Шпик Алексей: другие произведения.

Проклятый. Серый путь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 5.59*138  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предали те на кого работал? С кем не бывает. Умер? - Ну и что? Зато теперь есть забавное начальство, интересная работа и конечно мечта, правда такая же ненормальная как и события что привели ко всему этому. Но давайте по порядку... (P.S. попаданец в аниме Секирей) (Помимо собственных идей присутвтвует некоторое заимствование (с разрешения автора)с произведения Филимоненкова Алексея - http://samlib.ru/f/filimonenkow_a_s/wihrxmirow.shtml ) КНИГА ЗАКОНЧЕНА. Особая благодарность Тореадору Михаилу Александровичу за помощь в обработке текста.

   Проклятый. Серый путь.
  
  
   Глава 1 - Прощай старый мир.
  
  
   На опушке джунглей, среди кучи трупов, стоял парень лет девятнадцати - двадцати на вид. Одет он был в легкие черные штаны и такого же цвета плащ, который длинной доходил почти до ступней, и хоть он и застегивался, но его обладателю больше нравилось носить его нараспашку. Под плащом находилась футболка цвета хаки, по крайней мере, так было раньше, сейчас вся одежда была заляпана кровью. Хотя погодите секунду, кровь пришла в движение и начала впитываться в тело, даже та, что была под одеждой.
  
   Ещё раз, с грустью осмотрев место побоища, он произнёс:
   - Как же это всё глупо, все эти войны, диверсии, акты терроризма (хотя по мне именно этим я и занимаюсь чаще всего, а не "акцией устрашения", как выражается наш старший лейтенант). Зачем это всё? Защита страны? Превентивный удар? Гонка вооружений или же просто банальная жажда власти и денег? Или же показать другим (а как бы ни секретила наша страна данные о подобных операциях, они всё равно всплывают) свою силу, что бы с Россией и дальше считались? Хех, Россия - мирная страна, ага, прям так и поверил... Если бы простые обыватели только знали какие комбинации проворачивает наше правительство и какие операции для этого правительства выполняют спец отряды - они бы боялись выходить на улицу. Хотя если бы простые люди знали, какие монстры находятся в этих спец отрядах и в свободное от заданий время живут среди них - люди бы и вовсе подались подальше из этой страны! Нда, дожили, уже сам с собой разговариваю. - Грустно усмехнулся он, отряхнул одному ему видимые пылинки с плаща и двинулся с поляны, продолжая в мыслях свои рассуждения.
  
   Вот опять по приказу "Родины", которая меня не забудет (как же!) устроил целое побоище, две базы несчастных корейцев уничтожены под корень, пытавшиеся убежать через чёрный ход - вырезаны с особой жестокостью. Когда же это закончится? Хотя учитывая кто я - никогда... Это волхвы могут уйти на покой, у них всё же работа гораздо спокойней и менее засекреченная, оборотни сами не захотят уходить - у этих зверюшек битвы в крови, ведьмаки так и вовсе всё чаще становятся телохранителями важных шишек или же устранителями других "непослушных" сверхов. Ну, со знахарями всё понятно, у кого дар действительно сильный, а не всякий там шарлатан или же слабак который вылечит максимум царапину, те молодыми отрабатывают навыки "в поле", а к старости лечат толстосумов. Ну, а у меня одна дорога, сдохнуть на очередном задании, и чувствую я, что меня уже последние миссии три, как списали в утиль. Ну да, кто же захочет иметь под боком проклятого, причём из сильнейшего рода, пусть из всего рода только я и остался...
  
   Так что надо будет снова инсценировать свою смерть, ну а через пару десятков лет меня снова найдут, но я опять буду нужен, потом лет десять - пятнадцать заданий и снова в бегах. Нда, и так моя жизнь расписана уже на целые столетия, опираясь на собственный опыт прошлых столетий, могу это с уверенностью заявить. Вот такая вот безнадёга в жизни последнего "танцующего с тенями", если это можно назвать жизнью.
  
   Так за рассуждениями парень не заметил, как вышел из джунглей, но сразу же почувствовал чужое присутствие, ну вот, так и есть. К месту его выхода из леса подъезжали три хаммера с тем же знаком орла на бампере что и у него на правом плече футболки.
  
   Ну, вот Каин, (да, да у моих родителей было странное чувство юмора, особенно для семнадцатого века, в котором мне и не посчастливилось родиться) за тобой приехали, карета подана, но почему три, а не одна? И что делает наш бравый майор во второй машинке рядом с водителем? Похоже, в моём послужном списке последняя запись будет - попал под дружеский огонь. Весело, но всё к этому и шло. Вот только как они рассчитывают справиться со мной всего лишь с помощью пассажиров трёх хаммеров? А ясно, салоны битком набиты ведьмаками, эх не цените вы меня, совсем не цените.
  
   Ну что ж посмотрим, что мне майорчик скажет, забавно звучит, учитывая, что на вид он старше меня в трое, а по факту хе-хе, младше в шесть раз как минимум. Ну, давайте товарищ Незабудка (фамилия майора), вытаскивайте свой зад из машины, вы уже доехали, что неужели совесть мучает убивать того, кто тебе две третьих военной карьеры сделал? Да ну, не смешите мои спортивные ботинки (фирменные к слову). Все кто повыше забрался, с совестью расстаются, это я романтик эпохи ренессанса до сих пор от подобного порока до конца не отделался. О! Ну, наконец-то, оторвал свой толстеющий зад от сиденья.
   - Поздравляю с успешным завершением задания младший лейтенант, надеюсь всё прошло чисто? - начал он говорить, подходя ко мне, а актер из него фиговый, вон как нервничает, да и бледноват.
   - Конечно, вы же меня знаете, господин майор, - встаю в обманчиво расслабленную позу, в любой момент готовый как спружинить назад в джунгли, так и проскользить по направлению к машинам, по пути отправив майора на тот свет, хоть и жаль его - всё же хороший человек, да и о нашем отряде заботится.
   - Ну что ж, отлично, здесь как раз руководство решило удовлетворить твою просьбу об отпуске, заслужил всё же за столько-то лет. - О! Картина дошла до апогея, капелька пота сбежала по его виску, как он переживает то, а причина неплохо подобранна, сейчас я по идее должен расслабиться, жаль только что чуть меньше шестидесяти лет назад именно так меня и решили убрать, больше я на это не попадусь. Так, а что это майорчик делает, сложил руки на груди и нервно перебирает пальцами, никогда за ним такой привычки не замечал. Ну что ж подыграем.
   - Замечательно, и когда в отпуск? - Спрашиваю с мечтательной улыбкой, о, майор успокоился, не уж то смирился? Ну, ты и свинья товарищ Незабудка! Так, а что это ты делаешь, что за пальцовка... ого! Да мне тут говорят, беги! Незабудка, тысяча извинений, ты всё же человек с большой буквы. Ну что ж, на всякий случай создаю позади себя тень (для справки, я аки вампир, тени не имею) чтобы на случай чего в неё погрузиться, ну как я понимаю, сейчас начнётся, смотрю в глаза майора и слегка качаю головой в сторону. Его глаза расширяются, он, что решил, что я самоубийца? Пусть и таким экзотическим способом... Нет, просто преподам ведьмакам урок. На лицо сама собой выползает улыбка, майор всё понял, слегка киваю глазами в сторону, он делает пальцовку "всё понял, уйду с дороги".
   - Сейчас. - Отвечает он, уже абсолютно спокойный, но всё ещё бледноватый на вид.
   И вот события понеслись вскачь, из машин вываливаются два десятка ведьмаков (они там что, на головах друг у друга стояли?), кто с клинком (на манер японских катан), кто с двумя пистолетами (тоже мне Данте), но большинство используют в правой руке небольшой клинок, а в левой ПП (ого да это же Steyr TMP. А мне такой не выдают Т_Т , ну ничего, сейчас конфискуем в пользу нищих, ого, а у водилы из второй машины и вовсе два HK MP7A1, это точно конфискуем), вот они, современные "борцы с нечистью", ну и я в главной роли - нечисти, хе-хе.
  
   Ну, в выходцев из третьей машинки лезвия теней, ибо бежать до них далековато, с моих рук срываются два десятка полосок, будто сотканных из воздуха, окрашенного в чёрный цвет. Тцч, всего пять выбывших, двое оставшихся у машины ведьмака успели поставить щит воли, видимо наглотались дряни собственного приготовления для ускорения тела, наркоманы недоделанные! А водила и его видимо сменщик с соседнего сидения просто отпрыгнули. Но всё это я отметил уже краем сознания, в скольжении по теням приблизившись к первому отряду (и нет, я не псих, просто я сильнее и быстрее их, а пока я в толпе остальные стрелять по мне не будут, боясь задеть своих). Проскользив мимо водителя, разрубил его горизонтальным движением надвое своим созданным из тени клинком, и пока его тело ещё только падало, уже оказался перед первыми седовласками (да, да в этом фильмы и книги не врали, ну не полностью, около 75% ведьмаков действительно седые), и обратным движением клинка снёс их бестолковки. Опять неудача, да что ж такое, третий успел защититься клинком от моего удара, и улетел, сбивая третий ряд, второй дружно пригнулся кроме одного выпендрёжника, что решил перепрыгнуть тело, ну что ему сказать, над приземлением надо ещё поработать, а то когда приземляешься грудью на теневой клинок, это слегка портит картину, и плевать, что клинок вырастил я из тени этого фигуриста.
  
   Так, пока последний ряд поднимается надо быстренько нашинковать троих "богатырей". Ого, один из них ещё и стрелять в меня пытается, ну что ж, скажи руке прощай. Ну, вот опять, не дали добить инвалида, его прикрыл товарищ справа, приняв удар на широкую часть лезвия, аки на щит, правда, после подобного трюка ему пришлось брать клинок уже в левую руку. Ну, а что вы хотели, я по силам превосхожу их настолько же, насколько они сейчас накачавшись своих зелий, превосходят человека. Так, а теперь удар от бедра и второй левша разрублен от плеча до бедра, обратным движением оставляю хоть и не смертельную, но сильно кровоточащую рану на лице инвалида. Этот выбыл, когда не видишь, особо не повоюешь, если ты, конечно, не мой родственник, мы в полной темноте ориентируемся лучше, чем днём. И быстрым движением завожу клинок за спину, отбивая подлый, но эффективный, а это главное, удар в спину. Последний из второго ряда решил поучаствовать, резко разворачиваюсь лицом к нему, и продолжая движение, отталкиваю его, всё ещё блокирующим его катану, клинком. Вот и очередной плюс превосходства силы, его так впечатало в машину, что даже дверь сначала вмяло внутрь, а потом занесло в салон, ну, он, то жив, а вот первый из добежавших из второго отряда, оказавшийся на пути его полёта, лежит с неестественно повёрнутой головой. Так теперь метнуться к развалившемуся в салоне серебровласому (эх, мне даже завидно, но гены "теневиков" наградили не только способностями, но и черными волосами) и проткнуть его сердце, потом снова метнуться на место и заблокировать удары двух представителей класса "подушка безопасности" и одного "лётчика", и прервать страдания инвалида.
  
   Ну, пока пара метров ещё разделяет меня и второй отряд, быстро выполняю классическую "мельницу" отправляя на тот свет летуна и одного из двух остатков. Решив поскорей закончить бой, бью простым размашистым ударом сверху вниз. Надо же, заблокировал, делаю обратное вращательное движение клинком и полшага вперёд, сталь входит в живот последнего из первого отряда, резкое движение вниз и он падает с распоротым животом.
  
   О! А вот и трое опаздунов из второго отряда, кстати, интересно, почему во второй машине их было всего четверо, когда в остальные набилось целая куча? Не уж то какая-то элита? Всё-таки учитывая мои скорости удивительно, как один из них так быстро добежал (весь бой до этого не занял и пяти секунд, всё же у меня чудовищная скорость, а ведьмаки под своей отравой тоже черепахами не являются, хотя они и в обычной жизни быстрей обычного человека). Ну что ж, понеслась, подскакиваю к первому, пытаясь покончить с ним с наскока, заблокировано! Пытаюсь выполнить вертушку, но второй из них блокирует её ещё на подлёте, а первый пытается насадить меня на клинок. Ой-ей, это уже серьёзно, третий встал в стороне сложив руки на груди и просто наблюдает, да он издевается! Они что меня считают не просто ровней, но и слабее их? Раздражает.
  
   А эти двое из ларца, начинают меня теснить, и это неприятно, но вынужден признать, что тактика щит и меч довольно хороша. Особенно когда роли постоянно меняются, да и они сами, пожалуй, лучшие из тех, кто бился со мной, используя подобную стратегию. Видимо придётся стать серьёзней.
  
   Разрываю расстояние между нами и создаю ещё один клинок в левой руке. Ну, посмотрим, как вы теперь запоёте! Начинаю наносить множественные режущие удары, полностью отказавшись от рубящих, дело явно сдвинулось в мою пользу, на них уже видно много царапин. На лице стоящего позади них мужчины появляется ухмылка и впервые за бой звучит человеческая речь, а не крики боли и звук столкновения стали о сталь.
   - Вам помочь? - спрашивает это таким тоном, что сразу ясно, если я для него просто мусор, то они упали ещё ниже не в силах справиться с мусором. Забавно, я и сам такой, но только на публику. Уж больно раздражают меня порой некоторые чинуши и дуболомы.
   - Заткнись, - отвечают хором, а они случаем не родственники? Так отставить, сосредоточься на сражении, Каин, потом по шуткуешь.
  
   Пока они немного отвлеклись, успеваю приблизиться к тому, что слева и делаю резкий выпад, который он с трудом, но всё же блокирует. То что надо, он раскрылся, а его товарищ защитить не успеет, обратным движением отсекаю ему ноги и пока он падает, срезаю его голову. Слышу сбоку, где остался "второй из ларца" то ли шипение, то ли рычание, то ли и вовсе всхлип. И этот седовласый набрасывается на меня с таким остервенением, что создается ощущение, что я не с ведьмаком, а с берсерком сражаюсь!
  
   Он уже пропустил пару серьёзных ударов, но абсолютно не обращает на это внимание, и своим размашистым выпадом он умудряется подрезать мне руку, хорошо, что я могу блокировать нервные окончания. Зато в ответ я его подловил и кончиком клинка разрезал его горло. Фух, это уже было... неприятно, но отнюдь не смертельно, всё же я очень живучий, но о битве на двух клинках на время можно забыть, а жаль, мне бы это сейчас пригодилось. Сжимаю по крепче клинок в правой руке и наблюдаю за последним из троицы, что лениво потягивается и медленно идёт ко мне.
  
   - Может, сдашься? И я за такое великолепное представление убью тебя быстро. - С наглой улыбкой заявляет он мне. Да не будь я уставшим до начала боя с вами, я бы просто пустил вперёд клинки теней и превратил бы вас всех в подушечки для иголок. Но ваше начальство тонко рассчитало, прислать вас сразу после конца двойной миссии по зачистке.
  
   - Да пошёл ты N%:?! - Отвечаю ему с улыбкой.
  
   Он, на это лишь хмыкает и срывается вперёд с бешеной скоростью. И закручивается карусель настоящей схватки, каскады ударов сменяются неожиданными выпадами, и блоками под самыми неожиданными углами, оба противника мастера своего дела, и вся схватка проходит далеко за границами человеческих возможностей. Но вот два смерча расходятся и противники застывают, тяжело дыша, и следя за каждым движением, друг друга. На обоих множество ран, как достаточно глубоких (хоть и не смертельных), так и лёгких порезов, но вот на черноволосом начинают затягиваться сначала порезы, а потом и неглубокие раны. И вот он, оскалившись, вновь бросается в бой. На этот раз всё закончилось быстрее, и над лежащей фигурой с седыми волосами склоняется его бывший противник и закрывает глаза на мертвом лице.
  
   - Несмотря на твой характер, ты был настоящим мастером меча, - произношу я разгибаясь и тут же застываю, смотря на кончик клинка вышедшего из моей груди.
  
   - Что за? - смотрю назад и вижу ухмыляющуюся рожу одного из тех двух ведьмаков, что выставили щит воли, нда, довыпендривался, забыл о недобитках. Что ж теперь видимо, пришла пора платить по счетам, с пробитым лёгким множеством ранений и, похоже, задетым сердцем я уже не жилец.
  
   И когда я уже собирался отправиться на тот свет, раздаётся звук выстрела, а затем ещё и ещё. С удивлением смотрю на аккуратную дыру во лбу у заваливающегося на землю ведьмака и падающих водителей. Сам тоже уже не могу удержать равновесия и опускаюсь (хотя скорей падаю) на колени, с удивлением смотрю на спешащую ко мне фигуру майора Незабудки. Вот уж действительно - шок это по-нашему, что ж он творит? Ему теперь бежать нужно!
   - Как ты? - спрашивает он, слегка наклоняясь, ну да, а по мне не видно? - ты держись, а я сейчас принесу аптечку.
   - Беги - сплёвывая кровь, произношу ему, он смотрит на меня удивлённо.
   - Поздно - раздаётся позади него, и голова майора падает срубленная катаной, эх, вот кого действительно жаль, положил жизнь ради какого-то проклятого. Жаль, что он повторил мою ошибку, забыл о последнем ведьмаке. - Из-за вас твари мне теперь за рулём придётся сидеть.
  
   Каждое слово этого урода сопровождалось пинком по телу Незабудки. Ну, это он зря, ему бежать надо, спасти я не смогу уже даже себя, не то, что майора. Но вот убить - вполне. Мой резерв впитал эманации смерти вокруг и наконец-то закончил преобразование в силу тени, а это значит...
   - Теневое поглощение, - одними губами прошептал я, окутываясь дымкой непроглядной тьмы, которая, выстрелив тремя зубьями тумана, впилась в тело ведьмака, поглощая душу, сжирая саму его суть. Больше эта тварь не переродится никогда. Нечему перерождаться. Всё что было съедено дымка впитываясь в меня передала мне, да, за счёт этого я становлюсь сильней, да ещё и резервы организма восстановил, и даже источник слегка увеличил (ну как слегка, просто для того кто, когда-то также сожрал пару демонов, пусть и низших, это действительно слегка). Тело начало восстанавливаться, но поздно, сознание затопила тьма, приняв меня в свои объятья. Вот и всё - я умер.
  
  
  
  
  
   Глава 2 - Отпуск длинною в жизнь.
  
  
   Очнулся (!) я в странном зале, на полу. Вы спросите, почему зал странный? Ответ прост - это был классический тронный зал, с резными колоннами красивыми барельефами и... полностью сделанный из золота, причём с моим наметанным на подобное взглядом был подтверждён забавный факт, это не позолота, а реально всё вокруг из золота. Ничего себе барыги на свете бывают.
  
   В этот момент из-за спины раздался смешок и одновременно с ним грустный вздох. Что-то мне стало не по себе (ну конечно учитывая произошедшие события и какую роль в них сыграло нахождение за чьей либо спиной). Резко оборачиваюсь и вижу позади себя два трона, один белый, ну разве что изнутри не светящийся, а рядом с ним такой же с одной лишь разницей, он был кроваво-красного цвета. Хоть я отчётливо слышал, что и смешок и вздох шли с той стороны, но там никого не было. Но сейчас мои натянутые нервы выдали странную и нелепую вещь.
   - Фух, слава богу, я не попаданец в ваху и позади был не золотой трон! - Облегчённо вытирая лоб, произнёс я.
  
   Не дав мне осознать сказанное самим собой (вот, что стресс с мозгом творит), по залу разнёсся дикий хохот идущий от красного трона. На тронах начали проявляться фигуры людей, эм, я сказал людей? Так вот я ошибся, на белом троне проявлялась фигура мужчины лет тридцати с длинными соломенного цвета волосами и, что самое главное, с шестью лебедиными крыльями за спиной. Диагноз ясен - ангел. Ну, или что-то вроде этого, поскольку если мне не изменяет память, что довольно трудно сделать с абсолютной памятью, то для простого ангела он не очень похож. Итак, под фанфары делаем дополнение к диагнозу - сложный ангел.
  
   Фигура же на втором троне уже даже не смеялась, а откровенно ржала, точнее ржал. Ну, здесь учитывая мой опыт общения с подобными существами (угу, целых три создания, два за раз и один вдогонку), могу с видом эксперта заявить - демон. Ну, а сейчас чуть подробней об облике второго, поскольку персонаж он сразу видно - колоритный. Огромный рост, даже выше моих метр девяноста восьми, рога загнутые вперёд, кожистые крылья за спиной черные с внутренней стороны и красные, как в принципе и он сам, снаружи. По пояс голый, с довольно накачанным, даже можно сказать перекачанным, торсом. Одетый в чёрные штаны, в то время как его антипод был в какой-то белой хламиде.
  
   - Нравишься ты мне парень, - отсмеявшись, заявил он. Меня слегка передёрнуло и ни секунды, не думая я ответил. - Я не такой!
  
   Красный набрал полную грудь воздуха, и, по-моему, стал ещё краснее. Ой, что-то будет, подумал я, но ошибся. Он с шумом выдохнул и сказал то, от чего у меня по спине промаршировал целый град мурашек - А жаль.
  
   - Ладно, хватит этих концертов, - громко хлопнул в ладоши сложный ангел - как ты наверняка догадался, ты умер в своём мире, и сейчас над тобой идёт суд, но у тебя довольно сложное положение. С одной стороны ты убил очень многих, счет убитых тобой идёт на десятки тысяч, и это я ещё преуменьшаю. С другой, ты всегда следовал своим принципам (причём довольно неплохим, вот что значит, застал закат эпохи рыцарства), и хороших поступков у тебя хватает, как впрочем, и правильных решений на поворотах твоей судьбы. Да и к тому же от твоей руки были уничтожены демонические порождения в количестве... - он выдернул из воздуха листок с бумагой и заглянул туда, демон со своего места выполнил наисложнейший приём facepalm - в количестве трёх штук - как ни в чём не бывало, продолжил блондин.
  
   - Между прочим, моих любимых питомцев - с грустью в голосе и ехидством в глазах сказал рогатый. На что сложный ангел лишь отмахнулся.
  
   - И кстати, прекрати звать меня сложным! - заявил слож... он. Эм, но я же этого вслух не произносил! - мы слышим твои мысли, именно поэтому так веселился мой... коллега.
  
   - И из всего этого выходит... - продолжил пернатый, но я перебил его.
  
   - Постойте, то есть вы эм... бог и дьявол, сейчас решаете мою судьбу и так просто со мной разговариваете об этом? - красный всё же свалился в истерике с трона и забулькал на полу. Да что говорить, в этот раз даже эта помесь человека и стаи лебедей (полузадушенный стон-подвывание со стороны демона) позволила себе улыбнуться.
  
   - Нет, конечно, мы лишь отвечаем за данный мир и до Творца и Несущего Свет мы, мягко говоря, недотягиваем, хотя из нашей братии в ближайшей цепочке миров мы являемся главными. Ну, а по поводу твоего возмущения нашими спокойными рассуждениями по поводу твоей дальнейшей судьбы, ну сам подумай, мы конечно абы кого не принимаем, но и единственным в своём роде ты тоже не являешься.
  
   - Да, нет ТАКОЙ он и правда один, - влез в разговор, наконец отсмеявшийся и севший обратно на трон демон - Эй, парень, а может, ко мне двинешь? Разумеется не как грешник, а как подчиненный.
  
   Хм, заманчиво, но менять шило на мыло, да и претит это мне - демоном становиться. Так что - нет.
  
   - Ну, на нет и суда нет. - Сказал демон и засмеялся собственной (и откровенно говоря, совершенно не смешной) шутке.
  
   - У нас к тебе такое предложение, - продолжил, как ни в чём не бывало ангел, - мы дадим тебе новую жизнь, с прежним телом, навыками, рефлексами, возможностями и знаниями. Но отправим в другой, хоть и известный тебе, мир. Чтобы ты исправил оплошность одного демиурга-недоучки. А дальше, хочешь, продолжай жить там, хочешь, отправляйся странствовать по мирам (такую возможность мы тебе дадим, но уже после согласия и выполнения договора с твоей стороны). Учитывая твои умения, ты вполне сможешь справиться с данной ситуацией, а сильнейшие того мира тебя отнюдь не превосходят, хотя есть и равные тебе.
  
   - Ну что, согласен? - Снова встрял в разговор демон.
  
   - Можно для начала узнать, куда я попаду, хотя у меня есть предположение, что раз я знаю об этом мире, а попаданцем мне до этого быть не приходилось, то я этот мир где-то видел, читал, играл. Так? - Вопросительно и немного требовательно смотрю на своих собеседников. Всё же, хоть любой из них может, не смотря на все мои возможности, меня раскатать тонким слоем по этому полу, но и лебезить и прыгать на задних лапках, не приучен. Да и характер не тот.
  
   Раздались аплодисменты со стороны демона. - Браво, то, что нужно, хоть всё и понимаешь, но всё же хвостиком не виляешь, да и предположение твоё полностью верное. Может, всё же станешь моим помощником?
  
   Отрицательно качаю головой, я это уже обдумал и ответ мой не изменится.
  
   Что ж, жаль, - деланно огорчёно кивает он, - ну, а по поводу мира, его отражение (как можно догадаться далеко не всё и лишь одна из вероятностей, пока ещё не случившихся) описала Сакурако Гокураин. Документы решай сам, что там указывать, так и быть состряпаю. Деньги, как можно догадаться и вовсе моя вотчина, так что обеспечу. Нужные знания, как по сюжету, так и по языку и обычаям у тебя уже и так есть. Ну, так что, согласен?
  
   Я же всё это время копался в собственной памяти, пытаясь отыскать в этих залежах нужную информацию, и вот, наконец, нашёл...
  
   - Это что, я в анимешку попаду? - Сказал я убитым голосом, чтобы меня, лучшего бойца и убийцу моего мира отправили в анимешку, так, вдох - выдох, повторить, ещё раз, всё. Успокоился. Тем более, хоть там и что-то вроде гаремника, но ведь никто не просит меня во всём этом участвовать, а вот часть с боями уже интересней, особенно если вспомнить слова о равных противниках. Ну, а как закончу, - отправлюсь в Хелсинг, оторвусь против Алукарда! Ну, план выработан, осталось топать вперёд, мысли об отказе от предложения я не допускал вовсе. Ведь упустить шанс побывать в разных мирах, сразиться с сильными соперниками, а потом и вовсе осесть в каком-нибудь мире и зажить спокойной жизнью. Эх, прав был Незабудка, отпуск начинается уже сегодня! Кстати, интересно как он там, поднимаю голову выныривая из своих мыслей собираясь задать вопрос про майора и натыкаюсь на добрые и понимающие глаза ангела, читаю по губам "в раю". Облегчённо улыбаюсь и отвечаю. - Согласен. -
  
   Дальше были разговоры о месте попадания, собственно к месту событий канона, но отправляют раньше, на сколько - не сказали. Выбил с господ нанимателей рюкзак, две кредитных карты с кругленькой суммой на счёте и приличную стопку наличных, пару ПП (не забыть, потом закинуть в теневой мир, а то здесь он почему-то не отзывается), ну и конечно паспорт, по которому я теперь полу-японец, полу-русский. Правда, выплыл интересный факт, оказывается, что мир был отражением нашего, что и так понятно, то возможно мои старые похождения в прошлых веках моего мира могли быть идентичны и в этом (и это притом, что меня самого там нет и не было, нда и правда демиург криворукий попался).
  
  
   Перед отправлением мне пожелали удачи, демон назвался Риком и сказал звать, если что, плюс пульнул в меня своей силой, со странной ухмылкой и словами "потом сам спасибо скажешь". Ну, в путь.
  
  
   Глава 3 Прибытие или что ты сказал? Кто? Я?
  
  
   И оказался я в центре Нью-Токио, прямо у башни сумасшедшего вивисектора. Взяли меня там под белы рученьки, и повели к начальству меня ожидающему. Ага, щас! Выпал я на высоте метров пять, что впрочем, для меня всего лишь мелкая неприятность, а вот жутко колючие кусты прямо подо мной (наверняка Рик отыгрывается за потерянные нервы) и всё ещё не стабилизировавшиеся после портала способности - вот это уже больно. А ещё обидно и унизительно.
  
   Ну что ж, приземлился - и то хорошо. Проверяю, ничего ли не вывалилось во время моего красивого полёта из разряда воздух-земля. Вроде всё на месте, не удержавшись вновь залюбовался своим паспортом, ну что сказать - наниматели своё слово сдержали, я теперь обладатель двух гражданств приехавший на свою историческую родину (точнее на одну из). И, наконец, избавился от уже порядком надоевшего имени, хоть и данным от рождения. А что, имею право! В конце концов - в своём мире я умер, и экстравагантную шутку родителей могу смело отбросить в прошлое. Правда выяснилось, что у меня самого юморок больной и однобокий (точнее я это и так знал, но не до такой же степени?). Краснокрылый когда услышал, что я хочу себе на место имени и фамилии, второй раз за разговор ушёл в несознанку... надолго. Так что разрешите представиться - Рейстлин Маджере к вашим услугам, хе-хе. Вот такой я наглый плагиатор, но уж больно мне симпатизировал этот персонаж, да и сокращение удобное - Рейст.
  
   Хватит самолюбований, и, кинув напоследок испепеляющий взгляд на заросли колючего кустарника расположившегося на краю леса, развернулся в сторону города, ну, Токио - я иду!
  
   Нда, я тут подумал, а всё-таки мне свинью господа наниматели подкинули, я хоть и знаю, что попал до канона, но вот насколько? А то с одного рогатого станется закинуть за секунду до начала, да ещё за чертой города! Чтоб ему икалось лет триста! Так, будем надеяться на лучшее, тем более хоть тюфяк Минато не подходит для боевых действий, девчонок буду скидывать на него. Он с ними и уживался и даже относительно справлялся, хотя там ещё большим плюсом шёл авторитет хозяйки гостиницы, сиречь первой секирей. Точно, надо тоже в поместье Изумо обосноваться. Даже, если какой-то неуравновешенный псих начнёт на меня реагировать, авторитет Мии всех задавит! Ну, а сам я в битвах хоть и хочу поучаствовать, но у меня есть цель за приделами этого мира (жди меня Алукард!), да и обзаводиться гаремом прямо противоположно моим планам. Да и вообще, может я никакой не ашикаби.
  
   Кстати, мне тут ну очень своевременно пришла одна мысль в голову, если у МБИ инопланетные технологии, с помощью которых они отслеживают секирей в черте города, то не могли они и мой переход сюда заметить. Тогда встаёт вопрос, стоит ли проходит пост, что уже виднеется перед мостом с прямым въездом в город, или же пройти сразу в город тенями? С одной стороны так легче легализоваться, а с другой, не привлеку ли я, к себе лишнего внимания пройдя через пост, хотя у просочиться минусы и плюсы тоже равнозначны. А, была, не была, пройду как белый человек, парадным входом. И сразу на север!
  
   О, как на посту встречают, вроде в аниме (да и в манге) говорилось, что охранять по серьёзному въезды\выезды в город начали перед вторым этапом (причём почти впритык), значит, либо мои глаза врут мне - что в принципе невозможно. Ведь я даже невидимые объекты вижу, как впрочем, и сквозь иллюзии, либо это ещё несерьёзно. Хотя что-то не верится, чтобы четыре бронники на основе "Чи-Ха" с эмблемой MBI - это мощно. В моём прошлом мире этот танк только собирались перерабатывать, и то модель обещала быть не выгодной, а тут ими уже и корпорации владеют. Хотя да, в этом мире крупные корпорации давно превзошли правительство, как таковое, а уж МБИ впереди планеты всей. Ну, а пять десятков солдат, тут для массовки видимо. Хотя ребята тоже не простые, если бы не моё ощущение жизни, да слишком большие шлемы, я бы решил что попал не в трясогузок (именно так данное аниме переводится на русский), а в робокопа, да ещё на массовое производство.
  
   Хотя, оценивая их боевые качества, каждый из них спокойно положит десятка полтора-два обычных солдат, но секирей, в большинстве своём, их даже за угрозу не воспримут. А та же Цукиуми просто плеснёт своей водичкой и да здравствует короткое замыкание. Против меня или кого-то из первой десятки это будет и вовсе смешно, ну разве что, против 02, у неё не та специализация. Кстати о ней, вот с кем дружественные отношения это всё, ведь без информации сейчас никак, а в моём случае - тем более.
  
   Ого, какой хоровод только что через КПП проехал и судя по движению именно в ту сторону откуда вышел я, хех, ну, удачи солдатики. Ищите того, чего нет. Так, соберись, вот и твоя очередь, блин, как же этот сын вахтёрши в студенческом общежитии (те ещё старушки) дотошно рассматривает документы, будто не просто пропускает очередного человека в город, а как минимум врага народа ищет (хоть в некоторых странах прошлого мира я таковым и являлся, как впрочем, и многие другие из сверхов). Фух, ну вроде всё, а с какой неохотой документы мои отдаёт то! Хотя понять его можно, хоть одежду мне полностью восстановили, но не стоит забывать, что это моя "рабочая одежда", так сказать, да и вообще, вид молодого парня в черных штанах и удлиненной куртке того же цвета нараспашку, в футболке цвета хаки со странным изображением орла на левой стороне груди (будем искренне надеяться что в этом мире такого типа символа у войск нет). Да и обут я в чёрные спортивные ботинки с бесшумной подошвой. Но самое забавное, Рик меня в этом же наряде и в паспорт на фото намагичил (что довольно заметно даже по части плеч и чуть ниже на данном фото), злопамятный гад, чтоб ему ещё лет сорок сверху икоты накинулось...
  
   Наконец-то в городе, осматриваюсь по сторонам и понимаю - вот она, разница менталитетов, народу даже больше чем у нас в столице снуёт кругом, но никаких криков "продай\купи", ни ругани, да даже угрюмых взглядов меньше, чем ожидалось, а ведь сейчас утро (только сейчас об этом узнал увидев на огромном экране приделанном к зданию в углу изображение часов показывающих на полвосьмого), когда по идее все злые и не выспавшиеся (сужу по своим коллегам "по цеху", мне-то на сон и трёх часов хватает). То ли Япония поистине удивительная страна, то ли сказывается, что этот мир отражение анимешки, то ли демиург и тут накосячил. Я лично склоняюсь к последнему варианту.
  
   Теперь нужно найти карту города, хотя над этим надо было раньше подумать, но не клянчить же мне карту Нью-Токио у божественных (и не очень) сущностей. Хорошо, что можно воздержаться от такой бесполезной траты как покупка карты, с моей-то абсолютной памятью, мне и взгляда на неё хватит. А ориентироваться на месте у меня получается ещё лучше, не зря же меня порой на задания в пустыни и джунгли сбрасывали.
  
   Сразу бросается в глаза обилие камер слежения, на домах, магазинах, заборах, а порой и между стендов удаётся заметить. Простые же обыватели увидят в лучшем случае одну из десяти, но даже этого хватает для волнения, так почему же все вокруг так спокойны? Неужели совсем ничего вокруг не замечают или такое обилие устройств слежения - это норма? А если ещё и о спутнике компании вспомнить, как-то совсем грустно становится. Правда в мой план скрываться особо и не входило, всё равно вычислят рано или поздно. Какая удача, карта прямо по курсу. Судя по всему, для туристов повесили.
  
   Смотрю на карту и понимаю, что единственное, что удалось почерпнуть - это направление районов. Отправиться сразу на север, или ещё по городу побродить, надеясь встретить секирей, а лучше сразу дисциплинарный отряд. Мечты мечтами, но лучше пару кругов всё же дать. Город лучше узнаю, да и чем Рик не шутит, может и правда на кого разбирающегося в обстановке налечу.
  
   Вот уж действительно накаркал! Какая встреча, а я без галстука, тьфу ты, опять понесло. Мимо меня пронесся будущий ашикаби и по совместительству владелец персонального гарема - Минато. Посмотрим, куда же ты так летишь, что ничего не замечаешь, заодно и определюсь, в какой временной промежуток я угодил. Сделав пару шагов следом, наступаю на его тень и сразу же проваливаюсь внутрь неё. Теперь осталось лишь устроиться поудобней и наслаждаться реалити-шоу.
  
   Вот я и узнал, куда бежал наш доблестный герой, в университет. Как-то слишком банально, хотя ну не в главное здание МБИ ему бежать? Посмотрим, зачем мы (и плевать что я внутри его тени и как бы не тут) сюда пришли, неужели поступать? Надо же, угадал.
  
   Стоим у декана, я скучаю, Минато с деканом общаются, и вот прозвучал каверзный вопрос, за который я чуть из тени не вылез, дабы пожать руку этому замечательному, лысеющему человеку!
  
   - Да, приходите в день экзаменов, аттестат у вас хороший, но не рановато ли вы приехали для поступления молодой человек? Ещё же два месяца до экзаменов. - Потирая переносицу, спросил мой спаситель. Значит я сейчас за два месяца до канона, прелестно.
  
   -Да я ещё с прошлого раза и не уезжал - тихонько пробурчал Минато (а точно, он же дважды провалился, помочь что ли бедненькому?), декан сделал вид что не услышал, хотя по дернувшимся уголкам губ могу сказать точно - конспиратор из него средненький а ситуация его позабавила. Впрочем, ни одного его. Вышли с территории учебного заведения оба в приподнятом настроении. Минато от того, что есть возможность поступить, мне его даже жаль стало, такой облом впереди - может действительно помочь? А я соответственно от осознания, что времени у меня хватит, даже если буду копаться. Но и сильно замучиться ожиданием не выйдет. Короче, это именно то, что мне нужно.
  
   На некотором расстоянии от университета я решил продолжить свой путь один. Быстро отделив кусок тени, отправил его в ближайшую подворотню. Вроде никого, теперь можно и вылезать. Если бы мимо проходил простой обыватель, он бы мог увидеть довольно интересную и пугающую картину. На одном из участков прохода, между домами, на земле отчётливо была видна бесформенная тень, которую никто не отбрасывал. Неожиданно из середины этого клочка мрака будто выстреливает вверх на высоту около двух метров, непонятное нечто из чёрной дымки и переплетения теней начало обретать человеческую фигуру. Вот, остатки смога стекают с фигуры неизвестного, оказавшегося молодым парнем во всём черном и футболке цвета хаки, и впитываются ему в ноги на уровне подошвы. Так продолжалось, пока не впиталась даже тень, что довольно странно. Человек и без тени? Но парня это нисколько не напрягало, на его лице легко можно было прочитать "всё идёт как надо, не мешайте думать". И вот, спустя десять секунд всё сверхъестественное в подворотне прекратилось, оставив после себя лишь одинокую задумчивую фигуру парня, что незамедлительно пошёл к противоположному выходу из переулка, к чему-то прислушиваясь.
  
  
   POV Хомура.
  
   Стою на краю крыши, готовый сорваться и метнуться в бой, в котором у меня почти нет шансов на победу. А начиналось всё довольно радужно. Снова патрулировал город, помогая неокрылённым секирей, пока не заметил ЭТО. Чёртов Муцу, против которого мои шансы равны нулю, со своим хозяином зажали неокрылённую у стены высотного здания. И ведь даже если она побежит в переулок, то от Муцу ей не уйти и похоже она это и сама понимает. Вон как испуганно смотрит. А этот мелкий... коллекционер всё ближе, вот ему осталось всего пара шагов.
  
   И в момент, когда у бедняжки из рук выпала коса и на глазах выступили слезы, а я уже собрался спрыгнуть и вмешаться в это несмотря ни на что, из переулка вылетело что-то мелкое и порезало щеку Микогами. Муцу тут же оказался рядом со своим ашикаби и уже вместе с ним отпрыгнул на пять метров назад. А из переулка показалось новое действующее лицо. Парень лет двадцати, может больше в плаще похожим на мой собственный подошёл к тому месту, где недавно стоял Микогами и поднял с земли зубочистку! Это что получается, он зубочистку так метнул?
  
   Удививший меня человек в это время осмотрел девушку, потом посмотрел в мою сторону. Он меня видит? Да не может быть! Хмыкнул, надеюсь, он мысли не читает. И развернулся к Микогами с Муцу, загородив собой девушку. И стал всё так же молча разглядывать с каким-то странным интересом Микогами.
  
   -Чего тебе надо? - Не выдержав такого пристального внимания, то ли пропищал, то ли прошипел мелкий.
  
   - Да просто впервые встречаю такого извращенца, ещё малыш, а уже на девушек в темных подворотнях бросается, - с усмешкой ответил его собеседник.
  
   -Ах ты! - Заорал, побагровев, коллекционер секирей, - Муцу, накажи его!
  
   - Накажи? Значит мало того, что вы извращенцы, так ещё и из этих? - с усмешкой сказал он, наблюдая, как Муцу занимает боевую стойку и берет, катану обеими руками, выставляя её параллельно земле.
  
   Но незнакомец, остаётся стоять, с лёгкой улыбкой глядя на все телодвижения Муцу. Да что говорить, он даже руки из карманов не вытащил! Да и на секирей, что позади него надежды никакой нет, вылупилась на него влюблёнными глазами и реальность не воспринимает вообще. Спрыгиваю со здания в надежде успеть спасти этого идиота, но понимаю что поздно. Муцу делает незаметные простому глазу шаги вперёд и пытается нанизать черноволосого на клинок. Но парень всё с той же улыбкой смещает правую ногу назад и влево, слитным движением уводя своё тело с линии атаки и оказывается с боку от удивлённого секирей. Неспешно наносит удар вынутой из кармана левой рукой и мечника буквально сносит от силы удара. Пролетев метра три, Муцу, упирается ногами в землю и вонзает в неё же клинок, но сила удара такова, что его протаскивает по земле ещё метров шесть. Да что это за монстр такой, что один из первой десятки с трудом погасил инерцию от удара, сделанного к тому же не в полную силу.
  
   Муцу уже гораздо медленней и аккуратней сближается с противником и разрождается вихрем ударов, от которых его противник уклоняется всё так же неспешно, что на подобных скоростях выглядит пугающе. Да, он двигается приблизительно так же быстро, как и Мия, продолжая снисходительно улыбаться. А эти его уклонения? Слегка наклонил голову вбок, пропуская клинок в паре сантиметров от себя, переступил с ноги, на ногу уходя от горизонтального удара, что должен был рассечь его надвое и всё остальное в том же духе, экономно, эффективно и в его исполнении эффектно.
  
   Вот Муцу отпрыгивает от своего противника и, поворачивая голову к своему ашикаби, коротко бросает, - отступаем.
  
   - Но как же девчонка? Я хочу её в свою коллекцию! - надув губы отмечает Микогами.
  
   - Этот противник слишком опасен. - Отвечает Муцу и больше не слушая своего ашикаби берет его в охапку и хлопает ножнами катаны по земле. На земле остались приличные трещины после этого хлопка, а секирей с ашикаби улетели в сторону своей территории. Фух, похоже, можно расслабиться, кто бы ни был этот черноволосый, но если бы хотел, он бы тут всех положил. Так что вряд ли он враг и что-то затевает. Хотя осторожность не помешает.
  
   End POV
  
  
   Неплохо размялся, но не более, слабоват этот Сотрясатель оказался. Подхожу к спасённой, судя по всему, секирей, что смотрит на меня удивленным взглядом. Правда мелькает в её глазах помимо удивления что-то ещё, но что - я определить не смог. Давно со мной подобного не было, обычно с лёгкостью мог эмоции и часть действий противника прочитать по его глазам. А тут раз - и не могу. Помогаю ей подняться, попутно рассматривая получше. Исхудавшая, нервно теребит боевую косу в руках (то ещё зрелище скажу я вам). Глаза цвета вишни и длинные волосы травяного цвета. Так Рейстлин, приди в себя, тебя не туда заносит! Да и короткое платье на ней смотрится замечательно. Всё, Рейст, успокойся, дыши глубже, хотя вообще странно никогда раньше за собой таких вкусов не замечал. А вот выглядит она как то знакомо... Точно, это же, Йоми, и похоже я слегка сломал канон. Ведь её должен был окрылить Микогами, а потом она должна была проиграть Мусуби в битве за лесную деву. Это называется, приплыли. Да ещё и перед одним из обитателей доходной гостиницы Изумо так засветился. А ведь в планах у меня там обосноваться и со всеми поддерживать хорошие отношения. Да я даже собирался (да и сейчас собираюсь, ибо оставлять, когда можешь помочь, мне совесть не позволит) вылечить ашикаби десятой. Хотя может, и выкручусь, тем более скрываться я особо и не собирался, правда, о некоторых вещах я всё же не скажу никому.
  
   - Ты в порядке? - Спрашиваю я, ну надо же с чего-то диалог начать. - Иди домой, да отдохни, такой стресс быстро не проходит.
  
   Она отрицательно качает головой и смотрит на меня как кот из шрека. - У меня нет дома... -
  
   Нет, нет, нет. Мне такое не надо, только бои и задание, и никаких бездомных! Всё, вроде задавил совесть жаждой крови. Покопавшись в рюкзаке, достаю пачку купюр - У меня вообще-то тоже. Держи, этого должно хватить и на съём квартиры и на еду останется. -
  
   Под двумя удивлёнными парами глаз отдаю ей пачку денег. Фух, вроде выкрутился. Пока не забыл, надо бы защитничка спровадить, и я даже знаю как.
  
   - Ну, а если что, то за тобой он присмотрит, - киваю в сторону Хомуры, у которого глаза, от такой наглости с моей стороны, как блюдца стали, - ведь присмотрит? - добавляю вопросительные интонации и выпускаю немного силы тени (этакий эффект маски Мии только без зрительного сопровождения). Он усиленно кивает. - Вот и отлично, ну а мне пора, а то мне ещё квартиру себе искать надо. -
  
   Разворачиваюсь и начинаю уходить, как вдруг Йоми вцепилась в мой рукав и чуть ли не заорала: - Подождите Ашикаби-сама. -
  
   Накрытие и попадание, я всё-таки ашикаби. Очень хочется развернуться и задать откровенно глупый вопрос "Кто? Я?".
  
  
  
  
   Глава 4 Новые проблемы или а у нас пополнение.
  
  
   Накрытие и попадание, я всё-таки ашикаби. Очень хочется развернуться и задать откровенно глупый вопрос "Кто? Я?". Эх, а я надеялся, что всё обойдётся... Хотя есть одна мысль. 

Я оглянулся, на миг, пересекшись взглядом с глядящими на меня со смесью надежды и обожания глазами, и чуть нервно ухмыльнувшись, развернулся обратно, бросив настолько холодно, насколько смог.
- Прости, у меня действительно нет на это времени.

Сливаюсь с тенью (делая себя не материальным) и ухожу в мир теней. Пока перехожу на изнанку, наблюдаю вытянутые лица собеседников. Со стороны это выглядит более чем впечатляюще - сначала я обращаюсь в человекоподобное облако, сотканное из тьмы, потом и оно разлетается маленькими клочками и исчезает. Но я тот ёщё позер, а потому во время слияния с тенью помахал на прощание. Машущее вам облако, обладающее размытой фигурой человека и моим лицом (голова у меня всегда последняя проваливается), то ещё зрелище... наверное. 

Теперь надо создать видимость действий, а то я уже давно чувствую, как за мной кто-то наблюдает, но не чувствую никого рядом своим ощущением жизни. Вывод - здравствуй рыжеволосая затворница со спутниковым наблюдением. Всё же в анимешке по поводу её неуёмного любопытства не врали. Это значит, что надо пройтись по гостиницам и сдаваемым квартирам, постепенно приближаясь к северной части города (правда для начала надо бы КПК купить, а то даже не узнать, какие именно квартиры сдаются, как и адрес гостиниц, да и дополнительное алиби перед чудо-хакером), а там уже можно смело искать доходный дом с суровой дамочкой. 

Сказано - сделано. Убив на создание репертуара измученного приезжего около четырёх - пяти часов, отправился искать нужный мне дом. Район с небольшими, однотипными домами был найден довольно быстро. А вот с поиском нужного здания пришлось повозиться. Найдя нужный дом уже ранним вечером, несказанно обрадовался. По крайней мере, усталость мне изображать уже не надо, я и в самом деле устал, хоть и не так сильно, как делаю вид.

Дверь мне открыла сама хозяйка. Сильнейшая секирей была довольно похожа на свой мультяшный прототип, но её эмоциональный окрас ауры - это нечто. Хотя у меня такой же, одиночество и холод, замешанные на тоске и боли утраты. Тяжело потерять любимого человека - это действительно сравнимо с утратой семьи. 

- Вы что-то хотели? - Вежливо поинтересовалась она, настороженно смотря на меня своими фиалковыми глазами. 

- Да, нашёл ваше объявление в интернете о предоставлении квартир в доходном доме. Все предыдущие мне не подошли по условиям проживания. Не могли бы вы показать свои помещения? - Насколько возможно доброжелательно и с легким усталым интересом смотрю на неё.
  
   - Да, да, конечно, - отвечает она, уже чуть менее напряженно смотря на меня.

Поднимаясь наверх, замер у потайного входа в обитель богини электроники. Мия насторожилась. Мацу выпучила глаза (в комнате у неё темно, а темнота моя вотчина, так что я её прекрасно видел).

- А ей там не тесно? - спросил я кивая на, казалось бы, простой кусок стены.

- Что вы имеете в виду? - Отлично, ко мне уже и на вы обращаются, а как глазами прожигает, только зря она ищет у себя на поясе меч, которого там нет уже пару лет точно. 

Раз так хотят, отвечу честно, и пусть гадают. - Там темно, а значит, я это место вижу. - И прошёл дальше мимо удивлённо застывшей хозяйки особнячка. 

После небольших споров по поводу цены (Мия была в шоке, на меня не подействовала её маска из отрицательной энергии), я всё же снял у неё комнату, сразу же расплатившись, и, с видом мученика завалился на кровать прямо в одежде. Ах да, чуть не забыл. Хлопнув в ладоши, уничтожил все следящие приборы в комнате. Видимо, Мия решила держать такого непонятного субъекта поближе, что бы, если что прикопать (да, вот такой я добрый).



POV Мацу, секирей 02. Место постоянной дислокации, теперь уже с включённым светом. 


Новый постоялец Мии очень необычный, сначала вступил в бой с Муцу и выиграл, да ещё играючи. Потом, судя по заявлению реагирующей на него 43, он оказался ашикаби. А при попытке сорок третьей окрылиться и вовсе воспользовался невозможными для человека способностями. Я проверила базу секирей и там подобного тоже не нашла! Решила присмотреть за столь необычным ашикаби, который в это время носился по городу, как угорелый в поисках жилья, мне его даже жаль немного стало. Какого же было моё удивление, когда к вечеру он усталый дошёл до пансиона Мии. А когда они с ней встретились глазами и застыли на несколько секунд, что-то кольнуло в груди, неужели я на него реагирую? 

Но, не прошло и минуты, как эмоции сменились на противоположные, когда он встал напротив входа и заявил, что меня видит. Страх развеялся всего через пару минут, пока наблюдала за их торгами с хозяйкой. Лицо Мии, когда она поняла, что её трюки на него не действуют, просто бесценно, я даже запечатлела камерами этот момент с разных ракурсов, потом Казехане покажу, вот уж кто оценит по достоинству данный снимок. А когда он, устало, упал на кровать, так и хотелось вскочить и броситься помочь ему устроиться, а может и вовсе рядом прилечь. Следом был хлопок в ладоши, который вырвал меня из моих фантазий и уничтожил все камеры и жучки в его комнате. Очередная загадка - как интересно. Ой, похоже, я это вслух сказала.

Пришёл сигнал с наружных камер, кто тут у нас? А, это всего лишь Хомура вернулся... вместе с 43, я должна видеть эту встречу, хи-хик.


End POV



Блин, как же не хочется вставать. Судя по часам в КПК, я спал всего сорок минут, но моё чувство жизни говорит, что в дом заявились два живых объекта, которые сейчас что-то обсуждают с Мией. Да и обитатель (точнее обитательница - если я ничего не путаю, то это Удзуме) дальней комнаты, что спал, когда я сюда заявился, сейчас так же как минимум присутствует при разговоре, что даёт лишнюю причину встать, познакомиться то надо. 

Что-то моя чуйка странно реагирует, вроде и разговор кажется важным, да, причем настолько, что я его должен услышать, но в то же время что-то буквально кричит о грядущих проблемах. Эх, ладно, где наша не пропадала, не убьют же меня там? (да и оценивая силу секирей, пока я могу сказать, что все кроме Карасубы и Мии мне не опасны, да и последние лишь из-за нехватки данных, а так - кто знает).

Спускаюсь, позёвывая, останавливаюсь в дверях и слушаю увлекательный рассказ о своих похождениях от лица Хомуры. Делаю неутешительный вывод - со стороны я был похож на психа. Наконец Хомура заканчивает свой рассказ словами - ... и ей некуда было пойти, а тот вороной оставил ей достаточно денег, что бы она могла подыскать себе гостиницу, да ещё и меня попросил (поёжился) ...помочь. Вот я и решил привести её сюда, оплатить комнату она вполне в состоянии, ты ведь не против Мия-сан? - слегка заискивающе спросил проштрафившийся Хомура, вжимая голову в плечи.

Вот знал же, что не надо было тогда заступаться, но нет же! А как же мой личный кодекс чести? А полумёртвая совесть? Допрыгался? Теперь у тебя под боком неокрылённая секирей, которой ты обломал канонное окрыление, да ещё и реагирующая на тебя как на ашикаби. Здорово, полярный лис подобрался незаметно.

- Не против, - кивнула Мия и, повернув голову в мою сторону, произнесла - ну что же вы, Рейстлин-кун, так и будете стоять на пороге, проходите, познакомьтесь со всеми, а я пока принесу ужин. 

Огненный медленно повернул голову и застыл на месте, став памятником самому себе. Йоми, до этого стоявшая позади Кагари, выронила из рук свою боевую косу и медленно двинулась ко мне. Оставшиеся девушки наблюдали за этим с лёгким шоком, хотя Удзуме, кажется, поняла, что происходит и стала смотреть уже с интересом. Мия, похоже, тоже осознала ситуацию, и её взгляд мне не понравился, так обычно смотрят, перед тем как начать пытать. 

- Ашикаби-сама, мы снова встретились, похоже, это судьба - произнесла травянистая, уже протягивая ко мне руки. Нет, так дело не пойдёт, я в этом мире пролётом и отнюдь не с такими целями! И вообще, моя цель - попасть в следующий мир и набить рожу Алукарду, а не романтику тут разводить.

С тихим писком "нет!" (ой, как стыдно то!) я проваливаюсь в тень от стены и выныриваю из тени Кагари\Хомуры. Моя секирей (тьфу, тьфу, никакая она не моя!) развернулась ко мне и состроила такую умильно-обиженную рожицу, что я чуть не сделал шаг в её направлении, что бы её обнять и успокоить. Всё, мне надо проветриться, а то всякая дурь в голову лезет. О чём и сообщил удивлённой публике (естественно, умолчав про дурь), и клятвенно заверил Мию, что вернусь через пару часиков. Так что экзекуция откладывается, во всём есть свои плюсы. На автомате выдернул плащ из комнаты через мир теней, и только потом сообразил, что я сделал или, вернее, при ком. Как бы мне сегодня же не пришлось переезжать. Выйдя из дома, создал ветер теней и полетел на максимальной скорости к окраинам западного района. Ёще на старте мимо меня мелькнул кто-то пользующийся тем же способом передвижения, что и я, только у этой дамочки ветер был обычным. Понятно, Казехана домой вернулась, что-то она совсем у меня из головы вылетела. Вот уж кого надо остерегаться. Хм... интересно, а она сильная? Опять не на ту дорожку мысли свернули, это всё стресс! 

После плутания по трущобам в западной части города, сумел поднять свой доход (мелкие банды решили обчистить одинокого путника), узнал много интересного про город вообще и МБИ в частности, к примеру, что есть организованная преступность, которую компания почти извела под корень, есть мелкие и не очень банды, которых не трогают, пока они не лезут, куда не надо. На этом фоне довольно странно смотрится целая сеть информаторов, работающая как на Минаку, так и на конкурирующие компании. 

Попутно узнал одну занимательную вещь, сегодня в город прибывает караван МБИ из места, которое нигде не отмечено, но это не самое интересное. А вот как раз самое "вкусное" - это то, что Хига-индастрис собирает оружие и нанимает наёмников на эту ночь. Забавное совпадение, не правда ли? Похоже, что Директор решил доставить что-то или кого-то (к примеру, новых секирей) с одного примечательного космического корабля, что как раз находится на незадокументированном острове. А Хига решил на этом разжиться, интересно, он уже участвует в проекте или именно сейчас он в него и войдёт? 

В любом случае, я должен это видеть, хех, а может быть и поучаствовать лично. Для начала, надо замаскироваться. Спустя пятнадцать минут я понял, что просто таки "гений" незаметности. Вся моя маскировка включала в себя застёгнутый плащ, что бы не светить довольно приметной футболкой и немного укороченные волосы, лишня часть которых осталась в мире теней, что убивало сразу несколько зайцев - во-первых, я теперь частично там нахожусь, а значит, могу мгновенно туда переместиться, да и на то, чтобы сделать себя нематериальным мне потребуются лишь доли секунды, и конечно, в-третьих - изменение причёски сделает меня менее узнаваемым. Дальше я нацепил на руки чёрные перчатки и, как венец творения - белая маска с пересекающей правый глаз молнией и красной улыбкой-смайлом. Осталось прийти на место засады, попкорн и напитки по желанию (какое-то у меня после всего произошедшего настроение странное). На место прибыл (чипсы по пути купил), объявляю задачу номер один - найти свободные кусты! А то тут уже вся округа усеяна разномастными наёмниками, прямо тихий ужас! Разное снаряжение, не у всех и не всё кибернетизировано, расцветка самая разная и для различных условий (даже бело-голубая есть, для заснеженной местности), различная боевая подготовка (прекрасно видно по тому, как прячутся), но всё же видны и у этого сброда какие-то зачатки дисциплины. Устроившись недалеко от элитных отрядов, принялся ждать дальнейшего развития событий.




POV Беницубаса, где-то на въезде в Нью-Токио.

Как мне уже надоело трястись в этой машине в качестве ценной вещи, да ещё напротив двух куриц, которых везут для участия в проекте. Но я не такая, меня с Хайхане отобрали, как новых членов дисциплинарного отряда! Этот тот отряд, где раньше состояли лишь бойцы из первой десятки. Мы в нем будем единственными, кто не носит два нуля перед своим числом, неужели нас так высоко оценивают? Правда, я слышала, что нам в ашикаби отобрали какого-то гея! Возмутительно! Как только приедем, обязательно потребую у директора себе нормального ашикаби, пусть эта сто четвёртая мумия носится с этим недомужчиной. 

А эти напротив? 16 и 18 смотрят на меня как на мусор! Ну и что, что у меня грудь маленькая и номер сто пятый! Я всё равно вам не проиграю, пусть мы все трое и бойцы ближнего боя. Вот увидите, у меня будет самый лучший и сильный ашикаби, и я для него выиграю всю битву!

Что-то случилось? Почему мы остановились? Ой, улыбка на лице Карасубы-самы, что сидит рядом с водителем, меня пугает. Что это? Выстрелы и крики, неужели на нас напали? 

Карасуба схватила свою катану и выбежала из машины, крики и выстрелы зазвучали с новой силой. Но как же так, нам же нельзя нападать на тех, кто не участвует в проекте. Осматриваю салон снова, секирей напротив дрожат, хотя Хайхане даже сейчас выглядит расслабленной и равнодушной. Неожиданно всё прекратилось, неужели отбились? У машины распахиваются задние двери, и моё сердце уходит в пятки, там стоят солдаты не в форме МБИ.

- Вылезайте и не рыпайтесь, - почти рычит на нас один из них в помятом шлеме. Приходится подчиниться, когда на тебя направленно десятка два винтовок особо не поспоришь. Понять, что такое оружие нам дали ещё на острове, а те, кто пытался сбежать, да-да, находились и такие, узнали всю его опасность еще и на собственной шкуре. Будь их здесь хоть на пяток поменьше, можно было бы попытаться прорваться, а так лучше подчиниться.
  
   Вылезли, осматриваюсь, целая куча трупов, раскуроченная дорога, чуть в стороне лежат вражеские секирей и пытается подняться Карасуба. Да у неё же ноги  прострелены! Солдаты смотрят на неё и смеются, а с обочины дороги к ним подходит снайпер убирающий винтовку за спину, но судя по отсутствию среди них секирей, Карасуба успела положить всех вражеских. Нас повели к черному броневику без опознавательных знаков. Как всё глупо закончилось, даже не начавшись! Я не хочу закончить так, кто-нибудь, помогите! Хайхане дергается, вперед вскинув свои перчатки с когтями, но тут же получает прикладом по затылку, а потом и импульсными зарядами в ноги и падает, уже не в силах подняться. Её тут же берут под руки и дальше несут волоком.

Когда, до машины оставалось всего метров двадцать из кустов раздались крики и, отстреливаясь, выбежали трое наёмников. Следом за ними метнулась размытая тень, и они падают мертвые. Человек, убивший их, замирает между нами и машиной прямо в центре дороги. Весь в чёрном, с белой маской на лице и чёрными волосами, он смотрится жутко, если не сказать зловеще.

- Отпустите девушек, - произносит он холодным, лишённым эмоций голосом. Но мне неожиданно приятно слышать его голос.

- Да пошёл ты, - отвечает "помятый". И с улыбкой направляет пистолет в нашу сторону! - Ещё одно движения и они трупы, заказчику и одной хватит, а вот тебе они, похоже, дороги? - С улыбкой говорит этот урод.

- Падаль, - произнёс человек в маске, на этот раз с отчётливо слышным отвращением в голосе. А дальше начало твориться что-то совершенно непонятное - вот он исчезает в облачке черного дыма, появляясь в таком же перед главарём, и ребром ладони срезает (!) ему голову! Смутная тень мелькает перед нами и весь наш конвой падает замертво, а он уже несётся в сторону наемников, что решили добить Карасубу. Если я раньше думала, что он быстрый, то, что же он сейчас делает? Казалось бы, что он в трёх местах одновременно. Наёмники разлетались во все стороны под каскадом его ударов, все же их удары ни достигали цели, а выстрелы проходили сквозь него, вместе с небольшими струйками чёрной дымки, которые тут же затягивали дыры в его одежде. Но тут случилось неожиданное, один из наёмников направил пистолет на Карасубу и трижды выстрелил, прежде чем рука незнакомца пробила его насквозь в районе сердца. Сам же масочник появился перед Карасубой и, приняв все выстрелы на правое плечо, опустился на колени и хлопнул по земле здоровой рукой. 
Тут же из теней наёмников в своих обладателей вылетели клинки, пронзив всех нападающих до единого.

Сам же победитель встал и пошатываясь подошёл к Карасубе. Только сейчас я заметила, что после попадания по нему, его волосы отросли как минимум вдвое. Подойдя к чёрной секирей, он вновь заговорил, и хоть его лица не было видно, почему-то сразу представилось, что на его лице блуждает ехидная улыбка. 

- Я пришел, что бы сразиться с тобой, а в итоге сам же тебя и спас, вот уж действительно странное у судьбы чувство юмора, - сказал он, удивив этим признанием всех. Вдруг он начал заваливаться на Карасубу, я не осознавая, что делаю, побежала к нему, но, оказавшись, ближе я заметила, что он не упал, а присел на корточки перед четвёртой и с его здоровой руки срываются темные, туманные ленты, а из ран Карасубы уже вылезли пули. Да и сами раны закрываются на глазах. Второе открытие было не столь приятным, оказалось, что помимо меня к нему устремилась вся наша компания, сейчас окидывающая друг друга ревнивыми взглядами, даже Хайхане, только отошедшая от парализующего излучения! 

- Кто ты? Какой у тебя номер? - спросила уже нормальным голосом Карасуба, потом нахмурившись, добавила - Я не помню секирей с несколькими способностями, да еще такими, как у тебя.

- Я тот, кого вы называете ашикаби. - с явно чувствовавшейся улыбкой ответил он. - И при следующей нашей встрече мы всё же сразимся. Ну, а теперь вынужден откланяться, у меня дела. - Сказав это, он встал и, пошатываясь, побрёл по дороге в сторону города.

- Может ты, хоть, имя свое назовешь, - выплюнула Карасуба с непередаваемой смесью эмоций на лице. 

- Рейстлин, - прошелестел ей ветер в ответ.

Смотря на его удаляющуюся спину, я поняла, что вот он, мой ашикаби и другого я не хочу. Больше не думая ни секунды, я бросилась вслед за ним, заметив боковым зрением, что так же сделала и Хайхане. Ну ладно, втроём мы уж как-нибудь уживёмся.
  
- Да постой ты, - догнав его, удерживаю за рукав.

- Тебе нельзя двигаться в таком состоянии - добавила Хайхане. - Скажи свой адрес, мы поможем тебе дойти.

- А сможете? - ироничным голосом сказал он.

- Мы поможем, - услышала я за своей спиной и, обернувшись, увидела этих двух грудастых куриц! 16 и 18 секирей. Что, молча протиснувшись между нами, взвалили его руки себе на плечи и потащили его по адресу, который он всё же назвал.
   End POV
  
  
  
  
   Глава 5 Судьба чёрного дракона или Спокойное время, ведь верно?
  
  
  
   POV Хомура. Пансион Мии, полтретьего ночи, кухня.


Сидим, на кухне, ждём одного гада, чтоб его машина сбила и переехала. У Удзуме уже дергается глаз, похоже, она разделяет моё мнение. Но Мия сказала в своей излюбленной манере, что мы дождёмся виновника этого позднего заседания, что бы задать ему вопросы по поводу того, что рассказал я и того, что мы все увидели перед его уходом, да и Казехана интересные новости о его способе перемещения рассказала. 

Звонок в дверь, да неужели! Открывать пошли Матсу (которая заявила, что он и так её обнаружил благодаря своим способностям, так что прятаться от него уже нет смысла) и Йоми. Тут меня посетило чувство дежавю, когда я услышал звук падающей косы. Опять обниматься полезла, решил я, но додумать до конца мне не дал испуганный писк Матсу. Уже через секунду, я с Казеханой и Удзуме были в коридоре, где сидели на коленях с бледными лицами Матсу с Йоми, и стояла умудрившаяся нас обогнать Мия. Это с одной стороны, а с другой открылась довольно жуткая картина. Четыре, по всей видимости, секирей стояли у входа. Двое помогали разуться человеку, одетому во всё черное и с белой маской закрывающей лицо. Правда всем и так было понятно кто это. Две других, значительно крепче и выше своих товарок, поддерживали его с двух сторон под руки, не давая упасть. Наибольший сюрреализм этой картине добавляло то, что девушки были заляпаны кровью, а наш новый сосед будто искупался в ванне с кровью прямо в одежде. 

Тут, он незаметным движением вынырнул из рук своих помощников, оставив плащ так и висеть на них, и левой рукой дотронулся до правого плеча. От места прикосновения пошёл дым, маска свалилась с его лица, открывая взгляд на корочку засохшей крови у его нижней части лица. Скрипя зубами, этот ненормальный погрузил свою руку себе же в плечо и вытащил оттуда три пули. Жуть, так не бывает, так и подмывало крикнуть меня, вот раздались три увесистых стука, это упали в обморок Матсу с Йоми и новенькая розововолосая. Он поднял взгляд на меня, да уж к виду эти желтых, звериных глаз привыкнуть невозможно.

- Перенеси их на диван... пожалуйста - хриплым голосом сказал он, кивая на отключившихся девушек - а то, я не в форме, да и грязный. Так что я в ванну, приводить себя в порядок.

- Я с тобой.

- Я тебе помогу.

Воскликнули две девушки, что его поддерживали. Как не удивительно Мия на этот раз даже не заикнулась о неподобающем поведении, лишь пробурчала, что им всё равно сейчас не до этого.

Вот и дождались, называется, пришлось всей оставшейся компанией приводить девушек в чувство, а потом слушать пересказ розововолосой и "мумии", постоянно косящихся с опаской на Мию и ревниво на Матсу с Йоми. Вот поражаюсь я им, и тут соперниц учуяли. А рассказ и в самом деле вышел занимательным. А уж момент с Карасубой заставил Мию рефлекторно шарить рукой в поисках катаны, а Казехану поперхнуться саке (вот откуда она его постоянно достаёт? Может, как и новый постоялец, свой плащ - из воздуха?). 


End POV.



Окончательно пришел в себя уже в предбаннике, всё же, несмотря на мою браваду в прихожей, измучен я уже порядочно за этот день. Надеюсь, последующие дни будут менее насыщенными. За этими грустными размышлениями я совсем перестал реагировать, на что-либо в реальности. В себя, меня привел голос Ичии. 

- Вы ещё с нами? Неужели из-за пары шрамиков вы теперь стесняетесь раздеться в ванной, а Рейстлин-сама? - спросила она меня ехидно, пытаясь таким способом скрыть своё беспокойство. Эх, глупая, неужели ты думаешь, что пара шрамов что-то изменят... 

- Если по твоему мнению из-за пары шрамов люди уже некрасивы, тогда я, должно быть, монстр. - С этими словами стягиваю с себя окровавленную футболку, открывая вид на торс, полностью покрытый самыми разнообразными застарелыми шрамами и ожогами. Глаза обеих секирей удивлённо распахиваются, но в отличие от обычных женщин, в их глазах нет отвращения.

После меня заботливо, в четыре руки, отвели в ванную и посадили на стульчик под душ. Описывать дальше я не буду, и не, потому что не хочу, просто все, на что хватило моего усталого сознания - это помыться и отрубиться сразу, как только я залез в ванную. 

Проснулся я уже на следующее утро, ну как утро - послеобеденное время, судя по солнцу которое виднелось за окном. Судя по всему кто-то заботливо меня перевязал и перенёс в мою комнату, надо будет поблагодарить добродетеля когда нервный тик от осознания того что меня кто-то нес, пройдёт. Переведя глаза с окна на себя, я испытал настоящий шок, хотя а кто бы не испытал обнаружив что на нём, с разных сторон и под разными углами, устроились и спокойно спят шесть дамочек. А я искренне надеялся, что в аниме подобные моменты добавляли только в качестве юмора и фансервиса. Только тут до меня дошло, а почему шесть? Как я не пересчитывал, у меня по памяти только пять ходячих проблем всплывало! 

Начинаю внимательно рассматривать своих (да что ж такое, не мои они!) подопечных. В ногах устроились Йоми с Хайхане, кстати, не забыть сказать ей спасибо, судя по нехватке на ней привычной детали одежды, я уже знаю, чьи бинты на мне использовались. На плечах, полностью отдавив мне руки, устроились Ичия с Тоематой. Нет, я, конечно, всё понимаю, фигуристые, в меру накачанные, высокие и чего уж отпираться, красивые, но можно же, как-то аккуратней расположиться было! Мало того, что руки отдавили, так ещё и грудями шею зафиксировали! И дышать мне в уши тоже не обязательно! Так, успокаиваемся, спокойно Рейст, дыши глубже, вдох - выдох, вдох - выдох. Вроде отпустило.

Опускаю взгляд ниже и начинаю рассматривать тело, перекинутое через мою талию. Тело имеет: внушительные формы, рыжие волосы и рыже-коричневые глаза, выглядывающие из-под съехавших очков... э, а, она что, не спит? Да ещё и Беницубаса устроившая свою голову у меня на груди дышит не так, как спящие. 

Это что за поползновения? Судя по ощущению жизни, они все проснулись чуть раньше меня... вот засада. Ждёте моей реакции? Ну, получите - распишитесь. Сливаюсь с тенью, и удивленные девушки просто проходят сквозь меня, устроив кучу малу на кровати. Я же спокойно встаю и выхожу в окно, и нет, я не смертник и даже не позер (по крайней мере, в этот раз), просто большой раскидистый дуб растёт точно напротив моего окна. Одна из веток этого чудесного растения заканчивается всего в паре сантиметров от моего окна, так что достаточно сделать шаг пошире, чтобы встать на достаточно толстую её часть, а не на кончик. 

Уже стоя на ветке, услышал звук открывающейся двери и голос Мии - Никаких извращений в доме Изумо! - как то к концу её голос притих, видимо поняла, что кого-то не хватает, а теперь мне надо делать ноги. Хоть умом я понимаю, что это глупо и рано или поздно разговор, хотя скорее допрос, всё же состоится, но сейчас мне нужно время привести себя в порядок, а то кто знает, чем наш разговор в итоге закончится? Вот и я не знаю, и на данный момент я к такому не готов морально и, что значительно существенней, физически. 

Теперь увеличиваю процент слияния и уже в образе небольшого то ли облачка, то ли тумана скольжу к прихожей, за ботинками. Попутно вылепливаю из тени штаны и футболку, и переношу в себя (ну а что, всё равно не материальный!) пачку банкнот и одну из своих карточек. Пункт первый в прогулке намечен - купить шмоток, а то единственное что у меня сейчас есть в стирке, одежду из тени вечно держать никакой концентрации не хватит, а ходить по городу в трусах и ботинках мне не хочется. 

Уже почти вылетев за дверь, услышал незнакомый голос, обращающийся ко мне. - Ну и переполох ты тут уже второй день устраиваешь, что хочешь сбежать, надеясь, что Мия к вечеру остынет? Что ж, попробуй. - Сбоку опираясь о дверной косяк, стояла Казехана. В её руках находилась полупустая бутылка из-под саке, мне вот интересно - сколько можно пьянствовать?

- Осуждаешь? - Каким-то шестым чувством поняв, куда я смотрю, спросила она - Хотя, что вы, мужчины, понимаете, с лёгкостью разбиваете сердца, отказывая или вовсе умирая!

Эгей, это её понесло, её же Мия, которая к слову, судя по ощущению жизни, стоит у лестницы на втором этаже и слушает наш разговор, убьёт за подобные откровения! Впрочем, можно и ответить, думаю, с моего правдивого ответа и алкоголичка немного протрезвеет и Мия не будет её прикапывать... по крайней мере не за этот случай.

- Что понимаем, говоришь? - сказал я, снова принимая человеческую форму, уже в штанах и футболке собственного производства - А, представь себе такую ситуацию - твой собственный старший брат, ради силы вырезал весь твой клан, в том числе и родителей со старшей сестрой, и поглотил их силы, а ты - что хотел защитить, мало того, что не смог помешать, так ещё и собственноручно убил последнего выжившего - своего брата! При этом получив силу всех, кого он поглотил и его самого, но лишившись цели жизни. После, чего на протяжении многих лет просто существовал, бесцельно блуждая по странам и континентам, всегда чувствуя страх и ненависть людей к тебе подобным. Так что подумай, кто здесь кого не понимает и у кого действительно "разбитое сердце". - Закончил говорить я, перейдя на свой фирменный "неживой" голос. Быстро надел ботинки и вышел за дверь, ощущение жизни показывало, что остальные в доме в этот момент были в каморке Матсу, так что мой "концерт по заявкам" слышали все обитатели дома. 

А теперь пора за шмотками, а то футболка так и норовит испариться. Интересно, я им полностью головы загрузил? И что самое забавное - не слова лжи, просто произошло это почти пятьсот лет назад и уже давно не тяготит. Хотя взгляды по-прежнему раздражают. Даже другие сверхи смотрят порой со страхом. Другие же проклятые с завистью - идиоты, пробудить духовного дракона в таких обстоятельствах и врагу не пожелаешь, а они завидуют! Всё, хватит мусолить прошлое, у меня новая жизнь и новые заботы! И сейчас для меня главное не остаться в одних трусах посреди улицы.

В торговом центре недалеко от здания МБИ я прекрасно приоделся в новую одежду, слегка изменив своему вкусу - теперь на мне одеты светло-коричневые шорты с множеством карманов, что несомненно плюс, красная футболка с черепом (который сильно напоминает логотип пиратской станции) на груди и красная, в тон футболке, спортивная повязка на голове. Сразу же накупив одежды про запас, после зашёл в кафе, перекусить и попробовать тот замечательный кофе, что так расхваливала их вывеска. Уже сидя за столиком у окна и наслаждаясь вкусом, клубничных круассанов и неспешно потягивая, и в самом деле оказавшееся превосходным, кофе, я услышал забавную мелодию и только потом заметил, что у здания, напротив, расположились уличные артисты. Думаю тут стоит пояснить, в Японии таким образом вполне можно зарабатывать, но в отличие от России, это не основное направление подобной деятельности. Многие уличные артисты выступают именно для слушателей, порой устраивают целые сходки, соревнуясь между собой или мини-концерты. Да что говорить, около сорока процентов музыкальных идолов Японии начинали именно как уличные артисты. 

Тут, я понял, следующий пункт в плане расслабления и снятия напряжения. Быстренько доев круассаны и запив остатками кофе (горячий зараза!) направился к артистам. Успел к концу песни, поаплодировал вместе с другими слушателями и скинув пару купюр в шляпу (классика, однако!) спросил у солистки - А можно мне попробовать? Если что я заплачу, двух тысяч йен хватит? -

Солистка внимательно посмотрела на меня и перевела неуверенный взгляд на барабанщика, который тоже пристально изучал меня взглядом.

- А что, если хочет - пусть попробует, - неожиданно заявил гитарист с бесшабашной улыбкой - всё равно день сегодня не очень денежный, так что и две тысячи лишними не будут и может, он неплох окажется? - Продолжил свою мысль и уже обращаясь ко мне, произнёс - Что-то нужно, барабан, гитара? Или ты просто солист, тогда мы можем подыграть. Меня кстати Сай зовут, того молчуна Шинджи, а нашу звёздочку - Юме. - С задорной улыбкой сказал он, протягивая руку для пожатия. На что я с радостью ответил, так же представившись. Ребята немного удивились такому необычному имени, но спрашивать ничего не стали, что и не удивительно - расспрашивать по сути незнакомого человека это... необычно. Выбрав себя гитару и отказавшись от помощи, решил исполнить песню группы, которой в этом мире почему-то не было.

И вот с первыми аккордами зазвучали слова песни: 

Я стою, беспомощный и оставленный умирать
Закрой глаза, дни сменяют друг друга.
Так просто понять, что не так, но гораздо труднее понять, что правильно

Я верю в тебя,
Я могу тебе это доказать
Я вижу насквозь.
   Твою дешёвую ложь

Я долго не продержусь в этом неправильном мире

Скажи "Прощай"
Потому что сегодня мы танцуем с Дьяволом
Не смей смотреть ему в глаза
Сегодня мы танцуем с Дьяволом

Я чувствую дрожь,
По коже моей бегут мурашки
Я чувствую твои холодные бездушные глаза
Они вытягивают мою жизнь

Я верю в тебя,
Я могу тебе это доказать
Я вижу насквозь
Твою дешёвую ложь

Долго это не продлится, в этом неправильном мире

Скажи "Прощай"
Потому что сегодня мы танцуем с Дьяволом
Не смей смотреть ему в глаза
Сегодня мы танцуем с Дьяволом

Держись

Скажи "Прощай"
Потому что сегодня мы танцуем с Дьяволом
Не смей смотреть ему в глаза
Сегодня мы танцуем с Дьяволом

Держись

* Breaking Benjamin - Dance With The Devil (исполнялась на английском, перевод авторский, вольный)


По мере исполнения к певцу и стоящей рядом удивлённой группе стягивалось всё больше случайных слушателей, казалось зачарованных глубоким голосом исполнителя и плавности музыки. И, стоило отзвучать последним аккордам мелодии, как толпа разразилась аплодисментами, а удивлённое трио получило в свою шляпу почти всю свою дневную выручку. 

Спев ещё пару песен из того же репертуара, и отказавшись от заработанных денег (пришлось выдержать целую словесную баталию с оказавшейся очень честной Юме, а парни стояли в стороне и ухмылялись) сославшись на то, что пел не ради денег, а для себя, что, в общем-то, было правдой. Тепло попрощавшись со своими новыми знакомыми, предлагавшими забегать сюда ещё, и что-то мне подсказывает что я этим предложение воспользуюсь и, получив на прощание поцелуй в щеку от покрасневшей Юме, ушел в видневшийся впереди парк.

Так бы и сидел на скамейке, обдуваемый ветерком и нежась под только-только набирающим силу, весенним солнышком. Ну, а что вы думали, я же не железный, а расслабляться всем надо. Всё было бы прекрасно, если бы не ощущение чужого взгляда. Одно преследует меня от самого пансиона, это наверняка Матсу, поскольку до кафе я никого отличного от простого человека присутствием жизни не ощущал. Начиная от моего завтрака-обеда в кафе, появился второй наблюдатель, но явно без негативных намерений, а вот с момента подхода к музыкантам объявился и последний наблюдатель. Вот у кого картина разительно отличалась от первых двух, раздражение, замешанное на отрицании и отвращении к людям, в данный момент сконцентрированное и направленное на меня. Уж не Цукиуми ли это? Впрочем, хоть причин возникновения таких чувств я понять не могу, но вот сами чувства более чем понятны, сам в прошлом мире натерпелся "добра". Вот только, я не человек, не надо меня с ними в один ряд ставить! 

Так, что это я тут чувствую, да тут никак погоня, только какая-то неправильная, два отряда гонятся за двумя впереди бегущими, и попутно дерутся друг с другом, при этом, стараясь не потерять убегающих. Здесь и дураку станет понято, что это секирей, причем, судя по ощущению ещё и со своими ашикаби гоняют с вполне понятными целями неокрылённых. Знаете, что я вам скажу? Да идите вы нафиг! У меня выходной, пусть Хомура трудится, это вообще-то его работа. А я ещё под лучами солнца поваляюсь.
  
  
  
  
   Глава 6. Покой нам только снится или Осознание себя.
  
  
   Но планы имеют свойство не сбываться, игра в догонялки по парку продолжалась двадцать минут, внимание наблюдателей всё больше соскальзывало с меня, чему я был искренне рад. Может у меня, и смыться из под надзора выйдет? К своему стыду, я, умиротворённый спокойной атмосферой, начал засыпать, но судьба, показав белую полосу, опять решила доказать что она зебра... Эти двое вылетели прямо на полянку где я отдыхал (хотя что уж там, бессовестно задрых), с жутким шумом и треском ломающихся на их пути кустов. Растерянно застыв прямо посередине. Вслед за ними вывалились (с ещё большим шумом) и две группы преследования, грамотно беря добычу в клещи.

Ну, всё, вы меня достали, да ещё и сами прибежали. Сейчас научу вежливости и снова прилягу на часок. Окончательно проснулся я с такими мыслями и, судя по ощущениям, не только я проснулся. Вон как испуганно все вздрогнули, да, давно мой внутренний дракон не просыпался года четыре точно. Видимо, в этот раз я взял новую планку раздражения, раз его тоже пробрало. Хотя, кто эти псевдосущности разберёт? У него даже разума нет, но вот подобие инстинктов есть, хоть и переписанное с носителя и приведённое в более звериное состояние. Пожалуй, стоит обозначить свою точку зрения.

- Гады, я сутки выспаться не могу! Всё время кто-то мешает. Всё, нервы кончились, кто-то сейчас получит, причём не я! - с этими словами я сделал шаг вперёд и вокруг меня сформировался призрачный силуэт черного дракона, азиатского типа. Как говорил один мой любимый и возведенный в эталон персонаж "Меня будить?!?".




POV Таки секирей N65, где-то в парке (убегающая)


Почему всё именно так? Зачем на нас охотиться? Директор же говорил, что мы должны найти свою любовь, и вся эта игра затеяна ради настоящих чувств. А нас загоняют, как каких-то преступников или зверей, используя таких же секирей, как и мы. Наверняка и их загоняли так же. Но я не сдамся и Кочоу не позволю! И плевать, что мы слабые, а наши способности - это электроника у неё и туман у меня. Всё равно мы сбежим от них и найдём того, кто будет о нас заботиться и не станет принуждать нас силой! 

Эти мысли проносились в голове 65, которая помогала подняться оступившейся подруге, погоня за ними продолжалась уже более часа, начавшись почти от самого здания МБИ, хотя уходить им удавалось только за счёт тумана и упорства обеих беглянок. И пусть они обе не отличались боевыми умениями, а 22 и вовсе не превосходила по физическим параметрам обычного человека, так что, Таки, приходилось порой тащить её на себе, но им удавалось уходить в последний момент от преследователей и сталкивать их между собой, пока в парке расклад вновь не изменился. Кочоу подвернула себе ногу и 65 пришлось по большей части её нести и минут через пятнадцать забега под деревьями, в тщетных попытках избавиться от погони Таки стала понимать, что устаёт. 

Ещё около пяти минут продержавшись на одном лишь упрямстве, она, обессиленная, выбежала на одну из площадок для отдыха, понимая, что уже не может продолжать бегать и моля всех богов о помощи. 

Но боги остаются безучастны к мольбам простых смертных, что не скажешь о других секирей, которые подходя и прислушиваясь, откровенно скалились над ними, но тут, когда из под теней деревьев уже должны были показаться главные загонщики-ашикаби, по месту скопления секирей пронеслась волна темной, агрессивной энергии. Пронеслась и полетела дальше, заставляя случайных прохожих вздрагивать и оглядываться, в поисках чего-то непонятного даже им самим, а наиболее впечатлительных или же слабых здоровьем заставляя схватиться за пропустившее такт сердце. А из-за спин испуганной парочки секирей раздался раздражённый голос.

- Гады, я сутки выспаться не могу! Всё время кто-то мешает. Всё, нервы кончились, кто-то сейчас получит, причём не я! - было сказано даже как-то лениво, будто сообщают о том, что сегодня жаркая погода. Все взгляды скрестились на пришельце (чужаке), влезшем в то, что его не касалось. Сам же говоривший оказался пареньком, одетым в красную футболку и такую же бандану, что создавала довольно резкий контраст с его абсолютно чёрными волосами, светло-коричневые шорты из легкой джинсы и черные кроссовки с желтыми вставками, что так гармонировали с его желтыми глазами. Вот он сделал пару шагов вперёд, как, вокруг него, появилась призрачная фигура дракона. Вместе с этим, от него пошла ещё более сильная волна Ки, уже просто не вмещающейся в его теле, заставив всех вражеских секрией побледнеть, а я неожиданно для себя поняла, что мне довольно приятна его энергия, будто она обтекает меня и ластится ко мне, ещё и резерв ядра оказался мгновенно заполнен. Более того, эта Ки была не злой, а именно выплескивала сиюминутное раздражение своего носителя, с ощущением древности, что так и сбивает с ног, будто маленькая девочка, что столкнулась со стариком, что прошёл несколько войн и похоронил уже собственную семью, продолжая коптить небо. Да и привкус одиночества, которое прячется за холодом отчуждённости, в его Ки заставляет думать именно так. Услышав шорох сбоку, глянула в ту сторону и увидела свою подругу смотрящую на него чуть ли не со щенячьим восторгом.

Вот похоже мы и встретили своего ашикаби, жаль, что этого не случилось раньше, так обидно проиграть перед самым финишем...
   А из кустов в это время вышли переборовшие, наконец, последствия волн Ки на их организмы ашикаби. Ещё совсем подросток в белом пиджаке и таких же штанах - коллекционер Микогами, со своим цепным псом - Мутсу. И ашикаби так же одетый в представительный костюм, только темного кроя, с белой рубашкой и галстуком и в небольших очках, одна из шестёрок Хиги - Какидзаки Кенчи. 

-Думаю я заберу себе секирей владеющей способностью к управлению приборами, для вас она всё равно бесполезна Хаяте-сан. - поправляя очки на носу, заявил он смотря прямо на Микогами.

Но тот никак на это не отреагировал, не отрывая взгляда от чужака, как, впрочем, и его телохранитель, уже доставший свою катану.

- Мутсу, в этот раз никаких отступлений, убей его! - крикнул красный от гнева мальчишка, не отрывая взгляда от моего ашикаби. Нет, я должна как-то остановить его, Мутсу из первой десятки, все остальные здесь присутствующие и рядом с ним не стояли. Но не успела я и шагу сделать, как услышала то, что повергло меня в шок.

- В этот раз я не проиграю, я уже понял некоторые элементы твоего странного стиля - сказал Мутсу, беря катану обеими руками.

- Тогда я просто не буду сдерживаться, и в этот раз одним ударом не ограничусь - раздался голос с шипящими как у змеи нотками от обладателя банданы. Как это, Мутсу мог кому-то проиграть, тем более ашикаби. Но желтоглазый будто и не замечая всеобщего (кроме его самого и Мутсу с Хаяте) шока продолжает - а слабейший из первой десятки? Хотя вру, у Матсу ты выиграешь, вот только её сила в другом и она гораздо полезней тебя.

Тут одна из секирей, что до этого нас окружали не выдерживает и призывая метательные диски зависшие в воздухе заявляет - Хватит уже болтать, я - секирей номер сто один Ориха, сокрушу тебя, - заявляет она.

- Нет, Ориха, постой, мы не знаем его способностей - пытается достучаться до своей подопечной Какидзаки. На что та заявляет:

- А ты вовсе не мой ашикаби, так что молчи! Вот был бы здесь Хига-сама, тогда я бы используя норито, убрала всех лишних!

Но не успевает она договорить, как её противник распадается клочками дыма, появляясь из этого дыма позади неё, наносит, лишь один удар, который подбрасывает её вверх, метра на три. Вновь противник исчезает из поля зрения уже без всякого дыма, и я замечаю лишь размытую тень, на мгновение появившуюся над Орихой и следом ту впечатывает в землю с чудовищной силой. На земле рядом с ней замирает черноволосый и вновь срывается вперёд, разбрасывая оставшихся двух кулачных бойцов Хиги в стороны. Одну из них, пока она летит параллельно земле, он хватает за ногу, притягивая в обратную полученному ускорению сторону и ударом свободной руки в живот, снова вбивает вторую свою жертву в землю. Разворачивается к последней, но её уже добивать не надо, она впечаталась в дерево с такой силой, что будь на её месте обычный человек - его бы просто убило. Её же лишь вырубило, ну может сотрясение заработала, хотя вряд ли, всё же рукопашники-секирей гораздо сильней и прочней своих коллег. Да и сотрясать там нечего, подумалось мне, вспоминая свои немногочисленные попытки общения с секирей рукопашного типа.

Наш, с Кочоу будущий ашикаби (вот только он об этом "счастье" даже не подозревает) развернулся к группе Хаяте смотревшего на него с бледными лицами. 

- Уходите, я его задержу. - Процедил сквозь зубы Мутсу, смотря за каждым движением своего противника. Две его напарницы лишь кивнули и подхватив под руки Хаяте понеслись к выходу из парка вместе с горланящим, не щадя себя, Микогами. Который что-то кричал о том, чтобы Мутсу наказал наглеца, который уже второй раз уводит у него игрушку из коллекции. 

-Вот мы и снова один на один, - с улыбкой заявляет паренёк - всё как в прошлый раз, верно? 

Сотрясатель ничего на это не ответил, лишь крепче стиснул рукоять катаны. На секунду всё замерло, но вот две размытые тени метнулись друг к другу. Мутсу делает пробный выпад, его противник скользящим движением уходит с линии атаки, но мечник делает движение верхней частью тела в ту же сторону, и катана оставляя кровавый след разрезает футболку на груди ашикаби задевая и его самого. Противник Мутсу отпрыгивает с места метра на три назад и удивлённо смотрит на неглубокую рану на груди.

- Я же говорил, что сумел кое-что понять в твоём стиле. - Произносит Мутсу по которому видно, что он остался доволен произведённым на противника эффектом. 

Его враг, лишь хмыкнул в ответ, снова метнувшись на мечника. Плавные движения сочетались с резкими сменами стоек и позиций, Мутсу снова начали теснить, видимо то, что показывал незнакомец сейчас, было не то же самое, что до этого. Вот Мутсу уже не успевая подставить меч, отпрыгивает от ноги, что должна была впечататься в его рёбра. Его противник казалось только этого и ждал, резко опуская ногу делает её опорной и подтягивая своё тело следом, успевает поймать желтый шарф сотрясателя, и отталкиваясь ногами прыгает спиной назад. Мутсу увлекает следом за его противником, он оказывается оторван от земли, его противник изворачивается в воздухе, но вот он появляется под мечником, сдвоённым ударом ног отправляет того в полёт вертикально вверх. Сам же "футболист" впечатывается спиной в землю из-за отдачи от удара в воздухе. Но довольно быстро вскакивает на ноги, когда возвращающийся из полёта Мутсу оказывается на одном уровне с полностью оклемавшимся противником, тот наносит сокрушительный удар в грудь противника, заставляя того вверх тормашками (тот возвращался на землю вниз головой) лететь спиной вперёд через всю поляну к дереву.

Мутсу впечатывает в дерево, заставив то затрещать от натуги, а вся кора с дерева в месте удара осыпается вслед за сползшим по нему мечнику. Его противник на шатающихся от усталости ногах разворачивается к последнему, оставшемуся на поляне, условному, противнику. 

- Забирай своих девочек и уходи отсюда, - говорит он бледному Какидзаки, стоящему с трясущимися коленками. Тот начинает бешено кивать головой. Но будущий ашикаби уже потерял интерес к своему коллеге, вновь поворачиваясь к поверженному противнику. Кивнув своим мыслям пинком ноги отправляет того на верхние ветки дерева под ошарашенные взгляды окружающих. - Это чтобы кое-кто лишнее не забрал. - Поясняет он.

End POV



Ух, Мутсу зараза! Мало того что бой и так дался тяжелее первого, так этот гад мне футболку испортил! Хорошо, что во мне неожиданно проснулся хомяк когда я был в магазине и я купил две одинаковых футболки. Зря я недооценил Мутсу, после первого сражения. Тогда я его просто задавил разницей в опыте и силе, да и стиль у меня нестандартный. Но за какие-то сутки найти противодействию одному из стандартных "танцев" стиля нашего клана - это надо быть гением.

Рассуждал я, подходя к пакету со своими покупками. Снимаю футболку и под ошарашенными взглядами окружающих стираю засохшую корочку крови, под которой уже ничего нет, всё-таки моя проклятая кровь даёт большой плюс к регенерации тканей. Выбрасываю старую и безнадёжно испорченную футболку в мусорку, рядом со скамейкой и беру из сумки новую.

Замечаю заинтересованные взгляды секирей на своей фигуре, и взгляд полный отвращения от ашикаби. Ну да, шрамами я исполосован вдоль и поперёк. Обычно все так на мой торс и реагируют, я уже привык и реакция, которая происходит в случае с секирей, меня пугает. Всё же, я и в самом деле похож на Мию, так же спрятал своё сердце и теперь, понимая, что кто-то может искренне любить меня, такого как есть, я вместо того чтобы пойти на сближение начинаю закрываться в давшую трещину скорлупу и выпускать из неё колючки.

А вот реакция с крыши, где расположилась Цукиеми, мне не нравится, если раньше её отрицательное отношение меня устраивало (хотел хоть её сбагрить Минато, если Матсу всё же не отцепится), то во время боя её эмоции начали резко меняться: Шок, неверие, следом осознание с потрясением, признание меня равным, спокойствие с радостью и даже толикой предвкушения. То, сейчас, сочувствие и как бы это описать, это как если бы человек нашёл под дождём маленького, измученного котёнка, подобрал и хочет и потискать и утешить, и накормить, да ещё и отпускать не хочет. Плюс непонимание, как могли такого малыша выгнать из квартиры. Вот такой у неё коктейль эмоций. 

И сейчас у меня, похоже, чисто инстинктивно происходит та же реакция, что и сегодня утром и до этого уже дважды на Йоми. Так и хочется рассмеяться от осознания того факта, что я банально боюсь. Да ещё чего - хороших отношений ко мне! Боюсь быть с кем-то связан, не знаю, как себя вести и что делать, мне это не понятно и не знакомо. Так, спокойно, Рейст. Отставить истерику. Понял причину - борись с болезнью. Вот только, как это сделать в моём случае - убежать или принять и ответить, я пока и сам не знаю.

Хорошо, что задумался я ненадолго, во внешнем мире прошло от силы пара секунд, надев футболку, отправился к другой поляне, чтобы продолжить прерванное столь наглым образом занятие, а именно - выспаться! Вот только судьба в очередной раз дала о себе знать, меня, уже собравшегося уходить, аккуратно дернули сзади за край футболки. Предчувствуя своей отсиженной чуйкой неприятности, разворачиваюсь и вижу жутко смущённую девушку с короткой стрижкой волос, цвета грязного снега, точкой во лбу и очками полумесяцами, одетую в длинный светло-пурпурный наряд, похожий на корсет, имеющий обороки вокруг шеи и под ее довольно внушительной грудью, и связанные пояски вокруг её талии. По ее наряду проходил боковой разрез от бедра. Длинные рукава, сделанные отдельно от её наряда, покрывают ее руки, а на концах, ближе к открытым плечам, на них кольцом нарисованы фиолетовые полосы. - Секирей N22, Кочоу.
   - Извините, ашикаби-сама, но что нам делать? -

Внутренне надеясь, что прокатит, произношу - Думаю, искать того единственного на кого вы отреагируете, как секирей. Но не забыть убедиться, что он и по характеру вам подходит. Как то так, уж извините, не мастер я словесных игр, - произношу, стараясь скрыть напряжение. Всё же я их вроде спас, и не важно, что причины у меня были совсем другими (и это, мягко говоря, тогда я всего лишь хотел скинуть стресс и раздражение всех этих дней, плюс настроение спросонья было отнюдь не радужным). Кочоу только собиралась ответить, как была перебита другой секирей, Таки кажется, она в каноне вместе с Акицу работала, пока её Хомура не утрамбовал.

- А мы на вас реагируем, Ашикаби-сама - с легким поклоном сказала она. Это называется, приплыли...
  
  
  
  
  
  
   Глава 7 Что делать или Серьёзный разговор.
  
  
   Это называется - приплыли, в очередной раз, подумал я. Вышагивая в сторону пансиона Мии, весь завешанный пакетами со шмотками. (Ну, не нравится мне тенденция, когда двое суток ещё не прошло, а я уже два костюма сменил, причём один в мусор, да и второй не факт, что отстирается, плюс для девушек одежда, а то у них тоже смены нет) и с двумя неокрылёнными секирей позади. Да, я сумел отмазаться от их окрыления, но проживать они будут у Мии, правда она сама ещё этого не знает. Так и хочется пойти, купить мыло и верёвку. Ага, помыться и в горы. 

Уже подходя к дому, заметил интересную картину: стоящая в проходе Мия, а напротив неё две кланяющиеся близняшки в одежде официанток мейд-кафе, позади них лежит небритый, растрепанный и, по моему, немного поджаренный мужик с причёской ёжиком. Вот я и увидел колоритную компанию - Сео и его секирей, Хикари и Хибики. Мне даже стало жаль девочек - жить с таким эм... необычным человеком, должно быть тяжело. Потом пришла аналогия со мной и моим положением (прямым подтверждением которого являются идущие позади девушки) и стало немного (совсем немного) стыдно. 

Сео похоже только претворялся вырубленным, поскольку при нашем подходе вскочил довольно живо. И пройдясь любопытным взглядом по девушкам, которые дружно сделали шаг мне за спину, остановился взглядом на мне.

- А мне Мия о тебе рассказывала, вот уж не думал, что кто-то может создавать проблемы наравне со мной. - Сказал с ухмылкой он, протягивая руку для рукопожатия. Означенная хозяйка пансиона, как впрочем, и электро-сестрички и вроде выглядывающие, откуда-то, из-за двери Матсу с Казеханой, наблюдали за нами со странным интересом, можно даже сказать, с предвкушением. 

Я медленно протянул руку, пытаясь понять, с чем это связанно. И, за секунду до рукопожатия, откопал в своей памяти особенность Сео, нейтрализовать силы секирей. Что ж, это может быть интересно. Уже полностью спокойно пожимаю ему руку.

Как интересно, оказывается его аура каким-то, пока непонятным для меня способом, проникает под вражескую, (либо просто соприкасающуюся с ним) и в случае с секирей блокирует ядро. Учитывая податливую суть секирей, это происходит в девяноста пяти процентах случаев, в остальных пяти процентах лишь на треть урезает силы. В моём же случае, небритый так же легко проник под ауру и вместо ядра налетел на моего духовного дракона, бедный Сео. Причём не только почувствовал его, но и увидел, вот дракон заворочался во сне и приоткрыл один глаз, Сео отпрыгнул от меня как ошпаренный, смотря выпученными глазами на полностью бледном с крупинками пота лице. 

- Эт-то что, т-такое было? - заикаясь, проговорил он, под удивлёнными взглядами окружающих. Его можно понять, даже если ты каждый день крутишься среди "суперменов", да и сам являешься не совсем обычным, даже по меркам ашикаби (ашикаби плюс способность подавления), всё равно, столкнувшись с чем-то выходящим за рамки привычного мира, да ещё древним и сильным, редко кто может принять такой подлый удар судьбы.

- Ты видел его? Того, что во мне? - решил напустить туману на слушателей я, хотя по блеснувшим очкам 22, можно предположить, что она уже поняла о чём я. Сео в ответ лишь кивнул, успокоив свою трясучку и постепенно возвращаясь к своему обычному цвету лица. - А вот не надо лезть, куда не просят! -

Судя по взгляду побитой собаки, брошенному на Мию, всё же просят. Видимо у нашей "доброй" хозяйки сдали нервы, и она решила сама узнать обо мне всё, что возможно. Сам же объект моих размышлений стояла рядом с нами и внимательно наблюдала за нашим поведением, ну прямо дознаватель. А после, подхватив Сео под руку, потащила его на кухню, видимо для выпытывания, что такого он увидел, и скорее всего, после этого допрос ждёт уже меня. 

- Как я понимаю, у нас новые постояльцы, - глазами указала она на стоящих позади меня секирей, на что я лишь слегка кивнул, - тогда покажи им новые комнаты, думаю они предпочтут взять оставшиеся в твоём крыле. - С лёгкой улыбкой, от которой вздрогнули все, кроме меня и Сео, который всё ещё не отошёл, после драконьего Ки, сказала она. 

Проводив девочек в восточное крыло, на втором этаже и раздав, как новеньким, так и всем остальным красавицам пакеты со шмотками, занёс свои два пакета к себе в комнату. Попутно заметив то, что было пропущено мной с утра, а именно, оружие реагирующих на меня секирей, стоящее в углу комнаты. Если продолжится такими темпами, то скоро здесь будет целый склад. - Подумал я с грустью. 

Спустившись вниз, застал стоящих со скучающим видом у дверей кухни электро-сестричек, решил пообщаться. Сначала общение шло туго, сестры отвечали односложно, но потом разговорились и вывалили на меня все свои проблемы. И про то, что их ашикаби увлекается азартными играми (однако, в аниме об этом и слова не было), и про его тягу к спиртному (а вот это уже было), и про наряды, которые хоть и выдерживают электрическое напряжение, когда они используют норито, но слишком открытые, а на более, по их мнению, подходящие наряды денег банально не хватает, да и не хочет он сменить их гардероб. Его, в отличие от секирей, всё устраивает. Так же и про вечные подработки и порой абсурдные заказы (как то, снять кошку с дерева за пятьсот йен.) рассказали. В итоге пробрало даже меня. Призвав деньги из рюкзака, отсчитал им тысяч пять долларов, что равняется где-то тридцати семи - пятидесяти тысячам йен (Йены дешевле даже рубля, причём, как минимум вдвое, точно не помню, кому интересно - гугл в помощь Прим. Автор) сказав, что даю безвозмездно, на питание и костюмы. После этого поступка для них я занял место где-то на олимпе, по крайней мере, по их взглядам читалось именно это, а вот из-за двери тянуло ревностью. Кто это там у нас такой ревнивый? Беницубаса, ну кто бы сомневался, а вот Матсу в своей каморке, судя по ощущению, посмеивается над ситуацией в целом. 

Пока я думал, не поддержать ли мне настрой Матсу, двери в кухню отъехали вбок (когда-нибудь меня эти раздвижные двери до инфаркта доведут) и оттуда вышли замученный Сео с большой чашкой чая в руках (что-то мне чайку захотелось, а ещё лучше кофе, в кафе, подальше отсюда) и Мия, смотрящая на меня, как гестаповец на еврея.

Расселись за столом, я по центру с одной стороны, напротив меня Мия, Хомура и Казехана. Сео вообще-то тоже там, но он пьёт чай с физиономией так и говорящей "я не с ними, вы меня не интересуете совсем и вообще, какой прекрасный чай", позади него стоят его близняшки и явно чувствуют себя не в своей тарелке. Позади меня встали все "найдёныши". Да, если разговор с Мией зайдёт в тупик, назад не прыгать, там стена почище Великой Китайской, так что отступать перекатом вбок и в окно или к двери. По бокам у меня встали, выдвинувшиеся вперёд Ичия с Тоетамой, нет, они что издеваются? Хоть и стоят с таким видом будто телохранители президента, но знали бы они какую свинью мне подложили... У меня задёргался левый глаз. Казехана, понявшая всю подоплеку, лишь хмыкнула, никак больше не показав своего веселья (которое я своим ощущение улавливал), Мия не отреагировала вообще, только на дне омута шевельнулось что-то похожее на усмешку, а вот Сео компенсировал обеих своих знакомых, забулькав в кружку с чаем, да и Хомура, гад, ухмыляется. Матсу устроилась на третьей стороне стола, как впрочем, и Удзуме, между мной и Мией и лишь посверкивала своими очками (вот как она это делает?). 

- Похоже, пора начать серьёзный разговор, от которого кое-кто бегал почти двое суток.- Со своей фирменной улыбкой и маской Они на заднем плане сказала Мия. Мы тоже не пальцем деланные, мы тоже не хуже можем.

- Почему бы и нет, в конце концов, давно пора всё решить, так почему бы не сейчас - с легкой улыбкой ответил я, заставив проявиться вокруг себя образ своего дракона. Хм, а Мия не выглядит удивлённой, похоже, Матсу устроила трансляцию сегодняшнего боя в парке как минимум для хозяйки, как максимум для всего пансиона. Причем, похоже, имеет место быть второй вариант, удивлёнными выглядят только Хикари с Хибики, да Хомура. А вот реакция "моих" девочек меня напрягает, им нравится моё Ки, и это, на мой взгляд, неправильно! Как может нравиться Ки проклятого, прожившего пятьсот лет и только и знающего, что воевать. Захотелось подойти к стене и побиться об неё головой, может тогда мозги под нужным углом повернутся, и я начну понимать ситуацию?

- Что ж, начнём, спрашивайте, Мия-сан.

- Для начала, Рейстлин - это твоё настоящее имя? - прищурившись, задала вопрос первая секирей.

- Да, это имя настоящее, хоть и взято мной, а не данное от рождения, но то имя уже не играет роли, тот кто его носил давно мёртв. - Ответил я печальным голосом, во мне умирает великий актёр.

- Тогда продолжим, Рейстлин-кун, Матсу проверяла твою биографию и ничего не нашла, совершенно ничего, вроде и отучился и высшее образование есть, а вот не болел ни разу, мед карточки нет, места работы нет, роддома, где родился - и того нет. - Опасно сузив глаза, продолжала тем временем поистине опасная женщина - Зато, когда она начала искать тебя по снимкам, благо аппаратуры, как ты успел заметить, в доме хватает, был обнаружен интересный момент - ты был обнаружен на снимках советской армии во времена второй мировой. На одной из фотографий Рузвельта, ты был среди толпы на втором плане. Отметился на картинах, сделанных придворным художником Наполеона, и напоследок одно из изображений рыцарей эпохи ренессанса. Скажешь - это совпадение?

Скажу, что демиург накосячил, и это будет полной правдой. Да, только не поймут. Хотя фотографии слизаны с нашего мира, а там я и правда отметился на их оригиналах. Придётся признаваться.

- Спросили бы проще. Думаю, мой ответ сможет снять все ваши вопросы. - Улыбаясь кончиками губ, отвечал я смотрящей на меня, с непониманием, Мии. (Все остальные смотрели откровенно ошарашено), хотя нет, Матсу смотрит только с любопытством, хотя если учесть, что она этот материал и накопала, то и новостью это для неё не было. - Мне больше пятисот лет. Думаю, такой ответ снимет часть вопросов по моей биографии? -

Это я понимаю, ошарашил. В ступоре даже Мия. Если выберусь из этой заварушки - нарисую звезду на фюзеляже! И плевать, что у меня не то что истребителя, но даже обычного самолёта нет. Жаль, что нет фотика, хотя с моей абсолютной памятью это не проблема. Кстати, тут же по идее у Матсу везде камеры, так что момент зафиксирован, осталось только забрать и купить рамку. 

- Понятно, - выдавила из себя Мия, быстро, однако, она маску на лицо натянула, вот только я эмоции чувствую, со мной подобное не прокатит, - тогда может расскажешь о том, кто ты и откуда взялся? -

Хм, почему бы и нет? Под заинтересованными взглядами я начал свой рассказ, опуская часть моментов. Рассказал и о клане, в котором родился, как и о конце клана "танцующих с тенями" из-за жажды силы моего старшего брата. Про день, когда закончилась моя спокойная жизнь, решил рассказать подробней. О том, как проснулся под звуки боя и бежал в церемониальный зал, пробираясь через тела моих друзей и родных. Рассказал о том, как зашёл туда и увидел мертвую мать и учителя, пожираемого драконом брата, отца. Как смотрел на бой старшей сестры, что хотела с помощью своего воздушного дракона одолеть водного, моего брата. О её смерти, поглощении, подобному поглощению моего отца. Тогда наш клан лишился всего, все были убиты и поглощены тенью, а обладатели драконов, коих в клане было всего четверо: Мой отец - огненный, учитель - золотой, сестра - воздуха, ну и брат - водный, были поглощены их сородичем с последующим присвоением их сил. Последовавшие за этим пробуждение моего "змия Наги", основателя всего нашего рода, бой с братом и победа. Когда собственными руками убиваешь своего брата, а твой змееныш пожирает его. Дальше пришло осознание совершенного поступка и сила клана, что до этого была в моём противнике, перешла ко мне. Как и способности "носителей". Правда, способности окрасились в мой цвет. Став темными, вместо воздуха, его более темный собрат. Вместо воды - кровь. Огонь, ставший черным и золото ставшее тьмой.

Следом вкратце описал историю своей жизни, постоянные войны, задания, погони и редкие затишья лет на десять-пятнадцать и всё повторяется вновь. Из века в век. Потом о последнем задании, только вместо смерти сказал, что всё же вылечился и просто сбежал сюда.

Посмотрел на притихших секирей, сидящего, с давно опустевшей чашкой чая в руках, Сео и на Мию. На лице которой отчётливо проступило сострадание и понимание. Удивлён, хотя если учесть, что и как я рассказывал, да ещё с какими интонациями - то можно смело идти за оскаром! Всё же преподнести одну и ту же историю можно совершенно по-разному. И я использовал самую "берущую за душу" вариацию своей жизни. 

Да нет, тут на два оскара хватит, как "за лучшую мужскую роль" так и "за самого трагичного актёра столетия". Так, а теперь контрольный, главное совесть приглушить на время, она, зараза такая, и так на меня ораву девушек всего за два дня повесила! Всё, больше даже котёнка с дерева не сниму! А то ещё обернётся мулаткой-шинигами, тьфу-тьфу... (где-то в другом мире оглушительно чихнула Шихоуин Йоруити). Так что дожимаем - Как видите, моя история отнюдь не самая весёлая, думаю теперь уточнять, почему я не хотел её рассказывать и даже вспоминать, уже не надо. Если вы, Мия-сан, попросите меня уйти из пансиона, я вас пойму и осуждать не...

Договорить мне не дал гневный взгляд Мии. Да! Я это сделал! Я пробил её на эмоции! - В доходном доме Изумо никого не прогоняют и не оставляют без крова! - Я, кажется, раньше говорил, что у Карасубы в конце нашей встречи был непонятный коктейль эмоций? Я ошибался, у Мии даже оттенки чувств не понять, всё смешалось в неопределимый клубок, фонящий во всех спектрах эмоций. По крайней мере, можно меня поздравить, от ледяного отчуждения не осталось и следа. Дальше, уже Мия решила меня добить (я даже поверил в слово карма) - И вообще, я перед собой вижу лишь усталого, доброго парня, который уже спас с десяток девушек за тот малый срок, что мы с ним знакомы, хотя мог пройти мимо. Чем-то ты ёжика напоминаешь, так что ты не виноват в том, что колючий, а все лезут прямо на иголки. Я уверенна, однажды ты сможешь полностью отбросить прошлое и жить без своих "иголок".

Кто кого ещё раскачивает, называется, зато идеально разрядил обстановку. Глядя на мое вытянувшееся лицо, прыснули все без исключения. Дальше Мия решила просветить "несведущего" меня, в проект секирей и в правила игры, когда она рассказала, что у игры несколько этапов, и, даже объяснила про первые два - на неё начал коситься Сео, видимо не ожидавший от неё подобного, собственно я и сам был в шоке, насколько я успел узнать её по канону произведения, она Минато почти ничего не рассказывала, да и к этапу третьему, скорее дала отмашку, разрешая Матсу с Казеханой его просветить, чем сама что-то рассказывала. Когда она рассказала о своём прошлом, на неё смотрели удивлённо все обитатели поместья Изумо. Кроме вашего покорного слуги. На немой вопрос в её глазах, ответил честно (отбросив знание канона).

- Твоя аура, как у секирей, но гораздо сильней и совершенней, так что я ожидал чего-то подобного, - покрутил в воздухе пальцем, пытаясь таким жестом передать свои ожидания - К тому же, твои глаза. В них те же эмоции что и в моих, отчуждённость, холод, одиночество и запрятанная глубоко внутри - боль. Так что твой рассказ довольно гармонично вписался в мою теорию. 

Сказать что все удивились, значит, ничего не сказать. Разве что Мия лишь слегка удивилась и кивнула своим мыслям, потом перевела взгляд на меня и сказала лишь одно слово, - когда?

- Как только пришёл снимать комнату, и вы открыли мне дверь, Мия-сан. Всё же глаза - это зеркала души. Прекрасное, старое выражение, но в этот раз оно довольно точно отражает суть, ведь вы меня тогда же прочитали? - Спросил с интересом. Она лишь слегка улыбнулась и кивнула. Сео, чуть не уронил кружку. Да, улыбающаяся ноль первая, это очень редкое зрелище, надеюсь, после нашего разговора она не вернётся в прежнее состояние, живой её видеть гораздо приятней, а на канон плевать, и так наворотил такого, что хоть вешайся. 

После Мия продолжила рассказ, потом взяла слово Матсу, рассказав, про свой побег от МБИ и про дзинки, так же решила принести то, которое украла. Когда я его увидел - сразу понял мою цель в этом мире. Этот дзинки резонировал с самим миром, исходящей от него энергией, божественной энергией. В голове прошелестело "Верно, это и есть твоя цель, нейтрализовать дзинки, если они окажутся вместе и их активирует ашикаби... Надеюсь объяснять, что от этого мира останется, тебе не надо? Да, способ нейтрализации на твоё усмотрение, хоть сожри их, что, кстати, довольно положительно скажется на твоих способностях, дракону божественная манна очень полезна". И голос Рика в моей голове замолчал, а через секунду я перестал чувствовать постореннее присутствие. Фух, начальничек напомнил о себе и поставил временные рамки. Ничего, справимся, не в первой нам подрываться. Вот только, похоже придется принять участие в проекте. 

Думаю, говорить остальным об истинном предназначении дзинки, не стоит, а то ещё придётся рассказывать про то, что их мир лишь наскоро сляпанное отражение, у которого появился шанс стать настоящим, если я всё правильно сделаю. Ещё перенервничают или примут какое-то глупое решение. Выныриваю из своих мыслей и замечаю, что все как-то странно на меня смотрят. - Чего?

Начинаю пролистывать память, пока я слушал нанимателя и витал в своих мыслях, тело продолжало действовать на автопилоте. Упёршись отсутствующим взглядом жёлтых глаз, со ставшим узким зрачком, в дзинки, и не сводило с него взгляда, вот Матсу заволновалась, увидев какими стали мои глаза, повела дзинки в сторону, взгляд сместился следом, покрутила им, эффект тот же. Передала Казехане, взгляд по прежнему преследовал камушек с божественной силой. Ноль третья тоже занервничала, но поступила иначе, спрятав камень за спину. Стоит ли говорить, что данным глазкам это не помеха, местоположение камня отслеживалось по мелкой моторике воздушницы, теперь глаза смотрели как бы сквозь неё. Казехану передёрнуло, и она всё так же за спиной подняла камень повыше, глаза поднялись следом. Секирей побледнела ещё сильней, и всё так же за спиной, незаметно передала камень вздрогнувшему Хомуре, взгляд снова перекочевал следом. Хомура умоляюще посмотрел на Мию. Та кивнула и будто из воздуха достала... поварёшку. (а я надеялся, что это только в аниме у неё поварёшка оружие номер один!) Как итог, согнутая поварёшка, никак не прореагировавший я, смотрящий на камень, что по-прежнему располагался за спиной Кагари и проявивший свою морду, ровно над моей головой в месте удара, дракон, так же смотрящий за дзинки, но уже с гастрономическим интересом. Вот только огненный секирей не знал, что дракон подобным взглядом смотрел не на него, а на дзинки за его спиной. Хомура метнул огонь, дракон вдохнул, я выдохнул, Кагари увернулся. А дальше длинны струи не хватило. Единственная, кто получал от всего этого удовольствие, это наблюдающая за данной сценой со своего места Удзуме.

Да, тот ещё каламбур. Надо бы как-то разрядить обстановку. Ну, для начала неплохо оторвать взгляд от дзинки, что и было сделано, дракона же быстро вернул внутрь, нечего ему во внешнем мире висеть. От этих моих манипуляций все облегчённо выдохнули, хотя не все, Удзуме наоборот расстроилась, что её лишили бесплатного шоу.

- И что это было? - Всё ещё как-то нервно спросила Матсу, думаю, стоит сказать полуправду.

- Это была реакция на деликатес, который к тому же увеличит мои способности. Так сказать, лакомство для молодого дракончика. - А теперь строим глазки, как у кота из Шрека и, бросая взгляд на уже положенный на стол Хомурой дзинки, облизываемся. Мои секирей от этого заявления выпали из реальности (кроме Хайхане, отреагировавшей довольно спокойно), нервно хохотнула Удзуме, прикрыла лицо рукой Казехана. Но Кагари сделал и вовсе неожиданную вещь, быстро отвернувшись, он пытался не дать рвущемуся наружу смеху прорваться, а как бедный мучается, уже всхлипывать начал и плечи трясутся. Сео отреагировал спокойно, если бы не дёргающийся глаз, можно было и не заметить. По Мии я опять спасовал - на лице выражение короля покера, а в эмоциях каша, которую можно интерпретировать, как "Мне смеяться по статусу не положено, да и коситься все будут, но как же хочется". На такой весёлой ноте она продолжила рассказ, в конце спросив, готов ли я теперь участвовать в проекте, метнув взгляд на разом подобравшихся девушек. Но мне удалось откреститься, заявив, что такие решения ночью не принимаются, ведь всё же надо обдумать и взвесить, а у меня, откровенно говоря, голова уже через раз работала. Только сейчас остальные опомнились и посмотрели на часы, которые услужливо показали двадцать минут пятого, утра или ночи решать уже им, я к этому времени уже через тень метнулся в ванную и, ополоснувшись, тем же способом отправился к своей кровати. Сознание отключилось моментально.
  
  
   Глава 8 Поединок, замученная девочка и черное к черному.
  
  
   Следующая пара дней прошла спокойно. Упомянуть стоит, разве что нервные огрызания Беницубасы на других секирей (особенно доставалось Кочоу, как самой беззащитной). Когда я не выдержал и поговорил с ней, всё, оказалось, до смешного банально. Просто из всех секирей, реагирующих на меня, она единственная с маленькой грудью (насколько я вспомнил, что-то такое у неё проскальзывало и в каноне), и она просто посчитала, что из-за этого я буду уделять ей меньше времени. Проведя ещё около часа за успокаивающей беседой с периодическим поглаживанием одной розововолосой шевелюры (Хайхане, увидевшая это заменила своё ехидное "досочка", по отношении к Беницубасе, на щеночек. Драка была остановлена мной и появившейся буквально из ниоткуда Мией). 

Пожалуй, стоит отметить ещё один момент - я, наконец, нашёл в какой больнице находится Чихо, узнал всё вплоть до палаты (спасибо Кочоу, а то Матсу со своими замашками меня несколько напрягает). Когда план по незаметному проникновению в больницу уже был готов, а с ним и план по заведению сильного союзника, всплыла одна вещь, на которую я до этого не обратил внимания. Удзуме ощущалась мной, как неокрылённая! Безусловно, реакция на ашикаби у неё пошла, это видно по колышущейся сфере эмоций, но похоже она ещё не сделала Чихо своим ашикаби, даже странно, в каноне упоминалось, что она окрылилась при первой же их встрече. Вот и верь после этого канону! Возможно, правда, что это очередной косяк демиурга, но как-то не хочется всех собак на него сваливать. 

Из приятного - был спарринг с Мией, на котором мне впервые с момента попадания в этот мир пришлось использовать всю свою скорость, но даже при этом Мия умудрялась двигаться не многим медленнее и даже начала меня теснить. Тогда я решил, что вновь пора вспомнить о своих теневых клинках, каковые тут же и создал у себя в руках. А битва всё набирала обороты, каждый удар в ней был смертельным, и если бы противник не успел бы среагировать, то не знаю, как Мия, а я бы смог остановиться только ценой порванных сухожилий. Похоже, первая слишком увлеклась, мне пришлось использовать для остановки боя Власть теней. Обитателей Идзумо, которые незаметно для меня вышли на крыльцо посмотреть на поединок, расползшаяся от меня черная дымка заставила рухнуть на колени, а вот сильнейшая на то и сильнейшая, хоть и воткнула в землю свой бокен, хоть и опёрлась на него всем телом, но всё же устояла. Поразительно, что тут скажешь, в моём мире разве что другие проклятые выстаивали и то лишь из-за некоторого сродства сути. 

Спокойно подойдя к слабо двигающейся Мии, приставил клинки на манер ножниц у её шеи и вопросительно посмотрел на неё. Она уже полностью пришла в себя и лишь кивнула. Отозвав клинки и перестав пропускать через себя энергию изнанки мира, пошёл приводить в чувства своих "находок", напоследок услышав "завтра продолжим". На это я лишь кивнул. Теперь каждое утро мы с Мией занимаемся фехтованием и хотя, довольно часто, мне приходится объяснять ей тот или иной приём, но и у неё оказались сюрпризы в рукаве, которых я не знал, несмотря на мой возраст и опыт. Она даже один раз сумела у меня выиграть, ну что тут скажешь, после этого моё уважение к ней только выросло. 

Но вот наступила суббота, день Х, так сказать. Поскольку в субботу и посетителей и персонала в больнице поменьше, я решил отправиться туда именно в этот день и да, я решил всё же вылечить девочку, она и так настрадалась, а на канон плевать, как-нибудь, да управлюсь. Выйдя с утра, ещё до тренировки с Мией (ой чую, потом меня отчитают за все грехи, даже за те, которых нет). 


POV Матсу, секирей 02, в каморке, где стало неожиданно тесно.

Всё-таки, столько прожил, а ума не нажил, Рейстлин-сан. Ну, неужели ты думаешь, что никто твоих сборов вчера не заметил? А если учесть, как ты любишь влипать в неприятности - то ничего удивительного, что сейчас в моей комнате сидят почти все жильцы поместья, наблюдая за твоими передвижениями со спутника. А те, кого нет, отправились присматривать пешком, на случай очередной неприятности.

И хоть ты и силён настолько, что способен драться наравне с Мией, но это не значит, что тебя нельзя подловить, как это сделал Мутсу в вашем последнем бою. Да и мы все волнуемся за тебя, а ты... чурбан бесчувственный! 

Так, а это не та больница, о которой ты просил навести справки эту подражательницу? Кидаю раздраженный взгляд на двадцать вторую, который она ловит и отвечает мне сочувственно-победившим! Это я, то проигравшая? Не позволю, ты его себе не заберёшь.

Но меня приводит в чувства эта мумия, Хайхане кажется, похлопав по плечу и указав на экран. А там появилось новое действующее лицо. На некотором расстоянии от моего (как бы он не сопротивлялся, всё равно моего) ашикаби следует по крышам, как впрочем, и он - давнишняя знакомая из парка - секирей воды, Цукиуми, вроде. Ещё одна прилипала! Вот только этого не хватало. Оповещаю на всякий случай о ней по телефону Казехану и Ичию, что отправились присмотреть за нашим постояльцем. Они принимают информацию к сведению, но решают пока не вмешиваться.

Вот он добрался до больницы, так никем и не замеченный, стоит точно под окном нужной ему палаты. Ну и что дальше? Окно то, закрыто. Будешь прыгать - все сбегутся на звук разбитого стекла, разве что телепортируешься, как ты это часто делаешь. А, нет, не угадала, он просто подошёл к стене и спокойно пошёл по ней вверх. Ну, вот я и узнала кое-что новенькое о нём.

Зашёл в палату через окно, которое открыл, просто погрузив руку в тень от подоконника, а, вытащив уже с той стороны, из теней, образованных шторой, повернул щеколду замка. Порой способности Рейстлина-сана ставят меня в тупик. 

Вот подходит к кровати с лежащей на ней молодой девушкой, можно даже сказать девочкой. Не доходя три шага, замирает и выставляет вперёд правую руку, сразу же от тела девочки начинает исходить красно-чёрная дымка, которая, складываясь в ленты, начинает втягиваться в выставленную руку. И тут начинает происходить странное, даже страшное, на наших глазах рука Рейстлина-сана начинает покрываться надрезами, будто сделанными изнутри, в некоторых местах кожа и вовсе становится коричневой, как после старого ожога, начинает сочиться кровь. Но, ни одна капля не долетает до пола, а начинает кружиться вокруг его фигуры. Чем больше он втягивает эту дымку, тем выше поднимается зараза по его руке, а раны становятся всё серьёзней.

Вот сбоку от меня раздаётся всхлип, поворачиваюсь и вижу закрывшую глаза руками Кочоу, бледную Хайхане, закусившую себе губу до крови Беницубасу. Да и саму меня трясёт, а что, если он не выдержит? Я не хочу остаться без него, я не смогу остаться... А значит он должен справиться, я в него верю! Скашиваю глаза к двери, где в проёме стоит Мия, похоже, его вид вызвал в ней старые воспоминания, иначе с чего бы ей стоять бледной и смотреть в экран, не моргая остекленевшими глазами? 

Вот он падает на одно колено, но упрямо продолжает тянуть эту заразу на себя, вот его рука оказывается, полностью покрыта ранами и приобретает синюшный оттенок. Рука начинает опускаться к полу, но он подхватывает её второй и возвращает в прежнее положение. Появляется струйка крови из его рта, но так же ни одна капля не достигает земли. Вижу, как на соседнем экране, транслирующем изображение с улицы, падает на колени Ичия, продолжая смотреть с соседнего здания в комнату. Водная, на соседней крыше, обхватила себя руками и дрожит не в силах сделать и шага. 

Но, наконец, хмарь начинает редеть, и последние струйки, что текут в его направлении, исчезают. Он впитывает их, и с трудом, по стенке, старается встать. Получилось, но не с первого раза, краем глаза замечаю, как отвернулась, вытирая свои глаза, Таки. С трудом переставляя ноги, он доходит до окна, в которое в буквальном смысле вываливается. Вижу дернувшуюся в его сторону, Казехану, но с ужасом понимаю - не успеет. Хочу отвернуться, но не выходит, и я продолжаю смотреть на этот кошмар. Вот его кровь обгоняет его, у самой земли, принимает образ дракона, сворачивается клубком и он приземляется на неё, так и не долетев до земли. Опутав его хвостом, дракон ставит его на ноги, и форма снова меняется, теперь это уже костыли, на которых он доходит до другого здания, заходит за угол и сползает по стенке. Вот его поглощает шар чёрной дымки. Продолжаю, не отрываясь, смотреть на экран.

End POV.



POV Чихо, палата 30* на третьем этаже больницы Хига индастрис. Немного ранее.

Что это, как он здесь оказался? Он так похож на брата, но ведь выжила только я и сейчас опёку надо мной взяли сестра мамы со своим мужем, а у них нет детей. Что он делает, он же умрёт! Надо было открыть глаза полностью, а не лежать с приоткрытыми и сразу его спросить, остановить! А, теперь я и шевельнуться не могу, лишь смотрю, как датчики сердцебиения, прикреплённые ко мне, начинают показывать результаты как у здоровых людей, да и дышать легче стало. Я не хочу видеть, как он погибает, делая меня здоровой, я не хочу быть здорова такой ценой! С удивлением скашиваю глаза на руку, которая перестала быть бледной, но по-прежнему очень худая. Как он это делает? Все врачи могли лишь замедлить болезнь, но не вылечить, а он... но и цена страшна. Но вот он закончил и начинает подниматься, опираясь на стену, но соскальзывает. Так и хочется заплакать и отвернуться, но тело по-прежнему не слушается, но вот с третьей попытки он всё же встал. Подошёл к открытому окну, хотя я точно помню, что медсестра закрывала его на ночь, и вывалился в него, хотелось закричать, но снова не вышло. 

Через несколько минут я вновь почувствовала своё тело, и, не смотря на слабость, в нём больше не было боли. Я осторожно, под пищащие звуки автомата, из-за сорвавшихся с меня датчиков, подошла к окну и выглянула, но там никого не было!

Вот в палату забежала дежурная медсестра и, увидев меня, кинулась ко мне с причитаниями. Я же, всё так же смотрела на улицу. Кто бы ты ни был - я тебя обязательно найду, чтобы поблагодарить, только выживи! 


End POV.



Ох, как мне фигово, да что же у неё в организме было, чтобы меня, имеющего иммунитет ко всем известным ядам, так плющило? Так, вперёд на костылях, прыг-скок, прыг-скок. Чтобы я ещё раз использовал прием, доставшийся мне вместо лечения от переродившегося золотого дракона (пожранного моим) "возьми себе"? Да ни за что! Ох, как же мне фигово, да ещё даже через отключённые нервные окончания боль всё равно долетает, хотя ничего удивительного, я себе не только тело, но и ауру насиловал, да я прямо образцовый мазахист. Допрыгал до подворотни, подходит, дальше всё равно не уползу. Сполз по стенке, кровь снова потеряла форму, ну и ладно! А теперь вырываем кусок мира вместе с собой и отправляем его на изнанку, тут, получая энергию со всего мира теней, я себя быстренько в порядок приведу, да и время тут ускоренно, по сравнению с реальным миром. Заодно и изучу эту гадость и выработаю противоядие.

Спустя пару часов в мире теней. Смотрю на результаты уже полностью здоровый и тихо офигеваю. Это, у девочки, так мощно пробудился ген ашикаби. Всё же, как рассказано в каноне, нынешние ашикаби это потомки предыдущих ашикаби с их секирей, но у этой девочки гены предков спали где-то глубоко в генетическом коде. В итоге какого-то несчастного случая проснулись, и организм стал их отторгать, а они и сами начали тот же процесс, но вместе с процессом разрушения активизировался и процесс деления. И в итоге - это непонятным даже для меня образом привело к тому, что организм, как бы получше выразиться, скажем, так, прогулявшиеся голыми по Чернобылю в самом начале его заражения и то менее токсичны и не переносят в организме всю таблицу Менделеева в смертельных для человека дозах. Но и умереть, ей не давали, эти гены предков-секирей. Но поскольку основной процесс организма было именно их разрушение, то их становилось всё меньше и, если честно, чудо, что в каноне она прожила так долго. Но теперь у меня для неё три новости: первая - она полностью здорова, вторая - ашикаби ей уже не быть, я взял себе всю гадость из её организма, в том числе и первопричину, т.е. гены ашикаби. Третье - она мне подложила большую такую свинью! Её гены усилили мой собственный эффект и теперь я как бы ашикаби в квадрате! Я жаловался, что у меня много девушек? Так теперь они на меня через пол города лететь будут! (ну это я, конечно, утрирую, но реакция вполне может начаться даже на довольно приличном расстоянии, и ведь притянет в итоге ко мне Т_Т), а уж реакцию тех, что рядом со мной, мне и представить страшно. 

Правда во всём этом есть и положительные стороны, я теперь и к радиации иммунитет имею! Да и мастерство в пользовании силами сожранных драконов возросло, точнее только одного - бывшего водяного, ныне кровавого. Всё же использование его способности, являясь полутрупом, дало серьёзный толчок к развитию. 

Так, а теперь выныриваем в реальный мир, сколько там прошло - минут пять? По идее, ближе к десяти минутам будет. Снова возвращаю кусок реальности на положенное ему место, встаю и отряхиваюсь. Хм, мне кажется или моё ощущение жизни охватывает теперь куда больший радиус? Похоже, проход по грани повысил и исконно мои способности. Вот что называется, зазевался. То, что меня вели от самого дома, мои соседи (скорее всего ещё и под патронажем Мии), я ощутил уже давно, но поскольку морально я готовился к неприятной процедуре, то за внешним миром наблюдение упустил из виду. Так что, когда к наблюдателям присоединилась ещё одна аура, ощущающаяся отдельно от остальных двух, хоть и не далеко, я откровенно пропустил. Хм, а ощущается знакомо, похоже, у Цукиуми появились сталкерские замашки. 

Но меня беспокоит что-то другое. Прислушиваюсь к ощущениям и на самой грани увеличившей свой радиус способности нахожу то, что искал. Азарт, жажда крови, желание сразиться с сильным противником и пренебрежение к окружающем. Карасуба. И, судя по только что вышедшей из зоны моей способности точке, окутанной почти осязаемым страхом, черная секирей сейчас на охоте. Думаю, стоит обломать малышку, а то я слегка застоялся, да и хочется с ней сразиться, так что решено. И развернувшись в противоположную, особняку Мии, сторону, одним прыжком оказался на крыше здания и понёсся по крышам, в сторону всё отчётливей ощущаемой цели.



POV Икки, секирей 19, Нью-Токио, южная часть центрального района, крыша торгового центра.

Я уже не могу больше бежать, эта ненормальная гоняет меня по всему городу уже два с половиной часа, то сближаясь и устраивая поединок (в котором неизменно выигрывала, чтобы я не делала), то отступая, давая мне бежать дальше. Как она сказала: "Просто тебя убить слишком скучно". Не хочу умирать, даже не встретив своего ашикаби! Почему она нападает на меня? Я ведь даже в первую часть проекта не перешла! Я ещё неокрылённая! 

Спотыкаюсь о трубы, выходящие на крышу здания, на крыше которого я нахожусь, и падаю. Сил подняться, уже нет, мне нужен отдых, хотя бы, пара минут. С ужасом смотрю на приближающуюся "черную секирей". Да, теперь я понимаю, почему её так назвали. Как понимаю, что наша "игра" только что закончилась. 

Не в силах больше смотреть на этот безумный оскал, что у неё вместо улыбки, закрываю глаза, слышу звук вынимаемого из ножен меча. Какой же глупый конец. Ощущаю что-то пролетевшее рядом с моим правым плечом и слышу звон стали о сталь. Удивлённо открываю глаза и вижу молодого парня, во всём чёрном и с такого же цвета волосами, что заблокировал удар катаны этой сумасшедшей своим клинком, того же цвета что и одежда. Сейчас на его губах играет копия той улыбки, что была у Карасубы всего пару секунд назад, а вот сама "чёрная" выглядит какой-то удивленной, а нет, вот снова её губы расползаются в этой жуткой улыбке. Парень чуть наклоняет голову набок и произносит, скашивая глаза на меня. - Беги отсюда, ты будешь только мешать.

От его голоса меня будто ударили по голове, заныло сердце в сладостной истоме. Неужели он ашикаби? Но тогда ему не выиграть у неё, но вот он шикнул, что-то вроде "быстро" и казалось будто тело само меня понесло на соседнюю крышу, уже стоя на противоположном конце следующего здания, я пришла в себя и двинулась назад. Хотя хотела побежать, но перетружденные ноги слушались с трудом.


End POV.




Кажется - это оказалось не самой лучшей мыслью, кидаться в бой с нахрапа сразу после забега и предшествующих ему событий. Но не мог же я позволить ей убить другую секирей? Хотя, вообще-то мог, но думать об этом не хотелось. Карасуба мощным толчком лезвия отбрасывает меня в сторону, но не спешит бросаться следом, а смотрит на меня со странным интересом.

- Как ты меня нашёл? - Слышится её голос с лёгкой хрипотцой, эх, а голос у неё красивый, как впрочем и она сам, да вот характер уж больно маниакальный. 

- Чёрное притягивается к чёрному, - выпендриваясь, произношу я, пожимая плечами, - вот и дракона к секирей притянуло. - С улыбкой заканчиваю и бросаюсь в бой, не ограничивая свою скорость. Что-то мне подсказывает, что данный противник будет не медленней Мии, а та равна по скорости мне.

Вновь сталь сталкивается со сталью, высекая снопы искр, использую инерцию от столкновения и делаю вертушку всем телом. Карасуба просто приседает, пропуская клинок над собой, и из этого же положения пытается рассечь меня надвое, ударом снизу вверх. Отпрыгиваю назад и в полёте выбрасываю ноги в решившую укоротить меня четвёртую, ноги смачно впечатываются в подставленное плечо, отбрасывая её от меня метров на десять. Быстро вскакиваю и несусь к ней, пока она у края крыши, наношу рубящий удар, он хоть и был заблокирован, но сила удара такова, что ей приходится сделать ещё пару шагов назад. Она упирается левой ногой в ограждение крыши, на моём лице, сама собой появляется слегка безумная улыбка.

Снова бросаюсь на врага, нанося множество колющих ударов, но недаром она считается второй секирей по силам, сразу после Мии. Ни один из ударов, так и не достигает цели, а она уже переходит в котратаку. Пара лёгких колющих ударов и один мощный рубящий, на уровне глаз, отбиваю ложные удары и отклоняюсь от рубящего, ну нельзя же так раскрываться! Пока она провалилась корпусом, вслед за ударом, сокращаю расстояние и пытаюсь проткнуть её правую руку у плеча, но она просто отпускает меч правой рукой и убирает её ,небольшим поворотом туловища назад, с линии атаки. В тоже время, перехватывает свою катану левой рукой и наносит мне копию предыдущего удара, с той лишь разницей, что этот идёт сверху вниз, от бедра до плеча. 

Что сказать, она меня таки подловила, отскакиваю назад, начиная напитывать энергией порез, идущий от правого бедра до левого плеча. Пусть он и не глубокий, но часть гибкости я всё же с ним потеряю, потому и добавляю энергии, ибо моя природная регенерация справится с ним лишь за пару минут, в то время как в подобных боях дорога каждая секунда. На этот раз Карасуба первая двинулась на сближение, блокирую её довольно мощный удар сверху и тут же получаю пинок в живот, не успевая увернуться. Вот, а я о чём говорил, гибкость уже не та, даже из под удара не выйти. Отлетаю на пару метров и вбиваю собственные ноги в бетон крыши. Экстренное торможение прошло удачно. Сфокусировав взгляд на противнике, вижу несущуюся на меня Карасубу, делаю прыжок в её сторону и в последний момент, ухожу вбок, оставляя аккуратный надрез на её теле на уровне пояса. В расчёте! 

Но четвертая задетым боком прыгает в мою сторону, причудливо извиваясь в воздухе, пытается насалить меня на свою катану. Ухожу перекатом в сторону и наношу ей симметричный порез уже с другой стороны. Слышу свист рассекаемого воздуха за спиной, слишком медленно, "черная", а нет, успеваю подхватить выпавший из правой руки клинок, в левую. Смотрю на подрезанную правую, отправляю ударную порцию энергии туда. 

Что-то этот бой у меня не идёт совсем, и ведь не сказать, что она сильнее той же Мии, скорее всего я просто не отошёл после "возьми себе", вот уж действительно чудовищный прием, во всех смыслах. Так, пора показать то, чему я научился пока жил в России, а именно, красиво сбе... кхм, уйти на заготовленные позиции. Повторяю тот же трюк, которым я ушёл от первой, среагировавшей на меня секирей, а именно, сливаюсь с тенью и ухожу в мир теней.

- Похоже, я ещё не восстановился после лечения, так что, наш бой откладывается на следующий раз, - говорю я, с ехидной улыбкой наблюдая, как разъяренная Карасуба рубит облачко тьмы, в которое я обратился, вот только мне от этого не холодно, не жарко. - До встречи малышка.

Всё с той же улыбкой растворяюсь в реальном мире, чтобы уже через пару минут выйти из мира теней совсем в другом месте, а именно в парке, где я встретил Кочоу и Таки, на той самой злополучной полянке. Усаживаюсь на скамейке в позе лотоса и начинаю пропускать через себя энергию изнанки для более быстрого восстановления. Всё же, это не панацея, хоть я и восстановлюсь таким способом за пару десятков минут, но общая усталость организма никуда не денется.
  
  
  
  
  
   Глава 9 Точка невозврата.
  
  
   Усталый топаю домой. Дожили, уже доходный дом, где прожил чуть меньше недели, домом считаю. Хотя, относятся ко мне там нормально, да и почему бы и нет? Надо же, в конце-то концов, из скорлупы своей вылезать? А шагу надо прибавить, если и дальше копаться буду, желудок доест пирожки, купленные на выходе из парка, и примется за сам организм. При мыслях о еде, сам собой вспомнился дзинки, который в моём воображении был покрыт глазурью и взбитыми сливками, а где-то в сознании заурчал довольный дракон.

Вот уж от чего лечиться надо! Меня уже камни сожрать тянет, срочно домой и на кухню! А дзинки я всё же съем, но позже и с разрешения Матсу, всё же она считается его хозяйкой. Поэтому слопать в обход её смотрится как банальная кража. 

Зашёл домой. К слову, после улепётывания от Карасубы, присмотра я за собой не чувствовал вплоть до выхода из парка, да и тогда ощущение взгляда появилось, а вот чьего либо присутствия рядом не было. Вывод прост - опять Матсу со спутника наблюдает. Так что вернулся я без сопровождения, в гордом одиночестве, так сказать.

Стоило мне закрыть дверь, как тут же повеяло просто таки убийственной аурой. Похоже, Мия не с той ноги встала. Иного объяснения для подобного я просто не вижу. Ну не из-за пропущенной же совместной тренировки, в самом-то деле? 

Да нет, похоже, всё же из-за тренировки, иначе с чего бы ей чуть ли не из воздуха появляться за моей спиной, с поварёшкой наперевес и смотреть на меня, как удав на кролика? 

- И как ты собираешься объяснить свой поступок, Рейстлин-кун? - что-то мне ресторанной пищи захотелось, желательно на другом конце города...

- Эм, не вижу смысла так злиться из-за одной единственной пропущенной тренировки, Мия-сан. - сказал я с предельно честными глазами. Мия встала как вкопанная, по-моему, даже дышать перестала - это что же её так шокировало, или может она культ здоровья по утрам организовала, а я разбил её мечты?

- Да причём тут тренировки? - ожила, наконец, первая секирей - ты себя сегодня за день чуть дважды не убил, а то и вовсе трижды, если считать твоё вытягивание болезни и выпадение из окна отдельными пунктами! А после, как ни в чём не бывало, возвращаешься домой и заявляешь, что сожалеешь о пропущенной тренировке? Да у тебя с головой всё в порядке? - Скептически посмотрела на меня, - можешь не отвечать, будем считать, что - это был риторический вопрос. Но ты хоть представляешь, как мы за тебя переживали? Особенно твои секирей! - Снова начала закипать она, дальше помню приближающуюся поварёшку, но сил увернуться уже нет. Слишком уж день трудным выдался. Потом в памяти осталось лишь вид не такого уж далёкого потолка и метнувшаяся ко мне тень, оказавшаяся Беницубасой, с почему-то опухшей губой и красными глазами, что ловко поймала моё, не успевшее коснуться пола, тело. Появившаяся в дверном проёме фигура в фиолетовом платье с бутылкой в руках была идентифицирована мной, как Казехана, которая укоряющим тоном заявила Мие.

- Ну и зачем ты так жёстко, он и так сегодня два раза чуть не окочурился. Меня удивляет, как он вообще до дома дошёл. А тут ты со своим "теплым" приёмом.

- В своём обычном состоянии он бы с лёгкостью увернулся, и даже бы не заметил самой попытки. А так, пусть отдохнёт, завтра его ждёт серьёзный разговор о безалаберном отношении к жизни, - ответила слегка смущенная (!) Мия. На этом воспоминания обрываются, последняя мысль, перед тем как я растворился в объятьях сна, была - а я так и не успел поесть...


Очнулся я в своей кровати, что не удивительно, удивительно было другое, я очнулся полу раздетый и чистый! А когда повертел головой, осматриваясь, и вовсе выпал из реальности минут на пять. Мало того что "мои" секирей умудрились уломать Мию (а в то, что они сделали подобное без её разрешения, мне как-то не верилось) на своё пребывание в моей комнате, куда они перенесли свои футоны, состыковав с моим. Но даже не это обстоятельство вызвало моё удивление, а то, что у меня видимо опять плохо с вычислениями, ибо секирей снова выходило больше, чем должно быть.

Глубоко вздохнув, заставил себя успокоиться и пересчитать "пташек" ещё раз. Вот на футоне справа от меня разместились Беницубаса, Хайхане и Кочоу, умудряясь не задевать, друг друга, но, если комплекция первых двух вполне это позволяла, то Кочоу умудрилась, чуть ли не клубком свернуться, вот уж действительно мышка. С противоположного бока устроились Ичия с Тоетамой, вполне вольготно развалившись у разных углов матраца, между ними виднелась, чья-то грудь в топике черного цвета и волосы зеленоватого оттенка. Ну, подобными расцветками обладает только Йоми, так что вопрос, кто там обосновался в свободном центре, отпадает. Ну, а на вашем покорном слуге вольготно расположились Матсу с Таки, и если Матсу просто легла с левого бока и устроила свою голову у меня на животе, то Таки, устроившаяся с другого бока, легла менее удачно, раздавив мне правую руку и почти задушив своей грудью.

Разобравшись с собственным положением в пространстве, начал рассматривать их по новой, пытаясь выцепить ускользающую мысль. Так, и почему мне кажется, что здесь кто-то лишний? Матсу с Таки с двух сторон от меня. На соседних футонах Йоми, Тоетама, Ичия, Беницубаса, Хайхане и Кочоу, у дверей, сидит малышка с номером 19 вытатуированным на ноге и с двумя катанами в обнимку. Так, стоп, что? Кажется, лишний элемент найден, это же вчерашняя неудавшаяся жертва Карасубы! Но я же вернулся домой один, а уж на мониторинг окрестностей моего усталого сознания хватило. Видимо я ещё не проснулся... Медленно выворачиваюсь из захвата Таки и отцепляю от себя Матсу, при этом стараясь всё делать тихо и аккуратно, чтобы никого не разбудить. Встаю, нахожу взглядом висящую на стуле чистую (!) одежду, которую и одеваю. Теперь создаю подобие матраса из материальной тени, вбухав туда уйму энергии, и, взяв на руки новенькую, переношу её туда, чтоб на полу, да полусидя, не мучилась. Процедура отцепления от меня нежных, но сильных рук повторяется. Завершив, сей обряд, иначе не скажешь, отправляюсь на кухню, а то кроме вчерашних пирожков, я ничего, считай уже, целые сутки не ел!

На кухне со мной произошла перманентная гибель мозга от увиденной картины. А именно: сидящая Мия, а на против неё Цукиуми! Которая, судя по услышанному мной, собиралась снять здесь комнату. Всё, финиш. Пойду-ка я в то чудесное кафе и позавтракаю круассанами, заодно и нервы подлечу!

Делаю разворот на сто восемьдесят градусов и иду к выходу из дома, наблюдая ухмылку на лице стоящей в дверном проёме Казеханы, вот как она везде успевает? И заинтересованный взгляд откуда-то из холла. Судя по ощущению жизни - это Удзуме. Так, вот тут меня третий раз за это утро прошиб холодный пот, судя по её ауре у меня к одному криворукому недоумку два сообщения. Первое - она видимо должна была встретить Чихо позже, поскольку реакция на ашикаби продолжает идти и стала лишь интенсивней, без всяких обрывов связи, да и по канону она вроде за месяц до появления Минато в гостинице окрылилась, а не за два. Второе - кажется, я знаю, на кого она реагирует, и мне что-то совсем грустно стало. 

В таких расстроенных чувствах я и пришёл в завоевавшее в моей черствой душонке особое место кафе. Спустя минут сорок, утолив свой голод, я снова начал смотреть на мир с позитивом и настроение с позиции "убейте меня", поднялось до "какое прекрасное небо над головой". Посмотрев на здание напротив, в надежде увидеть знакомых уличных певцов, я был разочарован, что, впрочем, ни капли не омрачило моё настроение - на той стороне улицы выступали уже другие артисты. 

Взвесив все за и против, отправился в парк, окончательно прийти в чувства и проветриться сидя на скамейке, но, уже почти дойдя до входа, я был ввергнут в пучину непонимания, и застыл статуей самому себе. 

Всё дело в том, что Минато выходил из парка с девушкой под ручку! Нет, вы вдумайтесь -это тот Минато, который терялся рядом не только с такими зубрами как Матсу и Казехана, но и рядом с малышкой Ку! Думаю, любой хоть сколько-то знакомый с образом этого парня, понял бы моё состояние. 

Но, присмотревшись повнимательнее, я понял, что ошибся - это была его мать, одевшаяся в деловой костюм и с подобием причёски, что с её то волосами-ёжиком, уже подвиг. А не узнал я её сразу, лишь по тому, что она выглядела значительно моложе, чем изобразили в аниме и чем ей должно быть на самом деле. Да и костюм этот выбивался из её образа суровой женщины и зам. Директора самой могущественной корпорации в мире. И где её охрана, в конце-то концов? Чтобы обнаружить все три группы её охраны мне не пришлось даже использовать чутьё, всё же опыт берёт своё. Да и если одна группа в штатском выглядела явно неплохо, сразу видно профи. Вторая, те самые "шкафы" из канона, которых не замечал разве, что сам Минато. И третья - Ой, что-то мне поплохело, третьей группой, был дисциплинарный отряд, состоящий из двух незнакомых мне по канону секирей, видимо взятых вместо Беницубасы и Хайхане, и Карасуба, которая смотрела на меня с донельзя хищным выражением лица. Да что ж это такое? Господи, за что?




POV Карасуба, секирей 04, Нью-Токио, площадка рядом с парком. 


Как же скучно в очередной раз присматривать за этой мамашей, решившей навестить своего сыночка и врущей ему про работу в фармакологии. И ведь он ведётся! Вот бы встретить достойного противника или лучше целую группу. 

Да, ещё эти две соплячки, постоянно крутятся рядом и разве что в рот не заглядывают. Ну, это же надо, согласиться стать секирей у какого-то человечишки, да ещё и педика! Хотя директор и меня уговаривал, даже себя в качестве ашикаби предлагал, когда совсем отчаялся, но я не склонюсь перед какими-то слабаками. Сначала одолей меня, потом уже в ашикаби напрашивайся, и плевать, что все утверждают, что это невозможно, в том числе и эта Таками. Как же бесит.

Перед глазами снова возник образ того странного ашикаби, кажется будто он стоит совсем рядом, буквально на той стороне улицы. Да, похоже я на него реагирую, но если он мне проиграет - убью без колебаний. Но почему его образ не исчезает, да ещё и развернулся в мою сторону и... побледнел? Стоп! Это не образ, он и в самом деле стоит на другой стороне улицы и в шоке смотрит на меня!

С выползшей на лицо улыбкой, направляюсь прямо к нему. Похоже, не так всё плохо, как казалось в начале, вот и противник нашёлся, а возможно и ашикаби.

- Да, что за день то такой с самого утра? - спрашивает он, поднимая голову к небу, хоть и понятная, но довольно странная реакция, по крайней мере, на меня так ещё не реагировали. - Прямо как проклял меня кто-то сегодня.

- Хотя да, проклят, но это же не повод постоянно мне об этом напоминать? - с грустью продолжает он, медленно отрывая взгляд от неба и опуская голову, - ты ведь не отстанешь? Хотя, глупый вопрос. Начнем?

Вместо ответа резко бросаюсь вперёд, но он плавным движением пытается уйти вбок. Хм, а он явно лучше двигается, чем тогда на крыше, похоже и правда он был потрёпан перед нашей схваткой, но этот приём я уже видела по записи со спутника его боя с Мутсу. И конечно я помню, как ему противодействовать. Выгибаюсь вперёд всем телом и слегка проваливаюсь корпусом в его сторону, снова оставляя его, в зоне моего удара. Черноволосый лишь фыркает и подпрыгивает, пропуская меч под собой, и пытается пробить мне сверху ногой в голову. С легкостью отклоняюсь вбок и бью свободной рукой в приземляющееся тело, но он вместо приземления или на крайний случай, попытки уворота в воздухе, просто приземляется на мой кулак руками. Сделав ногами вертушку, впечатывает ноги, в вовремя подставленную в защитном жесте катану, но даже при этом, меня в буквальном смысле сносит в сторону и спустя пару секунд впечатывает в асфальт, под хруст правого плеча. Пару метров протаскивает по земле, но я сумела сгруппироваться, и перекатом гася всю инерцию, становлюсь на ноги. Быстрым движением левой руки вправляю на место правую и перехватываю катану, уже другой рукой. 

- Это было неплохо, каждый раз при встрече ты умудряешься меня удивить, даже жаль тебя убивать, - произношу с улыбкой, и действительно, чувствую легкое сожаление от подобного исхода, но не больше.

- Прости, но в этот раз я не намерен играть, признаюсь, с тобой довольно интересно, но всё же это для меня лишь игры, а у моего дела появились недавно конкретные сроки, так что ничего личного, - произносит он, сцепляя руки в замок, будто в молитвенном жесте и тихо произносит. - Власть тьмы, становление тенью.

Потом происходит нечто непонятное, он падает на колени и от него начинают расходиться потоки темной Ки, настолько концентрированной, что её видно и обычным взглядом. Его волосы удлиняются до середины спины, а глаза теряют деление на белок и зрачок, полностью скрываясь за красным свечением. На лице и шее так же появляются красные линии, будто причудливая маска. Следом немного удлиняются зубы, становясь похожими на клыки хищных зверей. И в завершение, по нему начинают проскакивать заряды электричества. Похоже, в этот раз действительно никаких игр. Иначе мне просто не выжить.

Вот он бросается вперёд, и хоть я разогнала своё восприятие на максимум, но для меня он в движении становится размытой тенью. Думаю, что для простых людей и вовсе кажется, что он телепортируется. На одних лишь инстинктах ухожу с линии атаки, но с правого боку всё равно летят клочки одежды и струйки крови, а ведь задел то он меня лишь по касательной. Мой прыжок завершается не очень удачно, ударом его кулака с того места, куда я отпрыгнула, действительно чудовищная скорость, а судя по сломанным рёбрам с левой стороны - сила тоже не меньшая. 

Начинаю тормозить свой полёт, воткнув клинок в землю и уперев ноги, но затормозить мне, не даёт мелькнувшая тень, впечатывающая меня в собственный клинок ударом сверху. Сплевывая кровь, пытаюсь увернуться от удара в голову. Удалось, и смертельный удар проходит мимо, лишь слегка сдирая кожу на левой щеке. Тут замечаю вяло, в моём-то восприятии, бегущих к нам секирей, новеньких из нашего отряда. Одна из них сталкивает свои кулаки, вроде её способность гравитация и таким незатейливым способом она делает их в несколько раз тяжелее, вторая использует нагинату и сейчас пытается атаковать, используя преимущество своего оружия, а именно пронзить, находясь с пяти шагах от нас. Этот монстр даже не попытался увернуться, да что говорить, он даже внимания не обратил, в то время как нагината столкнулась с ним и во все стороны полетели сначала осколки лезвия, а затем и щепки от не успевшего остановиться двухметрового древка. 

Секирей же вытаращилась на сломавшееся оружие и перевела шокировано-испуганный взгляд на него. Монстр же (а иначе и не скажешь), развернулся лицом ко второй, добежавшей секирей, решившей повторить нападение в спину. Навстречу несущемуся кулаку он просто выставил свою руку, послышался треск кости и хруст ломающихся пальцев, гравитационная отпрыгнула о него держась за свою свисающую плетью руку, с которой капала кровь на так и не разжавшихся пальцах. Черноволосый, стряхнул чужую кровь с руки и снова развернулся ко мне. Ну, уж нет, так просто я не сдамся! 

Распрямляюсь и наношу удар наотмашь правой рукой с зажатой в ней катаной. Удар отдаётся болью в рассеченном правом боку, да и сломанные рёбра слева отзываются колющей болью. Впервые с принятия этой формы он не проигнорировал атаку, а увернулся от неё. Он снова размывается в движении, чувствую удар в живот и я снова в полёте. Впервые со мной такое, теперь я понимаю, что чувствовали те секирей, с которыми я игралась. Это чудовище может убить меня одним лишь ударом. А я даже не пойму, откуда этот удар пришёлся. Вот оно, полное бессилие перед противником. Но если уж умирать, так с гордо поднятой головой. 

В очередной раз пытаюсь подняться с земли, но понимаю, что сил больше не осталось. Как это досадно, встретить свою смерть не ответным выпадом, а даже не в силах до конца разогнуться, опираясь на меч и подгибающиеся от усталости ноги. Ему остался последний шаг до меня, из последних сил пытаюсь разогнуться, и меч предательски выскальзывает из рук. А следом падаю и я сама, но не успеваю упасть, как меня подхватывают сильные руки, я с удивлением смотрю на лицо с укоротившимися до плеч волосами и исчезающими узорами.

- Похоже, я победил, правда, с использованием слияния с изнанкой я погорячился, - с извиняющейся улыбкой говорит он. Да, ты и правда победил, а раз так, значит...



End POV. 




Да, неплохо скинул раздражение, правда, зачем я действительно слился с изнанкой мира? Ну да ладно, сейчас меня больше беспокоит странный задумчиво-предвкушающий взгляд Карасубы. Да и легкий румянец на её щеках тоже, то ещё зрелище, хоть и приятное чисто эстетически. 

Но сейчас надо бы её подлечить. Хоть лечить я и не умею, но вот передать жизненные силы - это запросто. Что и проделываю. Подношу свою руку к её правому боку и ударной волной жизненной силы заставляю раны закрыться и зажить на глазах. Тоже самое проделываю и с другим боком, предварительно пустив микротеневые ленты к осколкам рёбер и заставив их встать на место. Фиксируя в таком положении. Вот и всё, операция официально окончена, а я, пожалуй, пойду за премией лучшему хирургу века. А то, взгляд Карасубы мне нравится всё меньше и меньше. Но не успеваю я разжать руки и отпустить теперь уже не нуждающуюся в поддержке Карасубу, как чувствую тепло на своих губах. Тепло её губ. Мои глаза расширяются в удивлении, а "черная" секирей отрывается от меня с появляющимися за её спиной шестью тонкими прозрачными крыльями, напоминающими клинки. 

- Силой моей клятвы, мой клинок уничтожит заклятого врага моего ашикаби, - произнесла она. Так вот как выглядит окрыление, занимательный процесс, однако. Позже разберу всё, что увидел по частям в мире теней (всё же, там и по времени выйдет быстрей и по возможностям, больше и мощней) а пока, надо топать домой, повторный бой я не выдержу, а как МБИ отреагирует на подобную выходку - даже знать не хочу. Уже собираясь уходить и смотря на ухмыляющуюся Карасубу, вскидываю руку в сторону всхлипываний и направленной волной жизненной силы исцеляю руку бедняжке, пострадавшей ни за что. Вот и первая окрыленная мной секирей, вот и пройдена точка невозврата.
  
  
  
  
  
   Глава 10 Говорящий телевизор и неожиданное решение.
  
  
   Сегодня поистине странный день, но теперь он будет таким не только у меня, - думал я, приближаясь к дому в обнимку с Карасубой. И это не то о чём бы подумали многие, просто "черная" секирей не отошла от боя, и хотя травмы я залечил, общая усталость организма никуда не делась. Я же после сильных трат собственной жизненной силы шел, довольно сильно шатаясь, так что нами был принят вариант передвижения, опираясь друг на друга. Правда, легкий румянец на лице четвертой выдавал её с головой.

На звук открывающейся двери подошли остальные обитатели поместья. Вид шокированных Беницубасы с Хайхане приподнял настроение и придал заряд бодрости, причем, похоже, не только мне. Масту, которая сначала начала спускаться по лестнице со второго этажа, но увидев с кем, я пришёл, развила скорость равную Мие и влетела обратно в свою каморку. Вот уж действительно впечатлительная особа. Удивлённые лица Казеханы с Хомурой и Удзуме, тоже многого стоили. Всё-таки есть справедливость в этом мире! А вот откровенно ревнивый взгляд Цукиуми меня добил, мы же с ней даже официально не знакомы. Только сейчас подошедшая Мия, начала, как и при встрече со мной (пусть и не сразу) шарить руками по своему поясу в поисках катаны, и ведь нашла... поварёшку. Да, это будет эпичная битва, даже жаль, что столкновения не произойдёт. А что его не будет, стало понятно по расширившимся в удивлении глазам первой. 

Но тут моё внимание привлёк до боли знакомый звук - извлекаемых из ножен мечей. Это бледная девятнадцатая извлекла свои катаны. Похоже, поварёшка Мии всё же пригодится.

- Отойди от него! - дрожащим голосом выдала эта малышка.

Карасуба, вопреки ожиданию многих, (они просто не знают, в каком она состоянии после предыдущей разборки) не стала предпринимать никаких действий, а лишь спокойно ответила. - Девочка, я тебя вспомнила, но не думаешь же, ты, что ашикаби позволит драться своим секирей? - с ленцой в голосе спросила она. Знающие её секирей, после этого заявления, похоже, утратили всякую связь с реальностью.

- Вообще-то единственной моей секирей являешься ты. - Сказал я удивлённой Карасубе, которая после этих слов положила руку на свою катану, окидывая всех присутствующих хищным взглядом. Господи, ну кто меня за язык тянул, сказать такое, хотя рано или поздно пришлось бы, ну не окрылять же мне их у неё за спиной? Вот только, судя по ощущениям, сейчас моя единственная секирей, просто-напросто шутит. Правда, когда её до этого хищный взгляд дошёл до меня, выражение в нём резко сменилось, такое выражение я порой видел у Матсу, когда она улетала в свои грёзы. Ик, кажется я попал, и ведь судя по эмоциям, которые я могу улавливать через связь (а при желании и транслировать свои, благо, пока шли, немного поковырялся в этой связи и пришёл к выводу, что остальные ашикаби и вовсе транслирую свои эмоции связанным с ними секирей постоянно!), я понял, что конкретно этот брошенный на меня взгляд был уже не из раздела шуток. 

Но напряженная атмосфера была нарушена самым неожиданным образом. Телевизор в гостиной, которого до этого не было слышно, вдруг разразился хлопками-аплодисментами и чей-то голос почти что проорал.

- И так, поздравляю со вступлением в удивительный проект "секирей" счастливчик! И, э, не могли бы вы подойти к телевизору? По информации со спутника мне известно, что вы все дома, но благодаря прекрасному экранированию сам дом не просвечивается. Так что будьте добры подойти, мне-то всё равно, я могу и просто в камеру говорить, но думаю, у вас найдутся ко мне вопросы.

Подошел к вышеупомянутому предмету мебели, как впрочем, и все остальные. Да, так и есть, Минака с собственной персоной. У Мии лицо стало, будто она лимон съела, про Кагари я и вовсе молчу, ещё чуть-чуть и прощай телевизор - здравствуй злая Мия. Но думаю, стоит чуть подробней рассказать о самом ген. Директоре МБИ. На нём одет тот же непонятный, перешитый под стиль Дракулы, белый халат. Довольно модные очки, правда, на фоне этого халата они смотрятся откровенно глупо, придавая персонажу комичный вид. Боже, теперь я знаю, какие кошмары будут мне сниться. Под чудом кружка кройки-шитья скрывается белая водолазка, про то, что ниже сказать ничего не могу, банально не видно на экране. За то про ёжик его непослушно торчащих во все стороны волос, можно сказать многое, но лучше поберечь нервы и представить его лысым, а то потерю нервных клеток я так не восполню никогда. 

- Как чудесно, все в сборе! А где же беглянка? - сказал он, осматривая нашу компанию и после брошенного на вход в гостиную взгляда, им, как впрочем, и мной, была обнаружена Матсу. - Вот теперь точно в сборе, - заулыбался он.

- Повторяя уже сказанное, поздравляю с вступлением в проект "секирей", проект, что позволит раскрыть всю прелесть чувств между секирей и ашикаби. - Я всё же не выдержал и сделал всемирно известный жест "рука лицо", до этой встречи у меня была надежда, что его образ просто выдумка аниматоров и в реальности меня будет ждать матёрый интриган, а не заигравшийся учёный, возомнивший себя богом. - Теперь, поскольку ты официально участвуешь в проекте (хе-хе, я выиграл спор с Таками, ты всё же вступил в проект), - жест, до этого использованный мной, был повторён всем первым составом дисциплинарного отряда. (Ну, разве что Мутсу не хватало, тьфу-тьфу) - то я должен объяснить тебе правила, но я не буду этого делать, ведь рядом с тобой и так есть те, кто их знает и тебе расскажет. Так что перейдём к сути, не хочешь ли ты вступить в дисциплинарный отряд со своей секирей? Нет? А жаль. Что ж, ты наверняка знаешь о дзинки? - Дождавшись моего утвердительного кивка, он продолжил - Так, вот если пройдёшь всю мою игру, то сможешь собрать их все и возвыситься, всё в твоих руках! Ну и конечно, я буду ждать честной игры по правилам, а иначе дисквалификация с последующим лишением секирей.

Он хоть понял, что сейчас сказал в конце своей речи? И я отнюдь не про сбор дзинки, ведь, что это на самом деле ему узнать неоткуда, всё же даже Мия не чувствует настоящей сути этих "камушков", что уж говорить про обычного человека. А вот как он собрался забирать секирей у меня? Особенно учитывая, что и сами "пташки" вряд ли будут просто стоять и смотреть, тем более, если я всё же окрылю всех на меня реагирующих... Нда, только ради просмотра этой сцены можно правила нарушить. Но для начала, обломаю его сейчас немного, всё же это можно сделать и не выходя из рамок правил.

- Собрать все дзинки, как здорово, - все посмотрели на меня с удивлением - это же настоящий деликатес, вот уж действительно царский подарок, но теперь у меня дилемма, под каким их соусом скушать. Эх, что за жизнь такая, вечно приходится делать выбор? Кстати, совсем забыл, у нас же вроде один дзинки уже есть, - перевожу взгляд на почуявшую неладное Матсу - поделись с умирающим от голода дракончиком.

Делаю глаза как у кота из шрека. Шок на лицах присутствующих, хоть и не такой сильный, как был раньше, видимо чего-то такого от меня и ожидали. Краем глаза замечаю сползающую от беззвучного смеха по стенке Удзуме, и отвернувшуюся Казехану у которой дрожат плечи. Директор ушел в нирвану, судя по его виду. А вот Матсу покрылась потом и нервно оглядывается, в поисках поддержки. Вот она бросила взгляд на Мию, которая вновь примерила роль короля покера, и лишь в эмоциях проскальзывает веселье, потом перевела взгляд на Казехану, которая этого и не заметила, всё так же отвернувшись и борясь с приступами смеха. Следующим на очереди стал Хомура, просто скрестивший перед собой руки в Х образном знаке, ну тут всё ясно. Видимо Матсу совсем отчаялась, поскольку дальше она перевела взгляд на Карасубу(!), которая впрочем, и так стояла рядом со мной, а под взглядом второй и вовсе устроила свою голову у меня на плече. Кажется, я насчитал одиннадцать вспышек ревности, вот только в глазах хакерши загорелся странный огонёк, ох не к добру это.

- Сдаюсь, но взамен окрыление! - Она меня сделала, а на заднем фоне задохнулась от возмущения Беницубаса. А Кочоу приняла такой убитый вид, что я, похоже скоро совершу одну глупость, сам и добровольно окрылю одно воплощение кавая. 

Серьёзно смотрю на Матсу, ну раз так то, - я согласен. - Заявляю я и наблюдаю освоение навыка телепортации в исполнении второй, ну а как ещё объяснить её секундное исчезновение и появление запыхавшейся и даже немного в пыли с дзинки в руках? Только телепортацией, а запылилась, потому что координаты слегка напутала и устала, потому что энергии много потратила. Какая стройная теория получилась, ещё бы объяснить этой теорией, что я не капли энергии при "перемещении" не почувствовал. 

Но думаю, стоит отбросить шутки. Протягиваю руку вперёд, и туда моментально оказывается, вложен "чудо-камень" и под любопытные и заинтересованные взгляды окружающих съедаю его в три укуса. Вот это я понимаю шок, видимо они думали, что я как-то иначе буду его поглощать, ан нет, именно естественным путём, только так не будет потерь энергии. Есть ещё правда "теневое поглощение", но оно больше для живых объектов подходит. Со стороны бедного Минаки даже через телевизор ощущается любопытно-оценивающий взгляд, а вот фиг, живым не дамся и препарировать не позволю!

С последним кусочком в меня вливается просто чудовищное количество манны. Я даже начинаю светиться черным (!) светом изнутри, кто бы мне раньше сказал, что черное тоже может светиться, я бы не поверил. Да батенька, да тут имеет место быть банальное обжорство. А судя по поднявшемуся настроению ещё и опьянение, пусть и не сильное. Сбылась мечта идиота - напиться. Мечта действительно глупая, но думаю вполне можно понять чувства индивидуума, у которого организм принимает алкоголь за разновидность яда и мгновенно расщепляет на безвредные составляющие. Так что алкоголь я могу пить, как газировку, вкусно, приятно, но на этом всё.

Обещания надо выполнять, с такими мыслями подхватил пискнувшую Матсу за пояс и бережно притянул к себе. Десять вспышек ревности и одна волна, пробравшая до дрожи, умеет Карасуба настрой сбивать, но слово надо держать. А с моей секирей поступим просто, открываю канал связи и транслирую ей эмоции, что испытываю к сей прекрасной мечнице. Вроде успокоилась, вот только, судя по её эмоциям, ещё пара минут и меня потащат наверх с вполне определенными целями. Буду надеяться на Мию с её "никакого разврата в доме Идзумо"! 

Все эти мысли пронеслись ураганом в моей голове, не заняв и пары секунд реального времени, и я аккуратно подался по направлению к Матсу. В этот раз были абсолютно другие ощущения, но на энергетическом уровне все смотрелось так же, наползание аур друг на друга, с последующим созданием связи из объединившихся внешних оболочек. Всё же надо будет изучить феномен "окрыления" подробней. 

Хм, странно, учитывая характер Матсу, я ждал чего угодно, но уж точно не лёгкого поцелуя, каковой и произошёл. А выбираться из объятий она что-то не спешит. От тщетных попыток отцепить от себя вторую меня отвлёк голос Минаки, о котором я успел как-то подзабыть.

- Хм-хм, поздравляю с ещё одним окрылением, Рейстлин-кун - а имя то моё он откуда знает? Ах да, я же в город заходил через пост, наверняка информацию из банка данных достал. - Значит, собираешься сожрать дзинки? Это будет интересно, но не забудь - не нарушай правила игры! А так, думаю, твоё обращение с этими "камнями" неплохо попортит нервы соперникам, и пробудит в них дух азарта и желание заполучить дзинки раньше тебя. А значит, игра станет лишь интересней! 

И, встав в пафосную позу, он заявил - А значит я, как Мастер Игры, разрешаю тебе съесть дзинки, но лишь те, которые ты получишь сам в честной борьбе.

На этой пафосной ноте он обрубил вещание. А я бы пообщался ещё, ведь судя по ставшей серьёзной Мие и напрягшейся Казехане, меня сейчас будут пытать. И непонятно за что больше - окрыление Карасубы(ну конечно в деталях, что случилось и т.п.) или мой способ использования дзинки. Но ситуация стала ещё хуже, все последствия моего усиления за счёт съеденного дзинки наконец улеглись, и мне искренне захотелось чтобы меня сейчас пытали Мия с Казеханой - это хоть будет не так больно. Ведь в данный момент, со стороны леса за городом, сюда приближалась аура такой мощи, что мне поплохело. Стоит лишь сказать что "это" было сильнее Мии раз в пять минимум, я же до поглощения был сильнее всего в полтора раза, сейчас приблизительно втрое с копейками. Судя по ауре "это" имеет сходные принципы с секирей, но аура ближе к окрылённым, видимо придётся драться. Да и судя по тому, как оно обогнуло весь город и зашло в северный район, цель этого "чистильщика" вполне понятна.

Вдруг у меня будто щёлкнуло в голове, и я посмотрел на ситуацию под другим углом. Представим что демиург, который создал этот мир - администратор создавший файл, и вся система файла начала засоряться, а предохранители (дзинки), созданные администратором, оказались дефеткными. И вот на выручку коллеге (демиургу) приходят старшие товарищи (мои наниматели) и отправляют в фаил (мир) лечащую программу (меня). Но защитная система, после того, как лечащая программа вычистила один из дефектов (сожрал дзинки), приняла её за вирус (господи - за что?) и отправила разбираться с ним антивирус, приближение которого я и ощущаю. Ну и подводя итог - надеюсь - это будет Касперский! 

Выныриваю из своих мыслей и прислушиваюсь к ощущению жизни. Черт, долговато я "витал в облаках" антивирус всего в пяти-шести кварталах отсюда, так что через минуты две он будет здесь, даже если скорость сбросит. В очередной раз возвращаюсь в реальность и обнаруживаю, что меня трясёт обеспокоенная Карасуба. Да и остальные смотрят на меня как-то странно. Ладно, это всё после, сейчас бегом на улицу, а то когда мы с этим монстром столкнёмся (а мы столкнёмся) мы же всё поместье разнесём! А в таком случае, даже если я одолею "антивирус" меня Мия добьёт и скажет что так и было!

Пролетаю мимо ошарашенных секирей, по пути запрыгивая в свои ботинки, открываю дверь, за которой обнаружился Сео, занёсший руку чтобы постучать, со своими секирей. Он уже открыл, было рот, что бы что-то сказать, но времени осталось мало, поэтому изогнувшись боком просочился мимо него и вылетел как пробка из бутылки, сначала из дома, а потом и из-за калитки. Успел!

Думаю, стоит слегка отдалить место нашего столкновения от гостиницы Мии, а то мало ли. С такими мыслями бросаюсь навстречу монстру, что ощущается всего в двух кварталах от дома. Пробежать успел пол квартала перед столкновением с ним. Ну, что сказать, с виду обычный парень, пусть накачанный, одет в светлые джинсы и синюю футболку, ростом не уступает мне, блондин с хохолком волос позади и с глазами как у меня при слиянии с миром изнанки. Судя по всему, в его "программу" заложено ещё и поговорить перед боем, почему бы и не послушать?

- Я не могу позволить кому-бы то ни было использовать дзинки, ты признан мной опасным и должен быть уничтожен. - А голос то с каждым, словом всё живей! Вот дуры, подумал я, скосив глаза к появляющимся из за поворота секирей, пришедшим сюда всей толпой, да они ещё и Сео с его электро-сестричками захватили! А электроник между тем продолжал - Забыл представиться, Кайрю, секирей номер три. Я уничтожу тебя, чтобы защитить идеалы моего ашикаби!

А, э, нет слов! Ну, разве что: "а "антивирус" такой же глюченый как и сам мир!" Тыкаю пальцем в Казехану - Вообще-то она третья секирей! Так что малыш, сдаётся мне, что ты врешь! 

Секирей, как впрочем, и Сео, наблюдали за нами, находясь в шоковом состоянии после заявления моего оппонента по поводу его номера. Странно, ну соврал, с кем не бывает?

- Я не из второго поколения, а из первого шатла, что был открыт более пятисот лет назад - Гордо заявило это чудо неудачливого вивисектора. Ну, судя по заложенным в него данным, он и правда искренне считает, что ему лет эдак пятьсот. Ну, сейчас ты у меня получишь, "ровестничек". 
  
  
  
   Глава 11 Бой на грани поражения и полное слияние.
  
  
   POV Беницубаса, доходный дом Идзумо, немного ранее.
  
   Да что происходит? Сначала МОЙ ашикаби приводит эту маньячку, которая, несмотря на то, что только у него появилась, в то время как я одна из первых его секирей, уже окрылённая, а я до сих пор нет! Затем ещё эта извращенка со своими дойками (у, бесит) выставила ему условия! Да она заставила его окрылить себя, грязно шантажируя. Но ничего, я ему ещё докажу, что я лучше чем эти коровы, и вообще не в груди счастье.

Да и разговор с директором (на которого я до сих пор обижена, это же надо так плохо охранять нас во время перевозки!) вышел довольно странным, такое ощущение, будто этот Минака полных псих! Правда мой ашикаби тоже немного странный, но у него хоть понятно, что из чего вытекает, особенно после той его истории о его прошлом.

Потом и вовсе началось что-то странное, Рейстлин-сан застыл на месте, ни на что, не реагируя, наверняка это всё эта извращенка! Вон как улыбается, а нет, перестала, теперь смотрит на него с испугом, её отодвигает Карасуба и пытается привести нашего ашикаби в чувства. Но зачем же так трясти? Тем более, что он не реагирует, лучше я попробую. Ик, эт-та Карасуба, д-да что она себе позволяет, стоило только шаг сделать как она так на нас всех глянула, будто уже всех четвертовала!

Дальше хуже, мой будущий ашикаби пришёл в себя, но не успела я порадоваться, как он размытой тенью метнулся к двери. По дому разносится щелчок замка, и слышатся удаляющиеся шаги, что это с ним? Бегу следом, да и остальные тоже, разве что хозяйка умудряется идти с той же скоростью, с какой мы бежим. В дверях сношу с пути того небритого ашикаби и бегу дальше. Хоть Рейстлин уже скрылся из виду, но я его чувствую, как впрочем, и все, кто на него реагирует.

Заворачиваем за угол очередного дома и видим такую картину - сидящий на двух метровом бетоном заборе черноволосый и стоящий на асфальте напротив него незнакомый блондин. Тут до меня долетают слова которые заставляют меня застыть в шоке.

-... ты признан мной опасным и должен быть уничтожен. - Заявляет блондин, смотря прямо на моего ашикаби, после небольшой паузы этот блондин продолжил - Забыл представиться, Кайрю, секирей номер три. Я уничтожу тебя, чтобы защитить идеалы моего ашикаби! 

Как это? Ведь вот же стоит Казехана с донельзя удивлённым лицом. Но мой вопрос был озвучен раньше меня черноволосым, что некультурно тыкая в сторону третьей пальцем, заявил. - Вообще-то она третья секирей! Так что малыш, сдаётся мне, что ты врешь! 

Ну, хоть и довольно в странной манере, но вопрос озвучен. Блондин же, проследив взглядом за направлением пальца, брезгливо сморщился и, с отвращением глядя на Казехану, гордо заявил - Я не из второго поколения, а из первого шатла, что был открыт более пятисот лет назад. 

Что? Но как это возможно? Ведь мы столько не живём. Но мои мысли оборвал ответ Рейстлина. - Хех, понятно, ну тогда может, приступим к тому, зачем ты сюда пришёл? Уходите отсюда, это явно бой не вашего уровня. - А это уже обращаясь к нам. Ну нет, я тебя одного не оставлю, мне хватило и твоего похода в больницу, чтобы это понять.

Но самое странное началось именно с этого момента, мой ашикаби метнулся вперёд размытой тенью, по-моему, даже быстрей чем в первый свой поединок с Мией, но его противник с легкостью отвёл удар в сторону и ответным прямым, с правой впечатал Рейста в стену. Тот, правда мгновенно выбрался из ямы в стене, по форме повторяющей его тело и снова метнулся на врага. Короткий обмен ударами, из которых я в лучшем случае увидела лишь треть и то размытыми движениями, и мой ашикаби снова летит теперь уже в нашу сторону. Упираясь ногами и оставляя глубокие борозды на асфальте, он всё же сумел затормозить за метр от нас. Гневно зыркнув в нашу сторону и прошипев "я же сказал - уходите" он снова бросается в бой, ускоряясь ещё сильнее. Дальше у меня уже не выходит уследить за ними, лишь носятся впереди две смутные тени, да появляются следы разрушений. Вот в одном месте упал фонарный столб, вот левее от него пошёл трещинами асфальт. Периодически появляющиеся дыры в бетонных заборах ближайших домов, как и вмятины на земле я уже и подсчитать не смогу - их слишком много. Но вот одна из теней вбивает другую в стену, и я с удивлением вижу с трудом стоящего на ногах Рейстлина, только что отлипшего от падающего во внутрь двора куска забора. Его же противник, почти и не помятый, уже приблизился к нему неуловимым движением и, невероятно изогнув ногу, ударом пятки сверху вбивает моего ашикаби в асфальт. 

- Нет! - бросаюсь вперёд, больше я не могу смотреть на это избиение, пусть я ничего не сделаю этому монстру, но своего ашикаби я в обиду не дам! А судя по тому, что крикнула это не одна я, то выходит, что я не единственная кто так думает, и плевать, что будет потом, главное чтобы это потом было, хотя бы для моего любимого. 

Мимо меня проносится силуэт с длинными серыми волосами и катаной в руках, но это чудовище простым движением руки блокирует выпад рычащей от переполняющей её ярости Карасубы, зато он открылся с другой стороны. Концентрирую энергию из своего ядра в руке и делаю удар кулаком рассекающий даже воздух и оставляющий воздушный шлейф - Кровавый фестиваль.

В этот раз приём вышел идеально, хотя раньше он получался незаконченным и инструктора на острове даже решили, что без окрыления он у меня не выйдет, видимо, они ошибались. Но этот непонятный секирей сдвинул свою руку со всё ещё упирающейся в неё катаной дальше и просто заблокировал мой удар, разрушая своей рукой всю собранную в ударе энергию. Следом резким движением руки он отбросил нас с Карасубой обратно со словами "не мешайтесь". Меня поймала Мия, проскользив ногами немного по асфальту, а Карасуба сумела затормозить сама, вновь кидаясь в атаку. 

В это время Тоетама, орудуя своим двухметровым боевым посохом, и Ичия, что так же как и я, бьётся кулаками, сумели заставить его отступить на пару шагов, прежде чем были вбиты в асфальт легкими движениями ладоней. Но стоило ему сделать пару шагов к так и не вставшему, но судя по вздымающимся бокам - ещё живому, Рейстлину, как в него полетели струи спрессованной под высоким давлением воды. И прозвучал голос, этой блондинистой зазнайки, что как только появилась в поместье, сразу заставила себя невзлюбить словами, что она его будущая, законная жена. - Не смей прикасаться к моему ашикаби. - Да ещё и стала в пафосную позу. У, как же бесит! Но и от неё есть польза. Но вот уже и Карасуба добежала до цели и почти достала его клинком, как он ударил её в живот, подбрасывая в воздух на пару метров. Когда же она уже почти коснулась земли, сделал левой рукой движение, будто от комара отмахивается, и впечатал "черную" в противоположную лежащему ашикаби стену. 

Но стоило ему снова попробовать подойти к Рейсту, как в него полетели сразу два дракона, из воды от Цукиуми и огня от Кагари. Но он их просто перепрыгнул, и казалось бы растворился в воздухе, в следующий момент появляясь перед огненным секирей и отправляя того в полёт куда-то назад по улице. Поворачивается к Цукиуми и ему приходится уклоняться от удара поварёшки(!) Мии, а следом с двух боков на него несутся Хайхане и новенькая с двумя катанами. Но он просто отходит в сторону и подхватив одну, впечатывает её в другую, попутно ударив сверху локтём в получившийся клубок, снова вдавливая очередные свои жертвы в асфальт. И снова растворяется что бы появиться рядом с Цукиуми, собираясь хуком справа, отправить её в полёт. Пытаюсь заблокировать удар, предназначенный водной секирей и в итоге мы летим в ближайший столб уже вдвоём. Столб сносит от силы удара и нас ещё протаскивает пару метров по асфальту. 

Цукиуми пытается встать, но хватается за бок и сползает обратно на землю. Я же с трудом, но встаю. Для того чтобы увидеть, как враг легким ударом отправляет уже пришедшую в себя и попытавшуюся напасть со спины Ичию в полёт прямо на Мию и те вместе проезжают по земле, но Мия сумела удержаться на ногах, да ещё и Ичии помогла встать. Но вместо того, чтобы расправиться с ними, этот блондин развернулся к нам спиной и пошёл обратно к всё так же лежащему ашикаби. 

Но сначала вокруг него закружил самый настоящий ураган, хоть и в миниатюре, который тот порвал голыми руками. А следом его опутали белой вуалью, опрокидывая на землю. 

- У вас был шанс уйти, теперь я вас прикончу, - спокойным, даже каким-то безжизненным голосом сказал он, будто простые тряпки, разрывая вуаль на лоскуты. Вот он оказывается перед Удзуме, попутно отбивая молнию, посланную электро-сестричками, руками и уже собираясь впечатать ногу в грудь Удзуме (и эта с большой грудью! Да они издеваются!). Но её с выглядывающей у неё из-под одежды вуалью, притягивает порывом ветра к Казехане. 

В следующую секунду происходит сразу несколько событий. Сначала поднимается на колени доселе лежавший Рейстлин, складывает руки в молитвенном жесте перед собой и произносит тихим голосом, который при этом будто отдаётся у меня в голове, и судя по поморщившимися остальными секирей (некоторые из-за этого даже в сознание пришли), не я одна услышала его голос у себя в голове, который произнёс.

- Власть тьмы, слияние с драконом наги. - Дальше от него расходится чудовищная волна Ки, полностью скрывая его фигуру в черной дымке. 

А блондин тем временем оказывается перед удивлёнными Казеханой с Удзуме и его кулак врезается в будто из воздуха появившуюся фигуру с постепенно сползающей с неё дымкой. В шоке все, секирей застывают смотря на это существо, что раньше было Рейстлином, даже не обращая внимание, как от его щелбана отправляется в полёт этот чертов блондин.

А посмотреть там было на что. Ставшая белой, как у вампира кожа, черный белок и белый зрачок с чёрным ободком внутри, отросшие до ягодиц волосы, казалось, ставшие ещё чернее, странные горящие символы на теле и соединенные в два кольца, висящие в воздухе позади него, появившееся за левой частью спины черное крыло покрытое как чешуей, так и перьями. Будто выползающие из его фигуры призрачные змеи и полыхающий вокруг его фигуры, при этом, не касаясь его самого, будто боясь потревожить, белый огонь.

- Извините, что вам пришлось влезть в это, - начал тихо говорить он, но его голос по-прежнему слышался будто изнутри. - Но я просил уйти вас, поскольку не хотел, что бы с вами что-то случилось. Ещё больше я не хотел, чтобы вы увидели меня таким. А попытка обойтись полумерами привела к плачевным результатам, простите меня.

И он повернулся к уже вставшему блондину. Вот он стоит рядом с Казеханой и Удзуме, а через какое-то мгновение он уже стоит за шаг от секирей первого поколения, и ведь не было ни размытой тени, ни чего-то ещё, создаётся ощущение, что он всегда стоял рядом с блондином. Жуткая скорость. Дотронулся указательным и средним пальцами правой руки до лба противника и тот просто упал и начал, извиваясь на земле, сгорать изнутри в белом пламени. И всё в абсолютной тишине. 

Это было страшно и завораживающе одновременно. Но вот он снова стоит к нам лицом, а я вновь не смогла увидеть не единого движения. Вот он появляется рядом, то с одной, то с другой секирей, прикладывает ладонь ко лбу каждой. Вот дошла очередь и до меня, он аккуратно положил ладонь мне на голову, и спустя мгновение по телу разлилось приятное тепло, все раны начали заживать не просто на глазах, а всего за секунду, силы полностью восстановились, и исчезла вся усталость, разве что моральная осталась. Но уже через пару секунд Рейстлин убирает свою руку с моего лба и идёт к следующей пострадавшей. Так продолжалось ещё пару секунд, пока не обошёл всех, закончив на Мие и на всякий случай, коснувшись и лбов Казеханы с Удзуме. 

Через пару минут мы всё в том же молчании двинулись домой, позади шел Рейстлин, всё в том же облике и с переутомившейся Ичией на руках. Блин, как же завидно! Но вот мы дошли до дома и когда все зашли в гостиную, Мия требовательно посмотрела на Рейстлина. Но однокрылый, будто не обращая внимания на взгляды, обращённые на него, подошёл к дивану и аккуратно положил туда Ичию, которая со вздохом разомкнула кольцо своих рук на его плечах. 

- Позже, я вернусь через пару минут, - сказал он осмотревшись вокруг. - мне надо привести себя в порядок.

С этими словами он скрылся в ванной, откуда спустя полминуты стали раздаваться щелкающие звуки вместе с жутким хрустом и периодическим шипением с приглушенными ругательствами. И, наконец, он вышел из ванной с черным мешком из которого выглядывали перья и длинными волосами, которые так и не укоротились. Да ещё и сверкая легкой улыбкой и голым торсом.

- Мия-сан, а куда можно выбросить перья. - смущенно почёсывая затылок спросил он. Хотя было от чего смущаться, всё же все присутствовавшие рассматривали его, и большинство взглядов было откровенно раздевающими. 
  
End POV.

  
Вернулся с кухни, куда был отправлен Мией, выкидывать перья. Ух, лучше не вспоминать, всё же выдирать их было больно. Если энергетическую составляющую я подавил легко и быстро, то с физической составляющей было труднее, зато теперь я полноценный дракон, "змий Наги", король змей. Но блин, это было очень больно, хотя этой силой я пользовался всего два раза в жизни, когда только пробудился и сейчас. 

В плюсы, пожалуй, стоит записать то, что я теперь могу использовать силы поглощенных когда-то драконов сам, а не через духовную составляющую, поскольку мой дракон был слит и растворён мной. Стоит отметить, что и приемы этих рептилий теперь будут выходить с вдвое большим эффектом при тех же затратах Ки, либо делать приёмы с той же силой, экономя половину энергии, довольно вкусный бонус. Правда, не всё так радужно, моё проклятье, похоже тоже стало сильней. Но если бы не это, "касперский" меня бы прибил, и что самое страшное, не только меня.

Сам не заметил, как вернулся в гостиную, вынырнув из своих мыслей от чьего-то отрицательного настроя, направленного если не на меня, то куда-то рядом. Осмотрелся, ох... сильно удивился. Я сидел на том самом диванчике, куда сгрузил восемнадцатую, собственно голова Ичии лежала у меня на коленях и, видимо, пока я был в своих мыслях, я на автомате гладил её по голове. А вернула меня в себя волна ревности исходившая от Карасубы, Беницубасы и как не странно, Удзуме. Посмотрев на неё по пристальней, понял, что сегодня мне на ночь придется дверь железными цепями опутать. Иначе может случиться одна вещь, за которую меня Мия по головке не погладит. Или, выражаясь ясней, Удзуме на меня реагирует и очень сильно. Так, а по поводу источников ревности я ошибся, туда же стоит записать и Цукиуми, да и остальных, реагирующих на меня, тоже, но в гораздо меньшей степени. 

- И что это было, - разрушила тишину Мия, явно намекая на мою форму, остальное вроде и так понятно, да и судя по пантомиме Сео, который попытался изобразить меня, да ещё и с рогами, то вопрос именно про ту форму. Ну что ж, отвечу, как всегда, честно, но непонятно. - И лучше тебе Рейстлин-кун больше не увиливать от вопросов, по крайней мере, не сейчас.

Да я вроде и не собирался, мне и моих прошлых попыток хватило, до сих пор стыдно. - Это был настоящий я - черный дракон, "змий Наги", прародитель всего клана, что стал моей духовной частью, сегодня, был поглощён мной окончательно. А теперь моя очередь спрашивать - почему вы не ушли, когда я этого попросил? Я бы сразу перекинулся в ту свою форму.

Мне отвечали по-разному, но так впервые. Мия просто приложила меня поварёшкой по голове, как итог, согнутая стальная поварёшка и ощущение легкого хлопка по моей голове.


- Как ты можешь такое говорить? Думаешь мы тебя бросим? А о твоих секирей ты не подумал? Да они бы, если бы с тобой что-то случилось, отправились бы следом! А это твоё "я не хотел, чтобы вы увидели меня таким", ну и что, что увидели? Или ты думаешь, мы побежим от тебя в разные стороны с криками "Спасите, монстр!", так? Столько лет прожил, а так думать и не научился, в поместье Идзумо тебя принимают таким, какой ты есть. И никто тебя бояться и ненавидеть не собирается! - Заявила она, выпрямляя поварёшку. 

Карасуба поступила ещё проще, просто подошла, наклонилась и впилась в мои губы поцелуем, а отстранившись, уселась рядом и заявила - Кто-то вроде мне говорил, что "черное притягивается к черному"? Или ты решил таким способом от меня отделаться?

Я лишь отрицательно покачал головой и прижал её к себе, со стороны Карасубы раздался хмык, и она устроила свою голову у меня на плече. С эти разобрались, думаю пора поднять ещё одну важную тему. 

- Раз с этой темой мы закончили, то думаю, стоит спросить ещё кое-что. Беницубаса и Ичия, как наиболее пострадавшим, да и наиболее отличившимся стоит сделать подарок, и я даже знаю какой. Смотря на ваши непонимающие лица, понимаю, что стоит уточнить. Ты, Беницубаса, первой кинулась в бой, ну из не окрылённых, подставляясь, хотя могла вообще не вмешиваться, и не смотрите так на меня - да могла! И точка. Да и бой приняла более одного раза, хотя большинство и после первого столкновения не смогли подняться. За что я тебе благодарен. Теперь ты, Ичия, сначала своим напором сумела заставить отступить противника, которого и Карасуба с места не сдвинула, и не морщись, твои выкрутасы я не забыл, но ты сама себе приз выберешь. Прошу прощения, отвлёкся, так вот, дальше ты сумела подняться после его, что не говори, сокрушительного удара и вновь напасть, что тоже далеко не все смогли повторить. Так что вы обе заслуживаете награды. Беницубаса, подойди, пожалуйста, а то меня, как можно заметить, оккупировали полностью. 

Сто пятая на негнущихся ногах подошла ко мне, и по моему жесту наклонилась вперёд. Легкий, но нежный поцелуй (а другой в присутствии Мии мне страшновато делать, а то найдёт что по убойней поварёшки, да и от Карасубы понесло негативом) и теперь розововолосая секирей окрылена. Отрываюсь от её губ и смотрю в розовые глаза, смотрящие на меня с небольшим шоком и просто таки щенячей преданностью. 

- Вот и всё, моя малышка, - смотрю на зардевшуюся секирей стараясь не обращать внимания на тычки мне под ребра от "черной" секирей, перевожу взгляд на стремительно краснеющую восемнадцатую и с улыбкой говорю. - А теперь награда для второй героини. 

С этими словами наклоняюсь вперед и впиваюсь в её губы, но опять же не углубляя поцелуй, по ощущениям моей чуйки, если бы я это сделал или бы была ещё одна в "очереди", то мне бы сделали очень больно!

На этом сей весёлый день и закончился. Меня же аккуратно отнесли в комнату мои секирей (ну что тут скажешь, похоже, огребать неприятностей начинает входить у меня в привычку) и аккуратно уложив, начали стягивать лишнюю одежду. А дальше я позорно отключился.
  
  
  
  
   Глава 12 Весёлое утро и спокойный день.
  
  
   Утро началось для меня со звука открывающейся двери и столь понравившегося мне голоса с легкой хрипотцой. 

- Вставай, соня, скоро рассвет... - "Добрая" у меня Карасуба, будит не свет ни заря. Вот только странно её голос оборвался, да и звука шагов я не слышу. Пытаюсь подняться с кровати, и понимаю, что зажат с двух сторон. Под осознание этого факта слышу звук вынимаемого из ножен клинка и, всё же, до моего сонного мозга доходит каверзная мысль "а глаза открыть не пробовал?", за исполнение которой я сразу и взялся. Осмотрелся. Ой, что сейчас будет!

- А ну живо слезли с моего ашикаби, пока я вас тут не нашинковала, - угрожающе прошипела Карасуба на лежащих с двух сторон от меня Казехану и Удзуме. Откуда они вообще тут взялись? Стоп, Казехану? Ладно, Удзуме, тут всё понятно, но третья тут каким боком? Пытаюсь задавить ехидную мыслишку "Тем самым", вроде бы получается. Ответ "секирей под вуалью" полностью вывел меня из равновесия и привел в ярость.

- Допустим не "твоего" а "нашего" ашикаби, а говорить, что мне делать ты мне не указ. - Ехидно смотря на побелевшую, от едва сдерживаемого гнева Карасубу заявила Удзуме. 

Что она только что сказала? Прислушиваюсь к себе и понимаю что в моей ауре и в самом деле уже не четыре связи, а шесть! Не заметив, как успел встать, осматриваю комнату пустым взглядом, в котором нет и намёка на обуревающие меня чувства. 

Свет на секунду мигнул, и вот я уже стою на верхней балке навесной части моста, через который я и вошел в город. Подо мной, несмотря на раннее время уже слышны гудки машин и "культурные" выражения водителей. Но мне сейчас нет до них дела, с трудом подавив вспышку ярости и удивлённо себя, осмотрев, понял, что я уже одет. Вот только вещей у меня таких не было. На мне были надеты черные джинсы и такого же цвета футболка без рукавов. Присмотревшись по внимательней, понял, что эта одежда создана из тени, но в отличие от прошлых моих творений, она полноценна. Поэтому за ней не нужен постоянный контроль, она не разрушится в принципе, да и обладает неоспоримым плюсом по сравнению с обычной, магазинной одеждой. Она может сама восстанавливаться. Что для меня, в этом мире, стало неожиданно актуально. Да и энергии на её поддержание не тратится, поскольку наряд полностью перешёл в материальный план, что тоже, несомненно, плюс. 

Долго оставаться в плохом настроении, как и рассматривать наряд, у меня не вышло, и мысли мои унеслись к поведению секирей. Ведь, не смотря на разные характеры, их объединяет одна черта - открытость. Если ненавидят - то искренне, если любят - то всей душой. Такое поведение очень сильно напоминает поведение детей и меня. Вот только если у детей это вследствие их малого опыта и "чистоты", то в моём случае я сам сотворил с собой такое, слегка перекроив свои эмоции и некоторые другие процессы. Ведь если бы я воспринимал мир так, как это делает взрослый человек, то просто бы сошёл с ума под грузом прожитых лет. А вот детская психика в этом плане гораздо гибче, чем я и воспользовался, дав своему восприятию мира и психике некоторую безуминку и более легкое мышление. Да ещё и свою лепту внесла моя суть проклятого, чуть-чуть сместив акценты в моей работе. Но это всё же лучше, чем лет через сто пятьдесят - двести сойти с ума. Правда, если выстраивать линию, то сначала идут дети, потом секирей, а потом уже я и, как не удивительно, Мия, в чьём поведении проглядывается модель восприятия мира ближе (если не сказать почти такой же) к моему. 

На губах у меня появилась слегка грустная улыбка. А ведь со всеми этими окрылениями всё сыграло мне на руку. Карасуба не в счёт, там от меня ничего не зависело (ну, разве что проиграть и пафосно отправиться на встречу с начальством). Матсу я мог бы и убедить, как минимум подождать с окрылением, но моя чуйка подсказывала, что так поступить было необходимо. И только после поглощения своего дракона, я понял почему. Если бы на тот момент у меня была связь только с Карасубой, то скорей всего поглощен в слиянии был бы я. О том чтобы было, не будь я ни с кем связан, и вовсе думать не хотелось. Правда и двух "якорей" мне было мало, а пока я приводил себя в норму в ванной, я успел высчитать, что подобных связей мне нужно ещё три. Но решил попробовать обойтись всего двумя новыми. Да и большее число было бы слишком не вписывающееся в мой привычный образ. Так что, вечернее представление с окрылением Беницубасы и Ичии, иначе как актом лицемерия не назовёшь. Правда судьба спасла меня от участи узнать, что же со мной будет при недостаче связей-якорей. 

Таким образом, выходит, что злиться на Удзуме с Казеханой несколько глупо. Мы просто взаимно использовали друг друга. Здесь скорее им надо обижаться, ведь они сделали это в порыве чувств, в то время как для меня это была необходимость и приятная неожиданность. Вот только, тогда не понятно, почему я так разозлился? Хех, правда, предположения имеются, к примеру, это был удар по моей мужской гордости. И ещё пара незначительных фактов из той же рубрики, если всё это слепить воедино, то выходит, что моё эго высказало своё "фи". 

Так что хватит раскисать и заниматься самокопанием, лучше порадуйся плюсам от слияния с самим собой и поглощения дзинки. Или вот, с моста полюбуйся на красивейший вид восходящего солнца. Ведь это действительно красиво, особенно с моего ракурса, смотреть, как диск багрово оранжевого цвета медленно выползает из-за горизонта, как начинают сверкать окна города, что начинается сразу за мостом. Как земля под ногами окрашивается в рассветные тона, а по улицам и, пока немногочисленным, прохожим начинают бегать солнечные зайчики. Как луч света, отраженный от огромных часов высотного здания МБИ, освещает центральную площадь, делая её похожей на причудливую сцену. Как начинает искриться вода в море окружающем этот полуостров и расположенный на нем город. Поистине прекрасное зрелище, которое не замечают простые обыватели, относясь к подобному чуду как к должному или вовсе не замечая красоты природы. 

Наблюдая с края балки за всем эти великолепием, я выудил из памяти пару интересных строчек и, не удержавшись, продекламировал их.

-Я пришел безликим в этот мир
Тропой, где нет солнца.

Кровь моя меняла цвет.
В первый раз я наблюдал рассвет,
Тонул в лучах солнца. 

* отрывок из песни "Сон, в котором не было солнца." группы "Легион". (слегка отформатированной автором)

Сзади раздалось шуршание ткани, на секунду сверившись с ощущением жизни, подтвердил свои мысли - Удзуме. Хм, уже второй раз, как не одно из моих хвалёных чувств не сработало. Первый был, когда они с Казеханой заявились ко мне ночью. Нет, я понимаю, почему молчало чувство опасности - не убивать же они меня заявились? Но почему остальной букет не среагировал? Видимо, слишком вымотался, а постоянно быть в боевой готовности невозможно. Сейчас-то понятно - все мои чувства, кроме ощущения жизни, после переплетения наших аур и создания связи воспринимают её как часть меня, но за первый раз мне все равно стыдно, тоже мне великий боец, которого во сне и младенец прирежет. 

- Подслушивать не хорошо, но думаю нотации тебе читать бесполезно - со вздохом разворачиваясь, сказал я. - Давно ты тут? 

Сначала она слегка смутилась, а потом её лицо приняло виноватое выражение. Вскользь глянув на её эмоции, действительно нашёл там чувство вины и раскаяния, но отнюдь не в демонстрируемых габаритах - Как только узнала у Кочоу, куда ты направился, а то Матсу мне отказала в помощи, видите ли, я от тебя подло окрылилась, в то время как она потом и кровью сумела заработать своё окрыление. - В эмоциях полыхнуло раздражением, направленным на вторую - ага, как же, да она и вовсе шантажистка, а всё туда же - обижаться!

Закончив говорить, Удзуме посмотрела на меня с видом оскорбленной невинности. Ну и что вы мне прикажете с этой лисой делать? Вот я и решил "понять и простить". На первый раз, да и сам провинился, так что - Ладно, закрыли тему, окрылилась и окрылилась, пойдем, что ли домой, а то есть охота. - Сказал я с улыбкой. 

Моя секирей, лишь радостно просияла и усиленно закивала головой. Спрыгнув с балки на мост, пешком отправились к доходному дому.

Вышагивая со своей секирей, которая, заметив взгляды, бросаемые на меня прекрасной половиной человечества, пристроилась слева от меня и прижав мою руку к себе, зажала её между своих "подушек безопасности", я заметил в преулке обычную, в общем-то сцену приставания парня к девушке. Если бы не одно но, его аура имела те же свойства, что и Сео. Только в случае с небритым алкоголиком, его аура проникала аккуратно при соприкосновении и, незаметно добираясь до сути, блокировала силы, вызывая при этом у неокрыленных секирей реакцию на него. У этого же парня аура просто таки ломилась вперед, пробивая себе путь, грубо и топорно. Да и секирей (да, да я снова налетел на секирей) сопротивлялась этим попыткам. Эх, хоть я и обещал себе больше не лезть в такие ситуации, но что-то (возможно вновь поднявшая голову совесть) не даёт мне пройти мимо. 

Выскользнув из довольно приятного захвата моей секирей, переместившись по теням за спину парню отправил того в полёт. Так и хочется выдать нечто вроде "знай, своё место!", но девушка сбила полушутливый, полупафосный настрой, бросившись мне на шею с криком - Я наконец-то нашла тебя, мой ашикаби! 

Дальнейшее приобрело вид театра абсурда. Вот спасенная (кстати, довольно милая, да ещё и смугляночка) целует меня и окрыляется. К слову, стоит немного заострить внимание на внешнем виде красавицы, помимо уже отмеченного моим сознанием цвета кожи, она была одета во всё черное, да и волосы у неё были того же цвета, как, впрочем, и у меня. Надет на ней был то ли лифчик, то ли короткий топ, оставляющий открытым большую часть верхней половины тела. Сзади у неё был плащ аля Дракула, укороченная до середины пояса версия, нижнюю часть тела скрывала юбка, удерживаемая монструозного вида поясом. Хотя скрывала не то выражение, поскольку разрез, находящийся спереди, шел даже выше колен. На ногах были одеты аккуратные сапожки, доходившие почти до колена. В общем, вид она имела довольно милый, правда разве что только с моей точки зрения. Ещё появилось подозрение, что мы с ней в одном месте одежду приобретаем. Но возвращаясь к череде событий из своих размышлений, краем глаза заметил несущиеся в нашу сторону полоски белой ткани и жгучее чувство ревности, исходящее с той стороны, откуда пришёл я. Удзуме, а я и не знал что ты такая ревнивица. Милашка хватает меня за руку и телепортируется на крышу соседнего здания... через тени. Это обстоятельство меня просто добило. Но тело, сработав на автомате, в тот же миг сделало телепорт к удивлённой Удзуме с дергающимся глазом. Вот уж действительно судьба, ко мне притянуло секирей, что обладает властью над тенями. Интересно, насколько далеко распространяется спектр её возможностей? 

В реальность меня привёл голос десятой, что с нотками ревности спрашивала - А может, уже опустишь её на землю? И мы, наконец, узнаем, какого черта она вытворяет? 

Только тут я обратил внимание, что я держал её на руках, хотя, судя по красному лицу (ох, как же это мило смотрится на смуглой коже) моего "приобретения", причина монолога Удзуме категорически против спускаться. 

Но, всё же спустив на землю так и не отпустившую меня секирей, я тут же был взят в плен и с правой стороны. Общим голосованием мы решили обсудить это событие в ближайшем ресторане. По ходу рассказа стало известно, что перед нами секирей номер 57, Яхан имеет способность перемещаться с помощью теней и прятаться в них же, так же она может призвать клинки из тени, но если у меня это действительно теневое оружие, то в её случае просто заранее отправленные на ту сторону ятаганы. Её очень не хотели выпускать из МБИ из-за её многогранной способности. Но реагировать на ашикаби она начала ещё в лаборатории чуть больше недели назад, как раз когда меня закинуло в этот мир. Дня три назад зов усилился, результаты проведенной проверки показали, что реакция идёт не на персонал МБИ, а на кого-то в городе. Лично мне понятно, что имелось в виду под усилением реакции, это момент поглощения клеток ашикаби у Чихо. Дальше - хуже, вчера ранним вечером произошёл всплеск, приведший к усилению реакции даже не в вдвое, а в пятнадцать раз, и Яхан, спустя четыре часа (когда эти вивисекторы внимание ослабили) сбежала навстречу зову. Сегодня, когда она уже подходила к месту, где ощущался её ашикаби, на неё напал тот парень, пытаясь её подчинить, а затем и окрылить. Но связь зова оказалась очень сильна и в течение получаса(!) она умудрялась отбиваться в той подворотне. А дальше весь такой в черном (рушим шаблоны, осталось найти черного коня) появился я - источник зова. 

Веселая история, ничего не скажешь. Не прогонять же ее, в самом деле? Раз уж окрылилась, то и разводить полемику смысла нет. Да и, чувствуя в ней родственное дуновение силы, я неожиданно обнаружил, что отпустить её банально не смогу. Она даже на вид чем-то со мной похожа, если бы не цвет кожи, шоколадный у неё и белый у меня, нас бы можно было принять за родственников, хотя что-то подсказывает мне, что итак прохожие принимают нас за брата с сестрой. Хм, кажется, у меня созрел план мести Казехане за утреннюю подставу. Описав Яхан, вкратце, уже произошедшие события и атмосферу доходного дома Идзумо, был приятно удивлён, "сестрёнка" задавала вопросы только по теме, слушала внимательно и даже на вид производила впечатление не как только выпущенная на волю, а как та же Карасуба или Удзуме, что уже успели побывать в обществе и не ведут себя как простушки. Потом попросил её подыграть мне в одном спектакле, смысл которого поставить кое-кого на место, для полноты картины пришлось описать утреннюю сцену. При рассказе, губы присутствовавшей при разговоре и последующем составлении плана мести Удзуме всё больше расплывались в улыбке. От пятьдесят седьмой и вовсе исходила волна ревности с некоторым злорадством. Физически это выражалось разве что в чуть более сильном захвате моей руки, которую она так и не отпускала из своих объятий, впрочем, десятая от неё не отставала, из-за чего есть, мне пришлось с рук моих секирей. 

В прихожей нас снова встречали обитатели поместья. Даже забавно стало, люди и время меняются, а главное действующее лицо - нет. Хоть в актёры подавайся. С выражений лиц присутствующих, когда они заметили новенькую, можно было писать пантомиму. Особенно мне запомнились реакции Цукиуми, просто таки припечатавшей Яхан волной ревности, Карасубы, которая как бы невзначай, положила руку на рукоять катаны, и Йоми. Смотрящая на меня глазами побитого щеночка. Не удержавшись, положил руку ей на голову и слегка взлохматил волосы. При попытке убрать руку сорок третья дернулась следом, чуть не упав при этом. Выцепив недовольное лицо Казеханы взглядом, незаметно указал на неё Яхан, та чуть наклонила голову, подтверждая, что всё поняла. Спектакль начался.

Яхан резко развернувшись в сторону Казеханы, посмотрела на её недовольное лицо и обращаясь ко мне сказала. - Ото-сан(отец яп.), а почему ока-сан (мама яп.) так неприязненно на меня смотрит? Я что-то сделала не так? - и забавно наклонила голову.

Удзуме, чтобы не показать улыбку, которая, несмотря на все её усилия, наплывала на её лицо, развернулась, сделав вид, что полностью поглощена процессом смены обуви. В "зрительном зале" стояла оглушительная тишина, лишь брякнула об пол катана "черной" секирей, выпавшая из ослабевших рук. 

Какие лица, этот кадр навсегда останется в моей памяти. Про Казехану я и вовсе молчу, но вот главное действующее лицо начало приходить в себя. Акт второй вот-вот начнется. Хе-хе.

- Что всё это значит? - Дрожащим голосом, спросила третья, тщетно пытаясь придать своему голосу строгий оттенок. Да! Как я ждал этого вопроса.

- Как наверняка все слышали, это наша дочь, которая умудрилась пройти теневыми тропами в прошлое, что тут скажешь - талант! - Ещё немного и Казехана упадёт в обморок, надо дожать. - Ну мусуме (дочь яп.) продемонстрируй мамочке унаследованные от меня способности.

Яхан, которая к слову, несмотря на бурлящую от смеха ауру, всё так же изображала легкую обиду на "мать", кивнула. И через тень переместилась к Мие, потом обратно. В завершение вызвала и сразу же отправила обратно клинки. Всё, есть, накрытие и попадание, Казехана полностью бледная сползла по стеночке. Правда так и не вырубилась, но, пожалуй, ей и этого хватит, всё же за потраченные этим утром нервы я отомстил. Когда я уже хотел парой слов вернуть её обратно на грешную землю и привести в чувство, у Удзуме сдали нервы, и она заржала как лошадь на весь дом. Тут начали отмирать и остальные, и что-то взгляд "мамаши" и Карасубы мне очень не нравится. Под всхлипывания и причитания с попытками объяснений ситуации, а значит и причины смеха (что лишь усугубляло ситуацию, поскольку главное и секирей ветра, и "черная" успели вынести, а именно что - это новая секирей и перед ними была разыграна сцена). Мы с Яхан, переглянувшись, дружно сделали шаг в мир теней (пришлось слегка помочь "сестренке" погрузиться на такую глубину).
  
  
   Глава 13 Временная передышка.
  
  
   Следующие полторы недели прошли не то чтобы совсем спокойно, но события, происходящие в эти дни можно записать в "повседневные заботы". Карасуба, к слову, остыла довольно быстро и посмеялась над удачной шуткой, а вот Казехана дулась ещё два дня, что впрочем, не помешало ей продолжить свои приставания. Глядя на это неокрыленные, из тех, что на меня реагируют, лишь шипели что-то вроде "Несчастная любовь, несчастная любовь, а сама тайком пробралась к другому и окрылилась". Видимо история, что третья рассказывала по канону, прозвучала несколько раньше. 

Но самая большая подстава появилась в первое утро "спокойного" дня, да так и осталась. Началось всё обыденно, с утреней разминки и последующей тренировки с Мией. Но потом захотела поучаствовать и Карасуба, да и мне после слияния явно тренировки с Мией было мало. Так что тренировка с "черной" секирей так же состоялась. Следом подошла Икки, которой я уже сам предложил позаниматься, благо я владею двуруким стилем боя на мечах гораздо лучше, чем всего с одним клинком и могу её многому научить, о чём ей и сказал. Услышав мои слова, она сразу же согласилась, так что следом последовал короткий спарринг, переросший в сорока минутный урок фехтования. База у неё была хороша, но больше ей ничего не дали - пришлось учить. Дальше меня попросила потренироваться с ней Беницубаса, которая весь урок фехтования излучала в пространство ревность, особенно когда я показывал Икки, как сделать тот или иной приём, подойдя сзади и взяв её руки своими. По мнению розововолосой, которое она шепотом озвучила подошедшей посмотреть на тренировку Таки, мы к друг другу слишком сильно прижимались. У Беницубасы, в отличие от мечницы, был свой стиль, но не хватало опыта, и нужен был спарринг-партнёр. Дальше подошла Ичия, теперь уже меня приревновали к Беницубасе(а нечего было пытаться со мной заигрывать во время тренировки, может тогда бы на этом всё и закончилось). У Ичии оказался вполне стандартный тайский бокс, но вот опыта опять же не было. Пришлось и тут поправлять ситуацию, а то переживать по новой те чувства, что испытал во время боя с Кайрю, мне совсем не хочется. 

Дальше мне стало совсем грустно, глядя на свою напарницу (по тому, что я успел увидеть, они действительно дерутся парой, да и по канону они тоже были рабочей двойкой), которая и так окрылена, в отличие от неё, напросилась на тренировочный бой Тоетама. Следом попросила помощи Хайхане, сидевшая на крыльце с момента боя с Карасубой, пришлось соглашаться. После тренировки с Хайхане я уже собирался уходить, но меня осторожно подёргали сзади за рукав. Обернувшись, увидел Йоми, смотрящую на меня такими глазами, что какие-либо слова, были излишне. Пришлось и с ней провести спарринг, иначе я бы себя почувствовал подлецом (угу, а так только подкаблучником). Правда сам бой заставил задуматься, у её способности был довольно высокий потенциал, правда на данный момент она могла лишь посылать с лезвия своей косы режущий импульс, но попробовать развить такую интересную и перспективную возможность сам бог велел. После тренировки с сорок третьей, я увидел сидящую под деревом Яхан и понял, что я мазохист, поскольку дать мастер-класс по использованию двух клинков я более чем способен, что было подтверждено на примере Икки, а то, что я буду помогать "младшей сестренке" осваивать теневые техники, я понял ещё в первую нашу встречу. 

Эпопея с тренировками завершилась уже в послеобеденное время, я же, выжатый как лимон, мечтал только о холодной ванне. Тогда я ещё не знал, что отныне такую тренировку на выносливость я буду проходить каждый день, разве что порядок "очереди" будет меняться. Но мученьям моим не было конца, прежде, чем всё же залезть в ванную, мне пришлось выдержать целую баталию с желающими "потереть мне спинку" Казеханой, Матсу и, как не странно, Карасубой (!). Осада неприступного бастиона была прекращена лишь после появления на горизонте Мии. Но даже после этого мои кары (видимо это мой персональный ад, в расплату за прошлую жизнь) не прекратились, ведь что надо сделать после ванны? Правильно - расчесать волосы, если же учесть длину моих волос после слияния, то становится понятно, что сам я это не сделаю (попытки втихую подстричься привели к затуплению всех ножниц, а чуть позже и ножей), так что меня снова ждали пытки в руках у секирей, которые получали от этого удовольствие. Поэтому я, смотря в потолок грустным взглядом, вынужден был терпеть эту получасовую экзекуцию от толпы "парикмахеров", которые уже определили между собой по каким дням та или иная секирей будет меня расчёсывать, причём участвовали в "розыгрыше призов" даже неокрыленные. 

По вечерам я был предоставлен сам себе, чем я не мог не воспользоваться. В первый вечер я решил вновь пройтись по черному рынку и сети информаторов. Всё же я ещё помню, как я встретился первый раз с Карасубой, да и подцепил часть своих пташек тоже. Так что, пообещав Мии быть к ужину, отправился в путь. Пройдясь по точкам, ничего интересного для себя не узнал ни в первый день, ни в последующие. В преступном мире меня приняли за наёмника, и даже попробовали дать пару заказов, которые я по здравому рассуждению принял. Всё же терять квалификацию мне не стоит, а на боях с секирей я поддерживаю лишь одну часть своих способностей. Всё же слежка, бесшумное устранение противника, а то и добыча ценной информации для меня является такой же важной составляющей, как и боевые умения. 

Большинство заданий, откровенно говоря, были простыми даже для обычного человека. Но за прошедшие дни попалась и парочка интересных. Да и денег подзаработал, всё же жить на деньги, созданные демоном, слегка противоречит моим принципам. 

Ещё стоит упомянуть мою прогулку в МБИ для сбора информации. Хотя я провел эту операцию под эгидой справедливой мести за ежевечерние звонки Минаки на мой телефон с одной единственной целью - заполучить меня в дисциплинарный отряд. Хотя, по полученным ещё от Матсу с Кочоу данным, в нём присутствовало целых пять секирей. Проник я туда отнюдь не за дзинки, а лишь за информацией. Ведь, несмотря на помощь двух хакерш, я прекрасно помню свою службу и как хранились особо важные материалы. Это я к тому, что информация, которая мне нужна была, располагалась на компьютерах, которые не имели выход в Интернет, причём совсем. Старая наработка ещё девяностых годов - нет подключения, нет и хакера. Просто, банально, но зараза, действенно. 

Таким образом, я узнал информацию по острову, на котором находится шатл (ну а что, туда надо будет заглянуть), кое-что по Хиге и Микогами (ибо канон не даёт полной информации, а в жизни она вполне может пригодиться, да и планы им обоим я ломал не раз) и даже по Минаке. Уж если рыть компромат, так на всех, а раскрыты их характеры в аниме (да и манге) были плохо, в жизни такого нет, так что незнание противника (пусть и возможного) может привести к нежелательным последствиям. 

В один из вечеров Минака мне намекнул, что дальнейшая моя "вечерняя работа" нежелательна, и это может стать проблемой. Пришлось завязывать, всё же пусть и не лучшие, но так необходимые связи я уже приобрёл, таким образом, если нужно будет где-то достать оружие или помещение, я теперь смогу это сделать. Да и денег подзаработал. Раз уж у меня появилось свободное время, решил потратить его на себя, пару раз встречался с уже знакомой уличной группой, после каждой такой встречи их заработок увеличивался минимум вдвое. Попутно Сай меня познакомил ещё с парой таких же групп, и предложил прийти на их сходку. Конечно, я согласился, благо свои сборы они устраивали вечером, а это время суток у меня было полностью свободным. Так среди уличных артистов появился "одинокий певец", как позже мне сказал Шинджи, который оказался тем ещё приколистом... когда не молчит. Они на пару с Саем, долго мучили меня тем, что я якобы завоевал своими песнями сердца как минимум трети присутствовавших на концерте девушек. Именно этот момент выбрала Матсу, чтобы не только подсмотреть, что она делает постоянно, а ещё и послушать о чём мы говорим со спутника, дома меня ждал весёлый вечер. Но это ещё ничего, вот когда я отправился в бордель, скинуть напряжение, вот тогда действительно было очень "весело" мне по возвращении. Один лишь факт того, что ночевать мне пришлось на крыше чего-то стоит, и это с моими-то способностями. Правда, проснулся я стандартно - чувствуя на себе тяжесть всех окрыленных мной секирей. Ах да, забыл упомянуть, секирей, которые были окрылены мной, постоянно используют меня в качестве матраса, а ведь я искренне надеялся, что всё ограничится простыми объятьями. Правда, поковырявшись в связи, понял, что это из-за неё, малышкам просто приятно находиться в приделах моей ауры, а во время сна ещё и полезно, вот на уровне инстинкта у "пташек" так и выходит.

Остальные секирей отчетливо фонили ревностью, стоит так же заметить, что уменьшение числа неокрылённых ещё больше накалило их и так натянутые отношения друг с другом. Да, да именно уменьшению, ибо Кочоу я всё же окрылил (я подло пал жертвой кавая), да и к малышке Йоми я успел очень сильно привязаться. Вот только понял я это лишь тогда, когда пьяный Сео потянул свои руки в направлении сорок третьей. Вмешиваться, кстати, мне так и не пришлось, Хикари и Хибики в очередной раз подтвердили своё прозвище, после же, постоянно извиняясь и кланяясь, отправились с поджаренным Сео к себе домой. А разнервничавшаяся Йоми, была приласкана, успокоена и... окрылена. 

Изучая связь секирей-ашикаби и разрабатывая свои силы, наткнулся на некоторые изменения в себе, принесенные извне, долго разбирался, откуда это и за что отвечает. Разобрался, захотелось зверски замучить одного рогатого шутника демонического происхождения, по крайней мере, теперь я знаю, что это был за сгусток энергии запущенный в меня перед уходом. Два из трех свойств "подарка" я разобрать сумел, и если против первого, повышающего мою выносливость сверх того, что есть у меня сейчас, я был не против, то второй подарок, увеличивающий потенцию, вызывал у меня дикое желание повеситься и отправиться прямым рейсом к шутнику! Что же давал мне третий подарочек, я понять не смог, не того полёта птица, но ощущение, что за третий бонус я захочу отплатить сильнее, чем за второй, меня не отпускало. 

Но спустя полторы недели моих вечерних прогулок, спокойные вечера закончились. Девочки, посовещавшись, решили, что одного меня отпускать за пределы особняка нельзя, так что теперь мои секирей (в том числе и не окрылённые), по очереди отправляются вместе со мной на прогулки. И если первые два раза (Яхан и Йоми), прошли вполне нормально, я бы даже сказал удачно, то на третий раз прогулка превратилась в свидание! Вот от кого, а от Хайхане я подобного не ожидал... А уж с её фразы "я прочитала, что свидание принято заканчивать поцелуем" из астрала я выходил долго, пообещав себе устроить пытки либо Матсу либо Казехане (ну а кто ещё мог её на это надоумить?). Кое-как отбившись от попыток "завершить свидание, как положено", отправился домой. Но видимо подобная глупость передаётся воздушно-капельным путём, поскольку от всех последующих неокрылённых я тоже получал сначала плавный переход вечерней прогулки в полноценное свидание, а после и предложение с "правильным завершением". Из общего ряда выбивалась только Цукиуми, что удивительно, которая вела себя вполне нормально (и чего она тогда в каноне не пойми, кого из себя строила?), но прогулок с ней я стал опасаться даже сильней чем с остальными. Несмотря на довольно приятное общение, она оказалась шопоголиком, что полностью перечеркивало все остальные плюсы. И, хоть покупала она довольно мало и, должен признать, со вкусом, но проводить весь (!) вечер в походе по магазинам я был не готов. 

Стоит упомянуть и поход в кино совместно со всеми моими секирей (глаза продавца билетов, когда он увидел нашу компанию, были бесценны!) случившийся к концу второй недели затишья. Общим голосованием выбрали фильм ужасов (хотя Кочоу и Йоми были за романтическую комедию, а с Казеханой и Матсу, которые решили, что всем надо сходить на эротику, и вовсе пришлось спорить до хрипоты), на который мы и отправились. Сам фильм нареканий не вызвал... у меня, Матсу долго возмущалась об ужасных спецэффектах, и другой технической непригодности. Казехана сказала, как припечатала: "плохо развита романтическая линия". Вот что у неё в голове происходит? Какая романтика в ужастиках? Карасуба высказалась более сдержанно, заявив, что одними перестрелками сыт не будешь, да и крови, по её мнению, там было мало. Угу, в американском фильме - мало крови, это что-то новенькое. А вот Кочоу с Таки большую часть времени провели, уткнувшись в меня лицом и вздрагивая на каждый крик, раздававшийся в фильме, и не дай бог под кем-то из сидящих в зале скрипнет сидение, мои ребра пережили это испытание с честью. Ичия же с Тоетамой откровенно веселились, поглядывая на двадцать вторую и шестьдесят пятую. Единственной, для кого существовал фильм и ничего кроме, оказалась Хайхане, которая на радостях после выхода из зала чуть меня не задушила в объятьях (кто ж знал, что ей так ужастики нравятся?). После фильма зашли в кафе, где собственно и узнали мнение друг друга о фильме.

На следующий день произошло ещё одно знаменательное событие, которое привело к моему обогащению (а в перспективе и известности). Я и раньше знал, что некоторые различия между мирами имеют место быть, но когда я, решив провести вечер за книгой (и да обломятся эти домогательницы до моей бренной тушки), отправился в каморку Матсу, решив распечатать моё любимое произведение, каково же было моё удивление, когда я обнаружил отсутствие в этом мире трилогии "Властелин колец". Переписав произведение по памяти, что с моей-то абсолютной было довольно легко, отправился в редакцию. О, как меня там расхваливали за прекрасную мысль и великолепный полет фантазии! Даже стыдно стало, но в этот раз я твердо решил идти до конца и не поддаваться угрызениям совести. Придя счастливый домой, уже представляя, как будут снимать по этой книге фильмы (а то, что будут, мне подсказывал опыт моего мира), я замер, оценив получившуюся шуточку - Культовая трилогия здесь выйдет с опозданием, в Японии, да ещё писатель не Толкиен, а Рейстлин Маджере, неплохой я за собой след оставлю. Решив кое-что проверить, снова отправился в каморку второй, но в этот раз меня ждал облом, "Гарри Поттер" в этом мире уже был написан, хоть и другим человеком. Печально, но я и так урвал свой кусок славы. 

Предчувствуя скорый конец спокойному времени, решил устроить ещё одну вылазку. На этот раз в парк. С собой в этот раз позвал лишь Тоетаму с Хайхане и Икки. Тихая и спокойная прогулка в компании трёх прекрасных дам, что может быть лучше? Как показала практика - может, когда тебя не делят пополам сто четвертая и шестнадцатая, а Икки не носится по парку в поисках прудика, рядом с которым можно расположиться на пикник. Поели мы довольно мирно, что не может не радовать. Правда эта новая привычка кормить меня с рук начинает раздражать, чувствую себя, как обитатель зоопарка. Вот надо же было Удзуме и Яхан, на следующий день после нашего милого розыгрыша, повторить свой трюк, использованный в кафе. Да ещё под внимательные и очень ревнивые взгляды остальных секирей (как их Беницубаса с Карасубой и Цукиуми на месте не попытались прибить - до сих пор не понимаю). Теперь - это, похоже, стало любимым способом выяснения отношений среди моих секирей, кто покормил, тот и лидирует. К слову, Цукиуми пока не имеет не одного бала, хе-хе. Карасуба и вовсе ушла в минус (до сих пор перед глазами стоит её смущенная мордашка, когда я её решил покормить, хе-хе, но против, она точно не была). 

- Когти моей клятвы, разрежьте преграды на пути моего ашикаби - Да, да, вам не послышалось, это было логическое завершение нашего отдыха, ибо моя чуйка сигнализировала о надвигающихся в скором времени проблемах, и я решил окрылить и этих троих секирей, перед этим поговорив с ними начистоту, и изложив свои предчувствия. Будто это что-то изменило бы, ответ каждой и так был ясен, но совесть надо было успокоить (и так проштрафился за книги). 

Направляясь из парка домой и попутно обдумывая, стоит ли окрылять оставшихся, я, наконец, почувствовал своим ощущением жизни проблемы на горизонте. Сразу, даже как-то легче стало, всё же не люблю я жить в подвешенном состоянии, но и отдых после экстремальной недели мне был нужен. Спустя две недели отдыха жизнь снова встала на привычную колею.
  
  
  
   Глава 14 Местные разборки.
  
   Ощутив впереди и несколько левее столкновение сразу трёх групп секирей, две из которых были, мягко говоря, не маленькими, да и ашикаби присутствовали, а так же быстро приближающуюся к ним ещё одну группу секирей, я не смог удержаться от улыбки. Похоже, спокойная жизнь кончилась, и я не скажу, что так уж этим недоволен, всё же проклятая кровь берёт своё. 

Вынырнув из своих мыслей, понял, что на моих губах играет довольная улыбка. Постаравшись задавить азарт и жажду битвы, перевёл взгляд на своих секирей.

- Отправляйтесь домой, я приду позже. - Всё же, хоть я их и окрылил, но подставлять под удар, да ещё и с меньшими силами лезть на противника, я с ними не собираюсь. Но на мои слова отреагировала только Тоетама, отправившись по крышам в сторону дома Идзумо, на максимальной для себя скорости. Перевожу удивлённый взгляд на оставшихся, это что ещё за саботаж? Но на мой немой вопрос Икки лишь сжалась, но при этом не только не отправилась домой, но ещё и ближе придвинулась.

- За подмогой. - Сказала Хайхане, указывая вслед скрывшейся Тоетаме, переводя руку в обратную сторону, указала своими коготками на себя и девятнадцатую. - С тобой. Помощь.

Вот мне интересно, она точно секирей? Может она из далёкой страны Лаконии? В каноне она вроде была более разговорчива, правда здесь у меня порой создаётся ощущение, что она будто мои мысли читает. Причём остальным ей приходится отвечать развернуто, а мне она умудряется ответить именно на суть вопроса, даже если он, и озвучен не был!

- Со мной, так со мной, уж лучше чтобы вы были на виду, чем крались сзади, а я потом переживал за вас. - Сказал я покрасневшим девушкам.

Быстрый, для моих секирей, и довольно медленный для меня, забег по крышам привёл нас к центру города, ближе к восточной (ну вот, опять к Хиге в гости). Придя на место, мы стали свидетелями разборок за неокрылённых секирей, кто бы сомневался?!? Действующие лица - Хига, босс восточной части города, Хаяте, контролирующий юг, и, судя по ощущениям, через пару минут сюда же заявится и западный Санада. Объектами притязаний стали три секирей (одна из которых обладала шоколадным оттенком кожи, мням) одетые в одинаковую, обтягивающую, кожаную одежду, которая скорее подчеркивала, чем что-то скрывала. Ну а как иначе обозвать топ, почти не отличимый от лифчика? Я раньше говорил, что у Яхан он короткий? Беру свои слова назад, у неё он очень длинный по сравнению с этими тремя. Дальше шли брюки, которые имели вырезы в самых неожиданных местах, а у одной и вовсе отсутствовала одна штанина, тот ещё стиль одежды, иначе не скажешь. Волосы их так же были черными разной длинны. Колоритная компания, иначе не скажешь. Да и оружие у них интересное, у самой низкой и с наименьшими "глазами" в руках здоровая коса, по сравнению с которой коса Йоми смотрится откровенно бледно. Вокруг самой высокой из их компании крутятся стальные струны наподобие гитарных, а так приглянувшаяся мне смугляночка использует два клинка. Стоит ли упоминать, что их оружие сделано под цвет их одежды? Таким образом, я могу обозвать последний вариант оружия плагиатом, хоть и не полным, ибо форма клинков довольно странная (впрочем, у большинства секирей такое, Минака реально странный тип - выдавать такое оружие). Смотря на её клинки, кажется, будто оторвали лезвие косы с десятью (а то и меньше) сантиметрами древка и прилепили с другой стороны такое же лезвие. Единственное отличие, которого - это втрое меньший размер и держать это оружие приходится за рукоять, зато драться таким оружием можно, и как обычным клинком, и как Логан, своими когтями. Хм, надо проверить, а фильм люди Х тут есть? Так, отставить мысли о своём обогащении на поле боя!

Заводилой этой компании "сбежавших с рок концерта" секирей является именно понравившаяся мне дама, с такими "выразительными глазами". Хоть держаться они стараются уверенно, и я бы даже сказал, нагло, но я ощущаю терпкий аромат страха, исходящий от них. Думаю, пора вмешаться, по канону они должны быть секирей Санады, но что-то он запаздывает. Киваю своим спутницам и прыгаю с крыши на площадь. 

Мои секирей приземлились очень удачно, рядом с жертвами, а вот я приземлился менее удачно, и плевать, что по дислокации я упал в выгодное положение. Между охотниками и жертвами, а вот то, что приземление пришлось прямиком на столб, который из-за силы прыжка просто вдавился в асфальт под собственным весом, это уже классический "упс". Хотя до лавров Джонни Депа с его Джеком Воробьём, который сходит в порту с мачты утонувшего кораблика, мне ещё далеко. Ну, естественно, вся компания вытаращилась от меня, разве что Хайхане поаплодировала (о боже, кто меня окружает?). И если Хига смотрел заинтересованно, то во взгляде малыша Микогами я читал неприкрытую ненависть. У жертв этих двух "грозных боссов" было лишь удивление. 

Настроение у меня хорошее, так почему бы перед разборкой не пошутить, глядишь, и вовсе про секирей забудут, поставив цель прибить меня.

- Не знаю, кто ты, но окрыленные, меня не интересуют. - Заявил мне Хига. Готовься к смерти гад, тоже мне нашел пташку.

- Я вообще-то ашикаби. - сказал я, наблюдая шок на лицах Хиги с его секирей и тройки неокрылённых. Правда, выражение лиц неокрыленных мне не понравилось, шок с примесью брезгливости, опять всех под одну гребенку меряют. А вот знакомая девушка подошла к Хиге и что-то ему зашептала на ухо. Хм, а лицо то знакомое, судя по всему, это её я спросонок вбил в землю в парке, где встретил Таки и Кочоу. Мир тесен, однако, лицо ашикаби востока стало задумчивым.

- Вот значит как, тогда подозреваю, что нам не разойтись, тем более, что все это происходит вблизи моей территории. - Сказал Изуми с нажимом слегка скашивая глаза на мелкого коллекционера. Но вниманием малыша Хаяте я завладел безраздельно. Думаю, пора начать забирать на себя и внимание второго "злодея". 

- Хм, почему же, если мы сейчас все дружно оставим в покое этих трёх малышек и уйдём куда подальше, то мы спокойно разойдёмся без драк - сказал с улыбкой я в шоке смотрящему на меня Хиге. 

Слегка повернув голову в сторону мелкого начал первый акт. - О. Мой добрый друг, - а как вздрогнул то - тебе лучше уйти прямо сейчас, и нет, я не угрожаю, просто предупреждаю. Видишь ли, это наша третья встреча, у меня было параллельно с тобой такое же знакомство. "Черная" секирей, знаешь такую? Ну, раз да, то слушай печальную повесть. Мы с ней встретились три раза, в первый раз, всерьёз сразиться у нас не вышло (вообще не вышло, но им это знать не к чему). Во второй раз, мы сразились, но разошлись, так и не завершив бой (ну слегка исказил, но даже на детекторе лжи ничего не засечешь), ничего не напоминает?

- И что? - впервые за эту встречу подал голос Микогами. Вот ты и попался на мою удочку. Если бы ты не проявил заинтересованность, то и психологический эффект от ответа был бы другой, но теперь, с наибольшей вероятностью всё пройдет по моему сценарию отвлечения внимания.

- А то, малыш, что когда мы встретились с ней в третий раз, то она стала моей секирей, как бы так, с тобой мы сейчас тоже в третий раз пересеклись, как впрочем, и с тобой - подмигиваю стоящему рядом со своим ашикаби, Мутсу. Оба несчастных делают резкий скачок назад и смотрят на меня расширившимися глазами. Все же Хаяте ещё ребенок, да к тому же избалованный, а у всех секирей психика тоже занижена в плане возраста, на чем я и сыграл. Теперь трио неокрылённых ими начисто забыто.

Поворачиваюсь к с ухмылкой слушающего нас Изуми, второй акт в действии. Правда с ним будет посложней, но не мытьём так катаньем.

- К тебе это тоже относится, хоть и косвенно. Всё же лично мы с тобой пересекаемся впервые, но в твои дела я оказываюсь, втянут уже третий раз, а проверять, нужна ли для подобного счётчика личная встреча или же нет, мне что-то не хочется.

Хига задумался, видимо ищет, когда же я ещё успел ему насолить, ну-ну, если не собью с настроя, то хоть разозлю и заставлю переключиться с секирей на меня. 

- Хм, видимо ты плохо считал, ты умудрился перейти мне дорогу лишь дважды, и если ты сейчас уйдёшь, то так и быть, первый твой раз я тебе прощу. - А сколько гордости в голосе, прямо аристократ, хотя он вроде им и является. Ну что ж, припомним (а точнее поясним), где я ему перебежал дорогу.

- Как же у тебя коротка память, ладно, давай считать, начнем с конца. Третий раз, здесь и сейчас. Второй раз в парке при преследовании секирей тобой и малышом. Первый раз при нападении на конвой МБИ за городом. Я там слегка повеселился и совершенно случайно перебил твоих наёмников. - О, как раздулись ноздри на остекленевшем враз лице, как запульсировала жилка на правом виске. Да и глаза наливающиеся яростью тоже многого стоят, я ещё по канону помню твоё слабое место. Ты не любишь, когда ломаются планы и когда к тебе относятся с пренебрежением (вот до чего довели беднягу старики-акционеры его компании). Ну, давай, взрывайся. 

- Убью. - Это прошипел через сжатые зубы глава Хига-инкорпорейтед.

- Й-я не такой! Мутсу убей его, все убейте его! - Скомандовал своим секирей пришедший в себя Микогами. 

- Хайхане, Икки уведите трех малышек подальше от разборок взрослых дядей. - А это уже я. В этот раз секирей послушались меня с ходу, что радует. А вот то, что, несмотря на растягивание, мной времени сюда ни подмога, ни Санада не прибыли сильно раздражает. Да ещё и возня трио неокрыленных, которые решили остаться посмотреть на представление - один ашикаби на девять секирей, тоже настроение не прибавляет. Надо было их вырубить и отдать на руки своим, тогда бы быстрей унесли этих упирающихся дам, чем сейчас, но я же этот, как его, а, джентльмен. Вот теперь и расплачиваюсь.

Сейчас мои возможности не уступают прошлому мне при частичном слиянии, при этом я не теряю контроль над собственной яростью и жаждой крови. Что, несомненно, плюс. Правда, есть подозрение, что частичное слияние мне теперь не доступно, я и так "плаваю" дальше, чем был.

Так-так, что мы имеем, а имеем мы трех мечников и одну рукопашницу со стороны Микогами. Одну малышку, что управляет летающими дисками (Ориха), двух водянок (гораздо, гораздо слабей Цукиуми, так что не проблема), одну рукопашницу и двух использующих когти на манер Хайхане со стороны Изуми. И всё это такому скромному мне. 

Вот Ориха выпускает из-под платья свои лезвия (вот где она их носит?) и собирается атаковать, ну ничему не учится. Не сдерживаясь, сближаюсь с этой дурочкой, про себя думая, что вбивать в землю её в начале боя становится традицией, второй раз всё же. Оказываюсь позади нее и просто опускаю кулак ей на голову, асфальт под нами пошел трещинами, а Ориха рухнула на землю лицом вниз. Судя по ощущению жизни, она жива, но сотрясение мозга получила, да и вырубило её надолго. Следом в меня посылают две струи воды под давлением, которые разрезают дерево, что было позади меня. В это время, в прыжке уходя от атаки водниц, сближаюсь с отрядом Хаяте и, блокируя выпад Мутсу голой рукой, пробиваю удивленной мечнице, пытавшейся достать меня с другой стороны, двойку в печень и завершающий в челюсть снизу вверх (так и подмывало крикнуть "Шорьюкен"), при этом сам, отрываясь от земли. Мутсу, что продолжал давить на катану, проваливается вперёд и получает ногой в голову с моей вертушки в воздухе. Докручиваю удар и отправляю уже вырубленное после удара в челюсть тело, прямиком в мечницу. Очнувшаяся от моего внезапного маневра (нда, и как такую недотёпу вообще выпустили?) рукопашница попыталась прописать мне классический маваши гири из карате. Только вот меня там уже не было.

Наклонив тело вперед, параллельно земле, двумя скачками преодолеваю расстояние между мной и группой Хиги. Затормозив между двух водниц, впечатываю свои кулаки в их животы, пропуская через их тела поток разрушительной энергии, и получаю ногой прямо по лицу. Это было... обидно, чертовски обидно. Но абсолютно не больно, можно сказать "пострадала только моя гордость". Отскакиваю назад, пропуская мимо себя одну из "когтистых" и делая подшаг вперёд и влево, хватаю её за руку, проворот и девушка отправляется в пинающуюся рукопашницу. 

Снова сближение со значительно поредевшей группой Микогами. Поднимающийся с земли Мутсу (ну и крепкая, однако черепушка) получает обеими ногами в грудину, а учитывая предшествующий этому разбег, его полёт был самым длинным за всё наше с ним знакомство, в этот раз дерево его не остановило. Хм, судя по ощущению жизни, даже после этого он ещё жив, хотя человек бы умер ещё в момент сдвоённого удара, а более слабый секирей получил бы сильные травмы, после того как пробил дерево насквозь своим телом. Кажется, я догадываюсь, почему он был в первом дисциплинарном отряде, его фиг запинаешь!

Пока я предавался размышлениям, последняя секирей Хаяте решила меня нокаутировать. Кулак вписавшийся в мою челюсть вызвал хруст с обеих сторон и писк с её. Пошатнувшись, схватился за свою челюсть и резким движением вправил её обратно. С точно таким же хрустом рукопашница вправила себе локоть на место. Что-то я расслабился, хоть противники отнюдь не моего уровня, но расслабляться не стоит, я всё же не бессмертен. 

Снова ускоряюсь и, оказавшись за спиной у последней "пташки", ударом по шее вырубаю её. Хмыкаю, смотря на бледного Микогами и разворачиваюсь к остаткам отряда Хиги. Не понял.

Пока я разбирался с Мутсу и последней рукопашницей, Хига приказал остаткам своего отряда, подобрать выведенных из строя. И сейчас спины последних из них скрывались за углом. Здорово. Только сейчас, осмотревшись, заметил в ресторанах на обеих сторонах площади целую кучу народа, весело, однако. А тот факт, что большинство из них снимали происходящее, кто на камеру, кто на телефон, а кто и вовсе на не пойми что (видимо очередная урбанистическая технология). Хм, попробуем хоть что-то сделать.

- Всем внимание, съемки окончены, просьба дождаться, когда наши работники очистят площадку. И не выкладывайте ролики в Интернет, всё же все права на фильм у его издателя, так что не стоит подводить к суду. - И поклониться наблюдающим обывателям. Не бог весть что, но может и сработает. Сзади раздались редкие хлопки, которые спустя пару секунд были подхвачены уже всей площадью. Да, эффект толпы - страшная сила. Но мне интересно, кто это мне так помог.

Оборачиваюсь и вижу ухмыляющуюся Карасубу, на крышах ощущаются остальные мои секирей (да и Хомуру похоже тоже припахали, тут точно не обошлось без помощи Мии). 

- В следующий раз, как соберешься развлечься, не забудь позвать меня, всё же за тобой теперь должок. - Читаю по её губам.

Ну, теперь всё дело за МБИ, если быстро доедут и починят тут всё, то и в самом деле можно свалить все на съемку фильма. Гордо удаляюсь с площади на небольшую улочку, слыша вдалеке шуршание машин. Подозреваю, что при попытке угадать, кто сюда такой кучей едет, я не промахнусь, предположив людей одной корпорации. Вот и славно, а главное вовремя. 

Запрыгиваю на крышу и замечаю лишние элементы, в количестве трёх штук. По-моему у меня задергался глаз. В голове проскочила неожиданная мысль, а Санада так и не появился. Видимо, это всё одна злая дама, по имени судьба.
  
  
  
   Глава 15 Прибавление в "семье" или расчёт окончен.
  
  
   - Хатаи, секирей номер двадцать. - Представилась вышедшая вперёд мулатка. 

- Юна, секирей номер семнадцать. - Следом вышла секирей с самым длинными из этой тройки волосами, заколотыми сзади в хвост. Её стальные струны превратились во второй пояс на штанах.

- Чиё, секирей номер четырнадцать. - Представилась под ревнивым взглядом Йоми секирей со здоровой косой. 

- Последуем куда угодно за своим ашикаби. - Закончили они хором, склоняя головы и подходя ко мне вплотную. Попробуем закосить под дурачка, у меня и так "перевес" секирей.

- Вот повезло кому-то. - Говорю ничего не выражающим голосом. За спиной у трио, Удзуме делает всем известный жест встретившихся руки и лица. Карасуба тоже поняла, куда это идёт, и от неё начала исходить жажда крови вперемешку с ревностью. 

Пока остальные переваривали мой ответ, Чиё быстро сблизилась со мной и впилась в мои губы поцелуем и, в отличие от остальных окрыленных, тут легким поцелуем дело не закончилось. Но спустя полминуты ей всё же пришлось разорвать поцелуй, ведь не смотря на откуда-то взявшуюся теоретическую базу (вот интересно, откуда она вообще взялась?), аккуратно дышать носом у неё не получилось. Ничего придет с опытом. Что-то меня не туда понесло. Отступив на шаг от меня, четырнадцатая с горящими щеками встала позади своих соратниц.

Следующая вперед шагнула Юна, и слегка неуверенно обняв, припала к моим губам. Так, мне уже надоело, что меня целуют, а я стою как бревно. Слегка обняв семнадцатую в ответ, под всплеск ревности остальных углубил поцелуй. Юна вздрогнула, но позволила моему языку проникнуть в её рот. Но в очередной раз девушке не хватило воздуха, как-то я постоянно забываю, что даже у Матсу с Казеханой, несмотря на их характеры, опыта в подобных делах нет.

Последней подошла смущенная мулатка. Все же, как мило выглядит румянец на темной коже. Странно, никогда раньше за собой подобной слабости не замечал. В этот раз инициативу проявил я сам, хотя Хатаи пробовала не то отвечать, не то взять инициативу. Вот и последняя из троицы окрылена, разжимаю объятья и выпускаю соблазнительное женское тело на волю. Вот только тело на волю явно не хотело. 

Мне по чувствам, и так сигналящим о передозировке ревности со стороны окрыленных, ударила просто запредельная волна зависти, ревности и обиды. Сразу за этим я был облит водой и мгновенно промок насквозь. Хотя одежда из тени быстро начала впитывать влагу.

- Ты! - обличающе выставив палец, прошипела Цукиуми. - Дурак!

Закончила она, развернувшись в сторону противоположную дому Идзумо, умчалась по крышам. Даже виноватым себя почувствовал, хотя вроде и не с чего, я её даже и не окрылил до сих пор. Кстати, поря с этим заканчивать, только Цукиуми с Таки и остались.

По дороге домой меня отвлек мой телефон с сообщением от Минаки, где мне выразили благодарность за попытку заметания следов. В итоге мою неумелую отговорку МБИ смогла превратить в официальную версию. Хм, хоть Мастер Игры и псих, ученый и заигравшийся человек, но в той мороке по сокрытию происходящего в Нью-Токио я могу ему чисто по человечески посочувствовать. Всё же сами секирей, со своей особой психикой, даже не заморачиваются прикрытием, ашикаби что из простых тоже слегка слетают "с нарезки" от открывшихся возможностей, Микогами ещё ребенок и его скрытность не заботит. Хига и вовсе, пусть по мелочи, но устроит гадость конкуренту, так что он оставляет следы специально и даже слишком наигранно. Вот бедный директор могущественной корпорации и мучается. 

Вернувшись, домой отчитался перед Мией, которая беспокоилась за нас, и отправился в свою комнату, благо отсканировать книгу на прочтение успел ещё в прошлый раз. Но спустя час появилось странное ощущение, с одной стороны всё спокойно, с другой - моё предчувствие говорит, что нечто важное уже происходит. Прислушался повнимательней к себе и обнаружил, что моя аура резонирует с чьей то ещё, и этот кто-то сейчас в очень невыгодном положении. Попробовал найти через изнанку этого телеграфиста, и какого же было моё удивление, когда я обнаружил на другом конце связи Цукиуми, которая сейчас была на приличном расстоянии отсюда и, по всей видимости, с кем-то сражалась. Видимо это мне в очередной раз посылка от судьбы, чтоб я сам больше не копался. 

Переместившись через тени к месту действия, оказался в тени девятой и принялся оценивать обстановку. А судя по тому, что я видел, вмешиваться мне вряд ли придётся. 

Какой-то ашикаби с двумя своими секирей решил обзавестись ещё одной. Да вот жертву выбрал неудачно - Цукиуми на голову превосходила его секирей, хотя должен признать, что их способности тоже довольно занимательны. Одна из них создавала на ладони энергетические шары и кидала их в противницу, причем вода их не останавливала, и Цукиуми приходилось уворачиваться, но и сама Цукиуми не давала своей противнице развить преимущество, постоянно атакуя лезвиями воды и своим излюбленным, таранным "Аква +". Вторая секирей, с её ножами коротышками, и вовсе не могла ничем ответить. К слову, когда я сказал коротышки, именно это я и имел в виду, десяти сантиметровое лезвие - это лезвие нормального кухонного ножа, так что смысла в таком оружии я не вижу.

Поединок Цукиуми и безымянной секирей продолжался уже три минуты, и, похоже, ещё столько же будет идти, пока энергетическая "пташка" не выдохнется, ибо у девятой, судя по насыщенности ауры, энергии побольше будет. Но тут в бой вступила "домохозяйка" со своими ножами, которая, пока о ней все забыли (каюсь, я на неё тоже внимания не обращал, ну не вяжется она у меня с опасностью и всё тут), обошла Цукиуми сзади и метнула свои ножи. Один водная секирей, видимо что-то почувствовавшая, сбила струёй воды, а вот второй был отбит рукой, появившийся из тени Цукиуми.

Не ожидал, что мне всё же придется вмешаться. Сжав руку в кулак, заставил ножик разлететься металлическими осколками. "Это был бы облом, если бы там оказался какой-нибудь особо прочный сплав" - подумал я, постепенно всплывая из тени последней неокрыленной мной секирей. Наверняка со стороны выглядело эффектно, как постепенно из тени Цукиуми появляется парень во всем черном, а по нему будто вода стекает тень, неохотно отпуская из своих объятий. 

- Ты что здесь делаешь? - Подала голос удивленная девятая. А находясь не в её тени, а снаружи, становятся видны немного опухшие и красные глаза. Даже стыдно стало, довел девушку до слез. Сделав шаг вперед и прижав её к себе окружил нас покровом тени, о который разбились два сгустка энергии и отлетел один нож. Как же хорошо, что для большинства моих умений моего контроля хватает и без вербальных "костылей".

- Конечно за тобой присматриваю, - прошептал я ей на ушко, всё так же прижимая её к себе. Цукиуми дергано, будто поломанная кукла, согнула руки в локтях и ответила на мои объятья своими.

- Тебе придется взять ответственность! - Заявила покрасневшая блондинка, ну, а я разве против? Сам хотел по быстрей с последними закончить и если Таки я окрылил по приходу домой (а сколько шуму то было), то Цукиуми с её характером смешала мне карты своим побегом. Пока я придавался размышлениям, девятая неуверенно чмокнула меня в губы. И это всё? Да даже Кочоу и то раскрепощенней была! (правда всего на полсекунды, но все же).

- Вода моей клятвы, смой печали моего ашикаби - проговорила Цукиуми с уже развеивающимися крыльями за спиной, ну вот опять момент появления крыльев упустил, да что ж такое. 

Судя по кислому лицу ашикаби, мы его не слабо обломали. Присмотревшись к его ауре, понимаю, что его лучше было до участия не допускать вовсе, ибо про таких говорят "гнилой человек". Видимо впервые придется закончить битву, как положено. Киваю Цукиуми на энергетическую девушку, а сам, сделав шаг, оказываюсь перед метательницей ножей. Удар ребром ладони по шее отправляет ту в мир грёз. Моя секирей, будучи все ещё под эффектом окрыления (который вполне равняется норито в первые пару минут), расправляется со своей противницей "водным фестивалем" и подходит ко мне, под удивленным взглядом ашикаби. Молча, касаюсь своей шеи сзади, а потом указываю на побежденных секирей. Блондиночка на секунду застывает, но всё же кивает и сначала подходит к своей бывшей противнице, кладет руку ей в основание шеи и зачитывает слова своей молитвы, знак "пташки" исчезает у проигравшей. Данная процедура повторяется и на метательнице ножей. Уже собираясь уходить с Цукиуми под руку (и когда только успела?), замечаю, как бывший ашикаби достаёт из кармана небольшой пистолет.

- А ну стойте твари! - И с этими словами направляет его на нас. Эх, а я давал тебе шанс просто уйти, хотя не хочу портить себе настроение, да и пачкаться об наркомана тоже. Вытягиваю свободную руку вперед и выполняю так ненавистный мне приём "возьми себе", забирая его гены ашикаби, а то, не дай бог, ещё секирей встретит, и половину его и так просаженной жизни. Если первое для носителя не больно, то отрывание половины жизненной силы вызывает очень неприятные ощущения. Пистолет, выпавший из рук потерявшего от боли сознание бандита сгорает в черном огне. По итогу произошедшего, могу себя поздравить, силы драконов используются мной без их участия и ничуть не в ослабленном виде.

Дождавшись вертолетов МБИ, сдали с рук на руки выбывших секирей (правда врачи, получив сообщение по рации, забрали ещё и ашикаби, но что-то меня это не сильно волнует) и отправились домой под ручку.

- Кхм, Цукиуми, дорогая, может, уже отпустишь мою руку, а то своим ходом мы до дома только к утру придем. - Спрашиваю я у девятой, которая после слова "дорогая" замерла с таким мечтательным лицом, что мне даже не по себе стало от того, что в её мечтах творится. 

- Отказано, как твоя законная жена я имею право идти с тобой под руку, когда захочу, и ме-еня не волнует, что все подумают, когда мы придем под утро. - Краснея, выдала эта "законная жена". Я так понял, это она таким способом остальным на меня свои права заявляет? Однако.

- Так что пойдём пешком, ведь по крышам прыгать держась под руки не получ... Эй, чт-то ты делаешь? - А я что, я ничего, всего лишь взял её на руки и отправился домой, как и хотел - по крышам. 
  
  
   Глава 16 Дела семейные или канон трещит по швам.
  
  
  
   Так мы и прибыли домой. Уж не знаю, каким чудом Карасуба не схватилась за свою катану, но факт остаётся фактом, несмотря на все мои сегодняшние выкрутасы, внутренних разборок так и не произошло. С гордым видом пройдя в дом, Цукиуми отправилась на кухню, следом пошел и я, ибо время ужина мы с ней дружно пропустили. Во время ужина, я решил, наконец, позволить девятой сделать то, где она постоянно была в конце списка (хоть и не гласного, но я уверен, что этот список существует), а именно покормить меня. Как мало ей оказывается для счастья надо. Мои секирей уже более менее остыли и наблюдали за всем этим скорей с завистью, чем с ревностью. А вот трио новеньких не бросилось на водную секирей только из-за присутствия Мии, силу, которой они, судя по шишкам на головах у Хатаи и Чиё, прочувствовали на себе. Но сказать, что ужин прошел совсем без потерь, тоже не выйдет, ибо палочки для еды в руках у наблюдателей ломались с завидным постоянством, что похоже доставляло Цукиуми какое-то изощренное удовольствие.

После ужина, с трудом отбившись от желающих помочь "усталому" мне принять душ, отправился спать. Всё же день вновь выдался насыщенный, и некоторая усталость присутствовала, правда скорей чисто моральная, чем физическая. Уже засыпая, в мою голову пришла грустная мысль, опять ведь окрыленные на меня лягут. Следом пришла вторая мысль, которая почти сумела вырвать меня из мира грез "Они же теперь все окрыленные, да меня банально раздавят!", но было поздно, усталое сознание уже отключилось. 

Проснулся я как ни странно, не то что не раздавленным, но вроде и не помятым. Открыл глаза и тут же их закрыл. Потом ущипнул себя, да нет, чувствую - значит не сплю. Осторожно открыл левый глаз, а затем и правый. Но картина к сожалению не изменилась. Абсолютно пустая комната с разрубленной на три части дверью, исполосованными, подожженными, мокрыми... в общем, что только не испытавшими на себе стенами, выбитым окном. Разорванные футоны разбросаны во все стороны, и как контраст, девственно чистый пятачок подо мной, да и футон мой не тронут. 

Кажется, у меня задергался глаз. Нет, я понимаю, когда мои чувства молчат на моих секирей, или же если мне не хотят причинить вред, как когда Удзуме с Казеханой пришли окрыляться. Но не отреагировать на военные действия, а иначе я этот погром назвать не могу, здесь явно дрались и не похоже, чтобы сдерживались, это уже ни в какие ворота не лезет! Стоит выяснить кто это такой наглый, что решился напасть на место обитания такого количества секирей и меня с Мией. Хига и Микогами отпадают, чтобы я им не делал, на такое они не решатся. Причем, если малыш Хаяте не решится вообще, потому, как не захочет попусту терять свою "коллекцию", то Изуми не станет делать этого этапа до второго-третьего, если верить канону (хотя, если Минака уже объявил что дзинки я не собираю, а съедаю, то не факт, что Хига и вовсе решит напасть). 

Таким образом, круг подозреваемых сужается - это либо правительство (а по канону в прошлом прецеденты уже были, тогда то первый отряд и показывал себя во всей красе), либо Минака решил не терпеть у себя под боком непонятный фактор (против этого говорит лишь то, что в отличие от правительства, которое обо мне может с большой вероятностью вовсе не знать, я бы сейчас был мертв или как минимум захвачен этим психом для изучения), или же заявились остальные "антивирусы", а в то, что такой монстр был один, мне почему-то не верится, но опять же, тогда бы я не осматривал свою разрушенную комнату удивленными глазами. Так что получается вмешательство правительства? Хотя ещё может быть, как и в каноне - Хига надоумил других ашикаби напасть на поместье, правда тогда он манипулировал ими, предлагая помощь на побег из города, так что в этот раз я даже не знаю, что им можно предложить. 

Результаты использования ощущением жизни заставили меня немного расслабиться, все обитатели доходного дома сейчас расположились на первом этаже, в одной комнате. Потерь нет, даже сильных повреждений я по аурам не наблюдаю (либо уже восстановились, но как-то мне в подобное не верится), но и чужого присутствия я не ощущаю, даже странно как-то. 

Спустившись вниз, застал довольно интересную картину: все мои секирей сидят на коленях, на полу в два ряда и смотрят на ходящую перед ними Мию. Чуть дальше, на диванчике, лежит слегка помятый Кагари (как я узнал позже, он просто попал под горячую руку - бедный парень) и, с раздражением поглядывая на окрыленных, слушает нотации Мии. Прислонившись к косяку двери, слегка постучал по дереву, обращая на себя внимание.

- Может мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? А то просыпаюсь я в разгромленной комнате с явными следами боя и не застаю на втором этаже никого. Как вы думаете, что мне пришло в голову? А вы тут спокойно сидите внизу, будто мне весь погром просто показался! - Максимально мягким голосом сказал я, попутно выпуская немного драконьего яки. 

Объяснили, что тут сказать, не ожидал. Оказывается все это банальный приступ ревности с попыткой выяснить, чей же "приз". А началось все с того, что кто-то из трио новеньких (а может и все трое, сейчас это уже не узнать) решила "попользовать" спящего меня. Чутко спящей Карасубе это не понравилось, на шум проснулись и остальные и, узнав суть проблемы, там началось целое побоище, результаты которого я и наблюдал, проснувшись. Попытавшегося разнять их Хомуру мягко вырубили, просто не заметив. На вопрос, почему он такой потрепанный, если его вырубили мягко, ответ был коротким и лаконичным "потоптались". Успокоить всех удалось разбуженной Мие, но это произошло ближе к утру, так что часа три-четыре, мои вандалки громили дом. Правда пострадали в ходе разборок только моя комната и задний двор, куда они все и вывалились, но зато ущерб они понесли за весь дом разом. 

Махнув рукой на провинившихся, все же в этом есть и доля моей вины, о чем и заявил, пошел с Мией определять ущерб. После пары мучительных часов тщательного осмотра, я умудрился попасть на пол миллиона йен. Вот теперь мне захотелось высказать своим секирей все, что о них думаю, остановило меня только то, что со стороны это смотрелось бы как "явившая глас свой жаба". Чтобы спустить пар отправился на задний двор - тренироваться. Да и спарринг с Мией никто не отменял, хоть по времени из-за утренних событий все это и сместилось на пару часов. После первой подошла Карасуба с раскаивающимся лицом (правда в эмоциях не было ни капли раскаяния, скорее эдакое заявление "это моё", под этим подразумевали меня), хоть и не поверил, но актерский талант отметил. Но отказываться от тренировки с "черной" не стал. Дальше все пошло по накатанной, но в этот раз освободился я ближе к ужину, так что, здраво поразмыслив, пришел к выводу, что прогулки мне сегодня не нужны, а то опять куда влезу. А вот провести вечер за книгой более чем достойный конец сумасшедшего дня. 

После легкого перекуса (а то ничего за день не ел) отправился в ванную, отмываться, пообещав, вынырнуть к ужину. Смыв с себя пыль и пот, уже забрался в ванную, как услышал хлопнувшую дверь предбанника. Кто это там у нас такой наглый? С раздражением подумал я, приглядываясь к ауре зашедшего. Им оказалась Ичия. Помявшись перед дверью в ванну, она решительно открыла дверь и зашла внутрь.

- Простите ашикаби-сама, - С этими словами она отстегнула одежду от кольца, расположенного на её животе и соединявшего четыре части её комбинезона в один. Второй рукой она расстегнула свой ворот, скрепляющий две верхних половины её одежды и, поведя плечом, осталась в костюме Евы. В два шага пересекая разделяющее нас расстояние, забралась в ванную и, впиваясь в мои губы, закончила фразу - я больше не могу ждать.

Этот поцелуй был гораздо глубже всех предыдущих и очень страстным. Я же поймал себя на крамольной мысли "Какого черта! Так и будешь просто стоять да в бордели бегать, при таких-то женщинах рядом?", и ведь действительно, какого черта! Левой рукой взял в захват такую нежную грудь, правой скользя по животу с аккуратными кубиками пресса вниз...

Спустя пару часов, лежа у себя в постели со свернувшейся Ичией под боком вспоминал прошедшие события. Кто бы мог подумать, что связь секирей-ашикаби способна при подобном контакте передавать чувства от партнера к партнеру, являясь своеобразным зеркалом. По сравнению с тем, что мы с малышкой испытали в ванной, все мои предыдущие заходы по борделям и кабакам в своём мире, да и заход в этом, смотрятся откровенно бледно. Правда, выносить отключившуюся Ичию на руках из ванной, да ещё незаметно для остальных, было трудновато, хорошо, что все остальные уже сели ужинать, да и перемещение через тень, никто не отменял (хотя, промазав три раза мимо своей комнаты, я понял, что лучше все же пешком). Единственное что сейчас немного омрачало моё настроение это осознание того факта, что я так и не поел нормально за этот день.

Следующее утро началось стандартно. Вывинтившись из толпы расположившихся со всех сторон от меня секирей, я с удивлением заметил, что в этот раз у меня перегруз. Смотря на продолжающую мирно спать, опутав меня кольцом рук и ног Яхан, я умилился, уж больно потешное выражение лица у неё было. С трудом, отцепив так и не проснувшуюся девушку от себя, отправился совершать утренний моцион. 

За завтраком, как впрочем, и за обедом, все окрыленные косились на меня и восемнадцатую. Но мы вида не подавали, хотя в эмоциональном плане аура Ичии буквально светилась от счастья. Стандартно проведя время от завтрака до обеда, не мог не отметить витающую в облаках Карасубу, из-за чего та проиграла бой всухую, в то время как Ичия, будто заряд бодрости получила, хотя, посмотрев по внимательней, понял, что наша с ней связь укрепилась и теперь по ней циркулирует больше энергии, неожиданно. 

Вечером меня взяла в оборот "черная" секирей, заявив, что сегодня меня сопровождает она и чуть ли не за шкирку вытащила меня на улицу. Да что такое с ней сегодня? Всю дорогу таща меня будто на буксире, она устроила прогулку в парке и всё бы хорошо, если бы по-этому самому парку мы всё так же не летали в той же композиции что и шли до него, да и на той же скорости. Так что, пройдя весь немаленький, между прочим, парк, за пятнадцать минут три раза, мы отправились в сторону западной части города. Причём говоря, отправились, я имею в виду именно это. При выходе из парка у Карасубы будто дух вышибли, она стала замедляться и её движения стали неуверенными, да что с ней творится то? За квартал до западной части города она и вовсе встала на месте, правда я, ушедший в свои мысли, заметил это только когда неожиданно не смог сделать шаг вперед из-за сжимающей мою руку точеной ручки Карасубы. Только тут я обратил внимание что "черная" секирей отводит взгляд и стоит жутко смущенная (!), но вот будто очнувшись, она указала на ближайшее здание и заявила что нам туда, выжидательно посмотрев на меня. Только тут я обратил внимание, как на само здание, так и на квартал где мы прибывали. Видимо мои "пташки" задались целью шокировать меня каждый вечер, поскольку сейчас мы стояли посреди района любовных отелей. Думаю, объяснять, куда указала Карасуба мне не надо? 

Этот вечер был не менее приятен, чем предыдущий, разве что я был удивлен поведением Карасубы, которая оказалась довольно стеснительной, когда дело дошло до этого. Домой она возвращалась на своих двоих, правда, оценив скорость, пришлось взять её на руки, чему она, впрочем, нисколько не сопротивлялась. Опустив её на ноги всего за пару домов до доходного дома, дальше пошли неторопливым шагом. 

Мои секирей вроде ничего странного не заметили, разве что ехидный взгляд Казеханы и завистливые Матсу и Удзуме говорили об обратном. Больше ничего экстраординарного за вечер не случилось, разве что этим вечером впервые мне не позвонил один сумасшедший ученый, что впрочем, я принял за благо, поскольку его постоянные намеки на вступление в дисциплинарный отряд слегка напрягали, если не сказать раздражали. Так что прекращению звонков я был рад и вздохнул спокойно. Как же я ошибался.

В подобном темпе прошел ещё месяц, перемежаясь небольшими событиями, походами по магазинам и свиданиями. К концу месяца не осталось не одной секирей с которой я бы не переспал, причём в случае с Кочоу и Йоми, пришлось брать инициативу в свои руки. Так же стоит отметить лица девочек, когда этот факт всплыл наружу, но дальше споров в этот раз не зашло. Думаю, сыграло свой фактор присутствия здесь меня и Мии с её поигрыванием новой стальной поварешкой. Правда, неодобрительные взгляды, бросаемые ей на "тему спора" меня напрягали. Карасуба с ехидной улыбкой и вовсе не участвовала в споре, расположившись рядом со мной и посматривая на остальных, как взрослый на глупых детишек. Зато Цукиуми со своими восклицаниями о законной жене отрывалась за двоих. Но всё же спор через некоторое время завял, но вот к чему они пришли, я так и не узнал, банально задремав. Но больше всего дальнейшие отношения напоминали соперничество. 

Следующий шок у меня был за неделю до предполагаемого начала канона. Похоже, предыдущий хозяин места обитания Сахаси выкинул его несколько раньше, хотя сначала ощутив, а потом и увидев композицию летчиков, я сразу же пожалел парня. Если в каноне ему ещё повезло, то в жизни он сгреб себе ещё больше проблем. Но самым "эпичным" было приземлением. Сначала подлетающие горе-летчики начали падать во внутренний дом поместья, но тут от дерева потянуло жизненной энергией, и заключительная точка приземления компании резко изменилась. Дальше я наблюдал, как твердое в принципе дерево, мягко пружинит от своих веток Минато и компанию. И, наконец, приземление дважды ронина на пузо ногами кверху (ну а что поделать, если ноги так со ствола и не съехали, да и зацепились за сучок похоже), дальше на него в лучших традициях стареньких комедий заземлилась сидящая на коленях в воздухе Мусуби и умудрившись срикошетить второй раз, приземлилась уже на траве сбоку всё в той же позе. В завершении программы на Минато свалилась девушка с нагинатой в руках, тюкнув при этом его рукоятью по голове, отправляя ронина в страну грёз. 

Эта самая девушка, видимо и была причиной увеличившихся проблем парня, что привело к ускорению событий канона. Если я правильно помню, то эта секирей, одетая как Мусуби, разве что у неё не мини-юбка, а длинное платье храмовой жрицы, да и волосы подлиней и вроде держится по спокойней (хотя, может просто стукнулась сильно, но по крайней мере в отличие от Мусуби не трясет в медвежьей хватке отключившегося Минато), должна была разойтись с Мусуби после того, как их выпустят. А ещё эта Кахо (так зовут дамочку с мечем) вроде ненавидит Карасубу. Это обещает быть интересным. Хоть канон после такой перестановки летит куда подальше. 

Дальше, приведя в чувства парня, отправились их латать и заодно подобрали не порванные вещи для Минато. В этот раз Мие не пришлось ворошить одежду своего покойного мужа, я, просто выйдя вместе с ней за дверь, создал из тени одежду для ронина и молча, передал ей, получив благодарный кивок. Когда мы с ней вернулись, Кагари как раз заканчивал обрабатывать ранки Сахаси с очень задумчивым видом, бросая в мою сторону странные взгляды (нет, этого я не переживу! Либо окрыляйся от Сахаси, либо стань девушкой преждевременно). Похоже то, что я побледнел, стало заметно всем, кроме новоприбывших. И, если большинство моих секирей кинулись спрашивать меня о моём здоровье (шок на лице Минато от такого количества девушек оплатил мне часть потраченных нервов). Казехана под предлогом лечения попыталась утащить меня на второй этаж, но стушевалась под строгим взглядом Мии (так и подмывало сказать "никаких извращений в доме Идзумо!", но сдержался). На лице "черной", понявшей всю подоплеку, лишь блуждала слегка ехидная улыбка и со своего места она даже не дернулась. И все так же выслушивая прыгающую вокруг неё Мусуби, рассказывающую свои злоключения, под злобным взглядом Кахо, устремленным на Карасубу. Что-то бубнила в углу Матсу, но прислушиваться откровенно не хотелось, поскольку расслышанные "мужская любовь" с "любовным треугольником" отбили всякое желание не то что слышать её шепот, но и находиться в одном с ней помещении - во избежание так сказать. 

Пришедший в себя Сахаси неуверенным голосом одернул Мусуби, хотя уже не стоило, ей и рассказать то осталось последние минуты три до их "великолепного" полета. Дальше он поблагодарил всех присутствующих, и сказал, что я со своей женой прекрасно смотрюсь вместе, в качестве жены он явно имел в виду Мию. Ступор у обитателей Идзумо длился минуты три под удивленными взглядами трио "летчиков", но обстановку разрядила Цукиуми, громко заявив что она моя законная жена. В итоге, после оттаивания атмосферы, Минато начал проситься со своими ужимками (я искренне надеялся, что его характер менее скромный, чем в аниме, но надежды не оправдались) на проживание в гостиницу. Мои нервы сдали и я махнув рукой на прощание, отправился к себе в комнату, лучше поберечь нервы, чем смотреть это шоу. 
  
  
  
   Глава 17 Ледяная королева и Лесная дева.
  
  
   Последующие пару дней прошли спокойно, все в том же темпе. Хотелось бы мне так сказать, вот только на следующий же день, когда я уже заканчивал тренировку со своей последней противницей, которой сегодня была Яхан, мы услышали шум со стороны ванны. Оказалось что, как и в каноне, Мусуби увидела знак секирей у другой обитательницы дома и сразу же полезла драться, вот только в этот раз противником была не каноная Удзуме, которая уклонялась от драки. А Цукиуми со своей раздутой гордостью, надо ли говорить, что ванная была сильно разрушена, а я влетел ещё на несколько сотен тысяч йен? Примиряло меня с этим лишь пару факторов: Лица Кахо и Мусуби, когда они узнали, что почти все обитатели этого здания являются секирей (хотя, судя по лицу Кахо, она что-то такое всё же ожидала, но не в таком количестве), лицо Минато, когда он узнал, что ашикаби этой толпы являюсь я, было и вовсе бесценно. Следующий кадр был, когда Мия вызвонила Сео Каору для починки ванны, точнее уже к вечеру, когда за ним явились электро-сестрички. Минато, пропадавший весь день неизвестно где (это для всех так, я же знал, что он ищет работу согласно канону, если на этот канон ещё можно опираться), с Каору так и не встретился, в отличие от меня, помогавшего ему с починкой. А вот с Хикари и Хибики дважды пролетевший встретился на входе в поместье и его вытянувшееся, удивленное лицо примирило меня с частью проблем. А когда, после получения информации по своим соседям, Мия выдала ему вторую часть счёта (ведь переполох устроила не только и не столько моя Цукиуми, сколько его Мусуби) за разгромленную ванну и предбанник - моё настроение снова вернулось в состояние "я люблю тебя жизнь". 

На следующее утро странно смотрящий на меня Сахаси на просьбу передать имбиря ответил "Держите Дракон-сан". Найду, кто меня сдал - страшно отомщу! Правда внутренний голос мне подсказывал, что самая страшная месть для этих проглоток - это недели две полного воздержания! (а то дорвались, что называется, я уже даже расхотел идти мстить Рику за его подарок, а то без него я бы фиг вообще из отелей выползал).

Предупредив всех, хотя в основном это предназначалось нашей заботливой хозяйке гостиницы, что недели полторы я буду пропадать с утра и до позднего вечера, и выйдя из доходного дома, отправился на поиски Акитсу. Забавно, но единственная секирей, кого я буду искать - это выбывшая. Попытки нашарить её с помощью ощущения жизни особых плодов не приносили. Если вблизи на расстоянии пару сотен метров это ещё возможно, то на большем расстоянии я могу разве что узнать секирей ли та, кого я сканирую, или нет. Попытка отследить по ауре была отметена мной сразу, поскольку её ауры я ещё ни разу не встречал. Попытка прочувствовать дыхание её силы тоже ни к чему не привела, будто и не было никого с силой льда в городе. Таким образом, все, что мне оставалось это носиться по городу от парка к парку и пытаться её найти. Почему по паркам? Да потому что Хаяте подобрал её, согласно канону, именно в парке. Просто потрясающая зацепка в многомиллионном городе с шестью (!) парками, два из которых за небольшой лесок сойдут. 

В таком темпе прошла неделя, но поиски не приносили результатов. Зато, периодически наблюдая за Сахаси, я неплохо поднял себе настроение, заодно отметил забавный факт. После появления Минато в доходном доме Идзумо, Хомура стал садиться с его стороны стола (которая, к слову, после того как дважды ронину рассказали обо мне, оказалась в максимальном от меня удалении). Когда они случайно задевали друг друга, они так забавно краснели и отворачивались, что я стал понимать, почему в каноне Матсу тролила Кагари по этому поводу. Кстати, периодически в своих забегах по городу налетал на этого беднягу ашикаби и каждый раз с удивлением отмечал, что тот в очередной раз на новой работе. Видимо тяжело идёт погашение долга за разгромленную ванну, это мне с подобным проще, я уже за неделю наёмничества окупил все расходы и до сих пор в плюсе, и это не говоря про деньги от Рика. Приглядывая порой за Минато, я стал наблюдателем чисто каноничной сцены знакомства между ним и голодным Каору, которому наш добряк, пожалев голодающего, отдал своё бенто. Правда, на секирей Сео он отреагировал уже гораздо спокойней, всё же уже не в первый раз пересекаются, а после брошенных с их стороны слов, что они за окрыленными не охотятся, он и вовсе успокоился. Хотел бы я сказать так, но дрожащие колени говорили сами за себя. 

Спустя ещё неделю поисков состоялось ожидаемое событие. Разрастание леса в одном из парков. Но что действительно обидно - Акитсу я до сих пор не нашел. Скорее всего, её уже забрал себе Микогами, но если учесть её не возможность окрылиться, шанс выправить её судьбу всё ещё есть. Спустя сутки, Минато попросил совета у меня и Матсу, с просьбой найти девочку из его снов (не знал бы про ментальную связь - отправил бы парня лечиться, уж больно видок у него после всех этих подработок неприглядный). Но согласие было дано, и подключив к этому делу ещё и Кочоу, за каких-то пятнадцать минут (решил не лезть со своим знанием истории, а то вдруг всё не так пойдёт?) нашли нужную информацию, которую и выдали задумчивому ронину. А спустя ещё полчаса пришло сообщение от Минаки на телефоны всех ашикаби. Сначала убежал Минато со своими секирей, на помощь малышке (подозреваю, что без этого телефонного "пинка" от своего отца, он так бы и сидел в раздумьях), следом тихо ругающийся под нос Хомура отправился "по делам". Последними, для подстраховки (так честно и признался Мие) отправился и я с Карасубой и Казеханой. Брать с собой ещё кого-то я посчитал излишним, а Йоми ещё и опасным, поскольку кто знает, не захочет ли мир уровнять историю? А рисковать своей малышкой мне не хочется. 

Прибыв на место, мы стали свидетелями долгожданной сцены. Хомура, взявший на себя двух вражеских секирей и убегающие в лес Минато с Кахо. Мусуби же притормозила и обернувшись во всё горло заявила - Спасибо Кагари-сан!

У Хомуры дернулся глаз. Мне его даже жаль стало, но быстро собравшийся огненный секирей ответил спокойным голосом - Вы обознались, я Хомура, страж секирей!

Но восемьдесят восьмая уже убегала в лес. Мне даже жаль стало нервы шестого. Переключив своё внимание, я сильно удивился, если в каноне в паре с Акитсу была Таки, то сейчас шестьдесят пятая является моей секирей. Так что дополнением к выбывшей стала неизвестная мне секирей, размахивающая огромной, трехметровой секирой. Как она её вообще поднимает? Особенно учитывая, что комплекцией девочка была не больше Беницубасы, но размахивала она этим ужасом более чем уверенно. Думаю, стоит поднять шансы соседей. 

Спрыгнув с крыши здания и преодолев в воздухе метров шесть в длину, приземляюсь рядом с Хомурой похлопывая того по плечу... Я думал что у меня был длинный прыжок, как же я ошибался. Огненный секирей с места прыгнул к опушке леса потирая дымящееся плечо, не понял? Ну ладно сейчас я тут не для того, чтобы играть в загадки с организмом этого чуда природы.

- Отправляйся в лес, присмотри за Минато, заодно и остынешь, - заявляю ему. Он хотел что-то ответить, но увидев приземлившихся рядом со мной третью и четвертую, лишь кивнул и отправился в лес. - Ну а мы тут развлечемся. Казехана, сделай милость, присмотри за детишками, а ты, Карасуба можешь поиграть с этой маньячкой.

Указываю на бегущую, на нас секирей с "топориком". Карасуба со своей безумной улыбкой кинулась навстречу вражеской "пташке", а третья, обиженно надув губки, отправилась следом за Хомурой. 

- Лучше уйди, у меня приказ моего ашикаби и я его выполню, чтобы не быть выброшенной. - Заявила мне ледяная секирей, создавая несколько сосулек и запуская их в меня. 

- Цепляться за ашикаби, который и твоим то стать не может и просто использует, как игрушку? По-моему это глупо. - Прости, Акитсу, но сейчас мне надо подобраться вплотную к тебе и иметь пару секунд на твоё усыпление и последующее разбирательство с твоим знаком. (Хоть отправить усыпляющий импульс в то нагромождение энергетических оболочек, что находятся у неё на лбу, там, где проступил знак секирей, сможет и оборотень. Вид которых вообще-то с энергией не в ладах - истинные силовики, что уж говорить про проклятого со стажем)
  
На лице у "ледышки" не отразилось не одной эмоции, но где-то под аурой, будто покрытой инеем, что-то шевельнулось. Вдогонку промазавшим сосулькам в меня полетела глыба льда. Не убьет, так раздавит. Сместиться влево, пропуская сбоку от себя кусок льда, шаг вперед, качнуть плечом, уводя следом голову от прицельно летящих, точно в неё, мелких осколков льда в форме игл, сместить нижнюю часть тела в другую сторону, относительно головы, позволяя ледяным "кирпичам" пролететь в паре сантиметров от моих ног и ещё шаг вперёд. Пригнуться, пропуская конус льда над собой и сделать резкий рывок вперед, преодолевая разом пару метров. Не останавливаясь, прыжок влево, уходя от потока ледяного воздуха, несущего в себе снег и острые кусочки льда. Вновь шаг вперед, перекатом ухожу вперед и вправо на пару метров, уходя из зоны удара появившегося над головой заостренного шипа изо льда. Ещё пара метров и я у цели. Ускоряясь, я резко сближаюсь с выбывшей, но тут же отскакиваю обратно. Наблюдая как земля, покрытая инеем, выпускает из себя полутораметровые шипы. 

Как же сложно с "ледышками", ещё по прошлой жизни воспоминания остались, самые неудобные цели, а уж в тесном помещении верная смерть, ведь от растущих повсюду ледяных лезвий не уклониться, а самому ледяному достаточно окружить себя своей зашитой и затем устроить артобстрел. Но, похоже, Акитсу не настолько опытна, да и мы, слава богу, не в помещении. Видимо придется быть серьёзным, ускоряюсь на максимум и бегу, пригнувшись и выставив перед собой скрещенные руки, прямо на ледяную секирей. Спокойно огибаю вылетающие из земли сюрпризы, летящий в меня лед, разнообразных форм и размеров разбивается о предусмотрительно выставленные руки. На попытки атаковать сверху просто смещаюсь в сторону, не сбавляя скорости, а медленно, в моём восприятии, выстраиваемая ледяная стена оказывается, пробита моим телом. Цель достигнута, прижимаю замершую и излучающую заметную даже через пелену панику с непониманием секирей к себе и касаюсь правой рукой её лба. Усыпляющий импульс послан, остальное дома, всё же ковыряться придется долго. 

Возвращаюсь в реальный мир и слышу позади себя хлопки ладоней. Оборачиваюсь и вижу стоящую с ехидной улыбкой Карасубу с изрезанной, но живой секирей под ногами, аплодирующую мне - тоже мне нашла представление. Присматриваясь, замечаю, что у вражеской секирей нет знака. Хм, пожалуй, так и надо этому мелкому коллекционеру, но секирей всё равно немного жалко. "Пташки" не виноваты, что у них такие хозяева. А вот хозяева - в ответе за своих секирей. 

Вижу летящие со стороны МБИ боевые вертолеты, один приземляется на проезжую часть, рядом с нами, второй улетел в центр леса, похоже там уже все закончилось и Мусуби, как и в каноне, кого-то одолела. Третий же полетел к другому входу в парк, похоже, там тоже кто-то развлекается, хотя, учитывая рассылку сообщений от Минаки - совсем не удивительно. Скорее удивительно, что выбыло так мало. Сейчас передадим проигравшую, дождемся третью, и можно будет топать домой, мне итак с выбывшей полночи минимум разбираться. 

Но одновременно с этими мыслями произошло сразу несколько событий. Первое - из открывшейся двери вертолета вышла Таками. Второе - из леса показалась, всё ещё строящая из себя обиженную, Казехана. На миг обе застыли, я же вспомнил забавный эпизод, раньше Казехана вроде реагировала на Директора МБИ, да вот только он предпочел Таками, которая сейчас является его женой, ситуация однако. Даже забавно смотреть на них со стороны. Но вот шумно выдохнула третья и вроде пришла в себя. 

- Моё, не трогай! - Заявила Казехана, впечатав моё лицо в свою грудь. Вот как она за секунду преодолела более чем восемь метров нас разделяющие? У неё же скорость не такая уж и высокая.

На что, мать Минато, лишь фыркнула и заявила - Я здесь только для того, чтобы забрать проигравшую и выбывшую. 

- Извините, но выбывшую я не отдам, сомневаюсь, что у вас выйдет её вылечить, я же вполне смогу это сделать. - Настала моя очередь возмущаться, что я с гордостью и сделал.

Лицо Сахаси старшей стало задумчивым, но через полминуты она, кивнув своим мыслям, ответила - Ладно, можешь её забирать, если у тебя получится снова вернуть её в проект, то можешь ей передать, что она может считаться номером семь. Как я понимаю, её ашикаби станешь ты.

Сказала она с такой интонацией, что сразу стало ясно - это был не вопрос, а утверждение, тем приятней будет её обломать.

- Как она сама решит, если она захочет, я стану её ашикаби, если нет - то навязываться не буду. - Ответил я, впервые за разговор Таками посмотрела на меня заинтересованно, но дальнейшие метаморфозы её лица я наблюдать уже не мог, поскольку ревнивая Казехана вновь впечатала меня в свою грудь. 

В очередной раз фыркнув, профессор Таками отправилась осматривать побежденную, отметив что-то у себя в блокноте и бросив через плечо, что мы можем идти. Что я и сделал, взвалив на свое левое плечо Акитсу, а правой приобняв Карасубу под возмущенный возглас третьей, призвал ветер (теперь уже сам, а не с помощью дракона, как делал раньше, мне все больше и больше нравятся последствия слияния) и отправился прямиком в Идзумо, ибо раньше начну - раньше закончу. Спустя пару секунд сбоку от меня пристроилась копия моего вихря, только цвет был значительно светлей, что и не удивительно, у Казеханы обычный ветер, я же свой напитываю энергией изнанки уже просто по привычке. 

По прибытии, отчитавшись перед Мией, отправился с Акитсу на руках в свою комнату, под возмущенные восклицания моих секирей. 

- Не беспокоить, у меня впереди сложная операция. - На пару секунд обернувшись, бросил я и откинул челку со лба ледяной секирей, позволяя всем рассмотреть знак на её лбу. Все возмущенные крики разом прекратились, и я в полной тишине отправился наверх. 

Уложив будущую седьмую на футон и утроившись у его изголовья, снова погрузился в её энергетическую составляющую, попутно максимально ускоряя своё восприятие, а иначе я и за пару дней не управлюсь. 

Если я скажу, что всё прошло гладко, я очень сильно совру и польщу себе. Хоть ничего критичного не было, но распутывать энергетические каналы, освобождая пережатые, разъединяя спаянные и отсекая лишние образования, я успел так намучиться и устать, что вывалившись из транса ближе к утру у меня уже не было сил порадоваться хорошо выполненной работой, я банально отключался. Всё же, я проклятый, нам проще ломать, чем строить, даже более того, более девяноста процентов наших и вовсе не способны на подобное, да и я в этом далеко не мастер. Последнее, что я успел заметить, теряя сознание, это подхватывающие меня холодные руки и взволнованное лицо с пепельными волосами напротив меня.
  
  
   Глава 18 Целительница.
  
  
   Пробуждение было не из приятных, всё же сказались сутки без отдыха, да ещё и двое суток субъективного времени в состоянии ускорения, хоть в реальности и уложился меньше, чем в одну ночь. Да и сам я, не мастер энергетических оболочек. Это свои я научился выкручивать, как мне вздумается, а вот чужие, разве что для отработки пыток, при которых боль разумом не контролируется. (А то есть у ведьмаков и проклятых такой неприятный приём), так что работа была довольно тяжелой. 

Осмотревшись, заметил, что солнце за окном клонилось к закату. Получается, я отсыпался почти день и это как минимум. Но не это привлекло мое внимание, а тот факт, что я почти кожей ощущал напряженную атмосферу, да и лежал я явно не на подушке. Скосив глаза, рассмотрел чьи-то колени, на которых и покоилась моя голова. Медленно поднявшись, осмотрелся. Как выявил осмотр местности, колени на которых я расположился, принадлежали Акитсу, которая сейчас смотрела на меня с равнодушным видом, что никак не вязался с четко просматривающимся волнением за меня. Вокруг нас расположились все мои секирей, завистливо посматривающие на седьмую, но активных действий не предпринимали, видимо, прошлый урок пошел им на пользу. Теперь же все взгляды скрестились на мне, и я явственно почувствовал исходящее от них облегчение. Приятно, однако. 

Уже собиравшуюся что-то спросить Казехану прервало громкое урчание моего живота и меня, чуть ли не силком, потащили на кухню. Туда же подтянулись и остальные обитатели Идзумо. Весело переговариваясь за столом, нам представили пополнение в "семье" Минато - Кусано (секирей номер 108). И каждый поведал свою часть истории. Когда дошла очередь до меня (Хомура, зараза, отмазался, "не я это", да ему только новенькие и поверили, хотя только для них он и отнекивался), пришлось рассказать все произошедшие за тот вечер события. Да и под требовательно-ревнивыми взглядами моих секирей, ещё и пояснить, что же я делал с выбывшей, ночью в комнате, (иначе Матсу своими предположениями довела бы всех до очередной разборки). Но вот история окончена и за столом воцарилось молчание.

- И что теперь Рейстлин-кун, окрылишь Акитсу? - В лоб спросила первая, вот уж от кого не ожидал, ну или, по крайней мере, не так открыто. От лица покрасневшего ронина можно прикуривать, Мусуби и вовсе не поняла о чем речь (причем, по-моему, ещё с самого начала моего рассказа), Карасуба, вроде и сама не замечая этого, опустила руку на рукоять катаны. Акитсу лишь выжидательно смотрела на меня. А вот на лицах большинства моих секирей читался немой вопрос "сколько ещё?". Эх, если б я сам знал. Я то и их окрылять не планировал, теперь даже и не знаю, что со всей этой ситуацией делать. Не с собой же их в другой мир тащить после выполнения задания? Но, похоже, я слишком задумался (в очередной раз), а пауза подзатянулась.

- Нет, Мия-сан, как Акитсу-тян решит, так и будет. Я никого принуждать не собираюсь. - Ответил я с легкой и немного грустной улыбкой, все же я и так по глазам ледяной секирей догадываюсь о её выборе. Думаю, не трудно догадаться, что было дальше? У всех моих "пташек" вырвался синхронный грустный вздох, Акитсу после окрыления и вовсе разве что изнутри не сверкала, правда видеть её лицо живым, а не застывшей восковой маской, довольно приятно. Мусуби порадовалась за седьмую и тут же предложила ей сразиться, за что и получила половником от Мии. Вот неугомонная. 

После завтрака, я, отказавшись тренироваться, остался на кухне помочь Мие с посудой, несмотря на её протесты. Правда и её возражения были довольно слабыми, да, по мне, может и не скажешь, но на кухне я себя чувствую, чуть ли не уверенней, чем сама хозяйка (вот что холостятский опыт пятисотлетней выдержки делает!). Так что в две руки, приведя кухню в божеский вид и перемыв посуду, мы с Мией разговорились. Основной темой стали, как ни странно, именно различные блюда. Так я узнал, что помимо японской кухни, Мия может приготовить некоторые испанские блюда. На закономерный вопрос "откуда такие умения?", мне ответили, что один из инструкторов МБИ обучил, когда Такехито ещё был жив. После этой фразы мне пришлось расписывать кучу своих кулинарных умений и достоинств, лишь бы отвлечь Мию от грустных мыслей, а то, уйдя в себя, она ненадолго потеряла контроль над своим ядром секирей. Мне-то ничего, а вот если бы здесь был тот же Минато, его бы пришлось спешно откачивать. Но проблема быстро разрешилась, и Мия, слегка смутившись собственной вспышки, с показной заинтересованностью углубилась в кулинарные дебри. Обменявшись парой рецептов и узнав, что Мия, оказывается, мечтает попробовать киотские вагаси (сладости которыми и славится Киото), но из-за невозможности выезда из Нью-Токио не умеет возможности ими насладиться, сделал себе зарубку в памяти, обязательно посетить сей замечательный городок. 

Уже уходя с кухни и заметив наблюдающего с бледным лицом за тренировками девочек Минато, почувствовал попытку установить со мной ментальную связь вроде той, с помощью которой Ку-тян связала себя с Сахаси. Вот только приоткрыв ауру, я взвыл от боли, которая оказалась столь сильна, что никакие техники самоконтроля и контроля боли разумом не помогали. Это могло означать только одно - светлая, да ещё довольно мощная. Нет, такой секирей мне точно не надо, уйдя вглубь своей энергетической составляющей, сумел скинуть с себя недостроившийся зов. Который тут же перешел на ближайшего ко мне ашикаби - Минато. Вот он абсолютно ничего не заметил, зато получил приток сил, что можно заметить по появившемуся здоровому румянцу на щеках, вместо прошлой бледности, да и устрашающие синяки под глазами рассосались на глазах. Я же, немного полежав на полу, на который упал во время приступа, обратил внимание на напрягшуюся Мию, высматривающую возможную опасность. Да и застывшие вокруг меня Казехана, окруженная небольшим вихрем, с Карасубой, выхватившей из ножен свою катану и вставшей передо мной в защитную стойку, прикрывая меня с возможных линий атаки, и окруживший меня лед, и стоящая поблизости Акитсу с сосульками в форме ножей, говорит о многом. Про маячившие рядом лица других секирей, я и вовсе молчу, в очередной раз на сердце стало теплей, но думаю, стоит успокоить моих защитниц. Хех, дожили, уже и защитницами обзавелся. 

- Ложная тревога. - Прохрипел я. Да, услышь я сейчас свой голос со стороны, не за что бы в свои же слова не поверил. Вот и секирей не поверили. Прокашлявшись и быстренько подлатав голосовые связки, произнес уже нормальным голосом. - Я же говорю, всё нормально, просто ко мне попробовала подключиться ещё одна секирей, и нет у меня ещё не "перевес", как ты сейчас выразилась, Матсу. Нет, в монахи я тоже не собираюсь, Казехана, и вообще это не смешно. Не надо никого резать, Карасуба. Просто энергия малышки не совпала с моей, даже более того, мы оказались антиподами. Нет, Матсу, она не коротко стриженная беловолосая извращенка, хотя сказать наверняка не могу, может, ты и угадала, я ее, знаете ли, не видел. Что? Как выглядит? Ну, это мы у Минато-куна спрашивать будем, связь на него перекинулась, когда я её от себя отцепил. 

- Она сделала тебе больно, не прощу. - Послышался тихий голос Акитсу. Вот и что мне на это ответить? Что это всё просто стечение обстоятельств? Или что эта светлая ни в чем не виновата, и она все сделала не со зла? Можно попробовать, глядишь и получится. 

На успокоение ледяной секирей, как впрочем, и остального состава, я потратил более получаса. Эх, тяжела жизнь в окружении женщин. К концу этого получаса я уже был согласен на повторную привязку светлой, лишь бы мне больше не пришлось переубеждать особо настырных (Карасуба, Акитсу и Беницубаса с Хайхане), что убивать неизвестную "пташку" не надо. После настал мой звездный час. Я решил по образовавшейся связи, Минато с данной секирей, попробовать выяснить, где находится эта "святоша". Да и что-то мне подсказывает, что помощь малышке в ближайшее время не помешает. Впрочем, вспоминая момент формирования подобной цепочки между дважды ронином и Кусано, у меня перед глазами встал эпизод с нападением Микогами на лабораторию МБИ с целью захвата "зеленой девы". Надеюсь, я всё же ошибаюсь. 

Всё же помимо лечения, я ещё и изучить энергетические линии Акитсу успел, поэтому чужеродные составляющие в ауре Сахаси заметил сразу, отсеяв те, что определяются, как уже окрыленные (благо, есть с чем сравнивать), ухватил нужную мне связь. Хоть точное расстояние определить не получилось, но сторону, в которую двигаться и примерное расстояние я все же определить смог. 

После короткого совещания решили взять с собой: Мусуби (не оставлять же Минато одного, а то совсем от "дрожи в коленках" раскиснет), Яхан (мне банально лень тащить толпу народа, а передав пятьдесят седьмой координаты можно не только её не тащить, но и она кого-нибудь вполне в силах перенести) и Хатаи (нет, то что у меня в отряде две смугляночки фетишем не является - это просто случайность и рациональное зерно. Ведь, если на выходе мы окажемся в замкнутом пространстве, то удобней клинков ничего не придумаешь, а двурукие в этом плане особенно хороши). Такой командой и отправились. 

Вопреки моим опасениям, появились мы не в какой-нибудь подворотне, лаборатории МБИ или ещё в каком либо подозрительном месте, а на набережной. Где знакомый мне на вид парень приставал к довольно молодой, светловолосой, коротко стриженой девушке (однако, Матсу почти угадала, всё же блондинка это не беловолосая), одетой в красное платье и расстегнутую, белую, короткую курточку, длинна которой и до пояса недостаёт. Хм, порывшись в памяти, выудил образ этого паренька. Нет, ну вы посмотрите, какой настырный, прошлый раз я его от Яхан оторвал, а в этот раз он уже к другой лезет, правда на этот раз он на трость опирается, хорошо я его все же в прошлый раз припечатал. Хорошо, но мало, так мозгов у него и не прибавилось. А какой волной гнева понесло от Яхан, похоже, не один я узнал извращенца. Всё ещё продолжая размышлять, киваю Минато в сторону паренька. Минато пылая праведным гневом, сделал неуверенный шаг вперед (вот как у него, получается, смешивать почти противоположные чувства?). Решив помочь ему со спасением его будущей секирей, придаю ему толчком руки небольшое ускорение. Упс, не рассчитал, или это Сахаси, такой хлипкий? Наш доморощенный герой, спотыкаясь и пытаясь удержать равновесие, побежал вперед из-за приданого ускорения, размахивая во все стороны кулаками. Думаю, так и зашибить противника можно было, если бы шуму, дважды провалившийся, создавал поменьше. Насильник отошел в сторону, пропуская мимо себя несущегося Сахаси и вполне бы возможно они бы и разминулись, и тогда бы пришлось вмешаться мне, но наш "маэстро" в последний момент умудрился споткнуться. И так и не погасив силу ускорения, да ещё и инерцию от падения набравший, Сахаси влетел головой прямо в... кхм, причинное место. Даже я, на секунду, скрючился, чисто из мужской солидарности, что уж говорить о самом парне. Минато и, правда, страшен, так со своими противниками даже я не поступал. Убить - убивал, но туда всё же старался не бить, мне мой кодекс чести этого не позволяет. 

Ну, зато бой окончен технической победой Сахаси, которому уже помогала подняться спасенная, тут же впиваясь в его губы поцелуем. Во время окрыления опять прошла эта ненавистная волна света, заставившая вздрогнуть Яхан и выставить легкий теневой полог меня. Бедный ронин, чуть не потерял сознание от переизбытка чувств, а вот за Мусуби появилась созданная из яки фигура медведя. Какое интересное проявление ревности, и ведь, что самое забавное - Мусуби даже не замечает своей яки, как впрочем, и не понимает вспыхнувших сейчас в ней чувств, продолжая смотреть на мир наивными глазами. Как же хорошо, что мои секирей более вменяемы. 

Дальше отправились домой, решив выслушать историю новенькой уже при всех. Я, как самый крепкий, переносил светлую с её ашикаби и вцепившуюся в другую его руку, Мусуби, Яхан же переносилась вместе с так и не поучаствовавшей в этом подобии на разборку - Хатаи. 

Уже дома, развалившись на диванчике в окружении своих секирей, которых я сегодня неслабо попугал, наблюдал за картиной - молчаливая борьба за место рядом с Сахаси. Лучше всех устроилась Ку-тян, которая, воспользовалась своей детской компактностью и легкостью, просто усевшись тому на коленки, а вот три других, можно сказать, устроили молчаливую борьбу. А вот Хомура сидел за три пустых места от Минато, хотя, учитывая, что я и вовсе был на другой стороне стола, то ближе, он был все же к ронину, и слава богу. Наконец, все расселись по местам (у Кахо, либо закончилось терпение, либо включилась благоразумность, но свое место она уступила новенькой, сев на следующий стул) и начали слушать историю Курусе (так представилась спасенная), секирей номер пятьдесят четыре. Её хоть и привезли в город уже давно, но выпустили только сейчас, поскольку до этого её пристально изучали, из-за обладания ей сразу двумя способностями. Курусе может призывать небольшие трезубцы и отправлять во врага (что я помню и по канону) и лечить. Причем, её лечение было составлено на силе света, с которого меня, да и Яхан тоже, пробил нервный тик. Так же стало известно, что в момент создания связи она только вышла из здания МБИ (где её и караулил этот недонасильник) и в отличие от меня у неё негативных последствий установки связи не было. Правда, она все же ощутила момент, когда не закрепившаяся ещё толком нить была мной оборвана, но тут же успокоилась, почувствовав, что связь снова образовалась. Ну а то, что источник был уже другой, она так и не заметила. 

Когда все уже разошлись, я задержался во внутреннем дворе, просто сидя на крыльце, смотря на звезды и думая над сложившейся ситуацией. А выходило следующее: время, раньше по канону занятое Минато на окрыление Цукиуми, сейчас свободно, да и насчет побега я не уверен, но это позже я уточню у Кочоу или у Матсу. Но в любом случае, до предполагаемого побега через мост Куно со своим ашикаби есть около недели, даже допустим не недели, а всего пять дней. Значит, у меня есть время, просто пройтись, кое-что проверить, да и купить один презент, главное записку оставить, чтобы не волновались понапрасну. Хотя, сдается мне, что по возвращении меня все равно морально поимеют, но не будем о грустном. 

Проверив ощущением жизни дом и убедившись, что все спят (но Мию я что-то не заметил, правда, с ней такое и раньше случалось), встал и отряхнулся, отправившись в комнату за бумагой с ручкой. Ещё раз, усмехнувшись про себя, подумал, что пропускание через себя волны света однозначно пошло мне на пользу, все излишки из ауры просто смыло, да и сфера эмоций перестала так сильно зависеть от этой, так до конца и не понятной мне связи секирей-ашикаби. Написав небольшую записку, да что уж там, просто предупредив, что "через пять дней вернусь", вышел из дома. Поэтому грустных, сиреневых глаз, смотрящих мне вслед, я уже видеть не мог.
  
  
  
   Глава 19 Киото и новые факты.
  
  
   Возможно, кто-то скажет, что пешком от Нью-Токио до обычного Токио "слегка" далековато, но этот кто-то просто не имеет той же скорости, что и я, а если совсем надоест - можно и часть пути через тени проделать. Достигнув первого пункта назначения, я отправился сразу на вокзал, ибо задерживаться где-либо, кроме Киото, я смысла не видел. Поэтому трудно словами описать всё то разочарование, которое посетило меня при виде таблички на вокзале, сообщающей, что сегодня рейсов в так нужный мне город не предвидится. Даже известие, что я ашикаби, не вызвало у меня таких эмоций, как осознание, что вместо прогулок по "городу храмов" я вынужден задержаться тут. В итоге, плюнув на все и забив на скрытность, купил что-то вроде навигатора (правда, в отличие от подобных приборов в нашем мире, его подключать к машине не надо, что не могло не радовать, ибо поиск у себя места разъема меня, мягко говоря, не прельщал). И отправился в Киото тем же способом, что и проделал предыдущую часть пути. 

Забег вышел знатный, и, несмотря на всю мою скорость, прибыть на место я смог только к вечеру. Сразу заняться делами мне не дал проснувшийся голод, да и осознание того факта, что я сам загубил свои каникулы и вернулся к наверняка ждущей меня расправе от "милейших пташек", явно не придавало энтузиазма закончить с делами за день или даже два. Так что, быстренько пройдясь по центру города, наткнулся на отель, где снял комнату, да и перекусил тоже. На следующее утро, позавтракав в отеле, решил проверить время на мобильнике и понял, что по возвращению меня точно убьют... телефон остался в моей комнате в Нью-Токио. Вот и появилась лишняя причина не торопиться. 

В итоге, плюнув на все, купил себе часы в лавке для туристов. Ну, а что? Я и есть самый настоящий турист... в этом мире, хех. В приподнятом настроении я отправился в поход по храмам, всё же надо подтвердить одну появившуюся у меня теорию. В первом же храме это и подтвердилось, сначала я ощутил окружающую храм энергию духа, ежедневно вбиваемую в это место прихожанами, а следом, зайдя в сам храм, ощутил всю тяжесть этой силы на себе. Не сказать, что это как-то отрицательно на меня повлияло, но биться здесь в полную силу я не смогу, да и некоторые трюки проклятых, на территории храма работать не будут. Что довольно странно, поскольку в своем мире мне не раз приходилось устраивать зачистки засевших в различных сооружениях подобного типа бандитов. И никакого снижения способностей не было, даже в православных церквях, хотя, там аура веры была сильно сгущена из-за количества верующих. Здесь же энергия была не концентрированна, а просто накоплена и распыленна по всему храму, будто её уже не одно столетие никто не собирал. Да и сама "манна" явно предназначалась не тому богу, для которого построен храм. Занятно, но уж очень это подтверждает мои подозрения, хотя фактов пока мало. 

В следующей "обители святости" была та же ситуация - много дармовой энергии духа, уже давно не собираемой, и тоже ощущение, будто молитвы отходят не к тому божеству, к которому пришли паломники и которое олицетворяет статуя в храме. Пройдясь ещё по парочке святых мест, столкнулся с той же ситуацией, хотя специально выбирал храмы разных богов. Но, похоже, раньше вся мана отходила демиургу, создавшему этот мир, сейчас же ей и вовсе никто не пользовался, (видимо совсем этот неуч зажрался), далее следовал тот факт, что нигде не было слепка божественной силы, что настораживало (даже высший разум не будет так открыто пренебрегать мольбами паствы, как впрочем, и бесхозной силой). С такими невесёлыми мыслями я решил отправиться в один из трех самых известных и крупных храмов этого города - храм Рёандзи. Прибыв на место, поначалу разницы я не заметил, но, пройдя в главное помещение, я осознал, что мне, наконец, улыбнулась удача. У этого храма был слепок силы бога, точнее, не слепок, а жалкие остатки, похоже, что их давно не обновляли. Какой, однако, безалаберный божок попался. Но, подойдя, и начав изучать структуру, я понял, что моё начальство этим заданием посадило меня в очень неприглядное место, расположенное чуть ниже спины. Всё в структуре я разобрать не смог, да и вряд ли смогу, даже если проживу пару тысяч лет и сменю направленность силы (что уже из разряда мистики). Этот господин косяк умудрился откинуться! Причем давно. Теперь понятно, почему здесь произошла вся эта ситуация с дзинки, на этих держателях просто осела энергетическая составляющая умершего бога, а ошибки подобных оживленных миров надо корректировать до тех пор, пока мир не станет независимым. Этот мир не успел дойти до подобной стадии, и теперь все ошибки оседают на "чудо камни", как на ленту звукозаписи и именно из-за этого будет коллапс. 

И мои гении-работодатели пришли к гениальному решению, ведь пока я буду пытаться получить дзинки (а они меня достаточно просчитали, чтобы понять, что за камушками я не брошусь сразу, да и с самого начала мне и вовсе данных по способу устранения ошибок не дали), я и в канон этого мира влезу, что поможет ему стать на независимую колею, а в идеале, и вовсе к концу моего задания здесь будет вполне самостоятельный мир, без ошибок "срисованного". Браво, прекрасная партия, но, даже более-менее поняв, что они хотят, я не собираюсь отказываться от своей роли, ведь помимо того, что отказ - это глупость и смертный приговор для меня, я к тому же успел привязаться к здешним обитателям. 

С такими грустными мыслями я и прошел по остальным храмам, чтобы окончательно подтвердить свою теорию. Во всех остальных всё было точно так же как и в первом, и лишь ещё в двух - Золотом павильоне и храме Чистой Воды, были те же остаточные следы закладок божественной силы. С такими мыслями я и вернулся в свой номер, чудом успев до закрытия ресторана на первом этаже. Первую часть планов, можно считать выполненными.

На следующее утро, проснувшись значительно позже обычного, испытал странный дискомфорт. Когда понял, в чем дело, меня согнул приступ истерического смеха. Столько бегал от секирей, потом убеждал себя, что они тебе нужны лишь в качестве якоря, а сейчас, оставшись на пару дней один, обнаруживаешь, что тебе не комфортно просыпаться одному. Смешно, если бы не было так печально, но мои "пташки" со своей непосредственностью действительно прочно угнездились в моём восприятии мира (претерпевшим сильные изменения с момента попадания сюда). Но пора завтракать и отправляться покупать вагаси для Мии (да, да, вот такой я подлиза, но, по крайней мере, не самое худшее оправдание, уж точно лучше чем "я отправился в Киото, потому что там много храмов, хотел познакомиться с местным пантеоном, если он есть, или проверить состояние одного демиурга", после этого я на месте Мии точно отправил такого красивого меня в ближайшую психиатрическую лечебницу) и посетить район гейш Гион. Нет, не для этого самого, просто не отметиться в подобном историческом месте, будучи в Киото, было бы кощунство! 

Сначала я отправился в вышеозначенный район, и, честно говоря, был разочарован. Я ожидал чего-то большего. Да, красиво, да, закос под старину у целого района смотрится необычно, но не более, а уж для того, кто успел побывать в Японии конца восемнадцатого века - и вовсе жалкая подделка, хотя и довольно качественная. Следом, я отправился в Императорский дворец, всё же довольно неплохой музей, а уж чувство ностальгии, пробившее меня в паре его залов, и вовсе придало мне заряд бодрости, будто со старым знакомым повидался, да поговорил с ним за жизнь, за чашечкой кофе, развалившись в кресле. 

И лишь к самому вечеру прошелся по торговым центрам и ресторанам, выбирая самые лучшие вагаси. Надеюсь, Мия будет довольна (и хоть с её стороны я буду прикрыт). И вот, выйдя из ресторана и стоя на улице, я осознал, что на всё про всё мне понадобилось всего два дня, ну ладно, считая с дорогой - три. А значит, что у меня есть, как минимум, сутки просто развеяться. Тут мой взгляд налетел на магазин электроники на другой стороне улицы и губы растянулись в предвкушающей усмешке. Кажется, я раньше говорил, что в некоторые моменты жизни явно не хватает фотоаппарата - пора исправить это утверждение.

Спустя два дня, сидя в электричке, несущейся по монорельсам, я с улыбкой просматривал снимки, сделанные мной через тень, чтобы получились наиболее удачные кадры, в том числе и на себя издалека. Вот я посетил лаз тысячи и одной золотых статуй Каннон. А - это я сижу на голове у самой высокой из них (шестиметровая болванка). Следующее фото, как не трудно догадаться, является открывшимся мне с данной высоты видом. Фото, идущее за ним, надо бы удалить, ибо компромат на себя оставлять не хочется, ведь кому понравится бегущая за ним толпа монахов, орущих что-то вроде "Осквернитель храмов\статуй" и "стой подлец!", лично я таких мазохистов не знаю. На следующем снимке изображен серебряный павильон, вид сверху, чтобы заснять пришлось на деревце на соседней горе взбираться, далее следует снимок быстро приближающейся земли под этим деревцем. Что поделать, если ветка не выдержала? Эх, обидно, а ведь именно тогда такой кадр поймал. За этим следовали снимки ещё пары мест, как впрочем, и казусы в них. Но все хорошее имеет свойство заканчиваться, и так прибуду в Токио не к концу пятого дня, а в начале шестого. А мне ведь ещё и в Нью-Токио топать. 

Всё же, как хорошо в электричке, какой плавный ход, да и до города довезет всего за пару часов, против моих шестнадцати своим ходом. И хоть по скорости я ей не сильно уступаю, но во-первых - электричка не тормозит перекусить, во вторых - электричка едет по прямой, а не через леса, поля, перепрыгивая реки (и после неудачного прыжка на ходу суша штаны не вписывается в дерево, зато спиливать если понадобится, его уже не надо) и дважды переставая пеленговаться своим же навигатором (вот как у меня это получилось?). Но, отбросив эти рассуждения и подведя итог, можно смело сказать, что мой маленький отпуск удался. 

Прибыв в Токио уже ночью, отправился в ближайший отель, рассудив, что лучше с утра пробежку устроить, а сейчас можно и выспаться по-человечески. Вышагивая по улицам, обратил внимание на ни капли не уменьшившееся количество снующих вокруг людей. Всё же забавно, все время спешат, сами не зная куда, переживают из-за своих сиюминутных проблем, совершают множество лишних действий на пути к цели, но при этом они живут, а не существуют. Несмотря на их короткий срок жизни, они полноценны, в то время как я стал чувствовать себя таковым только после "попадания" сюда. Хех, мечты сбываются - не так ли?

Проснувшись за пару часов до рассвета от тревожного чувства, осмотрелся, но опасности не заметил. Уже собираясь снова погрузиться в сон, проверил связь со своими секирей и был неприятно удивлён, как минимум пятеро из них сейчас сражались, ну вот теперь забег в Нью-Токио. С грустным вздохом поднявшись, отправился в ускоренном темпе приводить себя в порядок. Уже через две минуты выбегал из отеля чистый, в новой одежде и с круассаном в зубах. 

Подбегая к мосту, соединявшему полуостров, на котором и расположился Новый Токио с остальной Японией, отметил, что машины останавливали позади ещё на подходе, не уж то побег через мост? У меня, по идее, ещё пара дней была, да и уверенности, что он вообще произойдёт, у меня не было. У самого моста меня тормознул пост военных, и один из них с гаденькой улыбкой руками мне указал, что я могу проваливать. Хм, думаю, стоит поздороваться с теми, что сейчас над водой, да и если что перед Минакой отмажусь просто "Твои военные не пускали меня в город, а значит, мешали проведению твоей игры", главное "робокопов" не убить. Да и одна аура на мосту говорит сама за себя, так что стоит поторопиться, но как можно артистичней, так что песню запевай! Заодно и на бедных солдатах оттянусь немного, за столь раннюю побудку, хе-хе. 


POV Беницубаса, секирей 105, с другой стороны моста (в раздумьях).

Вот как так получилось? Сказать кому - не поверят, от нас сбежал наш ашикаби! Ну всё, как только вернется - посажу на цепь, хотя вряд ли его это удержит... Тогда просто больше никуда не отпущу! А то взял моду сбегать, да так что Матсу с Кочоу его в городе так и не нашли. А его записка? Ни куда отправился, ни что будет делать, не указал, да ещё и к назначенному сроку не явился! Сейчас уже шестой день, а он к пятому подойти обещал, вот уж права была Карасуба, вернется - получит. 

Да ещё и этот импотент-ашикаби (и что в нем его секирей нашли?) через пару дней, нашел такого же, как он, с той лишь разницей, что у того была только одна секирей, да и та - позор! Бесполезная во всем, даже в быту неуклюжа, да и хнычет постоянно, ужас. Но, по крайней мере, можно этого ашикаби понять, с такой секирей ему точно в городе делать нечего, но и самим через пост и дисциплинарный отряд не пройти. Так что эти два ронина быстро спелись и начали просить нас о помощи, их, видите ли, мало. В итоге им решила помочь в уговорах Мия и сразу согласившаяся им помочь Карасуба. В который раз приходят в голову мысли, что в первом отряде были психи, что только стоит заявление Казеханы о том, что "любовь прекрасна и я помогу им ради их любви", о боже. Но Карасуба не лучше...
- Я согласна, ведь там наверняка будет бой, да и сразиться с новым составом дисциплинарного отряда мне очень хочется. - И облизнулась, жуть. 

Да и Мия, просто раздавившая Сео своим яки, не многим лучше. Сама хоть и не отправляется, но так заставить другого, да ещё забесплатно, что для этого вечно небритого ашикаби смерти подобно, тоже отнюдь не нормально. 

Да и Цукиуки, вбившая себе в голову, что она должна всем показать себя более сильной, чем эта восемьдесят восьмая, видимо после той драки в ванной обиделась, тоже отправляется с ними. А "черная" для полного комплекта, как она выразилась, прихватила и меня с Хайхане. Стоит заметить, что мы особо и не сопротивлялись, да и как сопротивляться под яки лишь чуть меньшей, чем у хозяйки доходного дома? 

Прибыв на мост и выполнив задачу по отвлечению охраны, в соответствии с планом Матсу, столкнулись с пятью секирей в форме дисциплинарного отряда и странным мужиком, смутно мне кого-то напоминающим. Шавки МБИ были смяты и откинуты почти сразу, и тут нам загородил дорогу этот "франт", иначе смотря на его дорогой, деловой костюм и не скажешь. Я все же вспомнила, кого он мне напоминает, вот тогда мне и стало не по себе, он был очень похож на того секирей из первого поколения, разве что этот чуть ниже, волосы на пару тонов темнее и вместо короткой прически с хохолком, вихри до плеч. Судя по виду моих спутниц, они его тоже узнали. 

Как только он собрался что-то сказать и уже открыл рот, из утреннего тумана мимо него с криком пробежали солдаты с той стороны моста. В помятой броне, с ужасом в глазах, бледные и грязные, а у некоторых и вовсе автоматы... на шее бантиком завязаны. Похоже, у меня галлюцинации. Видимо, так подумала не только я, поскольку под нашими удивленными взглядами, франт, подняв руку и смотря перед собой стеклянными глазами, ущипнул себя за шею. Во взоре прояснилось, но непонимание происходящего никуда не ушло. Только незнакомец снова открыл рот, собираясь начать прерванную речь, как с той же стороны приближаясь к нам, раздалось до ужаса довольным и знакомым голосом.

- Одинокий мужчина в самом соку,
Не пьёт, не курит и спит на боку,
Познакомится с девушкой
...надцати лет,
У которой мужчины нет! 

У Карасубы задергался глаз, на Цукиуми бубнившую "одинокий значит? Убью!", лучше и вовсе не смотреть. Казехана в шоке уронившая свою извечную бутылку саке выглядела и вовсе убито-подавленно. Да и самой мне что-то нехорошо стало, но за "одинокого" он у меня ещё получит! 

Вновь набравший воздуха в грудь мужчина уже открывший рот чтобы, наконец, высказаться вновь был прерван появившемся из тумана Рейстлином, что с улыбкой на губах и пакетом с эмблемой Киотской компании в руках заявил.

- Вот я и вернулся, не скучали? - Даже не знаю, что мне больше хочется, прибить гада или обнять и не отпускать? А вот кое-кто выбором явно не заморачивался. Хайхане, что до этого стояла рядом со мной, повисла у моего ашикаби на шее, сохраняя все то же равнодушно-отстраненое лицо. Вот как она это делает? А, нет, легкий румянец появился, когда он положил свою руку ей на голову и нежно провел по волосам. 

В очередной раз, перебитый кудрявый сделал пару вздохов и выдохов, успокаиваясь, и уже открыл рот, чтобы наконец-то что-то сказать, но был снова перебит, на этот раз Карасубой, что сощурив глаза и испуская жажду крови, смотрела, не моргая, на нашего ашикаби. 

- Ты где был? - с шипящими нотками спросила она у все так же улыбающегося Рейстлина. Тот лишь поднял пакет повыше, но, видя, что этого объяснения мало, все же ответил. 

- В Киото, за вагаси бегал. Причем бегал в прямом смысле, на поезд вышло сесть только на обратном пути, - сказал он с грустным вздохом и столь же грустными глазами. У меня даже что-то дрогнуло в груди, так и захотелось его успокоить и, судя по виду окружающих, это ощутили все его секирей, присутствующие здесь. 

- И зачем же тебе понадобились вагаси, ты вроде к сладкому инертен, насколько я успела заметить. - Гораздо более спокойным голосом спросила "черная". 

- Для Мии, она хотела. - Продолжая гладить по голове так и не отлипшую от него Хайхане, ответил на вопрос он. По-моему я ревную, и, похоже, не только я. Единственная, кто остался полностью спокоен, после этого заявления, это сто четвертая, почти растаявшая у него в руках. Блин, да когда она уже отцепится! 

- Да что ж такое то, я сегодня хоть слово сказать смогу или меня так и будут обрывать! - А это уже влез всеми забытый франт, у которого дергалась половина лица - не слабый у него нервный тик! 


End POV. 


- Да что ж такое то, я сегодня хоть слово сказать смогу или меня так и будут обрывать! - Надо же, не выдержал, да и по сравнению с предыдущим "антивирусом" он выглядит гораздо человечней и... сильней. А в эмоциях моих секирей потянуло удивлением, не уж то они забыли, что мы тут не одни? Во, дают. 

- Может, объяснишь, что ты тут делаешь? Да и не напал сразу, что тоже удивительно, или не все в первом поколении больные на голову? - Понимаю, что подобной речью я откровенно нарываюсь, но очень хочется посмотреть на его реакцию, больно он живой для "антивируса", да и не с чего по идее ему тут быть, так что ещё и любопытство свою лепту внесло. 

- Если бы меня не прерывали, даже рта не дав открыть, я бы уже давно озвучил ответы на так заинтересовавшие тебя вопросы. - Злобно сверкая глазами, заявил он. Кажется, этот экземпляр совсем очеловечился. - Позвольте представиться, Кой... Нет, не карп! И не любовь! И не Цой, кстати, а кто это? И вообще - заткнись чернявый, пока я тебя не прибил! Так вот, меня зовут Койчи... чего "так сразу бы и сказал" - это ты мне договорить не дал! И вообще, замолчи. Ты меня уже четвертый раз сбил. Причем здесь карма? Убью. 

А я что, я ничего, подумаешь, пару раз перебил - просто была интересна его реакция на внешние раздражители, а то предыдущий реагировал как робот почти на все раздражители. 

- Так вот, - продолжил Койчи - я из первого поколения, как уже один нетерпеливый индивидуум догадался, секирей номер два. Временно работаю на МБИ, всё же компания кровно заинтересована в соблюдении правил игры, так что пока наши цели совпадают, я вполне могу поработать на Минаку. 

А сколько пафоса в позе, а вот мои секирей после его признания напряглись, да и "пташки" Минато подобрались, хоть о реальных возможностях, таких как он, знают только со слов соседей. Только Мусуби сразу же с детской непосредственностью полезла драться, но была остановлена Кахо на пару с бледным Сахаси. 

- Вам кажется пора, там сейчас свободно. Удачи в семейной жизни! - с усмешкой говорю я, смотря на второго ронина (надо же, а они, и правда похожи), отправив в игнор представителя первого поколения. У Койчи задергался глаз, видимо, его программа на такие перегрузки не рассчитана. Смущенный ронин со своей секирей двинулись на ту сторону моста, потихоньку ускоряя шаг. 

- Кхм, - кашлянул блондин выпуская немного яки. Куно со своим ашикаби мгновенно замерли. 

- Вы ничего не забыли? К примеру, что покидать город запрещено? - спокойным голосом спросил он, но я, почему-то, уверен, что в его голосе были ехидные нотки. 

- Где ты видишь побег из города? - начал операцию "долой разборки, мы словами обойдемся" я. - Я, к примеру, вижу спешащих перейти мост молодоженов, отправляющихся в свадебное путешествие. 

Бедный "антивирус", похоже, он тотально завис. От лиц обоих ронинов можно прикуривать. Где-то сбоку сдавленно хрюкнула Карасуба, пытаясь удержать рвущийся наружу смех, а вот мечтательный взгляд Казеханы, что после слов о медовом месяце уперся в меня, несколько напрягает. Про уткнувшуюся в меня, тихонько хихикающую, Хайхане лучше и вовсе промолчать. 

- А, пусть бегут, сделаю вид, что я крепко уснул. - Махнул рукой, наконец отвисший Койчи, видимо, побег этих двух прописан в его программе, либо не считается чем-то критичным. 

На том и разошлись, оставив на мосту приходящих в себя секирей МБИ и блондина. О чем-то договорившийся со своим собратом ронин выглядел довольным. Впрочем, в приподнятом настроении были все, ну кроме меня, все же появление в городе "антивируса" говорит о будущих неприятностях. Да и первый этап почти закончился, а к третьему, свою работу должен закончить я, так что, как только, перед началом второго этапа, в Нью-Токио привезут дзинки, я сразу же пойду их поглощать, ибо больше тянуть уже нельзя. Хотя нет, лучше дождаться первых боев во втором этапе. Потеря одного дзинки свою роль никак не сыграет, да и сила, полученная от поглощения этих "камушков", позволит мне запросто найти последний. Если же я помчусь сразу по прибытии остатков бога, в город их поглощать, то мне придется прорываться с боем, поскольку подобное будет слишком предсказуемо с моей стороны, так что до начала боев - улыбаемся и машем. Хотя, сама ситуация довольно забавна - остатки от энергетической части и души демиурга осели на камушки, которые были сделаны им как опора этого мира и начали притягивать все ошибки так и не ставшей независимой реальности к себе. Как говорится - более глупой череды случайных ошибок и представить трудно. 

За размышлениями я не заметил, как мы дошли до доходного дома, пришел в себя лишь стоя на пороге, когда остальные уже начали разуваться. А, кое-что так и осталось неизменным, подумал я, глядя на всех жителей поместья, собравшихся в холле. Скинув ботинки и дотащившись до диванчика в гостиной, по пути отдав удивленной Мие пакет с вагаси, свалился на долгожданную мягкую поверхность. Всё же выспаться так и не удалось, да и пробежка с утра настроения отнюдь не прибавила. 

- Просьба не будить, я так толком и не выспался, а забег от Нью-Токио до Токио обычного, а после и до Киото, то ещё испытание, про обратный путь я так и быть промолчу, - пробубнил я давя на жалость, но что самое забавное - не соврал ведь. На столь радостной ноте я и отрубился. Поэтому я уже не видел, как тихонько вышли из гостиной остальные обитатели Идзумо, как вернувшаяся Карасуба укрыла меня одеялом (!). И уж тем более не мог я знать о зашедшей через пару минут Мие с уже пустым пакетом, содержимое которого лежало в вазочке на кухне, что подойдя ко мне, нагнулась и аккуратно провела рукой по моим волосам. При этом, улыбнувшись той своей улыбкой, которую никто не видел вот уже несколько лет. 

Этого не видел я, зато... 

- Кхм, я не помешаю? - Тихо поинтересовалась застывшая в дверях "черная" секирей, что наблюдала за этой картиной и сейчас просто таки фонила ревностью. 
  
  
  
   Глава 20 Огненная принцесса.
  
  
   Проснулся я совсем не отдохнувшим, что было странно, поскольку обычно мне хватало и тройки часов на полное восстановление организма во сне. Но, сверившись с внутренним чувством времени, пришел к выводу, что спал я от силы полчаса. Тогда становится понятно, почему я не отдохнувший, но абсолютно не понятно с какого... кхм, просто с какого я так рано проснулся? 

Ответ пришел из-за приоткрытой дверцы, ведущей во внутренний двор, в виде звука двух столкнувшихся клинков и не слабой волны жажды крови. Это кто там так разгулялся? Ох, я сейчас кому-то устрою, только встану. Хм, кто-то заботливый накрыл меня одеялом, хоть мне это и не нужно, я и зимой, на улице в летней одежде не замерзну, но все равно приятно. Принюхавшись, учуял от одеяла два запаха - Мии и Карасубы. Тут одно из двух: либо Мия взяла одеяло "черной", либо четвертая свистнула у первой её одеяло. 

Всё-таки поднявшись с диванчика (родной мой, я ещё вернусь!), не сдержав при этом грустного вздоха, отправился к господам бойцам, с целью морально растоптать в отместку за прерванный сон. Какого же было моё удивление, когда во дворе я застал сражающихся Мию и Карасубу. Нет, ну точно одеяло не поделили. Причем хозяйка билась своей катаной, а не тренировочным боккеном, да и "черная" секирей явно не сдерживалась. Они что, поубивать друг друга решили? Хотя скорее, Мия Карасубу, поскольку в скорости они были равно, но вот в силе и умении явно выигрывала Мия. 

Не мешкая ни секунды, вмешался в поединок, перехватив обе катаны руками за лезвия. С удивлением заметил, что если бы я так удачно не остановил разошедшихся секирей, то клинок четвертой должен был лишить первую левого глаза, в то время как сама Мия намеревалась последним выпадом насадить Карасубу на клинок грудью. Слов нет, разве что кроме... 

- Какого овоща вы тут устроили? - Прошипел я, отпуская катаны и регенерируя порезанные ладони. Лица обеих драчуний, до этого застывшие масками холодной ярости, сначала отобразили высшую степень удивления, которое, стоило им только заметить мои руки, перешло в виноватое осуждение друг друга, но стоило им услышать мои слова, как обе синхронно отвернули друг от друга головы с легким румянцем на щеках Мии и недовольным взглядом Карасубы. 

- Потренироваться решили... - Начала первая. 

- ... Да увлеклись слишком. - Закончила за неё "черная". 

Угу, сделаю вид, что поверил, и румянец на щеках сильнейшей секирей я в упор не вижу, и вообще я грубый, неотесанный мужлан в медвежьей шкуре и тонких намеков не понимаю. А дальше подобного, надеюсь, не зайдет, мне бы с имеющимися "пташками" разобраться, а не новых собирать. 

Остаток ночи прошел спокойно, по крайней мере, меня, доковылявшего до диванчика и снова отрубившегося, никто больше не будил до самого утра, что не может не радовать. Правда, проснувшись с утра, я выяснил, что ночью у меня появился сосед, вернее, соседка. Пристроившаяся на углу кровати Беницубаса была довольно милым зрелищем. Да, если не знать настоящего характера моей милой "досочки", то её сейчас можно принять за ангелочка. Сграбастав пискнувшую сто пятую в объятья, решил еще часок вздремнуть, что-то мне подсказывало, что данное действие будет наиболее правильным. 

В третий раз я проснулся от оглушительного вопля зашедшей в гостиную Цукиуми. 

- А, ну живо слезь с моего мужа! - Опять блондинка за старое. Нет, чтобы, как и остальные промолчать, ведь источников ревности было около пяти, а нет, шесть, но заорала только девятая. 

- С чего бы, не одна ты его секирей! И с чего ты вообще решила, что именно ты его жена, может ему большие дойки не нравятся? - Ехидно ответила Беницубаса. 

- Было бы здорово. - Услышал я тихий голос Чиё, единственной, у кого, как и у сто пятой, почти не было груди, даже у Йоми с Карасубой и то более внушительные размеры, чем у этих двух бедолаг. 

- Ч-что? Д-да как ты... - От возмущения Цукиуми начала заикаться, а к концу своей речи и вовсе перешла в непонятный бубнеж. 

- Доброе утро. - Продрав, наконец, глаза, вмешался в спор я. - В следующий раз, если уж будите, то хотя бы не таким способом, у меня твое "живо" до сих пор эхом в голове отдаётся. 

Сказал я, разжимая объятия, в которых удерживал Беницубасу, и отправляясь в ванную комнату, мимо ошарашено смотрящей на меня девятой. Уже на подходе в ванную я понял, что не так было в картине, увиденной мной при пробуждении. Источников ревности я почувствовал шесть, не считая сто пятую, у которой и повода для ревности не было, а моих секирей в гостиной было шесть считая (!) Беницубасу. Так, ныряем в воспоминания, ага, вижу, у смежных с кухней дверей стоял знакомый силуэт с фиолетовыми волосами. Значит, произошедшее ночью мне не приснилось, а жаль, похоже на меня начала реагировать сама первая секирей. Что-то мне нехорошо. 

Выйдя посвежевший из душа, первым делом я отправился... нет, не на кухню, хотя признаюсь - соблазн был велик. А отправился я к Матсу, поскольку четко помнил, что до второго этапа, должна была стать ашикаби сестра Минато, почти сразу после этого попав в плен к Хиге, чего мне допускать, не хотелось. Но из-за того, что большинство событий, что предшествовали этому, уже давно выполнены и не являются отражением канонных, то вполне может быть временной разрыв, как с прибытием ронина в Идзумо на неделю раньше канона, да ещё и с двумя секирей. Таким образом, информация для меня сейчас - это всё и даже больше. Матсу после моего вопроса "разузнать о секирей номер сто семь - Шиине" посмотрела на меня подозрительно, будто я собираюсь этого парня окрылить. Я предпочел промолчать на подобное отношение к себе любимому, но когда увидел нужную мне информацию, понял смысл взглядов Матсу и один из наиболее крупных косяков демиурга (если бы он был жив, своими бы руками задушил заразу!), Шиина оказалась девушкой. Этот ходячий косяк сделал сто седьмого - сто седьмой. Реакция Матсу мне стала полностью понятна. Кое-как открестившись от подозрений, попросил посмотреть вторую и подошедшую на шум Кочоу, сколько осталось неокрыленных секирей. По итогу просмотров данных МБИ выяснилось, что осталось девять неокрыленных, причем шесть из них банально ещё не выпущены, а двое из этого списка и вовсе были Мия и Хомура. Последнего гордо перекладываю на плечи дважды ронина, первую и вовсе лучше не трогать и побыстрей закончить с заданием. Посмотрел на третью свободную "пташку", ею оказалась, звук фанфар, правильно - Шиина, выпущенная из здания МБИ полчаса назад. Весело, иначе не скажешь. 

В таком задумчивом настроении и пошел завтракать, на автопилоте взяв под локоток Матсу с одной стороны и покрасневшую Кочоу с другой. В себя пришел только на кухне от большого количества вспышек негативных эмоций смотрящих на нашу троицу секирей. Находясь всё в том же состоянии "разум где-то там", поглощал свой завтрак, не обращая внимания на сидящих рядом со мной Кочоу и Йоми (и слава богу, а иначе передоз кавая мне был бы обеспечен, с такими то соседками). Если я правильно понял, то со дня на день будет объявление Минаки о "последней пташке", бедный Хомура. Как форсировать события и привести к поцелую огненного секирей и Минато я даже не представляю, нет, можно конечно устроить ситуацию как при их столкновении в каноне, но сдается мне, что результат будет тот же - попытка сжечь ронина и переход саморазрушения в более активную фазу. 

После завтрака, отдав хозяйке очередную долю за разрушенную ванную, наш бравый, дважды провалившийся, отправился на очередную подработку. Мне его даже жаль стало, он уже только на лечении своей секирей и держится, а до сих пор и половины со штрафа за разрушения не отдал. С грустью, глянув на Курусе, в очередной раз подумал, что исцеление было бы неплохим приобретением, вот только при окрылении либо у малышки полностью был бы поглощен моей тьмой её свет, либо от меня осталась бы красивая кучка пепла, в то время как я сам получал бы начальственный втык. 

Грустно вздохнув и обрывая невеселые мысли, поднялся из-за стола и уже собирался пойти потренироваться на заднем дворе, как был остановлен своими секирей, которые заявили, что сегодня общий поход по магазинам, мое мнение, как проштрафившегося, не учитывается. В очередной раз, вздохнув и про себя подумав, что какое-то у меня неудачное сегодня утро, отправился сразу обуваться, на ходу создавая плащ из материальной тени. 

Сам поход по магазинам я не то, чтобы пропустил, просто мои "пташки" настолько увлеклись покупками, что совсем забыли про меня. Именно в такие моменты особенно заметно, какие они ещё дети, пусть и выглядящие взросло. Здраво рассудив, что я им сейчас не особенно и нужен, решил тоже пройтись по торговому центру, но уже в отделах мужской одежды, может, присмотрю, что интересное и из тени вылеплю, а то ходить в одном и том же, пусть и не пачкающемся и самовосстанавливающемся костюме, все же как-то не очень. 

В итоге присмотрел интересное сочетание и, зайдя в туалет, начал изменять собственную одежду. Теперь вместо кожаного плаща на мне было легкое, почти воздушное пальто черного цвета. Джинсы стали на пару тонов светлей, и были перекроены под молодежный стиль. Поверх ставшей черной футболки появилась легкая рубашка темно-синего цвета со светло синими полосками, наполовину расстегнутая, правой стороной заправленная в джинсы, в то время как левая была навыпуск. На правой половине джинсов висела небольшая железная цепь, на которую можно было повесить ключи или же мобильник. Поверх пальто было небрежно накинуто кашне (мужской легкий шарф - если кто не знает) черного цвета, отливающее бордовым. Довершали образ купленные чуть ранее темные очки, отливающие темно-синим, повешенные на ворот рубашки. Образ современного аристократа завершен, высшей инстанцией было решено обойтись без трости, с моей белой кожей и желтыми, звериными глазами, трость будет смотреться откровенно не вписывающейся в образ, в отличии от остального. 

В таком виде я и предстал перед уже начавшими меня искать дамами. Мои "пташки" в шоке уставились на меня, от примерочной раздался грохот - это Тоетама, тащившая не подошедшую одежду из примерочной, увидела меня и уронила все, что несла... Я что, так страшно выгляжу? Так и комплекс неполноценности заработать можно. Вот со стороны Юны раздался "ойк", похоже, кто-то слишком сильно себя ущипнул. Всё, чтоб я ещё раз сменил свой фирменный наряд? Да никогда. Уже собираясь уходить обратно в "гардеробную комнату" был остановлен словами Карасубы. 

- Здорово выглядишь, у меня только один вопрос - почему раньше так не одевался? - С задумчивым видом спросила она. Ну и что ей ответить? Что один умник зажрался, когда понял что ему не нужно больше одежду покупать и возвел свой старый костюм в стандарт? Как-то не хочется признаваться в ляпах. 

Спустя пару минут отмерли и остальные, ну почти все, Кочоу мне пришлось взять под локоть, ибо окончательно вернуться в себя у неё не вышло. Как, оказалось, подошел я довольно вовремя, поскольку девушки уже закончили с выбором одежды и сейчас наблюдали за моим лицом, когда я увидел двадцать три пакета со шмотками. Я же, сохраняя нейтральное выражение лица, по-тихому отправил пакеты на изнанку со словами "дома достану". Разочарование на лица большинства моих секирей было очень отчетливо видно, видимо девочки хотели посмотреть эпическую картину "Рейстлин и сумки", а тут такой облом. 

После похода по магазинам мы зашли в кафе, перекусить. Посмотрев на счет, который мне выставили после этого, я пришел к выводу, что девочки решили мне отомстить оригинальным способом - разорить. Мужественно выплатив причитающиеся деньги и даже оставив чаевые, я со своим конвоем отправился в обратный путь через парк. Придя домой, я, с видом спартанца, который, будучи одним из трёхсот героев удерживал многотысячную армию врага, отправился на кухню под ехидным взглядом Удзуме. 

Под нечитаемым взглядом Мии выбил согласие помочь с ужином, чем мы в четыре руки и занялись. Сегодня госпожа Асама решила вновь отойти от японской кухни и сделала пару салатов внушительных размеров и жареную картошку, которая, к слову, оказалась в этой Японии ужасно дорогой - видимо дефицит. Я же приготовил утку по-пекински, предварительно купленную мной за пару минут до прихода домой. 

Незадолго перед ужином,вернулся дважды ронин, когда я его увидел, то под ехидную улыбочку Матсу и удивленные взгляды остальных обитателей поместья, чуть не упал со стула. Все дело было в том, что Минато вернулся не один, а вместе со своей новой секирей (о чем свидетельствовала, как аура Сахаси с новой связью секирей-ашикаби, тянущейся к новенькой, так и то, что эта самая новенькая всю дорогу держалась за рукав Минато). Всё бы ничего, если бы не то, что эта секирей была Шиина, так что мою реакцию, как впрочем, и реакцию Матсу, вполне можно понять. Вот ронин и самолично обломал свою сестренку, хотя не факт, что та стала бы целоваться с этой ошибкой демиурга. 

Решив кое-что проверить, поскольку моя чуйка упорно мне подсказывала, что скоро что-то будет, отправился с Матсу и Кочоу в "обитель электроники" или в каморку Матсу, что, впрочем, одно и тоже. Какой же у меня был шок, когда по полученным данным, из девяти неокрыленных, что были с утра, на данный момент осталось две "пташки". Причём это считая первую. Бедный Хомура, либо сегодня вечером, либо завтра, опять же вечером, поскольку сообщение пришло именно в позднее время суток, согласно канону на него начнется охота. 

В коридоре перед каморкой раздался грохот, ох, меня терзают смутные сомнения... Выйдя из комнаты второй, мы могли наблюдать занимательное зрелище тушения недожаренного секирей и спасение дважды ронина от участи стать соучастником самоубийства путём самосожжения. Как оказалось, Кагари только сейчас выполз из своей комнаты, а Минато был отправлен Мией, позвать нас к столу, на углу коридора эти двое и столкнулись. Цукиуми подняла за шкирку удивленного и промокшего насквозь Сахаси, я же подал руку шестому и стал свидетелем повторного прыжка в длину, хоть и не такого, как в парке, но до своей двери он умудрился допрыгнуть. Я что-то не понял, он на меня или на Минато реагирует? 

Отправив ронина сушиться, а своих секирей за стол, сам спустился вниз и прихватив еду для Хомуры отправился к его комнате, ибо чуйка подсказывала, что спускаться огненный секирей отнюдь не планирует. Постучав в дверь комнаты Хомуры, не добился абсолютно никакой реакции. Постучал ещё раз, более громко, за что и получил приглушенный ответ. 

- Я занят, - то ли прохрипел, то ли прошептал из-за Двери Кагари. Ну, нет, я в официанты не нанимался и перед дверью стоять не собираюсь. Просканировав помещение ощущением жизни, определил сидящего на краю кровати Хомуру, сложившего руки домиком и положившего на них лоб, сами же руки упирались в согнутые колени. Тоже мне страдалец. 

Отойдя на шаг от двери, запустил руку с тарелкой в тень от двери, высовывая её прямо из тени шестого.

- Хоть поесть возьми, страдалец. - Заявил, ошарашено наблюдающему Хомуре, я. Видимо огненный до сих пор не привык к моим фокусам, а пора бы уже. Но тарелки секирей все же взял. - Приятного аппетита. - Уже удаляясь, сказал я.
  
   Ужин прошел относительно спокойно, если не считать заявившегося Сео, вот уж у кого чуйка на бесплатную, вкусную еду, и отошедшего "по делам", в сторону комнаты огненного секирей, Минато. Под конец вечера и вовсе пришло сообщение от Минаки на мобильники Сео, мне и забывшему свой телефон на столе ронину. Тут и думать нечего - началось. Скорее всего, уже все ашикаби получили весточку. Быстро сканирую дом, так и есть, Минато в комнате Кагари, само собой без её непосредственного хозяина, разговаривает по мобильнику. Нда, они идеальная пара, оба оставляют свои телефоны, где попало. Скабрезная мыслишка "а сам-то?", напомнившая, что кое-кто так же забыл свой мобильник дома, когда отправился в "город храмов", была задавлена сразу после возникновения. Это называется с кем поведешься... Подумал я, бросая взгляд на Матсу. Прежде чем отправиться на спасение самоподжигателей, решил прервать спор своих секирей на тему "кто идет за Кагари" (и что мне сразу вспомнилось сакраментальное "кто идет за клинским"?). 

- Отставить балаган, со мной отправятся Цукиуми, Акитсу и Яхан. - Заявил я. Другой выбор, честно говоря, был бы странным, ведь именно эти трое подходят больше всего. Первые двое запросто потушат и охладят, а если надо, то и заморозят, одного суицидника. А последняя поможет с транспортировкой первых двух и Минато с его секирей, кстати... 

- А где Минато-кун? - Спросил я, удивленно осматривая всех присутствующих. Ведь Сахаси точно спускался и даже пытался принять участие в обсуждении. 

- А его уже эта бешенная восемьдесят восьмая утащила спасать Кагари. - Заявили мне в один голос Чиё с Юной и Хатаи. Весело, тогда не стоит тормозить, что я и озвучил. 

- Тогда хватайтесь за меня, сейчас портуемся. - Заявил я. - Кхм... 

Вырвалось у меня, когда я увидел руку Яхан у себя на плече. 

- Может, отпустишь мое плечо? Кстати, ты переносишь Акитсу и Цукиуми, я же подхватываю Кахо и Курусе. - заявил я смутившейся пятьдесят седьмой. 

Перенеслись мы как раз вовремя, осмотрев участников побоища, а иначе и не скажешь, особенно смотря на начинающего тлеть Кагари, мои губы непроизвольно тронула улыбка. Закон жанра соблюден, Ориха на месте, вот только чего это она так побледнела, подумаешь, я её постоянно в начале боя вырубаю, это же не повод становиться расцветкой идентичной мелу и тыкать в мою сторону дрожащей рукой? Лезвия, запущенные сто первой, до этого летевшие в Хомуру, резко сменили направление и понеслись ко мне, но были тут же отбиты струями воды и ледяной стеной, какая слаженность. 

- Ты и пальцем не коснешься моего ашикаби. - Синхронно сказали Цукиуми с Акитсу, они что, тренировались что ли? Если бы не разница в интонациях, я бы решил именно так. У Цукиуми это прозвучало, как и большинство слов - излишне напыщенно, правда в этот раз с примесью раздражения - кажется, девятой не понравилось, что меня попытались атаковать. У Акитсу же голос прозвучал как до её окрыления, холодно-безэмоциональным, но пробрало больше именно с такого. Боюсь ошибиться, но, похоже, моя "ледяная королева" в ярости. 

- Не хочу отвлекать, но не могла бы ты, Цукиуми, освежить нашего погорельца? - Обращаюсь к слегка смутившейся девятой, все же я не часто к ним обращаюсь. Все по привычке пытаюсь сделать сам, да и воспринимаю я их как свою новую семью и стараюсь отгородить от всех опасностей и разборок. Сентиментальным я стал, старею видимо. - Акитсу, можешь понизить температуру на этой крыше? 

Обратился я к ледяной секирей, получив кивок головы в ответ и довольство в эмоциях. Даже стыдно стало, надо будет завязывать со своими привычками индивидуалиста. С небольшим хлопком рядом с нами, прерывая мои самоуничижительные мысли, приземляется как всегда довольная Мусуби со своим ашикаби. Наконец-то и главный герой сей пьесы, появился. Вот только ронина неслабо укачало. 

После выполнения поставленных задач, мои секирей решили заняться нападающими, к ним присоединились и секирей Минато. Похоже, в этот раз облом для традиций, Ориха уже занята, зажатая затаившими на неё обиду Акитсу и Цукиуми. В это время, Кахо и Яхан наседали на секирей в одежде мико, орудующую двумя клинками как у ассасина из культовой Диабло 2 (ну надо же чем то вечера скрашивать, не воевать же мне сутки напролет, вот и обратил в прошлом мире взор на некоторые развлекательные "программы", не отягощающие мозг, но расслабляющие сознание), Мусуби же, как и в каноне, схватилась с девушкой косящей своим костюмом под Брюса Ли. Катсураги, восемьдесят шестая секирей, если не ошибаюсь. Мне же ничего не оставалось, как попробовать привести в чувство Минато. 

На оклики и потряхивания за плечи он не реагировал. Попробовал действовать старым методом, отвесил ему пару пощечин... Упс, похоже, я его вырубил, совсем забыл, что даже максимально занижая свои способности, я все равно на уровне слабеньких секирей оказываюсь, а Сахаси у нас парень нежный, вот и переборщил. Что же делать? Я не хочу целовать этот мороженый полуфабрикат, который к слову с интересом наблюдает за моими действиями. Вот нет, что бы помочь, стоит и смотрит, будто его это не касается. Хм, по-моему, он опять дымиться начал. 

- Цукиуми, оторвись на секундочку, мне нужна вода... Тьфу! Да не на меня же! Вон - головешку полей, а то он снова дымиться начал. Спасибо! - Хм, а Минато, гад такой, даже от воды в себя не пришел. 

Ну, ничего, я тебя либо приведу в чувства, либо добью окончательно! Потряс его ещё раз, похлопал по щекам, этот зараза откинул голову назад и захрапел. Всё нафиг! Бросаю всхрапнувшего от соприкосновения с землей ронина, и, шагом приговоренного к смерти, иду в сторону Хомуры. 

Что-то спасаемый как-то сильно побледнел и сделал шаг назад, правда скорость у него была как у дистрофика и ноги его явно не слушались, но сам факт - почти прожаренный, а все равно двигается. Вот это я понимаю сила воли, настоящий самурай. Но самоубеждение не принесло никакого положительного результата, не хочу я этого делать и все тут. Не будь ситуация, так критична - хрен бы я на подобное пошел. 

А ситуация все хуже, реакция огненного, чем ближе я подходил, тем сильней проявлялась у секирей, вот его уже охватило пламя. Делаю последние шаги и оказываюсь в пламени этого шахида недоделанного, а мне что? Мне ничего. Все-таки бытие дракона имеет свои плюсы, хоть сейчас в жерло вулкана прыгай купаться. На меня удивленно уставились глаза огненного секирей. 

- Зачем? Почему вы все это делаете? - Спросил любитель Шекспира. - Особенно ты, я же вижу, что тебе не хочется. 

- А кому бы захотелось с парнем целоваться? - Убитым голосом спросил я, и, не дав ответить, продолжил. - А по поводу, почему и зачем? Неужели ты думаешь, что обитатель доходного дома Идзумо бросят своего в беде? 

С улыбкой закончил я, почти повторив слова Мии обращенные ко мне после боя с третьим секирей из первого поколения. Хомура явно выглядел ошарашенным, причем у меня создалось впечатление, что больше от моего первого ответа, чем от остальной речи. 

- И это всё? Только из-за того, что мы соседи? - Наконец, выдал он. 

- Ну, если ты думал, что это ради будущего или для всемирной справедливости, то спешу разочаровать - на подвиг подобное не тянет, да и не настолько ситуация плачевна. Просто захотелось спасти хорошего парня, заодно прочистив мозги на тему мести и суицида, не более. - Заявил я. - Но думаю, стоит заканчивать с дискуссией, мне-то ничего, а вот ты уже ожоги получать начал, про полусоженную одежду я лучше и вовсе промолчу. 

Сближаюсь с Хомурой и целую его (господи - за что?), наблюдая, как за его спиной появляются огненные крылья. Пытаюсь прервать поцелуй, но конвульсивно сжатые руки шестого не выпускают меня из объятий. Хм, в меня уперлось что-то мягкое, на прикидку размера второго-третьего. На всякий случай провожу рукой по животу новоокрыленной, спускаясь ниже. Бинго, теперь это точно девушка, но додумать мне не дал кулак, прилетевший снизу и пробивший мне в челюсть. "А удар у нее сильный", подумал я, созерцая небо с появившимися на нем звездами. 

Где то на заднем плане что-то проговорила в пространство, излучающая волны ревности и зависти, Цукиуми, создавая позади себя многоголовую змею из воды. Яхан и Акитсу промолчали, но эмоциональный настрой у них был такой же, как и у девятой. Пятьдесят седьмая набросилась на свою противницу с неожиданным рвением и за пару секунд завершила тянувшийся до этого бой. Я же с удивлением отметил что приемы, выполненные ей, были зеркальным отражением моих, причем в отличие от тренировок, где все шло со скрипом, сейчас они были выполнены, что называется, "на отлично". 

Бедную Ориху банально завалили дальними атаками Цукиуми с Акитсу, пару раз умудрившись даже скомбинировать свои действия. Чего только стоит огромный шар из воды, замороженный и ощетинившийся сосульками. Похоже, в следующий раз я со сто первой уже не встречусь. Мусуби тоже умудрилась выиграть у своего противника, правда тут, в отличие от канона, победила просто за счет более хорошей подготовки. Ашикаби, посланный Хигой, уже скрылся. 

Перевожу взгляд на закончившего\шую что-то говорить Хомуру, блин, теперь даже не знаю, как её воспринимать. Глаза говорят одно, а память совершенно другое. Шестая с легким румянцем на щеках протягивает мне руку, помогая подняться. 

- О том, что случилось - ни слова, мне и так не по себе оттого, что меня окрылил мужчина. - Заявила она тихим голосом. Знала бы эта пташка, как мне сейчас не по себе. Тут краем глаза заметил пришедшего в себя Минато, который, держась за голову, пытался подняться с крыши. Нет, ну он точно издевается, так вовремя вырубиться и прийти в себя сразу, как угроза получить новую секирей пропала. Но тут у меня появилась проблема по-крупней. 

- О нет! - выдал я, под озадаченными взглядами секирей, которые уже подходили ко мне и Сахаси (каждая к своему ашикаби). Но мне было не до этого, как и не до приближающихся вертолетов МБИ, ибо у меня была настоящая трагидия. - О нет, он погиб смертью храбрых, сгорел, пожертвовав собой, бедный мой шарфик! 

Выдал я перл, прижимая к себе остатки кашне. Вот и обстановку разрядил, а лица секирей и вовсе были бесценны! Быстро вытащив фотик с изнанки, сделал пару шикарнейших снимков. Жизнь однозначно удалась.
  
  
  
   Глава 21 Второй этап. Вступление.
  
  
   Сдав проигравших секирей медикам МБИ, и, получив два очка на нашу команду и одно на команду Минато, через тень переправили вместе с Яхан всех домой. На ехидные взгляды Матсу и Удзуме одними губами прошептал "молчите". Ну, а что тут скажешь кроме сакраментального "эпик фейл". Помог дойти Хомуре до её комнаты. Через минуту явилась Удзуме, решившая помочь, а скорее пронаблюдать за столь интересным зрелищем, как доставка огненной секирей на её жил. площадь, и озвучила просьбу Хомуры.
  
   - Он(а) сказал(а) принести бинты, - невозмутимо заявила десятая, поиграв голосом на окончаниях, вот тоже мне тролль выискался!
  
   Вздохнув, взял мазь от ожогов и бинты, и отправился вместе с помогающим донести больничные принадлежности Минато в комнату Кагари. Зайдя в комнату, нам открылся шикарный вид на Хомуру, наполовину стянувшую с себя бинты, да так, что они ни капли не скрывали её грудь. "Все-таки ближе ко второму" - подумал я, сохраняя нейтральное лицо, в то время как Минато, покраснев, буквально вылетел из комнаты, умудрившись на ходу сунуть мне в руки несколько пачек бинтов и небольшие ножницы. Бедный ронин. Покрасневшая шестая не знала, куда ей деться, разве что достоинства руками прикрыла.
  
   - Я конечно не против, лицезреть подобную красоту, но предпочту, чтобы ты повернулась ко мне спиной, мне так удобней разбинтовывать тебя будет. - Заявил я спокойным голосом, по-прежнему удерживая нейтральное выражение на лице. Лицо огненной секирей стало обиженным, вот и пойми этих женщин.
  
   - Я тебе что, совсем не нравлюсь? - спросила она. Ну и что ей ответить? Хотя думаю правду.
  
   - Конечно, нравишься, но если ты рассчитывала от меня такой же реакции, как от Минато-куна, то спешу расстроить - я уже слишком много пожил и многое повидал, так что одной лишь голой грудью меня не проймешь. - Честно ответил я на этот вопрос.
  
   Хомуру мой ответ видимо успокоил и, повернувшись спиной ко мне, она, наконец, позволила заняться своей перевязкой. Пока менял ей бинты - выслушал историю про её тело и про мнение Такехито на этот счет. Ничего нового не узнал, в этот раз канон оказался не тронут одним мистером косяком. Завершила она свой рассказ вполне ожидаемым вопросом.
  
   - ... Так кем ты хотел бы меня видеть? Мужчиной или женщиной. - Отведя глаза в сторону и напрягшись, спросила она.
  
   - Знаешь, пожалуй, мой ответ будет в стиле нашего дважды ронина, но что поделать, не умею я плести словесные кружева. Кагари это Кагари, кем хочешь тем и будь. - С легкой улыбкой ответил я, в коридоре послышалось шуршание и сдавленные голоса, опять подслушивают. - От себя лишь добавлю, что хоть от девушки я и не откажусь, но и друг-собутыльник тоже не плохо. Ну и что, что я не пьянею? И вообще, не перебивай, я ещё не закончил. А Такехито твой был прав, говоря про особенного ашикаби. Все же, не каждый день встретишь проклятого, застывшего в шаге от становления драконом.
  
   - Вот и все, отдыхай, набирайся сил, а я сейчас принесу ужин. - Пошел я в сторону двери. Открыв её и увидев Матсу со слегка покрасневшими щеками и о-очень подозрительно блестящими глазами, заявил - Молчи, умоляю, только молчи.
  
   Уже пройдя мимо и спускаясь по лестнице, услышал, как Матсу все же не выдержала и высказалась о своем взгляде на подобные отношения. Сразу же за этим раздался короткий "ой" и звук захлопнувшейся двери. Хомура решила не спускать второй таких слов.
  
   Вечер провел в комнате Хомуры, уснувшей почти сразу после еды. Посмотрев, как она постоянно морщится, когда ворочается и как хрипит, когда лежит на правом боку, который особенно обгорел, плюнул на все и снова использовал так ненавистную мне способность "возьми себе". Спустившись после этого на первый этаж, сел на крыльце в позе лотоса, раздевшись по пояс, и ускорил регенерацию, заодно просматривая изменения в своей ауре и проверяя, не появилось ли снова новых наслоений в связи с прибавлением в стане моих секирей.
  
   Слишком увлекся разбором связей со своими секирей, но в очередной раз признал, что они мне не по зубам. В лучшем случае я смогу восстановить порванную связь или создать новую и то не факт. Вынырнув из раздумий уже ранним утром, отметил, что затянулись все ожоги, кроме того самого крупного, что был на правом боку. Похоже, я так увлекся разбором энергетической составляющей, что умудрился заморозить собственную регенерацию. Бросив излишки энергии, и снова выводя на максиму своё восстановление, за пару секунд убрал свой косяк. Открыв глаза, я встретился взглядом с тремя парами глаз. Одним благодарным от Хомуры, заинтересованным от Мии и хищным от Казеханы. Понятно, моё восстановление видели и сложили два плюс два. А по поводу последней мне и вовсе думать не хочется, разве что хочется поскорей накинуть футболку с рубашкой и завязать глаза, чтобы не видеть этого раздевающего взгляда.
  
   Завтрак прошел в спокойной атмосфере, но вот дальше начался настоящий сумасшедший дом. Хига все-таки взял в заложники Сахаси Юкари и стал требовать дзинки у Минаки. Как-то из головы вылетело, что, даже не являясь ашикаби, сестра Минато остаётся дочерью директора МБИ. От такого крупного провала захотелось совершить суицид. Когда же об этой ситуации узнал подслушавший старший отпрыск сумасшедшего ученого, стало ещё веселей. Я думал, что хуже быть не может, хоть Минато истерики не устраивал, но показал себя с неожиданной стороны. Не сказать, чтобы плохой, скорее даже наоборот, но сейчас ломится вперед без всякого плана, слегка не выгодно и попахивает идиотизмом. Но тут мне в голову пришла та самая мысль, что ещё больше усугубила ситуацию. В каноне это было менее опасным, потому что Юкари ко всему прочему была ашикаби, а Хига, не знавший всех аспектов этой связи, очень осторожничал. Сейчас же сестра Минато не является ашикаби.
  
   В голове начал вырисовываться план, если конечно моё художество можно так назвать. Первым делом отправил Матсу и Кочоу пробить информацию по количеству секирей у Хиги, их примерное местонахождение и способности. Данные меня поразили, я думал, что у меня с моими девятнадцатью уже перевес, но, услышав цифру двадцать шесть, у меня чуть инфаркт не случился. В основном у него были бойцы ближнего боя, правда рукопашников было всего четверо пташек, все остальные с различным оружием. Причем чего там только не было, секиры, топоры, алебарды, боевые молоты, к слову, Яшима, которая в каноне попала к гопнику с улицы, тут обретается у Изуми, да даже две секирей с нунчаками были. Так же, у него присутствовали две водные (эх, надо было их в прошлый раз выбить), одна земляная и ещё семеро с неуказанными способностями (или же мои хакерши просто не до копались до нужных данных, во что мне не особо верится), был даже особенно неприятный аспект - одна секирей, обладающая невидимостью. После данной информации пришлось отказаться от одиночной зачистки, слишком долго и много неизвестных факторов, даже если буду на пару с Яхан действовать. Встала очередная проблема, как поддерживать связь между разными группами, а то, что мы не понесемся всей толпой, понимали все, ну кроме Минато, но ему можно, он и так на нервах. Здесь нас выручила Матсу, у которой, оказывается, не только различные жучки были, но и капельки наушников с мини рацией, и как не странно, Мия. Вот откуда подобные приборы у первой мне знать совсем не хотелось. Поддерживать связь можно было через вторую и Кочоу, не зря же они информационные секирей, правда для создания подобного сервера им потребовалась сила их Норито, но по их заверениям, поддерживать они информационную сферу смогу и своими силами. Что и было проверенно, дабы не пролететь в самый ответственный момент. Далее мной было решено разбиться на три отряда. В первый, идущий на встречу с Хигой, входят все секирей Минато и сам ронин, плюс Таки, что может создать туман и прикрыть их отход, либо для создания эффекта неожиданности с последующим ударом. Цукиуми, которая как раз и играет роль таранной силы, поскольку увеличенная влажность в воздухе от тумана сыграет ей на руку, позволив устроить там самое настоящее потопление Помпеи. И, конечно, Акитсу, которая будет прекрасно сочетаться как с девятой, так и с шестьдесят пятой и в случае чего, к примеру, появления там означенных двух водных секирей, сможет поддержать Цукиуми.
  
   Второй отряд, старается как можно тише дойти до здания Хиги-инкорпорейтед и там уже развернуться с шумом и прочим хаосом, дабы привлечь к себе максимум внимания и успокоить паранойю Хиги. Во второй отряд вошли Карасуба, хоть и хотелось взять её в третий со мной, но присмотрит за вторым отрядом она гораздо лучше, чем будет действовать в третьем. Хатаи, Юна и Чиё - спаянная тройка, как специально созданная для поднятия наибольшего шума, так что тут без комментариев. Казехана обеспечивает воздушное прикрытие. В первой группе это будет помехой - только туман разгонит попусту, во второй идеальное дополнение при осаде, а в тетьей у неё может не найтись возможности использовать свои способности в узких помощениях, так что выбор был очевиден. Удзуме - не знаю как, но её вуаль не берет даже пулемет, а у второй группы наибольшие шансы налететь на обычных охранников или подвергнуться обстрелу (может ведь быть, что Хига решит сыграть не стандартно и выдаст секирей огнестрел?). И конечно Хомура - ну что же за шум без взрывов?
  
   В третий отряд войдут Яхан - скрытность в тенях, два клинка и мой стиль тихого устранения, осваиваемый ею, плюс возможность телепортации, идеальный ассасин. Хайхане - её когти спокойно впишутся в тесные помещения, оставаясь страшным оружием, поэтому даже рукопашники будут не сильной помехой. Беницубаса - напарник для сто четвертой, все же в МБИ этих красавиц готовили к парной работе, да ещё и в дисциплинарном отряде, так что их подготовка на порядок выше чем у других секирей. Икки - опять же два небольших клинка и мой стиль обучения работы с ними. И конечно ваш покорный слуга, куда уж без меня в группе зачистки и возможного освобождения пленницы (что-то подсказывает мне, что Хига вряд ли возьмет на встречу с Минато его сестру, по крайней мере, я бы не взял).
  
   Присматривать за нашим "центром связи" останутся Йоми, Йчия и Тоетама. Все же оставлять в доме одних только Матсу с Кочоу было бы не разумно, а Мия может и не вмешаться (возможность подобного всего полпроцента, но она есть).
  
   Такими составами и вышли из дома, сначала первый отряд с Минато которого пришлось, чуть ли не силком притормаживать, через десять минут двинулся второй отряд, третий же выступит только после сигнала о начале боевой операции от второго (ну не лезть же раньше собственного прикрытия на рожон?) .
  
  
  
   POV Минато, дважды ронина, на площадке рядом со складами в ожидании Хиги.
  
  
   Как так можно поступить? Захватить мою сестру и шантажировать самого директора МБИ, который оказался моим отцом. То, что мать работает на МБИ, стало понятно ещё после разговора по телефону Кагари-сана, а нет, Хомуры-сан. Но узнать, что твой отец, которого ты и видел лишь в детстве, окажется директором крупнейшей мировой компании, это, мягко говоря, неожиданно. Для многих из моих соседей это стало шоком, разве что эта странная рыжая лишь улыбнулась, да эта страшная "черная" секирей ехидно ухмыльнулась. А Рейстлин-сан с Мией-сан и вовсе в лице не поменялись, и все же мне кажется, что они либо муж с женой, либо родственники, уж больно повадки похожие, да и атмосфера, когда они остаются наедине, какая-то странная создаётся.
  
   И о чем это я думаю, у меня сестру взяли в заложники, а я рассуждаю об этой парочке. Каким же надо быть гнилым человеком, чтобы так поступить? Или может, отец ему что-то плохое сделал, а Хига-сан лишь мстит?
  
   Прервав мои метания, подъехала черная машина, вроде лимузин, я в этом не разбираюсь, не все же парни должны увлекаться машинами, ведь так? Из неё вышел парень немного старше меня (хотя, учитывая возраст Рейстлина-сана на внешность полагаться будет неправильно), с каштанового цвета волосами и холодными глазами синего цвета, в деловом костюме и с телефоном который тот на ходу убирал в карман. Следом из машины вылезли шесть девушек, это секирей, наверное... Целых шесть, это наверно опасно, как бы никто не пострадал. А где моя сестра? Где Юкари?
  
   - Хм, прибыл только её брат, что ж, для начала сойдет, отдай нам дзинки, который похитила вторая секирей из МБИ и твоя сестра будет на воле. Конечно, после небольших презентов от твоего отца и выданная за муж, за меня, разумеется. Бизнес, ты же понимаешь? Ничего личного. - Слегка улыбнувшись, сказал он мне, но ведь тот дзинки съеден, неужели он не знает или не поверил, когда МБИ об этом объявила. Да, как он может так говорить о моей сестре!? Она же не кукла какая-то, а живой человек. Между тем, Изуми, продолжил. - Надеюсь, мы разумные люди и не станем горячиться по пустякам.
  
   Сказав это, он сложил руки на груди и в нас тут же полетели с десяток струй воды под давлением, тут же замороженных этой молчаливой секирей Рейстлина-сана. Неужели нас хотели убить? А как же моя сестра? Остаётся надеяться, что у других групп все получится. Вот он отступает к машине, а на площадку наползает туман, но я успеваю заметить выросшие из земли сосульки, пробившие колеса автомобиля.
  
   - Н-не дайте ему у-уйти, только н-никого н-не уб-бивайте. - Ну, почему, снова так предательски дрожит голос, я решил стать сильней, как Сео, как Хомуро-сан, как Рейстлин-сан.
  
   Мусуби тут же бросается в бой с двумя рукопашницами, а Кахо с Курусе зажали секирей с секирой, заставляя её постоянно отступать под градом ударов нагинаты и появляющимися под разными углами небольшими трезубцами. Акитсу-сан гоняла свою противницу кусками льда, будто играясь с той, в то время как Цукиуми-сан устроила дуэль с двумя водяными секирей противника. Малышка Кусано взяла меня за руку и тянет к выходу, мимо уверенно пошедшей к Мусуби Шиины.
  
   Я тоже могу драться, я не позволю Хиге уйти. Аккуратно отстранив надувшую щеки Ку-чан, я побежал к Изуми, укрывшемуся за машиной, я смогу! Краем глаза я заметил, как закончили сражаться со своей противницей Кахо и Курусе, превратив ту в подушечку для иголок - надеюсь, она жива. Как заканчивала бой Мусуби, осыпая противницу градом ударов и стоящую над с трудом дышавшей секирей Шиину. Кажется, и Акитсу-сан закончила гонять свою противницу с огромным молотом, кажется, Рейстлин-сан увидев её фото, назвал её Яшима, неужели они знакомы? Вот, Цукиуми-сан водяным драконом просаживает щит из воды своих противниц и направляет в их сторону девять здоровых водяных змей, две из них покрываются льдом и Цукиуми-сан бросает возмущенный взгляд на ледяную секирей, смотрящую на все это с равнодушным выражением, стоя рядом со статуей девушки с молотом, сделанной изо льда. Змеи сносят противниц девятой с их спешно выставленной защитой, даже не заметив. Я, наконец, добегаю до машины и заворачиваю за угл, где на корточках расположился мой (!) противник, и оказываюсь под дулом направленного на меня пистолета.
  
   - Шах и мат. - С улыбкой говорит это чудовище в человеческом облике. Но вырвавшиеся прямо из асфальта растения мгновенно связывают его, и выстрел уходит вверх, так никого и не задев.
  
   - Ты что творишь, идиот? - слышу возглас водяной секирей Рейстлина-сана. Но на губах у меня улыбка, я не убежал, и никто не пострадал, а это главное. Интересно, как там у остальных дела? Дракон-сан уже освободил Юкари?
  
   End POV.
  
  
   Получив сообщение от Матсу, что Хига прибыл на встречу и сестры нашего ронина там нет, я вместе с Яхан, прихватив остальных из нашего небольшого отрядика, переношусь к аурам второй группы, уже начавшей сближение со зданием кампании, но пока не перешедшими в атаку. Смещаюсь чуть вперед и появляюсь на третьем этаже в одном из многочисленных офисов Хига-инкорпорейтед. С секундной задержкой рядом появляется пятьдесят седьмая с Беницубасой за шкирку. Разжимаю объятия, позволяя Хайхане и Икки отойти от меня, и просвечиваю ощущением жизни здание. Хм, трудная ситуация, на на девятом и одиннадцатом этажах есть по две секирей и рядом с ними ашикаби. Причем оба с ними не связанны. Один из них скорей всего тот подручный Изуми с которым я встретился в парке, а вот вторая цель то что нужно. Придется разделиться, часть пой дет со мной, часть с Яхан, поскольку только мы с ней можем перемещаться через тени и скрываться в них. Что и озвучил, тут же появилась новая проблема, все мои секирей из присутствующих захотели отправиться вместе со мной, в том числе и сама пятьдесят седьмая.
  
   Со вздохом отправляю её вместе с Икки, все же им будет легче работать вместе, ибо они обе мои ученицы с одним стилем боя, так что по ситуации вполне смогут сработаться друг с другом. Сам же отправился на одиннадцатый этаж вместе с Беницубасой и Хайхане.
  
   По тихому преодолев пару этажей, когда телепортируясь, а когда и пешочком скрываясь в тенях, мы добрались до седьмого этажа, замерев рядом со спешащими вниз тремя секирей, которые, судя по грохоту снизу, спешили навстречу второму отряду, буянящему внизу. Кивком указав своим секирей на пришлых, приложил палец к губам, а потом провел им же по своей шее. Думаю пояснять более развернуто им не придется, судя по кивкам и слегка побледневшей сто пятой, объяснять и правда не нужно.
  
   Как только вражеские секирей пробежали дальше, переместился через тень к дальней из них и левой рукой зажав рот, правой, с материализованным клинком, пробил ей сердце со спины. Мгновенная смерть и главное без единого звука, не растерял ещё навыки. Беницубаса быстро сократив расстояние, снова использовала знакомый мне прием, "кровавый фестиваль", если я её правильно тогда расслышал. Банально вмазав своей противнице в челюсть, правда, у той от силы удара повернуло голову под неестественным углом, сломав шею. С тихим хрипом жертва рухнула на пол. Я поморщился, мало того, что смерть не была мгновенной, а значит и девушка ушла за грань отнюдь не с легкостью, так ещё и звук падающего тела заставил третью жертву начать оборачиваться. Но к ней тут же подскочила сто четвертая и ударом крест-накрест разворотила той грудь, и, аккуратно подхватив, тихо опустила свою жертву. Да, коготки Хайхане страшное оружие, но оценил я это только сейчас. Операция проведена на четверочку, Беницубаса могла бы сработать и чище. Единственное, что их извиняет, это отсутствие даже теоретического опыта устранения противника.
  
   Аккуратно переложив тела секирей в ближайший пустой кабинет и заблокировав у него замок, отправились дальше. Уже почти дойдя до нужной двери на одиннадцатом этаже, получил сообщение от Яхан.
  
   - У нас все чисто, в кабинете оказался Какидзаки, что делать? - Хм, значит, мы идем к цели, придется быть аккуратней.
  
   - С вами все в порядке? Не сильно нашумели? В каком состоянии противники? - Первостепенные вопросы надо сразу уточнить.
  
   - С нами все в порядке, даже не размялись толком, нашумели вроде не сильно, противники все живы, хоть секирей и порезаны неплохо, нам две с нунчаками достались. - Весело закончила пятьдесят седьмая, а у меня в голове сразу возник её улыбающийся образ. Да, с нунчаками против клинков особо не попрешь, будь ты хоть секирей, хоть проклятый.
  
   - Свяжи этих красавиц и ашикаби и там и оставь, можешь переносить Икки в пометье и вернись потом ко второй группе, забери раненных, если таковые есть. - Сказал я, с облегчением отмечая, что не одна связь с секирей не оборвалась, а значит операция имеет большие шансы пройти без потерь. Коротко ответив мне "есть", Яхан оборвала связь. Грустно вздыхаю, немного напрягает без привычных "прием" и "конец связи", но за пять минут пташкам не объяснишь значение этих слов, так что не к чему отвлекать их от своей задачи.
  
   Коротко обрисовав ситуацию моим помощницам, отправился через тень в кабинет. Оказавшись в тени одной из двух присутствующих секирей, стал ждать, когда Хайхане и Беницубаса вломятся в комнату, как и было оговорено. Рассматриваю присутствующих тут секирей, рукопашница ближе к дверям, ну с этой ясно, её либо сто пятая, либо сто четвертая разделают. А вот та, у которой я сижу в тени, оказалась обладательницей боевого цепа. Неприятная зверушка, но не более.
  
   В этот момент обе охранницы-надзирательницы спорили с активно капающей им на мозги и постоянно острящей Сахаси Юкари. Нда, будь у её братца такой же характер, он бы сейчас по количеству секирей мне бы не уступал. Дверь с грохотом вылетает из петель, чуть не снеся лишь в последний момент отпрыгнувшую рукопашницу, на которую тут же кидается Беницубаса. Бизнес-леди поднимает свое грозное оружие, пытаясь его раскрутить, но не тут то было, в одном из звеньев торчит кончик моего клинка, это и есть облом во плоти.
  
   Сто пятая буквально за пару секунд смяла противницу и вырубила ударом ребра ладони по шее, мои уроки явно пошли на пользу. Хайхане в это время сблизилась со своей жертвой, все ещё удивленно смотрящей на клинок, застрявший в одном из звеньев, и опустила свой кулак ей на голову. Вражеская секирей покачнулась, но падать не спешила, начав заторможено поднимать своё оружие, ну да, от вертикального удара клинок не убережет.
  
   - Ну, кто так бьет? Вот как надо. - Появляясь позади оглушенной, говорю я, опуская раскрытую ладонь ей на голову без всякого замаха и вбивая противницу в пол.
  
   - Тебе привет от брата твоего. - Подойдя к ошарашено смотрящей на меня Юкари, заявляю я, начав развязывать сестру дважды ронина. Миссия выполнена, о потерях узнаю уже в гостинице Идзумо, по предварительным данным разрыва связи с какой либо из моих секирей не наблюдается.
  
   - Миссия выполнена, уходим, отбой. Конец связи. - Говорю по общей частоте всех групп в наушник.
  
  
  
   Глава 22 Окрыление.
  
  
   Уже собравшись телепортироваться в поместье Идзумо, я ощутил огромное количество энергии земли, собирающейся перед зданием и постепенно наползающей на фундамент небоскреба. Сконцентрировавшись, я сумел перенести на крышу соседнего здания всех своих секирей что были рядом с эпицентром этой силы, в том числе и появившуюся у второй группы Яхан. 

Судя по удивленным возгласам и ощущению всех связей секирей, что были на тот момент в здании корпорации, я все же сумел перенести всех за один заход. 

- Что происходит, я ещё не закончила. - Источая постепенно угасающую жажду убийства, заявила Карасуба, быстро выцепив взглядом в общем бедламе мою фигуру, но мне было сейчас не до неё. Стоя на краю крыши, я наблюдал за знакомой блондинистой фигурой, в этот раз одетой в кимоно с отличительными знаками дисциплинарного отряда. Койчи, а это был именно он, подошел к парадному входу в здание, остановившись в трех-четырех метрах от входа, и вытянул руку в его направлении. До этого просто концентрирующаяся под зданием сила земли пришла в движение, образовав подобие гигантских отростков лозы, состоящих из грунта, асфальта, ближайших столбов и заборов, ну и конечно самой земли. Несколько этих отростков начали быстро расти, опутывая строение перед ними. Как только все из них доползли до крыши небоскреба, Койчи сжал выставленную руку в кулак. Раздался ужасающий грохот, и все строение сложилось под давлением "побегов", как карточный домик на ветру. 

Представитель первого поколения, как ни в чем не бывало, достал телефон и набрав номер, приложил трубку к уху. Мои секирей, внимательно наблюдающие за этим действом с крыши, не могли слышать разговора "антивируса" со своим собеседником, в отличие от меня. Все же, поглощенный в далеком прошлом дракон воздуха это не только полет, но и управления потоками воздуха, так что все слова, сказанные в телефон, долетали до меня. 

- Приговор исполнен, Минака-сан, я могу быть свободен? Нет, я никуда не тороплюсь, но когда ваши люди подвозили меня к цели, я заметил неплохой французский ресторан. Поэтому я немного задержусь на обратном пути, если конечно вы не против, господин директор. - Спокойным тоном проговорил блондин в трубку, будто и не он только что разрушил одно из строений корпорации Хига-индастрис, причем на глазах у публики и недалеко от центра города. Хотя, я тоже хорош, вместо того чтобы волноваться по этому поводу или хотя бы восхититься сволочизмом Минаки, который можно сказать вынес приговор своей дочери вместе с этим зданием (ведь зафиксировать присутствие третьего отряда он не мог, а второй буянил на первых двух этажах, да и буквально за пару секунд до обрушения и его дочь и мои секирей были в здании), сейчас думаю о том, чтобы не составить компанию блондину в ресторане, все же круассаны моя слабость, а они там наверняка есть. 

Только сейчас я обратил внимание на то, что в моём втором отряде некомплект. Сердце тут же ухнуло в пятки, но, сверившись с ощущениями, не нашел ни одного обрыва связи секирей-ашикаби. Значит, кто-то был ранен и перенесен пятьдесят седьмой в поместье. Это конечно тоже неприятная новость, но не думаю, что смертельная, иначе меня бы предупредили, но поспешить все же стоит. 

Снова прикрыв глаза, переношу всю толпу своих секирей и сестру Минато к входу в гостиницу. Чем ближе я подходил к двери дома, тем отчетливей я чувствовал чью-то боль из-за закрытой двери. На последних метрах, сорвавшись на бег, я влетел в прихожую и сразу за ней в гостиную. На диване, забинтованная и бледная от кровопотери, лежала Удзуме. Незаметно, даже для себя, оказался рядом с ней, положил ей руку на голову и по связи между нами заглянул в последние воспоминания. 

Я был прав, помощь непробиваемой вуали десятой секирей пришлась второму отряду очень кстати. Сам штурм шел довольно легко, оставленные Изуми секирей не могли ничего поделать, а одиночных стрелков споро вязали и отрубали (порой в обратной последовательности). Но все изменилось в один момент, когда по главному лифту спустилась группа из семи вооруженных мужчин, открыв огонь по семи разным целям. А дальше простая арифметика, семь целей, шесть концов у вуали, так что седьмую цель десятая просто не смогла закрыть. Себя ей прикрывать банально было нечем. Как итог - три пули в живот и одна в плечо. Стреляли наискосок, но район сердца был закрыт все той же вуалью, которую Удзуме использует как одежду. 

- Ничего, сейчас придет Курусе, и все будет хорошо. - Начал я говорить своей секирей, что все ещё находилась в сознании, и сейчас смотрела на меня своими карими глазами, с полопавшимися от боли капиллярами в них. - Яхан, приведи Курусе, да и остальных тоже перенеси. Но сначала целительницу. 

Начал я говорить пятьдесят седьмой, как ощутил затухающий огонь жизни в Удзуме. Поздно, даже если Яхан успеет перенести целительницу, то за пару секунд её не исцелить, я уже узнавал у пятьдесят четвертой о втором её таланте. Да ещё в голову пришла пессимистичная мысль, "В истории этого мира прописана смерть Секирей-под-вуалью в начале второго этапа". 

К черту, один раз я уже терял семью, и больше переживать подобное не намерен - подумал я, смотря на закрывшиеся глаза Удзуме и слушая затихающее дыхание. Вытянув руку вперед, расположил её над десятой и, набрав побольше воздуха в грудь, приготовился пережить в третий раз все прелести спасания кого-либо из лап костлявой. Снова использовав столь ненавистный мне прием "возьми себе", я перетянул на себя как все раны Удзуме, так и приближающуюся кончину. 

Застыв на месте, не в силах пошевелиться, упал на колени, безразличным взглядом остекленевших глаз мазнув по открывшей глаза и начавшей терять свою бледность секирей. Но мне сейчас было не до радости за десятую, поскольку во мне разливался холод смерти, замораживающий чувства и убивающий всякое желание сопротивляться. Когтистые руки костлявой старухи сжимались все сильней, не в силах забрать то, что ей не принадлежит, но и не желая отпускать глупца, попавшего в её сети. 

Сзади послышался стук упавшего тазика, который, судя по ощущению жизни, принесла Мия, видимо там были мокрые повязки на лоб и для увлажнения бинтов. С легким хлопком открылась входная дверь, впуская моих секирей, а из ближайшей тени вышла Яхан держащая растерянную Курусе за руку. Но до всего этого мне уже не было дела, как и до вскочившей Удзуме, что, указывая на меня пальцем, что-то кричала остолбеневшей пятьдесят четвертой. Но вот, спустя долгих пять секунд, показавшихся мне вечностью, тиски холода начали разжиматься, уколов напоследок особенно сильно в районе сердца. Перед тем, как потерять сознание, мне в голову пришла бредовая мысль - "А эпическую встречу семьи Сахаси я похоже пропущу, если меня сейчас в чувства не приведут".

Пришел я в себя на диване, где до этого лежала Удзуме. Судя по внутренним ощущениям, провалялся я не долго, минут сорок от силы. Кто-то заботливый уже успел меня накрыть одеялом, причем снова, тем же, - подумал я с легким смешком . Голова моя покоилась у кого-то на коленях, сверившись с чувством жизни и связью со своими секирей, я сделал вывод, что подушкой сегодня для меня подрабатывает Карасуба. Не открывая при этом глаза и никак не подавая вида, что я пришел в себя. А действо, что разворачивалось рядом, было поистине занимательно, жаль, что я не застал начала. 

- Значит, ты утверждаешь, что из-за этого долбанутого проекта "секирей" и моего папаши меня взяли в заложницы? - Наседала на брата Сахаси младшая. 

- Д-да, н-но с тобой же все нормально. И если ты знала, кто наш отец, то почему не сказала мне об этом? - пытался отбиться дважды ронин... Пока неудачно. 

- А почему ты мне рассказал об этом проекте не в первую нашу встречу, когда ты уже участвовал в нем, судя по присутствующим тут Кахо-тян и Мусуби-тян, а только сейчас? - Бедный Минато, есть у меня подозрение, что у него дома полный матриархат. - Молчишь? Вот и молчи, а с матерью я ещё сама поговорю. 

- Кстати, я так поняла, что все эти девушки секирей, так? - Минато лишь молча кивнул, жаль, глаза у меня закрыты, наверняка лицо у него сейчас живописное, но через ощущение жизни столь мелкие детали, как мимику лица, рассмотреть довольно трудно. 

- Тогда поздравляю тебя братик - ты бабник. - Выдала ему Юкари. Если бы я и так не лежал, то упал бы. А наш "Казанова" замотал головой из стороны в сторону, не в силах вымолвить и слова. 

-О-они не мои. Ну, не все. - Наконец совладав с нахлынувшими эмоциями, выдал Минато. Дальше представил своих секирей. Я же все это время чувствовал все более нарастающий ко мне интерес, причем из раздела "плотоядных". 

- Значит, этот красавчик свободен? - перебила своего брата Сахаси младшая. Думаю, не надо говорить на кого она указывала? Ответил ей не опешивший ронин, а Карасуба, голос которой сейчас больше напоминал лязг металла. 

- Он уже занят и впредь будь осторожней, малышка, я могу и приревновать. - Закончила она уже своим нормальным голосом с легкой хрипотцой, но холодок по спине пробежал именно с последних её слов. Хотя, я подозреваю, не ответь она сейчас так, и остальные секирей не сдержались бы, устроив Сахаси-младшей "веселую" жизнь, правда гарантий, что они и теперь не будут ей пакостить по мелочи, у меня нет, но это лучше чем разборки прямо сейчас. 

- Хм, а ты значит его ашикаби? И где ты такого парня нашла, может, поделишься адресом? - решила свести к шутке (пусть и довольно натянутой) Юкари, но вновь промахнулась. 

- Я его секирей. - С нечитаемыми интонациями в голосе, ответила ей Карасуба. Интересно, а чего остальные мои пташки молчат? Сканирую их фон, и натыкаюсь на чуть ли не висящую в воздухе апатию и безнадегу. Похоже, тот букет, что я испытывал перед отрубом, краешком и их задел, да ещё и переживают они за меня сильно. От осознания этого факта даже теплее на душе стало. Как же давно за меня никто не переживал. 

- Ашикаби, говоришь? Брааатик, кажется, кто-то мне не все рассказал, например, что умеют ашикаби, а то вдруг ты у нас теперь тоже можешь из теней появляться и перемещаться куда захочешь. - Взгляд, каким посмотрела Юкари на Минато, заставил бы удавиться от зависти любого пыточных дел мастера, ведь расколоть человека взглядом, не каждому дано. Жаль, что нельзя открыть глаза, но по эмоциональному фону и действиям окружающих и так можно составить приблизительную картину происходящего. 

Дальше я выслушал из третьих уст историю о своих похождениях, однако, с речи Минато мне какой-то псих-самоубийца представился, но хотя бы мои пташки немного оживились, Беницубаса даже возмущаться начала, правда все ещё довольно вяло. Взгляд сестры дважды ронина вновь стал задумчивым и вернулся к моей бренной тушке. 

- Значит, обычной девушки у него нет, да и секирей, вполне возможно, лишь до конца этого проекта, так получается? - Сказала она с задумчивым видом. От смерти малышку спасло лишь то, что большинство секирей так из хандры и не вылезли, а после её слов и вовсе ушли в неё с головой, в то время как Карасуба банально не дотянулась до своей катаны - чтобы её взять, ей надо было убрать мою голову с колен, чего делать ей сильно не хотелось и это я ещё преуменьшил. Надо срочно исправлять обстановку, а то Карасуба может и не удержаться, все же решив достать катану, а место отвоевать в случае необходимости, по крайней мере, её эмоции указывают именно на такой поворот событий. Да и остальных пташек надо из их апатии вытаскивать, заодно и сестренку Минато обломаю, главное не спалиться... и не заржать. 

- Чихо, выходи за меня. - "Во сне" прошептал я. Вот это я понимаю когнитивный диссонанс вкупе с разрывом шаблона. Жаль лиц присутствующих я не вижу, но эмоции просто невероятны, и таким клубком порой диаметрально противоположных чувств вспыхнули пташки. Тут и ревность к Чихо, и счастье, что я подал голос, а значит все нормально, и я банально сплю, и возмущение и любопытство (тут тоже понятно, интересно, что мне "снится"), и ещё целая куча эмоций, не поддающихся идентификации. Так и хочется хоть один глаз приоткрыть, чтобы полюбоваться на получившийся эффект, но тогда спасать придется уже меня. 

- Кто такая эта Чихо? - В оглушительной тишине, наставшей после моих слов, раздался голос Мии и хоть говорила она негромко, казалось, будто прогремел набат. По эмоциям же ударил клубок из грусти, одиночества и зависти. Похоже, я переборщил, что теперь то придумать, чтобы Мию не загонять в состояние, схожее с тем, в котором пребывали до недавнего момента мои секирей. Хм, что-то мне в голову Санта-Барбара лезет, хотя можно кое-что и попробовать. Такс, жаль, что поглощенный мной в прошлом дракон воды стал драконом крови, сейчас бы под одну сценку скупая мужская слеза очень бы подошла. Хм, хотя кровавый тоже вариант - "И заплакал он кровавыми слезами". Главное не удариться в переигрывание, а то выйдет, как - "Актер, изображавший умирающего на сцене сеньора-помидора, слегка перестарался, как итог - со спектакля уходили седые дети и бледные, рыдающие родители". Акт второй начат, поехали. 

- Сестра - это правда ты? - "Не просыпаясь", проговорил я, а из под ресниц правого (того, что к зрителям повернут) глаза скатилась одинокая, кровавая слеза. Дернувшись всем телом и выкинув вперед руку, будто пытаясь схватить кого-то, я вскочил одновременно "просыпаясь". Эх, надо было сразу глаза разлепить, не пришлось бы театр одного актера устраивать, но нет, один лентяй пригрелся на коленочках и решил послушать чужие разговоры, доигрался, называется, теперь от стыда бы не сгореть. 

Зато спектакль удался на славу, прошлые распри уже всеми забыты, боевой настрой "черной" секирей погашен, неприятный клубок эмоций у Мии так же аннулирован, про апатию у остальных я и вовсе молчу, ибо нет её уже. Но что-то за оскаром бежать в этот раз не тянет. А, смотря на сочувствующие взгляды окружающих, которые, впрочем, стоит мне только к ним повернуться, делают вид, что на меня не смотрят, я отчетливо понимаю - переиграл. Попробовать, что ли снова разрядить обстановку? В третий раз... Если так и дальше пойдет - то из депрессии уже меня выводить придется! 

- Ну и приснится же всякое, Мия-сан, а что у нас на ужин? - веселым голосом поинтересовался я, правда вышло слегка натянуто, ну вот куда опять актерский талант делся? Но сказать, что либо ещё мне не дала Удзуме повисшая у меня на шее. Следом кинулись и остальные мои пташки. Бедный диван так заскрипел, что я уже стал присматриваться, как с него поаккуратней спрыгнуть в момент его разрушения, но от этих мыслей я был отвлечен сдавленным писком (!) Карасубы - Мои ноги! 

Воспользовавшись перемещением, под облегченный вздох "черной" секирей, оказался со всеми повисшими на мне пташками, развалившимся на ковре перед диванчиком. На это представление тихо хохотнула Хомура и что-то недовольно пробурчала отвернувшаяся Мия. 

Через два десятка минут, потраченных на успокоение моих "пташек" с последующим отсоединением их от моего тела, мы все же отправились на кухню. Правда, перед навыками некоторых "противников" мне все же пришлось капитулировать. Таким образом, на кухню я отправился под ручки с Акитсу, Удзуме, Хайхане и как ни странно, Карасубы. Переубедить скрытых жителей Лаконии, т.е. Акитсу и Хайхане, оказалось не возможно в принципе. Удзуме я сам не стал трогать - она и так натерпелась. Жаркие дебаты с Карасубой мне пришлось свернуть, засчитав ей победу, иначе она могла схватиться за катану и хоть никого кромсать не стала бы, а меня тем более, но счет за испорченную мебель, на которой "черная" спустила бы пар, мне был явно не нужен. Уже ужиная на кухне с рук довольных Казеханы и Ичии, поскольку четверка девушек так и не отцепилась от моих рук, а есть ногами мало того, что не прилично, так ещё с помощью палочек у меня не выйдет, озвучил главный вопрос, мучавший меня с момента пробуждения. 

- Где Хига? - Спросил я, взглянув на Минато, которого, к слову, тоже, под неодобрительным взглядом его сестры (впрочем, на меня она тоже метала свои укоряющие взгляды), кормили Кахо и Мусуби, вот только они, в отличие подающих по очереди восемнадцатой и третьей, устроили полноценную дуэль, так что как ронин ещё не подавился, для меня так и осталось загадкой. 

- Секирей МБИ. Пришли, как все закончилось. Гравитация. Притянули. Сбежали. - Коротко и по существу ответила Акитсу на пару с Хайхане. Не, ну точно из Лаконии. Да и что здесь не понятного? У МБИ секирей, управляющая гравитацией, она и притянула Изуми, ну, а после сбежали. Обидно, что такой шанс упущен, но не ссориться же с Минакой из-за такой мелочи, как глава Хига-индастрис? 

На этом разговоры о делах мы закончили, и дальше уже кто просто молча ел, кто обсуждал новинки одежды (четверть всех секирей), прошедшую вылазку и интересные моменты произошедшие у их групп (вторая четверть), электронику (Матсу с Кочоу), приемы для боя на двух клинках (Икки с Яхан), готовку (Юкари, Мия и я. А что? Опыт в деле "вкусно приготовить, чтобы хорошо поесть" у меня большой). В такой обстановке и прошел вечер. После ужина, общим советом было решено на время всей этой неразберихи обустроить сестру Минато в поместье Идзумо. Перевес в голосовании был, как говорится налицо - Минато, переживающий за свою сестру, все его секирей, полностью поддерживающие своего ашикаби, Казехана, щебечущая что-то о "неудачной первой любви малышки" и "разбитом сердце", и мы с Мией (собственно, последние два фактора оказались подавляющими). Против всех остальных, разве что Карасуба, Акитсу, Хайхане и Хомура воздержались от голосования. 

По комнатам все разбрелись уже за полночь. Я же решил немного задержаться и, устроившись на крыльце во внутреннем дворике, поднял свой взгляд к небу, задумчиво созерцая полную луну. Красиво, даже думать ни о чем не хочется, как и уходить с крыльца, да и боязно, если честно, мне сейчас к своим секирей отправляться. Обратившись к своему ощущению жизни, констатировал: никого. Все разбрелись по своим комнатам, что в разных частях здания (Минато со своими секирей в одном крыле, а я, соответственно, в другом) оставив центральную часть пустующей. Правда, снова не ощущается Мия, понять бы, как она это делает. Но думаю, что и она сейчас в своей комнате, так что я никому не помешаю. С такими мыслями достаю из тени рядом с собой гитару, которую я купил в одном из заходов по магазинам. Все же забросил в тень и не мешает, так почему бы и нет? Настроив струны, решил спеть одну мелодию, которая мне нравилась в том мире больше всего. 

Под личиной менестреля - шапочка с пером.
Путешествовал по свету проклятый дракон.
Если, вдруг, его ты встретишь на своем пути,
Не задумывайся долго - быстро уходи.

В кости игроков умелых может обыграть,
Но порою, проигравшись, долг свой не отдать.
Сильным ядом ты его не сможешь отравить,
Так что не играй с драконом, если хочешь жить.

А в бою того дракона не убьешь мечом,
Стрелы для него пустое, не сожжешь огнем.
Он предельно осторожен, но ты в ус не дуй -
Против мудрого дракона лучше не воюй.

И красавицу невесту от него укрой,
Не бери к себе дракона ночью на постой -
Околдует, зачарует и заманит в лес.
Ты проснешься - нет невесты и дракон исчез.

Но, вдруг, если ты услышишь, как дракон поет,
Не беги, послушай просто и душа поймет,
Как страдает, как мечтает, верит, любит он...
Тяжело быть одиноким, даже если ты дракон.
Проклятый дракон...


(Каллиса - Золотой Дракон Чуть подретушированная автором, чтобы к персонажу подходило) 

Сзади послышались редкие аплодисменты, ровно три штуки. Оборачиваться не было смысла, в этом доме только одного обитателя я могу не почувствовать ощущением жизни. 

- Тоже не спится или решила посмотреть на столь прекрасное ночное светило, Мия-сан - Спросил я, почувствовав, как рядом устроилась сильнейшая секирей. Хоть настроения разговаривать не было совершенно, но молчать было бы не вежливо. 

- А может, я просто пришла послушать чьи-то песни? - С легкой улыбкой спросила первая. Но следующая её фраза заставила меня чуть не выронить гитару из рук. - И давай просто Мия, ладно, Рейстлин? 

Без хонорификов (именных суффиксов яп.) в Японии обращаются в двух случаях - если проявляют неуважение или же наоборот, обозначают близкие отношения (семья, друзья, родственники). В данном контексте первый вариант не возможен. Так что надо мне было сваливать в комнату, отрубил бы сознание сразу, а к утру, мои пташки уже бы остыли и ничего бедному мне не сделали. 

- Хорошо, Мия. - Ответил я, а что мне ещё оставалось делать? Продолжать обращаться к ней после этого с прежним "-сан" будет серьезным ударом по отношениям вообще и доверии в частности. Да и симпатична она мне, если быть, до конца, откровенным с собой, но боюсь, если я все же её окрылю, то я уже не смогу уйти после завершения задания, а так хоть призрачная возможность подобного сохраняется (самообман порой полезен). Но судьба в очередной раз доказала, что обламывать меня её любимое дело. Пока я предавался размышлениям, Мия приблизила своё лицо к моему, и коснулась своими губами моих. 

Хотел бы сказать, что это было чудесно, или чувственно, а может страстно, но, к сожалению, само окрыление отошло на второй план, когда наши ауры соприкоснулись. Во время создания связи на меня обрушился поток информации, если быть точным, то я увидел первые три года Мии после вскрытия её капсулы, и могу честно признаться, до её мужа мне не дотянуть при всем желании, ведь добрый, спокойный и рассудительный - это не про меня. Жаль, что дальнейшее развитие событий я не видел - связь уже закончила своё формирование. Тряхнув головой, увидел Мию, с текущими из глаз слезами. Да, неприятно вспоминать подобное в такой момент, но я думал, что первая будет более сдержанной. Скользнув из интереса по нашей связи, чтобы глянуть, какой момент её так сильно расстроил (во избежание, а то ещё упомяну и по... кхм, получу), я застыл с донельзя удивленным видом. Дело действительно приняло неудачный оборот. С чего я вообще решил, что она увидит тоже что и я? В отличие от меня, первая просмотрела мои воспоминания, и не первые три года, это было бы менее страшно (все же как я агукаю и учусь ходить можно занести в отдел "у всех есть детство"), но она просмотрела первые триста лет моей жизни. Если учесть тот факт, что к этим триста накинуть ещё пятьдесят и получишь именно ту часть воспоминаний, когда я увидел больше всего грязи и войн, то понять её не трудно (приблизительное сравнение Лилу из фильма "Пятый Элемент", посмотревшая информацию по слову "война"). Обняв первую и прижав к себе, нежно гладил постепенно успокаивающуюся Мию по голове. Наконец она успокоилась, и на меня поднялся взгляд завораживающих, сиреневых глаз. 

- Как ты после всего этого можешь доверять людям? Как вообще можно жить с подобным. Когда я с другими секирей из первого отряда остановила армию, нам пришлось добивать уцелевших, после этого кошмары мучили меня почти полгода, и ничего не помогало. А у тебя... Ты... Как? - Сумбурно закончила она свою мысль, но я её понял, да и трудно не понять. 

- А я и не доверяю людям, прекрасно зная, что все они могут предать, а редкие исключения лишь подтверждают правило. А вы - вы не люди и ничего плохого от вас я еще не видел, да и если бы видел - секирей не в ответе за приказы своего ашикаби, а вот ашикаби несет ответственность за своих секирей, так что все вновь упрется в людей. - С грустной улыбкой ответил я. - Да и ты видела не лучшую часть моей жизни, так что картина не полная, я видел и участвовал не только в войнах, так что не настолько все плохо, как может показаться. 

Интересно, это я сейчас её успокаиваю или себя убеждаю? Просто со временем начал относиться ко всему философски, вот и не слетел с катушек, плюс перекраивание психики и сам менталитет проклятых о себе дают знать. 

И снова я слишком ушел в себя, опять вернувшись в реальность от ощущения прикосновения чужих губ. На мой удивленный взгляд Мия ответила наигранно простодушно с искоркой в глазах. 

- Что? Я хотела досмотреть, раз уж ты говоришь, что не все так плохо дальше будет. - Э, нет, досматривать точно не стоит, но не говорить же этого ей, тем более что она и сама прекрасно об этом знает, как наверняка и о том, что таким способом ничего она бы не увидела, но изображу из себя прямолинейного идиота, ибо так жить проще. 

- Таким способом ты точно ничего не увидишь. - Хм, нет, до того же Минато явно не дотягиваю. 

- Так даже лучше. - Сказала она, вновь приближаясь и на этот раз поцелуй был гораздо глубже предыдущих. Перехватив инициативу, частью сознания отметил, что мои руки уже устроились у неё пониже спины, но, не обнаружив не малейшего отрицания или же сопротивления, углубил поцелуй. Оторвавшись друг от друга на пару секунд, мы оба поняли, что на этом уже не остановимся. Подхватив пискнувшую Мию на руки, я за пару шагов оказался рядом с диваном, с удивлением провожая взглядом сорванные с меня изящной женской ручкой футболку с рубашкой. Вновь заглянув в лучистые, сиреневые глаза на будто сверкающем изнутри лице и разметавшиеся по подушке волосы того же цвета, я понял, какое же мне досталось счастье и что эта ночь будет очень долгой. 


В это время, в комнате, заполненной различной электроникой, сидели три дамы, смотрящие на экран компьютера, на котором мужчина подхватил улыбающуюся женщину на руки и занес её в комнату. Девушка с седыми волосами протянула руку и выключила экран, под возмущенный писк рыжеволосой и грустный вздох девушки в фиолетовом платье. 

- Думаю, это личное. - Сказала Карасуба, а это была именно она, бросая ехидный взгляд на своих собеседниц. 

- Любовь - это прекрасно, но кто бы мог подумать, что он все же окрылит Мию? - Высказалась Казехана, лениво потягиваясь и пытаясь отыскать взглядом свою бутылку с саке. - Хотя, когда его первой секирей стала ты, Карасуба, уж извини, но я была в гораздо большем шоке. 

- Угу, ещё Мутсу и можно сказать, что первый отряд, он собрал полностью. - С блеском в очках заявила Матсу, но заметив, как на неё покосились собеседницы, быстро добавила. - Что, уже и помечтать нельзя, тем более у нашего ашикаби и так многовато секирей, таким образом, каждая последующая отбирает себе часть внимания, которое могло достаться нам. 

Надув щеки закончила говорить секирей номер два, под грустный вздох с двух сторон. Все же, количество "пташек" у их ашикаби действительно было больной темой для всех трех представительниц первого дисциплинарного отряда. 

- А ещё я удивленна тем, что ты не побежала вниз сразу, как только она села рядом с ним, особенно учитывая прошлую ночку, мы с Матсу так и не сумели не то что разнять, но даже успокоить вас. Правда, потом объявился разбуженный "предмет спора", что, проигнорировав наше присутствие, быстро прервал вашу разборку и со счастливым видом отправился досыпать. - Выразила ускользающую мысль Казехана, прикладываясь к найденной за процессором бутылке и ехидно поглядывая на "черную" секирей. 

- Это их личное, да и она на него, в самом деле, реагирует, в этом я убедилась ещё вчера, когда он вмешался в наши, как ты выразилась, "разборки". - Спокойно ответила четвертая, лишь рука, нервно теребящая рукоять катаны, выдавала, чего на самом деле стоило ей не вмешаться. Но вот она резко успокоилась и с улыбкой продолжила говорить. 

- А своё я завтра возьму, и я с него живого не слезу... - Бросив ехидный взгляд на своих собеседниц закончила свою мысль. - ... во всех смыслах. 
  
  
  
  
   Глава 23 Второй этап. Первые бои.
  
  
   Проснулся с утра от странного ощущения. Бросив короткий взгляд на спокойно посапывающую у меня на плече Мию, не сумел сдержать нежной улыбки. Оторвавшись от обозревания этого чуда, прислушался к себе, и с трудом угомонил чуть не отказавшее сердце - к городу приближался источник чудовищного количества энергии, раз в двести превосходящий меня и это я ещё по минимуму считаю. Но, прислушавшись к этому чуду, облегченно выдохнул, это всего лишь привезли дзинки, а я то, испугался, что последний из "чистильщиков" оказался подобной силы. 

Теперь уже предвкушающая улыбка появилась у меня на губах. Осталось лишь дождаться официального начала первых боев второго этапа и можно отправляться "на банкет". Под такими оптимистичными мыслями я начал вновь проваливаться в объятья сна, убаюканный мерным дыханием Мии с левой стороны. Но окончательно уснуть мне не дала дверная перегородка, отъехавшая в сторону и впустившая в комнату взволнованную Йоми. Увидев открывшуюся ей картину, сорок третья встала как вкопанная и через пару секунд лицезрения мной через прикрытые веки резко бледнеющей секирей, она упала в обморок. Да, я многого ожидал, можно сказать абсолютно любой реакции, но к подобному я готов не был. 
Через пару секунд следом за Йоми в дверь влетает Удзуме, замирает на месте, и резко развернувшись, на негнущихся ногах выходит в коридор, повторяя как мантру.

- Я ничего не видела, я ничего не видела... - Хотя бы не в обморок упала, и на том спасибо. У меня на плече завозилась первая секирей, разбуженная грохотом от падения Йоми и бубнежом Удзуме. И в этот момент в дверь влетают Чиё с Хатаи, умудрившись вместе протиснуться в не такой уж и большой проход, и спотыкаются о начинающую приходить в себя сорок третью. Красивый парный полет в воздухе завершился на многострадальном диване. Голова четырнадцатой врезается мне в живот, мигом выбивая весь воздух из легких, в то же время голова двадцатой врезается в мою голову. Последнее что я успел увидеть, были удивленные глаза только проснувшейся и ещё не понявшей в чем дело, Мии. На задворках сознания мелькнула странная мысль "А я думал, что подобное только в аниме и бывает, вот уж действительно косяк демиурга". 

Но, вопреки ожиданиям, пришел в себя я достаточно быстро, за каких-то три минуты. Дальше меня в спешном темпе просветили "горе бегуньи" о причинах подобной спешки, которая привела к таким последствиям. Оказывается, Кочоу засекла прибытие в город дзинки и Матсу, в чьей комнате и происходил мониторинг, отправила их позвать меня, поскольку всем было понятно, что на дзинки у меня взгляд особый, и он может не совпадать с взглядом директора МБИ. Да и сама новость все равно довольно важная. 

Разобравшись с делами, уже собрался помочь Мие с готовкой, но был остановлен Карасубой, заявившей, что ей нужна помощь. Причем сказано это было таким тоном, будто отказ не просто не принимается, а не рассматривается вовсе. Зайдя следом за ней в комнату, выслушал все, что она думает о "кобелях, которых только пальчиком помани", получил по лицу (ожидал чего угодно, даже разборки с применением холодного оружия, но банальной пощечины - нет), и был в рекордные сроки раздет и кхм, в общем, после всплеска негатива, пришлось мне заглаживать свою вину делами. 

Спустились мы с "черной" секирей уже к концу завтрака. Где на нас сразу вывалили кучу новой информации, такой как объявление всем ашикаби о начале второго тура, пришедшее на телефоны. Я с грустью отметил, что мой телефон так и остался лежать на крыльце со вчерашней ночи. Далее от МБИ пришло сообщение участникам первого боя, ими оказались: Минато, Микогами и Санада. Однако от каноного состава только Минато и остался, отметил я про себя. В сообщении указывалось время и место схватки, так же как ограничение, позволяющее использовать не более трех секирей. Остальным ашикаби тоже передали место проведение первого боя, с наказом не вмешиваться. Все это нам поведали, постоянно перебивая друг друга, Мусуби и Беницубаса с Ичией. Дальше слово взяли Матсу с Кочоу, выдав вполне ожидаемую мной информацию (собственно, я собирался поступить так же). Хига Изуми передал все свои права на компанию Хига-индастрис президенту мегакорпорации Минаке Хирото. Что тут скажешь, абсолютно ожидаемый ход от Минаки, выбить у проигравшего все, что только можно. Юкари на этот счет высказалась о своем "любимом" папочке максимально ёмко и коротко, в то время как Минато прибывал в прострации. Вот только я не смог определить от чего больше, деловой хватки своего отца или "красивого японского фольклора" из уст своей младшей сестренки? 

После недолгого рассуждения было решено, что Минато возьмет с собой Кахо, Курусе и Шиину. Поскольку ближний бой довольно важен как в атаке, так и в защите остальных. Для обеспечения наиболее плотного прикрытия гораздо удобней будет взять секирей, использующую нагинату, нежели рукопашницу Мусуби. Да и пару новых приемов я Кахо давно уже показал, разнообразив её довольно стандартный арсенал атак. Курусе, как лекарь, будет не заменима, к тому же у неё уже есть опыт работы в паре с Кахо, да и её трезубцы, создаваемые под разными углами, доставят неприятности противнику. Шиина и вовсе обладает смертоносной способностью, причем в прямом смысле этого слова. Все же умертвить противника (ну или вырубить, если действовать по минимуму), или разрушить целый квартал ей будет довольно просто, так что, на мой взгляд, это был идеальный выбор. 

Сам же я собирался под шумок, как только начнется первый бой, отправиться в МБИ и гордо завершить это задание с минимальными потерями. Так что, когда команда Минато отправилась на бой, а Юкари с Мусуби и Кусано отправились на "зрительские места", я поднялся к себе и, быстро собравшись, вновь призвав привычную для меня форму одежды, а то в пижонском наряде я привлекаю много внимания, спустился вниз. Внизу, меня уже ждали все мои секирей, в том числе и Мия со своей видавшей виды катаной. Вот только этого мне и не хватало, девушек в бой тащить! И мне абсолютно наплевать, что каждая из них стоит хорошо обученного отряда головорезов, а некоторые из них и небольшой армии. 

- Ты же не думаешь, что мы не заметили твои сборы или что мы отпустим тебя одного развлекаться? - спросила у меня Карасуба со странным блеском в глазах, вот уж кому бы только подраться, хотя, вспоминая утро - не только.

- Вы, видимо, не понимаете, на что собираетесь подписаться, я иду не просто обчистить МБИ или воевать с ним, я иду ещё и сразиться с представителями первого поколения. Вам напомнить, что устроил третий из них? А ведь он далеко не сильнейший. - Попытался я отговорить их, но, судя по ставшим ещё более уверенным в собственной правоте лицам, я явно повел разговор не в ту сторону. 

- Тем, более, не думаешь же, ты, что мы тебя отпустим одного? Или ты забыл, как сам от него летал в начале вашего боя? - Ехидно осведомилась Удзуме под молчаливое одобрение всех остальных. Да они издеваются, неужели так трудно посидеть пару часиков дома? 

- Повторяю еще раз. - С грустным вздохом, максимально спокойным голосом начал я. - Там может быть опасно, я не хочу потерять только обретенную мной семью. Семью о которой я мечтал более пятисот лет. Если я потеряю хоть кого-то из вас, то дальше я жить уже не смогу, как вы этого не понимаете? Вы - все, что у меня есть! 

Вот я и сказал это. Хотя раньше и себе-то не мог в подобном до конца признаться. Надеюсь, хоть теперь они одумаются. Поднимаю взгляд и натыкаюсь на счастливые лица и довольные улыбки. Про ехидный вид Карасубы лучше и вовсе не говорить. 

- Ну, вот ты и сказал это, мистер "толстокожий тугодум". - С ехидной улыбкой и будто светящимися изнутри глазами заявила "черная" секирей. 

- Ты тоже кое-что не учел, - взяла слово Мия. - секирей не могут жить без своего ашикаби, если что-то случится с тобой, то и мы надолго тут не задержимся. Не один ты переживаешь за вновь обретенную семью. 

Закончила она с таким видом, что у меня осталось только два выхода: либо взять её с собой, либо связать её и оставить здесь. Отговорить первую уже не выйдет. Вот кто после этого "толстокожий"? Ну и что мне с ними делать? Эх, похоже, у меня и, правда, нет выбора - ну не вязать же их, в самом деле? Тем более, обычными веревками тут не отделаешься, такое количество титанового троса слишком долго искать, а тенью я не единственный из присутствующих владею. 

- А, делайте что хотите. - Махнул рукой я, не оглядываясь, направившись к выходу из дома. Но, не пройдя и пары метров, я был взят в стальной захват нежными, женскими ручками. 

- Не переживай так, Рейстлин. С нами все будет нормально, - прошептала мне на ухо Казехана. Приятно конечно, что о моем душевном равновесии так волнуются, но её слова меня отнюдь не успокоили. - Не забывай, не ты выбрал меня, а я тебя. Так что позволь и в этот раз побыть мне самостоятельной. 

Ах, ты ж, даже не знаю, злиться мне сейчас или смеяться. Но мой пессимистичный настрой третья задавила с легкостью. Повернувшись чтобы ответить какую-нибудь колкость, натыкаюсь на довольный взгляд кота, стащившего банку сметаны, изображенный на лице Казеханы. 

- С кем я связался. - Помимо воли вырывается у меня. - Тогда бегом обуваться, красавицы, не босиком же вы на штурм пойдете? - С улыбкой заканчиваю я. 

Быстро собравшись и переобувшись, перенес своих "пташек" через тень к зданию МБИ. Мог бы попробовать и ближе, но дальше уже шли энергетически нестабильные участки, вызванные нахождением на этом участке дзинки. 

Но стоило нам появиться перед зданием МБИ, как чудовищная волна энергии сорвалась с крыши небоскреба и прошлась над всем городом, создавая в небе причудливый узор, воздушные потоки скручивались в огромный вихрь над зданием, он уже поглотил верхние этажи строения, а по остальной части здания прошлись разряды молний. Ближайшие к нам светофоры и фонари так же заискрились и выключились, перегорев. На том этаже, где я ощущал дзинки, появилась чудовищная по своей силе аура, в десятки раз превосходящая мою нынешнюю, то чего я так опасался, случилось - первый "антивирус" явился в город. Внизу же, перед входом в здание, стоял, сложив руки на груди, Койчи, задумчиво глядя на нашу компанию. 

- Как я понимаю, сначала мне... - тычок под ребра, - ... нам надо одолеть тебя? - Спросил я у стоящего перед нами блондина. Но тот в ответ лишь покачал головой. 

- Проходи, биться с тобой для меня не рационально. В соотношении наших сил ты составляешь шестьдесят пять процентов, в то время как я лишь оставшиеся тридцать пять, с такими шансами драться будет глупо. А вот твоих секирей я вынужден уничтожить, они будут лишними на встрече и наши с ними шансы на победу примерно равны. Тебя же все равно уничтожит Кайго, первый секирей первого поколения. - Жизнеутверждающе, ну раз таков расклад, то почему бы так не поступить, тем более пункт со своей гибелью я выполнять не собираюсь, а то мне моё начальство "веселую" жизнь потом устроит. 

- Так и поступим. Девочки, оставляю его на вас. - Сказал я, повернув голову к своим пташкам. - Но сначала... 

Быстро приблизившись, поцеловал Мию, позволяя ей использовать её норито. Повернув голову к Карасубе повторил процедуру усиления. 

- ... думаю стоит поднять наши шансы на победу. - С улыбкой закончил я фразу, подходя к Казехане. 

Койчи спокойно стоял в сторонке, не мешая мне "включать" усиление у моих пташек, и спустя полминуты все было кончено. Пройдя мимо двинувшегося навстречу секирей "антивируса", я вошел в здание. На мгновение обернувшись, чтобы увидеть занимательную картину. Хайхане, быстро появившаяся за спиной второго, взяв его в захват, выполняет суплекс, в то время, как подскочившие сзади Беницубаса и Ичия, буквально впечатав свои опорные ноги в асфальт, выполняют крученый удар навстречу его приближающейся голове. Полетел их противник красиво, но тут же поднялся без единой царапины, что бы тут же отскочить от ледяных шипов Акитсу. Думаю, тут переживать за девочек не стоит, можно и на своем будущем бое сосредоточиться. 

Поднявшись на последний этаж, увидел интересную картину - парень в джинсах и серой толстовке, с прилизанными волосами каштанового цвета стоит в окружении кучи трупов охраны и боевого отряда МБИ. В центре зала, за его спиной, расположен закрытый постамент, в котором и ощущается дзинки, а в противоположном углу забились мать с отцом Минато и тот гомик-ашикаби, спиной к ним стоят усталые секирей из нынешнего дисциплинарного отряда. Бледные, трясутся, но что люди, что секирей - ещё не сдались, уважаю. 

- Тук-тук, извините, что без приглашения. - С улыбкой сказал я, а то молчать не вежливо, а почуял этот монстр меня даже раньше, чем я его, подозреваю, что он и переместился сюда лишь, для того чтобы действовать на опережение (ну и конечно, защитить остатки своего создателя от одного обжоры, но это уже мелочи). 

- Ничего, я и так уже заждался, - голосом, лишенным каких либо эмоций, сказал этот чистильщик. - Позволь представиться, сильнейший и по совместительству первый, секирей из первого поколения - Кайго. - С поклоном сказал он. Раз уж он так удачно подставился, грех не воспользоваться. 

Пока он ещё не разогнулся и не вернул меня в поле зрения, сокращаю расстояние между нами на максимально доступной для меня скорости и наношу классический хук справа. Который впрочем, заставил его лишь слегка пошатнуться, чтобы обратным движением вбить меня в пол ударом руки сверху вниз. А ведь физическую составляющую я разблокировал полностью, разве что телу не позволил вновь крыло отращивать и он после этого лишь покачнулся. Бред! Прислушавшись к своим чувствам, я понял, что близость к этим "чудо-камушкам" сыграла со мной злую шутку, я смог ощутить его уровень силы как в пятнадцать-двадцать раз, превосходящий мой собственный, но сейчас в непосредственной близи этого монстра я ощущаю его довольно четко, чтобы понять насколько сильно я ошибся, он в тридцать раз сильнее меня. Сдается мне, что сейчас кое-кому будет очень больно, и этот кое-кто отнюдь не Кайго. Остается надеяться, что во время моего избиения мою тушку откинет к постаменту с дзинки. 

Из положения лежа, делаю перекат назад и выбрасываю свои ноги вперед и вверх, пробивая сдвоенным ударом ему в лицо. Опять нулевой эффект, я начинаю зарабатывать комплекс неполноценности. Перестаю сдерживать и энергетическую составляющую. Мои глаза вновь становятся с черным белком и белым зрачком заключенным в ободок того же цвета, а на теле проявляются светящиеся белым узоры. Посмотрим, что у меня теперь получится. 

Резко сближаюсь с равнодушно наблюдающим за мной "антивирусом" и пробиваю ему тройку в печень. Есть результат! Его отбросило на пару метров назад, правда на этом все и закончилось, но успех ведь надо закреплять? Подлетаю к затормозившему Кайго и пытаюсь прописать ему удар с ноги в челюсть, который тот спокойно блокирует и второй рукой наносит прямой удар по мне. 

- Тварь! - Тоненьким голоском выдал я, под сдавленное хрюканье из другой части зала, держась за самое сокровенное. На секунду мне даже показалось, что это чудовище смутилось! 

Восстановив дыхание и уняв боль, вновь бросаюсь в бой, пылая праведной жаждой мести. Отталкиваюсь от земли и прописываю ему коленом в челюсть, а локтем в лоб, чтобы сразу за этим получить в живот и отлететь к выходу из зала. Да из чего этот терминатор сделан? Попробуем зайти с другой стороны. Ударяю рукой об пол, заставляя из всех имеющихся в комнате теней выстрелить в него черными лезвиями. Кайго лишь уклоняется, периодически прокручиваясь на той или иной ноге, дабы сменить позицию. Захожу к этому акробату со спины, концентрируя энергию между сомкнутых рук. Наношу удар сначала левой ладонью с согнутыми пальцами, пробивая противника насквозь воздушным потоком, следом повторяю это действие правой рукой по оторвавшемуся от земли телу. Теперь уже первый летит к выходу из помещения. 

Извернувшись в воздухе, он буквально вбивает свои ноги в пол, мгновенно тормозя и гася всю инерцию. Недолет, чуть-чуть до дверей не достал. Так, Рейстлин, соберись, хватит хохмить в бою, потом стресс снимешь. Вновь сокращаю расстояние между нами и собираюсь пробить ему в челюсть, получаю по ней сам, да ещё с такой силой, что пролетаю через весь кабинет (метров шесть или около того) и выбиваю окно. В последний момент, развернувшись в воздухе, умудряюсь зацепиться руками за выступ и, оттолкнувшись от стены, влетаю снова в комнату и в очередной раз, пролетев её всю, впечатываю обе свои ноги ему в лицо. Появилось чувство дежавю, но сейчас его все таки повело назад, правда от его пинка меня это не спасло. Отлетев точно к постаменту, быстрым движением срываю с него крышку, кидая её в кинувшегося ко мне Кайго, и уже протянув руку к дзинки получаю сокрушительный удар по лицу, отправивший меня в полет, окончившийся в соседнем кабинете, оставив за собой шлейф досок от находящихся тут офисных столов и пробитую стену метровой толщины. 

- Игры кончились, все, что я хотел, я увидел. - произносит этот монстр, косящий под секирей и щелкает пальцами. Помнится, я раньше говорил, что он терминатор? Признаю, был не прав. Он, мать его, трансформер. После щелчка пальцами к нему полетели все железные предметы из обоих кабинетов, по пути теряя свою форму. Облепив его, они застыли в виде доспеха футуристичной формы. 

Приблизившись ко мне, пройдя через стену, как нож сквозь масло и даже этого не заметив, он нанес мне удар с левой руки, будто не заметив моего блока. Хруст сломанной левой руки и чесотка, сопровождавшая её регенерацию, дали понять, что такие удары лучше не блокировать, а осторожно отводить. Подброшенное в воздух, мое тело получило удар второй его руки, улетая вперед спиной и проламывая стены ещё двух кабинетов. Осторожно поднимаюсь с пола, отмечая, что рука уже регенерировала, и с трудом успеваю убрать голову с траектории его удара. Делаю подшаг вперед и наношу удар с двух рук, который, однако, ни к чему, кроме разодранных моих рук и сломанных костяшек пальцев, не привел. Зато до одного тормоза, меня, то бишь, дошло, что его броня буквально наполнена внутренней энергией, и мне её и за год не пробить. 

Прыжком пытаюсь разорвать расстояние и получаю сокрушительный удар ногой сбоку. Вновь пролетев пару метров, начинаю тормозить руками и ногами. Столы и другая офисная мебель, встречающаяся на пути моего движения, мне в этом неплохо помогает, хоть и ломаются сразу же при соприкосновении со мной. Затормозив за пару сантиметров от окна, отпрыгиваю в сторону от обрушившегося на меня сверху удара ноги, закованной в стальной сапог. Дерьмо, я со всей своей силой только и могу, что бегать вокруг него, все же, без поглощения дзинки мне с ним не справиться. 

Метнувшись к пролому в стене, оставленному моим телом, получаю сдвоенный удар ногами в спину. Преодолевая три кабинета в обратную сторону и делая в них дополнительную вентиляцию, я с некоторой иронией отметил, что я снова в помещении с "чудо-камушками", затормозив всем телом перед удивленными Минакой и компанией. 

Поднимаюсь на ноги, выплевывая набившийся в рот бетон, получаю от приблизившегося сзади противника сокрушительный удар с правой стороны, судя по ощущениям, с ноги, и улетаю в коридор, таки выломав многострадальную дверь из помещения. Пару раз приложившись об пол и отскочив от него, оставляя позади себя трещины, я все же затормозил, пролетев метров пять, и это только коридора, в самой комнате я пролетел не меньше. Не разгибаясь, прикасаюсь рукой к земле, снова запуская в Кайго теневые лезвия. В этот раз результат был ещё меньше - он, не обращая на разбивающиеся об его доспех клинки, кинулся ко мне. Схватив меня левой рукой за голову, впечатывает в стену, а правой бьет в живот, в очередной раз ломая мне теперь уже две руки, выставленные в тщетной попытке заблокировать удар. 

Сказать, что это было больно, значит промолчать. Выплюнув сгусток своей крови изо рта, превратил его в две иглы и направил их в прорези шлема этого "рыцаря". На секунду ослабшая хватка и рев, полный негодования и боли, дали мне знать об эффективности подобного действия. Быстро выскользнув из его захвата, на максимальной скорости метнулся к постаменту с дзинки. Вот он - мой шанс. Но мне в спину врезалось огромное лезвие меча, прошивая меня насквозь. Дергаясь и шипя от боли, толкаю клинок обратно руками. Наконец, он вывалился из моей начавшей заживать спины. Почувствовав рассекаемый сзади меня воздух, перекатом ушел в сторону, пропуская мимо себя два здоровенных меча, которые спокойно дадут фору любому двуручнику. Оглядываюсь через плечо и вижу картину, от которой у меня внутри все похолодело: Этот монстр отламывает от одной из находящихся в коридоре колон кусок камня и, наполняя его своей энергией, превращает в стальной клинок, как те, что пролетели мимо меня. 

Но, судя по тому, что он его не кинул в замершего меня, а застыл, прислушиваясь, можно сделать вывод, что глаза у него ещё не восстановились. Не рискнув сделать и шаг, просто переместился к постаменту с так нужными мне сейчас камушками и только в последний момент успел пригнуться, пропуская над головой здоровенный клинок. Совсем из головы вылетело, что он спокойно чувствует потоки энергии, и если я на фоне дзинки банально теряюсь, то всплеск, вызванный перемещением, он не заметить не мог. Аккуратно разогнулся и медленно протянул руку к дзинки, на глазах у чуть ли не готового удавить меня Минаки. Вот, кстати, тоже странный человек, я его тут спасаю, пусть и не преднамеренно, а он готов меня за срыв игры и будущее поглощение камушков удавить. Наконец, осторожно и все так же медленно беру один из шести красавцев, видимо седьмой уже отвезли на место первого боя, и столь же медленно подношу его ко рту. Хрум, Мать! Сместив голову и ноги влево, а туловище вправо (и почувствовав себя беспозвоночным), я умудрился увернуться сразу от трех клинков, направленных сразу на три уровня поражения, видимо, это чтобы я не подпрыгнул или пригнулся. Под шумок быстро дожевал дзинки, сравнил нашу энергию и сделал грустный вывод - мало. Потянув руку за следующим, снова почувствовал колебания воздуха. Глянул в сторону слепыша и мне опять сделалось плохо, мало того, что этот гад создал, целую стену клинков и направил их в меня, так ещё и сам кинулся следом за ними. Вывод однозначен - он прозрел. Быстро схватил ещё один дзинки и так же быстро начал поглощать "полезное питание", под разъяренный рев "рыцаря". Создаю клинки из тени и посылаю их навстречу его мечам, с грустью понимая что, не знаю, как по качеству, а по количеству я уже ему проиграл как минимум на треть. Перемещаюсь, к всё так же застывшим в углу "зрителям", (вот действительно, не могли, что ли, сбежать, пока мы в других кабинетах развлекались?) и телепортируюсь уже вместе с ними к выходу из комнаты, убирая их из зоны поражения мечами и оказываясь за спиной у противника. 

- Валите отсюда, вы только мешаетесь, а больше спасать я вас не намерен. - Кидаю через плечо, бросаясь в безнадежную атаку. Тут же получив кулаком в латной перчатке по лбу от развернувшегося рыцаря. Тут сзади него раздался звон - это опрокинулся постамент, и дзинки вылетели из него, покатившись по полу. Когда он развернулся обратно, по его глазам мне стало ясно что: во-первых - этот свой промах он записал на меня. Во-вторых - мне сейчас будет очень больно. 

Подпрыгнув в воздух, прописал ему ногой в челюсть и, наконец-то, добился хоть какого-то результата. Его голова немного провернулась в сторону от удара, правда сама "туша" даже не пошатнулась. Уворачиваюсь от его удара, следом пропускаю созданный им из обломков двери меч сбоку от себя и, используя перемещение, оказываюсь у него за спиной, нанося на предельной для себя скорости с десяток ударов обеими руками. Кайго чуть пошатнулся, а пол под ним просел, от его ответного пинка ногой (при этом, так даже и не обернулся, тоже мне консервы ходячие) уклоняюсь, снова уйдя в тень, и появившись спереди и несколько правее, бью ногой ему в правый бок. Не дожидаясь ответа, перемещаюсь, появившись сзади и немного слева, повторяю процедуру, с той лишь разницей, что теперь вместо ноги впечатываю в него кулак. Краем сознания отмечаю, что больше пальцы я себе об него не ломаю, но и особого эффекта на него тоже не оказываю, маловато дзинки для равноценной борьбы я поглотил. 

С предвкушающей улыбкой начинаю игру в "угадай, где я появлюсь". Шаг в тень, удар в то место где расположен под доспехом висок с левого кулака. "Рыцарь" пошатнулся, но быстро пришел в себя и ударил... воздух, получив ногой из-за спины по ребрам. Снова шаг в тень, и три быстрых удара в корпус, отскок и вновь исчезновение с последующим появлением над головой противника, пробивая ему ногами по шлему, закрывающему голову. Перемещение за спину и проведение серии быстрых ударов ногами, подбросивших его на пару сантиметров в воздух, появление перед ним и таранный удар двумы руками в грудь, заземляющий противника. От силы удара пол под нами проседает и покрывается трещинами, чтобы в следующую секунду провалиться вниз. В полете наношу быстрые удары двумя руками, увеличивая скорость падения и так довольно тяжелого тела. В итоге следом за нашим полом проламывается и этот. Пытаюсь повторить трюк снова, но схваченный за руку в последующем броске улетаю назад под небольшим углом, проламывая потолок и впечатываясь в стену. Подскакиваю с пола и прыгаю в пролом сделанный моим бренным телом навстречу оттолкнувшемуся от пола противнику. Где-то между полом и потолком мы встречаемся, каждый нанося удар с правой руки своему противнику, но в последний момент так же оба наклоняем головы, пропуская вражеский удар рядом с собой. Ударной волной и спрессованным нашими кулаками воздухом нас раскидывает в разные стороны. Легкое потемнение в глазах, в себя я прихожу в том же многострадальном зале с дзинки откуда и начался наш с Кайго спуск на два этажа. Не теряя и секунды перемещаюсь к "анаболикам" и хватаю сразу два, пытаясь за раз съесть оба. В голову приходит абсолютно глупая мысль "Рот не порви". Сзади меня слышится обиженный рев и звук ломающегося пола. Кидаю взгляд за спину, не отвлекаясь, впрочем, от увлекательного процесса поедания "стероидов". Рядом с одной здоровой и одной аккуратной дырками в полу появляется ещё одна, из которой в туче осколков пола вылетает откровенно задолбавший меня доспех. 

Кайго, не останавливаясь, кидается ко мне, но я уже доел оба дзинки, что ознаменовалось волной энергии, вылетевшей из меня. Правда, этого монстра волна не то, что не остановила, она его и не замедлила даже, разве что на долю секунды он немного замешкался. Но мне этого хватило, чтобы увернуться от кулака, летящего мне в живот, и перекатом спиной вперед разорвать дистанцию, попутно сокращая расстояние до последней пары дзинки. Взревев так, что любой лев обзавидуется, "рыцарь" кинулся на меня. Уже отработанным прыжком пытаюсь разорвать дистанцию, но получаю бронированной рукой по ногам, которые отозвались жутким хрустом. "Здорово! Пока ноги не регенерируют, я даже увернуться нормально не смогу" - Мелькнула в сознании мысль, пока я, кувыркаясь, катился по полу. Стоит ли говорить, что нынешняя траектория, как полета, так и валяния по полу сильно отличалась от первоначальной. Краем глаза, отметив быстро приближающегося ко мне "антивируса", использовал не раз спасший меня сегодня от увечий навык - шаг в тень. Появившись в паре метров от дзинки. Попытавшись ползком подобраться к так необходимым мне сейчас камням, почувствовал, как мою ногу кто-то схватил. Оглянувшись через плечо, увидел ожидаемую картину - жестянка, держащий в руке мою левую ногу. Вот он взял её ещё и второй рукой и, размахнувшись, отправил меня в полет в противоположную сторону. Проломив в очередной раз стену спиной, вылетел в порядком поломанный коридор, где я уже успел отметиться и даже ослепить противника. 

Потихоньку поднявшись на все ещё не до конца восстановившихся ногах, услышал сзади себя странный скрип. Оглянувшись, увидел, как на нашем этаже остановились все три лифта, что были в этой части здания и оттуда вышли десятка два военных в уже знакомой мне форме МБИ. Нет, ну они издеваются. 

- Вперед, вперед. - Надрывался вышедший первым командир, указывая на комнату. Меня-то они за полуразрушенной колонной просто не видят, а лесть к ним - я ещё не настолько чокнутый. Для Кайго они просто мясо, да и вполне возможно, что моё устранение так же входит в полученные солдатиками распоряжения. - Забрать объекты и уничтожить цели. 

Все так же надрывался командир. Хм, "цели", как я и думал, а "объекты", видимо, дзинки. Ну, Минака, я тебе ещё устрою. Из дверного проема вышел один из "объектов" (ага, второй давно уже тут), и по нему сразу же был открыт огонь. Если это все, что у них есть, то мне их уже жаль. Эту заразу даже мои теневые лезвия не брали, что уж говорить про пули? Вот он стоит перед строем солдат, никак не реагируя на пули, стучащие по доспеху, а через секунду он уже позади отряда с окровавленными стальными когтями у перчаток. Сам же отряд, как в замедленной съемке, разлетается на части, разрезанный под самыми неожиданными углами. Так увидел бы все это обычный человек, я же наблюдал всю бойню. Как раз и ноги полностью восстановил, да и остальные повреждения убрал. 

Смотря на отползающего командира, что находился позади строя, поэтому и выжил, и подходящего к нему Кайго, я понял, что это мой шанс. В очередной раз, шагнув через тень, оказался в паре шагов от дзинки. Сзади раздался хлюпающий звук и я засек потухающий огонек жизни командира отряда. Забег "рыцаря" в мою сторону я тоже почувствовал, но такой путь ему за секунду не одолеть. Подумав так, я уже откусывал от предпоследнего дзинки, сжимая второй в руке. Вот бронированная туша влетает в помещение под хруст съеденного дзинки и несется на меня. Прыжком разрываю расстояние, уходя вбок от этого монстра, и откусываю от последнего "чудо-камушка". Уворачиваюсь от клинков, созданных из всякого щебня моим противником, а поскольку щебня тут было очень много, то пришлось целых три секунды показывать чудеса акробатики и демонстрировать идеальную растяжку. А три секунды в бою - это целая жизнь. Почти доев дзинки, с трудом уворачиваюсь от зашедшего сбоку Кайго, решившего сделать из меня отбивную путем опускания мне на голову сцепленных в замок бронированных рук. 

"Есть! Наконец-то доел, теперь посмотрим, как бой повернется сейчас". С предвкушающей улыбкой подумал я, как вдруг почувствовал, будто внутри оборвалась струна. Да и скорчило меня не по-детски. Кажется, такое принято называть словом "несварение"? 
  
  
   Глава 24 Противостояние.
  
  
   Хотя на отравление это не тянет, особенно на это "намекает" чешуя, появившаяся на руках. Мне оставался всего шаг до воплощения "Змия Наги" и я его сделал. Перед глазами встала картина пятисот летней давности. Где брат, смотря на меня, пробуждающего своего дракона, печальными глазами, точнее глазом, поскольку его левый глаз всегда закрывала повязка - последствие неумелого обращения с проклятой силой, говорил про нашу силу, силу нашего клана. 

- Сильнейший дракон нашего клана - Змий Наги - Древнейший дракон. Божество... Божество всех змей... - Говорил он, сопротивляясь нарастающему давлению Ки. 

- Считалось, что больше этот дракон не возродится никогда. Ибо для этого мира он был слишком силен. "Вся Ки мира собрана в едином змеином теле. Глаза его подобны зеркалам, хвост мечу подобен, а волосы подобны магатаме." - Процитировал он по памяти отрывок из истории клана. Именно тогда, используя эту чудовищную силу, я и убил его. 

И сейчас, по всей видимости, происходит моё воплощение в Змия Наги. По телу расползается узор из чешуи черного цвета. Вновь вырвалось из спины крыло, но гораздо большего размера, чем раньше, да и перепонка крыла, ещё и правую руку захватила. Плащ из тени покрылся чешуей и на нем появились изображения переплетающихся драконов, но если раньше это был полуматериальный образ, то теперь это все происходит в физическом плане. Вместо нижней части плаща появились множество змеиных хвостов, переплетающихся на полу позади меня. И всеми ими я мог управлять. Вновь увеличились клыки. Но самое странное и страшное - это мои драконы. Если раньше во мне было пять, считая моего собственного, то сейчас их уже шестьдесят два, и по ощущениям процесс и не думает останавливаться. "Змий Наги - истинный владыка драконов, обладает тысячей драконьих врат в своем теле". - Услышал я полушепот-полушипение из сотни голосов в своем сознании. Правда были и потери, своего дракона я перестал чувствовать, и только через пару секунд понял, что попросту окончательно поглотил его, чему поспособствовали дзинки и теперь расхлебываю то, что сам и заварил. 

Вместе со всеми этими изменениями в моем сознании стала подниматься волна ярости вместе с безудержным весельем и желанием биться. Мне уже было все равно, сильнее я Кайго или нет, главное бой. Битва ради самой битвы. Ведь это же весело? Хе-хе. 

Обращаю внимание на своего противника, который все это время стоял на месте и создавал черный трезубец в правой руке, так же превращая свою левую руку в пушку футуристического вида. На лицо сама собой наползла улыбка, противник приготовился, это же замечательно! Значит, бой будет интересным. 

Срываюсь с места, отмечая, как будто замер мир вокруг, лишь я и противник движемся на одной скорости. Хе-хе, вот мы и сравнялись! Он пытается нанизать меня на трезубец, сделав шаг вперед, но я прикрываюсь сразу тремя хвостами и наношу прямой удар рукой по нему. Хвосты пробило все три, не достав до основного тела лишь пару сантиметров, но я ощутил не боль, а лишь азарт и злость, которые оказались так упоительны. Его же от моего удара отправило в полет из комнаты, протащив через весь коридор ударной волной, раскурочивая двери лифтов и кабинетов, находящихся по бокам, и ломая колонны. 

Затормозив у лестницы в конце коридора, до этого пролетев не один десяток метров, он одним движением создал из множества обломков колон и стен, лежащих вокруг, несколько сотен клинков, направляя их в меня. Отбив хвостами большую часть клинков, замечаю, как три из них пролетели через мои хвосты, направляясь прямиком ко мне. В следующую секунду из плеч и груди, где раньше был плащ, вылетели шесть драконьих голов, размером с коровью голову. По две головы вцепились в каждый клинок и сжали челюсти, и под мелодичный треск на пол осыпались металлические осколки лезвий. Головы же втянулись обратно. Уже убрав хвосты, загораживающие обзор, я заметил последние два клинка, которые я банально разрушил, разрубив на несколько частей ребром ладони. 

Снова бросаюсь к вскинувшему пушку противнику. Дурак, что для дракона огненные заряды? Не более, чем просто массаж. Оказавшись рядом, ударяю ему в челюсть, с радостью отмечая вылетевшие из под забрала капельки крови и помятый в месте удара доспех, который, однако, начал тут же восстанавливаться. Противника подкинуло вверх, полностью снося большую часть крыши у всего здания. Однако, он быстро оклемался, ещё в полете и спокойно приземлился на балку, выпирающую из остова здания. На секунду показался из-за завихрений энергии в небе кусочек луны, осветив сюреалистичную картину. На стальном остове здания, оставшемся на месте крыши расположился некто закованный в доспех, больше смахивающий на какого-то робота из будущего, а внизу, напротив него, застыл человекоподобный монстр с одним огромным крылом и кучей огромных чешуйчатых хвостов позади себя. 

Но секундная передышка закончилась, и противники снова ринулись в бой. Столкновение кулака с трезубцем вызвало вспышку света и нас разбросало в разные стороны, попутно размолотив пол под нами. Вскочив, находясь уже на этаж ниже, снова бросаемся в бой. Уклоняюсь от его выстрелов, периодически лишаясь то одного, то другого хвоста, которые, впрочем, почти тут же отрастали. Пытаюсь пробить ему в голову, но он в последний момент отдергивает голову и, смещаясь чуть в сторону, пытается проткнуть меня своим трезубцем. Отвожу его правой рукой, левую занося для удара. Но, напитав пушку энергией Ки, Кайго отстрелил мне левую руку и тут же попробовал отпрыгнуть, разрывая дистанцию. Но был схвачен за левую ногу оставшейся рукой. Дернув его на себя и вниз, приложил об пол, тут же пошедший трещинами, и отпустив его ногу, нанес сокрушительный удар в туловище, пробивая им пол у этого и тех последующих этажей. На максимальной скорости прыгаю следом за противником, подгоняемый разлетающимися от ударной волны и горизонтального всплеска энергии Ки, трех верхних этажей здания. В полете отставляю уже отросшую руку, собираясь пробить следующим ударом его доспех. Но, оттолкнувшись от очередного куска пола, будто в замедленной съемке падающем на пол следующего этажа, я оказался насажен на трезубец, вошедший мне точно в живот и вышедшей из спины. А главное, до противника не достать! Схватив обеими руками рукоять мешающего оружия, я рывком продвинул свое тело вперед, оказавшись на дистанции удара кулаком по противнику. Из своей позиции нанес горизонтальный удар прямо по шлему, сминая его и отправляя его обладателя в полет. Свалившись на землю вместе с оружием, которое, в отличие от Кайго, осталось на месте, полностью увязнув в моем теле, я, не поднимаясь, обхватил двумя хвостами трезубец и выдернул его из спины. 

Поднявшись с пола и на всякий случай уничтожив эту чертову железяку концентрированным выбросом энергии, направился вглубь здания, вслед за улетевшим противником. 

Через пять пробитых навылет кабинетов, я, наконец, нашел поднимающегося "рыцаря". Сократив расстояние, сильным пинком по ребрам, отправил его в стену, которую тот и проломил своим телом. Пройдя через пролом, получил сдвоенный удар руками в корпус и, почувствовав, как хрустнули ребра, влетел в только что покинутый кабинет. Затормозив ногами об пол, оставляя после себя две глубоких борозды перебитого камня, ринулся навстречу своему противнику. Отвожу удар ноги мне под ребра рукой, пробивая правым коленом в бедро, с наслаждением слышу скрежет сминаемой стали. Получаю удар снизу вверх в челюсть, и выплевываю выбитые зубы в лицо противника, пытаясь его ослепить. Он рефлекторно подается назад и тут же получает прямой в живот, улетая в соседнюю комнату через уже сделанный пролом. Сближаюсь с уже вскочившим "антивирусом", уворачиваюсь от удара ногой по ребрам и налетаю на несущийся с другой стороны мне в висок кулак. Шею выгибает под неестественным углом, левой рукой пробиваю ему в грудь в районе сердца, заставляя сделать пару шагов назад, в то время как правой выправляю на место сломанную шею. Где-то на грани моего затуманенного сознания промелькнула мысль: "а раньше я бы от такого гарантированно окочурился". На этот раз уже Кайго подскакивает ко мне, получая двойку по ребрам, а так же левой в печень и отлетает, успевая дать мне, уже шагнувшему ему вдогонку, стальным ботинком по лицу. Разлетевшись в разные стороны, в очередной раз пробили стены. Быстро вскочив, кинулись навстречу друг другу. Сойдясь на достаточное расстояние, я прописываю боковой с ноги в голову, встречая на середине пути идентичный удар. От столкновения наших ног пол пошел трещинами, и мы вновь проваливаемся вниз. 

Извернувшись в полете, на мне расположился Кайго, начав осыпать градом ударов. Из-за их силы и высокого темпа, с которым он их наносил, мы на крейсерской скорости пронеслись ещё пяток этажей вниз, проламывая полы. Сумев, наконец, вывернуться из захвата, левой рукой оттолкнувшись от падающей туши, пронесся вертикально вверх. Оттолкнувшись от потолка, впечатываю свой кулак в затылок поднимающегося "рыцаря", отправляя его вниз ещё на один этаж. Спрыгиваю следом, выставив ногу, собираясь вбить его в пол. Но, влетев на следующий этаж, получаю кулаком по ребрам от подпрыгнувшего Кайго. Меня подбрасывает в воздухе, и я попадаю в захват этой жестянки. Ноги в стальной обувке жестко зафиксировали мою голову, и я этой самой головой вниз, впечатываюсь в пол. На этот раз, в виде исключения, пол выдержал, хоть и пошел трещинами. Хватаю своими ногами шею так и не отпустившего меня "рыцаря" и перекидываю его через себя резким движением обеих ног вперед. Кайго проносится надо мной головой вниз и, сломав стену своей спиной, улетает в соседнее помещение. 

Встаю с пола и делаю шаг по направлению к пролому, но многострадальный пол оказался не готов к принятию моего веса, и, вместе с кусками бетона, проваливаюсь вниз. Быстро вскакиваю и поднимаю голову, чтобы увидеть стоящего надо мной "рыцаря" и в следующую секунду оказаться пробитым несколькими созданными им мечами. Всплеском энергии заставляю клинки сломаться и, подпрыгнув в воздух, оказываюсь на одном уровне с противником, пробивая тому с двух ног в голову. Жестянка снова улетает в пролом в стене, я же просто отлетаю к соседней, затормозив за пару сантиметров от нее. Ускоряюсь, сближаясь с противником, и в последний момент отпрыгиваю назад, уходя от преобразованного в клинки потолка помещения. Умудрившись увернуться почти без потерь, пара отрубленных хвостов не в счет, получаю выстрел из его руки-пушки в упор. 

Пролетев несколько комнат, разрушенных силой взрыва, оказываюсь на этаж ниже, да ещё и заваленный обломками стен и потолка. Кайго уже вовсю несется на меня, хоть я этого не вижу, но столь мощную ауру и через толщу бетона ощущаю. Выстрелив навстречу ему хвостами, пришпиливаю того в углу между стеной и потолком. Сокращаю размер хвостов, притягивая себя к нему, и наношу несколько ударов в корпус, вмявших его в стену. В ответ он захватывает мою голову двумя руками, преобразовав левую обратно в руку, и я получаю закованным в сталь шлемом по носу. Сразу же, в дополнение к первому удару, он наносит шесть ударов мне в корпус, причем два последних успевает прописать уже улетающей от силы предыдущих ударов тушке. 

Пробивая спиной, нижний угол помещения, оказываюсь в коридоре, зеркальном отражении того, что был на верхнем этаже, разве что не разрушенном. "Но это не надолго" - усмехаюсь я. Уворачиваюсь от несущегося на меня тела и добавляю тому скорости пинком в спину. Нескольких колон как не бывало. Сближаюсь с противником и движением одного из хвостов подсекаю ему ноги. Наваливаюсь на него сверху, начиная избивать мнущийся и тут же восстанавливающийся доспех. Нет, так дело не пойдет. Погружаю свои пальцы в доспех и отрываю от него кусок. Так-то лучше, восстановление доспеха идет медленней. Повторяю свои действия снова и снова. Во все стороны летят куски доспеха, но до спрятанного под этими консервами тела я до сих пор не добрался. Пол вокруг нас превращается в сталь и Кайго ручейками тянет её к своему телу, восстанавливая доспех за счет внешних ресурсов. Погружаю в податливую сталь сразу обе руки, чувствуя под ними тепло, в очередной раз дергаю на себя, отрывая новый кусок вместе с кожей со спины противника, оголяя мышцы спины, позвоночник и ребра. Впрочем, кожа тут же начинает нарастать, а доспех стал ещё толще. Вот только ресурсы пола "рыцарь" уже исчерпал, и мы вновь проваливаемся вниз. Приземлившись, продолжаю свое черное дело снятия доспеха. Но на этот раз "антивирус" решил зайти с другой стороны, вырастив у своего доспеха острые иглы около тридцати сантиметров длинной. Железки тут же прошили насквозь мои руки, вонзаясь в тело. Отпрыгиваю, извернувшись в прыжке, хватаю Кайго за ноги и, раскрутив пару раз, отправляю в ближайшую стену, которую тот преодолевает, даже не заметив. Ввинчиваюсь следом, а если учесть, что запустил я его горизонтально и на уровне своей головы, то действительно ввинчиваюсь. Оказавшись по другую сторону стены, осматриваюсь в поисках противника, краем сознания отмечая изменившуюся обстановку. Влетели мы с ним, похоже, в большую столовую для работником МБИ. Столы и стулья вокруг и прилавок в дальнем углу довольно большого помещения довольно четко намекают на это. Да и колонны здесь более украшенные, чем в коридорах, видимо, чтобы было приятней обедать в этом помещении. 

Наконец, нахожу взглядом своего противника, которого ударом отволокло за колонну, и несколькими скачками сближаюсь с ним, занося правую руку для удара. Наношу удар в голову, но эта жестянка приседает, пропуская руку над собой, и разогнувшись вплотную ко мне, банально перебрасывает меня через себя, добавляя в спину с ноги ускорения. Пролетая через весь зал, пробив пару колонн, оказавшихся на траектории моего полета, врезаюсь в стойку с кухонными приборами. Стойка подобного надругательства не выдержала, и разлетелась щепками и осколками, выпуская из своих недр кухонную утварь. Стряхнув с себя остатки чашек и ложки, уже начал подниматься, как мой взгляд зацепился за что-то. Присмотревшись, увидел обыкновенный, железный половник. В голове сразу всплыл образ женщины с сиреневыми глазами и такими же волосами, одетой в бело-фиолетовое кимоно, с половником в руках. Интересно - кто это? Тряхнув головой, избавился от лишних мыслей и странных галлюцинаций. "Людей с таким цветом волос не бывает" - всплыла в моем затуманенном сознании мысль. "Да и кроме сражения меня ничто не должно волновать, ведь что может быть лучше битвы?" - Рассмеялся я своим мыслям. 

От меня в разные стороны разошлась мощная волна Ки, заставившая притормозить бегущего ко мне Кайго. К моим шестидесяти двум драконам добавилось ещё сто девять. Получив заряд бодрости и прилив сил, несусь на своего противника, на ходу отбивая созданные им клинки. Оказавшись рядом, уклоняюсь от прямого с ноги, сместившись немного вправо, и из этого положения вбиваю правый свой локоть ему в грудь, а левый кулак немного ниже - в живот. Выпускаю мощный импульс Ки, буквально раздирая доспех и отправляя противника в противоположную сторону зала. Сломав с десяток колон на пути, у самого выхода он все же сумел затормозить, оставляя на полу глубокие борозды от своих ног. 

Подскочив к нему, наношу прямой с правой руки в корпус, однако удар так и не достиг цели. Кайго принимает мой кулак на раскрытую ладонь левой руки, тут же сжимая его своими пальцами, дергает на себя и резко поворачивает на приличном ускорении свою руку вниз. Слышится хруст в локте и во все стороны летят ошметки моего кулака, сам же я, притянутый к нему, получаю со второй его руки таранный удар по печени, отбросивший меня на десяток метров от противника. Вскакиваю с пола и тут же получаю дробящий кости удар в левое плечо, а следом - левой рукой под дых. От силы удара подлетаю вверх, но, не долетев до потолка, вижу над собой силуэт, закованный в доспехи, и последовавший за этим удар вбивает меня в и так промятый пол, отправляя на пару этажей вниз. 

Вскакиваю сразу по приземлении и ударом снизу, подбрасываю ещё не приземлившегося противника на пару метров вверх. Хватаю полетевшее снова к земле тело за руки и, провернувшись на пятках, отправляю его в горизонтальный полет в дверь. Прыгаю следом за ним, в прыжке нанося удары руками по телу и одновременно блокируя ответные, обхватываю его ногами с четким намерением в этот раз содрать этот чертов доспех. Вот только на конечном адресе полета за дверью обнаружился не кабинет, а лестница вниз, по которой мы и покатились, сцепившись в клубок и отвешивая друг другу удары. Сумев одним из хвостов опутать его правую руку до локтя, сжимаю её своими стальными кольцами, с наслаждением слыша хруст костей и скрежет сминаемого доспеха, но на очередном пролете оказавшись сверху, Кайго дергает свою руку вверх, отрывая мне хвост, и тут же опускает вниз, вбивая её в моё лицо. Продолжаем катиться по этим чертовым ступенькам. Оказавшись сверху, сцепляю руки в замок и вбиваю их ему в грудь. В ответ этот гад отращивает на теле десятисантиметровые иглы и стреляет ими в меня, попадая в легкие и прошивая их насквозь. Не почувствовав и капли боли, зато ощутив очередной приступ ярости, начинаю опутывать его своими хвостами, с целью превратить "рыцаря" в красивый стальной мячик. "Рыцарь" был явно против моих намерений, и, ощетинившись стальными иглами, стал похож на огромного дикобраза, вот только вместо боли я ощутил лишь небольшой дискомфорт от пришпиленных хвостов, но задачу это не убрало, а лишь замедлило процесс её выполнения. Именно в этот момент этой разломанной лестнице вздумалось закончиться! И мы, на приличном ускорении, снеся стальную дверь, которую тут же втянул в себя "дикобраз", вывалились в огромный холл где-то на первых этажах, судя по тому, что верхушки фонарей уже можно было увидеть в окне, мимо которого мы с грохотом пролетели. 

Поднимаюсь с пола и сразу же получаю удар сверху по голове, но, устояв на ногах, так и продолжаю разгибаться, одновременно с движением тела нанося три удара по корпусу противнику, заставляя того отступить. Уже сделав шаг вперед, ощущаю жжение во всем теле и число чешуйчатых во мне утраивается, переваливая за пятую сотню. Последнее, что я запомнил, прежде чем окончательно раствориться в собственной силе - это удивленное лицо моего противника. 



POV Карасуба, секирей номер четыре, спустя пару секунд после входа Рейстлина в здание. 


Увернувшись от ледяных шипов Акитсу этот блондин топнул ногой, кроша асфальт под нами. Пошатнувшись и уперев катану лезвием в землю, сумела устоять на ногах. Точно так же поступила и Мия, попутно ловя отлетевшую в нашу сторону сто пятую, которая после удачной атаки рванула вперед, собираясь закрепить результат. С другой стороны ту же операцию проделала окружившая себя потоками ветра Казехана, ловя в них пролетающую мимо Ичию. 

В это время "франт" перешел в наступление, отправляя целые куски ближайших зданий и асфальта, что, подчиняясь движением его рук, вылетали из привычных для них мест и устремлялись в цель, которой оказалась ледяная секирей. Выставившая перед собой ледяную стену, седьмая прыжком попыталась выйти из зоны поражения этих чудовищных снарядов, но те, с легкостью снеся преграду на своем пути, уже находились в опасной близости. Метнувшись вперед, я поняла, что не успеваю. Но с противоположной стороны площади прилетели тонкие струи воды, буквально распилившие куски грунта на безобидные части, вот и "мисс цундере" в бой вступила. Хоть какая-то от неё польза. 

Быстрыми перебежками от одного камня к другому, приближаюсь к этому уроду, стараясь оставаться незамеченной. А он тем временем распинается. 

- Два десятка секирей ничего не способны мне противопоставить. - Скрестив руки на груди, вещал он. - Видимо, решив, что вы можете представлять угрозу, я сильно просчитался. Думаю, стоит закончить с вами побыстрей и пойти посмотреть, как первый размажет вашего ашикаби. 

Надменным голосом говорил он, смотря на то, как Акитсу и Цукиуми создают огромную водно-ледяную птицу. Вытянув свою руку в их сторону ладонью вниз, он махнул ей на себя, заставив обрушиться стоящее позади них здание прямо на седьмую и девятую, погребая под собой и их атаку. В последний момент между обломками скользнули белые ленты, а воздушные потоки придержали особенно большие куски здания, позволяя Удзуме вытащить растяп, не следящих за тем, что происходит с тыла, из-под обломков здания. 

В этот момент с другого бока во франта врезался огненный вихрь, посланный Хомурой и усиленный одной алкоголичкой с помощью ветра. Но не успела я порадоваться удачи, как этот позер, когда до него оставалось всего пол метра, снова топнул ногой, возводя, справа от себя каменную стену, за долю секунды, выросшую из земли. Следом за этим, этот гад согнутой в локте рукой с оттопыренным указательным пальцем, коснулся раскаленной докрасна стены, отправляя её прямиком в Хомуру. Выступившая перед ней Йоми, отправила с лезвия косы режущие импульсы, покрошив стену на части. 

Наконец, и я достигла расстояния, когда можно приблизиться к противнику одним рывком. Сейчас ты и за пренебрежение к нам и моему Рейстлину получишь, и за сорванный отдых, который я бы могла провести за более приятным делом тоже! Вылетаю из своего укрытия и делаю рывок в стороны противника, но в последний момент, заметивший меня Койчи сделал круговое движение руками, создавая вокруг себя завесу из комьев земли, пыли и прочего мусора, образовавшегося в ходе боевых действий. Резким движением от бедра, создаю с помощью катаны просвет в этой завесе, наблюдая, как с противоположной стороны вихря появляется точно такой же, созданный стараниями... Мии. Видимо, не только мне пришла в голову мысль подобраться к этому высокомерному "франту" незаметно. И не одна я провалилась. Откуда-то сверху, вроде с соседнего здания, раздаются аплодисменты. Повернув голову в сторону пятиэтажки, вижу ожидаемую картину - стоящего на краю крыши блондина. Кажется, я скоро на всех блондинистых фобию заработаю, с усмешкой подумала я, бросая взгляд в сторону девятой. 

Но вот "франт" поднял руки, согнутые в локте, на уровень своей головы и развернул их в нашу сторону открытыми ладонями. Не поняла, он что - сдается? Раздавшийся грохот с противоположных сторон площади перед зданием МБИ, полностью опроверг мое предположение. С разных сторон от нас, появились огромные руки, сделанные из затвердевшей до состояния камня земли. В этот момент блондин на крыше сложил свои руки в замок. Кажется я знаю что сейчас произойдет... И точно, на приличной скорости, гигантские каменные руки понеслись навстречу друг другу. Все бы ничего, но ровно посередине расположился весь наш отряд. 

В правую конечность из камня полетел поток пламени от Хомуры, усиленный ветром от Казеханы. "И зачем, спрашивается, даже их сдвоенная атака тут не поможет" - пронеслось у меня в голове. А тем временем, не успело ещё опасть пламя, как в раскаленную руку ударился поток воды, вызывая шипение и пар, и откалывая с неё несколько кусков, в том числе и мизинец, но даже так это было бесполезно. Стоило потоку воды закончиться, как руку тут же сковал лед, разрушая и так прилично посеченную конечность. Хм, неплохо. 

В тоже время левую руку посекли невидимые лезвия Йоми, запущенные с её косы. Следом левая конечность была опутана струнами семнадцатой, другими концами, вонзившимися в асфальт и немного замедлившими движение "ужаса скульптора". Поверх струн намотались белые ленты десятой, ещё больше снижая скорость руки и в довершение сжатая волна воздуха, вызванная взмахами клинка Мии разрубила руку надвое. Нижнюю часть добила сто пятая, ударив рукой по земле и использовав доступный ей после норито гекейшин, создала разлом, струящийся вперед по земле. Однако, после окрыления и тренировок с Рейстлином она явно прибавила в силе. По крайней мере, раньше ей прогнозировали гораздо меньшую мощность в институте МБИ. Может, когда все закончится, стоит сразиться с этой "дощечкой"? Хе-хе. 

В это время никем не замеченная Тоетама поднялась на крышу и напала сбоку на блондина. От кругового удара боевым посохом тот просто пригнулся. От выполненной горизонтальной вертушки ему пришлось отступить на пару шагов назад. Но шестнадцатая только этого и ждала! Присев на левую ногу и оттолкнувшись вправо, она, почти распластавшись по крыше здания, подсекла своим ударом обе ноги блондина, а в это время, не замеченная до сих пор Ичия нанесла ещё не приземлившемуся Койчи удар под ребра, отправляя того в полет со здания. А полетел то он удачно, прямо на меня. Вот он - шанс! Перемещаю вес на выставленную вперед левую ногу и наношу мощный горизонтальный удар катаной, увеличивая скорость параллельным движением тела вперед. "Франт" подставляет под удар скрещенные руки, улетая от силы удара спиной вперед, с теперь уже не боеспособной левой рукой, прорезанной чуть ли не до кости, все же не только сто пятая становится сильней под действием норито. 

Блондин, как ни в чем не бывало, поднимается с земли и пытается отряхнуться одной рукой. Бегу на него, держа катану чуть позади, параллельно земле, собираясь разрезать его надвое ударом снизу вверх. Краем глаза замечаю зашедшую ему за спину первую. 

- Жалким букашкам из второго поколения никогда не сравниться с нами. - Выплевывает он эти слова, поднимая правую руку над головой и резко сжимая кулак. С чудовищным грохотом и кучей осколков асфальта от блондина расходится волна энергии чудовищной силы. Выставляю перед собой в защитном жесте катану, понимая, что не успею уйти из зоны поражения и надеясь на чудо. Которое не замедлило свершиться - меня на огромной скорости выдернуло из под удара вместе с донельзя удивленной Мией, и притянуло к незнакомой секирей в одежде дисциплинарного отряда. 

Позади незнакомки стояла профессор Таками, а из дверей вышли остальные пять секирей, держа под руки вялых Минаку и гомика, что все пытался меня окрылить в прошлом. 

- Мы вам не враги, нас до этого спас ваш ашикаби и отправил из здания. - Говорит Сахаси старшая под двумя враждебными и множеством настороженных взглядов. Взгляд Мии из враждебного переходит в задумчивый и через секунду она кивает, принимая помощь этих шавок МБИ. А вот взгляд Казеханы, направленный на седоволосую ашикаби не сменил свой настрой не на йоту. Видимо моральная травма. 

- Да и здесь мы хоть что-то сможем сделать, в отличии от ситуации с тем монстром. - Произносит она гораздо тише. Ох, не нравится мне это, хоть я и верю в моего Рейстлина, но уж больно подавленной была Таками при этих словах. 

- Черт! - Выругался подошедший Минака. - Потеряна связь с отрядом, что я отправил за дзин... Кхм, на помощь Рейстлину-куну. Неужели теперь игра будет сорвана? - Плаксивым голосом закончил он, под грозным взглядом своей женушки.

Этот псих неисправим, у него полноценные военные действия в городе разворачиваются, а он за свою игру и камушки переживает! 

- Ты хоть сейчас можешь забыть о своей долбаной игре?!? - вскипела Сахаси, беря своего начальника за грудки. И именно в этот момент с грохотом, раздавшимся сверху, разлетелась крыша здания. Да что за чертовщина у них там творится? 

Следом за первым, последовал новый грохот, на этот раз разлетелись три верхних этажа, будто выломанные изнутри. Всем находящимся внизу пришлось уворачиваться от обломков здания, в том числе и Койчи, что после своей последней атаки выглядел довольно усталым. Да и костюм весь изодран у него, хоть на самом блондине вроде ран не видно, кроме почти отрезанной левой руки - похоже в этой битве веду я! 

Но мои радостные и немного кровожадные мысли были прерваны непрекращающимся грохотом. То тут, то там у здания взрывались брызгами кирпичей стены, вылетали стекла, а про просевшие пять этажей подряд я и вовсе молчу! Да что за хрень происходит, да ещё в таком темпе. Рейстлин что, устроил с противником соревнование "кто первым сломает здание"? Судя по ошарашенным глазам остальных, подобные мысли крутились не только у меня в голове, ну разве что, кроме последней. 

Спустя пару десятков секунд настала звенящая тишина. Но связь с моим ашикаби не оборвалась, неужели он победил? 

- Хм, две мощных ауры по-прежнему ощущаются, и все так же в движении. Странно, что так тихо. - Заявил блондин в обносках дорогого костюма. Этот гад убил весь мой настрой, за это стоит его добить. Уже собираясь кинуться на противника, услышала на уровне третьего этажа грохот. Будто железом по железу заехали, но не как при столкновении острого оружия, а как при столкновении двух щитов. После этого звука короткое затишье и через пару мгновений чудовищная концентрация энергии Ки обрушилась на само здание и площадь перед ним. Под таким давлением стало трудно дышать. А ашикаби и вовсе попадали на колени, да и их секирей слегка согнуло. 

С грохотом вылетело стекло третьего этажа, выбитое закованной в доспех фигурой, испускающей огромное количество энергии, но на фоне второго источника он просто терялся. Рыцарь быстро вскочи на ноги, а через зарастающую дыру в шлеме я увидела бледное лицо с волосами каштанового цвета и светящимися белым, без единой эмоции, глазами. Но тут из здания вышло ЭТО. 

End POV.
  
  
  
  
   Глава 25 Два монстра.
  
  
   POV Карасуба, секирей номер четыре.
  
  
   Я с ужасом смотрела на то, что раньше было моим ашикаби и отзывалось на имя Рейстлин. ЭТО шевельнуло рукой и узор из энергии, висевший до этого над городом, был разрушен и на его место пришел огромный клубок исполинских змей, растянувшийся на весь полуостров на котором расположен Нью-Токио. 

- Восемьсот два. - Раздался голос этого монстра, чуть не лишив меня сознания, а новая волна Ки прокатилась над площадью. Раньше я думала, что в нашей с ним битве, после которой я стала его секирей, он был страшен... Как же я ошибалась. Это... это даже не похоже на страх. Нечто более примитивное, сродни животному инстинкту. Несмотря на то, что сейчас идет бой и за нашими спинами находятся оба наших противника, "это" все равно было важнее. На своих плечах он принес сюда смерть. Она будто стояла позади него! Никто из нас не в силах пошевелиться. Никто не способен пошевелить даже пальцем или хрустнуть суставами. Никто не смеет издать ни малейшего звука. И все молят и том, чтобы даже сердца перестали биться. Из всей той толпы, что собралась перед зданием МБИ, все были охвачены оцепенением, кроме одного человека. Того рыцаря, что до этого дрался с этим монстром. 

Сделав шаг в сторону блондина и тем самым, разрушая тишину, он пробил рукой его спину, в районе сердца и тело Койчи, на глазах распадаясь, стало впитываться в руку закованного в доспех монстра. Второго монстра на этой площади. Вместе со своим соратником, он поглотил часть разлитой по площади, а то и по всему городу, силы. Теперь стало возможно двигаться и я с шумом втянув в легкие воздух, обратила свой взор на моего ашикаби, или же то, что от него осталось. 

По его телу расходился узор из черной чешуи. Руки, более похожие на лапы, оканчивались пятисантиметровыми когтями, а растянутые в безумной улыбке губы демонстрировали аккуратные клыки, что заменили собой все его зубы. За спиной, захватывая перепонкой его правую руку, виднелось крыло исполинских размеров. Его длинные волосы развивались за спиной, а плащ превратился в чешую. И самое отвратительное - целая куча змеиных хвостов за ним, что росли буквально отовсюду. Из шеи, плеч, спины и плаща. Это было отвратительно и завораживающе одновременно. 

Медленно и не спеша, он двинулся к своему противнику, проходя мимо нас и будто не замечая. 

- Братик! - Трясла за рукав гомика одна из секирей МБИ. 

"Хм, а я думала, что только малышка с горшком страдает комплексом старшего брата" - пришла в голову странная мысль. А секирей между тем все надрывалась. 

- Очнись братик! Что с тобой? - продолжала она теребить Нацуо, в шоке смотрящего на приближающегося Рейстлина, чей путь пролегал рядом с ними. - Нацуо-ни-сан очнись, пожалуйста! Братик, братик, бра... 

- Заткнись. - Сказал поравнявшийся с ними змеиный монстр, схватив её за голову своей лапой, и дернув в левую сторону. Послышался чудовищный хруст, и верхняя половина "пташки" отлетела в сторону, выпущенная из когтей чудовища. 

После этого мне стало не по себе, я конечно тоже, ещё до окрыления, убивала других секирей, но вот так хладнокровно, без единой эмоции, просто проходя мимо. Никогда. Я выбирала только сильных и убивала лишь, если слишком заиграюсь и уже не могла сдерживаться. В остальное время либо отпускала, либо убивала по приказу Минаки. 

До этого стоявший и смотревший в пустоту шатен, наконец, закончил поглощение своего бывшего союзника и поднял голову, устремив свой взгляд на другое чудовище. 

- Нам больше не зачем драться. Я проиграл в тот момент, когда ты поглотил дзинки, правда, похоже, ты тоже потерпел поражение... от самого себя. Теперь же мне осталось лишь забрать последний камень. Сомневаюсь, что ты меня понимаешь, но все же скажу. Не мешай. - Выдал он, смотря в глаза приближающемуся монстру. Тот на его слова никак не прореагировал. Неужели прежнего Рейстлина действительно нет? 

Принюхавшись к чему-то, рыцарь, развернувшись на пятках, пропал из виду, лишь оседающая пыль на пути его движения показала, что он не исчез или телепортировался, а ускорился до такого состояния, что даже я не в силах была уследить за ним. И тут всю площадь сотряс чудовищный рев. Монстр не хотел отпускать свою добычу. Следом за шатеном сорвался с места и Рейстлин, так же исчезая из виду, но в отличие от предыдущего "бегуна", его было отыскать довольно легко. Там, где пронесся мой ашикаби, осталась полоса покореженного асфальта, а дом на той стороне площади был пробит насквозь. Ну да, зачем поворачивать с такой то силой? Мне даже жаль стало тридцать процентов, так и не покинувших город жителей. Да и интересно, как завтра будет объяснять все эти разрушения псих в лабораторном халате, что сейчас стоит рядом и задумчиво смотрит вслед этим монстрам. 

Ответы на этот и многие другие, крутящиеся у меня в голове, вопросы я вряд ли получу в ближайшее время, но одно я знаю точно - в таком состоянии я своего ашикаби не оставлю. Если надо будет, я погибну, но его сделаю прежним, хоть пока и не знаю, как. А сейчас стоит догнать одного чешуйчатого нахала. 

Срываюсь с места, в душе завидуя скорости предыдущих двух спринтеров, и замечаю, что я не одна такая, сбоку от меня мелькает силуэт Мии, смотрящей вперед решительными глазами. Да, второй раз она точно не захочет пережить потерю своего любимого. Хех, так даже лучше, может вдвоем, что и придумаем. 


End POV. 



POV Минато, на площадке расчищенной МБИ, для проведения боя. (Уже с победой и дзинки в руке). 


Мы победили! Хотя бой с тем невоспитанным малышом и его секирей был трудным, а Санада-сан не захотел рисковать "своими малышками" и сдался на второй минуте боя. О-он, наверно, хороший и на вид такой сильный! Как Сео-сан! Правда, как можно при всех так себя вести с девушками? Даже если они и твои секирей! Тем более, если они такие молодые, так нельзя! Это не правильно. А вот и Юкари с Мусуби-тян и Ку-тян подошли. Интересно, а остальные тоже здесь? И что это за змеи в небе? Какой-то знак МБИ?

Но поговорить с подошедшей сестренкой мне не дал жуткий грохот справа от нас. Из облака пыли, появившегося непонятно откуда, вышел человек, закованный в странную броню, какую я не видел ни на одной из картин с рыцарями, хотя в детстве посмотрел подобного немало. Мгновение и он уже появляется рядом с нами, преодолевая за секунду более десяти метров. Это не нормально! Неужели это секирей? Но что он хочет? Он же не собирается нападать? 

Пока я задавался вопросами о причине его здесь появления, секирей дернул правой рукой в нашу сторону, пробивая насквозь стоящую передо мной Юкари, забрызгав меня вылетевшей из неё кровью. Что он делает? Юкари... нет! Нет, не верю! Это просто плохой сон! Все это мне снится, ведь такого просто не может быть. Да точно! Нет никакого проекта "секирей", я просто после провала экзаменов напился и сейчас вижу сон. Вот, сейчас, я ущипну себя и все прекратится, а я проснусь. 

Но не с первого щипка, ни с последующих, картина перед глазами так и не изменилась, зато заболела рука, которую я щипал. Но ведь это не может быть правдой! 

А рыцарь тем временем, движением руки вбок, отбросил тело моей сестры в сторону и протянул руку ко мне. Неужели он хочет убить меня? Но зачем? За что? В чем мы с сестрой виноваты? Или это все из-за отца. Вот дернулась вперед Мусуби-тян, собираясь ударить противника, но тот лишь легким движением кисти коснулся её, тыльной стороной пальцев протянутой ко мне руки, отбрасывая мою секирей в стену ближайшего здания. 

В один момент картина ужаса изменилась, точнее дополнилась. Сначала нас всех, кроме рыцаря, почти взявшего... дзинки, сковало оцепенение и все, даже находящиеся на другой половине площадки зрители и садящийся в машину, вышедший за пределы площади, Микогами, ощутили эту чудовищную жажду крови, что появилась с той же стороны, откуда пришел незнакомец. А через мгновение, незнакомого секирей буквально вбило в землю, а над ним возвышался монстр, в котором я с некоторым опозданием узнал моего соседа... Рейстлина-сана. Это было страшно, особенно развивающиеся позади него змеиные хвосты и безумный взгляд черно-белых глаз, как и разносящийся по округе жуткий смех. Но одновременно у меня появилась надежда. Ведь Рейстлин-сан силен и многое умеет. Он, судя по рассказам его секирей и Курусе-тян, выдернул с того света Удзуме-сан. Значит, он может спасти и мою сестру, ведь правда? Или может отнести её в больницу, ведь он очень быстрый. И не важно, как он сейчас выглядит, я знаю, что он добрый! Ведь он мне помогал! Да и других жителей доходного дома вытаскивал из передряг. Того же Хомуру-сан. 

- Р-рейстлин-сан, п-пожалуйста, помогите Юкари! - С трудом, уняв дрожь, попросил я, но он не обратил на мои слова ни капли внимания, неотрывно следя за рыцарем. - Прошу, Рейстлин-сан, помогите моей сестре! Берите, что хотите, только помогите. 

Взгляд черно-белых глаз мазнул по мне, и будто со всех сторон послышалось шипение, складывающееся в слова. - Вссе что хочешшь, говоришшь? Чштож, я заберу взамен её ссебе. 

С этими словами он оторвал левую руку, часть плеча и кусок шлема у рыцаря, выставляя на обозрение обычное лицо шатена моего возраста, отличающееся, лишь светящимися белым светом глазами, без зрачков, а так же, рот открытый в беззвучном крике. Однако, броня и оторванная конечность начали быстро затягиваться, а оторванная часть, в руке моего соседа распадаясь, образовывала ленты бесформенных крупиц, которые, кружась, окутали Юкари и начали заращивать сквозную рану на груди. Он действительно лечит Юкари! Вот, со стороны моей сестры, послышался кашель, и выплюнув сгусток крови изо рта, она подняла голову и осмотрелась. Жива! Она жива! Забыв обо всем, я кинулся к своей сестре, сжав её, удивленно смотрящую на Рейстлина и его противника, в своих объятьях. Мои секирей встали между мной с моей сестрой и этими двумя. Даже малышка Ку загородила нас, сверкая своими глазками. На сердце стало тепло, но в тоже время там поднимался страх за нас, ведь вздумай кто-то из этих двух, сейчас бодающихся взглядами монстров, наброситься на нас и мы погибнем за пару секунд, не оказав им никакого сопротивления. Сейчас я понимал это четко, как никогда в своей жизни. 

Но вот хрупкая картина равновесия пришла в движение. Разрушив установившуюся тишину, вновь зазвучал безумный смех моего соседа. Рыцарь начал наносить по нему целый град ударов, его руки не просто мелькали, они казалось, и вовсе исчезали, появляясь иногда размытыми пятнами между двумя врагами. Но Рейстлин-сан будто и не замечая сыплющихся на него ударов, и крошащегося под их ногами асфальта, опустил свою задранную к небу голову, и нанес по противнику всего один удар, своей похожей на лапу рукой, отправляя того в полет на другую сторону площади. Оставляя за собой разрушенный асфальт, рыцарь влетел прямо в разбегающуюся толпу зрителей и раскинув руки в сторону, начал втягивать их в себя. Это было жутко, меня согнуло в рвотном спазме. Рядом со мной стояла бледная Юкари, что успела отвернуться, поэтому только слышала крики умирающих, но не видела того ужаса, который увидел я. Где-то с десяток ашикаби и столько же секирей он сумел впитать в себя, прежде чем получил таранный удар сверху, вбивший его в землю и раскидавший ещё не скрывшихся с площади выживших в разные стороны. А дальше начался самый настоящий кошмар. По всему свободному пространству носились два размытых силуэта - один черного и один стального цвета. Слышался треск молний, взрывы, скрежет метала и грохот разрушений. Рушились стоящие рядом дома, асфальт давно превратился в сплошное месиво и порой в этом хаосе появлялись два застывших чудовища, на краткий миг прекративших свой бой, чтобы перевести дыхание. 

Но тут, я заметил то, что выбило из моей головы все посторонние мысли. В нас летел кувыркающийся в воздухе, желтый, туристический автобус. Какой глупый конец. Неужели все так и закончится? Но окончательно впасть в уныние мне не дал лоскут белой ткани, обмотавшийся у меня на поясе. Точно такой же, я краем глаза заметил на удивленно смотрящей сестренке. Повернув голову, собираясь проверить, появились ли такие у моих секирей, я был выдернут из-под приближающегося транспортного средства и вместе с остальными оказался рядом с завернутой в белую ткань Удзуме-сан, которой та, судя по всему, управляла. А перед падающим автобусом появилась хозяйка поместья, разрезая автобус катаной на две части! Я был в шоке. Нет, я знал, что она не простая хозяйка гостиницы, но подобного я от неё не ожидал. Судя по расширенным глазам сестренки, не один я в шоке, а то уже надоело, что все вокруг все знают и один только я не в курсе! Хотя на фоне того, что творится вокруг, даже появление Мии-сан смотрится бледно. 

- Да, а мы ещё рассчитывали остановить их и привести в чувства своего ашикаби. - Раздался сзади ироничный голос. Оборачиваюсь и вижу стоящую позади Карасубу-сан и приземляющихся остальных секирей Рейстлина. 

- Похоже, мы, подруга, были слишком самонадеянными. - Сказала так и не расставшаяся со своей бутылкой саке, Казехана-сан. - Я даже не могу уследить за ними, лишь размытые силуэты вижу. А ещё собиралась вмешаться. Да тут не понятно где они в следующую секунду будут и кто из них кто. 

- Но как же Рейстлин-сама? - вступила в разговор секирей с травянистым цветом волос, сжимающая в своих руках косу, Йоми кажется. Все-таки, я её остерегаюсь. Когда рядом с ней её ашикаби, она чуть ли не мурлычет, но я однажды наблюдал её поведение с другими. Хоть она этого старается не показывать, но она чересчур жесткая, а уж порой, как посмотрит, так сердце в пятки. Правда, до своего ашикаби или же Карасубы-сама и Мии-сама, она не дотягивает. И это не я мягкий, нет! 

- Ничего с ним не случится, помнится он при первой нашей встрече на себя пули,чуть ли не в упор принял, а ведь тогда он сильно уступал себе нынешнему по параметрам. - Влезает в причитания Йоми Карасуба-сама. Чего? Он сделал что? Сколько же я не знаю о своем соседе... 

В этот момент, к все ещё находящемуся в шоке мне, подскакивает тот самый рыцарь, выхватывая у меня из рук дзинки, чтобы в следующую секунду улететь вместе с впечатавшемуся ногой ему в спину Рейстлином. Ужас! Надо поймать дзинки. Наклоняюсь вперед, вытянув руку и так, и замираю, натыкаясь взглядом на вернувшегося шатена, подхватившего мой выигрыш, и вновь улетевшего, уже в противоположную прошлому полету сторону. Да, что это только что была за чертовщина? У меня так скоро совсем нервов не останется, где же моя спокойная жизнь? Без драк, крови, разрушений! Когда наибольшей трагедией - является проваленный второй раз подряд вступительный экзамен, а следующая по величине неприятность - это наступить ногой в лужу, утопив ботинок и замочив низ штанины. 

Подхватив, наконец, дзинки, вздохнул с облегчением. И как выяснилось позже - зря! Передо мной обнаружилась тянувшаяся к камню в моих руках рука моего соседа, да и сам он, упираясь, стоял передо мной, но, чтобы достать до дзинки, ему не хватало каких-то пары сантиметров. А все потому, что сзади него, на расстоянии двадцати пяти-тридцати метров от нас, обнаружился тот самый шатен, сжимающий в руках два хвоста Рейстлина. Резкий прыжок рыцаря спиной вперед и они оба, под нашими удивленными взглядами, улетают на пару сотен метров вдаль. Под нервный смешок Карасубы озвучиваю пришедшую в голову мысль. 

- М-мне кажется, что надо уходить отсюда, пока нас не задели. - Озвучил я пришедшую ещё в самом начале мне в голову мысль. 

Впереди со стороны дерущихся противников раздается жуткий, непрекращающийся грохот. Переводя голову со своих собеседников на сражающихся чудовищ, вижу, как две волны - одна серо-стального, вторая антрацитово-черного цвета налетают друг на друга. Присмотревшись, замечаю, что они обе состоят из множества летящих друг на друга клинков. Так не бывает! Не могут клинки появляться из ниоткуда и нестись друг на друга! Но вот все прекратилось и передо мной, вновь возник ненавистный образ закованного в сталь человека. Потянув руку к дзинки, он тут же получил по ней сверху клинком Мии и снизу клинком Карасубы. Вышибая снопы искр, они совместными усилиями заставили сделать это чудовище шаг назад. Акитсу, очередная странная секирей Рейстлина, будто других ему и не встречается, с равнодушным и немного пугающим взглядом, создала целую кучу ледяных стрел, отправив их в шатена. Но те разбивались об его доспехи не оставляя на них и царапины. Но рисунок боя в очередной раз изменился. Со спины рыцаря появилось множество змеиных хвостов, которые, опутав его, утянули куда-то за разрушенное здание. 

- Мне это напомнило недавно прочитанную яойную мангу. - Выдало это чудо в очках и с рыжими волосами. Вот кто о чем. Но в сознании рисовались ужасные картины того, что происходит сейчас на той стороне руин дома. Со стороны Яхан раздались легкие хлопки. 

- Браво, Матсу, ты прекрасно разрядила обстановку, но быть может, будем чуть серьезней? - Выдала она. 

- А что мы ещё можем сделать, лишь надеяться на удачный исход их сражения, ведь даже совместная сила двух секирей из первой пятерки ничего не сделала этому монстру, как мы могли наблюдать. А ведь это он ещё замедлился до нашего уровня. - Грустно сказала, сверкнув стеклами очков, хакерша. 

- Лучше тебе сказать, что ты тут делаешь. - Спокойным голосом с маской демона за спиной спросила Мия. 

- Мы с Кочоу-тян уговорили Яхан-тян нас перенести. Все равно никакого толку от мониторинга сети не будет. Все же, сейчас, мы не против МБИ воюем, а даже в какой-то мере за них. - Сказала чуть дрогнувшим голосом секирей номер два. Мия, чуть прикрыла глаза и маска позади ней развеялась, видимо, ответ принят, но как же в такие моменты хозяйка Идзумо меня пугает! 

Неожиданно снова настала тишина. Я уже подобрался, ожидая нового появления шатена в доспехе, но тишина затягивалась. На одну из передышек, которые брали противники, расходясь ненадолго, тоже непохоже - слишком долго длится. Но тут, в звенящей тишине раздался шаркающий звук, потом ещё и ещё. Причем звук исходил именно из места, где бились два монстра, он постепенно нарастал, приближаясь. У меня по спине промаршировали целая куча мурашек. Рефлекторно сделав пару шагов назад, замер, напряженно смотря в сторону приближающегося звука. 

Из-за угла обрушенного здания показалась знакомая черноволосая шевелюра. Но не успел я спокойно выдохнуть, как обратил внимание на неестественность позы приближающегося Рейстлина. Он шел к нам, волоча по земле свои ноги и оставляя вмятины в асфальте от каждого шага, шаркающие звуки издавали волочащиеся позади него змеиные хвосты. Безвольно болтающиеся, опущенные вниз, руки и опущенная голова, довершали образ классического зомби. 

Резким движением, вскинув в нашу сторону правую руку, шевельнул пальцами, делая хватательное движение. В ту же секунду, пропав из моих рук, у него в когтях появился дзинки. Поднеся руку к голове, он съел его целиком, пару раз хрустнул челюстями, пережевывая камень, он сделал глотательное движение. Значит, когда он говорил, что собирается съесть дзинки - он не шутил. Юкари, стоящая рядом со мной, была в шоке от увиденной сцены. У меня даже создалось ощущение, что это событие вызвало у неё больший шок, чем все прошлые, в том числе и изменившийся облик моего соседа. 

Клубок змей, зависший в небе над нашими головами, пришел в движение. Вся сила, разлитая в воздухе настолько плотно, что её чувствовал даже я, начала втягиваться в застывшую на месте фигуру. 

- Тысяча. - Прошелестел тихий голос, разнесшийся по округе, будто порыв ветра. И все зависшие в воздухе змеи устремились в маленькую, человекоподобную фигуру, поднявшую свою голову вверх, наблюдая за приближающимися к нему рептилиями. От фигуры разошлась волна яростной, безумной энергии, а следом за ней новая волна, но уже гораздо более спокойная и чистая. По округе разнесся крик, перемешавший в себе боль и ликование. Когда в место, где находился Рейстлин-сан, впиталось последнее пресмыкающееся, я, напрягая глаза, всматривался в оседающую черную дымку, в которой проступала стоящая на правом колене человеческая фигура. 


End POV. 


Меня скрутила страшная боль и через безумие проклятой крови, затопившее мой разум, стало что-то пробиваться. Но вдруг послышался странный, чавкающий звук и вся окружившая меня тьма, в которой плавало моё сознание, начала куда-то втягиваться. С интересом наблюдаю за невозможной картиной, ведь в моем мире общеизвестен тот факт, что проклятый, не совладавший с собой, уже заочно обречен. 

На случай, если сойдут с ума оборотни, от слишком частой "работы в поле", их устраняют с помощь отряда ведьмаков, что в принципе понятно, ведь эти сереброволосые специально натаскивались на подобное чуть ли не с десятого века. Если перестает контролировать себя ведьмак, то его мягко захватывают. Ведь он может со временем вернуться в норму. По грубому - их помешательство и вовсе носит временный характер, во время которого они, используя запредельные для себя мощности, выжигают свою энергетическую составляющую. 

Если же проклятый теряет над собой контроль, то его не захватывают мягко, как ведьмаков и не уничтожают, как оборотней. Если проклятый перестал себя контролировать в людных местах, то просто происходит эвакуация определенной площади, ибо остановить его очень, очень трудно. Сам же сумасшедший, так же как и ведьмаки, использует ранее недоступные ресурсы организма, только в отличие от сереброволосых, он использует все ресурсы, в том числе и жизненные, попросту сжигая себя изнутри. "Буйство" подобных бедолаг зависит от их изначальной силы, т.е. некоторые из проклятых уничтожат район крупного города и перегорят за пару минут. В то время, как более сильные и древние собратья могут протянуть в таком режиме пару часов, не оставив от населенного пункта и камня на камне. 

То же случилось и со мной, перенасыщение силой привело к активации не только драконьей части моей крови, но и переходу моего проклятья в активную стадию. Таким образом, у меня был только один возможный выход - умереть, отправившись на встречу с начальством, все же миссию я выполнил, семь из восьми дзинки съедены, а один уже не будет являться сколь либо значимой угрозой. Но то, что происходит сейчас, не является нормальным. Проклятый не может прийти в сознание после потери контроля над собой. 

Наблюдая за настоящим чудом и не зная, радоваться мне или плакать, я заметил интересную особенность. Отсекалась только черная дымка, но ни драконьи силы, ни энергетическая связь с моими секирей в этот процесс не была замешана. Все страньше и страньше. Осталось только очнуться живым и будет полный северный лис. Проследив, куда втягиваются остатки той моей части, что является отражением силы проклятого, чуть не потерял челюсть. Меня сыграли как ребенка! Нет, есть вероятность, что это была страховка, но, зная подленькую натуру рогато-копытного племени, верится в подобное с трудом. 

Мою тьму, что до этого занимала все пространство моего сознания, поглощал третий подарочек Рика, запечатывая всю эту гадость в себе. Я даже не знаю, как отразить ту гамму чувств, чтобы передать мой настрой. Хотя, сейчас, попробую современным игровым сленгом: Вы собрали огромный рейд на сильнейшего босса, пробились через толпу мобов, пройдя до самого последнего зала темной цитадели, напротив вас появился тот самый монстр, весь крутой и накачанный, вы раздали команды всем участникам и приготовились к жестокой, многочасовой битве. Но тут, этот зараза произносит благодарственную речь и протягивает зажатый двумя когтями лут, с него выпадающий, а в это время всем участникам вашей группы начисляется опыт. И вы уходите без разборок, с пожеланиями от босса "возвращайтесь ещё! Мы вам рады". Вроде все здорово, но чувствуешь себя оплеванным... и это ещё мягко выражаясь! Надеюсь, я все правильно сказал, не силен я в игровой тематике. 

Именно так я себя сейчас и чувствовал. Получается, что мои работодатели уже предвидели подобный исход, когда ещё только меня отправляли? "Что тут скажешь, Поручик Ржевский - вас поимели". 

Вот и момент истины, процесс "очищения" закончен, и я... возвращаюсь в сознание, нет, ну точно подстава! Быстро пробегаю глазами по пейзажу вокруг, а посмотреть есть на что. Картина, достойная апокалипсиса, разрушенный почти под ноль район, тягучее ощущение смертей и я в облике монстра. Самое обидное, что после того, как я съел последний дзинки в здании, мне стало дурно и я ничего не помню. Замечаю впереди себя знакомую группу организмов, да это же все обитатели Идзумо! Уже собираясь шагнуть к ним, поднимаю голову к небу, заметив какую-то странность на периферии зрения. В такой позе, с поднятой головой и приподнятой на пару миллиметров над землей ногой, я и застываю. Целый шторм энергии. Городу, да что городу - всему полуострову крышка! Хотя внешний вид этого явления тоже довольно красив, и вызывает определенные подозрения в том, по чьей вине сейчас всем будет очень плохо. Плохо, но не долго. Но вот вся эта прорва энергии структурируется и несется на меня. Господи за что? В этот момент, плавающие в моей ауре остатки моего безумия смывает из меня волной Ки. Следом проносится волна уже моей нормальной энергии Ки, без всяких посторонних примесей, выжигая оставшиеся в воздухе от первой волны миазмы. Но тут мне становится не до раздумий об интересном способе самоочистки, поскольку меня достигла первая порция кружившей в небе энергии. Даря мне чудовищный прилив сил и жуткую боль от переполнения энергией. А дальше, волны энергии пошли на меня одна за другой. Я же из последних сил закусывал губу, чтобы не сорваться на крик. "Вот так и становятся мазохистами" - пронеслась у меня в голове мысль, когда я, не в силах больше сдерживать рвущийся наружу крик боли и удовольствия от переполнения энергией, все же заорал. Это было поистине удивительно, но пережить подобное ещё раз я бы не согласился ни за какие коврижки. Вместе с этой болью ко мне вернулись воспоминания. Будто что-то их блокировало до этого. Вот же мы с этим Кайго и натворили, кстати, судя по последним воспоминаниям, миссию я все же выполнил. 

Наконец, поток энергии закончил бить в меня и я, опустившийся от "прекрасных" ощущений на одно колено, быстро осмотрел себя. А посмотреть было на что. Во-первых, клубящийся вокруг черный туман, постепенно впитывающийся в нижнюю часть плаща, хоть по идее у меня этой способности больше быть не должно, я теперь Змий Наги, а не проклятый. Но, сверившись с ощущениями, обнаружил в себе восемь драконов, обладающих схожими с моими прошлыми, способностями. Тогда понятно. Нет, стоп! Ничего не понятно. Какие ещё восемь? Где мои пять? Хм, проверив себя, с удивлением отметил, что, несмотря на откат облика, во мне по-прежнему тысяча драконьих врат. Весело, иначе не скажешь. Но вернемся к изменениям внешности. 

Однотонные плащ и брюки темно-коричневого цвета, под плащом что-то вроде пиджака, черного цвета. Посмотрев на руки, отметил, что я хоть и остался бледнее нормы, но мой кожный покров стал гораздо ближе к обычному человеческому тону кожи. Так же я явно прибавил в росте и стал более крепок телосложением. Бросив взгляд на валяющиеся под ногами осколку стекла, с удивлением уставился на свое отражение. Из кучи осколков на меня смотрел парень лет двадцати шести, в то время как мой бывший возраст замер на отметке девятнадцать-двадцать и дальше не сдвигался вот уже пятьсот с лишним лет. Но не это самое удивительное, и даже не небольшой шрамик под левым глазом, а цвет глаз. С момента первого пробуждения дракона они у меня были желтого цвета, сейчас же в отражении был четко виден серо-голубой вытянутый зрачок. Но и на этом изменения не закончились, мои волосы укоротились до плеч и стали чуть светлей. Вот это я понимаю, сменил имидж, но черты лица остались теми же, как впрочем, и очертания фигуры, с поправкой на рост, разумеется. 

Решив, что хватит высиживать в позе коленопреклонного рыцаря, начал разгибаться, как в меня снова ударил поток энергии. А это то откуда? Что за подстава? По сравнению с этим потоком, прошлый казался мне жалкой песчинкой рядом с горой. Откуда такое количество энергии? Я же так сгорю изнутри! И стоило возвращаться в сознательное состояние, ради того чтобы умереть от переизбытка энергии! Вот уж действительно глупая смерть. Ой, да я так реально коньки отброшу, лопнув как воздушный шарик. И такая перспектива меня отнюдь не радует. Рик, отзовись! Я знаю, что ты меня слышишь! Спасай своего работника! Эй, ну хоть кто-нибудь... Неужели мое начальство не мониторит мои мысли? Не в жизни не поверю. Как раскаты грома, в моей голове возник знакомый голос с рычащими нотками. 

- Не ори, мы тебя слышим. Помогать не будем, разве что могу от себя вазелину дать, возьмешь? - явно издеваясь, спросил рогатый гад. - Тц, я к нему всей душой, а он гадом называет! Ну, бывай тогда, хотя дам один совет. Терпи казак, атаманом будешь! 

И заржав, голос испарился из моей головы. Нет, ну я его точно когда-нибудь прибью! И мне абсолютно пофиг, что он даже сейчас раздавит меня без особого напряга. Я ему ещё покажу "атамана". Додумать мысль мне помешал другой, более мелодичный голос, раздавшийся в моей голове. 

- Как ни странно, но он прав. Терпи, младший. Тебе только это и остается. Я бы на твоем месте и вовсе радовался, не каждому выпадает подобный шанс. - Сказал мне второй работодатель. Курица, блин, ощипанная. Они сговорились, что ли? И что за младший? Я, конечно, понимаю, что я гораздо младше их, но зачем в это тыкать? Хотя что-то мне подсказывает, что это Ж-Ж-Ж неспроста. 

Попытавшись отследить, откуда поступает ко мне эта энергия, я испугался по настоящему. Зато головоломка собралась полностью. Кто такой Змий Наги? Правильно, бог. А поскольку я "рожден" был в этом мире, или, если говорить менее напыщенно, примерил статус этой змеюки, то и душа мира меня как вторженца и захватчика не рассматривает. А поскольку божество, сидящее на энергии веры здесь было одно и то давно скопытилось, то, как я уже отметил в свою поездку, здесь очень много манны. Но я не учел одного - тут подобная ситуация во всех храмах этого косячного мира. И сейчас вся эта манна устремилась к одному, бедному, новорожденному божку. Надеюсь, пояснять к кому, не надо? Вывод: за что ты так со мной, господи? Похоже, что всю ту помойку, что устроил предыдущий хозяин этого мира, а мы с Кайго добавили, разгребать придется мне. Как только процесс поглощения энергии закончится, надо будет тут все восстановить. Да и мирных жителей воскресить. Благо их души теперь, как впрочем, и души всех в этом мире, отлетают к его создателю, а в нашем случае срабатывает старое русское "я за него". Так что особых проблем у меня с этим не будет, разве что с возвращением поглощенных жестянкой будут трудности, но и это решаемо. Хм, хотя думаю, всех возвращать не стоит, почистим мир от гнилых людей, так сказать. Хе-хе. А вот секирей стоит вернуть всех, ибо, несмотря ни на что, у них у всех чистые души, так снова и напрашивается сравнение с детьми. Причем когда я говорю у всех, именно это я и имею в виду. Даже у Карасубы, просто она выбрала отражение немного другого характера, и то после окрыления он неплохо сгладился. 

Но вот, спустя две минуты в подвешенном состоянии, процесс, наконец-то, завершился и я смог разогнуться. Что я и сделал и замер, с удивлением смотря за спину, на которой обнаружилась новая деталь тела. Хм, два больших крыла с черными перьями, однако. Расправив крылья, внимательно осматриваю их, делая вывод, что они достаточно крупные и прочные для полета, но и не такие громады как мое прошлое уродство. Провожу рукой по левому крылу, хм, с такими крыльями никакие матрасы не нужны. 

- Красиво. - Раздается у меня над ухом голос. Опять я из реальности выпал, отмечаю я, оборачиваясь, и чувствую, что кто-то уткнулся мне носом в районе шеи. А, ну да, я же еще и в росте прибавил. Опускаю взгляд ниже и вижу довольную улыбку Карасубы. Как же я по ней... по ним всем соскучился! А ведь вроде не виделись совсем ничего, но, проведя время в "нигде" и избавившись от всех отрицательных черт проклятого, я понял, насколько они мне дороги. Подхватив пискнувшую четвертую на руки, сделал пару оборотов на месте. 

Опускаю возмущенную (ага, так я и поверил, вот если бы эмоции прикрыла - тогда да, а так "не верю!") "черную" секирей на землю, чувствуя радость и уходящую тревогу за меня от остальных, направляюсь к основной компании, любуясь на улыбку стоящей чуть впереди остальных Мии. Только ради подобной семьи и можно жить, но надо кое-что сделать. Взмахом руки, сопровождающимся мыслеобразом, восстанавливаю ближайшие здания. За людей возьмусь потом, а то накосячу не хуже того демиурга. И будут у возвращенных - и руки из задницы и ноги от ушей, причем отнюдь не в переносном смысле. На вопросительный взгляд первой секирей отвечаю жестом "все потом", не готов я сейчас к подобному разговору, да и хочется немного порадоваться. "Какой, однако, насыщенной была ночка" - пришла мне мысль, когда из-за горизонта показалось восходящее солнце. Это сколько ж мы с тем "антивирусом" носились? Хотя неважно, все потом.
  
  
  
   Эпилог.
  
   Сидящий на крыльце с задумчивым видом черноволосый парень, лет двадцати пяти, возможно больше, смотрел во внутренний двор странным выражением серо-голубых глаз. Но вот, во вспышке света с одной стороны и языке пламени немного поодаль появились две фигуры. Первый был красивым статным мужчиной, на вид немного старше сидящего на крыльце и спокойно смотрящего на гостей парня. Но отнести его к роду людскому не давали четыре огромных, белых крыла, виднеющихся за спиной. Хотя у парня так же виднелись из-за спины крылья, только черные и всего два. Второй же гость был самый настоящий демон, краснокожий, рогатый и с огромными крыльями нетопыря за спиной. 

Кивнув обоим, как старым знакомым, чернокрылый сделал движение рукой, предлагая присесть гостям. Но получил в ответ лишь отрицательные кивки. 

- Мы ненадолго, - раздался мелодичный голос со стороны ангела, - лишь отдать тебе обещанную награду и узнать хочешь ли ты продолжить работу на нас? 

- Нет, благодарю, но мне это уже не нужно, я получил все, о чем только мог мечтать. Собственный дом, место, где тебе всегда рады и ждут и, конечно, любящую семью. Разве может быть что-то дороже?

- Да. Нет! - Раздалось одновременно от обоих гостей, думаю, не стоит уточнять, кто из них что сказал. Светлый вытянул руку в сторону сидящего парня и с неё тут же сорвалось золотистое облачко, впитываясь в грудь даже не дрогнувшего парня. 

- Это обещанная награда, теперь ты можешь спокойно ходить между мирами, не боясь коллапса в этом, принадлежащем тебе, мире. И, конечно, с возможность вернуться сюда, стоит тебе лишь пожелать этого. - С улыбкой сказал четырехкрылый. 

- Это действительно царский подарок, особенно для меня. Но я, сейчас, не планирую уходить куда-либо. - С легкой улыбкой и благодарным кивком принял дар темноволосый. - Думаю, что это стоит отдать тебе. 

С этими словами он извлек из своей груди черную сферу, источающую темную энергию Ки. Однако на фоне даже самого чернокрылого, являющегося самым слабым из присутствующих здесь существ, она смотрелась откровенно бледно. На последних словах он протянул этот сгусток тьмы демону. 

- Кстати, вместе с этой силой проклятого к нему перешло и мое желание сразиться с одним клыкастиком. - Все так же улыбаясь уголками губ, сказал он. Ненадолго задумавшись, он вытянул в сторону сферы свою левую руку, отправляя в её сторону небольшого дракона сотканного из тени. - Вот теперь и вовсе классика. Проклятый дракон тени, но вам стоит поторопиться, скоро он сможет вылепить себе тело, и думаю, чтобы он не развоплотился, этому стоит произойти как можно дальше от меня. Хотя я сомневаюсь, что эта урезанная версия, со способностью всего одного дракона и силой проклятого сможет заменить меня. Правда, вряд ли и я сам занимал в ваших планах хотя бы роль второго плана, я прав? 

- Что-то вроде того. - Оскалившись, сказал демон, забирая сферу. - А с его мечтой мы сможем подобрать малышу кое-что подходящее. Ах, да, ты точно не хочешь пойти с нами и ещё немного погулять по мирам? А то, второго такого шанса у тебя не будет. 

Закончил он говорить со странной интонацией на вопросе и ехидном блеске в глазах. Сидящий напротив парочки парень поежился и пристально посмотрел в глаза демону, ухмылка которого стала ещё шире, можно сказать предвкушающей. 

- Нет, я уже все решил. А что вы будете делать дальше? Или это секрет, для черни недоступный? - С сарказмом спросил он. 

- Почему же секрет? Миров, требующих вмешательства довольно много и кандидатур в помощники тоже. Так что продолжим свою работу. - С легкой улыбкой вновь включился в разговор ангел. 

- Ясно, ну тогда до встречи. Ибо я теперь вполне могу заглянуть к вам в гости. - Серьезным тоном закончил говорить темноволосый, вставая с крыльца и отряхиваясь. С легким хлопком исчез ангел, кивнув на прощание. Демон же бросил странную фразу. 

- Предупреждаю на будущее, беги на улицу, чтоб дом не чинить и Мия с Карасубой будут работать в паре. - Бросил он уже в открытую скалясь, и растворился в воздухе окончательно. 

- Бред какой-то. - Сказал на это задумчивый Рейстлин. Но тут раздался звонок в дверь. - Я открою. 

Крикнул он, на ходу размышляя "кого это принесло в такую рань". Направляясь к двери мимо сонных обитателей поместья, стягивающихся на завтрак. Из-за своей задумчивости он упустил из виду пристроившихся у него за спиной Карасубу с Казеханой и любопытную мордашку Юкари, выглядывающую из-за поворота. 

- Чихо-тян? - Только и сумел произнести он, увидев за дверью столь раннюю гостью. С кухни послышался грохот посуды и приближающиеся шаги. До этого стоявшая с понуро опущенной головой девушка, подняла свою головку, на лице все больше расползалась радостная улыбка, а по эмоциям начинающего демиурга ударила запредельная волна радости. С криком "Нашла", у него на шее повисла миленькая девушка. 

- Чихо-тян, значит. - Берясь за рукоять катаны, зловеще сказала Карасуба. 

- Выходи за меня, значит. - Донеслось от приближающейся Мии, припомнившей мой сонный спектакль. Рядом с первой откуда-то показалась Масту, которая, зловеще поблескивая очками, протягивала сильнейшей секирей её катану. 

- Нашла, значит. - Протянула задумчивая Казехана, взвешивая бутылку с саке в руке. 

Что-то мне захотелось в другой мир смотаться, прямо тяга к приключениям появилась. Ну не драться же с ними, в самом деле? Зато теперь полностью понятна была ухмылка Рика, как и отводящий глаза в сторону ангел. Как он там говорил? "Беги на улицу"? Думаю, стоит послушаться совета.
  
  
Оценка: 5.59*138  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"