Щукин Михаил: другие произведения.

Луанирилиона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.98*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошли годы. Крылатый народ осваивает свой мир. И постепенно всплывают ответы на некоторые тайны, унесенные Нэстэ и ее подругами

Нэстэ 4.





Элфания

Луанирилиона

Переезд

Деревенские каникулы

Шквал

Город

Куинли

Гнездо Дарующей

Вместо эпилога

В конец произведения


Элфания



Маленькая планета, с плотной насыщенной кислородом атмосферой. Этот мир имел два континента континента, практически полностью покрытых густыми многоярусными лесами со странными для глаза жителей Объединенных миров деревьями. Любой справочник по миру Элфании в первую очередь отмечал практически полное отсутствие песчаных и степных зон. Зеленый полог растительности на картах прерывался только темно-коричневыми пятнами горных массивов, большая часть, из которых оказалась сосредоточена на Фарнире. Зато Азинар со своим преимущественно равнинным рельефом, был по площади в два раза крупнее Фарнира и сравнительно мягкий климат. К тому же он славился постоянством низких воздушных потоков в своей центральной части, наиболее удаленной от океанского побережья и горных цепей, поднимающихся с северной стороны. Что в свое время послужило немаловажным фактором для летающего народа, при выборе места для своей Столицы.
Кроме двух континентов, по поверхности бирюзовых вод мелководного океана было разбросано множество разнокалиберных островков, так же закрытых зеленью.
Со времен появления здесь первых переселенцев прошло почти двести лет. И теперь по водам океана ходили крупные корабли. А высоко в небе проносились грузовые и пассажирские глайдеры. Но неизменным для элфов оставался запрет на применение техники в нижних ярусах. Эти высоты были полностью отданы для свободного полета.
Крылатый народ постепенно осваивал свой новый мир, хоть и гораздо медленнее, чем планировали первые переселенцы.

Подчиняясь не столько необходимости, сколько сложившимся обстоятельствам, элфы отказались от полной самоизоляции. Присутствие в числе первооткрывателей человека, слишком тесно связанного с Объединенными мирами потребовало сделать Фарнир континентом, открытым для туристов Объединённых миров. Здесь были многочисленные санатории и целые поселения, принимающие приезжих, охочих с пользой провести время в экзотическом лёгком мире и заодно поправить здоровье.
Азианир оставался закрытым континентом, доступным исключительно для граждан элфнарии. Там была столица и несколько довольно крупных городов. Их снабжение обеспечивалось бессчетным количеством фермерских хозяйств, разбросанных по всему континенту. Впрочем, большая часть промышленности, как это было принято в Объединенных мирах, обосновалась в мирах Бездны, расположенных за многочисленными Расколами этого анклава. Для народа, для которого обычная гравитация была губительна, это создавало свои трудности. Но это решение было неоспоримым. В самой элфании даже материал для строительства старались не добывать. Двести, без малого, лет оказались слишком маленьким сроком, чтобы забыть времена, теперь называемые не иначе как "Эпохой скитаний".
Каждому жителю Элфании было известно, что именно в городах Азанира сосредоточилось большинство крупных учебных заведений, научных и производственных центров. Сюда централизованно направлялись в школы дети. Сюда же в первую очередь устремлялись желающие продолжить образование. Отсюда потом разъезжались молодые специалисты местам работы или оставались в лабораториях или государственной службе.
Не без основания жители Азанира, асреди них естественно жители столицы считали с высока посматривали на тех, кто принимал туристов или копался в земле на Фарнире. Впрочем, даже они признавали, что было чему позавидовать и на первом континенте.
Здесь, в подножии горной цепи располагался единственный крупный город. Зато это был город с дипломатическим статусом. Здесь располагались все посольства государств Объединенных, а в последнее время и Внешних миров. Соответственно именно этот город обеспечивал максимальную связь с окружающим миром.
На этом же континенте располагались наиболее крупные латтории наследников первопоселенцев. Их земли занимали гигантские площади на континенте. А семьи никогда не покидали список самых богатых родов элфании.
Но самой гигантской оставалась латтория первооткрывателя. Единственной первооткрывательницы, когда-то подарившей этот мир народу крылатых.
В прочем, об этих землях ходило не меньше догадок и слухов, чем о землях диких племен, населявших одну из горных цепей Азианира. Элфы, неизвестно как поселившиеся здесь с незапамятных времен. К моменту начала переселения их оставалось всего несколько семей. Но первый Совет старейшин признал за ними территорию обитания, включающую горную цепь. Для вымирающего народа, в генах которого повышенная гравитация иных миров уже начала наводить свой порядок, эти несколько семей были ценнейшим источником чистого генофонда. А одичалость? Это вопрос решался простым образованием детей от смешанных браков. Тут уж скорее была проблема защиты от насильственной ассимиляции. Из-за чего "Земли диких племен" изначально были объявлены государственным заповедником. И до сих пор охранялись лучшими отрядами лесничих.

Луанирилиона



Здание в целых шесть этажей, с большими высокими окнами и шестью колоннами было построено каких-то пару десятков лет назад.В те времана это была окраина Энарсии, столицы Элфании. О том, что это школа, говорило множество детей выпахивающих со стартовых балконов на всех этажах. По этим разлетающимся с веселым смехом ручейкам элфиян окружающие узнавали в течении всего учебного года об окончании уроков.
По земле школу степенно покидали учителя, младшие классы, которым еще не позволялось без присмотра взлетать с балконов верхних этажей. Были среди идущих по площади и те, кто смотрел в верх с завистью. Бескрылых детей старались не выделять среди общей массы. Но отношение к ним как к инвалидам все равно оставалось.
Огромный холл наземного этажа представлял собой помещение с полукруглой фасадной стеной, практически полностью занятой окнами. Стена справа была украшена несколькими экранами с информацией для учеников и служебными объявлениями. Прямо напротив входа внимание привлекала широкая лестница ведущая на верхние этажи.
Любого человека она поразила бы непривычно высокими пролетами. Но стоящую сейчас в одиночестве внизу девочку лет девяти, в первое посещение, она удивила именно наличием лестницы. Три года назад будущей первокласнице это казалось анахронизмом. Зачем нужна лестница, если можно легко и свободно вспорхнуть на собственных крыльях. Как правило, ученики так и делали, если пользовались холлом в непогоду. О том, что в школу каждый год на учебу поступает несколько бескрылых она узнала, только в первый учебный день.
Что касается стены слева от входа, то она на всю свою ширину и высоту была занята красочной панорамой нарисованной вручную. Довольно известный современный художник кистями и красками изобразил вид, когда-то открывшейся первым переселенцам в этот мир.

Луанирилиона стояла почти в центре пустеющего холла в ожидании двух своих подруг, задержавшихся для заключительного общения с учителями. Ничего страшного или неприятного. Учебный год закончился. С годовыми тестами они справились. Заключительная беседа была традицией в этой школе. Куратор класса провдил ее с каждым учеником индивидуально и в присутствии родителей. Проводился анализ поведения ученика или ученицы, выдавались рекомендации на каникулы, особенно от наблюдающих лекарей, и естественно дополнительные задания по урокам.
Впрочем, саму ожидающую это уже не касалось. Нет, рекомендации и все что положено ей высказали. И пожелали счастливого пути. Родителям, точнее маме, высказали сожаление и понимание семейной ситуации и прочее. Но сильно не задерживали. Даже в классе ей умудрились высказать сочувствие. Хоть настоящих подруг у нее было всего лишь две. Но все равно, известие о том, что ее отправляют жить к бабке в деревню, вызвало сочувствие у одноклассников. У кого-то искреннее, у кого-то с сарказмом. Так что она освободилась много раньше двух подруг и теперь просто их поджидала.

Впереди был целый триместр каникул. И уже завтра они разлетятся по местам обычного отдыха. Каждый займется своими делами. И на связь если в выйдут, то редко или вообще ближе к началу учебного года.
Но все это будет завтра. А сегодня можно провести остаток дня вместе.
Луанирилиона от нетерпения даже расправила и заново сложила крылышки. Было очень непривычно вот так стоять посреди пустого помещения. Но деваться было некуда.
Что бы хоть как-то отвлечься, она повернула голову в сторону картины, занимающей практически всю стену холла. Изображенный символ мира Элфании одновременно служил центром латтории Дарующей. Художник рисовал гору со смотровой площадки Пещерного Раскола. Поговаривают даже, что с того самого места, где разбила свой лагерь первая, еще почти тайная, экспедиция, приведенная в этот мир лично Дарующей.
Картина заставляла задерживаться всякого новичка, входящего в школу через центральный вход. А первый урок, и несколько последующих, у первоклашек обязательно проводился прямо перед нею. И все равно картина нравилась Луани на столько, что она на переменах иногда даже спецциально слетала вниз, чтобы полюбоваться пейзажем. Сейчас она подумала о том, что скоро увидит эти земли собственными глазами.
О тех местах ходило множество легенд. И весёлых и страшных. Даже по сравнению с законами, которым подчинялись все латтории Элфании, эта территория была славилась своей недоступностью. Просто по факту населявших ее животных. А как иначе? Это были охотничьи территории прайда грозных ниахар. Причём не прирученных и состоящих в особой эмпатической связке с разумными, а самых настоящих диких порождений Бездны. Правда, глава этого прайда всегда был в связке с наследником латтории. По традиции, это было обязательным условием для наследника. И пока оно исполнялось. По меньшей мере Иллинир, двенадцатилетний внук Дарующей, говорят уже прошёл установку этой связи с одним из котят старшей самки. Луани грустно вздохнула. Как и большинство одноклассников, она сожалела, что этот момент всегда происходил строго между котенком и наследником. Ни о каких корреспондентах, тем более съемках или фотографиях даже речи не шло. А очень хотелось увидеть событие, о котором в латтории и сообщали то с большой неохотой.
В прочем, отличие от знакомых мальчишек, и даже некоторых подружек, о белом котёнке она не мечтала. Нет, если бы представилась такая возможность, с удовольствием бы погладила. Но устанавливать такую связь? Зачем нужна грозная ниахара крылатому элфу? Вне своего мира она летать не сможет. И даже передвигаться ей за пределами Элфании придется в специальном костюме и экзоскелете. Конечно, их конструкции далеко шагнули вперед, по сравнению с тем, что показывают в видеороликах времен Эпохи скитаний. Но все равно жутко представить, каково в них жить все время. А уж о последствиях жизни в условиях повышенной гравитации лучше и не думать. Представить же эти самые последствия она могла.
Дедушка Луани как раз и был бескрылым. Чужие миры лишили его счастья полёта. Как и многие, из ему подобных, он до конца жизни платил за потерю веры в будущий мир и любовался на полёты сородичей с земли.
Современные элфы тоже иногда вынуждены были отказываться от полетов. Эпоха скитаний регулярно дотягивалась до потомков тех, кого Дарующая вырвала из ее щупалец. Но от крыльев элфы отказывались только самых крайних случаях. И большинство из них потом перебирались на континент Фарнир. Бескрылых, лишенных полета старались привлекать к государственной службе в тех областях. Особенно там, где требовались регулярные контакты с жителями Объединенных миров.
На континент, в том числе и в столицу бескрылые возвращались уже в возрасте. Так что старики, бредущие по ухоженным улочкам внизу или грустно сидящие на балконах многоэтажек, были привычным явлением для девочек.
Лишиться крыльев, отказаться от полёта. Луани еще в детской группе пыталась себе представить, каково это жить как дедушка, без крыльев. Но не получалось. Только озноб проходил по спине, да крылышки начинали возмущённо трепетать. Как будто стремились напомнить о себе.
Очередь деда на переселение была в числе последних. И если бы в свое время ниэлла Амантариона не согласилась пригласить его к себе из внешнего мира, не помогла бы завести здесь дом и семью, наверно сейчас бы и самой Луани бы не было.
Ей исполнилось уже целых девять лет. Но о том, как деду повезло с крылатой бабушкой, узнала совсем недавно, когда им начали рассказывать о временах переселения.
К этой теме учителя еще не раз вернутся на уроках истории в старших классах. А пока это был учитель биологии, вынужденный объяснять причины тех или иных проблем со здоровьем. В том числе и почему иногда даже сейчас приходится лишать детей крыльев. Учитель всего лишь неохотно давал пояснения на вопросы любопытных одноклассников. Из этих уроков и смущенных недомолвок мамы с папой она и узнала, почему среди бескрылых одиночек гораздо больше девушек, чем парней.
Для элфиан тема физической близости не была запретной. Луани, к примеру, с самого детства знала, что главный долг любой девочки-элфианки перед своим миром, это завести трех, а лучше больше, маленьких элфианчиков. Конечно, если позволяло здоровье. А уже потом все остальное. Но для этого нужны были крылья. Так уж были устроены элфы. Но все же некоторые вопросы взрослые избегали обсуждать с детьми.

Ее дедушка был прямым доказательством того, что бескрылый все же может стать папой. Но для того, чтобы ребенок мог появиться на свет здоровым, будущая мама должна летать часто и долго.
В век скитаний, для этого девушек старались отправить в родной погибший мир, или на орбитальные станции. Но полёт под куполом или в условиях невесомости нельзя было назвать полноценным.
Ее мама к примеру, ради Луани, даже отказалась на время от престижной работы и жила в специальном санатории в пригороде столицы и летала по нескольку часов в день не обращая внимания на погоду. И иногда рассказывала об этом дома.
Потому дедушка Луани и утверждал, пока был жив, что ему сильно повезло с бабушкой. В период переселения, очень многие семьи бескрылых элфиан так и исчезли, не оставив после себя наследников.

На уроках физкультуры в любой школе для девочек была специальная усиленная программа постановки на крылья. Но Луани никогда не жаловалась на это. Летать она любила. Особенно скоростные спуски и тренировки на виражах.
Но разве можно было назвать полёты по правилам настоящими. В городе свободные полеты разрешались исключительно на стадионах. И то, под присмотром тренера по физкультуре. Даже в парке приходилось руководством правилами. Иначе неминуемо столкнешься с кем-нибудь из толпы. За неё, так пару раз родителям пришлось извиняться. А в последний раз она и вовсе сбила какого-то взрослого. Так, что с извинениями пришлось тащиться в больницу.
Девочка покосилась на лестницу. Но поджидаемые подруги все не появлялись. Мимо проскользнуло несколько запоздавших незнакомых старшеклассников. Не оставалось ничего другого, как продолжить разглядывать картину.
Художник немного покривил против реальности. Расколы не дают никаких отсветов в атмосферу. Всем известно, что это всего лишь маленькие пятна серого тумана, не оставляющего даже тени. К тому же, в пределах элфании известно всего два Раскола оторванных от поверхности и один в океане. И все они расположены в пределах Азианира. Но известному художнику видимо очень хотелось отразить на картине вторую, после ниахар, особенность земель Дарующей, из-за которых латтория выполняла еще роль своеобразной карантинной зоны между мирами Бездны и Элфанией.
Расколов там было больше, чем в любом другом уголке Элфании.
На холсте художник отразил их в виде узких светящихся над поверхностью вертикальных свечек. Якобы это было отражение Расколов в атмосфере. Выдумка конечно. Но на картине это смотрелось впечатляюще. В школе даже игра была такая. Угадать какой из обозначенных Расколов, в какой мир Бездны ведет. Или найти Раскол, не обозначенный художником на склонах горы. Такие тоже были. Ведь и сейчас иногда находят новые Расколы. А другие могут еще и мигрировать. Из-за постоянного смещения такие "калитки" в Бездну не удавалось закрывать силовым щитом.
По новостям, а чаще по игровым фильмам, случалось, что через такие Расколы проходили крупные твари из Бездны. Про мелочь и говорить нечего. Она постоянно проникала на склоны гигантской горы. Так что целый прайд ниахар был очень кстати на этих склонах.
Но Луани, как и большинство из тех, кого она знала, дикие ниахары, живущие совсем рядом с разумными, пугали гораздо больше, чем случайно забредшие в их мир твари. Латтория Дарующей была воистину их территория, куда ни один чужой без личного представления управляющему и наследнику не рисковал заходить.
А те уже могли представить новичка самцу прайда. Учитывая что вожак прайда вместе со своим партнером традиционно проходил обучение в качестве друга гекаты империи Арден, это было нелишним. Поговаривали, что эти кошки полуразумны. И самец после обучения не только способен отличить обычный огнестрел от крупного калибра, способного навредить ниахаре, но и передать свои знания самкам.
Сама Луани считала, что это не правда. Но какая разница, если это может сделать владетель, постоянно остающийся на связи с самцом. Хотя, как-то в дном репортаже прозвучало, что у диких ниахар обустроившихся на землях прайда, есть вполне четкая установка. Незнакомый чужак, кем бы он ни был, становился объектом охоты всех самок. И далеко не всегда лесничие узнавали о нарушителе вовремя. Браконьеры и в их время не переводились. И находились среди них те, кто все же считал риск проникновения на охотничьи территории порождений Бездны оправданным.
Наконец от лестницы послышался шорох крыльев и знакомые голоса. Подруги спорхнули вниз и со смехом опустились рядом.
- Куратор в этот раз прочитала целую лекцию по поведению. - Поделилась Арсиянила.
- Припомнила нашу шутку с Виринтом. - Скривилась Кираниоли и припечатала. - Ябеда.
С этим Луани была согласна. Всей-то и шутки было, подкинуть в сумку детскую игрушку. Не хорошо конечно смеяться над страхами одноклассников. Но Уж очень конкретно этот мальчишка кичился своим происхождением. И вспоминал о нем по всякому поводу. В классе училось сразу несколько выходцев из семей первой волны. Та же Арсия например, да и Кира от нее недалеко отстала. Из второй волны, зато семья из числа первых торговцев, прибывших в Элфанию. В общем, тогда все смеялись глядя как Виринт мечется, спасаясь от отброшенной змейки. А досталось естественно только им троим. И как оказывается, куратор класса даже в конце учебного года не забыл об этом.
- Жаль что ты уезжаешь.
Луани подозрительно покосилась на подругу. Но Арсия смотрела серьезно и даже сочувственно.
- Деревни разные бывают. Особенно на Фарнире. - Заметила Кира.
На этот раз уже две пары глаз с откровенным скепсисом посмотрели на нее.
- А что, вдруг ей повезет. - Гнула та свою линию. - Надо надеяться на лучшее. Ты же у нас благословленная Дарующей.
Это было правдой.
Поверье о благословлении первооткрывательницы жило и даже расцветало среди элфиян даже спустя столько лет. Когда-то это было приглашение на свадьбу и прикосновение, как в игровых роликах про те времена. Потом просто присутствие рядом. Позже, стало считаться, что если совершить брачный, и не только, полет на глазах Дарующей. Ради этого молодые элфы даже забирались на высокие хребты, являющиеся естественной границей Латтории, и уже от туда совершали полет напротив гнезда. В укромных местах там до сих пор были спрятаны бинокли. Ведь полет должен был совершиться на глазах Дарующей, в момент, когда он выходила на балкон.
Казалось, когда Дарующей уже не стало, это поверье должно было закончить свое существование. Но не тут-то было. Дарующая ведь равна Единому, и что может сделать смерть тому, кто бился с Неназываемым в его собственных чертогах. Не могла она оставить народ, для которого так много сделала при жизни. Наверняка Дарующая время от времени бывает в своем гнезде и подолгу любуется закатами или восходами со своего балкона. И если в это момент взлететь со скал, подняться высоко в небо и в последних лучах закатного светила совершить первый пируэт танца зачатия...
Об этой традиции знали все. Луани могла даже гордиться тем, что была одной из последних, кто был благословлен взглядом Дарующей, тогда уже стоящей на границе мира земель Единого. И вскоре после рождения Луани тихо отошедшей туда в покоях своего гнезда. Ее родителям повезло совершить свой первый брачный полет над Береговым хребтом и увидеть её, отдыхающей на площадке перед гнездом.
Сейчас, многие до сих пор верят, что великий магистр Совета Контакторов и хранитель Элфании может и воскреснуть, если вдруг найдётся некто достаточно ненормальный, чтобы посягнуть на земли ее латтории.
Сама она естественно не помнила о тех временах. Но много видела видеозаписей. Это был единственный раз в истории Элфании, когда по землям Азианира прошли воины шнатлий. Согласно их традиций, прах катилпа, как у них назвался правитель клана, должен был быть захоронен в мирах, которыми он правил. Но элфиане возмутились такому присвоению своего кумира. Совет старейшин долго обсуждал этот вопрос с клановым собором разумных насекомых. В конце концов, церемонию было решено провести сразу в двух мирах с участием представителей обеих рас.
Шнатлии уступили, и часть праха Дарующей была развеяна элфами в воздухе Элфании над хребтами латтории официально получившей ее имя. Другая ушла в колонию Шанктиану. Как выразилась бабушка, тяжелая работа у контакторов, дарующих миры. Даже после смерти они хранят тех, за кого взяли на себя ответственность при жизни.
Сама Луани не чувствовала в своей жизни особой помощи от Дарующей. Бабушка с дедушкой пришли в мир элфании в числе последних. Когда во всю уже работали транспортные тоннели. А столица начала превращаться из деревни в полноценный город, со всеми его проблемами.
- Куда пойдем? - Деловито поинтересовалась Кира сразу на выходе из школы.
Все весело заулыбались. Шутка старая, но ставшая характерной чертой в их маленькой компании. С этой фразы началось знакомство безродной Луани и двух носительниц довольно знатных фамилий. В первом классе Луани предпочитала приходить в школу пешком, мало с кем общалась и держалась все время в сторонке. И когда к ней после уроков подошли две одноклассницы, явно привыкшие к более свободному общению, и предложили составить им компанию, она даже растерялась.
"Куда пойдем?" - Была первой фразой Карины после представления.
"А вы только пешком гуляете?" - Не удержалась от вопроса Луани и смущенно продолжила. - "Мне нельзя долго ходить. Мама настаивает, чтобы я развивала крылья"
"Говорила же, она может летать?" - Заявила Арсия. - "А что у тебя с крыльями?"
"Врачи требуют дополнительно нагружать".
Луани настолько растерялась, что позволила своим новым знакомым даже осмотреть свои плечи. Естественно ничего особенного они не там не увидели. Но и не ушли.
"В таком случае отправляемся на полетный стадион. Нас туда пропустят". - Решила Кира.
- Двигаем в кафе, очень кушать хочется. - Выдвинула предложение Луани.
Этот пункт всегда предлагала она. Подруги знали, что у нее не всегда бывали деньги. А одалживать у них она не хотела.
- Да, подкрепиться действительно надо. Потом парк?
Три фигурки вспорхнули прямо с крыльца школы и со смехом направились через площадь в просвет между домами, где располагалась кафешка.

Переезд



Луани невольно поморщилась, глядя в окно. Их небольшая квартирка располагалась на двадцатом этаже, в доме, расположившемся среди других высоток на окраине столицы. У них даже балкончик был, на манер тех, что строят в Объединённых мирах. С забором по периметру. Взлетать с балконов в городе запрещалось. Слишком узкие улочки создавали такие непредсказуемые воздушные потоки, что полёты вблизи стен, тем более на такой высоте становились опасными.
Так что элфам, живущим в спальных районах, приходилось спускаться вниз по спусковым стволам, или на лифте. Там, на пятом и восьмом этажах были оборудованы специальные площадки для желающих воспользоваться своими крыльями.
Глайдеры элфы по-прежнему недолюбливали и пользовались ими только для дальних перелетов или транспортировки грузов.
Луани снова поморщилась. Сегодня шел последний день перед отъездом в гостевой домик. Подруги уже разъехались. Ей было скучно. А главное предстоящий переезд совершенно не радовал ее.
Для Луани, бабушка в их семье объявилась совсем недавно. И по сути она была им неродной. Институт вторых родителей не был исконно элфийским. Эту традицию они заимствовали в в Империях Объединенных миров во время Эпохи скитаний. Тогда действительно было обычным делом, когда дети элфов оставались без родных.
После обретения Элфании эта традиция обрела новое значение. Когда государство ставит целью поощрение максимальной рождаемости, очень быстро возникает вопрос как уследить за воспитанием небольшой кучки детишек, то и дело норовящих упорхнуть за ограду дома. Благо тут нашлось решение и проблемы обделенных. Для бескрылых это был шанс на обретение нормальной семьи.
Но бескрылых стало все же меньше. А жизнь в Элфании на много безопаснее. После первых десятилетий колонизации заработали программы поддержки семей.
Институт вторых родителей немного ослабил свои позиции. Хотя среди знати и владеющих опасными профессиями это практиковалось до сих пор.
Оказалось что не только. Эпоха скитаний упорно напоминала о себе многими способами в семьях элфов. В их семье тем, что мама долго болела и лечилась после того, как родилась Луани. И тогда же ее отцу порекомендовали выйти с запросом на удочерение. На этот призыв откликнулась семья фермеров с континента Фарнир.
У этой семьи после гибели сына, остался внук, на тот момент уже подросток. А проживали они где-то в деревне вблизи границ латтории Дарующей. То есть в тех кошмарных землях, где встреча с дикой ниахарой была обыденным делом.
Ну заключили мама с папой договор об обоюдном усыновлении. Она стала названной внучкой, и обрела брата, которого никогда не видела. А мама с папой заполучили названного сына. Впрочем, не надолго. Лекарям не удалось справиться с наследственным повреждением генов. И он умер, когда Луани исполнилось всего три года. Следом ушел и названный дедушка.
С тех пор Луани ничего не слышала названных родных, пока ей не исполнилось девять лет.
Их семья считалась со средним достатком. Но своей загородный дом позволить себе не могли. А правительство требовало вывозить детей на весь каникулярный триместр в места отдыха. Луани взбунтовалась против правительственных лагерей в лет восемь, после того, как увидела реакцию некоторых одноклассников на ее рассказы. Вот тогда и появилась снова названная бабушка.
Родители, оказывается, поддерживали с нею связь, один два раза в год поздравляя с праздниками.
Как оказалось, у бабушки на берегу океана был свой собственный гостевой домик. Огромная роскошь, непонятно откуда взявшаяся в семье наемного работника фермы. Несколько лет простаивал без дела. А теперь был предоставлен в их полное распоряжение.

Домик располагался на гостевом континенте, совсем рядом с огромным береговым обрывом, внизу которого плескалось тёплое море. Она тогда впервые поняла скепсис одноклассниц по поводу вышек и прыжковых площадок над городскими стадионами.
Можно было сорваться с его края и долго нестись вниз в пикировании, закручивать немыслимые виражи на входе совсем рядом с водной гладью. Никакая вышка не сможет повторить ощущение от мелькающих совсем рядом скал, мелких деревцев, чудом на них держащихся, и почти полном отсутствии каких либо правил на виражах, о которых надо думать, чтобы не столкнуться. Главное, выход из пикирования от берега в сторону океана. Так тут делали все.
А потом, окунувшись в море, долго сушить крылышки под горячим солнцем лёжа на почти белом песке.
Жаль только, что это счастье длилось всего пару стандартных недель в году. А потом опять город, тренировочный стадион и ворчание наставников.
Их семья не была богатой. Родители служили в государственных лабораториях. Так что такие поездки позволить себе они смогли всего раз в году. Тогда она наконец познакомилась и с бабушкой, приезжавшей на день специальной, чтобы повидаться с ними.
Хотя какая уж там бабушка. Скорее прабабушка. По возрасту она не далеко ушла от первопоселенцев и вроде как даже лично служила у самой Даруюющей.
Названная бабушка посмеялась над ее комментариями и согласилась отзываться на прабабушку. А уж потом сама Луани сократила это то односложного и емкого 'Пра'.
Пра жила в деревне, расположенной в латтории рода Аманиатрони. Соратницы и компаньонки самой Дарующей. По слухам, именно Дарующая позвала ее с собой и показала земли будущей латтории, тем самым сделав ее соседкой.
Вот почти на границе этих двух латторий и была деревня, в которой жила Пра. В городе о фермерах этого материка отзывались с некоторой снисходительностью.
Но о деревнях латтории Аманиатрони и Дарующей отзывались с уважением. Говорили что это очень опасные места, из-за вольготно проживающих там ниахар. Амани могла с ходу назвать несколько игровых роликов про браконьеров, рискнувших пойти в земли Дарующей. Впрочем, об этом регулярно случались и новостные сообщения.
Дак что Луани, как и все е ровесники, хорошо знала, что о судьбе таких отрядов часто узнавали много позже, по находкам лесничих, добирающихся к местам их последних стоянок.
И почему Пра остаётся в столь страшном месте она не понимала. Ведь старые элфиане могли жить где угодно. Пенсия позволяла. Но бабушка в Столицу приезжала с ответным визитом только однажды. Оформляла какие-то документы. А родители никогда у неё дома не были. Территории Дарующей и Амани имели официальный статус заповедной. А горная долина которую и делили земли совместного предприятия двух латторий, были знамениты плантациями 'зонтиков'. Дующих лучшие плоды во всей Элфании. Собственно в деревне бабушки и жили работники обслуживающие плантации и гнезда обоих владетелей.

Лани немного подосадовала на сложившуюся ситуацию. Разговор с родителями, произошедший с мамой и папой несколько дней назад, испортил настроение. Она всегда с охотой выезжала в гостевой домик. И должна была бы радоваться очередной поездке. Она не была против Пра. Но только никогда не хотела бы переехать из столичного города в какую-то там деревню.

Не сказать, чтобы родители её не любили. У элфов это наверно невозможно. Но и особого внимания к себе с их стороны не было. Ей исполнилось уже девять лет. Она покинула детскую группу и пошла в школу уже два года назад. Но до сих пор в семье оставалась единственным ребёнком. И частенько слышала вечерние разговоры родителей на эту тему.
Всего один ребёнок! Это было даже хуже, чем если бы не было ни одного. Тогда хотя бы можно было все свалить на неспособность иметь детей. Такое часто случалось.
Для такой как у них семьи одним ребёнком нечего было даже надеяться на продвижение по работе. На таких элфов смотрели с подозрением, как будто мама с папой специально не желали заводить братика или сестричку.
Мама часто плакала по ночам и все время пыталась лечиться. Отец часто хмурился и тоже тратил деньги на обследования. Но их брачные вылеты оказывались впустую, чтобы не делали лекари. Так было до последней поездки в лечебницу Первопоселенцев, расположенную около первого Выхода, неподалеку от Земель Дарующей.
Мама ездила туда одна. А они с папой только приехали через месяц её забрать. И мама предложила совершить парный полёт над грядой со стороны моря. Была такая примета, что Дарующая по-прежнему бывает не только на своем балкончике, но и тут, в первом поселении, где для нее, как проводника первых караванов, специально содержали небольшой домик. Ничего особенного. Всего несколько комнат для Дарующей и ее спутников. Зато тут был хребет Благословления. Тот самый, где эта традиция появилась в первый раз. Когда-то мама с папой уже совершали этот полет. После него родилась она, Луани.
Мама с папой были красивой парой. Луани тогда и даже сказала, что хотела бы, чтобы ее полет был таким же красивым. А кое кто из зрителей даже одобрительно хлопал покрасневшей маме.

Это было полгода назад. А сегодня она уезжает к своей названной бабушке в деревню.
Парный полет оказался удачным и мама ждёт брата. В тесной квартирке им станет тесно. Кроме того, медики уже предупредили, что мама остаток срока будет все время под их наблюдением. Папа не сможет оставить работу. И тетя их наблюдательного совета настоятельно рекомендовала принять меры в отношении остающегося без наблюдения ребенка. Папа успокаивает и говорит это не надолго. Но Луани не верила. Кое-кто из одноклассниц вообще в семье третий или четвёртый ребёнок. И ничего, справляются. Значит есть тут кое что еще. И скорее всего это связано с тем озабоченным лицом лечащего медика, что каждый раз подолгу беседует с папой, пока мама собирается после очередного в лаборатории со сложным названием.
Луани не спорила с родителями, держала свои сомнения при себе и не устраивала скандалов. Хоть ехать в деревню, неизвестную даже Единому, не хотелось. И подруги косились на неё с сочувствием. Как же, она превращается в фермершу. И ладно бы на своей ферме. Просто будет жить у бабки, в ее жилище. А как же школа?
Ее школа входила в тридцатку лучших школ. А это несколько сотен школ по всем городам Элфании. У нее усиленная программа, которой в деревнях не бывает. Из деревенской школы если и поступишь куда учиться, то разве что на какого-нибудь селекционера или ветеринара.
Хотя, что теперь об этом думать. Подруги пообещали не оставить ее в беде и помочь чем смогут.
Луани отошла от окна и принялась закрывать сумку. Лететь через океан предстояло на глайдере. Своими крыльями не намахаешься. Да еще вещи с собой везти. Она еще раз прикинула что оставляет, а что берет с собой. Главное сокровище, если не считать одежды, это ее коллекция. Тайное увлечение, о котором знали только родители.
Коллекция фотографий куинли, присланных специально для нее такими же поклонниками с разных концов Объединенного мира. Не просто стащенные из интернета. А всеми правдами и неправдами полученными от самих владельцев этих зверьков. Каждая такая фотография сопровождалась подписью владельца, кому она отправлена. И вся история ее копирования. У ЛУани было несколько снимков, в которых она значилась даже в третьей строчке. А на экране планшета красовалась ее гордость. Владелец из мира Кайрилин, прислал ей фотографию лично, в качестве благодарности за совет, позволивший вылечить его детеныша.

Отдых в гостевом домике ей плохо запомнился. Родители старались не говорить о предстоящей разлуке. Она не хотела заводить об этом речь первой. И вообще папа больше времени уделял маме. А когда за нею прибыла прабабушка, как ей показалось, даже вздохнули с облегчением.
- Я думаю, там тебе понравится. - Грустно улыбнулся отец на прощание. - Пока Тарианион не подрастет после того как родиться, у нас тебе будет не до учёбы.
Луанна только отвернулась. Ее подозрения получили подтверждение. Но маленькая хитрость отца не обидела. В конце концов, она тоже хочет братика. В классе на нее, как не имеющей ни старших ни младших братьев и сестер поглядывали свысока.
- Дома ты можешь звать меня по имени. Малагиалина или Малагия. - С улыбкой приобняла её прабабушка. - Так все делают. А если хочешь, то можешь оставить все как есть. Хоть я и чувствую себя при этом динозавром. Но ведь это на самом деле так.
На взгляд Луани, это так и было. Не сказать, что для своего тринадцатого десятка лет бабушка выглядела совсем уж старой. Но она же помнила времена эпохи скитаний, лично знала Дарующую и Аманиатрони. Служила у них ещё, когда их гнезда только строились. Страшна древность. В городе такие старики были на перечет. И приходили в классы на уроки истории. Их часто даже поднимали на этади используя грузовые лифты.
Но прабабка удивила, развернув свои крылья. В её возрасте далеко не каждый мог пролететь больше десятка метров. А она совершила перелет до площадки глайдеров без посадки. Даже Луани немного запыхалась. А Пра ничего, весело представила ее как свою внучку и прошла на взлетное поле.
Оказывается, даже для человеческого транспорта потребовалось почти три часа, чтобы от побережья добраться до деревни.
В свои девять лет Луани бывала не экскурсиях в разных местах своего материка. А на картинках видела даже поселения диких. Ей было с чем сравнивать.
Полёт проходил над хребтом. Глайдерам, как объяснила Пра, полёты над плантациями были строжайше запрещены даже на большой высоте. Да и вообще над землями латторий существовало всего несколько утвержденных маршрутов, проложенных преимущественно над голыми скалами. Зато можно было вдоволь на любоваться видами гигантской горы и ее отрогов, раскинувшихся внизу.
Знаменитая долина с зонтичными деруьями раскинулась справа. Её окружали высоченные хребты, страшно медленно сужающиеся в направлении гигантской горы.к их склны, из круты,около побережья, очень быстро перешли в ответ сын оьрывы, чем дальше, тем выше.
Луани только рот раскрыла, выйдя из глайдера. Деревня ютилась в ращщелине по правому борту долины. В одной из тех, где ценные деревья никогда не росли. Это Пра тоже успела ей пояснить.
Изначально здесь были голые камни. А теперь, все ее дно было застроено небольшими домиками, выстроенными вдоль двух или трёх улиц. Всего несколько десятков одноэтажных строений и несколько многоэтажек. И для такой маленькой деревни здесь оказалась посадочная площадка сразу для нескольких глайдеров! И еще штуки три штуки Луани заметила стоящими укрытыми под навесом.
Луани никогда не бывала в фермерских поселениях. И видела их только на картинках или по рассказам одноклассников.
Лет шли пешком. Бабка решила сразу показать ей все достопримечательности.
- Я-то редко выхожу на улицу. Старею уже. - Начала экскурсию Пра, сразу как она попрощалась с пилотом.
Луани с сомнением покосилась на ворчащую рядом женщину. Малагиалина никак не походила на доживающую свой век старушку. Тем более в свете их перелета из гостевого домика.
- Вот здесь продовольственный магазинчик Ты не смотри, что он такой маленький. Не гипермаркет конечно, но все что необходимо у нас есть. А вот тут продают всяческие бытовые мелочи. Если потребуется брошка или заколка, то тебе сюда. Вон то, самое большое здание в два этажа, это школа. Я тебя завтра туда свожу и познакомлю с директором.
- А, почему тут никого нет?
- А кто тебе нужен? - Удивилась Пра.
- Ну, прохожие например.
- Так день же. Все не работе. А дети на окраине играют. Над деревней летать не принято.
Глянув в указанном Пра направлении, она действительно увидела нескольких малявок, вынырнувших над крышами домиков и сразу нырнувшими обратно. Знакомая игра в догонялки, на сколько Луани смогла оценить.
- А далеко до нашего дома?
- Устала уже?
Луани неопределенно пожала плечами. Не говорит же, что ей вся эта деревенская жизнь поперёк горла встала еще при первом взгляде на домики сверху.
- А дома у меня нет. Здесь вообще нет жилых домов. - Продолжала тем временем Пра. Все дома в деревне служебные. Школа, магазины, офисы. Здесь живут в гнездах. Наше с тобой гнездышко вон там, наверху.
Луани запрокинула голову и поймала себя на мысли, что во второй раз за день приоткрыла ротик в удивлении.
Окружающие деревню скалы, оказывается, были сплошь покрыты входами в гнезда. Они начинались метрах в двадцати над землёй и рядами поднимались ввысь. Последние входы, уже не в рядах, а одиночные, терялись в облачной дымке, грозящей к вечеру перерасти в облака.
Такое она видела только в игровых фильмах и на картинках, изображающих места родовых поселений богатых семей Элфании.
Бабушка как раз показывала на границу той самой дымки. На едва видимую посадочную площадку, находящуюся чуть в стороне от одного из последних основных рядов.
Даже в свои девять лет лани понимала, что это лучшие места на скалах для строительства гнезда. На такой высоте воздушные потоки уже были устойчивые и ровные. Они не только бесплатно обеспечивали гнездо свежим воздухом, но легко поднимали взрослого элфа выше, над горами. Уступ сверху защищал от холодных ветров, дующих со стороны ледников. А скала весь день освещалась светилом. В общем, это не могло быть жилище для бедной семьи.
Луанна недоверчиво посмотрела на бабушку. Но та только улыбнулась.
- Когда все начиналось, тут позволялось самому выбрать место для гнезда. Главным ограничением была сложность подъема тяжелых грузов. Высоковато конечно. Твой названный прадед был бескрылым. Но он отказался даже обсуждать другие варианты.
Луани озадаченно проследила лестницу, вьющуюся почти вертикально через все уровни.
- Это что же, он каждый день вот так, пешком?
- Нет, теперь, вон там есть лифт. - Пра не очень вежливо ткнула пальцем в скрытую между выступами скал нишу. - Он общий. Так что бескрылые и кому лень взлетать, могут им воспользоваться. А раньше да, приходилось пользоваться этой лестницей.
Луанна послушно прошла следом за Пра в кабинку спрятанного лифта. Оказывается, направляющие его были вмонтированы в скалу почти вплотную. Сама же кабинка была практически прозрачная
-Так в домах вообще никто не живёт? - Все ещё не могла поверить Луанна.
-Нет. Зачем? В деревне живут семьи тех, кто пришёл сюда вместе с Амани. Для них и гнезда были построены. На нижних этажах живут сезонные работники. Сейчас еще рано. А в сезон сбора урожая тут очень даже многолюдно. А внизу только общественные дома.
- Так это гнезда владетеля.
Луанна облегчённо встряхнула головой. Все наконец-то стало вставать на свои места.
- Ну не совсем. Первые шесть уровней действительно построила ещё Амани для работников фермы. Но гнезда переданы семьям на ограниченных правах в основном, это касается продажи и наследования. Продавать нельзя, а наследник должен получить одобрение владетеля. Ну и гостей приглашать сюда можно только с разрешения управляющего деревни. Но это уже из-за близости плантаций.
-А я тоже должна буду получить разрешение?
- Я поставила уже в известность ниэла Коринсаниаои. - Улыбнулась бабушка. - Мне разрешение получать не надо. Я ведь одна живу..
- Но если я здесь буду жить, ты же сама сказала, что должен одобрить владетель.
- Ничьего одобрения мне не требуется, чтобы поселить тебя здесь. - Улыбнулась бабушка.
-Но...
-Луанни, я же сказала, ограничения касаются только гнезд наемных работников фермы, проживающих ниже. Это моё личное гнездо. Единственное условие, установленное ещё Амани, это количество проживающих в нем не должно быть больше установленного, и продать его я смогу, только если владетель откажется выкупить его.
Луанна растерянно осмотрелась. Из уютного холла в обе стороны уходил коридор. Как выяснилось он вел к хозяйственным кладовкам. Доступ к пяти комнатам был через широкую полку, вырубленную в виде ниши прямо в отвесной скале. Широкий приступок одновременно мог выполнять роль и балкона, и площадки для полётов. Поэтому не имел даже ограждения.
- Райнартсион к сожалению не дожил до брачного полёта. - Грустно вздохнула Пра. - А я теперь здесь совсем одна. Ты уж не расстаривайся из-за переезда так сильно.
Луанна вспомнила своих родных бабушку и деда. Эпоха скитаний дотянулась до первого поколения очень быстро. Бабушка скончалась на седьмом десятке, из-за какой-то болячки связанной с генами. Её брат и вовсе не дотянул до пятидесяти. Семью он так и не смог завести. Радовало только то, что генетики Арден и Элфании смогли справиться с той болячкой. У её родителей болезни уже не обнаружили.
- Моя комната направо от входа. Ты можешь выбрать любую из свободных спален. Позже обсудим, что в ней изменить по твоему вкусу. Устраивайся, ужин у нас будет через час.
Вот это уже было что-то новое. В городе у неё была маленькая комнатка. Но её обстановка и вид с Луани не обсуждались. Родители сами решали, что больше подходит дочери.
Сами спальни тоже были далеки от представлений о деревенском быте. Не верх гигантизма. Но вполне просторные комнаты раза в три больше чем была у нее в городе. И вполне удобные, пусть и без изысков кровати. Все они освещались через широкий вход, имевший двойные раздвижные двери. Внешнюю, прозрачную из прочного стекал и деревянную внутреннюю.
Обстановка ограничивалась несколькими шкафами, в виде ниш в стене с дверцами, столом и креслом. Так что выбирать она ничего не стала и предпочла самую дальнюю от входа.


С дороги, она едва заставила себя слегка разобрать вещи и принять душ. После чего добралась до вкусно пахнущей кровати и завалилась спать.
А утром её подняли тёплые, и далеко не утренние, лучи пробившиеся между остроконечными пиками на противоположной гряде.
. Время завтрака по городским меркам давно миновало. Выспавшись, Луанна сладко протянулась и откинув одеяло прошлась до балконной площадки перед комнатой.
Внизу царила утренняя суета. Было видно, как припозднившиеся работники срывались с площадок и торопливо уносились кто куда. Слышались громкие напутствия детям, остающимся дома. Луанна с восторгом увидела групку из пяти-шести ровесников, сбившуюся прямо в воздухе и упорхнувшую на край деревни. Туда, где она видела накануне играющих малявок.
Некоторые из подростков играли прямо на своих балконах нижних этажей, служивших чем-то вроде игровых площадок. Одни возились на самой площадке, другие срывались вниз, почти параллельно отвесной стене и выходили из пикирования над самой землёй, чтобы сделать круг и вернуться обратно. В городе такие маневры были невозможны.
Она слышала о таком, от одноклассников, чьи семьи имели гнезда в горах. Это были состоятельные семьи, из тех, кого считали богатыми. Остальные довольствовались выездом на скалы в дни отпуска или высотными вышками на стадионах.
А тут. Своя громадная комната, собственная площадка, на которой ты никому не помешаешь. И высота!
Луани осторожно подошла к краю. Сердце на мгновение замерло. Она элфианка, а не человек. Но даже у неё захватило дух. Где-то далеко внизу в утренней дымке виднелись крыши домов. Граница лучей уже спустилась до середины скалы, но до дна долины пока не добралась. Она невольно отметила, что дети играют на площадках нижних уровней немного в стороне. Мимо с шорохом пронеслись двое. Парни шли в пике плотно прижав руки к телу. Крылья они почти полностью свернули, оставив небольшие кромки вдоль всего тела. Луанна с ужасом проследила как они набирая скорость пронеслись мимо нижних жилых уровней, и в самом конце слега раздвинули самые кончики, под крутым углом выходя в горизонтальный полёт. А потом, не снижая скорости по пологой прямой поднялись вверх, по пути закручиваясь вокруг себя.
Крыльями они начали работать уже далеко от скалы и набрав приличную высоту.
- Луани, завтрак тебя уже заждался. - Из гостиной выглянула бабушка.
Перехватив её взгляд, она улыбнулась.
- У нас немного высоковато по сравнению с городом и морским пляжем. Возможно, тебе стоит немного освоиться с начала, прежде чем взлетать отсюда. Особенно если ты собираешься отрабатывать скоростное пикирование. Я слышала, ты увлекаешься этим видом полетов. Если хочешь, после завтрака я рассказу об особенностях воздушных потоков. А детали уже изучишь сама.
Луани поспешно закивала головой. Это был лучший выход. Очень не хотелось посыпаться на глазах всех будущих знакомых. И не будешь казаться совсем уж неумехой, задавая вопросы местным парням и девчонкам.
В гостиной она поспешно подтянула к себе тарелку. Что там с утра подала на стол бабушка, она даже не разобрала. Подхватилась, чтобы помочь с посудой.
Бабушка с минуту наблюдала за ней, потом покачала головой.
- Не туда. Грязные тарелки складывай вот сюда.
Луанна недоверчиво проследила, как её тарелка, равно как и чашка добавились к тем, что уже стояли в выдвинувшейся полке. А потом несколько секунд наблюдала, как внутри по стеклу течёт вода.
Посудомойка? Здесь, в деревне?
Из угла с жужжанием выкатился приземистый полукруглый аппарат. Он деловито поерзал на месте, где Луанна впопыхах просыпала крошки, и вернулся обратно.
- Стиральной машинкой ты ведь умеешь пользоваться?
Луани растерянно кивнула. И невольно растянулась губы в улыбке. Стиральные машинка была у них дома. А вот автоматов для посуды и уборки нет. Слишком дорогое это удовольствие. В элфании их не производили. А транспортировка из Объединённых миров вылетала в копеечку. Честно говоря и энергия для них стоила денежек. Так что функции этих автоматов дома ложились на руки мамы, а в последнее время ее самой.
Все, бабушка её купила всю и с потрохами. Она бы только за площадку влюбилась в это место. А уж если тут даже посуду мыть не надо!
Луани уже успела разглядеть стойку с микроволновой, автоматом для приготовления пищи и прочее.
- Пра, я не поняла, ты оказывается из богатых.
- С чего ты взяла? - Подняла та брови. - Ах, это. Так, когда строились, владетель Амани имела некоторые льготы в вопросах снабжения из Объединенных миров. Ты же помнишь, она очень дружна была с магистром Нэстэ. А первые тоннели это заслуга и её и гекатесс Рианны. Амани занималась оборудованием гнезда Нэстэ и своего. Но не возражала, если мы просили её помочь. В объединённых мирах вся эта техника достаточно дешевая. Это здесь приходится экономить из-за транспорта.
- Но у тебя гнездо обставлено так, как в городе многим не снится. Папа все время следит за счётчиком расхода энергии.
- Ну, будь у меня такие счёта, как в городе, я бы тоже крепко подумала, чтобы использовать всю эту технику.
- А разве здесь другие цены?
- E меня свои панели питающие все гнездо. Мы их при строительстве в первую очередь установили. Кроме того, в латтории Дарующей такое количество Расколов, что просто грех не воспользоваться парочкой из них в вопросах энергетики. У деревни есть свой небольшой общественный генератор. Если мне хватает, можно воспользоваться общедеревенской сетью. Цены на неё совсем небольшие. Только на ремонт и оплату двух операторов. И если уж об этом пошёл разговор, ещё мой муж пробурил свою скважину для воды. Тогда так делали все переселенцы первой и второй волны. Вода у нас своя. Так что можешь вечером вместо душа отправиться в бассейн, он на уровень ниже.
Луани недоверчиво покосилась на лестницу, незамеченную вчера.
- Серьёзно? Настоящий бассейн?
- Ну, не очень большой, но настоящий это точно. Только по утрам его я занимаю. Люблю прохладную воду.
Луани даже не поинтересовалась, куда это засобиралась Пра. Все-таки в её возрасте вроде как работать было необязательно. Да и вчера она кажется жаловалась на одиночество.
Она не вытерпела, и сразу после позднего завтрака поспешила к заинтресовавшей её лесенке.
Комната для бассейна оказалась по площади как две спальни, расположенные над ним. Водная гладь занимала всю её, оставляя только небольшие бордюры вдоль стен шириной буквально в полметра. Даже вдвоем не разойтись. В районе лестницы была площадка шага в два. А напротив стены не было. Там был свод застекленного грота, на которым располагалась уже знакомая площадка-балкон. Если раздвинуть створки почти на всю ширину, бассейн оказывался практически на улице.
- Здесь изначально был природный грот. Небольшая ниша. Над нею мой муж и построил гнездышко. - Появилась на голосвязи Пра. - Очень удачно получилось. Хотя возиться со сводом пришлось долго. И будь аккуратней. Робот уборщик в бассейн не спускается. Уборку приходится наводить своими ручками.
- Пра, я не поняла. А мои папа с мамой знают о твоём богатстве?
- Знают. Но они здесь никогда не бывали. Для этого нужно специальное разрешение. Получить его сложнее, чем тебя взять на правах опеки. И если честно, раньше об этом как-то речи и не шло. Мы не слишком уж близко общались. Наверно тут наша общая вина. Ты не обижаешься на них? Решение отправить тебя ко мне им нелегко далось. Но это действительно хорошее решение.
- Я не обижаюсь. Только я жизнь в деревне представляла себе совсем иначе.
- Я тоже бываю в фермерских деревнях. - Усмехнулась Пра. Судя по ее движениям, она открывала какую-то дверь. - Пока в Элфании приходится выбирать между комфортом в городе и жизнью в деревне. И это продлится ещё долго. Но для нашей деревни это правило не действует.
Пра была довольна произведённым эффектом на названную внучку и не скрывала этого.
- В поселениях латтории Амани и Дарующей в вопросах наследования предпочитают придерживаться родового принципа. В деревне остается наследник. Он и его семья служат владетелям сразу дух латторий. Или работают на плантациях. Остальные могут приезжать по его постоянному или временному приглашению на отдых, но не более того. Новые семьи появляются тут редко.
-Ещё бы! Плантации Дарующей и Амани признаны достоянием Элфании. - С пониманием воскликнула Луани, трогая ногой воду. Их охрана является вопросом государства. В школе об этом на уроках географии рассказывают.
- Верно. Извини, я в администрации. Мне тут надо решить кое-какие вопросы. Так что отключаюсь.
Луани только головой закивала, торопливо стягивая одежду. Свой бассейн, с видом на горную долину. С ума сойти можно.


Знакомство со сверстниками началось с парня, зависшего в полдень прямо напротив грота, когда луани вышла из бассейна.
- Можно зайти?
Немного замявшись, она все же кивнула. Дома у неё друзья не задерживались надолго. Слишком маленькая квартира. Пра ничего не говорила о гостях. Но ведь и не запрещала.
-Криан. - Приветливо улыбался ступивший на балкон парень. - А ты Луани. О тебе здесь уже все знают.
- Потому что я новенькая. - Скривилась та.
- Точно. А ещё, благодаря тому, что наша отшельница заявила вдруг об опекунстве, о котором мало кто помнил. Здесь не так часто появляются новые лица. Мы будем с тобой в одном классе учиться. Как тебе у нас?
- Пока не поняла. - Честно призналась девочка. Но точно лучше, чем я думала.
Невольный её взгляд за спину, на бассейн, был правильно расценен мальчишкой. Он без стеснения окинул взглядом своды грота и одобрительно кивнул.
- Отличное место. Родичи говорили, что тут был самый большой грот на этой скале. Твоя названная бабушка иногда собирает соседей на праздник. Так что я тут бывал пару раз.
- А ты где живёшь?
- Пот этому же уровню, влево, через два гнезда.
Луани вспомнила объяснения Пра. Значит Криан тоже из семьи второй или третьей волны.
-У нас тоже есть бассейн, немного меньше, чем у вас. Родичи рассказывают, что в эпоху скитаний это было обязательно для частных домов элфов, проживающих в Объединённых мирах.
- Для первопоселенцев вода оставалась частью курса реабилитации. - Кивнула Луани. Сама я не очень люблю плавать. Особенно когда крылья намокают и тянут назад. Но бассейн это здорово.
Мальчишка без смущения осмотрел её фигурку и уже натекшую лужицу у ног и хмыкнул.
- В городе никогда не был. Как вы там справляетесь с этим, не знаю. А здесь надо раскрыть крылья и подставить их под наше светило. На ветру они просохнуть за несколько минут.
Не без смущения Луани прошла к краю и выполнила совет. Не очень ловко чувствуя себя в купальнике под взглядом одетого для полётов мальчишки.
- Как не счёт полёта? Наш класс собирается на краю деревни. Можем присоединится.
- Это тебя специально послали?
- Зачем? Я сам вызвался. - Пожал тот плечами. - задержался с утра. Ходил за плодами.
- Ясно, но у меня крылья ещё мокрые.
При новом взгляде вниз у нее снова захватило дух. Было страшно, и очень не хотелось, чтобы это заметил новый знакомый.
- Так мы и не спешим. Давая я пока расскажу тебе что тут и как.
Мальчишка преспокойно устроился, свесив за край балкона ноги.
- Вот, смотри, справа выступ есть. Его даже хотели снести, чтобы не мешал стройке. Но оставили как есть. Он вызывает возмущения в восходящих потоках. Так что рядом с ним надо быть очень осторожной.
С той стороны от него, отсюда не видно, идёт почти вертикальная расселина через всю скалу снизу до верху. Она вообще выходит на хребет между двумя вершинами и работает как вытяжная труба. Если лень мазать крылышками, можно воспользоваться ею как лифтом. Старики так всегда и поступают. Кому охота влезать в грузовой лифт. Но нудно быть осторожным. Скорость восходящего потока днём там довольно высокая. А расселина небольшая. Ночью там тоже сохраняется восходящая тяга. Послабее только.
- Понятно. А лифтом что совсем не пользуются здесь.
- Почему? Груз поднять там или бескрылые. Как им в гнезда еще поднматься?
- Они ещё остались?
- Несколько есть. Живут в основном внизу и никому не мешают. Жалко их. - Вздохнул Криан. - Им только и остаётся, что завидовать остальным. У Синкры отец бескрылый. Из-за болезни ещё в детстве пришлось ампутировать. Вот он живет на нашем уровне. Обычным лифтом он наверно единственный кто пользуется регулярно.
Луани прикинула последствия своего страха. Оказаться зачисленной в одну компанию с инвалидами без крылых очень не хотелось. Ладно еще с первопоселенцами. Многие из бескрылых стали разведчиками Расколов Элфании и их имена даже в школе проходят. Но этот бескрылый отец незнакомой пока девочки ведь настоящий инвалид родившийся уже в Элфании. Один и тех, кому болезнь не позволила летать.
Она решительно встряхнула заметно полегчавшими крылышками. Полупрозрачные, с золотистым отливом, и прожилками, складывающимся в узор, похожий на водопад. Это был предмет её гордости.
Парень невольно задержал на них взгляд и Луани гордо расправила плечи. Ни один деревенский не увидит, её страха.
Шаг за край балкона она все же немного сократила. Но все равно именно шагнула, а не прыгнула, как это делают малолетние птенцы, впервые встающие на крыло. Сделала это быстро, чтобы не вмешался мальчишка. Она прыгала с самых высоких вышек в городе.
О том, что громкий визг стоящий в ушах был её собственным, она поняла только когда закрыла рот, уже заново набирая высоту после пикирования.
Криан догнал её чуть погодя. И весело скалился все время короткого полёта. Но ей было все равно. Первый ужас от совершенного поступка сменился восторгом свободного полета. Она сделала несколько пируэтов из тех, что любила по полетам на стадионе. Просто, чтобы опробовать новые воздушные потоки.
Крылья в плечах немного болели. Все же она же сделала чт-то не так при выходе из пикирования.
- Ты никогда не стартовала с такой высоты, ведь так? - Поинтересовался Криан, когда они уже приземлились. - Говорят, в городах уже появились высотные здания.
- Сотня метров, самое высокое. - Вздохнула она. - Самая большая высота, это скалы на гостевом побережье.
- Ну, ты даешь! Там же море, если даже не учитывать, что тут на треть выше. Спина болит?
- Ага, не сильно.
- К вечеру всю прелесть прочувствуешь своего полета. - Авторитетного заявил парень. - А еще к этому добавятся сами крылья. На кончики посмотри.
Луани торопливо вывернула возмущенно занывшее крылышко.
Самый краешек её личной гордости имел весьма плачевный вид. Кое-где тонкая кожица даже треснула и поступила красноватая сукровица.
- Ты слишком сильно выдвинула их, но при этом кромку оставила прижатой к спине. Это хорошо работает на небольших высотах, когда надо быстро набрать скорость. Но при пикировании с больших высот этот приём становится опасным. - Принялся объяснять парень. - Ты так быстро нырнула, что я не успел тебе об этом рассказать. Концы крыльев на таких скоростях начинают сильно вибрировать. Тебе ещё повезло. Будь скорость чуть больше, и пару месяцев бы познавала всю прелесть жизни бескрылых. Если вообще бы смогла нормально приземлиться. Могла бы и переломаться.
Луани осторожно расправила поврежденные крылышки. Кончики отозвались слабым зудом, действительно грозившим в скором времени перерасти в болезненные ощущения.
- На таких скоростях надо выдвигать всю кромку крыльев за границу рук. Но совсем чуть-чуть. И выходить из пикирования не раскрытием крыльев, а изгибая эти кромки, вот так.
Луани хмуро проследила, что показал новый знакомый. У парня получалось очень даже изящно и легко. Вот только такой приём ей никто в городе не показывал раньше.
- А ты распахнулась во всю ширь. Как только плечи выдержали!
- Что же теперь делать? - Луани старалась не паниковать. Но испугалась за последствия всерьез.
- А Ничего. Бабка тебя вечером отчитает. Недельку вообще не советую летать. По себе знаю, так быстрее все заживет. А потом, если захочешь, вместе попрыгаем, только начнем с нижних уровней. Там если даже ошибешься, легко перейдешь в привычные тебе машущий полёт.
- И ты согласишься со мной заниматься?
- Компанию составлю. Покажу что смогу. - Весело улыбнулся мальчишка. - Но тебе лучше к нашим школьным учителям обратиться. Они умеют показывать и разъяснять. Только занятия через триместр начнутся.
- Это что за скорплия тут недавно верещала на всю долину.
Голос принадлежал подлетевшей девочке. Следом приблизилось еще несколько сверстников.
- А, понятно. - Пригляделась она к пострадавшей части крыла в руках Луани. - Скоростное пикирование.
- Урса, перестань. Она городская. Откуда ей знать о полетах на больших скоростях. К тому же, ей все же удалось выйти с минимальными потерями.
- Ну да, только от её визга у всех в долине уши заложило. Хорошо хоть плантации далеко, а то все зонтики бы сложились.
Луанна невольно покраснела.
- Просто я всегда мечтала о таком полёте. Это от восторга.
- Понаедут тут всякие городские. Раз у вас там небоскребы, тау думаете все можно?
Луани напряглась. Ссориться в первый же день знакомства не хотелось. Хоть эта самая Урса ей уже не нравилась.
- Она единственная из девочек, кто прыгает с наших уровней и даже с самых высоких пиков. - Шепнул Криан. - Не обращай внимания. Урса привыкла быть единственной.ю А тут появилась ты.
- Она тоже из нашего класса?
-Нет, она на два класса старше. Просто выглядит как мы. Она из побочной ветви рода Амани.
- Владетеля?
- Ну да. Только не по родственной линии. Владетельница усыновила её дедушку, после смерти родных родителей. Их семья приняла приглашение Амани и пришли сюда в первой волне. На латторию, как приглашенные, они прав не имели. Зато служили владетельнице. Урса их прямой потомок и сильно гордится, что будет служить в гнезде самой Дарующей. Она уже несколько раз летала туда, когда приезжало много гостей.
- Разве детей привлекают к службе? - Удивилась Луанна.
- Нет. Но ведь в гнезде сейчас растёт прямой наследник владетеля. Обычно он живёт в мире шнатлий или гостит в гекатах Столичного мира Арден. А когда приезжает сюда, к нему и вызывают кого- то из нас.
-Для чего?
- Да что бы познакомиться. Владетель должен знать, кого будет принимать в будущем на работу.
Криан неопределенно пожал плечами. Но у Луани сложилось впечатление, что не все тут так просто. Что-то он быстро переключился на другую тему.

Деревенские каникулы



Утренние лучи привычно разорвали крепкий сон. Луанни вообще спала в деревне как убитая. Вечером еле доползала до кровати и открывала глаза только с лучами сияющего светила. Когда начнется школа, придётся вставать раньше. А пока, она сонно потирая глаза натянула свежую рубашку и вяло прошлепала босиком на балкон.
Встав на краю, сладко протянулась навстречу ласкающим лучам. Расправив не только руки, но и крылышки. Потом сложила крылья и резко наклонилась вперёд. Громкий радостный визг привычно перекрыл на мгновенье шум в низу. Редкие жители на мгновение отвлеклись от своих дел и с улыбкой проследили за падающим камнем телом.
В первый день вечерний выговор от Пра , она выслушала со всем возможным смирением. Сама себе удивилась. Но плечи и крылья ломило столь нещадно. А Пра знала как с этим справиться. В этой деревне, как выяснилось, об этом знали все старики. Криан просветил её на этот счёт. Правда, не сказал, на основе чего они делают свои чудо мази.
Плод зонтика в любом случае был дорог. И даже семья со средним достатком, как её родители, могла позволить себе его не чаще одно двух раз в месяц. О плодах из латторий Дарующей и Амани в этом случае речи не шло в принципе. Не сказать что, в столице его было не достать. Папа иногда позволял себе и такое расточительство. Но очень редко. Так что Луани могла отличить по вкусу плоды с континента Фарнир и местных ферм. Ну а стоимость могла увидеть в любом крупном магазине.
Так что цену того, что тем вечером Пра втирала в ее многострадальную спину и кончики крыльев, Луани даже прикидывать не стала. В этой деревне все было не так, как она себе представляла в городе. Бытовая техника считалась не роскошью, а предметом мебели. Даже на уровнях наёмных работников она была доступна в общественных комнатах. Энергию здесь не экономили. И почему то вопросов с оплатой счетов за нее тоже не возникало. Воду из крана можно было пить, причем без ограничений. А на столах даже гнезд самых нижних уровней каждый день был этот дорогущий плод. Ну, у наемных работников, быть может, один на несколько комнат. Но ведь был.
Как оказалось, деревня была не такой уж изолированной от всей Элфании. И даже пользовалась популярностью. Сюда действительно нельзя было приехать постороннему на постоянное поселение. А вот на сезонную работу без проблем. Причём вместе со всей семьёй. Чем знающие элфы регулярно и пользовались, считая такую работу отличной альтернативой гостевым домам и прочим санаториям. К тому же ещё и заработать было можно. Естественно, что состоятельные элфы этим вариантом отдыха не пользовались. К их услугам были санатории на побережье. Они и рекламировались всюду и были известны во всех Объединенных мирах.
- Опять ты со своим боевым визгом. - Криан выдал общее мнение новых друзей сразу же после ее посадки.
Впрочем, даже Урса если и кривила губы, то не слишком злобно. Вообще, с местными у неё сложились на удивление ровные отношения. Было несколько друзей, таких как Криан. С остальными сохранялся полный нейтралитет. Особой пренебрежительности к себе, как к городской она не ощущала. Ей даже помогали и охотно поясняли некоторые вопросы местного быта.
Луанна считала, что в этом сыграл свою роль ее первый полёт. Сейчас она понимала на сколько сильно ей тогда повезло. Такие ошибки, как она, совершали и опытные парни с куда большими последствиями, чем несколько дней походить в роли бескрылой. Тот же Криан, оказывается, рвал себе и плечевые связки, и даже сами крылья. Причем намного сильнее чем она. У него было и несколько переломовв результате неудачных выходов из пикирования.
- Так здорово же!
-Согласен. Но приезжающих работников ты каждый раз пугаешь своим воплем. - Ухмыльнулся Криан.
- А ты пойдёшь сегодня за плодами. - Поспешила сменить тему Луани.
Пра тоже говорила что-то на счет начавшегося сбора урожая и прибывающих сезонных рабочих. Но она пропустила это мимо ушей. Оказывается зря.

- Сегодня нет.
У-у-у. - Не стала скрывать своего огорчения та.
Это местное правило для неё тоже было необычным. В деревнях латторий Дарующей и Амани, ну и еще нескольких, расположенных именно на этом континенте, была заведена очень необычная традиция.
В лесах, вне плантаций, здесь часто встречались как небольшие рощи так и одиночные зонтичные деревья. Рощи считались своеобразным семенным фондом фермы. За ними наблюдали и отслеживали централизованно. Была даже специальная служба из лесничих и наручников. Они тщательно охранялись, за ними ухаживали специалисты, и посторонние туда не допускались. А вот одиночные деревья были отданы на откуп подросткам.
Правила были простыми. Если мальчик или девочка находили в лесу одиночное дерево, они могли взять над ним шефство или передать его кому кому-то из друзей. Собственно все шефство над диким растением заключалось в наблюдении, отслеживании признаков отклонений от нормального развития. По этому вопросу тут всякий дошкольник мог покровительственно крылышком похлопать специалиста из города. Ну и конечно в своевременном снятии плодов. Пока их запах не привлёк разного рода животных, в изобилии обитающих в этих лесах. А то и из Бездны. Ну и естественно сразу сообщать в тот самый отдел, если возникнут хоть малейшие признаки проблем. Будь то пожелтевшая листва или сломанные ветви.
С первым разбирались научники.
Со вторым. Ну, со вторым, как поняла Луанни, частенько лесничих опережали те самые дикие ниахары.
Браконьеров в деревнях не любили, от них часто страдали вполне официальные левые доходы местных жителей. Впрочем, нелюбовь эта была взаимной. Чужие могли при случае использовать оружие и против случайного свидетеля. Такое иногда случалось на землях других ферм. Так что в деревне полностью поддерживали любые меры борьбы с браконьерством.
В городах часто недоумевали, как это можно жить рядом с целым прайдом таких хищников и даже не иметь под рукой соответствующего оружия. Ведь силовые щиты ниахар латтории Дарующей не останавливали. А личное оружие способное навредить ниахаре в деревнях не разрешалось.
- А ты видел ниахару? - Этот вопрос её волновал все время пребывания здесь. - Ну, если не считать знакомства с самцом.
Этот вопрос, заданный Луанни в первый же день, вызвал открытый смех у всех новых друзей.
'А зачем нам такое оружие?' - Вопросом на вопрос ответил тогда Криан.
'Ну как же, А если они нападут?'
'А ты знаешь, как выглядит оружие, способное ранить ниахару?' - Скривила губы Урса в презрительной усмешке.
'А вот и видела. В игровых роликах про охотников на тварей часто показывают'.
'Тогда попробуй представить себе, что ты будешь с ним делать, если ниахара атакует хотя бы вон из-за того угла'. - Урса даже не стала комментировать упомянутый источник информации. Только пренебрежительно скривила губы.
Луани тогда честно попыталась это сделать. И вынуждена была признать всю глупость такой затеи. Это в роликах здровенный охотник в Бездне лихо перекидывал огнестрел с одной руки на другую и отстреливался от тварей, подступающих со всех сторон. Даже если отбросить факт того, что на самом деле с таким оружием обращаются иначе, элфу нечего было и думать пытаться его поднять в одиночку. Так что тот разговор она поспешила переключить на другую, менее опасную тему.
Но раз представился случай, почему бы не продолжить?

- Один раз. - Криан сморщился с едва заметной досадой. - Я на тропе следы обнаружил, а потом оставленный лагерь браконьеров. Доложил куда следует. Ну, а когда показывал место, к лесничим вышла очень недовольная самка. Они границ земель Дарующей не любят нарушать. В том числе, кстати, и из-за задающих таких вот вопросы. В общем, они чувствуют страх жителей. Они их раздражает, поэтому без особого приглашения, к деревням стараются не приближаться.
Криан снова поморщился.
- И на землях Амани они охраняют только плантации. Ту самку через владетеля тогда специально попросили осмотреть место. Очень уж крупный отряд оказался. Старший лесничий заранее предупредил, чтобы я не нервничал. Она осмотрела все, обнюхала, в том числе и меня. А через неделю я подслушал, что в том отряде было восемь человек. И кроме мобильных щитов, у них оказалось крупнокалиберное оружие против кошек.
Луани тихо ахнула.
- Так они шли в земли Дарующей?
- Так не за моим же деревцем они приперлись. - Удивился Криан. - Там их и подстерегли. Двоих потом по инфосети показывали. На суде.
- А остальные?
- Ты дурочка что ли? - Не заставила себя ждать Урса. - Понятно же что с ними стало. Ниахары ненавидят оружие и не церемонятся с теми, кто приходит их убивать.
- Да. - Криан серьёзно кивнул. - Безоружных браконьеров кошки или прогоняют или удерживают на месте до прихода лесничих. Но если кто вторгся на их земли с оружием, пиши пропало. Не дай Единый, случайно выстрелить в того же лесничего на подлёте.
- Голову снесут и даже извиняться не будут. - Зло фыркнула Урса, сжала кулачки и неожиданно резко отвернулась.
- Её отцу бракоши так крыло сожгли. - Тихонько шепнул Криан. - Он еле выжил при падении, сильно поломался. Говорят, ниахары его охраняли до подхода помощи. В его секторе это не меньше суток пешего ходу. Потом он долго лечился. И все равно полностью крыло не восстановилось. Продолжает летать, но плохо.
- А что со стрелявшими?
- Нашли только оружие и обрывки одежды. - Урса все прекрасно расслышала. Но замечания делать не стала. Только отвела глаза и непримиримо поджала губки, показывая что полностью одобряет действия безызвестной самки.
- Они их что, съели?
- Ниахары не едят разумных. Хотя и могут. - Покачал головой Криан. - Самка расправилась с ними, а остальное доделали мелкие падальщики.
- Элфания очень безопасный мир, если соблюдать определённые правила. - Высказала Урса известную всем с детства истину.
- Точно, например не лезть в земли Дарующей без приглашения. - Поддержал Криан.
- Но я слышала, что ниахары заходят и на плантации.
- Их страх сезонных работников и наши полеты их сильно раздражают. Поэтому там, где работают сборщики, их не бывает. - Ухмыльнулся Криан. - А в остальные сектора плантаций действительно доступ только для постоянных сотрудников. Над диким же лесом летают исключительно лесничие и научники. Из числа тех, кого одобрил самец прайда. И то стараются делать это как можно реже.
-Значит, за границу латтории Дарующей вы не ходите. Ведь там тоже есть одиночные деревья. - Уточнила Луанни.
- Ланша ходит, и Лурсиа ещё может, у него там два дерева, кажется. - Криан озорно улыбнулся. - Ну и я еще пойду недели через две, перед школой. Моей семье там дерево еще от деда досталось. У Ланши тоже можно сказать родовое наследство. А Лурсиа одно сам разглядел, как-то издали, а второе взял по поручению старейшины.
- Но как же ниахары?
-Луани что тут непонятного? - Удивилась Криан. - Если за тобой официально закреплено дерево на землях ниахар, тебя представляют самцу прайда. Обычно это партнёр владетеля. Дик, что сейчас в гнезде Дарующей, не дикарь какой-нибудь, а обученный боевой кот. Если его нет, но очень хочется, управляющая гнездом может позвать старшую самку. Но тут уже как повезёт. Дикарки себе на уме, могут и отказать в допуске. Тогда даже самец не станет вмешиваться. Так что лучше через владетеля.
- И вы все знакомились с Диком?
- Ну, было дело. - Криан пожал плечами, всем видом показывая, что знакомиться с ниахарами для них тут дело самое обычное. - Меня для этого в гнездо Дарующей вызывали.
Луанни с сожалением вздохнула.
Одиночные зонтики вокруг деревни были расписаны за каждой семьёй вплоть до годовых ростков, едва приподнявшихся над травой. Это была не блажь. Каждый подросток имел право на принесённый плод. Он мог оставить его в семье, а мог сдать в факторию за вознаграждение. Если кому-то от имени деревни поручался уход за деревом, как Лурсиа, то плоды не могли быть оставлены себе. Но и цену в фактории за них не снижали. Хотя конечно выгоднее найти и зарегистрировать свое деревце. Так что охота за подрастающими одиночками в округе велась нешуточная. Хоть и под жестким контролем взрослых.
Собственно поэтому у Пра в гнезде и был всегда свежий плод на столе. Фактория, принимающая плоды, принадлежала деревне. И администрация могла себе позволить распределять урожай среди жителей по минимальным расценкам.
Кстати, это был очень большой плюс для сезонных работников, чтобы провести здесь время со всей семьёй. О лечебных курсах с плодами растения можно было легко узнать по инфосети. К тому же здесь были и лекари, готовые в случае чего проконсультировать сомневающихся. Не бесплатно естественно. Но намного дешевле, чем в санаториях на побережье.
Почти каждый из её новых друзей имел свои деревья, и не по одному. Криан присматривал сразу за шестью. И для каждого из них, это было чем-то вроде приключения.
Обычно в поход к деревьям, особенно если это было рядом с границей земель Дарующей, отправлялись пешком. Ниахары действительно раздражались при виде низко летящего элфа. И их недовольство немедленно становилось известно владетелю. А через него по цепочке управляющей гнезда Дарующей, по совместительству владетельнице латтории Амани, старосте деревни, распорядителю отдела охраны лесничих и вообще всем в деревне. За регулярные нарушения этого правила могли даже лишить права заниматься столь прибыльным делом и передать дерево другому.
Так что все подростки на всякий случай отправлялись по своим маршрутам пешком. И крылья использовали только чтобы перелететь через ручей или избежать встречи с местной живностью.
Как правило, это был неблизкий путь. И посторонних с собой старались не брать. Во-первых, никому не хотелось лишний раз показывать СВОЕ дерево. Во-вторых, именно в таких походах был шанс обнаружить новую поросль и закрепить за собой деревце. Если не сам, то младший брат или сестра точно смогут начать собирать урожай. Дружба дружбой, но плоды дети все же носили порознь.
Луанни пришлось буквально упрашивать, чтобы ее взяли с собой. Очень уж хотелось увидеть собственными глазами, как все происходит. Но единственный, кто согласился, был естественно Криан.
В том походе, на тропе на них один раз даже напала кушиха из отряда паучьих. Они не заметили раскинутую над тропой паутину и порвали ее. Все что тварь могла сделать, это поцарапать кожу и заляпать паутиной. Но для Луани это была первая в жизнь тварь, пожелавшая на нее напасть.
По рассказам новых друзей, бывали действительно неприятные встречи, за которые они ещё и нагоняй от взрослых получали. Что не слушают предупреждений по деревенской сети о вторжениях тварей из Расколов в районе тропы.
Луанна могла только мечтать о своей тропе. Пра особенно в деньгах не нуждалась. Для Луани, привыкшей наблюдать, как родители что-то долго высчитывают, прежде чем сделать крупную покупку, это было необычно. Но Пра только отмахивалась на ее сомнения. Она и сейчас выполняла какие-то обязанности в деревне и неплохо зарабатывала.
Только каждый раз просить у неё денег на карманные расходы не хотелось. Криан вообще не из бедной семьи. Потомственный дипломат можно сказать. Но предпочитает от родителей не зависеть. Своя тропа это денежки. Причём очень неплохие даже по меркам города.
Если честно, за две недели, что пролетели после приезда, Луани уже не представляла, как вернётся в город. Маленькая комнатка, в стандартной квартирке. Многоэтажные дома, среди которых можно только чинно махая крылышками проползать, соблюдая все правила движения. И никакого тебе личного бассейна с чистой водой из высокогорных ледников. О городе она теперь вспоминала, только невольно передергивая плечами и крыльями, как будто сбрасывая с них что-то неприятное.
Родителей она любила. И очень надеялась, что они её тоже не забывают. Но отношения с ними сильно отличались от того, что у нее сложилось с Пра. Бабушка была не сахар. Если что потребует, лучше сделать, а то не отстанет.
Зато во всем остальном полная свобода. И всегда можно обратиться к ней за советом. Она много знала о здешних местах и любила веерком рассказывать.
Оказывается, работая в гнезде, Пра ещё застала рассказы самой Дарующей о её приключениях в Бездне.
- О чем задумалась?
Она быстро посмотрела на друзей и смущённо пожала плечами.
- Так, вспомнила, как в городе не понимала, как это можно жить рядом с прайдом ниахары и не бояться.
- Нашла что вспоминать. - Присвистнул Лурсиа. - Что в твоих городах понимают про нормальную жизнь. Я вот с фермерского континента ни за что не уеду. Выучусь на лесничего. Даже если здесь места не будет, устроюсь в любую крупную латторию.
Луани неопределенно пожала плечами. Лесничий это хорошо. Но она хотела стать лекарем или биологом. А эти институты были в Столице. Но она младше Лурсиа и Криана на целых два года. Так что и обсуждать тут нечего.
- Полетаем?
- В трубе никого не ждем. - Сразу поддержал идею Криан.
- Так не честно! - Ответом на обиженный выкрик Лурсиа был его смех уже на полпути к встроенной в скалу нише.
Им пришлось поднажать, чтобы догнать жулика. Но все равно чуть-чуть не успели. Криан уже возносился в трубе, широко расставив крылья и корча веселые рожицы отставшим.
В этот день они ещё несколько раз поднимались к самым пикам горной гряды, чтобы потом нестись вниз с запредельной, до болей в кончиках крыльев скоростью
Лето летело пролетало стремительно.
Мама почти не вылезала из больницы. Будущий братик оказался очень капризным, и медики предпочли не рисковать, отпуская ее домой. Так что обиды на родных не было. Они приняли правильное решение. Отец разрывался между работой, домом и больницей. все время старался быть с нею рядом. Так что связь с родителями была непродолжительной и только в конце дня. Когда в столице начинался день.
Это немного огорчало. Но такого насыщенного лета у нее никогда еще не было. Гонки по вертикали, гонки на виражах. Разговоры и игры, когда дождь не позволял вылетать.

А по вечерам, после разговоров с Пра, она полюбила устраиваться на личном балконе, куда перетащила лежанку с матрасом, и любовалась затихающей долиной.
-Луани, скоро школа. - Пра появилась как всегда тихо.
Девочка только повела плечами. Ей было все равно. О городской школе она больше не сожалела. Да, там город, школа из числа не последних, одна из самых сильных программ, и одноклассники. Но ей туда больше не хотелось. Она как-то совсем вдруг осознала, что из всего своего класса хотела бы видеть разве что двух подруг. Но Арсия и Кира как всегда не выходили на связь. В лагерях, куда отправляли Киру, связь вообще дозволялась только с родичами. Арсия проводила лето в родовом гнезде где-то на западе Азианира. И тоже видимо не скучала.
Вспомнив о подругах, Луани нехотя прошлепала в комнату в поисках браслета связи. Она вдруг сообразила, что за все это время даже не проверяла вызовы. Родители предпочитали связываться через стационарный аппарат, установленный в гостиной. А для связи в пределах деревни у нее был другой браслет.
В списке сообщений оказалась два запроса, как раз от тех, кого она вспомнила.
Арсия и Кира появились почти сразу, зависнув прямо в воздухе над пропастью.
- Привет ссыльным. Как ты там, на новом месте? - Арсия весело заулыбалась, глядя на неё.
Кира в момент подключения что-то высматривала у себя на полу, поэтому её рефлексы сработали немного раньше. У подруг мгновенно развернулись крылья, короткий взвизг и затем уже тихий дружный выдох.
- Лу, тебя куда засунули? Это что, скалы?
Луани весело рассмеялась, наблюдая за забавной реакцией подруг.
- Как и обещали, родичи отправили в деревню к Прабабушке, пока брат не подрастет.
- Значит, с нами ты в этом году уже не будешь.
Гостьи уже осматривались, бросая все время взгляды вниз.
- Ты на балконе. Я знаю, многие из первых ферм делались в каньонах. Какая здесь высота, двадцать?
- У тебя еще не должно быть так темно. - Кира бросила взгляд на небо. Я думаю не меньше больше двадцати.
Арсия была из семьи третьей волны. Из тех разведчиков, кто исследовал и блокировал Расколы. В ней чувствовалось аристократическое воспитание. Одноклассникам спуску не давала. Но в общении с подругами старалась держаться ровно.
- Мой балкон на высоте сто шестьдесят три метра. А прыжковые скалы здесь в три раза выше.
- Врёшь, такого не бывает.
- Во всей Элфании только в трёх местах есть такие скалы, да еще пригодные для строительства гнезд. В двух из них ты быть не можешь.
- Это почему?
- В первом случае о тебе бы трубил Виринт.
Луани вынуждена была согласиться. Их одноклассник очень гордился своим происхождением и с удовольствием делился с одноклассниками как местами, где он отдыхал, так и родовым гнездом своих родителей.
- А второй вариант?
- Мы бы с тобой там встретились.
Луани озадаченно сморгнула. Но вынуждена была признать справедливость замечания. Арсия не сильно распространялась о родовом гнезде. Но и не скрывала, что неплохо знает долину Арансис, одну из двух, облюбованных самыми богатыми семьями Элфании.
- Значит ты в землях Дарующей или Амани. - Заключила Кира. - Говорят, на их границах есть скалы, которым завидуют все семьи первопоселенцев и диких. Ты в деревне Корлисси?
- Ну, да. Здесь здорово!
- Повезло. - Арсия совсем не шутила. - Не знала, что ты имеешь отношение к первопоселенцам.
- Это все названная прабабушка, к которой меня сослали. Она согласилась забрать меня, чтобы помочь отцу.
- По-другому в эту деревню на поселение не принимают. - Арсия объяснила это уже недоумевающей Кире. - Это плантации Дарующей и Амани. Почти самый их центр
- Это там, где дикие ниахары живут? - Ужаснулась та.
Луани только сморщила носик. Реакция вполне ожидаемая, но теперь вызвала раздражение.
- Я их ещё ни разу не видела. Местные тут в их земли стараются не заходить. Вот и вся проблема.
- Ничего себе 'и вся'! А ты как устроилась?
Минут десять ушло на экскурсию. Сначала по комнате, потом в бассейн.
За девчонок она не переживала. В гнезде Арсии бассейн наверняка был больше. А Кира была внучкой одной из дикарок. Так что после лагеря всегда сваливала в родовое племя. Туда вообще не было ходу посторонним. Соглашения с дикими элфанианами действовали до сих пор. И их племена оставались одним из ценнейших резервов генофонда Элфов. Кира даже стояла на особом учете, как потомок женщины, согласившейся покинуть племя с целью составить пару с избранным мужчиной. Такие семьи пользовались большими льготами.
Зависти со стороны подруг Луани не ожидала. Так оно и произошло. Они только поахали и покивали головками, осматривая преобразованный когда-то грот.
- Здорово! Я рада за тебя. - Заявила Арсия. - Но все же жаль, что ты больше не снами.
- Ну, я надеюсь, вы не покинете меня. - Шутливо улыбнулась Луани. - Я хочу продолжить учиться по программе нашей школы и надеюсь на вашу помощь.
- Мы, так с удовольствием поможем, только, похоже, ты ещё не посещала местную школу. - Заметила Арсия. - Я сильно сомневаюсь, что тебе потребуются дополнительные занятия.

Шквал



Школа оказалась совсем не тем, что она предполагала. Сельская провинция! Деревня! Отсталые фермеры. Как оказалось, минимум для поселений двух латторий эти понятия имели прямо противоположное значение.
Летом у Луанни как-то не возникло предлога сравнить с новыми друзьями программы школ. Если честно, об этом она даже не вспомнила. Пра не настаивала и после приезда так и не выполнила угрозу познакомить ее с руководством школы. Сама она к ней даже не приближалась. Так что первое знакомство с новым местом учебы состоялось в день начала занятий.
Начать с того, что здание школы, видимое каждому приезжающему, вплотную примыкало к скале. И как выяснилось, было всего лишь внешней пристройкой. Изначально школа строилась по принципу семейного гнезда. И ее основные помещения, оказывается, скрывались в скале. И было их там, аж в три уровня.

Но это ещё победы. В конце концов, первопоселенцы славились своей тягой к большим помещениям. Но вот расписание этой самой 'деревенской' школы!
Тогда она и поняла, что подруга знала, о чем говорит, высказывая сомнение в необходимости их помощи в учебе.
-.... начала углубленного курса математики! Ну, это у меня было. Биология разумных рас, биология тварей! А это что? Что значит ЭРС и ЛРС?
- Этикет разумных рас и литература разумных рас. - Спокойно расшифровала Пра.
Она устроилась в гостиной за столом и с улыбкой слушала возмущенную правнучку. Та делала это со вкусом и расстановкой уже минут десять. Сразу, как прискакала после первых занятий.
- Этикет?
- Разумных рас. - Повторилась Пра. - В нашей школе по многим предметам преподают не элфы. Есть люди, серпентиниды, приезжают профессора из институтов кашьяти.
- Пра, я что-то не поняла. Это вроде как деревенская школа?
- Да, это школа нашей деревни.
- Да я о половине предметов не слышала. А в городе я ходила в школу с усиленной программой. Может я что-то путаю, и зря считаю городские школы лучше деревенских?
- Ну, Луанни, в городских школах преподают Элфиане, вынужденные жить только в своем мире. Многие науки наши научники осваивают по книгам или дистанционно. А последнее очень дорого. Разве можно толком изучить расы, видя их представителей только на картинке?
Пра сделала паузу, убеждаясь, что названная внучка внимательно слушает.
- Вот твой дружок, например. Его ведь не просто так вызывают в латторию Дарующей, когда прибывают гости из Объединённых миров. Он состоит в свите владетеля по приёму гостей. В той её части, что обеспечивает приём детей. Многие же прибывают сюда не просто так, а на курс лечения.
Луанни судорожно сглотнула.
- Так Криан что, не из потомственных фермеров?
- Нет, с чего это ты взяла? - Удивилась Женщина. - Его прадед был членом первого совета старейшин. Его старший сын унаследовал латторию на столичном континенте. А младшие пошли по дипломатической линии. Только для элфов внешняя дипломатия крайне вредная профессия. После длительного пребывания в Объединённых мирах нам нужен очень долгий период восстановления.
Прав вздохнула, но продолжила объяснять:
- Около Пещерного Раскола ещё с изначальных времён стоит санаторий специально для возвращающихся дипломатов. Некоторые из первых семей заключили договор с Амани на правах лояльности. Он включает возможность строительства гнезд в поселениях и проживания не наследных членов семьи. Семья твоего друга в том числе. Мальчишка проходит специальный курс адаптационных тренировок для жизни в обычных мирах. Все на взаимовыгодных условиях. Деревня предоставляет инфраструктуру, безопасность, обучение детей и лечение, необходимое для дипломатов после возвращения.
- Вот это да. А мне Криан ни слова не сказал.
- А зачем? В нашей школе не принято говорить на семейные темы больше того, что ты сам хочешь рассказать. Это можно сказать специфика нашей деревни. А жизнь некоторых из семей и вовсе не для посторонних ушей. - Отрезала Пра, давая понять, что эту тему лучше не развивать.
Луанни приняла к сведению новую информацию. Теперь для нее объяснился и немного странный факт, что дети из семей сезонных рабочих обычно обучались в отдельных классах. Даже если этот класс состоял всего из двух-трех учеников. Изучать столько предметов, не входивших в обычную программу, им не требовалось.

Ей сильно помог тот факт, что родители в свое время упорно запихивали ее в городскую школу с углубленным изучением точных наук. Но оказаться в числе отстающих по этим предметам было очень обидно. Что уж говорить о предметах, которые в городе давались в рамках общеобразовательных дисциплин и в старших классах.
Из-за школы, дневное время оказалось занято полностью. И полетами теперь приходилось заниматься по вечерам. Не самое лучшее время надо сказать. Вместо скоростного пикирования пришлось заняться воздушной акробатикой. Так тут называлась игра в догонялки.
По представлениям городской девочки, это было точное название. Так как тут эта игра не ограничивалась ни границами стадиона, ни уличными правилами. А участвовали в игре все. Иногда даже взрослые из числа сезонных работников присоединялись.
Недостатком вечерних полётов в это время года были шквалы. Смена дня и ночи всегда сопровождалась нестабильностью воздушных потоков. Они начинались на заснеженной вершине огромной горы, служившей своеобразным центром латтории Дарующей. Затем разгонялись над её ледниками, срывались вниз по склонам. И с хорошо слышимым в долине грохотом, проносились по крутым склонам, едва задевая верхушки самых высоких деревьев.
В глубоких и хорошо защищённых хребтами долинах их только слышали. Но над зубцами пиков в вечернее время летать надо было осторожно. В полёте не всегда можно вовремя услышать приближающийся невидимый воздушный вал.
В справедливости последнего, Луанни убедилась, уходя восходящей спиралью с переворотом от очередного водящего в игре. И не слишком сильно вырвалась-то над линией зубцов хребта. Некоторые из пиков возносились даже выше, чем она взлетела. Но налетевший шквал сломал полёт, резко закрутил и потащил дальше и вверх, болезненно выворачивая в плечах крылья.
Перед глазами мелькнули стремительно уходящие вниз самые высокие пики хребта. Ослепило лучами закатное светило. Да так, что пришлось зажмуриться. Она боролась. Их учили как вести себя в таких ситуациях наверно с пеленок. Сколько помнила себя, так взрослые, от родителей, до наставников по физкультуре, всегда твердили, что в воздухе может случиться всякое. Что ни в коем случае нельзя терять сознания, если запаникуешь, будет совсем плохо. Но крылышко, едва она попыталась выставить его против вращения, тут же отозвалось резкой болью. Хорошо ещё, что удалось завернуть его на себя. Тогда удалось уже руками себе помочь и предотвратить разрыв. Вспомнив тренировки, она плотно свернула вокруг тела кокон из крыльев и резко развела руки.
Так делают люди, когда прыгают с большой высоты на своих тряпочных приспособлениях. Она пробовала. В парке аттракционов была специальная труба, где предлагали полетать как бескрылые разумные. Маленьких детей на неё не пускали. Они не контролировали рефлексы крылышек, и труба сразу выбрасывала их высоко в небо. А вот начальным классам даже советовали посетить этот аттракцион.
Помогло. Вращение резко замедлилось. Правда теперь она летела как-то боком. Но зато начала падать. И смогла сориентироваться.
Увидев, куда именно её несёт шквал, Луанни всего на мгновенье отвлеклась, потеряла контроль над крыльями и непроизвольно раскрылась. И застонала. Шквал снова подхватил ее, швырнул вверх, закрутил, злобно набросился на самую кромку беспомощно затрепетавших крыльев и начал их разрывать. Свернуться снова уже не удалось. Счастье, что шквал, наконец, выпустил свою жертву, и унесся прочь.
Её крылышки болели. Все сразу. Лететь на них в таком состоянии было невозможно. Все, что удалось сделать, это заставить себя планировать по нисходящей. Хотя это было громко сказано. Скорее уж это было плохо контролируемое падение. Она отчаянно пыталась разыскать площадку в сплошном ковре леса, на склонах давно заснувшего вулкана. А совсем немного выше, высился наливавшийся розовым светом заката ледник.
Лес встретил чужачку неласково. На изломанных крыльях маневрировать было невозможно. Поляны найти она так и не смогла. Уже переходя в беспорядочное падение, он в отчаянии свернула крыло, закрывая им бок. Удар толстую ветку, а потом ветви нещадно захлестали, куда только смогли дотянуться. Руки, тело, и все те же многострадальные крылья. Ей повезло только в том, что внизу вместо камней, жесткой травы и кустарника оказался толстый и мягкий слой мха. Он принял перепуганного мотылька, спружинил и мягко вытолкнул обратно.
Ей потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя настолько, чтобы осторожно пошевелиться. Со всхлипами она осторожно перевернулась, потом села, осматривая себя.
Как ни странно, но падая с такой высоты, она отделалась только синяками, ссадинами и царапинами. Громадная гематома расплывалась на правом боку. Это от удара о самую верхнюю ветку. Было больно, но Луанни дышала свободно. Значит, ребра целы.
Вдоль левой ноги тянулась длинная глубокая царапина, из которой уже начала капельками сочиться кровь. Как её получила и не вспомнить. Как и синяк на плече, ссадины на лице и по всему телу.
Крылья болели. Их кромки были сильно потрепаны и кровоточили. Но что хуже, по правому крылу почти до середины шёл разрыв полотна. Она успела подвернуть крылышко, пытаясь, смягчая удар ветки, оставивший синяк на боку. Ребра были спасены, скорее всего, благодаря этому приему. Но расплатой за это стало крыло.
Луанни всхлипывая, осторожно расправила на мху свои крылышки. Кровь скоро остановится. Это она знала. Боль можно претерпеть. Но в таком состоянии, нечего было и думать о полёте. А это значило, что она влипла.
До деревни несколько часов ходу. При условии, что ей удастся не заблудиться. Сумерки уже накрыли ущелья внизу склона. Скоро ночь подступит и сюда. Проблема была в том, что она оказалась на склонах горы, очень далеко в глубине земель Дарующей. А шипящий помехами браслет связи однозначно показывал, насколько близко она к какому-то из местных Расколов.
Всхлипнув, она все же поднялась на ноги. Пока светло, надо двигаться вниз. Как можно быстрее и дальше. Рядом с ледником ночь будет холодной.
Когда она воткнулась в очередной бурелом, не разглядев его в сгущающихся сумерках, пришлось остановиться.
Мох кое-где уже сменился высокой травой. И Луанни торопливо принялась рвать жёсткие длинные стебли для постели. Средств, чтобы развести огонь у нее не было. Да и одета она была для полётов над гнездом. Никакой защиты от холода, ничего, чтобы переночевать в лесу.
Элфания тёплый мир, но, к сожалению Луанни не Дарующая миры, а всего лишь городская девочка без опыта подобных ночевок. Все что ей оставалось, это вспоминать, как в таких случаях поступали герои игровых фильмов и думать, позабыв о боли во всем теле.
Выбрать сухую площадку с толстым слоем мха, набросать поверх него травы. Подготовить побольше стеблей, чтобы сложить их сверху. А ещё нужны большие лопухи. Те, что росли совсем рядом, и на которые несколько раз она наткнулась, пока собирала траву. Кажется, именно их использовали разведчики в качестве укрытия от росы и дождя.
И все это надо делать, испуганно оглядываясь по сторонам.
Стремительно наступающая ночь разбудила совсем другие звуки леса. Те, что ей нравилось слушать сидя на балконе, гадая какое животное их издает. Но теперь они ее пугали.
Трава наполнилась шорохом, в кронах деревьев то и дело раздавались вскрики и писк. Кое-где даже чудилось рычание. Но она не могла никак рассмотреть их источники.
Уставшее тело болело все сильнее, из-за больного плеча правая рука слушалась все хуже. Но все-таки она отыскала, что искала. Смогла камнем перерубить сочный стебель и подтащить к своей постели.
Она честно попыталась скрепить лопухи за черенки стеблями травы, как это делала героиня одного из сериалов про охотников на тварей. Но они все равно расползлись.
Шалаша не получилось. Поэтому она сложила кучу травы над будущим ночлегом и накинула два гигантских лопуха сверху. А потом придавила всю эту конструкцию найденными сухими ветками. Больше она в наступающей темноте все равно уже ничего не сделает.
Справа в ближайших кустах раздалось шебуршание. Луанни сначала увидела две светящиеся жёлтые точки. И только потом несколько искорок, ручейками стекшими вниз по белой даже в темноте шкурке.
Луанни так испугалась, что даже кричать не могла. Все что билось в её голове, это что бежать от ниахары бесполезно. Встать на крыло, ещё был шанс, только не с ее ранами.
Кошка видимо давно наблюдала за нею, и только сейчас решила показаться. Она неспешно вышла из чёрной массы кустов, по-хозяйски осмотрелась и даже обнюхала приготовленный незваной гостьей ночлег. Луанни даже дышать перестала, пока нос страшного существа с любопытством обследовал её. Кошка явно была в недоумении от такого странного нарушителя и пыталась понять, что тут происходит. Она даже несколько раз обнюхала ладошки. А затем села, глядя на нее и расположив свой хвост аккуратными кольцами вокруг себя.
- Нету у меня оружия, нету. - Почти прошептала маленькая элфиянка.- Я не хотела, случайно здесь оказалась. Меня ветром занесло. - Неуверенно заговорила Луанни, чувствуя себя полной весьма странно от разговора с кошкой. - И вот...
Она осторожно растянулась поврежденное крылышко, демонстрируя разрыв.
- Улететь обратно я не могу.
Ниахара без интереса осмотрела предъявленное доказательство невиновности и снова перевела взгляд на неё. Даже облизнулась.
Подумав, Луанни обречённо выдохнула. Видно после пережитого ужаса она устала бояться. Ей уже было все равно. Очень хотелось лечь, свернуться в клубок, укрыться израненными крыльями и закрыть глаза.
- Если собираешься меня есть, то ешь. А нет, мне очень плохо и я лягу.
Осторожно свернув крылья вокруг себя и, прикрыв, насколько это возможно разрыв ладошкой, она на четвереньках пролезла внутрь своей кучи, раздвигая наваленную траву и стараясь не потревожить всю шаткую конструкцию. Если развалится, обрать все заново она уже не сможет.
И будь что будет. Съест её ниахара или нет, но она так устала, что даже боль от синяков не помешала ей задремать, едва подтянув к груди ноги.
Сквозь сон ей еще почудилось, будто кто-то вошкается и недовольно фыркает, пристраиваясь со спины. Сквозь плотно прижатые крылья ощутимо потеплело. И она провалилась в сон.
Глаза открылись, когда утренние лучи основательно прогрели сверху лопухи. От росы они спасли. Но от ее дыхания трава над головой все равно покрылась мелкими капельками росы. И когда что-то потревожило ее, россыпь мелких холодных капель конденсата брызнула в лицо.
Снаружи она зябко поежилась, с трудом расправляя затекшие плечи. Все-таки накануне она недостаточно спустилась. Это было понятно, едва она бросила взгляд вокруг. Здесь все ещё сказывалось дыхание высокогорных ледников. На траве, там, куда ещё не дотянулись утренние лучи, можно было видеть белый налет искрящегося инея.
Все тело затекло и не желало распрямляться. Но в целом, наверно могло быть и хуже, ночуй она одна. Луанни осмотрелась.
Около края поляны сидела знакомая ниахара. Кошка не делала резких движений, и как бы что-то выжидала. При этом, всем своим видом демонстрировала крайнюю степень недовольства и нетерпение.
На её морде так и было написано: 'Навязалась на мою голову'.
Страшно хотелось есть. В сумерках не больно найдёшь, что то съестное. Да и не до того было. Зато сейчас привыкший к регулярному питанию живот требовал внимания.
Но едва она попыталась отойти в сторону, как со стороны кошки раздалось далеко не милое рычание.
- Что? Я кушать хочу. Я же никуда не уйду. Что я глупая что ли? Я знаю, что ты можешь вызвать лесничих. Они меня спасут. А я пока поищу что-нибудь поесть.
Кошка молчала, невозмутимо глядя на нее. Но следующая попытка отойти от ночлега окончилась с тем же результатом.
Зато путём проб выяснилось, что ей дозволяется двигаться в сторону навязчивого сторожа.
Хоть и со страхом, Луанни сделала в её направлении несколько шагов.
Кошка встала и, задрав над головой свой длиннющий хвост, направилась в лес. Через несколько шагов остановилась и повернула голову, явно дожидаясь её.
Вздохнув, девочка подчинилась. Быть может, кошка ведет ее к более подходящему месту для эвакуации. Она все же очень высоко оказалась. И тут по прежнему не было поляны. Над головой шумели кроны гигантских деревьев. И росли они настолько плотно, что не было видно неба.
Так они двинулись вниз по склону. Ниахара впереди, в нескольких метрах, она следом, стараясь двигаться как можно осторожнее, чтобы не потревожить снова разболевшиеся крылья и одновременно не потерять из виду необычного проводника. Куда её вела кошка, она не знала. Главное, что пока направление их движения, в общем, совпадало с тем, что было ею намечено вчера. Да и двигались они не по буреломам как она накануне, а как бы обходя густые кусты и чащобы.
Постепенно мох под ногами окончательно исчез. Трава стала ей по плечи, а кое-где и вовсе выше головы. Деревья начали вытягиваться еще. Упади она вчера здесь, и только синяками точно не отделалась бы. Сквозь такой частокол веток хорошо, если живой до земли долететь.
А кошка все шла, находя проходы между разросшихся сплошным подлеском кустов. В этом лабиринте Луанни окончательно потерялась. Теперь над головой был непроницаемый зелёный щит, сквозь который даже солнце не всегда пробивалось.
Девочка несколько раз пыталась поныть и позвать кошку. Даже как к разумному, вслух пожаловалась на голод, усталость и боль. Но ниахара полностью игнорировала её старания и рычала при каждой ее попытке изменить ритм движения и пойти своей дорогой.
В какой-то момент самка подпустила ее совсем близко к себе. Замерла на полушаге. Короткий шорох хвоста, из белого и пушистого вдруг превратившегося с нечто колючее. Взвизг и короткий хлопок удара, шорох падающего чего то полосатого. Луанни успела разглядеть в траве только короткие лапы с длинными когтями, длинную узкую морду и ряд желто-зеленых зубов. Самка громко захрустела косточками и отробно что-то проворчала.


Остановка была сделана, когда вокруг уже разлился полуденный зной. На берегу небольшого и страшно холодного ручья холод ледников уже не ощущался. Здесь оказалась небольшая полянка. А на ней....
Луанни даже замерла, с восхищением разглядывая знакомое каждому ребенку растение. Такие она видела только когда пролетала рядом с плантациями.
Стебель или ствол, в два обхвата её рук высоко возносился над деревьями. Она уже достаточно узнала из рассказов друзей об этих растениях. И даже ходила с Крианом по его тропе. Так что определить, что в кроне есть спелый плод могла даже с земли.
Но развернувшиеся было крылья, отозвались болью. А угрожающее рычание за спиной привело в чувство. Криан говорил, что ниахары не одобряют полёты над своей территорией.
- Но я кушать хочу. - Луанни даже непроизвольно всхлипнула, представив себя яркую картинку, как зубы впиваются в мякоть спелого плода. - Ну, хотя бы одну дольку. Жалко да? Я не буду летать, не смогу. Я по стволу за лезу.
Кошка сморгнула, раздражённо глядя не неё. Потом вздохнула и двинулась куда-то в траву.
Продолжая всхлипывать, Луанни послушно двинулась следом. А что ей ещё оставалось?
Небольшой проход прошел в густых кустах, с плотно переплетенными ветками. Ей пришлось с силой раздвигать их, чтобы не отстать от кошки. И в какой-то момент едва успела отдернуть руку, уловив на месте ветки какое-то движение. Тонкая игла проскочила в паре миллиметров от пальцев.
Луанни не невольно вскрикнула, отскакивая назад. Следом с ветки развернулась сплетенное спиралью длинное тело со змеиной тупоносой головой. Змея имела все шансы дотянуться до своей жертвы. Луанни просто некуда было отступать в этих кустах. Но раскрытая пасть вдруг резка мотнулась в сторону. Длинное тело сложилось пополам и рухнуло вниз. Только ветка, на которой она держалось, закачалось.
На голову извивающейся твари тут же опустилась обутая в бронированное копыто лапа. Длинная игла, которым заканчивалось змеиное тело с силой ударило по нагнувшейся морде. По щиткам прикрывающим глаза потекла мутная капля. И в следующую секунду вся змея была буквально втянута в пасть.
Луанни успела несколько раз сморгнуть, а на нее уже смотрела все та же милая мордочка большой кошки. Только язык прошелся по губам, как бы показывая насколько это было вкусно.
Животик снова утробно заурчал.
- Тебе хорошо. Ешь что хочешь. А я со вчерашнего дня ничего не ела. - Попыталась она укорить своего проводника.
Кошка мигнула и с каким-то недовольным ворчанием продолжила пут.
Луанни пришлось пройти еще метров десять продираясь через кусты, прежде чем увидела ЕГО.
Зацепившись парашютом, на нижних ветках незнакомого ей крупного кустарника висел вожделенный плод. Похоже, он оторвался от растения ещё ночью, если не вчера днём. Вокруг роилась мошкара. Из-под ног порскнуло несколько мелких грызунов. Судя по изодранной коре на ветках кустарника, они уже долгое время пытались добраться до лакомства, но не преуспели.
Взвизгнув от боли в плече из-за резкого движения, Луанни торопливо потянула добычу на себя и отрывая парашютик. Затем, удерживая плод в обнимку, потащила обратно к ручью.
Ну и что, что плод изрядно побит москитами. Зато внутри он ещё совсем не тронут. Это даже лучше. Без ножа вскрыть плотную кожу плода не так-то просто было бы. А сейчас нужно только вымыть его
Пиршество она устроила прямо на берегу ручья. Она не только наелась, но и аккуратно завернула в подвернувшиеся лопухи несколько сочащихся сладким соком кусков. Руки пришлось мыть в студеной воде под нетерпеливое порыкивание ниахары. Но она уже не обижалась. Если надо идти, она пойдет. Только добычу не бросит и понесет с собой.
Тело по-прежнему болело. Порванное крыло никуда не делось и нещадно ныло каждый раз, как задевало за ветки. Но теперь это было уже не важно. Главное, она была сыта, а ниахара продолжала её куда-то выводить.
Когда дневной зной начал спадать, в просветах листвы из листвы проскочила знакомая картинка, и она смогла, наконец, сориентироваться.
Кошка выводила её совсем не туда, куда хотелось Луанни. Внизу, раскинулась знакомая по картинкам из учебников долина знаменитых плантаций зонтичных деревьев.
Ниахара вела её не к деревне, как она хотела, а прямо к границе строго охраняемых плантаций. Оставалось радоваться, что они ведут куда-то в нижнюю их часть и ближе к правой стороне долины. Значит граница земель Дарующей и Амани где-то поблизости. А там и деревня недалеко. По крайней мере, кое какие знакомые пики домашнего хребта она тоже смогла рассмотреть.
Ещё раз ночевать в лесу очень не хотелось. Подножие склонов, конечно, не то, что под ледником. Но все равно очень хотелось домой.
Луанни озабоченно прикидывала, как ей быть. На плантациях запрета на полеты не было. Из опасения потревожить кору драгоценных деревьев, сборщики собирали плоды исключительно за счёт своих крыльев. По земле работники перемещались только по центральным дорожкам, проложенным довольно далеко от границ плантации. Ребята рассказывали, что вроде есть где-то специальные полянки, выделенные для отдыха. Но это совсем в другой стороне долины, и на землях Дарующей. Так что это не про неё.
А вот у неё серьёзная проблема. Лететь она не могла. Браслет по-прежнему на все попытки выйти на связь отвечал презрительным треском помех. Идти до деревни вдоль границы плантации ниахара скорее всего не позволит. Вон как раздражённо зыркает и шаг ускорила.
А топтать траву на плантациях, это заполучить неприятности уже с руководством фермы. И хорошо если ещё отделаешься выговором от лесничих. А могут и выставить обратно в город. Кое-кого из сезонных работников так летом и выгоняли. Да и Пра наверняка сильно достанется.
В общем, огромная и неразрешимая проблема, над которой она билась вплоть до того момента, пока не увидела на очередной полянке Пра.
Она стояла рядом с незнакомой элфианкой, ростом заметно выше её. А за ними замерло два лесничих, угрюмо рассматривающих приближающуюся девочку.
Вздохнув, Луанна виновато повесила голову. Нет, ниахаре она была благодарна. Искренне и горячо. Даже несколько раз за это время обращалась к ней мысленно с благодарностью. Но все-таки она надеялась, что самка не станет ничего сообщать своему самцу.
Присутствие незнакомых элфов перечеркнуло все эти надежды.
- Я рада наконец тебя увидеть. - Проворчала Пра, глядя на макушку опущенной головы названной внучки. - Куда тебя занесло хоть?
- На склоны, в ярус мхов. Под самые ледники.- Луанна подумала,что немного жалостливости не помешает. Все-таки она не очень виновата. - Я упала, и вот...
Крыло было предъявлено и самым тщательным образом осмотрено всеми. Кто-то из лесников подал баночку. И Пра принялась не сходя с места смазывать края порыва.
- С таким долго не полетаешь. Пешком нам до дому, хорошо, если к вечеру придем. - Ворчала она. - Рана уже рубцеваться начала. Если сейчас не обработать, может остаться шрам. А он тебе нужен на твоих крылышках?
Луанни шрам точно не был нужен. У неё были самые красивые крылышки с узором, которому завидовали все знакомые девчонки. Но главное, пока Пра обрабатывала рану, она не ругалась. И остальные помалкивали.
Её усадили на землю. Под крыло легла чистая ткань, которую лесничие видимо принесли с собой. На ней расправили специальную плёнку, смочив её поверхность клейкой массой. Потом Пра ловко разложила обрывки крыла, тщательно сложив рисунок. Сверху нанесли туже мазь и опять накрыли плёнкой.
Из уроков первой помощи Луана знала, что плёнка сама сойдёт через несколько дней, когда крыло срастется. В игровых видеофильмах такая процедура часто показывалась. А вот видеть самой не доводилось.
- Это Интакнироли, владетель латтории Амани и управляющая гнездом Дарующей.
- Ой, я рада познакомиться. - Смутилась Луанни.
- Не думаю, что ты действительно рада. - Усмехнулась женщина. - По крайней мере не сейчас.
- Вы ведь здесь из-за меня? - Сникла Луанни.
- Точно. Очень хотелось посмотреть на причину такого нестандартного поведения Кара. - Не стала отнекиваться элфиянка. - Самка сообщила о твоём падении и о том, что ты способна двигаться. Обычно в таких случаях высылают лесничих. Но ночью это было сделать невозможно. А утром самец отказался сообщать место падения. По словам владетеля, самка решила сама вывести тебя домой.
Луанни обернулась. Кошка оставалась на границе поляны и с любопытством наблюдала за всем происходящим.
Вздохнув, она снова вспомнила ощущение теплого тела, прижавшегося холодной ночью к спине, и мысленно представила, что благодарит её.
Кошка встала, не торопясь протянулась, обмахнулась хвостом и развернулась к лесу.
В голове появилось ощущение дружеского участия, тепла.
"Всегда пожалуйста, заходи' - Луанни почти услышала насмешливый отклик сложившийся из мимолетного потока эмоций. Впрочем, сразу же и пропавшего. Так что это могло ей просто привидеться.
- Это весьма необычно, Луанни. - Пра закончила с крылом и ласково провела рукой. Мимолетного обмена эмоциями с кошкой, похоже, никто из присутствующих не заметил.
- Это точно. Обычно ниахары не связываются с падающими с небес мотыльками. Нарушителей обнаруживают, сообщают своему самцу и уходят до того, как прилетят лесничие. Самки терпят их полёты, но не желают лишний раз возиться с чужакми.
- Но почему тогда так со мной произошло.
- Не повезло тебе внучка. - Пра со вздохом устроилась прямо на траве. Фиксирующая повязка на крыле должна была высохнуть, прежде чем Луанни сможет идти. - На этом склоне есть целых два постоянных Раскола. Щитов там нет. Только датчики. Один из них зафиксировал проникновение нескольких тварей среднего размера. Сейчас на склонах кроме твоей знакомой действует ещё одна самка с двумя котятами, к сожалению вышедшими из возраста запечатления. Вот самка и решила не вызывать лесничих, чтобы ее не раздражать. Да и далековато было до твоего падения. На своих крыльях до тебя разве что к полуночи бы долетели.
- А сколько проникло тварей?
- Четыре. Одну уже сохотили. Вторую загоняют котята. Осталась прыгающая змейка шилоховость и линца. Это тварь, похожая на курхи, только в три раза меньше. А что, ты их видела?
-Ну, змейка это такая, с хвостом как шило?
- Верно, из-за хвоста она и получила свое название. - Управляющая внимательно прищурилась. Потом втянула воздух и улыбнулась.
- Ты позволишь?
Взяв из лопуха один из кусочков, она внимательно осмотрела его и поднесла ко рту.
- Свежий. Но уже перезрел.
- Я его днём нашла. На землю он не упал, зацепился парашютом за ветки.
- Что ж, причину странной активности тварей мы теперь знаем. - Подытожила Пра, так же попробовав лакомство. - Вторую тоже видела?
- Самка их схомячила, даже не поперхнулась.
- Для них это просто вкусное мясо. - Хмыкнула женщина, подав знак одному из лесничих.
Тот достал из рюкзака прибор связи и принялся с ним манипулировать.
- Помехи от Расколов не позволяют вести нормальную связь. А коды пробиваются. - Пояснил для заинтригованной Луанни второй мужчина. - На склонах, с которых ты спустилась ситуация куда хуже. Там даже датчики никогда не ставят. Бесполезно.

Остаток пути запомнился бы Луане лёгкой прогулкой, если бы не синяки и неприятное тянущее чувство от повязки на крыле. Пра и не подумала оставлять свою внучку на попечение пары лесничих. Ей почему-то решила составить компанию и управляющая.
Через плантации, как и предполагала Луанни, ее не повели. В лесу была звериная тропинка, хорошо известная лесной охране. По ней то они и пошли цепочкой.
- Луанни, Ты хорошо запомнила, как дойти до дерева? - Уже в деревне поинтересовалась управляющая.
- Да. Но только от того места, где вы меня встретили.
- Созревшие плоды завтра лесничие сходят и сорвут. Незачем нам таких гостей привлекать.
Пра на эти слова только кивнула.
- На этих склонах ниахары не селятся. - Продолжала тем временем Интакнироли. - Охоты здесь от силы для одной самки, и то не на каждый день. Вот и случаются такие опасные прорывы. Кошкам-то развлечение. А нам беспокойство.
- Твоя бабушка сказала, что ты хотела заполучить собственную тропу. Не побоишься теперь ходить по лесу?
- Нет, но это ведь земли Дарующей. Разве мне можно?
- А ты думаешь, что твои друзья случайно получили деревья на территории ниахар. - Рассмеялась Пра.
- Ну, наверно нет, их кто-то назначил. Или деревья достались по наследству.
- По наследству. Но только после одобрения самца прайда. - Не поддержала смех Интакнироли. - Видишь ли, ещё со времен Дарующей пошло правило, которое ни разу нас не подводило. Ниахары по своим собственным критериям оценивают разумных. Кого-то они видеть не хотят и сильно раздражаются при их приближении. Присутствие других терпят как вынужденную меру. Что то вроде 'не противно, и то хорошо'. Редко, но все же бывает, когда кто-то вызывает симпатию самки.
Первых мы стараемся не выводить из земель Дарующей, а если честно то из соседних латторий. С полученным здесь образованием они больше пользы принесут в других районах Элфании. Из вторых и особенно последних, как правило, и выбираются те, кто может пересекать границы охотничьих территорий прайда. Из них же мы стараемся формировать подразделения лесной охраны и всех работников в гнезде Дарующей. Туда ведь не только пара владетеля имеет доступ. Самки Желанные гости в наших садах. Особенно с котятами в возрасте запечатления.
- А еще, очень редко, но появляются маленькие безбашенные элфиянки, к которым ниахары проявляют настоящую симпатию, вплоть до того, что готовы лично с ними возиться. - Улыбнулась Пра. - Это уже вне конкуренции.
- Поняла теперь, почему переполох в гнезде Дарующей возник? - Кивнула на ее слова управляющая. - Не сказать, что это совсем большая редкость. Ниахары все же довольно лояльны к разумным. Но в наших латториях очень нужны те, кто может поладить с дикими самками. Так что, возьмешь тропу? Это ведь твоя находка. Так что дерево будет твоим личным.
- Я бы и так взяла. - Радостно заулыбалась Луанни. И тут же тихо охнула. От попытки выпрямить спину заныл бок и плечи.
- Терпи, мы уже дома. - Заметила Пра. И тут же ехидно прибавила: - Придется тебе воспользоваться лифтом.
Пра знала, как она с друзьями относится к тем, кто часто пользуется этим достижением технического мира. Но тащиться вверх по лестнице Луанни тоже не могла.
Попрощавшись с провожатыми, она поплелась к прозрачной кабинке. Всего триместр назад она вошла в нее первый раз. Второй был почти сразу, после первого отчаянного пикирования. А сейчас уже третий. А что делать?

Город



В качестве последствий пережитые приключения имели не только приобретенную личную тропу. Все мытарства Луанни были должным образом оценены вздохами и ахами в первую очередь подружек по голосвязи. С ними Луанни связалась уже на следующий день. Сразу после того как лично полчаса успокаивала родителей. Синяки и царапины тоже получили свою долю внимания. А повязка на склеенном крыле и мелкие заплатки на разодранных в клочья кромках удостоились еще и сочувственного цоканья.
- Это сколько же тебе не летать теперь?
- Почти месяц. - Вздохнула Луанни. - Но это ничего. Лекарь считает, что даже шрамов не останется. Бабушка все правильно сделала.
- Во!- подняла пальчик вверх Кира. - Кто же у тебя бабушка? Лечит такие раны, поддерживает общение с владетелем, и ты еще говоришь, что знает как вести себя при ниахаре.
- Ну, она иногда рассказывает про случаи, когда служила в гнезде Дарующей. - Неуверенно протянула Луанни. - Там этому всех обучают.
- Подруга, поверь мне. Обычным отставным служанкам владетели не звонят в случае ЧП и не зовут составить компанию на разборках. - Поддержала сомнения Киры Арсия. - У нас в гнезде, да и в городе немало слуг, как ты понимаешь. Но я не знаю ни одного, кто бы смог правильно сложить крыло. Да еще так, чтобы после этого можно было совершить пеший переход.
- Ну, это же гнездо Дарующей. Может там так принято.
- Возможно. Но все равно. Что-то тут не чисто. Чтобы служанка могла заниматься ранениями так, что лесничие только помогали надо быть очень опытной служанкой. А то, что мы видим, это ведь из разряда боевых ранений.
Арсия неодобрительно покосилась на забинтованные крыло. Возразить тут было нечего. Лесничие были не только охраной лесов и всех загородных территорий. В их ведение входили все загородные территории, в том числе и Расколы и территории в Бездне, где располагалась Элфийская промышленность. А кроме того, они еще считались службой спасения. В общем. это был конгломерат, с функциями армии, внутренних войск и службы спасения. И пока необходимость в едином командовании всем этим сохранялась.
Арсия же знала что говорила. Обособленные подразделения разведчиков, исследующих Расколы и Бездну, так же подчинялись лесничим.

Выезд к родителям на каникулы эмоционально для Луанни получился смешанным. Начать с того, что она сама для себя с удивлением обнаружила, что совсем не желает этой поездки. Здесь в деревне было интереснее. И в школе, и в классе. Здесь были все ее друзья. А в городе что? Правила, зажатые между высотками улицы. Да и сами высотки, по сравнению с ЕЕ скалами как-то не смотрелись. И всего две подруги, с которыми можно погулять.
Но тут уж сложилось сразу несколько факторов. Главным для неё лично было то, что в первом годовом триместре не было необходимости в регулярном выходе на свою тропу. Это был период отдыха для зонтичных деревьев. И плоды не созревали или созревали очень медленно.
Второй фактор для нее, но первый для родителей, это рождение младшего брата. Медики чего-то опасались и не выпустили маму из-под наблюдения даже после родов. О выезде семьи из города в ближайшее время даже речи не шло. Тем более, что отцу на работе предложили новую должность.
- А что ты хочешь? - Веско заметила бабушка. - Второй ребёнок в семье это уже серьёзно. Медики обещают, что твоя мама сможет через пару лет подумать о третьем ребенке. А там можно и об усыновлении завести речь, если повезёт. У нас же так.

- Я знаю, но ведь это не справедливо. Есть много семей, которые вообще не могут завести своего ребёнка.
- Тогда им и высокооплачиваемая должность не нужна. - Отмахнулась Пра. - И как позволять усыновление, если ты не умеешь воспитывать даже собственных детей.
- Но это же все Эпоха скитаний! А не их вина.
- Для этого и сохранили институт вторых родителей. - Улыбнулась Пра. - В отличие от Объединенных миров, кроме выживания ребенка, у нас он имеет некоторые дополнительные функции социальной адаптации взрослых. Например меня.
- Но ты названная мама моего папы.
- Да. Но ....
- Луанни, эти правила у нас сохранятся ещё несколько поколений. Иначе мы никогда не сможем оправиться после Эпохи скитаний и элфы, как раса, рискует остаться только в исторических книгах. И честно говоря, я вообще не считаю, что их надо менять. Я например, получила внучку. Или ты против?
Луанни отчаянно замотала головой и невольно посмотрела в сторону склонов огромного вулкана. Пожалуй, единственный памятник в элфании, от которого Дарующая не смогла отказаться.
Об этом им всем твердили с детства.
Дарующая только подарила им шанс на выживание. Возможно единственный, или последний, когда уже не оставалось надежды. Но чтобы воспользоваться им, элфам требовалось приложить очень много усилий.
В самых благоприятных условиях, прирост численности населения оставался самым больным вопросом. И взрослые не скрывали от девочек, что именно государство ожидает от своих подданных. И это была ещё одна причина для поездки к родителям.
Пра с согласия родителей перевела её под наблюдение в местную больницу. Но контрольное обследование требовалось пройти в городе, у медиков наблюдавших её с детства. И это займет много времени.

Вид маленького комочка за стеклом особых чувств у неё не вызвал. Она еще не была готова осознавать себя старшей сестрой и умиляться. Но все же Луанни вполне искренне порадовалась счастью родителей.
Встреча с мамой произошла в больнице, за стеклом. Отец от переизбытка чувств даже приобнял Луанни.
- Луанни, мы очень виноваты перед тобой. Ты наверно сильно обиделась, что мы отправили тебя к прабабушке. - Руки отца на плечах слабо вздрогнули при словах мамы.
- Что?
Девочка даже не поняла о чем идёт речь. Потом отчаянно замотала головой.
- Это было самое удачное ваше решение. - Горячо заговорила она. - Нет, правда. Только не забирайте меня обратно. Если честно, во началу, я тоже так думала. Вроде. Но сейчас нет. Я хочу вернуться к бабушке.
- Но все-таки. Твои друзья...
- С подругами в городе я и так могу общаться. А в деревне у меня есть много друзей, Пра, и своя тропа.
При упоминании последнего родители дружно вздохнули. Как раз эта самую тропу они считали очень опасным мероприятием. И то, что их дочь каждый раз выходит на нее сопровождаемая исключительно порождением Бездны, их совсем не успокаивало.
- Ну, пожалуйста, я пробуду в городе сколько потребуется для обследования, помогу тебе папа, пока маму из больницы не выпустят. А потом к Пра. Пожалуйста.
Луанни представив, что вот сейчас ей скажут, что больше не будет полётов с её балкончика. Что она не увидит своих новых друзей после каникул. И тропы не будет. И по-настоящему испугалась . В голове промелькнули картинки самого счастливого лета в её жизни. Даже приключение со шквалом принесло что-то хорошее. В памяти мелькнула белая с золотистыми блестками шкурка.
- Мы не можем забрать тебя у прабабушки. Как бы ни хотели, но ни сейчас, ни в ближайшее время это невозможно. - Призналась мама. - У твоего отца сейчас много новых обязанностей. И я тоже не смогу уделять тебе много внимания. Твой брат требует постоянного внимания. Медики уже предупредили, что первые годы мы с ним чаще будем под их присмотром, чем дома.
- Вот и отлично. - Обрадовалась Луанни. - А мою комнату можете отдать братику. Я не обижусь.
Испуг прошёл. За неимением возможности обнять мать, она прижалась к отцу и улыбнулась.
- Я совершенно не буду в обиде.
- Ещё бы. Ведь у Пра тебе не приходится мыть посуду. - Неловко подначил отец.
- А так же убираться. И у меня там есть своя комната и бассейн. Почему вы никогда не говорили, что Пра такая богатая?
- По мнению твоей названной бабушки, она очень скромно живёт. Впрочем, она считает, что и владетели гнезда Дарующей непозволительно скромно живут для тех, кто отдувается за всю дипломатию Элфании. - Вздохнул отец. - Если честно, то свои небольшие гнезда имеют многие семьи, происходящие из первых переселенцев. Просто латтория Дарующей и Амани это действительно нечто особенное.
- Очень сильно особенное. - Проворчала Луанни. - Но Пра ведь может приглашать на лето двух гостей.
- Ты могла бы заметить, что гостевой дом, в котором мы отдыхаем, тоже стоит на одном из самых дорогих курортных побережий Элфании. - Покачала головой мама. - Просто мы служим в столице и не всегда можем им пользоваться. Твоему отцу очень повезло со второй матерью. А тебе с тем, что она еще согласилась быть и твоей бабушкой. Но злоупотреблять ее гостеприимством было бы не честно с нашей стороны.
- Вам надо приехать к нам при первой возможности. Пра просила передать, что будет рада вас видеть.

Из-за обследования ей предстояло задержаться на месяц после каникул. И учиться, на это время она пошла в свой старый класс. Пра или директриса деревенской школы позаботились об этом.
Но возвращение в класс положительных эмоций почти не принесло. А уж вопросы одноклассников просто разозлили. Особенно Эвари.
- Это же деревня на самой границе с землями ниахар! - Громогласно удивился мальчишка, привыкший быть в центре внимания. - Как вообще можно жить рядом с такими чудовищами?
До этого он успел весьма недвусмысленно отозваться и о самих деревенских. То есть о бывшей однокласснице, временно вернувшейся в их класс.
Луанни вспомнила белую кошку, согревавшую ее холодными ночами, во время ночевок в шалаше рядом с деревом. У нее одна из самых длинных и трудных для пешего перехода троп. Не всегда удавалось обернуться за один день.
- Очень даже неплохо можно жить. - По-настоящему разозлилась Луанни. - Я знаю одну ниахару и регулярно с нею встречаюсь в лесу. И ничего, как видишь живая.
- Это ты наверно еще не встретила голодную кошку. - Не сдался мальчишка.
Ладошка Киры на плече немного успокоила и удержала от резкого ответа. Мальчишка был из знатной семьи и очень скандальным. Связываться с таким не хотелось. Да и какая ей разница, что он там говорит.
Единственным хорошим событием в городе для неё стала встреча с подругами. Они знали о многих ее приключений за это полугодие и кое в чем даже завидовали. А остальные могут думать все, что им хочется.
Школа принесла разочарование. Арсия оказалась права. Ей нечего было здесь больше ловить. Точные науки в двух школах шли по одной и той же программе. Гораздо большее беспокойство у Луанни вызвали дополнительные предметы. В городской школе не было предусмотрено места ни для расоведения, ни для этикета. А ботаника и науки о животных проходили в их классе одним уроком. К тому же в таком удручающе обобщённом виде, что она начала беспокоиться. Весь первый триместр был ею потрачен на то, чтобы догнать свой новый класс и едва вылезти из отстающих. А тут такая засада.

- Чего ты дергаешься? - Удивлялась Кира, с которой она поделилась грустными мыслями. - Дистанционное обучение никто не отменял. Уроки из своей школы ты можешь прослушать и так. С практическими занятиями проблема. Судя по твоим рассказам, наши школьные лаборатории и рядом не стоят с тем, что у вас. Зато с этикетом ты можешь попрактиковаться с Арсией. Ее с дошкольного возраста дрессируют по этому предмету.
- А что, это идея. - Весело подключилась вторая подруга. - А для полного комплекта давай заставим и Киру заниматься.
Та поморщилась, но нехотя кивнула. Не отставать же от подруг.

В городе ей пришлось провести даже больше месяца. Сначала обследование у лекарей. Потом надо было оставаться, пока в больнице оформлялись документы. Та их часть, что передавалась вне инфосети. Потом все же пришлось задержаться, чтобы помочь маме, выпущенной лекарями из заточения. Под конец Луанни была готова удрать в свою 'деревню' даже на своих собственных крылышках, прямо через океан.
Зато, с каким удовольствием она увидела знакомые пики и крыши игрушечных домиков. И тем разительнее отличалась реакция новых одноклассников на возвращение, приветствующих её появление радостными улыбками.
О городском классе она теперь вспоминала мельком и только когда связывалась с подругами. Как-то так получилось, что больше ей в столице не с кем оказалось поговорить.
Учёба, вечерние полёты и возобновившиеся регулярные выходы на личную тропу. Вроде и все дела. Только свободного времени почти не оставалось.
А иногда в голове появлялось чужое желание ее присутствия в лесу. И тогда она бросала все и устремлялась по тропе вне рекомендованного расписания. Самка ниахары просто так никогда её не вызывала. Иногда обнаруживался не вовремя оторвавшийся пахучий плод. И начинавшие проникать через Раскол мелкие невкусные грызуны злили самок. Иногда приходилось подбирать упавшие листья. Они тоже, оказывается, привлекали как местных, так и внешних тварей.
За регулярностью выхода на тропу никто не следил. От подростков требовали, чтобы дикие деревья содержались в порядке. А регулярность и частота выхода определялась периодом созревания плодов, необходимостью ухода за деревом и территорией вокруг. Достаточно было представить в контрольную службу лесничих примерный график. И обязательно ставить в известность диспетчера о времени выхода на тропу.
Так что о причинах внеочередных выходов Луанни никому не сообщала. Просто ставила в известность бабушку и отмечалась у лесничих через браслет связи, назначая контрольный срок возвращения. Точки возможной эвакуации на тропе никогда не менялись. Так что диспетчер даже не уточнял их. Только согласно инструкции напоминал что при нарушении контрольного времени они будут обследоваться в первую очередь. И ей надо оставлять отметку на каждом, пока проходит туда или обратно.
Луанни было смешно. Зачем такие предосторожности, если с нею всегда ходит ниахара. Это Криану надо делать или кому еще. Впрочем, у Криана большая часть тропы проходила в зоне доступа связи. И его точки эвакуации были оборудованы передатчиками, для которых надо было тащить энергонакопители. Ау нее даже на первой, самой близкой точке была доступна только кодовая связь. И то не всегда.

А потом Луанни шла пешком, с удовольствием пользуясь снисходительным согласием кошки, чтобы перелететь с одного берега ручья на другой или не обходить особо крупный камень, встречающийся на пути. Дикая в конце концов сделала для нее исключение.
Самка всегда встречала её на границе латтории и плантаций. А потом её белая шкурка мелькала то слева, то справа по ходу движения.
Бывали на этой тропе и неприятные встречи. Несколько раз на нее выходили небольшие твари. Такие, что ниахаре пришлось пользоваться полной трансформацией.
Лесничие даже заставили её тщательно изучить повадки тех тварей, что обычно появлялись из ближайших Расколов. Она даже сдавала им зачет по этой теме. Ниахара конечно хорошо. Но полностью полагаться на нее нельзя. Хотя настоящего лесничего из нее никто не собирался готовить. Все рекомендации сводились, как избежать атаки.
Но надо знать, от кого могут спасти твои крылья, а при встрече с кем лучше взлетать, задерживая дыхание.
Теперь в её походном арсенале всегда был противомоскитный баллон. А на поясе крепился настоящий переносной щит в боевой модификации. Только его приходилось заряжать перед каждым выходом. Как ни обходила она Расколы по дальней дуге, они все равно быстро выпивали энергонакопители. Но иной защиты лесничие придумать не могли. Огнестрелы были слишком тяжелы для ее руки. А со щитом у нее неплохо получалось на тренировках. И как-то даже пришлось воспользоваться, закрываясь от прыгнувшего вдогонку уже знакомого шилохвоста. Эти змеи, оказывается, охотятся не только с веток. Но могут атаковать и в прыжке.
Самка тогда задержалась, расправляясь с еще одной такой же, и была довольна исходом. Собственно после этого прыжка она перестала протестовать против коротких перелетов.
Время ночевки в своём шалаше в самой дальней точке маршрута она считала самыми счастливыми. Небольшой костерок, разогретый ужин и компания кошки, всегда устраивающейся немного на удалении. Дикарка тоже любила посмотреть на огонь. И вроде как передавала, что она довольна её компанией.
А ночью самка всегда проскальзывала в небольшой шалаш и осторожно прижималась спине. Она даже перестала возражать против покрывала, которое Луанни накидывала для тепла на себя, а заодно и на неё. Все же близость высокогорного ледника здесь сильно ощущалась.
В общем, время триместра для неё пролетело гораздо быстрее, чем три недели в городе. А в впереди было лето, свободное от учебы.

Конец учебного года совпадал с датой Первой экспедиции. День, неофициально отмечаемый многими расами как начало золотого века. Тема Дарующей и её приключений оставалась актуальной всюду и волновала умы многих подростков. Элфы не были в этом исключением. И целый сериал в инфосети посвящённый её жизни и приключениям не мог остаться незамеченным, в том числе и в деревне.
Луанни с удовольствием обсуждала с друзьями приключения героев. Хоть и знаешь многие из приключений Дарующей наперечет, а все равно интересно и переживаешь за нее так, как будто видишь все в первый раз. Авторы сериала обещали продолжение только через год. А пока сюжет заканчивался на том самом моменте, которому и был посвящён праздник.
На голоэкране Дарующая в сопровождении своей пятерки гекатесс уходила в степь, держа врома в поводу. И хоть Луанни точно знала, что первая экспедиция начиналась около Раскола расположенного в настоящих джунглях Бездны, это никак не испортило впечатления от фильма.
На экране два воина шнатлия из личной охраны Дарующей проскочили по флангам, а следом шагал целый отряд вооружённых всадников. И пусть Лео сильно бы удивился увидев себя на экране. Всем ведь известно, что ниахары предпочитают держаться впереди, а не плестись около ног партнера. Но в ролике ведь иначе ведь нельзя. Когда пятерка слегка отодвинулась в сторону, а Дарующая остановилась, как будто её окликнули сзади, грозный самец повернулся следом, демонстрируя в кадре свой протез. А с его спины на плечо всаднице скользнул маленький сиреневый дракончик. Тоже любой мальчишка скажет, что это выдумка режиссера. По хроникам известно, что Куинли предпочитал куда более теплое место под курткой, на теле Нэстэ. В кадре, сидя на плече, он грозно расправил крылья и раскрыл пасть в сторону зрителей. А вот это было правдой. Так получилось.
Так, с весёлой улыбкой, куинли в виде дракона на плече и Лео что-то высматривающего за спиной оператора и закончился сериал.
Таких экспедиций под её руководством в будущем будет ещё несколько. Их считали началом экспансии в Бездну, и уж точно это было началом систематического ее изучения. Ведь там, куда они шли, точно не было миров, перспективных для колонизации. Ну, разве что за исключением миров для шнатлий. Эти насекомые с помощью Нэстэ организовали сразу несколько колоний-баз прямо в Бездне. Зато там было много тайн и загадок. Поиск их продолжался до настоящего времени.
Но это был выход в самую первую экспедицию, про которую и будет обещанное продолжение.
Сериал понравился всем. В школе только и было разговоров, что нехорошие авторы закончили его слишком рано. И главное, почему-то не включили в него многие известные эпизоды из Жизни Дарующей.
Но самым неожиданным оказался интерес к самому куинли.
Его обсуждали все. Девочки умилялись дракончиком. Мальчишки мечтали заполучить себе в пользование такой живой щит. Луанни точно знала, чей именно куинли принял сыграл эту роль. В ее закрытом мире увлеченных этими существами разумных эта тема тоже обсуждалась. И она даже заручилась обещанием прислать снимок малыша, сделанный специально для нее.
Друзьям она не признавалась в своем увлечении. Но внесла из сети информацию, что эпизот деления с куинли был чистой графикой. В условиях обычных миров зверушки размножались крайне редко. Известно было всего несколько таких случаев. Или потому что не вырастали до таких громадных размеров, как в родном мире, или чего-то им не хватало. В любом случае, основным и единственным источником этих существ оставался их родной мир. Это было известно всем детям. Так что возникшая тема самопроизвольно дошла до сожалений об их цене.
- А ведь куинли Дарующей разделился здесь, в ее гнезде. - С умным видом заметил незнакомый мальчишка из младших классов.
- Так когда это было!
- Так его папаша до сих пор живёт у наследников Дарующей х ходит с ними везде. - Веско напомнил паренек.
- Всем известно, что того малыша унесло ветром сразу после рождения. Даже в сериале это показали. А потом его птицы склевали.
- А могли и не склевали. Это ведь днём произошло. А днём всегда ветра дуют вниз по склону от гнезда. Его могло унести к подножию и хищные птицы не догнали бы.
- Так гнездо на склоне над нашей долиной. - Одна из девочек возражая, замерла осененная этой мыслью.
- Вот именно. - гнул свое мальчишка. - А что если он до сих пор жив и прячется где-нибудь в лесу. Помните, как летом нашли несколько разбитых стекол? Некоторые из них были вроде оплавлены даже.
Луанни припомнила случай годовой давности и поспешила спрятаться за спиной друзей. Вспоминать, как она не успела вовремя уйти в вираж и со всего размаха влетела в окно одного из технических зданий, что во множестве стоят на окраине, не хотелось.

Много ли надо ребятне? Идея подана. И что из того, что это сказка? Игрой в поиск напуганного двухсотлетнего 'малыша' увлеклись все. Даже сверстники Луанни не остались в стороне. Правда, искали они делая вид, что занимаются чем-то другим. Например, под предлогом обследования кустарников в лесу, на удалении от деревни, куда младших ещё не пускали.
Результатом этих игр стало обнаружение На удалении от деревни нескольких диких зонтиков, молодой порослью пробившихся среди кустарника, но еще не поднявшихся достаточно высоко, чтобы быть замеченными издали.
Это очень обрадовало лесничих, сразу взявших неучтенные деревья под свой контроль. И новая игра получила всемерную поддержку со стороны взрослых.
Луанни увлекалась редкими темой куинли ещё с первых классов. Сразу, как впервые увидела их в рисованных роликах, а потом и в игровых фильмах.
Эти зверушки были баснословно дорогими питомцами. В Элфании их не могли себе позволить даже самые богатые семьи. И куинли Дарующей оставался единственным представителем своего вида с постоянной пропиской в мире элфов.
Их исследовали с того дня, как Нэстэ принесла его из Бездны. Но до сих пор никто не мог сказать, сколько живут эти существа. Несмотря на множество экспедиций, добиравшиеся, в том числе и до родного мира этих животных, и даже целую научную станцию около граничных Расколов, известно о куинли было очень мало. И в основном это касалось их содержания и дрессировки.
Включая случай, освещённый в сериале, зафиксировано было меньше десятка случаев их размножения в нормальных мирах. И это не смотря на то, что с экспедициями в Объединенные миры было привезено уже несколько сотен зверьков.
Луанни собирала в инфосети все, что могла по этой теме. Её коллекция реальных фотографий куинли с краткой справкой по их хозяевам насчитывала уже почти триста записей. И она вела активную переписку с такими же увлеченными коллекционерами в Объединённых мирах. Последнее приобретение как раз было во время поездки в город.
Знакомая по переписке куакши предложила в обмен на имеющиеся у нее контакты в южном секторе великолепную фотографию куинли по кличке Куи-рашны. Отличный экземпляр, принимающий форму маленького крылатого коня. Странная фантазия у его владельца, но весьма забавная и пользующаяся популярностью. Да и упорство хозяина заслуживало восхищение. В справке указывалось, что ему потребовалось около четрех лет, чтобы добиться такого облика. А потом ещё год, на управление раскраской. Но это того точно стоило.
Вообще, облик, принимаемый куинли сильно зависел от хозяев. И это было целым направлением в дрессировке этих зверьков, в основу которого, были положены самые первые рассказы Дарующей и ее записки о работе со своей находкой, по кличке которого теперь назывался весь вид.
Луанни могла часами разговаривать в сети об этих существах. Но только среди своих единомышленников. В компании друзей, как в городе, так и здесь, в деревне, о своём увлечении она говорить стеснялась. По её мнению это было как-то по-детски.
На новую игру Луанни смотрела с показным снисхождением. И если и принимала участие, то только какбы за компанию.
Но наедине с собой она не отказывалась от удовольствия пофантазировать, как бы это было здорово, найти потеряшку спустя столько лет. И выходя на тропу, охотно заглядывала под листы лопухов и в самую гущу травы. Хоть и посмеивалась над своей собственной игрой. Она знала, что по крайне мере Криан с друзьями делает тоже самое. Весело же! Но они не стеснялись посмеяться между собой. А ей было неудобно.
А когда в свой очередной выход на тропу Луанни поймала откровенно непонимающий взгляд ниахары, весело рассмеялась. Самка как раз приблизилась, чтобы посмотреть, что именно высматривает её спутница в тени очередных кустов. Недоумение на её морде было настолько явным, что девочка не выдержала и со смехом представила куинли в виде дракончика, сидящего на своем плече. Вот он взлетает и разворачивается сиреневым платочком в воздухе. Ко всему этому она еще присоединила свое горячее желание найти нечто такое же сиреневое и несъедобное.
Кошка несколько раз моргнула, покрутила головой и, заинтересовавшись новыми звуками, исчезла среди деревьев. Луанни уже знала от лесничих, да и по собственным наблюдениям, что понятие 'не съедобный' для ниахары было сильно абстрактным, и больше ассоциировалось с 'невкусным'.
Луанни только хихикнула вслух, представив, как выглядит со стороны. Вроде уже большая девочка, десятый год идёт. А фантазирует как мотылек, не вставший толком на крыло. Даже к дикой ниахаре со своими фантазиями лезет.
Расправив крылья, она перелетела знакомый ручек и двинулась дальше, уже не отвлекаясь на всякие глупости. Невольно продолжив думать об ее отношениях с дикой самкой.

Хорошо ещё, что кошка ни с кем не делится своими мыслями. Она тоже никому не рассказывала, что ниахара регулярно общается с нею. Не просто передавала своё неудовольствие, как некоторым из знакомых лесничих. А сообщала о радости идти с нею, передавала удовольствие от удачной охоты. Иногда даже вызывала на тропу просто погулять.
Впрочем, как считала Луанни, это все могло быть взаимосвязанным. Она не исключала того, что в охоте кошки служила чем-то вроде приманки для всякой мелочи из тварей, пришедших от Расколов и обосновавшихся здесь. Крупных тварей ниахары выбивали сразу и предпочитали это делать без разумных. Латтория была для них чем-то вроде огромного детского сада, куда иногда допускались даже чужие самки с детёнышами. И предпочитали ликвидировать даже намек на опасность в самом начале.
Лесничие о пришлых самках с молодняком узнавали от владетеля и заранее оповещали окрестные поселения. До таких ходоков как Луанни эта информация доводилась персонально. Чужие для прайда самки не нарушали установившихся правил. Но и встреча с ними могла оказаться намного неприятнее, чем скажем с её знакомой.
Луанни не была в обиде, на то, что её используют в качестве приманки для охоты на деликатесных тварей, обычно недоступных для ниахары. Тем более, что самка приносила по вечерам к её шалашу мелкую добычу. В тот раз она отказалась от угощения. Бутербродов, что Пра в избытке выдала перед выходом на тропу, ей вполне хватило. А тварь выглядела слишком уж непривычно. Несколько ног-щупалец, спрятанные между ними зубы. И жесткий веретенообразный панцирь, из которого еще неизвестно каким образом выуживать мясо.

Ночью она привычно перебросила покрывало на подкравшуюся ниахару и улыбнулась её недовольству. Прикасаться к себе руками дикарка не часто позволяла. Но против такой вольности как покрывало, она с некоторых пор перестала возражать. Видимо поняла, что так теплее для Луанни.
Дотащить до дома целых три спелых плода оказалось тяжело. Но и бросать один из них не хотелось. Во-первых, рядом с Расколами этого делать нельзя. Если ниахара не успеет, твари могли прийти и в деревню. При ней такого не было, но говорят, случается иногда. Недаром вокруг поселения стоят маркеры границы силового щита.
Во-вторых, это было делом принципа. Криан все время задирает нос, что приносит по два, а то и три, плода за раз.
Ну и, в конце концов, это просто денежки. У нее была мысль сделать себе подарок к завершению учебного года. Сама, на свои собственные денежки.
Но добираться с таким грузом пришлось с несколькими привалами, во время которых кошка устраивалась рядом и терпеливо выжидала. И до дому она добралась уже к вечеру, от усталости едва ответив на ожидание будущей встречи, пришедшее от удаляющейся прыжками кошки.

В школе, наконец прошли годовые тесты. Лёгкий мандраж, оставшийся после них, Луанни снимала в своей компании любителей скоростного спуска. Почти год уже прошёл. А она так и не привыкла тому восторгу, что вызывало у неё почти отвесное пикирование с самых вершин скальной гряды до крыш деревенских домов внизу. Её радостный визг за это год стал чем-то вроде привычной достопримечательности. Впервые приезжающие сезонные работники, заслышав его, испуганно вскидывали головы в поисках несущегося вниз тела. Кое-кто даже взлетал под смешки старожилов. А она со свистом проносилась над их головами и снова устремлялась к лифтовой колонне
- Сегодня приехала крупная партия рабочих на летний сезон. Ты всех распугаешь. Ворчала Урса.
- Так здорово же!
- Тебе да. - Урса уныло вздохнула,
Она тоже забралась сюда для снятия стресса. Только по совсем другой причине. Сразу по двум предметам тесты показали у неё оценки ниже средних. И теперь сварливой подруге предстоял разговор с родителями. А потом на все лето занятия вместо беззаботных каникул.
- А что ты хочешь? - Беззаботно пожал плечами Криан. - В нашей школе с этим строго. Я слышал в городе не так?
- Нет. В школе, где я училась, на лето никого не оставляли. Успеваемость там вообще никого кроме родителей не волнует.
- У городских другая проблема. - Проворчала Урса .- На лето надо всех в лагеря распихать или по родовым домам. Иначе совсем в рахитов малышня вырастит.
- Ну да. Особенно за девочками следят. - Без смущения кивнула Луанни.
- А у деревенских другой расклад. Мы дома можем все лето провести. - Рассмеялся Криан.
- Вам хорошо. Вы прошли тесты. - Опять проныла Урса. - А я могу и школу поменять. Превращусь в городскую. Буду по лагерям ездить. Или сюда только на лето.
- Может. - Серьезно кивнул Криан в ответ на недоуменный взгляд Луанны. - Если не справляешься с программой, могут перевезти в классы с упрощенной программой. А от туда и вовсе отправить в один из городов. Если нет родственников, найдут куда поселить. Ты теперь сама понимаешь, что для нас значит потерять эту школу.
Луанни понимала. Кроме пережитого мимолетного испуга полгода назад, она уже выяснила, что в некоторые институты вообще брали только из таких изолированных школ.
Сама она хотела заниматься биологией. Гуляя по своей тропе, она заинтересовалась тварями Бездны, хоть и понимала, насколько её желание ограниченно. Ведь изучать придётся только то, что проникнет в Элфанию. В Объединённых мирах в экзоскелете и компенсирующем костюме много не поработаешь.
Подруге она сочувствовала. Хоть и ворчливая та была и даже вредная. Но все же им удавалось нормально общаться. А для Луанни это уже было немало на фоне воспоминаний о городском классе. Про него она почти перестала вспоминать даже в разговорах с городскими подругами.
Несколько первых дней беззаботных каникул они так и провели на вершинах гряды. С этого года им уже было не престижно играть в пятнашки на опушке леса. Там собиралась 'малышня'. Теперь их компанией окончательно стали старшие. С ними они и носились над скалами, выписывая пируэты на зависть сезонникам и срываясь вниз в сумасшедшем пике.
Когда очередным утром Луанни ощутила желание видеть себя на тропе, это показалось странным. До выхода по расписанию оставалось ещё несколько дней. Но Дикарка зачем-то настоятельно требовала её выхода. Передавала что хочет кое что показать. Только это надо сделать срочно.
- Пра, я на тропу. - Влетела она в гостиную.
- У тебя же ещё три дня до выхода. - Удивилась та.
- Я так, на всякий случай. - Вывернулась Луанни ,забираясь на стул.
- И то верно. Все лучше, чем ваши игры наверху. Вчера опять кто-то из вас под шквал попал.
-Урса и Кансил. Так вышли же!
- Но вынесло их почти до середины долины. Хорошо хоть что вернулись сразу.
Луанни весело встряхнула головой. Её это не касалось. Тот, свой урок, она усвоила крепко. И выходила из шквала не хуже большинства своих друзей.
Пра только головой покачала, видя беззаботность названной внучки, за этот год ставшей почти что родной. Но выговаривать в очередной раз не стала. Знала, что Луанни лишний раз на опасные высоты не полезет.
Она просто начала собирать обычный дорожный набор. Бутерброды, травяной настой.
Луанни потянулась к булочке и вспомнила родителей. Они как раз считали наоборот. Лучше игры в районе деревни, даже ее любимые гонки по вертикали, чем регулярные двухдневные походы, ночевка с дикой ниахарой. Луанни совершила ошибку в самом начале, в красках расписывая редкие встречи с тварями. Что было хорошо в разговорах с подругами, только пугала мать и отца. Мнение Пра, видевшей игры детей каждый день, естественно было прямо противоположным. В деревне не считали за несчастный случай порванные кромки крыльев. Со всяким случается. Зато с крайним неодобрением относились к выбитым при неудачном выходе из пике стеклам и поврежденным крышам.

Куинли



К удивлению Луанни, встречающая кошка настойчиво излучала желание видеть её идущей рядом, но совсем не по знакомой тропе. Они прошли только до предпоследней контрольной точки эвакуации.
На подходе к очередному ручью, кошка свернула и направилась прямо в чащобу. Куда Луанни раньше даже не заглядывала.
Пожав плечами, она подчинилась желанию своей Спутницы. Идти в незнакомом лесу пришлось примерно с час. Пока они не вышли на малоприметную полянку, почти полностью перекрытую сверху кронами деревьев. Луанни беспокоилась о том, что светило уже почти коснулось кромки хребта и скоро наступят сумерки. Но самка излучала спокойствие и ощущение близкого дома. Не совсем понимая, что к чему, она осмотрелась.
Видимо поляна, на которую они вышли, была ближе к леднику, чем её шалаш. Прохладный воздух сменился настоящим холодом. А над травой отчётливо стелился белый туман. И только там, где росы касались предзакатные лучи, вспыхивали каскады разноцветных искр. Было красиво. Но совсем не объясняло, зачем её сюда привели.
От ниахары пришло не терпеливое "взять, что просила и идти домой".
Луанни еще раз осмотрелась и невольно залюбовалась картинкой. Ни ветерка. И только белое покрывало сгущающегося тумана, сквозь который прорываются блики искрящегося золота, красных и синих блесток, сирени.
Она присмотрелась. Слабый сиреневый цвет действительно присутствовал. В одном месте, под невысоким кустом. Причем светило туда уже не доставало. И туман, в отличие от блеска росы, излучал сирень ровным, тускнеющим светом.
При близком рассмотрении выяснилось, что странный сиреневый туман сосредоточился между корней кустарника и остаётся неподвижным. Только несколько струек медленно истаивали, расходясь в стороны.
Ещё не понимая, что видит, Луанни осторожно протянула руку. На краю туманного облачка вдруг МИГНУЛИ ГЛАЗА. И девочка замерла, еще не веря промелькнувшей догадке. Осторожно выдохнув, она еще медленнее вытянула палец, почти касаясь существа.
Глазки снова мигнули. Недоверчиво покосились на неё, с сомнением осмотрели замерший совсем рядом палец. А потом навстречу руке неуверенно потянулся клочок тумана.
Первое ощущение от контакта она могла сравнить только с прикосновением ко льду. Палец даже занемел от холода. Но она сдержала инстинктивное желание отдернуть руку и оставалась неподвижной.
Зверёк выжидал всего пару секунд. Возможно, он и не верил, что кто-то захотел дать ему тепла. А потом туман начал неуверенно натягиваться на кисть, запястье и дальше.
От немеющей от холода руки по телу прошла дрожь. Луанни много читала об ощущениях разных разумных при кормлении куинли. Но ничего подобного собственным, припомнить не смогла. Было такое ощущение, что звереныш буквально пожирал все тепло, что могла предоставить рука. И при этом казалось, умоляюще смотрел на неё, не решаясь продвигаться дальше.
На ставшем чуть более плотном теле стали заметны длинные и глубокие параллельные борозды чьих-то когтей. Именно они истекали теми сиреневыми струйками, что она заметила раньше.
Луанни озадаченно отодвинула прядь волос, выбившуюся из-под косынки. Сбоку приблизилась кошка, тоже с любопытством ткнулась, и сразу отступила.
"Ранение, боль, смерть" - Пришло подтверждение от нее. - "Досада, давно, надоел, попрошайничает'.
- Ты хочешь сказать, что давно его знаешь? - Вслух поинтересовалась Луанни, осторожно отделяя зверька и перестраивая его ближе к плечу.
"Попрошайка, слабый, не мешает, не прогоняем".
Луанни восприняла именно множественное число. Получалось, что куинли или живёт или часто посещает логово ниахар. Попрошайничать он мог только одно. Как вот сейчас. Тепла. А самки не прогоняют его. Не вредит, и ладно.
Судя по эмоциям ее самки, раненным звереныш бывал часто. К тому же, если присмотреться, на всем теле существа были видны многочисленные бороздки в разной степени заживших шрамов. Ну а сегодня куинли попал-таки в когти кого-то, кто едва его не убил.
- И ты меня привела к нему?
"Чужак, давно, надоел, слабый, желание просьбы от котенка, желание ему отдать, пусть играет" -Луанни ещё раз озадаченно хлопнула глазами. То, что Дикарка относится к ней как к котенку которого надо защищать она подозревала. Но до сих пор явного указания на это не получала. Кошка вообще не сочла нужным хоть как-то обозначить сам факт того, что услышала и восприняла ее шутливую просьбу во время начавшей забываться игры.

Вздыхая от жалости к покалеченному найденышу, Луанни послушно прошла следом за ниахарой до какой-то скалы, в основании которой обнаружилась небольшая пещерка. Ей пришлось даже согнуться, чтобы заглянуть в нее.
Ничего так. Видно было, что тут кто-то регулярно бывает. Земля утрамбована, и даже как бы утоплена.
'Тепло, ярко, ощущение уюта'.
- Да поняла я. - Немного сердито проворчала Луанни. - Сейчас принесу дров, пока совсем не стемнело.
Снимать куинли с начавшего неметь плеча, она не решилась, и натянула теплую куртку прямо поверх него.
Когда небольшой костёр уже весело потрескивал перед входом, она устало забралась в пещерку и постаралась кое-как распределить принесенную траву. Роса высохнет быстро. Костёр перед входом давал достаточно тепла. А теплая куртка легко заменит отсутствие покрывала в шалаше. Условия, не идущие ни в какое сравнение с ее первой ночью в лесу.
Самка тихонько проскользнула над уложенными под рукой дровами и деловито завозилась за спиной.
"Не лезь"
Восторга от присутствия гостей в своём логове она явно не испытывала и излучала смирение с вынужденным согласием на ее ночевку.
- Сама, между прочим, привела. - Сердито проворчала девочка. - И не притворяйся. Я же чувствую что ты не сильно возражаешь против моего присутствия.
Впрочем, на уровне эмоций она выразила готовность уйти с первыми лучами.
"Ощущение холода и сырости, желание ждать тепла".
-Хорошо, подожду, пока роса высохнет. - Легко согласилась Луанни, старательно представляя желание послушаться совета. - А ты тогда мне не выговаривай.
Громкий фырк за спиной был ответом.
Девочка все же отодрала куинли от плеча и переложила на другое, давая замершей части тела согреться. Все-таки изголодавшийся зверек не знал меры и никак не контролировал ситуацию.
-Сколько же ты голодал, если не можешь нажраться столько времени? - Вздыхала она с жалостью проведя пальцами по бугристой от рубцов поверхности.
По всему, что она читала, куинли насыщались очень быстро. На столько, что становились для носителя почти не ощутимыми. Но сейчас в это что-то не верилось.
Подумав, она осторожно стащила с руки браслет из бусин и разорвала его. Все равно он ей надоел, и она собиралась его заменить. В браслете кроме камешков были и стеклянные вставки. Одну из них она и взяла.
Плоский камешек, такой же сверху, а посредине стеклянная побрякушка. Тихий хруст, осторожно повозить немного. И грубая стеклянная крошка белым порошком собралась в ладошке.
Куинли не сопротивлялся, когда его переложили на колени. От близкого костра тоже поступало тепло. Главное, что его не прогоняют. Мучения Луанни и интенсивное питание за счет замораживания отдельных участков ее тела заметно пошли на пользу зверьку. По крайней мере, глубокие шрамы кровоточили уже едва заметно.
Куинли распластался на коленях полупрозрачным платочком и не без опаски наблюдал, как тонкая стеклянная присыпка неумело наносилась на раны.
Белый порошок из стекла как будто взялся коркой и напитывался сиреневым цветом. Зверек некоторое время продолжал лежать неподвижно. Потом неуверенно сформировал голову, очень похожую на голову знаменитого дракончика, только с тупым носом. Вывернулся и терпеливо дождался окончания процедуры.
Видимо он был совсем слабым. По документальным роликам Луанни вспомнила, как Куинли Нэстэ за один заход плавил подобную присыпку. Да и в роликах по клубу это происходило почти что мгновенно. Её же найденышу потребовалось три захода с долгими перерывами для отдыха только на первый шрам. И под конец её рука и даже колени сквозь одежду совсем занемели от холода. Пришлось осторожно перемещаться еще ближе к костру. Туда, где жар от огня почти обжигал лицо.
Задремала она только ближе к полуночи. Когда куинли наконец справился со своей частью задач и перестал истекать сиреневыми туманом.
Утром ей пришлось проснуться из-за завозившейся кошки. В спину потянуло холодом, когда та встала.
Первым делом Луанни задрала рубашку на животе, где ощущался вполне терпимый холодок.
Куинли спал, почти превратившись в татушку. Хвост нырял в бок и, похоже, доставал спины. Вполне сформировавшиеся лапки растопырились, как будто в попытке обнять теплый живот. А голова смотрела вверх. Он даже не оторвал её потревоженный суетливыми движениями хозяйки. Только глаза смотрели на неё, как будто чего-то ожидая.
Вздохнув, Луанни осторожно подтолкнула рукой своё приобретение в направлении левого плеча. И невольно отметила рельефность спины. Рубцы от старых шрамов, как и свежие раны, не позволяли ему завершить трансформацию.
Не смотря на проведенную в тепле ночь, звереныш продолжал поглощать тепло её тела. И это ощущалось неприятным ознобом.
Перекусив остатками ужина, она выбралась из логова Дикарки.
"Неудовольствие, желание сменить место".
- Не надо ничего менять. - Вздохнула Луанни, обращаясь к появившейся в кустах кошке. Судя по эмоциям, та уже успела перекусить. - Я никому не расскажу где твоё логово. И сама не буду приходить, если не позовешь.
Кошка только покосилась на нее и ответила пренебрежительным фырканьем.
"Желание отдать, ожидание одобрения"
Луанни послушно сосредоточилась на благодарности, что кошка откликнулась на ее просьбу и согласилась помочь в поисках куинли. Пра с родителями тоже частенько напоминали ей о необходимости сказать 'спасибо'. Присоединила свой восторг от находки.
-Это то, что я искала. - Добавила она вслух. - Спасибо.
Обратный путь они проделали, почти не общаясь. Самка как обычно мелькнула белой шкуркой в кустах и испарилась, оставив напоследок ожидание близкой встречи. Скоро надо будет выходить на тропу по расписанию.
У неё были свои заботы. А вот Луанни шла домой медленно, пытаясь обдумать сложившееся положение.
Как человек, увлеченный куинли, она прекрасно осознавала ценность того, что сейчас вцепилось мертвой хваткой в её плечо. Дорогая игрушка в детстве, и далеко не бесполезное существо для взрослого человека. Природный энергоакопитель. Надо только специальный адаптер иметь. Хотя Дарующая обходилась как-то без него. А еще живой щит, почти непробиваемый для мелких ударов. И главное, престиж.
В общем, кто позволит девочке не из самой богатой семьи иметь такую игрушку? Да ещё элфианке? Никто из её расы до сих пор не имел в собственности куинли. По крайней мере, она о таких случаях не знала.
И даже если этот вопрос окажется обсуждаемым. Её зверек явно болен. Ему почти двести лет. А размером он едва больше чем те, кому не исполнилось и полсотни. У неё есть голограммы таких питомцев. А еще, её найденыш ранен.
В общем, вряд ли ей позволят оставить находку себе. Но ведь можно немного потянуть время. Выпросить у Криана аппаратуру для съемок. Она у него хорошего качества. Сделать хотя бы несколько голограмм на память.
- Что у тебя с рукой?
Пра не было дела до переживаний правнучки. Зато она сразу обратила внимание, как та бережет правую руку и старается ею лишний раз не шевелить за столом.
Ответить она не успела. Холодок на плече пришёл в движение, как будто куинли понял, что раскрыт, и из-за отворота рубашки показалась голова дракончика. Его видимо потревожил голос. А может именно в этот момент он почувствовал себя настолько лучше, что проявил любопытство.
Столкнуться нос к носу с наклонившейся, чтобы посмотреть Пра, он никак не ожидал. И выдал совершенно неожиданную реакцию.
Злобно зашипев, он громко защелкал мгновенно отросшими клычками, и даже сделал выпад. После чего, тут же спрятался за отворотом. В зеркало Луанни могла видеть его глаза, следящие за отпрянувшей от неожиданности Пра.
- Это же...?
- Вот, нашла. Можно я его себе оставлю? Давай никому не скажем.- Все-таки сделала попытку девочка, умоляюще глядя на женщину.
Та озадаченно сложила крылья, инстинктивно раскрытые в момент нападения.
- Что значит никому 'никому не скажем'? Прятать ото всех будем? - Улыбнулась она, на удивление быстро приходя в себя. - Вряд ли получится. Куинли совсем не умеют скрываться, к тому же они очень любопытны.
- Ну, недельку. Хоть пару дней.
- Я никому не скажу. Честно говоря, владетель, скорее всего, уже все знает. Ведь всамка была рядом, когда ты его нашла. - Улыбнулась Пра. - Да и здесь вряд ли твою тайну можно сохранить даже до конца дня. Больно уж он у тебя агрессивный.
- Это он голода. Он всю ночь сосал из меня тепло. А ещё он сильно ранен. Поэтому не может толком трансформироваться. Только вот так, то голова, то лапы.
- Так он тебя застудить может. - Всполошилась Пра. - Всю ночь? Они когда голодные, теряют всякую меру. В комнате у себя включи обозреватель и пересади малыша на него. А сама под теплый душ, немедленно.
Пра внимательнее присмотрелась к полностью извлеченному из-под рубашки куинли.
- А порошок ты очень грубый сделала. Надо было тщательнее растереть стеклянную крошку. До пыли. Корка слишком толстая и от того такая хрупкая. Из-за слабости он еще несколько дней не сможет поглотить столько зернистого стекла. Ну да что сделано, то сделано.
Луанни недоверчиво хлопнула глазами. Пра оказывается неплохо знает как обращаться с куинли. Надо же, с ходу выдала то, что обычно знает не каждый владелец этих животных.
Но подумать об этом девочка решила позже. Главного она добилась. Куинли с ней останется минимум на этот день. А быть может и несколько, если владетель не сразу заинтересуется их с Дикаркой находкой.
Заполучить аппарат для съемок оказалось проще простого. Криан даже вопросов не задавал и залетел с ним ближе обеду, по пути по своим делам.
Так что Луанни решила в этот день отказаться от прогулок и полностью сосредоточиться на малыше.
А тот был доволен. Включенный обогреватель был одобрен сразу и безоговорочно. Сам прибор пришлось переставить ближе к открытой на балкон двери. Все же было лето. В комнате и так было жарко. А когда на зверька упали еще лучи полуденного светила, он и вовсе блаженно расплылся по его поверхности.
Против съёмки зверек не возражал. Он вообще был готов на все, главное, чтобы его с теплого местечка не сгоняли. Ближе к вечеру он начал повторно осторожно обрабатывать стеклянные корочки на свежих шрамах, постепенно вплавляя их в тело.
На ночь обогреватель все-таки пришлось выключить.
Сначала, глядя на блаженствующего питомца, Луанни подмывала переночевать в гостиной, оставив все как есть. Но за ужином она спокойно смогла провести всего несколько минут. Потом куинли с возмущенным писком ворвался в комнату, опустился на плечо и тут же нырнул за воротник. На Пра он почему-то только покосился, но шипеть не стал.
- Похоже, он сильно перепугался, что тебя нет. - Покачала головой Пра. - Не получится у тебя оставить его одного в комнате.
Вздохнув, не без внутренней радости, она растянулась в своей постели, ощущая приятный холодок скользнувший с плеча куда-то на правый бок. Куинли совсем не страдал от того, что рискует быть придавленным во сне. Его это даже устраивало.

Утро началось с неприятности. За завтраком Пра сообщила, что их обеих зовут в Головной дом. Прибыла Интакнироли, владетель латтории Амани и управляющая гнездом Дарующей. И Пра уже имела с нею разговор, пока Луанни спала.
- Что ей надо? - напряглась Луанни.
- А как ты думаешь?
- Но ты же ничего не сообщала, ведь правда?
- Я нет. Но твоя четвероногая подруга входит в прайд Каэрла. А старший самец связан с владетелем латтории Дарующей. - Улыбнулась Пра. - Думаю, они узнали о твоей находке ещё вчера. Извини, вчера я не хотела тебя расстраивать своими соображениями. Но Куинли тебе лучше взять с собой. Ты уже дала ему имя?
- Курса. - Буркнула расстроено Луанни. - И он уже откликается на него.
- Курса, найденыш по-нашему. Хорошая кличка, со смыслом. Не расстраивайся ты так. Ведь его у тебя ещё не забирают, а всего лишь хотят посмотреть.
- Да? А ты знаешь, сколько они стоят? А деньги мне не нужны. Но может мне разрешат оставить его хотя бы не время лечения?
- Уверена, что все не так плохо, как ты думаешь. - Рассмеялась Пра. - Поврь мне, Интакнироли точно не собирается на него претендовать.

Назначенное место встречи Луанни совсем не понравилось.
На площади перед администрацией толкались несколько групп сезонных работников. Начинался сезон летних работ. И первичное распределение прибывающих рабочих происходило именно здесь. Тут же стояли и дети рабочих, прибывших с семьями. С ними тоже надо было определяться. Направить в школу для подтягивания по отдельным предметам или оставить в покое на все лето. Кое-кого из них Луанни даже узнала по играм с прошлого года.
Соответственно здесь же была и директриса с несколькими учителями и школьники, помогавшие им в организации очередности. В том числе и кое кто из её одноклассников. Именно сюда вчера спешил Криан, когда заносил фотоаппарат.
Он первым и обратил внимание на их появление. И сразу же недоуменно нахмурился, оценивая поникшие плечи подруги.
Его вопросительный взгляд Луанни проигнорировала и только еще ниже опустила голову. Чем заинтересовала друга еще больше.
Урса, подскочившая к Криану, что-то зашептала на ухо. Видимо интересовалась, что именно она творила. Краем глаза Луанни видела, как парень отрицательно покачал головой и начал подкрадываться ближе к центру происходящего.
Управляющая стояла, о чем-то беседуя с директрисой и двумя преподавателями из школы. Но их разговор прервался сразу, как вызванные для беседы появились в ее поле зрения, что не осталось незамеченным в толпе. И Луанни со вздохом поплелась следом за Пра по образующемуся коридору.
То, что друзья как- то оказались поблизости, её ничуть не успокоило. В этот раз очень хотелось, чтобы разговор происходил без зрителей. Все же она оказалась эгоисткой и не поделилась находкой с одноклассниками.
-Добрый день, Малания, я смотрю, веселый у тебя отдых на пенсии получается?
Луанни сразу вспомнила сомнения городской подруги. Как-то совсем не вязалось это публичное выражение дружеских отношений со сложившимся у Луанни мнением о прошлом Пра. До сих пор Луанни считала, что Пра работала в гнезде Дарующей кем-то вроде обычной служанки. Ну, может быть старшей служанки.
- Ты же знаешь, мне хватает забот и на отдыхе. - Непринужденно утвердила внучку в сомнениях Пра. Так бывшие служанки с владетелем или управляющей не разговаривают.
- Вижу, что не скучаешь. - Усмехнулась Интакнироли, переводя взгляд на смотрящую в землю девочку. - Добрый день Луанни. За этот год ты дважды умудрилась привлечь внимание владетеля гнезда на столько, что он просил меня о личной встрече с тобой. Должна заметить, это не каждому удаётся.
- Извините, я не хотела....
- А я не сказала что это плохо. - Усмехнулась та на реплику. - Можно взглянуть на него?
Со вздохом Луанни протянулась к воротнику. Последняя надежда, что вызов связан с чем-то другим, испарилась. И демонстрировать находку придется на глазах целой толпы.
Женщина сделала шаг и протянула руку ладонью вниз. Жест, каким обычно предлагают Куинли перебраться на руку к собеседнику.
Зверушка явно расценила ее действия по-своему. Пра попыталась предупредить управляющую, но не успела.
Мордочка тупоносого дракончика вынырнула из отворота и громко заклацала зубами, едва не дотянувшись до пальцев. Луанни поспешила накрыть ее ладонью. Но в погоне за не слишком торопливо убираемой враждебной рукой он поднырнул под нее, скользнул, расправив крылья, вперёд, но тут же поспешно сделал маленький круг и опустился ей на плечо. Курса или достаточно оправился или помогла воображаемая угроза нападения. Но Луанни впервые увидела его полную трансформацию. Пусть и не совершенную. Лапки все же получались пока корявыми и неодинаковыми по длине.
То, что управляющая отступила, он явно посчитал своей заслугой. Выпрямившись почти прямо, насколько позволяли старые шрамы и свежие шрамы на спине, расправил крылья, вытянул еще выше шею и грозно осмотрелся.
"Куи-и-нли-ли-ли-ли"!
Короткий звонкий вскрик в полной тишине разнесся над площадью. Извернувшись, он ещё раз посмотрел на врага и попытался громко зашипеть в его сторону. Явно кому-то подражал. Только непонятно кому.
- Совсем дикий. - Невозмутимо прокомментировала Интакнироли, на удивленные выдохи в топе она не обратила никакого внимания. - Это действительно пропавший детеныш нашего Куинли. Они сохраняют навыки родительского тела. Облик дракона очень похож на отца. Только морда у родителя более острая.
- Он всего день со мной и ещё не успел привыкнуть. Это он от страха так себя ведет. - Попыталась оправдать агрессивность питомца Луанни.
Ей все никак не удавалось успокоить его. Куинли не желал прятаться под руку и упрямо держал 'врага' в поле зрения, выглядывая то из-под ладони, то сверху нее.
-Оставь его в покое. Я и так смогу осмотреть его. Шрамы?
-Из тех, что свежие: три длинных, почти через все тело. Когда я его нашла, они ещё кровоточили.
-Чем лечила?
-Вот.
Луанни вытащила из кармана разорванные бусы. - Здесь есть несколько стеклянных.
- Цветное стекло. Не самый лучший вариант. Но учитывая обстоятельства и на крание обстоятельства, лучшего выхода пожалуй не найти. - одобрила управляющая. - Только надо было растереть стекло до состояния пыли.
- Я уже поняла это. Пра сказала. - Уныло призналась девочка.
- Это хорошо, ты слушай свою бабушку. Она много знает об уходе за куинли. Нам с ней приходилось присматривать за питомцем владетеля. Иногда им приходится оставлять Куинли на наше попечение. Особенно если рядом нет младших.
Луанни завистливо вздохнула. Но послушно кивнула головой.
- Возьми, будешь теперь смазывать этим. И не только свежие шрамы. Но и старые. П то вон как ему сложно форму держать.
На протянутой ладони лежала небольшая баночка с хорошо узнаваемо узнаваемой в мире поклонников зверьков этикеткой.
- Это кремниевая мазь.
-Ого! Откуда знаешь?
- Ты бы видела её коллекцию фотографий. - Со смешком сдала названную внучку Пра. Она числится в обществе Куинли уже несколько лет.
- Отлично. - Удовлетворённо кивнула женщина. - Тогда тебе не надо объяснять, какими ещё достоинствами обладает эта мазь.
- Витамины, добавки для заживления в виде кремния, набор микроэлементов. Но это очень дорогая мазь.
- Забирай быстрее, а о цене подумаем потом. - Несколько нетерпеливо прервала девочку женщина и почти силком впихнула баночку ей в руки.
- Кэлвэн? - Поинтересовалась Пра.
- А кто же ещё. Знаешь, не так часто ниахары находят девочек в лесах и по собственной инициативе оказывают им помощь. Но чтобы самка ещё и принялась что-то ради нее разыскивать в подарок! Такой аномалией Калвэн не мог не заинтересоваться. Кстати, а почему ты пошла в лес именно вчера? Ведь по расписанию, на тропу ты выходишь только в конце недели. Я уточняла у лесничих.
- Меня Дикарка позвала. - Смущённо пожала плечами девочка.
- Кто?
-Ну, самочка, я её так про себя называю. Мне так легче.
- С кличкой понятно. А что значит позвала?
- Ну, передала, чтобы я вышла на тропу. Она так делает обычно, когда надо что-то подправить около моего зонтика или если плод созрел раньше срока и привлекает тварей.
Луанни замолчала, глядя на замерших двух женщин. Она обратила внимание, как управляющая провела ладонью по своему поясу. Индикатор ее браслета тут же выдал информацию о включении силового щита первого уровня. Похоже управляющая включила звуковую завесу, отсекая их от толпы.
- Ты не говорила о том, что ниахара тебя вызывает. - Заметила Пра.
- Так она просто передаёт желание меня видеть, или образ.
- Ты воспринимаешь от, как ты там ее называешь, Дикарки, образы?
- Ну, редко. Чаше все-таки эмоции и желания. - Поспешно отступила Луанни.
- Давно?
- Так сразу, как она меня нашла. А когда вы нас встретили, перед уходом она ещё пригласила меня заходить в лес.
- Как в этот раз?
-Нет. Теперь если что-то нужно от меня, она просто передаёт желание меня увидеть. А позавчера добавила желание показать что-то такое, что мне интересно. Но я не поняла сначала, что речь идет о куинли.
- Ты поняла, почему она захотела тебе показать его?
- А что тут понимать? - Удивилась Луанни. - Я недели три назад на тропе играла в поиск сбежавшего куинли. И попросила ее помочь.
- Ниахары не понимают наших игр. Тем более игры на поиск живых существ. - Заметила Интакнироли. - Для тех, кто чувствует каждое живое существо поблизости и на удалении, эта игра не имеет смысла.
-Ну, я не подумала об этом. Просто мысленно обрисовала куинли, как его себе представляла. В основном нечто сиреневое и летающее. Ведь у ниахар такое же цветовое восприятие, что и у нас. И попыталась представить ощущения, когда он в виде татушки на теле находится. В клубе по инфосети об этом много рассказывают.
Луанни отвлеклась, позволяя немного успокоившемуся зверьку залезть обратно в расстегнутый воротник.
На татушку он пока не очень походил. Раны видимо ещё не позволяли полностью растекаться по телу. Поэтому зрителям было видно, как зверек устраивается и ворочается под рубашкой, пока тот не успокоился, выставив на шее тупоносую мордочку с глазами.
- Следит. А он тебя охраняет. - Улыбнулась женщина.
- Он был очень голодным, когда я его нашла. В первую ночь у меня даже плечо немело от холода.
- Для своего возраста он очень маленький. - Вздохнула Интакнироли. - Тебе надо будет его очень активно откармливать. Воспользуйся обогревателем. Можно его даже на полную мощность включать. Но обязательно при этом используй мазь. Способность к трансформации очень важна для их физиологии. Рубцы и шрамы, да еще в таком количестве этому мешают.
- Значит, я смогу оставить его себе?
- Конечно. - Управляющая недоуменно нахмурилась и вопросительно посмотрела на Пра.
Та коротко объяснила сомнения Луанни своими словами.
- Ты же его нашла. - Улыбнулась она девочке. - Значит он твой, если не решишь сама. Тем более зверек так привязался к тебе.
Луанни как-то разом расслабилась. И уже доверчиво заулыбалась глядя на нее.
- Но тебе придётся очень сильно с ним поработать. - Предупредила та. - Куинли не должен быть таким агрессивным. Пожалуй, я пришлю тебе приглашение в гнездо Дарующей на все лето. Пусть с тобой позанимается Эрнас.
-Наследник? - Удивилась девочка.
-Да, он на днях как раз приезжает.
- Но ведь он будет занят с гекатой его высочества. Так в новостях сообщают.
- Геката принца Арден тоже приезжает на все лето. Наследник дружит сразу с несколькими гекатами из разных империй, как тебе должно быть известно. Летом тут будет и Геката его старшего брата, Арсена.
- Принца шнатлий?
- Его высочество и наследник правителя клана шнатлий Лагит. Эрнас тоже носит титул его высочества, не наследного. Но остается наследником гнезда Дарующей. Таковы договоренности между шнатлиями и элфами. - Строго поправила управляющая. - Нельзя коверкать титулы. Тем более, что шнатлии очень придирчивы в этом вопросе. Он кстати имеет своего куинли. И тоже сможет проконсультировать тебя на счёт содержания и лечения зверьков.
Луанни растерянно перевела взгляд на Пра.
- Это был бы лучший выход. - Кивнула та. - Твоих родителей надо предупредить, чтобы прилетели в гостевой дом ближе к середине лета. Надеюсь, к тому времени ты уже сможешь обуздать своего защитника. Иди уж. А то твои друзья скоро уже подпрыгивать начнут от нетерпения.
Пра вопросительно посмотрела на Интакнироли. Та кивнул и сделала приглашающий жест в сторону входа в администрацию.
- Я тут задержусь, обсудить кое-что надо. - Добавила она для внучки. - Так что беги, гуляй. И не потеряй мазь.

Криан со всей компанией терпели совсем не долго. Только пока они выбрались с площади на окраину деревни и отогнали малышню.
- Показывай. И рассказывай, как тебе удалось его найти.
- Ну, так все же искали. Мне просто повезло. - Развела руками Луанни.
Она вовремя сообразила, что ее рассказ никто кроме Пра и управляющей толком не слышал из-за слабенького силового щита. И решила пока не уточнять причины, по которым кошка занялась странными поисками.
- Ниахара нашла или почуяла раненного Курсу в кустах, и показала мне.
- Искали все, а повезло тебе.
Луанни немного ревниво проследила, как куинли на этот раз без особых возражений пересел на руку Криана. И даже дал себя гладить остальным. Однако всеобщее внимание быстро надоело, и он с тихим писком вернулся на плечо.
Хозяйка со смущённо улыбкой уже привычно отклонила голову, пуская его на любимое место.
- Нет уж. Так легко ты от нас не отделаешься. - Заявил Криан. - Или подробный рассказ, или мы все обидимся, что ты целые сутки скрывала от нас свою находку. Рассказывай подробно, что как, о чем вы там говорили с Владетельницей. А фотоаппарат тебе был зачем?

Пока Луанни расплачивалась за своё везение и эгоизм подробным рассказом, в административном здании происходил куда менее бурный, но зато более содержательный разговор.
- Куинли не только дорогая, а ещё и статусная игрушка. - Задумчиво протянула Малагия, сразу как за ними закрылась дверь в кабинет.
- Твоя внучка будет великолепной хозяйкой для него. - Улыбнулась Интакнироли. - Все что ей надо, это немного подучиться в обращении с ним. Да и куинли к ней привязался.
- Вряд ли это повод оставить такую дорогую игрушку в руках безызвестной элфиянки. - Заметила женщина вопросительно поднимая брови.
Не отвечая, управляющая достала из своей сумки бутылку.
- Как на счет посидеть с подругой?
- Ещё скажи старой. - Хмыкнула та и с удовольствием заняла место напротив за столом. - Когда я отказывалась от такого вина?
- Кто же откажется, если его делают только на нашей ферме. И в крайне ограниченном количестве.
- Что поделать. Амани считала, а Нэстэ соглашалась, что популярность плодов спадет со временем и придется искать новые направления их использования. Это, то немногое, в чем они ошиблись.
- Да, пока фиксируется только увеличение спроса.
- А ведь столько идей Амани на этот случай лежит в архивах. Кроме этого вина. А урожая ни на что не хватает. - Интакнироли с сожалением вздохнула.
- Ты не уходи от вопроса. Ясно, что вас во всей этой истории заинтересовала Луанни. Теперь ты выяснила, что девочка не просто одобрена ниахарой, а полноценно с нею общается. Но все это, и даже найденыш куинли не объясняет личный интерес владетеля гнезда Дарующей. Причем на столько явный, что сюда пришла целая управляющая гнездом.
-А быть может, мне захотелось посидеть со своей старой наставницей?
- Я всего лишь руководила обслугой.- Отмахнулась Малания. - И раз уходишь от ответа, значит, точно есть какие-то планы на счет Луанни, о которых мне надлежит знать. Владетель-то у нас полная радуга. Нет, я рада за внучку. Она действительно достойна стать хозяйкой куинли. Но кандидатов среди элфов на такую находку не мало. Что еще здесь есть такого, ради чего Кэлвэн и ты готовы идти на конфликт с самыми влиятельными семьями Элфании? Тем более, что она будет первой среди элфов хозяйкой куинли? Я права?
- Не совсем. Но официально так и будет считаться. - Погрустнела Интакнироли. - Хорошо. Раз не хочешь просто поболтать о былых деньках, начну с немного неожиданного вопроса. Что тебе кажется странным, когда сравниваешь документальные ролики с Амани во время экспедиций и игровыми сериалами: Такими как показывали этой весной?
- Это нетрудно. - Подозрительно прищурилась та. - Во всех игровых роликах элфиянка, играющая роль Амани показывается в экзоскелете. Но в документальных съемках она изображена без него. Это часто отмечают критики.
- А ты разговаривала об этом с самой Амани?
- Спрашивала, зачем так мучиться и снимать экзо перед каждой съемкой. Но она только смеялась в ответ. - Сердито нахмурилась женщина.
- Понятно. Дело в том, что она НИКОГДА не снимала экзоскелет во время экспедиций. Он был, конечно, всегда наготове, как и компенсационный костюм. Но ни разу не потребовался. Это был их с Нэстэ личный эксперимент. О котором и сейчас знает очень ограниченный круг разумных из числа ближнего окружения Дарующей.
- Можешь объяснить? - После небольшого молчания сдалась старая элфиянка.
- Ты знаешь об энергетических кристаллах куинли?
- Ещё бы! Одно из многих открытий, сделанных первой экспедицией посетившей мир этих зверьков. Куинли используют их так же как мы холодильники. Нэстэ и её спутников заинтересовала их способность противостоять влиянию Бездны.
- Верно. Сейчас эти кристаллы уже научились выращивать в паре безатмосферных миров поближе к нам. Так что цена природных камней упала. Но обнаружение самих кристаллов связано с интересом Нэстэ кое к чему другому. Куинли не просто могут питаться от природных энергонакопителей и сбрасывать в них излишки энергии впрок. Небольшие кристаллы, если они свободно лежат на поверхности, куинли могут поднимать и перемещать на значительные расстояния.
- Это известный факт. - Пожала плечами Пра. - Одно время даже искали в этом их действии разум. Но оказалось все прозаичнее. В природе у куинли тоже есть нечто вроде мест гнездования.
- Да. Но Нэстэ еще до первой экспедиции заинтересовало совсем другое. Исследуя ее Куинли, физики выяснили, что эти существа могут поднимать гораздо больший вес, чем это показывают все расчеты. Причем, это происходит, только если куинли полностью заворачивал предмет в себя, как бы создавая замкнутый кокон. Без этого его подъемная сила соответствовала расчетным.
- И что? - Все еще не понимала Малания.
- Понимаешь, когда они провели эксперименты, выяснилось что в случае с коконом, куинли способны манипулировать внутри себя с гравитацией. Не намного. Всего на тридцать, максимум тридцать пять процентов. Небольшое пространство с низкой гравитацией внутри кокона.
- Но ведь это... - Сразу сообразила та.
- Верно. Это вполне вписывается в разницу между гравитацией нашего мира и тем, что в Объединенных мирах называется нормальной. Даже с небольшим запасом.
- Ты хочешь сказать...
- После первой экспедиции, когда выяснилось, откуда вообще такая способность и что куинли могут таскать свои кристаллы бесконечно долго, заодно подпитываясь от ноши, Нэстэ сначала провела эксперимент на себе, посетив один из не очень тяжёлых миров.
- Кто бы удивился. - Не без иронии заметила Малания.
- А потом пришла с одной идеей к Амани. И уже потом они долго готовились ко второй экспедиции.
- Точно. Очень долго. Почти триместр. - С иронией ухмыльнулась старая элфиянка.- Можно сказать подвиг терпения для Нэстэ.
- Ну, так тогда много чего наметилось. Шнатлии торопили, чтобы вывести свой молодняк в Бездну. Научники рвались со своими лабораториями. Даже поклонники Единого целый отряд готовили. А как их выпустишь в зону тяжёлых миров без охраны и сопровождения?
- Даже в первой экспедиции эти поклонники едва не погибли даже не добравшись до Неназываемого. - Рассмеялась Малания, сделав очередной глоток. - Такую глупость как выйти с молитвами из лагеря раньше передового охранения, не поняли даже тамошние твари. Нэстэ рассказывала, что от их завываний даже куинли был готов кусать всех подряд.
- Ну, тогда ты сама все понимаешь. Бездна лучшее место сохранить такой эксперимент в тайне. Шнатлии вообще молчат, если им приказать, поклонники и ученые своими делами занимаются. А ближнее окружение они и так во все посвятили. Что до Амани, она была готова ради такого эксперимента рвануть куда угодно, как я понимаю.
- Точно. Здесь к началу второй экспедиции все немного уладилось. Шиассан так наладил охрану и обучение лесничих, что остальные владетели предпочли переманивать наших бойцов, чем создавать что-то своё.
- Не больно это у них получилось. - Интакнироли вернула улыбку старой подруге. - Службу по всей Элфании пришлось организовывать на базе наших лесников. Да кому я это рассказываю! Ты же и занималась этим по поручению Амани, когда я пришла наивной элфияночкой, много воображающей о своем богатом секретарском опыте работы в гнездах аристократии..
- Не без этого.
-Потому тебя и не посвятили в ее тайну. - Предположила Интакнироли. - Ты постоянно общалась с командованием нового подразделения. Некоторые ключевые фигуры из Совета старейшин были в курсе происходящего изначально. А когда все было озвучено на закрытом совещании, именно совет настоял на сохранении тайны. Тебя решили держать в стороне от некоторых секретов.
- Возможно и так. Я в молодости действительно не держала язык за зубами. - Согласилась Малания. - Но к чему такая таинственность? Это же настоящее открытие. А мы столько лет потеряли!
- Кто это тебе сказал?
- Ну, нам же нужнее эти куинли, чем всяким богатеньким разумным. А получается, что среди элфов моя Луанни первая.
- Вот именно от этого и предостерегала Дарующая и ее гекатессы. - Вздохнула Интакнироли. - И совет до сих пор опасается такого развития событий.
-Какого такого?
- Ажиотажа. Куинли сейчас очень дороги. И, к сожалению такими и останутся. Как выяснилось, размножаться они не очень спешат даже у себя дома. Как-никак, почти бессмертные существа. Мы до сих пор не знаем, сколько они живут. Размножаются делением после достижения порогового возраста, но очень и очень редко. Пар не образовывают. Есть подобие гнездований для своих детенышей. Но очень не устойчивые. Дарующей просто повезло, что её малыш был в нужном возрасте.
- Теперь скорее уж повезло моей внучке. - Удовлетворенно заметила Малания.
- Не без этого. Но, видишь ли, экспедиции ловят и привозят малышей. Чем меньше возраст, тем лучше. И поймать легко и содержать проще, и приручаются без проблем. По оценкам покойного профессора Даррела, Куинли Дарующей было чуть больше трехсот лет. Но сути это не меняет. Молодняк привязчив, но отличается непостоянством характера и сложнее поддается дрессировке в нужном нам направлении. Но главное, расти они начинают только после полутора сотен, а то и двухсот стандартных лет. А для нас, как ты понимаешь, это критичный показатель.
- Да, в носовой платочек завернуться трудно лаже детёнышу. - Озадаченно пробормотала Малания.
- А говоришь, плохо соображать стала к старости. - Поддела подругу Интакнироли. - Все верно. То, что привозится сейчас в Объединенные миры, этот действительно только полезные игрушки с функциями батарейки и локального щита. На большее их трудно выучить. Нам же требуются взрослые особи, желательно даже старше чем был в своё время Куинли Дарующей. Амани для него с самого начала была немного великовата. По её записям, Дарующей пришлось согласиться на интенсивное откармливание питомца.
- Так вот почему её дракончик был таким гигантским перед каждой экспедицией.
- А ты думала. Их размеры зависят от интенсивности питания. И могут меняться в довольно широких пределах. Правда, нормальные миры со своей плотной атмосферой накладывают и тут свои ограничения. Но для целей эксперимента к счастью этого хватило.
- Я так понимаю, со взрослыми куинли все не так радужно, как с малышами?
- Совсем не радужно. Поймать их силой в родном мире не так просто. В мирах с атмосферой большие особи чувствуют себя не очень уютно.
-Понятно. У себя дома, при таких размерах, они сами кого хочешь поймают.
- Любые энергонакопители они выпивают не хуже Бездны. И никакие адаптеры им для этого не требуются - Усмехнулась управляющая. - Силовые поля вечно держать не будешь. С ними же надо заниматься.
- Точно.
- Поэтому было решено попытаться приручать взрослых куинли прямо в их мире. А для этого организовать станцию на месте работ.
- Там же нет влздуха.
- Станция построена около стационарного Раскола, имеющего рядом возвратный Раскол всего в паре сотен метров. - Пояснила Интакнироли. - Ее начали строить как научную уже в третью экспедицию. Строительство закончилось еще при Нэстэ. С дрессировкой тоже не все гладко получается. Первые исследователи имели вместо опыта только записи Дарующей. Это трудно назвать методикой.
- Согласна. Один зверек может дать направление, в котором надо работать, но не саму методику.
- Тут проблема не только в количестве. Дарующая не совсем обычный человек.
- Точнее, совсем необычный. Она же полная радуга.
- А ещё всю жизнь связана с Лео.
- Тоже выдающаяся ниахара, как и его брат.
- Верно. Чего стоит только его контакт с магистром Рианной после гибели брата. - Интакнироли кивнула, благодаря за доливание бокала. - В конечном итоге, пришлось начать с изучения самих куинли. Все осложнялось еще и тем, что Объединенных мирах не так много вариантов кремниевой жизни. А еще параллельно приходилось разрабатывать методику приручения, дрессировки и содержания зверьков. Сейчас у нас уже второе поколение элфиан на научной станции. И по факту, Луанни четырнадцатая из владеющих куинли. Но в истории останется первой элфиянка, кто имеет шанс открыто выйти в Объединенные миры.
- Так вот в чем ваш план! Вы решили вернуть эксперимент в нормальные миры. Почему только сейчас?
- Ты не верно ответила на мой первый вопрос? - Усмехнулась Интакнироли. - В игровых роликах Амани часто показывается одна или на фоне разных разумных. В документальных же материалах она всегда рядом с Дарующей.
- Я думала это логично. Ведь Нэстэ с Амани были подругами. И документальные ролики в основном про саму Нэстэ.
-У нее были и другие подруги, и боевые друзья. Дарующая столкнулась с тем, что куинли готов сколько угодно служить гравитационным скафандром для хозяйки. Большего ему и не надо. Тут скорее проблема заставить его развернуться и выпустить на время хозяина из кокона. Но даже Дарующей не удалось добиться такой же надёжности от своего питомца для Амани или любого другого живого существа. Куинли вел себя спокойно и поддерживал кокон до тех пор, пока видел свою хозяйку. А в её отсутствие был готов в любой момент отправиться на её поиски, оставив Амани без защиты. Меньшая же привязанность животного к хозяину влечёт за собой ещё больший риск непослушания.
- Я так понимаю, проблема не решилась?
- Нам многое удалось развить. - Вздохнула Интакнироли. - Есть даже работающая методика обучения. Но в вопросе передачи куинли на постороннего элфиянина, мы не достигли даже того, что сделала основатель латтории. Мы только знаем, что это возможно. Но ни один другой куинли не желает поддерживать кокон на постороннем разумном. Наш Куинли до сих пор остается удачным исключением. И с теми же условиями.
-Значит, пока что существует выход только для тех элфов, кто владеет куинли. А разводить их дома практически невозможно. - Потрясенно пробормотала Малания. - К тому же, от молодняка до пригодной для наших целей особи должно пройти лет двести. То есть, это решение хорошо, если будущих внуков. А то и правнуков первого хозяина.
- Добавь еще к этому, что принцип этой антигравитации научникам до сих пор не понятен. Отсутствует даже теория, хоть как-то объясняющая это феномен. Так что антигравитационных платформ, или там капсул, в ближайшие столетия не предвидится. Про антигравитационные скафандры можно и не говорить. Представляешь, во что все это выльется?
- Ещё бы! Если учесть, что свой собственный антигравитатор не помешает даже шнатлиям, цена на куинли станет запредельной. А к их миру потянутся уже не одиночные экспедиции охотников, а целые армии.
- Над последним с подачи Нэстэ и Рианны давно работает Совет контакторов. Безвоздушный мир не просто обследовать. Но сейчас в мире Куинли уже взяты под контроль все Расколы, ведущие на континент, где расположилась наша база. Последнюю пару Расколов закрыли буквально полгода назад. Кое-что удалось сделать и на втором полушарии.
- Это может помочь?
- Дарующая изначально старалась организовать охрану научных станций на основе шнатлий. Один из миров Бездны, расположенный в том секторе, условно подходит для их вида. А охрана экспедиций, предприятий в Бездне и преобразование мира, как выяснилось, это именно то, в чем инсектоиды могут быть особенно сильны.
- Если не сказать, что они буквально созданы для этих целей. - Усмехнулась Малания. - Нэстэ решала проблему быстрого перенаселения своих подданных.
- Причем перенаселение особей в циклах до наступления разума. Ну и их воинственности. - Со смешком среагировала Интакнироли. - В том мире для воинов частично разумных и воинов третьего цикла большое раздолье. И главное, никаких ограничений.
-Надеюсь это не мир Единого?
-На это даже триада контакторов не рискнула бы. - Интакнироли приподняла бокал в салюте и обе собеседницы пригубили вино.
- Нет. Этот мир был найден Дарующей с помощью карты предтеч и нескольких встреченных волн. Ну и не без участия Лео, естественно. Она как-то вычислила, что твари их формирующие происходят из мира, перспективного для её подданных.
- А те и обрадовались. - Недовольно проворчала Малания. - Хоть и сами мало чем отличаются от тварей. Целую охоту объявили на маленькую девочку.
- Мало нас осталось. - Вздохнула Интакнироли. - Тех, кто обращался к ней по имени.
- Под конец она сильно злилась из-за постоянного титулования. А уж как обижалась на близких, если кто обращался к ней по титулу.
- Я слышала, с этим бывали забавные ситуации.
- А ты как думаешь? Она-то кривилась. А поклонники Единого её при жизни уже почитали как равную богу. И не только они. В объединённых мирах обыватели на нее смотрели как на подарившую жемчужную нить, во внешних колониях как на предводительницу экспедиции по этой самой нити. Еще ее союзники с гекатессами поддерживали такое отношение.
-Ну да, они сами были убеждены в этом. Про шнатлий можно не упоминать. У этих насекомых понятие рода правителей забито едва ли не на генном уровне.
- Даже во Внешних мирах её вместе со всей компанией до сих пор поминают только по титулу магистра Совета. Кто проклинает, кто молится.
- Про нас можно и не говорить. Одно можно сказать Дарующая миры. Звание сопоставимое со святой принимается всеми, не зависимо от принадлежности к вере. Можно сказать объединяющая фигура для Элфов независимо от веры и убеждений.
- В Латтории она устроила для себя убежище от всего этого почитания. - Вздохнула Малания. - Когда никак не получалось сбежать в Бездну, сбегала сюда. Послушай. Так ведь получается, что она подарила нам не только наш мир.
- Два. Второй мир открыт третьей экспедицией. Он не так идеален как этот. И находится совсем далеко от населённых миров. - Призналась Интакнироли. - Информацию пока придерживают от публикации. Но это второй мир, к заселению которого мы должны быть готовы в самое ближайшее время, если не хотим повторения Эпохи скитаний в будущем.
- Вот она истинная цель того, что вы так упорно ищите подходы к куинли!
- Тянуть туда силовые тоннели еще долго будет не рентабельно. Как Нэстэ с Амани не искали пути, но они все равно получались слишком длинные. Да и в самом том мире первым колонистам придётся не сладко. Это не Элфания. Преобразования должны будут затронуть все: от состава атмосферы до почвы и воды.
- Получается, куинли это единственный выход для элфов как для выхода из Элфании в нормальные миры, так и для колонизации подходящего анклава.
- Дарующая показала нам путь. - Грустно заметила Интакнироли, различая остатки вина. - Но только сейчас мы приблизились к его началу.
- А идти по нему придётся хорошо если правнукам моей Луанни и уже без Дарующей. И сколько еще у нее не известных мне тайн?
- Не все сразу, подруга. - С улыбкой откликнулась Интакнироли. - Это только начало для тебя. Пора тебе возвращаться к работе.
- Я старая и больная пенсионерка.
- Какая пенсия в твои годы? Ты думаешь, я не знаю, что ты до сих пор не пользуешься лифтом?
- Внучка его не одобряет. Надо соответствовать.
- Послушай, все с пониманием отнеслись к твоему решению отойти от дел. Никто тебе не мешал жить отшельницей. Но сколько можно длиться трауру? И вообще, надо было мне самой сообразить и притащить к тебе кого из младших, а не пускать все на самотек. Ты прямо воспряла за этот год.
- Эта непоседа кого хочешь, заставит двигаться. То крылья порвет, то в шквал попадает.
- Теперь оказывается еще и с ниахарой разговаривает и куинли заполучила. - Подначила управляющая. - Ты не представляешь, как мне нужна опытная наставница для персонала. И вообще, какая пенсия, когда такие дела разворачиваются. Неужели не хочется проконтролировать взросление своей внучки?
- Эх, помнится, Нэстэ даже в старости плевалась при одном упоминании о пенсии. - Посетовала Малания.
- Пусть ее душа хранит нас и впредь.
- Надеюсь, она порадуется, что ее начинания не забыты. - В ответ отсалютовала бокалом Малания. - Я подумаю.

Гнездо Дарующей



Луанни очень боялась этого перелета. Гнездо Дарующей находилось очень высоко относительно деревни и лететь требовалось на глайдере. Когда сообщили о сроках вылета, она не находила себе места весь день. Криан, глядя на нее сильно веселился, хоть и пытался успокоить. Ну не съест же её нынешний владетель латтории. А его сын и вовсе, хоть и старше их на несколько лет, вполне нормальный парень, с которым можно пообщаться.
Но Криану хорошо говорить. Он уже несколько лет общается с наследниками Дарующей. А она их только в инфосети и видела.
Она так разволновалась, что не сразу обратила внимание на чужое недоумение у себя в голове. Уже лёжа в постели она постаралась сосредоточиться и объяснить, что ничего страшного не происходит.
Передать желание незнакомого владетеля её видеть, ещё было можно. Как никак самка сама её таким образом несколько раз вызывала. Но как объяснить своё желание увидеть легендарное гнездо Дарующей и беспокойство от предстоящего знакомства с владетелем и его наследником. Ведь мало того что это очень сильный и богатый род, но они ещё и люди. И хочется, и страшно от ожидаемой встречи.
"С вопросом: ощущение логова, покоя".
Ну да, она же была в её логове и знает теперь эту эмоцию. Но как показать, что своё логово она покидает и на время приезжает в чужое. Где хозяин совсем незнакомый человек. И логово высоко, на горе.
"Ощущение логова. Большого, светлого, и надёжной защиты, чувство партнера"
А ведь верно, гнездо Дарующей ниахарами так и должно самками восприниматься. Логово главы прайда и сильного самца. Для них ведь человек только рядом с самцом стоит.
Пришла эмоция, какая бывает, когда самка фыркает, в ответ на её неловкость.
-Тебе хорошо, ты своего самца знаешь. А я владетеля только по инфосети видела. - Полушепотом пробормотала Луанни в одеяло. - И не самец он мне совсем. Я ещё маленькая. А покровителем у меня здесь Пра.
"Ожидание встречи, желание сопроводить, радость от предстоящей встречи с самцом. Уверенность что все будет хорошо'.
Луанни только хмыкнула на готовность самки поддержать её. Но, как это ни странно, короткий диалог, потребовавший полной сосредоточенности, помог. Она отвлеклась и закрыла глаза.

Перелет на глайдере запомнился сплошными облаками и выступающими над ними пиками скальных гряд. По прибытии, на посадочной площадке их никто не встречал. Пра спокойно поблагодарила пилота и уверенно двинулась по одной из тропинок, ведущих.
- И ты ещё будешь утверждать, что не имеешь отношения к этому гнезду? - Поинтересовалась Луанни.
- Так я же здесь служила.
-Ага, а охрана тут помнит каждую служанку?
- Здесь ЭДИ все контролирует. Мой код сохранился в его базе данных вот и все.
Пра замерла так резко, что Луанни едва не врезалась ей в спину.
Выглянув из-за ее плеча, она обнаружила и причину столь резкой остановки. Белую, пушистую, всю в сбегающих золотистых искорках.
Кошка сидела немного в стороне от ухоженной тропинки и внимательно смотрела на них своими желтыми глазами.
Дождавшись, когда они вдоволь налюбуются, она встала, протянулась и деловито приблизилась. На Пра кошка бросила только один взгляд. Потом обошла Луанни и пристроилась рядом. Кончик пушистого хвоста качнулся и замер почти над плечом девочки.
"Спокойствие и надёжность'. Как в своём логове. Только тут ещё и присутствие надёжного сильного партнёра и нетерпеливое ожидание скорой встречи с ним.
Только сделав следующий шаг, Луанни обратила внимание на поджидающую их служащую.
Незнакомая элфиянка озадаченно наблюдала за происходящим, и по мере приближения осторожно отошла в сторонку, явно пропуская вперед не столько прибывших гостей, сколько опасаясь загородить дорогу самке.
-Добро пожаловать в гнездо Дарующей. Управляющая Интакнироли будет ожидать вас в саду на среднем уровне.
- Благодарим. - Степенно откликнулась Пра, и наклонила голову в полном соответствии с этикетом высшей аристократии. Луанни растерялась. Правила поведения в разных ситуациях она проходила. Но кто их будет запоминать в школе? Тем более, что для неё куда привычнее было находиться совсем с другой стороны беседы. То есть на месте этой самой служащей.
Неловко выполнив знак приветствия принятый среди равных по положению, она прошмыгнула за Пра внутрь. Ниахара переступила порог без запинки. Действительно, как будто зашла к себе домой, на половину самца, уже одобрившего её визит.
- И что здесь делает самка? Это ведь Дикарка, насколько я понимаю? - Придержала шаг Пра, пока они шли по коридорам. - Твоя инициатива?
-Да. Я вчера её потревожила нечаянно. - Повинилась Луанни.
-Ясно. Значит, мы поставили на уши все гнездо Дарующей. Включая службу безопасности. Дикие все же редко посещают логово своего самца. Обычно он предпочитает делать это сам.
Холл со стороны посадочной площадки был предназначен для служебного пользования. Что несколько разочаровало Луанни. Все же она видела немало игровых роликов с участием гнезда Дарующей и ожидала увидеть хоть какие-то знакомые интерьеры. А тут ничего. Хорошо, что их повели сразу в сад, разбитый на террасе. Тут уже были вполне узнаваемые пейзажи, известные по популярным роликам. Засмотревшись на вид горной гряды, которым любила любоваться сама Дарующая, Луанни не сразу заметила парня, расположившегося в открытой беседке.
Пра, однако, ничуть не колебалась, направилась прямо к нему.
- Добрый день Эрнас. - С улыбкой приветствовала она человека, старше Луанны на несколько лет.
Тот весело окинул их взглядом и прищурился.
- Малания, с чего такие церемонии?
- Я все таки со внучкой.
Луанни подозрительно перевела взгляд с одного на другого. Сомнений, что её Пра тут была не просто служащей не оставалось. Тем не мене правила вежливости требовали действий и от неё.
- Рада вас увидеть инер Эрнас.
- Просто Эрнас, этого вполне достаточно, если позволишь и мне обращаться к тебе по имени.
Луанни невольно улыбнулась в ответ на весёлый взгляд молодого человека. А тот уже посмотрел на скользнувшую в беседку Дикарку.
Ей на встречу из угла поднялся немного сонный котёнок. Досточно крупный, чтобы уже считать себя взрослым. Его Луанни тоже знала. Ррирс был в паре с молодым наследником и сыном старшей самки. Инфосеть исправно отслеживала подобные события в семье Дарующей и долго смаковала родословную ниахар.
Тем не менее, это был ещё котёнок. Он дал самке себя обнюхать и сам потерся лбом под её челюстью. Та спокойно принялась его вылизывать.
- Любопытно. Чтобы дикая самка проявила интерес постороннему на столько, чтобы лично сопроводить его к старшему самцу! Я только слышал о таких случаях. - Весело подмигнул наследник стушевавшейся девочке. - Неужели мы настолько страшные, что тебе потребовалась боевая поддержка настоящей дикой ниахары?
-Я сильно переволновалась вчера. - Признала вину Луанни. - Это же в первый раз.
- Да все нормально, не извиняйся. - Рассмеялся парень. - Я когда в первый раз в Столичный дворец Арден попал, тоже не отказался бы от сопровождения. Тем более что Ррирс тоже был не в своей тарелке после перелета.
Он кивнул в сторону котенка.
Самка в этот момент оставила котёнка и выскользнула из беседки. Вернулась, откровенно ластясь к огромному самцу, величаво шествующему рядом с невысоким мужчиной.
Каэрл, старший самец прайда и партнер владетеля завладел ее вниманием сразу. Он обошел сначала Пра. Луанни даже поймала эмоцию узнавания. Потом обошел саму девочку. И шумно втянул воздух, ткнувшись в ее ладонь.
От Дикарки пришёл успокаивающий импульс. Ей хорошо успокаивать. А, каково самой Луанни? Она же лично в новостях видела, как этот самец держал оборону против волны, поднявшейся около поврежденной транспортной станции. Да в боевой трансформации один клык этого самца наверно больше ее руки. Он одним ударом лапы перебывает хребет курхи. По хвост и говорить нечего.
- Вы, ниэла, умудрились в очередной раз поразить все наше гнездо. - Вместо приветствия выговорил владетель Кэлвэн. Уговорить самку на такое представление редко кому удается.
- Просто она относится ко мне как к котёнку. - Впервые произнесла вслух свою догадку Луанни.
За сегодня она точно перебрала лимит по смущению.
- Но ниахары редко берут себе котят из человеческой породы. - Улыбнулся тот. - Как мне сказала Интакнироли, у вас полноценное общение?
- Мне так сказали. Но я не знаю что это значит. Она меня слышит, когда я её зову. И я могу слышать её, когда она захочет.
- Просто отлично!
Курса не нашёл другого времени, чтобы заявить о себе. И как всегда появился на плече с угрожающим шипением в сторону незнакомцев.
-Извините. Он все ещё боится всех.
Луанни торопливо прикрыла ладошкой питомца. Но тот все равно пытался выглянуть из под неё. Куинли за несколько дней вполне оправился от ран. И даже стал контролировать себя, питаясь теплом тела хозяйки. Но дома все равно требовал включать обогреватель, на котором и торчал все время, пока Луанни не отправлялась на улицу или спать.
- В конце концов, вы здесь именно для того, чтобы обучить жить среди разумных. - Пожал владетель плечами.

Самка уже куда-то исчезла, послав ей на прощание ощущение логова и напоминание о скорой встрече на тропе. О том, что начало тропы теперь далеко, она как-то не упомянула.
Пра осталась в саду, дружески общаясь с владетелем. Чему Луанни уже не удивилась. А она в сопровождении служанки прошла в гостевое крыло.
Простая комнатка, даже немного меньше, чем у неё в гнезде Пра. Зато все, что нужно под рукой. Бассейн конечно на нижнем ярусе и общий. Зато от вида с балкона захватило дух. Здесь не требовалось даже подниматься к хребтам, чтобы набрать скорость. А служанка к тому же пояснила, что в окрестностях гнезда полёты элфиян разрешены. Только выходить надо с крутым подъемом, чтобы не оказаться над лесом.
- Над дальними хребтами очень сложные воздушные потоки. - Пояснила она. - А на склонах слева сейчас и вовсе в двух логовах котята живут. Самки будут очень недовольны.
Луанни радостно кивнула головой в знак того что поняла. На склоны и хребты ей совсем не хотелось. Ну, их, эти потоки. Она возбужденно перегибалась за край площадки, всматриваясь в далекий лес. Триместр здесь она точно проживет и скучать не будет. Тем более, что к середине лета прилетят Криан с Урсой. А через месяц приедут родители. Береговые скалы конечно совсем не то. Но две недели в гостевом домике и на берегу моря будут отличным дополнением к новым приключениям.

Вместо эпилога


Снова лето.
В небе на фоне редких облаков парил красный корпит. Пернатый хищник давно высматривал себе поживу среди камней. Его внимание на мгновение привлекло движение в прогалах сплошного лесного ковра. Но он тут же продолжил охоту. Слишком крупная добыча для него. К тому же поблизости мелькала тень того, с кем лучше не связываться.
Среди деревьев легко шла девочка от пятнадцати. Видно было, что она в хорошем настроении и получает удовольствие от прогулки. То остановится, полюбоваться цветком, то запрокинет голову, что-то высматривая в кронах деревьев. Иногда перепрыгнет с камня на камень. А то и перепорхнет на своих прозрачных крыльях через овраг.
Это время Луаннирилиона особенно полюбила для своих регулярных прогулок. Ветра почти нет, основная жара ожидается только на следующей неделе. А холодов не ожидалось даже по ночам рядом с ледниками. Не маловажный фактор для тех, чьи тропы не позволяли обернуться за один день. В эти дни, перед наступающим зноем почте все, кто мог, старались выйти на тропу и завершить обязанности по уходу за подопечными деревьями.
Луанни с любопытством осмотрела крону первого из своих деревьев. Но разочарованно вздохнула. Плоды на дикаре были ещё незрелыми. Это ничуть не испортило ей настроения. За эти годы к первому зонтику добавилось еще три. И все они были на склонах латтории Дарующей. А тропа удлинилась так, что из некоторых шалашей ночью можно было наблюдать, как заходят на посадку глайдеры к гнезду Нэстэ.
В деревне ее тропа теперь была самой длинной. Полностью в одном направлении ее можно было пройти только с ночевкой в одном из шалашей. Поэтому, если, как сейчас, планировался обход всех деревьев, то вторую ночь она вынуждена была планировать в гнезде Дарующей. А уж оттуда ее доставят в деревню. Случалось это теперь регулярно.
Так что у ей предстояло два дня пешей прогулки. Правда если будут плоды, придется их тащить вверх по склону. Что не очень удобно. А если станет совсем тяжело, можно вызвать ребят из гнезда. Они никогда не отказываются. Сейчас там гостит геката принца Арден. Для них такие вылазки ф дикий лес заменяют тренировочные выходы.
Плечо слегка повело. Курса заметно подрос со времени первой встречи, залечил шрамы и рубцы. Теперь он без труда трансформировался в излюбленную форму дракончика с тупым носом и мог удерживать ее бесконечно долго. А вот избавиться от страха, потерять свою хозяйку так и не смог. Из-за своих размеров он теперь почти полностью закрывал свою хозяйку от плеч до ниже пояса. И даже немного заползал на руки. В школе привыкли к этому. Зато когда она приезжала на побывку к родителям, вид татушки на все тело вызывал у городских сверстников шок.
Но Пра только отмахнулась, когда Луанни хотела ограничить прожорливого питомца в еде.
'Отстань от малыша. Он двести лет мечтал наесться до отвала. Не лишай его удовольствия'
'Если он для тебя велик, давай я буду носить' - Тут же приложил Криан, когда она поделилась с ним своими сомнениями.
Ага, с-счас. Никому не отдаст. В инфосети у Курсы уже есть свой клуб почитателей, тех, кому она выслала персональные снимки.
Луанни подумала, и решила не думать больше об этом. Ну и что, что питомец начал догонять в размерах своего родителя. Зато не смотрит на нее такими несчастными глазками, сидя на холодном отопителе.
Хотя и странно. Во всех инструкциях по уходу за куинли есть предостережение от перекармливания. Но в гнезде Дарующей ей ни разу не напомнили о размерах Курсы. Даже более того, управляющая Интакнироли каждый раз напоминала, что он еще маленький.

И все-таки, что-то Пра и Интакнироли придумали для нее и курсы. Они думают, что она не замечает их переглядываний. Очень уж Управляющая любит экспериментировать с дрессировкой Курсы. А Пра ее во всем поддерживает. А еще в гнезде Дарующей появился странный специалист по куинли. Мало того, что он знает про них больше, чем все инфосеть вместе взятая. Так это еще элф. Старый совсем, ему скоро сотня лет исполнится. Она уже познакомилась с новым тренером. И в разговоре у Луанни сложилось впечатление, что он большую часть жизни провел среди людей и змеелюдов в нормальном мире. Но ведь этого не может быть. Конечно он прибыл из нормальных миров. Но судя по назначенному курсу, пробыл там совсем немного. Она уже научилась в этом разбираться.

Луанни перелетела через овраг. Привычно повинилась перед Дикаркой. Та так же ритуально фыркнула. Курса раскинул крылья и присоединился к ним своим шипением.
Его явно беспокоил пернатый хищник, парящий вверху. Луанни сильно подозревала, что это неспроста. И некоторые из ставших почти незаметными, шрамов оставлены когтями этой твари, переселившейся сюда из Бездны.
Впрочем, нынешние размеры Курсы уже позволяли не думать об этой опасности. Причем не только питомцу, но и его хозяйке. Даже если не учитывать силовой щит на поясе, когти красного корпита уже не смогли бы пробить живой щит в который мог превратиться питомец в случае опасности.
Луанни весло рассмеялась, стряхивая курсу с плеча. Пока энергонакопитель силового щита не выпит Расколами, пусть полетает. А потом вернется, чтобы запитать его снова.


окончено

В начало





Оценка: 8.98*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Михална "Путь домой.Битва за Орион"(Постапокалипсис) Э.Никитина "Браслет. Навстречу своей судьбе."(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) С.Суббота "Самец. Альфа-самец"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Вэй "Филант"(Боевая фантастика) П.Роман "Земли чудовищ"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Книга 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаНедостойная. Анна ШнайдерЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрHigh voltage. Виолетта РоманВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаПортальщик. Земля-матушка. Аскин-Урманов��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаНочь Излома. Ируна БеликПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваНевеста двух господ. Дарья Весна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"