Шулепова Мария Константиновна: другие произведения.

Логово темных снов. Глава 9. Вой!

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Заключительная глава.

  9 Глава. ВОЙ !
   Помню, в детстве мы в школе ставили спектакль про красную шапочку. Мне досталась роль волка. Я одевал серую шкуру и ползал на четвереньках. Но смысл заключается далеко не в этом. Эта роль дается сложно. Потому что в итоге тяжело притворяться кем-либо другим, при этом внутри сохраняя свое истинное лицо. Было много кандидатов сыграть волка, но выбрали почему-то меня. Я хорошо справлялся со всеми действиями кроме одного. Наш постановщик зачем-то включил в спектакль эпизод, где я вою на луну. И этот вой давался с большим трудом. Не то, чтобы я не умел выть, но надо было вложить в волчью песню максимум боли и решимости. Да, вот такой у нас серьезный постановщик. Мне пришлось тренироваться три дня, я почти сорвал голос, но достиг результата. Это выступление я запомнил на всю жизнь. И когда я слышал в лесу истинный волчий вой на луну, я понял, что это неповторимый звук. Он не просто заставляет кожу покрываться мурашками, но и откладывает отпечаток в памяти, довольно глубокий. С ним возникает много ассоциаций, в основном мистических. Это может быть и глухое одиночество, и предупреждение, и призыв, и страх, и отчаяние. Кто знает? Знает только сам волк. Зачем -то мне это вспомнилось во сне.
  Я спал некоторое время. Возможно, несколько часов, точно не знаю. Но, когда проснулся, услышал дикий шум. Как будто наверху проносилось стадо слонов. Там стоял большой грохот. Потолок над моей головой прямо трещал. Я прислушивался, а потом решился привстать. Голова болела будто с похмелья и кружилась. С трудом вспоминались события, произошедшие несколько часов назад. Невозможно было уже представить, что я побывал в пасти монстра из омута. И удивительным оставалось то, что я еще жив. Фантастика, скажете вы. Но нет, это, скорее, удача.
   Все это похоже на долгую придуманную заурядным писателем историю. Героем почему-то оказался я. Мне, конечно, приятно ощущать себя главным, но это все же не моя роль. Возможно, тот, кто занимает лидирующее место вовсе и не лидер, а лидеры открываются в конце, так же как и козыри. Но не всегда. Я думаю, что это все фикция, призрачный образ событий, которых и нет вовсе. А может быть они когда-то и были, просто остались одни воспоминания о них. Такая своеобразная память времени. Да и вообще ведь вся жизнь- кино, а мы в ней актеры. Но важно не только занимать главное место в своей жизни, но и в чьей- либо еще. Чтобы о тебе помнили и любили, заботились и думали. Наверное, это и есть главное, а не роли. Роль можем придумать себе мы сами, а на самом деле таковыми и не являться. Вот ведь в чем подвох. Кто знает, что мы из себя представляем? Кто этот судья?
   Я был полностью окутан туманом. Туман этот был неизвестного мне происхождения. Сознание мое понимало все, что происходило вне меня, но не делало выводы. В голове не родилось ни единой картины настоящего. Но вскоре ясность вернулась ко мне, и я открыл глаза. Вокруг никого не было. В комнате стало светло, будто утром, но за окном была еще ночь. Я чувствовал облегчение от того, что многое уже позади. Хоть в душе оставались тяжелые раны от потерь и переживаний, но я был уверен в том, что все наладится. Теперь рядом есть Макс и Глеб. Думаю, они мне помогут. Надо бы только дождаться утра. Наверху снова раздался грохот, я привстал. Будто кто-то несся с привязанными к ногам кирпичами. Шум раскатисто спускался вниз и вскоре пронесся по прихожей на улицу. В комнату влетел Макс, взъерошенный и мокрый.
  -Вставай!- крикнул он с порога. -Сейчас самая пора уезжать!
  -Что случилось?- спросил я, вскакивая с кровати и наспех надевая попавшуюся под руки одежду.
  -Нет времени объяснять, если хочешь смотаться отсюда, то сейчас самое время! Быстро за мной на улицу!
  -А сколько времени?
  -Луна взошла, черт ее побери!
  -И что?- я шарил руками под кроватью в поисках своих сапог.
  -И все! Возьми мои сапоги в прихожей. Быстрее же, пока ее нет!
  -Кого нет?
  -Софии!
  Я так и сел обратно. Чтобы моя голова лучше соображала, ею пришлось потрясти.
  -Подожди, так София ведь...
  -Да жива она, жива! Еще вчера пришла сюда. Просто тебе лучше ее не видеть! Пошли к машине, я ее сейчас разогрею пока, а то она не заводится нормально.
  Мне ничего не было понятно. Я встал и поплелся за Максом на улицу. Было по-прежнему темно. В небе располагалась одна только луна, огромная и могучая. Она вселяла ужас, и было понятно, почему ее боится даже Макс. Посреди двора стоял старик, в руках у него была винтовка. Он крутился по сторонам, словно ожидал атаки. Видимо, так оно и было. Я остановился на крыльце.
  -Что здесь опять происходит?
  Глеб увидел меня, но только махнул рукой в ответ. Макс подошел к нему и принялся также озираться по сторонам. Мне стало страшно. Что-то тут опять затевалось.
  -Кто атакует на этот раз?- снова спросил я. Глеб все же повернулся и с усмешкой ответил:
  -Ты у Макса спроси! Женушка-то его, елки-палки, взбесилась! Кто ж знал, кто ж знал!
   Я вспомнил, что и вправду они недавно говорили про жену. Неужто та самая волчица из леса? Удивлению моему не было границ.
  -А где София?
  -Ха, -откликнулся старик,- я вижу, ты так ничего и не понял! Софию-то и караулим!
  -Я ничего не понимаю! Причем тут жена?
  Макс не выдержал:
  -София и есть моя жена! Теперь понял?
  -Нет!- ответил в нерешительности я.
  -София жена мне, а не сестра, как она тебе наболтала! Приехала сюда, да и вас заманила в свой капкан. Она того и добивалась.
   Я закрыл лицо руками и отвернулся от них. Только что выложенные факты никак не сопоставлялись в голове. София ему жена! Как так может быть! Боже мой! Внутри меня что-то с треском оборвалось. Будто из меня выкачивали жизнь стремительно и точно. Я оказался в центре заговора, как последний дурак. А так ей верил, и даже, наверное, любил. Есть ли возможность обернуться назад, почувствовать то, что невозможно увидеть, закрыть глаза и ощутить ясность? Должно быть зеркало, изображающее бытие, как на экране, куда можно войти с двух сторон. Возможно ли не думать дважды перед тем, как услышать голос сердца? Ибо только оно может привести нас к новому, даже к началу. Все, что нужно и все, что мы чувствуем - это лишь вопрос нашего существования. Даже в центре всеобщего хаоса можно увидеть символ мира и любви- одинокого голубя, парящего на легких крыльях в чистом небосводе. Что это, иллюзия? Нет, это моя надежда. Жизненный опыт становится ключом к дальнейшему выживанию. Лишь идя правильным путем, мы можем найти огромную силу любви, которая объединяет весь мир. Опять иллюзия? Может быть...
   -Что, неужто так расстроился?- спросил Макс, подходя ко мне и заглядывая в мои опустошенные глаза.
  -Я не знаю, что тебе сказать. У меня просто нет слов, это уже слишком...
  -Ладно там нюни распускать, тут дело есть и поважнее!- крикнул Глеб, размахивая грозным ружьем. -Вон она неподалеку бродит, я же чую!
  -Надо было мне ее вовремя привязать хоть, но что это даст!- возмущался Макс, потирая испачканные сажей ладони. -Я вот только сообразил, а она уже и обратилась. Мне легко, думаете? Уже вторая жена в лес уходит! Да ладно, что уходит, но то, что оборотнем стала! А я ж ее любил! Слышишь, София, я ж тебя любил!- крикнул он куда-то в лес, глухой и безмятежный, как обычно.
   Я стоял и слушал их, как пришпаренный, сердце бешено колотилось и почти выпрыгивало из груди. Неожиданное возвращение Софии напугало меня больше, чем ее исчезновение той роковой и тоже лунной ночью. Я не понимаю правил игры этого леса. Он повсюду распустил паутину неприкосновенной лжи и вездесущего коварства. У меня нет ни сил, ни понятия, как все это распутать.
  Между тем время все шло, а утро не наступало. Более того, стало будто бы еще темнее. Макс вернулся к старику, который все караулил периметр двора.
  -Так Софию, что покусали, и она стала такая же?- спросил, недоумевая я. Они не ответили, но было понятно, что это так.
  -Встань сюда к нам,- командным тоном приказал Максим. Я повиновался. Мы стояли спинами друг к другу. Все молчали. Настала пронзительная тишина. Слышно было каждый вдох и выдох, производимый нашими взбудораженными легкими. А лес молчал. Я не почувствовал ни малейшей опасности, а они знали, что же происходит. Луна притягивала сегодня все земное. Не удивительно, что она с такой легкостью привлекла и Софию. Может и Андрей где-то тут бродит? Даже если и бродит, то это уже не он. Сначала у меня возникла надежда на то, что я снова их увижу живыми, но теперь это не имеет смысла. Лучше не видеть вообще, чем видеть новый образ старых друзей. Мне кажется, это гораздо болезненней. А Макс держался молодцом. Впрочем, другого никто и не ожидал. Только неужели он сможет причинить ей вред? В это мне верится с трудом.
  -У меня нет оружия,- заметил вдруг я.
  -Оно тебе вряд ли поможет,- ехидно заметил Макс.
  -Да не пугай ты его! Итак натерпелся парень, на нем и лица нет!- пробурчал старик.
  -Я не понимаю, чего мы ждем? Появления Софии? Мы что, ее убьем?
  -Слишком много вопросов!- ответил Макс.- Так что заткнись!
  -Что? Я не потерплю оскорблений! Мог бы и ответить!- Меня передернуло от внезапного холода, в кустах неподалеку что-то зашевелилось.
  -Это она, наверное!- сказал Макс Глебу. -Если будет нападать, то что уж, стреляй, а то загрызет вас. Меня-то не тронет, я думаю.
  -А стоило бы подумать!- выкрикнул ему я, однако, пятясь непроизвольно назад к крыльцу.
  Забравшись на него, я стал с тревогой наблюдать за происходящим. Макс и Глеб держали оружие наготове. Видимость вокруг была практически нулевой. Предугадать, с какой стороны объявится София, казалось невозможным, но они все же бывалые охотники. Поэтому врасплох их застать не удалось.
   Она не заставила нас долго ждать. Вскоре кусты неподалеку с треском распахнулись и выпустили из себя нового вендиго. Ни Макс, ни Глеб стрелять сразу не стали, и это показалось мне удивительным. Тем более, я впервые оказался не в центре событий, то есть не перед ее носом. Что еще можно сказать об этом чуде? Я не боялся ее. Конечно, страх присутствовал, но не такой, как раньше. Возможно, это обуславливалось тем, что она была всегда близка мне, даже тогда, когда я ее еще не знал. Только вот новый образ Софии не был к лицу. Такая же массивная, сильная, быстрая и злая, как остальные, теперь уже ее сородичи. Ее прежнее стройное и хрупкое тело покрывала густая темная шерсть. Пасть, усыпанная острыми зубами, была с тяжестью открыта и источала теплый пар. Передние лапы были прижаты к груди, а сама поступь отличалась широким шагом благодаря сильным ногам. Господи, ну посмотри, что с ней стало! С моей прекрасной Софией! И виноват в этом я! Хотя, Макс говорил недавно, что это она специально нас сюда заманила, но зачем ей это? Невозможно уже разобраться, кто тут прав, а кто виноват. Скорее всего, каждый из нас считает себя в чем-то виноватым. Наверное, это даже правильно. Нельзя выделять только одного, козла отпущения, потому что, мне кажется, что это я.
   Так вот, София выскочила из кустов, но не кинулась на них. Я решил убежать в дом и залезть на чердак, да еще и лестницу поднять так, чтобы никто в жизни не залез. Видя, как я пячусь к входной двери, Макс крикнул мне:
  -Беги и возьми ключи! Они в моей комнате, в тумбе, в верхнем ящике. Сиди пока в доме!
  Я взбудоражено посмотрел то на него, то на Глеба, то на вендиго, и, кивнув, рванул домой. Первым делом нужно было забрать ключи. На лестнице, ведущей на второй этаж, было темно. Мне уже сразу по привычке хотелось схватиться за фонарь, но его теперь не было. Лежит где-то на дне омута, печальный и почти забытый. И совсем некому включить его в ответственный момент. Надо же, нашел о чем думать сейчас! По пути я слышал, как Глеб что-то выкрикивал, но слова были мне неразборчивы. Распахнув второпях дверь комнаты Макса, я был ошарашен. Весь пол был усеян зажженными свечами. На самом деле, в следующую секунду мне удалось разглядеть, что располагались они по кругу возле кровати, которая находилась в центре комнаты. На тумбочке возле стоял портрет Софии, также огорожденный стеной из свечей. Я понял, что это какой-то обряд. Может быть Макс специально превратил Софию в вендиго? Кто его знает, он же повернутый! А может и наоборот, он таким образом пытался удерживать ее от злобных чар. Наверняка, это она тут грохотала, пытаясь вырваться наружу. Тут повсюду царит завеса тайны. И тайна эта ужасна. Возможно, она принесет смерть каждому, кто попытается ее открыть. Но я хочу попытаться. Конечно же, если я сегодня благополучно уеду отсюда, то мне будет уже абсолютно все равно на происходящее тут. Любой был бы рад на моем месте убраться из этой каши. А, с другой стороны, очень любопытно. Да уж...
   Ключи я нашел там, где сказал Макс. Теперь появился небольшой шанс. Однако, мои ноги понесли меня на чердак. В полной тьме я наощупь искал ступеньки, то и дело скатываясь вниз при неверном шаге. Набив себе на лбу пару шишек, я все же достиг чердака. Света там тоже не было. Зато хорошо светила зловещая луна, которая и была зачинщицей всему. Я подбежал к круглому затемненному окну и стал наблюдать за происходящим внизу. Макс стоял, уперев руки в бока, но даже эта поза не придавала ему уверенности. Глеб же держал вендиго на прицеле. Я ее не видел. Скорее всего, она была в кустах, так как оттуда раздавался глухой треск. Через пару минут произошло первое нападение. София сделала резкий выпад вперед, на Глеба. Он тут же выстрелил, но в воздух. Тогда она отпрянула обратно в кусты. Вскоре пошла на вторую атаку, которая отличалась внезапностью, так как производилась с заднего тыла. В общем, со спины. Они ее не видели. Как же ей удалось проскользнуть почти мимо и незамеченной остается очередной загадкой. Макс попал под удар от тяжелой лапы вендиго. Я в страхе за его жизнь отпрянул от окна и тут же услышал выстрел. Это, конечно, стрелял Глеб. Следом за пулей раздался крик боли, похожий более на рычание тигра. Она отступила и скрылась в неизвестном направлении. Старик бросился к Максу, который был без сознания. Увидев, что опасности пока нет, я решил спуститься к ним и помочь затащить Макса в дом.
  -Взял ключи?- первым делом спросил меня Глеб.
  -Угу, - ответил я.- Что с ним?
  -Ничего страшного, царапина на груди. Но хорошо шибанула! Да, ему не привыкать!- ответил старик, похлопывая Максима по спине. Тот уже очухался и пристально на меня смотрел, темнота не давала возможности видеть это, но я чувствовал.
  -До утра ты не протянешь тут!- прошипел он, закашлявшись.
  -И что теперь? В машину?
  -Давай!
  -Но я боюсь идти к ней один! Там могут быть эти...
  -Я пойду с тобой!- отозвался старик. -Только надо бы его уволочь отсюда, кровь остановить,- сказал он, указывая на Макса.
  -Не надо, я сам справлюсь и без вас.- ответил тот, поднимаясь с земли и направляясь, прихрамывая, к крыльцу.
  Мы с Глебом пошли к машине. Я сел за руль и впотьмах пытался вставить ключи в зажигание. Старик сторожил снаружи. Машина почему-то не заводилась. Руки предательски тряслись так, что мне никак не удавалось повернуть ключ. Я озирался по сторонам и увидел сбоку приближающегося вендиго.
  -Осторожно!- крикнул я старику. -Сзади идет!
  Но стоило только мне произнести эти слова, как эта тварь накинулась на машину и, пробежав прямо по крыше, затем на Глеба. Он не успел отреагировать и свалился на землю, ружье его вылетело из рук неподалеку от двери машины. У меня возник выбор: либо просто смотреть на происходящее убийство, либо выйти и взять ружье. Но на раздумья времени не было, и я выбрал второе. С крыльца что-то кричал Макс, но было не слышно. Возможно, он пытался отвлечь оборотня. Я выскочил из машины и пополз к ружью. Все это происходило за доли секунды, но мне казалось вечностью. Я видел, как вендиго придавило бедного старика лапой к земле и нависало над ним своей огромной массой. Она вот-вот его раздавит. Готовая вцепиться в него острыми зубами, София была неузнаваема. Ничто уже не напоминало о ее прошлой жизни. Здесь теперь не присутствовало ни единой ее частички. Поэтому мне было не жаль убить. Я поднял ружье и стал целиться.
  -Нет! Не смей!- орал Макс.- Не стреляй, умоляю!
  Но у меня не было выбора. Только я хотел нажать на спусковой крючок, как она развернулась и за один прыжок оказалась у моего носа. Замахнулась тяжелой лапой и нанесла мне удар по голове. В результате, я потерял сознание.
   Прошло несколько мгновений, прежде чем меня окутало странное облако, состоящее из мелких чуть блестящих пылинок. Причем, я отчетливо осознавал, что нахожусь вне реальности. До сих пор чувствовалась боль от нанесенного удара оборотня. Сквозь туманность ко мне что-то стремительно приближалось. Моим глазам удавалось разглядеть только смутное очертание длинного и легкого тела, плавно парящего в метре от земли. Предо мной явился пернатый змей, мифическое существо. Описать его не сложно. Представьте себе огромную змею, только покрытую темными перьями и имеющую пару ангельских крыльев где-то в области спины. В целом, это существо весьма красивое, и зла причинять мне не собирается, я был инстинктивно в этом уверен. Он приблизился ко мне вплотную и посмотрел глазами, полными понимания ситуации. Не знаю, откуда, но я знал, что должен делать. Змей извился плавной петлею над землей, а затем выгнул спину, будто приглашая меня воссесть на нее. Я так и сделал. Его влажно и теплое тело казалось мне до боли знакомым. Что это за воспоминания? Мои руки вцепились в твердые и крепкие перья, и только после этого змей начал подниматься вверх. Мы взмыли над лесом, причем я хорошо видел происходящее сейчас внизу. Вендиго не убило старика, а Макс как раз в этот момент пытался поднять его. Затем он подбежал и к моему одиноко лежащему телу, осмотрел его, и не увидев явных повреждений, вернулся к старику. София нетерпеливо перетаптывалась неподалеку и на Макса не нападала. Хотя, меня это не удивило.
  Теперь макушки деревьев мягко щекотали брюхо пернатого змея. Он двигался уверенно и статно, быстро и бесшумно, как иллюзия. Но мы летели вместе, взмывая все выше и выше в темное небо. Даже пару раз проскользнули в лучах луны, и она одарила нас холодным светом, особенно серебря пыль, скопившуюся между перьев змея. Тогда он становился блестящим, будто мокрым от небесной влаги, накопившейся за день. Темнота уже не пугала нас, а просто мирно существовала рядом. Змей яростно в ней растворялся и набирал скорость. Затем он разогнался настолько, что я ничего не мог видеть, все мелькало продолговатым пятном. Но вот змей стал снижаться, и подо мной открылась горная панорама. Мы подлетели к самой высокой горе, верхушка которой была покрыта ледяной шапочкой слегка синеватого цвета. Стало холодно, и я сильнее прильнул к змею. По мере приближения к горе, я увидел маленькую пещеру на ее склоне. Мы осторожно проникли туда. Вскоре теплый воздух стал пушить перья моего загадочного спутника. Он плавно опустился на землю, а я нерешительно слез с его спины и огляделся.
   Мы находились в светлой пещере, прогретой пламенем разожженного огня, возле которого сидел человек. Чужак, казалось бы, не обращал на нас ни малейшего внимания. Но я знал, что все это не спроста. Змей покорно улегся у стены и положил тяжелую голову на мелкие камни, застилавшие поверхность пещеры. Я набрался сил, как в последний раз, и подошел к человеку. По мере приближения к нему сомнения мои отпадали. Я уже знал, кто это.
  -У тебя очень мало времени,- сказал, не оборачиваясь, человек.
  -Времени на что?
  -На собственное спасение. Теперь спастись можешь только ты. Остальные уже обречены.
  -А как же Глеб?
  -Он ранен, если ты не знал. Его участь тебе должна быть известна. Он станет таким же, как и они.
  -А Макс?
  -Макс- потерянная душа. Он, скорее всего, всегда будет один. Кто бы и как бы его не любил. Это так, к сожалению. Макс мог бы помочь тебе, но он не может причинить вред той, которую любит.
  -Ты про Софию? Это правда, что она специально заманила нас сюда? Зачем?
  -София слепа от своей любви к Максу. Как бы он ее не прогонял, она всегда была рядом. И зная, какими могут родиться их дети, оставалась с ним. Но он по-прежнему любил первую жену. Она сходила с ума от ревности и, в конце-концов, решилась сродниться с ним. Должен был быть обряд с вашей кровью, но все сорвалось, когда на нее напали вендиго. В прочем, она не расстроилась, а стала, все же, волчицей. А, чтобы сделать Макса волком тоже, нужна была твоя кровь. Раньше он вкалывал себе кровь других вендиго, но таковым не становился. София же выяснила, что надо идти от обратного, то есть искать обычного человека, который бы доверял ей. После этого обряда Превращения, Макс должен был стать вендиго, и тогда было бы не страшно, что детки их не похожи на людских отпрысков. Вот ведь, в чем план. О ритуале София узнала в секте Черных, противоположных нам. Мы знали, что этим все и закончится. Хорошо, что Глеб есть. Теперь он полностью выполнил свое предназначение. Он был твоим лучом света в темном царстве. Недаром вам всю жизнь снились почти одинаковые сны. Его миссией было охранять тебя от зла, без него ты бы пропал.
  -Что же мне теперь делать? Как выбраться отсюда? И, вообще, что это за место?
  -Я же говорил тебе, это- проклятое место. Оно само плодит зло, как хочет и когда хочет. Это- центр выхода темной энергии. Тут сбываются все кошмары. У тебя осталась последняя надежда. Это твоя дружба.
  -Какая дружба? У меня не осталось друзей!- я опустил голову и заметил, что на мне одет черный плащ. Под ним сияла черная кольчуга. Я был одет, как черный рыцарь. А змей заменял мне коня. -Что это за одежда на мне?
  -Тебе предстоит бой,- спокойно ответил человек. -Вспомни тогда, на пустыре, после разговора с профессором, ты видел человека...одетого, как ты сейчас.
  -Ну и что?
  -Угадай, кто это был?
  -Я не знаю! Хватит загадок!
  -Впрочем,- продолжил задумчиво человек, - я опережаю время. -Тебе нужно вернуть свои воспоминания о том моменте, ты должен вспомнить Истину. Одно перо Змея, брошенное в мой огонь, вернет тебя туда. Но только на несколько секунд. За это время ты должен успеть прочесть свои собственные мысли тогда, когда разум твой еще был открыт. Пора действовать, неси перо.
   Я подбежал к отдыхавшему Змею и вырвал с его бока жесткое перо. Он недовольно выдохнул, но знал, что так надо. Затем я кинул перо пламя костра. Вскоре я увидел пустырь и начавшийся дождь, самого себя, лежащего трусливо в грязи. Но самое главное то, что мне привиделось дальше. Я увидел Андрея, который подбирался через кусты в этот самый момент к дому. Андрей, неузнаваемо обезображенный, приговаривал мысленно:
  -Я помогу тебе, я смогу!
  Больше мне ничего не удалось увидеть. Я рухнул на камни и впился взглядом в человека напротив меня.
  -Теперь ты понял, что тогда, на пустыре, ты видел самого себя?
  -Да! А Андрей?
  -Я же сказал,- продолжил человек,- тебя спасет дружба, то есть он. Теперь скорее возвращайся туда, пока не поздно!
  Я побежал к Змею, но он и не думал подниматься.
  -Э, нет!- крикнул мне человек,- обратно ты попадешь, если сумеешь перебороть страх. Иначе там ты не выживешь. Тебе только надо прыгнуть вниз с этой горы!
  -Что!?- подскочил в гневе я.
  -Ты не разобьешься, это единственный способ вернуться в то же место, откуда ты явился. Представь, что это вымысел, а не падение. Раньше тебе это помогало.
  -С чего я должен тебе верить, Арахний?
  -Я тебе еще ничего плохо не сделал. Хорошо, что ты мое имя помнишь! А свое?
  Я стал усиленно вспоминать свое имя, но не смог. Меня охватил ужас от того, что я даже не знал, кем являюсь. На самом деле, меня никогда не настораживало то, что никто не обращался ко мне по имени. Так, может меня и не существует вовсе.? Я говорил про семью, но я тоже их не помню. И есть ли они вообще? Что это ? Иллюзия?
  Есть только один способ узнать. Нужно было спрыгнуть, и я спрыгнул. Во время падения я ощущал покалывания, будто от елок, сквозь которые я летел. Вокруг снова возникла темнота и осыпавшаяся пыль с пернатого змея. Через две секунды я открыл глаза и обнаружил себя лежащим на холодной земле, а сзади кто-то возился. Это оказался Макс, он как раз нес на плече раненного старика. Я попытался подняться, а когда твердо встал на ноги, окрикнул Макса. Тот был даже удивлен, увидев меня в сознании.
  -Ты не ранен?- спросил он. Я ощупал тело и ушибленное место и убедился, что крови нигде нет.
  -Вроде не ранен! Что с Глебом?
  -У него прокушено плечо, но он в сознании. Нужно срочно сделать перевязку! Иди сюда и помоги мне завести его домой.
  Я помог. Рана оказалась очень глубокой, и шансов, что старик вообще останется жив, было мало. Мы все знали, чем это обернется. Теперь мне надо было отыскать Андрея.
  -Куда ты?- спросил удивленно Макс, увидев, что я отправляюсь на улицу.
  -К машине, попытаюсь ее завести.
  -Будь осторожен, она где-то рядом!
  -Макс, я теперь все знаю про тебя и Софию, понимаешь? И не спрашивай, откуда. Просто знаю и все! Дай мне ружье.
  -Ты что, собираешься убить ее? -спросил он, не обратив внимания на мои первые слова.
  -Если надо будет, то и убью!- ответил злобно я, скрестив руки на груди.
  -Только попробуй, и живым отсюда не выберешься! Я к тебе как к человеку, а ты, - Макс бросился ко мне и схватил меня за шиворот, - и, кстати, что это на тебе одето?
  Я посмотрел на себя и обнаружил на теле черный плащ и кольчугу под ним. Визит на холодную гору верхом на пернатом змее не прошел бесследно. Может, эта одежда защитит меня от острых зубов вендиго.
  -Э-э, это я привез с собой! Так понадежней будет! Просто дайте мне уехать, и я оставлю вас в покое! Не троньте меня, и я не трону вас.
  -Ты что, угрожаешь мне, сопляк?!- Макс в бешенстве стал трясти меня так, что кольчуга стала звенеть.
  -Дай, черт побери, мне уехать!
  -Валяй!- сказал с усмешкой он и пошел обратно к Глебу делать перевязку. Старик лежал в гостиной на диване и тихо стонал. Мне было ужасно жалко его, но я уже ничего не мог поделать с этим. Слова Арахния расставили все по своим местам. Тайна была раскрыта, и чем это грозило мне, я не знал. И знать больше не хотел. У меня осталась одна единственная вещь, за которую мне предстояло побороться - это моя жизнь.
   Я спустился с крыльца совершенно безоружный. Какая-то новая сила поселилась в моем теле. Страх будто пропал, и было уже не боязно столкнуться с опасностью. Я чувствовал, что Андрей где-то рядом, и что он поможет мне. Но как? Это было уже не важно. В моей памяти остался образ его, крадущегося в кустах неподалеку от машины. Я отправился именно туда в надежде найти друга. Как ни странно, но тот молчаливый и пугливый Андрей теперь восстал в моих мечтах единственным спасением. Только от его силы зависел исход этой кровавой игры. Меня не покидало осознание того, что он больше не является прежним и даже не является человеком. Но я надеялся, что память его не стерлась, и где-то в глубине души Андрей остался тем же забавным мальчишкой и верным другом.
   С неба начали падать небольшие капли дождя. Он стал бить по листьям и не давал услышать ровно никаких звуков. Я пробрался к тем кустам, но там уже никого не было. Где же он?
  -Андрей!
  Но никто не отзывался. Дождь усилился и не дал мне услышать приближение Софии. Когда я обернулся, она уже была настолько близко, что убежать было невозможно. Мое тело словно окаменело и не давало мне сделать и шага назад. Вода ручьями стекала с ее шерсти, а грузные лапы утопали в жидкой грязи. Мы стояли друг напротив друга, полностью замерев и чего-то выжидая. Вендиго смотрело на меня и изредка наклоняло голову на бок, словно присматриваясь ко мне. Затем тварь стала принюхиваться к воздуху, а сразу после сделала шаг ближе ко мне. Я отпрянул назад и побежал к дому, тогда она в два прыжка настигла меня и повалила на мокрую землю лицом вниз. Мне хотелось сказать ей какие-то слова, потому что я знал, что она все понимает, но не стал. София придавила меня тяжелой лапой и наклонилась прямо к голове. Несмотря на то, что мой нос был уткнут в грязь, он смог уловить запах псины, смешанный с ароматом свежей травы и крови. Она была ранена, но куда, я не знал.
   Дыхание этого получеловека-полуволка покрывало мою шею. Вендиго попыталось укусить меня в плечо, но не смогло прокусить кольчугу. Тогда я услышал недовольное рычание. Попытка повторилась, но также безуспешно. Когда София добралась до моей головы, я занервничал. Она собралась кусать меня прямо в череп, но опять-таки не успела. В тот самый момент кто-то ее отвлек. Это был Андрей, выскочивший откуда-то со скоростью света и набросившийся на нее. Они оба упали рядом со мной в грязь. Я сначала не понял, что произошло, но позже вскочил с земли и отбежал на крыльцо, откуда продолжил наблюдать за происходящим. София не ожидала такого поворота событий. Она была даже испугана. Андрей казался гораздо сильнее ее и крупнее. Он с легкостью таскал соперницу по жиже, то и дело нанося удары сильными лапами с острыми когтями.
   Но вскоре Софии удалось все же подняться, и на какое-то время силы их уравнялись. Они вцепились зубами друг другу в глотки и громко хрипели от гнева. Затем кто-то из них стал будто бы молить о пощаде и скулить. На эти звуки выбежал из дома испуганный Макс с ружьем в руках. Он сначала уставился на меня, а потом уже понял, что происходит.
  -Ты что, друга привел сюда? Как он нашел дорогу?!
  Я молчал и смотрел за дракой. Мне очень хотелось, чтобы победил Андрей. Но, похоже, Макс с этим мириться не собирался. Он поднял оружие и стал целиться в Андрея. Видимость была плохой, и отличить, кто из них кто, казалось весьма сложным. Я сам уже успел запутаться. Они мелькали в темноте и катались по земле.
  -Кто из них София?- орал на меня Макс.
  -Не знаю! Лучше ее пристрели!
  -Заткнись! Черт, София, отойди от него!
  Но, видимо, либо она его не слушала, либо Андрей держал ее цепкой хваткой. В результате, один из вендиго одержал верх и стал грызть горло другому. Тогда вот Макс и решился выстрелить. Пуля попала в победителя. Я зажмурил глаза, не желая видеть происходящее. Вендиго подняло голову вверх и завыло на луну, торчащую над макушками темных деревьев. Раздался еще выстрел. Тварь отошла в сторону, пошатываясь и хрипя, а затем грузно свалилась в траву. Настала тишина, и только дождь устало барабанил по земле. Мы с Максом стояли рядом и выжидали, что же будет дальше. Второй вендиго еле-еле поднялся и посмотрел устало на нас. Макс снова поднял ружье со словами:
  -Если я убил Софию, то и ты тоже не выживешь!
  Волчара, услышав эти слова, рванул в кусты и скрылся. Тогда в моем сердце поселилась надежда. Макс побежал к большому волосатому телу, лежащему неподвижно и бездыханно. Я пошел к нему. Он трясущимися руками осматривал голову волка, но ничего не понимал. Потом вдруг вскочил и умчался в дом. Как теперь можно опознать? Был только один способ. Я, сморщившись, запустил руку между ног волка и долго пытался найти признак пола. Но того, что я боялся обнаружить, там не было. Значит, передо мной лежит женщина. Прости, София!
   Тут же из дома выбежал обратно Макс с фонарем в руках. Я молча ушел оттуда. Он долго светил ей в открытые глаза, в пасть, еще куда-то, но от шока ничего не мог увидеть. Я поднял с крыльца брошенное ружье и отнес его на заднее сиденье машины. Затем поднялся в дом и подошел к Глебу. Услышав мое появление, он с трудом открыл глаза и спросил тихим голосом:
  -Все?
  -Не знаю, - ответил я.
  -А мне кажется, что все!
  -И что теперь?
  -Теперь уезжай. Сейчас начнет светать! Луна ушла, наконец?
  Я подошел к окошку и отодвинул штору. Небо стало светлее, не было ни звезд, ни дождя, ни луны. Макс лежал головой на животе убитой жены и, судя по вздрагивавшим плечам, безутешно рыдал. Что же с нами будет?
  -Луны нет. Что же делать с вами? Давайте я заберу вас с собой, найдем доктора...
  -Не смеши меня!- перебил старик,- Я всю жизнь прожил здесь и умереть хочу здесь! Ну куда тебе со мной! Посмотри!- и он показал мне свое плечо. Кожа вокруг начала чернеть и покрываться темными волосами. -Я обращаюсь уже! Ты не бойся, я не умру. Просто другим стану. Какая ирония! Долгое время отстреливал треклятых, а теперь сам стал таким же! Думаешь, они меня примут? Зачем им старикашка, как я?
  -Примут, конечно!- подбодрил его я. А сам действительно испугался, что Глебу придется в расплату за свои поступки жить одному. Хотя, он к этому привык. Главное, чтоб они его сами не загрызли!
  -А что Макс?- поинтересовался старик.
  -Он Софию случайно убил. Он хотел попасть в Андрея. Не знаю, как он теперь будет...
  -Ох,- вздохнул Глеб,- ну уже ничего не исправишь. Вторую жену пристрелил. Что ж, оклемается, он сильный. Сам знает, какое клеймо по жизни несет. Ведь любой, кто свяжется с ним, заканчивает именно так. Поэтому тебе самая пора убираться отсюда, друг!
  -А почему Макса волки все же не кусают, почему дети у него волчатами родились тогда?
  -Я ж говорю, жена-то волчицей точно была. Да и Макс сам в лесу родился, дом этот построил вот. Неизвестно, кто вообще его на свет произвел, елы-палы!
  -Меня это уже не удивляет нисколечко! Думаете, он что-то мне сделает? И Андрея убьет?
  -Чего не знаю, того не знаю...теперь все-все по-другому будет! И у нас, и у тебя! Беги, давай! Прощай!
  -Прощайте, Глеб Потапович!- я осторожно наклонился и добродушно коснулся его руки, которая лежала поверх одеяла. На морщинистом небольшом лице скользнула усталая улыбка, но он желал мне счастья. -Спасибо вам за все, что вы для меня сделали! Без вашей помощи я бы погиб! Мне очень стыдно, что нечем вас отблагодарить, что сейчас я уеду отсюда и оставлю вас вот так!
  -Не думай об этом, ступай восвояси. Мы тут не пропадем, уж поверь! Иди же, иди! А то замешкаешься, а я потом съем тебя!- ухмыльнулся старик и тут же закашлялся так, что стал задыхаться. Я испугался и наклонился к нему, на что он махнул рукой и продолжил:
  -Это обращение так проходит. Еще часа три-четыре ломок и все! Буду как новенький! Все, уходи отсюда!
  Я послушал Глеба и вышел из дома. На улице Макса не было. Не было, впрочем, и тела Софии. Нужно было использовать этот момент. Я рванул к машине и облегченно вздохнул, когда увидел, что ключи на месте. Видимость гораздо улучшилась. Сначала мне удалось хорошенько разглядеть заросшую дорогу, которая вяло выходила из леса, а потом главное с нее не съезжать. Снова убедившись, что поблизости никого нет, я завел машину и тронулся к дорожке.
   За все это время я столько всего пережил, что сейчас мне просто не верилось в свое спасение. Возможно, что это еще и не конец, и это было бы не удивительно. Однако, во мне умерли все чувства, кроме надежды. Придется все начинать с нуля. Придется строить свой новый мир номер ноль, пересматривать все устои, перебарывать все страхи, которые рождаются вновь и вновь. Вспомнить хотя бы свое имя, наконец. А главное, разобраться, где вымысел, а где реальность. Что знаю я о себе? Жизнь моя была сплошным сном, и где гарантия того, что я не сплю сейчас, ибо слишком все сложно. Только во сне можно существовать так, без памяти, без имени, на одних эмоциях и событиях. И можно ли заставить себя проснуться, пробудить запылившееся сознание? Я не знаю даже, какой сегодня день! Какой год! Что это, иллюзия? Я слишком часто задаю себе этот вопрос.
   Вскоре машина выехала на дорожку. Преследования не было, во всяком случае, мне так казалось. Через минут двадцать стало совсем светло так, что путь был отчетливо виден. Я сильно жал на газ, но колеса то и дело прокручивались на мокрой земле. Гнать тут нельзя. Окно было открыто, поэтому свежий воздух продувал мне мозги. Но я ни о чем не думал. Просто смотрел на вьющуюся впереди дорогу и ехал по чуть-чуть к новой жизни. Один раз наперерез дороге проползла ватага щенят. Где-то девять бурых слизней быстро исчезли в кустах. Лес стоял молча и даже не шевелил листьями. Он смотрел на меня, словно решая, выпустить или задержать. Но ничего не предпринимал, и хотя бы за это я был ему благодарен. Где-то недалеко оставалось до канавы, которая, по словам Софии, шла по периметру леса и держала нечисть за чертой большой дороги. И вот совсем рядом с ней мне и пришлось притормозить.
   Посередине тропинки, откуда ни возьмись, появилось вендиго. Оно полностью преградило мне путь дальше, но и не кидалось на машину. Я в нерешительности ждал, что будет. А когда волк подошел ближе, я смог разглядеть на его теле, особенно на шее, свежие кровоточащие раны. Тогда мне стало понятно, что это Андрей. Он стоял напротив капота и тяжело дышал. Видимо, гнался за машиной. Мы с минуту смотрели друг другу в глаза. И у обоих глаза были полны печали оттого, что мы больше не увидимся. Андрей слегка наклонился ниже, будто делал поклон и отступил в кусты, освобождая проезд. В ответ я тоже склонил голову в знак признательности и сказал ему:
  -Спасибо тебе, друг! Спасибо за все, что ты сделал для меня, и прости меня за все, что я не сделал для тебя! Больше мне нечего тебе сказать...Прощай, Андрей! - и я плавно нажал на педаль, а машина медленно проезжала мимо, совсем рядом с ним. Настолько рядом, что боковое стекло справа от меня запотело от его жаркого дыхания. Когда же мой друг остался позади, он все еще стоял и смотрел одиноко мне вслед. А, когда я, миновав канаву, скрылся из его виду, тогда новый волк собрал все свои силы и издал свой первый и самый отчаянный вой. И голос его я запомню на всю свою дальнейшую жизнь. Жизнь, полную реальных впечатлений и ярких снов. Жизнь, которую мне подарил друг. И жизнь, которую я теперь хочу прожить с новой страстью.
  
  
  
  ЭПИЛОГ ОТ АВТОРА
   В центре книги лежат не легенды, а легендарные герои. Я создаю легенды нового сложения. Прослеживая, каким путем создается современная легенда, я менее всего стремилась к педагогическим или публицистическим целям- извлечению суеверия темной массы. Я пыталась передать ребяческую вариацию множества народных легенд, так как убеждена, что познать, как складывается легенда, не менее интересно, чем проникать, как делается история.
   Все тайны, возникшие вокруг главного героя, имеют простую, реальную основу. Сомнения и невероятность героя заключается в его пошатнувшейся нравственной чистоте и любви. Но он по-прежнему ставит их превыше смерти и гнева. Мои герои невероятны, пока их окружает легендарный вымысел, и становятся еще более невероятными, когда, наконец, удается снять с них этот налет и увидеть их во всей своей простоте. Одна одушевляющая их, совершенная, всеобщая любовь (в том числе и дружба, и любовь к жизни, любовь к ближнему и любовь к самому себе) поставила их выше страхов и даже подчинила им природу...
   Название романа отображает его содержание. Главным созидательным моментом является как раз сон героя. Сон неприятный, темный и глубокий. И на протяжении всего романа герой пытается преодолеть свой кошмар и поставить, наконец, стертую границу между реальностью и его собственным вымыслом. Символикой этой границы становится лесная канава, которую он, в последствии, пересек. Помогла ему вера в любовь и настоящую дружбу. В тот же самый момент герой оставил позади все темное и плохое и вступил на новую дорогу к светлому будущему. Этот путь дался ему нелегко, заставив пройти через множество испытаний и страхов, которые он, несомненно, должен был преодолеть. Необходимым было для него также идентифицировать свои нравственные качества и степень отношения к окружающим. И, я надеюсь, что ему в конце это удалось.
  
  03 апреля 2007 года.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"