Штаханов Максим: другие произведения.

Классовая борьба в Афганистане (фрагмент) полный текст представлен на сайте автора

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:








КЛАССОВАЯ БОРЬБА В АФГАНИСТАНЕ В 20 ВЕКЕ

 

 

ВВЕДЕНИЕ 

ГЛАВА 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В АФГАНИСТАНЕ В 1950-70-ЫЕ ГГ.

ГЛАВА 2. ПОПЫТКА РАДИКАЛЬНОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ АФГАНИСТАНА В 1979-92 ГОДАХ  

ГЛАВА 3. УСТАНОВЛЕНИЕ В АФГАНИСТАНЕ ИСЛАМИСТСКОЙ ДИКТАТУРЫ   

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 1 

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 2 

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ 3 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ   

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Общий мировой процесс смены старого социально-экономического строя происходил в XX веке во многих странах мира по-разному и с различной степенью интенсивности. Этот процесс затронул и Афганистан, как пример отсталого государства с господством добуржуазных, феодальных отношений. В этой стране процесс социально-экономической модернизации столкнулся с усиленным сопротивлением со стороны традиционных слоев общества.

Во II половине XX века в Афганистане усилилась борьба между сторонниками модернизации и их противниками. В 1970‑ые гг. страну охватывает глубокий социально-экономический и политический кризис. Старые формы хозяйствования и управления уже не удовлетворяли потребностям Афганистана. В этот период происходит окончательная дифференциация афганского общества на сторонников и противников реформ. Неразрешимые противоречия внутри афганского социума привели к многолетней гражданской войне. Иностранное вмешательство также явилось существенным фактор политической жизни Афганистана в это время.

Актуальность данной темы намного выше, чем кажется. Афганские события  оказали непосредственное влияние на последний период существования СССР и образование новой  Российской государственности. Рассмотрение афганской трагедии может помочь в понимании современной ситуации в мире и выяснить, почему в последнее время главной оппозицией мировому порядку стали реакционные идеи, выработанные на основе исламских догматов. На  примере Афганистана, как страны с отсталыми  экономикой и общественными отношениями, можно раскрыть те механизмы политической жизни, которые были характерны для большинства стран третьего мира во второй половине 20 века.

Особо привлекает внимание и положительно оценивается деятельность НДПА по изменению афганского общества. Самым сложным является определение характера тех социально-экономических преобразований,  которые хотели провести афганские революционеры. Следует заметить, что преобразования имели органический характер и вызрели в недрах самого афганского общества. Это убеждение основывается и на том, что аналогичные процессы происходили в это время во многих странах мира. Приход к власти в Кампучии в 1975 году красных кхмеров во главе с Пол Потом,  победа сандинистов в Никарагуа в 1979 году, антиколониальная борьба  зимбабвийского народа, период правления Йеменской Социалистической партии в НДРЙ и народных фронтов в Сирии и Ираке - вот лишь несколько наиболее ярких успешных примеров социальной борьбы народов т.н. третьего мира в 1970‑ые гг. 

Изучение сегодня вопроса о зарождении и становлении исламского фундаментализма в масштабе отдельно взятой страны, на примере Афганистана, имеет значение не только для понимания сущности этого явления, но и помогает раскрывать многие политические механизмы, действующие в государствах с мусульманским населением в настоящее время.

Судьба Афганистана во II половине XX века была тесно связана с СССР. Таким образом, рассматривая новейшую историю Афганистана, можно более подробно осветить некоторые аспекты современной истории нашего государства.

Время, выбранное в качестве объекта изучения, является временем очень важным для понимания реального положения, которое существует в афганском обществе в настоящее время.

Цель данной дипломной работы состоит в изучении процессов социально-экономической модернизации Афганистана во II половине XX века, ускорявших и замедлявших ее темпы. В ней также рассматриваются вопросы дифференциации афганского общества на сторонников и противников реформ, идейной и политической борьбы между ними.

Исходя из поставленной цели и принимая во внимание степень изученности данной проблемы, а также ее научную и общественную значимость, в дипломной работе поставлены следующие задачи:

?        выявить основные причины складывания кризисной ситуации в афганском обществе 1960-70‑ые гг.;

?        освятить процесс дифференциации афганского общества на сторонников и противников социально-экономических реформ и определить их идейную окраску;

?        рассмотреть попытку демократизации афганского общества и проведения кардинальной земельной реформы в начальный период правления НДПА (1978-79 гг.);

?        проанализировать идейные разногласия и политическую борьбу внутри руководства НДПА по вопросам темпов и качества, проводимых реформ и влияния на них присутствия советских войск;

?        показать закономерность прихода к власти исламской оппозиции в результате свертывания социально-экономических преобразований в связи с выводом советских войск, развалом СССР и прекращением материальной помощи Афганистану со стороны РФ (1986-92 гг.);

?        выяснить характер исламского правления и ход гражданской войны в 1992-2001 гг.;

?        уточнить влияние США, СССР (РФ), Пакистана и других государств на внутриполитическую ситуацию в Афганистане во II половине XX века;

Новизна данной дипломной работы заключается в попытке на большом количестве разрозненного материала обобщить проблемы, связанные с событиями, происходившими в Афганистане, во II половине XX века, выявить  общие закономерности развития и раскрыть важнейшие этапы политической и социально-экономической эволюции страны в это время. В настоящей работе освещается ряд проблем, комплексное изучение которых, до настоящего момента не нашло своего отражения как в отечественной, так и зарубежной, историографии.

По афганской теме существует обширная и все увеличивающаяся литература как мемуаристского, так и научно-исследовательского характера. В данной работе подробно изучались  в основном труды на русском языке, в том числе и переводные издания. Из литературы на иностранных языках доступны интернет-источники - материалы сайтов, занимающихся афганской проблематикой. Еще более проблематичным остается изучение материалов непосредственно на языках народов Афганистана. Малодоступность и трудности с переводом  афганских источников стали   причиной отсутствия их использования в процессе написания этой работы.

Выделяются два направления в изучении афганской апрельской революции 1978 года, сложившиеся еще во времена "холодной войны" и противостояния двух противоположных социально-экономических систем. Первое направление включает исследования советских и просоветских историков, а второе выработано учеными из США, Великобритании и их коллегами из Афганистана, эмигрировавшими из страны в годы гражданской войны.

Для историографии афганских событий в социалистическом СССР характерно преобладающее положительное отношение к саурской революции, к деятельности НДПА, признание прогрессивными реформ, проводимых революционным руководством Афганистана, враждебное отношение к афганской исламистской оппозиции. Несомненным является также влияние марксистской классовой доктрины на ход развития самого афганского общества в течение второй половины XX века. Отличительной чертой  для отечественных историков 1980‑ые гг. было полное оправдание ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан и правомерность убийства Х. Амина и вмешательства во внутренние дела суверенного государства. Над идеологическим обоснованием ввода советских войск работали сотрудники Международного отдела ЦК КПСС, занимавшиеся связями с Афганистаном, Г.А. Поляков  и В.В. Басов. 

Наиболее известными специалистами в области политических и социально-экономических аспектов афганской революции являются российские историки А.П. Давыдов, который изучал аграрный вопрос в Афганистане до и в процессе революционных преобразований, В.Н. Спольников, подвергший анализу исламские оппозиционные движения, Л.Б. Теплинский, обративший внимание на дипломатические отношения между СССР и Афганистаном до событий 1978 года, М.Г. Пикулин, занимавшийся исследованием рабочего класса и промышленности, В.Г. Коргун, обстоятельно рассмотревший роль интеллигенции в жизни афганского общества. В 1992 и 1996 годах появились два исследования Ю.А. Булатова, в которых обстоятельно рассматривались вопросы взаимоотношений фракций Парчам и Хальк внутри НДПА. В советские времена появилась школа афганистики в Ташкенте (М.А. Бабоходжаев, Р.Т. Рашидов и др.), традиции, которой продолжают С.М. Акимбеков, Х. Хашимбетов, Р.М. Мухимджанова, пишущие в последнее время о талибском периоде в истории Афганистана.

После развала СССР в отечественной исторической науке произошли большие изменения. Отказ от догматизма советских времен позволил по-новому взглянуть на казавшиеся ранее безукоризненными истины. Это коснулось и афганской проблематики. В основном главенствующей в данный момент, является линия на отрицательное отношение к вводу войск и продолжительной  афганской войне. Изменилось отношение и к деятельности НДПА. Пересмотру подверглись практически все разделы афганской истории, связанные с изучаемыми проблемами. Взгляды отечественных историков по многим  вопросам  сблизились с взглядами их бывших идейных противников из США и Западной Европы. Появились исследования с большим количеством источников, ранее засекреченных, и воспоминаниями очевидцев. В 1991 году вышла книга Д. Гая  и В. Снегирева  "Вторжение", в которой критически рассматривалось решение о вводе войск, со слов участников рассказывалось о событиях апреля 1978 года, об убийстве Хафизуллы Амина и о событиях необъявленной войны 1980‑89 годов.

Особо стоит отметить исследования, которые проводились группой военных специалистов и историков, таких как М.А. Гареев, Н.И. Пиков, А.А. Ляховский, К.М. Цаголов, В.А. Богданов  и др.  В этих работах на богатом источниковедческом материале (документы Политбюро и ЦК КПСС, ЦК НДПА, советского посольства в Афганистане, советского представительства в ДРА и РА, штаба 40‑ой армии в Кабуле в период 1978‑92 гг. и др.) анализируется ход афганской войны со стороны советских военных аналитиков, непосредственных участников происходивших событий.

Появилась в последнее десятилетие  многочисленная мемуарная литература. Из наиболее известных мемуаристов можно назвать Александра Руцкого, бывшего военного летчика, и Бориса Громова, последнего командующего ограниченным контингентом советских войск в Афганистане.  Здесь также стоит отметить воспоминания известного советского и российского дипломата, советника Х. Амина по международным делам в 1979 году, а после ввода советских войск министра иностранных дел Афганистана Ш.М. Доста, Василия Сафрончука.

Для английской и американской историографии афганской проблемы важны не социально-экономические предпосылки ее возникновения. На первый план выходит противостояние  советской агрессии. Поддержка оппозиционных исламистских и традиционалистских группировок приводила к идеологическому обоснованию отрицательного  отношения к афганской революции, к неприятию ориентации НДПА на социалистический блок. Афганскую революцию они оценивали как спровоцированную СССР. Большое внимание уделялось военному аспекту афганских событий и освещению деятельности исламской оппозиции. Среди многочисленных исследователей проблем Афганистана в Великобритании и США выделяются такие ученые, как Луис Дюпре, Антонио Густози, Эдвард Жирарде, Раджа Анвар, Марк Урбан, Марк Галеотти, Фред Халлидей, Барнет Рубин, Давид Эдвардс и др.

Промежуточное положение занимают исследования европейских ученых. В 1999 году вышла  на русском языке серьезная работа швейцарских  ученых  Пьера Аллана и Дитера Клея "Афганский капкан", в которой авторы пытаются обобщить огромное количество собранных ими материалов. Их работа интересна еще и тем, что они использовали в своем исследовании  материалы зарубежных авторов, в основном европейских. Кроме того, они сами  встречались с участниками афганских событий. 

Из афганских историков, занимающихся новейшей историей своей страны, более всех известен Хасан Какар. В 1970 - начале 1980‑ых годов он был преподавателем кабульского университета, во время правления Б. Кармаля был посажен в тюрьму за связь с националистическими группами. После начала политики национального примирения, провозглашенной Наджибом, Какар был освобожден из заключения и эмигрировал сначала в Пакистан, а затем в Великобританию. В 1995 году вышла его книга на английском языке об афганской войне "Советское вторжение и афганское сопротивление", в которой с националистических позиций осуждается политика парчамистов и присутствие советских войск в Афганистане. В 2003 году в Лондоне вышли двухтомные мемуары бывшего премьер-министра ДРА Султан Али Кешманда.

Что касается, непосредственно исторических источников, то здесь имеются те же проблемы с  малой доступностью этих документов. В данной работе использовались лишь те источники, которые использовали в своих исследованиях другие авторы. Например, работа норвежского историка О.А. Вестада, который анализировал решение советского руководства о вводе войск на основе донесений посла СССР в Афганистане А.М. Пузанова в 1978‑79 гг.  А. Миронов и В. Спольников осветили в своей работе деятельность посольства США в Афганистане и американскую оценку положения в стране на базе документов госдепа, ЦРУ и военной разведки США, изданных в Тегеране в 1980‑83 гг. В 54 тома "Документов шпионского гнезда" вошли материалы, найденные в американском посольстве, захваченном в ноябре 1979 года сторонниками аятоллы Хомейни.

Таким образом, мы видим, что отечественными и зарубежными учеными сделан немалый вклад в изучение новейшей истории Афганистана и, особенно, проблем, связанных с событиями последних десятилетий, хотя в данной области нет целостной работы, обобщающей, анализирующей и раскрывающей основные причины саурской революции и многолетней гражданской войны в этой стране.

Ряд работ, приведенных выше авторов по отдельным проблемам новейшей истории Афганистана, явились теоретической основой этой дипломной работы.

Дипломная работа имеет не только теоретическую, но и практическую значимость, поскольку вопросы, касающиеся формирования и развития фундаменталистских идей не могут не быть актуальными в настоящее время в государствах с исламским населением, таких как Российская Федерация и др.

Материалы данной работы могут быть использованы в преподавательской деятельности при разработке лекционных курсов по новейшей истории стран Африки и Азии, истории социально-экономических отношений, а также при написании обобщающих трудов по истории Афганистана во второй половине XX века.

Цели и задачи исследования определили структуру дипломной работы. Она состоит из введения, трех глав с примечаниями, заключения и списка литературы. Во введении освещается степень изученности темы, ее актуальность, определяются цели и задачи исследования.

В I главе - "Народно-демократическая революция в Афганистане в 1978 году" дается анализ социально-экономического положения в стране накануне апрельских событий 1978 года, степень модернизации промышленности и аграрный кризис, а также  рассматривается процесс зарождения и развития партий леводемократического направления, их целей и задач.

Во II главе - "Попытка процесса демократизации Афганистана в 1978‑92 гг." прослеживается динамика экономических преобразований в сельском хозяйстве и демократизации социальной жизни страны в период правления НДПА. В этой главе анализируется политическая борьба внутри руководства НДПА и партии "Ватан", по вопросам темпа и качества, проводимых реформ, а также влияние на ее ход присутствия в Афганистане советских войск в 1980‑89 гг.

В III главе - "Установление в Афганистане исламистской диктатуры в 1992‑2001 гг." показано зарождение идеологии исламского фундаментализма и традиционализма, как ответа на процесс социально-экономической модернизации Афганистана. В ней также рассматриваются основные этапы вооруженной борьбы исламской оппозиции против светских правительств М. Дауда и НДПА, приход исламистов и традиционалистов к власти в апреле 1992 года, ход многолетней гражданской войны и закономерный крах исламистской диктатуры группировки "Талибан" в 2001 году.

В заключении подводятся основные итоги данной работы и делаются общие выводы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В АФГАНИСТАНЕ В 1950-70-ЫЕ ГГ.

 

 

 

Современный этап истории Афганистана начался 19 августа 1919 года, когда был подписан мирный договор в Равалпинди между Афганистаном и Великобританией. Договор завершил третью англо-афганскую войну. Англия была вынуждена признать независимость Афганистана, которая была подтверждена Договором 1921 года и установлением в том же году нормальных дипломатических отношений между двумя странами.

Начало модернизации Афганистана положил эмир Аманулла, который опирался на идеи младоафганцев. При его преемниках Надир-хане и Захир-шахе сложился тесный союз консервативно настроенных феодалов-помещиков и носителей либеральных идей крупной торговой национальной буржуазии. Этот союз был закреплен Конституцией 1931 года, которая сохраняла монархическую форму правления. Тенденция развития капитализма в промышленности сохранялась, при сохранении в деревне полуфеодальных отношений.

Следующим этапом развития Афганистана, очень важным для правильного понимания последующих событий, стал социально-экономический кризис, последовавший за окончанием второй мировой войны. Детонатором общеафганского кризиса послужили выступления пуштунских племен юго-востока  джадран, мангалов, сафи и моманд, а также многочисленные крестьянские выступления по всей стране. Вспышка народного сопротивления была вызвана тем, что правительство под предлогом затруднений военного и послевоенного периода ввело принудительные поставки государству сельскохозяйственной продукции по сильно заниженным ценам и принудительную трудовую повинность.

В этот период впервые в истории Афганистана широкое недовольство народных, в первую очередь крестьянских, масс налоговыми злоупотреблениями правительства в масштабе всей страны  и чиновников на местах получило открытый общественно-политический резонанс в выступлениях депутатов левого оппозиционного крыла Народного Совета, а также на страницах основанных ими частных газет. Все более рельефно ощущались признаки появления классовых столкновений на базе растущего противоречия между крупным торгово-ростовщическим капиталом, связанным с помещичьим землевладением, и широкой массой мелких товаропроизводителей - мелкой буржуазии, ремесленников и крестьян. Вместе с тем именно к 1940-50-ым годам прогрессивная часть афганской интеллигенции стала  отчетливо осознавать, что существующие в стране аграрные отношения превратились в тормоз на пути развития сельскохозяйственного производства. Получивший наиболее широкое распространение в деревне капитал в его низших формах, торговой и ростовщической, не создал крупных сельскохозяйственных предприятий капиталистического типа. В то же время существовавшая аграрная система не обеспечивала условий для ведения нормального, достаточного устойчивого, сельскохозяйственного производства  не только для лишенного скота и инвентаря бедняка, но и для владеющего ими и потому способного стать арендатором крестьянина-середняка. Новой проблемой для афганской деревни стал избыток трудовых ресурсов. Все больше разорившихся и безземельных крестьян не находили работы в деревне и вынуждены были покидать ее и пополнять ряды городских люмпенов. Вот почему в рассматриваемый период, когда процесс пролетаризации и люмпенизации крестьян, образования аграрного перенаселения и роста нищеты в крупных городах достигли больших размеров и стали действительно заметным явлением,  происходит и перелом во взглядах афганского общества на роль и значение аграрных проблем в стране.

Активизации общественной мысли в стране способствовала и некоторая либерализация курса правительства. В 1946 году в условиях ухудшающегося экономического положения страны и недовольства народных масс на смену правительству брата убитого  эмира Надир-шаха Мухаммеда Хашима, правившего страной 17 лет, пришло правительство другого брата эмира - Ш. Махмуда. Его правительство вынуждено было пойти на некоторые реформы. Так были созданы органы городского самоуправления - муниципалитеты. В 1946 году был принят Закон о труде и рабочих, упразднявший некоторые пережиточные формы добуржуазного характера. Но наиболее значимыми стали Закон о печати, который вышел в 1951 году, и новое положение о выборах в парламент, позволившие впервые в истории страны оппозиционным силам открыто выступить перед страной с критикой существующих порядков.

Незначительные изменения в экономической сфере нисколько не поколебали социальных основ государства, а лишь укрепили блок помещиков и крупных торговцев. В 1946 году был создан департамент хлебозаготовок, основано коммерческое депо со смешанным государственно-частным капиталом, впоследствии реорганизованное в управление госмонополией. Было создано управление по разработке нефтяных месторождений, начались работы по сооружению небольших ирригационных систем. Кроме того, правительство Ш. Махмуда заключило контракт с американской строительной компанией "Моррисон-Надсен" на осуществление крупного ирригационного проекта на р. Гильменд и другие строительные работы в стране. Но как оказалось впоследствии, этот контракт не принес Афганистану желаемых его правительством экономических дивидендов.

Политика правительства Ш. Махмуда, направленная на поддержку помещиков и торговой буржуазии, сильно ухудшала условия жизни и деятельности для мелкой и частично для средней буржуазии. В конце 1940_ых годов около 150 тысяч семей ремесленников и кустарей, находились на грани разорения. Разорившиеся сельские ремесленники и лишенные земли крестьяне покидали деревню и направлялись в города. В этих условиях обострение социальных противоречий неумолимо вело к необходимости глубоких перемен экономического и политического характера. Нарастали оппозиционные настроения. Выразителями этих настроений во второй половине 1940-ых годов стали представители средних городских слоев, как непосредственные носители социального неудовольствия.

В Афганистане начался качественно новый этап политической борьбы с новым составом участников и новыми идеями. Усиление оппозиционных настроений привело к возникновению различных политических течений. Они не были прямыми продолжателями дела младоафганцев, от которых их отделяло не только время, но новые социально-экономические условия. Центр тяжести политической борьбы из сферы прямых столкновений уходящего феодализма с формирующимися новыми буржуазными силами все более смещался в сторону социального конфликта внутри развивающегося капиталистического уклада. В 1949 году после выборов в Народный Совет  VII созыва в парламенте образовалась серьезная оппозиция курсу короля и его правительства. Широкий общественный резонанс вызвали оглашения оппозицией результатов расследования финансовых расчетов правительства с компанией "Моррисон-Надсен". Разоблачения правительственных махинаций в этом деле позволили оппозиции увеличить свое влияние в обществе. Вышедший в 1951 году закон о печати, разрешивший издавать частные газеты, позволил оппозиции впервые в истории Афганистана, хоть и недолго, выпускать свои печатные органы. Ответственными издателями газет становились, как правило, лидеры политических групп, избранные в 1949 году депутатами парламента. Так, вокруг газеты "Ангар" консолидировались члены политической группы "Виш зальмиян" ("Пробудившаяся молодежь"), образовавшейся в 1947 году. Во главе группы стоял мелкий помещик из Кандагара  Мухаммад Расул-хан Пуштун. Участники этого движения заявляли о намерении обеспечить прогресс страны и найти пути пробуждения населения и искоренить несправедливость, обострявшую социальные конфликты. Численность группы была менее 100 человек. Наиболее активными членами движения были представители творческой интеллигенции и государственные служащие. В нее входили такие известные впоследствии люди как Нур Мухаммед Тараки, Абдурраф Белава, Абдулхай Хабиби, Гуль Пача Ульфат. Основными требованиями движения стали свободные выборы в парламент, конституционная монархия и разрешение деятельности политических партий. Идеологи "Ваш зальмиян" ограничивались лишь общими лозунгами, не конкретизируя своих взглядов на неоднородный классовый характер различных институтов политической системы государства. Они обходили вопрос о классовой сущности государства, которое, по их мнению, олицетворяла общенациональные интересы всего афганского народа.

Более конкретно описывала проблемы страны политическая группа, сформировавшаяся вокруг газеты "Ватан", которая была основана  в марте 1951 года в Кабуле. Ее лидером стал Мир Гулям Мухаммад Губар.  Наряду с общедемократическими требованиями о введении конституционной монархии, свободной деятельности политических партий, эта группа выступала за изменение отживших и мешавших развитию страны полуфеодальных отношений в сельском хозяйстве. Лидеры движения считали, что незаинтересованность крупного помещика-абсентениста в ускорении развития хозяйства на базе современных способов обработки земли, в сочетании с прочими законсервированными формами эксплуатации крестьян приводили к сокращению сельскохозяйственного производства и не могли обеспечить достаточных возможностей для модернизации страны. Они требовали реформы системы землепользования, создания сельскохозяйственного банка и крестьянских союзов. Также они считали, что проводить реформы необходимо только строго в рамках закона и без ущемления прав собственников земли. Между тем, даже такие умеренно-реформаторские взгляды редакторов газеты "Ватан" вызывали бурную негативную реакцию консерваторов из стана помещиков.

Самую последовательно антипомещичью и продемократическую позицию заняла весной 1951 года буржуазно-демократическое течение, объединенное вокруг газеты "Нидаи хальк" ("Голос народа"), а, позднее, организованное в партию "Хальк". Главным идеологом этого течения афганской политико-социальной мысли был доктор Абдурахман Махмуди. Он стал видной фигурой леворадикального направления. Группа насчитывала более 200 человек. Большинство членов представляли разночинную интеллигенцию, мелкое чиновничество, ремесленников, некоторые прослойки мелкой буржуазии. В 24 пунктах программы партии "Хальк" провозглашались принципы демократии, ислама и реформации. На страницах этой газеты впервые открыто появилась информация о социалистических идеях. Махмуди был яростным противником существующей системы землепользования, но ясной и конкретной программы по выходу из кризисного состояния он не предложил, заложив лишь основы левого радикализма для будущих поколений революционеров. Махмуди считал, что в сельском хозяйстве сложилась ужасное положение, когда наряду с нищими крестьянами, имеющими по одному джарибу (0,2  га) земли на семью из 4-5 человек, "любой государственный деятель имеет тысячи джарибов, а вся плодородная земля находится в руках чиновников и богачей"1.

Эмир и его правительство не могли и не хотели слушать оппозицию. Консервативный блок помещиков и торговой буржуазии также не хотел никаких экономических изменений и, оправившись  от послевоенных потрясений, выступил единым с эмиром фронтом против реформаторов. Боясь ослабления своих позиций среди населения и потери контроля над страной, правительство Ш. Махмуда начало жестко, в духе начала 1930-ых годов, борьбу против инакомыслия. Одна за другой закрывались сами или запрещались властями оппозиционные газеты, а их издатели подвергаться судебным преследованиям. В апреле 1952 года состоялись выборы в новый состав Народного Собрания, в который не попал ни один депутат оппозиционных групп. Тогда члены оппозиционных движений, представители которых не прошли в парламент, устроили первую в истории Афганистана открытую политическую демонстрацию в Кабуле, требуя отмены сфальсифицированных, по их мнению, результатов выборов. После этого под нажимом консерваторов оппозиционные лидеры либо должны были прекратить свою деятельность, либо подвергнуться политическим репрессиям. В тюрьмы на долгие годы попали видные представители оппозиции - Абдурахман Махмуди, Бабрак Кармаль, Мир Акбар Хайбар, Мир Мухаммед Сиддик Фартанг и др.

В то же время нежелание реформ и репрессии против оппозиции не могли остановить кризис, в котором находилась экономика страны. Неэффективные и ограниченные меры правительства по развитию и формированию хозяйства, неумение считаться с теми необходимыми условиями, которые бы благоприятствовали бы строительству национальной экономики, резко сузили социальную базу правительства. Осенью 1953 года произошел правительственный кризис. На смену правительству Ш. Махмуда пришло правительство первого кузена и зятя короля Захир-шаха Мухаммеда Дауда. Он провозгласил политику "руководимой экономики". В целом, не выходя за рамки существовавшей экономической модели, М. Дауд делал акцент на увеличение государственного регулирования, повышения продуктивности и расширения масштабов афганской экономики. Так он заявлял, что "владельцы капиталистических и государственных организаций будут обязаны под руководством правительства осуществлять экономические реформы и увеличивать капитал для достижения одной определенной цели - удвоения национального продукта". Таким образом, был определен курс на сотрудничество государственных и частных форм собственности при руководящей роли государства. В 1956 году был принят 5-летний план развития национальной экономики. Были предприняты некоторые мероприятия по усилению контроля над внешней торговлей, расширения кредитной системы путем создания новых банков и кредитных кооперативов. Правительство М Дауда выработало программу увеличения промышленного развития страны, при активном участии государства. Оно также выступала за активное экономическое сотрудничество с СССР. Предложенные меры по оздоровлению кризисной экономики Афганистана принесли некоторые плоды. Темпы развития производительных сил страны заметно выросли. Правительство М. Дауда даже выработало представления о земельной реформе. Оно осознавало необходимость реформы, но путем косметического обновления, не затрагивая глубинных проблем в сельскохозяйственных отношениях. Правительство выделило три главных направления  по осуществлению земельной реформы. Первое - ограничение землевладения, второе - урегулирование арендных отношений и третье - необходимость уменьшения отрицательных последствий ростовщичества путем создания системы денежного и товарного кредитования сельхозпроизводителя через специальные банки и сеть кредитных и снабженческих кооперативов. Практические мероприятия правительства М. Дауда касались всех трех аспектов, но были весьма ограниченными. В 1961 году вышло несколько законопроектов о регламентации отношений между арендатором и землевладельцем, установившие арендные платы. В 1954 году создан государственный сельскохозяйственный банк и первый в истории Афганистана кредитно-снабженческий кооператив. Но все эти попытки вскоре провалились, так как банк и кооператив не могли противостоять захлестнувшей деревню ростовщической стихии. А последующее десятилетие после отставки М. Дауда характеризуется явным спадом в развитии официальной идеи аграрной реформы. Была приостановлена разработка арендного законодательства, фактически заморожен переданный в парламент в 1968 году на повторное рассмотрение закон о регистрации земель.

В начале 1960-ых годов в Афганистане усилилась пропаганда против Пакистана, и с новой силой начала культивироваться идея создания Пуштунистана. Ранее в 1955 году разногласия по этому вопросу привели к кратковременному разрыву дипломатических отношений между Афганистаном и Пакистаном, а в 1961 году произошло вооруженное столкновение в районе Баджаура на линии Дюранда между кочевыми пуштунскими племенами, в котором проафганские племена потерпели поражение от ориентировавшихся на Исламабад соплеменников2. За этими событиями вновь последовал разрыв дипломатических отношений. В течение двух лет Афганистан не мог через территорию Пакистана  вести коммерческие дела, что сильно сказалось на деловой активности в стране. Небеспочвенные опасения эмира по поводу усиливающегося влияния М. Дауда в обществе и просоветский курс премьера, а также ухудшение отношений правительства М. Дауда с восточным соседом Пакистаном, привели к отставке в марте 1963 года М. Дауда с поста главы правительства. Ему на смену в мае 1963 года пришло правительство М. Юсуфа, который не являлся членом королевской семьи. Оно нормализовало отношения с Пакистаном. И разработало новую конституцию, принятую в 1964 году. В стране начался период конституционного правления.

По конституции 1964 года король Захир-шах оставался верховным правителем. Он контролировал законодательные, исполнительные и судебные институты страны. Но в новой конституции расширились полномочия нижней палаты (Народная Джирга) в сфере издания законов и контроле над правительством. Она получила право высказываться по вопросу о доверии правительству. Конституция декларировала право на создание и функционирование партий. В этот период появились большое количество политических объединений. Некоторые из них продолжают функционировать и в наше время. В 1965 году был принят новый Избирательный закон, позволивший кандидатам баллотироваться от имени политической партии, а также вводивший тайное голосование при выборах. В 1965 году вышел и новый закон о печати, отменивший обязательное цензурирование публикаций.

Но Афганистан оставался наследственной конституционной  монархией с пережитками отсталых феодальных отношений в сельском хозяйстве. В стране имелось всего несколько крупных  частных  капиталистических с\х предприятий.   85%  населения было сосредоточено в сельском хозяйстве. В 1964 году 40 тысяч помещиков, у которых было больше 20 га земель, владели 73% обрабатываемых площадей, а 580 тысяч крестьянских семей всего 27%3. Экономика развивалась слабо. Своей промышленности Афганистан почти не имел. Разные части государства не имели устойчивых экономических связей. Не было ни железных, ни даже автомобильных дорог, которые бы соединяли все части страны. Темпы экономического роста по сравнению с началом 1960-ых замедлились. В стране в 1967 году существовало  90 фабрично-заводских предприятий, на которых работало всего 31 тыс. человек, что составляло всего 0,76% населения, 80 тыс. работало в сфере строительства и 30 тыс. на предприятиях связи и на транспорте. Между тем в мелкой и кустарной промышленности было занято до 300 тыс. человек4. В середине 1960-ых с помощью Советского Союза были построены Джангалагский ирригационный канал, электростанция в Наглу и первая современная автомобильная трассы Кушка - Термез - Кандагар. Ситуация осложнялась также нерешенными национальным и  земельным  вопросами. Страна фактически делилась на три части: пуштунский запад и юг, узбекско-таджикский северо-восток, а также хазарейский центр.

Недовольство существующим режимом в период конституционного правления стало значительно большим и, более организованным, чем в прежние годы. В стране прошли крупные стачки и волнения текстильщиков Гульбахара и Пули-Хумри, бастовали рабочие авторемонтных и строительных предприятий Кабула. В Кундузе отстаивали свои права рабочие хлопкоочистительных фабрик5. Заметным признаком социально-политического кризиса являлись совместные митинги и демонстрации в 1968-72 годах студентов и рабочих. Наглядно проявлялась неспособность режима изменить ситуацию к лучшему. За 9 лет конституционного правления сменилось 4 состава правительства. В борьбу против режима втягивались все большие слои населения, особенно, в городах. В этот период определились и основные идейные предпочтения всех групп и классов, существовавших в Афганистане. Наиболее реакционная часть общества отдавала предпочтения, так называемым, исламским ценностям, правившая элита  все больше ориентировалась на  страны с капиталистической экономикой, с плавным реформизмом и национализмом, но основная масса недовольного населения все больше воспринимала идеи коренного переустройства афганского  общества. Из групп с различной идеологической направленностью в это время появились и организационно оформились политические партии - от исламистов Хекматиара до левых радикалов, сторонников идей Абдурахмана Махмуди. Здесь следует провести сравнительный анализ программ партий и определить их идейные воззрения по наиболее ключевым проблемам афганского социума, таким как земельная реформа, демократизация общества, решение национального вопроса и индустриализация страны.

Самыми многочисленными были организации, стоящие на левых и демократических позициях. Их сторонниками были средние и беднейшие слои афганского общества, которые можно разделить на две большие группы - крестьян и ремесленников, подвергавшихся полуфеодальной и ростовщической эксплуатации и пролетаризированные массы города и деревни, которые входили уже в капиталистический сектор афганской экономики.

Наиболее обездоленными  и эксплуатируемыми были безземельные и малоземельные  крестьяне (более 1,5 млн. человек). Они, в первую очередь, были заинтересованы в ликвидации помещичьей собственности, перераспределении земли  без выкупных платежей, в избавлении от ростовщической кабалы и помощи государства в модернизации сельского хозяйства. Кулаки и зажиточные крестьяне (400 тыс. человек) страдали от  неразвитости рыночных отношений в деревне, но были гораздо меньше заинтересованы в кардинальном решении земельного вопроса. В Афганистане существовало 3 млн. кочевников, для беднейших слоев которых вопрос перехода на оседлость в процессе преобразований во всем сельском хозяйстве также мог бы быть перспективным. В стране имелось еще 310 тыс. кустарей и ремесленников, связанных с полуфеодальным сельским хозяйством. Они использовали устаревшую технику и отжившие технологии, и их положение мало чем отличалось от положения беднейших крестьян6.

Промышленные рабочие, которых к 1978 году было 334 тыс. человек7, провели в 1960-70_ых годах ряд крупных стачек и добились принятия правительством М Дауда ряда законов, регламентировавших трудовые отношения (7,5 часовой рабочий день, право на отпуск и получение пенсий). За годы правления М. Дауда было построено более ста новых фабрик и заводов. Численность рабочего класса увеличивалась за счет вынужденного ухода из деревни безземельных крестьян. Но процессом пролетаризации масс были охвачены только Кабульский район и таджико-узбекский север страны. В этих же районах получила распространение особая категория дефеодализированных крестьян - постоянные сельскохозяйственные рабочие, которых было 269 тыс. человек (1975). Помимо фабрично-заводского пролетариата в Афганистане было около 150 тыс. рабочих в добывающей промышленности, в сфере энергетики, строительстве и на транспорте8. Все рабочие также были заинтересованы в ликвидации остатков феодализма, дальнейшей демократизации и индустриализации, но влиять на события они могли только в Кабуле и в индустриальных центрах на севере страны. Особо стоит упомянуть о национальной промышленной буржуазии также заинтересованной в расширении внутреннего рынка за счет ограничения помещика и развития капитализма в деревне.

Таким образом, если исходить из того, что в 1978 году в Афганистане в сфере материального производства было занято 3638 тыс. человек, то на долю капиталистического сектора приходилось около 750 тыс. человек или более 20% от общего числа, а на долю отсталого полуфеодального сектора, который включал крестьян, кочевников, ремесленников и помещиков, около 80%, т.е. все остальное население, принимавшее участие в производстве материальных благ.

В то время как в афганском обществе все более актуальной становилась проблема решения земельного вопроса и модернизации экономики страны,  начали появляться и попытки идеологического обоснования  для разрешения этого вопроса. И если правящие круги в 1960-ые годы через свои организации, такие как "Караван", "Эттэхад мелли", "Афган меллят", "Моссават" пытались решить проблему путем национализма, умеренных реформ, ограниченного введения буржуазных свобод и постепенной капитализации деревни, то леводемократические силы, состоящие из прогрессивной интеллигенции, части радикальной национальной буржуазии, демократически настроенных военных и опиравшиеся на массы беднейшего населения, вырабатывали программы кардинального переустройства общества на основах буржуазной демократии, республики и уничтожения помещичьего класса.

Одной из наиболее крупных и оформившихся партий леводемократической ориентации стала Народно-Демократическая партия Афганистана (НДПА) во главе с известным афганским писателем и переводчиком Нур Мухамедом Тараки. Лидеры партии в начале 1950-ых гг. участвовали в общедемократическом Движении пробуждающейся молодежи (Wikh-i-Zalmaiyan). Целью этой политической группы было низвержение монархического режима  и проведения в стране демократических реформ.

НДПА можно рассматривать как элемент антифеодальных и демократических сил внутри афганского общества. Эта партия относилась к левому спектру афганского общества и стояла на антифеодальных, национально-демократических позициях. Афганское общество в силу известной изолированности страны и отсталости собственной идеологической базы черпало идеи у более успешно развивающихся соседних стран, очень вольно их трактуя, когда их нужно было приложить к афганской действительности. КПСС не считала НДПА братской партией. НДПА не участвовала в дискуссии "маоистских" компартий с "ревизионистами" (хрущевцами, брежневистами, еврокоммунистами, ходжаистами). НДПА не входила ни в один из многочисленных коммунистических или социалистических интернационалов. В тоже время лидеры НДПА признавали руководящую роль КПСС в мировом революционном движении. Главным внешнеполитическим партнером для НДПА был международный отдел ЦК КПСС, а также стоящие на просоветских позициях компартии в Иране, Пакистане и Индии.

Большим влиянием в стране пользовался опыт построение нового общества в южных районах СССР, где проживали туркмены, узбеки и таджики. Уровень жизни в среднеазиатских республиках СССР был значительно выше, чем  в Афганистане. Но монархический режим, поддерживающий отжившие порядки, искусственно тормозил развитие производительных сил, тем самым радикализируя реформистское движение, из которого и выросла НДПА. Она возникла в период т.н. конституционного либерализма 1960-ых гг., когда произошло размежевание основных политических групп на сторонников реформ и их противников. В апреле 1966 года вышла программа партии, в которой рассматривались  основные задачи, стоящие перед партией,  в данный период развития Афганистана. Был признан  антифеодальный характер революционной борьбы под флагом установления национальной демократии. Основными активистами НДПА стали левые интеллигенты -  писатели, студенты, чиновники, врачи, учителя,  и офицеры армии, многие из которых обучались в СССР. Основными причинами замедленного роста производительных сил и экономической отсталости страны, по мнению лидеров НДПА, являлось экономическое и политическое господство многоземельных помещиков-феодалов, крупных купцов-спекулянтов, компрадорской буржуазии, прогнившей бюрократии, а также влияние представителей международных империалистических монополий, чьи классовые интересы были противоположны народным массам Афганистана. Стратегической целью и средством для разрешения указанных противоречий служит создание национально-демократического правительства, которое опиралось бы на объединенный национальный фронт всех прогрессивных, демократических и патриотических сил, т.е рабочих, крестьян, прогрессивную интеллигенцию, городских и мелких сельских собственников, а также национальную буржуазию, которые борются  за национальную независимость, демократизацию общественной жизни, за ликвидацию феодальной системы и влияния международного империализма на принципах защиты территориальной целостности, политической и экономической независимости. Достаточно ясно и конкретно, по сравнению с другими политическими партиями,  были изложены основные пункты программы по аграрному вопросу, которые включали в себя 7 перспектив развития: проведение кардинальной земельной реформы в пользу безземельных и малоземельных крестьян при участии всего крестьянства, оказание помощи крестьянам, мелким собственникам, середниками и  гарантированное сохранение их частной собственности, кардинальное улучшение арендных отношений,  немедленное избавление крестьян от задолжности ростовщической и помещичьей, предоставление крестьянам демократического долгосрочного кредита, создание по всей стране крестьянских кооперативов и перевод кочевников на оседлость. В программе приветствовалось усиление роли государства и государственного сектора в экономике. Государство должно поощрять государственные и частные капиталовложения в развитие легкой промышленности и оказывать всемерную поддержку кустарной промышленности путем предоставления низкопроцентного кредита создание кооперативов, усилить контроль над внешней торговлей, поддерживать мелких и средних торговцев в противовес  купцам и помещикам, ввести демократический трудовой кодекс и пенсии. В программе также говорилось, что партия не отказывается в дальнейшем перейти к социалистическому общественному строю9. Здесь так подробно описывается программа НДПА, потому что эта партия, придя к власти, на деле пыталась осуществить программные принципы. Из перечисленного выше видно, что эта программа кардинальных буржуазно-демократических преобразований, но не социалистических. Земля лишь перераспределяется и остается в частной собственности, не ясен какой класс или классовая прослойка должны быть гегемоном, основной акцент делается на уничтожение отсталых полуфеодальных отношений как в сельском хозяйстве, так и в промышленности, приветствуется развитие национальной буржуазии, вопрос о сохранение частной собственности на средства производства  решается в пользу ее поддержки и усиления.

В самой партии, в дальнейшем, существовали два крыла. Правое крыло представляла фракция Парчам (знамя). Левое крыло партии состояло из фракции Хальк (народ). Зарубежные исследователи часто называют членов НДПА коммунистами, что на самом деле не правильно. Программа этой партии была разработана для решения конкретных назревших проблем Афганистана по полной дефеодализации государства и не была и не могла быть программой коммунистической партии.

Парчамисты во главе с Бабраком Кармалем были в меньшинстве и представляли те слои зажиточного афганского общества, в основном национальной буржуазии и выходцев из правящей элиты, которые стремились к радикальным преобразованиям, но боялись открытой борьбы с реакцией и уповали больше на помощь СССР, чем на свои силы. В ее ряды входили представители высшего общества, землевладельцы, национальная буржуазия. Это были своего рода буржуазные демократы с очень слабой поддержкой у большинства населения Афганистана. Показательна, в этом смысле, личность лидера парчамистов Б. Кармаля. Он родился в семье армейского генерала. Предки Б. Кармаля по линии отца были выходцами из индусского Кашмира, которые  переехали в Кабул во времена, когда Кашмир принадлежал империи Дуррани. На новом месте они ассимилировались с таджикским сообществом Кабула. Его отец скрывал свое непуштунское происхождение и говорил только на пушту. Мать Б. Кармаля была персиязычная пуштунка из племени Гильзаев. Настоящее имя его было Султан Хуссейн, которое он изменил на похожее на типичные афганские имена10. Б. Кармаль учился в кабульском университете, участвовал в начале 1950-ых годов в первой антиправительственной демонстрации и, как активист, был посажен за это на три года в тюрьму. Но также он являлся активным сторонником возглавлявшейся принцем М. Даудом организации "Союз пуштунистана". Выступал за принятие в НДПА всех лиц, не взирая на их классовое происхождение.

На временный союз с халькистами в  1977 году парчамисты пошли после того, как М. Дауд обрушил и на них свои репрессии. После апрельской революции они были вытеснены из руководства партией и государством. Они вернулись с советскими войсками и показали полную неспособность к революционной борьбе, а с развалом Советского Союза отказались и от  т.н. социалистической ориентации, преобразовав НДПА  в партию "Ватан".

Не обременяли себя коммунистической идеологией и представители другой фракции НДПА - Хальк. Кругозор халькистов ограничивался внутренними проблемами. Основная масса халькистов состояла из уроженцев периферийных районов, средних и низших звеньев госаппарата, учебных заведений и армии. Целью борьбы халькистов была антиклерикальная и антифеодальная революция. Халькисты исключали любую коалицию с существующими политическими партиями и отрицали их право на политическую деятельность. В ходе монополизации власти в 1978-79 годах пять групп были объявлены халькистами врагами революции: парчамисты, исламисты, шолаисты, группа Тахира Бадахши и национал-буржуазная "Афган меллят". Лидеры халькистов Тараки и Амин считали движущей силой революции прогрессивно настроенных военных, которые с помощью военного переворота могли бы привести НДПА к власти и защитить революцию от реакции, а не угнетенное крестьянство. Накануне апрельских событий 1978 года в рядах НДПА состояло около 18 тыс. человек, из них 5 тыс. в вооруженных силах, из которых 94% были халькистами11 и поддерживали курс на скорейшее свержение режима Дауда и проведение в стране кардинальных экономических и политических изменений. Ориентация халькистов только на интеллигентскую часть общества, хоть и настроенную антифеодально не позволила им осуществить задуманное. Халькисты хотели сверху насадить преобразования, не заботясь о политическом воспитании среди  рабочих и крестьянских масс. Главной опорой их были офицеры среднего и младшего звена афганской армии, что толкало халькистов на введение военной диктатуры, которая могла бы защитить революцию.  Но, как оказалось, силы реакции оказались сильнее революционного потенциала армии. Халькистам потребовалась помощь извне, которой и стала советская армия, уничтожившая и сам халькистский режим.

Другой левой организацией, имевшей определенное влияние в обществе, была Афганская революционная организация (Sazman-i Rihayi Afghanistan (АЛО)), взявшая за основу идеи крестьянской партизанской войны. Активисты партии вышли  из  Прогрессивной молодежной организации (Sazmanan-e-Jawnan-e-Mutraqi), которая была образована в 1965 году. Организация выпускала газету Shoala-i-javaid (вечный огонь). По названию газеты  сторонники этой партии получили название шолаистов. Костяк группы пополнялся за счет вузовской и технической интеллигенции, а среднее звено было меньше связано с госслужбой, что и определяло ее более радикальный характер по сравнению с активистами НДПА. Шолаисты провозглашали идею вооруженной борьбы против феодализма и критиковали НДПА за чисто парламентские методы борьбы. КПСС они считали ревизионистской партией, а СССР - социал-империалистическим государством. Одними из руководителей шолаистов были Хади и Рахим Махмуди, сыновья широко известного в 1950-ые годы лидера оппозиционной партии "Хальк" Абдурахмана Махмуди, его племянник Абдулла Махмуди и инженер Мухаммад Омар (известный, как Осман Ландей). Именно, доктор Осман в программной статье "Анализ современного положения в сфере классовых отношений  в нашем обществе" теоретически обосновал идейные установки шолаистов. Наиболее выраженным классом эксплуататоров, по его мнению, был класс землевладельцев, которые делились на две категории: помещиков-бюрократов и крупную компрадорскую торговую буржуазию. К среднему классу он относил промежуточные слои между производителями (крестьяне и рабочие) и эксплуататорами. К среднему классу Осман причислял мелких чиновников, мелких торговцев, интеллигенцию, мелких землевладельцев, ремесленников, а высшей прослойкой этого класса являлась национальная буржуазия. Этот класс он считал друзьями народа. Самих трудящихся Осман делил на три категории: "угнетенных", не владеющих средствами производства (рабочие и батраки), "полуугнетенных", владеющих примитивными средствами производства (ремесленники и мелкие торговцы), и, наконец, крестьянство12. Шолаисты считали, что для обеспечения подлинной демократии на основах передовой идеологии эпохи упадка империализма любое движение, желающее служить народу, должно опираться на угнетенных, как на авангард, на полуугнетенных и крестьянство, как на главную движущую силу и главного союзника угнетенных, и на средний класс, как на надежного друга угнетенных. Шолаисты полагали, что эпицентр классовых войн с середины 1950_ых годов переместился в недавно освободившиеся и развивающиеся страны Африки, Азии и Латинской Америки. Они отрицали необходимость усиления госсектора в экономике, так как считали его важнейшим фактором, определявшим зависимость страны от иностранного капитала.  Наиболее расплывчатой и размытой в программе шолаистов было их отношение к проблеме крестьянской реформы. Кроме лозунга о переходе средств производства и земли трудящимся, никаких конкретных мер они не выработали. Они не участвовали в парламентской деятельности, а своей тактикой выбрали прямую вооруженную борьбу. В 1975 году шолаисты и "Сетам-е-Милли" (лево-федералистская группировка, состоящая из узбеков и таджиков севера Афганистана) совместно выработали "Салангский протокол", который должен был стать платформой для объединения революционных сил против "фашистской диктатуры режима Дауда" и создания на территории Афганистана федеративного  государства, которое должно было состоять из самостоятельных республик, образованных на базе компактно проживающих национальных групп13. В 1973 году из наиболее революционных и дисциплинированных шолаистов были организованы Революционные группы народов Афганистана под руководством Фаиза Ахмада. Сторонники партии посылались в деревню для организации вооруженного сопротивления режиму.  По признанию самих шолаистов, эта тактика потерпела поражение. В конце 1970_ых годов в организации произошло ряд расколов. Вокруг Маджида Калагани образовалась, более демократическая по составу,  Афганская народная освободительная армия (САМА - Sazman-i Azadibakhsh-i Mardom-i Afghanistan), которая в конце 1978 года объединилась с националистическими группами в Национальный Объединенный Фронт Афганистана (НОФА) (Какар). После апрельской революции они враждебно относились к халькистскому режиму. Они считали, что приход к власти НДПА спровоцирован советскими агентами, поэтому они продолжали вооруженную борьбу. Лидер НОФА Маджид Калагани говорил в 1978 году, что "враги Советской России - наши друзья"14. Тактикой движения стала городская герилья. Программой НОФА служила антисоветская освободительная борьба в сочетании с политическими и социально-экономическими изменениями. "Национальная демократия", на взгляд М. Калагани, должна быть свободной от идеологий15. НОФА также выступал за введения всеобщего избирательного права, равенство женщин и меньшинств, свободу вероисповеданий и федеральное устройство государства с глубокой автономией непуштунских народов. После ареста и казни парчамистами в июне 1980 года М. Калагани НОФА возглавил его брат Каям Рахбар, который был убит исламистами в 1990 году в Пешаваре.

Антихалькистскую позицию заняли и Революционные группы народов Афганистана. Но если САМА пошла на союз с националистами, то они вступили в коалицию с 4 военно-политическими группами умеренных исламистов. 5 августа 1979 года  произошло восстание гарнизона крепости Бала-Хиссар в Кабуле, в которой дислоцировались 26-ой парашютно-десантный полк и батальон "коммандос"16. Против правления НДПА выступили Революционные группы народов Афганистана совместно с вооруженными отрядами умеренных исламистов, которые были объединены в "Афганский фронт бойцов-муджахидинов"17. Они попытались применить похожую тактику, что и НДПА, т.е. опереться на армейские части недовольные режимом. По плану предполагалось поднять восстание в армейских частях в самом Кабуле и в  его окрестностях. За день до намеченного дня выступления план был раскрыт министерством безопасности, и восстание пришлось отменить. Только организаторы акции  в крепости Бала-Хиссар ничего не знали о происходивших событиях и действовали 5 августа по намеченному плану. Восстание в крепости было подавлено. Впоследствии руководство АЛО считало ошибочным союз с исламистами, но признавало, невозможность поступить иначе  в сложившейся тогда ситуации. После оккупации Афганистана группы вели партизанскую войну против советских войск и исламских фундаменталистов. В 1980 году была образована АЛО, которая  издала манифест "Маяк освобождения" (Mash'al-i Rihayi)18, в котором  провозглашалась освободительная война против советской агрессии. Одновременно они вели жестокую борьбу с исламскими фундаменталистами. В 1986 году бойцами из исламистского отряда, который находился в подчинении  Гульбеддина Хекматьяра, был убит лидер АЛО Фаиз Ахмад. Победа исмламистов в 1992 году показала, что установки АЛО и НОФА на развертывание крестьянской войны в условиях Афганистана оказалось маловыполнимой и малоэффективной. Большинство афганского крестьянства было инертно и находилось под сильным влиянием исламских догм. Отряды АЛО и НОФА были малочислены и потерпели поражение от более сильных отрядов исламистов. Для советских историков характерно замалчивание деятельности этих групп.

В Афганистане существовало еще несколько малочисленных групп, ориентировавшихся на  угнетенные слои общества и критиковавших режим с левых позиций. В 1968 году стала выходить газета "Седан аваш"  (Голос масс). Главным редактором ее был Абдул Карем Фарзан. В ней отстаивались принципы некапиталистического развития Афганистана, проведения аграрной реформы в интересах трудящихся и с опорой на трудящихся. В газете, в самых общих чертах, говорилось об ограничении частной собственности, справедливом распределении материальных благ, кооперации трудящихся.

В программе НДПА мало была затронута тема межнациональных отношений и только, в общих чертах, о возможности национального самоопределения в будущем. Между тем, в Афганистане появилась организация, отстаивающая права национальных меньшинств (таджиков, узбеков, хазарейцев и т.д.) с левых и федералистских позиций. В 1968 году бывший член НДПА Тахир Бадахши создал организацию Sitam-e-Milli (национальный гнет). Организация проповедовали идеи крестьянской войны и совместного выступления узбеков и таджиков севера Афганистана против пуштунского доминирования. В организации было два крыла. Более умеренным крылом руководил Бадахши, а экстремистской, более правой, частью - Абхаруддин Баэс. Во время восстания исламистов и шолаистов весной 1975 года сторонники Баэса захватили приграничный район Дарваз. В 1977 году организация разделилась на Революционную организацию трудящихся Афганистана (РОТА), под руководством Т. Бадахши, которая  после Апрельской революции пошла на союз с НДПА. Другая часть, под названием Организация бойцов за освобождение Афганистана А. Баэса, не приняла новой власти и активно боролась против нее. Сторонники Баэса, находившегося в это время в тюрьме,  14 февраля 1979 года похитили американского посла Адольфа Даббса, требуя взамен освободить своего руководителя и троих товарищей по партии19. В дальнейшем, эта часть также пошла на союз с парчамистами и даже имела свои отряды милиции в провинциях Бадахшан и Тахар20. После вывода советских войск в 1989 году и ослабления режима Наджибуллы и НДПА члены РОТА пошли на союз с умеренной исламистской группировкой таджикского полевого командира Ахмад Шаха Масуда21.

Разность идейных установок и социального состава леводемократических групп выразилась, в первую очередь, в неодинаковом отношении к установлению в стране вместо конституционо-монархического правления Захир-шаха личной диктатуры "республиканца" М. Дауда, свергнувшего монархию в июле 1973 года.

НДПА поддержала приход к власти в Кабуле в 1973 году М. Дауда и установление в Афганистане республики. В то время, как шолаисты участвовали в вооруженном мятеже, организованном исламскими фундаменталистами в 1975 году на севере страны и в Панджшерской долине, и неудачно пытались организовать партизанскую борьбу в других районах страны. НДПА, наоборот, участвовала в борьбе правительства Дауда  против реакционной исламской оппозиции и поддерживала намерение Дауда индустриализовать государство. Отсутствие у самого М. Дауда массовой базы, слабость и раздробленность политических группировок местной буржуазии, заставили его искать сотрудничество с организациями НДПА, особенно, среди парчамистского крыла. Впервые в афганской истории некоторый доступ к делам управления получили представители нетрадиционных классовых сил. В составе Центрального Комитета Революции 4 члена ЦК были членами НДПА (3 парчамиста и 1 халькист)22. Членами фракции Парчам НДПА были 6 губернаторов из 26 и 64 начальников уезда из 14023. При Дауде были национализированы все месторождения  полезных ископаемых и действующие шахты и рудники, создана афганская национальная нефтяная компания. Принят закон о национализации банков, реорганизована система сбора налогов и таможенных тарифов. Подверглась ликвидации верхушка торгово-промышленного капитала "группа АНБ", национализировались предприятия компании "Спинзар" и ширката "Насазон". Значительные средства выделялись на создание энергетической базы, производство химических удобрений, добычу полезных ископаемых, дорожное строительство. С помощью СССР были построены Джангалакский авторемонтный завод, завод азотных удобрений в Мазари-Шарифе, хлебокомбинат в Кабуле, Джелалабадская оросительная система, ряд электростанций, газопромыслы, газопроводы и др.24

Но дальнейшее развитие промышленности упиралось в неспособность феодальной системы воспринять нужды национальной экономики. Нужна была коренная ломка  существующих отношений в сельском хозяйстве. Но Дауд не пошел на конфронтацию с феодалами. Были проведены лишь незначительные реформы, неспособные поменять существующее положение. По закону об аграрной реформе предусматривалось наделение землей беднейших крестьян, арендовавших ее при монархическом режиме у помещиков, и ограничение размеров земельной собственности 100 джарибами (20 га). Излишки земли должны были выкупаться у помещиков с рассрочкой платежей на 25 лет25. Было распределено всего несколько тысяч гектаров пахотных земель. Поощрялось кооперативное движение. Было создано 66 кооперативов, в которых были объединены 6 тысяч человек26. В мае 1976 года правительство приняло постановление о прогрессивном земельном налоге, предусматривавшем дифференцированное обложение налогом в зависимости от количества и качества обрабатываемых земель. Эти мероприятия правительства Дауда не могли обеспечить устойчивое развитие государства. Целью реформ Дауда было стремление  подтолкнуть самих феодалов к реформированию своего отсталого хозяйства. М. Дауд, несомненно, вел Афганистан по капиталистическому пути развития, но с сохранением пережитков феодализма, как в экономической, так и в идеологической  жизни страны. Неслучаен, в этом контексте, интерес Дауда к шахскому Ирану, который шел по аналогичному пути развития. Дауд пошел на сближение с Ираном. США были заинтересованы в скорейшей переориентации Афганистана на союз с капиталистическими странами, поэтому они содействовали предоставлению Афганистану 2 миллиардного кредита от иранского правительства. Дальнейшему сближению с США мешала оппозиция этим устремлениям со сторону левых сил и, главным образом, со стороны НДПА. В 1975 году Дауд вывел из правительства всех членов НДПА и усилил репрессии против левых сил. Осенью 1976 года был принят новый Закон о наказаниях, который ввел смертную казнь за преступления, связанные с антигосударственной деятельностью27. Активизировалась правая и левая оппозиции. Шолаисты и Сетам Мелли в 1975 году приняли совместный "Салангский протокол", который ориентировал эти движения на совместную борьбу против даудовского режима. В декабре 1976 года был раскрыт заговор во главе с генералом Саидом Мир Ахмадом28. Репрессивная политика Дауда подтолкнула и халькистов  к подготовке  вооруженного свержения режима. В июне 1977 года на объединительной конференции в Джелалабаде было принято "Заявление о единстве" и две фракции НДПА объединились29. В состав Политбюро ЦК НДПА вошли пять хальковцев и пять парчамистов. Но вооруженные и финансовые секции фракций продолжали деятельность автономно друг от друга. Продолжало существовать и деление на парчамистов и халькистов. Объединяла две группы в НДПА угроза репрессий со стороны даудовского режима. Был принят курс на свержение М. Дауда. Восстание планировалось начать осенью 1978 года.  Здесь в очередной раз выявились серьезные межфракционные разногласия. Халькисты предлагали подготовить вооруженный переворот с помощью верных НДПА офицеров афганской армии и в подходящий момент убить М. Дауда. Б. Кармаль, наоборот, выдвинул "идею всенародной стачки"30. Но события начали развиваться раньше проектируемых планов. В апреле 1978 года в стране сложилась взрывоопасная ситуация. По приказу министра внутренних дел генерала Абдуллы Нуристани был убит член фракции Парчам Мир Акбар Хайбер, бывший редактор парчамистской газеты. Оппозиция ответила 15 000 демонстрацией своих сторонников. Они несли красные флаги и выкрикивали антиправительственные лозунги. Н.М. Тараки выступил перед посольством США и обвинил ЦРУ  в причастности к происходящим событиям. Дауд арестовал лидеров НДПА.  Он также уволил 200 неблагонадежных офицеров. Хафизулла Амин, оказавшийся под домашним арестом, через связных дал сигнал  начать вооруженное восстание. В 6 часов утра 27 апреля в окрестностях кабульского зоопарка состоялось заседание координационной группы по руководству военным переворотом в составе Саида Мухаммеда Гулябзоя (ответственный за ВВС и ПВО), Асадуллы Найяма (ответственный за 4-ю танковую бригаду), Амина Наймаана (ответственный за зенитно-ракетную бригаду) и Мухаммеда Дуста (ответственный за 32-ой полк "командос")31. Решено было блокировать части президентской гвардии в местах ее дислокации, а также захватить президентский дворец и убить М. Дауда. В течение 27 апреля восставшие войска захватили президентский дворец и убили М. Дауда. Был создан Военный Революционный Совет (ВРС). 30 апреля 1978 года ВРС объявил Декрет ?1. Он передавал свои полномочия Революционному Совету, который объявлялся высшим органом государственной власти в Афганистане и влился в его состав. Была провозглашено создание Демократической Республики Афганистан (ДРА). Главой государства стал Нур Мухаммед Тараки, его заместителем Бабрак Кармаль, а министром иностранных дел и первым заместителем премьера, по предложению Тараки,  был назначен Хафизулла Амин, в дальнейшем, он стал премьер-министром правительства ДРА, а Н.М. Тараки президентом страны. Были сформированы правительство и судебные органы. Назначены новые губернаторы и командиры корпусов и дивизий.

Таким образом, в апреле 1978 года власть в Афганистане перешла от блока торгово-промышленной буржуазии и помещиков  к радикально настроенным представителям леводемократического лагеря, состоящего из прогрессивных военных, интеллигенции и госслужащих, поддерживаемых частью национальной буржуазии, рабочими и крестьянами. Перед Афганистаном открывались перспективы леводемократического, антифеодального пути развития общества. Новому правительству предстояло решить аграрный вопрос, дефеодализацию и деклерикализацию общественной жизни, обеспечить равноправие всех наций и народностей, проживающих в стране, а также увеличить экономический рост и провести индустриализацию промышленности.

 

 

 

 

 

 



 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"