка, всякая травинка Мне дорога и любима, Я чту и блюду все формы жизни во Вселенной. Вопит земля и все живое; птицы, звери, рыбы морские и речные,всякая особь взывает и стонет и всякий вопль раздирает Меня на части! Вред нанесенный Люцифером непомерно велик! Ненасытный он возжаждал крови! Он сыграл на Моей святости и справедливостии потребовал жертву за им же учиненное беззаконие. Несмотря на свою огромную любовь ко всему живущему, Я вынужден был пролить кровь сперва невинного животного, потом Твою драгоценную кровь, Мой возлюбленный Сын. И все это ради того, чтобы выкупить мир у князя тьмы!
   Твоя боль - это Моя боль, боль Земли и стенающего в аду человека - это Моя пощечина, Мое поражение и скорбь.
   - Не кори себя, Отче, Ты сделал все возможное, чтобы спасти погибающее, угнетенное человечество! Нужна ли жертва за грех тому, кто думает, что силен, помочь себе сам? Как Ты только что заметил, Отец, человеческий ген заражен грехом. Поэтому человеческий фактор никуда не денешь, люди раз и навсегда утратили способность быть непорочными и совершенными! Именно для этого в мир пришел Я! Верующй в Меня во Мне имеет жизнь вечную, Я путь освящения и очищения . Я пастырь добрый, который знает всех своих овец по именно и который ходит и ищет заблудших и потерянных, и Я не отдам тебе, Люцифер, душу Иовы, так и знай! - дерзновенно гнул свою линию Иисус бесстрастно взглянув в пылающие ненавистью глаза Князя Тьмы.
   Не выдержав святого взгляда, Люцифер в ярости потупил глаза. Он знал, что Иисус прав и всем своим гнусным естеством ненавидел само напоминание об искуплении людей. Это была его кровоточащая рана, его боль! Она заведомо напоминала о его неизбежном поражении и Князь Тьмы ожесточался еще сильнее и сильне. Возникало жгучее желание губить как можно больше и больше людей, ведь именно так он мог досадить Богу и этому чистоплюю Иисусу, присутствие которого просто невыносил.
   В святом месте Люциферу не удалось скроыть своих истинных чувств. Глубокая ненависть к Сыну Божьему исказила его и без того страшное, озверевшее за тысячелетия, лицо. Уродливая гримаса с красными, горящими глазами и лютым звериным оскалом с громадными клыками в несколько рядов, могла бы испугать кого угодно, но только не Иисуса Христа! Игнорировав осатанелого соперника, он дерзновенно продолжил :
   - Я знаю Иову! Это искренне верующая и любящая Бога душа! Быть может где - то в своих желаниях и стремлениях она не совсем постоянна и кротка, но весьма, весьма искренна и прилежна в молитве. А потому часто получает и силу побеждать!
   - В последнее время она горда и самоуверенна - нагло напирал Сатана. - О, Владыко, отними от нее Свою руку и позволь на короткий срок мне ее испытать, и Ты увидишь - ее любовь к Тебе тут же иссякнет! Она легко превратится в одну из тех, кто ненавидит и проклинает Тебя, когда кольцо бед становится все уже и прочнее! Люди - эгоцентричны! Каждый сам за себя! Никак не пойму, что Ты за них так держишься! Они порочат и презирают Тебя! Разве они достойны Твоего святейшего внимания? Во Вселенной всегда были те, кто намного достойнее этих паршивых овец!--в последних словах Люцифера прозвучал откровенный намек на него самого.
   - О, ненасытный и неугомонный Сатана! - тут же вознегодовал на него Иисус.- Неужели тебе мало загубленных и совращенных ? Ты неисправимый враг человеческих душ, в очередной раз клевещешь на святую! Нечто подобное уже случалось... И вот ты снова за свое! Просишь за праведное сердце! Зачем подвергать ее излишним страданиям?! Зачем ломать и губить ищущую правды, душу?
   - О, Иисус! Это Божья работа! Кому, как ни Тебе знать, что страдания рождают внутреннюю красоту и духовную чистоту(если конечно, она есть), или делают человека порочнее и злее... Кстати, Твоя Иова не такая уж и невинная овца! - будто, между прочим, съехидничал дьявол. - Надеюсь, Сын Божий, не позабыл Законы Небес, писанные лично Им? Если душа имеет прямую склонность к греху, ей надлежит пройти испытание тьмой! Бог Всемогущий создал человека по образу и подобию Своему: свободомыслящим и своевольным... И если эта душа в конечном итоге изберет свет ,и своими делами прославит Творца, я смиренно отступлю... Но... Общеизвестный факт: чистые плоды рождаются из праха и грязи... Золото очищается в огне!
   Выслушав обе стороны: обвинение и защиту, Вседержитель сурово возгласил:
   - Будь, по-твоему, Люцифер! Я предаю Иову в твою руку. Но души ее касаться не смей! Да свершится то, что должно!
  
  
   ГЛАВА 2
   Иова не понаслышке знала о том, насколько тяжел крест служения. Вот уже 10 лет, с ноября 1996 года, Микаил и Иова Штельман посещают одну небольшую поместную церквушку, с благодатным названием "Свет Христов", приход, которой составляет не более 200 человек. Они постоянно стремились быть добросовестными членами церкви и послушными христианами. Духовно росли, исправно отдавали десятину и посещали все церковные мероприятия. Всегда появлялись там, где их помощь и содействие были необходимы. И доросли до того, что однажды им доверили молодежное служение. Надо сказать, молодежь к ним тянулась. Впрочем, не только молодежь. Их служения посещали люди даже преклонного возраста, те, кому было уже далеко за 40. Все они шли к Штельманам со своими проблемами и болью. Обычно им доверяли то, что не могли открыть пастору, который, сохраняя излишнюю верность традициям часто перегибал палку, забывая порой об элементарной христианском добродетели - милосердии. Блюститель святости, непорочности и чистоты, он был весьма суров и нетерпим к греху. Часто и густо только и делал, что за малейшую провинность "предавал анафеме" да "отлучал" от церкви. Штельманы же никогда не были столь категоричны и консервативны. Профессия Иовы - психотерапевт, обязывала ее быть более снисходительной к людям. Стараясь вникнуть в суть проблемы, Штельманы с каждой отдельной душой обращались по - разному. С кем -то непременно стоит быть построже. Лукавых в церкви всегда хватает! Грешу - и каюсь, каюсь - и грешу, некоторые с детства привыкли к методу кнута и пряника. Чтобы жить по - христиански таковым то и дело нужна встряска! Эта категория людей всегда все делает от сердца- и любит , и ненавидит, и грешит, но зачастую это безвольные особи, носимые жизнью взад - перед, у них всегда все плохо и всегда найдется виноватый. Обвиняя весь мир они в то же время жалеют и оправдывают себя. Но это не путь, т.е. не Божий путь. Христианин должен быть честным по отношению к самому себе и беспощадно искоренять зло внутри себя, только так, и не иначе, он сможет избежать суда вместе с остальным грешным миром. Данную мысль Иова часто озвучивала с кафедры, дабы церковь возростала в духе и истине. Но все же большинство людей нуждалось в понимании и долготерпении. Именно это Микаил с Иовой и давали людям. Двери дома этой добропорядочной семьи, были открыты и днем и ночью. Душепопечение стало неотъемлемой частью их жизни. Вникая в боль и тяжбы других, не жалея ни себя, ни детей, чета Штельманов пыталась быть для всех, всем. Они почти никогда не бывали одни. На первом месте всегда стояла церковь и служение.
   Все сильнее церковная жизнь с наглой настойчивостью поглощала их личную. В большей степени это касалось Иовы, т.к. Микаилу "волей - неволей" приходилось заботиться еще ио "хлебе насущном". А Иова, нахватавшись служений, помимо молодежного, тянула на себе прославление, различные семинары, душепопечительство и еще много, много чего. Обнаружив у нее отменный дар учителя, организатора и проповедника, пастор, официально благословив Иову на должность своего помощника, с радостью скинул на нее всю черновую работу. Наконец -то у него есть на кого опереться в его нелегком, духовном труде! Он понимал, церковь застоялась, нужна новая, свежая кровь! А девушка просто горела энтузиазмом и бездной неординарных идей. Иова с благодарностью отнеслась к оказанному ей доверию и и прилагая все старание, добросовестно, трудилась на ниве Божьей. Ей очень нравилось все то, что происходило вокруг нее. Люди, общение, новые интересные знакомства. Она чувствовала себя нужной и востребованной. В своей жизни Иова дошла до той степени роста, когда самореализация стала наиболее важным и неотъемлемым пунктом ее существования. Вначале своего христианского пути девушка радовалась, что может как -то послужить Богу и Его народу. Ощущая свою немощь и полную зависимость от Него, она подолгу просиживала у ног Иисуса вымаливая у Того совета и мудрости т.к. иногда не понимала, какого рода помощь оказать тому или иному человеку. И по рьяному своему упорству много раз получала долгожданный ответ.
   Накопив достаточно опыта и знаний, Иова со временем делалась все уверенней, и уверенней в себе. С каждым днем она открывала массу новых возможностей и путей самоутвердиться. Удивительно, но ей не раз удавалось то, что не удавалось никому. Окружающим казало, что эта девушка само воплощение божьих даров. Мудрая, рассудительная, приветливая, Иова несмотря на свою сумасшедшую занятость, никогда никому не отказывала в помощи, всегда все успевала, всегда обо всем помнила. Она одна могла заменить собой полцеркви. С ее появлением маленький приход стал заметно расти и увеличился вдвое. Людям было по душе ощущать ту заботу, которую ежедневно проявляла к ним помощник пастора. Все считали ее небесным благословением для этой крохотной общины. Иова и сама в это поверила. За что бы она не взялась, у нее все получалось идеально. Наконец она дошла до того момента, когда поняла, ей не обязательно тратить уйму времени на долгие вымаливания по всяким пустякам. Бог даровал ей живой, практичный разум и необычайные таланты не для того, чтобы она клянчила к Нему по делу и без дела. Пора становиться на собственные ноги. Кроме того,она решила, что по отношению к грешникам тоже стоит занять более жесткую позицию. Иной раз достаточно одного взгляда на человека, чтобы понять его истинную сущность. Хватит панькаться с такими! Не хочет изменяться - да будет предан Сатане во измождение плоти!
   Но это как правило - очень крайний вариант! В большинстве же случаев терпеливо выслушивая всех подряд, Иова мудро распутывала самые запутанные клубки, с легкостью вытягивала на поверхность, самые сокровенные, глубочайшие помыслы, указывая людям на истинный корень всех их проблем. Ее боялись и любили одновременно. Будучи успешным, сильным лидером, Иова заставила всех себя уважать, поэтому ее требования обычно воспринимались людьми как глас самого Бога. Многие "падшие святые" смиренно повиновались ее воле, по - настоящему освобождаясь от своих тайных, вековых пороков.
   Но имелись и такие, которые приходили поморочить голову, с целью просто обратить на себя внимание. И подобных оказалась добрая половина церкви! Стало например бабушке скучно сидеть дома, вот она и пришла к любимой Иовочке лясы поточить, на внука - грубияна пожаловаться, мол помоги, как с ним быть, как урезонить негодяя? А попутно бабушка рассказывала о своих ежедневных похождениях в супермаркет, о скидках, о соседях и бог его знает еще о чем! Иова и таких не отвергала, однако ее разум все чаще отказывался воспринимать чрезмерное колличество глупой, пустой информации и тогда она просто засыпала посреди беседы. После чего бабушка обычно с понимающим видом тихо уходила восвояси.
   Так пролетали недели, месяцы и годы. Иова безропотно служила, пытаясь для всех быть всем. А люди все шли, шли, и шли! По делу и без дела, отнимая и время, и энергию и жизнь, лишая ее возможности когда - либо побыть одной в тишине, или просто на выходные остаться дома и заняться обычными, домашними делами.
   Постепенно такое положение дел, стало ее напрягать. Червь усталости и вместе с тем гордыня, медленно подтачивали изнутри. Каждым новым утром, с трудом отрывая голову от подушки, Иова мысленно начинала убеждать себя в том, что она не имеет права на отдых, т.к. вокруг нее процветает полнейшее невежество и безответственность, в полной мере никому ничего нельзя доверить, а в Божьих делах допускать небрежности нельзя! Поэтому она должна подняться и смиренно делать то, что от нее потребует нынешний день, и Бог ее жертвенность сполна вознаградит .
   Бедная женщина очень боялась признаться себе в том, что у нее уже нет ни сил, ни желания что - либо делать,за эти годы она просто видохлась без отдыха. Тем не менее, мужественно переступала через свои собственные потребности, и стиснув зубы, снова и снова впрягалась в церковную жизнь.
   Ее старания не прошли даром. С каждым днем и работы и авторитета у нее появлялось больше, чем у самого пастора. И это не могло того не насторожить. Былая радость священника однажды вдруг, сменилась скрытой ревностью, когда один из "доброжелателей" Иовы ненавязчиво намекнул помазаннику, что благодаря чуткому руководству Иовы сам пастор как -то заметно ушел на второй план. Даже, если теперь его здесь и вовсе не станет, этого уже никто не заметит, всем вокруг прочно заправляла она! Слова наушника прочно запали тому в душу. Пастор понял, что совершил большую ошибку. Он почему - то решил, что девушка метит на его место, в то время, как, преданная ему Иова, ни о чем подобном даже и не помышляла. Бескорыстно трудилась для блага церкви и людей. Она была так наивна и доверчива, и так далека от того в чем он ее подозревал! Но пастор так не думал! Долгие годы поддерживая в своей пастве мысль о том, что он помазанник Божий и единственный в церкви, кто имеет право обладать даром пророчества, он по своему усмотрению, лепил из людей то, что хотел. А хотел он - власти, полного и беспрекословного подчинения его персоне. Впрочем, ему и так все подчинялись, по крайней мере, формально! Но видимо, он посчитал, что этого недостаточно и решил срочно вернуть утраченные былые позиции.
   Поначалу, бидолашная Иова искренне верила в то, что пастор получает откровения о людях. Поэтому, когда в один прекрасный день, тот вызвал ее к себе, и вкрадчивым голосом поведал ей о том, что ею завладел не тот дух, она восприняла это очень серьезно. Не совсем понимая смысл сказанного, Иова ни в коей мере не сомневалась в истинности пророчества. Она и сама чувствовала, с ней что-то не так! И если Бог открыл пастору ее конкретную проблему( это даже к лучшему!), возможно он подскажет как вновь зажечь в сердце былую искру огня. Соответственно, выполнила указания " помазаника" : целую неделю смиренно постилась и молилась. По истечении этого срока, он снова вызвал Иову к себе, и в этот раз прямым текстом заявил:
   - В очередной раз я получил откровение о тебе, моя возлюбленная сестра!
   - Я вас внимательно слушаю, пастор. - Кротко промолвила Иова.
   - То, что я сегодня узнал, меня весьма и весьма опечалило, моя дорогая! - мужчина сверлил Иову проникновенным, излишне слащавым взглядом, в котором просматривалась плохо скрываемая неприязнь. - Сестра моя, мне нелегко тебе об этом говорить, но твое сердце... Оно по - прежнему полно яда и змей!
   Что во мне не так? - с готовностью спросила его наивная помощница, ожидая ответа с трепетом в груди. Она надеялась услышать нечто грандиозное и услышала!
   Немного помедлив, пастор холодно бросил:
   - Дух Авессаломов... Он проник в церковь и атаковал твою безмятежную, не бодрствующую душу.
   - Дух Авессаломов... - автоматом повторила Иова. - Не поняла... Пастор, а что это за дух такой?- недоумевала несчастная девушка. Нехорошее предчувствие закралось ей в душу.
   -Ах, Иова Штельман! Ты вздумала лукавить с Богом? Разве, не помнишь,писание? Что говорится в Библии об этом коварном, подлом человеке? Это дух разделения!
   - П...помню... К...конечно... помню... - запинаясь, произнесла Иова. - Он сидел у ворот Иерусалима и выслушивал нужды людей, переманивая, народ, от своего отца Давида к себе, с целью уничтожитьотца... но... п...причем здесь я? - настороженно взвела брови, Иова.
   - А я говорю, дух Авессаломов в тебе! Скажи, ведь ты тоже...- он хитровато побранил ее указательным пальцем, - тоже ведь задумала меня свергнуть с моего престола, А?
   -Что-о-о?! Разве я когда - нибудь... Разве могла себе позволить... такое? - возмутилась женщина. Она пыталась собраться с мыслями и не могла. Ее ноздри раздулись, маленькие глазки от изумления сильно расширились. Задыхаясь от возмущения, Иова никак не хотела поверить в смысл сказанного. Как это можно? Всю себя она раздавал всем вокруг и вдруг - на тебе- благодарность! Дух Авессаломов! Нет, нет! Это не правда! В ней нет корысти, нет! Бог сердцевидец, Он знает ее насквозь... Он не может ее в этом обвинить! Проблемы, разумеется, есть,чисто человеческие... но это не то! Не то!У нее и в мыслях нет никого свергать!на не хотела никого свергать!маым пальцем, - тоже ведь задумала меня свергнуть с мрего престола, А? Все это чушь! Ложь и клевета! Но если так, тогда Бог ли это вообще? Или же... Без сомнения, это, не Бог... Значит это... Желаемое за действительное?!О, Господи! Не может быть! И этому человеку я доверяла больше чем себе!
   В этот момент в ней внутри что- то оборвалось. Словно пелена слетела с глаз! Иова вдруг что называется, прозрела! Неужели этот человек о ней столь невысокого мнения? Но, за что? Разве она хоть раз давала для этого повод? Разве хоть однажды бунтовала, шла против его воли, или настраивала против него людей? Да, как ему взбрело в голову такое?!- беспорядочно вертелось в возмущенной голове. Иова до того растеряласьи расстроилась, что при всем своем красноречии, сразу даже не нашлась, что ответить на все эти подлые обвиения. Потупив взор, она, молча, вышла из кабинета, потом из здания церкви и поплелась "куда глаза глядят". Когда первые минуты шока прошли, ее охватили боль и разочарование. Видимо, она ни первая и не последняя, кого этот лжепророк огорошил своими откровениями, видимо люди раскусили его раньше, чем она, потому что в последнее время запись к ней на прием заметно возросла. Иова раньше недоумевал по этому поводу, но теперь все поняла. Наивная! А еще строила из себя психолога! Можно ли быть такой близорукой? Элементарных вещей не замечала! Впрочем, стоит ли себя винить? Если честно признаться, мысли приходили давно, только они ею тут же отвергаись. Еще бы! Столько лет Иова почти молилась на этого человека. Ведь он был для нее не только учителем и духовным наставником, но и другом, которому она, не стесняясь, выкладывала все начистоту. Считала его идеальным, безгрешным, святым человеком! А он оказался обычным завистливым типом! Грязным сапогом - и прямо в душу! Дуреха! Может ли человек быть идеальным? Нет, врят ли! Гордость и самодурство лезут вперед.Человек - он и есть - человек! Против этого не попрешь! Тогда стоит ли вообще кому -то доверять ? -уныло размышляла Иова. Она вдруг вспомнила слова писания: "Иисус делал добро, но себя людям не вверял, потому, что знал, что в человеке. " О, да! Это очень правильно! Как я Иисус тебя понимаю!- тяжело вздохнула Иова.- Дух Авессаломов... Надо же такое придумать! Какая чушь! И как ему в голову могло такое прийти? - быстро шагая по парку и не замечая встречных прохожих, которые оглядывались ей в след, Иова с негодованием громко разговаривала сама с собой. Эмоции били через край! Сперва она долго возмущалась и злилась, затем вдруг стала истерически хохотать. Но вскоре ее нервный смех, перерос в удушливые, громкие рыдания. Ей казалось, что с ней поступили несправедливо. И это благодарность за то, что она сделала столько всего! Не она ли создала внутри церкви домашние группы, записала с молодежью несколько альбомов с прославленим и проповедями? Не она ли основала на базе церкви линию доверия и в свое личное, свободное время давала бесплатные консультации не только членам церкви, но и многим горожанам, чем привлекла внимание общественности к их Церкви. Да и вообще, именно она помогла многим обрести себя и свое место в жизни!
   - Господи, и после всех моих стараний Ты допустил чтобы со мной так обошлись?! Я не рассчитывала на такую награду! Мне не нужна благодарнности от людей, но Ты... как ты мог это позволить?! Разве я была Тебе где - то неверна? Разве с кем-то обошлась несправедливо? За что мне такое?- упрекала Иова Бога, ни минуты не сомневаясь в том, что именно Он это попустил. Иова хорошо знала и понимала Бога. Однозначно, все, что происходит вокруг нас, происходит не без ведома Бога, но в данном случае Иова ошибалась, инициатором ее несчастий был не Он!
   В то время, когда она обвиняла .Бога и истязала себя, рядом с ней впрыпрыжку весело подскакивал мелкий бес и радостно ухмылялся. Эта маленькая первая победа доставляла ему огромное удовольствие, ведь Адинайзеру стоило нимало усилий сбить Иову с толку. Он долго готовился к данному моменту. Шуточное ли дело? Эта святоша до тошноты правильная и честная, никак не поддавалась его воздействию! Так и норовила соскользнуть с крючка! Спасибо Догматику, во время подсуетился! Теперь главное, поддерживать в ней соответствующее настроение, а там все пойдет как по маслу!
   - Несправедливость - хороший мотив, праведный! А праведные мотивы всегда сложнее вычислить! Праведный гнев - вообще сила силющая! С его помощью можно такого наворотить! Тебе, детка, ни за что не разобраться с собственной душой! В этот раз свет истины в тебе не воссияет! Жаль, что ты меня в полной мере не слышишь, а то бы я тебе многое понарассказал! -победоносно потирая руки вслух напыщенно рассуждал Адинайзер.
   Злосчастный бес сдержал свое обещание, он постарался на славу. Целую неделю, Иова была сама не своя - мрачная рассеянная и угнетенная. Порой общаясь с человеком совершенно не слышала, того что ей говорят. Приходилось повторять что-то понесколькоу раз прежде чем Иова на что-либо реагировала. Замкнувшись в себе, под разными предлогами она стала избегать людей. Не хотелось никого ни видеть, ни слышать, ни знать. Более же всего она пряталась от пастора, боялась не выдержать и согрешить. Боялась себя и своего языка, ведь за словом она в карман не полезет! Авторитет Божьего помазанника в ее глазах резко упал, выводы Иова для себя сделала неутешительные, однако но ни с кем конфликтовать не собиралась. Отныне помощник пастора твердо знала, что откровения от Бога о себе она будет получать сама. Баста! Больше никаких пророчеств от людей!
   Так поколебалось доверие Иовы Штельман к ее любимому пастору. Это было ее первое поражение и первая крупная удача бесовских сил.
   Со временем она немнго оттаяла, вошла в былую колею. По - прежнему совершая все тот же привычный объем работы, делала все, как и раньше, но уже с меньшим рвением и энтузиазмом. Поначалу, дабы доказать пастору, что он не прав, даже хотела все бросить и уйти. Но потом, когда первая горячка утихла, Иова сочла это за трусость и решила, что не станет при первом, же испытании бежать. Кроме того, в церкви есть люди, быть может, которым, она еще нужна... Ведь они ни в чем не виноваты!
   Иова Штельман всегда хотела быть сильной и прилагала к этому неимоверные старания. С великим долготерпением она выслушивала несправедливые нотации пастора, который казалось, задался целью ее морально уничтожить. Он требовал от женщины того не знаю чего, затем, с целью унизить, при всех разглагольствовал на тему ее несостоятельности во многих делах. Штельман впала в глубокое отчаяние. Пребывание в церкви превращалось в ад. Руки опускались, делать ничего не хотелось. Вдобавок ко всему, ощущалась постоянная усталость и слабость во всем теле. Вечное недосыпание и бессонница, чередовались с жуткими, реалистичными кошмарами- видениями, от которых ночами ей никак не удавалось освободиться. Психотерапевт по специальности, Иова прекрасно понимала, что она на грани срыва. Со всем этим нужно было что-то делать! Поэтому она решила изменить тактику и принялась воплощать в жизнь один весьма полезный тезис: лучший отдых - это активная смена деятельности. И теперь львиную долю своего драгоценного времени наконец стала уделять и семье. Тупо откладывала на завтра некоторые дела, отменяла многие встречи и уходила домой. Заново училась быть хорошей женой, матерью и хозяйкой.
   Дети росли и требовали к себе более пристального внимания. Дочь Арина, как раз находилась в том возрасте, когда нужен, что называется глаз, да глаз. Безусловная любовь и забота родителей в этот период, девочке - подростку были просто необходимы. Иова делала, что могла. Разговаривала по - душам, насколько могла давала дельные советы, не давила, старалась принимать дочь такой, какая она есть. Но при этом, кроме этической морали, ей хотелось привить девочке еще и истинные духовные ценности, без которых жизнь любого порядочного человека в этом мире - полная " суета и томление духа". И что - то Иове, конечно же, удавалось. Девчушка росла незлобивая и немстительная. Немного доверчивая и очень внушаемая, но с тонким внутренним устройством и довольно развитой интуицией. Огромным минусом в ее натуре, конечно же, было то, что злым людям, при необходимости, не составило бы особого труда, обмануть или обидеть столь ранимое и скромное существо. И, как это ни парадоксально, но благодаря именно этим своим качествам, Арине и удавалось завоевывать людей. Шумных, многочисленных компаний девочка избегала. А в качестве близких друзей предпочитала избранный, ограниченный круг людей. Несмотря на свой юный возраст, Арина Штельман, среди учителей слыла ученицей рассудительной, аккуратной и весьма обязательной. Все знали - ее слово - кремень! Что сказала, расшибется, но сделает. И в этом немалая заслуга ее матери! Тем не менее, Иова считала себя недостаточно хорошей родительницей, т.к. на младшего сына у нее почему - то времени вообще никогда не хватало. Девятилетним Викторо больше занимался отец. Иногда бывало так, что укладываясь спать, мальчик часто плакал и капризничал, требуя дождаться маму. Ему не терпелось, хотя бы перед сном ее поцеловать и просто пожелать спокойной ночи. Но мама часто появлялась поздно ночью и порой видела сына только спящим. Временами Викторо на нее за это даже злился. Мальчику казалось, что мать его не любит. Все это приводило к неуправляемости и немыслимому озорству. Лидер по натуре, мальчишка выкидывал в школе порой такие фортеля, за которые родителям не раз приходилось краснеть перед директором. Микаил, конечно же, его наказывал, но не слишком. Поэтому Торо становился все более злостным нарушителем порядка... Раз в две недели родители стабилльно оплачивали шалости сына в школьную казну, и раз в неделю покупали мальчишке новую одежду, т.к. старую он изрывал просто в кочья.
   Такое положение дел Иову убивало! Дом и церковь - всюду бардак! Нужно было срочно что - то решать, но она почему - то медлила. Вынужденная в церкви всем вокруг улыбаться, быть внимательной и терпеливой, дома женщина часто взрывалась по пустякам. День и ночь, накапливая гнев и раздражение, мрачная, она все больше уходила в себя. Стала забывчивой и рассеянной.
   Ее муж, Микаил - мудрый и проницательный человек, ловивший настроение жены с полувзгляда и полуслова, видя неуравновешенное состояни Иовы, переживал душевную боль супруги по - своему. Он знал Иова - человек долготерпеливый ,но импульсивный, поэтому ее нынешняя тихая агрессия может иметь самые непредсказуемые последствия. Мало ли что ее замкнет?! Молчит, молчит, потом что- нибудь как выдаст! Так бывало уже ни раз. Истеричная психика Иовы была подвержена депрессиям. И Микаила это сильно беспокоило. Несмотря на то, что в Боге супруга обрела некотрую стабильность и умиротворение, процесс, как считал Микаил, затянулся, любому живому существу на свете нужен отдых. Иова, пожалуй, единственный человек, который игнорирует это правило. И Микаил решил, не дожидаясь лучших времен, как можно быстрее исправить положение. Ему пришла в голову замечательная мысль - устроить Иове настоящий выходной.
   Проснувшись в субботу, рано утром, он потихоньку собрал детей, отключил мобильный, звонок и будильник, и вместе с детьми отправился загород, навестить мать.
   Обычно всегда ровный, стабильный и спокойный, вот уже 13 лет Микаил был прочным прибежищем для излишне эмоциональной Иовы. Вывести Штельмана из равновесия было всегда довольно сложно. Незлобивый нрав Микаила восхищал и в одночасье злил Иову. С ее бурным темпераментом и накалом страстей она требовала от мужа большей подвижности и энергичности, но в душе понимала, что это невозможно. Мкаила был таким каким был, его всегда трудно раскачать.
   В свои 34 года Мик выглядел намного моложе своих, уже лысоватых сверстников. Благодаря его несколько хитроватому виду, всем вокруг постоянно казалось, что он непременно что - то затевает, в то время как простодушный Микаил, просто жил и за всеми тихо наблюдал. Свиду - эдакий простачок, кареглазый обаяшка, с тонкими, малозаметными губами и слабовыраженным подбородком, он, впрочем, был далеко не прост, как казался. Очень самолюбивый, скрытный, и даже немного мстительный, в делах чести, Мик, тем не менее, обладал мягким, покладистым характером. Он был приятным мужчиной, небольшого роста но довольно крепкого телосложения с обаятельным, миловидным лицом Небольшая горбинка на носу, его нисколько непортила,наоборот, придавала некое строгое обаяние, дополняемое легкой, обезоруживающей улыбкой. При этом на правой щеке проступала четкая, и глубокая ямочка, которая многих дамочек приводила в скрытый восторг. Обычно хорошо причесан и аккуратен, Мик очень следил за своей внешностью и всегда был одет с иголочки. Может быть поэтому имел немалый успех у женщин. Те нередко выбирали именно его в качестве человека, которому можно было поплакаться в жилетку. Всегда задушевный собеседник, отзывчивый и снисходительный к более слабым, Микаил в то же время был непревзойденным дипломатом, выглядел надежным и верным, другом, а главное - умел хранить чужие секреты. Будучи радушным и общительным, он слыл остроумным рассказчиком и весельчаком. Однако шутил по - уму, никогда не перегибая палку. Всегда спокойный и ненавязчивый, обладал склонностью к философским размышлениям. Иногда принципиально отстаивал свое мнение, даже, если был неправ.
   Имея в себе врожденную доброжелательность, Микаил вполне мог бы использовать чье - то доброе расположение к нему в корыстных целях, если бы ни его природная скромность и безупречное соблюдение общепринятых норм и моралей. Он являлся как раз тем редким человеком, который был совершенно независтлив и открыто радовался успехам других. За счет усидчивости, рассудительности и великого долотерпения, он мог бы добиться превосходных результатов в жизни, но, будучи ленив, отнюдь не был карьеристом, часто и густо, сам не знал, чего хотел. Поэтому дальше обычного работяги на заводе, не пошел. Будучи не слишком амбициозным, он больше стремился к тихой и размеренной жизни. И, тем не менее, под влиянием, весьма ревностной, энергичной жены, время от времени, воевал за осуществление каких - нибудь обуявших его идей.
   Еще одним достоинством Микаила были его, поистине, золотые руки. Тяп - ляп работать не умел. Никогда не считался, кто из них с Иовой сделал больше. Если за что - то брался, то делал это лучше других, и обязательно доводил дело до конца. Может быть поэтому, брался не часто. Из него всегда получался отличный помощник. В цепкви он блестяще выполнял роль второго лица. Как и для самой Иовы, церковь для Микаила была вторым домом. Но то, что происходило в последнее время, внутри святых стен, очень озадачивало Штельмана. Ни для кого не секрет, что пастор церкви и раньше бывало, иногда перегибал палку, но его притязания к власти, по крайней мере, не были столь явными и беспардонными. Однако, то, что происходило сейчас, не входило ни в какие рамки! Наперекор помазаннику идти не хотелось, но, Микаилу Иова была отнюдь не чужой! Избрав пока относительно нейтральную позицию, Мик тихо молился и мудро выжидал развития дальнейших событий. "Время покажет" - говорил он сам в себе. И все же ему хотелось ну хоть немножечко облегчить участь Иовы! Поэтому, поездка к матери, была давно запланированным, тактическим ходом...
   Не успел Микаил тихо затворить за собой дверь, как Иова резко вскочила и испуганно завертела сонной головой по сторонам. Ее разбудил сильный шум. Она быстро обвела глазами комнату в поисках того, что могло бы так сильно ее напугать. Мутный взгляд женщины неожиданно остановился на подоконнике. Стоп! Где цветок? Точно! На полу разбросана кучка мусора и осколков. Один из осколков Иова заметила даже на постели.
   - Странно! Как он сюда попал? Ну и что это было? Война или землетрясение? - сама у себя спросила женщина, затем громко позвала:
   - Люди! Аго - о - ов! В доме кто - нибудь есть?
   Ответа не последовало.
   - Странно! Вымерли что ли все? - мысленно констатировала Иова и только теперь, вдруг вспомнила, что накануне вечером Микаил предупреждал ее о предстоящей поездке. - Видимо все уже уехали! - решила она, но вдруг спохватилась:
   - Тогда кто разбил цветок?
   И тут, в углу комнаты, заметила белого, пушистого котенка. Смешно повернувшись боком, он выгнул спину и дико замяукал.
   - Ах, вот, оно, что! Это ты, дурачок! И зачем ты это сделал? Ты разбил мой любимый и единственный цветок! Хотел немного поиграть, да? Ладно, обещаю, куплю тебе маленький мячик, эдакий ты шалун! Ну, иди ко мне, Пушок! - но котенок никак не отреагировал на ее слова. Казалось, он был чем - то очень напуган.
   - Ну, что же ты, глупышка, нашкодил, и сам испугался!
   Не обращая ни малейшего внимания на хозяйку, Пушок по - прежнему пыжился и рычал.
   - Да что с тобой такое? Ты себя ведешь крайне странно! - недоумевала Иова. Ей стало немного ни по себе. Пушок вел себя так буд -то видел перед собой чужака. Именно так он обычно реагировал на незнакомых людей. Но в данный момент кроме них двоих в комнате никого нет. "Или есть?" - мелькнула быстрая шальная мысль. Судя по неестественному поведению зверька, Пушок, похоже, испугался вовсе не падающего горшка... Но чего? " Неужели здесь кроме нас двоих есть кто-то еще?"- с опаской поглядывая по сторонам, обратилась женщина к котенку, как бы желая получить от того ответ. Не сводя глаз с этого маленького, взъерошенного комочка, очень скоро Иова пришла к весьма отвратительным умозаключениям. Мелкие мурашки осыпали тело. Разум твердил: "Встань с постели и осмотри квартиру!" Тело же парализовала страшная догадка. Неоднократный опыт научил женщину верить в сверъестественное, так же легко как и в естественное. Кроме того, она давно усвоила одну простую истину - четверолапые, без повода, в пустоту не рычат!
   Помнится, еще на первом курсе, университета посещала она одну небольшую, студенческую церквушку. Пастор этой общины однажды попросил ее и двух ее друзей - студентов, вместе с ним проведать одну пожилую даму. По дороге, объяснил, так, между прочим, что всю свою сознательную жизнь, женщина занималась знахарством. Никто из ребят не придал тогда этому значения. Но во время самой обычной молитвы покаяния, дама неожиданно заговорила мужским басом и так укрыла их отборным матом, что студенты, чуть в штаны не наложили! Как горячо они тогда молились! Но прежде, чем все это случилось, на пороге, когда они вошли в дом, их встретил хозяйский кот. Ласковое и милое животное, долго путалось у гостей под ногами, и навязчиво просилось на руки, мешая общениею с приветливой хозяйкой. И вот, во время молитвы, ни с того, ни с сего, совершенно мирное, безобидное существо вдруг словно подменили! Кот неожиданно взбесился! Выпучив разъяренные глаза, которые в этот момент из зеленых превратились в чисто - черные, он ощетинился, и жуткими, гортанными звуками, громко завопил, на хозяйку да так, что у всех присутствующих волосы стали дыбом. Затем кот стал, медленно пятится назад, будто на него кто - то рьяно напирал и через мгновение, достигнув распахнутой настежь двери, вылетел на улицу и был таков! После этого все и началось! Эту демонстрацию бесовской силы Иова запомнила надолго! Позже, на эту тему она прочла массу всевозможной литературы, и поняла, домашних животных игнорировать не стоит! Они весьма чувствительны к изменениям на тонком плане. Все это она помнила очень хорошо, но столкнувшись с этим в собственной квартире, в первый момент даже запаниковала. То была там и тогда, можно сказать, история давних лет, к тому же, ни для кого ни секрет, что оккультизм- прямой источник нечистой силы. Но она верующий человек... семья служителей... И вдруг такое?! Откуда у них бесы? К верующим бесы подходить не могут. Или все же могут? Озадаченная Иова растерянно смотрела на котенка. В это было трудно поверить, но поведение Пушка сомнений не оставляло! Котенок увидел нечто! И это "нечто", вернее "некто" находился именно здесь, в этой комнате! Изумлению женщины не было пределов, но только в первые несколько минут. Очень быстро Иова взяла себя в руки.
   - Что ж, в любом случае, прятаться под одеялом нет смысла! - решительно заявила она сама себе, и еще раз, на всякий случай, громко позвала котенка:
   - Пушок!
   Котенок не реагировал, лишь испуганно все больше прижимался к стене. Смешно и в одночасье странно было смотреть на это крохотное, месячное существо, явно с кем - то воюющее! Понаблюдав за ним еще немного, Иова набрав больше воздуха в легкие, на одном дыхании выпалила:
   - Во Имя Христа, нечистый дух, исчезни!
   Как бы не показались простому обывателю, ничего не смыслящему в духовных вопросах, эти слова странными и бессмысленными, но, тем не менее, еще немного покуражившись, котенок вдруг вскоре успокоился. А вместе с ним, с облегчением вздохнула и сама хозяйка. Однако эта история не давала ей покоя. Ну и как это понимать? Откуда здесь взялись бесы? Каким образом открылась дверь в их жизнь? А точнее, в ее... ее жизнь... Ведь эту нечисть, обнаружила только она! Неужели чем - то сама их привлекла? Но чем? Разве только непрощением? - мелькнула страшная догадка. В последнее время ее духовное состояние действительно, оставляет быть лучшим... Нужно обязательно все обдумать и пока не поздно, срочно все исправить! Недопустимо, чтобы по дому безнаказанно бегали бесы! Это знак! Недобрый, очень недобрый знак... - размышления Иовы, прервал жалобный писк ее котенка.
   -Ну, что такое, Пуша? - ласково обратилась она к зверьку. Тот подхалимски терся о ее ногу. Ну, иди, мой хороший... Иди ко мне! - взяла его на руки женщина. - Должна тебе сказать - ты просто молодец! Мой маленький, храбрый рыцарь! - и Иова поцеловала котенка в крохотный, розовый носик и крепко прижала к себе. Тот довольно муркнул и потерся о щеку. - Ну, что, дружок, ты, наверное, так перенервничал, что даже проголодался, да? Сейчас, сейчас мы это исправим! - глядя на этот милый, пушистый комочек, Штельман невольно улыбнулась. Разве можно равнодушно смотреть на это чудо? Взирая на хозяйку исподлобья, котенок еще раз, на всякий случай муркнул.
   - Знаю, знаю, не возмущайся! У тебя прескверное настроение! Но, уверенна, кусок ветчины, все исправит! - она посадила котенка на плечо, и только теперь встала с постели, влезла в огромные тапки - собачки, и, шаркая ногами о паркет, поплелась на кухню.
   -Мя - я - я - у! - снова напомнил о себе котенок.
   -Да, сейчас, сейчас, обжора! Погоди! - Иова открыла холодильник, и, достав колбасу, отрезала Пушку солидный ломоть. Бросив хозяйке благодарный взгляд, котенок принялся с аппетитом уплетать ветчину.
   - Ну, что, жизнь налаживается! А, Пушик? - затем, тяжело вздохнув, огорченно протянула: - Мне бы твои проблемы, дружочек!
   Пока кот расправлялся с колбасой, Иова убрала в спальне мусор, наспех пересадила в другой горшок свой горе - цветок, затем снова вернулась на кухню и включила газ. Через пару минут горьковатый запах крепкого кофе распространился по маленькой кухне. Удобно пристроившись, возле окна на мягком уголке и бездумно помешивая ложечкой кусочки сахара, Иова думала о случившемся.
   Неужели своей агрессией и нетерпимостью она призвала зло в свою жизнь?! Но разве люди не должны быть здравомыслящими? Разве Богу угодно тупое и бездумное соблюдение законов? Не сердце ли важнее? Разве Божья любовь не упразднила закон?! Ведь сказано: "В воздержании имейте рассудительность"! Где грань между рассудительностью и судом? Вправе ли она игнорировать помазанника? Не лучше ли смириться со всем? Неприятно, но что поделать? Наверное она должна просто довериться Христу, пусть Он разбирается с этим человеком Сам. По крайней мере, это будет лучше, чем откровенная война! Да, определенно так будет лучше для всех!
   Пока Иова размышляла, Пушок, досыта наевшись, взобрался к ней на колени и уже мирно дремал.
   - Хорошо тебе, Пуша! Ты уже все забыл! - с завистью проговорила Иова. - А тут...! Такое разве легко забудешь?! Просто в голове не укладывается! Охо- хо! Что за жизнь, что ни день - то сплошные ужастики! Что наяву, что во сне! - Смутно припоминая свой очередной, ночной кошмар, тяжело вздохнула Штельман. Из забытых слоев подсознания все яче и ярче в разуме восстанавливались четкие образы и ясные, реалистичные картинки сна.
   Вот идет она по широкой, каменистой дороге, прямо ведущей в прекрасный, зеленый лес. Справа виднеется черника и земляника, слева - смешанное разнообразие желто - фиолетовых цветов. Иова входит в лес и перед ее взором предстает шикарное, синее озеро. Во сне она ощущает непреодолимое желание искупаться в этой изумительной воде. Некоторое время колеблется, затем все же входит в воду, ощущая под ногами мягкий, илистый песок. Восхитительно - чистая, прозрачная вода, приятно ласкает усталое тело. Иова заходит все дальше и дальше, наслаждаясь благоуханием лесных ароматов, и звонким пением птиц, перекликающихся с громкими криками кукушки. От умиления и восторга хочется плакать и кричать одновременно, настолько все вокруг прекрасно! Ее изболевшаяся душа казалось, только этого и ждала....
   Но вдруг, зеленое великолепие куда - то исчезло, и она ясно ощутила, что и без того зыбкая почва, уходит у нее из - под ног, а ее саму, с неимоверной быстротой слой ила засасывает под воду. Прежде, чем женщина поняла, что происходит, ниоткуда появились три черных, уродливых беса, и жутко регоча, подобием длинного жезла, стали создавать все более мощный водоворот. С невероятной скоростью, тело Иовы погружалось в какую - то жуткую, огненно - черную слизь. Несчастная беспомощно махала руками, пытаясь выплыть на берег, или хотя бы удержаться на плаву. Но все было тщетно! Силы ее оставляли. Она задыхалась от жары и зловония. Собрав остаток сил, хотела крикнуть, но чья - то холодная, волосатая рука сдавила горло. Иова поняла, что это конец, рука смерти ее не отпустит! Ей никогда не выбраться из этой мерзкой слизи! "Господи, помоги мне!" - только и успела она мысленно воззвать к Богу, и ее тут же поглотила огненная пучина. Но, внезапно, все изменилось в один момент! Она, вдруг, почувствовала, как чья - то могучая, сильная лодонь, одним рывком вытянула ее из грязи и поставила на твердую почву.
   - Довольно! - услышала она властный громовой голос и проснулась.
   - Слава Богу, что это был только сон! - содрогнулась Иова при одном воспоминании тех ужасов, которые ей пришлось пережить так реалистично. В последнее время ее сны становились все более какими - то явными и правдивыми. Один за другим они часто сбывались, заставляя женщину верить в неизбежность происходящего. Это была самая отъявленейшая , бесовская ложь, и где -то в глубине души Иова слышала тихий голос, который то и дело твердил ей: "Не всем снам можно верить! Пережитое за день тоже дает о себе знать!" Иова хорошо понимала, что подсознание, фиксируя происходящее, таким образом иногда просто снимает внутреннее напряжение. Но что-то в этих снах ее беспокоило и злило.Она давно привыкла быть хозяйкой собственной судьбы и в ее планы вовсе не входило вмешательство потусторонних сил. По ее мнению, Иова, делала правое дело, поэтому, чем бы не занималась, Бог всегда должен был быть на ее стороне, всякое же левое противостояние, типа бесовского вмешательства, женщина напрочь отметала. Ведь если Бог за нее, тогда кто против нее?! А с внутренними конфликтами любой психолог способен разобраться и сам! Правда для этого, как минимум нужно время, которого у Иовы постоянно не хватало.
   "Ладно, что будет, то будет! Однажды выберу момент и со всем спокойно разберусь. - успокаивала она себя. - В конце концов, если это от Бога, тогда кто я такая, чтобы идти против рожна?! - мудро рассудила она. - Впрочем... Врят ли будет что-то к лучшему!" - сердце подсказывало, что в дальнейшем ее ждут большие неприятности.
   Облокотившись локтями о пластиковый подоконник, Иова уперлась лбом в стекло. За окном не спеша, но уверенно вступала в свои права весна. Унылые, мрачные люди, с лицами тех, кого с утра поднять подняли, а разбудить забыли, сновали в разные стороны, кто - куда, каждый спеша в свой иллюзорный, материальный мирок, в свою жизнь, созданную лично им самим.
   За долгие, зимние месяцы, все порядком устали от морозов и непогод, которые то и дело сменяли друг друга, или приходили все сразу. С первыми числами марта, вернулось и осознание весны. Хотелось нежной ласки приветливого, солнечного света, и звонкого пения птиц - озорниц. Но зима, словно пытаясь отвоевать у весны, как можно больше дней, погружала город, то в зябкий холод, то в густой туман. Это ранее, мартовское утро, мало чем отличалось от прочих. Разве только туман казался еще более гуще и непроглядне чем раньше, превращая общую картину в унылую, серую тоску. Настроение у Иовы было соответствующим. Она смотрела на всех этих людей и думала:
   - Боже мой! Сплошь суета сует! Девять утра, суббота, а люди, что муравьи, куда - то бегут, куда - то спешат! Им всегда так много нужно! Каждый старается схватить свой кусок, да пожирнее! С раннего утра, чего - то ищут, метушаться... Они всегда в поисках... Кто - то в поисках пищи, кто - то работы, кто-то ищет счастья, кто - то власти и денег, кто-то покой и здоровье, кто-то себе пару, кто - что... Мало кто ищет добра или правды ... Мало кто ищет Бога, все только Божье! Люди жестокие и корыстные, нет в них ни правды, ни добра, лишь всюду бесспросветный эгоизм...Я... мне... мое и моему... А впрочем... Что это я? Отчасти, они правы! Не позаботишься о себе сам - кому ты нужен в этой подлой жизни? Поэтому и осуждать их наверное, глупо. Правда, ведь тоже у каждого своя! Правда - она идет в контексте жизни и опыта каждого отдельного человека. О, как прав был Пилат, когда вопрошал Иисуса о том, что же есть истина на самом -то деле? Да-а, истина - коварная подруга! Библия недвусмысленно обещает: "Познаете истину и истина сделает вас свободными." Легко сказать: "Познаете истину!" Каждый ищет и находит свою истину... А поиски эти обычно ведутся за чей - то счет. Обязательно найдется козел отпущения! Люди готовы переступать через друг друга, через свои принципы и совесть, только бы добиться того, чего они хотят! Многие в средствах весьма непереборчивы! Они требовательны и суровы, когда дело касается лично их интересов... Что ж, как ни печально осознавать, но людям свойствен принцип курятника: клюй ближнего, лезь выше, гадь того, кто ниже... Как же я понимаю тех бедолаг, кто, нахлебавшись досыта от людей, сделались отшельниками и стали вести аскетический образ жизни! Такая жертва вполне оправдана! Иногда так хочется взять и бросить все! Сбежать подальше от всех, куда - нибудь на необитаемый остров, где нет, и не может быть никого... Подальше от людей - вампиров! Ведь, если им позволить, они высосут из тебя все, и потребуют еще и еще... И чем больше ты им даешь, тем больше они от тебя хотят! И твои услуги принимают как должное! Порой присасываются как пиявки! Им все равно, здоров, ты или болен, хорошо тебе, или плохо, им главное вынь, да положь то, что им надо! Боже мой, как мне это надоело! Я так устала от всего! Может быть, и я такая же, как и они, просто этого не замечаю?! Не знаю, может быть... Но перед их нахальным натиском чувствую себя, порой, такой незащищенной. Каждый из них ожидает меня увидеть именно такой, какой он сам меня придумал. И если я где - то оступлюсь и перестану соответствовать данному образу... О, тогда они меня с радостью распнут, растопчут, растерзают! И никто не вспомнит о моих благодеяниях.... Что поделать, мы, люди, так устроены! Сегодня c энтузиазмом хвалим и превозносим, завтра так же искренне распинаем! Именно так случилось с Иисусом! Так почему же этого не может быть и со мной? Парадоксальные существа! Как совладать с таким народом? Господи, помоги мне! Не знаю,что делать! Гребусь, гребусь - и все безтолку! Проблем не убывает, ровно как и навязчивых людей. Никто сам не молиться, да и собственноручно наделанные каки тоже разгребать в одиночку никто не желает...Скучно им что ли? Маются от безделья! И это вместо того, чтобы вместе с Духом Святым сесть и разобраться со своим дерьмом. Нет же! Учишь их учишь, а все напрасно! Иссякаешь в пустоту! С каждым днем все труднее сдерживать правильный баланс. Во мне растет ненависть, я это чувствую... и боюсь.... Дай мне сил, Боже, вопреки всему, остаться верной Тебе и Твоим идеалам... Но даже если однажды я окажусь неверной, помилуй меня и будь, по Своему великодушию, верен Ты и вытяни из той грязи, в которой, не исключено, что окажусь! Ведь я человечешка такой же мерзкий и порочный, как и все! Да не овладеет ад моей душой! Спаси, сохрани и помилуй от зла! Научи меня Твой народ, если не любить, то хотя бы смиренно и терпеливо принимать так, как это делаешь Ты! - Иова и не заметила, как на улице совсем посветлело. Но на душе у нее просвета не было. Сами собою градом покатились слезы. Иова вовсе не хотела их... Но и не сдерживалась. Под непроницаемой пеленой запотевшего окна и серого, промозглого тумана, она все меньше и меньше видела окружающий мир. То ли это принесло ей некоторое облегчение, то ли чудодейственные слезы и молитва, но постепенно женщина немного упокоилась и даже как -то приободрилась.
   - Я должна... должна быть сильной! Должна победить уныние и страх! Я сильная! Я выстою! Главное - не раскисать... Иначе я погибла! Нужно все обдумать... Хорошенечко обдумать что изменить... У меня достаточно сил решить все проблемы... Надеяться не на кого, я должна помочь себе сама! И я справлюсь, обязательно справлюсь! Со мною Бог и Он меня в беде не оставит! Он вырвет меня из лап зла и напасти.... Впрочем... Стоп! - резко остановила саму себя Иова. - Что это я? Может быть, хватит вопить и драматизировать? У меня прекрасный муж, здоровые дети, сама я тоже - жива и здорова... Кусок хлеба - есть, крыша над головою есть... - на секунду она задумалась, затем продолжила перечисление: - Самореализация - и та есть! Несмотря ни на что,у меня все для счастья есть! Что еще нужно? Главное - тыл защищен.... Бог мне столько дал, а я, неблагодарная только и умею, что нюни распускать! Нужно жить и радоваться каждому новому дню, который посылает Господь... Дни так скоротечны и лукавы.... Разве есть что - либо более важное? Поэтому стоит ли расстраиваться из -за такой мелочи как бесы? Подумаешь, испугали! Эти - то уж точно явление преходяще - уходящее! Разве я мало с ними сталкивалась? С чего я только завелась? Тот Кто во мне - больше того, кто в мире!- решительно заявила Иова в пустоту и уже более свободно вздохнув, даже слегка улыбнулась.
   Но, если Иова и полагала, что ее не прошеные гости исчезли по первому ее требованию, то она очень ошибалась! Они не ушли, лишь затаились.
   Прямо перед ней, на плоском, светло - коричневом, шкафчике, пристроились два уродливых, карлик ообразных существа. Громадные, лохматые уши, черные, бородавчатые носы, и хитрые, бегающие глазки, делали их, смешными и в одночасье зловещими. Своим отталкивающим, скользким видом они, могли бы, пожалуй, очень походить на сказочных гоблинов, если бы не были более опасными и реальными, чем их несуществующие прототипы. Яростно сверкая злобными, кошачьими глазами, два существа иногда щурились в лицемерной, подловатой ухмылке, обнажая при этом кривые и грязные клыки, под складками толстых, рыхлых щек. С первого взгляда, выглядели они совершенно одинаково. Но, если поставить их рядом, отличия, разумеется, найти несложно! Разный рост и разный ум - две составляющие разного ранга. Тот, что повыше - коварнее и сердитее, и вполне соответствовал своему званию миро правителя тьмы. Отрицательные эмоции - это то на чем он постоянно играл и чем питался. Если ему удавалось их вызвать, можно считать: жертва на крючке. А дальше - больше! Обычно этот бес являлся прекрасным началом для любых более сложных операций. За его витиеватыми хитросплетениями как снег на голову сваливалось искушение, противостоять которому часто было не по силам даже самым мужественным и стойким христианам. Он долго и нудно подготавливал почву таким образом, чтобы окончательно захватить душу. Порой жертва сама не понимала, как оказывалась в его цепких, когтистых лапах. А уж после него, магнитом липла и вся прочая рангом высшая, мерзость, значительно круче злюки Адинайзера.
   Не переставая ехидно хихикать, Адинайзер то издевался над Иовой, то злобно пинал своего нового соседа Гада. Гад - был из разряда бесов, самой низшей иерархии и не представлял собой, ничего особенного. Его послали Адинайзеру в качестве, так сказать, вдохновения и поддержки. Гад был слишком молод и слаб, чтобы действовать в одиночку, поэтому неутомимо учился у Адинайзера всем тонкостям их подлого мастерства. На нем, похабный и остервенелый, Адинайзер, время от времени подогревая свою злость, выбивал свой гнев, и таким образом становился способным на многие отвратительнейшие мерзости! Гад для Адинайзера был ввиде бонуса, довеска, раба... Чего угодно... Он выполнял поручения Адинайзера. Но, зачастую, тот ему мало, что доверял. Пакостить - исключительная прерогатива Адинайзера. От этого он получал громадное удовольстви, и никак не хотел упускать ну хоть малейшей возможности кому - либо подгадить! В будущем, Гад тоже обязан был стать таким же. Но пока смиренно учился у своего учителя . Он видимо, давно привик к издевкам Адинайзера, и не обращал ни малейшего внимания на ужимки и пинки начальствующего, лелея тихую надежду однажды на ком -то отыграться. Вот и теперь, несмотря на множество оплеух, отвешенных ему злобствующим преподователем, Гад прекрасно себя чувствовал, и нисколько не отчаиваясь, вовсю хихикал над Иовой, вместе со своим обидчиком.
   Им было радостно смотреть на то, как она мучается и переживает, вслепую отражая их бесконечные, яростные нападки.
   - Страдаешь, дорогуша? Ну - ну, давай, давай! Распали в себе огонь ненависти и отчаяния, наибольшие грехи из всех, которые мы породили!
   - Заметь, Гад, чего бы людям ни хотелось, им всегда кажется, что они имеют на это свое право!- как бы, между прочим, поучал молодого беса опытный пройдоха.- А разочарование, при большей ловкости, можно легко превратить в чувство несправедливости.- Затем снова в уши Иовы:
   - Неблагодарные сволочи, можно ли от них ждать чего - то доброго? А, твой пастор, урод! Как он тебя сделал! Злись не просто от усталости, но от тех требований, которые он тебе предъявляет!
   - Ну, давай же, породи в душе благородную ярость! - исподтишка верещал Гад. - Такое оскорбление разве можно простить? - но поймав на себе злобное фыркание Адинайзера, неожиданно резко стих.
   - Плачь и томись, человеческое отродье! Это только цветочки, ягодки будут впереди! И, если, ты так скиглишь при первых моих пробных атаках... Хи-хи-хи - хи-хи... То, видно, долго не протянешь! Твои силы Зеусом, явно, преувеличены! - не сдерживая себя, торжествовал Адинайзер, глядя на то, как Иова все больше впадает в депрессию и отчаяние.
   - И чего Зеус ее боится? Ты только погляди, Адинайзер, она же размазня! - снова раздался голос выскочки - Гада.
   - Заткнись, кретин, - отругал его Адинайзер, - не твоего вонючего ума дело! Я вообще не понимаю, из чего слеплен твой ум? Разве можно быть таким наивным?! И чему тебя только учили? Любой даже самый недалекий, примитивный идиот знает о законе волнообразного чередования! Или ты, неуч, забыл, что Бог предназначил их к вечной жизни и не дает им на Земле чувствовать себя как дома?! То что сейчас происходит с этой тварью не наша заслуга... Вернее отчасти и наша тоже... Но не во всем! Нам просто повезло! Периоды эмоциональной и физической интенсивности сменяются периодами усталости и апатии. Эти периоды вполне естественны. Так придумал наш Враг! Он больше всего полагается именно на периоды спада, нежели на периоды подъема. Некоторые особо Им чтимые переживали довольно долгие периоды спада. И нам от этого не будет ни малейшего прока, если мы не сумеем правильно использовать это состояние. Чтобы достичь умопомрачительных результатов надо задаться вопросом, какую цель здесь преследует Враг и действовать прямо противоположно! Если мы пусты как бочки, и для нас человеческое отродье всего лишь пища, которой мы насыщаем площадь нашего эгоизма, то для нашего Врага все они обособленные личности. Он действительно вздумал наполнить Вселенную множеством своих отвратительных, маленьких подобий. Ему нравится, чтобы она кишела существами чья жизнь в миниатюре подобна Его собственной, не потому, что Он подчинил их, а потому, что их воля свободно сопрягается с Его собственной. Нам нужно безгласое стадо, Ему же - служителя, которые станут Ему сыновьями. Мы хотим проглотить, Он - отдать. Он - полнота, неистощимый источник и жаждет чтобы все люди соединились с ним и при этом каждый из них остался неповторимой частицей. Он не может захватывать и завлекать человека в добро, как мы, завлекаем его в грех, Он только призывает. Его мерзкая идея в том и состоит, чтобы люди были едины с Ним, не утратив своей личности. Именно потому и существует закон волнообразного чередования! Бог воспитывает в них само сознательность. Поэтому рано или поздно случается так, что Его отпрыск после обращения какое -то время радостно плескается в лучах Божьей славы, но вдруг Тот ненадолго отнимает от чада Свою руку и безмозговый гаденыш оказывается без поддержки и наставничества своего новоявленного Папаши. Вот тут -то мы и можем немного развернуться! Если работать быстро и правильно, а главное н-незаметно, он начинает , с нашей подачи, по полной хлебать ложкой дерьмо. Таким образом, Бог вынуждает свое двуногое создание встать на собственные ноги и с помощью одной лишь воли исполнять обязанности потерявшие для него всякую привлекательность. Именно в периоды спада человек ближе всего к тому, кем предназначен стать от начала. И именно в этом состоянии люди ближе всего к постоянству. Поэтому молитвы в духовной пустыне Враг ценит больше всего. Особенно большой опасности наше дело подвергается тогда, когда оказываясь один на один с проблемой, человек спрашивает у Бога почему Тот его покинул, но между тем, тупо, пусть даже и без особого желания, но упорно продолжает повиноваться Ему, с твердым намерением следовать Его воли. Это для нас просто непостижимо! Но не будем отчаиваться! Мы же в свою очередь, должны тянуть нашу подопытную за веревку искушений. Люди предназначены нами только на заклание и чем больше это одобрит их воля, тем быстрее они окажутся в наших руках! Главное для нас сейчас - направлять злобу этой девки к ближним, а ненависть к мнимому, несуществующему врагу. Тогда зло, станет реальным, а доброта - мнимой. В работе с этой мерзавкой нужно быть очень осторожными, она из его искренних приверженцев! Поэтому нам следует незаметным образом поощрять все ее крайности, кроме послушания Врагу. Только так мы сумеем ее отлучить от Него. Всячески поощряй ее в самоанализе. Пусть она с Него обратит свой взор для начала, на саму себя, а затем и на внешний мир. Чем больше гадостей она успеет заметить, тем быстрее мы овладеем ее сознанием. Пусть плавает по поверхности, рутина и боль ей в этом помогут! Нельзя допустить, чтобы эта мерзавка рассматривала жизненный материал как личный крест и послушание Христу. Кроме всего прочего, убеди ее в том, что Бог перестал слышать ее молитвы. Убеди ее оценивать качество молитвы по чувствам, испытываемым ею во время молитвы. Пусть думает, что именно таким образом Бог внемлет или не внемлет ей. В скором времени нам это очень пригодится! Никоим образом мы не сможем избежать полной ее изоляции от Него, она не тот человек! Мы поступим иначе! Следует перепрограммировать ее мозг на то, чтобы ее молитвы были сконцентрированы не столько на самой проблеме, сколько на личности конкретных обидчиков. Пусть даже в самой молитве разжигает в себе огонь несправедливости. Раз и навсегда она должна забыть закон "Ударили по правой, подставь левую". Только так мы сможем растравлять ее раны от обид, будучи вовсе ею незамеченными.
   - Ты уверен, Адинайзер, что это сработает? Ведь если она действительно так любит Бога Он ее не оставит! Если люди действительно хотят ходить, Бог радуется даже тогда, когда они споткнуться и упадут!
   - Какой же ты, Гад, недоделок! Даже если у меня тысячу раз кряду ничего не выйдет, я и тогда буду пытаться ее уничтожить! С какой стати эта тварь должна быть счастливой? - злобно сплюнул бес, сверкая недобрым, свирепым взглядом. И затем снова продолжил подначивать Иову:
   - Что жалобно смотришь?! Плохо? Ой, плохо, да? Ничего, ничего, скоро и вовсе, мерзавка, загнешься! Наши знают свое дело и уже готовят тебе массу пренепреятнейших сюрпризов! Для начала помучаешься ты, а потом и вся твоя чудовищная семейка! Ха-ха - ха!
   - И твой мерзкий, белый котяра, тоже! - вставил свои три копейки Гад.
   - Уж мы позаботимся, поверь!
   - Уж это да-а-а! - наперебой трезвонили бесы, испытывая непомерное удовольствие от того, что лицо Иовы снова омрачилось болью.
   Адинайзер упал на спину и залился смехом. Гнусавый Гад же продолжал обиженно вопить:
   - Я жестоко отомщу тебе и твоему коту! Хотела нас выгнать? Нет уж дудки! Нас уничтожить не так - то и просто! Не старайся! Не получится! Мы теперь твоя тень... А твой мелкий кот - сдохнет!
   -Хи-хи-хи... хи-хи-хи... - не унимался Адинайзер. - Что не понравилось общение с котярой?! Ты бы еще его в нос поцеловал, придурок! Или во всевидение предстал во всей своей, тьфу! Пышной красе...Не знаю успеешь ли ты расправиться с этой мелкой тварью... Я уже вижу, глаза Зеуса ... Хи-хи-хи... Так проколоться с котом! Одно слово - недоумок! Сам себе на хвост наступил!
   - Я же не знал, - оправдывался Гад, - что эта мелкая сволочь, меня видит.

А законы ада для кого? Эти зоркие, неугомонные твари призваны нам вредить. Они проводники двух миров... А ты, дуралей попался! Чуть все дело не загубил! Да если бы ни я... Если бы ни мое умение маскироваться.... Ты видел как она бомбордирует молитвой? От такой гадости как ты и духа не оставит!

   Гад виновато клепал черными зрачками. Он действительно прокололся и ожидал наказания от хозяев. Ладно, еще, если отправят в ад! Там, в общем - то можно как - то существовать. Лишь бы не в пустоту! Этого Гад боялся больше всего... Все его гнусное, бородавчатое естество пылало лютой ненавистью и страхом. Дабы искупить вину, в этот момент он готов был на что угодно.
   - Она заметила наше присутствие, а значит это бесследно для нас не пройдет! - подливал масло в огонь Адинайзер. Если начнет сейчас атаковать - пощады не жди, несчастный уродец! Этому нет прощенья... А теперь главное , заткнуть ей уши! Нельзя допустить, чтобы святоша получила указания от Духа!
   - Хватит хныкать, ты - воин! - тем временем гневно приказала самой себе Иова и собралась взять в руки Библию.
   - Ты бесспорно воин, но зачем тебе это надо на голодный желудок?! - неожиданно участливо обратился к ней Адинайзер. - Не лучше ли сперва подкрепиться, а потом с новыми силами пойти в бой!
   На мгновение Иова прислушалась к урчащему желудку, коорый и вправду требовал пищи. Может быть перекусить? Но потом вдруг грубо поморщилась и тут же отпарировала:
   - " Ни хлебом единым будет жив человек, но всяким словом исходящим из уст Божиих"!- и даже подумывала о том, что неплохо было бы сегодня попоститься, ведь написано же: "Сей род изгоняется постом и молитвою".
   - Пост? Да ты что с ума сошла? - взвыл Адинайзер в мозг Иовы. - В твоем - то состоянии? Ты и так истощена и измотана служением! Твои силы на исходе! Пора бы себя немножко поберечь! Не позаботишься о себе сама - никто не позаботиться!- усердно уговаривал женщину бес ее же заезжанными фразами. - Ничего этот пост не дает! Он полезен исключительно для самодисциплины и очищения организма. Но ты - то ответственный человек! Да и питаешься когда придется... Пост не для тебя, а для жирных посидушек....
   Иова тяжело вздохнула.
   - Да уж, наверное, пост действительно не для меня! Я слишком уж ответственная! - бессознательно повторила Иова слова Адинайзера. - В противном случае бросила бы все к чертовой бабушке и укатила куда подальше! Хотя пост конечно, надо взять... Но не сегодня... Пожалуй, возьму завтра или послезавтра. Надо настроиться соответствующим образом. А сегодня оторвусь на полную катушку, ведь это единственный выходной! Когда еще выпадет такое счастье?!
   При упоминании чёрта бесы совсем повеселели.
   - Вот видишь, Гад, мне удалось! Удалось!- выплясывая по воздуху смешные, причудливые движеня, с восторгом вопил Адинайзер. - Если эта небожь упомянула нашего брата, значит ей совсем поганюче! Она утомлена и подавлена.
   И он был прав! В данную минуту Иове жутко хотелось выть. Ее мучила сильная депрессия, делать ничего не хотелось. В самый раз лечь и бездумно уставится в потолок. Но что-то внутри настойчиво подсказывало, что этого делать нельзя. Преодолевая лень и хроническую усталость, она все - таки потянулась за Библией.
   Крохотный, карманный экземпляр на всякий случай всегда лежал неподалеку, на подоконнике.
   - Я как мокрая курица! С этим надо что - то делать! Нельзя раскисать! - бормоча себе под нос, Иова искала 90 псалом. Собственно, она его знала наизусть, но в качестве некой магической, духовной поддержки, все же раскрыла божественную книжицу.
   - Э-Э! Ты что делаешь?! - вдруг возмущенно в один голос заревели бесы. - Даже и не думай! Тебе это не поможет! Перестань! Твои мысли сейчас заняты пастором! Вспомни, как он нехорошо к тебе отнесся, как извратил твои слова вчера! Ты всего лишь сказала, что публичные евангелизации уже неэффективны - и это - чистая правда! Пора менять подход к неверующим. А он расценил это как отказ от евангелизационного служения вообще! Вспомни, как он грубо при всех тебя оскорбил... - Адинайзер пытался навязать ей недавнюю обиду, дабы снова взять контроль над ее разумом.
   Перед Иовой Штельман ненадолго промелькнула законническая маска ее пастора:
   - Ты богохульствуешь, сестра! - грозно тыкнул он в нее пальцем. - Не обманывайся, Бог поругаем не бывает! Только что ты откровенно попрала Великое поручение! Ты недостойна благодати...
   При этом воспоминании, что - то больно засосало под ложечкой. Щеки Иовы запылали гневом и возмущением. Волна обиды и непрощения все сильнее поднималась из недр души, захватывая при этом весь ее сознательный разум. Это -то и надо было двум пройдохам! И Адинайзер и Гад уже довольно потирали руки, как вдруг, в один момент в Иове что - то изменилось. Усилием воли она подавила в себе навязанный ей образ несправедливости.
   - Нет! Нет! Нет! Я не должна разжигать в себе злость! - взвыла она, борясь со своей болью. - Иначе, чем я отличаюсь от него? Не этими ли чувствами он руководствуется?! Я не позволю ему сгубить свою душу... Господи, я покоряюсь Твоему Слову, и да убежит от меня тьма! Я прощаю тебя, пастор Николаус! - громко крикнула она в пустоту. Затем, неровным, дрожащим голосом, отделяя интонацией каждое слово, четко произнесла:
   - Живущий под кровом Всевышнего, под сенью Всемогущего, покоится...
   - Что ты делаешь, идиотка? Немедленно заткнись! - рьяно заорали бесы.
   - Ты слышишь, Адинайзер, она его прощает! "Живые помощи" она читает "живые помощи"! О-о-о, замолчи же, непутевая! О как жжет! Сделай же что - нибудь, Адинайзер! Вложи ей новые болезненные переживания! Я не выдержу пламя Божьего присутствия! Я не так силен как ты!- умолял Гад своего шефа.
   - Я бы рад, - в отчаянии вопил Адинайзер,- но перед прощением я бессилен! Если она, смиряясь перед нашим Врагом добровольно решила покориться Его Воле, мы не можем этому противостоять! Прощение и смирение - величайшие добродетели против коих мы бессильны! Это Его постылое изобретение! Так Он надеется нас изгнать!
   - Тебе это ничего не даст! Ровно как и это тупое чтиво!- взял инициативу в свои руки Гад, корежась от нестерпимоых мук. - Тебе от нас не отделаться! Мы - неотъемлемая часть тебя и твоих переживаний! Можешь не стараться!
   - Да! Мы не уйдем! - сотрясая кулаками воздух, поддержал его Адинайзер, который в эти минуты тоже чувствовал себя прескверно.
   Ощутив в разуме некое сопротивление, Штельман поняла, что она на правильном пути, и уверенно продолжила:
   - Говорит Господу: прибежище и защита моя! Бог мой, на которого я уповаю, Он избавит меня от сети ловца и гибельной язвы. Перьями Своими осенит меня, и под Его кровом буду в безопасности. Щит и ограждение истина
   Его. Не убоюсь ужасов в ночи, стрелы летящей днем, язвы ходящей во мраке, заразы, опустошающей в полдень. Падут подле меня тысяча и десять тысяч но ко мне не приблизятся! Только смотреть буду очами своими и видеть возмездие нечестивым. Ибо я сказала : Господь упование мое, Всевышнего избрала я прибежищем своим. Не приключится мне зло и язва не приблизится к жилищу моему. Ибо Ангелам своим заповедано обо мне охранять меня на всех путях моих. На руках понесут меня. Да не преткнусь о камень ногою своею. На аспида василиска наступлю, попирать стану льва и дракона...
   - Зат-кни-ись! - в один голос застонали изможденные молитвой бесы. После последней фразы, их начало так сильно крутить что они уже готовы были бросить завоеванные позиции и убежать.
   - Я же говорил: Дух ей подскажет! Ну, Гад, ты сгубил все дело! Она зовет Ангелов, ставит защиту! Мы пропали! Молитва на защиту! После нее очень тяжело восстановить прежнее влияние! Ненавижу эти слова! И все ты-ы-ы.... - испытывая дикую боль, вовсю горланил Адинайзер и несколько раз ударил девушку по голове.
   Ни с того, ни сего, у Иовы сильно разболелась голова, но она неутомимо говорила дальше:
   - За то, что Тебя возлюбила, избавишь меня, защитишь, потому что я познала имя Твое, воззову к Тебе и услышишь меня. Со мною Ты в скорби, избавишь меня, прославишь меня, долготою дней насытишь меня и спасение Свое даруешь мне...- каждое слово губительным эхом отдавало в головы бесов. Разъяренный Адинайзер, не мог поверить в то, что произошло. Одним лишь небольшим усилием воли эта особа сбросила с себя весь его долгий, кропотливый труд! Несколько месяцев скрытой, терпеливой работы одним махом были разрушены в пух и прах! Все пошло насмарку! Под угрозой было не только его задание, но и само его существование как таковое вообще! Несказанно обозлившись за свой провал, Адинайзер захотел отомстить женщине.
   - Ну, сейчас ты мне за все заплатишь! - обезумев от отчаяния, свирепо взвизгнул бес и размахнулся, для того, чтобы нанести Иове очередной удар по голове.
   - Еще секунду, и получив инсульт, ты надолго заткнешься! - сотрясая кулаками воздух, с чувством поддерживал своего товарища Гад.
   Но, внезапно, как раз в ту секунду, когда Адинайзер собирался ударить Иову, его руку кто-то задержал, затем приподнял беса вверх с силой швырнул в противоположную сторону.
   - Что это было? - не понял Адинайзер, обиженно потирая место удара.
   - Откуда он взялся? - медленно отступая назад, заверещал Гад, испуганно выкатив глаза наружу.
   - А-а-а! Вызвала - таки, стерва! - догадался Адинайзер . - Я так и знал, что все этим кончится! - и он повернулся, чтобы увидеть обидчика. И вдруг, буд - то ошпаренный резко подпрыгнул на месте так, что даже упал.
   - Р-р-рафаил?!- в изумлении глухо просипел бес, пытаясь подняться. Но его ноги подкосились, и он снова упал. - Н-нет... н-не может быть....Великий Архангел и вдруг на побегушках у этой девчонки?
   Не удостоив Адинайзера ответом, черноволосый гигант закрыл девушку своим громадным телом, атлетического сложения.
   - Зря стараешься, Рафаил, мы имеем в ней часть!Она сама нас притянула! Мы не уйдем! - потихоньку приходя в себя, пытался исправить положение Адинайзер. Он понимал - сейчас его усилия напрасны, и все же не мог остановиться.
   - Да! Ей не удастся нас изгнать! - в такт шефу подвизгивал Гад.
   - Даже если это и случится, то ненадолго! Совсем скоро у нее сработает привычка жить и мыслить по -старому и это вернет нас обратно! - немного опомнившись, кичились бесы. - Лучше не мешай нам! Пусть она сама сделает свой выбор! Давай разойдемся по - тихому... - пытались уговорить мерзавцы, Рафаила, намекая на то, что они здесь с позволения Бога. Их обоих неимоверно злило, что Рафаил никак не реагировал на их слова. Но в то же самое время, Адинайзера немного успокаивал тот факт, что Рафаил сам, первый не нападал. Значит, он послан только для защиты. Это, разумеется, ужасно! Но... главное сейчас - выиграть время! Больше всего, его теперь беспокоил Зеус. Как ему сообщить о появлении в их деле его злейшего врага? В гневе Зеус страшен! Надо как - то ретироваться в его глазах! - решил Адинайзер, и немного расхрабрившись, подошел к Рафаилу настолько близко, насколько позволяло расстояние Архангелу его не достать, и с некоторой угрозой в голосе, злобно произнес:
   - Ты не должен нам мешать! Ты прекрасно знаешь мы на задании...
   - Я тоже! - резко оборвав Адинайзера, коротко отрезал Рафаил.- Никто не позволял тебе раньше отведенного срока отнимать жизнь у этой смертной! Это очень хорошо известно Зеусу, не так ли?
   Адинайзер побледнел. Рафаил прав, в порыве гнева он чуть не наделал глупостей! Лишать ее жизни сейчас, когда она всецело предана Богу - непоправимая ошибка. И как бы там ни было, в этот раз Рафаил появился весьма кстати! Низшее начальство за это по головке бы его не погладило! Поэтому, двум, злобствующим духам, ничего другого не оставалось как смириться, и, забившись в угол, вести себя тихо и безупречно. Вынужденные молча терпеть неприятное соседство, яростно сверкая глазами, бесы, стали немыми свидетелями того, как их план с треском провалился. Состояние Иовы постепенно стабилизировалось. К ней вернулось относительное спокойствие и равновесие.
  
  
   ГЛАВА3
   По меркам самых смелых земных стандартов, Рафаил мог свободно претендовать на звание парня, что называется, с обложки. Крепко - сложенная груда мышц, с гордой, величественной осанкой, и невероятно - огромным, нечеловеческим ростом. В разных измерениях его рост всегда был разным, и колебался, обычно, от 5 до 10 метров в высоту. На Земле он никогда не превышал 5 метров. Но и этого, однако было достаточно, для того, чтобы, однажды увидевший такое " Чудо Вселенной" хлипкий, человеческий разум, раз и навсегда пошатнулся и сник. Впрочем, Рафаил всегда был крайне осторожен и без надобности перед людьми не маячил.
   Несмотря на внушительные размеры и некоторую напускную изысканность, внешность Архангела излучала тепло и доброе расположение к себе. Его, всегда широко - раскрытые, черные глаза, внимательные и приветливые к окружающим, с некоторым удивлением и настороженностью смотрели на мир из - под густых, сомкнутых на переносице, черных бровей. Это придавало его взгляду определенную долю суровости, которую, впрочем, тут же смягчал тонкий, ярко - очерченный бантик алых губ, свойственный многим Ангелам Всемогущего.
   Создатель творчески подошел к сотворению Рафаила, наделив того великоватым, чуть вздернутым кверху, носом. Благодаря этому, его лицо приобрело мягкость и миловидность, еще более подчеркиваемую густой копной черных, кудрявых волос. Неровными, вьющимися волнами, они облегали округлый овал лица и беспорядочно ниспадали на могучие, мускулистые плечи. Голова Рафаила была увенчана белым, сияющим нимфам, который как бы облачал великого Архангела в яркие лучики света, при этом подчеркивая его незаурядную, подтянутую фигуру.
   Гардероб этого достойного, высокопоставленного Архангела, всегда простой и лаконичный, ничем не отличал его от прочих Ангелов Вселенной. Это была скорее своеобразная униформа для небожитлей, которую они никогда не снимали. Серебристо - голубой, комбинезон, из сверкающих, почти прозрачных, чешуек, тонких, но весьма прочных, повсеместно облегал тело Архангела. Именно эти чешуйки и излучали настолько яркий, превосходящий всякое земное свечение, свет, что Ангелы в них казались облаченными в густое облако молний, прекрасных и устрашающих одновременно. Хрупкая на вид, кольчуга, на самом деле была прочнее любой брони во вселенной и повсеместно защищала тела Божьих воинов от каверзных ударов бесовских мечей.
   Бог позаботился о том, чтобы в совершенстве снабдить свои легионы для борьбы со злом. Воины Всемогущего были практически неуязвимы. Практически - не означает совсем неуязвимы! Одно слабое место все -таки имелось и у них - это эмоции, которыми Бог почему - то наделил не только людей, но и служебных духов. Злость, негодование и ненависть ко злу, которые Ангелы Всемогущего иногда непроизвольно в себе допускали, резко ослабевали непроницаемую Божью броню. Всегда самым сильным и непревзойденным оружием Всемогущего и Его воинства была есть и будет любовь и сострадание, которые Владыка сумел вместить и в Своих Ангелов. Опытные вояки важные уроки защиты усвоили еще отначала мира, но молодым Ангелам иногда приходилось нелегко, в особенно поначалу. Но мудрый Бог предвидел и это! С целью сохранить Ангельское достоинство и помочь молодняку освоиться в небесных просторах , словно по мановению волшебной палочки, откуда - то из - за спины Ангелов в нужный момент возникали великолепные, огромные крылья. Воздушные и белоснежные, они чем - то напоминали лебединые. Появлялись не всегда, но только в те мгновения, когда Ангелы перемещались в пространстве или просто парили в невесомости над землею. Величественно и грациозно они смотрелись в вышине небес. Но стоило вестнику коснуться твердой поверхности, и пушистые помощники, трансформируясь чудесным образом, тут же исчезали под необычной, небесно - лазурной кольчугой.
   Легкие, удобные сандалии сидели на мускулистых, крепких ногах, как влитые и туго затягивали широкие щиколотки прочными, золотистыми шнурками. Такая обувь позволяла Ангелам быть более ловкими и быстрыми, что являлось немаловажным фактором в их деле...
   К жилистым чреслам служебных духов вплотную прилегал толстый, широкий, золотой пояс с изощренными, в виде отдельных волокон ангельськими, зеркальными иероглифами; надпись гласила : "ИЕГОВА ЕСМЬ"... К поясу крепился настолько странный, продолговатый предмет, что врят ли простой, земной обыватель, сумел бы, при встрече с любым из Ангелов, распознать в скромном, крошечном приспособлении, несокрушимый, легендарный меч, безжалостно поражающий вероломных врагов людских душ... настолько маленьким и незаметным он был.
   Завершал же небесное убранство миниатюрный, зеркальный щит, способный отразить любые, сверхмощные атаки, что не раз избавляло от верной гибели многих из воинов. Обычно его носили на поясе и выглядел он как обычная, пряжка вельможи, дорогая, но неброская для глаз. Как и прочая амуниция, он отстегивался и пристегивался к поясу одним лиш мимолетным желанием владельца. Это же желание побуждало меч выпрыгивать из ножен и как по мановению волшебной палочки в нужный момент мгновенно появлялось в ловких ангельских руках. Искусное владенине мечем , заложенное Богом в каждого служебного духа не оставляло бесовским ордам никаких шансов на выживание и заставляло врагов трепетать и отступать. И чем выше ангельский ранг, тем сильней и могущественней была эта способность.
   Сотворенный Архангелом, Рафаил обладал недюжей силой и мощью. Он был одним из тех , кто отначала грехопадения мира охраняет четыре стороны света. Михаил, Гавриил, Ориил и Рафаил - эти грозные и величественные Архангелы на протяжении многих веков преграждают грешникам путь в Рай и помогают праведникам найти верную к нему стезю. И Михаил, и Гавриил, и Ориил, и Рафаил - все четверо весьма интересные личности, достойные нашего пристального внимания, потому, что каждый из них великолепен по - своему. У каждого из них своя миссия и предназначение. Но в этой истории речь пойдет о Рафаиле. Ведь именно ему Бог доверил возвещать Свой ссудный день. Ссудный день мира и каждого в отдельности. Ведь именно Рафаил вылил чаши Божьего гнева на грешную, бунтующую землю, но вместе с тем он же и тот, кто не щадя себя защищает избранных от нападков тьмы, яростно вырывает гибнущие души из когтей зла, чем весьма сильно мешает демоническим силам в осуществении их хитросплетенных стратегий.
   Быть может именно поэтому его особа у темных сил пользовалась весьма дурной славой. Его ненавидели и боялись одновременно. Могучий и безпощадный ко злу, Великий Архангел один стоил многих легионов. Направо и налево сокрушая нечистое племя, Божий служитель , тем не менее, имел весьма мирное предназначение. Само имя Рафаил означает - целитель. Он - покровитель всякой страждущей, болящей душе. Невозмутимая личность Архангела всегда источала приятный нежно- сиреневый свет - отпечаток внутренней гармонии и совершенства. Внезапный всплеск эмоций, бесполезная болтливость, или необоснованное беспокойство, абсолютно не присущи слегка меланхоличному и всегда задумчивому Рафаилу. Он один из тех, степенных и размеренных персон, которые, ненавидели скоропалительных решений и взвешивали все до мелочей. Отзывчивый и тонко - чувствующий, Рафаил благоразумно подходил к оценке окружающего мира и никогда, всецело не растворялся в его проблемах , но при случае всегда и всем помогал. Обычно он приходил туда, куда его звали, но сам без приглашения никогда не навязывался. По своей сути и предопределению Рафаил являлся исцелителем и властителем мысли. Некоторые православные иконы даже изображают его с целебным маслом в руках. Незримое присутствие Рафаила само по себе дарует путнику успокоительный эффект и это помогает естественным путем уменьшить стресс и тревогу. Он добрый друг и помощник всем пилигриммам земли. Этот необыкновенный Архангел в равной степени всегда помогал как болящим телом, так и болящим духом. Бог часто использовал его в своей деятельности и посылал к тем, кто совершал важные духовные путешествия, чтобы они могли найти истину и верное руководство в жизни, обрести внутри себя мир и тесное общение со своим Создателем. Этот Архангел находился в непосредственном волеизъявлении у Духа Святого и впитал в себя многие качества своего Господина.
   Поэтому повествуя о нем, стоит заметить, что Всевышнему нравился этот сдержанный, бдительный и скромный Архангел. Жесткий и бесцеремонный со злом, он не был столь же категоричным в суждениях о людях. С достоинством выполняя любую возложенные на него миссию по спасению человечества, всегда здравый и рассудительный, стратег, он еще не проиграл ни единой битвы. В распоряжении Рафаила обычно имелось многочисленное воинство, принимавшее участие только в самых сложных, грандиозных сражениях. Это был, так называемый, резерв Божий, по команде предводителя, в любой момент готовый к битве. Но несмотря на это часто и густо Рафаил предпочитал действовать в одиночку и прибегал к помощи войск лишь в исключительных случаях. Таков уж был Рафаил! Он не прекрывался другими, но честно и до конца выполнял свой долг. Бесполезные жертвы ему ни к чему, он предпочитал действовать наверняка. Его сверхътерпение иногда выводило многих его соратников из себя. Однако позже им приходилось признать, что, так называемая, излишняя вялость и нерешительность их главнокоманующего в которой они иногда того упрекали, во многих случаях спасала положение и становилась залогом большого успеха. Поэтому в дальнейшем, все кто находился в непосредственном ведомстве Рафаила знали эту его особенность и уже не удивлялись, предпочитая полностью довериться духовному чутью великого Архангела. Ведь вокруг столько боли и злоключений - только и успевай правильно реагировать! И они реагировали!
   За плечами его неутомимых помощников, в числе которых был и уже вышеупомянутый Натаниэль, бесчисленное множество больших и маленьких личных людских трагедий, сиротливых, человеческих душ, униженных и оскорбленных, которым они сумели вовремя помочь. Сколько людей, столько и недугов и зла. Конфликт за конфликтом, боль за болью! Ни единой чистой, непорочной души! Агрессия и мстительность - бич человечества! И ни малейшей гарантии, что любая из личных, внутренних, проблем отдельно взятого индивида однажды не вылезет наружу и не перерастет в нечто более серьезное, например - в брань мирового, или вселенского масштаба. Достаточно вспомнить самые кровавые бойни в истории человечества! Люцифер все правильно рассчитал! Примитивная гордость вырастает в желание господствовать над себе подобными , она же лежит в основе всякого тщеславия и амбиций. Вот и приходится Богу и Его Ангелам вносить некоторую коррекцию в человеческие судьбы. Но при этом милость Божья всегда превозносится над судом! Простирая Свою руку и над добрыми, и над злыми, никогда Бог не забывал о милости, посланной страждущим в виде незаменимой, ангельской помощи, и даже чудес. Иногда самое сверхъестественное и небывалое, порой приходит как естественный, неожиданный ответ. Нечто само собой разумеющееся. И кажется, что по - другому и быть не могло! Ан, нет! Вариантов масса! Может случиться, что угодно! Хорошее, или плохое, отчасти зависит от людей. Впрочем, не только от них, родимых! За всем естественным неизбежно стоит всякое сверхъестественное! И совершенно необязательно знать человечеству о том, что каждая победа, или поражение, связанно с ними -- Ангелами - легионерами Христа! Даже самый юный из них и неопытный без особого труда может указать причины, которые и днем и ночью заставляют их вечно быть начеку. Где - то кто-то кого -то обидел, а кто-то взял и не простил. Отсюда и берутся змеиные клубки! Ниточка за ниточкой, наплетаются отрицательные эмоции и желание поквитаться или кому-то что-то доказать. В результате же, часто и густо оказывается виноватым не кто иной, как Сам Создатель! Такую логику Ангельский мир никогда не понимал и не принимал. Но Божья безусловная любовь к Своему непослушному, бунтовскому творению, которая превосходила всякое разумение, Его послушных помощников безропотно побуждала, если не к пониманию и любви, то во всяком случае к доступному для них состраданию и необходимым, ежесекундным действиям. Иначе и быть не может! Разве возможно равнодушно наблюдать за тем, как невидящие, неразумеющие духовного, и, почти не знающие, ни Бога, ни себя, ни того, с кем воюют, на ощупь, как слепые котята, люди, героически восстают против зла. Имея в себе лишь крохотную веру, и надежду на лучшее будущее, перенося много трудностей, применяя неимоверные усилия, они, тем не менее, идут вперед и нередко побеждают.
   Несмотря ни на что, Рафаилу люди нравились, пусть многое в них самих для него навечно оставалось загадкой. Но, кто он чтобы их осуждать? Он хорошо усвоил одно: если у них, хрупких и беззащитных существ, получается, бороться со злом, значит и он, Рафаил, сделает все возможное, чтобы помочь им в их нелегкой, жизненной борьбе. И он, действительно, делал, что мог... А мог великий Архангел нимало.
   Своей внезапной напористостью и способностью появляться там, где неожидают, сеял панику в рядах врага. О нем слагались легенды. Устрашающая, беспощадная масса, как тать ночью, появлялась ниоткуда и своей единой особой могла тягаться ни с одним вражеским легионом. В ловких, могучих руках, меч двигался, словно живой, легко и непринужденно. Оружие было частью его самого. Он чувствовал меч так же хорошо, как и свое собственное тело. Чисто интуитивно он чувствовал и удары врага, даже прежде, чем их собирались нанести. Рафаил не очень любил драться! Но именно в драках, все его естество преображалось. Глаза горели праведным огнем, на суровом лице, выступал легкий румянец, а губы, то и дело шептали: "За Бога и Его святых!" Но самые важные и удачные свои битвы, Архангел выигрывал не на поле брани. Иногда Владыка доверял ему особые миссии, где требовалось особое послушание и терпение. Бывало, даже так, что Великому Архангелу приходилось выступать в роли Ангела - хранителя. Бог призывал его на это лишь в случаях крайней необходимости. Рафаил вынужден был временно оборонять жизненно важные для Бога, объекты, на которые бесы, не гнушаясь ни чем, не жалели ни сил, ни средств, ни напора.
   История Иовы как раз и была именно тем незаурядным случаем, когда понадобилось вмешательство великого Архангела. Всего до конца, Рафаил знать не мог, но он не сомневался, его подопечной действительно предстоит тяжелая битва. Люцифер пойдет на все лишь бы добиться своего! Не он и будет, если не бросит на это дело все свои лучшие силы! Эта душа поневоле пройдет испытание огнем. И от ее решений будет многое зависить.
   Время пришло. Механизм запущен, и скоро все свершится! Еще немного и разрешиться многовековой конфликт, возникший в свое время между Иисусом и Люцифером! Но пока весь духовный мир застыл в тягостном, напряженном ожидании . Глас Божий еще нем и медлит. Бог дает шанс и терпеливо наполняет чашу гнева. А это значит, что Рафаилу придется находиться в одной маленькой, душной комнатушке, в сообществе тех, кого он без труда мог бы просто растереть в порошок. Сцепив зубы, Рафаил до времени вынужден сносить пакости и издевательства этих ничтожных, падших существ.
   - Так надо! - усмирял себя Архангел. - Владыка мудр и великодушен, любое зло Он силен обратить в добро. На все свое время! Время разбрасывать камни и время собирать камни...
  
  
  
   ГЛАВА 4
   Максимус шел вприпрыжку по улице. Несмотря на то, что в этот пасмурный, воскресный день, снова срывался, возможно, последний, мокрый снег, в его душе уже давно царила весна. Он летел на всех парусах, окруженный надеждами и мечтами, туда, где мог снова увидеть "ее". Как всякого, восемнадцатилетнего мальчишку, в его возрасте, Максимуса Нардипского неимоверно влекло к женскому полу. Физиология - штука сильная! Поэтому, у этого, долговязого, нескладного, парнишки была тьма- тьмущая подружек. Некоторые не прочь были провести с ним время, а некоторые из них, даже нравились Максу. Однако, влюбляться он ни в кого не влюблялся. Так, встречался... Но все это было скорее похотью плоти, чем влюбленностью души. А ему хотелось чего - то особенного и сильного! Душа жаждала некой остроты чувств, неповторимого размаха эмоций и впечатлений. В своих самых смелых мечтах, он не раз представлял, как вместе со своей дамой сердца, едет куда - нибудь в страны далекой Африки, проповедовать туземцам о Христе, как спасает тысячи людей, от голода и эпидемий, несет свет Божий в заблудшие сердца. Заблудшие попуасы отрекаются от своих идолов, и целыми семьями каются и жгут своих бывших, деревянных и каменных кумиров, а они с женой, прыгают от радости и благодарят Бога за множество чудес и знамений, явленных им благосклонными небесами. Максимус фантазировал и с нетерпением ждал ту, единственную и неповторимую, которая сможет терпеливо и смиренно разделить с ним все тяготы миссионерства. И вот однажды это произошло! Он увидел "ее" на одном из молодежных служений в церкви, которую стал не так давно посещать вместе со своим другом - Атаденом Дальбертом. Увидел - и влюбился с первого взгляда! Вот она - девушка его мечты! Его идеал, его нимфа, ради которой он был готов на самые безумные и дерзкие, подвиги! Она - лучшая! Прекраснее ее и быть не может! В ней есть все, что его так заводит и привлекает : ум, красота, неутомимая целеустремленность, твердый, волевой дух, напористый характер, великодушный нрав, и талант... Крое того,она обладает ораторским искусством! По его мнению - это был один из главных факторов и нес в себе прямое указание Божье на суженную Максимуса. Ведь именно это условие поставил он Богу, когда просил для себя жену. Его возлюбленная обязательно должна уметь проповедовать! В его понимании иначе и быть не могло! Когда Макс ее слушал, он торжествовал! Впервые в жизни он видит девушку, в которой одновременно совмещается столько прекрасных качеств! И эту девушку (он в это свято верил) Бог предназначил исключительно для него! И только для него!
   На самом же деле, та, которую Максимус Нардипский называл своим идеалом, была весьма далека от совершенства. Любовь порой, слепа и бестолкова. Сложно объяснить, что зацепило в ней Макса. Яркой, особенной красотой и грацией, его дама сердца, не блистала. Выглядела совершенно обычной, серой мышью. Маленький рост, круглолицая, смазливая мордашка с лукавыми бесиками во взгляде и ямочкой на подбородке. Ее открытое, приветливое лицо обрамляла стильная, модная стрижка. Бледноватые, пухлые губки, с остатками карамельной помады, то и дело расширялись и превращались в хитроватую, пренебрежительную ухмылку, из - под которой, проглядывал ряд ровных, серовато - белых зубов, с небольшой щербиной в самой их середине. Прямой, слегка курносый нос, с немного раздвинутыми в стороны, ноздрями, и пухлые, розоватые, как у поросенка, щечки, на фоне смуглого, желтоватого лица, придавали девушке какое -то неуловимое очарование и компенсировали ее грубоватое телосложение. Неплохо сложенная в принципе, Иова, тем не менее, была несколько полноватой и неуклюжей. Походка же, вообще, оставляла желать лучшего! Стремительная и мужеподобная, она являлась прямым свидетельством непростого, дерзкого характера, который тщательно скрывался под лояльной личиной христианства. И все же, Макс был прав - имелось в ней нечто такое, что влекло и притягивало к ней всех без исключения. Некий, личный магнетизм, харизма успешного, сильного лидера, способная привязать к себе навечно. Именно на этом Макс и попался! Его неокрепший, юный ум и чувственная плоть, растаяли при первых звуках ее приятного, мелодичного голоса, который завораживал присутствующих, порождая в них желание, всегда следовать за Христом, и выполнять все указания красноречивой проповедницы. Максу хотелось, чтобы эта проповедь длилась вечно! Он восхищался в Иове буквально всем! Внешность, жесты, поведение, манера держаться и говорить... Она выглядела такой родной и милой! Паренек был просто поражен и очарован. Он влюблялся в нее все больше и больше, впитывая и пропуская через себя смысл ее слов, растворяясь в мягком тембре ее удивительного, неземного голоса, и забывая обо всем, шаг за шагом погружался в мир бесконечных грез и фантазий, где есть только он и она... И ничего кроме них двоих...
   - Спасибо, Господь! Она - то, что мне нужно! - непрестанно благодарил Бога Нардипский.
   В следующую ночь Максимус не спал. Как можно быстрее ему хотелось, чтобы наконец -то наступило "завтра". Он воображал, как вместе с Иовой, они построят новую, прекрасную жизнь, полную трудностей и приключений. И как отлично заживут, пусть она об этом пока и не знает... Его избранница была несколько старше самого Нардипского, но одержимого бурной страстью парнишку, это, вообще мало волновало.
   - Ну, пусть ей сейчас лет 25... - рассуждал он. - Ну, максимум, 30. Впрочем, на 30 она не тянет...Значит разница в возрасте не так уж и велика! А если, так, у меня есть все шансы ее завоевать! Возможно, у нее есть парень... С этим, разумеется, сложнее, но и это не проблема! Соперничество вполне достойная прерогатива для настоящего мужчины! Я сумею завоевать ее сердце! Сделаю все возможное и невозможное... Если понадобится, - звезду с неба достану... Что угодно... Она обязательно будет моей! Теперь, когда я ее нашел - как бы там ни было, не отдам никому!
   Чтобы поскорее осуществить мечту, Нардипский решил действовать быстро и наверняка. Поднявшись ни свет, ни заря, он принялся мыться, чиститься и бриться, в общем, стал приводить себя в порядок, чтобы понравиться невесте.
   - Я обязан выглядеть на все сто! - говорил он себе, - Ведь сегодня я подойду к ней и непременно приглашу в кафе, или напрошусь провести домой... Что угодно, лишь бы как -то зацепиться! Ведь надо же с чего -то начинать!
   Несмотря на свой юный возраст, у него имелся не малый опыт в амурных делах и Макс не сомневался, что с Иовой у него тоже все получится. Перед его шармом не устояла еще ни одна девчонка! Иова - не исключение!- самоуверенно решил он.
   Еще было довольно рано, но Макс не хотел больше ждать. Схватив свою спортивную сумку, он вылетел из дому, и в прекрасном расположении духа, помчался в церковь на собрание. Быстрым, стремительным шагом прошел центральный парк и примыкающий к нему восхитительный сосновый бор, с другой стороны которого с обрыва, открывался шикарный вид на море. Приостановился. Несколько раз вдохнул в себя морскую свежесть и снова уверенно зашагал вперед. Обогнув здание мэрии и большой городской спорткомплекс, с его стадионами и спортплощадками, юноша вышел на длинную, булыжную мостовую, которая вела в старую часть города.
   Первым и древним представителем архитектуры 19 века, взору представало величественное серое здание с красивыми скульптурами на фасаде и массивными, широкими колоннами, вдоль всего входа. Когда - то здесь располагался женский лицей. Ныне же это частная, христианская школа. В ней учились по - большей части дети верующих родителей... Сразу за углом, к школе примыкала новая, аккуратная, трехэтажная постройка, с зеленой, ондулиновой крышей - это была церковь "Свет Христов"... Туда - то Макс и направлялся.
   Шустрый, общительный малый, Максимус Нардипский был человеком очень компанейским, хорошо умел вести светские, непринужденные беседы, легко входил в доверие людей, и если нужно, мог превосходно разряжать обстановку. Обладая исключительной способностью организатора, Нардипский был из тех, кто умел окружать себя людьми. От него исходила какая - то удивительная, живая энергия, рядом с ним хотелось жить и творить. Очень эрудированный и не по годам здравомыслящий, Макс производил впечатление человека неординарного, обладающего богатым внутренним миром и глубоким познанием христианских догм. В духовных вопросах ему просто не было равных! На любую тему он мог рассуждать часами! Большой спорщик и любитель переливать из пустого в порожнее, он не иссякал... К удивлению сверстников, нередко даже предпочитал находиться в кругу взрослых, зрелых людей, считая подростков интеллектом ниже себя. Стоило ему только заговорить, и окружающие проникались к нему немалым уважением и доверием. В особенно же своей показной рассудительностью Максу удавалось покорять сердца людей старшего поколения. У них он обычно служил примером для подражания их непутевых детей.
   Несмотря на свою кажущуюся нагловатую раскованность, Максимус не был столь наглым и распущенным, как хотел показать окружающим. За его нелепой развязностью часто стояла неуверенность в себе и обычное, детское желание быть принятым остальными. К людям он порой, относился с настороженной подозрительностью, во всех видел сплетников и интриганов. Имел необыкновенную склонность к преувеличению и вранью, которое не раз ставило юношу в тупик. Свиду ангел во плоти, он обладал довольно вздорным, необузданным характером. Пропитанный неким двойственным лицемерием, и неуемной страстью добиваться своего, во многих начинаниях Макс иногда заходил слишком далеко. Порой боялся сам себя. Какая - то неудержимая жесткая сила вечно толкала его на безумные, нелепые поступки, осознавал которые, он далеко не сразу. Эгоистичный, гордый, высокомерный, достаточно амбициозный и честолюбивый, независимый, рассеянный, не дисциплинированный, необязательный, непостоянный, не в меру болтливый пустоплет и тому подобное.... Его недостатки можно было перечислять бесконечно! Но... при этом великодушный и снисходительный, он всегда был ко всем добр и внимателен, со всеми учтив, интеллигентен, мягок и приветлив. Уважал каждую точку зрения, весьма считаясь с мнением других. Никогда не торопился с выводами, и не спешил осудить людей. Собственно, ему было глубоко плевать, как живут остальные. Для него центром вселенной всегда являлся он сам. Долго выдерживать общение с этим человеком, практически невозможно. Но издали Нардипский выглядел вполне привлекательным, с примесью, даже слабо уловимого благородства. Немало в этом ему помогала его степенная, правильная речь, с великолепно - поставленным, бархатным тенором. Веселый и задорный, Макс никогда не давал никому скучать. Там, где есть Максимус Нардипский всегда вокруг шумно и весело. Поэтому, вовсе неудивительно, что парень быстро перезнакомился с местной молодежью и сумел с легкостью завоевать их дружеское расположение.
   Высокий, статный брюнет, с худощавым лицом и зелеными, выразительными глазами, которые, словно лукавые бесики, улыбались даже тогда, когда все лицо оставалось серьезным, он имел от природы очень привлекательную наружность. Выпуклый лоб - служил признаком большого ума, и никак не вязался с легкомысленным, курносым носом, с небольшой горбинкой. Впрочем, в этом проявлялась вся его противоречивая непонятная натура ... Вечно - потрескавшиеся от холода, нежные женские губы и глубокие наивные ямочки на обеих щеках, делали его лицо моложе своих лет. Однако синеватая бледность, сильно заостренный подбородок и колкий, испытывающий взгляд, быстро разрушали это первое, обманчивое впечатление. Длинноногий, нескладный, слегка угловатый, мальчуган никогда не гнался за модой. Не потому, что не хотел, а потому, что просто не мог соответствовать ее грабительским, требовательным стандартам. Он жил вдвоем с матерью. И жил довольно скромно, если не сказать бедно. Работая на двух работах, мать непрерывно тянулась от зарплаты до зарплаты. Существуя на копейках, никак не могла выпутаться из долгов, в которые влезла ради покупки квартиры. Поэтому и она и Макс донашивали то, что было в гардеробе. Макс всегда носил одно и то же: давно вылинявшие, столетние джинсы, черную, в белую полоску, сорочку, с застиранным от времени, воротничком, старый, уже коротковатый джемперок и совершенно не молодежные, но крепкие ботинки, доставшиеся от дяди по наследству. В своем пусть и чистом, но заношенном, тряпье, парень выглядел не очень опрятно. Однако, умел подать себя так, будто это его собственный, нестандартный стиль... Немногие знали о его истинном материальном положении. Нардипский не имел привычки жаловаться. Внешне раскованный, но очень замкнутый в душе, он не уставал играть роль, никогда при этом не перебарщивая. Бережливый, и умный не по годам, Макс многое просчитывал наперед. Казалось, всю свою жизнь он распределил поминутно. В его дневном расписании не было времени на мелкие, мальчишеские глупости. По интеллекту и трудолюбию ему не было равных! Но трудиться, Нардипский предпочитал скорее умственным трудом, чем физическим. Обладая превосходной памятью, он был носителем грандиозного количества книжной информации. Чтение стало его страстью! Именно ему он посвящал большую часть своего драгоценного времени. Читал все подряд, что попадалось под руку. Перечитав все, что было дома и в городской библиотеки, он добрался сперва до книг друзей, а затем собрал деньги и купил компьютер. Благодаря интернету его увлечение пробрело новый, масштабный размах. Неиссякаемые потоки информации завоевали весь его разум. Он все больше становился похожим на живого робота. Мать часто удивлялась: куда в него все это вмещается? На что Макс лишь отшучивался: " До времени оседает штабелями на полках!" И на самом деле, он не врал. Его практичный, острый ум использовал все и всегда. Имея в себе еще одну страсть - к роскошной жизни, Нардипский твердо знал, что однажды все эти знания сделают его богатым. Знал, и непрестанно всему учился. Упертый, целеустремленный, и до мелочей продуманный, он в тоже время был слишком импульсивным и нередко просто руководствовался эмоциями, что считал огромным, непомерным пороком. Чтобы как - то бороться с недостатком, Максимус придумал себе образ эдакого мужчины - супергероя. Дабы соответствовать ему, часто приходилось лезть из кожи вон. Это порой очень утомляло, но Макс не унывал. Окончив школу с золотой медалью, возомнил себя взрослым мужчиной, который должен полностью обеспечивать семью.Вопреки всяким уговорам матери, Нардипский, устраивается на работу курьером, в первое попавшееся агентство по недвижимости, с твердым намерением вскоре его возглавить. А пока, получая малюсенькую зарплату, все до копейки, отдает матери. Тайком вытирая слезу, та благодарно принимает от сына его копейки, что никак не ускользает от внимательного взора Макса. Тот с чувством выполненного долга, работает все лучше и лучше. Зная себе цену, он делает основную ставку на свой ум и обаяние, верит в свои силы, и неутомимо идет вперед к своей мечте...
   С некоторых пор, правда, его мечты несколько видоизменились. На первый план выступила любовь. Нардипский, казалось, забыл обо всем и все свое внимание, теперь переключил на предмет своего обожания. Новое увлечение им овладело настолько сильно, что не о чем другом он больше думать не мог. Она стала смыслом его жизни. К ее ногам он собирался бросить весь мир. (Или, по - крайней мере, ту его часть, которую он сможет себе покорить).
   Быстро преодолев расстояние от мостовой до церкви, с благочестивым видом, Макс вошел в храм. Здороваясь, и по пути перекидываясь со всеми парой - тройкой ничего незначащих, вежливых фраз, он поспешил к толпе подростков, среди, которых уже давно завидел своего лучшего друга - Атадена. С Атаденом Дальбертом Максимус Нардипский дружил уже давно. Они с детства - не разлей - вода. Под стать Нардипскому, веселый и жизнерадостный Ден, так же как и Макс, обладал весьма развитым чувством юмора. Часто подшучивал над людьми, нередко, при этом их обижая. Любитель самоутвердиться за счет других, Атаден Дальберт всегда хотел быть впереди. Его желание быть лучшим и неуемная жажда похвалы и поощрения во всем, легко объяснялись жестоким воспитанием отца. В своем стремлении сделать из него мужчину, тот, нередко перегибал палку. Наказывал сына за малейшую провинность. По его мнению, Ден обязан был делать либо все хорошо, либо - никак. Скупой на похвалу, отец, зато никогда не скупился на физическую расправу. Провинившись, Атаден, по нескольку дней отсиживался у друзей, ждал, пока гнев отца поутихнет. Затем возвращался домой, и получал взбучку сильнее предыдущей. И это продолжалось снова и снова. Но так было не всегда. Большую часть жизни Дена воспитывала мать, т.к. его отец - вор, рецидивист и беспредельщик, часто отбывал наказание в отдаленных местах лишения свободы. В такие времена и Атаден и его несчастная, вымученная, злобным антихристом, мать дышали свободно и полной грудью. Ден, без отца настолько расслабился, что даже, пошел на поводу у Макса, который, с некоторых пор, стал одержим идеей о вечной жизни и спасении души, и нашел для них, двоих, подходящую церковь, неподалеку от дома. Не слишком разделяя рвение Нардипского, Ден, тем не менее, открыто Бога не отрицал. Наоборот, вел себя набожно, и даже излишне религиозно. Находясь в постоянном поиске, он интересуется всем, что связано с религией и оккультизмом. Очень восприимчивый к новому, извлекает пользу из всего услышанного, делает свои, никому, не известные, выводы. Принципиальный и конфликтный, Ден жаждет боя и приключений. Жизнь для Дальберта младшего часто кажется скучно и пустой, а потому, он неосознанно, делает так, что в его присутствии возникают скандалы и заварушки, в которых Ден, ведет себя как рыба в воде. Смелый, задиристый и находчивый, живет без проблем, книгам предпочитает иллюстрированные журналы, любит шумные компании, и всегда ищет соответствующие места. Его в городе знали во многих тусовках. Нередко бывал он и в ночных клубах. В особенно его чем - то привлекал ночной клуб " Казанова"...
   В отличие от пессимиста Нардипского, Дальберт никогда не теряет оптимизма и контроля над собой. Ко всем относиться предубежденно и негативно. Для него люди состоят лишь из одних пороков и страстей. Предвидеть мысли и действия Атадена нелегко. Насквозь лживый, внешне, он всегда спокоен и дружелюбен. Но под мирной личиной скрывается бурный вулкан. В особенно это всегда касалось женщин. Нездоровые, садистские наклонности, порой удивляли и настораживали любвеобильного и нежного мачо - Макса. Его поражала способность друга так быстро и легко отталкивать от себя девчонок. Казалось огромное удовольствие Дену доставляло причинять им боль, даже "из - под полы". Тень сарказма и издевки проскакивала в нем сама собой. Узнав Дена чуть получше, девушки почему - то бежали от него сломя голову, даже, несмотря на то, что Дальберт тратил на них кучу денег. Кстати, деньги были вторым вопросом в списке Нардипского. Тот никак не мог понять: откуда у друга столько бабла? Его мать, так же как и у Макса, перебивается скромной зарплатой, сам же Дальберт, чтобы не отставать от друга, тоже устроился курьером. Но в отличие от Макса, Ден мог позволить себе все, что хотел. Как - то набравшись смелости, Нардипский задал другу вопрос на эту тему, на что Дальберт отмахнулся: " Дядя иногда кое - что подкидывает за некоторые услуги. И вообще, Макс, к деньгам надо относится легко! Они для того и существуют, чтобы их тратить на удовольствие и на увеселение бренной плоти". А что за дядя, откуда он взялся, и что за услуги Ден ему оказывает, друг объяснять не захотел, тут же перевел разговор на другую тему, озадачив, таким образом, Макса еще больше. Нардипский давно заметил, Атаден, иногда бывает странным и замкнутым, а иногда, что ненормальный несет всякую чушь. И вообще, он весь словно соткан из загадок ! Упрям, но в тоже время - легко приспосабливается к обстоятельствам, быстро сходится с людьми, и так, же быстро расстается, Склонен манипулировать другими, рассматривает их как шахматные фигуры на доске, но в тоже время, поддается элементарным манипуляциям со стороны тех, кто сильне его. Совершенно невозможно понять: когда он говорит правду, а когда врет. Его лживость граничит с фантазерством. Она настолько вошла в привычку, что он даже перестал различать, где вымысел, а где правда, и искренне верит самому себе. Но его отличительной, чертой является не это, а его тихая агрессия, которая с годами превратила забитого мальчишку в тщеславного завистливого монстра, никогда не выплескивающего наружу, ни гнева, ни раздражения, ни злости. С самого детства Ден привык держать все в себе. Обиженный на весь мир, больше всего он ненавидел тех, у кого жизнь протекала ровно и гладко, и исподтишка делал все возможное, чтобы хоть как - то им ее осложнить. Такова была его сущность, и он ничего не мог с этим поделать. Обладая великолепной реакцией, и проницательностью, Атаден, обычно полагался только на свой ум и анализ событий. Слишком прагматичный, чтобы надеяться на случай, он плел интриги исподтишка. Сталкивая людей лбами, сам, часто оставался ни при делах, тихо посмеиваясь и потирая руки. А если правда все же всплывала, корчил из себя невинную овцу, мол, извини, не хотел, так получилось, ну дурак я...
   Макс знал об этой гнили друга, иногда он и сам становился его жертвой, поэтому ничего сокровенного Дену, не доверял, но и расстаться с баламутом тоже было как - то жаль. К его стервозности Нардипский давно привык и смотрел на это сквозь пальцы. Где - то друга жалел, а где - то, возможно, в чем - то видел и себя. Вернее, свои тайные пагубные наклонности, в которых сам себе даже боялся признаться. Народная мудрость гласит: "Скажи мне кто твой друг - и я скажу, кто ты". Этим и объяснялась их дружба. Нардипский и Дальберт легко находили общий язык, и понимали друг друга даже без слов. Все - таки столько лет вместе! Ни один пуд соли съели!
   Как только Макс подошел к мирно - беседовавшей молодежи, стены большого, церковного холла, затряслись от громкого безудержного хохота. Остроумные шутки Нардипского, не могли оставить легкомысленную молодежь равнодушной, и, заливаясь от смеха, те просто держались за животы. Столь неблагочестивое поведение подростков, вызвало у людей более старшего поколения волну негодования и неприязни. Все это не ускользнуло от внимательных глаз Иовы, которая находилась неподалеку в окружении нескольких человек. Искоса поглядывая на Нардипского она обратила внимание как новичок, подзадоривая остальных, рассеянно вертел головой по сторонам, и сам как - то не слишком смеялся. Иова также увидела, как от толпы бабушек отделилась одна из пожилых дам, и направилась к подросткам, с целью преподать молодежи урок благочестия. Макс же, похоже, вошел во вкус! Трезвонил и трезвонил, как умалишенный! Неизвестно чем бы все это закончилось, если бы позади себя он не услышал:
   - Привет, ребята! Как настроение?!
   Юноша, словно ошпаренный, подпрыгнул и, побледнев, резко замолчал. Всю его смелость и веселость, как рукой сняло. Из сотни тысяч голосов он мог бы узнать этот голос! Это она его любовь! Сердце Нардипского бешено заколотилось. В этот момент все успокоились и притихли. Все внимание было приковано к Иове.
   - Ну, что, Макс, - вдруг неожиданно обратилась она к парню, - я смотрю, ты потихонечку осваиваешься!
   Не в силах сказать ни слова, говорун Макс сник, затем покраснел, и даже не оборачиваясь, в знак согласия, просто кивнул. Непонятное, трепетное состояние, которое охватило его при их самой первой встрече, снова вернулось и напрочь сковало разум и язык. Сердце билось так сильно, что Максимусу показалось буд - то все вот - вот услышат его стук и поймут, что с ним происходит. Стук, разумеется, никто не услышал, но такая резкая перемена при виде их молодежного пастора, не могла подростками остаться незамеченной. Но их пастор, ни о чем, не догадываясь, продолжала:
   - Со следующей недели начинаются новые евангелизационные курсы. Так, что, если хочешь - приходи! Думаю, там ты сможешь в полной мере применить свое великолепное красноречие!
   - Угу. - только и промямлил недавний весельчак. Его бледные щеки стали пурпурными от стыда, а сам он ненавидел себя за свое нелепое поведение. Такой казус с ним впервые. В нем все словно закрепостилось. Не в силах разрушить оковы любви, Макс не смел даже, посмотреть в ее сторону. С замиранием сердца он слушал ее голос. Слушал, и всем телом трепетал.
   - Ребята,- говорила она дальше, повернувшись к остальным, - вас это тоже касается! После окончания курсов, мы поедем по ближайшим сельским окрестностям, работать с местным населением... Все вместе мы разработаем новые шаги по работе с вновь прибывшими людьми. Старая стратегия, думаю, уже не годится! Жизнь не стоит на месте, и нам нужно с этим считаться. Вы со мной?
   - Да!!! - хором ответила молодежь.
   - Вот и хорошо! Я бесконечно рада, что вы меня понимаете и поддерживаете! А сейчас, мои дорогие, давайте подготовим наши с вами сердца, ко встрече с Господом. Молитва - самый важный и самый сильный источник духовной жизни. И как прилежные духовные христиане мы не может не склонить наши головы и наши колени перед нашим Творцом!
   Ребята послушно стали в круг и взялись за руки. По иронии доли Максу досталась рука Иовы. Какая уж тут молитва! Мысли путались, тело дрожало от неописуемого блаженственного экстаза, но юноша этого почти не замечал. Разум и чувства сошлись в одном: их всецело поглотила чужая, но такая родная плоть... Она! Рядом с ним в этот миг стояла она... И он держит ее за руку, как в своих мечтах... Прикасается к ней, ощущает тепло ее тела, ее пульс, а может быть соприкасается даже незримым образом с частичкой ее души... Это так здорово, стоять вот так вот! На седьмом небе от счастья, Максимус стоял, погруженный в себя, и совершенно не заметил, как молитва окончилась и столь драгоценная рука исчезла, растворившись в толпе прихожан.
   - Идем! - внезапно толкнул его Атаден, - служение начинается!
   Макс еще не успел опомниться от счастья, как вдруг, словно вихрь, в здание ворвались двое детей- девочка и мальчишка лет 8. С пронзительным криком: "Мама- мама!", он подбежал к Иове и повис у нее на шее.
   - Мама? - изумленно прошептал Максимус. В один момент в нем все оборвалось. Эти слова подействовали на него, как гром с ясного неба.
   Его реакция не ускользнула от Атадена, который, уже давно и так понял, что к чему. "Это то, что нужно!" - быстро смекнул он. В голове Дальберта уже зрел коварный план. Состроив при этом невинную физиономию, он так, между прочим, произнес:
   - А ты что так скис? Да, это ее дети. А вон там, вон, видишь крепкого парня лет сорока? Так вот, это ее муж! - говоря последние слова, Ден смаковал каждое слово. Похоже его товарищ крупно влип, и это не могло не вызвать в нем тихое, торжество. Уголки губ незаметно скривились в еле заметной, ироничной ухмылке, когда он услышал обреченное: "Замужем... Неужели она замужем?!"
   - Естественно, замужем! Ей уже тридцать с гаком! Такие бабы долго в девках не ходят! Зануда еще та! А ты что думал? - хитровато поглядывая на друга, хихикнул Дальберт.
   - Я д-д-думал она од-дна... - подавленным, дрожащим голосом, в котором слышались нотки боли и отчаяния, тихо выдавил из себя Нардипский. От его внутренней самоуверенности не осталось и следа. Вскоре, немного опомнившись, Макс постарался взять себя в руки. Дабы не привлечь к себе ненужное ему сейчас внимание публики, которая и без того искоса поглядывала в их сторону, он сделал непринужденный вид и уже более безразлично добавил:
   - И как она все успевает? И церковь, и семья... Разве легко служителю все совмещать?! Лично у меня, никак не получается разумно распланировать время! Надо как то поинтересоваться... - бессвязно стал врать Нардипский, чем вызвал еще один издевательский смешок Атадена.
   - Поинтересуйся, поинтересуйся! - недвусмысленно произнес товарищ.
   Однако, будучи исключительно на своей волне, Макс совершенно не заметил откровенно - оскорбительного тона Атадена. Ему было просто не до того. Растерянно поглядывая по сторонам, он покорно плелся за Дальбертом и ничего не видел и не слышал. А в голове безжалостно пульсировало: "Замужем, замужем, замужем!" Сердце разрывалось между любовью и разочарованием, нутро трясло то ли от холода, то ли от волнения - он уже не понимал. Вся его жизнь оказалась перечеркнутой одним жестоким словом " Замужем". Он попытался расслабиться и успокоиться, унять дрожь, так выдававшую его эмоции, и никак не мог. Снова и снова в нем кто - то безжалостно орал: "Замужем, она замужем!"
   - Господи, что же Ты наделал? - мысленно накинулся на Бога Нардипский.- Я ведь Тебе поверил, а Ты меня так подвел! Как мне теперь с этим жить? Как поступить? Голос разума твердит уйти с дороги и не разрушать их семейной идиллии, но голос сердца протестует... Хватит ли у меня сил от нее отказаться теперь, когда я ее нашел?! Какой же я идиот! Готов был бороться за нее с ее парнем, а про мужа, даже не подумал! Против мужа я бессилен... Она всецело принадлежит ему! Принадлежит... Какое страшное роковое слово... Оно убивает меня своей непоправимой реальностью! Я должен... Я вынужден отступить! Не могу в это поверить... Ведь я безумно ее люблю! Однако, разрушить семью я не смею... Я этого не хо-чу! Не хочу и не буду! И если такой как она в моей жизни больше не будет, то пусть не будет больше никого! Боже, ну почему все так вышло? Ну почему Ты ко мне так жесток и несправедлив? Разве я чем - то заслужил Твою немилость? Разве не старался жить по Писанию? За что Ты меня так обидел? Я ее еще не знаю, но уже должен забыть! Да, забыть! Именно забыть... Пока все только - только началось... Пока не поздно... Или уже поздно? Легко сказать "забыть!"... Но как теперь это сделать? Как забыть, если во мне все кричит и стонет: " Иова, я без тебя не могу!" Но я должен, должен, должен забыть! А что если сосредоточиться на ее недостатках... А разве они у нее есть? О, Господи, это нереально! Э- эх! Надо же было так влипнуть! - лихорадочно думал Макс, без конца перебираясь от одной мысли к другой. Ему казалось его сердце вот- вот разорвется и его мучения закончатся. Но все только начиналось!
   А на полу, у самых его ног, сидело уродливое чудище, с бородавчатой физиономией и, подпитываясь людским отчаянием, громко хихикало от удовольствия.
  
  
   ГЛАВА 5
   За чертой древнего, провинциального городка Трикопольеус, с населением около 300 тысяч человек, среди моря, на вершине отвесной скалы стоит одинокий остров, с нехорошим названием "Черный". Со всех сторон его окружает вода, и лишь случайный кусочек земли, соединяя его с остальным внешним миром, как бы всегда давал понять, что, несмотря на свою отдаленность и заброшенность, он все - таки тоже является частью современной цивилизации . Несмотря на свой очень живописный и шикарный на вид, остров имел довольно мрачную репутацию и "Черным" назывался совсем не зря. Среди местного населения, расположившегося за добрую сотню миль от этого злополучного места, по сей день бытует устойчивое мнение о том, что остров кишит нечистой силой. И в этом есть доля истины. Уже около двух столетий подряд, зловещий рок висит над ним. Люди благополучно обходят это место стороной. Его боятся и ненавидят. Даже сама матушка - природа, со своими законами равновесия и гармонии, буд - то пытаясь загладить вину перед человечеством за свое столь порочное творение, во всей своей силе и величии, не раз порывалась уничтожить этот проклятый рай. Весной, во время половодья, когда переполненное море, частенько выходит из берегов так сильно, что поднимается на несколько метров в высоту, все ближе и ближе пробираясь к острову, и порой достигая самого его центра, без тени сомнения готовое вот - вот поглотить остров со всем его содержимым, под свои бездонные, мрачные пучины... Но вдруг в один момент все меняется. Словно невидимый страж тормозит могучие воды и гонит их обратно... И те, покорно отступают, а остров, как ни в чем не бывало, продолжает жить своей необыкновенной, таинственной жизнью.
   Именно это место и привлекло к себе внимание одного влиятельного бизнесмена из Франции. Ранним утром он приехал в Трикопольеус и не теряя времени сразу же отправился в местное, риэлтерское агентство. Через полчаса он уже сидел в кресле перед агентом по недвижимости и излагал тому свою просьбу. По мере того, как он говорил, брови агента сдвигались все сильнее и сильнее. До конца выслушав бизнесмена, несколько минут агент молча изучал покупателя, затем с озабоченным видом весьма серьезно спросил:
   - Вы не боитесь?
   - Боюсь чего?- удивился бизнесмен.
   - Ну, как же так господин....
   - Лаврью. Жан - Поль Лаврью.
   - Как же так господин Лаврью, вы собираетесь приобрести недвижимость и совершенно не удосужились поинтересоваться ее историей?
   Болтают, что место это нехорошее, здесь пропало много народу. Еще в 18 столетии в заброшенной башне бывшего маяка, которая находится в западном крыле острова, и является его единственной, постройкой, ярко свидетельствующей о том что некогда на острове жили люди, в старой башне поселился один человек. До сих пор его все считают колдуном, т.к. в свое время находились даже такие, которые, якобы видели, как тот общается с сатаной. И многие в это верили. А как не верить? Слишком много странных и ужасающих совпадений! К тому же, эти зловещие, гортанные звуки, издаваемые то ли невиданным зверем, то ли птицей, то ли каким - то странным не земным существом. Время от времени с западной стороны острова слышатся эти душераздирающие крики. Доносятся они даже до Трикопольеуса, расположившегося, в самой, что ни на есть глубинке, в получасе езды от Черного острова. Если случается иногда пешему путнику идти мимо, то он не колеблясь, делает лишний крюк, огибая десятки лишних километров вокруг мрачного острова окольными, проселочными путями. Впрочем, раньше бывало и такое, что туда все же захаживали некоторые смельчаки. В основном это были не местные бродяги. После, их больше никто никогда не видел. Как - то раз судьбу испытал и один юный, любопытный егерь, не боявшийся ни Бога, ни Дьявола. Наспор решил всем доказать, что вся эта шумиха вокруг Черного острова, не более чем бабкины сказки . Дождавшись темноты, он осторожно пробрался к старой башне, в полной уверенности, что ничего сверхъестественного его не ждет. Но он ошибся. К величайшему удивлению юноши, на третьем этаже, в одном из окон башни горел свет. Охваченный еще большим любопытством, егерь по кирпичам, умело вскарабкался наверх, и уцепился за выступ бойницы. Одно неловкое движение - и он мог упасть. Нащупав ногой край облезлой штукатурки, юноша поставил на нее ногу и сделал шаг вперед. Теперь он мог свободно добраться до окна. Слегка подтянувшись, он заглянул внутрь, и ужаснулся. Разбросанные повсюду в лужах крови валялись растерзанные останки человеческого тела.
   Бесстрашный егерь бывал в разных переделках. Доводилось, даже воевать. Но такого ужаса он не испытывал нигде и никогда! Его нервы сдали, в желудке замутило. В следующую секунду, неожиданно для самого себя, он вскрикнул и дал деру вниз. Не помня себя от ужаса, егерь бежал до тех пор, пока не очутился в своей лачуге. Через три дня в его доме случился пожар, после чего и обнаружили его несчастное, обгоревшее тело. Эта история, произошла еще в конце 18 века. В то время она очень сильно взбудоражила общественность и закрепила и без того устойчивое мнение о том, что остров проклят и надлежит забвению. Но вовсе позабыть о таком жутком соседстве невозможно. Век за веком, остров обрастал легендами, каждая из которых, страшнее предыдущей.
   - Да-а-а, веселенькую историю вы мне поведали!- потер лоб Лаврью.- Но, как вы сами только что сказали - все это дела давно минувших дней! Легенды! А они, как правило всегда преувеличены, нет?
   - Ну-у, насколько эти легенды правдивы - никто не разбирался, не было надобности. Им просто верили и все!
   - Люди весьма мнительны и пугливы. Им достаточно маленького пустяка! Я же не столь наивен, и запугать меня гораздо сложнее!
   Скептический настрой незнакомца совершенно не понравился агенту.
   - Позвольте поинтересоваться, зачем вам нужен этот остров?
   - Что ж, большого секрета здесь нет. На этом вашем загадочном острове я собираюсь построить нечто ввиде "Дисней Лэнда", парк ужастиков и всяких там привидений. Согласитесь, место весьма подходящее для страшилок! А бывший маяк превратить в фешенебельный отель с этими самыми вашими привидениями. По моему мнению, прибыль должна быть колоссальной!
   - Что ж, оригинальная задумка! Думаю с продажей острова больших проблем не будет. - уклончиво ответил риэлтор. - Сделку можно заключить влюбой момент... Но на вашем месте, я бы все же еще раз хорошенько подумал...
   - Мне не о чем думать, мой дорогой друг, своих решений я не меняю!
   - Что ж, ваше право. Посмотрим, что из всего этого выйдет! Не уверен, что люди туда пойдут. - с некоторым беспокойством произнес агент.
   - Можете не сомневаться, пойдут! Как только они увидят там рабочие бригады, вся эта древняя мишура уйдет в прошлое и мне останется пожинать богатый урожай! Согласитесь чем загадочнее место, тем больше желающих его посетить!
   - Сразу видно, вы не из наших! Из поколения в поколение от отцов к детям передавался устный наказ избегать этого места. А вы говорите пойдут! Как бы вам не прогореть!
   - Поживем - увидим! В любом случае, думаю, не прогорю, как вы изволили выразиться. Кроме всего прочего я слышал когда - то там находились заброшенные алмазные рудники.
   - Все что можно было, оттуда давно уже выгребли!
   - И тем не менее...
   - Вот оно что! Вас видимо в большей степени интересуют старые рудники!
   - Меня интересует место в целом!- резко оборвал его Лаврью. - Честно говоря, меня удивляет тот факт, что такое рыбное место простаивает без дела и все это только из- за каких - то нелепых домыслов!
   - Что ж, ваше право! Думаю, мэр с радостью передаст вам все документы. Остается дело за малым, за ценой.
   - О-о! На этот счет можете не беспокоится! Я заплачу любую цену. Но разумеется, в разумных пределах!- хитровато улыбался Лаврью.
   - Что ж, я немедленно отправляюсь к мэру, чтобы уладить этот вопрос. Но вы все же еще раз как следует все взвесьте...- как мог отговаривал француза риэлтор.
   Но тот был непреклонен.
   - Значит, мы с вами договорились?
   - Ну в общем, да. - неуверенно пожал плечами агент.
   -Что ж, приятно иметь дело с умным человеком! Позвольте откланяться, дела!- попрощавшись, Лаврью спешно покинул кабинет.
   - Да, господин Лаврью, с умным человеком дело действительно приятнее иметь. А вот вы, пожалуй, не из таких! Глупец! Полный глупец! Я честно пытался предупредить! С этой минуты я не дам за твою жизнь ни единого гроша!- затем он снял трубку с телефона, и быстро набрав нужную комбинацию, приглушенным голосом почти прошептал:
   - Алло, это я!
  
  
   ГЛАВА6
   Приближалась полночь. Приплывшие с севера, мохнатые облака, тяжело нависли над морем, поступаясь местом лишь бледному свету полной луны, отражение, которой зеркальной дорожкой спускалось к морю, и мерцая тонкой, серебристой струйкой, растекалось аж до самого берега. Непредсказуемый, зеленовато - лиловый свет ночной царицы неба, зловещей тенью падал на заброшенную башню, освещая ее, совершенно необычные, для простого маяка, постройки. Как знать, быть может, первоначально ее строили совсем для других целей! Однако целых два столетия она служила людям маяком, помогая многим путешественникам обрести твердую почву под ногами. Поэтому так и осталась для всех эта башня - старым маяком. Это было квадратное здание, крыша которого представляла из себя некий ровный плацдарм, или огромный балкон, со всех сторон окруженный железными перилами. Прямо посередине балкона, словно продолжая свое движение вверх, выросла конусообразная, круглая, достаточно высокая, но узкая башня, с энным количеством этажей. Судя по окнам, с массивными, коваными решетками, башня, как и нижняя часть здания, имела еще этажи, без окон, с тайно - встроенными в стены дверями. По крайней мере, так предполагали. Уж слишком нереально высоким казалось людям расстояние между окнами этажей. Да и сама башня, в общем, выглядела гораздо выше своей фундаментальной, нижней постройки, что придавало ей загадочный и необычно - странноватый вид. Полуоблезлое, здание из серого кирпича, одиноко возвышалось на склоне горы, так, что ее мрачные очертания в лунную ночь виднелись далеко за пределами острова. Некогда - величественная, сейчас она выглядела жалкой и устрашающей. Ее то ли окна, то ли бойницы - не поймешь, словно по два зорких глаза с каждой стороны, грозно вглядывались в разные части острова, неусыпно оберегая их покой.
   Именно сюда, к этой бесхозной, одинокой постройке, окруженной густым, дремучим лесом, с жуткопереплетенными ветвями деревьев, словно пытающихся скрыть от любопытных глаз свои сокровенные тайны, и стекалось множество черных теней. Появляясь ниоткуда, они тут же исчезали за непроницаемыми, древними стенами.
   Черная процессия, облаченная в длинные балахоны, со скрытыми под капюшонами лицами и факелами в руках, медленно двигалась по каменным ступеням винтовой лестницы. Бесшумно преодолевая ступень за ступенью, она остановилась на верхнем этаже, возле серой, невзрачной стены. Легким движением руки кто -то коснулся ее, и та, тихо раздвинулась. Процессия двинулась дальше, и вскоре оказалась в большом, круглом зале, с грязными стенами, некогда облицованными кусками мрамора и серым кирпичом. Важно шествуя по кругу, люди в черном, направились в противоположный конец помещения. При этом, все они бормотали себе под нос непонятные для слуха слова. С каждым шагом, их монотонное бормотание становилось все громче и сильнее, постепенно перерастая в один сплошной, однообразный вопль, дополняемый уже синхронным топотом и призыванием того, кто уже давно был здесь. Через мгновение вся процессия черных теней, издавая нечеловеческие, душераздирающие крики, билась в конвульсиях, изгибаясь и выворачиваясь до того неестественно, что скорее походила на клубок ядовитых змей, и никак не на людей. Отделившись от общего кубла, один из адептов, подошел к алтарю, на котором стоял каменный саркофаг, подобный египетскому. Одним безжалостным ударом кинжала он пронзил грудь бесчувственной девушке, неподвижно застывшей в древнем гробу. Несчастная жертва не издала ни звука. Алая кровь залила девственную грудь, к которой тут же приставили золотую чашу. До краев наполнив посудину свежей кровью, жрец добавил из плетеной бутылочки несколько капель черной жидкости, и сделав из чаши несколько глотков, зловеще облизнувшись, передал ее остальным. Ритуальная чаша пошла по рукам. Тогда жрец открыл толстую, здоровенную книгу, со странными, непонятными знаками и хриплым басом начал читать заклинания, призывая к себе духов зла. Одурманенные зельем, черные адепты, изрыгая массу проклятий, извивались в самых неожиданных эротических танцах, лаская себя и других самым откровенным образом. Все они быстро превращались в оргию извращенцев. Смешалось все: руки, ноги, тела, рваная одежда. С неистовыми, истерическими воплями, гавкая, мявкая, хрюкая, визжа, они совершали между собой беспорядочные половые акты, с жуткими извращениями надрезая кинжалами себя и других. Неосознавая, что творят, они испытывали при этом немыслимое, звериное наслаждение. Бесы и люди - все смешалось!
   Причем первые, сидя, верхом на полоумных, бесноватых людях, с восторгом и диким визгом хохотали так сильно, что, казалось стены здания не выдержат и вот - вот рухнут от такой мерзости. Безбожно издеваясь каждый над своей жертвой, они заставляли людей совершать самые низкие, изощренные гадости, которые из чувства такта, здесь не подлежат описанию...
   Зеус, со своей многочисленной свитой стоял в центре зала. Удовлетворенный происходящим, он злорадно ухмылялся. Людское поклонение всегда делало его могущественнее и сильнее. Неподалеку от него важно пристроился плюгавенький демон, с сизой, сморщенной рожей. Он вел себя как настоящий хозяин - нагло и раскованно. Никто другой себе этого при Зеусе позволить не смел. Удачно воплощенный в предводителя оргии, Колдун возомнил себя, после Зеуса, самым главным. Направо и налево разбрасываясь гнилыми, колкими репликами, он то и дело пинал и издевался над низшими рангом, или же совершенно не стесняясь повелителя, давал указание его фаворитам. Высокомерный и жестокий Колдун, жаждая видеть реки человеческой крови, считал время жертвоприношений своим самым любимым развлечением. Впрочем, это было по вкусу всем. Однако Колдун сегодня торжествовал особенно сильно. Сегодня была его ночь. Сам Зеус посетил его владения. Стоя по правое плечо от своего повелителя, сдавленным, хриплым горлом, он самодовольно ревел, глядя на то, как осатанелое, людское скопище, тращило невинную, девичью плоть, со звериным остервенением пожирая ее окровавленные внутренности. С презрением посматривая то на своего озверелого помощника, то на кишащую мерзостями массу, Зеус с удовольствием впитывал в себя все, что происходило вокруг. Но через несколько часов вдоволь насытившись всеобщим людским унижением, демон сурово поднял левую руку и громовым нечеловеческим голосом гаркнул:
   - Довольно! Мне надоели эти рожи! Повеселились и хватит! Пора браться за дело!
   Лежбище бесов моментально угомонилось. Не обращая больше внимания на бесновавшихся людей, ледяным тоном Зеус обратился к рядом стоящему помощнику:
   - Как продвигаются наши дела в этой части земного шара, Колдун?
   - Все в порядке, о Адородие Зеус! - с готовностью ответил Колдун, - Подготовка идет полным ходом! Наживили быстро! Главное теперь все правильно раскрутить!- загадочно ухмыльнулся демон. - Есть уже нужные люди... Разумеется, для этого потребуется время...
   - Времени у нас не так много! - резко оборвал его Зеус, - Надо действовать быстрее! Пожалуй ускорим события... Греховодник, Лицемер и Блудник, теперь ваш выход! Займитесь - ка этими гордецами! Они должны сделать все, что нам нужно!
   - Нет ничего проще, о Адородие Зеус! - услужливо ответил скользкий Блудник, который никогда не снимал маску Амура, поэтому даже сам Зеус никогда не видел его истинного лица.- Достаточно как следует раскачать маятник судьбы... - принялся объяснятьБлудник, - немного романтики, немного коварства, и включится нужный нам механизм... Он то и сдвинет нашу глыбу! Причем так, чтобы ниточки всевозможных обстоятельств, сплелись , воединую, крепкую бечевку ... безвозвратно... навсегда... и тогда...
   - И тогда... - грубо перебил Блудника тщеславный Зеус. Он терпеть не мог, если кто- то считал себя умнее его, и потому, поспешил перехватить инициативу, и продолжил мысль сам:
   - Стоит еще чуточку придавить и где - надо, потуже затянуть... И пусть Святой попробует что - либо изменить! - Ха-ха-ха! - раскатисто зареготал демон. Затем резко перестал, и как ни в чем не бывало, снова серьезно заговорил:
   - Выбор должна свершить она! Только тогда он возымеет силу! Вы слышите, бездельники? - грозно обратился он к избранной троице. - Повторяю: выбор за людьми! Но мы должны им помочь. Они должны сделать тот выбор, который устраивает нас!- особое ударение он сделал на окончании фразы.
   - О, Повелитель, будь спокоен, мы создадим для них такую атмосферу, в которой им трудно будет устоять! - быстро и отчетливо заговорил Греховодник. - Пройдет совсем немного времени и их души навсегда будут разделены с Христом. Это случится очень и очень скоро!
   - Спешить нельзя, это может все испортить! - попытался вмешаться Колдун.
   - Действуйте тонко, незаметно, но напористо. - не обращая внимание на Колдуна, приказывал трем демонам Зеус. - Работа нескольких столетий не должна пропасть даром. Но, тянуть - тоже не советую! Их внутренний мир изучен довольно хорошо... Зацепки и лазейки есть... Чего тянуть и выжидать? Истина стара как мир... Она все та же Ева, он - Адам... И ничего на этом свете не меняется! - ехидно ухмыльнулся Зеус своей безобразной улыбкой, обнажив при этом устрашающие, серые клыки. Поэтому все в общем как всегда, но как всегда с новым подходом! Вначале раскачиваем их душевное равновесие, создаем малюсенькие неприятности, малюсенькое разочарование, крохотненькую боль, и затем идем по нарастающей, все дальше и дальше... Дискомфорт, должен стать их единственной доминирующей эмоцией! В этом наш шанс! Как только мы завоюем разум, сможем завоевать и душу! Помимо всего прочего, весьма губительны для нас ее частые мысли о вечности и смерти. Наша задача заключается в том, чтобы она раз и навсегда рассталась с мыслью похоронить себя заживо в этой захудалой церквушке и захотела жить. Всеми правдами - неправдами стоит вернуть ее к настоящей, полноценной жизни, со всеми ее благами и прелестями. Думаю, эта стратегия поможет нам поглотить эту особь с потрохами! И пусть Он попробует ее вытащить из кучи всего этого дерьма! Ха-ха-ха. Греховодник и Лицемер - ваша специфика, обычно тоньше действий нашего бестолкового друга - Адинайзера, который еще не научился работать так, чтобы не наследить! - и он злобно зыркнул на Адинайзера. Предчувствуя недоброе, тот весь вжался и сделался в два раза меньше, чем он был. Его прокол уже известен. Точнее прокол Гада, что впрочем - одно и то же, т. к. это был один из его подчиненных. Значит, беды не миновать! Кроме того, ему предстоит еще одно неприятное дело. Этого - то Адинайзер и боялся больше всего. Он долго не решался сказать, но, все равно, похоже, придется! Зеус, так, или иначе, об этом узнает, и тогда будет еще хуже.
   - О, Повелитель... - решившись на что - то неуверенно проскрипел Адинайзер, - Не скрою, я виноват. Но я лез из кожи вон, дабы выполнить порученное дело... Конечно, мне следовало быть более избирательным в выборе помощника... Но, кто мог знать, что в Хранители Святой приставит к ней Рафаила... - последние слова Адинайзер говорил, мысленно прощаясь с жизнью.
   - Что - о - о?- впился в него ядовитым взглядом Зеус, - И ты, мерзопакость, так спокойно об этом говоришь? - его зеленые, ненавистные глаза стали страшными и угнетающими. Адинайзер понял, что пропал. Зеус с упоением наблюдал, как под действием его сверлящего взгляда, Адинайзер корчился, что на сковороде. Пылающая, огненная боль поражала его крохотное, уродливое тельце, оставляя на нем множество жгучих язв и царапин.
   - Сжалься, Адородие! Я искуплю свою вину! - дико вопил Адинайзер, не в силах терпеть страшные мучения безжалостного, демонического взгляда.
   - Ты что-то пискнул, недоросток? - Зеус надменно усмехнулся. Его физиономия покрылась мелкими, кровавыми пузырями - это было признаком сильной ярости. Не переставая терроризировать несчастного коротышку, демон прошипел:
   - Р-рафаил! Он здесь! И ты, мразь, молчал! С этого и нужно было начинать!- с диким рычанием, машинально коснувшись левого плеча, на котором зиял бледноватый рубец от меча, он зловеще заскрипел зубами. - Что он здесь делает этот... этот... Нненавижу!- в ту же секунду он выместил злость на Адинайзере, швырнув его так сильно, что бедняга аж застонал. Пока Зеус собирался с мыслями, Адинайзер потихоньку пятился в самую гущу бесовской толпы, пытаясь сокрыться от гнева Повелителя.
   При одном упоминании об Архангеле, Зеус совсем потерял самообладание. Всем своим естеством он ненавидел Рафаила! Ненавидел и мечтал с ним поквитаться. Там, в Раю, у Бога за пазухой, он был не на своей территории, а потому, не мог ничего сделать. К тому же, Зеус не знал, что этот Архангел снова станет путаться у него под ногами теперь, когда у него почти все готово для завершающей атаки. Но, почему? Почему именно Рафаил? - задавался вопросом Зеус. Разве он Ангел - хранитель?! А-а-а, знаю откуда ветер дует... Это Иисус.... Его работа... Он ее полностью нам не отдаст! Ее жизнь в Его руках! - метая глазами тысячи молний, вслух размышлял демон, не обращая внимания на то, что своим смертоносным взглядом несет непоправимый урон своим же легионам. Направо и налево крушит ни в чем не повинных подчиненных. Колдун точно знал: такие вспышки зеусовского гнева ничем хорошим не заканчиваются. Срочно надо было что-то делать! Где он возьмет потом новых воинов? Но сам Колдун сейчас прекословить Зеусу не осмелился. Нужен был кто - то нейтральный, кто сумеет умерить его пыл! Колдун быстро оббежал взглядом всех присутствующих. Неожиданно остановился на демоне с человеческим обличьем. Вечно разряженный и расфуфыренный, Дурман только он один мог усмирить Повелителя. Колдун никогда не понимал: как Дурману удается так быстро находить правильный подход к Зеусу? Самого Колдуна, Дурман непомерно раздражал. Напыщенное, самовлюбленное чучело! - не раз называл он демона - подлизу. Он вечно шнырял без дела и морочил всем голову своей надоедливой, пустой философией. Но в этом, похоже, и был его успех! Близкое к людскому, мышление Дурмана помогло ему беспрепятственно покорить многие, искренне верующие сердца, и заменить истину Божьего Слова, религиозными традициями и обрядами. С помощью нескольких ловких маневров, Дурман сумел занять престижное место в христианской церкви, так, чтобы этого никто и не заподозрил. Он единственный ставит свой престол там, где восседает Бог. "А это дорогого стоит!" - не раз говаривал Люцифер. И вся прочая, бесовская братия, несмотря на его мерзкий, человекоподобный вид, относилась к нему с трепетным благоговением. Особого уважения заслуживали его маневры и манера общения с так называемыми "начальствами, властями и силами". Он умел обставить дело так, что, несмотря на свой внушительный авторитет, те без колебания выполняли все его просьбы и требования. Поэтому присутствие Дурмана здесь и сейчас - было как нельзя кстати! И Колдун решил воспользоваться его помощью. Только это было не просто! Дурман знает об отношении Колдуна к его персоне и бескорыстно помогать врят ли станет.
   Тем временем Зеус разошелся не на шутку! Пол легиона как с куста! И это был не предел! О его расточительстве войсками издавна идет недобрая слава. Сам Утренняя Заря не раз устраивал взбучку демону войны и агрессии, упрекая того за его взрывной характер и неукротимый гнев, несущий немалый вред их собственным силам. Но дальше разговоров, обычно, дело не шло. Зеус был любимчиком Люцифера, и этим все сказано! Колдун знал это не хуже других, поэтому, недовольно нахмурившись, пошел на поклон к Дурману. Тот стоял в стороне и равнодушно наблюдал за происходящим. Незаметно протиснувшись к напомаженному демону, от которого за версту несло церковным ладаном. Колдун подошел поближе и с отвращением поморщившись, еле слышно шепнул тому на ухо:
   -Дурман, ты должен вмешаться!
   - Фи! - недоброжелательно фыркнул Дурман. - Не в моих правилах вмешиваться в чужие распри! Мне вообще здесь не нравится! Если бы ни личная просьба Утренней Зари, я ни за что бы не согласился работать с этим варваром! Столь грубое обращение мне не по вкусу. Я привык работать, а не дурить!
   - Всецело разделяю твое мнение, Дурман! Мы все делаем общее дело... И думаю - негоже рубить руку, которая тебя кормит... Твой изящный подход милее грубой силы... Незнаю, как ты это делаешь, но ты порой, омерзительнее остальных! Так кому же если ни тебе остановить никому не нужные потери?! Или быть может ты уже не в силах это сделать?
   -Почему я должен тебе помогать? - с пренебрежением спросил демон религии, в упор, глядя на Колдуна. Его мягкий льстивый взгляд тут же сменился на яростную, открытую ненависть.
   - Ну-у, хотя бы потому, что я не привык оставаться в долгу! - недвусмысленно произнес Колдун.
   - Ладно. - Надменно, но уже более мягко и покладисто вымолвил Дурман. - Тогда вот мое условие: я хочу заполучить ее первым!
   Колдун смутился.
   - Ты же знаешь - это невозможно! Зеус назначил...
   - Знаю, знаю! Не глухой! Слушать, поверь мне, я умею! Именно поэтому... Они никуда не денутся... Обещаю. Но, первым, кто ворвется в ее душу - должен быть я! Она моя по праву! После, делайте с ней, что хотите! У меня с этой стервой свои счеты! - ненавистно прошипел он и злобно сплюнул черный сгусток блевотины. На секунду обнажилась его истинная, полная лютой ярости, черная, сморщенная физиономия. Но тут, же она быстро сменилась прежним, человеческим обличьем.
   - Что ж, я согласен. - неохотно пошел на попятную Колдун. - Но как убедить в этом Зеуса?
   - Это уже моя проблема! - необычно для себя грубо рыкнул Дурман. Пока они болтали между собой, неуемный гнев Зеуса разгорался все больше и больше. Досталось всем! Не избежал своей участи и Адинайзер. Зеус нашел его среди прочих и терроризировал до тех пор, пока тот не упал бездыханно. Толпы мелких бесов, сжавшись в кучки, в ожидании неизбежной гибели, дрожали всем своим хрупким, мерзким естеством. Играя ими, словно пушечным мясом, разъяренный демон сгонял на них свою обиду.
   Небрежно расталкивая тесносгруппировавшихся карликообразных существ, Дурман с достоинством, смело вышел вперед и приятным, ласковым голосом заговорил:
   - Не стоит расстраиваться по пустякам, Повелитель!
   -Пустяк? - разгневанно выкрикнул Зеус. - Ты называешь это пустяком?! А знаешь ли ты, что именно из - за Рафаила эта операция уже однажды провалилась?! Этот мерзавец меня уничтожил! Моя честь непобедимого воина... - и он снова коснулся синего рубца, - утрачена навеки! Рафаил сильный, очень сильный соперник! И я понимаю, почему он здесь! Что ж, мудрый, очень мудрый ход, Святой! Покровительство Рафаила дорогого стоит! И... теперь...дело значительно усложняется!
   - Не понимаю твоего раздражения, Повелитель! Разве наша битва уже проиграна? Да, Архангел силен, но разве он всемогущ? Однажды выигранная битва еще вовсе не означает новой победы! Кроме того, ты сильный, могущественный воин... К тебе приклонено ухо Люцифера... Разве ты достоин противника меньшего, чем Рафаил? Сам Святой высоко ценит твое величие, если послал такого сильного воина, как Рафаил... Прими же вызов достойно! Отомсти за себя! - и он указал взглядом на шрам.
   Гнев Зеуса заметно поубавился. Его глаза снова обрели прежний презрительный, желтый блеск. Колдун облегченно вздохнул.
   - Все так, мой хитроумный и коварный друг. Ты, совершенно прав! Я зря вспылил... Излишне изводить себя!
   - Изводить себя?! - непроизвольно тихо вырвалось у Колдуна. - Да он уничтожил целый легион!
   Рядом стоявший Гакха, искоса взглянув на Колдуна небрежно заметил:
   - Каждый ответит за себя.
   Колдун, сцепив зубы, промолчал. Еще один умник нашелся!
   Тем временем, Дурман продолжал:
   - К тому же, Зеус, думаю, мне удастся достигнуть дистанции между ней и Рафаилом. Отниму у нее веру, поселю в сердце требование быть счастливой, (ведь ты же знаешь - требование - исключительно плод нашей успешной деятельности) приправлю все это ложью и клеветой, поселю внутрь придуманную реальность, а в душу ропот и недовольство... Горячие молитвы, несомненно, увянут, а вместе с ними иссякнет и сила Рафаила!
   И без того узкие, ястребиные глаза Зеуса загорелись лучиками зловещей надежды, и оттого, сделались еще омерзительнее и злее.
   - Сделай это Дурман, сделай! Пусть, наконец, поймет, что оказала большую честь всем этим мелочным чистоплюям. Набей до отказа ее голову с одной стороны страхом вечного застоя, а с другой - всевозможными романтическими бреднями! Если она жаждет справедливости - дай этой смертной ею упиться сполна, да так, чтобы яд последствий навеки поглотил разум и добродетель! Отврати ее ум от простейших обязанностей, заставь глубже осознать крах одиночества и веру в то, что зло превозмогает над добром. Пока допущена возможность, мы в полной мере можем окружить душу кромешной тьмой. Не использовать это оружие - пагубное преступление! Я знаю замысел Бога прост - с отвращением рассуждал Зеус, - Он позволяет нам увидеть кратковременные страдания Своих чад лишь для того, чтобы помучить нас, искусить, и в конце концов выставить на посмешище! Но в этом ОН сильно рискует! Силы преисподние не лыком шиты! Он хочет свободы выбора - Он ее получит! Что ж господа святоши, не так быстро! Со мной покончить нелегко! Там, где действуют люди - Ангелы бессильны! Я достойно тебя встречу, Рафаил! Посмотрим, кто кого!
  
  
   ГЛАВА 7
   Между тем, бесшумно разрывая густоту серых сумерек, вспыхнул и появился яркий, сиреневатый круг, и быстро задвигался в сторону острова. Необычная, зигзагообразная траектория его полета позволяла кругу за счет резких, стремительных движений, лавировать по небу незамеченным. Чем больше круг приближался к земле, тем отчетливее проявлялись его элипсообразные контуры, очень напоминающие панцирь черепахи, усеянный новогодними гирляндами. Настолько сиял и переливался этот необычный объект. Совершив несколько дугообразных маневров, объект завис прямо над Черным лесом. Спустя несколько секунд, от черепашьего панциря отделилось нечто, вроде блистающей, розовой сигары, и с невиданной скоростью заерзало по небу. Остановилась сигара только в чаще леса, на симпатичной, просторной опушке, окруженной плотным кольцом многовековых деревьев, среди которых было несколько громадных, старых дубов. У одного из них, с дуплом, сигара притормозила, облетела его со всех сторон, резко вспыхнула и исчезла. Вскоре, на опушке показался и черепаховый панцирь. Только теперь он уже не светился. Достигнув земли, его форма стала резко меняться и деформироваться. Из корпуса полезло множество веток и листьев, а в центре образовалось округлое дупло. Внутри этой конструкции, плотно прижавшись к обтекаемым, металловидным креслам четыре существа неземной, наружности, уставившись друг на друга, застыли в немом, тревожном, ожидании. Совершенно одинаковые по виду и по росту, они выглядели крайне странно. Отличить одного от другого было бы практически невозможно, если бы ни одна деталь - все они носили на груди (или ее подобии) красивые кристаллы, граненные белым, матовым металлом. На фоне их маленького роста эти устройства выглядели просто огромными. Это был так называемый "крипт" - многофункциональный прибор, широкого спектра действий. Их кристаллы очень отличались по виду и весьма напоминали драгоценные камни. Такие же камни виднелись и на руках, ввиде шикарных, широких браслетов...
   Низкорослые, бесполые особи с грушевидной, удлиненной головой и черными сплошными зрачками, доходившими до боковых, височных частей, чуть ниже которых проглядывали треугольные отверстия, служившие им одновременно и речевым и слуховым аппаратом. Эти отверстия, пожалуй, можно назвать единственными опознавательными знаками на так называемом лице. Нижняя же половина головы казалась ровной, гладкой и прозрачной, как надувной, гелевый шарик бледно - болотного оттенка. Их тщедушные, маленькие тельца прятались под неким подобием короткой мантии коричневого цвета, украшенной лиловыми, иероглифами. Незадачливая одежда оставляла непокрытыми только конечности рук и ног, на которых врастопырку торчало по 10 длинных, тощих пальцев, такого же болотного оттенка.
   На первый взгляд и сам корабль и все что находилось внутри него, состоял из довольно необычного материала чем -то напоминающего хорошо отполированную до зеркала нержавейку. Но это только на первый взгляд. Тягучая, пластичная структура этой неземной материи представляла собой плотный сгусток туго - сконцентрированной в один пучок, непроницаемой энергии, ввиде блестящего резинового пара, о котором земляне пока не имели ни малейшего понятия.
   Удобно расположившись в своих креслах, неземные особи полусидели, полулежали, при этом упершись ногами в глянцевитый, обтекаемый пол. Приняв форму их тел, упругий, но вместе с тем, и очень податливый материал, мягче пуха прогнулся под миниатюрными, непропорциональные туловищами. Такое положение корпуса для них всегда было естественным и непринужденным.
   С серьезным, непосредственным лицом, на котором никогда не проступало, никаких эмоций Табирро вещал своей команде о том, что им вскоре предстоит важное и ответственное задание. После долгого и нудного вступления, которое ввиду своих ораторских способностей, он часто и густо любил применять, их вожак, наконец, перешел к сути вопроса. Маккенто и Эллиот с уважением и внимательностью выслушивали длинные тирады босса. Им и в голову не могло прийти, что может быть иначе. Дисциплинированные и послушные, сродни машинам, они привыкли беспрекословно подчиняться. Так было всегда и везде. Однако, то ли на них подействовала нечистая энергия неуправляемых землян, то ли произошел какой сбой в программах, но с некоторых пор и они сделались строптивыми и непокорными спорщиками, отчего Табирро пребывал в небывалом замешательстве. Разрушительное действие этой планеты было налицо и это еще раз подтверждало предположения совета старейшин. При разработке этой важной программы,учитывая все тонкости дела, Совет постановил,что команда должна действовать слаженно и быстро, дабы эта планета полностью не заразила кубируйю- опытных исследователей страшным, губительным вирусом своеволия и бунтовства.
   После долгой тирады вожака, искоса поглядывая на свой браслет, первым нарушил тишину обладатель кроваво - красного рубина.
   - Быть может, наконец объяснишь, куда мы, попали Табирро? Крипт перестроился на странный язык. Если не ошибаюсь это...
   - Ты прав, Эллиот, это Земля, - невозмутимо констатировал Табирро пристально вглядываясь в свой бриллиантовый браслет. По первому же мысленному приказу владельца, бриллиант мгновенно растворился, обнажив вместо себя черное небо, и длинную вереницу низко нависших, тяжелых облаков. Затем показались и два одинаковых дуба. Удовлетворенно кивнув, Табирро заключил:
   - Место посадки выбрано, верно. Мы все еще находимся на Земле, только в ее северо -западной части. Для нашего дальнейшего пребывания на этой планете Бусикс выбрал правильное место. Миссия и далее должна остаться незаметной для землян.
   - Мы, кажется, собирались на Кубируйюс?
   - Планы изменились Маккенто!- получен приказ, остаться.
   - Когда же мы увидим Кубируйюс?- разочарованно спросил Маккенто, тупо уставившись в свой изумруд.
   - Видимо, нескоро.
   - Цель задания?
   -Дальнейшее, более тщательное изучение землян.
   - Дальнейшее изучение? Как космогенетик, могу с уверенностью заявить: земляне малоразвитые существа, с примитивными рефлексами и инстинктами. Доминирующей является программа самоуничтожения. Что тут еще изучать? - раздраженно высказался Маккенто.
   - Ты правильно заметил, Маккенто! - вмешался в разговор Эллиот.- Программа самоуничтожения! Не все так просто, как кажется!
   - Эллиот прав, пока ты Маккенто долгое время был на дозаправке, кое- что изменилось. И прежде всего на самой Кубируйюс.
   - Что с Кубируйюс? - встревожился Маккенто.
   - Пока ничего. Но... на галактику Кайбибирингл неумолимо движется пожирательница галактик. Она истребила сотни тысяч систем... И... если мы не найдем способ ее остановить, то в ее безднах исчезнем и мы!
   - Подумаешь, пожирательница галактик! - немного расслабившись возразил Маккенто. - У меня если хотите, есть серьезные основания предполагать, что эта необъятная дыра - ни что иное, как обычный портал, ведущий в новое, пока неведомое нам измерение. Владыка, неизвестно зачем, прячет его от Вселенной, но однажды, и это неизбежно случится, Его тайна будет раскрыта!
   - Все это, разумеется интересно, но неподтвержденная фактами теория - всего лишь ничего не стоящие домыслы! - рассудительно изрек Табирро. - Раскаленная плазма внутри дыры - вот что известно нам достоверно! Она сжигает все на своем пути! Ни одной из попавших в черную дыру галактик, в изведанном нам пространстве больше нет - и это проверенный факт! Поэтому, предлагаю, более не касаться этой темы! Будет лучше, если мы всецело сосредоточимся на том, как спасти Кубируйюс.
   Последние данные дают довольно умопомрачительные прогнозы.
   - К чему ты клонишь, Табирро?
   - Земля - одна из удаленных планет, излучающая кердугисис - черную энергию зла. Новейшие результаты исследований позволяют полагать, что энергией кердугисис можно если не управлять, то по - крайней мере ее контролировать, направить кердугисис в нужное нам русло.
   -При более тщательном изучении человеческой плазмы мы кое - что обнаружили. Оказывается психоэмоциональное состояние человека способно каким-то образом напрямую влиять на массу и размеры этого бездонного чудовища. Проще говоря, земляне подпитывают эту заразу изнутри. В основном это негативные чувства, эмоции, ощущения - производные так называемой, человеческой души, вернее той ее части, которая заражена противоестественной для человека мутацией - геном противоборства. Именно душа является потенциально - небезопасной. Нам предстоит досконально изучить субстанцию, и найти способы воздействия и обратного применения этой плазмы, с целью остановить надвигающуюся на Кубируйюс, угрозу.
   - Каким образом?
   - Путем искусственного синтеза человеческих эмоций. Если нам это удастся, у галактики Кайбибирингл появится шанс избежать неотвратимой катастрофы. Совет постановил направить в разные концы Вселенной, исследовательские экспедиции. Нам выпала честь быть одной из них.
   - Не вижу логики!- выслушав речь капитана, недовольно пробурчал Маккенто.- Столько усилий ради этих злых, отвратительных существ! Не лучше ли уничтожить Землю со всеми ее носителями?! Подобно Фаэтону, развеять их по космосу и все!- неожиданно предложил он.
   - Не говори ерунды!- возразил Табирро.-Ты не хуже остальных знаешь - эта планета находится под покровительством того, кто есть все над всем! И мы бессильны что- либо изменить! Противоречить Владыке - откровенное безумие. Совет на это не пойдет! Нам позволено изучать, но, никоим образом не вмешиваться в жизнь и ход истории этой планеты. В данной ситуации наилучшим решением есть сотрудничество с Высшими Силами Света. Кое - что я уже придумал! Несмотря на то, что у Высшего Разума на этой гиблой планете есть какой-то свой, до сих пор, непонятный нам, интерес, люди Его не слишком ценят. Большинство из них даже открыто игнорируют. Как ни парадоксально это звучит, но именно здесь, на Земле, под Его милостивым и могущественным покровительством и выявлено наибольшее количество носителей черной энергии! Это дает нам основания задержаться здесь на более долгий срок...
   -Должен отметить, - перебил Эллиот, Табирро, - при всем их внешне кажущемся примитивизме, кроме того, что земляне являются излучателями кердугисис, они еще и обладают огромным потенциалом, который мы обязаны изучить досконально и применить эти способности для блага Кубируйюс. В них есть нечто такое, чего нам, пока, с нашими высокоразвитыми технологиями, недостает!
   - Например? - с любопытством поинтересовался Маккенто.
   - Изволь! Если, в течение 10 световых лет, изжив блок своих энергетических запасов, мы вынуждены, в барокамерах коротать долгий и нудный процесс дозаправки, то, люди устроены иначе! Запас их биорезервов - неисчерпаем!
   - И что это нам дает?- равнодушно спросил Маккенто.
   - А вот что! - оптимистично продолжил свои разъяснения Эллиот. В случае положительных исследований у нас есть шанс навсегда избавимся от надоедливых до заправщиков!
   -Ты что - то путаешь, Эллиот! Все мы знаем, что средняя продолжительность человеческой жизни - 70 - 100 лет. Люди обречены на вымирание! Их уже ничто не спасет! И нудных, как ты говоришь, дозаправщиков, у них нет!
   - Ничего я не путаю, Маккенто! Их ДНК способна жить вечно и вечно обновляться! Но... при определенных условиях, которые на данный момент по известным нам причинам,( хвала Создателю!) для них недоступны.. Сокрыты для их же блага! Ангелы- стражи причинили великое зло не только самим землянам, но и всему космосу. Эти особи, называемые людьми, единственные существа, имеющие природу Вечного Бога. Они имеют колоссальную силу в себе самих. Но опасность заключается в том, что энергия света им все боьше недоступна, в то время как кердугисис, несмотря на усилия Христа, в их плазме преобладает все сильней.
   - Истинный план Владыки сокрыт от Вселенной. Мы не можем до конца постичь все Его цели. - снова возразил Маккенто.- Ясно одно- Создатель Всселенной знает что делает и не лучше ли просто довериться Ему и немного подождать?
   - Пока мы будем ждать от Него милостей, наша галактика превратиться в ничто!- в очередной раз поддержал Еллиота Табирро.- Энергия кердугисис в первую очередь разрушает их самих! Она напрочь блокирует гены вечности. Ни для кого не секрет, что человеческий мозг используется всего лишь на 10, в лучшем случае, 15 процентов. Скрытые же резервы таят в себе могущество Высшего Разума. Они не умеют работать с энергиями на тонком плане, в то время, как являются стопроцентными производителями и носителями любой из них.
   - И это нам на руку! Но именно поэтому они очень опасны! Из них наиболее неизученными и тяжелыми являются носители черной энергии. Несмотря на то, что Высший Разум в определенной мере уравновешивает баланс энергий, нескончаемая борьба между добром и злом, не всегда дает желанные для нас результаты. Думаю, Владыка не слишком обидится, если мы Ему чуточку поможем...
   - Что ты имеешь ввиду? - подозрительно спросил Маккенто.- Ты сам только что сказал, вмешиваться в дела Всевышнего мы не вправе! На это нужно разрешение Высшего Совета. Оно у тебя есть?
   - Пока нет. - Невозмутимо заявил Табирро. - Но я собираюсь его добыть! А теперь к делу! Будем действовать по плану. На первом этапе у нас появилась возможность выяснить, каким образом, будучи вне тела, субстанция души продолжает синтезировать черную энергию. На данный момент - это наша первостепенная задача.
   - Но, мы не можем врываться в астральный мир! Это запрещено!- запротестовал Маккенто.
   - А мы и не станем этого делать! - успокоил его Табирро. - В районе нашей базы датчик фиксируют величайшие негативные показатели грязной субстанции. И вообще, хочу обратить ваше внимание, в этом месте Бусикс остановился не случайно! Наш кусочек земли - стратегически важный, духовный объект. В этом обрывке земного шара кердугизеры зашкаливают сильнее обычного! По некоторым данным, которые мне удалось добыть от Высшего Ангельского Совета здесь готовится новый, мировой переворот. И мы имеем величайшую возможность воспользоваться всем этим в достижении наших с вами величайших целей! Совет Старейшин Кайбибирингл уже направил ходатайство Владыке. От Его ответа будет зависеть многое!
   Итак, приступим к более детальному сканированию данной местности! Бусикс, действуй!- командным голосом обратился он, в пустоту.
   В светлой и просторной кают компании аппарата неопределенных размеров, ниоткуда возник большой прозрачный экран и доброжелательным, компьютерным голосом доложил:
   -В квадрате N9 обнаружена не материализованная в физическое тело субстанция.
   На экране мгновенно возникли сначала своды старой башни, затем глыбы темного, древнего подземелья и наконец, узкая, винтовая лестница обнажила мрачную, прозрачную тень, беспокойно носившуюся по серому, кирпичному строению. Контуры астрального тела странным образом разъединялись на несколько отдельных частей. Руки, ноги и голова находились в состоянии отдельного, плавного парения, и казалось, жили сами по себе. С видом полноправного хозяина душа, в которой отчетливо распознавались контуры мужчины, витала по башне взад - перед и не находила покоя.
   Почуяв, что за ней наблюдают, тень молниеносно скользнула в стену. Компьютер тут же выдал свежее изображение: большая горница, затем круглый зал... Быстро замелькав, изображение менялось каждую секунду. Тень постоянно перемещалась.
   - Его будет довольно сложно отследить! - неожиданно заговорил их четвертый спутник, который до этого предпочитал не вмешиваться в разговор.
   - Ничего, Гирзлоу, попытаемся его взять!- не допуская возражений, отчеканил Табирро. По его команде все четверо внезапно испарились с кресел, предоставив, Бусиксу на корабле полную свободу действий.
   Без труда проникнув в башню, кубируйю слегка замешкались. Резвые передвижения призрака мешали им живо ориентироваться в незнакомой местности. В погоне за ним, переправляясь с места на место, кубируйю неожиданно очутились в большом, округлом зале, в обществе публики, состоящей из смеси бесов и людей. Ящерообразные, змееподобные, карликовидные и просто маленькие и большие, безобразные рожи оцепили горстку оголенных, полубезумных людей. Впрочем, для кубируйю не было секретом, что темные ангелы всегда крутились неподалеку от этих чудаковатых, слепых особей. Но, чтоб в таком количестве! Первоначально, видя такое доминирование черной энергии кубируйю даже опешили. Их датчики на щупальцах бешено замигали. Прежде чем они успели что - либо сообразить, перед ними возник гигантский, черный демон и устрашающим, адским голосом, полным злобы и отвращения, прорычал на весь зал:
   - Что вы здесь забыли, ничтожные кубируйю? Мало вам того, что вы преступили черту моих владений так вы еще и охотитесь на мои души? Или ваша ничтожнейшая Кайбибирингл до такой степени себя изжила, что даже разучилась использовать собственные ресурсы?
   - О, это Зеус! - в один голос в ужасе вскричали все четверо. Столь нежелательная встреча застала их врасплох.
   - Да, как видите, перед вами я - Зеус - Белиал Грандиозный - демон войны и агрессии - собственной персоной!- высокомерно прохрипел Зеус. - Чему обязан? Откуда настолько дерзкое вторженье?! - впившись в маленьких существ жутким, ненавистным взглядом, повторил дважды свой вопрос демон, яростно сверкая страшными, кошачьими глазами неопределенного цвета.
   -Успокойся, Зеус! - сотрясаясь всем крошечным естеством, внезапно заговорил Табирро. - Во первых - мы не знали, что ты здесь, в противном случае, не посмели бы нарушить твой покой. А во вторых, позволю тебе заметить, что мы здесь ненадолго и с твоего позволения сейчас исчезнем. Но прежде, умоляю, выслушай! Мы, разумеется, чтим суверенитет. И здесь с мирной миссией... И, как ты понимаешь, не без разрешения Владыки!
   - Мне нравится твоя наглость, кубируйю! Врет и не краснеет! Браво брависсимо, вздумал подлец, меня обмануть?! Напрасно стараешься, прохвост! Посмотри на себя! Кто ты, и кто я! Неужели ты думаешь, я не прознаю о твоих убогих замыслах? Ха-ха -ха! Ничтожество! Ты все так же самоуверен, как и тысячу лет назад! О какой мирной миссии может идти речь?! Рассуди сам, есть ли резон мне сотрудничать с представителями Святых Галактик? И ты, несчастный, и твои дружки - законопослушные кубируйчики, все вы только и стремитесь нам навредить! Хотите за счет нас уберечь свою жалкую планетку? Не выйдет! Я вам этого просто не позволю! Орды тьмы сделают все, только бы вас добреньких во Вселенной уменьшилось во сто крат, то бишь не осталось ничего! Ха-ха -ха! Добыча сама плывет ко мне в руки и я непременно воспользуюсь вашей немереной глупостью! Обещаю! Ха-ха- ха! Спасители вселенной хреновы, решили занять место Христа! Ну-ну! То что я стерпел от Него не потерплою от таких жалких уродцев как вы! Он- извечный Бог, а кто вы? Корыстная горстка ублюдков, возомнившая себя способными сотворить больше Него?! Да я вас в порошок сотру! Неужели вы наивно полагали, что сможете меня перехитрить? Идиоты, самоуверенные идиоты! Вы сдохнете раньше, чем успеете произвести свои примитивные опыты!
   - Всевидящее око Высшего Совета тебе не позволит этого сделать!- решительно заявил Табирро, выступив вперед.- Мы на земном шаре по негласной, уведомительной декларации Владыки, а значит - неприкосновенны! И если ты прозреваешь все вокруг, как пытаешься нас в этом убедить, то наверняка обязан знать и об этом! Поэтому, на тебя, как на одного из нижайших представителей тьмы, возлагается ответственность за безопасность нашего пребывания на этой планете. В противном случае, ты знаешь Устав! Доведется предстать пред Высшим Советом. Его нещадный, жесткий приговор тебе давно известен - как и любой другой ангел, нарушивший Вселенский Договор Троицы, ты раньше срока отправишься в геенну вечных мук и скрежета зубов!
   Сверкнув яростным взглядом, Зеус рассвирепел:
   - Ты жалкий червь, еще смеешь мне угрожать? - с грозным видом он вплотную подступил к Табирро. - Тварь, я тебя уничтожу! Плевать я хотел на все эти вместе взятые святые договора!- его ненависть казалось, достигла своего апогея. Готовый разорвать наглых, маленьких кубируйю Зеус в злобном бессилии тряс своей уродливой, косматой гривой, перед правыми сердцем, благодушными существами, над которыми он в полной мере действительно не имел власти.
   Те же сжались от напряжения. Будучи наготове, они могли бы дать достойный отпор и Зеусу и его бесстыдной своре, но весьма миролюбивые, предпочитали более лояльные, добрые пути.
   - Да, Зеус, я здесь! И у меня, как ты сказал, действительно есть определенная задача. - нисколько не испугавшись угроз демона, не разошелся Табирро. - И прежде чем появиться на земле, долгое время я изучал твое коварство, твою мощь и твою силу. Ты несешь непоправимый вред всему живому. Одним усилием воли разрушаешь добрые созидания Творца. Губишь души невинных, беспощадно расправляешься с любым, кто встает на твоем пути. Ты жестокий гордец и бесцеремонный убийца! Питаешься болью и страданием других. Могу ли я с тобой тягаться? И милости не прошу, потому, что у тебя нет милости! Но, прошу одного...
   -Ты точно сумасшедший! Надо же, он меня еще и просить будет! Ха-ха-ха! Да ты не в том положении, малявка! - он занес было руку, чтобы нанести Табирро ряд ударов, но кубируйю смело сдержал натиск. Его ничего не выражающий взгляд впился в метавшие тысячи молний, глаза демона.
   - Я не боюсь тебя, Зеус! - твердо проговорил Табирро.- Но и драться с тобой не намерен! В мои планы это не входит.
   -Ха-ха-ха! Вы только поглядите на это! В его жалкие планишки это не входит! Да ты еще больший кретин, чем я думал! Ой недоумок! Ой, насмешил! Ха-ха-ха! - внезапно зашелся злобным ржанием Зеус. - Махонький, а вони... Даже тронуть гадко!- после нескончаемой тирады сквернословий, о которых мы из чувства такта, в большей степени умолчим, Зеус внезапно подобрел ( если это можно так назвать). Его свирепое выражение сменилось на более спокойную, грубую мину с извечным, хищным оскалом и вскоре, он, как ни в чем не бывало, произнес:
   - Да-а, кубируйю, вас следует проучить! И мы сделаем это! Дай только закончить одно дельце! Мирная миссия! Ха-ха-ха! Скоро и от вас и от вашей мирной миссии не останется и следа! Это обещаю тебе я - демон войны! Это случится очень скоро... Вашей галактике не спастись! Если вас не сожрет дыра, это сделаю я лично! Но не сейчас. Я найду более удачный для этого момент! Можешь в этом не сомневаться!
   - Я и не сомневаюсь в этом, Зеус!- мрачно ответил Табирро.
   - Что ж, ты достойный противник, кубируйю! Слабый, но храбрый! По крайней мере, не строишь из себя одного из этих чокнутых праведников! Мирная миссия... Ха-ха-ха! Придумал же! Ох, и мерзавец! Ха-ха-ха! Буд - то я не вижу тебя насквозь! Цель твоего визита, от начала мне известна! Ты не получишь то, за чем пришел - так и знай! Неприкаянная душа старика - Гумблера, принадлежит мне! Она оставлена здесь для того, чтобы отпугивать любопытных тварей... В Свое время этот нелюдь, будучи в своем немощном, жалком теле, мне сослужил хорошую службу. Пусть послужит еще, только теперь уже духом! Он не уйдет отсюда никогда. Его удел - вечные муки здесь и там! - ткнул он кривым, костлявым пальцем вниз и злобно разреготался.- Ха-ха-ха! Он дурак, всю жизнь думал, что мною управляет. Ездил на мне как хотел. Думал, что Зеус у него на побегушках! Ха-ха-ха- снова раскатисто зареготал демон. - Час расплаты настал! Он привязан ко мне, он вечный раб этих стен. А вас четверых, за наглость и дерзость следует проучить! О, я слышу, как бурлит ненависть и страх в ваших блоках эмоций! И это мне нравится! Да, Табирро, я действительно таков, как ты сказал: кровожадный и свирепый монстр! Я обожаю смерть и насилие, мое нутро полно яда и змей... Твое мнение обо мне весьма лестно, для меня! Поэтому, в качестве исключения и вопреки всяким правилам, я пожалуй, оставлю вас в живих... Пока... И быть может ... даже пойду дальше, разрешу продолжить вам ваши эксперименты. Ха-ха-ха. Ведь вы же полные кретины! Разве можно хотеть быть похожими на это быдло?! - и он снова ткнул корявым пальцем в бесноватых людей. - Вы только посмотрите на них! Отпетые выродки! И это нас они смеют называть уродливыми?! Сборище предателей, подонков и отпетых подлецов, не ведающих, сами, что творят! Венец Божьего творения! Ха-ха-ха! И все они мои навеки! Все они, жаждущие славы и власти - все они обречены! Их удел прост и ясен: ад, боль и жуткий скрежет зубов! Не мне же одному пропадать! Достойная добыча, не так ли? О, я уже слышу, как из их уст вылетает хула и проклятия в адрес Бога. Там, в месте мучений, мои бравые молодцы, не покладая рук, трудятся, дабы их отчаянные, ненавистные крики длились бесконечно! Но, пока эти безумцы считают себя хозяевами жизни. Не верят ни в Рай, ни в Ад и ни во что, кроме меня и своих недалеких, мелких желаньишек... Думают, я - Зеус - у них в услужении! Ну и пусть думают! Ха-ха-ха! Наивные идиоты! Их иллюзия продлится недолго... Старик Гумблер это понял, но поздно! Теперь скитается вечно. Но, пусть потешится и это дурачье! - затем он внезапно перевел свой злобный, презрительный взгляд с них, на кубируйю и равнодушно констатировал:
   - Вы же, еще большие безумцы, чем они! Если бы Бог не стоял за вашей галактишкой, вы бы давно сдохли! И чего вам не ймется -то? Разве не Он сдерживает натиск черной бездны? Чего метушиться? Надеетесь на себя? А что вы без Него можете? Вы - слабаки и ни за какие коврижки не рискнете открыто противоборствовать Ему, а значит под Его покровительством. И очень жаль!Иначе бы давно оказались в нашей власти, как эти ничтожества- люди! Уж потешился я над ними сполна! Уж напился их кровушки так напился!Ха-ха - ха.
   - В чем - то Зеус, ты прав, - осмелился снова заговорить Табирро, - люди существа весьма бестолковые. Имея такого высокопоставленного покровителя, тратить свою недолгую жизнь на безрассудные, пустые поступки - значит не жить вовсе! Но, ты не можешь не согласиться, что стоит только одному из них захотеть - и твои чары исчезнут вместе с тобою! Любой из этих,- ткнул он пальцем в сторону людей,- даже самый тщедушный - сильнее жестокого и могущественного Зеуса!
   - Но, к счастью, они об этом не знают!- криво усмехнулся Зеус.
   - В этом их беда! Твоя сила во лжи и клевете. Но, если однажды, кто - то из них познает истину - тебе конец!
   - Ха-ха-ха! Конец! Ха-ха-ха! Наивный! Если ты думаешь, что истина от них сокрыта, то очень ошибаешься, Табирро! Они знают и цитируют Библию лучше нас с тобой! Но, у этих, - теперь пришел черед Зеуса ткнуть пальцем в одержимых, - раз и навсегда отнят фундамент - вера во Христа! Для них Он слабый и незначительный! Вот и все! Ты только взгляни на них! Так, называемые дети божьи! Ха-ха-ха! Гордость затмила их рассудки! Предстань мы все пред ними сейчас в своем натуральном обличии - уверен, ничего бы не изменилось! Никто не заметит нас в упор! Здравый смысл здесь присутствующих гуляет где - то очень далеко! - Внезапно, его настроение резко переменилось, а физиономия сделалась снова свирепой. Несколько мгновений Зеус испытывающе всматривался в своих непрошенных гостей, затем, вдруг спохватившись, он сквозь зубы гневно процедил:
   - Ну, хватит ужу болтать! Впредь, советую гулять подальше отсюда! Еще одной встречи с вами я не потерплю! Убирайтесь, пока целы!
   Табирро и его спутников не нужно было уговаривать, или повторять им дважды. Они порядком устали от едкой, злобной болтовни зловредного Зеуса , и воспользовавшись ситуацией, быстро убрались из башни.
  
   ГЛАВА 8
   Погода налаживалась. С каждым днем становилось все теплее и теплее. Микаил, предложил в выходной день выехать в лес на шашлыки. Все были в восторге. Иове тоже эта идея очень понравилась.
   - Молодежи давно пора открыть сезон!- смеясь, отпарировала она, видя изощренные попытки Микаила, отвлечь жену от ее повседневных, забот. По лицу Микаила Иова сразу поняла, муж боялся, что, в очередной раз она найдет отговорку с ними не поехать. Поэтому сразу же поспешила сказать:
   - Природа - это конечно, замечательно! Но... у меня есть одно условие...
   - Я само внимание, дорогая!- с некоторой тревогой в голосе проговорил, Микаил, слегка напрягшись. Никогда не знаешь, что Иова вычудит в следующий момент! Но, она с торжествующей улыбкой, вдруг неожиданно ответила:
   - Я давно мечтаю искупаться в речке!
   - Только и всего - то?- облегченно вздохнул мужчина.
   -Угу!- как - то по-детски закивала Иова. В этот момент она казалась такой наивной и беззащитной! Трепетная волна нежности мгновенно накатила на Штельмана. Мик притянул жену к себе и поцеловал.
   - Ты даже не представляешь, как я тебя люблю!- с чувством вымолвил он. Микаил всегда воспринимал жену, как еще одного несмышленого ребенка, и потакал всем ее прихотям и капризам, даже тогда, когда Иова срывала на него злость без причины.
   Иова прекрасно осознавала, как Мику с ней, бывает нелегко, и была бесконечно благодарна за его терпение, любовь и заботу. Ей и самой хотелось быть чуточку мягче и нежнее, но внешнее проявление чувств никак не сочеталось с ее грубоватым, сдержанным характером. Она была такая, какая была. Совершенно несентиментальная в чувствах, несколько взбалмошная, взрывная и до неприличия простая. Душа нараспашку, вся навиду. Ее открытое, искреннее лицо часто и густо выдавало все ее мысли. Мику обычно не требовалось много времени, чтобы понять, что происходит в этом непостоянном, но трепетном сердце, способном одинаково любить и ненавидеть, восторженно чем - то восхищаться и тут же, резко изменив мнение, предосудительно фыркать и ворчать. В этом и была вся Иова! Ее мысли, словно кони - скакуны, вечно метались в поисках чего - то...
   Вот и теперь, глядя на жену, Микаил не без удовольствия отметил: еще недавно, Иова ссылаясь на сильную занятость, непременно бы отказалась, но, теперь, ее глаза загорались от одной мысли о том, чтобы куда - то вырваться из города. Суета - сует, видимо порядком надоела, и ей просто захотелось сменить обстановку, немного расслабиться, и отдохнуть.
   По словам, Иовы, она совершенно забыла, как выглядит лес. И это печально! Человеку необходимо постоянное слияние с природой, которая дает ему почувствовать себя частью великой и дивной Вселенной и испытать покой и блаженство, подаренные ею бескорыстно, в знак благодарности за то, что он живет...
   Подготовка к поездке велась полным ходом. В пятницу, утром, Иова, как штык, была уже на работе. Завтра они едут отдыхать. Значит сегодня, им с мужем предстояло сделать необходимые приготовления: закупить продукты, заказать автобус, где - то найти палатки и весь туристический инвентарь, и еще много чего! Иова хотела все успеть. Ее время, распланированное поминутно, не включало в себя никаких случайностей. Вот уже два года она жила строго по плану. А иногда, так хотелось, никуда не спеша, посидеть где - нибудь в уединении и просто послушать тишину. Измотанная женщина, с нетерпением ждала завтрашнего дня, заранее рисуя в воображении живописные картины природы и отдыха.
   Рано - ранешенько проснувшись, и даже не позавтракав, Штельман пулей помчалась в церковь и принялась доделывать, пока есть время, все свои неотложные дела. Марго Киссаль - бухгалтер церкви, и близкая подруга Иовы, застала ту, сидящей за компьютером, среди вороха бумаг.
   - Привет! А ты что так рано-то?- удивленно спросила Марго. Обычно, раньше 9 часов Штельман в церкви не появлялась. Спозаранку бегала, решая церковные проблемы где - то на стороне.
   - Привет. - Коротко и вяло ответила Иова, и только через время, распечатывая на принтере какие - то листки, с довольным видом человека, сделавшего дело, добавила:
   - Я, наконец, доработала семинар!
   - А-а-а!- Поздравляю! Может быть, хотя бы теперь ты наконец перестанешь срываться на людях! - обиженно, но с некоторым напускным пониманием, протянула Киссаль.
   Штельман оторвалась на секунду от своих дел и пристально посмотрела на Марго.
   - Ну не преувеличивай, Марго! Просто я люблю во всем порядок... - затем быстро перевела разговор на другую тему. Полувшутку, полувсерьез, специально подбирая выражения, Иова замысловато проговорила: - Девушка, а девушка! Будьте так любезны, ответьте мне, пожалуйста, на один весьма важный и деликатный вопрос: не соблаговолите ли вы сделать мне столь превеликое одолжение, и помочь сегодня в одном очень интересном деле? - при этом она сделала такое виноватое лицо, что Марго не выдержала и рассмеялась.
   -О, милостивая государыня, я не подхалимничаю! Мне просто интересно: вы мне друг, или сосиска?!
   - Что-о-о? - протянула Марго. - Честное слово, детский сад, штаны на лямках!
   - Ну не обижайся, Марго! - заклянчила Иова. - Ну, в самом - то деле! Я искренне раскаиваюсь в содеянном! Просто... Ну... ты же понимаешь... кругом такая безответственность!
   - А мне сдается, подруга, свои недостатки ты провоцируешь на других! - глядя Иове прямо в глаза, серьезно сказала Киссаль.- Заметь, это не я засунула церковные деньги между бумагами в сейф, и не я обвинила в их пропаже лучшую подругу! В последнее время тебя не узнать! Какая - то злая, потерянная! Знаешь, сегодня ты теряешь деньги, и обвиняешь в этом кого - то а завтра, с таким темпом, можешь потерять и себя... Я бухгалтер! Понимаешь! Я несу ответственность за финансы! Или ты мне не доверяешь? А? Тогда так и скажи! И вообще... С тобой стало тяжело работать... И вообще уживаться! - Марго возбужденно выпалила все это на одном дыхании. В ее голосе звучали обида и возмущение.
   Опустив глаза, Штельман молча, слушала подругу. Когда та, наконец, закончила, Иова попыталась оправдаться.
   - Ты говоришь ерунду! Ты моя лучшая подруга! Я люблю тебя и безмерно доверяю! Ты знаешь обо мне то, чего не знает никто! И нечего выдумывать... Я такая же, как всегда... Просто, ты же знаешь, у меня есть золотое правило: хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам!
   - О-о, как все запущено!- простонала Марго. - Тогда, дорогая, не удивляйся, и не требуй ничего от других! Делай все сама, только смотри не надорвись! Твоих силенок на всех не хватит!
   -Похоже, уже! - устало ответила Иова.
   - Что уже? - не поняла Марго.
   - Надорвалась уже! - Штельман тяжело увалилась в кресло и провела ладонями по лицу. - Боже мой, как я от всего устала! Зашориться бы куда - нибудь на необитаемый остров... подальше от всех!
   - Так беги! - непроизвольно вырвалось у Марго. - Беги от своих обязанностей как можно дальше! Поживи сама как человек, и дай пожить, в конце концов, другим... Штельман, ты, конечно, можешь обижаться, но я все - таки скажу! По - моему, ты слишком много на себя берешь! Такое ощущение, что ты самая незаменимая! За что ни возьмись - все сама и сама! Здесь Иова, там Иова! Честное слово, даже плюнуть некуда! Ты не пробовала людям больше доверять?! Глядишь, и саму попустит!
   - Кому больше доверять? Тебе что ли? - насмешливо бросила Иова.
   - А ты не ерничай! Принимай обличение молча! А то чуть что, сразу на дыбы! Прям, недотрога!
   - Ой, ну извини!- огрызнулась Иова. С минуту они сидели молча. Первой прервала тишину Иова. Она вдруг неожиданно сказала:
   - Знаешь, Марго, может потому я и злюсь, что ты во многом права! Но... пойми, мне трудно саму себя переделать!
   - Твоя беда, подруга в том, что ты большая максималистка! Излишняя ответственность тебя погубит! Да и потом, кому нужны твои усилия, если из добродушного существа ты превратилась в сварливую, раздражительную старуху!
   - Что? В старуху? - обиделась Иова.
   - Да-да! И не смотри на меня так! Именно в старуху! - подтвердила Марго, довольная возымевшим эффектом. Ее целью было достать Иову. Как - то всколыхнуть ее, заставить взглянуть на жизнь по - другому. - Ты посмотри на себя!- продолжала девушка.- Давно ты была в парикмахерской?
   - Ну не то, чтоб очень...
   - То-то и оно! Я даже знаю, что ты скажешь! Никак не выберешься, да?
   - Ну-у... типа того!- согласилась Штельман.
   - Вот-вот! А, между прочим, успешный лидер не тот, кто тянет все на себе, а тот, кто умеет правильно организовать других. Диллигируй полномочия, родная! Оглянись вокруг! Повсюду столько умных и талантливых людей! Тебе же самой станет легче! Появится, наконец, больше времени на себя! Начни, же жить и проживать свою собственную жизнь! Вздохни полной грудью... Дай и людям возможность как - то реализовать себя! Порадуйся за них! Достаточно суетиться...
   - Ты хочешь сказать: хватит прожигать жизнь впустую... - Будучи на своей волне, перебила ее Иова.
   - Что - о? - опешила Марго. - Не-ет, я хотела сказать совсем другое! Ты совершенно меня не слышишь! Когда - то Христос сказал умную вещь, - решила она подойти с другой стороны, - "Имейте жизнь с избытком!" И, я уверенна, это вовсе не означает: " Изнуряйте себя непосильной кучей служений!" Иова, дорогая моя, на тебе же лица нет! Ты потеряла самое ценное: мир в Боге. Зачем тогда все? Может быть, стоит остановиться и сделать переоценку ценностей?
   - Это правда. - безропотно согласилась Иова. - Э-эх, Марго, если бы ты только знала, что со мной происходит!- Штельман тяжело вздохнула.
   -Что, Иова? Поделись с подругой. Не молчи! Какой бы сильной ты не казалась, но тебе тоже нужна исповедь!
   - Негоже церковному лидеру раскисать. - холодно вымолвила женщина. - Вправе ли я ныть? Поддержку должно молить лишь у Бога... Только Он сможет понять то, что у меня внутри! Я взвалила на себя этот крест и обязана нести его до смерти... Хотя, порой, ноша непосильно тяжела! Знаешь, иногда мне кажется, я схожу с ума... Так хочется выть... Но разве я могу позволить себе роскошь быть слабой и скиглить лишь только потому, что в мою жизнь пришли испытания ввиде усталости? Нет, не могу!
   - А ты и не скигли! Просто поделись тем, что на душе. Глядишь, и легче станет! Кому, как ни тебе знать о том, что сознательно озвученная проблема, несет в себе ее положительное разрешение... Сколько тебя знаю, ты все время как кремень. Так нельзя! Сгоришь ведь дотла!
   - Марго, Марго! Ты не понимаешь! Если я тебе сейчас изолью душу, мое безумное бремя, неминуемо ляжет на твои хрупкие неподготовленные плечи. Поверь, это нелегко! Зачем тебе моя боль?! К тому же, то, что ты услышишь... В общем, не думаю, что сможешь адекватно это воспринять!- с сомнением в голосе проговорила Иова, поглядывая при этом на реакцию подруги.
   Марго подошла поближе, и обняла Иову за плечи.
   - А ты попробуй, дорогая... Облегчи душу... А там уж посмотрим...
   В ответ Иова лишь подавленно улыбнулась. Но вскоре медленно заговорила:
   - Веришь, Марго, так все опостылело! Хочу покоя - его нет! Хочу быть более, сбалансированной, гармоничной, а вместо этого внутренне ощущаю сильный прессинг. Куда ни глянь, такое впечатление, буд - то весь мир ополчился против меня!
   - А что ты хотела? Ты служитель! И должна помнить: "Наша брань не против крови и плоти, а против начальств, властей , мироправителей тьмы..."
   - Да помню я, помню! - раздраженно проворчала Штельман. Вот только от этого, почему - то не легче! Впрочем, дело даже не в прессинге! Меня мучает другое.- С минуту она сомневалась говорить, или не говорить. Затем осторожно сказала:
   - Я тебе сейчас кое в чем признаюсь... только не пугайся...
   - Постараюсь...
   - Как бы тебе это объяснить...- замялась Иова.- Только ты не подумай... я в полном адеквате...
   - Да перестань! Колись уже!- нетерпеливо заерзала Киссаль.
   - Понимаешь, с некоторых пор у меня появилось ощущение, буд - то за мной кто-то неусыпно наблюдает. Где бы я ни находилась, всюду чувствую присутствие чего - то гнетущего и ужасного. Оно преследует меня, вмешивается в мою жизнь как хочет, а я при этом, ничего не могу с этим поделать! Как овца блею - и все безтолку! Но это еще не самое страшное!
   - Даже так?! - подняла брови Киссаль. - Что нас мучает еще?
   -Ну, вот, - мгновенно отреагировала Иова, - тебе смешно!
   - Да нет же, рассказывай! Я тебя слушаю.
   - Ты можешь сметься, но у меня глюки!
   - Глюки? - как -то странно посмотрела на нее Марго. - Ну, ты, подруга, даешь! И что же это за глюки ? С этого момента, пожалуйста, поподробнее! -. уже с нескрываемым любопытством произнесла Марго.
   - Понимаешь, это такие.... необычные сны наяву.
   - Да уж точно, сны наяву обычным явлением не назовешь.- почти про себя промычала Марго. Между тем, Иова казалось, ее не услышала и продолжала:
   - Вижу себя разряженной в дивные, старинные убранства, причем, рядом с каким - то старикашкой, тоже, кстати сказать, в такой же древней одежде! Я с ним при этом мило беседую, целую его в щеку... Представляеш? На груди у старика солидный такой орден из золота и камней с гербом Трикопольеуса!
   - Прямо таки с гербом? Недоверчиво переспросила Киссаль.
   - Прямо таки с гербом.- в такт ей вторилила Штельман.
   - И о чем же вы беседуете? - насторожилась Марго.
   - О разном... В основном о жизни.
   -Угу, значит о жизни. Ну да, о чем же еще беседовать....- с некоторым недоверием констатировала Киссаль.
   - Ну да, о жизни. А что?
   - Да, так, ничего. А поподробнее нельзя?
   - Да, ерунда! Пустяшные разговоры ни о чем! Как здоровье, хорошо ли спалось, о балах, гостях и тому подобной мути!
   - Значит о балах? - ироничная усмешка в уголках губ мгновенно сменилась сильной тревогой. - И как часто ты это видишь?
   - В течение месяца, каждый божий день... А вчера, я видела нечто такое, что привело меня в немалое смятение! Я видела повсюду смерть... - Невозмутимо заявила Иова.
   - Что ты видела? - ужаснулась Марго. Она и не думала, что все так серьезно. Все заходит слишком далеко, неужели у Иовы постепенно едет крыша? - И ты так спокойно об этом говоришь? - с нескрываемой тревогой выпалила она.
   - Нет, не спокойно. Это было воистину жутко!- продолжала рассказывать Иова. - Множество трупов... дети, женщины, старики... Они корчились и умирали в страшных муках... Затем их сбрасывали в одну общую кучу и сжигали... Повсюду разносились крики и плач... И еще... проклятия... дикие проклятия!
   - Проклятия? Ты и их слышишь ?
   - В том - то весь и ужас! Я и вижу, и слышу, даже, порой осязаю, все, что происходит в моих видениях! А однажды я видела как чудовище, громадных размеров, рвало в клочья тело пожилого мужчины. Его свирепые, желтые глаза горели лютой ненавистью, когда он под футболил голову жертвы, и со всего маху ударил ею о стену. Голова размозжилась на несколько частей, обляпав стены кровью и желеобразной, сероватой, мутной жидкостью. Зрелище, не для слабонервных! Повсюду кровь, смешанная с грязью и миллионом разбитых пробирок, из которых вытекали разноцветные вещества. Это было отвратительно! Среди вдребезги рас трощеной мебели, в лужах крови валялись растерзанные останки человеческого тела... Иногда мне кажется, я просто перемещаюсь в некий другой мир, и брожу там... Ну, как на машине времени...
   На лице Марго больше небыло иронии. Оно стало увещевательным и милосердным. Иова очень хорошо знала это выражение. Так смотрит медсестра на безнадежного больного.
   - Иова, - ласково начала Киссаль, - не думаю, что это серьезно... Возможно, все эти вещи у тебя появились вследствие переутомления. Но, все равно... думаю, не стоит пренебрегать своим здоровьем... У тебя ведь семья... Ты нужна им... А что, если по этому поводу проконсультироваться у специалиста?- уклончиво заговорила подруга.
   - Так я и думала! Идиотка! Как я могла? Какая же я идиотка! Такое нельзя никому рассказывать! - подскочив с кресла, резко взорвалась Иова.
   - Не кипятись, пожалуйста! Ты правильно сделала, что рассказала. - Увещевала ее Киссаль. В таком положении одиночество опасно!
   - Да что ты со мной обращаешься как с шизофреничкой! - Возмущенно вскричала Штельман. - Консультация специалиста! - перекривила она Марго. - А я кто по - твоему?! Ты забыла? Я врач - психотерапевт, Марго! Безо всяких левых специалистов я способна сама поставить себе диагноз! Только это положение не спасет! Я понимаю твою реакцию. Но говорю тебе - я, ни чокнутая!
   - Никто и не говорит, что ты чокнутая! - пыталась успокоить Иову Марго. - Но...
   - Но... что? - прошипела Штельман, готовая с новой силой накинуться на подругу.
   - Я все понимаю... Ты просто устала... Но, может быть стоит попить какие - нибудь там таблеточки? - осторожно спросила Марго, дабы не вызвать новый приступ ярости.
   - Да пью я, пью! Но от этого не легче!- выдохнула Иова.
   - Может быть все - таки к врачу? Не обижайся, но по - моему тебе нужно серьезно лечиться!
   - Марго!!! Еще одно слово и я тебя убью!- бешено взвизгнула Иова. Марго по ее глазам поняла, что та не шутит.
   - Ладно, молчу!- притихла подруга.
   - Вот и молчи! Это нечто большее, чем просто болезнь. Вчера, например, я проснулась от того, что почувствовала на себе чей - то страшный взгляд. Открыла глаза, и обомлела - из темноты на меня уставилось четыре пары желтых, кошачьих глаз...
   - Может это был Пушок? - предположила Марго.
   - У-У! - отрицательно замотала женщина головой. - Врят ли! Он, похоже, их и вспугнул!
   - Ты хочешь сказать, что тебя донимают бесы?- в очередной раз окаменела Марго.
   - Заметь, это не я сказала!- невозмутимо акцентировала Иова.- Но, в общем, похоже на то...
   - А скажи, Микаил это тоже видел? - с сомнением произнесла Марго.
   - Нет, конечно! Ему, видимо, не дано!
   - Слушай, клинический случай! Даже не знаю, что тебе в этом случае и посоветовать... Может быть все -таки...
   - Ма-ар-го-о! Не грузись! Как нибудь прорвемся! И запомни, я тебе рассказала все это не для того, чтобы ты теперь с умным видом решала, как бы лучше упечь меня в психушку! Сама во всем разберусь!
   Марго потупила глаза. Иова читала ее мысли.
   - Да уж прорвемся...- зашевелила губами Киссаль, с твердым намерением поговорить с Микаилом на эту тему. Она давно знала Иову Штельман и знала ее разной, но отнюдь не такой, как теперь. Рассказ Иовы впечатлял. Разумеется, Марго не исключала и духовное воздействие, но более, же всего, склонялась к тому, что психика Иовы на почве переутомления стала давать сбой.
   Обычная привилегия Иовы - выслушивать других, превратилась в тюрьму для нее же самой. Она привыкла больше слушать кого - то, нежели себя и свое тело. Следовательно, непременно, шаг за шагом, становилась жертвой большей, чем ее несчастные пациенты, день за днем заваливающие ее свалками ненужного, информационного мусора, быстро сбрасывать, который не всегда удавалось. Доброе, жалостливое сердце принимало и воспринимало чужую боль, как свою собственную...
   Примерно такой реакции на свои слова Иова и ожидала. Она сама не знала, зачем Марго все рассказала. Тем не менее, на душе стало как - то полегче. Хотя, глядя на озабоченное выражение лица у подруги, Иова уже, даже где - то жалела о своих словах. " Ну вот, теперь Марго станет думать, что я сумасшедшая! Чего доброго, начнет со мной осторожничать, чтоб не дай Бог, не спровоцировать приступ! Да, уж, не всегда правда бывает привлекательной! Иногда издали человек, кажется ближе и симпатичнее!" - в сердцах подумалось ей. И, чтоб немного растормошить загруженную нердинарной новостью, Марго, Иова натянула на себя беззаботную мину и с детским лукавством неожиданно спросила:
   - Марго, дорогая, ты мне так и не ответила: наш конфликт с тобой исчерпан?
   - А то-о-о! - Улыбаясь, ответила та.
   - Тогда, я вынуждена задать тебе тот же вопрос, что и вначале: ты мне поможешь или нет?
   - На тему?- Марго вопросительно взглянула на подругу.
   - Мне нужно сделать некоторые закупки.
   - Знаешь, я почему - то так и подумала... Я согласна! Куда же я денусь с подводной лодки!
   Довольная, хитроватая улыбка осветила миловидное, девичье лицо.
   - Знаешь, я почему - то так и подумала, что ты мне поможешь! - в такт ей просмеялась Иова. Затем коротко спросила: - Надеюсь, ты на машине?
   - А если я скажу: нет, ты меня побьешь?
   - Даже не сомневайся!
   - Ну тогда, мне пора делать ноги!
   - Ну, Марго, я серьезно! Ты на машине?
   - А я совсем и не шучу! Представляешь, как раз сегодня я и не на машине! Она предательски взяла и сломалась!
   - До чего же я везучая, а?! Жаль! Очень и очень жаль!- разочарованно пробубнела Штельман.
   - Подожди - ка, - вдруг спохватилась Киссаль, - попробую дозвониться Фелу ! Может быть он сейчас свободен...
   - Сомневаюсь! - скривилась Иова.
   - И все же попробую! - Марго привычно набрала знакомый номер.
   - Алло, милый, это я! Ты сейчас в городе? - с надеждой спросила девушка, но вдруг, сразу же поникла. По ее выражению лица, Иова поняла, что Феликс не сможет им быть полезен.
   - Он снова отправился в командировку. - грустно вымолвила Марго.
   - Кто бы сомневался! И куда на этот раз?
   - В Анжуйск. У него, видите ли, срочный заказ! И так всегда! Для меня его никогда нет! Как я устала от всей этой лапши! Скажи, Иова, я что похожа на идиотку? Или же у меня ужасная внешность? Что? Почему он от меня бегает как черт от ладана?
   - Нет, Марго, успокойся! Ты у нас просто красавица! А Фел твой, возможно и вправду, старается для тебя! Много работает...Разве он когда - нибудь денег на тебя жалел? Тебе ли жаловаться ? У тебя есть все, о чем только может мечтать женщина! Материально ты полностью обеспечена...
   - Все, да не все, Иова! Счастье за деньги не купишь! И любовь мужчины, то же! Он ко мне полностью равнодушен! Я для него как предмет быта... Так... часть интерьера... Что - то ввиде красивой вазы...
   - По - моему, Марго, ты преувеличиваешь! Ну работает мужик! Естественно, что и устает. А когда устанешь, по себе знаю, ничего не мило!
   - Да нет же, Иова, здесь что - то другое! Я чувствую - командировки - это отмазки!
   - Ты думаешь, у него кто - то есть?
   - Не знаю. Скорее всего, нет!
   - Тогда чего так колотиться?
   - Думаешь легко жить с человеком, который кроме себя больше не видит ничего вокруг?! Он эгоист! Живет в свое удовольствие. В карманах пачки денег... Злой стал, как черт! А на днях пришел под утро весь в крови, глаза чужие... Что случилось? - спрашиваю, а он мне: "Подрался". И все, понимаешь? Тупо увалился спать. Весь грязный... прямо в обуви и одежде... Вроде бы ни пьяный... По крайней мере алкоголем от него не пахло... А что с ним не пойму! Стала его раздевать, а из кармана пистолет выпал!
   - Ну и что ты утром спросила, откуда у него пистолет?
   - Нет, не спросила. Я еще на этом свете хочу пожить! - недовольно буркнула Марго.
   - Даже так?! - пришла очередь Иовы удивляться. - Ты что же Феликса боишься?
   - С некоторых пор, да! - уверенно заявила Марго. - Мне кажется, он принимает наркотики. Только этим я могу объяснить столь разительную перемену в его характере!
   - И все же по - моему, тебе нужно с ним поговорить начистоту! Рано или поздно, придется это сделать!
   - Пусть лучше поздно! Не хочу нервы себе трепать!
   - Ты просто боишься узнать правду!
   - Даже если и так? Что с того? Нарываться первой - не хочу! Мало ли что у него на уме? Пусть живет, как хочет!
   - Марго, даже не знаю, что и сказать!
   -А не надо ничего говорить! Дура была, что вышла за него замуж! Думала, выхожу за рыцаря, а он оказался обычным бревном!
   - Н - да уж! - задумчиво протянула Иова.
   - Ладно, по - бабски поплакались, и будет! А на будущее, обзаведусь еще одной машиной! Надо же извлекать какую - то пользу!- криво улыбнулась она горькой усмешкой.
   Не говоря больше ни слова, Иова закрыла офис, и они обе, миновав церковный холл, вышли в просторный коридор. Марго схватилась за дверную ручку, собираясь потянуть ее на себя, но вдруг, кто - то ее опередил, и она резко отпрянула назад. Дверь распахнулась, и перед ними предстал симпатичный, смуглый парень. Прежде, чем Марго успела что - либо понять, Иова уже висела у него на шее.
   - Владасар! Я так рада тебя видеть! Какими судьбами в наших краях? Ты по делу, или так... повидаться? - засыпала она парня вопросами .
   - Привет, девчонки! - Проигнорировав вопросы Иовы, Владасар коротко спросил:
   - Микаил здесь?
   - Ах, вот оно что! Я уже в качестве собеседника не гожусь!- обиделась Иова. - Впрочем, могла бы и сама догадаться! Ты, если раз в год и появляешься, то только исключительно по делу! И кроме Мика тебе больше никто не интересен! Штельман надула свои пухлые губки и отвернулась.
   - Ну, что ты Иова, в самом деле?! Уверяю тебя, как собеседник ты мне всегда была интересна... Просто сейчас мне очень надо поговорить с Миком... Ну... чисто по - мужски, понимаешь?
   - Да, что уж там, не оправдывайся, я и так все понимаю.- недовольно пробурчала Иова.
   - Ты всегда была умницей! - Владасар ненадолго улыбнулся своей обворожительной улыбкой голливудского актера, затем, снова стал серьезным и настойчиво спросил: - Так, где ты говоришь, я могу найти Мика?
   - Могу тебя уверить, здесь его точно нет!- беззаботно ответила Иова.- Он ускакал по делам... Мы, кстати тоже, убегаем...
   - Я заметил.- Несколько огорчился Владасар. Затем, немного подумав, спросил: - А когда он появится?
   - Сегодня - это врят ли! Видишь ли, завтра мы едем на природу, так, что...
   - Понятно! - недовольно засопев, разочарованно пробурчал Владасар.
   - Влад, неважно выглядешь, у тебя что - то стряслось?- с участием серьезно поинтересовалась Иова. - Не помню, чтобы ты когда -нибудь приезжал вот так вот, без предупреждения!
   Последних слов Иовы Владасар не услышал. Слишком озабоченный, он думал о чем - то своем. Потом, внезапно заговорил:
   - Слушай, Иова, у Мика мобильный не поменялся? Второй день не могу до него дозвониться!
   - Нет, Влад, телефон тот же. Я же тебе толкую: мы уезжаем завтра на природу! За этой толкотней, он и телефон забыл зарядить. Самой нужен! Никак не могу его поймать!
   После недолгих раздумий, Штельман вдруг предложила:
   - Знаешь, что, если твое дело до вечера потерпит, заезжай часиков в восемь к нам домой! Посидим, чайку попьем, а заодно и погорите! Идет?
   Предложение Иовы застало Влада врасплох. Ему хотелось поговорить с Микаилом с глазу на глаз, без свидетелей. Но раз уж все так складывается, ему не остается ничего другого, как согласится. И без особого энтузиазма Влад вяло произнес:
   - Идет. Вечером, так вечером. - И резко повернувшись к ним спиной, собрался уже было уходить.
   - Подожди! - неожиданно остановила его Иова. - Скажи, ты на машине?
   Влад, молча, кивнул.
   -До города нас не подкинешь?
   - Н-ну, поехали...- неохотно ответил парень с плохо скрываемым беспокойством.
   - Ой! - хлопнула себя по лбу Иова. Что же я в самом деле... Кстати, знакомься - это Марго - моя подруга и мои память, уши и глаза!
   Почему - то, только теперь, словно встряхнувшись от глубокого сна, Влад вдруг заметил неподалеку высокую, статную девушку. . Она из вежливости отошла в сторону, чтобы не мешать их разговору, и украдкой разглядывала симпатичного друга Иовы. Странно, она дружит с Иовой столько лет, но этого молодого человека никогда раньше не видела!
   Он сделал в ее сторону несколько шагов, и не сводя с нее томного, обольстительного взгляда, с чинным благородством важно произнес:
   - Прошу меня простить, что не представился сразу. Владасар Сабарион. К вашим услугам!
   Во взгляде его больших, синих глаз читалась необыкновенная заинтересованность той, которую ему только что представили.
   Его пылкий, от природы, взгляд, не мог оставить Марго равнодушной. Что - то в нем ее зацепило. Сконфуженно улыбнувшись, девушка ему скромно и коротко ответила:
   - Маргарита Киссаль.
   - Исчерпывающий ответ! - восхищенно заметил Влад. - Все предельно коротко, скромно и ясно! Извините за пафос. Но, обычно женщинам нравится...- смущенно, затем вымолвил Сабарион, по - прежнему не сводя глаз с Марго.- И давно вы со Штельманами знакомы?
   - Лет наверное, сто!- с чувстом произнесла Марго.
   - Превосходно! Иова, Скажи, где ты прятала от меня эту прелесть?
   Краска залила бледные щеки Марго, и та стала пунцовой как рак.
   Без труда читая ход его мыслей Иова, сочла нужным вмешаться.
   - Да, ладно, тебе, Сабарион, оживился! Смотри, совсем засмущал девчонку! Не обращай на него внимание, Марго! У Влада бывает! Ничего не поделаешь, такая уж у него манера общения с девушками! Одно слово: ловелас! Знаешь сколько нашего брата погубил! Эти глазки... У-у-ух! Дорогого стоят! Доверчивые бабы так и липнут! Не вздумай повестись! А то Владик у нас красава еще тот!
   - Зачем ты так, Иовочка! Я же просто из вежливости!
   - Ну, да, ну да! Знаем мы такие дела! Ты то может и из вежливости, да только женская душа любит ушами... И ты хитрец, давно это знаешь! Кстати, так, на всякий случай, Марго замужем. И горячо любит своего мужа! Так, что брось эти свои штучки и расслабься!
   - Можно подумать, я только тем и занимаюсь, что увожу чужих жен у мужей! - обиженно проворчал Сабарион, открывая двум девушкам дверцу машины.
   - Незнаю. Но Марго в обиду не дам! Понял!- резко ответила Иова, засмущав тем самым Марго еще больше.
   - Иова, я вам не мешаю? - наконец решилась вставить свои пять копеек и Киссаль.- Такое впечатление, что я беспомощный ребенок и сама о себе не позабочусь!
   - Ты еще слишком юная и неопытная! Всякий может соблазнить! А уж такой как наш Владасар... Женский любимчик...Симпатяга... Ну посмотри на него, разве можно в него не влюбиться?
   - Иова, немедленно прекрати! - грозно потребовал Сабарион.- Тебя послушать, я совсем урод!
   - Я смотрю, ты сегодня не в духе! Никогда раньше ты не имел привычки обижаться.
   - Да ну! Пустое... Извините... Может действительно немного переборщил... - затем, решив немного смягчить обстановку, Влад натянул на себя улыбку и легким, непринужденным тоном добавил:
   - Со Штельманшей всегда так! Нет от нее никакого спасу! Вечно правильная, благочестивая... Житья не даст своими подозрениями! Иовочка, родная, я прав, или нет? Иова надулась, и некоторое время сидела молча. Зато разговор поддержала Марго.
   - Что поделать? Должность у нее такая: блюсти целомудрие паствы!
   - Бред! Каждый должен отвечать за себя! Невозможно заставить человека сделать то чего он не хочет! По крайней мере, без угроз и насилия над психикой! Поверьте, я знаю, о чем говорю!
   Взгляд Марго случайно упал на панель управления.
   - Влад, я смотрю, ты ездишь с мигалкой! Ты полицейский?
   - Да! - скупо ответил тот.
   - Исчерпывающий ответ! - с иронией повторила Марго слова Влада.
   Тут Иова не выдержала и съязвила:
   - В свободное от прогулок с девушками время, Владик действительно подрабатывает детективом!
   - Ты настоящий сыщик, Влад?! Серьезно?!- глаза Марго восторженно заблестели.
   Сабарион скромно кивнул. Зато Иова, похоже, разошлась не на шутку.
   -Серьезно, серьезно! Серьезнее некуда! Видишь, какой он важный и раздутый как павлин?! Даже сам себе в зеркале не улыбается!
   Иове почему - то очень захотелось развеселить Влада. Она уже жалела о содеянном и посчитала, что действительно зря накинулась на парня. Ее шуточный тон не оставил, похоже, Сабариона равнодушным. В обществе двух беззаботных щебетух, его доселе хмурое лицо, немного просветлело. Но разговор больше не клеился. Машина мчалась по просторной, каменной мостовой, весело подпрыгивая на отшлифованных временем булыжниках. Видя мрачное настроение водителя, девушки прекратили всякие попытки того разговорить. За что, особо не расположенный к беседам, Владасар, был им очень благодарен. Будь Иова одна, он возможно и открыл бы перед ней свое сердце. Но она была с Марго, а это служило немалым преткновением для откровенной беседы. В присутствии посторонней, Сабарион никак не хотел делиться своими необыкновенными переживаниями. Тем не менее, ему почему - то нравилась эта стройная, сероглазая красавица, с бездонными, умными глазами и очаровательной, кокетливой улыбкой.
   Высокая брюнетка, с густой до плечь, копной волос, она выглядела очень женственной в своем светлом, облегающем костюме, который чудесно подчеркивал ее превосходно - отточенную фигуру.
   Девятнадцатилетняя Марго год назад вышла замуж за одного начинающего, успешного бизнесмена, который не жалел для нее ничего. Одаривал ее корзинами роз, покупал самые дорогие украшения, яхты машины, дома - все было только для его Маргаритки! Марго никогда себе ни в чем не отказывала. Ее весомый гардероб занимал целую комнату. Сама же она никогда не появлялась в одной и той же одежде дважды. Однако, счастье и та семейная идиллия, которыми муж одаривал ее поначалу, были недолгими и растаяли вместе с первым снегом. Феликс стал подолгу оставлять Марго одну, ссылаясь на вечную работу. В те же редкие моменты, когда он все же оказывался дома, он совершенно перестал уделять время жене. Телевизор и спорт - были его второй страстью. Бедная, романтичная девчушка! Не о таком муже она мечтала! В ее понимании муж - это галантный, нежный мужчина, любящий и оберегающий свою женщину, словно хрупкую, дорогостоящую вазу. Мужчина, готовый отдать себя в жертву, ради любимой. Мужчина, за спиной которого, она бы чувствовала себя действительно "за мужем". Храбрый, независимый, мужественный, но в то же время не толстокорый и не твердолобый, а родной, близкий человек. Именно эти качества в своем нынешнем муже Марго и потеряла. Быть может поэтому и непроизвольно смогла откопать их в мягком, меланхоличном Сабарионе и с первого взгляда в него влюбилась. Как ни странно, но то же самое можно было сказать и о Владасаре. Проницательная Иова не спроста так забила тревогу! Сразу заметив их взаимную симпатию, она посчитала своим долгом воспрепятствовать развитию дальнейшего, нежелательного сюжета. Но, потом, немного поразмыслив, решила, что не вправе вмешиваться в жизнь подруги, тем более, что Марго и так находится под ее неусыпным наблюдением. Штельман быстро приняла нейтральную позицию. Да и Сабарион, глубоко погрузившись в себя, больше не давал повода для превратных мыслей. Все ехали молча и каждый думал о своем.
   Машина остановилась на светофоре. Влад нервно заерзал на своем сидении. Всю дорогу он пристально всматривался в зеркало, не сводя глаз с черного Митсубиси, который ехал за ними от самого моста. Как только джип поравнялся с его Фиатом, Влад неожиданно резко закричал:
   - Девчонки на пол! Быстро на пол!
   За его словами последовала громкая, автоматная канонада, сопровождаемая мелким градом битого стекла. Прежде чем Марго успела сориентироваться, ее беглый взгляд скользнул по черной Митсубиси и она увидела того, кто стрелял... И узнала его. Видимо он тоже ее заметил, т.к. выстрелы сразу же прекратились, и машина с диким визгом исчезла за поворотом.
   - Все живы? - резко повернулся к ним Сабарион и бегло осматрел девушек.
   - Вроде бы да! - ответила Иова за двоих.- А что это вообще было, а? - взволнованно спросила она.
   -Доброжелатели, мечтающие увидеть меня на кладбище!- возбужденно выпалил Сабарион. - Они ехали за нами давно. Не хотел вас раньше времени пугать... Думал обойдется!
   - Ну почему ты сразу нам ничего не сказал? - накинулась на него Иова.- А вдруг бы нас убили?! Честно говоря, я даже не успела испугаться! А ты Марго? Как ты, в порядке?- она посмотрела на подругу. Та была белее стены, и не подавала ни малейших признаков жизни.
   - Марга-ри-та-а!!! Очнись! - потрусила Иова Марго за плечи. - Ну, ты что, девочка, так страшишь!- она осмотрела подругу с ног до головы.- Руки, ноги, голова, Слава Богу, - все цело! Фу-у-ух!
   - На вот, немного хлебни! - протянул Владасар Марго фляжку с коньяком.- Это должно помочь!
   Киссаль машинально взяла флягу у него из рук и сделала несколько глотков.
   - Родная моя, как ты себя чувствуешь? - заволновалась Иова.
   - Нормально.- Прошептала Марго, не в силах поверить увиденному.
   - Да - а уж! Такое происшествие любого шокирует!- бормотала Штельман. - Я и сама ни в себе!
   Пока женщины приходили в себя, Сабарион осматривал машину. Вдребезги разнесенное боковое стекло и две насквозь изрешеченные двери. Он стукнул ногой по колесам. Те оказались в порядке. Странно!- поразился Влад, - по логике вещей - никто из находившихся в машине не должен был выжить, а они - живы!
   Вернувшись в машину, Влад бледный и полушутливым, полу извиняющимся тоном произнес:.
   - Девчонки, кто - то из нас с вами, явно родился в рубашке! То, что ни на ком нет ни единой царапины - это просто какое - то чудо! Так не бывает...
   Три парня атлетического сложения, в серебристых одеждах, пристроившись на крыше машины, загадочно улыбались.
   - Чудо? О, да, милок, чудо! Чудеса не раз еще будут сопровождать тебя и твоих спутниц!- расплылся в лучезарной улыбке Рафаил. Он светился от счастья, ему удалось уберечь от смерти этих славных людей.
   - Жаль, что они тебя сейчас не слышат! - сказал Натаниэль.- В этот раз все обошлось. Но, а дальше...
   - Дальше будет все так, как должно быть! Каждый из них пройдет то, что предназначено. Адский огонь очищает душу и рождает святость или пороки...
   - На каждого из них большие ставки, не так ли? - неожиданно спросил Натаниэль, глядя в упор на Рафаила.
   - Могу обещать тебе серьезную игру.- Уклончиво ответил Архангел. - Зеус сложа руки не сидит. Долгое время он готовился, напряженно работал, теперь ему непременно захочется начать пожинать плоды! Это лишь начало!
   - Как бы там ни было, - вмешался в разговор третий Ангел, - мы будем на страже до конца!
   - Это слова не мальчика, но мужа!- подбодрил его Рафаил.- За истину, за Бога, за людей!- он поднял правую руку, в которой поблескивал сверкающий, голубоватый луч.
   Двое его спутников, подняв вверх мечи, повторили за ним:- За истину, за Бога, за людей!
  
   ГЛАВА 9
   Влад приехал к Штельманам около 10 вечера. Дети уже спали. А они втроем: Владасар, Микаил и Иова, комфортно разместились за круглым столом и аппетитно уплетали кремовые пирожные, запивая их ароматным жасминовым чаем. Штельманы с Владом не виделись около года. Естественно, им было о чем поговорить. Вначале болтали о всяких пустяках, перемалывая кости ближайших знакомых. Затем Штельманы в двух словах рассказали о своей жизни, о семье, о детях. И вот, когда дело дошло до церкви, Влада, вдруг прорвало. Безо всяких обиняков и вступлений, он неожиданно выпалил:
   - Ребята, Только не подумайте, что я тронутый! То, что я расскажу - не выдумка! Мне нужна ваша помощь!
   - Я мужественно пытался бороться с этим в одиночку... Но я коп, а не охотник за привидениями! Все мои жалкие попытки оборачивались в еще большие гнусности с его стороны... Я обратился к вам потому, что не знаю никого, кому еще можно было бы доверить всю эту абракадабру! Никогда ни во что не верил... А тут чертовщина, какая - то! Одно дело реальный враг, а другое...
   - Стоп! - так же неожиданно как он начал, прервал его Микаил. - Белиберда, какая - то! Для начала успокойся! А теперь давай все сначала и по порядку!
   Собираясь с мыслями, на какое - то время Сабарион притих. "Мик прав. Белиберда!" - думал полицейский. Ему стало как - то неловко за свое поведение. К чему истерить? Он вспомнил слова Иовы в машине: "грозный и важный детектив". Хорош детектив! Размазня! Он хотел начать, и не знал с чего. Вся эта история с чего ни начни - выглядит нелепой ахинеей! Его безмерно угнетало - он обычно логичный атеист неожиданно для себя столкнулся с тем, во что никогда не верил, и почему - то оказался совершенно бессильным перед тем, что всегда считал полной ерундой. Он, для кого логика и факты являлись основополагающими факторамив жизни, вынужден обращаться к людям, живущим лишь верой в то, чего они вообще не могут ни объяснить, ни увидеть. Однако, ничего не поделаешь, логика дала сбой, и с этим надо смириться. А вот это вот нелегко! Одно Влад проверил наверняка: там где разум бессилен, нужно пробовать нетрадиционные методы. Поэтому он здесь...
   "А может быть зря я сюда приперся?! Никто не поверит в эту чушь!"- настойчиво и беспощадно пульсировал в мозгах. Штельманы , хоть и верят в мистику, но не до конца же сумасшедшие?! И он сам бы никогда не поверил, если бы это было с кем - то другим. Но весь фокус в том, что все эти вещи происходили лично с ним... В любом случае, стоит с кем - то поделиться, иначе крыша совсем поедет!
   Не зная с чего начать, Сабарион начал свой рассказ издалека:
   - Наши невзгоды начались год назад. Вы ведь помните, мы с женой потеряли ребенка. Если бы Марион болел, возможно, разум и сумел бы как - то внутренне подготовиться и смириться... Незнаю... Может быть... А может быть, и нет...
   Вспоминая те трагические события, Владасар сильно занервничал.
   - Если бы я мог знать тогда... Если бы мог предвидеть... Если бы только послушал Альбину... Ведь она знала... Каким - то образом чувствовала... Никогда не прощу себе, что взял в тот день его с собой! Альбина так не хотела, чтобы он ехал. Мы с Марионом ее насилу уговорили. Она как никогда беспокоилась... Ругалась и просила пересесть сына на заднее сидение. А он все только смеялся... Я должен, должен был это предвидеть! Ведь видел же - снегопад усиливается! За снегом дорогу практически не видно! Поначалу все шло нормально. Мы благополучно добрались до места, я сделал все свои дела. И вот когда уже возвращались обратно... Микроавтобус... Он появился ниоткуда... Летел прямо на нас. Я не успел свернуть... Бедный мой мальчик! Его сразу насмерть! А мне хоть бы что!!!
   - Сколько ему было? - спросила Иова.
   - Через три дня после смерти Мариону исполнилось 8.
   - Я тебя понимаю, Влад, правда! Потерять ребенка очень тяжело! Даже не представляю, как это можно пережить! Видимо, вы сильные люди, если Бог послал вам такое испытание!
   Горько усмехнувшись, Сабарион тяжело вздохнул:
   - Не настолько, мы и сильные насколько ты думаешь! Все совершенно не так! Нет, это не испытание. Это скорее наказание! Наказание за глупость и безответственность!- голос Влада в эту минуту задрожал. Усилием воли он подавил нежелательные эмоции, и, отвернувшись, незаметно смахнул скупую одинокую слезу.
   -Не кори себя! - мягко успокаивала Сабариона Иова. В данной ситуации ты ничего не мог сделать...
   - Мог, Иова! Как раз мог! Я мог и должен был оставить его дома! Ведь прекрасно понимал же, дурак, скользко, дорога опасная. Нет же, приспичило мне взять пацана! Меня так часто не было дома, он скучал... Вот и решил его прокатить на машине... И прокатил... на тот свет! - Влад совсем поник. Микаил молча, выслушивал друга. Иова же продолжала играть жалкую и неблагодарную роль утешителя.
   - Марион любил тебя. Он сильно скучал по тебе! Ты ведь хотел как лучше...
   - Ну да... А получилось как всегда!
   - Все мы склонны однажды ошибаться! Во всяком случае, в последние минуты своей жизни, твой сын был счастлив!
   - Возможно! Но мне от этого, ни легче! А бедная Альбина... От горя совсем выжила из ума! Эта утрата оказалась выше ее сил. Она впала в глубочайшую депрессию. Забросила все, даже свои любимые цветы... Только и твердила, что ей незачем больше жить. Дни проводила у могилы сына, подолгу разговаривала с ним, как с живым. Не раз я с кладбища утягивал ее почти силком! А ночами часто просыпался от тихих, судорожных всхлипываний. Она никак не могла смириться с тем, что Мариона больше нет! - Влад тяжело вздохнул.- Да и я не мог. И до сих пор не могу... Бывало такое, что Альбина резко срывалась с места и выбегала во двор. Ей казалось, что Марион ее зовет... Что ему там холодно и одиноко...Так было какое - то время.... Но вдруг, она резко изменилась! Отошла и даже как - то оживилась. Я очень обрадовался такой перемене. Думал, время лечит, она успокоилась... Но не тут - то было! Моя проклятая работа! Она мне помогала забыться, и я - эгоист, совершенно не думал об Альбине! Меня сутками не было дома. В то время, когда она во мне так нуждалась, я поддерживал кого угодно, но только не собственную жену! Она, бедняжка, искала утешение, где могла... Как - то обмолвилась, что у нее появились новые друзья. В тот момент мне даже и в голову не могло прийти, что ее новые друзья - всякие медиумы и экстрасенсы, которые якобы помогали ей поддерживать связь с сыном. В скором времени Альбина прямым текстом заявила мне, что полным ходом общается с Марионом и для этого ей уже не требуются никакие посредники... Вот тут - то я и забил тревогу! Но было слишком поздно! Альбина погрязла во всем этом с головой. На нее больше не действовали ни уговоры, ни скандалы, ни запреты. Она молча делала свое. Наш дом постепенно превращался в жуткое культовое помещение. Повсюду начали появляться какие - то странные предметы: стеклянные шары, кресты, свечи, амулеты... Вечно зашторенные окна и полумрак... Какие -то подозрительные люди то и дело оккупировали нашу гостиную. Я ничего не мог с этим поделать, и очень устал от всего! Даже появились мысли: бросить все, и уйти от нее. Не сделал я этого только ради памяти о Марионе. Смирился и стал ждать, авось со временем бзики пройдут! Но все произошло, как в сказке: чем дальше, тем страшнее! Альбина стала совершенно не узнаваемой. Превратилась в злобную ведьму, как - то сильно постарела... С кем - то постоянно беседовала, причем, меня в упор не замечала! Мы жили уже даже не как соседи, а скорее как враги... Дошло до того, что друг друга просто возненавидели. Но все это только ягодки! Цветочки были впереди! Однажды Альбина пришла домой под утро, невменяемая и вся в крови. Кое - как увалилась в постель, и сразу отрубилась... В общем, я ее обыскал и обнаружил несколько доз гера. Осмотрев руки и окончательно убедился, что моя благоверная - наркоманка. Вот тут - то меня и поднакрыло! Схватил всю ее свастику, книжки и прочую дребедень, выволок на улицу и начал жечь. Но честное слово, лучше бы я этого не делал! Ни с того ни с сего, метрах в двух от меня, ни с того ни с сего разорвались два фонаря. Один из них осколком серьезно поранил мне шею. Кровь мгновенно залила футболку. Я бегом в дом, обработать рану... Там меня ждал еще один сюрприз! Только - но вошел внутрь, все лампы как по - команде полопались одна за другой. Под шквалом битого стекла я только и успевал уворачиваться! Поверьте, я не из робкого десятка... но мне стало жутко! А когда сама собой задвигалась мебель, тут уж я не выдержал и дал деру! Никогда не верил в Бога, но неожиданно для себя даже начал молиться... как умел... Бродил по улицам до рассвета, и молился. С первыми лучами солнца вернулся домой. Меня встретила привычная, уже знакомая обстановка. Все стояло на своих местах, как ничего и не бывало. У меня даже создалось ощущение, что ночью мне все привиделось. Я с радостью был готов в это поверить! Если бы ни черная кошка, которая яростно накинулась на меня и с диким визгом стала кусать и царапать тело. Насилу оторвав ее от себя, я схватил зверя за шею и начал душить. Каково же было мое изумление, когда через минуту вместо кошки, в моих руках оказалось обмякшее тело моей благоверной!!! Тут уж мне стало по - настоящему страшно! Она лежала неподвижно, бледная и зловещая, словно само воплощение ада. Я не знал, что и делать! Поначалу думал, что она мертва. Пощупал пульс - нет жива. Тогда я не нашел ничего лучшего, как вызвать "скорую" и отправить ее в психиатрическую лечебницу. Ее забрали и какое - то время, Альбина находилась там. Но мои злоключения на этом не закончились! В доме по - прежнему происходили странные явления, подобные тому, что я видел в первую ночь. Мебель жила своей жизнью, передвигалась по комнатам как хотела. Потопы, пожары, и даже ураганные вихри пытались меня ежедневно угробить. Я жив только благодаря чуду! Уже привык, что смерть гонится за мной по пятам. Может быть, так мне и надо?! Может это Божий перст? Может не стоит убегать от смерти? Рано или поздно - все равно догонит! Сколько можно так жить: намеренно задерживаться на работе, чтобы немного отоспаться? Ведь я дома совершенно не сплю! Тесть говорит - это все дьявол. Он вошел в Альбину... Все из - за него. Он даже решился на экзорцизский обряд.
   - Ну и как, изгнал? - серьезно спросил Микаил.
   - " Неужели поверили?" - думал Сабарион, тревожно всматриваясь в сосредоточенные лица друзей, а вслух ответил:
   - Да где там!!! Незнаю, каким образом, но он объяснил, что Альбина сбежала от него во время ритуальной церемонии, разогнув толстые, прутья решетки. После того, что успел пережить, я ни грамма в этом не сомневаюсь!
   - Сбежала из клиники она вчера. А сегодня утром, доведенный до отчаяния, я решил все рассказать вам.
   - Жаль, что ты не сделал этого раньше! - упрекнул Влада Микаил.
   - А скажи, Альбину нашли? - поинтересовалась Иова.
   - Пока нет. Она как сквозь землю провалилась! Честно говоря, с некоторых пор ей в психушке самое место! - грубо пошутил Сабарион.
   Но когда увидел, что друзья, мягко говоря, не разделяют его мнения по этому поводу, снова принял прежний траурный вид и уверенно заявил
   - Я обязательно найду тех подонков, которые превратили мою жену в чудовище! Кое - что у меня уже есть!
   - Не поэтому ли за тобой охотятся?- в лоб задала вопрос Иова.
   - Возможно. - скупо ответил Влад. Он не собирался ни с кем откровенничать по этому поводу и уже пожалел о том, что проболтался.
   От Штельманов не укрылось его нежелание говорить на эту тему. В общем -то они и не настаивали. Захочет - сам расскажет. Главное теперь другое!
   - Ты хоть понимаешь, с чем имеешь дело?- вглядываясь в Сабариона, спросила Иова Штельман.
   - Догадываюсь! - вымолвил Влад.
   - Мы действительно можем попытаться тебе помочь. Но для этого, кое - что потребуется и лично от тебя! - властно сказал Мик. Ты готов?
   - Что я должен делать?- без колебания тут же ответил Влад.
   - Принять Христа в свое сердце! Доверить Ему свою жизнь и попросить Его стать твоим Господом и Спасителем!- объяснил Штельман.
   - Прямо сейчас?
   - А чего выжидать? Ты ведь для этого сюда и приехал, не так ли?
   - И это все? - с сомнением в голосе спросил Владасар.
   - Нет, не все! Ты должен сделать это искренне!
   - Как это делается?
   - Все просто. Попроси Иисуса, своими словами, простить твои грехи и войти в твою жизнь полноправным хозяином. Но, прежде, помолимся мы с Иовой.
   Штельманы стали на колени и взялись за руки.
   -Отец Небесный, в этот вечерний час, мы прибегаем к тебе в молитве и просим милости, помощи и защиты! Прости нам грехи наши, очисти от всякой неправды... Властью данной нам Христом, мы связываем действия всяких нечистых духов и всякое демоническое проявление. Помоги нашему брату Владасару принять Тебя в свою душу как своего Господа и личного спасителя, безо всяких помех со стороны тьмы, освяти его и очисти, соделай из него сосуд новый, сосуд золотой... И сохрани от бед и зла! Аминь.
   С самого начала их встречи, Штельманы и Сабарион находились в комнате не одни. Внимательно вслушиваясь в каждое слово, незримые для людей, но, к сожалению, не онемевшие для Рафаила, бесы, зловредно комментировали все, о чем беседовали люди. Рафаил, хоть и с трудом, но уже успел привыкнуть к пакостным выпадам Адинайзер, который, постоянно что -то бормоча, не замолкал ни на секунду. Однако, пожаловал еще один незваный гость - невероятно - пафосный и шкодливый Экстрасенс. Он был из свиты Питона- демона оккультизма и колдовства.
   Эдакий, свиду, лохматый человечек, с большими ослиными ушами, Экстрасенс выглядел бы даже очень милым, если бы не был таким мстительным и жестоким! Он жил у многих в домах. Некоторые даже величали его "Домовым", и по праздникам прикармливали всякими яствами, которых Экстрасенс конечно ж ни ел, но самодовольно принимая жертвы, сладостно фырчал и навечно у них поселялся. Традиционно поддерживая легенду, он изначально казался добрым оберегом, но только тогда, когда люди, направленные им, делали так, как этого хотел сам Экстрасенс. Чуть если против шерсти, он тут же обижался, и творил такое... Любитель спецэффектов! Он создавал впечатление неуловимого и непобедимого злодея. Несмотря на свою ограниченность в действиях и весьма скромные размеры, умел не только блефовать, но и разрушить человека, ненавязчиво контролируя того изнутри. Вечный придумщик и лжец! Он заманивал в свои сети тех доверчивых глупцов, которые считали себя знахарями, колдунами, медиумами, экстрасенсами, словом всех тех, кто так или иначе прибегал к оккультизму и считал себя хозяином духов. Действовал тонко и изобретательно, но как навязчивая муха. Настигнув добычу, цепко впивался в нее когтями и медленно высасывал жизнь, поселяя в душу угрюмость, агрессию и мрак. Его несчастные жертвы, часто мнили из себя Божьих служителей, порой, совершенно не подозревая, что одержимы духом зла! Обычно клиентами Экстрасенса становились люди умные, интеллигентные, ищущие новых новаторских путей, имеющие в себе один огромный недостаток - все они ставили себя и науку выше Бога. Такой контингент, пожалуй, являлся самой легкой и вкусной добычей Экстрасенса. Вот где полет его фантазии мог развернуться! Чего стоила только одна теория эволюции! А эта хитрая теория разнообразных "измов": " атеизм", "коммунизм", "сатанизм", "фашизм"... Столько всего, что за прочее и говорить нечего! И все это дело рук крошечного демона, в котором уживалось неуживаемое... Несдержанный, нетерпеливый и трусливый, он предпочитал защите - скорое нападение, что нередко приводило к рассекречиванию его сущности. А значит и полному краху. Поэтому, когда услышал, как люди заговорили о молитве покаяния, сильно забеспокоился и забегал. В очередной раз устроить шоу он не мог - сила молитвы сковала его силы. Но допустить покаяние Сабариона, тоже не хотел. Вот и метался в бешенстве, как загнанная лошадь! Гнусная брань и проклятия неслись из его злоехидных, уст в сторону Бога, Ангелов и людей. В воздухе витала тяжелая, напряженная атмосфера. Окутывая злобной слизью Сабариона, он старался изо всех сил оградить его разум от желания молиться. Но столь жалкие попытки не увенчались успехом. Разум Влада в этот момент был ясным и свободным, как никогда. Он тихо произнес слова молитвы, которую придумывал на ходу, не складно, но от всего сердца... В бессилии Экстрасенс лишь злобно пыхтел и скрежетал зубами. Торжествующая мина Рафаила, напоминала о скором, неизбежном поражении демона, чем повергала того в глубокое, беспомощное отчаяние.
   - Ничего, ничего! За мной не заржавеет! Отыграюсь на твоей сучке! Уж она - то от меня точно никуда не денется! - в ярости вопил обозленный демон. Внезапно комнату озарил яркий луч света и пред ними предстал огненно- рыжий молодой атлет, ростом, чуть ниже Рафаила. Его безукоризненные, правильные черты лица, при виде учителя, осветились радостной улыбкой. Это происшествие привело бесов в еще большее смятение.
   - И этот здесь! Что ему понадобилось?- ненавистно рычал Адинайзер. - Теперь их будет двое! О, я бедный! Я пропал! Экстрасенс, почему ты молчишь? Разве тебе все равно? - обернулся Адинайзер туда, где только что сидел его сотоварищ. Но Экстрасенса уже не было. Связь между ним и Владом разорвалась и его здесь больше ничто не удерживало.
   Между тем, Рафаил похлопал ученика по плечу и кивком указал на Адинайзера.
   - Вот, Амон, начало твоей деятельности! Этот агрессивный мерзавец день и ночь портит атмосферу!
   - Быть может... Но сейчас... я ощущаю Божью любовь!- озадаченно отметил Амон.
   - О, да, мой юный друг, ты прав! Только любовь способна покрыть множество зла и нечистоты! - восхищенно изрек Рафаил.
  
  
   ГЛАВА10
   Автобус остановился на зеленой, лесной опушке, окруженной громадами дремучих, деревьев. Бок обок рядом с ними боролись за свое существование молодые деревья и кустарники. Желтые одуванчики прелестно сочетались с сочной, махровой травой, еще ранней, но уже густо - растущей... Повсюду разносился горьковатый запах случайно затерявшейся, в пышных зарослях шиповника, сирени... Легкий, воздушный ветерок гулял по тощим, полуголым макушкам, весело играя первой, весенней листвою. Вероятно этот славный кусочек земли, давно облюбовали любители дикой природы, т.к. и там и здесь в вековую глушь вели лабиринты тонких нитей, протоптанных частыми туристами. Сквозь хвойные стволы кедров и сосен, издававших головокружительную свежесть и прохладу, проглядывала широкая, песчаная дорога, идущая далеко вниз к обрыву, за которым, чьи -то беспокойные ноги, взбираясь туда - сюда, незаметно образовали плавный спуск к великолепному, лазурному озеру. Синяя, безбрежная даль раскрыла свои распростертые объятия огромному лесному массиву, подпитывая чистыми, подземными источниками бескрайние зеленые просторы. Красноватое солнце, над которым в медленном вальсе проплывали белые и розовато - голубые облака, остановилось над глянцевой гладью прозрачно - синей воды. Ласковое и приветливое, оно радостно возвещало окружающим, что день обещает быть шикарным.
   Еще в автобусе, издали, завидев вдоль дороги, озеро, ребята восторженно завизжали. И только - но транспорт остановился, и водитель открыл дверцы, как веселая, шумная гурьба тут, же вывалила из автобуса и прямиком помчалась к обрыву. Некоторые, находу разуваясь, резво скатывались вниз, поприветствовать глубокие, чистые воды поближе. Кое - кто предпочел остаться наверху, глубоко пропуская через себя свежие, лесные ароматы.
   Иова стояла чуть поодаль от всех и со странным, двойственным чувством смотрела на все это, божественное великолепие. Этот очаровательный пейзаж: пышная зелень, чудные запахи и озеро... У нее не проходило ощущение, что она здесь уже когда - то была! Но когда? - силилась вспомнить Штельман, перебирая в памяти все мыслимые и немыслимые варианты. И никак не могла. Но вдруг ее осенило! Иова, наконец, вспомнила это место! Она действительно здесь была, но только во сне. В жутком, кошмарном сне! Волна холодного, тихого ужаса окатила тело. Вот почему, еще только ступив на эту землю, ее мгновенно охватило предчувствие беды! Ведь там, во сне, все было точь в точь как здесь! И среди прочей красоты, та же манящая, голубая глубина, в недрах которой обитала тьма...Но вначале, ничто не предвещало беды... Неужели ей тогда приснился действительно вещий сон? И если "да", то зачем? Что это? Предупреждение, или неизбежное предсказание, так сказать, следствие вещей? Зачем кому -то ей об этом рассказывать? Возможно, ли что-то изменить, как -то избежать этих страшных событий? И как? Как избежать того, незнаю чего? Стоп! Если рассуждать логически - опасность исходила из глубины озера. Значит ли это, что если я не буду купаться, то все быть может, обойдется?! Или не обойдется? Неужели все уже давно предначертано без меня и неминуемо должно свершиться?! Странный, очень, очень странный сон! - размышляла Иова, озабоченно вглядываясь в синюю даль. Даже здесь ей не было покоя!
   Осматривая с мальчишками место для лагеря, Микаил то и дело взволнованно посматривал на супругу. Ее наверняка снова что - то беспокоит! Но что? Буквально четверть часа назад, Иова с такой надеждой и вдохновением говорила о предстоящем отдыхе! Приехала сюда бодрой и веселой. И вот теперь, опять печаль на лице! Как же переменчиво ее настроение!
   Распределив между ребятами работу, Микаил смог, наконец уделить время и жене.
   - Откуда задумчивость и грусть - тоска? - полушутливым тоном, в котором звучала явная тревога, поинтересовался Штельман.
   - Да, так... Думаю...
   - Если не секрет о чем?
   - Хочется отдохнуть без лишних приключений.
   - По - моему ты зря переживаешь! Наша молодежь - вполне дисциплинированные и адекватные люди. Или я ошибаюсь? - глядя в глаза Иове, спросил Микаил.
   - Да нет, ты прав! Все ребята хорошие. Просто... как - то тревожно на душе!
   - Иовочка, любимая, ты просто излишне ответственный человечек! Расслабься, все будет нормально! Лучше посмотри, красота - то кругом какая! - Микаил расставив руки, поднял их вверх и глубоко набрал в легкие воздух. Век бы жил тут! Веришь, я давно мечтаю поселиться где - нибудь в тихом, уютном местечке, подальше от всех, где есть такая же природа как и здесь!
   - Да... Было бы неплохо! - задумчиво произнесла Штельман.
   Тем временем, разложив палатки и обустроившись, молодежь дружно помчалась к озеру. С радостными возгласами, один за другим они прыгали в сколомученную воду. Брызги летели во все стороны. Смех, крик- гам, неслись отовсюду. Шустро раздевшись, Микаил схватил Иову за руку и потащил вниз.
   - Идем купаться! Твое настроение вмиг измениться!- находу бросил он, помогая Иове спускаться вслед за ним.
   При одном упоминании об озере, женщина поморщилась. В уме всплыли зловещие картины из ее сна: синее озеро превращается в черный омут, куда бесы затягивают ее беспомощное тело. Их черные сморщенные рожи так явственно перед ней предстали, что Иове стало страшно, и уже было вовсе не до веселья!
   - Мик, мне что -то не хочется купаться! Я пожалуй, посижу на бережке, посмотрю на вас...
   - Что ты такое говоришь, Иова? Ты меня просто удивляешь! - насторожился Микаил. Вода - бесподобная! Хватит умирать! Лучше давай поплаваем, вспомним молодость! Помнишь как мы раньше, наперегонки?!
   - Мама, мама, идем с нами! Без тебя неинтересно!- настаивал маленький Викторо.- Если ты боишься, я тебе уступлю свой матрац!
   - Ну правда, мам, кончай дурить! Ты же плаваешь, как утка!- поддержала брата Арина.
   -Правильно, правильно, дети, тяните мать в воду! Нечего ей киснуть на песке! Проявляйте солидарность, девушка!- шутливым тоном уговаривал Мик.
   - Ну, так, что, мамочка, мы тебя ждем!- не унимался мальчишка.
   Штельман тяжело вздохнула. Меньше всего ей хотелось испортить отдых своей семье, но она все же решила от купания пока воздержаться. Невнятно пробубнев в ответ что - то типа: " Я чуть позже", Иова уселась на песке.
   - Знаешь, что, - обиженно проговорил Мик, по - моему ты просто разучилась отдыхать!- с этими словами он с разбегу прыгнул в воду, оставив после себя множество кругов. Насладившись купанием, они с детьми вылезли из воды, и все трое, обиженные на мать, молча, отправились в лагерь, предоставив Иове возможность дальше предаваться своему нелепому, мрачному настроению. Им с ребятами предстояла еще уйма дел! Через пару часов, в центре разноцветного палаточного городка весело потрескивал костер с котелком. Чуть поодаль, мальчишки соорудили из камней чудный мангал, где уже давно томились шашлыки. Досыта насытившись, подростки снова оккупировали озеро.
   - Иова, давай к нам! - сделал вторую попытку Микаил. - Вода просто чудо! Теплая, прозрачная! Рыб видно. Их здесь видимо -невидимо!
   - Да, - растерянно зашептала Иова, - во сне вода вначале тоже была прозрачная...
   Разгоряченные подростки бултыхались в озере, кто на что горазд. Некоторые плавали со знанием дела, как настоящие профессионалы. Были и такие, кто предпочитал отдых на кругах и матрацах. Среди них Иова разглядела и своего сына - Викторо. С восхищенной миной, хлюпая перед носом водой, он по - собачьи, смешно размахивал руками. Неподалеку от него плавала и Арина. Она, как старшая сестра, ни на секунду не отходила от брата, пытаясь хоть немного научить того плавать. И только одна Иова сидела на берегу и с завистью всматривалась в их счастливые лица. Зачем она все это делает? Стоит ли сознательно лишать себя превосходного отдыха? Когда теперь еще наступят такие драгоценные минуты? А если и потом присниться что - нибудь ужасное? И сколько это будет продолжаться? Вечность?! - злясь на саму себя, задавалась вопросами Иова.- Какая все - таки глупость с моей стороны так себя вести! Нет, с этим пора кончать! - казалось она на что - то решилась, быстро разделась и смело шагнула в водную пучину. Женщина медленно и осторожно входила в приятную, кристально - чистую воду. Мимо несколько раз пронеслись шустрые стайки мальков. А вот и камбалы! Да какие большие! Иове никогда не доводилось видеть таких живьем! Они смело разгуливали по озеру, совершенно не остерегаясь людей. Усталое тело Иовы все больше и больше погружалось в воду. Вначале было как -то неуютно и прохладно, но постепенно, организм привыкал и расслаблялся. Вскоре, вода стала казаться даже горячеватой. Наслаждаясь ласковыми объятиями приветливого, чистого озера, Иова привычно поплыла и забыла обо всем! На смену ее беспочвенным страхам пришло умиротворенное спокойствие. "Будь что будет!" - подумалось ей. Женщине, зачарованной великой магией животворящей воды, стало плевать совершенно на все! Естество Иовы таяло и растворялось в этих неземных ощущениях блаженства и покоя, которые словно коконом обволакивал душу. Ни за что на свете ей не хотелось покидать границы этого спасительного рая, мелькающего, перед глазами синей, сверкающей рябью. На довольно приличном расстоянии от всех, она все плавала и плавала, без устали, без забот и печали, полностью отдаваясь воде, скидывала с себя всю накопившуюся тревогу. Долгое время Иову никто не беспокоил. Об этом очень бдительно заботился Микаил. С огромным удовлетворением он наблюдал за тем, как на бирюзовом горизонте, степенно рассекая волны, Иова скользит по гладкой поверхности озера. Но, вот, неподалеку от нее, что -то быстро мелькнуло и скрылось в глубине вод. Микаил не успел разглядеть что это было, как это "что -то", снова слегка вынырнув, потянуло за собой вниз его жену. Мик оторопел. Несколько секунд напряженного ожидания показались ему вечностью. Ошеломленный таким поворотом событий, он терпеливо ожидал, что Иова вот- вот вынырнет обратно. Но она не появлялась. Ждать было больше нельзя. Микаил пулей бросился в воду спасать свою бедную жену. Однако, в следующий момент, над бархатистой синевой снова показались две зализанные головы. Они быстро приближались к берегу. В одной из них он узнал Макса Нардипского, а другая принадлежала его драгоценной Иове.
   - Ну Слава Богу! - выдохнул Штельман, поравнявшись с ними. - Что случилось, Иова?
   - Ничего особенного! - сплевывая воду, зло бросила Иова, уничтожив Макса осуждающим взглядом. Тот, все понял без слов, и молча, поплыл вперед. Иова вышла на берег, и устало растянулась на горячем, желтом песке. Микаил сел рядом. Неподалеку от них пристроился и Макс.
   - Иова, пожалуйста, прости! Я вовсе не хотел тебя напугать или обидеть! Просто увидел, что ты великолепно плаваешь... Ну... решил просто пошутить...- виновато хлопал глазами паренек, пытаясь как -то оправдаться.
   - Шутка тебе удалась! А теперь, Макс, от греха подальше, иди, погуляй, а!!! - до сих пор трепеща от испуга всем телом и с трудом сдерживая себя, процедила сквозь зубы Иова.- Никогда не понимала таких приколов! - глядя вслед подростку, проговорила женщина. - Представляешь, придурок, подплыл снизу, схватил за ноги, и потянул вниз! А ты говоришь, у нас сознательная молодежь!
   - Да, конечно, в каком - то смысле они еще все дети! - поддержал жену, Мик. - Ну, что поделаешь? - подростки! Они сначала делают, потом - думают... Я очень за тебя испугался! - затем добавил он, нежно целуя женщину в курносый, мокрый нос.
   - Да, уж! Чего боишься, то и получаешь! - ни с того ни с сего вдруг проговорила Иова.
   -Это ты о чем сейчас?
   - Да так, мысли вслух.
   - Ты боишься воды? - не совсем понял Микаил. - Это что - то новое!
   - Да нет же! Не воды! - поспешила уверить женщина. - На днях приснился дурной сон. И мне кажется, он сбылся!
   - А-а-а! Вон оно что! А я - то все ломаю голову: почему ты - любитель и ценитель чистых водоемов, ведешь себя, так странно... - Немного подумав, Мик добавил: - Знаешь, Иовочка, по-моему ты становишься излишне суеверной! Будь осторожнее! Таким образом, можно не туда и зарулить! Ты ведь должна понищать вера - движущий и направляющий фактор. Подобное притягивает подобное!
   - В смысле?
   - Твое негармоничное, отрицательное отношение к жизни притягивают соответствующие твоим мыслям, тягостные обстоятельства. Нарушено духовное равновесие, Иова ... Прекращай корчить из себя несчастную жертву! Запомни, на жертву всегда найдется свой тиран! Всякое мысленное излучение, усиленное всплеском твоих эмоций, перемещает тебя на линии жизни с соответствующими качествами. Попросту говоря - мысли материализуются, ровно, как и чувства... - с этими словами, Штельман встал и пошел собирать ребят. Дело близилось к вечеру, и нужно было обязательно проследить, чтобы никто из подростков не заблудился в лесу, и все вовремя вернулись в лагерь.
   Оставшись в одиночестве, Иова задумалась. В чем - то Микаил прав! Он всегда знал как мягко и ненавязчиво указать корень проблемы, помогая увидеть ситуацию изнутри. Мик единственный, кому удавалось направить непокорную Иову, в нужное русло. Его мудрость обезоруживали и невольно заставляли женщину прислушаться и сделать соответствующие выводы. За что она его просто обожала.
   Микаил был старше Иовы всего на несколько лет, но своей степенной рассудительностью значительно превосходил ее хаотичный темперамент. Иова считала его слегка ленивым. Но это никак не отражалось на их семейной идиллии. Счастливому браку Штельманов многие нередко даже завидовали. Для молодежи они являлись немалым примером. "Дружная парочка"- за глаза называли их подростки. Они любили своих лидеров и очень им доверяли.
   В течение нескольких лет, в поездках на природу, у них с молодежью, сложилась одна интереснейшая традиция - вечерние посиделки. После ужина, обычно, вся молодежь, не сговариваясь, сходилась в одном месте, для откровенных бесед. Вот и теперь, в этот весенний, тихий вечер, дружно собравшись у костра, и удобно разместившись, лидеры и ребята вели задушевные беседы о жизни. Девчонок и мальчишек бесконечно волновал один единственный вопрос: избранник, или избранница. Поэтому дебаты разгорелись не на шутку. Юные, нетронутые таинством брака души, поочереди делились мнениями о том, как понять, что тот, или иной человек предназначен быть твоим супругом, или супругой. Одни считали, что Бог благословляет любой выбор самого человека, была бы только любовь! Другие с сомнением относились к такому результату, и высказывались в пользу выбора Самого Бога. Третьи же, вообще твердили о том, что при этом обязательно должен быть какой - то знак свыше. Были и четвертые, и пятые, и десятые... Неизвестно до чего бы доспорились, раскрасневшие от бурных споров, ребята, если бы неожиданно для всех, Нардипский не спросил:
   - Иова, а как ты однажды поняла, что Микаил - твоя судьба?
   - Я? - вопрос застал женщину врасплох. Микаил и Иова переглянулись. Сконфуженно заулыбавшись, Иова ответила:
   - Ну -у -у! Это долгая история!
   - А мы, в общем - то никуда и неторопимся! Правда, ребята? - несколько вызывающе заулыбался Макс.
   - Правда-а! - хором подтвердила молодежь. И все с интересом уставились на Штельманов.
   - Ну, что вам сказать? Я тогда встречалась с одним парнем...- смущенно заговорила Иова. Давно забытые, болезненные воспоминания не слишком - то хотелось ворошить! Одно дело-то, что есть сейчас, и совсем другое - то от чего она бежала и хотела забыть!
   - Мы с этим парнем долго встречались... - с натугой продолжила она. Взвешивая каждое слово, она раздумывала о том, как лучше преподнести ребятам эту историю, без лишних подробностей.
   - Все казалось таким серьезным и романтичным... Мы даже надумали пожениться... И вдруг на свадьбе у своей троюродной сестры, я встречаю Микаила... Почему-то сразу, у него получилось проникнуть в мою душу... Андреса я безумно любила... Мы с ним встречались четыре года... - женщина перевела дух.- А Микаил... Я просто не могла его забыть! Передо мной тогда встал тяжелый выбор. Ночами я, естественно, не спала! Все мучилась и думала: кого же все-таки выбрать?
   - Ты встречалась с двумя? - удивленно выкрикнул кто-то из ребят, чем совсем смутил Иову.
   - Да не мешай ты! - одернул выскочку Нардипский.
   - Я т -тогда молодая была... легкомысленная! - заоправдовалась Иова.
   - Почему же легкомысленная? - возмутилась шестнадцатилетняя мулатка Дарида.- Ты искала. Пыталась сделать правильный выбор...
   - Дарида, помолчи, а! - нетерпеливо заерзал Макс.
   - Да, ты права, Дарида!- ухватилась за слова девочки - подростка, Иова.- На тот момент, возможно, это было правильно... Вообще, на определенный момент жизни, мы всегда принимаем решение, которое в данной ситуации нам кажется единственно верным. Даже если впоследствии, об этом решении потом горько пожалеем. Из двух зол всегда, обычно выбирается меньшее!
   - А разве ты сделала неправильный выбор? - кивнув в сторону Микаила, вымолвила блондинка Надин.
   Глядя на ее хитроватое, милое личико, Иова невольно улыбнулась:
   - Во всяком случае, не сразу! Андрес узнал о том, что я встречаюсь с другим парнем, закатил мне жуткий скандал. Сказал, мол, не сможет мне простить измены и мы с ним должны расстаться! Тогда я подумала, что сама судьба все решает за меня... Но это оказалось не так! Выбор по-прежнему оставался за мной! Когда я уходила от Андреса, где-то глубоко в себе, ясно услышала одну фразу: " С Микаилом ты быстро Андреса забудешь!" Однако на тот момент мне это показалось совершенной несуразицей! Безумно влюбленная в Андреса, я не верила, что смогу его так быстро забыть и не послушала внутренний голос...
   - Вы что с Андресом помирились?- перебила ее .Дарида.
   -Да. В последнюю секунду, Андрес неожиданно меня окликнул, и я не смогла тогда уйти, отбросив сомнения, я тут же помчалась в его объятия! Вскоре мы поженились.... А через год - расстались. Причем расстались очень тяжело!
   - Иова,- шрам на левой руке... Это случилось тогда, не так ли? Ты вскрывала вены? - вдруг практично заметил Атаден.
   Иова сделалась пунцовой. Разговор принимал нежелательный оборот. Меньше всего ей хотелось об этом рассказывать. Но, немного подумав, женщина решила: а вдруг ее горький опыт детям когда-нибудь пригодиться? Ведь все юные души порой такие сентиментальные! Любая мелочь в их умах преувеличена до аппокалипсиса.
   - Ничего не поделаешь! Что было, то было! Боль, отчаяние и депрессия, опутавшие меня тогда - тягостные последствия, сопровождавшие меня вследствие неправильного выбора!
   - Неужели ты смогла бы покончить жизнь самоубийством? - не унимался Атаден.
   Иова поморщилась.
   - Во всем есть человеческий предел сил. - С грустью в голосе ответила она. - После развода я была сама не своя! Многое сейчас как в тумане...
   Заинтригованные пикантными подробностями своего лидера, подростки все до единого превратились в слух. В округе стояла такая тишина, что слышно было, как потрескивает костер, иногда прерываемый чьим - то шепотом.
   - Что же было потом? - полюбопытствовала красавица Онорина, которой нетерпелось услышать продолжение.
   - Потом? - Желая помочь Иове, подхватил инициативу Микаил. - Потом через три года мы снова встретились с Иовой, у той же троюродной сестры, но только уже на похоронах их троюродной бабушки. Мой друг меня попросил помочь... А я хотел в этот день уезжать. Он попросил меня уехать на день позже.
   - Это сама судьба! - восхищенно выпалила юная Дарида.
   - О, да, судьба! - тут же согласилась с ней Иова.- Я тогда тоже так подумала! Увидела Мика и решила, что в этот раз обязательно возьму быка за рога! Пришлось применить все свое обаяние, дабы заполучить его снисхождение! - рассмеялась Иова.
   - Значит все - таки вас Бог соединил!- со скрытым трагизмом констатировал Нардипский. Внимательно вслушиваясь в рассказ Иовы, Макс сравнивал его со своими личными ощущениями и никак не мог понять, в чем просчитался. Если брать во внимание знаки, то он их уже получил. Вот только от Бога ли они? Он уже сомневался! Но как бы там ни было, решил сегодня же прояснить ситуацию. Чему быть, того не миновать! Он должен с ней поговорить!
   - Ну, что, мои дорогие, уже поздно! Мы хорошо посидели, но пора и честь знать! Молимся и по койкам! - устало проговорила Иова. Этот разговор ее доконал.
   Было около двенадцати. Небольшой отряд Ангелов занял позиции у палаток, каждый возле своего подопечного. Рафаил, Амон и Адинайзер - эта троица неизменно всюду сопровождала Иову. Милан, Фелал и Рамаил - хранители Микаила, Арины и Викторо, бродили тоже неподалеку. Даже, несмотря на то, что среди общего сборищав лагере пребывали не только Ангелы Божьи, но и немало бесов, в этой " благочестивой, ангельской компашке" Адинайзер чувствовал себя крайне неуютно. Бухтя всем вокруг, что в такой атмосфере невозможно работать, Адинайзер не врал. Его действия и вправду, были скованы бодрствованием и молитвами святых в частности, Микаила, который без конца молился о духовном состоянии жены.
   Однако в полночь все изменилось! Взглянув на небо, Рафаил помрачнел. На черном небосводе, во всем своем великолепии появилась союзница тьмы - полная луна. В округе было светло как днем. Этот факт беспокоил Архангела. Это было на руку бесам, но не им!
   - Полнолуние... Жди беды! - поделился с Амоном своими размышлениями Рафаил. - В такие дни нечисть особенно яростно активизируется!
   - Чего ты боишься, Рафаил? - удивлялся Амон,- Разве ты один не стоишь их всех?!
   - Молод ты слишком и неопытен. Если бы решалось все только мечами! В атаках над разумом, у нас нет полномочий!- поучал юного Ангела Великий Архангел.- Только во власти людей создать всем много или мало неприятностей! От их выбора зависит все!
   - Ты боишься неправильного выбора?
   - Я боюсь человеческого фактора! Слабоумие людей сильнее добра и зла! Пойми, пред человеческим фактором всякое здравомыслие умаляется, а зло иногда в нем укрепляясь, приобретает великую силу!
   - Значит люди носители вечного зла?
   - Скорее носители гена греха!
   - Но Иисус... Он их очистил...
   - И в этом их спасение! По крайней мере, для тех из них, кто искренне верит в Его жертву! Непорочных людей не бывает. Но спасаются единицы.
   - Но как же так? Зачем тогда все? Почему Наш Бог их так любит? Почему грешным существам Он доверяет столь ответственные дела?
   - Бог от начала знает что в человеке. Для Него не имеют значения их пагубные манеры.
   - А что же тогда имеет значение?- не унимался любопытный Ангел.
   - Их вера. Только к искреннему сердцем Бог благоволит. Только такого человека Он проведет долиной смертной тени и выведет чистым и непорочным. Для Него только сердце важно!
   - Значит, весь мир делится только на верующих и неверующих? Тогда о чем беспокоится? "Наши подопечные" - верующие. В них живет Дух Божий! И они должны сделать так, как Он им скажет!
   - К величайшему сожалению, с ними не все так просто! Должны - не значат, сделают! Они хотят делать доброе, но не делают, потому, что нет в них добра! Люди до глупости своевольны! Им подавай только то, что они хотят!
   - А что они хотят?
   - Хотят они многого, но нуждаются лишь в одном: безусловной, искренней любви. К сожалению, за всей земной мишурой человек окончательно запутался в своих потребностях!
   - Но разве Святой в полной мере не восполняет их резервуары?
   Молчание Рафаила было красноречивее его слов.
   - Тогда они слепы и ненасытны! - сделал собственный вывод Амон.
   - Скорее просто неблагодарны! - уточнил Архангел.
   -Но если все так, как ты говоришь, тогда почему Святой их не оставит и не предоставит их самим себе? - никак не мог вникнуть в суть вещей Ангел.
   - Вспомни, что наш Бог - есть Бог любви и милосердия! Долготерпеливый и многомилостивый, благословляющий до тысячи родов и наказывающий только до третьего - четвертого рода! Бог верный и истинный, не могущий отречься Самого себя! Разве может Такой бросить Свое творение вопреки своим обещаниям? Не Он ли сказал человеку: " не оставлю тебя и не покину?!"
   - Значит Сам Творец сделал людей такими?
   - Творец вложил в них свободную волю. А Дьявол путем лжи ее поработил!
   - Значит зло от Дьявола? - силился понять Амон.
   - Мы вернулись к тому, с чего начали! Зло от неправильного выбора! Древние Писания гласят: "От невежества гибнет народ"
   -А...- Амон хотел было спросить что-то еще, но в этот момент молния разорвала пространство и пред Ангелами предстали три демона.
   - Что я говорил! - хлопнул в ладоши Рафаил.- Итак, Блудник, Лицемер и Греховодник! Лихая троица прибыла! Почему -то мне кажется, я знаю по чью это душу!
   - А почему они словно приклеены друг к дружке?- удивился молодой Ангел.
   - Один без другого они ничто, вместе же способны ввести самого здравомыслящего человека в полнейшее безумие! Что говорить? В своем деле они искуснейшие мастера!
   - Значит, они пришли, чтобы отнять у нас людей?
   -Они пришли их погубить!
   - Но мы им этого ведь не позволим? Ведь так?- Воодушевленно вымолвил Амон, но не получив от своего наставника должной поддержки, сник:
   - Неужели мы так просто отдадим в их кровожадные лапы наших святых?
   - Эх, Амон, Амон! Мнимая святость людей - искличительно Божья инициатива! Без Его поддержки, руководимые примитивными инстинктами, они ни чем не отличаются от животных. И эти трое мерзавцев успешно используют человеческие слабости в своих низких целях!
   - Но мы, разве не можем их от этого как - то защитить, проговорить в их разум, чтобы не соблазнялись?!
   - Они не послушают ни меня, ни тебя. На троне человечества правят сии три: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская. Поверь, эти боги сильнее и красноречивее нас.
   - Но можно попробовать явиться к ним в своем истинном обличии и объяснить им, что им стоит придерживаться чистых, праведных убеждений, иначе Дьявол погубит весь мир!
   - До чего же ты наивный!- сокрушаясь, покачал головой Рафаил.- Что можем сделать мы? Сам Иисус пришел во плоти, жил с ними, учил их, исцелял их, в конце концов искупил их.... Но даже Его мудрость непослушали... распяли... Неужели ты думаешь, послушают тебя?
   - Кому же тогда под силу справиться с этим необузданным народом?
   - Только Самому Богу! Но и для Него это долгий, нескончаемый процесс. Он не смеет дерзко врываться в их волю, ждет когда люди сами созреют на добро.
   - Но захотят ли они в таком случае созреть?
   На это Рафаил ничего не ответил. Он порядком устал от болтовни новичка.
   Тем временем пакостная троица по - свойски осматривала территорию. Их наглый, непринужденный вид красноречиво говорил за них. Явно они продумали все до мелочей и были полностью уверены в успехе. Первым принялся за дело Лицемер. Часть его эфемерной сущности отделилась от остальных и быстро заскользила к палатке Штельманов. Смело выдержав взгляд своих непримиримых врагов, Лицемер нагло ухмыльнувшись, беспардонно вошел внутрь палатки.
   - Ну и бесстыдник! - вырвалось у Амона.
   - Его время! - спокойно похлопал юнца по плечу Рафаил.
   Иова проснулась от сильного толчка. Рядом громко храпел Микаил. Его рука обнимала хрупкие плечи супруги. Чуть поодаль, мирно посапывали Викторо и Арина. Двухместная палатка, казалась неудобной и тесноватой для четверых. Ерзаясь с боку на бок, Иова больше не могла уснуть. Душный воздух теснил грудь. Женщина почувствовала, что задыхается в этом узком, замкнутом пространстве. Осторожно стащив с себя руку мужа, она потихоньку вылезла из палатки. Лицо тут же обдало свежей, ночной прохладой. Глубоко впитывая в себя весенние ароматы ночи, Иова сладко потянулась. Освещенный яркой луной, лес пребывал в странном глубоком молчании. Все словно вымерло в округе. Но повсюду было видно как днем. Даже сквозь густые деревья, лес просматривался со всех сторон. Иова подняла взор вверх и ахнула! Белая, сильная луна застыла на черном небосводе. Загородом она казалась больше и сочнее, чем в пыльном, загазованном городе. Да и звезды, нисколько не уступая властному светилу, словно мерцающие пятна, стали доступнее и ближе, чем обычно. Штельман смотрела на них, как завароженная. Ее затягивал их неземной, холодный свет. Слева от себя, Иова смогла разглядеть ковш. Это большая медведица! А вон там, чуть правее - полярная звезда. "Как же все чудесно устроено! - думала женщина.- Давно не видывала такой красоты! Или может быть, просто не замечала? Ну, да, заметишь тут, если каждый день, как проклятая носишься туда - сюда! Жизнь проходит стороной. Неуспеешь оглянуться... бац... и старуха! А ведь кроме чужих проблем, в жизни больше ничего и не видела! Марго, пожалуй, права! Во всем права! Пора начинать жить для себя! Жить и наслаждаться! Но, сумею ли я? Легко сказать: жить для себя! А как же остальные? Ведь они на меня рассчитывают?!"- размышляла, Иова, бездумно топая шлепками по тонкой, молодой траве. Вся лесопосадка в немом полудреме, колыхая из стороны в сторону, вечно - бодрствующее озеро, ненадолго приводилась в слабое волнение легким ветерком, который игриво прыгая по деревьям, вдруг перескакивал и к робким, юным цветам, будоража при этом, холодком, и теплолюбивое тело Иовы. Женщина почувствовала, что подмерзает. Но в палатку идти не хотелось. Сон куда - то испарился, оставив после себя, лишь некоторую усталость. Иова быстро вернулась к палатке, одной рукой нащупала свой плед, и осторожно, чтобы не разбудить остальных, потянула его на себя. Упаковавшись в шерстяное одеяло, она медленно поплелась по широкой, извилистой тропинке. В ночном безмолвии, все вокруг казалось сказочным и необычным. На секунду Иове даже показалось, буд - то она вошла в заколдованный лес, который полон тайн и чудес. Дивные, лесные запахи вскружили голову. Она разомлела от блаженства и наслаждения, вслушиваясь в переливчатое, пение птиц и сверчков. Давно не слышала ничего подобного! Повсюду мерещились какие - то тени и странные, загадочные существа. Только Иова их почему - то не боялась, а наоборот, мечтала познакомиться поближе. Ее, словно кто - то звал и манил за собой, и заинтригованная маленьким, ночным приключением, женщина покорно шла вперед. Приветливая луна, довольная ночной, случайной гостьей, радостно освещала путь. Доброжелательная, романтическая атмосфера просто располагала к прогулке! " Жаль, что Мик сейчас спит! Такой красоты днем не увидишь!" - восторженно подумалось Иове. Сама того не замечая, она направлялась к озеру. Поняла это только тогда, когда ее ноги посунулись вниз и быстро заскользили по влажному песку. Спустившись к берегу, Иова немного прошлась вдоль воды, в поисках места, где можно преткнуться. Неподалеку, на песке, виднелось белое, омытое временем и волнами, бревно. Не раздумывая, она примостилась на нем, и, опустив ноги в теплую, голубоватую воду, умиротворенно вздохнула. Ощущение потрясающего спокойствия, разлилось по всему телу, освобождая Иову от ненужных стрессов и напряжения.
   - Как хорошо! - восхищенно прошептала женщина. - Век бы пребывала в этой величавой тишине!
   Издавна повелось: для обретения спокойствия и душевного равновесия, люди уходили в тихие, уединенные места, дабы слиться в единое целое с природой. Эту неизменную истину Иова знала и часто советовала другим, но вот самой ее исполнять доводилось не часто! Для себя, выкроить время, было жаль! Каждый день громадный наплыв дел! И все неотложные! Их нужно как - то решать. Вот и решала, как могла, пока все не опостылело до такой степени, что захотелось, тупо все бросить и сбежать, куда - нибудь подальше! И вот теперь, она здесь, на этом маленьком кусочке рая! И сейчас это ее необитаемый остров!
   Среди зелени и серых камышей Иова заметила двух белых уток. Весело покряхтывая, те смело плескались в лунной, серебристой воде. Глядя на их беззаботное, игривое плавание, женщина скинула с себя покрывало, и всю одежду, которая на ней была. Неожиданно для самой себя, ей вдруг захотелось искупаться. Ежась от холода, Иова потихоньку двигалась к центру озера. Прогретая дневным солнцем вода еще не остыла, и была теплее, чем сам воздух. Подобно уткам, Штельман захлопала руками и поплыла. Казалось незримая сила, приведшая ее в этот чудный уголок, своей неутомимой, могущественной энергией, с невозмутимой быстротою, заполняла давно образовавшийся вакуум души. Никаких мыслей, никаких чувств, лишь полный покой и расслабленность. Это то, чего жаждало сердце Иовы целый год!
   Вдоволь накупавшись, женщина вышла из воды. Легкий ветерок, обдувая мокрое тело, и уже совсем не казался легким. Трясясь от холода, Иова не стала натягивать на мокрое тело одежду, а решила немного просохнуть. Завернувшись в плед, она только было умостилась на своем бревне, как вдруг, услышала позади себя:
   - Наслаждаешься?
   Иова невольно вздрогнула и резко обернулась. Позади нее стоял все тот же Макс Нардипский.
   - Фу-у-ух!- облегченно вздохнула испуганная женщина. Немного переведя, дух, она раздраженно прошипела:
   - Ты решил меня сегодня довести до инфаркта? Макс, знаешь, у тебя, потрясающая спосбность меня убивать!
   - Если я тебя снова испугал, извини! Правда, не хотел! Мне не спалось... Решил осмотреть местные прелести - недвусмысленно произнес Нардипский. От него не скрылось: тело Иовы тряслось как осиновый лист.
   - Ты давно здесь? - слегка сконфузившись, спросила Иов все тем же нервным голосом.
   - Не совсем...- как - то уклончиво вымолвил Макс, и Иова сразу поняла, что он врет.
   - Я просто шел мимо... Гляжу, внизу кто - то бродит... Дай думаю, посмотрю....
   - Посмотрел?
   - Посмотрел!- окидывая Иову наглым, откровенно оценивающим взглядом, спокойно ответил Нардипский.
   Ночью было светло как днем и похотливый взгляд подростка не утаился от наблюдательной Иовы.
   - Ты, говоришь, куда - то шел? Вот и иди дальше своей дорогой! - сдерживая нахлынувший гнев, ледяным тоном процедила сквозь зубы женщина.
   Стыд и гнев сделали свое дело! В этот момент лицо Иовы выглядело безукоризненным и прекрасным! Узковатые, маленькие глазки расширились и стали в лунном отражении похожи на два громадных, янтаря, бледные щеки залил яркий румянец, а округлый, миловидный подбородок, приобрел еще более восхитительное, сладостное выражение. Макс смотрел на Иову в упор и не мог насмотреться. Она была так прекрасна в эту минуту! О как хотел он прикоснуться к этому суровому, но вместе с тем такому нежному, обожаемому лицу! В лунном полумраке Иова казалась ему загадочной, недосягаемой нимфой из сказки, русалкой, которая всплыла из глубин озера, его соблазнять.
   - Ну, что замер? Хватит думать о всяких глупостях! - угадав ход его мыслей, недовольно прошипела Иова. - Давай, вон лучше, топай спать! Оставь меня! Я хочу побыть одна! - настоятельно требовала женщина. Она надеялась, что ее жесткий тон охладит дерзкий, юношеский пыл. Но каково же было ее удивление, когда вместо того, чтобы ее послушать и уйти, Нардипский вдруг набравшись наглости, смело спросил:
   - А можно я посижу с тобой?- и, не дожидаясь ответа, быстро спустился к берегу. Иова не успела даже опомниться, как Макс уже сидел неподалеку от нее.
   - Ну, ты нахал!- взорвалась женщина.
   - Не бойся, я не кусаюсь!- подсаживаясь к ней ближе, пошутил Макс.
   - А кто тебе сказал, что я тебя боюсь? Просто в коем - то веке представилась возможность побыть одной!
   - Но ведь ты же молодежный лидер и должна печься о своем стаде и день и ночь, не так ли? Где же твоя хваленая услужливость? Мне говорили, что ты бежишь на помощь по первому зову! Может быть, я хотел поговорить с тобой как с пастором в спокойной обстановке, без лишних свидетелей! Ведь, насколько я понимаю, это твоя прямая обязанность, не так ли?!
   - Я никому ничего не обязана!- резко отпарировала Штельман.
   - Ну а если я попрошу просто по - человечески?- упрашивал ее Нардипский.
   - Макс, я все понимаю! Но представь себе, что оказывается, я не только молодежный лидер, но еще и просто обыкновенный человек из плоти и крови и иногда тоже имею право хотя бы ночью на элементарный человеческий отдых!- на одном дыхании исступленно выпалила Иова.
   - Ну, да понятно, ты человек, а я урод, который тебя терзает!- обиженно вздохнул Нардипский. - Все мы для тебя так... часть нудных обязанностей! Ладно, отдыхай! Видно я на твой счет ошибался! - он сделал вид, что уходит.
   - Что тебе понятно? Эгоист! - раздраженно выдавила из себя пристыженная мальчишкой Иова. Ее взбесило бесцеремонное поведение этого юнца, который так нахально ворвался в ее тишину и еще смеет при этом что-то требовать. Несколько секунд Иова молчала, пыталась справиться с нахлынувшими эмоциями, затем уже более спокойно заговорила:
   - Послушай, Макс, я тебя чем-то обидела? За что ты меня так не любишь? Почему относишься ко мне так буд -то я тебе что -то должна?! Откуда, скажи мне, это свинское отношение? Как бы между прочим, ты издеваешься надо мной и считаешь, что все это в порядке вещей!
   - Я не специально!- пожал плечами Нардипский.
   - А ну да, поняла! В первом классе кнопки училке на стул... А теперь ростом, уж под два метра а ум на прежнем уровне завис?!
   - А как ты угадала насчет кнопок? - сверкая лукавыми искорками глаз, насмешливо произнес Нардипский, но затем, понял, что сморозил глупость, и мягко добавил:
   - Ну, ладно, не сердись! Прости, пожалуйста, меня дурака!Не знал, что ты так реагируешь на мои шутки!
   - Шутки? По - твоему это шутки?
   - Ну я же по -дружески...- оправдывался Нардипский.
   - Знаешь, с таким другом и врагов не нужно!- в сердцах ответила Штельиан.
   - Не сердись! Я действительно все это делаю не со зла! Поверь ничего плохого против тебя не имею... Да и вообще, не хотел обидеть! Сам не знаю как так выходит! Идиотское поведение... согласен. Но поверь, ничего личного! Да и сейчас не думал, что на меня обидишься... Прости, мне мою навязчивость... Ну не дуйся! Давай мириться, а? - Максимус шутливо толкнул Иову в плечо. - Ну, что мы варвары какие? Бог ведь учил: "Прощайте и прощены будете!" Ну?! - последней фразой он надеялся обезоружить в ней молодежного пастора.
   - Ну, не знаю! У меня сложилось впечатление, буд - то ты за мной шпионишь! - недовольно пробурчала Иова.
   Нардипский покраснел и тут же отвернулся.
   - Ну, что ты молчишь? Выкладывай!
   - Что выкладывать?
   - Ну вот, началось!- мученически подняла глаза кверху Иова. - Пол ночи ты упрашивал меня об аудиенции, а получив ее не хочешь разговаривать! Давай уже выкладывай, что у тебя там! О чем хотел со мной пошептаться?
   Нардипский как -то весь напрягся. Он уже не рад был, что и пришел сюда. Уже думал было отшутиться, но Иова тоном не терпящим возражений, быстро предупредила:
   - Только не говори, теперь, пожалуйста, что забыл о чем! Иначе, я тебя просто убью! Кроме того, без сомнения тебя что-то грызет!
   - С чего ты это взяла?- слегка сконфузившись, спросил парень.
   - У любого неадеквата есть своя причина! Ты что влюбился?
   Своим вопросом Иова попала в самую точку, отчего Макс совсем растерялся :
   - Это я - то неадекватный? Да я адекватнее многих...
   - А как иначе можно назвать то, что ты творишь?
   - Ну да, наверное. - тут же согласился Макс и замолчал. Он заметно нервничал, потому и тупил. Смятение в его душе усилилось с того самого времени, когда он оказался почти бок- о бок с Иовой. Волнение сдавило горло, и вопреки своей недавней смелости, Макс больше не мог сказать ни слова.
   - Что ты молчишь? Не хочешь говорить?! Хорошо, давай помолчим! В данной ситуации, возможно, это лучшее что мы можем сделать! Некоторое время они сидели молча. Иова расслабилась и даже как - то стала забывать о присутствии парня. Она постепенно погружалась в свои мысли.
   Но неожиданно Нардипский заговорил:
   - Иова, ты не боишься гулять по ночам одна?
   Вопрос показался настолько нелепым, что Иова ляпнула первое, что пришло ей на ум:
   - Я не одна! Со мной сейчас находится немой страж, один импозантный, но очень навязчивый молодой человек!
   - Импозантный? Ты искренне так считаешь?- обрадовался Макс, не заметив иронии в ее словах. Он услышал только то, что хотел услышать.
   - Я всегда говорю то, что считаю!- чтобы прикрыть внутреннее негодование, слукавила Иова, а мысленно подумала: "Надо же какой идиот!" Затем намеренно перевела разговор в другое русло:
   - Красиво здесь, правда?
   - Да, очень! - в такт ей простодушно закивал Макс.
   На секунду ей показалось, что он сейчас где -то очень далеко и подтвердить готов все, что угодно.
   Потом вдруг после короткой паузы, Иова серьезно произнесла:
   - Какая - то пугающе - очаровывающая красота, ты не находишь? Она и манит и отталкивает! Но душе нравится! Нравится эта ласкающая взор, волнистая вода, эти длиннющие, непроходимые камыши, звонкие птицы... даже эта зябкая ночная прохлада... Но сильнее всего притягивает непредсказуемый и бесконечно - далекий, бегущий горизонт... красный и неутомимый... Душа как бы растворяется в нем... И бежит следом по небесным просторам!
   - Я тоже люблю смотреть далеко вдаль. - задумчиво поддержал разговор Нардипский. - Вечерами выхожу на балкон, и подолгу всматриваюсь в горизонт, словно пытаюсь предугадать, что же меня ждет впереди? Будущее манит! Разве нет? Любопытно было бы заглянуть сквозь время и увидеть возможные варианты выбора! Исключить ошибочные и сосредоточиться на перспективных! Таким образом, многое можно было бы изменить... Кое - чего быть может вообще избежать! Живешь как по накатанной, и никаких тебе проблем! Это великолепный шанс жить проще и лучше. И наконец, только так человечество могло бы избавиться от тяготеющего рока судьбы!
   - Или же обрести страдание! - задумчиво подхватила Иова его мысль.
   - Это еще почему? - запротестовал Максимус.
   - Ну, как почему? Рассуди сам: ни Бога, ни судьбу ведь не обманешь! Сколько веревочке не виться... Что предназначено - к тому неизбежно и придешь! Ладно, если человеку суждено прожить долгую, счастливую жизнь... А если нет! Если его ожидает ранняя, скорая и ужасная смерть? Нет, нет и нет! Я знать свое будущее не хочу!
   - А как же насчет выбора?- упорно настаивал на своем Нардипский.
   - Да, согласна: есть варианты выбора! Но иногда выбор совсем невелик, и человек из худшего выбирает лучшее. И это вовсе не значит, что лучшее для него действительно лучше! Зачастую происходит наоборот! Хочешь как лучше, а получается как всегда! Иногда самые ошибочные, как ты говоришь, болезненные для человеческого восприятия, пути, в итоге оказываются самыми благотворными! Все зависит от самих стандартов восприятия. Человек, порой, сам превращает себя в жертву, а свою жизнь в ад! На любую ситуацию можно смотреть с оптимизмом или пессимизмом. Соответственно этому и живем! Никто не знает: где найдешь, где потеряешь. Помнишь, как сказано в Писании: "Божьи пути - не ваши пути"? Что говорить? У нас с Богом разные стандарты и ценности... Его цель сделать нас лучше, чище и добрее, а наша - прожить красивую, безоблачную жизнь здесь на земле, а потом неплохо бы и потусовать с Ним там, на небесах! - Иова засмеялась. - Разве нет?! Так уж устроен мир - рыба ищет, где глубже, а человек где лучше! Я уверенна, для того чтобы быть счастливым, необязательно знать будущее! Мы сами творцы своего счастья. Каждый из нас уже сегодня творит свое завтра. И если ты так уж непременно стремишься узнать будущее я отчасти могу тебе в этом помочь? Хочешь?- ни с того ни с сего вдруг полушутливым тоном предложила Иова. И не дожидаясь ответа от молодого человека, мгновенно перевоплотившись в маленькую девчонку важно, по - детски изрекла:
   - Представь на некоторое время, что я, к примеру... какая - нибудь великая ясновидящая и ты пришел ко мне на прием... Или нет, я - пророк...
   - Ну, что ж, давай! Расскажи, пророк! Поведай мне про меня, довольно интересно послушать это из твоих уст!-не скрывая любопытсва, ожил вдруг Нардипский .
   Иова сотворила загадочное лицо и таинственным, вкрадчивым голосом, плохо сдерживая смех, начала:
   - Вижу! Вижу в скором времени тебя ожидают великие перемены! Твоя жизнь станет совершенно другой! Пройдет совсем немного времени и легкомысленный, занозистый подросток быстро превратится в рассудительного, взвешенного мужчину, вполне способного нести ответственность за себя и других! Большое будущее уж у дверей! Ты сделаешься большим человеком в своей церкви! Но больший да будет всем слугою! В новом молодежном лидере молодежь должна увидеть не просто любящего - пани - брата Макса Нардипского, а терпеливого, мудрого друга, который поставлен пасти свое молодое стадо.
   - Нет, нет, Иова, я не смогу!- услышав слова Иовы, замахал руками Макс.
   - Никаких возражений! У тебя для этого великолепные данные... За тобой идут... А значит все получится! Я уже все решила! Мы с Микаилом уже несколько староваты для молодежи, пора идти на покой!
   - Ты ошибаешься, ты не...
   - Макс, не надо! Я хочу оставить молодежь тебе и точка!
   - Но ты меня совсем не знаешь!
   - Зато я знаю другое - ты прирожденный лидер, подростки от тебя в восторге! Нашему болотцу нужен такой как ты - живой, активный, жизнерадостный лидер! Ты - это то, что надо! Кроме того,- продолжала пррочествовать Иова все тем же загадочным голосом, - я нисколько не сомневаюсь и в том, что очень скоро ты станешь не только успешным молодежным лидером, но и успешным бизнесменом, заработаешь кучу денег, и женишься на самой прекрасной девушке в мире! Заботливой понимающей... И у вас появится много детишек!
   До этого момента, Максимус еще как -то снисходительно терпел ее речь, но как только Иова заикнулась о женитьбе, резко посмурнел и отстранился.
   - Макс что с тобой? Я сказала что-то не то?- увидев резкие пермены в поведении Нардипского, забеспокоилась Иова.
   С холодным сарказмом парень проговорил:
   - Рад, что, несмотря ни на что, ты меня так высоко ценишь! Твое мнение мне, поверь, далеко не безразлично... Великая честь - быть служителем церкви и все такое прочее... Но, к сожалению, молодежным лидером мне не быть!
   - Но почему ?- недоумевала Штельман. С некоторых пор она действительно серьезно рассматривала кандидатуру Нардипского в качестве нового молодежного лидера и решилась сказать Максу об этом сейчас только потому, что хотела как -то ободрить парня, ведь ни век же на него кричать?! Но его реакция женщину удивила и огорчила одновременно. Ей казалось, что он должен обрадоваться, а он...
   - Я тебя не понимаю, Макс! Разве я предложила тебе что-то плохое? Или боишься не справиться? Так об этом не переживай, мы чем сможем, поможем!
   -Да нет, в этом плане как раз я спокоен! Просто... Твои слова бы Богу в уши! Ты напророчила мне великолепное будущее... Но оно призрачно... И поверь мне, не имеет ни малейшей тенденции к осуществлению! По крайней мере, та его часть, которая относится к церкви и ... женитьбе!- с горечью в голосе глухо прохрипел Макс, пытаясь преодолеть сильное волнение.
   - Нардипский, не прибедняйся! С большим трудом верится, что ты женоненавистник! С твоими - то внешними данными и талантами! Видела я, как ты окучиваешь девчонок! Или ты... - страшная догадка осенила Штельман.
   - Ну нет, я не голубой!- угадав ход ее мыслей почти выкрикнул Нардипский.
   - Тогда в чем же дело? - не понимала Иова.
   - Тебе это действительно интересно?
   -Ну, конечно!- закивала женщина.
   - Тогда, слушай! Я - самый несчастный человек на свете, потому что влюбился в замужнюю женщину! - с трудом признался молодой человек и при этом сильно засмущался и покраснел.
   - Вот оно как! - с понимающим видом протянула Иова, затем, сделав некоторую паузу, добавила: - Я тебя понимаю, неприятная ситуация... Только думаю, не смертельная! Первая любовь мало у кого бывает удачной! Миллионы людей влюбляются и разлюбляются... Поверь мне... Это так! Жизнь штука не постоянная....Сегодня любишь одну, завтра другую И в этом нет никакой трагедии! Плохо конечно, что ты влюбился в замужнюю, поверь мне , это скоро пройдет! Главное - не вмешивайся в жизнь девушки - это большой соблазни и тяжкий грех для вас обоих! А любовь - это, наверное, самое ценное и прекрасное, что есть в жизни! Для этого стоит жить! Даже, несмотря на боль... Время лечит все! И твои раны, однажды тоже заживут. Придет время и ты найдешь себе девушку по сердцу! К тому же, как я успела заметить, - Иова хитровато усмехнулась, - ты мачо еще тот! Молодая кровь свое непременно возьмет!
   - Почему ты решила, что я мачо? - возмутился Максимус.
   - Жизненный опыт, мой мальчик... и немного наблюдений! Иногда достаточно одного взгляда на человека, чтобы понять, что он из себя представляет.
   Макс задумался.
   - Возможно в чем - то ты и права!
   - Конечно, права! И не в чем - то! Я во всем права! Ну что ты опять скис?
   - Проблема в том, что одно дело флиртовать, а другое - любить! Я влюбился впервые в жизни! Это накрыло меня сразу и навсегда! Такое больше никогда не повторится.
   - Ох молодость, молодость! Она склонна к трагизму и преувеличениям!- задумчиво вымолвила женщина.
   - И к сильной, большой любви, которая как снег на голову, падает... И ты не знаешь, потом, что с ней делать.- Продолжил за нее мысль Нардипский.
   - Не журись, Макс! Надо жить! Жить и не тужить, Бога любить и людям служить! Вот главное...
   - Ты прямо стихами!
   - Это и есть стихи... Мои.
   - Ты пишешь стихи?
   - Немного...- замялась Штельман.
   - Сколько же в тебе талантов! - восхищенно проговорил Макс.
   - Не больше чем в других. - скромно отвеимла Иова.- Просто я их не зариваю, стараюсь использовать все данное мне от Бога сполна.
   - Иова, ты лучшая!
   - А как же твоя пассия? - засмеялась молодая женщина.
   Нардипский помрачнел.
   - Если бы ты знала.... Если бы я мог... - замямлил парнишка, - Я честно... пробовал забыть... Понимаешь? Пробовал!
   - Ну не нервничай ты так. Я тебя понимаю... Ты пробовал забыть. Пока не получилось. Ну и что с того? Пройдет немного времени, и все образуется! - по - матерински уговаривала его Штельман.
   - Нет, Иова, ты не понимаешь!- злился Макс, - Все гораздо хуже, чем ты думаешь! Это... как безумие! Когда я вижу свою любовь - схожу с ума! Это невыносимо! Слышишь? Невыносимо! Я не могу смотреть на их мужем сюси - пуси! Знаешь, как тяжело видеть ее и не сметь прикасаться?! Иногда возникает дикое желание схватить в охапку и бежать! Бежать туда, где никто не найдет и не отнимет! И там, в полном уединении, просто покрыть поцелуями...- Макс посмотрел на Иову и осекся. На его страдальческом лице, изобразилось еле уловимое беспокойство. - Странные у меня фантазии?- в упор посмотрел он на нее. Я боюсь... Что если останусь в церкви и дальше... Однажды фантазии воплотятся в жизнь! С каждым днем мне все труднее и труднее себя контролировать!
   Взволнованный признаниями подросток, схватил несколько камушков и с силой швырнул их в воду, создавая вокруг множество мелких кругов. Штельман смотрела на эти круги и, анализируя услышанное, молчала, размышляла над тем, как ему помочь. Она хорошо понимала: рассказал Нардипский ей это неспроста! И ходил за ней по пятам тоже неспроста. Возможно, хотел поделиться внутренней болью, попросить совета... Иова как могла, пыталась ему помочь. Она не сомневалась - время единственный лекарь этой ситуации, но Макс и слышать ничего не хотел. Будучи вторым пастором, Иова боялась что молодость, горячность и излишние страсти могут привести к нежелательным осложнениям в церкви, поэтому, после длинной паузы, взвешивая каждое слово, чтобы не обидеть и не навредить, проговорила:
   - Макс, в том, что ты мне сейчас рассказал - ничего зазорного нет.
   - Что-о? - расширил глаза Нардипский.
   - Да-да-да, Макс! И не смотри на меня так! Твои фантазии вполне свойственны юношеским, физиологическим потребностям. Это нормально! Но... Это совсем не есть любовь! То есть... я хотела сказать...что это скорее желание плоти, обладать объектом своего вожделения. Понимаешь? И если бы...- Иова запнулась, потом исправилась: - Допустим, твое желание исполнилось... Проанализируй, может случится и так: вечером ты ее еще хочешь, а уже наутро, вся любовь рассеялась с первыми лучами солнца. Часто после первого полового акта, любовь мужчины к женщине быстро превращается в туман.
   - Ты что мне предлагаешь с ней переспать? - изумился Нардипский.
   - Боже упаси! Совсем нет! - Испугалась его предположений Штельман. - Наоборот! Я вовсе не это хотела сказать! Просто... в качестве терапии давай проведем небольшой эксперимент! Сядь поудобнее... Расслабься! Мысленно представь, буд - то бы все уже произошло... Ну... ты понимаешь, о чем я... Не бойся себя, дай волю своим чувствам... И теперь, попробуй, как киноленту, промотать события немного вперед, и увидеть себя....- на секунду Иова запнулась, раздумывая правильно ли она поступает, но потом решительно продолжила: -себя после секса с ней ... Чувства и ощущения, при этом, очень важны! Включи все пять чувств... Получается?
   Макс молча, кивнул.
   - Хорошо! А вот теперь, самое важное! Мысленно стань перед зеркалом, и ответь честно самому себе: изменилось ли что - нибудь в твоем отношении к этой девушке? Помни: секс либо по - настоящему сближает, либо отталкивает от человека раз и навсегда! Ну, что скажешь? - Иова внимательно всматривалась в Нардипского. По блаженной физиономии юноши, она поняла - эксперимент удался! Штельман с нетерпением ожидала результатов своего новаторского искусства. Этот метод был хорош в миру, но в церкви она ни разу его не использовала.
   Однако, того, что произошло потом, Иова никак не ожидала! Без особого труда Макс вошел в предлагаемое состояние. Некоторое внемя он пребывал в молчаливом оцепенении. Внезапно глаза подростка заблестели странным, хищным блеском, тело нервно задрожало. Не сводя пылающего, похотливого взгляда с объекта своего обожания, Максимус вдруг заговорил. Его тихий, ласковый, и в то же время сильно взволнованный, похотливый голос показался Иове предзнаменованием беды. Что-то в нем было такого, что заставило Иову вздрогнуть:
   -Мне не надо долго думать, чтобы ответить на этот вопрос!- не своим голосом прохрипел Нардипский. - Своей возлюбленной я скажу так: "Мои чувства к тебе, вместо того, чтоб увянуть, расцвели с новой силой и приобрели новые, более привлекательные оттенки! Для меня ты прекрасна, и останешься такой навсегда! Мы слились с тобой сегодня ни плотью, но духом... И стали одним целым... Пусть ты этого пока не понимаешь... Это неважно! Я готов входить в тебя настолько часто и глубоко, насколько это возможно! Бродить в тебе, рыться в разуме, в дебрях твоей витиеватой души... День и ночь познавать то - сокровенное, что скрыто от всех за семью печатями, нежно срывая, словно одежду, печать за печатью... обнажая твое духовное тело... Вновь и вновь перелистывая и перечитывая страницы твоих тайных желаний, с трепетом в сердце, исполнять каждое из них... любой твой каприз! Если тебе нужны деньги - я разорвусь на части, но добуду их для тебя! Хочешь с неба звезду? Не проблема! Я подарю тебе весь небосвод! Ради тебя я готов даже в преисподнюю... Все, что хочешь! Лишь бы, изредка видеть и слышать тебя! А если нет... Для нас двоих будет лучше, если я поскорей уберусь из твоей жизни!- всем своим естеством парень дрожал. Он все меньше и меньше мог держать себя в руках. От переполняемых эмоций лицо Макса вспыхнуло красным огнем, а глаза, пронизывали женщину насквозь, гуляя по ее ошалевшей душе так, как он и рассказывал. От таких необычных и резких перемен в ее собеседнике, Иове стало совсем не по себе. Не в силах отвести взгляда от его страшных, экзальтированных глаз, она буквально загипнотизированная его речами, не могла вымолвить ни слова. И лишь молча, выискивая в нем остатки стабильного сознания, уже искренне сожалея о своем неудачном эксперименте. В эти минуты, Нардипский сильно походил на сумасшедшего. В разуме психиатра уже мелькнул даже соответствующий диагноз. И все же, несмотря на то, что Штельман внутренне сопротивлялась, этот томный опасный взгляд в ней самой кое - что изменил. Совсем юный, сопливый мальчишка, сумел пробудить в душе тридцатилетней женщины, нечто нетронутое и давно позабытое, зацепил те романтические струны души, за ширмой которых скрывалось, ее коварное, женское эго, способное на сумасшедшие, необдуманные поступки. Эго, на которое слова подростка подействовали, как своеобразная колдовская программа, включилось в некую загадочную, еле уловимую игру, помимо воли самой Иовы. Она испугалась своих необычных чувств. Несмотря на то, что Макс обращался к мнимой девушке, Иова уже твердо знала, его слова звучат непосредственно для нее. Это она - та таинственная, замужняя женщина, которая так сильно его мучает! Как только Макс заговорил, Иова это сразу поняла. Поймала его флюиды! И она не ошиблась! В подтверждение ее нелепых догадок, Макс неожиданно притянул Штельман к себе и повалил ее на песок. Та попыталась вырваться, но это оказалось не так просто! Свиду, хлипенький парнишка, словно клещами вцепился в свою жертву и не отпускал. Тогда Штельман начала яростно кричать. Такое поведение женщины еще больше будоражило и заводило юного, похотливого самца, и он становился все наглее. Страстным, долгим поцелуем, Макс закрыл ей рот, и скинул с тела покрывало. Умелые, опытные руки нежно заскользили по обнаженному, женскому телу. Некоторое время Иова трепыхалась. В эту минуту, она была похожа на рыбу без воздуха. Но вскоре, преобладающий над разумом, инстинкт в ней победил все остальное, и Иова, сдалась на милость победителя. Ее тело обмякло и застыло в сильных, мужских руках.
   Лаская напряженное, вожделенное тело, Макс неистово шептал ей на ухо:
   - Я люблю тебя, Иова! Слышишь? Тебя! Только тебя! Ты моя... Сегодня ты моя! Пусть я об этом утром пожалею... Пусть это будет наша последняя встреча, но я докажу тебе всю силу моей любви! Ты испытаешь сейчас сполна... Вкусишь плоды моей жгучей к тебе, страсти! Ты увидишь... Я и потом буду любить тебя не меньше! О, ты прекраснее, чем я думал!- целуя ее все ниже и ниже, нежно шептал Макс, не переставая ласкать ее шелковистое, мягкое тело.- Тебя невозможно меньше любить! Ты моя... Теперь ты только моя! Сейчас я один имею над тобой власть... Оно давно выстрадано мною это право!
   Страстное безумие и наглая напористость Макса, необъяснимым образом возбуждали Иову. Непередаваемое ощущение блаженства разлилось по всему телу и опутало разум темпераментной женщины. Поддавшись его страсти, она в конце концов расслабилась и ответила на ласки взаимностью...
   Наступило утро. Закутавшись в одеяло, Иова неподвижно сидела у погасшего костра. Первые проблески рассвета принесли с собой духовное падение и невыносимую душевную боль . Случилось непоправимое. И во многом виновата она сама. Как теперь смотреть в глаза Микаилу, да и вообще, всем? Возможно, ли учить других, будучи опороченной тяжким грехом? Совершенное ею - непростительно! Нет ничего страшнее осознанного преступления! И нет ничего мучительнее двойной лицемерной жизни! Что же я наделала? Боже мой!- съедаемая угрызениями совести, Иова уже готова была отказаться от служения и вообще, от церкви. Ей было тяжело вспоминать о Боге, которого она так легко предала. Мысли путались, сердце кроилось на части. Несчастной, хотелось умереть. Вот она та беда, которую предвещал сон!- мелькнула в уме, мимолетное прозрение. Как и предсказывал сон - озеро затянуло ее в омутгрязи и греха. - А я- то глупая, боялась смерти, в то время как жизнь может оказаться в тысячу раз постылее этой самой смерти!
   Между тем, Палаточный городок пробуждался и оживал. Там и тут послышались сипловатые приветствия только что проснувшихся ребят. Бездумно кивая им в ответ, подавленная ночным происшествием, Иова ничего вокруг себя не замечала. Какое ей дело теперь до других, если сама она так низко пала?!
   - Что - то случилось? - неожиданно услышала она за спиной знакомый, заботливый голос. Он пронзил ее тысячами молний!
   - С чего ты взял? - ответила Иова вопросом на вопрос. Не в силах глядеть мужу в глаза, она отвернулась и попыталась скрыть свои чувства.
   Да не тут - то было! От Микаила разве что - то утаишь? Он сразу почувствовал неладное.
   - Послушай, Иова тебя не было полночи! Где ты пропадала?
   Иова покраснела и совсем поникла. Ее нервы оказались на пределе. Еще секунду, и она уже была готова разрыдаться и при всех рассказать о том, что произошло! Спасла положение Марго. Она увидела, а точнее почувствовала состояние Иовы, и решила избавить ее от лишних расспросов..
   - Мик, ты не против, если я не надолго украду у тебя твою супругу? Ну не смотри на меня так! Мне позарез надо с ней поболтать!
   - Против! Если ты заметила, мы тоже не коров пасли!
   - Мик, родненький, ну не обижайся! Ну, правда, очень надо поговорить!
   Мик молча, поднялся, недовольно буркнул что - то себе под нос и пошел собирать ребят на утреннюю молитву. Как только он ушел, Иова не выдержала и разревелась.
   - Вот этого - то я и боялась! - воскликнула Марго. - Ну, что там у тебя снова стряслось?!
   - Нет, нет! - мотала головой Иова, - Не могу! Не могу я тебе этого рассказать! Если бы ты знала, какая я дрянь! Я недостойна такого мужа! Поверь!
   - Да что произошло?- совсем забеспокоилась девушка.
   - Марго, дорогая, я полное дерьмо! Этой ночью я переспала с Нардипским!
   - Что-о-о? Что ты только что сказала?
   Иова не прекращала реветь.
   - Я уже сказала и повторять не буду! Нашла что смаковать
   - !Мик что тебя в сексе не удовлетворяет?
   - Да нет, же ни в этом дело!
   - А в чем тогда? Ты вообще в своем уме? Понимаешь что творишь? Не, ну ты, мать, точно свихнулась! Честно говоря я уже побаиваюсь за твой рассудок!
   - Марго!
   = Что Марго? Такого человека обидеть!Никогда не думала, что ты такая похотливая! Но как... Как ты могла совратить этого мальчика...
   - Мальчика??? - возмущенно перебила ее Штельман. - А знаешь ли ты, что этот мальчик меня ночью... - вспыхнула, было Иова, но неожиданно осеклась. В памяти всплыло ее собственное пошлое поведение.- Ладно, неважно! Забудь все, что я говорила! Я так... пошутила... Да - да, пошутила! И не смотри на меня на меня так! Впрочем, как хочешь! - Штельман резко встала и зашагала прочь. Ей было очень и очень стыдно, даже подруга ее осуждает - и правильно делает! Заслужила!
   В течение дня и Марго и Микаил, оба, порознь наблюдали за тем, как Иова намеренно загружала себя излишней, ненужной работой, которую вполне могли бы сделать другие. Причем бралась за самую грязную тяжелую работу, нисколько не обращая внимания на недоуменное ворчание мужа. Все это время, Иова в упор не хотела замечать Нардипского, который крутился неподалеку и делал жалкие попытки с ней заговорить. Сейчас он мало походил на того ночного Дон Жуана, который так дерзко и уверенно ее соблазнил. Наоборот, Макс выглядел жалким и неуверенным в себе. Виноватый взгляд, подавленное настроение и сильное чувство вины красноречиво свидетельствовали о том, что его ночной поступок не принес ему должной радости и удовлетворения. Было видно, что он невыносимо мучается и страдает. Убивало его не столько раскаяние о содеянном, сколько окончательное безразличие Иовы. Он помнил ее ночью другой. И это воспоминание не давало ему покоя.
   После обеда, вся молодежь, не сговариваясь, выпорхнула из лагеря и помчалась к озеру купаться. В лагере дежурить, естественно, вызвалась Иова. Микаил сильно возражать не стал. Хочет, пусть остается! Может быть, поскорее придет в себя! И вместе с остальными отправился на озеро. Как только Мик скрылся с глаз, Штельман с облегчением вздохнула. Сейчас его присутствие было для нее невыносимым! Ровно, как и его участливое обращение, которое служило немым укором ее подлого предательства. Иова ненавидела себя за то, что совершила и во, чтобы то ни стало, жаждала наказания своему легкомысленному поступку. Ей настолько было плохо, что, не будь она христианкой, непременно наложила бы на себя руки. Но, даже этого она позволить себе не могла! Поэтому - то и отняла у ребят их временные обязанности. Даже за водою, в нижний каньон собралась идти сама. Ручей с пресной водой находился километрах в трех от их местопребывания.
   Обложившись пластиковыми баклажками, Иова быстро зашагала по прямой дороге в противоположную сторону от лагеря. Вскоре, широкая дорога превратилась в маленькую тропинку и по каменистым, горным спускам завиляла вниз. Особо не осторожничая на резких переходах, Иова шла напролом. Она совсем не замечала дороги, осознанно искала смерти. Но поддерживаемая невидимой, крепкой рукой, ее все время избегала. Штельман не знала как жить дальше. Эта злосчастная ночь разделила ее жизнь на две части: "до" и "после". После всего, что произошло, она больше не сможет жить по - старому. Разве можно теперь учить кого -то свято жить? Или проповедовать о Святом Боге? Нет! С этим все! Но что сказать Микаилу? Рассказать правду - не хватит духу... Но и жить так тоже... Чем ни ад?! В то же время жить по - другому она не умела. Прежняя мирская суета отрезана раз и навсегда. Тогда что же делать? Сама на этот вопрос Иова ответить себе не могла. Обычно, в таких случаях, всегда просила совета у Бога, и от Него обязательно приходило правильное и мудрое решение. Но в этот раз не могла! Совесть не позволяла, обвинительным бременем легла между нею и Богом .
   Этого -то и добивались бесы! Черная троица после успешного завершения дела, праздновала победу. Лихо перескакивая вслед за Иовой с камня на камень Блудник, Греховодник и Лицемер, уже ее не оставляли. Наоборот, теперь они могли делать с жертвой что угодно. А угодно этим мерзавцам было ее со свету изжить. Вот и нападали по очереди со своими обвинениями, без конца растаптывая и унижая женщину чувством вины. У них получилось нарушить ее связь с Богом и пока Его не было рядом, бесы планировали отыграться по полной! После первого падения не плохо было бы закрепить положение!- решил Блудник и отделившись от двух собратьев, быстро скользнул в пустоту.
   Спустившись на самое дно каньона, Иова осмотрелась вокруг. В зеленой долине междугорья было как - то особенно тихо и неуютно. Среди удушающего горного массива, тревожно шумел одинокий ручеек. Бездумно выбрасываясь с высоты, спешил упасть куда -то вниз, несмело разбрызгивая повсюду одинокие, заблудившиеся капли, буд -то слезы...
   - Символичное совпадение! - уставившись в чистый, бурный поток, услышала Иова в своем разуме. Кажущееся ей сходство между этим живым родничком и ею самою, заставило женщину приглядеться повнимательнее и к остальной части ландшафта. Могучие горы и холмы, плотным, жестким кольцом обложили Иову со всех сторон, и давили на психику своими выпуклыми неровностями и впадинами, в которых та почему - то видела устрашающие рожи, яростно протестующие против ее присутствия здесь. Иова тоскливо повозила рукой в ручейке, и тут же, резко ее одернула. В воде что - то больно укусило.
   - Какая неприветливая природа! Даже она меня осуждает! - угрюмо прошептала Иова и от бессилия разрыдалась.
   В этот момент две огромные фигуры склонились над нею. Доброй, сильной рукой Рафаил нежно обнял свою подзащитную. Его исцеляющие объятия придали Штельман сил, и даже принесли некоторое облегчение. Впрочем, оно было совсем недолгим, т.к. прямо перед Иовой предстали четыре жирные, бесовские рожи. Они издевались над своей новой жертвой, беспрепятственно атакуя ее все новыми и новыми мерзкими выпадами, обвиняя и растаптывая ее человеческое достоинство. Воодушевленные легкой победой, они нисколечко не стесняясь ангельского соседства, интенсивно разрабатывали план ее дальнейшего удаления от Владыки. Не гнушаясь при этом ничем, они прежде хотели женщину помучить. И ни Амон, ни Рафаил ничего не могли с этим поделать. Вся их работа сейчас сводилась к одному - не допустить отморозков отобрать душу у Иовы Штельман.
   Интуитивно Иова ощущал весь этот накал страстей, поэтому вопреки внутренней потребности бежать из этого нехорошего, зловещего места, пыталась силой собственного духа бороться со злом.
   - Я вас не боюсь! - грозно выкрикнула она в пустоту.
   - Боюсь! Боюсь! Боюсь! - с насмешкой подхватило эхо ее слова.
   - Как бы вы ни старались, я не умру!- снова крикнула Иова.
   - Умру! Умру! Умру!- сурово ответило ей эхо.
   - Прочь от меня!Ненавижу тебя!- со злостью затопала ногами Иова и в очередной раз услышала:
   - Прочь от меня! Прочь от меня! Ненавижу тебя! Ненавижу тебя!
   Неизвестно сколько бы еще продолжалась эта зловещая игра слов, если бы вдалеке не мелькнул чей - то долговязый силуэт, в котором Иова без труда узнала Максимуса Нардипского. Тот резво спускался вниз. Видно было, что он очень спешил. В руках у Макса маячил пестрый букетик полевых цветов. Быстро наполнив водой пару баклажек, Иова поспешила наверх. Подъем оказался не таким уж и легким. Идти было вдвойне тяжело, баклажки сильно тормозили. Но женщина настойчиво поднималась вверх. Где - то насередине пути, она увидела пещеру и спряталась в ней, думала, Макс не заметит. Но через несколько минут, он уже стоял перед ней и нагло ухмылялся.
   - Думала убежать от меня? Не выйдет!
   - Ты что за мной шпионишь?
   - Да нет же! Ты так орала, что вся округа была на ушах! Кстати, это тебе! - и он протянул Иове тощий букетик.- Вот, возьми! Специально для тебя собирал!
   - И напрасно! Я цветов не люблю! - проигнорировала его усилия Иова. Она повернулась к нему спиной, всем своим видом показывая, что ей неприятно общество Макса. Но Макс и не думал уходить. Подзадориваемый Блудником, он в два прыжка подскочил к Иове и схватил ее за плечи.
   -Что ты себе позволяешь, щенок! - взъерепенилась тогда Иова. Она и без того уже ненавидела Макса всем своим естеством. - Я тебе ни какая - нибудь там потаскушка! Никогда больше до меня не дотрагивайся! Не смотри, что я - христианка, мне уже терять нечего, убью не задумываясь, понял?! - ее глаза пылали яростным огнем, утренняя вялость и бледность мгновенно исчезли, на щеках проступил яркий гневный румянец. Женщину прорвало! Она кричала и кричала, высказывая Нардипскому все, что было у нее на душе. Ее ненависть к этому юнцу достигла, казалось, своего апогея, в то время как он лишь равнодушно улыбался.
   - Такой я тебя еще не видел! Ты прекрасна в эту секунду! Гнев тебя очень преобразил! - как только она закончила свою тираду, спокойно произнес Нардипский. Обидные слова Иовы его совершенно не задевали. От нее он готов был терпеть что угодно. Невозмутимое спокойствие Нардипского несколько поубавило пыл взбешенной женщины. Она быстро сникла и откинув от себя баклажки, больше не сдерживаясь зарыдала. Максимус растерялся. Такой реакции со стороны непоколебимой Иовы он не ожидал. В отчаянии он упал на колени и целуя ее руки, простонал:
   - Ио - ова, любимая, умоляю, прости меня! Я мразь! Я поддонок! Я урод! Я не должен был... Незнаю, что на меня нашло! Умоляю, прости! - он заглянул в ее глаза, они были холодны, как лед.
   - Никогда не называй меня так! Я не любимая тебе!- растирая грязными руками слезы и оставляя черные разводы на щеках, люто взвыла Штельман.- Откуда ты только взялся на мою голову?! Как же я тебя презираю!
   - Ты неумолима! И это правильно... Но не гони меня от себя! Ты можешь меня ненавидеть... И ненавидь - я достоин! Но только не безразличие... Я не вынесу презрения и безразличия! В твоих глазах холод и пустота! И это невыносимо!
   Штельман немного успокоилась. Равнодушно выслушав покаянную тираду Нардипского, она подняла на него усталый, вымученный взгляд и холодно спросила:
   - Что ты здесь делаешь? Ответь! Ты добился своего - переспал со мной, что тебе еще от меня нужно?
   - Твою душу. -простодушно ответил Нардипский. Его прямолинейный ответ звучал как чей -то безжалостный, зловещий приговор и Иова это сразу же ощутила.
   - Ты не получишь мою душу никогда! Уходи! Или ты пришел повторить ночную попытку?
   Вопрос застал Макса врасплох, он пожал плечами и честно ответил:
   - Я видел, как ты схватила баклажки... Тебя долго не было... Я подумал: тебе одной тяжело... решил помочь!
   - Скажи, я тебя, что об этом просила?
   - Нет.
   Так вот, если я попрошу, тогда - пожалуйста, помогай! Но если нет - ближе, чем на два метра не смей ко мне и подходить! Понял?!
   - Понял. Понял, не злись!- обезоруживающе поднял руки вверх Нардипский.
   - А теперь топай отсюда поскорее!- неумолимо потребовала Иова.
   - Я не уйду. - Твердо сказал Нардипский, наблюдая за реакцией Штельман.
   - Слушай, ты пиявка, отлипни от меня! - Вспыхнула с новой силой Иова. - Я за - му - жем! Это тебе понятно?! Безумно люблю своего мужа... Он превосходный человек... И не собираюсь из - за тебя, засранца, с ним ссориться!
   - Я знаю. - с мрачным спокойствием сказал Макс и уселся неподалеку от Иовы, на камнях. Но вдруг неожиданно протянул ей носовой платок:
   - На вытрись!
   - Что-о-о?- не поняла Иова.
   - У тебя сильно испачкано лицо.- тут же пояснил ей Макс.
   Иова смущенно приняла платок из рук Нардипского и занялась своим лицом.
   - Скажи, что мне сделать, чтобы ты меня простила?- между тем снова заговорил Макимус Нардипский.
   - Исчезнуть из моей жизни навсегда! - с готовностью тут же ответила женщина, не отрываясь от работы.
   - Ты уверенна? Ты действительно этого хочешь?
   - О-ч-чень! - нераздумывая процедила Иова сквозь зубы.
   - Быть может я выполню твою просьбу... Но, ответь мне... только честно... - Нардипский осторожно подбирал слова, - Этой ночью мне показалось... Что тебе со мной было хорошо.
   Лицо Иовы вспыхнуло как новогодняя елка.
   - Тебе показалось! - дерзко ответила она.
   - Ой ли? - не верил Макс. - Такое трудно подделать! Да и зачем?!
   - Макс, давай прекратим весь этот фарс! - устало вымолвила женщина. - У меня нет ни малейшего желания обсуждать эту проклятую ночь!
   - Для кого как! - усмехнулся Нардипский.- можешь сколько угодно прогонять, проклинать, предавать анафеме, только я Иова, я не сдвинусь с места, пока не узнаю правды! Для меня это очень, очень важно!
   - Тяжело вздохнув, Иова тихо проговорила:
   - Хорошо, я скажу тебе правду. Но при одном условии: ты оставишь меня в покое раз и навсегда! Уйдешь, исчезнешь, расстворишься и никогда меня больше не потревожишь своей любовью или что у тебя там вместо нее?!
   - Клятвенно обещаю! - поднял юноша правую руку.
   - Я проявила слабость... - Иова говорила тихо и смущенно, - Мне невыносимо это признавать... Но... ты прав... В тот момент мне действительно с тобой было хорошо.- последние слова она почти прошептала.
   - Не слышу! Ничего не слышу. Можно громче! - притворно попросил Нардипский.
   - Да, да, да, мне с тобой было очень хорошо! - истерически завопила Иова. - Твое самолюбие теперь удовлетворено? Любовник ты хоть куда! Но я тебя ненавижу!
   - Потому, что любишь меня, да?!- неожиданно высказал предположение Макс. Иова даже опешила от такой наглости.
   - Ну ты и нахал!
   - Да загляни ты внутрь себя! В свои 25...
   - Тридцать! Мне уже 30 лет.
   - Тридцать, так, тридцать, неважно! В свои тридцать ты же не видела ничего, кроме чужих помоев и соплей! Ну хорошо, плюс пеленки и вонючие носки! Я же видел как ты таяла в моих руках! Я действительно люблю тебя, и смогу дать гораздо больше, чем твой жалкий муж- неудачник, который только и делает, что держится за бабью юбку! Я готов сутками работать, чтоб ты жила как королева! Обеспечу тебя и детей...
   - Кто дал тебе право так отзываться о моем муже? - вознегодовала Иова. - Он добрый, порядочный человек! И он никогда бы не совершил столь мерзкий, гнусный поступок!
   - Ну, да! Я и забыл! Он же у тебя святой! Именно поэтому ты провела ночь, полную наслаждения, со мной!
   - Да кто тебе позволил так со мной разговаривать?! - возмущенно вопила Штельман.
   - Ночь, проведенная с тобой... Она мне теперь позволяет многое!- ехидно ухмылялся Макс.- Ты принадлежала мне сегодня, и будешь принадлежать всегда! Отныне ты только моя! Делиться я не собираюсь!
   - Макс, ты ненормальный!
   - Что поделать? Я знаю. Любовь к тебе сделала меня таким! Помнишь, вчера ты говорила, что после секса любовь иссякает? Ты ошибалась, Иова! Все произошло с точностью до наоборот! Я еще сильнее тебя полюбил! Только вот теперь, я твердо знаю: ты предначертана мне судьбой, и я не собираюсь тебя отпускать! Если ты меня еще не любишь - обещаю, что полюбишь! Я сделаю все, чтобы это произошло! - и он подскочил и бесцеремонно заключил женщину в свои объятия.
   На этот раз Иова вырвалась и от всей души вмазала ему хорошую пощечину.
   - Много на себя берешь, сынок! - ядовито прорычала Штельман и схватив баклажки быстро выскочила из пещеры. Макс выбежал следом за ней, но догонять не стал, наверху он увидел спешащую к Иове Марго.
   - Где ты была? Тебя все ищут! - принимая у Иовы баклажку с водой, стала журить подругу Марго.
   - Ходила за водой, разве не видно?- зло огрызнулась Штельман. Ее колотило от нервного перевозбуждения. Понадобилось много душевных сил, чтобы в этот раз избежать прошлой ночи. Иова смутно это осознала. Какая -то непостижимая сила влекла ее к этому наглому, блудному мальчишке, чего Иова принимать никак не хотела. Быстрыми, неровными шагами Иова летела вперед. Несмотря на разницу в длине ног, Марго за ней еле поспевала.
   - Макс вот, тоже куда -то запропастился! Ни у него, ни у тебя нет ни грамам совести! Весь лагерь на ушах, а им хоть бы что! Бродят где -то каждый сам по себе!- отчитывала Марго подругу.
   . - И что ты так летишь? Давай передохнем. Баклажки ведь совсем не пушинки! Эх, Иова, ничему тебя наш разговор не научил! Ты никогда не научишься людям доверять!
   - - Слушай, Марго, хорош давить на совесть! - резко остановилась вдруг Иова, позволяя Марго передохнуть. И вообще иногда советовать надо осторожнее!
   - Ты сейчас о чем?- не поняла девушка.
   - Да о том, что теперь я только и делаю, что следую твоему совету - живу для себя, думаю о себе, жалею себя!- с горечью в голосе похвасталась она Марго.
   -Ну и ну! Иова в своем репертуаре! Только ты имеешь способность сваливать с больной голвы на здоровую! Как ты говорила в психологии это называется? По - моему проэкцией? Так вот подруга, в постель к Нардипскому я тебя не толкала, а говорила исключительно о доверии к людям!
   - О доверии к людям?- закатила глаза кверху Штельман.- Марго, о каком доверии ты говоришь? Сплошь и рядом мерзавцы, пройдохи и подлецы! А ты говоришь - доверие! Нет уж дудки! С этим пагубным делом покончено! Верить нельзя никому, даже себе! А себе меньше всего!- вполголоса произнесла последнюю фразу Иова так чтобы подруга не услышала, но Марго услышала и тут же отреагироввала:
   - И что ты там, негодяйка, бормочешь...- шутлив ообратилась она к Иове. Что еще за очередная кака завелась в твоем мозге? Опять напраслиной себя изводишь? Что было то было- забудь и живи дальше! Живи не для людей, а для себя!
   - Я и живу.- как -то обреченно вымолвила Иова.
   -Что -то не заметно. - приостановившись, вполголоса заметила Киссаль.
   - Ничего, скоро заметишь! - с непонятным для Марго раздражением, проговорила Штельман.- Кстати, с Максом все в порядке! Он скоро тоже появится в лагере.
   - Что значит "тоже"? - непоняла Марго.- И вообще, откуда ты можешь знать, где он? Или вы опять были вместе?- страшная догадка вдруг осенила Марго. Она вспомнила их утренний разговор с Иовой. - Значит ты... значит то, что ты говорила... ты не придумала? Ты не исправима! Точно сходишь с умаИова, скажи прямо, то, что ты говорила мне утром - это действительно правда, ты не придумала?
   Горько усмехнувшись, Иова тяжело вздохнула:
   - Нет, не придумала. Просто сейчас я немного успокоилась и все кажется менее трагичным. Хотя... Как знать... Как знать... Может быть, весь ужас только начинается!
   - Да что ты все загадки загадываешь! Вы что с Нардипским вместе? Или я чего - то непонимаю?
   - Уху - ху! - вздохнула Штельман.- Я тоже, похоже, чего - то непонимаю. Или недопонимаю! Нет, мы не вместе! И вообще, хватит о нем! Если бы ты знала, как мне за эти сутки опостылел этот сопляк! Он мне проходу не дает! Заколебал со своей любовью!
   - Нардипский в тебя влюбился? Вот это новость! Ему что мало молоденьких девчонок?
   - Так, вот и я о том же! Я с ним по -человечески, а он не слышит! Уперся на своем, как баран, честное слово!
   - Ладно, это все понятно. Но ты говорила...
   - Да, говорила. Представляешь, этот ублюдок сегодня ночью подкороулил меня у речки и...
   - Изнасиловал?- изумленно воскликнула Киссаль. Такое безаппиляционно предположение несколько смутило Штельман.
   - Ну... не то, чтобы прямо совсем изнасиловал... в общем я сама не поняла как все произошло... - сконфуженно мямлила Иова.
   - Понятно! Ну, раз начала - рассказывай все с самого начала! - заинтригованная неординарной новостью, Марго старалась выпытать у подруги те пикантные подробности, о которых та предпочитала умалчивать. Так, за разговорами, они не заметили, как дошли до палаточного городка.
   - Где ты была три часа?- завидев жену, накинулся на нее Микаил.- Я уже не знал, что и думать!
   - Да, ладно, Мик, что со мной может случиться? Здесь же никого нет! Просто пока дошла туда, пока обратно... Я же не робот! Присела немного отдохнуть. - Успокаивала она мужа.
   - Я сто раз тебе говорил, не стоит взваливать на себя больше, чем сможешь нести! - возмущался Мик. Но тут вдалеке показался Нардипский и, недолго думая, Микаил тут, же переключился на него.
   - Кем ты возомнил себя, Макс?! Совсем не понимаешь, что творишь?
   Нардипский весь напрягся и побледнел.
   - Отвечай, живо, где бродил?!- напирал на него молодежный пастор.
   - Гулял...- как - то неуверенно заявил Макс.
   - Гулял он! Весь лагерь на ушах! А он, видите ли, гуляет! Мог бы кого - нибудь и предупредить!
   - А я и предупредил... Иову...- насмешливо проговорил парень, глядя на негодующую возлюбленную.
   - Иову! Она сама бродит неизвестно где! - бурчал Микаил, не замечая иронии подростка.
   Окинув его осуждающим взглядом, Иова молча, проследовала в палатку, собирать вещи.
   Дело близилось к вечеру. Усталую, но вполне счастливую молодежь, Штельманы на автобусе развезли по домам. Отдых понравился всем. От комментариев воздержались только двое: Нардипский и Иова Штельман.
   Дома, уложив возбужденную, от переполненных эмоций, детвору, Иова тупо уставилась в телевизор и все время молчала. Впервые в жизни Микаилу никак не удавалось вывести жену на откровенный разговор. Он понимал, что - то произошло. Такой Иову он еще никогда не видел! Успокаивая себя, супруг списал все на переутомленность.
   По телевизору, шел какой - то фильм. Иова, как всегда примостилась на плече у Микаила, но мысли ее были далеко. В голове беспощадно то и дело прокручивалась ночная сцена и все события в течение дня. Как приговор звучали слова Макса: "Ты полюбишь меня... Тебе со мною хорошо"... Честно проанализировав себя, Иова ужаснулась. Неожиданно, она поняла, что ее чувства к Нардипскому смешаны и неординарны. Презрение, ненависть, но вместе с тем, скрытая жалость, любопытство и даже где - то местами симпатия... Последнее сильно угнетало Иову. Она отказывалась верить в то, что ее душа столь порочна и черна. Но чем больше боролась со своими чувствами, тем сильнее и привлекательнее казался грех. Иова была в отчаянии. Последующие несколько дней она решила провести в посте и молитве.
   - Ты делаешь успехи, моя драгоценная!- сидя у ее ног, торжествовал Греховодник. - Еще чуть - чуть, и ты проклянешь свою горькую судьбинушку! А я с удовольствием попляшу на твоей невзрачной могилке!
   Рафаил и Амон неподвижно застыли у изголовья Иовы. Прослушивая хаос ее мыслей, Архангел с грустью думал: "Ты даже не представляешь себе, дорогая душа, что ты сейчас делаешь! Эти минуты сильно изменят твою жизнь! Впрочем, не тольк отвою...
  
  
   ГЛАВА11
   В офисе зазвонил телефон. Иова сняла трубку и монотонным, депрессивным голосом на одном дыхании протараторила:
   - Офис церкви "Свет Христов".
   - Да, это я....
   Через пару секунд разговора от ее меланхолии не осталось и следа. В следующее мгновение она схватила на лету свою сумку, и коротко бросив Марго:
   - У Торо проблемы!- мгновенно испарилась из офиса. Марго ничего не успела и спросить.
   Штельман же на всех парусах летела в школу. Не имея много времени на детей, Иова специально перевела их в школу христианского воспитания, что располагалась неподалеку от церкви. Какой - никакой, но контроль! - считала она.
   Не прошло и пяти минут, как Иова уже стояла во дворе школы, рядом с грязным, зареванным сыном, голова которого была перемотана белым бинтом с крупным, алым пятном. Их окружала громадная толпа из любопытных детей, которые не прочь были поглазеть на случившийся переполох и кинуть ухо, дабы услышать все из первых уст, не менее перепуганной, чем сама мать, классной руководительницы.
   - Шустрый, очень шустрый мальчик! - жаловалась учительница, - Только мы вышли на улицу... Не успела их даже посчитать... А он уже на дереве! "Слезай"! - кричу, а он уперся, и ни в какую! Назло полез все выше и выше! Викторо - мальчик крупный, а ветки на верху тонкие... Вот не выдержала одна... сломалась! Честно говоря, что греха таить... Думала, все, погиб мальчишка! Такая высота! Трехэтажный дом! Ан, нет, везунчик! Он упал вон с той ветки!- Иова повернула голову туда, куда тыкала пальцем учитель и ужаснулась! Ветка находилась как раз напротив забора с острыми, железными прутьями.
   - Ваш сын дважды везунчик! Мало того, что упал с высоты и не разбился, но, главное, каким - то чудом проскочил штыри!
   - Его могло бы нанизать, как "шашлык"! - неудачно пошутил какой - то рядом стоящий мальчишка.
   - Гарибян!- грозно прикрикнула на него учительница. Затем повернулась к Иове и кивком головы указала женщине на мальчика: - Вот... Еще один подобный вашему, экземпляр! И таких у меня 40!
   - Я вас понимаю, и ни в чем не виню! - заверила Штельман классного руководителя. - Торо действительно экстраверт. За ним уследить сложно!
   - Очень, очень сложно! -суетливо подхватила учительница. - Ну, вы сильно не волнуйтесь, мы вызвали скорую... Вот - вот должна приехать... В больнице обследуетесь... Даст Бог, все и обойдется!
   - Да, конечно. - рассеянно повторила Иова.
   Вскоре подъехала и машина скорой помощи. Разместив мать в мягком кресле, а сына на каталке, медики быстро двинулись в путь.
   Провожая машину долгим взглядом, Рамаил, довольный, успешным исходом дела, соскочил с дерева и последовал за машиной. Он был призван Владыкой с одной целью - оберегать ребенка от мстительных, бесовских лап. Сегодня (впрочем, как и всегда) он справился с этим блестяще!
   - Лети, лети, Ангелок! - вслед ему сквозь зубы прошипел Адинайзер. - Сегодня ты спас пацана, отодвинул дерево назад... Жаль! Хороший план был, стоящий и кровопролитный! Ну, ничего, ничего! Это только первый раунд... Не получилось так, получится иначе! Будем пробовать... Я от своего не отступлюсь! Эта семейка все равно загнется!
   Тем временем скорая въехала в просторный двор городской больницы и остановилась прямо у отделения хирургии. Иова еще с детских лет не любила это отделение. Много лет назад, после несложной операции, здесь скончалась ее бабушка. Во время вскрытия у покойной неожиданно недосчитались одной почки. Прокуратура сразу же взялась за это дело, но, потом, вдруг расследование прекратилось, якобы за недостаточностью улик. Ее мать тогда убедили в том, что почка исчезла довольно давно. Не очень -то в это верилось... Ни о чем подобно бабушка никогда не рассказывала, да и почками не страдала... Наоборот, на зависть людям, здоровье у нее было просто богатырское! Ни на что никогда не жаловалась, по больницам ни бегала. И если бы ни аппендицит, еще лет сто бы сюда не попадала...
   Пока Иова вспоминая события прошлых лет, раздумывала над тем, стоит ли ей вверять сына в руки этих мясников, из белоснежного, двухэтажного здания с решетками, резво выпорхнули два дюжих мужчины в белых халатах.Они быстро погрузили горланившего во всю глотку Торо на другую каталку и почти галопом ускакали обратно внутрь больничного корпуса. Это произошло так быстро, что Иова даже не успела опомниться! Все, что ей оставалось - бежать следом за ними, что она тут же и сделала. Еле поспевая за медбратьями, Штельман издали заметила, как бившегося в истерике мальчика завезли в операционную, над которой горела надпись "Тихо идет операция". Помимо воли, Иову бросило в жар. Какая еще операция? Она открыла дверь, чтобы войти, но один из медбратьев вытолкнул ее со словами: "Женщина, не волнуйтесь, ничего серьезного, малышу просто зашьют рану и все!"
   - Просто зашьют рану. - Машинально повторила она за медбратом.- Спокойно, только спокойно, Торо просто зашьют рану!- уговаривала себя Иова.- Ежедневно через это отделение проходят сотни людей, многие из которых живут и по сей день. Штельман - ты параноик! Не все же вокруг преступники! Все будет хо-ро- шо!- подбодряя себя она нервно замаячила перед дверью. Но на душе было совсем не спокойно. То ли это прошлые страхи, то ли материнский инстинкт, Иове некогда было с этим разбираться, но во чтобы то ни стало, ей хотелось попасть во святое святых хирургов. Ведомая, скорее внутренним чутьем, чем разумом, она шмыгнула в ординаторскую, которая граничила с операционной. Ей повезло. В ординаторской находилась дверь, ведущая прямо в операционный блок. Осторожно приоткрыв дверь, женщина увидела перед собой огромное помещение, состоящее из трех отдельных отсеков, каждый из которых представлял из себя три отдельных операционных зала. Она быстро вбежала в один из залов и тут же увидела сына. Викторо лежал на кушетке без движения. Испуганная Иова подбежала к сыну и лихорадочно вцепившись ему в руку, стала быстро искать пульс. Торо просто спал. Мать несколько успокоилась. Он так сильно кричал, что видимо по - другому было никак! В соседнем зале кто - то разговаривал. Но вот, послышались шаги. Штельман быстро забегала глазами в поисках укромного места. За шкафом с мединструментами она заметила небольшую узкую нишу и шустро просунулась внутрь. В шкафу, себе на радость, обнаружила крохотное отверстие и припала глазом к нему. Шаги приближались и наконец, узкому взору женщины предстали два человека. Одного из них она уже видела - это был тот самый парень, который переложил Торо на другую каталку. А второй - пожилой мужчина, с седой бородкой - по - видимому доктор, т.к. он деловито спросил у медбрата:
   -Что с мальчишкой?
   - Обычная рваная рана.- Сухо ответил тот.
   - Что ж, посмотрим...
   Пока медбрат аккуратно разматывал голову Викторо, доктор надел резиновые перчатки и стал готовить инструмент. Затем, одной рукой вытирая ватным тампоном кровь, другой - принялся шить глубокую рану. После этого, профессиональными движениями, медбрат быстро забинтовал голову. Вся процедура заняла не более 15 минут.
   - Ну вот и все, милок! Незачем было так вопить!- поучительным тоном проговорил врач спящему мальчику.
   - Ну слава Богу! - с облегчением вздохнула Иова и уже подумывала было выбраться из своего удачного укрытия, чтобы забрать сына. Но она рано обрадовалась!
   Доктор вымыл руки и собирался, было уйти, как вдруг, дверь в операционную с шумом распахнулась, и перед ними предстал бритоголовый парень невысокого роста, с пренепреятнейшей, жесткой физиономией. Сильновыпуклые скулы делали его очень похожим на сказочного, уродливого гоблина.
   - Как ты сюда попал? - испуганно поглядывая по сторонам, спросил доктор.- Мы же договорились, что ты не будешь меня компрометировать!- строго выдавил он из себя. Видно было, что хирург изо всех сил старался держать себя в руках, но дрож в голосе выдавала сильное волнение.
   Парень, молча сверлил доктора тяжелым взглядом.
   - Я, кажется, задал вопрос!- настаивал хирург.
   - Да плевать я хотел на все твои настаивания! - злобно процедил сквозь зубы парень. Одним быстрым движением он повернулся к входной двери и щелкнул замком.
   - Что ты делаешь? Зачем это? Зачем захлопываешь дверь?- настороженно произнес скороговоркой врач.
   - А затем, Айболит хренов! В прошлый раз, мне пришлось применить немало усилий, использовать все свои связи, чтобы вытащить тебя, из всего того дерьма, в которое ты угодил! В этот раз ты снова вляпался по уши!
   Что ты имеешь ввиду?- испуганно промямлил хирург.
   - Да все тоже! Тупишь ты старый дуралей! Последний твой экспресс оказался неудачным.... Прокольчик образовался... очередной...
   - Не может быть! Я делал все как ты говорил!
   - Ах вот оно что- о, я еще и виноват!- напыщенно протянул гоблин. Да если бы ты, старый козел, делала все так как я тебе говорил, то тело бы девчонки не нашли! А нет тела - нет и дела! А теперь тело есть, и как ты понимаешь, уже есть и дело!
   Доктор побледнел.
   - Неужели-и?!- хрипло пробубнил он. Как? Как они ее обнаружили?
   - Представь себе, собака разрыла одну из свежих могил! А там эта тварь, с переполосованным брюхом! Меточку - то твою ищейки помнят еще по прошлому разу, старуху, надеюсь, не забыл? Вот и они, как ты понимаешь, помнят! После такого эксклюзива тебя вычислят в два счета!Профессиональлизм , доктор, штука тонкая, либо он есть, либо его нет! - расхаживая по залу, разглагольствовал бритоголовый. - Бабку ты тогда уделал на славу! Жаль, толку от этого маловато!
   - Но ведь с дочкой ты потом тоже расправился, что тебя еще не устраивает?
   - И что толку? Дочь этой мерзавки по сей день разгуливает по городу! Корчит тварь из себя важную особу! Я бы давно эту стерву собственными руками раздавил...- его бритую физиономию перекосилоа от ненависти.- Но... этот ... не дает!
   - И чем они вам мешают?- исподтишка поинтересовался доктор.
   - Не твоего ума дело! Смотри за собой! Не успеешь и глазом моргнуть, как придут и за тобой! А заодно и всех потянешь... поэтому давай, собирай ноги в руки и вперед! Будем пока менять место жительства! Давай, бегом, шевели задом!
   - А может не стоит, а, Артурчик?! - дрожащим голосом мямлил себе под нос хирург.- Может я как -то сам о себе позабочусь?
   - Ты уже позаботился, придурок, разгребай тебе лопатой дерьмо теперь после тебя! Генерал велел немедленно углубиться, что неясного?
   - Говорю же, рассекретили тебя! Этот гаденыш, майор и так в посленее время нам жизнь портит, все вынюхивает, все выслеживает... Неймется, уроду! А какой везучий, подлец, даже дуло автомата эту мразь не берет! Заговоренный что ли? Ничего, ему все равно недолго осталось!
   - Так может вы его того... и дело с концом... Зачем мне прятаться? Я и здесь больше пользы могу принести! Генерал если что ведь помжет, да?
   - Кретин!- гневно заорал на него Артурчик.- С какой радости ради такой гниды как ты генерал будет себя компрометировать?! Собирайся живо и в подвал! Нечего теперь сопли распускать!Ведь ты же, сволочь, даже не потрудился ее глубже зарыть! Так прикопал тяп - ляп и все! Думал не найдут? Наивный! Свора голодных, натасканных на человечину, псов с утра до ночи рыскает по кладбищу! Надо быть полным, безолаберным идиотом, чтобы этого не учесть! А ведь сторож тебя, кретина, предупреждал, а?
   - Артур я... я не мог глубже вырыть... Кладбище же большое... Я подумал.... Мало ли могил... - бледный, как смерть, оправдывался хирург.
   -Что ты говоришь? Ты еще думать умеешь?Вот эту твою думалку я тебе и прочищу! Хорош прикрываться чужими задницами, пора и самому за себя отвечать! Собирайся, поехали! - надрывно заорал Артур.
   - Умоляю, не надо... Я не хочу умирать, Артурчик...- бледный как смерть хирург упал на колени и обнял ноги Артура. Но тот был непреклонен.
   - Что, мразь, эдакая, страшно? А не страшно подставлять?Полиция и так под нас без конца роет... а теперь этот наверняка поймет что к чему.... И все ты! - он схватил старика за грудки и сотрясая в воздухе его хрупкое, худое тело, то и дело повторял:
   - Ты, уродина, даже не понимаешь, что не только себя подставил, ты меня подставил, его подставил, - ткнул он пальцем в медбрата, - ты всех нас подставил!
   - Я ни при чем... Я старался, но было очень темно, земля подмерзла! Я думал весной чуть оттает, тогда и....
   - Что-о-о? Что ты там гнида бормочешь? Уверяю тебя, я так глубоко спрячу твое костлявое тело, что его врят ли кто - то обнаружит! И мороз мне не помешает!
   - Я знаю... знаю.... Артурчик, умоляю, не надо! Я все исправлю... отработаю...Что угодно сделаю... Только не надо!- обреченно взвизгнул старик.
   - Ладно, дерьмо, уговорил, ты получишь от меня последний шанс! Так сказать , так сказаьб собственную шкуру в приз... - как бы между прочим, снисходительно бросил Артур. - И учти, это последняя поблажка! Ты теперь - мой должник, вечный раб.... Кстати, инструментики- то свои захвати! Они нам еще пригодятся! Что сник?
   Не дрейф, старый, тебе там понравится! К тому же у тебя будет компания, есть у меня один недотепа вроде тебя как ... Вот вместе и будете время в могиле коротать! Ха-ха -ха - издевательски зареготал Артурчик.
   Иову чуть не стошнило от этого негодяя. Ее сердце сжалось. Предчувствие чего - то недоброго кроило душу. Она сидела в своем укрытии ни живая, ни мертвая и молила Бога лишь об одном, чтобы эта троица поскорее убралась из операционной и она смогла благополучно забрать сына. Иова в очередной раз себе поклялась, что никогда больше не переступит порог этого, проклятого, казенного заведения, как бы остро в этом не нуждалась!
   Пока хирург и медбрат возились с инструментом , артур тем временем, по - свойски расхаживая вдоль операционной, неожиданно подошел к спящему ребенку.
   Иова затрепетала всем своим естеством. " О, Иисус помилуй его!"- взмолилась мать.
   - Что с ним? - небрежно поинтересовался Артур.
   - Да так, ничего особенного, упал с дерева, пробил голову.- В спешке собирая инструмент, ответил медбрат.
   - Стас, поторопись, надолго оставаться здесь нельзя! - подгонял медбрата Артур. - И ты, чучело, быстрее собирайся!- гаркнул он и без того дерганому хирургу.
   -Куда его в нашу нору?- осторожно спросил медбрат.
   -Зачем задаешь идиотские вопросы?! - раздраженно гаркнул Артур.
   Затем, немного помолчав, обратился к доктору:
   - А ты неплохо устроился! Все вокруг чистенько, стерильненько... Ну, прямо рай, да и только! Теперь, к сожалению, у тебя таких стерильных условий не будет!
   - А как будет?
   - Плохо тебе будет, очень плохо! Ты даже не представляешь как плохо! У нас там мрак, грязь и темнота!- и он сильно пхнул пожилого доктора ногой так, что тот упал и сильно ударился головой об пол.
   - Что больно?- с ехидцей прошипел Артур. - Мне тоже больно! Больно что из - за какого -то квазимоды , мне придется свернуть некотрые дела и уединиться в логове под одной крышей с таким чмом как ты ! Ты о- очень, оччень мне подгадил! Поэтому, пощады не жди! Времени, как ты понимаешь, у меня теперь будет больше, вот и будем с тобой развлекаться! Давно я что-то не отдыхал!
   Мужчина упал на колени и зарыдал:
   - Я отработаю, Артур, клянусь... Не надо!
   - Что не надо? Ты еще не знаешь насколько изобретательным я могу быть!
   _ знаю, Артур, я многое о тебе знаю, поэтому прошу, пощади, не губи! Я сделаю все,что ты скажешь! Только не муч меня, пыток я не выдержу... Не то здоровье... Ты же знаешь...
   - А куда ты денешься, сволочь! В этой жизни за все надо платить! Вот и ты отработаешь все мои убытки! - и он снова пнул старика ногой. Ему доставляло удовольствие видеть его в таком жалком состоянии. Резко сплюнув на пол,слюну, Артур сделал несколько нервных шагов к столу и уселся сверху, на ворох бумаг. Неожиданно его взгляд упал на карточку Викторо.
   - Хм. Как вы говорите фамилия этого пацана?- внезапно радостно оживился бандит и, схватив карточку мальчика прочитал: - Викторо Штельман! Забавно, забавно!Не тот ли это Торо- сын Иовы Штельман?! Забавно, забавно! На ловца и зверь бежит! - недвусмысленно вымолвил Артур. По его виду можно было легко догадаться, что он что-то задумал.
   Иова, которая все это время сидела в своем убежище тише мыши, при упоминании бандитом их имен, задрожала всем телом. Предчувствие ее не обмануло! В этой больнице действительно что-то происходит!
   Тем временем, Артур просипел:
   - А скажи - ка мне Стасис, кто привез этого мальчишку?
   - Мать, а что?
   - Ты ее видел?
   - Ну да! Она где - то здесь, под дверью бродит. Впечатлительная и нервная мадам!
   - Она? - сунул он что-то Стасу под нос.
   - Ну, вроде бы она... - неуверенно пробормотал верзила.
   - Что значит "вроде", она или нет? - вдруг бешено, заорал Артур.
   - Она! - утвердительно закивал на этот раз Стас.
   - Ты уверен?
   - Да!- глядя на дико бегающие глаза Артура, Стасис готов был подтвердить что угодно.
   - Забираем пацана с собой! - неожиданно заявил Артур.
   - Как? Зачем он нам сдался? - изобразил непонимание медбрат. Нам и самим там места мало, а тут еще этот истеричка!
   - А затем, безмозглый идиот, что это она! - многозначительно проговорил бандит.
   - Она?! Вот это да-а!- туповато произнес медбрат. И после недолго раздумья вдруг выдал:- Но указания свыше...
   - Да плевал я на все указания свыше! - на полуслове оборвал его Артур, испепеляя Стасиса взбесившимся взглядом.
   - Но Гумблер нас уничтожит!
   - Ты прав. Поэтому постарайся сделать так, чтобы он ничего об этом не прознал !
   - Я? Нно... как? Как я ммо-гу... Что я уумею? Тты же знаешь он...
   - Каким бы он ни был, он не всемогущ и не всеведущ! Он как и мы, просто че-ло-век... просто человек!
   - он вплотную подошел к Стасу и схватил того за воротник. Бидолашный медбрат сперва побледнел, затем, когда руки Артура стали сходиться на его шее, начал синеть и хрипловатым, сдавленным голосом вдруг прохрипел:
   - Пощади, Артурчик, я все понял, понял!
   Артур тут же небрежно отпустил медбрата.
   - То - то же, чучело! Вся эта возня вокруг этой шлюхи мне порядком надоела! Пророчество не обманешь! Эта его страсть к бабам загубит все дело! Я бы с ними не церемонился! Не может он сам, мы его чуточку подсабим! Ладно, надо бежать! Хватай малого и рулим отсюда!
   Иова напряглась и побледнела. Она поверить не могла во все то, что услышала. Что все это значит? Эти люди говорили о ней так буд - то они были знакомы сто лет! Но откуда? Откуда они ее знали? И вообще, что им от них с сыном надо? Неужели история с бабушкой имеет свое продолжение, и по сей день?- лихорадочно размышляла Иова.То что она услышала настолько ее шокировало, что в первую минуту Иова не способна была даже соображать. Она не знала, что ей и думать, как поступить в данной ситуации? Судя по разговору, эти люди - бандиты и их реакция непредсказуема. Иова не сомневалась им с сыном грозит серьезная опасность. Ачто лично она могла в данной ситуации? Кричать? Но кто ее услышит? Разве вопли в этом отделении редкое явление? Достаточно вспомнить торо полчаса назад! Однако медлить тоже было нельзя! Иова не могла вот так вот просто отдать сына в лапы мерзавцев. Поэтому, набравшись храбрости, мать, мысленно послала Богу призыв о помощи, и, сделав шаг, вперед решительно вышла из своего укрытия.
   - Что вам угодно от нас с сыном? - с дерзким вызовом выкрикнула она. Все трое как по команде обернулись на голос. Ее появление несказанно удивило, но и в одночасье обрадовало Артура. Увидев Иову, он изумленно сдвинул брови.
   - Ба- а, какие люди! Сама Иова Штельман к нам пожаловала! Неожиданный сюрприз! Оказывается все это время, она была здесь и все слышала! Тем лучше! Меньше проблем! Давай, поторапливайся, дорогуша, сейчас немного прогуляемся!
   - Никуда я с вами не пойду! И сына вам тоже не отдам!
   - Да что ты?! Мы к тебе по - доброму, а ты вот как?! А я, между прочим, всего лишь хотел пригласить тебя к себе в гости, в свою скромную берлогу. Ты ведь не думаешь, что после всего того, что ты услышала, я просто так тебя отпущу!
   - Я буду молчать! Никому, ничего не скажу, только отпустите нас! - перешла к мольбе Иова.
   - Перестань, детка, уговорами меня не проймешь, не так ли доктор?- неожиданно обратился Артур к забившемуся в угол хирургу, который молча наблюдал за происходящим. Ему было жаль мать и сына, но где -то в глубине души он несказанно радовался тому, что это негодяй Артур переключил свое внимание с него на этих двоих. Тем временем, он пытался незаметно набрать номер полиции. Эти его деяния от проницательных глаз Артура скрыть не удалось.
   - Ах ты мразь!- яростно выкрикнул бандит, угадав ход его мыслей. Пулей вскочив со своего стула, на котором он только что примостился, Артур с разбегу ударил доктора ногой в челюсть так что старик упал и больше не шевелился.
   - Помогите!- воспользовавшись моментом громко закричала Иова изо всех сил. Ее пронзительный вопль раскатистым эхом пронесся по пустым отсекам трех операционных и достигнув коридоров резко сник.
   - Заткнись, дрянь, сейчас же! - властно приказал Артур. И тут Иова увидела в его руке пистолет.- Если ты будешь вопить, я не задумываясь пристрелю твоего киндера!-он навел пистолет на Торо. Иова обомлела.
   - Нет, не надо! Только не стреляй! Я сделаю все, что ты скажешь!
   - Раньше бы так!- дерзко заявил бандит. Он подошел к Иове вплотную и больно сжал ее подбородок.
   - Насколько я поняла, тебе нужна я. Оставь ребенка в покое.
   - Я бы на твоем месте больше не брыкался! И не надо ставить мне условия! Ради сынули ты пойдешь на все, так зачем же мне лишать тебя послушания? - Хищно подергивая скулами, бандит вертел пистолетом перед носом Штельман. Стальное дуло впилось в ее одежду, готовое выстрелить в любую секунду. Никогда раньше Иова не испытывала ничего подобного! Колени подкашивались, страх сковал тело. В голове все поплыло. Хаос и пустота. Ни единой умной мысли... Каждой клеточкой своего естества женщина ощущала ужас приближавшейся смерти. В одно мгновение перед глазами пронеслась вся прошлая жизнь. И где - то далеко, из глубины души, среди прочего, общего беспорядка, мелькнул слабый, отчаявшийся вопль: "Господи, помоги!"
   Тем временем повернувшись к медбрату, Артур быстро скомандовал:
   - Стас, забирай это чучело, - указал он на врача, и уходим через черный ход!
   И тут в Иове что - то произошло! Совершенно неожиданно для себя, она вдруг резко рванулась назад и с силой ударила Артура в пах. Артур скрутился и скрикнув от боли, выстрелил. Пуля пролетела в сантиметре от головы Иовы и благополучно застряла в стене.Не давая бандиту опомниться и сделать следующий выстрел Иова тут же,как норовистая лошадь, в пару прыжков, достигнув Артура, резко ударила ногой по правой руке. От неожиданности, тот выронил пистолет, а Иова его тут же и подхватила.
   Где - то наподалеку послышались крики.
   - Уходим! Быстро! Шевели задом, старая кляча!- с трудом разгибаясь, приказным тоном прорычал Артур.
   Оставив мать с сыном бандиты отступали.
   - А как же они? - на ходу кивком указал Стас на Штельманов.
   - Да куда они денуться?! У нас еще будет возможность пообщаться!- бросив на последок злобный взгляд Артур и вся его компашка скрылись в дверях, выходивших на задний двор, к воротам морга.
   В эту самую минуту за дверью ординаторской кто-то яростно ломился в дверь:
   - Фридрик Эльдарович, Стас, что там у вас происходит? Вы слышите? Откройте! Откройте немедленно!
   Щелкнув замком, Иова тут же отворила дверь.
   На пороге показались второй медбрат и две молоденьких медсестры.
   - Что у вас тут случилось? Кто стрелял? Где Фридрик Эльдарович? Где Стасис?- ввалившись толпой в операционнную наперебой затороторили все трое.
   - Я... я кричала! - в истерике выкрикнула Иова.- Срочно вызовите полицию! У меня чуть не похитили сына! Этот ваш мнимый доктор... Его помощник... И еще один жуткий тип!
   - Значит тип? - недоверчиво проговорил медбрат. С самого начала, эта дамочка показалась ему совершенно неадекватной. Чего только не придумывали чокнутые родители, чтобы быть поближе к своим чадам! И умоляли, и открыто тыкали деньги, и заглядывали в глазок ординаторской... Но чтобы стрелять из пистолета?! Это уже перебор!
   Быстро осмотрев помещение, медбрат жестко спросил:
   - Где врач? Где медбрат?Что вы с ними сделали?
   - Это я сделала? - ошалела Иова.- Как вы смеете? Ничего я с ними не делала! Да если хотите знать, эти ненормальные меня только что чуть не убили!Меня и моего сына! - на одном дыхании возмущенно выпалила Штельман.
   - Понятно-о!- с умным видом протянул медбрат.
   - Что вам понятно?- неистово вопила Иова.- Мерзавцев этих покрываете! Вы все здесь одна банда, да?!
   - Будьте добры, объясните: как вы здесь оказались, да еще и без бахил и халата?- проигнорировав слова женщины, холодно и жестко спросил медбрат.
   - Да какая разница?- вскричала Иова, - Пока мы с вами разговариваем, преступники уйдут! Вы не понимаете? Мы с сыном подвергались ре - аль-ной опасности! Меня только что чуть не убили!
   - Женщина не ломайте комедию! Думаете вы одна здесь такая умная? За день стольких придурков повидаешь...
   - По-вашему я лгу? Тогда скажи мне, что они сделали с моим сыном? Рваным ранам сильный наркоз не нужен!
   - Ну во - первых рана была очень тяжелой... А во - вторых ваш мальчик вопил и брыкался, как ненормальный! Пришлось уколоть кое - что покрепче. А сейчас мамаша, пожалуйста, забирайте ребенка и по - хорошему покиньте операционную!
   Еще дрожа всем телом от страха и возмущения, Иова подошла к спящему мальчику и взяла его за руку, чтобы еще раз пощупать пульс. В этот момент Викторо зашевелил веками и приоткрыл глаза.
   - Сыночек мой!- радостно взвизгнула Иова и принялась его целовать.
   - Ну, что я говорил? Все с вашим ссыном в норме! Стоит ли дергаться из -за пустяков?!
   - Пустяков???- Иову затипало от возмущения. Она готова была врезать этому умнику по физиономии.
   -Немедленно вызови полицию! - с трудом сдерживая, ярость, прошипела женщина. - Иначе я за себя не ручаюсь!
   - Что за шум, а драки нет?- услышала она вдруг за спиной знакомый голос и обернулась.
   -Влад... Ну Слава Богу! Как ты вовремя! Боже мой, что я только что пережила!
   - И что же, позволь полюбопытствовать, ты пережила? - с легким сарказмом спросил Влад. Он стоял за дверью и слышал перепалку между медбратом и Иовой.
   - Поверь мне, это совсем не смешно! - обиделась Иова.- И твой скептицизм здесь не уместен!
   - Прости.
   Сабариону было достаточно одного беглого взгляда, чтобы уяснить ситуацию. Викторо на операционном столе, Иова на взводе... С пистолетом в руках. Такой он ее еще не видел!
   - Можно я вот это заберу?- Влад аккуратно взял из рук Иовы пистолет.- Что с вами произошло? Почему ты стреляла? Что с малышом? И откуда вообще у тебя пистолет?- один за одним задал ряд вопросов Владасар.
   - Разбил голову... Но я сейчас не об этом! - возбужденно и в разнобой, почти кричала Иова.
   - Да ничего особенного здесь не случилось! - перебивая женщину, вмешался медбрат.- С пацаном все нормально... Голову зашили... Нет же ей неймется! Ворвалась... устроила скандал...Стреляла... Ненормальная, да и только!
   - Слушай ты, Гиппократ недоделанный, это не я стреляла, ясно?! - сверкая глазами, гневно заорала Штельман. - Веселая, смотрю у вас "айболитка"! Один за всех, а все за одного, да?!
   - Так все, достаточно! - устал Влад от их перепалки.- Сейчас я отвезу вас с Викторо домой, а по пути ты мне спокойно все расскажешь! - обхватив Иову за плечи, Сабарион попытался женщину успокоить. Затем, подошел к операционному столу, осторожно взял на руки полусонного мальчика и поспешил убраться из больницы. Само собой, Иова последовала за ним. Пока они ехали в машине, Иова в подробностях поведала Владасару о том, что произошло. Тот пообещал во всем разобраться. Помог матери с сыном добраться до квартиры и поехал по - своим делам. Не доверять Иове у него не было оснований, тем более, что и без Иовы его расследование все больше приводило его в эту клинику.Не ясно одно: зачем им понадобились Штельманы?
   Тем временем, вымученная переживаниями Иова, уселась в кресло и тяжело вздохнув, в раздумье, уставилась в одну точку. Ее беспокоили слова этого бандита. Что значит: "У нас еще будет возможность пообщаться...?" Что им от нее надо? Откуда вообще взялись эти ненормальные? Никому, ничего плохого она ни сделала. Откуда такая лютая ненависть, тем более, что она впервые видела этих людей?- без конца задавалась вопросами женщина и не находила ответов. Проблема с бандитами была ни единственным ее переживанием. Незаметно для себя, женщина плавно перешла и на события с Максом. Столько ужасов за одну неделю! Впрочем, эта неделя дала ей многое! Она, например, твердо, уяснила, что за глупость и неоценимые уроки судьбы, платой может стать жизнь ее близких и ее собственная... Снова и снова перед глазами всплывал сон. Во второй раз ей удалось избежать черного, огненного омута! Вопрос в том -сколько это будет продолжаться? В голове ясно застыла фраза из Библии: " Если я пойду долиной смертной тени, - не убоюсь, потому, что Ты со мной!"
   - Господи! - упала на колени Иова, -В какое бы дерьмо я не заруливала, Ты хранишь меня от зла... Незаслуженно милуешь, вместо посрамления... Меня - наибольшую из всех грешниц! Прости меня , Отче, прости нерадивую Твою дочь! Кроме Тебя мне не к кому больше бежать... Не у кого просить крова и защиты!Ты видишь враги ополчились и жаждут души моей... Пребудь со мной на всех путях моих... Сохрани от зла и лютой ненависти ненавидящих меня...- Она молилась, но в сердце не было мира. В голове назойливо жужжала одна и та же мысль:
   " Ты блудница - и нет тебе прощения!"
   - Господи, не отвергай меня! Слово Твое верно и истинно и оно говорит, что если исповедаю грехи свои , то Ты, будучи верен и праведен простишь мне грехи мои и очистишь от всякой неправды... Прости, Отец! Молю, от всякой мерзости очисти душу и это скверное, греховное тело! Просвети разум и очи сердца... В искушении не оставь... В испытании поддержи... Учи и обличай не во гневе, но в милости и терпении! Ниспосылаемое Тобой наказание я заслужила сполна... и готова искупить вину! О себе не прошу... Помилуй моих близких... А мою душу, даже в скорбях, блюди в святости и чистоте... Даруй силы и скорое понимание того, что Ты от меня ожидаешь... Прими меня под Свое верное крыло... Пребудь со мной всегда и везде! Аминь.
   Какими бы странными и жестокими не были уроки судьбы, они всегда несли в себе нечто положительное. С их помощью тонкочувствующая душа преображается, становится чище, милосерднее и добрее к другим. Всем известен тот факт, что звезды светят ярче в ночи... Так уж получается, что чем больше у человека скорбь, тем ближе к нему становится Бог. Вот и сегодня, по наущению Духа Святого Иова Штельман привычно открыла Библию и прочитала первые попавшиеся строки: " И сказал Господь Сатане: обратил ли ты внимание на раба Моего Иова? Ибо нет такого, как он, человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла.
   И отвечал Сатана Господу: разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли оградил его дом и все, что у него? Дело рук его ты благословил... Но простри руку Твою и коснись всего того, что у него - благословит ли он Тебя?
   И сказал Господь Сатане: Вот, все, что у него - в руке твоей; только на него не простирай руки твоей... И отошел Сатана..."
   Иова вздрогнула. Ее внезапно осенило! Еле уловимое, слабое ощущение о непосредственной близости этого отрывка лично с ней, пришло четким пониманием происходящего. Духовная война! Война, в которой такие как она люди, всего лишь пешки в большой, вечной борьбе добра и зла... Война за территории и души... В ней извечно все средства хороши! Иова поняла, что меж двух огней. Идет борьба за ее душу. К ней допущен Сатана, для испытания страданьями. В этот момент присутствие чего - то ужасного породило в ней неописуемый ужас и отчаяние. Повеяло студеным холодом, и на долю секунды Иова увидела, как над ней зависло нечто скользкое и отвратительное. Его черные, мерзкие лапы полезли к ней в душу и поселили туда невыносимую, дикую боль. Огненная боль, словно от ожогов, которая в тысячи раз сильнее любых пыток и физических страданий, побуждала Иову стонать. Но даже этого она в полную силу сделать не могла, густая пелена едкого, дыма застряла в горле плотной стеной. Она задыхалась и жаждала смерти, как облегчения. Дикое зловоние повсюду! К запаху гниющего, разлагающегося тела примешивался удушливый, угарный газ вперемешку с запахом блевотины. От него все внутренности Иовы выворачивало наружу. Жуткое зловоние вызвало приступ сильной рвоты. Весь этот ужас усилился еще и тем, что вместо обычной блевотины, из ее нутра выходили черви. Иова обнаружила, что такие же черные, жирные опарыши здесь повсюду. Их было так много, что от их мерзкого вида женщину рвало снова и снова. Но это было только началом кошмара! Пока ее желудок опорожнялся, два ящере видных чудовища схватив Иову под руки куда - то потащили. Ее ноги постоянно касались чего - то липкого, упругого, но холодного как лед. Каким - то шестым чувством она определила, что это дыхание самой смерти. Такова здесь вся почва. Иова порывалась вырваться, но силы в ней иссякли. Все, что она могла - испуганно смотреть по сторонам и видеть искаженные лица, мучимых бесами, людей. Несчастные молили о пощаде. Однако это место милости не предполагало. Повсюду мрак, огонь и боль. Самые жуткие, извращенные пытки применялись для Божьего творения, отказавшегося по доброй воле от Своего Творца. Судя по земным меркам, любая из пыток неизбежно должна была бы окончиться смертью, но только не здесь! Дабы вечно мучить рабов, смерть дала людям нетленные тела, так что ни в огне они не горели, ни в лужах крови не иссякали, остро ощущая безнадежность и боль, хулили Бога бранными словами. Глядя на их нескончаемые страдания, Иова у которой, тоже болело нутро, искренне им сопереживала. Тем временем два монстра подтащили ее к яме с ярко - полыхающим адским пламенем и без промедления швырнули вниз. Женщина и опомниться не успела, как громадные, клещеобразные огненные языки, тут же овладев своей жертвой, нещадно рвали тело на части. Фиолетовый огонь со страшной силой заживо срывал с нее кожу и мышцы, нечеловеческая боль выламывала кости. Всем своим естеством Иова желала смерти, но смерть навеки отступила... Ее истязали до тех пор, пока она не выдержала и в отчаянии не закричала:
   - Господи! Я хочу быть с Тобой! Удали от меня это чудовище... Ад... И эту боль! Защити и сохрани от зла!
   Ее сердце разрывалось на части. Только теперь Иова вдруг поняла, что такое ад и какие жестокие мучения ожидают падших грешников. Она увидела их воочию! Вот они те несчастные, души которые здесь навечно погребены! Мучимые огромными, уродливыми существами, они взывали о помощи, но вместе с тем, хулили Бога за то, что Он их больше не слышит и не любит. Она сама вдруг стала частью этой страшной трагедии. Иова испугалась. Неужели эта жуть - ее вечный удел? Но в это время леденящий душу ужас сменился умиротворением и восторгом. В мутной пелене синеватого тумана Иова все яснее различала четкие контуры прекрасного сада, в котором росли изумрудные деревья неописуемой красоты. Повсюду постепенно проявилась цветущая растительность, которая демонстрировала многообразие цветов и оттенков. Многоликий цветочный покров всех видов и расцветок, был крупнее, сильнее и красочнее самых прекрасных цветов на Земле. В нескольких шагах от себя, она увидела ярко - оранжевые, сияющие плоды. Словно маленькие кусочки солнышка, они повисли на крупных, величественных стволах. Гладкие на ощупь и идеальные на вид, они издавали сладковато - свежий аромат, от которого просто перехватывало дыхание. Непреодолимое, жгучее искушение отведать чудо - фрукт овладело Иовой настолько, что она больше ни о чем другом, и думать не могла. Рука сама потянулась к плоду. Приторно - сладкий и в одночасье яростно - горький сок понес по ее телу потоки новой, необъяснимой силы. Сродни электрическому току, разливалась легкая, приятная истома и вместе с тем ощущение усталости и ответственности за своеволие. Она почувствовала себя как бы в огне. Дух изливался через каждый нерв, сухожилие, мышцу, через каждый орган ее грязного, греховного тела. Всенарастающее блаженство постепенно охватывало каждую частицу ее естества и стремительным темпом превращалось во что-то сильное и могущественное. Почти физически Иова смогла прочувствовать притоки Божественной сущности и любви, в которой вся она таяла, буд - то воск, извергая из себя боль, непрощение и тревогу. Избавляясь от лишнего мусора, из праха и пепла восставала новая Иова - сильная, хрупкая и чистая. Озаренная праведностью Божьей, она испытала то, что называется омовением и властью во Христе. Могущество, дарованное Иове Богом ее испугало. Она оказалась неготовой к его силе и чудесам. Но еще менее она была готова увидеть величественный сонм Ангелов Божиих, который боготворил ее, словно перед ними царица Вселенной. Вглядываясь в лучезарные, участливые лица великанов, против которых сама Иова выглядела ничтожно - маленькой и жалкой, неприметная женщина ничуть не боялась этих невероятно - огромных существ. От этих добродушных великанов исходила потрясающая поддержка и тепло, так необходимые в испытаниях и скорбях. Все земное здесь вдруг потеряло всякий смысл. Это была вечная реальность, где время и пространство утрачивали свою значимость. Это та реальность духа, добрая, светлая и непорочная, где меняются ценности и обретается новый смысл. Нереальным уже казался ни этот духовный, непознанный мир, а тот, материальный и безосновательный, где все бесцельно и недолговечно. Восхищению Иовы, казалось, не было предела! Она - падшая грешница и ей вдруг открыт этот чудный, неземной мир!
   - Господи, смилуйся! - возопила она к Богу, который стоял в прозрачном туманном облаке. Иова не видела его лица, но точно знала, что это ОН.- Я не достойна таких почестей.- склонив голову, говорила она, - Ты - единый, кто имеет на это право!- она хотела сказать кое -что еще, но неожиданно для себя больше не могла произнести ни слова. Райский сад исчез, а она повисла на взъерошенных, лохматых облаках. С трепетным вниманием и любопытством она прислушивалась к тому, что происходило у нее внутри, ясно осознавая , что все это лишь прелюдия к чему -то более весомому и значительному. Иова не ошиблась! Вскоре тихо и по-отечески с ней заговорил Бог. Его голос сладостный и успокаивающий, звучал в тоже время властно и твердо. Самого Вседержителя женщина больше не видела, но его мудрые слова навсегда запечатлелись в ее духе.
   Иова, дитя мое ненаглядное! - вещал Бог.- Ты скромна, но не сдержана, великодушна, но самонадеянна. Ты сделала свой выбор сама - вкусила плод добра и зла! Отныне тебе предстоят великие испытания. За тебя просил Сатана... До времени я отниму от тебя Свою благодатную руку и тебе покажется, что ты одна. Но это не так! Я никогда тебя не оставлю и не покину! Но знай - это лишь до того времени, пока ты сама меня не отвергнешь! Я не гнушаюсь многогрешных... Мне ль не знать как коварен и лжив Люцифер... Но неверие и гордыня меня убивают... Пребудь дитя в вере! Доверься Своему Господу - и увидишь великое! Пожалуйста - выстои!
   Внезапно Иова почувствовала, что может говорить, и по - глупости ляпнула первое, что пришло в голову:
   -Господи, слова "устои" нет! Ты наверное хотел сказать - "не упади"!
   - Что сказал, то сказал! - ответил Господь и отошел.
   Внезапно все исчезло и Иова обнаружила себя спящей на полу. Она открыла глаза и сладко потянулась. Неужели это был всего лишь сон? Ее тело до сих пор пребывало в состоянии легкой эйфории.
   - Ух, ты! Вот это сон! Как бы там ни было, Господь, ради Тебя я готова на многое! Если Ты действительно со мной, я смогу преодолеть все на свете! - затем на мгновение задумалась.- И зачем я только ляпнула, что нет слова " устои"? - удивлялась она сама себе. То, что сказал Бог, в определенной мере возлагало на нее бремя и ответственность но в этот момент для Иовы это казалось вовсе не сложно.- Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе! - воодушевленно выкрикнула Штельман.
   Потом, спустя время, она еще ни раз вспомнит эти слова!
   Поникшие и притихшие в присутствии Святого Бога, бесы смогли несколько расслабиться, когда Владыка покинул их пределы. Обезоруженные Божьей благодатью, они пока что были лишены способности вредить, но беспечные слова Иовы о том, что она готова все преодолеть, жутко рассмешили двух пройдох. Глядя на их подлые, наглые рожи, искаженные ненавистью и излишней самоуверенностью, верному Рафаилу хотелось рвать и метать. Он знал, эти двое, торжествуют не зря, и совсем не сомневался в том, что Бог явился Иове неспроста. Когда Бог Что -то говорит, то делает это с определенной целью. И обращается к тем, кому предстоит много пострадать. Обычно Господь немногословен, и говорит о самых важных вещах. "Духовных пикников" ОН просто так никому не устраивает! Рафаил не сомневался, с этой минуты, и без того, нелегкая жизнь Иовы Штельман превратится в кромешный ад, пусть она этого пока и не понимает!
  
  
  
  
   ГЛАВА12
   Приближалось время обеда. Быстро выполнив запланированную работу, Марго рано освободилась. Домой идти не хотелось - все равно никто не ждал. Чтобы пообедать, а заодно и убить время, девушка решила зайти в кафе, на Арикфейской. Она любила это место! Оно напоминало ей о ее грезах и надеждах. О тех днях, когда она чувствовала себя любимой и счастливой! Сладостные воспоминания захлестнули душу. Однажды они с Фелом гуляли по центру. Вдруг начался сильный ливень. Чтобы Марго не промочила ноги, Феликс нес ее на руках целый квартал, пока на глаза не попалось кафе. Когда он внес ее в зал, все смотрели только на них... Усадив Марго за первый попавшийся столик, Феликс немедленно заказал чай с лимоном и десерт... Тот день запомнился Марго до мелочей. Именно в этом кафе, Фел сделал ей предложение... С тех пор они часто захаживали сюда. Эта забегаловка стала для них символом семейного счастья. Правда, ненадолго... И все же ее по-прежнему сюда влекли воспоминания. До свадьбы они здесь проводили много времени вместе . Порой даже не могли расстаться. Он обычно, такой обходительный, каждый раз заказывал новые блюда и самые лучшие цветы. Их доставляли корзинами. Многие девушки, сидя рядом со своими незадачливыми кавалерами, с завистью смотрели на Феликса, который казался пределом мечтаний, рыцарем из сказки. Ведь у него было все: и великодушие, и красота, и деньги! А когда он начинал говорить - это вообще было что - то! У неопытной, наивной девчушки захватывало дух, когда он клялся ей в вечной и неувядающей любви. Для Марго он стал не только возлюбленным, но и близким другом. Что же произошло с ее добрым, и ласковым Феликсом? Его буд - то подменили! Он отдалился от нее. Построил вокруг себя неприступную крепость! Ни слова, ни полслова! Не добьешься ничего! Живет отдельной, замкнутой жизнью. Столько раз пыталась вывести его на откровенный разговор, а вместо этого получала жуткий скандал и одно сплошное разочарование. На ее упреки Феликс бурно реагировал, кричал, что она неблагодарная сучка, швырял на стол пачку денег и исчезал на неделю, а то и на две. Потом, как ни в чем не бывало, появлялся, говорил, что соскучился. Куча извинений, пара поцелуев, секс... Через несколько дней такого счастья все постепенно возвращалось на круги своя. И снова одиночество и печаль... Ну почему, почему у него ко мне такое потребительское отношение? Захотел, пришел, захотел, ушел! И где он все это время пропадает? Чем по - настоящему занимается? Байки про командировки - это полная чушь! Она поняла это, когда увидела его в том Джипе, с автоматом в руках. Хотелось верить, что ошиблась, но память вновь и вновь возвращала ее к тому моменту. Нет, она не ошиблась! Это действительно был он ее - Фел! Возможно именно благодаря ей они все трое остались живы! Неужели он убийца?! Неужели бизнес всего лишь искусное прикрытие его истинных, страшных делишек? В принципе, это многое объясняет... - приблизительно такие мысли уже который день мучили молоденькую головку Марго. Неторопливо шагая по центральной улице города, девушка вскоре остановилась возле старинного здания с громким названием: "Империя вкусов". Марго вошла внутрь, нашла тот самый столик, где когда - то они обедали с Фелом. Он оказался свободным. В это время суток заведение обычно пустовало.
   Это было вполне приличное и уютное заведение в классическом стиле. Отдельные, вырезанные из дерева, и вскрытые лаком кабинки, полуинтимные, экстравагантные светильники, строгая, черная мебель под старину и белоснежные, шелковые скатерти, с обязательными живыми цветами в любое время года. Она осмотрелась вокруг. Здесь ничего не изменилось!
   " Все как всегда премиленько!"- подумалось Марго. Взад-вперед снували официантки. Несколько кабинок были заняты немногочисленными посетителями. Одна из них привлекла ее особое внимание. Марго не без любопытства наблюдала, за тем, как один краснощекий, толстый дядечка, с ожесточением кромсая ножом свою рыбу, расправлялся с форелью так, буд - то это был его злейший враг, или опостылевший начальник. "Наверное, у него сегодня не самый лучший день!"- решила девушка и отвернулась. Но этому старичку удалось сделать чудо - нагнать на Марго аппетит, которого в последнее время у нее не было совершенно. Заказав себе такую же рыбу, Киссаль вдруг обратила внимание на трех парней за стойкой бара. Очертания одного из них ей показались очень знакомыми. Стоило девушке слегка поднапрячь память, и она быстро узнала в парне своего нового знакомого - друга Штельманов - Владасара Сабариона. Обрадовавшись предоставленной возможности поболтать, Марго негромко окликнула парня. Тот услышал и обернулся. Увидев девушку, отделился от друзей и вцепившись в поданный барменом, бокал пива поспешил за столик Марго.
   - Не возражаешь? - вежливо поинтересовался он.
   - Нет, конечно!- замотала головой Киссаль.- Я же тебя сама позвала!- и она улыбнулась своей очаровательной улыбкой
   .- Ты здесь одна?
   - Как видишь. Пришла пообедать
   .- А где Иова? Вы же с ней вроде бы подруги?
   - Не вроде бы, а подруги! Но у нее сегодня аврал..
   .- Ой, слушай, вспомнил! Часа три назад я ведь ее забрал с больницы и отвез домой! Вот же затурканная голова!- Забрал с больницы? А что с ней такое успело произойти?
   - С ней ничего. С мальчишкой беда... Где -то расшибся!
   - Да ты что?
   - Да, ладно, ничего серьезного... Правда Иова устроила там такой кипишь!
   - О-о-о! Это она умеет! Одна сплошная, ходячая проблема!Они оба засмеялись.
   - Честно говоря, я иногда Микаилу не завидую! Ужиться с его благоверной нелегко! Она по натуре лидер. А Микаил тихое, домашнее растение... Сколько его знал, его почему -то всегда влекло к стервам! А ведь по нему сохли такие девчонки! Спокойные, покладистые, хозяйственные..
   . - А у тебя жена значит не стерва?- съязвила Марго, которую обидел подход Влада к женщинам
   .Сабарион нахмурился и замолчал. Он бежал от этой темы не для того, чтобы это снова обсуждать. Что может понять эта зеленая, неоперенная особа?! Что вообще смыслит в жизни?! Он достал сигарету, подкурил и сделав несколько затяжек, пристальным, испытывающим взглядом посмотрел на Марго
   .- К сожалению, - после долгой паузы, начал Сабарион, - я такой же идиот, как и он! Удивляюсь, почему нас, мужиков, так тянет к мерзавкам? Вокруг столько баб! Нет же, нужно обязательно вляпаться в дерьмо! Видно такая наша доля! Серые, хозяйственные мышки не слишком манят и привлекают. В них нет ни шарма, ни харизмы, ни сексопильности... Ничего, чтобы будоражило кровь, держало в напряжении, и заставляло душу каждый раз трепетать в ожидании ... Они как прочитанная книга... В домашнем халатике и серых, шерстяных носках. С ними неинтересно и скучно! Но, с другой стороны, - продолжал свои рассуждения Сабарион,- иногда хочется прийти домой и увидеть там милое существо, сродни домашнему животному, которое тебя поймет и приласкает... Не станет пилить, что поздно пришел... Но терпеливо выслушает и накормит вкусным обедом.
   Такие рассуждения сильно зацепили животрепещущие раны Марго.
   - Скажи, Влад, неужели женщина, стремясь, стать для мужчины добропорядочной женой, автоматически обрекает себя на одиночество?- раздраженно спросила она
   .Влад понял, что чем - то расстроил эту девочку. И попытался загладить положение:
   - Необязательно... - неуверенно пожал он плечами.- Просто... я констатирую факт... Это только на словах все выглядит красиво. Пока всречаются... редко видят друг друга... вроде бы ничего... любовь! А после свадьбы ... рутина... однообразные будни: работа - дом, дом -работа... а ночью - жена! И все!
   - Ну и ну!- взбесилась Киссаль, - Тебя послушать, получается: женщины для вас просто игрушки! Пока новая - нравится... прикольная, а после свадьбы - немного поиграл, и уже надоела!
   - Не обязательно после свадьбы! Иногда и раньше! - буркнул Владасар
   .- Что? - не поняла Марго.
   - Да, так, мысли в слух... Не обращай внимания! Я смотрю ты обиженна на мужчин? - без обиняков спросил Сабарион
   . Вопрос в лоб, немного смутил Марго
   .- Не могу сказать, что на всех. - уже более спокойно сказала девушка,- Но лишь на тех, для кого женщина вещь!
   Пару раз затянувшись, Сабарион вдруг с вызовом спросил:
   - А с чего ты взяла, что для меня женщина вещь? Я люблю и уважаю женщин. Без них наша жизнь была бы совершенно невыносимой и скучной! Просто так устроен мир: у всего есть начало и конец... И надо как - то приспосабливаться! Идеально все только в книжках и кино... А на деле все как в сказке: чем дальше, тем страшнее!- Я смотрю у тебя тоже с женщинами проблемы! - с лукавинкой заметила Киссаль.
   - Не без этого.- мрачно ответил Сабарион. Ему не нравился этот разговор. И уж совсем не нравилось, в какое русло его направляла эта девочка. Он отхлебнул из бокала пиво и чтоб побыстрее покончить с этой темой, коротко заявил:
   - Моя жена убийца!
   - Если это шутка - то довольно неудачная! - выпалила Киссаль.
   - А разве я похож на клоуна? - впился в нее взглядом Сабарион
   .- Совсем нет. - замялась Марго.
   - Не хочу показаться бестактной и навязчивой... Но раз уж мы об этом заговорили..
   .- Послушай, Марго, у меня сейчас нет ни малейшего желания говорить с тобой на эту тему! У меня выходной! Я здесь, чтобы напиться и забыться! А ты меня грузишь, тем, отчего я день и ночь бегу!
   - Если бы на моем месте сейчас сидела Иова, она бы тебе ответила так: "Проблема, от которой бежишь и стараешься забыть, не исчезает, а уходит в подсознание, и оттуда потихоньку разрушает психику и жизнь". Между прочим, многие говорят, что я умею слушать! - заинтригованная сказанным, Марго очень хотела выведать у Влада всю его историю.Она была уверенна, следующей такой возможности у нее не будет, слишком уж скрытный этот Влад! Сабарион сделал еще несколько больших глотков. Он уже был прилично подвыпивший, и его стала раздражать настойчивость этой юной особы. Но с другой стороны, - размышлял он, - если она захочет узнать, то что ей мешает расспросить Иову? И та, конечно же, все выложит подруге! Бабы, есть бабы! Секретов они хранить не умеют! Тем более чужих!Поэтому подкурив очередную сигарету, Владасар внезапно заговорил
   :- Вчера меня и двух моих помощников вызвали на кладбище. Одна из свежих могил была разрыта.Сверху нашли девушку... Кто-то подхоронил ее сверху.... Ее отрыли собаки. Внутри она была выпотрошена, что курица... Понимаешь? Пу-стая! Видя то, как поморщилась Марго, Влад несколько смягчился.- Извини за такое сравнение! Просто для меня жмурики - уже обычное дело... Но эта-а-а.... ужасающее зрелище! Ее лицо изуродовано собаками...- Внутренности... ттоже.... собаки? - с отвращением спросила Киссаль.- Нет! К сожалению, нет! Это дело рук человеческих!- Кому это нужно? Кто мог пойти на такую мерзость?! - Возможно, тот, кому нужны человеческие органы! В любом случае, все было выполнено профессионально!
   -Это сделал врач?
   - Хирург!
   - Фу, какая мерзость!
   - Мерзость, ни мерзость, а очередь желающих пересадить органы, от этого меньше не становиться! Но дело даже не в этом...
   - Послушай, не пойму, спохватилась Мрго, а супруга твоя здесь причем? - грубо перебила его Марго.
   - Да в том - то и дело, что притом! - жестко отпарировал Сабарион.- Погибшую девушку звали Мария Вильман. Родители узнали ее исключительно по родинке на ягодицах... Пропала она неделю назад. Так, вот, ее родители рассказали, что в день своей смерти, их дочь ушла вместе со своей новой подругой - Альбиной. Они из окна видели, как та ждала ее во дворе... Мою жену зовут Альбина! Имя довольно редкое, не так ли?- Ну и что? Это еще ничего не доказывает! В горроде наверняка полно других Альбин!
   - Согласен! Мы проверяли. Альбин немного и у каждой из них есть алиби. А моя жена - психически больна... Она сбежала из клиники... Кроме того, я показал родителям ее фото. Они узнали ее
   .- Твоя жена, что хирург?
   - Нет, она педагог.
   .- Тогда как она могла...
   - Выпотрошить девушку? - за Марго договорил Сабарион.- О-о-о! Ты не знаешь мою жену! Она способна на все! Но ты права, это не она! С ней работал кое - кто еще! И я даже знаю, кто!
   - Вы его уже схватили и он все подтвердил? - С некоторой надеждой в голосе спросила Киссаль. Мысль о том, что по городу бродит маньяк - убийца совсем не грела.
   - Нет, пока не схватили. К сожалению, сегодня утром он вместе со своими сообщниками сбежал. Но мы их найдем! Обязательно найдем! Это для меня дело чести! - уже ворнякал Влад.
   - И все же, Влад, я не пойму, почему ты так уверен, что твоя жена тоже в этом замешана?! Может быть она и была у этой девушки, а потом ушла
   .- Да потому, что Альбина - чокнутая и всегда была такой! Ее тянет на всякого рода гадости!
   - А можно тебе задать еще один бестактный вопрос? - не унималась любопытная Марго
   .- Ты, по-моему, сегодня только этим и занимаешься! - криво усмехнулся пьяненький Влад.
   - Если твоя жена такая уж чокнутая, почему ты на ней женился?- Тьфу ты ну ты, почему ты! Снова она за свое! Отчего ушли, к тому и пришли!
   -И все же!
   - Ну, разумеется, она не всегда была сумасшедшей! То есть, конечно, была... но не совсем... А совсем и не сумасшедшая! Стоп! Ты меня уже запутала!- заплетающимся языком, пытался вырулить Сабарион. - Раньше она была другая! Добрая, скромная, с большими черными глазами... и очень, очень низкой самооценкой! Боязливая... беззащитная... мужиков, как огня боялась! Ха-ха! Мне пришлось нимало потрудиться, чтобы войти к ней в доверие! Вот так вот! Но еще тяжелее пришлось втираться в доверие к ее разлюбезному папашке... Он у нас попс, во как! А она, стало быть, попадья! Ха-ха!
   Глуповатый вид Сабариона несколько раздражал Марго, но любопытство оказалось сильней. И она терпеливо выслушивала весь его бред, чтобы в процессе задать нужный наводящий вопрос, прекрасно понимая, что от него трезвого ничего не добьешься.
   - А кто у нас отец? Из какой он церкви?
   - Про отца Агриппу что - нибудь слыхала?
   - Конечно! Весьма достойный человек. Настоятель мужского монастыря... К нему съезжаются сотни людей!- Это сейчас он весьма достойный настоятель! А в молодости, говорят, вел очень бурную жизнь! Девок менял, как перчатки... И пил, что бык! Сильно пил... А однажды до того допился, что шел пьяный из кабака... Шел через поле... домой шел. Тут ни с того ни с сего сильная метель. Мело, жуть как! Он встать - а не может! Вовсю давай горланить - а вокруг никого! Бродил, бродил... Долго бродил... Дорогу никак не мог найти! Успел уж замерзнуть и протрезветь... Тело становилось как ни его! Испугался тогда Агриппа! Понял, что помрет и давай тогда молиться... Ну, крайний вариант, понимаешь?!
   - Да-да, понимаю! - закивала Марго, с интересом вслушиваясь в его бредни
   .- Так вот, как только он помолился, смотрит, шагах в двадцати от него изба. Ну, кое - как дополз... На пороге его уже ждал молодой мужик... Обогрел, накормил и говорит:- Ты Агриппа, если не одумаешься, до Пасхи не доживешь!Потом Агриппа уснул. Когда утром проснулся, обнаружил себя лежащим среди поля. Вокруг все белым - бело, а там, где он пар из земли идет и трава растет! Твердят, что именно этот случай и решил дальнейшую судьбу старика... Ну, то есть... он тогда еще не был стариком... А наоборот... Молодым
   !- Я поняла. Не беспокойся! А вообще, замечательная история! Только вот, вопрос: если он после этого случая стал монахом, как же у него появилась Альбина? Насколько я осведомлена, монахам нельзя жениться!
   - Ха! Кто тебе сказал, что он женат? Я этого и не говорил! С рождением моей благоверной... хотя какая она благоверная! В общем там мутная история! Агриппа вообще мутный тип! С бабой какой - то погулял... Она и родила! Когда Альбинке исполнилось 10 лет, ее мать умерла... А перед смертью письмо Агриппе накатала, так, мол, и так Альбина твоя дочь... Прими и воспитывай! А он, нет, чтоб усомниться... Мало ли что! Принял Альбинку! Хотя и долго не знал, как с ней быть... Потом отправил в Беригусловский женский монастырь, на воспитание. До совершеннолетия она была там... Потом какое - то время на квартире, вместе с отцом... Он ее до того своим церковным уставом задолбал, что она, бедняга не знала как от него сбежать! Штаны и короткие юбки не носи... Ходи в платке... Не красся... Веди себя пристойно... и т. д. и т. п.! Когда она поступила в институт, мы с ней и познакомились... А вскоре и поженились! Вот собственно и все! Твое любопытство удовлетворено?
   - Вполне! - улыбнулась Марго.- Вот только...
   - Вот только что? - заискивающе посмотрел на нее изрядно подвыпивший мужчина
   .- Совсем непонятно, что произошло с вашим браком? Ведь вы похоже были хорошей парой!
   - Были! - икнув, мотнул головой Сабарион.- И сплыли! Не такой я и хороший, как тебе кажется! Работа в полиции сжирает все мое время! Отдушиной Альбины был наш сын. Когда он погиб... Вот тогда она и озверела! Во всем винила меня! Я не отрицаю, виноват! Но, что мне сделать? Застрелиться? И так наказан дальше некуда... На всю оставшуюся жизнь! А эта дура, ударилась в оккультизм... И пошло - поехало! - махнул рукой Сабарион.
   - Выходит, твоя жена одержима духом оккультизма! Страшная догадка осенила Марго.- А что если это сатанисты?
   - Что сатанисты? - плохо соображая, переспросил Сабарион.
   - И тот хирург, и твоя Алабина - сатанисты!
   - Незнаю...- снова замотал головой пьяный парень.
   - Прости... я как -то не очень сейчас соображаю..
   .- Ладно, проехали!- Марго поняла, что объяснять сейчас что -то Владу бесполезно, поэтому предложила:
   - Давай я провожу тебя домой!
   - Нет!- запротестовал Влад.
   - К себе домой я не поеду! Поехали к тебе!
   - Ко мне нельзя! Я все -таки пока замужем!
   - Тогда поехали в гостиницу!
   - Но почему ни к тебе?- удивлялась Марго.
   - Ко мне нельзя! У меня там этот... Как его... Барабашка чертов...- после этих слов Сабарион совершенно отрубился.- Ну и что мне теперь с тобою делать?- сокрушалась девушка. Она вспомнила про двух его друзей, однако тех уж и след простыл! Кое - как дотянув парня до машины, Марго пришлось вести Влада к себе домой. Не оставлять же его здесь! Всю дорогу она молилась о том, чтобы Феликс сегодня не явился домой... Ей повезло. Фела так и не было. Но с Владом мороки было тоже нимало! Во сне он постоянно кричал, бурчал и с кем -то воевал. Марго становилось ни по себе, когда она слышала в нем несколько совершенно разных голосов, которые угрожали девушке жестокой расправой. В такие минуты она становилась на колени и тихо молилась. Влад замолкал, но ненадолго. Через время крики становились яростней и громче. Марго снова молилась, и парень снова затихал. Так продолжалось всю ночь. Поутру Марго уже знала, что делать. Пока Сабарион спал, Киссаль позвонила подруге и попросила их с Микаилом через пару часов подъехать к дому Влада. Затем растормошив Сабариона, заварила тому кофе, и когда он немного пришел в себя, решительно заявила:- Давай, собирайся, мы едем к тебе! Штельманы нас там уже ждут!
   -Как я здесь очутился?- обхватив голову руками, Спросил Сабарион
   .- Ты вчера малость перебрал... и потом в кафе отключился... Где твой дом я не знаю... Так ты и попал ко мне.
   - У-у, голова раскалывается! Я вообще - то не пью...
   - Тогда зачем начал? А впрочем, забыла! Ты хотел убежать от себя!
   - Чего-о-о? Что я там тебе вчера наговорил?
   - Надеюсь правду
   !- Болван! Мне нельзя пить. Я становлюсь излишне болтливым!
   - Да ладно, расслабься! Ничего особенного... по крайней мере, глупого я от тебя не услышала! Но кое - что меня проняло... и хочу по этому поводу высказаться! На, натягивай свою куртку, выходим
   .- Только машину поведу я!- предупредительно заявил Сабарион.- Прости, но женщины за рулем доверия не внушают. Кроме того ты не знаешь дороги.Марго ничего не ответила, и парень воспринял это как знак согласия.Пропустив Влада вперед, Киссаль заперла квартиру, и две пары ног быстро затопали вниз по бетонным ступеням. Затем заскользилили ворота гаража и вскоре они уже двигались по направлению к дому Сабариона. Дорогой Марго пыталась подготовить Владасара к предстоящим событиям.
   - Знаешь, Влад, мне очень хочется сказать тебе одну вещь!- Ну, говори. Кто ж тебе мешает!- А ты не обидишься?- Я не барышня, чтоб обижаться! - мрачно буркнул парень.- Мне кажется, ты страдаешь от того, что взвалил на себя непосильную ношу вины. Ты винишь себя во всех смертных грехах! - С чего ты это взяла?- Послушав вчера тебя. - А-а! - многозначительно кивнул Сабарион, - Значит все -таки лишнего наболтал!- Ну, перестань! Я искренне хочу тебе помочь!- А с чего ты взяла, что мне нужна помощь?- Я вполне неплохо живу...- Настолько неплохо, что не хочешь даже ехать к себе домой?! Пойми, во всем , что творится в твоем доме, и в тебе самом, есть и твой немалый вклад!- Тоже мне, Америку открыла!- Ты меня неправильно понял! Все мы однажды совершаем какие -то ошибки! Но, в отличии от других, ты способен здраво оценивать ситуацию. Многие же предпочитают обвинять других... И это неправильно! Ты же, думаю, сделал соответствующие выводы... и теперь нужно идти дальше... не циклиться на проблеме... не уничижать себя алкоголем...- Идти куда?- с вызовом спросил Влад.- Вперед!- невозмутимо ответила Марго. - Пойми, чувство вины - опасный советчик! Я понимаю... все разрушено... и кроме отметок в паспортах, не осталось ничего! Но ты должен найти в себе силы себя простить и начал все сначала! Забывая заднее, простирайся вперед... тем более, что ничего уже не вернешь и не изменишь!- Ты что в психологи решила записаться? Типа я твой первый клиент! - зло огрызнулся Влад.- Тогда слушай! Мне поздно что - либо менять! Мне не вернуть ни сына, ни психическое здоровье Альбины... У нее крыша съехала по моей вине! Когда я ей был нужен, меня не было дома... А теперь все кончено. И незачем вся эта болтовня!-Да пойми ты, наконец, каждый совершает свой выбор сам! У твоей Альбины, после смерти сына, был выбор утешиться в Боге. Но вместо этого, она сознательно выбрала тьму! И ты здесь ни при чем! Она знала, что игры с сатаной чреваты последствиями... воспитывалась в монастыре... Сознательный выбор - страшнее всего... Впрочем, обман - не лучше! А ты - именно обманутый! Врагу душ человеческих удалось навязать тебе чувство вины. Благодаря этому, он тебя полностью контролирует! Избавься от вины - и твои духовные кошмары уйдут! Дом очиститься... Жизнь наладиться...Сабарион какое - то время, молча, слушал, затем неожиданно заговорил:В том, что ты говоришь, логики мало. Каким образом от чувств, а вины может изменить мою жизнь? Врят ли это возможно... А выбор моей жены я отчасти понимаю! Лучшую часть жизни провести под запретом и замком! Разве милостив был к ней Бог, если допустил для нее такую жизнь? - Пути Господни не исповедимы! Кто его знает, что лучше, а что хуже!
   - Что она видела кроме формальной религии?- Видишь ли, Владасар, оккультизм - это тоже своего рода религия... Только религия сатаны. Те, кто занимается ею, рано или поздно пожинают психическое расстройство. Ровно, как и те, кто погрязает в чувстве вины. Пора тебе все это принять! Марго говорила с такой пылкой искренностью и убежденностью, что Владасар постепенно начал здаваться.
   " А может она и права, эта девчонка? Может, хватит уже?!- со злостью на самого себя, думал Сабарион. - Раскис как баба! Взять хотя бы Марго... Уверен, в ее жизни тоже не фонтан! А девчушка молодец, держится..."
   - Послушай, Марго, я себя чувствую идиотом. Ты обо мне знаешь все, а я о тебе, практически ничего! Расскажи что -нибудь и ты о себе! - мягко вдруг попросил Сабарион
   .- И что же тебя интересует? - со смущенным кокетством спросила Киссаль
   .- Ну, например: кто ты? Как живешь? Чем занимаешься? И вообще, рассказывай все, что посчитаешь нужным!
   - Ну, хорошо! Зовут меня Маргарита Киссаль, урожденная Фрейден. Мой отец умер от рака еще до моего рождения. Поэтому его я видела только на фотографиях. Меня воспитывала мама. Она высокотворческий человек- художник. Ее картины занимают самые престижные выставки мира. Но к сожалению, художники зарабатывают не слишком... И чтобы хоть как - то существовать, она устроилась работать на заводе. Работала посменно. Предоставленная самой себе, я взрослела самостоятельно. Пришлось очень рано научиться готовить, и вообще, вести домашнее хозяйство. Училась я хорошо, но времени для этого, практически не имела. Мама вскорости вышла замуж, и у меня родился брат, который требовал немереного внимания. Новый муж был гораздо моложе мамы, и иногда я его встречала на улице с разными тетками. Маме из жалости ничего об этом не говорила. А однажды этот поддонок стал приставать и ко мне... Правда, ничего такого не было... И тогда, впервые в жизни, я задумалась над тем, чтобы как можно быстрее убраться из дома. Но идти было некуда. Единственным выходом для себя я считала счастливое и обеспеченное замужество. Через пол года, окончив школу, я поступила на экономический... У меня появились свои друзья, а у друзей были еще друзья... И так я познакомилась Феликсом. Он поразил меня своим умом и способностью незаурядно мыслить. Феликс - он философ! Собственно, его так и прозвали друзья. Он много читал... Большой любитель классики и духовной литературы. С ним было очень интересно! Фел без труда мог процитировать любую книгу. Меня удивляла и вместе с тем восхищала его способность цитировать страницы наизусть! Поэтому, когда, однажды, он предложил мне руку и сердце, я с радостью согласилась. Мне тогда только, только исполнилось 18. Фел старше меня на 8 лет. Я всегда видела в нем старшего друга и была безумно в него влюблена.
   - Была? - акцентировал внимание Влад.
   - Да, была. Мы живем уже год. За этот год многое изменилось... Мы превратились просто в соседей... - с этими словами Марго совсем сникла.- Тебе, в общем - то тоже не позавидуешь! Встретились два одиночества! - с грустной улыбкой констатировал Владасар.
   Искоса взглянув на Сабариона, Марго заметила, что его агрессия немного спала. С самого первого дня их знакомства, она почему - то прониклась доверием и одновременно сочувствием к этому непростому парню и сейчас тихо молилась Богу о том, чтобы их предприятие состоялось и все прошло гладко, без помех.Съехав с центральной улицы, машина свернула на проселочную дорогу и протянув еще несколько метров, вскоре резко заскрипев тормозами, остановилась
   .- Приехали.- Коротко бросил Владасар, неохотно приоткрывая дверцу машины. Они остановились у ворот маленького, но довольно аккуратного домика, с превосходной стеклянной террасой, выходившей в пустынный сад
   .- А вот и Штельманы! - указала Киссаль прямо перед собой. И действительно Микаил и Иова как раз выглянули из противоположного переулка
   .- Все в сборе! - подойдя к ним, констатировала вместо приветствия Иова.
   - Вот и чудненько! - Влад, ты готов?
   - К чему? - не понял тот
   .- К освящению дома. К чему же еще!
   Или ты забыл наш договор?
   - Нет... я помню... - как - то неуверенно заюлил Влад.
   - Только мне что-то не по себе... Мандраж... С похмелья что ли? Раве мы договаривались на сегодня?
   - Нет, но сегодня у нас выдался свободный день. И мы подумали, ты будешь не против... В конце, концов это же в твоих интересах! Поддержал жену Микаил.
   - Да, конечно... - взволнованно промямлил Влад. Видно было, его что-то беспокоит. Отворив невысокую калитку, он пропустил гостей вперед. Нарядные клумбы, из пестрых цветов, сразу же привлекли к себе внимание посетителей. Красные, фиолетовые, розовые, малиновые, желтые... они шикарно распростерлись по саду неожиданной, цветной мозаикой.
   - Ух ты! - в один голос восхищенно вскрикнули девушки.
   -Никогда не видела ничего более красивого!- восторженно заявила Иова
   .- Ты посмотри сюда, подруга! - вдруг позвала ее Марго.
   Иова прошла чуть вперед и обомлела от удивления и восторга. На одной клумбе из маленьких, декоративных барбарисов, зияла ярко - красная надпись: "Влад + Альбина = любовь"
   - Вот это да-а! - вскрикнула Штельман.-Кто это у вас так постарался?- непроизвольно вырвалось у Марго.- Это все Альбина... Она любитель таких штук... Пафос и показуха - ее стихия! - сконфуженно пробормотал Сабарион. Затем поспешил объяснить: - Это самые ранние сорта. Альбина заказывала их отовсюду, любила ранние, цветы!Наш двор обычно, из всей округи всегда расцветал первым!
   - Они такие яркие!- восхищенно заметила Марго
   .- Да, это в духе Альбины! Она любит все пестрое и раздражающее глаз! Такие растения мучают глаз в течение шести месяцев в году
   !- Тебе не нравятся цветы?- удивленно спросила Марго.
   - Мне не нравятся попугайские цветы и в особенно глупые, попугайские надписи из них! - поправил ее Владасар и после короткой паузы, добавил:
   - Она сделала это,- кивком головы указал он на надпись из цветов, - три года назад...Когда еще все было иначе... Детский сад какой -то, честное слово! За цветами давно никто не ухаживает, удивляюсь почему они никак еще не засохнут?! - с раздражением фыркнул он, и повернувшись к девушкам спиной, быстро зашагал в дом. Иова догнала Сабариона
   .-Влад, что там по вчерашнему делу, что - нибудь прояснилось?
   Влад молча, достал из кармана куртки фотографию и протянул Штельман
   - Он?
   - Да, он!- Увидев в профиль холеную, ухмыляющуюся физиономию, с готовностью почти вскрикнула Иова.
   - Эту рожу я узнала бы из тысячи!
   - Я не сомневался. - как бы в подтверждение своих догадок, кивнул Сабарион.
   - Кто он?
   - Владелец ночных клубов, стриптиз баров, казино и закрытых, публичных притонов. За ним числится длинная цепочка всякого дерьма! Но то в чем ты его обвиняешь очень серьезно! Кроме твоих слов у нас больше нет никаких доказательств!
   - Но как же? А этот хирург? Ведь я сама слышала, как они говорили о какой -то разрытой собаками могиле!
   - Могиле? О какой могиле? Ты мне об этом ничего не рассказывала!- вмиг насторожился Влад.- Почему?
   - Нет?!- удивилась Иова. - Ну значит забыла! Я вчера явно после такого была ни в себе!
   - Припомни - ка подробнее, что они коннкретно говорили?
   - Ну о том, чтовроде бы собаки на кладбище разрыли могилу какой -то девочки, которая, насколько я поняла была прикопана сверху этим хирургом. Он твердил, что ввиду сильных морозов не мог закопать глубже. Фу, мерзость какая!- покривилась Штельман.
   - Значит, хирург!- задумчиво проговорил Сабарион. За ним давно тянется хвост...
   - Так почему же вы его до сих пор не арестовали?
   - У него хорошие адвокаты!
   - Этот бритоголовый твердил о какой -то семье, убитой ими подобным образом.
   - Да, было дело! Много лет назад против этого врача дочь одной старушки подала на хирурга иск в прокуратуру. Она утверждала что тот вырезал у ее матери почки... Прокуратура провела расследованиеи признала обвинение недействительным. Когда подняли медицинские документы, выяснилось, что старушка жила на исскуственных почках. Естественно дело закрыли. Но интересно то, что через некоторое время ее дочь, подавшая на хирурга иск вскоре умерла от сердечного приступа.
   - Знаешь, а ведь эта старушка и ее дочь - мои мать и бабка!- огорошила Сабариона Иова.
   - Значит, мою мать тоже они...- обреченно прошептала Иова. - Значит из-за этих я так рано потеряла семью!
   - А вот это уже интересно!- с профессиональным интересом посмотрел на нее майор.- Вспомни пожалуйста, о чем бандиты говорили еще! Это очень важно!
   Иова тяжело вздохнула.
   - Ну-у еще они твердили о каком -то майоре, севшем им на хвост...
   - Майоре?- усмехнулся Влад.
   - Майоре.- утвердительно кивнула Штельман и тут ее озарило:
   - Влад, не о тебе ли они говорили?Автомат тебя не берет...- задумчиво проговорила Иова, припоминая слова Артура.
   - Что? - не понял Сабарион.
   - Да этот бритоголовый обмолвился о том, что мол майора автомат не берет, но они все равно с ним расправятся... Слушай, а ведь тогда... мы тогда втроем...- страшная догадка осенила Штельман.- Влад, так ведь тогда в машине стреляли в нас тоже они! Я уверенна в этом!
   - Что ж, Иова Штельман, поздравляю! Вы автоматически превращаетесь в нашего главного свидетеля! - официозно сказал Влад и многозначительно посмотрел на Штельман.- Надеюсь, ты понимаешь?! Идет расследование... Мы их ищем... Но пока что, над тобой висит потенциальная угроза...
   - Значит они еще на свободе.- С ужасом констатировала женщина.
   - Увы, пока да!
   - Ободряющая перспектива, ничего не скажешь! -нахмурилась Иова. - И что прикажешь мне теперь делать? Ждать, пока они меня где -нибудь кокнут?!
   - Надеюсь, до этого дело не дойдет. К тебе будет приставлен человечек... Он за тобой некоторое время походит...
   - Превосходно!- оборвала его Иова.- Решили ловить на живца? И сколько он будет меня пасти?
   - Сколько понадобиться. А ты что против?
   - Против! - уверенно заявила Иова. - Не люблю, когда кто-то бродит по пятам!
   - У тебя нет выбора, дорогуша... Собственно, как и у нас! К тому же , с твоей -то рассеянностью, ты его врят ли заметишь!
   -Угу.- с напускным пониманием кивнула женщина. После чего твердо произнесла:
   - Значит так, дорогой мой, обойдусь без твоих пастухов! Не нужно мне твоих человечков! Все это время обходилась без них, надеюсь и теперь Бог милует! Кто у нас полицеский? Ты?! Будь добр занимайся этим сам! Ищи как хочешь, но без меня! Не понимаю! Неужели в таком крохотном городишке как Трикопольеус, нельзя найти трех бандитов?
   - Не все так просто, как кажется, Иовочка! Не распускай пожалуйста перья... Лучше ответь мне, на один вопрос: как ты считаешь: почему Артур Гайдим заинтересовался именно тобой?
   - Вла-ад, я думала ты мне об этом скажешь! Я перебрала массу вариантов! Ну не пересекались мы с ним нигде! Впервые его вижу! Ума не приложу, что ему от меня нужно! Одно я поняла наверняка: он меня знает давно и очень хорошо! По крайней мере, фамилия моя ему знакома... И даже имеется какое - то фото!
   - Ну, вот, а ты говоришь, человечек не нужен! Извини, рисковать твоей головой не могу! Если что случится, Мик с меня голову снимет!
   - Угу!- недовольно запыхтела Штельман. - Лучше приставь кого- нибудь к моим детям! А я уж как -нибудь о себе позабочусь! И пожалуйста, Мику ни слова об этом!
   - Но он должен...
   - Нет! У него и так проблем выше крыши. Не стоит его волноватьпо пустякам! Если что-то наверняка прояснится, вот тогда и расскажешь, голые домыслы, как ты изволил выразиться, нам ни к чему!- настоятельно потребовала Штельман.
   Тут к ним подошел Микаил, и оба, как по команде замолчали.
   - О чем речь? Иова, у тебя такой встревоженный вид...
   - Да, так, о всякой ерунде! - поспешила его успокоить жена. Она совершенно не хотела лишний раз беспокоить мужа, поэтому скрыла от него всю эту странную историю. Чтобы покончить с расспросами, женщина резко развернулась и направилась к крыльцу, где их уже с нетерпением ждала Марго.
   - Иова,а как тебе эта прелесть? Это просто нечто! - указала девушка на плющи, которые отдельными, яркими цепочками образовывали вокруг террасы, красивые, ровные колонны.
   - Превосходно. - Сухо ответила Иова, которой уже было ни до цветов. Оставив на улице остальных, она толкнула входную дверь и уверенно вошла в дом. Несмотря на утро, внутри было мрачно и темно. Зашторенные темными занавесками окна, кое - где, словно гигантскими когтями, поцарапанные стены и потолки, содранные куски обоев, наполовину разбитые светильники, и окна, местами, обгоревшая мебель и полы - все это придавало дому ощущение разрухи и заброшенности. Тяжелая, отчужденная атмосфера давила и угнетала разум . Иова ходила по дому и вспоминала прежние, некогда уютные, чистенькие комнатки, ухоженные и со вкусом обставленные заботливой, хозяйской рукой Альбины. Совершенно не верилось, что она попала в тот самый дом, где однажды они вчетвером отмечали юбилей Владасара. Шикарный стол, фирменный, Альбинин торт... и много веселья и остроумных шуток... Это было лет 10 назад... Но казалось, что это было только вчера!
   -Эх, Альбина, Альбина, бедная ты моя! Что же ты натворила!- сокрушалась Иова, непереставая ужасаться нынешнему логову тьмы - суровому и неприступному.
   - Теперь понимаю, почему Влад не спешил ехать к себе домой! - вполголоса проговорила, Марго. Она вошла вслед за Иовой и тихонько ходила рядом с ней. - Какой контраст дома и сада!
   - Да, уж, здесь дышится тяжеловато! - подтвердила Иова.- Раньше, все было несколько иначе. Дом стоял весь в цветах. Было так хорошо! Всюду идеальный порядок... и ощущение счастья... оно сменилось тревогой и каким - то необъяснимым могильным холодом.
   - Словно в подтверждение ее слов, неподалеку от них что- то грохнуло.
   - И что это было?- испуганно спросила Иова.
   Шум оказался настолько сильным, что его услышали Влад и Микаил. Через мгновение Влад держал осколки лампы и объяснял:
   - Мерзавец! Решил проявиться!
   - Кто? -непоняла Марго.
   - Тот, ради кого вы здесь! - взволнованно ответил Сабарион.- Видишь, во что он превратил мой дом!
   - Так это он?! - с ужасом в голосе спросила Марго.
   - А ты думала я?- обиделся Влад.
   Марго ничего не ответила, лишь глуповато улыбнувшись, виновато пожала плечами.
   - Давай прекратим болтовню и поскорее начнем молитву.- предложил Микаил. И все с радостью согласились. Все, кроме Сабариона. При слове молитва, ему стало нехорошо.
   - Пока вы тут будете молиться, я выйду на улицу. - Нервно предложил он.
   - Э, нет, дружок! - запротестовал Штельман.- Ты хозяин дома и должен находиться с нами! Становись - ка в круг! И без возражений! - он почти силком впихнул Влада в центр круга. Затем ребята взялись за руки и стали молиться. В соседней комнате снова послышался дикий грохот, и шум битого стекла.
   - Шкаф!- негодующе выкрикнул Сабарион.- Этот урод завалил шкаф!
   - Спокойнее, Влад, не стоит отвлекаться! Он, похоже, этого и добивается!
   - Что, не нравятся, тебе засранцу, молитвы?!- не унимался Сабарион.- Ничего, потерпишь! Может сдохнешь, падаль!
   - Стоп, Влад! Так нельзя! Давай ты сейчас замолчишь... И чтобы ни случилось - ни слова!- попытался его успокоить Штельман.- Твои вопли ничего не дают... Только мешают!
   - Ладно, ладно, молчу... - Сабарион покорно стал в круг и стоял спокойно. Но лишь до того времени, как Микаил произнес:
   - Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, прощает и... - Штельман не успел договорить, как Влад неожиданно завыл и закрутился юлою по кругу. Нечто подобное ребята ожидали. Непрерывные молитвы неслись из их уст. Все трое с ужасом наблюдали за тем, как в доме, ниоткуда появился сильный вихрь и закрутился, завертелся вокруг них, захватывая на своем пути, все, что только попадалось. Жутким образом ожили вещи. Вместе с прочей мелочью диван, тумбочка, комод, угрожающе зависли прямо над их головами, готовые в любой момент атаковать. По телу молитвенников мурашками забегал страх, а сами молитвы становились все более неистовее и горячее. Вскоре, чья-то невидимая, подлая рука, швыряя в них стульями, зловеще захохотала. Ужас сковывал разум, языки заплетались, колени дрожали. Разбитые останки стульев разлетались в разные стороны, непостижимым образом огибая молящихся людей. За стульями последовали кресла и письменный стол. Несмотря на то, что траектория полета была верной, и казалось точно и неизбежно должна поразить четверых смельчаков, их ждала та же участь, что и стулья - с дребезгом ударяясь о стены, жалкие куски дерева снова и снова падали мимо и разбевались о пол и стены. И Штельманы и Марго ясно осознавали, в эту минуту с ними был Бог. В противном случае все четверо, уж давно бы были погребены под грудой мебельных руин! Тем временем Влад яростно зарычал:
   - И не думайте... Я не уйду! Он мой... По праву мне принадлежит...
   - Нечистый дух ответь: как твое имя?
   - Экст-расе-енс из свиты Питона! - простонал лютый демон.
   - Именем Иисуса, Экстрасенс выйди из Владасара!
   - Не-е-ет! Не уйду!- снова завопил Экстрасенс.
   Тогда эту же фразу они повторили втроем, еще несколько раз. Одна за другой взрывались лампочки. Сбивая их с ног, в доме забушевал настоящий ураган. Вымаливая у Бога защиты и помощи в борьбе со злом, молодые люди, от всего сердца провозглашали Имена Бога и Его господство на этом месте. Шокированные страшным зрелищем, где -то в душе, они уж были готовы и на побег, что несказанно обрадовало Экстрасенса. Он чувствовал, что сдаваться нельзя, наоборот, стоит прибавить спецэффектов.
   Пока маловерные люди продолжали стойко бороться, Рафаил, Натаниэль, Милан, Амон и Нафанаил, образовали еще один круг, изнутри и с наружи, сдерживая яростный натиск злобного демона, который устами Владасара, извергая на святых страшные проклятия и брань, изо всех сил старался запугать их еще больше. Хаос продолжался до тех пор, пока Микаилу не пришла в голову умная мысль, запретить бесам буянить. Затем применяя власть Иисуса, Микаил снова потребовал, чтобы Экстрасенс сию же секунду оставил тело Владасара. На что демон металлическим голосом прохрипел:
   - Скинь рога, недоумок... И лучше сосредоточься на своей потаскухе! Она с Максом шикарно порезвилась!
   При столь жестоких обвинениях Экстрасенса, ноги Иовы подкосились. Из бледной, она сперва сделалась ярко- пунцовой, затем, сцепив зубы, позеленела. Позор и гнев сделали свое роковое дело и ее рвение в молитве заметно ослабело. Она, тем не менее, не переставала молиться, но сосредоточилась теперь уже, исключительно на себе, слезно умоляя Бога заткнуть рот подлому бесу, пока тот не рассказал о деталях. Помощь пришла в лице Рафаила.
   - Ты омыта кровью Агнца. Используй это! - прошептал он ей на ухо.- Освободись от гнева и мыслей о своей репутации... Что бы он ни говорил, игнорируй все гнусные реплики... Это всего лишь беспомощный кураж... - внезапно озарило Иову. Женщина ухватилась за совет Архангела, как за соломинку, совершенно не подозревая о том, что он исходил не лично от нее самой. Насилу справившись с бурлившими внутри нее адскими эмоциями, дрожащим от волнения голосом, Иова выстрелила:
   - Если исповедую грехи свои, то Бог будучи верен и праведен, прощает мне грехи мои и очищает от всякой неправды! Я дите Божье, омытое кровью Христа! Властью данной мне Иисусом Христом, связываю тебя, Экстрасенс, дух лжи и колдовства.
   - О, Рафаил, ты погубил меня-я!- ни с того ни с сего заревел вдруг Сабарион.- А ты, Марго - Маргаритка, что так пристально смотришь? Я знаю, не хочешь отстать от подруги! Тебе ведь нравится этот слюнтяй, или то, что ниже пояса, а? Твой Феликс ведь тебя уже давно не устраивает! Он недостаточно хорош для такой чистоплюйки, как ты! Знаю тебя! Ты под стать подруге! Очень скоро тобой займуться!
   - Иисус - мой Господь! Ты не имеешь права судить меня и всех, кто со мной! - вознегодовала Марго.
   - Эта душа моя! - снова завопил Экстрасенс.- Убирайтесь, обещаю, я вас не трону! Клянусь! Иначе вам отсюда живыми не выйти!
   Неожиданно отделившись от остальных Микаил побежал на кухню и под шквалом мебельных останков, быстро вернулся обратно со стаканом воды в руках.
   - Господи, снизойди Духом Твоим Святым на эту воду, освяти ее и очисть!- исступленно выкрикнул Штельман и залил воду в глотку Сабариону.
   -Кровь! Вы напоили меня кровью!- взъерепенился нечистый дух.- Я отомщу, жестоко отомщу!
   Пока демон изо всех сил старался запугать людей, Иове в очередной раз пришла в голову светлая мысль.
   - Именем Владыки неба и земли, и всего того, что под землей- Господа нашего и Спасителя- Иисуса Христа распятого и властью дарованной мне Им, приказываю тебе дух тьмы, заткнись и убирайся прочь из тела Владасара... Из его жизни... И из его дома! Иисус - мой Господь! Давай, ребята, все вместе!- обратилась она к остальным.
   - Иисус - мой Господь!- выкрикнули все трое. Они то запрещали, то молились, то благодарили Бога за особождение. Их голоса в жутком шуме слышались с трудом. Но, готовые стоять до конца, они не отчаивались и молились дальше, всем сердцем веруя в то, что Бог обязательно пошлет освобождение Владасару. И так продолжалось не один час. Казалось этот ужас не кончится никогда! Но ни с того ни с сего, шум неожиданно начал ослабевать и наконец совсем прекратился.
   - Куда мне идти? - невероятно жутким, мученическим басом, прохрипел вдруг Экстрасенс.
   - Иди туда, куда тебя послал Иисус! - под диктовку Рафаила все это время говорила Штельман.
   Внезапно, изможденное тело Сабариона забилось в сильных конвульсиях... и вдруг стихло... обмякло и растянулось на грязном полу.
   Кажется все! - устало констатировал Микаил.
   - Фу-ух! - после некоторого ожидания, облегченно вздохнула Киссаль.- Думала это никогда не кончится! Честно говоря, меня до сих пор типает!
   - Похоже, он действительно, вышел.- вымученно прошептала Иова. У всех троих было ощущение буд - то каждый из них, в одиночку, разгрузил вагон угля.
   - Как ты себя чувствуешь? - вспоминая недавние слова беса, смущенно склонилась над Владом Марго.
   - Незнаю...- только и смог вымолвить Сабарион. Затем, медленным взглядом осмотрел разбитый вдребезги дом и изумленно спросил:
   - Что здесь было? Землетрясение или ураган?!
   - И то и другое сразу!- криво усмехнулась Иова.
   - И где я теперь буду жить?
   Все трое взорвались от нервного смеха.
  
  
   ГЛАВА13
   История риэлтора заинтересовала Лаврью. Он решил поподробнее узнать о том, что же по - настоящему произошло на Черном острове. Добытые им сведения, не слишком отличались от тех, которые ему сообщил его агент.
   Неподалеку от Шотландских островов кучка людей, состоящая из моряков, искателей жемчуга и просто одиноких путешественников, в поисках новых, необжитых территорий, облюбовала себе небольшую, уютную бухточку в южной части небольшого, безымянного островка, необитаемого, но очень красивого. В основном это были люди, находившиеся не в ладах с законом. Однако среди них имелись и интеллигенты, стремящиеся, к свободе от общепринятых рамок и порядков. Непосредственным кормильцем для каждого из них, стало море, поэтому поселенцы, между собой называли этот остров Рыбацким. Жили они в крошечных, бревенчатых лачугах и получали скромные гроши за свой адский труд. Но буквально через полвека все изменилось. Благодаря своему выгодному местоположению, нищий поселок расцвел на глазах. Для заезжих купцов и торговцев, он стал очень привлекательным местом. Ведь здесь обнаружились немалые залежи алмазов. Быстрыми темпами маленькая бухта преображалась в большой морской порт. Множество купцов с лучшими товарами мира направляли свои галеры в порт Винцента - так со временем назвали южную бухту. Отовсюду съезжались знатные люди и великие мастера своего дела ремесленники, архитекторы, кораблестроители,торговцы, да и просто с целью наживы, всякий, разный сброд. Все они обживали все новые и новые районы южной части острова. Постепенно поселок разрастался, набирал силы, искал пути к ускоренному развитию экономики и культуры. Вскоре, на фоне покосившихся избушек, один лучше другого, выросли изумительные каменные особняки. На середину 17 столетия пришелся пик развития порта Винцента. Его население теперь на добрую половину состояло из богатых вельмож иностранцев, для которых остров стал выгодным местом капиталовложений . Разношерстная публика густой, массой валила в Винцента и заполонила собой поселок, который казался непомерно - малым для такого огромного количества народу. В течение 24 часов взад - перед сновали люди и грузы, занятые и бездельники. Сотни пьяных рабочих и моряков разного статуса и народностей порополняли своим присутствием немногочисленные душные трактиры. Весь этот сброд, в поисках приключений, перекочевывал из одного кабака в другой. Стремясь разнообразить свои серые будни, они развлекались всегда однообразно. После солидной попойки, обычно устраивались пьяные драки... Красавчики , что по моложе, участвовали в бесконечных, любовных интригах и всевозможных, нечистых авантюрах, а старики, никогда не просыхая так и доживали свой век в кабаках.
   Рядом с расфуфыренными юными джентльменами, носилась вечно - голодная, босоногая детвора рыбаков. Казалось между ними не существует сложных, социальных преград. Их незатейливые, совместные игры, часто сводились к катанию на задворках повозок и роскошных карет... Впрочем, девочки в этом не участвовали. С зонтиками в руках, и прислугой за спиной, они важно расхаживали по порту, без конца кокетничая с окружающими. Проходя мимо, богатенькие тетеньки и дяденьки им снисходительно кивали в ответ, наговорив при этом массу комплиментов...
   Вдоль пристани, соперничая друг с другом, в превосходстве и великолепии, красовались галеры с громоздкими мачтами и легкими, воздушными парусами, в томном ожидании, однообразно покачиваясь на бирюзовых волнах. В любой момент они готовы поднять якорь и, сорвавшись с места, умчаться куда - то вперед, в бескрайние просторы Норвежского моря.
   Великое разнообразие людей, товаров и флагов, дополняло не менее великое разнообразие запахов и всевозможных благовоний. Но никакие заморские масла и благовония не могли заглушить доминирующий повсюду, запах рыбы. Благодаря непомерно огромным лоткам с немыслимым разнообразием морепродуктов, которое шустрые торговки, без конца перекладывали в авоськи покупателей, рыбой пахло куда ни плюнь...
   Кроме свежайшей и вкуснейшей рыбы, купить здесь можно было что угодно. От самых экзотических продуктов до мебели, драгоценностей и галер. Все смешалось в Винцента. День и ночь кишело и жило...
   Однако к концу 18 столетия поселок постигла страшная беда, повлекшая за собой тысячи жертв. Эпидемия, подобная чуме, с невероятной скоростью атаковала население. Вымирали семьями. В очень короткий срок местное кладбище разрослось больше самого поселка. В панике покидая насиженные места, оставшиеся в живых, ушли в северную, менее удобную и менее приспособленную к жизни, часть острова, к вновь образовавшемуся поселению русичей...
   Через время эпидемия стихла. Но долго потом еще ходили слухи, истолковывающие причины страшной болезни. Предлагались самые невероятные версии. Легковерные испуганные люди склонялись то к одной, то к другой, то к третьей. Каждый новый слух принимался за истинную монету. Одни считали, что болезнь пришла вследствие долгого и неправильного хранения рыбы. Другие - твердили, что ее принесли иностранцы... Однако были даже и такие, кто более склонялся к мистике, считая болезнь происками Сатаны. Мол, массовое жертвоприношение с помощью колдовства. Нашлись свидетели, которые утверждали, буд - то, якобы, видели, самого дьявола, который в ночных сумерках, внезапно появился, вылил из пузырька отравленное зелье на перекрестке всех дорог, идущих из центра Винцента и исчез за стенами мэрского особняка...
   Как бы там ни было, но вскоре слухи затерлись и превратились в легенду. Люди, навсегда покинули Винцента, и заселили новые, нетронутые, ранее, северные земли. Вот так и образовался городок Трикопольеус. А овеянная легендами, маленькая бухта снова опустела и приобрела зловещее название - Черный остров. Через пару столетий остров -призрак превратился в руины. И лишь старая башня каким -то чудом осталась почти нетронутой временем. По сей день своими мрачными, черными сводам, она напоминает о той страшной трагедии, которую многие люди так стремились забыть. В течение пары столетий никто и никогда не переступал порог запретной зоны. И только в 20 веке, о ней вспомнил местный мэр, и дабы земля не пустовала, неподалеку от Черного острова создал фабрику переработки отходов. Сам остров все же тревожить не осмелился. Но даже с появлением фабрики туда никто и никогда не забредал. Боязнь подцепить старое проклятие прочно и навечно укрепилась в умах жителей Трикопольеуса.
   Теперь Черный остров мало напоминал место былой славы. И лишь жалкие останки местных построек с гербами, призрачно свидетельствовали о том, что здесь когда - то жили люди, довольно не бедного сословия. Остальное же природа и время разрушили почти до основания.
   Все, что Лаврью узнал о Черном острове нисколько не поколебало его решения, наоборот, он как можно быстрее хотел выкупить этот клочок земли. Француз боялся не мертвецов, привидений и проклятий, а конкретных живых людей из плоти и крови, которые могля ему помешать. По его мнению, эти были намного страшнее! Кто-то явно не хочет, чтобы он стал хозяином этого места, об этом ясно свидетельствовала подброшенная ему утром анонімка угрозами. Но Лаврью и недумал менять ради этого свои планы! Бизнес - штука жестокая! Надо действовать проворно и быстро, пока конкуренты не ударили первыми! Размышляя подобным образом, он спешил в мэрию. Именно там, по словам риэлтора и должна была состояться сделка.
   Настроение у француза было превосходным, да и сам он выглядел солидно и торжественно. Темно - серый костюм от Версаче с иголочки сидел на его толстоватом, неуклюжем туловище. Галстуки он не любил, но по такому случаю натянул и его. Бледно - желтая рубашка тон в тон смотрелась с его лицом. Впрочем, раскрасневшись в предвкушении важной встречи, Лаврью сегодня выглядел особенно живо и свежо.
   Проведя за рулем большую часть жизни, мужчина, тем не менее, не слишком внимательно смотрел на дорогу. Автострады Трикопольеуса вообще всерьез не воспринимал. То количество машин, которое он здесь увидел не идет ни в какое сравнение с Парижем. Поэтому совершенно расслабившись, с беззаботным видом Лаврью мечтал о своем. Каков же был его ужас, когда на одном из перкрестков, он вдруг обнаружил, что отказали тормоза. Машина, как ненормальная мчась вперед выехала на перекресток.В этот момент по главной дороге ехал грузовик. На полном ходу протаранив машину бизнесмена, вместо того, чтобы остановиться, поволок ее к мосту. От сильного удара Лаврью потерял сознание. Под тяжестью автомобилей, перила моста разорвались надвое, и обе машины рухнули в реку. Как выснилось позже, от сильного удара водитель грузовика скончался на месте, а Лаврью в своей машине, захлебнулся водой. Когда полиция и спасатели прибыли на место, он был уже мертв. Никто из свидетелей ничего толком про аварию рассказать не смог. "Все произошло слишком быстро!" - в один голос твердили люди. Все до единого сошлись во мнении, что эта авария - дело рук потусторонних сил.
   " Оберегая свои тайны, Черный остров не подпускает к себе никого"!- пестрили повсюду заголовки газет.
   Это присшествие подняло на уши весь город. Обеспокоенный происшедшим, мэр приказал провести тщательное расследование, в ходе которого выяснилось, что, Лаврью оказывается являлся членом одной преступной группировки, бежал из Франции, прихватив с собой деньги мафии, за что и был приговорен своими подельниками. Велись тщательные поиски преступников. По этому случаю из Анжуйска даже прибыл отряд специального назначения. Но прочесав вдоль и поперек Черный остров, который, как считала полиция, мог стать прибежищем для бандитов, спецназовцы так никого и не нашли. Но во всей этой истории характерным оказалось вот, что. Во время осмотра острова и самой башни, смелые, бывалые вояки, все как один твердили о том, что на всей территории, так называемого проклятого острова, их преследует необъяснимый страх. То ли это было всеобщим психозом, то ли действительно они что-то учуяли, это трудно было определить наверняка.Но каждый из них утверждал, что каким -то сверхъестественным образом ощущал на себе чей - то внимательный, назойливый взгляд. Все в один голос утверждали- за ними здесь кто-то наблюдает. Возник вопрос: кто? Ведь остров и башня - давно пустуют, в этом они воочию смогли убедиться. Сюда давно не захаживали люди, в противном случае, были бы хоть какие - то следы! Если на острове кто-то и обитает, то явно это не человек! - к такому выводу пришли сами солдаты. Кому - то из них даже померещились на фоне леса желтые, горящие глаза. Никто и не думал над этим смеяться! Наоборот, его слова все восприняли всерьез.
   При личной встрече с мэром Трикопольеуса , старший их группы - подполковник Дакс Орпингтон серьезно сказал: " Мистика - не наш профиль! Обратитесь к священнику". И мэр обратился. Но в епархии, от немедленных действий открестились, мотивируя это тем, что с "бухты - барахты" такие дела не делаются. Сей род изгоняется постом и молитвою! Молитвы идут. А нужное время пусть усмотрит сам Бог! Мэр "потыкался - помыкался", на том все и затихло. Так и остался остров таинственным и ничейным. А между тем, некоторые утверждали, что не раз в окнах проклятой башни горел свет. Многие считали, что это не упокоенная душа старика - колдуна, обхаживает ночами свои владения. Некоторые думали иначе. Но все сходились в одном - ради собственного блага не стоит трогать тайны острова. Пусть остается все как есть!
  
   ГЛАВА14
   В бывшем Рыбацком поселке, как обычно, стояла тишина, изредка прерываемая криками воронья, важно прохаживающегося по свалке в поисках добычи. Иногда где -то в паре киллометров, появлялись машины, быстро выгружали в контейнеры, для перработки пакеты с мусором и тут же уезжали прочь, совершенно здесь не задерживаясь. Практически полностью автоматизированная фабрика в живой, рабочей силе особо не нуждалась, ею управлял всего один человек. Никитар Бриджерс. Там он и жил.Никитар редко выбирался в свет. Но иногда, все же появлялся в местном, крохотном баре, чтобы пропустить пару - тройку кружек с пивом. Его рассказы о привидениях будоражили сознание местных пьянчуг. Те с удовольствием выслушивали весь тот пьяный бред, который Бриджерс вываливал наружу. Басни мусорщика распространялись с невероятной быстротой, укрепляя в умах горожан еще большую уверенность в том, что надо подальше держаться от проклятого острова. Местные бродяги тоже не слишком жаловали это злополучное место. Некоторые из них рассказывали о каких -то неприкаянных душах. Буд -то бы привидения появляются в полнолуние и забирают с собой всех, кого увидят.
   Благодаря множеству слухов и домыслов, пустырь сделался идеальным местом для тех, у кого имелись серьезные проблемы с законом. Никто кроме Артура не знал происхождение громадного подвала, находившегося на глубине пяти метров под землей. Странно, что его вообще здесь обнаружили, т.к. вход в подвал вел через тайник в остатках каменной стены, которая оказалась прочнее остальной части дома. Свиду неказазистые, древние развалины, внутри себя таили новый мир, благоустроенный и шикарный. Чего там только небыло! Старинные картины и скульптуры, уйма серебрянной и золотой утвари, старинные столовые приборы, всевозможные дорогущие безделушки, обрамленные чистым золотом, великолепные люстры и абажуры, древние книги, и кое - какая, сохранившаяся до наших дней, одежда... А также немного пообветшалая, но еще вполне крепкая, кованная и дубовая мебель 17 - 18 столетия. Множество лучшего, уникального фарфора и хрусталя, украшали специально - выделенную для них комнату...
   Наряду со старинными предметами, здесь красовались и так сказать, современные диковинки техники. Компьютер, телевизор, холодильник, электропечь, микроволновка и многие другие детища научно -технического прогресса обжились в 10 полуолезлых комнатах громадных катакомб. Было немного странно видеть всю эту новехонькую аппаратуру в затхлом подвале, где казалось, отвергалась сама мысль об электричестве. Тем не менее оно существовало и поступало сюда с помощью крошечной, солнечной батареи. Чудо - технику разработал один юный ученый, обитавший вместе с бандитами в их мрачном логове. Здесь же жили и наши старые знакомые: Артур, Альбина, хирург и медбрат.Время от времени к ним в подвал захаживал и Никитар Бриджерс. Но тот появлялся здесь изредка, когда обитатели подземелья крайне нуждались в его помощи. Вся эта милая компашка, хоть и с большим трудом, но относительно мирно сосуществовала. Заправлял шайкой подземельщиков - Артур Гайдим, из них из всех,он был, пожалуй, самым жестовим, злобным и опасным субъектом. Основной вид его многочисленной деятельности - наркоторговля, проститутки и мохинации с недвижимостью. От них он имел большую часть своих доходов.
   Нимало народу прошло через подвал, но в живых остались эти пятеро. И все пятеро, кроме Никитара, который играл роль связного, знали - наверх дороги нет! Артур неусыпно бдел о том, чтобы его логово оставалось в секрете. Тем случайным людям, которые волею судьбы появлялись в подвале - весьма не везло. В определенное время бедолаги навсегда канули в вечность. Гайдим свидетелей не оставлял. По мере возможности зачищал все.
   Хитрый, умный и до мелочей расчетливый, он обладал высокоразвитой интуицией и часто прослеживал все наперед. Всюду имел глаза и уши. С ним осторожничали все, даже его равноправные подельники по бизнесу... Второй страстью Артура Гайдима был оккультизм. Отчасти этим и объяснялась его нечеловеческая свирепость. Одержимый духом Колдуна, он обладал теми же качествами, что и двести с лишним лет назад Вариус Гумблер. Отличительная черта этого демона -тяга к насилию и смерти. Вся эта гремучая смесь пробудила в этом человеке самые низменные, отвратительные инстинкты. Грубый, деспотичный мужлан в сердце, которого отсутствовало само понятие "жалость", не говоря уже о какой - то любви, он имел особую, ненасытную потребность убивать и издеваться. Диктатор и убийца по натуре, Гайдим привык действовать нагло, напористо и открыто. Не слишком перебирал и средствами для достижения своих зверских целей . Его жестокость не знала границ. Один из боксов подвала был оборудован специально под пытки. Так он иногда снимал стресс. В процессе пыток несчастная жертва передавала в его пользование все свое имущество. Частенько это были деньги, квартиры и драгоценности. Все легально не подкопаешься. Правда, хозяев этого добра больше в глаза никто не видел. Банковские счета Артура Гайдима росли до небес, а вместе с ними росло его тщеславие и ощущение безнаказанности. Он возомнил себя хозяином жизни. Втупую используя людей, как биоматериал для своих преступных, генетических опытов, Гайдим мечтал о неограниченной власти.
   Вечно движимый амбициями, он ненавидел и презирал окружающих. Всех, кроме себя самого считал людьми второго, а то и третьего сорта. Высокомерный, циничный и беспардонный в обращении, тем не менее, для дела мог быть очень терпеливым и покладистым. Иногда бывал даже излишне ласковым, но до времени. За его мягкостью обычно стояла беспощадная отдача. Как и Альбина Сабарион, Гайдим имел серьезнейшее психическое расстройство. Его хладнокровие и веселый, непринужденный нрав, легко перерастали в бешенство злобного, цепного пса, в считанные секунды способного растерзать добычу. Ему повсюду мерещились заговоры и предательства. Это была одна из причин его малого окружения. Поэтому жители подвала предпочитали видеть его злобным и открытым, но никак не любвеобильным и ласковым. Впрочем, он этого долго делать не мог. Лицемерие отнюдь ни его конек! Все, кто жил под одной крышей с этим человеком, его панически боялись. Частопеременчивое настроение заставляло быть всех и всегда начеку. В особенном напряжении жили два его помощника - Стасис и Никитар. Они оба были из числа тех счастливчиков, кому Артур мало-мальски доверял. Гибкие и ловкие, оба хорошо изучили нрав своего хозяина и старались предупреждать его желания и гнев. А что было делать? Выживать ведь как - то надо! А Гайдим в свою очередь, к ним видимо привык. И даже порой, проявлял снисхождение к их глупости и излишней угодливости, которые, он впрочем, терпеть не мог. На фоне двух здоровенных амбалов, он чувствовал себя увереннее и защищеннее. Пусть эти идиоты не слишком помогали, но, в общем, и не слишком мешали. А где надо, проявляли собачью преданность и верность, а это Гайдим ценил больше всего.
   Было около полудня. Никогда непокидавший свою берлогу, Стасис, а вместе с ним и его друг - Никитар, которому Артур велел чаще бывать в подвале, сидели в большой комнате, служившей им гостиной. Оба ютились в мягких, кожаных креслах, по обе стороны дивана и, приглушив звук телевизора, боялись одного - разбудить пассию Артура. Женщина спала уже сутки. Два ее охранника неусыпно бдели подле нее. С некоторых пор в круг их обязанностей входило наблюдение за этой красивой, но очень опасной молодой особой.
   Ворочаясь в кресле сбоку на бок Никитар попытался дотянуться до шкафа, на котором не так давно видел пульт от телевизора. Ему мешала банка с пивом в правой руке. Еще немного и Нику удалось осуществить свой маневр. Но вдруг пульт выскользнул у него из рук и с грохотом упал на каменный пол. Оба на секунду замерли и как по команде повернулись в сторону спящей женщины.
   - Фу-у-ух!- облегченно вздохнул Стас, когда увидел, что женщина даже не пошевельнулась.- В следующий раз будь осторожнее, растяпа! Не то проснется ... Эта тварь нам такое устроит!
   - Слушай, Стас, а она дышит? - забеспокоился Никитар.
   - Незнаю... Как по мне, пускай вовсе не просыпается!
   Стас напрягся и внимательно вглядываясь в женщину, недовольно запыхтел.
   - Не дрейфь! - успокаивал его товарищ.- В прошлый раз, помнишь? Она неделю проспала! Эта ведьма еще нас с тобою переживет!
   - Странный у нее сон! Летаргический, что ли?
   - Да мне то, что, - отозвался Стасис, - пусть хоть сдохнет... Если бы ни Артур... Он за эту стерву...- оба тяжело вздохнули и замолчали.
   В лаборатории послышался шум битого стекла. Тяжелый, тучный Стас со словами: " Пойду, посмотрю, что у них там!"- с трудом поднялся с кресла и, почесывая затылок, степенно выплыл из комнаты.
   Лаборатория вэтом подвале, была, пожалуй, самой прелюбопытнейшей из комнат! Довольно большая по своим размерам, она вмещала в себя массу всякого хлама. Здесь находилось известное и неизвестное науке оборудование. Новейшие компьютерные технологии тесно переплетались с древними, наполовину железными, наполовину деревянными приспособлениями, очень странными и громоздкими, но до сих пор живыми и действенными. Всевозможные приборы и колбочки с разноцветными веществами смело соперничали со старинными, хрустальными пузырьками, нисколько не уступая тем в прочности и долголетии. Все они выстроились рядами вдоль всей стены, долгой, бесконечной вереницей. Их повсюду было столько, что все это разнообразие цветов и оттенков, скорее напоминало необычную обделку на стенах, чем скромные стекляшки с жидкостью! Из мебели здесь волею случая, оказался белый, кожаный диван, который хирург выклянчил у Артура, два деревянных, чахлых табурета, пара письменных столов и огромный, вдоль всей комнаты, железный верстак, на котором и расположилась остальная масса оборудования.
   - Что у вас тут? - потрескивая спортивными, болоньевыми, штанами серого цвета, вошел Стас и с порога принялся бранить двух недотеп, разбивших колбу с приличной дозой.
   - Я-я с-случайно... в-выскочила к-как - то из ру-рук...- заикаясь, виновато промямлил очкарик, собирая с каменных плит осколки битого стекла.- Я-я б-быстро с-сделаю д-другую...
   - Диби-ил! В карцер захотел! - гипнотизируя очкарика, злобно прорычал Стасис.- Давай шустрее! Вот уроды! Ни на минуту оставить нельзя!Закончишь дозу и в карцер! Точка!
   -Н-нет... Прошу... Н-не надо карцер! Я и т-так там простудился...- как бы в подтверждение своих слов, юноша сильно закашлялся.
   - Значится так, урод, не хочешь в карцер, чтоб к вечеру тонна была, ты понял? Иначе пойдешь закаляться! Я лично прослежу, чтоб ты там сдох!- не на шутку разозлился толстяк. Узнай об этом Артур, не сносить им всем головы!
   - Я п-понял... понял... - послушно закивал парень.- Конечно... Конечно б-будет... Можешь не волноваться!!
   - А я и не волнуюсь! Волноваться, трехглазый, надо тебе! Этой ночью тебе спать не суждено. Работай трутень!
   Тем временем, Никитар все также находился в гостиной. По телеку шла какая - то комедия. От души смеясь, Ник подошел к бару за очередной банкой пива. Непринужденно отхлебнув, глоток прохладной жидкости, хотел было снова вернуться в кресле, но тут перед собой он увидел "ее" и в ужасе отшатнулся назад. Озверевшим диким взглядом, хищной кошки, та смотрела на него, готовая в любой момент броситься и выцарапать глаза. По лбу Никитара поползли маленькие капельки пота. Что в очередной раз вытворит эта ведьма?- в напряженном ожидании задавался вопросом мужчина. Создание, которое звалось Альбина Сабарион сейчас скорее походило на зверя, чем на человека. Какое - то мгновение здоровенный детина, глядя на эту щуплую, озверевшую женщину еще в раздумье, колебался. Но когда глаза Альбины из черных медленно стали превращаться в зеленовато -желтые, истинно -кошачьи, он не нашел ничего лучшего, чем громко позвать на помощь:
   - Стас, скорее звони! Она проснулась! Она дикая кошка...- яростно завопил здоровила. В его голосе слышалась открытая истерика.
   - Услышав не столько смысл его слов, сколько сами вопли Ника, Стас, позабыв о весе в 150 кг, пулей влетел в кухню, схватился за мобильный телефон и лихорадочно стал набирать нужный номер. Из гостиной в кухню донесся сильный шум, сопровождаемый жутким, волчьим воем.
   "Началось!"- занервничал толстяк. В это самое время в телефоне прозвучало короткое:
   - Слушаю!
   - Артур, - взволнованно, почти кричал Стасис.- Это снова началось... Без тебя никак...
   - Прекрати істерику, идиот!- грубо оборвал его голос на том конце и отключился.
   - Ненавижу эту ведьму!- в сердцах прошептал Стас и поспешил в соседнюю комнату, посмотреть, что там творится. За то время, что эта "дама" жила у них, о неограниченных человеческих возможностях, Стас узнал отнюдь не из теории и был готов, казалось, ко всему. К частым, припадкам их гостьи, они сумели привыкнуть. Но никак не удавалось смириться с ее неадекватным поведением. То, что она творила не укладывалось в голове! Поначалу Стасиса шокировало, что худенькое, хрупкое созданьице, весившее не более 50 кг, одной рукой, запростецки поднимает стокилограммовый, кованый столик, который, кстати сказать, они с Ником с трудом передвигали вдвоем. Но более всего его изумила другая картина! Стас не поверил своим глазам, когда увидел, как вчера, тот же самый столик, запущенный все той же хрупкой барышней, легко, словно пушинка, вдруг взвился в воздухе и полетел в них. Оба парня только и успели увернуться. Бывший вояка, Стасис, на своем веку повидал нимало. Ни кровь, ни человеческие мучения, ни сама смерть не трогали его очерствевшую душу. Из мягкого, флегматичного парня, он в свое время превратился в жирный, жестокосердный кусок туловища, в котором полностью отрафировалось все. Ни чувств, ни эмоций, лишь тупой инстинкт просуществовать любой ценой. Его полуискалеченная, на войне психика, не позволяла ему равноправно находиться среди людей. Приступы агрессии и частые вспышки гнева, несли толстяку множество проблем. Стасис постоянно влипал в какие -то нехорошие истории, пока его в конце концов не подобрал Артур Гайдим. Жизнь в подвале устраивала и полностью удовлетворяла жалкие, немногочисленные потребности парня, которые только и сводились к тому, чтобы поесть, поспать и не работать. До того, как здесь появилась Альбина, он считал, что вполне неплохо пристроился. А что? Жил, ни в чем не нуждаясь. Имел больше, чем хотел. Не считаясь с ценой, все на свете оплачивал Артур. Нужны какие -то шмотки - пожалуйста! Новая, лучшая аппаратура - получи и это! Масса аудио и видеодисков, компьютерные новинки и прочая, прочая дребень всегда была в их распоряжении. Артур никогда не скупился... Иногда, конечно приходилось и так сказать, попотеть! Бывало и такое! С прибытием новичков, у двух толстяков появлялась работа и сводилась она к тому, чтобы кормить и присматривать за пленниками, с чем оба балбеса справлялись великолепно, т.к. помногу людей в подвале никогда не бывало. Гайдим не любил большую толчею и всегда поговаривал: " Меньше народа, больше кислорода!" И эти слова, как нельзя лучше отражали действительность! Несмотря на отлаженную вентиляцию, в подвале всегда было сыро и затхло. О свежем воздухе здесь можно было только мечтать! Стас и Ник иногда выбирались на поверхность, но лишь для того, чтобы скрыть следы очередного преступления их шефа. Такие дни у обоих считались за праздник. После проделанной работы, им разрешалось немного развлечься. Парни долго бродили по Черному лесу, напитывая легкие впрок кислородом, а иногда просто выходили на шоссе, что в нескольких километрах от их логова, одевались в белое тряпье и пугали народ. Такие развлечения поощрялись Гайдимом, ведь все это способствовало укреплению их позиций, и распространению выгодных для них слухов...
   Однако с приходом Альбины, их жизнь резко изменилась! Мало того, что эта ненормальная уничтожала бесценный антиквариат и другие, ценные вещи - на это все уже закрывали глаза. Но, прошлым вечером, мерзавка, добралась до личных вещей Стаса и начисто истребила дело всей его жизни - коллекцию дисков 80х годов и лучшие подборки журнала "Супер Герлс", которые он собирал в течение 10 лет. Этот факт не мог оставить мужчину равнодушным. Стас собственноручно готов был ее придушить. Но Гайдим Резко остудил его пыл. Одного присутствия Артура оказалось достаточно, для того, чтобы все вокруг, включая Альбину, тут же остепенились и успокоились. В свою очередь Артур при всех потребовал, дабы с его "ведьмочкой" (как он ее называл), обращались хорошо, но в то же время, не дали ей и себя угробить. Вот и крутись, как хочешь! - в раздумьях над этой дилеммой, часто бурчал Стасис. Что они с Ником могли, если эта стерва подчинялась только Артуру?! При нем тигрица преображалась в мягкую, пушистую лисицу. Но стоило ему уйти, как она менялась на глазах!
   Вне себя от ярости Экстрасенс бушевал. За двоих отыгрываясь на той, кто пока еще находился в его власти, он мстил Альбине за то, что упустил ее мужа. Изматывая жуткими приступами и без того изможденное наркотиками тело, он мучил беднягу до такой степени, что та спала потом по несколько суток. Но ненасытный демон хотел большего!
   Разинув рот, Стасис остановился у двери и замер как вкопанный. Он не мог отвести взгляда от Альбины, для которой закона притяжения, казалось, вовсе не существовало. Распанахав себе вену, женщина невозмутимо прыгала по потолку и с диким хохотом, ненавистно поглядывала на Ника. Окропляя комнату алыми пятнами, кровь фонтаном хлестала из ее раздувшихся вен. Стас никак не мог понять: откуда у Альбины нож? Ведь он самолично их все спрятал. Присмотревшись, он понял, каким - то образом эта грымза стащила ритуальный кинжал. Он узнал его по черепу на рукоятке. Но когда она успела? - негодовал толстяк, раздумывая над тем, что делать с этой сумасшедшей. Срочно надо что-то предпринимать, иначе, эта дура себя угробит!- волновался Стасис, глядя на то, как Альбина в безумном экстазе делала все новые и новые надрезы на теле. Залитое кровью, ее безупречное, белоснежное, тело начинало синеть, а она словно дикая лань, все скакала и прыгала, опасно заигрываясь своей жизнью.
   - Что творит, дрянь! - сплюнул Стас и злобно выругался матом.
   - Артур нас убьет!- заскулил из - под дивана Ник.
   - Что ты там расселся?! Надо что-то делать! -в панике орал Стас.
   - А что? Что ты с ней сделаешь? - насилу выдавил из себя Ник.
   - Тащи, что ли лестницу, будем...- не успел Стас договорить, как в сантиметре от него, со скоростью звука, пролетел кинжал и тут же встрял в деревянный шкаф.
   - Повезло-о!- повертев головой, констатировал Ник, в то время, как сильно побледневший Стасис медленно пятился к столу, пытаясь дотянуться до серебряного разноса. Завладев разносом, он осмелел. Используя его как щит, тот со словами:
   -Ну, дрянь, я до тебя доберусь!- в гневе бросился за кинжалом. Да ни тут -то было! С прыткостью лани, Альбина опередила неуклюжего Стаса и, завладев ножом, мгновенно швырнула его в противника. На этот раз Стасу повезло меньше. Кинжал угодил прямо в плечо. И тут его накрыло! Сильная ярость и страх за свою жизнь, возбудили в бывшем солдате, стремление во, чтобы то ни стало выжить и победить. Рассудок тут же отключился. Вместо него вернулся прежний, охотничий инстинкт.
   - Уничтожу... уничтожу, ведьма! - разъярившись, кричал Стасис, полный решимости покончить с Альбиной навсегда. Но прежде, чем он успел что-либо предпринять, громадная, дубовая конструкция, за его спиной, зашаталась и всем своим весом обрушилась точнехонько на Стаса. Пронзительно вскрикнув, тот больше не шелохнулся. Никитар обомлел. Расправившись с его другом, безумная, маленькая женщина, направлялась к нему. Тот задрожал и попятился к двери. Испепеляющий взгляд Альбины, красноречиво говорил сам за себя. Она не собиралась щадить никого. С кинжалом в руке, Альбина Сабарион медленно напирала на свою жертву. Ее лицо приобрело синеватый оттенок мертвеца, округленные, безумные глаза горели ядовитым блеском, а на бледных губах застыла легкая, презрительная ухмылка. И по духу, и по силе, она явно превосходила этого толстого борова, которого ненавидела всем своим естеством. Ощутив привкус крови, женщина нашла в себе потребность снова и снова убивать. От потери большого количества крови, ее тело изнемогало, он она этого не ощущала. Ведомая неведомой силой, уже готова была нанести очередной удар, но тут ее ноги подкосились, и она бесчувственная упала на пол. Вплотную припертый к стене Ник, не мог поверить своему счастью. Безжалостно расправляясь с другими, он раньше никогда не задумывался о собственной смерти. Низкий, лицемерный человечишка, большой телом, но слабый духом, он страдал огромным комплексом неполноценности, и испытывал превеликое удовольствие, унижая и растаптывая тех, кто обычно был сильнее его. Трусливый и малодушный, с мутным, бегающим взглядом, за которым трудно было разглядеть истинный цвет его глаз, он никогда никого не жалел. Рассматривал людей только как средство для его собственного существования. Иногда Нику даже казалось, что весь мир создан лишь для того, чтобы обслуживать и угождать ему. И вдруг какая - то девчонка в один миг перевернула все его мировоззрение. Заставила испытать то, что наверняка, испытывали все его несчастные жертвы - страх расстаться с жизнью. С помощью Альбины Ник впервые осознал, что он тоже, оказывается смертный. И это для него стало страшнее самой смерти. Потрясение оказалось столь сильным, что Ник даже не слышал насмешки и издевки Артура, который дав волю своим чувствам, вовсю потешался над толстяком. Гайдима невероятно рассмешил тот факт, что здоровяк, ползал по полу на четвереньках. В такой интересной позе он его и застал, когда пришел. Никитар его не слушал, ему было совсем ни до этого. Мельком взглянув на распростертое тело Альбины, над которой, с системой в руках, усиленно колдовал доктор, вымученым голосом он коротко спросил у Артура:
   - Что Стасис?
   - Он уже в аду! Где-то горит уж мерзавец, синим пламенем! - равнодушно пошутил Гайдим.
   Никитар шутку не оценил. Впервые в жизни он ощутил горечь утраты. И впервые в жизни в его душе стало пусто.
  
  
  
  
   ГЛАВА15
  
   Со дня той самой, роковой поездки, которую Иова усиленно пыталась забыть, в ней самой кое - что произошло. Неожиданно для себя, она вдруг вспомнила, что она женщина. Притом молодая, здоровая, полная энергии и жизненных сил. Долгое время она забивала в себе все женственное и женское, но теперь словно заново родилась! Вся как -то изменилась, расцвела как майская роза! Полностью поменяла весь свой скудный гардероб. Имидж деловой женщины, уступил место сексуальной кокетке. Строгие, длинные юбки Иова выбросила, а вместо них накупила яркие, воздушные наряды, которые просто приводили в восторг окружающих. Настолько все это ей было к лицу! Подолгу просиживая перед зеркалом, женщина стала больше уделять внимания и своему лицу. Каждый день, слой за слоем не него теперь накладывалась неброская косметика, которая поистине творила чудеса, превращая серую мышку в настоящую красавицу!
   Походка Иовы тоже претерпела некоторые изменения. Отныне она уже не была кульгавой и неуклюжей. Наоборот! Стройные ножки весело выстукивали небольшими каблучками однообразную, звонкую песенку. Тук-тук, тук-тук - слышали позади себя окружающие и оборачивались, совершенно не веря своим глазам. Легким кивком головы, находу Штельман со всеми здоровалась, и поймав на себе чей - то восхищенный взгляд, самодовольно улыбалась и гордо шествовала дальше. Так было первое время, пока люди не привыкли к новой Иове. Что и говорить?! За последние несколько недель, она очень преобразилась! В новом образе Иова Штоельман нравилась всем и себе самой! Но больше всех ею, конечно же, восхищался Нардипский. Он давно понял: в душе Иовы смог зародить маленькую искорку, которая зажгла в ней потрясающее пламя перемен. Эти - то перемены и несли Максу смутную надежду на призрачное счастье, о котором он когда - то даже и мечтать, не смел. Несмотря на кажущееся равнодушие, от Иовы теперь исходили некие новые, взбалмошные флюиды, которые Макс ловил на лету. Он бросал на нее дерзкие, пылкие взгляды, которые говорили красноречивее любых слов. В такие минуты, Иова попросту краснела и смущенно отворачивалась. Это очень забавляло и в тоже время напрягало парня, т.к. их внешние отношения стали холоднее льда. Используя весь свой шарм, Макс подкатывал к ней, как только мог, но та не шла, ни на какие контакты. Кроме формального: "Доброе утро", он больше не слышал от нее ничего. Но как бы там ни было, надежды Нардипский вовсе не терял. Поведение Иовы ему казалось вполне предсказуемым и объяснимым.
   - Терпение, друг мой, терпение! Еще немного, и она станет твоей! - день за днем уговаривал себя Максимус.
   Именно недосягаемость делала для него эту женщину еще желаннее и привлекательнее. Без конца вспоминая ту ночь, он хотел быть с нею снова и снова.
   Вопреки внешней холодности, Иова Штельман постоянно держала Максимуса в поле своего зрения. Ей нравилось наблюдать за тем, с какой страстью тот пожирает ее глазами, как мучается от того, что она перестала его замечать и внешне прекратила с ним всяческие отношения. Коварная, женская месть за ту пошлую, грешную ночь, сама собою, вдруг переросла в нездоровый спортивный интерес. Некую странную игру, которую Иова отказывалась понимать. С одной стороны,ее распирало немереное любопытство: что же будет дальше? Но с другой, как добропорядочная христианка, она должна была противостоять греху. Иова разрывалась на части. Добрую половину размышлений, теперь поневоле занимали мысли о Нардипском. Иова раздумывала над тем, как разрешить неудобную ситуацию. И как ей вообще относится к Максу, ведь так долго это продолжаться не может? Всем своим сердцем, она старалась ненавидеть этого наглого, развратного юнца. Но чем сильнее ненавидела, тем чаще при виде Макса загорались ярким румянцем ее смуглые, бледноватые щечки. День, за днем пытаясь скинуть с души тяжкий, постылый груз, бедняга и не догадывалась, что постепенно запутывается в сетях собственноручно взрощенной любви. Не в силах донести правду до собственного рассудка, Иова рада была обманываться. Ей казалось, что пристальное внимание к Максимусу с ее стороны, направлено в целях чисто - психологического эксперимента. Женщина так увлеклась новой игрой, что даже не заметила, как переступила критическую грань. Но случай помог прозреть.
   С некоторых пор все мероприятия для Иовы Штельман начинались одинаково. Прежде всего, она взглядом искала Нардипского, затем уголки ее губ приподнимались в удовлетворенной, еле заметной ухмылке. Вместо "здрасьте", Иова посылала юноше красноречивое, презрение и лицедейство начиналось! Около двух месяцев длился весь этот фарс, пока однажды на очередной молодежке, Иова вдруг не увидела Макса, который обычно немой тень всюду следовал за нею. Женщина настолько привыкла к его присутствию , что не увидев перед собой того, кого так презирала, даже расстроилась. Настроение тут же упало. Вместе с ним пропало всякое желание что-либо делать. Еще раз, окинув взглядом зал, Иова с явным лицемерием глухо промолвила:
   - Что ж, мои дорогие, внимательно посмотрите друг на друга и ответьте мне, пожалуйста: кого сегодня с нами нет?
   - Максимуса Нардипского!- выкрикнул кто-то из девчонок.
   Щеки Иовы тут же зарделись. Помимо воли она сделалась пунцовой как рак.
   - Только Максимуса? - растерянно переспросила руководитель молодежи.
   - Да- а -а! - хором подтвердили ребята.
   - И кто мне скажет: почему наш брат Макс сегодня отсутствует? - старалась казаться равнодушной Иова.
   - С ним приключилась беда! - поднялся со своего места Атаден Дальберт.
   Сердце женщины бешено забилось.
   - Не томи, Ден, грубо гаркнула она.
   - Даже не знаю, что на него нашло! Вчера вечером у Макса было прескверное настроение...- Ден сделал паузу и испытывающе посмотрел на Иову. Встревоженность этой дамочки ему определенно нравилась. С некоторым скрытым наслаждением, он продолжил:
   - Макс плел о каком -то разочаровании в любви... Даже посягнул на Бога... Мол, сплошная безысходность, Бог не помогает... Наоборот, только мешает...
   - Он так говорил?- неуверенно переспросила пунцовая Иова.
   - Да! Я слышу от него этот бред уже месяц!
   - И все это время ты молчал?! - укоряла Дэна молодежный лидер.
   - Собственно я не стукач... Думал: его дела, сам и разберется! А он, дурачок... Нажрался лепестков... Мать вошла утром к нему в комнату, а он уж никакой!
   - Как это "никакой"? - ошеломленно прошептала Штельман.- Он что...
   - Ну, пока вроде жив... Пока...
   -Ччто значччччит пока?- затрепетала всем телом Иова.Все заметили, что ее голос дрожал.
   - А то и значт! Врачи твердят- надежды мало! Столько снотворного...
   - С этого и надо было начинать,болван! - не сдержавшись, заорала Иова.
   Ошалевшая молодежь даже не знала как на это и реагировать. Впервые в жизни Иова вела себя столь грубо и неадекватно.
   .- В какой он больнице? Ну не тяни!- с напором выпытывала у Дальберта Иова.
   -В городской реанимации.- слегка усмехнувшись, ответил Атаден.
   Иова быстро засобиралась.
   В эту минуту в комнату молодежи зашел Микаил. Он только что пришел и собирался было присоединиться к остальным, и увидев, что жена собирается уходить, удивленно спросил:
   - Ты куда, а молодежка?
   - Я в больницу! - коротко бросила Штельман.- затем немного подумав быстро добавила:
   - Ребята тебе все объяснят!
   - Ты же хотела сама провести молодежку!- не понимая, что на супругу нашло, произнес Микаил.
   - Мик проведи сам! Обстоятельства изменились! Ну что ты на меня так смотришь? Нардипский при смерти! Я не могу оставить "брата" на произвол судьбы! Как руководитель, не имею права! С парнем беда... Нельзя сидеть и ждать, сложа руки!
   - Согласен с тобой... Но разве нельзя провести служение, а потом вместе сходить к нему?
   - Мик, о чем ты говоришь? Ден говорит, ему очень плохо! Посмотри сколько времени! Семь вечера. Через час больница закроется. Его обязательно надо проведать!- оставив всякие приличия, даже ни с кем не попрощавшись, Иова выскочила на глазах у изумленной молодежи и пулей помчалась на автобусную остановку. Через полчаса она уже тарабанила в запертую дверь реанимации.
   - Время посещений вышло! Уходите! - Послышался из отделения хриплый, женский голос.
   - Женщина, милая, умоляю, откройте! - еще сильнее затарабанила Иова.
   - Да что же вы за люди - то такие! И днем и ночью идут и идут...- с той стороны двери послышался лязг железного засова.- Разве это проходной двор? - сетовала женщина. Она хотела сказать еще что- то, но тут вдруг услышала:
   - Алехандра! Неужели ты? - радостно взвизгнула Иова.
   Уже начинало смеркаться. Дабы лучше разглядеть посетительницу, Алехандре пришлось выйти на улицу. Когда у той глаза немного свыклись с темнотой, женщина увидела свою бывшую сокурсницу по университету и в такт Иове, обрадовано воскликнула:
   - Иова, ты ли это? Сколько лет, сколько зим?
   - Я Алехандра, я! - возбужденно подпрыгнула Штельман.- Ты не представляешь, как я рада тебя здесь видеть! Тебя мне сам Бог послал... или Сатана... - сделав небольшую паузу, тихо прошептала последние слова Иова.
   - Да-а, неожиданная встреча! Сколько же мы не виделись?
   - Лет восемь, наверное. А ты,я смотрю пристроилась в реанимацию?
   - После университета надо же было где - то работать! Сначала устроилась медсестрой, затем стала доктором... - Алехандра с опаской выглянула за дверь, сделала Иове знак войти и быстро задвинула засов.
   - Наркоманы задолбали! И куда только полиция смотрит? Представляешь, на прошлое дежурство, всю ночь один ломился... Пока полиция не забрала. Нормальные люди по ночам ведь не ходят. А вот эти... И чего им на свете спокойно не живется?
   - И что много таких?
   -Много! Только и слышишь под дверью: "Уколите, умираю!" Ну а ты здесь как оказалась? К нам ведь так просто в гости не ходят! Только не говори, что ради меня! Все равно не поверю!
   - Ты права! - смущенно заговорила Штельман.- Именно поэтому вдвойне рада тебя видеть! К вам утром доставили парня... Нардипский Максимус...
   - Да-да-да, есть такой. И...?
   - Ну, как он?
   - Состояние стабильно тяжелое. Сильная интоксикация. Наверняка еще один из этих!
   - Не-не-не!- замотала головой Иова.- Он не по этим делам! Просто... у парня сдали нервы... Ты же знаешь подростков! У них что ни день, то трагедия!
   - Суицид?
   - Угу.
   - В таком случае, ты аешь наши правила - я обязана связаться с психиатрией.- испытывающе смотрела она на бывшую подругу.
   - О, нет,Алехандра, Только ни это! Молодой, горячий! Стоит ли ломать парню репутацию? Это мой клиент. Я им лично и займусь!
   - А ты все частным образом практикуешь?
   - Угу!
   - Ну и как?
   - Как видишь, с переменным успехом!
   - Слу-ушай! Вспомнила! Кто- то из наших мне рассказал байку о том, что ты якобы пристроилась в какую - то секту!
   - Так и есть! Только не в секту. Я работаю в церкви "Свет Христов"! - уклончиво ответила Штельман.
   - Этот парень небось оттуда?- кивком головы указала она в право.
   - Как ты догадалась?
   - Ну ты что, Иова, в церковь же нормальный не пойдет!
   - Почему ты так решила?- обиделась Иова.
   - Хе, это же ясно, как божий день! В эти ваши секты тянутся либо слабоумные, либо проблемные. Так что все правильно, психологам там самое место! Надо же кому -то идиотов из дерьма вытягивать.
   - О, Алехандра, как ты не права! Люди приходят в церковь поклоняться живому Богу.- попыталась мягко переубедить подругу Иова, но та и слышать ничего не хотела:
   -Иова, не смеши меня! Помолиться я могу и дома, никому не позволю манипулировать мною и моими деньгами. Все это бредни для слабоумных и преступников. Таким любая секта во благо! Пусть себе моляться, от этого хуже не будет, лишь бы позауглами не маньячили! Да-а, не позавидуешь тебе! Общение с чокнутыми фанатиками - предел мечтаний!
   - Да с чего ты так решила? Я вполне довольна своей работой!
   - Ну да, ну да, глядя на тебя этого не скажешь! Потухший взгляд, землистый цвет лица, подергивание мышц в уголках глаз... Иова, если ты забыла - я как и ты - врач, угу! Те у кого все в порядке заняты делом, им некогда поклоны впустоту бить! Толку -то от этого никакого!- уколоа она Иову, затем как бы между прочим добавила:- А за этим красавцем, дорогая, ты не доглядела! За такими постоянно нужен глаз да глаз! Психика нестабильная... Такое может повторяться снова и снова...
   - Алехандра, ну что ты в самом деле, меня как девчонку научаешь? Мы тоже не лыком шиты! Если ты помнишь, у меня за плечами несколько лет работы в психиатрии ! Кое чему, поверь, я там научилась! А насчет церкви, мне кажется ты все же неправа! Что бы ты там не говорила, ее посещают вполне нормальные люди. Это те кому в социуме тесновато, но хочется быть чище, лучше... Люди стремятся развиваться... По моему мнению церковь как раз посещают те, кому небезразличен разлагающийся от мерзостей мир...Те, кто пытается жить разумно и не тратит время на то, чтобы сделать ближнему гадость. Христиане пытаются подражать во всем Христу, быть непорочными и безгрешными!
   - Ну да, ну да! Именно поэтому психушки переполнены психами -миссиями, да всякими разными сектантами - христианами. Лично видела - там кого только нет! Одни молились сутками напролет... Другим являлся Христос... А третьи вообще сжечь собирались и себя и свою секту! И все это между прочим, во имя их бога! Весь этот кантингент давно перестал адекватно воспринимать реальный мир! Иова, ты же знаешь, мы врачи - большие скептики! Насмотришься такого, что вера во что- либо вообще пропадает! Впрочем... на собственном опыте хочу сказать... Была я как -то в вашей секте. И кроме фанатизма и лицемерия не увидела ничего из того, что ты говоришь. Все эти люди лезут из кожи вон, чтобы изменить свое поведение, но ты же знаешь - это самая большая глупость! Пока не измениться внутренность, от измененного поведения толку не будет!Вот и получается - сплошная показуха, фантик, а под ним испорченная, протухшая конфета! Может быть ты до того слилась с этим жалким народцем, что уже перестала эти вещи замечать, но меня тошнит от лицемеров! Ладно бы кто-то из них стремился что-то изменить, а то ведь по - большей степени всех и так все устраивает. А что? Хорошая перспектива! А главное удобная! На сознательном уровне совесть чиста, а то, что после молебна пришел домой и наорал ни стого ни с сего на жену, так, подумаешь, все мы люди! Фу! Гниль сплошная1 Никто по - настоящему не ищет изменений! И если бы в этой вашей секте действительно жил Бог, врят ли Он бы терпел такое! Ведь прежде всего позориться его имя! Впрочем, не знаю как Бог, но некий потусторонний мир может, конечно, и существует! Я не раз была свидетелем таких казусов! Многие возвращались с того света... Детали разные. Но суть... обычно одна! Яркий свет... Тоннель...Не слишком научно, но....
   - Все это, конечно, хорошо! - перебила ее Штельман. - И я обязательно подискуссирую с тобой на тему вечной жизни... Только как - нибудь потом, ладно? Сейчас я слегка спешу... Могу я увидеть мальчика?- нетерпеливо перебила Алехандру Иова, которой на данный момент было не до религиозных разговоров.
   - Да, разумеется. - Немного разочаровано проговорила Алехандра.- Идем!
   Они вышли из ординаторской, прошли по коридору направо и остановились у стеклянной двери. Внутри палаты виднелось несколько кроватей-каталок. На одной из них Иова увидела Макса и нетерпеливо схватилась за дверную ручку.
   - Только недолго. - попросила врач и повернувшись к Иове спиной, важно проследовала назад в кабинет.
   Штельман открыла дверь палаты и вошла. Бледнее обычного, весь усеянный трубочками и капельницами, на высокой кровати лежал Нардипский. Иова подошла поближе. Рассматривая безжизненное тело своего мнимого врага, женщина вдруг поймала себя на мысли, что ей вовсе не противен (как она себя убеждала раньше) этот смазливый, нагловатый мальчишка. Наоборот, она не без интереса рассматривала его иссиня - белое, с сильно выступающими скулами, лицо, на котором потрескавшиеся, сжатые губы застыли в легком, обычном презрении. Две густые, симметричные дуги, огибали плотно сомкнутые веки. Картофеле образный, вздернутый нос слегка похудел и заострился, обнажив еле заметную горбинку на переносице. А девственный, пушок над верхней губой, сейчас как обычно, не бесил и уже не казался таким нелепым и смешным, но даже вызывал некую скрытую симпатию. И вообще теперь Иова смотрела на него по-другому! Впервые она поняла, что ей нравится это худое, вызывающее лицо. Оно показалось Штельман таким милым и родным, что поначалу, Иова даже сама испугалась своих чувств.
   - Ну что ж, Штельман, пора признать, что ты влюбилась!- глядя на Макса, задумчиво- тихо проговорила Иова. Для нее самой эта новость звучала как приговор. Иова стояла на одном месте и никак не могла поверить, что она это сказала. Но это была чистейшая правда! Иова Штельман действительно влюбилась! Как завороженная она смотрела на этого юнца, не в силах оторвать от него взгляда.
   - Иова, тебе пора.- вскоре услышала она за спиной. Но уходить совсем не хотелось.
   - Алехандра, могу я тебя кое о чем попросить!
   - И о чем же?
   - Я бы хотела побыть с мальчиком до утра.
   - Сожалею, но это невозможно! У нас не курорт.
   - Я все понимаю... Но... может быть все -таки сделаешь исключение... Ему ведь от моего присутствия хуже не будет.
   - Странно! Если бы он не был таким юным, я бы подумала, что...
   - Алехандра, ну пожалуйста! - прервала ее разглагольствования Штельман.
   - Ну хорошо. Только на рассвете тебя здесь уже быть недолжно! Иначе мне сильно влетит!
   - Подруга, ты прелесть! - поцеловала в щеку докторшу Иова.
   Когда та вышла, Штельман быстро достала из сумочки телефон и позвонила.
   - Алло, Мик, это я! Обстоятельства складываются так, что я нужна в больнице. Не спрашивай меня сейчас ни о чем. Утром приду, сама все расскажу! Все, пока. Целую! - отключив телефон Иова облегченно вздохнула и, пододвинув к себе стул, присела неподалеку от Нардипского.
   Максимус лежал по-прежнему неподвижно.
   - Макс, родненький, пожалуйста, не умирай! - решилась с ним поговорить Иова.- Не знаю слышишь ли ты меня, но хочу кое - что сказать... - голос Иовы сделался тихим и приглушенным. - Прости меня... Не знаю, что на меня нашло... Вынуждена признаться - ты был прав! Прав с самого начала! Ты яркий... Ты личность... Похоже, ты знаешь меня лучше, чем я сама себя! Ты мне небезразличен... И... наверное.... никогда не был безразличен... Больше того... я люблю тебя...- на глаза Штельман навернулись слезы. Не позволь мне корить себя за твою гибель! Ты сумел проникнуть в мою душу . А я ... я больше не могу скрываться от тебя! Хочу видеть и чувствовать тебя как тогда, в лесу... Твои жаркие поцелуи до сих пор перед глазами... Не хочу лгать ни тебе, ни себе... Хватит уже! Сегодня, когда узнала, что случилось, вдруг поняла, как сильно ты мне дорог... Ну, что ты все молчишь и молчишь? Подай хоть какой - нибудь знак, что ты меня слышишь!- разгоряченная собственными откровениями и небывалым приливом чувств, которые женщина до этого момента в себе всячески задавливала, Иова больше не сдерживалась. Словно безумная, принялась гладить и целовать лицо Макса.
   - Родной мой! Любимый! Очнись! - обняв его голову, без конца завывала она. Слезы градом текли из глаз, душа разрывалась от вины и боли. Внезапно Иове почудилось, буд - то веки Макса задрожали. Она перестала его целовать и стала в него внимательно всматриваться. Точно! Она не ошиблась! Губы юноши судорожно зашевелились и сквозь полуоткрытые веки, Макс увидел Иову и еле слышно прошептал:
   -Ты... Неужели я умер?
   - Нет, Макс, нет! Ты жив. Все будет хорошо! - целуя его, улыбалась Иова.- Я с тобой! Я теперь всегда буду с тобой! - приговаривала женщина. Будущее ее сейчас волновало меньше всего. Был он и она, а остальное, хоть трын-трава! Иова дала волю своим чувствам и их губы слились в едином поцелуе.
   - Браво, браво, Иова! - захлопала в ладоши врач. Молодые люди, занятые собою, совсем не заметили, как она вошла.
   - Не скрою, не ожидала! Тебе удалось вытянуть малыша с того света... - В голосе Алехандры звучала скрытая ирония. Кома отступила. Теперь, думаю, он будет жить! Дело сделано. Тебе больше нечего здесь делать!- указывая на дверь презрительно вымолвила Алехандра.
   - Да, конечно.- смущенно промямлила Иова, под тяжестью осуждающего взгляда своей подруги. Напоследок отослав любимому воздушный поцелуй, она молча вышла из палаты.
   - Ну вот, момент прозрения свершился! - грустно констатировал Рафаил.- Что будет дальше - предсказать несложно!
   - Быть, может она его не послушает?!- высказал предположение Амон, с отвращением наблюдая за тем, как Блудник, крепкой, костлявой рукою вцепившись в голову Иовы, диктовал той ее дальнейшее поведение.
   Вместо ответа Рафаил лишь криво усмехнулся.
   - Ничто во Вселенной не бывает с бухты-барахты! Каждый увлекается собственной похотью! У нее всегда были предпосылки для блуда, иначе бы Блудник не имел такого успеха.
   - Но когда с ней случилась эта беда?- спросил Амон.
   - О, это случилось очень и очень давно! Еще в глубоком детстве! Отец бросил мать, а та в свою очередь вынуждена была заботиться не столько о дочери, сколько о хлебе насущном. Лишенная материнской ласки и отцовского внимания, Иова обрела вечную потребность в любви, которая до сих пор так и осталась неудовлетворенной.
   - Но разве ей мало любви? Муж, дети... И многие другие ее просто боготворят!
   - Детский незаполненный резервуар, Амон, заполнить невозможно! Он как бездонная бочка будет жаждеть снова и снова! Сердце обделенного малыша навсегда остается одиноким и эгоистичным. Только родительская любовь способна заполнить нужный вакуум.
   - Значит, она видит отца в сильных мужчинах?
   - Именно!
   - Но это несправедливо! Она ведь этого не знает!
   - Знает, но не хочет осознать. Гораздо удобнее быть жертвой и во всех смертных грехах винить кого угодно, только ни себя. Ее грех не в блуде, но в ее гордыне. Иова Штельман считает себя совершеннее других.
   - О, Рафаил, не хочешь ли ты сказать, что Бог... Ее главный искуситель ОН?!- прозрел вдруг Амон.
   Я всего лишь хочу сказать, что и Дьявол и его прислуга - всего лишь орудие в десницах Отца.Все, что вокруг происходит, происходит исключительно по воле Божьей благой, угодной и совершенной! Вспомни, о чем гласит Писание: " Время начаться суду с дома Божьего" и еще " Не введи меня в искушение, но избавь от лукавого" и вот еще " Никто не вырвет их из руки Моей! ". Все по воле Божьей.
   - И хорошее и плохое?
   - И хорошее и плохое.Но казус в том, что если одной рукой Бог отнимает, то другая тут же стремится благословить! Таков наш Отец! Он любит Свое творение!
   - В таком случае, зачем Владыке нужны мы?
   - Мы - баланс добра и зла. Пока мы есть, зло ограничено в своих действиях.
   - Поэтому...
   - Поэтому, она пройдет крещение огнем! - докончил за Амона фразу Рафаил.- Не слыхал ли ты: "Переплавлю как золото драгоценное, огнем испытанное"
   - Но значит ли это, что она потеряет спасение?
   - Это значит, что ей предстоит долгий путь очищения. И наша задача ей в этом помочь!
   И она вернется назад к Отцу?
   - Это неведомо никому.
   - Но как?
   - На все в этом мире есть времена и сроки. Всему свое время!- важно молвил Архангел свою любимую фразу.
  
   ГЛАВА16
   Уже неделю Максимус находился в больнице. Через пару деньков после того как оклемался, его перевели в терапию. Нардипского определили в палату с решетками. Даже приставили медсестру. Врачи несли всякую ахинею об ослабленном организме и новом, возможном рецидиве, в то время как Макс чувствовал себя превосходно и совершенно не понимал, зачем его здесь держат. Что - то подсказывало парню, что их больше беспокоит его душевное состояние. Оно и понятно: попытка самоубийства! И виной всему - была Иова. Всю эту неделю она вела себя крайне странно. То ни с того ни с сего примчалась в реанимацию с любовными излияниями, вселив в Макса надежду на светлое будущее, то вдруг снова сделалась холодной как лед, мотивируя свое поведение жесткими христианскими догмами. Максимус прекрасно понимал: ее душа сейчас на распутье. Борьба с внезапно нахлынувшей любовью. Через это в свое время прошел и он сам, поэтому Иову не торопил. Но со страхом и трепетом ожидал, кто же в ней, наконец победит: любящая жена и христианка, или просто любящая женщина. Пока же в ней больше преобладало первое, отчего Нардипский сильно переживал. Это негативно сказывалось на его самочувствии, резкие перепады давления сильно беспокоили медиков.
   Но Максу не было никакого дела до своего собственного здоровья. Теперь, когда он знал, что их чувства взаимны, было невероятно трудно отказаться от Иовы. При последней их встрече, Иова пообещала Максу, что свой окончательный ответ даст через неделю. Всю эту неделю мальчишка был сам не свой, практически ни ел и ни спал. Его мысли бродили рядом с любимой. "Он или семья"?- бесконечно задавался одним и тем же вопросом молодой человек. Его тоже как и Иову мучила совесть, но любовь затмевала всякую жалость к ее семье. Чтобы вырулить из двойственного состояния, в котором пребывала душа, ему приходилось часами напролет убеждать себя в том, что за любовь нужно бороться, все вэтом мире требует жертв. И на какое -то время совесть притихала, но лишь для того, чтобы в следующий раз вспыхнуть с новой силой. Чувства перемешались в нем настолько сильно, что он готов был на глупость в очередной раз. Сегодня суббота - судьбоносный день. От приговора Иовы зависит вся его дальнейшая жизнь!
   Итак, поднявшись ни свет, ни заря, Нардипский нервно расхаживая то по палате, то по коридору, время от времени тревожно поглядывал в окно, ожидая прихода Иовы. А она все не шла! Бидолашный влюбленный, до крайности напряженный, просто не находил себе места. Искоса поглядывая на больного, медсестра даже решилась измерять ему давление, после чего Макс получил несколько уколов и вскоре уснул.
   Тем временем Иова переживала по-своему. В холодном поту она вскочила среди ночи. Приснился очередной кошмар. Она с гранатой в руке среди близких, родных ей людей. Обособленно от всех стояли двое. Женщина сразу их узнала - Микаил и Макс. Они оба протягивали к ней руки, а она их поочереди отталкивала от себя. Всматриваясь в лица окружающих, ясно осознавала, что держит ни гранату, а жизнь каждого из них. Пока думала-гадала, неожиданно задела чеку. Раздался взрыв. Последнее, что Иова услышала - жуткий крик своей дочери... Ответ для Иовы стал очевиден. Справившись с утренним туалетом, женщина наспех накормила детей, затем натянула на себя майку и бриджи и вышла на улицу. По привычке, ноги зашагали на остановку, но чуть притормозив, Иова передумала, решила пойти пешком.
   На улице, давно вступив в свои права, пестрило яркими переливами лето. Шикарные, городские клумбы радовали глаз. Зеленые, травяные ковры превратились в аккуратно - подстриженные, сочные газоны, а в парках и скверах, одаривая прохожих струей свежести и прохлады, зажурчали, шумные, веселые фонтаны.
   День обещал быть солнечным и очень жарким, но пока еще было терпимо. Иова нетерпелось закончить наконец с этим тягостным делом, и поскорее попасть в церковь, под кондиционер. Там ее ждала недоконченная, воскресная проповедь. В этот раз так захотел пастор. Вся канитель с проповедью была совершенно ни кстати. В голову ни лезло, ни одной умной мысли. Но отказать пастору Штельман не могла. Поэтому приходилось готовиться на лету, что-то придумывать, как - то сочинять.
   "Фарс, глупость и еще раз фарс! Ничего настоящего! И Макс и церковьи вся моя подлая, гнилая жизнь лишь одно сплошное лицемерие и фарс!" -с грустью раздумывала женщина, неторопливо, плетясь пешеходными дорожками Трикопольеуса.
   "Как я могла поступиться своими принципами? Как могла повестись на такое?- сама в себе недоумевала женщина. - Ладно Нардипский! Он еще слишком юн, чтобы быть мудрым и рассудительным, действует исключительно на эмоциях. Но я! Я, которая столько лет в Боге, как я могла такое сотворить?"- без конца мучилась содеянным Штельман. Ее душа рвалась на части.Она хотела и не могла... - - - Решение принято и обжалованью не подлежит! Я должна, должна, должна! Ради него, ради себя, ради всех нас!- не обращая ни на кого внимания, вполголоса уговаривала себя Иова.
   Вокруг и повсюду бегали и спешили люди. С тайной завистью Иова всматривалась в каждого из них. Наверняка у них нет таких проблем! Живут себе и радуются жизни. А тут...
   Очень хотелось забуриться подальше от всех. В особенно от Макса. Но от себя не убежать! Кроме того, парнишка ждал. И скорее всего ждал положительного ответа. А что она могла ему обещать, если и сама толком не могла ни в чем разобраться?! Оставить все ради него - полный абсурд! Но и без него жизнь тоже стала не мила. Оставить все как есть и тайно встречаться - Иова тоже не хотела - слишком рискованно и к тому же подло. В жизни неизбежно за все придется отвечать. Нет, двойная жизнь не для нее! Впрочем, никогда не говори "никогда"!
   Иова вдруг вспомнила, в беседе с молодежью, она однажды опрометчиво бросила, что никогда бы не смогла влюбиться в парня моложе себя лет на десять. И что получается? У них с Максом разница в 12лет. Чему еще из ее категоричных суждений надлежит исполниться? - с тревогой думала Штельман, медленно сворачивая по свежевытаптаной, тропинке на проселочную дорогу. По ней она намеревалась срезать путь к терапии. Критический момент назревал, а Иова по-прежнему пребывала в растерянности. После всего того, что случилось, могла ли она разочаровать Макса? Она очень боялась очередного приступа со стороны Нардипского. Но и продолжать эту греховную, связь - тоже нелепо. Зря она к нему тогда заявилась! И вообще все зря! Нет мне прощения! злилась насаму себя женщина. Она раздваивалась и совершенно не могла ничего поделать с тем, что творилось в ее душе. Главенство над ней все больше брал Макс Нардипский. А сама Иова Штельман еще немного и готова была ему полностью подчиниться. Рядом с ним она делалась безумной и бессильной. День ото дня ей все сложнее и сложнее становилось противостоять очарованию этого смазливого юнца. Это как колдовство, или магия, тебя затягивает в бурный омут, а ты все видишь и понимаешь, но не противишься, а наблюдаешь, как безропотно гибнешь... Вот он, черный омут из сна! - осенило вдруг Иову. Вот о чем предупреждал Бог! А я - то дура, все не понимала, причем тут озеро! А ведь с него и началось! Пора признавать Иова Штельман - ты идиотка! Но самое страшное - ты уже не можешь ничего изменить, не можешь жить без этого сопливого мальчишки! Он стал частью тебя! Еще чуть- чуть, и ты не сможешь сказать ему "нет"! Сделайэто сейчас, пока не поздно!- разрываясь на части, уговаривала себяИова.
   Чем ближе она подходила к больнице, тем менее уверенно себя чувствовала. Раздвоенная душа, раздвоенные мысли, все в ней было каким - то двойственным и размытым. Убивала сама мысль о невозможном. Сплошь и рядом только и слышишь: "Невозможно, невозможно, невозможно!" "Невозможно служить двум господам" - говорит Библия, - ибо одному служишь с усердием, другого же предаешь". "Невозможно иметь двух мужей". - утверждает государство, потому, что это противоречит Конституции. "Невозможно жить, так как тебе хочется!" давит социум сверху на совесть. И всюду, всюду одно "невозможно"! Оно злило и приводило в отчаяние бунтарский, новаторский дух Иовы. Вовсе не хотелось жить по чьим - то писаным законам, но и своевольничать она тоже побаивалась.
   "Ох уж эта свобода выбора! Кроме боли и страдания не приносит ни малейшей пользы!" - тяжким грузом вертелось в голове. Около часа петляя вокруг больницы, Иова никак не решалась зайти на ее территорию.
   - Что ж, - вслух проговорила она себе, - тебе придется одному из двух сказать "Нет"... И в любом случае ты умрешь от тоски и горя... Тогда какая разница с кем? Пусть страдает один, нежели все!- с этими словами она направилась вперед.
   Вскоре показался пожелтевший от времени, старый фасад двухэтажного строения. Сердце Иовы Штельман сильно затрепетало. Каждый шаг давался с трудом, ведь он приближал ее к тому, кого она хотела увидеть больше всего на свете; но в одночасье и сбежать. С усилием преодолев недолгие ступени, женщина остановилась перед длинным коридором и перевела дух. Белоснежные, стерильные коридоры, пустовали. Больных было мало. В основном туда-сюда размеренно прохаживался персонал. И лишь один человек, во всем коридоре, прилип к стеклу, внимательно вглядываясь в сторону остановки. Иова сразу его узнала. Эту сухощавую, высокую фигуру, она узнала бы из тысячи! Тихонько подошла сзади и хрипловатым, срывающимся голосом, почти прошептала:
   - Привет, Макс!
   Тот резко обернулся.
   - Ты уже здесь? Неужели я тебя пропустил?- в его словах звучало скрытое напряжение. Оно не сокрылось от Иовы.
   - Думаю, нам стоит прогуляться! Погода сегодня просто супер! Так и шепчет: "Пока живешь, наслаждайся!" - Иова старалась говорить весело и непринужденно, но Нардипский был не идиот. Он сразу понял: с ней что-то не то!
   - Ну как дела у нашего мальчика? - затронула Иова проходившую мимо медсестру. Мы можем немного выйти проветриться?
   - Можете, но только недолго! С утра у Макса поднялось давление... Кроме того, скоро процедуры и обед!
   - К обеду мы обязательно будем, сестричка! - заверила ее Штельман.
   Когда они оказались на улице, Макс тоном, не терпящим возражений, сказал:
   - Ты плакала!Это из-за меня, да? Из - за меня, или все же из - за него?!
   - Не выдумывай, Макс! - нервно отворачивалась от него Иова. Ей совсем не хотелось, чтобы он сейчас рассматривал ее лицо.
   - Нет, ты плакала! Я вижу! Я хорошо изучил твое лицо и знаю, когда ты лицемеришь!
   - Макс, я...
   - Не говори ничего! - возбужденно затараторил Нардипский.- Я многое передумал... Все скажу сам! Тебе сейчас нелегко. Как бы ты ни хотела, ты не можешь выбрать меня. Ты слишком правильная, чтобы отдаться первому попавшемуся порыву любви! Ты готова мучиться, страдать, отдать себя в жертву ради других... Но только не ради меня! Ты остаешься с ними... Я прав?
   Иова молчала. Лишь крупные слезы подтверждали правоту его слов.
   - Я знал! - не переставая тарахтел Нардипский.- Мог ли я на что- то претендовать, болван?! Для тебя я раз и навсегда останусь всего лишь зеленым, несерьезным пацаном, который по своему идиотизму смог втюриться в свою лидершу! Идиот! Какой же я идиот! Размечтался! Ага! Так тебе и надо, кретин! Ты раз и навсегда останешься в одиночестве! Ведь так, Иова? Разве можешь ты нарушить церковный обет? Нет, ни за что на свете! Ты слишком правильная для этого! Сколько не старайся, тебе никогда не понять молодежь... Не понять меня! Истинные причины падения и взлетов! Ты привыкла к стабильности. Твоя жизнь устоялась... К чему тебе головная боль? Не лучше ли выбросить меня как ненужный мусор?!
   - Ты не прав! Ты моя любимая головная боль! - состроив непринужденную мину, пыталась разрядить обстановку Штельман. Но ни тут - то было!
   - Уте-ша-ет! Оч-чень утешает!- Нардипский метался по больничному крыльцу, как загнанная лошадь, привлекая взгляды немногочисленных окружающих.
   - Макс, давай пройдемся по парку! Все - таки люди кругом!- Тяжело вздохнув, предложила Иова, изображая спокойствие и уравновешенность, каковых не было и в помине.
   К реакции Макса она была готова, но привлекать внимание посторонних было ни к чему. С беспокойством вглядываясь в лицо Макса Иова очень боялась, что парню снова станет хуже, поэтому уговаривала его как могла:
   - Макс, родненький, успокойся! Тебе нельзя волноваться! Вот увидишь, все образуется, надо лишь чуточку потерпеть! Ну будь, пожалуйста более сдержанным! Ради себя, ради меня, ради матери твоей в конце концов! Ну нельзя же быть таким агрессивным! Угомонись, прошу!
   Их перепалка привлекла внимание прогуливающихся вдоль аллеи, больных. Недовольно посматривая по сторонам, Иова видела их косые взгляды. Некоторые из них откровенно смеялись, что привело Иову в сильное негодование.
   - Хватит, Макс! Хватит истерик!- выйдя из себя, наконец, громко выкринкула Иова. И чтобы немного привести молодого человека в чувство, влепила ему хорошую пощечину. Но тот и не думал угомоняться!
   - Да мне плевать! Бей сколько угодно! От тебя я готов терпеть все! Подумаешь, пощечина! Да бей! Можешь даже убить! Это только в кайф, буду премного благодарен! Но тебе меня не заткнуть! Пусть все знают о моих чувствах к тебе! - ни на шутку разошелся парень. Иова с беспокойством заметила, что постепенно вокруг них стал образовываться круг наглых, любопытных зевак, которых хлебом не корми, дай покопаться в чужом дерьме.
   - Что стали? Неужели не видете, человек ни в себе! Расходитесь, не создавайте столпотворение!- раскрасневшись от стыда и гнева, пыталась разогнать толпу Иова.
   - Что ты их гонишь?! Пусть стоят! Пусть слушают! Пусть все слышат о том, как я тебя люблю! В отличии от тебя, я свободен от мнения других! Живу так как хочу... И свысока плюю на все этические и нравственные кодексы вместе взятые...
   - И на Бога тоже плюешь? - неожиданно тихо спросила его Иова.
   - Во-от оно в чем дело! Мы боимся Боженьки!
   - Боимся.- серьезно ответила Штельман, тихим, размеренным тоном. Она поняла, что инача сейчас нельзя. - А ты разве нет?- изо всех сил Иова хотела перевести разговор в другое русло, отвлечь Макса от его чувств и переключить все внимание на Того, Кто сможет его утихомирить.
   Спокойный тон Иовы заставил парня сбавить обороты. Чуть остепенившись, он надменно произнес:
   - Я с Ним сам разберусь... Он единственный, кто меня понимает. Но Он меня предал....
   - Макс, - умоляющим тоном, словно уговаривая ребенка, сквозь слезы бормотала Иова, - ты большой мальчик... И сам только что доказал, что вполне рассудительный и здравый... Ты все понимаешь... Не мучь меня, Макс! Ты - молодой, красивый, перспективный... А я - старая, глупая кляча! Серая и невзрачная! Еще немного и совсем превращусь в сгорбленную старуху! Если мы останемся вместе, вскоре ты увидишь, мои морщины и тебя неизбежно потянет к молоденьким девочкам... А ...я ... Я умру от горя и тоски! Я не хочу быть в твоем доме прикроватным ковриком, пойми! Воспринимай меня проще... Как очередное увлечение... Или как кляксу в школьной тетрадке... Вырвал лист - и ничего нет!- схватив парня под мышку Иова тем временем, незаметно уводила Макса вглубь парка, подальше от прочих глаз.
   - Как у тебя все просто: вырвал и ничего нет! - зло, вырвавшись, буркнул парень.
   - А что ты хотел, чтобы я рвала на себе волосы, билась в истерике и кричала: "Макс, я твоя навеки!"? Нет, дорогой, извини! У нас с тобой нет будущего! И мы оба это знаем! И потом, какие твои годы? Сегодня я, завтра другая... Не все ли равно с кем спать?
   Все то время, что Иова говорила, в душе Нардипского бушевал ураган. От переизбытка чувств мальчишка с ненавистью и одновременно с вожделением ребенка, у которого хотят отнять любимую игрушку, смотрел на Иову своими полубезумными, зелеными глазами и молчал. Видно было, что он что-то задумал, но во всей этой суматохе Иова ничего такого не заметила.
   - Давай пройдемся по лесу. - неожиданно спокойно предложил он.
   Иову слегка удивило странное резкое изменение в его поведении, но потом, она восприняла это как правильную реакцию на ее слова и покорно пошла за ним, продолжая дальше свои душевные излияния.
   - Ну поверь мне, - буд - то ничего не замечая, продолжала Иова, я безумно тебя люблю. С некоторых пор ты стал мне очень дорог...- взгляд Макса быстро скользнул по ее полной, обнаженной большим декольте, груди. Иова тут же покраснела и смущенно проговорила:
   - Ты даже не представляешь, чего стоит мне сейчас отказаться от твоей люб...- Макс не дал ей договорить. Долгим, неожиданным поцелуем закрыл ей уста, затем быстро потянул вглубь посадки, туда где деревья были гуще и чаще. Вскоре остановился и в каком -то бешеном иступлении не переставая лобзать ее скованное тело, стал срывать с женщины одежду. Поначалу Иова хотела вырваться. Но под действием его магичесикх ласк, вскоре уже совсем не сопротивлялась. Вслушиваясь в мелодию его бархатного голоса, со страстью вещавшего ей о любви, она таяла и трепетала в жгучих объятиях любимого. В голове все перемешалось и затмило все ее прочие основательные доводы. Разум сделался чистым, как слеза. Оказавшись снова во власти сильных, мужских рук, Иова больше не чувствовала ничего, кроме непреодолимого желания отдаться и забыться. Лишь только он один сейчас существовал. Его она любила... И отдавшись его страстному, прерывистому дыханию, полностью дала волю своим чувствам. Все дальше и дальше от цели уносили Иову волны ее новой, горячей любви, единственным, тайным желанием которой было снова и снова оказаться в безраздельной власти Максимуса Нардипского. В такие минуты сопливый, юнец вдруг перевоплощался в зрелого, опытного мужчину, знающего все тонкости женского естества. Нардипскому удалось сделать так, чтобы Иова смогла отключиться от внешнего мира и быть безраздельно его. Она не видела и не слышала перед собой ничего, кроме блуждающих, безумных глаз любовника и дикого восторга, с которым тот занимался с ней любовью.
   Не увидела Иова и Марго, которая вместе с Феликсом пришла проведать Макса.
   Когда любопытная медсестра, недвусмысленно намекнула девушке на то, что он сейчас во дворе с посетительницей, сделав при этом грубый акцент на слове "посетительница", Марго сразу поняла о ком идет речь, и они с мужем отправились искать известную парочку. Возле здания никого не оказалось.
   - Наверное они где - то бродят по лесу.- предположила Марго и они с Фелом быстро зашагали вглубь деревьев. На тропинках ни Макса, ни Иовы, нигде не было видно.
   - Странно, куда они могли подеваться? - задавалась вопросом Марго.
   Вдруг неподалеку они услышали приглушенный стон и направились туда. Раздвинув кусты, Марго оторопела. Ее подруга и Нардипский занимались любовью! Из чувства такта, Киссаль отступила назад. Стоящий же позади нее Феликс и не думал уходить. С жадным любопытством, тот впился в полуобнаженную пару и подражая Максу, производил туловищем и губами странные, сексуальные движения.
   - Пошли отсюда! - смущенно прошептала Фелу девушка, утягивая мужа вслед за собою.
   Когда они вышли на лесную тропинку, Феликс незадачливо спросил:
   - Что они сейчас делали, Марго? Это похоже на спаривание двух особей мужского и женского пола!
   - Да уж, спаривание не то слоаво! Ну надо же! Прямо как кролики! Не поверишь, но я вот тоже иду и думаю: " Что они сейчас делали? Что это вообще сейчас было"? Иова что с ума сошла?! Еще вечером она жаловалась на то, что Нардипский умирает, и вдруг на тебе! Ну и дела-а-а! Макс тяжело болен, состояние не из лучших...- перекривляла она Иову. Угу! Не из лучших! На голову он болен, идиот! Нашел себе подружку! Да и она тоже хороша! Подумаешь, блин, сексбомба! Ну, подруга, не ожидала!-то и дело бурчала себе под нос Марго.
   - Это была твоя подруга?- как - то странно спросил Феликс.
   - Угу! Ты прав -и это моя подруга! Иова Штельман - незаменимый служитель церкви "Свет Христов"!Совсем обезумела! Ведет себя как шалава подзаборная! Честно говоря, я думала, у нее ним все... Ан нет, оказывается бурные страти продолжаются! Я ее в последнее время вообще перестаю узнавать! Вот так живешь, живешь рядом с человеком, думаешь, что знаешь его, а выходит, что и не знаешь! Надо будет с ней поговорить. По-моему она окончательно свихнулась на старости лет! - шокированная увиденным, Киссаль никак не могла успокоиться. Если бы ее мысли не были заняты этим странным происшествием, она бы сразу заметила, что и ее Фел ведет себя тоже не очень адекватно. Но Марго была на своей волне. Она даже не удивилась, когда ее муж внезапно остановился посреди дороги и неожиданно сказал:
   - Нет, Марго, я не могу уйти отсюда без опыта.- Давай сделаем тоже, что и они! Я должен здесь это попробовать!
   - Что прямо здесь?Ты тоже что ли свихнулся или романтики вдруг захотелось? - недоумевала Киссаль. Она подумала Фел шутит. Но он не шутил.
   - А что им можно, а нам нет? - искренне удивился Киссаль.
   - Фел, ты как с луны свалился, честное слово! Хе!- мотнула головой Марго, - В отличии от них у нас тобою есть дом! Я не стану на людях позориться как эти двое! Надо же! Еще один экстремал! И что вам неймется!
   - А разве спаривание запрещено?- не унимался Феликс.
   - Слушай, давай хотя бы дойдем до дому!
   - Но разве на зеленой траве, среди деревьев хуже? Ведь им, похоже, это нравилось!
   - Ну да, нравилось! Я бы сказала даже слишком! - раздраженно вторила девушка. - Посмотрим, как она будет чувствовать себя после...- девушка не договорила, Феликс схватил ее за руку и поволок вглубь леса.
   - Куда ты меня тащишь? - закричала Марго.
   - Мы идем спариваться между деревьев.- невозмутимо заявил муж.
   - Ты что, с ума сошел, Фел! Оставь меня сейчас же в покое!- возмущенно сопела Марго, пытаясь вырваться из крепких рук мужа. На что Фел спокойно ответил:
   - Им понравилось, значит и нам будет хорошо! Я постараюсь доставить тебе удовольствие.- хладнокровно отпарировал он.
   - Что с тобой - то происходит? Какой -то ты сегодня странный!- наконец дошло до Марго. Внимательно всматриваясь в Фела она его не узнавала, это был и он и не он.- Боже мой, все вокруг меня, похоже, сошли с ума!- негодовала девушка дорогой.
   Остановившись в гуще деревьев, он украдкой взглянул на рубиновый браслет, после чего точь в точь повторил Макса от начала до конца.
   Когда все закончилось, Марго одеваясь, с усмешкой заметила:
   - Фел, вынуждена признать, между деревьев действительно романтичнее! Ты не превзойденный любовник!
   - Это не я, это - он, - указал Фел в сторону Нардипского.- Я лишь повторял все его действия- невозмутимо объяснил муж.
   - Ну да, согласна, изобретательности Макс можно только позавидовать... Получается, что нет у него никакой болезни...?- рассуждала Марго, силясь понять действия подруги.
   - Неужели на столь примитивную уловку этого малолетнего кобеля Иова попалась так легко?
   Между тем Фел был по - прежнему на своей волне.
   - Нет болезни кобеля? Что такое болезнь кобеля?- с нескрываемым любопытством поинтересовался он.
   - О, Фел, лучше тебе этого не знать! Если бы ты болел такой болезнью как этот кобель, мы бы с тобой точно давно разбежались! Хотя, кто знает вас мужиков?! Увидел юбку и помчался...
   - Ну, нет,- фыркнул Киссаль,- я за юбками не бегаю. Зачем? Разве я плохо одет? Имея еще юбку неудобно жить!Будет все время путаться под ногами, мешать бегать... Нет, юбкам категоричное нет!
   Смешные разглагольствования мужа понравились Марго.
   - Дай -то Бог, чтобы так всегда и было!- серьезно сказала она. Затем внимательно посмотрела на Феликса
   .- Знаешь, в последнее время я тебя не узнаю! То ты шлялся неизвестно где, месяцами пропадал в так называемых "командировках"! -она сделала акцент на этом слове.- То теперь ходишь всюду за мной по пятам. Ревнуешь, что ли? - по- своему истолковала девушка странные перемены в своем муже.
   - Что значит "ревную"? - не понял Фел.
   - А то и значит! Небось, твои дружки уже доложили?
   - Ты говоришь загадками, Марго! Сложно понять твои слова!
   - Ладно, проехали! Будем считать, что ты изменился!- констатировала Марго, когда они вышли на тротуар.
   - И что же со мной не так? - забеспокоился Фел, оглядывая себя снизу доверху.
   - Как раз наоборот! Все слишком "так"!- с улыбкой ответила жена.- Просто таким любвеобильным и заботливым ты был лишь в нашу первую, брачную ночь...
   - Это плохо? - осторожно промолвил Феликс.
   - Это прекрасно! Таким ты мне безумно нравишься! - поцеловала его в нос Марго.
   С высоко поднятой головой, удовлетворенный словами Марго, Фел важно зашагал рядом с женой, время от времени искоса посматривая на свой рубиновый браслет.
  
   ГЛАВА17
   Прошло полгода. Максимус больше в церкви не появлялся. После того, как обозленная на собственную слабость Иова дала ему наконец полный отворот- поворот, по ее настоятельной просьбе, Макс исчез из ее жизни. Чего никак не скажешь о ее душе. О своем тайном воздыхателе, Иова теперь узнавала лишь из немногочисленных обрывков разговоров его бывших друзей, с которыми он тепер тоже, почему - то не общался. Никто не мог понять, почему он так внезапно ушел из церкви , ведь был таким ревностным христианином?! Молодежь без конца трезвоня на этот счет, выдвигала различные версии его падения. Многие списывали это, на какое - то тайное, любовное разочарование, о котором, скрытный Макс никогда никому не рассказывал. Нашелся даже умник, который выдвинул предположение о наркотиках. Но ему быстро закрыли рот. Несмотря на то, что Нардипский был в церкви недолго, многие ребята его быстро приняли и полюбили. Ведь он среди всех всегда душа компании, с ним было весело и интересно. Поэтому отсутствие весельчака Макса молодежь переживала очень даже бурно. В особенно это касалось девчонок. Мягкий и обходительный молодой человек сумел быстро завоевать и разбить сердца многих из них. Такое количество поклонниц за короткий срок, вызывало у парней зависть и не оставляло никаких сомнений - Макс впал в блуд и не иначе! По этому поводу многие интересовались мнением Иовы, на что та лицемерно разводила руками, мол пес возвращается на свою блевотину,откуда пришел, туда и ушел, и хватит об этом! Она неимоверно устала от этой темы. Отчитывая молодежь за клевету и осуждение, всевозможными способами, пресекая ненужные сплетни, в душе Иова вынуждена была признать, что ребята правы. Бесконечные разговоры о его мнимых пассиях, были нестерпимы для Иовы! Особенно невыносимо было выслушивать сердечные излияния девочек, безумно влюбленных в Нардипского. С безграничным доверием, как подруге, они в деталях описывали те знаки внимания, которые щедрый парень без стеснения дарил каждой из них. Чем больше Иова с ними общалась, тем увереннее становилась в правильности выбранного ею решения. Нардипский - обыкновенный бабник, он использовал каждую из них в своих целях. Но самым обидным для Иовы было то, что она оказалась в одном ряду с теми неопытными малолетками, с которыми Нардипский успел перспать. Униженные и обиженные одна за другой девчонки приходили к Штельман на консультации и спрашивали у нее совета: как избавиться от болезненной, безответной любви? Как выбросить этого подлеца из головы? Что предпринять, чтобы, забыв прошлое измениться и начать жить исключительно для Бога? Бедная Иова, как ей было тяжело! Она с жалостью смотрела на этих девчонок и не находила ответов, лепетала что-то о лучшем лекаре - времени и не верила сама своим словам. Что толкового она могла им посоветовать, если подобно им, сама болела той же болезнью и никак не могла исцелиться? Безжалостно разрушая девичьи фантазии, Иова безумно злилась и ревновала!. От этого, бесконечно мучимая собственной совестью, она стала сильно тяготеть к одиночеству. Часами, вымаливая у Бога прощение, Иова иногда все же впадала в ропот, обвиняя Бога в несправедливости и требуя помощи для себя и Макса. Оба: и он и она, мечтали теперь лишь о том, чтобы забыть друг друга; но уже не могли! Время для Иовы превратилось вспять. Засыпая каждый вечер, она думала только о том, чтобы утром не проснуться снова. Сама жизнь без Макса стала нестерпимой пыткой. Любовь, обида ненависть, ревность, чувство вины и осуждения, переплелись в ней воедино, быстро превращая жизнерадостную молодую женщину в отчужденную неврастеничку. Около полугода она не видела и не слышала Нардипского. Ее надежды на время и расстояние себя совершенно не оправдали! Вместо того, чтобы притупиться, чувства наоборот, росли. В невыносимых, душевных муках женщина готова была драться на стену. Макс мерещился ей всюду и всегда! Не было минуты, чтобы она не думала о нем... Часто просто шагая по улице, она искала его взглядом среди прохожих и не находила. Иногда возникало сильное непреодолимое желание бросить все, забыть гордость и мораль и рвануть к нему! Но вскоре дикие, нелепые порывы подавлялись голосом разума и все снова возвращалось к своему привычному началу: дом- церковь, дом - церковь.
   На дворе стоял конец ноября. Часто переменчивая погода
   оставляла желать лучшего. Притащив с собой с севера холодный, штормовой ветер, в права вступала матушка - зима. Сбивая с ног немногочисленных прохожих, которым в этот непогожий час пришлось покинуть свои теплые квартирки, буйный вихрь, вздымая клубы серой пыли и остатки подгнившей листвы, беспощадно хлестал их лица мусором и дождем. Стремительными перебежками те летели кто куда, поскорее мечтая укрыться от надоедливого, жгучего ветра. Все, кроме Иовы...
   Нахлобучив на самые глаза капюшон, и в несколько раз обмотавшись длинным, широким шарфом, та одиноко брела пустынным парком. Ветер, казалось, ей нисколько не мешал. Женщина отстраненно смотрела прямо перед собой туда, где от надувных, отяжелевших туч, горизонт стал густо-черным. Смеркалось. Одной сплошной полосой, мрак медленно надвигался на город, угрюмой, тоскливой серостью уничтожая остатки светлого настроения в тех, в ком еще теплилась хоть какая -то радость.
   " К ночи ливень усилится... А может, чего хуже, соберется метель...- равнодушно отметила Иова.- На обратном пути добираться будет сложнее... Подмораживает... Ноги и куртка промокли насквозь... Ну и пусть!" Словно издеваясь над собой, вопреки всякому здравому смыслу, она отодвинула шарф и набрала в легкие воздух. Повсюду запахло сыростью и грибами. Однако струя свежего воздуха обошлась ей добрячей порцией грязи. Обтирая лицо шарфом, Иова зажмурилась и сплюнула песок. Затем, слегка притормозив, протерла глаза и, на удивление остальным, совсем остановилась. Вокруг нее, взбунтовавшись против несвоевременного, резкого похолодания, с жутким воем, носились осиротевшие деревья. Успевшие позабыть ласковое солнце и шелест мягкой, зеленой листвы, они яростно лупцевали друг друга своими могучими, голыми ветвями. Впрочем, еще не все деревья обнажились. Кое - где провиднялись и красновато- коричневые, полуусохшие ягоды боярышника и рябины, крупным пурпурным градом устилая ковер из поникшей гнилой травы, которая больше не могла служить надежным укрытием для грызунов и лисиц. Что- то сходное нашла Иова между осенним, тоскливым застоем и своей собственной, омертвевшей душой, которую давно уж ни волновало и ни радовало ничто. Угнетенный дух бунтовал против самого понятия "жизнь". Ежедневно существуя по заведомо известному сценарию, Иова боялась только одного. Совершенно не хотелось, чтобы кто-то заметил ее боль. Поэтому маска веселого, энергичного лидера, практически не снималась никогда. Даже дома ей приходилось лицемерить, дабы проницательность Микаила не достигла ее сердца. И только в редкие минуты одиночества, она могла быть самой собой и предаваться своим истинным, болезненным переживаниям. Такие мгновения почитались за счастье! Прокручивая картины прошлого, Иова просто тосковала, вспоминая того, о ком плакала душа. Ничего уж не хотелось, все валилось из рук. Чтобы совершенно не раскиснуть, день и ночь приходилось собирать волю в кулак и решать чужие, проблемы. Все то, что она уже давно считала пустой, ненужной мишурой. А тут еще этот концерт! Мэрия, совместно с христианскими церквями, устраивала благотворительный концерт для детей сирот и малообеспеченных семей. Иову Штельман единогласно выбрали ведущей. Сам мэр просил ее помочь! Могла ли Иова отказаться? Будучи бойкой на язык, женщина порой творила чудеса! Парой пустяков для нее было сочинить душещипательные фразы, способные побудить толстосумов распрощаться со своими кошельками в пользу других. На это и был расчет! Такие мероприятия она проводила не впервой. Иову, как обычно, просто поставили перед фактом. И никто не спросил: а хочет ли она вообще этим заниматься? Давай, делай и все тут! Осознание того, что ее тупо используют в своих целях, несло с собой отвращение и гнев. Совершенно нет никому дела до ее собственных нужд и проблем. А между тем, именно теперь она больше всего нуждалась, если не в понимании, то хотя бы в сочувствии. Ей было так скверно, как никогда! Но разве кто-то из христиан способен посочувствовать греху? Конечно же, нет! Здравомыслящий человек не примет во внимании весь этот бред, который она и сама себе объяснить была не в силах! Скрывать свои чувства становилось все труднее. Не раз Иова порывалась, рассказать обо всем Микаилу, облегчить душу покаянием... Но как назло, у того появлялись важные, неотложные дела. А после, решимость Иовы иссякала.
   До начала концерта Штельман в запасе имела пару часов. Времени еще уйма, можно не спешить. Несмотря на то, что погода сегодня не удалась, Иова специально выбралась пораньше, чтобы немного прогуляться и привести разум в относительный покой. Природа ей обычно в этом помогала. Однако сегодня, смутное, нехорошее предчувствие теребило душу. Забивая тревожные ощущения, хотя - нехотя, женщина все же добралась до главного административного корпуса, расположенного в самом центре Трикопольеуса.
   Великолепнейшее, старинное здание, в древнегреческом стиле, с прекрасно сохранившимися скульптурами шикарных, полуобнаженных тел на фасадах, уже полстолетия безотказно служило мэрии. Как и прочие греческие строения, зал заседаний, обладал огромными размерами и великолепной акустикой. В нем и проводились все важнейшие проекты города. Главный административный корпус, обычно, никогда не пустовал. Толпы горожан со своими нуждами и проблемами с утра до ночи оккупировали многочисленные кабинеты чиновников. Но сегодня здесь было особенно людно. Со всех сторон съезжался транспорт и скорчившись от холода, небольшими группками валил народ. Все они спешно забегали внутрь, дабы побыстрее стащить с себя мокрую одежду и согреться. Иова была не исключением. Она порядком подмерзла, пока дошла. Распаковавшись, как капуста, Штельман оставила в гардеробной верхнюю одежду и долго не раздумывая направилась в кафе. Чашечка чая ей сейчас не повредит. Но оказалось из таких умников, как она в кафе выстроилась целая очередь. Ждать - не переждать!
   - Видно не судьба!- обвела Иова долгим, тоскливым взглядом вереницу людей.
   Разочарованно поджав губы, она вышла в большой холл и снова направилась в гардеробную. Достала из сумочки зеркало и стала приводить себя в порядок. Вдруг, краем глаза, заметила своих ребят. Тесно скучившись, те окружили кого - то одного и что-то оживленно обсуждали. За плотным кольцом их фигур, Штельман никак не удавалось разглядеть эту загадочную личность. Но вот один из парней отошел в сторону и Иова наконец смогла увидеть незнакомца. Но лучше бы этого не произошло! Сердце больно заныло в груди. Это был он, ее Макс!
   -Из мира временных иллюзий, добро пожаловать в мир жестокой, ограниченной реальности!- с трепетом в душе, еле слышно прошептала несчастная женщина. Ее психика сейчас переживала внутренний конфликт. Годами устоявшиеся убеждения против реальных обстоятельств, которые она изо всех сил пыталась отодвинуть на второй план. Два мира противостояли друг другу: христианская логика и человеческая душа, переполненная любовью и болью. Даже тогда, когда казалось, разумные доводы логики победили хрупкие притязания души, та все равно не сдавалась! Увы! Здравым рассудком любовь не заглушить! Тем более этого не смогут сделать грубые, бессмысленные запреты! Парадокс! Чем больше ее тушишь холодной струей логики, тем сильнее разгорается пламя любви. Иова не была исключением! Любовь не поддается логике и ее невозможно заткнуть в какие бы то ни было рамочки, коробочки и прочую дребедень. Она свободна, как ветер! Гуляет, где хочет! К кому хочет- приходит, от кого хочет - уходит. Одних томит и мучает, других жалует счастьем и радостью... Но часто умиляет и облагораживает, делает жертвеннее и до глупости наивнее. А умирает только от беспощадной, серой рутины...
   Иова это уже давно поняла! Ей так хотелось быть вечно любимой и вечно превознесенной на пьедестале любви в новом для нее качестве, качестве Венеры... Именно поэтому ей так был дорог Нардипский! О эта новизна ощущений! Глупцы те мужчины, которые считают, что женщинам от них нужен только секс! Не секса требует тонкая девичья натура, но неземной, безудержной любви!
   Иова скорее любила в Нардипском саму себя, нежели его... И тосковала за этим чувством, всем сердцем жаждая безумных страстей. Ей не хватало томного, вожделенного взгляда, шаг за шагом раздевающего ее до мозга костей. Тех неистовых, горячих поцелуев, готовых на любое безумство ради встречи с ней. Иове хотелось, что называется обыкновенной женской романтики, придуманной и ненатуральной, но такой желанной и долгожаданной, о которой в юнности она столько читала в книжках.
   Неординарный во взглядах и поведении Макс Нардипский был как раз из тех мужчин, которые умеют дать женщине то, чего она хочет. Позвволяя ей наслаждаться самой собою, такие мужчины всячески подзадоривают пыл, всевозможными комплиментами и красноречивыми взглядами подчеркивая прилести женщины до такой степени, что бидолашная жертва,упиваясь собственной значимостью, готова на любые подвиги ради мнимого счастья, и в порыве таинственного ожидания, жаждет новых и новых приключений.....
   Что поделать таковы все женщины! Иова среди них не была исключением!
   При виде Нардипского ее голова закружилась от радости и какого -то необъяснимого дикого восторга, который как она ни старалсь, не поддавался никакому контролю. Сердце часто забилось, а на глаза навернулись крупные слезы.
   - Боже мой! До чего же я докатилась!- ужасаясь тому, что с ней происходило, шептала Иова самой себе. - Веду себя как девчонка- подросток!Что же ты со мной сделал, Макс Нардипский?!
   После полугодовалой разлуки Иова сейчас довольно бурно переживала встречу с любимым, но тщательно скрывала то, что у нее творилось в душе. Подойти к Максу она тоже не решилась. Да и он, завидев Иову, сильно изменился в лице. Не поздоровавшись даже издали, вдруг резко отвернулся. Поведение Нардипского сильно обидело Иову. Быстро засобиравшись, она неожиданно исчезла в праздной толпе, оставив, украдкой наблюдающего за ней Макса, в полном негодовании. Где- то в глубине души тот надеялся, что Иова все же умерит свою спесь и быть может, захочет с ним переговорить. Но не в силах совладать с собой,Иова сломя голову убегала от Макса Нардипского.
   - Иова, постой!- услышала женщина позади себя голос Марго.
   - Насилу тебя нашла! Куда ты запрпостилась? Мик сообщил, что ты должна была давно быть здесь, а тебя все нет и нет! Мы уж все переживаем...
   - Я есть. Не надо за меня переживать. - равнодушно и грубовато отрезала Штельман. Она была явно не в настроении. Марго это заметила и молча, вслед за Иовой, поплелась за кулисы.
   - Ты как, готова, Марго?- сухо поинтересовалась Штельман.
   - Более или менее...- сдвинула плечами девушка.
   - Мне не надо более или менее, мне надо, чтобы все прошло гладко! Ты моя помощница, а не лисий хвост! Поэтому перестань дрожать и помни: люди идут за теми, кто на 100% уверен в себе и в том, что говорит!- сурово отчитала Иова подругу.
   - Ну, ну! Давай, давай, ори! Надо же на кого -то выпустить пар, да?
   - Ты это о чем?- серьезно спросила Штельман.
   - Да ладно тебе! Прямо сама невинность! Буд - то я не знаю почему ты злишься?
   - Ну- ка, ну- ка, просвети!
   - Я тоже его видела, Иова!
   - И что? - сдерживая напор внезапно нахлынувшей злости, прошептала Иова.
   - И ничего! Тебе плохо! Понимаю! Но разве это повод срываться на людей?
   - Извини! - всплеснула руками Иова и отвернулась, чтобы Марго не увидела ее смущения.- Просто я волнуюсь не меньше твоего...- попыталась оправдаться она.
   - Ну, конечно! Тем более что в зале будет он...
   - Марго!- не выдержала и взорвалась Иова. - Закрыли эту тему! Ты же лучше остальных знаешь, каково мне! Думаешь очень хочется выходить на эту дурацкую сцену? Не поверишь, я чувствую себя клоуном на шарнирах!
   - И правильно чувствуешь! В последнее время ты себя так и ведешь!- едко заметила Марго.
   - Ладно, проехали! Не хватало еще из - за этого поругаться! Давай помиримся и лучше поговорим о тебе... Кстати давно хотела спросить: как у тебя там с Фелом дела? Такого вопроса Марго не ожидала, поэтому, немного стушевавшись, ответила:
   - Ну... Не так все и плохо! Честно говоря, боюсь даже сглазить!- Марго загадочно улыбнулась.
   - Ну -у - у, подруга! Ты же христианка, а рассуждаешь как деревенская бабка!
   - Да расслабься! Это я так, к слову, чтобы подчеркнуть изменения к лучшему! Знаешь, может быть это несколько гнусновато, но в каком -то смысле я тебе даже очень благодарна за твою ту пошлую выходку в парке.... Ну, Иова, ты что забыла? Пол года назад, в больничном парке...
   Иова сразу же поняла о чем речь и покраснела.
   - Так вот, после того, как мы с ним побывали "между деревьев"...
   - Марго! Убью!
   - Все, молчу, молчу! Просто кажется, с этого момента наши отношения с ним возродились вновь! Иногда в семейной жизни безумие - не последнее дело! Он стал лучше, чем был в дни наших первых встреч! Представляешь, сегодня прихожу домой с работы, а у меня под окном "Хаммер" стоит. Думаю, кто это у нас во дворе такой перепуганный? И что ты думаешь? Оказывается, это мой благоверный купил мне новую машинку! "Вот скажи, зачем мне этот броневик?"- спрашиваю у него. И знаешь, что он мне отвечает? - " Эта машина надежная, в ней с тобой ничего не случится!" Представляешь?
   - Угу! Рада, что хоть кто-то счастлив! Тяжело вздохнула Иова - Не было бы счастья, да несчастье помогло!
   - Точно, точно! Спасибо тебе дорогая за помощь! Хотя... знаешь, он не всегда такой хороший! Иногда, буд - то его кто-то подменяет! Снова злой, отчужденный... Затем куда - то уходит... Но вскоре опять возвращается совсем другим человеком. Такое ощущение, буд - то в нем живет две личности: добрая и злая...
   - Ну, дорогая моя, две личности живет в каждом из нас! Просто некоторые это превосходно скрывают!
   - Девочки, на сцену! Начинаем! - послышался из гримерной голос администратора.
   - Ну, с Богом! - выдохнула Иова.- И статной, уверенной походкой манекенщиц, девушки вышли на сцену. Мириады камер и прожекторов устремили свой взор на Иову и Марго. Сотни глаз следили за тем, что скажут эти двое. Основную часть мероприятия должна была вести Иова Штельман, а ее помощница - Марго Киссаль, представлять артистов. Собравшись с духом, Иова только - но открыла рот, чтобы произнести приветственное слова, как внезапно, в третьем ряду увидела Нардипского. Он буквально съедал ее взглядом. Горло Иовы буд - то пережали... Она не могла вымолвить ни слова. По залу прокатился негромкий смешок. Иова побледнела, затем сделалась пунцовой, как рак. " О, Боже, помоги мне!"- Послала мысленый призыв о помощи ведущая. Затем, усилием воли, ей все же, хоть и с большим трудом, но удалось справиться с нагнетающим обстановку волнением, и неожиданно для всех, женщина рассмеялась и незадачливо произнесла:
   - Ну, что, мои дорогие, добрый вечер! Ваши внимательные, умные лица красноречиво вещают мне о том, что вы ждете сегодня чего - то эдакого... необычного? И вы правы! Наша с вами встреча, действительно необычная! Поразмышляйте немного о том, есть ли на свете сердца благороднее и благословеннее тех, что сидят в этом зале? Разве Сам Великий Господь не сказал, что нет блаженнее человека благотворящего вдовам и сиротам?! Сегодня, друзья мои, особый вечер - мы здесь не только для того, чтобы служить Богу, но и для того, чтобы наш Вседержитель мог послужить и нам! И знаете почему? Да потому, что Он никогда и ни перед кем не остается в долгу!- Иова говорила, говорила и говорила. Ее прорвало и понесло. Приятный, бархатный тембр полился мягким эхом по залу. И по - привычке все посчитали ее долгую паузу очередным, профессиональным маневром, талантливым и непосредственным. Остальная часть мероприятия прошла без изъянов. В своем искусстве сладкоречия, Иова превзошла не только саму себя, но и все чаяния мэра. Как он и предполагал, ораторский талант Штельман собрал немалую сумму для обездоленных детей. Необходимо, конечно же, отметить и общую, слаженную работу многих церквей. Все было довольно на высоком уровне! Общая сумма сборов составила около 10 % от годового дохода городского бюджета. Вне себя от восторга и мэр и организаторы концерта, поздравляли с успехом всех участников проекта. Особенно же благодарил Иову сам мэр, который был далеко не безразличен к детям - сиротам потому, что и сам вырос без родителей.
   - Госпожа Штельман, вы сегодня просто очаровательны! Как всегда, загадочная и непредсказуемая! На уровне! Просто на уровне! Так красноречиво описать чувства этих маленьких, одиноких существ... С такой болью в голосе...Нужно иметь талант! Ваш талант, моя дорогая! О, этот нежный, божественный голос.... Когда я вас слушал, он меня завораживал... Я буд -то вновь оказался в том, далеком, нелегком детстве, у могилы своих стариков. Когда вы описывали нелегкую, детдомовскую жизнь, я даже, признаюсь, прослезился! Слушая вас, я и сам без сожаления расстался с очень, очень кругленькой суммой! Признаюсь честно - у меня нет слов!- с сияющим видом пожимая руку Иовы, восторженно расхваливал ее мэр. Затем отвел в сторону и продолжил:
   - Иовочка, у меня будет к вам одно деловое предложение. Дело в том, что мне позарез нужен остроумный и организованный секретарь - референт. Мне кажется, вы отлично справитесь с этой должностью! Ну так, как?- мэр вопросительно посмотрел на Штельман.
   Иова замялась.
   - Очень благодарна за предложение. Такое доверие! Это для меня, весьма лестно, но...
   - Нет, нет, нет!- категорично замотал мэр руками. - Не говорите сейчас ничего! Подумайте! Хорошенько все обдумайте! Взвесьте... Поверьте мне, старику, от таких предложений сразу не отказываются!
   - Честно говоря, я плохо себе представляю, с моей -то перегруженностью, как я смогу работать где -то еще!- с мягким недовольством высказалась Штельман.
   - О, я вас отлично понимаю! Не хочется покидать церковные дела... И это, наверное, правильно... Благотворительность прежде всего! Поверьте, это делает вам честь! - с понимающим видом замотал головой пожилой мужчина и немного подумав, добавил: - Ну-у, думаю, в этом смысле мы с вами что- нибудь придумаем! Мы, к примеру, можем совместить вашу работу таким образом, что вы будете успевать и там и здесь. Уверяю вас, с вашими способностями, вы не пропадете! В свою очередь, обещаю, я не буду слишком строг... К тому же зарплата - весьма и весьма приличная! - хитровато намекнул мэр.- Подумайте, моя дорогая, подумайте! - слегка похлопав Штельман по плечу, мер попрощался и ушел.
   Все это время, неподалеку, прямо почти за ее спиной, стоял Макс и не пропустил ни единого слова из того, что сказал глава Трикопольеуса. Буквально шестым чувством, ощутив сзади Нардипского, женщина резко обернулась. Их взгляды ненадолго встретились, но тут, же отвернувшись, Иова быстро зашагала прочь. У выхода ее ждали Марго и Микаил.
   - Ну, молодец! Выкрутилась! - восторженно похвалил жену, Мик.- Я всегда знал, что ты у меня умница!
   - Угу.-- устало ответила Штельман.
   - А о чем с тобой так долго беседовал мэр?- открывая перед Марго и Иовой дверь на улицу, вдруг спросил Микаил.
   - Да, так... Ничего особенного! Предложил у него работать секретарем- референтом.-с безразличием вымолвила Иова.
   - Что-о?- в один голос завелись Мик и Марго,- и ты так спокойно об этом говоришь?
   - А что мне, прыгать от радости? У меня и без того работы выше крыши... И так никакой личной жизни! Еще этот мэр! - раздраженно прошипела Иова.
   - Ты что отказалась?- разочарованно протянула Марго.
   - Пока нет. Но думаю...
   - Нечего тут думать! Лучше подумай о семье! Живете ведь чуть лучше бомжей!- Настаивала подруга, в то время как Микаил, о чем - то размышляя, молчал.
   Погода ухудшилась. Как и предполагала Иова, к ночи началась сильная метель. За несколько часов концерта насквозь промокшая куртка Иовы, просохнуть, совсем не успела.
   "Плохо, что Марго на машине! Заболеть бы и сдохнуть!"- по-детски подумалось Иове. Безрадостные, серые будни ее доконали. А тут еще этот Нардипский
   Дорогою Микаил и Марго о чем - то болтали. Но Иова их не слушала. Уставшая горе-ведущая, хотела только одного - спать. Ее жутко морозило, и сильно раскалывалась голова. Облокотившись на мужа, она незаметно для себя, отрубилась.
  
  
   ГЛАВА 18
  
  
   Ник дернул за ручку тяжелой, дубовой двери - и та поддалась. Он бросил косой взгляд на висевшие под самым потолком, старинные механические часы. Те показывали 3часа ночи. Сладко потянувшись и зевнув, с неимоверным трудом переставляя отяжелевшие ноги, которые, впрочем, как и все тело, еще спали и просто отказывались его слушать, Никитар все же добрался до лаборатории. Дико хотелось спать, но нужно было выполнить заказ. Когда они были со Стасисом, дежурили и спали по очереди. А теперь Ник остался один среди лютых врагов, которых ненавидел и опасался. После смерти Стасиса, работы у него увеличилось вдвое. Мало того, что с утра до ночи он трудился на фабрике, так теперь еще ночами вынужден быть здесь. Днем часть работы взяла на себя Альбина. Как это ни странно, но она стала какой -то совсем другой! Может быть это Артур на нее так повлиялл? Трудно сказать! Но несомненно, она очень изменилась! Ни с того ни с сего, превратилась вдруг в скромную, заботливую домохозяйку, тихую и смирную. Вкусная пища, которую она готовила, в рот толстяку никак не лезла. Ему повсюду мерещилось, буд - то та непременно его хочет отравить. Поэтому прежде чем поесть, он кормил своих пленников и только через несколько часов после них, садился есть и сам. Уплетая изысканнейшие явства, Никитар, пребывал в полнейшей растерянности. Поведение Альбины ну никак не внушало ему доверия! Ведь еще недавно эта чокнутая вела себя крайне агрессивно... Угробила его друга... И вдруг стала разводить цветочки. Доброжелательная такая... Устроила в подземелье "зимний сад"! Откуда - то притащила странные лампы.... Уних теперь в подвале есть настоящее солнечное освещение. Ник таких никогда и не видел. Ни сети, ни аккумулятора, ничего! Как они работают - непонятно! Подумывал было поинтересоваться у Артура, что мол, да как, но немного поразмыслив, рассудил не лезть лишний раз на рожон. Если Артур видит и молчит, значит он в курсе ее дел. Ну тогда и ладно! В молчаливом изумлении Ник наблюдал за Альбиной и все не мог понять притворяется она или на самом деле изменилась .
   Сильнее всего его удивляли выращенные ею цветы. С ними было явно что-то не так! " Не иначе, как переняли колдовской нрав своей умалишенной хозяйки!" - не раз проходя мимо клумб, с беспокойством посматривал на цветы Никитар.
   - Каким образом в этом мрачном подземелье так быстро вырастает эта буйная, пестрая красота?- силился понять Никитар.Он, конечно, ничего не смыслил в растениях, но еще со школьных лет усвоил, что для фотосинтеза цветам нужно солнце. Лампы может быть и могли отчасти заменить солнце, но чтобы так? Кроме того, цветам требуется вода, но Ник не припомнит, чтобы Альбина когда -либо поливала свою растительность.Странными, очень странными были ее цветы!
   Несмотря на то, что сейчас Ник был еще совсем сонный, его внимание снова привлекли эти растения. Ник мог поклясться, что еще днем цветочные границы проходили на пол метра ближе к стене. И вот, бордюрчики снова раздвинулись, стали как-то шире и длиннее... Вчера и позавчера было тоже самое! Они растут как на дрожжах! И откуда взялись такие?! Поистине ведьмино племя! Ник остановился рассмотреть сильно разросшиеся плющи. В последние несколько дней, он внимательно следил за этими растениями! Неестественно яркие и цветные, они чем -то напоминали искусственные и очень украшали угрюмый, промозглый подвал. Делали его менее зловещим и более уютным. За неделю пестрые лианы, на метровом кусочке почвы совершенно противоестественным образом, стремительно поползли не только по стенам и вверх по потолку, но и вдоль всего длиннющего коридора.
   "Можно подумать, что земля на клумбах размножается!- с ужасом отметил Ник, вглядываясь в кусочки песка перемешанногос чем-то еще.- Как такое, может быть?"
   Иногда он видел в них живое существо. Листики тихо пошевеливались, словно перешептываясь друг с другом. Но, стоило ему подойти ближе, они тут же напряженно затихали. От этих жутких джунглей, толстяку делалось ни по себе.
   Но если бы дело было только в цветах! В еще большем изумлении Никитар был от самого шефа. Последние дни того ну просто не узнать! Он словно раздвоился! Иногда нормальный. Но иногда как буд -то ни в себе! Ник, например, с тревогой и удивлением наблюдал за тем, как Артур, словно маленький мальчик, с радостным визгом опробовал игрушечную лошадку, которую, якобы еще в детстве ему подарила мама. И где он только ее взял? А однажды ночью, Никитара разбудил громкий, мужской плач. Он исходил из комнаты Артура. Ник не решился войти, но ухо к двери все- таки "кинул". То, что он услышал, вообще не входило ни в какие рамки! Артур, буд - то ребенок, звал маму и клянчил, что ему страшно. " В детство, что ли впал!" - с беспокойством думал толстяк, вытирая капельки пота с красного, лунообразного лица. - Выходит, безумие заразно!"- испугался он тогда. Если станет хуже - придется дооложить оо всем Гумблеру. Пусть он со всем этим разбирается!
   А пока что, Ник аккуратно делал свою работу и молча наблюдал за происходящим.
   Как уже упоминалось выше, кроме Артура, Альбины и Никитара в подвале жили еще двое. Жили, конечно, сказано громко. Они скорее существовали в этом варварском, жестоком мирке, где их разум постоянно эксплуатировали в своїх преступных целях. Не зная ни радости, ни покоя мужчины потерялись во времени и пространстве. Для пленников уже не существовало ни дня ни ночи, ни времен года, ничего, что могло бы их хоть как - то объединять с внешним миром. То ужасное положение, в котором они оказались, очень сблизило и сроднило обоих. Один молодой очкарик - Эрик Прусс - талантливейший биохимик и генетик, другой - уже известный нам хирург - Фредерик Эдгарович Кофман- оба они являлись настоящими профессионалами своего дела. И как мы знаем, находились здесь не по своей воле, а скорее в силу нехорошо сложившихся обстоятельств. В данный момент им негде было жить, т.к. их жилье быстренько "приватизировал" Артур. К тому же хирурга разыскивала полиция, и выбор у него был невелик: смерть или до вечное заключение в подвале. Старик выбрал второе. Но шальная мысль о побеге не покидала никогда. У малыша Эрика, который здесь уж несколько лет, Фредерик выяснил, что существует дверь-тайник, которая открывается скрытым механизмом. Но чтобы до нее добраться, нужно сперва пройти сквозь дверь с толстой решеткой. Пока Кофман обдумывал, как это сделать, случай подарил ему еще одну возможность. Внезапно Фредерик Эдгарович узнал о существовании еще одного тайного хода. В редкие свободные минуты, когда после работы им позволялся небольшой отдых, молодой и пожилой мужчины, вольны были заниматься, чем хотели. Кроме телевизора и книг, делать в подвале, было нечего, поэтому консерватор - хирург предпочитал хорошему фильму - плохую книгу. Как обычно, листая, древнюю энциклопедию по медицине, он во весь рост растянулся на железной кровати и выборочно прочитывал интересующие его места. Внезапно в коридоре послышался тихий, легкий скрип. Никогда раньше он его не слышал. Вскочив с кровати, Кофман на цыпочках вышел в коридор. Звук исходил откуда -то дальше. Быстро скинув тапки, в одних носках, доктор осторожно пошел в ту сторону, откуда доносилось приглушенное скрежетание. Свернув за угол, Кофман знал - дальше тупик, идти нельзя. Припав к стене, он слегка высунулся, чтобы посмотреть, что там такое. Но тут же резко отпрянул назад. Однако того, что доктор увидел, ему было достаточно! В конце тупика он заметил Артура. Тот стоял у каменной стены, которая медленно ерзала в противоположном направлении. " Ого! Значит есть еще один выход!"- подумал доктор и твердо решил все проверить. Вернувшись незамеченным к себе в комнату, он, прежде всего, разбудил Эрика и поделился новостью со своим юным другом.
   - Гиблое место!- услышав рассказ Кофмана, заявил Эрик. Он еще не успел продрать, как следует глаза, но уже понял, что доктор задумал.- Плохая идея, док. - вяло промямлил он. Это не просто выход на волю, это бесконечный лабиринт! Заброшенные, алмазные шахты, в недрах которых бродит злобное чудовище... Пожиратель людей... Ему приносятся жертвы... Я сам видел! Однажды... Это монстр!- приподнимаясь на кровати, пытался вразумить Кофмана Прусс.
   - Мой бедный запуганный друг! Ты всего на свете боишься!- грустно сказал доктор. Его глаза горели вновь обретенной надеждой.
   - Правда, правда, Фредерик Эдгарович! Вы зря мне не верите!
   - Послушай малыш, что я тебе скажу! Единственный монстр, обитающий здесь - это Артур Гайдим! Нелюдь, дьявол во плоти! Он... Это он настоящий пожиратель людей! Это он заставлял меня... Я не хотел... не смел... а он... Он раскрутил все так, что я не мог... уже не мог отвертеться!- от тяжелых, болезненных воспоминаний, доктор раскраснелся и взволнованно забегал по комнате.- Видел бы ты глаза людей! В них и страх и надежда... Я должен был их спасать, но вместо этого убивал, понимаешь?
   -Понимаю.- Машинально кивнул Эрик, затем тут же:
   - То есть... нет, не понимаю. О чем вы сейчас говорите?
   - О трансплантации, друг мой! Я брал у живых людей здоровые органы... Резал их беспощадно как свиней! Понимаешь? Многие из больницы уже никогда не выходили!
   - Вы убивали людей?- наконец дошло до Эрика.
   - Бывало и такое!- с чувством произнес хирург. - А некоторые через время сами умирали...
   - Неужели вы ради бизнеса...- ужаснулся паренек.
   - Но ведь формально ты тоже являешься убийцей! Не забывай! Если ты не знал - наркотики медленная смерть... Только врят ли то, что делалось мною - использовалось для бизнеса! Не-ет! Это не бизнес! Здесь что-то другое! Однажды Артур проговорился, что органы быстро умирают и нужно много новых... Стоп!- осенило хирурга.- Ты что-то говорил про монстра...- Фредерик вопросительно уставился на Прусса.
   - Ну да монстр... Он бродит по подземелью...
   - Ты говорил, ты его видел. Как он выглядит?
   - Ни зверь, ни человек... Нечто между... Огромный такой!
   - Быть может эксперименты... Да-да-да! Это возможно!- рассуждал Кофман.- Вероятнее всего, Эрик, твой монстр и есть плод этих экспериментов! По крайней мере, от них можно ожидать чего угодно!
   - Но для этого столько всего нужно!- засомневался парень.
   - Я не уверен, что эта лаборатория у них единственная! Знаю только одно: отсюда нужно бежать! И чем быстрее, тем лучше!
   - Я с вами согласен. Но этим путем идти настоящее безумие! Это опасно и бессмысленно!- твердо сказал Эрик. - Нас очень скоро найдут. И тогда несдобровать! Это угодья Артура,он здесь как рыба в воде, знает каждый уголок а вы здесь - новичок!
   - И что же ты будешь ждать, пока в очередной раз распустят на органы и тебя?
   -В этом подвале мужчин убивают редко!- с опаской оглядываясь, прошептал молодой человек. - В основном это привилегия женщин! Раз в месяц сюда доставляют молоденьких красавиц. А потом незаметно приходят люди в черном и забирают их с собой. Назад они не возвращаются.
   - Ну, допустим про черных людей мне ничего не известно. Но, что касается девушек... Я об этом тоже кое - что знаю. Пришлось с одной поработать... Жаль! Красивая такая! Наполовину обескровленное тело... Органы впрочем, в порядке. Все, кроме сердца!
   - Фредерик Эдгарович, а разве возможно брать органы из трупа.
   - В том - то и дело! Тело сначала пропитывают какой - то гадостью... Оно словно живое. Органы могут работать даже без сердца!
   - Как это? - изумился Прусс.
   - А вот так это! Все работает в замедленном ритме как вместе в одном организме, так и поодиночке, вне его.
   - Это невозможно!
   - Говорю же тебе 100 %, проводят какие - то эксперименты! Девушки... Девушки...- задумчиво бормотал старик.- Зачем они им? - Кстати! Я тоже здесь из - за одной такой! Артуру нужна была девушка. Похоже, он ее даже знал! Но забрать с собой не успел. Та подняла жуткий шум, и нам пришлось бежать.
   - Ну вот, я же говорю! А еще,- совсем тихо заговорил Эрик,- однажды я видел здесь настоящего призрака.
   - Э-эрик!- укоризненно протянул хирург.- Это уже чересчур! Ты ведь молодой ученый! Всему есть научное объяснение! И ты должен об этом помнить!
   - Зря вы так! - обиделся Эрик.- В подвале действительно водится нечисть. Может неприкаянные души... Я видел мужчину в черном...
   - Уху-ху!- недоверчиво покачал головой Фредерик.- Тебе бы мальчик сказки писать! Фантазия уж больно бурная!
   - Вы можете не верить, но это правда! Он стоял в лаборатории... возле старого, деревянного станка.- Может это его прибор?
   - Уверен, все твои галлюцинации на почве нехватки кислорода. Мы дышим этим дерьмом!- Фредерик указал на лабораторию.- Скоро сами станем наркоманами, если еще не стали! Надо отсюда бежать! Бежать и как можно скорей!
   В этот момент дверь распахнулась, и на пороге возник Никитар.
   - Хорош болтать! Нужна еще тонна... И чтоб к утру! Достали уже все! Поспать и то нормально нельзя! - не прекращая бурчания, он повернул свое грузное, медвежье туловище и потелепал обратно к себе в комнату.
   Доктор прислушался. Тяжелые шаги становились все дальше и дальше.
   - Ну, что же, теперь, пожалуй, можно! Эрик ну ты как, со мной?
   - Нет! Я уже сказал, я с вами не пойду! Слишком опасный путь! Щуплый на вид Эрик, был довольно крепкого духа. Он не смирился с подвальной тюрьмой, но в авантюрах Фредерика участвовать не собирался. Хотел действовать наверняка. Сколько бы времени не потребовалось на подготовку, он готов был ждать. Верил, просто на случай надеяться нельзя. Нужен точный план, иначе- никак! А задумки Кофмана Эрик считал полной утопией. Своей основной задачей ирург считал выбраться из подвала в шахту лабиринта, а там уж можно действовать по- обстоятельствам. Фредерику Эдгаровичу удалось упросить юношу помочь ему в одном деле- найти скрытый механизм, отворяющий дверь в лабиринт. Потихоньку пробравшись через коридор, к заветной двери, Кофман и Эрик, прощупывая руками стену, исследовали каждый ее сантиметр. Пока Эрик шепотом, уговаривал Кофмана не делать глупостей, старик случайно обнаружил с правой боковой стены, крохотный рычажок, спрятанный за выпуклыми камнями. Он схватился за него и потянул вниз. Стена медленно и бесшумно заскользила в сторону.
   - Есть! - радостно взвизгнул Кофман и переступив порог подвала, оказался в подземелье. Вокруг не было видно не мзги. Посветив фонариком на обратную часть стены, он снова ощупал каменные выступы и в очередной раз радостно вскрикнул и поднял рычажок вверх. Стена посунулась на место. Вне себя от
   счастья, Фредерик Эдгарович вернулся в подвал и тут же побежал к себе в комнату за узелком. Полным безрассудством было бежать без пищи и воды! Минут через 15, он вернулся.
   Все это время Эрик стоял на стороже.
   - Ну, прощай, дружище!- спешно похлопал он Прусса по плечу.- Даст Бог - свидимся! Береги себя!- он резко дернул рычаг на себя. Стена тихо заерзала к противоположной части коридора. Но вдруг, как назло остановилась! Кофман попытался сдвинуть ее с места. Бесполезно, дверь заклинило! Уйти, оставив дверь открытой, он не мог. Если заметят раньше утра, быстро начнут искать. Плохо ориентируясь в подземелье, Кофман далеко уйти не сможет. Нужно было выиграть время, а для этого дверь обязательно необходимо затворить.
   - Эрик, помоги мне! - обратился он тогда к парнишке, который сидел на корточках и обхватив голову руками, все твердил:
   -Это безумие! Я так и знал!
   - Пойми, назад дороги нет! Ты должен мне помочь! Разберись с механизмом! Пожалуйста...- на прощание сказал Фредерик Кофман, и решительно шагнув в темноту, подсвечивая маленьким фонариком, почти на ощупь пошел вглубь лабиринта.
   Мысленно прощаясь со своим другом, Эрик угрюмо смотрел ему вслед, пока тот вовсе не исчез в темноте. Затем подскочил к механизму и принялся его чинить. Прусс дергал рычагом взад - перед, но тот не поддавался. "Что же делать?" - лихорадочно крутилось в мозгах.- А если его здесь сейчас застанут? Он боялся даже подумать, что будет. И все же не сдавался! Сработала привычка - доводить начатое до конца. Внимательно осмотрев саму дверь, Эрик решил использовать последнее средство. Осторожно пробрался в лабораторию и схватив бутылочку с маслом, быстро вернулся обратно. Прислушался. Вокруг все тихо. Недолго думая, парень принялся за работу. Аккуратно смазал основание старенького рычажка и на всякий случай места, где выезжала дверь. Снова попробовал закрыть - теперь получилось.
   - Есть!- с торжеством вскрикнул молодой человек.
   - Давно стоило это сделать!- внезапно услышал он за спиной знакомый каменный голос. Волна ужаса прокатилась по телу. Чья - то тяжелая рука легла на его плечо.
   -
  
   ГЛАВА19
  
   Темными коридорам подземелья, наощупь двигалась фигура, с головы до пят покрытая длинным балахоном. Но вот остановилась. Рука уверенно потянулась в темноту и что- то вытянула из стены. Через полсекунды тускловатый факел осветил бледное, суровое, лицо в капюшоне. В этом полумраке, фигура в балахоне, очень походила на одинокое привидение. Но это был человек! Уверенно двигаясь во мраке, он, похоже, отлично знал дорогу. Яркие, мерцающие блики падали на древние, заплесневелые стены, на которых слегка провиднялись небольшие, красноватые крестики. То и дело, поглядывая на стены, человек по ним сверял свой путь. Вытесанные в глубине скал, галереи, через каждые несколько метров, разветвлялись на несколько сторон. Каждая из разветвленных сторон, в свою очередь имела свои разветвления. Соединялись ли они между собой - неизвестно. Однако за столетия внутри лабиринта, кое - где образовались пещеры. Именно к одной из них он и направлялся. Свернув пару поворотов налево, стал спускаться вниз, по скользким, обросшим сырым мхом валунам. Дорога, снова разветвившись, уходила глубоко вниз. Однако существо в балахоне это не испугало. Он без колебаний пошел прямо. Еще один разветвленный поворот и он очутился в огромной, пещере округлой формы, где могучие камни - великаны были ни единственными ее обитателями. Где - то сбоку, на пушистом, полусгнившем ковре растянулось "нечто". Это не был ни зверь, ни человек. Неподалеку от него, валялась разбросанная груда человеческих костей. Когда успешно преодолевая препятствия, фигура в балахоне, наконец достигла ковра, таинственная сущность подняла свою косматую морду и вопрошающе посмотрела на пришельца.
   - Сбежал еще один. Ты должен его найти! Этот мне нужен живым!- коротко отчеканив каждое слово, человек повернулся к чудовищу спиной и быстро зашагал в обратном направлении. Как только человек скрылся за поворотом, чудовище пошарило рукой по камням и вскоре извлекло оттуда небольшое, круглое зеркальце в серебряной оправе и толстый гребень из слоновой кости. Расчесав свои закубленные, жирные волосы, он, слегка оттопырив толстые губы, осмотрел все три ряда клыков и удовлетворенный состоянием зубов, отправился на поиски беглеца.
   Между тем, Фредерик Кофман, несмотря на свой преклонный возраст, за ночь успел пройти достаточно много. Сильно углубившись в лабиринт, он не нашел ни малейших признаков жизни. Ничего не указывало и на то, что где -то поблизости есть выход. Но хирург не отчаивался. Лучше умереть в поисках выхода, чем бесцельно гнить в подземелье! Пока в мешке Кофмана были консервы с тушёнкой, а у фонарика - полные батареи- дела шли не так уж и плохо! Хуже дело обстояло с водой! От переизбытка углекислоты, в подземелье тяжело дышалось. Душный,влажный воздух возбуждал в организме Кофмана жажду. Кроме того, доктору приходилось часто смачивать лицо, т.к. к нему липли и сильно кусали странные мошки, издали напоминающие комаров, только злее и больше. Вспухшее от укусов лицо неимоверно ныло и пекло, тем не менее, Фредерик держался молодцом. Преодолевая перекресток за перекрестком, он неутомимо прорывался дальше, окрыленный единственной целью выбраться наружу. Около десяти часов он уже бродил лабиринтом. Как бы ни хорохорился, перед самими собой,но возраст брал свое. Постепенно уставшее тело пожилого мужчины двигалось все медленнее и медленнее. Затем, в один прекрасный момент, и вовсе не захотело идти. Отяжелевшие, ватные ноги упали среди камней и просто отказывались подниматься. Делать нечего! Нужен был отдых. Фредерик достал из мешка продукты и разложил перед собой. Ножом открыл тушенку, отломил приличный ломоть хлеба и быстро заработал челюстями. Насытившись, тело настойчиво потребовало сна. Старик непротивился. Вытащил из вещмешка плед из козьей шерсти, тонкий, но очень теплый, и закутавшись в него, вскоре уснул.
   Проснулся Кофман от неимоверно сильных толчков. Открыл глаза и ужаснулся! Схватившись за края пледа, его волокло навесу какое -то громадное существо. "В подземелье живет чудовище... Он пожирает людей!"- вспомнились вдруг слова Эрика. Похоже, этот парень знал, о чем говорил! - вынужден был признать правоту Эриковых слов Кофман. В следующую секунду, старик, как молодой козел, резво выпрыгнул из пледа и что было духу побежал вперед. Несколько секунд монстр удивленно смотрел на убегающего человека, затем не спеша отправился вслед за ним. Не останавливаясь ни на минуту, подгоняемый тихим ужасом, доктор все бежал, бежал и бежал! Откуда брались только силы?
   Никогда в жизни он не проделывал ничего подобного! Экстремальная ситуация открыла второе дыхание. Ловко перескакивая через громадные валуны, старик не помнил сколько времени это продолжалось. Ему казалось, что он оторвался на значительное расстояние. Наконец выдохшись, он замедлив темп, обернулся и прислушался. Чудовища нигде не было. " По - видимому, оторвался!" - облегченно вздохнул доктор. У толстого, неровного сталактита остановился и никак не мог отдышаться. Все, силы были на исходе! Но стоять на месте слишком опасно. Если этот монстр его настигнет, ему - конец! Весь, превратившись вслух, Кофман, не мог стоять на месте. С трудом переводя дух, и тяжело переваливаясь с ноги на ногу, он, не останавливаясь, брел вперед. Вскоре, он больше не мог сделать ни шагу. И тогда, совсем обессиленный, просто пополз по сырым, холодным камням. Без фонарика, наощупь, в логове мерзкого, людоеда, который знал лабиринт, как свои пять пальцев, Кофман понимал, что пропал. Но разум отказывался в это верить. Он все полз и полз дальше. Внезапно, находясь уже в полуобморочном состоянии, старик смутно ощутил, как чья -то сильная, холодная рука, потянула его на себя. Сопротивляться он больше не мог. " Это конец!"- мелькнуло в голове прежде, чем он потерял сознание.
   - Фредерик Эдгарович! Очнитесь! Ну, очнитесь же скорее, прошу вас!- неумолимо тормошил его Эрик.
   Глаза Фредерика слегка приоткрылись, и сквозь мутный туман ресниц он увидел яркий луч. Когда глаза немного привыкли, доктор сумел разглядеть перед собой своего юного друга - Эрика. Неподалеку от него, стоял Артур.
   -Как самочувствие? - резко спросил Гайдим.
   Доктор не ответил и снова закрыл глаза. Сознание постепенно возвращалось. Но лучше бы этого не произошло! Лучше бы умер! - сожалел старик. Пока он приходил в себя, Эрик и Артур отошли в сторону и о чем - то перешептывались.
   "Вот, гаденыш! Сдал меня!"- искоса поглядывая на эту парочку, уныло подумал Кофман.
   Убедившись, что Фредерику полегчало, Артур, вернулся к старику и быстро произнес:
   -Хватит разлеживаться! Нам пора! Если не хочешь оказаться в лапах бандитов, поднимай зад и пошли! - с этими словами, он положил руку на голову старика. Мгновенный прилив свежих сил разлился по телу.
   - Ты кто? Как ты это сделал? - удивленно спросил старик, с недоверием вглядываясь в своего мнимого врага - Ты ни Артур! - Артур убивает... А ты... Животворишь...
   -Вы правы, Фредерик Эдгарович! Это не Артур!- возбужденно ответил за Эрик.
   - Но, тогда, кто?
   - Долго объяснять! Потом, все потом... По пути... Как вы себя чувствуете?
   - Странно, очень странно!- самостоятельно поднимаясь с камней, ответил Кофман.- Столько энергии я ощущал лет в двадцать!
   - Это прекрасно!- радостно взвизгнул Эрик.- Силы нам еще пригодятся!
   Пока друзья общались между собой, Лжегайдим у тупился в свой большой бриллиантовый браслет на руке.
   - Нам туда! - со знанием дела наконец указал он пальцем в северном направлении и быстро пошел вперед.
   Доктор вопросительно посмотрел на Эрика.
   - Кто это, Эрик?- в очередной раз настойчиво поинтересовался Кофман.
   - Док, вы только ничего не подумайте...
   - Эрик, короче!
   - Это инопланетянин... в оболочке Артура... Они тут все в оболочках...
   - Инопланетянин... В оболочке...- машинально повторил хирург.- Я что сплю? Ущипните меня!Что за бредни ты несешь?
   -Да нет же, Фредерик Эдгарович. Они прилетели с планеты Кубируйю. У них здесь какая - то своя миссия... А нам помогают, потому что довольно дружелюбные существа! У них есть одна штука... на руке... в виде нашего компа, только круче! Продвинутые, я вам скажу, ребята! Нам с вами без их навигатора никак отсюда не выбраться!- затем, он обратился к инопланетянину:
   - Скажи, пожалуйста, этот твой кристалл...
   - Собирает и выдает исчерпывающую информацию обо всем во Вселенной.- автоматом выпалил кубируйю.
   -А-а! Понял! - воскликнул Эрик.- Это нечто вроде нашего интернета?
   - Интернет.- глухо повторил за ним Псевдо Артур, переадресовав вопрос своему кристаллу. Не прошло и секунды, как браслет выдал:
   - Интернет - земная, всемирная электронная сеть, включающая в себя всевозможные, связующиеся между собой информационные звенья. Действует ввиде отдельных ячеек - сайтов.- Маленький экранчик кристалла мгновенно растянулся до уровня стандартного ноутбука и в качестве примера, на нем неожиданно высветился сайт знакомств.
   - Ух, ты!- в восторге прилип Эрик к плечу кубируйю. И первым, что они оба увидели - оказалось молоденькое, прехорошенькое личико черноглазой девчушки, с волнистыми, темными кудрями. Ее миловидная, юная улыбка, обнажала две глубокие ямочки на щеках. С левой стороны над самой губой застыла очаровательная крошечная родинка, что придавало лицу девушки несказанное очарование и даже некоторую таинственность.
   Не пропуская ни единого слова, Эрик с немой жадностью прочитал все, что было написано под фотографией:
   "Арина Штельман. Любимое увлечение: музыка, книги, математика. А еще, я неплохо рисую... С удовольствием познакомлюсь с парнем серьезным, интеллектуально подкованным, психически уравновешенным и без вредных привычек. Внешность и возраст не имеют значения" Ниже стоял электронный адрес. Фотографическая память юноши автоматически зафиксировала все данные девушки. Если удастся выбраться из этого ада, он обязательно с не свяжется й!- решил для себя Эрик.
   - Хватит болтать! - резко перебил их разговор кубируйю.- Нужно идти. Долго держать защиту нельзя, не исключено, Дэрэг скоро найдет нас!
   - Кто такой Дэрэг?- в один голос спросили люди.
   -Универсальный продукт высокого интеллекта, разум которого, на данный момент управляется носите лем кердугисис - темной энергии - Артуром Гайдимом.- словно компьютер, отчеканил инопланетянин.
   - Артур - хозяин этого монстра?!- ужаснулся Эрик.- О, Боже, мы пропали! Впрочем, это многое объясняет!
   - Это наверное то чудище, с которым я столкнулся! - догадался доктор.
   - Вы видели? Вы его видели и остались живы? - изумленно спросил паренек.
   -Честно говоря, сам не понимаю, как мне это удалось?!- важно констатировал старик.- Но, как, видишь, не так страшен черт, как его малюют!
   -Рано радуешься, глупый человек!- невозмутимо сказал псевдо Артур.
   -Если он тебя здесь видел, будет искать, пока не найдет! Поверь мне, Табирро знает, что говорит! Дэрэг - уникальное творение! Ему нет равных на Земле! Для Дэрэга в любом мире не существует преград. Можешь не сомневаться, он выполнит приказ своего хозяина.
   - Что значит в любом мире? - полюбопытствовал Эрик.
   - А то и значит! Он свободно блуждает по мирам. Знает все входы и выходы даже в параллельные миры.
   -Подожди, подожди! Ты хочешь сказать: наш мир - ни единственный?
   -Далеко ни единственный! Ваша планета кишит множеством цивилизаций, более развитых, нежели человеческая раса. Но из всех, ваша - наиболее недружелюбная и опасная! Ваша неконтролируемая агрессия способна убить Вселенную! Впрочем, - немного подумав, добавил Табирро, - есть еще кое - кто...
   - И кто же, если не секрет?
   - Демонический мир.- спокойно ответил кубируйю.
   - Ну, ты и загнул! - рассмеялся Кофман.- Может, ты скажешь еще, что и Бог есть?
   - Есть!- Внимательно всматриваясь в навигацию, невозмутимо сказал Табирро.
   - Что и рай, и ад тоже? - открыто насмехался над инопланетянином доктор.
   -И рай и ад тоже.- Спокойно вторил кубируйю.
   - И ты сам это видел?
   Кубируйю на мгновение остановился и пристально посмотрел на Кофмана. Его сверлящий взгляд изо всех сил пытался проникнуть в суть этого бестолкового, земного человека, который, похоже, совершенно недопонимал суть элементарных вещей.
   - Вы люди - непостижимые существа! - после короткой паузы промолвил он. - Чем больше вас познаю, тем меньше понимаю! Действительно ли вы те за кого вас принимают во Вселенной - Образ и Подобие Бога? Где мудрость, присущая Ему? Где рассудительность? А главное... вера, любовь и милосердность... где они?- с сомнением разглагольствовал кубируйю. С легкостью лани преодолев узкий обрыв, он подождал Эрика и доктора.
   - Ты прав, мой друг! - резво перепрыгнув яму, вслед за Пруссом, продолжал свои рассуждения Кофман.- Люди уникальные существа! Но, при всем своем уважении к тебе, должен заметить, что теорию эволюции еще никто не отменял! И пусть в ней не все гладко... И все же, все же! Я склонен думать, что некоторые факты еще просто сокрыты...- вдруг его поразила шальная мысль. - Слушай, а может, это вы нас создали, а?- неожиданно выдал он.
   Абсурдные речи легкомысленного землянина возмутили невозмутимого Табирро. Он с таким укором посмотрел на Кофмана, что тот все понял и без слов.
   - Ну, хорошо, пусть не вы! - пытался развить дальше свою мысль Фредерик.- И все же, настаиваю, твои доводы о существовании Бога, весьма и весьма туманны! Ты не представил мне никаких фактов по этому поводу! Вот взять, к примеру, вас, инопланетян. Ничего подобного я раньше не видел. Но, если вы существуете, значит или я, или кто-то другой, вас обязательно увидит... А Бог? Кто Его видел? Кроме сомнительных рассказок о ярких тоннелях, я не слышал ни единого случая когда человек воочию видел Бога... Ну, если, конечно, не считать больных шизофренией!
   - Ты говоришь ерунду, человек! Бог не нуждается вдоказательствах и фактах! Независимо от твоей веры, Он просто есть и будет всегда, в отличие от тебя! Могу тебя заверить, Фредерик, вскоре у тебя появится возможность убедиться в правдивости моих слов!
   - Ты хочешь сказать, что я повстречаюсь с Богом?- Рассмеялся старик.
   - Раньше чем предполагаешь.- с некоторым сожалением, ответил кубируйю. Но Кофман не понял его намек.
   - Позволь узнать: и как это будет?- разгоряченный откровениями Табирро, спросил старик.
   - Мне запрещено вмешиваться в ход человеческой истории.-мрачно процедил Табирро.
   -А разве сейчас ты делаешь ни это?
   Мой поступок ничего ни меняет.- с обреченной холодцой произнес кубируйю.- Чистый эксперимент и не более того!- Он вдруг замолчал и оставшуюся часть пути ни доктор, ни Эрик, больше не могли из него вытянуть ни слова.
   Огибая глыбы, то опускаясь вниз, то снова поднимаясь наверх, все трое долго и мужественно преодолевали поворот за поворотом. Одинаковые свиду, нерушимые, серые скалы, застыв в зловещем ожидании, свободно пропускали вперед редких гостей через свои мрачные, неровные проходы, с веками обросшие шикарными сталактитами.
   - Долго еще?- нарушив, наконец, табу молчания, проговорил Эрик.
   - Мы почти у цели.- Бегло бросил Табирро. Должен вас предупредить. За нами идет некий объект... Так и есть. Это он!- не сводя глаз с кристалла, кубируйю ускорил шаг.
   - Земля под ногами дрожит! - испуганно выдавил из себя Фредерик Эдгарович. Он боялся снова очутиться в лапах чудовища, поэтому ни на шаг не отставал от Табирро. -Слышите этот сумасшедший бег?
   И действительно где -то вдали слышался грозный топот копыт. С каждой секундой он становился все ближе и различимее.
   - Мы не успеем! - дрожащим как хвост, голосом, запричитал доктор. В этот момент на него было жалко смотреть. Взъерошенные, седые волосы, давно позабывшие, что такое парикмахерские ножницы, торчали во все стороны. Сероватовыцвевшие глаза превратились в черные, сплошные зрачки. На сильно исхудавшем лице старика застыл тихий, немой ужас. Он сильно напоминал загнанную лошадь, которую после изнурительных скачек, непременно должны были пристрелить. Опасения Кофмана подтвердились. Метрах в семи от них появилось черная, громадная масса с бешеной скоростью мчавшаясяь галопом прямо на них. Его глаза сверкали свирепым блеском, из ноздрей выделялись клубы серого пара. Чудище стремительно надвигалось на них. Еще мгновение, и он их настигнет! Люди больше не смогли сделать ни шагу. Страх сковал их тела. Отпечаток неотвратимой смерти отобразился на перекошенных от ужаса физиономиях Прусса и Кофмана. Но только не Табирро. Долго не раздумывая, воин Кубируйю бесстрашно выставил вперед свой кулон. Непроницаемая стена яркого, густого света внезапно встала между ними и Дэрэгом. Едва ли не влипнув всем туловищем в смертельное, энергетическое пространство, чудовище на скорости, резко затормозило. Некоторое время за плотным столбом пыли его невозможно было разглядеть. Но вот постепенно пыль рассеиваясь, явила перед всеми сущность невероятных размеров. Слегка сутуловатое, косматое, как у обезьяны тело, имело немалую схожесть с человеческой фигурой. Мясистые, сильные руки, широкие плечи, великолепные мышцы на груди и узкий таз, могли смело соперничать с любым чемпионом мира. Если бы ни его трехметровый рост и сильновыпуклая челюсть, которая никогда не закрывалась, обнажая страшные, нечеловеческие, зубы, можно было бы подумать, что это отпрыск древней, первобытной цивилизации. Поначалу доктору даже пришла, было, такая мысль. Но когда тот услышал жуткий, звериный рев, со зловещим свистом разорвавший гробовую тишину подземелья, доктор, заткнув уши руками, понял, что жестоко ошибся. Это существо своим голосом могло создавать низкочастотные волны, способные убить человека, или же свести его с ума. Людям такие звуки не под силу! Где - то неподалеку от них посыпались камни, преграждая им проход.
   - Пока я держу его, бегите!- властно приказал им Табирро. И не сводя глаз с браслета, дал четкие, дальнейшие указания:
   - В конце этого прохода идут ступени вверх, рычаг в стене откроет дверь. Дальше идет выход в башню... Оттуда ищите дорогу сами. Прощайте!
   - А как же ты?- рассеянно спросил Прусс.
   - За меня не беспокойтесь! Некоторое время я еще смогу сдерживать его натиск... Но поспешите!
   Повторять дважды Табирро не пришлось. Прусс и Кофман как по команде сорвались с места и побежали. Откуда только взялись силы? И молодой человек, и старик бежали наравне, резво и быстро!
   Тем временем оставшись один на один с чудовищем, Табирро того нисколько не боялся!
   - Кто ты такой, что смеешь мне противостоять?- послал мысленный импульс монстр.
   - Разве не видишь? Твой новый хозяин!
   - Не-ет, ты не Артур! Но, тогда кто?
   - Я тот, на ком замыкается магия твоего происхождения. Я знаю о тебе все! Твой создатель - Вариус Гумблер. Он создал тебя для того, чтобы стать владыкой миров. Но ты с ним поступил неблагодарно! За это прими поклон от тех, кто остался недоступным для человеческих монстров!- И Табирро преклонил колено пред Дэрэгом.
   - Ни к чему это!- мрачно буркнул он в ответ. - Мы с тобой по обе стороны пропасти. Пропусти меня! В противном случае, я вынужденбуду тебя уничтожить!
   - Я знаю у тебя приказ. Ты служишь злу. Однако, я знаю и то, что несмотря на обладание тобой черной энергии, ты ни есть часть зла!
   - О, я узнал тебя! - вдруг воскликнул Дэрэг. Несмотря на чужую личину, в тебе провидняется кубируйю-пространство! Розовый свет вокруг тебя выдает тебя! Ты Табирро, вождь кубируйю!
   - Зачем тебе личина Гайдима?
   - А зачем тебе эти людишки? Почему ты преследуешь их?
   -Не твое дело!- поморщился Дэрэг.
   - Неужели тебе мало неприкаянной души Гумблера, которая бродит здесь день и ночь?- продолжал взывать к разуму чудища, Табирро.
   - Призрак Гумблера - не самая большая неприятность!- прошипел Дэрэг.
   - Я знаю.- Спокойно заявил кубируйю.- Оставь их, и я тебе помогу!
   - Разве ты не знаешь, что это полностью невозможно?!- с горечью констатировал великан. - Мой разум неподвластен мне! Если только конечно...
   - Я сделаю это, Дэрэг. Однако помни, мое силовое поле не вечно!- в подтверждение его слов, разъединяющая противников, светящаяся стена, внезапно растворилась, оставив Табирро совершенно незащищенным от врага. Но Дэрэг больше не собирался нападать. В Табирро он увидел путь к временной свободе. Здоровяк был согласен на все, лишь бы хоть ненадолго скинуть с себя опостылевшее иго Колдуна.
   Кубируйю вплотную подошел к Дэрэгу и коснулся кулоном его лба. Ярко - розовый луч пронизал голову здоровилы.
   - Ты свободен!- обрадовал его Табирро.
   - Да, я свободен! -ощутив легкость в разуме, обрадовался Дэрэг.- Сколько у меня времени для того, чтобы скрыться?
   - Пару земных месяцев не более! В другом мире ты будешь в полной безопасности! Но ты, как я погляжу, не собираешься уходить!
   - Ты прав, кубируйю. Я нужен здесь! Да свершится предначертанное!
   - Да свершится!- согласился с ним Табирро.
   - Я твой должник! - на прощание сказал Дэрэг.- В нужный момент мы еще сойдемся!- и повернувшись спиной к своему освободителю, включил скорость и тут же быстро растворился в лабиринте, оставив после себя новый столб непроглядной пылюки
   Между тем, Фредерик Эдгарович и Эрик, благополучно выбравшись из подземелья, время от времени с опаской поглядывали назад. Ужас, который им пришлось пережить, вселял в них страшные сомнения по поводу силы их нового друга - Табирро, который от начала пути их предупреждал. Удастся ли ему справиться с монстром?- гнобили разум тяжелые мысли. То и дело, поочередно оглядываясь, они ожидали проблем со стороны непроходимых катакомб. Однако неприятность ждала их в стенах самой башни! Мужественно преодолев массу трудностей, уже у самого выхода мужчины столкнулись еще с одной задачей. Заветную дверь вдруг преградила темная прозрачная фигура.
   - А вот и оно, то существо, о котором я вам говорил!- тихо промямлил Эрик, проглатывая образовавшийся в горле комок.
   - Да, Эрик, похоже, я круглый болван!- не сводя глаз с маячившей перед входом зловещей тени, сказал старик. Этот призрак - еще один свершившийся факт, из того, о чем предупреждал Эрик. О том, что может случиться еще, доктор боялся даже думать!
   - И что будем делать? - вопросительно посмотрел Кофман на своего молодого друга.
   - Ума не приложу!- высказался паренек. Тот привкус победы, который был уже на губах, заставил Прусса быть чуточку смелее.
   - Вы как хотите, Фредерик Эдгарович, а меня это чучело не остановит! - обдумав все, вдруг заявил паренек.
   - Пока старик рассматривал призрак, Эрик решительно выступил вперед и, приблизившись к прозрачному телу в черном, старинном балахоне, дрожащим, но уверенным голосом, произнес:
   - Чтобы ты не предпринимал, мы выйдем отсюда все равно!
   Скрестив на груди руки, призрак в балахоне лишь презрительно ухмыльнулся. На лбу Эрика выступила испарина, но он и не думал отступать! Схватив первый попавшийся камень, он швырнул его в привидение. Пролетев сквозь него, камень благополучно приземлился на пол. Это натолкнуло Прусса на одну мысль. Вцепившись в руку доктора, Эрик неожиданно резко выкрикнул:
   - Идем!- и вместе с Кофманом рванулся в сторону, витавшего в воздухе, зыбкого, черного пространства. Испытав при этом отвратительнейший, леденящий душу, холод, Эрик протянул вперед руку и с силой толкнул тяжелую дубовую дверь. Та, заскрипев, поддалась и через мгновение, оба мужчины, сломя голову, бежали в лес. Как и предполагал юноша, призрак их не удержал. Злобно оскалившись, он продолжал неутомимо носиться в стенах башни. Тихое торжество застыло на его устах. Уж вечерело. Ночь всегда была его неизменным союзником. Туманная, морская мгла, оседая на верхушки деревьев, быстро покрывала Черный лес. За очень короткое время черный, сплошной мрак полностью окутал все кромешной темнотой. Несмотря на то, что повсюду лежал толстый слой снега, за туманом не было видно ничего и друзья каким - то непостижимым образом успели потеряться. Кофман шел где -то позади. Горланить в поисках друг друга, никто не решился. Пробирались наощупь. Глубокий снег мешал идти. Неслабый морозец, прихватывал отвыкшие от холода руки и лицо Эрика. К тому же ни он, ни Кофман не прихватили с собой никакой верхней одежды. Ноги грузли в снегу. Туфельки на тоненькой подошве быстро заполнились ледяной жидкостью, отчего ступни сильно закоченели. Легкая, потная мастерка взялась на морозе коржом. Продрогший до мозга костей Эрик, тем не менее, не сдавался. Цепляясь за деревья, шел дальше, иногда останавливаясь и прислушиваясь. Где - то почудился легкий скрип. Эрик на слух, свернул влево. Только - но он успел отойти, как на, то место, где он стоял, со скрипом рухнуло дерево. Прусс не увидел, а скорее услышал это. Сердце затрепетало как осиновый лист. Неужели кто - то все еще преследует их?- промелькнула жуткая мысль. И тут где - то неподалеку, он определил еле уловимый, слабый стон.
   - Уху-ху!- вырвалось у парня нехорошее предчувствие. Все так же наощупь, спотыкаясь о ветки только что упавшего дерева, он побрел туда, где только что слышал стон. Предчувствие его не обмануло. Буквально через несколько шагов Прусс споткнулся о что - то мягкое. Это был Фредерик. Ему повезло меньше, чем Эрику! Дерево упало прямо на него, в аккурат посреди туловища. Однако Юноша этого не видел. Схватив Кофмана под руки, Прусс изо всех сил пытался вытянуть беднягу, но никак не мог.
   - Оставь меня!- слабо прошептал старик. - Я свое отбегал! Вот что имел ввиду Табирро, когда говорил, о моей встрече с Богом... Он знал обо всем... Плут! Я рад, что умираю на свободе... Прости меня Господи за все мои деянья...- прохрипел он и испустил дух.
   - Фредерик Эдгарович! Фредерик Эдгарович! - в отчаянии тормошил его Эрик. Но тот больше не издавал, ни звука. Скупые, мужские слезы, нервно сотрясая грудь, в момент прорвали тягостные, страстные рыдания. Обняв напоследок безжизненное тело друга, не сдерживаясь, Эрик плакал, выплескивая вместе со слезами всю свою боль, скорбь и негодование.
   - Как же так? Это несправедливо!- вопил он на весь лес. И ему было все равно, слышит его кто - либо, или нет. - Бог, если ты есть - Ты несправедлив! Он столько выстрадал... Столько шел к долгожданной свободе! Как Ты мог?! Ты лишил меня всего, понимаешь?!-от гнева и ропота, Эрика просто распирало. За то время, что они были вместе, Кофман стал ему и другом и отцом. Фактически, он был вся его семья. Они столько пережили вдвоем! И вот теперь, когда все уже казалось позади, он ушел... Душа Эрика никак не хотела смиряться с этой нелепой, неожиданной смертью. Ведь доктор так рвался на свободу! Столько усилий! И лишь для того, чтобы найти свою смертьздесь на поверхности!
   - Я вернусь! Я обязательно вернусь за вами, Фредерик Эдгарович! Не подумайте, я не оставлю вас этим бешеным псам! - кричал он в горячке. Деревья угрожающе заскрипели, но он не обращал на это больше никакого внимания. Он уже ничего не боялся! Страх ушел. Осталась лишь месть. Месть неизвестно кому!
   Чуть в стороне от Эрика Прусса стоял юный Ангел Гермесен. С огромным удивлением Гермесен наблюдал за тем, как Эрик метался у тела ныне почившего Фредерика Кофмана и совершенно не мог понять: откуда такая неблагодарность? Ведь Великий Владыка оказал человекоубийце Кофману, огромную привилегию - в последний момент дал возможность уверовать и покаяться! Далеко не каждому явлена такая милость! Это чудо дорогого стоит! Не говоря уже о том, что старик Кофман теперь вовсе не старик! Вот он рядом с ним, молод, здоров и счастлив... улыбается во все десна! И ему совсем нет дела до горечи и слез его юного друга. Зачем впадать в грех и сознательно ожесточать свою душу злобой и ненавистью ради того, кто в этом уже нисколько не нуждается?!- никак не укладывалось в неопытной еще, голове Ангела смерти. Переживания Прусса казались ему нелепыми и бестолковыми. Услышав в адрес Бога бранные речи, Гермесену очень хотелось крикнуть: " Не суди о том, чего не понимаешь!" Но небесный устав безосновательное общение с людьми запрещал. Поэтому, напоследок взглянув на несмышленыша Прусса, со скорбью в голосе, Гермесен тихо промолвил:
   - Месть в твоей душе бурлит как котел... Бурлит на твою же голову!- взмахнув крылом серебристого плаща, он привлек к себе совершенно беззаботную душу Фредерика и вместе с ним быстро растворился в небесах.
  
  
   ГЛАВА20
   Окончательный разрыв с Иовой Штельман Нардипский перенес довольно болезненно. И дабы совершенно не свихнуться от неудачной любви, он с головой погрузился в работу. Макс ушел из агентства по недвижимости и устроился работать в одну крупную инвестиционную компанию. Работал каторжно без выходных и продыхных. Начинал простым курьером. Но за полтора года, благодаря своему обаянию, живому уму и трудолюбию, добился весьма недурных результатов и, несмотря на то, что не имел высшего образования, сумел продвинуться сперва до главного менеджера, а затем и до заместителя финансового директора компании. Нардипский был из тех гибких и целеустремленных людей, кто при надобности, находил общий язык со всеми от простой уборщицы до генерального директора. У него имелись связи среди разного контингента. Не считаясь ни временем, ни средствами, Максимус всем оказывал личные услуги и был для всех своим и полезным. Каждый в компании считал его лучшим другом, в то время, как сам Макс был совершенно далек от этой мысли. Он легко использовал людей в своих целях так, что те об этом даже не догадывались. Будучи вечными должниками, люди, старались по - доброму отплатить Нардипскому за его услуги и доброту. Обладая столь редкими талантами, он довольно быстро из нищего, полуголодного юнца, превратился в солидного, материально обеспеченного бизнесмена. Отныне шикарные костюмы от лучших производителей, заменили в прошлом потертые, вылинялые джинсы. Пешком Макс тоже больше не ходил, перед его новым домом теперь красовалась спортивная Тайота ярко желтого цвета. Предпочитая свободу от родительской опеки, Макс позволил матери устроить свою личную жизнь и выйти замуж, а сам переехал в роскошную, загородную виллу, которую не так давно отстроил по собственному образцу в старинном стиле. И без того, высокая самооценка Нардипского, тепер и вовсе возросла до небес! Он настолько гордился самим собой, что в душе стал презирать всех вокруг. И в первую очередь он презирал Иову. Поначалу Нардипский безмерно радовался что ему удалось вырваться в люди. Он доказал всем, в том числе и ей - что он дорогого стоит и торжествовал! Именно Иова стала тем вечным двигателем, который заставлял Нардипского зарабатывать больше и больше. Но постепенно он обнаружил, ни дом, ни машина, ни куча бабла не приносят ему должного душевного покоя. Дом большой, но пустой. А в машине рядом с ним, сидят все те же неизменные проститутки. Именно на них тратятся деньги, и прожигается жизнь. А между тем, он мечтал совсем о другом! Зачем ему все это, если нет рядом ни единой родной души? Даже собаку он себе позволить не мог, потому, что ту нужно кому - то выгуливать. Макс надумал заиметь домработницу - но и это его проблем не решило! Он по -прежнему оставался одиноким! С каждым днем ему становилось все тоскливее и хуже, а ненависть к Иове, вдруг снова перерастала в дикую, угнетающую душу, любовь, от которой не было спасу нигде, даже в барах и ночных клубах, куда он в последнее время зачастил. Дабы заглушить обуревавшие им чувства, вечерами, Нардипский безбожно напивался, "снимал" очередную красотку и с нею проводил остаток ночи. Под утро, пьяный вдрызг, возвращался домой, чтобы потом, с трудом очухавшись, мало - мальски привести себя в порядок и снова погрузиться в беспощадный бизнес. Навсегда похоронив мысли о семье и детях, в целом к такой жизни Нардипский привык. Днями крутился как белка в колесе. И временами где - то даже был по - своему счастлив, но лишь до того момента, когда оставался один. Поэтому его находили всегда только в компаниях. Дома практически он не жил. Иногда забегал в обед перекусить, и то ненадолго. Обычно ему как всегда кто - то звонил и он, наспех запихнув в себя пару бутербродов, пулей мчался к машине и был таков, чем очень сильно огорчал свою домработницу Мариделию, которой приходилось самой истреблять все приготовленные для Макса деликатесы.
   Этим вечером, Макс, как обычно, заехал домой переодеться. За длинный день официальных встреч и разговоров, дорогущие, формальные костюмы и галстуки приедались и становились чем - то ввиде ненавистной, школьной формы, которую дети, при случае всегда игнорировали. Поэтому с тихим удовлетворением сменив их на простые джинсы и толстовку, Макс забежал на кухню поесть. Обрадованная Мариделия принялась за стряпню. Пока она готовила, Нардипскому позвонили.
   - У аппарата! - привычным, деловитым тоном произнес он.
   - Эрик, дружище! Сто лет тебя не слышал! Где ты пропадал?
   -Приехать... Сейчас? Да... Без проблем!
   - В центре? Через полчаса?
   - Понял. Буду!- Вкинув в рот кусок колбасы, Макс сорвался с места.
   - Опять убегаешь? Что же это такое? Пяти минут подождать не может! - возмущалась обиженная домработница.
   - Не злись, Мариделия! Я через час буду! Кстати, можешь готовить на двоих, сегодня у нас гости! Я скоро!- находу бросил ей Макс и наспех нацепив замшевую, коричневую куртку, выскочил во двор.
   - Добрый вечер! - услышал он и повернулся на голос.
   По центральной, парковой аллейке, что напротив дома Макса, прогуливался пожилой старичок с роскошными седоватыми усами.
   - Скорее доброй ночи! - наспех буркнул Нардипский, схватившись за дверцу Тойоты.
   - Я слышал вы новый хозяин этого пендхауза?- поинтересовался мужчина. Ему явно хотелось поговорить. Но Макс совсем не разделял его стремлений.
   - Извините, я спешу! Поговорим в другой раз.- стараясь быть взамно вежливым, ответил Макс назойливому джентльмену. Тот лишь пожал плечами и, не останавливая свой размеренный шаг, проводил отъезжающего соседа долгим, внимательным взглядом.
   Через полчаса, Макс, как обещал, ждал Эрика в центре, между городским парком и заправкой. Погода была ни фонтан! Срывался мелкий, противный снег. Утром подтаивало. К вечеру новой, белой изморозью покрыло только что очищенные от снега дороги, которые повсюду превращались в один сплошной ледяной каток. В такую погоду, умные водители предпочитали отсиживаться дома. И только редкие смельчаки, де - не де появлялись на дорогах. Чуть чаще полз, старый, как мир, городской транспорт. Троллейбусы и автобусы иногда приостанавливали свой черепаший ход, дабы выпустить изумленных пассажиров. А изумляло их вот что! Плотным полукольцом, окружив остановку с одной стороны, припорошенные белой пылью ветки голубых елей, то ли от ветра, то ли от холода, почему - то часто содрогались, пугая неожиданной выходкой, задумчивых, усталых людей.
   Находясь на противоположном конце улицы, Макс сидел в машине и внимательно высматривал Эрика. Громко играла музыка, в салоне было уютно и тепло. Растянувшись на спинке кресла, Нардипский, поглядывая по сторонам, немного подождал. Затем решил ненадолго выйти из машины, открыл капот и подкрутил слегка карбюратор. Протер зеркала, потрогал скаты.
   - Хорошо, что успел вовремя поменять зимнюю резину! - похвалил он себя, с довольным видом осматривая свою новенькую Тойоту. - Что - то холодновато сегодня!- успел замерзнуть молодой человек, и без размышлений, влез назад в теплый салон. Повсюду высматривая Эрика, Нардипский, как и другие прохожие, вскоре тоже обратил внимание на необычные елки. Они тряслись, как заячий хвост!
   - Интересно, что это за чудо? - вслух разговаривал сам с собой Нардипский. С четверть часа он не сводил с них глаз. Каково же было его удивление, когда ветви вдруг разошлись и между ними, стуча зубами, появилась обледеневшая, красная мордочка. - Э-э-рик?- изумленно воскликнул Нардипский.- Что он там делает, дурачок?!
   Через минуту дверца машины резко открылась и в мягкий, чистый салон ввалился мокрый и грязный Прусс. Вместо приветствия он, заикаясь, промямлил:
   -Х-х-в-воста н-н-ет?
   - Что? - вытаращил удивленные глаза Нардипский.- Ты что в шпионов играешь?- Весь блестишь, прямо новогодняя елка!- насмешливо произнес Макс. На его шутки Эрик никак не отреагировал. Ему было ни до этого! Парень настолько замерз, что этот салон показался ему настоящим раем. Он пытался отогреться, но мокрая одежда, неприятно прилипая к телу, заставляла юношу содрогаться от холода.
   - Что с тобой произошло? - видя, что другу действительно не до шуток, уже серьезно спросил Нардипский.
   - Долго рассказывать!- злобно рыкнул Эрик, протирая залепленные снегом очки.
   Снег усиливался, становился все гуще и крупнее.
   - Что с-стоишь, п-поехали!- скомандовал Прусс, не в силах больше терпеть этот кошмар.
   - Куда прикажешь ехать?- поинтересовался хозяин машины.
   - К тебе.- вяло буркнул его пассажир.- Если, к-конечно м-можно!- нерешительно затем добавил он.
   - Ко мне, так ко мне! Наверняка Мариделия уже приготовила что - нибудь вкусненькое. Веришь, сто лет ни ел дома! Все дела!- Нардипский сунул руку в бардачок и извлек оттуда не большую флягу.
   - На-ка, выпей! - протянул он другу. - Твоя зубная чечетка слегка поднадоела!
   После нескольких глотков Эрик скривился.
   -Ну и дрянь!
   - Ничего себе дрянь! Это, между прочим, очень хороший коньяк по 300 долларов за бутылку! Ты, смотрю, все так же поддерживаешь сухой закон? Ничего, сейчас тебе это в самый раз!
   - Сейчас бы лучше сухую одежду и чаек!- простодушно сказал Эрик.
   - Насчет чайка не знаю... А вот из одежды кое - что подкинуть могу.- Макс полез на заднее сидение за сумкой. - На вот, переоденься, там джинсы и свитер! Вожу с собой на всякий случай. А случаи, как видишь, бывают разные!
   Пока Прусс переодевался, Нардипский завел мотор и машина медленно поползла по ледяной дороге. Изредка посматривая на друга, Макс силился понять, откуда он явился такой грязный и эх89 мрачный. Но лишний раз вопросами не донимал, ждал, когда Эрик немного придет в себя и все сам расскажет. Уткнувшись носом в стекло, Эрик какое - то время смотрел в окно он так давно не видел город! Затем задремал под равномерное, тихое покачивание машины. Макс не гнал. Даже по трассе ехал не более 80.Въезжая в поселок уменьшил скорость до 50. Вдруг неожиданный, резкий лязг тормозов заставил Прусса очнуться. Тот испуганно захлопал глазами. Пока Эрик соображал, что случилось, Макс пулей вылетел из машины на дорогу. Приспустив стекло, Прусс наполовину высунулся из окна, чтобы посмотреть, что же произошло. Несмотря на то, что сильно мело, он сумел разглядеть, как Макс крутится вокруг какого - то человека.
   - Эр, помоги мне! - резковато гаркнул Нардипский, увидев как Эрик преспокойно наблюдает за происходящим.
   Бросив на ходу вялое: "Что случилось?", Эрик неохотно вылез из машины. Он только начал согреваться.
   Не переставая скользить по снегу, бледный как стена Максимус, на обочине дороги пытался поднять какого - то старика. Для хлипкого физически, парня, он оказался неподъемной ношей.
   - Откуда он взялся не пойму!- в нервном возбуждении объяснял Макс.- Выскочил ниоткуда! Твою мать! Всю дорогу благополучно, а перед самым домом на тебе! Эрик, хватай его под руки с другой стороны и понесли!
   - Куда?
   - Куда, куда, в дом! Вот он прямо перед тобой!
   Но даже вдвоем они не могли сдвинуть с места старика. Приличный снежный ковер солидным слоем покрыл землю. Ноги парней без конца застревали в снегу и скользили.
   - Нет, так дело не пойдет! Нужны носилки!
   - Где мы их сейчас возьмем?
   Я сбегаю за простыней!
   - Не надо простыню!- еле слышно пролепетал старик.- Я попробую идти сам.
   Опираясь на парней, он хоть и с большим трудом, но сам поднялся и пошел, чем сильно помог ребятам. Затащив мужчину в дом, они уложили его в гостиной, на кушетку.
   - Ай-яй-яй! Что же это?!- увидев пострадавшего, запричитала Мариделия и побежала за аптечкой.
   Тем временем, вцепившись в мобильный, Нардипский пытался дозвониться в службу спасения. Но там, как назло все время было занято.
   - Черт! Черт! Черт! - выругался Максимус. - Когда надо до них никогда не дозвонишься!
   - Успокойтесь, молодой человек. - Внезапно заговорил пострадавший.- На улице такое творится... И сейчас не до нас! Мне уже лучше. Сейчас немного приду в себя и пошкребу как - нибудь домой.
   - Так не пойдет!- запротестовал Макс.- Я вас сбил. Вас надо осмотреть. Нужен доктор!
   - Мне кажется, я в порядке! Правда, нога...
   - Вот видите!- забегал Нардипский.- Давайте я вас сам отвезу в больницу!- и он засобирался.
   -Нет уж, спасибо! Погода такова, что совершенно нет гарантии в том, что какой - нибудь... товарищ... вроде вас...нас снова не подрежет. К тому же мой сын - Ромет - врач... Так что вы зря, молодой человек, беспокоитесь! Он вернется с дежурства и займется мною.
   - Может быть, стоит ему сейчас позвонить? - с готовностью спросил Макс.
   - Ни в коем случае! Ему и без меня сейчас не сладко! Небось, клиентов в такую пору, хоть отбавляй!
   - Ну, хорошо!- согласился Макс. - Что я для вас могу сделать еще?
   - Вы знаете, пожалуй, я не отказался бы от чашечки крепкого кофе!
   - Мариделия!
   - Уже делаю! - шустро побежала женщина на кухню. Она всегда была готова по первому зову. Дом Макса люди посещали не часто, поэтому, женщина где - то в душе даже обрадовалась, что все случилось именно вот так. Будет с кем поговорить!
   Пока Мариделия варила кофе, а Нардипский возился с пострадавшим, Эрик тем временем, подсел к камину. Подбросив несколько поленьев в затухающую топку, приставил к огню руки и с наслаждением наблюдал за тем, как абрикосовое пламя пожирает толстые, сухие дрова. Волны горячего, мягкого воздуха приятно разливались по озябшему, вымученному телу, которое никак не хотело согреться. В спокойной, уютной обстановке, Эрика вдруг одолела еле уловимая, болезненная слабость. Сильно болели голова и глаза, кости ломило, неимоверно хотелось спать. Он ненадолго прикрыл веки и на доли секунды ощутил тот комфорт, который казался ему сейчас просто необходимым. Ограничившись плетеным креслом - каталкой, Прусс, пристроившись в нем, положил ноги на камин и задремал.
   - Видите, молодой человек, - разглагольствовал между тем пострадавший, возможность познакомиться поближе, появилась у нас с вами раньше, чем мы оба могли предположить! Жизнь штука весьма странная! У нее в запасе столько всевозможных штучек, нитей и и витиеватых переплетений, что порой не успеваешь удивляться!
   - Да уж...- смущенно согласился Максимус.- Вы меня простите! Сам не пойму, как все это получилось!
   - Не извиняйтесь, мой молодой друг! Сам виноват! Решил, что в такую пору машин быть не должно. Вот и поплатился за халатность, старый дурак! Кстати, разрешите представиться - Альфред Лимбер, полковник в отставке!
   - Максимус Нардипский, заурядный финансовый директор. - на автомате отчеканил хозяин дома. - Как ваша нога?
   - О, в армии доводилось еще не то терпеть! Я - стреляный воробей! Так что особо не утруждайтесь! Немного посижу у вас, отогреюсь, если вы, конечно, не возражаете... И к себе!
   - Да что вы такое говорите? Как я могу возражать? Отдыхайте сколько понадобиться!- в душе Макс обрадовался, что не придется со стариком возиться по больницам всю ночь. На эту ночь, у него как всегда, имелись свои планы.
   -А вот и кофе подоспело!- с удовлетворением Лимбер взял у Мариделии чашечку с горячим, ароматным напитком и сделал пару глотков.- Чудесно приготовлен!- похвалил он домработницу.- Присаживайтесь с нами, Мариделия, если, разумеется, ты Макс не против!- он многозначительно посмотрел на Нардипского.
   - Помилуйте! Я не дискриминатор! Мы с Мариделией живем одной маленькой, дружной семьей! Не так ли, Мариделия?
   - Все так, Максимус! - примостившись с краю дивана, мягко сказала Мариделия. - Он мне как сын, добрый, хороший мальчик! Никогда не обидит! Всегда вежливый, обходительный, я порой даже забываю, что работаю у него! - Расплывшись в доброжелательной улыбке, расхваливала домработница Макса. Но тут вдруг спохватилась:
   - Макс, а где же тот молодой человек, твой друг?
   - И вправду, где? - повторил за ней Макс - В этой суматохе я совсем про него забыл!
   Мариделия забегала по дому.
   -Вот он родимый!- увидела она скрутившийся в кресле мокрый камок.- Батюшки мои, да он весь горит! Что же это?!- женщина исчезла за дверью, но ненадолго. Вскоре вернулась с ворохом лекарств.
   - Он должно быть простыл. - Отметил Макс.- Я подобрал его на обочине в довольно жалком состоянии!
   - Я сейчас же займусь им! - засуетилась Мариделия.- А вы, пожалуйста, не беспокойтесь! Отдыхайте, пейте кофе... наслаждайтесь!
   - Спасибо за кофе! Я немного оклемался... Пожалуй, пойду...- сказал старик и, поднявшись с дивана с помощью Макса, от дальнейшего сопровождения отказался. Слегка подхрамывая, он напоследок, как -то странно посмотрел на подстанывающего в кресле Эрика, после чего самостоятельно покинул дом Нардипского.
   После недолгого душа, как только дотронулся до мягкой, шелковистой постели, Эрик тут же уснул. Мариделия от него не отходила. В ход пошли все ее знания о медицине, женщина лечила больного как умела.
   А Нардипский, тем временем, отделавшись, наконец, от гостей, дальнейший остаток ночи планировал провести так, как нравится ему, а не обстоятельствам. Наскоро переодевшись, он снова сел за баранку и потихонечку поехал назад в город. Густой, лопатый снег сплошной, отбеленной стеною застилал дорогу. Сильные, галогеновые фары с трудом отсвечивали путь. Встречных машин было немного, поэтому, несмотря на то, что Макс вокруг толком ничего не видел, он включил музыку и, переключив автомобиль на автоматическое управление, устало откинулся на спинку кресла. День был сумашедшим, он должен немного расслабиться! Но расслабиться у Нардипского не получалось. То и дело, поглядывая на дорогу, ему хотелось, чтобы машина ехала чуть быстрее, но скорость прибавлять не решался. Поэтому, несмотря на то, что спешил, добирался до города тихим, размеренным ходом. В "Казанове" Нардипского уже давно ждала Лиса - смазливая, приятная девчонка. Зато время, что он был занят "гостями", Лиса звонила ему уже несколько раз. Макс никому, ничего не собирался объяснять, поэтому еще пару часов назад соврал девушке, что уже в пути. Считая большинство женщин глупыми, примитивными дурочками, он весьма пренебрежительно относился к женскому полу. Лиса была не исключением. Отъявленный мачо ей симпатизировал, но, не более того... Для Максимуса это была очередная забава. Вешаясь на каждую юбку, в числе своих подруг Макс имел не только проституток, но и весьма пристойных девушек, которые были совсем не прочь с ним закрутить всерьез. Вот только он всех, почему - то держал на расстоянии. Дальше секса, никого к себе не подпускал. Одни ненавидели его за презрительную легкомысленность, которую он проявлял к их чувствам. Другие же откровенно любили и готовы были ради него на все, даже на самые низменные, примитивные отношения. И все это ради нескольких минут общения с ним. В ночных клубах Трикопольеуса Макса знали, как недоступного и нежного милашку, эдакого дамского угодника, способного разбивать хрупкие, девичьи сердца, а затем оставаться со всеми просто "друзьями". Покоренные его ангельской внешностью и обаянием, все до единой девушки видели в нем своего романтического героя, которого он поначалу, весьма правдиво изображал. Что-что, а покорять женский пол он умел! Весь из себя тактичный и положительный, мягким, приятным голосом, он влаживал в уши каждой то, что она мечтала услышать! Дурехи - девчонки велись все до единой! За что Нардипский их презирал еще больше! Для него на свете существовала только одна женщина не такая как все! И только она, по его мнению, была достойна его внимания и любви - гордая и непокорная Иова! С самого начала, как только ее увидел, Макс понял - она не такая как все! Только она одна по сей день оставалась для Максимуса призрачным, недоступным идеалом, нетронутой, разбитой мечтой, от которой он бежал и не мог убежать...
   Непрерывно шурша дворниками по липкому стеклу, Тойота мастерски припарковалась среди прочих автомобилей, неподалеку от переливающейся желто - синими огоньками, надписи: "Ваш ждет Казанова". Находу хлопнув дверцей, Макс быстро направился в клуб. Расталкивая дергающиеся толпы молодежи, Нардипский пробрался к стойке бара. Еще у входа он заметил, что Атаден обхаживает Лису. Когда он подошел, Лиса и Атаден целовались.
   - Не помешал? - высокомерно бросил он, с презрением поглядывая на обоих.- Вижу и без меня у вас все получилось!
   - Да, ладно, Макс, перестань! Мы подумали, ты сегодня не явишься. Решили немного развлечься! - как ни в чем не бывало, проговорил Ден.
   - Макс я...- пыталась оправдаться Лиса.
   - Расслабься, Лиса! Я не жадный! Развлекайтесь, ребята! - зло процедил сквозь зубы Нардипский и заказал себе двойной виски.
   Но Лисе уже было не до Дэна!
   - Макс, ну ты что, будешь злиться из - за пустяка? Подумаешь, какой -то поцелуй?!Мало ли кто с кем целуется?!
   Надувшись, Нардипский пристроился на высоком табурете и молчал. Рядом с ним уселась Лиса. Через занавес медовых волос, девушка следила за каждым движением возлюбленного. Но Макс в их сторону даже не смотрел. Быстро смекнув, что парням нужно выяснить отношения, Лиса застенчиво пропищала:
   - Мальчики, я вас ненадолго оставлю. Не скучайте! - и, послав обоим воздушный поцелуй, покачивая бедрами, выпорхнула из - за стойки и походкой манекенщицы направилась в женскую комнату
   - А она ничего, да, Макс?- нагловато цвиркнув слюной Атаден.
   - В смысле ничего хорошего?- в тон ему цвиркнул Макс. - Нравится? Забирай себе! Или ты думал я буду биться в истерике?- цинично бросил Нардипский.
   - Ой, дурак! Как же это я запамятовал?! Ты же у нас любитель старых задниц, не так ли?!- больно уколол его Ден.
   - Ты это сейчас о чем?
   - Думаешь ты - умный, а все вокруг идиоты? Да, знаю я, по ком ты сохнешь!Уже давно знаю, идиот!
   - И-и?- сверлил его жестким взглядом Нардипский.
   - Да я с самого первого дня это знал!- заорал Ден.- Штельманша твоя тебе не дает покоя! Бортанула эта тетка тебя, вот и бесишься! Дрянная бабенка, чего за ней умирать?!
   - Не смей о ней так говорить!- взорвался Нардипский и схватил Дэна за грудки.
   - Поаккуратнее, придурок! - вырвался из его рук Ден.- Я ведь могу и ответить!- в ярости крикнул он.
   - Мальчики, если это из-за меня - то не стоит! - неизвестно откуда появилась Лиса.- Прошу вас, угомонитесь!
   - Ты права, из-за таких как ты - не стоит!- презрительно взглянув на испуганную девушку, дерзко прошипел Макс. Оставив Дэна в покое, он заказал бутылку водки, выпил ее залпом с горла и нервно закурил. В это время ди-джей с рыжими, стильно взлохмаченными волосам, затараторил на весь зал:
   - Леди и джентльмены, минуточку внимания! Именно здесь и именно сейчас прозвучат хиты добрых 80ых! Итак, встречайте, Элеонора Жемчужная с песней "Жду тебя"!
   Макс вздрогнул. Его задурманенный алкоголем мозг выдал запечатленный однажды короткий миг, когда Иова при Максе вполголоса напевала именно эту песню. Толпа возбужденно заверещала и захлопала , в то время, как сердце Максимуса, разгоряченное алкоголем, разрывалось от боли и тоски. На сцену выбежала шустрая, полуобнаженная девчушка и красивым, грудным голосом запела:
   " Я жду тебя, я жду тебя уже давно
   Я жду тебя, я жду тебя наверно зря.
   Я жду тебя, и облака огнем горят,
   Рисуют мне твой силуэт."
   Уже прилично надравшись, к Максу подошел Ден и стал вешать на уши какую - то лапшу, но тот его не слушал. Растворившись в мелодичных звуках песни, Максимус улетел далеко-далеко, туда, где жила его любовь. Стойкий образ Иовы Штельман снова возник в возбужденной эмоциями голове. Пропустив через себя еще бутылку виски, Нардипский никак не мог выбить из воспаленного разума болезненные воспоминания. Злясь на самого себя, он снова и снова вливал в себя алкоголь. Но чем больше он пил, тем хуже ему становилось. То ли от досады, то ли от лошадиной дозы, на глаза Макса навернулись слезы. В этот момент, как раз подскочила Лиса. Приняв все на свой счет, девушка принялась утешать парня:
   - Максик, родненький, ну извини! Не думала, что ты так расстроишься! - кокетливо протянула Лиса, радуясь в душе такой реакции Макса.
   Губы рядом сидящего Дэна, задрожали. Глядя на сопли друга, тот изо всех сил пытался сдержать смех.
   - Раздевайся! - неожиданно приказал девушке Макс.
   - Что? -не поняла Лиса.
   - Я говорю: раздевайся!
   - Что прямо здесь? - опешила Лиса.
   - Прямо здесь! А что тебе терять? Ты же спишь со всеми, не так ли? Одним больше, одним меньше - неважно! Здесь вон сколько парней! Оценят по - достоинству!- икнув, подловато хихикнул он.
   - Макс, ты что?!- отступила назад девушка.
   - А что?! Ты меня любишь?
   - Ну, да. - неуверенно заявила Лиса.
   - Ну, тогда раздевайся! Я так хочу! Быстро! - Макс гаркнул на нее так, что насмерть перепуганная девчонка принялась расстегивать кофточку.
   - Ну, живей, живей!- орал Нардипский.
   - Макс, не надо! Снимая бюстгальтер, упрашивала девушка, в то время как Ден с любопытством наблюдал за тем, что будет дальше. Вокруг них собралась толпа зевак.
   - Давай, крошка, давай!- завопил кто-то из толпы. Отовсюду послышался свист и одобряющие крики парней.
   Девушка покраснела, но продолжала раздеваться.
   - И что, ты так просто снимешь сейчас перед всеми нижнее белье?- надменно спросил Нардипский, когда девушка осталась в одних трусиках.
   - Ну, ты же сам...- на глазах изумленной публики, оправдывалась Лиса.
   - Мало ли что я тебе сам!- заплетавшимся языком, с омерзением, ответил Макс.- В тебе нет ни гордости, ни достоинства! - сплюнув в ее сторону, Максимус, зашатавшись, пошел прочь из клуба.
   - Парень явно ни в себе!- покрутил у виска Ден.- Не обращай внимания, детка... А ты - ничего!- рассматривая девушку, пока та одевалась, сказал Ден.- Ты мне нравишься!
   - И мне!- нагло бросил рядом стоявший подвыпивший тип .
   - Отвали, друг!- наехал на него Атаден.- Сегодня она моя!- Не обращай внимания! - обратился, затем он к Лисе.- Сегодня я - твой бой-френд, поняла! - категорично заявил он.
   Лиса кокетливо улыбнулась и напрочь забыла о происшедшем. Вскоре они, никого уже не стесняясь, сидя на железных, высоких табуретах, лобызали друг друга у стойки бара.
   А Макс, забившись в своей Тойоте, рвал и метал. В бессилии лупцуя панель управления , наконец, выдохся и полез в бардачок, за допингом. Ему было наплевать на треснутый спидометр и другие испорченные механизмы. В его душе бушевал ураган, который не в силах затушить был никто. Нет, не Лиса с Дэном этому виной! Причина у Нардипского всегда одна и та же-неизменная Иова, оставившая в его душе рану, которая никак не хотела заживать! Макс выл, как ребенок. Ему до чертиков опостылела вся эта бестолковая жизнь! Глупые бабы, кабаки, лицемерные физиономии клиентов, которых надо постояннообхаживать, на что- то крутить... Только теперь он, вдруг понял, насколько от всего этого устал! Хроническое недосыпание, тяжелые душевные переживания и нервотрепки на работе, совсем выбили его из сил. И вот теперь он разошелся не на шутку! Ощущение ненужности и заброшенности возрастало, зарождая в воспаленном сознании все более страшные мысли. С каждой минутой они укреплялись и становились все навязчивее и сильней. Размышляя над этим, Макс даже немного успокоился и с тайной радостью стал избирать способ, с помощью которого собирался осуществить свою абсурдную, смертельную идею. Наконец он решил. На бледном, каменном лице промелькнула безумная, злорадная усмешка. Он завел автомобиль и на полную надавил на газ. С диким визгом машина сорвалась с места и понеслась. Скрестив руки на груди, Макс с пьяным удовлетворением наблюдал за тем, как предоставленная сама себе, Тойота рулила, сама куда хотела. На это и был расчет! Нардипский решил покончить с фарсом, под названием "жизнь" навсегда. Почему - то именно в этом его затуманенный разум, усмотрел избавление для себя и других. Петляя из стороны в сторону, Тойота вырулила на трассу. Пробуксовывая в снегу, автомобиль на полной скорости мчал вперед. Но вот, резко качнувшись в сторону, так, что Макс подпрыгнул до самого потолка, машина съехала с дороги и перед Нардипским замелькали деревья.
   - Прощай жизнь со всем своим дерьмом! Прощай и ты - Иовочка!- глядя на толстое дерево прямо перед собой, на которое летела машина, иступленно заорал Максимус.
   Но в ту самую секунду, когда Тойота неизбежно должна была столкнуться с толстым, оледеневшим стволом, она вдруг резко остановилась. То ли это удачное стечение обстоятельств, то ли действие потусторонних сил, но когда Макс, сквозь разбитые стекла кое - как рассмотрел, что бензобак пустой, пришел в еще большее негодование.
   - Что же я за человек такой невезучий! Даже сдохнуть по-человечески не могу!- воскликнул он сгоряча и огляделся. Машина застряла посреди поля. С трудом приоткрыв дверцу, Нардипский выполз наружу. Его тут же окатило ледяной струей холода и снега. Злобно хлопнув дверью, он схватил пустую канистру и с отборной бранью, поплелся искать заправку. Куда идти - понятия не имел. Вокруг не было ни души. Где - то вдали, из - под снежного тумана, мерцали слабые огоньки Трикопольеуса. Макс пошел наугад. Из-за глубоких сугробов, идти было невозможно. Он то и дело падал и ронял канистру. Его стильные туфли, рассчитанные только для езды в машине, насквозь промокли и отяжелели от воды. Пальцы на ногах задубенели. Снег беспощадно бил лицо. Щеки горели от мороза. Не прошло и пяти минут, как Нардипский быстро превратился в снежный ком. Проклиная судьбу и смешно перекатываясь из сугроба в сугроб, молодой человек брел неизвестно куда. А снег все пребывал и пребывал. Парень был вынужден признать, что заносы растут быстрее, чем он успевает передвигаться с канистрой, поэтому, решил, вернуться назад, к машине. Пока он бродил неподалеку, его "малютка" превратилась в один сплошной сугроб без окон, без дверей. Чтобы попасть внутрь, промокший до мозга костей, юноша, разгребая автомобиль, теперь усиленно работал руками. Он замерз так сильно, что даже протрезвел. Здраво оценив ситуацию, понял, что до утра ему дергаться, никуда не стоит. До города далеко. Никакие спасатели его здесь ночью не найдут, тем более, что он и сам не знает где находится. Не раздумывая, Макс влез снова в теплый салон и достал свою любимую заначку. Коньяка оставалось немного, но хватило для того, чтобы немного успокоиться и согреться. Сырая одежда неприятно прилипала к телу. И тут Макса осенило! У него всегда, на заднем сидении висел запасной костюм со свежей рубашкой. Он возил его на случай, если не успеет заехать домой переодеться. " Вот и сгодился!"- -с удовольствием переодеваясь в сухое, подумал Нардипский. И тут вспомнил, что еще накануне вечером вовсю издевался над бидолашным Эриком, который в свое время тоже продрог до нитки. Как там говаривала Иова? Все, что происходит вокруг нас, случается с нами самими?! Вот-вот, я и попал в собственную глупость! Хотел умереть в машине - на-ка, родной, получи! Он посмотрел на часы. Те показывали четверть пятого.
   На какое - то время Нардипский задумался. Он думал о своей короткой, непутевой жизни. Даже если он здесь и замерзнет, особо жалеть не о чем. Ничего толкового он не совершил. Вот только Иова... она единственная отрада в жизни. Долгие, изнурительные размышления привели к тому, что Макс, наконец, достал телефон, и немного, его покрутив в руках, по памяти набрал до боли знакомый номер.
   -- Этот юнец совсем не ценит жизнь! - жаловался Висаир своему наставнику, в ответ на тот строгий наказ, который он от него получил.- С ним нелегко! Понадобилось немало изловчиться, чтобы удержать равновесие... Особенно было сложно на поворотах! Если это случится снова, парень точно себя убьет!
   -Именно поэтому следуй всюду за ним! - спокойно поучал Висаира Великий Архангел. С беспокойством вглядываясь в того, кому в этой истории отводилась особая роль, Рафаил пытался проникнуть в ход его мыслей и прочитать их наперед. Печальный, но снисходительный взгляд Архангела был направлен на Макса Нардипского
   - Что же ты, малыш, творишь,ведь человеческая жизнь и без того такая хрупкая и недолгая?! - Не сводя взгляда с Нардипского, сокрушался Рафаил. После некоторых раздумий он величественно изрек:
   - Наверное пришел и мой черед вмешаться! - Висаир, согрей его, а я позабочусь об остальном!
   - Этот юнец не хочет жить.- вздохнул Висаир . - Одолею ли я легион самоубийц нагло атакующих его разум?
   Ведь написано: " Не искушай Господа Бога!"
   -Написано так же: " Милость превозносится над судом!"- жестко отрезал Рафаил. - Кто мы с тобой, чтобы решать чужую участь? Парень действительно горяч... Но в одном, Висаир, можешь быть уверен - в данный момент его разум - чистый лист. Воспользуйся этим в благих целях! Будь всегда начеку, с ним предстоит еще нимало хлопот!
   - Сделаю все, что в моих силах!- кротко ответил Висаир. После этих слов Великий Архангел испарился в воздухе, а Висаир, с мечем наготове, сдерживал натиск маленьких уродцев, которые так и норовили оккупировать разум Макса Нардипского.
  
  
   Глава 21
  
   Пик - пик-пик.- Противно заверещал будильник. Дотянувшись рукой до часов, Иова наощупь его отключила. По старой, заведенной привычке, он звенел каждый день в четыре утра. Будильник еще жил старым ритмом. Только сейчас женщина совсем не торопилась подниматься. Со вчерашнего дня ее собственный, жизненный ритм резко изменился. Как странно,- думала Иова, еще вчера все было по - другому. А сегодня - я самый ненужный человечек в этом зыбком мире праведников!
   А случилось вот что! Рано утром, в воскресный день, по своему обыкновению, семья Штельманов, пришла в церковь, на богослужение. Приветливо пообщавшись с прихожанами, Иова провела лидерскую молитву, затем, как обычно, заглянула и к пастору, с целью согласования воскресного служения. Из года в год, так было заведено. Но в этот раз Иове никак не удавалось выловить пастора. Он словно намеренно ее избегал. То с кем - то подолгу беседовал, то почему - то вместо Иовы, занимался организационными вопросами сам. Откровенно игнорируя женщину, он впопыхах бросил ей странную фразу:
   - Сегодня служение поведет Святой Дух!- и быстро убежал в свой кабинет.
   - Хорошо.- Смущенно пробормотала озабоченная Иова. Она хотела войти следом, но пастор закрылся изнутри. Слегка постучавшись, Иова интуитивно почувствовала: он не откроет. "Видимо задумал, что - то недоброе!" - мелькнула, было, лихая мысль. И она в общем- то не ошиблась!
   Несмотря на то, что отношения пастора и Иовы Штельман, в последнее время сделались, мягко говоря, довольно прохладными, они друг друга относительно терпели. Внешне никогда не спорили, но между ними все сильнее росла непроходимая пропасть. Под внешним благочестием скрывались обида, гнев и непрощение. Причем, обоюдно! Они оба понимали, что долго это продолжаться не может, но за стол переговоров никто садиться не спешил. Люди чувствовали - церковь раздвоилась. Официально управляемая пастором, почему - то она держалась только на Иове. Самые важные вопросы решала она одна, пастора же ставила в известность чуть позже, что неимоверно приводило того в ярость! Ему постоянно мерещилось, что Иова Штельман это делает специально, чтобы унизить и подсидеть его. Завидуя ораторским и организаторским способностям своей помощницы, которых лично у него самого никогда не было, пастор обратил внимание: за Иовой идут люди, а его слушают постольку, поскольку. Но долгое время он ничего не предпринимал. Церковь росла, люди "горели", появлялось множество разнообразных служений. Частичные лавры доставались и ему. Казалось бы все ничего! Однако, гордая, мужская натура никак не хотела смириться с тем, что маленькая женщина его обскакала! Вынашивая свой коварный план, он долго готовился, т.к. люди любили Иову, и ее нельзя было сместить без особо важных причин. Поэтому, в буквальном смысле, вынюхивая, высматривая и выискивая недостатки, пастор всегда оказывался рядом с теми, кто мимоходом упоминал об Иове. Он собирал по крупицам что мог. Однако в работе Штельман была безупречна! Дисциплинированная, аккуратная и ответственная, все у нее схвачено, во всем порядок и прозрачность. Беспощадная к халатности и расхлябанности, от других Иова требовала того же. В этом плане к ней придраться было просто невозможно. Личная жизнь Иовы тоже казалась кристально чистой и безгрешной. Что тут скажешь? Вся семья на виду - дружная и счастливая! И пастор терпеливо ждал. Он прекрасно знал - идеальных людей не бывает! Пока собирал компромат, неожиданно, краем уха услышал о том, что Иова церковную работу совмещает с работой в мэрии. Вот тут - то у завистливого пастора и вовсе "крышу сорвало". В сию минуту, зыбкие, духовные ценности были забиты громкими амбициями, которые не собирались уступать своего! По натуре скользкий и несмелый, он нанес удар соответственно своему характеру - подло и исподтишка!
   После длинного прославления, первой, обычно, была пасторская проповедь. Вслед за пастором должна была подытожить его и свои мысли Иова. В этот раз, пастор говорил о власти во Христе. Средненькая проповедь, которую он вялым, тихим голосом долго жевал и елозил, внезапно переросла в откровенное осуждение с кафедры. Ни с того, ни с сего, проповедник, вдруг, принялся, как он утверждал, обличать тех, кто бессовестным образом пытается отобрать власть у божьего помазанника, тобиш, у него. Раскрасневшись, он орал, что как пастор, обязан незамедлительно удалить из церкви грех и искоренить тех сластолюбцев, которые жаждут полной и неразделенной власти. Однозначно, это была его самая удачная и внятная проповедь! Он так красноречиво и в деталях описал различные ситуации, в которых усматривал позицию захвата власти, что все очень быстро сообразили о ком идет речь. Долгих объяснений не потребовалось и для самой Иовы Штельман. Слишком все ясно и так! Пастор выставил ее в таком зловещем, черном свете, который не оставлял ни малейших шансов на реабилитацию. Это было хорошо спланированное, извращенное разоблачение. Оправдываться и что - либо кому бы то либо доказывать Иова не собиралась. Ей стало все равно, верил ли кто-нибудь в эту ересь, или нет! Дело было вовсе не в этом! Несмотря на мелкие разногласия, в целом к этому человеку она относилась вполне неплохо. И сейчас никак не могла поверить, в то, что он сделал. Вместо того, чтобы поговорить с глазу на глаз, он перед всеми ее бессовестно оболгал. Удар в спину! Это было невыносимо, но так в его стиле! В один момент что-то внутри оборвалось. Вопиющая несправедливость ранила до глубины души. На протяжении долгого времени Иова боролась с самой собою, старалалась смотреть на все с кроткой, христианской позиции. Но свинская выходка пастора ее доконала. Оскорбленное самолюбие женщины не могло больше терпеть. За что? - спрашивала себя Штельман. Разве она не полагала за дело Божье всю себя? Разве не жертвовала во имя церковных идеалов, своим временем, своей жизнью и своими внутренними потребностями? Порой недосыпала, недоедала, дико уставала, и никогда не требовала ничего взамен! Благодарность людей ей ни к чему, она ждала похвалы от Всевышнего, но и такого страшного позора, как сегодня, Иова, в общем - то тоже, не ожидала. Может быть, в этом и была ошибка?! Награда за беспечность! Возможно, вместо того, чтобы простодушно делать свое дело, стоило все - таки, взглянуть правде в глаза, и открыто противостать несостоятельности их слабого лидера? - без конца спрашивала себя женщина. Но, в то, же время, Иова прекрасно понимала - она не из тех, борцов за "справедливость" кто вечно строит баррикады! Никто не смеет ее упрекнуть в войне, она всегда стремилась к миру. Ей нравилось созидать... Но почему -то именно она стала камнем преткновения, который безжалостно истребил душевное равновесие человека, за плечами которого немалый, христианский опыт. Как оказалось мелочного, алчного и завистливого существа с карьерными притязаниями! Это не могло не удивлять, и ни огорчать! Его диагноз считывался ею довольно легко! Слабовольный, неуверенный в себе человечек, с ворохом комплексов и нереализованных амбиций! Ума не приложить, кто его поставил пастором?! - часто недоумевала Штельман. Впрочем, это уже было судить ни ей! Однако, тот факт, что именно он, а не она, Иова, - сейчас ведущий пастор церкви, являлся основной причиной ее нынешнего, внутреннего решения. Иова однозначно должна была потесниться, потому, что не имела никакого морального права действовать против помазанника Божьего! Эту истину она усвоила хорошо! Слишком чтила традиции. Кроме того, излишне агрессивное, в последнее время, поведение Иовы, могло привести к дестабилизации церкви. Но даже в мыслях Штельман избегала такого расклада! Слишком много было положено сил на единство и на то, чтобы крохотная церквушка развивалась и процветала. Полностью отождествив себя с этой общиной, Иова растворилась в ее жизни и сделалась неотъемлемой частью ее бытия. Каждый человек здесь был ей как родной, как часть семьи. Она не могла и не хотела здесь никому вредить! Внутреннего раскола быть не должно, поэтому и решение созрело в ней мгновенно! "Вырвется корень, исчезнет и проблема"!. - пользуясь профессиональными терминами, подумалось ей сгоряча. Демонстративно поднявшись в середине служения, безо всяких объяснений, Иова покинула зал, мысленно распрощавшись с церковью и со всеми, дорогими ее сердцу людьми. Покинула под всеобщие взгляды осуждения и недовольства. Ощущение вины и нездоровая, собачья преданность, человеку, долгое время морально истязавшему ее, терзали душу. Некая внутренняя боль от собственной глупости и беспомощности заставляла сердце сжиматься и трепетать. Штельман сделалось горько от того, что произошло! Часть ее души осталась в этих стенах! Слезы градом катились из глаз. Боль за ребят, которые теперь оставлены на произвол судьбы невыносимо жгла шквалом бурных эмоций и переживаний. Что будет с ними? Смогут ли простить? Поймут ли ее? Ведь иного выхода у нее - нет! Лучше быть обиженным, чем правым! Впрочем, они с Микаилом, успели подготовить себе достойную замену. Чувствовали, к этому все идет! Ребята - молодцы! Должны со всем справиться! Мысленно вверив все Богу, Иова вдруг, поймала себя на мысли, что некоторым образом, даже рада столь трагичному стечению обстоятельств. Ей было довольно сложно совмещать кучу служений и новую, высокооплачиваемую должность в мэрии! И то, и другое требовало немалых душевных сил, а главное - времени, которого у Штельман катастрофически не хватало. Несмотря на то, что добряк - мэр, как и обещал, пошел на уступки, положение это не спасло! Иова в прямом и переносном смысле, буквально, раздиралась между несовместимыми должностями. С утра до ночи крутилась как белка в колесе! Об обеде, обычно, не было и речи! В ее плотное расписание он никак не влазил. Жизнь постепенно превращалась в кошмар! В любом случае, надо было что-то решать! Мучительный выбор, то и дело откладывался ею на потом. День ото дня забивая в себе жгучую боль и тоску, не задумываясь, Иова полагала себя, ради других! Несмотря на жуткую усталость именно в этом она видела истинный смысл своей жизни. Активная деятельность помогала ей выживать и бороться. И вот на тебе! Видимо в ее ситуацию вмешался сам Бог!- не сомневалась Иова. Но на душе все равно было невыносимо тяжело! Столько лет в этой общине! Однако, после случившегося, ясно, как белый день - в этой церкви она оставаться больше не может! Да и не хочет! С каким - то томным презрением, Иова ушла из церкви, чтобы больше никогда в нее не вернуться! Эта потеря далась ей нелегко! Ощущение, буд - то у нее отняли часть души, преследовало и не давало покоя. В сильном переживании, Иова не могла ни есть, ни спать. Всю ночь, до самого утра, либо плакала, либо молилась. Несмотря на жуткую усталость, всеми фибрами души она цеплялась за прошлую жизнь, чувствовала себя ненужной и всеми окончательно отвергнутой.
   Покинув, вместе с женой, стены неблагодарной общины, Микаил видя уныние Иовы, даже предложил той открыть свою собственную церковь. Но его идея Иове категорически не понравилась. Сославшись на несоответствие своего нынешнего, духовного состояния, ни о чем подобном, женщина и думать не желала, лишь тихо и незаметно страдала. Микаил понимал, за внешним, ледяным спокойствием жены, кроется целая драма, крик больной души! Однако, что мог он поделать? Как помочь? Это была ее война! И он верил - Иова обязательно со всем справиться! Такой уж она человек - мнительный, тонкий, но стойкий! Всячески содействуя в домашних делах, в душу к ней Мик не лез, пышные фразы в утешение - тоже не толкал. Понимал - бесполезно! Сама, будучи психологом, Иова, знала и ненавидела все приемы врачей - душе спасителей и мгновенно раскусывала, когда все это применялось лично к ней...
   Вот так они и прожили два предыдущих выходных! Наступил понедельник...
   До ее теперь, уже, основной работы в мэрии, оставалось около четырех часов. Однако бесцельно валяться на кровати не хотелось. Набросив халат на ночнушку, шаркая тапками, Иова поплелась в ванную. Бессонная ночь не прошла даром. На вспухшем от слез, красном лице, зеркало выдало неизгладимый отпечаток, ввиде сине - черных кругов вокруг глаз. Тяжело вздохнув, женщина умылась и намазала лицо кремом. Покончив с утренним туалетом,подошла к холодильнику, достала оттуда полуфабрикаты и привычно сунула их в микроволновку. Затем, поставила на плиту турку, с двойным, крепким кофе, и только - но уселась с чашечкой ароматного напитка, как в спальне громко зазвонил мобильный. Звонок разбудил Микаила.
   - Кто это в такую рань? - спросонья пробурчал муж.
   - Неважно! Спи! Сама все улажу! - успокоила его Иова и удалилась с телефоном на кухню. Номер оказался незнакомым. Пока она раздумывала: отвечать, или нет, телефон замолчал. Но вскоре зазвонил повторно.
   - Слушаю.-привычным, официозным тоном заговорила в трубку Иова. Но на том конце - тишина.
   -Я вас не слышу! Говорите!- слегка повысила голос женщина.- Что за дурацкие шутки в пять утра?!- посмотрела она на часы, висевшие на кухне. Ее возмущению не было предела, звонивший, по-прежнему молчал, но отключаться,по-видимому, тоже не собирался.
   - Алло! Алло!- снова и снова повторяла Иова, но ответа так и не последовало. Наверняка проблемы со связью из -за погоды.- решила она и одернув штору, выглянула в окно.
   На улице все так же бушевала непогода. Сильный ветер и снегопад сплошным вихрем носились по пустынным,спящим улицам. Белый, сплошной ковер тщательно скрывал признаки человеческой цивилизации. Не было видно ничего, даже лавочки, вдоль аллеи куда - то пропали. Приличным слоем залепило и высокие фонари. Остроконечные, они чем - то походили на крошечные средневековые башенки. Нарядившись в пушистые шапки, нахохлившись, глубоким сном посапывали одноэтажные домишки. Под гнетом белоснежной, ледяной горы, они выглядели маленькими и невзрачными. Высокие, могучие и неподвижные, еще мирно дремали, ранним утром, и шумные, многоэтажки. Грозная,холодная красота, словно из сказки про снежную королеву, ослепила взор Иовы. Та на мгновение застыла в немом восхищении, не могла отвести глаз! И вдруг на фоне этого чистого, морозного восторга, пришло внезапное озарение. Скорее интуитивно, она вскрикнула от собственной догадливости:
   - Макс!
   В трубке кто-то недовольно засопел. Теперь Иова больше не сомневалась! Это был точно он - Макс! Его странная привычка - сопеть, когда нечего сказать...
   - Послушай, великий конспиратор, я знаю, что это ты!
   Неизвестный все еще молчал.
   - Если тебе совсем нечего мне сказать, я отключаюсь...- пригрозила женщина, внимательно вслушиваясь в каждый слабый отзвук на том конце.
   - Я знал, что в это время ты уже не спишь.- Неожиданно услышала она тихий, унылый голос. Душа Иовы встрепенулась. Интуиция не подвела! Это все - таки он!
   - Я так давно тебя не слышал... Вот ... не сдержался... Прости...- Своим приятным, бархатным тембром тихо вещал Макс в трубку. В его голосе слышались усталость и боль. Но Иова ничего этого сперва не заметила!В ее разуме радостно пульсировало: "Макс! Макс! Это Макс!" Для нее каждое слово любимого звучало сладкой, восхитительной симфонией, которую она готова была слушать вечно!
   - Но ты молчишь?! А мне так важно слышать тебя...- вдруг упрекнул ее Нардипский.
   - Я не молчу, Макс, я слушаю.- В глазах Иовы застыли жемчужинки слез.
   - Поговори со мной, пожалуйста!- умоляющим тоном произнес юноша.- Быть может, я больше никогда тебя не услышу... и не увижу...- с грустью добавил он.
   Сердобольные речи Макса сводили жалостливую Иову с ума. В эту секунду ее сердце боролось с настойчивым разумом, который сурово твердил:
   " Не начинай все сначала!"
   Сумасшедшим усилием воли, Иова взяла себя в руки и на одном дыхании жестко отчеканила:
   - Макс, зачем ты позвонил? Скажи, что еще тебе от меня нужно? По-моему, давно все решено! И слава Богу наши дороги разбежались! Я не позволю больше тебе мною манипулировать, ты меня хорошо понял, мой мальчик? - Противоречивые чувства кроили сердце на части. Очень хотелось крикнуть: " О, пожалуйста, не слушай то, что я говорю! Я тас сильно по тебе скучаю! Я без тебя больше не могу!", но вместо этого, она с дрожью, в голосе выговорила:
   - Впредь, пожалуйста, никогда мне больше не звони! Ни когда ты пьян, ни когда ты трезв, ни когда тебе взбредет в голову послушать мой голос... Ни-ког- да, ладно?!Не хочу тебя ни знать, ни слышать вообще ни-когда!
   - О, в этом ты можешь не сомневаться! Мое бренное тело до весны, тебя больше не потревожит!- с какой - то нездоровой иронией заверил Нардипский и дерзко в трубку засмеялся.
   От волнения Иова дрожала всем телом и Макс это без труда определил. Слова Иовы его сильно обидели и он решил в отместку разыграть напоследок трагедию. Ему было очень поганюче, так почему же ей должно быть хорошо?
   - Знаешь, ты меня сейчас ранила в самое сердце. - честно признался он.- Не думал, что настолько тебе противен... Ладно, никогда, так никогда! Быть может однажды ты очень пожалеешь о том, что только что мне сказала. Никто из нас не вечен... Совсем не знаешь в какой момент настигнет смерть! Я вот жил, жил, и думал, что буду жить еще очень долго... Но судьба злая штука... впрочем, зачем я тебе все это говорю? Ладно, прощай, позвоню на последок маме! Если можешь, прости за все! - играл на чувствах женщины Макс. Он слишком хорошо изучил Иову и знал, что зацепил нужную струну.
   И он был прав! Поначалу Иова хотела было отключиться, но чем дальше она слушала Макса, тем больше ей не нравился его тон . Эти нездоровые нотки в голосе ее не а шутку встревожили... Нечто подобное она слышала не раз. В самые критические моменты своей жизни Нардипский вел себя одинаково. Нервный, отчужденный, совершенно отчаявшийся, и какой -то уж очень роковой... Внутри женской груди чувствительное сердце учуяло беду. Сама не зная почему, Иова вместо того, чтобы отключить телефон, вдруг неожиданно выкрикнула:
   -Макс, подожди, не отключайся! Хочу задать тебе один вопрос: сейчас еще ночь, почему ты не спишь? Ты ведь не просто так мне позвонил да? Ты нуждаешься в помощи? Я права?
   Эта бровада слов втайне обрадовала Нардипского. Казалось, он только этого и ждал!
   - Родная, ты задала мне больше чем один вопрос! Ладно, изволь, отвечу по - порядку... Знаешь, в последние минуты жизни, абсурдно тратить время на сон... Еще успею... Отосплюсь!- с откровенным вызовом заявил молодой человек , сделав ударение на слове"последние" .
   - Что ты такое бормочешь? Ты что пьян?- никак не могла определить Иова. Язык Макса несколько заплетелся.
   - О, нет, Иовочка! Сейчас я уже трезв, как стеклыышко! В стрессовых ситуациях алкоголь не берет!- дерзко изрек Макс
   - Макс, о каком стрессе ты там бормочешь?
   - О вечном, Иовочка, о вечном! После того как мы с тобой расстались я испытывая один сплошной, постоянный стресс. Никакими лошадиными дозами не заглушить, увы, ту боль, которая томит душу!
   - Только не надо меня винить в том, что ты превращаешься в хронического алкоголика!- раздраженно выпалила Штельман.-
   - А если это правда?- настаивал на своем Макс.- Вся моя жизнь из - за тебя наперекосяк!
   - О-о, начало-ось! Опять погнали подростковые комплексы! Вместо того, чтобы заниматься идиотизмом, лучше бы остепенился и завел семью. Сколько можно строить из себя жертву?
   - Как у тебя все просто!- взорвался Нардипский. - Ты не на грош не изменилась !Психолог! Все эти твои деланные треволнения ... - фальш! Ты не умееь по - настоящему любить никого! Не забывай только я один знаю чего стоит праведный и непорочный лидер церкви Свет Христов" - в отместку за равнодушие любимой, с издевкой произнес Нардипский. Он зацепил Иовуза живое. Внутри нее все взбунтовалось.
   - Что ж, ты во многом прав. Вот толко шантажировать меня не надо! Я уже не лидер и даже не служитель и вообще уже никто... Все в прошлом, как и сама церковь. Доволен? - проглотив обиду, с досадой сообщила ему Иова.
   - Уже сместили? Молодцы! Уверен, пасторок подсуетился! Да? Честно скажу - удивила!
   - Макс...- вышла из себя Иова. Ее раздражали его дерзкие, беспардонные манеры.- Ты порой зарываешься!- поставила она парня на место.
   - Чтобы я не сказал- все не так! Тебе, любимая, не угодишь! Наерное для тебя я навсегда останусь...просто надоедливым, зеленым пацаном... Так... левым малолеткой, испортившим тебе жизнь...
   - Ты позвонил для того, чтобы меня пооскорблять? -вспыхнула Иова. - Я не намерена выслушивать весь этот пьяный бред!
   - То есть, мои чувства к тебе ты расцениваешь как пьяный бред?! Смотрю, высокого ты обо мне мнения, дорогая!-все перекрутил по - своему Нардипский. Его взбесило ее лицемерное равнодушие. До сих пор строит из себя праведницу и недотрогу!-с отвращением подумал Макс и решил пойти ва - банк: - Пусть же узнает правду!
   - Знаешь, родная, хватит нам с тобой ссориться! Давай напоследок поговорим по - человечески! Как ты правильно заметила вначале нашего разговора, позвонил я тебе, действительно неспроста...Если быть совсем честным, то решил попрощаться. Скорее всего мы уже с тобой никогда не увидимся. Так что напрасно кипишуешь... это наш с тобой последний разговор! И если быть до конца откровенным, то все эти твои вопросики, которые ты мне пыталась навязать вначале, гроша ломанного не стоят! В данной ситуации логичнее было бы спросить: "Где я сейчас нахожусь?" Впрочем, наверное даже нет! Потому что на этот вопрос у меня нет внятного ответа! - Скороговоркой говорил Макс. В глубине души он очень боялся, что чувства Иовы к нему охладели и она сейчас просто отключит телефон. Но она этого не сделала.
   - Ну и где ты? - силясь скрыть все нарастающее беспокойство, с деланным безразличием спросила Иова. Она не могла больше выносить эту неизвестность, которая пугала ее небывалым, отчаянным напором Макса. Насколько Иова успела узнать Нардипского, нтрига и хамские речи, в его случае, всегда являлись предзнаменованием чего -то совсем недоброго. Именно так он всегда себя вел, когда ему больше нечего было терять. Иова это хорошо усвоила, поэтому насторожилась. Хотелось поскорее услышать правду. Но ответит ли он ей искренне? В этом она слегка сомневалась! Между тем, Нардипский говорил:
   - Знаешь, умирать не так уж и страшно! Немного жаль... А так, ничего! Где -то временами, даже прикольно! Все осознаешь, а сделать ничего не можешь! Но страшнее всего, что ни раскаяния, ни покаяния нет! Опасная штука - смерть, входишь в азарт, с бешеной скоростью несешься в пропасть и уже не можешь остановиться!
   - Макс, ты, что позвонил мне чуть свет, чтобы поиздеваться?- в очередной раз резко спросила Иова.
   - О нет! Совсем нет!- запротестовал Макс, подсознательно желая именно помучить Иову, как - то зацепить ее чувства. Не одному же испытывать боль?!
   - Я же тебе, по-моему, все ясно объяснил, - беззаботно продолжал излагать свои мысли Нардипский,- доживаю остатки жизни, здесь под метровой толщей снега над головой. Напоследок захотелось услышать твой сладкий, нежный голос. Ты ведь знаешь, как я люблю, когда ты злишься! В эти минуты ты бесподобна! Представляю, как раскраснелись твои пышные щечки! А губки... Чмок! Я сейчас поцеловал тебя в твои чудные, розовые ягодки! Ну как, ощутила привкус моего страстного, горячего поцелуя? Я те- бя люб-лю! Как бы ты меня ни ненавидела, я все равно буду любить тебя до последней секунды своей паршивой, грешной жизни!
   - Послушай, друг, ты, смотрю, вошел во вкус?- не на шутку рассердилась Иова. - Городишь непонятно что!
   Разве ты так сильно болен?- попыталась ненавязчиво выпытать она суть происходящего.
   - Это ни непонятно что! - обиделся Нардипский, когда Иова так отреагировала на излияние его чувств. "Неужели и вправду забыла?"- не на шутку испугался молодой человек. Этот пробел надо было срочно восполнить!- Я говорю правду, дорогая!- приторным голоском снова затороторил Нардипский. - Ты ведь позволишь мне напоследок тебя так называть? Позволь мне насладиться тобою сполна! Не обижайся, мне уж нечего терять! Я застрял в машине. Бензина нет... А если бы и был... без снегохода здесь не обойтись! Так что прости мне мои неистовые речи! Не могу сдержаться! Надо же перед смертью облегчить душу!- изо всех сил давил он на жалость.
   Штельман снова выглянула в окно. Но теперь "зимняя сказка" уже не казалась ей такой прелестной и чарующей, наоборот, Иова увидела перед собой зловещего монстра - убийцу, заложником которого, по роковой случайности стал ее Максик.
   - Макс, ты полный кретин! Если тебе нужна помощь- так и скажи! Я всегда готова помочь любому, оказавшемуся в беде.
   - В том числе и мне?- с легкой надеждой как бы между прочим поинтересовался Нардипский.
   - В том числе и тебе.- уже более мягко ответила женщина.
   - Спасибо, конечно, но уверен, что в данной ситуации ты мне ничем помочь не сможешь! Я умираю медленной смертью.- грустно сказал Макс и Иова поняла, что сейчас он не шутит.
   - И давно ты там?- занервничала Штельман, больше не пытаясь контролировать себя.
   - Думаю, часа два сижу.- Обрадовавшись, что достиг своего, ответил Нардипский.
   - Уже утро. Скоро должны начать ездить снегоуборочные машины.- С надеждой проговорила женщина.
   - О, нет, мне это не грозит!- разочарованно протянул Макс.- Если ты, обратила внимание, то я сказал, что нахожусь за городом, где -то в чистом поле, на краю географии. Даже сам не пойму где! В машине заметно похолодало. Горячительные запасы иссякли, насколько меня хватит, не знаю!
   - Неужели это правда?- убито прошептала Штельман.
   - А ты сомневаешься?- насмешливо ответил Макс. Но в его тоне слышалась некоторая обреченность.- Месяца через три, когда все кругом растает, и меня откопают,поймешь - я не врал! Ехал вот, ехал, и приехал!
   - На чем? На чем и куда ты ехал? И как тебя вообще, угораздило оказаться в этом поле? Нардипский, ты как всегда, болваном был, болваном и остался!-в сердцах выпалила Иова, сердце которой замирало от ужаса от одной только мысли о том, что ее Макс может действительно погибнуть.
   - О моя хорошая! Даже обидные слова из твоих уст как елей на душу!- не желая угомоняться, сострил Макс.- О дивная мелодия! Скажи что-нибудь еще!
   - Довольно ерничать, Нардипский! Лучше давай по существу! Если хочешь, чтобы я спасла сейчас твою худую задницу, тебе придется мне все здраво и толково объяснить! Итак, повторяю вопрос: куда и на чем ты ехал?- стараясь не злиться и не паниковать, в очередной раз задала вопрос Иова.
   - Иовочка, ну ты как из дикого леса, честное слово! Да, разумеется, на машине я ехал,как еще -то?! Ехал домой. Вдруг колеса занесло... Машина съехала с дороги и помчалась куда ей вздумалось!- находу сочинял Макс.
   - У тебя появилась машина?- вдруг дошло до Иовы.
   - У меня появился гроб на колесах, сообразительная ты моя!- мрачно пошутил Нардипский.
   - Ладно, не утрируй! Ты один там?
   - Один как перст! А что есть перспектива быть вдвоем? - с иронией спросил Нардипский.
   - Макс, слушай меня внимательно! С тобой все будет в порядке, обещаю! Скажи хоть приблизительно: в каком направлении тебя искать?
   - В стороне Эрдруса. Я там живу... Ехал домой.- Соврал Макс.
   - Как далеко от города?
   - Не знаю! Километров пять- шесть отъехал... Может больше... не знаю... Пока совсем не занесло, видел огни. Сейчас нахожусь в полной темноте... Даже дверь машины приоткрыть не могу, чтобы наполнить чуть - чуть воздухом пространство. Одно из двух: либо замерзну, либо задохнусь! Веселенькая перспектива, не находишь?!
   - Я тебя найду! Жди! - уже не обращала внимания на его глупые ужимки Иова.
   - И еще, Макс, хочу, чтобы ты знал...- на секунду Иова замялась, раздумывая говорить или нет. Но потом, отбросила всяческие сомнения, ей нужно было поддержать парня. Поэтому после недолгой паузы, она быстрой скороговоркой ылко произнесла:
   - Макс я тебя люблю! Пожалуйста, потерпи, я скоро!
   - Что-о-? Ты что действительно собралась меня спасать? Безумная, даже не вздумай! Не вздумай, Иова! - пришла пора Макса заволноваться. Он вдруг понял, что свалял дурака.- Умоляю, не безумствуй, ты мне ничем не поможешь... Слышишь? Не надо, Иова! Прости меня! Я идиот!- заорал в трубку Макс, но Иова его уже не слышала. Отключив телефон, она направилась в спальню, за одеждой, но в дверях наткнулась на Микаила.
   - Далеко собралась? - с раздражением спросил он.
   - Мне только что звонил Макс. Он застрял где - то за городом! Ему нужно как - то помочь!
   - Да-а-а?!- как - то странно протянул муж.- А больше ему ничего не нужно?! Может быть, подать тебя на блюдечке?
   -Мик, ты что?- оторопела Иова.
   - Я что? Это ты что? Что ты творишь, а? Думаешь, я не слышал: "Хочу, чтобы ты знал: я тебя люблю!"- перекривил ее Микаил.
   На мгновение Иова поникла. Стыд залил краской лицо. Но в следующую минуту она еле слышно прошептала:
   - Что ж, тем лучше. Я устала от вранья! Прости! - она быстренько убрала его руку с прохода и, резво прошмыгнув в спальню, вытянула со шкафа первые попавшиеся брюки и шерстяной свитер, и стала наспех натягивать их на себя.
   - Ну уж нет, ты никуда не пойдешь!- взвыл Микаил, вне себя от ревности и гнева.- Ты хочешь помочь этому... этому сопляку... Хорошо! Но ты видела, что творится на улице? Ты сейчас не пройдешь! Давай позвоним в спасательную службу и сообщим им примерные координаты. - Пытался образумить ее муж.
   - Ты не понимаешь!- выкрикнула Иова.
   - Тише, дети спят!- усмирил ее пыл Микаил и, перейдя на шепот, продолжил:
   - Чего я не понимаю? Того, что моя обожаемая жена наставила мне рога? Ошибаешься! Я начал понимать это еще тогда, когда ты как умалишенная помчалась к этому... в больницу! Тогда я прикинулся дурачком... и стал наблюдать за тем, что будет твориться дальше! К счастью у тебя хватило благоразумия отшвырнуть от себя этого наглого, бесстыжего мальчишку, который бесцеремонно влазит в чужую семью! После этого он исчез. На тебя же, смотреть стало страшно! Похудела, побледнела, бедная, вся изнервничалась, испереживалась! Ничего, думаю, очухаешься! Все постепенно образуется! Нет же! Снова нарисовался, урод...
   Широко раскрыв глаза, Иова слушала его и не верила своим ушам.
   - Ты... все это время знал... и молчал?!- изумилась она.- Я все думала, как тебе открыть правду... Мучилась, страдала... А ты...
   - А я терпеливо ждал, когда моя бесценная жена полностью исцелиться от своей бестолковости!- докончил вместо нее Микаил.
   - Но как... как ты жил все это время? - не понимала она.
   - Если ты считаешь меня грубым, толстокожим животным, то ошибаешься! Мне было тоже больно. Поверь, и очень сильно! Нелегко принимать предательство... Тем более, если оно исходит от самого близкого человека! Но в отличие от тебя, мой разум всегда преобладает над эмоциями. Должен же в семье кто-то контролировать ситуацию?!
   - Но я за тобой ничего такого не замечала!- не переставала удивляться хладнокровию мужа, Иова.
   -Ты влюбчивая, взбалмошная бестия, достаточно эгоистичная, чтобы видеть боль других! Все твои недалекие мысли вертятся исключительно вокруг тебя!
   - Пусть так. Но я все равно не понимаю, - растерянно шептала Штельман, - ты обнимал меня... как, ни в чем не бывало, целовал... Неужели тебе не противно... Неужели совсем нет гордости?
   Слова жены Микаила задели.
   - Гордости, говоришь? А что от нее толку? Она разве поможет мне сохранить семью? Спасти детей от этого кретина, который сам не знает, чего хочет! Кстати, он под стать тебе! Два убожества нашли друг друга!
   - Какое ты имеешь право...- негодующе заверещала Иова, но муж ее перебил:
   - Имею, дорогая, имею! Я не позволю ни этому ублюдку, ни тебе, рушить уже состоявшуюся жизнь! Чего бы это мне ни стоило, я сохраню семью! Твое безумное увлечение молоденьким мальчиком - оно как трава, рассыплется при первых холодах!
   - Ах, вот оно что! Оказывается и мы переживаем исключительно за себя! Кто бы сомневался!
   - Ты о детях подумай! Седина в бороду - бес в ребро!- взывал к ее разуму муж.
   - Почему я всегда должна думать о ком угодно, только не о себе?- возмущалась Штельман.- Я свободный человек, живу в свободной стране... Имею право, хотя бы раз в жизни сделать то, что хочется мне! А дети... Я от них не отказываюсь!
   - Ну - да, ну - да! Угробить себя и покалечить жизни других - это так в твоем стиле! Тебе же никто не нужен! Никого не любишь, никого не чтишь... На чувства окружающих плевать ты хотела! А еще психолог... Толстокорая и бездушная! Давай, верши свою лживую благотворительность!- отступил Микаил, освобождая жене дорогу.- Вспомнишь мои слова - ты еще не раз об этом пожалеешь! Твой этот Макс - конченая сволочь... Я знаю его... Он таких дур, как ты, меняет, как перчатки... Запомни, ты - не исключение!
   - Ошибаешься, дорогой!- находу цепляя куртку, злобно прошипела Иова.
   - Я в людях не ошибаюсь... Если сейчас уйдешь, можешь больше вообще не возвращаться!- сгоряча выкрикнул Штельман. Где -то глубоко в душе, он уже сожалел о подобных словах, но Иова, которая, казалось, только и ждала нужного повода, со словами:
   "Так, наверное, будет даже лучше!", - хлопнув напоследок дверью, выскочила из квартиры, и побежала вниз.
   - Что же я натворил!- вдруг одумавшись, в отчаянии пробубнил Микаил и тяжело вздохнув, плюхнулся в кресло. Обхватив голову руками, он еще вслушивался в удаляющееся эхо ее шагов, пока в подъезде снова не воцарилась полная тишина.
   Иова бежала, сломя голову по ступеням, впопыхах размышляя над тем, что делать дальше. Остановилась только у выхода на улицу. Усиленно работая лопатой, дворник совсем недавно расчистил проходы во дворе. Небывалая высота снежных завалов сильно изумляла. Снег в высоту достиг уже метров трех, и, похоже, это был не предел! Метель не собиралась угомоняться! Неподалеку от их дома заработала снегоуборочная машина. Иова бросилась туда. Разметая по обе стороны снег, машина с большим трудом пробивала себе путь. Скользя по хрустящему, на морозе, снегу, в надежде на помощь, Иова побежала к этой спасительной громадине. Еще издали размахивая руками, она потребовала, чтобы машина остановилась. Завидев одинокую, приближающуюся женщину, водитель с роскошными бронзовыми усами, на которых застыли капельки воды, приглушил мотор и, высунув голову наружу, громко спросил:
   - Дамочка, что вам угодно?
   Немного отдышавшись, Иова начала объяснять:
   - Помогите, пожалуйста! Где - то за Эрдрусом, под снежными завалами, застрял на машине парень... Ему нужна срочная помощь! Иначе он погибнет!
   - Уважаемая, город парализован... Люди не смогут добраться даже до работы... Срочная помощь сейчас нужна всем! А машин на всех - не хватает... Раз-два - и обчелся! У одного только меня по району Кёмбардж около дюжины подобных, сигналов. А вы говорите! - упрекнул ее мужчина.- Я не могу бросить работу здесь и лететь туда! Физически не могу, понимаете?! Для того, чтобы добраться загород, как минимум, надо убрать снег здесь!
   Выслушав долгую, утомительную тираду "бронзовых усов", Иова с возмущением заговорила:
   - А разве это мои проблемы - что в городе не хватает машин? Администрация Трикопольеуса вашу организацию предупреждала заранее, о том, что грядут сильные снегопады, или нет? Тогда что это за дела? Вы должны были быть готовы к наихудшему! А вместо этого что я слышу? Несуразное мычание о том, что вы безответственные недотепы!- отчитывала водителя Иова. Она разошлась не на шутку! Бедный мужчина, был не рад, что вообще с ней заговорил! Он понял однозначно, что попал.
   - Мадам, я обыкновенный рабочий! Что вы от меня хотите? Мне, что велено, то я и делаю! Не мешайте работать! Таких умников пруд пруди! - сказав это, "бронзовые усы", скрылся в своей кабине и вскоре, разрывая утреннюю тишину, грозно загрохотал мотор.
   - Ладно! - разозлилась Иова, достала из кармана телефон и стала искать нужный номер. Назойливые громадные хлопья тут же облепили экран. Протирая обледеневшее стекло, женщина, наконец, обнаружила номер и быстро нажала кнопку вызова.
   Вскоре послышалось сонное "Алло".
   - Доброе утро! Не разбудила?
   - О нет, Иовочка! Какой там сон! Вокруг такое творится! Я уж с четырех утра на ногах!
   - Да уж! Я вас беспокою по этому же вопросу... Еще вчера снегоуборочные машины должны были быть в городе. А в итоге выясняется, что сегодня Трикопольеус стал заложником чьей - то безответственности!
   - Не успел я глаз продрать, а ты уж тут как тут! Оперативно, девочка! Молодец! Значит старый лис - мэр, в тебе, не ошибся!- услышала она на том конце.- Умничка, блюдешь интересы города пуще моего!
   - Так что нам делать с машинами? Может вы, своим мощным авторитетом, надавите на кого надо?! - нетерпеливо топталась на месте Иова. Ей нынче было не до хвалебным мотивов!
   - Уже, уже, дорогая, надавил... Недавно отзвонился Дарнитан, доложил, что машины на подходе. - В Анжуйске снег вторые сутки. Валит и валит... Быстро добраться нереально...
   - Господин мэр, у меня к вам просьба личного характера...- неуверенно начала Иова.
   - Да, девочка! Говори! Я тебя внимательно слушаю!
   - Дело в том, что неподалеку от Эрдруса застрял один мой хороший друг... И не просто застрял... Он под толщей снега. Я даже не уверенна, жив ли он еще!- срывающимся голосом заговорила Штельман.
   - Мы сделаем вот как, дорогая, прямо сейчас звони Дарнитану. Пусть выделит одну машину на твою нужду.
   - Спасибо большое! Спасибо!- не выдержала и разрыдалась Иова.
   - Ну-ну, девочка не надо! Беги, спасай своего друга!- и мэр отключился, а Иова быстро набрала следующий номер. От Дарнитана она узнала, что машины уже в городе. Одна из них как раз работает неподалеку от Эрдруса. Оставалось решить еще кое - что. Ну во - первых, направление Эрдруса - это противоположный конец Трикопольеуса, и как туда добраться без спецтранспорта - непонятно. А во - вторых, где в сплошном, белом, поле да еще и в такую непогоду, искать сугроб с машиной? Эти два вопроса не давали женщине покоя.
   -Что делать? Что делать?- без конца крутилось в голове. Автобусы еще не ходили. Машин тоже не было видно.
   - Господи, не дай ему умереть! - взмолилась Иова, шагая, как можно быстрее по узкой, очищенной тропинке . Далеко уйти не удалось.
   " Так дело не пойдет! Надо что-то придумать! Но что?"- нервничала Иова от безысходности, прикрывая лицо от пурги. Вдруг, неизвестно откуда, мимо нее пронесся снегоход. Долго не раздумывая, Штельман помчалась за ним, находу горланя водителю, чтобы тот остановился. Через минуту, она сидела позади крупного мужчины в странном, серебристом комбинезоне.
   - Если можно побыстрее!- задыхаясь от, беспощадно - летящих в лицо, кусков снега, с трудом прокричала женщина.
   - Успеем!- в такт ей выкрикнул мужчина.- Не волнуйся, все будет хорошо!
   - Дай - то Бог!- прошептала Иова. Кроме сплошной ледяной стены, она не видела вокруг себя ничего. Трикопольеус до неузнаваемости изменился. Снег, снег и снег! Кругом лишь непроглядное, отбеленное пространство и стойкий, яростный мороз. Руки и ноги Иовы, которая совершенно не позаботилась о том, чтобы одеться потеплее, стали подмерзать. Лицо пылало холодным огнем. Но женщину эти мелочи нисколько не заботили. Единственным желанием было спасти Макса. Все остальное на данный момент казалось мелким и неважным.
   Несмотря на сильную, непроходимую бурю, домчали до местонахождения довольно быстро. Сползая с мотоцикла, Иова протерла лицо и повернулась к водителю, чтобы поблагодарить того за помощь. Каково же было ее удивление, когда перед ней, вместо водителя со снегоходом стоял совершенно другой мужчина - щуплый и невзрачный!
   - Леди, это вы Иова Штельман? - вежливо поинтересовался он.
   - Да.- Машинально кивнула Иова.- А где...
   - Кто?- водитель посмотрел на нее долгим, внимательным взглядом.
   - Тот парень, на снегоходе, который меня только что подвез?
   - Какой парень?- искренне удивился мужчина, - Кроме нас с вами, не было здесь никого!
   -Ну, как же? - пришел черед Штельман удивляться. - Я же не идиотка?! На чем я по - вашему приехала? Через весь город мы с ним примчались сюда. Он любезно согласился меня довезти... Я сидела позади него... Отчетливо помню его широкую, могучую спину и белые кудри без шапки...
   Мужчина нахмурился. Несколько секунд он молчал, затем беззаботно рассмеялся:
   - А! Я понял! Это шутка такая! Вы решили меня разыграть да? Не-е не пройдет!- с лукавинкой в голосе протянул он.- Я точно видел: вы пришли пешком! Помню, еще подумал, что вы, стало быть, совсем сошли с ума, если в такую непогоду пришли одна... Не пойму: как вам это удалось? Кстати, вот и ваша лопата!- указал он на лежащий неподалеку, самодельный предмет из дерева.
   - Вы это с-серьезно?- ошалела женщина, с ужасом поглядывая то на лопату, то на водителя.- Вы что пьяны? Я приехала сюда на снегоходе!
   - Ну-да, ну-да, а я - космонавт!- сотворив глупую мину, надулся мужчина.- Что за люди? Чуть что - сразу пьян! Самолично, лопатой разгребала снег, а теперь - куражится! Невыработанная, небось, из мэрии... - недовольно пробурчал водитель, когда усадил женщину в кабину машины. Обойдя машину с другой стороны, он быстро уселся рядом и с некоторой обидой, деловито проговорил:
   - Ну, поехали, что ли? Или вам дыхнуть?
   - Да, да, конечно, поехали!- спохватилась Иова. Озадаченная речами снегоуборочника, она не обратила внимания на его обиженный тон. Силясь понять, что все это значит, Штельман решила, что, скорее всего, шутки у него такие. Иначе как еще объяснить его слова?
   - И куда путь держим?- прервал он своим вопросом размышления Иовы.
   - Честно говоря, сама точно знаю... Давайте- ка для начала познакомимся! А то как - то у нас с вами не по-людски все сложилось...
   - Гм! - слегка прокашлялся снегоуборочник. - Это точно! Оно же как? Если сразу не заладится, потом - то уж и подавно! Томлен Армонг, к вашим услугам, мадам!- представился мужчина и только теперь, в кабине машины Штельман смогла рассмотреть в нем щупленького, но при этом достаточно высокого мужичонку неопределенного возраста, со смешным, слегка морщинистым лицом, которое даже, будучи серьезным, всегда улыбалось.
   "А парень- то, похоже, и вправду с юморком! Вот, дуреха, сразу его не раскусила!", - разглядывая добряка- водителя, почему - то решила Иова, вслух же сказала:
   - Думаю, мне нет нужды представляться? Но если хотите, - Иова Штельман, секретарь - референт Хецинскиса. Этого достаточно?
   Мужчина, молча, кивнул, потом завел двигатель, и машина медленно тронулась с места. Сидя в уютной, теплой кабине Иова сверху с интересом наблюдала за тем, как мощный щит снегоуборочной машины, словно пушинки, рассекая впереди себя, тяжелые, снежные глыбы, делал дорогу ровной и гладкой.
   - Господи, где мне взять такую чудо - машину, которая с легкостью расчистит мою душу от лишнего ледяного хлама, покрывшего меня с головой?!- мысленно сокрушалась Иова, усмотрев в настоящей поездке, иное, символичное значение.
   Когда они выехали за черту города, Штельман попросила Армонга съехать с трассы. К этому времени совсем рассвело.
   С первыми проблесками солнца, рассеялась и непогода. Ветер утих. Пурга прекратилась. И на смену серым тучам, пришли легкие, лазурные облака, из-под которых проглядывали лучики морозного, розоватого тепла. Синеватые тени стройных деревьев легли на нетронутые, сверкающие серебром сугробы. Раскинув навеянные вьюгой, голубоватые барханы, в безмолвии застыла прибрежная округа. Кружляя между редкими, деревьями, километр за километром Иова и Армонг проверяли каждую мелкую, снежную насыпь, каждый маломальский бугорок, и все напрасно! Ничего! Ни малейших признаков жизни. Повсюду лишь белая, стылая пустыня. Иова все больше начинала волноваться. А вдруг они никогда не найдут Макса? Вдруг его страшные слова сбудутся, и он так и останется до тепла в снеговой ловушке?
   " Господи, Ты никогда меня не подводил! Не подведи и теперь!"- снова и снова обращалась она к Создателю.
   - Нет, так не пойдет!- остановил машину мужчина.- С таким темпом мы будем ездить до вечера! Ваш паренек там и околеет!- словно прочитав ее мысли, сказал, Томлен Армонг.
   -Но... другого выхода у нас нет.- Неуверенно промямлила женщина. Впервые в жизни ее энтузиазм иссяк. Иова и сама понимала, - найти машину среди многокилометровых полей - это все равно, что искать иголку в стоге сена!
   - Неужели у него нет даже мобилы?- с досадой спросил Армонг. И тут Иову осенило!
   - Точно! Мобильный! Как же я раньше сама не догадалась?!- воскликнула она и немедленно полезла в карман за телефоном. Набрала номер Макса. Тот не отвечал. Она набрала снова. И снова все безрезультатно. Иова распахнула дверь и выпрыгнула на улицу. Ее мгновенно обдало струей, холодного воздуха. Глубоко вдохнув в себя морозную свежесть, женщина прислушалась. Вокруг по - прежнему стояла тишина. Еще и еще раз она набирала номер, который знала наизусть, но ей никто не отвечал. В отчаянии Иова одна побрела вперед, затем резко свернула вправо, углубившись на восток.
   - Куда же вы без меня, мадам? - удивился водитель.- Садитесь в машину, поедем дальше!
   Но разозлившись на обстоятельства, женщина неумолимо шла куда - то в сторону, все дальше и дальше от дорожной полосы. С головой утопая в снегу, она, со злостью разгребая руками ненавистный снег, и не думала останавливаться. Растроганный отчаянием женщины, Армонг, особо не надеялся на успех. Однако находясь в ее прямом подчинении, с некоторым замешательством поглядывая на мэрскую секретаршу, ехал за ней молча, и на расстоянии.
   С большим трудом Иова прошла не больше километра, как вдруг неожиданно поскользнулась и упала. Уставшая и измученная, она и не подумала подняться, и так, на всякий случай, еще раз набрала номер Макса. Каково же было ее изумление, когда где - то внизу, прямо под ней неожиданно заиграла музыка.
   - Сюда! Сюда!- замахала руками Иова, указывая на сугроб в котором лежала. Когда подоспел водитель с лопатой, Штельман уже вовсю гребла окоченевшими руками. Через несколько минут слаженной работы, появилась желтая облицовка машины.
   - Ну, ты, девка, даешь!- не переставал удивляться водитель.- Нюхом учуяла его что ли?
   - Угу, учуяла! - не прекращая копать, буркнула женщина.
   Но вот показалась задняя дверь. Еще несколько умелых рывков - и Томлен Армонг одним быстрым движением распахнул переднюю дверцу машины. Когда Иова заглянула внутрь, в душе у нее все так и похолодело. Опрокинув голову на сидение, неподвижно застыл ее Макс.
   - Не-ет! Я не верю!- в ужасе закричала она. - Этого не может быть! Макс, любимый, очнись!- в дикой панике, что сумасшедшая, тормошила его Иова.
   - Пульс, пощупай пульс, может еще жив?- выразил слабую надежду Армонг.
   Иова послушно прощупала пульс и выдохнув с некоторым облегчением, уже более спокойно, скомандовала:
   - Помогите мне, Армонг! Пульс слабый, но он еще жив!
   Вскоре, на всех "парусах" машина мчала в больницу Трикопольеуса.
  
   ГЛАВА22
   Наряду с любителями игорных домов, ночных клубов и стриптиз - баров, неизменными завсегдатаями таких заведений были, есть и будут, скопища тьмы, принимавшие живейшее участие в делах человеческих. Во всем том, что коренным образом меняет сознание людей, развращая, делает их слепым и безотказным орудием в дерзких руках зла. Невинно зарождаясь в чьей - то мятежной, непутевой голове, жаждущей удовольствий и утех, зло медленно, как раковые метастазы, беспрепятственно расползаясь, однажды достигает своего разрушительного апогея и настойчиво созидает в немощных душах плоды бесстыдства и внутренней агрессии. Запросто минуя совесть и рассудительность, тьма способна воздействовать на человека с помощью его собственных низменных потребностей, так называемых библейским языком, похотей плоти. Некоторые жизненные обстоятельства, вследствие наших неудовлетворенных потребностей, создают внутри нас определенные напряжения. Вот с ними - то и работают бесы! Всеми силами стараются заставить душу дать выход всему тому что накопилось, далеко не добрыми, а порой откровенно аморальными, путями. Ложь, гордость, жажда власти и наживы - отнюдь не полный перечень того, что так легко используется ими в корыстных и пагубных целях. Душа, идущая на поводу своих низменных желаний и амбиций, в надежде снять напряжение, неизбежно, вместо ожидаемого внутреннего комфорта, вдруг обнаруживает еще большую угнетенность и пустоту. Вот только само напряжение почему -то по-прежнему никуда не уходит. Напротив, оно возрастает с каждым днем, постепенно при этом погружаясь в далекие глубины подсознания, создавая при этом постоянное ощущение тревоги. И врят ли не специалисту под силу определить истинную причину переживаний! Чем дольше людей беспокоят тревоги и переживания, тем быстрее разрушаются нервные клетки, нарушается психика... В итоге - нервозы, психозы и т.д. и т.п. Вследствие этого легко берется контроль над ослабленным, человеческим разумом, неспособным здраво оценивать ситуацию. Великолепная тактика растления душ! Своеобразный духовный геноцид, который, пожалуй, губит сильнее любых войн, медленно, но верно! Цель всякого демонического воздействия - убить, украсть и погубить. Любым путем задурить голову, затуманить мозги, отвлечь от истинных ценностей... Увлечь, ложью переманить на свою сторону, чтобы потом поработить и вцепиться в сознание каждого отдельного индивидуума, громко именуемого "Божьим творением". Без труда применяя всяческие негативные внушения, бесы играют на людских слабостях и пороках, дергая за тонкие ниточки их любимых грехов и желаний. День, за днем прививая и культивируя в людях извращенные вкусы и духовные ценности, они часто добиваются своего и меняют предназначение и судьбу...
   Человек, разумеется, обязан к чему - то стремиться и чего - то достигать! Но когда желание начинает им обладать и перерастает во всепоглощающую, неконтролируемую страсть - недолго ждать беды! Тем не менее, большинство людей не осознают и не замечают подстерегающую их опасность! Частым последствием беспечности бывает глубокое, демоническое воздействие. Душа не противостоящая внутреннему злу и порочным убеждениям, вводится в еще большее заблуждение, от которого возникает тяжелая форма так называемой бесовской зависимости. А она в свою очередь, ведет к еще более унизительному и мерзкому образу жизни, с которым впоследствии человек не в силах совладать. Вот вам и одержимость!
   Человеческий фактор всех уровнял. И неизбежно, в лукавые хитросплетения попадают все. Но есть, пожалуй, особая категория людей, за которыми ведется и соответствующее наблюдение. Чаще всего этих людей называют - христианами. И как это ни парадоксально, но именно среди них больше всего несчастных, обманутых душ. Изобретательный, дьявольский ум придумывает массу всевозможных уловок, дабы незаметно подцепить на крючок даже бодрствующие, бдительные сердца. Крючок - обычный - вековая ложь! А вот наживка - все та же похоть плоти, тайное стремление получить что хочу... Быть значимее, чем я есть... и любимее...
   О, если бы открылось духовное зрение и люди смогли увидеть то духовное пространство, где они так беззаботно прожигают жизнь, тратят ее на дорогие безделушки и развлечения ... И еще, эта неизменная всепоглощающая потребность быть первыми и любимыми... Эгоцентристы! Они наверняка ужаснулись бы насколько их нагло и беспардонно используют, обрекая на вечную, беспросветную тьму... - именно такой вывод сделал Табирро и его немногочисленная команда, наблюдая за носителями двух противоборствующих энергий - черной и белой. Некоторые из носителей тьмы, все еще оставались у них на корабле. В их числе была и Альбина. Она неподвижно застыла в большой, прозрачной колбе, ввиде высокого, трубчатого аквариума. На добрую половину ее лицо закрывала странная, сверкающая яркими диодами, маска, доходившая сзади до затылка. Находясь в некой безумной прострации, Альбина все видела, слышала и чувствовала, но воспринимала несколько иначе, чем обычно. Ее подключенный к компьютеру, мозг, пласт за пластом, перебирал прошлую, давно позабытую сознанием информацию. Классифицируя обрывки воспоминаний, в виде отдельных, тематических блоков, Бусикс старался досконально исследовать ее внутренний мир и тут же передавал информацию Эллиоту, который уже несколько месяцев изображал из себя Альбину в известном нам подвале . Вот откуда столь поразительные перемены в ее поведении!
   В их исследованиях самыми неясными и противоречивыми оказались два доминирующих чувства: ненависть и любовь. Бусикс наткнулся на парадокс, в котором ни одно из двух равноценных, по своей значимости чувств, не перевешивало другое. Чтобы доскональное изучить парадоксальное явление, Эллиот перекачал, сканированную из мозга Альбины вытяжку к себе в чистый нейроблок. Действие нейроблока не заставило себя долго ждать! Его обличье менялось на глазах! Сперва появилась бледная голова с черными, смолянистыми волосами, затем поползли развиваться грудь, осанка, ягодицы, ноги... И вскоре на Альбину Сабарион смотрела ее точная копия. Впрочем, если присмотреться, было между ними одно различие! У Эллиот - Альбины - остался пустой, ничего не выражающий взгляд Эллиота. Глаза выглядели, словно две сплошные, черные жемчужинки. Существовали и отклонения в поведении. Страстное увлечение домашним хозяйством, и в особенно цветами, побудило новую Альбину, заняться цветоводством в мрачных сенах подвала, где за ними день за днем недоверчиво и надзирал Никитар.
   Но самое главное: воспоминания полностью блокировали мозг Альбины от постоянного контроля Экстрасенса. Злобный демон оказался заложником инопланетян, которые сделали это на свой страх и риск, преследуя великую цель- спасение своей Галактики. Именно поэтому злобной, одержимой Экстрасенсом Альбины Сабарион временно не существовало. А вместо нее вновь возродилась прежняя, безобидная женщина, которую так опасался толстяк Никитар.
   До сознания Эллиота иногда доносились слабые звериные позывы Экстрасенса, но они тут же глушились самим нейроблоком, который делал автоматическую чистку всякого бесовского воздействия.
   Не имея реальной возможности действовать, Экстрасенс ставил под угрозу задание, которое непосредственно должен был совершить через тело Альбины Сабарион. Надо было срочно что-то предпринимать! Понадеяться на Артура он тоже больше не мог,егомозг тже время от времени подвергался скрытому сканированию. Но только отчасти, так, чтоб не заметил Колдун. Кубируйю не оставили без внимания и Феликса, который хоть и редко, но захаживал в подвал. Обычно, его изображал Табирро. Интерес для него представляли внутренние конфликты и взаимоотношения полов. Именно он частенько и был рядом с Марго. Маккенто же оставался на корабле и следил за тем, чтобы его товарищи как можно дольше оставались незамеченными темными Ангелами. Для этого ему тоже приходилось нимало потрудиться! Ни в коем случае нельзя было допускать столкновения людей с их двойниками . Когда один приходил, другой должен был немедленно исчезнуть. Отсюда и двойственность, которая так удивляла Киссаль.
   Поэтому все свои надежды Экстрасенс возлагал только на Никитара. Он единственный из ближнего окружения, кому удалось избежать нашествия кубируйю. Но тут у демона снова возникла проблема! У него не было прямого контакта с Никитаром. Изолированный от внешнего мира, он решил тогда действовать через низших, подвластных ему духов. Имея определенные сомнения в том, что его дело выгорит, он все же связался с Прогибомом - хозяином Никитара. Миссия Прогибома сводилась к тому, чтобы привести толстяка в лес к нужному дубу. План был рискованный. В любую минуту его могли засечь кубируйю, и тогда его гелиево-кремниевая плазма может быть навсегда кристаллизована ими в другое вещество, что равносильно смерти.
   Прогибому стоило колоссальных усилий убедить Никитара в том, что ему необходимо выйти на поверхность и разыскать труп Кофмана, которого нельзя было просто так оставлять в Черном лесу. Когда ему сообщили, что Кофмана нет нигде, даже у Нардипского дома, он сразу смекнул, значит где -то валяется в лесу. Но сперва, ему подумалось, что этим лучше было бы заняться Дэрэгу. Под многослойной толщей снега, смог бы учуять тело только он. Однако в свете последних событий, связанных с неординарным поведением, их лидеров решил, что лучше это все же сделать самому. С трудом пробираясь, кряхтя и переваливаясь, как утка, Ник полз по громадным сугробам Черного леса. Вскоре он понял, что это напрасная затея. Стоит прийти сюда, когда снег немного спадет... Проклиная себя за глупость, Ник возвращался обратно. Но вдруг, его внимание привлекла поляна неподалеку. Она была полностью вытоптана крупными, мужскими следами. Этот факт не мог оставить толстяка равнодушным. Вопреки сильному желанию побыстрее вернуться в тепло, Никитар все же повернул в ту сторону. Обследование территории не дало результатов. Единственное, что ему удалось выяснить - отпечатки протекторов. Он их узнал. Однако, по его мнению это еще больше запутывало дело. Как эти трое здесь появлялись? Вокруг ни единой протоптанной тропины!- недоумевал Ник. Блукание лесом его утомило. Облокотившись всем весом на дерево, Никитар стоял как раз под тем дубом, что с недавних пор, стал близнецом своего соседа с дуплом. Внезапно он почувствовал, как его неожиданно куда - то засасывает. Не успел он ничего понять, как вдруг увидел себя стоящим посреди округлой, радужной залы. Повсюду, ввиде крохотных, серебристых молний, метались маленькие, электрические разряды. Оторопело поглядывая по сторонам, Ник не мог понять куда попал. Нигде не было видно ни окон, ни дверей. Ничего, что могло бы хоть как - то объяснить его появление здесь, в этой необычной комнате. Испуганно оглядывая все вокруг, Ник силился понять куда он попал. Куполообразный потолок, ничем не отличался от пола и стен. Ажурное, зеркальное пространство, странный и неизвестный ему материал. Ничего подобного он раньше не видел! Ник провел рукой по стене, на ощупь она оказалась ровной и гладкой, как кусок атласной ткани. И тут Никитара ожидало еще одно открытие. Дотронувшись до стены - он не увидел своей собственной руки. Та провалилась куда - то внутрь. Ник резко одернул конечность и со всех сторон ее внимательно осмотрел. Как ни странно, с ней все было в порядке. И тут он понял в чем дело! Всем корпусом подался вперед и вдруг снова оказался на морозе.
   - Вот это штуковина!- изумленно воскликнул толстяк и прыгнул назад в дерево. В ту же секунду он опять оказался внутри корабля. Не каждый день встречаешь такое! Под его мощным весом стальной пол прогибался батутом. Никитару это понравилось. Он был в таком восторге, что даже немного попрыгал! Отскакивая, словно плотно накаченный мяч, толстяк ударялся о мягкие, эластичные стены, которые тут же отбрасывали его в противоположные стороны. Тогда Ник проделал еще один эксперимент. Он вцепился в одну из стен и потянул ее на себя. Та поддалась и оттянулась!
   - Вот это да-а-а!- восхищенно завопил толстяк. И стал щипать стены. Он настолько вошел во вкус, что совершенно не заметил зависший над ним, сиреневый предмет.
   Симпатичное деревцо!- радостно выкрикнул он, ощупывая странные стены. Они напоминали ему кожу живого существа, такие же мягкие, эластичные.
   - Может достаточно? Я очень боюсь щекотки!- услышал он внезапно чью - то речь. Никитар мог поклясться, что слова произносились не голосом, однако он их слышал и понимал!
   - Кто здесь? - испуганно завертел головою Никитар.
   - Бусикс.- услышал он спокойный ответ.
   - Бусикс?- удивился мужчина. - А кто ты, Бусикс?- снова спросил он.
   - Я - новейшая андроидная, навигационная система ХР-Бусикс. - получил Никитар исчерпывающий ответ.
   - А-а!- догадался Ник.- Ты и есть эта комната?
   - Это не комната!- поправил его Бусикс,- а новейшая навигационная система ХР - Бусикс.
   - Да понял я, понял! Заладил! А что ты умеешь, система? Летать умеешь?
   - Вопрос некорректный.- невозмутимо констатировал Бусикс.
   -Д-а-а?- протянул Ник.- Ну - ка ответь мне темному, что ты здесь делаешь?
   - Я послан святейшим советом кубируйю с исследовательской миссией.
   - А! Так ты инопланетянин?!- догадался Ник. И вдруг услышал позади себя:
   -Кретин, идиот, бездарь! Шагни дальше!
   - Что?- не понял Никитар. Этот голос был совсем не похож на ровные спокойные манеры Бусикса.
   - Кто здесь?- вскрикнул толстяк.
   - Сделай ровно пять шагов вперед, идиот!- снова послышался тот же злобный тон. С опаской оглядывая все вокруг, Ник сделал то, что ему велел голос и вдруг, уперся головой во что - то плотное и обмер. Из стеклянной колбы прямо на него с ненавистью смотрела Альбина.
   - Вот это да!- в очередной раз восхищенно замурчал мужчина.- Тебе удалось сделать то, что не удавалось никому! Ты запер эту ведьму! А для чего она тебе сдалась?- полюбопытствовал Никитар.
   - Носительница черной энергии подлежит тщательнейшему изучению, с целью дальнейшего уничтожения.- компьютерным голосом выдал андроид.- Ты - тоже носитель черной энергии!- неожиданно констатировал Бусикс.- И ты тоже подлежишь уничтожению!
   В эту же секунду откуда - то из пространства появились стальные клешни и потянулись к толстяку. И тут Ник впервые испугался и попятился к стене. Он быстро смекнул, что надо делать ноги. Сильно испугав толстяка, внезапно прямо перед ним включился огромный экран, на котором высветилась надпись: "Ты останешься здесь, землянин". На заплывших жиром, складках лица, выступила испарина. В безуспешном намерении выйти наружу тем же способом, что и пришел, Никитар метался вдоль округлой стены, как ненормальный. Но та уже не была такой легкой и проницаемой. Невидимые, крепкие замки плотно сковали пространство. Стальные клешни, буд - то издеваясь, то и дело отбрасывая Ника назад, не торопились заключать того в свои грозные, цепкие объятия. В отчаянии Ник прорывался снова и снова. Но тщетно!
   В свою очередь Альбина Сабарион тоже не молчала. Она настойчиво требовала, чтобы толстяк - Ник немедленно ее освободил. Да где там?! Ему было не до этого! Отчаянные попытки вырваться из смертоносного логова, переросли в бешеные гонки. Легко ерзая по воздуху, клешни неутомимо гонялись за Никитаром, который тем временем, освоив внутренние законы гравитации, уже без проблем носился взад - перед по стенам и потолку. Страх включил в нем такую скорость, что при всей своей маневренности, ХР. - Бусиксу никак не удавалось парализовать электрическим разрядом нежеланного гостя. Неизвестно чем бы все закончилось, если бы Бусикс внезапно не прекратил погоню. Толстяк тоже остановился. Он дышал так тяжело, что поверхность под его ногами, то и дело содрогалась, разметая повсюду желеобразные волны. Ник, не без удивления заметил, что колба, в которой была заключена Альбина, вдруг растворилась в воздухе, и обмякшее тело женщины упало на пол. Но та пролежала недолго. Никитар такого никогда не видел! Словно поднятая невидимой силой, без вмешательства рук, она легко поднялась на пятках и приказным тоном обратилась к открывшему от удивления рот, толстяку:
   - Пасть закрыл, и быстро за мной! Ползи в темпе, жирная свинья! - нетерпеливо шипела обозленная фурия. Она с удовольствием растерзала бы этого мерзавца, если бы ни Артур, который в свое время, категорически запретил ей прикасаться к его тупому помощнику.
   Тот послушно поплелся за ней. Он весьма сожалел, что она теперь свободна и даже решился было спросить, как ей это удалось, но получив в ответ лишь злобное шипение, сразу как -то сник. Он понял, ничего доброго этот инцидент не принесет . Боясь нападения со стороны тех, кто его только что так и норовил поймать,он быстро туда - сюда перемещался, стараясь не поворачиваться к Бусиксу задом.
   - Вы свободны! Можете идти! - прочитав мысли незнакомца, ответил вдруг Бусикс.
   - Это т-точно? - не веря своему счастью, промямлил толстяк.
   - Бусикс не имеет привычки обманывать, как это делают люди.- протараторил ХР.
   - Ну, ладно... - пододвигаясь ближе к Альбине, неуверенно сказал Ник.
   - Идем уже! Недоумок!- дернула его за одежду женщина.
   - Неужели он даст нам так просто уйти?- не унимался мужчина, краем глаза поглядывая на Бусикса до тех пор пока они не оказались в лесу. ХР сдержал свое слово: их никто не преследовал.
   - Альбина, как ты думаешь, почему он так резко изменил свое решение? - робко спросил Ник, когда они упали в снежный сугроб.
   - Какое решение? Недоумок! Лучше помоги мне выбраться отсюда, пока я не превратилась в сталактит!- привычным гневным голосом заверещала Альбина.
   - Пречудная мысль! Как я раньше сам до этого не додумался!- вытаскивая женщину из сугроба, бормотал Никитар. То и дело падая из сугроба в сугроб, Альбина в бешенстве почти ползком пробиралась в направлении своего логова. Досыта наевшись снега, она яростно негодовала на толстяка, у которого ни на секунду не закрывался рот.
   - Послушай, Альбина, а как мы здесь вообще очутились?- ненадолго задумался мужчина- А, нуда, вспомнил! Я же искал этого, как его? Хирурга... А ты? Что ты здесь делаешь?
   Альбина нервно закатила глаза:
   -Какое тебе дело, скатина, до того, что я здесь делаю? Лучше заткнись и иди молча!- вслух рыкнула она на Ника, но между тем, мысленно недоумевала:
   "А действительно, что я здесь делаю в такую погоду?" Она удивлялась сама себе и никак не могла вспомнить как сюда попала. И чтоб хоть как -то оправдать свой странный поступок перед этим боровом, ненавистно прошипела:
   - Видеть не могу твою примерзкую рожу и всех вас вместе взятых! Может мне надоел ваш вонючий подвал?! Может захотелось подышать свежим воздухом! - быстро нашлась она.- Вот я и здесь.... гуляю!
   - Гуляешь?- удивленно посмотрел на нее Ник. - Ну ты точно чокнутая! Глядя на твои ракообразные передвижения, этого не скажешь!
   - Не твое дело, сволочь!Может я ззакаляюсь!- выбивая зубами чечетку, заикаясь выдала Сабарион.
   На этот раз Ник ничего не ответил, лишь посмотрел на Альбину как на идиотку.
   - А ты, что здесь делаешь, придурок? Быстро перевела разговор в другое русло женщина. - Так я и поверила, что ищешь хирурга! Небось, опять за мной шастаешь по пятам?! Ладно,идем уже быстрее, я продрогла, потом с тобою разберемся!
   Альбина вдруг заметила, что на ней нет куртки.
   - И чего я действительно сюда приперлась? Тем более раздетая?- злясь на саму себя, без конца шевелила губами женщина, топая позади первопроходца - толстяка.
   Вскоре под белоснежной шубой вблизи появились своды старой башни. Альбина облегченно вздохнула:
   - Ну наконец -то! Думала - недойду!
   - Альбина, у тебя случайно, нет ощущения, буд - то ты что- то забыла? Уж очень все как - то странно у нас с тобой получилось!- искоса поглядывая на бурчавшую себе под нос Сабарион, решился спросить Никитар.
   - Если ты маразматик - это твои проблемы! Но в отличии от тебя, я никогда ничего не забываю!- вымученно выдавила из себя женщина. Но подобное ощущение некоторое время преследовало и ее тоже. Впрочем, недолго! Вскоре оба вернулись в свой подвал и думать забыли, о том, что с ними могло произойти то, что произошло.
   А произошло вот что. Часом раньше, вся бесовская элита собралась на совет.
   - Почему нет этого ублюдка?- зашелся дикими возгласами Зеус, не наблюдая в числе прочих одного из своих подчиненных.- Его нет уже долгое время! Куда делся этот пройдоха?
   - Адородие! - трепеща от страха, выступила вперед змееподобная сущность, с глазами, иногда вспыхивающими красным огнем.- Я могу ответить...- смиренно забормотала она.
   - Говори Веевир!
   - Ты, мудрый повелитель, предал в руки кубируйю людей ...
   -И что?- злобно цвиркнул слюной демон.
   - Их наглая вседозволенность превзошла всякую меру! Воспользовавшись твоим величайшим покровительством, они дерзко пленили и подвергли своим мерзким опытам наших лучших людей. Среди прочих и - Альбина Сабарион.
   - Ах вот оно что! - яростно заревел Зеус, поскрипывая челюстями. - Они опять путаются у меня под ногами, мешая моим планам! Я немедленно с ними разберусь!- с этими словами он тут же испарился. Тихо перешептываясь, бесовское общество выяснило, что кубируйю разместились здесь, неподалеку, и сейчас снова находятся в этой башне.
   И действительно, Табирро и его немногочисленная команда, вновь тайно охотились на призрак древнего Колдуна, который им вдруг позарез понадобился. Черная плазма, без тела, это собственно было тем, что их интересовало в самом начале. С ее помощью, они рассчитывали узнать те скрытые нюансы, которые прятались за толстой прослойкой биомассы. Основную часть задания они выполнили - образцы носителей черной энергии у них на корабле. Оставались детали.
   Гоняясь за юрким привидением, которое не оставляло им ни малейших шансов на поимку, кубируйю пытались сделать все тихо. Но после нескольких тщетных попыток, созрело единодушное решение, поймать этот сгусток плазмы лишь вследствие крайних мер. Объединив воедино все четыре кулона, они создали мощное энергетическое поле. Отблески этой энергии окутали всю башню. В этом и заключалась опасность. Рассчитывая быстро сделать дело и скрыться в неизвестном направлении от лица зловещего демона, кубируйю слегка не успели. Именно по лучевым отблескам, Зеус без особого труда нашел их там, где они были. В ту минуту, когда ловушка должна была захлопнуться, пред ними предстал сам повелитель войн.
   - Так -то вы заплатили мне за мое гостеприимство, подлые отродья! Задумали перехитрить меня!- вне себя от ярости рычал демон.- Не шути со мной Табирро! Верни мне немедленно, мое! Иначе ты за заплатишь! Если ты забыл - это моя территория и я еще силен навсегда пленить вас в жалком, человеческом мирке! И исследуйте его тогда, сколько заблагорассудится!- угрожающе оскалив черные клыки, Зеус готов был поглотить их с потрохами, настолько он был зол и обижен.
   - Я понял тебя, Зеус!- спокойно ответил Табирро.- Всех до единой души, мы вернем!- с целью избежать нежелательного конфликта, пообещал тогда Табирро.
   Сверкнув бешенными глазами, Зеус молча взмахнул черным плащом, в знак одобрения, застряс своей косматой, уродливой гривой и в ту же секунду, исчез. Вместе с ним сбежал и призрак.
   - О, кибирь-кибирисья!- выругались все трое. В этот раз кубируйю проиграли. Но возвращаться, пустым Табирро и не собирался! В его гениальной голове созрел иной план. Редкой удачей было встретить здесь на Земле Рафаила. С его помощью он и намеревался вернуть утраченные реквизиты.
  
  
   ГЛАВА23
   В коридоре послышался стук. Микаил резко подорвался с раскладушки, в надежде на то, что это жена. Он выбежал в коридор и включил свет. Но нет, это всего лишь Пушок! Белый, пушистый котяра, с большими голубыми пуговками, и ярко - розовым носом, смешно играл со своей меховой мышью. То, выгибая спину, то резво подпрыгивая вслед за добычей, мелкий хищник ловил ее зубами на лету. Иной раз вдруг шкодно застывал, виляя толстым задом, долго настраиваясь на очередной прыжок, внезапно резко прыгал на комочек меха и, зацепив его коготками, принимался злостно кусать. Завалившись набок беспощадно молотил задними лапами по маленькой меховой игрушке, видимо представляя себе настоящую, живую мышь. И так мог баловаться очень долго! Затем, устало замирал, и, растянувшись в своей корзинке, тут же засыпал. Процедура наблюдения за всеобщим любимцем, составляла обычно, часть общего досуга. Всем нравилось смотреть на игры ловкого, молодого зверька. Но сейчас Микаилу было, ни до этого! Разочарованно взглянув на кота, он развернулся и молча, поплелся на балкон. Там теперь образовалась его новая спальня. В прежней, он находиться не мог. Болезненные воспоминания теснили грудь. К тому же, с балкона открывался вид на улицу, просматривался не только двор, но и проспект. Мало ли что? А вдруг он ее увидит?! Случайно, или нет, какая разница? Главное - ее вернуть! Он понимал, ей сейчас нелегко. Но и он не в шоколаде! Пора бы это понять и простить! Неужели не болит душа, пусть не за него, так за детей? - негодовал Микаил. - Могла бы хотя бы позвонить...
   Уже вторую ночь Иова не появлялась, и уже вторую ночь Мик не спал. Что- то невообразимое творилось в его изболевшейся душе! Любовь, гнев, ревность и волнение - все смешалось в единый сгусток воспаленных чувств, и уже не поймешь, какое из них преобладало сильнее. За два дня Штельман оббегал всех знакомых. Никто толком ничего не знал: жива ли она? Здорова ли? Ведь погода, какая была, когда ушла?!
   То ли от злости, то ли от отчаяния, внутри все жгло и клокотало. Микаил бы ни за что не смог объяснить, какого рода была эта боль: душевная, или физическая. А может и то, и другое разом! Все настолько обострилось и перемешалось, что он уже ничего не понимал! Единственным желанием было забыться. Но каким образом? Разве только приложиться к бутылке? Нет! Этого Штельман позволить себе не мог! Убеждения не позволяли! Но мысли об этом приходили. И не раз! Однако Микаил гнал их прочь и терпеливо ждал и молился, в надежде на то, что Бог, наконец, образумит супругу.
   Всем весом плюхнувшись на раскладушку, Микаил вовсе не заботился о том, что под его грузным телом, его ненадежная кровать, может не выдержать и развалиться. Не прошло и трех минут, как на него сверху кто-то прыгнул.
   - Пушуня, дружище! Одному тебе я теперь и нужен!- с досадой сказал Штельман и машинально погладил кота. Тот, выгнув спину, благодарно замурчал и умостился клубочком у мужчины на животе. Дело близилось к рассвету. На улицах погасли фонари и уже угадывались первые, мутные проблески нового дня. Глаза у Микаила сильно опухли и болели, но спать он не мог. А если и удавалось ненадолго забыться и соснуть, то сон его был очень беспокойным, и скорее напоминал бред... В вымученном разуме тяжелой чредою витали мрачные мысли, ни на минуту не позволяя расслабиться. Вся ситуация казалось нереальной. Такое могло произойти с кем угодно, но не с ним! Неправдоподобность реальности подчеркивалась еще и отсутствием детей, которых до прояснения конфликта, Микаил отвез до матери. Дети уезжали в слезах. Викторо не переставал спрашивать, где мама. Находу придумывая байку про командировку, Арина, утешая брата, тайком от него вытирала слезы... Впервые за 15 лет дом опустел. Его птички разлетелись кто - куда! Впервые Микаил почувствовал всю хрупкость того, на чем он строил свою жизнь. В один момент рухнула семья, убеждения и вера... Штельман ожидал от своей жены чего угодно, но только не предательства! Он из тех стабильных людей, которые доверив себя любимому человеку, оставались верными до конца, требуя ответной отдачи и от партнера. Чем больше возлагается надежд, тем болезненнее переносится удар! Для сентиментального Штельмана это стало настоящей трагедией. Жизнь вдруг потеряла всякий смысл. Пустота и безысходность убивали. В своих нелегких размышлениях Микаил незаметно погрузился в согревающие душу воспоминания. Это единственное, что у него оставалось!
   Июнь - венец весны. Радостная череда погожих дней и медовых ароматов... Еще не слишком жарко. Но приятной молодой зелени, уже радуется глаз. Начало сезона совпало с началом зарождения их семьи, семьи Штельманов. В один из чудных солнечных дней Микаил и Иова вышли из загса. Не было ни белого, пышного платья, ни черного фрака, ни машины с куклой... Прагматичная Иова презирала помпезность. Поэтому они расписались тихо и скромно. Об этом не знал даже никто из друзей. Дабы избежать долгой и утомительной поздравительной процедуры, на улице они подобрали двух случайных людей, которые и стали их свидетелями. Они устроили свою свадьбу так, как хотели. Сердца новобрачных пылали искренней любовью и счастьем... А вот они вдвоем ходят по магазинам в поисках одежды для будущей, юной мамы, которая вот-вот должна родить... И вскоре Микаил постиг всю радость отцовства. Он вспомнил, как впервые увидел, малышку. Она была такая маленькая, но уже строила папе смешные гримаски. А он совсем не знал как себя с ней вести... Но постепенно привык, втянулся, и стал, по- его мнению, неплохим отцом. После долгой и болезненной притирки, они с Иовой научились жить мирно и дружно, блюсти неприкосновенные границы друг друга. А если и ссорились, то буквально ненадолго. Кто бы ни был из них двоих виноват, первым на примирение шел Микаил. Гордая Иова имела привычку вечно строить из себя жертву. Но внешняя бутафорская напыщенность жены рушилась в его уверенных покаянных объятиях, подкрепленных сладостным поцелуем раскаяния и примирения. Никогда раньше они на такой долгий срок не расставались!
   Бывало вечером уложат детей спать, пристроятся на кухне рядышком друг с дружкой и за чашечкой чая тихонечко рассказывают о своих каких -то передрягах и переживаниях. Или же просто делятся событиями дня, порой просто раскрывая душу... Радужные времена! По ним невозможно не скучать! Сладкая жизнь продлилась недолго. Последний год до основания разрушил их отношения. Иова совсем замкнулась в себе. Ее душа для Микаила стала потемками. Она уже не жаловалась ему о своих каких -то внутренних невзгодах, но стиснув зубы, просто, казалось, терпела его присутствие. Микаил все замечал, но тоже молчал. Ждал случая, когда она будет готова сама поговорить. Вот и поговорили! Хлопнув дверью, Иова ушла в неизвестном направлении, а он, Микаил, корил во всем только себя. Не надо было тянуть! Он мужчина, ответственный перед Богом за каждого члена своей семьи, и он должен был действовать первым! На корню истребить эту пагубную, любовную заразу! Изо дня на день, наблюдая за тем, как на его жену посматривают другие мужчины, которых Иова неизбежно консультировала, Мик чувствовал, что нечто подобное свершиться. Но не хотел выглядеть ревнивым Отелло в глазах окружающих людей. В результате - всем оказалось, наплевать и на самого Микаила, и на его чувства. Он совершил ошибку. Не распознал тихий Божий голос, часто твердивший ему об опасности. Вот и пришла расплата за безответственность и беспечность! Несмотря на то, что Штельмана изнутри сжирала обида, он готов был простить Иову. Вот только его всепрощение, похоже, ей стало ни к чему! Она где -то жила себе своей жизнью... Может быть, даже бок - о - бок рядом с этим малолетним сопляком! Штельман не сомневался, блажь вскоре пройдет! Иова не сможет долгое время терпеть этого взбалмошного подростка! В некотором роде, совместная жизнь, даже, пойдем им на пользу! Вылезет все- то дерьмо, которое пряталось под личиной идеальной любви. Они с Иовой это прошли. Но Макс другой. Выдержать капризы этой женщины, спесивому мальчишке не под силу! Поэтому Микаил, все хорошенько обдумав, решил запастись, немного терпением и ждать.
   Стрелки часов показывали семь утра, когда в двери неожиданно щелкнул замок. Штельман подорвался и выбежал на шум. В этот раз он не ошибся -это действительно была она, Иова! Гнев, обида, горечь, но вместе с тем, радость от встречи с женой, захлестнули душу мужчины. Взволнованный, он застыл в коридоре, и не мог вымолвить ни слова. Лишь молча наблюдал за тем, как Иова достала из шкафа прихожей дорожную сумку и, проследовав в спальню, прийнялась быстро собирать вещи. Мик не мог поверить в то, что происходит. Она уходит! Уходит, возможно, навсегда!
   - Давай поговорим.- Наконец хриплым голосом пробормотал он. - Ты не можешь уйти просто так!
   - Прости, Мик, сейчас я не в том настроении, чтобы спокойно обсуждать эту тему.- Устало ответила Иова.- Честно говоря, мне нечего тебе сказать! Ты все и так видишь! Я люблю Макса...
   - Ну да... Понимаю!- в отчаянии закивал головой Микаил.- А на меня тебе наплевать, да?!
   - В том - то и дело, что нет!- на глаза женщины накатились слезы.- Я запуталась. Очень сильно запуталась! Мне нужно время... Не знаю сколько, но нужно... Я тебе благодарна за все! Правда! С тобой я чувствовала себя действительно замужем...
   - Тогда зачем все это, Иова?- не мог никак понять Микаил.
   - О, достал меня этот вопрос!- взорвалась женщина.- Если бы я могла на него ответить! Я разрываюсь между вами двумя, можешь ты это понять, или нет?! Если бы можно было, я выбрала бы обоих! Но, к сожалению...- развела она руками.- Врать и притворяться не могу! Устала, Мик, я очень от всего устала! Поэтому, я пока поживу у Марго.
   - Все это время ты находилась у нее?
   - А ты как думаешь?
   - Значит, она лгала мне!- с горечью проговорил Штельман.
   - Она лгала по моей просьбе. Мне нужно разобраться в себе. В любой семье рано или поздно наступает кризис... Нас с тобой он не избежал. К сожалению... Я чувствую себя полным ничтожеством... Но сделать ничего не могу!
   - Ты околдована этим мальчишкой!
   - Ты, как всегда прав. Мой разум подвластен неведомым чарам! Это сильнее меня... - с грустью произнесла Иова.- Прости, если сможешь!- напоследок бросила она и ушла. Микаил ей не препятствовал. Понимал: бесполезно! Если Иове что-то взбрело в голову - ее не удержать! Пусть делает свой выбор сама!
   Медленно спускаясь по ступеням, Иова приглушенно рыдала. Затаенная боль и надежда читались в глазах Микаила. Она понимала: вот человек, который любит ее по - настоящему! Он готов всегда и во всем ее поддерживать и принимать такой, какая она есть! Ей так сейчас хотелось остаться и прильнуть к его сильному, надежному плечу, но никак не удавалось побороть стыд и чувство вины. Мик - идеальный семьянин, а она блудная тварь, недостойная милости и любви! Поэтому, хлопнув дверью, женщина ушла, даже не обернувшись. Боялась не выдержать! Остаться. Ее душу разрывали противоречивые чувства. Но более всего преобладала пагубная страсть. Наваждение, от которого Иова как только не старалась, избавиться не могла, а быть может уже и не хотела! Ненавидя за глупость саму себя, как заколдованная, она слепо выбирала Макса.
  
  
  
   ГЛАВА24
   Ближе к вечеру, покинув здание мэрии, Иова направилась к остановке.
   -Садитесь, подвезу, моя дорогая!- Услышала она приветливый голос своего шефа из казенного БМВ. Его машина как раз выворачивала с административной стоянки. Перспектива померзнуть на остановке, в очередной раз, мало привлекала Штельман. Мэр сам предлагает подвести, почему бы не воспользоваться ситуацией?!
   - Ну, если вас не затруднит, господин Хецинскис.- пожала плечами женщина, и скромно пристроилась на заднем сидении, рядом с мэром.
   - Домой?
   - Нет, на Арбалесскую.
   - Вы стало быть к кому - то в гости?
   - Н-не совсем так, господин Хецинскис.- нехотя ответила Штельман.
   - Иовочка, хочу вас попросить, об одном небольшом одолжении. Обещайте, что выполните прихоть старика.
   - Попробую. - с опаской ответила Иова.
   - Когда мы одни, называйте меня просто - Леонард!
   Иова вопросительно посмотрела на мэра.
   - До чертиков надоел весь этот официоз! - уловил ход ее мысли Хецинскис.- Иногда хочется быть обыкновенным мужчиной. Тем более, когда рядом такая очаровательная женщина, как вы! Ну, так как?- спросил мэр.
   - Ну, хорошо, если вы настаиваете... - смущенно произнесла женщина.
   - Настаиваю!- непреклонно заявил шеф.
   - Ну... тогда договорились... Леонард...- неуверенно промямлила Иова.
   - Вот и отлично! Из ваших уст мое имя звучит как - то по - особенному!
   - Вы преувеличиваете...- сконфуженно произнесла Иова. Ей совсем не нравился весь этот цирк.
   - Знаю, моя дорогая, скромности вам не занимать! За это и люблю вас!
   -Так кто у вас там, на Арбалесской? - внезапно снова продолжил нежелательную тему шеф.
   - Подруга.- Уклончиво ответила Иова.
   - Значит вы в гости, потрещать о том, о сем?! Только не говорите, что у вас дела! Я прекрасно понимаю, иногда и вы хотите отдохнуть... - лукаво пожурил ее пальчиком Хецинскис. Иова вежливо промолчала. Непонятное поведение шефа, ее, по - меньшей мере, настораживало.
   - Послушайте, Иовочка, вы очень спешите к подруге?
   - А если я скажу: " Да"?- поинтересовалась женщина.
   - В любом случае, моя красавица, я, пожалуй, дерзну, хотя бы раз в жизни пригласить вас в ресторан!- смело сказал Хецинскис. И тут, наконец, Иова поняла к чему он клонит.
   - Прошу прощения, но я вынуждена буду отказать вам!- чтобы не обидеть шефа, мягко сказала Штельман.
   - А что так?- недовольно спросил он.
   - Господин Хецинскис, я действительно сегодня занята!
   - Леонард!- поправил ее Хецинскис. Затем быстро продолжил начатый разговор:- Итак, Иовочка, если у вас сегодня срочные дела - не беда! Мы можем с вами выбраться завтра.- Мэр говорил вкрадчиво и излишне ласково. В его голосе слышалось скрытое вожделение. А хищно сверкающие глаза говорили красноречивее любых слов. Как бы между прочим, Хецинскис положил руку Иове на плечо. Этот вульгарный жест стал для нее явным сигналом. Штельман поняла, пока не поздно, пришло время поставить шефа на место.
   - Если вы помните, Леонард, я замужем. - Убирая со своего плеча руку мэра, жестко отчеканила Иова.
   - Отчего же, помню! Несмотря на то, что я мужчина в возрасте, я еще ого-го! Фору дам молодым!
   - Не сомневаюсь! - недовольно пробубнила Иова. Без конца ерзаясь на сидении, она уже сожалела о том, что села к шефу в машину и с нетерпением ожидал того момента, когда наконец приедет к своему месту назначения.
   Мэр же разошелся не на шутку!
   - Иова, душа моя, ваша горделивая, непокорная натура с каждым днем меня покоряет все больше! Клянусь, я не встречал еще женщины, которая бы так запросто отшила мэра города! С самого первого дня, как я вас увидел...
   - Господин мэр, - резко оборвала его Штельман, - я понимаю, вы вдовец, но вполне еще полны жизни... И, тем не менее, мне кажется, я не смогу удовлетворить ваши мужские амбиции... и желания...- прямолинейно ответила Иова.- К тому же, кто вы, а кто я?- решила затем, немного смягчить ситуацию Иова.- У ваших ног - элита Трикопольеуса! Вам стоит только захотеть!
   После недолгой паузы, она снова произнесла:
   - Мне бы очень хотелось, чтобы впредь, вы оценивали меня сугубо по моим деловым качествам!- Иова сделала акцент на последние слове. - В противном случае, мне придется подать в отставку. Такая серая мышь, как я, рядом с такой высокопоставленной особой, как вы - по меньшей мере, не солидно! Это сильно бьет по вашей репутации!- пыталась вразумить его Иова. Но тот, ни в какую!
   - Как вы меня сделали! Молодчина! Держите за идиота да?! Неужели, по-вашему, я настолько слеп, что не отличу пустышку - блондинку от умной, порядочной женщины?! Поверьте, очаровательница, ни одна из этих ряженых кукол вас не стоит! - и он снова полез обниматься. В эту секунду Иова была готова на все, даже выпрыгнуть на ходу! Она не задумываясь сделала бы это!
   Но тут, словно угадав ее мысли, водитель ненадолго приостановился.
   - Арбалесская! Куда дальше?- безразлично сказал он, видимо привычный к таким сценам.
   - Я выйду здесь!- с силой оттолкнув от себя старика, раздраженно крикнула Иова и выскочила из машины. Она больше не могла терпеть настойчивых домогательств шефа.
   - Ну, куда же вы исчезаете?- выбежал следом за ней Хецинскис.- Мы еще не договорили!- Он схватил ее за руку и силой привлек к себе. Его выходка была последней каплей в терпении Иовы.
   В этот момент кусты из двух противоположных сторон слегка шелохнулись.
   Вырвавшись из лап старика, Иова гневно влепила тому пощечину, и уже убегая, напоследок бросила:
   - Мое заявление об увольнении будет лежать завтра утром у вас на столе!
   - Боже мой, какая женщина! - не обращая внимания на ее слова с восхищением проговорил Хецинскис. - Рано или поздно, ты будешь моей!- Тяжело вздохнув, он сел в свою машину и тут же уехал.
   - Старый козел! - быстро взбегая по ступеням, бубнила про себя Иова. - Не умру я без должности твоей наложницы! Лишь бы больше не видеть вблизи твою потную мину!- добравшись до третьего этажа, она сперва принялась бешено тарабанить в дверь, затем яростно вцепилась в звонок. Ей казалось, что мэр гонится за ней и вот- вот настигнет в подъезде.
   - Да иду, иду уже!- отозвалась Марго. И открыв дверь, возмущенно сказала:
   - Оставь в покое звонок! Что ты в него клещами вцепилась? Заходи! Замерзла, что так трезвонишь?
   - Хуже!- вырвалось у Штельман.- Представляешь, этот урод - мэр, всю дорогу ко мне преставал! Еле отвязалась! Ради этого пришлось уволиться с работы!
   - Уволиться? Ну, ты мать, даешь? Из - за такого пустяка?
   - Ничего себе пустяк! Он мне прохода в последнее время не дает! Буд - то мне мало своих забот... Еще и этот! Вот скажи, Марго, почему я такая невезучая? Я что медом намазана, почему они ко мне все липнут? Я устала от гнилых комплиментов, за которыми нет ничего, кроме откровенного желания затянуть меня в постель! Хочется жить тихо, спокойно... Так нет же, земля треснет, черт выскочит!
   - Своих чертей ты сама выпускаешь. - Как бы, между прочим, заметила Марго.- Раздевайся, идем чай пить! С мороза, замерзла, небось?!
   - Ну-ка, ну-ка, подруга, с этого момента поподробнее! Кого я там выпускаю?- с некоторой обидой в голосе произнесла Штельман.
   - Да все очень просто! Флюиды, понимаешь, от тебя исходят какие - то блудные флюиды!
   - Чего-о-о?- возмутилась Иова.- Что ты такое несешь?
   - Возможно это на подсознательном уровне... Но по- моему, где - то в глубине души... глубоко, глубоко... ты сама этого желаешь. По крайней мере, иного объяснения у меня нет!
   Маленькие глазки Иовы сильно расширились.
   - Думай, что говоришь!- с негодованием выкрикнула она. Шквал эмоций мигом обрушился на Киссаль.- Поверь мне, я не озабоченная... Секс с мужчиной для меня отнюдь не главное! К тому же, у меня есть муж, который как мужчина, меня вполне устраивает во всех отношениях!
   - Угу! До такой степени, что ты сломя голову бросилась в объятия мальчишки! - равнодушно выслушивая громкие вопли подруги, поддакивала Марго, с насмешкой, иногда, вставляя свои реплики. Она настолько привыкла к эмоциональной Иове, что на ее возмущения уже не обращала никакого внимания. После них, обычно, наступали минуты прозрения. Иова утихала и начинала взвешенно рассуждать. И действительно! Выпустив пар, та вскоре успокоилась.
   - Ты что всерьез считаешь, что все дело во мне?- с обреченностью в голосе, проговорила она.
   - А как ты считаешь, почему разные мужчины стекаются к одной тебе?- ответила Киссаль вопросом на вопрос.- Ты конечно, у нас не без изюминки... Как и любая из женщин... И все же, извини, но до супер модели, мягко говоря, немного не дотягиваешь! Возможно, твои ферромоны... Во всяком случае, не бывает дыма без огня!
   - Прекрасно! Лучшая подруга во мне видит только проститутку! Что тогда можно говорить за остальных?!
   -Пожалуйста, не преувеличивай!- упрекнула Иову Марго. Я совсем ни это имела ввиду!
   - Что же тогда?
   - Неудовлетворенную потребность в любви! Тебе ли эти вещи объяснять? Ты же сама меня учила: все проблемы идут из детства! Ищи корень в себе. Быть может где-то, что-то всплывет!
   - Понятно!- тяжело вздохнула Иова.
   -Что тебе понятно?
   - Надо срочно стричься в монашки и отмаливать грехи плоти!- Полувшутку, полувсерьез, заявила Иова.
   - Кстати, неплохая мысль!- в тон ей ответила Марго.- Только вот, к сожалению, с буйным темпераментом, туда не берут!- усмехнулась она.
   - Научу дурному монашек?- уже немного оттаяв, хихикнула Штельман.
   - Ты - запросто!- засмеялась Марго.- А знаешь, что самое интересное?
   - Ну, просвети!
   - Неблагодарная ты Иовка! К тебе липнут такие мужики, а ты все на судьбу сетуешь! Любая баба тебе позавидует!- с некоторой завистью произнесла Марго.
   - Ну, уж нет! Дудки! Моему положению врят ли позавидуешь! Таким кладом поделюсь с кем угодно!
   - Не уверенна.- Категорично заявила Марго.- По крайней мере, двоих из них ты точно не отдашь никому!
   - Э-эх!- сладко потянулась Штельман.- И почему только запрещены мужские гаремы? Это бы решило все мои проблемы!- в шутку сказала она.
   - Ну, ты, подруга, загнула! - причмокнула Киссаль.- Тебе как мед, так и ложку!
   - Ну а что? Следую твоему совету, живу для себя!
   После недолгой паузы Иова вдруг спросила:
   - А где твое чудо бродит? Давно его что - то не видно!
   - А шут его знает! Я уже устала с ним бороться! Раздвоение личности у него что ли?! То любящий, ласковый, наобещает кучу всего... То вдруг снова зверь, прежнее не помнит... Честно говоря, я его побаиваюсь... Давно хотела тебе кое - что рассказать... Помнишь нашу злополучную поездку по магазинам вместе с Сабарионом?
   - Ну?
   - В том черном джипе тогда... Я видела того, кто стрелял... Это был Фел!
   - Ну, у тебя и воображение!- засмеялась Иова.- Истинно говорят: у страха глаза велики!- Фел, конечно, не ангел, но не до такой, же степени!
   -Не веришь? Зря!- обиделась девушка.- А мне тогда было не до смеха! Он меня тоже узнал... Может поэтому мы и живы!
   - Тебе бы, Марго, детективы писать!- продолжала издеваться Иова.- Глядишь - и найдешь себя в этом!
   Марго надулась и замолчала.
   - Ты что обиделась? Да, ладно, перестань! На правду не обижаются! А если серьезно, то по - моему, ты просто ищешь повод очернить мужа в собственных глазах!
   - На что ты намекаешь?- с укором спросила Киссаль.
   - Да, да! На то, что ты подумала! И не смотри на меня так! Сабарион, тоже, знаешь ли, не подарок! Все они, мужики одинаковые! Только и умеют проблемы создавать... А ну их, к лешему, Марго! Что мы все о них, да о них? Давай я тебе лучше свой сон расскажу! - вдруг ни с того, ни с сего, перевела Иова разговор в другое русло,- сегодня ночью, я видела странный сон! Долго не могла заснуть, крутилась, вертелась... Всякие дурные мысли лезли в голову... Но усталость взяла верх... И вот вижу себя в каком - то суровом подземелье... Мрачно, темно, страшно... Иду на ощупь, по лабиринту, ищу выход и никак не могу найти. Отчаявшись, зову на помощь, но меня никто не слышит. Облокотившись о холодную, гранитную стену, заплакала. Во сне я, реально осознаю - самой мне отсюда не выбраться! Вдруг, откуда ни возьмись, вижу свет! Меня окружили какие - то тени. Пригляделась получше, смотрю: два старика и девушка. Один из старцев в костюме священника, другой - в бархатном камзоле цвета бордо. А в девушке... странно... узнаю себя... Но это была не я. Ее голубое, расшитое золотом платье пришло из того же времени, что и камзол старика... Они мне что-то шептали, словно хотели о чем - то предупредить. Но я ничего не понимала. Пыталась прочесть обрывки фраз по их губам... но они внезапно растворились. Вместо них, появились два других лица: звериное и человеческое. Оба лица манили меня за собой, каждый в свою сторону. Вначале я раздваивалась. Но потом почему - то выбрала зверя! Человеческое лицо вмиг исчезло, а звериное, вдруг обрело плоть, молча, схватило меня за руку и потащило неизвестно куда... Я даже не сопротивлялась... Наоборот, полностью доверилась этому чудищу...
   Между тем, во дворе дома, где жила Марго, кусты медленно расступились и через секунду, по дорожке, в направлении подъезда, зашагала высокая, статная фигура в дутой, коричневой куртке и джинсах. Обмотанный в несколько ярусов белый шарф, почти полностью закрывал его голову, на которой просматривалась такая же, цветом, как и шарф белая макушка шапки. Широко расставляя длинные ноги, парень двигался быстро. Видно было, что он очень замерз. Его взгляд то и дело поднимался на окна третьего этажа, где горел свет. Вбежав в подъезд, он очень скоро достиг нужной квартиры и неуверенно позвонил.
   - Кто бы это мог быть?- переглянулись девушки, которые все это время мирно болтали о своем, о женском...
   Киссаль спешно поднялась с дивана и, проследовав в прихожую, посмотрела в глазок.
   - Кто там?- спросила она.
   - Свои.- Послышалось за дверью.
   - Принесла же нелегкая!- пробурчала Марго и, щелкнув дверным замком, громко позвала:
   - Иова, это к тебе!- Затем обратилась к парню:- Ну, что застрял в дверях? Проходи, раз пришел!
   В это время в прихожей появилась Штельман.
   - Макс? Как ты меня нашел?- удивилась женщина.
   - Это было несложно!- улыбнулся Макс.
   - Ты же должен быть в больнице!
   - И что? Надоело сутками валятся на кровати и килограммами потреблять фрукты, приносимые Мариделией! Вот и сбежал! Очень захотелось тебя увидеть!
   - Ты в своем уме?- ужаснулась Иова.- Воспаление легких- не шутки!
   - А я и не шучу! - проговорил Нардипский. По его виду можно было сразу понять, что он чем - то озабочен.
   - Не стой в дверях! Раздевайся, идем в комнату!- она взяла его за руку и потянула в комнату.- Мама дорогая, ты же весь горишь!
   - Да ерунда!- нервно одернул руку Макс.
   - Макс, я тебя когда - нибудь убью! В самом деле, что за детский сад?!
   - Детский сад, говоришь? А ты предпочитаешь старичков?- с ухмылкой, съязвил Нардипский.
   -Что-о-о? Ты что за мной следишь? - ошалела Штельман.
   - Да, нет! Я как раз собирался к тебе, когда остановилась черная "Беха", и из нее выпорхнули два голубка!
   - Браво, браво, Макс! - захлопала в ладоши Иова. - Теперь ты стал моей тенью! С чем я себя и поздравляю!- с аздражением воскликнула Иова. - Вместо того, чтобы сидеть в больнице и лечиться, бегаешь за мной по углам... Джеймс Бонд несчастный!
   - Ничего не поделаешь!- отозвалась Марго, которая уже стояла в дверях с подносом в руках.- Это любовь, моя дорогая!- со снисходительной усмешкой произнесла она.- На- ка, жених, выпей чайку, согрейся! А я пока поищу что-нибудь от температуры!
   - Бедный, бедный мой Максик, ты совсем от ревности свихнулся!- по - матерински раздевая парня и укладывая его в постель, немного смягчившись, приговаривала Иова. Где - то в глубине души ей был приятен поступок парнишки.- Мой рыцарь! И что мне с тобой только делать?
   - Больше никуда от себя не отпускать!- с готовностью ответил Макс.- Обещаю слушаться во всем! Честно, честно!
   - Дурачок ты мой!- нежно потрепала она его по волосам. Глядя в его доверчивые, влюбленные глаза, Иова улыбнулась. Несмотря ни на что, впервые за долгий период, она почувствовала себя счастливой. Ее Макс рядом с ней. Что еще нужно? Ни о чем другом в эти минуты думать не хотелось. Все проблемы остались позади и сейчас казались такими далекими и безразличными.
   Марго принесла лекарства.
   - Вот, герой, прими, пока дуба не врезал! А то не хватит больше сил бегать за возлюбленной!- подтрунивала над ним Киссаль.
   - Марго-о!- с улыбкой одернула ее Иова.- Мальчику теперь не до шуток! Давай скорее свое лекарство, мы его сейчас выпьем, да Максик?- ласково приговаривала женщина.
   В это время в дверь снова позвонили.
   - Надеюсь, в этот раз сюрпризов не будет!- недовольно буркнула Марго и побежала открывать дверь. Вскоре Иова услышала:
   - Штельман, это опять к те...- не успела она договорить, как гость без приглашения ворвался в комнату.
   Иова как раз вливала в рот Макса лекарство.
   - Я вижу, вы тут неплохо устроились!- презрительно гаркнул Микаил. Это был именно он! С огромным отвращением он смотрел на эту парочку и в этот момент ненавидел обоих.
   - Ты мне всю душу вытрясла, стерва!- сдерживая себя с трудом, проревел Штельман.- Говоришь, подумать захотела?! Твои размышления ясны как белый день! На работе один кабель, дома - другой! Тебе уж теперь, явно ни до семьи! Да, милая?
   Иова застыла с ложкой в руке и от неожиданности, не могла вымолвить ни слова. Приподнявшись на подушке, Макс открыл, было, рот, чтобы заступиться за Иову, но Штельман его опередил:
   -Только рявкни что-нибудь, щенок и я за себя не ручаюсь!- метая взглядом грозные искры, заорал Микаил Штельман.
   Молча уставившись на своего бывшего молодежного лидера, Макс подумал, что лучше будет не нарываться. Таким озлобленным он его никогда не видел! В глазах соперника Нардипский прочитал неумолимое желание мести, которому для выхода наружу, нужен был лишь небольшой повод, и слегка испугался.
   Разруливать ситуацию пришлось Марго, т.к. Иова, буд - то онемела!
   - Микаил, я, конечно, все понимаю! Но, вынуждена вмешаться в вашу милую беседу... Представь себе, это мой дом и врываться ко мне в спальню в обуви, откровенное свинство!
   - Прости, Марго, засиживаться у тебя я не собираюсь! А насчет свинства... Это ты права! Ваш подлый, блудный сговор - самое большое свинство из всех!- с этими словами, он повернулся и вышел, оставив присутствующих в легком шоке.
   А началось все вот с чего! Микаил устал ждать ответа от Иовы и решил, как всегда первый проявить инициативу и поговорить с женой по душам. Он хотел попробовать помириться, забыть прошлое, и все начать сначала. Еще засветло подъехав к зданию мэрии, Штельман ждал супругу в стареньком, стальном Мерседесе, вынашивая, тем временем, убедительные доводы для возвращения жены. Его сердце сильно застучало, когда Иова появилась на горизонте. Но внезапно, Мик увидел, как черная машина быстро подобрав ее выехала на проспект. Следуя за ними, Микаил вскоре понял, шеф, видимо, решил подвезти Иову домой и, обогнав БМВ, первый приехал на место. Дабы ничем себя не выдать, оставил машину на стоянке, а сам спрятался в кустах, выбрав удобную позицию для наблюдения. Свое присутствие Микаил не обнаружил и тогда, когда нахалюга - мэр нагло приставал к его жене. Но настоящий сюрприз его ожидал впереди! Оказывается неподалеку от него сидел в кустах и Нардипский. Этот факт сильно насмешил Штельмана.
   - Что гаденыш, и тебя кинули!- с удовлетворенным самолюбием прошептал вполголоса Мик, когда увидел, как сильно нервничая, Нардипский вошел в подъезд. Чтобы сполна насладиться скандалом, который, как он думал, устроит Иове Макс, Микаил решил пойти следом. Штельман думал, что гонористый Нардипский после громкой сцены ревности, хлопнув дверью, быть, может, исчезнет из их жизни навсегда. И тогда, тут как тут, появится нежный и понимающий Микаил, готовый в любой момент поддержать и простить раскаявшуюся в глупостях, жену. Но Мик просчитался! Он понял это, когда увидел Иову возле полуобнаженного Макса, в кровати. Это было больнее всего! В его разуме образовалась каша . Несколько секунд он плохо соображал. Кровь стучала в висках, сердце яростно клокотало. Смешались вещи и лица. В состоянии аффекта, Микаил покинул квартиру Киссаль, и готов был выплеснуть гнев на любого, кто встанет у него на пути. На пути у него встал рыжий, дряхлый Пикап, который перегородив дорогу штельмановскому Мерседесу, сломался и не мог сдвинуться с места.
   - Друг, помоги!- стал умолять грозного, смурного Микаила, маленький плюгавый мужичок, который был под стать своей машине, серый и невзрачный. Нехотя кивнув, Микаил пристроился позади Пикапа и что есть силы стал толкать машину. Но та ни в какую не поддавалась. Он попробовал толкнуть снова - ничего. После четверти часа тщетных попыток, мужичок вдруг вспомнил, что забыл снять машину с тормозов.
   - Ты что совсем дурак? - прорвало тут Микаила. Схватив бедолагу за грудки, он отшвырнул водителя Пикапа в сторону, затем в одиночку откатил вбок его машину и злобно хлопнув дверцей своего "Мерса" быстро завел тачку и уехал.
  
  
   ГЛАВА25
   -Господин Ромет Лимбер, очень вас заждались! Проходите, пожалуйста!- забирая у доктора верхнюю одежду, Мариделия указала наверх, сама пошла в гардеробную. Не прошло и нескольких минут, как домработница появилась в комнате Эрика и застыла за спиной у врача.
   - Ну, что, как он сегодня?- с некоторой тревогой спросила немолодая женщина у доктора. Слегка подтянув кверху морщинистые, темные мешки под глазами, уголки ее уставших, серых глаз, сощурились в напряженном ожидании. Обычно полуоткрытые в доброжелательной улыбке, испещренные мелкими морщинками, губы сейчас не улыбались, но сосредоточенно сжались в плотный, ровный бантик, над которым завис прямой, но достаточно большой нос. Сухощавые, белоснежные щеки, немного дряблые и покрытые седым, легким пушком, важно раздулись, внимательно вслушиваясь в каждое слово доктора.
   - Если учесть предыдущие осложнения, можно сказать, гораздо лучше! Кризис позади. - Осмотрев больного, уверенно заявил доктор Лимбер. Потом добавил: - Но, не так хорошо, как хотелось бы! Сильные хрипы никуда не делись... И это неудивительно! Лечить такую пневмонию в домашних условиях - это равносильно самоубийству! И если бы вы, молодой человек, сразу согласились на госпитализацию, наверняка чувствовали бы себя уже по- другому! Впрочем, это ваше право! Все что я могу сказать - положительная динамика наблюдается.... Дело постепенно идет на поправку, но вяло... Больше есть, пить... фрукты, соки, травы... Ну и, конечно же, ингаляции, компрессы , лекарства и капельницы.
   Непонятным, размашистым почерком доктор написал новое назначение, затем сложил в саквояж статоскоп и быстро засобирался.
   То и дело, расправляя на себе съезжавший куда - то вбок, фартук, Мариделия, на лету хватая слова соседа, выглядела, великодушной и категоричной одновременно.
   -Не сомневайтесь, господин Ромет, мы выполняем все ваши указания!- сурово отрезала она.
   - Очень рад. Будем надеяться через недельку положение и вовсе измениться! А сейчас, разрешите откланяться...- вежливо улыбнулся Ромет.
   - Да-да, разумеется!- спохватилась женщина и побежала за его одеждой.
   Наскоро попрощавшись с Мариделией, Лимбер спешно покинул пациента.
   В этом доме Мариделия была единственной женщиной. К тому же старшей по возрасту. Поэтому и Эрику и самому хозяину приходилось считаться с ее авторитетом по многим жизненно важным вопросам. В частности, жесткому контролю с ее стороны, подвергалось и здоровье молодых людей. С редкой, для служанки, бдительностью Мариделия следила за лечебным процессом обоих ребят. Тщательно выполняла все предписания врача, сильно злилась, когда кто-нибудь из мальчишек нарушал назначенный режим. А уж о том, в каком ужасе она была, когда узнала о побеге Макса из больницы, и говорить нечего! Подняла такой переполох! Выслушивая получасовую нотацию по мобильному телефону, Макс, был уже не рад, что ответил на ее звонок. Женщина настоятельно требовала, чтобы он немедленно возвращался, если не в больницу, то хотя бы домой, под надзор их соседа - господина Ромета и ее собственный... Нардипский пообещал, что утром он обязательно явится, но не один. Шокированная его загадками и мальчишеским, неразумным поведением, преданная Мариделия, с нетерпением ждала своего молодого хозяина, который, обычно, щедро оплачивал ее заботы.
   Как только Ромет Лимбер ушел, привычными, профессиональными движениями, бывшая медсестра, всунув иголку в вену, поставила Эрику систему, чтобы промыть легкие, и удалилась на кухню, готовить ужин для хозяев и гостей. Когда в холле грюкнула дверь, Мариделия деловито выбежала из столовой и уже открыла, было, рот для упреков, но тут, увидев спутницу Макса, в легком недоумении остановилась и чинно проговорила:
   - Доброе утро, мадам!
   - Доброе утро.- Легким кивком головы поздоровалась Иова, осматривая дом.
   - Мариделия, это Иова. Она моя возлюбленная... но вскоре, надеюсь, станет хозяйкой этой скромной, холостяцкой пещеры! - с сияющим видом деловито известил прислугу Нардипский. Он сегодня находился в превосходном настроении, чего не скажешь об Иове. Слова Макса заставили ее задуматься. Он вел себя слишком самоуверенно и, похоже, давно все решил за них двоих.
   Под тяжелым, осуждающим взглядом пожилой женщины, которая с немым укором осматривала сожительницу своего хозяина, Иова покраснела как девчонка, и опустила глаза.
   - Значит, новая хозяйка.- Сурово констатировала Мариделия.- Что ж, добро пожаловать мадам... Или вы все же леди...- сильно смутив Иову, спросила женщина.
   - Нет.- Жестко ответила Иова. - Я пока замужем...- чтобы позлить Мариделию, резковато произнесла Иова. Ей не понравилась консервативная старуха, которая, по всей видимости, не считала ее достойной парой для Макса.
   Вслушиваясь в тон своей возлюбленной, Макс слегка поморщился.
   - Любимая, что на тебя нашло? Мариделия милейшая женщина! Немного ворчливая, но доброй души человек!
   - Угу!- холодно рявкнула Штельман, затем резко спросила:
   - Макс, где я могу разобрать вещи?
   - Разумеется в моей комнате! Или ты предпочитаешь иметь собственную?
   - Честно говоря, да.- Не обращая ни малейшего внимания на замешательство Макса, быстро тчеканила Иова.- Так будет лучше для нас обоих!
   - Без проблем, дом большой...- немного сконфуженно, вымолвил Нардипский и поволок сумку Иовы на второй этаж.
   - Твоя комната будет рядом с моей. Если ты, не против?!
   - Разумеется, нет!- капризно буркнула женщина, все еще рассерженная поведением домработницы.
   Нардипский молча открыл одну из нескольких комнат на этаже и, как джентльмен, пропустив Иову вперед, остановился позади нее.
   -Вот твоя комната.- Спокойно констатировал он. - Если тебе не нравится, можем подыскать что - нибудь другое.
   - Нет, нет! Я останусь здесь! - осматривая все вокруг восхищенным взглядом, расхаживала по периметру Иова.
   Современный стиль здесь смешался, с дорогостоящей, стариной. В розовато - бежевых тонах, комната выглядела очень уютной романтичной и просторной. Первым, что борсалось в глаза - большое, бежевое панно, с изображением древнего Трикопольеуса. Плавно захватывая всю комнату, и саму входную дверь, это произведение формировало неестественное впечатление, буд - то ты на машине времени мчишься в прошлое...
   Чуть дальше, в самой глубине комнаты, раскинулась белая, обширная кровать, с округлой, обрамленной шафранными узорами, спинкой ввиде сердца. Украшенная атрибутами Амура: золотистой стрелой и алыми каплями, она вполне могла быть роковым ложем двух влюбленных!
   Справа от нее очень кстати вписался белый с бежевым трельяж в таком же симпатичном, романтическом стиле, что и кровать. Сделанное ввиде сердца зеркало кокетливо манило к себе женские, нестойкие души, среди которых Иова не была исключением. Она подошла к зеркалу и осторожно провела рукой по гладкой блестящей поверхности.
   - Боже мой и это я? Макс, за что ты меня только любишь?- ужаснулась Иова, увидев свое перекошенное злобой лицо.
   - За то, что ты есть такая какая ты есть!- с нежностью всматриваясь в родные черты, взволнованно прошептал Нардипский. Он так хотел ей угодить, что боялся сказать что-нибудь невпопад.
   - Этого момента я ждал всю свою жизнь!- тихо проговорил он и подступив к Иове поближе страстно припал губами к ее шее.
   - А здесь что?- слегка отттолкнула Нардипского Иова. Только сейчас она заметила стойку с полками, которая делила комнату на две части и в то же время, сливалась на общем фоне, будучи расписана художником как часть все того же старинного города. Она быстро шагнула за стойку и увидела подобие небольшого, рабочего кабинета: письменный стол с мягким табуретом, настольная лампа, упаковка бумаги, принтер и ноутбук- стандартный набор делового челвека.
   Противоположная кровати стена, состояла из скрытых, зеркальных шкафов, в которых отражался бело - розовый, лепной потолок ручной работы, с солидной квадратной выемкой посредине. Под потолком широкий, плазменный телевизор...
   - Шикарно!- Глядя на богато убранные покои, только и смогла вымолвить Иова. Но более, же всего, ей приглянулось огромное, окно вместо стены, расположенное прямо параллельно древнему городу. Именно оно делало комнату необыкновенно светлой и просторной. Немыслимый контраст между прошлым и настоящим в этой загадочной комнате приобретал ощущение единого и нерушимого целого, история которого еще не закончена. Живописнейший вид из окна падал на неровную кромку серебряного моря, над которым в чистом, лазурном небе повисло красноватое, морозное солнце, яркое, но безразличное. Справа виднелись, окутанные молочным покрывалом, очертания Черного леса с конусообразной грязно - белой шапкой старой башни, оцепеневшей и безмолвной. А чуть левее, окруженный высокими горами, прятался Трикопольеус. Сверху город имел вид большого праздничного пирога, со взбитыми сливками, украшенного множеством блистающих свечей и гирлянд. Иова подошла к окну. Никогда раньше она этого не видела! Молча созерцая всю эту неописуемую красоту, Штельман с упоением впитывала и пропускала через себя безграничные, меловые просторы, которые сверху казались еще восхитительнее, чем в самом Раю. В ней появилось, забытое с детства ощущение полета, когда они вместе с братом прыгали с крыши на сеновал. Долго взбирались по лестнице на самый верх дома и все это ради нескольких коротких мгновений! То восхитительное, детское ощущение парения над землей, снова вернуло Иову в детство. Она вдруг вспомнила запах свежескошенного сена и блаженственно улыбнулась.
   - Я рад, что тебе понравилось!- обнял ее сзади Макс.- Этот дом давно тебя ждал! А эта комната... Я помню наш с тобой, самый первый интимный разговор... на природе ... Помнишь? Ты тогда с такой любовью говорила о далеком горизонте, что я решил, обязательно построю дом на горе, где будут просматриваться все наши местные красоты! Этот дом строился с мыслями о тебе, Иова! - взволнованно сказал Макс. Его взгляд вдруг стал серьезным и сладострастным.
   - Ты даже не представляешь, как я счастлив... До сих пор не верится, что ты сейчас здесь, рядом со мной! Я так истосковался по твоему бархатистому, смуглому телу! -он нежно провел рукой по ее шее, затем, повернул лицом к себе и стал горячо целовать.- Я безумно тебя люблю! Слышишь?!
   - Да, слышу! - закивала Иова. В его опытных, горячих руках, она таяла как свеча. Ни с кем и никогда она не испытывала такого наслаждения, как с этим юным, страстным наглецом, противостоять ласкам которого, по- настоящему никогда не умела.
   -Я так долго мечтал о тебе!- не переставая целовать шептал ей на ухо Макс.- Ты и только ты та единственная женщина, которая мне нужна! Я убью всякого, кто попытается тебя у меня отнять! Теперь ты моя! И только моя!- Макс говорил и говорил, неутомимо и властно. В его голосе слышались вкрадчивые нотки легкого безумия, способного на все, ради достижения своей цели. Уверенный голос пел буферамбы, и Иова ему верила, потому что не могла иначе. Опьяненная любовью и горячими признаниями возлюбленного она чувствовала себя на седьмом небе от счастья! Вот он тот миг, ради которого она столько претерпела! И это стоило того! Наконец - то судьба подарила ей любимого. Ведь все чего она жаждала - быть рядом с ним, с ее Максом! Любовное безумие с неистовой силой овладело хрупкой, чувственной женщиной и она полностью отдалась своим чувствам!
   Такие мгновения притягивают своей торжественностью и новизной ощущений. Чем больше в них неопределенности, тем вожделеннее сама любовь и муки страсти... А чем сильнее терзания любви - тем насыщеннее и ярче само обладание объектом... И здесь нет ничего удивительного, как нет и двух одинаковых чувств! И Нардипский и Штельман были безрассудно влюблены друг в друга. Но каждый из этих молодых людей любил партнера по - своему. Иова - бескорыстно, почти по - матерински. Макс был для нее и сыном и возлюбленным одновременно. Она воспринимала его всерьез только наполовину и видела в Максе скорее настырного, задиристого мальчишку, чем возмужалого, ответственного за свои поступки, мужчину. Макс - полная противоположность Микаилу. Возможно, именно этим он ее и привлекал. Рядом с ним Иова чувствовала себя лет на десять моложе. Вероятно, поэтому и позволяла себе дерзкие, необдуманные поступки...
   Нардипский же усмотрел в Иове сильную, харизматичную и непреклонную личность, компетентного лидера, способного вести за собой в нужном направлении, несгибаемого и уверенного в себе. Лидера, которым он бесконечно восхищался и уважал. Для него справедливая и жестковатая Иова являлась и примером для подражания и добрым другом, способным вовремя охладить его буйный темперамент. Она единственная, с кем Нардипский по - настоящему считался. Он готов был слушать Иову во всем, но лишь до тех пор, пока это не задевало его личных интересов. Сам факт, что ему удалось заарканить такую суверенную и самодостаточную женщину, как Иова Штельман, щекотал, нервы и побуждал сердце биться чаще и сильней.
   Тем не менее, в их чувствах было и нечто общее- это неприкаянная, буйная фантазия, способная воссоздавать и материализовывать "киношных" героев в реальную жизнь. Подобная неукротимому, кипучему вулкану и способная разрушить все созидательное, лава воображаемых, липовых образов, нанесла сокрушительный удар, именно теперь, когда Иова в очередной раз предстала перед весьма сложным и важным выбором. Нисколько не заботясь о последствиях, выдуманная идиллия опутала разум толстым слоем горючей смеси, состоящей из глупости и восторга. Готовая на все и ни на что, только эта сила, называемая романтикой, способна либо творить чудеса, либо сводить людей в могилу. Но лишь до тех пор, пока призрачна и недостижима...
   Весь день, до самого вечера, Макс и Иова, упиваясь ласками друг друга, не выходили из комнаты. Мариделия стала немного беспокоиться, а все ли с ними в порядке? Но когда приблизилась к комнате Иовы, уже не сомневалась - у них все очень даже в порядке! К вечеру не выдержала и постучалась. Наскоро натянув халат, дверь открыл сам Макс.
   - Прошу прощения за беспокойство, но пора ужинать! - поджав губы, официозно заявила Мариделия. И немного подумав, добавила:- Да! Чуть не забыла! Звонил Ромет Лимбер. Он обещал ненадолго заглянуть, чтобы тебя осмотреть!
   - Он звонил, или ты? - проницательным взглядом посмотрел на нее Нардипский. Но не успела Мариделия ничего сказать, как Макс ответил за нее:
   - О, я понял! Можешь ничего не говорить! Ты уже успела ему нажаловаться, что я сбежал из больницы?
   - Мой долг - заботиться о тебе! В конце концов, именно за это я получаю свою зарплату. - коротко объяснила ему пожилая женщина и с обиженным видом направилась вниз.
   - Позвони Лимберу и отмени визит!- уже находу бросил ей Нардипский.
   -Да-а! Твоя Мариделия еще та штучка!- натягивая на себя белый, шелковый халат, вздохнула Иова.
   - Да, ладно, перестань! Она хорошая женщина! Заботиться обо мне!
   - Ну да! Даже слишком!- угрюмо буркнула Штельман, предчувствуя недоброе.- Вот только мне кажется, она тебя ревнует!
   - Что-о?- ошалел Нардипский.
   - Ни в том смысле, дурачок!- внесла поправку Иова.- Пожалуй, это скорее внутренняя, нереализованная потребность материнского инстинкта. Так иной раз случается, при рождении ребенка, жена начинает уделять больше времени ребенку, чем мужу, и тот принимается злиться... ревновать! Нечто подобное можно допустить и у нее!
   -Вот в чем дело-о! Я начинаю понимать! Знаешь, ее собственный сын выгнал ее из дому. Мариделии просто- напросто негде жить... А я всегда с ней добр...
   - Как бы твоя доброта не вышла нам обоим боком!- предупредила Макса Иова. Такие люди хуже фанатов! Уж поверь мне!
   - Да брось ты! Пока я рядом - нам с тобой нечего бояться!- Макс привлек Иову к себе.- Я тебя не дам в обиду никому!
   - Конечно, спасибо, но, знаешь, " мы и сами с усами!"- с улыбкой целуя Макса в нос, отпарировала Иова.
   - Гордая ты моя-я!- смеясь, протянул Нардипский.- Я посмотрю, что будет дальше!Если я не вмешаюсь, она тебе не даст и продохнуть!
   - Ха-ха-ха!- вдруг от души рассмеялась женщина.
   - И что смешного я сказал?- не понял Макс.
   - Да, так... Ты здесь ни при чем! Просто подумалось... В свое время со свекровью мне пожить не довелось. Понимаешь, повезло, она живет в другом городе! Полагала, минует меня эта участь! А тут такое... И кто? Свекровь - не свекровь - непонятно что!
   - Довольно разглагольствований! Идем вниз! Я голоден как волк! Того и глядишь - тебя съем!- и Макс слегка укусил Иову за плечо.- О-о! Ты несравненная на вкус!- он подхватил ее на руки и кое - как открыв ногою дверь, пошатываясь, потащил по ступеням.
   - Макс не надо!- заверещала Иова.- Макс, упадешь, убьемся оба!
   - Н-нет! Я тебя не уроню!- с натугой мужественно проскрипел тот.- Своя ноша - не тяжела!
   Его ноги подкашивались, но он хотел доказать скептически настроенной Иове, что он сильный и мужественный мужчина, а не какой - нибудь там хлюпик! С большим трудом Макс донес Иову до самого низа и опустил на пол. Все это время Мариделия находилась неподалеку, на кухне, за шторой и исподтишка наблюдала за молодыми людьми.
   Тяжело дыша, Максимус зашелся кашлем. Тут уж старуха не выдержала и выбежала навстречу.
   - Ай-я-яй-я-яй! Разве так можно? С такими-то легкими!- запричитала она, недоброжелательно поглядывая на Иову.- Мадам, ему сейчас необходим покой. А вы выматываете парня по полной программе! А еще взрослая женщина! - пристыдила Мариделия Иову.
   - Мар - иделия, ты за-бывае-шься!- с большим трудом проговаривая каждое слово, прикрикнул на старуху Макс.- В твоем случае, подоб - ное отношение к моей неве-сте, просто недопустимо! И я не собираюсь терпеть э-этого! Давай я сам разберусь, что мне делать, а чего ни делать! Слава богу, не мальчик!
   Последние слова слегка рассмешили женщин, но Максимус этого не заметил. Отчитав Мариделию, он, молча, проследовал в столовую, за домработницей, где она тут же сунула ему в рот ложку с лекарством. Аппетит у Иовы тут же пропал, она развернулась и пошла наверх.
   - Иова, ты куда? - огорченно спросил Максимус. После лекарства ему чуточку полегчало.
   - Извини Макс, мне что-то расхотелось, есть! - с некоторым раздражением проговорила Штельман, и, не удостоив Нардипского даже взглядом, стала подниматься наверх. Но на лестнице внезапно, столкнулась с долговязым парнем в очках.
   - Д-добрый вечер!- поздоровался тот.- Меня зовут Эрик Прусс.- Нетвердо произнес он. Доброжелательная и безобидная улыбка парня сразу расположила к нему Иову, и, улыбнувшись в ответ, она как можно мягче в ее состоянии, вежливо ответила:
   - Приятно, что в этом доме есть хотя бы один адекватный человек! Я - Иова Штельман! А вы - брат Макса?
   - Н-ну... почти!- закивал Эрик Прусс.- Мы друзья... и довольно давние.
   - А-а-а! - протянула женщина.- Рада была знакомству!- и, повернувшись к нему спиной, спесивой походкой обиженной княгини, пошла к себе.
   - Видишь, Мариделия, что ты наделала!- чихвостил тем временем, домработницу Макс.- Я тебя предупреждаю... Характер у Иовы еще тот! Твоих штучек она долго терпеть не станет! Так что завязывай - ка со своим гонором...
   Поджав губы, та стояла спиной к нему и молча, хлопотала по кухне. Из глаз Мариделии закапали крупные слезы, но Нардипский этого не заметил.
   - Ну что ты все молчишь, да молчишь?- забеспокоился Макс.- Ну пойми, я люблю Иову. Если она уйдет - я умру! Я долго добивался ее чувств... Это чудо, что она меня простила... И в настоящий момент я очень дорожу тем, что она здесь! Для меня это честь, понимаешь?! Только теперь я по- настоящему начал жить, Мариделия! А ты все портишь!
   - Я понимаю тебя, Макс!- потихоньку вытирая слезы, заговорила Мариделия.- Прости, что вмешиваюсь, но она тебе в матери годится!
   - Ну, ты и загнула!- рассмеялся Нардипский.- Она меня старше всего лишь на одиннадцать с половиной лет!
   - Разве мало? Не совершай ошибку! Твоя юношеская причуда скоро пройдет, поверь мне!
   - Э-эх, Мариделия, Мариделия! Если бы все бы ты знала! Мои чувства испытаны временем... И не только... Ну, это неважно! Важно одно - она здесь, и я счастлив! Другого счастья мне не нужно!
   В этот момент к ним присоединился Прусс.
   - А что это за красавицу я только что встретил на лестнице?- спросил он.
   - И этот туда же!- пробубнила Мариделия.
   - Я что-то не то сказал?- Не понял Эрик.
   - Да все то!- успокоил его Нардипский.- А эта красавица, как ты изволил выразиться - моя девушка! Так что поосторожнее!
   - Твоя девушка?- искренне удивился Прусс, затем легкомысленно добавил: - Можешь быть спокоен! Я тетками в возрасте не интересуюсь!
   - Не смей так говорить! - взорвался Нардипский.- Она не тетка! И я не позволю о ней так отзываться! Вы находитесь в моем доме. Если что-то не нравится - я никого не держу!- и он указал на дверь.- Но в своем доме я волен поступать, так как мне заблагорассудится! Запомните это!- гневно выкрикнул Макс и пулей вылетел из кухни.
   - И что на него нашло?- пожал плечами Прусс и принялся с аппетитом уплетать вкуснейшую мясную запеканку. Плотно поужинав, отправился к Максу. Но Макс и Иова снова заперлись у нее в комнате. Из чувства такта Эрик не стал их беспокоить. Медовый месяц у людей - что тут поделаешь?! Ничего, завтра поговорим!- решил Эрик и пошел к себе, устраивать свою собственную, личную жизнь. После капельницы температура упала, и Эрик чувствовал себя значительно лучше. Поэтому, еще утром, стащив с библиотеки ноутбук, растянувшись удобно на кровати, стал резво перебирать клавиши компьютера. Он писал электронное письмо:
   " Приветик! Меня зовут Эрик. Мне 19 лет. Холост. Имею страсть к науке и книгам. Особенно неравнодушен к химии, биологии и генетике. По духу ближе к неформалам, но ношу профессорские очки. Безвредный, скромный и не боевой, но и не трус! Обладаю покладистым, немного противоречивым характером... Все остальное при встрече! Если не против пообщаться - пиши!"- пара щелчков "мышью" и на мониторе высветилось: "отправлено". Закинув руки за голову, в течение получаса Эрик ждал ответа. Но ответа не последовало. Тогда отчаявшись, он уже хотел закрыть ноутбук, как вдруг увидел сообщение и быстро прочитал:
   " Привет Эрик! Рада знакомству! Я с удовольствием пообщаюсь с человеком, близким мне по духу! Среди моих друзей очень мало тех, кто искренне поддерживает мои интересы! В нашем мире тяжело быть обособленной личностью. В трудные минуты жизни, когда хочется побыть одной, тебя просто не понимают! А некоторые, даже откровенно издеваются!"
   "Почему так мрачно?"- написал Эрик в ответ.
   Через время снова получил сообщение: "Проблемы с родителями. Не бери в голову! Просто мама нас бросила ради какого - то малолетки... Извини, меня зовут... Пора бежать! До встречи!"
   Эрик с довольным видом закрыл ноутбук и лег спать.
   Поутру, едва продрав глаза, он вспомнил вчерашнее онлайн общение. Смутная догадка закралась в его разум, и он намеревался, все проверить!
   После бурной, бессонной ночи Макс и Иова еще отсыпались. Эрик спустился в столовую.
   - Доброе утро Мариделия!- приветливо поздоровался он.
   - Доброе утро! Проснулся? Как здоровье?
   - Твоими молитвами, Мариделия!- положительно закивал головой Эрик.- Кофе есть?
   - Сейчас будет!- быстро захлопотала женщина.
   - Макс еще не выходил?
   - Нет. Со вчерашнего дня я не видела ни его, ни ее. Откуда только силы берутся?
   - Любовь - штука сильная, Мариделия! И очень злая! Кстати, ты что - нибудь знаешь об этой Иове?
   - Кроме того, что Макс за ней хвостом бегает, ничего! А... да! Вот что... Она сама мне вчера призналась, что ко всем прочим своим достоинствам, еще и замужем! Представляешь? Зрелая женщина, окрутила мальчишку... А он глупыш, носится вокруг нее, исполняет все ее прихоти!
   - А дети есть, не знаешь?
   - Об этом она особо не распространялась. А что?
   - Да, так, ничего!
   Женщина поставила перед ним чашку кофе и тут они оба услышали:
   - Доброе утро! Вы все перемываете наши злосчастные кости?- присаживаясь рядом с Эриком, сказал Макс.
   - Ну почему же злосчастные? Судя по возгласам, весь день доносившимся вчера из вашей комнаты, по - моему очень даже счастливые! - съязвил Прусс.- Впрочем, судя по тебе этого не скажешь! Выглядишь ты, брат, буд - то выжатый лимон!
   - Немного не выспался. А так все нормально!- по- детски потер глаза Макс, затем вяло спросил:- Кофе есть?
   - А как же?!- отозвалась Мариделия, возмущенно покачивая головой. Но говорить что- либо Максу в этот раз не отважилась.
   - Тогда сделай две чашки!
   - Кофе в постель? Это так романтично с твоей стороны!- подколол его Эрик.
   - А ты не завидуй, идиот!- слегка стукнул его по затылку Макс. Затем полез в холодильник за бутербродами.
   - Если хотите завтракать, спускайтесь к столу. У меня все готово!- с напускной важностью сообщила Мариделия.- Твоя дама сердца, небось, изголодалась! Сутки ни есть - это же не шутка!
   - Мариделия, ты прелесть!- находу поцеловал ее в щеку Максимус и, схватив разнос с двумя чашками, поднялся наверх. В это время в дверь позвонили. Мариделия поспешила открыть.
   - Доброе утро, мадам! Служба доставки. Вот ваши корзины!
   - Корзины? Какие корзины? - удивилась женщина. Но не успела она ничего понять, как сверху вылетел Макс.
   - Это ко мне!- громко сказал он и принял из рук курьера две корзины с шикарными, красными розами. Пока Мариделия закрыла за курьером дверь, Макса и след простыл!
   Пробуждение Иовы было как в сказке! Разбуженная жаркими поцелуями, она унюхала свой любимый запах благоухающего напитка, открыла глаза и обомлела! Вся комната усыпана розами. Розы были повсюду! Красиво уложенные ввиде огромных кровавых сердец, они расположились даже на ее кровати! У женщины захватило дух!
   - Ух - ты! Макс!- только и промолвила в восторге Иова.
   На краю постели примостился и сам хозяин.
   - Доброе утро, любимая! - улыбаясь во все десна, радостно проговорил Макс. - Прости, кофе, наверное, немного остыл!- он подал ей напиток. - Иова с удовольствием приняла от него миниатюрную, черную с лимонной росписью чашечку и сделала несколько глотков.
   - У! Вполне сносно!- серьезно сказала она. Наблюдая за ее реакцией, Нардипский не сводил с нее глаз. Ему было приятно лицезреть сияющие глаза Иовы. Он ее такой никогда не видел: сонной и изумленной.
   - Ты прекрасна!- пожирая взъерошенную возлюбленную глазами, вдруг прервал безмолвие Нардипский. Это было то, чего он хотел: видеть ежедневное пробуждение Иовы. Без конца удивлять ее сюрпризами, и просто находиться рядом с ней. Иова же чувствовала себя немного не в своей тарелке. Мельком увидев себя в зеркале, она ужаснулась! Лицо помятое и сморщенное, на голове вообще непонятно что! Женщине стало очень неловко от того, что Макс ее увидел в таком виде.
   - Макс! - тихо позвала она парня.
   - Что повелит мне моя принцесса?- с готовностью спросил юноша.
   - Спасибо!- сконфуженно произнесла Иова. - Такого пробуждения у меня никогда не было!
   - И это только начало!- многообещающе заверил Нардипский. - Я сделаю тебя счастливой! Обещаю!- он припал губами к ее руке.
   - Ты уже сделал меня счастливой!- прошептала Иова, не в силах еще что - либо добавить. Весь ее лексикон иссяк перед столь бурным излиянием чувств. Штельман никак не могла поверить в происходящее. Все это было буд - то не с ней! После стольких дней безнадежности и тоски, вдруг такое воздаяние! Она в море роз, и Макс у ног, верный и преданный, как пес! Не это ли верх блаженства?! В самой восхитительной сказке не бывает ничего лучше! Но это еще не все! Внизу Иову ожидал еще один сюрприз! После душа, с полотенцем на голове, она вышла из своей комнаты на лестничную площадку, и обмерла! Начиная от ее комнаты и до самого низа, вела фантастическая, алая дорожка, плавно переходящая в гигантскую яркую надпись, из тех же роз: "Я тебя безумно люблю!!!"- гласила она. От переизбытка эмоций у Иовы закружилась голова. Сроднившаяся с болью и страданиями, она оказалась неготовой к таким по- настоящему светлым, бесчисленным моментам. Вцепившись в перила, Иова стала осторожно перебирать ноги по ступеням. Но тут, откуда - то сзади, ее нежданно-негаданно подхватил Макс.
   - Я тебя всю жизнь буду на руках носить!- поклялся он и потащил Иову вниз. У нее не было сил даже сопротивляться!
   - Все это так неожиданно, Макс! Дай мне хотя бы переодеться!- тихо проговорила она.
   - Ты интересна в любом одеянии! А без него еще лучше!- лукаво заулыбался Нардипский. Необузданное влечение к этой незначительной на вид, но такой горячей, сладострастной женщине, обезоруживало Макса и приводило в исступление только от одного ее чувственного запаха. Очарованный ею, молодой человек снова и снова хотел удивлять свою Иову! Его мозг отныне работал исключительно в одном направлении: как угодить любимой? Надпись из красных роз должна была стать молчаливым свидетельством его пылких и серьезных чувств. Но и этого ему казалось недостаточно! Макс жаждал большего. Намеченная им цель пока не достигнута, а значит нужно незамедлительно действовать дальше. Поэтому Максу захотелось устроить романтический завтрак. Подхватив Иову на ступенях, он принес ее прямо к столу. Мариделией в столовой и не пахло! Нардипский попросил домработницу не высовывать носа, чтобы не испортила, не дай бог, праздника! Но она находилась неподалеку. Наблюдая за всем этим цирком, пожилая женщина еле слышно шептала:
   - Да он совсем свихнулся! Бедный мальчишка!- потом немного помолчав, задумчиво изрекла: - Но все -таки он молодец! Красиво придумано! Я бы, наверное, тоже против такого не устояла!
   Со вкусом убранная столовая, выглядела просто и аккуратно. Ничего лишнего. Белоснежные стены, задрапированное длинными, серыми шторами окно, пара дубовых шкафов, в которых хранилось несколько незаурядных сервизов, бар и пара удобных, мягких диванов - составляли большую часть интерьера. Небольшие статуэтки непонятных зверушек, украшали камин, внутри которого весело потрескивали ярким пламенем дрова... Рядом плетеное кресло- каталка. Вдоль комнаты, накрытый небесно - голубой скатертью и сервированный изысканными приборами, стоял стол.
   Звучала тихая, приятная музыка, на столе шампанское, конфеты, фрукты и большой, покрытый аппетитной, хрустящей корочкой, гусь, на которого голодная Иова, равнодушно смотреть никак не могла. Максимус откупорил бутылку, разлил по бокалам шампанское, потом вынул из кармана красный, бархатный футлярчик и протянул его Иове:
   - Я долго выбирал это для тебя!
   Иова открыла футляр и обнаружила там красивое кольцо с большим бриллиантом.
   - Довольно дорогой подарок, Макс!- смутилась она.
   - Я хочу, чтобы ты стала моей женой!- особо не церемонясь со вступлением, торжественно заявил Нардипский.Щеки Иовы вспыхнули красным румянцем.
   - Не знаю что и сказать.- пораженная его неожиданным предложением, растерянно обронила Иова.- Все произошло так быстро...Мы толком даже не узнали друг друга.... У меня не было времени, даже все как следует взвесить.
   - Да что тут взвешивать, Иова? Мы любим друг друга! Остальное - неважно!- вспылил Макс. Он не мог понять, к чему все эти проволочки?
   - Не все так просто! - стараясь подбирать слова, заговорила Иова.- Если ты забыл, я еще замужем. Кроме того, у меня двое несовершеннолетних детей!
   - И что? Подумаешь, причины! Разведешься - и дело с концом! А детей заберем к себе. Я стану работать и днем и ночью, ради того, чтобы вы ни в чем не нуждались! А потом, своих заведем! И заживем одной, большой, дружной семьей!
   С болью в сердце Иова слушала его слова. В один миг Макс вернул ее к тому, отчего она так долго бежала. Странным, рассредоточенным взглядом Иова смотрела на Макса и не видела его. Перед ней вдруг предстали лица милых ей людей: Аришки, Викторо и как ни парадоксально, Микаила. Что будет с ними после распада семьи? - подумалось ей. Сможет ли Микаил оправиться после такого серьезного удара? А Арина, как она воспримет новость? Пожелает ли жить с ней? Да и Торо без отца долго не выдержит! Кроме того, она даже не уверенна, отдаст ли сам Микаил ей детей. А без них, разве сможет она жить?- Все эти и множество других проблем, непосильной ношей обрушились на плечи Иовы. Настроение у нее тут же испортилось.
   - Ну что скажешь, Иова?- вернул ее к действительности Макс.
   - Пожалуйста, не торопи меня.- потерянно прошептала Штельман.- Пока что я не могу тебе ничего ответить!
   - Но так нельзя, Иова! Рано или поздно тебе придется выбирать!- настаивал Нардипский.- Я предлагаю тебе жить в этом доме на правах жены, а не любовницы! Хочу, чтобы все было правильно... и законно! Как ты любишь! Неужели я не прав?
   - Прав, Максик, во всем прав! Ты слишком прав! Потому что все называешь своими именами! Я действительно являюсь твоей любовницей. И это в моей жизни равносильно крушению! Носимая ветром непредсказуемых обстоятельств, я болтаюсь по волнам жизни, и никак не могу примкнуть ни к одному из берегов. И это ужасно! Мне трудно смириться с нынешней позицией. Трудно осознавать, что я пала так низко... Пусть остается все как есть!
   - Значит, ты отказываешь мне?- поразился Нардипский.
   - Выходит, что так.- Обреченно промолвила Иова. Для нее самой это звучало как приговор. Но пока что принять какое - либо решение она не могла. Чересчур быстро все происходило! В голове была каша. А из омута в омут бросаться тоже невыход!
   - Ладно, я понял!- обиделся Макс.- Ты держишь меня за мальчика на побегушках, да? Поиграешь - и нафик! Подумаешь, какой пустяк? Одним больше, одним меньше!
   - Что ты такое говоришь? Ты мне очень дорог, Макс...
   -Но, пойми, очень сложно так сразу взять и оборвать нити прошлого! Это выше моих сил!
   - Говоришь, выше твоих сил?! А обо мне ты подумала? Я не хочу жить как на вулкане, в ожидании того, что однажды ты уйдешь снова к ним!
   - Я прошу лишь об одном - подожди!- устало ответила Иова.- Дай мне разобраться в себе.
   - А когда ты разберешься, то заберешь вещи, и досвидос! Прекрасно! Гарантии, Иова, мне нужны гарантии! Сколько еще можно ждать и чего?
   Прищурив глаза, Иова с тоской смотрела на возлюбленного. Она ничего не могла ему обещать.
   - Макс, если тебя что - то не устраивает, я могу прямо сейчас встать и уйти!- вдруг резким,начальственным тоном уверенно произнесла женщина.
   Нардипский понял, она не шутит и сразу немного притих и смягчился.
   - Нет, Иова, ты пришла в мой дом не для того, чтобы так быстро его покинуть. Я тебя не отпущу! Извини за бестактность... Я думал ты ... Думал все решено...- он тяжело вздохнул.- Пойми трудно так жить! Я привык планировать свою жизнь... Надо же от чего -то отталкиваться! Если нет... Что ж, не буду на тебя давить... Как бы там ни было, выбор у меня все равно невелик! Подожду еще...- мрачно вымолвил молодой человек. На некоторое время в столовой воцарилась неловкая тишина. И Нардипский и Штельман, каждый из них думал о чем - то своем. Первым прервал безмолвие Нардипский.
   - Еще полгода назад, сидя в первых рядах на церковной скамье, я втихомолку пожирал тебя взглядом, лелея лишь смутную надежду, быть, может, просто постоять неподалеку и послушать тебя. Стеснялся заговорить!
   -Ты стеснялся? - не поверила Иова.
   - Представь себе! Мне всегда казалось, что надменная и правильная Иова Штельман в два счета меня раскусит и потащит на церковную профилактику! Я пасовал перед чванливой фарисейской маской, холодной и официозной. Ты выглядела такой чуждой и неподступной, состоящей исключительно из заповедей и предписаний. О, как я мучился тогда! Как переживал! Готовился к каждой встрече на молодежке. Тысячи раз продумывал, что и в какой момент тебе ответить, чтобы не оплошать... А ты вся такая важная и категоричная, задавала ничего не значащие, формальные вопросы о том, как у меня дела? Как духовное состояние, и тому подобную ерунду. Знаешь, в такие секунды я не раз порывался рассказать тебе правду! Но в твоих глазах видел лишь безразличие и пустоту... Ни малейшего участия к моей персоне! Оно и понятно, у тебя сотни неотложных дел. Я подсматривал за тобой издали. Ты раздаешь себя всем понемногу. Для всех нужно быть вежливой и приветливой, да? Но твое лицо... Озабоченное и с унылым, больным взглядом побитой собаки, оно рассказывало о тебе больше, чем ты можешь себе представить!
   - И что же оно тебе говорило?- с некоторой спесью полюбопытствовала Штельман.
   -О, Иовочка, многое! Например, то, что не все так хорошо и безоблачно, в твоей жизни, как ты всем вокруг стараешься внушить! Я видел, ты ненавидишь людей, которым так фальшиво улыбаешься! Иногда, в те редкие мгновения, когда рядом не оказывалось никого, куда девался твой фарс? Передо мной возникала та Иова, которую практически никто не знал! Ты вдруг становилась угрюмой. В такие редкие минуты я видел перед собой уставшую от жизни, обычную, рядовую женщину, беззащитную и натянутую как струна, которая, как бы ни кичилась, но так же, как и все, нуждается в поддержке, понимании и любви... И я тогда не раз задавал себе вопрос: а вправе ли я оставлять тебя здесь на съедение этим волкам? Не лучше ли раскрыть карты и одним махом все решить?! Наивно? Согласен! Я тогда не знал, что ты за штучка!
   Он поднял бокал.- За тебя, любимая! Надеюсь, ты примешь правильное решение!- и Макс залпом выпил шампанское.
   - И за тебя!- с горькой усмешкой ответила Иова и потом задумчиво добавила:- Грош мне цена, как психологу, если я не смогла сразу распознать твоих чувств!
   - О не стоит себя корить! Ты - великолепный психолог! Просто твои мозги всегда занимали нытики, привыкшие к сюсюканью и жлобству! Когда так поступает женщина - еще можно понять! Но мужики, плачущие в хрупкую, бабскую жилетку - это отвратительно... Не сомневаюсь - это был лишь повод обратить на себя внимание! Я не раз замечал, как омерзительные, похотливые рожи, мысленно раздевали тебя взглядом! И если бы ты, моя дорогая, была чуточку повнимательнее, то наверняка заметила бы, что я не один твой поклонник!- ухмыльнулся Нардипский.- Просто я оказался посмелее других!
   - Ты хотел сказать понаглее!- чуть изменив тон произнесла
   Иова.
   - Называй, как хочешь! Теперь это уже неважно!
   - Макс, меня давно мучает один вопрос!
   - Ну, спрашивай, если хочешь?
   - Как ты осмелился тогда со мной так подло поступить?
   Нардипский немного напрягся, затем, просто беспомощно развел руками.
   - Не знаю! Можешь мне не верить, но я и сам сейчас этого не пойму! Как - то все само собой произошло. Какое - то непонятное затмение разума. Может на меня свое пагубное, черное действие оказала луна?- улыбнулся он. - Не знаю! Но, не о чем теперь не жалею! Согласись, это было неплохо!!!
   - Ну, ты и мерзавец!- не найдя что еще сказать, рассмеялась женщина и отпила немного из бокала.
   Макс тем временем отломил кусочек гуся и заботливо положил Иове в тарелку.
   - Я, конечно, уважаю твою диету! Но учти, мне нужна женщина в теле, темпераментная и здоровая! Так что давай налетай! За разговорами мы совсем забыли о птичке!- с наигранной веселостью сказал Макс и принялся грызть гуся.
   - Приятного аппетита!- услышали они вдруг позади себя.- Не помешаю?
   - Давай, заходи, Эрик, присоединяйся к нам!- пригласил его к столу Макс.
   - Спасибо, я сыт! А вот чаек с конфетками употреблю!- Пока Прусс заваривал себе в кухне чай, Иова неожиданно заговорила:
   - Макс, я знаю тебя относительно недавно. За это время ты показал себя как чрезвычайно подающий надежды, человек... Но еще недавно, помнится, ты и выглядел немножко иначе, ходил всюду пешком... По - моему и дома такого у тебя тоже не было...
   - Теперь есть! Что в этом странного?
   - Странно, то, что за такой короткий срок возникли шикарный дом, дорогущая тачка, деньги на такие дорогие подарки!
   - Ничего сложного! Бесконечный, каторжный труд и немного комплиментов жене начальника!
   - Даже так?!- померкла Иова.
   - А ты думала как? Глупо верить в сказки о быстрой карьере!
   - Ты что с ней спал?- ревниво впилась в него взглядом женщина.
   Макс на мгновение задумался. Он размышлял, стоит ли говорить об этом Иове, и, решив, что между ними не должно быть секретов, беззаботно заявил:
   - А что здесь такого? Чистый бизнес!
   - Что-о-о? И ты так спокойно об этом говоришь? Карьерист несчастный!
   - Да, карьерист! И что? Я стараюсь иметь в жизни вес. Бесполые, безгласые индивидуумы заполонили город. Они ничего в мире не решают! Прячутся за глупыми принципами, от которых им самим же и тошнит! А сделать ничего не могут! Потому что, белоручки и чистоплюи, привыкли завидовать тем, кто изворотливее и смелее их! На строгой морали, Иовочка, в наше время далеко не уедешь! А я хочу, чтобы со мной считались! Хочу вершить историю сам, сам отдавать приказы другим! И не быть под чьим - то гнусным прессингом!
   - У-у-у! У тебя, мальчик амбиции выше крыши!- ужаснулась Иова. Она уже пожалела, что начала этот разговор. Ее внутренние подозрения не рассеялись, а напротив, только возросли.
   Между тем, Нардипский дерзко продолжал:
   - Я всегда добиваюсь всего, чего хочу!
   - А чего ты в жизни хочешь, Макс?- зацепилась за его реплику Иова, обеспокоенная внутренним состоянием любовника.
   - Власти, денег...-
   - И женщин?- завершила она за него фразу.
   - Жен- щину! Одну единственную и неповторимую!- пожирая глазами Иову, исправил ее Нардипский. - Причем, хочу всюду и всегда! Ты - объект моего обожания, а остальные - так... средство для достижения цели
   - Далеко пойдешь, малыш!- рассеянно произнесла женщина, погрузившись в себя и свои мысли. На секунду ей стало за себя страшно, участь наложницы она стерпеть не могла.
   - Дорогая моя, ты еще не поняла, с кем ты связалась!- полувшутку заявил Макс.- В том, что я далеко пойду - я и не сомневаюсь! - с вызовом продолжал он.- Собственно, поэтому и считаю, что тебе и твоим детям будет со мной лучше, нежели с Микаилом! Я смогу им обеспечить достойное будущее! У меня есть деньги, связи и целеустремленность!
   Иова хотела высказать свое категорическое несогласие по поводу его убеждений, но тут услышала:
   - Прошу прощения! - вмешался в их разговор Эрик. Он поставил кружку с чаем на стол, взял с пиалы одну конфету, развернул и сунул ее в рот. - Буквально краем уха подслушал ваши слова, Иова. Оказывается, у вас есть дети? - бесцеремонно спросил Прусс.
   "Надо же, еще один наглец! Ну, прямо парочка хоть куда! Друзья под стать друг другу!"- с раздражением подумала Штельман. Вслух же произнесла:
   - Ну во - первых, Эрик, я не ханжа, поэтому, давайте - ка с вами, для начала, перейдем на "ты". Так, думаю, нам удобнее будет общаться! А во - вторых, как, быть может, это ни прискорбно, но у меня действительно есть дети! Двое: девочка и мальчик.
   - Взрослые?
   - А почему тебя это интересует?- встретила она любопытство парня в штыки. - Беспокоишься за друга? Напрасно! Они давно не в пеленках и самостоятельно ходят в туалет!
   - Ну, зачем же так, Иова? Выбор Макса я уважаю! Создание семьи - дело святое! И здесь уж никто никому не советчик! Вы оба вполне взрослые люди, и думаю, в своих делах разберетесь сами... Только сложно общаться с человек, который никому не доверяет и видит в окружающих лишь врагов.
   Иова рассудила, что Эрик возможно, и прав. В последнее время, она действительно на всех обозлилась. За своей спиной кроме заговоров и сплетен больше ничего не замечает. Это смахивает на паранойю!
   - У вас актуальный ум, молодой человек!- заключила Иова.- Мне бы хотелось видеть тебя среди своих друзей!
   Эрик самодовольно ухмыльнулся.
   - Что ж, прогресс налицо!
   В этот момент у Максимуса запиликал телефон. Одним движением он достал мобильный и, обозрев кто звонил, тут же отключился. Но телефон не унимался. Марш Мендельсона играл снова и снова, кто - то настойчиво пытался дозвониться. Но Макс все время отключался.
   - Видимо кому - то ты срочно понадобился. Ответь, может что важное!- настаивала Иова.
   - Да это по работе. Я на больничном... Не очень хочется портить день...- уклончиво ответил Макс.
   Телефон затрезвонил опять.
   - Нет, это никогда не кончится! Ответь!- разозлилась Иова.
   Слегка побелев, Нардипский поднялся со стола.
   - Я сейчас!- сказал он и стремительно зашагал в холл.
   В доме воцарилась невозмутимая тишина. До слуха молодых людей из холла доносились в столовую отчетливые обрывки отдельных фраз.
   - Алло. Да, я заболел.- Услышали Эрик и Иова.
   - Нет, нет приезжать не стоит! Мне уже гораздо лучше!- заверил кого -то на том конце Макс.- Увидимся в офисе через несколько дней!
   - Да, я планирую выйти в конце недели.
   - Да, я знаю, что ты звонила. Послушай, давай это обсудим позже! Я пока не в состоянии заниматься подобными вещами! Я же сказал, не приезжай!
   - Да я тоже. Я тебя не забыл!- Макс обернулся и увидел, что Иова внимательно вслушивается в каждое, сказанное им слово.
   - Извини, сейчас немного занят... говорить не могу... Я тебе позже перезвоню.- Торопливо бросил Нардипский и отключился. Он вернулся в столовую.
   - Начальник.- Как - то неестественно изрек молодой человек и отвел глаза в сторону. Иова сразу поняла, что он врет.
   - Ну что, может, сходим, прогуляемся?- чтобы немного разрядить обстановку, предложил он.- Погода замечательная! Все такое кружевное, как в сказки! Ты как, родная?
   Иова пожала плечами:
   - Тебе же нельзя, ты болен! Или хочешь, чтобы твой цербер меня на куски порвала?! Давай лучше посидим дома!- предложила она.
   - Мариделия больше не будет влазить в наши с тобой дела. А вот глоток свежего воздуха мне, думаю, не повредит! Кроме того, я хочу сделать тебе еще один сюрприз!
   - Может быть хватит на сегодня сюрпризов!- недвусмысленно намекнула Иова, давая Максу понять, что она не дурочка и все поняла. Макс понял ее намек, но слегка покраснев, сделал вид, что ничего не заметил.
   - Ладно! Гулять, так гулять!- притворно объявила Иова и встала из - за стола.- Пойду одеваться!
   Когда она вышла, Эрик сразу же набросился на Макса:
   - Ну, ты и идиот! Ни капли не изнился! Ты со своими бабами скоро попадешь! Зачем ты ее сюда притащил? Жил бы спокойно в свое удовольствие, ни перед кем не отчитываясь...
   - Я люблю Иову! Сколько можно воспроизводить?!
   - Ну а...
   - Ну а это - совсем другое! Эрик, если эта стерва здесь появится, скажи, ей что я уехал на несколько дней далеко-далеко! Нельзя, чтоб Иова ее видела!
   - Ну, ты Нардипский и даешь!!!Накрутил, навертел - и в кусты! Разбирайся сам со своими бабами!- вырвалось у Эрика.
   - Вообще -то я думал, мы друзья! А выходит ты просто используешь меня в своих интересах! - пристыдил Прусса Нарадипский. Это подействовало. Немного помолчав, Эрик вымолвил:
   - Ладно, если что, я тебе прикрою! Но...
   - Что?
   - Услуга за услугу!
   - И что ты хочешь взамен?- с интересом посмотрел на него Нардипский.
   - Скажи мне, пожалуйста, как зовут дочь Иовы?
   - Арина. А что?
   - Арина? Это точно?
   - Точнее некуда! А зачем тебе это?
   - Да понимаешь, познакомился в интернете с девушкой. Похоже это дочь твоей мадам... Кстати, она очень болезненно переживает разрыв отца с матерью!
   - Ты мне этого не говорил, я этого не слышал! И не вздумай ляпнуть об этом Иове!
   - О чем ляпнуть?- неожиданно предстала перед ними Иова.
   - Да городит тут Эрик всякую чушь!- отмазался, как мог Макс.- Затем живо спросил:
   - Ты готова?
   - Я - да! А ты? - резко отрубила Иова. Ее начало злить загадочное поведение Макса.
   - Подожди, я мигом! Только куртку накину!- сорвался с места Макс. Буквально через несколько минут он вернулся с ключами в руках.
   - Можем ехать!- уже на выходе произнес он.
   - Позволь узнать куда?- полюбопытствовала Иова.
   - Проедемся по магазинам.- с натянутой за уши беззаботностью ответил Нардипский. Он предчувствовал, обстоятельного разговора не избежать. Иова не глупая, ее не проведешь! Поэтому, пока выкатывал машину из гаража, находу изобретал версию поправдоподобнее.
   Четверть дороги ехали молча. Безупречно смирная снаружи, внутри Иова закипала, как чайник. Всеми фибрами души Макс ощущал исходящее от нее напряжение. Казалось, скажи он ей слово и весь ад, с немыслимой силой обрушиться на него. Поэтому он выжидал, хотел, чтобы Иова первая заговорила. И она заговорила.
   - Максик, я хочу у тебя кое - о чем спросить. Умоляю, ответь мне честно!
   Нардипский напрягся в немом ожидании. Началось!- подумал он. А вслух, как можно непринужденнее вымолвил:
   - Все что угодно, моя хорошая!
   - Ты у нас молодой, красивый парень,- начала Иова, - по тебе сохнет ни одна девица... Я это знаю... И не отрицай!- не дала ему ни малейшего шанса для отступления Иова.
   - Я и не отрицаю.
   - Тогда почему ты со мной связался?
   - Откуда столько глупости в такой хорошенькой головке?- ответил Макс вопросом на вопрос.- Самое печальное в твоих словах, Иовочка, то, что ты себя не ценишь!
   - А ты меня, значит, ценишь?- презрительно произнесла женщина и Макс понял: вопрос с подвохом.
   - Чудная ты Иова! Люди в 70 лет только начинают жить, а ты в 30 себя хоронишь! Главное не то, как ты выглядишь, а то, как ты о себе думаешь! Тебе ли этого не знать?! Лично для меня ты - сочетание несочетаемого: добрая, умная и красивая! А главное - порядочная!
   - Да уж, порядочная! Макс не смеши! - простонала Иова.- Насчет всего тобой вышеперечисленного у меня вообще грандиозные сомнения!
   - В этом твоей вины нет! Ты, моя дорогая, затюкана комплексами и предрассудками!- умело уводил ее от их первоначальной темы Нардипский.
   -А ты у нас значит парень без комплексов?- гнула свою линию Иова.
   "О-о-о! снова о том же! - мысленно подумал Молодой человек, а вслух произнес:
   - Да,Иовочка, я без комплексов и привык жить, так как мне нравится, независимо от мнения пресмыкающихся! Я способен на безумства, если это мне поможет достичь намеченной цели.
   - Ах, вот как?! По - твоему я - пресмыкающаяся, а ты у нас белый и пушистый мачо! Достиг чего хотел сделал из меня шалаву?!- с горечью произнесла Иова.
   -- Не утрируй, родная! Кроме того нельзя себя так унижать! Ты - не шалава, шалава - зарабатывает деньги, а ты мне отдалась бесплатно, а следовательно - ты просто жертва обстоятельств. Извини за цинизм, привык все называть своими именами!
   - Ну как же, ты сам только, что сказал! Высокого же ты обо мне мнения! Только запомни: если мы сейчас вместе, это не значит, что я буду, как ты там выражался? Безгласой овцой?!
   - О чем ты, солнце? - состроил непонимающую мину Нардипский.
   - Перестань, Макс! Я тебе даю последний шанс! Не сомневаюсь, у тебя есть еще какая - то ... шлюха! - не выдержала Иова и выпалила без обиняков.
   - Ух-ху!- потер лоб Нардипский. Столько предисловий! Могла бы спросить об этом прямо!
   - Я и спрашиваю!- впилась в него взглядом женщина.
   - Ничего - то от тебя не скроешь! Хорошо. Я понял, куда ты клонишь!
   -Наконец - то!- злобно прошипела женщина. В этот момент она готова была его разорвать.
   - Да у меня есть... то есть ... была женщина. Мы с ней встречались... Но она не шлюха, вполне себе пристойная тетка.... - поглядывая в зеркало на реакцию Иовы, осторожно заявил Макс и тут же добавил:- Но это было до тебя! Теперь все в прошлом! Кроме тебя мне никто не нужен!
   - Так уж и не нужен? - засомневалась Штельман. А мне вот так не кажется! Та красота, с которой ты говорил сегодня по телефону, ты ведь с ней говорил? Она, похоже, собиралась тебя навестить. Или я ошибаюсь? Кроме того, кто-то с ней мило ворковал. Даже обещал перезвонить!
   Максимус недовольно запыхтел.
   - Ну да, все правильно... не спорю, обещал... Просто она еще не знает, что нашим с ней отношениям - конец! Я хотел по - человечески все потом объяснить...
   - Да-а, Нардипский! Не думала, что ты такой подлец!- вознегодовала Штельман.- Сперва дать надежду, а потом отфутболить, да еще и по телефону! Действительно, это очень по - человечески! Ха-ха-ха.- Истерически захохотала женщина.
   - По- твоему мне надо с ней встретиться?
   - Макс, это твои проблемы! Поступай, как знаешь! Хочу тебя только предупредить: если однажды я узнаю, что ты мне изменяешь - пощады не жди!- жестко отпарировала женщина.
   - Иовочка, ну что ты такое говоришь?! Подумай сама, зачем мне это? Ты для меня- самая желанная женщина на свете! Это не в моих интересах! Я столько грезил о тебе! Могу ли я собственными руками разрушить все то, к чему столько стремился? Это, по - крайней мере - не логично!
   - Не знаю, Макс, не знаю!- с сомнением в голосе, пробурчала Штельман.
   Нардипский резко надавил на тормоза. Машина с визгом застопорилась. Он повернулся к ней, сжал ее плечи, и, глядя прямо в глаза, своим зеленым, немигающим взглядом, заговорил:
   - Запомни, пожалуйста, чтобы ни случилось, я всегда любил, люблю и буду любить только тебя! Ты единственная женщина, которая мне нужна! Ты - мой добрый ангел! Я тебя ни на кого не променяю! Поверь мне! И никогда не сомневайся в моих чувствах! Все, что я делаю, делаю для тебя! И существую я тоже только для тебя! Слышишь?!
   - Да, Макс, я слышу! - недоверчиво пробормотала Иова. - Только решай со всем этим поскорей!
   - В этом можешь не сомневаться! - удовлетворенно выдохнул Нардипский. Он снова завел Тойоту и озабоченный состоявшимся разговором, надавил на газ. В машине снова воцарилась тишина. И опять им навстречу, быстрой кинолентой, замелькали, облаченные в белую пену, поля и деревья.
   Крепко вцепившись в своих подопечных, Блудник и Греховодник праздновали победу.
   - Получилось, у нас все получилось!- радостно завопили бесы, вытанцовывая на головах Иовы и Макса.- Свершилось! Свершилось! В конце концов, свершилось! Пришла погибель! Избранным конец! Вам не удержать отныне позиции ваших святых!- обратился неожиданно Греховодник к Рафаилу.
   - Ты грезишь, что ли, Греховодник? Какие святые? Грех поглотил их с головой! Они дети мрака и тьмы!- внес поправку Блудник, удовлетворенный проделанной работой.
   -Да! Она теперь наша! Убирайся!- нагло напирал на Рафаила Греховодник, предвкушая радость победы.
   - Не ты меня ставил, ни тебе меня и гнать!- сурово вымолвил Великий Архангел.
   - Неужели ты всерьез веришь, что тебе удастся что-либо изменить? Чувство вины блокирует молитвенный дух. Он постепенно умирает. Признай, мы одолели Бога!
   - Пока теплится вера - вам ее не одолеть!- невозмутимо закачал головой Рафаил.
   - Ты имеешь ввиду эти жалкие осколки разбитых надежд? Вскоре и они погаснут! Тьма разрушит ее душу. Признай же, гордец, крушение веры неизбежно! И оно грядет! Скоро, очень скоро ее сила иссякнет! И ты не сможешь этому помешать!
   - Праведник семь раз упадет и семь раз поднимется!- настаивал на своем Рафаил.
   Греховодник в злости закусил свою черную, безобразную губу и заткнулся.
   - Хи-хи-хи!- услышал он прямо рядом с собой и злобно зыркнув, оскалился на Адинайзера:
   - Злорадная тварь, ты что ржешь? Кто ты без нас, уродец паршивый?! Немощь ничтожная, помалкивал бы и благодарил! Если бы не мы гореть тебе сейчас синим пламенем!
   -Да что ты знаешь, о моих деяниях?- с ненавистью заголосил злой дух.- Это Адинайзер создал благополучные предпосылки и подготовил почву сердца для вас! Это Адинайзер привел Обвинителя. Беспробудно тревожил сердце, наполняя его отчаянным осуждением, гневом и недовольством! Адинайзер сеял смуту, ложь и клевету, умело используя при этом одиночество и боль. Замкнул сердце для внешних... И все это я сделал, имея в руках лишь схороненную в глубинах далекого подсознания, гордыню и эгоизм... Сумел вывернуть их наружу и убедить посланную в том, что она несчастна и обречена... Обладай я той силой, которую имеете вы - справился бы в одиночку искуснее и гораздо быстрее вас обоих!- окончив речь, он презрительно плюнул в их сторону черной, липкой слизью и демонстративно отвернулся.
   Пока бесы выясняли между собой отношения, Ангелы совещались по - своему.
   - Натаниэль, - обратился Рафаил к одному из прибывших воинов - хранителей,- в скором времени Дух Святой начнет поднимать молитвенников на брань. Обеспечь девчонке и ее маленькому другу полную безопасность.
   - Милан и Висаир, вам тоже предстоит потрудитья! Но верю, молитвы избранной поддержат ваши руки. Кстати, милостью Божией великан на свободе... но ненадолго. Помните об этом!
   - О, предводитель,- обратился к Рафаилу Висаир,- разве нельзя было этого избежать?- кивнул он в сторону Макса и Иовы.- Низость прелюбодеяния осквернила ее душу!
   - Чистое золото получает свой блеск в огне, когда при высокой температуре плавится, и всплывают на поверхность все лишние шлаки и мусор... Путь очищения неизменен и он идет долиной смертной тени... Все что происходит - все во Славу Божью! Не усомнись в этом Висаир! - с достоинством изрек великий Архангел.
  
  
   ГЛАВА26
  
   Зеус появился в "Казанове" внезапно. Местные орды посланников тьмы проявляли немалое беспокойство по этому поводу. Столь значительная фигура в их скромной обители не сулила ничего доброго. Бесовский мирок, содрогаясь от ужаса, трепетал. Своей привередливостью и свирепостью Зеус превосходил самого князя тьмы. В мире зла его опасались и панически боялись даже те, кто стоял по чину в ровню с ним. Такое положение дел весьма льстило самолюбию тщеславного демона. Стараясь соответствовать имиджу кровожадного злодея - Зеус не щадил никого. Свою точку зрения находил единственно верной и непогрешимой. К порученному делу подходил со всей основательностью. Обычно ему поручались важные стратегические объекты. Люцифер с удовольствием отмечал, что он работает чисто и многолико, море людской крови льется всюду, где он появляется. Несмотря на свою изобретательность и ловкость, пару раз Зеус все же потерпел поражение, последствия которого расхлебывал и по сей день. Но с пустыми руками он не ушел, унес с собой длинный шлейф из тысяч человеческих жертв. Да и теперь он настойчиво рвался отыграться за прошлое. Хитросплетенные интриги и всевозможные витиеватые разработки нескольких столетий, должны обязательно сработать в двух основных направлениях: абсолютный контроль над людским сознанием и власть тьмы над миром. Подготовка велась полным ходом и довольно успешно. Все бы ничего, но внезапно возникла помеха. Пришлось заниматься ее устранением - нейтрализовать проблему всеми доступными им средствами. Преданные помощники Зеуса - ожесточенное сборище ненавистных негодяев и мерзавцев, крайне агрессивных и весьма изобретательных на зло, не раз предлагали всяческие решения, по этому вопросу, но все они в итоге, сводились к смерти. Свирепые и лютые демоны по-другому не умели. Их цель однозначна: убить, украсть и погубить. И не то, чтобы Зеусу это не нравилось, наоборот, по своей природе он сам был непомерным злом, и с радостью бы позаботился о том, чтобы протеже Бога стереть навеки с лица земли. Но не мог! У него на пути встал запрет Всемогущего, а значит, дело не только не увенчается успехом, но и может уничтожить все их грандиозные старания. С Богом шутки плохи! Разумеется, у хитрого демона возникали сомнения и насчет того, что Владыка так легко и просто позволит их планам свершится, не зря же здесь околачивается Рафаил! Но, по - крайней мере, они свободны в своих действованиях и вольны поступать так, как им заблагорассудится. А значит, есть шанс. Они еще повоюют!
   В "Казанове" демон войны и агрессии тоже появился ни один. В числе его помощников водилось, множество убийц и насильников различных иерархий, но на двоих из них Зеус полагался особенно сильно. Ловкий Гакха - скользкий, безобразный демон, с наглым оскалом и цепким, страшным взглядом, подмял под себя низшие структуры власти и правопорядка. Он никогда не разменивался по пустякам. Действовал тонко и осторожно. Если наносил удар, то один раз, но по - крупному. Гакха был самым коварным, но и, порой, самым ленивым из всего окружения Зеуса. Особого усердия в деле не обнаруживал, но в итоге являл потрясающие результаты, чем непомерно злил остальных. Многие, менее шустрые его соратники по этому поводу частенько недоумевали. Так уж случалось, что всю грязную работу приходилось делать им. Обладая чрезвычайной чуйкой, Гакха же подключался к делу только тогда, когда видел выгодные перспективы. Из века в век он делал одно и тоже, и это безотказно работало! Его тактика до боли проста: 98% правды и только 2% убивающей лжи! Своеобразная ложка дегтя в бочке с медом! Хитрый, но трусливый, Гакха умел пустить пыль в глаза. Он никогда не смеялся, и не паясничал, говорил обычно редко, но по делу. Строгая, граничащая с армейской, выправка и излишняя официозная напыщенность, делали свое дело и вселяли к демону всеобщее опасение со стороны многочисленного бесовского мирка. Впрочем, среди них имелось отнюдь нимало и завистников! Ведь ему в заслуги вменялось полная изоляция Черного острова от прочего мира. Едва ли кто из бесов постигал, каким образом из века в век, Гакхе удавалось убеждать руководство Трикопольеуса не только полностью отказаться от земель Черного острова, но и внушить людям неприкрытый ужас перед этим местом. А чего стоило передать в пользование Гумблера младшего бумаги на владение островом?! О своих секретах успеха демон особо не распространялся, но поговаривали, что это все потому, что он долго не привязывается к одному телу. Ему скорее свойственно скрыто влиять, чем откровенно властвовать.
   Еще одной высокопоставленной личностью в свите Зеуса был Колдун. Его незаурядная умственная деятельность и колоссальная работоспособность и как лидера, и как рядового воина, делали того незаменимым пахарем на поле мировой арены. Именно такие как он, выполняют основную, незавидную работу, но все лавры в любой игре, обычно достаются другим, более корыстным и беспринципным. Колдун же работал за идею, хотя и не без личной выгоды! Под его началом находился ни один легион. Поэтому в его многочисленные обязанности входило и непосредственное общение с низшими чинами бесовской иерархии. Безграничный контроль над каждым делал честолюбивого демона ядовитым и опасным среди прочих. Преданный делу, он иногда все же заходил слишком далеко. Игнорируя приказы Зеуса, самовольничал, и все делал по- своему, отчего появлялись немалые проблемы. Позже, Колдун сам же все и исправлял, но его непослушание и непокорность настораживали Зеуса и заставляли того держать резкого и горячего Колдуна на коротком поводке, на корню пресекая его излишне кровожадную инициативу. В последнее же время, Зеус буд - то ему и вовсе перестал доверять, курировал вопросы самолично, чем неимоверно оскорблял Колдуна. Как бы там ни было, но Колдун слыл далеко не последней фигурой в гнусной свите Зеуса. Ледяное спокойствие демона многим импонировало, тем более что Колдун являлся главным носителем всей важной информации. У этого проныры повсюду есть глаза и уши. Поэтому все предусмотрительно - вежливо с ним обращались, предпочитая видеть колдуна скорее среди друзей, чем своих врагов. Отдельные бесовские кланы, в общем - то сохраняли и нейтральную позицию, следуя мнению: если есть такой друг, то и врага не надобно. Однако все без исключения понимали - в настоящее время многое зависит от него. Ведь собственно, именно Колдун в свое время, подсунул дневник черного мага - Вариуса Гумблера, его правнуку Гумблеру -младшему. Потом же, день за днем взращивал в нем властолюбивые мысли о мировом господстве. Он пошел дальше и впоследствии убедил Гумблера создать тайную лабораторию и любым путем заманив туда нескольких толковых ученых, начать разработки жизненно - важных для них проектов. На нем висел и биологический материал, который он, в течение уже долгого периода, ежемесячно поставлял для опытов. Кого заманивал хитростью, кого угрозами - по всякому приходилось! Тут уж его подстраховывал Гакха, прятал концы в воду, как мог. Но в целом Колдун работал один. И вот когда он однажды прокололся с дневником, позволив этому гибриду - Дэрэгу, уничтожить несколько основополагающих страниц, Зеус не смог ему этого простить и сам воплотился в Гумблера - младшего, оставив Колдуна на побегушках. В итоге, по вине Колдуна, многочисленные эксперименты по клонированию, не увенчались должным успехом. И, тем не менее, результаты все же были! И этим Колдун очень гордился! Гордился он и тем, что первым узнал о мрачном пророчестве. И если бы Зеус не путался под ногами, давно бы все было кончено. Да, он за радикальные методы, и что? Разве цель не оправдывает средства?! - не раз сетовал демон, но открыто против Зеуса выступать не смел, осторожничал. Колдун вообще смутно представлял, каким образом можно использовать Запрет Владыки в своих целях, как это предлагал Зеус. Операция очень рисковая и ненадежная! Но самым ужасным было то, что реализация этого проекта опять ложилась на его плечи! Колдун негодовал и злился. Однако приказы Зеуса, обычно, не обсуждались. По словам демона войны все уже готово. Осталось самая малость: подтасовать обстоятельства так, чтобы свести всех нужных людей воедино.
   Для начала Зеус задумал одну встречу. Под покровом глубокой ночи, когда погасли все уличные фонари и разноцветное многообразие светорекламм, но еще толком не прорвался утренний свет, к гостинице "Старс", что с противоположного квартала вплотную примыкает к "Казанове", в один и тот же час, но по - отдельности, появились три фигуры и спешно скрылись за толстыми стенами "Старс". В гостинице царил полумрак. Тусклые, ночные светильники слабым отблеском освещали просторные коридоры ровно настолько, насколько можно увидеть куда идешь. В такой обстановке врят ли удастся, кого бы то ни было разглядеть. Этого - то и желали три таинственные фигуры.
   - Сюда, господа!- вполголоса позвала их нечеткая, джинсовая тень, которая стояла неподалеку от света и просматривалась лучше остальных. Когда двое других к нему подошли, все трое тут же вновь скользнули во мрак, в ту часть коридора, где намеренно не было освещения. Резко щелкнул замок и где -то неподалеку быстро отворилась дверь, пропустив гостей, она так же быстро захлопнулась. Изнутри щелкнул замок, и все стихло. В пустынном коридоре возобновилось прежнее гробовое молчание. Не зажигая света, джинсовая фигура вытянула из кармана фонарик и, подсвечивая дорогу гостям, остановилась у книжных стеллажей. Привычным движением рванула книгу, и шкаф неожиданно открылся, обнажив довольно просторную, но скромно обставленную комнату. Как только все трое переступили порог помещения, стеллаж снова затворился и мгновенно сам собою зажегся свет. Снизу доверху наполненная всякой всячиной, комната могла бы свободно быть и жилым помещением. Помимо множества коробок с продуктами, находившимися в левом крыле, правая сторона коморки была относительно свободна и состояла из двух бархатных кресел, небольшого дивана и миниатюрного письменного стола. Одна из стен представляла собой солидную библиотеку из раритетных книг. Параллельно ей отсвечивала темная, зеркальная поверхность, ввиде окна до половины стены. Нижняя же половина представляла из себя отличный бар, с великим разнообразием бутылок и конфет.
   - Ну вот, теперь можно расслабиться!- джинсовая фигура достала из бара бутылку виски и вазочку, доверху наполненную самыми различными конфетами.- Обожаю сладкое!- с наслаждением причмокнул он, запивая кусочек шоколада крепким напитком.
   - Неплохо, неплохо, Артурчик!- вымолвил седоватый мужчина в черном спортивном костюме и, взяв бокал из рук хозяина, примостился в одном из кресел.
   .- О, генерал, вы не представляете насколько я творческая личность!- самодовольно ответил Артур.- Но творчество изрядно стоит! А крутиться в последнее время стало все трудней!
   - И что с того?- надменно проговорил генерал. - Между прочим, по твоей милости, мне тоже приходится не сладко! И я кручусь! Кручусь, как уж на сковороде. Радуйся, что хоть лес больше никто не шманает! Так бестолково наследить?! Теряешь нюх, мой дорогой!
   - Да черта с два!- выругался Артур.- Случайности бывают у всех!
   - Случайности склонны превращаться в закономерности. А закономерности неизбежно приводят к тюрьме. Еще одна подобная выходка и весь город будет на ушах! Одно дело - без вести пропавшие, их можно искать очень долго. И, заметь, совсем другое - растерзанное тело! Объяснить почему?!- впился в Гайдима взглядом генерал.
   - Не дурак, понимаю! Черт бы побрал этого хирурга! Жмурик чмошный! Сам отправился кормить червей, а мне расхлебуй его дерьмо! - он залпом выпил рюмку виски и, закусывая, конфеткой промычал:
   - Не спорю, мой бок есть! В нашем деле без промахов не получается! Но генерал, вам ведь за это и платят! Где сплоховал я - на это есть вы! Так действуйте! Развяжите нам руки поскорей! Отстраните этого выскочку от дела! Поставьте своего человека. Немного подтасуем события, найдем козла отпущения... Глядишь, и картинка изменится!
   - Да не могу я его отстранить! Задеты личные интересы! Эта твоя стерва... Еще один кстати, твой бок! Поставь я другого, он все равно не остановится! Будет копать втихомолку. А это еще хуже!
   - И что с этого?- удивился Гайдим.- Очень скоро он сменит местожительство! И если бы кое -кто это сделал раньше, на одну проблему стало бы меньше!- он повернулся к стриженному парню и посмотрел на того в упор, пытаясь проникнуть в ход его мыслей. Это странное, лицо без эмоций, никогда не внушало Артуру особого доверия. Где -то на уровне шестого чувства, он мог поклясться, что с этим красавцем, что -то не так!
   - Твой шкурный интерес в этом деле ясен!- подколол его в свою очередь парень.
   Артур ядовито закусил губу и слушал его молча.
   - Неужели не понятно, его смерть все усугубит! Продолжил парень. - Ко всем прочим регалиям добавится еще и труп следователя, делом заинтересуется ФБР. Думаю, лишний шум - ни к чему!
   - И что ты, умник, предлагаешь?- презрительно спросил Гайдим.
   - Предлагаю оставить все как есть! Ему нужна информация - он ее и получит! Но только ту, что устроит нас! Кстати, насчет козла отпущения - неплохая мысль!
   - Фел прав!- внезапно неизвестно откуда послышался грубый голос. Все как по команде обернулись.
   - Господин Гумблер?!- изумился генерал, пытаясь проникнуть взглядом сквозь непроницаемую зеркальную поверхность.
   - Да это я.- небрежно обронил мужчина.- Ты же не думаешь, что я пущу дело своей жизни на самотек?!
   - Н-ну, разумеется, нет.- Неуверенно пробубнил генерал.- Вот и хорошо, что не думаешь! Потому, что я намерен взять дело в свои руки, пока вы, два идиота окончательно не провалили мне всю операцию! Среди вас есть всего один здравомыслящий человек - это Фел Киссаль! Он прав, смерть Сабариона ничего не решит. Припугнули - и достаточно! Впрочем, этот не остановится ни перед чем! Поэтому сделаем так, как предложил Фел! Убьем двух... или нет... даже трех зайцев! Мне эти Штельманы уже поперек горла!
   - А кто третий?- осторожно поинтересовался Гайдим.
   - После того, как дело будет сделано, избавься от этой сумасшедшей!
   - Но, господин, Гумблер, она верна нашему общему делу... и думаю... нам еще, не раз пригодится!- попробовал уговорить шефа Гайдим.
   - Полиция на ушах! Ее ищут. Рано или поздно, этот фраер ее найдет ... И тогда ниточки неизбежно потянуться к нам! Не позже, чем к затмению реши эту проблему! Когда все образуется, заводи себе хоть слониху, если тебе по кайфу экстрим! Га-га-га!- нервно заржал голос за стенкой, так, что всем вокруг сделалось ни по себе.
   - Я считаю- это несправедливо! Позвольте ей хотя бы принять участие в церемонии...- не собирался отступать Артур.- День два - ничего не решат! А лишние руки нам сейчас не помешают.
   - Ладно.- Согласился Гумблер.- Она примет участие в церемонии. В дальнейшем же, если не разберешься с ней сам - поверь мне, это сделаю я! Ты понял меня, Гайдим?- сердито прикрикнул Гумблер.
   - Не глухой! - мрачно буркнул Артур.
   - Несомненно, мозг этой убогой пополнит мою богатейшую коллекцию! Как раз есть возможность проверить действие нового препарата. Прелюбопытнейшая, скажу я вам штука! Напрочь отшибает память и делает мозг податливым и милым.
   - А что если...- вдруг встрепенулся Киссаль. - Почему бы не проверить эту штуку на нашей старой, доброй знакомой?
   - Удивительно, как это я сам до этого не додумался?! - подхватил его идею Гумблер. - Пророчество даже потенциально не должно иметь тенденцию к своему осуществлению! Управляемый разум - это же то, что надо! А если перезагрузить мозг... Заполнить его далекой от реальной действительности, белибердой. Каким - нибудь толковым вздором... Мелким и примитивным... Вот и пусть приносит пользу обществу, если так кому - то хочется!
   Га-га-га!- вновь раздался зловещий регат.
   Все трое резко вздрогнули. Никто из них не мог понять, почему этот, на первый взгляд, безобидный голос, не просто завораживал, но и безоговорочно подчинял себе людей.
   - В целом, со всем разобрались, - искаженным компьютерным голосом пробасил Гумблер - младший, - а теперь переходим к деталям...
  
  
  
   ГЛАВА27
   Будильник надрывно ревел. Максимус машинально сунул его под подушку. Но тот противным дребезжанием допек его и там. Тогда Макс с силой швырнул его в стену. Напоследок дзынькнув, будильник разлетелся на части и замолк. Макс понимал, пора вставать, но он не мог! После вчерашнего дико болела голова и невыносимо клонило в сон. Похоже, немного перебрал! Давно такого не было! Он пришел поздно ночью и еще до сих пор не протрезвел. С большим трудом он повернул голову влево и посмотрел на вторую половину кровати. Иовы рядом не оказалось, кровать даже не расстилалась. Приложив немалые усилия, охая при этом и кряхтя, Нардипский все же оторвал свое больное похмельем туловище от постели. Несколько минут спустя, он уже принял душ, умылся, побрился и обмотавшись полотенцем выполз из ванны. Ему было ужасно плохо, а тут еще предстояла разборка с Иовой. Парень не спеша оделся и медленно поплелся на кухню. По дому приятно разносился горьковатый, кофейный аромат. Мариделия уже была давно на ногах. Она возилась у плиты и о чем -то тихо перешептывалась с рядом сидящей Иовой.
   - Доброе утро.- Вяло поздоровался Макс и пристроился неподалеку от Иовы, на соседнем табурете.
   - Фу-у-у!- махая перед носом рукой, протянула Штельман.- сразу видно, вечер удался, да Макс?! - Иова нахмурилась.
   Мариделия молча, поставила перед хозяином чашечку кофе и вышла из кухни.
   - Иова, любимая, ну не дуйся! Знаю, виноват, перебрал немного. Ты же знаешь эти корпоративы... Все пьют, пьют, до упаду. Любимая, ну иди ко мне! Я за тобой очень соскучился!
   - Так соскучился, что приполз в четыре утра и без задних ног задрых!- съязвила Штельман.
   - Корпоратив! Ничего не поделаешь! Я обязан быть вместе со всеми. Это часть моей работы!
   - Не сомневаюсь! И та девица, что мне звонила ночью - это тоже часть твоей работы!- мрачно констатировала женщина.
   - Какая девица?- не понял Нардипский.
   - Макс, не придуряйся! Вчера вечером, вскоре после твоего звонка, с твоего телефона мне позвонила какая - то девка.
   - И что она хотела?- напрягся Макс.
   - Хороший вопрос! Ее интересовали наши с тобой отношения!
   - У-у-у!- обхватив голову руками, застонал парень.- Вот дура!- вырвалось у него!
   - О-о-о, как все запущено!- взорвалась Иова.- Я то думала...
   - Это не то, что ты думаешь! Одна из моих сотрудниц по уши в меня втюрилась! Проходу не дает! Достала!
   - Достала до такой степени, что имеет доступ к твоему мобильному?- иронично бросила Штельман.
   - Да я пошел в туалет, а телефон оставил на столе... ну по пьяни... сама понимаешь! А она, видимо воспользовалась моментом... Кстати, что ты ей ответила?
   - Что не собираюсь ни перед кем отчитываться в своей личной жизни!
   - У-ху-ху!- снова простонал Нардипский.
   - Что Макс запутался с бабами?!- злобно вырвалось у Иовы.
   - Да какие бабы, родная? Мне кроме тебя никто не нужен! Правда, поверь! Ну, выпил вчера, ну дурконул... С кем не бывает?! Никаких левых звонков больше не будет. Я тебе обещаю!
   - Интересные подробности вырисовываются! И до какой степени ты дурконул?
   - Можешь не сомневаться, до постели не дошло! - в такт ей съязвил Нардипский, поглядывая на часы. Он уже опаздывал. Шеф снова будет недоволен, т.к. неоднократно давал понять непунктуальному молодому человеку, что долго так продолжаться не будет. Поэтому объясняться дальше Макс просто не мог. Наскоро допив кофе, он быстро проговорил:
   - Извини, котенок, времени в обрез! Надо бежать! Не бери дурного в голову, несравненная ты моя! - вслед за прощальным поцелуем, последовало дежурное: "Я тебя люблю. Встретимся вечером!" После чего, вцепившись в папку с документами, молодой человек резво выскочил из кухни, оставив Иову в полном одиночестве.
   - Я тоже тебя люблю, мой мальчик! Но мне надоело тебя ловить! Ты ускользаешь все дальше!- с грустью прошептала ему вслед Штельман.
   Уже вторую неделю она жила у Макса. Тот неудержимый, любовный экстаз, ради которого было принесено столько жертв, вдруг сменился обыденностью совместной жизни. Достигнутая своего любовь потеряла не только новизну ощущений, но и открыла двум любящим сердцам недостатки друг друга. В бесконечной рутине дней вдруг наступило тягостное прозрение, подобно многим другим парам, их чувства подверглись испытаниям. Совсем скоро, Макс обнаружил, что куда - то пропала энергичная, жизнерадостная Иова, а ее место заняла печальная мина, замкнутая, капризная и всем недовольная. Он никак не мог взять в толк: почему рядом с ним, Иова стала такой угрюмой? Неужели он делает что - то не так? Разве не выполняет все ее прихоти по первому зову? Богатые подарки, безраздельное внимание, вечерние прогулки, после работы, когда он еле держался на ногах - все для нее! Но Иова лишь ненадолго расцветает, затем ее душа снова погружается во мрак. Несмотря на все ухищрения женщины казаться веселой и беззаботной, Макс видел, ее мысли бродят где - то далеко. И это Нардипского немерено раздражало. Разумеется, он делал скидку на резкие перемены в ее жизни. Разлука с детьми, смена партнера, кроме того, совершенно чужая для нее, размеренная и бездеятельная, жизнь - все это способствовало тягостному, депрессивному состоянию. Юноша это понимал и помогал Иове забыться, как мог. Дабы любимую утешить и переключить ее мозги, даже купил ей новую машину, учил вождению и правилам дорожного движения. Несколько раз, возил в ночной клуб, где познакомил со всеми своими друзьями. Но все было напрасно! Иова становилась все отчужденнее и холоднее. А однажды (это уже было чересчур!), он услышал, как во сне она разговаривает с Микаилом. И это после всех его стараний! Почему она так себя ведет? - не раз задавался вопросом Нардипский. - Разве им вместе нехорошо?- мысли о том, что его Иова все еще неравнодушна к мужу, приводили молодого человека в такое отчаяние, что он срывался, бросал все и бежал в свой неизменный ночной клуб. Но потом, пропустив пару стаканчиков, немного успокаивался и тщательно взвесив все обстоятельства, набирался терпения и вновь возвращался к Иове. Как любой нормальный человек, Максимус надеялся, что со временем все образуется, и всем сердцем жаждал перемен к лучшему, но вместо этого, непроизвольно начал замечать, что его возлюбленная во многом не соответствует нарисованному им о ней, представлению и где - то понемногу разочаровывался. Немало бесил молодого человека и часто проскакивающий нравоучительный тон, с которым Иова поучала своего юного любовника. Максимус делал все возможное для того, чтобы его любимая, наконец, разглядела в нем полноценного, взрослого мужчину, способного стать надежной опорой для семьи. Но та общалась с ним так, как буд -то перед ней был ее сын, что неимоверно выводило из себя. Именно это обстоятельство не раз становилось весомой причиной для размолвок. В свою очередь, властная, с диктаторскими нотками в характере, Иова Штельман, другой быть просто не умела. Ее неизменным подсознательным стремлением всегда оставалось вечное доминирование над всеми. И с этим ничего не поделаешь! Штельман по - привычке контролировала Макса во всем. Часто звонила, стремилась быть в курсе всех дел, пытаясь давать советы, лезла даже в бизнес, чем непомерно дратовала Макса. И, тем не менее, поначалу, принимая расспросы Иовы за доброе участие в его жизни, Макс все терпеливо разъяснял. Но стоило Иове начать давать ему настойчивые "добрые" советы, как он в корне стал пресекать всякие разговоры о работе. Причем делал это настолько жестко, что женщине пришлось отступить. Не нуждаясь в излишней опеке, Макс работал по - своему, назло, доказывая Иове свою независимость. Иногда становился грубым, дерзким и неукротимым, впрочем, как и всякий подросток. Но буквально вскоре, на глазах менялся и делался любящим и добрым, обезоруживая суровую женщину мягкостью и лаской. Так продолжалось всю последнюю неделю. Макс и Иова боролись за свои права и независимость. Их отношения держались сугубо на эмоциях, а чувства постепенно перерождались в некое тайное соперничество. Гордые и необузданные, они не желали уступать друг другу. Однако несмотря ни на что, ощущение труднодостижимой мечты побуждало обоих быть более снисходительными к недостаткам партнера. Ежедневно прокручивая события прошлого, оба взращивали в себе искусственное ощущение прошлого кайфа, поддерживая, таким образом, равномерный баланс между разочарованием и любовью. Так они и жили. Их малопонятные, обычному человеку, отношения, не имели корня, но имели прочный стержень - они идеально подходили друг другу в сексе. Поэтому, несмотря ни на что, каждый из них был по- своему счастлив. Этот немаловажный факт по - настоящему омрачался только одним - Иова сильно тосковала по детям. Они по - прежнему оставались с Микаилом, а тот и не собирался их отдавать. Макс обещал в этом деле помочь, но почему - то медлил. Распираемая болью и переживаниями, Иова иногда сожалела о содеянном. Приближалось Рождество, которое впервые в жизни, она должна будет провести не с ними. Женщина представила милые, грустные личики детей, праздник без мамы - что может быть ужаснее для них?! И это сильно удручало! В течение месяца она не слышала их звонких, часто спорящих между собой, голосков. Нет больше беготни и вечных просьб и жалоб... Она сама их оттолкнула. Разрушила их светлый мирок своими собственными корявыми руками. Променяла дорогих сердцу людей на одного Макса! А стоило ли? - такие мысли в последнее время, стали довольно частыми гостями в ее голове. Материнский инстинкт постепенно брал верх над чувственной женщиной. Нахлынувшие порой чувства вины и отвращения к самой себе все чаще доминировали над своей жертвой, заставляя Иову терпеть все хамские выходки Макса. Она принимала их как должную расплату. Довольно категоричная по жизни, Иова считала себя конченой блудницей и стервой, которой нет ни сочувствия, ни прощения, лишь один удел - смерть. Все, что было сделано - сделано в здравом рассудке и твердой памяти, а значит - подлежит строгому наказанию свыше. По этому поводу Иова не питала никаких иллюзий и была готова к наихудшему. Но несмотря, ни на что, даже сейчас у нее не хватило бы ни сил, ни мужества бросить того, за кем она сломя голову помчалась в пропасть. Да-да, непременно в пропасть, она это уже хорошо осознавала! Изо дня в день наказывая саму себя за свой необдуманный поступок, только страдая, Иова испытывала какое - то непонятное внутренне удовлетворение, даже скрытую радость...
   Нардипскому на домашний телефон часто звонили какие - то женщины. Волей-неволей, Иове приходилось с ними общаться, после чего, ведомая муками ревности, она закатывала Максу скандал. Тот в свой черед клятвенно уверял возлюбленную в том, что все они его бывшие подружки и не более того. Иова делала вил, что верит. Понимала- все слишком непросто! Разница в возрасте все чаще давала о себе знать. Максимус еще слишком молод для серьезных отношений, он жаждет каких -то приключений. А она уже - степенная женщина средних лет, уставшая от жизни и суеты.
   Взгляды и вкусы этой неординарной парочки тоже очень сильно отличались. На любую мелочь они реагировали по - разному. Глядя на этих двоих, Мариделия никак не могла понять, что их вообще объединяет? Маясь бездельем, едва лишь Иова усаживалась смотреть какую - нибудь душещипательную мелодраму, как Максимус тут же начинал высмеивать ее так, что у женщины пропадало всякое желание вообще смотреть телевизор. Самого же Нардипского влекли жестокие, пошлые и агрессивные фильмы. Неравнодушен он был и к порнографии, что для Иовы казалось вообще неприемлемым. Но ради юного жеребца, приходилось терпеть. Пустая жизнь потихоньку угнетала. В поисках того, чем бы себя занять, Иова увлеклась поварским искусством. Она всегда с восхищением относилась к людям, умеющим превосходно готовить. Однако выкроить время на это никогда раньше не удавалось, но теперь все изменилось и можно свободно восполнить пробел. Накупив массу книг о вкусной и здоровой пище, Иова принялась экспериментировать. Каково же было ее разочарование, когда избалованный стряпней Мариделии, Максимус, отведав ее кулинарный шедевр, попросил Иову больше не издеваться над продуктами. При этом строго- настрого запретил Мариделии подпускать Иову к плите. Немного расстроившись, Иова не сильно-то и горевала. Что поделать - кухня не ее конек! Единственным ее утешением по - прежнему оставалась ее неизменная подруга - Марго. Она являлась хоть и тонкой, но связующей ниточкой между прошлым и настоящим. Общение с ней женщину частично успокаивало. Однако их встречи были далеко не частыми. Место Иовы в церкви теперь заняла Марго, и ей приходилось не сладко. Советуясь с Иовой по многим вопросам, Киссаль часто звонила. Когда же возникали какие -нибудь неразрешенные вопросы, без промедления мчалась к подруге.
   Накануне вечером, Марго позвонила Иове и сообщила, что сможет приехать к ней утром немного поболтать. Эта новость несказанно обрадовала Штельман. Еще ранним утром она заказала Мариделии любимые трюфеля Марго, затем сбегала в магазин, самолично накупила всяких вкусностей и в ожидании Киссаль, уселась в холле перед телевизором. В тупую клацая каналы, Иова никак не могла сосредоточиться ни на одной из телепередач, голова была забита другим. Копаясь в собственной душе, она удивлялась самой себе. " Я меняюсь... Определенно меняюсь! - размышляла Иова . - И не в лучшую сторону! Во что ты превратилась, Иова? В жалкое, бесполезное существо, от которого все вокруг отвернулись. Вскоре ты, сидя на одном месте и вовсе растолстеешь и Макс вышвырнет тебя как не потреб! Непостижимые, навязчивые чувства полностью одержали верх... Подкосили твою волю... Сделали глупой и безрассудной. Теперь ты целиком и полностью принадлежишь этому мальчишке. Он волен сделать с тобой все, что угодно! Захочет растопчет, захочет- помилует, и все это с твоего, молчаливого согласия! Так тебе и надо!" Ей вдруг вспомнился нынешний сон... Не очень приятные ощущения! Во сне к ней пришел мужчина и попросил подсолнечное масло. " Свое надо иметь!"- самонадеянно выкрикнула Иова в ответ и не дала. Когда мужчина ушел, достала из шкафа свой бутыль и ужаснулась! Вместо однородной коричневатой массы, увидела грязно - мутную, вязкую жидкость. И только на поверхности плавали сгустки чистого, подсолнечного масла. " Ну, что ж, все правильно!- подумала женщина.- Христианские познания вперемешку с жадными, душевными притязаниями! Учила других - попалась сама! Полный крах убеждений! Разочарование в жизни и в религии. Ну а Бог? Значит ли это, что я разочаровалась и в Нем? Отчасти, наверное, да! Но... в то же время. Что я - мелкая, ничтожная личность, что я значу без Него? Что я могу? Мне дана власть управлять собой, но я не умею даже этого! Прежняя моя сила неизменно крылась в Нем. Он это знает, но почему - то попустил греху... Нет, зря я обвиняю Бога! Неразумно перекладывать свою вину на Него! Он - всего лишь терпеливый наблюдатель и уважает любое мое решение... Даже самое глупое... Очень хочется верить, что и примет меня такую, какая я есть! А какая я тепер есть? В разуме - гниль, в сердце - блуд... Нутро полное яда и змей! Да уж, наборчик хоть куда! Разве есть оправдание моим нелепым поступкам? Если я не могу простить саму себя, то каково же Справедливому Богу? А с другой стороны... Несмотря ни на что, Иисус всегда был моим самым близким другом!" - как - то екнуло в сердце. Долгие часы, проведенные в молитвах, не отпускали ее душу. Иова помнила то уединенное состояния блаженства и спокойствия, которое не раз получала от общения с Отцом. Нет! Он ее не отвергнет! Ведь именно грешникам в первую очередь нужен Бог! Господи, я запуталась в собственных сетях! Сама пожелала испить эту чашу до дна, предпочитая жить капельками настоящего, пусть и недолговечного...
   - Ты молодчина Адинайзер! Угрызения совести плавно перевел в общение с Творцом!- враждебно огрызнулся Греховодник.- И угораздило же тебя влезть!
   - Я не виноват!- оправдывался маленький бес.- Она уже давно не молилась... Думал, дожму и она - наша! Люди ведь чем -то сходны с нами - в них мало добра...
   - Зато оно есть во Христе! По твоей милости снова придется ждать и работать!
   Амон и Рафаил переглянулись.
   - Глупые особи, им совсем невдомек, чем больше скорбь, тем ближе Бог!- назидал своего ученика Архангел. - Потом нежданно - негаданно, на глазах у возмущенных бесов, кротко бросил:
   - Мне пора... Движущая сила смерти прибавила обороты, нельзя медлить ни секунды...
   Внезапно в дверь позвонили. Мариделия высунулась из кухни и ринулась было отворять.
   - Это, наверное Марго!- Иова сделала знак Мариделии - не беспокоиться и сама поспешила к двери. Но ошиблась. Перед ней предстал симпатичный, чернявый парень, атлетического сложения. На его суровом и в одночасье, доброжелательном лице застыла милая улыбка. Парень показался ей довольно знакомым. И пока она вспоминала, где могла с ним пересекаться, он быстрой скороговоркой произнес:
   - Добрый день мадам. Служба доставки. Примите,
   пожалуйста, ваш заказ.
   Машинально приняв у него из рук какой - то сверток, Иова расписалась в квитанции и тут же захлопнула дверь.
   - Интересно, что это?- С большим любопытством она стала распаковывать пакет. В нем оказалось несколько книг. Иова пришла в восторг. Новые книги - это просто чудесно! В библиотеке Макса она не раз находила великолепные редкие экземпляры, которые в свое время мечтала прочесть. И эти книги тоже были необычными. Раритетные издания прошлого и позапрошлого века. И где их Макс только достает? - недоумевала женщина, с интересом просматривая фолианты. Одна из них - очень древняя, привлекла особое внимание Штельман. На потертой от времени политуре, красовалась дата 1836 год.
   Увидев эту книгу в руках у Иовы греховодник как по команде подпрыгнули.
   - О, нет, он это все же сделал!- взвыл Адинайзер. Ничтожество! Надо ее чем -то отвлечь!
   Внезапно тишину гостинной нарушил грубоватый альт Мариделии:
   - Иова, не знаешь, Макс к ужину появится дома?
   - Понятия не имею!- отозвалась Иова.
   - Так позвони, узнай!- тоном не терпящим возражений, настояла домработница.
   - Да-да, сейчас.- автоматом ответила Иова, рассматривая странную книгу.
   Пролистывая, исписанные ровным почерком страницы, Иова вскоре поняла, это историческая летопись священника. Ровным, старательным почерком тот детально описывал все важные события, происходившие во время его жизни на Рыбацком острове. Далеко не тонкий дневник, включал в себя не один десяток страниц, поэтому как бы Иове не хотелось его почитать, сейчас это было некстати, с минуты на минуту должна была появиться Марго. Поэтому Штельман решила, что займется им после. Однако две последние страницы неожиданно привлекли ее внимание, нарисованным от руки, странным женским портретом. Девушка на портрете как две капли воды походила на ту, что ей являлась в видениях. Это была она и не она! Но самое удивительное - изображенное на ней небесно -голубое, расшитое серебром платье! Закрыв глаза, Иова без труда смогла бы описать его в деталях. Несомненно, это то же самое платье! Но тогда что все это значит? - задумалась Иова, и надеясь получить ответ в дневнике, с растерянностью принялась бегло перечитывать последние листки.
  
   19 апреля 1836 год.
   "Сегодня весь Трикопольеус узнал о новом любимчике нашего мэра. - быстро пробежала она глазами. - Это шотландец по имени Вариус Гумблер. Весьма желчный, и, на мой взгляд, скверный человек. Несмотря на показную любезность, есть в нем нечто гадкое и тревожное... Его язвительное остроумие и замысловатый, лицемерный тон заставляют держаться на стороже, дабы не стать легкой добычей этого хищника... Притязания Гумблера к Марианне весьма и весьма опасны. Как он алчно смотрит на нее, словно голодный, дикий зверь! Бедный и наивный Фрисант! Он настолько очарован этим наглецом, что не видит дальше своего носа... Всеми своим ощущениями я чую беду. Она бродит где - то неподалеку... В ногу с этим коварным человеком".
   Дальше почерк несколько видоизменился, стал корявым и трудно различимым:
   10 июня 1836 год.
   "Мои наихудшие опасения оправдались! Он все - таки сделал это! Подлец! Бедная моя крестница, как ей теперь жить? Этот негодяй достоин смерти! И та непременно его найдет, растерзает своими могучими руками! Но прежде он погубит многих... Зеус, Колдун и Гакха! Я их вижу - они здесь! Подлые властолюбивцы, они привыкли действовать силой! Грезят безумные поглотить свет. Их планам суждено свершиться... Грядут чаши гнева Всевышнего за грехи людей! Народ отошел от правды. Каждый ищет Божьего, и никто - Его Самого! Корысть и мрак охватили сердца. Мамона правит на троне! Но не до конца дней им глумиться и торжествовать! На погибель свою Зеус тронул Марианну! Из их же сластолюбивых намерений теперь восстанет враг, чтобы мешать их подлым планам!
   И не сгниет она во тьме, сила Божья в ней вполне,
   И победу всем вернет в подземельях бремя.
   Ад, огонь легко пройдет и сквозь года и время
   Лик свой снова обретет ее живое семя...
   Так сказал Бог... И я верю, Он не обманет... "- это было последней записью в дневнике. Иова задумалась, затем подошла к телефону, который неизменно находился в холле и быстро набрала знакомый комбинацию.
   - Будьте добры, Нардипского!- попросила она секретаршу, которая почему -то подняла трубку вместо Макса.
   - Его нет. Ну, хорошо, я перезвоню на мобильный.
   - И куда я его только сунула?- искала глазами мобильник Иова. Не долго думая набрала свой номер. Телефон запиликал на кухне.- Вот растеряха!- стукнула себя по лбу Иова. Влетела в кухню, и схватив телефон, так же быстро упорхнула обратно, оставив Мариделию в полном изумлении.
   - Женщина в возрасте, а скакает как лошадь!- возмущенно забормотала домработница. Но Иова этого уже не слышала. Ни минуты не медля, она набрала номер Макса и на одном дыхании объяснила:
   - Макс, тебе тут пришел твой заказ...
   - Какой заказ? - перебил ее Макс.
   - Ну книги... Редкие...
   - Ты что-то путаешь, дорогая! Никаких книг я не заказывал! Тем более редких!
   - Ну как же, Макс? Пришел парень, сказал из службы доставки...
   - Иовочка, любимая, я не могу долго разговаривать, у меня важная встреча.- так же скороговоркой на одном дыхании выпалил Нардипский.- Вечером поговорим. Позвони в службу доставки. Скорее всего, они что-то там напутали!- сказав это, Макс отключился.
   Заинтригованная Иова, достала из шкафа справочник и стала лихорадочно искать нужные номера. Положив к себе на колени телефон, она обзвонила все курьерские компании и к своему величайшему удивлению обнаружила, что ни такого заказа, ни парня, который доставлял этот пакет, у них никогда не было и нет!
   - Мистика какая - то!- хлопнула себя по коленке Иова. Она посмотрела две другие книги. Одна из них - древнее пособие по экзорцизму, а вторая совсем новая - демонология. - И что мне теперь делать со всем этим добром?- недоумевала Штельман. Дело близилось к полудню, а Марго все не было. Звонить ей Иова пока не стала. Она полностью углубилась в чтение. Освоенный ею когда - то метод скоро чтения сейчас был как никогда кстати. Листок за листком, женщина быстро проглатывала книги, постигая то, о чем никогда раньше и не подозревала. Где - то на подсознательном уровне она понимала ей это пригодиться. Просто так в этой жизни ничего не бывает! Последняя страница третьей книги, точно совпала с приходом Марго.
   - Извини, подруга, пришлось задержаться!- с порога выпалила Киссаль, скидывая с себя шикарную соболевую шубу.- Ну, как тебе моя покупка?- Марго завертела шубкой перед носом Иовы.
   - У меня нет слов!- похвалила шубу Иова.
   - Моя реакция была примерно такой же, когда я увидела это чудо на витрине!- восторженно сверкая глазами, заявила Марго.
   - Значит, все утро ты прохлаждалась по магазинам?!
   - Ну, Иовочка, ну прости! Кстати, как тебе моя новая прическа?- Марго кокетливо прокрутилась перед подругой.
   - Тебе идет!- заверила ее Штельман.
   - Я всего -то слегка убрала челку и подровняла бока!-весело чирикала Марго.
   - Что ж, очень неплохо теперь выглядишь.- рассеянно пробормотала Штельман.
   -Чего никак не скажешь о тебе!- погрустнела Марго.- Что опять стряслось? Поругались с Максом?
   Молчание Иовы было красноречивее всяких слов.
   - Угу, понятно! Наш мальчик все не угомоняется, да? А что ты хотела? У него еще ветер в голове!
   - Марго, я тебя умоляю,не начинай, и без тебя тошно!
   Долгим, проникновенным взглядом Марго посмотрела на подругу и с сожалением покачала головой:
   .- Не хотела говорить, но и не сказать не могу, с моей стороны это было бы свинством!- Марго тяжело вздохнула, все еще раздумывая, а стоит ли Иове об этом знать?
   - Ненавижу когда ты себя так ведешь! - взвинченно брякнула Иова. - Раз уж начала - говори?
   В ожидании плохих новостей Иова напряглась и посмурнела.
   - Как ты уже знаешь, я заскочила в салон немного привести себя в порядок. И встретила там одну свою давнюю знакомую. -начала издалека Киссаль. - Мы с ней порядочно не виделись... В общем, это неважно! Важно вот, что, за это время она вышла замуж за одного довольно крупного бизнесмена . Владельца корпорации "Инвестишин ньюс".
   - Ну это же компания Макса!- оживилась Иова.
   - Не перебивай!- грубо оборвала ее Киссаль.- У Мадлен, ну моей этой знакомой, брачный контракт. Ее новый муж настолько потерял голову от чар Мадлен, что разделил свой бизнес на двоих! Представляешь, какой идиот?!
   - Ну и что? - теряла терпение Иова.
   - А вот теперь самое интересное! Мадлен - девушка не промах! Муж мужем, но хочется и приключений... Короче, она мне сегодня похвасталась, что у нее есть молоденький любовник!
   - И что?- никак не могла взять в толк Иова.
   - А то, что она сказала конкретно - это ее новый финансист!
   - Что-о-о?- Иова побледнела, но смообладания не потеряла.- И что?
   - Как что?Максик твой гуляет от тебя по -черному со всеми подряд, а ты дура здесь сидишь и строишь из себя верную и преданную сожительницу!
   -Что-то об этом мне Макс рассказывал. Но это было до меня.- Силясь вспомнить давний разговор, подтвердила Иова. Ей совсем не хотелось упасть перед Марго лицом в грязь. Но та расценила это по - своему.
   - Ой, какая же ты наивная! Да твой Макс ради карьеры мать родную... не буду говорить дальше! Нашла, кому верить! Если было до тебя, будет и после тебя! Понимаешь? Мне не хочется рушить вашу с Максом идилию, но ты моя подруга и мне порой больно на тебя смотреть! Ты посмотри во что этот мерзавец тебя превратил?! Ты же стала домашней вещью, он тебя купил так же как и остальных дурочек из своего долгого кобелинного списка.
   - Почем мне знать, может эта твоя Мадлен блефует?!-
   - Не веришь? Дело твое. Только я слышала, как по телефону она договаривалась с кем - то о встрече.
   - Марго, Марго! Ну, мало ли с кем красивая женщина договаривается о встрече?! Она же красивая?
   - Ну-у, во всяком случае, не дурна собой! Если хочешь, можешь проверить мои сведения сама!
   - Ты приехала только за этим?- перевела тему разговора Штельман.
   - Разумеется, нет! Я приехала просто пообщаться. Ну и заодно...
   - Колись уже Холмс!- вяло усмехаясь, проговорила Иова.- Опять какие - то проблемы в церкви?
   - Да не сказать чтобы проблемы... Но крайне и крайне незаурядное происшествие! Вчера на молитве одна новообращенная выдала такое, что вся церковь опешила!
   - И что же она такого сделала?- задала в очередной раз вопрос Штельман.
   - Пророчествовала!- на одном дыхании выкрикнула Киссаль.
   - Где она успела этого набраться? Ходила куда -нибудь раньше?
   - В том - то и дело, что нет! Полный чайник в духовных вопросах! Элементарного не понимает! А тут такое!
   - И что пастор?
   - Отнесся серьезно. А иначе никак! Видела бы ты эту тетку! Глазищи выпучила, руки растопырила, орет: "Ведите меня!"
   - Слушай, может она одержимая?
   - Да кто ее знает?!
   - Ну и что было дальше?
   - А дальше она привела нас к кабинету пастора и дико завопила:
   "Здесь живет злой дух"! Представляешь?!
   - Подумаешь, новость!- фыркнула Иова.- Я и без пророчества это знаю!
   - Но не всех же выгнали из церкви!- съязвила Марго.
   - Ну во -первых, меня никто не выгонял! Я сама ушла! А во -вторых, думаю, люди не идиоты!- стала оправдываться Иова.
   - Ладно, не заводись! Лучше слушай дальше! Ни с того, ни с сего, тетка вдруг, заговорила иными языками, что уже само по себе удивительно! А потом и выдает: " Молитесь за избранницу Владыки! Ее корни из вашей церкви!" Ну и каково?- Да-а-а! Не знаю, что и сказать! А она не объяснила, избранница для чего? У всего же есть свое предназначение.
   - Нет. Единственное, она обмолвилась, что той, якобы надо поддержать руки.
   -Если рассуждать логически, всякое дерево познается по плодам. Так? Так! - рассуждала Штельман - А каковы плоды этого пророчества? Где искать эту таинственную избранницу? И вообще, надо ли искать? По - моему это пустая игра слов! Нет здравых плодов - значит пророчество ложное!
   - О-о! Не сомневайся, плоды есть! Нашего пастора с тех пор буд - то подменили! Когда он это услышал, весь побледнел... Потом вызвал меня к себе и почему - то интересовался тобой!
   - Да-а! И что же ему захотелось узнать?
   - Он спрашивал где ты живешь и можно ли с тобой как -то связаться?
   - Вот это новость! И зачем я ему понадобилась?
   - Не знаю. По крайней мере, ничего плохого, это точно!
   - Мой новый телефон не давай!- запретила подруге Иова.- Слышать его не желаю! Эту страничку я уже перевернула!
   - Знаешь, Иова, что мне сейчас подумалось? А вдруг избранница Владыки - это ты?! Вдруг тебе суждено возглавить "Свет Христов?"
   - Что-о-о? - изумленно протянула Штельман.- Марго, ты что с дуба рухнула? Я же дала ясно понять: с церковью завязала! Все, баста! Даже не думай об этом! Навозглавлялась уже! Больше не хочу! Лучше послушай, что я тебе сейчас расскажу! Вот, смотри!- и она протянула Марго старую книжицу.
   - Ну и что это? - недоуменно спросила Киссаль.
   - Разве не видишь? Старинная книга.
   - И???- вопросительно посмотрела на нее Марго.
   Та выхватила из рук подруги раритет и стала быстренько перелистывать страницу за страницей, пока не нашла то, что искала.
   - Вот, смотри, узнаешь?
   - Ну-у, этот старинный портрет чем -то издали напоминает тебя.- высказала свое мнение Киссаль.
   - Марго, да ты что? Ни чем -то, а очень сильно напоминает меня! До того сильно, что поначалу я даже подумала, что это Макс меня нарисовал!
   - Ну нет, Макс птица не того полета! Да и этому портрету как минимум лет 200... по крайней мере судя по платью... - глядя на портрет, задумчиво рассуждала Марго.
   - В том - то и дело! Этот портрет из моих прошлых видений. Я неоднократно видела уже это платье, понимаешь?!
   - Ну и что это нам дает?
   Я не знаю. Но самое парадоксальное даже ни это, а то, что эта книга попала ко мне в руки совершенно загадочным образом!
   - Это как? Прилетела из космоса что ли?
   - Почти! Ее недавно принес один молодой человек, представившись курьером. Я обзвонила все агенства, никто не получал заказ на этот адрес. Более того судя по описанию, ни у кого из них этот парень не работает! Кто он такой - ума не приложу, хотя лицо его мне очень знакомо!
   - Иова, может быть кто-то так нелепо пошутил?
   - Пошутил? Ты сказала: "пошутил"? Точно! Вспомнила!
   - О, Господи, Иова, не пугай меня так!
   - Однажды я уже с этим парнем встречалась! Ведь это именно он меня подвозил в пургу... Ну помнишь, я тебе рассказывала? Он исчез тогда так быстро, что я не успела его даже поблагодарить? Водитель снегоуборщика еще был уверен, что я пришла пешком!
   -Ну и ?- Марго не поняла к чему Иова клонит.
   - Что и? Снова этот загадочный парень! И книги... Ты прочитай их название! Экзорцизм, демонология... и вот эта... странный дневник!
   - Какой дневник?- не сразу поняла Киссаль.
   Иова посмотрела на нее с укором.
   - Марго, ты меня вообще слышишь?
   - Слышу, только мало что понимаю! Какие -то водители, дневники, портреты - сплошные загадки!
   - Это точно! Но я чувстчвую, все это как то взаимосвязано!
   - Ну когда разгадаешь свои ребусы, объяснишь, а пока что у меня мозг закипел! Могу себе представить, что твориться в твоей голове!
   - Ты на что намекаешь, подруга?- взъерошилась вмиг Иова.
   - Да, так, ни на что.- пошла на попятную Марго.
   - Ну, нет! Я тебя правильно поняла! Хочешь сказать, что все это плод моего воображения? Не ожидала-а!
   - Иова, а может домой, под крылышко Микаила, а? И тебе и мне и всем будет спокойнее... - пыталась ее мягко перубедить Марго.- Вернешься в церковь... пусть ни в эту... в другую... какая разница, ведь Бог - один... Ну зачем, скажи, тебе все это нужно? Ведь ты одна одинешенька здесь! Все эти твои загадки однажды могут плохо для тебя закончиться! Ты же знаешь, этот подлый мир устроен так, что если не ты, так тебя! Давай домой, а?! Мы все за тебя очень волнуемся, все скучаем!
   - Разве мы с тобой мало общаемся? По моему предостаточно, чтобы друг другу успеть надоесть!- как могла отшучивалась Иова.
   - Ну ты что, издеваешься?! Забрела на край географии... Часто общаемся...Мне порой, тебя так не хватает! Иногда хочется безо всяких там дел и предлогов просто прискакать и попить кофе, потрезвонить ни о чем!
   - Ну что ж поделать, не всегда получается так как хочется! Привыкай, подруга, моя жизнь сделала крутой вираж.
   - Угу! Да только не в лучшую сторону!
   - По крайней мере - это мой выбор! Буду следовать твоему совету: жить для себя!- подытожила Штельман все выше сказанное.
   - Когда я тебе это говорила, то не имела ввиду, того, что сейчас есть!- продолжала гнуть свою линию Марго.- Что ты за человек? Ну постоянно у тебя какие - то крайности!
   - Марго!- прикрикнула на нее Иова.- Закрыли тему! Я - счастлива, а остальное неважно! Лучше расскажи как там мои?
   - Ну как сказать, - слегка сдвинула плечами Марго,- в целом нормально. - В их жизненном раскладе мало что изменилось! Микаил управляет домашними делами. Арина ему помогает. В общем держаться! Больше всех, конечно, страдает Викторо! Каждый день спрашивает: когда вернется мама? Мика даже пишет ему письма от тебя!
   Иова помрачнела и, опустив голову сказала
   :- Скоро Рождество. Передашь им подарки.
   - Может, ты сама это сделаешь?- Еще раз попыталась ее уговорить Киссаль.
   - Не могу. - Тихо сказала Иова.- В глаза им смотреть не могу. Я сейчас, схожу, принесу!- она быстро поднялась наверх и вскоре вернулась с двумя большими, красивыми коробками.
   - Что в них?- полюбопытствовала Марго.
   - Для Викторо машина дорогущая, он о такой мечтал! А Арине платье к новогоднему балу. Ей тоже должно понравиться!
   - Подарки мать не заменят! Может быть как- нибудь встретилась бы с ними, пообщалась... А то, что это такое?- поучала Иову Марго.
   - Не береди душу, а?!- вспылила женщина. Затем уже чуть мягче добавила:- Лучше пойдем что- нибудь перекусим! А то с этими нервами столько калорий расходуется!
   Остаток общения прошел в мирной непринужденной беседе. Девушки делились новостями недели. После чего, вежливо попрощавшись, Марго села на свой Хаммер и укатила. А Иова долго не раздумывая направилась к Мариделии. В послеобеденное время, та обычно занималась уборкой. Иова нашла ее в комнате Макса.
   - Может быть тебе помочь, Мариделия?- участливо спросила Штельман.
   - Нет, не стоит, мадам. Я уже заканчиваю. К тому же, спешить некуда, Макса сегодня не будет...- она осеклась.
   - Ну-ка, ну-ка, повтори! Это почему же его не будет?- напирала Иова на домработницу.
   Бедная Мариделия! На ней лица не было!
   - Я просто подумала... вдруг он опять...- не знала как выкрутиться женщина.- Простите. Я старая дура... Болтаю всякую чушь! Макс слишком вас любит!- она отвела глаза в сторону.
   Иова сразу поняла, она что-то знает. От волнения ее зрачки расширились, щеки раскраснелись, а туловище слегка подалось вперед. Любой ценой Штельман хотела узнать правду!
   - Мариделия, давай поговорим откровенно!- дружелюбно начала Иова. - Я знаю, ты меня не любишь! Но мы обе женщины. Ты просто обязана меня понять. Я не оправдываю себя! Может быть, поступаю мерзко и возмутительно... Но я действительно люблю Макса! Ради него я бросила чудесного мужа и двух дивных ангелочков... Поверь мне, такое решение дается не просто! И после всех этих жертв, чувствовать себя обманутой дурой - очень не хочется!
   Опустив голову, Мариделия тихо прохрипела:
   - Мне не понять вас обоих. Какая же это любовь, если сердце не с любимым?! Вы от него на расстоянии... Да и он тоже не лучше!
   - Умоляю, Мариделия, не тяни! Если что-то можешь сообщить - я тебя слушаю! Если - нет, обойдемся без чтения моралей!
   - Сегодня утром, когда он у себя одевался, дверь в комнате была приоткрыта. Я оставила вчера на всякий случай. Так вот, я слышала как он разговаривал по телефону, с какой - то женщиной и договаривался на сегодняшний вечер о встрече.
   - С чего ты решила, что он говорил с женщиной?
   - Мадам!- укорительным тоном произнесла домработница.- Я не первый год живу на свете! К тому же он называл ее Мэд.
   - Мэд.- тупо повторила за ней Иова.
   - Да, Мед. - Подтвердила Мариделия.
   - Скажи, ты не запомнила место и время встречи?
   - Как же? Запомнила. Макс сам назначал встречу. В 20.00 в "Старс", N202. Мадам, можно вас кое о чем попросить!
   - Ну и?- вопросительно посмотрела Иова на домработницу.
   - Не говорите Максу, что это я вам сказала!
   - Хорошо.- Убито произнесла Иова и пошла в свою комнату. Такого удара она не ожидала. До самого вечера просидела у себя. Уселась на ковер перед окном и пустым, бессмысленным взглядом смотрела куда - то вдаль. Сколько времени она так просидела трудно сказать. Из оцепенения ее вывел голос домработницы:
   - Госпожа Иова пора бы и поужинать! Эрик уже внизу.
   - Я не хочу.- равнодушно вымолвила Иова. Затем вдруг спохватившись, резко спросила:- Сколько время?
   - Пол девятого, мадам.- Мрачно ответила Мариделия.
   Безо всяких объяснений женщина внезапно подорвалась с ковра и принялась рыться в шкафу, вытягивая оттуда первые попавшиеся шмотки.
   - Не стоит этого делать!- угадав ее намерение, проговорила Мариделия.
   - Тебя забыла спросить, как мне в жизни поступать!- грубо выкрикнула в истерике Иова.
   - Я вам принесу успокоительное.- Мягко ответила на ее выпад Мариделия.
   - К черту успокоительное! К черту все! Подонок! Мерзавец! Ненавижу!- разбрасывая вещи по сторонам, орала разъяренная женщина, натягивая на себя любимые джинсы и пушистый, толстый свитер. Зацепив на ходу ключи и куртку, она оттолкнула преградившую ей путь, Мариделию, и выскочила на улицу.
   Вечерний поселок, пусть не так активно, но еще бодрствовал. Розоватые лампы дневного освещения со всем старанием, дарили прохожим светлые улицы. Низкие, хмурые облака дочиста рассеялись и перестали затенять собой сияние пышных сугробов. Серебристыми отблесками снег отсвечивал отдельные, небольшие массивы под фонарями. В сонной дремоте безветрия не шелохнувшись, поникли отягченные белой пудрой, ели и сосны. Неутомимые машины шумно носились по скользковатой поверхности проезжей части. Радужные, безмятежные огоньки разношерстных реклам и магазинов весело перекликаясь между собой, подмигивали посетителям, радушно завлекая тех к себе. Немногочисленный народ, вдоль и поперек обхаживая небольшой поселок под названием Эрдрус, уже не спешил, а размеренно прогуливался по тротуару. Запечатлевая на себе многообразие обувных протекторов, морозный снег завел свой однообразный, скрипучий разговор. Откуда - то неподалеку, видимо из местного ночного клуба, уже доносились первые дикие звуки клубной музыки. Обычно Иове нравилась свободная полусонная атмосфера Эрдруса. С удовольствием впитывая в себя вечернюю свежесть зимнего покоя, Иова на время отстранялась от смятенных, мыслей и просто отдыхала, увлеченно посматривая по сторонам. Но сегодня ей было не до этого. Скользя по неочищенной дорожке, она спешила к гаражу. Быстрыми, привычными движениями щелкнув пультом, женщина влезла в ярко - красный "Шевроле", недавно подаренный ей Максом и нервно вставила ключ в зажигание. Водила машину Иова еще плоховато, но это ее не останавливало. Распираемая обидой и ненавистью, Штельман, как можно аккуратнее выехала из гаража, а дальше уже, не обращая внимания ни на знаки ни на перекрестки, включила скорость и помчалась вперед, к намеченной цели. При этом мало заботясь о том, что с таким темпом может запросто попасть в аварию. Чудом Иова довольно быстро добралась до центра. Она неплохо запомнила дорогу, ведущую к "Казанове", поэтому нашла его без труда. Оставив машину на стоянке, возле клуба, хлопнув дверцей, она быстро заспешила в противоположном направлении. Грохотавшая в "Казанове" музыка разносилась по всему близ лежащему району. Обогнув несколько домов, Иова оказалась в следующем квартале. Возле гостиницы "Старс" остановилась, собралась с духом и уверенно проследовала внутрь в большой холл.
   - Мадам, вы куда?- услышала она позади себя.
   - Меня пригласил Максимус Нардипский из 202 номера.- не мигая ответила Иова.
   - Я должен доложить!
   - Не стоит! Это будет сюрприз.- Она вытянула из кармана стодолларовую купюру и незаметно просунула ее администратору.
   - Но если вы настаиваете...
   Иова улыбнулась ему своей обворожительной, обезоруживающей улыбкой
   - Благодарю вас!- и стремительно зашагала к лифту. Внутри у нее все клокотало, сердце билось так сильно, что казалось вот-вот выпрыгнет из груди. С трудом совладая с собой, бедняга, она всем сердцем желала ошибиться. Лифт остановился на четвертом этаже. Покинув его, Иова стала искать нужный номер. Поворачивая голову то влево, то вправо, она наконец увидела это роковое число, которое в один момент может окончательно и бесповоротно изменить всю ее дальнейшую судьбу. Перевела дух и решительно постучала в дверь.
   - Кто там?- послышался мягкий, женский голос.
   - Шампанское в номер заказывали?- дрожащим от волнения голосом проговорила Штельман.
   Щелкнув замком, дверь отворилась и на пороге показалась молодая женщина бальзаковского возраста. Резко оттолкнув ее, Иова влетела в номер. Кроме женщины в полотенце, там больше никого не оказалось.
   - Вы кто? И что себе позволяете?- заверещала хозяйка номера.
   Иова уже хотела было извиниться и уйти, но неожиданно увидела, как обмотавшись полотенцем, на шум выбежал из душа мокрый мужчина. Это был он!
   - Ч-что ты з-здесь делаешь?- ошалело спросил Макс, видимо совсем не ожидавший такого поворота событий.
   - Это я должна тебя об этом спросить, подлец, ты эдакий!- возмущенно завопила Штельман и зарядила Нардипскому по физиономии.- Значит вот какие у тебя корпоративы!
   - Макс кто это?- недоумевала его партнерша.
   Растерявшись в такой пикантной ситуации, Макс не знал, что и ответить. За него говорила Иова.
   - Мне бы хотелось знать, кто ты такая, дорогуша? Не Мадлен ли?
   - Мадлен.- Утвердительно закивала женщина. - А откуда вы...
   - Неважно!- гневно перебила ее Штельман.- Затем с яростью заговорила:
   - Ну, что ж, Мадлен, я дарю тебе Нардипского навсегда! Наслаждайся этим мерзавцем! Надеюсь и ты получишь то же, что и я!
   - Иова-а!- наконец пришел в себя Макс.- Я тебе все объясню! Это моя начальница... Я не мог иначе!
   - Не нужно ничего объяснять, Макс, все, что мне надо я уже увидела! Остальное - не имеет значения! Какая же ты дрянь!- напоследок выкрикнула Иова, задыхаясь от слез. Впервые в жизни она чувствовала себя такой оскорбленной и униженной. Прозрение было жестоким! Раздираемая гневом и ненавистью не столько к Максу, сколько к самой себе, она выбежала на проспект. Заскочив по пути в "Казанову", прихватила с собой бутылку вина, и, не помня себя от горя побежала, куда глаза глядят. Время от времени, все же останавливалась отхлебнуть немного из бутылки и перевести дух. Но потом, что ненормальная снова неслась вперед, в неизвестном направлении. Падая при этом и без конца ударяясь разными частями тела, как ни странно, заново поднималась, нисколько не замечая боли в суставах.
   - Крах, полный крах! Какая же я дура!- то и дело бубнила сквозь зубы она.- Ты разбила не только свою жизнь, но и сердце самого близкого и преданного тебе человека! Что посеяла - то и пожинай!- с отвращением грызла себя Иова. Удар был неожиданным и болезненным. Женщина никак не могла простить себя за то, что так слепо доверилась этому мальчишке.
   - Знала же, ведь знала!- без конца твердила она. Затем отхлебнув еще и еще, опять все бежала и бежала из последних сил. Очень хотелось упасть замертво и больше не подняться. Но как назло, ничего подобного не происходило. Наконец, совсем выбившись из сил, Штельман упала на снег и разрыдалась. Опустошив бутылку до дна, она порядком опьянела, чего с ней не было никогда. То ли от слез то ли от вина, Иове немного полегчало, и она не заметила, как уснула прямо на снегу. Сколько провалялась, не помнит. Проснулась, когда начала подмерзать. Сквозь пьяную, мутную пелену пыталась определить свое местонахождение. Но это оказалось нелегким делом! Вокруг сплошным кольцом ее окружили деревья. Нигде не виднелось ни малейших огней, лишь мрак... И если бы ни снег, благодаря которому повсюду было видно, как днем, Иова врят ли бы смогла вообще что- либо рассмотреть. Она попробовала подняться, но ей это не удалось.
   - Ну, давай же, вставай!- бормотала она под нос сама себе и ухватившись за какое - то дерево, неожиданно провалилась в пустоту. Очутившись в белом округлом зале на четвереньках, Иова увидела перед собой огромного Ангела и трех маленьких существ.
   - Я что умерла?- заплетающимся языком промямлила пьяная женщина. В ответ услышала:
   - Расслабься и успокойся! Тебе никто не причинит вреда.- голос исходил откуда - то сверху. Иова подняла голову и увидела крошечную светящуюся палочку, она зависла прямо над головой женщины.
   - Ты кто такое?- икнув, спросила Штельман, не обращая внимание на остальных, которые не без интереса наблюдали за этой сценой.
   - Я - твое спасение.- невозмутимо промолвила палочка.
   - Какое спасение? Что ты мелешь, несчастное бревно!- Иова сделала еще одну попытку подняться, но неожиданно для себя, зависла прямо в воздухе.
   - Это твоя работа, ты, непонятно что? Поставь меня немедленно на землю!- возмущенно визжала она.
   - Нет, не получится.- равнодушно изрек Бусикс. - ты должна успокоиться и расслабиться.
   Пока Иова Штельман на пьяные мозги, силилась постичь, что с ней происходит, между остальными присутствующими состоялся разговор.
   - Я привел, как обещал.- Мрачно обратился к кубируйю черноглазый атлет.
   - Ты уверен, Рафаил? У нее странная аура... рука Владыки!
   - Неужели, кубируйю, ты наивно полагаешь, что Он,- Архангел ткнул пальцем в небо,- не в курсе того, что здесь вершится?- презрительно усмехнулся Рафаил.
   - Надеюсь, что так.- С достоинством ответил Табирро.
   - Есть одно условие.- Чуть помедлив, сообщил затем Архангел.
   - Я выполню все, что ты скажешь!- заранее предупредил его Табирро.
   - Превосходно! Условие таково: плоду должен важить вопреки всему! Так хочет Всемогущий!
   - Но это невозможно! Биоструктура людей отлична от нашей! Он не выживет на Кубируйю!
   - Это не ваши заботы!- Кроме того, на Кубируйю кислорода во много раз больше, чем на Земле. Это замечательное основание для новой расы!- намекнул Табирро Рафаил.- Если Создателю угодно, он обеспечит малыша всем необходимым и там! От вас зависит, принять его как полноправного гражданина, достойно воспитать и обучить всему тому, что знаете вы! Думаю, тебе не стоит объяснять, что это в ваших же интересах! Ведь ваша первоначальная цель - защита галактики, не так ли?-откровенно намекнул ему Рафаил.
   Табирро посмотрел на него долгим, испытывающим взглядом, затем повернулся к своим собратьям и, получив от них немой ответ, степенно произнес:
   - Я тебя понял, великий архангел! Мы готовы пойти на это. Человек будет жить как один из нас.
   - Тогда не будем медлить!- одобрительно кивнул головой Рафаил.
   Неизвестно откуда появилось странное обтекаемое кресло, на которое уложили безудержно сопротивлявшуюся Иову. Как только женщина коснулась его телом, кресло тут же приняло ее форму, и Иова не заметила, как погрузилась в глубокий, спокойный сон. При этом она видела, во сне троих существ, неприятно копающихся в ее внутренностях, но боли не ощущала. Это скорее напоминало щекотку. Один из них извлек из ее живота крохотный сгусток крови и аккуратно поместил его в пробирку. После чего живот Иовы начал срастаться сам собой. Пока женщина приходила в себя, Рафаил снова обратился к Табирро:
   - Есть еще кое - что, что вас обрадует. Дети черного солнца преданы в ваши руки!
   - Это великая новость!- обрадовались кубируйю.
   - Бесспорно, новость радует. И все же ...- он немного замялся, затем уверенно продолжил:- У меня есть вопрос по одной душе.... Весьма черная душа... Но меня смущает вот, что - она блокирована искренними молитвами!
   - А разве речь идет о ней? В ваши руки преданы ровно те, на ком стоит огненная печать ада и смерти.
   - А что будет с ней?
   - Не беспокойся, о ней есть, кому позаботиться!- многозначительно произнес Архангел. Затем, внезапно спохватился: - Нам пора, время истекло! Нельзя терять ни секунды!- с этими словами он подхватил ничего не соображающую Иову и скрылся из виду.
  
   ГЛАВА28
   Вот уже месяц Иова жила в той самой гостинице, откуда однажды вечером, сломя голову, бежала. Ее бесчувственную в одно прекрасное утро, привез Атаден. По его словам, он нашел женщину совершенно случайно. Та лежала у края трассы, неподалеку от Черного леса. Из того, что он рассказывал, Иова ничего не помнила. И лишь в проблесках сознания, буд - то в тумане, пред ней иногда, представали чьи-то желтые, сверкающие в темноте, глаза, необыкновенно большие и умные. Ее пугал этот страшный, нечеловеческий взгляд, который насквозь пронизывал и проникал в ее мысли. Иова это ощущала всем своим естеством!
   Стремясь вспомнить хоть что-то, она то и дело приставала к Атадену, который сотни, раз твердил одно и тоже: нашел, привез, устроил у своего друга в гостинице за свой счет. Ни к Максу, ни к себе домой Штельман не поехала.
   Слезно умоляла Дэна никому не разглашать о ее местопребывании, она никуда не выходила, жила полностью изолированной от остального мира, жизнью. Меньше всего ей хотелось сейчас выяснять с кем - либо отношения. Одним махом покончив с фарсом, под названием "безумная любовь", Иова собиралась начать новую жизнь. Но для этого ей нужно было время и немалые душевные силы, которых у нее теперь недоставало. Поэтому женщина не слишком торопилась покидать свое временное жилище. Была и еще одна немаловажная причина!
   Вот уже месяц чувство сильного беспокойства и необъяснимый, угнетающий душу, страх, ни на миг ее не покидали. Нестабильная, разгоряченная психика приводила Иову в глубокое смятение. Прежде чем что-либо изменить, необходимо во чтобы то ни стало восстановить душевное равновесие - считала Иова Штельман. Целыми днями сидя в своем номере, она ни с кем не общалась, кроме Дальберта, который был единственной ее связью с окружающим миром. Ден приносил ей все, что та просила: еду, лекарства, кое-какую одежонку. Ни в чем остальном женщина больше не нуждалась. Сильные таблетки, которые пила Иова от шизофрении, облегчения не приносили, наоборот, ей становилось все хуже. Участились прежние видения. Что-то в голове происходило. Не покидало тягостное ощущение, буд - то неподалеку бродит злой дух и роется в ее мозгах. Иова убеждала себя, что это всего лишь плоды ее воспаленного воображения. Иногда, не находя никаких объяснений, она даже грешила на комнату в которой жила.
   И действительно, предоставленная ей комната мало походила на заурядный гостиничный номер. Противоестественное сочетание двух, пагубно действующих на психику, контрастных цветов, делало номер совершенно нежилым. Своей мрачной торжественностью ее апартаменты скорее походили на богато убранный, ритуальный зал... При первом посещении этого неестественного жилища, взгляд неизменно падал на перламутровые, ярко - красные обои с нелепыми, черными розами, на них. Их мрачная, неземная красота завораживала и тревожила одновременно. При виде этих стен, легкомысленный, блуждающий взор мгновенно застывал от неожиданности и скрытого восторга. Траурное впечатление усугублялось черными, матовыми шторами, тяжелыми и накрепко пришпиленными к высоким стенам. На них, как на ночном небе, сияли редкие скопления красновато - золотистых звезд. Странноватое сочетание черных роз и алых звезд непостижимым образом создавало ощущение некой другой реальности, бескрайней космической бездны, за порогом которой ждет неизбежное бессмертие. Вечные, угрюмые просторы! Они манят и притягивают своей неотвратимой участью...
   Массивная, черная мебель под старину, была почему - то украшена золотистыми, резными гримасками ввиде уродливых сказочных гоблинов, что обостряло неприятные, гнетущие ощущения. Вся эта тяжелая, деревянная груда, угрожающе нависла над самой окраиной покоев, в фокусе которой, словно нелепый постамент, оказалась большая кровать с воздушным, черно - красным альковом, под цвет штор, свисающим до самого пола, на мягкий, пушистый ковер. В своем сочетании он имел те же тона. Аномальной формы, ввиде разлитого, чернильного пятна, ковер смахивал на черную дыру, испускающую из адской бездны огненные блики страшного суда. И довершая негласный ритуал, по углам комнаты расположились фееричные изваяния жутких, уродливых существ, издали напоминающих древне-языческие божества. Ерничая и издеваясь над постояльцами, в полнолуние те отбрасывали угрюмые, долговязые тени, пересекаясь между собой, и образуя роковой, могильный крест. Суеверная Иова усмотрела в этом плохое предзнаменование. Она очень сомневалась, что кто-то из жильцов здесь мог долго существовать. Слишком все как - то фальшиво и необжито, словно на витрине! Присутствующее здесь магическое и в одночасье зловещее совмещение сильно будоражило сознание. Оно влекло и отталкивало, захватывая дух, очаровывало и в то же время побуждало сердце трепетать и защищаться, порождая в нем тихую агрессию, смешанную с желанием вечного, нерушимого покоя. Несмотря на изощренную роскошь, утонченная душа без труда могла уловить в этих стенах, насквозь пропитанных скрытой символикой смерти, серьезную для себя опасность. Где - то подсознательно Иова это тоже ощущала, но предпринимать ничего и не думала. Что - то ее здесь удерживало. Что - то такое, чего она объяснить пока не могла. Словно раздвоившись, она ненавидела и в одночасье любила свой шикарный, одинокий склеп, в котором ощущала себя заживо похороненной от прошлого. Спрятавшись от всех, в первую очередь она пряталась от своих собственных, неразрешимых проблем, которые на данный момент решались пока только успокоительным. Гордая и самоуверенная Иова в один момент потеряла все то, что ее так высоко превозносило, день за днем превращаясь в жалкую неврастеничку и неудачницу. Опустошенная ежедневными галлюцинациями, она чувствовала себя очень подавленной. Порой видения казались столь явственными, что несчастная даже стала их путать с реальностью. Диагноз - шизофрения, который она ставила сама себе - для нее звучал как приговор. Плохо ориентируясь в происходящем, женщина впадала в некую прострацию.
   И тогда она почти реально переносилась в те далекие 90е, туда, где юная леди, всегда самоуверенная и гордая всезнайка, мня себя чуть ли не пупом земли, в нескончаемых стычках со сверстниками, родителями и даже учителями, доказывала всем свою независимость от всех. Сколько энергии и сил было растрачено впустую! Частые споры и скандалы казались ей тогда праведной борьбой за справедливость. Иова не всегда выигрывала свои нелепые сражения, пусть и битая, однако счастливая, она верила исключительно в свою правоту. Переубедить ее было просто невозможно. По крайней мере это мало кому удавалось. Юная спорщица любила не просто высказаться, но обязательно навязать свое мнение другим, иначе никак! Неоднократно получая при этом яростный отпор окружающих, в слезах и разочаровании убеждала себя, что такой правдолюбкой быть не стоит, правда - матка никому не нужна и резать ее кому - не попадя тоже необязательно. "Держи язык за зубами! - не раз уговаривала Иова саму себя.- Больше слушай и меньше говори!" На какое - то время ее хватало, но вскоре все начиналось сначала. Что поделать, такой уж она родилась дерзкой и настырной! В борьбе за справедливость, небольшого роста девчушка, даже научилась со временем драться. Надо же как - то за себя постоять! Не соизмеряя силы, иногда приходилось драться и с парнями, за что впоследствии приходилось светить "фонарями" под глазами, однако это Иову никогда не останавливало. Именно ее боевой дух и привлек к ней внимание одного местного, дворового лидера, по кличке Андерсон. Так его прозвала местная шпана за его имя - Андрес. Очень быстро они нашли общий язык и вскоре поженились. Через год после свадьбы родилась Аришка. С Андресом она прожила всего год, но этот год ей был за десять. После свадьбы Андрес как - то замкнулся в себе, его интересовали только машины и работа. Впрочем, где он работал Иова толком понять и не могла. Он все время где - то пропадал, а когда появлялся домой молча усаживался под телевизором и вскоре засыпал. Ни словом, ни пол слова тебе! Иова даже стала подозревать у него другую женщину. Как иначе объяснить резкую перемену в поведении? А однажды, когда они с малышкой гуляли в парке, он забрал свои вещи и безо всяких причин и объяснений просто исчез в неизвестном направлении, оставив ее одну с ребенком на руках. С тех пор она его никогда больше его и не видела. Долгое время Иова находилась в состоянии шока. Она отчетливо помнила, как в полубредовом состоянии попала в больницу со вскрытыми венами. Жизнь тогда для нее потеряла всякий смысл. Процесс реабилитации дался нелегко! Однако сильная и жизнелюбивая Иова справилась со своей болью, твердо решив тогда жить исключительно для дочери. Но в это самое время судьба подарила ей второй шанс - на горизонте появился Микаил - мягкий, добрый и покладистый - как раз то, что и надо было Иове! Поначалу недоверчивая девушка не слишком жаловала парня но постепенно ему удалось растопить лед ее сердца. Из застоявшихся слоев подсознания вновь вдруг воскресли те безвозвратно - утраченные романтические встречи, долгие вечерние прогулки и дружеские, откровенные беседы. Их юношеская полу дружба, полу страсть слепо закрывала собою все недостатки и очень сильно преувеличивала достоинства настолько, насколько это может видеть только горячо любящее сердце. И лишь обыденная, семейная рутина сумела притупить этот неистовый, жгучий порыв....
   И вот буд - то гром среди ясного неба появился Макс! При одном упоминании о Нардипском сердце Иовы сжималось и щемило. Словно призрак из прошлого вновь ее взору предстал ее горе - любовник. Все тот же широкий, покатый лоб с ниспадающей вниз прядью каштановых волос, нос картошкой, зеленые, не от мира сего, глаза и неизменная, обезоруживающая усмешка, обнажающая низку белоснежных, здоровых зубов и глубокие ямочки на щеках... Жгучая волна гремучей смеси состоящей из любви, страсти и ненависти, горячим, нескончаемым потоком эмоций выплеснулась вон, откуда - то издалека, засоряя при этом разум всякой белибердой ввиде совести и тоски. Подспудно обнажая совершенно не охладевшие чувства и болезненную череду несчастий и переживаний. Беспощадно выхватывая из затхлой пучины души все те моменты, которые она в высшей степени ненавидела. Самые гадкие из них выпадали на долю мужчин. Сперва Андрес, затем ее любимый пастор и наконец, Максимус.... Разом всплыли лица старых знакомых, в прошлом оставленных ею в церкви людей. Многие из них после того как она хлопнув дверью ушла, последовали ее примеру. Где они сейчас, кто их знает? Когда -то отступившие обида и горечь вновь вступили в свои права, изводя и мучая душу с новой, неистовой силой. Иова нечаянно осознала, что в ней до сих пор живет непрощение. Да, она действительно обижалась, и злилась на многих! Былое радушие и участливость рассеялись как дым вместе с частью души, незаметно погрузившейся во мрак. Мрак. Да, в ее душе воцарился один сплошной мрак! Иова зажмурилась. Ей хотелось, хотя теперь, когда и без этого хватает проблем, скинуть с себя прошлый груз разочарований. Но нещадный внутренний голос неумолимо твердил:
   "Сейчас! Ты должна разобраться со всем сейчас! Ты должна всех простить!"
   Сделать этот шаг оказалось нелегко. Как бы там ни было, она знала одно - осознание проблемы ведет к выздоровлению, поэтому мысленно Иова пожелала всем обидчикам удачи и отправила их восвояси.
   Внезапно, она увидела ту самую девушку, которая всегда приходила к ней в видениях. Она сидела у кровати умирающего старика. На столе слабо догорал огарок свечи, а в предсмертном полумраке узкой коморки постель старца окружила гурьба звероподобных, озлобленных существ. Их оскаленные пасти тянулись и никак не могли дотянуться до умирающего. Иова ужаснулась тому количеству, которое предстало ее взору. Их было так много, что они практически загораживали собою свет, исходивший откуда - то от изголовья. Иова подняла глаза и увидела огромного, светловолосого Ангела в небесно - серебристой одежде. С грозным, суровым видом он молча смотрел на нахальных уродцев, которые беспардонно издевались над страдающим мужчиной. Они кричали, рычали, визжали, даже раскачивали кровать. Но окутанный ангельской благодатью старик, словно в коконе неподвижно лежал на своем ложе. Такое положение дел абсолютно не устраивало бесов. Некоторые, те, что понаходчивее, придумали раздразнить молодого Ангела, с целью ослабить его защиту.
   - Эй, Гермесен, не стой истуканом, сходи куда - нибудь, погуляй! Ты ведь на половину наш, дай поразвлечься!- завизжал, мелюзга с жабьей мордой, сильно жестикулирую при этом перепончатыми, черными крыльями.- Погляди -ка старикашка и так чахлый! Сдохнет, мы тебя позовем!- поддержал его другой, не менее отвратительный бес с собачьей головой.
   - Да он боится! Тщедушная душонка этого придурка того и гляди выпорхнет из тела. Ищи свищи ее тогда!- отозвалась ползающая рептилия, сверкая жадным, зловещим взглядом.
   - Да что вы, что вы! - вмешался рыжий уродец с вывернутыми наружу клыками и сизым, длинным носом.- Наш Гермесен весьма бдительная личность! Он никогда не выпустит душу из тела, даже если та станет его об этом умолять!- его слова заглушил всеобщий хохот.
   - Браво, Гермесен, браво!- снова заговорил жабья морда.- Помни, мы с тобой заодно. Это лежбище смерти нам по вкусу! Посмотри на него. Старику очень плохо. Его тело сжигает внутренний огонь. Облегчи его участь, отдай его нам! Мучения этого бедолаги закончатся быстрее, чем ты думаешь!- преданно глядя Гермесену в глаза, уговаривал его хитрый бес. Но Гермесен был непреклонен. Казалось, он не видит и не слышит ничего из того, что происходит вокруг. Большой и величественный он чем - то напомнил Иове неподвижное, каменное изваяние, ненастоящее, но нерушимое.
   - Смотрите, ему тяжело дышать... Его губы потрескались и почернели! На них кровь!- облизываясь, констатировала собачья морда.
   - Кровь! Кровь! - наперебой завизжали другие бесы, - Пустите, пустите нас к нему!- перекрикивали они друг друга. Их тощие, костлявые руки тянулись к старику, и тут же упираясь в невидимую преграду, с рьяным усердием колотили по ней как по стеклу. От бессилия их зубы яростно скрежетали, грязный, удушливый воздух распространялся повсюду запахом холода и смерти. В комнате стало трудно дышать. Иове стало страшно, она задыхалась. Изумленно вглядываясь в безмятежно сидевшую рядом с умирающим мужчиной, девушку, Иова никак не могла взять в толк, почему она так спокойно сидит, неужели не замечает этих гадких существ?
   Девушка действительно ничего не ведала о том, что происходило вокруг нее. Однако от спокойствия она была далека! Взволнованная, она тихо сказала:
   - Отче, вы меня хотели видеть!
   Мужчина медленно повернул голову в ее сторону и посмотрел на нее помутненным взглядом. Его лицо походило на обтянутый кожей скелет, настолько он высох и исхудал. Глядя на столь страшные перемены в его внешности молодая леди неожиданно для самой себя вскрикнула, но тут же зажала рот. До глубины души пораженная увиденным, она, таким образом, пыталась заглушить вырывавшиеся наружу рыдания.
   В этот момент плюгавенький, свинорылый бесенок, в надежде усмирить разъяренную орду, противным, писклявым голоском громко завизжал:
   - Тихо, он ей что-то говорит!
   Мгновенно все стихли, превратившись в зрение и слух. И в самом деле запекшиеся от крови губы вяло зашевелились.
   Вдруг видение оборвалось и разум Иовы стал как белый, чистый лист, на котором золотыми буквами было выведено уже знакомое ей четверостишие:
   И не сгниет она во тьме, сила Божья в ней вполне,
   И победу всем вернет в подземельях бремя.
   Ад, огонь легко пройдет и сквозь года и время
   Лик свой снова обретет ее живое семя...
   Иова испугалась, решила, что к ней опять вернулось ее прежнее бредовое состояние. Тем временем, крупными, золотистыми буквами выступила еще одна надпись, которая заставила Иову вздрогнуть и побледнеть. Надпись гласила как приговор:
   "Ты - семя Марианны!"
   Иова провела рукой по лицу, ее обдало волной холодного пота.
   - О, Господи, когда это кончится?!
   После этого все исчезло так же быстро как и появилось. Иову забила нервная дрожь. Она уже не сомневалась, что потихоньку сходит с ума.
   Постепенно такое состояние перестало и вовсе ее волновать. Смирившись, она приняла все, таким как есть. Непомерно сильно тянуло домой, но стыд затмевал остатки здравого смысла. Рисуя будущее в самых мрачных красках, Иова угасала на глазах. Большую часть времени она теперь проживала в молитвах, умоляя Бога о милости к ней и о просветлении ума. В былые часы она не раз цитировала подросткам место Писания о том, что грешников и отступников Бог предает помрачению ума и полагала, что ее постигла эта страшная участь. Ее жаркие молитвы день ото дня становились все усерднее и горячее, но Бог казалось, их не слышал. Вместо ожидаемого улучшения, бедняге делалось все хуже и хуже. А однажды ночью Иова решила, что ее посетил сам Сатана. Горемычная, она не знала, как от него избавиться! Все привычные фразы и обряды, нисколечко не действовали. Укутавшись с головой в одеяло, женщина содрогалась от страха, в то время как огромный, необыкновенного роста, ни зверь, ни человек, буровил Иову цепким взглядом, от которого у женщины волосы встали дыбом. Вера в существование духовного мира прочно обосновалась в ней до мозга костей. Тем страшнее был удар! По общепринятому христианскому верованию, бесы являются в основном к людям одержимым ненавистью и грехом. Как весьма религиозный человек, Иова, бесспорно, относила себя к одной из двух категорий. Она осознала, что попала в беду и помощи ждать просто неоткуда. Вероятно, Бог от нее отступил, если ее посетил нечистый дух.- стремительно пронеслось в голове у испуганной женщины. Она и не подозревала, что наказание может быть таким страшным! Ожидала чего угодно, только ни этот кошмар! Собрав в кулак всю свою веру, и присовокупив к ней весь свой ужас, Иова, не сводя глаз с этого зловещего создания, приглушенням голосом пробормотала:
   - Господи, умоляю, убери это от меня!
   Изо всех сил она полагалась на чудо, но чуда не произошло. Озаренный ярким светом желтой луны, силуэт не тронулся с места, и лишь подобие некой злорадной усмешки вновь проступило на его звероподобной физиономии. В ужасе Иова закричала. Силуэт зашевелился и вмиг, слившись со шкафом, вовсе исчез. А Иова до самого утра непрестанно молилась. И только на рассвете, изнуренная, ночным кошмаром, все же уснула.
   Ощущая себя полноправными хозяевами этих злосчастных красно - черных апартаментов, духи самоубивства, орудовавшие здесь, уже ни одну душу свели с ума. Здесь все пропитано кровью и самоубийством!
   "Комната жертвоприношения"- так цинично называли ее те, кто знал о ее тайном, пагубном воздействии. Жертву истязали духовно и психически, добавляя к этому некоторые физические мучения. В случае с Иовой они решили вновь испробовать эту тактику? А почему бы и нет?! Никаких тебе хлопот! Жертва сама исполняет всю грязную работу - убивает себя - и концы в воду! Никто и никогда самоубийц не находил, их просто тихо закапывали в старые могилы...
   И если бы не сдерживающая интенсивный натиск врага, сила Рафаила, Иове точно бы не поздоровилось! Зло пакостным особям позволялось мучить ее мозг, но доступа к душе никто из них не имел. Оттого бесы становились еще злее и напористее. Как стадо голодных волков они вгрызались в голову Иовы, высасывая радость и жизненную энергию. И этого Рафаил видеть не мог, но и власти остановить весь этот беспредел, тоже не имел. Оставалось надеяться на милость и обетование Того, Кто все это затеял.
   Благодаря своей удивительной способности всецело доверяться Творцу, Архангел знал ныне сложившуюся ситуацию изнутри и особо не противился происходящему. Чего об Иове никак не скажешь! Она, как и большинство людей, имела извращенное восприятие реальности, и всегда видела перед собой только то, что хотела видеть, или, по - крайней мере то, что хоть как - то могла объяснить. Поэтому в следующую ночь, когда перед ней вновь возник тот самый устрашающий силуэт, мучивший ее уже долгое время, неожиданно для самой себя, женщина вдруг, расхрабрившись, закричала:
   - Что тебе нужно, Сатана? Пришел по мою душу? Убирайся, ты не получишь ничего!
   Услышав ее слова орды тьмы, сотрясая комнату, взрывались от смеха. Большие и маленькие, уродливые и неуклюжие, всевозможных форм и видов - все эти особи оккупировали Иову со всех сторон. Некоторые сидели на алькове, некоторые даже лезли и под одеяло... Кто-то проник под одежду и впился когтями прямо в сердце... Были среди них и лентяи-наблюдатели, так сказать, любители поржать... Все эти скопления злейших, отвратительнейших существ, извергая из себя черную, липкую слизь, опутывали ею Иову. Вонючая слизь оставляла в атмосфере вполне ощутимый человеческим обонянием, запах гнилого мяса. Удушливый, болезненный воздух Иова принимала за плохо проветриваемое помещение. Подолгу оставляла окна открытыми, чем еще больше забавляла дьявольское отродье. Здесь присутствовало несколько легионов, и любой из них жаждал заполучить добычу себе. В буквальном смысле раздирая женщину на части, каждый так и норовил ее укусить. Борьба за власть и территорию на данный момент волновали бесов в первую очередь.
   Лупцуя друг друга драконьими, чешуйчатыми хвостами, три демона - предводителя дрались и спорили между собой и никак не могли договориться. Их бесконечные распри были на руку Адинайзеру и Греховоднику, который в последнее время стал еще одним неизменным проводником Иовы. В этом злополучном месте ни тот, ни другой не могли развернуться в полную мощь, т.к. заносчивые хозяева не слишком им это позволяли. Но все, же и они здесь не скучали! Рад стараться подуреть, пакостник- Адинайзер, приткнувшись на люстре, стал с силой раскачивать ее взад -перед. Тяжелая люстра грозно заскрипела. В такт ему действовал и Греховодник. Стряхнул на пол вначале пепельницу и часы, а потом прошелся по рабочему столу, и швырнул в глубь комнаты письменные принадлежности. Те разлетелись в разные стороны.
   Иову бросило в жар, затем в пот. Она хотела что-то крикнуть, но ее горло кто-то сильно сдавил. В тихой панике та начала мысленно молиться. Все ее естество трепетало, что осиновый листок. В голове все завертелось и расплылось. Спустя мгновение она не выдержала и потеряла сознание. Злорадно ухахатываясь, вся нечисть ликовала .
   Придя в себя, первым, что увидела Иова - низко склонившуюся над ней косматую морду. Из широких ноздрей исходило неприятное, звериное зловоние. Слегка вскрикнув, обреченным, еле слышным голосом, женщина прохрипела:
   - Иисус не позволит тебе меня забрать! Убирайся прочь!- она цеплялась за эти слова всей своей душой.
   Бесы захлебывались от смеха. В то время, как страшилище выпрямилось и замерло на месте. Набравшись мужества, Иова тихо промолвила:
   - Именем Христа распятого связываю тебя, нечистый дух!
   Косматая морда не сгинула, как хотелось бы Иове. Но, тем не менее, бесы, которых Штельман не видела, но почему - то слышала, мгновенно сжались и притихли. Несколько секунд царило полное безмолвие. Здоровила с косамтой мордой изучающе вглядывался в Иову вблизи. Та словно завороженная смотрела в его жутко сверкающие в темноте, желтые, глаза и тихо дрожала. Леденящие кровь, глаза буравили ее насквозь. Но странное дело, в них не было ни злости, ни агрессии, ни ненависти, так присущей силам зла. Наоборот, они как - то грели и утешали, воссоздавая в сердце мир и покой.
   - Ты кто?- внезапно осмелившись, спросила Иова. Она уже сомневалась, в том, что это мог быть князь тьмы.
   Не открывая рта, прямо ей в разум, незнакомец заговорил.
   - Не трать силы понапрасну! Я не тот, кого ты гонишь! Я - Дэрэг, существо из плоти и крови... Не бойся меня, я твой друг.
   Друг!- обомлела Иова.- О, Господи, я точно сильно согрешила, если уже бесовское отродье мне набивается в друзья! Боже, прости и помилуй меня грешную!- закатила вверх глаза Иова Штельман. - Я не желаю таких друзей!
   - Да очнись же ты! Я ни демон! В противном случае, воИмя Иисуса бы исчез...- взывал к разуму женщины Дэрэг, да где там! Иова и слышать ничего не желала! Она была уверенна, что это князь тьмы!
   - Прочь отсюда, нечистое создание! Меня ни купишь своей жалкой ложью... Я знаю цену твоим лицемерным словам! Иисус -мой Господь и моя защита!Он- мой пастырь и мой мечь! Я изрубаю тебя Его живым Словом, которое говорит, что всякая тварь небесная и земная, подчинена Христу... Прочь от меня во имя Иисуса!- в отчаянии вопила Иова. Подобная бровада длилась ни один час, пока не уморившись от "духовной брани", женщина в изнеможжении не упала на подушку и с пеной у рта, не зарыдала. Когда совсем обессилив, она не могла больше уже даже реветь, а лишь безучасно смотрела в одну точку, тогда без промедления, Дэрэг решил перейти, наконец, к самой сути вопроса.
   - Без лишних проволочек должен сообщить тебе нечто важное... - властно и настойчиво произнес он в разум Иовы. - Хочешь верь, хочешь нет, но я тебе не враг! Меня послал Создатель, с целью предупредить тебя о грядущей опасности.
   - Предупредил?-отстраненно промычала Иова. - Можешь быть свободен! Видеть тебя больше не хочу!
   - Нет, сейчас я не уйду. - спокойно сказал Дэрэг. - Есть еще кое -что, что тебе надлежит знать! Поэтому не будем медлить, начнем сначала!
   После его последних слов разум Иовы сильно помутился, перед глазами все поплыло, и появились большие, цветные круги. Постепенно круги разрастались и приобретали какие - то неотчетливые формы. Но вот, картинка прояснилась. Иова увидела себя стоящей в красивой, нежно - бирюзовой комнате с блестящей, белоснежной мебелью. В правом углу большой, белый рояль, дальше комод, перерастающий в оригинальную, мебельную стенку, инкрустированную золотом и аметистами. Слева громадная, воздушная кровать и два замечательных миниатюрных диванчика, вместо кресел, которые своей компактностью Иове сразу понравились. Пока женщина рассматривала комнату, позади себя услышала чью - то негромкую речь и поняла, она здесь не одна. Обернувшись, уткнулась взглядом в саму себя. Высокая прическа, обрамленная украшением вокруг лба и уже знакомое голубое платье! Почему всюду она видит лишь его?- мысленно задавалась вопросом Иова. Откуда ни возьмись, пришел ответ:
   - Это платье запечатлела история.
   Иова хотела спросить о том, что это за история, но тут ее взгляд упал на медальон, висевший на шее у той девушки, похожей на нее. Эту вещь она не спутает ни с чем! Золотое сердечко, усеянное мелкими аметистами. С обратной стороны выгравированы две буквы "И. В.". Подобный медальон висел на шее у нее самой еще с детства. Она машинально коснулась своей шеи, и ( поразительно!) не обнаружила его на себе.
   - Что это значит?- снова мысленно спросила она.
   - Это значит, что медальон один на все времена. - сразу же получила такой же мысленный ответ Иова. Воспользовавшись моментом, она задала следующий вопрос:
   - Что значат буквы "И. В."?- и немедленно услышала ответ:
   - "Избранница Владыки"!
   - Где - то я это уже слышала.- Задумалась Иова.
   Каким - то левым чутьем она поняла - эта девушка ее давняя прародительница. Их соединяло кровное родство! Когда бабушка в детстве дарила Иове медальон, утверждала, что он довольно древний и из поколения в поколение передается по их женской линии. Тогда будучи девчонкой, Иова, не слишком придавала значение словам бабушки, но теперь осознала, что эта штука гораздо больше, чем просто память о покойной. Медальон несет в себе какой - то смысл. Она не раз его осматривала. Ничего особенного - внешне обычный кулон! Но, видимо есть в нем какой - то секрет! Не успела Иова об этом подумать, как девушка с ее лицом, словно угадав ее мысли, нажав на медальоне у основания цепочки, открыла эту штуковину, обнажив внутри крохотную фотографию и показала ее рядом стоящему пожилому мужчине в темно - синем бархатном камзоле и бежевых, обтянутых панталонах.
   - Папенька, обратите внимание, какую дивную вещицу мне подарил отец Филипп! - с торжествующим видом объявила девушка.
   - Прелестный подарок! Ты здесь очень хорошенькая! - с каким -то потерянным видом изрек ее отец, убирая выбившуюся из туго собранных в толстый хвост, прядь волос, со лба наверх. Его некогда длинная, черная грива, теперь имела благородную проседь. Серьезное, но великодушное лицо полу прикрывала рыжеватая борода, внутри которой с трудом просматривались, бледные, пухлые губы. Слегка потускневшие, черные глаза, умоляюще глядели на девушку. Мужчина в дальнейшем называл дочь Марианной. Иова стояла в стороне, чуть поодаль от них. Она могла видеть и слышать этих двоих, но они ее нет. Вслушиваясь в разговор, Иова в последствии уяснила для себя, что мужчина уговаривал дочь выйти замуж за одного очень богатого человека. Но услышав просьбу папаши, девица враз помрачнела, затем неожиданно залилась горестными слезами, чем привела несчастного отца в сильное смятение.
   Внезапно, эта картина оборвалась и появилась другая. Та же комната, но уже полумрак. На кровати полуобнаженная Марианна, застывшая в глубоком, но беспокойном сне, а на ней, лобызая ее тело слюнявыми, страстными губами, вожделенно ползает какой - то отвратительнейший тип.
   Переполненная негодованием и гневом, Иова топнула ногой.
   - Грязное, порочное чудовище, прекрати немедленно!- яростно вскричала она. Но печальный голос ей сообщил:
   - Тебя никто не слышит.
   - Но как это возможно? Это гнусное отродье...
   - Да, ее изнасиловал ее бывший, ненавистный жених!
   - Тоже?!- непроизвольно вырвалось у женщины.
   - У вас с ней много общего, не правда ли?
   - Но почему все так?- раздраженно выкрикнула Иова.
   - Да потому, что Зеус - дух насилия, он по -другому не умеет!
   - Но какое отношение он имеет ко мне?
   - Самое непосредственное. Но об этом позже! Поехали дальше!
   В этот раз Иова оказалась на громадной площади в гуще людей, одетых в такие же старинные одежды, как и отец с дочерью. Испуганные люди замерли перед высокой колокольней, на которой зияла страшная, кровавая надпись:
   - Я вам всем отомщу!
   В следующий момент это видение оборвалось и появилось другое - самое ужасное из того, что она когда -либо видела!
   Груды трупов сваливали в кучу и сжигали. Их было так много! Распростертые, изможденные тела взрослых и детей, у всех на лицах ужас нескончаемых мук.
   Иове сделалось муторно.
   - Однажды я это уже видела. - Отвернувшись от омерзительного зрелища, произнесла она.- Почему все это случилось?
   - Это последствия одной пагубной любви.
   Иову постигла и четвертая, не менее отвратительная картина.
   С довольным видом беззаботно расхаживая у себя по кабинету, вдруг снова как из - под земли, вырос тот же распутный тип. Он то и дело вертелся возле подзорной трубы, направленной в сторону площади, где сжигали трупы людей. Иова не знала, что это за место, поэтому свободно подошла к одному из окон. Каково же было ее удивление, когда она поняла, что находится в черной башне! Лес внизу, еще не казался таким мрачным и зловещим. Значительно меньшие заросли, повсюду истоптанные тонкие тропинки, и чудесные лесные цветы, делали посадку вполне незлобивым и привлекательным местом.
   - До чего же изменилось эта местность!- удивилась Иова, но вдруг услышав возглас и неприятный скрип костей, резко обернулась. То, что она увидела, заставило женщину испытать шок. Содрогаясь от ужаса с широко раскрытыми глазами, несчастная наблюдала за тем, как Дэрэг яростно раздирал на части Гумблера.
   -Ч-что... ч-что ты д-делаешь? - трясясь всем телом, мямлила Иова, когда одним резким движением Дэрэг оторвал старику голову и ударил ею о стену. Брызгами кррови залило все вокруг.
   - Это возмездие за зло!- черство бросил великан, в то время как Иова, дрожа от ужаса, снова усмотрела в нем прежнее, зловещее, демоническое существо.
   Не успела она еще опомнится, как Дэрэг вновь перенес ее в другое место. Но на этот раз уже в наше время. Дивное дело! В легком, замедленном полете, Иова парила по воздуху, буд - то птица! Внизу под ней в гордом немом ожидании замерли прекрасные заснеженные вершины. Где - то еще ниже величаво раскинулся старый бор. Пышнее и ярче, чем летом, выглядят скудные остатки подмерзшей зелени. Как ласкает глаз она среди монотонной, однообразной белизны снегов! Бесконечно восхищаясь пленительным великолепием пейзажей Иова, вдохнула в себя полной грудью горную прохладу. После всех тех кошмаров, которые ей только что довелось испытать, это парящее состояние было чем - то сродни глотка воды в пустыне. Как только она немного пришла в себя, тут же осторожно поинтересовалась:
   - Где мы?
   - Ты в Шотландии. - Кратко ответил голос.
   Вот Иова, пролетает мимо стен какого - то заброшенного замка и оказывается в глубоком подземелье. В огромном, длинном помещении разместилось множество странных коконов, в которых хранились непонятные, омерзительные эмбрионы.
   - Что это?- изумилась она.
   - Клоны.
   - Клоны... людей? - неуверенно спросила Штельман.
   - Нет, это мои клоны.Они нужны для покорения мира. - объяснил ей Дэрэг.
   - И за этим всем тоже стоит Зеус?- догадалась Иова.
   - Да. И не только!
   - Это все очень ужасно! Но... зачем мне все это знать?
   - Ты должна изменить ход истории!- непреклонно вдруг заявил здоровяк.
   - Я-я-я?!- изумленно вскрикнула женщина . - В своем ли ты уме, верзила? Кто я по - твоему такая? Шварцнегер, Рембо, или президент? Я всего лишь несчастная, маленькая женщина, с массой собственных, жалких проблемок! Что я могу?! Даже собственную участь изменить не могу, не то, что ход истории... Нет, нет, и еще раз нет! Я не согласна ! Ни за какие коврижки! - категорично заявила Штельман, сильно жестикулируя при этом руками.
   - Но это твое предназначение...- попытался ей объяснить Дэрэг, но Иова и слычать ничего не хотела.
   - Отвяжись от меня! Я больше не учавствую в общественных авантюрах! Все, баста! Отныне я живу исключительно для себя!- истерично кричала Штельман, в надежде, что от нее все же отстанут.
   И вдруг, как во сне, все оборвалось... Женщина снова оказалась в своей комнате, а Дэрэг все так же нерушимо стоял на одном месте подле нее.
   - Я что спала? - решила Иова. Хотела о чем - то спросить громилу, но тот неожиданно, повернувшись к ней спиной, подошел к статуе и вскоре исчез.
   - Боже мой, что со мной происходит?! Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша!- мрачно констатировал Штельман. Она абсолютно не знала, как относится к тому, что только что испытала. Все выглядело реальным и нереальным! Чтобы все обдумать и прийти в себя, ей понадобилось некоторое время. Дело близилось к утру. Ночной сумрак понемногу сменялся запоздалым рассветом. Поднявшись с постели и не зажигая света, она подошла к тому месту, откуда, появлялся Дэрэг, и принялась обшаривать руками каждый кусочек стены, шкафа, затем перешла на статуи. Ничего! Каким образом он здесь возникал? Непонятно! Разочарованно вздохнув, Иова уже собиралась вернуться в постель, но внезапно в полумраке, через что-то перецепилась. Дабы не ушибиться, она машинально схватилась за первый попавшийся предмет, им оказалась статуя. Охая, она медленно поднялась и потерла ссадину на коленке, но вдруг, как вкопанная, застыла на месте. Прямо перед ней в стене зияла громадная дыра.
   - Ого!- на автомате выпалила Штельман.- Вот это, я понимаю, находка!
   Она вспомнила, что где - то на шкафу стоял подсвечник. Нащупав его и неподалеку лежавший коробок спичек, она торопливо зажгла свечу и посветила в дыру. Точно, Иова не ошиблась! Судя по всему, это и был тот самый проход! Куда он вел - непонятно, но Иова обязательно собиралась это вияснить. Однако прежде ей подумалось, что для начала неплохо было бы разобраться с хитрым механизмом. Каким образом она сумела открыть проход? Вновь и вновь вдоль и поперек ощупывая статую, руки Иовы скользили по шероховатой поверхности древнего божества. Провидение явно сопутствовало ей, случайно надавив на глаза, Иове ещеьраз удалось открыть заветную дверку. После чего, усталая, но вполне довольная собой, она прыгнула в кровать и крепко заснула. Проснувшись в полдень, после странного ночного происшествия, молодая женщина чувствовала себя уставшей и разбитой, нее никак не выходило разлепить глаза. Через мутную пелену ресниц,Штельман все же разглядела свет и поняла, что на улице уже день. Сознание потихоньку пробуждалось, но непослушное тело, продолжая нежить себя на шелковых, воздушных простынях, казалось просто отказывалось быть бодрым и энергичным. Наконец собрав, воедино, дряблый остаток сил, она резко дернулась и вскочила с постели. Только так Штельман могла сама себя разбудить. Окинув временное жилье сонным, безжизненным взглядом, Иова зевнула во всю ширину своего рта и несколько раз потрясла головой, как бы скидывая с себя остатки сна и бессилия. Слабость тела понемногу отступала, в то время как голова уже работала полным ходом. Иова вспомнила вчерашние события и содрогнулась.
   - Дурацкий сон! Приснится же такое!- не восприняла все всерьез женщина. - Наслушалась фигни о всяких там избранницах, вот мозг и выдал галиматью... Ох, Марго, Марго, Бог и Сам с усами! Он вполне силен и без разных избранниц изменить мир!- мысленно возвращаясь к их последнему с подругой разговору, устало прошептала Иова.
   - Бог! О, да, Марго, ты права, с Ним мне всегда жилось лучше... - вслух разговаривая с самой собой, Штельман таким образом компенсировала неостаток общения, чтобы и вовсе не сойти с уа. - И зачем я только не уехала с Марго? Она оказалась права... Во всем права! А я - дуреха... Господи, если ты ну хоть сколечко еще меня слышишь, прости... Ты нужен мне больше всех! Мне так стыдно... Господи...Господи...Господи-и-и!- последние слова превратились в адский крик души. -Без Тебя я погибну! Знаю моим поступкам нет оправданья... и я нисколько себя не оправдываю, а лишь прошу, научи как выгребти из всего того дерьма, которое собственноручно создала! О, как Ты мне нужен сейчас, Господи!
   Вместе с воспоминаниями о существовании Бога, которое в ходе последних событий сильно видоизменилось, на ум вдруг пришли и Его давние слова: "Пожалуйста, выстои!" Эти слова прозвучали в ней так явственно и с такой силой, что Иова даже встрепенулась, как буд -то услышала их только сейчас. На всяикй случай, повертев головой по сторонам, и не увидев подле себя никого, иова блаженственно вздохнуа и на секунду закрыла глаза.
   .- Боже, помоги мне все преодолевши устоять, как Ты и велел... - понемногу приходили на ум слова из прошлого видения: "Не бояся, только верь... если ты пребудешь со мною, и я пребуду с тобою..."
   - О, Господи, ты со мной! - ощутила она новый прилив свежих сил и облегченно вздохнула
   Волна сладостного благоговения и восторга вновь овладела ею как тогда. Ее Бог по- прежнему с ней - теперь она в этом не сомневалась! ОН предупреждал о нелегких временах. Иова помнила свое жизнерадостное: "Все смогу во Христе!", но уже не испытывала прошлого восторга. О, если бы она знала тогда, с чем придется столкнуться!
   Оказавшись в ванной, Иова мельком кинула взор на зеркало и поразилась насколько осунулось ее лицо. Бескровный, обтянутый кожей череп, с мрачным, депрессивным взглядом и морщинистыми синяками вокруг глаз, пялился на нее из - под толстого слоя серебристого стекла. Испытав к самой себе сильное отвращение, она резко отвернулась.
   - Так тебе и надо!- презрительно бросила женщина своему отражению.
   Пока она совершала утренний туалет, видимо, ее посетил Атаден, т.к. выйдя из ванны, Штельман мгновенно учуяла до боли знакомый, сладковато - приторный аромат ее любимого, медового пирога. Поднос с едой стоял как обычно. Несколько кусков пирога и чашка крепкого кофе составляли весь ее завтрак. Одернув штору, Иова распахнула настежь окно и поместив поднос к себе на колени, уселась на подоконник, совмещая, таким образом, приятное с полезным. Поток морозного, свежего воздуха ворвался внутрь. Вдохнув его полной грудью, Штельман с наслаждением отхлебнула свой любимый напиток. Ей показалось, что вместе с воздухом и кофе, в нее вошел и глоток жизни.
   Несмотря на свирепую, декабрьскую стужу, светило красноватое, стылое солнце. Не то, чтобы оно грело, в эту лютую пору как летом, но все же своими нежными, растянутыми лучиками, согревало не столько тело, сколько сердце молодой женщины, некоторым образом снимая определенную долю напряжения и беспокойства. После унылых, серых туч и продолжительных снегопадов, оно впервые за долгий, зимний период, решила выглянуть и полюбоваться белоснежным, ледяным покровом щедрой матушки - зимы, создавая при этом, собой теплое, приветливое настроение. Даже ее мрачная обитель, словно сама, удивившись своей мрачности, на время потеряла грозный вид и за переливалась прозрачным, золотистым пурпуром. Траур резко отступил. Черный цвет поблек и стал не таким угрюмым как прежде. А кроваво - пунцовые раскраски, заполонившие пространство перестали быть взвинченными и раздражающими и приобрели состояние легкого, эмоционального подъема. Тихий парк, обрамлявший пустой гостиничный двор, был еще окутан девственным, сверкающим ковром. Тот искрился и переливался на солнце так ярко, что смотреть на него спокойно было просто невыносимо. Белые шарики мерзлых деревьев, словно мороженое разной величины, всем скопом, от мала до велика, сгорбились вокруг спящих глубоким сном, цветочных аллей. Дружно защищают они свои яркие, пушистые уборы от шумных налетчиков - птиц, оживленно порхающих с ветки на ветку. Восторженными глазами Иова смотрела на этот дремлющий, зимний пейзаж, превосходивший своей искристой красотой, даже летние, пестрые полянки. Избавительница природа часто умело подпитывала Иову необходимой ей спасительной энергией, возрождая в молодой и сильной женщине, нужный душевный настрой, и порой, даже излишний оптимизм, способствующий не всегда адекватному восприятию реальности. Тем не менее, это ей нисколько не мешало. Разве что, в те редкие мгновения, когда попадая в щекотливые ситуации, Иова могла, слегка переоценив свои силы, попасть, что называется впросак. Сейчас в ней возрождалось именно это дивное, необыкновенное настроение, хотелось жить и творить!
   Плотно позавтракав, Иова впервые, за долгий месяц, надумала выйти прогуляться. Натянув на себя всю одежду, которая у нее была, она только-но собралась открыть дверь и выйти наружу, как вдруг неподалеку, в коридоре, услышала приглушенные голоса. Оба голоса казались довольно знакомыми. Один из них Иова сразу же узнала - бесспорно - это голос Дэна. А вот второй... Она усердно пыталась припомнить, где и при каких обстоятельствах слышала этот нервный, вызывающий тон. И тут опасное открытие обдало тело волной ужаса и мурашек. Чтобы лучше услышать, о чем речь, Штельман осторожно приоткрыла дверь и, припав к ней ухом, прислушалась.
   - Она здесь уже давно... и ничего не происходит. Как зачарованная!- жаловался Ден.- А вдруг ей однажды взбредет в голову уйти?
   - А ты на что? Задержишь под любым предлогом!
   - И как я по- твоему это сделаю? Вцеплюсь в нее зубами?
   - Необязательно! Для этого существует масса более изящных способов!
   - Например?- с вызовом спросил Ден.
   - Ах, Дэн Дэн, не оправдываешь ты ни моих денег, ни моих надежд! Как был дегенератом,так им и сдохнешь!Твое дело, сопляк, делать то, что тебе говорят! А как ты это сделаешь, что вложишь в уши этой истеричке - это твоя проблема.Пока она здесь - ты ее лучший друг, понял?! И без фокусов! Учти, я не посмотрю, что ты мой единственный племянник! - агрессивно обрабатывал племянника дядя видимо с силой сжал тому горло, т.к. вскоре, испуганным, сдавленным голосом Ден хрипло отозвался:
   - Да понял я, понял, отпусти!
   - В этом деле тебе довернеа особая роль. Все должно пройти без сучка, без задоринки! Наши таблетки она пьет?
   - Думаю - да.
   - Что значит "думаю"?!- ядовито окрысился дядя. Ты что процесс пустил насамотек?
   Дэн побледнел. Затем сглотнув слюну и пытаясь рассуждать логически из себя медленно выдавил:
   - Ну-у... если она сама меня просила их купить.... Значит наверное.... пьет. А кстати, что за колеса она заказала?- надуманно уводил от темы Дальберт.
   -Не дрейфь, дамочка на грани! Она считает, что это успокоительное.
   - Значит все еще не так уж и плохо!- обрадовался Дальберт, расплывшись в отвратительной, ехидной усмешке.
   - Вот и не дергайся! Никуда эта грымза не денется! Твоя забота - не сводить с нее глаз. Зак, и не дай бог, она покинет пределы этого здания! - - в очередной раз для остраски прошипел дядя.- Никто не должен знать, что она здесь... Ее никто не должен увидеть!
   - Кое о чем я уже позаботился! Поставил в каридоре дополнительную камеру.- решил немного реабилитироваться Ден.
   - Этого мало!.- не оценил дядя его усилий.- Поставь еще одну к ней в номер.- после короткой паузы посоветовал он. - собственно, давно надо было это сделать.Так нам будет легче контролировать процесс изнутри!
   Кстати, позвонить она не просила?
   - Нет, не просила. А ее телефон здох... Так что...
   - Вот и отлично! Не своди с нее глаз! Зак! Кстати, как там наш дружок?
   Злорадная усмешка искривила лицо Дальберта:
   - Понемногу набирает обороты!
   - Вот и отлично!- самодовольно рявкнул дядя.- Даже если сбежит, в любом случае, один из вариантов непременно сработает!
   Затем, вдруг после недолгой паузы, он ни с того ни с сего просычал:
   - И все -таки ты гаденыш, Зак! Ну и гаденыш! Весь в отца! Такая же беспринципная сволочь! Ты оче-ень ненавидишь этого выскочку, так ведь? Будучи полным ничтожеством, втайне завидуешь его явным успехам... - Подумаешь, успехи!- зло огрызнулся Зак.- Я свое еще наверстаю! Мои цели покруче будут!
   Ничего не ответив Дальберту, его собеседник презрительно хмыкнул и повернувшись к нему спиной торопливо зашагал в противоположную от Иовы, сторону. Атаден Дальберт собачонкой, помчался догонять дядю. Вскоре шаги в коридоре стихли.
   - Ах, вот оно что-о! Опять эта сволочь! И Ден с ним заодно... мерзавцы! Какие мерзавцы! - протянула Штельман, совершенно не веря в то, что происходит.- И что им от меня только надо? Может быть это из -за Дена?
   Она лихорадочно перебирала в памяти те моменты, которые могли бы как -то обидеть Дальберта, но ничего такого вспомнить не могла.- А может быть это связано с Нардипским, ведь он как ни как его приятель? Озадаченно пожимала плечами Штельман, что обо всем этом ей и думать. А что если, они говорили не о ней? Что если эта другая девушка, ведь у Дальберта их пруд пруди.... Нет врят ли! Таких совпадений не бывает! - размышляла Иова. -В любом случае, пора отсюда рвать когти! Все кстати! Оч-чень кстати!
   Долго не раздумывая, она приняла решение и находу зацепив с собой подсвечник, нажала на глаза статуи. Внутри стены появился уже знакомый ей проем. Иова зажгла одну из свечей и уверенно шагнула в темноту. Вскоре она увидела себя стоящей на узкой винтовой лестнице, ведущей круто вниз. Прежде чем начать спускаться, подумала, что не помешало, бы, закрыть ход. На лестничной площадке Иова заметила еще одну статую, подобную той, что находилась в комнате. Она ни на минуту не сомневалась в ее предназначении. Быстро прикоснувшись к глазам божества, Иова с радостью обнаружила, что не ошиблась, дверь, бесшумно заерзав, оставила женщину в недрах подвала. Осторожно спустившись вниз, и спотыкаясь о неровные, каменные глыбы, Штельман уяснила для себя, что находится где - то в подземелье. Она бежала от опасности, абсолютно неуверенная в том, что где - то на том конце есть выход. Почему - то ей казалось, что это обязательно должен быть выход на улицу. Все было нормально, пока коридор не раздвоился. Немного углубившись вперед, Штельман сообразила, что попала в лабиринт. Остановившись на перекрестке, она всерьез задумаласьнад тем, куда идти дальше? Внимательно осмотрев стены, Иова ужаснулась:
   - Прекрасно! Нигде никаких опознавательных знаков! Хоть криком кричи - никто не услышит! Или услышит? Ау-у-у, люди-и-и!- закричала она, отгоняя, таким образом, подступавший к ней от безысходности страх.
   - Ау-у-у-у! Люди-и-и!- тут же повторило за ней эхо.
   - Эй-й, кто - нибу-удь!- снова загорланила Иова. И снова услышала:
   - Эй-й, кто - нибу-дь!
   - Понятно!- разочарованно обронила женщина.- И что теперь?
   Облокотившись спиной о неровную, холодную глыбу, она медленно сползла вниз, и, обняв колени руками, пыталась рассуждать логически. Если есть вход, значит где - то должен быть и выход! Но где? Ко всему прочему Иову волновал еще один немаловажный вопрос: знают ли бандиты об этой лазейке? Если знают - она здесь в ловушке. Ну а с другой стороны, если так, значит, должны, существовать какие - либо опознавательные знаки, протоптанные дорожки, отшлифованные камни, или что-то в этом роде! Немного поразмыслив, Иова вернулась в начало длинного, одинокого коридора и по - новой, очень внимательно исследовала все вокруг. На этот раз ей повезло больше. Под самым верхом она не без труда, обнаружила еле заметные, багровые крестики. Они появлялись на каждом перекрестке ввиде указателя пути. Иова, не раздумывая пошла по ним. Но вскоре и они закончились.
   - И что дальше?- в очередной раз задалась вопросом женщина. Настойчивый внутренний голос ей запрещал идти вперед. К тому же свеча почти догорела. Если она сейчас не поспешит обратно, то буквально через четверть часа окажется в полной темноте и тогда ей ни за что не выбраться из этих жутких катакомб. Иова не знала, что делать. Назад она уже не успеет, двигаться вперед в неизвестность - тоже безумие! Пока она размышляла, огарок свечи, ярко вспыхнув напоследок, вскоре так же быстро погас.
   - Нет, только не это!- в отчаянии вскрикнула Иова.
   - Только не это!- насмешливо повторило за ней эхо.
   Оставшись в жуткой, кромешной темноте, Штельман уже сто раз пожалела, что вошла в это подземелье. Мрак был настолько густым и непроглядным, что она, сколько не силилась, не то, что дорогу, собственные руки увидеть не смогла.
   - Я погибла!- в отчаянии прошептала Иова. Вглядываясь в темноту, она ощущала, как нечто невидимое, но ужасное окутывает ее тело с ног до головы. Уже готовая вовсю закричать, Иова интуитивно мацая руками стены, пошла наощупь назад. Но внезапно ее рука что-то задела. Не успела она опомниться, как кусок стены потянул ее за собой, бесшумно обнажив перед ней ярко освещенный, ровный коридор. С появлением света, ее страхи несколько отступили. Однако радоваться было рано. Неизвестно еще что это за место! Словно в подтверждение ее мыслям, где - то неподалеку послышались истошные вопли. Иова насторожилась и с опаской двинулась на крик. Свернув за угол, она увидела настежь распахнутую дверь. Вопли исходили оттуда.
   - Он сжимается! Держи крепче!- рассерженно ревел один из голосов.
   - Да не могу я! Он крутится как уж!- неуверенно мямлил второй.
   Этот голос напомнил ей другой, такой же мягкий и дерзкий голос. "Бывают же такие совпадения!"- подумалось Иове. "Если бы я не знала где Эрик сейчас находится, то непременно подумала бы..."- Ее мысли были прерваны новым душераздирающим воплем, который вблизи казался еще ужаснее.
   - Слышь, хорош тупить! Сказано тебе- держи крепче! Не будешь паинькой, попадешь в ту же задницу, что и дружок!- не сбавляя гонора, снова заголосил первый.
   "Видимо, он был главным."-решила Иова.
   - Что он такого сделал? Я виноват, а его... За что же его? - вновь услышала она бессвязное лепетание воторого.
   - Ты за свое отгребешь! А дружок твой нам еще пригодится!
   -З-зачем?- робко поинтересовался второй.
   - Да затем! Он создал такую хрень ого-го! Штучка покруче гера! Вишь от нее какой приход!
   - Вы его колете его же дрянью?- пришел в отчаяние паренек.
   - А что? Этот ублюдок сам захотел! Держи, держи! Вот так! Вот и молодец! Все, идем, дурандас!- затем обратился он к своему помощнику.
   - Спасибо...- неестественно простонал третий парень.
   - Завсегда, пожалуйста! Дозу не забудь отработать!- прошипел один из двоих и тяжелым шагом направился к выходу.
   В поисках укрытия, Иова не нашла ничего лучше, как спрятаться просто за дверью. Припав всем телом к стене, она с ужасом ожидала, что ее вот-вот заметят. Но к счастью, двое парней вышли из комнаты, даже не потрудившись закрыть за собой дверь. Сквозь дверной проем Иова сумела разглядеть обоих. Один толстый, неуклюжий жиртрест... Но Иову больше заинтересовал второй - высокий, худой и сутуловатый парень.
   - Не может быть!- сокрушенно прошептала про себя женщина.- Неужели...- страшная догадка пронзила мозг. Как только шаги стихли, она пулей влетела в комнату и обомлела. Ее предположение подтвердилось. Иова его едва ли его узнала. Весь скрюченный с изуродованной гримасой, вместо лица, на грязной постели валялся ее Макс. Иове показалось, что земля уходит у нее из - под ног. От прежнего красавца - сердцееда не осталось и следа! Впалые глаза с огромными черными кругами и закатившимися кверху зрачками, скорее напоминали зомби, чем обычного человека. Плотно сжатые, как у покойника бледные губы, были почти одного цвета с исхудавшим, зеленым лицом, нос заострился и потемнел, превратив его обладателя в мифическую мумию. Макс лежал неподвижно. Его левая рука беспомощно свисала на пол. Из - под полуспущенного рукава черной полосатой рубашки виднелись вспухшие, багрово - синие вены. Тонкая красная струйка крови растянувшись, застыла до самого запястья. Иова подумала, что Макс мертв. Ее ноги сами подкосились и она с трудом удержалась за стену, чтобы не упасть.
   - Боже мой!- простонала женщина.- Что ты с собой сделал? За-чем?
   В сильном оцепенении, Иова не мигая, смотрела на бывшего любовника и не верила своим глазам. В этот момент она сильно походила на безумную. Скатившись вниз по стене, она обняла голову руками, и просто тупо качалась взад - перед.
   Не было ни слез, ни слов ничего! Лишь однообразное отчаянное: "У-у-у-у-у-у" - исходило из ее изболевшейся души. Но вот, видимо услышав чей -то стон, Макс слегка пошевелился, затем вяло повернул голову в сторону Иовы. Увидев ее он, еле ворочая языком, пробормотал:
   - Прикольный глюк!- и при этом так придурковато ухмыльнулся, что Иову чуть не стошнило от отвращения и горя. Он был пока жив, но это ничего не меняло! "Макс - наркоман!"- пульсировало в голове. " Он - живой труп!" Смешанные чувства захлестнули Штельман. Радость оттого, что он все же еще жив гнев, омерзение и жалость, поочереди сменяли друг друга. Насилу справившись с эмоциями, Иова заставила себя заговорить.
   - Это не глюк, Макс, это - я!
   Долго что-то соображая, Нардипский рассматривал ее пустым, расфокусированным взглядом, в котором, впрочем, проскакивали и отдельные проблески сознания. Силясь вникнуть в реальность происходящего, одурманенный наркотой, Макс становился все более оживленнее и оживленнее. К нему как буд - то возвращалось сознание. Совсем скоро он уже более внятно произнес:
   - Если ты не глюк - уходи! Я не желаю больше тебя видеть! Убийца! Ты - убийца!
   - Что ты такое несешь?- возмущенно вскричала Штельман.
   - Что-о, добилась своего, да?! Можешь радоваться! Ты отомщена! Я навсегда останусь здесь в этих мрачных, серых стенах, где не выживает ни одна тварь! Ну и пусть... Мне уж все равно!- он нервно захохотал.
   - Прекрати истерику, ничтожество!- властно приказала Иова.- Не я тебя сюда притащила, и не я первый раз уколола! Хотя... это теперь неважно!
   - Неважно?! Ха-ха-ха! - завелся Нардипский.- Именно ты меня сюда притащила, и именно ты и уколола! Именно ты, слышишь?!
   - С кем я спорю? Бред наркомана!- всплеснула руками Иова.
   - Бред наркомана? Ну, не-ет! - мой разум уже прояснился! Я расскажу тебе, что ты со мной сделала! Да я спал с женой своего шефа! И не мог иначе! От этого напрямую зависела моя карьера! Ее муж - слабовольный хробак, полностью идущий на поводу у своей благоверной. С ее помощью я рассчитывал со временем занять ее место... Но это просто часть моей работы, часть бизнеса, понимаешь?! Я все это делал для тебя! Эта стерва меня никогда не интересовала как женщина! Я всегда любил только тебя! Но ты никогда не ценила моих чувств! Не говоря уже обо всем остальном! Тебя интересуешь только ты... Святая невинность... ведь у нас лишь ты действуешь чисто и праведно, другим так нельзя! В положение других войти ты не хочешь, измен не прощаешь... А каково другим, когда ты неизвестно куда исчезаешь - тебе и вовсе не понять! У меня чуть крыша не съехала! Всюду искал тебя... Был везде... Даже у тебя дома... Ты словно сквозь землю провалилась! И тогда я подумал... А что если ты с горя покончила собой...
   - Ну, ты, Макс и загнул!- не выдержала Иова.
   -Да, наверное, ты права, у тебя для этого кишка тонка! Ты слишком себя любишь... Но я тогда этого не знал. Все корил себя... Жизнь опостылела... ни о чем другом думать больше не мог... Да, может быть я и подлец! Я такой, какой я есть - блудник и гулена и мне нет прощения! Но при всем при этом мне нет и жизни без тебя! Не веришь? И не надо!- он, наконец, замолк. Затем тихо добавил:- Если честно, я и сам себя простить не могу! Поэтому я здесь... Прости меня за все! А теперь убирайся! Не хочу знать, как ты сюда попала.... Пребывание в этом кодле чревато... Убирайся пока жива!
   - Я уйду, Макс! Но уйду вместе с тобой!- решительно заявила Иова и деловито принялась стаскивать Нардипского с пропитанной кровью постели.
   - Оставь меня!- упирался Макс.- Я никуда не пойду! Мне нужна доза. Без нее я ничто!
   - Хватит!- резко гаркнула на него Штельман.- Хватит мазохизма, Макс! Поднимай свою тощую задницу... Давай, шевели булками!
   - Зря стараешься, любимая! Через некоторое время мне снова нужна будет доза... Да и не убежать нам вдвоем! Давай одна!
   - Это мы еще посмотрим!- гневно огрызнулась женщина.
   - Это авантюра!- пытаясь шагать, самостоятельно проговорил Нардипский.
   - Я авантюристка по жизни. Разве ты этого еще не понял? Наибольшей авантюрой было связаться с тобой! А остальное - так, цветочки...
   Бегло осмотрев комнату, Иова заметила небольшой шкафчик. Одним резким движением открыв его, она радостно вскрикнула, обнаружив там фонарик. Сунув его в карман и подхватив Макса под руки, она осторожно выглянула в коридор. Убедившись, что все тихо, волоча за собой Макса, Иова как можно скорее хотела добраться до замысловатого входа в лабиринт. Теперь у нее есть фонарик, а это уже нимало!
   Они с Максом шли в час по чайной ложке. Пошатываясь, он то и дело терял равновесие, и казалось, вот-вот упадет. Иова уже даже отчаялась. Может он прав, им вдвоем отсюда не выбраться? В любой момент их могли заметить! Но на радость ей Макс постепенно расходился и вскоре шел уже сам, пусть не так быстро, но это лучше, чем ничего! Беспрепятственно добравшись до скрытой двери, имея уже некоторый опыт в этих делах, Иова довольно быстро обнаружила крохотный рычажок вверху стены и дернула его на себя. Дверь мгновенно отворилась.
   - Ого!- изумленно выпалил Нардипский.- Откуда ты все это знаешь?
   - Долго рассказывать!- буркнула Штельман, решительно переступив порог в неизвестность. Сомкнув за собой стену, Иова больше не боялась темноты. Веселый лучик фонарика вскоре резво скользнул по заплесневелым, зеленым камням, осветив собой длинный, неровный тоннель.
   - Вот они, родимые!- бегло проронила она и двинулась вглубь лабиринта. Не задавая лишних вопросов Макс, покорно плелся за ней. Он понял, что Иова, об этом подвале, похоже, знает больше него, поэтому целиком и полностью доверился любимой. Медленно шагая по лабиринту, оба шли молча, вслушиваясь и всматриваясь в полумрак. Жуткая, устрашающая тишина иногда прерывалась однообразным звоном где - то медленно капающей воды. В воздухе витало ощущение неотвратимо надвигающейся опасности. Каменные глыбы словно сдавливали разум. Иова чувствовала себя здесь очень нехорошо, заметно нервничала и тряслась то ли от холода, то ли от страха. Каждый новый поворот, каждый новый перекресток, могли таить в себе скрытое зло. С ними двумя здесь может статься что угодно! Никогда и никому даже в голову не придет, искать их именно здесь! Врят ли кто-то вообще знает о существовании этого подземелья. Сколько же все -таки загадок таит в себе мир!- думала Иова с опаской и некоторой долей любопытства разглядывая эти таинственные пещеры.
   Буд - то мертвый, немой город представал пред ее взором. Вытесанные из камня самой природой, причудливые геометрические фигуры, вдруг неожиданно вставали у них на пути, словно окаменевшие жители невидимого царства. В гордом одиночестве они встречали и провожали своих немногочисленных, редких гостей... Безмолвные свидетели тайных событий, эти камни, без сомнения могли бы поведать о многом! Поначалу Иова смотрела на этот подземный, отчужденный мир с некоторым трепетом и даже восхищением, но вскоре серое однообразие приелось и надоело... Преобладание рытвин и неудобная каменистая поверхность, сильно осложняли путь. Ноги гудели, глаза устали от монотонности и мрака. Они прошли спокойно половину пути, никто и ничто их не тревожило. Постепенно волнение Иовы улеглось и ее мысли незаметно переключились на ее собственную жизнь. Если все пройдет гладко, то вскоре их путешествие с Максом подойдет к концу. А вместе с этим придет конец ее бестолковым блужданиям. Иова для себя уже все решила! Как только все это закончится, она вернется домой и переступив через стыд и гордость, упадет в ноги семье и будет молить о прощении. Микаил добрый и отходчивый, наверняка ее простит! Да и дети, быть может, строго не осудят. А если и осудят - что ж, она заслужила! Придется смиренно начинать все с нуля! Так думала Иова в предвкушении новой жизни. Но сперва она хотела разобраться с Максимусом. Ему необходимо лечиться. Бывшему молодежному лидеру пришла в голову гениальная мысль - отправить Макса подальше от Трикопольеуса, к примеру, в Анжуйск. Там жил и трудился один ее старинный друг - пастор христианского благотворительного центра. Наверняка Нардипский попадет в хорошие руки! В этом Штельман не сомневалась. Главная проблема - незаметно вытащить его из гостиницы. В то время как Иову в высшей степени заботила их дальнейшая судьба, Макс растерянно поглядывая на Иову, испытывал полное равнодушие к происходящему. Максу все виделось как бы со стороны и это даже нравилось парню. С безразличным видом наблюдая за суетливой возлюбленной, он абсолютно не понимал, зачем все это надо? Не лучше ли отстраниться от всего в безропотном ожидании своей жалкой участи?! Ведь жизнь - штука несправедливая и очень паршиво обходиться с людьми! Беспрекословно следуя сейчас указаниям Иовы, он делал это исключительно для нее. На свою собственную жизнь давно забил.
   Большую часть пути они прошли без приключений. Оставался еще один последний пролет, после которого тянулся длинный, одинарный коридор. И тут у них образовалась проблема - фонарик внезапно выскользнул у Иовы из рук и вдребезги разбился. Ахнув, в отчаяни женщина впилась в руку анрдипского и дальше они оба пробирались на ощупь. Однако сейчас вместе с Максом Иове уже не было так страшно, как в первый раз. Может быть, потому что она знала дорогу и уверенно шла по уже знакомому пути, а может быть ей придавала сил холодная как лед и едва ли живая рука Макса. Движимая сильным желанием поскорее выбраться из этого гадкого и мрачного места, Иова неутомимо шла вперед, ни на секунду не отпуская от себя свою тягостную ношу. Свернув, как ей казалось в нужный проход, Иова и Макс аккуратно прощупывая поверхность под ногами, медленно, шаг за шагом преодолели довольно приличное расстояние, но заветной винтовой лестницы все не появлялось. Иову охватило волнение. Они должны были бы уже прийти, но вместо этого вновь и вновь шли лабиринтом, которому не было, ни конца, ни края. Похоже, мы заблудились!- вынуждена была признать женщина, но Максу об этом говорить не стала.
   - Я устал, давай отдохнем!- предложил Нардипский. - Мы бродим очень долго. Ты уверенна, что знаешь дорогу?
   Иова вздохнула.
   - Не совсем... - неуверенно сказала она. Но потом быстро добавила:- Как бы там ни было, нельзя падать духом! Решение можно найти в любой ситуации!
   - Ну да.- Уныло закивал Нардипский.- По крайней мере, утешает одно:- Если умру - то в твоих объятиях.- Мрачно пошутил он.
   - Макс, я в курсе, оптимизма тебе не занимать! Ты всю жизнь плыл по течению обстоятельств... Куда вывезет! Но я никогда не сдаюсь! И я выберусь из этого проклятого подземелья, чего бы мне этого ни стоило, понятно?!
   - Понятно.- обиженно буркнул парень.- Ну, давай, командир, дерзай! Ты же у нас привыкла, чтоб тебе все подчинялись! Сейчас все по - твоему...- Иова не могла видеть полную скептицизма мину Макса, но она почувствовала его настроение.
   - Вот почему все так, а? Хочешь как лучше, делаешь, делаешь... Что-то пытаешься, барахтаешься, а в итоге выходит, что ты же и дура?! Господи, до чего же я устала от всех и всего!- не выдержала и взорвалась Иова.
   - Присядь.- Неожиданно серьезно попросил Нардипский.- Я никогда тебе этого не говорил... Никто не знает, что нас здесь ждет, поэтому послушай, любимая, что я тебе скажу. Не суетись! Расслабься! У тебя есть один огромный недостаток: по- моему ты слишком навязчиво лезешь в чужую душу... да и вообще, в чужие жизни. Пойми, спасти человека без его воли - невозможно! Рано или поздно он все равно погубит себя и того, кто за него держится... Прицепом... Ты хороший человечек. Но твоя беда в том, что ты чересчур идентифицируешь себя с тем, на кого направлена твоя жажда помощи. Так нельзя! Ты растрачиваешь саму себя по кусочкам... А это чревато для всех. К сожалению, какой бы сострадательной ты ни была, ты не всемогуща, поэтому не стоит брать на себя свыше своих сил. Иначе можно надорваться... Вся твоя жизнь из- за этого пошла наперекосяк.
   - Моя жизнь пошла наперекосяк в тот момент, когда я пошла на поводу своей похоти!- грустно вымолвила Иова.
   - Ошибаешься! Все произошло значительно раньше! Твое тело лишь хотело помочь тебе обрести то внутреннее единство с Вселенной... Общность с Богом и его творением, покой и безусловную любовь... Когда появился я - твоя душа готова была испытать эти чувства любым приемлемым или неприемлемым способом! По - настоящему тебе нужен был не я, а те сильные ощущения, которые являлись суррогатом твоих истинных потребностей. Вместо меня мог быть кто угодно! Но реакция, поверь, была бы одной и той же!
   - Значит, ты считаешь, что все мои нынешние проблемы спрятаны глубоко во мне?- задумчиво произнесла Иова.
   - Странно слышать такие речи от человека, долго занимающегося консультированием других!- отпарировал Нардипский.- Принцип взаимодействия начал. Все проистекает из чего - то. Покопайся в себе, задай сама себе честные вопросы, и ты получишь на них искренние ответы... И возможно, прозреешь до чего все просто и в одночасье сложно! Что мне тебя учить! Ты и без меня все это знаешь!
   - Иногда со стороны виднее.- Спокойно ответила Иова.- Может Максик, ты и прав! Как бы там ни было, спасибо тебе!
   - За что?
   - Ты сейчас мне помог кое - что понять! Мои неосознанные внутренние потребности все это время заставляли меня достигать высоких результатов во всех областях моей жизни. Неудовлетворенная собой и своими делами, я старалась что-то делать, и делала это все лучше и лучше... Но истина заключается в том, что, таким образом я всего-навсего стремилась испытать некую неописуемую словами, внутреннюю, неземную удовлетворенность, вполне примитивными, доступными сознанию способами. Из всего этого следует...
   - Что я тебе вовсе не нужен!- закончил за нее фразу Нардипский. - Элементарный психоанализ поможет тебе раз и навсегда освободиться от внешне навязанных чувств.
   - То же самое касается и тебя!
   - Мне это уже не нужно! Наркотики лучше любого психоанализа!
   - Ма-акс!
   - Что Макс? Мне не нужна жизнь в принципе, понимаешь? Я всегда стремился к пустоте! Кроме боли, разочарования и слез я никому ничего не принес! Знаешь, сколько в этом городе бегает моих детишек? Многим из них уже около пяти! И ни за одного из них я в полной мере не несу ответственность! А знаешь почему? Потому что я свинья и подлец! Обманным путем заманивал наивных девчушек в постель, а потом... Представляю, каково им было... Так что поделом мне! Час расплаты пришел!
   - А я?- робко спросила Иова.- Чего ты хотел добиться от меня?
   - Ты? О, ты нечто иное! Лучик света в этом темном царстве! Я почему - то прикипел к тебе душой, даже не пойму почему! Больше всего на свете я ненавижу тебя! Но только потому, что безумно люблю!
   - Странная у тебя любовь! Какая - то двоякая! Два одинаково сильных чувства порождают двойную жизнь. Любишь одну, спишь без зазрения совести с другой...
   - Глупенькая! Для меня секс и любовь - не тождественны! Секс - удовлетворение плоти, а любовь - потребность души!
   - Что - то глядя на тебя я этого не заметила!- съязвила Иова.
   - Это потому, что я люблю тебя всю!
   - Макс, ты противоречишь сам себе! По- моему, ты - обыкновенный кобель! Впрочем, понятное дело, и на это есть свои причины! Ладно, пока с этим некогда разбираться, засиживаться здесь нам ни к чему! Об этом поговорим как - нибудь после. Возможно, и удастся выяснить причины блудного кота по имени Макс Нардипский! Но как - нибудь потом, а сейчас, поднимайся, нам пора!
   В этот момент Иова и не подозревала, что общается с Максом в последний раз. В следующую секунду произошло вот что. Максимус поднялся и первым сделал шаг вперед, чтобы идти дальше, но не ощутив под собой ничего, кроме пустоты, потеряв равновесие, упал в пропасть.
   - Иова назад!- закричал он напоследок, и затем стих. Где - то послышался треск камней. У Штельман все похолодело внутри.
   - Макс!- отчаянно выкрикнула она. - Макс, не пугай меня! Ма-акс!- Но ей никто не ответил. Лишь злобное эхо издевательски воспроизвело:
   - Макс... Макс...
   - Не-е-е-ет!- яростно заорала от безысходности Иова.- Господи, почему-у? Я не хо-очу без не-его жи-ить! Нет, нет, нет-ет!- билась в истерике несчастная женщина. Затем она приняла решение и уверенно сделала шаг вперед. Но в это мгновение чья - то сильная рука потянула ее обратно. Ослепленная внезапными отблесками яркого света, она не сразу поняла, что произошло. Но постепенно ее глаза пообвыклись и перед собой она внезапно увидела мужа своей подруги. Крепко вцепившись в локоть Иовы, он по- прежнему ее не отпускал.
   - Фел?- в изумлении воскликнула Иова.- Как ты здесь оказался?
   - Ты так орала, дорогуша, что найти тебя не составило труда!- вместо Киссаля ответил рядом стоящий с ним мужчина.
   Иова без труда узнала это гадкую, ухмыляющуюся физиономию. Ведь это именно он разговаривал в гостиннице с Дальбертом.
   - Вот мы и встретились, красавица! Я своих слов на ветер не бросаю!- цинично промолвил Артур Гайдим.
   - Ты с ними заодно?- не обращая внимания на слова Гайдима, обреченно спросила Штельман. Она смотрела на него глазами полными боли и слез.- Неужели это правда?- вдруг вспомнив рассказ Марго, ужаснулась Иова.- Неужели ты... ты...- она не находила слов, чтобы описать то, отвращение, которое к нему испытывала в этот момент. - Ничтожество, обманщик, подлец! Ты в сто раз хуже этого мерзавца, твоего помощничка! Потому что лжец и лицемер! И как же тебя земля только носит?!
   Спокойно выдержав шквал эмоций, Фел холодно произнес:
   - Извини, Иова, но ты доставляешь нам много хлопот!
   - Кому это нам?- с вызовом бросила Иова.
   - Нам - это "Ордену Черного Солнца"! Лично я против тебя особенно ничего не имею... Но так складываются обстоятельства...
   - Довольно соплей, Киссаль!- вмешался Гайдим.- Ты начни еще перед ней оправдываться! Мол, извини, я такой негодяй, а ты вся из себя цаца!- подступив вплотную к Иове, злорадно прошипел он.- Отныне хочешь, или нет, но ты - часть Ордена.- Хищно усмехнулся он.
   - Что-о-о? Да чтобы я когда - либо стала частью сатанизма?! Много на себя берешь! Этого никогда не будет! Я скорее умру, чем перейду на вашу сторону!
   - А тебя никто и не просит! Ты не поняла, девочка, ты уже часть сатанизма. Объясни ей, Ден!- неожиданно обратился он Атадену Дальберту, который все это время стоял где - то во мраке.
   - И ты, Ден, туда же! Хорош христианин! Впрочем, какой ты христианин? Так... нехристь!- с отвращением обронила Штельман.
   - Ничего не поделаешь, Иова, выживает сильнейший! Христианство со всеми своими жалкими доктринками и идейками, себя, безусловно, изжило. Наступает эра новой цивилизации, более сильной и могущественной! Очень скоро мир изменится. Восторжествует истинный порядок вещей! Новый мировой порядок! И в этом нам отчасти поможешь ты!
   - Вы все здесь спятили!- взорвалась Штельман.- Никому из вас я помогать не буду! Ясно?
   - Бедная моя дуреха! Сама того не ведая, ты уже нам помогаешь! Таблетки, которые я тебе давал... они имеют колоссальное воздействие на твою психику. До этого времени ты была свободна только потому, что этого хотели мы, но теперь - все кончено! Ты зашла слишком далеко, пора и честь знать!
   - Да хоть режьте меня на куски, я не намеренна вам содействовать!- Иова мысленно взмолилась: Господи, помилуй меня!", на что Адинайзер громко заорал ей прямо в ухо:
   - Суд без милости не оказавшему милость!
   Душа женщины затрепетала и поникла, слова из Библии звучали как приговор.
   - Зря дергаешься, детка.- Тем временем взял инициативу в свои руки Киссаль.- Тебе же объяснили, действие препарата полностью контролируется нами. Стоит только захотеть и в любой момент твоего бытия, ты как личность можешь перестать существовать.
   - Как это?- ужаснулась Штельман.
   - Очень просто. Препарат изменяет состояние сознания, делает человека податливым и сговорчивым зомби. Происходит полная (заметь, даже не частичная!), а полная трансформация личности! По своему усмотрению мы сможем слепить из тебя все что угодно. Для этого достаточно ввести в разум кодовое слово с определенной информацией, любой плохой или хорошей.... и мозг тут же воспримет его как приказ. Происходит нечто сродни гипнозу, стирается память и полное ощущение своего "Я". Человек превращается в контролируемое кем -то растение. Выполняет любой приказ, живет и поступает так, как этого хочет его хозяин. Причем, здесь есть один нюанс! Разум контролируется независимо от расстояния.
   - Вы не сделаете этого!- с негодованием выкрикнула Иова.
   - Почему ты так решила, дорогуша?- вновь вступил в разговор Гайдим.- Я мечтал об этом оч-чень давно!!
   - Но почему? Что я вам всем сделала?- в отчаянии закричала Иова.- Почему вы меня преследуете? Поче-му?
   - Так уж получилось! - с ухмылкой заявил Гайдим.- Ты провинилась в момент своего зачатия! Тот, кто хотел, чтобы ты пришла в мир, возложил на тебя слишком большое бремя! В тебе таятся все его чаянья и надежды. И напрасно! Тому, что Он задумал, не суждено свершится!
   - Бог не позволит вам со мной так поступить!- дрожащим голосом выпалила Иова.
   - Не тешь себя иллюзией, красавица! Блудники и фарисеи не наследуют царствия Божьего!- снова заорал ей в ухо Адинайзер.
   - В чем - то отчасти ты права.- Злобно зыркнул на нее Гайдим.- Будь моя воля, ты бы уже гнила.... Но, увы, мы не можем убить твое тело, стоит запрет.... Этот путь избавления под силу лишь одной тебе. Либо ты сделаешь это сама, либо будешь верно, и преданно служить Ордену! Любой из вариантов нас вполне устраивает! И тут уж твоего согласия никто не спрашивает! Все вскоре произойдет само собой. Так что девочка, молись, если еще не разучилась! Впрочем, не уверен, что твой Бог в этой ситуации силен что- либо изменить! Он предал тебя в наши руки!
   Широко раскрыв глаза, Иова слушала этих людей и совершенно не верила в то, что это происходит с ней по - настоящему. Она пребывала в некотором ступоре.
   Между тем, Гайдим продолжал разглагольствовать: - Охо-хо! Бедная, наивная дурочка! Вынужден признать, ты превзошла все мои ожидания! Ты неисправимая тупица! Твоя любовь к этому дураку - Максу достойна восхищения! Необузданная львица у ног молоденького, гадкого утенка, это так трогательно, не правда ли? Честно говоря, с самого начала я не верил, что из этой глупой затеи может выйти какой - то толк! Но к счастью, или твоему несчастью - ошибался! Ты как удав за кроликом шла на поводу у этого мальчишки... Браво, браво!
   - И Макс? Он тоже с вами?- выпучив глаза, изумилась Иова.
   -Не-ет! У этого сопляка кишка тонка! Он втюрился по - настоящему! Этот тюфяк был всего лишь приманкой! Могущественный Зеус в этой истории неплохо потрудился, устроил все так, мудро и удобно, так четко расставил всех кукол по местам, что нам оставалась самая малость - дергай правильно за ниточки и только! Ты и твой малыш - хорошо проработанный высшими силами сценарий! Но... с одной оговорочкой! Все это не без твоего ведома, крошка! Так что, все по-честному! Пеняй на себя!- с последними словами и без того страшные, пронизывающие насквозь глаза Артура Гайдима, внезапно приобрели неестественное магнетическое выражение. С каждым новым звуком его голоса ноги Иовы становились все тяжелее и тяжелее. Постепенно все тело онемело и сделалось ватным и неживым. Какое - то время разум Иовы еще пытался противостоять настойчивым домогательствам со стороны, но сопротивление было недолгим. Последнее, что она осознала - ощущение того, что это состояние она испытывала уже не раз. Но потом все помутилось, и остатки сознания потухли...
  
  
  
   ГЛАВА29
  
   Поднявшись засветло, Микаил бесцельно бродил по квартире. Ему не спалось. Всякая надежда на возвращение блудной жены, иссякла с ее неожиданным, странным исчезновением. Истерзанная долгими переживаниями душа тревожным серо - желтым отпечатком легла на сильно осунувшееся, но по - прежнему, добродушное лицо мужчины. Волнистые, каштановые волосы посеребрились тонкими, белыми прядями на висках, которые давно позабыли о ножницах парикмахера. Потухший расфокусированный взгляд растерянно бродил по сторонам, часто застывая на одной точке. В такие минуты Микаил погружался далеко в себя. О чем он думал, понять было несложно. С некоторых пор он вообще перестал улыбаться и сделался чернее тучи. Все его мысли с утра до ночи занимала Иова. В его сердце больше не было ни тени ненависти. Несмотря ни на что, великодушное, незлобивое сердце простило нерадивой жене все и (о странное дело!) пуще прежнего ее боготворило. Сама мысль о том, что с ней быть может, случилась беда, возбуждала в его воспаленном разуме не только чувство невосполнимой утраты, но и ощущение вечного одиночества и пустоты. Поначалу Микаил никак не верил в происходящее. Все казалось понарошку, как во сне. Сабарион успокаивал отговорками, типа: "Мы делаем все, что можем", но Мик не особо на это питал надежды. Можно ли надеяться на полицейского, который и свою -то жену найти не в состоянии, не говоря уже о ком -то другом? Нет, все свои чаянья Штельман безгранично возлагал на Бога. Его искренние, горячие молитвы неслись из его уст день и ночь. День и ночь он взывал о милости и прощении, моля Владыку пощадить и его самого, и его неверную, импульсивную супругу. Но пока Бог безмолвствовал. Мик же тем временем сходил с ума! Отныне их совместная спальня стала для всех запретной зоной, а сам он спал только на балконе, на раскладушке. Поглядывая на портрет Иовы, Микаил как ненормальный часто повторял одно и тоже: "Что же ты наделала? Как же теперь жить? Обманутые надежды... Пустота..." Перед глазами несчастного мужа представали картины из их прошлой, дружной жизни, всюду виделась она... все дышало Иовой... Микаил отказывался усыпать без нежного, пусть и формального, но ежедневного поцелуя жены, перед сном. Больше не слышалось ее мирного и родного сопения под боком, которое так успокаивало сердце мужчины. Никто не засыпал отныне на его груди. Он остался один с двумя детьми, ни вдовец, ни холостяк, так... непонятно как! Дети теперь составляли весь смысл его серой, безрадостной жизни. При них он крепился и как - то еще хорохорился, изображая вполне нормальное настроение. Однако, несмотря на веселые гримаски отца, детей ведь то же не обманешь! Они отлично понимали его состояние, т.к. испытывали ту же горечь, что и он, но прикидывались, буд - то все у них в порядке. Вот так и жили, в заботах друг о друге. Из Микаила получалась превосходная домохозяйка, да и Аринка помогала. Она как то резко повзрослела, полностью взяла на себя заботу о брате, за что Мик был ей безмерно благодарен. Ему и так приходилось несладко! Взвалив на свои плечи дом и работу, рано поутру, после тяжелых, тревожных ночей, Штельман поднимался и перед уходом готовил детям завтрак, закидывал в машинку белье, кормил кота, убирал, но при этом, никогда не забывал о молитве. Для этого он уделял значительную часть своего утреннего и вечернего времени.
   Возвратившись, домой, после работы, Штельман опять готовил еду и шел с детьми на прогулку, затем, телевизор и беспокойный сон - такой была его ежедневная жизнь. Изо всех сил Штельманы старались жить так буд - то ничего не произошло, однако отсутствие Иовы сказывалось на всех. В особенно в ней сейчас нуждалась Арина. Подростковый возраст предполагал массу женских проблем, в которых Мик был не слишком компетентным. Конечно же, он делал то, что мог, но этого было так мало для неопытной, четырнадцатилетней девчушки, только - только познававшей мир со всеми его гадостями и прелестями. Поди, разберись, что есть хорошо! Но и Арине надо бы отдать должное! Несмотря на трудности в общении с одноклассниками, она всегда оставалась спокойной и уравновешенной, особых хлопот никому не доставляла. Наибольшей ее страстью было рисование. Отец частенько заставал девчушку именно за этим занятием и облегченно вздыхал. Арина характером пошла в него - такая же тихая и рассудительная, чего никак не скажешь о Викторо! Свой непоседливый темперамент он унаследовал непосредственно от матери, да и внешне он очень на нее походил. Тот никак не желал жить без проблем даже тепер!А может быть теперь и больше! Его живой, действенный ум постоянно придумывал какие - нибудь штучки, которые приводили в ужас всю округу. То он под дверь соседке подсунул фейерверк, когда та вышла чуть разрыв сердца не получила. То в школе учителю на стул налил сметану, а бедняга не заметила и плюхнулась туда всем своим толстым задом. То каким - то образом сумел собственноручно соорудить бомбочку и собрав вокруг себя всех ребят во дворе, отправился с ними на пустырь приводить в исполнение приговор - взрывать ледяной домик своего друга, с которым недавно рассорился. И если бы ни, случайно появившийся с мусором, дворник, беды было бы точно не миновать! Микаил уже не знал, что с ним и делать! Деятельность сына приводила в изумление. С этим срочно надо было что-то делать! Поэтому Штельман решил отдать его в клуб "Юного техника", где он сможет направить свои умственные способности в правильное русло. Однако возникла еще одна проблема - клуб находился в другом конце города, поэтому кто-то непременно должен был его водить и забирать. Микаил не нашел ничего лучшего, как вызвать из Анжуйска свою мать. Она обещала пребыть на днях. Мик ждал ее с огромным нетерпением.
   В это утро он как обычно, рано проснувшись, занимался домашними делами. На кухне засвистел чайник, на плите пахли котлеты и дожаривался картофель. Стараясь не слишком шуметь, дабы не разбудить детвору, Мик носился по кухне от печи к мойке, от мойки к столу, а от стола к холодильнику. Он хотел как можно быстрее разделаться с приготовлением пищи, т.к. на все про все оставалось времени в обрез. В прихожей послышалось чванливое шуршание тапочек. Мик обернулся.
   - Привет, пап!- помахала отцу рукой Арина.
   - А-а, дочь! А что так рано - то проснулась?
   - П-а-ап! Тут такое дело...
   - Ну не тяни!
   - Ну, в общем, сегодня у Надин день рождение. Она меня пригласила. Я пойду, ага?
   Отец на миг перестал суетиться. Что - то в просьбе дочери его смутило. Первой реакцией было запретить. Но глядя в умоляющие глаза девочки, не смог этого сделать. В конце концов, Арине тоже нужна разгрузка! Она и так никуда не ходит. - Мысленно уговаривал себя Мик, а вслух сказал:
   - Возьми у меня в портмоне, сколько тебе нужно на подарок! Я постараюсь вернуться домой сегодня пораньше!
   - Спасибо папочка! Ты лучший!- поцеловала его в щеку дочь.
   - Надеюсь, к тому времени как начнет темнеть, ты будешь уже дома!
   - Конечно, папочка!- улыбнулась Арина и пошаркала назад в свою комнату.
   Вернувшись, как и обещал, пораньше с работы, Арину Микаил уже дома не застал. Переделав уйму домашних дел, уставший, он плюхнулся в кресло и попытался расслабиться, но не мог. На улице уже было темно. Часы показывали 22.00, а Арина все не возвращалась. Встревоженный ее долгим отсутствием, Штельман взял мобильник и на быстром наборе нажал на девятку. Ему никто не ответил. Он позвонил еще несколько раз. Но напрасно, дочь молчала. " Может, увлеклась. Громкая музыка, ничего не слышно".- Уже, будучи на взводе, успокаивал себя отец. Но сердце успокаиваться не хотело. Не в силах справиться со все нарастающим беспокойством, Микаил набирал один и тот же номер снова и снова и при этом нервно шептал:
   - Ответь, милая, ну ответь же! Когда в очередной раз ответа не последовало, Штельман понял, что - то произошло. И тогда он упал на колени и почти навзрыд произнес:
   - Господи, только не это! Не отними у меня детей! Пусть с ними все будет в порядке!
   Не успел он докончить молитву, как вдруг услышал звук своего мобильного. На экране телефона высветилось: "Аришка". Дрожащей рукой, схватив телефон, он ответил на заветный звонок. Но то, что он услышал, повергло его в еще большее отчаяние.
   - Па-а-а-апоч-ка...- рыдая и с трудом ворочая языком, мямлила Арина,- спа-аси мме-еня... Я умм-ираю!- с этими словами разговор оборвался.
   У Микаила все захолонуло внутри. Как ненормальный он пытался дозвониться еще и еще раз, но все безуспешно. Это молчание сводило его с ума. Взволнованный разум выдавал страшные картины насилия и смерти. Около получаса он бес перестану, набирал Арину. Наконец на том конце вновь послышалось вялое: "Па-почка!"
   - Ответь мне, где ты! Я приеду, заберу тебя, где бы ты ни была!- кричал в трубку, изможденный переживаниями отец.
   - Я ннезнаю...
   - Ариша, что с тобой случилось?
   - Ммне плохо... я у-умираю...- девочка издала такой тяжелый возглас, что Микаила бросило в жар.
   - Где ты?- пытаясь пробудить в дочери проблески сознания, и дать ей возможность сказать ну хоть что-то вразумительное.
   - Я не пойму.- В очередной раз отозвалась девочка. Вдруг, прерывая Арину, в трубке послышался другой девичий голос:
   - Она в подъезде, где новая стоматология.- И снова тишина.
   Не медля ни секунды, Штельман быстро оделся и пулей выскочил на улицу. До стоматологии было пару остановок, так, что он машину ловить не стал и что было духу, побежал спасать свою маленькую Аринку. Бежать было тяжеловато, сказывался возраст и давнее отсутствие всяческих физических нагрузок. Задыхаясь, из последних сил, несчастный отец, тем не менее, и не думал останавливаться, даже, несмотря на то, что сердце, казалось, вот-вот перестанет биться и замрет. Под конец пути, он скорее полз, чем бежал, сильная одышка стопорила движение, но отдыхать было некогда. Из последних сил Микаил двигался к новехонькому красному зданию, в котором первые два этажа занимала стоматология, а последующие 12- жилые квартиры. Благо подъезд в этом доме всего один, поэтому искать, долго не пришлось. С грохотом распахнув дверь, неподалеку от входа он увидел свое чадо. Скрутившись колечком на ледяных, цементных ступенях, вся насквозь мокрая, та валялась посреди подъезда. Ее одежда закатилась наверх, так, что спина и живо выглядывали наружу. Девочка то и дело вздрагивала, ее зубы стучали от холода. Увидев, в каком состоянии, дочь, Штельман ужаснулся.
   - Маленькая моя, очнись!- подняв девочку с пола, постучал ей по щекам. Но Арина, похоже, его не слышала, всхлипывая и набирая в легкие больше воздуха, девочка дышала неровно и тяжело. Прекрасно зная о том, что она сердечница, Микаил сперва решил, что у малышки приступ. Он был безмерно возмущен тем, что говорившая с ним по телефону, неизвестная девчонка, не вызвала спасательную службу. Однако, когда уже было собрался сделать дочери искусственное дыхание, с удивлением обнаружил, что та просто- напросто пьяна. От Арины сильно разило рвотой и алкоголем.
   - Боже мой!- прошептал пораженный отец. Он взял дочь на руки и понес Арину домой. Теперь он боялся только одного - переохлаждения. Неизвестно сколько девочка пролежала в подъезде.
   - Господи, да что же это такое?- еле перемещаясь, бубнил себе под нос Микаил.- Сначала Иова, потом Викторо, а теперь еще и Ариша... Вся семья буд - то с ума сошла!
   По дороге он поймал такси и проговорив адрес, впихнул Арину в машину, затем сел сам. Через 10 минут они были уже дома. Поместив свое детище на кресло, он набрал в ванну горячей воды и, приложив немало усилий для того, чтобы Арину раздеть, быстро поволок ее в ванну. Девочка слегка заохала и стала что-то невнятное бормотать. Потревоженная отцом, она еще несколько раз вырвала, и вновь впала в беспамятство. Искупав дочь, Микаил уложил ее на диван, растер тело спиртом и накрыл тремя одеялами. Его сильно беспокоило, что девочка никак не могла согреться, она по - прежнему дрожала, несмотря на то, что крепко спала. Сон ее иногда прерывался тяжелыми, мучительными возгласами, после чего девочка снова затихала и спала дальше. Поначалу у Штельмана мелькнула мысль вызвать врача, но потом, он передумал. Что он скажет доктору, что его малолетняя дочь напилась до "свинячьего визга"? Нет уж, стыдно! Мик решил немного подождать, быть может, все обойдется! Время от времени мужчина заходил в комнату дочери и прислушивался к ее беспокойному дыханию. Через пару часов нос и конечности девчушки потеплели. Немного успокоился и отец. Всю ночь Мик просидел у постели Арины, а утром, когда уже собирался выходить на работу, в дверь неожиданно позвонили. "Наверное, мать!"- решил Штельман и поспешил открыть. На пороге он увидел Сабариона и еще двух полицейских. Чуть поодаль стояла в слезах и его мать.
  
   ГЛАВА30
  
   Отодвинув от себя поднадоевшую клавиатуру компьютера, майор откинулся на спинку мягкого, офисного кресла. Все отчет готов. Оставалось сдать дело и расслабиться. Но, он не мог. Несмотря на сильное давление сверху, Сабарион колебался. На первый взгляд, дело ясное, улики налицо, но что-то все, же грызло его изнутри. И этим "что-то" - была личность самого преступника, который на протяжении долгих лет являлся его другом. Муки совести задавали один и тот же неизменный вопрос: а правильно ли он поступает? Как успел подметить Влад, шеф почему - то очень заинтересован в быстром закрытии этого дела, списывает все на бытовуху, а между тем, в тени остается масса вопросов! Что если, Микаил не врет, и он на самом деле не виноват? Ну, какой из него Отелло?! Влад всегда удивлялся его мягкости и терпению! Разумеется, нельзя ручаться ни за кого, но зная Штельмана, почему - то, с трудом верится, что он мог совершить столь варварский поступок. Тогда выходит, что Микаила подставили! Но кто? Кому это нужно? Разве только из чувства мести? У него из головы никак не выходил Нардипский. Куда он делся? По документам, представленным Дальбертом, дом Нардипского теперь принадлежит ему. Тот упрямо утверждает, буд - то Нардипский, спешно продал ему все свое имущество, и безо всяких объяснений исчез. Но куда- внятно объяснить не смог. Дальберт, Дальберт! Опять этот Дальберт! Мутная рыба! Близкий друг Нардипского... Сабарион нутром чуял, что он врет. Не-е-ет, здесь определенно что-то не так! И именно он оказался свидетелем убийства! Если это совпадение - то очень и очень странное! Надо бы проверить этого жука! Не исключено, что они с Нардипским действовали вместе! А мотив? Может быть ревность? Он запросто мог... Очень сильно ненавидел Микаила... А Дальберт? Не слишком - то он тянет на бескорыстного друга! Но что если этот дом и есть плата за молчание? Вполне возможно! Одно неясно - зачем? Зачем Нардипскому смерть Иовы? Ведь он достиг своего, к мужу она возвращаться не собиралась... Да и Марго заверила, что Иова с Максом вполне ладили, друг с другом. Хотя... этот сученок по - тихому погуливал. Штельман - неглупая баба и не исключено, что каким - то образом пронюхала о похождениях своего красавчика... Завязался скандал... и... вот тебе и мотив! Может, может быть! Марго об этом могла и не знать! Не исключено, что Иове было просто стыдно признаться , что оказалась такой дурой и доверилась этому сопляку. Нардипский еще тот фрукт! Надо будет снова поговорить с их домработницей. Если как следует потрусить, думаю, той найдется что подрассказать!
   В разработке у Сабариона была еще одна верия по поводу смерти Штельман, но кроме голых рассказов самой Иовы, больше никаких фактов по этому делу не имелось. Быть может тогда в клинике Иове все и померещилось, а может быть и нет! Пойди, разберись теперь! В то время Влад всерьез ее не воспринял. Приставил, конечно к ней человечка, так, на всякий случай, он долгое время водил Иову, но ничего такого уж сущестественного тот не заметил. Пришлось снять наблюдение. А что делать? Нельзя же было вечно ходить за ней по пятам! Хотя.... Это наверное был бы выход! По крайней мере сейчас не пришлось бы ломать голову над тем, кто настоящий убийца? Как бы там ни было, но в любом случае, Гайдим и все учасники драммы в больнице бесследно исчезли и проверить уже ничего нельзя. Живы ли они - никто не знает. Больше полугода прошло с тех пор, поиски этой троицы продолжаются.
   Поэтому Владасару приходилось работать с тем, что есть. И это ему очень не нравилось! Вся его внутренность противостояла против наспех подогнанных под Микаила Штельмана ,(как он считал) липовых фактов
   Штельманы всегда были его близкими друзьями и он не мог, просто не имел никакого морального права взять и оставить все так как есть! Во что бы то ни стало должен докопаться до истины! А отчет... Отчет подождет!
   Рассуждая так, Владасар открыл ящик письменного стола и сунул туда свои писульки. Затем посмотрел на часы. Без четверти десять. До совещания еще целых три часа. Уйма времени, можно где - нибудь перекусить, а заодно и собраться с мыслями. Переубедить шефа дообследовать дело задача непростая! Нужны жесткие, неоспоримые доводы! Этим в ближайшее время Влад и собирался заняться.
   Через 20 минут он уже сидел в ближайшем кафе и уплетал великолепное рагу из курицы и шампиньонов. Пока его челюсти пережевывали пищу, разум без устали прокручивал одни и те же события по нескольку раз. Интуитивно майор чувствовал, что все не так просто как выглядит на первый взгляд. Профессиональная чуйка подсказывала, что убийство Иовы - верхушка айсберга. Есть во всем этом нечто более важное! И кому - то возможно, ой как выгодно отставить все, так как есть! Назар сообщил, что перед тем как заехать в участок, побывал у матери Нардипского. Мать Макса - женщина довольно консервативная и суровая, воспитывала Макса в строгости христианской морали. Она жаловалась полицейскому, что в последнее время ее сын совсем от рук отбился. Мало того, что сбежал из дому и стал жить один как ему вздумается, так еще и не слушал ее советов, поэтому и попал в какие - то неприятности. В последнее время он ходил как неродной, глаза чужие, сам весь потерянный. Та, уверенна, что Макс попал в нехорошую компанию, и утверждает, что однажды видела его на окраине среди весьма подозрительных молодых людей. Все они, в том числе и ее сын, еле держались на ногах. Парни стояли возле кафешки и вели себя довольно нагло и развязно, громко ругались, приставали к прохожим, хватали за руки молоденьких девушек.... Увидев Макса среди этих отморозков, мать ужаснулась. Но более всего ее поразили его глаза! В них отражалось откровенное безумие. Никогда раньше не было такого, чтобы ее мальчик ее не узнал, или сделал вид, что не узнал!- возмущенно твердила обиженная женщина. Она считала, что на то момент Макс был под действием каких -то препаратов. Возможно это новые дружки, они напичкали его какой- то гадостью! У сына никогда раньше не было таких друзей! И вообще она всегда знала его вполне здравым, рассудительным человеком и абсолютно не понимала, что с ним произошло. Буквально не так давно, он рассказывал ей, что собирается жениться... И вдруг на тебе! Разве ответственный, женатый человек станет слоняться среди этих?- горестно сокрушалась Нардипская. Опираясь на то, что и деньги и вещи и документы - все осталось дома, она однозначно утверждала, что сын никуда не выезжал. Он где - то здесь, в каком -нибудь закрытом притоне, если, конечно вообще, еще жив! За жизнь Макса Нардипская опасалась особенно сильно. По ее словам никогда раньше не было такого, чтобы Макс забросил работу. Карьера была для него всем! Горем убитая мать, думает, что ее мальчик попал в беду... Как бы там ни было, это вовсе не значит, что он не мог выехать из города по поддельным документам!- полагал Сабарион. На фоне всеобщей паники, старухе могло померещиться все, что угодно!
   Да, сложно отрицать тот факт, что в течение одного года взяли и просто сгинули сотни человек. Никто из без вести пропавших границ Трикопольеуса не покидал. Атмосфера в Трикопольеусе постепенно накалялась. Надо было что-то делать! Вот и делали! Сверху полиция получила приказ: "Как можно больше раскрытых преступлений". Подтасовка фактов приветствовалась и велась полным ходом. Правда жизни заключалась в следующем: главное - найти козла отпущения, остальное не важно! Весьма приветствовались и так называемые громкие дела, с участием известных, но не слишком влиятельных, деятелей города. Штельманы в этом вопросе, идеально подходили! В маленьком Трикопольеусе их знали почти все. Дабы усыпить бдительность народа и отвлечь его внимание от ненужных пересудов, высшие инстанции, без лишней жеманности решили придать бывших церковников, публичной огласке. Мол, даже с порядочными людьми происходят казусы... Но у полиции все под контролем...
   Майор понимал - всем хотелось, чтобы эта история оказалась простой и в то же время, громкой и незаурядной. Семейная драма наверняка обратит на себя все внимание горожан. А это в предвыборной гонке на место нового губернатора, всем на руку! Такая политика майора Сабариона неимоверна бесила. Сумасшедшими темпами генерал гнал дело под завязку, нисколько не мучаясь истинными фактами. Главное для него сейчас - новые звездочки на пагонах, которые ему пообещали за раскрутку этого дела в определенном ракурсе. На прошлом совещании он всем однозначно об этом намекнул. Но Влад не мог и не желал оставлять все, так как хотелось остальным. Не останавливало его и то, что генерал пригрозил майору отстранением от дела. Вызвав Владасара на ковер он без свидетелей объяснил ему, что если тот сделает все как надо - получит новое звание! Какая ирония судьбы - получить повышение за предательство друга!- с отвращением думал Сабарион.
   С некоторых пор он заметил за собой хвост и не сомневался, это ребята из управления. Бдят, дабы он не наделал глупостей! Но так просто Сабарион сдаваться не собирался. Чем большим был напор со стороны, тем больше в майоре возрастала уверенность в невиновности друга. И он хотел это доказать!
  
   Боковой кармана Сабариона неожиданно завибрировал, чем вывел того из задумчивости.
   - Слушаю.- Коротко отчеканил он.
   - Влад, я тут пообщался с одним из своих внештатным сотрудником...- еле ворочая языком, бубнил голос в трубку.
   - Это заметно...- зло бросил Влад. - А ты в курсе, что скоро совещание?
   - У-у-у! Ну, придумай что-нибудь! Отмажь... Я в долгу не останусь! Есть у меня для тебя кое - какие новости!Уверяю, тебе понравится!
   - Внештатный сотрудник, говоришь?- почесал затылок Сабарион.
   - Он родимый!
   - Ладно, выкладывай, что там у тебя! А там посмотрим!
   - Так вот... мой внештатный сотрудник...
   - Аристарх, короче!- поторопил его Сабарион.
   - В общем, около месяца назад он видел у свалки машину... Записал ее номера.
   - И?
   - Кому бы ты думал, принадлежит машина?
   - Ну и кому?
   - Атадену Дальберту!
   - И что?
   - Она стояла там дня два, затем пропала.
   - Ну и что с этого?- терял терпение Сабарион.
   - А то, что вместе с ним мой агент видел и его дружка - Нардипского!
   -Это точно?
   - Точнее некуда! Они зашли на территорию Черного острова, но обратно так и не вышли!
   - А он почем знает? Он что их караулил?
   - Это его работа!
   - Если это его работа, почему он не пошел за ними?Где они? Где их искать?
   - Да кто его... ик... знает... Несет очередную галиматью про колдунов и привидений! Якобы не раз видел их там... В общем, чушь!Но, думаю, эти стервецы прячутся где -то там!
   - Ладно, проверим. Арист,мое вам в кепке!Будем считать, я твой должник! -отшутился Сабарион.
   - Вот это теплее! Это мне понраву!- промямлил в трубку пьяный голос.
   - Э-э, сильно там не расслабляйся! По шерсти гладить часто не буду! Еще такая выходка среди дня и разговор будет другим! Если это все - пока отдыхай. Все равно сегодня с тебя нечего взять!
   - Вот она человеческая благодарность! Яизо всех сил стараюсь... работаю... Можно сказать раскрыл дело...А в ответ - черная несправедливость!
   -И что ты там бормочешь? Какое ты дело раскрыл?- терял терпение майор.
   - А-а, интересно?! Ну так слушай! Дальберт твой оказывается этот внебрачный сын одного известного рецидивиста, осужденного пожизненно, за мошенничество и наркоторговлю - покойного Антонио Сальмера,помнишь такого?
   - Что-то припоминаю... Это по-моему тот, который умер в тюрьме при загадочных обстоятельствах, так?
   - Именно! Я выяснил, что этот Сальмер долгое время промышлял во Франции и водил там тесную дружбу с нашим покойным другом - Лаврью.
   - И что?
   - Ну как что? Если ты забыл, Сальмер - спец по алмазам! Незадолго до смерти Лаврью наведывался к Сальмеру в тьрьму.
   -Соскучился по дружку?
   - Скорее по работе! Если ты помнишь, Лаврью приехал сюда выкупить Черный остров. Эти два прохвоста...ик... что-то там себе задумали...Но кому -то их делишки не понравились... Вот и убрали...их...
   - А вот над этим надо еще думать! Версия складная, но бездоказательная!
   - И... кстати, это тоже еще не все! - хитровато промычал Аристарх . - Ты знаешь, кто сводный брат этого ублюдка Сальмера? Наш старый знакомый - Артур Гайдим! Кстати, он тоже объявился! И где ты думаешь, его видели?
   - На той же свалке?
   - А ты откуда знаешь? И представь себе, вместе с этой дружной парочкою!
   - А вот это уже интереснее! - оживился майор. В его гоолове картинка постепенно прояснялась.
   -Ну, так что, тянет моя информация на услугу с твоей стороны?- с пьяненьким смешком поинтересовался Аристарх.
   - Без вопросов, дружище! Я тебя сегодня прикрою! Но чтоб завтра был как огурчик!
   - Оби-жаешь!- протянул напарник и отключился.
   На какое - то время Владасар задумался, потом снова перезвонил Аристарху.
   - Арист, ты где?- без особых проволочек решительно задал он вопрос в лоб.
   - Я сейчас уже в центре, а что?
   - Надо встретиться?
   - Зачем? Я ведь вроде все сказал... мне больше добавить нечего!- настороженно промямлил Аристарх.
   - Мне нужен твой этот агент!Есть кое - какие вопросики!- на одном дыхании выпалил Влад.
   - Э, нет, дружище, мы так не договаривались! Так я тебе и выдам своего человечка! Это во - первых, а во - вторых, он пьян в дрезину... Все - таки пили без закуски...
   - Значит так, единоличник, через полчаса встречаемся у ворот Андреевской церкви! И слышать ничего не хочу! Только попробуй не прийти или опоздать, в конце концов, я пока что твой непосредственный начальник!- устав от пьяной болтовни, раздраженно шикнул майор.
   - Но ведь мы же, вроде, договорились!- попытался престыдить начальника Аристарх.
   - Планы изменились, Маринис, работа прежде всего! Поэтому бросай все и дуй ко мне! И срочно!
   - Ладно, через пол часа буду.- Нехотя буркнул Аристарх.
   Ровно через 50 минут он, солидно пошатываясь, плелся к уже давно поджидавшему его майору.
   - Мог бы и поторопиться!- бросив небрежный взгляд на приятеля, укорял его Сабарион.- Ну что ж, пунктуальный ты мой, у нас с тобой есть одно дело!- Я навещу риэлтора Лаврью, ты узнай подробности смерти Сальмера.
   - А что их узнавать? Он повесился в своей камере, вскоре после того, как встретился с этим французом.
   - Как ты мог упустить эту деталь?
   - Ну... забыл...- дурковато усмехнувшись, вздернул плечами помощник Сабариона.
   - Насколько я помню, Сальмер не из впечатлительных... Скорее всего ему помогли, как и Лаврью...
   - Угу.- утвердительно кивнул Маринис.- Больше того, по - моему в этом замешана все та же несвятая троица! Как не верти - не крути, ниточки тянутся к Черному острову.
   Слова помощника навели Сабариона на одну мысль. Долгим взглядом он посмотрел на Аристарха, у него созрела идея. Впоймав на себе взгляд начальства, Аристарх, вдруг, словно прочел мысли Сабариона:
   - И не смотри на меня так, на Черный остров не пойду! Я еще столько не выпил!
   - Так в чем же дело?- ухсмехнулся Сабарион.- Дойди до кондиции - и вперед!
   - Влад, ты же знаешь, я суеверный!- собрав ладони вместе, взмолился Аристарх.
   - Ладно, не хныч, без тебя обойдусь! И что вы все верите в эти завиральные идеи?! Остров как остров, только заброшенный... и безлюдный...
   - Не ска-а-жи-ии!!!- замотал руками Маринис.- Дыма без огня не бывает!
   - Домыслы это, Арист, домыслы! Просто кому - то очень выгодно поддерживать подобные сплетни!
   - Кому например?
   - Да тем же троим, к примеру... а что? Хорошее место... Искать никто не станет...
   - Может конечно и так... Только вот разглашать подобные слухи у них кишка тонка... Ну если, конечно, они не живут уже лет 200!
   - Уху -ху! Загадки! Сплошные загадки!- стремительно чеканя шаг, угрюмо бормотал Сабарион, мысленно продумывая дальнейший образ действий.
   Недовольно поджав губы, Аристарх молча топал за ним. Мимо золотых ворот они прошли несколько длинных кварталов и очутились на большой, шумной площади.
   День был хоть и морозный, но достаточно солнечный и приятный и жил своей обычной, будничной жизнью, не предвещавшей ничего плохого. По центральным, городским перекресткам, как всегда, носились бесконечные цепи машин. Для маленького Трикопольеуса их было слишком много. Нехотя притормаживая на зебрах, большие и маленькие автомобили нетерпеливо пропускали ленивых пешеходов, затем включали скорость и снова летели дальше, не оставляя никаких шансов пузатым, городским автобусам их обогнать. Из бара доносилась слабая музыка, в такт ей весело мигали светофоры. Укутавшись поглубже в свои шубейки, по центру, что муравьишки, туда -сюда шныряло множество людей. В общую массу затесались и двое полицейских. Погруженный в свои мысли, Владасар совершенно не слушал пьяный бред своего напарника, который будучи навеселе, засыпал майора пошленькими анекдотами. Из глубоких размышлений его вывел до неприличия громкий, вызывающий смех. Разрывая монотонное жужжание транспорта, смех, доносился, со стороны бара. На фоне целенаправленной дневной суеты горожан он показался Сабариону праздным и неуместным. Повернув голову на шум, Влад непроизвольно присвистнул. Яркие и нелепо разряженные, образовав собой своеобразные, несуразные круги, толпились и пританцовывали от холода представители нескольких подростковых субкультур. Странно было видеть их здесь всех вместе и днем. Обычно вся эта общество предпочитало тусоваться ночью. Насколько Владу было известно, все эти готы, эмо,неформалы и прочая ересь, всегда были непримиримыми врагами и сосуществовали отдельно друг от друга! А тут вдруг такая идилия! Влад нутром почуял - неспроста!
   Несмотря на сильно затуманенные мозги, Аристарх тоже обратил на них внимание.
   - Ничего себе сходняк! Что они здесь делают в обед? Не за пирожными же пришли?!- выразил он мысли майора вслух.
   Городские часы грозным боем пробили 11. Вдруг с их последним ударом, раздался сильный глухой удар, сопровождаемый отчаянным детским криком и резким, пронзительным визгом тормозов. Влад и Аристарх как по - команде, обернулись.
   Городской транспорт мгновенно замер, а злополучный перекресток вмиг заполнился людьми. Пока напарник соображал что к чему, Сабарион пулей помчался в гущу толпы. Неаккуратно тыкая во все стороны удостоверение, с криками: "Расступитесь, полиция!" Владасару наконец удалось добраться до места происшествия. То, что он увидел, повергло его в некоторый шок, и он не сразу и сориентировался. Посреди проезжей части, в луже крови, лицом вниз, лежала женщина в возрасте. А рядом с ней, весь в слезах, вовсю голосил Штельман- младший. Пока люди из толпы суетились вокруг его бабушки, которую сбила ярко - желтая Альфа - Ромео, одна из женщин старалась успокоить и утащить хныкающего мальчика за собой. Буквально одно мгновение, понадобилось Владу, чтобы узнать женщину.
   Растерянно наблюдая эту сцену, Сабарион не верил собственным глазам!
   - Альбина?- вдруг опередив майора, изумленно прохрипел напарник Сабариона, лоб в лоб столкнувшись с супругой Владасара. От неожиданности та вначале резко отшатнулась, затем попятившись назад, поволокла за собой мальчишку вглубь толпы. Но не тут - то было! Быстро оценив ситуацию, смекалистый Торо стал, яро сопротивлялся, поэтому, Альбине пришлось отпустить ребенка, и бежать одной, как можно скорее спасать свою шкуру. Альбина затерялась в массах вновь подоспевших к перекрестку, зевак, пытавшихся вникнуть в суть происходящего. Второпях пробираясь через людскую стену, она пустилась в бегство одна.
   - Забери мальчишку!- опомнившись, находу бросил Сабарион и побежал вслед за женой.
   Часто оглядываясь и беспардонно расталкивая любопытную публику, Альбина подбежала, к ряженым подросткам, что-то бросила им на ходу и те выстроившись в несколько плотных рядов, преградили дорогу Сабариону.
   - Вот оно что? И вы, сучата туда же! Ладно, с вами разберусь потом! Пропустите немедленно, полиция!- вытащив удостоверение, орал во все горло Владасар.
   Но, швыряясь непристойными репликами молодняк и не подумал его пропустить. Наоборот, тесно сгрудившись, они с вызовом и ненавистью заталкивали полицейского вглубь двора, собираясь дружно начистить ему физиономию. Тогда майору пришлось прибегнуть к крайним мерам. Вынув из кармана пистолет, он сперва сделал предупреждающий выстрел в воздух, затем наставил его на подростков.
   - Ну - ка соплячье, если не хотите схлопотать пулю в лоб, расступились, быстро!
   Поубавив пыл подростки преутихли, однако пропускать полицейского, похоже, не собирались.
   - Учтите, я не шучу!- предупредил их Сабарион.- Нападение на полицейского... Любой суд меня оправдает!
   Этот аргумент, похоже, подросткам понравился больше, потому что те, нехотя расступились и Владасар снова смог продолжить погоню.
   Тем временем, оббежав круг, Альбина вернулась к своему желтому кабриолету и бойко нырнув в машину, моментально ее завела. Не обращая внимания на негодующих зрителей, которые так и норовили вытянуть ее из машины, она дерзко надавила на газ, и резко развернув тачку, просто чудом не задела теснившихся вокруг Альфа - Ромео, людей. Протаранив при этом несколько соседних автомобилей, съехала с дороги на тротуар, и через узкие проулки с сумасшедшей скоростью помчала прочь от площади, оставив разъяренный народ позади.
   - Убийца! Убийца!- кричала ей вдогонку толпа, швыряя камнями ей вслед.
   Прилично отстав от жены, Сабарион прыгнул в первое, попавшееся на глаза авто. Как назло ключей в машине не оказалось. Майор дернул провода зажигания, и наспех соединив их нужным образом, быстро завел машину. Он уже собирался надавить на газ, но тут неподалеку от себя услышал жалобное, писклявое:
   - Влад, Влад!
   Обернувшись назад, он увидел Торо.
   - Отвези бабушку в больницу!- раскрасневшись от слез, хныкая, упрашивал мальчик.
   - Викторо, успокойся, сейчас приедут врачи... Я уже вызвал... А мне нужно ехать...
   - Я поеду с тобой!- настоятельно потребовал он.- Я тоже хочу впоймать эту убийцу!
   Сабарион нахмурился. Эта идея ему не очень нравилась. Но спорить было некода, а оставлять мальчишку на пьяного коллегу тоже не очень-то и хотелось. Поэтому кивком указав Торо на заднюю дверь, Влад спешно надавил рукой на сигнал и держал его до тех пор, пока народ не расступился. Несмотря на то, что мальчик находился в состоянии шока, дважды ему повторять не пришлось. Резво заскочив в салон, он нетерпеливо протянул:
   - Ну что же ты? Поехали... Упустим ведь!
   Резко дернувшись с места, машина с взвизгнув, полетела вперед.
   - Что от тебя хотела Альбина?- уже сильно притопив, осведомился Владасар, не сводя при этом глаз с дороги, в конце которой смутно мелькали контуры желтого автомобиля.
   - Она хотела нас убить!
   - С чего ты так решил?
   - Я не баклан! Я видел, она специально поехала на зеленый... Я увидел эту машину еще возле школы. Классная тачка... Она следовала за нами по пятам. А потом... Дождалась, когда мы с бабушкой будем переходить дорогу...и...
   - У тебя бурная фантазия, малец!- горько усмехнулся Влад.- Наверняка, все произошло случайно... Альбина увидела, что натворила и захотела тебе помочь!
   - Угу, тогда почему ее преследуешь ты?! Твоя Альбина злая! И глаза у нее как у ведьмы! Она точно хотела нас убить!- нервно выкрикнул Торо.
   - Ладно, ладно, я тебе верю, не кипятись!- попытался успокоить его Владасар.- В любом случае,хоть она и моя... жена, ей с рук это не сойдет! Обещаю!- заверил полицейский, пристально вглядываясь вперед.
   Петляя по городу, и сбивая все на своем пути, Альфа - Ромео сворачивала в самые узкие, безлюдные закоулки. Не обращая внимания на пешеходов, Альбина гнала машину с такой скоростью, что удивленные люди, едва успевали отскакивать в стороны, чем очень забавляли эту злобную негодяйку. Альбина злорадно хохотала. Ей было вовсе не жаль этих серых, безликих людишек, которых она ненавидела всем сердцем. В этот момент ее глаза горели свирепым, демоническим огнем. Злоба и отвращение к окружающим изуродовали красивые природные черты. От ярости лицо сделалось серым и безобразным.
   Виляние по городу длилось недолго. Очень быстро они оказались на окраине крохотного Трикопольеуса и вскоре Альфа - Ромео вырулила на трассу. Сабарион обрадовался. Он значительно отставал. И если бы ни яркий цвет ее автомобиля, Альбина давно бы уже затерялась в многочисленных и витиеватых переулках этого мирного, спокойного городка. По трассе же ее отследить было значительно легче.
   - Ну что ты плетешься?! Ты же полицейский,ну?!- Возмущался Штельман- младший.- Ну, давай же, давай! Догоняй ее! Э-эх! Уйдет!- разочарованно протянул он, когда машина Альбины скрылась за поворотом.- Ты что это специально, да? Жалко эту свою... А бабушку мою не жалко? Как я теперь один?- навзрыд вопил Викторо.
   - Сиди смирно! -утрачивая терпение, резко приказал ему Влад. - Она от меня не уйдет! Пора отвечать за свои злодеяния!- заверил майор мальчугана. Он и сам был на взводе. Выдавливая из машины все что можно, Влад на всех парусах мчал за женой - убийцей. Скороходные деревья быстрой, сплошной лентой однообразно мелькали у них перед глазами. Сабарион только и успевал на поворотах то вправо, то влево, выворачивать руль. Редкие встречные машины держались поодаль от ненормальных водителей, езду которых можно смело назвать "игрой без правил". В особенности это относилось к Альбине, которая обгоняя предшествующие автомобили, беспардонно летела по встречной полосе. Этот же прийом не раз приходилось использовать и Сабариону.
   - Все мы ее потеряли!- раздосадовано выпалил Викторо, когда вынырнув из-за поворота на очередном перекрестке, они уже не увидели желтый кабриолет.
   - Кажется, я знаю, куда она делась!- отозвался Сабарион. Несмотря на то, что у него не вышло на стареньком Мерседесе нагнать жену, он разгадал ее намерения.
   - Куда ты едешь? Там уже свалка!- не выдержал снова мальчишка.
   - Знаю.- Мрачно буркнул майор.
   Асфальтированная дорога у свалки заканчивалась и перерастала в сплошное, белое поле, на котором, впрочем, отчетливо запечатлелись свежие протекторы автомобиля.
   - Значит все правильно!- буркнул себе под нос Влад и, объехав слева шлагбаум, поехал по свежим следам. Дорога была неровной и каменистой. Их бесконечно - сильно трясло. Машина то проваливалась куда - то в низину, то снова выплывала вверх. На скользкой, кремнистой поверхности автомобиль водило из стороны в сторону. Прилагая массу усилий для того, чтобы удержать равновесие, Владасар, тем не менее, не сбавляя скорости, ехал вперед. В этом отвратительном месте он был впервые. Территория Черного острова не внушала особого доверия. Как бы Влад не кичился перед Аристархом, в глубине души, он тоже опасался Черного острова . Кроме всего прочего, майор был не один, а потому, побаивался за жизнь мальчишки. Но тот вел себя молодцом! Натянув на себя ремень безопасности, и вцепившись в ручку сидения, мальчик сидел смирно и во все глаза смотрел в окно. В его глазах не было ни тени страха, только любопытство и непоколебимая решимость во что бы то ни стало поймать преступницу. Для Торо Альбина больше не была их доброй, старой знакомой. Отныне он видел в ней своего злейшего врага.
   -Влад, ты за меня не бойся! Я живучий, со мной ничего не случится!- словно угадав мысли Сабариона, подбодрил мальчик друга своего отца.
   Влад ничего не ответил, еще раз нырнув вниз, лишь мельком посмотрел на мальчишку и еле заметно хмыкнул.
   Труднее всего было взбираться на один из холмов. Он оказался самым высоким. С первого раза на скользкую гору заехать не удалось. Немного отъехав назад, он переключил скорость и сделал вторую попытку. С диким ревом старый Мерс, хоть и с напрягом, но препятствие преодолел. Заскочив на холм, Влад еще не успел толком осмотреться, как вдруг Викторо радостно завопил:
   - Есть! Вон, желтая тачка!- указал мальчишка в сторону развалин.
   - Сиди здесь и жди меня!- строго- настрого приказал Владасар Штельману - младшему. Окаменевшим, внимательным взглядом Викторо напряженно всматривался в бежавшего к желтой машине, мужчине. Его смелое, детское сердце, хоть и тряслось от страха, но, если понадобиться, готово было прийти на помощь.
   На Черном острове как всегда, стояла гробовая тишина. Малейший шум эхом отдавался повсюду. Приоткрыв окно, Викторо слышал, как громко поскрипывая, тяжело передвигались по глубокому снегу, ноги Владасара. Мальчик не без интереса наблюдал за тем, как осматривает Влад пустую машину и разочарованно фыркнул:
   - Растяпа! Говорил же ему уйдет!- скрестив руки на груди, запыхтел мальчуган и на мгновение обиженно отвернулся. Но любопытство взяло верх, и вскоре он снова припал лицом к стеклу.
   Тем временем, окинув глазами руины, Влад не сомневался - Альбина прячется где - то рядом. Следы на снегу вели к полуразвалившемуся дому. Он пошел по ним, след в след. Несмотря на то, что сейчас был только полдень, здесь, то ли из-за деревьев то ли по другим неизвестным причинам, царил особый полумрак. Казалось, солнце оставило эту окаянную местность навсегда. Тяжелые, свинцовые тучи низко нависли над поверхностью земли, готовые в любую минуту грозно обрушиться вниз густым, снежным градом. Старые развалины таили в себе еще одну незримую, смертельную опасность. Каждый из камней выглядел недоброжелательно и ожесточенно. Не было никакой гарантии, что эти хрупкие руины в любой момент не обрушаться на голову,или того хуже, откуда - нибудь не выскользнет некий ползающий, или бегающий гад и тогда поминай лихом! Вокруг ни души, ни в жизнь никто не найдет! Вся мертвая зона выглядела как одно единое, громадное чудовище, на время, притаившееся для удачной охоты. В воздухе витало неприятное ощущение духовного холода и смерти. Мистический страх неизменно преследовал всякого, переступившего пороги жуткого острова.
   Но более всего устрашали унылые очертания башни, угрожающей и одинокой. Кто знает, что скрывают в себе ее мятежные своды? Безжизненное, средневековое здание отталкивало от себя одним своим видом. Ее обрамленный плесенью и мхом древний скелет, жутким образом навеивал самые нелепые и черные впечатления. Сабариону понадобилось нимало самообладания, чтобы справиться с атаковавшими разум, ужасными мыслями и видениями. Картины насильственной смерти представали пред его взором одна страшнее другой. Ему становилось ни по себе от того наплыва ожесточенных эмоций, которые пытались овладеть его разумом. Агрессия, ненависть и злость с каждой секундой по нарастающей лезли наружу и распирали изнутри. Ничего подобного, никогда раньше майор не испытывал. Потребность убивать и крушить все на своем пути сильно испугала Влада. Он понял, то, что он в обычное время пытался в себе заглушить, здесь почему - то обнажилось и желало проявить себя в деле с неистовой силой. Некая безумная, бесбашенная храбрость и ощущение полной безнаказанности побуждало на невиданные мерзости, от которых Сабариона даже стошнило. Всем своим естеством майор чувствовал присутствие ужасного и неотвратимого зла, накрывающего его с головой, и стремился ему противостоять.
   - Что за чертовщина!- выругался он, и чтобы немного прийти в себя, сильно потряс головой. Наваждение вроде бы прошло.- Фу-у! - облегченно вздохнул майор и продолжил свои поиски, готовый на новые, ратные подвиги. Но как назло, у огромного, густого можжевельника следы Альбины оборвались. Исследовав всю прилегающую территорию, Влад никак не мог взять в толк, куда она делась? Не улетела же? По всей округе больше никаких следов! Лишь громадная стая черного воронья, зловеще каркая, недобрым, пронзительным криком, без конца кружила над его головою. Повсюду красовались узоры от их лап.
   - На самом деле проклятое место!- с некоторой робостью охватывая взглядом все вокруг, процедил сквозь зубы майор, и без промедления направился назад к машине, туда, где его ждал мальчуган. Не успел он влезть в машину, как у него в кармане снова зазвонил телефон.
   - Слушаю! - деловито проговорил Влад.
   - По этому поводу уже не беспокойся, мальчик со мной. Что с пострадавшей? В реанимации?! Угу, я понял, состояние стабильно - тяжелое.- как попугай повторял он за кем -то.
   Весь, превратившись вслух, Викторо, напрягшись, сидел как мышь и сосредоточенно вслушивался в каждое слово, в каждый лишний оттенок интонации Сабариона. Его безмерно волновало истинное состояние его бабушки.
   - Аристарх, сделай милость, пробей мне срочно номер: ТГ88 -20ао. Срочно! Это очень срочно! Не можешь сам, попроси Назара! Да, я приеду как только освобожусь. Так Назару и передай! Все, до встречи! - Владасар отключился и сразу же одной рукой набрал новую комбинацию, а другой завел машину. Хотелось поскорее убраться из этого гиблого места.
   - Алло, Марго?- продолжал разговаривать по телефону майор. - Ты где? Нужно срочно встретиться. Где мы можем сейчас пересечься? Я везу к тебе постояльца. Кого? Давай об этом не по телефону! Жди!- скороговоркой проговорил Сабарион и сунул телефон обратно в карман.
  
   ГЛАВА31
  
   "Скорей бы уж он пришел!"- думала Марго, без конца ерзаясь на холодной, парковой скамейке. Свою машину она специально оставила за углом, возле супермаркета, в целях, так сказать, конспирации. Откуда такая срочность? Неужели это не может подождать до завтра?- недоумевала Киссаль. Как раз сегодня Феликсу приспичило побыть с ней дома. Марго еле улизнула из квартиры. Когда она объявила, что ей срочно нужно пообщаться с подругой, муж смотрел на нее с таким недоверием и удивлением одновременно.
   - В коем - то веке решил сделать тебе сюрприз, разгрузил день!- обиженно возмущался он.
   -Я, обычно тебя жду значительно дольше! В коем -то веке и ты меня подожди!- как могла отмазалась Марго.
   - Это что месть?Ну и ну! Только не говори потом, что не уделяю тебе внимание! - недовольно ворчал Фел, когда Марго уходила. Бедняга она никак не могла отделаться от мысли, что где -то в кустах он за ней наблюдает. Боязливо оглядываясь вокруг, девушка то и дело посматривала на часы. Она пришла чуточку раньше. До встречи оставалось минут 10.
   Здесь свободный от извечной суеты мир, словно остановился в своем неторопливом, гордом одиночестве. По всей близ лежащей округе не было ни души. Оно и понятно! В эту холодную, морозную пору мало найдется желающих отморозить себе нос! Разве быть может, когда -никогда забредет случайный прохожий типа самой Марго, да и то по - важному делу. На улице стоял сильный мороз. Марго пребывала здесь совсем недолго, но уже успела порядком подмерзнуть. Мороз щипал руки и лицо.
   - Если он сейчас не придет, то вскоре, вместо меня застанет сосульку!- поднявшись со скамейки, пританцовывала Киссаль.
   Шикарно разукрасив далекую, лесопарковую зону, в хрусталь и алмазную пыль, мороз и здесь не поскупился! Стальные дорожки, припорошенные зыбкой дымкой, выглядели как легкая, блестящая накидка величавой, ледяной царицы. Вдоль вереницы можжевеловых аллей, растопыривших свои напыщенные, грозные длани, благоухая неизменным, хвойным ароматом, важно раскинулись подружки ели. Буд - то в едином, радостном хороводе сплелись они друг с другом своими вечно - зелеными, мохнатыми лапами, украсив себя низками пышных ожерелий из шишек маленьких и больших. Высунув беззаботные, крошечные мордочки, кое - где весело потрескивали орешками пугливые белочки, привнося некий шумный колорит в апатичный, безжизненный парк. А на пушистых воздушных газонах бесстрашно вытанцовывали лицедеи - воробьи. Согреваясь небольшими стайками, играли они свои однообразные спектакли, что-то декламируя звонким чириканьем. Но внезапно все бросали и радостно перескакивая с места на место в поисках пищи, яростно оккупировали то красную рябину, то боярышник, то жалкие остатки черемухи. А что это за чудо там, в кустах? Да это же заяц! - пригляделась Марго. Его не сразу и заметишь! Косой просто слился со снегом! Весь такой белый, в шелковистой шубке, он выглядел таким милым и беззащитным! Если бы ни его длинные уши, иногда производящие своеобразные, робкие движения, Марго бы ни за что его не обнаружила! Несмотря на лютый холод, девушке здесь нравилось. Она не случайно выбрала это место. Парк стоял почти на окраине Трикопольеуса. И только здесь Марго чувствовала себя относительно спокойно и смогла немного отвлечься от грустных мыслей. Она подошла ближе к кустам, чтобы рассмотреть зайца. Тот, ни секунды, ни медля, быстро дал деру. Марго весело рассмеялась и несколько раз сильно топнула ногами. Откуда ни возьмись, неподалеку от нее, стремглав выпрыгнул еще один заяц и пулей помчался куда зря.
   - Ну и развелось же вас тут!- громко хлопая в ладоши, крикнула зайцу вдогонку Киссаль.
   В это время, в нескольких метрах от нее, тихо припарковался Мерседес. Через несколько минут его водитель быстрой, стремительной походкой шел по направлению к Марго. Очень скоро, преодолев длинную аллею, молодой человек оказался у девушки за спиной и безо всяких предисловий, взволнованно заговорил:
   - Что стряслось?
   От неожиданности девушка вздрогнула и обернулась.
   - Как ты меня напугал! Я не слышала когда ты подъехал! Но... Хвала Богу, ты уже здесь!
   - Прости, не хотел... Очень спешил, поэтому... Знаешь, дел по горло!- В его голосе слышались неуверенность и тревога.- Просто по телефону мне показалось, у тебя что-то стряслось.
   - Да ну! = отмахнулась Марго. - Давай лучше ты начнешь первым! Ты ведь сказал, у тебя нечто важное!
   - Нет уж, сначала обсудим твои дела!- отведя взгляд в сторону обронил парень. Его поведение показалось Марго слегка странным.
   - Ну, ладно...- растерянно начала она.- Не знаю даже как сказать... Собственно ничего особенного пока не случилось... Вернее я не знаю, случилось или нет... Иова... От нее нет никакой весточки! Такого раньше никогда не было! Кому, кому, а мне она всегда часто звонила, рассказывала, что и как. На днях ездила к ним домой - там никого, даже их прислуги нет! Поначалу я думала, они с Максом отправились куда -то отдыхать. Может быть, конечно, оно так и есть! Но, странно! Почему не дает о себе знать? Честно говоря, не знаю, что и думать! С ее стороны это большое свинство! Романтика романтикой, но могла бы все же и позвонить! В конце концов мы всегда с ней были как сестры!- возмущенно парировала Киссаль.
   Сабарион нахмурился и долго молчал, после чего мрачно возразил:
   - Не может она тебе позвонить!
   - Ты что-то знаешь?- спохватилась Марго. По глазам она поняла, что-то произошло. Владасар молча полез в барсетку и кое - что вытянув оттуда, протянул это Марго.
   - Узнаешь?
   Лицо Киссаль окаменело. Одного беглого взгляда для той было достаточно, чтобы узнать эти вещи.
   - Да, это вещи Иовы.- сдавленным голосом проговорила она.- Откуда они у тебя? Что случилось?
   Сабарион тяжело вздохнул.
   - Я тоже помню этот медальон.- Уклончиво произнес он.
   - Влад, умоляю, не томи!
   - Но Влад почему - то не торопился с ответом.
   -День выдался холодный. Ты вон вся дрожишь. Идем в машину, там и поговорим!
   Интонация Сабариона девушке совсем не понравилась.
   Предчувствуя беду, Марго была на взводе.
   - Влад, не томи! Давай рассказывай все что знаешь!- не попросила, а скорее потребовала она, усаживаясь в уютный, теплый салон на переднее сидение далеко не нового Фиата. В машине стоял стойкий запах мужских парфюмов с примесью сигарет и бензина. Обычно раньше, девушка с каким -то тайным наслаждением вдыхала этот холостяцкий дух. Он напоминал ей об