Шульгин Николай: другие произведения.

Зло Мира как Софизм Восприятия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Кончеев А. С. - ЗЛО МИРА НЕ УСТРАНИТЬ СОФИЗМАМИ
  
   Шульгин Н.Н. ЗЛО МИРА - СОФИЗМ ВОСПРИЯТИЯ.
  
   Кончеев. - Работа Шульгина "Парадокс о Рае и Аде" наиболее спорная, и даже, я бы сказал, самая странная, из всех его работ, полемизирующих с моей концепцией Великого Делания ("Мы уже спасены" только ее развитие. В ней воспроизведены дополнительно мои первые недоуменные комментарии и ответы Шульгина в духе "Парадокса..."). На мой взгляд, окончательный вывод этого эссе, выраженный в пунктах 14 и 15, просто нелеп.
  
   Шульгин. - Принципиальная разница наших позиций вот в чем. Вы монист, а я плюралист. И мой плюрализм заходит гораздо дальше того, что может допустить Ваше сугубо монистическое понимание. Для меня Истина многомерна и многогранна. В ней самые противоположные положения вовсе не сталкиваются лбами, а разведены и живут, друг друга не уничтожая. У Вас это невозможно. На Вашей плоскости либо "дождь идет", либо "дождь не идет". А то что он может идти или не идти в разное время, или для разных восприятий ( от бактерии до человека и далее), это как то игнорируется. Потому что монистическое ложе слишком прокрустово. Вот и насчет Спасенности и Не-Спасенности, Рая или Ада. Вы предпочитаете язык "либо-либо". А вот согласно моему пониманию здесь вполне уместны "и то, и другое". Они разведены и не сталкиваются. Но они принадлежат Многогранной Истине, насколько она вообще воспринимается в границах своего единства, а не распадается на необратимо различные Истины.
  
   Кончеев. - Шульгин утверждает, что наш мир это Рай, а если и можно где-то в нем усмотреть Ад, то это только его (Рая) филиал. Идея спасения по Шульгину, видимо совершенно ложна, так как мы уже живем в раю, и, значит, спасены уже изначала. Мне кажется до таких супероптимистических "парадоксов" не доходил даже сам отец оптимистической философии Лейбниц. Может быть, я и не стал бы писать эти заметки, настолько предмет их представляется мне совершенно абсурдным, но, поскольку полемика в целом была довольно интересной, и я подумываю со временем сделать даже ее обзор, то все-таки я решился на такой шаг.
  
   Шульгин. - Разумеется, моя точка зрения выглядит крайне парадоксальной и даже, на первый "бытовой" взгляд абсурдной. Разумеется, никакой "Лейбниц" до сих пор не говорил ничего подобного - в виде значимого следа в культуре. Но из этого вовсе не следует, что она ложная. ОНА ДОСТАТОЧНО БЕЗУМНА, ЧТОБЫ БЫТЬ ИСТИНОЙ.
  
   Кончеев. - Далее я разбираю эссе "Парадокс о Рае и Аде" по пунктам.
  
  
   Шульгин. - Давайте по пунктам. Я воспроизведу свои тезисы снова.
   Парадокс о Рае и Аде
   1. Ад есть везде, где есть адское мучение.
  
   Кончеев. - Это так. На что за необходимость вводить понятие "ад"? Не для того ли, чтобы отделить нас, смертных и конечных, нас живых существ, способных к любой степени, а для людей и еще и к очень изощренным формам, страдания или страданий, от этих самых страданий? Ад где-то там, в тартарарах, где очень плохо и черти со сковородками, а нам здесь отлично, у нас ада нет, разве что чисто теоретически, о чем и говорится дальше.
  
   Шульгин. - У меня здесь как раз пример многогранного развертывания понятия. Сначала мы исходим из чего-то первично-ясного на данный момент, - а потом может оказаться, в ходе рассуждения, что эта ясность мнимая. И мы снова возвратимся к исходному пункту. Но если, зная наперед необходимость возврата, потребовать отменить движение мысли с самого начала, то это будет как раз некая "методологическая софистика". Все равно, что сказать в начале фильма кто преступник, а потом с "недоумением" слушать возмущенные реплики в свой адрес тех, кто фильм еще не видел.
   Что касается "введения" понятия ада, то оно введено культурой, и именно с таковым исходным фактом мы и начинаем работу. Ад - это сфера неизбывного господства неизбывных страданий. Адское мучение существует тогда, когда это мучение не просто факт восприятия - "ой как мне больно", - но когда оно ТОРЖЕСТВУЕТ, - т. е. является неизбывной вершиной онтологической иерархии для данного индивида.
   2. Адское мучение есть везде, где о нем можно сказать, что оно "где-то есть".
  
   Кончеев. - Правильно. Именно. Если оно есть хоть где, оно может появиться и непременно появится, а в сущности уже и присутствует, везде. И "адское мучение", собственно, метафора разнообразных страданий и зла вообще.
  
   Шульгин. - В этом втором пункте мы пока согласны, так что спорить не о чем. Идем дальше.
   3. Потому что тот, кто не чувствует адского мучения от самой истины тезиса, что "адское мучение где-то есть", -- тот не имеет морального права находиться вне ада.
  
   Кончеев. - Сложный образ и, собственно, ложный. Нахождение вне ада (если под адом понимать не специально организованное богом для грешников страдалище, вне которого ад отсутствует, а именно наш несовершенный мир), собственно, есть самое естественное и законное состояние для любого чувствующего существа, в принципе независимое от его "морали", которая в таком райском состоянии не имеет никакого смысла.
  
   Шульгин. - Аргумент морального права означает, что наша онтология (система бытия) непосрдественно зависит от нашей аксиологии (системы ценностей). АКСИОЛГИЯ ПЕРВИЧНА, ОНТОЛОГИЯ ВТОРИЧНА. В этом пункте мы с Вами, очевидно, существенно расходимся. Я считаю, если выражать мой взгляд в самой жестко-парадоксальной форме, что бактерия - продукт "бактериальной" системы ценностей. А не обратно. И для всех прочих существ именно так. Мой Мир создается не просто Идеей, а именно некоей Пра-Ценностью, которую я принимаю как свою до всякого акта инкарнации, и которая задает онтологию моего мира. И коль скоро твои Пра-Ценности таковы, что не дают тебе морального права - т.е. ПЕРВИЧНОЙ ДО-БЫТИЙНОЙ ПРЕДКОНСТРУКЦИИ, - на Рай, ТО ТЫ ЗАВЕДОМО ТУДА НЕ ПОПАДЕШЬ, ДАЖЕ "ПО ЛОТЕРЕЕ".
  
   Кончеев. - Подразумевается, видимо то, что не ужасаться самому факту наличия где-то страданий, ай-яй-яй, нехорошо, очень плохо, а значит и аморально. Ага, не сочувствуешь страдальцам ада, значит тебе и самому там место. Путаница полная.
  
   Шульгин. - Отнюдь не путаница, а очень последовательная концепция. Раз ты не сочувствуешь тем, кто попали в классический Ад, значит значимость факта наличия для других этого Ада для тебя не слишком значима. Но раз это для тебя не так и значимо - что касается других - то отсюда следует, что этот Ад ты в какой то форме - хотя бы для других - допускаешь. Значит, он присутствует в тебе контрабандой - и КАК ТВОЯ СОБСТВЕННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ. Мы ведь попадаем в Ад именно потому, что эта возможность перевешивает в нас все остальные. А почему она перевешивает, если ее допустить хотя бы контрабандой, - т.е. сперва "лишь для других"? А ПОТОМУ ЧТО АД ОТНОСИТСЯ К ТОЙ СФЕРЕ, КОТОРАЯ ТЕБЯ ОБЪЕДИНЯЕТ С ДРУГИМИ - ИМЕННО К ОБЩЕМУ, А НЕ К ТВОЕМУ ЧАСТНОМУ БРАХМАНУ. - Допустив Ад для других, ты тем самым приобретаешь такой модус общего Брахмана, в коей эта возможность значима для всех, включая тебя. Суть Ада - ТОТАЛЬНАЯ ЭКСПАНСИЯ, когда нет места, где можно избежать и спастись. Раз ты в себе его допустил - он к тебе неизбежно придет, независимо от твоего желания. АД - ЭТО САМАЯ СИЛЬНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ ИЗ ВСЕХ, КОТОРЫЕ ЕСТЬ В ТЕБЕ. КРОМЕ РАЯ, КОТОРЫЙ ВСЕГДА СТОИТ ЗА КУЛИСАМИ.
  
   Кончеев. - Да, сам ад не имеет никакого "морального права" на бытие!
  
   Шульгин. - У кого-то есть моральное право быть вне Ада. А есть ли моральное право на бытие у самого Ада? ЕСТЬ. - Но не для всех. А для тех, кто хотя бы для кого-то такую возможность допускает. - Раз ты допускаешь Ад для кого-то, то именно этим актом твоего допуска Ад и входит в твой мир как выражение ТВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ МОРАЛИ.
  
   Кончеев. - И бог, организующий адские мучения, по определению АМОРАЛЕН.
  
   Шульгин. - Нет, в силу моих вышесказанных разъяснений. Бог лишь регистрирует факт распределенности онтологий по аксиологиям - по каждой аксиологической сеньке свою онтологическую шапку. "ПОМОГАЕТ ОФОРМИТЬ ТЕМАТИЧЕСКИЕ РАЗДЕЛЫ, НО НЕ ЗАДАЕТ ИХ СОДЕРЖАНИЯ". Впрочем, идея Бога сильно уводит в сторону, так что можно ею здесь подробно не заниматься
  
   Кончеев. - Так все и считают, говоря, что бог (в других вариантах бытие) выше (по ту сторону) добра и зла. Поскольку я считаю Первоначало, -- "бога" охлоса, -- неотделимой и неразличимой от любого деятеля или субъекта этого мира сущностью, то и считаю этот мир, а если бы бог существовал, то и его, в принципе аморальными, т. е. мир не достойным того бытия, которое мы все имеем, а бога не богом, а именно, что дьяволом - началом зла.
  
   Шульгин. - Это гностицизм и маронизм. Можно и так. А можно и по другому. Я здесь идеей Бога предпочитаю не заниматься. Но вообще-то, конечно, могу много чего на эту тему сказать. Однако не будем отвлекаться. Что значит, что некто не имеет морального права быть вне Ада ?
   4. Значит он находится в аду, ибо отсутствие морального права быть вне Ада не дает и никакой реальной возможности быть вне Ада.
  
   Кончеев. - "Моральное право быть вне ада" -- понятие церковно-христианской догматики. Грешники - в ад шагом марш, а те, что с моральным правом - в рай. Здесь и рай и ад находятся в загробной жизни, к миру реального бытия эти понятия не относятся. Если же понять ад и рай как метафоры хорошего и плохого, страдания и наслаждения реальной, здешней жизни, о чем у нас в полемике и идет речь, то надо признать, что все мы, с наличием ли "морального права" или в отсутствие такового, пребываем в аду, если под адом понимать просто место, где возможны и есть сколь угодно великие страдания, а так же и любое иное зло. Это -- факт, а не наказание за аморальность, которое предполагает свою противоположность -- освобождение от ада за некую моральность. Нет никакого рая. Наслаждения, испытываемые время от времени и недолго тем или иным деятелем этого мира, никакой не рай, а скорее указание и намек на то, где мы все на самом деле пребываем.
  
   Шульгин. - Ваше рассуждение - дань Вашему монизму. Согласно моему разъяснению, моральное право носит не бытовой, а пра-онтологический характер. Это фундаментальная исходная система ценностей, задающая мне мой мир. В моем мире кто-то страдает. Значит, я и сам страдаю, пусть хотя бы в виде осуждения мирового зла. ПОДОБНОЕ ОСУЖДЕНИЕ - ТОЖЕ ФОРМА АДСКОГО СТРАДАНИЯ, - но самая возвышенная и благородная, в коей открывается возможность Освобождения. Однако есть и те, кто наивно ловит миг удовольствия. Они обречены.
   5. И если ты еще не ощущаешь адских мук -- то значит у тебя все еще впереди.
  
   Кончеев. - Что верно, то верно. Тут уж исключений нет, как Вы не заклинайте себя утверждениями, что Вы уже спасены и никакого другого спасения ни Вам, ни другим не нужно.
  
   Шульгин. - А дело отнюдь не в заклинаниях. Моя Многогранная Истина, которая целиком пребывает во мне, несет в себе возможность и Рая, и Ада. МЫ УЖЕ СПАСЕНЫ означает, что Рай присутствует в нас целиком. И его лишь достаточно в себе открыть, - сделав соответствующий аксиологический выбор, который задаст и онтологию. Но это вполне совместимо и с тем, что мы можем пребывать в Аду - коль скоро в нашей Многогранности таится и эта возможность. Плюрализм позволяет совместить одно с другим. Я приведу пример из квантовой физики. - Электрон может быть на разных квантовых орбитах. Условно - райской. Условно - адской. И то и другое - его возможности. УЖЕ-СПАСЕННОСТЬ - это неизбывное присутствие в каждом из нас АБСОЛЮТНОЙ ПРЕОДОЛЕННОСТИ ЮДОЛИ СКОРБИ. Но коль скоро это так, то чем же является адская сфера? Для меня - чем-то вроде "экстремального туризма в виртуале". Можно забыться в игре настолько, что искренне поверить в необратимость факта жрущего тебя крокодила. Однако ужас и боль неизбежно пройдут. - Достаточно только ПОЖЕЛАТЬ ПЕРЕКЛЮЧИТЬСЯ, т.е. сделать правильный выбор. Но коль скоро ты выбрал мир с крокодилами, - то они неизбежны. Не только для кого-то иного, но и для тебя. Ибо таков твой выбранный модус универсума.
   6. Отсюда следует, что коль скоро кто-то страдает, и этот факт -- истина во всем универсуме, то весь универсум -- это ад.
  
   Кончеев. - Если заменить некорректный, попахивающий попами и загробным миром, термин "ад" на "мир, наполненный злом и страданиями живых существ", то совершенно правильно.
  
   Шульгин. - В данном случае мне слова не важны. Вопрос в том, что именно за ними скрывается. Раз я выбрал слово Ад для именования сферы, где страдания кажутся неизбывными, ибо такова моя нынешняя, тоже выбранная ПРОГРАММА ВОСПРИЯТИЯ МИРА, то эта сфера совпадает с моим универсумом.
   7. А поскольку вне универсума нет ничего, то нет и места, которое бы не было адом.
  
   Кончеев. - "Вне универсума нет ничего" -- эту фразу следует повторить раз десять (можно и больше) перед прочтением пункта 14-го, в котором утверждается, что есть отдельные универсумы, один для рая, а другой для ада. То есть, если я ем вкусное мороженное и у меня болит зуб, то я пребываю в двух универсумах одновременно. Полная чепуха. Универсум может быть по определению один и только один.
  
   Шульгин. - Зная ответ наперед, легко читать детективы. Мое рассуждение в "Парадоксе о Рае и Аде" - это многомерный силлогизм, в ходе коего происходит переопределение понятий и рефлексия над исходными тезисами. Если я ем вкусное мороженое, и у меня болит зуб, я пребываю в одном универсуме - именно в Аду. Ибо ПРИ СОНАЛИЧИИ РАЯ И АДА, АД ВСЕГДА СИЛЬНЕЕ - вбытовом, а не в онтологическом смысле. Универсум может быть одним по определению. Но МОЖЕТ БЫТЬ МНОГО САМИХ ИСХОДНЫХ УНИВЕРСУМНЫХ ОПРЕДЕЛЕНИЙ. Это моя новация - насчет множественности универсумов (а не просто "множества возможных миров"). Но вопрос этот логически тонкий и глубокий, поэтому не будем слишком углубляться. Скажу лишь, что определение универсума тоже принадлежит универсуму - по определению. Так что Вы с помощью самого определения за пределы универсума, конечно, выпрыгнуть не сможете. Здесь нужен именно МЕТАДЕФИНИТИВНЫЙ ШАГ, акт выхода за границы определения вместе с выходом за границы универсума. Это слишком сложно для восприятия, оставим как-нибудь на потом.
   Итак, коль скоро мы выбрали адский универсум, то мы в нем и пребываем, вместе с остальными из нашей компании.
   8. Значит, каждый, где-либо ныне находящийся, может находиться только в аду.
  
   Кончеев. - Если заменить некорректный, попахивающий попами и загробным миром, термин "ад" на "мир, наполненный злом и страданиями живых существ", то совершенно правильно.
  
   Шульгин. - Вот кстати, все-таки зря вы так, насчет "попов". Я-то как раз считаю христианство, а впрочем, и иные религии, хотя не все в одинаковой мере, очень хорошей школой духовного опыта. Там есть нечто, без чего для восхождения обойтись нельзя. А в христианстве вообще любое предложение может быть проинтерпретировано так, что оно окажется Абсолютной Истиной. Чтобы не было разночтений в понимании моей позиции. - Ни в одном пункте я с христианством ПО СУТИ не расхожусь. Только эту суть понимаю отнюдь не в духе "святой инквизиции" или "союза воинствующих безбожников". ХРИСТОС СУПЕРСТАР! - ВОИСТИНУ СУПЕРСТАР!. Так можно выразить мое позитивно-модернистское отношение к христианству. - Хотя моя трактовка христианских текстов может отнюдь не совпадать с тем, что вы услышите на проповеди в каком-нибудь сельском приходе. Возвращаемся к вопросу о выборе.
   Коль скоро мы выбрали Ад, то по смыслу он неизбывен.
   9. Значит до сих пор никто из ада не спасся.
  
   Кончеев. - Вместо "ада" -- на "существующего мира".
  
   Шульгин. - Ад - наглядней.
   10. И все, о ком говорят, что они спаслись -- они не спаслись.
  
   Кончеев. - Поскольку каждый атман есть брахман, никуда не денешься от понимания того, что пока есть хоть один неспасшийся, не спасся никто. Это положение мы обсуждали уже достаточно.
  
   Шульгин. - Это положение конечно верное, но только при определенных предпосылках. А без них оно не работает. Как раз задача исследователя - проанализировать все возможности или указать предпосылки избранной возможности. Иначе мы схватимся за первое встречное "иже не прейдеши". - Но это будет на уровне малограмотных старушек. Вот схватились, скажем, за идею неизбывного страдания для всех, значит, она значима именно для всех. Отсюда следует, что
   11. Бог находится в аду вместе со всеми.
  
   Кончеев. - Такое скорее бы можно было утверждать про языческих богов. Но следующий пункт исправляет нелепость формулировки этого пункта, а потому обсуждать и нечего. Собственно, пункт совершенно лишний и непонятно для чего вставленный.
  
   Шульгин. - Не скажите. За каждым понятием, своя цепь ассоциаций. Голая логика - это одно. Но есть еще и психология. Чтобы перейти к пункту "Бога нет", как раз, в виде промежуточного шага, можно пройти через ступень "Бог находится в аду". И уже после этого отказать Ему в существовании окончательно, - конечно лишь в рамках принятой схемы рассуждений. Иначе будет не убедительно. А вот когда он в аду, то он нелеп, - употребляя Ваш любимый термин.
   12. Отсюда следует, что Бога нет.
  
   Кончеев. - Бога нет не только потому, что он не может находиться в аду, а потому что о нем неправильно вообще говорить, что он где-то может находиться. Это все сущее находится в нем и, собственно, и является им. Именно потому, что наш мир представляется непредвзятому взору совершенно антибожественным, я и утверждаю, первое, что бога нет, а есть бессознательное первоначало (воля по Шопенгауэру, ниргуна-брахман по веданте) и, второе, что это положение не вечно и должно закончиться "великим упорядочением".
  
   Шульгин. - Для меня это лишь манипуляции словами. Не лично Ваши, а традиционно-эзотерические. - "Все находится в Боге, следовательно, Бог ни в чем не находится". Ну и что? Это всего лишь фраза, основанная на придании предлогу "В" сугубо пространственного значения, которое нам никто не навязывает. "Находиться в чем-то" или "ни в чем не находиться" - это не имеющие значения в данном рассуждении обороты, поскольку они предполагают малозначимую здесь топологическую структуру. Важно как раз "быть" или "не быть". А "быть где-то" можно легко заменить на "быть так-то". Вместо "Бог находится в Аду" в пространственном смысле, скажем "Бог находится в неизбывном страдании" - в качественном смысле.
   Что касается "антибожественности" мира - то она открывается взору лишь настолько, насколько у нас есть понятие божественного. А оно может быть самым разным. У вас как оно раз вполне христианское, несмотря на отрицание христианства. Но у древних греков никакой антибожественности не отмечалось, поскольку их понятие божественного было иным.
   13. В этом месте Кончеев говорит: наше рассуждение было истинно. Поэтому надо спасаться из ада всем вместе. И пишет на эту тему трактат "Великое Делание".
  
   Кончеев. - Уже написал.
  
   Шульгин. - Кстати, акт небольшого оппортунизма с Вашей стороны, хе-хе. Зачем писать трактат, в коем речь идет о мире, где никаких трактатов уже не будет? Мире, создаваемом усилием воли самого автора этого трактата? Не честней ли было бы, осознав необходимость Великого Делания, где-нибудь в тиши кабинета или в чистом поле или под кренделем булочной его и проделать? Но это так, мелкое зубоскальство. Все мы такие.
   14. В этом же месте Шульгин говорит: нет, наше рассуждение не было истинным. Оно могло утратить статус истины в пункте 6. Из того, что кто-то страдает, не обязательно следует, что это -- истина во всем универсуме. Может, нет никакого единого универсума. Для Ада -- он свой. Для Рая -- он свой. И они несовместимы настолько, что друг для друга истинно не существуют.
  
   Кончеев. - "Может нет никакого единого универсума". Это противоречие в понятии. Универсум потому и универсум, что он "уни", т.е. один. У нас речь идет о том универсуме, в котором мы все пребываем, именно о том самом, где и существуют наслаждения и муки, неотделимые друг от друга. Предположение каких-то двух универсумов, одного для рая, а другого для ада, просто логический выверт, пытающийся разделить неразделимое. Ад и рай это не какие-то помещения для страданий и наслаждений, которые можно рассматривать по отдельности, обозвав для солидности универсумами. Нет, это принципы друг друга предполагающие и определяющие, и отнюдь не равноценные, и не равноправные. Грубо говоря, можно сказать, что лишнего добра не может быть, зло же в принципе должно, при увеличении количества, интенсивности, времени действия и т. п., уничтожить и саму почву, на которой возможна хоть какая-то жизнь, а значит и оно само. Разумеется, качественное зло будет стремиться продлить себя до бесконечности. Так в американских боевиках, глава мафии (воплощение зла) предлагает герою или быструю смерть в случае сдачи или предательства, или долгую, "очень долгую", подчеркивает он, и "о-о-очень мучительную" смерть. Здесь подразумевается, что долгие и сильные страдания очень качественное зло и несравнимы, конечно, с такой нестоящей внимания малостью как быстрая смерть.
  
   Шульгин. - Вот так всегда, не только у Вас, но, как общее правило эзотерической полемики. - Для себя мы допускаем не только логику, но и нечто над- или вне- логическое. И как только нас по пункту логики где-то вроде "прижмут" - к этому внелогическому тут же апеллируем. А коль скоро оно внелогическое - то как его "прижмешь"? Логика - власть над Логосом - собственно словом. Она сама - в определенном смысле часть бытия. Так что бытие, в принципе, может быть и внелогичным. НО ТОЛЬКО НЕ ДЛЯ НАШИХ ОППОНЕНТОВ. Уж такую роскошь как мало-мальский отрыв от каких-нибудь аристотелизмов мы им никак позволить не можем... Тут же закричим о нелепости и абсурде! Хотя у меня идея множественности универсумов вовсе и не требует нарушения логики. Это идея МЕТАДЕФИНИТИВНОСТИ, - то есть перехода от плоскости определений, где они друг с другом сталкиваются, в пространство, где они разведены. У двух разных универсумов будут и две разные "уни". И противоречия здесь нет - если мы их разведем. А не попытаемся столкнуть лбами.
   Взаимопредположение Рая и Ада тоже существует лишь в плоскости их столкновения в нашем языке. Но мы то хотим хоть чуть чуть приподняться над ним, пусть на цыпочках. Согласно моему пониманию Рай - это УНИВЕРСУМ УНИВЕРСУМОВ. Ад - лишь его универсум-филиал. Рай есть в нас всегда - достаточно только сделать правильный выбор. Ад тоже есть в нас всегда, - но он подчинен Раю как часть целому. АД СИЛЬНЕЕ НА БЫТОВОМ УРОВНЕ, НО РАЙ НЕИЗБЕЖНЕЕ, ПОСКОЛЬКУ АД ИГРАЕТ ДЛЯ НЕГО ЛИШЬ СЛУЖЕБНУЮ РОЛЬ. Собственно сила Ада на том и основана, что при таком БЫТОВОМ столкновении Рай УЖЕ РЕШИЛ УСТУПИТЬ, ибо использует Ад в своих целях. Сила Ада - не в силе его бытия, а в том, что он играет, в конечном счете, полезную роль в "райском хозяйстве". Значит ли это, что не должно быть моральной борьбы против Ада? Никак не значит. Моральная борьба против Ада как раз и есть яркий показатель того, что роль Ада в данном контексте исчерпана. Вы протестуете против вселенского Зла? Очень хорошо. Это и значит, что ДЛЯ ВАС оно свою роль - на данном этапе - уже отыграло. - По своему, конечно.
  
   Кончеев. - Пункт 6, собственно, вытекает из всех предыдущих, в особенности из первого и второго. Пункт же 14 утверждает, что для зла нет добра, а для наслаждения нет страдания ("они несовместимы настолько, что друг для друга истинно не существуют"). Да, это же корреляты! То есть Вы предлагаете мне доказывать Вам, что добро предполагает зло, а страдание наслаждение, перед этим выставив как постулат положение, что они настолько противоположны, что друг для друга вовсе и не существуют. В общем-то, это ни что иное, как бесстыдная софистика. Я, знаете ли, никому не буду доказывать, что вода мокрая, если он утверждает, что она сухая.
  
   Шульгин. - Они корреляты, коль скоро имеют название в нашем языке и оба предстают перед нашим мысленным взором. Но в Раю-без-Ада особое ПОНЯТИЕ Рая вообще бы отсутствовало. Также как отсутствовало бы особое ПОНЯТИЕ Удовольствия. Все было бы Раем, все было бы Удовольствием. Ну, разве что слово "Рай" совпадало бы со словом "все". (В допущении, что там существовал бы дискретный язык нашего типа). Тем не менее, жители Рая пользовались бы райскими удовольствиями, ДАЖЕ ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЯ, ЧТО ОНИ ПРЕБЫВАЮТ В РАЮ. Ну и Бог с ним, с понятием. Тут и понятием можно ради подобного кайфа пожертвовать. То ж самое об Аде-без-Рая. Только наоборот.
   Вернемся к нашему рассуждению о Рае и Аде по пунктам.
   15. Но, продолжает Шульгин, наше рассуждение могло утратить силу уже в пункте 1. Из того, что где-то есть адское мучение, вовсе не следует, что там есть именно ад. Ибо это мучение может быть преходящим и онтологически несерьезным. И если так, то любое место -- это Рай, ибо даже адские муки не могут поколебать ту субстанцию райского блаженства, которое за ними таится. Вывод. -- РАЙ -- ЭТО ВСЕГДА И ВЕЗДЕ. АД -- ЛИШЬ ОДИН ИЗ ЕГО ВРЕМЕННЫХ ФИЛИАЛОВ. Спасение не нужно, ИБО МЫ УЖЕ СПАСЕНЫ.
  
   Кончеев. - "Из того, что где-то есть адское мучение, вовсе не следует, что там есть именно ад". Вот, для этого Вы и ввели это некорректное понятие "ад".
  
   Шульгин. - Это понятие ввел не я, а культура, в частности, религия и т.п. Я лишь использую его для наглядности и компактности.
  
   Кончеев. - Да только оно Вас не спасет.
  
   Шульгин. - Кстати, Вы, наверное, не обратили внимания, но получился неплохой каламбур. - "Меня не спасет понятие Ада". Это уж точно. Кого оно может спасти?!
  
   Кончеев. - Ад это и есть именно то, где есть адские мучения и ничто другое.
  
   Шульгин. - Нет, адские мучения могут быть и в Раю. Но иметь подчиненное значение. То есть я утверждаю, что из факта наличия адских мучений не следует пребывание в Аду. Но поскольку понятие Ада здесь многозначно, то дополняю. - В Аду не в смысле его как райского филиала. А в смысле некоего самодовлеющего мира. А в этом смысле ЗЛО МИРА - ЛИШЬ СОФИЗМ ВОСПРИЯТИЯ.
  
   Кончеев. - А ад в котором нет адских мучений, а есть райские наслаждения называется немного по-другому. Угадайте с трех раз как. Подсказываю: начинается на букву "р".
  
   Шульгин. Ресторан?! По имени "Рай"... Но если серьезно, Вы наверное хотели сказать обратное. - Рай, в котором есть адские мучения, называется на букву "А"... - Угадать с трех раз. - Правильный ответ - Абзац...В Вашем понимании - полный...
   Тезис, что адские мучения могут быть и в Раю, конечно, моя новация. Но она отнюдь не приводит к какому-либо логическому, моральному или онтологическому абсурду. Более того. Для Вашего великого Делания в Общем Брахмане (Но не в Частных Брахманах других) ЕСТЬ ПОЛНЫЙ ПРОСТОР. Изменения Общего Брахмана ВПОЛНЕ ВОЗМОЖНЫ. Я собственно, не вижу никаких препятствий для этого - кроме вопроса, нужны ли они реально. ВЕДЬ ПОСЛЕ ВАШЕГО УНИЧТОЖЕНИЯ МИРОВОГО ЗЛА оно благополучно проявится снова - только в том виде, в котором Вы сейчас признали бы за "Высшее Освобождение". А вот Добро тогда будет такое, что мы ныне даже и вообразить не способны. Я ведь основной критический пафос направляю не против Великого Делания, а против Вашего сугубого монизма. Остальное - по ходу.
  
   Кончеев. - "Ибо это мучение может быть преходящим и онтологически несерьезным". Вы не сможете мне никак доказать то, что зло и страдание не имеют онтологического статуса. Это можно только уперто отрицать, вопреки всем мистикам, религиям и очевидности, которой является каждый из нас. Преходящих же мучений нет, их попросту не существует, потому что в любой момент времени бытие, проявленное бытие, наполнено безбрежным морем страданий, переживающихся наполняющими его бесчисленных существ. Да, одно существо может и не страдать непрерывно, а какое-то и наслаждается, ну и что (см. пункт 5)? Да даже, если бы на какой-то миг и прекратились все существующие страдания, что бы это изменило в принципе? Прекращение имеет смысл только навсегда! Что и описывает и предсказывает концепция Великого Делания.
  
   Шульгин. - Вопрос не в факте страдания, а в его значении. Мне больно. Это плохо. Но в результате этой боли я расту. А это хорошо. А когда я подрос, то могу эту боль и потерпеть. Или вообще с ней не сталкиваться. Разумеется, это в стратегически-глобальном смысле, а вовсе не на уровне "веселой улыбки по поводу плачущего младенца". Вы как-то хотите мне приписать чисто бытовые абсурдизмы. А я ведь говорю о вещах метафизических. БОРЬБА СО ЗЛОМ ТОЖЕ НЕОБХОДИМЫЙ ЭЛЕМЕНТ МИРОВОГО ВОСХОЖДЕНИЯ И ПРОСВЕТЛЕНИЯ. Так что мы приветствуем Ад лишь потому, что он развязывает в нас стремление с ним бороться. И через эту борьбу мы сами растем и просветляемся. Вот как я понимаю ситуацию.
   "И если так, то любое место -- это Рай, ибо даже адские муки не могут поколебать ту субстанцию райского блаженства, которое за ними таится. Вывод. -- РАЙ -- ЭТО ВСЕГДА И ВЕЗДЕ. АД -- ЛИШЬ ОДИН ИЗ ЕГО ВРЕМЕННЫХ ФИЛИАЛОВ. Спасение не нужно, ИБО МЫ УЖЕ СПАСЕНЫ".
  
   Кончеев. В общем-то, это ни что иное, как бесстыдная софистика.
  
   Шульгин. В общем, здесь уже начинаются эмоции. Что-то сродни песне - "Враги сожгли родную хату"...И я Вас понимаю. Вместо того, чтобы ложиться на великолепное прокрустово ложе, предуготованное ему тем или иным эзотериком, мир еще трепыхается, изыскивает какие-то контраргументы, норовит избежать этой схемы... Ну как ему, миру, за это не попенять??? Однако софистика, тем более "бесстыдная", основана на подмене понятий. Я же никакой подмены не делаю. Я просто использую имеющийся понятийный аппарат для иллюстрации своей, как я полагаю вполне адекватной концепции. Хотя и противоречащей Вашей. Но что поделать. Есть разные философские и эзотерические школы. Сей факт из нашего мира неистребим.
  
   Кончеев. Я, знаете ли, никому не буду доказывать, что вода мокрая, если он утверждает, что она сухая.
  
   Шульгин. Сухость или мокрость воды - показатели ощущений. А вот спасенность или неспасенность мира - здесь одних ощущений недостаточно. Необходимы понятия. Уж не говоря о том, что и понятий в нашем человеческом смысле здесь может оказаться совершенно недостаточно. Да и на уровне ощущений - они нас вполне могут обманывать. Таких примеров бесчисленное множество, даже не буду из-за явной тривиальности их перечислять. Тут еще вот что. - Бывают ошибки частных лиц, легко устранимые благодаря альтернативному опыту других частных лиц. Но бывают и родовые заблуждения. Их можно устранить, лишь радикально изменив наш общечеловеческий (а не личный) взгляд на мир. Вот хотя бы Ваш пример с водой. Вы ощущаете, что вода мокрая. Мокрота - конкретное ощущение. Его наличие - неопровержимый факт, - не только для Вас или для меня, но и для всех. (Хотя можно вспомнить всяких "сумасшедших" и т.п. нарушителей массового опыта, но не будем усложнять анализ). Казалось бы, на этом можно остановиться. Да, можно. Но можно и пойти дальше. Смотрите. Вода - визуальный феномен. Мокрота - феномен осязательный. Почему эти два разнотипных феномена, воспринимаемые автономными рецепторами, жестко связаны? Возможно ли альтернативное устройство разума-и-сознания, когда этой жесткой связи не было бы? Или была бы альтернативная связь? Можно ли говорить об иерархии таких альтернатив - какая из них более, а какая менее правильна? Где критерии таких иерархий? Могут ли быть здесь объективные критерии вообще? Ну, и так далее. Как видите, даже самый тривиально-очевидный пример перестает быть таковым, когда он предстает перед разумом. РАЗУМ - ВЕЛИКИЙ ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬ НЕПОСРЕДСТВЕННО-ОЧЕВИДНОГО В БЕСКОНЕЧНУЮ ТАЙНУ, И БЕСКОНЕЧНОЙ ТАЙНЫ - В СТУПЕНИ ЕЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОГО ПОСТИЖЕНИЯ. С ним можно и заблудиться, но без него всегда будет сплошной непролазный лес. Даже если он подчас предстает земляничной поляной.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Свадебный сезон"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) И.Воронцов "Вопрос Времени"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"