Шостак С.Р: другие произведения.

Некромаг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Глава 1
  
   ...Туда, где гуляем лишь ветер... да я!..."
  
   Уже, наверное, в десятый раз с надрывом продекламировал я классика. "Поклонники", как и полагается, бурно аплодировали и желали всяческих благ. Чтоб пылью подавился или потолок на голову упал, ну, а тот, у кого с фантазией совсем плохо, неистово молился о наступлении рассвета и моей долгожданной для них казни.
   Увернувшись от очередной порции хлама, с удовольствием отметил про себя, что целиться они теперь боятся. Значит, уважают, гопники в доспехах, знай наших.
   А ведь как все хорошо начиналось! Солнышко светит, птички поют, ролевики с ума сходят. Сам я на эти игрища подсел где-то с полгода назад, но ни на одну крупную игру так и не попал. А тут такой шанс! Приезжает некий Арагорн Московский и устраивает глобальную ролевку, говорят, люди, ой, простите, эльфы, гномы и орки будут даже из-за границы.
   Ну, у меня бюджетный вариант костюма "хочу закосить под мага". На ноги "Лучшие друзья ролевика" - берцы. Крепкие, не протекают, бегают почти сами, да и кормить не надо, красота. Черная рубашка и штаны, в них ничего выдающегося нет, разве что простенький узор.
   А вот с 'доспехами' пришлось повозиться. В его основу легла старая кожаная куртка, поверху которой наклепал железные пластины, достаточно тонкие и легкие. А понизу прикрепил кольчужную сетку, которую сплел из гроверов. Получился весьма интересный вариант похожий на кожаный доспех.
   Особенно, когда знакомый художник покрасил все железо в черный цвет (сделал вроде как вороненый металл). А на спине и груди краской нарисовал 'герб' - костяную руку держащую черную розу. Как он ругался в процессе рисования! Я о себе и о своих умственных способностях узнал много нового. В особенности, сколько раз в детстве роняли, обо что били. По его словам, цифра получается действительно внушительная. Конечно, на уже приклепанной кольчуге рисовать не очень удобно. Но через час он с этим худо-бедно справился, получился не шедевр, но для сельской местности, сойдет.
   Есть такие индивидуумы, которые из линолеума доспехи делают. Смотрится это очень забавно особенно, когда особо ленивые их даже покрасить, как следует, не удосуживаются, и сквозь краску местами просвечивает клетчатый рисунок. Или еще интереснее смотрится, если сделают из жестянки на скотче и бинтиках. Вообще-то у меня нормальные доспехи есть, в которых и в бугурт не страшно ходить, но их забраковали. Маги, видите ли, в таких не ходят. Ну да, чаще всего они в них ползают. А я что, напрашивался в эти самые маги?
   Дело вот в чем. Их в нашей команде недобор, и отец-командир почесав репу, разыграл это место в считалку. По закону подлости эта честь досталась мне. Вот теперь приходиться выкручиваться. Радует одно, после недели моих беспрерывных стенаний, разрешили отыгрывать мультикласс воина-мага. По такому случаю себе и историю заковыристую придумал, чтоб окружающим людям жизнь медом не казалась.
   А из нее следует, что я - Север (это мое игровое имя, нагло скоммунизденное у Перумова) - адепт ордена 'Черной Розы' и представитель клана Видящих. В ходе неудачного ритуала телепортации оказался заброшен на территорию Светлого союза. Где за мной была начата охота. Ну, а если отбросить лирику, то получившийся перс вольная смесь из милиционера, некроманта и ведьмака, и даже я не знаю чего в нем больше. Мастера очень тепло отнеслись к моей идее и быстренько ее одобрили, от греха подальше. Вот так командир хотел хоть какой-то магической поддержки.
   Но больше всего меня порадовала возможность помахать своим давним творением, сделанным под Чань Бо. Для непосвященных объясняю, Чань Бо - это посох. С одного конца расширенный, вроде как лопата, с другого имеет лезвие в виде полумесяца. Очень многофункциональное оружие, а если точнее, сооружение. Посох, топор, алебарда, рогатина, двузубец и ритуальный символ одновременно. Лезвие сделал из дерева и резины, навешал на него всяких амулетиков, которые по правилам игры дают всякие маленькие, но приятные бонусы. А кто ж не любит халяву?
   В качестве второго оружия выбрал себе Каскара - прямой двухлезвийный меч народа багирми из Сахары. По стилю он близок к суданским мечам. Правда, клинок сделанный из текстолита получился похожим на Каскар разве что формой. Для этого чудови... Чуда у меня и ножны есть.
   Закончив копаться в "оружии" еще раз продумал линию поведения на ролевке. Их за то и любят что, участвуя в игре можно отключиться от реального мира. Видать, даже не к месту скуренная сигарета может легко разрушить эту зыбкую иллюзорную реальность. А за такие дела ты и моргнуть не успеешь, как по шее схлопочешь от старших товарищей за " неантуражный внешний вид и поведение". Прецеденты уже были.
   А маг в моем понимании, это человек в мешкообразном, расшитом всякими рунами одеянии, часто смысла, которых он сам не понимает. К примеру, я встречал парня, у которого древнекельтским по белому было написано, что он (парень), оказывается, бабочка! И написано настолько четко и аргументировано, что я чуть было, не поверил. Переубедиться помог уже сам парень. Объяснил, что данный рунический текст совершенно случайно нашел в Интернете, ну и пришпандорил его, как ему тогда казалось, к месту.
   Так же маги воспринимаются мной как постоянно выкрикивающие всякую тарабарщину психи. Но страшно даже не это, а необходимость дергаться как в эпилептическом припадке дабы 'подкрепить силу слова силой жеста'. Это все придумано мастерами для повышения достоверности. Меня спасает от выступлений в этом цирке-шапито только одно: я - необычный маг, да еще на территории противника. А это обязывает. Ладно, сейчас спать, не хочется опоздать к началу игры
  
   * * *
   Автобус встретил меня духотой, тряской и криками бабушек-дачниц. Поскитавшись по салону, нашел уголок в самом конце не занятый кулями, коробками и корзинками, где можно было с некоторым комфортом прислониться к поручням. Интересно, как эти старушенции все это таскают? Или у них бульдозер карманный есть?
   Каждый уважающий себя ролевик должен в совершенстве владеть тремя навыками. Во-первых, спать стоя, ввиду того, что ездить приходится далеко и чаще всего, это происходит либо раним утром (часов в пять утра), либо поздним вечером (четыре часа ночи). В освоении этого, безусловно, важного навыка поможет наблюдение за профессионалами.
   Наиболее доступными объектами являются сотрудники ДПС с утра пораньше. Во-вторых, делать морду "веником" и нести всякую ахинею. Этим навыком в совершенстве овладели адвокаты. Учитесь господа ролевики. Третий - это философски воспринимать на игре погоду, комаров и мастерский произвол. Четвертый и, наверное, самый популярный в нашей среде (да и в любой другой), пить как сапожник. Я овладел только первыми тремя, не переношу алкоголя.
   Оделся в свой ролевой костюм - лень было тащить лишние шмотки. Плащ и так приличный, только рюкзак с провизией на спину надел, чтобы не травмировать ранимую старческую психику эмблемой на спине. Арсенал свой замотал в мешковину, а сумку с "магЯческим" инвентарем повесил на плечо. Маг чем-то похож на дворника - без инвентаря ничего сделать не может. Он конечно, иногда, пытается, но результат уже не тот. Ладно, сойдет. У старушек все равно зрение слабое, а все остальные нормальные люди в это время спят.
   Ролевики, они вообще не люди, некоторые ученые считают, что они к нам прибыли с другой планеты. А НЛО, ничто иное, как эйфорическое состояние от достижения нового уровня. В ходе, которого они превращаются в светящейся шары, которые носятся с дикими воплями в приорбитальных слоях атмосферы.
   За обдумыванием этой гениальной теории отечественной науки я и закемарил. Заметьте, стоя, вот и не надо завистливых взглядов, тренировка, тренировка и еще раз тренировка. И через пару лет вы тоже так сможете.
  
   * * *
   - Куда идем мы с Пятачком большой, большой секрет и не расскажем мы о нем, о нет, о нет и нет. - Напевал я, идя с толпой "зомби" по лесу. Отыгрывали парни зомбей очень натурально. Может всему виной жуткое похмелье, которым они мучились, не знаю. Лично мне больше нравится теория, что только благодаря моему благотворному влиянию некоего темного мага они открыли в себе некие актерские способности. Причем все сразу и в один день.
   А выглядели они действительно не очень. Краше только в гроб кладут. Ну, а мой нелегкий труд в том и состоит, чтобы поднимать их оттуда и заставлять делать осмысленные вещи. В данный момент вся наша веселая компания ищет главный ингредиент ритуала "оживления" - ящик пива.
   Официальная часть началась с речи Арагорна Московского. Она достаточно банальна, пересказывать не буду. Потом парад. Меня, как одиночку, поставили в хвост. Разругался со своим командиром - не сошлись мнениями. Ну, а после парада, по традиции, глобальная пьянка. Прибившись к людскому табору, ей богу по-другому их не назовешь, с успехом перекантовался ночь.
   С утречка смотался от всей этой совсем не трезвой компании, попутно стырив у некоторых наклейки на оружие. То есть, фактически, спер их оружие. Без наклеек играть нельзя, а они есть только у мастера. Дальше дело техники. К середине дня у меня в подчинении находилось уже с десяток очень убедительных зомбей. Еще через час эти самые зомби выели мне весь мозг, на тему, где бы раздобыть пива и какими они сразу станут ловкими, сильными и жаждущими боя, если оно все-таки появится.
   Уже вечер, а вся наша группа медленно бродит в поисках живительного эликсира для страдальцев. Мне то не надо, я и не пил вчера. Блин, к чему мир катится? Уже зомби-алкоголики появились, да еще самым наглым образом помыкают некромантом или это я один такой невезучий? Оправдывает их только одно - зомбями они стали только сегодня утром и не свыклись с мыслью моей полной над ними властью.
   Наконец-то мы нашли чей-то лагерь. Дабы поднять дух своего "неживого воинства" я сказал, что там обязательно есть пиво. Получилось, как полагается, не так, как хотелось бы.
   Воинов в лагере оказалось много. И судя по их довольным рожам, все пиво они уже сами выпили. Оставив зомби защищать тылы, я начал красться вокруг лагеря вдоль небольшой речки. Зомбиков наделать смогу, сколько надо, а вот если меня укокошат, хорошо от этого не станет никому, ну разве что светлым. Им за мою голову от мастеров назначена нехилая премия. Противник нагонял. Похоже, "зомби" их не сильно задержали, что не удивительно. Пришлось форсировать реку.
   На том берегу я пробежал еще метров сто, как вдруг почувствовал сильный удар в грудь и упал. Виски неожиданно пронзила сильная боль, окружающий мир завертелся в сумасшедшем хороводе и стал стремительно выцветать. С каждым мигом голова раскалывалась все сильней, сердце, кажется, стремилось выскочить из груди, а воздуха в легких как будто никогда и не было. Окружающее пространство выгорело до однообразно-серого цвета и кружилось так, что начало болеть за глазами. Не выдержав подобной боли, я потерял сознание.
   Когда очнулся - было уже темно, ярко светила полная луна. С трудом поднявшись, собрал свои живописно разбросанные на земле вещички, запихал меч в сумку, повесил ее на плечо и, опираясь на Чань Бо, побрел на свет горящего неподалеку костра.
  
  
   ***
  
   Генрих
  
   Близилась полночь. Смена подходила к концу. Полная луна светила настолько ярко, что ее свет проникал даже сквозь густую крону деревьев. Глаза уже слипались, а интересного так и ничего не произошло. Рядовое дежурство, каких тысячи в жизни настоящего рыцаря, ну, почти рыцаря. Но когда Генрих уже хотел пойти и разбудить сменщика, на грани восприятия появилась неясная тень. 'Почти рыцарь' привел арбалет в боевую готовность и пошел на сближение с тенью.
   С точки зрения тактики, которую Генриху так долго вбивали в голову, это неоправданный риск и самый простой способ нарваться на засаду. Но в него уже вселился дух охотника. Он практически слышал, какими словами его похвалит сэр Вильгельм за поимку вражеского шпиона, безусловно, пытавшегося вызнать какую-нибудь важную и секретную информацию. Ну, или оленя подстрелит, на худой конец, а это тоже достойно похвалы.
   Шаг, еще шаг, темнота постепенно отступает и перед грозными очами рыцаря-недоучки оказывается молодой парень.
   Тот не скрывался и не таился во тьме, что было не типично для шпиона. Одет он был в черные кожаные доспехи, на плече у него висела сумка. Такие сумки обычно используют маги для хранения магических предметов. За плечами меч, а в руках странный посох. Кто этот парень? Маг, шпион или воин? Генрих определить так и не смог. Тот походил на всех сразу и ни на кого одновременно.
   А парень, тем временем, отлепился от дерева, которое трогательно обнимал, повернулся лицом и, пошатываясь, сделал несколько шагов навстречу, выйдя из тени на свет. Кивнув, на ломаном Вельдском со странным шипящим акцентом спросил:
   -Который час?
   У Генриха сердце ухнуло в пятки, а в горле застрял комок.
   У каждого уважающего себя государства есть элитные отряды. У светлых эльфов это маги-рейнджеры, у дроу - "танцующие с тенью", у гномов - "мифриловая хирда", у людей - паладины, а у темной империи - "рыцари последней надежды".
   Если бы простого человека попросили описать рыцарей одним словом, он бы, наверное, сказал, что они отморозки. Идущие к цели не считаясь с потерями, способные выследить и наказать любого, кто хоть чем-то помешал планам их Императора. Где появляются 'рыцари последней надежды', там пропадает жизнь. И хорошо, если они просто убивают, а если обратят в зомби, главным занятием которых является жрать все, что ни поймают. А бегают эти умертвия быстро.
   Этих рыцарей посылают на самые опасные задания, как последние средство, последнюю надежду выполнить приказ Императора. Гербом этого богомерзкого и пропащего ордена является костяная рука держащая черную розу.
   И именно этот герб красовался на груди у незнакомца. Подделывать этот символ стал бы разве что самоубийца. Мало того, сами рыцари жестоко карают за это. У их магистра очень странное чувство юмора. Он дает глупцу, осмелившемуся незаслуженно нанести на свою одежду герб, задание. Если тот выполняет его, то становится официальным членом ордена. Таких случаев в истории не было ни разу, или Генрих о них просто не слышал.
   Однако, судя по тому, что эта тварь еще и издевается, их лагерь окружен и эти самые 'рыцари последней надежды' ждут только сигнала командира. Все это пронеслось в голове у Генриха за доли секунды, и он скорее инстинктивно, чем осознано нажал на спусковой крючок. Сперва, ему показалась, что болт попал в это бренное тело, где не осталось ничего человеческого. Но у стоящего напротив парня, похоже, на этот счет были совсем другие планы.
   Крутанув свой странный посох (Генрих понял, в чем странность - на конце посоха лезвие) так быстро, что заметить вращение было трудно даже тренированному глазу, незнакомец чуть отклонился и, услышав как болт с противным жужжанием улетает во тьму леса, кивнул. А когда снова взглянул на стоящего напротив парня, у того в душе пропала последняя надежда. Теперь у незнакомца вместо глаз были темные провалы, выделявшиеся на бледном лице. Которые, казалось, затягивали даже тот свет, что давала полная луна. И вся фигура парня явственно излучала ужас, от которого перехватило дыхание, а все тело как будто сковало льдом.
   - Видящий Тьму! - Сдавленным голосом прошептал Генрих. Теперь можно начинать молиться всем богам, чтобы были милостивы к своим последователям и дали возможность просто умереть. Если здесь Видящий Тьму, значит, лагерь окружили не меньше пятидесяти элитных воинов ордена "Черной розы". С меньшими отрядами "Видящие" просто не ходят. Все эти мысли пронеслись в считанные мгновения, а самая важная, как и полагается, по закону подлости, пришла последней. Надо предупредить остальных!
   - Тревога! - Прокричал Генрих, одновременно со всей силы тыкая в грудь страшного пришельца разряженным арбалетом. Затем, отскочил, совершая кувырок в бок. И не зря. Где только секунду назад находилась его голова, блеснуло лезвие странного посоха некроманта.
   - К оружью! Тревога! - Кричал юный страж, со всех сил несясь обратно в лагерь и слыша, как сзади топает и ругается Видящий. Впереди, среди деревьев замелькали огни факелов и были слышны тревожные крики вторящие ему.
   Выскочив на полянку, где остановился на ночевку их отряд, Генрих не притормаживая, побежал среди приготовившихся к круговой обороне полураздетых, но вооруженных солдат. Только забежав за спины своих товарищей, он, задыхаясь, зарядил арбалет и оглянулся.
   Выбежавший следом за ним на готовых к бою воинов некромант, не снижая скорости, сильно размахнувшись снятой с плеча сумкой, ударил ближайшего к нему солдата в голову, затем запустил ее в район гениталий другого. После этого ткнул тупым концом своего странного посоха в живот третьего, повернувшись, ударил локтем в челюсть находящегося за спиной четвертого. И хотя все это было проделано с такой скоростью, что ближайшие воины не успели ответить, но к появившемуся противнику начали сдвигаться остальные.
   С каждым мигом возможность прорваться за кольцо обороняющихся за сбежавшим стрелком становилась все меньше, момент неожиданности был упущен. Однако, из-за большого скопления солдат (они мешали друг дружке), пришелец продолжал наносить увечья каждому желающему приблизиться к нему, правда, почему-то орудуя только тупой частью своего посоха.
   В этот момент к солдатам присоединился старик-маг. Не приближаясь к образовавшейся свалке, начал громко и заунывно читать заклинания. Вокруг него поднялся ветер, подхвативший полы мантии и закруживший бороду. Среди рук разгорелся теплый свет, от которого начал светиться кружащий вихрь. Прокричав дребезжащим голосом, последние слова заклинания маг взмахнул руками в сторону дерущихся, и теплый светящийся вихрь разбился об грудь как раз взмахнувшего посохом некроманта.
   Видящего снесло как пушинку, но еще несколько секунд казалось, что некромант сейчас вскочит и уже отдаст приказ своим воинам атаковать. Но нет, он так и остался лежать на земле.
  
   Глава 2
   Кажется я уже не в Канзасе?
  
  
   Не знал, что просыпаться так больно. Ни руки, ни ноги не чувствуются. В груди при каждом вздохе сильно болит. Попробовал открыть глаза, но быстро понял, что это была неудачная идея. Все сразу поплыло и закружилось, а к горлу подступил комок.
   Похоже, мне вчера насильно влили литров пять водки, да еще и паленой. Потому что сам пить не стал бы. А может, что более вероятно, по мне промаршировала рота солдат? За эту версию активно голосовала жуткая боль во всем теле. В целом, состояние спокойно подойдет под классификацию 'я упала с лестницы, тормозила, не помню чем'.
   Так, а что вчера было? Ага, зомби, бой, бегство, странная река и мои глюки. А потом лагерь каких-то странных ребят, у которых я хотел попросить помощи. И чего, спрашивается, меня так разозлил этот пацан? Зачем напал на тех мужиков? Ведь и слепому понятно, что они очень хотели воспользоваться своими режущими инструментами. И только то, что мешали друг дружке, позволило продержаться так долго.
   Тут в памяти всплыло только одно слово - МЕСТЬ! А потом взорвались воспоминания. Все состояло из сумбурных видений, рваных образов, непонятных ощущений и мимолетных мыслей.
   Вот я в группе также одетых солдат, на ковре у командора и он ставит задачу:
   - Продержаться любой ценой в обозначенном квадрате до подхода основных сил. Состав и количество противников не известно, качество его вооружения не определено. - Командор виновато улыбается. - Но зато известно точное время прорыва врага в этот район. Туда вас перебросят раньше, чтобы вы подготовились к встрече...
   Отправка нашей сотни, маги-телепортисты открывают портал...
   Массовый ритуал поднятия. Было решено поднять все, до чего сможем дотянуться и изменить. Отправляем часть нежити строить укрепления, другая часть должна уничтожать животных. Нужен еще материал, но он кончился.
   Смотр войск. Мы расстарались на славу. Есть даже крыса размером с овчарку, как нам это удалось, не знаю. Время сражения приближается. Интересно, как командор узнал точное время нападения? Вот пришел и ужас, что я испытал, видя, как корежится и коверкается пространство. Как оно гнется и изменяется под ударами с другой стороны.
   Первая волна откатила. Мы справились за счет ужасных потерь. Нежить не считается, она и так дохлая, куда уж дальше. Но нас осталось всего два десятка. Держимся, откровенно говоря, уже из последних сил. До подхода подмоги точно не дотянем. Поток демонов не ослабевает. Мной было принято решение прорываться к вратам и закрыть их вручную с другой стороны. До врат дошло только восемь магов и около двух дюжин нежити (буду ее еще считать, итак дел полно). Приказываю прикрыть меня, пока не войду в портал. Вспышка, теряю сознание...
   Комната допросов. Какая ирония, именно в этой комнате я допрашивал людей посягнувших на безопасность Империи. А сейчас в ней допрашивают меня. Следователь зачитывает обвинения:
   - Подстрекательство к бунту, дизертирство, захват в заложники персон с магическими способностями, проведение особо опасных магических опытов на территории соседнего государства. Вам есть, что добавить к обвинению?
   -Нет. - Отпираться и оправдываться бесполезно, мне уже понятно, что орден подставили. Зачем? Все мотивы стары как эльфийское зазнайство - власть и деньги. Но главное, кто? Кого я обязан поблагодарить за прекрасную роль разменной монеты?
   Казнь! Меня все-таки передали соседнему государству в знак доброй воли и дружбы. Сволочи. Даже из этого выгоду смогли поиметь, прислали как подарок. Я им что, драгоценная реликвия? Зачитывают обвинения, а затем предлагают раскаяться в содеянном. Якобы, мне это зачтется ТАМ. Я молчал. Все слова уже были сказаны, а судьба давно решена. Сегодня я должен умереть на потеху публике.
   А потом, было пламя и боль. Слава богам, успел перерубить магические каналы. Не помешали даже амулеты, которыми меня увешали, как модницу украшениями. Сердце не выдержало скачка магической энергии и остановилось.
   Сколько скитался по теневым мирам, не знаю. Тут нет такого понятия как время. Не растерять остатки личности помогали умения и знания. А уйти не давала жажда мести. Мести не за загубленную жизнь, а за предательство.
   С каждым этим образом во мне поднималась сила. Темная как ночь и холодная, как зимняя стужа. В какой-то момент я просто потерял над собой контроль.
  
   Генрих.
  
   Опять его поставили на самую бесполезную и скучную работу. Следить за пойманным. И ведь, что самое обидное, некого винить, согласился он на это сам. С утра, когда сэр Вильгельм уже раздал все поручения по осмотру местности на предмет следов или схронов, не мог же задержанный (сэр Вильгельм даже в мыслях запретил называть его иначе) пробираться по лесу с одной лишь сумкой наполненной склянками и книжкой.
   Генрих подошел к командиру и попросил работу и для себя, объяснив свое рвение желанием загладить ночной промах. Сэр Вильгельм отнесся к просьбе с пониманием и дал ему по его словам самое важное задание - охрану задержанного.
   На посту Генрих сперва тревожно ходил по поляне, поглядывая на пленника и вздрагивая от каждого резкого звука, выбивавшегося из общего шума леса. Заодно он разглядывал своего подопечного, привязанного к дереву. Пленный был очень молод. Правда, для мага уровня Видящего, возраст не помеха. Он был очень высок, но как-то нескладен и худ. Волосы темные. Лицо с правильными чертами, симпатичное, но не более.
   После часа интенсивной ходьбы вокруг задержанного, оглядываний и дерганья, Генрих успокоился. Тем более наблюдаемый не то, что не шевелился, вообще не подавал признаков жизни. После бессонной ночи стало клонить в сон, но на посту спать нельзя, а вот о том, что на посту надо только стоять, указания никто не давал. Поэтому Генрих расстелил плащ под раскидистым деревом с краю полянки и присел на него устало вытянув ноги, и облокотившись об ствол.
   Проснулся Генрих от острого чувства тревоги. Опасность исходила от пленного. Он, несмотря на все усилия мэтра Бертрана - старика-клирика, умудрялся колдовать.
   Больше всего это напоминало обращение двуликого к своей звериной ипостаси. Тело пленника билось в судорогах, суставы выворачивались самым причудливым образом. Из горла вырывалось то глухое рычание, то шипение на грани слышимости. А открытые глаза заволокла черная пелена.
   Заглянув в них, Генрих с ужасом осознал, что не может отвести взгляд. Он попытался сделать шаг назад, но и это ему не удалось, мышцы как будто окаменели.
   Тем временем зловещие изменения начали происходить не только с пленным, но и с поляной. Поднялся ветер, солнечный свет разом потускнел, а окружающие тени как живые поползли к скованному Видящему.
   Над поляной сгустилась тьма, какая бывает только в самые безлунные ночи. А в голове у юного рыцаря зазвучали голоса. На всех языках, громко и тихо, они говорили, шептали, кричали одно и то же слово:
   -Помоги!
   С каждым услышанным голосом, из караульного по капле уходили силы. И когда сознание уже было готово сорваться в небытие, появился свет, разогнавший тьму. Вокруг парня, зазвучала песня отогнавшая голоса. Она проникала в самые потаенные уголки души, залечивала старые раны и обиды. На секунду Генриху показалось, что это крылатый защитник сошел с небес по приказу всевышнего, чтобы защитить своих верных сынов.
   Однако это сделал мэтр Бертран. С трудом, как будто преодолевая огромное сопротивление, он двигался к изломанной судорогами фигуре. Продолжая напевать, старик подошел к пленнику и вознес над ним руки. С его ладоней полился теплый свет. Когда он коснулся связанного Видящего, все разом прекратилось.
   Тьма из глаз ушла, тени выцвели и растаяли, а свет, источаемый фигурой клирика, вспыхнул невыносимо ярко и погас. Сам дед начал заваливаться на бок. Генрих хотел подхватить его, но при попытке встать, голова закружилась, в глазах потемнело, и юный страж потерял сознание.
   - Это не конец! - Как будто из ниоткуда прозвучал шепчущий голос, но способных его услышать, на поляне не осталось.
   ***
  
   Я уже двадцать минут из-под прикрытых век наблюдал за своими похитителями. За неимением более достойной кандидатуры решил во всех своих бедах винить их. Все эти наблюдения мне откровенно не нравились. Складывалось такое впечатление, что это не лагерь ролевиков - разгильдяев и пофигистов. Спаянного военного отряда таким не сыграть.
   Почти все команды, за редким исключением, отдавались жестами. Даже мне, далекому от военного дела, сразу бросалась в глаза слаженность и четкость действий, с которой действовали солдаты. По-другому их назвать язык не поворачивался.
   С момента моего последнего визита в реальный мир произошел ряд существенных изменений. Теперь я был основательно и, похоже, профессионально связан. И не безобидными кожаными ремнями, а цепью неизвестного металла, с виду похожего на серебро. В тех местах, где она касалась тела, все горело огнем, а при любом резком движении глубоко впивалась в тело. А чтобы стало совсем весело, около меня постоянно дежурили два индивидуума в легких доспехах и с двухзарядными арбалетами.
   Если кто смотрел криминальные хроники, тот должен знать: все захваченные у криминальных элементов вещдоки, будь то наркота, оружие или взрывчатка, для удобства описи раскладывают. Примерно так же валялись и мои... вещички? Внешний вид остался тот же, а вот исполнение...
   Курточка превратилась в полноценный легкий доспех. На кожаную основу теперь была наклепана не бутафория из гроверов, а мастерски сделанная кольчуга из кованой проволоки. В некоторых местах усиленная металлическими пластинами, имеющими какой-то странный синеватый оттенок. Сколько такое чудо может стоить, неизвестно, зато знаю точно - мне это не по карману.
   Рядом с доспехом лежал и мой арсенал, а точнее то, что от него осталось. Чань-Бо теперь, наверно, можно только выбросить. Древко так неудачно раскололось, что починке теперь не подлежит. Но утрата с лихвой компенсировалось переменами в моем мече. Хотя, от него прежнего там осталась разве что общая концепция. Теперь, это великолепный клинок с рукоятью, инкрустированной костью. С вороненым лезвием, на котором, как звезды на ночном небе, горели ярко-красные руны. А ножны они куда дели? Наверняка старшой себе забрал, дедовщина есть во всех временах и во всех измерениях.
   Сумка почти не изменилась, но все, что в ней валялось, поменялось кардинально. Безобидные прежде пузырьки, наполнились светящейся, булькающей и остро пахнущей гадостью. Мой ежедневник, а по совместительству, 'книга заклинаний' со стихами и заметками, стал толще раз в пять и поменял формат. Какой-то добрый человек обтянул обложку кожей и стилизованную под оскаленную пасть застежку присобачил.
   А когда услышал ругань клирика по поводу того, что его эта застежка укусила, я не знал что мне делать. То ли ржать в голос, то ли вопрошать у неба, в какой из вселенских дурдомов оно меня засунуло.
   Похоже, мое пробуждение не осталось незамеченным. Тот, кого я мысленно окрестил главным, выкопал из кучи разложенного на полянке барахла какой-то сверток и подошел. Встав почти вплотную, он без приветствий сунул мне под нос сверток.
   -Что это? - Судя по его угрожающей интонации и хмурому выражению лица, этот рыцарь с куда большим удовольствием превратил бы своего пленного в фарш. А тут приходится заниматься таким неблагодарным делом, как разговор.
   Прикидываться, смысла больше нет. Разве что иметь сомнительное счастье получить латной рукавицей по своей многострадальной физиономии или кулаком в живот.
   - Что? - Состроил удивленное выражение морды лица. - Ах, это... сущая безделица, новая экспериментальная взрывчатка. Ты бы ее поменьше тряс, она еще не стабильна. - Перекосившаяся рожа старшого была наградой моему театру одного актера.
   Просто я очень люблю сладкое, но по настоянию мастеров, каждый предмет должен нести свою смысловую нагрузку. Вот и пришлось завернуть шоколад в пергамент, написать на нем пару рун, обозвав взрывчаткой. Когда же прозвучал мощнейший взрыв, я только и смог, что глупо таращиться на то место, где до недавних пор было дерево. У старшого хватило мозгов откинуть опасную бяку подальше. И что было бы, если бы начал ЭТО есть, будучи твердо уверенным, что это - шоколад?
  
  
   Глава 3
  
   - Доктор, а я Жить буду?
   - Жить... ну в каком-то роде, может, и будете.
   'Разговор неизвестного Некроманта-анатомиста и известного Файтера'.
  
  
   Эх, скучно. После случая с 'шоколадкой' ко мне больше никто не лез. Они даже ножны вернули, что-то там бурча о проклятии ненормального некроманта.
   Пока решил принять за рабочую версию именно то, что я переместился в параллельный мир. Сам излишней эмоциональностью или нервозностью не страдаю, да и мозги достаточно гибкие. Так что никаких предположений о сумасшествии и речи быть не может. Оказаться в объятиях добрых санитаров, я совсем не готов. Если это все же случится, уйду в жесткую несознанку. Врачи сами придумают достойное объяснение, они это умеют.
   Из обрывков разговоров понял, что меня решено сдать в местную тюрягу, скинуть, так сказать, проблему на чужые плечи.
   А через неделю мы прибыли в Кельктон.
   Для моей транспортировки у местных крестьян была реквизирована подвода с коняшкой. Как был весь замотанный в цепи, так в телегу и погрузили.
   Охрана, состоящая из двух солдат, постоянно была рядом. Бытом моим занимался тот самый вьюноша, что стоял на часах в первый день пребывания в этом 'гостеприимном' мире, и поэтому все время находился рядом.
   Судя по тому, что помимо моей подводы было еще штук шесть крытых фургонов, да еще все это сопровождалось немаленьким количеством военных, я пришел к выводу, что солдаты и рыцари на которых сразу попал, попав в этот мир, являются охраной. И охраняют они эти кибитки. Черт! Повезло нарваться на инкассаторов! Не удивительно, что они так всполошились. Непонятный тип, еще и ночью, да при том нехило вооруженный, конечно, вызывает подозрение. А вдруг, какой разбойник?
   Но боже, как было трудно выдержать эту дорогу! Я многое переосмыслил и переоценил. А как мечтал об автобусе, что увез бы из этой ожившей мечты толкиниста! Кто бы знал! Старая тарахтелка, с его невыносимой духотой и количеством пассажиров, большим, чем можно себе представить. Но зато такой родной! В нем тебя хотя бы не растягивают как белье на просушку между двух жердей. С этим еще можно смириться.
   Но вот долгое пребывание в отнюдь не самой удобном положении, цепь, вызывающая ощущение ожога на теле, для меня обернулись чем-то ужасным. На кормежку, которая состояла из корки засохшей лепешки и куска мяса (махонького и если повезет) и происходила раз в день, тоже невозможно закрыть глаза. Да и как быть с нервными конвоирами, которые реагировали не только на движение, но и на любую попытку заговорить.
   На мои улыбки садисты реагировали и того хуже. Впервые, в поистине волшебных свойствах собственного оскала, смог убедится, когда попытался улыбнуться, чтобы задобрить грозную охрану, в том числе то ли оруженосца, то ли пажа. Так и не понял это из тех разговоров что слышал.
   На третий день пути, вечером, старший охранник - здоровенный детина, больше всего напоминающий участника одной из необъявленных войн (в прессе называемых не иначе как террористические операции), утопал к костру за кашей, остальные отправились к другому играть в карты, а паж-оруженосец остался.
   Этот парнишка больше всего напоминал мне студента-романтика. Из тех, что шлют девушкам стихи, приносят цветы и прыгают с крыш, когда эти самые девушки отвергают их ухаживания. А еще таких не купишь. Им идею подавай, знамя. Ладно, попробуем.
   - Говорят, что дней круговерть
   Настоящих чувств не тревожит.
   Говорят, будто только смерть
   Навсегда погасить их может.
  
   Я не знаю последнего дня,
   Но без громких скажу речей:
   Смерть, конечно, сильней меня,
   Но любви моей не сильней.
  
   И когда этот час пробьет
   И окончу я путь земной,
   Знай: любовь моя не уйдет.
   А останется тут, с тобой.
  
   Подойдет без жалоб и слез
   И незримо для глаз чужих,
   Словно добрый и верный пес,
   На колени положит свой нос
   И свернется у ног твоих.
   Как мертворожденная плоть. - Тихо продекламировал я, отслеживая мимику предполагаемого источника информации.
   Первое, что этот парнишка сделал, услышав этот бубнеж, это подскочил как ужаленный в мягкое место неприлично больших размеров насекомым. Судорожно, и надо сказать, весьма быстро, привел свою шайтан-машину, которую по недосмотру богов назвали арбалетом, в боевое положение. На лице его легко угадывалось острое желание сделать в моей шкурке несколько отверстий далеко неестественного происхождения.
   Остановил оруженосца от выстрела только талант автора, имя которого уже давно погребено под информационным мусором, в глубинах моей памяти. Молодой человек, разглядев его при свете дня более внимательно, понял, что ему никак не больше шестнадцати, медленно опустил свое массивное оружие. Постояв так несколько секунд, измыслил.
   - Что это? - Контакт! Теперь закрепим успех.
   - Какая тебе разница, паж? - Говорю это как можно более безразлично. Взгляд юного стражника вспыхнул от нестерпимой (по его мнению) обиды, и тут же потух. По-видимому, уловил зерна тайны, что таились в этих словах.
   Прибить меня можно всегда успеть, а вот узнать что-либо новое и интересное это дорого стоит, для этого можно и пообщаться с врагом. За все время плена я только молчал, а тут сам разговор начал. Наверняка на этот случай у моего конвоира есть предписания. Не думаю, что его начальство глупо. Но любопытство победило доводы разума.
   - А все же, о ком эти стихи? И кто их написал?
   - Ну ладно, паж, если ты так хочешь, я тебе расскажу.
   Тяжело вздохнув, задумался, что же наплести? Надо срочно что-то придумывать. А, ладно, пофантазируем.
   - Родился я в Париже... - начал повествование, состроив печальное лицо и с грустью смотря в пространство.
   - Это наверно, далеко? Я о таком не слышал.
   - Далеко. Очень далеко. - А ведь в этой фразе нет ни слова лжи.
   - Это, наверно, за Орочьими пустошами?
   - Будешь много глупых вопросов задавать мне может это наскучить и ты опять устав пойдешь зубрить. - После этой маленькой угрозы Генрих, а именно так звали оруженосца, состроил такую скорбную мину, как будто вся его семья скоропостижно скончалась. - Сам я принадлежу к очень богатой и влиятельной семье - Капулетти. Слышал?
   - Нет. - Замотал головой благодарный слушатель.
   - Ну и ладно. Отец- один из советников при тамошнем императоре Людовике Солнце и поэтому вся наша семья живет рядом с дворцом, в личном родовом замке Нотр Дам, что в переводе означает Замок Розы. В нашем роду очень много магов. Светлых. И я тоже был таким. Обо мне говорили, что я очень перспективный молодой человек. У меня даже был учитель - придворный волшебник Мерлин. Очень хороший человек и сильный маг. - К этому разговору не плохо подготовился. Из обрывков фраз и докладов доблестных вояк, коим я обязан своим подвешенным положением, составил примерное представление о мире и где нахожусь.
   Так я и жил, пока не встретил ЕЁ. Ее звали Джульетта. Она была просто Красавица! Огромные карие глаза, черные локоны до пояса, тонкая талия, высокая грудь. Как она не пыталась изображать из себя просто танцовщицу, но ни породу, ни воспитание не скрыть за простым платьем. Э-эх. А как она танцевала! А ее смех! А улыбка!
   Мы познакомились на Красной Площади. Она там танцевала, чтобы заработать денег. А я тогда сбежал от присмотра и, переодевшись, инкогнито гулял по городу.
   -Но как! Такое имя пристало больше благородной леди, а не уличной танцовщице! - Перекосило моего слушателя изрядно. Похоже, сам из благородных, а мои подначки терпит исключительно из-за любопытства.
   По-настоящему бояться в этом возрасте еще не умеет ни один человек. Кажется, что впереди еще вечность, а смерть нечто туманное и эфемерное.
   - Какой ты все-таки юный, если даже не слышал об этой забавной игре. О чем может мечтать человек, у которого есть все - власть, деньги и так далее. Я тебе скажу. О свободе от протоколов, интриг и церемоний. Мода на переодевание в простолюдинов пошла от самого императора. Поэтому у нас и стража такая вежливая, а то разгонишь лицидеев или разгромишь лавку мелкого торговца, а к тебе с утра придут с бумагой от какого-либо виконта или графа, и тогда уже на твоей шее появится пеньковое ожерелье. Один особо везучий даже на императора нарвался. Наш государь тогда так рассвирепел, что наглеца собирали по всей столице. Виданное ли дело, его, первого среди равных, обозвали быдлом.
   Наверно, это была любовь с первого взгляда. Совершенно не собирался останавливаться смотреть выступление каких-то бродячих танцоров. Но, увидев ее, остановился как вкопанный. И стоял до самого вечера. Она сперва меня не замечала, но наши взгляды встретились и каждый увидел в глазах другого целую вселенную. Мир для двоих! А потом она танцевала только для меня. Вслух это не было сказано, но я знал, чувствовал это, по той связи, что соединяет два любящих сердца.
   Когда стемнело, проводил ее до особнячка, что находился во владении их фамилии. Она не говорила, кто она, а я не портил очарование игры. Проговорили чуть не до утра. Расстались, договорившись о следующей встрече.
   Почти две недели я летал как на крыльях. Для меня не было ничего невозможного, все удавалось. Мама первая поняла, что я влюбился, и радовалась за меня. Она поняла, что моя любовь - ровня нам. А потом стряслась беда.
   До моей Джульетты стал приставать один жрец. После того как она отказала ему в благосклонности, он объявил, что из храма пропали какие-то реликвии, и как свидетель показал на нее. А при обыске их нашли в поместья. Не помогло ни открывшееся высокое положение в обществе, ни влиятельные родственники. И стража схватила ее.
   Меня не было в этот момент в городе, а когда вернулся, меня нашла ее кормилица. Рыдая, она кинулась в ноги, умоляя, чтобы я спас ее девочку. Как и в большинстве дворянских семей, наиболее приближенных к трону, ни мать, ни отец дочери времени не уделяли. Главное для них стало интриги и грызня за власть. А знаешь что самое печальное?
   - Нет. - Промолвил Генрих сдавленным полушепотом. Никаких сомнений, он верит в каждое слово.
   Со мной после перехода происходит что-то странное. Я не кидаюсь огненными шарами и не гну в кованые гвозди оружие, которое по недосмотру местных богов попало в мои цепкие лапки. Чувствую, что становлюсь в сотни или даже в тысячи раз страшнее. В разговоре чувствую собеседника, как себя самого, хочу разозлить, и вот, нужные слова, как верный щенок, сами идут в руки. Разжалобить легко, все уязвимые места, вся информация, все уже в голове. Интернет в подкорке мозга и это пострашнее любых мечей.
   Вот и сейчас. Вся история - сплошной экспромт. Главная задача, которой узнать свой предел. Кто и зачем дал мне это оружие?
   - Я кинулся к отцу с просьбой о помощи. Но отец отказал. Сказал, что для какой-то уличной девки даже пальцем не шевельнет, мало ли что мне могло показаться, мол, людям свойственно ошибаться. Пришлось признаться, что Джульетта тоже принадлежит к знати, но к нашим врагам - Монтекки. Поругались мы с ним вдрызг, меня даже наследства лишить хотел, но мать отговорила. И глупцу стало бы ясно, что для кровных врагов ничего делаться не будет, но я тогда был хуже глупца. Я был влюблен.
   Моей любимой грозила смерть. Скорее всего, ее забьют камнями как паршивую собаку. О боги! Как ненавижу этого похотливого святошу! До выполнения приговора ее посадили в тюрьму.
   У Мерлина в библиотеке нашел свиток, в котором описывалось построение пространственного телепорта. Правда, уровень для меня был слишком высок. Все равно воспользовался им.
   Появившись в тюрьме, там застал этого жреца. Договорившись со стражей, он хотел изнасиловать Джульетту, но я успел в последний момент. Магией и мечом приговорил этого подонка и всю ближнюю охрану. Стражу было жаль - они всего лишь выполняли свой долг. Приход служителя культа обязателен, а то, что он будет не отпускать грехи, а удовлетворять свою животную похоть, наверняка не знали. Да если б и знали, ничего бы это не изменило. Что могут простые служаки? Взял на руки свою любимую - она была сильно избита - и из последних сил телепортировался оттуда.
   Мы хотели спрятаться в охотничьем домике, который находился далеко от города, на границе земель моей семьи. Но далеко уйти нам не удалось. Отряд стражи во главе с отцом вскоре настиг цыганский табор, к которому мы прибились, и ничего не говоря, начали убивать всех подряд. Даже детей и животных. А когда Лорд Капулетти, нашел нас в одном из фургонов, то долго смеялся. Как же, наследник одного из влиятельнейших родов, великий маг в таком состоянии, что не то, что творить волшбу не может, не в силах даже подняться.
   На моих глазах он отдал на растерзание своим приспешникам мою любимую. Обезумевшая от горя кормилица Джульетты кинулась защищать пусть и не кровное, но такое родное дитя, а ее просто проткнули мечом.
   И тогда, умирая, она прокляла меня, прокляла тот день, когда я появился в жизни ее воспитанницы. Потом, все слилось в один ужасный миг. Я смотрел, как насиловали, а потом убивали ту, кого любил больше жизни. Как жгли табор. Только когда все кончилось, пришел в себя и, глядя на отца, громко отрекся от него, от семьи. В ответ он проклял меня и сказал, что только в память о матери он не станет сыноубийцей сейчас и отпустит. Но отказать себе в удовольствии посмотреть, как меня избивают, не смог. Когда я потерял сознание, они уехали.
   Очнулся, не знаю через сколько времени. Меня подобрали какие-то крестьяне. Они решили, что я из табора. Выходили. А придя в себя, понял, что мой дар изменился.
   После ее смерти что-то сломалась, что-то неуловимое, но от этого не менее важное. Я стал изучать ту сторону Искусства, что принято считать темной, чтобы вернуть Джульетту. По прошествии лет, многого достиг и много узнал, но рана от потери любимой хоть и затянулась, но продолжает ныть. А желание мести дает мне силы бороться. - На последней фразе так и подмывало демонически засмеяться и назваться Фаустом.
  Глава 4
  
  -Мертвые не говорят, - говорит патологоанатом нервному студенту, перед вскрытием.
  -Ну, это смотря кто спрашивает. послышался ответ от одной из ячеек.
  
  
  Генрих
  
  Не может быть! Этого просто не может быть! Он лжет! Люди столько не живут! И опять мысли вернулись к концу беседы с некромантом. - А кто сказал, что он человек? - Внутренний голос как всегда логичный и сухой не изменил своей привычке и сейчас. А ведь, правда, если он тот, чьим именем назвался, то это не человек, а... даже страшно представить что! А рассказывал как красиво! Как интересно окунуться в круговорот интриг и страстей, порожденных алчными людьми и их фантазией. Но как говорил! Даже сейчас на душе остался пряный, горьковато-сладкий осадок. Как жаль, что о такой любви он сам может только мечтать или прочитать в дурацких любовных романах, которые недавно заполонили столице, и книжные полки всех светских дам. Глупости все это бои и походы вот настоящая жизнь для мужчины, а не прозябание среди золотой мишуры и разряженного курятника. Генрих внутренне скривился эти притворные улыбки выдавленные словно прыщики с натугой и гримасой на лице. Нет туда он боли не вернется.
  - Жизнь, наверное, самая глупая вещь на свете. Но в ней столько интересного. - Прозвучал голос и он был точно не внутренним.
  Все-таки не соврал. Последние что успел подумать Генри прежде чем спираль судьбы сделала свой следующий виток.
  * * *
  Все же и у этой поездки есть свои плюсы первый и единственный, обилие свободного времени. Я проанализировал весь разговор с парнишкой. Назвать его по-другому язык не поворачивается. Таких наивных глаз нет даже у пятилетнего ребенка моего мира, где все отравлено ядом рекламы и откровенных сцен, что демонстрируют с экранов телевизоров, а дети все это впитывают с пеленок и учатся цинизму, еще не зная как говорить. А потом все удивляются откуда среди цветов жизни столько убийц и воров.
  Правда, боюсь, этому мальчику с наивными голубыми глазами приходилось убивать, непонятно откуда такая дума, но вот знаю и все. Так, скоро и феи с крылышками мерещиться будут. И все же, чем закончился этот разговор? Все очень неоднозначно и странно. До определенного момента все помню очень четко, буквально каждое слово, а потом как обрубило.
  Что за гадость сидит во мне? Смотрю на все как бы со стороны.
  - Закончим нашу беседу юноша. И помни, ты говорил с Альфредом аль Тамир графом Эльвори. Меня еще называют черным графом. - Глаза как две льдинки, скулы обтянуло кожей, щеки впали, а губы кривятся в оскале. Улыбкой мои мимические потуги не назвать даже с большой натяжкой.
  Лицо Генриха даже не побледнело, а посерело. Похоже, ощущать ужас в моем присутствии входит у него в привычку.
  - После того, что сделал отец, я уже не мог носить фамилию нашего рода и придумал свою. Все это из-за межродовой борьбы. И ведь причины уже тогда не помнили, а вражда живет в сердцах этих людей и сейчас. Кровная месть, чтоб им пусто было! И ОНИ ПОГУБИЛИ ЕЕ! - Не замечая ничего вокруг себя, продолжал говорить, на последних словах срываясь на крик.
  То, что говорил не я, загадкой для меня не является но слушатель этого не знал и продолжал внимать представлению. Кто посилился в моей и без того не большой черепной коробке норовя выбить последние мозги - это уже вопрос посложнее. По-видимому, моя шизофрения прогрессирует. Раздвоение личности налицо, и где доктора, которые могут помочь? Где их мягкие фирменные рубашки и вкусненькие таблеточки? Где я вас спрашиваю нет их! И нечего мечтать о не сбыточным.
  
  * * *
  Генрих
  
  Вечером пятого дня, на закате, когда все уже достаточно устали, сопровождаемый Генрихом пленник вдруг начал беспокоится. Он тревожно вертел головой, прислушивался и заметно вздрагивал при каждом резком и неожиданном звуке. Когда Генриху надоело, смотреть на столь странное поведение подопечного, он подъехал и поинтересовался:
   - Что такое?
   - Не знаю, страшно. Как будто кто-то смотрит на меня. И их много. А от одного из взглядов тяжело дышать, как будто много пудовую каменюгу на шею повесили. Не должно быть так. Эти слова заставили Генриха тревожно заозираться его даже не насторожили странные пуды наверняка какое не будь ругательство придуманное злобным врагом господним дабы смутить верных сынов его. Конечно, сомнительно попасть в засаду на абсолютно ровном и просматриваемом со всех сторон поле, через которое они ехали. Но ведь этой твари страшно? Говорят, они особо остро чувствуют, если их госпожа решила прервать чей-то жизненный путь непосредственно вблизи их тушки. Кого сегодня она заберет?
  Не увидя ничего необычного, он проехал к сэру Вильгельму, чтобы доложить о странном поведении плененного некроманта и узнать мнение начальства. Сэр Вильгельм переглянулся с магом, кликнул одного рыцаря из только что вернувшегося с разведки отряда.
  Тихонько расспросив его, недоуменно посмотрел на мэтра Бертрана. Тот прикрыл глаза. По-видимому, решив воспользоваться Глазом бога. Генрих читал об этом особом заклинании, дарующем возможность взглянуть на мир с высоты птичьего полета. Как было написано, испытавшие эти неописуемые ощущения красоты и легкости, очень часто посвящали свои жизни самосовершенствованию, отринув все земные страсти. Даже жуткая мигрень и некоторая потеря ориентации после применения этого заклинания, не стали препятствием для пользования им.
  Пока маг проверял путь, приказом сэра Вильгельма, движение всей кавалькады было остановлено. И тут на них напали.
  Место для нападения выбрали удачное. Чувствуется хватка матерого волка привыкшего уходить от облав егерей и уводить свою стаю. На первый взгляд этот участок пути ни чем не отличался от уже пройденных миль. Абсолютно открытое полянка ни близ стоящих деревьев, ни холмов, даже кустарники отсутствовали. Но лес не терпит не внимания и раскрывает свои тайны только знающему человеку. Секунды понадобились грязевой стене что возникнуть перед караваном высотой она не меньше двух человеческих ростов мига когда эта сочащееся стоялой водой и жидкой грязью преграда затвердела до гранитного состояния некто не заметил.
  . Для сопровождения десятины выделили одного из самых сильных специалистов-мистиков, но слишком разными силами они оперировали клирики богословы просили а чаще умоляли бога помочь дать силу этот путь привлекал тем что ненадо иметь не знаний ни дара только вера. Магия же меняла формы но суть ее оставалась неизменной набрать захватить как можно большую силу и не важно как она будит выглядеть. Все те кто выбрал путь маги но полагался не на свои знания и заложенный с рождение и отшлифованный с годами дар а на милость богов. Давно разорваны вырвавшимся на свободу демоном или сожжены стихией порвавшей узду заклятья.
  Повелитель стихии поддерживающий ватагу особой силой не отличался но у него были много больше чем голая сила знания и ум что подобен кнуту также быстр гибок а главное смертельно опасен. Но не знал этот обицезный юноша так надевшийся на сорвать сегодня большой куш какого противника подкинула ему судьба мэтра Сильена глава чистых следящий дабы не один сорняк лжи и обмана не смог укоренится в воинстве божьем. И прослывший в народе фанатик но умеющий держать себя в рамках.
  Все таки у неторопливой магии земли есть сваи преимущества например быстро создавать гранитные плиты за каторые не могут проникнуть волны даже сильнейших поисковиков этим и воспользовался маг авантюрист.
  . К внезапная атаки появившиеся буквально из-под ватаги отряд охраны был не готов Если бы они ударили еще сзади, то шансов уцелеть не было бы ни у кого. Но к щастью среди наподдавших небыло людей достаточно знакомых с тактикой и стратегией. А засады это целое искусство мало ошеломить противника надо не дать ему организовать достойный отпор. Потому как основная часть сопровождения находилась по середине каравана и только незначительная часть спереди и сзади.
  Генрих рванул вперед. Самой первой ехала телега с пленником. Только бы успеть, прикрыть его. Слишком ценен он, какие знания таятся в глубинах его памяти одному богу известно нельзя дать ему убежать от наших дознавателей пусть и за грань.
  Подъезжая, Генрих увидел, что вокруг подводы с некромантом уже во всю рубятся войны сопровождения с разбойниками. Откуда-то спереди летели один за другим огненные шары, но гасли, не долетая до начала каравана похоже огонь не был коньком еретика посмевшего вкусить запретных знаний - это вступили в бой маг с мэтром Сильеном. Глянув на пленного, Генрих увидел испуганные серые глаза, сильно выделявшиеся на бледном лице. И отстраненно подумал, что верно все, что было прежде, ему просто приснилось, и именно этот парень никак не может быть никаким Видящим тем монстрам не ведома даже такое слова как страх у них есть только это извращенное подобие долга и они стремятся выполнить его. Дальше ему уже задумываться над этим фундаментальном вопросом времени не осталось. На него несся низкорослый тип с топором на перевес. Все открытые части его бугрящегося мышцами тела покрывали сделанные в стиле северных варваров рисунки.
  Шаг блок удар. все как на занятиях наука клинка спасла одну жизнь но забрала другую.
  Свист и резкая боль справа в груди не дала Генриху закончить бросок. Силы начали утекать как вода сквозь пальцы, меч выпал а ноги подкосились. Боец упал в телегу на своего подопечного и, теряя сознание, заметил, как прежде испуганные серые глаза начинают стремительно заливаться тьмой.
  * * *
  . Не кому ни совету оказывается в подобных ситуациях. Боль страх смерть для обычного человека до определенного момента это всего лишь слова. А для меня это энергия наполняющая сознание дурманящей силой но все имеет свою цену это случай не исключение. Смерть приходит со смрадом страх идет рука об руку с безумием а боль это боль всегда одинаковая во всех мирах.
  Когда после долгого перерыва садишься на велосипед с начало неуверенность и страх а потом тело само вспоминает что надо делать. Пришла легкость исчезли путы и боль и начал вспоминать то что некогда не знал.
  С гордость и затаенным страхом (а вдруг упадет) я наблюдал как мое дите делает первые шаги а если точнее наворачивает круги вокруг повозки. Оно татуированное с вывалившимся языком и еще кровоточащей раной ну пожалуй немного мертвое ну и что с того у каждого свои недостатки. У кто то страдает излишним весом у кого то неровные зубы ну а вот он мертвый.
  Оказалось делать зомби для меня не сложнее чем для папы Карло стругать Буратин. Убрать остаточную энергию влить немного своей силы и засунуть в пустую мертвую голову пару простых команд все простейший зомби готов или как вдалбливали нам в академии Юстиции 'неустойчивая некро -сущность' а может не в ней а ладно потом. Потом меня захватил творческий порыв и исследовательский азарт.
  Теперь 'основой' стал индивидуум субтильного тело сложение в каких-то лохмотьях. В руках он сжимал кустарную на лук. Хотя любой 'эльф' с руками оторвал бы эту деревяшку, как же тут же тетива кожаная а не из лески или веревки.
  Совою деятельность в отношении этого хладного трупа я решил начать с все той же остаточной внутренней энергии. Но теперь я не стал разбазаривать этот ценный продукт а утрамбовал ее в главный узел магической энергии который располагается около сердца. Эх жалко он магом не был а то бы больше поместилось. Суть любой магии в том и заключается что бы развивать магические узлы, накапливать в них энергии и использовать ее.
  Ну а теперь включаем голову как обычно уничтожают таких творюшек ответ прост секир башка и в топку. Хотя башка у этого парня и так кость но лобовую броню нарастить не помешает. Да-с голова получилось мелковата, но зато теперь ее и из пулемета не пробьешь. Из головы я удалил еще один не нужный орган мозги правда он теперь будет туповат но зато нечему будет сотрисатся да и для того чтобы жрать все что движется и махает железяками не нужно быть академиком. Подумав убираю глаз а в замен увеличиваю ушные раковины и обонятельные рецепторы. Шею мы ему укорачиваем и утолщаем так а кожу делаем жаростойкой если повезет то из костра вылезет. Ладно второй излюбленный способ избавляется от подобных пассажиров дрыном в грудь и нет проблем. Из остатков шеи и ребер формируем кокон вокруг сердца. Немного развиваем и изменяем спиной мозг. Так а что будет жрать это чудо нужно что то легко усвояемое и
  энергосодержащие. А знаю кровь подходит. Для надежности делаю ему четыре желудка как у коровы а то вдруг один пробьют и горючие выльется. В конце удаляю суп набор печень легкие почки переходим к средствам атаки а то вдруг его кто обидеть вздумает. Недолго это плохой человек должен прожить , делу своему зверьку прикус как у соседской овчарки а на пальцах наращиваю ноготки получилось внушительно жаль лака нет совсем бы тогда гламурным был ну чего не того нет .
   Получился эдакий безволосый чебурашка с пятачком и внушительным набором когтей и зубов которые не помещались в челюсти и торчали в приветливом оскале. Все его тело покрывали сероватые пятна и переливающиеся всеми цветами радуги разводы. Щедрой рукой закатав в творение своих очумелых ручек побольше энергии и задав маршрут в сторону азартно махающих всякими железяками волосатых дядек ментальным пинком. Со спокойной совестью уселся в тени деревьям в ожидании развязки.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Семин "Контакт. Новая эпоха"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"