Шульчева-Джарман Ольга: другие произведения.

Возложи на очи коллирий. Глава 14

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ГЛАВА 14. О СЫНЕ И ВИНОГРАДНИКЕ.
    - Да, это вы с Саломом сговорились! Феотим не ошибся! Ты решил хитростью прибрать к рукам братнюю долю, а его самого отправить голодать в затвор на Ирисе! Благодарение Богу, Феотим разгадал твои козни! Ты решил забрать имение у брата своего!
    - Блажен ты, епископ Григорий, - торжественно возгласил Кесарий, - ибо не плоть и кровь открыли это тебе, но сам честнейший раб твой, Феотим! Кстати, - спросил деловито Кесарий и скрестил руки на груди, - Феотиму ничего тобой не завещано? И не возросла ли его доля за счет доли твоих сыновей от столь вовремя поданного совета?
    - Замолчи! - взревел Григорий-старший.
    - Почему это мне следует молчать, - взвился Кесарий, - когда торжествует наглая рабская ложь? Ты приблизил к себе мерзкого раба, а собственных сыновей делаешь рабами рабов!
    Рот Кесария свело судорогой.
    - Не тебе указывать отцу, как поступать с сыном от рабыни! - закричал Григорий-старший, махая посохом. - Я мог бы продать его, мог бы изгнать его - но оставил, склонившись к мольбам твоей матери.
    - Моя мать превзошла в добродетели Сарру, а твоей ненависти к детям ужаснулся бы не только Авраам, но и хананеи, которые первенцев через огонь Ваалу проводили! Они, во всяком случае, усыпляли несчастных перед сожжением, и надеялись в своём невежестве, что их дети будут царствовать с Ваалом! А ты жизнь сыновей превращаешь в медленную пытку, и внукам отказываешь в том, чтобы видеть лик Христов! - в ярости закричал Кесарий.
    - Славно ты говоришь! - воскликнул Григорий-епископ, пунцовый от гнева. - Может, ты и за Григу речи в церковном собрании теперь произносить будешь?
    - А разве Феотим тебе ещё не донёс? - вскипел Кесарий.
    - Доложил! - заревел Григорий-старший, как раненый бык. - Богохульник!
    - Феотим-то? Да, верно, он таков, - деланно спокойно отвечал Кесарий.
    - Да я и сам уже вижу, что ты не только виноградник у брата забрать хочешь и с рабским отродьем Саломом разделить, но и с кафедры меня с Григой свергнуть и арианам отдать, а то и эллинам! - наступая на младшего сына заговорил Григорий. - Слыханное ли дело - некрещеный верных поучает! Точно, задумал ты из храма христианского на радость новому цезарю сделать капище Гелиоса и Матери богов! О, то вовсе не подложное письмо было! - возгласил епископ Назианза.

  Виноградник был пуст - никого. Напрасно высокий человек в белом хитоне звал и звал, тревожно и громко:
  - Каллист! Каллист!
  Ответа не было.
  Человек сбежал вниз по склону холма, продолжая звать "Каллист!", потом снова поднялся на холм, чтобы оглядеть поля, простирающиеся вдаль до самого леса, синеющего в вечерней дымке. Кто-то ткнулся мокрым носом в его сандалии.
  - Остроух! Острозуб! - воскликнул он, и огромные рыжие парфянские псы, ластясь к нему, стали лизать ему руки. Остроух, встав на задние лапы, положил передние на плечи своему хозяину и облизал ему лицо.
  - Хорошие, хорошие! - засмеялся человек, трепля их холки и не уворачиваясь от огромных собачьих языков. - Но ищите же Каллиста! Умные собачки! Вы должны найти моего Каллиста! Вот - запомнили запах? - он поднёс к их напряжённым, трепещущим от жажды поиска, чёрным носам, хитон Каллиста.
  Конечно, псы-парфянцы запомнили этот запах с первого раза, и не было нужды повторять приказ, но Кесарий был очень взволнован исчезновением друга. Нигде ни следа - с тех пор, как они расстались перед входом в базилику! Кажется, он видел Каллиста тоящим у входа - когда говорил к народу, но вполне мог и ошибиться... Не ушёл ли Каллист прочь, обидевшись - он имел полное право обидеться! Или с ним случилось что-то страшное? Воистину, на каппадокийской земле с ним пока случались одни только неприятности...
  Умные животные, почуяв знакомый запах хитона, присели на задние лапы и виновато заскулили.
  - Ищите! Ищите! - крикнул Кесарий властно и громко. - Остроух, Острозуб, Длиннонос! Афродита Урания! Неужели и ты не смогла его найти?
  Афродита Урания несколько мгновений посмотрела на молодого хозяина, склонив голову на бок - её розовый язык свешивался из раскрытой пасти между острых белых зубов - потом моргнула, сомкнув и разомкнув веки над тёмными глазами, и, словно огненный вихрь, умчалась в виноградники. Её дети - Остроух, Острозуб и Длиннонос - последовали за матерью.
  Кесарий смотрел им вслед с надеждой и тревогой.
  - Неужели и парфяне со своим нюхом его не найдут... - промолвил он.
  - Нашёл! Нашёл я тебя! - загремел старческий, но твердый голос за его спиной. Кесарий резко обернулся - словно его ожгли бичом.
  - Отец? - сдержанно сказал он. - Ты? Рад тебя видеть. Обходишь виноградники? Гроздья уже поспевают.
  - Это ты, нечестивец, обходишь виноградники, уже примериваясь к доле своего старшего брата! Тебе мало нечестивого императорского золота!
  - О чём ты, отец? - сдвинул Кесарий брови.
  - Феотим, мой верный Феотим, раскрыл мне твои происки! Ты уже заправляешь в имении, как хозяин, отстранив брата! Несчастный Грига, будучи не в силах противиться твоей природной дерзости, от переживаний потерял голос, расхворался и теперь еле жив!
  - Послушай, отец... - начал возмущённый Кесарий
  - Да! - Григорий-старший не дал младшему сыну закончить. - Да! Грига - сын покладистый и мягкий, словно Иаков! А ты - волосатый безбожный Исав! Только тебе первородства не досталось, одна лишь любовь к чечевице!
  - А разве ты не любишь чечевицу, отец? - смеясь, ответил Кесарий. - Это у нас общее с тобой... пожалуй, что и единственное...
  - Замолчи! Ты захотел похитить первородство у моего кроткого Иакова?
  - У Феотима? - расхохотался Кесарий в лицо Григорию-старшему. - Это как раз он всем, как первородный твой, здесь заправлял, пока я не вмешался.
  - Феотим рассказал мне о твоих хитростях! Он объяснил твою цель - а она такова, слушай, ибо я раскрыл твои замыслы!
  - С великим вниманием слушаю, отец, - ответил Кесарий. - Что поведал тебе тайновидец Феотим, читающий в чужих сердцах, как в хозяйственных книгах?
  - Ты собрался похитить первородство у кроткого, смиренного - добавлю ещё, и целомудренного! - брата твоего Григория! Ты принуждал его отдать тебе всё имение и удалиться в затвор! И Григорий уже был готов тебе всё отдать, но потерял голос! Вот что поведал мне Феотим, мой добрый раб!
  - Феотим, добрый раб?! - задохнулся Кесарий от возмущения и гнева. - И ты, отец, веришь этому прожжённому вору Феотиму, прямо у тебя под носом торгующим твоим и Григиным имуществом?!
  - Да, я знаю всё! - торжествующе возглашал старец, поднимая посох. - Вы с Абсаломом сговорились сжить со свету честного Феотима! А ты... ты не только забрал у несчастного верного Феотима, моего доброго раба, все его накопления, и мои подарки в том числе, но подверг его унизительному наказанию...
  - Как хорошо, что налог уже отправлен в казну, - заметил Кесарий.
  - Несчастный Феотим жестоко страдает от ран! - продолжал Григорий-епископ. - Но ещё более страдает он от унижения и недоверия!
  - Чего там страдать от ран, - заметил Кесарий. - Не так уж сильно его и постегали. Розги - не бичи. Вот твой старший сын, и вправду, жестоко страдал от ран, а тебе и дела не было, умрет он или выживет. Или, может быть, ты хотел, чтобы он не выжил? А твоё доверие Феотиму восполнило ему всё моё недоверие, как я вижу. Так что он вполне утешен.
  - Ты избрал для своего гнева только несчастного Феотима! Почему ты не наказал других рабов?
  - А, по-твоему, отец, надо было всех перепороть? - усмехнулся Кесарий.
  - Так было бы справедливее, сын мой! - потряс епископ посохом.
  - Я так не считаю. Они были достаточно напуганы судом над Феотимом. Неразумно доходить до крайности в наказаниях - достаточно припугнуть, - ответил Кесарий.
  - У тебя нет права никого припугивать в этом имении! - закричал епископ. - Всё имение принадлежит твоему брату Григорию! Запомни раз и навсегда - оно принадлежит Юлию Григорию!
  - Отец, тебе нет нужды напоминать мне, что Юлию Александру Кесарию, тем более, Юлию Абсалому здесь ничего не принадлежит, - заметил младший сын.
  - Он не Юлий! - рассвирепел Григорий-старший.
  - Он такой же Юлий, как и я, как и Грига! - вскричал Кесарий в гневе.
  - Да, это вы с Саломом сговорились! Феотим не ошибся! Ты решил хитростью прибрать к рукам братнюю долю, а его самого отправить голодать в затвор на Ирисе! Благодарение Богу, Феотим разгадал твои козни! Ты решил забрать имение у брата своего!
  - Блажен ты, епископ Григорий, - торжественно возгласил Кесарий, - ибо не плоть и кровь открыли это тебе, но сам честнейший раб твой, Феотим! Кстати, - спросил деловито Кесарий и скрестил руки на груди, - Феотиму ничего тобой не завещано? И не возросла ли его доля за счет доли твоих сыновей от столь вовремя поданного совета?
  - Замолчи! - взревел Григорий-старший.
  - Почему это мне следует молчать, - взвился Кесарий, - когда торжествует наглая рабская ложь? Ты приблизил к себе мерзкого раба, а собственных сыновей делаешь рабами рабов!
  Рот Кесария свело судорогой.
  - Не тебе указывать отцу, как поступать с сыном от рабыни! - закричал Григорий-старший, махая посохом. - Я мог бы продать его, мог бы изгнать его - но оставил, склонившись к мольбам твоей матери.
  - Моя мать превзошла в добродетели Сарру, а твоей ненависти к детям ужаснулся бы не только Авраам, но и хананеи, которые первенцев через огонь Ваалу проводили! Они, во всяком случае, усыпляли несчастных перед сожжением, и надеялись в своём невежестве, что их дети будут царствовать с Ваалом! А ты жизнь сыновей превращаешь в медленную пытку, и внукам отказываешь в том, чтобы видеть лик Христов! - в ярости закричал Кесарий.
  - Славно ты говоришь! - воскликнул Григорий-епископ, пунцовый от гнева. - Может, ты и за Григу речи в церковном собрании теперь произносить будешь?
  - А разве Феотим тебе ещё не донёс? - вскипел Кесарий.
  - Доложил! - заревел Григорий-старший, как раненый бык. - Богохульник!
  - Феотим-то? Да, верно, он таков, - деланно спокойно отвечал Кесарий.
  - Да я и сам уже вижу, что ты не только виноградник у брата забрать хочешь и с рабским отродьем Саломом разделить, но и с кафедры меня с Григой свергнуть и арианам отдать, а то и эллинам! - наступая на младшего сына заговорил Григорий. - Слыханное ли дело - некрещеный верных поучает! Точно, задумал ты из храма христианского на радость новому цезарю сделать капище Гелиоса и Матери богов! О, то вовсе не подложное письмо было! - возгласил епископ Назианза.
  - Я что-то не понимаю хода твоих мыслей, отец, - холодно ответил Кесарий, снова скрещивая руки на груди.
  - Не понимаешь? - неожиданно ласково спросил его отец. Кесарий растерялся на долю мгновения - и Григорий старший ударил его посохом по лицу наотмашь.
  Кесарий упал, прижимая руку к левому глазу.
  - Око за око, зуб за зуб! - возгласил епископ, возвышаясь над поверженным сыном и снова и снова опуская с силой свой тяжёлый посох на его голу и плечи. - Вон из моего дома, неблагодарный и лукавый сын! Нет тебе более наследства! Посмотрим, как ты, окривев, продолжишь свою грешную и безбожную придворную жизнь!
  Кесарий не вставая и уворачиваясь от сыпавшихся на него ударов, сумел откатиться по склону вниз, вскочил на ноги и нырнул в гущу виноградных лоз. Отец, размахивая посохом, последовал за ним, но тугие виноградные лозы хлестали его по лицу, обвивались вокруг его ног, и, наконец, епископ Григорий, поскользнулся и растянулся в канаве с приготовленным для удобрения виноградника конским навозом...
  +++
  ...Кесарий, раздвигая одной рукой виноградные лозы, не убирал вторую руку от глаза, ставшего странно мягким. По щеке, под пальцами текло что-то липкое, но более густое, чем кровь. Почти наощупь, изрезав пальцы о траву, он добрался до ручья и осторожно опустил лицо в холодные струи, мгновенно окрасившиеся в пурпурный цвет.
  С трудом преодолевая головокружение и слабость, Кесарий сделал несколько глотков. Он уже хотел отползти прочь от ледяной воды, искрившейся перед его единственным зрячим глазом в вечерних золотых лучах солнца, как вдруг и на эти последние искры света кто-то словно набросил серую дымку. Понимая, что теряет сознание, он рванулся прочь от ручья, чтобы упасть не в воду, а на траву - но камень, на который он оперся коленом, предательски выскользнул и скрылся в воде.
  А следом за ним ничком в воду упал и Кесарий.
  Когда он открыл глаза, то увидел склонившееся над ним девичье лицо. Серые глаза, с тёмными прожилками, как на киликийском мраморе, глядели на него с любовью и скорбью.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"