Кирилл Мудренко, по-Жизни-Скользящий: другие произведения.

Две Крепости

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    слегка сказочная полу-мистическая повесть о Любви и неЛюбви 90-х годов из цикла "Диплоиды" - к проекту "Мнимые победы"


   Кирилл Мудренко, -------------------------------------------------------------------------------- на-Бегу-Скользящий.
   ДВЕ КРЕПОСТИ
  
------ слегка сказочная и отчасти фаталистская повесть 90-х о Любви и не-любви. -------
   ----------------------------------------------------------------------------------------------------
* 3-х/витковая баталия на Спирали Жизни * с зеркально-батального полотна переменной формы.

Той, Единственной,-Которая-Всюду ------------------- сигнальная версия - 1997 г. ------------
  
Персоналии действа: * Нерушимая Крепость, она же Вожак Стаи --------------------------------------------------------(по совместилову);
   ------------------------------* Добрый Молодец, он же Соловей - Разбойник (к недоумению);
   ------------------------------* Герой Бумажный, он же Бомж Новой Формации или, проще - --------------------------------- Псевдо-Герой (по недоразумению);
   ------------------------------* Картонный крейсер 1 ранга, он же псевдо-Броненосец -------------------------------- (из нужды);
   ------------------------------* Рыцарь Влатанный, он же Принц Упакованный со Свитой -------------------------------- (для интриги);
------------------------------* Стая из подростковой поросли (закадровые сопутствующие -------------------------------- персонажи).
------------------------------* Реальная Женщина (неотъемлемый персонаж ----------------------------------------------------- предшествующей жизни).
------------------------------* Проходные фигуранты (непрошенным скопом). -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- В Зеркале Забав переменной формы.
--------------------------------------------------------
Зеркало Мира ---------------------------------- Этот огонь воспоет моя лира. ------------ В Зеркале видно,----
----------------- есть у меня.------------------- Пусть люди знают: ---------------------------------- кто и как жил.
Хочешь взглянуть,------------- -------------------------------- есть добрая сила - ----------- Видно, кто в песне --
-----------------------так не бойся огня. ----- В Зеркале Мира...--------------------------------- неправду сложил...

К. Никольский, экс-"Воскресенье"

Теперь уже трудно судить о том, насколько необычно началась и развивалась сия интрига. Возможно, нечто, неподвластное нам, легло в её основу и вело её по ухабам страстей. Во всяком случае, тогда так казалось - обоим. Да и потом тоже...
   Это ведь только по интерпретации (вовсе не по жизни) закончилась та встреча довольно банально: в духе Happy End.
   А тогда они были на Подъеме Состязания (не без самоистязания, надобно заметить), на Гребне Страстей. И Услужливая Гордыня вела обоих все к новым коллизиям сюжета. Сейчас со стороны прошедшее представляется довольно занятным: все же что-то в этом было...
   Можно расценивать сию фабулу (местами - в духе мистического романтизма, а кое-где в стиле символического реализма) всерьез, анализировать и делать далеко идущие выводы, а можно разнести все в пух и прах, не оставив камня на камне. Но это же будет зубодробительное занудство... А посему лучше взглянем на все это через Зеркало Забав и оценим увиденное сторонним взглядом. Это им ну/жон серьез - пусть они им и занимаются - а наше дело - благодаря сему Зерцалу стать мудрее. Только надобно предуведомить: Зеркало Забав от частого и неосторожного употребления кое-где треснуло, а потому не обессудьте за возможные невероятные искажения. Такое с ним уже случалось. И не единожды.
   Итак,
Отражение 1:
   Сказ про Крепость.


Только женщиной могло увенчаться мироздание.
Карл Брюллов.
   В общем, жила-была Крепость. Статна была и собою хороша. Много было желающих овладеть ею, да оставалась она подвластна только себе самой. Нелегко ей, конечно, это давалось, поскольку натуру она имела страстную, пламенную - кипучую даже. Так и сдалась бы на милость какого-нибудь ухаря-победителя, откровенно говоря, как ей порою мечталось: до того устала, бедная, на непрестанном стороже жить - сама диву дается, каково ей удалось выстоять до/си. То ли ей на победителей не везло, то ли ухари пошли с гнильцой. Вот, казалось бы этот...ну в самый раз. Ан, нет - в коленках слабоват оказался. Другой: так и другой показал карман пустой. А то еще третий: в долгах погряз, повязан женою ревнивой да детьми сопливыми. Разве ж тут до Любови Высокой...
   А бывало: вот этот хорош, да не/надолго. И то сказать, держался молодцом, пока не налила - аж затрясся весь, бедолага, глазенки заблестели - так и бегают, .
   Ну, про бабников вообще разговору никакого быть не может: что ж это за мужик, который себя блюсти не может, а который и не желает. Он хоть и силен бывает в смысле интима, да только всякая юбка все ж его сильнее. Вот и соображай, что лучше: то ли сила в избытке, да восторг неописуемый, то ли элементарное бабье счастье в меру да по распорядку, как у всех прочих. Да и чего таких винить, ежели им сил отпущено сверх меры - богатыри, герои - на всех хватает. Вот т приходилось довольствоваться самой собой, ведь ничего другого при таком раскладе более не оставалось,- тем паче так проще казалось.
   Но проблемы все же были, и главное из них - натура плотская, да душа одинокая в тоске неизбывной. Она, конечно, хоть и Крепость, а все-таки женского роду, а посему окромя натуры греховной, как и всякая особь женского пола еще и душу мятущуюся имела - это уж так издавна свыше положено.
Искажение 1/1.
   И вот как-то подвернулся один Молодец, воспользовался ее временной слабостью, и одолел-таки... Поманил и умыкнул в края неблизкие. Ну, это еще смолоду случалось, когда она еще и не ведала крепости своей, а потому спервоначалу о том и не тужила особо. Он тогда вполне надежным казался. Жила за ним, как за каменной стеною. Зато через полгода, будто, подменили его, прямо напасть какая-то - всего в избытке в нем оказалось: и за юбками-то он волочился, и к рюмке-то он припадал, а как развоюется, того и гляди, главной башни лишишься. В общем, обернулся Добрый Молодец да Соловьем-Разбойником. Уж и пришлось повоевать ей за долю лучшую, да только понапрасну все оказалось. Ох, и насоздавал же он ей проблем! Уж как она была преданна ему, сколько стерпела всякого от любого своего... Да только все понапрасну оказалось. И что всего хуже: как собака на сене - сам игнорирует и никого другого не подпускает. Да и не до других ей было. За двоих думать довелось - потомство обязывало. Уже не за чувства свои,- за достоинство стоять приходилось - в своем же оплоте со своим же владыкою биться.
   В общем, досталось ей: одно разбитое корыто на дымящихся руинах да полная безысходность; ни сочувствия ни от кого на чужбине, ни поддержки, ни голову приклонить. Да только видать недаром была она Крепость и характер имела воистину крепостной... В итоге променяла она свое разоренное гнездо на флигилек о двух апартаментах: в многоэтажном замке с лифтом, мусоропроводом, да с балконом, хотя и с видом на помойку. Зато недалече от моря да еще в родных краях. И совсем невы/соко: даже к сервису сомнительному в виде лифта прибегать не приходилось - благодать со всеми удобствами - короче, тихий уголок на беспокойном перекрестке в стиле многоэтажного "баракко"! Почти что форт крепостной. Вот так и познала она крепость свою. Вот так и вступила она в свои зрелые годы. А лучшие остались далеко позади - где-то в дымке бессмыслицы и ужаса, сродни худшим из кошмаров, но наяву. И не совсем было ясно, на кой они ей были дадены. Во искупление чего, какой вины?
   Как-то незаметно для себя самой стала оная женщина-с-прошлым по совместительству еще и Вожаком Стаи своей. А Стая составилась из двух потомственных разновозрастных особей обоего полу, собаки боксерской породы да приблудного рыжего кота неведомых кровей. Вот эта-то Стая и обитала в пределах новоявленной Крепости и под ее неусыпным руководством нарабатывала свои особые законы - Законы Стаи, которые были понятны только её членам. Стая была постоянно-в-разгоне. Каждый из них был при деле и исполнял свою особую роль, которую сам же для себя и определил, но любая из их функций была на пользу Стае, а все, что было ей во вред, безжалостно изживалось. Даже бесполезный, казалось бы, в хозяйстве Кот и тот имел свою особую миссию: он как раз и охранял Крепость, свою хозяйку, которая подобрала его однажды. Он-то и являлся несомненным домовым, эдаким хранителем-домашнего-очага.
   Вот так понемногу силами Хозяйки, её неустанными заботами обустроилась сия обитель, наладился её быт и нравы. Обзаведясь всем необходимым, зажила Стая довольно сносно, хотя и не безбедно. Что-то все же было не так: враз и не разберешь. Со временем кое-что стало проясняться и оказалось, что от всего пережитого ранее сделались обитатели Крепости натурами явно невротическими. Другого-то исхода при таком раскладе трудно было бы ожидать. Чрезмерно долгой да кровопролитной была случившаяся междуусобица. Тем паче, что каждой из противных сторон прекрасно были известны слабые да болезненные стороны другой. Туда и били. Из боевых действий редко кто выходит невредим,- лишь самые ловкие да удачливые, а то все больше ранеными да калечеными. О самой Крепости уже было говорено. Досталось и потомству её в виде психической неуравновешенности да личностной ущербности. Ну и завертело Стаю по кругу - невмочь выбраться. Отсюда и известные только им проблемы особого рода. Круговерть, одним словом... Но это только одно. Было еще и
   другое, чисто женского свойства. Малость отошедшее сердце вновь, как по весне, жаждало тепла сердечного, опоры духовной, нежности братской, понимания дружеского. Где ж взять все это разом посреди всеобщего бездушия? Желающие? Желающие были. Да о них уже было говорено. Имелись, правда, и другие. Мелочные, в бездушных масках манекены да "томагочи" - карикатуры мужского роду. Воистину, несовершенно племя людское! А хотелось бы принца да на белом коне. Как быть? Крепка твердыня, да время неумолимо течет сквозь зубья крепостных башен. Течет и точит, как вода, делает свое дело.
   Стоп! Всё - сбой, трещина! То не сама история была, а всего лишь её
   предистория. Ибо всякой приличной истории должно иметь хотя бы одну предысторию. В нашей же истории их аж две кряду. Вот она другая...
  
   /Отражение 2/ Плавучая Крепость для псевдо-Героя.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------
   Сломай дом, построй корабль.
Оставь богатство - ищи жизнь.
/из эпоса о Гильгамеше /
Быть человеком - это много, но быть женщиной еще больше.
М. Ларни.
   То ли жил, то ли был Броненосец. Не то, чтобы очень древний. Скорее, даже наоборот,- совсем недавней постройки. Но мы для себя будем иметь в виду, что ко времени нашего повествования его тактико-технические данные, деликатно выражаясь, слегка утратили свое прежнее значение для кораблей такого класса. Мягко выражаясь,- для боевых действий несколько устарели, тем паче так всегда бывало со всякой военной техникой. Пяток лет от силы - и на слом или же на запчасти.
   Но с этим так не поступишь, ибо был он из нестроевых ополченцев. К тому же к военному делу непригодный с самого начала. Так - одна лишь видимость... Чего надобен этакий? Для, защиты-обороны-камуфляжа построил его некий Бомж-Новой-Формации с лучезарным прошлым: времена-то на дворе нынче настали какие... То был типичный Бумажный Герой с подпалинами с различных сторон, поставленный жизнью в угол на колени в наказание за прегрешения прошлой и текущей жизнях. Ни дать, ни взять - Гражданин Мира,- даром что без "зеленого билета" статуса "Грин кард". А проще сказать,- хронический неудачник-со-стажем. Из тех, что раскаиваются, и все же выводов не делают.
Искажение 2/1.
Еще не так давно он жил среди людей и имел все - дом-семью-работу-увлечения, но не "пришелся-ко-двору" Не в одночасье, но всё обрушилось. И не только оттого, что супруга его была Реальной Женщиной ("любовь - так любовь, семья - так семья" - весьма реально) и потому хотела ВСЁ-и-СРАЗУ,- не по частям. И не потом,- когда-нибудь, а СЕЙ-же-ЧАС! Болезнь такая: "Хочу!-Хочу!-Хочу!". Ну, о-чень заразное и потому весьма распространенное заболевание. Нормальные мужики, в отличие от её "благоверного", более подвержены другой напасти: "Давай! Давай!". Да не пошёл бы он со всеми своими поисками Сути-и-Смысла к такой-то маме... Она-то здесь причем? Восемь долгих лет она ждала... Чего? Надеялась - на что? Традиционный "авось": "стерпится - слюбится". Только не помогли ей ЗАГСы со штампами..."вышла за-муж", называется... Как не было, так и нет ощущения, что ты за-Мужем. Теперь то уже как-забылось, как ей мечталось об этом. Не слюбилось. Она то со своей стороны, как могла... А что она могла - одна?.. "Ведь, если любишь другого, тебя самого уже не как бы не существует: ты весь в том, другом, любимом - ты растворен в нём без остатка, тебя уже нет",- примерно так вполне здраво рассуждала любящая женщина. А этот, Муж, называется... В том-то и дело, что перегорел он еще до неё - со своей Княжной И. - едва не до тла. И женился с тоски: до того устал быть один,- вот и мается теперь без любви. Только и знает, что носится со своими "хоббями", аки дурень со ступою. Стоило для того жениться? Напрасно за него пошла, хотя она-то любила. И сперва не особо заботилась о том: любит-не-любит - куда он денется... Главное - "предложение сделал", хотя и на гражданский брак. Но свёкры запротестовали, так что пришлось ему регистрироваться. И он уж, было, раздумал, когда после пустяшного недоразумения она закатила истерику, да было уже поздно: ее родичи были уже в дороге. Свадьбы, как таковой не было: он настоял - никакой помпы. Всё же жить начали, вроде бы, дружно и в согласии: даже собирались уехать жить к Морю. Затем крепко рассорились: неправедная ревность её обуяла. Он презирал ревнивцев как таковых: Уж если любишь человека, так доверяй ему или не живи с ним вовсе,- так считал он, тем более, что никакой вины за ним не было - один лишь только повод для её мнительности. И два крутых характера... Видать, она всё же не знала не только его, но и себя. Никто её не гнал, и всё же тогда она покидала свои узлы с балкона... Видать, и впрямь невмочь ей стало: раз уж место Принцессы в его "замке" оказалось напрочь занято. Кем? Самим Принцем!
За тот год, что прожили врозь, впервые родила от него - без него, но не знала, вернётся ль он обратно. Ведь он не взял её с собой, когда уезжал к Морю, как она ни умоляла,- до того крепко осерчал за её бегство. Всё же сошлись опять. Уже у Моря, - втроем, но после жили: ни войны, ни мира, и согласия - ни-в-чем. Каждый - сообразно своим представлениям. Тем не менее, сообща они вынужденно несколько раз переезжали с места на место и расходовали себя на обустройство. Подобная неопределенность немало напрягала обоих. Она долго молча терпела их неустроенность, но понемногу, всё чаще, подобно видавшей виды машине с отвалившимся глушителем, стала "тарахтеть" и "пылить" всё больше, что вряд ли это могло ему нравиться и, казалось, не исключало возможную замену...не глушителя,- всего агрегата... Но он на это так и не решился. Она, внимая сторонним советам, сама решилась,- хотя и не сразу...
Итак, она звалась Махрютой...вернее, он так звал: не всегда, но всё же... Не сразу и не вдруг, но до того таки дошло. Кто ж с таким смирится? Если бы любя, и то... Однако, она терпела - до поры. Уж чего ей стоило сносить его пренебрежение - это при её то гордости,- не от малоросской гордыни проистекающей - а к шляхетской спеси восходящей... Как же так? Не оценить её, такую замечательно-видную: спортивно-ловкую, с ослепительной улыбкой, лёгкую в порыве общения с простыми людьми - самую-самую!.. Случалось, скажем, такое настроение, в котором она стихо-творно обращалась к нему:
"Сумей понять, мой дорогой:
Со мной нельзя так обращаться,-
Ты можешь погубить любовь,
А мне не хочется прощаться..." *1*
Но всё по-напрасну. И приходило другое:
"Я о любви давно молчу. И редко плачу.
Тебе я так сказать хочу, и не иначе:
здесь у реки, где на ветру цветут ромашки,
я под мостком тебе хочу стирать рубашки". *2*
И вот уже ей кажется, что дошли они до самого края:
"Я не хочу тебя любить - устала.
Рано?
Боюсь безмолвной тишины всегда.
Уйти?
Хочу влюбленной быть опять.
Смешно?
А как же жить тогда? Скажи.
Молчишь?
Ты не поймешь меня, боюсь...
Глупа?
А как же ты? - ты холоден всегда.
Смириться?

Пришла весна, и все вокруг
опять кружится!
Живу! Мне хорошо с тобой. Кричу:
Влюбилась!
Влюбленности моей нам хватит на двоих -
Я верю!" *3*
Но, со временем и эта Вера уходила, и накрывало иное - усталость и неприязнь: "Ну, сколько можно любить-за-двоих?!" А вслед за тем:
"А счастье было так возможно!..
И ТАК возможно тоже было...
И так,
и этак,
и вот так!..
Другого я не полюбила б,
Когда бы было все не ТАК..." *1*
Нет, не щадил он её самолюбие и, как всегда, был с ней суров. Дважды в гневе прибегнул к рукоприкладству, но вовремя оставил это, когда увидел, что не поможет. А после рождения второй из дочерей ему всё казалось, что она решила его "повязать" детьми. Так он и "девальвировал" себя сам, оказавшись героем ненастоящим - фальшивым. А от таких всегда избавляются рано или поздно, и порою самым радикальным образом, чего псевдо-Герой, как оказалось, давненько исподволь ожидал и отчасти даже был к тому готов. Что и случилось посредством самого решительного ультиматума. Реальная давно уже, вполне осознанно и не очень, действовала по намеченному плану, в котором ему места уже не было: 2-е детей/3-комн. квартира/карьера/полная свобода действий и, наконец,- муж-в-морях - так ей грезилось. И ей всё удавалось: с некоторой, одной ей известной, поры - она насилу терпела своего нерадивого моряка-любителя, пока он не помог ей, как следует, обустроиться. Но сразу вслед затем ей захотелось Любови, которой он дать ей не имел стремления. Пришлось начать усобицу - войну-на-выбывание. И она не стала с ним церемониться, как некогда и он с ней: "На войне - как на войне". Кто - кого. А там известно как: раненых добивают в затылок - штыком и пулей. Так и стал он кругом виноватым: пока он куражился, она, якобы, полюбила другого - без придури,- чужого отца, но Мужика. А этот, умник грёбаный, стал досадной помехой. Теперь уже ничто не могло её остановить. Реальная жена твердо знала силу материнских прав и пользовалась ими в полной мере. Подав на развод, она кинулась делить имущество, включая "виниловую" коллекцию, которую он начал составлять задолго до неё. Он же принялся "делить" детей. Но его "бывшая" средств не выбирала - любые были хороши, даже неприемлемые. Уж лучше так, чем на глазах детей жить не по-людски - так рассудил он. Прожили всего 7 лет (и год - врозь), зато разводились 8 месяцев,- раз уж ему вздумалось настаивать на праве на одну из дочерей. Всё верно: этим и должно было кончиться. А как же иначе, если "она - в лес", а "он - по дрова"? Все продолжал пребывать в своем мирке, интеллектуал "безбашенный"...ничего-то ему не надо. Как с таким жить? Кто знает? Вот и она не знала. Отчего бы ей не считать себя правой? С того, что полюбила всерьёз. А Любви, как и Жизни, незачем испрашивать прав - они сами по себе и есть Высшее Право! А, может, и не было у неё новоявленного пристрастия,- а был лишь повод, как знать... По сей день не ведомо ей, как он насилу сдержался однажды, чтоб не пихануть её, "трындящюю" на него за окном 8-ого этажа за развешиванием белья - над каменистым откосом сопки. Было такое искушение. Не поддался. Хотя и не знал ещё, что впредь - быть ей Орудием Судьбы,- тем, что круто изменит и сурово определит всю оставшуюся... И всё же "мстя" её за поруганную гордыню станет нещадна: с непременными взысканиями да с сопутствующим пресечением доступа к дочерям. Надо ж было умудриться: всех встречных, куда более достойных,- обошел, а её не минул - неспроста это... И когда затем его матери вздумалось спросить: "Ну и для чего тебе всё ЭТО было нужно? Я ли тебе не говорила?", ничего иного он не мог ей ответить, кроме того, как оно и прозвучало: "Чтоб дети родились - именно ЭТИ детки". Невозможно возразить. Но сам для себя он знал, что всегда хотел сыновей, имея мало желания растить невесть для кого предбудущих жён,- при том не сомневаясь в генетической наследственности потомства, он после рождения первеницы всё же не исключал влияния телегонии, поскольку взял то он её не девицей... И всё же сознавал себя их родителем и к детям привязан был по-отцовски, хотя тогда он ещё не имел понимания, какая это прелесть: иметь дочь, а к тому же - вдвойне. Не ведал он в ту пору и того, что значит для них иметь отца: образец "Мужа" - на всю предбудущую жизнь. Равно как и то, что всё в этом мире определяет женщина, а мужчина лишь действует по её определению: известный тезис про "голову" и "шею". Но его "Шея" уже не оставила "Голове" времени это понять,- настолько он исчерпал её терпение: ведь и у неё уже недоставало душевных сил понять, что был он "вещью-в-себе". Да, люби он её, как должно, разве не прониклась бы она с охотою бы все его ценности, разве не пошла бы с ним на что угодно,- разве она ступила бы на "тропу войны"?..
И понеслись их души (в телах) по кочкам...прямиком и зигзагами - аккурат в новую жизнь.

И вот даже будучи преждевременно отправленным в отставку, он решил сделаться рангом повыше, чтобы успешней противостоять опаляющей-прозе-жизни. Герой наш был, что та птица Феникс, даром что Бумажный. Ко времени своего последнего фиаско он, наконец, перестал грезить о романтической лабуде Несбыточного: всяких там парусниках, необитаемых островах, верных друзьях и подругах, коммунах и кругосветных странствиях в стиле Дж. Лондона. Взялся за ум? Да ничего подобного! Просто не до того стало, бедолаге. Видать, изрядно приустал сей не-по-делу романтик - из бывших. И от себя самого, и от своих фантазий. Нужно было как-то устраиваться в обрушившейся на него разом во всей неприглядности жизни земной, насущной и бескомпромиссной к слабакам и неумехам - среди людишек грешных искать свою нишу.
Дурман иллюзий рассеялся и показались Новые Горизонты. Они его не манили. Они отливали багряным и выглядели зловеще. И понял тогда Бомж с искрометным прошлым: настал прежней жизни конец, а весь его лучезарный героизм - не от жизни - он ненастоящий, да и сам он, если и герой, то Герой Бумажный. А бумажные герои никому не интересны: они непрочны, хотя и непорочны бывают, и сгорают они на раз вместе со своим целлюлозным героизмом. Как заявил ему в свое время приятель из породы записных конформистов: "Хороший вы народ, максималисты, да только быстро ломаетесь..." - все учили жить. Сами жили, как блажь на душу положит, но все рвались в первые учителя. Ничего, что сами они не сознавали, ни кто они, ни откуда, ни за-чем. Главное - ЖИТЬ УМЕЛИ. Настало Время-Настоящих-Героев!
Впоследствии где только не жил наш Герой: и у родителей, от которых все же сбежал, и на работе в мастерской, и у подружек, и на "фазенде" - холодном бараке при школе. Он уже примерялся закладывать камин, когда служебный барак-казарма пошел под снос. Так что новая жизнь не только не радовала, но и не давала особых поводов для оптимизма. И Герой наш, даром что Бумажный, а отчет в происходящем отдавал себе весьма отчетливо. И немало нашлось добро-хотов, желающих поучить-да-наставить по -жизни. Да только, надобно заметить, он непрошенных поучений "терпеть ненавидел", то бишь,- напрочь сносить не мог. А потому спервоначалу построил он для защиты от подобных нападок кольцеобразную зеркальную стену, но сжиться с нею не смог: даром что была она всего лишь воображаемой, как было рекомендовано неким автором, Удерживать ее постоянно оказалось ему не по силам. Тогда он изобрел свое: зеркальную раковину, Которая могла бы в момент оказаться в полированной-летающей-тарелке. Тарелка же могла менять статическую форму на динамическую и в мгновение ока исчезать из поля воздействия нападающего. Блестяще было задумано, да вот беда - не работало: удерживать в сознании подобное волевое усилие было и вовсе нереально. Затея сия не прижилась и была отложена до Лучших Времен. Да только когда еще они наступят... Реалии Новой Жизни уже тогда никого особенно не радовали.
   На первое время Прекрасно подошел бы опять же блестящий зонт-переменного-действия с падающими до субстрата секторами-шторками , да с самого начала не заладилось с кулисным механизмом подъема-спуска, И надобно было время, чтобы его улучшить или, хотя бы, упростить. А времени-то как раз и не было: всесторонние нападки все более усиливались.
   Будучи сторонником исключительно радикальных мер, Бумажный стал помышлять о зеркальной броне для танка. Но танк, хотя бы и зеркальный, накрепко привязал бы го к суше, а главное, не смог бы вместить всего потребного. Вот и решился Герой строить броне-носный-крейсер 1-ого ранга.

Творческие изыски и усилия на ниве мобильной фортификации в итоге привели к приемлемому решению.
Хорош был сам проект и недурно удались чертежи Броненосца, да только строить его пришлось из ... упаковочного картона. Вот когда познал проектант, насколько переменилась жизнь, и, как некстати, он оказался за ее бортом.
Проблемой стало не то, чтобы зеркальной броней разжиться (ее и в природе-то не существует), а даже банальное оцинкованное железо, хотя бы БУ-шное,
изыскать (надо же, какой изыск...) в наставшие времена оказалось нереально. Из всего разнообразия бросовых материалов на данном витке эволюции оказались доступны лишь картонные коробки. Их-то как раз в наставшую Эпоху Коммерции развелось всюду видимо-невидимо всяческих калибров, конструкции и дизайна. Вот так и случилось, что не нашлось картону альтернативы как строительному материалу (можем пополнить рубрику "Новое в судостроении" еще одним замечательным "ноу- хау").
Короче говоря, нужда сломила некогда-гордый-дух Бумажного. Но и он не преминул взять реванш: картонные выкройки пропитал доведенной до кипения олифой и скрепил мощными медными скрепами, изъятыми из упаковок. В результате Крейсер получился просто краса/вец ! Даже бутылочные пробки смотрелись вполне реальными заклепками. Всем, знавшим его не накоротке было невдомек, что Броненосец-то картонный и едва держится на плаву. В общем, довольно сомнительный вышел Броненосец, но выглядел вполне натурально и даже ретроспективно-импозантно. Таков уж был наш Герой - Мастер Камуфляжа. С виду - не корабль - конфетка в обертке маломерного судна!
Крейсер скрывал в своих трюмах горечь неудач, а в бункерах вместо угля запасал /плавник да различного рода лантухи,- те, что в изобилии выбрасывало море на доступной ему акватории. А в арсенале и погребах имелись лишь холостые заряды да праздничная и аварийная пиротехника. В целом, вполне пацифистски-мирный был Корабль.
Герой был сам себе и командир, и комендор, и боцман, и кочегар, и, вообще - Вся Команда. Он сам себе играл авралы, сам командовал и сам исполнял свои же команды, приговаривая: "У нищих слуг нет". Все чин-чином, как издавна повелось на флоте. А то все больше рылся в своих бумагах (архив завел), рисовал свои коллажи, мастерил поделки разные - и все это под музыку: уж такой был меломан - питался музыкой (но, говорил, что заряжался). Вполне само-достаточный был типчик: сутками не вылезал из своей шкиперской,- как накатит на него,- одно слово - Бумажный: что с него взять, убогого...
И дымили они на пару исправно, да вот беда: после решающего боя с прежней супружницей (в суде) напрочь заклинило руль и исковеркало гироскоп ком/паса. Вот и ходили теперь оба-два , как на привязи: все время по кругу в пределах береговой видимости, благо, что никто их и не боялся. И бункеровались они только для тепла и дыму, ведь Крейсер-то был с вело-приводом да пару мачт имел для парусов. А все оттого, что Герой наш признавал лишь одну безмоторную технику: уж такой завзятый экологист был, куда там - из ранних. Вот потому-то и не мог наш Бумажный уйти на своем Картонном куда по-далее - ну не ладилось у них, хоть тресни! Изредка псевдо-Броненосец посещали две незрелого возраста особы - дочери псевдо-Героя. В такие дни он забывал свой повседневный образ жизни и они веселились "на всю катушку": купались, устраивали танцы, салюты-фейерверки, играли в самоизобретенную "висячку" или в "пиратов" - развлекались, как могли и бывали счастливы вместе. Но такое случалось нечасто.
А в будни Герой на пару с Бумажным трудились по вахтовой методе и, порою, по-очередно сходили на берег в увольнение или "самоходом", которые сами же себе и дозволяли. Бывало, Бумажный оставался на Корабле, а Герой шел гулять, или же наоборот. И несло тогда его, куда ветер подует. Какой с него, Бумажного, спрос? Вот так и жили - по Кругу.
Такая вот была Плавучая Крепость у псевдо-Героя.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Когда двое желают найти кого-то, чтобы уравновесить свою однополую природу, обоими предполагается, что партнер неприменно явится подарком судьбы. Но когда вскоре выясняется, что это далеко не так, тут-то и возникают проблемы, ждущие того или иного разрешения.
Вот так и бывает: поначалу люди обоих полов сообща пытаются строить Союзы. А вскорости вслед за тем принимаются поврозь возводить Крепости: каждый для себя - уже в одиночестве. Отчего так повелось? Когда и почему от Первого переходят ко Второму?-------------------------------------------------------------------------------------

Но и в цепях должны свершить мы сами---------------------------------------------------------------Тот круг, что боги очертили нам.-----------------------------------------Вл. Соловьев.-------------

Отражение 3. ОСАДА.
-------------------------------------------------


Довольно предысторий! Пора переходить к существу сюжета. Чему быть, того-не- миновать! Никому не избегнуть того, что должно свершиться, того,-что-начертано в Книге Жизни!
Так все и случилось. Соприкоснулись, пересеклись круговерти судеб на контркурсах и повлекло героев к новому витку их жизней. И завертело, закружило... И нам пора переходить к самой истории. Ну что ж, позабавимся...

Встреча. Виток осады - 1 / Отражение - 3а /.
------------------------------------------------------------
Любовь - это счастье,
А счастье - стекло.
Стеклянные вещи
Бьются легко...

Надпись маркером на стене подъезда.

Дело было под вечер. Наш Бумажный был в очередном "самоходе": выскочил на минутку, чтобы условиться по телефону с одной особой о времени рандеву. Героиня же наша тем временем со своей Стаей совершала небывалый по редкости променад по той же территории. Он навел на нее визир своего прицела и салютовал из сигнальной пушки. В ответном приветствии и она выбросила свой флаг. Так и сошлись. Тут же подвернулась общая тема для беседы. И пошло спервоначалу все само-собою: просто, легко, естественно - без напряга. Оба были поражены случившейся непринужденностью. И такая из этого родилась доверительность, что почти сразу она ввела его в пределы Цитадели своей. И оба не преминули поделиться своими бедами, надеждами и тревогами. Они просто замечательно чувствовали и понимали один другого. И Стая приняла его - будьте счастливы!
Ан, нет! Опять сбой случился. Опять трещина. Никак по воле и логике старого Зерцала.
Она вдруг спохватилась, опомнилась. Что-то надломилось, напряглось и перекосилось. Или он ее чем спугнул ненароком... Хотя... его подсознание с первого разу отметило и потом всякий раз фиксировало некое напряжение в ее красивом лице - оно постоянно несло в себе некое хищное выражение, даже когда она радовалась. Эта волевая сосредоточенность была неотделима от нее, как от Вожака на тропе Войны-и-Охоты. Это о многом могло бы сказать, но он не придавал значения. Теперь же припомнилось кстати. Нет, видать не напрасно в ее облике и повадках ему часте6нько мнилось нечто хищно-грациозное: то крадущееся - Вожак-на-Охоте, то стремительное - Вожак на-военной-тропе. Насколько он сумел разобраться, она хоть и устала быть как Крепостью, так и Вожаком, но постоянно в ней жила, вернее - не давала жить, свившись змеей на сердце, тревога: за себя, за потомство, за оплот свой. И тревога эта оказалась сильнее тоски женской. Видать, давал о себе знать прежний, в большей части, негативный опыт. Ей нужен был не просто гарантированно надежный тыл, а Достаток. А наш дурень вовсе и не скрывал, что он партнер невыгодный да к тому же и не думал маскировать некоторые свои слабости. Потому, видать, она в нем и усомнилась. Но, чтобы отринуть недостойные сомнения, ей непременно надобен был Принц. И потребный не замедлил вскорости явиться. Современный, влатанный, упакованный, уверенный-в-себе, на белом фирменном коне по кличке "Марк-2" да еще при собственном деле - Истинный Рыцарь. Настоящий Хозяин Жизни: "папик"-по-призванию - как раз то, что потребно. Жаль, что припозднился: в годах уже,- подержанный, но о-чень надежный и крайне настойчивый. Ничего, что семейный, главное,- знал, чего хочет и как этого добиться. Еще и Свитой при себе держал целую кодлу.
И повелел ей инстинкт пококетничать: как полагается, устроить корриду-турнир - пускай соперники копья поломают. А для того надо держать их обоих при себе на коротком поводке. Некоторое время ей это удавалось,- тогда она вновь ощутила себя не просто женщиной - желанной самкой. Они оба были ей интересны. Но Закон Стаи велит: "Отдайся сильнейшему!". Тому, у кого острее зубы и когти. У кого крепче хватка. Тому, кто догонит. И она побежала, ибо жила-Законами-Стаи. Настоящая Самка! Гранд-дама.
Вот так и пришлось начать ей сеанс-одновременной-игры на двух "досках" разом, разыгрывая изрядно различные комбинации. Но Бумажный, дурень эдакий, вдруг нежданной рокировкой смешал-все-фигуры на своей половине, поломав красиво заверченную ею схему. Такая вот вышла рокировочка с двойной непробиваемой защитой после первого же шаха. Этот странный, симпатичный, нелепый партнер вдруг учуял и остроту крючка, и прочность лески и упругость удилища,- стал рваться и метаться, пока не сорвался и не ушел в-свой-омут. А он так был нужен для затеянной игры. И в том недоумении ей было невдомек, отчего он вдруг "соскочил" на-полном-ходу, хотя логика его суждения была проста и разумна: "Если ей все равно с кем быть, то причем тут я? А, может, ей и нужен такой, как этот...". Вот он и рассудил по-своему: "Бог с тобой, Золотая Рыбка, плыви себе в Синее Море..." да и покинул арену борьбы, уйдя с ковра в самый ее разгар, что не вызвало у рефери-в-юбке ничего, кроме досады. Такая жалость: скучновато без него ей стало, да и нового претендента теперь подзадорить некому стало. Да и поблек он как-то разом, когда не с кем его стало сравнивать. Хотя, впрочем, этот старался-за-двоих: осыпал и подарками разными ее саму и подачками всякими - ее Стаю. Этот, конечно тоже был не-без-комплексов и имел их целый комплект, а потому и доставал ее по-своему. Но и она была не-лыком-шита и лавировала против ветра, как могла, хотя и традиционным зигзагом одной ей известным курсом, но в итоге - к одной ей видимой цели на дальнем бережке. Так что таки-сумела попользоваться сполна его приверженностью к ней, пока он не извел ее своими домоганиями вконец. Тот - первый, который Бумажный своей неожиданной и жесткой рокировкой предоставил ей возможность сосредоточиться на другой доске. И, похоже, он был прав, когда уверял, что этот - другой и впрямь послан ей во-искушение. Ей и ее Стае. И через это они поимели неприятности особого рода - целую череду серьезных проблем. Она-то со своей звериной осторожностью, да наследник, балбес, подвел. Да еще как: зарвался сопляк! Надолго забот-с-тревогами хватило.

Искажение 3/1/1.
-----------------------------------------------
Мы любим тех, кто нас не любит...
Мы губим тех, кто в нас влюблен.
Мы ненавидим, но целуем...
Мы не стремимся, но живем.
*4*
А все началось с того, что Принц-купчина шутейно всучил 16-летнему отроку "фуфловую" 100-долларовую купюру. Этот, тоже деловой, сумел обменять ее в банке на рубли - на руках образовалась куча-шальных-бабок. Недолго думая, паря осуществил свою мечту - купил подержанный "мокик". Гонял на нём повсюду, не слезая. Бабки скоро кончились, и на горючку хватать-не-стало. Тогда он со своей сучкой-"боксером", из-за которого его и взяли, устраивается сторожем на авто-стоянку. Там он втихаря по ночам "шакалит", откачивая понемногу горючку для "скутера". Клиенты уже доверяют ключи, и он паркует машины. Таким манером все и шло некоторое время, пока хитро-мудрый "сто-рож" не залез в чужой бардачок, где и нашел "ствол". Он только лишь повертел его в руках и положил на место. Но ствол пропал! И некоторое время его не могли найти. Точно неизвестно, как оно все вышло: может, клиент решил-его-проучить. Вскоре "пропажа" сыскалась. А тут, весьма некстати, выявились махинации с горючкой: напарник "сдал". Так и вылетел с треском вместе с псиной младо-умник. И ни за что бы не видать ему расчета, если бы мать не предъявив "ксиву" налоговика, не получила-все-сполна. Казалось бы, на этом все: сколь можно... Да как бы не так! Дальше - и того хуже. Теперь сторож-в-отставке едет на мокике к своей тетке, где и дает его покататься меньшому двою-родному братцу. И тот, впервые сев за руль аппарата, не умея ни управлять, ни тормозить, гоняя вокруг дома, цепляется рулем за угол арки. Кончилось скверно: скутер исковеркан, но что еще хуже - рулем разорвана селезенка - кроветворный орган. Парнишка едва не погиб. Сестры тогда рассорились как-будто навек.
Большего мы не знаем, и толковать тут более не-о-чем. Помимо выводов. Так Героиня рассчитывалась за шалые услуги своего Купца-покровителя. Так Принц-покровитель утратил свою власть над ней. И хотя ей изредка все еще приходилось опускать вторую доску для шахмат в качестве моста через ров с водой, что окружал Крепость, отношения их напряглись и были близки к разрыву. Она все не могла могла забыть его "медвежью" услугу. И он уже не-мог-сносить заслуженные попреки чужой ему бабы. Тем и завершился первый виток взаимодействий, но мы-то знаем-и-помним: ничего-изменить-нельзя, и То, что должно произойти, непременно свершится - Фатум, однако... Через полгода наши Герои вышли на

2-й виток борьбы /отражение-3/ Сеанс одновременной игры.---------------------------------------------------------------------------------------
Есть такое мнение:
"Любовь - это неуемное жажда обладания,- стремление подчинить себе объект любви".

Вновь пересеклись "восьмеркой" их Круги. Случай свел их, когда Бумажный крутил педали своей 2-колесной машины в сторону своего Картонного. Командор уже собирался свернуть в сторону рейда, где "на бочке" стоял Крейсер со снятой на время отлучки "ходовой машиной", но...на повороте перекрестка, у которого располагалась Крепость, опять скрестились их взгляды, встретившись ненамеренно не по-своей-воле. Снова увидев ее, он размяк, как картон под дождем. Но вскоре вновь узрел на задворках Крепости вторую игровую доску, которой все-таки пользовались время-от-времени. Он вновь угодил в ту же сеть.
И пошла новая потеха. Интриговали все. Кто, как мог. Как говорится: "В кипящем котле холодного места нет". Каждый тянул одеяло на себя. И Влатанный не сдавался. Костер уже прогорел, но угли еще дымили и жар не угас вполне. Так что подначить Бумажного он был все еще в состоянии, но ролями-то они уже поменялись - и это подкупало и удерживало на орбите дурацкого противостояния. Да и у нее кокетства было в избытке - на обоих хватало. Но что самое забавное: соперники оба не воспринимали друг друга всерьез. Ее стараниями они почти не пересекались, хотя они знали дуг о друге и даже давненько где-то уже встречались в ином качестве. Теперь же предмет их вожделения весьма искусно маневрировал меж ними, хотя прекрасно понимала, что пересекись они вновь, это уже ничего не изменит. Играли они на разных досках-полях,- каждый свою неповторимую партию. Каждый по-своим-правилам. Главное - ей было интересно, а о чувствах не было тогда у ней помыслов - один только расчет. Воистину, женщины не признают никаких нравственных законов в делах сердечных,- одни только настроения сердца, поскольку имеют особую логику, мотивацию, линию поведения и мораль, отличную от общепринятой. Да уж, у женской братии - свои резоны в любви. Они не рассуждают - они чувствуют. И живут сокровенными переживаниями и, фантазируя, руководствуются велениями сердца да изредка,- по-житейски - голосом рассудка. Вот и выходит: куда-ветер-подует. Ветер настроений - вот и вся мораль настроений. По пред-8-мартовским откровениям одной из телеведущих новой формации, в отличие от мужчин ищущих, кого бы им полюбить, женщины стремятся найти того, с кем бы разделить свою Страсть, от которой они давно уже устали... Ну, да ВсеВышний - им судья, раз уж он их такими создал за-чем-то... Тем паче, что многие как раз любить не умеют. Ну, да ничего - научатся еще.
На этот раз все пошло иначе. Похоже, ему негласно предъявлялись новые требования - правила дальнейшей игры. Казалось, Бумажному невдомек, что Крепость непременно желает быть завоеванной - через ожесточенно-остервенелое сопротивление быть безжалостно поверженной его целенаправленными действиями. Пускай, до основания разбитой, пусть даже вероломно, но покоренной,- и никак иначе. Вот к чему вело её женское кокетство. У нее главным мотивом был именно этот. А что она могла? Её, надругавшись, обманули...пересилив, одолели. Её растоптали, воспользовавшись ее женской слабостью. И хотя сама-себе она в том не признавалась, но всегда держала наготове свой по-женски кружевной и по-девичьи непорочно-белый флаг-платок для-ради почетной капитуляции перед достойным противником - вероятным ее победителем. А уж кто он будет - дело второе. Увидит - тогда и оценит покорно. При таких настроениях ей известны были все классические приемы осады крепостей. Как - то: взятие штурмом, измором, блокадой, бомбардировкой, засылкой лазутчиков, подкопом, взрывом поджогом, изменой - подкупом, наконец. При таком обилии способов, этот, первый и не почешется - похоже, он до сель и не слыхивал о них, герой. В этот раз он поставил ввиду Крепости свой походный шатер, этакий тряпочный замок из лоскутов и предпочитал пользоваться своими воротами, идя к ней на переговоры. Другими воротами все еще пользовался его давешний соперник,- изрядно прискучивший, но все еще докучавший ей Упакованный. Ввиду подобного развития событий ей и приходилось пускать поочередно обоих. От всего этого Крепость была недовольна собой, а еще более того - недовольна обоими. Но втайне от себя она все же надеялась, что Бумажный хотя бы ведет подкоп для подрыва стены из своего шатра-замка: ведь для чего-то он поставил его совсем рядом. Хотя бы так, ведь мог же он пойти навстречу ее кокетству, поддержав ее амбиции. Так оно было или нет, знать мог только он одон. Во всяком случае никаких признаков к тому он не подавал, а лишь только и знал, чтобы подсовывать ей под ворота брошюрки на предмет того, под каким предлогом ей лучше сдаться, надеясь раскачать тем самым ее Оплот. Но она их так же возвращала вскоре, не читая. Она и без того была грамотна и знала, чего ей хотеть и все то, что ей было необходимо: обычно всегда так и бывает.
Но вот, как-то вечером, расставшись с ним после решительных переговоров в укромной гостевой беседке в саду у ворот, она, вновь напоенная его энергией, со вздохом отложила в сторону "Капитул о сдаче",- свод своих непременных условий почетной капитуляции, всплакнув, она достала свой заветный кружевной флаг и стала его бережно разглаживать, уже жалея о своем напрасном упорстве и потерянном времени. Так, проклиная нахлынувшую слабость, стала она готовиться к своему последнему параду. Она уже не ждала ни грома пушек, ни яростной атаки. Ультиматум,- наглый и безоговорочно-решительный, так и не был ей предъявлен. Похоже, он все же одолел ее не стратегией, не тактикой, не стенобитными орудиями, а чувственным измором и тактом своим. И решено было поутру сдаться без захватывающего дух боя и противоборства. Что ж тут поделаешь, если такой уж бесхарактерный претендент подвернулся: все-то у него миром да по-доброй-воле - все не как-у-людей.

Искажение 3/2/1.
-----------------------------------------------------
Мы позволяем, не желая...
Мы проклинаем, но берем,
Мы говорим и забываем, о том,
Что любим - вечно лжем...
*4*
Наутро выйдя с флагом на балкон донжона, - главной башни, Гранд-дама подошла к мачте с намерением понять свой сигнал о сдаче. Глядь: нет как не было ни фанзы цыганской, ни Броненосца Картонного, ни Героя Бумажного... Как так? Вот так нежданно-негаданно оборвался второй виток осадной эпопеи. Почему так, а не иначе? А, видно показалось нашему Герою, что выпасают его на коротком поводке, как козлика безрогого, неразумно-безвольного: и к себе не допускают, и от себя не удаляют. А тем временем с ним торгуются, учат жить, да все так, чтоб через себя переступил... Он же подобного обхождения-с-насилием на дух не выносил, поскольку считал, что партнера следует понимать, принимая таким, каков-он-есть, а не пере-иначивать на-свой-манер. И все же сам же он был во всем повинен: давая излишнюю волю бабе, не пожелал довести дело до Почетной Капитуляции, вот и получил вместо нее Банальный Торг. Помимо прочего Картонный вдруг спохватился: к тому времени сей незадачливец-из-героев почти убедился, что изначально носит на себе Венец Безбрачия. С чего такие мысли? А чем иначе объяснишь те приступы умопомрачения, которые накатывают на него всякий раз, когда ему попадается вполне подходящая для жизни кандидатура? Тогда он либо делает не то, что следовало бы, либо не делает того, чего от него явно ждут: и вместо того, чтобы жениться, он уезжает на учебу, теряя любимую,- и никогда уже после не возлюбить никого другого. Он издавна знал за собой эту особенность,- вот и не стал расходовать себя понапрасну. Такие мысли лишь охлаждают любовный пыл. Вот, видать, и решил поберечь себя вновь, раз уж так все пошло.

Вновь разошлись Кольца Судеб, замкнутые в ободья кругами порочной безысходности. Опять распалась Восьмерка Взаимодействий. Но ведь для чего-то сводило их уже дважды?.. Известно Знающим, что Судьба будет водить по Кругу, вернее, Спирали Жизни, если не желаем иль не умеем разобраться во всем своевременно, и будет всякий раз выводить нас на новый виток прежней, кармически определенной завязки. Нам не напрасно говорено было: "Во многой мудрости много печали". Ведь нет ничего страшнее, нежели знать Судьбу свою до конца. Но никто из нас на это особо и не претендует,- разве что по недомыслию изредка иль с досады. Нам хотя бы с пересказанной путаницей разобраться...наворочено сверх всякой меры. И в том нам поможет

Отражение 3в
--------------------
Сердце имеет доводы, которых не знает разум.----------------------------------------------Паскаль.

Виток Спирали 3: Парадные ворота .

случился спустя еще полгода, - как раз вовремя по Циклическим Законам. И только им одним было известно в деталях, как они прожили все это время. Он вовсе не был обделен женским вниманием. Но мы-то знаем, как они вынуждены были жить: бегал каждый по своему Кругу и будут бегать, пока кольца их судеб не сойдутся вновь в восьмерку, а Восьмерка символом бесконечности не развернется в одно,- общее кольцо - пока не станет оно для них единым. Впрочем, детали не так уж важны: они принципиальной разницы не несут. Важны законы, и потому против них детали - вторично-производны от первых.

Искажения 3/3/-1-2-3-4-5.
----------------------------------------------------
Мы безразлично созерцаем,
На искры глаз не отвечаем....
Мы грубо чувствами играем...
И не жалеем ни о чем.
*4*
Он только что расстался с последней из подружек,- землячкой, как оказалось. А жаль: несомненно, достойная кандидатура, вполне пригодная для совместной жизни, хотя,- умея заработать, она никогда не могла толком распорядиться добытым. Но не случилось: главного недоставало - любви. И, конечно же,- с его стороны. Кое в чем она не дотягивала во внешности до его кондово-стереотипных стандартов - эстет гребаный!.. Вот и не "щелкнуло" его душу той начальной искрой влечения и потребной влюбленности, с которой всегда все и начинается. А тепло то было... Так уж у него повелось отчего-то с его ущербным либидо. Конечно, не только во внешности дело.
Взять хотя бы Соню, из музыкальных педагогов подавшуюся "в моря". Уж чем ни хороша - придраться не к чему: цветущий возраст, писаное лицо в обрамлении шикарных волос, изящная фигура с матовой кожей, осанка и манеры аристократки при богатом обертонами голосе - всё было в лучшем виде. Мечта, а не женщина. За такой экстерьер на плавбазе её скоренько перевели из обработки в обслугу, где неизбежно пришлось постоять-за-себя, чтобы не стать банальной "кораблятской подстилкой". Всем хороша была статная рыбачка-Соня,- пока не открыла рот...и тогда весьма странно было слышать от неё отборный мат, между прочим перемежавший её восторженнее отзывы о милом ее сердцу образе жизни "американусов", к коему она безраздельно была устремлена - ничто другое её не интересовало. Но она не прочь была завести себе в родимом порту "бой-френда". И даже знать не желала, чем он тут без неё станет заниматься,- хороша жидовочка, но с вывихом в башке. Зришь на неё и ликуешь. Но стоит ей заговорить - и сладу с ней нет, как не было. "Поиметь" такую всегда приятно, но наш псевдо-Герой, не пожелав махать ей с бережка платочком, чтобы затем поджидать рандеву, а потому отпустил ту "позолоченную рыбку" после пары банок пива под сушёных кальмаров,- так и не воспользовавшись её благосклонностью. Тем более что у него уже имелась подружка-по-вызову,- для дежурного "перепихновения". Но он и этой возможностью не злоупотреблял по своей воле,- вот и держал её на расстоянии. Так чего ради ему менять "сладкую карамельку" на несомую мимо шальным ветром блёстко-шуршащую "обертку"?..
После музыкальной рыбачки пришлось урезонивать, а затем и вовсе отшить бойко-ретивую и сексапильную редакторшу, уже имевшую женатого "утешителя" и всё же искавшую приключений сугубо ради самоутверждения - лишь бы ощутить себя все еще "в форме". "Давай стариться вместе",- в итоге предложила она. Но он стариться не собирался, тем более с ней, и оставил дамочку "на поруках" "доктора-её-тела". Не с его максимализмом (Всё-или-Ничего!) играть в такие игры.
У Залётного и без них хватало мимо-лётных связей. Случались и курьёзы. Немного ему было радости от скоротечного романа с хорошенькой и игривой, как ртутный "живчик", особой, напористо не дававшей ему на курорте проходу до такой степени, что пришлось ублажить пылкую особу, пока до него не дошло, что это всего лишь,- забава замужней дамочки вдали от суженного. Но не в его правилах было развлекать кого бы то ни было в замужестве. Но настойчивая изобретательность Верунчика не шла ни в какое сравнение с остроумием одной весьма неординарно поступившей коллеги,- открутившей дверцу антресоли и, аккуратно сложив винтик к винтику, зазвавшей мастера подсобить в её горе.
А всё горе в том и состояло, что от частой и нещадной эксплуатации сломался вибратор... Вот и довелось тому мастеру поработать "вибратором"... Сперва недолго, - меньше, чем требовалось...просто сомлел прежде времени от роскошества её тела и страсти неуёмной. Затейливая хозяйка сама поторопилась урвать "клок" мужской энергии и всё же была тогда не особо довольна. Пришлось навёрстывать, чтобы соответствовать, однако. Это вибраторы не млеют: знай, себе "молотят" без продыху. Вот и пресса вещует, как нашли один такой портативный "приборчик" у вырубившейся в экстазе леди-британки на полу супермаркета. "Нет уж, всё же лучше жить в семье",- решил он после того анекдота. Почему б ему там не остаться тогда, если вот уже 3 года он обитает на службе,- в отгороженной части обширной мастерской? А тут: симпотная хозяйка с роскошным телом в уютной квартирке в тихом районе у моря... Об этом лучше бы её спросить: "Как так получается: супруг твой "откинулся" с чего-то, а ты цветёшь-и-пахнешь и вновь ко-всему-готова? И что за полтергейст в твоём доме буянит, если ковры со стен сносит неведомой силой?" Нет, не доверял он вдовам: "Куда как разумно - подальше от бешеных баб. Без меня фигурантов для таких целей хватает".

Искажение 3/3/-6.
------------------------------------------------
Мечтаем быть с любимым рядом,
Но забываем лишь о том,
Что любим тех, кто нас не любит...
Но губим тех, кто в нас влюблен.
*4*
Тем временем героиня Крепостная тоже не терялась и в долгу перед мужиками не осталась, когда подвернулся ей вполне подходящий самец залетный: тот еще "спец" по похоти мимолетной - как раз из тех, что никогда ни на ком не женятся. А ради чего бы им жениться? Им и без того клево: "сыт, пьян и нос в табаке"! Но ей тогда как раз того и хотелось: просто утех. Тот плэй-бой потом не раз вспоминался ей не без смущения, как и парочка предшествовавших ему - ради профилактики миомы - не более того. Но все же неловко ей было и перед собой, и перед сынком своим, который уже не только все понимал, но и сам уже усердно осваивался на том же поприще, обретая начальный опыт. А дочка под боком,- уже соображает. Ведь тогда после пары блудливых суток, пресытив свою по-бабьи изголодавшуюся плоть, она враз осознала, что ей более сей "мачо" ни на что другое не надобен и скоренько от него избавилась. Сам же он и подал к тому повод, когда "под занавес акта" чего-то брякнул невпопад на ложе - в её адрес. Тогда она и выдала залётному: "Ну, я тебе сейчас покажу, что такое Настоящая Женщина! Ты меня еще попомнишь! А потом выгоню!" И показала. И выгнала обалдевшего "плэй-боя". Уж чересчур всё незатейливо вышло - по-животному как-то... Такой она себя не любила: всё же она, хотя и блондиниста в меру, но ведь не какая-нибудь там дебильная нимфоманка... И закручинилась: вновь захотелось Любови - большой, светлой и чистой, как вымытый слон...
------------------------------------------------
Этим разом герой наш как раз пересекал траверз Крепости, когда она, заметив это, поспешно салютовала ему с балкона дон-жона. Она и сама-не-ожидала, что будет так рада этой внезапной встрече: хорошо, что не оставалось времени на раздумья и прочие сомнения. Он так же был рад, но держался независимо,- немного даже небрежно. А она, кажется, немного даже заискивала при этом. Но не то суть важно. Важнее другое: Кольца Судеб вновь пересеклись - в третий и, вероятно, последний раз. Выпили мировую. И потекла беседа, в коей оба, кажется, обретали недостающее равновесие, ведущее к гармонии отношений. Понемногу беседа стала оборачиваться монологом. Она что-то рассказывала о том, как жилось ей все это время, не замечая его реакции - а ее и не было: мудрено заметить то, чего нет. Он почти не слышал ее: и без того в достатке знал весь круг ее проблем. Он размышлял. Ему теперь казалось: он изловил-таки Истину за хвост! Он без сомнения увидел, что и она с прошлого раза сделала определенные выводы: то бишь, замуровала вторые, чуждые ему, ворота. Теперь Ворота были только одни - Парадные. Через них его и впустили, как принято принимая Желанного Гостя. А пути к отступлению черными ходами ликвидированы за ненадобностью. И никаких следов двойной игры. Лишь одна, недоигранная с прошлого раза партия. Играть или не стоит делать новый ход? "Хватит играть!- решил он,- за всеми этими играми жить то когда?". Тут-то до них и дошло, что вернулись они к тому же, отчего отпрянули год тому назад. Она тоже все поняла, наконец. Знал он и прежде про ее потребность быть непременно поверженной, чего как раз и не желал делать - не только из любви, но и из уважения к ней. Все-то у него велось мирком-да-ладком, как и всегда,- лишь по осознанно-доброй воле и приязни. Неисправимый пацифист! Вернее, - то, что от него осталось. Ведь говаривал он ей и прежде: "Человек за вас платит сам, и потому он свободен!". Никого не надо ломать - ни себя, ни других. Всем ведь давно известна расхожая фраза: "Научись любить человека таким, каков он есть". "ибо принимаешь индивидуальность, которая рядом с тобой, целиком принимаешь, и тогда происходит чудо растворения, либо нет. Третьего не дано, нечего жить иллюзиями".*5* Ко всему прочему еще оказалось, что он прекрасно был осведомлен и прежде о всех способах осады и штурма всех видов укреплений, но не прибегал к ним, ибо считал их недостойными уловками благородного воителя. Будучи верен себе, он попросту не желал строить отношения на насилии и принуждении, пользуясь правом покорителя. И теперь, нимало-не-думая и не-мудрствуя-лукаво, она вручила ему свой Заветный Флаг и, притом,- с облегчением, коему немало-приятно была при этом удивлена. Ну а он, преклоня колено перед ее доверием, просто склонил непокрытую голову, приложившись губами к его нижнему углу кружевного штандарта. И казалось ей, что, сделав это, он тем самым поцеловал саму трепетную душу ее, которую с таким тщанием берегла она в самых затаенных казематах Крепости своей. И слились Круги их Судеб, замкнулся контур неуправляемых энергий, когда они сомкнули объятья. И полыхнувшим пожаром растопило колючую льдинку в сердце Кая: талая водица, согретая ожившее-встрепенувшемся сердцем, заструилась по жилам, мешаясь с загустело-застоявшейся кровью. Светлый раствор бойко помчал по сосудам, разжижая и веселя кровь. Возрадовалась душа. Возликовала. "Пришло время проявить себя в своем природном качестве!"- только и подумалось обновленному Герою. "И они сошлись, как срослись: шип - в гнездо, выступ - в углубину".*6* Насущная потребность в Любви проявилась открыто и жадно: "Трепещет плоть, изнемогая..." *1* Нет, не напрасно он называл ее впоследствии "моя Зажигалочка".
Так замкнулись Круги непростых Судеб,- согласно единящей воле Великолепной Восьмерки - перетоками равнозначных Энергий, гармонизирующих обоих - в Едином Русле. Может, это и есть Любовь, в которой каждый норовит дерзнуть, попытав счастья - несмотря ни на что? Так уж повелось род от роду, век от веку... Жернова Жизни, тех испытаний, что они сами себе устроили неразумным выбором, обтесали им все углы и неровности, - и тогда все сошлось в Одно Целое - конструкцию. Так и пришло к обоим "Долгое Желание", как называли любовь древние египтяне. И куда только подевались все прежние противоречия? Чудеса! Так сложился Альянс - Союзом Равных.
И стало им тогда враз легко и радостно-просто, как бывало вначале, - при первых встречах, когда от него впервые прозвучало:
"Хочешь вместе со мною отправиться в путь?
Близкий, дальний он - дело неважное.
Мы рискнем наудачу, и не повернуть
Нам назад - мы с тобою отважные.

Мир велик. Перед нами десятки дорог.
По которой пойдем очарованно?
Только помни: когда мы шагнем за порог,
Будем цепью невидимой скованы.
.......................................................
Ты постигнешь небесный закон бытия
Чутким сердцем на грани сознании.
Мы останемся только вдвоем - ты и я
В самом центре всего мироздания.

Дай мне руку свою, про обиды забудь
И отбрось все пустые сомнения,
Мы сегодня с тобой отправляемся в путь,-
Принимай же мое приглашение!" *7*
Но лишь теперь до нее дошло то, что он предлагал ей еще тогда. Ведь лишь сейчас каждый из них впервые отрешился от себя-самого - во-имя-общего и, почувствовав другого, сам стал его частью. И стал думать о нём, пожалуй, более, нежели о себе самом и ощутил вовсе иную любовь, чем пристрастие к самому себе. Отныне оба знали, что есть другой - его второе Я. Потому что люди - это вовсе не Броне-носцы и не Крепости даже, тем более, если речь идет об особе женского рода. Люди - это гораздо прочнее-возвышенней-надежней обыденно-расхожего суждения о других и приязненного понимания о самих себе. Потому что живы ещё на свете Нежность и Ласка. Оттого, что никуда не деться друг от друга Мужчине и Женщине. И не могут они обойтись одна без другого. Этой вот равновесной гармонией и держится мир по сию пору.
Вот так и закончился третий, решающий раунд и всяческая борьба с самими собой сей карде-баталии. Не во внешних проявлениях: не только на уровне эмоционально-ментального осознания, но и на кармическом плане обоих героев. А мне говорят, якобы, народ наш, все одно, любить не умеет... Как видим теперь, кое-кто уже научился. Хотя и не сразу. Теперь за другими дело стало.

"Не обижайте самолюбием ЛЮБОВЬ!
Любить себя - невелика заслуга.
Обиды в нас горят, бушует кровь,
И за терзаньями не видите друг друга.

Коль дан тебе любимый человек,
Он Богом дан, чтоб к Богу с ним стремиться.
Старайся слиться с ним душой навек

   И бойся с ним душой разъединиться.

Когда из двух ты видишь лишь себя,
Обиды стрелы в сердце направляя,
От Бога ты уходишь, Дар губя,
Жестокостью Мир Высший удивляя.

  
Отдать всё сердце, не жалея сил,
   Простить , обид совсем не замечая,
Не требуя награды у светил, -
Вот мудрость наивысшая земная.
   Отдать до капли всё, что есть в душе
Сокрытого, святого, дорогого, -
Вот высшее из всех земных блаженств,
Ведь только эта радость есть у Бога.
   Но если ты один в своей судьбе,
Тебя заботит лишь своя дорога,
То, как ни просишь милости себе,
Ни мира не увидишь ты, ни Бога.
   Родные, я прошу вас вновь и вновь:
Не убивайте самолюбием ЛЮБОВЬ!" *8*

Резюме: обзорно-панорамно.

Когда еще было заповедано людям: жить в Любви и Согласии... Но...то Домострой, то Эмансипация - непременно тому помехой служат.
.
Вместо эпилога: фрагментарно.

Что омрачит, то и научит. ----------------------------------------------------------------------- Со-лже-ницын

Сошлись Круги, сомкнулись тела, угомонились души. Улеглись страсти и совпали интересы. Зажили сообща, укрепляя Крепость для будничной жизни, а все свободное время всей Стаей проводили на Крейсере, бороздя воды дальней и ближней акваторий. И всем стало хорошо и спокойно. То было началом новой иллюзии Гармонии и Благости.

Вот и Реальная женщина не преминула устроить свое немудреное женское счастье, выйдя вскоре замуж за "лишка поддающего" боцмана-промысловика, который, однако, на берегу бывал нечасто, а потому до известной меры был вполне терпим. К тому же - Добытчик. И деток пристроила к такой же верной "кормушке", как и у нее самой.

Ну, а ежели кому интересно, что сталось с Упакованным претендентом на достоинства-и-благосклонность нашей героини, тому можем поведать, что завершилось все очень даже ладно. С чего начал он свою оборотистую деятельность, к тому же его и вернули крутые ребятки Большого Дяди, под "крышей" коего и трудился он нещадно на ниве коммерческих спекуляций. Да так, что и кодла была подсобить не в силах. Враз наехали-"опустили"-обобрали, изъяв все нажитое неправедно-повседневной суетой с шулерством непомерным да маклерством непрестанным. Низринули к былому Кругу ограниченно-невеликих возможностей, исход-за-пределы которого обычно бывает многотруден, и для большинства - невозможно-сомнителен. "Бог дал - Бог взял": "экспроприацией экспроприаторов" это называется. Вполне закономерный итог в эпоху Перемен и Передела неправедно-обретенной Собственности - как раз по-"понятиям"-справедливости в-духе-времени периода-без-Временья. Вот и выходит, что крутые братки могут для кого-то стать орудием возмездия Свыше. И Влататанный, как и все прочие, внове стал Облатанным. Свита его, не мешкая поразбежалась в поисках новых боссов, а сам он вышел из оного катаклизма, аки в кипучее молоко сиганувши - весьма даже чистенький и вполне поумневши, очистившись от груза неправедно нажитого, за то поимев благо-обретенную невинность, как тот младенец безгрешный,- едва не ангелочек... Так что у повести нашей сказочной не только двойное начало, но и конец вдвойне счастливый. Или втройне? Оттого и сказочная она вышла, - даром, что подана из наших дней.
И ты, читатель: Мечтай! Веруй! Надейся! Будь готов ко всему, что ни дарует тебе Провидение,- и Назначенное свершится!
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
*1* - из авторских поэтических изысков;
*2* - Людмила N.
*3* - Т. МедВедь;
*4* - Jya Anikina;
*5*- Ю. Семенов, "ТАСС уполномочен заявить";
*6* - Со-лже-ницын
*7* - Марина Маровская, "Приглашение к путешествию", 1997г.;
*8* - Светлана Пеунова, книга 1 "Главное о человеке" трилогии "Азбука счастья".

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"