Шулепова Мария Константиновна: другие произведения.

Логово темных снов. Глава 1. Пробуждение.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пока что самое важное для меня произведение.

  ЛОГОВО ТЕМНЫХ СНОВ
  
  1 глава. ПРОБУЖДЕНИЕ
  
  Мне опять снился этот сон. Я глубоко сплю и не в силах проснуться. Мне снится моя планета. Уже тысячи веков, как Земля не носит на себе ни одного живого существа, и эта бедная луна напрасно зажигает свой фонарь. На лугу уже не просыпаются с криком журавли, над водой не парят свободные чайки, и майских жуков не слышно в траве. Холодно, очень холодно. Повсюду опустился мрак. Пусто, пусто, бесконечно пусто. Страшно, страшно, страшно. Моё сердце остановилось... Стоп, мышечный стук.
   Тела живых существ исчезли в прахе, и Вечная материя обратила их в камни, в воду, в тучи, а души их где - то далеко отсюда. Я - общая мировая душа. Я остался здесь один. Я открываю уста, чтобы говорить, и мой голос звучит в этой пустоте уныло, никто меня не слышит...
  Под утро меня рождает гнилое болото, и я блуждаю до зари, но без мысли, без воли, без трепетания угасавшей во мне жизни. Боясь, чтобы во мне не возникла новая жизнь, отец Вечной материи, дьявол, каждое мгновение во мне, как в камнях и воде, производит обмен атомов, и я меняюсь непрерывно. Во вселенной остаётся постоянным и неизменным один лишь дух. Как пленник, брошенный в пустой глубокий колодец, я не знаю, кто я и что меня ждёт. Над головой трещит раскалённая атмосфера. Воздух горяч, его невозможно принимать. Я знал, что в упорной, жестокой борьбе с дьяволом, началом материальных сил, мне суждено победить. И тогда наступит царство мировой воли. Но это будет ещё не скоро... через длинный ряд тысячелетий... а до тех пор - ужас, ужас...
   Но вот я чувствую приближение дьявола. Я вижу его страшные багровые, глаза и витающий в густой атмосфере бесконечный хвост. Это хвост из цепи хаоса. Я уже чувствую близкое огненное дыхание. Он приближается ко мне в виде общей массы туч, готовых поразить электрическим разрядом. Над головой бушует молния. От непрерывных её вспышек мне режет глаза, и я уже ничего не вижу...
  
  ***
  
  Далее моя душа несётся далеко назад, на миллионы лет, а тело неподвижно лежит в постели. Я чувствую его, оно меня немного обременяет. У меня не осталось разума, мои мысли и воспоминания принадлежат только телу. Поэтому я не знаю, зачем мой дух так стремительно летит. Вся моя энергия собирается в один центр, которым я определяю, что должен идти в прошлое, чтобы спасти будущее. И вот остановка. Но она только короткий миг, словно передышка перед боем.
  Вскоре я в неком доме. Передо мной длинный коридор с нависающими стенами. Здесь я обычно жду звонка. И вот звон в конце коридора. Я хочу бежать, но не могу - слишком тяжело передвигаться, ног будто нет. Пробираясь по бесконечному коридору, я повсюду натыкаюсь на липкую паутину. Наконец я снимаю трубку - там молчок.
  -Алло! Кто это?
  Слышится чьё-то дыхание.
  -Алло, - повторяю я. Вскоре раздаются приближающиеся давно знакомые мне шаги. И вот гремит голос:
  - Где ты?- голос тоже уже знаком.
  -Я...здесь.
  -Ты на пути,- продолжает голос,- очень близко. Ты должен найти и сохранить самое важное, а если ты не сделаешь этого, то проиграешь. Будь осторожен, не поддавайся на чужие уловки.
  На заднем плане раздался женский смех.
  -Что я должен найти?- спрашиваю я, подразумевая, что знаю.
  -Ты поймёшь, когда найдёшь, главное - вовремя понять, что ты нашёл...
  -А если я не найду?
  -Хм, тогда Оно само тебя найдёт.
  Повесили трубку, и пошли гудки. Я стоял и прислушивался к собственному дыханию. Меня пугало то, что я не знал, кто говорил со мной и что нужно найти. Я стал чувствовать приближение чего - то холодного со спины, но, оглянувшись, ничего не увидел. Но что - то меня окружало и вливалось внутрь. Это был страх. И от этого страха я всегда просыпался...
  На этот раз я так же проснулся, долго ворочался в кровати, ненавидя ночь за то, что она изматывает меня больше, чем день, и на утро я встаю с больной головой и больным воображением. В последнее время я стал мучаться подозрениями, что я психически болен. Но мне приятнее было ощущать себя неким избранным, а вот событий, которые пророчил сон, я никак не хотел. Больше всего на свете меня пугает реальность этого сна. С этими терзаниями я встал с кровати, подошёл к окну. Отодвинул занавеску. Снаружи льёт дождь. Я вижу его серебряные нити на крышах мокрых домов. Я вижу, как они тянутся с небес до земли, проходя в ночном воздухе. Я вижу его следы на земле - мельчайшие кратеры от ударов капель о грунт. Я вижу всё до мельчайшей детали. Будто вижу в последний раз. Я научился воспринимать мир по- другому. Это когда тебя окружает вечная красота. И ты чувствуешь боль за неё, когда смотришь, и на глазах невольно наворачиваются слёзы. Я плаваю в прелестях дня и ночи. Только последнее я люблю больше. И каждую ночь я запоминаю разной, но всегда как прощальную, словно осознаю, что я здесь непостоянно. В любой момент меня может не стать, но я лишь перенесусь в другое место, туда, где я нужен, где в моём бытие есть смысл.
  Когда я смотрел на небеса, меня терзала острая боль, поселялась тревога, которая жила со мной весь день, а ночью прибавлялась снова, и я не помню, сколько ночей так продолжалось. Словно меня вырвали откуда- то и кинули сюда, оставили на выживание. Тест- драйв. Пройдёшь- выйдешь победителем, нет - душу погубишь. И сегодня мне опять хотелось плакать. Я не заметил, как настал рассвет, хотя и видел его приближение. В воздухе уже плавал туман, но он был почти прозрачен и лёгок и оттого не падал на землю. Небо же было закрыто голубовато-серыми тучами, что предвещало дождливый день. Ветер разбросал их, как клочья ваты, оставляя между этой грустной массой беловатые промежутки. Ничто нигде не шевелилось и, казалось, не дышало. Как будто всё было мёртво.
  Я посмотрел на часы: было почти пять утра. Через два часа на работу в редакцию. Не везёт мне что- то. Я совсем не могу сосредоточиться. Нужно отдохнуть, взять отпуск. Иногда я задумываюсь, зачем я выбрал такой путь, зачем я журналист, зачем я пишу о всякой паранормальной ереси, если мне этого уже совсем не хочется? С утра мы обсуждали эту тему с Андреем, моим соседом и другом. Долго спорили. Он считает, что мне не следует оставлять работу, так как у меня есть талант. Я не согласен. Андрей показал ежа, которого сцапал у себя на даче, я дал ему молока. На выходных он поедет обратно и выпустит Колючку. Я наверно поеду с Андреем, как только освобожусь от работы.
  Не тут- то было! В моей редакции куча проблем. Директор сказал, что моя колонка резко теряет популярность, и, если так будет продолжаться, меня уволят.
  -Ты пишешь всякий бред!- в заключение сказал Богданов, толстый коротышка в очках с волосатым носом- картошкой. В целом, он похож на огромную свинью, являющуюся главным редактором нашей газеты. Его так и называют: "Очкастая свинья". После того, как я прилежно выслушал все претензии в оскорбительной форме, тут же предложил дать мне отпуск. Богданов, конечно, рад был от меня избавиться, но явно больше хотел меня уволить, чем дать отдых. Я должен подмазаться к директору, написать что- то на самом деле интересное, что бы восстановило мою репутацию. Но нет материала. Директор же решил вдруг дать мне новый кабинет, мол, в моём старом нужен капитальный ремонт. Да, там дымятся розетки из-за строительной фирмы в соседнем здании, которая чёрт знает, что делает с нашим электричеством. Я уж молчу про паркет, обои, потолок и т.д. Странно, мне до этого казалось, что я совершенствую свой талант, и даже плохая обстановка не в силах загубить его. Оказалось всё с точностью да наоборот. Я уже два года пишу про паранормальные явления в бытовой жизни людей. А, так как они встречаются не так уж и часто, то иногда, признаюсь, приходилось привирать. Но чтобы совсем "бред"! Недавно был сумбур из-за моей статьи насчёт одной женщины, на кухне у которой вдруг взлетела сковородка, а потом ударила в лоб вошедшего в этот момент ошалевшего, мягко говоря, мужа. У бедняги было сотрясение. Мои труды опровергли, сославшись на то, что женщина сама двинула мужу сковородкой за пьянство, а ему, выпившему, показалось, что опознанный самолетающий объект действительно летал. Так- то вот. Может и бред. Мне от этого не легче. За последнюю неделю со мной приключилось много неприятностей. В основном они мелкие и не должны приносить особенных неудобств, но настроение подрывают. Позавчера ночью ко мне через форточку влетела ворона, по пути снесла пол- люстры, а затем чуть не выбила мне оконное стекло. Причём, птица билась с такой дьявольской силой, что едва раму не разбила. Это было ужасное зрелище. Говорят, это плохая примета. Птица, влетевшая в дом, несёт на своих крыльях беду. Впрочем, я не суеверен. Вдобавок ко всему, около моей квартиры третьи сутки подряд сидит черный кот. Здоровый, с разноцветными глазами. Один- зелёный, второй- карий. Я не знаю, как его прогнать. А он ведь сидит под дверью целыми сутками. И ещё смотрит на меня с высока, а затем отворачивается. Андрей сказал, что ни разу не видел кота, хотя его дверь рядом с моей. Но я-то знаю, что эта тварь вечно там сидит! Просто я боюсь кошек. Как будто они смотрят глазами самого сатаны.
  В общем, вернувшись домой, я решил сразу лечь спать, так как холодильник мой был пуст, телевизионная антенна сломана, и заняться было нечем. Сегодня тяжёлый день, я надеялся спать без задних ног, без обычных кошмаров. И мне это удалось.
  Квартирка у меня весьма уютная, хоть и маленькая. Без всякой роскоши. Даже нет магнитофона и телефона, в отличие от того дома, который так часто мне снится. Я спал крепко. В семь утра звенит будильник. Пора вставать и ехать на работу, выслушивать их недовольные возгласы. Мне давно уже не о чем писать в колонке. Точно, скоро меня уволят. Вот тогда я стану совсем одинок. В редакции мне нравится молоденькая журналистка София, с огненно рыжими кудрявыми волосами и большими зелеными глазами. Я держусь ещё на работе, по- сути, из -за неё. Так же пришёл и сегодня. Пришёл, а в моём кабинете уже нет моих вещей! Это просто наглость. Я опять отправился к директору с требованием объяснений. Не буду описывать наш разговор, он не очень важен, а важен результат. Мне дали новый кабинет, теперь придётся ездить в другое место. Там редакция арендует небольшое здание. Ну, что ж, посмотрим. Я сразу поехал по указанному адресу и... приехал. Передо мной мрачный и старый деревянный дом в два этажа с облупившимся крыльцом. Маленькие закопчённые стёкла неравномерно распределённых окошек. Но для меня важнее внутреннее содержание. Я зашёл в узенькую прихожую, оттуда наверх вела дряхлая лестница с шатающимися перилами. Где -то сбоку доносился звук печатной машинки. А дальше, в глубине здания, голоса людей. Надо же, здесь ещё есть живые. Недавно Богданов мне сказал, что мой кабинет располагается наверху. Я уверен, что эта "свинья" постаралась выдворить меня подальше, чтобы в его распоряжении было больше помещений. Я его "достал своими небылицами", я "позорю нашу газету", и из- за меня к ней относятся несерьёзно. Ну и чёрт с ним! А я и тут обустроюсь ненадолго. Теперь я у них шут, мои статьи обещают помещать в рубрике "Смех, смех, смех!!!". Но до этого ещё далеко. Вернёмся к моему новому кабинету. Итак, я сразу решил подняться наверх. За перила держаться не стал, потому что боялся, что они отвалятся. От лестницы на втором этаже шёл коридор, влево и вправо, и по обе стороны то него располагались двери, а из правого конца доносилась музыка, точнее вальс. Всё внутри было из дерева, ни капли новизны. Весьма модно, особенно обшарпанный пол с запахом кошачьей мочи. Короче, дыра полная, мой талант здесь задохнётся. Кабинет мой был под номером 11, а я решил заглядывать во все по очереди. Половина дверей закрыта. Открываю номер 9... Тесно. Громадный шкаф. Посередине стол, а над ним нагнулась женщина, которую я тотчас узнал по спине и волосам. Это была красавица- София, к этому времени она уже обернулась.
  -Привет, мой дорогой сыщик! -улыбнулась девушка, оголяя белые крупные зубы, будто скалясь и готовясь укусить меня. Глаза смотрели весьма дружелюбно.
  -Привет, София. А ты как здесь очутилась?
  -Я теперь тут работаю. Меня перевели...как и тебя, верно?- в её глазах мелькнула искорка задора.
  Она явно чего- то хочет из меня вытянуть. Я ответил:
  -Да, но я думал, что меня одного...
  Но София не дала договорить.
  -Ты уже не один. Будем работать в паре! Можешь на меня рассчитывать, -причём, последние слова она выделила интонацией. -Мы им такую историю забацаем, что у них искры из глаз посыпятся и волосы встанут дыбом. А?
  -Ты хочешь мне помочь в этом дельце?- я почувствовал недоверие к ней. Мне показалось, что Софию заслали, чтоб окончательно подорвать мне нервы. Ни для кого не секрет, что эта девушка мне нравится. С какой стати ей помогать мне? У неё своя работа плачет. Я задумчиво её осматривал. София была одета в строгий красный костюм, сильно приталенный, со строгим воротником и достаточно короткой юбкой. И как всегда шпильки. Это я уже выучил на бис. Её рыжие волосы, собранные наверху, весело переливались под лучами лампы. Увидев, что я осматриваю её, София развернулась и облокотилась спиной о стол. Хлопая большими и мягкими глазами, она пыталась найти со мной контакт, уловить настроение. Я пытался не поддаваться, молча смотрел на неё, удивляясь белизне кожи и черноте тонких изогнутых бровей.
  -Ты злишься на них?- спросила София.
  -Нет,- ответил я, естественно, соврав. Мне не хотелось говорить правду. Все мои слова могут быть использованы против меня. Люди коварны. И София тоже.
  -Я не верю тебе, не может быть. Даже я злюсь немного, как же ты не злишься?
  -А что, я чем- то хуже тебя, София? Почему я обязательно должен злиться? Я буду выше их. Стану ещё нервы себе трепать! ... А ты первый день здесь торчишь?
  -Да,- сначала сухо ответила она, но потом резко поменяла тон на более мягкий и ласковый. Заиграла глазами. -Так же, как и ты. Согласен в паре? Я просто не хочу быть одна, мне скучно и даже...страшно!- почти шепотом добавила София.
  -Не смеши меня!!!- воскликнул я.- Чего только не придумаешь, лишь бы отлынить от работы.
  - А я и не смешу, не хочется сидеть допоздна, а надо. Тут даже нет кофеварки, представляешь! Ну останься со мной, пожалуйста!- Она приподняла бровь, зная, что при этом становится чертовски соблазнительной. А я не знал, что сказать. Меня впервые стала пугать её настырность. Но отказаться я не мог.
  - Хорошо, если ты действительно этого хочешь, - наконец сказал я.
  - Хочу, - тихо сказала София, а потом строгим тоном добавила:
  - Как закончишь работу, приходи ко мне в кабинет, я буду ждать.
  - Всё, договорились.
  Я вышел, нащупал в кармане ключ от своего "офиса" и открыл дверь. Замок ненадёжен. Тесно. Темно. Этот запах... всё говорит за себя. Я уселся за обшарпанный стол, который вдобавок шатался. Это всё меня раздражало. Я трясся от злости, хотелось всех порвать в клочья. Приходилось терпеть такое отношение за какие- то жалкие гроши. Передо мной лежал чистый лист. Надо было что- нибудь написать. В голове сплошная пустота. Я, наверно, бездарен. И нечего выдумывать. Ни гигантские тараканы, ни поющие ежи, ни гуманоиды за рулём наших дорог - ничего из этого написать не могу. Какой позор! Через пять минут одолела усталость. Я стал думать о возвышенных вещах, таких как любовь, смерть, жизнь и её смысл. Думал об отдыхе, о Софии. Ничего у нас не получится. Такой, как я не нужен ей. Мне стало грустно. За окном льёт дождь. Стучит по рамам. Нет, всё же не дождь так стучит. Я прислушался. Что- то грохотало, нет, скрежетало. Надо подойти посмотреть, что там. Смотрю, а на подоконнике сидит мокрая ворона. Скользит по железу когтями, а из горла течёт кровь, чёрная какая- то. Наверное, её кошка сцапала, а она успела вырваться. Всё равно умрёт, сразу видно. А глаза большущие, круглые, жалобные и в то же время страшные. Смотрит так на меня... ненавижу ворон! Вечно от них одни проблемы. А кровь уже растекается по подоконнику. Надо что -то делать! Я решил попробовать взять её в руки. Тихонько подхожу, протягиваю птице палец, затем всю руку медленно. Ворона злобно раскрыла клюв и уставилась на меня. Она тяжело дышала, и в горле слышался хрип. Я боялся подойти ближе. И, действительно, ворона вдруг резко взметнулась вверх, полетела по кабинету, врезалась в стену, и, в конце-концов, без сил упала на мой стол, прямо на бумаги. Я побежал сгонять её, но птица подняла голову и громко каркнула, причём мне показалось, что она сказала "прочь!". Сказала и улетела восвояси, оставив мне кровавые бумаги и подоконник. Я остолбенел: весь мой чистый лист был в крови, как чернила, впитавшейся в бумагу. Причём, тоненькие разводы, кляксы, отпечатки вороньих перьев были истинно чёрного цвета. Не скажешь, что это кровь. Я решил всё выбросить. Только на прежде белом листе я заметил нечто странное, какой-то узор. Чем больше я всматривался в него, тем чётче он становился. Через несколько секунд меня бросило в холодный пот, потому что я увидел собственный портрет, сделанный в виде моего отражения, будто лист - это зеркало. Меня так и пошатнуло. Я выбежал из кабинета, оставив дверь нараспашку. Остановился посередине коридора. Моё сердце бешено колотилось. Ух, дьявольщина! Сказать Софии или нет? Нет, не буду. Можно попробовать записать эту историю. Я развернулся лицом к своему кабинету. Осторожно подошёл к двери. Резко заглянул- никого. Тогда прошёл и уселся за свой стол. Мне не нравится ни кабинет, ни само здание. Долго я тут не проработаю, а скорее психом стану. Я вытянул из ящика новый лист, но он был мятым. Я стал рыться. Они все мятые! Меня взяла дикая злоба, и я стал сильно мять листы, делая из каждого шарик. По окну что- то брякнуло. Я замер. Далее тишина. Тихонько оборачиваюсь, краем глаза вижу окно. Ничего. Я встал и подошёл близко, готовый ко всяким сюрпризам. За окном действительно ничего не было. Пришлось вернуться за стол. Надо повесить шторы, а то у меня такое ощущение, что за мной всё время наблюдают, а я не могу так работать. Напротив меня на стене висело большое овальное зеркало в коричневой оправе. Я посмотрел на себя. Ну чем не псих?
  От старости зеркало потемнело. Я долго гляделся в него, крутя пальцами ручку и не зная, с чего начать. Если долго смотришь в собственные глаза, то происходит нечто странное, заметьте. Кажется, будто вы- это не вы, будто это не ваши глаза, а кого- то другого, совершенно вам не известного, скорее опасного существа, которое таится внутри каждого из нас. Так и раньше со мной было. Бывало, подойду к зеркалу и смотрю только на свои глаза, а они смотрят не так, как я, они смотрят дико, и мне становится страшно и грустно на душе. Будто открываешь тайну собственного "Я", и оно, осознав своё разоблачение, выходит из- под контроля. Мне кажется, что в этот момент из меня вырвется зверь, совершенно мне не подчиняющийся, и я умру от своей же дикости. Но все мы, в конце- концов, смертны. И нет в этом ничего сверх странного. Так думаю я. Или думал.
  Пролетело минут двадцать... Потом я начал писать. А, вернее, описывать свои действия с вороной. Всё бесполезно. Даже не было ни малейшего желания продолжать. Прочитав эту галиматью, я злобно скомкал лист и швырнул его в мусорное ведро. Конечно мимо. Я бездарен, больше нет потенциала. Я хочу уволиться, но после отпуска, потому что дадут отпускные. Просто надо отвлечься от повседневной суеты, и выздоровление обеспечено. Только бы дотянуть...
  К семи я отправился к Софии. Она с кем-то разговаривала по телефону. Увидев меня, вздрогнула и, коротко попрощавшись со своим собеседником, быстро бросила трубку. Обернувшись ко мне, София стала пристально смотреть то ли на меня, то ли сквозь меня- непонятно. Улыбнулась слабо, почти безжизненно. Затем протянула мне правую руку, украшенную звенящими браслетами, которые с каждым поднятием запястья вверх, наперегонки скатывались чуть ли не до локтя.. Я взял её руку, и меня кольнуло током. Затем её пальцы тихонько выскользнули. София прошла и села за свой стол, достала из ящика какие- то папки. Ни одного прямого взгляда сегодня. Куда- то пропала вся открытость. Она вроде бы боится меня. Я сел напротив неё.
  -Как твои успехи?- мягко спросила София.
  -Ну, что тебе сказать? В целом, ничего. А твои? Как работается?
  -Так себе... Мне не нравится это место. Прежде было лучше!- она устало вздохнула. - Через три дня я возьму отпуск. И ты возьми тоже.
  -Через три дня?! Так рано? Хотя, я бы с радостью согласился, вот только мне нельзя, пока я статью не напишу.
  - Ну это ничего, -она улыбнулась,- мы что-нибудь придумаем. А так можно провести отпуск вместе,- как бы между делом сказала София, рассматривая большое кольцо с голубым сапфиром на указательном пальце. После чего подняла свою золотистую голову и вопросительно взглянула на меня.
  -В смысле, провести вместе с тобой в одном месте? Я не понимаю,- я замялся.
  София звонко рассмеялась, оголяя белоснежные зубы. Этот смех, проскочил по мне, как ток, я ощутил его каждым своим нервом. Моё лицо мгновенно покрылось мокрым румянцем. Ей богу, как мальчишка!
  - Ну почему бы и нет! Что тут непонятного? Я же ясно сказала "провести отпуск вместе".
  -Да, теперь я понял,- промямлил я, стараясь спрятать своё смущение. - Ты меня удивляешь, София.
  -Что?!- она опять рассмеялась. Рассмеялась мне в лицо, бросая совершенно неуместный вызов. Я захотел просто уйти. Но не мог. Просто сидел, как статуя. Она смотрела на меня, как на клоуна- новичка, которому ещё многому предстоит научиться. Я не любил этот взгляд. София умолкла внутри и убрала насмешку снаружи.
  -Я действительно хочу, чтобы мы отдохнули вместе. У моего брата есть дача, то есть имение, завещанное ему дедом. Такой огромный старый дом, весь каменный, с высоченным забором, который раньше патрулировали обученные волки, представляешь? А сейчас он там живет совсем один. Ну как тебе такая идея?
  - Ты предлагаешь поехать туда? - я подумал, что это шутка.
  - А что такого?- удивилась София. - Да там совсем не страшно, дурачок! Не бойся, я тебя буду охранять!- её глаза блеснули непонятным огоньком.
  - А твой брат не будет против, если я приеду? Всё- таки он меня не знает.
  -Ой, господи,- прошипела София, - здесь нет никаких проблем. Он, уверяю тебя, будет только рад. Что тебе стоит согласиться! Поедем, пожалуйста, ради меня!- она захлопала бархатными глазками.
  - Хорошо, я подумаю. А, в целом, это неплохая идея!
  -Поехали домой, к чёрту работу. Всё равно никто проверять не будет. Отвезёшь меня?
  -Знаешь что?- сердито сказал я.
  -Что?- удивилась София.
  - Это тоже неплохая идея,- меня озарила улыбка.- Твой ход мыслей меня радует. Поехали. Только закрою кабинет.
  При слове "кабинет" меня передёрнуло от сегодняшних событий. Надо же, не проболтался Софии. Я оставил её, а сам пошёл к своей двери. Хотел забрать пиджак, но дверь была заперта. Все попытки открыть её ключом не увенчались успехом. Там внутри был ещё один замок, может, он и захлопнулся, а ключа от него нет. Просто сногсшибательно! Я безрезультатно дёргал дверную ручку.
  -Чёрт возьми!- наконец заорал я. - Открывайся, дрянь! Откройся же!- вопил я, пиная дверь.
  Ко мне подбежала София. Сначала удивлённо уставилась на меня, а затем кинулась помогать отпереть дверь. У нас ничего не вышло.
  - Что, замок заело?- тяжело дыша, спросила она, облокачиваясь о стену.
  - Да вообще-то не заперто было. Я не знаю, почему оказалось вдруг закрыто. Я не закрывал. Может там внутри кто-то есть?
  -Чего? - испуганно переспросила София. - Да кому надо лезть в этот кабинет! Я думаю, дверь просто захлопнулась.
  - Наверно так оно и есть,- заключил я.
  -Странное это местоимение ОНО, - задумчиво пробормотала София.- Поехали уже домой. Завтра разберёмся с дверью, в крайнем случае слесаря вызовем.
  - Ладно,- согласился я, мысленно прощаясь с пиджаком.
  Мы ушли. Я отвёз её домой, на окраину этого сумасшедшего города, словно на окраину этого сумасшедшего мира. Всю дорогу нас сопровождала нудная тишина. Каждый из нас думал о чём- то своём. Приехали. Зайти к ней она не предложила, да мне и не хотелось. Меня пугало какое- то странное чувство, похожее на тревогу. Она зачем -то сказала, что её мама уже наверняка спит. Сказала, что её жизнь скучна. Сказала, что я милый. И ещё сказала кучу ненужных слов. Я не понимал ни одного. Я устало молчал, пытаясь поймать её взгляд. Но София отводила глаза. Мне было неловко оттого, что неловко ей. И мы не знали, почему.
  Вскоре я оказался дома. Ритмичное тиканье в прихожей остановилось - сломались последние работающие часы. Теперь больше не будет чувства ускользающего времени. Уже всё равно. Я прямиком направился в душ. Тёплая вода накрывала моё усталое тело, разбрасывая вокруг маленькие брызги. Тоненькие струйки зондировали кожу так, что чувствовалась слабая, но приятная боль. Я задумался и провалился мыслями в пустоту. В глазах предательски темнело, словно падаю в пропасть. За всё это время в голове не пронеслось ни одной целой мысли, только какие- то бесполезные обрывки. Меня сражала непонятная усталость, но далеко не физическая. Я чувствую, что тону. Чувствую очень отчётливо, будто сейчас нахожусь не в душе, а в бездонном чёрном океане собственных забот. И у меня мало шансов на спасение... Говорят, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, а мои руки давно уже опустились. Раньше я всегда думал, что во мне есть сила, которая даст мне возможность бороться за себя, но теперь понимаю, что ошибался. Такая жизнь меня не устраивает, поэтому и желания бороться за неё у меня нет. В этом- то и проблема. Я- размазня, и не хочу с этим бороться, но и смириться не хочу. А противостояние самой жизни и её устоям - это полный абсурд или начальная стадия шизофрении.
  Я нёсся вниз к своим пессимистичным мыслям, а в мозгу крутилось, что нельзя заходить слишком далеко. Пора возвращаться. Добро пожаловать в мой мир, а я пока пожалую в мир своих снов... Это мир бесконечной лавы и огня, возникающего прямо в воздухе. Если это можно назвать воздухом... В моих снах он твёрд, им нельзя дышать. Кислород превратился в источник огня, он возникает и сгорает мгновенно. Я чувствую опасность. Я чувствую Его ближе и ближе, Его дыхание настигает меня со всех сторон. Готовлюсь к худшему... В этих ожиданиях прошла ещё одна ночь...
  Проснувшись на рассвете, я решил поменять свою жизнь. На глаза попалась старая картина, которая висит здесь уже не помню сколько времени и вызывает у меня страшную тоску. Я вскочил и варварски сорвал её со стены. На душе сразу стало легче. Зарядившись с утра одним лишь кофе, я был готов ехать на работу с уверенностью в том, что хоть что-нибудь да напишу. Когда я приехал в редакцию, Софии ещё не было. Она опаздывала на двадцать минут. Этого времени должно быть достаточно для меня, чтобы сконцентрироваться на работе. Я как раз подходил к своей двери, моля бога, чтобы она открылась на этот раз. По коридору уже раздавались звуки печатной машинки одной из сотрудниц. Меня мало интересует работа коллег. Кроме работы Софии. Достав ключ из кармана брюк, я стал осторожно крутить им в замочной скважине, но мне не удавалось провернуть его. В конце-концов, ключ застрял. Ни туда, ни сюда! Я с силой навалился на дверь, а она... взяла и открылась! Тогда мне стало понятно, что дверь не была заперта. С самого начала, то есть со вчерашнего вечера, потому что я её не запирал. В кабинете всё лежало на своих местах, пиджак висел на стуле, как и было. Но что это значит? Дверь не может закрываться и открываться сама. И я не дурак. Что-то здесь не чисто. Или кто- то здесь не чист. Но кто?
  В этих раздумьях я уселся за стол и достал из ящика новый лист, хотел написать заголовок статьи. В результате только исчиркал весь лист. Даже некий узор получился, если внимательно приглядеться. В коридоре послышались шаги. Стук-стук-стук. Элегантные ножки на каблучках приближались к моей открытой двери. Я с нетерпением ждал появления Софии. И вот она заходит с папкой в руках.
  - Доброе утро! Как дела? Смотри, что у меня есть!- протягивает мне папку.
  - Что это?- спросил я, открывая её.
  -Это твоя будущая статья. Взгляни, тебе должно понравиться.
  Я стал читать. Там был замечательный материал, с фотографиями, результатами анализа образцов, показания свидетелей- всё то, чего мне так не хватало.
  -Где ты это взяла? Это отличный материал!
  -Я знаю, поэтому и взяла!- засмеялась София.
  -Но где?
  -Это большой, пребольшой секрет! Ведь информация секретная. Ты напишешь об этом. Они будут рады, а мы пойдём в отпуск. Ты рад?
  -Ну-у, конечно же, рад. Я даже не знаю, как тебя отблагодарить, София.
  -Напечатай это побыстрей, и я буду счастлива,- она подошла ко мне со спины и положила руки на мои плечи.
  - Спасибо, София. Ты- моя спасительница.
  -Да, не за что. Я всегда рада помочь тебе, - она погладила меня по спине.
  Я посмотрел в зеркало, там было её отражение. София была прекрасна, как яркий ароматный цветок. Свежа и полна жизнерадостности, в отличие от меня. Я почувствовал, что она нужна мне, мелькнула мысль о том, что я её, возможно, люблю. Мелькнула и всё. София не убирала рук с моих плеч, а, наоборот, стала их слегка массировать. Я опять стал смотреть на неё в зеркало. И не нашёл. Там, в отражении, её не было сзади меня, не было рук у меня на плечах, хотя я чувствовал дыхание Софии. Это длилось секунду. Я моргнул, и всё исчезло. То есть исчезло моё замешательство, но не София. Она наклонилась ко мне, почувствовав, что я вздрогнул. Её удивлённые и смешливые глаза смотрели на меня слишком пристально.
  -Ты чего? Расслабься, всё будет хорошо. Вот увидишь...
  -Надеюсь,- ответил слабо я,- мне действительно хотелось бы надеяться...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"