Щукин Михаил: другие произведения.

Гекатессы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
Оценка: 9.23*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Гекатессы. Рассказ о том, как создавалась геката, жизнь, учеба, приобретения и потери. А еще об окружении, тех кто хоть в какой-то мере соприкасался с гекатой.

Геката.





Пролог

Глава 1. Рождение

Глава 2. 'Детский сад'

Глава 3. 'Детский сад, продолжение'

Глава 4. '"Конец детства"'

Глава 5. '"Ритуал знакомства"'

Глава 6. '"Семья"'

Глава 7. '"Шутка"'

В конец произведения


Пролог



Типовой договор (выдержки)
... 1.
Предмет договора.
Стороны заключили настоящий договор о нижеследующем:
Семья, в лице родных родителей, отказывается от права первого родства в пользу принимающей стороны.
Принимающая сторона, в лице ... ... ..., действующего по доверенности и поручению главы рода, принимает ребенка на правах первого родства путем усыновления (удочерения) и предоставления титула гекатора (гекатессы) его (ее) высочества ... империи Арден, в дальнейшем по тексту старший (старшая) гекаты.
С даты заключения договора передаваемый ребенок утрачивает все права наследования, включая право на титул и имя рода родных родителей.
С даты заключения договора, переданный ребенок считается приемным членом семьи родителя старшего (старшей) гекаты без права имущественного наследования и ношения титула.
Передающая сторона с даты заключения договора считается посторонними разумными в отношении переданного ребенка и не вправе требовать от принимающей стороны какой-либо информации о ребенке, включая место и условия проживания, здоровья и пр. 2.
Особые условия:
Фактом заключения настоящего договора, передающая сторона обязывается не искать самостоятельно встречи или иных контактов с ребенком до наступления оговоренных настоящим договором случаев.
Принимающая сторона гарантирует возможность встречи (знакомства)с ребенком передающей стороной на их территории по достижению последним возраста 5 (пяти) лет. Встреча будет предоставлена приемной семьей сроком не менее 1 (одной) недели с возможностью продления не более чем на 1 неделю, по результатам которой передающая сторона предоставляет или отказывает гекатору в праве использовать имя своего рода на правах вторых родителей с ограниченным в соответствии с правилами гекаты восстановлением прав на общение. Решение оформляется в соответствии с установленным ритуалом при личном присутствии заинтересованных сторон.
При наличии индивидуальных противопоказаний гектора к поездке, по согласованию сторон, возможен перенос сроков встречи(знакомства), или доставка его родителей на территорию гекаты.
Принимающая сторона извещена и согласна с тем, что по достижении ребенком возраста 12 (двенадцать) лет, будет проведен повторный ритуал подтверждения второго родства со стороны ребенка. Решение ребенка о принятии или непринятии второго родства будет являться окончательным, без права оспаривания.
... 3.
Стоимость работ и порядок расчетов
Стороны договорились, что компенсация за передачу родительских прав на ребенка составит ... .... В валюте империи Арден.
Оплата по настоящему договору осуществляется безналичным расчетом, путем перевода на расчетный счет принимающей стороны в любом банке действующем на территории империи Арден.
Принимающая сторона гарантирует выплату названной суммы денежных средств ежегодно, в дату заключения договора, равными долями в течении 7 (семи лет).
Указанная сумма является окончательной и не подлежит пересмотру. Иные виды компенсаций не предусмотрены.
... 4.
Ответственность сторон
В случае нарушения п.6 настоящего договора, решение о степени нанесенного вреда и принятии предупредительных мер принимается Дворцовой канцелярией Императора Арден по согласованию с Советом воспитателей гекаты. Передающая сторона обязывается выполнить предписание имперской канцелярии, включая решение о принудительной изоляции или переселении виновных без возмещения убытков и затрат, с целью исключения повтора произошедшего инцидента.
Новорожденный ребенок передается по факту, 'как есть': Передающая сторона не несет ответственности за не предоставление сведений об унаследованные или вновь приобретенных проблем со здоровьем ребенка. 5.
Обстоятельства непреодолимой силы
Отмена встречи(знакомства), гарантированной п.3 настоящего договора возможна только в случае гибели ребенка в процессе обучения. Принимающая сторона ответственности не несет ответственности и компенсационные выплаты не предусматриваются. 6.
Конфиденциальность
Стороны обязуются не разглашать факт заключения настоящего договора, не обсуждать условия настоящего договора с третьими лицами на срок до официального совершеннолетия ребенка и его официального публичного представления.
Передающая сторона обязывается предоставлять информацию о местонахождении и времяпровождении ребенка третьим лицам и публично в соответствии с легендой, разработанной канцелярией Императорского дворца. 7.
Изменения и расторжение договора
С момента заключения сделки, настоящий договор не подлежит изменениям или расторжению.
....

Из указа Императора об основании системы родовых гекат
Геката создается как обособленное внесистемное подразделение со своей внутренней невыраженной иерархией.
Новая геката формируется автоматически по факту рождения ребенка семьи-основателя из числа новорожденных граждан империи Арден, при условии добровольного отказа последних от родительских прав, а также при обязательном отчуждении от ребенка прав имущественного наследования, социального статуса и титулов первой семьи.
В исключительных случаях допускается включение в состав гекаты иностранных граждан, при условии принятия гражданства их родителями.
Старшим гекаты становится наследник рода-учредителя. В случае его гибели старшинство определяется членами самой гекаты без участия прочих лиц.
Включение ребенка-кандидата в состав гекаты происходит на основе предоставления последнему прав ненаследного приемного ребенка (усыновления/удочерения) родителя старшего гекаты, присвоением пожизненного ненаследного титула 'гекатор'/'гекатесса', далее 'гекатор'.
Датой формирования гекаты считать день вживления универсальной электронной биосхемы в тело новорожденного ребенка (ликалы).
С даты формирования гекаты, каждый ее член за исключением старшего считается принятым на службу империи без права выхода в отставку. Режим службы определяется по достижении совершеннолетия самим гекатором при участии старшего гекаты и имперской канцелярии.
Гектор по праву включения в гекату обладает исключительными правами неприкосновенности члена правящей императорской семьи, его социальный статус определяется социальным статусом старшего гекаты и положением члена семьи правящей династии.
Члены гекаты подчиняются исключительно старшему гекаты. Любые его противоправные действия могут рассматриваться гражданскими или военными судами империи Арден исключительно при участии старшего или назначенных им доверенных лиц из числа своих гекаторов.
Полномочия гекаторов определяются старшим гекаты при участии имперской канцелярии и при необходимости подтверждаются предъявлением ликалы.
Выраженное неуважение к гекате в целом или отдельному ее члену должно расцениваться как неуважение к императорской семье, с рассмотрением комиссией в порядке, предусмотренном законами империи Арден.

Приказ канцелярии Императорского дворца о формировании гекаты
В связи с предстоящим рождением ее высочества Рианны, приступить к формированию гекаты члена императорского рода с базой в ортобе при центральном Императорском дворце.
Ввести в штатное расписание гекаты должности мастера-воспитателя и лорда-распорядителя.
Назначить на новые должности:
На должность -мастера-воспитателя гекаты- Лорд Джаррел Нарейский.
На должность лорда-распорядителя гекаты барона Этарна Варнисова.
Назначить следующих ответственных лиц из числа штатного состава Дворцовой канцелярии по следующим направлениям:
Ремонтные работы, подготовка и оборудование жизнеобеспечения Ортобы гекаты ее высочества - Начальник отдела снабжения Арис Арнисавский;
Лекарское обеспечение, лекарский блок, подбор персонала лекарей и их помощников - Старший лекарь Императорского дворца мастер-лекарь Вэйл Кармивалис.
Строительные работы - Мастер-архитектор отдела архитектуры Конста Ласкиния.
Матеру-воспитателю приступить к формированию списка доверенных лиц по подпору детей-кандидатов в состав Гекаты из числа создаваемого штата гекаты.
Координация между ведомствами по вопросам гекаты возлагается на мастера-воспитателя Джаррел Нарейский.
Общее руководство работами оставляю за собой.
Срок окончания формирования гекаты - дата рождения ее высочества.
Подпись:
Начальник Канцелярии его величества Кушен Палеров.


Содержание
В начало страницы

Глава 1. Геката, рождение


Замок семьи Альнцемер не значился среди достопримечательностей городка Вальштен мира Иссинол. От гуляющих по аллее, разбитой вдоль ограды он был скрыт за тщательно ухоженными кронами деревьев собственного сада.
Местная пресса уже несколько дней судачила о рождении в семье герцогов первенца. Событие не маловажное для всех местных жителей, учитывая, что это пока была единственная кандидатка на наследство семьи. Герцогство даже по меркам этого мира было небольшим и кроме самого городка включало в себя еще несколько небольших поселений, исторически зажатых между двумя реками, протянувшимися почти строго с севера на юг.
Герцогство поставляло на рынок преимущественно зерно разного вида и речную рыбу. Как именно оказалось, что эти земли не были поглощены куда более крупными соседями, да еще и сохранило свой статус герцогства, теперь уж наверно смогли бы ответить только историки-энтузиасты. Но для местного населения это было не важно. Главное, что у них не какой-то там барон, а целый герцог. А имя Альнцемер все же значилось в списках высшей аристократии империи Арденн со времен эпохи углеводородных двигателей.
Все Альнцемеры гордились тем, что их предок был в числе сподвижников первого императора и имел непосредственное отношение к включению мира Иссинол в состав расширяющейся империи.
На время происходящих событий весь род герцога состоял из одной единственной семьи, если не считать побочных ветвей. Старый герцог, немало сделал для процветания своих земель, и жители с благодарностью вспоминали старика, отошедшего от дел пару десятков лет назад и почившего в прошлом году, не дотянув до сто сорокового юбилея всего пару месяцев.
И вот у его наследников пополнение. Правда, почему-то счастливые родители все еще тянули с официальным представлением ребенка публике. Зато местная пресса могла всласть порезвиться, раздувая, а то и выдумывая разного рода слухи, чем развлекала жаждущих развлечений обывателей.
Герцог Эйронас Альнцемер едва разменял шестой десяток лет. Он был высок, под два метра ростом, широк в плечах, с густой каштановой шевелюрой и правильными чертами бледного лица, которые не портила даже легкое ощущение высокомерия. Мужчина стоял около окна спиной к кровати на которой лежала женщина ему под стать.
Их союз начинался как чисто договорной. У соседа была четвертая дочь, у отца единственный сын, только что отошедший от воинской службы в Столичном мире. Одному нужны были связи для ведения дел на рынке. Другой мог их предоставить к обоюдной выгоде.
Родители объяснили все своим отпрыскам и обеспечили им встречу. Те впечатлились, пообщались, встретились еще пару раз уже самостоятельно, да и согласились с отцами ,что это может быть неплохой вариант для них обоих. В конце концов, никаких особых претензий друг к другу они не выдвигали, разве что не сильно выходить за принятые в обществе рамки поведения.
Став супругами, счастливая пара не спешила радовать отцов внуками. На все намеки родственников они отмахивались и смеялись. А и то верно, спешить некуда. Они здоровы и вполне себе довольны жизнью и без детей пока. А на все беспокойство старшего поколения можно и не обращать внимания.
Мир Иссинол был одной из центральных провинций Арден. Со времен зачистки после последнего Великого Раскола самым значимым событием здесь были разве что редкие проезды членов императорской семьи, обычно спешащих по своим делам, да военные маневры небольших гарнизонов. Последних, на попечении Альнцемеров не было. А первые сюда вообще не заглядывали.
Планы на наследников у молодой четы конечно были, но где-то на восьмом, а лучше девятом десятке жизни. И уж точно не так. Герцогиня Эйла даже не была против бастардов. Герцогство не обедне, а пара родственных душ без права наследования только на пользу.
Но Единый похоже имел свое мнение на этот счет и все решил иначе. Небольшая шалость владельца замка с привлекательной служанкой. Не бог весть какой проступок даже с точки зрения супруги. Не всегда же у нее есть настроение для совместного времяпровождения в спальне. И даже общество смотрело на такие истории безо всякого энтузиазма. Благодаря еще Майе-основательнице давно минули времена, когда была оправдана определенная свобода нравов в спальне. Но высшее общество не захотело возвращаться ко временам пуританской морали и предпочитало считать это личным делом каждой семьи. Тем более, что у потомков прошедших некогда генное изменение в последнюю сотню лет с возрастом фиксировалось резкое повышение вероятности развития бесплодия после восьмого десятка лет. И мастера Альтер здесь уже ничем не могли помочь.
Когда лекари известили владельца замка о произошедшем, Что именно послужило тому причиной мало кого интересовало. Служанка ли специально или по недомыслию забыла о предохранении, или воспользовалась дешевыми средствами вместо тех, что дал ей хозяин, или унаследованные от давно почившего предка измененные гены сказались, все это больше не имело значения.
С момента официального признания представителя высшей аристократии отцом или матерью ребенка, в империи вступали в силу совсем другие законы, давно уже ставшие непреложными. И не герцогам было с ними бороться. Если для простолюдинов и ниэлов эти законы предусматривали некоторые исключения, то для высшей аристократии, как наиболее пострадавшей от генных изменений, вердикт звучал однозначно. Зачатый ребенок по сути начинал жить своей жизнью с момента официальной регистрации и вне зависимости от мнения своих родителей. Наказание шло на уровне империи вплоть до лишения последних всех прав на владения и имя рода.
Эйронас был вынужден признать еще не родившегося ребенка и позаботиться о его матери до родов. И в положенный срок в замке появился первенец и наследник, точнее наследница.
Залетевшая мамаша предпочла без разборок исчезнуть из замка. Честно, абсолютно добровольно и даже без давления. Даже собственноручно подписанный официальный отказ на дорогущей бумаге выложила на стол сразу, как проверила счет в банке.
А что делать с младенцем дальше было непонятно.
- Ты мог бы договориться, в конце концов, это твой ребенок. - Злым голосом выговаривала женщина сидящая в постели. - Девчонке можно было бы и доплатить за процедуру. Это же не аборт.
Мужчина только вздохнул и не отводя карих глаз от окна скривил губы.
- Я не меньше твоего хотел мальчика и наводил справки. - Наконец ответил он. - Информация о девочке уходит в базы данных сразу по получении анализов и первых снимков. Ты сама знаешь, как империя относится к вмешательству в геном ребенка. Изменение пола аппаратурой фиксируется сразу и без участия лекарей. Последствия? Спецу, проведшему процедуру, светит даже не тюрьма, сразу на выживание. Отряды зачистки от тварей в колониях всегда нуждаются в смертниках. А уж квалифицированные лекари там на вес золота. Нам с тобой хорошо, если позволили бы поселиться где-нибудь в поселении той же колонии на правах подсобных работников.
- Знаю, но я не хочу заниматься этой... - Дама покосилась на детскую кроватку, в которой мирно спал младенец. - Ты обещал, что наследником станет наш ребенок.
Мужчина не менее равнодушно, даже скорее с досадой покосился на спящего ребенка.
- Я как раз об этом и пришел поговорить. Как ты знаешь, у нашего императора родилась девочка.
- Пусть будет здорова и счастлива. - Кисло кивнула женщина. - Твоей дочке я желаю того же, хотелось бы только чтобы подальше от нашего дома. Будь это хотя бы мальчик...
- Для принцессы начали формировать гекату. - С намеком прервал супругу герцог. - Распорядителем же назначен Этарн Варнисов. Я немного знаю его со времен службы. Отец вел через него некоторые дела по поставкам продовольствия в Столичный мир.
- Ты хочешь сказать, что можешь пристроить ее в Гекату? - Уловила мысль мужа женщина.
- Почему бы и нет? И нам польза, и девочка не пропадет, и Варнас не забудет. Целого герцога уговорил поделиться наследником! Во дворце это ему зачтется.
- Про Гекаты разное говорят. - Вдруг засомневалась молодая мать. - Например, что они могут погибнуть даже во время тренировок. Раз уж родилась, смерти я ей не желаю. Может подберем ей семью, обучим, выдадим замуж. А наследником ты объявишь мальчика.
- Ты хочешь избавиться от ребенка? И как в обществе посмотрят на смену наследника без причины?
- Да, это верно. А если Геката, то вопросов уже не возникнет. - Кивнула дама.
- поэтому я и пришел посоветоваться с тобой. Договор заключается сразу с обоими первыми родителями. Я отец, а вот что выкинет эта девчонка сказать трудно. Хотя возможно если я соглашусь всю компенсацию переписать на нее...
- Ну уж нет. - Женщина буквально взвинтилась на ноги. - Эта дрянь бросила твоего ребенка, считай, подкинула его тебе как щенка. И за это еще будет получать деньги? Сколько к стати?
- Это определяется при заключении договора. Но сумма не маленькая. Для простолюдинки есть возможность не работать несколько лет, даже с учетом ежегодных выплат. Ей есть о чем подумать.
- Эта маленькая дрянь написала отказ? Я сама приму твою дочь в качестве первого родителя. Это подойдет?
- Именно это я и хотел тебе предложить. Развернулся на конец к окну мужчина. Надеюсь небольшой постоянный бюджет на карманные расходы вернет мне твое хорошее расположение. А я могу пообещать, что ...
- Ой, здесь я остаюсь при своем мнении и на редкие интрижки по-прежнему не претендую, лишь бы шло на здоровье и без последствий. А после рождения НАШЕГО сына, даже согласна, чтобы у него появилась компания. Ты уверен, что сможешь пристроить ее в Гекату?
- Абсолютно уверен дорогая. - Улыбнулся мужчина. - Сейчас отказ от родительских прав, в пять лет подтверждение отказа. Но до официального совершеннолетия и публичного представления придется соблюдать легенду, что придумают для нас теневики.
- Какую? - надулась женщина.
- Скорее всего, нам придется всем говорить, что ребенок воспитывается у дальних родственников.
- А-а-а! Это даже к лучшему. Я даже могу предложить пару кандидатур по своей линии. Как ты ее назвал? - Женщина неожиданно потянулась к открывшему глазки младенцу.
- Кора.
- Простенько как-то, ну, пусть будет Кора. Я отправлю согласие на удочерение прямо сейчас. Не будем давать этой дряни шанс все переиграть.

Барон Рассан Карнэлойский старался не смотреть на супругу. Арсана выглядела еще неважно после слуичвшихся буквально два дня назад родов. Но заверяла, и мужа и старших дочерей, что вполне может уже работать по дому.
- Это как же, получается мы ее продадим?, как вещь?
- Лучше думать не об том. - Вздохнул Рассел и еще больше ссутулил плечи. - Лучше думать о том, что ждет нашу девочку здесь. Ферма считай что умерла. В последние годы мы остаемся на плаву только за счет продажи Вромов. А в этом году введен окончательный запрет на наше зерно. Оно не пригодно ни в пищу, ни на корм скоту. Слишком много металлов в нем. Айна и Веста уже большие. Чтобы сохранить им здоровье, придется приобретать дом в Гинталии. На это уйдут все наши сбережения. Арсана, нас ждут нелегкие времена. Голодать наверно не будем. Но на долю Синты останутся старые платья старших сестер, дистанционная учеба и жизнь в не самом благополучном районе заштатной провинции, со всеми его прелестями и недостатками.
- Но отдать ее незнакомым людям...
- Она станет приемной дочерью императора и гекатессой ее высочества. - Не согласился мужчина. -В конце концов у нас будет возможность встретиться с нею через пять лет и все ей объяснить. Пусть она никогда не простит нас и не станет вспоминать. Но у нее будет совсем другая жизнь, недоступная для дочки пусть и барона, но простого фермера в умирающей колонии. И если уж на то пошло, компенсация действительно не маленькая и позволит нам какое-то время протянуть и с фермой и с домом. А потом, если колонию признают непригодной для жизни, будет шанс получить страховку от империи.
- Откуда только этот лорд-распорядитель взялся на нашу голову? - В сердцах воскликнула женщина.
- Он рыщет по провинциям в поисках кандидатов в гекатессы. - Улыбка получилась вымученной, и сразу исчезла с губ мужчины. - По их правилам, можно заключать только один договор в каждой провинции. Центральные не рассматриваются, потому что оттуда набирали Гекату его высочества Литарна. Из оставшихся, выпали те миры, откуда происходят гекаторы его величества. Ну, а этому выпала нелегкая задача посещать сектор, в котором находимся мы. В общем, не так много подходящих по дате рождения дейтей в окружении наместника. Да и желающих отдавать своих детей у местной знати как ты понимаешь, нет желания.
- У меня тоже его нет. - С тоской вздохнула женщина. - И с каких пор колония стала полноценной провинцией Арден?
- Не стала и теперь вряд ли станет. - Согласился мужчина. - Но наш мир Ларнорс подчинен провинции Гинталии. Вот наместник и вспомнил о нас, когда возник вопрос о подборе ребенка и сделал запрос
- Но что мы скажем соседям? Они уже присылают поздравления.
- Скажем что отправили дочь к дальним родственникам. Это все поймут. А когда подрастет, официально она будет числиться в государственном детском учреждении, каких при военных академиях множество. И есть даже такие, куда принимают с пяти или семи лет. Это стандартная легенда для гекатес до их совершеннолетия. Теневики подберут и подставную семью и назовут, в каком учебном заведении она должна будет числиться.
Мужчина с болью вгляделся в личико спящей на руках супруги ребенка и вздохнул.
- Я не вижу другого выхода для нас и для нее. Но главное, возможно это лучшее решение для нашей дочки.
Арсана молча склонила голову к своей малышки и наконец дала волю слезам. Она все понимала не хуже мужа, даже то, что это действительно был выход для ее младшенькой. Но вот так, принимать решение сейчас и сразу было невыносимо трудно. Вся эта история с договором и передачей прав сильно смахивала на предательство и банальную продажу ребенка. Но что еще им остается? Старшим дочкам пять и три годика. Их тоже еще надо поднимать, учить, пристраивать в этой жизни.
- Детям ничего говорить не будем. - Немного успокоившись заговорила она. - Незачем им пока знать какой ценой им достанется нормальная жизнь.
Лорд-управляющий Гекаты ее высочества ради подписания договора не побрезговал даже поцеловать ручку прибывшей в резиденцию наместника Арсаны.
Этарн ради такого дела не отказался бы и посетить захудалую ферму этих родителей. Поиск младенцев, да еще в столь сжатые сроки, вопреки ожиданиям, оказался весьма затруднительной задачей. Абы кого в Гекату ее высочества тащить все-таки не хотелось, особенно учитывая влияние, какое гекатессы приобретут в будущем. И при дворе, да и в Гекатах не принято забывать о тех, кто обеспечил им такое положение в обществе.
Его сильно поджимали сроки. До даты рождения ее высочества оставалось всего несколько дней. Пора было бы уже и возвращаться в Столицу. Но ему до полного счета не хватало двух младенцев. Одного он уже знал где заберет. Герцог Альнцемер, давний знакомец по временам молодости был сам готов привезти свою дочку в столицу.
А вторая девочка как нельзя ко времени родилась у этих, пусть и фермеров, но все же баронов. Удачно получилось заскочить сюда проездом. Теперь правда, чтобы сократить путь придется выйти за границы Арден. Но это не запрещено. Главное, чтобы младенец оставался здоровым и способным принять ликалу.
Он еще раз ободряюще улыбнулся едва сдерживающей рыдания женщине. Как-то влиять на их решение он не имел права и за этим тоже внимательно следили. Не зря же договор подписывался в присутствии свидетелей, допущенных к подобным тайнам. Оставалось держать лицо, скрывать нетерпение и собственный страх, что эти двое передумают. А они могли, он видел это. Такое уже случалось с ним и не один раз. Причем на грани отказа были оба родителя. Странные люди, Единый знает о чем они думают. Дочку забирают, денег дают. Будет на что жить и растить старших. И не абы куда, не в рабство ведь продают, а гекату, предел мечты всей детворы Арден.
И никто не думает о нервах лорда-распорядителя. Он приперся в эту глухомань только потому что тут было пять единиц резерва. Трое из высших слоев, двое из торговых семей, что тоже неплохо. И надо же такому случиться, что все пятеро оказались забракованы лекарем. Повезло, что у этого фермера так вовремя родилась девочка. Если сейчас все сорвется, вот что ему делать?

Первым над планшетом наклонился отец. Договор по традиции заверялся не только браслетом, но и личным росчерком. Этарн даже осторожно выдохнул, когда хмурый мужчина наконец передал стилус своей супруге и отошел.
И снова задержка руки над экраном. Этарн даже дыхание затаил, когда жещина беспомощно посмотрела на супруга. Но тот стоял отвернувшись. Последнее решение родитель должен был принимать сам.
- Ну что же, я уверен, вы приняли единственно верное решение. - Заговорил мужчина сразу, как на плоском экране планшета высветилась надпись о заключении договора.
- Мы можем попрощаться с дочерью? - Женщина нервно осмотрелась.
Этарн мысленно ругнулся, но не стал спорить.
- Зачем же так трагично? Ведь не навсегда вы с нею расстаетесь. Ваш супруг включил в договор пункт о предоставлении сведений о ее здоровье. Дважды в год вы будете получать отчет лекарей.
- А фотографии? Нам нельзя видеться, но фотографии?
- Гекатесс будут часто показывать по инфосети. Вы же знаете.
- Но как я узнаю кто из них моя дочь?
- К сожалению, до ритуала представления в пять лет, это будет закрытая информация.
Этарн уже начал терять терпение. А женщина все еще судорожно прижимала к себе сверток с ребенком, теперь уже не ее.
В след за взглядом лорда-распорядителя женщина испуганно обернулась на подошедшую женщину.
- Это Эльриа, она примет вашу девочку и будет опекать всю дорогу. Не беспокойтесь, в этой дороге у Коры будет отличная компания еще из двух сестер по гекате.
Женщина мягко улыбнулась матери даже не делая попытки забрать ее ношу.
- На уезжать сегодня вечером, наверно будет разумным чтобы мать покормила ребенка сейчас и перед отъездом. Конечно если у Вас есть время.
Фермерша судорожно закивала головой. Да, она согласна, да хоть до утра.
- Вам решать. - Сердито буркнул Этарн. Ему было по большому счету все равно. Но логика в том была. Кормилица с двумя другими младенцами в дороге уже вторую неделю. И ему уже докладывали о сложностях с кормлением.
- Спасибо вам, а вы ... Эльриа?
- Именно, вам придется обращаться ко мне только по псевдониму. - Улыбнулась та и обвела рукой закрытый двор. - Вы можете побыть с дочкой здесь, или зайти в комнату, там есть даже диван. Только за забор выходить нельзя, извините.
- Да мы тут, не беспокойтесь. - Засуетилась женщина. - Вы не думайте, я ничего такого делать не собираюсь.
- Псевдоним? - Фермер, не смотря переживания, уловил немного больше жены, чем вызвал уважение у женщины. - Да, я агент службы безопасности и охраняю детей.
- Я думала вы няня.- Пробормотала Арсана.
- И няня тоже. Но в первую очередь охрана. В том числе и вашей дочери.
Рассел молча покосился на бойца охраны, в отличие от его собеседницы в официальной форме службы теней.
- Мы с ним в одной пятерке. - Пояснила Эльриа. - Он мешать не будет, но оставить наедине с ребенком я вас не могу.
- Да мы понимаем. И все равно спасибо. Наверно это для вас отклонение от правил.
Муж неловко топтался рядом, старательно загораживая жену от чужого взгляда. А Арсана уже ничего не замечала воркуя и прилаживая к груди дочку.

- Лорд-распорядитель, я прошу прощения за несвоевременное второжение.
- Арсана, очень несвоевременное. Переход в этой глуши вымотал мне все нервы. Хотелось бы отдохнуть эту ночь. - Этарн раздраженно смотрел на вошедшую.
Каренти, захудалый мирок в котором наверно даже время остановилось. Весь город провонял густой смесью запахов чего-то горелого, тухлого, показалось даже дыма от дров. Гостиница заявленная как лучшая в городе была подстать, разве что тут все же были кондиционеры. Но спасали они мало, потому что прока они добирались от Перехода, провоняла вся одежда. Но хоть комнаты были чистые.
- К сожалению у нас серьезная проблема. У кормилицы пропало молоко. Мы не можем накормить детей.
- Что? - Этарн судорожно сглотнул.
Не критично, наверно день можно протянуть. Но какой будет скандал! Мало того что поперся через этот третье-сортный мир и вышел за границы империи сразу с тремя гекатессами, так еще и голодом их морил.
- Я займусь этим вопросом.

- Иннера Валдиса Арнисоль.
Из толпы выпускниц вышла стройная скромно одетая девушка и нерешительно обернулась к двум подругам. Те весело помахали ей ладошками.
Она отвернулась и посмотрела на невзрачные двустворчатые двери серого цвета, с единственной надписью приклеенной сбоку 'Распределение'. Как много пришлось преодолеть чтобы оказаться перед этой дверью!
Валдиса отлично помнила, когда решила стать воспитателем. Десять лет не такой и маленький возраст, особенно если ты круглая сирота и воспитанница заштатного государственного детского дома, из числа тех, что империя предпочитает не афишировать и засовывать в самые дальние провинции, и даже там, подальше от столиц, в небольшие городки и поселения.
К империи у нее претензий не было. Дом содержался если не в образцовом, но все-таки порядке. Воспитатели, пусть и отягощенные личными бытовыми проблемами, все же старались хорошо выполнять свою работу. В конце концов, именно воспитатель группы Линара обратила внимание на нескладную девчонку, к которой почему-то тянулась малышня и высказала идею: 'Из тебя бы получился неплохой воспитатель'.
Да и потом, когда она подошла уже с просьбой, не оттолкнула, хоть очень сильно удивилась.
- Куда?
- Институт воспитателей.
- Я знаю, что это такое. - Вздохнула женщина. - Но институт имени Станиского находится в Столице.
- Но я ведь имею право там учиться?
- Имеешь, как все граждане Арденн. - Тяжелый вздох сопровождал ответ вместо фона. - И желающих попасть в него очень и очень много. Пройти конкурс там очень тяжело. Есть и другие институты, в других провинциях.
- Я буду учиться и справлюсь. Вы ведь мне поможете?
- Я помогу тебе, чем смогу.
Валдиса видела сомнения в глазах старой воспитательницы. Но только упрямо нагнула голову, даже не представляя насколько была та права.
Воспитательница действительно помогла. Первые пару лет она лично следила за ее учебой и наблюдала. А потом, как оказалось, написала несколько писем по одной ей известным адресам с просьбой рассмотреть возможность принять целеустремленную девочку и дать ей то ,чего в заштатной провинции она получить не могла.
Когда пришел ответ, она тепло попрощалась со своей теперь уже двенадцатилетней воспитанницей и пожелала всех благ.
- Только пообещай мне, что если не получится со сточным институтом, ты все же рассмотришь варианты попроще.
- Хорошо, пообещаю. - Валдиса была готова обещать все что угодно. Она все равно верила что у нее получится.
Скепсис в глаза воспитателей на новом месте ее уже не смутил. Как и то, что сверстники приняли ее с неприязнью, считая выскочкой. Но администрация детского дома и здесь выполнила свои обязанности. Она стала посещать настоящую школу, с настоящими преподавателями, которым можно было задавать вопросы не по визиофону а лично. А после того, как прошла годовые тесты, в четырнадцать лет ее включили в класс гуманитарной подготовки. Это была еще не победа. Но даже для ее нового дома это было серьезным событием.
В шестнадцать ее неожиданно вызвали к директрисе, которую она видела всего-то несколько раз в жизни. В ее кабинете находился франтовато одетый хлыщ, который осмотрел ее с видимым превосходством.
- Вот, это воспитанница Валдиса Арнисоль. Та самая. - Еле заметная угодливость в голосе директирисы покоробила, но любопытство все же пересилило и она вопросительно посмотерла на хлыща.
- Валдиса, это ниэл Элештан, камердинер сэра Эльса Корнириа. - Со странным воодушевлением снизошли и до нее. - Его хозяин занимается опекунством воспитанников детских домов и обратил внимание на твои успехи.
Валдиса знала об этом роде занятий аристократов и даже некоторых из представителей торгового люда. Лишних обязательств они на себя старались не брать. Поэтому ни удочерение, ни покровительство никому не светило. Но такие опекуны были готовы оплачивать дополнительные занятия, выезды подопечных и даже принимали участие в их содержании. При этом, воспитанники оставались в детском доме и как правило вообще не общались со своими покровителями. Все совершалось через воспитателей и дирректриссу.
Сверстники часто между собой обсуждали возможность попасть в число опекаемых. Огромный плюс в этом виделся в отсутствии каких-либо обязательств перед опекуном. Он платил для достижение каких-то своих непонятных для детей целей, а возможно имел соответствующие обязательства. Поговаривали даже, что обязать к опекунству мог суд за какие-то мелкие проступки, особенно если преступником был аристократ. Их это совершенно не касалось.
- До моего хозяина дошло, что ты не просто хорошо учишься, а собираешься учиться на воспитателя? - С ленцой в голосе заговорил мужчина.
- Да, ниэл.
- Она поставила перед собой цель поступить в столичный институт воспитателей имени Станиского.
Сообщение директрисы вызвало улыбку на лице гостя.
- Моему хозяину не понравится, если его подопечная провалит экзамены при поступлении. Это может навредить его репутации. Возможно девушка сочтет возможным рассмотреть другие варианты?
Он со скукой посмотрел на упрямо наклоненную голову и сделал однозначный вывод:
- Нет, не сочтет. Что же, решение в конце концов принимаю не я.
Валдиса отлично отдавала себе отчет, насколько труднее ей пришлось бы, прислушайся тот к словам своего камердинера. Но Эльс Корнири оказался не лишен некотрой авантюрности. Но что важнее, он принял идею поступления подопечной в один из престижнейших вузов империи как вызов своей личной репутации. Оставшиеся три года до поступления Валдиса приходила в детский дом разве что переночевать. И то, иногда для этого приходилось будить сторожа. Все ее время бодрствования было отдано преподавателям, причем далеко не всегда в группах. Кое кто занимался с нею в индивидуальном порядке. Много времени уходило на то, чтобы добраться от одного занятия к другому. Общественный транспорт был ей не всегда доступен. Зато, у нее появилась повседневная одежда отличная от детдомовской. Опекун не мог позволить себе роскошь, чтобы кто-то усомнился в его способности содержать воспитанника.
Она так и не успела поблагодарить своего опекуна перед отъездом в Столицу. Впрочем, он оказался настолько любезен, что через своего камердинера отписался ей, поздравив с поступлением и пожеланием успехов. Небольшая сумма присланная с письмом позволила ей заплатить за общагу и скромно прожить первые полгода.
Что именно имели в виду воспитатели, когда упоминали состав студентов, Валдиса поняла только здесь. Институт оказался действительно очень популярным. И увы, его диплом ценился достаточно высоко, чтобы сюда стремились и дети аристократов и высокопоставленных чиновников. Выходец из детского дома, тем более из удаленной провинции оказался единственным здесь не только на курсе, а во всем институте.
Теперь же все это было позади. Она прошла весь путь до этой двери.
- Ты смотри, наша сиротка боится. Даже не думала что доживу до такого момента. - Послышался за спиной визгливый голосок Лилиан. Девица как раз была из аристократок. В институте числилась на платном обучении, и после получения диплома работать не собиралась. На курсе было еще несколько таких, скучающих студенток непонятно зачем приходящих на занятия. На первом курсе эта компания пыталась развлечься за счет Валдисы, но быстро отстала за полным отсутствием реакции с ее стороны.
- Ты не бойся, для тебя наверняка припасли местечко в знакомом тебе детском доме, а то и подальше.
Валдиса даже не обернулась на реплику, зачем? Список составлен по успеваемости. Она там числится в первом десятке. А этой компании скучать в коридоре до самого вечера без права покинуть институт. Здесь даже папенькины деньги не помогут.
Знакомая аудитория показалась огромной. На лекции сюда вмещался весь поток, более трехсот студентов. А сейчас за кафедрой расположились двое. Профессора Алкниса, Проректора по учебной части Валдиса знала, хоть и редко сталкивалась. А вот второй мужчина был абсолютно незнаком ей.
- Ну, что же вы, студентка Валдиса? На экзаменах вы были куда смелее, чем сейчас. - Встретил ее жизнерадостным замечанием профессор. - Джаррел Нарейский, на настоящий момент старший инспектор комиссии по делам специальных детских домов. Я попрошу вас уделить ему несколько минут, а я пока отойду чайку попить, если не возражаете.

Валдиса удивленно сморгнула. Названная комиссия имела имперский статус и подчинялась непосредственно совету министров. Структуру образования Арден они проходили еще на первом курсе. Но что делать инспектору на распределении стажеров? Не тот уровень, совсем не тот.
- О ваших достижениях мне известно. - Тем временем заговорил мужчина и постучал ногтем по монитору планшета.
Валдиса непроизвольно прочитала первые строчки из своего личного дела и подняла глаза на говорившего.
- У меня есть несколько вопросов, на которые хотелось бы получить честные ответы.
- Спрашивайте иннер Джаррел. Я постараюсь ответить. - Валдинас напряглась, как на экзамена, что не осталось незамеченным мужчиной.
- Что же, у вас действительно впечатляющие успехи в учебе, тем не менее ваша специализация дети младше семи лет. Почему именно она?
- Во первых, мне нравится заниматься с детьми именно этого возраста.
- Это первая причина, вы можете озвучить другие?
- Если вы читали мое дело, то наверняка знаете что я сирота, не знаю своего рода, и воспитывалась в имперском детском доме. И я прекрасно представляю себе шансы найти себе место в Столице или в Центральных провинциях на должность воспитателя для детей старше семи лет. Я вряд ли составлю конкуренцию выпускникам из местных семей даже из числа простолюдинов.
- Вполне разумно. Частное или государственное заведение?
- Работа гувернанткой не отбрасывается, но мне не интересна. Я бы хотела заниматься с группами детей. Вероятность получить назначение в государственные детские дома или на начальные классы для выпускницы Столичного института выше.
- И вас не пугает работа в детских домах в окраинных провинциях?
- Я там выросла. - Слегка пожала плечами девушка. - Не скажу, что очень жажду вернуться на окраины. Но, если в хотите меня отправить в одно из таких мест на стажировку, спорить не собираюсь.
Валдиса мысленно передернулась, представив визгливый смех, каким встретит ее компания недоброжелателей.
- Как вы относитесь воспитательным заведениям закрытого типа?
- Никак. Я было только в приюте для умственно отсталых детей на практике два года назад. Больше я с заведениями подчиненными вашей комиссии не сталкивалась.
- Ясно. Хотя я имел в виду другое. Возглавляемая мною комиссия контролирует не только названные вами дома, но также специализированные воспитательные группы при учебных заведениях армии, например.
- С ними я тоже не сталкивалась. Да и в них вроде набирают детей постарше.
- Не обязательно. Хотя я согласен с вами, групп младше 7 лет действительно единицы. - Сухо кивнул Джаррел.
- Как вы отнесетесь к стажировке в группе детей с ограниченным уровнем допуска?
- Это будет интересный опыт для меня и я постараюсь справиться с работой. - Дала наиболее обтекаемый ответ девушка.
Она, наконец начала понимать к чему клонит этот странный экзаменатор. Видимо, где-то создана именно такая детская группа при военном учебном заведении. Если это новая группа с неустоявшимся коллективом воспитателей, то привлечь к работе стажеров из института в качестве помощников было более чем разумным. А для нее даже такой вариант был шансом.
Мужчина задумчиво побарабанил пальцами по столешнице и еще раз внимательно всмотрелся ей в лицо.
- Вижу, что вы уже сделали какие-то выводы из нашего разговора. Я надеюсь, вы понимаете, что делиться ими с друзьями в высшей степени не разумно?
- У меня не так много подруг. - Валдиса даже оторопела от такой отповеди.
- Это касается всего времени стажировки. - Хмуро заметил мужчина.
- Ну, и что вы скажете о нашей студентке? - Профессор появился в аудитории все такой же жизнерадостный и даже чем-то довольный.
- Мы договорились. Направь студентку Валдису ко мне. - Краткий ответ сопровождался вставанием, что заставило подняться и девушку. - Жду вас на месте стажировки, не опаздывайте.

Она не сразу осознала ответ, и то, что он относится к ее распределению. Она успела выскочить в коридор, услышать имя очереднго выпускника прозвучавшего в полной тишине. Только после этого она поняла, что что-то не так. На нее смотрели все. Большинство с удивлением, кто-то со злостью и не пониманием. Причем среди последних была и компания Лилиан.
Это было настолько неожиданно, что она остановилась чтобы обернуться на список распределения. На против ее фамилии светилась запись: 'Школа императорского дворца. Младший возраст'.
Валдиса мысленно охнула и постаралась срочно привести в порядок свои мысли. Школа императорского дворца располагалась именно там, где гласило название. Туда принимали и на работу то принимали по конкурсу из спецов с учеными званиями. О случаях, когда приходил запрос на стажировку в институте рассказывали с легким придыханием. В этом году в списках значилось два места. Но об этом Валдиса вспомнила только стоя к списку лицом.
Мечта для любого студента, преподавателя или воспитателя. Причем это была мечта для таких как Лилиан и ее окружение. Для всех кто пониже рангом, это была НЕДОСТИЖИМАЯ мечта. Ну, председатель комиссии, ну удружил! Это же надо было так подставиться! И ведь теперь не объяснишь, что это всего лишь место, куда надо прибыть в первый день. А о самом месте стажировки ты даже не знаешь.
- Да она же никто! Это что надо сделать, чтобы заполучить такое место?! - Громко и возмущенно возопила Лилиан.
Валдиса не успела среагировать. Подружки крепко обняли ее поздравляя с удачным распределение одновременно подталкивая ее к двери и сами развернулись к галдящей компании.
- Учиться надо было, а не полагаться папины денежки.
Валдиса слышала перепалку уже спиной. Ей так и не дали ввязаться в скандал и тем самым поставить под угрозу удачное начало стажировки.
Ночь на празднование в тесной общажной компании, небольшой чемодан со скромными пожитками и бег на рассвете до рейсового глайдера.
Это только считается, что Дворец императора находится в Столице. На самом деле его комплекс занимал огромную территорию на его окраине. Валдиса даже ездила туда на экскурсию. Да и парк разбитый там был любимым местом прогулок горожан и туристов.
До дворца можно было добраться на глайдерах. Но это для нее дорого. А еще туда по транспортной силовой линии ходил поезд. Тот самый, контейнерный. Поговаривали даже что из настоящих транспортных контейнеров времен Великой Волны.
Туристы верили или делали вид, что верят. Для Валдисы важно было другое. И на первом курсе кто-то из подруг выяснил, что три раза в день, утром в обед и вечером, на этот поезд были специальные расценки для служащих дворцового комплекса и всех желающих.
Эти рейсы были всегда забиты под завязку. Но если постараться, то можно занять место. В случае неудачи тоже не беда. Ехать то всего сорок минут.
На входе на перрон она с удивлением обнаружила своего сокурсника кого0то высматривающего в толпе.
- Иннер Карси! - Пройти мимо и не поздороваться было невозможно.
С иннерами оана избегала общаться, но давно взяла за правило запоминать имена и придерживаться официального общения. Карси как раз из таких. Правда поступал на общих основаниях и учился неплохо.
Они знали друг друга, здоровалис в коридорах но не более.
А тут молодой парень вдруг радостно заулыбался ей и без особых церемоний схватил за руку.
- Ну наконец-то, я уж думал ты не успеешь к поезду. Пошли скорее.
Валдиса растерялась на столько что позволила себя протащить два десятка метров до вагона, действительно больше похожего на переоборудованный транспортный контейнер и затащить внутрь.
- Я тут нам места забронировал, ты не возражаешь?
Девушка только покачала головой. Она действительно сне рассчитала время на дорогу. Сорок не сорок минут, но стоять не хотелось. А судя по толпе, найти другую скамейку не получится. К тому же с ходу обижать парня тоже не хорошо.
- На твое место очень метила Лилиан. - Продолжал монолог парень. - Забавно получилось. Ты испортила ей выпускную ночь.
- Никому я ничего не портила. И вообще не знаю как так получилось.
- Ну, проректору виднее. - Пожал тот плечами. Это политика среди семей. Кто-то рассчитывает, другие стараются что-то перехватить.
- А я тут с какого боку? - Валдиса не удержала язвительного тона.
- А ни с какого. Может проректор за что-то взъелся на нас всех, может лично на Лилиан. И чтобы уязвить посильнее, направил в ШИД того, кого там совсем не ждут. Без обид только, лично тебя это совершенно не касается.
Валдиса удивленно покосилась на парня. Ей редко приходилось слышать извинения, даже такие завуалирвоанные от иннеров.
- Какие обиды! Мне действительно нечего было рассчитывать на это место.
Валдиса отметила, что Карси говорил только о проректоре учебной части, обычно занимавшимся распределением. И если сопоставить с ночными разговорами девочек, сама она предпочла промолчать, то получалось что председатель комиссии разговаривал не со всеми.
- А почему ты едешь на поезде? - Решила сменить тему Валдиса.
- А на чем еще? - Вполне натурально удивился нежданный попутчик. - А, ты имеешь ввиду, что вроде как не по статусу. Так мы с тобой едем на службу, а не на прием. Личный глайдер там оставить негде. Все стоянки без исключения вокруг дворца только дневные. Во внутрь пропускают только служебный транспорт.
- Я думала у таких как ты есть пропуска и все такое.
- Да ты что! - Окончательно развеселился парень. - Семь лет проучилась, а в некоторых вопросах так и осталась наивной провинциалкой?! Во дворец ни одна семья не имеет пропуска для личного транспорта. Скажу тебе даже больше, вокруг всего дворцового комплекса нет даже выделенной стоянки для высших слоев общества. Простоять день на общественной стоянке проблем нет. Ночью начнутся вопросы. А они кому-то нужны? Дворцовой охране по большому счету плевать на твой статус и из какого ты рода. В их канцелярии очень вежливые разумные сидят, не только люди. Только объясняться надо лично.
- Но не могут же члены правительства ездить на этом поезде!
- Для этого есть служебные глайдеры. - Немного успокоился Карси. - Но в них стоит система контроля и без допуска не сядешь.
- Все так строго?
- Давно уже, еще со времен Майи-основательницы.
- Ее первый побег?
- Не все сразу, конечно, но сегодня у нее бы не получилось просто так сесть в аппарат, я уже не говорю о захвате управления.
- Но тут курсируют и другие поезда.
Парень обвел взглядом непритязательную обстановку вагона и усмехнулся.
- Нам с тобой надо прибыть к началу рабочего дня. И это единственный поезд, который приходит вовремя. Можно было бы воспользоваться глайдером с водителем. Но я решил побыть скромным.
-Ага, для разнообразия. В конце концов сюда можно прибыть на аренде или машине с автопилотом.
- До начала туристического дня все автоматические системы во круг комплекса подавлены, общественный транспорт, включая арендный не допускается. Так что только личный глайдер. - Карси со вздохом посмотрел на нее так, как будто объяснял прописные истины. И вообще, могу я вспомнить что есть еще одна избранная, которая наверняка поедет именно этим поездом, приехать заранее и занять места?
- Ну, я была здесь всего несколько раз. И такие тонкости мне неизвестны. - Валдиса даже не стала реагировать на столь дикие слова и пропустила их мимо ушей.
- Значит ты не училась на вождение глайдером. Или делал это у себя в провинции.
Валдиса совсем не вежливо вытаращилась на него.
- Откуда? Да я даже не помышляю заиметь личный глайдер.
- Права нужны и для того чтобы водить арендный. В конце-концов, это дешевле машины с водителем или даже с автопилотом, по крайней мере свободного полета.
- Да? А ты откуда знаешь?
- Как все запущено! - Валдиса невольно отметила, что улыбка идет парню. - И в моей жизни бывают моменты, о которых родителям знать не стоит. Глава семейства всегда может проверить, когда и где был личный глайдер.
- Ясно, прошлая ночь как раз таким моментом и была, растянутым до самого утра. - Наконец додумалась Валдиса.
Она уже по-иному окинула взглядом слегка примятый костюм, отметила плохо вычищенные ботинки и не удержалась от смеха. - Неужели Лилиан? Нет серьезно, я слышала, что она имела на тебя виды.
Карис вдруг скривился как от зубной боли.
- Вот уж не думал, что ты собираешь студенческие сплетни.
- Не собираю, но куда же от них деться. Перемолоть косточки высшим аристократам, это для некоторых в моей среде что-то вроде разминки для языка. Поневоле будешь в курсе всех событий.
- Да нет там никаких событий. И с Лилиан у нас нет ничего. И я ей не нужен. Просто со скуки бесится. Диплом считай ей уже купили, а дальше выйдет замуж, скорее даже по рекомендации отца и будет применять полученные знания в воспитании собственных детей.
- А ты злой.
- Просто не люблю дилетантов, какого бы они происхождения ни были. Илилиан хотя бы четко знает, что диплом ей нужен только для престижа отца и не планирует лезть на должности. И заметь, других ведь больше. И ведь пролезут, несмотря на все фильтры типа этой стажировки. Купят рекомендации, получат диплом и дальше семья направит. Да ты сама в этом скоро убедишься.
- Я слышала разговоры, что можно купить место стажировки. И наш проректор...?
- Кто, Алкнис Пальнеийский? - Карис даже поперхнулся от такого предположения. - Я слышал о паре таких случаев. Мой отец как раз учился тогда. Но имен даже он не называл. Больше идиотов на сколько я знаю не было.
- Почему?
- В обоих случаях Алкнис объявил это личным оскорблением и вызвал их в круг равных.
- Проректор? Неужели этот тюфячок когда-то фектова?
- Он ученик одного из лучших мастеров фехтования своего времени. - Сухо заметил парень. - Я тоже до института учился мечному бою несколько летСемейный тренер у нас тоже не последний мастер, но очень не рекомендовал связываться с такими как наш проректор, даже в тренировочном бою. Не наш уровень.
- А с виду и не скажешь. Толстячок, пухленький весь такой, как игрушка.
- На это все и клюют. Он таким с детства был. Склонность к полноте и прочее.
- Семейные знакомства? - Девушка внезапно вспомнила с кем разговаривает и заметно смутилась. - Извини, не мое дело.
- Проехали. Было бы неплохо, но нет. И отец и я знаем его только как проректора по учебной части. И то, что подъезжать к нему с нехорошими предложениями опасно для жизни. А то, что за все годы нашего обучения он не входил в круг равных говорит только о том, что наш проректор успел сильно подсократить число не совсем умных разумных.
- Я думала наемники всегда находятся в таком деле.
- Наемники да. А вот нанимающим приходится думать. - Не в меру жестко бросил Карис. - В конце концов есть и другие подходы чтобы пристроить своего ребенка. Зачем получать проблемы сразу для всей семьи.
Парень провел рукой над браслетом вызывая голографическое изображения.
Валдиса невольно позавидовала. У нее тоже был браслет связи, но модель попутчика была другого уровня, недоступная для нее.
На экране тем временем промелькнуло несколько записей, очевидно ответ на введенный запрос и наконец появилась изображение группы мальчиков лет четырнадцати.
Подчиняясь пасам владельца, картинка увеличилась и развернулась в ее сторну.
- Третий справа, узнаешь?
- Точно, проректор Алкнис! - Удивилась Валдисса и резко осеклась.
В бегущей понизу строке стоял год, место съемки и ...
- Геката его величества. Алкнис гекатор императора?!
- Ряд выше, крайний.
Валдиса не без труда сопоставила лицо мальчишки с откровенно шальным взглядом и с тем что изображалось на современном портрете. Но это несомненно был один и тот же человек.
- Это традиционный ежегодный снимок. Тогда их было пять десятков. Сейчас осталось меньше трех. Личное оскорбление гекатора, это оскорбление императора. Дураки действительно находятся во времена каждого поколения.
- Но почему он всего-лишь проректор?
- А кто еще, ректор?
- Ну..?
- Алкнис выбрал гражданскую жизнь, но не перестал быть гекатором. Даже ты наверняка припомнишь случаи, когда он не выходил на работу до неприличия долго.
- Еще бы! Распределение на практику на третьем курсе пришлось выискивать в общей стопочке на столе у секретаря. - Фыркнула Валдитса. - Я еще удивилась, почему никто из вашей компании не возмутился.
- Наместник одной из колоний решил пойти на сговор с Аринолом и объявить о переходе под его юрисдикцию. Императоры вроде как дальние родственники, поэтому делу не дали широкую огласку. Все было решено на по линии гекат. Император тогда вызвал всех своих гекаторов.
- Совсем ничего не помню.
- Секрета из таких вещей никто не делает Если хочешь, можешь даже найти материалы в сети.
Валдиса не хотела. Ее вообще мало волновала политика. Но вот факт личного знакомства с гекатором императора вызвал неожиданные эмоции.
Поезд прибывал на обычную туристическую платформу. И первая пара сотен метров проходила по обычной туристической аллее. Далее плотный поток попутчиков начинал тонкмими ручейками рассасываться по прогулочным дорожкам, а далее уже служебным тропинкам, оканчивающимся у служебных входов.
Координаты неприметных дверей в ограждении, через которые предстояло пройти будущим стажерам, у нее были. Но Валдисса вдруг осознала, что без нежданного попутчика ей пришлось бы потратить раза в два больше времени. Стандартный туристический путеводитель просто не давал информации о технических проходах и тропинках, позволявших пройти парк практически напрямую.
Их пропустили по личному идентификационному браслету. Очевидно у службы охраны уже была информация о двух стажерах. Совсем небольшой дворик с домиками по краю, крылечко и двери побольше.
- В не торопитесь, стажеры. - Сухонький старичок стоял посредине коридора и недовольно взирал на вошедших. - Поезд пришел вовремя. А до назначенного вам времени осталось всего несколько минут.
Карис молча исполнил приветственный поклон, Валдиса даже позавидовала отточенности его движений, и поспешно опустилась в реверансе. Этикет, чтобы его. И если арстократ предпочел промолчать, она тоже придержит язык.
- Стажер Карис, вам в канцелярию дворцовой школы, три пролета, левое крыло на втором этаже. Советую поторопиться, опоздание не самое лучшее начало стажировки, браслет.
Парень послушно протянул руку. Над его браслетом вспыхнула точка маячка, мигнула, отлетела на пару метров вперед и замер ожидая.
- Стажер Валдиса, о вас уже справлялись. Прошу вас следовать за мной.
Девушка только недоуменно пожала плечами в ответ удивление Кариса. Всже они вроде как ехали в одно место.
Сухонькая спина дворецкого маячила на два шага впереди. За те пятнадцать минут ее проводник ни разу не обернулся, не придержал шага пока они шли по извилистым коридорам. Казалось он не сильно спешил, но Валдисе пришлось ускорить шаг, чтобы поспеть за вредным старичком, и она уже собиралась попросить идти помедленнее, как тот остановился и толкнул ничем не примечательную среди прочих дверь.
- Вам сюда. Всего вам доброго.
Валдисса ничего не успела ответить. Дворецкий, или кто он там, развернулся и исчез за ближайшим углом. Ей ничего не оставалось, как потянуть на себя ручку двери.
То что за нею оказалась маленькая комната было ожидаемо. Чего нельзя было сказать о двух пар глаз встретивших входящую.
Два бойца дворцовой охраны, причем не в парадной форме и оба вооружены. И это где-то внутри дворца со всей его охраной!
- Ваш браслет.
Офицер указал на считывающий прибор закрепленный на стене. Процедура идентификации заняла целую минуту, в течении которой второй боец, явно рангом пониже, стоял, не сводя с нее взгляда. И только после кивка офицера убрал руку от пояса и расслабился.
- Иннера Валдиса, вас ожидают.
Новая дверь, и новый встречающий. Опять мужчина, средних лет, немного полноватый, зато с веселой задорной улыбкой и безо всяких этикетов.
- Мийхел, воспитатель и скорее всего стану вашим куратором. По крайней мере я на это надеюсь.
- Почему? - Валдиса справедливо предположила, что встречающий знает ее имя.
- А вы представляете каково это без помощника тащить на себе десяток малолеток? Скоро на себе почувствуете.
Снова дверь и коридор за ним. Они притормозили, чтобы пропустить группу несущихся куда-то девочек.
-Гекатесса Рианна, вы ведь сейчас должны быть на рисовании.
Девочка, которой обратился провожатый шла в середине этой толпы. Наверно потому они все и остановились, чтобы не сбить ее с ног.
- Рисование заменили. Мы идем в бассейн воспитатель Мийхел.
Остановка, легкий приветственный наклон головы и вполне учтивый и четкий ответ, совсем неожиданный для девочки трех лет. Остальные в группе молчали и с любопытством рассматривали незнакомку.
- Это помощник воспитателя Валдисса. Я сопровождаю ее в кабинет лорда-воспитателя. - В том же ровном тоне удовлетворил общее любопытство мужчина. - Она будет проходить у нас стажировку и вы сможете познакомиться с нею позже.
- Добро пожаловать в Ортобу, Валдисса. - Столь же учтивый наклон головы, дежурная улыбка. И только озорной блеск загоревшийся в глазах всей компании.
- Вам придется с ними быть осторожнее. Даром что всего три года, а сорванцы еще те.
- Гекатесса? Для воспитателя, до меня что-то медленно доходит. Это ведь была принцесса Рианна?
- Гекатесса Рианна. В границах Ортобы никак иначе. И никогда не позволяйте обращаться к себе без указания должности. - Покачало головой мужчина. - Ну вот мы и пришли.

- Вы взяли меня стажером в гекату. - Первое, что выпалила Валдиса едва дверь кабинета закрылась за спиной.
- Да. - Джарел указал ей на кресло для посетителей и опустился обратно в свое. - Так уж получилось, что мы по разным причинам потеряли сразу трех человек из постоянного штата. Найти новых за короткий срок не так просто. Тут действует целая система конкурсного отбора, да еще с участием службы безопасности. Воспитателей на какое-то время могут можно подменить кем-то из числа руководства. Собственно, что я и сделал. Но нам пришлось отчислить помощника. Для меня стажер самый оптимальный выход в качестве временной замены. Извините, но постоянного места после получения диплома я вам пообещать не могу.
- Это понятно. - Валдисса судорожно пыталась привести свои мысли в порядок. - Так вот что вы имели в виду, когда говорили о неразглашении.
- Именно. Вам придется молчать о реальном месте своей стажировки и после ее окончания.
- Всю жизнь!
- Зачем? Только до совершеннолетия гекаты и публичного представления гекатесс. После этого в вашем личном деле появится вся информация.
- Но детские дома?
- Это тоже своего рода детский дом, Валдисса, особенный, специальный, как угодно назови, все подойдет. Впрочем, у вас будет несколько выездов в учебные группы ближайших военных институтов. Там дети конечно постарше, даже сильно. Но это необходимо для поддержания легенды. В конце концов ваш сокурсник не обременен никакими обязательствами.
- Карис? Я думала и его...
- Сюда? Нет, ни в коем случае. - Рассмеялся Джарел. - Он неплохой мальчик для своего окружения. У него неплохие перспективы, возможно даже, что когда-нибудь, лет через тридцать-сорок, если не сменит профессию, его кандидатуру будут всерьез рассматривать в качестве кандидата в преподаватели ШИДа. Но к гекате, даже временно его никто не допустит. Не тот характер. А для нашего момента и специализация не та.
Валдисса с запозданием сообразила, что Карис действительно шел по специализации воспитателя и преподавателя для детей старше четырнадцати лет.
- Валийские очень старались пристроить сынка на стажировку во дворец. Мы не стали препятствовать. Сынок аристократов сможет обеспечить хорошее прикрытие для вашей легенды. Ну, там знаете, пара фотографий на уроках младших классов, несколько сообщений в какие места вас командируют и все такое прочее.
- Не знала, что Карис занимается распространением слухов. - Валдисса невольно отметила это 'мы'. Как будто ее новый начальник имел отношение к кадровой политике Школы императорского дворца.
- Он нет. А вот связанная с ним женская часть ваших недоброжелателей очень даже. И поверьте, эта публика умеет строить свои выводы на очень небольшой информации.
Валдиса осторожно кивнула что поняла. Разговаривать о высшей аристократии в таком ключе ей не хотелось.
- Ну хорошо. Теперь кратко о вашей стажировке. Весь персонал гекаты проживает во дворце. Это не обсуждается и для вас уже выделена комната.
Ха, обсуждать? Да она даже вякнуть что-то побоится. В общагу до конца стажировки ее никто не пустит. А вопрос съема жилья теперь отпал.
- Далее, вашим куратором будет воспитатель Мийхел.
Все-таки этот проныра, ну, вроде не худший вариант.
- У него на попечении сразу две пятерки. Так что есть чем заняться.
- Работа круглосуточная, ненормированная. И да, ваши подопечные будут знать где вас найти даже ночью.
Необычно, но не смертельно.
- Я запланировал для вас три командировки в подростковые группы военных институтов. Возраст семь-четырнадцать лет. Поездки будут на два-три дня, больше не могу. Вам придется немного подтянуть теорию по этому возрасту. Также у вас будет работа с младшими классами ШИД. Два часа в неделю в качестве помощника преподавателя. Возраст тот же. Мы постараемся, чтобы в эти часы в школе присутствовал и Карис.
Ах, да легенда!
К работе приступите сегодня, сразу после оформления формальностей. Хотя пару часов на обустройство я вам пожалуй дам.
- Ну а сейчас неприятная, но крайне необходимая в нашем с вами деле встреча с агентом службы теней. В качестве оправдания, скажу только, что она будет непродолжительной. Вы ведь готовы принести присягу?
- Да.

Содержание
В начало страницы

Глава 2. 'Детский сад'



... предупреждена о неразглашении фактического места работы до особого указания службы безопасности императорского дворца.
Ознакомлена с перечнем неподлежащих разглашению внутренних правил, программы подготовки и проживания гекатесс. Настоящим обязуюсь, что не использую во вред членам Гекаты или ее персонала сведения, ставшие мне доступными в процессе работы, в том числе после завершения стажировки...
И огромное количество слов и общих фраз, объясняющих много всего. Агент теней не только заставил прочитать все восемь печатных листов. Но еще особо обратил внимание именно на этот абзац.
- Вы не должны упоминать Гекату, и даже в частных разговорах комментировать, намекать, что имеете или имели к ней отношение. Вам также нельзя публично показывать свое знакомство с любым сотрудником Гекаты вне Ортобы, конечно если вы не были официально представлены друг другу.
За целых два часа 'формальной' беседы у нее появилось очень сильное ощущение большой, прямо-таки огромной подставы, по сравнению с которой самый захудалый детский дом в наиболее удаленной провинции станет пределом мечтаний.
И все же Валдиса кивнула головой и послушно потянулась за пишущим стержнем.
Она не без внутреннего сарказма подумала, что наверно впервые в жизни ставит собственноручную подпись на настоящей бумаге, изготовленной по древним технологиям. О цене каждого листика можно было даже не думать. Как и о том, что на каждом листике присутствовали водяные знаки императорского дома.

- Хм, когда я тебя оставлял, ты выглядела немного посвежее. - Без церемоний возвестил Мийхель, как только нарисовался в дверях отведенных ей апартаментов.
Спальня, в которой с трудом помещалась кровать, холл, он же зал и рабочий кабинет. Все не больше комнаты в общаге. Но ведь это все для нее одной. Но главное, настоящая ванная вместо душа.
Как же ей захотелось хлопнуть дверью по носу непрошенному посетителю и залечь в теплую воду до вечера. Но...
Мийхель что-то понял по ее взгляду и весело скалясь поднял руки к верху.
- Честно, я бы заявился к тебе только завтра, но время не ждет. Тебя нужно ввести в курс дел, провести экскурсию, объяснить, что можно и что нельзя, а еще познакомить со всей нашей группой.
- И позже это сделать нельзя? - Простонала Валдиса. - Мне уже объяснили, что тут ненормированный рабочий день. Есть вечер, в конце концов.
- Вечер у гекатесс личное время. - Сразу стал серьезным куратор. - К вечеру ты должна быть уже готова к работе с группой. И желательно не путать их имена.
- Я этого никогда не делаю. - Вздохнула девушка, смиряясь с мыслью, что отдых откладывается. - Веди уж.

- Начнем прямо отсюда. - Прямо с порога начал ее невольный экскурсовод.
- Я уже поняла, что это жилой блок обслуживающего персонала Гекаты или Ортобы.
Мийхель закатил глаза к потолку.
- Ортоба, это отдельный изолированный комплекс специально спроектированный и построенный для нужд гекаты. При проектировании кроме быта и учебы, учитывались и все, в том числе и не очень афишируемые нюансы жизни императорской семьи. При необходимости, геката сможет держать оборону в Ортобе несколько месяцев. Точный расчетный срок является закрытой информацией. Но вот чего в ней нет, так это 'жилых блоков для обслуживающего персонала'.
- А это что? - Удивилась Валдисса невольно показывая рукой за спину.
- Это крыло императорского дворца. - Серьезно просветил ее Мийхель. - Правда с ограничением доступа для посторонних. Официально тут расположен этаж для технического персонала. Для тебя, как для воспитателя будут доступны отдельные этажи и публичные залы дворца. Сможешь сходить туда на экскурсию. Позже разберешься куда тебе можно, а куда нельзя. А за этой дверью расположен проход, ведущий в Ортобу.
Они остановились перед ничем не примечательной дверью, как две капли воды похожей на все, мимо которых прошли.
- Сканер идентификатора вмонтирован в притолоку напротив ручки. Поэтому дверь открывать только рукой, на которой носишь браслет с пропуском.
- Какие сложности. - Сердито пробурчала стажер, осматривая комнату, в которой они оказались.
- Дверь в переход ведущий в Ортобу открывается только после закрытия входной. -Парня похоже трудно было сбить с ритма каким-то там сарказмом. - И лучше бы тебе слушать внимательнее. Пропустишь сюда постороннего, будешь иметь дело с тенями. Но уже не пару часов.
Всего десяток шагов и Валдиса могла увидеть знакомую по картинкам инфосети полусферу Ортобы.
- Что, знакомо? Только не обольщайся, это всего лишь тренировочная площадка гекаты. Занятия, место отдыха и развлечений. Большая часть Ортобы никогда не будет показана в инфосети.
- Большая? Разве это не все?
- Это центр, но главные технические помещения все же учебные классы. Сейчас большинство из них стоят пустые. Но все, что функционируют, для тебя, как помощника воспитателя доступны. В том числе и доступ к электронной библиотеке. - Усмехнулся Мийхель. Это все двери нижнего этажа, а также два сектора второго.
Ей пришлось повернуть голову, чтобы посмотреть куда показывает куратор. Место для обзорной лекции по устройству Ортобы лучше было не придумать.
- Южный сектор, второй этаж. - Взмах рукой на ровный ряд одинаковых дверей в стене. - Это жилые помещения гекаты. Можешь не считать. Тут дверей ровно по числу гекатесс. Тебе туда вход закрыт. Кстати, равно как и мне. Из посторонних туда пока имеют доступ лорд воспитатель и лекарский состав. Все няни и кормилицы уволены когда девочкам исполнилось двагода.
- Не высоковато для малышек? - Валдисса невольно прикинула маленькие фигурки что-то делавшие внизу, около бассейна, и высоту лестниц.
- Для этих нет. Кстати, ты пообедать не желаешь?
- Очень желаю, а где?
- Здесь.
Они преодолели ряд бесконечных лестниц и скользнули в очередные двери. Большой зал с радами столиков. В центре явно рассчитанных на маленьких хозяек. Дальше, вдоль стены располагались толы для взрослых.
На казарменном положении находится только несколько воспитателей прибывших из провинций, ну и ты, естественно. Вместе с тобой таких будет четверо. - Продолжал экскурсию Михейль. - У вас есть официальный входной, один в две недели. О выходе в город в другие дни необходимо предупреждать лорд-воспитателя заранее, желательно за два-три дня. Наш график слишком плотный, поэтому разрешение получают не всегда. Все остальные находятся в Ортобе в дневное время и проживают в городе.
- Как-то несправедливо получается.
- Зато вас, 'казарменных', не включают в график ночных дежурств. По правилам, в гекате всегда присутствует несколько воспитателей. Ты и так считаешься на работе круглосуточно. Поэтому от этого удовольствия будешь освобождена.
- То есть, я сплю, а работа идет? - Пошутила Валдисса, следом за куратором обращаясь к проявившемуся в столешнице меню.
- Тебе даже сверхурочные будут платить. - Не принял шутки тот. - Но есть один неприятный момент.
- Куда же без него.
- Твоя группа будет не только знать где ты живешь, но еще и иметь доступ к тебе в любое время. Даже ночью.
- Их что, выпускают из Ортобы? - Поразилась Валдисса. - Им же всего три года!
- Скажем так, им никто этого не запрещает. Здесь все же не тюрьма. Да и воспитываются здесь не простые малолетки, а гекатессы. Разумеется, охрана присматривает и сообщает дежурному воспитателю о любых подобных происшествиях. Но прямых запретов и противодействий никто не ставит.
Валдиса неуверенно кивнула. В ее представлении как раз последний довод был в пользу постановки соответствующих ограничений. Пусть и удочеренные, но все же это были члены императорской семьи. У них должны быть охрана, служанки и много всего, чего не показывают по инфосети.
За размышлениями она не сразу даже заметила, как проглотила поданное мясо.
- В Гекаты подает дворцовая кухня. - Заметил ее взгляд Мийхель. Он уже потягивал что-то из своего стакана.
- Вкусно.
- Меню немного стандартно и составляется на неделю. К тому же оно все же адаптировано под возраст детей. Так что здесь не забалуешь. Хотя я согласен, готовят здесь неплохо.
- Какие дальнейшие планы у нас?
- Сейчас у меня занятия с группой. - Вздохнул Мийхель. - А тебе я предлагаю сейчас отдохнуть до вечера.
- А что вечером? - Валдиса привычно насторожилась.
- в семь у гекатесс начинается личное время. - Удрученно развел руками мужчина. - Я познакомлю тебя со всей группой, дежурными воспитателями и показать, как держать связь с охраной. И рассчитываю наконец-то вырваться домой в город.
- Ты давно не выезжал?
- Второй месяц заканчивается. Свою семью вижу только по голосвязи.
Валдиса невольно прониклась сочувствием к новому знакомому., но, чтобы вот так, в первый же день остаться одной!
- Что я с ними буду делать? - против воли вырвался вопрос.
- Да ничего не делай. Это их личное время. Кто-то рисует, кому-то нравится с куклами играть. Обратятся к тебе, ответишь. Главное, чтобы они не полезли в бассейн и не разбрелись по залу. А то придется тебе бегать за каждой.

Душ, непривычно упругая постель, переполненная голова едва коснулась подушки, как сигнал браслета заставил встать.
- Сегодня у тебя только знакомство. Так что ничего сверхъестественного от тебя никто не ожидает. Все как я сказал: присматриваешь чтобы не разбрелись, удерживаешь любыми способами на отведенной площадке.
- Любыми? Там, где я росла, особо активных могли и под замок посадить.
- Ужас. - Поразился куратор. - Здесь это не прокатит. Все замки Ортобы имеют электронный ключ. И в отличие от наших браслетов, ликалы гекатес открывают любые запоры. Лучше добрым словом.
- Что еще?
Они уже выходили в зал. Валдиса постаралась унять невольное волнение. Все же, она шла знакомиться не просто с группой воспитанниц, а с настоящими гекатессами ее высочества. Теми, чьи имена в будущем она не раз будет слышать в новостях.
- Несколько обязательных правил. Все остальное будет потом. Первое, ты не должна позволять воспитанницам обращаться к тебе по имени. В обязательном порядке должность или социальная приставка. А попытки будут, это учти.
- Они же гекатессы!
- Именно поэтому они должны сейчас усвоить насколько важно уважительное обращение между разумными вне зависимости от статуса и расы. Второе, девочки сейчас практикуют сокращенный дворцовый этикет. Ты должна следить за этим и при необходимости указывать на ошибки. Мой тебе совет, постарайся это делать негромко.
- А сказать за обедом не досуг было? - Возмутилась Валдиса. - Да и с общим то этикетом знакома в рамках программы института. А тут дворцовый, да еще какой-то сокращенный.
- Тут ничего сложного. - Немного смутился мужчина. - Несколько приветственных реверансов. Тебя они должны приветствовать как старшего и занимающего должность.
-Так, гекатессы, прошу пять минут вашего внимания. - Уверенным шагом вошел на игровую площадку воспитатель.
Валдисе некогда было крутить головой. На походе Мийхель успел ей объяснить общий принцип организации личного времени в зале. За каждым воспитателем и его помощником закреплялась десятка гекатесс. Причем неизменным в этой десятке оставалась как раз пара воспитатель-помощник. Состав группы тасовался часто и без видимой системы. Решение принималось на уровне старших воспитателей. И принцип ей пообещали объяснить потом, если вдруг он ей потребуется.
В зале за каждой десяткой была закреплена игровая площадка. На неискушенный взгляд стажера, ее можно было бы сделать и поменьше. Между места для подвижных игр с расстеленными матами до настольных игр с детскими столиками выходило приличным, метров пятнадцать. А ведь еще был стеллаж с игрушками. Причем общий, для площадок всей Гекаты. До него и вовсе надо было бежать метров тридцать. И при этом одной стороной игровая зона выходила на борт огромного центрального бассейна с его зоной отдыха. Даже пляжные зонтики стояли. Днем всего этого не было. Она бы точно запомнила.
К ним не очень спешно стягивалась и занимала круговую позицию вся десятка. Десять внимательных глазенок, блестящих от откровенного любопытства.
- Гекатессы, позвольте представить вам помощника-воспитателя Валдису. В мое отсутствие со всеми возможными вопросами вы можете обращаться к ней.
Две девочки из общей ватаги вышли вперед.
- Так, гекатесса Синта? Ты у нас сегодня старшая пятерки?
Девчушка отличалась вздернутым носиком и круглым, почти кукольным личиком с волнистой копной волос вокруг головы. Последнее впрочем, не было чем-то необычным. Большинство малышек щеголяли свободными прическами.
- Да, воспитатель Мийхель, а еще Лика. Она старшая второй пятерки.
- Гекатесса Лика. - Тут же поправил тот. - не стоит забывать о правилах вежливости. Помощник воспитателя Валдиса, позвольте вам представить двух старших пятерки: гекатесс Синту и Лику.
Представленные девочки исполнили вежливый реверанс. Ничего особенного, обычное приветствие при знакомстве. Даже ручки развели как на картинке.
Она успела перехватить предупреждающий взгляд куратора и заменить ответное движение вежливом наклоном корпуса и головы в сторону представленных. Точно, он же предупреждал, здесь и сейчас она старше воспитанниц по должности. А социальный статус учитывается в других обстоятельствах.
Следующие пять минут ей пришлось выполнить ответное приветствие восемь раз. И под конец она уже запаниковала. Запомнить с ходу десять лиц вместе с именами оказалось сложно.
- Ну вот, гекатессы, я прощаюсь с вами до завтра. Приятного вам отдыха и вам удачи Валдисса.
Что?! Она в панике обернулась, но увидела только удаляющуюся едва ли не бегом своего укуратора. А знакомство с дежурными воспитателями? А контакты с охраной?
Она растерянно развернулась к теперь уже своим подопечным.
- Валдиса, а что мы будем делать?
- Помощник-воспитатель Валдиса. - Автоматически поправила
- Ну, это длинно.
- И все-таки надо обращаться по правилам. Я же не опускаю твой титул гекатесса Кора.
Валдиса незаметно выдохнула. Вроде не ошиблась ,и эта коренастая девчушка не стала ее поправлять а только скорчила забавную гримаску. Но вопрос ребенка нельзя оставлять без ответа. Это первое правило воспитателя.
- А чем вы обычно занимаетесь в это время?
- Ну, я рисую. - Радостно заявила Кора. - А еще мне нравится лепить из глины.
- А я хочу на маты. - Тут же вклинилась поджарая Лика. - Наставник сказал, что мне нужно больше работать с кувырками.
- А я ..
Валдиса буквально чувствовала, как у нее внутри начинает расправлять крылья притихшая было паника.
'...Да как же это? Да если они сейчас разбредутся по площадке, как ей за всеми уследить. А рядом с матами какие-то спортивные снаряды, скамейки стоят. Свисает что-то вроде каната и есть даже качели. А на столах что? Песок, глина, краски и карандаши!
А рядом со спортивным углом бассейн! Там даже огражения нет. А если они в воду полезут? Да если они все сейчас разбредутся, да не дай Единый перемешаются с другими десятками! А она их даже в лицо еще не запомнила! Ну куратор! Вот это подставил, с-сволочь'. Мысли неслись вскачь, опережая друг друга и не задерживаясь в голове.
- А я слушаю мифы древней Арады. - Вычленился в голове голос старшей второй пятерки. Кажется Синты.
Валдиса судорожно ухватилась за первую попавшуюся ниточку.
- Мифы?
- Я много их слушаю. - Курносый носик полез к потолку.
- А что еще кроме мифов ты слушаешь?
- Ну, много разного. В фоне есть передачи для детей.
Валдиса не сразу сообразила, что имеется в виду.
- Ты наверно говоришь о фонотеке?
- Ну да, о ней. - Ничуть не смутилась малышка.
- А другие рассказы. Например, народные сказы или выдуманные истории?
- Нет, а как это, 'выдуманные'? - Компания пока не расходилась и прислушивалась к разговору.
- Ну, придуманные истории, например, о приключениях животных или даже вещей. Например, да вот тумбочки. Стараясь не думать, насколько глупо выглядит, Валдиса махнула рукой в сторону тумбочки стоящей около одного из столов и немного отличающейся от остальных.
Десять пар глаз со всем вниманием осмотрели предъявленный предмет интерьера и недоуменно вернулись обратно.
- - Это же тумбочка. - Очень серьезно заявила Синта, ставшая в этом разговоре лидером. - какие у нее могут быть приключения.
- Ну и что, что тумбочка. Такая же, как все остальные, но одновременно не такая. Вы посмотрите внимательнее. Сами все увидите.
Кампания осторожно, если не сказать крадучись, начала обступать предмет обсуждения. Осмотр, перевод взгляда на другую тумбочку, осмотр и опять обратно.
- У нее синие полоски. - наконец выдала Синта тыкая пальцем в нижнюю оторочку, полоску толщиной в палец действительно синего цвета.
Валдиса одобрительно кивнула.
- А еще у нее царапина на дверце. - Заявила Лика. - Ее Сай... э-э-э гекатесса Сайяна поцарапала два дня назад.
Новый кивок воодушевил еще нескольких воспитанниц.
В результате к названным отличительным признакам добавился скол на правой передней ножке, несколько пятен, очевидно от краски на крышке.
Кто-то полез во внутрь и выяснилось, что дно выдвижного ящика продавлено, а полка внутри по какой-то причине закреплена немного ниже, чем в соседней тумбочке. А на месте, где она должна быть есть маленькие дырочки в стенках.

Минут двадцать вся группа дружно лазила по всем тумбочкам. И если в остальных выделялись общие черты, то конкретно в указанном предмете мебели определялись уже отличия от собратьев.
Выдвижной ящик выдвигался и задвигался, дверца возмущенно стучала, ножки дружно отодвигались и крутились, как будто старались убежать от такого внимания. Но в остальном тумбочка стойко перенесла испытание.
А Валдиса кивала головой на каждую новую находку, запоминала ее и пыталась сообразить, как выкручиваться из сложившейся ситуации дальше.
- Ну вот, а вы говорите 'просто тумбочка'! - Выдала она, когда поток слов иссяк. - Вон сколько у нее отличий. И каждое рассказывает о каком-нибудь ее приключении.
- Расскажи. - Почти приказала Лика. Впрочем, сама же сразу и поправилась. - Расскажите пожалуйста, помощник воспитателя Валдиса.
- Хорошо, но кому скучно, тот может заняться своими делами. - Валдиса осмотрелась, выискивая местечко для всей компании.
- На площадке отдыха есть лежки и пол теплый. - Правильно поняла ее затруднение Синта. - Она немного выше, чем игровые площадки. И там есть оборудование для наблюдения за всей площадкой.
Опа! Это уже камешек в огород куратора. В воздухе запахло очень хорошей подставой. Сокурсники могли так разыгрывать младших студентов. Но столкнуться с этим здесь?

Зона для отдыха действительно была тем, чем называлась. Тут были самые настоящие лежаки, столики с фруктами и зонтики от лучей светила, видимо предполагалось использовать ее и днем.
Ей самой предложили сесть, а ее, теперь уже ее, девочки расположились полукругом прямо на полу, благо он оказался действительно теплым.
- И какие приключения пережила наша тумбочка?
- Хм, а вот вы знаете, как они рождаются? - Решилась Валдисса.
Недоуменное молчание было ответом.
- Хорошо, тогда с самого начала. В жизни тумбочек все как у нас с вами, у разумных. Одни из них по праву рождения относятся к простым, семьи других занимают положение повыше. Есть и такие, чьи родители заняли самое высокое положение. И от происхождения зависит как пройдет их жизнь.
- А наша кто тогда?
- На нашем с вами языке, о вещах 'что', а не 'кто', гекатесса Синта. - Тут же поправила Валдисса девочку. - Но вопрос ты поставила правильный. Определить положение тумбочки в мире вещей можно по материалу, из которого она сделана. Если это пластик, то скорее всего тумбочка из простых и ее будут использовать в семь..., кхм, ну, в таких местах как технические помещения, ванные комнаты или даже на улице. В сколе на ножке я заметила, что родителем нашей тумбочки было самое настоящее дерево.
Валдисса действительно обратила на это внимание. В ее детском доме мебель была намного дешевле, как раз из пластика и отходов древесины. Но честно говоря, пятна, царапины, сколы и даже следы ремонта ничем не отличались от того, что было здесь.
- Вторым признаком, чтобы определить ее положение среди себе подобных являются их форма а также разные украшения. Это не только красивые ручки, но и резьба на дверцах, разные рисунки.
Валдисса вспомнила замечание куратора о возможности связи с местной информационной системой и недолго думая обратилась к браслету.
Коммуникатор у нее был стандартной модели из числа дешевых, но с возможностью вывода небольшой голографической картинки.
Пока она заканчивала фразу, запрос ушел в никуда, но вместо привычной ограничивающей рамки прямо между нею и слушателями возник огромный, наверно метра в полтора прозрачный экран. Подчиняясь движению ее руки, на нем появилось изображение сразу нескольких вариантов резьбы по дереву, от простеньких завитушек, до настоящего произведения искусства.
- Такого на нашей тумбочке нет. Значит к высшему сословию она не принадлежит.
- Ясно, не простолюдинка, но и не высшая аристократка. - Выдала Лика.
- Точно. Такие тумбочки рождаются обычно на специальных мебельных фабриках.
Картинка послушно. Валдисса спешно сменила ее на общее изображение здания и станков. Трехлетняя девочка еще не знает, что такое конвейер.
- И процесс их рождения занимает не один день. В нем принимают участие много разумных. Начать с того, что сначала делается рисунок как будет выглядеть тумбочка целиком и каждая ее деталь в отдельности. Такой рисунок называется 'чертеж'.
Перед глазами слушательниц действительно завис чертеж тумбочки в сборе и сразу же исчез.
- Девочки, здесь есть электронный интеллект? - Наконец не выдержала Валдисса. - О таких системах она слышала, но сталкивалась только при посещении музея.
- ЭДИ? Конечно есть. - Отмахнулась Лика. - И что дальше?
- А, да. - Пришлось срочно приноравливаться к новым условиям. - Чертеж, это как снимок маленького ребенка в животике у мамы. Когда он готов, в дело вступают рабочие и матера, работающие на станках. Дерево, что дает жизнь нашей тумбочке, с помощью разных станков превращается в дощечки и бруски. Те в свою очередь в отдельные детали в соответствии с чертежом. Потом, другие разумные, все ее детали упаковали вместе. Но это еще только подготовка к рождению.
Местный ЭДИ похоже был на порядок мощнее тех, с которыми она сталкивалась. По всему выходило, что он разобрался с принципом подбора изображений и ей оставалось только рассказывать и наблюдать. Очень удачно получилось, как сменой статичного изображения был показан процесс упаковки.
- А у тумбочки есть имя?
- Конечно. - Уверенный ответ вызвал удивление.
Валдисса взяла секундную паузу, чтобы найти выход. Раз тумбочка герой ее рассказа, значит ее надо как-то отличать от ей подобных. Но девочки ведь видят ее постоянно. Подсказка пришла откуда не ждали. На экране появилось изображение маркировщика.
- Только не такое как у разумных. Тем не менее, у каждой тумбочки есть даже название рода, у них это называется 'модель', а еще есть 'партия', это как наша сем..., кхм..
- Геката. - Тихо внесла коррективу Кора и все девочки уже с симпатией покосились в сторону сиротливо жмущейся к столику тмубочки.
- Ну, я хотела сказать ..., ну ладно. - Валдисса судорожно пыталась собраться с мыслями.
- А еще у каждой, в том числе и у нашей тумбочки есть собственный код. Который наверно и можно считать ее личным именем. Ну а раз говорить мебель не может, то привычных нам имен у нее нет.
Валдисса опять осеклась и растерянно осмотрелась. Над плечиками ее воспитанниц стали возникать полупрозрачный герб, не раз уже проскакивавший в новостных передачах инфосети.
- У нас тоже есть цифровой код. - Заметила белокурая девочка, кажется Алша. -Я например девятнадцатая.
- Э-э-э, это порядковый номер твоей ликалы. А у тебя есть личное имя.
- Так когда же родилась наша тумбочка? -сменила тему Синта. И все изображения пропали.
- До рождения, у нашей тумбочки случилось первое приключение. Она отправилась в путешествие.
- Ух-ты! Почти совсем как у нас. Мы ведь тоже путешествовали, только сразу после рождения.
Да что же это такое? Все, что она сейчас говорила, девочки сразу переводили на себя.
- Ну, наша тумбочка путешествовала с комфортом, среди своих собратьев в специальном грузовом транспорте. Иногда ее доставали и перекладывали в помещение, их называют складами. Это временный дом, на пути к хозяевам. Там неуютно, и даже холодно. И всем тумбочкам очень хочется как можно быстрее добраться до нового места.
- И она добралась? - Глазенки Лики излучали неподдельный интерес.
- Как видите.
На экране неожиданно появился целый штабель из тумбочек, очень похожих на обсуждаемую. У них у всех по низу шла синяя оторочка. Такая же, как на собранных и стоящих рядом столах и стульях. Картинка похоже была со служебных камер наблюдения. Во всяком случае снизу проскочила короткая надпись.
- И она, и все ее собраться, то есть партия, попали во дворец почти пять лет назад. - Нашлась Валдисса.
- Здесь рабочие достали из упаковки детали и собрали нашу тумбочку. Вот так она и родилась вместе со всей своей партией.
- Ух ты, а наша геката тоже родилась здесь.
- Я знаю. - Осторожно кивнула Валдисса. - Но тумбочки живут иначе, чем мы с вами. Они сразу рождаются взрослыми и начинают служить своим хозяевам.
Неведомый ЭДИ сменил изображение. Сначала вывел все туже тумбочку рядом с новеньким столом и резко уменьшил, выводя на экран фон.
- Она служила в гекате Литарна. - Тут же выдала Лика. - Это их Ортоба.
- А-а, ну да, наверно. - Валдисса все больше думала о том, насколько глупо она выглядит с этой тумбочкой, но рассказ требовал продолжения.
- Настал первый этап ее жизни. Она служила маленьким гекаторам э-э-э Литарна.
Сложновато было завязать свой собственный язык узлом чтобы не произнести титул. Но то, что было обязательным снаружи, в этих стенах не произносилось. Мийхель совсем недвусмысленно сказал, что принцесса, а значит и принц, тут только старшие гекаты и никак иначе.
- Она хранила в себе все то-же, что хранит и сейчас для вас...
- Краски!
- Карандаши.
- Планшеты и коробки с глиной!
Валдисса только кивала на каждый выкрик.
- Другие ее собраться по партии служили в личных комнатах, наверно таких же, как и у вас. Ну а наша героиня стояла в зале. Она наблюдала как маленькие гекаторы тренируются и играют, помогала им на занятиях подставляя крышку. А иногда даже участвовала в играх. Наверно тогда у нее и откололся тот уголок от ножки.
На экране неожиданно побежал ролик. Какой-то мальчишка пинал мяч, второй пытался его отобрать. Игра почему-то шла совсем близко от площадки для настольных игра и занятий, сплошь уставленных мебелью с синей каемкой на уровне пола. Там сидели еще мальчишки. В какой-то момент мяч, запущенный особенно сильным ударом врезался в стоящую тумбочку. Та резко развернулась и ударилась о стол. Картинка исчезла.
- Ну, вот, вы сами видели, как наша тумбочка получила свое первое ранение.
А почему у нее полка другая?
Опять тот же зал, раскрытая тумбочка, перекошенная полка и нагромождение чего-то железного на нем. В нижнем уголке даже красовался какой-то значок. Ей он ничего не говорил, чего похоже нельзя было сказать о девочках.
- А-а, так это Корс, то есть гекатор Корсан, ей больно сделал!
Валдисса вдруг осознала, что смотрит на запись, сделанную личной ликалой гекатора. Без разрешеия! Без согласования с владельцем! Да еще с фоном внутренней обстановки Ортобы!
- Ну вот ...- Изображение сменилось видом на склад. - Но нашей героине было так плохо, что потребовался отдых теплом и уютном складе. Там она поправилась, рабочие смогли ее вылечить, для вещей это называется 'отремонтировать'. Обычно, после таких потрясений тумбочки уже не возвращаются обратно, а направляются для службы куда-нибудь в технические помещения. И наверно нашей тумбочке было очень грустно в том складе. Но случилось чудо и по неизвестной мне причине она попала к вам.
- Это Сайка в нашу десятку пришла. - Захихикали слушательницы. - Вот и поставили дополнительный стол и тумбочку. Так делают, чтобы не носить мебель следом за нами.
- Значит нашей тумбочке повезло. Она не только выздоровела, но и попала к вам. В ее жизне начался второй этап, насыщенный новыми приключениями. Ну, и новыми ранениями. Я говорю о царапине и пятнах. Их появление вы уже знаете.
- Да смою я эти пятна. - Едва не всхлипнула Кора. -Я их уже смывала, только они не смываются.
Валдисса осторожно провела рукой над браслетом. Надо было догадаться раньше как выключить этот экран. Тогда и рассказ был бы короче.
- Это не обидно для тумбочки, гекатесса Кора. - Заметила она. - Пятна и царапины, это естественная жизнь всех вещей, которые нас с вами окружают. Но они не очень хорошо смотрятся на фоне других ваших чистеньких тумбочек, которые намного моложе нашей героини. И которые пока пережили немного меньше приключений. Проблема в том, что у мебели нет рук. И без нашей помощи они не могут отмыться от грязи.
- А синяки у них бывают?
Валдисса невольно вздрогнула. Гекатесса Лана оказывается не просто так носила волосы скрывая левую сторону. Она скрывала ими самый настоящий полноценный фингал посаженный на щеку.
- Откуда?
- Упала со скамейки. - Сердито буркнула малявка.
Валдисса растерянно осмотрела веселые улыбки девочек. И только сейчас обратила внимание что кое у кого под короткими рукавами и даже на ногах тоже были подобные украшения.
- А другие выдуманные сказы ты знаешь?
Оказалось, за спиной успел сформироваться второй полукруг из незнакомых слушательниц. Набиралось прилично, почти еще одна десятка.
Валдисса едва успела подавить у себя вбитый с детства рефлекс простолюдинки и остаться на месте.
Вопрос задала представленная еще днем принцесса. И что теперь делать прикажете?
- Помощник воспитателя, ваш..., гекатесса Рианна.
- Ага, помощник воспитателя Валдисса, вы расскажете нам еще один сказ?
Девочка и глазом не повела исправляясь, как будто, так и надо.
- Хорошо, но только короткую. Вам вроде скоро уже спать надо.
- До отбоя час. Спокойно возместила эта малявка. Душ и вечерние процедуры двадцать минут. Время есть.
Ого! Трехлетки ориентировались во времени. Вот это сюрприз. Это как же их здесь учат, чтобы добиться такого результата?
- Ну, хорошо. Только одну. В далекие-предалекие времена, сейчас уже нельзя сосчиать сколько лет назад, в глухом лесу, на полянке стоял домик. В том домике жили дед да бабка. Жили они мирно и дружно. И еще был у них серебрянный кот.
Сказ был из ее собственного детства. Она еще помнила как всякий раз ,когда ее кто-то рассказывал, представляла этого котика с серебряной шерстью, блестящей и на солнце и даже в ночной темноте. Короткая сказка.

Валдисса никак не ожидала, что окажется в кабинете лорда-воспитателя еще до завтрака. Живот нещадно требовал подкрепления, но приходилось тихонько сидеть, пока шла запись.
- Система наблюдения охватывает все помещения общего назначения. Временные камеры присутствуют и в личных комнатах воспитанников. - Сухо отреагировал начальник на ее взгляд. - Кроме того, личные ликалы детей также ведут мониторинг пространства и передают записи в систему воспитателей.
- Но камеры в личных комнатах, личная информация...
- Это временная мера. - Вздохнул Джаррел. - Дети живут в своих комнатах с момента, как перестали нуждаться в пеленках. Как прикажете присматривать за ними за закрытой дверью?
- Я думала няни...
- Всего в гекате пять нянь, плюс еще десяток кормилиц, которые уже уволились. Сейчас пять воспитателей с помощником. Никто и никогда не приставлял к каждой гекатессе по личной служанке.
Оказывается, гекатессы живут далеко не так как представлялось воспитаннице детского дома.
- Как вы понимаете, спонтанное собрание почти половины гекаты вокруг одного стажера не могло не привлечь внимания наблюдателей.
- Я только рассказывала сказы. Если честно, я не знала чем занять детей вчера.
- Это я понял. Как и то, что Мийхель ничего не рассказал вам о возможности наблюдения за детьми из зоны отдыха.
- Он о многом не рассказал. - Немного более раздраженно, чем хотела заметила Валдисса.-
- Да, но с ЭДИ вы справились на удивление хорошо.
- Да что такое 'ЭДИ'?
- 'Электронный дворцовый интелект'. Это система, объединяющая инфосеть и все базы данных дворца. Он контролирует доступ в систему на основе установленных службой безопасности допусков. Проблема в том, что в вашем случае сработал допуск гекатесс, а не ваш.
Запись была остановлена как раз на эпизоде с продавленной полкой.
- Гекатессы имеют доступ к внутренней информации гекаты брата ее высочества. Вы, так же как и другие воспитатели нет.
- Это вышло случайно.
- Иначе бы с вами разговаривал не я. - Согласился Джаррел. - Что за странная история с тумбочкой?
- Придумала на ходу. А потом вот это и получилось.
- Да? Гекатесса Кора встала на полчаса раньше и вместо завтрака оттирает пятно краски с этой тумбочки. Она умудрилась вытащить не только свое мыло из своего душа, так догадалась залезть в техническое помещение и стащить оттуда чистящие средства. А они как вам известно, требуют некоторой осторожности в обращении. Лекари мне уже остатки волос готовы вырвать, лишь бы прекратить это безобразие. Но это полбеды. У тумбочки появилось собственное имя.
- Какое? - тупо поинтересовалась Валдисса.
- Таба, причем с именем рода - Алавианская. Я так понимаю, это потому что модель Алавит.
- Название модели я не знала.
- Сами докопались. - Отмахнулся Джарвис. - Всего-то и надо провести запрос увиденных картинок. Вы же сказали, что название модели, это род.
- Они что, и читать умеют? - В шоке раскрыла глаза девушка.
- И даже знают счет, пока до десяти. Но мы над этим работаем. Поверьте, далеко не все, что говорится в инфосети, пустая реклама и неправда. В отношении гекат скорее приходится сильно фильтровать реальное положение вещей.
Мужчина постучал пальцами по столу что-то обдумывая.
- Я отчислена? - Решила помочь ему Валдисса.
- С чего вы взяли? Тени попросили меня переговорить с вами по поводу случайного доступа. Такие случаи бывают и никакого ущерба вы нанести не можете. Но при регулярном повторении ситуации, тени повысят вам уровень допуска, что автоматически ведет к вводу определенных ограничений в последующей жизни вне Ортобы. Например, у вас будет обязанность ставить в известность службу безопасности о своих перемещениях. А для поездку за рубеж и вовсе испрашивать разрешение. А оно вам надо?
- Нет. Я учту, хоть и не понимаю, как этого избежать.
- Следите за своим языком, когда работаете с ЭДИ на уровне аналогий. В пределах Ортобы он руководствуется интересами гекатесс, а не вашими. И что это за 'чудо' что вы ввели вчера?
- Ну, это иррациональное ожидание события, котрое может случиться вопреки всякой логики и неподдающееся рациональному объяснению.
- Валдисса, я знаю, что такое. - Мужчина впервые позволил себе немного расслабиться и даже улыбнуться. - Но мы тут учим не пустых мечтателей и бездельников. Это гекатессы.
- У детей должны быть мечты. - Сердито вскинулась девушка. - Что плохого в том, что в любой, даже самой критической ситуации у них будет надежда.
- Надежда на воскрешение даже после Волны? - Грустно поинтересовался мужчина, прямо намекая на окончание вчерашней сказки.
- Даже в самой запущенной ситуации должна оставаться надежда. - Упрямо нагнула голову Валдисса. - Ведь не даром есть религии. Верующие тоже сохраняют надежду на после ухода за грань. Если не на воскрешение, так на шанс увернуться от гаруд и пройти в мир Единого.
- Только для этого им как правило что-то надо сделать при этой жизни.
- Конечно. Во всех сказах чудо ни к кому не приходит просто так. А если случается, то пользы будет немного.
- Вот теперь вам и придется приучить девочек к этой мысли. - Джаррел стал предельно серьезным. - Причем сделать это вы должны ненавязчиво и осторожно исправляя вчерашние свои ошибки. Это контакты сотрудников отдела контроля. Один детский мнемик, второй классический психолог. Первый сможет вовремя подсказать, если у детей сформируются отрицательные эмоции на очередной сказ. Второй поможет с подпором нужной литературы. А вообще, вы оказались хорошей рассказчицей. А уж выдумать на ходу такую историю с обыкновенной тумбочкой, это и вовсе талант.
Начальник неожиданно громко рассмеялся.
- Идите уж, работайте. Вашему куратору я уже прочистил мозги. Так что особо сильно уж не добивайте его. Не со зла парень вас подставил и больше так шутить не будет. И пожалуйста, постарайтесь в дальнейшем избегать ассоциаций с происхождением как гекаты в целом, так и гекатессы в частности. Им пока рано задумываться над этими вопросами.
Джаррел с усмешкой проследил как за стажером закрылась дверь и вздохнул. Вера в чудеса! Это ж надо такое придумать.
Он сделал несколько пометок в планшете, сохранив их в отдельный файл. К нему добавились видеозаписи. Так, на всякий случай. Все равно ведь теперь придется присматривать за девочкой.

На площадке отдыха, среди аккуратно сложенных еще с вечера игрушек стояли разбитые по десять девочек группы. Утренняя разминка была в самом разгаре.
Трехлетние малыши старательно сопя повторяли за воспитателем движения и не забывали время от времени коситься на его помощника. Если их внимание оказывалось направленным в другую сторону, девочки начинали о чем-то перешептываться. Иногда в рядах воспитанниц возникали сдавленные смешки, кто-то умудрялся дотянуться до соседки. И все немедленно приходило в норму под взглядом воспитателя.
Обычное утро очередного дня гекаты. Дальше будет настоящая тренировка, замаскированная под игру с эстафетой. Потом завтрак и несколько часов занятий за столом. После обеда занятие по творчеству, заменяющий тихий час. А потом до ужина подвижные игры. Тоже расписанные по часам и мало чем отличающиеся от спортивных упражнений.
- Помощник воспитателя Валдиса, я попрошу вас зайти ко мне.
Молодая девушка удивленно обернулась к голограмме седеющего мужчины и вежливо приветствовала свое начальство.
- Конечно, мастер-воспитатель Джаррел.
Неожиданный вызов ничего не менял для ее группы. Девушке не пришлось даже передавать кому-то свои обязанности. Ее куратор из числа постоянных воспитателей только кивнул в ответ на вопросительный взгляд своей подопечной и продолжил наблюдение за группой.
Сколько было эмоций, когда полгода назад ее, безродную выпускницу института наставников и воспитателей направили в Дворцовую школу. Кое-кто из одногрупников отвернулся, многие шипели в след 'выскочке' пожелания вылететь с престижнейшего места в самые короткие сроки и естественно с максимальным позором. Доброжелатели оказались в меньшинстве, зато как приятно было убедиться, что у нее все же есть друзья. Немногие подруги радовались успеху вместе с нею, впрочем, не скрывая легкой зависти.
Валдиса невольно улыбнулась накатившим пока шла по коридору воспоминаниям. Никто, в том числе и она сама, не мог себе представить, где именно ей предстояло проходить стажировку. И рассказать об этом даже самым близким людям она вряд ли сможет в ближайшие годы. Во всех документах у нее будет значится только Дворцовая школа. И возрастная группа значительно старше ее малышек.
Много чего случилось в этих стенах. Как оказалось, здесь никто не относился серьезно к народному словесному искусству. Ей даже пришлось самостоятельно вести занятия с чтениями детских сказов. А уж подбором сказов, разработкой игр и целых спектаклей на их оставалось ее основной задачей даже сейчас. Ее куратор даже обижался на нее за это. Все таки, на время этой работы он оставался без помощника.
Девушка глубоко вздохнула и приостановившись перед дверью кабинета непосредственного начальства резко выдохнула.
- Заходите Валдиса.
Мастер-воспитатель и руководитель совета воспитателей Гекаты встретил ее стоя около окна.
Служебные помещения располагались за пределами комплекса Ортобы, на территории обслуживающего персонала. Но голографическая имитация на стене создавала впечатление окна, ведущего прямо в сердце подготовки гекаты. Валдиса знала, что позже, воспитатели будут лишены возможности наблюдать за жизнью своих подопечных по мониторам. Только произойдет это не сразу и через несколько лет.
Валдиса непроизвольно отметила, что ЕЕ девочки перешли к приседаниям. На дестких личиках уже сверкали предвкушающие перерыв улыбки.
- Что же, леди воспитатель, ваша стажировка подошла к завершению. - Вернулся к своему креслу за не маленьким столом мужчина и жестом предложил вошедшей занять стул напротив. - Сразу скажу, что вы полностью подтвердили рекомендации своих преподавателей и уже сейчас являетесь отличным специалистом. Отчет об этом уже направлен в Ваш институт. Дворцовая школа предоставит вам самую лучшую характеристику. И да, я абсолютно уверен, что любая ведущая школа или детское воспитательное учреждение, что имперская, что частная, с удовольствием примет на работу такого специалиста как вы.
- Любая, но, не Вы? - Валдиса ощутила, как где-то внутри разливается холодная пустота. Даже такой простой вопрос дался с трудом. Как будто слова приходилось выталкивать с силой. Шансов остаться в Гекате у нее с самого начала было мало, о чем ее честно предупреждали. Кто она, а кто каждый из здесь работающих? Да тут даже уборщики имели квалификационный допуск по линии воспитателя и не сильно уступали по компетенции какой-то стажерке.
- Увы, иннера Валдиса, нам вы не подходите. - Развел руками начальник и поспешно схватился за графин с водой.
- Я могу узнать причину? - Тянущее чувство потери оставалось внутри даже после нескольких глотков чистой воды. Сколько раз уже так обманывались ее надежды, можно бы привыкнуть наверно. Но почему-то именно сейчас это оказалось особенно больно. Ведь она с самого начала знала о невозможности остаться здесь.
- О, вы прекрасный специалист, заверяю вас. У Вас очень хорошие перспективы. - Тут же начал теперь уже бывший начальник.
- Значит причина в моем происхождении. - Перебила и с горечью сделала вывод девушка.
Мужчина за столом сделал паузу, и согнал с лица улыбку, вглядываясь в лицо огорченной девушки.
- Валдиса, вы проработали у нас в коллективе два триместра. Вы можете определить мой социальный статус, только честно?
- Я не выясняла. Но вы ведь инел.
- Все верно, я принадлежу к аристократии, и могу сказать даже больше, к одному из родов высшей аристократии.
Валдиса равнодушно пожала плечами, но все же изобразила положенный наклон головы. Сидя все равно ничего иного не получится. А сидеть в своем присутствии начальство само велело.
- В Ортобе это закрытая тема, о чем вас предупреждали в самом начале. Однако могу сказать, что вместе с вами работали и люди с простым происхождением, и представители знати. Например, воспитатель Мийхель. Мы все здесь воспитатели и на работе обязаны пользоваться псевдонимами. А при встрече вне границ нашей территории делаем вид, что мало знакомы друг с другом и соблюдаем соответствующий этикет. Таковы уж особые правила этого места работы. Которые кстати вам предстоит соблюдать и после увольнения. Вы ведь помните правила?
Валдиса согласно кивнула, не отводя взгляда от псевдоокна. О секретности и некоторых правилах ее не только предупреждали, она еще и подписывала соответствующие документы.
- Тогда что со мной не так? Я знаю, вам нужны воспитатели.
Лорд Джаррел сделал довольно длительную паузу, прежде чем продолжить.
- Вы слишком любите детей. - Развел он руками. - И наши девочки чувствуют это и уже начали к вам тянуться.
- Что? -Девушка была готова услышать что угодно, но не такой ответ. - Разве это плохо?
- ЭТО просто отлично, только не у нас.
- Я не понимаю.
- Геката, это не обычное воспитательное учреждение. Некоторые кивают на режим и нагрузку, и сравнивают нас с воинским подразделением. Но и это не верно, хоть и немного ближе к истине. Мы ОБЯЗАНЫ научить своих подопечных полагаться в первую очередь на себя и свою гекату, и только так. И даже в этом возрасте, мы с вами должны оставаться для этих девочек наставниками, авторитетными советниками, источником информации и не более того. Утешение, помощь, в том числе и пока непосильную для них, они в первую очередь должны искать друг у друга. К нам, своим воспитателям, за советом и помощью они должны идти во вторую, а то и в третью очередь.
Джаррел тяжело вздохнул и поморщился:
-В случае с вашей подгруппой наметились отклонения в поведении. Девочки потянулись к вам, ну, как к родному человеку.
- Но разве это плохо? - Тихо поинтересовалась Валдиса.- У них ведь никого нет. Я понимаю, император их удочерил и все такое, но родным им не стал. Ведь программой подготовки все равно предусмотрено знакомство со своей семьей.
- Через несколько лет. - Покачал головой мужчина и как-то горько усмехнулся. - В пять лет у них действительно первое знакомство с родными родителями. И если честно, только никому не рассказывайте, автора именно этого ритуала 'знакомства' я бы лично придавил где-нибудь в уголке дворцового парка. Закопать бы вряд ли успел, в виду целой очереди таких же желающих. Все, кто сталкивался хоть как-то с этим 'знакомством' желают этому уважаемому специалисту по детской психологии вечно пропадать в чертогах Неназываемого. В самых темных и сырых его подвалах.
- Но почему? Это ведь их семья. Конечно, они их отдали в гекату и все такое. ...
- Валдиса, мы не сможем с вами обсуждать вопросы подготовки гекаты и возникающие при этом трудности. И я боюсь вам никогда не получить ответ на свой вопрос. - Проговорил мужчина, опуская взгляд в стол. - И не приведи Единый, когда-нибудь вам с этим столкнуться.
- Я могу попрощаться с девочками? - Послушно свернула тему девушка. Дела гекаты действительно не могут обсуждаться с посторонними. А она именно теперь такая и есть.
- Я не думаю, что это хорошая идея.
Валдиса только вздохнула. Для нее лично все складывалось даже лучше, чем можно было мечтать. За время разговора она только мельком просмотрела свои документы. Рекомендация была такой, как сказал бывший начальник. И список учреждений, куда она могла с этой рекомендацией податься, тоже был весьма впечатляющим. Она успела прочесть всего несколько первых строк.
Но все же на душе оставалось от слова 'погано'.
- Возможно, у вас есть какие-то соображения по девочкам, не вошедшие в докладные записки?
- Нет, разве что Синта. - Вздохнула Валдиса. - Она особенно болезненно воспринимает даже незначительные свои отставания от подруг и очень боится подвести свою пятерку. Я хотела поговорить об этом с психологом, но теперь...
- Она приходила с этим к вам? - Нахмурился лорд Джаррел.
- В группе никто ее не упрекает, но она сама себя накручивает. - Осторожно уклонилась от ответа девушка.
- Ясно, запись нашего разговора как всегда ведется в полном объеме. И вы зря не стали заострять на этом внимание в своих отчетах. Страх за возможную неудачу действительно может оказаться хуже самой неудачи. Ваши замечания я обязательно передам в отдел контроля.
- Я могу идти? - Валдиса поднялась со своего места.
- Да, ваши вещи уже собраны. Извините, но и попрощаться с коллегами лично вам не удастся. Но, как у успешно закончившей стажировку, у вас сохраняется доступ к сетевым контактам с воспитателями Ортобы. Поверьте, в вашей практике будет немало ситуаций, когда может потребоваться совет специалиста. Вы в любой момент, в том числе и официально можете обратиться к любому из нас за консультацией. Только очень прошу этим не злоупотреблять.
- Благодарю. - Валдиса снова поклонилась, несмотря на появившуюся на лице лорда гримасу недовольства. - И, я знаю как вы к этому относитесь, но все же очень бы хотелось, чтобы в гекатессах сохранилась вера в чудо.
- Безусловно. - Квинул Джаррел. - Вам удалось на удивление гармонично соединить необходимость тренировок и учебы с верой в необычное и иррациональное. Ваша работа будет не только сохранена, но и по возможности продолжена. Только уж извините, с уклоном в самостоятельность.
Джаррел встал и поклонился ей как равной. При встречах на публике, если такое вдруг произойдет, это было бы невозможно. Лорд не может приветствовать инеру как равный. Но в своем кабинете он сам устанавливал правила.
- И еще, я очень надеюсь обойтись без этого, но возможно, когда-нибудь возникнет ситуация, когда гекате потребуется ваше участие. Сразу предупреждаю, что если это произойдет, то будет без предупреждения и возможно даже не безопасно для вас. Мы делаем все возможное, чтобы детство у наших воспитанников было как можно лучше. Но, к сожалению, гекаторы вступают во взрослую жизнь значительно раньше, чем это бывает у детей.
Валдисса была с этим согласна. Даже у нынешнего императора первые браться оп гекате погибли в результате отравления в возрасте шестнадцати лет. На выезде один из них играл роль старшего гекаты и носил маску. Покушение раскрыли быстро. Но это не возместило потерю гекате, начавшей обратный отсчет. Сколько там их осталось сейчас?
- В любое время и в любом качестве. - Через силу улыбнулась девушка.
- В таком случае, вам придется зайти в службу теней и подтвердить свое согласие. - Кивнул Джаррел, как будто иного и не ожидал. - Это необходимо, чтобы сохранить за вами ограниченный допуск к делам гекаты.
Занакомый поезд. Дворцовая канцелярия оказалась настолько любезна, что даже оплатила ей место в комфортабельном вагоне. Небольшой жест, но все-таки приятно. Правда сосед вызвал чувство дежавю.
Со своим сокурсником она сталкивалась за эти полгода всего несколько раз. Да и то, только потому что так предписывалось правилами. Дети школьного возраста ей были не так интересны. Хотя положенные часы в младших класса отрабатывались достойно. Тем более, что от помощника преподавателя много и не требовалось. Проследить за поведением на часах самостоятельных занятий или в отсутствие учителя. Ответить на пару вопросов. ШИД была действительно элитной школой. Здесь учились все дети императора. А благодаря широко освещенным в художественной литературе и игровых роликах приключениям одной особы прошедшей путь от ошейника рабыни до супруги принца, а потом и члена триады-основателей, эти стены были знакомы наверно каждому жителю империи Арден.
Встречи с Карессом были не из самых приятных. Парень знал большую часть времени находится в командировках и в качестве помощницы посещает детские учреждения, инспектируемые специальной комиссией. Она действительно бывала в таких местах. Правда это были группы младшего возраста, организованные при военных учебных заведениях Столицы, а совсем не то, что имелось ввиду Карисом. Но она не могла позволить себе разочаровать парня.
- О, тебя тоже выпустили? - Встретил ее Карис даже не став подниматься со своего места.
- Да, подписали документы и выпроводили. - Ответная улыбка была вымученной.
Как-то так получилось, что за эти полгода она ни разу не выехала в город. По дворцу ходила во время своего законного выходного. Это правда. Интересно же посмотреть то, что иначе увидишь только в новостях или научно-популярных передачах. Туристов пускают в центральный холл. За особую и немаленькую плату проведут в залы больших и малых приемов. А вот в аудиенцзалы, которых во дворце целых семь, простому обывателю не попасть ни за какие деньги. Это особо охраняемая территория. А она посетила их все. Когда в качестве сопровождения подопечной, когда сама. И даже императора видела. Правда издали. И слава единому! Проверять на сколько хороши ее знания в дворцовом этикете как-то совсем не хотелось.
- Ну поздравляю, сокурсница. Теперь мы с тобой спецы. Через недельку диплом. А потом разбежимся кто куда.
- Ну, тебя-то всегда можно будет найти. Наверняка ведь в столице останешься.
- Нет, я подумываю податься в Горный замок. - Поделился планами расслабленный парень. Там есть одно вакантное местечко. К тому же оно будет считаться государственной службой.
Валдисса сдержала смешок. Невольно она снова вспомнила своих подопечных. Курносый носик Синты, шевелюру Коры, серьезные глаза упертой Лики. Все ее малышки имели уже три года государственной службы. Принцесса никогда не выходила за пределы ортобы без сопровождения своих сестер по гекате. И в программу подготовки уже ввели игру, смысл которой сводился как можно точнее скопировать движение, привычки и даже голос и речь кого-то из сестер. Об этом еще долго никто не будет знать, но геката уже сейчас начинала нести свою службу.
- А я пока не знаю куда. Но в столице меня точно никто не ждет. - Легкомысленно заявила Валдисса и направилась к своему месту.
Корс был в общем-то неплохим парнем, особенно с учетом своего происхождения. Но все же она с трудом представляла его на месте тех же гекаторов Литарна. Эти подростки несколько раз появлялись на занятиях. Смысл этих посещений оставался для нее загадкой. Скорее всего речь шла просто о более близком знакомстве. Но мальчишки сильно отличались от сверстников в школе. Поджарые, спортивные фигуры, цепкий взгляд прощупывающий все вокруг и всегда удерживающие в центре фигуру его высочества. Мийхель как-то обронил, что эти мальчишки еще и вооружены, только не показывают этого. Так их учат, ее малышек.

Идти по слабоосвещенному коридору было страшновато. В темных углах мерещились какие-то тени, за закрытыми дверями слышались непонятные шорохи и скрипы. И было уж совсем стражно их открывать. Но маленький трехлетний человечек упорно крался вдоль стенки к намеченной цели. Аккуратно заглянув в очередную комнату, девочка разочарованно посопела, забавно поморщила лобик, что-то обдумывая, и упрямо двинулась дальше, старательно прижимаясь к стенке.
Диспетчер за монитором заинтересованно наблюдал за этими поисками уже полчаса. Цель их была не ясна. Девочка никому из воспитателей никаких вопросов не задавала и ни с кем из гекатесс не обсуждала свою затею. Зато более чем осознанно дождалась отбоя в своей комнате и отправилась в поход. В краткой трехлетней истории гекаты, это пожалуй, была первая вылазка гектессы такого рода.
- Гекатесса Синта, что ты тут делаешь в такое время?
Оператор усмехнулся. Внезапное появление из-за поворота вызванного воспитателя ничуть не смутило кроху. Эффект неожиданности был отыгран отступлением на два шага назад с разворотом, так чтобы спина прижалась к стене. Боевой подготовки у малышей не было, но тренера свое дело знали, и уже приступили к постепенному вырабатыванию нужных рефлексов у подопечных.
Малышка сердито посопела, разглядывая возникшее препятствие, но даже не стала изображать раскаяние. Поняв, что отвечать все же придется, упрямо нагнула голову.
- Я искала помощника-воспитателя Валдису. Ее не было с нами днем. Я хотела с нею поговорить.
- Лели Валдиса сегодня работала у нас последний день. - Спокойно заметил воспитатель. -Ее очень ждут на новом месте работы. Ей пришлось срочно уехать, но она очень переживала, что не смогла с вами со всеми попрощаться.
- Правда?
- Абсолютная правда. - Ничуть не покривил душой воспитатель.
- Но она нужна мне.
- Она очень переживала за вашу подгруппу, а тебя она отметила, как возможного командира пятерки. А ты вот нарушаешь режим. Не хорошо так подводить своего воспитателя.
- Я не хотела. Но мне не с кем поговорить.
- Ты всегда можешь поговорить с любым воспитателем.
- ЭТО НЕ ТО! - Синта не кричала и не пыталась устроить истерику. Она знала, что такое поведение никогда не приводит к желаемому результату. Но вот нагнуть голову, попытаться настоять, вполне можно. Иногда даже можно добиться своего.
- Наверно нет, раз ты так говоришь. - Серьезно согласился воспитатель Мийхель. Именно он оказался в эту ночь дежурным. - Но знаешь, если мне хочется просто чтобы был кто-то, кто меня выслушает, я обычно думаю о своих друзьях. У тебя ведь есть подруги среди сестер? Возможно это то, что тебе сейчас нужно. А если нет, ты можешь позвать меня, и мы что-нибудь еще придумаем.

- Ну, что там? - Спустя какое-то время Мийхель связался с оператором наблюдения.
- Зашла к гекатессе Дарине. - Отчитался тот. - Разговор был об уроке рисования. Синта считает, что у нее очень плохо получился рисунок, сильно расстроена. Сейчас они шепчутся под одеялом.
- Ясно. Скорее всего так вместе и заснут.
- Мне вмешаться?
- Нет, не надо. Пусть секретничают.
- Рисунок действительно так плох? - Поинтересовался оператор. Когда сутками напролет ведешь наблюдение за девочками, поневоле начинаешь принимать ближе их мелкие проблемы.
- Ну, не всем быть художниками. Она справится. Девочка упрямая не по годам, но как видишь чужой совет принимает.
Оператор еще какое-то время прислушивался к звукам из комнаты гекатессы Дарины.
Из-под одела доносился шепот. Речь шла о приключениях какого-то Таба. Насколько все же оказался живучим сказ о приключениях пресловутой тумбочки. Причем настолько, что знавшие ее не смогли удержаться и вынесли историю за пределы Ортобы. Его собственный восьмилетний сын хохотал весь вечер. И до сих пор пытается выяснить ее происхождение в инфосети. За эти полгода тумбочка научилась драться своей дверцей, кусаться с помощью ящика и стоять на страже зала и своих младших собратьев. Тоже тумбочек. Судя по тому, что он услышал, Таба теперь научилась летать. А раз так, то скоро она начнет делать вылазки и отстаивать интересы слабых за пределами Ортобы.
Еще год, и камеры из личного пространства гекатесс будут убраны совсем, вместе с микрофонами. Потом начнется сокращение точек наблюдения и в общих помещениях. Скорее всего, история тумбочки исчезнет вместе с этими камерами и взрослением гекатесс. А жаль, хороший сказ получился у стажерки.
А пока, наблюдатель убедился, что две девочки дружно засопели и переключился на другие камеры.
Чуть позже, он внес свои пометки о происшествии и с любопытством прочел и комментарии воспитателя.
Три года, возраст, когда только начинают приглядываться к гекаторам и даже не пытаются угадать, что из них получится. Но все же отметка о способности наблюдать и ставить правильные вопросы нашла свое место в записях, как и склонность к излишней самостоятельности в поисках ответов.
Психолог в очередной раз внимательно прочел все что было в деле. Благо оно было пока совсем небольшим, всего в несколько страниц, и закрыл планшет. Мужчина только с сожалением воздохнул, вглядываясь в лицо на двумерном снимке малышки.
Они живут и учатся в самом защищенном месте. С ними занимаются лучшие воспитатели и учителя. И в дальнейшем, вот эта к примеру, Синта, станет украшением любого светского приема, если вообще захочет там появиться. И эту дочку фермера, без титула и наследства, зато со связями и исключительным положением при дворе, будут готовы принять в свой род даже высшие аристократы. Причем выбирать будет именно эта девочка. Чем не мечта для обывателя инфосети?
Только даже он, ведущий уже третью гекату, вряд ли сможет утверждать, что знает настоящую цену этим привилегиям. По меньшей мере своим детям и внукам он никогда бы не пожелал такой жизни.
Служба империи для малышки Синты началась еще в пеленках, с момента вживления ликалы. И он будет последним, кто усомнится в справедливости этого закона. В конце концов эту милую девочку никто не спрашивал, зачисляя в гекату. И уже совсем скоро она начнет понимать, что есть и другая жизнь, где нет кучи воспитателей с их требованиями дисциплины и личных достижений. Зато там, за стенами есть родные мама и папа. Да, опыт подсказывал, что очень скоро эта девочка узнает о существовании родных и как они поступили с нею. Через это проходят все приемные дети императора. И судя по пометкам воспитателя, у Синты вопросы появятся гораздо раньше, чем у других сестер. И будет беда, если ответы на них она снова начнет искать только внутри себя.
Спец тяжело вздохнул. Пока достаточно немного нагрузить девочку, пусть повозится с отстающими сестрами. А там видно будет. А завтра выносим на совет воспитателей предложение о запуске программы психологической подготовки ко дню представления родным родителям. Чтоб его Единый десять раз сожрал. А потом выплюнул, и начал все по новой.

Содержание
В начало страницы

Глава 3. Детский сад, продолжение




Жаркое светило уже добралось до той точки на золотисто-голубом небе, когда тени от деревьев внизу практически исчезают. В это время особенно контрастным становится ярко-зеленая листва рощ, расположившихся вдоль речек и вечно желтой травы почти заброшенных полей. И ни ветерка, даже птицы в такой жаре предпочитали тихонько прятаться в своих гнездах.
Через заброшенное поле ровной нитью тянулся проселок. Некогда, во времена еще первых поколений колонистов, это был первый намек на будущую автостраду. Сейчас, спустя два поколения, от тех планов осталось заросшее бурьяном направление, по которому неспешно двигался всадник.
Выцветшая рубашка и изрядно потрепанные брюки явно не один раз штопанные и короткие сапоги были неотличимы от того что обычно носили фермеры большинства колоний и окраинных провинций. Необычным для жителей других миров было животное, на котором сидел всадник.
Издали и на первый взгляд это была обычная лошадь. Разве что могло броситься в глаза слишком массивная голова, отсутствие гривы и шести на всем теле.
Знатоки, к которым безусловно относился и всадник, мог бы добавить еще с десяток отличий, неуловимых для неискушенного обывателя. И тут были бы и необычные раскрывающихся копыта на ногах, и самые настоящие клыки в пасти, да и вообще, в отличие от лошади, это было далеко не травоядное животное, хотя и не брезговало желтой травкой с обочины проселка. Это был Вром. И его всадник мог долго рассуждать о достоинства и недостатках своего животного, вот только обсуждать все это было не с кем.
Ниэл Рассан Карнэлойский мрачно обвел взглядом заброшенные поля, подумал и не стал подгонять животное. Ему спешить некуда. А поделиться с супругой своими невеселыми мыслями можно и попозже.
Всадник был третьим поколением переселенцев в эту некогда перспективную провинцию. По праву первопоселенцев его дед умудрился отхватить приличные надел земли и к нему даже титул барона.
С тех времен все что осталось, это право носить титул, не имеющий серьезного значения даже в своем собственном мире, чего уж говорить соседних провинциях. А в Центральных и вовсе вызывающий улыбку у всякого, кто удосужится навести справки.
Мир был и оставался почти идеальным для фермерства. Здесь не было зимы. Температура оставалась комфортной для человека и растений круглый год. А дожди проливались почти по расписанию и в количестве, достаточном для привезенных растений. В конце концов, из завезенных семя первые урожаи были даже пригодны в пищу.
Еще несколько лет назад научники кормили население провинции сказками, просили потерпеть и заверяли вот-вот ситуация наступит перелом в терраформировании планеты и ситуация для них начнет меняться к лучшему.
Но мир продолжал сопротивляться всему, что пытались с ним сделать разумные. Он позволял возделывать землю и высевать семена. Но урожай оказывался непригодным в пищу по содержанию металлов. С вдыхаемым воздухом, медленно, постепенно он отравлял организм колонистов. И для поддержания здоровья им приходилось каждый год выезжать в соседнюю провинцию. Даже не для лечения. Чтобы вывести из себя отраву, достаточно провести на чистом воздухе месяц. А потом можно вернуться обратно. Но если этого не сделать, начнется необратимое отравление организма.
Первопоселенцы должны были выезжать чаще. Увеличение срока безопасного проживания в три раза, это все, чего добились научники со своим терраформированием за три поколения. В остальном, продукты на столе фермеров только с первого урожая, второй уже вреден. Воду можно пить, но с использованием дорогостоящих фильтров.
Из всех завезенных животных местные условия пришлись по душе только вромам. Все остальные погибали, даже не давая потомство.
Рассан знал многих, кто, поверив в эти обещания залезали в долги, когда банки еще давали кредиты. И он сам бы сейчас был бы среди тех разорившихся бедолаг, если бы по случаю не нашел выход четыре года назад.
В конце концов, два года назад правительством и Советом по колонизации были окончательно перечеркнуты все надежды фермеров. Затраты на терраформирование планеты официально признаны неоправданно большими. Большинство населения или покинуло насиженные места или оставалось здесь в ожидании программы переселения. Только что их ждало на новом месте? Та же нищета, жизнь в пригородных трущобах или наемная работа на фермах. Начать все заново на новом месте в благополучном мире для возвращенца было нереально. А новых колоний просто не было.
Вром сделал неожиданный шаг вправо и с силой ударил ногой в небольшой кустик травы на обочине проселка и сделал резкий выпад головой. Короткий щелчок клыков, по длинной морде хлестнул полосатый змеиный хвост и исчез в пасти.
Рассан привычно подобрал повод и одобрительно потрепал по голой холке рукой.
Вромы, как это ни странно, вполне прижились в этом мире. Чему способствовало практически полное отсутствие здесь хищников способных справиться даже с молодым одиночкой, а также врожденная всеядность этих зверей. Кто бы мог подумать, что увлечение деда, считавшееся в начале семейной блажью, позволит его потомкам выживать в этом подлом мире. По сути, только семья Рассана их соседи, объединенные общим увлечением хоть как-то и сводили концы с концами.
Спрос на этих животных на рынке Арден был невелик и не позволял нарастить жирок. Но торговцы и охотники за тварями промышлявшие в Бездне не переводились. Да и в далеких окраинных мирах не переводился спрос на выносливый гужевой и верховой транспорт, способный постоять за себя перед тварями Бездны. Если бы только этот 'транспорт' не норовил оттяпать еще и руку вместе с протянутым пучком сена.
Дед увлекался не столько разведением, сколько дрессировкой этих сложных в обращении животных. Благодаря предкам, слишком рано ушедшим за грань, Рассан получил в личное пользование собственную методику дрессировки животных и имел все основания считать себя одним из лучших специалистов по вромам не только в Арден.
Когда стало ясно, что вромы это единственное, что может позволить хоть как-то существовать оставшимся поселенцам, соседи пошли по простому пути и стали отдавать ему в обучение своих животинок. Совсем не большой прибыток, если учесть, что спрос на обученных животных стабильно мал. Но все наряду с собственным стадом это позволяло содержать семью немного лучше, чем другие.
Рассан снова тяжело вздохнул, вспомнив об еще одном источнике дохода, весьма существенный, и который старательно прятался за двумя другими. Более чем законный, но слава Единому, тайному даже на уровне всей империи. Об этом даже с супругой говорили, пряча друг от друга глаза. Стыдно. А тема возникала постоянно. И чем дальше, тем больше.
И то, как можно на людях признаться, что ты живешь за счет фактической продажи родной дочери. Причем продал ее самому добровольно и в первые же дни после ее рождения. И вроде даже под благим предлогом. Что дочь будет удочерена императором, который и лбеспечит ей будущее. Но ведь продал и согласился со всеми условиями договора.
И кому какое дело, что с того момента и дня не проходит, чтобы они не вспоминали о девочке. Что жена ходит с потухшими глазами. И вообще, вся жизнь теперь у них только чтобы поднять двух старшеньких. Которым только в этом году вынуждены были рассказать, что их младшая отнюдь не больная. И не приезжает к ним хотя бы погостить не потому, что далеко и дорого от неизвестных дальних родственников добираться, а банально потому, что понятия не имеет о существовании родных сестер и вообще родителей.
Вром шагом прошел через раскрытые ворота к крыльцу. Хозяин фермы отвлекся от совсем невеселых мыслей чтобы расседлать своего любимца и хлопнуть по крупу отправляя в загон.
Он знал, что ждет его за дверью и оттягивал момент встречи до последнего. Все равно аргументов против того, что задумала супруга у него не было. И сам бы составил ей компанию, да на кого оставить ферму? И денег все равно не хватало.

Лихорадочный блеск в глазах супруги напомнили времена до того клятого договора. Впечатление портила только некоторая суетливость, с которой Арсана перебирала застежку дорожного пиджака.
- Ты уже готова? Рейс к Переходу только вечером. Тебе придется почти целый день провести вокзале в Эрмире.
- Знаю, но я лучше подожду там.
- Хорошо, пообедаем и полетим.
- Спасибо тебе. - Женщина через силу улыбнулась. Было видно ,что она всеми мыслями уже в дороге.- Я действительно больше не могу.
- Я жалею только о том, что наши средства не позволяют мне поехать с тобой - Вздохнул Рассан.
- Я только хочу увидеть ее. И сразу назад.
- Ты ведь понимаешь, что скорее всего не сможешь этого сделать.
- Но я. Хотя бы попытаюсь. Не даром ведь говорят, что сердце матери подскажет выход.
- Мама, если сможешь встретиться, передай что мы все здесь ждем ее.
- А вот этого точно никто не позволит сделать вашей матери. - Рассан недовольно посмотрел на старшую дочь. - Мы не должны общаться с Синтой до ее приезда на пятилетие. Мама едет только чтобы попытаться увидеть ее издали на публичных выходах гекаты.
- Узнать бы как она выглядит. - С тоской вздохнула женщина.
Рассан промолчал.
Кто бы предупредил его при заключении договора, что будет так паршиво. Знать, что у тебя есть младшая дочь и узнавать о ее жизни только через новостные передачи да со страниц фантов гекаты.
В сети есть список публичных имен с фотографиями, без названия рода. Поди догадайся, кто из них, кто? Настоящие имена появятся там только после знакомства с семьей. И опять же без продолжения.
В инфосети и в популярных передачах часто показывают гекаты их высочеств. Их подготовку, выступления на приемах или соревнованиях. С прошлого года стали брать интервью у девочек. Но никто и никогда не называет их настоящего имени. Всегда этот публичный псевдоним, который к тому же может меняться.
Узнав о существовании Синты, старшие дочки даже в клуб фанаток записались. Появился оказывается уже такой и у ее высочества. Да что толку то? Смотришь на эти полсотни фотографий, всматриваешься в веселые личики и думаешь, что ведь наверняка видел свою дочь. Вот только какая из них.
Ни для кого не было секретом, насколько тщательно охранялись гекаты детей императора. В Ортобы допускались только корреспонденты трех новостных каналов. Собственно, и те дальше спортивной площадки или бассейна не проходили.
Когда появилась идея нарушить один из пунктов договора вряд ли сказала бы и сама Арсана. В последние два месяца своей идеей она заразила и дочерей. Те чаще выезжали в соседний мир Эрмир. Там был небольшой домик без хозяйства. Зато, там был свободный доступ к инфосети. Втроем они просмотрели несметное количество передач. Даже те, когда ее высочество еще не родилась. И постоянно следили за сайтами фанатов с одной единственной целью.
И нашли единственное исключение из правил изоляции молодых гекатесс. Их, так же как гекаторов его высочества, регулярно вывозили для показательных тренировок в Центральные провинции. Как правило это были короткие выезды на несколько дней двух-трех пятерок и всегда в разные города, названия которых сообщались в последний момент. Из этого правила существовало только одно исключение - Игры гекат.
Один месяц в году, последний во втором триместре, когда ВСЯ геката выезжала в полевой лагерь оборудованный в одном конкретном месте. И тогда любой желающий мог наблюдать за занятиями детей хоть весь день, правда со специально оборудованной смотровой площадки.
Арсана загорелась идеей приехать туда в качестве туристки и лично понаблюдать сразу всех девочек. И уж тогда-то, возможно, сердце матери подскажет кто из гекатесс ее Синта.
Кроме того, фанаты гекаты Литрана давно обсуждают случаи, когда гекаторы появлялись в ближайшем городке. Конечно в сопровождении охраны и никогда по одиночке. Зато старшая, как она выразилась, промониторила эти разговоры и выяснила, что начались они после трехлетия гекаты. А вдруг Арсане повезет и их дочь откликается на свое имя?
- Все, я готова. - Арсана еще раз лихорадочно осмотрелась. - Едем?
Кивнув, Рассан тяжело поднялся со стула. Путь предстоял неблизкий. Глайдер им не по карману. На колесах до Перехода добираться часа три. И то, повезет если не сломаются. Пожалуй, даже хорошо, что рано выезжают.
- Девочки, собирайтесь, проводим маму и заночуем в доме на Эрмире.
Дочки хорошенькие, послушные. Хоть и скривились, но послушно подхватились. Им не нравилось жить в соседней провинции. Денег хватило только на жилье в не самом благополучном районе пригорода Вийронайска.
С уличной грязью и мусором еще можно притерпеться. Но местная шантропа почему-то посчитала себя выше вынужденных подселенцев из загибающейся колонии, к тому же подчиненной их провинции. Сейчас отношения уже потеряли былую остроту. Девочки подросли, да и их ровесники немного поумнели. А возможно дочки лучше познакомились с местными детьми пойдя в школу. Там появились одноклассники, даже вроде и подруги. Но впечатления раннего детства все равно оставались в памяти.
На ферме им было полное раздолье. Простор, лес, речка рядом. С хорошо обученным вромом их можно было без опаски отпускать куда угодно. Животное сойдет и за транспорт, и в качестве сторожевой собаки. Они предупредят о приближении чужака, защит, а в случае нужды защит от опасности. В общем, всем хороша ферма. Но нельзя им жить на ферме постоянно. Совсем нельзя.

То, что надо было прибыть не в пригород или город под Столицей, а едва ли не деревню Синушики в провинции внушало надежду на дешевую гостиницу. Дорогую она потянет всего пару дней. А ей надо прожить на новом месте хотя бы неделю.
На глайдере Арсана тоже решила сэкономить. Собственно, эта деревня возникла вокруг станции силовой транспортной линии. И на ней еще со времен Великой волны останавливались регулярные контейнерные поезда. Конечно, не такие как в документальных роликах. Теперь это были вполне комфортабельные вагоны с мягкими спальными полками даже в экономклассе. У нее даже был вмонтированный в стену экран и стилизованный под окно.
Сами вагоны так и не обзавелись настоящими окнами. И ходили слухи, что они толи могли быть быстро переоборудованы для обороны в случае прорыва, толи и вовсе таскали в себе оружие и силовые щиты на случай внезапного прорыва. Но в последнее почти никто не верил.

- На долго к нам? - Взгляд сидящей за стойкой девушки поразил неприятным равнодушием. Уж лучше бы электронную стойку поставили.
Арсана все равно улыбнулась. Из новостей еще в дороге она знала о прибытии гекаты ее высочества на тренировочную базу. И сейчас почти физически ощущала насколько близко оказалась от Синты. Какой-то там работник гостиницы не мог испортить ей настроения.
Еще в поезде она решила изменить немного план и взять номер на пару дней. И уже потом искать варианты дешевле.
- Номер на два дня, третий этаж. - Все так же предельно нейтрально заявила безликая девица, выкладывая карточку на стол.
Уже отойдя от стойки она услышала как все та же девица в полголоса бросила кому-то невидимому:
'Очередная поклоница ...'
'Тебе-то что за дело? Нам с тобой этот месяц пережить. А потом опять весь год куковать с парой-другой постояльцев'.
У Арсаны был свой, скрываемый даже от супруга, план. На страницах фанатов она не раз натыкалась на обсуждение возможности пройти до границы базы гекаты. Информации было крайне мало. Но в закрытых чатах все же присутствовала. Правда нигде так и не нашла сведений об успешном проникновении на территорию тренировочной базы.

Первое что Арсана сделала полнявшись на смотровуюю площадку, это прильнула к окулярам.
Увеличение и обзор оказались в приборе потрясающим. Можно было рассмотреть даже болты на спортивных снарядах.
А вот сама тренировочная площадка ужаснула куда больше чем по визиофону. Турникеты, бревна, какие-то ямы и свисающие с перекладин веревки выглядели гораздо ужаснее, чем в голоэкране визиофона. Неужели на все это погонят ее девочку?
- Вы смотрите на площадку гекаты его высочества.
- Что? - Арсана немного нервно обернулась на голос.
Дама сидела за столиком, расположенном за входной дверью. Наверно потому Арсана ее и не заметила.
В глаза бросилось дорогое платье. Их числа тех, на которые такие как Арсана могут только издали любоваться, не помышляя о покупке.
Серые глаза незнакомки смотрели прямо на нее, не оставляя сомнений, к кому она обращается. А легкая улыбка на тонких губах пусть и не сильно, но все же сглаживала довольно холодный тон брошенной фразы.
- Я говорю, что вы смотрите на тренировочную площадку гекаторов принца Литарна. Мальчики сильно подросли за последний год. Вот им и добавили снарядов. Геката принцессы Рианны правее и чуть. Вам надо наклонить трубу.
Аррисса послушно выполнила совет. Для себя она нашла оправдание своим действиям необходимостью обдумать сложившееся положение. Дама явно не была местным гидом. При этом никак не вписывалась в образ туристов, уже начинавших заполнять смотровую
Там действительно была тренировочная площадка поменьше размером. Да и сами спортивные снаряды оказались явно рассчитаны на меньший рост. В окуляр можно было еще разглядеть пустующие пока площадки с песком, с газонной травой и бассейном.
- занятия проводятся по три часа утром и после обеда. Еще дети появляются там в свое свободное время по вечерам. Но тогда обзор закрывается силовым щитом
Продолжала давать пояснения незнакомка.
- А почему вы решили, что я интересуюсь именно гекатой принцессы? - Все же решила поддержать беседу Арсана.
- Гекаторы его высочества уже представлены семьям. Так что тем, кому не все равно, здесь делать нечего. Скучающие туристы обычно не всматриваются в пустые снаряды и не отказываются полюбоваться видами . Они здесь действительно прекрасны на закате и восходе. Фанаты гекат обычно держатся компанией, кстати довольно шумной и надоедливой.
- А вы кто?
- Лайли Ансиалинская.
- Арсана Карнэлойская. - Так же без приставки представилась она.
- Вот и познакомились. - Дама сделала приглашающий жест на кресло за свой столик. И предлагаю сразу по имени. В конце концов мы с вами оказались в одной компании. И титулы нам тоже вроде ни к чему. Площадка совсем не походит на светскую тусовку.
- Не возражаю. А вы видели ...
- Не стоит столь громко обсуждать нашу общую проблему. - Поспешно перебили ее.
- Вы думаете у нас могут быть неприятности?
- О-о, еще какие! Но совсем не те, о которых вы сейчас подумали. - Рассмеялась новая знакомая. - Мне рассказали случай, когда фанаты вычислили здесь родственников одного из гекаторов нашего императора и по сути, осадили их дом. В результате им пришлось бросать все и менять место жительства. Что до теней, о которых вы подумали, то их наши взаимоотношения с этой публикой вообще не интересует. Пункты о неразглашении договора защищают не императора, а сами семьи.
Арсана слегка поежилась. До этого момента она как-то совсем не думала о последствиях своих действий
- А вы давно тут?
- С прошлого года. - Лицо собеседницы слегка омрачилось. - Тогда я познакомилась еще с двумя такими же озабоченными. Так что вы четвертая.
- Вам, ну, у Вас получилось что-нибудь?
- У тебя, если ты не против. Нет, конечно! - И снова легкий смешок, такой чтобы не привлечь внимания все прибывающей толпы туристов. - Теневики не дремлют.
- Вы с ними стакивались?
Лайли скривилась и неопределенно пожала плечами.
- Пока мы не переходим границ договора, претензий не будет. Удовольствие общения появится у тех, кто дошел до щита площадки или проникнуть в саму Ортобу.
- А это трудно? Я имею ввиду щит. - Арсана ощутила разочарование, но все равно на что-то наделась.
Собеседница откинулась на спинку кресла и заливисто рассмеялась, полностью игнорируя свой собственный совет не привлекать внимание.
- Фанаты постоянно пытаются, но редко проходят больше трети расстояния. Отсюда не видать, но в лесу имеется несколько периметров физической защиты, оставшихся еще со времен Великой волны. Тогда здесь была самая настоящая деревня. И ее жители держали тут оборону больше года. Потом там поставили лагерь для беженцев и военную базу по зачистке территории. Весь лес буквально изрезан рвами и валами. А еще ловушки и заграждения против тварей. Тренировочную базу для гекат организовали спустя две сотни лет. И при строительстве не то что снести или зачистить лес, наоборот, все привели в порядок и добавили новых.
- Вас так и вычислили? - Почти шепотом спросила Арсана, невольно нарисовав в воображении картинки из игровых роликов о легендарных временах Великой волны.
- Ну, я же не с рождения такая умная была. - Не без иронии заметила та. - Нет, срисовывают нас с вами еще до приезда. Билеты и гостиницу мы же на свое имя покупаем. Проблем-то сторожок в инфосети поставить. Это даже мои старшие парни сделать могут. Даром что балбесы каких поискать.
Арсана понятливо кивнула. Сама об этом думала, но надеялась, что пронесет.
- В лесу отлавливают всех подряд. Среди фанатов встречаются самые настоящие профессионалы, для которых преодоление внешних периметров превратилось в некое спортивное хобби. В таки компаниях встречаются старожилы, помнящие еще времена гекат его величества. Мы с вами для лесных рейнджеров даже не проблема, так, небольшое развлечение.
- И как все случилось?
- Меня встретили на первом же рву. Он метров триста от опушки леса. Два очень вежливых рейнджера. Хотя ч не думаю, что они столь же вежливые с фанатами. Они проводили меня к посадочной площадке и вывезли в какой-то бункер. Там уже агент теневиков очень обстоятельно напомнил условия договора и дополнительно провел разъяснительную беседу. После чего с меня взяли слово больше не делать глупостей и отпустили. А перед этим предложили добровольно и абсолютно безвозмездно взять на себя обязанности душевного собеседника с себе подобными.
- Значит эта встреча...
- Ну уж нет. Я могу позволить себе прожить здесь месяц. Средства позволяют и снять домик, пусть на отшибе, и привезти служанку, чтобы вела хозяйство. А сама могу торчать в единственном месте, куда приходят все, кому хочется посмотреть на гекаторов. Но тени не связываются со мной и ничего не сообщали о тебе лично. Более того, я не собираюсь перед ними отчитываться о проделанной работе. Так что, если мне не удастся кого убедить отказаться от своих планов, это их личное дело.
- Договор предполагает возможность привлечения семьи в интересах гекаты. Наверно это оно и есть. - Согласилась Арсана.
- Наверно. От меня правда никто ничего определенного не требует. Я могла бы в этом году и не приезжать. Но почему бы и нет? С прошлого года я никаких глупостей не делаю, сижу здесь в ожидании очередной нетерпеливой матери. Но есть и положительный момент, все же мы с вами оказались в одной компании.
- Это да. - Тяжко вздохнула Арсана, не скрывая с каким трудом расстается с надеждами хоть издали увидеть дочь. - Я наделась увидеть их поближе.
- И пообщаться, и поговорить хоть с кем-то. А если повезет, то и услышать, как окликают твою дочь по имени. Ведь в списках значится только одна девочка с таким именем. И если не перед щитом, то уж во время выхода в город, которые у наших малышек случаются намного чаще, чем говорят в сети. - С усмешкой покивала головой Лайли. -Все мы тут так думали и надеялись. Только зря все это?
- ... ?
- Около щита ничего не слышно. Полная звуковая блокада. - Принялась объяснять Лайли. - А во время выезда за пределы Ортобы наши девочки пользуются псевдонимами, и каждый раз разными. Причем не возбраняется, чтобы они сами себе их выбирали, в том числе и имена других сестер. По имени они обращаются друг к другу только на своей территории. Так что даже если у кого что сорвется с языка, то только случайно. Кроме того, во всех публичных местах за исключением официальных мероприятий, а тут именно такое, девочки носят голографические маски.
- Об этом часто говорят в инфосети, но ведь не все время они носят эти маски.
Арсана осеклась и недоверчиво посмотрела в глаза женщины, ставшей какой то грустной.
- Все время. - Мрачно вздохнула она. - Причем не только лицо, но и тело может быть скрыто. Эдакий голографический костюм.
- Но сколько же такое устройство может стоить!
Лайли только с досадой закатила глаза к потолку, давая понять, что этот вопрос то же не она первая задает.
- Если есть желание, в инфосети можно поискать информацию. А потом умножить максимальную цифру раз в пять. Лично мне, например, это не интересно. Все равно, такое удовольствие не многим по карману. В чем уж точно не приходится сомневаться, так это в том, что империя действительно не экономит на наших малышках.
- Вот только о нас они ничего не знают. - С горечью закончила чужую реплику Арсана.
- Нет, не знают.
- Но зачем же так-то, все время в масках?
- Настоящими их показывают только на играх гекат, на официальных приемах, и то не всех, и во время разрешенных интервью. И то, под псевдонимами. Ее высочество конечно здесь исключение. Безопасность, чтобы их.
- Но по сети, в репортажах с этой площадки часто показывают принца, а в прошлом году и ее высочество.
- А ты уверена, что это были они? На играх гекат, там да, все по-честному. Только голографические маски у детишек не шутки ради.
- Это вам тени рассказали?
- Нет, тени только объяснили, что девочки могут копировать лицо и фигуру друг друга. И напомнили одну игру, так популярную среди молодежи уже несколько десятилетий.
- Угадай кто рядом с тобой? - Догадалась Арсана.
- Именно. - Вздохнула Лайли. - Воздействие на императора, в том числе и через его детей, еще никто не отменял. Геката нашего, как всем известно, первые потери понесла именно по этой причине.
- Получается зря я сюда приехала.
- Почему? - Удивилась собеседница. - Ты здесь, рядом с дочерью. И теперь ты знаешь, что не одна такая.
- Четвертая из полусотни?
- Это уже хорошо. Не все из нас такие отчаянные и решаются на поездку. Кто-то не может, кто-то чуть более законопослушный или боится навредить девочкам, хоть это и невозможно. Теперь мы можем обменяться контактами составить только свою, очень тесную компанию 'озабоченных' мамочек. В конце-концов, в следующем году мы познакомимся с нашими детьми.

Синте очень не нравилось то, что происходило на площадке. Здесь, на играх гекат, они только второй раз. Но в прошлом году не было такого количества камер и чужих разумных в периметре. К тому же эта толпа не просто стояла. Там бегали, галдели, а то и вовсе начинали пытаться привлечь к себе внимание выступающих сестер размахивая руками и смешно разевая рот.
Все это сильно мешала. Вон Кора отвлеклась на какого-то чудно размалеванного мужчину. Лика сорвалась с бревна, когда с периметра пустили солнечный зайчик. А она никогда не срывается.
Синта сердито сопела и старалась не смотреть в сторону зрителей. Но получалось плохо. На соревнованиях мало пройти полосу и опередить всех. Потом ты еще должна будешь отчитаться что видела вокруг, где какие установлены столбики и в какой последовательности.
Ну как тут отвлечься от всей этой суеты за периметром?
- Готова? Пошла. - Команда воспитателя Мийхеля заставила сорваться с места.
Десять метров бега, плоский брус на высоте пояса, заходить сбоку и можно помочь себе руками. Тут главное не встать на коленку, а то время потеряешь.
Справа мелькнула какая-то тень, замахала руками. Тьфу, опять этот, заваливший Лику.
Бревно позади, яму с водой шириной аж в полмметра прошла прыжком. И сразу развернуться, три шага вперед.
Опять яма, только уже в полтора метра и веревка над ней с перекладиной в конце. Тут главное не промахнуться.
Толчок, уф-ф-ф, поймала, ноги поджать.
А-а-а, ну что такое, опять не успела. Чиркнула носками по воде.
Наставник опять будет ворчать. Но все равно, хоть и с трудом, но выскочила на самый край ямы и даже удержала равновесие.
Опять 10 метров бега, змейка и все.
Уф-ф-ф, как же неприятно, когда обувь полна воды! Но не здесь же перед этими чужими переодеваться.

Услышав итоги выступлений гекаты Синта вместе с сестрами дружно вздухнула и понурилась. Обидно! Они все очень старались, но эти зрители ...
- Это не оправдание. - Категорично отмел все оправдания воспитатель. - Геката Литарна проходила полосу в точно таких же условиях, что и вы. Если не считать того, что у них она в два раза длиннее и в несколько раз сложнее. И никакие зрители им не помешали выполнить упражнение.
Мийхель осмотрел недовольно сопящих воспитанниц и улыбнулся.
- Но вы все равно молодцы. Ваш результат не первый, это верно. Но он лучше, чем был в прошлом году. А зрители? Что-ж, будем учиться не отвлекаться на вещи, не имеющие отношения к исполнению поставленной задачи. На это у нас с вами есть целый год.
Синта недовольно поежилась. В свои четыре года она хорошо усвоила этот тон воспитателя.
- Синта, завтра у тебя совместные тренировки с гекаторами Литарна. - Донесся из-за спины шепот Лики. - Спроси, как тренируют это внимание.
А что, это идея! Мальчишки конечно почти взрослые и сильно бесят своим снисходительным отношением. Но всегда стараются объяснить и показать, если спросишь конечно.
- У меня для вас еще несколько объявлений. - Тем временем продолжал воспитатель. - Первое, после возвращения в Ортобу, вас ждет обновление Ликал.
Синта была не единственной, кто невольно дернул плечом и потянулся его почесать.
Новость воспринималась двойственно. С одной стороны обновление Ликалы всегда интересно. Это новые функции, которые надо осваивать. К некоторым их готовят заранее, о других просто сообщают. Мальчишки Литарна давно уже общаются между собой не разжимая губ. Но им, девочкам, такую возможность дадут еще не скоро. Наверно через полгода, а то и год.
- Вторая новость заключается в том, что через год у каждой из вас состоится ритуал представления родной семье. Советом воспитателей принято решение приступить к вашей подготовке к этому событию.
Встрепенулись все. Синта ощутила, как губы растягиваются в предвкушающей улыбке. Она посмотрела вправо. Кора, ее лучшая сестренка улыбнулась в ответ.
Стоя в своем кабинете Джардис тяжело вздохнул, наблюдая оживление среди гекатесс.
Мийхель молодец, он смог удержать невозмутимое лицо, хоть на совете яростно отстаивал отложить для девочек эти занятия.
Джардис покосился на планшет, мирно лежащий на столе. В него уже выведены личные дела мнемиков и детских психологов. Из четырех сотен лучших в империи и одобренных тенями, ему предстояло отобрать по пять спецов для включения в штат на следующий год.
Все воспитатели прекрасно понимали, чем именно обернется для них весь следующий год. По своему опыту лорд-воспитатель знал, что в следующем году и сразу после него сработанный коллектив понесет не одну потерю. Знал, и уже отдал запрос теням на подбор резерва.
Мужчина еще раз вздохнул, отгоняя мрачные мысли в сторону.
Все равно ничего изменить здесь нельзя. Ритуал представления завершал нулевой этап психологической подготовки гекаторов. Искусственный психологический слом под контролем ведущих специалистов, преодолев который гекатессы с помощью воспитателей начнут становится тем единым организмом, которым ее все и видят. Вот только никакой романтики. Жестокая, но необходимая мера, без которой процесс становления может растянуться на долгие годы и так никогда и не завершиться.
Единый! Кто бы знал, какую цену приходится платить этим малышкам за навязанное когда-то воплощение мечты всех подростков оказаться в гекате! Это как айсберг, большая часть скрыта где-то глубоко в головах гекаторов. В той части сознания, которую сами воспитатели и учат скрывать от чужого внимания.
Он сам, начинал воспитателем в гекате Аранира, старшим воспитателем служил в гекате Литарна, и здесь надеется увидеть выход в свет всех своих воспитанниц, и все равно может оценить только то, что соберет, пока малыши еще наивны и доверчивы. Жаль что это ненадолго, когда закончится проклятый год пятилетия, все изменится.
Не к месту вспомнилось огорченное лицо стажерки, отчисленной полгода назад. Хороший воспитатель из нее получится. И знания, и талант у девушки на лицо. Она знает, чего хочет, любит детей и увлечена выбранной профессией. Все есть, но здесь ей действительно не место. Пока слишком молода и до наивности принципиальна.
Воспитатели гекаты тоже платят свою цену. И далеко не каждый из более циничных и умудренных опытом специалистов готов к платить такую цену.
памяти ярко вспыхнули два мертвенно-бледных лица подростков с неожиданно озорными улыбками на губах. Лорд-воспитатель привычно заставил притихнуть всколыхнувшуюся боль в груди.
Двое, шебутные и проказливые, всегда готовые к очередной проказе и вечно доставляющие проблемы всем преподавателям.

За пару дней Арсана все же смогла понаблюдать за тренировкой девочек. С помощью администрации местного кафе, Лайли предусмотрительно оккупировала столик в самом удаленном углу площадки, а вместе с ним почти что арендовать оптическую смотровую трубу, которую и предоставила в распоряжение новой знакомой, и сама составила ей компанию.
Арсана просмотрела в окуляры почти всю утреннюю трехчасовую тренировку. Они вместе переживали забег по огромному кругу малюток группами по пять, сочувственно вздыхали наблюдая как их девочки валились на траву и громко не сдерживали своего возмущения тренеру, не давшему никому из них отдохнуть. И снова они завороженно наблюдали как эти малышки карабкались на самый верх тренировочной лестницы чтобы оттуда скатиться вниз по шесту.

Это было совсем не то, на что она рассчитывала. И рассказывая дома о своих злоключениях, уже не скрывала слез.
Ничего, ей сейчас четыре. Через года Синта будет здесь. - Мрачно подытожил результаты поездки Рассан. Познакомимся, поговорим. А там уж пусть сама решает, нужны мы ей такие или нет.
- А эта женщина? Вы контактами обменялись? - Встряла Айна. Младшенькая, точнее уж средненькая, особенно близко приняла известие о том, что у нее есть младшая сестра, живущая где-то там, и совершенно ничего не знающая о ее существовании.
- Да, мы будем поддерживать связь между собой. Странно что раньше об этом никто не подумал. Вместе все же как-то легче все это ждать.
- А кто она?
- Я не знаю. Понятно что из аристократов. Вряд ли из высших. Она предложила не обсуждать эту тему. Я согласилась.

Содержание
В начало страницы

Глава 4. "Конец детства"



'Дома!'
Это была первая мысль утром после сигнала побудки.
До второго, когда надо будет выходить на разминку оставалось еще целых полчаса.
Синта с удовольствием потянулась под теплым покрывалом и осмотрелась.
Закрытая дверь, которую она не видела почти два месяца, двумерный экран над нею с расписанием на весь предстоящий день. Слева второй, с тренировочной схемой ликалы.
Синта нахмурилась, сосредоточенно рассматривая знакомый рисунок. К знакомым пиктограммам добавился целый ряд новых. Какие-то они уже проходили в играх. Другие были совсем незнакомы.
Девочка сосредоточилась на внутреннем поле. Пока никто не видит, можно даже глазки закрыть. Точно! Кнопка включения общего контакта, кнопка вызова по выделенной линии, метка 'хочу побыть одна', и информационные индикаторы. Вся панель связи. Значит игры закончились, и они смогут общаться между собой по внутренней линии гекаты. А воспитатели говорили, что ее никто не может прослушать.
Ниже появилось новое меню. Оно пока погашено. Это означает, что в их игры будут включены новые функции, пока только на карточках. А активация произойдет позже. Но все девчонки уже давно знают, как выглядит меню передачи того, что видишь своими глазами. Мальчишки Литарна все время тыкают, что они не доросли еще до этой функции. А вот они, уже настолько взрослые, что имеют активированную функцию личного силового щита и вот-вот начнут прыгать личным телепортом. Зазнайки! Вот у них теперь тоже этот символ появился. Значит будут тренировки.
А это что! Целая кнопка с какими-то черточками? О таком им не рассказывали еще. Синта привычно сосредоточилась, представляя, что нажимает заинтересовавшее ее введение и разочарованно вздохнула.
Перед глазами вспыхнула целая плеяда новых картинок, часть из которых она знала по играм и занятиям с компьютером. Символ выход в библиотечную сеть Дворца она узнала без труда. От туда воспитатели брали картинки, когда рассказывали о чем-то. Помощник воспитателя Валдисса часто показывала целые книжки со сказами. Когда она уехала, Синта даже научилась читать одной из первых, чтобы не просить каждый раз воспитателей. А это символ ЭДИ. Новое мысленное нажатие и перед глазами появилась знакомая по голографическому экрану картинка с символом доступа.
'Электронный Дворцовый Интеллект, Доброе утро гекатесса Синта' - Голос прозвучал прямо в голове и немного отличался от привычного.
- Проверка контакта. - Отчетливо проговорила она в слух.
'Использование голоса может вносить помехи в передаваемую по ликале информацию. Во избежание искажений, прошу повторить ответ с соблюдением правил внутренней связи'
Синта досадливо скривилась. Это же надо так вляпаться с первых же минут! Небось еще и воспитателям донесет. Поставят дополнительные тренировки. Она послушно сосредоточилась на тщательном проговаривании фразы про себя. И не просто так, а обязательно обращаясь к ЭДИ. В играх часто говорили, что говорить и одновременно думать о другом нельзя. Ликала может решить, что ту говоришь для всех или вообще ни для кого. Создавать несколько выделенных линий, например, чтобы разговаривать с кем-то из сестер и с библиотекарем, и так чтобы они не слышали друг друга, надо уже учиться.
'Принято, отбой связи. Обязан напомнить, что у вас до второго сигнала осталось семнадцать минут.
Синта испуганно распахнула глаза. За разглядыванием новинок, приобретенных ценой нещадного зуда в плече в первую половину ночи, она потеряла непростительно много времени. Подарки от нее никуда теперь не денутся. Их можно разглядывать и испытывать даже на занятиях, конечно тайком от воспитателя. А вот чтобы принять душ и переодеться времени почти не оставалось.
На площадку она влетела в самую последнюю минуту, когда старший воспитатель уже выходил на положенное место. Замечаний или выговоров не предвиделось. Их вообще редко отчитывали, разве что за серьезные проступки. Но тут достаточно и одного красноречивого взгляда на растрепанные волосы.
Синта виновато отвела глаза и торопливо перехватила волосы в кулак. Расчесаться она не успела, что уж тут, виновата. Немного успокоил тот факт, что Кора, Лика и даже аккуратистка Саяна так же торопливо стягивали с запястья резинки на свои хвостики. Похоже не она одна тут увлеклась с утра.
Привычные наклоны, приседания. Ничего сложного. Утренняя разминка не для того, чтобы вспотеть. И наиболее любимая заключительная часть - пробежка вокруг бассейна до дверей в столовую.
На выезде кормят хорошо, даже вкусно. Но только дома-то все равно вкуснее. И что уж говорить, только во дворце готовят такие вкусные пирожные к чаю.
Лорд-воспитатель наблюдал за процессом утреннего этапа в своем кабинете и невольно улыбался. Немного непривычная суета и мелкие недочеты в облике воспитанниц были понятны. Обновления ликалы старались приурочить к праздникам или к таким событиям как завершение игр гекат.
На четвертом году жизни девочки уже приучились воспринимать этапное обновление как личные подарки. А кто же из детей откажется покопаться среди них? Кое-кто увлекся так, что забыл о распорядке дня. Синта добралась до ЭДИ, Лика пыталась дозвониться до всех подряд, а старшая гекатесса сделала попытку выйти на связь с братом, не иначе как похвастаться. Пока безуспешно, функция будет добавлена только в личное время. Сильнее всех отличилась Сайяна. Она умудрилась пролезть в инфосеть дворца. Не сказать, что это закрытая территория для гекатесс. Но как пользоваться личным кодом доступа им показывали почти два триместра назад. И надо вспомнить, как это сделать на ментальном уровне. Цель сего подвига была непонятна. Залезла, пролистала несколько страниц и разорвала связь.
В столовой стоял ровный гул детских голосов. За уничтожением завтрака главной темой обсуждения были все те же обновления.

- Сегодня у нас с вами не будет игр. - Мийхель внимательно осмотрел заметно разочарованные личики.
С этой фразы всегда начинались скучные уроки. Из тех, когда приходилось внимательно слушать, а потом повторять и заучивать. Но куда же без этого?
- На этом часе я расскажу вам о новых занятиях, которые начнутся у вас. Обновления ликалы, как я понимаю, все уже рассмотреть.
- Конечно. А когда нам включат нашу связь? - Тут же встряла Лика.
Мийхель замолчал в ожидании.
Бойкая девчонка поспешно вскочила на ноги и четко склонила голову прямо и не сводя глаз с воспитателя.
- Гекатесса Лика, прошу извинить меня за несдержанность, воспитатель Мийхель. Я вас перебила.
- Извинение принимается, гекатесса Лика.
Выждав, когда та опустится на свое место, мужчина позволил себе улыбнуться.
- Тем не менее вопрос задан. Связь вам активируют в личное время. На время занятий и игр она будет отключаться. За исключением случаев, когда возможность внутреннего общения будет использована в программе.
Вздох разочарования прокатился по всей гекате и вызвал мимолетные улыбки у всех помощников.
- Так же кое-кто из вас уже успел добраться до панели внешней связи. Все же попрошу уважаемых гекатесс не сильно загружать каналы библиотеки. И наш ЭДИ, даже по внутренней связи все равно не сможет нормально рассказать вам сказы ни древних народов, ни современных писателей.
Синта невольно заулыбалась, а кое где даже послышались смешки. Она не обиделась. История, как она вместе с Сайяной пыталась заставить Дворцовый интеллект рассказать сказ вместо Валдиссы помнили хорошо. ЭДИ не отказывался. У него такой функции не было. Но получилось очень плохо.
- У вас вводится несколько новых предметов по работе с ликалой. Вам придется научиться вести записи и управлять ими самостоятельно. Это будет делаться как на компьютерах, по тому, что уже записано с ваших личных ликал в архив гекаты, так и непосредственно на ликалах, под контролем опытных спецов. Для этого в ортобу будут приглашено два новых преподавателя. У них же вы будете учиться работать с функцией записи того, что вы видите. Это сложная функция, которая потребует дополнительных тренировок на сосредоточенность и выдержку.
Последнее было не очень хорошо. Сидеть в закрытой комнате уставившись на скучную картинку никто не любил. Немного интереснее было собирать что-то, но только если группой или всей гекатой. В одиночку и по схеме складывать, например, домик, у Синты, например, с первого раза никогда не получалось.
- Вы все знаете, что кто такой мнемик. Не так ли? - Мийхель намеренно обратился лично в проштрафившейся в начале занятий девочке.
- Воспитатель Каратош, он в наших головах копается. - Пренебрежительно дернула плечиком ничуть не удивленная Лика. Попалась, так надо отвечать.
- В целом верно. Только он не 'копается', а работает над вашей защитой. - Спокойно поправил воспитатель. - И теперь, он будет обучать своему искусству вас.
- И мы тоже сможем как он? - Лика, на правах уже полученного разрешения, высказала общий вопрос.
- Не как он. Чтобы быть как мнемик, надо иметь природные способности. Мнемик работает с разумными или, как вы гекатесса Лика высказались, копается у них в головах. Это редкий талант, который проявляется далеко не у каждого. Время покажет у кого из вас они есть. - Подавил в зародыше ненужные надежды Мийхель. - Но есть способы и приемы защиты от такого воздействия. И воспитатель Каратош научит вас это делать. Я вынужден напомнить, что многое, чему вас учат, часто показывают куда более старшим детям. Данная дисциплина относится именно к таким, и вне Ортобы следует воздержаться от обсуждения ее вне Ортобы.
Синта послушно запомнила сказанное. Такое уже случалось. Например, никому из чужих не положено было знать, что они уже год, как на тренировках отрабатывают с палкой движения мечников. И вообще, что им можно между собой драться под присмотром воспитателей. А еще, на выездах они кидают в мишень только мячики. Смешно!
- Совет воспитателей принял решение о вводе курса подготовки к церемонии представления.
Синта встрепенулась. Вот оно! Началось, ура! Наконец-то!
Она радостно переглянулась с соседями по партам. Кора весело оттопырила палец, что не осталось незамеченным помощником воспитателя, а значит и Мийхелем.
- В дополнение, у вас будет теперь курс по невербальному языку жестов. Раз уж вы и так им пользуетесь, будете учиться делать это правильно. Гекатесса Кора, плохо не то, что вы используете жесты на уроке, плохо то, что это смог разглядеть даже мой совершенно неподготовленный помощник. Как и то, что гекатесса Синта его приняла.
Обе девочки густа покраснели и замерли.
- Старшая гекаты, вынужден обратить ваше внимание на дисциплину.
Рианна поднялась и недовольно насупилась. Выговоры за проступки своих сестер она воспринимала болезненно. Но в ее обязанность еще входило и наказание.
- Приняла, воспитатель Мийхель. - Мы проведем три схватки в круге равных в личное время.
Воспитатели могли поправить старшую, но делали это все же редко. Да и наказание было обычным.
Синта послушно кивнула, показывая, что услышала. Ринка, как старшая, отвечала сразу за всю гекату. А значит, ей приходится отрабатывать все наказания с провинившимися. Так что сегодня вечером у них троих спарринг в круге под наблюдением наставника. Опять все будет болеть вечером.
Но что делать? Попались, нарушение дисциплины на уроке один из немногих проступков, за которые только словесным предупреждением не обойдешься.
- Вы все уже отлично читаете. Это хорошо. - Мийхель позволил себе легкий кивок в сторону Сиинты и Коры. Ровно столько, чтобы всем было понятно о ком идет речь. Девочки действительно отличились и в своей охоте за сказами начали бегло читать одними из первых. Все же Валдисса хорошо поработала, чтобы так заинтересовать своих подопечных.
- Но теперь вам всем предстоит поработать над скорочтением и письмом. Поэтому калиграфия выделяется в отдельный урок.
'У-у-у!' - Синта едва удержалась чтобы не взвыть в слух. Ну кому нужны эти загогулины и черточки спрашивается, когда есть визиофон, а в нем клавиатура? Все ведь и везде печатается через инфосеть. Как плохо-то! А она-то думала, что эта 'калиграфия' используется только на занятиях по медитации для тренировки терпения. Это что же, теперь будет отдельный урок? Ну скукотища!
- Планируются у нас и нововведения в области физических занятий. - Продолжал вещать воспитатель, ничуть не сбившийся под возмущенными взглядами подопечных. - В гекате вводится обязательное личное снаряжение.
В парте перед каждой девочкой открылась ниша. Синта по примеру сестер вытащила оттуда небольшой ящик и тут же сунула в него свой любопытный носик.
- Нож, стандартный, абсолютно одинаковый у всех, пока.
Синта с любопытством вытащила из чехла названный предмет. Небольшая металлическая пластинка, лезвие, слегка расширенное к острию, переходило в плоскую рукоять с прорезью по середине. Ничего особенного, довольно острый - она попробовала кончик на палец.
- На следующем занятии вы научитесь как изготовить рукоять под свою руку. Шнурок в чехле предназначен именно для этого. Ножны к нему с возможностью крепить его на ногу или на руку. И наставники объяснят вам в каких случаях какой способ надо использовать. С этого занятия личный нож является обязательным предметом вашей одежды не зависимо от ее вида. Выход без него за пределы личной комнаты будет расцениваться как нарушение дисциплины. Даже если вы собрались с полотенцем в зону отдыха. У вас вопрос Дарина?
- А нам спать с ним не надо? - Вопрос был задан самым невинным тоном. Но Мийхель достаточно хорошо знал эту малышку. В четыре года и такая язва! Далеко пойдет.
- Очень своевременный, а главное правильный вопрос. - Не поддался на провокацию он. - Спать с ним под подушкой или на прикроватной тумбочке, вы решите сами. Но вам всегда нужно помнить, что нож должен быть на расстоянии не дальше вытянутой руки. Даже ночью. Позже у вас будут тренировки на его использование.
Воспитатель остался доволен растерянным взглядом девчонки, решившей немного поязвить. Пусть думает, прежде чем задавать вопросы.
- Следующий прибор, это ... Лика?
- Силовой щит, личный. - Послушно отозвалась провинившаяся. Она перевернула коробочку и вчиталась в маркировку -'Он что, боевой?'
- Правильнее будет сказать 'Индивидуальный силовой щит военного образца'. - поправил Мийхель. - Использованный вами термин 'боевой' является общеупотребительным жаргонным словом и честно говоря не имеет смысла. Гражданские версии этого прибора вы будете изучать позже, в рамках курсов специальных подготовок и исключительно в качестве ознакомления с их ограничениями. Ваш щит действительно настоящий, изготовлен по специальному проекту для членов императорской семьи. Первое время в нем сохранятся некоторые предохранители. Это единственно отличие от того, что носят гекаторы Литарна и даже сам император. После того, как вы научитесь и пользоваться, будет активирован канал управления через ликалу, со всеми последствиями.
Синта уже другим взглядом присмотрелась к своей коробочке. В свои четыре года она уже усвоила, когда что-то подключается к ликале, это становится ее личным, безо всяких оговорок. И никто другой, даже самые близкие сестренки, даже самый занудный воспитатель, как бы ему не хотелось, не сможет его посмотреть и даже унести. Пока так было с планшетом, сейчас лежащим по правую руку. По словам Лики, тоже какой-то необычный, из 'боевых'. Но рисованные ролики по сказам или игровые ролики для детей показывает очень хорошо. Да и играть в нем намного лучше чем в визиофоне.
- Прибор приспособлен к скрытному ношению на поясе или руке. - Продолжил воспитатель. - О чем еще я должен был бы упомянуть, Лика?
- С этого занятия является обязательным предметом одежды не зависимо от ее вида. Выход без него за пределы личной комнаты расценивается как нарушение дисциплины. Таскать с собой везде, даже в бассейне в личное время. Наверно и в кровати он должен быть рядом. - Отчеканила девочка даже глазом не моргнув.
Синта сдержала смешок. Уж кого-кого, но Лику даже упрашивать не придется. Она и так вместо кукол в комнату деревянные мечи с собой таскает. А тут настоящее снаряжение
- Абсолютно верно. Но силовой щит получает энергию от тепла вашего тела. Так что никаких рядом или в кармане. - Кивнул Мийхель. - И опять, не смотря на обязательное ношение, информация о новых дисциплинах остается закрытой для посторонних. При выходе за пределы Ортобы вам надлежит следить за скрытым ношением снаряжения. Тот, кто попадется, получит штрафные балы и начнет отработку.
Тоже ничего хорошего. Отработка всегда была на полосе препятствий. Ринку совсем загоняют.

Лорд воспитатель внимательно всматривался в лица гекатесс сидя за столом в своем кабинете. Вводная лекция о нововведениях читалась не в первый раз.
Кто из внешних наблюдателей, будь такие вообще допущены сюда, наверно пришли бы в ужас только при беглом просмотре учебного плана. В четыре года не каждый ребенок еще буквы различает. Даже в семьях высшей аристократии только начинают вспоминать о необходимости подготовки к начальной школе. Любящие родители всеми силами стараются продлить детство своих чад. И даже он сам, хоть и с оговорками, но не исключение.
Но здесь все-таки не общая школа.
Сам Джаррел был согласен с большинством доводов самых ревностных защитников прав детства. Как бы они не раздражали его, но и этим малышкам пара беззаботных лет были нелишними.
Начинался второй этап программы подготовки. Ничего плохого, кроме пресловутой церемонии, он не мог сказать. Насыщенная, много нового и необычного для этого возраста. С девочек начинают больше требовать. И везде, где это возможно, материал будет подаваться по-прежнему в игровой форме еще пару лет. Программа хороша, скажем для восьми- девятилетних детей.
Сам же лорд-воспитатель гекаты мог охарактеризовать происходящее сегодня всего одной фразой: 'детство закончилось'.
Для его воспитанниц начинается период интенсивной подготовки, который продлится до самого выпуска гекаты.

Наставник Нэйт, тот самый, которому так нравится гонять их на полосе препятствий. Вся геката на его занятиях сидела как по струночке. Даже глаза старались не отводить. Хотя сегодня для этого не требовалось даже прилагать усилий. Сюрпризом было уже то, что вместо бега и прыжков, их снова усадили, правда не за парты, а прямо на пол.
И разговор пошел совсем уж интересный.
- Изменения, которые сейчас будут происходить, коснутся не только наших занятий. Они повлияют на всю вашу жизнь как в Ортобе, так и за ее пределами. - Вещал коренастый мужчина со смешными усиками. - Для начала, вся геката начинает делиться на пятерки. Не так как раньше, а по-настоящему. Группа из пяти гекатесс все тренировки, а также задания по другим предметам будет выполнять вместе, как единое целое. Оцениваться успехи каждой гекатессы будут по оценке самой отстающей в пятерке. Состав пятерок не будет постоянным. Раз в триместр любая из вас может поменять пятерку. В первые годы решать кому переходить, кому оставаться доверено ЭДИ. В дальнейшем управление структурой гекаты перейдет к вам.
Синта продолжала настороженно отслеживать не в меру разговорившегося наставника. Вряд ли это все, что их сейчас ждет.
- В пятерке назначается старшая, или первый луч. Место также не постоянная, и в дальнейшем каждая из вас и далеко не один раз будет его занимать согласно назначенной ЭДИ очередности или в силу других обстоятельств. Обязанности первого луча в целом вам всем уже знакомы на примере старшей гекаты. Первый луч отвечает за все, что происходит в пятерке, от успеваемости до мелких проступков. Я слышал, гекатессы Синта и Кора уже успели заработать вечернюю тренировку?
Нэйт внезапно остановился и в упор посмотрел на замерших девочек.
- Это было в последний раз, когда старшая гекаты отрабатывает наказание. В дальнейшем, уже после этого урока, за проступок одной гекатессы, будет нести ответственность вся пятерка без исключения. Ну а старшие пятерок получат возможность участвовать в назначении наказания и выносить свое предложение перед старшей гекаты.
- Вопрос. - Рука взметнулась вверх, прерывая лекцию.
- Гекатесса Сайяна? - Наставник замер слегка наклонив голову.
- По правилам наказание за проступок может быть одно. Если старшая гекаты назначит одно, а первый луч другое, чему надо следовать?
- Первый луч выносит предложение. Старшая может его подтвердить или назначить свое. Здесь все остается без изменений: до принятия решения старшей можно спорить, обсуждать, выдвигать свои предложения. В любом случае принятое решение старшей не оспаривается и не подлежит сомнению. Это правило распространяется и на действия пятерки в отношении первого луча. Перед вами первые учебные пятерки. Первое имя - первый луч. И в качестве первого задания - разобраться по пятеркам.
Синта сердито сопела, осматривая уже свою пятерку. То, что она оказалась первым лучом, вроде как здорово. Но вот кто ей достался! Лика и Дарина сильные девчонки. Они всегда в первой пятерке на полосе и в спаррингах. Нита никогда в десятку не входила. Но и в хвосте не плелась. А вот Сайка? На полосе вроде еще ничего. А в остальном только рукой махнуть. В круге завсегда последняя.
- Да уж, быть нам последними, с такой ... - Внезапно выдала Лика, покосившись на Сайку.
Девочка густо вспыхнула и казалось даже стала меньше ростом.
- Разойдись. Свободное время. - Раздался резкий окрик наставника Нэйта.
- А вас двоих я попрошу отойти со мной, гекатессы. - Ровный, и чрезмерно официальный голос воспитателя Мийхеля не обманул девочек. Они недоуменно переглянулись, но послушно отошли в соседний сектор, где их не могли слышать другие.
- Хотелось бы обсудить с ваши слова, гекатесса Лика. - Начал он сразу, как закрылся звуковой барьер по периметру площадки.
- А что? Я ведь правду сказала. Сайка самая последняя. Никакая пятерка с нею не сможет победить. - Искренне возмутилась девочка.
- Я так понимаю, гекатесса Синта, вы согласны со своим вторым лучом?
Синта только хмуро кивнула. Их учили говорить правду. Почему же ей надо кого-то обманывать.
- Разве гекатесса Сайяна меньше вас работает на играх и тренировках? Возможно вы видели, как она избегает тренировок, или игнорирует занятия? Или вы можете упрекнуть свою сестру в том, что она не переживает за свой результат?
Две головки синхронно мотались из стороны в сторону в ответ на каждый вопрос. Но девочки молчали.
- Получается, вы упрекаете свою сестру в том, что не смотря на все старания у нее получается хуже других. - Сделал вывод Мийхель. - Скажите, Гекатесса Лика, а к кому вы обратились за помощью со счетом, который у вас еще совсем недавно не получался?
- Так она ведь первая в счете. - Немного сникла девочка.
- Гекатесса Синта, разве вы не с гекатессой Сайяной столь увлеченно читаете сказы из Дворцовой библиотеки, а потом еще и так талантливо пересказываете остальным сестрам?
Синта не нашлась что ответить и как болванчик кивнула головой.
В осведомленности воспитателя удивительного ничего не было. Но причем тут это. Они же совсем о другом говорили.
- Если Сайяна попросит, ЭДИ учтет ее желание сменить пятерку уже в течение первого триместра. Вы можете даже уговорить сестру сделать это, разу уж для остальных место в общем зачете окажется важнее. Но подумайте вот о чем: пятерки будут оцениваться по всем показателям. И полоса препятствий, как и мечной бой не единственные в списке. Оценки по счету, рисованию и даже калиграфии будут не менее важны, чем умение махать палкой. Гекатесса Синта, как у вас с чистописанием.
Теперь уже вторая девочка низко опустила голову и засопела. Чистописание и калиграфия до сих пор не оценивались, потому что не были отдельными предметами. Но вопрос бил в самое больное. Ну не нравилось ей выводить завитушки карандашом. А уж чернильным пером так и вовсе за пытку считала. Не получалось, от слова совсем. Даже у Лики получалось лучше. А листочки Сайки всегда показывали в качестве примера. Аккуратненькие, четкие строчки букв с выведенными со всеми завитушками и в положенном наклоне. Картинка, да и только!
- Очень жаль, разве ваша сестра заслуживает порицания за то, что у нее получается хуже других? - Вздохнул Мийхель. - получается, что ей не к кому даже подойти за поддержкой, раз сестры по гекате ее презирают.
- Мы не презираем ее, она наша сестра. - Резко вскинулась Лика. - И вообще, я не это хотела сказать.
- А сказали именно то, что ваша гекатесса услышала. И первый луч пятерки с вами согласился, не вмешался. - Отказался выслушивать оправдания воспитатель. - Я не в праве вмешиваться в отношения между сестрами гекаты. Это ваше дело. И вам придется решать его самим. Но как ваш воспитатель, и просто взрослый человек, все же могу сказать, что вы обе не правы.
Мийхель еще раз обвел взглядом макушки поникших девушек и позволил себе поморщиться.
- Гекатесса Синта, я могу вас попросить задержаться еще на минуту?
Лика поняла все без подсказки и быстро выскочила из-под звуковой завесы.
- Любой может не подумать и допустить ошибку. Каждый из нас чем-то отличается от других. Возможно отличается очень сильно. Но именно на первом луче, как командире, лежит обязанность знать все достоинства и недостатки своих подчиненных. И использовать эти знания для достижения поставленной цели.
- Но Гекатесса Сайяна точно не пройдет полосу. - Понуро вздохнула Синта.
- Да, но это ведь можно исправить за счет организации прохода пятерки по полосе. Пусть не полностью, но смягчить результат. Я не спец в этом и посоветовал бы вам обратиться к наставнику Нэйту за советом. Возможно он сможет что подсказать. Но ответственность за принятие решения теперь и на ближайшее время лежит на вас, гекатесса.
Лика ожидала ее не отходя границы площадки. Не говоря ни слова, она схватила ее за руку и потащила к зоне отдыха, попутно выкликнув оставшихся сестер из пятерки.
Сайка нашлась в самом дальнем конце площадки. Она устроилась на лежанке подобрав ноги и упершись подбородком в коленки. Неподвижная фигурка была повернута ко всему миру спиной и почти сливалась со сложенным в это время солнечным зонтиком и потому была плохо видна издали.
Потому и подошедших она не сразу заметила и повернулась.
Синта нервно выдохнула. Сестры в гекате редко плакали. Не по какой-то конкретной причине, но все равно, не принято было как-то. Сайка не ревела даже когда однажды слетела с веревки и вывихнула руку. Только кривилась и кусала губы, пока шла в лазарет. А тут красные глаза и мокрые ресницы.
- Ты это, Сайя, ну я не подумала, что брякнула. Хочешь, можешь дурой меня считать. Ты вон в счете умнее меня, это уж точно. Извини, а?
Сайяна удивленно посмотрела на топчущуюся и не знающую что еще сказать сестру по гекате и неуверенно кивнула.
- Я ведь стараюсь, но у меня все равно ничего не получается. - Тихо, словно оправдываясь заговорила она, почти повторяя неприятные слова воспитателя.
- Я тоже прошу прощения. - Вмешалась Синта. - Я не должна была молчать.
- Мы все просим прощения. - Дарина осторожно присела рядом. - Не получается, ну и ладно. Зато ты с ЭДИ хорошо ладишь. А у меня вот совсем не получается делать запросы.
- Синта, назначь нас в пару на тренировках. - Неожиданно предложила Лика. - Сайке нужны дополнительные тренинги, а для меня пусть это будет наказанием. Я не знаю, чем смогу помочь, но буду стараться. Завтра к нашему извергу подойду, может подскажет что делать.
Синта неуверенно кивнула. Идея была здравой, но назначать наказания для них всех было в новинку и как-то неудобно. Да и с Ринкой надо посоветоваться. Что она скажет. До сих пор для исправления были только физические упражнения.
- Со мной уже столько возятся. - С тоской протянула Сайяна. - Зря это.
- Может и зря. - Лика упрямо нагнула голову. - Но ведь всегда есть надежда.

Старшая гекаты выслушала ее не перебивая. Только неодобрительно покосилась на Лику, притащившуюся на разговор. Стоящие рядом гекатессы из ее пятерки промолчали, но тоже смотрели неодобрительно.

- Виновата, дура, постараюсь исправиться. - Выдала Лика сразу всем. - Я больше так не буду.
- А Сайка согласна? Это же не один раз, а пока результат не покажет.
- Согласна. - Кивнула Синта. - Мы всей пятеркой поможем.
- Тогда пусть так и будет. И, Лика, если надо будет подменить тебя, или усилить вашу пятерку на занятиях, это мое. - Решила Рианна. - И девочки, давайте больше так не будем делать. Нам же всем некуда друг от друга деться. Совсем некуда.

Сказать, что наставник Нэйт был возмущен, это ничего не сказать. Физрук вообще имел репутацию уравновешенного и добродушного человека.
Мийхель послушно вник в суть претензий, просмотрел записи и растерянно развел руками.
- Нэйт, Синту грешен, действительно направил к тебе. Но ты ведь сам просил повлиять на первые лучи, чтобы не теряли время, а спросили совета по тактике взаимодействия в своих пятерках. Я воспользовался случаем, напортачила немного девочка, вот и дал совет.
- А Лика? - Немного сбавил натиск физрук.
- Здесь не виновен. - Категорически открестился Мийхель. - Это уже ее собственная инициатива. Я вообще думал, что они по шаблону пойдут, выйдут на спарринг или пробежку устроят.
- Рано им еще наставничеством заниматься. - Сердито прошипел Нэйт. - Четыре года! Я с Сайяной бьюсь уже второй год. Все без толку! Девчонка все время в себе на моих занятиях, чем-то так думает, что на упражнениях совсем не сосредоточена. Спецов подключил, мнемики, психи ее проверяют. И ничего. Чем тут Лика может помочь?
- Да хоть компанию составить. - Рассмеялся Мийхель. - Одно дело одной твои упражнения выполнять, другое целой пятеркой. Пара шуток, улыбнутся друг другу, вместе попыхтят на тебя. Все веселее! А там глядишь, и действительно подскажут что. У тебя на уроках они даже перекинуться парой слов боятся.
- На снарядах нужна полная сосредоточенность, какие тут разговоры? Чуть что, и полетят с бревна. - Ну так допах дай им возможность разговаривать. Глядишь, что и получится. Сайяна еще моей стажерке-помощнице хвасталась, что все время в голове проигрывает то очередную головоломку, если не решила ее на уроках, то задачку. А с некоторых пор воображает себя на месте героев сказов. Ну не направлял я Лику к тебе, честно. Она не слышала даже, что о чем я с Синтой разговаривал. Хочешь, покажу ролик с разговором.
- Эта твоя Валдисса сильно попортила своими сказами дисциплину. Наделала мечтателей в гекате. Да еще таких ,что даже тумбочку защищают и не дают заменить. - Отмахнулся немного успокоенный Нэйт. - Ладно, пойду думать.

Глава 5. "Ритуал знакомства"



Если смотреть через видеокамеру, закреплённую почти в самом центре раздвижного купола, можно увидеть все сектора, на которые разбито все пространство огромного помещения. В центре площади безраздельно царил бассейн с плавательными дорожками и зоной свободного плавания, расположенной в северной стороне.
С того же края располагалась зона отдыха с лежаками и даже зонтиками от солнца. Когда купол раздвигался, эта часть бассейна всегда освещалась светилом Столичного мира.
По сравнению с обычными тренировочными комплексами для дошкольников, имеющимися во всех городах империи Арден, внимательный наблюдатель мог бы заметить чуть более высокую лестницу. А какой-нибудь не в меру ретивый инспектор наверняка бы отметил отсутствие мягких матов под скальным тренажером, оборудованным на вертикальном участке стены, и выходящей на отрицательные уклоны. Все же для пятилетнего ребёнка этот спорт считался опасным.
Справа, вдоль бассейна была зона, расчерченная беговыми дорожками, дальше его сменял сектор, оборудованный для прыжков и метания. Но тот же инспектор уж точно бы ужаснулся от вида предметов, приготовленных для бросков. На полках кроме небольших мячиков и шаров под руку девочки, в ряд лежали метательные ножи, чуть правее их сменяли стойки с метательными дротиками разного размера. А рядом и вовсе стояли обычные корзины с совсем уж странными предметами: мелкие бруски, обломки палок самого разного размера, тут же что-то делали лопатки для игр в песке. Это все тоже использовалось в игровых тренировках.
Часть других секторов пока еще пустовала или использовалась для отдыха и игр в свободное время.
По другую сторону бассейна был обустроена самая настоящая полоса, разве что совсем немного адаптированная под возраст тех, кто называл это место своим Домом.

'Ортоба' - комплекс, что служил домом и местом учёбы всего для полусотни девочек. У гекаты ее высочества уже был свой клуб фанатов, растущий вместе с объектами своего внимания. У него уже сформировалась своя сеть сайтов в инфосети. Там общались и выкладывали последние новости про гекату и строились планы на личное знакомство с гекатессами.
Сами девочки сильно бы удивились тем слухам и представлениям о своей жизни. А уж как бы хохотала ее высочество, прочти она свой предполагаемый распорядок дня и фантазии поклонников на этот счет.
Особенно сейчас, когда, разбившись на пятерки вся геката сдавала очередной зачёт на полосе препятствий, да еще в то время, когда их ровесники хорошо, если встали с постели к позднему завтраку. Каникулы же, какая учеба?
Синта бежала в третьей пятерке и вместе с сестрами по гекате шепотом проклинала изверга тренера, что для триместрового теста полностью изменил конфигурацию полосы, еще вчера такую привычную и без сюрпризов. А ещё он внёс в нее новые элементы. Сделать это совсем не трудно. Нажимай на кнопочки и вводи цифры какие хочешь. И на полосе начинают расти столбы, открываются ямы с песком, грязью да вообще с чем угодно, бревна начинают крутиться. Извергу хорошо, а им только и остается что шепотом высказывать все, что думаешь об этом.
Девочка прошла змейку, подставила ладошки и колено под ногу Дарке перед стенкой, схватилась в замок с её рукой, подтянулась и ловко перекинула ноги через верх.
Дарка до стены шла первой и теперь у неё оставалось несколько секунд отдыха, пока не обеспечит переход для последней из их пятерки.
А вот она теперь пойдет первой, потому и смотрела с оторопью на сеть в широкую ячейку, по которой ей предстояло подняться аж на третий этаж. Что было там на верху, совсем не понятно. Но если вспомнить полосу в ортобе гекаты Литарна, там за имитацией окна будет бревно или брус, а потом вообще все что угодно.
Тренер, сволочь, очень любил вводить новые снаряды именно на контрольных проходах. Но чтобы на зачете, на контрольном проходе!
- С-с-скотина. - Донесся шепот Сайки, идущей следом. С некоторых пор некоторые прилипчивые словечки из игровых фильмов стали появляться в их среде, не смотря на изучаемые правила поведения.
Спохватившись, Синта ускорилась, по привычке надеясь на чудо, например, что наблюдающий за ними изверг или его помощник не заменит заминки. Хотя надежда была слабенькая.
'Оценка нового препятствия должна происходить по ходу дела и не влиять на ритм движения...' - Слова, которые их личный изверг не раз и не два с удовольствием повторялись во время разбора каждой тренировки.
Свободно висящая сеть предательски заколыхалась под руками. Очень трудно оказалось вслепую попасть ногами на веревки колышущийся снасти. Синта на секунду замерла, оценивая ситуацию и полуобернулась вниз.
- Сайка, иди подомной.
Сестра лишних вопросов не задавала, да и суть команды поняла сразу и ухватилась за ячейки немногим ниже стоп ведущей. Все же хорошо, что Сайка остается в ее пятерке. В спарринге она, конечно, последняя, как ни бьются с нею наставники и Лика. Во всем остальном по физкультуре она уже не тянет назад пятерку. Наставник Нэйт все же помогает советами по организации групповых упражнений. Он это называет тактикой прохода. Но главное даже не это.
По счету, письму и чтению иногда такое задают, что только Сайяна и вытягивает и не только свою пятерку. Еще и других выручает.
Сеть натянулась и обрела некоторую устойчивость. Подниматься стало чуть легче. Но все равно, пришлось синхронизировать движения с пыхтящими внизу.
Новые толчки показали момент, когда остальные лучи из ее пятерки начали подъём. Никто не спорил не пытался пойти своим путем. Оптимизировать проход нового снаряда они будут уже в течение всего следующего триместра. Там Нэйт точно оторвется и покажет не один и не два способа. А пока все приняли ее идею, тем более что придумать что-то другое времени не было совсем.

Пот заливал глаза, ручьями стекал вдоль хребта. Мокрая рубашка и штаны неприятно липли к телу. Слипшиеся волосы пришлось отбросить, мотнув головой, потому что дрожащие от напряжения руки было страшно оторвать от сетки.
Взгляд за край имитации окна вырвал из горла стон, больше похожий на всхлип. Она рассчитывала поменяться на верху и уступить место ведущей карабкающейся следом Сайке. Но сделать это на узком бортике оказалось невозможно.
А впереди был брус. И никакой страховки, обычно присутствующей на таких снарядах. Только внизу, метрах в двух натянута плотная узловатая сетка. На такую сверзнешься, неделю будешь ходить с синяками по всему телу. И никто не будет их лечить.
Дрожащие от перенапряжения ноги встали на брус шириной всего на пару пальцев шире стопы. Девочка попыталась выпрямиться и тут же присела. Деревянная рукоятка болтающейся за спиной имитации малого меча едва не зацепилась за верхний край окна.
Позади шёпотом выругались. Наверно хорошо, что наставники по этикету никогда не просматривают записи тренировок. Много бы нового узнали о своих воспитанницах.
Нога соскользнула на третьем шаге. Не помогло даже приседание. И лететь бы ей вниз, если бы Сайка не приложилась в плечо, довольно чувствительно кстати. С некоторых пор сестричка так полюбила гимнастику, что даже стала дополнительно заниматься на брусе.
Нехилый толчок сбоку сделал главное: прервал в зародыше начавшееся падение. Шаг, ещё шаг и толчок. Хорошо, что брус заканчивался спусковым шестом. Лестницу из брусьев, как у парней Литарна, они бы вряд ли преодолели.
Синта уже на чистых рефлексах зажала шест ногами и скользнула вниз. А там развести руки и уход влево, чтобы сверху не прилетело от идущей следом.
Все! Конец полосы!
Они лежали и судорожно хватали воздух ртом, как будто пытались откусить кусок от огромного пирога. Рядом лежали две первые пятёрки, уже немного пришедшие в себя и с интересом наблюдающий за проходом остальных.
Синта с усилием перевернулась, глядя назад. Зачёт будет по последней из сестер. И в случае неудачи, бежать их пятерке снова в полном составе. Так что было за что переживать.
Последней в этот зачет она поставила самую сильную из своих подчиненных. И сейчас порадовалась своему решению. Лика смогла вытянуть сетку на одних руках, почти не используя ноги. Без нее уложиться в заданное время они бы точно не смогли.
Синта с беспокойством посмотрела на свой второй луч, рухнувший рядом. Но та только вымученно улыбнулась.
- С-с-час, отдышусь.

- Знакомые снаряды вы прошли не сказать, чтобы чисто, но все же без замечаний. - Вышагивал вдоль понурого строя наставник Нэйт. Но, гекатессы, что за мухи копошились в паутине вместо того, чтобы пройти сеть?
Коротышка остановился и резко развернулся к строю.
- Гекатесса Синта, можно услышать вразумительную версию вашего отдыха на стене? Вы задержались почти на пятьдесят две сотых секунды. Солнечную ванну решили принять?
- Я оценивала препятствие. - Синта уныло смотрела в пол. Не проскочило. Изверг все же заметил заминку и теперь не отцепится.
- И как, оценили? - Он еще и иронизирует, С-с-скотина.
- Наши показатели на сетке лучшие.
- Только это и избавляет вашу пятерку от штрафных баллов. - Охотно согласилась эта скалящаяся сволочь. - Но никак не компенсирует ваш персональный отдых. Три круга, заодно и солнечные процедуры завершите, загар ровнее ляжет.
Синта припомнила пару словечек из игрового ролика, просмотренного совсем недавно, но только про себя. С этого ... нехорошего ... станется доложить, прилетит потом от наставника по этикету.
- Принято, наставник Нэйт. Три больших круга без снаряжения.
Синта чётко вышла из строя и начала снимать тренировочную сбрую. Если честно, она ещё легко отделалась. Этот мог в наказание и на ту же самую сетку послать, а то и отжиматься до потемнения в глазах. А заветный спарринг им никто не отменит. И как выходить в круг со сбитым дыханием?
А за спиной продолжался разбор полётов. Точнее разнос:
"... Гекатесса Рианна, вы как старшая обязаны подавать пример своим сестрам. Откуда такая странная техника преодоления змейки? Это что за вихляния ...'
Она постаралась взять под контроль дыхание, поджала локти к телу и ступила на беговую дорожку. Дрожь в ногах спала в конце первого круга. А мысли уже текли ровно и спокойно, подстать заданному ритму. Вспомнилась уловленная последняя фраза. Ри, как старшей, вообще хуже всех из них. Она отвечала за последнюю во всей гекате. Им то всем проще. Если что, наказание получаешь или лично, как сейчас, или вся твоя пятерка. А Ри лично отчитывается за самых отстающих.
Синта покосилась на догнавшую их пятерку. Они шли на полосе первыми и не успели сообразить, как зафиксировать под ногами сетку. Теперь вот составили ей компанию. Только Нэйт не позволил им даже сбрую оставить.
- С-сволочь, .... -Донесся шепот Коры в такт движению. - Пять кругов. А потом ещё на сетку три подъёма. С-с-скотина!
- Ринке опять досталось. Тридцать отжиманий, пять проходов в тоннеле и пять сеток. - Донеслось шипение с другой стороны. - Девчонки, она ведь в спарринге меч в руках не удержит. Кто с нею в паре стоит?
- Пока никто, надо Сайку попросить. - Подхватила Дилна. - Точно, ей нужна победа, а Ри лишь бы продержаться нужное время. Синта, она же в твоей пятерке?
- Сделаем. Сайке действительно нужна победа для зачета. Хоть одна. - Постаралась не сбиться с дыхания та.
Действительно надо выручать старшую. Поддаться в круге равных нет никакой возможности. Такие попытки всегда пресекались ЭДИ. И сама огребешь, и партнера еще подставишь.
- Ринку дождешься? - Тихонько поинтересовалась Синта у спестры, как только подошла к пятерке после пробежки.
Сайяна удивлённо вскинула бровки. Спарринг на учебных мечах по прежнему оставлася ее слабым местом. И наставники не знали, что с этим делать. Благодаря Лике, упорно таскавшую ее на тренировки в любую свободную минутку, она уже ходила в середнячках гекаты на большинстве силовых упражнений. Увлеклась гимнастикой. В кистевом жиме уже давно превышает норматив.
А учебный меч, даже облегченный, крутить ей не удавалось. Он словно обретал собственную волю, едва оказывался в руках девочки и буквально выпархивал из пальцев при любом удобном случае.
Сестры сочувствовали в ее беде и безропотно пытались помочь с назначаемыми упражнениями. Ведь отдуваться за незачет придётся всей пятерке. Только ничего не помогало.
Что до Рианны, то старшая была одной из сильнейших в гекате по спаррингу. Потому и вопрос Синты закономерно вызвал удивление девочки.
Серые глазки безошибочно нашли старшую. Она уже приступила к отжиманиям после сетки и тоннеля. И одного взгляда на мелко вибрирующие локти было достаточно, чтобы понять зачем ей предлагается составить пару.
- Дождусь. - Кивнула Сайка деловито поправляя прическу.
- Для Ри главное продержаться норматив. - Принялась шептать Синта с оглядкой на наставника и его помощников. - У неё столько побед, что этот проигрыш никак не скажется на её рейтинге. А тебе победа нужна, что кровь из носу. Используй боковой, левое крыло. Ри вряд ли удержит меч. Да она даже стараться не будет.
Ри только покосилась на наставника, обнаружив напротив себя Сайяну и устало подняла деревянный клинок.
Сайяна даже немного замялась, видя, как дрожит его кончик в ослабевших руках старшей. Тем не менее ей пришлось сильно постараться, чтобы справиться с сестрой даже в таком состоянии. И завершающий рубящий удар по основанию наносился от всей души. Так что сама чудом удержала в руках свою деревяшку.
Ри кивнула, признавая поражение и нашла в себе силы подмигнуть сопернице. Ни наставник, ни ЭДИ, не нашли нарушений в этом поединке. Девочки дрались честно и не поддавались друг другу. А то, что они были в разном физическом состоянии, так это по правилам допустимо.
Нэйт проходя в комнату воспитателей весело подмигнул Мийхелю.
- Доволен их шельмовством?
- Очень. И не шельмовали они, а воспользовались ситуацией.
- Согласен. Претензий с моей стороны не будет. Но в следующем триместре ума не приложу что с этой девчонкой делать. Не держит меч и все.

Вечером на пляже у бассейна не было обычного веселья. Все, кто смог добраться до лежаков, тихонько отходили от дневных тестов. Те, кто ещё был в состоянии дойти до своих комнат, не собирались их больше покидать.
- Совсем озверели. - Бурчала Лика распластавшись на соседнем с Синтой лежанке.
Она даже стакан с соком предпочла не держать в руках, а поставила на столик рядом и тянула жидкость через соломинку.
- Я ног совсем не чувствую. - Простонала Дарина со своего места.
- Значит, тебе повезло, радуйся. - Синта скривилась и осторожно повернулась. - Я так их очень хорошо чувствую, а ещё руки, попу и все остальное.
- Надо как-то до массажиста доползти. - Выдвинула дельную мысль Дарка.
Синта вяло кивнула, собираясь с силами. Идея хорошая, сама думала о таком. Вот только вспомогательный лекарский персонал не допускался на территорию Ортобы без крайней необходимости. А до оборудованного кабинета надо сначала преодолеть половину зала, подняться по лестнице, пройти по коридору во дворец, а там в лекарское крыло. На такой подвиг она пока была не способна.

Состояние было такое, что полученный потом и кровью, причём в буквальном смысле, зачёт пока не радовал. А уж о словах препода думать и вовсе не хотелось.
- Мы завтра выезжаем. - Подала голос медленно оживающая Лика. - Синта, ты как, готова?
Девочка уныла покосилась на сестру и тяжело вздохнула.
Сообщение пришедшее по ликале особой новостью не было. С начала года их начали вывозить пятерками в родные семьи. Сказать, что они этого ждали, ничего не сказать. Скорее уж боялись.
Её, как и каждую из сестёр интересовал совсем не детский вопрос, который они ни за что бы не произнесли в слух при посторонних: Почему?
Почему и за что их вот так, новорожденных отдали в чужие руки. Не сказать, что здесь было плохо. Воспитатели старались, даже эти наставники, если не на уроках, были вполне приличными разумными, с которыми можно поговорить.
Синта, как и сёстры, не знала другой жизни. Всегда, каждая минута ее времени была заполнена тренировкой и учебой.
Даже куклы, что разрешалось забирать к себе на ночь с игровой площадки, то и дело подкидывали самые разные задачки. Это они с девчонками просекли еще когда только учились считать пальчики на руках. Теперь эти же куклы то и дело начинали жаловаться на ранки на руках и ногах. И приходилось накладывать повязки, перебинтовывать. Да много чего еще делать. Возиться с ними было интересно. Но это ведь куклы!
Воспитатели частенько прощали мелкие шалости, на которые была горазда орда малышни. Правда, чтобы пожалеть бедных 'сироток', этого не было. Не дождешься. Так что лишний пирожок, как в каком-нибудь недавно просмотренном игровом сказе выпросить, это ни ни. Не сбегают и не принесут.
Правда Синие не понятно было, зачем надо выпрашивать пирожки у каждого встречного. Как будто жалко их кому-то. Если уж очень хочется, можно метнутся в личное время в столовую, или притащить с собой прямо с раздачи, горяченькие.
Никто и слова не скажет. Вот только как бы потом этот лишний пирожок на полосе препятствий тебе боком не вышел. На полный животик не больно попрыгаешь. Когда в прошлом году все это началось, некоторые не послушали Нэйта, бегали по привычке. А потом кое-кого даже рвало.
Синта покосилась на лежащую Дарину и поспешно отвела взгляд. Не хорошо вспоминать о таких случаях. Ее ведь тоже тошнило как-то. Никто не смеялся.
Она снова вернулась к своим не детским мыслям.
У других детей, тех, что жили за стенами Ортобы было то, чего не было у гекаторов. У каждого из них были свои собственные родители. Приемная дочь, это все таки совсем не то. Вот их первым родителем захотел стать родной папа Рианнки. И что?
Он, конечно, тоже ничего. Когда приходит в Ортобу, то охотно общается и улыбается. Но во-первых, это бывает редко. А во-вторых, на такую ораву его одного точно не хватает. Все гекатессы в этом все же немного завидовали Ринке. Она может иногда покинуть Ортобу и уйти к папе. О чем-то поговорить с ним. А они нет.
И у других детей есть свои родители. А у них нет. Их отдали в гекату сразу, как после рождения. За что? Чем они им не угодили, тем, кто их родил?
Синта знала, что этот вопрос сидел в голове каждой из них. И воспитателями они тут не верили. Они вообще ничего не рассказывали, пока геката не получила доступ к игровым роликам. И последние два года все девчонки тихонько сопели по углам по одиночке или собираясь мелкими группами, пытаясь найти ответы на свои вопросы.
В прошлом году, после игр гекат, началась подготовка к ритуалу знакомства. И они стали мечтать. Часы подготовки к встрече стали их любимыми часами в триместр до Дня рождения гекаты.
К своему пятилетию они уже знали, что родившие их люди, так же как сами девочки, никогда не видели их, и даже не знают, как они выглядят. Что они могут принадлежать к разным слоям общества. Они могут быть богатыми или бедными. И причины, по которым их отдали в гекату, также могут быть самыми разными. Но это все ни в коей мере не относится к самим сестрам.
Им все подробно объяснили. И они знали, что они не пытались связаться с ними не просто так, а это условие какого-то договора. И по нему же, в пять лет каждая из них обязана познакомиться с родившими их мамой и папой и провести в их доме одну, а если повезет, то целых две недели.
Они узнали, что ритуал знакомства проходит по определенным правилам. И в гости каждая из них поедет не одна, а в составе временной пятерки.
А еще им подробно объяснили о том, что ты гекатесса, там знают только в твоей семье. И всем остальным надо говорить, что ты учишься в особом пансионате для детей. Это тоже было интересно. Настоящая игра, как та, когда они надевают маски перед выходом из Ортобы.
Причину им тоже объясняли. В случае подтверждения отказа, семья переставала существовать для Гекаты. Они становятся чужими. А значит, до положенного срока они не должны знать, как выглядят гекатессы на самом деле. А если отказа не будет, тогда пятерка гекаты сама решает, как поступить с масками.
У их гекаты оказывается есть своя легенда. Они всем будут говорить, что учатся в особом пансионате при военной академии тыла. Сложное название, но они научились четко его выговаривать. И даже съездили в то место, где они якобы жили. Небольшой такой домик за оградкой. Только почему-то там нет отдельных комнат. Есть большие спальни на десять кроватей. Каждая такая спальня называлась блоком и закреплялась за группой. Синта была в третьей группе, а ее кровать стояла второй от двери. Они несколько раз туда приезжали. А спать большой компанией им даже понравилось. Всегда можно о чем-то пошептаться, рассказать парочку страшных историй перед сном. Хорошо живут воспитанницы этого пансионата! Правда кормят там как-то однообразно. А тренировочные площадки смех один. Какие-то квадраты с песком стоят, оградки непонятно для чего вокруг места занятий для каждой группы. Бегать можно только на прогулочной дорожке. Но она совсем короткая, чтобы вспотеть надо несколько раз ее пробежать. А из всех спортивных снарядов - стенка с перекладинами. На ней даже не повиснешь толком, ноги земли касаются.
Про пятерку идея тоже была одобрена всеми без исключений. Типа ты едешь, и ещё подружек с собой в гости везешь. И в дороге веселее, ехать то надо иногда несколько дней. И вообще, одной все же страшновато, даже в сопровождении наставника.
Старшей пятерки будет представляемая гекатесса. А еще, в нее обязательно войдет старшая гекаты. Только Ринка будет под маской и одним из рядовых лучей. Ну, это нормально. Они часто так делали, когда шли гулять в город под присмотром воспитателей.
А потом...? Потом, после первой недели, происходила церемония подтверждения отказа. Родители могли сохранить за своим ребёнком право носить имя своего рода. И тогда, к родовому имени императора, которое носили все гекатессы, добавлялась имя первоначального рода. Во вторую очередь, и не обязательное. Тогда у тебя появляется собственные папа и мама, и ты сможешь приезжать к ним в гости раз в году, или чаще, если позволит учеба в гекате.
Могли, правда, и повторно отказаться дать право носить имя своего рода. И тогда у тебя останется только имя рода императора. Но это ведь не могло случиться! Они все хорошие, мама с папой увидят их и сразу все станет на свои места.
Так они все думали на Дне рождения гекаты. И все ждали с нетерпением ждали начало занкомств.
Синта ездила с сестрами на первые выезды. К Лике, например, или к Коре. Уж лучше бы совсем никуда не ездила.
С Ликой еще ничего. Их приняли хорошо, тесновато, так и пусть. И признали ее и предложили приезжать в гости, только на вторую неделю их не оставили. Да и гулять там было негде. Но все равно хорошо съездили. Особенно по сравнению с поездкой к Коре.
Она поехала четвертой. Синте сразу не понравился холодный взгляд родителя сестры. Какой-то равнодушный, не живой. А ее мама, оказавшаяся тоже приемной, даже не вышла встречать гостей.
Хозяин замка извинился и пояснил, что она занята с маленьким. Оказывается, у Коры есть младший братик.
Женщина появилась за ужином и тоже всем не понравилась. Она не смотрела в глаза, если что-то спрашивала у Коры, то не слушала ответ, и вообще улыбка была какая-то ненастоящая.
Но приняли их хорошо. Семья Коры жила в замке. Там был свой сад для прогулок. Было где и поиграть, и побегать. Альнцемеры оказались семьей, очень придирчиво относящейся к этикету и правильному поведению. Это было сразу понятно по поведению чопорной прислуги, посматривающих на всех, даже на их пятерку, с высока.
В общем, играть им не очень хотелось. А вот желание чем-нибудь напакостить всем сразу было огромным. Хотя бы горничную выставить из своей спальни, вздумавшей читать ей нотации и рассуждать, как 'воспитанные девочки пансиона столь уважаемого заведения' должны сидеть и разговаривать. Ага, Синта с Корой всегда были в числе первых сдававших зачеты по этикету. А тут какая-то ... будет поучать их.
Но они решили, что ради Коры надо потерпеть и вести себя очень вежливо. И все очень старались, чтобы не подвести сестренку. Не пакостили, не задирались и вообще, вели себя так вежливо, что к вечеру губы ныли от улыбок.
Но в холе замка, в последний день первой недели родители Коры без колебаний подписали повторный отказ и глядя прямо в глаза бледной сестренки сказали, что они больше не её родители. Равнодушно так сказали, спокойно, а затем развернулись и ушли.
Кора потом всю дорогу проплакала. А ещё с нею много говорили воспитатели, и спецы, из тех, что в головах копаются. И она заработала дополнительный курс самоконтроля. Это за того, что потеряла контроль над эмоциями.
А потом уже они с сестрами всю неделю по очереди ночи проводили в ее комнате. Синта была уверена в том, что воспитатели знали о нарушении режима. А раз знали и молчали, значит они все сделали правильно. И потом они также делали.
Отказников за прошедший год набралось уже на целый десяток. По большей части сестры возвращались без слез. Только потом прятали глаза, когда другие возвращались счастливыми.
И на дополнительные занятия по медитациям пошли не все. Только те, кто не смог с собою справиться.
Синта в очереди на поездку оказалась одной из последних. Так уж получилось. Сама палочку с номерком из кучи тянула. Поэтому уже нагляделась.
Кора была первым отказником, и после нее ожидание поездки для каждой из сестер оказалось наполнено страхом, который с каждой неудачей только рос.
Между собой они сравнивали теперь выезд с зачетным проходом полосы или боем в круге. Только хуже. Здесь ничего нельзя было пересдать. И далеко не все зависит от тебя.
И они стали готовится к поездкам. Сами, без наставников и воспитателей. Провожали каждую пятерку как на самый главный в их жизни тест. А потом встречали. Вместе радовались и не давали таким как Кора уходить. Вместе переживали поражение. А что, это их бывшие родители плохие. А Кора сестра по гекате, и ей нечего горевать об этой потере.
Они сами разработали тактику преодоления этой полосы препятствий. Тут сильно пригодились уроки Нэйта. Они разбивали весь ритуал на этапы, классифицировали их по сложности и прорабатывали, как и где могут подстраховать ведущую. А еще, прорабатывали раз за разом все свои ошибки и успехи после каждого возвращения. Собирались и вспоминали, где и почему ошиблись. Они прятались и делали это тайком. Правда мало кто верил, что воспитатели не знают об их проделках. Но они не вмешивались, значит все делалось правильно.
Завтра черед Синты вести сестричек на знакомство. Хорошо, что с нею едут Лика и Кора. Дарка тоже надежная, подстрахуют, если что, поддержат как в круге во время боя пятерки на пятерку. Теперь-то понятно почему их только так вывозят на этот ритуал. В одиночку, только с сопровождающим воспитателем, еще не известно, как бы они повели себя.

О своей бывшей семье Синта знала ровно то, что было в составленной справке. Они были фермерами в мире Ларнорс, это даже не провинция, а колония. Папу звали Рассан, маму Арсана, еще у нее были две старшие сестры Веста и Айна.
Они были потомками поселенцев из первой волны с правом на титул баронства. Имели дом и землю. Только почему-то их мир считают неудачной колонизацией. Она честно пыталась разобраться, залезла в инфосеть, подключила даже Сайку. Прочитала все, что смогла найти. Но ничего не поняла в строчках с формулами, кроме того, что все плохо.
Спец из наблюдателей провёл несколько личных бесед с нею. Лика говорит, что он так делает перед каждой поездкой. Он объясняет, что отказ родителей никак не связан с ними лично. Но они ведь это и так знают. Каждая из её сестёр по гекате и она сама хорошие. Уже хотя бы потому, что они есть друг у друга. Но им все равно страшно, это ведь те, кого наверно можно было бы назвать мамой и папой.

Синта смотрела на мелькающие за окном глайдера равнинные пейзажи и пыталась представить свою первую встречу. Внизу проносились поля и луга, иногда мелькали рощицы. В справке по миру это называлось 'степи' с какой-то трудно произносимой приставкой. Но ей сейчас было все равно.
Она готовилась к своему главному экзамену или личному бою и ничего не замечала вокруг. Даже когда Лика осторожно сжала ее ладонь, не обратила внимание. Сестрички вообще молодцы, сидели тихонько, и сочувственно сопели, глядя на неё. Понимали, что ей не до них.
Они были одеты в дорожные платья. Не такие что одевают во дворце для поездок. Самое обычное, с эмблемой того пансиона, которым назывались. Если говорить совсем уж честно, то юбки она ненавидела. В отличие, например, от Коры.
Платье и юбка, это правила поведения и этикет. Это бесконечные приседания, прямая спинка и почему-то вечно заданный подбородок, как будто все время что-то высматриваешь на потолке. Так им всем положено, потому что они гекатессы и члены правящего рода. Ну никак нельзя допустить, чтобы другие смотрели на тебя свысока, даже если ты ниже ростом. А значит никогда нельзя опускать глаза. В общем, лучше штаны и полоса препятствий.
Но ради такого случая она готова и потерпеть. Очень хочется, чтобы родные разрешили ей приехать в следующий раз в гости. Страх пополнить собой компанию отказников не хотелось.

Глайдер плавно скользнул вниз, погнал табунок очень похожих на лошадок табунок и свернул к небольшому, всего в два этажа под серенькой крышей дому. Посадка произошла прямо перед крыльцом домика, на котором замерли четверо.
На утрамбованную землю без единой травинки Синта сходила первой, если не считать лорд-мастера Джарвиса. Таково было правило. Она сделала четкий шаг вперёд жестко, как на уроках этикета, стараясь держать лицо.
Синта смотрела только вперёд и буквально спиной и чувствовала, как за нею выстраивается вся пятерка. Они замерли как на старте полосы препятствий. Сейчас она ведущая. Остальные идут следом и страхуют. Знать бы ещё от чего.
Первое препятствие - знакомство. Не самое сложное, можно сказать разминка.
Она сделала ещё один маленький шажок на встречу стоящим на крыльце мужчине и женщине, подняла глаза и замерла.
BR>

Содержание
В начало страницы

Глава 6. Семья



Ниэлы Рассел и Арсана Карнэлойские, во исполнение заключенного пять лет назад договора, представляю вам гектессу Синту, приемную дочь императорской семьи.
Джаррел сделал шаг назад, полностью освобождая пространство между Синтой и хозяевами домика
- Гекатесса Синта, гекатессы, добро пожаловать в наш дом. - Мужчина выговаривал слова четко и громко, видимо так ему объяснили. Посторонним вообще не принято объяснять, что ликалы гекатесс записывают даже шепот.
Синта не поняла выражения лица женщины, почему-то прикрывшей рукой рот глядя на нее. В ответ произнесенное официальным тоном приглашение главы семейства она исполнила нечто вроде реверанса. Ну, наверно так это выглядело, если бы самой Синте его показали пару раз, и больше никогда не вспоминали.
- Благодарю вас, ниэл Рассел, за приглашение и позвольте представить своих сестёр.
Она ни разу не сбилась, называя имена. И даже улыбнулась незнакомой женщине, которая ни разу не отвела от нее взгляда и, похоже, и не взглянула на представляемых сестер.
Впрочем, в конце представления она, как хозяйка дома все же сделала шаг вперед и как-то неловко склонила голову, совсем не так, как им показывали на уроках этикета.
- Мы рады приветствовать гекатесс в своём доме. - Стандартная фраза неожиданно и совсем не по протоколу была продолжена. - И я надеюсь, вы не пожалеете о проведенном у нас времени. Наши дочери Айна и Веста. Они проводят вас и составят компанию, пока мы с лорд-воспитателем Джаррелом будем заняты оформлением формальностей.
Синта с интересом перевела взгляд на двух девочек, замерших по сторонам от родителей. Видно было, что им все жутко интересно. Настолько, что откровенно непривычный книксен был исполнен совсем плохо. На столько, что Синта едва удержалась чтобы не фыркнуть.
Если бы она росла здесь, то это были бы её старшие сёстры. Предоставленная ей перед выездом справка сообщала, что одна из них старше неё на три, а другая на целых пять лет. Совсем большие, почти как Ринкин Литарн.
Первое знакомство было закончено.
Пока взрослые удалились обсуждать между собой какие-то вопросы, Синта с сёстрами живенько подхватили с земли свой не великий багаж и послушно потопали за хозяйскими дочками в дом.
- У нас мало комнат. Вы уж извините, гекатессы. Вам придется поселиться по двое. - Веста смущённо посмотрела на гостей в ожидании реакции.
Пятерка с любопытством осматривалсь. Комнатка действительно оказалась небольшой и едва вмещала две кровати. Была ещё и вторая, на против, и тоже с двумя кроватями.
- Отличные комнаты, не беспокойтесь, Веста. - Вежливо ответила за всех Кора. - В этой поездке она была первым лучем. - Нам много не надо. Только нас пятеро, а кроватей четыре.
- Родители хотят поселить гекатессу Синту чуть дальше по коридору. Там помещается только одна кровать. Конечно, если это не нарушает ваших правил.
Синта настороженно покосилась на говорившую и поджала губы. В последней фразе ей послышался сарказм, уже слышанный во время подобных знакомств.
- Там все точно так же, как и здесь. -По-своему поняла ее реакцию Веста. - Нас заранее предупредили что все должно быть одинаково и никаких отличий. Просто втроем тут будет совсем тесно. Ну правда!
- Ну, если третью кровать тут поставить, то действительно не пройдешь. - Рассудительно поддержала хозяйскую дочь Ринка.
Синта без охоты кивнула и против воли улыбнулась. Не хозяевам. Просто уж очень необычную в это раз дали Ринке маску. Под жителей провинции Линсток: узкие, раскосые глаза, непропорционально крупный нос, и ярко рыжие волосы. И ко всему этому еще узкие, едва не в ниточку, от природы ярко алые губы. Кошмар, а не лицо!
Поймав выжидательный взгляд Весты она согласно кивнула и решительно направилась к указанной двери.
Выделенное персонально ей помещение действительно оказалось в половину меньше, чем комнаты сестёр. Чуланом это нельзя было назвать только потому, что в стене на против двери располагалось окно. До которого, впрочем, чтобы добраться, пришлось бы идти прямо по кровати, занявшей все пространство от стены до стены. Оставляя свободным только небольшой участок пола перед дверью шириной в два шага. На котором еще умудрились разместить пристенный шкаф и даже стул, непонятно зачем.
Синта поставила на него свой чемоданчик. Вещей у гекатесс с собой было немного. Программа пребывания в гостях предусматривала сокращенные занятия по физкультуре. Ничего особенного: приседания, отжимания, если можно, то пробежки. Даже спарринги были под запретом. Они еще маленькие, только на первом году пансионата. Какие там могут быть схватки.
Все остальное время было отдано на игры и для ведущей пятерки общение с родственниками на едине или в компании. Последнее уж как получалось. Например, Кора со своими бывшими за всю неделю провела только несколько обязательных бесед. Как сложится у нее пока тоже не понятно.
Соответственно весь гардероб, не считая нескольких смен нательного белья, состоял из тренировочного костюма, брючного костюма для повседневного ношения и дорожного платья, что было на ней. Причем для всех гекатесс все было одинаковым и с эмблемой пансионата.
Под взглядом обеих девочек она разложила вещи и обернулась.
- А вы всегда путешествует в такой компании. - На правах старшей не выдержала Веста.
- Нет, состав пятерки меняется. - Немного удивилась Синта. - Иногда из Ортобы выезжают тройкой. Одних нас пока не отпускают. Такие правила.
- А-а. - Разочарованно протянула девчонка. - А ты принцессу часто видишь?
Синта снова озадачено сморгнула и перевела взгляд за спину спрашивающей. Там как раз замерла обсуждаемая особа. Рыжая, зато с широко открытыми в удивлении глазами. Подобный допрос с пристрастием как-то не вписывался в установившиеся представления. Но и хозяйские дети на такие знакомства допускались только с позволения родителей. Впрочем, Ринка сразу взяла под контроль своё удивление. Как и остальные.
- Вообще-то она вместе с нами живёт в Ортобе. Так что я вижу её каждый день. - Нашлась Синта не покривив против правды.
- И принцев вы тоже часто видите? - Тут же присоединилась к разговору средняя.
- В основном на играх или праздниках. Иногда они заходят к нам в гости. - Это уже знакомо, правда и задающие такие вопросы были как правило постарше.
- Играх? Они что, играют с вами? - Одновременно удивились обе странные девчонки.
- На играх гекат. - Синта была само терпение и доброжелательность. - А в Ортобе или на выездах у нас с ними бывают совместные занятия.
- Как это?
- Ну, они отрабатывают эвакуацию, или прикрытие. А мы изображаем из себя объект охраны. - Синта озадаченно почесала лоб, не совсем понимая, что именно тут непонятного. Как ещё могут играть Гекаты между собой? Не рассказывать же о мелких шалостях. Это вроде внутреннее дело гекат, о которых не принято распространяться.
Две сестрички тоже переглянулись, но поспешили сменить тему.
- У тебя очень красивое дорожное платье. - Веста обернулась на шорох и видимо только сейчас сообразила, что там стоят другие гости. - Ой, у вас всех, простите. А вы что, уже переоделись?
Четверка несколько стесненно похмыкала. Не по этикету, но вроде эти двое тоже его не очень придерживаются. А чему удивляются непонятно. Всего и делов-то скинуть дорожное платье и одеть повседневный костюм. Даже прическу менять не надо. Сказано же: скоро обед.
Синта только тихо вздохнула. Ну ведь не маленькие они уже. Как никак пять лет исполнилось. И почему все знакомства начинаются с удивления по поводу их самостоятельного переодевания. Хорошо хоть высказались о скорости, а не о том, что сделали это самостоятельно. Были и такие случаи. У той же Коры приставленная горничная не раз высказывалась на тему, что в знатных семьях девочкам положено одеваться с помощью слуг и никак иначе.
Платья самих девочек были ничего так на вид, но далеко не новые. Ясно, что это парадно-выходная одежда. Но продолжать разговор об одежде синта не решалась.
От окна донеслись странные звуки чем-то похожие на ржание лошадей, только приглушенные с рычащими звуками.
- А что у вас за животные во дворе? - Тут же сменила тему Лика. - Вроде похожи на лошадей, а вроде и нет.
- Папа вромов разводит. Их часто используют как верховых животных. Но только в отличие от лошадей они всеядны, имеют клыки и когти, и могут охотиться на мелкую живность. Наверно потому и содержать их сложнее. - Вздохнула Айна. - А лошади здесь не приживаются. Из-за местной травы они болеют и умирают.
- А у нас верховая езда только в этом году началась. -Откровенно заинтересовались гости.
Даже Ринка вытянула шею, пытаясь разглядеть в окне источник ржания. Но загон с с места, где они стояли, увидеть было нельзя.
- А хотите, сбегаем посмотрим. - Тут же загорелась Веста. - Обед будет подан только через час. Мама с папой что-то обсуждают с вашим сопровождающим. Вам ведь можно?
Поймав взгляд Лики, Синта молча прикрыла дверь. А что? Сестренки уже переоделись, одна она изображает из себя незнамо кого и чего-то ждет.
- Ты как, скоро? - Буквально через несколько минут проявилась в проеме Лика.
- Ага, я почти готова.
Синта принялась пристраивать ножны под рукав на предплечье.
- А, это зачем?
Большие от удивления глазки хозяйских дочек из коридора следили за её действиями.
- Что зачем? Так удобнее. На поясе он мешает, на ноге будет лишним.
- Но, зачем? На ферме никого нет кроме работника. А это совсем не игрушечный нож. - Веста внимательно осматривала рукоятку ножа.
- Правила. - попыталась отделаться Синта кратким ответом.
- Но...?
- Нам запрещено выходить из спальни без ножа. И даже в комнате, как минимум один из них должен быть под рукой. - Чуть более развёрнуто пояснила Рианна, давая возможность Синте наконец завершить переодевание.
Синта была благодарна старшей гекаты. Все же она имела больше опыта общения вне Гекаты. И лучше понимала, как объяснять очевидные вещи посторонним.
- Один из? - Потеряно хлопнула глазками Айна. - Так их что у вас, несколько?
Синта молча приподняла штанину, демонстрируя вторые ножны перекочевавшие во время переодевания с бедра, где были под платьем на голень.
- Ничего себе! А во дворе такими милыми куколками показались. - Веста с Айной весело рассмеялись. - Ну, побежали пока к столу не позвали.
Это оказался необычный опыт. Сначала они неорганизованной толпой понеслись через весь двор и повисли на заборе любуясь животными. Потом на правах хозяек, девчонки уговорили работника загона пустить их к ним ближе.
Немного растерявшийся от напора детворы мужчина выделил в их распоряжение целых полведра каких-то огрызков. Но прежде, чем допустить к кормлению, прочитал короткую лекцию как именно надо протягивать угощение и вообще, вести себя, чтобы не пострадать. Но это они и так оказывается знали по общению с лошадками, с которыми занимались верховой ездой.
Вромы действительно оказались только внешне похожи на привычных лошадей. Вместо привычного ряда зубов, в их пасти за передними резцами красовались самые настоящие клыки. Их кончики даже выступали за губу. А копыто только на первый взгляд было похоже на лошадиное. На самом деле это оказались плотно подогнанные друг к другу четыре когтя. И вром мог ими пользоваться для раскапывания вкусных корней кустарников или цепляться на крутых склонах за камни. Еще, с помощью когтей и клыков, а еще хвоста он мог даже отбиться от тварей Бездны.
Это все им рассказал работник загона, используя своих подопечных в качестве живых экспонатов.
Большего за суетой с кормлением они узнать не успели. С крыльца их позвали к столу.
В дом они уже входили дружной компанией, воодушевлённые планами в отношении вромов. И тут же, не откладывая насели на своего сопровождающего. Чем очевидно вызвали удивление у хозяев. Как-то не связывалось первое впечатление почти воинской дисциплины и уговоры с детской непосредственностью, с которыми эта толпа насела на своего сопровождающего.
Джаррдис, выслушал пожелание пятёрки без особого энтузиазма. О вромах он имел смутное представление. Вроде действительно уроки верховой езды в гекате начались уже полгода как, но на лошадях. Вромы, конечно, похожи на них, но что они такое и как поведут себя в отношении детей? Окончательное решение лорд-воспитатель гекаты предпочёл переложить на принимающую сторону. В конце-концов, они должны в этом разбираться, им виднее.
Синта правильно поняв значение взгляда воспитателя живо обернулась к тому, кто вроде как был её отцом.
- Вромы действительно используются в качестве верховых животных. Но в отличие от лошадей они требуют особого подхода. - Замялся тот и тут же оживился. - Впрочем, у меня есть несколько специально обученных для выставки животных. Их можно пригнать с поля уже к вечеру. Если вы действительно уже начали обучаться верховой езде, то трудностей возникнуть не должно.
- В таком случае, мы внесем занятия с вромами с завтрашнего дня. - Решил Джаррел.
Первая неловкость за столом куда-то исчезала. Появились весёлые улыбки и переглядывания. Веста и Айна еще успели пообещать показать ещё речку.
Первый обед, первое близкое общение. На этом столе наверно давно не было такого разнообразия. Арсана ради такого случая специально потратила несколько дней и съездила в соседний мир, чтобы закупиться продуктами, которые сюда почти не доставляют.
Синта, на правах главной гостьи и как старшая пятерки приняла свою тарелку и чинно поблагодарила Арсану. Но прежде, чем взяться за ложку дождалась, пока хозяйка стола не займет своего места.
- После обеда мы можем сходить на речку. - Подала голос Айна. - Там можно ловить рыбу.
- Правда? - Удивилась Синта, в Столичном мире ловить в речках и озерах рыбу запрещено.
- Только нашу рыбу могут есть только вромы. - Тут же поправила Веста. - Для людей она ядовита.
Ринка с некоторым сожалением покосилась на гекатесс, уже начавших есть и предпочла включиться в нейтральный разговор.
- Нам показывали, как ловят, но только издали. Хотелось бы самим научиться.
- Это не трудно. - Со знанием дела заявила Веста. - Мы вам покажем.
Синта аккуратно опустила ложку. Все чинно и благородно. Их наставница была бы довольна. Но еда действительно была вкусной.
- А что, хорошая идея. - Весело поддержала она идею и окинула взглядом сестер. Те весело кивнули в ответ на заявление Весты.
Опустить ложку, слегка подвинуть тарелку ,чтобы было удобнее, и снова можно кушать.
Арсана старалась улыбаться. На инструктаже им было сказано, что от ее малышка с подружками сейчас изучают этикет. Девочки вели себя великолепно, как настоящие принцессы. Аккуратно работали ложкой, держали спинку и голову. Даже глазки опускали. Но ее стряпня девочкам явно нравилась.
Хозяйка стола с беспокойством следила за рыженькой. Она охотно поддержала разговор, но почему-то не притронулась к ложке. Не понравилось или плохо себя чувствует с дороги? Ее дочка весело что-то ответила старшей сестре. Хорошо будет, если они смогут подружиться. Веста у нее молодец, старается поддержать разговор.
У Арсаны отлегло от сердца. Рыженькая наконец попробовала суп и с энтузиазмом присоединилась к остальным гостям. Хорошо.
Неделя пролетела быстрее всех, что бывали у девочек на таких выездах. И это оказалась самая беззаботная неделя в жизни Синты.
Физическая разминка утром. Потом обязательное личное время на общение с родителями и дальше личное время. Целый день, до позднего вечера.
Наверно она все же не справилась со своим страхом и напридумывала невесть что. Но на первом обязательном часе личного общения с родителями было неуютно. Рассел предпочел куда-то удалиться сразу как поздоровался, а разговор с Арсаной почему-то не клеился, пока она позвала старших дочек помочь по хозяйству. Синту старшие сестры позвали за компанию. И как-то все пришло в норму. Даже странно как-то было, что не хотелось уходить на улицу.
Вообще, в общении с родными сильно мешало требование Джаррела исполнять правила поведения. Для нее это означало официальное обращение, не допускать вольностей ни со своей стороны ни со стороны родителей и много всякой другой ерунды.
Хорошо, что со старшими сестрами ничего такого не требовалось. Они не входили в вызубренный ритуал знакомства и подчинялись ему только частично, когда стояли за родителями. Им можно было бегать и пихать друг друга локтями на заборе загона и тыкать друг другу. А что, ведь Ринка под маской, для всех она такая же гекатесса, как и Синта.
С отцом она виделась в основном на уроках верховой езды. Там все оказалось немного проще. Рядом сестры по гекате, отец в качестве тренера и вром за которым приходилось еще и ухаживать. Оказалось, что без этого совсем нельзя. В отличие от лошадей, эти животные незнакомцев не подпускали к себе .
А потом свободное время. А это речка, на которую они отправлялись верхом. Там можно искупаться. А плавать она любила. Она думала, что там тоже будет Рассел. Но тут вмешался Джаррел и указал ему, что по правилам, у папы тоже ограничено время общения с дочерью.
Поэтому сопровождать их во время выездов вызвался работник фермы, оказавшийся бывшим проводником. Когда-то он водил в здешних местах экспедиции научников и на ферму пришел, когда они перестали приезжать в этот мир.
Лисен охотно показывал разные способы ловли рыбы. На крючок, сеткой, разными ловушками. Он заранее брал с собой все необходимое или показывал, как использовать подручные средства. Всего-то и надо, сплести небольшую сетку из речной травы или коническую корзинку для ловушки. Вот когда потребовались их ножи. Синте пришлось и старшим сестрам одалживать запасное оружие. За что по возвращению на ферму получила выговор от Джаррела.
А уж как весело было сразу применить изготовленное своими руками и потом тащить к Вромам! Вот уж кто не отказывался от угощения.
И вокруг НИКОГО. Нет ни любопытных, ни прессы. Не надо держать лицо как гекатесса, не надо думать о репутации этого пансиона. Оказывается, и вне Ортобы можно пргосто отдыхать.
Родные сёстры неожиданно легко вошли в их тесную компанию. Пусть не так ловко, и не так хорошо у них все получалось. Но ведь это не главное. Зато в верховой езде обе наголову выше любой из пятерки. И не хвастаются, а охотно помогают и подсказывают.
А ещё были выезды в степь. Верхом, всей компанией. Только Рассел с Арсаной все равно оставались немного в стороне и какие-то отстраненные. Синта нет-нет, да ловила на себе их взгляды. Но за новыми впечатлениями как-то перестала задумываться зачем ее вообще сюда привезли.
Все закончилось буднично и неожиданно. До завтрака ещё что-то обсуждали с пятеркой. А сидя за столом Синта поймала напряженный взгляд сначала Джаррела, потом Лики. И внутри все напряглось. Она знала этот взгляд, сама так следила за сестрами, которым предстояло пройти через ЭТО. И уже не удивилась, услышав команду старшего "Ну, все, гекатесса, пошли"
Они снова, как в день приезда, стояли перед крыльцом. Только теперь Лика заняла позицию справа, слегка касаясь плеча. Справа замерла Ри. И двое на полшага сзади, тоже плечом к плечу. Обычное построение на тренировке, во время игр пятерка против всех.
На против, на крыльце дома её родители, или нет? Прямой, тяжёлый взгляд отца, немного усталый и какой-то злой. И мрачный взгляд матери. Веста и Айна у них за спиной, иногда только вскидывают испуганные и ничего не понимающие глаза на тех, с кем вроде подружились за эту неделю. Компания младшей сестры всю неделю была веселой и беззаботной. Они охотно поддерживали любые проказы и выдумки и были совсем как обычные пятилетние девчонки. Синта оказалась еще отличным чтецом, знала почти наизусть много сказов и охотно рассказывала о приключениях героев лежа прямо на песке у речки или у костра.
И вдруг все так странно переменилось. Больше нет беззаботных малышек, с которыми ещё вчера тащили из речки плетенку полную рыбы. Нет и их младшей задорной сестрички.
Серьёзные лица, без единого намека на улыбку и сосредоточенный взгляд, какой-то оценивающий. Это было не понятно. Старший воспитатель, все время проживавший в доме на этаже родителей утверждал, что здесь и сейчас будет проведена формальная процедура хорошо знакомая всем девочкам. Что родители примут какое-то решение, и ничего страшного во всем этом нет.
Но если это все лишь обычная формальность, почему их весёлые подруги стоят так, как герои в игровых роликах готовятся защищаться от нападения? Вон, в заднем ряду даже по сторонам взгляды кидают. А Синта впереди? Такое чувство, что она готовится к чему-то нехорошему.
Лорд-воспитатель замер на своем месте справа, боком к Сините, но не посмотрел на нее. Вместо этого он поднял планшет с тестом, уже хорошо знакомым девочкам:
- Кх-м, да. Согласно договору заключённому между императором Арден и Семьей Карнэлойских о передаче полной опеки над ниэлой Синтой, проводится ритуал подтверждения отказа.
Джаррел сделал паузу и посмотрел на хозяев фермы. Накануне ему так и не удалось уговорить их отослать старших дочерей вместе с работником. Теперь присутствие этих не в меру эмоциональных особ могло нарушить ход мероприятия. Прецеденты бывали. Правда не в этой гекате.
- По условиям договора гекатесса Синта лишена всех наследственных прав, включая титул рода, без права восстановления. - Тихое 'как?' подтвердило его опасения. Старшие сестры все же не в полной мере были посвящены в условия договора. - Семья принимает на себя обязательства службы империи без оговорок сроком до даты завершения ритуала знакомства. Компенсационные выплаты в семью поступали равными регулярными долями в течение пяти лет. По согласию сторон, все обязательства сторон на дату встречи выполнены полностью.
Стандартные фразы ему самому показались казенными и резали слух. Эти две девочки, старшие сестры гекатессы, очевидно, кое-что все же знали. Потому и реагировали так сдержанно.
- Барон Рассел, и баронесса Арсана, согласно заключенного договора и правил гекаты, сегодня проводится заключительный этап ритуала знакомства. Вам предоставляется возможность подтвердить свой отказ от дочери, в пользу семьи императора. В этом случае ваша семья освобождается от обязательств службы империи, за исключением обязательств сохранения государственной тайны в части факта личного знакомства с гекатой до официального представления гекаты высшему свету. В случае вашего несогласия, за гекатессой Синтой сохраняется право ношения имени вашего рода во второй очереди, а вы остаетесь на службе императора без финансового обеспечения. Принятое решение и его последствия будет распространено и на ваших старших детей, присутствующих на церемонии по вашему настоянию. Решение остаётся за вами.
Джаррел невозмутимо повернулся лицом к застывшему неподвижно мужчине и протянул тонкий планшет с документом на подпись.
Синта прилагала неимоверные усилия, чтобы подавить затапливающий ее страх и оставаться спокойной хотя бы внешне. Ни одна из сестёр не позволила себе эмоции на глазах посторонних. Потом, наедине с собой или сестрами, там другое, там можно и все всё поймут. А здесь она примет решение родителей как полагается гекатессе , полностью контролируя себя.
Лика с Ринкой почувствовали её состояние и не сговариваясь ещё теснее прижались плечиками. Синта слышала сопение старшей гекаты. Ей было совсем не просто. Вообще, каждая в пятерке сейчас заново переживала свое собственное знакомство с родителями. Слышно даже, как Кора сглатывает комок в горле. И все равно она молодец, согласилась поехать с нею, хоть отказникам разрешают отказаться от участия.
Ри была исключением. Ей никогда не стоять в ожидании этого приговора. В её обязанности входит присутствовать при каждом знакомстве. Синта невольно вздрогнула, подумав, каково это вот так, из раза в раз ожидать что скажут сестре, и не иметь возможности хоть как-то повлиять на чужое решение.
Девочка упрямо наклонила голову и непроизвольно сглотнула. Предательскую дрожь в коленках она давно научилась подавлять на полосе препятствий. Но тут все оказалось по-другому.
Барон Рассел тем временем оторвал взгляд от планшета, посмотрел на супругу, потом на замерший посреди двора отряд. По-другому он не назвал бы сейчас эту группу. Он видел слабое движение подруг дочери, видел их наклоненные головы. Дочь, от которой когда-то отказался, смотрела в землю и стояла спокойно, казалось-бы даже равнодушно ожидая его решения. Ни одного движения, ни взгляда на тех, кто, по сути, продал её с пеленок. И ведь за все время, что она здесь, ни разу, ни намека на упрек себе не позволила, ни разу и не подняла эту тему в разговорах. А им тут предлагается второй раз совершить туже ошибку, только уже глядя в глаза ребенка.
Привычные к нелегкому фермерскому труду руки дрогнули. Пальцы сжались с хрустом переламывая тонкий планшет.
- .... ваши правила - Глухо произнёс он со злостью глядя на своего гостя. - Я отдал дочь в Гекату, но не отказывался от неё. Наследства она лишилась, это так. А захочет иметь что со своим родом или нет, пусть сама решит в положенный срок. Ведь это тоже согласно и договора?
- Да. - Воспитатель холодно, все таже невозмутимо кивнул и принял обломки планшета. - Ввиду выхода из строя планшета, ваш отказ должен быть зафиксирован на бумаге.
- Как Вам будет угодно. Ради такого случая, баронесса Арсана с удовольствием найдет чем и на чем написать.
- В любом случае для всех ваших соседей и официальных лиц вы обязаны поддерживать принятую легенду Гекаты. Ваша младшая дочь была отправлена на воспитание дальним родственникам и в пять лет отдана в государственный детский пансионат при военной академии войск внутреннего снабжения, где и будет проходить обучение до своего совершеннолетия. Как и её подруги, прибывшие к вам на побывку. Вашим старшим дочерям также придется научиться хранить тсекреты.
- Мы и наши дочери знают свои обязанности пред империей. - Сухо заявил барон. - Их возраст здесь не имеет значения.
- Вы ведь не собираетесь уезжать именно сегодня? - Неожиданно подала голос Арсана, прерывая странную для Синты перепалку.
- Нет, следующая неделя полностью в распоряжении гекатесс, баронесса.
- Я прошу вас, останьтесь нашими гостями, сколько сможете.
Синта плохо понимала, что происходит. Треск ни в чем не повинного планшета стоял в ушах почище иной барабанной дроби. От неё не отказались! Ей разрешено называть эту семью своей.
Если бы не молочные сестры, разом ослабевшие коленки наверно все же не удержали бы ее. Но Лика с Ринкой почувствовали проблему и так зажали, что никто не заметил ее секундной слабости. Все оставались на месте и чего-то ждали.
- Мы останемся. - Объявила Ринка придя на выручку старшей пятерки, явно не способной сейчас что-то говорить.
- Принято. - Тут же среагировал Джаррел, даже немного поспешно и кажется с облегчением. - Гекатессы, вы свободны.
Сёстры прикрывали ее как могли. Сама Синта была уверена, что на ослабевших ногах позорно растянулась бы уже на первых ступеньках крыльца. Но вышедшая вперед Ринка пошла ритмом, как их учат ходит строем. Ей оставалось только принять шаг и следовать за ведущей.
Девчонки проводили до комнаты и остались, тихо усевшись кто на кровати рядом, кто прямо на полу. И все молчали, давая ей возможность прийти в себя. Все же у них отличная геката.
- Знаешь, я тебе позавидовала. - Неожиданно призналась Кора. - У твоих родителей нет замка. И красивого сада нет. Они даже об этикете не имеют представления. И баронство одно название, чего уж там. Девчонки во всем ношенном ходят. Мы это заметили, и отец больше чем его работки работает. Только, знаешь, они у тебя есть, а у меня кроме вас никого нет. Я наверно плохая гекатесса.
Синта молча притянула к себе голову сидящей в ногах сестры и почувствовала, как руки, сидящей рядом Лики, обняли её саму.
- Мы ведь Геката. Что имеет один, то имеют все. Если хочешь, давай считать, что они и твои родители тоже. Ну, между собой. Мы будем вместе приезжать сюда на каникулы.
- Я не знаю ещё. Но наверно хотела бы. - Нос Коры предательски шмыгнул. - Здесь здорово. Гекаторы Литарна говорят, что в Ортобе оставаться тоскливо, когда все разъезжаются.
- Мы решим эту проблему. - Мрачно выдала Рианна. - Всей гекатой и решим.
Пять пар не совсем сухих глаз вскинулись на скрип двери. В щели появились две головы с пока-что приличными прическами.
- Девочки, а к вам уже можно? А то этот ВАШ сказал, чтобы мы пока не лезли.
Лика молча пихнула Синту, заставляя ее отвлечься от своих переживаний, залезть на кровать с ногами и освободить место. На полу нашлось, где пристроиться и второй гостье.
- А вы чего ревете-то? Папа сделал что-то не так, да? Синта, тебе не будет хуже из-за его отказа? - Тут же затрещала младшая, не слишком заботясь о последовательности. - И вообще, ты прости наших родителей. Они все это время только и говорили об этой встрече.
- В смысле, как это может быть хуже Синте? - Озвучила Рианна всеобщее недоумение на первый вопрос.
- Ну, не знаю. Этот, ваш сопровождающий говорил о простой формальности, что это обычная процедура. А папа возьми и сломай планшет. Может у вас там если родители не подписывают этот документ, к вам хуже относиться будут. Мы же не знаем ваших порядков, вдруг с тебя спросят поломку.
Дверь снова открылась, впуская уже Арсану.
Женщина внимательно осмотрела все сборище и вздохнула.
- Девочки, вас же просили.
- Ну, мама, мы спросили разрешения. И мы только что пришли.
- Можно? - Новая гостья обратилась именно к Сите, очевидно как к временной хозяйке комнаты.
Синта смущённо кивнула.
- Ты уж нас извини нас с отцом, дочка. - Непривычное обращение резануло слух, но вместо внутреннего протеста отозвалось ощущением правильности. - Так уж сложилось, тогда нам показалось лучшим выходом заключить этот проклятый договор. Ферма перестала приносить доход. Денег не было. Соседи разорялись и уезжали. Мы тоже думали об отъезде, да только некуда нам податься. Хорошо, что ваш дед увлекался разведением и дрессировкой вромов. Но тогда и животных было мало. Деньги, что империя выплачивала по договору, позволили нам не голодать и развивать его дело. Сейчас уже есть свое стадо, есть покупатели, хотя и немного. На это уже можно худо-бедно прожить и даже выезжать в нормальный мир. Вот и получается, что за твой счет мы немного окрепли.
- Все хорошо ... мама. - Синта неуверенно взглянула на женщину и не удержалась от ответной неуверенной улыбки.
- Мама два года назад ездила на игры гекат, надеялась увидеть, как ты живёшь. - Похвасталась Айна. - Только твоей фотографии у нас тогда не было.
- Что?
- Ну, я только взглянуть хотела. Понимала, что подойти не смогу.
- Я не о том. - Синта растерянно покосилась на Ри. - Это же запрещено?
- Я понимаю, что это нарушение правил. Надеюсь, это тебе не повредит? - Ну вот, опять. Что за странные вопросы?
- Нет, Синте ваши поступки никак не навредят. - Осторожно произнесла Рианна не сводя с неё глаз.
- Ну вот и хорошо. А если надо, за нарушение договора я отвечу. Так и передайте принцессе, когда увидите.
- Считайте, что передали.
Рианна провела пальцем возле шеи и рыжий цвет волос начал словно стекать с головы. Лицо утончилось, глаза расширились. Знакомое по инфопередачам и фотографиям в клубе фанатов улыбнулось ей.
Баронесса судорожно вздохнула, во все глаза глядя на преображение девочки. Остальные в пятерке девочки повторили жест старшей и теперь смущённо улыбались, глядя на торопливо поднимающихся на ноги Айну с Вестой.
- А-а-а, ваше высочество?!
Она все-таки попыталась поклониться, за неимением возможности сделать положенный реверанс. Её дочери были не менее растеряны преображением девочек и пока ещё не понимали, что надо делать.
- Тс-с. - Рианна с улыбкой поднесла палец к губам.
- Не высочество, и даже не старшая Гекаты. Подпиши отказ, и вы бы никогда не узнали, что лично знакомы с принцессой Арден. - В дверях стоял уже лорд-воспитатель. Он неодобрительно осмотрел всех присутствующих и жестом велел гекатессам оставаться на месте. Слишком маленькая комната, чтобы делать какие-то телодвижения
- Вне этой комнаты, хорошо, за пределами этого этажа, у вас в гостях по-прежнему воспитанницы детского пансиона, подруги из учебной группы вашей дочери.
- А-а, но как же?
- И никаких намеков на особый статус кого-то из них. И сейчас, и в будущем, до особых распоряжений. Если вдруг окажетесь где-то на официальных церемониях, вы ни с кем не знакомы. А вашему супругу я сам скажу, так уж и быть.- Неожиданно улыбнулся мужчина. - Баронесса Арсана, вы как-то хвалились наливкой собственного производства. Раз уж мы остаемся вашими гостями, я бы тоже не отказался отойти от некоторых правил, но только на сегодня. Я уверен, что у вас, как и у вашего мужа есть немало вопросов, на которые теперь можно ответить. Давайте оставим девочек одних.
Шаги взрослых уже стихли на лестнице. Рианна покосилась а Айну, затем на Весту и вздохнула.
- Знаете, если вы теперь собираетесь стоять столбом в моём присутствии или там выкать мне, то сразу скажу, что таких у нас хватает и дома. За стенами Ортобы, как выйду, так и начинается всякая эта ерунда. Не интересно.
- И вообще, у вас сестра гекатесса. Синте тоже положена своя доля выканья и приседаний. - Поддержала Лика. -Так что лучше не привыкать.
- Мы не будем стоять столбом. - Тут же отмерла Веста и дернула за руку сестру. - Только как к вам обращаться теперь.
- Как и раньше. - Пожала плечами Ри под смешки остальных. - И наедине лучше тоже сохранять псевдонимы, чтобы не путаться. А что до настоящих имён, моё вы знаете, Рианна. Это Лика, Кора и Дара. Вашу сестру представлять не надо.
- Ну вы даёте. - Восхищенно покрутила головой Айна и одновременно опускаясь обратно на кровать. - Маски как настоящие. За целую неделю я совсем ничего не заметила.
- Так и задумано. Думаешь у Синты такой нет?
Синта под вопросительным взглядом сестер пожала плечами и послушно скользнула пальцем под воротником. Всего несколько секунд, и на двух сестёр смотрело лицо незнакомки. Даже цвет глаз был другой.
- Только вы не привыкайте. - Сочла нужным добавить Рианна. - У нас всех по несколько масок. И они часто меняются. Эта маска для нашей легенды с пансионом. Для официальных выходов другая. А есть еще для тренировок и неофициальных выходов. Мы их вам показывать не будем.
- А этот, ваш детский пансион в действительности существует? - Тут же заинтересовалась Веста.
- Кончено существует! Для детей офицеров среднего и младшего состава, погибших на службе империи. Случается, туда принимают и детей рядовых бойцов, хотя для них есть отдельные заведения. Отдельная территория и два корпуса: для мальчиков и девочек. Мы там даже бываем иногда. Кто очень захочет, все наши имена по легенде сможет найти на их инфостраничке.
Они ещё много говорили. Потом перебрались в загоны для вромов. Потом их выпустили на вромах в поле. День прошел как всегда весело.

После ритуала, на первом этаже за накрытым столом собралось всего трое взрослых.
К удивлению хозяев, лорд-воспитатель целой гекаты из чопорного, вечно отстраненного мужчины с высокомерным взглядом превратился в весьма приятного собеседника. К тому же он умел улыбаться и даже шутить. И наотрез отказался официально называть свой титул. Лорд-воспитатель и только. И можно даже по имени, ради такого случая.
Поздний завтрак под наливку собственного производства затянулся до обеда. Не сказать, чтобы гость много пил. Два три стакана и мелкими глоточками. Но он умел слушать. И хозяева, нашедшие в нем внимательного и понимающего слушателя, выложили все накопившиеся переживания. И какая у них младшая дочка маленькая, и весёлая. И старшие сдружились с нею и с другим девочками. А они, за целую неделю и слова доброго... Ведь нельзя же было, и запрещали...
- Так надо было. - Вздыхал гость. - Вы поймите, у них все другое. Им тоже не просто все это дается. У вашей Синты эта неделя была наверно самой лучшей в жизни. Да что там у Синты, у всей пятерки! Вы уж не сомневайтесь. И кормим мы их и одеваем, и стараемся что бы все лучшее было. Вот только чего-то большего, чего-то что может дать настоящая семья, мы им дать не в силах.
- Они сбежали в загоны. - Проинформировала Арсана в середине разговора, увидев тени в окне. - А я хотела бы поговорить...
- Вечером поговорите. Оставьте вы Синту в покое. И не сбежали они. А пошли на тренировку согласно установленному расписанию.
- Но как же, она все время нас сторонилась, даже не смотрела на меня. Вот вы, как их воспитатель, вы хорошо их знаете. Синта сильно на нас обижена? - Переживал своё отец Синты снова наполняя свой стакан красноватой жидкостью.
- Вы разберетесь. -Благодушно отмахнулся Джаррел, впервые за все время поездки позволивший себе расслабиться. - У вас теперь есть время во всем разобраться между собой. Вы только не торопите события.
- Один раз в год? На каникулах?
- Это не мало. Поверьте, моему опыту, это даже очень много, особенно для того, чтобы наломать дров. К тому же, вам теперь можно приехать в течении года. В пансионате тоже есть гостевые комнаты, и они намного удобнее расположены, чем Ортоба, почти в городе. Есть где остановится на день-два.
...
- Они ушли в степь. - Прокомментировала Арсана, на краткий момент вышедшей из комнаты чтобы принять сообщение от работника. - Лиссан с ними.
- Хорошо. Вы не переживайте так. Очень удачно получилось, что ваш работник знает дело проводника. И главное, здесь настолько пустынное место, что даже охрану не приходится вызывать. Пусть девочки отдохнут. Сегодня у них было не легкое утро.
- А как они стояли! - Вернулся к воспоминаниям Рассан. Хмель откровенно пасовал перед утренними переживаниями и не желал брать его.
Гость согласно кивнул, подставляя свою посуду и улыбнулся засуетившейся женщине.
- Хорошая у вас наливка.
- Это да. Это, наверное, единственное, что хорошо получается на здешних травах. -Вздохнула она. - Я все же пойду, посмотрю там.
Мужчины только проводили ее взглядом и остались на месте.
- Знал бы ты барон, как я ненавижу этот год в гекатах. - Неожиданно зло пробормотал гость и одним глотком осушил половину стакана.
- Что?
- Ты думаешь все просто так, лишь бы поиздеваться над девчонками? Да мы их за год начали готовить к этим проклятым выездам. Медленно, осторожно. Эмоциональная устойчивость, будь она не ладна. И каждый раз одно и тоже. Ты хоть представляешь, каково это для них, стоять вот так и ждать, откажутся от них родные или нет? Они мечтают, представляешь! Мечтают об этой встрече несколько лет, а когда понимают, чем все может закончится, начинают думать, что пусть хоть как, хотя бы ради будущих связей или прибылей, лишь бы только согласились побыть ее семьёй. Просто чтобы 'позволили' так называть себя.
- А, что, бывают и такие? - Почти шепотом поинтересовался подвипивший мужчина.
- В их гекате почти каждая пятая отказник. А нам, их воспитателям, запрещено вмешиваться. Геката со всем хорошим и плохим должна справляться сама. Вот они и справляются, ... как могут. Сами друг друга обхаживают и прикрывают. От нас прикрывают, чтобы эмоциональную неустойчивость не приписали и не направили на повторный тренинг.
- И что, вы все равно....
- Да кому она нужна эта устойчивость в пять лет?! Тренинг это, начальный курс, как и все остальное в этом возрасте. Или ты думаешь, когда наоборот случается на таких встречах бывает лучше? Радость от отменённого смертного приговора тоже к истерикам может привести. Синта ваша ещё крепкая. И полдня не прошло, а уже в степь ускакала. Вромы и общение с родными сёстрами видимо помогло, не иначе. А бывает совсем по-разному.
- Но как же, а-а-а ...?
- А вот так. Им всем через это проходить приходится. И Синта прикрывала сестер также, как они ее всю эту неделю. Учатся они. И дальше будут учиться.
- А её высочество?
- А она чем лучше? Она старшая, с неё и спрос особый. Или думаешь присутствовать при каждом таком приговоре своим подругам просто? Они действительно с пеленок вместе, в буквальном смысле, все как показывают в инфосети. Даже люльки рядом стояли. Рианна сколько раз к отцу ходила, просила то за одну, то за другую. А то и за всех сразу. а потом идёт с ними и стоит рядом. Просто ждет, чем все закончится.
- Э-э-э, погоди, так это что же, и сейчас она...?
Отец семейства перевёл взгляд на замершую в дверях супругу.
- Рыженькая такая, с раскосыми глазками. Они все кроме Синты маски носят, оказывается.
- Но, надо ведь...
- Ничего не надо. - Отмахнулся слегка подвыпивший гость. - Даже не думай что-то делать в этом направлении. Не положено. Считай, что у вас служба такая: 'не узнавать принцессу Арден'.
- Уф, ну это новость! Служба? Да какая это служба! Что может потребовать император от фермера в умирающей колонии? Отслужим как-нибудь. Чего уж там.
- Ну и отлично.
Гость с удовольствием допил стакан.
- Хороша у вас наливка!
- Что-то она не сильно вас берет. - Вернув улыбку расслабленному гостю.
- За столом я обратил внимание, что эта рыженькая всегда приступает к еде последней. - Задумчиво протянул барон. - Это какие-то правила? Ведь вроде все должно быть наоборот.

- А ты думал твоя дочь только номинально числится на службе с пеленок? - Кривая улыбка перекосила черты лица, разом помрачневшего и начавшего прямо на глазах трезветь гостя. - Их учат этому с самого детства, так чтобы каждое движение входило в привычку. Гекатессы последний периметр защиты ее высочества.
Лорд-воспитатель намеренно делал упор на том, что Синта теперь их. Было забавно как Арсана всякий раз при его 'вашей Синты' начинала улыбаться.
- Так это что же, они и здесь угрозу для принцессы ищут?
- Везде и всегда. И в любой пятерке или тройке всегда есть объект охраны. - Грустно подтвердил тот. - Все как освещается в инфосети. У того, кто играет эту роль, свои обязанности, у остальных другие. Ещё пара-другая лет, и даже воспитатели не будут знать под какой маской и в какой из пятерок принцесса покинула Ортобу, и в составе которой вернулась. Это информация станет закрытой. И так будет до самого выпуска. Но это все дела гекаты. Вы теперь тоже на службе гекаты, но все же об этом не стоит вести разговоры.
- А потом? - Осторожно поинтересовалась Арсана. - Когда они вырастут, что будет?
- А потом кто-то пойдёт своим путём, кто-то продолжит службу империи в выбранном направлении. Поверьте, выбор у всех гекатесс будет, и весьма немаленький. Часть из них останется при её высочестве. Но все они сохранят между собою связь и официальное право называть принцессу своей сестрой. Так что Вашу Синту действительно ждет большое будущее.
Джаррел поспешно задавил напрашивающееся окончание фразы 'если доживет'. Эта пара ему нравилась. Возвращение дочери и ее приезды всего лишь часть их новой жизни. На другой стороне весов остаются часовые сидения у визиофона, и переживания по каждой строчке новостей о семье императора. А еще ожидание успокаивающих весточек от дочери. Она тоже далеко не всегда сможет связаться с ними вовремя.
- Когда девочки вернутся, нам с вами предстоит один не совсем обычный урок.
- Урок? - Напрягся Рассел. Все же он не очень доверял гостю.
- Да, девочки покажут вам всего несколько сигналов из языка жестов гекаты, которые вы должны запомнить.
- Зачем?
- Показывать свое знакомство с гекатессой вам нельзя. Даже если вы узнаете кого-то из них на улице, приеме или даже в лесу, первыми вы не должны подходить к ним. Тут все просто. Гекатесса может быть при исполнении. Скажем выполнять какое-то задание учебное или поручение.
- В таком возрасте? - Арсана осеклась под взглядом абсолютно трезвого мужчины.
- Они и сейчас при исполнении, даже Ваша Синта. До новогодних каникул всего пара месяцев. Представьте, что вы столкнулись с Синтой, например, на входе в вокзал, а она в другой маске. Такое может случится, например, если планируется прием в местной мэрии.
- Но им всего пять лет!
- Встречают не принцессу, а члена императорской семьи. Гекатесса Синта входит в эту семью. И при необходимости может представлять интересы своей старшей и даже говорить от ее имени. Вы не беспокойтесь, все девочки отлично знают что им делать в таких случаях. Сейчас речь идет о вас.
Рассел нервно переглянулся с супругой. Об этом они совсем не думали.
- Ну, я так понимаю, нам надо сделать вид, что мы ее не узнали. Даже если она будет без маски.
- Это так. Но кроме этого простого действия, возможна другая ситуация. - Джаррел взглядом остановил Арсану, собиравшуюся что-то сказать. - Возможны ситуации, когда у гекатессы окажется для вас поручение от имени гекаты. А может и вообще, потребоваться от вас помощь. На этот случай в гекате есть свои сигналы. Их всего несколько. Например общий сигнал 'я гекатесса'.
Голографическое изображение Синты потянулось к рукой к правому уху и потерло его ладошкой.
- Для своих, сигнал заменяет официальное представление и не более того. От вас он ничего не требует, кроме того, что девочка может к вам обратиться от имени гекаты. А вот если он будет продолжен...
Голограмма Синта снова повторила маневр рукой, и после уха прошлась по скуле.
- Второй жест сообщает о сложной ситуации, из которой гекатессе самой, без посторонней помощи не выйти. В этом случае вам надлежит действовать, но не раскрывая истинного статуса девочки.
- А есть сигнал, который это ограничение отменяет. - Хмуро поинтересовался Рассел.
- Есть, но он вам не нужен. - Улыбнулся Джаррел. - Гекатесса всегда может раскрыть себя, просто дав команду ликале вывести голограмму герба. Вам надлежит запомнить эти два жеста и еще пять. Никаких записей, никаких демонстрационных роликов оставлять нельзя. И еще, ваши дочери, как допущенные до ритуала знакомства, также должны знать их. Вечерком гекатессы вам все покажут. И в течении этой недели будут проверять, чтобы убедиться что вы все запомнили правильно.
Джаррел снова расслабился и начал улыбаться.
- Вношу предложение больше не не обсуждать дела гекаты. Нам с вами это как бы не положено. Как на счет наливочки?

Содержание
В начало страницы

Глава 7. "Шутка"


И все же отъезд наступил. Вроде только вчера им дали целую неделю в личное распоряжение. А сегодня они стоят перед прибывшим глайдером.
Позади остался совсем откровенный и, честно говоря, нелегкий разговор с родителями, игры в которых частенько верховодили Айна и Веста.
Их игры оказывались новыми для гостей. А о своих не всегда получалось рассказывать. Джаррел строго следил, чтобы лишняя информация не ушла за пределы Ортобы. Да девочки очень быстро потеряли желание говорить о своих занятиях в Ортобе. Общие игры еще куда ни шло. Но только оговорка, что у Дарки был передом стопы при неудачном прыжке, заставила Арсану тихонько охать. Не начинать же тогда болтать про тренировки с настоящим оружием, пусть и изготовленным под детскую руку и какие царапины там бывают не смотря на защитную одежду.
Глядя на такую странную реакцию Арсаны и Рассела, теперь частенько присутствовавших при разговорах, Синта сама решила, что запрет Ортобы очень даже правильный. О чем и предупредила своих гекатесс. Незачем ее родителям лишние переживания. А значит и старшим сестрам не надо знать ничего, что может и нервировать.
Для Синты это был новый опыт. До этого момента все ее выезды заканчивались горячим желанием поскорее вернуться в ортобу. И совершенно без разницы, был ли это выезд в тренировочный лагерь или развлекательная прогулка.
Пятерка отошла подальше, давая возможность проститься. Мама не стеснялась слез, сёстры тоже шмыгали носом. Отец неловко топтался рядом. Им хорошо, никаких наблюдателей и зачетов. А ей приходилось держаться и весело улыбаться.
Потом, в глайдере, можно будет немножко расслабиться. А сейчас, ну очень не хотелось получить пометку об эмоциональной неустойчивости. Спасибо Ринке, напомнила о последствиях. С Джаррела станется аннулировать зачёт и направить на дополнительный тренинг. Некоторых девчонок посылали. А оно ей надо? Кора за этот год уже трижды проходила его, и то вон с трудом слёзы сдержала, когда мама предложила им вместе приезжать на каникулы вместе.
Синта ещё раз через силу улыбнулась и поспешно полезла в кабину глайдера, чувствуя что дальше ей уже не выдержать. Краем глаза она заметила, как один из прилетевших помощников воспитателя заносит что-то в свой планшет. И Лика сразу же, без разговоров пихнула её от окна.
- Все, сиди в середине. - Поддержала её Рианна. - Кора, ты тоже не высовывайся. У тебя глаза красные. Вы и так почти засветились.
Синта быстро осмотрелась. Названная сестричка молча вытирала слёзы и счастливо улыбалась.
- Девочки, у нас три часа, чтобы привести себя в норму. - Тихо, чтобы не привлечь внимание пилота за переборкой, внушала Рианна. - Потом начнётся официальная часть, не забыли?
Ри была невозмутима. Но ей так и положено. С неё другой спрос. А на счёт дальнейшей программы это она правильно напомнила.
Это уже Джаррел обрадовал утром, пока ждали транспорт. Раз Ринка все равно здесь, из дворца пришел приказ завершить поездку официальным приемом у наместника провинции. Не в первый раз, собственно. И главное очень удачно, что он будет проходить не в колонии родителей, а доминирующей провинции.
Оказывается, после таких каникул, это мероприятие еще хуже, чем он ещё хуже, чем после отказа. Девочки говорили, что там официоз позволял отвлечься от неприятных мыслей и сосредоточиться на правильном исполнении своей роли. А здесь что? Ну как оставаться невозмутимой, когда на лицо просится счастливая улыбка?
- Девочки, расслабьтесь наконец. - Ри сердито посмотрела своих гекатесса и невольно улыбнулась. - Синта, Кора, вас это особо касается. Ну куда вы с такими блестящими глазками пойдёте? Провалим же весь выход.
Ой-ее. Синта поспешно заморгала. Действительно, ведь положено сохранять сосредоточенность и держать лицо. А это значит, что никаких эмоций плохих или хороших, и спокойный невозмутимутимый взгляд.
Рядом, едва не в ухо, фыркнула Корка.
- Девчонки, не могу.
- Все, медитируем. - Распорядилась Ри. - Синта, мы постараеся вас с Корой прикрыть, но сами понимаете, наблюдатели не пропустят прокол.

Выход ничем особенным не запомнился. Они успели переодеться в парадные платья. Ножи перекочевали из ножен скрытого ношения на пояс. А дальше идешь шаг в шаг за Риной и сканируешь свой сектор. И привычная дистанция. Маленькие девочки не могут всерьез рассчитывать задержать взрослого человека. В пять лет они скорее изображают и показывают себя. Но на тренировках всегда все серьезно.
И знакомые охранники из теней, идущие сейчас во внешнем периметре, хорошо помнят, что у их подопечных на поясах висят не игрушечные ножи. И свое умение ими пользоваться эти малышки показывают на каждой совместной тренировке. А там ситуацию прорыва внешнего периметра отрабатывают очень часто. Любой инцидент, когда посторонний пройдет в ближний круг, ляжет виной охрану. Но к счастью, таких случаев в их гекате пока не было.
Правда их и выпускают пока только в благополучных провинциях и только на официальных приемах. Сюда допускаются только те, кто знает, как себя вести.
У толпы основное внимание конечно на принцессу, хотя гекатесыы тоже получали свою порцию умильных взглядов и улыбок.
Шаг, еще один. Яркая вспышка камеры не могла сбить с ритма. На тренировках их вообще заставляют ходить с завязанными глазами, руководствуясь исключительно командами старшей пятерки.
И все равно, это мельтешение на краю зрения раздражало настолько, что Синта наконец отвлеклась от пройденного испытания и смогла сосредоточиться на задаче.
Почетное место, кресло для Ринки. Ей в нем сидеть целых два часа. С прямой спиной, не касаясь спинки, с вежливой и обязательно приветливой улыбкой. Кивать взрослым, улыбаться их детворе.
Тьфу, вот уж кого точно привязала бы на входе или вообще закопала. Но почему-то считается, что если прием организован в честь пятилетней принцессы, здесь обязательно должны присутствовать ее ровесники из аристократических семей. Еще и пообщаться с ними положено. Будь тут свободны гекатессы, им пришлось бы пытаться вести с этим поколением разговоры или играть. И все под камеры, под умильные вздохи мамаш и на глазах гордых папаш.
Синта четко выполнила разворот вправо, отступила назад, ее сектор задний и затем вообще развернулась боком. Краем глаза отметила синхронность движений Дарки и замерла. Теперь остается только стоять и поворачивать голову, чтобы охватить весь свой сектор. Знакомый охранник из теней замаячил шагах в пяти дальше. Это внешний периметр обороны. Ну и вообще хорошо. Можно расслабиться.
'Держим' - донеслось по ликале.
Сегодня парадом командовала Лика. Ей это нравится, а главное хорошо получается. А когда они научатся свободно общаться по своему каналу, так и вовсе будет отлично.
Честно говоря, стоять было скучно. Основное действо происходило за спиной. Синта могла только слышать разговоры. В ее секторе находилось несколько разумных из числа прислуги дома и пара корреспондентов. Но они были под контролем теней и совсем не интересны. Иногда кто-то проходил к служебному выходу. Но гораздо чаще взгляд цеплялся за детей, приведенных гостями. Пока очередь не дошла до их родителей или после того, как они освободились, детвора оказывалась предоставлена сама себе. На глазах взрослых они вели себя еще нормально. А вот когда решали, что за ними никто не следит, вытворяли не весть что.
Вот, например этот, полненький, можно сказать пухленький, в белом костюмчике, ну совсем непонятно что делает.
Контролируя свое лицо, Синта с интересом наблюдала как мальчишка, спрятавшись за колонной от толпы принялся корчить рожицы, оттопыривать уши и даже высовывать язык. Судяф по взгляду, он дразнил именно ее. И было непонятно ,чего он хочет добиться.
'Тваренок, жаль, что никого свободного нет'.
Свободными они между собой называли сестер не занятых в парадном сопровождении, но обязанных находиться в толпе. Литарна. Они могли свободно перемещаться по залу и могли объяснить таким вот 'деткам', чтобы не мешались. Еще лучше, когда к ним присоединялись парни Литарна. Они с удовольствием прикрывали младшую гекату. Тогда 'объяснения' могли быть перенесены в другой зал. А это уже настолько чревато, что в столичном дворце компании, вроде вон той троицы постарше, что у стеночки собралась, вряд ли бы рискнула подзуживать мальчишку. Скорее всего взяли несмышленыша на 'слабо'.
Синта сосредоточилась на ликале. Все же общение по личному каналу у нее пока получалось не очень хорошо.
'Неподобающее поведение объекта у колонны. Отвлекает' - Все же решила она дать сигнал охране.
Тени не лезли без необходимости к детворе аристократов. Это не их уровень. Но сейчас было достаточно, чтобы мужчина сделал несколько шагов вперед. И мальчишка сразу исчезнет.
К сожалению, знакомый охранник только подал сигнал о принятии сообщения. Смотрел он в другую сторону.
Судя по звукам, там развивалась какая-то перепалка. От Лики по ликале пришел условный сигнал 'Внимание'.
Синта стряхнула с себя раздражение и напрочь забыла о надоедливом мальчишке.
Повернув голову чуть сильнее, она увидела на краю своего сектора двух спорящих молодых мужчин. Похоже кто-то из местных аристократов. Что именно послужило причиной ссоры было непонятно. Но разборка начала переходить дозволенный этикетом уровень шума и к ним уж подходил один из местных слуг.
Ну правильно, пусть идут на улицу и там выясняют кто из них и в чем виноват.
Синта вернула взгляд обратно. Малолетний пухлячок оживился и снова скривился, высунул язык и попытался им достать носа. Что он этим пытается доказать совсем непонятно. Язык так уж точно не впечатляет. Во дворце на праздничных приемах змеелюды бывают. Так у них язык намного длиннее будет. К тому же он у них еще и раздвоен на кончике. Она видела, хоть эти разумные умеют себя вести и стараются сдерживать себя. Им объясняли, это называется рефлексом.
Она покосилась на группку поддержки пухлячка. Троица оставалась на том же месте, сбилась кучкой спинами к залу и была чем-то занята.
Пухлячок, тренера по физкультуре на него нету, тоже заметил, что остался один и явно растерялся. Но дин из группы поддержки обернулся и бросил, судя по всему, что-то обидное. Наверно все-таки это был какой-то спор. Парни Литарна рассказывали о таких случаях. Аристократы часто спорили на самые смешные вещи. И их детишки от родичей не отставали.
Наблюдая за очередной порцией ужимок Синта уловила как троица у стеночки расступилась. От них вверх, к потолку метнулась какая-то тень.
'УГРОЗА, восемь' - Сигнал тревоги резанул по нервам и замигал красной точкой на пульте ликалы. Восемь это ее сектор.
Синта не раздумывая сделала шаг назад, закрывая Ринку по линии возможной угрозы и положила руку на рукоять ножа. Также и синхронно поступила и Дарина.
Одновременно, по этой команде два бойца внешнего периметра начали действовать и стараясь пока не привлекать чужого внимания устремились к мальчишкам. Один из них держал в руках какой-то предмет. Две тени, да еще с поддержкой охранника из местных, легко блокировали растерявшуюся компанию. Неизвестный предмет перекочевал в руки знакомого бойца. Теперь будут разборки уже с их родичами.
'Отбой' - Сигнал прошел по внешней линии от теней внешнего периметра и почти сразу продублирован Ликой.
'Пухлячок', оставался на своем месте и поймав ее взгляд как-то глумливо улыбнулся. В руках у него был точно такая-же коробочка, что отобрали у компании. Под потолком что-то шевельнулось и с ускорением рвануло к ней.
'УГРОЗА СВЕРХУ' - Синта с запозданием осознала, что это она подала новый сигнал тревоги.
Лика развернулась на месте взглядом обшаривая потолок и потянулась к ножу.
'ДОМИК' - Прошло по ликале.
Необычная команда. Из их игр в личное время. Она им нравилась. Геката разбивается на десятки. Для каждой выделяется небольшая площадка. Причем иногда с предметами мебели или спортивными снарядами. Главная задача, по команде 'домик' оказаться в пределах своей площадки. Выигрывает та десятка, у которой в 'домике' оказалось больше гекатесс за самое короткое время. Сложность в том, что вся геката могла поместиться на площадке только если очень плотно встать друг к другу. Чтобы сделать это по команде, надо встать определенным образом. После первого этапа игры, площадки делают меньше. И тогда вообще надо четко знать кто за кем встает. А последних надо брать на плечи и держать.
Сначала это была игра на физкультуре. А в последнее время 'домики' стали рисовать и в личное время. И команду воспитатель мог подать в любое время. Иногда приходилось нестись к своему 'домику' через всю площадку и с разбегу прыгать прямо на руки сестер. Иногда что-то в таких прыжках идет неправильно, и ты сбиваешь сразу всех на пол. И конечно проигрываешь.
Хорошая игра, но как-то неуместно здесь.
Но команда есть команда. Синта послушно отступила еще на полшага вплотную прижимаясь к ручке кресла. С другой стороны тоже самое сделала Дарина. Еслиб Ринка не убрала вовремя ногу, Кора бы точно споткнулась, отступая назад и плюхнулась ей на колени. Но обошлось.
А вот Лика замешкалась. На играх, когда речь идет о десятке и тесных границах, старшая действительно следит за действиями своих гекатесс, иначе никак. Одна ошибка, кто-то не так встал, или не подставил руки чтобы поднять кого, и десятка проиграла. Но здесь то зачем? Места полно, у нее целый угол, как у Коры.
Перед глазами мелькнула какая-то пелена. На пульте ликалы вспыхнул и замерцал незнакомый значок.
'Щит! НАСТОЯЩИЙ БОЕВОЙ ЩИТ' - Вспомнила Синта пиктограмму. Ну точно, им же всем сколько раз объясняли, что на публичных приемах кресла для Ринки и вообще всех членов семьи императора оборудованы собственным силовым щитом. Небольшим, всего пару метров от центра. - 'А Лика?'
Лика не успела и слегка отступив, схватилась за рукоять ножа, пригнулась и замерла не сводя глаз с приближающегося предмета.
Все происходило одновременно, какие-то доли секунды, в течении которых она продолжала следить за летящим предметом, в котором успела узнать обычную детскую камеру. У них такие целый стеллаж занимают в зале. Ломаются они быстро и легко разлетаются при любом столкновении.
Синта видела, как летающая камера, продолжая метить ей в лицо со всего размаху налетела на силовую защиту и с треском плюхнулась на пол. И тогда Лика с шага сильным пинком запулила игрушку подальше, в сторону стены.
С ее стороны послышалось тихое шипение. Все же летающая камера не мяч. Удар должен был быть болезненным, особенно учитывая красивые мягкие туфельки, специально выдаваемые для выходов. Никогда больше такие не наденет. Тем не менее Лика сохранила лицо, развернулась к толпе и осмотрелась.
- Девочки, вы как? - тихонько, почти не разжимая губ поинтересовалась Ринка.
Их старшая все это время оставалась на месте. Ее главной задачей было не мешать учебной пятерке выполнять упражнение. Действовать она должна начать только если поступит команда от старшей об эвакуации.
- Нормально. Там мальчишки балуются.
'Отбой' - Это уже от внешнего периметра.
И все закончилось.
Только 'Пухлячок' извивался в руках охранника и безуспешно пытался до кого-то докричаться неожиданно тонким до противности голосом.
Два охранника рассматривали разбитую камеру. Лика все же хорошо постаралась. Даже осколки пластика разлетелись от удара о стену. В ортобе они иногда играли в воздушный бой. Там тоже было весело.
'Этот пухленький меня давно доставал. Похоже и камеру свою нацелил мне в лицо, чтобы я отшатнулась' - Сообщила Синта по ликале сразу всем сестрам. Дарина тут же подтвердила ее слова.
Одновременно они все сделали два шага от кресла и заняли свои позиции.
Все на прежних позициях, все как прежде. Только Ринка уже не улыбается, а смотрит зло на предъявленную ей, как оказалось, разновозрастную компанию виновников переполоха.
- ... Летающая камера с двумя пультами управления. Судя по запущенной программе, должна была на максимальной скорости сблизиться на уровне глаз с вашей гекатессой и резко уйти вверх. В воздух была поднята вот этой компанией. Команда на атаку пришла с дублирующего пульта. - Доклад командира внешнего периметра был четким и лаконичным.
- И зачем? - Головы Синта не поворачивала, но Ринка говорила громко, чтобы слышали все.
- Ну, мы это, пошутить хотели. - Начал старший мальчишка лет девяти.
'Тоже мне, такой дылда, а все в игрушки играет' - Сердито подумала Синта продолжая изучать свой сектор.
- Разве я тебя спрашивала? Ты, зачем атаковал мою сестру?
'А ведь правильно старшая все поняла. Это она, Синта дурочка, решила, что 'пухлячок' поддался на подначки старших. А на самом деле он и был заводилой'.
- Элройн, сын герцога Вайла Коринского, ваше высочество. - Тут же отозвался командир, Синта поставила себе заметку спросить его имя. А то некрасиво может получиться.
- Капитан Ирнас Навински, не могли бы вы продолжить?
Голос старшей был предельно вежлив и строго по этикету холоден.
'Все правильно, нечего их ринке разговаривать с этим 'пухлячком'. Сам попался, подставил всю компашку, а еще и оправдывается. Наверняка на папашу надеется. Видали таких. - Продолжала думать Сиинта.
- Мы только пошутили, ничего бы не было вашей гекатессе. - Тонкий голос действительно оказался писклявым.
- Ваше высочество, простите моего сына, он не со зла, это была всего лишь неудачная шутка.
'Ого, а это еще кто' - Синта все же позволила себе повернуть голову. Всего на мгновенье, чтобы выцепить выступившую из толпы женщину в дорогом платье и с высокой прической. Ее пытался придержать за рукав высокий полноватый мужчина с строгом костюме. В глаза бросилась бледность обоих, которую не скрыл даже макияж на лице женщины.
И снова начавшая надоедать стена. А еще почему то куча суетящихся журналистов. И чего спрашивается ее снимать? Принцесса совсем с другой стороны кресла сидит. Шли бы туда и снимали. Их парадные голографические маски очень похожи на настоящие лица. Как она похожа на своих старших сестер.
Сказать, что Джаррел был зол, ничего не сказать. Как лорд-воспитатель, он со своими помощниками на время официального приема оставался не удел. Не по статусу им быть рядом с воспитанницами на таких мероприятиях. Так что в зале он присутствовал в качестве высокородного гостя, не претендующего на внимание принцессы. А значит скромно стоял у стеночки у нее на глазах. На случай, если ей захочется увидеть знакомое лицо.
С его позиции увидеть, что именно происходило за креслом ее высочества увидеть невозможно. Зато он очень хорошо разглядел все остальное.
ИХ ДЕВОЧЕК атаковали. В пять лет и по-настоящему! Да какая разница, что это была игрушечная камера с возможностью программирования. И мало ли что реальной угрозы гекатессам не было. Это была заранее спланированная многоходовка. И как только этому гаденышу в голову такое пришло.
Прорыв до ближнего периметра прецедент, не имеющий оправданий. Охрана! Пятерка во втором периметре. Еще двое в толпе руководят местными парнями, замаскированными под слуг. И все это сосредоточилось на одном паршивом инциденте! Допустить, чтобы ИХ МАЛЫШКАМ пришлось действовать. И как? До запуска силового щита!
Система сработала на сигнал тревоги Синты и зафиксированный ликалой выброс адреналина в ее крови. И НИ ОДИН из профессиональных охранников даже не вспомнил об угрозе, висящей под потолком. А ведь девочка заранее подавала сигнал на этого гаденыша. И никто не среагировал, не поставил того на место.
Джаррел поймал на себе взгляд командира охраны. С Ирнасом еще предстоит разобраться, как и с остальными тенями. Тот правильно понял его взгляд и слегка наметил кивок. Капитан отлично осознает свой прокол. Но обсуждать они это будут в другом месте и с другими разумными. А пока надо разрулить ситуацию здесь.
А пока необходимо погасить скандал на местном уровне.
Джаррел перевел взгляд на сцену, где разыгрывался второй акт.
Неровный строй переминающихся с ноги на ногу мальчишек. Один сын герцога. Причем младший, всего на год старше гекатесс. Самому старшему почти девять. Эта троица будет попроще. Из ниэлов. Семьи уровня земельных баронов. По местным меркам считают себя знатью с соответствующей иерархией. Информацию он получит чуть позже, но и так видно, что верховодит всем привыкший полной безнаказанности сопляк.
Рядом с мальчишками стоял невысокий полноватый человек, про которых обычно говорят 'колобок на ножках'. Строгий костюм, полное лицо покрыто красными пятнами и дрожащие непрерывно оттирающие носовым платком потное лицо. Лорд-наместник Тиан Рийсанлис, можно сказать верховная власть провинции Гинталии, а значит и подчиненной ей колонии Ларнорс. По совместительству троюродный родственник императора.
Вот уж кому не повезло. Мальчишки скорее всего отделаются разговорами, в лучшем случае поркой. Их родители заплатят штрафы и скорее всего временно будут отлучены от двора. А наместник при любом раскладе попал. Никакое родство, никакие связи, в данном случае ему не поможет. Император не будет ничего и ни с кем обсуждать.
- Что значит простите? - Капитан Ирнас не дал бросившейся защищать свое чадо герцогине продолжить свою речь. - Кто пронес на прием камеру?
- Илос. А Ларни ее включил. - Тут же сдал подельника мальчишка. С появлением матери он вдруг успокоился и даже как-то приосанился. Во взгляде появилась уверенность, если не сказать высокомерие. И это в таком-то возрасте. И главное, как сдает своих дружков. Подловатым растет паренек.
- А ты значит только настроил и дал команду на атаку?
'Неплохо, капитан, удачно подловил на слове гаденыша' - Джаррел даже одобрительно улыбнулся, наблюдая со стороны.
- Лорд-воспитатель, в эмоциях мальчишки на момент задержания все забил страх, недоумение и очень сильное возмущение действиями охраны. Сейчас, с появлением родителей появилась уверенность, а по отношению к своим дружкам преобладают презрение и снисходительность. Последнее кстати очень похоже на эмоции его отца.
Факт постоянного наличия в окружении гекатесс мнемика относился к категории секретной информации. Причем настолько, что даже тени из сопровождения об этом не знали. Эту категорию спецов вполне оправданно старались обходить стороной все. Включая тех, кто имел необходимую подготовку.
Собственно, ничего нового его помощник не сказал. С детьми всегда все проще, они не умеют еще достаточно хорошо контролировать свои эмоции. Конечно, если их к этому не готовили специально.
Джаррел невольно полюбовался своими подопечными. Девочки оставались внешне спокойны и невозмутимы. Каждая продолжала отрабатывать свою часть этого спектакля. Рина сидела и слушала разбирательство. Остальные спокойно стояли к ней спиной и контролировали свои сектора.
- Гекатессы сильно возмущены всем произошедшим. Синта до всех этих событий испытывала раздражение по отношению к малышке. Он ее действительно достал. - Подтвердил мнемик. - Но с ним она справилась. И еще, у Лики чувство сильного дискомфорта, кажется у нее что-то с ногой.
- Что-что, ты бы так врезал по этому куску пластика, посмотрел бы я на твои чувства комфорта. - Проворчал Джаррел почти шепотом. - Помощник услышит, перед остальными незачем светиться.
- И так, ваш сын подбил всю компанию устроить шутку над принцессой во время официального приема. - Тем временем вел дознание капитан.
- Что вы, как можно! Наш сын никогда позволит себе шутить в отношении ее высочества. Они хотели разыграть только одну из гекатесс.
- Вы признаете, что знали о его планах.
- Как можно! Да я никогда бы такого не допустил! - Это уже сам герцог вступил в разговор.
- Страх, желание отстранится, да он готов слить сына! - Мнемик пораженно выдохнул.
Джаррел только усмехнулся. Нелегко быть спецом в этой области. Каждый раз, когда включаешь свои способности на полную мощность столько грязи на себя вываливаешь, захлебнуться можно.
- Но это ведь невинная шутка.
- Невинная! - Капитан позволил себе немного повысить голос. - Нехорошо в присутствии принцессы.
Но говоря по чести, ему есть за что срываться на этом напыщенном индюке. Анализ просчетов охраны еще впереди. Да в провинции из столицы и за меньшее ссылали.
- Ваш сын вел себя неподобающим для высокородного образом, он кривлялся и дразнил гекатессу Синту, теперь уже очевидно пытаясь отвлечь ее внимание. В конце концов он направил камеру с намерением спровоцировать ее реакцию. Напомню, все это происходило в отношении гекатессы, находящейся при исполнении своих обязанностей.
- Ей же всего пять лет! - Смешался герцог. - Какие обязанности?
- Сопровождение принцессы на официальном приеме. - Отчеканил капитан, глядя в глаза аристократу.
- Он корчил рожи моей сестре. - Громко вмешалась ее высочество. - А это значит, что он дразнил всю гекату, включая меня. А может он проявлял неуважение к роду моего отца?
'Ого!' - Джаррел готов был зааплодировать старшей гекаты.
Капитан вряд ли бы рискнул настолько открыто идти против целого герцога. Но принцесса не оставила ему возможности для обходного маневра.
Герцог, кажется, даже покачнулся. Его супруга так явно вздрогнула. Что до наместника, так тот уж точно чудом стоял на ногах и не падал в обморок.
Неуважение императорскому роду это не детская шалость, а государственное преступление. Тут уже могут взяться за родителей, не удосужившихся внушить своему отпрыску соответствующее отношение к власти в империи. Семьи то получат надзор со стороны надзора за воспитанием. Наместник, хоть тут уж точно не причем, но галочек дознаватели в его дело понаставят много. При большом желании, а личных врагов на таких постах не мало, если начнут копать совсем глубоко? Поди вспомни что, когда и в разговоре с кем обронил словечко или два, которые тебе поставят в вину? С таким багажом не то, что провинцию, захудалый городок никто не доверит. Еще и родственников рикошетом заденет.
- Нет, что вы, ваше высочество, мы всегда поддерживаем императора ...
Торопливая сбивчивая речь перепуганной женщины под аккомпанемент блеяния супруга слушать было неприятно. Невольно вспомнилась поездка. Отце Синты даже не задумался как выглядит со стороны его выходка с планшетом. Договор заключался от имени правящего императора. Брошенную в слух эмоциональную фразу можно было трактовать по-разному. И Рассел, и Арсана отлично это понимали. Но насколько их поведение отличалось от того, что творилось в этом зале.
Ведь всем понятно, что это проделки мелких шалопаев. Да и какие последствия будут, по большому счету тоже все знали. Никого не арестуют, никого не казнят. Штрафы по сравнению с состоянием семей так и вовсе смехотворны. Ну отлучат их от двора, посидят дома. Чего же так-то лебезить. Даже это мальчишка что-то понял и начал бледнеть, глядя на своих родителей.
- Ваше высочество, если у вас нет больше вопросов, я бы предложил передать дело на уровень местного совета традиций для вынесения решения. - Развернулся к девочке Капитан Ирнас.
Ее высочество мрачно осмотрела замерших перед нею людей.
- Возьмите себя в руки, герцогиня. - Обратилась она к начавшей уже всхлипывать женщине. - Если вы не смогли научить своего сына подобающему в присутствии членов императорского рода поведению, никто кроме вас в этом не виноват.
Слышать назидательный тон из уст пятилетней девочки, которой чтобы сидеть нормально в кресле пришлось даже подставку под ноги ставить, для присутствующих было неожиданно.
Джаррел только улыбнулся про себя. Уж он мог бы даже имя назвать того воспитателя, чьи слова она сейчас переиначила под ситуацию.
- Я ничем вам не могу помочь, и не хочу. - Продолжила тем временем принцесса. - В конце концов, если бы Лика попала камерой в лоб вашему сыну, вам пришлось бы его еще и лечить.
В толпе послышались осторожные смешки. Видимо кто-то представил такую сцену.
- А ведь и правда. - Донесся по наушнику голос мнемика. - Лика лучшая в играх с мячом. Личико этому недомерку такой снаряд точно бы подпортил.
Джаррел отметил задумчивый взгляд обсуждаемой особы, брошенный в сторону мальчишки. Похоже она только сейчас подумала о такой возможности. Ох и повезло высокородному щенку!
- Капитан, я согласна с передачей дела в совет традиций, но хочу знать его решение, и кто именно его принял. Наместник Тиан, прием окончен. Я устала, и мы немедленно уезжаем из провинции.
Это был скандал. Но наместник четко понимал, когда можно спорить, а когда лучше смириться с принятым решением.
Только в глайдере Лика со стоном потянулась ушибленной ноге. Изящная туфелька полетела в сторону, следом носок. Джаррел мысленно выругался. Подъем стопы девочки опух и стремительно наливался характерной синевой.
- Что же вы так, гекатесса. Камера все же не мячик для игры. - Пробормотал он осторожно ощупывая протянутую ногу.
- Я не рассчитала. Само как-то получилось. - Виновато всхлипнула девочка и закусила губу.
Джаррел облегченно отодвинулся.
Все же пронесло, обычный ушиб. На предмет трещин в кости разберутся уже дома. Ну а пока положим мазь и укутаем во что-нибудь.

Как это могло произойти? - Аранир в упор смотрел на лорда-воспитателя гекаты.
Не часто ему приходилось бывать в этом кабинете, да еще по такому неприятному поводу.
- Дети решили пошутить. - Вздохнул Джаррел. - Тени проведут дополнительное дознание, но скорее всего тут только детская шалось.
- Я не об этом. И даже не о действиях охраны. Эти получат оценку своих действий позже. - Сейчас перед Джаррелом сидел император, а не его бывший воспитанник. - Как получилось, что Лика отбивала эту камеру? Им что, ничего не объясняют?
- Девочкам всего пять лет, ваше величество.
- Джаррел, перестань разводить здесь этикет. Ты знаешь меня с того же возраста, что и мою дочь. Но почему им никто не объяснил, что нельзя бросаться на летящие и падающие предметы?
- Да, в этом возрасте им еще как-то не объясняют и смысл 'домика'. - Развел руками Джаррел. Если уж без этикета, то без него. Пока они только почетный эскорт.
- Ладно, я понял. - Тяжело вздохнул Аранир. - Придется поменять это. Только чтоб девочку никто не ругал. Она не знала что совершает глупость.
- Ни в коем случае. Лика вообще молодец, сообразила же подать команду из детской игры.
- Девочки тоже молодцы, сработали как надо. А тренеру своему выскажи все 'хорошее' и от себя, и от моего имени. Это же надо, пинать камеру. А если бы это была не детская шалость? Если там взрывчатка была?
Джаррел уже думал об этом. И понимал ,что сейчас его воспитанник тоже вспомнил первые потери в своей гекате. Никто так и не смог убедить его, что он не виноват в гибели своих гекаторов. Не было у них шансов.
- Как ее нога?
- Полчаса в реанимакамере. Но лекари на всякий случай отстранили ее от занятий на сутки.
- Проследи, это ведь та девочка, что все свободное время на тренировочной площадке проводит?
- Она. Я запретил ей к ним приближаться.
- С остальными как?
- Если бы не это происшествие на приеме, это был бы лучший выезд за весь год. - Признался Джаррел. - Даже решение родителей ввести в игру старших дочерей оказалось удачным. Девочки хорошо отдохнули. Да и Коре похоже удалось помочь. Синта предложила ездить в гости вместе.
- Хорошее решение проблемы, удачное завершение года. - Улыбнулся Аранир. - Но выезд на последнее знакомство отложи на недельку. Пусть все утрясется.
- Герцог Аранийский подтвердил свое приглашение для всей гекаты?
- Да. И он уже грозится устроить девочкам праздник. Все же Новый год на носу.
Вы не изменили своего решения по поводу гекатессы?
- Лекари приняли окончательное решение и не рекомендуют старшему брату гекатессы заводить наследников. Вмешательство в геном они отвергают. Так что Инниса будет официально представлена в качестве члена рода Аранийских. Но как гекатесса, для нее ничего не меняется
- Непросто девочке придется.
- Тут ничего не поделать. - Согласился Аранир.

Ровные ряды парт и один преподаватель.
Карестель уныло осмотрелся. Полсотни учениц, это много. Полсотни пятилеток это совсем много. Особенно для того, кто привык давать свой предмет деткам раза в два постарше. Но вначале было совсем туго.
Сейчас он уже пообвык. Понял, что это не детский сад. Что там с этими малышками делают в Ортобе непонятно. Но дисциплинка в классе что надо. Пять десятков, а в классе звучит только его голос. Но все равно. Объяснять приходится много.
Выход ему подсказали опытные преподаватели, имеющие опыт работы в гекате еще со времен старших братьев ее высочества.
- Задание для всего класса. - Громко заявил Карестель. - У вас уже полгода есть доступ в инфосеть дворца. Вы должны составить историю по Вашей гекате. Все, что сможете найти на серверах дворца. Ваша задача все собрать, систематизировать и составить краткий отчет обо всем интересном, что происходило с вами за все эти годы.
- Отчет пишет каждая самостоятельно? - Поинтересовалась сидящая справа.
Карестель невольно вздохнул. Вопрос был с подвохом. Как приглашенный преподаватель он не имел доступа ко многим вещам. Он даже не представлял себе, кто есть кто. О голографических масках его предупредили заранее. Да и уроки он дает официально не гекате, а группе из детского пансиона.
- Отчет нужен один. Представить его необходимо лорд-воспитателю Джаррелу. Ваш отчет будет оцениваться сразу по нескольким параметрам: глубина охвата, последовательность, полнота и достоверность фактов, анализ и оценка, форма изложения. Вам предстоит показать не только свои знания и навыки в информатике, но то, чему вы научились на уроках литературы, устной и письменной речи и даже чистописания.
- На что, его в рукописном виде подавать? - Вопрос прилетел из центра.
- Именно так. Соответственно и оценивать вашу работу будут сразу несколько преподавателей. Лорд-воспитатель Джаррел поручил мне довести до вас, что оценка засчитывается как результат полугодового теста.
- Значит, срок нам до Нового года. А-а выезд к... ой?
Карестель сделал вид что не расслышал. В этом классе было много секретов, о которых в его присутствии избегали.

- Инниса, ты что, завалить весь год хочешь? - Ринка шипела на гекатессу замершую перед нею с виновато опущенной головой.
- Не подумала, девчонки, извините. Просто я одна осталась. Последний выезд, да еще всей гекатой. Я очень волнуюсь. Страш-ш-но.
- Мы будем с тобой. - Рианна выдохнула, прогоняя раздражение. - Но если завалим секретность, то не только тебе перенесут поездку, но и нам за год снизят баллы. На играх гекат Литарн вперед выйдет.
Среди гекатесс прошел недовольный гул. Отдавать победу никто не желал.
- Я больше не буду. Честно!
- Хорошо. Теперь про это задание. Санира, Сайяна будете нашей разведкой. Вы у нас больше всех в этих сетях копаетесь. Ваша задача набрать материал. Тащите все, что найдете. Главное когда и что происходило. Инниса, Дара вы у нас будете разбирать все, что найдут и притащат разведчики. Известное не выбрасываем, а вставляем в отчет. Если попадается то, чего не знаем, передаем в группу дознавателей. Дознанием у нас будут заведовать Лика и Синта. Они будут заниматься конкретными фактами, и выдавать задания другим. Девочки, все остальные работают по тому, что дознаватели выдадут. Кора, твоими сказами все заслушиваются. На тебе будет работа с текстом.
- По серверам не полазишь с нашими кодами доступа. - Пожаловалась Санира.
- Возьми мой личный. Доступ у него такой же, но может поможет при личном обращении к служащим.
Это была дельная мысль. Гекатессы уже не раз сталкивались с ситуацией, когда персонал дворца куда охотнее отвечал на вопрос принцессы, чем ее сестры по гекате.

Содержание
В начало страницы




Оценка: 9.23*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"