Шулепова Мария Константиновна: другие произведения.

Логово темных снов. Глава 4. Легенды леса

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  4 Глава ЛЕГЕНДЫ ЛЕСА
  
   Я провел в постели три дня, не вставая. Меня мучили ужасные кошмары. Засыпал и просыпался в холодном поту. Два раза кто-то звонил в мою дверь. Наверное, с работы. У меня уже должен был начаться отпуск. Но я не знал ни дня недели, ни числа.
  
   На четвертый день я отправился в редакцию. На крыльце стояла София и разговаривала с кем-то по телефону. Увидев меня, она искренне улыбнулась. Ее улыбка буквально возродила меня. Я быстрее зашагал ей на встречу.
  -Ну, неужели ты объявился?- сказала София, подлетая ко мне и кидаясь на шею.
  Я обнял ее. Это было очень удивительно для меня. Сейчас как никогда необходима была поддержка, чтобы рядом кто-то был, родной и нежный.
   София изучающе посмотрела на мое лицо. Ее мягкие глаза вмиг стали серьезными.
  -Что с тобой произошло? Тебя нигде не было. Я заезжала к тебе домой...
  -Это была ты?! Надо же, я не знал. Просто плохо себя чувствовал.
  -Бедняжка,- она провела нежной рукой по моему лицу,- а я волновалась. У нас ведь совместный отпуск! Ты же не мог меня бросить?
  -Конечно нет,- промолвил я, смотря на ее переливающиеся волосы. Они теперь были цвета корицы, но не того бледного красновато-рыжего порошка, который продается в бакалейных лавках, а свежей коричной коры, только что снятой с дерева.
  -Когда же мы поедем? Давай завтра!- София вся засветилась от радости. -Там такая природа, обалдеть просто! Впрочем, сам увидишь.
  -Но, как же моя статья?
  -А что статья?
  -Ну, я ничего не написал для газеты. Богданов уволит меня.
  -Ничего подобного!- она хитро улыбнулась,- Я вчера отвезла ему нашу великолепную статью! Он был в восторге, прямо издавал поросячий визг!- София весело расхохоталась и долго не могла успокоиться.- Видел...видел бы ты его лицо, когда он все прочитал. Да он готов был лопнуть от злости!
  -Ладно,- сказал я.- но почему же НАШУ статью?
  -Потому что так надо было. Я хотела помочь нам обоим избавиться от работы. Я не могу больше торчать тут и тебе не советую.
  -Значит так действительно нужно. Мактуб! -я вспомнил слова профессора,- Спасибо, София.
  -Не за что! Главное, скажи, что завтра мы поедем.
  -Туда, к твоему брату?
  -Да. Я звонила ему. Он будет ждать нас.
  -А Андрея можно позвать? Мы с ним тоже договаривались.
   София на секунду задумалась, затем загадочно улыбнулась, подняв голову вверх.
  -Конечно, позови. Будет веселее. Устроим настоящий пир! Согласен?
  -Согласен,- радостно ответил я.
  -Вечером заеду к вам. Собирайся. И не бери много вещей. Там почти все есть.
  -Договорились!
   Мы пожали друг другу руку. Я понял, что это как раз то, что мне сейчас больше всего нужно. Во- первых, провести время с Софией, а, во-вторых, нужно расслабиться и отвлечься от своей кошмарной жизни. Но, конечно, сбежать мне никуда не удастся. Во всяком случае, я хотя бы буду не один. И мне было радостно от этого решения.
   Вечером того же дня я известил Андрея о надлежащей поездке. Он, впрочем, был рад, но не ожидал, что мы соберемся уехать в какую-то глушь. А тем более к Софии. Тем более, завтра. Он всегда называл ее Софьей. И... ни разу не видел.
   Я взял с собой рюкзак и сумку. Мне, почему-то, казалось, что я навязался. Все-таки ехать в дом к незнакомому мне человеку не очень-то удобно. Я даже не знал, как его зовут. На следующий день ко мне зашел Андрей, и мы стали ждать звонка Софии, пообещавшей заехать за нами.
  
  
   Мы ехали втроем на ее машине. От моего дома до того дома было примерно два с половиной часа езды. Уже начинало смеркаться. Я люблю ездить на машине ночью под музыку. Так вот и у нас играла тихая красивая музыка, и мне становилось грустно, но очень приятно на душе. Мое сердце слегка беспокоилось в груди. Я боялся неизвестности. Вскоре пошел сильный дождь, и дорогу вмиг размыло. Но София всегда вела себя уверенно за рулем. Интересно, могли бы быть у нас отношения? Она мне нравилась, но сердце подсказывало мне, что это не женщина моей мечты. Потому что любовь- это другое. Любовь для меня настала бы тогда, когда я бы постиг самую важную, самую мудреную часть того языка, на котором говорит мир и который все люди постигают сердцем. Она называется Любовь, она древнее, чем род человеческий, чем сам этот мир. И она своевольно проявляется, когда встречаются глазами мужчина и женщина. Это чистый и внятный язык, не нуждавшийся в переводе и объяснениях, как не нуждается в них Вселенная, свершающая свой путь в бесконечности. Но тот, кто никогда не любил, не владел Всеобщим Языком, ибо, когда погрузишься в него, становится ясно: посреди ли пустыни или в большом городе -- всегда один человек ждет и ищет другого.
  И когда пути этих двоих сходятся, когда глаза их встречаются, и прошлое и будущее теряют всякое значение, а существует лишь одна эта минута и невероятная уверенность в том, что все на свете написано одной и той же рукой. Рука эта пробуждает в душе любовь и отыскивает душу-близнеца для всякого, кто работает, отдыхает или ищет свой путь в жизни. А иначе в мечтах, которыми живет род людской, не было бы ни малейшего смысла.
  
  Вот что называется любовью. Дано ли мне когда-нибудь испытать этот вихрь чувств? Я размышлял об этом большую часть дороги, ни с кем не разговаривая.
  Мы неслись вперед, в темную бесконечность. У дороги, казалось, нет конца. Фары освещали лишь крохотную ее часть, а что же скрывалось дальше, было неизвестно. Вскоре с двух сторон нас окружил лес. Высокие темные ели возгромоздились повсюду: слева, справа, впереди и замыкались сзади. Я бы здесь ни за что не вышел. Страшно и мокро.
   Андрей всю дорогу молчал и смотрел в окно. Да он вообще не разговорчив. Когда же его стекло залило водой, он уставился на свои сложенные в замок руки. Это говорило о напряжении. Я почувствовал, что меня напрягает молчание. Итак все вокруг угрюмо.
  -Долго нам осталось ехать?
  -Примерно пол часа,- сказала София.- А что, ты устал?
  -Нет, просто поинтересовался. Все молчат, мне стало скучно,- ответил я.
  -Могу рассказать тебе какую-нибудь историю про местные края.
  -Давай.
  -Я сама слышала много разных легенд.
  -Легенд?- удивился я,- О чем же они?
  Андрей заинтересованно посмотрел на Софию. Легенды послушать, конечно, интересно, но верить в них невозможно, так как это- всего лишь выдумки.
  -Ну, ты ведь сам видишь, какой здесь дремучий лес. И никто не знает, кто же водится в нем. В основном, это волки, медведи, кабаны и рыси. Просто так в лес ходить нельзя. Я имею ввиду, безоружным. В детстве мой брат еле убежал от волка, представляете? Его тогда отец отправил чернику собирать. Он один пошел к лесу и зашел недалеко. Сначала перелез через неглубокую канаву, а там уж пройти немного, и до черники- рукой подать.
   Тут я вспомнил, что не знаю имени ее брата. И решил перебить Софию и спросить:
  -А как его зовут?
  -Кого, брата? Максим! -удивленно ответила София. -Ты должен это знать! Он старше меня на три года. Ладно, сам увидишь. Итак, вернемся к истории. Ой, на чем я остановилась? Ах, да... вот...сидит он и собирает чернику, думает о чем-то своем. Максу тогда лет девять примерно было. Потом он вдруг услышал хруст веток неподалеку. А там, в лесу, повсюду кустарники, папоротники, и даже днем видимость плохая,- София рассказывала историю так захватывающе, что у меня и Андрея открылся рот. Она умела говорить с нужной интонацией и держать слушателя в напряжении,- Макс, естественно, испугался и замер...И тут...слышит, что к нему кто-то подходит. А обернуться- то он боится. Отец много раз тогда рассказывал нам истории про диких зверей, поэтому Макс знал, что шуметь и паниковать нельзя, а то хуже будет. Так вот, он так и сидел, пока зверь не подошел к нему совсем близко. И тут - чувствует, что запахло псиной. Потом почувствовал, что его обнюхивают. Но самое-то страшное то, что Макс считал, что к нему пришел оборотень. Я просто вам еще не сказала, что как раз большинство легенд здесь люди рассказывают про оборотней, которые обитают в наших лесах. Макс все эти легенды знал наизусть, и хоть был уверен, что оборотень днем разгуливать не будет, испугался не на шутку. Он просто подумал, что волк днем остается волком, а ночью превращается в исчадие ада- оборотня...
  -Так, что же дальше?- не выдержал я. Андрей кивнул в знак согласия со мной и впился пальцами в сидение.
  -А дальше,- София резко повернула руль, и нас чуть было не занесло в канаву,- От резкого толчка в спину он упал на колени. Животное начало обнюхивать его куртку и встало буквально над ним. И как Макс не старался сдержать себя, все же он заплакал. Тут раздалось рычание с хрипом. Макс медленно пополз в сторону канавы, но волк накинулся сверху и впился ему в плечо. Возможно, эта тварь хотела прокусить брату шею. Макс лежал и чувствовал, как его просто грызут. Волк крепко сжимал челюсти, пытаясь прокусить куртку. Казалось бы, невозможно вырваться из лап хищника, который уже решил тобой пообедать. Но не тут-то было! Он собрал все силы, которые когда- либо у него были, и рванулся вперед с диким воплем. Волчара, наверняка, от неожиданности на миг отпрянул. В это время, а точнее, в этот короткий миг, Максимка уже мчался через кусты к спасительной канаве. Если бы он упал по дороге, то точно домой бы не вернулся. Но как только добежал до канавы- считай спасен. И вот лежит мой бедный братик на земле, в поле, ни жив ни мертв от страха. Боится пошевелиться, все тело онемело от потрясения. Прошло какое-то время, и он решил подняться, убедившись, что волка рядом нет. И вот тут-то самое ужасное и произошло! Ой, кошмар!- напряженно выдохнула София и оглянулась на нас округлившимися глазами.- Слухайте дальше! Ой, я до сих пор как представлю, так аж сердце чуть не выпрыгивает от ужаса. А он...
  -Ну, так чего же стряслось?!- не выдержал я.- Рассказывай быстрее!
  -В общем, он поднялся и пошел к дому. Шел и думал, оборотень на него напал или нет. До дома идти по полю вдоль леса где-то пол часа. Идет, оглядывается все время, боится. Вот прошел немного и вдруг слышит хруст веток, опять. От испуга он застыл на месте. Потом решил повернуть голову в сторону леса. И тишина... Смотрит- и ничего не видит, сплошные деревья и кусты. А сердце чует опасность. Это самый напряженный момент в этой истории, но я не буду тянуть. Макс все равно вам сам ее еще сто раз расскажет. Так вот, смотрит и вдруг видит в лесу устремленный на него волчий взгляд. Не знаю, тот это волк был или нет, но факт в том, что это был уже не волк. Как описывает Макс, это было большое существо, стоящее на задних лапах, внешне похожее на волка, только голова больше и передние лапы больше похожи на человеческие руки. Другими словами, настоящий оборотень. Стоит среди кустов прямо у канавы и пожирает Макса глазами. Из пасти течет пена, острые белые клыки обнажены. Я не знаю, почему мой брат замер на месте. Возможно, потому, что это было доказательством того, во что он верил еще с пеленок. Но он даже не стал убегать! Говорит, что взгляд у этой твари уж больно человеческий был, знакомый. Да еще знал, что оборотень из леса не выйдет. Мол, никогда они через границу не переступают, а нападают только в лесу. Во всяком случае, пока. Этот образ до сих пор стоит у него перед глазами. И каждую ночь бедняге Максу не спится. Он ведь слышал рычание, хотя оборотень был далеко от него. И с тех самых пор Максиму все время чудится это же рычание около нашего дома. У него в комнате даже стоит заряженное ружье. Так что не удивляйтесь.
  -Ну и как же он добрался до дома?- спросил Андрей, выдвинувшись вперед.
  -Нормально. По его словам, он тогда просто пошел дальше, невзирая на то, что эта тварь явно шла за ним. И вот поэтому он уверен, что оборотень знает наш дом. Я называю это существо ОБОРОТНЕМ, потому что Макс так настаивает. Я же, если честно, считаю его просто волком. Тем же, что на него тогда и напал. Кстати, с того происшествия мой брат больше не ходил в лес. Да, по- моему, точно не ходил. Гм... ну как? Не боитесь ехать к нам в гости?
  -Уже поздно, дорогая София,- сказал я.- Если бы ты рассказала мне раньше, я бы не поехал.
  -Естественно! Я это знала, поэтому и не рассказывала, да и некогда было. Ладно, не бойтесь! Все у нас будет хорошо.
  
  Мы свернули с этой утомительно длинной дороги. После поворота картина помрачнела. Итак уже мрачнее некуда. А может, просто совсем стемнело. София о чем-то задумалась. Дождь, как назло, усилился, снижая видимость практически до нуля. Вода ручьями стекала по моему окну. Нас со всех сторон окружала темень, включенные дворники и фары не помогали разглядеть дорогу.
  -Нам нужно было выехать раньше,- сказал я недовольно. - В этой темени ничего не разглядеть. Нам еще долго?
  -О, нет! Минут пятнадцать, может больше. Я боюсь прибавлять скорость- дорога размыта. У меня уже болят глаза от этой дороги.
  -Хочешь, я поведу машину?
  -Знаешь, я бы не хотела останавливать машину. Мало ли чего...
  -А что, на нас могут оборотни напасть?- усмехнулся с боязнью я.
  -Говорю ведь, мало ли...
  -Тогда прибавь скорость. Мы еле-еле ползем.
  -Как скажешь, но если нас занесет куда-нибудь в канаву, то до утра и не выберемся.
   София резко надавила на газ, и машина дернулась вперед. Меня же с силой отшвырнуло назад, но я решил промолчать. Я подумал о том, что ночью ни за что не выйду из дома. Хотя, вдруг она все это придумала? Стоит ли верить Софии? Моя недоверчивость скоро убьет во мне человека. Вот на каких мыслях я себя ловил.
   Вдруг мы словно подлетели и тут же плюхнулись о землю. София моментально надавила на тормоз.
  -Господи, что это было?- заорала она.
  -Я не знаю, зачем ты остановилась?!
  -Мы на что-то наехали, но я не видела, на что!
  -По-моему, это было бревно,- тихо промолвил Андрей.
  -А по-моему, нет! Это двигалось! Это бежало через дорогу в лес! О, боже!- София ударила руками по рулю. -Оглянитесь, посмотрите, есть там кто на дороге?
  -Я не вижу, там темно.
  Она нервно запустила руку в волосы на затылке и крепко сжала их в пучок.
  -Вот черт! Я выходить не собираюсь!
  -Да чего ты встала? -крикнул я, -Поехали дальше!
   Она быстро поехала дальше. Я постепенно приходил в себя. Андрей сжал руки и уставился в пол. Прошло минут пять. Первая нарушила молчание София:
  -Нет, я не понимаю. Это произошло так быстро, я даже не успела разглядеть, что это было! А вдруг мы сбили человека?- она испуганно оглянулась на нас.
  -Ой, не смеши меня! Кто будет разгуливать тут ночью в такой дождь? Это наверняка животное. Например, кабан. Все, мы сбили кабана.
  -Понимаешь, я бы вышла посмотреть, но очень уж страшно. Может и кабан. Но это не бревно. Мы бы тогда перевернулись и разбили бы весь перед машины. Ладно, приедем и разберемся.
  
  
  Мы подъехали к трем ночи. Дом окружал высокий железный забор. На нем были узоры, но я их не разглядел из-за темноты. Ворота, в которые мы въезжали, были обычные, то есть, без рисунка. София остановила машину посреди двора. В доме горел свет только на первом этаже. Нас поджидали. Я боялся выйти из машины, хотя это глупо. Дождь все не переставал лить. Все сидели на своих местах.
  -Я не была здесь больше года. По-моему, лес подступился ближе,- сказала София,- думаю, через лет пять, если не вырубать ничего, наш дом совсем зарастет.
  -Да уж,- ответил я,- мне казалось, что дом подальше от леса. А тут все в деревьях. Даже выходить жутко после твоих историй.
  -Это не мои истории, а моего брата,- возмутилась София,- так что я тут не причем. Надо достать фонарь и осмотреть машину. Странно, почему Макс нас не встречает? Я без зонта не выйду,- с этими словами она открыла бардачок и достала из него небольшой черный фонарик. Потом включила его и стала светить на капот через лобовое стекло.
  -Ничего не видно. Так, ладно, я посигналю.
   София просигналила ровно пять раз. Никто к нам не вышел, хотя я не видел даже, где двери.
  -Ну, придется так выскакивать,- заключила она. -Давайте, быстро выходим и бежим за мной на крыльцо, а вещи заберем позже.
   Я приготовился к пробежке. София открыла дверь и посмотрела на землю:
  -Скользко, ребята. Смотрите под ноги, не упадите. Все, я пошла,- и она выскочила из машины. Мы тоже рванули следом. Я бежал быстро, не от того, что боялся намокнуть, а от того, что мне казалось, что выскочит из кустов волк и накинется на меня. Ну, ничего. Несколько секунд страха, и мы на крыльце. София посветила фонариком на дубовую дверь, потянула ручку на себя и отворила дверь.
  -Ну, слава богу. А то бы еще и не попали в дом, если он уснул.
  
  В прихожей, по-видимому, горел тусклый свет, который струился из комнаты. Пахло жареной курицей. Мы сняли заляпанную грязью обувь и пошли на свет. Я успел заметить, что дом был сделан внутри из дерева. Оно от старости потемнело или отсырело. И вообще, в доме пахло сыростью. В комнате никого не было. Посередине стоял небольшой накрытый стол. Рядом стоял диван светло кирпичного цвета, с расшитыми подушками, а слева от него такое же кресло, поставленное наискось дивану. То есть, сидя в кресле, было удобно рассмотреть людей, сидящих на диване. Напротив окна возвышалась тумбочка и на ней - телевизор, скорее всего, черно-белый. На полу лежал шикарный красный ковер. В комнате был и камин, но вряд ли его часто разжигали. На окне висели красные шторы. В целом, нас окружал интерьер благородного дома.
  -Располагайтесь, как дома, а я пойду найду брата,- и София вышла из комнаты и поднялась куда-то на второй этаж.
   Я тут же уселся на мягкий диванчик. Столик с закусками стоял совсем рядом со мной. Разные салатики, отварные креветки, скумбрия, жареная свинина под каким-то аппетитным соусом, бутербродики... В общем, у меня потекли слюнки, но хватать со стола было как-то не удобно. Андрей уселся со мной и тут же схватил горстку креветок и с жадностью отправил их в рот.
  - Андрей!- завопил я, -Ты обнаглел! Мне тоже очень хочется, но я терплю! Подождем ее брата.
  -А меня не надо ждать, -раздался вдруг незнакомый голос.
  Мы обернулись и увидели в дверях высокого крепкого мужчину с темными длинными волосами и обворожительной улыбкой на серьезном загорелом лице. Он внимательно посмотрел на нас и прошел в комнату, глядя строго перед собой. Затем уселся в кресло и с интересом стал нас оглядывать.
   -Очень приятно увидеть вас, Максим,- дружелюбно сказал я.
  -Да, да,- ответил он улыбаясь белыми крупными зубами, как и у Софии. -Я услышал, что вы подъехали. Что-то поздно. Я уже заждался!
  -Мы еще не представились,- опомнился я,- это Андрей, а меня зовут...
  -Да я все про вас знаю, господи! Сто раз слышал от Софии! Очень приятно. Вы устали и голодные. Берите со стола все, что хотите. Кстати, где моя сестричка?
  -Она же пошла наверх за вами.
  -Ой, пожалуйста, не называй меня на "вы"! Я же не старик.
  Меня заинтересовал тот факт, что Макс якобы все про меня знает от Софии. Но она говорила, что не видела брата уже год. Они не могли меня обсуждать, потому что мы с Софией знакомы пол года. Получается, когда она последний раз, по ее словам, его видела, мы с ней были еще не знакомы. Я решил узнать у него:
  -Кстати, София говорила, что очень давно тебя не видела. Откуда же ты знаешь про меня?
  -А я всегда все про всех знаю! Почему же, давно? Она приезжала пару месяцев назад. У меня нога была сломана, ночью упал с крыльца. А Софи ухаживала за мной. Нет, нет, она часто здесь бывает. Просто мне нравится тут жить, а ей- нет!
  -Странно,- сказал я,- она говорила другое...ну, впрочем, ладно. Это не важно.
  -Да. У Софии нет чувства времени. Она никогда не помнит, когда и где бывает. -он загадочно улыбнулся. Я откинулся на спинку дивана. Меня удивляет этот человек. Какой-то он странный. Я его даже побаиваюсь. Лицо у него недоброе, хотя мимика достаточно мягкая и, вообще, его черты очень красивы. Прямо как испанский мачо: черные густые брови были хмуро сдвинуты над черными глазами, смотревшими исподлобья. Волосы тоже черные, как смоль, блестящие и уложенные гелем назад. Эта прическа ему очень шла. И, вообще, внешность у Макса была яркая. Мне бы такую внешность. За ним, наверняка, девчонки табунами бегали. Он очень похож на сердцееда. И странно, что живет вот здесь один. Так вот, этот взгляд и веял холодком, несмотря на то, что парень был явно горячих кровей. С Софией они были мало похожи, если только зубами или улыбкой в целом. А так - ничего общего вообще. Макс сидел и смотрел на нас с большим любопытством, но ничего не спрашивал. Я тоже осторожно его осматривал, хотя старался не подавать вида. На нем была одета бежевая рубашка и голубые джинсы. И вот на рукаве его рубахи я увидел кровавое пятно на предплечье. Макс мигом заметил, куда я смотрю и спокойно ответил:
  -Рана кровоточит. Я сегодня зацепился за гвоздь, торчащий в прихожей. Будьте аккуратными в этом доме. Хотя я этот гвоздь убрал уже, но мало ли еще где-нибудь торчат. Вот я долго и возился с бинтами, как раз вы подъехали, а у меня кровь хлещет. Пока добрался до аптечки, вы уже и сами зашли.
  -Добрался до аптечки? -переспросила София, которая только что зашла в комнату и услышала его последнюю фразу. -Зачем это? Ты что опять за свое? Сколько можно себя калечить!
  -Вот твое приветствие!- недовольно сказал Макс. -Вместо того, чтобы обнять меня ты опять начинаешь орать. Это всего лишь гвоздь, я зацепился у двери.
  -У какой двери?- спросила София, скрестив руки на груди.
  -На втором этаже.
  -Покажи рану. Давай, давай!
  -Да, не надо. Тут же гости, а ты хочешь всякие ужасы им показывать.
  -Но я должна посмотреть! Ты обработал нормально, надеюсь?
  -Да! Ну, я же не маленький, в конце-концов!- Сказал Макс, отодвигаясь от Софии с опаской.
  -Я сказала, покажи! Быстро!
  Макс неохотно встал с кресла и снял рубашку, щурясь от боли. То, что мы увидели не было похоже на рану от гвоздя. Это, скорее, была огромная ссадина. Неизвестно, когда он успел ее заработать, но рука уже опухла до локтя, если не больше. А на самом плече вырисовывался просто гигантский синичина. София вскрикнула от ужаса:
  -Боже мой, Макс! Это не похоже на гвоздь! Как это случилось?
  -Я же сказал тебе-,- Максим сел обратно в кресло и закинул голову на спинку,- всего лишь гвоздь!
  -Ни чего себе, гвоздь!- воскликнул я, но, увидев на себе озлобленный взгляд Макса, сразу же уткнулся в пол.
  София пристально смотрела на брата, проверяя, обманывает он ее или нет. Вскоре я заметил, что лицо ее побледнело, и на глазах появились слезы.
  -Боже мой!- всхлипнула она, хватаясь за голову. -Я все поняла!- она растерянно села рядом со мной и опустила глаза.
  -Что ты поняла?- хладнокровно спросил Макс.
  -Все! Как ты мог?- София замолчала, внимательно вглядываясь в его покрасневшее лицо. Я ничего не мог понять.
  
  
  Мы вкусно поужинали, а, может, и позавтракали. После еды Макс решил разжечь камин, невзирая на то, что все мы с ног валились от усталости. София сказала, что ей все равно и пошла спать. Я ее понимаю, она больше всех устала в дороге. А вот брат, напротив, был очень активен. Он признался, что может жить только по ночам - такой уж у него режим. Мы попросили Андрея принести немного дров, которые, якобы, лежали сбоку от крыльца под пленкой. Он, естественно, отказался. Тогда Максим пошел сам. Когда он вышел, Андрей повернулся ко мне и тихо сказал:
  -Ты не находишь его странным? Я даже побаиваюсь немного.
  -Его? А чего бояться-то? Чай, не укусит! А вот насчет этой странности ты прав. Неужели сложно рассказать правду, где упал, как, когда?
  -Ну, так, и я о том же. Только вот упал он или нет, но было это как раз перед нашим приездом. Ушиб совсем свежий. И явно, что не гвоздь. Его, как будто, дубиной молотили. Может, даже и сустав выбит, слишком уж плечо вывернуто.- заключил Андрей.
  -Фу! Но ты что, в этом спец что ли?
  -"Скорую помощь" смотрел, - усмехнулся он. - Полезный сериал! Да, блин, любой идиот отличит нормальный сустав от вывернутого...
  -Ну, знаешь ли! Все, перестань! Не хочу это слушать!
  -И дом плохой. Все доски прогнили, вонь и крысы, наверное. Случись что, мы тут совсем одни!
  -Да, ты параноик!- взбесился я. -Зачем ты мне это говоришь? У нас есть машина и...ничего не случится. И крыс тут нет!
  Хлопнула входная дверь, и мы услышали тяжелые шаги Макса. Он ввалился в комнату в фуфайке, с охапкой слегка влажных дров и тут же направился к камину.
  -Все-таки отсырели, как я их не накрывал. Когда же закончится этот дождь! Целыми сутками льет! На охоту не выйти!- он нервно закидывал дрова в камин.
  -На охоту?- удивился я. - Я думал, ты не ходишь в лес.
  -А зачем мне лес? Я так, во дворе. Червячки, улитки, иногда можно змею поймать. А лягушачьи лапки здесь излюбленное блюдо!- с этими словами Макс отвернулся от нас. По вздрагиваниям его спины, я понял, что он смеется.
  -Ну, ребята,- наконец сказал он,- я же нормальный мужик! Я живу в лесу, охота- мой промысел! Ну, кто вам сказал, что я не хожу в лес?
  -Э-э, София, кто ж еще!
  -Ох уж эти бабы! Ни черта не смыслят и еще умудряются других запутать! -Макс засмеялся, обнажая белоснежные зубы. -Нет уж! Я всегда хожу в лес. Лес-это мой дом, моя пища. Без леса здесь можно погибнуть,- его брови нахмурились,- а что, она сказала, будто я боюсь ходить в лес, так?
  -Нет, не совсем так,- объяснил я,- просто якобы после случая с волком...
  -А! Я понял. Да, было дело, но это давно, еще в детстве. Я боялся ходить в лес, это правда. Но без этого никуда! Пришлось перебороть свои страхи. Чертов волк, будь он проклят!- глаза Максима сверкнули огнем, и лицо вмиг потемнело.
  -Ты расскажешь эту историю поподробнее? Я бы хотел услышать ее от тебя самого.
  -Не сейчас,- буркнул Максим,- уже слишком поздно. Ни я тогда, ни вы не уснете.
  -Неужели так жутко?
  -Да, жутковато, -сказал он и забросил в камин еще парочку дров. Раздался характерный треск, полетели искры. Я засмотрелся на огонь. Так красиво, все-таки. Пламя пляшет и извивается. После того, как Макс забросил еще дрова, появились два больших огненных языка. Они обжигали друг друга, то соединяясь, то разбегаясь в разные стороны, а потом вновь и вновь тянулись друг к другу. Как будто по- другому существовать не могли. Этот лихорадочный танец будил в моем сердце непонятную страсть, вызывая какое-то необъяснимое старое, давно знакомое мне чувство. Чего-то упущенного. Мои глаза уже начинали болеть от яркости огня, но я продолжал смотреть. И смотреть не поверхностно, а пытаясь понять суть огня, его природный язык. Он так красив и так коварен. Дрова покрылись черной чешуей, а их верхушки- белой. И эта чешуя то и дело отлетала, заменяясь новой. И все это в огне! Пылает и пылает! Ух, как горячо!
   Наконец Максим сказал:
  -Я лично пошел спать. Вы, если хотите, можете остаться тут. Ваши комнаты наверху, справа. Там такие две коричневые двери. Выберите себе по комнате. Огонь можно не тушить. Он сам потухнет. А завтра с утра я вас разбужу, и мы сходим в лес.
   С этими словами он пошел наверх. Мы с Андреем тупо посидели у камина минут десять, а потом тоже решили подняться вслед за ним.
  Я выбрал самую дальнюю комнату. Не могу сказать, что она была чем-то лучше комнаты Андрея, но мне больше понравилась ее атмосфера. Внутри все было достаточно просто и со вкусом. Сразу видно, что к дизайну прикладывалась женская рука. Скорее всего, это была ручка Софии. Прямо посередине стояла большая кровать, заправленная шелковым покрывалом золотистого цвета. Оно переливалось разными оттенками от оранжевого до темного золота как хамелеон. Рядом, как и должно быть, стояла деревянная тумбочка с ночником. В углу рядом находился небольшой комод, наверняка забитый всяким хламом, который стоило бы выбросить еще лет двадцать назад. Я решил проверить, так ли это. Открыв верхние дверцы с противным скрипом, я ничего там не обнаружил- пусто. Тогда выдвинул нижний ящик. Вроде бы тоже ничего, но, однако, когда я закрывал его обратно, там что-то лязгнуло. Только очень-очень тихо. Но в ящике было пусто. Я повторил процедуру и опять услышал то же самое. Тут до меня дошло заглянуть под комод. Оказалось вот что: снизу к ящику был прибит крючок, а на нем висел небольшой ключик. Я равнодушно пожал плечами и подошел к кровати, наслаждаясь ее шикарным цветом. Затем аккуратно снял покрывало, потом свою кофту, футболку, ботинки и уже принялся расстегивать ремень, как услышал в коридоре какую-то возню. Я прислушался. Приоткрылась какая-то из дверей. Раздался шепот, по-моему, женский, а, значит, он принадлежал Софии. Вот только я ничего не разобрал. Стало тихо. Я тихонечко подобрался к своей двери и опять прислушался. Вроде бы никого. Тогда мне жутко захотелось приоткрыть дверь и посмотреть, что там. Так и сделал. В коридоре царил полумрак, и никого не было. Я выскользнул из комнаты, оставив свою дверь слегка приоткрытой. Опять этот звук какой-то возни. Прямо по курсу. Крадусь туда. Это уже больше в противоположном конце коридора. За дверью предполагаемой комнаты Макса. Я подошел вплотную и нагнулся, чтобы посмотреть в замочную скважину. Обзор маленький. Вдруг кто-то промелькнул прямо у двери, я отпрянул и упал. Но тут же поднялся, готовый, если что, убегать восвояси.
  -Уходи,- услышал я шепот Макса. Подумал, что это он говорит мне, застукал меня под своей дверью. Подумает еще, что я извращенец какой-то. Я хотел уже было извиниться и уйти, но тут до меня дошло, что разговаривает он с Софией.
  -Сначала расскажи, что случилось,- донесся ее голос.
  -Тебе лучше знать...
  София отошла от двери и села на кровать. Макса мне было не видно.
  -Интуиция подсказывает мне...
  -К черту твою интуицию! Она тебя не спасет!- повысил голос Макс.
  -От чего она меня должна спасти?
  -Да хотя бы от меня!
  -Я не верю, что ты способен причинить мне вред,- София всхлипнула.
  -Прошу тебя, не начинай. Ты же знаешь, это от меня не зависит.
  -Но ты так убьешь себя, как ты не понимаешь? Надо что-то делать.
  -Зачем сейчас об этом говорить? Уже поздно, София, поздно!- он сел рядом с ней на кровать и обнял ее. Она плакала.
  -Я, я не верю. Не может быть, что нет выхода. Ты можешь заставить себя...послушай, Макс!
  -В том-то и дело, что я больше не могу себя заставлять! Ты подумала, что ты сделала?
  -Мне нужны друзья!
  -А мне нет!
  -А я? Я нужна тебе? Или тебе так же наплевать, как и на других? Ты говоришь, что любишь меня, а сам даже не позволяешь тебе помочь!
  -Перестань! Я люблю тебя, и ты это прекрасно знаешь. Я же о тебе забочусь, я не хочу, чтобы ты вмешивалась, не хочу, чтобы ты приезжала, чтобы ты рисковала собой и, черт побери, другими!
  -Но, Макс!
  -Вы должны уехать. Езжайте завтра. Утром мы сходим в лес, а потом вы уедете!
  -У меня отпуск! Я хочу провести его с тобой! Я не обязана уезжать!
  -Ты дура! - он вскочил с кровати и схватил ее за плечи. - Неужели не понятно?! Я тебе ясно сказал, что завтра вы уедете! Господи, ну что ты ревешь? Ладно, прости меня, я не хотел тебя обидеть. Вот видишь...
  -Я вижу, что с тобой творится, но как мне с этим справиться? Если...я...смогу помочь?
  -Нет! Ну, хватит плакать! Ты всех разбудишь,- Максим пытался ее успокоить, гладя по волосам. Ах, какие они, наверное, мягкие!
  -Если с тобой что-то случится...я умру! -София встала и кинулась ему на шею. Я смотрел на все это и ничего не мог понять. Но это явно не к добру. Это ко злу! Тут что-то затевается. И мне уже было страшно быть дальше свидетелем их разговора. Но любопытство когда-нибудь доведет меня...не знаю сам, до чего. А София все пылко лепетала:
  -Макс, я так тебя люблю! А ты не позволяешь мне быть рядом! Со мной еще никто не был так жесток! Ты делаешь мне очень больно. Я не могу так больше жить. И не хочу!
  -Если ты меня любишь, то сделаешь так, как я прошу.
  -А если я уеду, то, вдруг, я тебя больше не увижу?
  -Таким, может, и не увидишь. Тогда тебе лучше вообще меня не видеть.
  -Не-ет!- она опять крепко его обняла и зарыдала с большей силой.
  -Перестань, я не выношу твоих слез! Оставь меня!- он убрал ее руки, но она опять вцепилась в него.- Оставь, я сказал! Уходи!
   Я не мог больше на это смотреть. Мне стало не по себе. Напоследок я услышал, как он достаточно громко заговорил:
  -Сказать тебе, да? Так это был я! Меня ты сбила! Довольна? А теперь уходи!
  Я со всех ног понесся в свою комнату, быстро закрыл дверь на ключ, стянул с себя джинсы, выключил свет и запрыгнул под одеяло с головой. Я лежал и мучался догадками. От страха у меня тряслись руки. Как будто я был свидетелем преступления. Никогда раньше, ни при каких обстоятельствах София такой не была. И в эту ночь мне открылась совершенно новая, еще не прочитанная страница ее жизни.
  
   Утро наступило нескоро. Я проснулся от настойчивого стука в дверь. Это был он- Максим.
  -Ты чего заперся? До тебя не достучаться! Спускайся завтракать и - в лес! - сказал он, появившись на пороге моей двери. Я молча оделся и спустился вслед за ним. Мне вспомнился их вчерашний разговор с Софией. Бедняжка! Есть у них родители или нет, но она заботится о нем не хуже матери. А он строит из себя взрослого самостоятельного мальчика. В принципе, он таковым и является. Но это уж слишком. Хотя, не мне судить о их семье. Если бы она так пеклась обо мне! О, как бы я был благодарен. Обо мне никто так никогда не заботился, как она заботится об этом бессердечном чурбане. А, впрочем, в чем проявляется ее забота? В слезах?
  
  Я спустился вниз, прошел через кухню и вышел на белую террасу, где и был устроен завтрак. Воздух только начинал прогреваться лучами утреннего солнца. Неугомонно щебетали птички и порхали с ветки на ветку яблони, росшей во дворе. Посередине стоял белый резной стол и обычные пластмассовые стулья, тоже белые и красивые, сама терраса была окутана вьющимися растениями, что придавало ей поистине сказочный вид. Надо же! А ночью такого и не разглядишь, всё так угрюмо и страшно...
  -Доброе утро!- хором сказали мне София и Андрей, увидев меня рядом с собой за столом.
  -Доброе,- подтвердил я, заглядывая в ее глаза. Наверняка, она плакала всю ночь. Но, нет! Прекрасна, как всегда. И даже весела.
  -Как тебе спалось? - поинтересовалась София, поглядывая на меня и намазывая свою булочку ореховой пастой.
  -Спасибо, ничего. Очень удобная кровать.
  Макс сидел нахмурившись. И, вроде бы, читал газету. При моей фразе он оторвался от чтения и посмотрел на меня грозным взглядом. Понятно, что симпатии он ко мне не питает, так же как и я к нему.
  -Удобная? -переспросил меня Макс.
  -Да, вполне.
  -Рад, что тебя устраивает.
  -Рад, что ты рад.
  -Но тебе, по-моему, не спалось,- он отложил газету на край стола и уставился на меня железным взглядом. По мне пробежал ток и ушел в землю. Я его понял.
  -Нет, все же мне прекрасно спалось,- заключил я.
  -Да? А я слышал, что ты ходил по коридору.
  -Это когда?
  -Тогда...
  -Ах, тогда... Да, именно тогда я искал туалет!
  -Ой, мы не показали им, где у нас туалет,- вмешалась София, пытаясь разрядить обстановку.
  -Что за бред?! - рявкнул Макс, захватил газету и поднялся наверх.
  -Чего это с ним?- спросил я у Софии.
  -У него нервы, - и шепотом добавила.- Он... болен. Страдает неврозами. Не обращайте внимания. Просто он привык к одиночеству, давно ни с кем толком не общался. А так, все в порядке,- вполне уверенно сказала София, но я ей, почему-то, не поверил. Какая-то страшная тревога теперь поселилась в ее глазах.
  
  ***
   Через час мы уже шли по тропинке в лес. Деревья, представшие перед нами, казалось, неприступной стеной, тревожно шумели, как будто опасаясь нашего приближения. Лес был встревожен. Такая тревога обычно бывает перед бурей или грозой, только тогда природа утихает, словно, провинившись, ждет своего наказания. А тут тревога эта была оживленной. Вроде бы утро, а все вокруг как-то сумрачно. И, что точно казалось странным, ветра не было. Но деревья беспрестанно колыхались, особенно их верхушки. Они то и дело соприкасались друг с другом, словно о чем-то тайком переговаривались, и при этом листья звеняще дрожали, будто что-то напугало их. Мне было страшно входить в это темное царство. Я чувствовал себя здесь чужим и незащищенным. Мы подобрались к зловещей канаве, которая представлялась мне границей добра и зла. Казалось, если переступишь через нее, назад дороги уже не будет. Мы шли дальше в напряженном молчании. Лично я боялся даже пикнуть. Рядом шел Андрей, который боялся даже дышать. От недостатка кислорода он уже стал синеть. Я легонько дотронулся до его плеча и шепнул:
  -Да, не бойся ты,- хотя самому было так же страшно. И все это из-за дурацких рассказов. Самое ужасное то, что, находясь в этом дремучем лесу, я во все это безукоризненно верил.
   Было ровно девять утра. Вроде бы вся нечисть нападает по ночам, но ни я, ни София, ни Андрей - не горели особым желанием посещать эти дебри, тем более после услышанной истории. Мы шли как три спальных мешка: все закутанные с ног до головы и боящиеся сделать неосторожный шаг. Комаров тут была просто тьма. Огромные, напоминающие москитов, они накинулись на нас, как только мы перебрались через канаву. Поэтому половина нашего лица была замотана марлей, так что торчали только испуганные, бегающие глаза. Только один Максим так воодушевленно шагал впереди, вдыхая влажный утренний воздух полной грудью. Он явно чувствовал себя как дома. Создалось такое впечатление, что если вдруг из кустов выскочит медведь, то Макс приветливо пожмет ему лапу. Но, все равно, через его плечо висела винтовка, в сапоге был огромный нож, к поясу привязан небольшой топор. Ни за что не хотел бы с таким повстречаться один на один в такой глуши. Да еще если у него "нервы"! Даже ни один волк не набросился бы на него, если, конечно, он не один из них. При этой мысли меня пронзил мучительный холод. Я бы уже ничему не удивился, но это слишком нереально. Не верю в легенды.
  -Ну, чего вы там еле-еле плететесь? - Макс остановился и стал нас ждать.
  -Ой, фу! Я проглотила комара! -София закашлялась.- Как он пролез под марлю? Это все из-за тебя! Зачем ты нас сюда тащишь? Тут остановишься на минуту, а из тебя уже всю кровь высосут. Я хочу домой, где тепло и нет этих прожорливых, ненавистных, липких, жужжащих гадов!!! Ай! Он меня у-ку-сил!
  -Я покажу вам грибное место. Там такая грибница, вы таких в жизни не видели! Картошечки пожарим с грибочками, супчик сварим. Ням-ням!- сказал Макс, будто не слыша ее слов.
  -Все, перестань, я итак есть хочу. А! Вот, зараза! Пошел вон! - вопила София, отмахиваясь от очередного комарищи.- Ну, хватит с меня прогулок в этом аду! Пожалуйста, Максик, пойдем домой. Никто не хочет тут гулять. Не хочу грибы, я их ненавижу, они- противные и скользкие. И все равно я голодная, как волк!
  Мы все замерли. Упоминание этих животных было не к месту. Андрей постоянно был рядом со мной, и я заметил, как при этих словах по его телу пробежала реальная дрожь. Этот страх передался и мне.
  -Кстати о волках,- начал было Максим, но его перебила София:
  -Не надо о волках...
  -Но я должен предупредить. Здесь на самом деле есть волки и не только. Держитесь вместе. Правда, если они или ОН захочет напасть, то его не остановит ваше количество. Я расскажу вам про соседа, который жил рядом пять лет назад. Идите за мной, не отставайте. Осторожно, тут змея! - Макс поднял палку и швырнул, видимо, в змею. Лично я ее не видел, но все остальные с воплем метнулись назад. Макс продолжил как ни в чем ни бывало:
  - Так вот. У него была жена и сын лет десяти. Однажды ночью они вдвоем, без соседа, вышли во двор набрать из колодца воды. И тут из кустов выскакивает волк и перегрызает обоим горло. Они даже пикнуть не успели, а кровищи было! М-да, неприятная ситуация. И главное, тела он нашел в лесу, метрах в ста от дома, под деревом, рассеченным посередине молнией.
  -У-у, какие подробности,- пробурчал себе под нос я, но Макс услышал, резко оглянулся и злобно на меня посмотрел, готовый буквально применить ко мне все свое оружие.
  -Тебя никто не просил перебивать!
  -Ладно, извини. Продолжай,- сказал я .
  -Ну, вот. После этого сосед здесь больше не появлялся. Хе-хе-хе.- он ехидно посмеялся.
  -Максим, как тебе не стыдно! - возмутилась София.
  -Да, ладно тебе! Он же нас не слышит! О! А про лесных духов рассказать?
  -Не надо!- хором ответили мы.
  -Смотрите, не подцепите так называемую Лесную болезнь, продолжал с ухмылкой он.
  -Максим, ну не начинай! - прошипела София.
  -А что? Не верите?- он странно ухмыльнулся опять. По его лицу пробежало бешенство.- А зря не верите! Это когда в тебя вселяется лесной демон, ты приносишь его в дом, ни о чем не догадываясь. А потом, утром обнаруживаешь, что все твои друзья мертвы...- Макс засмеялся недобрым смехом, поглядывая на нас. Именно на нас с Андреем.
  -Перестань сейчас же!- закричала София. - Нам не интересно это слушать. И не надо пугать, понятно тебе?
  -Да не ори ты. Волков привлечешь.
  -Плевала я на твоих волков, на твои истории, твои грибы и на тебя! Я домой хочу!
  -Вот не надо со мной так разговаривать, ясно?- Максим снял с пояса топор и разрубил мешавшую ему на пути ветку.
  Мы все замолчали и просто шли вперед, то и дело пробираясь через колючие и мокрые кустарники. Ноги то и дело утопали во влажном и пушистом, как ковер, мху. Я такого мха ни разу не видел, поэтому нагнулся и вырвал кусок, осмотрел его и засунул себе в пустую корзину. Его толщина превышала десять сантиметров, а цвет был изумрудный. Красота! Как пелось в какой-то песне: страшно и прекрасно. А! Вот, как пелось: и потухли звезды, и гниют цветы - страшно и прекрасно! Я пытался вспомнить припев, но ничего не получалось. В голове крутилась только эта строчка. На лицо постоянно налипала паутина, а от гула комаров кружилась голова. Я готов был проклинать все на свете. И вообще не люблю всякие походы. Так мы прослонялись в лесу еще около двух часов. Через кроны деревьев свет почти не проникал. Мы были в сумеречной зоне. Он специально завел нас в глубь леса и водил туда-сюда, от одной грибнице к другой, учил отличать поганки от настоящих грибов, рассказывал про кабанов, лисиц, сов, медведей и еще кого-то. Мы его уже не слушали, но бегали за ним гуськом, боясь стать добычей какого-нибудь хищника.
   Я нагнулся и сорвал один гриб, по-моему, подберезовик, и положил в корзину ко мху. Максим обернулся ко мне и сказал:
  -Не срывай здесь грибы, это поганки.
  -Это- подберезовик!
  Он подошел ко мне и заглянул в корзину:
  -Я сказал, это- ложный подберезовик, выкинь его!
  -А чего ж, он растет под березой?- возмутился я.
  -Не спорь со мной! Выбрось немедленно! Ты, видно, ни черта не смыслишь в грибах!- он презрительно посмотрел на меня и отошел. Я пошел дальше и ничего не выкинул. Через десять метров, в кустах, я нашел еще один подберезовик. Положил гриб в корзину и, бескрайне довольный своей второй находкой, пошел за всеми. Макс видел, как я рылся там, но ничего мне не сказал. Другим удача не улыбалась: они ничего не нашли. София сказала:
  -Максим, сколько можно ходить? Мы грибы вообще сегодня будем собирать?
  -Когда дойдем до грибного места,- ответил недовольно он.
  -А чем это не грибное место? Вот он уже два гриба собрал,- сказала София, указывая на меня.
  -Угу,- одобрительно кивнул головой Макс.- Две поганки.
  -Это не поганки!- возмутился я.- Они оба росли под березой! Это- настоящие подберезовики!
  -Вот и будешь сам их есть, ясно?- Макс пнул ветку, валявшуюся под ногами.
  -И буду!- подтвердил я.
  -Ну, тогда ты- идиот!
  -Я не идиот!
  -Раз споришь со мной, значит ты- идиот, причем самый "настоящий"!- сказал он мне, указывая пальцем на мою корзинку. Если бы это был боевик, то мы бы уже давно набили друг другу морды. А точнее, он- мне.
  -Хватит! -не выдержала София.- Что вы, как дети!
  -Тогда скажи своему дружку, чтобы не бесил меня! Здесь все играют по моим правилам, ясно?- Макс развернулся к нам и уткнул руки в пояс.
  Наступило молчание. Как он меня раздражает! Сколько самовлюбленности! София ему полная противоположность. Мы покорно поплелись за ним. Без Макса из этого леса выйти нельзя, просто невозможно. Где-то минут через двадцать мы пришли.
  -Вот здесь и ищите грибы.
  -И тут нет поганок?- спросил я.
  -Представь себе, нет. А хотя, есть парочка- у тебя в корзине,- он усмехнулся,- смотри, не перепутай их потом с настоящими грибами.
  -А это, тогда, что?- я срываю самую белую-белую поганку, на которую чуть не наступил сапогом.
  -А вот это выкинь!- крикнул Макс.
  -Нет уж! Ты сам сказал, что здесь нет поганок, значит, это не поганка, я положу ее к себе,- и я с надменным лицом кладу ее к себе.
  -Ну, все!- он не выдерживает, подлетает ко мне, вырывает их рук корзину, высыпает грибы на землю и растаптывает ногами. После этого хотел мне что-то сказать, но, увидев мою обиженную мину, решил промолчать. София захохотала, Андрей с сочувствием улыбнулся мне. Я и впрямь чувствовал себя идиотом. Но зато, теперь можно было без опаски собирать грибы. Тут была небольшая опушка, окруженная со всех сторон пышными кустами. Впереди от меня продолжался дремучий лес, а слева и справа росли сплошные папоротники вдоль небольшой канавы. Я уселся на пушистый мох, раскинул уставшие ноги и принялся собирать грибочки, которые, как на ладони, росли вокруг. То же самое делали и остальные.
   София теперь была рядом с Андреем. Похоже, они сдружились. Наверное, она ему нравится. Только с ней он становится таким разговорчивым. И вот сейчас они о чем-то мило болтали. Нет, я нисколечко не ревную. Он не может ей нравиться. Потому что он- не я. Заметно было, что Макс недовольно поглядывает в их сторону. Но, в отличие от меня, к Андрею он относился хорошо. В ближайшие пол часа никто не проронил ни слова. Все думали о чем-то своем. Я мечтал о теплой кровати и крепком сне.
   В моей корзине уже почти не оставалось места, и, от безысходности, я стал кидать в нее чернику, которая росла на ближайшем кустике. А, за папоротниками, впереди, было просто море этой черники. Ягоды прямо с горошину. Так и просят, чтобы их сорвали. Я встал и поплелся туда. Повсюду за собой мне чувствовался надзорный взгляд Макса.
  -Ты куда?- спросил он, увидев, как я перелезаю через канаву и папоротники.
  -Соберу черники...
  -Смотри, там полно змей!
  -Ой, боже мой!- всплеснула руками София, услышав эти слова.
  Я хотел было вернуться, но потом решил проявить смелость и уселся рядом с кустами. София встала, чтоб меня было видно.
  -Макс, а если его укусят?
  -Черт с ним,- прошипел он, но я услышал. София гневно на него посмотрела, подняла свою корзину и уверенно зашагала ко мне.
  -Куда пошла? София! Вернись сюда!- Макс встал и тревожно посмотрел ей вслед. Но она сделала вид, что не слышит.- У тебя под ногами змея, отбегай!- в панике крикнул он и побежал к ней. Я-то видел, что это была просто коряга, а София, резко взглянув под ноги, заорала на весь лес и помчалась назад, естественно к Максу. Он довольно засмеялся. А она в шутку его толкнула и отошла к Андрею, который растерянно стоял в стороне и наблюдал за происходящим. Я молча стал собирать свою чернику. Все разбрелись по своим местам. Черника все прибавлялась и прибавлялась. Так я провозился минут двадцать. Где-то недалеко прокричала птица. Потом еще раз и еще. Макс встал и посмотрел в сторону доносившегося звука. Все замолкло. Он стал озираться по сторонам.
  -Ты чего?- спросила его София.
  Он помолчал несколько секунд, а потом ответил:
  -Да так, показалось,- он неторопливо сел на место и продолжил что-то там собирать. Меня интересовала только черника. Я был полностью увлечен. Через минуту Максим опять встал и пошел к небольшой горке, которую мы проходили, добираясь сюда. Он обогнул ее и вернулся. Похоже на ритуал. Потом вышел на середину опушки и повернулся кругом, как будто что-то выискивал. Я обратил внимание, что при этом его ноздри то широко раздувались, то сильно сужались. Казалось, он принюхивается. Глаза его сделались прищуренными. Меня же посетило тревожное чувство. Ладошки стали покрываться холодным потом. Я вопрошающе посмотрел на Максима. Вскоре он заметил мой пристальный взгляд, посмотрел в глаза, потом куда-то повыше, потом отошел на пару шагов влево. София и Андрей замерли, наблюдая за его непонятными действиями. Макс несколько секунд стоял абсолютно неподвижно, перевел взгляд на меня, плавно поднял руку и прислонил указательный палец к губам, призывая к молчанию. Он что-то услышал. Затем его рука потянулась к винтовке. Он медленно поднял ее и стал целиться в мою сторону, а другой рукой поманил меня к себе. Я боялся шелохнуться. Он еще раз поманил, уже настойчивее. Мне пришлось собраться с силами и ползти.
  -Тихонько идите за горку,- прошептал Макс, поворачивая голову к Софии. Они растерянно стояли,- быстрее!- уже громче сказал он. Андрей, согнувшись стручком и так же позеленев от ужаса, быстренько пошел к горке. София следом. Я их уже не видел: меня окружали одни лишь папоротники, в которых я все же заблудился. Убедившись, что эти двое уже за горкой, Макс сказал мне:
  -Да встань ты, черт побери. Ползешь, как улитка. Иди быстро ко мне за спину!
  Я приподнялся и хотел было побежать, но за что-то запнулся и упал прямо лицом в канаву. Где-то, совсем рядом, я услышал зловещее рычание. Макс пробежал мимо меня, крикнув:
  -Беги к ним! Живо!
  Я вскочил и, как ошпаренный, помчался к выглядывающей из-за горки Софии. Добежав, сел к ним и закрыл лицо руками. Из кустов папоротника доносилась какая-то возня. Как будто кого-то кидали из стороны в сторону. Мы считали секунды. Вдруг все затихло. Я сидел у самого края, и мне жутко захотелось посмотреть на происходящее. Опасность, вроде, миновала. Осторожно выглянув, я увидел такую картину: стоит Макс с опущенной винтовкой, а перед ним стоит огромный волк с оскаленными зубами. Но друг друга они не трогают.
  -Что там?- с ужасом спросила София.
  -Не знаю,- прошептал я.
  -Но Макс жив?
  -Да.
  -Слава богу!- она перекрестилась с облегчением.
  Дальше было интереснее. Они простояли так еще с минуту, а потом волк разочарованно лязгнув зубами, попятился назад. Его хвост был прижат. Макс тоже попятился. Волк развернулся и прытью побежал вглубь леса, а он все еще пятился, но уже убрав винтовку. Я опять спрятался. София на меня вопрошающе смотрела. Мое лицо выражало недоумение. Вскоре вернулся Макс и молча сел к нам. Тяжело выдохнув, он, наконец, промолвил:
  -Забирайте свои корзины, пошли домой.
  -Что это было?- спросила София.
  -Хм, всего лишь волк! Собирайтесь,- он поднял с землю небольшую ветку и переломил ее с хрустом пополам. Мы молчали, ожидая чего-то еще. Тогда Максим встал и сам пошел за корзинами. Когда он их принес, мы все еще сидели, уставившись в землю.
  -Как хотите, я пошел,- Макс побрел шаг за шагом. Я тоже пошел. Вскоре подтянулись все. Всю дорогу мы молчали, так как наш герой не был расположен к рассказу об этом случае.
  -Я его понимаю,- сказала София мне шепотом,- для него это большое потрясение. И, все же, я им очень горжусь! Он спас нам жизни!
  Я кивнул. Вскоре мы пересекли спасительную канаву.
   Но как же мы были счастливы вернуться домой! На лице у каждого еще остался отпечаток белесого страха. Видимо, все были в восторге. Я поклялся больше никогда не ходить в лес. Но у нас было пять корзин, набитых грибами и ягодами. Поэтому игра стоила свеч. И что с ними делать? Замачивать, солить, замораживать, жарить, варить? А, главное, грибы надо чистить! И мне пришлось в этом участвовать.
   Я так устал, что решил сразу подняться наверх и вздремнуть, пока они там будут готовить свою картошечку. Моя голова отключилась, едва коснувшись подушки. Видимо, прогулка пошла мне на пользу. Меня никто не будил, и я проспал до утра. Когда спустился вниз, то никого не обнаружил, ни в комнате, ни на кухне. Было часов восемь утра, но еще сумрачно. На улице был густой туман. Тут я услышал стук сапог Максима в прихожей. Он вышел мне навстречу, неся в руках какие-то старые кости вместо дров.
  -Надо их сжечь,- пробурчал и кинул в камин,- а тебе надо поскорее уехать. Тебе еще повезло.
  -В смысле, повезло?- спросил, не понимая, я.
  Он ухмыльнулся:
  -Помнишь, я вчера говорил про лесных демонов? Ну, вот вы мне не верили, а дружок-то твой того...
  -Чего того?
  -Ну, ты и соня. Все проспал, даже друга! Ничего, бывает,- Макс хлопнул меня по плечу. Я стоял в шоке, боясь осознать его слова.
  -Где Андрей?- спросил я, заглядывая в эти дьявольские глаза. Сейчас его лицо напоминало мне волчью морду, а улыбка - волчий оскал. Он спокойно мне ответил:
  -А какая разница? Ему теперь только одно место светит, как раз, где не светит совсем, я имею в виду, под землей.
  Я развернулся и побежал наверх, в комнату Андрея. Дверь была распахнута настежь. А из самой комнаты доносился плач. Там, у его кровати, я застал Софию. Увидев меня, она вытерла слезы рукой, несчастно посмотрела на меня и сказала:
  -Он умер. Час назад. Совершенно беззвучно,- София захлебнулась слезами, но тут же попыталась взять себя в руки.- Прости, это я виновата. Мы не должны были сюда приезжать,- она встала и подошла ко мне, стоящему в полном оцепенении.- Не расстраивайся, это, видимо, судьба. Главное, что ты жив! Если бы это случилось с тобой, я бы не пережила...
  -Я не понимаю, София,- отстраняю ее и пытаюсь посмотреть на Андрея, но она закрыла мне глаза своей влажной от слез рукой.
   -Не надо, милый! Не смотри на него. Если ты увидишь в его глазах смерть, то она придет и за тобой.
  Ужасная дрожь пробежала по мне. Колени стали так трястись, что я подумал, будто мои ноги вот-вот сломаются.
  -Но, София, как это случилось?
  Она обняла меня крепко за плечи, прерывисто вздохнула и пролепетала:
  -Помнишь, в лесу, Максим рассказывал нам про лесных демонов? Мы не хотели его слушать, а он ведь нам добра желал, спас нам жизнь. Только вот Андрея ему не удалось уберечь!- София повернулась к кровати и посмотрела на моего лучшего друга. А, точнее, единственного. Андрей лежал неподвижно на белой простыне, в своей обычной рубашке и синих спортивных штанах. Глаза его были устало закрыты. Лицо выражало спокойствие, даже блаженство. А на посиневших губах застыла странная улыбка. Я ожидал увидеть страшную гримасу ужаса, паники, печали, но не это. Складывалось впечатление, будто он сладко спит и видит чудесный сон, и от этого так счастлив. Но Андрей... был мертв.
  -Как это произошло, ты можешь мне объяснить или нет?!- я в сердцах хватаю ее за руки и начинаю трясти. Она вскрикнула от боли и сильнее заплакала. Слезы градом текли по ее бледным щекам.
  -Я, я не знаю! Мы поужинали и стали собираться спать. Ночью Андрей постучался ко мне и сказал, что ему плохо. Сказал, что раскалывается голова и появляются галлюцинации. Я подумала, что он отравился грибами, но мы тоже ели и -ничего! Ему все казалось, что вокруг витают какие-то злобные духи. Он говорил в бреду, что они проникают в его тело и убивают. Потом начались конвульсии. Макс дал ему ампицилин, но это не помогло. Я была рядом с ним. А потом... он вдруг замолк.
  -Почему вы меня не позвали?
  -Макс стучался к тебе в комнату, дверь была закрыта, ты не открывал.
  -Ах так!- взбесился я.- А если бы я тоже был уже при смерти? Об этом вы не подумали? Этот твой Макс...- я не мог подобрать подходящие слова.- Он специально это сделал! Да, да, специально! Не удивлюсь, если он сам подсунул Андрею какую-нибудь грязную поганку!
  -Не говори так!- София отскочила от меня. - Ты не знаешь Макса! Он на такое не способен!- она схватилась за голову и задумалась.- Зачем ему это? Как ты мог такое подумать! Не смей так говорить, никогда! Слышишь, никогда!
  -Ну, конечно же, ты его защищаешь, - продолжал в бешенстве я.- Тут пахнет уголовной ответственностью! Где он сейчас? Если он здесь ни причем, то почему же не показывается, а? Конечно, проще списать все на каких-то лесных демонов! Ты меня за кого принимаешь? Я не верю в эти сказки!
   -Перестань сейчас же! Я верю, я верю, я верю!!! Я сама видела! Макс был прав, вот видишь! А мы его не слушали! Он не желает нам зла, а хочет спасти. Иди ко мне, успокойся,- с этими словами София стала любовно гладить меня по голове и лицу.
  -Ой, ой, ой!- раздалось с порога. Я увидел там Макса. Огромный и злобный, он презренно смотрел на меня, и в его устрашающих глазах играли молнии. Он был готов меня убить.- Нет, вы только посмотрите на эти нюни! Кричишь тут, как девчонка! Ты спрашивал, где я? Так вот, я здесь! Хочешь мне что-то сказать? Я слушаю тебя,- Максим язвительно дотронулся кончиком языка до верхней губы. Его злорадные глаза впились в мои. Я готов был разорвать его на части. София сильно схватила мою руку, отстраняя назад. Я посмотрел на нее: в ее глазах был отчаянный испуг, она уже падала в обморок. Я обернулся на Макса, но его уже не было. Вместо него в комнату вошел огромный черный волк...
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"