Шулепова Мария Константиновна: другие произведения.

Логово темных снов. Глава 6. Призрачный след

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 6. ПРИЗРАЧНЫЙ СЛЕД
  
   Я вскарабкался на холм последним. Передо мной открылась сказочная панорама. Вокруг ветхого, но крепкого на вид домика расстилался пушистый зеленый ковер из цветущего мха. Цвел он по-своему, скорее даже плодился. Тоненькие колоски с семенем-колокольчиком торчали из каждого квадратного сантиметра. Мох рос клумбой, окружавшей строение и имевшей небольшой проход к двери, чтобы ничего не затоптать. Далее бросались в глаза яркие кусты, полностью и роскошно усыпанные крупными красными и местами фиолетовыми ягодами. Они гроздьями аппетитно висели меж темно-зеленых листьев, напоминавших лопухи, и с тяжестью тянулись к сухой земле, застеленной листьями. Часть ягод уже осыпалось, поэтому внизу, под кустами, сновали туда-сюда мелкие птицы с необычным оперением и лакомились ими. На холмике не было, как ни странно, ни одного дерева. Да оно бы тут и не поместилось. На восточном склоне торчал большой пень, наполовину вывалившийся из земли. Его огромные запутанные раскинувшиеся корни напоминали щупальца осьминога, он будто бы крался по морскому дну, нащупывая своими корнями добычу. Растрескавшаяся кора его была покрыта лишайником светло-бирюзового цвета, видно, поэтому пень так напоминал осьминога. Сочетание бурой коры и лишайника очень сильно напоминало чешую. А цвет его хорошо подходил под окружающую местность, что так характерно для осьминогов. Но это сугубо мое сравнение.
   Домик был миниатюрный, из дерева. Кое-где на бревнышках выступали сучки, а из одного даже торчала зеленая веточка. Он был не просто строением типа "тяп, ляп и готово", а нес в себе нечто сказочное. Можно сказать, что он больше ассоциировался у меня с теремком. В его деталях не было аккуратности и, тем более, вырезанных узоров. Да что там говорить, ведь не было даже нормального входа, не то что бы крыльца. В конце-концов, это же просто лесное убежище, только слегка в нем чувствовалось некое прикосновение мифической силы. И это очаровывало меня.
   София мигом направилась внутрь. Я еще немного огляделся и тоже последовал за ней. Андрей любовался видом и птицами. Никто не сказал еще ни слова. Вход закрывала самодельная дверь, которая буквально ни на чем не держалась, но открывалась и закрывалась нормально, без скрипа и особых усилий. Внутри было очень темно и пахло сыростью. Точно так же выпуклыми полукругами выступали бревна. Я с радостью снял с себя тяжелый рюкзак и нашел в нем фонарь. Его свет показал нам наличие лавки, стола и небольшой кровати. Вся мебель была тоже деревянная, и сразу было видно, что ее делал Макс. Наверху были какие-то полки с горшками из глины и железной посудой. Сбоку у входа стояла метелка, вилы, кочерга. И ни единого окошка.
  -Здесь должен быть свет,- сказала София,- А, вот он,- она подошла к кровати и взяла с полу маленький светильник. -Надо зажечь его. Дай мне спички.
  Я послушно стал рыться на дне рюкзака. Найдя одну из коробок, я спросил:
  -Как думаешь, Макс тут был?
  -Пока не знаю точно. Сейчас посмотрим. Мне кажется, он специально не приходит домой. Наверно и сегодня он будет ночевать здесь.
  -С чего ты взяла?
  -Просто я его хорошо знаю. Нам нужно будет подождать Макса. Здесь темнеет гораздо раньше. Мы должны отдохнуть. Через два часа будет совсем темно, а мы не успеем добраться до дома.
  -Это что же!- возмутился я.- Мы что, тут ночь проторчим?
  -Послушай,- резко повернувшись ко мне, сказала София и, понизив голос почти до шепота, добавила,- не говори Андрею, но нас кто-то преследовал. Я не подавала виду, чтобы не сеять тут панику, но такие вещи я чую за километр. Единственное, я не знаю, кто это был- зверь или человек.
  -Вот блин!- я в растерянности уселся на лавку.- И давно?
  -Что давно?
  -Ты давно заметила?
  -После Большого болота, когда мы обходили воду кругом. Где-то тогда.
  -Так это не так давно, вроде бы...
  София села рядом со мной и положила голову мне на плечо. Мы немного помолчали, потом он сказала тихо:
  -Ты только не бойся, мы тут в безопасности. Сюда никто не проберется. Надо сейчас же убрать доску с воды. Это будет сложно, ее придется затащить на холм. Я дико устала, поэтому попроси Андрея. Но, помни: ему ни слова!
  -Хорошо...
  Я тихонько поднялся и вышел наружу. Андрей срывал со мха семена вместе с палочками, на которых они висели. Вид у него был крайне заинтересованный.
  -Прости что отвлекаю, - начал я,- но ты не мог бы мне помочь оттащить доску.
  -Зачем?- не отрываясь от своего занятия, спросил он.
  -София попросила. Это чтобы животные сюда не ходили всякие.
  -А! Понятно!- Андрей сразу же поднялся и направился ко мне.- Странно,- продолжил он, когда мы спускались ко рву,- но по пути я не видел ни одного животного, кроме той жабы. Тут так пустынно.
  -Ну, это, наверное, потому что еще день. А ночью тут хищники точно бродят. Сам знаешь!
  -А ружье у нас есть? Так, на всякий случай.
  -Нет, я не видел. Думаю, оно и не нужно. Зато вилы есть и кочерга, и даже лопата.
  -Хм, целый арсенал!
  -Да уж!
   Мы крепко взялись за доску и потащили ее на себя.
  -Надо отнести это бревно повыше!- кряхтя, сказал я.
  -Ты что, издеваешься? Она же целую тонну весит! Ну куда ты тащишь! Тише!
  -Давай шевелись, а то мы сейчас в ров скатимся вместе с этой махиной! Ну же! Еще немного! Вот!
  Я уселся на землю и принялся поднимать доску выше. Нужно закинуть ее на холм, чтобы не скатилась в воду. Мы приложили немало усилий, прежде чем достигли результата. Наконец, когда работа была окончена, я встал на край холма и оглядел местность снизу. Рядом деревья росли совсем редко, и кустов было мало, поэтому обзор был хороший. Но, чем дальше отсюда, тем лес становился плотнее. И там уж не видно было ни зги, как говорится. У меня мороз пробежал по коже. Уж сколько я всего натерпелся, навидался в этом лесу, а все еще боюсь новых неожиданностей. Черт его знает, кто обитает тут! Да и Макса все нет и нет, будь он неладен, хотя он и так ...
   И все- таки лес был прекрасно необычен. Я стоял тут, на холме, как на вершине мира, будто один на свете такой сильный и мечтательный. А вся природа внимает мне, и я волен делать, что захочу. Ветер развевал мои волосы и обдувал прохладой лицо. Я смотрел вперед и вспоминал строчки Тургенева:
  Молчит и млеет лес высокий,
  Зеленый, темный лес молчит.
  Лишь иногда в тени глубокой
  Бессонный лист прошелестит.
  -Эй, ты куда так пристально смотришь? - спросил меня Андрей.
  -Просто смотрю. Давно в лесу был?
  -Очень!- он подошел и встал рядом со мной, глазами выискивая точку, в которую смотрю я.- Лет десять, а то и больше. В детстве с отцом ходил за грибами, ягодами. Даже потерялся один раз! Ха!
   Я удивленно посмотрел на него: лицо было задумчивым и слегка грустным, а глаза немного прищурены.
  -Как же ты нашелся?
  -Мы с отцом договаривались заранее, где встретимся. Если потеряюсь, я должен был ждать его у дороги, которая шла все время вдоль леса с севера. А у меня всегда был компас. Вот я и вышел туда. Даже не помню, испугался ли. Мы тогда часто ходили в лес, особенно осенью. Было так интересно. А сейчас я совсем не понимаю, что чувствую. Но явно не то, что раньше. Этого леса я боюсь, я его не знаю.
  -Тут ты прав, друг!- рассеянно сказал я, засовывая руки в карманы. - По-моему, тало темнее. И еще что-то ветер поднялся. Пойдем в домик, поговорим с Софией. Она хочет остаться тут на ночь, как я понял.
  -Чего?!- Андрей выпучил глаза и уставился на меня. - Я думал, мы домой скоро пойдем! Зачем оставаться здесь?
  -Темнеет, видишь? Мы так потеряемся. Она уверена, что Макс придет ночевать сюда. Если с ним, то мы и ночью пойти можем, не страшно. А так я лично не пойду!
  Андрей молча развернулся и пошел в домик. Я еще разок пристально огляделся. Меня пугали слова Софии о том, что кто-то следил за нами. Вскоре наступит ночь, и станет опасно. Неведомые твари могут быть здесь. Особенно, я боялся после рассказов Софии об этом лесе. Во всяком случае, спать я не буду. А вдруг этот ров можно перепрыгнуть? Черт, тут же полно хищников! Хоть бы Макс объявился! Я никогда не был бы ему так рад! Где же ты, Максик?
   Внутри было достаточно тепло. Мы устроились поудобнее и налегли на еду. Теперь ее казалось мало. Видимо, поэтому пришлось оставить на завтра. Я по-прежнему был голоден. У Андрея откуда-то взялись карты. От нечего делать мы принялись играть. Мне не везло, кон за коном я оставался в дураках. Вскоре мне надоело бестолку отыгрываться, и я решил оправиться к кровати. Но спать, естественно, не собирался. Домик был мал для троих. Он явно рассчитан на одного амбала Макса. На кровати мы тоже не поместимся все. Если только вдоль можно улечься. Не представляю себе, как будем ночевать. Но, больше всего меня беспокоил тот факт, что София и не собирается искать своего братишку. Она даже ни разу не позвала его. Уж, думаю, он бы услышал ее голос хоть за тридевять земель. Я решил спросить:
  -София, думаешь, Макс придет?
   Она прижала карты к груди, развернулась лицом ко мне и, изображая удрученное лицо, сказала:
  -А куда он денется? Должен придти.
  -Может, стоит его позвать? Покричать там, все такое...
  -Вот еще, буду себе глотку надрывать. Думаю, он знает прекрасно, что я здесь. Он придет, точно говорю. Сегодня придет.
  -А если твой брат дома нас ждет уже?- спросил Андрей.
  -Этого я не знаю. Интуиция подсказывает мне, что он в лесу. Причем, неподалеку. Ему просто интересно, что же мы будем делать. Наверняка считает, что без него мы ни на что не способны, а особенно в лесу. Но это все фигня полная, вот что я вам скажу. Ходи, Андрей.
  -Ох! Да, я смотрю, ты на него злишься?- удивился я.
  -Еще бы!- воскликнула София, не отрываясь от игры. -Думаешь, меня это не бесит? Какого черта я должна проводить свой отпуск вот так вот? Бродить по этому лесу, разыскивая его, приключений искать на свою... Мне тоже страшно сидеть здесь. А если он не объявится, я его лично прибью. И вообще больше никогда сюда не приеду! Это точно!
  -Да уж, мне тоже страшно сидеть в лесу! А что делать!
  -Вот блин, мне бить не чем. Я беру.- бубнила София себе под нос.
   Они все играли и играли. Я уже на одном боку полежал, на другом, и так, и сяк. Было непреодолимо скучно. Вроде бы, живешь в цивилизации и не замечаешь всех удобств, а тут сразу будто по рукам и ногам связан. Ни руки не помыть нормально, ни поесть, ни телевизора, ни телефона, ни замков на двери. Интересно, уже стемнело?
   Я еще немного повалялся, и решил заохать, чтобы меня заметили. Никто даже не обратил внимания. В итоге мне пришлось встать. Я подошел к игрокам и заглянул каждому в карты по очереди. Положение было плачевным у Андрея, хотя играет он обычно хорошо. Они уже перешли на желания. Тот, кто сейчас продует, не будет спать на кровати. Бедный Андрей! Но в душе я ему злорадствовал, он тот еще жулик!
  -Давай присоединяйся!- сказала приказным тоном София.- Осталось тебя обыграть, и я буду спать как королева!
  -А я?
  -А ты с Андреем на полу.
  -Нас двоих тебе не обыграть, так что не зазнавайся.
  -Да он проиграл уже, спать на полу будет, а ты как хочешь?
  -Хочу на кровати, хотя мне все равно, я спать вообще не собираюсь.
  -Что, совсем-совсем?
  -Совсем-совсем.- решил твердо.
  Я достал из-под лавки фонарь и почему-то вспомнил Арахния. Где он сейчас? Наверняка пудрит мозги кому-то другому. Наглухо застегнув куртку, я вышел из домика.
   Снаружи было холодно, но безветренно. Я захотел проявить отвагу и вылезти из укрытия. Ночь опустилась давно. Отсюда, с этого холмика, было видно немного неба. Сквозь рваные темные облака светили робкие звезды, так умело играющие на темном бархатном своде. Фонарь мало чего освещал. Меня беспокоила доска. Я проверил: она была на месте. От сердца отлегло. Вокруг тоже было спокойно, но странное чувство не покидало меня. Я чувствовал, что на меня кто-то смотрит. Мой фонарик мелькал туда-сюда, но по-прежнему ничего не было видно. Внизу темными группами стояли кусты. Дальше угрюмой стеной стоял уже плотный лес. И вот в нем-то точно что-то было. Я усиленно напрягал глаза и слух, чтобы уловить хоть малейшее движение или звук, но все тщетно.
   Вдруг неподалеку вскрикнула птица, так испугав меня, что я еле ноги унес. Увидев мое лицо, ребята тоже перепугались.
  -Чего там?- спросила София.
  -Да, так. Ничего особенного. Темень ужасная, птица кричит, вот и все.
  -Может, это Макс?- встрепенулась она.
  -Орет как тетерев?- усмехнулся я.
  -Да, нет! Если птица кричит, значит кто-то идет. А кто еще идти может, если не Макс?
  -Подождем, может и он.
  -Далеко птица кричала?
  -Нет, метров сто...
  -Боже, хоть бы это был Макс!- взмолилась София.
  -А если не он, тогда кто?- встревожился я, усевшись на лавку и задумчиво потирая голову.
  -Тогда это зверь, кто ж еще! Плохо будет.
  И мы все втроем замолчали в томительном ожидании. Сейчас я боялся увидеть даже Макса. Зато тогда нам бы не пришлось здесь так долго торчать. Боже, скорей бы ночь кончилась, а ведь еще только десять вечера!
   Прошло минут пять. Ничего не изменилось.
  -Он же должен нас позвать, так?- рассуждала София.- Без доски ему не пробраться сюда. Он знает, что мы здесь. Не нравится мне все это. Может, пойдем, посмотрим, а?
  -Ну уж нет!- твердо ответил я.- Что-то мне совсем не хочется выходить отсюда. Если это Макс, то позовет, а если нет, так и светится не стоит.
  -Слушай, мы уже сто раз успели засветиться.- с гримасой ответила она.- Думаю, даже последняя улитка в радиусе двух километров знает, что мы тут. Как хотите, а я посмотрю.- София встала, взяла фонарь и вышла на улицу.
   Мы с Андреем остались сидеть на месте. Я прислушивался к ее осторожным шагам. И кроме них больше не было посторонних звуков. Она быстро вернулась.
  -Уф! Там ничегошеньки не видно, но Макса явно нет.- сказала недовольно София, садясь к нам и кладя фонарь на колени.- Он что, издевается? Я уже устала ждать!
  -Все мы устали, София,- искренне ответил я, прижимая рукой ее к себе. Все же хорошо, что мы вместе. Один я бы тут загнулся. Все-таки сейчас свой страх мы делили на троих, и от этого становилось легче всем. Но, учитывая ситуацию буквально, легче, как раз, не становилось. Чего боялся я? Боялся того, что Макс решит злобно над нами пошутить, испугать до смерти. Или того, что придет огромный медведь или опять-таки волк и съест нас. Меня, точнее. Чего боялись они? Я думаю, того же самого. Хотя, у меня никогда не было привычки думать за других или даже пытаться вникнуть в их мысли. По-моему, это пресловутый эгоизм. Меня всегда волновали только собственные страхи и переживания, но я их никому не навязывал, и , поэтому предпочитал, чтобы и мне не навязывали свои страхи.
   С другой стороны, я понимал прекрасно, что загнал себя давно в угол. В последнее время во мне потихоньку возрождался оптимизм. Точнее сказать, я специально усиленно, но искусственно, в целях жизненной необходимости, выращивал его в своем сознании. И, что самое интересное, это мне очень помогало. Я осознавал, что без присутствия в моей жизни добра и света она будет бессмысленной. Потому что, во-первых, жизнь моя будет туманной, и я не увижу цели, а без цели нет смысла жить вообще. Во-вторых, с оптимизмом, пусть даже и искусственным, жить намного легче. Говорится это все к тому, что сейчас, сидя на лавке рядом с Софией и Андреем, я пытался найти плюсы в нашем положении. Это было сложно, потому что мне приходилось бороться с отчаянием и страхом, к которым я предрасположен в силу моей ранимой натуры. Много раз мои мысли срывались, как будто в пропасть, и приходилось начинать сначала. Но, в конце-концов, кое-что удалось. Как тут ни крути, а все же у меня долгожданный и заслуженный отпуск. Причем рядом со мной сидит София, которую я всегда хотел видеть рядом. Только сейчас наши отношения переменились, но дело не в этом. Далее, я сменил удручающую обстановку, - уехал с другом и с ней, пусть в лес, но это даже интересно. Мы уже нашли себе приключений, осталось добавить немного выдумок и терпения - и вот вам захватывающая книга. Теперь, мы сидим тут и ждем, сами не знаем чего. Но это не так уж плохо тоже! Еще плюс: будущее мое не предопределено, и я его не знаю. Поэтому я могу пока что-то делать со своей жизнью, не боясь совершить непоправимое. А, если случится, то так тому и быть. Я верил, что меня ждут впереди великие события, что весь мир вращается около меня. Это не просто быть муравьем среди миллионов таких же, это значит быть частью единого целого. Где без этой части единое уже не является целым. Я знал, что нужен обществу, так же как и общество было нужно мне.
   Наше молчание нарушила София:
  -Может кто-нибудь посмотрит, на месте ли доска, а то мне уже спать хочется, - при этом она повернулась ко мне и вопросительно посмотрела в глаза. - Хочешь, я тоже пойду? Давай вместе, быстренько! Вставай!- София упрямо потянула меня за руку и заставила подняться. Пришлось подчиниться.
   Мы вышли и сразу почувствовали странный запах. Вокруг по-прежнему никого не было. Ни единого шороха, ни звука.
  -Чувствуешь?- спросила София.
  -Запах?
  -Да!
  -Ага! Ужасный, прямо нос дерет. Что это?
  -Это клоака.- ответила она, продолжая освещать местность фонариком, уделяя особое внимание рву и доске, которая пока что была на месте.
  -Ты же недавно выходила проверять свою доску. Что, каждые пять минут будешь бегать? И какая еще клоака?- удивился я.
  -Это такая трясина вонючая, болото. Оно тут неподалеку, слева отсюда, насколько помню.
  -Уф! Тоже мне! Днем-то не пахло.
  -Днем она не бурлит. Температура меняется, начинается брожение слоев, не знаю точно, но начинает бурлить именно ночью.
  -Откуда ты все знаешь, ты же мало здесь бывала?
  -Но бывала же,- София посветила мне в лицо, так что я ослеп на несколько секунд,- тем более, Макс мне много всего рассказывал. И то, я уверена, что не знаю о лесе и половины. Но и этого вполне хватит, чтобы не спать спокойно.
  -Ты меня пугаешь! Нашла место, где говорить об этом! Тут итак жутко.
  Она придвинула меня к себе и тихо сказала сквозь зубы:
  -Кому мне еще об этом говорить? Ты думаешь, мне легко? Я просто хочу, чтоб ты знал, вот и все! И нечего тянуть время.
  -Ладно, тогда говори, чего я не знаю, слушаю тебя.
  -Давай отойдем подальше от дверей.- София взяла меня за руку и отвела за угол домика, при этом все время оглядываясь и светя фонарем вниз. Остановившись, она уперлась взглядом в землю и замолчала окончательно. Это меня очень испугало. В голове начали возникать самые странные мысли.
  -Ну?- в раздраженности спросил, наконец, я.
  -Во-первых, не знаю, как сказать, ты разозлишься на меня.. В общем, я тебе не говорила пока, но я ушла из редакции. У меня не отпуск, а увольнение.
   У меня от сердца отлегло. Я, конечно, расстроился, но боялся, что будет хуже.
  -Да уж, новость не подарок. Это все?
  София в задумчивости опять замолчала. Вдруг резко развернулась и стала куда-то светить.
  -Да что с тобой София, ты с ума сходишь?
  -Мне показалось, там кто-то есть. Там, смотри, в кустах. Это зверек какой-то. На енота похож.
  -Я не вижу. Послушай, чего ты боишься? Ты не договариваешь мне чего-то!
  -Да, - она подошла ближе и посмотрела мне в лицо,- но это не то, что ты думаешь, это не опасно. Просто в этом лесу много, так сказать, ненормальных мест, но мы туда ходить не будем. Видишь, есть клоака, есть еще и омут, но я точно не знаю, зачем он нужен...
  -Ха, а разве омуты нужны для чего-то?- удивился я, забирая у нее из рук фонарь.
  -Тут- для чего-то. Тут все имеет смысл. Ладно, это не важно. Главное, Макса найти!
  -Вдруг он не придет и завтра, что тогда?
  -Он придет, вот увидишь. Точно придет.- София развернулась и пошла в домик.
   Я остался стоять на месте. Мне все это казалось слишком уж странным. Ее поведение, слова, даже жесты были для меня теперь какими-то новыми, возможно чужими. Поведение, несомненно, поменялось у всех нас за прошедшее время, но Софию трудно было узнать. Все новые слова, вроде клоаки и омута, такие таинственные, не нашли в моем мозгу места.
   Вокруг меня двигался холодный воздух. Подняв фонарь немного вверх, я увидел, как он массами перемешивался, настилался слоями. Все-таки я в сказке. Уж больно реальность эта запутанна, необычна и непредсказуема. Непонятный лес, с его скрытыми элементами, даже этот воздух отличался большой плотностью. А темнота здесь непробиваема светом. На листьях любого растения лежал тонкий слой некой белесой пыли, состоящей из мелких-примелких крупиц. Я не замечал как-то этого раньше. Будто бы какая-то неведомая сила наложила свои чары. К сожалению, я не могу с точностью описать это страшное очарование, которым все здесь окутано. Просто это надо видеть, надо при этом присутствовать. Знаете, тут природа прекрасна, но красота ее другая, я бы сказал по-своему, искусственная, ибо меня что-то заставляло видеть в ней эту красоту. На самом деле, я считаю, что это все ужасно.
   На темном небе по-прежнему светили холодные, почти бесцветные звезды. Сам не знаю, зачем я продолжал стоять на месте. Просто так было нужно. К тишине очень быстро можно привыкнуть, она теперь не вызывала непринужденного страха, а все больше сливалась с моим телом. Да, сейчас мне казалось, что мой разум переливается из одной грани в другую, причем я сам не знал, что это значит, но отчетливо чувствовал происходящее в моей голове. Это ощущение сравнимо с тем, как если бы человек, ходивший всегда по протоптанной другими дорожкой, решил свернуть с нее и найти другой путь. Путь, полный открытий, потерь, разочарований, находок, возможно, смирений, но только не уступок. Уступок быть не должно, потому что это только его дорога, и уступать ему попросту некому. Но, даже если бы было по-другому, он бы не уступил. Потому что именно в тот момент, когда он принял решение уйти с известного пути в неведомый, он стал совершенно другим. И пусть это станет началом.
   Когда я вернулся к остальным, они активно спорили о баснях, как я понял. Ах, нет, София приводила басни в пример, а спор заключался в умении не спорить.
  -Я тебе говорю,- настырно продолжала София. - Спорят только те, кто не уверен в себе и пытается доказать что-то словами, а не действиями.
  -Нет!- спорил Андрей,- А как же споры, в которых суть заключается в действиях? Например, я как-то спорил с приятелем, что он не сможет озеро переплыть, так он переплыл. Вот тебе и действие, и он был абсолютно в себе уверен!- буквально ором объяснял он.
  -Ну конечно, - не угоманивалась София,- Так, наверняка, спорил не он, а ты. И не уверен был ты, потому что сам не переплыл бы. И не надо на меня орать!
  -Почему это? Переплыл бы запросто! Я это озеро не один раз...и не ору я!
  -Да хватит вам!- не выдержал я.- Басен хотите? Я вам вот, что скажу.- я подошел к столу, за которым они сидели, подвинув лавку, облокотился на него слегка, посмотрел на них по очереди и начал:
  -В одном горном селении жил человек, известный тем, что он никогда ни с кем не спорил. И вот приехал к нему корреспондент, чтобы написать о нем в книге рекордов Гиннеса. И между ними состоялся такой разговор:
  - Скажите, а это правда, что Вы прожили 90 с лишним лет, и ни разу ни с кем не спорили?
  - Да, это правда.
  - Ну что, вообще ни с кем, ни с кем?
  - Вообще ни с кем, ни с кем!
  - И что, даже с собственной женой?
  - Даже с женой.
  - Даже со своими детьми?
  - Даже с детьми.
  - И что, за 90 лет ни единого разочка?
  - Ни разу.
  - Никогда-никогда ни с кем, ни с кем? - уже накаляясь, продолжал корреспондент.
  - Ну да, - спокойно отвечал старик.
  Корреспондент (краснея и раздражаясь)
  - Да не может этого быть, чтобы Вы за всю жизнь ни разу ни с кем не спорили!
  - Спорил, спорил, спорил... - примирительно ответил старик.
  С этими словами я с улыбкой посмотрел на них. София слегка надула губы и сложила руки на груди. Андрей спросил:
  -Разве это басня?
  -Нет, притча.- закусив губу, ответил я.
  -Надо же,- вякнула София,- какой ты начитанный. Я-то поняла смысл, потому что и имела ввиду именно это, а вот Андрей видно нет.
  -Я прекрасно понял!- отозвался он. - Знаю, что спорить нехорошо, но и с тобой не согласен! Спор рождается не из-за неуверенности, и не от бездействия. Спор- это противоречия и все!
  -Да хватит вам уже! Надоело слушать.
  -Мне тоже надоело спорить, я ложусь спать.- София встала и пошла к кровати. Я подождал, пока она уляжется. Андрей условия выполнил, ему было уже постелено на полу и правда. Причем, это его нисколько не расстраивало. Я же собирался спать, как человек, на кровати, так что Софии придется подвинуться. Только она еще об этом не знает. Пока что.
  
   Да и, в конце-концов, это ж надо набраться такой наглости! У нас у всех равные права, и я их буду отстаивать. Надо просто немного подождать, когда они улягутся. Андрей догадывался точно, что я на полу не размещусь, характерный больно. Поэтому он тихонечко улегся себе, накрылся одной из шкур, хранящихся тут у Макса, отвернулся к стеночке и все. А ему больше ничего и не надо. Кстати, несмотря на уличный холод, внутри было достаточно тепло, хотя мы все равно были в куртках. Зато ниоткуда не дуло, пол был теплый, так как домик находился на холме, в целом, было нормально.
   София тоже лежала, замотавшись в шкуру медведя, запах которой мне напоминал бергамот. Я тихонечко подошел к кровати и сел на край. Никакой реакции с ее стороны. Либо она сделала вид, что не заметила, либо действительно не заметила. Забавный случай. Я, как шкодливый пес, незаметно крадущийся к кровати и поочередно закидывающий на нее лапы, при этом делающий вид, что он ничего, собственно, не делает. И вот так же сначала закинулась случайно моя левая нога, потом и правая, а потом и все тело. Но я сделал вид, что просто прилег от скуки.
   Она приподняла голову и посмотрела на меня удивленно, хотя это было не настоящее удивление, а просто маска.
  -Ты чего?- на ее губах проскользнула легкая улыбка.
  -Отдохнуть хочу. Не бойся, места хватит.
  -Хм, ты же не собирался спать.
  -А я и не буду, но делать больше нечего, так я полежу.- я подумал, что она меня сейчас прогонит.
  -Можешь вход охранять,- сказала София с усмешкой.- А то мало ли кто к нам влезет.- она вспрыснула, когда услышала, как Андрей недовольно охнул при этих словах. Бедный, бедный Андрюша. Если бы кто и влез, то первым досталось бы ему, так как он спал недалеко от двери. Я на эту ее реплику никак не отреагировал и продолжил лежать. Она тоже минут пять ничего не говорила, но хотела. Видимо, трудно было подобрать слова. Со мной такое часто бывает, а с ней нет. И вот она лежит сейчас рядом, такая задумчивая, испуганная, непонятная и новая, а я не знаю, что хочу ей сказать. Поэтому тоже молчал. Но София вдруг сказала:
  -Подвинься ближе, я тебя шкурой укрою, а то замерзнешь.
  Я послушался. Теперь мы лежали совсем рядом друг с другом, и я чувствовал неловкость. Хотя, отчего была эта неловкость? Она, безусловно, мне доверяла, и я доверял ей. Но значило ли это хоть что-либо? Мы стали с ней ближе, я бы сказал, сплоченнее, как друзья. Вот только такой дружбы мне было мало, но чего-то большего- уже много. Возможно, я чересчур беру ответственность за наши отношения на себя, не принимая в расчет мнение Софии. Думаю, накручиваю себе всякое, рассуждаю о возможностях, а может, всего этого и нет вовсе в ее голове. Да, конечно, этого нет, сейчас другие проблемы. И, скорее всего, я отталкиваю наши возможности оттого, что знаю, что кроме меня они никому не нужны.
   Над крышей завывал ветер. Я представил себе, как же снаружи сейчас мерзко, и меня невольно передернуло.
  -Ты правда не хочешь спать?- спросила София, открыв глаза и рассматривая потолок. Светильник она специально оставила включенным на столе, поэтому легкий свет проливался и до сюда.
  -Хочу,- ответил я честно,- но не буду.- и тут же почувствовал, как голова моя тяжелеет. Захотелось укутаться поглубже в шкуру и уснуть.
  -А мне запах псины мешает! Хоть стирай эти шкуры. Фу!
  -Да уж, не очень вкусный аромат,- согласился я,- но уснешь и перестанешь чувствовать.
  -Если бы! Интересно так, снаружи пахнет клоакой, болотом, а здесь псиной от шкур. Вечно Макс всякую дрянь в дом тащит. Так всегда было. И ни куда не денешься, вот ирония!- она помолчала немного,- Можно задать тебе один вопрос?
  -Можно.- я повернулся к ней и с интересом разглядывал ее профиль. Носик такой тоненький, аккуратненький, чуть вздернутый. Глаза по-прежнему устремлены на потолок.
  -Скажи, но только честно, что ты думаешь о Максе?
  Вот тебе на! Тоже мне, вопрос. Я ждал совсем не этого.
  -Я думаю о том, где он шатается. Вот, что я о нем думаю!
  -Это понятно,- отозвалась София, - а в целом, как о человеке?
  -Какая разница? Я его совсем не знаю, поэтому ничего сказать не могу. Агрессивный он, смотрит исподлобья вечно и ни с кем не считается. Больше мне добавить нечего.
  -Ну ладно. Да, он такой, но все равно я его люблю.- сказала она, прикрывая глаза.
  -Еще бы, он же твой брат, кровинушка.
  -Да уж, -выдохнула она,- брат. Ну, раз ты ничего больше сказать не хочешь, тогда я попытаюсь заснуть.- и, не дожидаясь моего ответа, София отвернулась и замолчала.
   Сказать, что был удивлен таким поведением, это значит ничего не сказать! У меня в голове были абсолютно другие разговоры, и Макса там явно не было. Собственно, не понимаю, к чему это она. Во мне возникло такое странное, неприятное чувство опустошенности. Все отвернулись от меня, никому не было дела, о чем мне хотелось поговорить. Если я был бы маленьким, то заплакал бы от обиды. Но сейчас непозволительно. Напрасно я ждал еще каких-нибудь слов с ее стороны. Вскоре и Андрей, и она уснули, а я все еще лежал и думал, сам не помню о чем. Видимо, в этих размышлениях и не заметил, как заснул.
   Я проснулся от света и подумал, что это луна. Внутри по-прежнему было темно, лиловатый свет падал в проход, через открытую дверь. Испуг защемил мне сердце, я в недоумении приподнялся. В полосе этого света появился силуэт человека. Человек стоял здесь, в домике, спиной ко мне, и глядел куда-то вперед, и по силуэту видно было, что он стоит, заложив руки за спину и наклонив голову. Макс! И я отчетливо понял, что это и есть Макс, который наконец-то решил объявиться. Задыхаясь от волнения, я крикнул:
  -Макс!
  Макс медленно повернулся, лиловый свет прошел по его лицу, и я увидел, что это не он, а какой-то незнакомый человек, который тут же неслышно подошел ко мне и нагнулся надо мной, не размыкая рук за спиной, и лицо его стало видно совершенно отчетливо, изможденное безбородое лицо, абсолютно ничем не напоминающее Макса. Он не произнес ни слова, и, кажется, не увидел меня, а смотрел в пустоту, нюхая воздух. Затем чужак выпрямился и пошел к двери, по-прежнему непонятно сутулясь. Я посмотрел на Софию: она крепко спала, Андрей тоже. Мои глаза мигом переметнулись на человека, и, когда он перешагивал через порог, я понял, что это все-таки Макс, вскочил и выбежал следом.
   За дверью я остановился и огляделся, стараясь унять болезненную нервную дрожь, охватившую вдруг меня. Было намного светлее, чем раньше, потому что низко над лесом висела лиловая светящая луна, и все вокруг выглядело совсем уж плоским и ненастоящим. Человек, похожий на Макса, шел медленно один вниз, спокойно перешел по взявшейся откуда-то доске через ров, приблизился к огромным кустам и влез в них, как будто его никогда и не было. Я тоже хотел туда пойти, но почувствовал, что ноги у меня совсем ватные, и я совсем не могу идти. Я удивился, как это вообще могу стоять на таких ногах. Боясь упасть, я хотел ухватиться за что-нибудь, но ухватиться было не за что, меня окружала пустота.
  -Макс, - бормотал я, шатаясь,- Макс, вернись!- я повторил эти слова несколько раз, а потом громко выкрикнул их, но меня никто не услышал, потому что в то же мгновение раздался гораздо более громкий крик, жалкий и дикий, откровенный плач боли, так что звенело в ушах, так что слезы навернулись на глаза. Я сразу понял, что кричат в домике, может быть потому, что больше кричать было негде.
  -София!- закричал я, разворачиваясь обратно.- София, где ты?
   Я понял, что сейчас потеряю ее, что настала эта минута и эта ночь, что сейчас потеряю близких мне. Растеряю все, что привязывает меня к жизни, и останусь один. Бросившись в дом, я никого там не нашел, но опять услышал такой же крик. Побежав на него, я примчался к спуску холма и увидел Софию, которая, закатив глаза, медленно падала навзничь. И тут что-то подхватило ее и подняло. Голова ее была откинута, и открытое горло было перед моими глазами. Я все запомнил: особенно то место, где у всех людей ямочка между ключицами, а у Софии было две таких ямочки, и я больше никогда их не увижу. И этот плач не прекращался, и я отчетливо понимал, что мне нужно туда, за ней. Но тут я, наконец, различил, кто забрал ее. Перед моими глазами возвышался темной грудой огромный волк на двух лапах. Он стоял уже на другой стороне рва, смотрел на меня в упор и держал в лапах Софию, такую маленькую и беззащитную. Лапы его были похожи на человеческие руки, только все же волчьи, с огромными когтями. Пасть была открыта, он словно запыхался, но периодически лязгал зубами в оскале, и тогда видно было клыки, такие ровные и острые. Но я не придавал этому значения, я смотрел твари в глаза.
   Они были небольшие, и под сморщенным лбом его мало проглядывались, но сверкали во тьме. Может быть просто из-за отблесков луны в них свет так преломлялся. Мы смотрели друг другу в глаза, но он ничего не делал, а только осторожно перетаптывался своими большущими лапами-ногами по земле, и под ним хрустели ветки. София была неподвижна, и я понял, что она без сознания, но крови на ней не было. Значит, он пока ее не тронул. И тут я вспомнил про Макса. Что он здесь где-то рядом, я же видел его! Я собрал в голос все силы и крикнул:
  -Макс! Помоги!
  Но тут тварь резко рванулась, и через секунду ни ее, ни Софии уже не было. Остался только покачивающийся куст и ничего больше, кроме пустоты в моем сердце.
   От бессилия и сильного потрясения я сполз на землю и упал без чувств. Сколько я пролежал так, не знаю.
  Очнулся я оттого, что меня сильно били по щекам. Открыв глаза, я увидел яркий свет, но уже солнечный. Надо мной сидел, склонившись, Андрей, мой друг, живой и невредимый. Он тревожно ощупывал меня, приговаривая что-то непонятное. Нажимал на руки, пытался перевернуть на живот, тряс и фыркал. Придя, наконец, более-менее в себя, я тихо прошипел ему:
  -Хватит меня дергать, я в порядке.
  Он все же попытался меня поднять, и это было тяжело, так как тело мое было словно каменное. Совладав со своими ногами, я все-таки встал и удержался. Голова до сих пор кружилась. Было такое ощущение, будто по ней раз сто ударили молотком. Мысли спутались клубком, трудно было даже понять, конец это или начало.
   Андрей ходил возле меня кругом и периодически оттряхивал мою одежду от прилипшей травы. Я стоял, как истукан со сморщенным лицом и чего-то соображал. Постепенно разум вернулся ко мне, и я с ужасом вспомнил события этой ночи.
  -Черт возьми!- вдруг вырвалось из моей груди, я схватился за голову и сел на землю.
  -Что, что?- забегал Андрей.- Что с тобой?
  -Что со мной? Ты что ничего не заметил? Ты не знаешь, что ли?- я вскочил и схватил его за куртку, потом в бешенстве отпихнул от себя. Он еле удержался на ногах и с испугом хлопал глазами, потом тихо сказал:
  -Я знаю, я все видел. Только что мы будем теперь делать? Я уже думал об этом. Мы выйдем из леса, мы попытаемся, у нас же есть компас, а дом на востоке, я помню. Мы что-нибудь придумаем, ты не бойся!- он подошел ко мне и крепко взял за плечи.- Хочешь, мы попытаемся Софию найти? Я даже помню куда этот...ее утащил. Вон туда,- и Андрей повернулся, куда-то указывая пальцем.- Точно, туда. Только я не знаю, что же нам делать, не знаю...
   Я тоже ничего не знал. Вокруг стояла стена из леса, и выбора не было. Я ненавидел все на свете, и, в первую очередь, себя. Ведь тогда во мне не было страха, казалось, что я мог что-нибудь сделать. Но что? Передо мной стояло неизвестное существо, сильное и опасное. От неожиданности у меня пропали все чувства. В результате Софии с нами нет. И Макса, кстати, тоже. Вопрос в том, был ли это Макс? Человек, несомненно, вошедший тогда ночью в домик, был ли он? Или же это лишь мои видения. Когда я спросил у Андрея, видел ли он Макса ночью, тот ответил, что нет. Но взамен рассказал мне, как все произошло:
  -Меня разбудила София и сказала, что ты пропал. Мы стали второпях искать фонарь, но не нашли. Когда я открыл дверь, то увидел, что на улице светло от луны. Она вышла следом и стала смотреть вокруг в поисках тебя. Я увидел твой силуэт внизу, ты как раз уже переходил ров и пошел куда-то дальше. Я сказал об этом Софии, а сам побежал следом за тобой, потому что подумал, что ты лунатишь. Перешел по доске, а потом подумал, как же ты ее сам поставил на место, она же тяжелая. А ты тем временем стал лезть в кусты, я за тобой помчался. И тут София закричала, ты развернулся, что-то крикнул и помчался мимо меня наверх. Потом я увидел, как бежит с холма, где пень, София, а за ней этот волчара, сразу не видно было, кто точно. Она добежала до рва и затормозила, затем побежала вдоль, но вдруг упала, а этот волк схватил ее в лапы и перепрыгнул через воду. Я залез в ближайшие кусты и сидел там. Когда раздался твой голос, зовущий Макса, я высунул голову и разглядел тебя, стоящего около рва и уставившегося куда-то. А самое страшное началось для меня, когда рядом совсем, в метрах шести, я услышал хруст веток и сопение. Посмотрев туда, я и увидел, что это не просто волк, а кто-то другой. Он стоял и оглядывался по сторонам, София уже была перекинута через его плечо и, вроде бы, что-то лепетала жалобно. Я посмотрел на тебя, но не увидел. Ты, видимо, уже свалился без сознания. Этот волк, смотрел, смотрел, туда, где был ты и медленно пошел обратно, в твою сторону. Тут София начала орать и брыкаться ногами, волк подскочил, зафырчал, развернулся и рванул в лес, я помню, куда. Это на север, прямо от доски если смотреть. А я еще посидел в кустах, оправился и пошел тебя искать. Так и было все, клянусь!
  Я молча его слушал и представлял себе картину. Только непонятно было, зачем этой твари нужна София. Было ли ее похищение случайностью, и на ее месте мог быть любой из нас? Почему он не убил сразу ни ее, ни нас? Зачем утащил куда-то?
   Многие хищники уносят добычу к логову и там ее съедают или детенышей кормят. Но это ведь не простой хищник! Я вообще не знаю, кто это! Оборотень? Мутант? Или местный вид волков? Моей задачей было узнать это любым способом.
   Первой задачей было попытаться выбраться отсюда, но, подумав, я решил, что мы сначала обыщем прилегающую местность. Мало ли София где-то рядом, может ей требуется помощь, кто знает. А, если мы ничего не найдем, попытаемся добраться до дома.
   Мы собрали вещи, доели, все, что осталось и вышли. Я взял с собой кочергу, а Андрей тащил сзади вилы, все для самообороны. Больше у нас ничего не было. Стояло солнечное утро. Воздух был свеж и чист, пахло цветочной пыльцой. Мы упрямо пробирались сквозь кусты и деревья. Далеко совсем мы заходить не собирались, но нужно было прочесать ближайшие места. Проблема заключалась в том, что ни я, ни Андрей никогда не бывали тут раньше. Ситуация была почти безвыходна, потому что найти дорогу к дому мы не могли, где искать Софию, не знали, Макса так больше и не видели. И что же теперь?
   Теперь я почувствовал легкий неприятный запах. Он мне казался знакомым. Немного подумав, я понял, что это запах клоаки. Та это была клоака или их тут пруд пруди, было неизвестно. Но я все же спросил у Андрея, который теперь шел впереди:
  -Слушай, а мы случайно влево не отклонились?
  -Нет, вроде, а что?- притормозив, спросил он.
  -Помню просто, мне София говорила, что слева где-то от домика есть клоака. Чувствуешь запах? Место это опасное.
  -Что еще за клоака?
  -Болото.
  -Нет, мы с тобой все время идем прямо. Да и почва здесь очень уж сухая. Поблизости болота быть не может. Если болото старое и вонючее, то его запах может расстилаться на большие расстояния.
  -Ну, ладно, тогда я спокоен.
   Нигде в округе не было ни малейшего намека на след Софии. Повсюду густо и мрачно стоял лес. Огромные ели с десятиэтажный дом грузно нависали сверху, растопырив свои лапы. Мы вышли на место, где вообще не было кустов, а стояли одни хвойные деревья. Шаги наши были почти неслышны, так как на земле лежал чуть ли не полуметровый ковер из осыпавшихся старых иголок.
  -Вот это и есть дремучий лес,- заворожено сказал я, глядя наверх. Свет сюда почти уже не проникал.
  -Да уж!- с опаской отозвался Андрей. -Пора бы обратно идти, а то совсем потеряемся. Ты главное не отходи в сторону, а то забудем, откуда пришли.
  -Дальше я идти боюсь! Софию мы тут не найдем. Ее либо съели, либо еще дальше в глушь затащили. Никаких зацепок! Вот блин!- я остановился и стал думать, как быть.
   Вдруг неподалеку мы услышали странные звуки. Они были похожи на скрежет по древесной коре. Но что так скрежетало, я не видел. Потом я уловил, откуда надвигались звуки. С деревьев впереди. На них что-то находилось, но это так быстро по ним передвигалось, что невозможно было различить, кто подстерегает нас. Да и думать некогда. Я быстро попятился назад, а потом сказал настороженному Андрею:
  -Бежим назад. Плавно разворачиваемся и сначала идем, а затем уже бежим.
  Он кивнул. Мы так и сделали. Сначала все было нормально, я не слышал преследования, но стоило нам побежать, как погоня тут же началась. Но мне никак не удавалось понять, кто же гонится за нами. Потом вдруг я услышал крик Андрея, оглянувшись, я увидел, как непонятная тварь тащит его обратно за шкирку. Следом уже подбегают другие такие же твари. Вскоре они нагнали и меня. Ни лом, ни вилы нам не помогли.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"