Штаб Елизавета Викторовна: другие произведения.

Некоторые модели одежды дворянок Тульского края

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Статья для выступления на конференции 2009 г. на базе музея "Куликово поле". Рисунки мои:) /ну и рожи получились:)))/

  
  Некоторые модели одежды дворянок Тульского края второй половины XVII - нача-ла XVIII в.
  
  Историко-археографическое вступление
  Дворянская фамилия Сухотиных в Тульской губернии по праву считалась одной из самых многочисленных по числу ее представителей. Известнейший во времена до 1917 г. исследователь дворянского сословия В. И. Чернопятов, при публикации 6-й части дворянского родословца Тульской губернии, был вынужден оформить сведения о Сухотиных в качестве приложения к изданию. Всего Чернопятов насчитал 373 представителя (мужского пола) согласно поколенной росписи, в XV коленах, без учета крапивенской ветви, насчитывающей более 20 представителей по родословной и более 70 "номеров росписей", которые "не вошли в данную роспись (или не могли быть приурочены ни к одному номеру росписей)".
  Под Љ 709-м Сухотины значатся в книге "Древние Дворянские роды, служившие Московским князьям до 1600 года". Также мы находим эту фамилию в "Родословной книге князей и дворян Российских и Выезжих, собранной и сочиненной в Разряде при царе Федоре Алексеевиче и по временам дополняемой, известная под названием "Бархатная книга". Под Љ 732-м - Сухотины.
  Часть родовых преданий фамилии Сухотиных, относящихся к периоду конца XV - первой половины XVI в., носили вполне мифологический характер, что впрочем, было присуще российскому дворянству, стремившемуся "удревнить" своё благородное проис-хождение.
  Как писал Чернопятов, "Первые 9-10 колен родословной составлены по росписи, поданной в Разряд в 1686 г. Составители Росписи 1686 г. начинают ее с голого имени Прокофия Давыдовича Сухотина, без украшений сомнительным выездом. Но без выезда как будто трудно или не по моде было объяснить происхождение служилого рода, и в конце своей росписи Сухотины оговорились: "А в которых годах и при которых великих князьях родственники рода нашего и из которой земли выехали, про то сказать не упом-ним, а от старых родственников своих слыхали, что род наш Выезжий в давних летах, и за выезд великих князей жалованные грамоты даваны, и те многие грамоты в Московское разоренье и на Туле при воре Петрушке позжены и поиманы".
  Начиная со второй половины XVI в. поколенные росписи Сухотиных в версии Чернопятова уже выглядят вполне достоверными, что позволяет (правда, с некоторой ого-воркой), соотносить потомков Сухотиных, живших во второй половине XVII в., с их предками, оставившими след в истории Тульской земли.
  Необходимость проследить родословие Сухотиный по нисходящим линиям воз-никла при работе с частными актами второй половины XVII - начала XVIII вв.: двумя рядными и двумя сговорными записями . Эти документы содержат в себе интереснейшую информацию о материальной составляющей жизни людей в прошлом, в частности - о предметах одежды и быта, которые перечисляются в составе приданного выдаваемых за-муж дворянок, принадлежащих к фамилии Сухотиных:
  1. Рядная запись вдовы Трифона Ивановича Сухотина Афимьи Даниловны о вы-даче замуж дочери Анны Трифоновны за Евсея Силича Остафьева, от 23 ноября 1668 г.
  Среди приданого: "шюба накладноя; сукно зеленое летник тофтян аль во шубы бархот залотной зарукавья низоное, шюба комка черчета мех лисей с кружавом и с пуго-вицеми серебреными, шюба тофта желтоя на белках, кружива и пугавицы серебреные, охобел дарогилной черчеть с круживом, охобелки дячнойцы нилной; шюба кумачноя чер-чета на зайцах; постеля с галовьем и с падушки, а у постели и у згаловья и у подушак за-стелки шиты золотом и серебром, да одеяла кумачное черчета на зайцах грива дороги по-лосатые. И всего приданова платья и кузни и низоля на сто рублев".
  Кроме Афимьи Даниловны Сухотиной и прочих, сидевших при составлении рядной, был Василий Иванович Сухотин.
  2. Рядная запись вдовы Трифона Ивановича Сухотина Афимьи Даниловны о вы-даче замуж дочери Ирины за Осипа Ивановича Лихарева, от 19 января 1672 г.
  Среди приданого: "летник комка кормозин рудожолт во швы отлас залатной; шюба камчата червчета с круживам серебреным; пуговицы серебреные, телогрея товтяная рудожолтая, другая телогрея дорогилная червчета с круживами; шюба борлотная на зай-цех, телогрея кинвячная лозоревая; постеля са взголовием и с подушки, с одеялам".
  Причем среди сговорщиков при составлении записи присутствуют сыновья вдо-вы: Сухотины Карп и Алимпей Трифоновичи.
  3. Сговорная запись вдовы Григория Трифоновича Сухотина Анны Денисьевны, согласно которой она сговаривает себя замуж за стольника Бредихина Афанасия Семено-вича, от 1 февраля 1700 г. Среди прочих свидетелей данной сговорной записи был стряп-чий Яков Иванович Сухотин.
  В росписи приданого в том числе: "шюба камчатая луданная брусничной цвет; круживо з городами золото с серебром; на белках шуба камчата, а на белках лазоревый цвет; шюба камчатая луданная красная на белках; телогрея камчатая лазоревая, пуговицы серебреные; телогрея тафтяная рудожелтая, пуговицы серебреные. Два сундука с бельем, постеля с ызголовьем и с малыми подушки, одеяло песцовое накрыто тафтою
  4. Сговорная запись Григория Трифоновича Анны Денисьевна, о выдаче замуж дочери Ефимии (Афимии) Григорьевны замуж за стольника Антипу Федоровича Языкова, от 24 июня 1704 г.
  Среди приданого: "Шубу камчатую луданую цвет кропивной, мех куней, пух большой. Шубу камчатую жаркую луданую, мех белей, круживо серебро з золотом ши-тых, камчатой лазоревой луданной мех белей. Бострох бархотной круживо низаное, юбка отласная зеленая. Кунтыш камчатой светло - дымчатой. Бострох оберинной серебреной, юбка парча немецкая. Кунтыш киняшной, мех заячей. Бострох камчатой, крапивной. Юб-ка китайчетая, лазоревая. Телогрея китайчатоя, лазоревая".
  В перечисленных матримонально-экономических мероприятиях (подписание брачных контрактов) принимают участие представители 3-х родов фамилии Сухотиных. Их общий предок - Љ 4-й в поколенной росписи - Григорий Истомич, сын Истомы Ва-сильевича.
  Мы назовем ветви рода Сухотиных условно, по именам-отчествам участников мероприятий:
  1. Род Григория Трифоновича (на момент составления документов уже покойно-го) от Алексея Григорьевича /Љ 10/;
  2. Род Василия Ивановича - от Юрия Григорьевича /Љ 8/
  3. Род Якова Ивановича - от Истомы Григорьевича /Љ 9/
  Согласно поколенной росписи Сухотиных, составленной Чернопятовым , линии этих родов выглядят следующим образом:
  
  Љ в росписи Имя и отчест-во
  
  
   Љ отца Љ в росписи Имя и отче-ство Љ отца Љ в росписи Имя и отчество Љ отца
  
  1 Прокофий Да-выдович ----
  2 Василий Про-кофьевич 1
  3 Истома Ва-сильевич 2
  4 Григорий Ис-томич 3 4 Григорий Истомич 4 Григорий Истомич 3
  10 Алексей Гри-горьевич 4 8 Юрий Гри-горьевич 4 9 Истома Григорье-вич Сухотин 4
  21 Андрей Алек-сеевич 10 19 Дмитрий Юрьевич 8 20 Федор Истомич 9
  43 Иван Андрее-вич 21 38 Иван Дмит-риевич 19 40 Дмитрий Федоро-вич 20
  81 Трифон Ива-нович 43 72 Сухотин Василий Иванович 38 76 Иван Дмитриевич 40
  142 Григорий Трифонович Сухотин 81 134 Яков Иванович 76
   Сухотина Анна Денисьевна, вдова Григория Трифоновича
  
  Общим предком двух родов Сухотиных, является Григорий Истомич, /Љ 4/, пра-внук полулегендарного Прокофия Давыдовича. Именно с него начинается уже нелеген-дарная история фамилии на Тульской земле. Впоследствии фамилия весьма разрослась, её представители имели дворы в Туле, поместья и вотчины в разных станах Тульского уезда и других уездах, впоследствии ставших частью Тульской губернии. Сухотиных можно считать не просто потомственными дворянами Тульской губернии, они - суть почти изна-чальные коренные жители этой земли, обосновавшиеся на ней в неуютную пору XVI в., когда костяк населения городов-крепостей Польской Украйны составляли служилые лю-ди.
  Благодаря нескольким документам нам предоставляется возможность практиче-ски воочию увидеть, что представляло из себя приданое молодых дворянок Сухотиных и главное - как они могли выглядеть внешне (имея в виду их одежду), в эпоху второй поло-вины XVII - самого начала XVIII в.
  
  В современной истории материальной культуры существует достаточно большой разрыв между достаточным количеством сведений о высшей знати и провинциальным дворянством. Достаточно легко реконструировать крестьян (существует большое количе-ство этнографических исследований, сохранились даже подлинные вещи 18 столетия, особенно в северных областях России, на которые можно с уверенностью опираться в процессе работы), с определенными усилиями можно реконструировать высшее дворян-ство (трудности больше экономического плана, чем информационного). Реконструкция же "среднего класса" русского дворянства сильно затруднена отсутствием достоверной информационной базы. Наиболее часто для изготовления костюмов используются картины Билибина, иллюстрации изданий Висковатова и других. Они сформировали определенный образ, но он больше театральный.
  Чаще всего для создания реконструкции одежды используются иконографические материалы светского направления, изредка лубок. Картины трудно назвать исторически достоверными, поскольку чаще всего они писались в 19-20 веке, когда память о дворян-ском костюме практически исчезла, а в русской православной культуре практически не было жанровой или портретной живописи.
  Что касается сохранившихся подлинников одежды прошедших столетий, то они чаще всего принадлежат или к одеяниям священнослужителей, или к церемониальным одеяниям царей.
  Неплохим подспорьем в работе могут служить описания и рисунки иностранцев, посещавших Россию в разные времена.
  Одной из общепринятых методик реконструкции предметов материальной культу-ры, в нашем случае одежды, является использование в качестве первичного (опорного) источника иконографического изображения, более или менее достоверного.
  Тем не менее, автору подобной реконструкции для достижения качественного ре-зультата, приходится изучать письменные источники, но опять-таки эта тема исследова-ния касается по большей части высшей аристократии, служителей церквей и их семей, или служителей Московских приказов. Для материального воспроизведения кроя женского дворянского костюма лучше опираться на работу Забелина И.Е. "Домашний быт русских цариц в XVI - XVII столетиях", где даётся подробное описание изделий со средними размерами для того периода.
  Опираясь на имеющиеся у нас документы, мы можем с большой долей достоверно-сти представить себе верхнюю одежду дворянства Тульского края. В рамках этого иссле-дования я не стала касаться мужской одежды, головных уборов и ювелирных украшений, а сосредоточилась только на верхней женской одежде.
  В имеющихся четырех рядных записях:
  1. 3 шубы накладных (они же шубки);
  2. 9 шуб крытых (шубы на меху);
  3. 2 охабня (он же охобел, он же опашень женский);
  4. 6 телогрей;
  5. 2 летника;
  6. 2 кунтуша женских;
  7. бострох - 3 штуки;
  8. 3 юбки.
  Шуба накладная (см. рис. 1)
  В XV - XVI веках обозначалась просто шубой. Так как наиболее обычною тканью для шубок было сукно, то часто обозначался только его цвет, и иногда местность, откуда привозилось сукно.
  Шубка этого типа шилась покроем сорочки, без разреза на полы, и надевалась как сорочка, с головы, отчего в отличие от других верхних одежд и называлась накладною, ибо не накидывалась, как мы сказали, с головы. В этом её различие от телогреи. Кроилась она длиною тоже до пят, при среднем росте 2 арш., шириною в плечах около аршина, с высоким прямым воротом, как у сорочки, т.е. с небольшим разрезом на груди для надева-ния, который застегивался пуговкою с петлею. Рукава её ниспадали почти до подолу и в мышках или ластках имели проймы, в которые обыкновенно продевались руки, одетые в сорочку. Ширина подола расставлялась клиньями и обыкновенно бывала в 3 аршина или кругом в 6 аршин.
  Это платье, быть может, потому называлось шубкою, что на него употреблялись ткани плотные и тяжелые, шелковые, и большею частью золотные бархаты, атласы, зар-бафы, объяри, камки (по преимуществу камка кизылбашская и бурская, как самая дорогая и тяжелая). Из золотных кроились шубки парадные, праздничные, выходные и ездовые. Они подкладывались обыкновенно тафтою. Другой разряд накладных шубок, назначае-мый только для домашнего употребления кроился из сукна, белого, черчатого, желтого, без подкладки, только с тафтяною подушкою по подолу. В накладных шубках обыкновен-но выходили за стол, отчего они и назывались также столовыми.
  В приданом у Сухотиных имеется:
  1) Шюба накладная; стоит заметить, что нет никаких намеков на материал, из ко-торого она сшита. Это дает нам повод предположить, что она была изготовлена из обык-новенного (банального) сукна какого-либо яркого цвета /белого, красного или желтого/.
  2) Шюба комчата червчета с круживам серебряным, пуговицы серебреныя - шуба накладная, изготовлена из камки черчетого (красного с синим отливом) цвета, с серебря-ной отделкой и серебряными же пуговицами.
  3) Шуба камчатая луданная брусничной цвет, круживо з городами золото с се-ребром - шуба накладная, из камки (сорт луданный), красного цвета брусничного оттенка, отделка из фестончатого кружева (скорее всего из металлических нитей - золотых и серебряных).
  У нас упоминаются Шюба комчата червчета с круживам серебряным, пуговицы серебреныя, Шуба камчатая луданная брусничной цвет, круживо з городами золото с се-ребром. Судя по описанию, данные изделия имеют достаточно богатую отделку, а у Забе-лина сказано "... на ней не встречаем никаких уборов, ни кружева, ни нашивки, ни пуго-виц. Она оставалась чистою, т.е. без всякого наряда и убора" (С. 205), можно предполо-жить, что в этом заключается одно из отличий провинциальной одежды от столичной.
  Шуба крытая (см. рис. 2)
  Верхняя меховая одежда. На испод ее употреблялись меха: беличий, песцовый, ры-сий, заячий, лисий, куний, соболий, бобровый и горностаевый; на покрышку - бархат, атлас, объярь, камка, тафта и сукно; для украшения пришивались к ней кружева и нашив-ки, а для застегивания - пуговицы или кляпыши с петлями, а иногда шнуры с кистями. Шубы делались нарядные и чистые. Были шубы столовые, панихидные, ездовые, санные. По покрою различались шубы русские, турецкие и польские. Русские шубы походили на охабень и однорядку, но имели отложной меховой воротник, начинавшийся от груди; за-пахивались они, как и прочие одежды, правой полой на левую и застегивались спереди пуговицами или завязывались длинными шнурками, которые оканчивались кистями с ворворками. Число пуговиц на шубах было неодинаково: по описям значится на них по 8, 11, 1 3 и до 16 пуговиц. По краям пол, начиная от воротника, пришивались петли, число которых было также неодинаково. По обеим сторонам подола делалось по одной прорехе для удобства в ходьбе и для того, чтобы видны были украшения сапог. Турецкие шубы отличались от русских только широкими рукавами, которые делались иногда "одинокие", а иногда двойные; первые простирались до кистей рук; из двойных же - одни, не дохо-дившие до локтей, были собственно для рук, а другие, очень длинные, висели сзади и служили только для украшения. Польские шубы имели, вместо отложного, узенький во-ротник и, вместо петлиц, шнуров и пуговиц, застегивались только у шеи запоною; они делались с просторными, впрочем, не слишком широкими, рукавами, которые простирались до оконечностей рук и имели меховые обшлага. (История костюма составленная Наталией Будур. М. "Олма-Пресс", 2002. Стр. 433; Русский традиционный костюм. Иллюстрированная энциклопедия. Авторы-составители Н.Соснина, И. Шангина. Санкт-Петербург, "Искусство-СПБ", 1998. Стр. 367 - 368).
  В нашем случае чаще всего использовался беличий (5 шт.) или заячий (2) мех.
  В приданом у Сухотиных перечисляются:
  1) Шюба комка черчета мех лисей с кружавом и с пуговицеми серебряными. - Шуба лисья, крыта камкой черчетой (черчатой - багряная и багровая, цвета червеца, ярко-малиновая) /см. Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля изд. 1882 г.Том 4, стр. 608/. Отделка кружевом, застегивается серебряными пуговицами.
  2) Шюба тофта желтоя на белках, кружива и пугавицы серебреные. Шуба бели-чья, крыта тафтой. Отделка кружевом из серебряной нити (серебряное) и сереб-ряные пуговицы.
  3) Шюба кумачноя черчета на зайцах - шуба заячья крытая красной тканью (тип ткани не указан).
  4) Шуба борхотная на зайцах - шуба заячья, крытая бархатом, цвет не определен
  5) На бельках шуба камчата, а на белках лазоревый цвет - беличья шуба, крытая голубой (лазоревой) камкой.
  6) Шуба камчатая луданная красная на белках - беличья шуба, крытая камкой (сорт луданный), красного цвета.
  7) Шуба камчатая, луданная, цвет крапивной, мех куней, пух большой - кунья шу-ба, крыта камкой (сорт луданный) зелёного цвета. Мех высокого качества (зим-ний).
  8) Шуба камчатая луданная, мех белей круживо серебро з золотом шитых - бе-личья шуба, крыта камкой (сорт луданный), отделка вышивка с золотом и се-ребром.
  9) Камчатой лазоревой луданной мех белей - шуба беличья, крыта камкой (сорт луданный) голубого цвета.
  Охабень (он же охобел, он же опашень женский) (см. рис. 3)
  Верхняя одежда, покроем похожая на платно, от которого отличалась тем, то имела рукава несколько длиннее и к запястью уже, также и задняя часть длиннее передней. Опашни составляли и женскую одежду. (История костюма составленная Наталией Бу-дур. М. "Олма-Пресс", 2002. Стр. 410).
  Одежда с таким названием была известна еще в XV - XVI веках. В эти столетия её носили зажиточные горожане, мужчины и женщины, а также бояре. Опашень шили из шелковой ткани на шелковой или хлопчатобумажной подкладке, широким, свободным, с длинными, зауживающимися к запястью рукавами. Спереди опашень был короче, чем сзади. Опашни носили летом на улице. Их накидывали на плечи или надевали в рукава, но при этом не подпоясывали. (Русский традиционный костюм. Иллюстрированная энциклопедия. Авторы-составители Н.Соснина, И. Шангина. Санкт-Петербург, "Искусство-СПБ", 1998. С. 198).
  Лёгкая, обычно шелковая мужская или женская одежда на подкладке свободного покроя с длинными, сужающимися к запястью рукавами. Название связано с манерой но-сить опашень внакидку - "на опашь". Опашень никогда не подпоясывали, так что его пе-редние полы были значительно короче заднего полотнища. (Кирсанова Р.М. "Костюм в русской художественной культуре 18 - первой половины 20 вв." (опыт энциклопедии). Под редакцией Т.Г. Морозовой, В.Д. Синюкова. Научное издательство "Большая Россий-ская энциклопедия", Москва, 1995. Стр. 187).
  Шился из шелковой ткани на шелковой или хлопчатобумажной подкладке, широ-ким, свободным, с длинными, зауживающимися к запястью рукавами. Спереди О. был короче, чем сзади, носился летом на улице. Его накидывали на плечи или надевали в рукава, но при этом не подпоясывали.
   В приданом у Сухотиных есть:
  1) 0хо бел да рогилной (охабень) - охабень (опашень) изготовленный из шелковой ткани, называемой дороги (шелковая ткань, полосатая или клетчатая, иногда струйчатая с золотными, серебряными и шелковыми деревцами и травками. Из-вестны дороги кашанские, кизылбашские, турские, ясские. Употреблялись они преимущественно на подкладку кафтанов, зипунов, летников, распашниц, телогрей, куяков, наручей; на подшивку поднаряда у стелек и башмаков. Дорогильный - сделанный или сшитый из дорогов. (История костюма составленная Наталией Будур. М. "Олма-Пресс", 2002. Стр. 390).
  2) Опошен богрецовой пуговицы серебреныя - опашень красного цвета (багряного оттенка) с серебряными пуговицами. Ткань не указана.
  
  Телогрея (см. рис. 4)
  Женская одежда с длинными суживающимися рукавами, покроем похожая на са-рафан, на который и надевалась. Телогреи шились из атласа, камки, кутни, объяри, тафты, зарбафа, алтабаса, байберека; холодный - на шелковой подкладке с подпушкою, а теп-лые - на горностаях, пупках и пластинах собольих, черевах лисьих и бельих, с меховою же опушкою; делались с проймами и без пройм, украшались кружевом или галуном; за-стегивались пуговицами, число которых было неодинаково - от 14 до 24. (История кос-тюма составленная Наталией Будур. М. "Олма-Пресс", 2002. Стр. 424).
  Термин Т. в применении к женской одежде был известен уже в серединеXVI века. В этот период Т. называлась верхняя одежда из шелка на шелковой подкладке или на ме-ху. Она была распашной с множеством пуговиц (от 14 до 24), с длинными, зауживающи-мися к запястью или откидными рукавами. Надевалась поверх сарафана, закрывая его полностью. Т. была, вероятно, праздничной одеждой. (Русский традиционный костюм. Иллюстрированная энциклопедия. Авторы-составители Н.Соснина, И. Шангина. Санкт-Петербург, "Искусство-СПБ", 1998. Стр. 318).
  Т.- платье распашное, застегиваемое по передам небольшими пуговками или на-шивкою, т.е. завязками. Она кроилась, как и все другие выходные одежды, в длину почти до пят, при среднем росте в 2 арш., в ширину в плечах около аршина, в подоле в 3 аршина (или кругом в 6 аршин), с воротом в 8 вершков ширины, с длинными до и ниже подолу рукавами, имевшими ширины в корени вершков 6, в запястье около 3 вершков, у которых под мышками, в ластках, делались проймы вершков в 5 длиною, в расстоянии от ворота вершков на 6 или больше.
  В эти проймы телогрея и надевалась на сорочку, так что её рукава всегда остава-лись висящими и ниспадали позади рук до подолу или связывались назади за спиною в перекидку друг на друга. По свидетельству иностранцев такие рукава почитались необхо-димым украшением этого платья, как и вообще обычного женского выходного наряда. Для Т., как и вообще для выходного платья, употреблялись ткани более тяжелые, чем для верхних сорочек, именно золотные и простые камки, атласы, объяри (гродетур), изредка тафты, а иногда зуфь, шерстяная ткань вроде камлота, и т.п. По вороту, по полам и по по-долу эта одежда окаймлялась кружевом, обыкновенно золотным, и также шелковым; по-лы, как мы и сказали, застегивались пуговицами, число которых бывало различно: от 9 до 20 и даже до 30; обыкновенно бывало 15 и 17. Они ставились по всей поле от ворота до подола. (Забелин И.Е. "Домашний быт русских цариц в XVI - XVII столетиях" Новоси-бирск, "Наука", Сибирское отделение, 1992 г, стр. 203-204).
  В приданом у Сухотиных присутствуют:
  1) Телогрея товтяная рудожелтая - телогрея из тафты оранжевая.
  2) Телогрея дорогилная червчета с круживами - Т. сшитая из шелковой ткани под названием дороги красного с синим отливом цвета и отделана кружевом.
  3) Телогрея кинвячная лазоревая - телогрея из шелковой (?) ткани голубого (лазо-ревого) цвета.
  4) Телогрея камчатая лазоревая, пуговицы серебряные - телогрея из камки голу-бого цвета с серебряными пуговицами.
  5) Телогрея тафтяная рудожелтая, пуговицы серебряные - телогрея из оранжевой тафты с серебряными пуговицами.
  6) Телогрея китайчетая, лазоревая - телогрея из китайского шелка лазоревого цвета.
  
  Летник (см. рис. 5)
  Летник - женская легкая, не слишком длинная одежда, с широкими и длинными рукавами, которые назывались накалками. (История костюма составленная Наталией Бу-дур. М. "Олма-Пресс", 2002. Стр. 406).
  Л. - длинная женская верхняя одежда с очень широкими рукавами - накапками, украшенными декоративными нашивками с вышивкой шелком, канителью, отделкой дра-гоценными камнями или жемчугом. (Кирсанова Р.М. "Костюм в русской художественной культуре 18 - первой половины 20 вв." (опыт энциклопедии). Под редакцией Т.Г. Моро-зовой, В.Д. Синюкова. Научное издательство "Большая Российская энциклопедия", Москва, 1995. Стр 155-156).
  Л. - принадлежал к одеждам накладным, т.е. надеваемым подобно сорочке с голо-вы, а не в опашку и потому кроился также сорочкою без разреза на полы. Его покрой в стану сходствовал с покроем накладной шубки. Но он отличался от всех одежд покроем рукавов, которые и назывались даже не рукавами, а накапками. В длину эти рукава, начи-ная от плеча, равнялись длине всего платья, след. Простирались несколько, вершка на 4, ниже подола; средняя их ширина была в половину длины, причем в корени они делались шире на вершок против запястья. Они сшивались рукавами только до длины или несколь-ко более; нижняя их половина оставалась несшитою и украшалась вошвами, так что на руке они висели как перекинутое полотнище. (Забелин И.Е. "Домашний быт русских ца-риц в XVI - XVII столетиях" Новосибирск, "Наука", Сибирское отделение, 1992 г, стр. 206).
  Видимо, этот тип одежды был редким в Тульском краю (вероятно по причине его дороговизны) и поэтому он встретился нам только один раз, причем отделка на нем не отличается особенно большой стоимостью.
   В приданом Сухотиных упоминается:
   Летник комка кормозин рудожелт вошвы отлас золотный - летник изготовленный из камки сорта кармозин оранжевого цвета. Отделка вошвы (вышитые аппликации) золотого атласа (при изготовлении ткани использовалась золотая нить). /Вошва - лоскут или кусок дорогой ткани, пришиваемый для украшения к другой ткани. Как материею, так и цветом вошвы всегда отличались от тех тканей, к которым пришивались. (История костюма составленная Наталией Будур. М. "Олма-Пресс", 2002. Стр. 386)/.
  Летник тофтян аль, вошвы бархот залотный - летник из алой тафты, вошвы из залотного бархата.
  Стоит отметить, что Шюба накладная и Шюба кумачноя черчета на зайцах упоми-наются в одном документе, поэтому можно предположить, что для их пошива использова-лось одно и то же сукно красного с синим отливом цвета.
  В деле 76 (рядная запись Марфы Федоровой от 30 января 1668 г.) вдова Кровкова дает в приданое за своей дочерью, кроме всего прочего:
  Летник червчет камчат камка кутефе вошвы участковые участок золот - летник камчатый червчетого (красного) цвета, камка сорта кутефе, вошвы из материала с золотыми медальонами (?) /все упоминания о летниках датируются с 1667 по 1671 год. Видимо к 1700 г. Этот вид одежды окончательно вышел из употребления в кругу провинциального дворянства/.
  Опашен багрецовый, пуговицы серебряные - опашень красного цвета багряного от-тенка с серебряными пуговицами.
  Шуба белья (беличья) под ворогами (дорогами) червчетыми с круживом, кованые пугвицы серебряны - шуба беличья, крытая дорогами красного цвета червчетого оттенка, отделанная кружевом (возможно вышитый вариант), застёгивается на кованные (не ли-тые!) серебряные пуговицы (возможно, стоит говорить о достаточно дорогих ювелирных изделиях).
  Оховет (охабень)дорогилен червчет - охабень пошитый из дорог красного цвета червчетого оттенка.
  Шуба кинвяшная на зайцах - шуба заячья, крыта киндяком (хлопчатобумажная ткань с набойкой, использовалась по большей части на подкладку).
  В принципе, стоит обратить внимание на использование недорогих (относительно) тканей, часто употребляемых на подкладку.
  Этот перечень одежды говорит о "благородной бедности". Это подтверждается ис-пользованными для пошива шуб мехами: белка, заяц, лиса (судя по всему обычная рыжая, любую другую указали бы особо), самая дорогая - куница. Не упоминается ни золотая от-делка на шубах, ни золотые пуговицы, хотя в материалах присутствуют шелковые ткани (камка, тафта, дороги).
   Если сравнивать ткани, из которых пошита одежда, проходящая по спискам приданного в делах ЉЉ 97, 80, 312 и 314 и ткани используемые при пошиве одежды царского двора того же периода (см. Забелин И.Е. "Домашний быт русских цариц в XVI - XVII столетиях" Новосибирск, "Наука", Сибирское отделение, 1992 г), следует отметить, что в Тульском краю дорогие материи практически не встречались. Также в изделиях отсутствуют золотые пуговицы. Мех встречается беличий, заячий, лисий (без указания частей шкурки, т.е. целиком) и только одна шуба из куницы высокого качества. На основании этих данных можно сделать вывод о совпадении кроя одежд, но если мы будем заниматься реконструкцией русского костюма 17 века только на базе описаний Забелина И.Е., Костомарова Н.И., то может оказаться так, что наша работа будет исторически недостоверной для провинциального дворянства. Тем более, если в основе воссоздания образа лежат лубочные картинки Висковатова.
   В делах более позднего периода, датирующихся 1700 и 1704 гг. (т.е. уже период царствования Петра 1), начали встречаться новые фасоны, а именно кунтуш, заимствованный у западных соседей (Великие княжества литовские. Энциклопедия, том 1. Минск, "Белорусская энциклопедия", 2005, стр. 93 - 94), "Юбка китайчетая, лазоревая" (?).
  К сожалению, не удалось найти достаточное количество описаний или изображе-ний бост- роха (встретилось два упоминания), это какой-то вид меховой шубы (История костюма составленная Наталией Будур. М. "Олма-Пресс", 2002. Стр. 368, Рабинович М.Г. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., Наука, 1988, стр. 155).
  С достоверными описаниями юбки очень сложно, существующие ссылки относятся или к концу 19 - началу 20 века (Русский традиционный костюм. Иллюстрированная энциклопедия. Авторы-составители Н.Соснина, И. Шангина. Санкт-Петербург, "Искусство-СПБ", 1998,) и есть упоминание подобного типа одежды в работе Рабиновича М.Г. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., Наука, 1988, стр. 155. Можно предположить (с точки зрения практической реконструкции костюма), что это изделие на лямках, нечто вроде сарафана, в современном представлении... Рабинович М.Г."Очерки материальной культуры русского феодального города". М., Наука, 1988, стр. 155).
   Опираясь на вышесказанное можно с уверенностью отметить важное значение данных архивных документов для реконструкции русской одежды 17 века. Анализируя различные источники, мы можем с большей долей достоверности можем себе представить одежду дворянок Тульского края (хотя бы верхнюю), чем мы могли себе позволить ранее. Одежда значительно отличалась от той, что описывал Забелин И.Е. (Забелин И.Е. "До-машний быт русских цариц в XVI - XVII столетиях" Новосибирск, "Наука", Сибирское отделение, 1992 г), не фасоном (покроем), здесь мы можем быть уверены, а качеством и составом тканей, использованием в отделке драгоценных камней и металлов. В этих до-кументах мне не встретилось ни одного упоминания о золотых "круживах", самым доро-гим было "круживо з городами золото с серебром" (кружево плетеное из золотых и се-ребряных нитей) и "круживо серебро з золотом шитых" (отделка золотой и серебряной вышивкой) в д. Љ 341 от 20.06.1704 г.
   В перспективе по данной группе источников можно разработать тему головных уборов и ювелирных украшений, а также предметов быта, в виде постельных принадлеж-ностей. При выявлении и введении в научный оборот новых документальных материалов, содержащих детальное описание мужской одежды, можно рассчитывать на расширение и углублении нашего представления об одежде и внешнем облике провинциального Тульского дворянства.
   Интересно предположить, откуда могли провинциальные дворяне брать ткани для изготовления одежды. Есть несколько вариантов:
  1) Домотканные (то есть произведенные и окрашенные в подсобном хозяйстве). Несомненно, крашенина должна была широко употребляться в хозяйстве, но, видимо, по большей части для повседневного использования (так называемые ходильные вещи), или на одежду челяди.
  2) Ткани, купленные у купцов. Правда, большая часть ввезённого товара шла в казну. "Вот примерный список казенных покупок, взятый наудачу за 1659 г. (эти списки за разные годы очень похожи друг на друга): шёлковых материй (бархату, объярей, атласу, камки и тафты) - 20.290 арш., сукон - 380 половинок, 150 литр пряденого золота и серебра, 100 литр мишуры, 1.000 бобров, 6 пуд. ла-дану, 20 пуд. хлопчатой бумаги, 152 ½ бочки вин и уксуса, 226 пуд. пряностей и фруктов, 500 оловянных блюд и 450 бочек белого железа, меди и олова. По этому перечню мы можем судить о размерах казенных покупок. Но надо сказать, что этими росписями не ограничивались казенные заказы. Московское правительство обычно слало вдогонку уехавшему в Архангельск гостю памяти с дополнительными списками поручений. Крупная закупка материй объясняется тем, что большая часть их расходовалась на жалование служилым людям, на отдельные подарки, на меновую торговлю с Персией." (Очерки... Бакланова Н.А. стр. 15-16).
  3) Выплата жалования из казны служилым людям.
  Третий пункт кажется достаточно перспективным, поскольку жалование должно было бы выплачиваться достаточно качественными и дорогими материями (например, сукном, тафтой и т.д.). Можно предположить, что сукно, использованное в данной группе источников, было произведено в Голландии или Гамбурге (самое дорогое - английское, или дешевое - польское, в росписях скорее всего обозначили бы отдельно) "сукно - при-возилось исключительно с запада, главным образом из Англии (английское сукно счита-лось лучшим), Голландии и Гамбурга, а также из Польши ("шиптухи" - низкий сорт сук-на). В 17 веке существовала масса названий для обозначения различных сортов сукна." (Очерки... Бакланова Н.А. стр. 48).
  То же самое относится к шёлковым и бумажным (хлопчатобумажным) тканям. Почти всё, что привозили купцы шло на госзакупку.
  В деле 449 (грабеж в имении) присутствуют описания мужской одежды, к примеру 5 охабней. Один дорогильный (без указания цвета), болотнай (интересно, болотного цвета или бархатный), но наибольший интерес представляет упоминание ежедневных (т.н. ходильных) охабней - один киндячный, а другой "крошенный", т.е. из крашенины, ткани местного, а то и домашнего производства. К сожалению, в описи не упоминаются цвета...
  В том же деле есть ещё один крайне интересный предмет для представления быта провинциального дворянства - "сорочка делона в петлю золотом - цена семь роблёв". По стоимости уже можно предположить статусное значение вещи. Такие рубашки изготовля-лись в царских пошивочных мастерских. Можно предполагать, что эта сорочка была по-жалована царём владельцу усадьбы (или его предку). Данный предмет одежды никоим образом не мог быть использован для постоянного ношения /фраза мне не нравится, не знаю как сказать лучше.../ Эти данные на 17 век.
  Дело 49 (разбойное нападение на охоте) - среди украденного фигурируют:
  а) "епонча суконная - цена шесть рублёв" - верхняя одежда, родственница накид-кам от дождя, к концу 17 - началу 18 веков, с рукавами. Сохранилась епонча Петра 1 /выставлена в Петергофе - есть фильм/;
   б) "даламани суконна " - доломан суконный, можно предположить, что этот тип одежды сохранился в военной форме, а именно в гусарском обмундировании, поэтому при реконструкции одежды, скорее всего, можно базироваться на покрое конца 18 - начала 19 века;
  в) зипун темно-лазорев - тип кафтана, узкий, чуть ниже поясницы, иногда до колен или середины икры;
  г) зипун зелен - то же самое.
  Судя по тому, что ткань, из которой пошиты зипуны, не указана, можно предполо-жить, что использовалось сукно не самого высшего качества, возможно "шиптуха" или крашенина. На доломан могло пойти гамбургское или голландское сукно (осмелюсь пред-положить именно так).
  Епонча, судя по указанной цене, предмет достаточно дорогой, поэтому и ткань для её изготовления была использована, скорее всего, более качественная, но вряд ли англий-ское сукно, тогда бы указали отдельно.
  Опираясь на указанные документы можно приблизительно представить себе одеж-ду провинциального дворянина. На неё шли ткани ярких цветов, но совершенно не обяза-тельно высшего качества. Скорее всего это был средний ценовой диапазон. На домаш-нюю, повседневную одежду, использовали дешёвые материалы, зачастую кустарного производства, т.н. крашенину, к примеру охабень крошанный, из дела 449.
  Из этого следует, что при практической реконструкции облика провинциального дворянства, не следует увлекаться очень дорогими тканями и описаниями имущества высших слоёв общества. Это может привести к искажению исторических реалий. Для соз-дания реконструкций разного назначения (в том числе и музейных экспозиций) жизненно необходимо опираться на известные (сохранившиеся) подлинники материальной культу-ры, но только для восстановления кроя и технологий изготовления реплик.
  
  Литература и источники.
  ГАТО. Ф. 2202. Оп. 1. ДД.: 80, 97, 312, 341.
  Беделев М.Р. Исторические хроники нотариата Тульской губернии. Часть 1. Мо-сква, 2008 г.
  Чернопятов В.И. Дворянское сословие Тульской губернии. Т. III (XII). Родосло-вец. Ч. 6. Москва, 1908.
  Дворянское сословие Тульской губернии. Сост. М.Т. Яблочков. Памятная книжка Тульской губернии на 1898 год.
  1. Курс женских рукоделий. Москва, Акционерное общество "Толика" ("Российский писатель"), 1992. Репринтное издание 1902 г.
  2. Полная энциклопедия женских рукоделий в 2х томах, составленная Наталией Бу-дур. Москва, "Олма-пресс", 1999 г.
  3. Кирсанова Р.М. "Костюм в русской художественной культуре 18 - первой полови-ны 20 вв." (опыт энциклопедии). Под редакцией Т.Г. Морозовой, В.Д. Синюкова. Научное издательство "Большая Российская энциклопедия", Москва, 1995.
  4. Словарь старинной русской одежды, оружия и конского убора. \D\books\histor\...\.
  5. Одежда на Руси до Петра 1. \D\books\histor\...\.
  6. Русский костюм (скан 5 книг \практически одни фото \). \D\books\histor\...\.
  7. Очерки русской культуры XVI века. Издательство Московского университета, 1977 г. \D\books\histor\...\.
  8. Рабинович М.Г. Очерки материальной культуры русского феодального города. М., Наука, 1988.
  9. Забелин И.Е. "Домашний быт русских цариц в XVI - XVII столетиях" Новоси-бирск, "Наука", Сибирское отделение, 1992 г.
  10. Великие княжества литовские. Энциклопедия, том 1. Минск, "Белорусская энцик-лопедия", 2005, стр. 93 - 94
  11. Дженкинсон Э. Путешествие из Лондона в Москву 1557-1558 гг. Английские путешественники в Московском государстве в XVI веке. М. Соцэкгиз. 1937.
  12. Сойкин П. П. Путешествие антиохиского патриарха Макария в Москву в середние XVII. СПб., 1898.
  13. Путешествие в Московию барона Августина Майерберга, члена императорского придворного совета и Горация Вильгельма Кальвуччи, кавалера и члена прави-тельственного совета Нижней Австрии, послов августейшего римского императора Леопольда к царю и великому князю Алексею Михайловичу, в 1661 году, описанное самим бароном Майербергом. М. Императорское общество истории и древностей Российских. 1874 Путешествие в Московию барона Августина Майерберга, члена императорского придворного совета и Горация Вильгельма Кальвуччи, кавалера и члена правительственного совета Нижней Австрии, послов августейшего римского императора Леопольда к царю и великому князю Алексею Михайловичу, в 1661 году, описанное самим бароном Майербергом. М. Императорское общество истории и древностей Российских. 1874
  14. Петр Петрей. История о великом княжестве Московском. Часть пятая. О начале войн и смут в Московии. М. Фонд Сергея Дубова. 1997.
  15. Джильс Флетчер. О государстве Русском. OF THE RUSSE COMMON WEALTH. Глава 26. М.Захаров. 2002 Комментарии: Проезжая по Московии. М. Междуна-родные отношения. 1991.
  16. Русский традиционный костюм. Иллюстрированная энциклопедия. Авторы - со-ставители Н.Соснина, И. Шангина. Санкт-Петербург, "Искусство-СПБ", 1998,
  Бакланова Н.А. Привозные товары в Московском государстве во второй половине XVII века. Очерки по истории торговли и промышленности в России в 17 и в начале 18 столетия. Труды Государственного Исторического музея. Выпуск четвертый. Отдел исто-рический общий. 1928 г. Москва.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"