Штурман Дора Моисеевна: другие произведения.

Как Ленин Убил Духонина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Казалось бы, о Ленине сказано всё, что следовало сказать. Я имею в виду труды, противостоящие его апологетике. Но явление это, Владимир Ульянов-Ленин, со всеми его деяниями и их последствиями, занимает в мировой истории такое место, что исчерпать его изучение едва ли возможно. По сей день то бюст, то портрет, то рука с указующим перстом возникает за спинами высоких президиумов и над митингующими толпами. А потому позволим себе оживить в памяти российского читателя одно из мрачнейших событий 1917 года, в котором Ленин сыграл главную и типич-ную для себя роль.

  
  
  
  
  
  
   КАК ЛЕНИН УБИЛ ДУХОНИНА
  
  
  
  
   Казалось бы, о Ленине сказано всё, что следовало сказать. Я имею в виду труды, противостоящие его апологетике. Но явление это, Владимир Ульянов-Ленин, со всеми его деяниями и их последствиями, занимает в мировой
  истории такое место, что исчерпать его изучение едва ли возможно.
   По сей день то бюст, то портрет, то рука с указующим перстом возникает
  за спинами высоких президиумов и над митингующими толпами.
   А потому позволим себе оживить в памяти российского читателя одно из
  мрачнейших событий 1917 года, в котором Ленин сыграл главную и типич-ную для себя роль.
  
  ***
  
   Я далека от намерения приписывать все свойства политики Ленина его личным качествам. Скорее так: его личные качества удивительно соответствовали политике и принципам коммунизма в том их виде, в каком они были разработаны Марксом и Энгельсом. И особенно в той их конкретной форме, в какой они реализовались в России. Этим принципам необходимо было в нужном месте и в подходящий момент найти в одном из своих стра- стных адептов столь уникальное сочетание личных качеств, каким обладал Ленин, чтобы они обрели историческую плоть. В такой же мере - этика и тактика, предполагаемые коммунистической доктриной, позволили прояви-ться и реализоваться исключительному комплекту качеств Ленина. У про-тивной стороны не было в 1917-18 гг. ни целостной идейной доктрины, ни последовательной тактической ориентации. Крупных политических фигур подобные тактико-идеологические пустоты не порождают. И эклектиче-ские, аморфные, разрозненные внутри себя движения - тоже.
   Позволю себе отвлечься от страшных событий ноября 1917 года и возвратиться к принципиальным основам отношения коммунистов к демо-кратии. Сейчас это особенно актуально, ибо родовые качества коммунизма должны хотя бы в какой-то мере определять реакцию демократии на акции коммунистов. Невменяемое благородство либералов по отношению к явно преступным, но обладающим демагогической фразеологией организациям легко становится одним из способов самоубийства демократии. Невменяемость и суицид часто соседствуют в медицинских эпикризах, в исторических - тоже.
   Итак, обратимся к полуторавековой давности прошлому, предопределив-шему в большой мере тактику Ленина:
   В марте 1850 года Маркс и Энгельс писали в "Обращении ЦК к Союзу коммунистов":
  
   "...роль, которую немецкие либеральные буржуа в 1848 году сыграли по отношению к народу, в предстоящей революции... возьмут на себя демократические мелкие буржуа, занимающие теперь в оппозиции такое же положение, какое занимали либеральные буржуа до 1848 года. Эта партия, демократическая партия, которая для рабочих много опаснее, чем прежние либералы, состоит из троякого рода элементов:
   1. Из наиболее прогрессивных частей крупной буржуазии, которые ставят себе целью немедленное и полное низвержение феодализма и абсолютизма...
   2. Из демократических конституционных мелких буржуа, главной целью которых было создание более или менее демократического федеративного государства...
   3. Из республиканских мелких буржуа, идеалом которых является германская федеративная республика вроде Швейцарской и которые теперь называют себя "красными" и "социальными демократами" потому, что проникнуты благим намерением уничтожить угнетение мелкого капитала крупным, мелкого буржуа крупным буржуа. Представителями этой фракции были члены демократических конгрессов и комитетов, руководители демократических союзов, редакторы демократических газет."
  
   "Мелкобуржуазно-демократическая партия Германии очень сильна. Она охватывает не только значительное большинство бюргерского населения городов, мелкого торгово-промышленного люда и ремесленных мастеров: за ней идут крестьяне и сельский пролетариат, пока он ещё не нашел опоры в самостоятельном пролетариате городов.
   Отношение революционной рабочей партии к мелкобуржуазной демократии таково: она идёт вместе с ней против той фракции, к низвержению которой рабочая партия стремится; она выступает против неё во всех тех случаях, когда мелкобуржуазная демократия хочет упрочить своё положение в своих собственных интересах."
   "В то время как демократические мелкие буржуа хотят возможно быстрее закончить революцию, в лучшем случае, с проведением вышеуказанных требований*, наши интересы и наши задачи заключаются в том, что------------
  *
   Выше перечислены требования всех трёх фракций демократии (прим. Д.Ш.).
  бы сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее
   имущие классы не будут устранены от господства, пока пролетариат не завоюет государственной власти, пока ассоциация пролетариев не только в одной стране, но и во всех господствующих странах мира не разовьётся настолько, что конкуренция между пролетариями в этих странах прекра -
  тится и что, по крайней мере, решающие производительные силы будут сконцентрированы в руках пролетариев. Для нас дело идёт не об из менении частной собственности, а об уничтожении её, не о затушевывании классовых противоречий, а об уничтожении классов, не об улучшении существующего общества, а об основании нового общества"".
  
   Разве все эти определения партий, разве это намерение заведомо проти-вопоставить "самостоятельную тайную и открытую организацию рабочей партии" (Маркс) явному большинству народа, это заведомое отрицание возможности сравнительно мирного преобразования общества, это легкомысленное стремление вовлечь не более и не менее как весь мир в непрерывную бойню, эта лавина непродуманных, бессодержательных формулировок - разве всё это не фразеология и не миропонимание Ленина 1898-1922 годов (позднее наступит маразм физический)?
   Ленинизм лишь показывает нам, как выглядит на деле попытка осущест-
  вления этих безответственных рекомендаций.*
   А вот ещё некоторые зловещие зёрна, из которых вырастет тактика Ленина:
   "...во власти рабочих затруднить мелкобуржуазным демократам выдвижение вперёд по отношению к революционному пролетариату и продиктовать им такие условия, при которых господство мелкобуржуазных демократов с самого начала будет носить в себе зерно их гибели и последующее вытеснение его господством пролетариата будет значительно облегчено."
   Что потрясает - это абсолютное единство стиля Маркса - Энгельса и Ульянова-Ленина: сделать революцию непрерывной до тех пор, пока все более или менее имущие классы не будут устранены от господства.
  
   Далее - Маркс: коммунисты "не только не должны выступать против такназываемых эксцессов, против случаев народной мести по отношению к не-
  навистным лицам или официальным зданиям, с которыми связаны только
  
  ---------------
  *
   См. Д.Штурман, "Мёртвые хватают живых (Читая Ленина, Бухарина, Троцкого)". Изд. "Overseas Publications Interchange, Ltd.", Лондон, 1982; Д. Штурман, "В.И.Ленин", Изд. "YMCA-PRESS", Париж, 1989; Д.Штурман, "О вождях российского коммунизма", Изд. "YMCA-PRESS", Париж и "Русский путь", Москва, 1993.
  
  ненавистные воспоминания, но и взять на себя руководство ими (эксцесса ми! - прим. Д.Ш.), ...с первого же момента победы необходимо направление недоверия уже не против побеждённой реакционной партии, а против
  своих прежних союзников..."
   А это - ленинское "земля - крестьянам", основы сталинской коллективи-зации, которая Ленину не удалась: коммунисты должны противиться укреплению класса мелких сельскохозяйственных товаропроизводителей; "они должны требовать, чтобы конфискованная феодальная собственность осталась государственным достоянием и была превращена в рабочие колонии (выд. Д.Ш.), обрабатываемые ассоциированным сельским пролетариатом, который использует все преимущества крупного земледелия. "Как демокра-ты объединяются с крестьянами, так рабочие должны объединяться с сельским пролетариатом."
   Вот вам и комбеды, и коллективизация, и трудколонии. Предусмотрено в
  1850 году...
   А это - коммунистичесий "федерализм" и независимость периферии от центра:
   "Далее, демократы либо прямо будут стремиться к установлению феде-ративной республики, либо, если им не удастся добиться единой и нераздельной республики, постараются, по крайней мере, парализовать центральное правительство, предоставив возможно большую самостоятельность и независимость общинам и провинциям. В противоположность этому плану рабочие не только должны отстаивать единую и нераздельную германскую республику, но и добиваться в этой республике самой решительной централизации силы в руках государственной власти. Ни при каких обстоятельствах не может быть терпимо, чтобы каждая деревня, каждый город и каждая провинция ставили новую помеху на пути революционной деятельности, которая во всю свою мощь может быть развёрнута только из центра".
  
   А как же "самоуправление ассоциированных производителей" - "рабочее самоуправление"? Не может же каждый рабочий и даже ассоциированный коллектив "самоуправляться" "только из центра"?
   И, наконец, ещё один документ о безусловной преемственности принципов. С величайшей симпатией и с собственным предисловием печатают Маркс и Энгельс отдельной брошюрой новогодний тост, написанный Огюстом Бланки в тюрьме Бель-Иль-ан-Мер 10 февраля 1851 года, именуя последнего "благородным мучеником коммунизма". По-видимому, они разделяют взгляды "благородного мученика", хотя традиция предписывает считать, что марксизм против заговорщицкой тактики бланкизма. О. Блан-ки в своём тосте, в частности, пишет:
   "Оружие и организация - вот главное орудие прогресса, решительное средство покончить с нищетой.
   У кого меч, у того и хлеб! Перед оружием падают ниц, безоружную
  толпу разгоняют. Франция, ощетинившаяся штыками рабочих, - вот пришествие социализма.
   Для вооруженных пролетариев не будет ничего невозможного, исчезнут
   все препятствия, всякое сопротивление!
   Но пролетарии, которые дают себя забавлять смешными прогулками поулицам, посадкой деревьев свободы, звонкими фразами адвокатов, получат
  сначала святую водицу, потом оскорбления, наконец, - картечь и нищету всегда.
   Пусть же народ сделает выбор!"
  
   Этот текст выходит отдельной брошюрой с панегириком-предисловием Маркса и Энгельса, но Франция 1851 года не Россия 1917 года, и она не взрывается.
   Можно проследить в очередной раз связь большевизма с предшествующими ему направлениями внутри русского революционного движения. Это исследование можно начать сколь угодно далеко: психологическая, тактическая, нравственная основы безоглядного радикализма, диктаторского централизма, заговорщицкие приёмы, нравственный нигилизм и другие качества большевизма росли, несомненно, и из почвы отечественной. Они развивались преемственно, по меньшей мере, сто лет. Но и марксизм в его крайних, радикалистских и экстремистских настроениях и идеях отнюдь неслучайно нашел благодарную почву в очередной, начала 1890-х годов, ипостаси российского крайнего радикализма с характерной для последнего обязательной диктаторско-централистско-максималистской окраской и презрением к "обывательской" морали и этике. Как ни одно другое учение Запада, марксизм не только нёс в себе эти черты, но и облёк их в наукообразную, квазирациональную, импонирующую позитивистскому сознанию форму. Для нестабильной в своей либерализации России это сочетание близких эмоций и псевдологичности было особенно опасным.
   Итак, Ленин - коммунист, марксист, - и его личные качества нашли великолепное поле приложения в тактике, предписываемой его учителями их последователям. Если ему и пришлось изменить на деле многим поло-жени-ям исходной доктрины, то отнюдь не установкам организационным и тактическим. Тактика же самым необходимым образом включает в себя и этику. Есть и ещё одна неустранимая зависимость: чем утопичней "конечнаяцель" политика, тем сомнительней этические основания его тактики.
   После необходимого отступления вернёмся непосредственно к сюжету этого очерка.
  
   ***
  
   Читатель, возможно, интересовался печатным наследием Ленина. И то-гда он вспомнит, как уверенно Ленин предрекал, что при переходе власти в руки "трудящихся" (читай: большевиков) несколько десятков крупнейших капиталистов будут посажены на неделю-другую в холодную и этим ре-прессии против врагов трудящихся ограничатся. Такова была "теория" (точней - демагогия). В первые же дни советской власти она обернулась страшной судьбой последнего назначенного Временным правительством верховного главнокомандующего российской армией генерала Духонина.
   История этого ленинского преступления всегда лежала у историков на ладони, - стоило лишь захотеть увидеть. Она была цинично расписана в официальных изданиях сочинений Ленина, включая пятое, и в других книгах, запрещённых только в конце 1920-х годов, а то и позже. В зарубежных
  же библиотеках, русские отделы которых часто достаточно велики, никто никогда на них и не посягал. Но знать - не хотели. В большинстве своём ни зарубежные, ни отечественные, включая и годы "гласности", историки не пытались восстановить растоптанные совпартийной историографией репутации и развенчать кумиры.
   Начну с отрывков из Љ 221 "Известий ВЦИК" от 23 ноября 1917 года, из
  газеты "Правда" от 26 ноября 1917 года и дополню их данными ПСС (пятого, "полного" собрания сочинений Ленина). Публикации "Известий ВЦИК" и "Правды" были помещены также во втором и третьем изданиях сочинений Ленина. Публикация этих документов в пятом издании отличается от предыдущих тем, что в ней даются чаще полные тексты выступлений Ленина, чем их "газетные отчёты". Само собой разумеется, что за полную идентичность печатного текста истинной речи Ленина ручаться трудно.
   Итак, вот как выглядели узловые моменты разговора Ленина и Крыленко (в пятом издании сочинений - Ленина, Сталина и Крыленко) в "Известиях ВЦИК" Љ 221от 23 ноября 1917 года:
   Ленин предлагает Духонину начать немедленные переговоры о перемирии со всеми воюющими державами, что ранее было ему предложено телеграммой за подписями Ленина, Троцкого и Крыленко.
   "Духонин: Мне совершенно необходимы следующие фактические све-дения:
   1) имеет ли СНК какой-либо ответ на своё обращение к воюющим государствам с декретом о мире;
   2) как предполагалось поступить с румынской армией, входящей в состав нашего фронта;
   3) предполагается ли входить в переговоры о сепаратном перемирии и с кем, только ли с немцами или и с турками, или переговоры будут вестись нами за общее перемирие?
   Ленин настаивает на немедленном начале переговоров, "решительно от-вергая право замедлить это государственной важности дело какими бы то ни было предварительными вопросами", требуя извещения его "каждый час
  о ходе переговоров".
   Духонин: Вопросы мои чисто технического характера, без разрешения которых невозможно ведение переговоров.
   Ленин предлагает разрешать возникающие технические вопросы по ходу
  переговоров и немедленно к ним приступить.
   Духонин: Я могу только понять, что непосредственные переговоры с державами для вас невозможны. Тем менее они возможны для меня от ва- шего имени. Только центральная правительственная власть, поддержанная армией и страной, может иметь достаточный вес и значение для противни-ков, чтобы придать этим переговорам нужную авторитетность для достиже-
  ния результатов. Я также считаю, что в интересах России заключение ско-рейшего всеобщего мира.
   Ленин: Отказываетесь ли вы категорически дать нам точный ответ и ис-полнить нами данное предписание?
   Духонин: Точный ответ... я дал и ещё раз повторяю, что необходимый для России мир может быть дан только центральным правительством.
   Ленин: Именем правительства Российской республики, по поручению СНК, мы увольняем вас от занимаемой вами должности за неисполнение предписаний правительства и за поведение, несущее неслыханные бедствия
  трудящимся массам всех стран и в особенности армиям. Мы предписываем вам под страхом ответственности по законам военного времени продолжать
  ведение дела, пока не прибудет в ставку новый главнокомандующий или лицо, уполномоченное им на принятие от вас дел. Главнокомандующим назначается прапорщик Крыленко".
  
   Примечательно, что в полном тексте "разговора правительства со ставкой по прямому проводу 9 (22) ноября 1917 г." /ПСС, т. 35, стр. 77-80/ в репликах не обозначена фамилия Ленина. Участники диалога со стороны Ставки, генерал Маниковский и генерал Духонин, обозначены везде.
   Разговор ведётся, как уже было сказано, Лениным, Сталиным и Кры-ленко. Почему он помещён в собрание сочинений Ленина, как пере-печа-танный из газеты "Рабочий и Солдат" Љ 20 от 9 (22) ноября 1917 года, совершенно непонятно: неужели Ленин сочинял для каждого его реплики? И ведь помещён-то не в дополнительных разделах тома, а среди ленинских текстов!
   Прислушаемся к словам Духонина. Достойный, ясный, простой язык. Корректность по отношению к собеседникам, вряд ли ему симпатичным. Все его вопросы и замечания элементарно разумны. Тон лоялен, принципиальных возражений против заключения мира у него нет. Высказывания Духонина носят сугубо деловой характер. В сравнении со стилистикой и интонацией реплик Духонина особенно резко проступает абсурдность ленинских требований. Несмотря на нелепость приказа, Духонин в принципе не отказывается взять на себя его выполнение. Он пытается его обдумать, пытается понять, на какой основе, с кем, исходя из чего вести переговоры. Ле-нин не хочет ничего слушать. При полном прочтении диалога, из которого мы дали только отрывки, возникает впечатление, что СНК и не может ни- чего конкретного подсказать Духонину, так как Ленин и сам не знает, что надо делать для заключения перемирия. Кроме того, он не только не готов к этим спокойным, серьёзным конкретным вопросам: у него иная задача. Разговор этот - только повод избавиться от Духонина, заменить его своим человеком, а не вот так, на бегу, нахрапом, заключить перемирие. И не только
  избавиться, а подвести под отстранение Духонина от должности подобие какой-то "правовой" основы. Если попроще - то найти зацепку, "обнару-жить" криминал в его поведении. И потому вместо вразумительных ответов
  раздаются угрозы, слова об "ответственности по законам сурового военного времени". Если бы Временное правительство мало-мальски учитывало эти законы, Ленин и его соратники были бы нейтрализованы ещё в апреле 1917 года, не говоря уже об июле.
   В том же номере "Известий ВЦИК" напечатан ещё один исторический документ:
   - "РАДИО ВСЕМ. Всем полковым, дивизионным, корпусным, армей-ским и другим комитетам, всем солдатам революционной армии и матросам революционного флота".
  
   И опять: во всех собраниях сочинений Ленина, включая ПСС, документ этот перепечатан с цинизмом, который мы сможем оценить только в конце этого очерка.
   Вот как звучит в ленинском пересказе диалог представителей СНК со Ставкой /ПСС, т. 35, стр. 81-82/:
  
   "Переговоры велись от 2 до 4 с половиной часов утра 9 ноября. Духонин делал многочисленные попытки уклониться от объяснений своего поведения и отдачи точного ответа на предписание правительства, но когда предписание вступить немедленно в формальные переговоры о перемирии было сделано Духонину категорически, он ответил отказом подчиниться. Тогда именем правительства Российской республики и по поручению Совета Народных Комиссаров Духонину было заявлено, что он увольняется от должности за неповиновение предписаниям правительства и за поведение, несущее неслыханные бедствия трудящимся массам всех стран и в особенности армиям. Вместе с тем Духонину было предписано продолжать вести дело, пока не прибудет новый главнокомандующий или лицо, уполномоченное им на принятие дел от Духонина. Новым главнокомандующим назначен прапорщик Крыленко.
   Солдаты! Дело мира в ваших руках. Вы не дадите контрреволюционным генералам сорвать великое дело мира, вы окружите их стражей, чтобы избежать недостойных революционной армии самосудов и помешать этим генералам уклониться от ожидающего их суда. Вы сохраните строжайший революционный и военный порядок.
   Пусть полки, стоящие на позициях, выбирают тотчас уполномоченных
   для формального вступления в переговоры о перемирии с неприятелем.
   Совет Народных Комиссаров даёт вам право на это"
  
   Обращение подписано Лениным и Крыленко.
  
   Вся эта, с позволения сказать, "операция" (смещение и замена верхов- ного главнокомандущего) была проведена Лениным без санкции ВЦИК Со-ветов, высшего органа власти советской России, которому было "подчине-но" ленинское правительство, к тому же - "временное" (см. стенограмму II Съезда Советов). Ленин вынужден доложить ВЦИК о переговорах с Ду-хониным и его смещении. И он это делает на заседании ВЦИК 23 ноября 1917 года. Сопоставьте следующий отрывок из его выступления перед чле- нами ВЦИК с приведенным выше разговором по прямому проводу с Духониным и вы увидите, сколько в этих оправданиях демагогической лжи и зёрна какого террора в них таятся:
   "...Я считаю, что любой полк достаточно организован для того, чтобы поддержать необходимый революционный порядок. Если момент, когда солдаты пойдут на переговоры о перемирии, будет использован для измены, если во время братания будет произведено нападение, то обязанность солдат - расстрелять изменников тут же без формальностей.
   Говорить, что мы теперь ослабили наш фронт, на случай, если бы немцы перешли в наступление, - чудовищно. Пока Духонин не был изобличён и смещён, у армии не было уверенности в том, что она проводит международную политику мира. Сейчас эта уверенность есть: воевать с Духониным можно только обращаясь к чувству организованности и самодеятельности солдатской массы. Мир не может быть заключён только сверху. Мира нужно добиваться снизу. ...я против слабых мер и предлагаю не связывать нам в этом отношении руки" /ПСС, т. 35, стр. 88/.
   На заседании ВЦИК звучало множество возражений, но Ленин их кате-горически отмёл. Когда же ему и его правительству действительно при-шлось пришлось заключать сепаратный мир с Германией, и он, и причаст-ные к этой операции его дипломаты действовали вполне профессионально, на межгосударственном уровне, не допуская, разумеется, никакой самоде-ятельности "снизу".
   Ленин вынужден был говорить о смещении Духонина и о замене его пра-
  порщиком Крыленко ещё и на Чрезвычайном съезде крестьянских депутатов 27 ноября 1917 года. Вот как выглядит газетный отчёт этой части его выступления:
   "Тов. Ленин останавливается далее на вопросе о войне. Когда оратор го- ворит о смещении Духонина и назначении Крыленко главнокомандующим, раздаётся смех. - Вам смешно, но солдаты вас осудят за этот смех. Если здесь есть люди, которым смешно, что мы сместили контрреволюционного генерала и назначили Крыленко, который против генерала и поехал вести переговоры, то нам не о чём с этими людьми разговаривать. С теми, кто не признаёт борьбы с контрреволюционным генералитетом, у нас нет ничегообщего, мы предпочтём лучше уйти от власти, быть может, залезть в под-полье, но не будем с такими людьми иметь ничего общего" /ПСС, т. 35, стр. 95/.
  
   О да! Как вы охотно уходите от власти, мы наблюдаем по сей день (октябрь 1993). Да и в том же выступлении, чуть выше, оратором сказано однозначно:
   "Что касается Учредительного собрания, то ...работа Учредительного собрания будет зависеть от настроения в стране, а я скажу: на настроение на дейся, а винтовки не забывай".
   Отметим, что речь эта произнесена 27 ноября 1917 года и в ней сказано, что Крыленко уже "поехал вести переговоры" с Духониным. Для нас эта дата весьма важна.
   Через три дня Ленину пришлось оправдываться в происходящем перед строптивым профсоюзом железнодорожников ВИКЖЕЛем, вскоре разог-нанным. И Ленин снова инсинуирует. Цитируем отрывки из газетного от-чёта о речи Ленина по поводу заявления представителя ВИКЖЕЛя на том же Чрезвычайном съезде Советов крестьянских депутатов:
   "Заявление Викжеля, без сомнения, не что иное, как одно только недо-разумение. Можете ли вы допустить, хоть на одну минуту, чтобы войска, сознающие свой революционный долг, борющиеся за народные интересы, подойдя к Ставке, стали громить вся и всех без предъявления требований, без объяснения, зачем они пришли, хотя бы окружающим Ставку солдатам.
   ...Революционная армия никогда не производит первого выстрела, а злобно выступает только против захватчиков и насильников народа. Если бы было иначе, слово революция утратило бы свой смысл" /ПСС, т. 35, стр. 98/.
   Не могу не отметить, что, во-первых, вождь революции сознательно и бесстыдно лжет ("Революционная армия никогда не производит первого выстрела"), а во-вторых, судя по тому, что речь идёт о разгроме Ставки, всё, о чём будет сказано ниже, к тому времени уже свершилось. Ленин же в продолжении цитируемой речи говорит о Духонине как о живом и борю-щемся противнике мирного договора.
  
  
   ***
  
   Не помню сейчас, каким образом в конце 1960-х или начале 1970-х годов
  ненадолго попала в наш дом изрядно потрепанная книга С.Шиманского "Кошмары царизма и народовластия" /М., 1918, изд. "Революция и культура"/. Кое-что я из этой книги успела выписать и смогла сохранить. Книга эта мне более не попадалась, и я ничего не узнала о её авторе. Но первоисточники, на которые он ссылается во второй части книги, сомнения не вызывают. Сообщая о первых "кошмарах народовластия", С.Шиманский рас-сказывает и о расправе над генералом Духониным. Цитирую отрывки из его сообщения:
   "За два дня до своей кончины генерал Духонин говорил: "Я знаю, что меня ожидает". Но он полагал, что его, подобно многим другим, посадят в Петропавловскую крепость и будут судить. О дикой расправе вооруженных людей над безоружным он не мог думать.
   Он заявил о готовности сдать командование назначенному вместо него Крыленко и ждал его приезда в Могилёв. ...Последний приехал, и к нему в вагон был доставлен в автомобиле Духонин. Вагон стала осаждать возбуждённая и возбуждаемая толпа. Напирали на вагонную дверь. Попытка, очень неуверенная, Крыленко остановить самосуд не имела успеха. Его не слушали и лезли в вагон. Убеждения Крыленко не действовали на толпу. Кто-то из неё потребовал, чтобы толпе "показали" Духонина. Это был лукавый ход. Духонина привели, чтобы показать его толпе. Она пришла в неистовство. Толпа ринулась внезапно на вагонные двери. В вагон, по показанию корреспондента "Русского слова", вскочило несколько красногвардейцев. Один из них развернул белый плакат, в котором было написано: "Военно-революционный суд". Другой подал Духонину бумагу, которую тот прочёл и понял, что его ожидает. В бумаге был написан смертный приговор.
   Этому новому напору сторонников самосуда не было дано решительного отпора новым главнокомандующим Крыленко с его командой. По свидетельству печати, Крыленко только схватился за голову и сидел, не отрывая рук от лица. ...Красногвардейцы стали вытаскивать Духонина из вагона. Генерала держали за плечи и за руки. Он стоял на площадке. Ему удалось вырвать правую руку, и он поднял её в знак своего желания говорить. Но в эту минуту какой-то матрос подскочил и поднёс к его горлу револьвер. Раздались два выстрела. Труп полетел на платформу при криках: - "Ура!"
   Труп был изорван и превращён в кровавую массу".
  
   Поскольку все приведенные нами выше выступления Ленина, предварившие зверскую расправу над генералом Духониным, немедленно публиковались в наиболее массовых рабочих и солдатских большевистских газетах и листках, то именно Ленин и является инспиратором этой расправы. Крыленко получил от Сталина своё в годы "большого террора". Не исключено, что какая-нибудь из фракций великодушного "Мемориала" пытается сейчас увековечить его память. Но он хотя бы закрыл лицо руками. Ленин же провёл задуманную и осуществлённую им операцию хладнокровно и -по сей день - безнаказанно. Напоследок приведу ещё один документ. В "Указателе имён" всё к тому же тому 35 ПСС Ленина (главный редактор тома - М.Панкратова, по чудовищным учебникам которой учили историю поколения советских людей) есть потрясающая, я бы сказала даже, что обжигающая осведомлённого читателя справка о генерале Духонине. Привожу её:полностью:
  
   "Духонин, Н.Н.(1876 -1917) - генерал царской армии, монархист. В сентябре 1917 года буржуазным Временным правительством назначен на- чальником штаба верховного главнокомандующего. После Октябрьской со-циалистической революции объявил себя верховным главнокомандующим и пытался организовать контрреволюционный мятеж против Советской власти. За отказ выполнить предписание СНК от 7 (20) ноября 1917 года о немедленном перемирии и открытии переговоров с воюющими странами в целях заключения мирного договора был смещён со своего поста и арестован в Ставке. Убит восставшими солдатами."
  
   Том 35 ПСС Ленина вышел из печати в 1969 году. То, что его составители и комментаторы позволили себе столь явную и легко опровергаемую советскими же официальными данными ложь, как приведенная выше справ- ка, свидетельствует лишь об одном: о тотальной нечитаемости советскимигражданами, в том числе и остепенёнными историками, даже и с либераль-ными репутациями, литературы такого рода.
  
  
   ***
  
   Всё, что представлено читателю выше, написано мною, в основном, в самом начале 1970-х годов. Несколько слов о 1993 годе. Когда я слушала звучавшие с трибуны и с балкона Белого дома сентябрьские речи макашовско-руцковско-стерлиговского и т.п. генералитета, в моих глазах вставала зловещая картина растерзания - в присутствии ленинского посланца - гене-рала Духонина солдатами и матросами-красногвардейцами, которых привёз
  с собой Крыленко. Напомню: генералу Духонину, никогда себя самозванно
  главковерхом не назначавшему и ни в каких мятежах против большевиков
  принять участие не успевшему, к моменту этой расправы исполнился сорок
  один год. Во время войны генералы вырастали быстро.
   И мне хотелось спросить у каждого, кто в этой ошалевшей и на глазах расчеловечиваемой толпе внутри и вокруг сентябрьского Белого дома носил
  когда-либо офицерскую, тем более - генеральскую, форму: неужели вы все духовные дети прапорщика Крыленко и пьяной ленинской матросни-сол- датни, господа? Неужели нет среди вас ни одного потомка растерзанных Непенина, Духонина, Вирена, Корнилова, вырытого из земли надругательства ради такими же ублюдками, какими были убийцы генерала Духонина? Кого вы продолжаете, господа офицеры и генералы, пусть даже и по заслу- гам отставленные?
  
   /Д. Штурман/
  
   Некоторые фрагменты из этой статьи напечатаны в "Новом Русском Слове" (США).
  
  "Голос Зарубежья" Љ 72 - 73. Стр. 53 - 59. Июнь 1994. Мюнхен. Германия.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Ребенок для магиссы"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"