Шулепова Мария Константиновна: другие произведения.

Логово темных снов. Глава 7. Опасная земля

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Глава 7. ОПАСНАЯ ЗЕМЛЯ
   Я почувствовал сильный толчок в спину и упал. Весь лес тут же загалдел леденящими уши визгами. Так торжествовали над своей победой эти непонятные твари. По моим подсчетам на меня наскочило трое из них. Я даже не успел понять, что происходит, но они уже схватили меня зубами за обе руки и потащили куда-то. Рядом точно так же тащили Андрея. Вокруг, как подлые гиены, скакали остальные и издавали этот противный визг. Хвойные иголки то и дело попадали мне на лицо, причиняя боль. Слава богу, что я не умудрился выронить свой лом, теперь он находился в моей крепко сжатой ладони, и я бы не отдал его, даже если бы они отгрызли мне руку. Он был моей последней надеждой. И тут я подумал: а вдруг они притащат меня к Софии? Потому что если бы хотели меня съесть, то наверняка уже бы это сделали.
   Совершенно не могу их описать. Кроме верхушек деревьев и собственных ног я ничего не видел. Даже не успел разглядеть тех, которые вились вокруг. Сейчас ничего невозможно было поделать. Мне оставалось только ждать своей участи.
   Нет, если бы этих тварей было меньше, то с ними можно было бы справиться. Они ничем не крупнее обычной собаки. Трусливые, в придачу. Я заметил по промелькнувшим неподалеку от меня, что у них почти нет шерсти, но кожа такая грубая, словно чешуя. Да, точно они все похожи на недоразвитых или мутировавших собак. Какая гадость! Я уже знал, что, как только они отпустят мои руки, начну бить всех подряд ломом. Только много их очень. А у Андрея вилы уже пропали. Он где-то впереди кричал и брыкался, потом я услышал, что он бубнит какие-то слова. Прислушавшись получше, я понял, что Андрей молится.
   Но молитва этих тварей не спугнула. Пока они меня тащили все дальше и дальше, я пытался понять, откуда взялись эти звери. Либо это особый вид хищников, обитающий в лесу уже очень давно, либо это нечисть, как-то связанная с теми оборотнями. Какая разница, все равно оба варианта меня не устраивали. И как мне удалось в это ввязаться?
   Вскоре твари прервали мои размышления. Меня стали втаскивать в темную нору, которая резко уходила в глубь земли. Спуск туда становился все круче и круче. Я больно ударялся спиной и головой о камни, выступавшие то и дело из стен и земли. Воздух был наполнен аммиачным запахом. По мере того, как меня спускали все ниже и ниже, становилось все темней.
   Может ли где-то здесь находиться София? Но мне показалось, что то существо, похитившее ее, не влезло бы в эти стены, уж больно крупное. Хотя, кто знает? Доживу- увижу сам. Если бы я мог выбраться сейчас отсюда, но, боюсь, это безнадежно. Даже если я вырвусь от этих, которые меня сейчас держат, то меня тут же схватят другие, идущие стаей сзади. Теперь совсем наступила тьма. Только повсюду эхом раздавались эти противные визги. Рюкзак съехал совсем в бок, и теперь сильно бил меня по голове. Но без него никуда. Я все это смиренно терпел, и наконец они притащили мое потрепанное тело на ровную, достаточно светлую, по сравнению с кромешной тьмой, площадку.
   Сразу начав судорожно осматриваться, я понял, что назад этой же дорогой не выйти. Просто невозможно будет подняться по скользкому склону. Да и они вряд ли тоже туда залезут, сами слизняки. Значит, это, скорее всего, вход. Тогда мне надо срочно искать выход отсюда. А самое главное, что нигде не было Андрея. Его они тащили первым. Надо подумать. Тогда он может быть в другом месте, где-нибудь по соседству, например, если тоннель, по которому мы спускались, разделялся. Или же его уже потащили куда-нибудь дальше. София этой площадки был единственный выход- тоннель, ведущий в такую же тьму. Оттуда часто раздавались визги и нелепое кряхтение этих зверюг.
   Меня буквально бросили в середину этой площадки. Она была не более чем слоем нарытой земли. Я даже не могу приблизительно предположить, зачем нужно это место. В моей голове обрабатывался план побега. Твари отпустили мои руки и отошли примерно на метр. Задняя стая спокойно прошла мимо в тот тоннель, что-то между собой выясняя и огрызаясь друг на друга. Здесь их осталось всего трое. Что же делать? Бежать прямо сейчас я не рискнул. Они же спокойно отошли и уселись на землю. Я слегка приподнял голову и стал их рассматривать. Тут они почти сливались с окружающим пейзажем. С первого раза я бы их и не заметил.
  
   Внешность зверей описать сложно. Эта такая смесь облезлых шакалов со слизкой кожей с крысами. С крысами их роднили небольшие передние лапы, весьма подвижные пальцы. Стандартные крысиные лапы, только голубоватого цвета. Тело было вытянуто, как у гончих борзых, позвоночник имел изгиб радуги. Глаза блеклые и очень уж выпуклые, размещались как у жабы, да и моргали они как жаба. Вот только задние ноги были длинными и гибкими, так сказать. Видимо, они могли хорошо и высоко прыгать. Но бегали вряд ли быстро. Так, а если в тоннеле им нет места для прыжка вверх, то у меня есть шанс убежать. Но точно я ничего не знал.
   Эти трое сидели и смотрели на меня в упор. При этом никто из них не шевелился. Я рассмотрел пасть. Она была чуть ли не вдвое больше самой головы и сильно выступала вперед. Такая длинная, а спереди по бокам торчала пара клыков. Каждый по восемь сантиметров. Какие зубы были внутри пасти, я даже не мог догадаться. Но на этом зацикливаться не стоило. Единственной задачей было сбежать, пока они меня не съели. Я настолько свыкся уже к состоянию шока, что сейчас мне было абсолютно на все наплевать. Да! Самому не верится, однако это так! Злость просто переполняла меня. И некогда было раздумывать, откуда же взялись здесь эти твари вообще, об этом я решил подумать позже. Для таких раздумий надобно будет присесть в безопасном месте и хорошенько во всем разобраться: кто, где, откуда, почему и связано ли это с теми сектантами. Я имею ввиду те слова Арахния о логове. Потому что тут я сейчас и сижу. К черту всех!
   Так вот, вернемся к трем существам, сидящим напротив меня. Хочу отметить, они вполне профессионально за мной следили. Складывалось ощущение, что их этому специально обучали, просто наблюдать и при малейшей попытке к бегству атаковывать. Я это прекрасно понимал. Но все равно твердо решил бежать в тот тоннель. А если они на меня кинутся, я убью их ломом. При падении мой рюкзак перекатился набок, так что я мог тихонечко залезть в него рукой. Это я и сделал. Твари не реагировали, а, напротив, замерли, как мумии. Я подождал еще немного и стал рыться в поисках спичек и фонаря. Они были необходимы в продвижении по тоннелю. Я успокоился, достав все что нужно. Там, куда я собрался рвануть, криков и визгов уже не было слышно. Должно быть, твари ушли куда-то вперед. У них мозгов не хватает охранять меня нормально. Сидят тут три истукана и смотрят на меня, даже не моргают. Сам я им в глаза не смотрел- страшно становилось, настолько они противные.
   На площадке было довольно сумрачно, и я не мог с точностью понять, какая почва у меня под ногами. Да и вообще, землю плохо было видно. Нужно все хорошо рассмотреть, чтобы при бегстве не упасть куда-нибудь. Я боялся реакции чудо-зверей. Пока дружелюбен я - дружелюбны и они, но вдруг стоит мне сделать ноги, как они расправятся со мной весьма жестоким образом. Несмотря на эти страхи, я все же стал медленно подниматься. Они - ничего. Удивительно! Тогда я встал на ноги, а в руках держал лом и фонарь. Интересно, чего они боятся больше: оружия или света? София чего я вообще думаю, что это их пугает? Но все равно проверю!
   Итак, я был готов бежать. Только, на что я надеялся? Даже если и выбегу на поверхность, где гарантия, что они меня снова не сцапают. Но и ждать тут я не собираюсь. Трое пока не двигались, значит, у меня есть шанс. Я попятился задом к тоннелю, не сводя с них глаз. Ничего. Лом был наготове, сзади воплей не было, теоретически ход был чист. Я медленно, но прогрессивно направлялся к тоннелю. Трое по-прежнему следили за мной, но по-моему на их мордах появилось удивление. Мол, вот наглый, ну беги, беги, пробуй! А мы потом тебя догоним! Хоть посмотрим, на что вы, люди, способны! Примерно так они и думали...
   Только когда я подошел вплотную к тоннелю, трое вдруг резко вскочили и пошли за мной. Пошли именно, а не побежали, аккуратненькой такой поступью. Я испугался, но не остановился, только ломом взмахнул, подняв его над головой. Войдя в тоннель, я спиной почувствовал холодный поток. Пятится задом было весьма неудобно, но приходилось. Между тем, трио злобно надвигалось, но мне не было страшно. Однако, я включил фонарь и специально посветил на них, ожидая их реакцию. Я не ошибся, это подействовало безукоризненно - они шарахнулись от луча света, попавшего на них. Мне это было это в радость. В исступлении я продолжил ход.
   Эти твари оказались трусливыми. Я даже этого не ожидал. Продолжая светить на них фонарем, я все больше и больше углублялся в тоннель. Не было никакого чувства страха. Видимо, это уже привычка. Вскоре плотные сырые стены обволокли меня, и, чтобы идти вперед, мне нужно было развернуться. Но я не мог повернуться к ним спиной, боялся, что напрыгнут на меня сзади. Только вот они не вошли в тоннель. Это показалось мне весьма странным. Зачем тогда я вообще им нужен? Может, песики хотят поиграть? Пересилив себя, я все же развернулся лицом к неизведанности и, готовый к внезапной атаке, продолжил путь. Нужно найти Андрея. Тут внутри фонарик мало освещал проход. Ему не было конца, под ногами чавкала жижа непонятного зеленого цвета. Это еще ничего, но запах! Так обычно могут пахнуть тонны навоза под жарким солнцем. А может у них там кто-то разлагается? Нет, я решил отогнать от себя ужасные мысли. Периодически оглядываясь назад, я не обнаруживал преследования. Даже обидно как-то стало. Тут мне показалось, что стены сужаются. Моя рука, опирающаяся на них, вляпалась в липкую гадость. Передо мной появился вскоре перекресток, то есть наперерез проходил еще один тоннель. Я посветил в обе стороны, но там ничего не приглянулось, и инстинктивно решил продолжить путь по прямой.
   В этой продолжительной тьме не издавалось больше ни единого звука. Я не знал, где может быть выход. Тут до меня дошло! Надо применить трюк, который обычно проделывают в таких случаях в кино. Слава богу, что есть спички. Я бегом направился опять к перекрестку. Там по очереди зажег четыре спички во всех проходах. Потухла она от сквозняка только в левом. Я мог, конечно, и просто намочить палец. Только почему-то руки будто бы онемели. Так ничего бы не вышло.
   Я уж было с радостью рванул влево, как услышал эти противные визги. Доносились они прямо оттуда, куда я шел сначала. Интересно, куда они идут? Чтобы наверняка на них не наткнуться, мне пришлось рвануть, что есть мочи по левому тоннелю. Я бежал и молился, чтобы он вывел меня из этого темного, вонючего и опасного царства. Тем более, ненавижу торчать под землей. Ощущение тут, если честно, как будто меня только что похоронили заживо.
   Бежать пришлось не так уж и долго, как я предполагал. Вскоре мой нос почувствовал свежий воздух, но света еще не было видно. В то же время мои уши уловили преследование. Точно не знаю, искали ли они меня, но то, что шли явно в мою сторону и по моим следам, было очевидным. Думать было некогда и не о чем, пути назад не было тоже. Так что я рванул вперед еще быстрее. Вскоре тоннель стал идти вверх. Мне трудно было карабкаться по жиже, я то и дело поскальзывался, несколько раз упал, больно ударив колено. Но, тем не менее, упорно продолжал путь. Местами приходилось ползти, мне мешал фонарь, и я взял его в зубы. Однако, мои усилия не оказались напрасными. Передо мной, чуть выше, располагался выход, но он был завербован ветвями, видимо, для наружной маскировки. А может быть и для того, чтобы никто не сбегал, только вот меня такая ненадежная амуниция не остановила. Я добрался до небольшого отверстия и стал разгребать проход руками. Позади доносились периодические тревожные повизгивания приближающихся тварей. Я называю их тварями, так как не знаю, кем они являются на самом деле.
   Наконец-то моя голова высунулась на поверхность. С трудом протиснув тело в это неширокое отверстие, я все же выполз на сухую землю. Вся моя одежда была в грязи и некой слизи с противным запахом. Но было некогда отряхиваться. У меня ни на что не было времени. Впопыхах завалив проход кучей оставшихся ветвей, я бросился прочь наугад со всех ног. Разглядывая по пути землю и понимая, что я далеко от того места, где нас взяли в плен, я пришел в отчаяние. Больше всего тревожила меня неизвестность относительно Андрея и Софии. Ведь там, где был я, их не было. А организовывать их поиски было невозможно ... Почему? Эти твари пугали меня? Да! Но они пока ничего ужасного не сделали. Если бы мы все объединились, то могли бы отбиться от них. Так я размышлял всю неизвестную мне дорогу, пока не свалился с ног от бессилия.
   Начало смеркаться. Я прислушивался к лесу. Он был для меня минным полем. Каждый шаг таил опасность. Я не знал, куда идти и что делать. Участь моя была предрешена. Путь мой лежал теперь через огромные колючие кусты. Сил не осталось даже на мысли. Так больше продолжаться не может. Слишком все запутанно, слишком. Так, незаметно для себя, я вышел на опушку. Вышел и остолбенел! Прямо посередине ее, за огромным дубовым забором, стоял небольшой домик. В окошке горел слабый свет. Сначала я подумал, что это галлюцинация, как оазис в пустыне. Но нет, дом был реальным. Обезумев от счастья, я стал кричать, прыгать и размахивать руками над головой.
   Минуты через две из дома вышел старик с ружьем в руках. Он медленно подошел к забору и направил на меня оружие. Я оторопел. Тут что, чокнутые все? Потом старик, прищурив глаз, сказал:
  -Надо же, черт подери, человек! - и опустил ружье. По его морщинистому, но доброму лицу проскочила кривая улыбка. Он стоял и рассматривал меня.
  -Я тоже очень рад встретить тут человека,- начал разговор с ним я.- А то уже помирать собрался, не знаю, что делать. Вы меня не впустите?
  Старик подумал, похмурил недоверчиво брови, однако же, пошел отпирать ворота. Я зашел, а он протянул мне руку:
  -Глеб Потапович меня звать, а вы тут какими судьбами? Я тут людей не видел лет пять, а то и более! Во удивил!
  -А я как удивился, когда вдруг на жилой дом вышел! У меня беда. Мне хотя бы переночевать у вас, а то я вообще не знаю, где я и как домой попасть.- мы шли через широкий двор, где посредине стояла вышка, своеобразный пост дозора. Слева от дома была небольшая пристройка, в которой, судя по звукам, находился скот. Дом был старый, полуразвалившийся, местами совсем прогнивший. Правая сторона у него сильно осела. Крыльцо, к которому мы подходили было расшатано, ступеньки две сломаны, но это совсем неважно. Главное, я теперь в безопасности.
   Старик молча открыл передо мной дверь и жестом пригласил войти. В доме было темно и пахло сеном да луком. В маленьком подобии прихожей я снял грязные сапоги, на которых еще висела прилипшая жижа. Куртку пока снимать не стал- уж больно замерз. Внутри было натоплено, я еще со двора заметил, как из трубы на крыше струился печной дым. Никакой живности не было, ни собак, ни кошек. Внутри, так же, как и в том нашем лесном домике, все было сделано из дерева. Я прошел дальше за стариком. Передо мной открылись две смежные комнатки. Одна посветлее, другая очень темная. В той, что посветлее к потолку были привязаны различные сухие заготовки: грибы, лук, чеснок, рыба, укроп зонтиками и другие различные травы. Перед комнатами располагалась кухня, состоящая из печи, стола с лампой на нем, одного стула и навесной полки с посудой. Пахло тут горячей пищей и опять-таки луком. Я встал около кухни и замялся.
   -Да ты не стесняйся, садись, садись! Ведь устал же, небось! До меня никто не добирается! Я ж тут один кукую, елы-палы!
   Я неловко улыбнулся и присел на единственный стул.
  -А вы, что тут совсем один живете?
  -Да! Жена уже как лет шесть назад умерла, а детей не было у нас, вот я и один остался, ни души нет тут! Это ж глушь, елы-палы!
  -Жаль, скучно же одному. .
  -Да скучать-то некогда! Зима уж скоро, надо заготовки делать, забор чинить. Скотинник утеплять, а то в прошлу зиму половина скота передохло от холода. А летом тоже дохнут, волки воруют, елы-палы, сволочи треклятые!- старик бурчал еще что-то под нос и копался у печки, достал горшок, налил туда похлебку и поставил на стол передо мной.
  -На тебе, сынок, ешь! Успел вовремя, как раз еще горячая. А то, небось, голодный совсем. Ешь! Я тебе ща хлеба отломлю. Хлеб хороший, добротный, сам пеку вот в печи этой. И печь сам складывал, и дом сам строил, и забор... Тока вот забор пора уже переделывать, а то как перепрыгнут! Ох, не знаю, что тогда будет!- Глеб встал возле меня и смотрел, как я уплетаю похлебку.
  -Кто перепрыгнет?- спросил я.- Такой забор, как у вас, перепрыгнуть нельзя. Он же где-то три метра высотой!
  -Да брось ты, нельзя! Эти, треклятые, прыгнут. Забор осел уже, надо переделывать!
  -Вы это про волков говорите или про кого?- не понял я.
  
  -Да черт их знает, волки, не волки! Я не разбираюсь, а всех подряд их перестреливаю. А то сегодня он волк, а назавтра уже сволочь треклятая, что прыгает да орет ночами так, что спать невозможно.
  -Сволочь треклятая, как вы говорите, это такая тварь, которая на волка похожа, только больше гораздо?
  -Ну да! Она самая! Развелось их тут, не успеваю пристреливать. Может, они оживают потом? А ты откуда их знаешь?
  -Сегодня ночью видел, она у меня подругу украла.- я тяжело вздохнул, вспомнив об этом.
  -Ого-го! Это тебе не шутки, а сам-то как жив остался? Там одна была или несколько?
  -Одна вроде бы.
  -А где?
  -В лесном домике мы ночевали, а она напала.
  -Это местные вендиго, жаль подругу твою.
  -Вы думаете, она погибла?
  -Ну, они либо едят, либо в себе подобных превращают. В любом случае, пиши пропало. Удивительно, что сам жив, странно...
  Старик задумчиво тер острый подбородок с жидкой бородкой.- В лесном домике, говоришь. Это ж Максовский.
  -Вы знаете Макса?- я обрадовался.
  -А чего ж его не знать-то? Он последний из местных. На него эти треклятые не нападают, он сам был раньше укушен, они его боятся. Да и я тоже побаиваюсь! А ты откудова его знаешь?
  -Мы сюда приехали с его сестрой Софией и моим другом Андреем, он тоже пропал. Остановились в доме у Макса, но два дня назад пропал и сам Макс, мы пошли его искать и переночевали в его домике, а потом Софию утащила та тварь. А потом...мы с Андреем пошли искать Софию, но на нас напали другие твари, прямо с дерева и потащили в свое подземное логово, я сбежал, а где друг не знаю...
  -М-да...Я смотрю, елы-палы, ты почти везде уже побывал и живой еще остался. Прям, герой! Как же ты сбежал?
  -Чудом выход нашел и побежал со всех ног, вот добежал прямо до вас.
  -Так как это они тебя пропустили, их же там больше сотни живет! И догнать тебя в два счета могли.
  -Да, догоняли, только я оторвался с самого начала, а потом вот сюда прибежал.
  -Еркин кот! Что ж ты молчал раньше! Они же сейчас сюда и придут! Ой!- он бросился наружу. Я вскочил, наспех надел сапоги и побежал за ним. Опять вляпался, да еще и деда подставил. Смотрю, нет его во дворе. Потом разглядел, как Глеб на вышку свою лезет с ружьем. Вот она для чего! Оборона! Я полез за ним.
   Когда залез, старик уже целился куда-то, бормоча недовольно под нос непонятные слова. Я посмотрел, куда он метит, но никого не увидел.
  -Ну ты даешь! Надо было сразу сказать, что они у тебя на хвосте! Теперь всех и не перебьешь! Елки-палки, а!- Глеб отвел глаз от прицела и недовольно, даже злобно взглянул на меня, потом опять приложился к ружью.
  -Простите, Глеб Потапович, я же не знал! У вас забор такой, они не пройдут.
  -Да что им забор? Они ж подкопы делают! У меня, конечно, и это предусмотрено, но все равно. Видишь, вдоль забора плиты уложены, но этого мало. Это тебе не эти вендиго! Ишь, ты!
  -А кто же это?
  -Это...как их там...отребья. Я их называю большие щенки или просто щенки. Такие гады! Скотину мою воруют постоянно! Перестреливать не успеваю, треклятых! Их-то и надо в первую очередь уничтожать, слишком незаметно подкрадываются, а знаешь что потом?
  Я подумал.
  -Нет,- говорю,- не знаю.
  -Вот, потом из них эти, двуногие вырастают! Вендиго! Когда тебя под землю щенки затащили, так это они хотели тебя принести на корм своему вендиго. У них там, под землей целое царство. Я им туда раньше и динамит подбрасывал- вообще ничего, плодятся дальше. А вот если вендиго от тебя уже кусок хотя бы попробовал и оставил живым, то ты таким же станешь.
  -Что, сразу этим вендиго?
  -Ну да! Оборотнем. Говорят, это очень больно, когда из человека превращаешься в такого. А так они сами зарождаются. Сначала щенята, потом эти вот щенки, а уж из них- вендиго. Так-то! А ну-ка посмотри, возле той сосны есть кто? Мне плохо видно.
  -Возле какой?
  -Ну вот, куда палец мой показывает!- старик показал вперед. Я присмотрелся. Там явно кто-то был, прямо у самого подножия сосны.
  -Да, кто-то, но непонятно,- не успел я подтвердить, как старик выстрелил. У меня уши наглухо заложило.
  -Будут знать! Они моего ружья боятся! Это вам, елки-палки, не огнем размахивать.
  -А что, огня не боятся что ли?
  -Почему? Боятся, только пуля более эффективна.
  -А пули у вас серебряные?- спросил с сарказмом я. Старик удивился:
  -Это тебе что, сказка что ли? Зачем мне серебряные, если и эти неплохо убивают! Скажет тоже, елы-палы!- Глеб даже немного засмеялся хриплым голосом. Потом прищурился и сказал,- Что-то долго не идут. Может, чего задумали, а?
  -Не знаю,- ответил с испугом я. -Думаете, они придут сюда, за мной?
  -По следу, конечно, пойдут. Но они знают, что мне хоть и семьдесят почти, но отпор дать им могу. Может, и не подойдут близко.
  -У меня друг там остался, вдруг они его сторожат.
  Старик опустил ружье, глянул сурово на меня и сказал:
  -Про друга своего можешь забыть - крышка ему.
   Меня как будто ножом полоснули по сердцу. Как это? Я, значит, спасся, а ему крышка? Так быть не может! Получается, что я сбежал, как последний трус, и оставил его погибать.
  -Ну не расстраивайся ты так,- продолжил старик, похлопывая меня по плечу тяжелой рукой,- что ты-то можешь сделать? Я вообще не понимаю, как ты выбрался, они же сразу волокут в самое сердце этой темноты- в само логово вендиго.
   Тут я понял: Андрея поволокли первым, те трое сторожили и ждали, пока остальные вернутся, чтобы забрать и меня. Наверное, когда я сбегал, та идущая толпа возвращалась за мной. Мне повезло просто, а Андрею...
  -Господи!- взмолился я в отчаянии.- Ну за что мне все это? Я спасся благодаря другу,- я замолк и больше не мог сказать ни слова. Меня захватила пустота, было очень больно. Старик сочувственно вздохнул, достал из кармана тулупа трубку, поджег ее и задымил, уставившись вперед, на лес.
  -У меня был фонарь, - после долгого молчания сказал, наконец, я, никуда не глядя.
  -Что?- не понимая, переспросил старик.
  -Я говорю, что я спасся, потому что у меня был фонарь. Они боялись его света. Трое, они боялись. И лом у меня есть, я его у забора оставил.
  -Хм, фонарь, говоришь. Интересно! Я и не знал, что они боятся яркого света.
  -Конечно боятся! Они же живут под землей, там ведь нет света. Там так темно, вы себе не представляете!
  -Почему ж? Я когда динамит кидал, заглядывал. Понятно, что темно, как в любой норе.
   Вдруг я услышал неподалеку знакомый визг. Старик мигом поднял ружье:
  -Вот они идут, голубчики! Смотри внимательно, будешь подсказывать, откуда наступают! Слава богу, хоть по земле идут, так хоть видно их! Ага, вижу одного!- и Глеб стал палить по первому появившемуся из леса щенку. Тот, сраженный наповал, издал последний громкий и жалобный визг и свалился замертво. Остальные, следом выскочившие, увидев мертвого собрата, приостановились настороженно. Я успел насчитать около двенадцати штук. Но они продолжали прибывать. Плохо, очень плохо!
   Старик отстреливался минут двадцать. Они все шли и шли.
  -Черт!- завопил он.- Я еле успеваю перезаряжать!
  Мне никак не удавалось ему помочь, я мог только указывать на самого близкого из щенков.
   Они уже начали прыгать на забор, но сразу же меткий выстрел Глеба ставил их на место. В конце концов почти вся опушка была усеяна трупами этих тварей. Поняв, что добраться до нас невозможно, они стали отступать. Самые упрямые залезали на деревья и сидели там, издавая свои противные звуки, только после того, как парочка смельчаков упала с дерева, не подавая признаков жизни, другие тоже быстро спустились и убежали восвояси. Итак, победа была за нами.
   Мы спустились с вышки. У меня до сих пор дрожали колени. Я спросил у Глеба:
  -Эта постройка, ваша вышка, нужна для того, чтобы охранять дом?
  -Свою территорию,- буркнул старик, осматривая внимательно забор.- Я тут как бы лесничий. Охраняю и лес. Пытаюсь, конечно, регулировать появление этих сволочей.
  -А как это можно регулировать?
  -Как, как. Я тебе покажу завтра. Вот как раз завтра мне и надо будет регулировать. Завтра уже новолуние.
  -Я не понимаю,- сказал я, почесывая голову.
  -Вот покажу и поймешь! Пошли- ка в дом, а то холодно стало, - и старик развернулся ко мне спиной и почесал к крыльцу. Я за ним.
   Глеб налил мне крепкого чаю. После него меня сразу потянуло в сон.
  -Здешние травы очень полезны и ядрены. Они придадут тебе сил, завтра будешь как новенький.- приговаривал с улыбкой старик во время чаепития. - Во мы повоевали сегодня! Столько их попадало! Это тебе не белье выжимать! Хе! Как я их укладывал, давненько не приходилось так палить...
   Старик долго еще хвалился, рассказывал, как раньше их якобы голыми руками хватал. Оказывается жену его такой вендиго украл. Я вспомнил, как София рассказывала нам про это, когда мы ехали сюда. Мне было постелено в комнате, сам старик все время спит на печи, спину свою греет. На завтра у него был запланирован обход по территории. Я пойду с ним, тогда Глеб мне покажет дорогу до дому. Еще надо будет у него поподробней расспросить про Макса да и вообще про здешние обычаи.
   Хоть я дико устал за этот сумасшедший день, но уснуть не мог. Все мои мысли были о друзьях. У меня же кроме них никого не было. Я подумал, что, может быть, если бы согласился помогать тогда еще Арахнию и его Профессору, то дело сложилось бы по-другому. Я теперь был уверен, что нашел именно то логово, которое искали они. И это правда, ибо сама судьба привела меня сюда, в это забытое богом место. Возможно ли описать те чувства, которые сейчас разрывали мне душу? Думаю, что не смогу. Я находился, будто в вакууме: без света, без воздуха, без прошлого и будущего, без кого бы то ни было. Даже настоящее для меня не имело смысла. Растеряв всех своих близких людей, я не хотел уже жить сам, слишком велика моя вина, слишком мала моя сила, чтобы противостоять всему этому. Но и прервать собственное существование я не мог, пока что жизнь во мне присутствует и требует продолжения. Мое сердце подсказывало мне, что я должен идти вперед. Если все уже произошло именно так, то мне остается только спасаться самому. Вы подумаете, что я эгоист и трус. Что ж, это ваше полное право. На это я тоже повлиять не могу.
   Я задавался постоянно вопросом: если бы у меня была возможность спасти Андрея, несмотря на погоню или что-то другое, я бы спас? Или бы струсил? Мне казалось, что спас бы, но, в то же время, представляю перед собой этих тварей, и начинает уже казаться, что я готов к бегству. Где же правильный ответ? Хотя, разницы уже нет. Потому что, в любом случае, я бы чувствовал себя виноватым. То же самое и с Софией. А смог бы я защитить ее? Я осознавал происходящее все с большим ужасом, и ничего не мог с собой поделать. Так прошло пол ночи. Голова уже болела от усталости и тяжелых мыслей, а я все равно заплакал от боли и презрения к себе. К утру мною все же завладел крепкий сон. Чем отличается сон от реальности? Тем, что во сне, испугавшись событий, мы можем вернуться в реальность. А в реальности при плохих событиях мы не можем все время сбегать во сны. Запутанно и не совсем правильно, однако это мои мысли. Странно, но об этом я думал во сне. Вот, что мне опять снилось:
  
  Под утро меня рождает гнилое болото, и я блуждаю до зари, но без мысли, без воли, без трепетания угасавшей во мне жизни. Боясь, чтобы во мне не возникла новая жизнь, отец Вечной материи, дьявол, каждое мгновение во мне, как в камнях и воде, производит обмен атомов, и я меняюсь непрерывно. Во вселенной остаётся постоянным и неизменным один лишь дух. Как пленник, брошенный в пустой глубокий колодец, я не знаю, кто я и что меня ждёт. Над головой трещит раскалённая атмосфера. Воздух горяч, его невозможно принимать. Я знал, что в упорной, жестокой борьбе с дьяволом, началом материальных сил, мне суждено победить. И тогда наступит царство мировой воли. Но это будет ещё не скоро... через длинный ряд тысячелетий... а до тех пор - ужас, ужас...
   Но вот я чувствую приближение дьявола. Я вижу его страшные багровые, глаза и витающий в густой атмосфере бесконечный хвост. Это хвост из цепи хаоса. Я уже чувствую близкое огненное дыхание. Он приближается ко мне в виде общей массы туч, готовых поразить электрическим разрядом. Над головой бушует молния. От непрерывных её вспышек мне режет глаза, и я уже ничего не вижу...
  И тут я вдруг понимаю, что я все это уже видел. Должно быть продолжение. Ко мне возвращаются чувства и ощущения. Мое тело обжигает раскаленный воздух. Я смотрю на тучи в надежде различить в них своего врага, но они меняются непрерывно. Тогда я закрыл глаза и стал слушать. Да, в тучах есть звук, очень знакомый и жалкий. Вот он нарастает, но я еще не могу его узнать. Гул становится все ближе и ближе. И тут я понимаю, что это. Нет, это не дьявол! В тучах раздается вой! Я открываю глаза и вижу перед собой стаи волосатых чудовищ, они охвачены пламенем, изображение их нечеткое и размытое, но я понимаю, кто это. Вскоре меня окружают, но во мне нет больше страха, я чувствую злобу и бессилие...
  
  
  
  
  
   Я проснулся ранним утром в холодном поту. Под еще свежим впечатлением от сна, я понял, наконец, о чем он говорил мне. Только раньше мне невозможно было досмотреть его до конца. Видимо, не хватало смелости или знаний. А, может быть, просто время пришло. Теперь карты начинают потихоньку открываться. Но, почему-то, мне стало гораздо страшнее. Если это предзнаменование, то, что тогда я должен делать?
  -Сматываться отсюда поскорее!- ответил Глеб Потапович, когда я спросил у него утром.
  -Хорошо, но как? Даже если я возьму машину Софии, то все равно не знаю дороги!
  -Что там знать, елки- палки!- отвечал старик,- Я укажу в какую сторону ехать, главное, гони подальше отсюда, а там уж спросишь у кого-нибудь. Вы же по дороге ехали, ну вот, проедешь лес и все!
  -Так почти вся дорога вдоль леса идет! А вдруг что?
  -Надо днем ехать, не так опасно. И главное- ни за что не останавливайся! Я слыхал, лесные духи иногда принимают облик человека, выходят на дорогу, зазывают. Кого не увидишь, ни в коем случае не говори, не останавливайся, а то вмиг окажешься в лесу, тогда уж точно не выйдешь больше, понял?
  -Понял, лесные духи еще какие-то! У вас тут что, ад неподалеку находится?- спросил я с усмешкой.
  -Нет, у нас тут клоаки- глаза ада. Несколько клоак располагаются в лесу по кругу, вот из них-то и лезет нечисть. Я тебе сегодня покажу.- Глеб подошел к печке и снял только что приготовленную похлебку из баранины. Он разлил ее на два горшочка- себе и мне. Потом принес откуда-то пустую бочку и уселся на нее за стол рядом со мной. Мы принялись есть. Слова старика настолько меня поразили, что я никак не мог успокоиться:
  -Нет, вы это серьезно? Я уже слышал про клоаки, что они опасны, но чтоб из них еще что-то лезло!
  -Лезет,- отвечал старик, откусывая кусок твердого хлеба,- еще как лезет, периодически. Вот доешь, собирайся, и пойдем.
   Мы вышли где-то через пол часа. Нужно было спешить, как сказал Глеб, а то не успеем застать "рождение". Я боялся покидать границы забора, но пришлось. Мой лом валялся совсем неподалеку и вскоре вернулся ко мне в руки. На улице стояла ясная погода, но солнце не грело. Его лучей было недостаточно, чтобы прогреть воздух через толщи ветвей. Глеб шел тоже с рюкзаком за спиной и ружьем в руках. Он был совсем невысокий, даже мелковатый, но крепкий телом. Передвигался почти бесшумно и легко. Мы вошли в лес. Меня сразу же передернуло. Ни один поход сюда для меня ничем хорошим не закончился. Старик был хорошим лесником, знал все знаки природы, безошибочно выбирал путь и, казалось, знал лес как свои пять пальцев. Я послушно плелся сзади, настороженно прислушивался к каждому звуку.
  -Ну, -отозвался старик,- что молчишь? Ни слова не сказал за всю дорогу.
  -Не знаю,- ответил я,- мало ли, эти услышат. Не хочется опять с ними столкнуться.
  -Ты не бойся, я думаю, они пока больше нигде не появятся. Те, что были высланы за тобой, почти все пристрелены, а других есть дела поважнее.
  -Какие дела еще?- удивился я.
  -Готовятся принимать малышей. Им надо выстелить логово свежими листьями, чтобы детенышам было теплее. В общем, гнездом занимаются.
  -Откуда вы все это знаете? Про гнездо и детенышей?
  -О-о!- воскликнул Глеб.- Тебе все скажи. Я за ними не один год наблюдаю. Раньше ведь, елки-палки, не знал, что это за комки по лесу ползают, вот и проследил, что да как. А они -шмыг к норе той и все! Щенки как раз рядом ветки собирали, гнездо явно готовили, а что ж еще? Хочешь, расскажу историю? Путь еще не близок все равно.
  -Опять какая-нибудь страшная легенда?- буркнул я недовольно. Старик ухмыльнулся, немного замедлил шаг, сравнялся со мной и сказал:
  -Тут добрых легенд не бывает. Просто хочу, чтоб ты знал, с чем имеешь дело, вот и все. Я эти байки еще от отца слышал, дай хоть, тебе расскажу.- И он начал рассказ:
  -Один охотник вынужден был охотиться каждый день: был он очень беден, а ему нужны были деньги, чтобы кормить семью. Был у него трехлетний сын, которого он просто обожал. Каждый раз, вернувшись из леса, он тут же ложился спать рядом с мальчонкой.
   Но вот однажды повстречал охотник оборотня в облике зверя, который съел его. Насытившись, оборотень облачился в одежду своей жертвы и пошел к нему домой. Там он пристроился в гамак к малышу, как это обычно делал его отец. Но не по годам сметливый малыш присмотрелся к нему и понял, что это не его любимый папа: слишком у него много длинных волос.
  Он сказал матери о своем открытии, и когда та решила проверить его слова, то пришла в ужас от увиденного. У спавшего оборотня был хвост! Она приказала своему сыну, чтобы он молчал и не двигался, чтобы не разбудить страшного оборотня.
   Сытый оборотень проспал весь день. Уже в вечерней мгле женщина осторожно вытащила из гамака ребенка, накрыла его глиняным горшком, а сама, прихватив несколько тростниковых дротиков, забралась на вершину высокого дерева.
  Ровно в полночь оборотень вылез из гамака. Принюхавшись, он обнаружил след женщины и подошел к дереву, где она сидела. Трепеща от страха, она стала метать дротики в страшного зверя.
  ...Несмотря на то, что пронзенное тело оставалось бездвижным, она не торопилась спускаться на землю, подозревая, что оборотень только притворяется. Подождав еще немного, она начала кричать и звать на помощь.
   Мимо проходили трое братьев - они направлялись на охоту. Услыхали крики испуганной женщины и подошли посмотреть. Дьявольское животное и впрямь оказалось мертвым. Тогда младший из охотников радостно воскликнул:
  -Давайте сдерем с него шкуру!
  - Что ты надумал? - сказал старший брат, - ты разве не понимаешь, что это шкура оборотня?
  Но юноша не послушался его, содрал с оборотня шкуру и накинул на себя. Когда он попытался снять ее, то не смог этого сделать и почувствовал, что и сам превращается в оборотня. Он понюхал воздух и сказал:
  - Уходите скорее, потому что я чувствую запах вашего мяса и хочу вас съесть!
  Старший брат тут же сказал среднему:
  - Давайте убьем его, а потом сожжем! Таким образом, зло не коснется больше никого.
   Они взяли свои ружья и выстрелили в младшего брата, а потом сожгли и его тело. Как же они горевали при этом!
  Так женщина спаслась вместе со своим маленьким сыном. А когда мой отец проходил мимо, то видел, как пепел того юноши-оборотня уносит ветер.- Глеб закончил и внимательно посмотрел на меня. Я был в недоумении:
  -Вы же сказали... Что это значит, я не понял.
  -Да то, что эти твари давно уже тут были, понял? Еще моему папаше про них рассказывали. Но это и мой лес, я тут вырос. И отдавать им его я не намерен, у нас равные права! Тихо! Мы подходим...- старик замолчал, слегка пригнулся и подошел к кустам. Затем он тихонько раздвинул ветви и прошел вперед. Я сделал так же. Передо мной открылась большущая лужа, скорее даже пруд. Только вместо воды у него грязная зеленая жижа, почти как та, которая прилипала к ногам под землей. Берег был из темного песка, на нем собралась влажная тина и какие-то белые шарики, с виду напоминавшие куски ваты.
  -Смотри внимательно,- промолвил старик,- вот-вот начнется. Рождение всегда начинается примерно в это время. Зажми нос, сейчас такой запах встанет, что и стошнить может с непривычки.- он взглянул на мой удивленный вид и улыбнулся,- зажми, зажми. Хуже-то не станет!
  -Куда уж хуже!- ответил я. Но нос пока зажимать не стал.
   Мы ждали минут пять. Вскоре на спокойной жиже болота стали появляться небольшие пенистые пузыри. Я насторожился и отошел на шаг назад. Старик стоял неподвижно. Пузыри увеличивались, извергая вместе с собой и пену белого цвета. Все это брожение начиналось в середине и расползалось до краев клоаки. Я стал чувствовать тошнотворный запах. Нос и правда пришлось зажать пальцами. Между тем, интерес мой все усиливался. Пена скапливалась на поверхности, образовывая сгустки. Потом самые большие из этих сгустков отплывали к берегу.
  -Во! Началось, смотри за ним внимательно!- крикнул неожиданно старик, так, что я испугался и вздрогнул. Он указывал на первый сгусток, который уже почти доплыл до берега. Едва коснувшись песка, он стал плотнее, а затем самостоятельно вылез из жижи и пополз, перекатываясь восвояси. Я остолбенел. Второй так же вылез, как обычное желе, выкинул несколько ложноножек и, прилипая ими к земле и переливаясь непонятным образом, покатился за первым. Видя мое крайнее изумление, старик сказал:
  -Сейчас подождем остальных и пойдем за ними, надо их всех уничтожить. Из таких вот щенят и растут всякие пакости.
  -Так можно сразу их прибивать, как только они вылезают!- заметил я.
  -Нет, так можно проворонить. Они могут одновременно со всех сторон ползти. Лучше потом, последний все равно догоняет всю стайку. Так их проще поймать.
   Я продолжал наблюдать за слизнями. Самый первый пополз в кусты, стал неожиданно покрываться красными пятнами, а из этих вот странных пятен затем сразу же стали лезть маленькие такие, не то иголочки, не то чешуйки. Что это за существо? Почему щенком называет его Глеб? Я уж видел в жизни щенят, так вот с этими их внешне ничего абсолютно не связывает! Тут прямо у меня на глазах другой щенок начал перевоплощаться в какое-то нечто. Покрылся пятнышками, только они были немного другого цвета, более бурого, и устремился следом за собратом. Как он видит или чувствует его- непонятно. У них же ни глаз нет, ни ушей, ни рта. Они просто комки слизи. Однако складывалось впечатление, будто внутри них сидит живой организм, как в мешочке. Это потому что мне показалось, как кто-то ворочался под слоем слизи.
   -Одиннадцатый лезет!- возмутился Глеб.- Нет, ну ты видел? Одиннадцатый! В прошлый раз было девять, я каждого перебил. А теперь сколько же? Елки-палки, а! Ты смотри, смотри- двенадцатый ща будет! Ладно, давай ломом их бей, тех, которые попадаются тебе на глаза. Вон тот, например, что поближе. Бей его!
  -Того бить?- испугался я.- Я не знаю, как его бить, он же уползет!
  -Что тут знать, елы-палы! Подошел к нему и ударил, пока не растечется по земле. Если далеко убежит, то не гонись за ним. Ну вот же, этот ползет! Бей его!
  Я побежал за одним из ближайших ко мне щенков. Он еще ничего не подозревал, наверное, потому, что у него не было органов чувств. Полз себе за другими слизнями в лес. Я подкрался сзади и резко ударил по нему ломом. Мне казалось, что тельце его сразу же лопнет, но лом даже слегка отскочил. Видимо, оболочка была весьма крепкой. Я ударил еще раз, и щенок стал будто бы крутиться на месте. Мне вдруг стало его жалко, такого маленького и беззащитного. Но стоило только вспомнить того, кто вырастет из этого вот комочка, как сомнений не осталось. Я стал бить сильнее, пока не убедился, что от щенка уже ничего, кроме вонючей и слизкой лужи не было.
   Дело это не особо приятное. Старик вот уже четыре года ходит по клоакам (их всего семь) и уничтожает адских щенков. Он считает это занятие своей работой.
  -Я же говорю тебе, что это -глаза ада!- сказал хрипло старик, плюнув на землю и указывая кривым пальцем на клоаку. Из нее, как и прежде, доносилось зловонное бульканье. Щенки уже не рождались, и только поверхность стала слегка зеленеть и успокаиваться.
  -Это точно!- ответил я, скорчившись от запаха.- Наверное, ад находится прямо под нами. Сейчас земля как провалится, а мы свалимся прямо в котел!
  -Типун тебе на язык!- рявкнул старик.- Это тебе, елки-палки, не шутки! Я же серьезно! Мне это почти каждую ночь в кошмарах снится. Представляешь? Один и тот же сон все время!
  Я задумался. Может, и мои сны как-то связаны с этим местом? Если Глеб говорит правду про сны, значит, виной всему это место. Или нет?
  -Мне тоже снится один и тот же сон. Только теперь я понял, что он означает. Раньше снился дьявол, а потом я увидел, что это не дьявол, а некое подобие волков, вроде вендиго- воинов.
  -Тебе только тут снится или и раньше было?- спросил старик, выглядывая расползающихся щенков.
  -Раньше.
  -Знаешь, многие сны нас предупреждают о плохом. Вот тебе и было предупреждение. А ты, дурень, все равно сюда приперся! Ладно, что уж теперь нюни распускать, пойдем, щенки убегают! Если кого из них не поймаем, то гоним к омуту.
  -Где омут? Зачем гнать их туда?
  -Делай, как я говорю!
  -Хорошо, но я не знаю, где находится омут и как он выглядит!
  -Я скажу, куда гнать!- старик нахмурился и достал из кармана самокрутку, поджег спичками и задымил.
  -Знаете, - продолжил я, следуя за стариком, который поспешно двинулся за щенками,- я все хочу спросить...
  -Ну?
  -Откуда вы берете продукты? Спички, вот, у вас откуда? Тут же нет магазинов и соседей нет.
  -И что?- недовольно буркнул он.
  -Так откуда все это? Вокруг лес, ни живой души. До города ехать долго... Вот вы курите, а откуда табак и спички?
  -Спички-то? Ха, так я у вендиго беру!- захохотал старик.
  -Нет, серьезно?- улыбнулся я.
  -Если серьезно, то, как заканчиваются запасы, я собираю повозку, беру лошадку свою, Метелку, и еду в Жутки. Там и покупаю, что надо. А коль нет денег, то приходится барашка продать или даже корову. Поэтому я и боюсь, что эти твари мне весь скот сожрут. Я ж без него жить-то не могу! У меня ж кроме скотины и нет никого!
  -И сколько же надо вам ехать на повозке своей? Да еще, вдобавок, вдоль леса!
  -Дня два, от погоды зависит. А что? Выезжаю рано утром, за день опасные места можно запросто миновать. Там, дальше, ночью не так страшно. Тем более, у меня всегда под рукой ружье. Я без него ни куда. Черт, надо до вечера всех щенков изловить! Нет, к омуту гнать не будем. Это надолго, да и ты в беду угодишь, боюсь.
  -В какую беду опять? Тогда давайте так их бить, я готов! Всех поймаю!
  -Ну, давай! Они вон там, за той большой сосной ползут. Ты кинься на какого-нибудь одного, остальные все равно разбегутся. Потом опять соберутся, ты снова одного прибьешь. Главное, не кидаться на всех подряд, а то никого не поймаешь. Только смотри, как увидишь, что щенки выползли на поляну, где нет деревьев, а ровный круг из травы, то сразу разворачивай обратно, а туда за ними не ходи! Понял?
  -Понял. А омут что? Мы не пойдем к нему?- спросил я.
  Старик подумал, оглянулся по сторонам, посмотрел на небо и сказал тихо:
  -Пока тебе не надо туда соваться, я боюсь, что омут тебя затянет. Он меня-то знает, а к чужакам относится плохо.
  -Вы так говорите,- заключил я,- будто он живой!
  -Конечно, живой! Тут все живое! Вон щенки, за дело!
   Мы ринулись к колонке ползущих красных, уже волосатых чуть-чуть щенков. Они послушно, как по команде, двигались друг за другом в два ряда. Куда отклонялся первый, туда же следовали и все остальные. Бережно оползая большие камни и кочки, щенки целеустремленно двигались вперед. Я нагнал их и приметил одного с краю. Он был почти коричневого цвета, а его щетинки украшал большой комок зеленой слизи прямо сверху. Руками хватать его было страшно. Я слегка поддел его ломом в сторону, а потом, как только щенок стал отползать к кустам, мне пришлось быстро нанести точный удар, прямо туда, где под оболочкой что-то двигалось. А вдруг это их мозг? Тогда у меня правильный удар. Но необходимо было нанести несколько. Я справился с этим и принялся вновь за второго, сзади. Старик тоже времени зря не терял, а расстреливал из ружья одного за другим. Ему было проще. Один выстрел- и все.
   Но потом вдруг щенки разбежались по кустам. Нам понадобился час, чтобы разыскать оставшихся, но они снова разбегались. Часа через два мы, наконец, справились. Старик опустил горячее ружье и уселся прямо на траву, переводя дыхание.
  -Не, в следующий раз топить буду, а то мороки много. Надо было гнать их в омут, да тебе нельзя туда.
  -Почему нельзя?- не понимал я.
  -О! Во-первых, стоит только встать в воду, как сразу затянет на середину. Весь омут- сплошная воронка. Это все из-за дыр подводных. Я знаю, какое чудище там живет. Поверь, если хочешь жить, то тебе лучше его не видеть.
  -А из омута тоже рождаются твари?
  -Не знаю, но я не видел. Из омута ничего никогда не выходит, он только втягивает, как черная дыра.
  -А чудище какое? Я же не собираюсь в воду лезть! На берегу ведь можно стоять.
  -Я же говорю тебе, елки-палки,- старик развернулся ко мне и стал активно жестикулировать руками,- тебя не примет, ты -чужак. А у чужаков крыша едет у омута. Ты сам, хочешь- не хочешь, а залезешь в воду. Уж поверь мне! А про чудище и не спрашивай!
  -Как это сам залезу? Я же не дурак совсем! У меня, конечно, с головой не все в порядке, но чтобы так!
  -Да, говорю же тебе, иммунитет нужен. Ты не справишься с желанием войти в омут. Я знаю, сам чуть не зашел! Хотя и живу тут всю жизнь. София годами мне все сложнее и сложнее противостоять его давлению. Ты тем более не сможешь! Так что туда мы не пойдем. Я лучше покажу тебе дорогу до твоего дома.
  -Хорошо,- с радостью согласился я. -Вы не знаете, где может быть Макс?
  Старик опять задумался, и морщинистое лицо его приняло мрачный вид. Он растянул свои ноги на траве и отклонился назад, забрав руки за голову, потом сказал:
  -На твоем месте я бы особо не полагался на Макса. Он в последнее время сам не свой. Видел я его года два назад, так он мне уж больно странным показался, совсем одичал. От людей шарахается. Ни жены, ни детей ему не надо, всех забыл...
  -А у него жена и дети есть?- удивился я.- Мне София ничего не рассказывала!
  -Жена есть, но она живет не здесь, а в цивилизованном мире. И дети есть, здешние, так сказать.
  -В смысле, здешние?
  -Ну не от жены дети, а...
   Вдруг сзади хрустнула ветка, кто-то приближался. Старик подскочил и схватил ружье. Я поднял свой лом и насторожился.
  -Пойдем отсюда!- сказал Глеб и зашагал быстро через кусты. Я последовал за ним. Сердце в груди бешено заколотилось, на лице выступил пот. Я боялся, что мне на спину кто-то накинется. Под ногами стало мокро. Мои ботинки начали утопать в грязь. Передвигаться было сложнее. Старик молча шел впереди, не сбавляя шага. Только когда он почувствовал нас в безопасности, приостановился и сказал:
  -Вроде, отвязались. Не оглядывайся. Пойдем, я веду тебя к дому. Если не ошибаюсь, идти нам туда часа полтора- два. Надо успеть добраться до наступления темноты. Скоро начнет смеркаться. Ты, наверняка, заметил, что тут очень рано темнеет.
  -Угу, - ответил я, закусив губу.- А кто это был?
  -Ты не поверишь!- отозвался Глеб. -Слышал, как ветвь хрустнула? Ну вот, а никого не видно было. Это дурной знак! Я думаю, это Вертун, леший местный,- старик глянул на меня и, увидев мою улыбку, продолжил,- его не видно, но опытный охотник всегда слышит, когда он приближается. Мы сегодня не на шутку его разозлили, перебив всех щенят. По лесному закону, никто не имеет права покушаться на зародившуюся жизнь. Особенно мы. Все, что находится в лесу, живет и растет под постоянным контролем Вертуна. Естественно, что он недоволен нашим поведением. А злить его не надо, он такого натворить может, ух!
  -Например?
  -Например, мы можем заблудиться и умереть тут с голоду и холоду, потому что он не даст нам добыть пищи и найти дом. Но, я надеюсь, этого не случится! Мне Вертун зла не делает, а вот тебе может достаться!
  -Спасибо, мне уже досталось! Может, он мне скажет, где мои друзья?
  -Не скажет, потому что ты сам знаешь, что это не его рук дело. Смирись с потерями и спасайся сам, пока есть возможность. Если даже твои друзья и живы, ты им уже не поможешь, это точно. Что касается меня, так я раз обещал отвести тебя к дому, то отведу, так что шевели ногами.- старик поднял голову и посмотрел наверх.- Сегодня стемнеет раньше, чем обычно. Надо и вправду торопиться!
   Мы шли около полутора часов. Я совсем выбился из сил и хотел есть. Когда до дома оставалось недолго, по словам Глеба, стало невозможно разглядывать дорогу- опустились густые сумерки. Колючие кусты рвали на мне одежду и царапали лицо. Вскоре я стал узнавать местность. Старик вывел меня во двор, который, казалось, стал еще меньше из-за обступившего его вплотную леса. Посредине грузно стоял дом. Я был очень рад вернуться, но тут же моя радость сменилась испугом. Дело в том, что в доме везде горел свет.
  
   Продолжение следует...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"