Шульгина Анна: другие произведения.

Золушка нового тысячелетия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:
    Закончено 28.12.2011г. - ЧЕРНОВИК
        Принц, туфелька, карета... Ах, эти сказки! Но что делать "золушке" 21-го века, если она ну никак не принцесса, а надо соответствовать? Давайте мыслить креативно! Итак, вместо крестной феи - любимая сестра, которую временами хочется прибить; карету позаимствуем у родителей, а хрустальный башмачок... Ну, его-то принц никогда не забудет! Здесь главное, чтобы при следующей встрече впечатленный кавалер не удушил от "страсти"...


   Ночью над городом шумела майская гроза. Дождь отмыл не только улицы и дома, даже воздух стал хрустально-прозрачным и звонким. Солнечные лучи ласково скользили по мокрым листьям, рассыпаясь сотней искорок.
   Лина уже проснулась, но лежала, закрыв глаза, пытаясь удержать сладкую утреннюю дрему, и ждала звонка будильника. Легкая улыбка приподняла уголки губ. Сегодня ей исполняется 21 год.
   Мобильник, лежащий на тумбочке, задергался в конвульсиях и заорал голосом солиста Linkin Park. Девушка вздрогнула от неожиданности. Это могла быть только Ева. У кого ещё хватит ума позвонить в половине седьмого?! Не открывая глаз, Линка нащупала трубку.
   - Чего тебе, старче?
   - Поздравляю с днюхой!!! - бодро проорала сестра. - Теперь ты имеешь право пить даже в Штатах!
   Лина все-таки открыла один глаз.
   - А я туда в ближайшее время собираюсь, что ли?
   - Пофигу, зато официально можно. Сегодня вечером отмечаем дома, а завтра всем табором будем праздновать в "Серебре", поэтому изволь выглядеть как именинница, а не как пацанка, - в трубке что-то прогрохотало и явно разбилось. Евин голос недобро помянул кого-то по матери и пообещал кастрировать.
   Второй глаз у Лины распахнулся сам собой.
   - Ты кого членовредить собралась?!
   - Да Степан, зараза, заварочный чайник разбил! Теперь придется полы мыть с утра пораньше. Блин, точно кастрирую!!!
   Линкин мозг, ещё не проснувшийся окончательно, но среагировавший на мужское имя, тут же выдал ТАКИЕ картины, что девушке физически поплохело. Но тут очнулась память и дала пинка дремлющему сознанию. Степан, Степка, Стенька Разин... Фуф, это ж сестрицын кот.
   Год назад, гуляя вдоль местного водохранилища, девушки увидели метрах в 3 от берега огрызок доски. На импровизированной лодке распластался котенок непонятно-грязного окраса, который орал так проникновенно, что Ева, не раздумывая, полезла в воду. Сестра вообще была натурой порывистой, но в экстренных ситуациях всегда сохраняла хладнокровие, а тут при виде страдающей животины явно растеряла остатки мозгов. На дворе было 14 апреля, и водичка особенно бодрила. Результатом заплыва (а точнее заброда - вода доходила только до середины бедра) стали:
   - спасенный котенок, одна штука;
   - потерянная кроссовка в том же количестве;
   - приобретенная ангина, от которой голос у девушки стал настолько хриплым, что её в течение недели по телефону воспринимали исключительно как мужика, причем многолетне курящего.
   Когда сестры прибежали домой к Еве (благо через дворы всего пара минут), мыть котенка и его спасительницу пришлось одновременно, потому что выглядели они одинаково жалко, а в чем-то так даже и просто хреново. Животное оказалось котом позитивной траурной расцветки с белой манишкой и носочками. Ева тут же нарекла его Степаном Разиным и решила оставить на ПМЖ.
   За год эта скотина отожралась и вконец обнаглела, но сестра трепетно его любила, хотя и гоняла тапками за многочисленные прегрешения. А вот кастрацией грозила впервые.
   Лина села на кровати.
   - Ты чего такая злая с утра? Приснился эротический кошмар с начальником в главной роли?
   - Свят, свят!!! Совсем сдурела говорить такое?! А ну как сбудется?! Я тогда сразу как проснусь, вешаться пойду. - Ева даже поперхнулась от воображаемой картины. И немного подумав, добавила. - Или шефа изнасилую.
   - А за это статья в УК есть, - ехидно подсказала Линка.
   - Ой, я тебя умоляю. Ты мне кодекс напоминать собралась?
   Ева трудилась на почве юриспруденции, специализируясь на семейном праве. И хотя её опыт работы составлял всего-то четыре года, да и от предполагаемого еврейского наследия у нее было только имя - считалась среди клиентов толковым специалистом. Противники по судебным тяжбам были более категоричны, прозвав "чумой египетской".
   - Ты будешь дальше моего шефа всуе поминать или, наконец, поинтересуешься подарком?
   - Интересуюсь.
   - А вот обломись, встретимся и вручу!
   Лина беззлобно назвала сестру злыдней и врединой, на что та сразу и безоговорочно согласилась.
   - У меня сегодня встреча с клиентами, должна закончиться часа в 2. Давай я тебя после пар заберу, и посидим в кафешке? - Ева уже вовсю шуршала бумагами.
   - Угу.
   - Ну, все, до встречи. Старшему поколению привет передавай. И ещё раз с днем рождения. Я тебя люблю, сестренка.
   - Я тебя тоже.
   Родители отловили заспанную дочу на подходе к ванной, зацеловали, затискали и, пообещав вечером устроить сюрприз, наконец, отпустили полузадушенное чадо. Завтракать совершенно не хотелось. Лина выпила кофе, поболтала с мамой и начала собираться в академию. Джинсы, майка и балетки. И пусть сестра хоть загрызет, но влезать в юбку не хотелось совершенно. В конце концов, сегодня ей можно прийти хоть в рванине, между прочим, имеет полное право.
   Зеркало отразило невысокую стройную девушку с русыми кудрявыми волосами до середины лопаток. Немного экзотичный удлиненный разрез светло-карих глаз (явно какой-то татарин в далеких предках отметился), вздернутый носик с россыпью веснушек, ямочки на щеках, маленький аккуратный рот... При виде девушки незнакомые люди восклицали что-то вроде "ой, какая лапочка!". Знакомые при этом старались отодвинуться подальше, зная, как Линка не любит, когда её так называют. Хорошие манеры ей старательно прививались с детства, но когда чужие тетки и дядьки тянутся потрепать за щечку и полохматить волосы... Терпение-то не железное.
   С "лапочностью" она безжалостно боролась лет с двенадцати: волосы регулярно отрезались едва ли не под корень и перекрашивались в черный цвет. В пятнадцать Лина проколола нос и страшно довольная ходила с пирсингом целых два дня. Потом с дачи вернулись родители... Под стоны истязаемой, причитания мамы и обещания отца взяться за ремень, сережка была вынута, а самой Линкой было дано клятвенное обещание больше ничего кардинального со своей внешностью не творить. Морально пострадав от своего несовершенства ещё полгода, девушка плюнула на все это и решила отдаться на откуп природе. Природа "щедро" откупилась грудью условного полуторного размера. Это если польстить. А если откровенно, то верхние 90 с титаническим трудом преодолели отметку 85 и замерли. Хотя Линка подозревала, что они уже умерли, отпеты и давно похоронены.
  
   Только пришедший в себе после празднования 9 мая город удивлял своей чистотой и какой-то бесшабашностью. Дети, идущие в школу, звонко переговаривались и смотрели на окружающих с радостью никак не вязавшейся с приближением годовых контрольных. Бабушки в маршрутках перестали обсуждать политику и взялись за более животрепещущую тему: будут ли ещё заморозки или уже пора сажать огурцы? Перед выходом из автобуса, очередная тетка с очередным баулом все-таки наступила девушке на ногу, но даже это не испортило той настроение.
   Студенты медицинской академии, где и грызла (периодически давясь) гранит науки Лина, выползли из застенков альма-матер, чтобы погреется на солнце и обсудить преподов нехорошими словами. Контрольные и семинары следовали один за другим, и конца этой скорбной веренице не предвиделось. Во всяком случае, ещё пару недель точно. Но затем - О, УЖАС! - начиналась сессия. Будущие медики начали нервничать еще месяц назад, некоторые уже диагностировали у себя и одногруппников первые признаки психических заболеваний.
   Стоматфакультет обитал в отдельном корпусе, который прочие студенты почему-то суеверно обходили стороной. Линкина группа сидела на скамейке перед парадным входом и счастливым выражением лиц тоже не радовала. Только близняшки Ирина и Марина, не обращая внимания на общую депрессивность атмосферы, листали очередной женский журнал. При появлении Лины сестры вскочили и с воплями кинулись её обнимать. Студенты оживились и окружили девушку, наперебой желая:
   - Поздравляем!!!
   - Чтоб тебе сессия была пухом...
   - Ага, а декан архангелом!
   - Только ты сначала пройди святого Петра, - мерзенько прогнусил староста. - Мазуровский сегодня спрашивал, когда ты придешь пропущенную практику отрабатывать.
   Линку так проняло от этих слов, что она застыла соляным столбиком.
   - Блин, у меня же верхняя челюсть не сдана! - взвизгнула она и понеслась на кафедру хирургии.
   Добрые люди вслед проорали:
   - Ты аккуратнее, а то сразу и нижнюю сдашь! В смысле, потеряешь!
  
   В холле было прохладно и сумрачно. Зябко передернув плечами, Лина достала из рюкзака белый халат и критически его осмотрела. Нда, спрашивается, зачем она его вчера отутюживала? Все равно через пять минут после окончания глажки он становится похожим на мятую тряпку. Лина попыталась собрать свои кудри в хвостик. Волосы не слушались, пушились и лезли в глаза. Поняв, что образцовой студентки из нее все равно не получится, девушка тяжко вздохнула и пошло на поиски своего личного кошмара. Как назло, Мазуровского нигде не было. Лина заглянула на кафедру, рысью обежала весь корпус, но вредный препод как сквозь землю провалился. Настроение стремительно портилось.
   Звонок на пару застал ее далеко от нужной аудитории, поэтому, когда девушка, сипя как астматик, ввалилась на лекцию, её хватило только на то, чтобы мотнуть головой в сторону парт и спросить:
   - Можно?..
   Преподавательница микробиологии Мария Ильинична, за дивный характер ещё лет 40 назад прозванная студентами Жучкой, как-то подозрительно ласково посмотрела в ответ и была столь же лаконична:
   - Нужно.
   Тишина в помещении давила на уши и нервы. Лина упала рядом с подругами и прошептала:
   - Чего тихо так?
   Маринка закатила глаза и жестами показала: "Заглохни". Но было поздно.
   - А сейчас студентка Сотникова расскажет нам о методах культивирования анаэробных организмов.
   Аудитория облегченно выдохнула, Лина же наоборот, подавилась воздухом и обреченно встала.
   Так дерьмово день рождения не начинался ещё ни разу.
  
  
   Пока Лина с трудом продиралась сквозь дебри науки, Ева пыталась составить договор о разделе имущества и тихо зверела. Разводящаяся пара Трофимовых давно забила на присутствующих адвокатов и вовсю припоминала друг другу грехи, скопившиеся за годы семейного блаженства. Под размеренную ругань и редкие истерические всхлипывания, Ева, не закрывая глаз, ушла в нирвану и вспомнила свой брак.
   Когда тебе 20 лет, а вокруг все ходят парами, не влюбиться практически невозможно. Этой участи не избежала и она. Студенческая истина о зачетке, с третьего курса работающей на тебя, оказалась верной, и учеба Еву особо не напрягала. Зато звезда экономфакультета Дмитрий Агеев заставлял потеть ладошки, а сердце стучать где-то в горле. Преподаватели в парне души не чаяли, пророча славу и богатство.
   Сколько ночей она провертелась без сна! Но Дима в упор не замечал девушку. Ева почти отчаялась, когда случилось чудо - они столкнулись на рок-фестивале, разговорились и уже через неделю начали встречаться. Ещё через полгода парень предложил руку и сердце, но родители Евы почему-то не обрадовались. Её маме, Наталье Павловне, Дима вообще не нравился. Она считала будущего зятя слишком смазливым и самовлюбленным.
   - Ну, куда ты несешься? Тебе ещё полтора года до диплома! Окончишь институт и хоть на следующий день в ЗАГС!
   - Я его люблю.
   - Солнце, мы с папой люди современные - люби себе на здоровье, только предохраняться не забывай. Замуж-то зачем идти?!
   Но тут вмешался отец.
   - Чего ты к ребенку пристала? Пусть сходит, не понравится - обратно вернется.
   - Саша, ты чему дочь учишь?! - Наталья Павловна переключилась на супруга, и Ева поспешила сбежать под шумок.
   Вечером на семейном совете родители все-таки дали свое благословение. Свадьбу было решено играть в конце марта. Квартиру молодоженам подарили на свадьбу родители Евы, а новоиспеченного супруга ждала должность экономиста в крупном издательстве, принадлежащем Сотниковым.
   "Наверное, Линка была права, когда после знакомства с потенциальным родственником спросила, зачем сестре этот латентный козел", - усмехнулась про себя Ева. А в пору буйной влюбленности она нещадно гоняла сестру за эти слова и обещала пройтись по её заднице папиным армейским ремнем.
   Спустя год семья Агеевых распалась. Ева узнала, что обожаемый муж изменяет ей. Причем узнала случайно и глупо, застав любовников в собственной квартире на супружеском ложе. Самое обидное, что они её даже не заметили. Еве очень хотелось пройтись по их мордам подошвами своих новеньких туфель, но она сдержалась. Во-первых, драка это некрасиво и глупо, а во-вторых, и муж, и его обоже были выше обманутой супруги почти на голову, так что неизвестно кому бы ещё прилетело. На всякий случай, сделав несколько фотографий на мобильник, Ева тихонько удалилась.
   Спустя час она позвонила домой и сказала мужу, что пару дней поживет в квартире родителей, которые уехали в Москву на очередную выставку, а Линка ещё маленькая и за ней нужно присмотреть. Кстати, это была чистая правда. Такое уже случалось раньше, поэтому Дима ничего не заподозрил и поклялся скучать, считая часы и минуты до воссоединения.
   Ева два дня просидела на диете из сигарет и кофе, продумывая план мести. Жить с Димой после такого, она все равно бы не смогла, поэтому развод был делом решенным. Но нужно было провернуть все так, чтобы неверный супруг прочувствовал женскую месть в полной мере. Он разрушил её мечту о счастливой семье и совместном пестовании внуков? Значит и она лишит его самого дорогого! Но не в смысле ущерба физического, скорее - раздавит морально.
   Девушка с таким рвением засела за учебники и конспекты, что самый взыскательный преподаватель прослезился бы. А ещё через неделю Дима получил уведомление, что его жена начала бракоразводный процесс. Агеев был действительно умом не обделен и понимал, что лишится и должности, и жилплощади, поэтому подписывать документы отказался наотрез.
   Если бы работники районного суда догадались продавать билеты на заседания по делу Агеевых, то на вырученные деньги можно было бы не только провести косметический ремонт здания, но и поменять всю сантехнику. Нет, Ева не заливалась слезами в истерике и не сказала ни одного плохого слова в адрес супруга. Но, когда тихим срывающимся голосом она рассказала об обстоятельствах измены, глубине своего горя и невозможности дальше жить с человеком, предавшим её мечты и надежды, слушатели начали всерьез жалеть, что изменника нельзя наказать у позорного столба.
   Таким образом, Ева получила не только желанное свидетельство о разводе, но и бесценный опыт ведения таких дел. На заседания, как на работу, ходила не только большая часть её группы, но и несколько преподавателей. Они были готовы хоть сразу же выдать диплом, причем с отличием - помимо квартиры, которую мудрые родители сразу записали на дочь, Ева отсудила совместно приобретенную машину и вообще обобрала уже бывшего супруга практически до резинки от трусов. Апелляция, поданная Агеевым, решения суда не изменила.
  
   Над ухом Евы раздался особенно пронзительный визг, от которого девушка вздрогнула. Похоже, супруги исчерпали вербальные аргументы и собирались сойтись врукопашную. На вежливое покашливание они не реагировали. Также как и на невежливый пинок по ноге Трофимовой. Оппонент Евы, Алексей Александрович Лисин, безуспешно попытался вклиниться в беседу и бросил на девушку умоляющий взгляд. Она и сама понимала, что пора прекращать этот балаган, поэтому сдвинув бумаги, провела ногтями по стеклянной столешнице. Звук получился настольно зубодробительным, что подскочили, мгновенно замолчав, не только Трофимовы, но и Лисин.
   - Ой, я такая неуклюжая! Прошу прощения, нам нужно минутку посовещаться, - выпалила девушка на одном дыхании и, схватив Лисина за локоть, буквально выволокла того в коридор.
   Супруги за дверью немного помолчали, затем продолжили ругаться.
   Адвокаты мрачно переглянулись и отошли к подоконнику, на котором стояла пепельница.
   - Что будем делать, АлСаныч? Такими темпами мы до китайской пасхи договариваться будем.
   - Не спеши. Пусть немного погрызутся, может пар сбросят, - Лисин закурил и хитро посмотрел на Еву.- Краса моя, что ты в нашем серпентарии забыла? Найди себе богатого, жени на себе, ребенка роди, а потом крути мужиком как захочешь.
   - Спасибо, сходила уже раз, больше не тянет. А насчет ребенка... Может, посодействуете? - взгляд девушки был настолько невинен и простодушен, что не заподозрить издевку было невозможно. - Сделать, так сказать, личный взнос в мировой генофонд.
   Лисин, отметивший недавно пятидесятилетие и имевший в анамнезе вредную жену, троих детей и абсолютно несгибаемую тещу, поперхнулся дымом и, мучительно прокашлявшись, покачал головой.
   - Ох, и стерва же ты... Все-таки правильно, что в адвокаты пошла, здесь на твоем характере хоть заработать можно... Стоп! Слышишь?
   Ева прислушалась, но так и не поняла, что насторожило Лисина.
   - Тихо вроде.
   - То-то и оно. Ладно, если они там друг друга душат, а если мирятся?! Плакали наши гонорары!
  
   Лина с трудом отбилась от дополнительных вопросов Жучки и, получив свою взятую боем "четверку", уползла на место. Ирина, высунув от усердия кончик языка, набирала что-то в аське. Маринка время от времени заглядывала в экран мобильника сестры и похрюкивала от смеха. "Опять вдвоем какого-то парня окучивают", - подумала Лина и задумалась об обещанном родителями сюрпризе. - "Может они ещё одного ребенка завести решили?" А что, вполне возможно - маме 44, но больше 37 не давал ещё никто, папа тоже вполне себе мачо. Главное, чтобы родилась не девочка - в вопросе подбора имен у предков полный бзик, старшая дочь Ева, средняя - Евангелина... Это ж как они младшенькую назвать могут?!
   Лина так увлеклась, что чуть не пропустила звонок. Следующие две пары прошли вполне мирно - преподаватели сегодня немного присмирели и особенно будущих медиков не мучили. Но Линкины мысли постоянно возвращались к несданной челюстно-лицевой хирургии и Мазуровскому, которого побаивалась вся группа. Причиной этого страха был инцидент на первом же практическом занятии - расслабившиеся после новогодних каникул студенты упорно галдели и мешали Николаю Вячеславовичу. Тогда преподаватель гулко треснул указкой по столу и, пользуясь минутой затишья, негромко сказал:
   - Так будет с каждым, кто говорит на моих занятиях, - после чего поставил на первую парту банку с плавающим в формалине человеческим языком.
   Стоит ли говорить, что на последующих занятиях царила просто гробовая тишина?
   Причем, сам Мазуровский был очень интересным мужчиной - высокий, подтянутый, слегка посеребренная сединой темная шевелюра. Относительно возраста были определенные загадки: если верить слухам, бродящим по академии, ему могло быть от сорока до шестидесяти. Лина же была за версию "немного за пятьдесят".
   Её мысли прервал телефон, завибрировавший в кармане.
  
   Byaca: освободилась раньше. С пар удрать сможешь?
  
   SOTONA: А то. Когда, где?
  
   Byaca: выползай в парк через час)
  
   И девушка вернулась к грустным мыслям о хирурге.
  
   - Ну, не съест же он тебя, - уговаривала Маришка на большой перемене.
   - Конечно, - тут же добавила Ирина, - Зачем тебя есть, если можно на наглядные пособия пустить?
   - Тьфу, дуры! Умнее ничего не придумали?
   - А обзываться - дурной тон!
   - Ладно, буду политкорректно называть вас "инвалидки умственного труда"!
   Вяло переругиваясь, девушки вышли в скверик и, жмурясь, как кошки, устроились на лавочке. Ира снова уткнулась в мобильник и на подруг внимания не обращала.
   - Нас в пятницу не будет. Лекции перекатать дашь? - спросила Марина, пытаясь подманить жирного голубя крошками от булочки. Голубь подманивался неохотно, бегая кругами и косясь на девушек. - Иди сюда, животное! Обнаглели совсем, уже булками брезгуют!
   - Если булка из нашего буфета, то я бы тоже не рискнула, - улыбнулась Лина. - Вы прогулять хотите?
   - Не-а, у нас сестра троюродная замуж выходит.
   - Если раньше не родит, - отвлекаясь на секунду от аськи, усмехнулась Ира.
   - А что, есть риск?
   - Ага, дотянула до девятого месяца, теперь дергается.
   - Нам все равно через месяц практику в роддоме проходить, в случае чего заранее потренируетесь, - Лина на всякий случай отодвинулась от скорых на расправу сестер.
   Близняшки промолчали, но одарили взглядами, указывающими дорогу и конечный адрес, по которому нужно пройти этой практике, рожающей сестре и самой Линке. Марина замахнулась недоеденной булочкой.
   - Не надо меня бить! Хотите дам хороший бесплатный совет? Ни в коем случае не вызывайтесь сопровождать невесту в туалет.
   - Почему?
   - Потому что я так уже лоханулась у Евы на свадьбе. Представьте картину - я стою сзади, сцепившись в фату, свидетельница держит подол платья, а невеста, шепотом матерясь, пытается попой нащупать унитаз. А в это время в дверь туалета ломится кто-то из пьяных гостей.
   - Серьезно, что ли?
   - Куда уж серьезнее. Я тогда решила, что замуж буду выходить в джинсах.
   - А жениха тогда в треники одень! - Маришка хитро прищурилась.
   Лина только отрыла рот, чтобы ответить, как рядом затормозил Евин "Пежо 308". Сама сестренка выходить не спешила, разговаривая по мобильнику и активно жестикулируя. Линка встала со скамейки, подхватила рюкзачок и расцеловалась с подружками.
   - Так, на сегодня меня больше нет. Всем спасибо, все в сад!
   - Прогульщица! - фыркнула Маришка.
   - Не прогульщица, а именинница! Завтра к девяти у меня дома. И не опаздывайте! Я имею в виду - больше чем на час.
   Близняшки даже не подумали обижаться. Их умение опаздывать было легендарным: если они приходили через полчаса после назначенного времени, это считалось - вовремя. Единственное место, куда они прибывали точно в срок - это академия. И то только потому, что мать выпихивала их на занятия буквально коленкой под зад.
   Ира на подколку не отреагировала, а Маринка показала подруге язык и, подхватив сестру под руку, двинулась на занятия. Лина хмыкнула и поскакала к машине.
   Когда она плюхнулась на пассажирское сиденье, Ева рыкнула в трубку: "Изыди!" и захлопнула телефон.
   - Привет, младшая! Поехали, помолясь?
   Вопрос был далеко не праздным - за 4 года вождения Ева семь раз попадала в аварии. Причем сама ни разу виноватой не была. Инспекторы районного ДПС уже начинали вздрагивать, когда видели её машину.
   - Благослови Господи не задавить никого!
   - И задний бампер никому не подставить! - добавила Ева, лихо выруливая на проезжую часть. Сзади истошно заверещал сигнал клаксона, и взвизгнули тормоза.
  
   *****************
  
   Девушки решили почтить своим вниманием новую кафешку "У Фродо". И были глубоко разочарованы, не обнаружив там не то что Око Саурона или хотя бы конницу Рохана, а даже самого завалящего хоббита.
   - Круглые двери - вот и все Средиземье! - фыркнула Лина.
   - Откуда ты знаешь? Может, ещё мохнатые ноги у официантов, - хихикнув, добавила Ева и начала пытать подбежавшую девушку на тему калорийности блюд.
   Зачем сестра периодически сидит на зверских диетах, Лина не могла понять довольно долго - вдвоем сестры с трудом дотягивали до 100 кг. Однажды Ева объяснила, что когда она голодная, то злая, и теперь перед решающими адвокатскими сражениями она затягивали пояс потуже и баловала себя исключительно салатом, яблоками и прочим силосом. При этом доставалось не только коллегам, но и невинным окружающим, поэтому, когда Ева переходила на подножный корм, знающие люди старались держаться от нее подальше.
   - Девушка, а сколько калорий в побеге сельдерея?
   Официантка махнула ресницами и открыла рот. Закрыла. Ещё раз открыла. Хлопнула глазами.
   Лина поняла, что ещё минута, и она почувствует себя, как глухой на концерте хора Турецкого. При этом слова сестры так запали ей в душу, что она невольно начала коситься на торчащие из-под короткой черной юбки коленки.
   Официантка, заметив этот странный взгляд, окончательно растерялась и перестала моргать, изобразив удивленную рыбку-телескопа.
   - Она пошутила! Принесите нам два черных кофе без сахара.
   Работница общепита отмерла и, одарив Лину подозрительным взглядом, умчалась подальше от странных посетительниц.
   - Умеешь ты, Бяка, людей в ступор вогнать.
   - От тебя она вообще шарахнулась, как от инспектора Роспотребнадзора. Ты что так плотоядно на её ноги пялилась?
   - Шерсть искала, - честно призналась Лина.
   Ева хрюкнула от сдерживаемого смеха:
   - А если бы к нам паренек-халдей подошел, ты бы к нему в штаны полезла эпиляцию проверять?
   - Зачем сразу в штаны? Можно попросить брючину закатать.
   Когда официантка, опасливо косясь, сгрузила их заказ и торопливо скрылась, девушки уже закончили хихикать и чинно сидели за столиком с торжественными лицами.
   - Итак, Евангелина Александровна...
   - Я Вас внимательно слушаю, Ева Александровна!
   - Не перебивай старших, а то подзатыльник дам! На чем я остановилась? Ах, да... В этот торжественный день я хочу вручить Вам целых два подарка, - Ева хитро стрельнула глазами на сестру. - И учти, их можно получить только в комплекте - откажешься от одного, пролетишь и с другими.
   Слова сестры откровенно настораживали. Последний раз таким же тоном Ева лет семь назад подговаривала Линку слазить в фермерский сад за яблоками. Дедушка-сторож оказался тем ещё живчиком и долго гонял их между деревьями, размахивая солдатским ремнем со звездой на бляхе. Лина оказалась менее расторопной, и поймал он именно её. Что было дальше, девушка вспоминать не любила, но Ева потом долго ржала, смазывая ей пострадавшее мягкое место мазью от синяков и приговаривая: "Хреновый из тебя коньяк - всего-то три звездочки".
   - Ладно, давай свою подставу, - решилась, наконец, именинница.
   - Пункт первый - годовой абонемент в "Platinum-Fitness".
   Лина взвизгнула и кинулась душить сестру в объятиях. Это был лучший фитнесс-центр города: тренажерка, бассейн, SPA-салон, все виды косметических услуг... Короче, женский рай. Абонемент, а тем более годовой, стоил весьма немалых денег.
   - Пусти, сумасшедшая, задушишь! А теперь второй номер нашего шоу, - Ева замолчала, предлагая сестре самой домыслить размер предстоящего западла. Лина затаила дыхание. - На следующих выходных ты вместе со мной участвуешь в спортивно-развлекательном мероприятии типа "Зарница"!
   - Чего? - почему-то басом вопросила девушка.
   - В пейнтбол с моей командой сыграешь, - Ева уставилась на сестру блестящими от предвкушения глазами.
   И сестра не обманула её ожиданий:
   - Бяка, ты совсем рехнулась с голодухи?! Я даже октябренком не была, а ты мне пионерскую юность предлагаешь вспомнить? Это ты у нас, если раз в неделю 5 кэмэ на пузе по свежему чернозему не сделаешь, начинаешь терзать себя морально, а других физически. А я девушка городская и теряю ориентировку на местности, даже когда на Новый год хоровод вокруг елки вожу!
   Ева умиленно рассматривала тоскливую мордашку сестренки:
   - Там на 4 девушки, включая нас с тобой, будет 12 парней. И ты, такая красивая и беззащитная...
   - ... грязная, поцарапанная, ногти поломанные... О, кстати, в субботу у меня Весенний бал, так что обломись! Лучше стоимость обоих подарков деньгами отдай, - и показала язык.
   - Бал - это святое... Но он у тебя в субботу, а мы в пампасы рванем в воскресенье, - и вернула сестре тот же жест.
   - Блин, ну что я там делать буду, - заканючила Лина. - Комаров кормить да клещей подбирать? Давай лучше на дачу к бабушке, там рядом колхозное поле, можешь там себе хоть окоп вырыть, хоть блиндаж поставить.
   Но Ева была неумолима. В конце концом Линка не выдержала морального прессинга и сдалась.
   Проболтав ещё полчасика, девушки решили, что хватит нервы обслуживающему персоналу портить, когда есть более достойные кандидатуры, и засобирались к родителям.
   Мама встретила их при полном параде - тщательно уложенные короткие волосы, неброский дневной макияж, свежий маникюр и, в качестве выходного наряда - фартук поверх спортивного костюма. После поцелуев-обнимашек, она загнала девушек на кухню и вручила разделочные доски и ножи.
   - Вечером мои мама с папой приедут, - мать семейства порхала по кухне, время от времени тыкая больной вилкой в недра кипящей кастрюли. - Сказали, что привезут какую-то семейную реликвию.
   - Прабабку с дачи приволокут, - хмыкнула вполголоса Ева.
   - Тогда это уже не реликвия, а артефакт, - добавила Лина, за что заслужила смех отца, как раз нарисовавшегося в дверях, и укоризненный взгляд матери.
   - Хуже тещи может быть только тещина мать, - подколол свою благоверную папа и, увернувшись от шлепка полотенцем, удрал в гостиную.
   - Сам знал, на что подписывался, - крикнула мама вслед супругу, - в моей семье за последние два века ещё никто женщин не умирал раньше, чем в 95 лет.
   Это действительно было так. Прабабушка месяц назад отметила восемьдесят девятый день рождения и в данный момент с энтузиазмом крота рыхлила на даче грядки. Её дочь и, по совместительству, бабка Лины и Евы, вообще из женщин, о которых говорят "слона на ходу остановит и хобот ему оторвет".
   - Значит, на мне висит страшное мужское проклятие...
   - Какое?
   - "Чтоб у тебя теща вечная была!"
   Наталья Павловна прищурила глаза, шикнула на смеющихся дочерей и, разувшись, бесшумно прокралась в сторону гостиной. Ева и Лина затаились у двери и обратились в слух. Несколько секунд ничего не происходило.
   - Ага, попался! - затем последовал странный шум и мужской смех, больше напоминающий лошадиное ржание.
   Когда девушки подоспели к месту разборок, их глазам предстала дивная картина: мама затаилась за боковушкой дивана и, зажав в боевом захвате мужнины ступни, щекотала их.
   - После этого они будут говорить, что мы ведем себя, как дети...
   - Может им действительно ещё одного ребенка завести, - задумчиво протянула Линка.
   - А они что - собираются? - удивленно вытаращила глаза Ева.
   - Они мне с утра сюрприз обещали, - и пояснила ей ход своих мыслей.
   Ева на секунду задумалась, потом тряхнула своими короткими волосами:
   - Какое-то больное у тебя воображение... Мам, пап, вы ребенка завести хотите?
   Ответом ей было мертвое молчание и обалдевшие лица родителей. Лина закрыла лицо руками и, беззвучно смеясь, сползла по стенке.
   Наконец, мама отмерла, и начала потихоньку, бочком приближаться к дочери:
   - Солнышко, а что у тебя в аттестате по биологии стоит? - и, обернувшись к мужу, добавила. - Ты б провел с ребенком урок полового воспитания, а то она не знает, как детей делают. Только сразу сильно не нагружай, начни с пестиков-тычинок.
   - Мам, я серьезно!
   - Я тоже, немаленькая уже - замуж сходила, а таких простых вещей не знаешь.
   Ева поняла, что над ней изощренно издеваются, и показала пальцем на сидящую на полу сестру.
   - Мне Линка сказала, что вы вроде как собираетесь ещё киндера завести!
   Мама присела на корточки рядом с младшей дочерью:
   - Донь, ты с чего так решила?
   - Сами сказали - меня вечером сюрприз ждет! - Лина пыталась вытереть выступившие от смеха слезы, не размазав при этом тушь.
   - Вообще-то мы собирались торжественно передать тебе ключи от квартиры, оставшейся от моих родителей, - немного ошарашено сказал папа. - Тем более, до неё от нас пешком минут двадцать - первое время будешь под присмотром.
   Она будет жить отдельно!!! Лина поначалу даже не знала что сказать. Да, она, безусловно, любит своих родителей, но, действительно, пора уже становиться самостоятельной.
   - Спасибо!!! Вы лучшие в мире родители!
   - Ты, смотри при бабушке это не скажи - ещё обидится. Она уверена, что нет лучшей матери, чем она. И, вообще, давайте на стол накрывать они приедут через полчаса.
  
   Бабушка Ольга Петровна была сурова обликом, словно инспектор по делам несовершеннолетних, и величественна, как революция. Несмотря на возраст, (по её словам немного за шестьдесят), её лицо хранило печать былой красоты. Однажды Лина мельком увидела бабулин паспорт. Ну, что тут можно сказать, шестьдесят девять - это ведь действительно за шестьдесят? А параметры "много-немного" каждый выбирает для себя сам.
   Ещё грандмамА прославилась умением переживать мужей. На данный момент она уже четырежды бегала в ЗАГС, каждый раз выделяя на вдовство по два года. Её нынешний супруг был младше благоверной на 10 лет и на тот свет в ближайшее время вроде бы не собирался.
   Лина невольно залюбовалась бабулей - чего у неё не отнять, так это умения выглядеть элегантно: классические темные брюки, шелковая блуза цвета топленого молока, палантин теплых тонов с греческим узором и туфли на невысоком каблуке. Конфетка, а не бабушка! Её муж (ну, не поворачивался у девушки язык называть каждого бабулиного супруга дедушкой!) существенно проигрывал в умении держать себя, зато был добрым и безобидным, как креветка. Вот так и жила эта пара уже четыре года. Насколько ещё хватит здоровья Сергию Ивановичу, никто не знал, но все надеялись, что в ближайшие лет пятнадцать Ольга Петровна не появится на брачном рынке в качестве невесты.
   Гости сели за стол, и слово взяла бабушка:
   - Евангелина, мы поздравляем тебя и хотим напомнить, что в твоем возрасте пора уже выйти из детства и подумать о будущем!
   "Капец, теперь полчаса будет мозги полоскать на тему "Создание семьи и долг перед потомками". Господи, дай терпения и временной глухоты на оба уха!", - беззвучно взмолилась Линка. Небеса остались безучастными к крику девичьей души, зато Ева сочувственно подмигнула и, незаметно скосив глаза, высунула язык. Остальные, внимая речи Ольги Петровны (а ты попробуй отвлечься - она же может и сначала начать, чтобы никто ничего не пропустил!), кривляний не заметили.
   Лина сразу поняла, что пытается сказать ей сестра и расплылась в максимально счастливой идиотской улыбке, разве что слюнями на скатерть капать не начала. Слушать было совершенно необязательно - тот же тост бабушка произносила последние три года на её день рождения и лет семь - на Евин. При желании, любая из сестер могла произнести его на память без запинки. К счастью, матримониальные планы относительно внучек посещали Ольгу Петровну строго два раза в год - на их именины. В остальное время она была властной и немного деспотичной, но вполне вменяемой.
   Между тем, монолог на озвученную тему так резко подошел к завершению, что девушка сначала не поняла, что в комнате стоит тишина. Мама незаметно толкнула стул младшей дочери. Лина тут же вскочила:
   - Спасибо! Бабушка, ты же знаешь, я очень ценю твоё мнение и обязательно приму твои слова к сведению!
   - Чтобы было легче сделать правильный вывод, я решила подарить тебе наш семейный амулет, - с этими словами Ольга Петровна зарылась в глубины своей сумочки. Присутствующие приготовились ждать - найти что-нибудь в её сумке меньше, чем за пять минут, было сродни чуду. Пауза затягивалась.
   Наталья Павловна критически посмотрела на мать и решила подавать горячее.
   - Нашла! - крик был настолько неожиданным, что Ева поперхнулась соком.- Вот, эта подвеска принадлежала моей бабушке. Есть легенда, что если незамужняя девушка, будет носить её не снимая в течение месяца, выйдет замуж меньше чем через год. Кстати, это правда - на себе испытала.
   Ольга Петровна держала в руках золотую цепочку с небольшим кулоном. Подвеска представляла собой кусочек янтаря в виде капельки, обрамленного ажурной золотой вязью. Вроде ничего особенного, но выглядело украшение как-то необычно.
   - Мама, вы, конечно, женщина шикарная, но, уж извините, на девушку не тянете, - папа был серьезен, как бухгалтер перед налоговым инспектором.
   - Тем более, - отмахнулась бабуля, - если уж он помог мне, далеко не девочке, то наша балбеска точно скоро под венец пойдет!
   - Спасибо, буду носить день и ночь! - Линка покосилась на украшение, как на ядовитую змею. "Закопаю в нижнем ящике шкафа и закрою на замок", - поклялась себе девушка.
  
   *******************
   - Сволочь! Тебе плевать на меня и мои желания! Ты, вообще, меня никогда не любил!.. - девушка распалялась все больше и уже начала присматриваться к бьющимся предметам.
   Стас молча внимал этому монологу. Хорошо, что во время ремонта он настоял на установке дополнительной звукоизоляции. То-то бы соседи обрадовались...
   Он не прерывал девушку по двум причинам - во-первых, затевать спор с взбешенной женщиной может только потенциальный суицидник. А, во-вторых, практически все, что ему сейчас кричала в лицо Инна, было правдой.
   Да, не любит. А когда это он утверждал обратное? Стас вообще признавался в любви только один раз и явно не Инне. Тот самый романтИк случился у него в нежном четырехлетнем возрасте в детском саду. Объектом страсти была Леночка - дочь воспитательницы. Больше всего Стасику в ней нравились короткие толстенькие косички, за которые было так приятно дергать. Откладывать разговор мальчик не стал:
   - Я тебя люблу, - сказал, как отрезал, Стасик и, в подтверждение своих чувств, дерганул девочку за косу.
   - Ну и дулак, - ответила картавящая Леночка и двинула ему по голове своим горшком. Слава Богу, что хоть пустым.
   Как выглядела Леночка, Стас сейчас практически не помнил, а вот горшок оставался незабвенным на протяжении 22 лет - эмалированный белого цвета в крупный красный горох.
   - Ты меня даже не слушаешь! Кааазёл! - Инна приблизилась к парню и широко замахнулась.
   Стас поймал ладонь на подлете. Инне явно хотелось подправить ему физию и девушка, сопя как еж, пыталась добраться до его лица ногтями. Парень аккуратно заломил ей руку за спину. Стас никогда не применял силу в отношении слабого пола, более того, презирал мужчин, способных поднять руку на женщину, но сейчас с трудом подавил желание отвесить Инне подзатыльник. Девушка продолжала бесноваться, поэтому Стасу пришлось прикрикнуть.
   - Успокойся! - окрик был настолько хлестким, что подействовал не хуже пощечины. - Я не знаю, с чего ты решила, что можешь выдвигать мне ультиматум и пытать командовать. Мы с тобой полгода встречаемся по принципу: встретились, переспали, разбежались. И меня это полностью устраивает. Пойми, я не с тобой не хочу жить, а вообще с любой девушкой. Мой идеал - свободные отношения. Если что-то не устраивает - я тебя не держу, - Стас был предельно спокоен и корректен, чтобы не спровоцировать новый виток визга и претензий.
   Слушая его, девушка перестала дергаться и оглянулась на парня, зло прищурив глаза. Сегодня у неё провал по всем фронтам. Сначала родители пригрозили, что если Инна не возьмется за ум и не бросит вести богемный образ жизни, они существенно урежут ей финансирование. Затем, Стас не оправдал ожиданий - вместо того, чтобы рухнув на колени возблагодарить богов, когда она непреклонным тоном заявила, что им пора жениться и жить вместе, он только хмыкнул. После чего заявил, что он пташка вольная и начинать сезон гнездования в ближайшие лет пять не планирует.
   - Нифига, голубь мой! Я тебя все равно достану! Я... я... я напишу заявление, что ты меня изнасиловал!
   Инна триумфально вскинула голову, но тут же осеклась. Такого выражения на его лице она ещё не видела. Стас смотрел на неё как на редкую гадину, выползшую из-под куста - то ли сразу раздавить, то ли сначала помучить?..
   - Значит так. Сейчас мы с тобой разбегаемся в разные стороны и желательно, чтобы в ближайшее время я тебя не видел и не слышал. Решишь осложнить мне жизнь - подумай дважды. Я умею быть сволочью, хоть и не люблю. А насчет твоей угрозы... Ты помнишь, что я юрист? Сделаю так, что ты своим враньем в зале суда подавишься. Все уяснила?
   Инна поняла, что перегнула палку. Хоть Стас и повел себя как скотина (во всяком случае, она была в этом уверена), расставаться с ним она не хотела. Все-таки найти молодого красивого обеспеченного, у которого над ухом не зудят предки, довольно непросто. Да и в постели Стас её полностью устраивал, даже более того... Значит, нужно сделать вид, что немного перегнула палку и начинать подлизываться.
   - Ну, Стасик, извини, погорячилась, - тут же пошла на попятный девушка, заискивающе косясь на парня. Стас продолжал смотреть на неё холодным взглядом с тем же выражением брезгливости на лице. - Ты же знаешь, я тебя люблюууу.
   Инна, покачивая бедрами, пошла к парню, застывшему в дверном проеме. Она гибким движением скользнула к нему и попыталась провести ладошкой по накачанному бицепсу. Стас небрежно отмахнулся.
   - Ты все сказала? - он легко удерживал девушку на расстоянии вытянутой руки. Инна заторможено кивнула. - Все хорошего.
   После чего аккуратно уцепил девушку за локоть, вывел в коридор и подтолкнул в сторону двери.
   - У тебя не только глаза как у лайки, у тебя и натура кобелиная! - психанула Инна и, громко хлопнув дверью, ушла.
   "Надо же, как я быстро эволюционирую - за две минуты от голубя до кобеля", - хмыкнул про себя Стас.
   На душе было погано. Вот уж не ожидал от Инны такого. То, что девушка стерва, он знал изначально, но что она стерва недалекого ума, открыл только сегодня. Её угрозы Стаса нисколько не взволновали. Мало ли, что взбалмошная девица в запале скажет. Любой, хоть немного знающий Стаса человек рассмеется ей в лицо. Ангелом парень не был, но в отношении женской половины его правила были строги и неизменны - никакого принуждения и применения силы.
   "Ладно, хрен с ней", - решил Стас и задумался об игре, запланированной на следующие выходные.
   Так уж получилось, что о пейнтболе парень знал практически все.
   Несколько лет назад они с отцом создали фирму по организации развлекательных мероприятий. Клоуны, шарики и утренники их не вдохновили, поэтому было решено открыть конно-стрелковый комплекс.
   Пневматика, луки, арбалеты - короче, все из чего можно стрелять, не нарушая закон. Через пару лет добавились парашютный клуб и организация костюмированных боев. Теперь каждое лето на площадке было не протолкнуться от эльфов, орков и прочих толкиенутых товарищей.
   На каждое направление деятельности был приставлен ответственный за это безобразие. Стасу достались парашют и пейнтбольная арена. Прыгнув пару раз с вышки и открестившись от самолета, парень понял, что полет это не его профиль. То ли дело "войнушка"!
   Поначалу Стас участвовал во всех турнирах. Постепенно же он создал свою команду, и играли они отдельно, потому что их уровень был намного выше.
   Эта игра будет сильно отличаться от других. "Старички" уже давно ныли, что им скучно ползать между трубами и ободранными елками арены клуба. Душа требовала русского размаха. Поэтому за малую мзду егерь заповедника "Белодонье"(1) согласился пустить всю эту колду на подведомственную территорию. При этом он очень просил не шугать живность, особенно дикого кабана-производителя по кличке Матюша. Этот кабан был символом заповедника вот уже лет восемь и, ввиду преклонного возраста, мог сдохнуть с перепугу. На вопрос: "Как именно отличить Матюшу?", он получил гениальный по простоте ответ: "А это единственная дикая свинья на весь заповедник". Стас решил, что не будет спрашивать егеря, с кем же тогда размножается Матюша. Мало ли, вдруг ответит.
   К тому же, игра будет продолжаться не стандартные 15 минут, а часа два, потому что расстояние между базами - три километра.
   В этот раз новичков было решено не брать. Но тут взвыла Ева, бывшая одногруппница Стаса. Она собиралась притащить кого-то именно на эту игру. Стасу было, в принципе, все равно, лишь бы количество участников было четным, и он разрешил, не уточнив, кто именно этот новичок. А зря. Потому что с Линой он был знаком, и их первая встреча ему запомнилась навсегда. Такой позор не забывается.
  
   С трудом выпроводив дорогих родственников и перемыв посуду, девушки завалились на кровать в комнате Лиины.
   Ева что-то внимательно рассматривала на потолке, время от времени дрыгая ногой. Линка проследила за взглядом сестры - потолок был совершенно чист и бел. Она тоже подергала ногой - все равно ничего не проявилось.
   - Что ты там так рассматриваешь?
   - У?
   - Я говорю, что ты на потолке увидела?
   - Ничего. Я думаю.
   - Тяжко, наверное, с непривычки-то? - съязвила Лина, повернулась набок и начала её в упор разглядывать.
   Ева непроизвольно поежилась от пристального внимания сестры. В её представлении, именно так смотрят на рабочий материал вивисекторы.
   - Мы через полчаса с Игорьком в кино пойдем, - Ева продолжала задумчиво пялиться на люстру.
   - Надоел? - понимающе улыбнулась Лина. - Вроде до срока ещё два месяца...
   У сестры после развода обнаружился странный бзик - её отношения с мужчинами продолжались ровно полгода. После этого девушка теряла интерес. Когда Ева рассказала сестре об этом казусе, та только махнула рукой - в конце концов, все мы не без тихой грусти, так что эти тараканы ничуть не хуже, чем у других. Устроив женсовет, девушки утешились мыслью, что как только Ева встретит ЕГО, все наладится. Кто такой это таинственный ОН, сестры представляли весь туманно, поэтому решили не переживать раньше времени.
   - Да что-то как-то... - Ева пожала плечами, зевнула и направила стопы в сторону выхода. Лина сунулась было следом, но вспомнила, что переезжать в свою квартиру решила в воскресенье и отправилась баиньки.
   Ева стояла у подъезда и притопывала на месте, как застоявшаяся лошадь. Мама отобрала ключи от машины, мотивируя это выпитым вином. Учитывая, что и в трезвом состоянии от неё шарахались все участники движения, это не было лишено смысла.
   Вечер был довольно-таки прохладным. Готовясь к свиданию, девушка надела короткую юбку и чулки, поэтому попа нещадно мерзла. Кружевные стринги назывались трусами только условно, и согреть никак не могли. Мелькнула подлая мыслишка, что надо было прабабкины панталоны с начесом позаимствовать. Хотя, лечи потом парня от импотенции на нервной почве. Игорек, конечно, в смысле интима затейник, но это было бы слишком круто даже для него.
   Наконец, рядом затормозило такси, из которого почти выпал Игорь. Ева критически осмотрела парня - среднего роста симпатичный брюнет с темно-карими глазами. "И чего мне вечно не хватает?" - спросила она сама себя.
   Тем временем, Игорь, рассыпаясь в извинениях за опоздание, запихнул девушку в машину.
   - Солнце, двигайся ко мне, буду тебя греть, - подмигивание получилось каким-то похабным. Ева поймала в зеркале заднего виде немного испуганный взгляд водителя. Видимо, были прецеденты.
   - Я и так горяча дальше некуда, - отмахнулась она и опять задумалась о своем девичьем.
  
   Фильм Еве не особо понравился. Наверное, потому что почти половину сеанса она благополучно проспала. Кино было о каком-то мужике в юбке и с накрашенными глазами. В руках он таскал здоровенный меч и практически не разговаривал, время от времени дебильно лыбясь. Актер явно не перенапрягся, разучивая диалоги.
   - Это кино про средневековых геев, что ли? - улучив момент тишины, спросила проснувшаяся Ева. Зал был полупустым, поэтому звонкий женский голосок прозвучал очень громко. Сзади кто-то заржал. Игорь шикнул на девушку, не отводя глаз от экрана. Девушка начала следить за сюжетом. Как выяснилось, главному гаду нужна была девственница. Искомая прелестница не находилась в течение двадцати лет.
   "Надо же, как государство сексуально революционировало, ни одной невинной девы не осталось", - присвистнула про себя Ева. Когда она узнала, что девица злодею нужна не для пользования по прямому назначению, а чтобы покапать кровью на какой-то намордник, девушка окончательно уверилась, что фильм про извращенцев, и уснула со спокойной совестью.
   Она только успела худо-бедно свернуться клубком в кресле, как пошли финальные титры.
   - Ерунда какая-то, а не фильм, - вынесла Ева свою рецензию.
   Игорь даже подпрыгнул от возмущения:
   - Ты что, это же культовая сага о Конане! Да там... - далее последовал пространственный монолог о похождениях этого варваре. Причем парень так рассказывал, как будто знал не только главного героя, но и всех его родственников.
   Ева не перебивала, но особо и не прислушивалась, периодически кивая и угукая. Она поклялась себе, что следующий любовник будет старше её лет на десять минимум. Надоели ей ровесники - вечно то по сети играют, то еще какой хренью начинают страдать.
   Когда доехали до квартиры Евы, девушка зевала так, что рисковала получить вывих челюсти. Видя это безобразие, Игорь символически поприставал, не особо надеясь на взаимность.
   - Давай я тебе утром покажу небо в алмаз и тридцать три позы из Камасутры? - предложила сонная девушка, кутаясь в одеяло.
   - Ну, смотри, поймаю на слове...
  
   Ева проснулась от громогласного "Мяаауууу!" над ухом. Часы показывали 03-56, Игорь сладко посапывал на соседней подушке. Степан повторил свой призыв. Кот очень ревниво относился к своей хозяйке - стоило ей оставить любовника на ночь, у Степана просыпалась его коварная кошачья натура. В ход шли все подлости - пометить обувь, заныкать носки, отгрызть пуговицы...
   По особым интонациям в голосе любимца, Ева определила, что кот просит есть. Супер! Это в четыре утра!
   - З-з-заглохни! - прошептала Ева коту, косясь на Игоря. Тот продолжал дрыхнуть, время от времени причмокивая. "Тоже жрать хочет, что ли?",- хихикнула она про себя.
   Степан молчал ровно три минуты. Его следующий вопль был ещё громче и противнее. Умная скотина голосила теперь из коридора.
   Ева, кряхтя как старая бабка, сползла с кровати, накинула халатик и на цыпочках вышла из спальни. Прикрыв дверь, она, уже не таясь, побежала за котом. Степан, поскользнувшись на повороте, влетел в кухню и забился в щель между столом и холодильником.
   - Выходи, сволочь! - девушка попыталась достать паршивца, но поняла, что не дотягивается каких-то пять сантиметров.
   Ева пару минут молча посверлила взглядом Степана. Раскаивания на кошачьей морде не наблюдалось.
   Девушка, демонстративно зевая, вернулась в спальню и затаилась возле двери. Если её расчет был верен, Степан только начал входить во вкус. Но следующие десять минут царило полное безмолвие. Даже Игорь перестал чмокать. Спать хотелось всё сильнее, босые ноги начали мерзнуть. "Ладно, утром поймаю эту мохнатую тварь", - решила она, быстро разделась и заползла под теплый мужской бок. Глаза закрылись, и она провалилась в сон.
   Еве снился её босс... Они вдвоем сидели в его кабинете и играли в домино. Он внимательно посмотрел девушке в глаза. Молчание затягивалось. Наконец, он глубоко вздохнул:
   - Милая, я давно хотел тебе сказать...
  
   - Мяааааууурррр!!! - Степан решил не мелочиться и уселся между подушками.
   - Все, достал!!! Я тебя удушу, воротник недобитый!
   Громко топая, девушка понеслась за котом. Степан не стал оригинальничать и снова спрятался в уже родной щели. Но Ева уже озверела и сразу бросилась в ванную за шваброй. Следующие несколько минут на кухне кипел бой. Степан орал и шипел, Ева только шипела, зато матом.
   - Что ты делаешь? - ошарашено спросил Игорь, стоя на пороге. Вид у него был откровенно недоумевающий. Кот воспользовался заминкой, выскочил из кухни и пулей понесся прятаться под кроватью.
   - Да жрать он, видите ли, хочет!!! - рявкнула Ева, продолжая стоять на четвереньках и сжимая швабру.
   Игорь шарахнулся в коридор.
   - Знаешь... Это... Пойду я, сегодня на работу рано... Завтракать не хочу! И кофе тоже не буду!!! - к концу фразы его голос сорвался на фальцет.
   - Какая работа? Ты же ди-джей, на работу к десяти вечера!
   - Я лучше сейчас, пока пробок нет!
   Игорь метался по спальне, торопливо одеваясь. Носки он запихнул в карманы и, покосившись на Еву, шмыгнул в прихожую. Через несколько секунд дверь хлопнула.
   Ева ничего не понимала. Так торопливо мужики от неё ещё не убегали. Она пожала плечами и спокойно пошла досыпать. Проходя мимо зеркального шкафа, она вздрогнула: оттуда на неё смотрела натуральная ведьма - лохматая, лицо притухшее, красные глаза с темными кругами под ними, одетая в стринги, но... со шваброй в руках. Девушка коротко взвизгнула. Потом начала хихикать, постепенно смех перешел в истерическое ржание.
   - Степ, вылезай. Он теперь точно не вернется! И даже не нужно придумывать, как его вежливо послать!
   Эта радостная мысль была последним, о чем успела подумать девушка, проваливаясь в сон.
  
   Лина тихо рыдала. Слезы катились по щекам, соскальзывали на шею и впитывались в шифоновый шарфик, называемый мамой "кусочком культуры". Видимо, это был тонкий намек на отсутствие в облике дочери других цивилизованных элементов. Руки дрожали, грозя в любой момент выронить мобильник, прижатый к уху.
   - ... а потом он шустро оделся и сбежал! - ржала Ева в телефон. - С одной стороны хорошо, что не нужно ничего ему объяснять, а с другой - обидно. Так что я теперь в расстроенных чувствах.
   Водитель маршрутки резко затормозил, но Лина, зажатая со всех сторон другими пассажирами, даже не шелохнулась. Где-то спереди раздался тонкий мужской взвизг - похоже, что там кому-то что-то отдавили. Девушка вытерла мокрые щеки и попыталась отдышаться.
   - Короче, сегодня празднуем и мою свободу.
   - А ничего, что мы будем зажигать в том же клубе, в котором Игорь работает?
   - Ты что? В этом самый смак! Мне пора, до вечера. Чмоки-чмоки!
   Наконец, девушка выпала на своей остановке, с трудом выдрав из недр автобуса свой рюкзак. На скамейке её уже ждали неразлучные близняшки.
   - Линка!!! - от слаженного вопля в две глотки в разные стороны прыснула стайка воробьев, а на противоположной стороне дороге испуганно заорал младенец в коляске. Мамочка метнула на девушек разъяренный взгляд, но до конфликта решила не доводить. - У нас сегодня занятия отменили!
   Это настораживало. Последний раз лекции отменяли во время эпидемии гриппа в прошлом году.
   - Позвонили, что здание академии заминировано? - было единственным предположением девушки.
   Близняшки подхватили Лину под руки и поволокли в сторону студгородка:
   - Ты в курсе, что у нас в следующем месяце выборы ректора? - вопрос не то чтобы поставили Лину в тупик - она что-то такое слышала, но связь не уловила. Выбирать-то не студентам. В принципе, ей было все равно, чья подпись будет стоять в дипломе, лишь бы дали заветную бумажку. - А главный кандидат - друг нашего митрополита. Поэтому мы сегодня всем колхозом идем сопровождать мощи какого-то святого!
   За этой занимательной беседой девушки даже не заметили, как дошли до своего корпуса. Возле входа стояла толпа студентов человек в тридцать. Какой-то замученный аспирант залез на лавочку и вещал оттуда, как Ленин с броневика:
   - ... дружными рядами идем по проспекту до храма. Там стоим и создаем впечатление неземной радости от участия в этом мероприятии. Если кто-нибудь начнет глумиться - получит выговор от декана и по шее от меня.
   Народ недовольно всколыхнулся:
   - Последней радости лишают...
   - Лучше мы на занятия пойдем - все равно сегодня только физкультура!
   - А чьи мощи-то? - подала голос Ира.
   Вопрос поверг всех присутствующих в размышления. Аспирант почесал затылок и выдал:
   - Человеческие...
   Под дружный гогот и шутки он мучительно покраснел и слез со скамейки. Студенты ещё бы поприкалывались над несчастным, но рядом нарисовались несколько преподавателей, среди которых Лина заметила неуловимого Мазуровского. Девушка протиснулась поближе. Хватать своего препода за руки она посчитала не совсем приличным, поэтому пристроилась за спиной, не сводя пристального взгляда с его затылка. Николай Вячеславович пару раз передернул плечами и не выдержал такого агрессивного внимания.
   - Вы что-то хотели, Евангелина Александровна? - не оборачиваясь, спросил он. Мазуровский был одним из немногих преподавателей, которые называли студентов исключительно на "вы" и по имени-отчеству.
   - Я хотела узнать насчет отработки...
   - Давайте так - если вы сегодня сможете сказать, какую именно часть тела составляли мощи, я буду считать, что вы мне ничего не должны. Согласны?
   Лина даже подпрыгнула от радости - честно говоря, она действительно побаивалась преподавателя:
   - Конечно! - и приготовилась ждать появления мощей с энтузиазмом голодной собаки.
  
   Процессия направлялась от здания духовной семинарии до свежеотстроенного храма - гордости нового митрополита. В течение почти двадцати лет стройка представляла собой огромный котлован, поросший бурьяном и зарослями сирени, которые облюбовала местная молодежь. Чем там занималось подрастающее поколение точно известно не было, но это явно были не душеспасительные беседы.
   Полицейское сопровождение больше зевало, пригревшись на весеннем солнышке, чем высматривало потенциальных нарушителей спокойствия. Все было чинно и пристойно - семинаристы в странных черных нарядах, которые Маришка тут же окрестила "платьишками", важно вышагивали позади раки, готовые лечь костьми - пардон за тавтологию - за мощи; бабушки в белых платочках удовлетворенно улыбались и время от времени начинали вразнобой старательно креститься. Линка долго наблюдала за действиями старушек, но так и не смогла уловить алгоритм их действий. Некоторый диссонанс вносили студенты-медики. Поскольку заранее о предстоящем мероприятии их никто не предупредил, то они блистали отнюдь не каноническими нарядами. Большинство девушек были в джинсах и, по случаю теплой погоды, топиках, назвать которые пристойными можно было, только сильно им польстив. Лина щеголяла в широких штанах защитного цвета, бандане в стиле милитари и темно-серой футболке с надписью "Кошерная еда" на груди. Поскольку надпись была на иврите, то особых нареканий со стороны окружающих не вызывала. Футболку привезла Ева прошлым летом из Питера и очень просила не показываться в ней в знаменитом "еврейском квартале". Прибить не прибьют, но по шее накостылять могут.
   "Крестный ход", как тут же назвали это мероприятие студенты, потихоньку подползал к конечному пункту. Лина с нетерпением ждала возможности поближе глянуть на сопровождаемые останки. Идти на отработку очень не хотелось, поэтому девушка кинула клич одногруппникам. В светлых головах созрел коварный план. По сценарию праздника во внутреннем дворе храма раку с мощами должны были поставить на небольшом постаменте, чтобы все присутствующие могли поклониться святыне. Студентам нужно было пробиться первыми и хотя бы минутку сдерживать прочих верующих, пока Лина с Вадиком - единственным студентом академии, знавшим анатомию действительно на "отлично" - классифицируют останки.
  
   У Николая Вячеславовича ещё утром появилось какое-то нехорошее предчувствие. Когда узнал, что именно ему предстоит отвечать за примерное поведение студентов - оно существенно усилилось. А увидев, что его подопечные ломанулись к саркофагу, понял, что попал.
   Трое крепких парней расчищали подход, вежливо отодвигая паломников и вызывая счастье своим религиозным рвением. Сразу за ними расположись Лина и Вадим. Они буквально прилипли носами к стеклянной вставке. Потом подняли головы и недоуменно переглянулись
   - Это что вообще такое? - прошептала Линка.
   - Кость.
   - Да я вижу, что не деревяшка! Откуда ЭТО может быть? - её возмущение было вполне понятно - на вышитой подушечке лежал кусочек размером сантиметра два на три.
   - Это точно не пальцы...
   - Ой, спасибо, благодетель! - пропела вполголоса Лиина. - Осталось всего-то каких-то двести пятьдесят костей на выбор. Думай быстрее, а то на нас уже нехорошо смотрят, - добавила девушка, оглянувшись по сторонам.
   Тем временем, остальной народ недовольно возроптал. Чтобы отвлечь прочих истово верующих, Мариша затеяла громкий теологический диспут на тему "Мужик изображен на этой иконе или все-таки женщина?"
   - Давай я её сфоткаю, посмотрим по атласу. А ты пока Мазуровскому на глаза не показывайся.
   - Я по любому к нему в ближайшее время не подойду, - Линка внимательно посмотрела на препода. Назвать выражение его лица разъяренным было бы явным преуменьшением.
   Священнослужители пытались оттеснить молодежь посредством божьего слова и взмахов кадила. Батюшка, стоящий сразу за постаментом испуганно перекрестился и самоустранился, резво взбежав по ступенькам и скрывшись за дверьми храма.
   - А говорят, что молодежь нынче в Бога не верит! - восхитилась какая-то бабуся в цветастой шали. - Вон как спешат святым мощам помолиться!
  
  
   - Вы что творите?! Вы же чуть не сорвали церковное торжество! Скажите спасибо, что в отделение не забрали. Позорище! - Николай Вячеславович расхаживал взад вперед перед выстроившимися шеренгой студентами. Для полноты картины не хватало только хорошо освещенной стенки и отряда стрелков. - Да вы понимаете, ЧТО с вами ректор сделает?! И со мной заодно... - убитым голосом закончил Мазуровский и с трудом сдержал порыв вцепиться себе в волосы.
   - Да вы не переживайте, Николай Вячеславович! - слово от провинившихся взяла Ириша. - Скажите, что мы все разом впали в религиозный экстаз.
   - Тогда, скорее, в маразм! - зашипел препод. - Вы же, прорываясь к мощам, чуть не затоптали митрополита! Да, кстати. Где Сотникова и Красин?
   Ириша замялась и опустила глаза:
   - В туалете...
   - И что они там вдвоем делают?
   Ира закусила губу и сделала попытку засмущаться:
   - Нуууу... - после чего все-таки немного покраснела и хихикнула.
   Мазуровский почувствовал, что начинает и сам заливаться краской. У него было несколько предположений, зачем парень с девушкой могут уединиться в туалете. И ни одно из них не было приличным.
   - Где?
   - Там. - Ира ткнула пальцем в сторону общежития. Из открытого окна на первом этаже доносились какие-то подозрительные звуки.
  
   Тем временем в санкомнате
  
   - Нет, это не подходит. Нужно побольше.
   - А это?
   - Теперь поменьше, - все равно не соглашалась Лина. - И подними повыше - неудобно же.
   - На тебя не угодишь! Лучше переворачивай быстрее...
   - Это тебе не котлета, чтобы спешить перевернуть.
   Лина и Вадим, споря вполголоса и время от времени сверяясь с фото на экране мобильника, шустро листали анатомический атлас. Судя по состоянии обложки, книга была издана ещё при царе Николае, причем не факт, что Втором. Между страницами огромного фолианта хранилось какое-то сено. То ли кто-то с его помощью икебану мастерил, то ли это была такая замысловатая отпугивалка для грызунов. И если второе, то травка явно не помогла - у книги был погрызен корешок и объедены уголки.
   - Вадик, ты осторожнее давай! Нас Нина Васильевна за атлас убиблиотекарит!
   Нина Васильевна Серова была бессменной владычицей царства книг и журналов. Создавалось впечатление, что возводились города, рушились империи и творились революции, а она все также сидела в своем темном углу, кутаясь в поеденный молью пуховый платок над стаканом с чаем. Единственное, что могло вывести индифферентную старушку из себя - это порча казенного имущества. Причем Нина Васильевна каким-то фантастическим образом досконально помнила все повреждения каждой книги. Так вот, стоило нанести ущерб печатному слову, как Серова материализовалась перед хулиганом и подбирала свое, индивидуальное для каждого, слово, но уже зачастую НЕпечатное. В дальнейшем, грозная библиотекарша называла провинившихся студентов только этим прозвищем. Линка, например, была "бестолковицей".
   - Кстати, Вадь, а как она тебя называет?
   Вадик что-то буркнул себе под нос и ещё глубже зарылся в знания.
   - Ну, Вааадь...
   - Да никак! Я, в отличие от некоторых, ничего не портил.
   - До этого момента может и не портил, - согласилась Лина, провожая взглядом упорхнувший на грязный пол раздел "Верхние конечности".
   Вадик побледнел и с трудом выдавил:
   - Она же мне их оторвет...
   - Кого "их"?
   - Верхние конечности... - практически замогильным голосом ответил скорбящий друг.
   - А я-то подумала... - Линку отвлек звяк мобильника.
  
   MARiNE: Вы скоро? К вам Мазур рвется.
  
   Sotona: Что-то заподозрил?
  
   MARiNE: Непотребство
  
   Sotona: ???
  
   MARiNE: В интиме он вас заподозрил
  
   Sotona: На здоровье. Задержите!
  
   MARiNE: Пытаемся. Быстрее давайте.
  
   - Нашел! Я нашел!!! Смотри, - Вадик ткнул Линке в лицо пыльный том. На развороте красовались чьи-то раздробленные челюсти и разбросанные в художественном беспорядке зубы. - Видишь?
   - Вижу, - на всякий случай согласилась девушка. - А что именно ты мне показываешь?
   - Ну, ты правда бестолочь! Это фрагмент нижней челюсти. Поняла теперь?
   - Ты не обзывайся. Или напомнить, кто за тебя два года высшую математику сдавал?
   - Да помню я все, - Вадик схватил Лину за руку и посмотрел с надеждой бездомного щенка. - Ты мне с Маришкой поможешь? - атлас упорно не хотел помещаться в его рюкзак, поэтому парень поднатужился. В сумке что-то треснуло, и книга рыбкой ушла в недра.
   - Куда ж я от вас, влюбленных, денусь. Мы сегодня будем в "Серебре", подходи часам к одиннадцати. Будем нашу Марусю тобой очаровывать.
   - Ты настоящий друг! - Вадик сжал Линку в медвежьих объятиях, от которых она издала что-то средней между охом и хрюком, и чмокнул в нос.
   - Запомнила, что Мазуровскому говорить? Ты лучше близко не подходи, издали крикни: "МандИбуля"(2)!
   - Как-то это нецензурно звучит, - хмыкнула девушка.
  
   Sotona: Мы выходим, отвлекайте
  
   MARiNE: )))
  
  
   - Ага, язык медицины вообще так певуч и благозвучен, - улыбнулся Вадик и приобнял Лину за талию.
   С Мазуровским они встретились в дверях общежития. Препод окинул их подозрительным взглядом:
   - Вы где были?
   - Я Сотникову успокаивал. Она верующая и при виде святыни расплакалась от счастья, - парень постарался незаметно ткнуть Лину пальцем под ребро, но немного не рассчитал силу, девушка сдавленно охнула и вытаращила глаза. - Видите? До сих пор никак в себя прийти не может!
   - То-то я на её наряд смотрю и понимаю - она практически ортодокс!
   - Николай Вячеславович, я кость опознала. Это фрагмент нижней челюсти, - отмерла Лина и постаралась поскорее скрыться от подозрительного взгляда препода.
   - Ладно, будем считать, что практикум вы отработали, - девушка облегченно вздохнула, но следующая фраза заставила её вновь замереть на месте. - В конце концов, вы мне через месяц ещё экзамен сдавать будете. И учитывая сегодняшнюю выходку, начинать готовиться к нему вам нужно с завтрашнего дня!
   Лина немного побледнела и проблеяв: "Тогда я пошла!" вылетела к подругам.
   - Вы, надеюсь, хоть атлас-то из туалета забрали? - Мазуровский засмеялся при виде обалдевшего лица Вадима. - Почему студенты вечно забывают, что все преподаватели когда-то были на их месте? - и с этими словами он обошел ошарашенного парня и скрылся.
  
   Линка ужом ввинтилась между одногруппниками, обсуждавшими возможные лишения, которые им грозили за произошедшее. Больше всех возмущался староста:
   - Вечно из-за тебя в какое-нибудь дерьмо попадаем! - он возмущенно ткнул пальцем в сторону Лины, за что тут же был шлепнут по руке Иришкой:
   - Чего ты к ней привязался? Не нравится - не участвуй! Зато хоть развлеклись, а то я чуть стоя уснула, как лошадь. А Мазуровский нам ничего не сделает. Он суров, но справедлив. Попомните моё слово, ещё и перед ректором нас прикроет.
   - Ребят, простите меня, - виноватым голосом прошептала Лиина, - Я, действительно, не подумала, что он на вас может отыграться. Теперь Мазур на экзамене с живых не слезет...
   - А что, когда-то было по-другому? Не бери в голову, сдадим. Ты же нам подсказывать будешь? - Вся группа замерла в ожидании ответа. Лина не была зубрилкой или гением, но обладала почти фотографической памятью и могла воспроизвести большую часть выученного перед экзаменом практически вплоть до запятой. Для этого ей нужно было только закрыть глаза и немного сосредоточиться. К сожалению, эти знания проявлялись на сетчатке каким-то образом миную головной мозг, поэтому написать-то она все могла, но с объяснениями было намного сложнее.
   - Естественно! - девушка заметно повеселела, заметив, что друзья не держат на неё зла. - И вообще, давайте канать отсюда, пока Мазуровский не вернулся!
  
   Поскольку освободились девушки намного раньше ожидаемого, Лина прихватила близняшек и отправилась на свое новое ПМЖ. Родителей отца она помнила очень плохо - они погибли в автокатастрофе, когда Лина ещё не пошла в школу. Единственное яркое воспоминание, оставшееся о них - это запах выпечки. Её бабушка, Татьяна Сергеевна, очень уважала домашнюю кухню и с удовольствием возилась с тестом.
   Когда они вошли в небольшую прихожую, Лине почудился запах ванили. "Или квартиранты забыли пакетик со специями, или у меня уже глюки пошли. Скоро начну видеть таинственные сияния и шарахаться от черных кошек", - посмеялась про себя девушка, закрывая дверь.
   - А ничего так. Уютненько, - Мариша уже пробежала по комнатам, раздвигая везде шторы и распахивая окна. - Пыльно, правда... Хорош в прихожей топтаться, раздевайтесь, хватайте тряпки-веники и айда чистоту наводить!
   - Хозяйственная ты наша... И кому такое чудо достанется... - Ира хитро покосилась на сестру. - Какому царевичу-королевичу наша Марья-искусни... - Ей в лицо прилетела диванная подушка. - Совсем обалдела?! Мало ли кто чем на ней сидел, а ты мне её в лицо!
   Девушки с любопытством посмотрели на поднявшееся облако пыли почему-то грибовидной формы. Ира старательно прокашлялась и вопросительно посмотрела на Лину.
   - Ну, физики-ядерщики у нас квартиру не снимали. В последнее время. Наверное... - пожала плечами хозяйка помещения. Ира пулей помчалась в ванную оплевываться и умываться.
   Лина присела на подоконник рядом с задумчивой Мариной. С высоты третьего этажа просматривался почти весь двор. В нарядно раскрашенной песочнице сидели две маленькие девочки, старательно ковыряясь совочками.
   Напротив окна на ветке старого каштана важно прохаживалась, чеканя шаг, ворона. Она остановилась, внимательно присмотрелась к девушкам и, оглушительно каркнув, сорвалась вниз. Девушки подпрыгнули от неожиданности и едва не последовали за наглой птичкой.
   - Тьфу, напугала, зараза! - Марина схватилась за грудь, но почему-то с правой стороны. Она с надеждой проследила за падением "птицы счастья". - Успела-таки крылья раскрыть, - недовольно проворчала юная ворононенавистница.
   - Скоро лето... - помолчав, задумчиво протянула Марина. В тишине квартиры было слышно, как Ира в ванной в полголоса ругается из-за отсутствия полотенец.
   - Угу...
   Лина незаметно наблюдала за подругой и размышляла об обещании, данном Вадиму. А грозилась она, ни много ни мало, помирить этих баранов.
  
   Их история любви была довольно обычна. Девочка-отличница не самой блестящей внешности и обладательница отнюдь не ангельского характера влюбилась в первого красавца своего курса. Но, к удивлению многих и в первую очередь самой Маринки, он ответил ей взаимностью. Они встречались почти год, нередко ругались из-за какой-нибудь ерунды, но никогда даже мысли не допуская о расставании, когда вмешалась местная "звезда полей" Лизавета Громова. Она решила, что негоже какой-то серой мыши занимать место рядом с Вадимом, которое ей, Лизавете, подходило намного больше. Начала она, как ей показалось с более слабого противника - Марины. Сначала в ход пошли подколки, потом откровенные издевки, но будучи посланной по матушке, причем прилюдно и в очень невежливой форме, отстала. Зато буквально прилипла к Вадиму. То конспект возьмет переписать, то подсказать на семинаре, ведь он "таааакой умный!". Поначалу парню льстило такое внимание, но постепенно начало его утомлять, тем более, что он замечал реакцию Маринки, которая, в конце концов, не выдержала и однажды ехидно поинтересовалась:
   - А о чем ты сегодня на перемене с Лизкой интимно шептался?
   - О практике, - отрезал Вадим, прекрасно понимая, куда клонит его девушка. Ему и самому надоело рвение Громовой и тут, то ли мужская дурь взыграла, то ли он гороскоп с утра не прочитал, в котором прямым текстом указывалось: "В возможных конфликтных ситуациях сегодня лучше промолчите", но он задал роковой вопрос. - А тебе что-то не нравится?
   - Ну, что ты! Все просто зашибись! Только вот если я попытаюсь с каким-нибудь парнем обсудить учебу, практически зажавшись посреди коридора, ты будешь недоволен!
   Слово за слово они поругались и сгоряча решили расстаться. Одумались уже на следующий день, но поскольку оба считали себя правыми - а как же иначе! - то мириться первым никто из них не желал. На людях они были неизменно вежливы и спокойны, но частенько по ночам Лине приходилось по телефону успокаивать то одного, то другую.
   Вся группа уже почти месяц с интересом наблюдала за этой эпопеей. И только двум студентам было неинтересно и грустно: Ире, которая переживала за сестру и Лине, у неё причин было целых две. Первая - хотелось, чтобы её друзья перестали, наконец, дурить, сели и нормально поговорили, потому что эти двое действительно любили друг друга, но из-за непростых характеров никак не желали уступать. Вторая - и Вадим, и Марина избрали Линку практически семейным психологом и по очереди изливали на неё свои чувства и претензии друг к другу. Девушка некоторое время терпела, но потом заявила, что она "сначала двинет ему в козлиный лоб, потом этой овце по загривку, а затем запрет их в каком-нибудь чулане, чтобы они там или помирились, или прибили друг друга, но перестали, наконец, выносить ей мозг!"
   Друзья обиделись и несколько дней с ней не разговаривали, что было расценено Линой как высшее благо. Но счастье было недолгим, и она уже подумывала об осуществлении своей угрозы, как к ней подошел Вадим и огорошил:
   - Я хочу с Мариной помириться, но не знаю как. Поможешь?
   - Блин, может мне с вас начать деньги брать за сеансы психологической разгрузки?! - начала она, но осеклась, поняв, о чем он просит. - Серьезно?
   - Да, только мне кажется, что она меня разлюбила...
   Лина хотела было посоветовать перекреститься, но у парня был такой несчастный вид... А если вспомнить, что вчера Марина полдня рассматривала вопрос "Вадим - любовь всей моей жизни или так, хрен с горы?", то желание относительного покоя и отсутствия рядом кислых рож стало почти нестерпимым.
   - Ну, давай сочинять план по захвату объекта "Марина Зайцева"!
   О том, что эта крепость готова сдаться без боя, она решила не упоминать.
  
   - Лин... А Вадик про меня ничего не говорил?.. - Марина рассматривала радиатор батареи так, как будто ничего более захватывающего в жизни не видела.
   - Ты с какой целью интересуешься? Помнится, несколько дней назад я слышала: "Ну его нафиг! Это было временное помутнение рассудка!" - Лина старательно скопировала Маринины интонации.
   - Люблю я его! - Маринка всхлипнула и прижала ладошки к глазам, пытаясь сдержать слезы. - Ничего не могу с собой поделать... - под конец фразы она окончательно сбилась на плач.
   - Успокойся! - Линка испуганно дернулась, прижала Марину к своему плечу и начала потихоньку укачивать, в тщетной надежде успокоить. - Зайка, перестань, не плачь. Он тебя тоже любит, я уверена. Просто он парень, а мужики в этом плане на всю голову ушибленные... - Она крепче обняла подругу. Марина уткнулась лицом ей в шею и продолжала тихо всхлипывать. Когда Ира показалась в комнате, она уронила с трудом найденное полотенце и метнулась к сестре.
   - Чего она? - тихо, одними губами спросила Ира, обнимая страдалицу за другое плечо.
   Лина закатила глаза и так же ответила:
   - Вадим.
   - Марин, хватит тебе рыдать. Я понимаю, что во время плача калории расходуются, но давай лучше с спортзал сходим? - по опыту Ира знала, что успокаивать Маринку дохлый номер, её можно только чем-нибудь отвлечь.
   - Вот видишь! Она меня не понимает, а ещё сестра называется! - и ещё теснее прижалась к Лине.
   - Я не вижу, зато чувствую, что ты об мой шарф сопли вытираешь. Я не в претензии, но стирать его будешь сама.
   - Какая ты мелочная! Я тут страдаю, я ты какую-то тряпку для меня зажала...
   Линка подумала было обидеться, но не стала и со словами:
   - Для тебя ничего не жалко, дарю! - сдернула с шеи злополучную удавку и, удерживая двумя пальцами, широким жестом протянула Марине.
   Шарфик уныло обвис. Помимо следов слез и соплей, он цвел разводами от потекшей туши и пятнами от помады. Марина прикинула состояние своего макияжа и затянула новую песню:
   - Кроме того, что я несчастная, я теперь ещё и страааааашная...
   - Да ты по жизни страшная, чего только теперь расстроилась? - рубанула с плеча Ира и попыталась сбежать.
   Шоковая терапия сработала. Сестра не оценила такой экстравагантный комплимент и, утеревшись рукавом, попыталась дать подзатыльник, но промазала.
   - Помолчала бы, убогая. Мы же на одно лицо! - но обидный эпитет отвлек от слез и она заметно успокоилась.
   - Вы у меня обе умницы, спортсменки, а если тебя, Ир, расчесать, а Марусю умыть, то ещё и красавицы! - Лина погнала подруг в ванную и следующие полчаса пыталась вернуть им человеческий вид.
   Её грызли сомнения. С одной стороны Марина её подруга и пересказать разговор с Вадиком святое дело. С другой - Вадим тоже не чужой, тем более что просьба была конфиденциальной. Она привыкла держать слово, но соблазн был велик как никогда. Если поговорить с Мариной, то уже сегодня вечером они помирятся, в этом можно не сомневаться. Вот только вынесут ли из случившегося урок, о том, что нужно не только любить друг друга, но и доверять? Здесь уже возникали определенные сомнения. Поэтому Лина решила промолчать. В конце концов, не маленькие, сами разберутся.
   Как оказалось, вытряхивание пыли из всех щелей, мытье окон и прочие занятия по приведению жилища в божеский вид, заняли гораздо больше времени, чем девушкам казалось вначале. Маришка, быстренько свернув душевные терзания и возвратив себе позитивный настрой, так рьяно взялась за управление мероприятиями по наведению чистоты, что уже через пару часов Лина усомнилась в прелестях отдельного проживания.
   - Все, я больше не могу, - простонала Ира, стоя на четвереньках перед унитазом и сжимая дрожащими руками туалетный ершик. - У меня коленки болят, поясницу ломит, в глазах темнеет и уже почти жить не хочется!
   - Налицо все признаки депрессии, - подала голос Лина, которая в это время пыталась выгнать из-под ванны жирного паука. Насекомое бомжевать явно не хотело, потому забилось в дальний угол и категорически отказывалось его покидать.
   - Истину глаголете, коллега! - Мариша, шурша газетой, полировала кухонное окно. - Вот уже и суицидальные мысли пошли. А чем это лучше всего лечится? Правильно - физическими упражнениями и ударным трудом!
   Ира бросила сумрачный взгляд на до отвращения жизнерадостную сестру и прикинула - попадет она в неё ершиком или нет? И если да, то что ей за это будет? Так и не решив вопрос самостоятельно, она обратилась к виновнице торжества:
   - Лин, можно я в неё орудие труда брошу?
   - А что у тебя в руках? Тряпка?
   - Нет, ершик для унитаза.
   - Можно, но за последствия я не ручаюсь. Ладно, хрен с тобой, живи насекомое, все равно скоро сдохнешь! - в сердцах бросила Лина и показалась в коридоре.
   - Это ты мне? - обалдела от такого сердечного напутствия Ириша.
   - Паук под ванной завелся. Я только к нему, а он дохлым прикидывается... Неспортивно как-то безвольного противника добивать...
   - Ещё чуть-чуть и я сама навечно у тебя поселюсь, ослабнув от непосильных нагрузок, - вздохнула Ира, норовя свернуться клубком вокруг фаянсового трона.
   - Опять полночи в сети сидела? Если хочешь, можешь сразу в ванной поселиться - один жилец там уже есть, хоть скучно тебе не будет. Сплетете себе семейное гнездышко, заведете мохнатых детишек... Мух я вам, так и быть, буду на бедность подкидывать.
   - А если это он, а не она? - заинтересовалась Ира.
   - Тогда все то же самое, но без паучат. Звиняй, подруга, тут наука бессильна, - пожала плечами Лина и охнула от боли в спине.
   - Не трогай страдальца - пауки к деньгам! - авторитетно заявила Мариша, присоединяясь к подругам.
   - А мыши? - Лина так и не разогнувшись, напряженно рассматривала малюсенькую дырочку за плинтусом. Умом она понимала, что в эту щель не сможет протиснуться даже дистрофичный таракан, но... Она могла недрогнувшей рукой препарировать проформалиненные останки и спокойно вживую следить за ходом операции, но вид мыши повергал её в ужас и трепет. При этом она прекрасно сознавала иррациональность своего страха - ведь не съест же её один маленький грызун - а сделать с собой ничего не могла.
   - А мыши - к порче мебели, - усмехнулась Ира, прекрасно осведомленная о фобии подруги. - Заведи себе кошку. Или у сестры в аренду Степу возьми...
   - Действительно, дай ей, наконец, возможность наладить личную жизнь, - поддержала Марина. - А то этот кот хуже пояса верности.
   Подруги незло посмеялись над проблемами Евы с добродетельным питомцем и решили заканчивать этот припадок трудолюбия. Уже в прихожей, обуваясь, Лина вспомнила:
   - Мариш, надень сегодня голубое платье, - попросила она и подмигнула недоуменно вздернувшей бровь Ире. Марина в это время наклонилась, завязывая шнурки, и пропустила этот обмен жестами:
   - Зачем?
   - Так надо, - отрезала Лина. - Вечером узнаешь!
  
   ******************
  
   - Этот твой знакомый хоть правила знает? - Стас одной рукой управлял машиной, а другой прижимал к уху телефон. Да, это запрещено, но гарнитуру от мобильника он потерял ещё на прошлой неделе, а купить новую все время забывал.
   - Вот ты и объяснишь! - голос у Евы был подозрительно довольным. - Только помни, что свое принципиальное согласие ты уже дал, а участие в игре - подарок на день рождения, так что идти на попятный уже поздно.
   Стас насторожился и, с трудом отыскав свободное место, припарковался.
   - Ты сейчас о чем? - что-то подсказывало парню - то, что он сейчас услышит, ему сильно не понравится.
   - Ну... Это не он, а она.
   "Плохо, но не смертельно" - подумал Стас. Девушек в пейнтболе было немало, взять, к примеру, ту же Еву. Но её он уже много лет воспринимал как друга, а не как красивую женщину. Но вот какая-нибудь фифа, снимающая маску во время игры, что строжайше запрещено правилами, чтобы посмотреть, не сломала ли она в горячке боя ноготок, может стать проблемой.
   - Давай уже договаривай, ведь это ещё не все?
   - Провидец! - восхитилась Ева. - Ты её знаешь.
   Стас очень хотел бы увидеть лицо собеседницы, уж слишком ласково и успокаивающе она говорила.
   - Её зовут Лина. - Имя затронуло какие-то смутные ассоциации, но ничего конкретного Стас вспомнить не смог. - Это моя младшая сестра, - добила его Ева.
   - Твою мать! Ты издеваешься? - зашипел Стас, попутно заметив, что не зря заранее остановил машину. - Я её каждый день вспоминаю, как бреюсь перед зеркалом!
   - Чего ты так разорался, сердце моё? Ну, отметелила тебя девчонка, так об этом знаем только мы трое. А шрамы украшают мужчин, ещё спасибо ей должен сказать! И потом, она же извинилась.
   - Ага, как же, помню: "Извини, но ты, придурок, сам виноват, нечего к беззащитной девушке подкрадываться!"
   - Вот видишь, сестренка с младых ногтей умеет четко обосновывать свои действия. И вообще, что ты взвился, как будто тебя за подписью петиции в поддержку гей-парада застали? Она уже выросла и практически поумнела.
   - Практически?
   - Не цепляйся к словам! Так что, проведешь вводный инструктаж?
   Стас задумался. Как обладателю коричневого пояса по самбо и просто мужчине, было обидно, что его застала врасплох малолетка ростом ему по плечо и раза в полтора легче. И ладно бы просто ударила, так ведь нокаутировала по всем правилам. Такое удавалось единицам. И ещё этот шрам на подбородке...
   В то же время ему стало интересно, во что превратилась эта нескладная девчонка с наглым характером и огромными янтарными глазищами.
   - Ладно, я с ней поговорю, - решил Стас и, получив координаты места встречи, отключился.
  
  
   Шесть с половиной лет назад
  
   Еве в тот год катастрофически не повезло - она опоздала на организационное собрание группы первого сентября, поэтому была единогласно выбрана старостой, и тащить ей эту лямку предстояло до начала следующего года и очередного несчастливого опозданца. А поскольку это был третий год обучения, то он нес милый сердцу любого студента праздник - "экватор".
   Сразу после окончания зимней сессии было решено отметить это дело широко и душой. Но тут встал вопрос с помещением - на новогодних праздниках отыскать свободное кафе было так же реально, как купить неворованный бэушный мобильник с рук на привокзальной площади. То есть, технически возможно, но на практике ещё никому не удавалось.
   Назревал конфликт желаний и возможностей. Положение спасли родители Евы, вспомнившие свою студенческую юность. Они разрешили ребятам отметить праздник у них на даче. То, что скромно называлось дачным домиком, на самом деле было каменным двухэтажным коттеджем. Из плюсов там имелись - сауна, гараж на три машины и территория в пару гектаров. Из минусов - бонус в виде постоянно проживающих бабушки и дедушки. Вишенкой этого десерта была прабабка - почетный филолог, проработавший четверть века в колонии для несовершеннолетних учителем русского языка и имевшей устоявшиеся взгляды на студенческие гульбища.
   - Мам, спасибо, конечно, но при бабусе нам останется только чинно попивать чаек и беседовать об английской литературе!
   - Ладно, мы их на сутки вывезем в город, - предложил отец, - а за это ты присмотришь за Линкой. У неё новая блажь - решила стать чмо.
   - Не чмо, а эмо. Но в принципе, это одно и тоже, - не смотря на веселый тон, на лице Натальи Павловны была явно видна печать заботы. - Ты за ней пригляди. И постарайтесь не сжечь дом!
   Лина - на тот момент тощая коротко стриженая брюнетка с полным отсутствием вторичных половых признаков - на факт своеобразного балласта для студенческой вечеринки отреагировала довольно прохладно. Её мятущаяся душа никак не могла определиться с оптимальной субкультурой. Готы слишком депрессивны, скинхеды даже не рассматривались, гопота не подходила под её стиль жизни, няшкой она не могла стать в силу патологической нелюбви к аниме, а быть как все - не хотелось. Поэтому она решила стать эмо. По прошествии двух недель решимость начала увядать - обладая живым и веселым нравом, к трудностям Лина относилась довольно философски, поэтому рыдать над разбитой чашкой или биться головой о стенку из-за "неуда" по контрольной было выше её сил.
   И надо же такому случиться, что именно в этот день её пригласили на тематическую вечеринку новые черно-розовые друзья. К родителям соваться было бесполезно, все равно не отпустят, но был шанс договориться с сестрой. К удивлению Лины, Ева, частенько прикрывавшая грехи младшей, в этот раз встала в позу и сказала свое категорическое "Неть!". Оставался только один выход - дождаться пока лихая компашка малость перепьется и незаметно тикать огородами. Хоть поселок и считался дачным, он находился в черте города, так что проблем с транспортом возникнуть не должно - маршрутки ходят каждый полчаса.
   Родители выгрузили активистов попойки и примазанную к ним Линку у ворот, забросили предков на заднее сиденье и отчалили со словами:
   - Вернемся завтра после обеда. Огуречный рассол в подвале, как спуститесь - справа кадка стоит! Если что, утром по запаху найдете...
   - Стасик, ты у нас все равно трезвенник, поэтому проследи, чтобы моя мелкая не учудила ничего, - попросила Ева, бросая предупреждающий взгляд на младшую. Та только презрительно фыркнула и отвернулась. - Она, скорее всего, постарается вечерком сканать в свою гот-компанию.
   - Не гот, а эмо! - поправила Лина. - А ты почему не пьешь? - поинтересовалась она у Стаса, невольно вспоминая знаменитое изречение Петра I.
   Парень только открыл рот, как за него ответила Ева:
   - Режимный он, - брякнула она, стараясь удержать равновесие на льду и мысленно проклиная себя за то, что натянула сапоги на шпильках.
   Подтянувшийся народ громко заржал. Стас поклонился Еве в пояс:
   - Такую характеристику мне ещё не давали! - и пояснил для Линки, - я борьбой занимаюсь, поэтому нужно соблюдать спортивный режим.
   Девушка уважительно присвистнула и отстала от него.
   На самом деле Стас немного покривил душой - пить ему тренер разрешал, в пределах разумного, естественно. Проблема была в самом парне - у него была непереносимость алкоголя. Организм реагировал на огненную воду, как на сильнейший яд, обеспечивая всеми прелестями интоксикации уже через четверть часа после принятия на грудь. Помучившись пару раз, Стас решил, что фразу: "Трезвость - норма жизни!" придумал такой же бедолага, как и он сам, и на всех гульбищах был той самой трезвой единицей, отвечающей за транспортировку упившихся тел.
  
   Лина дождалась, пока народ разогреется и не увидев поблизости Стаса, начала быстренько спускаться по лестнице. Разбежавшись, она не успела вовремя затормозить, поэтому врезалась с размаху в парня, поджидавшего её внизу. Ощущения были, словно она попыталась лбом пробить стенку. Потирая рукой ушибленный нос, она ненавидяще уставилась на Стаса. Тот внимательно осмотрел её повреждения, нахмурился, молча погрозил пальцем, развернул на 180 градусов и придал ускорение легким шлепком по попе.
   "Вот зараза, только соглядатая мне не хватало" - молча психовала Линка, оглядываясь на парня. А посмотреть было на что - высокий (хотя, учитывая её рост, так можно был сказать почти о каждом) под метр девяносто, смуглый, почти черные короткие волосы и неожиданно светлые бледно-голубые глаза с темным ободком. В другой ситуации, она мгновенно влюбилась бы в него, но сейчас он её безумно раздражал.
   Девушка выждала ещё полчаса и предприняла новую попытку, на этот раз более удачную. Но во дворе буйная молодежь устроила проводы зимы (это в начале января-то!) и мастерила из подручных средств чучело. Пока жертвами пали метла и прабабкина душегрейка, но это явно было только начало. Ни Евы, ни Стаса видно не было. О том, чтобы незамеченной выйти через ворота, можно было забыть, поэтому Лина прокралась вдоль забора, чтобы тихонько выбраться через дверь гаража. Тенью скользнув внутрь, она решила не включать свет из соображений конспирации и начала пробираться на ощупь. Почувствовав под рукой стойку с инструментами, она поняла, что остался последний рывок до желанной свободы и обрадовано вскрикнула. Внезапно кто-то крепко взял её за плечи и прошептал бархатным голосом на ушко:
   - Далеко собралась?
   Заорать Линка не смогла - с перепугу пропал голос, поэтому она действовала ни чистых инстинктах. Резко вывернулась из хватки и подняла вверх согнутую в колене ногу. Нападавший сдавленно охнул и отпустил агрессивную жертву. Лина хотела отмахнуться от мужчины, но забыла, что в держит в руках какую-то хрень типа гаечного ключа, поэтому добавила нападенцу железякой по лицу. Стас, а теперь до неё дошло, что это был именно он, вполголоса сказал нехорошее слово, затем раздался какой-то грохот и все стихло. Только вдалеке кто-то требовал, чтобы принесли из прихожей соломенную шляпку, а то Зима получилась недостаточно гламурной.
  
   "Нянечкой в детском саду я ещё не работал", - думал Стас, в очередной раз отправляя упертую малолетку в её комнату. Девчонка бросала на него злые взгляды, но молчала.
   Одногруппники уже достаточно разогрелись и разбились на группы. Кто-то предлагал надеть на себя медвежью шкуру, лежащую перед камином, и в образе Потапыча пойти пугать соседей, другие предложили поиграть в прятки. Первых отговорила Ева, сказав, что шкуре без малого двадцать лет, десять из которых на ней пировала моль, а вторых сам Стас, пригрозив, что не будет искать уснувших по шкафам потеряшек. В конце концов, наименее трезвые предложили погадать, благо скоро Святки. Девушки тут же поддержали начинание истошным визгом, но никто не смог вспомнить наиболее верные способы определения "суженых-ряженых", и все с горя пошли разводить во дворе костер, чтобы через него прыгнуть. Стас, не подумав, хмыкнул:
   - Вы ещё Масленицу устройте!
   - Точно, айда чучело Зимы жечь!
   К тому времени как ему удалось отговорить новоявленных пиромантов использовать Евину шубку, краем глаза Стас заметил мелкую фигурку, шмыгнувшую за сарай.
   Он на цыпочках прокрался следом. Стас решил напугать девчонку, чтобы больше не испытывала его терпение и шла спать. Лина пробиралась по сараю, периодически стукаюсь обо что-то. Она старалась вести себя потише, но в отряд Чингачкука её бы точно не взяли. Когда она на радостях издала писк, Стас догнал её и, положив ладони на плечи, поинтересовался, куда она собралась.
   Он представлял несколько вероятных развитий событий, скорее всего она заорет, может, расплачется, а вероятно и первое, и второе. Но что девчонка ужом вывернется из его хватки и молча двинет коленкой ниже пояса, не предполагал. От резкой боли воздух застыл в легких, глаза закатились и захотелось свернуться калачиком и сдохнуть. Он так увлекся всей гаммой своих ощущений, что пропустил удар в лицо. Судя по силе, ударила она его, как минимум, роялем. Сделав по инерции шаг назад, Стас споткнулся, упал на спину, крепко приложившись затылком о бетонный пол и, наконец, потерял сознание.
   Когда парень пришел в себя, его уже осматривал врач "Скорой". Болело все. Даже после боев на подтверждение спортивной квалификации ему не было так плохо. Линка стояла рядом и смотрела на него огромными испуганными глазами. Ева наклонилась и прошептала:
   - Правду рассказать или пощадить твою гордость и соврать?
   - Мне сейчас все равно,, - прохрипел парень, но секунду подумав, добавил. - Лучше соври...
   - Мне показалось, что в гараже кто-то есть, но одной идти было страшно, поэтому я попросила Стаса посмотреть. Он зашел, потом раздался какой-то шум и крик. Когда я забежала и включила свет, Стас лежал на полу, а нападавший уже сбежал, - вещала Ева сонному участковому, которому было все равно, кто на кого напал, лишь бы уйти домой и поспать.
   Так Стас стал героем, предотвратившим кражу цветмета из хозяйского гаража, и заработал пожизненное украшение на подбородок.
  
  
   ************
   Лина металась по комнате, пытаясь одновременно уложить волосы, найти любимую пару балеток и затолкать в чемодан вещи, предназначенные для завтрашней перевозки. Ева наблюдала за броуновским движением сестры и грызло яблоко. Она назначила Стасу встречу в клубе и теперь пыталась морально подготовить к этому Линку, поэтому начала издалека:
   - Эх, а на даче сейчас вишни цветут. Ромааааника... Жаль, родители не разрешили там отметить.
   - И кому за это нужно сказать спасибо? - Лина зарылась в нижний ящик комода. Под руку попадались какие-то странные вещи - подтяжки ядрено-салатового цвета, одна пуховая варежка и мужские джинсы. Сестры с недоумением рассматривали ливайсы: судя по размеру - не папины.
   - Это чем же ты бедолагу так напугала? Игорек, убегая от меня, хоть одеться успел, а от тебя мужик драпал, забыв штаны, - улыбнулась Ева, держа объект интереса на вытянутой руке. Линка отобрала джинсы и вернула их на место, строго предупредив любимую язву:
   - Смотри, при родителях такого не брякни, а то меня быстро вернут под чуткий надзор. Решат ещё, что оставшись в доме одна, я забью на учебу и погрязну в разврате, - её пальцы наткнулись на коробочку, погребенную под теплыми носками. - Ой, это же бабулин раритет! - девушка с подозрением смотрела на кулон.
   - Красиво. Может, наденешь сегодня? Ты же в темно-сером пойдешь? Как раз шею подчеркнет и глаза оттенит.
   - А вдруг, правда, брачный амулет?
   - Ага, явится сегодня за тобой прекрасный принц и сволокет на живодерню.
   - К-к-куда?!
   - В ЗАГС, говорю, потащит! Мне жаль разбивать твои мечты, но, увы, моё наивное дитя, мужик нынче пошел пугливый, не то что к алтарю не затянешь - даже прогулку мимо Дворца бракосочетаний воспринимает как посягательство на свободу, фамилию и кошелек. Так что хватит фантазировать, цепляй цацку и вспоминай, где разувалась, а я так и быть уложу твою копну в аккуратный стожок.
   - Давай так: я фенечку одену, а ты за это даже близко к моей прическе не подойдешь, - Линка обежала кровать, стараясь держать подальше от сестры.
   - Не доверяешь? - недобро сощурила глаза Ева. - Между прочим, я тебе на Новый год такую красоту изваяла - залюбуешься. И держалась сутки - хоть бы волосок выбился! И все это используя только натуральные ингредиенты!
   - Не спорю, ваять ты можешь так, что нашим строителям не снилось - воистину, железобетонная конструкция. Только кто-то мне обещал, что запах пива выветриться через полчаса!
   - И что? - сестры продолжали нарезать круги возле кровати.
   - То, что от меня сивухой так несло, что какой-то мужичок на площади под бой курантов читал мне лекцию о вреде паленого алкоголя! Наверное, принял за свою...
   - А я в это время где была? - удивилась Ева, прекратив гонку и крепко задумавшись.
   - Ты с бывшим отмечала... Вспомнила! Это же Серегины джинсы - вы у нас на прошлый Хеллоуин в приведений переодевались. Мама до сих пор спрашивает, куда делись её любимые льняные простыни.
   - Я ей новые куплю. Те пришлось сразу выкинуть - народ по пьяни постоянно об нас руки вытирал...
   - А чего ты про дачу-то вспомнила? - попыталась перевести стрелки Лина, видя, что сестра все-таки потянулась к расческе.
   - Точно! - встрепенулась Ева. - С тобой хочет пообщаться капитан нашей команды.
   - Зачем?
   - Оценить степень вменяемости. Чего ты смеешься? Я серьезно.
   - А результат последнего осмотра гинеколога ему не нужен?
   - Это уж как договоритесь! - съязвила Ева, думая, как бы аккуратно намекнуть на личность капитана. Со Стасом было легче - проорался в трубку и успокоился, а с сестры станется упереться и вообще в клуб не пойти. Поэтому старшая решила сохранить эту интригу. - Да ладно, он нормальный парень. К тому же красавчик... - успокаивающе заворковала она, но Линке было уже не до неё:
   - Нашла! Нашла! - скакала она игривой козочкой по комнате, прижимая к груди вожделенную обувку. Она бы их и расцеловала, но вовремя одумалась.
   А Ева внимательно наблюдала за сестрой и в разум крепла мысль, что неплохо бы этих двоих свести. Она уже представляла, как будет смотреться их пара: он - высокий и брутальный, она - маленькая и женст... Н-да, женственности в Линке недобор. Тогда так: она - маленькая и девст... Тьфу, тоже мимо. Ну, не скажешь же - мелкая и худосочная? Хотя она была скорее тонкокостной, эдакая эльфийка. И личико в эту концепцию вписывается - скулы высокие, глаза огромные, правда подбородок упрямый, но он её ничуть не портил.
   Вообще, несмотря на относительно небольшую разницу в возрасте - пять лет - Ева относилась к Линке, как к ребенку. Возможно, потому что ту в детстве часто оставляли под присмотром старшей. И теперь во взгляде Евы не было женской зависти, скорее материнская гордость. Они могли ругаться и язвить, но при этом были безоговорочно преданы друг другу и точно знали - если одну из них кто-то обидит, вторая обидчику горло перегрызет.
   Именно поэтому ещё шесть лет назад Ева, заметив интерес Стаса - хотя, надо признать, что в его взгляде было не желание, а скорее любопытство к неведомой зверушке - она предупредила того о потенциальной угрозе кастрации ржавым секатором за неправильные поползновения. Стас тогда обалдел и впал в ярость от такого обвинения. Он потом ещё несколько дней не разговаривал с подругой, злясь на неё за такие гнусные мысли, но предупреждению внял.
   А теперь Линка выросла, а Стас ещё не успел окончательно окобелеть.
   "Почему бы и нет?" - размышляла Ева, - "если на Амура я не тяну, то Сватьей Бабой-Бабарихой вполне поработаю".
   Пока Ева с застывшим взглядом лелеяла матримониальные плана относительно сестры, дверной звонок возвестил о прибытии прочих участниц девичника.
   Праздновать решили урезанным составом: кроме "новорожденной" с сестрой и близняшек, компанию дополнили Линкины подруги детства - Юля и Света.
   Юлька - юркая невысокая брюнетка - щеголяла милым шестимесячным пузиком, благодаря которому пирсинг в пупке торчал сквозь тонкую ткань платья как свисток гаишника. Светик же, наоборот, являла собой пример исконной русской красотой: высокая, статная, русые волосы до талии и шикарный низкий голос, заставлявший бледнеть от зависти, как попов, так и тружениц устного эротического жанра. Она возвышалась над подругами, как статуя Ильича над брусчаткой центральной площади.
   - Ну, что, детки, пойдемте, обновим старым хрычам их эротические фантазии? - густым сочным баском воззвала Светик, крутанувшись перед зеркалом. Сложная французская коса свистнула на манер моргенштерна и шлепнула по плечу Еву, аж присевшую от неожиданности.
   - Веди, маманя, - проворчала та, потирая ушибленное место. Кроме голоса и красоты, Светка славилась феноменальной неуклюжестью, умудряюсь спотыкаться на ровном месте, причиняя ущерб себе и окружающим. При этом девушка всегда сохраняла олимпийское спокойствие, за что среди друзей имела позывной "Эстонка".
   - Судя по нарядам, она сегодня не маманя, а "мамка", - Наталья Павловна появилась совершенно незаметно, чем заставила Еву вздрогнуть вторично. - Скромнее нужно быть, девочки! Вот, берите пример с Юли, - кивнула она на засмущавшуюся будущую мать, молча присевшую в реверансе.
   - Вот когда будем в её положении, тогда и продемонстрируем бездну стиля и целомудрия, - Лина оттеснила Свету от зеркала и окинула себя придирчивым взглядом. Серый комплект из облегающих брючек и топа на широких лямках с глубоким V-образным вырезом, дополненный бежевыми аксессуарами выгодно подчеркивал тонкую девичью фигурку. Волосы она не стала закалывать, просто завила крупными локонами, убрав от лица непослушные пряди под тонкий ободок со стразами. На груди таинственно посверкивал бабушкин подарок. "Права была Ева, действительно, тот же оттенок, что и у глаз", - Лина послала своему отражению воздушный поцелую.
   - Доча, не пугай меня, какие дети?! - Наталья Павловна с волнением посмотрела на младшего ребенка. - А вот вам, девушка среднего возраста, пора уже озаботиться этим вопросом, - она приобняла за талию Еву, которая, к всеобщему удивлению, этот выпад никак не прокомментировала, просто чмокнув мать в лоб. - А где ваши двое из ларца?
   - Опаздывают, - Линка казалась ничуть этим не удивленной. - Ира звонила, сказала, что они сразу в клуб подъедут.
   - А теперь серьезно. - Мама внимательно и строго посмотрела на дочерей. - Я вас очень прошу - ведите себя прилично. Хоть Володя и наш хороший друг, но, думаю, он не обрадуется, если вы разгромите его клуб. Поэтому, пожалуйста, на стойке бара не танцевать, - Лина виновато вздохнула. - И к посетителям с предложением устроить конкурс спонтанного стриптиза не приставать! - теперь стыдливо опустила глаза Ева.
   - А папа в курсе?.. - затаила дыхание Линка.
   - Пока нет, но...
   - Мы всё осознали и постигли глубину нашего морального разложения, - четко, как на митинге, отрапортовала Ева. - Ты из нас прям каких-то дебоширок сделала. Мы будем вести себя как выпускницы школы благородных девиц! - она незаметно наступила на ногу выпучившей от такого заявления Светке.
   - Надеюсь, - проворчала немного успокоившаяся мама. - А тебе вообще лучше бы дома сидеть, а не по злачным местам шататься! - это уже Юле.
   - Теть Наташ, это у меня последний шанс нормально отдохнуть. Никита сказал, что с завтрашнего дня ограничит все мои светские мероприятия прогулками в парке и вязанием пинеток в школе для будущих мам. У меня и сегодня-то лимит времени только до полуночи.
   - А в двенадцать часов платье превратиться в лохмотья, а ты в тыкву. Хотя, ты уже и сейчас на тыкву похожа, - кивнула на животик Ева, но тут же исправилась, - ладно, не расстраивайся, пока ты тянешь только на дыньку...
   - Идите уже, гулены, вас папа отвезет. А обратно - только на такси, узнаю, что вы под утро шли пешком по подворотням - уши надеру, - заключила мама, спроваживая девушек за порог.
   - Есть, херр майор! - переглянувшись, гаркнули Ева с Линкой.
   Наталья Павловна из окна наблюдала за процедурой погрузки девушек в машину - они никак не могли решить, кто поедет на переднем сиденье. Через пару минут отцу это надоело, и он предложил замолчать и занять места согласно купленным билетам, в противном же случае пообещал уложить их штабелем в багажник. Подружки прониклись и, наконец, расселись.
  
   Марина все никак не могла решиться набрать номер Вадима. Она уже несколько раз за сегодняшний день нажимали на вызов абонента "Любимый", но сразу же давала отбой. Ещё ни к одному парню она не испытывала такую гамму чувств - от дружеской привязанности до страсти и щемящей нежности. И с каждым днем ей становилось все хуже. После их ссоры, у Маринки появилось ощущение, что она лишилась какой-то части своего тела. Пока она, эта часть, при тебе, её совершенно не замечаешь, но стоит потерять - до конца жизни останешься инвалидом.
   Она внимательно разглядывала маленькую "Нокию" и снова не набралась смелости позвонить. Бросив в сердцах мобильник в сумочку, она старательно расправила складочки на подоле. "Зачем меня Линка попросила надеть это платье? Она же его и видела-то всего один раз...", но, тем не менее, Марина послушалась подругу.
   - Ты ещё долго? - застучала в дверь ванной злая Ира. Судя по грохоту, стучала она ногой.
   - Ещё минуточку...
   - Я это слышала полчаса назад! Имей совесть, выметайся!
   Марина задержала вдох, как перед прыжком с тарзанки, и дернула задвижку. Резкий рывок едва не сорвал дверь с петель, и внутрь взъерошенным вихрем влетела её близняшка.
   - Ты совсем уже оборзела! Нам выходить через несколько минут, а у меня ещё ноги не бритые! - злилась Ира, выталкивая сестру в коридор.
   - Ты же собиралась в длинной юбке идти, так что можешь дальше шесть отращивать.
   - Ну и что, вдруг решу особо страстный танец изобразить, а у меня ноги, как тот самый шмель, который на душистый хмель?! Что обо мне люди подумают - что я с зимы не вылиняла? А вдруг кто впадет в культурную кому?
   - Линка будет рядом, авось откачает особо впечатлительных...
   Ира только укоризненной посмотрела на сестру и захлопнула перед ней дверь.
  
   Нельзя сказать, что Стас места себе не находил от предвкушения, но в течение дня периодически ловил себя на мыслях об этой мелкой заразе. Хотя, какая она теперь мелкая? Многие женщины в её возрасте уже имеют детей. Но представить Линку взрослой, а тем более матерью семейства, не хватало даже его, отнюдь не убогой, фантазии. Вот в том, что она осталась такой же язвой, он не сомневался, в некоторых случаях даже могила бессильна - и этот из их числа.
   Когда он в очередной раз понял, что обдумывает свои реплики при встрече, Стас на себя разозлился - в самом деле, как малолетка, не хватает только потных ладошек и прыщей на лбу. Усилием воли он сосредоточился на работе. Как назло, сегодня на его направлении были тишь да гладь. То ли дело вчера, когда их инструктор Женька, позвал отцеплять от "дуба"(3) очередного прыгуна. Точнее, прыгунью. Девушка вцепилась в ограждение вышки, как старая дева в исподнее при виде гинеколога-мужчины. При этом она так тоненько и противно визжала на одной ноте, что на лице инструктора явно читалось желание прекратить её страдания самым радикальным способом. Процедура "спасения" продолжалась почти час и стоила её участникам уйму нервов и терпения. Когда девушку, наконец, едва ли не силой стащили на землю, она, стыдливо рассматривая свои ботинки, задумалась вслух:
   - Может мне лучше сразу с самолета попробовать. Оттуда точно выпихнуть смогут...
   Стас понял, что Евгений или выкинет эту блажную с пары километров вообще без парашюта, или, что вероятнее, прибьет прямо сейчас, не сходя с места. Поэтому ещё долго он убеждал девушку, что, без, как минимум, пяти прыжков с вышки, с самолета ни-ни. Девушка попалась упертая и справедливо сомневалась в словах Стаса. Слегка осипнув и едва не заполучив мозоль на свой рабочий орган - не подумайте плохого, в его случае это были голосовые связки - он таки уговорил её не мчаться сразу на аэродром, а попытаться ещё раз подняться на "дуб" и напоследок поинтересовался:
   - Почему вы так стремитесь откуда-нибудь прыгнуть?
   Гениальность её ответа заставила Стаса ощутить всю глубину своей умственной неполноценности:
   - Потому что я высоты боюсь...
   Стас переглянулся с Женькой. На лице последнего читалась титаническая работа мысли.
   - А зачем тогда?.. - и не в силах разумно сформулировать вопрос, инструктор просто махнул рукой вверх.
   - Ну, я же вам говорю - у меня боязнь высоты!
   Поняв, что женскую логику ему не уразуметь, Стас, не обращая внимания на жалобное выражение лица Евгения, оставил несчастного инструктора на растерзание акрофобке.
  
   "Интересно, а Линка бы прыгнула... Уууу, да что же это такое!", - мысленно простонал Стас. Ехать в клуб было ещё рановато, но он решил "разведать обстановку". Абсурдность этой отговорки была очевидна даже ему самому, но парень решительно потянулся за ключами от машины.
   В этот момент тишину квартиры разорвал вой воздушной тревоги. Стас мгновенно подобрался и матерно выругался. Этот рингтон стоял на номере начальника охраны стрелкового комплекса и, учитывая, что на часах было начало десятого вечера, означал только одно - очередную лажу.
   - Ген, давай ты мне сейчас скажешь, что ты по мне соскучился, мы мило пообщаемся и простимся до понедельника? - с надеждой поинтересовался Стас.
   - У нас ЧП, мухой на базу. Нужна твоя помощь. - Главный секьюрити игривый тон не поддержал и, больше ничего не добавив, бросил трубку.
   Когда Стас, нарушив большинство правил дорожного движения, влетел на территорию базы, там уже стояла "Скорая" и толпились какие-то люди. У него появилось нехорошее предчувствие, что скоро понадобятся его профессиональные услуги. В последний раз такое было прошлой осенью, когда один идиот решил не тратиться на пейнтбольный маркер и принес на турнир пневматическую винтовку. Хорошо ещё, что не успел никого покалечить, вовремя успела скрутить охрана, но именно тогда стало ясно, что Стасу придется взять на себя ещё и правовую сторону их деятельности.
   Узнав причину кипиша, Стас никак не мог решить чего его хочется больше - рассмеяться или надавать по сусалам зачинщикам беспорядка.
   Если обрисовать ситуацию коротко - то эльф покусал орка.
   Уже несколько лет подряд на вторые выходные мая приходилось официальное открытие сезона "ролевиков". Каждый раз для них придумывали новую фишку. В этом году решили создать реконструкцию битвы при Хельмовой Пади. Для этого в лесном массиве, принадлежащем комплексу, возвели странное сооружение, слегка напоминающее сильно увеличенный в размерах деревенский туалет. Да-да, тот самый, который сортир. Видимо, этот шедевр дизайнерской мысли был призван изображать легендарную крепость. Когда Стас, ещё в одиннадцать лет прочитавший всего Толкиена в оригинале, высказал сомнения в неприступности этого курятника, его отец, руководивший вышеозначенной стройкой века, только махнул рукой, мол, все равно битва будет ночью, никто ничего не увидит. Главное, чтобы накануне дождь не пошел, а то картон размокнет.
   Основная масса толкиенистов прибыла ещё накануне. Весь народ поделился на два лагеря: орки и, соответственно, эльфы. Дело клонилось к вечеру, воинствующие племена в ожидании наступления ночи занимали себя кто, чем мог. Орки упорно полировали свои железяки, гордо именуемые мечами, и с таинственным видом о чем-то шушукались по кустам. Эльфы же не утруждали себя таким плебейским времяпрепровождением, как планирование битвы и, для укрепления боевого духа пели баллады. Правда, выводили трели они недолго - вскоре пришли охранники и попросили прекратить выть дурными голосами, а то подпевавшие им сторожевые собаки уже охрипли.
   Из-за чего боевые действия начались не по плану и немного раньше назначенного, никто не признавался. Но Стас предполагал, что у орков просто банально кончилось терпение - действительно, ну, сколько можно выносить бесконечный заунывный напев перворожденных?! - и подлый орочий разведчик, высунувшись из куста, двинул одному из запевал в глаз. Дитя природы обиделось и в отместку укусило агрессора за лицо. К тому времени как подоспела подмога в виде работников администрации комплекса, вместо ролевой игры на поляне царил обычный мордобой. С трудом растащив противникам по их ставкам, начали уточнять количество пострадавших. К всеобщему удивлению, их оказалось только двое, те самые горемыки, с которых все и началось.
   И теперь Стасу предстояло замять это дело так, чтобы не огрести неприятных последствий.
   Вокруг болезных собрались их соратники, с жадным любопытством ожидающие вердикта лекарей.
   Флегматичный фельдшер "Скорой помощи" осматривала перворожденного с чисто эльфийским именем Вася и орка Эдуарда. У первого под глазом цвел фингал, а второй блистал покусанной щекой со смачным засосом посредине.
   - Значит так, - голос фельдшера был полон скуки, - все с ними нормально. У того, с отпавшим ухом, - Вася стыдливо попытался прикрыть отклеившийся орган слуха прядями блондинистого парика, - просто синяк, пусть "Бадягу" пару дней прикладывает - быстрее сойдет. А второму завтра нужно прийти в поликлинику по месту жительства и сделать укол от столбняка.
   - Я здоровый - столбняком не болел ни разу! - взвился оскорбленный до соплей "эльф".
   Впервые за прошедшее время на светлом лике медработник мелькнула улыбка:
   - Не переживай, обычно первый раз - он же последний, какие твои годы, ещё успеешь. А засос парню зачем поставил?
   Вася смущенно потупился. Орки сделали пару шагов назад.
   - Эльф, что с него взять... - хмыкнул Стас и увел фельдшерицу решать вопрос о нераспространении информации по поводу сегодняшнего происшествия. Дама недолго ломалась, принял пожертвование и напоследок заметила:
   - А вообще всем, кто там был, неплохо было бы сходить к психотерапевту, а ещё лучше - в армию!
   И на этой позитивной ноте отбыла.
   Бросив взгляд на часы, Стас понял, что уже опаздывает и, получив письменные заверения от Васи и Эдика, что никаких претензий к комплексу они не имеют, оставил нижестоящих сотрудников утрясать последние проблемки и начинать эпическое сражение.
  
   Ира с Мариной подъехали практически одновременно с основным составом, поэтому входили девушки все вместе.
   Прибытие получилось громко и запоминающимся: Света на входе споткнулась, зацепившись каблуком за порог, и грохнулась в проходе, уронив попутно медведеподобного охранника. Ему не повезло - девушка свалилась на него своим роскошным телом сверху и, пытаясь встать, заехала бедолаге локтем под дых.
   - Нас выгонят ещё до того, как мы попадем в помещение, - затосковала Линка, видя, как глаза изувеченного наливаются кровью.
   Так бы и случилось, не выйди их встречать дядя Вова - папин друг ещё с армейских времен и по совместительству, владелец клуба.
   - Сразу видно и слышно, что прибыли мои любимые оторвы, - с некоторой долей язвительности, поприветствовал он девушек, приложившись каждой к щечке. - Линка, с праздником. Держи, - и с этими словами сунул девушке в руки букет роз. - Вы сразу наверх или сначала на танцполе потусуетесь? Правда, ещё рано, там народу немного.
   - Дядь Володь, мы сначала отметим, потом уже телами колыхнем, - подхватила его под руку Ева. - А вы с нами не хотите? Гляньте, мы сегодня все как на подбор, - она подмигнула мужчине и кивнула на подруг.
   - У меня на всех вас здоровья не хватит, а никого обделять не хочется, - заржал он и сопроводил девушек на второй этаж.
   По пути Лина внимательно осматривалась. Она бывала в этом клубе довольно часто, но каждый раз обилие хромированных элементов в интерьере и выкрашенные в серебристый цвет стены, вызывали в ней ассоциации с внутренностями часов. В данный момент роль кукушки исполнял коварный Евин соблазнитель Игорек, крутившийся возле диджейского пульта.
   VIP-зона располагалась на втором этаж, окруженная балюстрадой и закрытая от посторонних глаз передвижными деревянными решетками, окрашенными в тот же цвет январского сугроба. При желании ширмы можно было сдвигать и увеличивать площадь. С одной стороны открывался вид на общий зал уровнем ниже.
   Их отсек представлял собой три столика, окруженные диванами и пуфиками, десяток метров танцпола и небольшой подиум с шестом. Все это добро было отгорожено от посторонних глаз. Мудрый проектировщик, во избежание пьяных падений на головы тусовщикам, оборудовал этаж ажурными коваными перилами почти двухметровой высоты, пролезть через которые было трудно даже в трезвом состоянии.
   Почему-то при первом взгляде на помещение, Лина сразу вспомнила Пушкина - "Сижу за решеткой в темнице сырой...".
   Владимир, откланявшись, оставил девушек отмечать, предварительно попросил их о двух вещах: вести себя хорошо и, по возможности, ничего не разрушить. Они клятвенно обещали приложить все усилия, правда, не уточняя к чему именно.
   Выпив за именинницу, девушки решили тряхнуть прелестями. Но делать это в чисто женской компании оказалось скучновато, и было принято решении спуститься вниз. Даже Юлек, пользуясь тем, что за ней не наблюдает карающая десница супруга, изъявила желание изобразить что-нибудь этакое.
  
   - Ты где? Мы уже давно на месте, - звонок Евы застал Стаса уже на парковке клуба.
   - Сейчас буду. Вы наверху?
   - Я - да, а Линка внизу, сейчас позову, подходи к нам...
   - Подожди! - Стас сам не смог бы объяснить желания немного понаблюдать за объектом со стороны. - Я сначала издали посмотрю. Вдруг, она при виде меня впадет в буйство и снова попытается искалечить, - усмехнулся парень, уже на входе.
   - Дурного не болтай, - Ева явно обиделась за инсинуации в адрес сестры.
   - Успокойся, я пошутил. Все, уже захожу. Наверх поднимусь попозже.
  
   Пульсирующая музыка... Блики света... Толпа, словно один организм... Плавное движение рук вверх... Скольжение и поворот...
   "Гипноз какой-то", - успела подумать Лина и отдалось общему ритму.
   В себя она пришла, когда почувствовала чьи-то ладони планомерно скользящие вниз по пояснице.
   - Урою, козел! - вызверилась девушка, сбрасывая наглые конечности и резко оборачиваясь.
   За её спиной стояла ржущая Ева:
   - Жалко ты не видела сейчас выражение своего лица!
   В это время её саму кто-то хлопнул по попе. Девушка подпрыгнула и заозиралась в поисках обидчика. Лина почувствовала себя отмщенной.
   Сет закончился, и зазвучала медленная композиция.
   - Пошли наверх, - предложила Ева, и сестры двинули на второй этаж. В их "нумерах" никого не было, и девушки с комфортом растянулись на диванчиках.
   - Как ты думаешь, это действительно амулет? - задумчиво спросила Лина, разглядывая янтарную каплю. При малейшем движении внутри камня вспыхивали и гасли золотистые искры.
   - Не знаю, - Ева приподняла подвеску кончиками пальцев. - Все может быть. Хотя я скорее поверю, что его прикупили в ювелирке, а историю придумали, чтобы тебя побыстрее замуж сбагрить.
   - Не, я под венец пока не согласная, - улыбнулась Линка и посмотрела на часы. Уже пора было переходить к операции "Примирение".
   Она подошла к балюстраде и попыталась разглядеть внизу Вадима. Парень обнаружился возле бара.
   - Я сейчас, подожди здесь! - крикнула она Еве, уже спускаясь по ступенькам.
   Вадим осматривался по сторонам в поисках Марины. Её близняшку он уже видел, но без сестры. Однажды друзья спросили его, как он отличает девушек, которых иногда могла спутать даже их собственная мать. Он так и не смог объяснить. Просто они разные. Да, у них одинаковые фигуры, лица и, зачастую, одежда. Но спутать любимую с Ирой, он не смог бы даже в темноте. Запах, нежность кожи, звук дыхания - для него все в Марине было уникальным и неповторимым.
   - Привет! - Линка налетела на него сзади и, схватив за руку, повела в сторону подсобных помещений. На двери висела табличка "Посторонним вход воспрещен", но девушку это не остановило. Они зашли в полутемный мрачноватый коридор, изгибавшийся вправо и наводящий на мысли об игре "Doom". Стоило закрыть дверь, как громкая музыка стала практически не слышна.
   - Сейчас подойдем в моему знакомому, он в курсе твоей проблемы. Посидишь в его кабинете, пока я Марину приведу, - Лина толкнула темную дверь, и они очутились в кабинете. Вадим отметил, что хозяин помещения - минималист: шкаф с полками, диван, стол и кресло. Ничего лишнего. В настоящий момент за столом сидел мужчина средних лет и сосредоточенно что-то рассматривал на мониторе.
   - Дядь Вов, это Вадим, я вам рассказывала. Можно обнаглеть и ненадолго выгнать вас из кабинета?
   - Куда тебе дальше наглеть и так уже крайняя стадия. Веди, давай, подругу, мне ещё иногда и работать нужно, - отозвался он, но послушно встал с кресла и обменялся рукопожатием с парнем.
   - Спасибо! - выпалила она и испарилась в поисках пропавшей Маринки.
   - Значит, хочешь с девушкой помириться? - Мужчина обошел Вадима по кругу, пристально разглядывая парня.
   - Хочу.
   - Поссорились из-за чего? - манера Владимира задавать вопросы рождала нехорошие ассоциации. Осталось направить свет в лицо. Вадиму хотелось ответить, что это касается только их двоих, но помня, что мужчина вроде как пытается ему помочь, сдержался.
   - По глупости.
   - Любишь? - Владимир отошел к окну и повернулся к парню спиной.
   - Люблю.
   - Тогда поделюсь своим опытом - миритесь и не отпускай её никуда от себя, - мужчина хлопнул Вадима по плечу и вышел из комнаты.
  
   Марина поднималась наверх к девчонкам, когда её перехватила немного запыхавшаяся Линка.
   - Пойдем со мной!
   - Куда?
   - Мариш, пожалуйста, я тебе потом расскажу, - Лина умоляюще посмотрела на девушку. - Вопрос жизни и смерти!
   Подруга, действительно, выглядела немного странно, поэтому Марина не стала спорить.
   - Зайка, ты меня любишь? - спросила Лина, остановившись перед какой-то дверью.
   - Ты же знаешь, что я от тебя практически без ума... А нам не влетит? В административные помещения нельзя заходить, там даже табличка висела, - Марина опасливо оглядывалась по сторонам. - Зачем ты меня сюда притащила?
   - Точно, вдруг нас засекут, давай быстро в кабинет!
   Марина подчинилась, даже не задумавшись, зачем прятаться в кабинете, если можно благополучно вернуться в зал той же дорогой, которой они пришли. Она просочилась мимо Линки в приоткрытую дверь и замерла, заметив Вадима стоящего посередине комнаты. Маринка застыла на месте от неожиданности, не решаясь зайти и не имея возможности выйти - сзади в затылок сопела Лина. Подруге надоело ждать и со словами:
   - Помни, ты сказала, что любишь меня. Поблагодарите позже, - она придала Марине ускорение тычком в спину и захлопнула дверь. Через секунду раздался скрежет поворачивающегося в замке ключа.
  
   - Совершать добрые дела - это так утомительно, права была Старуха Шапокляк! - пожаловалась Линка, устраиваясь рядом с сестрой на диване.
   - Смотри, грыжу на ниве хороших поступков не заработай, - ответила ей Ева, внимательно разглядывая воткнутый посреди букета флажок. На нем, в обрамлении витиеватых загогулин красовалась надпись "Горький шоколад".
   - Это что такое? - Лина вытащила флажок, повертела в пальцах и, не обнаружив никаких пояснений, вопросительно посмотрела на Еву.
   Сестра ответила улыбкой:
   - Тебе Юлька со Светкой десерт заказали.
   - Я не очень люблю сладкое, но все равно спасибо... - растерялась Линка, кивнув притихшим подругам. - А почему об этом сообщают вот так? - она махнула рукой в сторону букета.
   - Ой, систер, какая же ты у меня темная! Они тебе приватный танец от здешнего "звездуна" приготовили.
   Линка, открыв от удивления рот, повернулась к щедрым дарительницам.
   - Нам захотелось устроить тебе сюрприз! - просияла Юлька. - Правда, классно? Говорят, он лучший стриптизер в нашем городе!
   - Мы у администратора спросили, он улыбнулся и сказал, что тот кто хоть раз это видел, не забудет уже никогда, - поддержала Света.
   Лина временно потеряла от изумления управление органом речи и только неопределенно промычала в ответ.
   - Жаль, у них программа начинается после полуночи, я не увижу... - расстроилась Юля. - Вы мне потом расскажите?
   - Мы расскажем и проинструктирует Никиту, а он тебе покажет, - смогла, наконец, выдавить из себя Линка.
   Юля не успела поблагодарить чуткую подругу, как ей позвонил поминаемый всуе муж и сообщил, что ждет у входа. Аргумент, что сейчас только 11-53 на него не подействовал и Юлек, перецеловал на прощание девушек, умчалась в ночь. Света решила последовать её примеру - ей завтра нужно было на работу к восьми.
   - Сними этого шоколадного на мобильник, хоть удаленно полюбуюсь, - попросила она Еву и ушла, качнув крутыми бедрами.
   - Это черт знает что! - высказалась Линка, уже не опасаясь обидеть подруг таким неприятием оригинального подношения.
   - Хватит кобениться, девочки старались!
   - Как я его узнаю-то?
   - Насколько я знаю, он сам подойдет к столу с флажком, а ты уж не тушуйся, сразу бери его за... - Ева уловила предупреждение на челе сестры и осеклась. - Ну, хоть за что-нибудь возьми. Да хватит глазами сверкать, полюбуешься на анатомию красивого самца, от тебя не убудет.
   - На анатомию я любуюсь на занятиях, и мне этого вполне хватает! Спорим, это Юлька придумала? Она почему-то уверена, что я ни разу голого мужика не видела...
   - Восполняет пробелы в твоем образовании. Скажи спасибо, что она не подарила тебе вибратор.
   - Не говори, это вполне в её стиле, - рассмеялась Линка, обретая своё привычное чувство юмора.
   - Ладно, сиди, сторожи своего сахарного, я через минуту вернусь, - Ева вспорхнула и отошла за перегородку, доставая мобильник.
   "Что у неё там за тайны?", - удивилась Лина, но в это время почти все освещение погасло, и голос ди-джея возвестил о начале шоу-программы. В VIP-зоне тоже воцарился полумрак, разбавляемый только настенными бра, дававшими приглушенный серебристый свет. По потолку и стенам в такт пульсирующий музыке метались тени. Увлекшись разглядыванием ставшего мгновенно загадочным и чувственным интерьера, Лина прозевала момент, когда рядом кто-то появился.
   - Извините, вы Евангелина? - услышала она красивый мужской голос и подпрыгнула от неожиданности. Резко обернувшись, она увидела парня, стоящего вплотную к её диванчику. "Так вот ты какой, сладенький", - подумала она, внимательно разглядывая подарочек. Горький шоколад ответил ей не менее пристальным взглядом.
   Высоченный, не перекачанный, но крепкий - темно-синяя футболка выгодно обрисовывала мышцы груди и крепко обнимала бицепсы. Облегающие светло-голубые, почти белые джинсы подчеркивали сильные ноги. Лицо парня оставалось в тени, поэтому рассмотреть черты у Линки не получалось, но и без того было понятно, что он красавчик. Парень спокойно стоял, пока Лина осматривала его.
   "Хорош, зараза! И где-то я его уже видела..."
   - Я. А вы заставляете даму томиться в ожидании.
   - Прошу прощения, дела, - галантно, но с ноткой сарказма протянул он. "Причем не только видела, но и слышала".
   - Вы прям нарасхват, - в тон ему ответила Лина. - Ну что же вы? Начинайте, не надо стесняться, здесь все свои. Я уже вся в предвкушении...
   Парень помолчал несколько секунд, потом заметил:
   - У меня такое впечатление, что мы немного не понимаем друг друга. Ну, хорошо. Чего же Вы, - он подчеркнул это обращение, - от меня ждете?
   - Как чего? Эстетического удовольствия. Вы раздеваться собираетесь или нет?
   Он снова взял небольшую паузу, потом хмыкнул и голосом профессионального соблазнителя пропел:
   - Ну, если ты настаиваешь... - и плавным движением дернул с себя футболку, после чего наклонился к Лине, позволив свету бра упасть на его лицо, и интимно прошептал. - Дальше продолжать?
   Если оголение груди вызвало в Линки невольное выделение слюны, то когда она полностью его рассмотрела, в мыслях осталась только одна фраза, в которой нецензурными были даже пробелы. Поэтому она выдавила из себя единственное слово, которое не грозило ей потерей статуса приличной девушки:
   - Ты?!
   Перед ней стоял кошмарный сон её юности. Не в смысле внешнего вида, тут как раз полный порядок, но после того случая в гараже ей ещё долго снились ужасы со Стасом в главной роли. Иногда к кошмарам примешивалась доля эротики, что настораживало гораздо больше.
   - Неужели юристам так мало платят, что ты вынужден подрабатывать у шеста? Или это так, для души? - Лина нашла в себе силы вспомнить правила хорошего тона и завела непринужденную беседу.
   - Значит, все-таки помнишь, - улыбнулся довольный Стас. - С чего ты взяла, что я здешний труженик?
   - Ты же сам подошел ко мне и спросил имя!
   - Это у тебя вместо фейс-контроля, что ли?
   - Матвеев, не зли меня! И вообще, чего застыл? Ты уж если начал, то или дальше раздевайся, или футболку натяни!
   Стас не мог никак въехать, почему его упорно считают работником шеста и стрингов. Когда он увидел Линку где-то полчаса назад, то сразу её узнал. Она изменилась, стала более женственной, появилась плавность движений и грация, а вот общая энергетика осталась прежней.
   Стасу она напоминала рысенка: миленькая, подвижная, так и хочется потискать, но стоит перейти определенную грань - цапнет так, что мало не покажется! Когда она предложила ему начать раздеваться, он решил, что она прикалывается. Но выражение смеси суеверного ужаса, неверия и восхищения (не зря значит, трижды в неделю потел в спортзале!) ясно показало, что Лина его поначалу не узнала.
   - О, ты уже здесь, а я только звонить собраа... А почему ты в таком виде? - Ева растерянно смотрела на Стаса.
   - Меня твоя сестра раздела, - он невозмутимо оделся и сел напротив Лины. Та все никак не могла сообразить, что происходит.
   - Вот так, сразу? Сестра, я тобой горжусь! - восхитилась Ева и, подумав, добавила - А зачем?
   - Блин, Ева! Хоть ты не издевайся! Сама же сказала, чтобы я сидела и ждала обещанного мужика!
   - Всё даже хуже, чем я думал... А тебе на каждый День Рождения рабов дарят? - Стас уже понял, в чем дело, но не мог отказать себе в удовольствии немного подоводить Линку. Ему нравилось наблюдать, как от злости суживаются янтарные глазищи.
   - Каких рабов?! Ты что несешь?! - Лина действительно не понимала, какого черта здесь нарисовался этот мачо. - Прекрати ржать, пока я тебе минералку за шиворот не вылила! - это уже сестре, медленно, но верно сгибавшейся пополам от хохота.
   Ева попыталась успокоиться и немного отдышаться, но смогла только сказать:
   - Я же предупреждала, что с тобой капитан нашей команды поговорить хочет...
   - И?!
   - И я с тобой уже пять минут общаюсь, - подал голос Стас, до этого с интересом наблюдавший за неформальным общением сестер.
   Лина который раз за вечер потеряла дар речи и могла только быстро-быстро хлопать ресницами. До неё постепенно доходил весь ужас ситуации. Мало того, что он и до этого не пылал к ней нежными чувствами - вряд ли после пинка по самому ценному для мужчин органу он перевел её в категорию друзей - так она ещё и начала сходу прилюдно его раздевать... Ой, блииииин...
   Ева устроилась рядом с сестрой и, периодически икая от смеха, пыталась отдышаться. Стас продолжал сидеть напротив и мужественно старался не улыбаться, но получалось плохо. Одной Линке было совсем не радостно. Она закрыла лицо руками и застонала. Это же надо так опозориться!!!
   - Эй, не расстраивайся... Со всеми бывает. - Стас сел перед ней на корточки и, отведя её ладони от лица, подмигнув, добавил. - Я же был не против.
   - И на том спасибо, - Линка торопливо вскочила, - мы тебя на минутку оставим, посиди пока, шампанского выпей, розочками, вон, закуси... То есть, занюхай... Короче, не уходи никуда! - Она обернулась к сестре, прожгла её взглядом разъяренного василиска и предельно ласково позвала - Евушка, пойдем, пообщаемся!
   Ева зная, как страшна в гневе сестра, попыталась вжаться в сиденье и "включить дурочку":
   - Зачем? Смотри, как хорошо сидим...
   - Агеева!!!
   - Уже иду!
   Лина удалилась за перегородку первой. Сестра, немного поколебавшись, с опаской пошла следом. Не дойдя до укрытия какой-то метр, она остановилась, задумавшись, может, стоит удрать, пока не поздно? Из-за перегородки высунулась рука, обвитая множеством тонких браслетов и, ухватив Еву за ремень джинсов, уволокла прочь с глаз.
   Стас, оставшись в одиночестве, зажал рот ладонью, стараясь не смеяться слишком громко. Даааа, с этой девушкой ему скука точно не грозит. Сестры не стали отходить далеко и, оттого что музыка стала тише, он мог слышать каждое слово.
   - Если своих мозгов нет, попросила бы, я тебе с кафедры анатомии принесу, овца скудоумная! Он же меня пристрелит в вашем лесочке! - приглушенный рык Лины.
   - Из маркера невозможно убить. Практически... - жалобное блеяние старшей.
   - Так ты хочешь, чтобы он на моем примере свел синус теории с косинусом практики?! Не сможет пристрелить, значит, прикладом забьет... А потом, смахивая счастливые слезы, похоронит под самой красивой елкой...
   - Лес лиственный, могу предложить только березу или осинку, - подал голос Стас. - Девушки, я вам не мешаю? Идите сюда, все равно я вас очень хорошо слышу.
   Сестры замолчали. Лина мысленно ругала себя за то, что не оттащила эту заразу подальше.
   - Осина будет слишком символична, - пробормотала она себе под нос, появляясь рядом со смеющимся парнем. Ева затаилась за углом, готовая удрать в любой момент, видимо, не веря, что гнев сестры её минул. - Почему-то мне не верится в твои светлые чувства. Не знаешь, почему?
   Как и всегда, вслед за растерянностью в ней проснулась стервозность. И Линка уже знала, кто будет жертвой. Но была не готова к тому, что Стас не только не растеряется от её враждебности, но и примет невысказанный вызов.
   - Понятия не имею. Наверное, потому что ты замкнутая угрюмая старая дева, к тому же законченная пессимистка? - вздернув бровь, поддержал её тон Стас.
   - Какую страшную картину ты нарисовал! Особенно моё трепетное сердечко согрел комплимент "старая", - ужаснулась девушка, усаживаясь напротив. Она поставила локти на стол и, уткнувшись подбородком в подставленные ладони, внимательно рассматривала Стаса. - Давай серьезно. Зачем тебе это? В любовь с третьего взгляда... Ты же меня третий раз в жизни видишь? - она дождалась кивка парня и продолжила, - так вот, я в любовь вообще верю слабо, а в то, что ты ко мне страстью воспылал... Что ты мне на это скажешь?
   Стас повторил позу девушки и наклонился к её лицу так, что между ними не осталось и десяти сантиметров. Она поняла, что принюхивается к запаху его парфюма и в этот момент осознала, что попала: от парня пахло её любимым ароматом - сандаловым деревом, который действовал на Лину как наркотик. Она вдохнула поглубже, непроизвольно закрывая глаза и практически прижавшись носом к его шее.
   - Ты тоже вкусно пахнешь, - прошептал Стас, почти касаясь губами её волос. Резко пришедшая в себя от звука его голоса, Лина отдернулась и, пытаясь скрыть замешательство, пожала плечами:
   - Странно, серой вроде не отдает...
   - Ангел, не нужно хамить.
   - Не называй меня так!
   - Почему? Это ведь одно из сокращений твоего имени. Мне нравится.
   - А мне нет! Лучше зови Линой.
   Стас пожал плечами:
   - Ладно, там посмотрим. А теперь отвечаю по порядку. Во-первых, о твоем участии меня попросила Ева. Кстати, куда она делась?
   - Не отвлекайся, найдется.
   - Не вопрос. Значит, подходит ко мне твоя сестра и слезно умоляет взять на турнир своего протеже. Я тогда был занят, поэтому согласился. О том, что это ты, я узнал сегодня днем. Как видишь, многолетних планов мести я не вынашивал.
   - Хочешь сказать, что ты мне простил Бухенвальдский набат, который я на твоих колокольцах коленкой сыграла?
   Стас едва заметно поморщился, вспоминая ощущения от её подлого удара:
   - А смысл на тебя обижаться? Не искалечила и на том спасибо, - он, не отрывая мягкое место от сиденья, изобразил дурашливый поклон. - Я тебя ещё тогда об одной вещи хотел спросить, но в нейрохирургии особо не пообщаешься. Ладно пнула, неприятно, но простить можно. Зачем ты меня добить хотела? А ещё, я уже больше шести лет мучаюсь вопросом - ЧЕМ ты меня по лицу ударила?
   Линка стыдливо потупилась.
   - Разводным ключом... И я не собиралась тебя добивать, просто отталкивала.
   - В следующий раз, когда я, по твоему мнению, подойду слишком близко, просто скажи. А инструменты ты всегда с собой носишь?
   - Ага, вот в этом вот футлярчике, - она продемонстрировала клатч, в который с трудом можно было запихнуть помаду и мобильник. - И вообще, я же не знала, что это ты. Мало ли кто в темноте подкрадывается...
   - А у вас по гаражу маньяки табунами ходят?
   Лина посчитала ниже своего достоинства отвечать на такой подкол.
   - Мы немного отвлеклись. Во-вторых, мне самому стало интересно на тебя посмотреть.
   - Посмотрел?
   - Угу. И что, не спросишь мои впечатления?
   - Не-а. Ты мне сейчас из принципа скажешь какую-нибудь гадость, и я расстроюсь.
   - Умная девочка. А если бы я сказал, что почти ослеп от твоей красоты?
   Лина открыла рот, чтобы достойно ответить, но не смогла. Ибо пред ней возникло ОН.
   Стас сначала не понял, почему Лина смотрит поверх его плеча с непередаваемым выражением на личике. Ей явно было одновременно смешно и страшно. Когда Стас проследил за её взглядом, он почувствовал что и его собственное лицо вытягивается.
   - Вы чего сидите с таким видом? - Ева, подглядывавшая из засады, показалась, наконец, рядом, но поскольку стояла спиной к подиуму, не видела феерическое появление всеми позабытого стриптизера.
   - Ммммм... - это Лина.
   - Эээээээ... - поддержал Стас.
   - Чего вы блеете на два голоса? И что вы там углядели... Ой, ёёёёё! Что это?
   - Не что, а кто.
   - Я и сама вижу, что мужик. Вернее, ещё не вижу, но думаю, что это мы все скоро узрим, учитывая, как он у спортинвентаря трется... - Ева рассматривала объект с каким-то нездоровым любопытством.
   На возвышении, качаясь как ковыль по ветру и опираясь хилым телом на шест, стоял нег... афророссиянин. Но не это так поразило зрителей, а его, без преувеличения, сногсшибательный наряд русского Ванюши: сине-белые полосатые штаны, красная косоворотка, подпоясанная бечевкой, судя по виду долго и плодотворно до сего момента служившей сушилкой для белья во дворе, и черный картуз с алым цвЯточком. В руках он сжимал балалайку.
   - Ктоооо ис вас Лииииньяаа? - белозубо улыбнулся этот гордый потомок туарегов.
   Стас, пересевший под бочок именинницы, дабы во всей красе лицезреть предстоящее действо, молча показал рукой в сторону Лины.
   - Ну, я тебе это припомню... - прошипела в ответ она.
   - Ты же сама стриптиз посмотреть хотела, даже на меня покушалась. Наслаждайся!!! - давясь смехом, ответил парень, аккуратно перехватывая локоток, направленный ему под ребра.
   - Писец, систер! Дядя Вова перешел на полную экзотику... Зато теперь понятно, почему шоколад.
   - А мне понятно, почему горький. Потому что при взгляде на него, мне хочется залиться горючими слезами... Ладно цвет кожи, это даже интересно.
   - Да ты гурманка...
   Лина не обратила внимания на ехидную реплику Стаса и продолжила.
   - Но что же он тощенький-то такой?! Не соврал администратор, такое зрелище никогда не забудешь...
   - А у меня он вызывает целых три желания... Что вы на меня так вытаращились? Мне хочется обнять его, обогреть, а главное - кормить, кормить, кормить!!! - вздохнула Ева.
   - Если хочешь, можешь его усыновить и планомерно добивать своей заботой. Только, пожалуйста, скажи, что именинница ты! А то, боюсь, при виде его чахлых прелестей стану мужененавистницей! - тихонько попросила Лина, вцепившись в руку сестры.
   - Что мне за это будет? - в Еве проснулся дух стяжательства.
   - Вконец обнаглела! Я прошу помощи, а она с меня бонусы трясет! - пожаловалась Стасу жертва вымогательства. - Скажи, что она неправа!
   - Вы побыстрее этот вопрос решайте, - дипломатично заметил он. - Ваш прелестник уже идет, чтобы вручить тебе свой инструмент. Ай! Не пинайся! Я про балалайку. Какие у тебя нехорошие мысли... - издевательски протянул Стас, потирая ушибленную щиколотку.
   - Ладно, повторю подвиг Матросова, - отозвалась Ева за пару секунд до того, как стриптизер подошел к столику. - Товарищ, вас дезинформировали! Лина - это я! На что только не пойдут некоторые обделенные вниманием женщины, что пощупать настоящего мужчину.
   Сын саванны несогласно залопотал - то ли ему дали точные приметы счастливой зрительницы, то ли просто был недоволен заменой - но ввиду отсутствия за столом полиглотов, способных понять суть его претензий, остался в меньшинстве.
   - За "пощупать" отдельно нужно доплачивать! - мстительно прошипела оскорбленная младшая.
   - Виден богатый опыт... Только не пинайся больше! Что у тебя за манера, сразу силу применять? - посетовал парень. - Останемся здесь или где-нибудь в тихом месте поговорим?
   - Пошли, пообщаемся, - согласилась Лина, поднимаясь вслед за парнем.
   Почему-то Стасу не хотелось, чтобы Линка смотрела, как раздевается посторонний мужик. "Ещё полчаса и поеду отсыпаться, а то уже пошли какие-то странные мысли", - про себя размышлял Стас, с удовольствием наблюдая за своей спутницей.
   - Как тебя зовут-то? Как-как? Не, это я не выговорю, даже если сильно захочу. Будешь Бубой. Чего ты головой несогласно трясешь? Имя не нравится? А мне очень даже... Ну, давай, порази мое воображение... - это Ева додавливала деморализованного гостя из Африки.
   - В баре шумно. Можно напроситься, чтобы нас выпустили через черный ход на стоянку сотрудников. Там лавочки есть.
   - Хочешь, у меня в машине поговорим? Там комфортнее... - предложил он. От громкой музыки начала болеть голова. Стас точно знал, что если не выйдет из клуба, боль скоро станет нестерпимой.
   - Нет! - категорично воспротивилась девушка. - Откуда я знаю, может, ты хочешь затолкать меня в багажник, надругаться и затребовать выкуп?!
   - Не дождешься, в багажнике насиловать не буду! - Стас аккуратно лавировал в толпе, прикрывая собой Лину.
   - Почему это? - возмутилась несостоявшаяся потерпевшая.
   - Там места мало, ноги нормально не вытянешь... А чем ты так недовольна? Это твоя тайная эротическая фантазия?
   - Порядочные девушки на такие темы не разговаривают! - чопорно поджала губки Лина, пытаясь скрыть улыбку. - Ладно, склонять к интиму ты меня не собираешься, а как насчет похищения?
   - Тоже мимо. Если у тебя характер, хоть наполовину, как у твоей сестры, я через три дня на органы распродамся, чтобы собрать калым твоим родителям, лишь бы они забрали свою доченьку домой.
   До спасительного выхода оставалось несколько жалких метров, когда на них налетела Ира.
   - Извините, что отвлекаю. Кстати, я Ирина, - она кивнула Стасу и, не дождавшись ответного жеста, накинулась на Линку. - Ты почему мне не сказала, что Маринке западло готовишь?! Ещё подруга называется... Мне же тоже хотелось поучаствовать!
   - А они уже освободились?! - охнула Лина и малодушно спряталась в тени Стаса. - И что сказали? - она опасливо косилась по сторонам.
   - Ничего. Они целовались. Но Маринка, не отрываясь от процесса, ткнула пальцем на наш столик и показала кулак. И мне кажется, что предназначено это было тебе... - хихикнула Ира и растворилась в толпе.
   - Все! С сегодняшнего дня буду творить только пакости! От добрых дел одни неприятности...
   - Не переживай, большинство твоих знакомых разницы даже не заметят, - усмехнулся Стас. - А Марина это случайно не вооон та девушка?
   Парень махнул в сторону бара. На высоких стульях сидела сладкая парочка. Мариша внимательно наблюдала за Линкой и, поняв, что её интерес заметили, скроила зверскую рожицу. Лина подарила сверкающую улыбку. Марина сощурила глаза и отрицательно покачала головой, в знак того, что её сердце от этого не смягчилось. Проштрафившаяся умоляюще сложила ладошки и прижала их к груди. Маринка закатила глаза и, немного подумав, кивнула, после чего послала имениннице воздушный поцелуй.
   - Всё? Никто больше со спины не подкрадется? - Стас открыл перед Линой дверь и, слегка поклонившись, изящным жестом предложил выметаться из этого вертепа. Девушка изобразила книксен и выскочила на свежий воздух.
   Благодаря мягким балеткам, её шаги были практически бесшумными, поэтому избитый ранее Светкой охранник, вышедший покурить на темной парковке, заметил её только в непосредственной близости от себя и от неожиданности сделал шаг назад. Но при этом он забыл о поребрик и, запнувшись об него, шлепнулся в заросли жасмина и там затаился. Его эго сегодня и так был нанесен серьезный удар и выползать на четвереньках на глазах у этой пигалицы ему очень не хотелось.
   Желтые фонари отбрасывали тусклые блики на асфальт, в соседних кустах что-то подозрительно зашуршало. Лина обошла это место подальше, мало ли кто там засел и с какой целью.
   Вся атмосфера майской ночи дышала таинственностью и предчувствием чего-то грандиозного. Лина задрала голову вверх - там сияла надкусанная луна. Девушка вспомнила, как её учили определять лунные фазы и, вытянув руку, пальцем пририсовала ночному светилу палочку слева. Получалась буква "Р".
   - Растущая, - заметила она.
   - Приятно знать, что в мире есть неизменные вещи... - вполголоса произнес Стас, задумчиво рассматривая девушку. Сейчас она была именно той смешной девчонкой, которую он запомнил в их предыдущую встречу.
   - Ты о чем? - Линка так и замерла с протянутой рукой, только повернула голову в сторону парня и слегка поежилась от легкого ветерка, скользнувшего по обнаженным плечам. Её тень на асфальте напоминала креативную статую Ильича.
   - Да так, вслух подумал. Пойдем в машину, пока ты не простыла.
   Стас подвел её к темному автомобилю, пискнувшего отключенной сигнализацией, и распахнул перед девушкой пассажирскую дверь.
   - Ну, жду твоего вердикта? - Лине хотелось придвинуться ближе к теплому парню, но она себя сдержала. Хватит уже и того, что она его сегодня обнюхала. "А ведь он и правда классно пахнет", - усилием воли девушка отогнала эту мысль, но отказать себе в удовольствии принюхаться не смогла.
   Стас молча выгнул бровь, предлагая развить мысль.
   - Ева сказала, что ты сегодня будешь проверять мою вменяемость. Надеюсь, я не прошла проверку?
   - Ты хочешь, чтобы я считал тебя не от мира сего? - ошарашено поинтересовался парень. Он не успевал следить за резкими поворотами мыслей Лины. "Это все от головной боли", - успокоил себя Стас, - "и то, что рядом сидит обалденная девушка тут совсем-совсем ни при чем, ага".
   Учитывая специфику его работы, Стас был неплохим психологом и сейчас он видел, что ей с ним комфортно. Лина вела себя спокойно, никакой зажатости рядом с практически незнакомым человеком. Чтобы проверить свою теорию он резко протянул руку и заправил за ухо выбившийся локон. Линка напряглась, но не отпрянула.
   - Ну, была такая идея... - девушка затихла и внимательно на него смотрела.
   - Или я от природы недогадливый, или сегодня не мой день. Зачем?!
   - Ева пообещала мне кое-что ещё, если я выеду на турнир вместе с вами. А мне не очень хочется, вот я и пытаюсь откосить...
   - Если я спрошу, что именно она посулила, ты скажешь?
   - Не-а...
   - Почему-то я так и подумал... Что ты вообще знаешь о пейнтболе?
   - Стоп-стоп! А мой психологический портрет?!
   - Ты обидишься.
   - Неужели я так ужасна в твоих глазах? Давай, колись, обещаю сильно не бить.
   - Ну, если ты так просишь... Сначала хорошее. Ты вменяема.
   - Уже бальзам на душу!
   - Будешь перебивать, замолчу.
   - Могила! - пообещала Лина и для верности зажала рот обеими руками.
   - Насколько, я могу судить за наше короткое знакомство, ты общительна, ты преданный друг и, учитывая выбранную профессию - сострадательна.
   Линка закатила глаза, показывая, что сейчас впадет в экстаз от такого лестного мнения.
   - Помимо того, ты из довольно обеспеченной семьи, но при этом лишена высокомерия и одинаково легко общаешься с самыми разными людьми.
   Девушка не выдержала такой хвалебной оды и все-таки заговорила:
   - Я сейчас покраснею.
   - Поздно. Теперь минусы. Ты импульсивна, не задумываешься о последствиях своих действий, слишком легко относишься к жизни и несколько инфантильна.
   - Ты полегче на поворотах-то!
   - А, кроме того, нетерпима к чужому мнению, если оно не совпадает с твоим.
   В салоне воцарилась тишина. Стас внимательно наблюдал за Линой. Лицо девушки поочередно отразило обиду, разочарование, а затем глубокую задумчивость.
   - Но все это вполне поправимо, учитывая твой возраст, - поспешно добавил он, желая её хоть как-то успокоить.
   - Н-да, ты меня прям озадачил... Вроде и комплимент сказал, и в душу плюнуть не забыл... - Лина остановившимся взглядом уткнулась в лобовое стекло, раздумывая над его словами. Что самое обидное - в душе она была с ним согласна. Но, черт, как же не хотелось признаваться в этом понравившемуся парню!
   - Не заморачивайся.
   Лина отодвинулась к двери и серьезно посмотрела на парня:
   - Я действительно произвожу такое впечатление?
   - Это моё субъективное мнение. Тем более, мы виделись три раза, так что будем считать, что всех красок твоей несравненной души я ещё не рассмотрел, - Стас заметил на её личике мелькнувшую печаль, мгновенно сменившуюся сияющей улыбкой.
   - Буду работать над собой!
   "Что же ты прячешь под маской девочки-балбески?" - задал про себя вопрос Стас и уже хотел его озвучить, как их прервал стук в окно пассажирской двери. Глубоко ушедшая в себя Линка испуганно дернулась и отпрыгнула практически на колени Стасу. В окне маячила неясная фигура, при ближайшем рассмотрении оказавшейся Ирой.
   - Вот коза, напугала как! - Лина переползла обратно, стараясь не встречаться глазами со Стасом. - Что у вас опять случилось?! - зарычала она на подругу, рыком распахивая дверь.
   - Все хорошо! - Ира испуганно вытянула руки ладонями к Линке. - Просто хотела предупредить, что Вадим Маринку домой забирает, а меня захватит как попутный груз. Вы продолжайте, извините, что помешала...
   - Да не было ничего!
   - Конечно-конечно, я, когда в машине с парнем закрываюсь, тоже занимаюсь исключительно "ничем"! - издевательски согласилась Ира и, помахав на прощание, скрылась во тьме. Где-то неподалеку хлопнула дверь машины, раздался звук заработавшего двигателя и через несколько секунд все снова стихло. Только оголтело звенели сверчки на соседней клумбе, да со стороны водохранилища доносилось раскатистое кваканье.
   - Пойдем отвлекать мою старшую от её новой игрушки, - вздохнула Линка. - Матвеев, ты нанес неисправимый урон моей репутации.
   - Жениться не буду!
   - Сама не хочу!
   - Уф, ты меня успокоила... А почему не хочешь?
   - Какой ты все-таки въедливый! Потому что двух таких зараз, как мы с тобой, одна семья не вынесет!
   Стас замер, внимательно присмотрелся к Линке и, засмеявшись, протянул ей руку.
   - Мир?
   - Согласна, - кивнула она, отвечая на рукопожатие. Они тепло улыбнулись друг другу и направились к двери клуба. - К вопросу о пейнтболе. Я знаю, что там бегают игроки с ружьишками и пуляются краской.
   Парень немного подождал, ожидая продолжения. Не дождавшись, он подсказал:
   - И?
   - И всё. - Лина недоумевающее оглянулась на Стаса. - А что, есть ещё что-то?
   Он, уже предчувствуя ответ, все же с надеждой поинтересовался:
   - А правила ты знаешь?
   - Там ещё и правила есть?! - изумление на девичьем лице не давало усомниться в её искренности.
   - Полный трындец! Пожалуйста, скажи мне, что ты умеешь стрелять из пневматики.
   - Конечно!
   Стас облегченно выдохнул. Может, все не так уж и страшно?
   - Сколько раз стреляла?
   - Целых два! - гордо ответила она.
   Он возвел глаза в небо и с мУкой спросил:
   - Господи, за что?!
   Ответа не последовало и, выждав для верности минутку, Линка вздохнула:
   - Пролетел ты сегодня с приобщением к божьей благодати... Грешил много?
   - Да не там, чтобы очень...
   - Значит, авансом! - убежденно кивнула она. - Не расстраивайся, я способная, учусь быстро. Спорим, через пару уроков я попаду в то, во что ты промажешь?
   - На что спорим? - тут же заинтересовался Стас.
   - Даже не знаю. Давай если я выиграю я, ты на следующий месяц будешь моим водителем.
   - А если я, то следующий месяц ты по первому требованию моешь мою машину. По-моему, справедливо.
   - Не вопрос, - они скрепили теперь уже спор ещё одним рукопожатием и довольные собой вошли в клуб.
  
   За двадцать минут их отсутствия там снова все поменялось. Теперь музыка грохотала басами, от которых содрогался пол, мигали светильники и ныли зубы. Находиться в такой атмосфере было решительно невозможно.
   - Кошмар какой! - прокричала Лина Стасу. - Давай наверх, заберем Еву и уходим. Так и оглохнуть недолго!
   Парень только кивнул и, уже нисколько не стесняясь, начал расталкивать полупьяный народ, таща на буксире Линку.
   За их столиком в очередной раз наметилось оживление. Ева остервенело ругалась о чем-то с владельцем клуба, прижимая к боку Бубу. Стриптизер непонимающе переводил глаза с одного участника конфликта на другого. До Лины донеслась Евина фраза:
   - ... нарушение трудового законодательства!
   В ответ на это, дядя Вова продемонстрировал странный жест, объединяющий в себе показывание фиги и креста одновременно. К чему это относилось, к Еве или помянутому выше законодательству, понятно не было, но стало ясно, что на защитницу униженных и прочих хромых и убогих снизошло вдохновение.
   Стас с Линкой переглянулись и кивнули друг другу. Ева, разогревшись алкоголем и впечатлившись грустными глазами Бубы, решила бороться за права стриптизера, не поинтересовавшись предварительно желанием самой звезды подмостков.
   - Я тебе говорю, что вообще первый раз этого загорелого вижу, что ты ко мне привязалась, как СЭС к столовой!
   - А почему он тогда у шеста свою физподготовку демонстрирует?
   - К вам вообще должен был подойти другой танцор... ***, где этот урод Гришаня?!
   Лина максимально в данной ситуации вежливо попыталась вклиниться в разговор:
   - Что делим?
   - Ты представляешь, оказывается, Бубу здесь никто не знает, говорят, приблудился сам собой!
   - Это как? Он же не щенок, чтобы самому прибежать!
   Владимир, наконец, дозвонился до таинственного Гриши и теперь матерно объяснял ему свои претензии. Через пару минут общения лицо его поменяло цвет с розового до почти фиолетового.
   - Ты совсем охренел?! Не можешь сам прийти, зачем присылаешь непонятно кого? Всё, с сегодняшнего дня ты здесь больше не работаешь!
   Он зло захлопнул телефон и попытался отдышаться.
   - Пардон, девушки, произошла ошибка. Этот м***к Гриня не смог прийти на работу и прислал нашего хлопца вместо себя. Типа, никто и не заметит. Так что этого чернявого можете забирать с собой.
   - Куда мы его денем?! Не думаю, что родители сильно обрадуются, если он станет моим домашним любимцем, - пожала плечами Линка.
   - А у меня кот, который не терпит конкурентов на своей территории! - сразу открестилась Ева.
   Владимир с надеждой повернулся к последнему участнику инцидента, но разглядев Стаса, понял, что и здесь ему ничего не светит.
   - Да вы оставьте его здесь, он хороший, безобидный... - Ева едва было не добавила "и к горшку приучен", но вовремя захлопнула рот, попутно едва не прикусив себе язык.
   - И зачем он мне тут?
   - Да вы посмотрите, какая у него пластика, улыбка аж глаз режет и вообще, сплошная экзотика! - В Еве явно погибал талант базарной торговки, способной продать плесневелый изюм как первосортный виноград. - Его ваши постоянные клиенты сегодня заметили, вон, уже очередь формируют!
   Возле их столика действительно начинал кучковаться какой-то народец, видимо, привлеченный возможностью на халяву посмотреть если не стриптиз, то хотя бы драку.
   Владимир пристально осмотрел предполагаемого танцора и чтобы отвязаться от Евы, вымученно согласился:
   - Ладно, уломала, - и кивнул объекту спора. - Пойдем со мной. Как зовут?
   Паренек опять что-то зачирикал на языке аборигенов поймы Замбези. Владимир остановился как вкопанный.
   - Он, что по-русски не говорит?!
   - Неужели умные люди не смогут договорить, даже не зная языка? - подстрекательски пропела Ева, вздергивая бровь.
   Было видно, что дяде Вове хочется плюнуть на весь этот цирк и, сидя в темном кабинете, успокоить нервы парой-другой стаканчиков виски. Но и признавать себя дураком на глазах у такого количества свидетелей тоже не хотелось.
   - Я его забираю, но с условием, что через пять минут вас тут не будет! - он обвел орлиным взором притихшую компанию. Девушки радостно закивали, парень философски пожал плечами. Его Владимир видел первый раз, но, учитывая как тот приобнимал за плечи Линку - скорее всего, не последний. На секунду ему стало жаль бедолагу, ибо, учитывая давнюю дружбу с Сотниковыми, он знал, что в плане стервозности младшая сестра недалеко ушла от старшей, но Владимир сдержался. Может, парню экстрима в жизни не хватает?
   - Чего молчите? Выметайтесь, давайте!
   - Спасибо, дядь Володь! - Линка подбежала к нему и клюнула поцелуем в щечку. Ева повторила ту же процедуру, успев шепнуть ему на ухо:
   - Учтите, я за карьерой Бубы буду теперь пристально наблюдать, - после чего подмигнула обреченному другу семьи и, подхватив Стаса и Линку, повела их на выход.
   - С этим что делать? - спросил незаметно подошедший администратор.
   - Давай ко мне в кабинет. Будем думать. Может и правда из парня что путное получиться...
   - А если девушки опять придут, в клуб пускать?
   - Этих попробуй не пустить, - устало улыбнулся Владимир. - Они хорошие, только энергии слишком много и не к тому месту приложенной...
  
   - Чего тебя торкнуло защищать интересы нацменьшинств? - зябко передернулась Лина, второй раз за последние полчаса оказавшись на стоянке. За это время луну заволокло тучами, и ощутимо похолодало. Свечки умолкли, их сменило пьяное пение из соседнего двора. Мужской голос проникновенно выводил "А нам все равно, а нам все равно...", но споткнулся на следующей строчке, затем проматерился и прекратил концерт.
   - Мне его жалко стало, - вполголоса проговорила Ева. - Представляешь, в чужой стране, практически не зная языка и без работы... В конце концов, от дядь Володи не убудет, зато у Бубы будет шанс нормально пристроиться...
   Младшая ничего не сказала, только обняла её на секунду и поцеловала в лоб.
   - Девушки, карета подана. Хватит мерзнуть, - голос Стаса разрушил их идиллию.
   - Мы такси поймаем, - предложила Лина. - Не хотим тебя напрягать.
   - В твоем представлении, я сейчас должен облегченно вздохнуть и умотать, оставив вас добирать ночью на незнакомой тачке с возможным маньяком за рулем?
   - Ты за кого больше боишься - за нас или за маньяка? - уточнила младшая. Парень её слова проигнорировал, но при этом взял за локоть и повел в сторону машины.
   - Систер, смирись. У него на эту тему пунктик. Вези, лыцарь, - кивнула Ева, следуя за Стасом.
   - Это он просто тренируется, чтобы быстрее привыкнуть к должности моего извозчика! - коварно улыбнулась Линка.
   Стас промолчал, но ответил не менее ехидной ухмылкой.
   - Так, что я пропустила? При чем тут извозчик?
   - Да, так. Потом как-нибудь рассажу.
   - Вы садиться собираетесь или силой запихивать?
   - Погорячилась я с рыцарским званием. Грубый ты и невоспитанный, - попеняла ему Ева, с комфортов разваливаясь на заднем сиденье.
   - Подвинься, я к тебе, - толкнула её Линка, устраиваясь рядом.
   - Ямщик, на улицу Ленина, пожалуйста! И поаккуратнее, нас от тряски укачивает, - капризно молвила Ева и подмигнула сестре. - Я тебя у родителей отпросила, ночуешь у меня. Вспомним детство...
   - Вы, главное, в него не впадите! - предостерег Стас. - Лин, завтра в комплекс сможешь поехать? Будем твои стрелковые навыки проверять... - последнюю фразу он произнес таким сахарным голосом, что у девушки аж скулы свело.
   - Увы и ах, мой заботливый друг! Завтра я предельно занята.
   - Тогда в понедельник, а то в конце недели дожди обещают, а я как раз недавно новый шампунь для машины купил. Опробуешь, заодно...
   - А морда поперек себя не треснет? - едва слышно прошептала Линка, склоняясь к его уху.
   - Сразу видно медика. Такая трепетная забота о моем здоровье, - восхищенно прищелкнул языком он и подмигнул девушке в зеркало заднего вида. - Закуришь в моей машине, плюну на свои принципы и отправлю пешком, - пригрозил он Еве, доставшей из сумочки сигареты.
   - Перевелись джентльмены в нашем городе, - посетовала неизвестно кому Ева, но пачку послушно спрятала.
   - Как у тебя это получилось? - удивилась Лина. - Я её сколько раз просила, она только ржет и предлагает дышать через раз!
   - Опыт сказывается, - загадочно ответил Стас, притормаживая возле подъезда. - Ну, что, раба Божья Евангелина, во сколько за тобой в понедельник подъехать?
   - Может, я сама?
   - Я не спрашиваю, сама ты или нет. Я интересуюсь, когда и где тебя забрать.
   - Тогда извольте в три возле главного корпуса медакадемии! - царственно кивнула Линка и уже тише добавила, - Так и быть фуражку можешь не надевать.
   Сестры покинули салон и уже направили усталые стопы домой, как Стас опустил стекло и пожелал:
   - Спокойной ночи, Ангел!
   - Я же просила меня так не называть! - немного громче, чем требовалось, возмутилась Лина. Парень засмеялся и нажал па газ. Зато распахнулась форточка на втором этаже, и бодрый старушечий голосок счастливо завопил на весь двор:
   - Да что же это делается! Совсем молодежь распустилась, спать спокойно не дают!
   - Тикаем, пока эта карга весь дом не разбудила! - встрепенулась Ева. - У неё хобби такое, днем выспится, а по ночам караулит. Если кто во дворе заговорит, ор поднимает на полчаса, - пыхтел она, поднимаясь по лестнице. - Какой урод решил, что на ночь нужно лифт отключать?!
   - Нужно во всем видеть светлые стороны, - Лине было легче, потому что посещение занятий физкультуры было обязательным ввиду повышенного сволочизма человека, её преподающего.
   - Это какие же?
   - Ты живешь на шестом этаже.
   - Ну?!
   - А представь, каково тем, кто пилит на двенадцатый?
   Ева немного просветлела лицом:
   - Легче мне от этого не стало, но на душе теперь ощутимо приятнее, - злорадно прошипела она, совершая финальный рывок к входной двери.
   Ева пыталась найти в сумочке ключи. Видимо, у ключей на это было другое мнение, потому что находиться они не хотели упорно. Девушка, покопавшись несколько минут в сумке, в которой потерять что-либо было невозможно ввиду ее сравнительно небольшого размера, не придумала ничего лучше, как высыпать содержимое на придверный коврик.
   - Как ты умудряешься напихать столько барахла в сумочку? - подивилась Линка, разглядывая содержимое. Её фантазию поразили два предмета - пакетик с кормом для рыбок, что было особенно актуально, учитывая, что у Евы сроду не было аквариума, и маленькая крестовая отвертка.
   - Это прирожденный талант, тебе не понять, - пробурчала сестра, продолжая поиски в это кучке. - Да куда я же я их положила?
   - Может, потеряла?
   - Типун тебе на язык! У меня запасные на работе в сейфе. Чтобы их забрать, придется ждать понедельника. А второй комплект у тебя. Ты их, случайно, с собой не захватила?
   Лина даже не стала отвечать, только раздраженно закатила глаза.
   - Вот зря. Зря с собой не носишь!
   - Ну, извини, как-то не подумала, что они понадобяся! - ядовито зашипела младшая. - Теперь все время таскать буду, только не жалуйся потом, если их у меня сопрут!
   - Не блажи. Сейчас найдем. Чем глупости болтать, лучше помоги!
   Лина не стала спорить и нехотя присоединилась к разбору импровизированной мусорки.
   - Зачем ты носишь с собой два комплекта батареек?
   - Вдруг в фонарике разрядятся, а у меня с собой, - не отвлекаясь от основного занятия, ответила Ева.
   - А огрызок от яблока, на случай, если сильно проголодаешься? - Линка потыкала ноготком пакетик с подозрительным содержимым.
   - Где?! Точно, так вот почему оттуда гнильцой тянуло... Их нет! - растерянно прошептала она. - А вдруг в клубе потеряла? Теперь замки менять...
   - Подожди дергаться. Не могла у Стаса в машине выронить, когда сигареты искала?
   - Вряд ли... А вдруг?! Давай позвоним. Только, чур, ты разговариваешь!
   - Почему я?! Кто из нас растеряшка?
   - Ну, пожааааалуйста... - Ева состроила такую умильно-несчастную мордашку, что Линка не выдержала и согласилась.
   - Ладно, зараза. Давай телефон.
   Ева сразу повеселела и, затратив всего каких-то две минуты на поиски, выкопала из кучи хлама мобильник.
   - Неудобно будет, если он уже спать лег, а мы его тревожим.
   - Где лег? Прямо за рулем? Ему домой через полгорода ехать, отмахнулась Ева, пытаясь прижаться к телефону, чтобы тоже слышать разговор. Но пока в трубке раздавались только гудки.
   - Надо же... Моё мнение о нём становило намного лучше. Все-таки человек приличный крюк сделал, чтобы нас по адресу доставить.
   - Что ещё? - усталым голосом поинтересовался Стас. - Ева, ты, конечно, мой друг, но иногда я тебя ненавижу...
   - Ээээ... Это не Ева...
   Парень ответил не сразу:
   - Ангел, это ты?
   Линка попыталась задавить раздражение, поднимающееся в душе от такого сокращения её имени.
   - Я.
   - Учитывая, что ты не возмутилась на "Ангела", тебе от меня что-то нужно, - убежденно заключил Стас.
   - Смотри, умный какой...
   - И я даже догадываюсь, что именно. Потому что я это уже нашел.
   - Ура! Где они были?
   Несколько секунд тишины.
   - Тогда это не то, о чем говорю я. Потому что моя находка в единственном числе.
   - Матвеев... - Линке хотелось на него заорать, но она сдержалась. - Сейчас половина второго утра, мы с Евой, как две бомжихи, стоим под её дверью, среди кургана хлама, который моя сестра носит каждый день с собой! - она отмахнулась от праведного возмущенного шипения старшей. - А ты, вместо того, чтобы успокоить нас и сказать, что нашел в машине ключи от её квартиры, какие-то дурацкие загадки в трубку шепчешь! - под конец фразы, выданной на одном дыхании, воздух в её легких закончился, и она издала негромких хрип, как недодушенная девица в низкобюджетном ужастике.
   Стас упоенно прослушал эту трель, после чего с легким смешком заметил:
   - Ключи? В сумке смотрели?
   - А ты как думаешь?!
   - А в боковом карманчике?
   Ева выпучила глаза и замотала головой. Видя выражение ярости, все четче проступающее на светлом лике сестры, она отступила в сторону лестницы, готовая при первых признаках насилия лететь хоть вверх, хоть вниз. Лина, одарив сестру многообещающим взглядом, заметила в трубку:
   - Подожди секундочку, - и коршуном кинулась на жертву своей кожгалантерейной агрессии. В сумке что-то звякнуло. Ева занесла правую ногу над ступенькой, уже понимая, что ей сейчас предстоит установить новый рекорд скорости в беге по лестнице на шпильках в полной темноте.
   Линка показала ей кулак и сунулась в доселе неисследованные недра. Ключи были там.
   От облегчения она выдохнула и улыбнулась. Ева, размышлявшая, что в данной ситуации хуже - убегая от сестры, сломать ногу или оставшись на месте, получить по шее от неё же, тоже расслабилась.
   - Стас, ты гений! - почти нежно проворковала Линка в трубку, ковыряясь в замке.
   - Приятно слышать. И все-таки, неужели не интересно, что ты мне на память оставила? - в мертвой тишине подъездного тамбура его голос был хорошо слышен даже стоящей в паре метров Еве.
   Девушка задумалась. Вроде все на месте. Она недоуменно кивнула сестре, прося подсказки. Та тоже непонимающе пожала плечами.
   - Милая вещица, мне нравится...
   Ева изменилась в лице и с ужасом уставилась на Линкину грудь. Младшая заинтересовалась, что так напугало её сестру, и тоже с любопытством посмотрела в своё декольте. Ничего там не изменилось. Она передернула плечами - лифчик на месте и даже не расстегнулся.
   - Нету! - замогильным шепотом просипела Ева.
   - Я в курсе, что не Памела Андерсон! - Лина прикрыла мобильник рукой, не желая посвящать Стаса в свою беду. - Ты что, только заметила?!
   - Да я не про твою недосисястость! Кулон где?!
   Линка покрылась холодным потом. Она точно помнила, что они с сестрой любовались подвеской в клубе. А сейчас её на шее не было!!!
   Если бабушка узнает, можно не волноваться об игре и предстоящей сессии. Потому что Линка, в тщетных попытках избежать нравоучений, самоубьется уже через пару дней. У девушки вырвался обреченный стон и Евин мобильник, выскользнув из ослабевших пальцев, упал на пакетик, со смачным чавком раздушив подгнивший огрызок.
   - Ангел, ты там чипсы ешь? А то звуки какие-то подозрительные... Бросай это дурное дело, они вредные.
   Ева подхватила злосчастную мобилку:
   - Зато вкусные. Твой ангел во временном ауте. А нашел ты, наверное, янтарную подвеску?
   - Умные девочки. Всего-то через жалких пять минут догадались... - ехидство, буквально сочащееся из трубки, можно было разливать по бутылочкам и продавать в аптеке.
   Лина очнулась от своих скорбных мыслей и попыталась отнять телефон. Ева с сомнением посмотрела на сестру, но телефон отдала.
   - Что ты хочешь за возвращение семейной ценности?
   - Я бы попросил новую встречу с тобой, но мы уже и так договорились на понедельник... Поэтому, у меня появилась другая идея.
   Повисшая пауза была достойна не только зала МХАТа, но и части фойе Мариинки.
   - Хватит нагнетать обстановку, - выдавила сквозь зубы Линка, пытаясь представить, что может потребовать от неё этот гад.
   - Ты что-нибудь слышала про Весенний бал? - такого поворота она не ожидала и едва снова не отправила затюканный iPhon на пол. - Неужели не слышала?!
   - Я в курсе про это сборище. Но не улавливаю связи между украшением и балом.
   - Связь самая прямая! - уверенно заявил Стас. - Ты пойдешь туда со мной.
   - Да зачем?! - не выдержала Лина. - Или ты уже довел всех знакомых девушек до нервного тика и теперь переключился на меня?
   - Хорошее предположение, но в корне неверное. Ты мне сегодня что сказала?
   - Когда? - происходящее все больше напоминало ей прошлогоднюю практику в психдиспансере.
   - На стоянке. Ладно, не взламывай себе мозг, даю подсказку - что замуж за меня не хочешь.
   - Это ты меня сейчас переубедить пытаешься?
   - Нет, это я восхищаюсь твоей выдержкой. Короче, идем вместе, чтобы ко мне не цеплялись молодые-красивые-незамужние в надежде исправить свой последний статус.
   Линка сразу представила себя в камуфляже и берцах, обвешанной оружием и крест-накрест перетянутой патронташем, разгоняющей девиц при помощи водомета и связки гранат. Эта картина тут же сменилась другой - она в черном балахоне и косой на плече стоит за спиной Стаса, окруженного толпой, скандирующей: "Женись на мне, женись!!!" и легким взмахом оружия крестьян и прочих работников полей, лугов и огородов уничтожает особо рьяных невест. Девушка тряхнула головой, пытаясь разогнать эти галлюцинации, и в очередной раз прокляла свою чересчур богатую фантазию.
   - Что ты там затихла? - заботливо поинтересовался Стас.
   - Дыхание от счастья перехватило. А если я откажусь?
   - Тогда я уйду от горя в запой, начну злостно играть по ночам во дворе на гитаре, проклиная свою судьбу и твою жестокость... Но висюльку не отдам!
   Ева не смогла сдержаться и, похихикивая, влезла в разговор, оттеснив Линку:
   - Во-первых, ты не пьешь.
   - Ради такого дела начну. Ещё возражения?
   - А во-вторых, насколько я помню, ты учился в музыкальной школе по классу фортепьяно. Не задолбаешься эту бандуру туда-сюда на третий этаж без лифта по два раза за ночь таскать?
   - Я всегда говорил, что хорошая память у женщины - это зло... - задумчиво пробормотал Стас. - Ты трубочку обратно сестренке отдай, - и продолжил, услышав легкий шорох и недовольное сопение. - Итак, твоё решение, Ангел?
   - Согласна, - вымученно выдохнула Лина. - Но с одним условием.
   - Внимаю с закрытым ртом и открытым сердцем.
   - Подвеску вернешь в понедельник, а то я без неё до субботы не доживу...
   - От тоски зачахнешь? А откуда мне знать, что не обманешь?
   - Торжественно клянусь!
   - Положив правую руку на журнал "Космополитен"?
   - Нет, наступив левой пяткой на коврик перед Евиной дверью!
   - Не уверен, что доволен такой заменой, но ты из меня сегодня веревки вьешь...
   Ева отобрала телефон и, буркнув:
   - Завтра с утра созвонимся! - отключилась, поняв, что эти двое могут препираться до утра.
   - Матвеев!!! - ругательный Линкин рык прозвучал очень громко и проникновенно. Эхо в испуге заметалось по подъезду и затерялось где-то в районе чердака, предварительно заставив подпрыгнуть придремавшую на подоконнике второго этажа дворовую Мурку.
   И, словно этого было не достаточно, снова зазвучал пронзительный лейтмотив этой ночи:
   - Да что же это делается?!...
  
   Девушки ласточками влетели в гостеприимно распахнувшуюся от пинка Евы дверь и, мгновенно забаррикадировавшись изнутри, прислушались. К возмущенному голоску бдительной бабульки добавился густой мужской бас, который сначала предложил пенсионерке отправляться спать, но получив в ответ угрозу вызова участкового, чтобы тот разобрался со всякими подозрительными личностями, матерно выругался и искренне посочувствовал зятю этой воистину боевой женщины.
   - Колян знает, что говорит. У самого теща кого хочешь в гроб вгонит... - задумчиво хмыкнула Ева, не отнимая уха от двери. Но в подъезде снова все стихло.
   - Какой же все-таки козел! - никак не могла успокоиться Лина.
   - Колян?
   - Причем тут твой сосед?! Я про Стаса!
   - А! Это да. Есть такое дело. Слушай, у меня где-то была бутылка коньяка. Морально разложиться мы сегодня уже не сможем, но культурно выпить - вполне.
   Линка скривилась, но не от самого предложения - после общения с этим винторогим нужно было стресс снять - а от предложенного напитка. Сама она предпочитала белое вино, но в доме сестры такие напитки не водились как класс, поэтому она решила не гневить судьбу и выпить, что дают.
   - А давай! Только я много не буду, а то завтра не то вещи не смогу перевезти, а голову от подушки не оторву.
   - И в кого ты у нас такая слабенькая? - разочарованно поцокала языком Ева, для которой триста грамм коньяка вполне могли сойти за аперитив. - А как же медицинский спирт? Неужели на церемонии посвящения в студенты не дали хлебнуть вступительные?! - она слегка подпрыгнула, одновременно взбрыкнув обеими ногами, и туфли испуганно прыснули в разные стороны. Одна забилась под тумбочку в прихожей, вторая улетела на кухню, откуда донесся звук глухого удара и, сразу за ним, разъяренный мявк.
   - Если бы всем студентам давали попробовать С2Н5ОН, чтобы осталось нашим преподавателям?!
   - Тоже верно...
   Степан выплыл в коридор, недовольно щуря желтые глаза, и демонстративно поточил когти о косяк. Если бы он мог говорить, то приветственная речь для хозяйки звучала бы: "Ой, дуууура...". Но он лишь выразил свое презрение взмахом хвоста и разворотом к девушкам упитанной филейной частью.
   - Ева, прячь обувь, их нагломордие изволят сердиться.
   Старшая, проводив питомца подозрительным взглядом, не стала спорить и полезла выковыривать улетевшую обувку.
   - Вот скажи кому, что я, адвокат Агеева, гроза злостных изменщиков и задолжников по алиментам, боюсь мести собственного кота, ведь засмеют...
   - У каждого из нас есть своя Божья кара. У тебя это Степан.
   - А у тебя, по ходу дела, Стас, - подколола Ева, достав таки неуловимую туфлю.
   - Не напоминай, - страдальчески скривилась Линка.
   - Ну, благослови, сестра! Я за вещами, - вздохнула Ева, опасливо приближаясь к двери.
   - А может, ну их? Что у тебя там ценного, кроме отвертки и огрызка?
   - А губная помада?!
   - Учитывая, что последний раз с накрашенными губами я тебя видела год назад, она уже благополучно протухла...
   - Есть в этом зерно истины, но собрать манатки надо. Что соседи подумают?
   - Что ты выносила мусор, и порвался пакет. Иди уже, хорош мандражировать. Или думаешь, что бабулек на тебя засаду устроила?
   - Не должна бы, но кто её знает... Пили на кухню, посмотри, может там что-нибудь съедобное завалялось. Но на многое не рассчитывай, - предупредила старшая и мышкой шмыгнула в подъезд.
   - Н-да, твоя хозяйка так скоро ноги протянет, - сочувствующе сказала Линка, разглядывая содержимое холодильника. Степан, увязавшийся следом за ней на кухню, только согласно моргнул.
   На нижней полке сиротливо скукожился кочан капусты, а рядом с ним умирали от старости два яблока. Зато полочки на двери были забиты разнообразными паштетами и мясными суфле для кошек.
   - Степ, ты аккуратнее, а то она однажды с голоду может и тебя сожрать. Не в каждом кролике столько мяса, сколько в тебе. Правда, мяско жирновато будет...
   Кот недовольно дернул ухом и начал гипнотизировать пакет молока. Поняв, что продукт ему не пронять, переключился на Лину.
   - Иногда разумность твоего взгляда меня пугает... - пробормотала девушка, послушно наполняя кошачью мисочку. Степан пару раз лакнул, потом недовольно фыркнул, забрызгав Линке ноги, и невозмутимо удалился в коридор.
   - Как тебя только Ева терпит? - риторически вопросила девушка и углубилась в поиски хоть чего-нибудь съедобного. К вялым овощам добавился не менее древний лимон и что-то, смутно напоминающее цветущий плесенью сыр в кулечке. В том, что Ева переключилась на благородные виды сыров, Лина сомневалась, поэтому разворачивать пакет поостереглась.
   Из прихожей донесся шум, свидетельствующий, что хозяйка теремка благополучно вернулась с опасного задания.
   - А ты уверена в том, что содержимое твоего холодильника можно есть, не рискую здоровьем? - спросила младшая, когда Ева, наконец, появилась на пищеблоке. - Мне, вот как-то боязно...
   - Мне тоже, поэтому я тебя на поиски и отправила. И вообще, ты ко мне что - есть пришла?! Коньяк закусывать все равно не нужно, так что бери бокалы и дуй в гостиную.
   - Гостеприимна ты просто сверх меры, - пробормотала Линка, устраиваясь на диване рядом с сестрой, разливающей по посуде огненную воду.
   - Ну, давай, за твои вечные семнадцать! - сестры сдвинули бокалы и пригубили коньяк. - Что глазками блестишь, хочешь, расскажу про добра молодца Стаса? - как бы невзначай предложила Ева.
   - Сама-то как думаешь? Конечно, хочу!
   - На полную историю жизни не рассчитывай, я его знаю только последние девять лет. Взамен ты поведаешь, о чем и на что спорили.
   - Согласна. Начинай! - Линка обняла диванную подушку и приготовилась внимать.
   - Так-с. Полное имя - Матвеев Станислав Сергеевич. Год рождения... - Ева напряглась, пытаясь произвести в уме сложные математические вычисления.
   - Вы с ним ровесники, - подсказала Лина, желая поскорее перейти к интересующим её вопросам.
   - Правда? А ты откуда знаешь?!
   - Если вы с ним вместе поступали, значит, скорее всего, и в школу пошли одновременно, - закатила глаза младшая. - Если, конечно, он не был злостным второгодником.
   - Не был. Правильно, значит ему сейчас 26. Неплохой юрист, но по специальности сейчас практически не работает. Они с отцом трудятся на ниве организации культурного отдыха.
   - Рисуют транспаранты и надувают шарики? - хихикнув, предположила Лина, представив Стаса в наряде клоуна.
   - Почти. О комплексе "Усадьба" слышала?
   - Конечно, туда же папа с друзьями мотается раз месяц, по тарелочкам пострелять.
   - А ещё поругать жен и водку попьянствовать, - полголоса продолжила Ева, внимательно что-то разглядывая на дне бокала.
   - Мама же в курсе, значит не против. Кстати, мне вот интересно, почему "Усадьба"? Они там ещё и помидоры выращивают?
   - Резкие повороты твоей фантазии не всегда подвластны даже мне, - засмеялась старшая. - Потому что там есть школа верховой езды. Хочешь, как-нибудь покатаемся?
   - Нет уж, спасибо, я лучше своими ножками!
   - Как хочешь. На чем я остановилась? Давай теперь за наших родителей, и продолжу сказ.
   - Такое впечатление, что ты меня напоить пытаешься, - возмутилась Линка, но послушно выпила. - Давай ближе к телу. То есть к личной жизни и чертам характера. Я же его не на работу беру!
   - Уговорила. Не женат, не привлекался, детей нет.
   - Уже лучше. Что с девушками?
   - Полно!
   - Баааабник, - удрученно констатировала Лина. - Ладно, нам с ним детей не крестить, так что это не мои проблемы... Стоп! Если у него девиц, как у моряка дальнего плавании, по одной в каждом порту, зачем он тогда меня с собой на бал тащит?
   - А вот это уже интереснее. Предположения?
   - Уйма. Чтобы заставить ревновать постоянную обоже?
   - Мимо. Такой у него вроде бы не было... Но нужно узнать получше.
   - Узнай. Так... Что ещё? Может быть обратная ситуация, с кем-то расстался и нужно показаться на людях с незнакомой девицей. Вроде как "прости, но моё сердце уже принадлежит другой"!
   - Тоже вариант. А может, ты ему просто понравилась, вот парень и старается?
   - Как-то мне в это слабо верится...
   - Ты меня прям раздразнила, завтра с утреца проверю наши домыслы. Кстати, пока вспомнила, что за спор-то?
   - Он решил, что я совсем лохушка в стрельбе.
   - Что, так и сказал?! - от удивления Ева сделала слишком большой глоток коньяка и едва не поперхнулась.
   - Нет, он сказал: "Господи, за что?!".
   - Н-да, в принципе, это одно и то же. А ты?
   - Предложила посоревноваться в меткости.
   - Ты реально лохушка! Хоть бы у меня спросила! Он, помимо того, что несколько лет пейнтболом занимается, КМС по стендовой стрельбе.
   - А КМС это что за страшный зверь? - осторожно поинтересовалась Линка, уже понимая, что ей предстоит освоить навыки автомойщицы.
   - Кандидат в мастера спорта... - обреченно расшифровала Ева. - На что спорили-то?
   - Что буду ему месяц машину мыть... А если выиграю, то он на тот же срок станет моим водителем.
   - Я тебе резиновые перчатки подарю.
   - Вот спасибо за щедрость! - огрызнулась Линка. - А что, я никак победить не смогу?
   - Вряд ли... Хотя... Вспомни, как именно звучала фраза!
   - Мммм... Сейчас... "Спорим, что через пару занятий я попаду в то, во что ты промажешь".
   Ева мгновенно насторожилась.
   - И он согласился?!
   - Да. А что тебя смущает?
   - Я польстила Стасику, когда сказала, что он хороший юрист. Слушай сюда - как таковая, суть спора не была озвучена, потому что вы не обговорили мишень. Так что это может быть все, что угодно! - встрепенулась Ева, но, подумав, опять погрустнела. - Но тебе это вряд ли поможет. Я помню, как ты стреляешь - с десяти метров в забор не попала.
   - Я просто зажмурилась в последний момент!
   - Не суть важно. Так что готовься. Маникюр там убери, штанишки, какие не жалко, приготовь... - она осеклась, увидев, что сестра её уже не слушает.
   - А ведь про оружие мы тоже умолчали... - задумчиво протянула Лина.
   - И?
   - Помнится, я в юности неплохо из рогатки стреляла... Вишневыми косточками.
   Ева застыла с открытым ртом. То, что сестричка у неё не совсем дура, она подозревала всегда. Но сегодня получила доказательства.
   - Линка, иди сюда, поцелую в знак уважения! Стасик был культурным мальчиком, ходил в музыкальную школу и не хулиганил, поэтому с рогаткой вряд ли близко знаком. Так что шанс у тебя все же есть! - за эту почти гениальную идею решено было немедленно выпить, и девушки так увлеклись, что не заметили как уговорили большую часть коньяка.
   - И все-таки, мне Стаса немного жаль. Ты его особо с развозом твоей тушки не напрягай. Он, конечно, козел, как и все мужики, но друг он замечательный, - немного заплетающимся голосом попросила Ева. - Он обо мне так трепетно заботился после аборта...
   Линка почувствовала, как от этих слов хмель полностью выветрился из её головы, и в ужасе уставилась на сестру.
   - После какого аборта?!?!
   Ева выхватила у сестры бутылку и, хлебнув уже из горлышка, вздохнула.
   - Я когда разводилась, ещё не знала, что беременная. Ну, плохо, тошнит, цикл сбился... Не мне тебе говорить, что то же самое может быть просто от нервов. А через три дня после получения свидетельства о разводе, я во время занятий упала в обморок. Меня Стас сгреб в охапку и повез в больницу. Представляешь, под дверью гинеколога сидел, пока тот меня осматривал. Вот тогда я и узнала...
   Ева прервалась, потухшими глазами уткнувшись в обивку дивана. Линка понимала, что торопить сестру сейчас нельзя, поэтому просто подвинулась ближе и обняла за плечи. Бутылку она из рук старшей на всякий случай отобрала и поставила на пол. В глубокой предрассветной тишине было слышно только, как на кухне тикают часы и где-то далеко-далеко сработала сигнализация автомобиля.
   Лина уже решила было, что Ева больше ничего не скажет, как вдруг сестра жестко схватила её за плечи и, уткнувшись в шею, начала быстро-быстро говорить каким-то механическим голосом.
   - Я до этого была как неживая. Это показное сочувствие одногруппников... Я же знала, что многие в душе злорадствуют, мол, так тебе и надо, золотая девочка... Если бы ты знала, сколько таких гадюк мне тогда в подружки набивались, чтобы посмаковать моё горе... Тошно было так, что руки на себя наложить хотелось. Я тогда со Стасом и подружилась... Он ничего не говорил, просто рядом был, не давал глупостей наделать. Представляешь, я раз подъехала к корпусу универа и, сидя в машине, поняла, что достаточно сейчас вернуться домой, закрыться в гараже и оставить двигатель машины заведенным. Говорят, смерть от отравления углекислым газом довольно быстрая и безболезненная...
   Ева продолжала сидеть, как замороженная, с застывшим лицом, не обращая внимания на судорожный всхлип сестры и катящиеся по её щекам слезы.
   - Не знаю, как он тогда догадался, но Стас вытащил меня из машины, поволок в мужской туалет и сунул мою голову под холодную воду. Наверное, другие посетители сортира сильно удивились при виде этой картины, - невесело усмехнулась она. - Он тогда первый раз на меня голос повысил. Орал так, что охрана прибежала, думали, что кого-то убивают. Короче, если опустить мат, которым он меня покрыл сверху донизу, он предупредил, что если ещё раз такое выражение на моем лице увидит, лично в психушку отвезет... И, знаешь, у него было так выглядел, что я ему сразу поверила.
   Ева снова замолчала и, не разжимая объятий, начала потихоньку раскачиваться из стороны в сторону. Лина плакала уже не таясь, только пыталась всхлипывать потише.
   - В общем, когда мне врач сказала, что у меня беременность девять недель, я только тогда очнулась. Ощущение было такое, как будто меня по голове бревном треснули. И я испугалась. Ну, куда мне в таком состоянии ещё и ребенок. Гинеколог предложила аборт, и я согласилась. Стасу ничего не говорила, он сам все понял. Он только спросил: "Ты уверена?", а я в ответ кивнула. Ты бы видела, какими глазами на него смотрели медсестры, когда он приехал забирать меня после операции. Если бы взглядом можно было кастрировать, он бы уже давно сопрано пел, - измученно засмеялась Ева, тряхнув волосами. - Такая вот невеселая история. Эй, ты чего ревешь? Я уже пережила это всё, в себе переварила.
   - Ты когда-нибудь жалела о своем решении?
   - И да, и нет. Да - потому что теперь боюсь, что в наказание за этот грех, у меня больше не будет детей. А не жалела, потому что Агеев меня очень сильно обидел. Я слышала, что когда ребенок рождается, мать забывает обо всем. Но, вдруг, я бы не смогла и всю жизнь винила бы своего ребенка за грехи его отца?! Да и потом, я хочу, чтобы у моих детей была нормальная семья, в которой не нужно ждать выходных, чтобы увидеть папу. И, ты знаешь, я достаточно насмотрелась в своей практике на разрушенные семьи, чтобы решить, что все-таки я сделала правильный выбор...
   - Почему ты никому из нас ничего не сказала?
   - А чем бы вы мне помогли? Ты тогда школу заканчивала, своих проблем много было. А если бы родители узнали... Папа Димку и так пристрелить хотел, а если бы я ещё рот открыла... Это насекомое недостойно того, чтобы моего отца судили за его убийство! - неожиданно жестко и холодно закончила Ева. - Систер, у меня к тебе просьба.
   - Все, что угодно!
   - Я хочу, чтобы ты забыла этот разговор, как будто его и не было.
   - Почему?
   - Потому что те, кто говорит, что если своей болью поделится - она уменьшиться, нагло врут. Меньше не становится и быстрее не забывается. Просто со временем становится не такой острой. Ну, так что, сможешь забыть?
   Младшая помолчала несколько минут, пытаясь восстановить дыхание и успокоиться. И только когда у неё это получилось, ответила:
   - Забыть - нет, а вот сделать вид, что забыла - смогу. Знаешь, мне кажется, что Стас в тебя влюблен...
   - Перекрестись! - фыркнула Ева. - Мне тоже так казалось. Я даже попыталась его соблазнить через несколько месяцев после этого.
   - И как? - Линка сейчас готова была убить себя за этот вопрос. Она не могла простить себе, что ничем тогда не помогла сестре, но, вместе с тем, внутри у неё что оборвалось, когда она услышала последнюю фразу сестры. Потому что в её отношениях с мужчинами было одно табу - парни сестры и подруг неприкосновенны!
   - Да никак!
   - Что, не сдюжил парнишка?
   - Ох, это был один из главных обломов в моей жизни. Я приготовилась по полной, морально настроилась... А когда начала раздевать обалдевшего Стаса, он наорал на меня второй раз.
   - А чем недоволен-то был? - теперь в душе младшей возмущение боролось с надеждой.
   - Если в двух словах, то он меня считает кем-то вроде сестры, а склонности к инцесту он не имеет. Кстати, почти дословная цитата! Когда он учился на первом курсе, у него родители развелись, поэтому все чувства и симптомы ему были хорошо знакомы. Вот и получилось, что я разбудила в нем братские чувства.
   - Ничего себе...
   - Согласна, - Ева немного отклонилась назад и, внимательно посмотрев сестре в глаза, подмигнула. - Куда бутылку спрятала? Мне нужно нервы успокоить.
   Линка глубоко вдохнула и, уважая просьбу сестры, начала симулировать частичную амнезию, потому на требование только усмехнулась:
   - Тебе уже хватит. Целый день ничего не ела, а теперь на голодный желудок напиваешься. Язву так наживешь!
   - Уже нажила. "Евангелина" называется. Отдай коньяк, кому говорю!
   Лина спрятала бутылку за спину и показала язык.
   - Тогда я буду петь! - пригрозила старшая. - Громко и с выражением.
   - Не надо! - взмолилась Линка, сразу протягивая сестре предмет спора.
   - Да ладно тебе, не так уж плохо я и пою, вон, каждое утро в ванной упражняюсь!
   - Тогда я не удивляюсь, что тебя эта бабка невзлюбила. Большого терпения старушка, я бы тебя давно прибила!
   - Это просто черная зависть к моему исполнительскому таланту! - высокомерно вздернула нос Ева, вновь наполняя бокалы. - У меня по пению всегда была пятерка!
   - А тебя не настораживало, что "отл" тебе ставили в начале учебного года, только с тем условием, что до конца мая ты на уроках музыки больше не появишься?
   - Боялись конкуренции, - уверенно отрезала старшая, у которой медведь по уху просто прошел, а вот на голосовых связках ещё и станцевал.
   Линка только рукой махнула. Если Ева хочет сегодня напиться, то кто она такая, чтобы препятствовать?
   Честно говоря, после её рассказа, младшей тоже захотелось присоединиться к сестре в достижении состояния блаженной нирваны. Единственное что её останавливало, так это понимание, что ещё грамм пятьдесят, и она выбывает из состава участников праздника жизни и отправляется на свидание с фаянсовым другом.
   Тем временем, Ева добила-таки коньяк и, ухватив Степана поперек жирной тушки в месте предполагаемой талии, со словами:
   - Меня не беспокоить, ушла со своим волосатым самцом! - ушлепала в спальню.
   Лина проводила взглядом её замысловатую походку и отправилась на кухню.
   Она до сих пор не могла прийти в себя после исповеди сестры. Как так получилось, что никто из родственников не заметил состояния Евы, а помог ей совершенно чужой человек? Неужели они так погрязли в своих проблемах, что пропустили такие признаки нервного срыва?!
   Дав себе зарок впредь внимательнее относиться к близким, Лина задумалась над следующим вопросом - что делать со Стасом?
   С одной стороны, парень бесил её самим фактом своего существования, с другой - Линка честно призналась себе, что её к нему тянет. И тянет сильно, раз она его приревновала к собственной сестре! Помучившись немного, она решила, что на бал она с ним пойдет, тут уж никуда не денешься, да и игру уже тоже пропускать не хотелось. Но вот заводить более близкие отношения она не станет, хотя бы из уважения к тому, что он Евин друг. Нельзя сказать, что это решение пришлось ей сильно по душе, но именно его она посчитала единственно верным. Она не учла только одного - что в данной ситуации есть ещё один участник, который в это же самое время, лежа в кровати и пытаясь уснуть, пришел к прямо противоположному решению.
   На столе лежали Евины сигареты. "Может, хоть так получиться успокоиться", - понадеялась Линка, прикуривая одну и глубоко затянувшись. Через несколько минут, когда с трудом получилось втянуть хоть немного воздуха в горящие легкие и открыть слезящиеся глаза, она на полном серьезе ожидала увидеть собственные выкашлянные бронхи. И очень удивилась, поняв, что внутренние органы остались на своих законных местах, только сильно болели мышцы живота и груди.
   - Да что я за инвалид такой! Ни напиться не могу, ни покурить! - вслух посетовала она и решила вернуться к сестре, не дожидаясь обострения желания поговорить самой с собой.
   Увидев, чем заняты Ева со Степкой, Линка сначала заржала, но пресс выразил своё решительное "Фи!" сегодняшнему внеплановому фитнессу, тогда она, не обращая внимания на протесты жертв своего произвола, просто отобрала яркий пакет.
   - Все, спи, алкоголичка! - напутствовала она старшую сестру, после чего натянула на Еву повязку для сна на глаза и запихнула беруши на законное место. Линка подумывала о том, чтобы и кляп в рот засунуть, но не решилась.
   Поэтому, дремать она начала под мерное бурчание Евы:
   - Распустилась ты, систер! Для твоего перевоспитания нужна твердая рука и широкий ремень...
  
   Стас уже больше часа ворочался в постели, но сон упорно не шел. Он снова и снова прокручивал в голове сегодняшний вечер. Ангел ему понравилась. Очень. Он даже не мог припомнить, когда в последний раз девушка так быстро и безоговорочно занимала все его мысли. Понапрягав память, он пришел к выводу, что такое случилось вообще впервые. И это явно что-то да значило. Ему в Лине нравилось практически все: и внешность, и характер, он был даже готов мириться с её заскоками, но вот попытки самостоятельности бесили.
   Она действительно думала, что он позволит ей уехать непонятно куда ночью с незнакомым мужиком?! Наивная какая! Нужно будет завтра поговорить с Евой, разузнать все о её сестре. Был реальный шанс, что Ангел уже с кем-то встречается. Но он в этом сомневался - если бы у неё был парень, кто бы её одну отпустил в ночной клуб?! А если и есть у неё кто-то, тоже не проблема - будем разбивать пару. Вот так, строя коварные планы по соблазнению вредной девицы, он, наконец, задремал.
  
   Для Евы утро началось... Достаточно того, что оно просто началось. Она, не открывая глаз, провела ревизию организма. Сказать, что у нее болела голова, значит, не сказать ничего. Какая-то сволочь ритмично долбила в виски. Секунд через двадцать она поняла, что это её собственный пульс. В желудке, судя по ощущениям, ворочался ежик, больной геморроем, а язык распух настолько, что она была уверена - стоит открыть рот, как тот выкатится, как у героя Джима Керри в фильме "Маска".
   Только спустя какое-то время она поняла, что не может пошевелиться, более того, на груди у неё лежало что-то очень большое и тяжелое. Ева все-таки рискнула и открыла глаза. И сразу же в ужасе закрыла их обратно. Она ослепла!!! Никаких проблесков, ровная чернильная темнота...
   Ей сразу вспомнилась жуткая история двухлетней давности, случившаяся в их городе, когда больше десятка человек полностью потеряли зрение из-за паленого алкоголя. Мысли метались, как куры по сараю после дружественного визита лисы.
   "Нужно вспомнить, кто мне эту бутылку подарил. Засужу, с**у!" - в беззвучной панике пообещала она сама себе. - "Секундочку, а почему я ничего не слышу?! Если учесть, что я оглохла и ослепла... К тому же не могу пошевелиться... Мама, это что же получается, я умерла и лежу теперь под гробовой доской?!"
   Она ещё раз безуспешно попыталась поменять положение тела. В ответ на это действие, придавившая её плита начала мелко вибрировать. Еве тут же вспомнился эпизод из произведения Марка Твена, и она испугалась так, что даже голова болеть перестала.
   - Хшсм... - единственное, что она с огромным трудом смогла из себя выдавить.
   Похоже, этот призыв чумного зомби сильно воодушевил гробокопателей, потому что плита затряслась ещё интенсивнее.
   - Сволочи, прекратите долбить перфоратором мой гробик! - прохрипела Ева. В ответ на это что-то острое вонзилось ей в грудь. - Осторожнее! Вы в меня что, вилами тычете?!
   Извиваясь всем телом, как червяк на крючке, Ева, непонятным образом, смогла сдвинуть какую-то тряпку, прикрывающую глаза. "Неужели родственники на нормальный саван пожлобились?! Похороны всего один раз в жизни, уж могли бы расстараться!" - думала она, пытаясь подглядеть в открывшуюся щелку.
   Спустя секунду у неё в голове, вообще, осталось только две мысли. Первая - удивленная: она никогда не слышала о возможности возникновения предынфарктного состояния у трупа. Вторая - восхищенная: надо же, как служба доставки Ада оперативно работает! Не успела представиться, а черти уже прискакали!
   Дело с том, что приоткрыв один глаз, она узрела склонившуюся над её лицом страхолюдную харю. Огромные желтые глаза с вертикальными зрачками сияли потусторонним пламенем. Абориген преисподней трясся, как припадочный, и периодически что-то вонзал ей под ключицу.
   "Так вот откуда у Степана эта привычка", - отстраненно подумала она. - "Не иначе, как они ближайшие родственники".
   Сложить все составные элементы своего "послесмертия" Ева смогла только через несколько минут. Она, не обращая внимания на боль и головокружение, резким рывком поднялась и сорвала с глаз повязку. Степан, не ожидавший от хозяйки такой подлости, мгновенно прекратил мурлыкать, зашипел, оттолкнулся от живота Евы мощными задними лапами и, оставив ей на память несколько шикарных кровоточащих царапин, оскорбленно скрылся под кроватью.
   - Блин, так реально окочуриться можно... Все, с сегодняшнего дня полный сухой закон! Линка, зараза, ты зачем мне глаза с ушами заткнула и в простыню замотала?! - крик, в силу её плохого самочувствия, получился негромким, но впечатляющим. Ева с трудом выковыряла затычки из ушей и кинула их в появившуюся на пороге комнаты сестру.
   - Затем, что иначе тебя бы ещё на подвиги потянуло, а так пролежала всю ночь спокойно, даже не пошевелилась ни разу! - Линка легко увернулась от "снарядов" и присела рядом с всклокоченной Евой.
   - То-то у меня все тело так затекло, - страдальчески прошептала старшая, похрустывая суставами пальцев. Она скривилась от приступа тошноты и постаралась улечься обратно, но её отвлекло какое-то неприятное ощущение под попой.
   - Ты что, ночью в кровати сухари ела?
   - Во-первых, это были не сухари. Во-вторых - не я, а ты сама. Хотя, нет, "это" вы вкушали вместе со Степаном, - доложила Линка, стоически пытаясь не рассмеяться.
   - Да? А что это тогда было? По ощущениям и виду, как ржаные сухарики, только пахнут странно. И во рту у меня привкус какой-то...
   - Какой?
   - Такое впечатление, что там переночевал весь Московский зоопарк вместе с охраной и посетителями...
   Линка, выслушав такое богатое сравнение, уткнулась лицом в подушку и начала плакать от смеха.
   - Прекрати ржать! Мне и так плохо, а ты кровать трясешь... - застонала страдалица. - Так что это было-то?
   - "Вискас"...
   - Ты хочешь сказать, что я вчера поужинала кошачьим кормом?! Бе-э-э-э...
   - А вчера ты было совсем другого мнения, если отобрала у тебя пакет... - продолжала веселиться Линка, вытирая простыней выступившие слезы. Она успокоилась, только когда получила по голове подушкой, но все равно периодически начинала подхихикивать, чем весь день вызывала у Евы желание придушить свидетельницу своего позора.
  
   - Пойдем, я тебя хоть нормально покормлю, горемычная моя, - миролюбиво предложила Линка.
  Ева отчаянно покачала головой, крепко зажмурившись, не разжимая челюстей. На лице разлилась нездоровая бледность. Одна только мысль о том, что она откушала кошачий деликатес, заставила неугомонного желудочного ежика завозиться ещё интенсивнее. Какой завтрак?! Она теперь до вечера на кухню зайти не сможет...
   - Ты хочешь сказать, что я зря с утреца по холодку моталась в супермаркет за продуктами?! - уже менее доброжелательно поинтересовалась Лина, пододвигаясь ближе к сестре. - Не тряси головой, поверь моему врачебному опыту, после завтрака все сразу изменится!
   - Потому что я, наконец, подохну? - с затаенной надеждой приоткрыла один глаз Ева, продолжая цепляться скрюченными пальцами за матрас. - А врачом ты станешь только через два года...
    - Ну, два года с похмельем ты точно не протянешь... - задумалась младшая, не обращая внимания на панику, отразившуюся при этой мысли на лице страдалицы. - А помирать нам всем когда-нибудь придется, но сегодня сыграть в ящик я тебе не позволю.
    - Ты слишком жестока, - измученно пробормотала Ева, понимая, что Линка, на которую напал внезапный и почти нежеланный припадок любви к ближнему, просто так не отстанет. - Только я есть ничего не буду... - она с неимоверным усилием соскребла своё несчастное дрожащее тельце с простыни.
   - Не боись, я приготовила тебе специальный коктейль, называется 'Студенческое утро'.
   - Это ты так культурно 'Ерш' обозвала? - невероятным образом расстояние от кровати до ванной комнаты с каждым шагом не только не уменьшалось, а скорее увеличивалось. Ева уже практически решила, что умыться можно и на кухне, авось, туда сестра её под белы рученьки доведет, но слова Линки:
   - Это питательная смесь из двух сырых яиц, молока, щепотки соли и пятидесяти грамм водки! - придала ей такое ускорение, что обои мелькнули перед утомленными глазами единым разноцветным пятном.
   - Эй, ты чего?! Да пошутила я, пошутила!
  Двадцать минут наедине с собой и последующий холодный душ придали Еве немного сил для того, чтобы попытаться жить дальше. Но с каждым пройденным мгновением желание сделать какую-нибудь пакость сестре становилось всё острее.
   Звонок мобильника раздался как раз в самый разгар сестроненавистнических терзаний. Ева уже хотела было послать попавшего под горячую руку абонента дальним лесом, но, увидев на экране имя вызывающего - "Стас", решила совместить приятное с ещё более приятным - пожаловаться на свою нелегкую женскую долю и, заодно, сдать все не очень тщательно охраняемые Линкины секреты. Ибо она была уверена, что отнюдь не желание узнать, сколько его дорогая подруга выпила накануне и какого цвета похмельные черти посетили её поутру, заставило Стасика возжаждать общения.
   - Ну? - говорить громко и многословно она ещё опасалась, поскольку головная боль полностью ещё не прошла.
   - Ева, что же ты такая недружелюбная сегодня? - ласковым голосом стоматолога, предлагающего ребенку конфетку в обмен на желание "просто посмотреть на шатающийся зубик", поинтересовался Стас.
   - Плохо мне, друг, - почти прослезилась Ева, злорадно представляющая, какие муки испытывает сейчас парень - и об объекте страсти узнать хочется, и женскими стенаниями мозг сейчас вынесут. - Но я знаю, что ты мне всегда посочувствуешь и пожалеешь...
   Следующие пять минут она испытывала на прочность его терпение, рассказывая о своих нечеловеческих страданиях, опустив, правда, факт позорного приобщения к клубу любителей "Вискаса". Потому что в некоторых аспектах вредности характера Стас не только не уступал Линке, но и существенно её превосходил.
   Стас молча терпел словоизлияния Евы, потому что четко знал - она в курсе зачем он звонит, но по привычке не может не поглумиться над его горем. Он так увлекся своими мыслями, что едва не пропустил мимо ушей Евин вопрос:
   - Так чего ты звонишь-то?
   - Неужели я не могу просто поговорить со своим другом?
   - В половине десятого утра в воскресенье? - хрипловатый голос Евы был полон сарказма и не скрываемой насмешки.
   - Уела. Сама-то как думаешь?
   - Я не думаю.
   - Оно и заметно... - не смог сдержаться Стас.
   - Ты у меня сейчас дочирикаешься.
   - Ладно, посмеялись и хватит. Я тебя слушаю.
   - Тебе спеть али стих рассказать? И не нужно так угрожающе сопеть! Парня у неё сейчас нет.
   - Это радует. Кстати, а откуда ты знаешь, что я тебя об Ангеле расспросить хочу?
   - Женское чутье. И заканчивай её так называть, Линку это реально бесит.
   - Учту. Что она ещё не любит?
   - Когда к ней относятся как к ребенку, попсу и манную кашу.
   - Понятно, только я и не собирался кормить её манкой с ложечки под хиты группы "На-На".
   - А кто тебя, извращенца, знает...
   - Что ещё ценного поведаешь?
   - Хватит с тебя и этого. Остальное узнаешь непосредственно у неё самой.
   - А подсказать?
   - Вот что ты со мной, нехороший такой, делаешь?! У меня сейчас желание сделать тебе приятное борется с женской солидарностью!
   - И что побеждает?
   Ева горестно вздохнула и, услышав легкие шаги сестры, направляющейся в спальню, скороговоркой выпалила в трубку:
   - Сегодня у неё торжественный переезд на новое ПМЖ. Если хочешь произвести хорошее впечатление или заработать грыжу, будь после двух на улице Кропоткина, дом во дворе главного офиса "Ростелекома"!
   Не дав Стасу даже возможности что-либо ответить, она отключилась, спрятав для верности телефон под подушку, и приняла вид настолько невинный, что Лина насторожилась практически сразу:
   - Ты чем тут занимаешься?
   - Страдаю от твоей черствости и непонимания! - пафосно ответила Ева, заматываясь в простыню на манер тоги.
   - Ясно. Короче, строишь планы мести... Пошли, страдалица, у меня все готово.
   Ева сразу растеряла весь слегка возродившийся оптимизм и покорно поплелась за младшей. На кухне было на удивление чисто и пахло кофе и цитрусами. На столе в гордом одиночестве стоял высокий стакан с тошнотворным даже на вид содержимым.
   - Это что за хрень? - с порога спросила Ева, недоверчиво разглядывая Линкино лекарство. Подозрительная жидкость непередаваемого коричневатого оттенка выглядела отнюдь не невинно, но пахла вроде приятно.
   - Ты что, мне не веришь?! Выпей, сразу полегчает.
   - Откуда рецептик? - Ева немного приблизилась, но брать стакан в руки пока не решилась.
   - Когда я училась на первом курсе, у куратора жена двойню родила. Ну, он на радостях и ушел в недельный запой. Так мы его один раз этим напоили и все.
   - Совсем все?! - ужаснулась Ева, вспоминая утренние размышления на тему савана.
   - Сдурела?! Живой он! Но с тех пор больше не пил. Все, мое терпение кончилось. Давай, за маму с папой!
   Ева скривилась, но обреченно взяла стакан. Она хотела сначала лизнуть эти живительные помои, чтобы, так сказать, оценить весь букет, но подлая младшая незаметно зашла за спину и, зафиксировав практически несопротивляющуюся жертву, влила ей содержимое бокала в рот.
   Вы когда-нибудь видели, как ветеринар заставляет непокорного Барсика проглотить горькую таблетку? Вот таким же методом Лина помогла Еве протолкнуть пойло внутрь, на всякий случай, зажав ей рот и нос, чтобы та не вздумала его выплюнуть. Потому что не родился ещё на свет гурман, которому бы понравилась смесь из равного количества крепкого сладкого кофе и диетической колы, сдобренная соком половинки лимона.
   Линка убедилась, что сестра проглотила-таки весьма непользительное для здоровья, но очень действенное средство и, опустив её тело на стул, предусмотрительно вышла в коридор, и уже оттуда бдительно следила за проносящейся гаммой чувств и эмоций на лице Евы. Сначала чело жертвы сестринской любви перекосило отвращение, затем оно плавно сменилось маской ярости и предвкушения жестокой мсти.
   Лина судорожно сглотнула неизвестно откуда взявшийся комок в горле. Может, нужно было добавить немного меда, чтобы не так сильно ощущалось противное послевкусие?
   Она уже приготовилась покинуть эту негостеприимную обитель по-английски, как Ева, одарив сестру внимательным взглядом, горестно вздохнула и бульдогом вцепилась в оставшуюся половинку лимона, в тщетной надежде навсегда забыть непередаваемый вкус Линкиного зелья.
   - Вкусно? - рискнула подать голос младшая, все ещё не решаясь близко подходить к Еве.
   - Нормально, - буркнула та, не поднимая головы.
   - Извини, что не предупредила. Просто, если сначала рассказать состав, почему-то никто это пить не хочет...
   - Действительно, с чего бы это?
   Линку не покидало ощущение предстоящей подставы. Ну, не могла сестра так легко простить её, даже не пытаясь совершить ответную пакость. Значит, месть откладывается. Это плохо. Лучше уж сразу получить все причитающееся за такую трепетную заботу и непопулярное лечение, чем ждать, до чего же может додуматься Евино извращенное сознание.
   - Ты зачем меня так рано подняла? - тоскливо спросила Ева, ежась от кислющего лимона и последствий абстинентного синдрома.
   - Так за нами через час родители приедут. А у тебя все свидетельства морального разложения налицо...
   - Хорошо, что хоть не физического... - вполголоса проворчала старшая и, стрельнув глазами в сторону Линки, добавила:
   - А этот коктейльчик я тебе ещё припомню!
  
   - Странно, выглядите так, как будто всю ночь спали благим сном, - внимательно осмотрев дочерей, выдал папа. - Девочки, вы меня почти разочаровали!
   - А почему почти? - Ева торопливо допила кофе и уже была готова отчалить на место сегодняшнего трудового подвига. Линка от завтрака гордо отказалась и пошла рыться в сестринском шкафу в поисках "тряпья, которое после сегодняшнего не жалко будет выкинуть".
   - Мне утром Вовик отзвонил, рассказал, как вы вчера отрывались! - рассмеялся отец и подмигнул слегка смутившейся Еве. - Говорят, наша скромница вчера какого-то постороннего парня раздела?
   - Мам! - не выдержала она. - Почему твой муж по утрам вместо того, чтобы уделять внимание своей половине, треплется, как старая кумушка, по телефону?!
   - Привыкай, все они такие, - философски ответила Наталья Павловна, подозрительно принюхиваясь к содержимому холодильника. - Такое впечатление, что у тебя там кто-то умер. Причем неделю назад.
   - Все возможно! - отмахнулась старшая дочь и поперхнулась дыханием, разглядывая явившуюся пред светлы очи младшую в несколько странном наряде: черная мужская футболка с нарисованными потеками крови и надписью "Маньячим помаленьку" была ей велика на несколько размеров. Из-под текстильного творения трудолюбивых подданным Поднебесной выглядывали живописно драные и невообразимо мятые джинсы. На ногах - раздолбанные кроссовки со шнурками разного цвета.
   - Ты вещи собираешься перевозить или на паперть за подаянием? - мама обошла её по кругу, внимательно оглядывая со всех сторон чудное видение. - Ладно, времени уже нет, собирайтесь, мы вас внизу ждем.
   - Не может такого быть, чтобы ты этот кошмар в моем гардеробе нашла! - не выдержала Ева, дернув футболку за слишком длинный рукав. Одежка издала странный треск, но с честью выдержала испытание.
   - А что? Мне нравится! - Лина повертелась перед зеркалом. - Не гламурно, зато передает мой характер.
   "Если Стас увидит её в этом наряде и не сбежит, значит, это судьба!" - решила про себя Ева, закрывая входную дверь и уже предвкушая вид вытянувшего лица парня при появлении Линки.
  
   Количество чемоданов, пакетов, пакетиков, узлов и узелков внушало священный трепет.
   - У меня нет такого количества вещей, - ошарашено выдала Линка, обозревая заваленную прихожую в родительской квартире.
   - Есть! - уверенно оборвала её мать. - И часть из них ещё стоит в твоей комнате.
   - Н-да, тут бригада грузчиков нужна... - расстроилась младшая дочь. - А то мы так до следующих выходных будем это перетаскивать.
   - Бригаду не обещаю, а вот одного точно найду, - загадочно улыбнулась Ева, пиная ближайшую коробку.
   Содержимое картонной избушки хрустнуло и, жалобно зазвенев, рассыпалось осколками. Пользуясь тем, что мама отвлеклась на телефонный звонок, сестры решили узнать, что же именно Ева только что коцнула. Их изумлению не было предела - в коробке покоились останки вазы, подаренной родителям трепетными подчиненными на серебряную свадьбу. Вазочка отличалась настолько психоделической расцветкой, что извинением её автору мог быть только тяжелый случай дальтонизма - насыщенно-красные кочаноподобные розочки в окружении не менее пронзительно-зелеными листьев на ярко-голубом фоне ввергали всех видевших это "великолепие" в состояние эстетической комы. Папа, даже после мимолетного взгляда на емкость, всегда вздрагивал и просил убрать от него этот кошмар искусствоведа подальше.
   - По ходу дела, родители решили ко мне отправить весь хлам, который им не нужен, на дачу везти лень, а выкинуть - жалко. Ева, давай, помогай! - предложила Лина, азартно закапываясь в содержимое прочих коробок.
   В результате экстренного досмотра были выявлены посторонние включения в виде свитера крупной вязки, в который можно было с комфортом поместить обеих сестер, причем осталось бы ещё место и для Степана, и какой-то непонятной тряпки, очертаниями похожей на плащ-палатку из потертого бархата. Последняя находка долго лихорадила девичьи умы, пока до Евы, наконец, не дошло, что в этом самом плаще она в пятом классе на новогоднем утреннике изображала волшебницу.
   - Носи на здоровье! - обрадовалась Лина, презентуя новоявленной Гермионе утраченную обновку. Старшая отнеслась к подарку с прохладцей, но забрала без возражений. Учитывая сегодняшний Линкин наряд, в Евином шкафу можно найти много удивительных вещей, так что этот плащик лишним точно не будет.
   - Девочки, что вы делаете? - удивилась мама, застав дочерей за пристальным рассматриванием очередного ящика.
   - Мам, я ещё могу понять свитер - все-таки забота о моем здоровье, и плащ - если подрать его на части, ещё несколько лет можно не заморачиваться на тему, где брать половые тряпки... Но зачем ты мне сервиз "Мадонна" с собой упаковала?!
   - Это мне вчера ваша бабушка помогала вещи собирать... - покаялась Наталья Павловна. - Наверное, в её представлении в каждом приличном доме должен быть такой сервиз.
   - Тогда я за то, чтобы моя квартира считалась исключительно НЕприличным местом! Давай, признавайся, что ещё можно сразу на помойку тащить?
   Мама покаянно вздохнула и молча отодвинула ногой пару пакетов.
   - А если подумать? - вкрадчиво подсказала Лиина.
   Все также безмолвно в сторону отправилась ещё одна коробка.
   - Хватит так укоризненно смотреть! - возмутилась мама. - Теперь точно все! Папа звонил, сказал, что грузчики новый диван в гостиную уже привезли, и кровать собирать закончили, а через полчаса докрутят шкаф в гардеробной. Так, что поднапряглись и потащили все это добро вниз.
  
  
   - Если я упаду, то уже точно не встану! - на последнем издыхании прохрипела Ева, вваливаясь в прихожую после пятого рейса, навьюченная вещами так, что китайские челноки, побледнев от зависти, должны были бы вытащить из укромных мест контрафактные мобильники и отправиться ждать просветления к подножью Великой стены.
   - Странно, ты же через выходные по полям и огородам с ружьем наперевес скачешь, а физподготовка, как у офисного планктона, - презрительно фыркнула Линка, пытаясь навести подобие порядка в окружавшем её хаосе. - Плохо стараешься. Хочешь, завтра вместе на фитнесс пойдем?
   - Я завтра хорошо, если вообще куда-нибудь дойду, а ты про спортзал... - она, вытерев потный лоб рукавом.
   Лина хмыкнула и освободила для сестры место на диване, куда та сразу же в изнеможении рухнула.
   - Родители где?
   - За следующей партией твоих шмоток поехали. А ничего так мебелЯ, - заметила Ева, подпрыгнув на сиденье, но, напоровшись мягким местом, на забытый сборщиками и затаившийся под подушкой степлер, скривилась и временно затихла.
   Она уже некоторое время поневоле косилась на часы - вот-вот должен был подъехать Стас. В том, что он явится, она даже не сомневалась - когда это он упускал возможность набрать очки в глазах окучиваемой девушки?! На мгновение ей стало стыдно перед сестрой, все-таки, как ни крути, это сильно походило на предательство, но, вспомнив вкус её утреннего коктейля, Ева решила, что напоить им любимую сестру было вообще преступлением, и успокоилась. Она же её не в рабство продает! В личной жизни у Линки сейчас все равно затишье, а Стас далеко не худший вариант. Даже если ничего серьезного у них не получится, хоть приятно время проведет.
   Линка, не подозревая о направленных на неё коварных замыслах, в это время тоже думала о Стасе. Ну, вот почему, спрашивается, она не может его из головы выкинуть?! Вроде ведь решила уже ночью, что их отношения останутся сугубо приятельскими, а противный голосок в подсознании постоянно подстрекательски гундел:
   - А ты попробуй... Не убудет ведь!
   Звонок в дверь не чтобы эти мысли прервал, но немного отвлек. Странно, кого это принесло? Для родителей ещё рано...
   Ещё больше её удивило поведение Евы, которая подпрыгнула, будто укушенная, и понеслась открывать. Вот ведь симулянтка! Значит, вещи разбирать она по причине усталости не может, а как козой по коридору скакать, так пожалуйста! Хотя, у неё сегодня уважительная причина: похмелье - вещь непредсказуемая.
  
   - Ты чего так долго, она меня чуть не уморила! - зашипела Ева при виде Стаса.
   - Я тоже рад тебя видеть, - заверил Стас, просачиваясь мимо подруги в прихожую. - А что вы делаете?
   - Вещи разбираем. Присоединяйся!
   - Я так понимаю, что о моем визите Ангел не знает? - хмыкнул Стас, разуваясь. - И не стыдно так с сестрой поступать?
   - Если бы ты узнал, чем она меня сегодня утром напоила, удрал бы, забыв обуться! - заверила его старшая, осторожно выглядывая в коридор, но Линка так зарылась в коробки, что к их разговору не прислушивалась. - Ты когда-нибудь пробовал смесь кофе с колой? Только представь богатство вкуса!
   Стас скривился, но хмыкнул:
   - А чего представлять, я это пару раз даже пробовал. Гадость неимоверная, но если нужно всю ночь бодрствовать - вещь незаменимая!
   - Она туда ещё и лимонный сок добавила!
   - Затейница какая!
   - Мне страшно находиться с вами в одном помещении. Вы оба извращенцы. И ты даже больший - все-таки, по собственной воле эту будру пил, - пояснила Ева в ответ на вопросительно приподнятую бровь.
   - А сама она как с похмельем боролась? - как бы невзначай поинтересовался Стас. Не хотелось бы, чтобы его девушка пила, как лошадь.
   - Никак. Линка у нас на алкоголь слабенькая - пьянеет быстро и плохо ей потом, поэтому бокал поднимает редко и чисто символически. Если она и знает, что такое похмелье, то чисто теоретически, - отмахнулась она, но на удовлетворенное выражение лица парня внимание обратила. - Информацию собираешь?
   - Естественно. Мы дальше пройдем или так здесь и будем шептаться?
   Словно в ответ на его вопрос, из комнаты донесся недовольный голос Лины:
   - Ты долго сачковать собираешься? Не хочешь ручками работать, иди сюда, будешь оказывать моральную поддержку, а то мне скучно!
   "Ща я тебя развеселю!" - предвкушающее подумала Ева и, подмигнув Стасу, пригласила его пройти по коридору.
   Лина предполагала, что переезд занятие хлопотное, но даже не представляла насколько. Гостиная напоминала что-то среднее между чердаком рачительной бабуськи, за всю жизнь не выкинувшей ни одной, даже испорченной, вещи и стоянкой цыганского табора.
   Линка, стоя на табуретке, как раз оглядывала комнату, как Наполеон - Багратионовы флеши, когда Ева, закончив шушукаться с кем-то в коридоре, появилась в дверях с подозрительно довольный выражением лица и ласково пропела:
   - Я тебе помощника привела. Скажи, что твоя сестренка - умница!
   - Умница, - согласилась Лина. - А кто это там такой добр...
   Ева отступила в сторону, пропуская вперед Стаса. Парень на секунду замер, сраженный Линкиным оригинальным нарядом, но быстро пришел в себя:
   - Ну, здравствуй, Ангел!
   Лина непонимающе моргнула, осмотрела парня с ног до головы, и, сделав шаг назад, подтвердила это имя, отправившись в полет. С табуретки.
   У него что-то оборвалось внутри, когда Лина пошатнулась и, тоненько взвизгнув, навернулась со стула. Стас не успел задуматься о том, что делает, двигаясь на чистых инстинктах.
   Один рывок - он обхватил талию Линку ладонями, второй - разворот корпуса и смещение рук. Падая, он подставил правую ладонь под поясницу девушки, а левую - под голову, чтобы она не треснулась затылком, и постарался принять весь удар на свое бедро. Почти получилось. Почти - потому что Лина все-таки умудрилась попытаться вывернуться из захвата, в результате чего крепко приложила его локтем в солнечное сплетение. Черт, больно!
   Линка не успела ничего понять. Вроде секунду назад все было нормально, а теперь она лежит на полу, прижатая нехилым весом Стаса. И хотя он постарался сделать так, чтобы она была по максимуму ограничена от контакта с полом, Линка все равно умудрилась слегка ушибиться копчиком. Но по сравнению с прочими ощущения, это просто мелочи.
   А приятно все-таки... Не привыкшая врать себе, она честно признавала, что её к нему не просто тянет, а офигеть как влечет!
   - Твою мать! Вы живы?! - бледное лицо Евы замаячило над плечом Стаса. - Чего молчите?! Хватит меня пугать!
   - Да нормально всё, - отозвался парень, даже не делая попытки встать. - Сейчас немного полежим, отдохнем и с новыми силами начнем работать.
   - Да?! - Ева с сомнением оглядела составленную из этих двоих живописную композицию типа "пирамида". - Ну, тогда не буду мешать! - хмыкнула она, постепенно возвращая нормальный цвет лица. - Я на улице родителей покараулю.
   Старшая сразу просекла, что как только сестра немного придет в себя, первой мыслью будет - а как, собственно, Стас узнал, где её искать?
   - Вернись, зараза! - немного придушенно крикнула ей вслед Линка, но ответом ей стал звук закрываемой двери.
   Тишина в квартире нарушалась только их негромким дыханием и отдаленным детским смехом, доносившимся из открытого кухонного окна.
   "А ситуация-то какая двусмысленная... Думай о чем-нибудь постороннем, а не о том, что если он сдвинет правую руку немного вниз... Ааааа!!! Все, пора вставать, а то я сейчас начну его грязно домогаться!" - приняла волевое решение Лина и попробовала выползти из-под Стаса. Фигушки!
   "Блин, сколько же он весит-то?!" - поразилась она про себя, безуспешно пытаясь сдвинуть тяжелого парня.
   - Восемьдесят восемь. И перестань, пожалуйста, ерзать! - хрипловато попросил Стас, уткнувшись носом ей в макушку. - Сильно ушиблась?
   - Нет. Я что, вслух подумала?
   - Ага. Твои локти можно причислять к холодному оружию. Причем особо опасному. Никакой кевлар не спасет...
   - Прошу прощения, в следующий раз постараюсь их не растопыривать! Если уж тебе так не нравится моя костлявость, может, слезешь?
   - А я разве сказал, что мне что-то не нравится? Мне и так удобно... - проурчал он, зарываясь носом в её волосы.
   Линка поняла, что ещё буквально пара минут и её нравственность может подвергнуться серьезному испытанию, причем, что самое обидное - со стороны хозяйки! Потому пришлось воспользоваться запрещенным приемом, тихонько просипев:
   - Мне дышать тяжело...
   Стас мгновенно вскочил, слегка поморщившись от боли в ушибленном бедре и протянул ей руку.
   - Извини, не подумал. Правда не ушиблась?
   - Ну, немного...
   - Показывай где!
   - Претопчешься! - Линка поспешила немного отодвинуться, представив, как он поворачивает её к себе спиной и задирает футболку. Теплые ладони скользят по спине и, немного не дойдя поясницы, передвигаются на живот, осторожно лаская нежную кожу. А потом плавное движение вниз и сильные пальцы расстегивают пояс джинсов... Уф, аж испариной покрылась! - У меня уже ничего не болит!
   - Точно? - Светлые глаза Стаса выражали искреннюю заботу, и только на самом донышке плескалась насмешка и ещё что-то такое, отчего Лина почувствовала, как у неё перехватывает дыхание.
   - Абсолютно! - для верности она размашисто кивнула, а потом задумалась. - А что ты здесь делаешь?
   - Тебя ловлю.
   - Это я уже поняла. Кстати, спасибо. Сам-то не ударился?
   - Нет, нормально все. Будь осторожнее, не поверишь, но даже при падении с такой высоты можно заработать очень даже серьезные травмы. Ты, конечно, хороша в любом виде, но не думаю, что гипс тебя сильно украсит... - Стас ещё раз внимательно осмотрел девушку и, не заметив явных признаков травм, немного успокоился.
   - Спасибо за заботу, но не нужно уходить от темы. Как ты здесь оказался?
   - Приехал.
   - Я сейчас забуду, что ты мне только что помог и начну допрашивать с пристрастием!
   - Ты настолько бессердечна, что сможешь пытать своего спасителя?! - ужаснулся парень.
   - Я даже хуже, чем ты думаешь! - гордо кивнула Линка, отвернувшись, чтобы он не заметил на её лице улыбку. Все-таки, несмотря на своё решение, она была рада его видеть. Но больше всего девушке нравилось ощущение покоя, которое она испытывала, когда Стас был рядом. Как будто она точно знала, что он всегда её защитит и придет на помощь. "Так, все, пора завязывать с такими мыслями, а то я ему сейчас на шею кинусь. И хорошо, если только на шею... Ё-моё, да что со мной такое?!"
   Стас с интересом осматривался. Да, переезд это всегда горы непонятно откуда взявшихся вещей и уйма потраченных нервов. Он решил дать Линке немного свободного пространства и отошел к окну. Хотя ему хотелось совершенно другого. У него до сих пор покалывало кожу при воспоминании о её хрупком теле под ним. "Успокаиваемся и начинаем думать головой, а не чем пониже!" - мысленно выдохнул Стас.
   - Эй, а ну руку покажи! - взволнованно приказала Линки. - А говоришь, что не поранился... Садись на диван, сейчас аптечку принесу!
   Стас сначала не понял, что так не понравилось Лине, и только когда ощутил неприятное жжение, обратил внимание, что ссадил кожу на правом локте.
   - Ангел, не нужно, само заживет, - отозвался парень, но она уже вернулась из ванной с салфетками и перекисью.
   - Сядь!
   - Да нормально всё, сейчас под краном промою...
   - Тебя силой заставить? - спросила Лина и только потом поняла абсурдность своей фразы. Н-да, ей эту тушу даже с разбега не завалить.
   Стас не смог сдержать и, хмыкнув, предложил:
   - Хочешь попробовать?
   Лина с сомнением оглядела парня - ничего у неё не выйдет. Поэтому оставалось последнее средство.
   - Все ясно. Такой большой мальчик, а врачей боишься...
   Стас едва слышно застонал и покорно уселся на предложенное место.
   - Поверить не могу, что ты меня, как пацана на "слабо" взяла, - ворчал он, пока девушка промывала ему царапину.
   Лина с упоением принялась за врачевание. Осторожно промакнув ссадину стерильной салфеткой, она бросила её в приспособленную под мусор коробку. И к собственному стыду, несмотря на то, что та стояла в трех метрах от дивана, Линка в неё не попала. Стас тоже с интересом проследил за попыткой девушки показать высший пилотаж баскетбола.
   - Давай мы забудем о нашем споре, а? - предложил парень, заметив досадливую гримасу на выразительном личике.
   - Боишься?!
   - Очень! Мало ли куда ты со своим глазомером попасть можешь...
   - Не нужно нам ваших одолжений! Раз уж поспорили, будем идти до конца.
   - Уважаю. Ты закончила?
   - Нууу... У меня к тебе просьба.
   - Какая?
   - Я пропустила занятие по хирургии, на котором накладывали повязку на локтевой сустав. А ты вроде как в эту область раненый... Можно я на тебе потренируюсь? Пожалуйста.
   Линка так умоляюще на него смотрела, что Стас не выдержал.
   - Ладно, давай. Только вечером снимешь. Не хватало мне ещё с перевязанными царапинами ходить...
   - Я сейчас! - обрадованная девушка снова умчалась в ванную, откуда вернулась с бинтом.
   - А какие занятия ты ещё прогуляла? - Стас внимательно следил за тем, как она аккуратно и методично превращает его руку в конечность мумии, старательно заматывая её марлей. Закончив работу, Лина ещё немного полюбовалась на повязку и, в эстетических целях, завязала небольшой красивый бантик.
   - Да не прогуливала я! Просто прийти не смогла. У меня всего-то четыре манипуляции не отработаны. А ты что, желаешь выступить добровольцем? - Лина тут же приняла охотничью стойку, сразу вспомнив, в чем именно ей нужно потренироваться.
   - Смотря что ты мне лечить собралась.
   - Ммм... Можно было бы сделать повязку на ребра, - она критически оглядела Стаса и, поймав себя на мысли, что неприлично долго разглядывает его грудь, отвела глаза, - но у меня на тебя бинтов не хватит.
   - Найдем. Что ещё?
   - Искусственное дыхание и непрямой массаж сердца.
   Парень с комфортом разлегся на диване и вальяжно махнул рукой:
   - Можешь начинать.
   Но Лина не спешила приступать к оказанию неотложной помощи. Вместо этого она уселась на пол рядом с "потерпевшим" и, тихо хихикая, закрыла лицо ладонями.
   - Пациент ждет. Доктор, хватит ржать, мне нужна ваша помощь.
   - Это уже ролевые игры какие-то... - простонала, пытаясь справиться со смехом, девушка. - Не хочешь узнать, какое занятие я ещё пропустила? Эх, ладно, страдалец, так и быть, скажу. В прошлом семестре я болела, когда наша группа отрабатывала на Феде постановку клизмы...
   "Умирающий" горным козлом сиганул за спинку дивана:
   - Только через мой труп!
   - Вот тогда и искусственное дыхание сразу сделаю! - уже в голос расхохоталась Лина.
   - Сколько у тебя человек в группе? И кто такой Федя? - поинтересовался Стас, все ещё прячась за мебелью.
   - Вместе со мной - шестнадцать. А Федя - наш кафедральный фантом. Страшненький такой, с выпученными глазками.
   - Я так думаю, что после пятнадцати клизм подряд, у кого угодно глаза на лоб полезут.
   - Почему пятнадцати? До нас в тот день над ним ещё две группы измывались...
   Стас немного ошарашено посмотрел на веселящуюся девушку, но, подумав, тоже присоединился к смеху, устроившись рядом и обняв её здоровой рукой.
   - Так зачем приехал, добрый молодец?
   - Честно? Тебя увидеть хотел. Ну, и помочь, заодно.
   Линка немного смутилась под пристальным взглядом, но от помощи отказываться не стала.
   Когда родители, вместе со встретившей их Евой, минут через двадцать вошли в квартиру, они застали самый разгар спора.
   - Говорю тебе, что кровать нужно передвинуть! Во-первых, получается, что будешь спать ногами на восток.
   - Я не суеверна, - отрезала девушка, упорно стоя на своем.
   - Хорошо. А как насчет того, что тебя по утрам солнце даже через плотные шторы разбудит?
   - Я все равно жаворонок. Может, хочу, лежа в кровати, любоваться видом?!
   Все дружно посмотрели в окно. Вид был действительно захватывающим - соседний дом на фоне строящейся многоэтажки.
   - Матвеев, я тебя почти ненавижу, - вздохнула она, поворачиваясь к парню. - Чего стоишь? Разворачивай кровать изголовьем к северной стене...
   - Такое впечатление, что мы здесь лишние, - вполголоса задумался отец, глядя на Стаса и Линку. Пока парень в гордом одиночестве двигал мебель, даже не пытаясь напомнить, что она изначально именно так и стояла, девушка суетилась рядом, больше мешая своими подсказками, чем помогая. - Добрый день, Стас. - Папа кивнул ему и помог развернуть спальное место. - Мои девочки и тебя припахали?
   - Сам вызвался, - усмехнулся он. - Здравствуйте.
   - Пап, а где коробка с постельными принадлежностями? - влезла младшая дочь, пытаясь задвинуть на место матрас.
   - В коридоре. Её сейчас Ева потрошит, - отец развернул Линку и подтолкнул в сторону выхода. - Иди, помоги ей, здесь мы сами закончим.
   - Угу, - кивнула она и выбежала из комнаты, чудом разминувшись с входящей мамой.
   - Добрый день, Наталья Павловна, - Стас слегка поклонился Сотниковой-старшей, чем заслужил её улыбку и легкий поцелуй в щеку.
   - Привет! Какой раз это койко-место перетягиваешь?
   - Третий.
   - О, тогда осталось совсем немного. Ещё пару раз с места на место переставишь, и Линка угомонится. Тебя Ева на помощь позвала?
   Стас решил пока не афишировать свой интерес к Ангелу и неопределенно кивнул.
   - Ну-ну, - хмыкнул отец. - Мы так и поняли. Особенно учитывая горячий спор по поводу кровати...
  
   - Поверить не могу, что мы справились за один день, - Линка, тяжело дыша, села рядом со Стасом. В результате почти каторжного труда в пять пар рук, они смогли не только разобрать вещи, но и убрать весь неизбежный в таких случаях мусор, что девушку особенно радовало - фанаткой чистоты она не была, но и жить в свинарнике тоже не желала.
   - Вот такие мы молодцы, - мама бедром подвинула её ближе к парню и втиснулась между дочерью и боковушкой дивана. - Папа вместе с продуктами бутылку вино привез, если хотите, давайте отпразднуем переезд.
   - Я - пас, - устало отмахнулась Лина.
   - Я тоже, - поддержал её Стас.
   - Ну, а я тем более, - скривилась Ева, развалившаяся возле окна на ковре. - Мне теперь ещё очень долго ничего отмечать за хочется...
   - До чего слабая молодежь пошла, - усмехнулся отец. - Давайте собираться, а то уже почти десять, а некоторым завтра рано на работу.
   - Угу, - согласился Стас. - Лин, ты свое художество-то сними...
   - Какой пациент нынче пошел привередливый, - неизвестно кому пожаловалась она. - Бантик ему на повязке не нравится...Пойдем в ванную, там узел так затянулся, что нужно разрезать.
   Стас покорно встал и пошел за Линкой.
   Она закопалась в содержимое шкафчика над раковиной в поисках ножниц, поэтому не видела, как зашедшись следом за ней Стас выглянул в коридор, после чего тихонько прикрыл дверь.
   - Давай сюда руку, инвалид, - улыбнулась она и начала аккуратно разрезать повязку. - Кстати, ты свою футболку сзади испачкал.
   Стас молчал, не отводя взгляда от учащенно бьющейся над ключицей жилки. Они стояли практически прижавшись друг к другу, поэтому он чувствовал тепло, исходящее от девушки, и запах её волос. И ему офигеть как нравилось!
   - И ещё... Спасибо за помощь. Знаешь, а ты не такой гад, как мне казалось раньше, - нервно хихикнув, закончила она и подняла глаза к его лицу.
   - Комплимент, конечно, замысловатый, но все равно спасибо. А теперь помолчи секунду, - он забрал у неё ножницы и положил на стиральную машину, следом отправился разрезанный бинт.
   - Зач...
   Стас мгновенно притянул её к себе и заставил замолчать поцелуем.
   Его губы были такими теплыми и гладкими, а сам поцелуй настолько нежным, что Лина непроизвольно закрыла глаза и обеими руками обняла его за шею, пытаясь притянуть ближе. Стас не торопился, кончиками пальцев рисуя замысловатые символы на её пояснице, в то же время язык осторожно обвел контур нижней губы, скользнул внутрь, ласково коснулся её языка и вернулся на место. Девушка издала тихое мурлыкание и лизнула его в ответ. Объятия сразу же стали намного крепче, Стас обхватил её за талию и, приподняв, посадил на раковину, так, чтобы ей не приходилось тянуться к его лицу. Лина тут же воспользовалась преимуществом, ещё теснее прижавшись к парню и зарываясь пальцами в его волосы. Поцелуй настолько резко перешел из нежного в страстный, что Стас сам этого не ожидал. Он опомнился только когда Лина, оторвавшись от его рта, легко прикусила ему мочку уха.
   У него горели ладони от желания передвинуть руки выше, пробежать пальцами по груди, осторожно сдвинуть белье и...
   Стас так резко отодвинулся, что Линка, потеряв равновесие, едва не загремела с раковины, с трудом удержавшись на скользкой поверхности. Резко распахнув глаза, она уставилась на парня, который повернулся к ней спиной и, отойдя к противоположной стене, уперся в неё кулаками.
   - Я мог бы сказать, что не хотел этого, но не беду так нагло врать, - несмотря на веселый тон, его голос звучал низко и хрипло. - А теперь раздевайся.
   Линка все-таки навернулась с санфаянса, неловко приземляясь на кафель.
   - Чтооо?!
   - Ты же сама сказала, что у меня футболка грязная. В благодарность за помощь предлагаю, чтобы ты отдала мне свою. И вообще, цени мою тактичность - я отвернулся.
   - Спасибо и на этом, - проворчала Линка, пытаясь унять бешено колотящееся сердце и послушно сняла свой "маньячный" прикид. - Держи!
   Стас, продолжая пристально любоваться стеной, стянул свою футболку и, не оборачиваясь, отдал Лине. Которой, глядя на покрытое тугими мышцами совершенство, совершенно непоэтично называемое "спиной", хотелось забыть все правила норм и приличий и прижаться к плотной загорелой коже губами. Медленно провести языком по впадинке позвоночника, потом куснуть за мускулистое плечо...
   "Соберись, тряпка!!!" - прикрикнула она сама на себя, с трудом отводя глаза и прижимая к своей груди серую футболку, пахнущую Стасом.
   Тем временем, он натянул её одежку, одним быстрым движением притянул Линку к себе и, лизнув в нос, мягко прошептал на ухо:
   - Жду тебя завтра в три возле главного корпуса. И не вздумай пытаться от меня спрятаться - все равно найду.
   Подмигнув, мягко говоря, обалдевшей девушке, он вышел и бесшумно закрыл за собой дверь.
   Девушка не рискнула показываться на глаза родителям в таком расхристанном виде и просидела в ванной, пока на её законной территории не осталась только спровадившая всех сестра. Стоять в джинсах и белье Линке показалось глупым, но выходить в полотенце было бы совсем неприлично, поэтому она натянула футболку Стаса. Учитывая, что та была даже немного больше, чем её предыдущая, взъерошенная девушка стала выглядеть как беженка.
   - Выходи, давай! - Ева громыхнула в дверь кулаком. - Мне же интересно, до какого уровня интима вы дошли!
   Линка глубоко вдохнула, поплескала на горящие щеки холодной водичкой, состроила рожицу своему отражение и пошла сдаваться. Все равно от страдающей любопытством Евы просто так не отделаешься.
   Старшая сидела на полу в коридоре и гипнотизировала взглядом дверь. При виде Линки она насмешливо улыбнулась.
   - Я что-то не поняла... Вы там грешили или по-быстренькому в футбол сыграли, а потом обменялись майками?!
   - Отстань! - отмахнулась Лина. - Я и сама не поняла, что это было... Вот, как ты думаешь, это нормально, когда парень тебя целует так, что забываешь о собственных родителях, находящихся через стенку... Блин!!! Скажи мне, что, когда он из ванной вышел, они уже уехали!
   - Ой, нашла перед кем стесняться! Да ладно тебе за сердце хвататься, они отчалили до его феерического появления. Не отвлекайся. Значит, целуется он хорошо?
   Линка ещё сильнее покраснела и смущенно отвернулась.
   - Не то слово...
   - Давай, не скрытничай! Хочу услышать все грязные подробности!
   Ева подхватила сестру под локоть и, затащив в комнату, усадила на диван. Лина на перемещение внимания не обратила, размышляя о мотивах поведения парня.
   - Прекрати мечтать, когда сестра томится неизвестностью! Что ты там про нормальность говорила?
   - Я говорю, это нормально, что он сначала поцеловал так, что мне его изнасиловать захотелось, а потом предложил поменять футболками и ушел, прихватив мою одежду?
   - Да он оригинал... - похватав воздух, наконец, выдавила из себя Ева. - Может, у него фетиш такой?
   - Мужские майки?
   - Н-да, обычно западают на женские трусики. Хотя, сейчас столько извращенцев развелось...
   - Это ты меня так успокоить пытаешься?!
   - Чтобы ты успокоилась, надо Стаса обратно позвать... Мне позвонить? - широко ухмыляясь, предложила Ева, вынимая из кармана телефон.
   - Убери на место! - девушка только представила, что сестра наберет его номер и ей сейчас придется разговаривать с этим... этим...
   - Ничего себе! Вот довел тебя мужик, уже на меня бросаешься...
   - Хватит издеваться! Я уже не знаю, что и думать... А завтра мне с ним ехать на стрельбище.
   - Ты его там по дороге не ссильничай. А то я тебя знаю...
   - Сейчас тапком в лоб кину!
   - Значит, правду говорю. За неё всегда бьют...
   Ева, глядя на взволнованную сестру, думала о том, что умом природа её друга явно не обидела. Если бы Стас сегодня начал претендовать на секс, сестренка бы быстренько опомнилась и отправила его эротическим маршрутом по извилистым местам.
   С другой стороны, если бы он повел себя как пай-мальчик, Линка могла бы подумать, что не привлекает его и обидеться. А сейчас, вон она, вся в мечты о нем погрузилась. Причем явно не замечает, что постоянно гладит его футболку и, время от времени, к ней принюхивается. Значит, решил приручать постепенно.
   "Куклачев, блин!" - усмехнулась про себя Ева и сделала заметку, что нужно с ним сегодня все-таки поговорить.
   - Ладно, оставляю тебя грезить о Стасе и видеть эротические сны с ним же в главной роли, - пожелала Ева и быстренько юркнула в прихожую. А то ведь младшая за издевки может и отомстить.
   - А ещё сестра называет! И что мне теперь делать?! И о чем думать?
   - Ничего. Спать ложись. Завтра встретитесь, видно будет. А футболку ты под подушку положишь? - иезуитски спросила Ева, уже прикрывая за собой дверь.
   "Да что же это за день такой?!" - мысленно взвыла Лина, увидев, что от тапка эта ехидна все-таки увернулась.
  
   - Привет, герой-любовник. Это что у вас там сегодня за гастроль была?
   - Ева, давай ты не будешь лезть в наши с Ангелом отношения.
   - А они у вас есть?
   - Будут.
   - Ладно. А она об этом знает?
   - Как сказал один мудрец - "Знание умножает печали".
   - Все с тобой ясно, философ. Я зачем звоню-то... Ты моё обещание семилетней давности помнишь? Обидишь мою сестру, учти, я секатор ещё не выбросила... Это так, к сведению. Надеюсь, мы поняли друг друга?
   - Естественно. Да, кстати, ты же в курсе, что я завтра Лину в комплекс везу? Она действительно стреляет так себе?
   - Нет. Она делает это настолько плохо, что описать можно только матерно.
   - Это хорошо...
   - В смысле?!
   - Да так. Размышляю вслух. Спокойной ночи.
   - Стой! Стас, не отключ... Вот гад! Нет, я с ними все-таки с ума сойду...
  
   Линка долго вертелась в кровати. То ей одеяло казалось тяжелым, то простыни шершавыми, то волосы в лицо лезли... Запулив, в конце концов, через всю комнату подушкой, она завернулась в плед и уселась на подоконнике. Два часа ночи, а уснуть все никак не получалось. И виноват этот гад! Вот зачем, спрашивается, так целовать, а потом говорить "до завтра"?!
   Мелькнула мысль, что не худо бы выпить кофе, но тогда она до утра не уснет. А значит, завтра будет сонная и хмурая, и Стас сразу поймет, что не спала она из-за него. Доставлять ему такое удовольствие она не собиралась и решила выспаться назло всяким голубоглазым, оставляющим впечатлительным девушкам свои футболки. Саму одежку она, после некоторых колебаний, забросила в стиралку. Ну, не возвращать же ему грязной?
   Линка помучилась ещё полчаса, а потом решила, что Стас, как и все мужики, сволочь и, злая на весь мир, улеглась спать.
  
   И, естественно, проспала, потому что, пребывая в расстроенных чувствах, забыла завести будильник.
   Промчавшись ураганом по квартире и ругая себя за безалаберность, она почти на полчаса опоздала на пару.
   - Скажите, пожалуйста, студентка Сотникова, в чем причина вашего вопиющего опоздания? - преподавательница по акушерству была столь могучего телосложения, что на её фоне Линка выглядела недобитым заморышем. Поговаривали, что Ирину Олеговну сослали на кафедру только из-за того, что у беременных при виде этой медички начинались преждевременные роды.
   Линка уже хотела было выдумать историю о сломавшейся машине, но решила не врать и честно ответила:
   - Проспала...
   - Не врете - и то хорошо. Проходите, и продолжим лекцию.
   Лина, не веря своему счастью, шмыгнула на свое место и сразу была атакована Маришей.
   - Что скажешь в свое оправдание? - прошипела подруга, прикрываясь конспектом. Сначала Линка даже не поняла, о чем та говорит, но потом до неё дошло - о подставе в клубе. Блин, это же надо было так замотаться, чтобы забыть обо всем и усесться рядом с жаждущей мести фурией. Лина в панике оглянулась по сторонам, но Иришки сегодня почему-то не было, а Вадим сидел через проход и мог помочь только сочувствующим взглядом.
   - Эээ... Не виноватая я?
   - Не плагиать! Почему не предупредила?
   - Он меня попросил, хотел тебе сюрприз сделать. И, вообще, какие претензии?! А почему вы не вместе сидите?
   Мариша слегка покраснела и послала Вадику воздушный поцелуй.
   - Олеговна рассадила, с формулировкой "прекратите обжиматься". Сказала, что мы изучаем, как детей рожать, а не как их делать... Кстати, что за красавчик, с которым ты в субботу отчалила?
   - Да так... Знакомый Евы.
   - Да? А мне показалось, что это больше твой знакомый, чем сестры. Во всяком случае, смотрел он на тебя совсем не по-дружески...
   - Тебе показа...
   - Зайцева, Сотникова! Что вы разгалделись, как две вороны на помойке?! - несмотря на размеры, Ирина Олеговна обладала способностью подкрадываться совершенно незаметно, чем постоянно доводила студентов до состояния холодного бешенства. Сейчас она коршуном нависла над нарушительницами дисциплины, заставив тех остро осознать свою неправоту и принять самый раскаявшийся вид из всех возможных.
   Девушкам пришлось замолчать и уткнуться в конспекты. В противном случае, им грозило ходить на отработку до самой сессии, что всегда не особо вдохновляло, а весной - тем более.
   До конца пары они так и просидели молчком, боясь лишний раз напомнить о своем существовании.
   На Линкино счастье, сразу после звонка на перемену, Маринку уволок куда-то Вадим, помешав продолжить допрос. Единственное, что успела бросить инквизиторша:
   - Радуйся, нас сегодня уже не будет, но все равно я тебя измором возьму. Выложишь все, как миленькая, - после чего, многообещающе улыбнувшись, отчалила с возлюбленным.
   Линка была бы и рада поделиться, но она и сама-то ничего не понимала. Да, Стас ей нравится и даже более того, но влюбляться вообще, а в него особенно, она не собиралась. Значит, все дело в весне. Чувство влюбленности, разгул гормонов... Успокоив себя таким образом, она просидела до конца занятий, присутствуя на лекциях чисто физически, мыслями же она была очень далеко.
   Когда закончилась последняя пара, Лина специально не торопилась выходить на улицу. Повертелась перед зеркалом, поправила прическу, подкрасила губки... Минут через десять, решив, что этого времени хватило, чтобы дать Стасу понять, что бежать по первому зову не намерена, девушка выплыла из дверей академии. И встала как вкопанная.
   Этот гад как ни в чем ни бывало сидел на капоте своего внедорожника и смеялся вместе с Лизонькой Громовой. А эта крашеная выдра стреляла на него своими мерзенькими глазками и все норовила прижаться потеснее!
   "Ну, все, зараза! Я тебе сегодня устрою!" - поклялась сама себе Линка и пошла в их сторону, состроив невинную физиономию. Причем, к кому конкретно из этой парочки относилось её обещание, девушка и сама затруднилась бы ответить.
   Стас появление Линки заметил сразу же, но прерывать монолог приставучей рыжей не стал. Выражение лица Ангела сначала пообещало ему мучительную смерть, а потом стало настолько подозрительно предвкушающим, что это заставило Стаса напрячься в предчувствии какой-нибудь пакости со стороны девушки. А в том, что у неё богатая фантазия и долгая память, парень ничуть не сомневался.
   - Ой, извини, я про тебя совсем забыла... Давно ждешь?
   - Во-первых, здравствуй. А во-вторых, нет, не очень. Мне вот милая девушка Лиза скучать не давала.
   Громова нацепила на физиономию такую сладкую мину, что Линке экстренно захотелось съесть соленый огурец. А ещё сильнее было желание, чтобы эта пиранья плыла обратно в свою заводь и там караулила какого-нибудь крокодила.
   - Здравствуй, мил человек, - отозвалась Лина, упорно игнорируя Лизавету. - Если ты освободился - поехали, а то у меня сегодня мало времени.
   - Извините, Лиза, сами понимаете, нам пора. Желание моей девушки - закон! - Стас быстро наклонился и поцеловал Линку, пока та не успела запротестовать.
   Громова широко распахнула тщательно накрашенные реснички и, бросив на Лину завистливый взгляд, откланялась, спеша разнести новость о новом парне Сотниковой.
   - Ты совсем оборзел?! - зашипела Лина, выворачиваясь из его объятий. - Руки убрал, пока я тебя не стукнула!
   - А что такого? А то сама после вчерашнего не поняла, что мы с тобой теперь встречаемся? - он решил не доводить дело до конфликта, тем более, перед окнами её учебного заведения. - Садись в машину.
   - Секундочку. Матвеев, я не знаю, что ты там себе нафантазировал, но я сама решаю, с кем и когда я встречаюсь.
   - Не вопрос, - он подтолкнул упирающуюся девушку на пассажирское сиденье и захлопнул дверь. - После тренировки поедем в кино или по городу погуляем? Что? Ты же только что сказала, что сама решаешь. Вот я тебя и предлагаю выбор... - закончил Стас, выруливая на дорогу. - Ремень безопасности пристегни.
   - Хорошо, мамочка. Как скажешь, мамочка. Одно но. Я терпеть не могу, когда мне указывают что делать и обращаются, как с одноклеточной. Это тебе понятно?
   - Я вообще понятливый мальчик, - закивал он головой, не отводя глаз от проезжей части.
   - Значит, слушай сюда, сообразительный. Мы сейчас едем на стрельбище, потом я возвращаюсь домой и занимаюсь своими делами. Вопросы есть?
   - Нет. Но есть возражения.
   - Не то, чтобы мне было интересно, но излагай.
   - Домой тебя отвезу я сам. И не мотай головой - я привез туда, значит, и обратно доставлю. А что ты будешь делать дома?
   - Вообще-то это не твое дело, но так и быть, отвечу. Учить буду. В отличие от некоторых, я читаю не только журнал "Максим", но и прочую познавательную литературу.
   - Фу, Ангел, я такое не читаю!
   - Что, неужели ты поклонник издания Хефнера?! - притворно ужаснулась Линка. - Матвеев, я была о тебе лучшего мнения.
   - Некому тебя за хамство ремнем пороть, - посокрушался Стас.
   - Ремень - это непедагогично!
   - Зато помогает хорошо!
   - По себе знаешь?! - язвительно улыбнулась Линка, залезая с ногами на сиденье и поворачиваясь всем корпусом к Стасу. Первоначальная злость от вида воркующих Лизаветы и Стаса уже прошла, но она не могла отказать себе в удовольствии немного его подоводить. Если уж из-за него всю ночь промучилась, терзаясь неприличными снами, хоть моральное удовлетворение, но она сегодня получит!
   Он не стал отвечать, глубоко и размеренно подышал, после чего вполголоса пробормотал:
   - Не так я представлял себе нашу беседу...
   - А я её себе вообще никак не представляла, - нагло соврала Линка. - Нам ещё долго ехать?
   - Нет, минут через пять на месте будем. А почему ты сегодня такая злая? Не выспалась?
   - Спала, как младенец, - клятвенно заверила его она, незаметно скрестив за спиной пальцы. - А что?
   - Да так... Давай мы больше не будем сегодня цапаться и пойдем проверять твои навыки?
   - Хорошо. Но чтобы руки не распускал! - непреклонно заявила Линка. "На людях", - добавила она про себя.
   - Это уж как пойдет... - хмыкнул в ответ Стас, въезжая через пропускной пункт комплекса.
   - Кто и куда?
   - В смысле?
   - Я говорю, кто и куда пойдет? - Лина так увлеклась разглядыванием своего визави, что не заметила, как они оказались на месте.
   - Я тебе потом скажу! - прижав руку к сердцу, заверил её Стас. - Ну что, готова к своему позору? А то у меня машина запылилась и чехлы стирать пора...
   - Все ясно, ты жлоб, - горестно вздохнула Линка, покидая уютное кресло. После прохладного салона автомобиля, на улице казалось ещё жарче. Она сдержала порыв малодушно нырнуть обратно в машину и поплелась по мощенной камнем дорожке, проигнорировав предложенную Стасом руку.
   Он её быстро догнал и, крепко обхватив запястье, поинтересовался:
   - С чего ты взяла?
   - А как тебя ещё назвать? Небось, специально поспорил, чтобы сэкономить на услугах автомойки...
   - Если я правильно помню наш разговор, спор предложила именно ты. А вчера я вообще от него отказался, но ты уперлась. Кстати, куда мы идем?
   - Что значит куда? Ты же меня сам привез! - она остановилась и запрокинула голову, чтобы посмотреть в наглые голубые глаза.
   - Сам. Только нам в противоположную сторону...
   Девушка отвечать не стала, но выразительно посмотрела на него.
   - Даю последний шанс избежать последствий твоей несдержанности, - предложил Стас, разворачивая Лину и как бы невзначай оставив руку на её талии...
   - Нифига!
   - Упертая какая... Я же знаю, что стрелять ты не умеешь. На что надеешься?
   - Я просто верю в себя! - пафосно ответила девушка, незаметно поглаживая сумку с припрятанной в ней рогаткой.
   В её поисках она ночью перерыла сложенные накануне вещи, и осознание того, что по приходу домой, ей опять придется их разбирать, настроения не поднимало. Но стоило ей представить выражение лица Стаса при виде её орудия возмездия, как бардак в шкафу начинал казаться такой малостью...
   - Может, ты пока теорию расскажешь? - предложила Линка.
   - Бесполезно. Нужно сразу показывать на оружии.
   - А если попробовать?
   - Давай начнем с другого края. Что ты знаешь о пейнтбольном оружии?
   - Что это пневматика. Если не ошибаюсь, полуавтоматическая...
   - Молодец. Все правильно, - Стас с некоторым уважением посмотрел на девушку. Все-таки она не совсем безнадежна, если знает, что такое полуавтоматика. - И ты даже сможешь объяснить, что это значит?
   - Матвеев, ты меня совсем-то дурой не считай. Это значит, что при одном нажатии на курок, производится один выстрел.
   - Ангел, я уверен в твоих великих мыслительных способностях! Просто немногие девушки разбираются в оружии.
   - Я тоже не разбираюсь. В нете посмотрела...
   - Понятно, - хмыкнул Стас. Этим ответом она понравилась ему ещё больше - другая на её месте била бы себя пяткой в грудь, заверяя, что эти знания получены на практике. - Смотри, это наше стрельбище.
   Девушка остановилась на небольшом пригорке, с восхищением рассматривая открывшуюся картину. Сама арена была расположена в небольшой низине и по периметру обнесена забором с натянутой на нем маскировочной сеткой. Небольшое здание, окрашенное в зеленый цвет, было практически незаметно на фоне буйно разросшихся кустов. Но больше всего воображение Лины поразила смотровая вышка, возвышающаяся над забором.
   - А это зачем? - она ткнула пальчиком в сторону наблюдательного пункта.
   - Во время соревнований там сидит судья, - ответил парень. - Если хочешь, могу провести. Оттуда хороший вид.
   - Давай сначала отстреляемся, потом видно будет.
   - Тогда пойдем, выдам тебе орудие труда.
   - Лопату, что ли? - фыркнула девушка, вспоминая дачные этюды своей бабушки.
   - Могу и лопату, но думаю, лучше все-таки маркер.
   Линка резко остановилась.
   - Ты меня сюда привез, чтобы я тебе стенгазету оформила? Тогда разочарую - в смысле реальности изображаемого, Пикассо по сравнению со мной - натуралистичен до отвращения!
   - Пойдем уже, художница! - Стас потянул её за руку, почти насильно заставляя сдвинуться с места. - Маркер - это то самое "ружьишко", о котором ты мне в субботу вещала.
   - Какое-то название... - девушка помахала рукой, пытаясь сформулировать мысль. - Не впечатляет, одним словом.
   Стас усмехнулся, но её слова не прокомментировал.
   - Работает маркер на сжатом воздухе...
   - Вау, ты мне прямо глаза открыл! Пневматика - и на сжатом воздухе! Удивительно!!!
   - ... или азоте. Будешь перебивать, начну распускать руки.
   - Но-но! Не нужно девушку раньше времени обнадеживать! Что ты на меня так уставился?
   - Пытаюсь понять женскую логику.
   - Не напрягайся! - отмахнулась Линка. - Все равно ничего не получится.
   - Почему?
   - Ну... Представь себе грузовой самолет. Представил?
   - Да.
   - Тяжелый, неповоротливый, летит с трудом и исключительно по заданному маршруту, даже если он не является самым коротким... Это пример мужской мысли.
   - Спасибо за такое лестное сравнение, - Стасу становилось все интереснее, что же она дальше поведает.
   - А рядом с ним представь летящего воробья. Легкий, быстрый и летающий какими угодно кренделями, но всегда наиболее коротким путем. Это - женская логика.
   - Я в восторге от образности твоих мыслей. Кстати, мы уже пришли.
   Линка так увлеклась их разговором, что даже не заметила, как он завел её на территорию базы. Под слегка ободранным кустом сирени грелась на солнышке большая немецкая овчарка. Собака проводила пару индифферентным взглядом и вернулась к медитации над пустой миской.
   - Какой у вас грозный охранник, - заметила Лина, на всякий случай отойдя подальше от этого кошмара собачьего племени. Кобель (а это был именно он, если судить по надписи "Бублик" на конуре) помотал головой, громко при этом звякнув цепью, и мучительно широко зевнул. - Он, наверное, есть хочет, вон как на миску смотрит...
   Бублик при волшебном слове "есть" встрепенулся и, гавкнув впечатляющим басом, бросился в сторону благодетельницы. Линка никогда особой собакобоязнью не страдала, но при виде несущегося на неё пса, уже капающего слюнями от предвкушения, завизжала и шарахнулась в сторону.
   Стас не ожидал от девушки такой прыти, поэтому никак не прореагировал на тот факт, что Линка вскарабкалась по нему, как кошка по дереву, и замерла, практически усевшись ему на плечо и крепко обняв за шею. Счастливый Бублик скакал возле его ног, грозя уронить всю замысловатую композицию.
   - Ангел, руки ослабь, - прохрипел парень, пытаясь одновременно поудобнее перехватить девушку и прогнать радостно тявкающего пса. - Задушишь ведь.
   Кобель решил, что Стас с ним играет и, счастливо повизгивая, пытался лизнуть парня в лицо. А поскольку Линка к этому самому лицу была вплотную прижата, то такой порыв животного не оценила, лишь зажмурившись и крепче сцепив пальцы на горле Стаса.
   Если против того, чтобы быть задушенным в объятиях Ангела, парень, в принципе, не возражал, то принять позорную смерть, будучи затоптанным Бубликом, ему категорически не хотелось.
   - Сын, что ты делаешь?
   Прозвучавший сзади голос заставил Линку открыть глаза и посмотреть за спину Стаса. Стоящий там мужчина средних лет безуспешно пытался справиться со смехом, наблюдая, как парень пытается ногой отогнать пса, трогательно при этом придерживая сидящую на нем девушку под попу.
   - Чем спрашивать, лучше этого троглодита позови! - все также сипло попросил Стас.
   - Бублик! Есть хочешь?
   Кобель мгновенно потерял интерес к терроризируемой парочке и, метнувшись мохнатой молнией, приволок к ногам хозяина миску.
   - Хороший мальчик... Прожорливый, правда, - мужчина рассеянно потрепал пса по голове, но глядя при этом на Стаса, потому, к кому именно относилась эта формулировка, осталось не совсем понятно. - Милая девушка, вы захват-то ослабьте. Мне сын дорог, как память о бессонных ночах юности.
   Бублик немного подождал, но, поняв, что внеплановая кормежка отменяется, обреченно вернулся к будке, не забыв прихватить свою посуду.
   Лина покраснела, с усилием разжала пальцы и попыталась спуститься на землю. Но Стас, продолжая держать её, как ребенка, на согнутом локте, девушку не отпустил, а лишь вышел из доступной для пса зоны и остановился рядом с отцом.
   - Привет, пап. Ты же вроде собирался выехать в Москву утром?
   - Передумал, - ответил отец. - Не хочешь представить меня своей спутнице?
   - Прошу прощения. Это Евангелина, можно просто Ангел, моя девушка. А это мой папа - Сергей Николаевич.
   - Очень приятно, - заверила Линка. - Только два уточнения - лучше не Ангел, а Лина. И я не его девушка.
   - Даже так?! - засмеялся Сергей Николаевич, протягивая ей руку и, видя, что она безуспешно пытается вывернуться из захвата, добавил. - Сын, поставь Неангела на землю.
   Стас нехотя отпустил девушку, но тут же встал за её спиной, положив ладони на плечи.
   - Спасибо, - кивнула Лина старшему Матвееву, внимательно, но ненавязчиво его рассматривая. Мужчина ответил ей не менее пристальным взглядом, под которым она непроизвольно поежилась. Отец и сын были настолько внешне похожи, что становилось жутковато.
   - Вы пострелять? - перевел тему Сергей Николаевич, заметив, что смутил девушку.
   - Да. Ан... Лина хотела показать класс. Готова? - ехидно улыбнулся Стас.
   - А то, - пробормотала Линка, чувствуя себя то ли лилипуткой, то ли просто недоразвитой - ростом Стас пошел в отца и теперь оба они возвышались над ней на добрых тридцать сантиметров. - А почему здесь никого нет?
   - В понедельник комплекс начинает работу с пяти, через полчаса уже толпа соберется, - ответил ей Матвеев-старший. - Стас, я тебе в кабинете оставил прайс по оборудованию, посмотри, нужно сегодня отзвонить поставщику. А я пока Лину проинструктирую и маркер выдам.
   Идея Стасу не понравилась, но такие вещи он предпочитал делать, не откладывая, поэтому нехотя согласился.
   - Хорошо, я не долго. Когда вернусь, будешь поражать меня своей меткостью, - подмигнул он девушке, чмокнул в макушку и скрылся в том самом зеленом домике.
   - Ну что, Лина, стрелять хоть немного умеете?
   - Нет, - тяжело вздохнув, призналась Линка. - Но очень надо... А то мне придется месяц Стасу машину мыть... Вы мне не поможете?
   - Научиться - да. А вот с машиной - увольте, - рассмеялся он, предлагая девушке руку.
   - Спасибо, - искренне улыбнулась она. - Я буду вам очень благодарна.
   - Постараюсь. А при чем тут вообще автомойка?
   - Понимаете, тут такое дело... - Лина честно рассказала о событиях субботнего вечера, подредактировав только момент со стриптизом. - Так что, мне теперь деваться некуда, нужно его побеждать.
   Сергей Николаевич поначалу ещё пытался сдержать смех, но к концу рассказа уже ржал в голос.
   - А твое полное имя случайно не Сотникова Евангелина Александровна?
   - Да... А откуда вы узнали?
   - Мы с твоим отцом хорошие знакомые, так что историю про то, как ты пыталась прилюдно раздеть моего сына, я уже слышал.
   "Ну, все, папуля, ты допрыгался! Завтра же с мамой поговорю на предмет ужесточения режима твоего труда и отдыха!", - в сердцах пообещала себе Линка, сгорая от стыда.
   - Не переживай ты так, - он положил ей на плечо руку, под тяжестью которой у Лины немного подогнулись коленки. - Давно пора было Славку на место поставить, а то ваш пол совсем его разбаловал. А научить стрелять - научу.
   Сергей Николаевич проказливо подмигнул смущенной девушке, и она почувствовала, что этот человек начинает ей нравиться. В отличие от Стаса, рядом с которым ей становилось жарко, Матвеев-старший излучал приятное тепло. Примерно такое же ощущение она испытывала, когда находилась рядом со своим отцом. Она ещё раз внимательно посмотрела на него. Высокие скулы, линию подбородка и разрез глаз Стас явно получил по отцовской линии - слишком уж были они похожи. А вот губы у старшего были более тонкие, но его это не портило, так же, как и немного седины на висках, только подчеркивающей черноту волос.
   - С чего начинать?
   - Давайте с основ, - вздохнула Лина. - Про то, что представляет собой маркер, я в теории знаю, но видела только на экране монитора.
   - Тогда пойдем, буду показывать.
   Сергей Николаевич завел её в небольшой ангар, стоящий с тени основного здания. Судя по толщине металлической двери и натыканным по всем углам камерам видеонаблюдения, охранялся этот сарайчик очень даже серьезно.
   - А зачем таким меры безопасности? - девушка кивнула в сторону одной из камер.
   - Потому что из пневматики вполне можно искалечить, вот и охраняем соответственно, - из голоса мужчины пропала насмешка, и дальше он говорил уже предельно серьезно. - Первое правило - НИКОГДА не выходить на арену без маски. Шарик вылетает из ствола со скорость около 90 метров в секунду. В километры в час перевести сможешь?
   Линка начала судорожно припоминать уроки физики.
   - Эээээ... В районе 330?
   - Молодец. Представь машину, движущуюся на такой скорости. Это чтобы ты точнее поняла.
   - А маска спасает?
   - Да. Если выстрелить вблизи в тело, останется шикарный синяк, а вот при попадании в незащищенное лицо, можно лишить и глаз, и зубов. Кстати, если сможешь подкрасться к противнику метра на два, не стреляй, просто крикни "Аут!", и он признает себя убитым. Но случается всякое, поэтому лучше пользоваться защитой. Я в этом не очень хорошо разбираюсь, все-таки пейнтболом у нас занимается Стас, он тебе подробнее расскажет. Ну, выбирай оружие...
   Пока Сергей Николаевич проводил инструктаж, он выкладывал на стол пневматические "ружьишки". Чем они отличаются друг от друга, Лина понятия не имела, потому просто ткнула в крайнее слева, разрисованное узором из красных и синих молний.
   - Хороший выбор. Правда для тебя будет немного тяжеловат, но можем попробовать. Кстати, а почему именно этот маркер. В интернете отзывы про него читала?
   - У него приклад красивый...
   Сергей Николаевич застыл в странной позе, и выражение его лица было точь-в-точь, как у Стаса, когда она рассказывала ему про женскую логику. "Вот что значит, генетика. Против неё не попрешь", - философски подумала Линка, наблюдая за сменной мыслей на лице Матвеева-старшего.
   - Может, мы пойдем? - нерешительно предложила Лина, не зная, сколько ещё Сергей Николаевич может простоять памятником самому себе, сраженный силой её разума.
   - Да, конечно.
   Поковырявшись в кипе масок, он выдал одну ей, вторую взял сам, и они направились обратно на улицу.
   За это время Стас так ещё и не вернулся, но на территории базы начали появляться первые посетители. Матвеев кивком поздоровался с ними и провел на учебный полигон, расположенный за зданием администрации комплекса.
   Полигон Линку немного разочаровал - ни тебе окопов, ни зинданов - большая открытая площадка со стойкой на одном краю и стендом с мишенями на другом. Сами мишени представляли собой обычные круги, как в дартсе, только из картона и большего диаметра.
   Следом за ними на площадку подтянулись ещё двое парней, которые ждали своей очереди потренироваться и пока лениво развалились на травке под кустами. Линка, вынужденная стоять на самом солнцепеке, завидовала им черной завистью и в очередной раз проклинала свое упрямство, тягу к Стасу и страсть к халяве - ну, заработала бы она на абонемент в спортзал, так нет же, теперь вынуждена стоять посреди стрельбища да ещё и с перспективой трудоустройства в качестве автомойщицы!
   Пока она проводила с собой воспитательную беседу на тему: "Жадность - это плохо", Сергей Николаевич рассказывал суть пейнтбольного оружия, ругаясь такими страшными словами, как "фидер", "харнесс" и "лоадер". Он, не прерываясь, говорил уже несколько минут, проворно собирая маркер и показывая девушке, как там что работает.
   - Хватит пока, - оборвал он сам себя, заметив, что во взгляде Лины не осталось уже даже признака присутствия сознания. - Попробуй выстрелить, там посмотрим и, если нужно, что-нибудь подкорректируем. Я поставил тебе красные шарики, чтобы были лучше видны пятна.
   - А то, что вы мне сейчас рассказывали, обязательно нужно знать? - несчастным голосом поинтересовалась девушка, беря в руки маркер. - А то я мало что запомнила...
   - Тебе сейчас нужно знать только правила безопасности, - отмахнулся Матвеев, - все остальное запомнишь со временем. Ну, давай! - громко сказал он, чем привлек внимание парней, отдыхающих под кустом, и Бублика, выглядывающего из-за угла. Псу тоже было интересно, чем же там занят его хозяин, поэтому он до упора натянул цепь и напряженно наблюдал за происходящим, вывалив язык и поставив торчком уши.
   Лина стиснула приклад маркера неуверенными руками и прицелилась. Ствол послушно передавал дрожь рук девушки, вырисовывая в воздухе круги и "восьмерки".
   При виде такого стрелкового мастерства, подкустовые парни теснее припали к земле-матушке и затаились среди травы, а Сергей Николаевич ненавязчиво переместился за спину снайперши.
   "Так, что мне там говорили? Прицелиться чуть ниже намеченного и плавно нажать на курок..."
   Она попыталась успокоить нервную дрожь и крепче сжала маркер. Прицелилась и... В последний мгновение перед выстрелом она все-таки зажмурилась, отчего ствол резко вильнул в сторону.
   За негромким хлопком последовал истошный визг на уровне ультразвука, заставивший Лину в ужасе выронить оружие и втянуть голову в плечи.
   - Писец, вот это меткость! С разворота, не целясь, чуть бобика не угрохала, - послышался из куста восторженный шепот.
   Девушка в панике широко распахнула глаза и метнулась к будке Бублика. На заборе, аккурат в том месте, где несколько секунд назад сидел пес, расцвело огромное багровое пятно, а сама собака, забившись в конуру, непрерывно жалобно скулила.
   Следующие несколько минут все присутствующие пытались успокоить пострадавшего, но он не реагировал ни на кого, кроме Линки. Но реакция была довольно странной - стоило девушке заговорить, из конуры раздавались странные царапающие звуки, словно пес примерял на себя роль крота и старался прорыть тоннель прямо через дощатый пол.
   - Пусть успокоится, потом сам выйдет, - решил, наконец, Сергей Николаевич, поднимаясь с коленей и отряхивая джинсы. - Пойдем, гроза всего живого, будем учить тебя дальше. - Он с сомнением покосился на расстроенную девушку. - Ничего страшного, со всеми бывает. В конце концов, это был первый выстрел, сейчас научишься. - И сам вздрогнул, представив, чему может научиться в дальнейшем эта, чего уж греха таить, косорукая киллерша.
  
   - Мы сделали заказ на прошлой неделе. Вы обещали отгрузить его за два дня. Тогда почему ничего ещё нет? - сурово спросил Стас в трубку телефона.
   Телефон разразился жалобной речью о возникшем форс-мажоре, по разрушительности превосходящего цунами и извержение вулкана одновременно. В другом случае, Стас бы уже стряс с нерадивых поставщиков неустойку, но сейчас ему больше всего хотелось вернуться к Линке, потому он проявил неслыханную милость.
   - Чтобы завтра до часа дня все привезли!
   Собеседник рассыпался в заверениях и благодарностях, но парень его уже не слушал.
  
   Посмотреть на вторую попытку подтянулось ещё три человека. Уже умудренные опытом предыдущего страдальца, они сразу заняли такие места, куда попасть было невозможно даже теоретически. Но Лина снова показала свою изворотливость и гениальность, чудом не произведя контрольный выстрел по парню, неосмотрительно свесившемуся через ограждение смотровой вышки.
   - Давай мы тебе оружие сменим, - предложил Сергей Николаевич, мысленно ухахатываясь, представляя лицо своего сына, когда тот увидит результаты Линкиной стрельбы. - А то у тебя с этим как-то не складывается...
   Лина обреченно кивнула, бросая прощальные взгляды на маникюр. С такой точностью, её даже рогатка не спасет. Единственное, что она может с её помощью сделать - это окончательно кого-нибудь искалечить, выбив зрителю глаз, а потом пожизненно выплачивая компенсацию за моральные и физические повреждения... По закону подлости, потерпевшим будет Стас, а ему она и так уже внешность подпортила, поэтому, как бы ни было горько и обидно, но придется признать себя проигравшей.
   Матвеев-старший ещё пытался как-то утешить и поднять ей настроение, но она была уже уверена в своей стрелковой несостоятельности.
   Ещё больше она в этом убедилась, после третьего выстрела. К сожалению, дело было не в макере, а в кривизне рук, его державших. Нет, и в этот раз она никого не убила - снаряд ушел прямиком в небо. Но то, что ворона, летевшая по каким-то своим делам, после этого мгновенно развернулась и молча отправилась в противоположном направлении, и так о многом сказало.
   В конце концов, у неё отобрали оружие и предложили посидеть в тенечке, подождать Стаса. Линка согласилась и решила ещё раз попробовать наладить контакт с Бубликом. Пес все также не реагировал ни на какие предложения и посулы и продолжал безвылазно сидеть в конуре, периодически тоненько поскуливая.
   Лина уселась рядом с будкой и, порывшись в сумочке, обнаружила подтаявшую плитку шоколада. Откуда она там взялась было не ясно - сама Линка сладкое не любила, потому ей никогда бы не пришло в голову носить её с собой. Но вот как взятка для обиженной собаки, лакомство вполне сойдет.
   - Эй, песик... - ласково позвала она.
   Песик затаился и, судя по абсолютной тишине, перестал не только скулить, но и дышать.
   - Извини, Бубличек, я не хотела... Хочешь я тебя шоколадкой угощу?
   Собака снова засопела.
   - Вкусной, сладенькой... Хочешь?
   Бублик высунул нос из конуры, но инстинкт самосохранения оказался сильнее жадности, и, коротко взвизгнув, спрятался обратно.
   - Понятно, пойдем другим путем.
   Лина критическим взглядом окинула собачьи нумера. А ничего так, просторненько. И дырка большая.
   Бублик, затаившийся в ожидании, когда же эта страшная женщина оставит его в покое, испуганно даже не заялал, а закричал при виде Линки, пытающейся протиснуться в его апартаменты.
   - Ладно, не ори, ушла я, ушла! - попыталась успокоить его Лина, выползая наружу попой вперед. Эта самая попа уткнулась в чьи-то ноги.
   - Я даже не знаю, хочу ли услышать, что ты там делала, - задумчиво протянул Стас, оглядывая взъерошенную девушку, сидящую на земле.
   - Налаживала дипломатические контакты, - буркнула она, все ещё не торопясь поднимаясь.
   - И как? Получается? - спросил парень, одним плавным движением поднимая девушку на ноги.
   - Пока нет, но я только начала.
   - Понятно. Ну как успехи в стрельбе?
   - Сомнительные...
   - Быть такого не может! - притворно изумился Стас. - Покажешь?
   В голове у Линки уже созрел план мести, подпитанный воспоминанием о кадре из фильма "Особо опасен", где героиня Джоли вставала перед мишенью. Только в роли губастой мадамы ей виделась совсем другая кандидатура. Но практически сразу эта мысль была отвергнута как негуманная. Зато в этом случае, она бы точно попала...
   Не подозревающий о кровожадных мыслях своего Ангела Стас подвел её к стойке и выдал маркер.
   Народ, до того момента спокойно тусовавшийся на стрельбище, прыснул в разные стороны, как тараканы от тапка.
   - Я что-то пропустил? - непонимающе поинтересовался парень, провожая взглядом их лучшего стрелка, кинувшегося прятаться в зарослях можжевельника.
   - Сынок, иди сюда, - позвал его Сергей Николаевич, вставая строго за спиной Лины.
   - Зачем?
   - Поверь, так надо! - клятвенно заверил его отец.
   Стас непонимающе нахмурился, но просьбу родителя выполнил.
   Лина ещё раз вспомнила все, чему её учил Матвеев-старший. Глубоко вдохнула, пытаясь успокоить расшатанные нервы, подняла ствол. Прицелиться. А теперь медленно нажать на спусковой крючок.
   В наступившей мертвой тишине выстрел прозвучал громко и отчетливо. Но, увы, мишень осталась девственно чистой. Снаряд ушел куда-то в сторону и гораздо выше. Только сбитые листья с тихим шорохом посыпались вниз, а следом за ними полетела какая-то маленькая черненькая штучка.
   Пару секунд продолжало висеть выматывающее душу безмолвие, которое нарушил Сергей Николаевич громким смехом и шлепком по спине сына.
   - Слав, мне очень жаль, но ты проиграл. Стреляешь ты, конечно, классно, но, целясь в мишень, сбить нафиг камеру видеонаблюдения тремя метрами выше и пятью левее, вряд ли сможешь...
   - Пап, ты прав... Ну, Ангел, поздравляю, теперь я в твоем полном расположении на месяц, - Стас был подозрительно довольным для того, кто только что проиграл спор.
   И только сейчас до девушки дошло, что теперь он может проводить все свободное время рядом с ней, прикрываясь своей должностью водителя. "На редкость продуманная сволочь", - про себя восхитилась Линка и решила немного ему подпортить момент триумфа.
   - Знаешь, я тут поняла, что личный шофер мне не нужен. А в качестве платы за проигрыш, ты отговоришь Еву тянуть меня в пампасы.
   - Ну, уж нет! Суть спора была в чем?
   - Не было её! И в мишень я не попала!
   - В том-то и дело. А в камеру я теперь не попаду при всем желании, ты её уже сбила, поэтому все условия были соблюдены. И исход соревнования мы обговорили вполне четко, поэтому я, признав себя проигравшим, готов выполнить все штрафные санкции.
   - Ну ты... ты... ЮРИСТ ты!!!
   Все присутствующие постарались сдержать хохот - мало ли, что придет в голову обиженной девушке, маркер-то рядышком лежит.
   - А я разве отрицаю? Тебе нужно внимательно обдумывать все последствия заключаемых сделок. Даже если договор был просто на словах. Я тебя этому научу, - утешил её парень, обняв за плечи и потянув в сторону стоянки. - Всем пока. Пап, увидимся завтра.
   - Всего хорошего. Лина, будь с ним построже, он заслужил!
   - Не вопрос! Спасибо вам за все, Сергей Николаевич! - она улыбнулась Матвееву-старшему, но Стас уже дотащил Ангела до угла здания, и они скрылись под её ворчание. - Сколько можно меня таскать? Может, я всю жизнь мечтала, чтобы меня на руках носили, а не волочили за собой... Поставь, где взял!!!
   - На тебя не угодишь...
   Голоса постепенно стихли, а оставшиеся на стрельбище зрители, все ещё не отрываясь, смотрели вслед удалившейся паре.
   - Это кто был-то? - рискнул спросить один из вольных стрелков хозяина этого Шервудского леса.
   - Похоже, что моя будущая невестка...
  
   - Стас, мне не нравится, когда меня хватают и насильно куда-то тащат... - негромко намекнула Лина, ерзая животом по плечу парня и изо всех сил борясь с искушением свеситься вниз и укусить его за попу.
   - Ты же сама сказала, что всегда мечтала, чтобы тебя на руках носили.
   - "Носить на руках" и "волочь как мешок с картошкой" - немного разные понятия.
   - И снова ты неправа - плечо относится к рукам...
   - Обломись! - злорадно улыбнулась девушка. - В медицине вообще нет понятия "руки", там это называется - верхние конечности!
   - Уговорила, - вздохнул Стас и поставил девушку на ноги. - Но это так неромантично...
   - Что именно?
   - А ты представь как это звучит - я предлагаю тебе верхнюю конечность и сердце... Сразу хочется поинтересоваться - а кому достанутся остальные органы?
   - Не нужно мне ничего предлагать! - вздрогнула Лина, сбиваясь с шага, а потом задумалась. - Матвеев, ты реально больной...
   - Ты же у нас будущий спаситель человечества, вот и приступай к обязанностям!
   В это время он не смотрел в лицо девушке, поэтому не заметил расцветшей на нем пакостной улыбки.
   - Уверен?
   - Ну, если ты на мне клизму отрабатывать не будешь, то - да.
   - Вы попали, господин юрист. Ты хоть знаешь, на каком факультете я учусь?
   - Ммм... Лечебный?
   - Не-а...
   - Педиатрия?
   - Снова мимо!
   - Только не говори мне, что на стомате! - жалобно попросил вмиг напрягшийся парень.
   - Тогда я промолчу.
   - Я совершенно здоров! - попытался откосить от осмотра Стас, опасливо косясь на спутницу.
   - Ой, не фаааакт... Нам после практики нужно будет демонстрировать свои умения на живых пациентах, поэтому моим подопытным будешь ты. И не нужно отрицательно мотать головой, ты только что согласился, а как вы там говорите? "Не знание законов не освобождает от ответственности"? И если не перестанешь невзначай передвигать руку с моей талии в южном направлении, я у тебя найду все известные стоматзаболевания! - пригрозила девушка, наслаждаясь выражением суеверного ужаса на лице Матвеева.
   - А обычно вы их демонстрируете на мертвых?
   - Как правило, мы тренируемся друг на друге...
   - Вы страшные люди!
   - Есть такое дело! - важно кивнула Лиина, останавливаясь рядом с пассажирской дверью его кроссовера. - Раз уж ты так настаиваешь на выполнении результата спора, нужно будет тебе хоть фуражку купить, а то будешь как неприкаянный, без униформы...
   - Я видел что-то похожее в одном магазинчике на Лесной, - согласился Стас, занимая водительское кресло и пристегивая девушку ремнем безопасности.
   - В секс-шопе, что ли? Баааабник...
   - Не доказано! Я там подарок другу на мальчишник покупал!
   - Скажи ещё, что ортопедический матрас для любимой бабушки! - фыркнула Линка, пытаясь задавить непонятно откуда взявшуюся раздражительность.
   - Ну, если резиновую куклу можно так назвать... Кстати, а ты там что делала?
   - Подарок для подруги выбирала, - с приторной улыбкой ответила она. - И, нет, это было не то, что ты подумал! И вообще, может, ты прекратишь издеваться и отвезешь меня домой? Мне учить нужно. Давай, извозчик, доставляй уже по адресу!
   - Слушаю и повинуюсь!
  
   Вопреки Линкиным опасениям, и отчасти надеждам, доехали они быстро и без эксцессов.
   Уже заруливая во двор, Стас поинтересовался:
   - Во сколько у тебя завтра занятия начинаются?
   - Вообще-то в девять, но доеду я сама.
   - Хорошо, - пожал плечами парень, чем немного обидел Лину. Обрадовался, видите ли! Мог бы и поуговаривать, кто же верит в женские отказы?! - Значит, заеду в восемь тридцать.
   Ковырявшаяся в хитром механизме ремня безопасности Линка так и застыла в скрюченном набок состоянии.
   - Ты сказал "Хорошо"...
   - А что плохого? Отвезу тебя и сразу на работу, - улыбнулся он, наблюдая за её возобновившимися мучениями в попытках освободиться от ремня. - Давай помогу! - и одним движением открыл зажим. Она благодарно кивнула и потянулась к двери. - Сидеть! Ой...
   Стас понял, что зря использовал именно эту команду, когда увидел сузившиеся от злости глаза девушки. Лина уже открыла рот, чтобы высказать наболевшее, но Стас решил обойтись малой кровью и, обхватив её щеки ладонями, крепко поцеловал. Она протестующее замычала, но кусаться не стала. Наоборот, плотнее прижалась к его губам, расслабляясь в сильных руках.
   Стас опустился на её подбородок, покрывая нежную кожу легкими поцелуями.
   - Извини, я не это хотел сказать... Просто хотел сам открыть тебе дверь...
   Линка с трудом перевела дыхание и, к собственному удивлению, ответила:
   - Принимается. Но чтобы больше таким тоном со мной не разговаривал...
   - Лин... - Стас зарылся лицом в её волосы, поэтому голос звучал глухо.
   - Ммм?
   - Почему ты не хочешь признавать себя моей девушкой?
   Она попыталась повернуться, чтобы посмотреть ему в глаза, но он лишь крепче сжал её лицо, и вместо этого пришлось уткнуться лбом в его шею.
   - Как-то все слишком быстро... Мы с тобой знакомы двое суток, а ты уже такие намеки делаешь.
   - Никаких намеков! Я прямым текстом говорю. И знакомы мы уже больше шести лет.
   -Ага, типа - вы хороши, я дьявольски красив... и далее по тексту. Ты ещё скажи, что с нашей первой встречи ночей не спал, обо мне мечтая!
   - Ты такая хорошая, когда не ерничаешь и не язвишь.
   - То есть, когда сплю?
   - Ещё когда мурлычешь...
   - Это когда я мурлыкала?!
   - Минуту назад. Хочешь, докажу? - не дожидаясь ответа, он снова прижался к её губам, но на этот раз едва-едва их касаясь, пока Линка не издала недовольное ворчание и сама его не поцеловала.
   - Ты манипулятор... - выдала она через пару минут, когда смогла отдышаться. Стас усмехнулся и, обойдя машину, открыл перед ней дверь.
   - Ага, я такой. Тебя проводить?
   - Спасибо, не надо. Я уж как-нибудь сама. И, да, кстати. У тебя испытательный срок до конца недели.
   - А потом?
   - Посмотрим по поведению! - хихикнула Лина и убежала в подъезд, предварительно послав Стасу воздушный поцелуй.
   Она захлопнула тяжелую дверь и прижалась к ней спиной. На душе было легко и приятно. "Только не влюбляться!" - повторяла она сегодня целый день как мантру, но, похоже, самовнушение не помогло...
   Утро началось для Лины вполне обычно. Будучи жаворонком, она вскочила ещё на рассвете. И тому была причина - ей очень хотелось показать Стасу, что дрессуре она не поддается. Он заедет в половине девятого? Значит, нужно выбежать самое позднее в восемь пятнадцать...
   С сестрой она договорилась, что та подождет во дворе и подкинет до академии. Предстоящая пакость грела душу, так же как и уверенность, что со Стасом она сегодня ещё точно увидится после занятий.
   Звонок в дверь застал её за чисткой зубов.
   "Блин! Ева, зараза, ну почему всегда так не вовремя?!"
   Так и не выпустив щетку изо рта, она прошлепала в прихожую и, не глядя, распахнула дверь.
   - Ты шево так аано? - невнятно профырчала девушка, давясь пастой и направляя стопы обратно к раковине.
   Голос Стаса, прозвучавший за спиной, заставил девушку резко развернуться и, щелкнув челюстью, едва не перекусить щетку:
   - Просто у меня появилось подозрение, что ты слиняешь пораньше, - он стоял перед ней возмутительно бодрый и не менее красивый. Несмотря на серьезное выражение лица, его глаза смеялись. - Судя по всему, ждала ты явно не меня. Аяяяяй, как не стыдно обманывать...
   Лина разрывалась между тремя желаниями: кинуться ему на шею, надавать по этой же части тела за самоуправство и выплюнуть, наконец, пасту, потому что шедшая изо рта пена придавала ей вид бесноватой.
   - Иди, заканчивай свой утренний моцион, я тебе пока кофе сварю, - как ни в чем не бывало, предложил Стас и невозмутимо отправился на кухню, мимоходом поцеловав девушку в лоб. - Ты уже позавтракала? Я тебе там вкусное привез.
   Только сейчас она обратила внимание на пакет, который он держал в руках.
   "Вот это сервис...", - отстраненно подумала Лина, пожевывая зубную щетку.
   - Тебя в ванную проводить? - подал голос Стас, вновь появляясь в коридоре. Под его пристальным взглядом она вспомнила, что не успела расчесаться с утра, поэтому кудряшки стоят дыбом, а из одежды присутствует только топик и шорты. К тому же, память услужливо подсказала содержание их прошлого рандеву у санфаянса, что придало Лине необходимое ускорение.
   - Жаль, - с улыбкой прокомментировал он её позорное бегство, но все равно направляясь следом. Лина, влетев в ванную, захлопнула за собой дверь, что едва не привело к незапланированной коррекции носа Стаса.
   - Ангел, ты меня когда-нибудь искалечишь! - голос был таким обиженным, что ей захотелось обнять его, поцеловать... Далее мысли ушли по такому неприличному пути, что Лина решила сжать в кулаке своё чувство сострадания и, прополоскав рот, ответила:
   - А нечего без спросу вламываться в квартиру к беззащитной девушке!
   - Во-первых, ты меня сама впустила, а во-вторых, жаль, что Бублик не умеет говорить, уж он бы рассказал о твоей беззащитности...
   - Да, кстати, как собачка? - перед глазами тут же пронеслась вчерашняя сцена в конуре. Н-да, ему теперь точно нужны услуги собачьего психолога...
   - Передавал тебе привет. Может, откроешь дверь, а то мне как-то неуютно. Мало ли какую ты мне там месть готовишь...
   - Сейчас выйду. Ты что-то говорил про кофе?
   - Понял. Приходи на кухню.
   Выждав пару минут для верности, она осторожно оглядела коридор и, убедившись в отсутствии противника, мышкой шмыгнула в комнату. Сегодня утром она придирчиво изучала гардероб на предмет какого-нибудь не вызывающего, но сексапильного наряда и, не найдя ничего подобного, расстроилась.
   Но теперь было уже все равно - если уж он выдержал её вид сначала в Евином рванье, а потом и в мятом спальном ансамбле, и даже не впал в культурный шок, значит, все нормально. Влетев в первые попавшиеся джинсы и натянув простую белую майку, она тихонько прокралась на пищеблок и замерла на пороге.
   Стас стоял возле окна и сосредоточенно созерцал. Что именно привлекло его внимание, учитывая, что эта сторона выходила на мусорку и гаражи, Лина понять не смогла и решила не напрягаться, списав это на последствия контакта мужской психики с женской логикой. Полюбовавшись на его шикарную фигуру, выгодно подчеркнутую льющимся из окна светом, она зацепилась взглядом за принесенный пакет. Её внутренняя хранительница домашнего очага сразу сделала стойку, и Линке стало жутко интересно, что же он там приволок. Увиденное её сильно удивило.
   - Стаааас, - протянула она, не отводя взгляда от продуктового набора. - А я сильно на лошадь похожа?
   Он медленно повернулся, пытаясь понять, чем именно мог быть вызван такой вопрос.
   - Нет, - осторожно ответил он. - Если ты хочешь услышать комплимент, я тебе его и сам скажу. К чему такие наводящие вопросы?
   - Да вот смотрю я на содержимое пакета...
   - И что?
   - Ну, ладно ещё яблоки... Но в сочетании с сельдереем, отрубями и овсяным печеньем... Скажи честно, ты это сам выбирал?
   - Нет. В магазине попросил продавщицу собрать то, что едят на завтрак девушки, - покаялся Стас.
   - Тогда понятно. Наверное, она фанатка здорового питания. На будущее, я - хищник. И люблю, соответственно, мясо.
   - Хорошо, завтра куплю тебе в зоомагазине живого кролика.
   - Не нужно живого!
   - Извини, но дохлых у них в продаже, скорее всего, нет, - отрезал он, снова отворачиваясь к окну.
   Только сейчас до Линки дошло, что он выехал раньше, чтобы купить ей что-нибудь вкусное, а она вместо благодарности, начала высказывать претензии... Воспитательный момент, это, конечно, хорошо, но ей стало стыдно за свои придирки.
   Тихо подойдя к Стасу, она прижалась лбом к его спине:
   - Извини. Просто я не привыкла, чтобы кто-то решал все за меня... И спасибо за заботу. Давай, я постараюсь хотя бы не так часто язвить, а ты - будешь меньше на меня давить? - она почувствовала, как его спина мелко задрожала. Господи, она что, до слез его довела?! Лина крепко обняла его за талию и только после этого поняла, что он не плачет, а смеется. - Чего ты ржешь?! Я тут душу изливаю, на компромисс иду!
   - Ангел, тобой так легко манипулировать, что мне даже стыдно становится... - он, не напрягаясь, держал злобно сопящую девушку. - Давай сначала. Доброе утро.
   Лина ответила ему взглядом, опровергающим это утверждение, и гордо промолчала.
   - Будешь молчать, так и останемся здесь...
   На её лице отразилась нешуточная борьба желания мелкой мести и нежелания быть внесенной в списки прогульщиков. Победил здравый смысл.
   - Черт с тобой... Доброе утро.
   - Уже лучше. А можно я тебя поцелую?
   - Не борзей, Матвеев.
   - А почему ты меня называешь то по имени, то по фамилии?
   - Когда я называю тебя просто по имени - все нормально, а если по фамилии - значит, ты меня чем-то разозлил.
   - А если по отчеству назовешь? Это я так, в целях самообразования.
   - А если по отчеству - то вообще писец...
   - Значит, буду стараться, чтобы ты называла меня только по имени...
   Следующие несколько минут они целовалась на кухне, совершенно забыв о том, что Лину ждут на занятиях, а Стаса - на работе.
   Тишину квартиры нарушил звук саундтрека ко вторым "Трансформерам", заставивший его застонать, а её шепотом выругаться в адрес заботливой сестры.
   - Чего тебе? - недовольно рявкнула в трубку Лина, продолжая прижиматься к груди Стаса.
   - Да вот решила напомнить, что тебе на уроки пора, деточка. А то предадитесь там греху сладострастия...
   Лина уже набрала в легкие воздуха, чтобы достойно ответить, но Стас её опередил, осторожно забрав мобильник из пальцев девушки:
   - А ты за чью нравственность больше переживаешь?
   Что именно ответила блюстительница моральной чистоты, Линка не расслышала, но порыв придушить сестру понемногу утихал. Хорошо, что она их отвлекла, а то ещё неизвестно, чем бы все закончилось. Хотя, нет - очень даже известно и понятно, но ведь сама же установила рамки испытательного срока. Так что придется их придерживаться.
   Пока она проводила психологический тренинг, совмещенный с сеансом самоанализа, Стас закончил сепаратные переговоры и по глазам Линки сразу понял, что продолжения банкета сегодня не предвидится.
   - Вот зараза, - уныло пожаловался он.
   - Я что ли?
   - Твоя сестра... Пойдем, - он улыбнулся и протянул ей руку.
  
   Опаздывая уже второй раз подряд, Лина ругала себя за мягкотелость, а Стаса за умение целоваться. Не иначе, как в свое время экзамен по этому предмету на "отлично" сдал!
   В этот раз ей повезло больше - Жучка отвлеклась на растерзание второкурсника, имевшего несчастье явиться на пересдачу прямо во время чужой лекции, потому на вопиющее нарушение учебной дисциплины внимания не обратила. Ужиком скользнув на свое место, Линка успела перемигнуться с подругами и приготовить тетрадь с конспектами, прежде чем преподша, морально раздавив "хвостатого", перевела карающую десницу на студентов. Те мгновенно затаились, не решаясь не то разговаривать, но даже громко дышать.
   Линка тоже на всякий случай пригнулась - спрашивать её сегодня вроде как не должны, но ход Жучкиных мыслей всегда славился витиеватостью и нелогичностью.
   - Сегодня устного опроса не будет, - дружный облегченный выдох, - потому что мы сейчас дружненько напишем небольшой тестик... - окончание фразы потонуло в разочарованном стоне в пятнадцать глоток.
   "Это мне наказание за то, что вместо зубрения микробиологии, предавалась развратным мечтам", - мрачно подумала Лина, морально готовясь получить "неуд"...
  
   Звонок на перемену прекратил их мучения, но настроения не прибавил. Радостно улыбающаяся Жучка отправилась на поиск следующих жертв, а будущие работники бормашины и зонда обсуждали написанный тест.
   - Сотникова! А с кем это ты вчера на парковке обжималась? - противный голосок Громовой мгновенно прекратил привычный переменный галдеж и привлек повышенное внимание к обозначенному вопросу.
   - А ты никак летопись моей жизни ведешь? - огрызнулась Линка, ругая про себя длинный язык Лизы. Теперь подружки с живой точно не слезут!
   - Нужна ты мне! - презрительно фыркнула главная сплетница потока. - Просто я чисто случайно знаю его девушку... Надеюсь, ты не думала, что он запал на тебя, неказистая ты наша? - Лизавета гордо выпятила грудь и окинула Лину сочувствующим взглядом. - У тебя же посмотреть не на что, не говоря уже про то, чтобы пощупать!
   - Спасибо за заботу, Лиза. Если когда-нибудь его снова увидишь, можешь поинтересоваться этим вопросом, самой интересно узнать, на что он повелся, - предельно вежливо ответила девушка и направилась к выходу. - Да кстати, все забываю спросить - чем это ты так родителей порадовала, что они тебе "Оку" купили?
   Громова, гордая обладательница "Тойоты Ярис", подаренной месяц назад на день рождения, от возмущения до крови прикусила себе язык.
   - Ну, что же так неаккуратно! Быстро рот прополощи, а то так и отравиться недолго! - сладко посочувствовала ей Линка под хохот одногруппников и вышла в коридор.
   Не то чтобы она поверила словам этой гадины, но определенные сомнения появились. Чтобы их развеять, она позвонила сестре, но та оказалась недоступна. А интересоваться этим вопросом у самого Стаса она сочла неприемлемым.
   - Умничка! Тебе благодарность от всей группы за опускание Громовой! - близняшки догнали Линку только через несколько минут.
   - Но эта гюрза тебе ещё отомстит, - предупредила Маришка. - Ты же знаешь, какая она, зачем нарываться?
   - Достала меня Лизка! - огрызнулась девушка. - Какого хрена она вообще ко мне прицепилась?!
   - Нравишься ты ей, сил нет! - хмыкнула Ира. - А все-таки, что за парень?
   - Я вам все расскажу через неделю.
   - Мы к тому времени от неудовлетворенного любопытства помрем! - слезно пожаловалась Маринка. - Может сейчас?
   - Не могу. Сама ещё толком ничего не знаю...
   - А что там Лизавета про его девушку блеяла? - поинтересовалась Марина. - Неужто действительно на два фронта работает?
   - Вот как узнаю, так все вам и расскажу!
   - А если это правда? - неуверенно спросила Ира. - Чего вы на меня так смотрите, я просто предположила. Так что?
   - Тогда трындец, тебе, Сергеевич...
   - Кстати, ты случайнее не с ним на Бал пойдешь?
   - Угу...
   - Понятно, - задумчиво протянула Ира. - Ты там смотри, Золушка, принца-то не покалечь.
   - Это как он себя вести будет, - мрачно пообещала Лина и скривилась, вспомнив, что забыла отдать в ателье платье, чтобы подол подшили.
   - Что ты морщишься? - не поняла Маринка. - Не нравится парень, так пошли дорогой дальней да ночкой лунной!
   - Я не от того... Про платье подумала.
  
   Несколько лет назад свежеизбранный мэр города решил возродить дореволюционные традиции и издал постановление о проведении ежегодного Весеннего Бала. Участниками должны были стать лучшие представители молодежи. С этой целью от каждого курса каждого ВУЗа города выбиралась по парню и девушке. Изначально предполагалось, что это будут отличники учебы и общественной жизни. Так и было. Первый год. Потом отличники смекнули, что такая привилегия хуже каторги, и каждую весну на голову мера обрушивались замысловатые проклятия - от "Чтоб тебя в избирательный список забыли внести!" до "Чтоб у него в соседней квартире открылся гей-клуб!".
   Где-то за неделю до объявления представителей, во всех ВУЗах начиналась странная эпидемия - отличники получали самые замысловатые болезни и травмы. К слову сказать, сразу после оглашения имен жертв, хвори мистическим образом исцелялись буквально за несколько дней, а "поломанные" руки и ноги вообще срастались за ночь. Ректораты вели жестокую борьбу с потенциальными кандидатами дворянского сборища, но пока перевес был на стороне студентов.
   Линка никогда не была отличницей или - Боже, упаси - общественницей. Поэтому преподавательское коварство вовремя не распознала. Когда куратор ненавязчиво поинтересовался, правда ли, что она несколько лет занималась балетом, девушка ответила: "Да", подписав себе приговор:
   - Вот ты от своего курса и пойдешь!
   - Причем тут балет?! На балу танцуют вальс, мазурку и... и...и ещё что-то!
   - Остальные вообще только танец пьяного эпилептика изобразят! Там только первый вальс обязательный, потом можешь хоть за штору спрятаться. Главное - академию не опозорь, а то в прошлом году отправили какую-то кобылу, после которой все мужики косяком к хирургам пошли.
   - Зачем?
   - Да она всем партнерам ноги оттоптала. Даже мэра не пожалела!
   В голове у девушки тут же начал зреть коварный план. Но куратор и здесь обломал.
   - Ты сессию нормально сдать хочешь?
   Лина прищурилась и уточнила:
   - То есть, если я пойду на бал, у меня будут поблажки?
   - То есть, если ты НЕ пойдешь, у тебя будут проблемы!
   Вот так Лина и стала дебютанткой.
   Когда она поделилась горем с сестрой, та только хмыкнула:
   - Меня на пятом курсе пытались туда загнать, но я отговорилась разводом. Скажи, что у тебя какая-нибудь страшная болезнь. Типа вшей...
   - Ты ещё скажи - бешенство!
   - А что, это идея! Завтра идешь в деканат, падаешь на четвереньки и начинаешь кусать всех проходящих мимо за ноги. Спорим, после этого тебя на бал не отправят?
   - После этого меня отправят из академии, причем пинком под зад! А теперь серьезно - куратор обещал проблемы, если откосить попытаюсь...
   - Хреново...
   - Угу.
   - Значит, поехали платье выбирать.
   Как ни странно, платье нашлось в первом же магазине - светло-зеленое с V-образным вырезом, приталенное под грудью. Правда, немного длинновато, но с учетом каблуков все терпимо. Минус был только один.
   - Я в корсет не полезу!
   - А тебя никто и не спрашивает. Давай зашнурую, - Ева поднатужилась и на совесть затянула тесемочки. - Ой, ты глянь, даже грудь появилась!
   - Это не грудь, - сипло ответила Лина. - Это ты всю кожу с ребер вверх согнала!
   - Ничего страшного, потерпишь. Зато, вон какая ты у нас теперь светская красавица!
   Из зеркала на сестру уставилась тонкая, как тростинка, болезненного вида девица. Судя по зеленоватому цвету лица и хриплому дыханию, бедолага страдала легочными хворями, а выпученные глаза, делавшие её похожей на коммунистку Крупскую, отчетливо намекали на проблемы со щитовидной железой.
   - Если ты сейчас же не расстегнешь платье, я тебе жестоко отомщу, - практически на последнем издыхании прокряхтела Линка.
   - А как именно? - рука Евы замерла возле шнуровки.
   - Ещё не знаю, но обязательно придумаю!
   Недовольная старшая выполнила её просьбу, не преставая ворчать:
   - Мужика тебе нужно.
   - А как это связано с платьем?
   - Тебя бы зашнуровывал он! И свою фантазию ты бы на нем развивала...
  
   - Девушки, вы ко мне или просто мимо проходили?
   Голос Мазуровского заставил Линку резко очнуться и, как всегда в его присутствии, немного втянуть голову в плечи.
   - К вам... - жалобно проблеяла Ира, единственная из троицы сохранившая способность связно общаться.
   - Тогда прошу вас занять свои места и начинать готовиться к сегодняшнему семинару.
   "Они что, сегодня все дружно озверели?!" - читалась одна общая мысль на все пятнадцать разумов.
  
   Перед последней парой настроение у Линки существенно улучшилось, но желание докопаться до истины никуда не делось.
   Если Громова права, и Стас действительно решил поработать многостаночником. Лина готова была задушить в себе зарождающиеся чувства и показать Матвееву, что такое женская солидарность. И одним маленьким шрамиком на красивом личике он точно не отделается! Тут, как минимум, гипс на обе ноги...
   Но нужно было сначала прояснить ситуацию. Ева продолжала быть недоступной, как настоятельница женского монастыря. Поэтому, предварительно проинструктировав близняшек, Линка уселась со своими неразлучными подружками прямо за Лизонькой с её группой поддержки.
   - Он такой романтичный, - голосом клинической блондинки пропела Линка, но поймав Ирином взгляде предупреждение не переигрывать, сбавила обороты. - Всегда рядом, привозит - отвозит... Короче, бдит.
   Громова явно прислушивалась к их беседе, аж ручку уронила, но пока не вмешивалась.
   - Не доверяет? - подколола Маринка.
   - Понятия не имею. Для меня важнее, чтобы сам налево не ходил. Не хочу быть не единственной.
   - Ты, Сотникова, у него даже не на вторых ролях, а на пятых, - не выдержала Лиза. - Её зовут Инна. Учится на пятом курсе экономфака в нашем университете. Дочь проректора. В отличие от некоторых - умница и красавица, - добавила она, противненько улыбаясь.
   - Громова, а ты случайно не кончик языка прикусила?
   - Да, а что?
   - Так, ничего, - усмехнулась Лина. - Просто символично очень - и по характеру змея, и язык раздвоенный...
  
   - И что ты будешь делать? - заседание клуба разоблачительниц мужских пороков проходило на лекции по инфекционным заболеваниям. Преподаватель, сам в недавнем прошлом студент, а ныне - ассистент кафедры, уже полгода был тайно влюблен в Иришу, поэтому максимум, что грозило девушкам - ласковое порицание. Иру отправили отвечать, поэтому минут десять можно было говорить свободно, пока педагог млел от созерцания объекта своей страсти.
   - Давай попробуем узнать что-нибудь об этой Инне, - предложила Марина. Она, как и многие счастливо влюбленные, теперь рьяно взялась за обретение счастья окружающими.
   - Зайка, утихни, - попросила Линка. - Не ты ли недавно рыдала в подушку, вместо того, чтобы просто поговорить с Вадимом?
   - Какая ты злопамятная! - возмутилась Маринка. - Вот что значит неустроенная личная жизнь!
   Лиина цыкнула на подругу и оглянулась, не услышал ли кто крамольную фразу, но вся группа зачарованно наблюдала, как Ира в лицах и позах описывает симптомы столбняка. Хотя больше эти театральные потуги с выпученными глазами и неестественно выгнутой спиной были похожи на приступ ревматизма. Маринка включила камеру мобильника и уже предвкушала количество просмотров гимнастических изысков сестры на ю-тьюбе. Линка хотела шугануть вредную Зайку, но, подумав, что близняшки и сами разберутся, решила не вмешиваться.
   В кармане джинсов завибрировал мобильник. Смс-ка, пришедшая с незнакомого номера, гласила:
   "Привет, Ангел. Чем занята?"
   Сначала Линка собиралась проигнорировать сообщение, но потом не выдержала и черкнула:
   "Просвещаюсь относительно особенностей твоего развратного характера"
   Несколько секунд тишины и ответ в виде подмигивающего смайлика с подписью "Я бы сам мог все рассказать. И даже продемонстрировать!"
   "Поздно, Матвеев, тебя уже ничто не спасет! Мне тут о некоей Инне песнь ведут..."
   Маринка отключила камеру на телефоне, хотя Ира сейчас выдавала апофеоз своей гастроли, и уткнулась в Линкино плечо, затаив дыхание в ожидании ответа.
   - Что-то он у тебя тормоз какой-то, - пожаловалась она через пару минут.
   - На Вадика посмотри! - огрызнулась подруга. - И не факт, что у меня. Послушаю, что скажет, там и решу - прибирать к рукам или пусть неприкаянным бродит, - отмахнулась Лина, ерзая на скамейке и не сводя глаз с экрана мобильника.
   Долгожданный ответ пришел только через семь минут.
   "Я возле входа, как освободишься - выходи"
   - Беру свои слова обратно - он не тормоз, а Вжик... Мухой принесся!
  
   Стас действительно торопился. Когда он получил то самое сообщение, первой его эмоцией была злость. На Инну. Хоть он и знал Ангела несколько дней, но точно понимал, что не в характере этой девушки тайком копаться в грязном белье. Значит, постаралась его бывшая. А учитывая стервозный характер Инны, он даже примерно не представлял, что именно она могла наговорить Линке.
   Паркуясь перед входом в корпус медакадемии, он сбросил Лине сообщение, что уже ждет её, и попытался предугадать, как будет вести себя девушка. Но, вспомнив, как она и раньше ставила его в тупик своей реакцией на многие вещи, бросил это гиблое дело. Можно было бы спросить совета у её сестры, но не дергать же Еву по любому вопросу? Потому он приготовился ждать.
   - Пойдем быстрее, мне же хочется на него нормально посмотреть, а то в клубе освещение плохое было, - торопила Ира подругу.
   - Значит так, вы обе можете любоваться, сколько влезет, но издали. И это не ревность. Просто если уж устраивать разборки, то наедине. Вопросы, предложения?
   - Вредина, - недовольно заворчала Маринка. - Нам же тоже интересно...
   - Сказала же, что в понедельник все расскажу в подробностях. А сейчас - брысь!
   - Помни, дорогая, мы мысленно с тобой! - патетически начала Ира. - Если начнет юлить и врать - лампу в глаза и коленом между ног. Сразу во всем признается!
   - Блин, я вас уже бояться начинаю, - поежилась Линка. - Все, я пошла.
   - Благословляю, дитя. Иди и будь на страже интересов угнетенных женщин! - продолжила Ира.
   - Марин, отбери у сестры электронную "читалку". Она у тебя не иначе как до собрания сочинений Клары Цеткин дошла...
  
   Лина вполне спокойно подошла к Стасу, который, как и вчера, полировал джинсами капот. Только теперь отсутствовали посторонние элементы вроде "левых" девушек.
   - Привет ещё раз. Садись, - он открыл перед девушкой дверь.
   - Мерси.
   Он внимательно посмотрел на Ангела. Девушка выглядело настолько безмятежно, что ему даже стало обидно. Конечно, он ей все объяснит, но вот если бы ему кто-нибудь сказал, что Линка, встречаясь с ним, гуляет на стороне... Короче, плохо бы было всем.
   - Ты хотела меня о чем-то спросить?
   - Да? - в девичьем взгляде было столько удивления, что Стас почти поверил. - А о чем именно?
   - Лин. Не знаю, кто там тебя что наплел, но с Инной я расстался. Врать не буду, случилось это недавно. Но меня с ней и раньше ничего кроме секса не связывало.
   - Блин, лучше бы ты промолчал. Я понимаю, что ты решил мне все как на духу рассказать, но, по-моему, это немного чересчур. Если уж ты решил, что без меня тебе свет не мил, будь так добр, без интимных подробностей твоего предыдущего лямура!
   - Ревнуешь? - с почти наглой улыбкой спросил Стас. На сердце у него существенно полегчало - раз неприятно слышать о его бывших, значит, все у них с Ангелом получится.
   - Не-а, просто неприятно слышать! - фыркнула Линка и отвернулась к окну.
   Атмосфера в салоне была настолько гнетущей, что даже веселая песенка, звучащая по радио, казалась какой-то зловещей.
   - Не хочешь спросить, куда я тебя везу?
   - Не хочу, но спрашиваю.
   Она так и не повернулась к парню лицом. Почему-то Линку неприятно царапнула его фраза о бывшей девушке. Может, пройдет пара месяцев, и он так же о ней самой скажет...
   - Мы едем дальше совершенствовать твою стрельбу.
   Лина, услышав это, едва не выпрыгнула на полном ходу:
   - Не нужно! Давай как-нибудь уговорим Еву не тащить меня на игру... - девушка уставилась на него умоляющими глазами.
   - Нет. Неужели ты не хочешь её обыграть?
   - В отличие от некоторых, меня на "слабо" не возьмешь! Ну, подумай сам - стреляю я, мягко говоря, плохо. Бегаю тоже не фонтан. К тому же плохо ориентируюсь на местности...
   - Заблудиться я тебе не дам, а бегать особо и не придется, так что не переживай.
   - А стрельба?
   - Это да. Но у меня есть одна идея...
   Тон, которым это было сказано, Линку насторожил. Мало ли что этот маньяк придумает...
   - Поделишься?
   - Пока нет. Ты сегодня какая-то невеселая.
   - Извини, шарики и накладной нос забыла дома! Ты что творишь?!
   Стас резко вывернул руль и припарковался, заехав одним колесом на бордюр.
   - Ангел, что случилось?
   - Пока ничего, но если будешь и дальше мне нервы портить, покусаю.
   Он отстегнул её ремень безопасности и, не обращая внимания на сопротивление, пересадил Лину к себе на колени.
   - Ты из-за Инны расстроилась?
   - Ещё чего, не дождешься! - ответила Лнка, прижимаясь к его плечу. - Но если я узнаю, что ты когда-нибудь скажешь то же самое обо мне... Короче, что было с Бубликом помнишь? Так вот, в тебя я не промажу!
   - Глупая ты... Ох! Ещё раз ударишь локтем в живот, будешь должна желание!
   - Так не честно! Сначала обзываешься, а потом ещё и претензии предъявляешь. Хотя пострадавшая сторона - я!
   Стас поудобнее устроил её, прижав к груди:
   - И в каком месте ты пострадала?
   - Я об тебя локоть ушибла. Смотри! - Лина извернулась и триумфально сунула ему пострадавшую часть тела на осмотр. Только вот не учла, что он наклонится в этот момент к ней. Одним словом, встретились два одиночества: её локоть и его нос.
   - Ангел!!! - зарычал Стас, зажимая рукой пострадавший орган и чувствуя, как по подбородку потекла кровь.
   - Прости... Прости, пожалуйста! - побледневшая Линка зарылась в свою сумку в поисках носового платка. Как назло, под руку попадалась какая-то посторонняя фигня. Когда она нащупала гигиенический тампон, на секунду мелькнула мысль, что можно использовать и его. Но вряд ли Стас позволит ей засунуть себе в нос ЭТО. Хотя, он выглядел бы очень мило со свисающими из ноздрей веревочками...
   - Возьми в бардачке, - глухо из-под ладони сказал Стас.
   Отчаявшись найти в своей торбе что-нибудь полезное, Лина прислушалась к его совету и уже через пару секунд одной рукой прижимала платок к его лицу, а другой вытирала испачканную шею.
   - Очень больно? - дрогнувшим голосом спросила она, не поднимая глаз выше пуговиц на его рубашке-поло. Кстати, тоже испачканной - на воротничке было несколько крупных красных пятен.
   Ей стало стыдно. И страшно. Не за себя, за него. Почему-то тот факт, что именно она сама причинила ему боль, заставил выступить слезы на глазах.
   - Нормально, - все также невнятно проворчал Стас. - Теперь ты мне точно желание должна...
   - Ага, - Линка опустила голову ещё ниже, чтобы он не заметил её слез.
   - Ну, смотри, сама согласилась. Поэтому отговорки не принимаются, - уже более весело отозвался Стас. - Договор скрепим поцелуем. Ангел... Лин... Ты чего плачешь? Ударилась? Где болит?!
   Он силой заставил её поднять голову и крепко держал за подбородок, не давая отвернуться.
   - Ничего не болит, - всхлипнула она. - Просто я... А ты... - дальше стало совсем непонятно.
   - Ты можешь нормально сказать, что с тобой?! - не на шутку испугался Стас, убирая её руку, мешавшую ему говорить. Кровь сразу же весело закапала, пачкая не только его, но и её одежду.
   - Что ты делаешь?! - тут же пришла в себя Лина, возвращая свою ладонь на место. В ней на несколько секунд проснулся недоучившийся, но врач, поэтому девушка, кивнув на свои окровавленные пальцы, осведомилась светским тоном:
   - Гепатит, ВИЧ, сифилис?
   - Спасибо, не нужно, - отозвался Стас.
   - Типа, все своё ношу с собой? - немного повеселела девушка. - Учти, будешь так шутить, потребую справку из КВД!
   - Да хоть из ЗАГСа! Почему ты плакала? - не отставал он.
   Линка закатила глаза, злясь на себя за несдержанность, а на него - за дотошность.
   - Потому что тебе больно.
   - Понятно.
   - Правда что ли?
   - Не-а, но с женщиной, когда она в таком настроении, лучше соглашаться. Все, можешь убирать платок, уже остановилась.
   Линка осторожно убрала руку. Кровь действительно перестала идти, но его вид...
   - Тебя нужно умыть и переодеть, а то если мы появимся на базе в таком виде, от меня вообще все шарахаться будут, - сделала вывод Лина, пытаясь вернуться на свое сиденье. Но кто ж её отпустит! Рука Стаса, лежащая поперек её ног, вроде бы не напряглась, но девушка поняла, что не может сдвинуться с места. - Пусти!
   - Нет. Посмотри, пожалуйста, мне в глаза! - тон был таким, что Линка невольно последовала приказу. - Ты - моя девушка. Единственная. И ты не виновата, что разбила мне нос. Сам не успел увернуться. Поэтому перестань плакать! И ты мне ещё, кроме желания, поцелуй должна...
   - У меня нет склонности к вампиризму, поэтому, как умоешься, так и поцелую, - ответила Лина и чмокнула его в лоб.
   - Раз ты меня покалечила, - начал Стас, неохотно отпуская её на пассажирское сиденье, - значит, собираться будем у меня. Нельзя же в таком виде являться на базу.
   Вид был ещё тот - измазанные лицо и шея, футболка в пятнах крови... Для полноты образа не хватало только бензопилы в руках или такого нынче популярного девайса, как клыки. Короче, то ли его кто-то пытался растерзать, то ли он - загрызть, но на люди пока лучше не показываться.
   Линка, признав себя стороной-агрессором и чувствуя свою вину, согласилась.
   - И что, никаких возражений?! - удивился парень.
   - А почему я должна быть против?
   - Ну, не знаю... Например, из соображений приличия, - предположил Стас, заводя машину.
   - Ты и приличия - вещи несовместимые! - отрезала Лина. - Я же обещала тебе испытательный срок? Вот и наслаждайся!
   - Уже, а разве по мне не заметно? - хмыкнул парень, показав на свое лицо.
   - Не смешно, - одернула его Линка. - Может, давай в травму заедем?
   - А теперь мне не смешно! Ещё чего не хватало, чтобы я из-за любой царапины в травмпункт бегал. Приедем домой, сама обработаешь. Но повязку накладывать не дам!
   Лина приготовила пространственную речь, о том, что быть таким жадным, не дающим бедным студенткам тренироваться, нехорошо, но на следующем повороте их поймал ДПСник.
   - Мы что-то нарушили? - спросила она, сама удивившись тому, как легко соскользнуло с языка это самое "мы".
   - Черт, - вполголоса выругался Стас. - Да. Мы выехали на главную, значит, должны были уступить. Я так понимаю, что прав у тебя нет?
   - Не-а, - девушка в боковое зеркальце следила за неспешно бредущим в их сторону молоденьким гайцем. - Водить я умею, но на права сдавать не буду.
   - Почему?
   - На дорогах и так дураков много. Ты видел, как водит Ева?
   Стас вспомнил единственную поездку с Агеевой в роли водителя кобылы и вздрогнул. Стыдно признаться, но когда они все-таки добрались до места назначения, он всерьез опасался, что успел поседеть.
   - Не только видел, но и на месте пассажира сидел. Куда там "американским горкам"...
   - Так вот, я вожу ещё хуже.
   Он хотел возразить, что это невозможно в принципе, но их прервал доползший, наконец, ДПСник.
   Начало было стандартным:
   - Старший лейтенант Шсмпмшм.
   "Интересно, их специально учат так неразборчиво представляться?" - задалась вопросом Линка.
   - Нарушаем? Почему неээээ... - старлей с непроизносимой фамилией уставился на Стаса, как деревенская бабка на панка: и интересно, и страшно - вдруг укусит?!
   - Извините, вы что-то хотели? - предельно вежливо спросил Стас. - Мы немного спешим.
   - Да, столько ещё дел... - добавила Лина, пытаясь салфеткой оттереть подсыхающую кровь с ладошки.
   ДПСник странно булькнул, дернул кадыком и, вернувшись взглядом к водителю, просипел:
   - А что с лицом?
   - Это все моя девушка, - Стас незаметно сжал её руку, прося подыграть. - Такая страстная! Любит до безумия.
   - Ага, - с милой улыбкой подтвердила она, - так бы и съела!
   Видимо, старлей на днях перечитывал историю жизни и смерти капитана Кука, потому что после этих слов покрылся нездоровой бледностью и слабо махнул рукой, мол, проезжайте, не хочу таких занятых людей задерживать.
   И они поехали. До ближайшего поворота. Свернув за угол, Стас притормозили и согнулся пополам от хохота.
   - Со мной много что на дороге случалось, но чтобы после нарушения просто так отпустили - впервые! - с трудом выдохнул Стас. - А ты и правда такая страстная?
   - А то. Как нос, не болит? - невинно хлопая ресничками, спросила Лина.
   - Намек понял. Кстати, позвони ребятам, пусть подъезжают ко мне через час, - он достал мобильник из кармана джинсов и положил ей на колени. - Обсудим планы на игру, заодно с командой познакомишься. Двоих ты вчера уже видела, - Лина от этих слов помрачнела, - с остальными встретишься сегодня.
   - Стас, у меня принцип - не лазить по чужим телефонам.
   - Серьезно? - удивился он. - Немного странно для девушки. Почему?
   - Не скажу. Просто прими как данность.
   - Ладно, потом расскажешь. И не нужно хмыкать. Я же не предлагаю порыться в смсках, просто обзвони тех, кто в группе "Team".
   - А сам почему не позвонишь? - Лина никак не могла въехать в суть его политических маневров. - Не царское это дело?
   - Не хочу отвлекаться от дороги, - беззаботно пожал плечами он. - А ребятам нужно время, чтобы добраться, - Стас притормозил на светофоре и повернувшись, нежно погладил тыльной стороной ладони по девичьей щеке. - Пожалуйста.
   Она, как завороженная, смотрела в его глаза, и только когда парень сказал:
   - Спасибо, - поняла, что согласилась.
  
   Как оказалось, от злополучного ментовского перекреста до дома Стаса было не так уж и далеко. Но почему-то он возил её вокруг квартала, пока она не обзвонила всех его друзей.
   Выглядело это примерно так:
   - Здравствуйте, Сергей (Андрей, Игорь...). Я звоню по просьбе Стаса, общий сбор команды у него в 17-00. Да, он рядом. Нет, живой. Точно-точно. А вот в его адекватности сама не совсем уверена. Вы думает? Нет, только недовольно фыркает, но вроде не кидается... - И так десять раз.
   К концу практически селекторного совещания, Лина немного охрипла и взмолилась о пощаде:
   - Все! Больше не могу. Почему они все так удивляются?
   - Потому что у меня есть четкое разграничение на личное и общественное.
   - Я так понимаю, что телефон входит в понятие "личное"? И девушки туда не допускаются?
   - Правильно понимаешь. Ещё - ноутбук и все, что касается работы. Но тебе - можно.
   - Сейчас возгоржусь. Спасибо за оказанное доверие. Можно вопрос? У тебя тоже проблемы с ориентированием на местности или мы специально мимо этого фонтана третий раз проезжаем?
   - Не хотел мешать твоему общению, вот и катаемся по округе, - пожал плечами Стас.
   - Если мы были рядом с твоим домом, зачем ты попросил меня им звонить?!
   - Чтобы ты привыкала к моим друзьям, а они четко усвоили, кто ты.
   Лина заворожено смотрела на парня и пыталась вспомнить, что Ева говорила про его родословную. Девушка окончательно уверилась, что хоть один предок из Земли Обетованной, но там был.
   - А просто сказать нельзя?
   - Это у вас, женщин, все решается на словах. У мужчин немного по-другому. Все, мы на месте.
   Линка с любопытством осмотрелась. Почему-то она думала, что Стаса живет в новостройке, но они остановились возле недавно отремонтированной "сталинки". Небольшой уютный двор с детской площадкой, укрытой в тени лип. Аккуратные клумбы, засаженные бархатцами и петуниями, отгорожены декоративным заборчиком. Для полноты картины мещанского рая не хватало только лузгающих семечки пенсионерок на лавочке. Сами скамейки-то имелись, а вот блюстительниц порядка почему-то не было. До девушки дошло, что Стас терпеливо ждет у распахнутой двери, пока она не налюбуется на местность.
   - Нравится?
   - Ничего так, уютненько, - отозвалась Лина, ожидая, пока он не закроет машину.
   - Вампил! Вампил! - восторженно заверещала девчушка лет пяти, тыча пальцем в Стаса. Мамочка её умиления не разделяла и, подхватив ребенка на руки, торопливо скрылась за углом.
   - Дожил, уже дети пугаются, - задумчиво протянул парень. - Пойдем, нам сюда. - Он указал в сторону массивной металлической двери с домофоном.
   - Судя по мерам безопасности, у жильцов совесть ой как нечиста, - заметила Линка, останавливаясь в тамбуре перед второй дверцей, оснащенной хитрым кодовым замком.
   - Не могу ничего сказать, переехал меньше года назад, - ответил Стас, пропуская девушку вперед. - Теперь на третий.
   - У тебя в соседях пожилые люди есть? - она поднялась на пару ступенек и резко остановилась.
   - Есть несколько, а зачем тебе?
   - Ты на себя в зеркало смотрел? Ладно молодежь, воспитанная на "Сумерках", эти только завизжат от восторга... А вот какую-нибудь старушку при виде тебя вполне может Кондрат приобнять. Стой тут, я проверю.
   Разведка не выявила наличия в подъезде посторонних организмов, и Стас с Линой благополучно вошли в квартиру.
   - Осматривайся пока, я в душ, - сказал он и скрылся за ближайшей дверью.
   В целом, обстановка Линке понравилась - много света и пространства. Но, несмотря на простую, но удобную мебель и мастерскую комбинацию всех оттенков серого и бежевого, ощущалась какая-то... безликость, что ли. Если машина дополняла и подчеркивала характер Стаса, то здесь не было ничего, что указывало бы на личность хозяина.
   Гуляя по помещению, девушка, наконец, добралась до кухни. Если мужчина при исследовании женской квартиры первым делом полезет в ящик с трусиками, то представительница слабого пола сразу проинспектирует мужской холодильник. Один взгляд на содержимое, и не нужно тщательно собирать информацию. Лина прислушалась - в ванной продолжала шуметь вода, поэтому девушка, понимая, что иначе её любопытство загрызет, сунулась с проверкой на полки. Осмотр показал, что, судя по набору продуктов, Стас всеяден. Это хорошо.
   "Спрашивается, о чем я вообще думаю?" - ужаснулась она и захлопнула дверцу "ящика правды". - "Вот что делает с женским организмом длительное воздержание".
   Больше на кухне, кроме собственно бытовой техники смотреть было нечего, поэтому девушка решила исследовать пока ещё непознанный балкон. Полюбовавшись несколько минут на все тоже сонное дворовое царство, Линка забеспокоилась.
   "Он там утонул?" - подумала девушка и сразу вспомнила симптомы черепно-мозговых травм. - "Может у него голова закружилась, и он потерял сознание, а я тут стою?"
   Но и вламываться к нему в душ ей тоже не хотелось. Вернее, хотелось и даже очень, но она была твердо уверена, что если сейчас туда зайдет, его друзьям придется долго и безуспешно стучать, звонить и писать гневные смски, но паре будет совсем не до них...
   Помявшись с ноги на ногу и почти убедив себя, что глас разума у неё сильнее инстинкта размножения, девушка все-таки решилась идти на осмотр болезного, как дверь хлопнула, и мягкие шаги подсказали, что Стас направился в спальню. "Как у него получается ходить так тихо?" - задалась вопросом успокоившаяся Лина. Она и сама вроде слоником не топала, но и весила почти в два раза меньше.
   Выйдя из ванной, Стас прислушался. Судя по тишине, Линка либо затаилась где-то в квартире, либо ждала его в кровати, что было очень заманчиво, но маловероятно. Замок на входной двери автоматический, поэтому удрать без ключа она бы не смогла.
   Прокравшись в спальню, он убедился, что был прав - порадовать его сбывшейся эротической фантазией она не пожелала. Поэтому, быстренько натянув шорты и футболку, парень отправился на поиски своего вредного Ангела.
   Девушка стояла на балконе, хмуро разглядывая что-то внизу и барабаня пальцами по перилам. Он встал за её спиной и начал аккуратно массировать напряженные плечи.
   - Хорошо, - проурчала Лина, расслабляясь и откидываясь назад.
   Стас передвинул ладони вниз, ласково поглаживая локти, потом кисти вплоть до кончиков пальцев. А потом вверх... Вроде ничего такого, но ей безумно нравилось. А ещё возбуждало понимание того, насколько он сильнее. Она почувствовала, как Стас снял заколку с её волос и зарылся пальцами в распущенные пряди.
   "Боженька, сделай так, чтобы он меня сейчас начал совращать, а то я не выдержу и сама на него кинусь!" - не разжимая губ, взмолилась она, чувствуя, как Стас нежно целует ей затылок. - "И поскорее, пожалуйста, а то терпение не железное..."
   - Ангел, - страстно пошептал ей на ушко парень, - ты помнишь, что должна мне желание?
   - "Господи, спасибо тебе..."
   - Приготовь что-нибудь поесть.
   - "...но я просила совсем о другом".
   Но, видимо, небесная канцелярия решила сегодня блюсти целомудренность своего стада, потому пришлось Лине, поведя плечом, сбросить его руки и повернуться к Стасу.
   Желание никуда не делось, но начало трансформироваться в страшную вещь под названием "Женская мстя". Линка прижалась к парню всем телом и медленно провела кончиками пальцев вдоль линии его скулы, затем по шее... Дойдя до середины груди, она согнула пальцы, слегка царапнув ноготками сквозь футболку, отчего Стас вздрогнул всем телом.
   - Что ты хочешь? - провокационно спросила она, облизнув губы. - Я имею в виду, из еды, - добавила девушка.
   - А? - невпопад уточнил Стас, с трудом отведя взгляд от её рта.
   - Говорю - чем вашество изволит отобедать?
   - А что ты умеешь? - спросил он, продолжая прижимать своим телом к перилам. И, судя по некоторым архитектурным особенностям, если ему сейчас чего и хотелось, то совсем не кушать.
   - Я много что умею, но скоро нагрянут твои друзья, поэтому придется ограничиться омлетом, - Линка уперлась кулачком в его грудь и попыталась оттолкнуть, но Стас поднял её, заставив обнять свою талию ногами, и горячо зашептал на ушко:
   - Лин... Может, ну их? Я тебя хочу до одури... Давай позвоним и скажем, что завтра соберемся? - он прошелся поцелуями по ключице, слегка прикусил нежную кожу на плече... Кто бы знал, как Линке хотелось согласиться, но здравый смысл, шикнув на разгулявшееся либидо, заставил ответить:
   - Я должна была только одно желание, и его ты уже озвучил... - она замолчала на секунду, невольно поворачивая голову набок и подставляя шею под его губы. - К тому же, они будут здесь уже минут через двадцать. Смысл звонить?
   - Лоханулся я с желанием, да? - невесело хмыкнул он, продолжая без видимых усилий держать её на весу.
   - Есть такое дело, - кивнула Лина. - Но не факт, что если бы ты загадал что-нибудь другое, я согласилась бы...
   Ну, слукавила немного, но кто же об этом узнает?!
   - И давай уйдем с балкона, а то я как-то неуютно себя чувствую... - на счастье, ввиду абсолютной безлюдности двора, за их брачными играми некому было наблюдать.
   - Какая же ты... - простонал Стас, но девушку отпустил. Лина почти с сожалением разжала ноги, но полностью опуститься на пол он ей не дал. - Почему ты босиком? На кухне пол холодный, обувай мои, - он оперативно разулся и поставил её на тапки.
   Девушка с сомнением осмотрела предложенное и поняла, что в его обуви может разве что убиться, зато с гарантией.
   - Какой у тебя размер ноги? - Лина интеллигентно не стала использовать термин "ласты".
   - Сорок шестой. А что?
   - Да так, ничего... А у меня тридцать пятый, поэтому я каждый из твоих тапков вполне могу использовать, как сноуборд. Уж лучше я как-нибудь босиком, - добавила девушка и отправилась выполнять неудачное желание Стаса.
  
   Как и предполагала Лина, команда начала подтягиваться минут через пятнадцать. Девушка не только успела покормить Стаса, но и милостиво снизошла до мытья посуды, поэтому увидела его друзей уже в полном составе, когда вошла в гостиную.
   - ... и тут эта девица стреляет точно в собаку! - услышала она на пороге комнаты.
   Это делился мыслями и эмоциями один из вчерашних свидетелей её позора. Все присутствовавшие, затаив дыхание, внимали повествованию. Стас как раз открывал дверь последнему припоздавшему гостю, потому в разговоре не участвовал.
   - Кхм-кхм! - Лина встала в дверях, приняв максимально выразительную позу: правое плечо опирается о косяк, левая ручка - на бедро, одна бровь вопросительно приподнята.
   Но рассказчик так увлекся описанием "побоища", что проигнорировал и её кашлянье, и взгляды друзей, направленные ему за спину:
   - А отец Матвея сказал, что это, типа, будущая жена Стаса!
   Количество обалдевших лиц увеличилось ещё на одно - к вольным стрелкам присоединилась и Линка.
   "Нифига съездила пострелять, уже практически замуж отдали!" - думала Лина, наблюдая, как до говорливого доходит, что не просто так все уставились в сторону двери.
   - Ё-моё, так это же она! - обернувшись, вскрикнул парень и тут же посмотрел - не держит ли девушка что-нибудь в руках?
   - Здрасти, - Линка только ножкой не шаркнула, наблюдая за тем, как друзья Стаса пытаются понять, что тут вообще происходит.
   Пока они все воплощали финальную сцену из "Ревизора", вернулся хозяин помещения:
   - Лин, что ты в дверях стоишь? Заходи, - он потянул девушку за собой в сторону дивана, где и усадил её себе на колени.
   - Знакомься - это мои друзья и, по совместительству, - команда: Сергей, Виталик, Андрей, Сашка, Артур, Вовик, Пашка, Денис, - каждый из парней при звуках своего имени кивал. Запомнить всех она не смогла бы при всем желании, но, как всегда, помогли ассоциации - Артур был чем-то похож на её дальнего родственника, а Денис - на грустного суслика. Ну, а "птицей-говоруном" оказался Виталик, ему девушка подарила улыбку, при виде которой он почему-то дернулся и немного побледнел. - Димка приехать не смог, а Еву ты и так хорошо знаешь. Кто есть кто, постепенно запомнишь. А это моя девушка Лина, - закончил он и обвел взглядом всю компанию. - Давайте быстренько пробежимся по организационным вопросам...
   Находка для шпиона нерешительно проблеял:
   - А она тоже будет участвовать? - он осторожно указал в сторону Линки.
   - Да, - кивнул Стас. - Есть возражения? - Виталик, как и прочие, всем своим видом показал, что он очень даже "за", можно сказать - всю жизнь мечтал! Но опасливо коситься на девушку не перестал. - Планы немного поменялись. Будем играть сценарий "сопровождение".
   Раздался раздраженный ропот. В чем суть недовольства, Лина сначала не поняла, но из общих фраз сложилась такая картина: кого-то одна команда должна защищать, а другая пытаться - "убить". Страдальца за мировое добро высокопарно называли "президент" и гадали, кому же достанется незавидная роль.
   - Стас, - она осторожно боднула его в плечо и шепотом уточнила. - Президентом буду я, да?
   - Ага, - также тихо отозвался он.
   - А если я не хочу?
   - Придется. С таким умением стрелять, маркер выдавать нельзя - ты всем нас ненароком перебьешь, - он посмотрел на девушку, пытаясь понять, не обиделась ли она. Но Лина сидела с довольным выражением на лице - она представила, ЧТО станет с лесом, если ей выдадут оружие. Как-то не хотелось выплачивать компенсацию за порушенный заповедник...
   - А ты в какой команде будешь?
   - Глупый вопрос. Конечно, буду тебя прикрывать.
   - Тогда ладно...
   Пока они ворковали, остальная команда пришла к тому же выводу - целью стрельбы будет эта пигалица, сидящая на коленях у Стаса, и немного успокоились.
   - Почему тебя называют Матвеем? - воспользовалась Лина вновь начавшимся ожесточенным спором в рядах соратников.
   - У каждого из нас есть прозвище, по которому и обращаются во время игры. Моё - Матвей, - ответил он. - Ребят, хватит галдеть, давайте уже решим все дела и по домам!
   Следующие полчаса они обсуждали вопросы, типа, кто с кем едет, где будут ждать, переодеваться и тому подобное. Линка довольно быстро утратила интерес к разговору и ушла на кухню, чтобы попытаться дозвониться до блудной сестры. С энной попытки ей это все-таки удалось, но, судя по голосу, радоваться данному факту старшая не спешила:
   - Ну?! - гавкнула она в трубку.
   Голос был странно запыхавшимся, что наводило на определенные подозрения...
   - Ты не одна, что ли? - осторожно уточнила Линка.
   - Чудеса логики! Что-нибудь срочное?
   - Да как тебе сказать...
   - Значит, вечером созвонимся, и все расскажешь! - отрезала Ева и отключилась, оставив младшую терзаться вопросом - что это только что было?
   Так и не найдя ответ на животрепещущий вопрос, с чем там грешила старшая, Линка вышла на балкон. Во дворе появились первые признаки разумной жизни, в виде тех самых пресловутых бабусек, выпасавших внуков. Подрастающее поколение, которое с бОльшим удовольствием бы посидело дома и поиграло на компе, вяло прохаживаясь вдоль забора, чем-то напоминая выгуливаемых заключенных, какими их показывают в американских фильмах.
   Лина отстраненно любовалась пейзажем, не сразу заметив, что на кухне кто-то появился. Только когда сзади раздался злой голос Стаса, она поняла, что её идиллию нарушили:
   - Следи за словами! - рявкнул парень.
   - Матвей, дело твое, но у нас есть четкий уговор - своих девок на игры не таскать. А теперь получается, что ты, наш капитан, его первым же и нарушаешь, - не менее раздраженно ответил ему кто-то.
   - Она - не девка. И если не хочешь, чтобы я тебе зубы проредил, больше в её адрес подобного не говори!
   "Эх, из-за меня вот-вот подерутся, а я и не в курсах, кто там на мою репутацию тень бросает!" - подумала Линка, усиленно прислушиваясь. Подходить ближе она не рискнула, чтобы случайно себя не выдать и затаилась, как мышь под веником.
   Собеседника Стаса она по голосу не узнала, потому терялась в догадках - с чего бы это незнакомый парень на неё так окрысился? Словно в ответ на его мысли, недовольный уточнил:
   - То есть моя сестра, с которой ты ещё недавно спал, была для тебя как раз девкой?
   "А ещё говорят, что подслушивать нехорошо! Вон сколько интересного можно узнать", - Лина не особо и обиделась на прозвучавшее о его бывшей девушке. То, что он вряд ли до двадцати шести лет дожил девственником, она и так догадывалась, чего теперь обижаться? Сама грешна. Она бы с удовольствием послушала ответ Стаса, но какой-то нехороший человек прервал назревающий конфликт, проорав из гостиной:
   - Матвей, у тебя мобильник звонит!
   Парни, недовольно сопя, покинули поле почти сражения, а Линка поняла, что, если она не хочет, чтобы её заподозрили в излишнем любопытстве, нужно срочно менять место дислокации. Потому, выждав несколько секунд, отправилась следом, и, воспользовавшись пустотой коридора, шмыгнула в ванную.
   Девушка спокойно мыла руки, когда дверь резко распахнулась, явив её взору недовольного Стаса.
   - Что ты тут делаешь? - от его рыка она даже немного присела.
   Отвечать она посчитала излишним, просто подняв вверх намыленные ладони. Он глубоко вдохнул, немного запрокинув назад голову, и сказал:
   - Извини, не хотел на тебя орать. День дурацкий какой-то... Ещё и на работу подъехать нужно. Хочешь со мной?
   Линка, в принципе, против не была, но сложившаяся ситуация требовала тщательного обдумывания, лучше в компании сестры, потому пришлось ответить:
   - Давай ты меня просто домой завезешь? Хотя, я могу и сама добраться...
   - Поговори мне ещё... - проворчал Стас, вытирая ей полотенцем пальчики. - Сейчас эту ораву спроважу, и поедем.
   Она обратила внимание, что на его нахмуренный лоб и недовольно поджатые губы. Это его так тот кухонный разозлил или кто-то ещё постарался?
   - Что-то случилось? - осторожно поинтересовалась Лина.
   - С чего ты взяла?
   - У тебя сейчас лицо такое, что мне хочется забиться в угол и не отсвечивать, пока ты мимо не пройдешь, - честно ответила девушка.
   - Нормально все, не бери в голову. Просто я...
   Она подождала секунд десять, но Стас продолжать на стал. Только прижал к себе, рассеянно поглаживая по спине. Судя по виду, к нему пришла какая-то неожиданная мысль, и Линка решила не мешать мучительному процессу её обдумывания.
   - Хорошо, тогда гони это стадо в сторону двери, и двигаем следом, - решила она и, встав на цыпочки, легко поцеловала его в губы и направилась в коридор. Но дойти до выхода не успела, потому что знакомые руки перехватили на половине пути.
   - А может, все-таки поедешь со мной? Пожалуйста... - тихо попросил он.
   - Я бы с радостью, но у меня сессия скоро, нужно учить. Давай в другой раз?
   - Ладно, - вздохнул Стас, поворачивая её к себе лицом. Он хотел сказать ещё что-то, но вместо этого оглянулся и начал хихикать. - Не знаешь, почему нас тянет на сближение исключительно в ванной или на кухне?
   - Карма! - ответила Лина, улыбаясь.
  
   Атмосфера в машине была настолько спокойной и умиротворенной, что даже не хотелось разговаривать. Потому до дома Лины они ехали, погрузившись в свои мысли. Она думала, что нужно узнать, кто был тем самым защитником бывшей пассии Стаса. Мало ли на какую пакость может пойти этот любящий братик. Все же врагов лучше знать в лицо...
   А Стас размышлял о том, настолько Линка казалась уместной в его квартире. Пока она готовила, он смотрел на неё и понимал, что не просто влип. Все гораздо хуже - похоже, он влюбился...
  
   - Рассказывай! - насела на Еву младшая, как только та пересекла порог Линкиной квартиры.
   - Что? - старшая, еле волоча ноги, проползла в спальню и блаженно растеклась на кровати. - Вы матрас уже опробовали? Если нет, то поторопитесь - гарантия две недели, вдруг какая пружина выскочит...
   - Ты от ответа не уходи, колись, с кем грешила? - ласково, как инквизитор - ведьму, спросила Линка, усаживаясь рядом.
   - Предлагаю честный обмен - я тебе каюсь, с кем прелюбодействовала, а ты рассказываешь, как сегодня Стасика с интимом обломала. Или дала? - прищурилась Ева.
   - Не было такого! - возмутилась младшая. - Почти...
   - Вот про это "почти" и поведай. А потом и я подробно отчитаюсь.
   - Ну, если опустить грязные подробности... И не нужно так жалобно смотреть, все равно не расскажу! В общем, я ему сегодня желание задолжала.
   - О как! За какие такие заслуги?
   - Да ерунда, нос ему расквасила, - отмахнулась Лина. Ева сразу посерьезнела и подобралась:
   - И как?
   - Нормально все, холод приложили и даже отека не осталось.
   - Я не про Стаса, на нем все заживает, как на дворовом кобеле. С тобой все в порядке?
   - Думала, будет хуже. Поначалу пошел приступ паники, но Стас меня отвлек, так что все обошлось.
   - Уверена? - все никак не успокаивалась Ева.
   - Да. Отстань! Или мне замолчать?
   - Нет-нет, продолжай! - старшая снова расслабилась на подушках, приготовившись внимать и комментировать:
   - Значит, ты ему практически ринопластику провела. Соблазнял прямо на месте происшествия?
   - Нет, конечно! У него дома.
   - И ты, наивная душа, поехала домой к малознакомому мужику?! - в этот раз Ева поднималась медленно, но целеустремленно. - Мало ли, вдруг он бы маньяком оказался?!
   - Во-первых, он твой друг, а я как-то сомневаюсь, что ты будешь с неадекватным общаться. А во-вторых, тогда он бы меня изнасиловал и расчленил ещё утром. Кстати, спасибо, что позвонила, а то мы немного... увлеклись.
   - Для чего ещё существуют старшие сестры, кроме как для секс-обломов, - хмыкнула Ева. - Ты остановилась на приезде к нему. А куда изначально двигали?
   - На стрельбище. Я там вчера уже была, но.... Думаю, тебе уже все доложили.
   - А то как же! Даже видео посмотрела, - рассмеялась Ева. - Тебя парни на мобильник снимали, - пояснила она.
   Линка хотела возмутиться, но вспомнила, что была в маске, да и снимали со спины...
   - Ладно, пусть живут, гады, - резюмировала она.
   - Не отвлекайся. Приехали вы к нему и?..
   - Если коротко - он был готов, я - почти согласна, но тут он попросил, чтобы я ему поесть приготовила.
   На несколько секунд повисла многозначительная пауза. Ева потеребила сережку в левом ухе и выдала:
   - У него прям какие-то пионерские рефлексы: горн поднял - пора на завтрак...
   - Тьфу на тебя, похабница! - обиделась Линка, но не выдержала и, засмеявшись, завалилась рядом с сестрой.
   - Неужели на этом все и кончилось?
   - А потом приехала ваша команда почти в полном составе, и нам резко стало не до интима. Кстати, ты не знаешь, с сестрой кого из друзей Стас недавно зажигал?
   - Эээ, - потянул Ева. - Стыдно сказать, не в курсе. Но могу поспрашивать. Нужно?
   - Да нет, не надо, если что - сама узнаю... Теперь твоя очередь - колись с кем, где и как. Хотя - нет, только на первый вопрос, пожалуйста.
   - Со своим "Пежо".
   - Не поняла.
   - Машина на подъеме от водохранилища заглохла, я её до обочины толкала, - пояснила Ева.
   - Ты же сама сказала, что с кем-то грешила, а теперь на технику сваливаешь!
   - Поверь, такого бурного секса у меня не было уже очень давно, - она даже руки к груди прижала. - З****лась я с ней конкретно.
   - Эх, а я, дурочка, все как на духу выложила...
   - Такая у тебя судьба, - успокаивающе обняла её Ева. - В академии как?
   - Все так же. Что там нового-то может быть? Ты слышала, что Стас сценарий игры поменял?
   - Да. Он мне все-таки дозвонился, рассказал.
   - Первые пять вызовов были от меня, - зевнула Линка. - Он попросил всех обзвонить, предупредить, что у него собираемся.
   - Он попросил, чтобы ты с ЕГО мобильника звонила? - осторожно уточнила Ева.
   - Ага. Что-то там плел про привыкание к своим друзьям. Ой, я же про подвеску совсем забыла! - спохватилась Лина.
   - Завтра забери, а не то он так скоро замуж выйдет, - отстраненно ответила старшая, что-то обдумывая.
   - Обязательно. О чем задумалась, старче?
   - А? - очнулась Ева. - Да так, ерунда. Ты же меня любишь?
   - Настораживающее начало, - Линка присмотрелась к сестре. - Что нужно?
   - Кофе хочу, а вставать лень, - призналась она. - Поухаживаешь?
   - Куда ж я денусь, - вздохнула младшая. - Лежи тут, сейчас все будет.
   Ева проводила Линку взглядом и задумалась. Она сейчас поняла, как глубоко вляпалась сестренка. То, что Стас относился к ней не так, как к своим девкам, Ева увидела сразу, но теперь получается, что он считает Лину своей во всех смыслах, а уж что-что, а собственнические чувства у Матвеева-младшего развиты очень сильно. Так что, тут уж как в той крылатой фразе - хочешь - не хочешь, а хотеть придется... Значит, сегодня она может отчитаться о проделанной работе по пристраиванию младшей сестренки в хорошие руки.
  
   Следующие три дня прошли по накатанному сценарию - Стас отвозил Лину на занятия, потом, под завистливыми взглядами её одногруппниц, увозил домой. К ней. Ехать к Стасу Линка отказывалась категорически, мотивируя учебой и подготовкой к Балу. Кулон он неохотно, но все-таки отдал, правда, в качестве отступных стребовал, чтобы после игры она провела вечер с ним. И без всяких отговорок. Девушка поколебалась, но согласилась.
   Последние приготовления к грядущим выходным проходили дома у Линки. Под неусыпным присмотром Евы и Стаса - двух извергов, как их назвала девушка, она в очередной раз за эту неделю перекапывала шкаф. Брюки, стилизованные под камуфляж нашлись почти сразу, а вот с верхом были проблемы. А началось все довольно невинно:
   - У тебя есть яркая футболка, размера на три больше, чем нужно? - огорошил её Стас.
   - Тебе опять носить нечего?
   - Она для тебя. Нужна такая, чтобы ты смогла одеть её поверх защиты, - пояснил он. - Кстати, примерь.
   В руках парня было ... нечто. Судя по виду, это было внебрачным ребенком велосипедного панциря и кевларового жилета.
   - И что ЭТО такое? - спросила Линка, тыкая пальчиком в страхолюдную конструкцию.
   - ЭТО называется защитный жилет, - пояснила Ева. - А поменьше не было? Она же в нем утонет... - это уже Стасу.
   - Посмотрим этот, потом решим, - отмахнулся он. - Примерь.
   Лина с сомнением осмотрела предложенное "великолепие", но решила не спорить.
   - Ждите тут, я в ванной принаряжусь, - велела она и скрылась, невзирая на попытки Стаса прорваться следом, чтобы помочь.
   - Сиди, если младшая сказала, что хочет что-то сделать сама, спорить бесполезно - упертая она до жути, - посоветовала Ева. - Как у вас вообще?
   - Все в порядке.
   - Четко, но по существу, - усмехнулась она и резко посерьезнела. - Ты за ней в воскресенье присмотри. А то у меня предчувствие какое-то нехорошее...
   - На предмет чего предчувствие-то?
   - Не знаю, просто как-то неспокойно, - Ева немного поежилась. - Неуютно мне.
   Стас не стал спорить или смеяться - в её интуицию он верил. Особенно после того, как пару лет назад Ева позвонила ему в шесть утра и приказным тоном велела сдавать билет на авиарейс до Москвы и ехать на машине. Он тогда уперся, в результате чего натерпелся страху при аварийной посадке самолета в Туле. С тех пор он над её предчувствиями никогда не подшучивал.
   - А связано оно со мной или с ней? - Стас кивнул в направлении ванной.
   - Самой бы понять.
   - Давай все отменим. Мужики, конечно, будут возмущаться, но Лина для меня важнее, - твердо сказал парень, вытаскивая из кармана брюк мобильник.
   - Вот тебя торкнуло... Нормально все будет, только ты за моей сестрой пригляди, - ещё раз напомнила Ева.
   - Я от неё ни на шаг не отойду, - пообещал Стас.
  
   Линка рассматривала себя в зеркале и пыталась понять, на кого она похожа больше - на телепузика или просто на глисту в скафандре? Если она правильно понимала, жилет должен заканчиваться на уровне талии. У неё он прикрывал бедра. А ещё она могла свободно поворачиваться внутри защиты, что рождала ассоциации с анорексичной черепахой и её панцирем. Тонкие ручки и ножки на фоне мощного торса смотрелись совсем уже душераздирающе.
   - Ну, ты там как? - крикнула Ева снаружи и для солидности постучала кулаком в дверь. - Заходить можно?
   - Сначала пили на кухню, там, в навесном шкафчике, стоит корвалол, накапай себе двадцать капель, выпей и смело иди сюда, - отозвалась Линка, заворожено рассматривая "красотулю" в отражении.
   - Что, так плохо? - присоединился к старшей Стас. - Посмотреть можно?
   - Нет!!! - заорала мученица спортивного эксперимента и так резко потянула жилет через голову, что едва не осталась без ушей.
   Чуть-чуть приоткрыв дверь, она протянула этот кошмарный сон стилиста и попросила:
   - Если можно, больше его не показывайте, а то я так себе комплексы наживу. Кстати, какого он размера?
   - Не знаю, сейчас посмотрю, - шуршание с той стороны. - Пятидесятого. А что?
   - Тогда все ясно, - кивнула Лина. - И это самый маленький?
   - Да, - отозвался Стас. - А какой нужен?
   - У вас такого все равно нет, чего зря дергаться, - ответила она, рассматривая свои багровые, немного припухшие ушки.
   - Знаю! - крикнула Ева. - Надень под него дутую куртку!
   - На выходных обещают +20, - это уже Стас. - В неё даже стрелять не нужно будет. Полчаса ожидания, и Ангел сама от теплового удара помрет. Ладно, наденешь ветровку с брюками, футболку я тебе привезу. Будем прятаться.
   - А ты в нашей команде? - спросила Лина сестру, уже покинув санузел. - Или будешь ренегаткой?
   - Дорогая, перед тобой капитан враждебного лагеря, - подмигнула Ева.
   - Ты слышал?! А мы при ней стратегию обсуждаем! - взвилась младшая на Стаса.
   - Ничего конкретного мы не говорили, так что можешь быть спокойна, - успокоил её парень. - Хватит об игре. Бал начинается в восемь. Во сколько за тобой приезжать?
   - Не-а. Меня папа отвезет. Не хмурься, он сказал, что это едва ли не единственный шанс увидеть свою дочь, то есть меня, в приличном виде и обществе, - пояснила Лина. - Не будем лишать его такого удовольствия. А ты меня потом назад привезешь, - предложила она.
   - Это само собой. Ангел, проводи меня, пожалуйста, - попросил он.
   Линка с Евой переглянулись. С чего бы это Стасу быть таким вежливым?
   Старшая жестом показала, мол, проводи добра молодца, нечего ему на чужой жилплощади делать, и начала собираться.
   - Ну?
   - Лин, пообещай мне, пожалуйста, одну вещь... - начал Стас. Линка приподняла брови, предлагая продолжить речь. Но парень молчал.
   - Ты сначала озвучь, а потом я подумаю, - выдала девушка, немного насторожившись.
   - Завтра на балу... Короче, мама упорно сватает мне дочерей своих подруг, так что ничему не удивляйся. Это я тебя заранее предупреждаю, чтобы ты мне потом каблуком череп не проломила.
   - Не допрыгну, - автоматически ответила Линка. - Поэтому ты меня туда и тащишь? А я то уже губы раскатала...
   - Не передергивай! - разозлился Стас. - Ты прекрасно знаешь, что не поэтому. То есть, поначалу - да, а потом - нет.
   - И ты ещё катил бочку на женскую логику... Всё. Иди. Завтра на месте разберемся.
   Стас ещё немного повздыхал, но, крепко поцеловав Линку на прощание, все-таки ушел.
   - Чего хотел? - Ева подкралась со спины и обняла сестру за талию.
   - А то ты не подслушивала? - не поверила младшая.
   - Мне ваши подозрения оскорбительны, - загнусавила она. - Я подслушиваю только в том случае, если не смогу потом узнать все из первых уст. Но ты же хорошая девочка, не дашь мне терзаться любопытством? - и заискивающе посмотрела сестре в глаза.
   - Попросил, чтобы не кидалась выцарапывать глаза виснущим на нем девицам, - невозмутимо ответила Лина, заставив Еву подавиться воздухом.
   - Серьезно, что ли? - не поверили старшая, но по отрешенному лицу младшей ничего не прочитала и, оскорбленная в лучших чувствах, тоже отчалила.
  
   В ночь с пятницы на субботу резко похолодало, а прошедший на рассвете ливень превратил уютный Линкин двор в непроходимое болото. Полное сходство придавали ограничивающие парковку столбики, которые находчивые жители использовали, как вешки. Дворник Монсур, гость из солнечного Таджикистана, посмотрел на небо, укоризненно поцокал языком и направился к себе в подсобку.
   "Не иначе как у него там надувная лодка спрятана", - подумала Лина, потягивая кофе и ежась от прохлады у открытого кухонного окна. Несмотря на предстоящий дебют в обществе, никакого мандража не было. Предвкушения, впрочем, тоже. Будет та же тусовка, те же лица, только чуть потрезвее и более прилично одетые. Из интересующих её личностей, там будет только Стас, но что с ним делать, она так до конца ещё и не решила. Лина все прокручивала в голове вчерашний с ним разговор, а особенно опасливое выражение лица парня. Если он переживал, чтобы она не обиделась, ещё полбеды... Или же она выглядит настолько неуравновешенной истеричкой, что Стас решил заранее предупредить? И если второе - тогда ой. Потому что выходила из себя Линка редко, но если это происходило... Скажем так, все живое пряталось по норам, чтобы не перейти в противоположную категорию.
   Кофе кончился, а босые ноги, стоящие на холодном линолеуме, закоченели, что заставило девушку оторваться от созерцания того, как Монсур в резиновых сапогах, произведенных ещё при товарище Сталине, прорывается к мусорным контейнерам. Причем, судя по лицу дворника, он представлял себя дедом Мазаем, а сиротливо жмущиеся металлические коробки с лирической надписью "ТБО" - зайцами.
   Захлопнув окно, она решила поддаться настойчивому желанию проанализировать свои отношения со Стасом и разложила на столе чистый лист бумаги. Как их там учили - просуммировать все плюсы и минусы? Ну, это легко!
   Итак, начнем с плюсов. Ммм... Внешность. Несомненный плюс. Можно сказать - плюсище! Лицо, глаза, руки, тело... а губы... Лина опустила взгляд и с ужасом уставилась на покрытый влажными пятнами лист.
   "Боже, неужели я в прямом смысле капала слюнями?!"
   Но следственный эксперимент в виде похлопывания ладошкой по поверхности стола, немного успокоил девушку. Нет, до такой степени она не деградировала - просто плохо вытерла столешницу.
   Смятый листик полетел в сторону мусорного ведра, но сбился с курса и упал рядом.
   Итак, ещё раз. Она сразу вписала предыдущий довод, чтобы не впасть в тот же ступор. Так, что ещё? Материальное положение. Против правды не попрешь - богатый и здоровый лучше, чем бедный и больной, но быть меркантильной - это фу!!! Потому и второй листик повторил печальную судьбу своего предшественника.
   Когда она закончила с положительными чертами, на полу уже намело небольшой бумажный сугроб. Но Линка была недовольна результатом - получается, что Стас, ну, совсем уж сахарный, а большое количество сладкого до добра не доведет...
   Из отрицательных черт она выделила одну, но большую: стремление доминировать. Нет, она в принципе не против, сильный мужчина рядом - всегда прекрасно, но её это немного напрягало - не будет ли Стас пытаться полностью подавить её волю? Конечно, она ему такого не позволит, но тенденция их отношений начинала настораживать.
   Или это тоже ему в плюсы записать? Так и не решив, Лина разочаровалась в своих способностях, как психолога и, маетно вздохнув, решила поваляться в ванной.
   Но наивным девичьим мечтам не суждено было сбыться - явилась страшная кара в лице обожаемой сестренки.
   - Ты тут оригами на досуге крутишь, что ли? - спросила Ева, остановившись на пороге кухни. - Или в беллетристику подалась? - она попыталась развернуть один из листиков, но Линка была быстрее, успев отобрать порочащие её записи. Старшая изумленно наблюдала, как она мечется по кухне, пытаясь подобрать "записки сумасшедшей". С трудом уместив свои рассуждения в руках, Лина замерла возле холодильника, пытаясь сообразить, куда все это деть?
   - Самое надежное - съесть! - заверила её сестра.
   - Я столько не осилю, - жалобно ответила Линка. - Составишь компанию?
   - Нет, спасибо. Мне вполне хватает той бумаги, которая в колбасе, - отмахнулась старшая. - А теперь колись - в психоанализ ударилась?
   - Ага, - покаянно согласилась младшая.
   - Сколько раз тебе говорить: хочешь пообщаться с мозгоправом - звони мне! И продуктивнее, и дешевле. Так, кушетки у тебя нет, обойдемся диваном.
   Ева почти насильно уволокла Линку в гостиную, успев таки напоследок подглянуть в тщательно оберегаемые записи сестренки.
   - А почему ты наглость записала в плюсы?
   - Ева, тебя не учили, что читать чужие записи нехорошо? - возмутилась Лина.
   - Так то чужие, а я твои посмотрела, - не согласилась пойманная на месте преступления.
   - Ну, если так рассуждать, то, как говорится, все люди - братья...
   - ... а некоторые - сестры. Ты мне зубы не заговаривай! Решила учесть все плюсы и минусы Стаса, как постоянного любовника?
   - Не любовники мы!
   - Это ненадолго, - заверила Ева. - Так в чем проблема-то?
   - Не знаю, что делать дальше. Обычно темп развития отношений всегда задавала я, а тут...
   - Ууууу, как все запущено... Ты не равняй Стаса со своим бывшим! За что ты того бросила? Уж не за то ли, что он без твоих подсказок ничего не делал, только умиленно тебе в рот смотрел? Так что, привыкай, с Матвеевым таких поблажек не будет - он все равно будет делать так, как лучше, а не так, как ты скажешь.
   - И нафиг мне тогда такое счастье? - возмутилась Линка. - Меня с успехом учат жизни родители, ты вот тоже от них не отстаешь... Зачем мне ещё один выноситель мозга?!
   - Поздно каяться, дорогая, - заунывным тоном прогундела Ева. - Или будешь, мне, единокровной сестренке, врать, что в него ещё не влюбилась?
   - Нет.
   - Что "нет"?
   - Врать не буду... - вздохнула младшая. - Просто я себя рядом с ним малолеткой чувствую, - пожаловалась она.
   - Вот если бы ты со Стасом чувствовала себя пенсионеркой, тогда стоило бы насторожиться, а так - не забивай голову и спокойно предавайся с ним разврату. Тебя за него никто замуж не гонит! "Во всяком случае, пока", - добавила про себя Ева. - И вообще, чего тебя в такой прекрасный день на самокопание потянуло?
   Лина демонстративно кивнула на окно, за которым было холодно, сыро и вообще - мерзко. Но Ева только ухмыльнулась и пошла на кухню, напевая: "У природы нет плохой погоды".
   Следующие несколько часов она старательно чистила Линке перышки, пока та не взмолилась о пощаде:
   - Не могу я больше! Сколько можно мне ноги депилировать?! Там уже не то что растительности - кожи не осталось!
   - Молчи и доверься моим опытным рукам! - послышалось в ответ, и муки красоты продолжились. Но на фазе попытки выщипать брови, Линка отобрала у сестры пинцет и сбежала в ванную, мотивируя тем, что смерть от утопления намного милосерднее, чем Евины пытки.
   - Неблагодарная! - тоном воспитательницы из Института благородных девиц возмутилась старшая, но отстала.
   День незаметно клонился к вечеру, близился час "Хэ". Стас звонил несколько раз, уточняя - а может все-таки приехать за ней, но девушка была непреклонна:
   - В половине восьмого в холле! - твердо оборвала она его речь.
   - Сурова ты, мать! - подмигнула Ева. - Правильно, нечего его расхолаживать, а то оглянуться не успеешь, как окажешься в парандже, беременная тройней.
   - Мамочки... Не надо мне такого счастья! Все, сексом будем заниматься на два презерватива!
   - Это, чтобы получился один ребеночек? Простая арифметика: 3-2=1, - пояснила старшая.
   - Тогда в акваланге! - отрезала Линка.
  
   Линка, утомленная наведением марафета, позевывала, сидя в кресле, пока Ева вила гнездо из её локонов. Прическа вообще была больной темой, потому что укладываться кудри не желали, а лакировать до состояния паркета, не хотелось.
   - Лучше сразу наголо побрей, чем выдергивать по волосинке! - зашипела Лина в ответ на особо болезненный рывок расчески.
   - А цветочек ты мне предлагаешь на "Момент" посадить или сразу гвоздиком прибить? - Ева повертела в руках шелковый гибрид лилии и орхидеи белого цвета. - Зачем он вообще нужен?
   - Это такая фишка Весеннего бала. На новогоднем сборище обязательно прикалывать к платью или прическе снежинку, - пояснила Линка.
   - Типа, символ непорочности? Ну-ну... Не вертись, сейчас лаком слегка сбрызну, чтобы хоть пару часов продержалась и будем платье одевать, а то через полчаса папа приедет.
   - Только не очень сильно, а то я их потом не раздеру, - попросила младшая, закрывая глаза и задержав дыхание.
   С платьем было немного труднее, потому что на подшивку подола Лина его так и не отнесла, и теперь вполне могла пропахать носом, наступив на край.
   - Значит так, будешь юбку при ходьбе немного приподнимать, а то ведь действительно навернешься ещё, - ворчала Ева, добавляя последние штрихи в виде янтарной подвески на шею и капельки духов на запястья. - Хоть туфли разносить ума хватило?
   - Обижаешь! Три дня по дому в них ходила. Правда, пару раз чуть шею себе не свернула, - призналась Линка, кивая на изящные лодочки на восьмисантиметровом каблуке. - Не привыкла я к такой обуви...
   - Начинай. Сколько можно скакать в балетках или кроссовках?! Ты же взрослый человек! А ведешь себя, как дитя малое. Что в тебе Матвеев нашел?..
   - И ты туда же!
   - А что, есть ещё сомневающиеся? - уточнила Ева.
   - Ага, одногруппница одна все тоже этому факту удивляется...
   - Это черная зависть! - категорично заявила она и, услышав бибиканье машины во дворе, высунулась в окно почти по пояс. - Давай, золушка, на выход - за тобой карета приехала.
  
   - Красавица! - вынес вердикт папа, осмотрев дочь со всех сторон. - А платья с вырезом поменьше не было? - он кивнул на Линкино декольте.
   - Все претензии к ней, - младшая сразу перевела стрелки на Еву. - Наряд она выбирала.
   - Нормально! - возмутилась та. - Я тут целый день красоту ей навожу, а потом ещё какие-то недовольства.
   - Что ты! Все супер! - пошла на попятный Лина. - Спасибо! - она порывисто обняла сестру. - Давайте выдвигаться на позиции, а то опоздаем.
   На выходе из подъезда вышла заминка - там раскинулась лужа, по глубине и размеру больше напоминающая небольшое озеро. В другой раз Линка бы с успехом преодолела её по кованому заборчику, отгораживающему клумбу, но на шпильках и в вечернем платье на такой подвиг не решилась.
   - И что мне делать? - вслух задалась она вопросом.
   - Сейчас все будет, - заверил отец, осторожно, стараясь не помять наряд, поднимая её на руки.
   - Эх, сразу детство вспомнилось, как ты нас на шее возил, изображая лошадку... - ударилась в воспоминания Лина.
   - Теперь на сидение на моей шее эксклюзивное право у вашей мамы. Уже скоро тридцать лет, как она там устроилась, - хмыкнул папа, скача через грязь игривым козликом. - Прошу! - он распахнул перед младшей дочерью дверь пассажирского сиденья. - Ты с нами? - это уже остановившейся рядом Еве.
   - Нет. Я по делам, а потом домой. Давай, систер, порази там всех красотой и изяществом манер, - она размашисто перекрестила Линку и поцеловала в лоб. - Если что - звони.
   - Угу. Ещё раз спасибо, что красоту навела.
   - Не за что. Хоть раз в жизни будешь похожа на женщину, а не на подростка, - резюмировала Ева и захлопнула за сестрой дверь автомобиля.
  
   Бал проводили в зале местной Филармонии. О том, что предстоит великосветская тусовка, кричали плакаты, развешанные в радиусе двух километров. Перед входом уже начал собирать празднично одетый народ. Молодые люди в смокингах и девушки в платьях разной степени пышности оккупировали тротуар возле дверей, переговариваясь, пересмеиваясь и покуривая. Одна из "дебютанток" с наслаждением раздавила бычок и громко спросила:
   - Ну что, пойдем, пока халявное шампанское не допили?
   - Это вам не Рио-де-Жанейро, - вполголоса вспомнила Линка знаменитую фразу великого махинатора.
   - А что, нормальной сейшн, - не согласился отец.
   - Пап, откуда ты такие слова знаешь?! - опешила дочь.
   - Я тоже, знаешь ли, ещё ого-го! - подмигнул ей отец. - Иди, за тобой уже пришли, - он кивнул куда-то в сторону.
   Лина проследила взглядом за его движением и увидела направляющего к ним Стаса. Сказать, что он выглядел хорошо, значит, не сказать ничего. Белый смокинг оттенял загар и черноту волос, выгодно подчеркивая широкие плечи.
   - Доченька, рот закрой и не нужно так зачарованно смотреть, а то мне прям неудобно стало, - вторгся в её неприличные мысли голос папы. Дочь немного покраснела, но нашла в себе силы ответить:
   - ПапА, вы все не так поняли! Я просто абстрактно восторгалась им как... как... как картиной!
   - Да хоть как статуей! Иди уже. Но помни...
   - ... осторожность во всем - залог долгой жизни! - продолжила она любимую фразу отца и выскочила из машины.
  
   - Привет...
   - Добрый вечер, красавица, - Стас слегка поклонился и приложился к ручке, потом щечке... Линка затаила дыхание, когда он склонился ниже, но он лишь нежно поцеловал обнаженное плечико и подмигнул девушке. - Идем?
   Со стороны их пара смотрелась потрясающе - высокий мощный парень и изящная хрупкая девушка, казавшаяся ещё меньше на фоне своего спутника. Запнувшись о подол платья, она страдальчески вздохнула, но, вспомнив совет сестры, подхватила кончиками пальцев юбку, и они вошли в фойе.
   Большому залу Филармонии попытались придать куртуазность салона эпохи Серебряного века. Но фантазия организатора истощилась на натыканных тут и там несчастных фикусах и прочих страдальцев от природы, и темно-красных бархатных шторах. Занавески издали выглядели вполне ничего, но стоило подойти поближе, как становилось понятно, что ими побрезговала даже моль, видимо решив, что лучше подохнуть с голоду, чем соблазниться этим ветхим великолепием. В принципе, организаторы были правы - поскольку большинство гостей вечера были студентами, лучше обойтись, чем попроще - все равно ведь что-нибудь да разнесут.
   Основная масса "балящих", как их назвала Линка, дефилировала по залу под душераздирающие звуки разминающегося оркестра. Не желая стоять в этой толчее, пара отошла за декоративный фонтанчик под сень очередной пальмы, тихонько умирающей от недостатка света.
   - Похоже, мы рано, - вздохнула она. - Нужно было часам к девяти приезжать. Кстати, все забываю спросить - ладно, меня деканат припахал, а ты тут за какие грехи?
   - На таких мероприятиях можно завести полезные знакомства, вот я каждый год и представляю нашу фирму, - Стас обнял её и крепче прижал к груди. - А почему ты не хотела сюда идти? Разве каждая девушка не мечтает хоть раз в жизни почувствовать себя Наташей Ростовой?
   - Не люблю такие сборища, - Лина откинулась всем весом на парня, стараясь хоть немного снять нагрузку с ног, не привыкших к модельным лодочкам. Хотя сейчас они ей больше напоминали "испанский сапожок". - Вокруг одно лицемерие... Вот зачем это все организовывалось? Собрать лучших студентов? Тогда, мне тут точно не место. Сейчас администрация покрасуется перед камерами, расскажет, какие молодцы наши управленцы, что в наше нелегкое в экономическом плане время, нашли силы и средства... Ну, и далее по тексту.
   - Понятно. Тогда побудем здесь час, чтобы твой куратор убедился, что свой светский долг ты отдала, и уедем, - предложил Стас, потихоньку поглаживая ей спинку, отчего девушке хотелось замурлыкать и попросить гладить сильнее.
   - А как же твои дела?
   - Я все успею, не волнуйся, - заверил её парень. - Раз ты тут ни разу не была, объясняю - бал открывает речь мэра на две темы "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались" и "Не забудьте через год за меня проголосовать", потом соответственно, сами танцы и фуршет... Почему ты так странно дышишь?
   Лина спрятала лицо, прижавшись щекой к шелковистой ткани пиджака, и думала о своей проблеме. Наконец, решившись, она привстала на цыпочки и прошептала ему на ухо:
   - Можно сделать тебе непристойное предложение? У меня на спине шнуровка, распусти её немного, а то я скоро не только тяжело дышать буду, но и хрипеть начну...
   Вопреки её ожиданиям, он не рассмеялся, а возмутился:
   - Кто тебя так утягивал, что вздохнуть не можешь? - и развернул к себе спиной.
   - Догадайся с одного раза. Ой, как хорошоооо, - простонала Линка, когда он ослабил шнуровку. У неё от блаженства даже глаза сами собой прикрылись.
   - Ангел, тише, что о нас люди подумают - уединились в темном углу и стонут... - губы Стаса легко скользнули по мочке уха, задев сережку и заставив Линку вздрогнуть.
   - Что нам существенно лучше, чем им. И вообще, пусть не завидуют, - улыбнулась Лина, оглянувшись через плечо. Но Стас смотрел куда-то прямо. И судя по ледяному блеску глаз и сжатой челюсти, то, что он там видел, ему не нравилось. Девушка тоже попыталась разглядеть, что же там такое страшное впереди, но не успела - он одним движением развернул её к себе и, прижавшись лбом ко лбу, прошептал:
   - Началось.
   Что там именно началось, и какое они имеют к этому отношение, Лина уточнить не успела, потому что за спиной девушки раздался приятный женский голос:
   - Здравствуй, Станислав.
   Они смотрели в глаза друг другу, и девушка пыталась понять, почему он не отвечает на приветствие. Развернуться она тоже не могла - его ладони почти до боли сжимали талию, не давай ей двигаться. Наконец, опустив на секунду веки, он ответил:
   - Добрый вечер, мама.
   Если до этого любопытство Линку только покусывало, то теперь начало грызть со страшной силой. Одновременно девушка пыталась вспомнить, что ей рассказывала Ева о матери Стаса. Вроде, это она была инициатором развода его родителей, причем, после подписания бумаг на несколько лет вообще перестала общаться и с сыном, и с бывшим мужем. У девушки внутри поднялась какая-то волна неприятия к этой женщине. Пусть Стасу тогда было уже 17, но ведь он все равно был ещё ребенком. Какие бы отношения ни складывались между бывшими супругами, причем тут дети?! Ну, не могла она понять мотивы этой женщины, бросившей собственного сына ради новой семьи. Зато Стаса Лина сейчас очень хорошо понимала, видя его нежелание знакомить её с предавшей его матерью, потому подмигнула парню и, шепнув:
   - Все будет хорошо, - улыбнулась ему.
   Стас внимательно посмотрел девушке в глаза и немного расслабился. Судя по всему, Ева просветила сестру об отношениях его родителей, хотя он предпочел бы сам все рассказать. Но так даже проще. Увидев в её взгляде поддержку и невысказанное одобрение, он поцеловал Ангела в лоб и помог девушке повернуться к своей родительнице.
   - Добрый вечер, - кивнула Лина, внимательно рассматривая стоящую перед ней женщину. Несмотря испытываемый подсознательный негатив, девушка не могла не отметить, что его мать очень хорошо выглядит: высокая моложавая, с подтянутой фигурой, русые волосы на пару тонов светлее, чем у самой Линки, собраны в элегантную прическу. Платье подчеркивало тонкую талию и стройные бедра. Единственное, что несколько портило её - это выражение холодной надменности, сквозившее в светло-серых глазах.
   Короче, если бы девушка не знала, что стоящей перед ней женщине около пятидесяти лет, никогда бы не дала больше сорока.
   Стас нашел в себе силы вспомнить хорошие манеры:
   - Лина, это моя мама - Светлана Алексеевна. Мама, это моя девушка - Евангелина.
   - Сын, ты меня неприятно удивляешь - раньше тебя не привлекали школьницы, - она кивнула в сторону притихшей Линки.
   - Лина уже давно совершеннолетняя, - Стас поднял руку девушки и поцеловал кончики пальцев.
   - Но, безусловно, спасибо за комплимент, - поддержала его Линка. - Всегда приятно получить такой от... умудренной опытом собеседницы.
   Стас попытался скрыть смешок за кашлем, но, судя по горящим яростью глазам Светланы Алексеевны, у него не получилось. Женщина с нескрываемым презрением посмотрела на Лину, но оскорбить напрямую в присутствии сына не решилась.
   - Деточка, надеюсь, вы не против немного прогуляться? Нам со Станиславом нужно кое-что обсудить, сами понимаете - дела семейные...
   - Ты можешь смело говорить при ней, - оборвал её парень, не сдвигая ладонь с талии Линки ни на сантиметр, но при этом, повернувшись так, чтобы прикрывать собой девушку.
   "Похоже, что тот бронежилетик нужно было надевать сегодня", - подумала девушка, осторожно пытаясь высвободиться. Атмосфера была и так напряженной дальше некуда, потому, обострять не хотелось. За Стаса она не переживала - не маленький, чтобы своей матери бояться, а становиться причиной некрасивой разборки не хотелось. Потому Лина, успокаивающе положила ладонь ему на щеку, чтобы привлечь внимание:
   - Мне нужно показаться на глаза ответственному от нашего ВУЗа. Не возражаешь, если я вас ненадолго оставлю?
   Он немного помолчал, пристально глядя ей в глаза, а потом выдохнул:
   - Тебя проводить?
   - Нет, я сама. Думаю, вам стоит немного поговорить наедине...
   Светлана Алексеевна окинула Линку оценивающим взглядом и процедила:
   - Пусть девушка идет по своим делам, не будем её задерживать!
   - О, ну что вы! Вы меня ничуть не задержали. Но дела прежде всего, а потому - извините... - Линка подумала было сделать книксен, но решила, что это будет выглядеть как издевательство, потому послала ободряющую улыбку Стасу и присоединилась к остальным участникам бала.
   Встреча с его родительницей оставила неприятный след, как будто всей рукой вляпалась во что-то мерзкое. Ну, не могла она понять эту женщину. Неужели она надеется, что сын когда-нибудь простит её предательство? Может, кто-то другой и смог бы, но Стас - нет. И в этом Лина была уверена на сто процентов.
   Она тряхнула головой, пытаясь немного отвлечься от семейного фарса под названием "Возвращение блудной матери". Зал постепенно заполнялся участниками, до открытия вечера оставались считанные минуты.
   Рысцой обежав своих собратьев по несчастью, она, наконец, нашла их ответственного за безобразие.
   "Это судьба", - обреченно вздохнула Линка и поплелась шагом приговоренного к смертной казни в направлении Мазуровского.
   - Николай Вячеславович, отметьте, пожалуйста, что я здесь была, - тоненько попросила она. Преподаватель, не поворачиваясь, кивнул:
   - Уже отметил. Можете продолжать развлекаться.
   Оркестр, наконец, перестал истязать скрипки и начал играть бесконечную мелодию, чей заунывный мотив больше подошел бы на похоронах, чем на другом мероприятии.
   - Ты ведь Лина? - голос, прозвучавший откуда-то сбоку, показался смутно знакомым, как и его владелец. Среднего роста темноглазый шатен. Линка судорожно перебрала в памяти всех знакомых и поняла, что видела его в квартире Стаса. Но как зовут, хоть убей, не помнила, потому решила действовать наобум:
   - Привет. Игорь?
   - Вообще-то Андрей, но можно и так, - улыбнулся парень. - Скучаешь одна?
   - Не угадал, не одна и мне очень даже весело, - парировала девушка. - Потому, разреши откланяться.
   - Давай провожу. Нельзя оставлять такую красивую девушку без присмотра, вдруг, кто обидит. Стас мне потом голову оторвет, если узнает, что я тебя не развлек.
   Лина натянуто улыбнулась, но руку на его локоть положила. Почему-то парень вызывал у неё чувство отторжения. Вроде, и симпатичный, но он ей упорно не нравился. Но и отказаться, значит пренебречь другом Стаса, а у того сейчас и так не самые приятные минуты. Андрей что-то рассказывал, но она его практически не слушала, только изредка кивала и поддакивала. И вдруг она поняла, почему голос показался знакомым - это он разговаривал тогда со Стасом на кухне. Осознание пришло, как всегда, неожиданно, заставив её оступиться. Раздался тихий, но зловещий треск.
   - Что случилось? - не понял Андрей, глядя на страдальческое выражение лица девушки.
   - Идти не могу... - ещё чуть-чуть и из её глаз потекли бы слезы. Видимо, он, как и многие мужчины, женские слезы на дух не выносил, потому запаниковал:
   - Давай "Скорую" вызовем? - испуганно предложил парень, уже представляя, какие кары применит к нему Матвеев за её травму.
   - Нет, проводи меня куда-нибудь, где никого нет, и позови, пожалуйста, Стаса, - траурно попросила Линка.
   Андрей шустренько проволок припадающую на правую ногу даму в направлении комнат администрации и, усадив на потертый диванчик, пошел сдаваться и каяться.
   "На кой черт я вообще послушал Инку? Понятно, что она нафиг Матвееву не нужна. Только проблем себе нажил", - сокрушался парень. А ведь план был очень простой - он должен отвлекать эту Лину, пока Инка не маякнет ему на мобильник, а потом привести, чтобы девушка увидела Стаса с его бывшей в весьма недвусмысленной ситуации. Поначалу все шло по плану, но потом эта девица умудрилась покалечиться, причем так, что и план сорвался, и Андрюха теперь огребет по полной!
  
   Стас проводил Ангела взглядом и нехотя повернулся к родительнице. Матерью он её называл только вслух, но никогда - мысленно. Да и общался он с ней исключительно в обществе, чтобы не пошли нехорошие слухи.
   - Что ты хотела?
   - Сынок, мы с тобой давно не виделись, вот и хотела узнать, как ты, - предельно ласково ответила женщина, попытавшись обнять сына. Но Стас корректно отстранился, слегка поморщившись.
   - Послушай, мы уже давно не одна семья, может, хватит пытаться стать образцовой матерью? Все равно не получится...
   - Зачем ты так говоришь, это тебя отец против меня настраивает?
   - Мама, мне уже давно не пять лет. И даже не семнадцать. У меня есть свое мнение, которое никто мне не навязывал. Поэтому давай прекратим этот балаган. Я пошел, - он попытался пройти мимо матери, но та остановила его, схватившись за руку.
   - Подожди! Я хотела спросить, как у тебя с Инночкой. Она такая хорошая девочка, мы с её мамой учились с одной группе...
   - Мама, я с ней расстался и снова сходиться не собираюсь. А мою девушку ты только что видела. И другой у меня не будет. Насчет всей жизни не обещаю, но в ближайшее время - точно! - он все-таки сбросил её ладонь со своего локтя, но уйти не успел.
   - Ты об этой бледной девочке? Не спорю, она миленькая, но не молода ли она для тебя? Я почти уверена, что она соврала про возраст, ей самое большее - лет шестнадцать!
   Стас был в корне не согласен. Когда он сегодня увидел Ангела, то понял, что вот она - девушка его мечты. Красивая, умная, немного язвительная и порывистая, но при этом сострадательная и ответственная. Он вспомнил их разговор неделю назад, когда он описывал свои первые впечатления. Сейчас Стас сказал бы совсем другое, потому что взбалмошная на первый взгляд девочка оказалась преданной и готовой помочь. Хотя концентрацию вредности в организме можно было бы и снизить.
   - Извини, но мне не интересно твое мнение, - отрезал он.
   - Ой, Светлана Алексеевна, Стас, как удачно, что вы оба здесь! - возле фонтана появилась высокая темноволосая девушка, окончательно убедив парня, что из всех возможных мест они с Линой выбрали прОклятое.
   - Инночка, рада тебя видеть! - защебетала женщина, целуя девушку в щечку. - А мы как раз о тебе говорили.
   - Так, все, мне это надоело! - сказал Стас настолько мертвенно-спокойным голосом, что заставил собеседниц нервно вздрогнуть. - Оставляю вас обсуждать, какие вы милые. Всего доброго.
   - Подожди! - взвизгнула Инна, кидаясь ему на шею. - Нам нужно поговорить, пожалуйста.
   Картонность этой сцены была такой, что когда сзади раздались торопливые шаги, Стас уже знал, что это вернулась Лина. Но перепуганный голос Андрея внес диссонанс в сцену трагического фарса:
   - Матвей, я не виноват, но, похоже, там твоя девушка ногу сломала...
   Стас мгновенно, пусть и не совсем вежливо расцепил руки Инны и, рыкнув:
   - Где она? Врача вызвал? - пошел на Андрея.
   - Я её отвел в комнату охраны, а от "Скорой" она отказалась! - он выставил вперед ладони, показывая, что всецело на его стороне и вообще случайно здесь оказался.
   Стас не стал задерживаться, чтобы объяснить Андрею, что тот в корне неправ и кинулся искать Линку.
   Которая в это время скорбно рассматривала свои ноги. Как она и думала, каблук на правой туфле переломился пополам. Вот вам и хваленое итальянское качество!
   Теперь оставалось придумать, как быть дальше - уйти сейчас нельзя. Пока мэр не двинул в народ свою речь, это сочли бы хамством. Значит, придется тревожить любимую сестренку...
   - Что у тебя стряслось?! - голос Евы был сумрачен от нехороших предчувствий.
   - То, чего и следовало ожидать. Ты накаркала, назвав меня сегодня Золушкой. Короче, мне срочно нужна обувь, я каблук сломала...
   - Блин, что ж у тебя все не как у людей?! А если попробовать и второй оторвать? Помнишь, как в рекламе нашего детства?
   Линка помнила, но смутно.
   - Сейчас попробую!
   Но шпилька держалась намертво. Сначала Лина пыталась оторвать её руками. Не получилось. На глаза попал радиатор батареи отопления. Но и он оказался бессилен перед дизайнерским творением.
   Именно в тот момент, когда Линка, зацепив полуотломанным каблуком за батарею и упершись в неё ногой для лучшего эффекта, пыталась совершить акт вандализма, в комнату влетел перепуганный Стас.
   - Что ты делаешь?! - свистящий шепот был страшнее крика, потому Лина нервно вздрогнула и обернулась к вошедшему.
   - А на что это похоже? - спросила в свою очередь девушка, помахав для наглядности искалеченной туфлей.
   Стас не ответил, просто усадил на диван и начал ощупывать её лодыжки.
   - Эй, тебе не кажется, что здесь не место для таких вещей?! - опешила она, безуспешно пытаясь выдрать из загребущих лап правую ступню. - Я не против массажа, но давай в другой раз?
   - Где болит?
   - Что?
   - Перелом!
   - Он не болит. Там пациент уже скорее мертв, чем жив...
   - Ты можешь по-человечески ответить, что повредила?! - все-таки повысил голос Стас.
   - Могу. Каблук сломала...
   Парень непонимающе перевел взгляд на туфлю, которую она все ещё сжимала в руках и мысленно выматерился. Вслух же он спросил:
   - Почему тогда ко мне прибежал Андрей с криком, что ты сломала ногу?
   - Потому что у молодого человека слишком богатая фантазия. Как там ваше семейное общение?
   - Жертв нет, но есть контуженые... Я с тобой так поседею раньше времени, - пожаловался Стас, устраиваясь рядом с Линкой.
   - Ничего страшного, сейчас красок для волос полно, - бодрым голосом утешила его она, расшатывая каблук.
   - Слабое утешение. Кстати, ты так и не ответила - что ты делала, когда я вошел?
   - Ой, я же про Еву забыла! - совершенно не в месту вскрикнула Лиина, вцепившись в мобильник, чем окончательно убедила Стаса, что мужчины и женщины думают совершенно по-разному. - Ты ещё тут? Ничего не получается, держится железно... Да, рядом, трубку дать? Секунду. Это тебя, - она протянула телефон парню.
   - Я здесь. Что ты хотела? - просил он Еву.
   - Я бы хотела поваляться на диване после трудовой недели, желательно, в компании какого-нибудь мускулистого мачо. Поэтому, очень тебя прошу - оторви нафиг каблуки на Линкиных туфлях, чтобы наша калека могла хоть полчасика людям глаза помозолить! Только ломай не со всей бычьей силы, а аккуратно...
   Стас хмыкнул и, забрав из рук девушки многострадальную обувь, не особо напрягаясь, дернул за шпильку. Туфля издала надрывное "крак!" и разделилась на две неравные части. К сожалению, вместе с каблуком, напрочь оторвалась и подошва.
   - Эээээ...
   - Твою мать, - горестно взвыла Ева. - Я так понимаю, что отдых мне не грозит? Что ты там сделал?
   - Он её варварски растерзал, - подсказала Лина, прижимаясь ухом к трубке с другой стороны. - Ты же меня не бросишь тут босую, сирую и убогую?..
   - Еду уже. Но привезу кроссовки, на тебе ни одни мои туфли держаться не будут. И скажи этому лосю, чтобы вышел, я звякну, как подъеду.
   - Лось тебя и так слышит, - подал голос Стас, продолжая вертеть в руках обувной трупик. - Ты со стороны проспекта будешь или от водохранилища?
   - Не знаю пока. Все, отбой! - трубка разразилась гневными короткими гудками.
   На дальнем плане приглушенно зазвучали аплодисменты. Значит, мэр уже здесь.
   - Сколько у нас времени до начала танцев? - Линка залезла на диван с ногами и старательно расправляла юбку, чтобы не помять.
   - Если он спичрайтера не поменял, то где-то полчаса. Извини за туфли, - покаялся парень. - Я тебе такие же куплю.
   - Не надо. Я и в этих чудом не искалечилась... Да и ты тут ни причем, просто провел им эвтаназию, - отмахнулась она. - Что там интересного было, пока я отходила?
   - Ничего. Так, ерунда всякая, - он сел так, чтобы Лина могла комфортно устроиться, опираясь на его плечо. - Зато этот вечер я точно никогда не забуду...
   Но он не подозревал, что основные события ещё впереди.
  
   - Не холодно босиком?
   - Не-а. Чувствую, нам Ева ещё припомнит это мероприятие, - улыбнулась Лиина, прижимаясь в его теплому боку. - Сколько времени прошло?
   - Минут десять. Даже если она не попадет в пробку, будет только через четверть часа. А почему именно кроссовки?
   - У неё нога на три размера больше, туфли вообще держаться не будут, а так хоть как-то шнурками стяну. Хорошо, что платье длинное, не будет видно, - ответила девушка, ерзая на жестком сиденье. - Диван такой неудобный, как на нем спят?
   - Учитывая, что охране спать вообще не положено - наверное, чутко, - предположил Стас. - Могу предложить пересесть ко мне на колени, но тогда мы на бал точно не попадем, - от этой фразы, произнесенной тихим низким голосом у неё дыхание перехватило.
   Она посмотрела на него через плечо и поняла, что ей все равно, попадет она на этот чертов бал или же огребет в понедельник от куратора за неисполнение общественного долга. Потому что парень, прижимающий её сейчас к себе, был для неё намного важнее возможных гонений в академии. Только вот место для такого осознания было совершенно неподходящим. Но все равно девушка поддалась порыву и, приподнявшись, поцеловала Стаса в губы. Но не пламенно и страстно, а нежно и даже немного робко. И когда он ответил, сразу отстранилась и зажала ему рот рукой:
   - Тссс... Спасибо.
   - За что? - так же тихо, но немного невнятно спросил Стас, целуя её ладонь.
   - За то, что ни разу за эту неделю не пожаловался. Я знаю, что иногда бываю невыносимой, но это не специально, - прошептала она, отнимая пальцы от его губ. - Карма у меня такая...
   - Понятно. А мне нравится, - усмехнулся он.
   - Ты мазохист?
   - Вроде раньше не был, а сейчас - кто знает... - он снова притянул её к себе для поцелуя, но Линка попыталась увернуться. - Что такое?
   - Спорим, стоит нам хоть чуть-чуть увлечься и позвонит наша незабвенная и неповторимая? - подмигнула девушка. - Или тебе прошлого спора хватило? Кстати, поддаваться нечестно.
   - С чего ты взяла, что я специально проиграл? Может, я на самом деле плохо стреляю?
   - А кандидата в мастера спорта по стрельбе тебе за "спасибо" дали?
   - Откуда ты?.. Ева. Мне вот интересно, что она тебе ещё рассказала? - он вспомнил, как изменилось выражение глаз Ангела, стоило той понять, что перед ними его родительница. Ведь явно девушке что-то об этом известно.
   - Много чего, - таинственно улыбнулась она. - Поведала все твои страшные тайны.
   - И об отношениях с матерью в том числе?
   Улыбка Лины резко увяла. Казалось, что в комнате потянуло сквозняком.
   - Да. В общих чертах.
   - Осуждаешь? - помолчав, задал Стас мучавший его вопрос.
   А вот её ответ удивил:
   - Нет.
   - Почему?
   - Потому что, также как и ты, предательства не прощаю. - Это прозвучало своего рода завуалированным намеком, который Стас решил принять к сведению.
   "Н-да, а все так хорошо начиналось - мы наедине, романтика и такой вот почти что допрос" - мрачно подумала Лина, но развить свою мысль не успела, потому что он обнял её так, что стало даже немного больно и еле слышно шепнул:
   - Спасибо...
   Но в отличие от Стаса, она не стала уточнять - за что...
  
   Судя по времени, затраченному на доставку сменной пары обуви, добиралась Ева на реактивном помеле, потому что звонок на его телефон прозвучал ровно через двадцать минут:
   - Хватит там обжиматься, я у твоего "Аутлендера", - и бросила трубку.
   - Вот оно, воспитание, - проворчал Стас, нехотя выпуская Линку из объятий. - Сейчас вернусь. Пожалуйста, постарайся за это время никого не убить и сама не искалечиться!
   - С места не сдвинусь! - торжественно поклялась она, отдавая честь, что в её исполнении больше походило на пионерское приветствие. - Только, если можно, поскорее, а то там уже так аплодируют, как будто оратор, наконец, заткнулся...
   Стас угукнул и растворился в темном коридоре. А Лина твердо решила, что как только можно будет смыться с мероприятия, не получив за это неприятных бонусов, они так и сделают.
  
   - Ты совсем озверел, обувь голыми руками рвать? - поприветствовала парня Ева, протягивая неприметный темный пакет.
   - Ну, как-то так получилось, - отмахнулся Стас, принимая драгоценную ношу. - Спасибо.
   - Отработаешь. У меня сегодня прям день "Кем я хочу стать, когда вырасту?". Сначала поработала визажистом, потом - курьером из "Спортмастера"...
   - Будешь так бухтеть, когда исполниться восемьдесят! - рассмеялся парень и удалился, сделав ручкой.
   - Я с вами и до пятидесяти не доживу! - крикнула ему след Ева, но он её уже не услышал.
  
   Распорядитель вечера как раз объявлял Весенний бал открытым, когда запыхавшиеся Лина и Стас ввалились в главный зал, как гусары в бордель. Причем, прекрасная половина их пары передвигалась странным лыжным шагом.
   - Давай где-нибудь с краю потопчемся, чтобы окончательно не позориться? - предложила она, дергая его за руку, как маленькая девочка.
   Стас кивнул и оперативно поволок все в тот темный угол у фонтана. Там оказалось свободно, видимо, больше таких оригиналов, как они двое сегодня здесь не присутствовало. Танцевать классический вальс ввиду её оригинальной обуви они не могли, потому просто медленно раскачивались в такт музыке.
   - Лин.
   - Ммм?
   - А давай ты мне ещё немного ноги пооттаптываешь, и мы отсюда сбежим.
   - Неправда! Я на тебя ни разу не наступила!
   - Точно? - спросил он и посмотрел вниз. Линка проследила за его взглядом и поняла, что кончиком кроссовка стоит на его туфле.
   - Ой!.. Хватит притворяться, там моей ноги и близко нет! И прекрати ржать над женским горем, - демонстративно надулась она. Но притворяться долго не смогла и сама начала хихикать, когда вспомнила выражение лица Стаса при виде рулона ваты, вложенного в пакет вместе с обувью.
   - А это ещё зачем?!
   - Вот сразу видно, что мальчики никогда не надевают отцовские туфли, чтобы в его же шляпе перед зеркалом "попеть" в расческу хиты какой-нибудь Мадонны... - не отвлекаясь от основного занятия в виде набивания кроссовок хлопком, отозвалась Лина. - Вроде должно хватить.
   Когда она обулась, Стас мужественно пытался не засмеяться, но все-таки, не утерпел - нет, если опустить подол, то ничего не было видно. Правда, край юбки немного тянулся по полу, но это всегда можно списать на дизайнерское решение. Если же платье слегка приподнять, девушка сразу становилась похожей не то на погорелицу, обутую с чужой ноги, не то на выпускницу циркового училища по классу "Клоунское мастерство".
   Линка всегда была девушкой достаточно самокритичной, потому обижалась только пару минут, а потом махнула рукой на загибающегося от смеха Стаса, но сделала зарубку в памяти, что за это неплохо бы отомстить...
   Затихшая музыка и гомон множества голосов заставил её очнуться, и Лина поняла, что тот самый обязательный танец, в котором все должны участвовать хоть тушкой, хоть чучелком, закончился. Но сбежать с праздника жизни они не успели. Уже возле самого выхода им навстречу попалась Светлана Алексеевна, которую трогательно придерживал под ручку... Мазуровский. И если Николай Вячеславович коротко им кивнул, задержав внимательный взгляд патологоанатома на Стасе, то она просто одарила девушку ледяной улыбкой и демонстративно отвернулась.
   - Не бери в голову, - успокаивающе шепнул ей парень.
   - А?
   - Я говорю, не переживай. Мы с ней все равно будем видеться только на мероприятиях типа этого. То есть от силы два раза в год.
   - Ага. Стас, а рядом с ней это кто был?
   - Её новый муж.
   Он ещё что-то ей говорил, но всю дорогу до машины в голове у девушки билась одна мысль: "Вот ты, деточка, и сдала челюстно-лицевую хирургию... Хорошо, если с пятнадцатого раза".
   - Ау, Ангел! - оно очнулась от того, что Стас размахивал перед её лицом руками, пытаясь привлечь внимание. - О чем ты так задумалась?
   - Ты веришь в судьбу?
   - Ты именно сейчас хочешь об этом поговорить? - он стоял рядом с распахнутой дверью машины, ожидая, пока его спутница решить свои философские задачи.
   - Да.
   - Ну, ладно. Нет. Не верю. Потому что считаю, что каждый из нас строит свою жизнь сам.
   - Я вот раньше тоже так думала... А теперь прям не знаю. Вот скажи, какова вероятность того, что преподаватель, который видится тебе в страшных снах, и сдать которому экзамен с третьего раза считается величайшим благом, может оказаться вторым мужем матери твоего парня?
   - Подожди. Ты хочешь сказать, что...
   - Ага. Здравствуй, зубрежка. С завтрашнего утра засяду за учебники, - уныло пообещала вслух Лина.
   - Даже не знаю, что сказать, - Стас сочувственно обнял её за плечи. - Но ты же у меня умная девочка, все сдашь.
   - Не льсти. Вот не зря у меня было ещё с утра нехорошее предчувствие. Ещё и эта "красота", - она приподняла подол, демонстрируя объект своего негодования, и для большего эффекта потрясла ногой.
   Но при этом она забыла, что обувь ей несколько не по размеру. Кроссовок легко снялся с её ноги и улетел. Полет длился недолго и закончился столкновением с серебристым боком соседнего автомобиля. Заметного вреда "железному коню" это не принесло, но сигнализация противно взвыла.
   Стас мгновенно посерьезнел - хотя, казалось бы, куда уж дальше? - и, подобрав утраченное, быстренько запихнул свое босоногое сокровище в машину и закинул следом беглую обувку. После чего также оперативно запрыгнул на водительское место сам и стартовал так, словно за ними кто-то гнался.
   - Что случилось?! - на этот вопрос её он ответил только через пару минут, когда убедился, что никто их не преследует:
   - Ты хоть знаешь, чью машину отпинала?
   - Нет.
   - Соколова Алексея Владимировича.
   Несколько секунд она пыталась сопоставить это имя с непонятным поведением Стаса. А когда до неё дошло, выразилась емко, хоть и неподобающе воспитанной девушке:
   - Б...
   - Зачем же так грубо? - поморщился парень. - Можно просто - нашего любимого и незабвенного градоначальника. Тебя одну никуда отпускать нельзя, - вздохнул он.
   - Знаешь, до встречи с тобой, у меня ничего такого в жизни и не происходило! - парировала Лина, несколько успокаиваясь. Машина же цела? Значит, все нормально.
   - Тогда это знак свыше, - улыбнулся Стас, направляясь к её дому.
  
   Они так и не поняли, кто кого начал целовать первым в тамбуре перед дверью её квартиры, но когда, наконец, попали в прихожую, было уже все равно. Имели значение только чувства и ощущения. И эти самые ощущения подсказали Лине, что если не напомнить Стасу, что у неё платье с корсетом, которое стянуть, не расшнуровывая, в принципе возможно, хоть и крайне нежелательно, можно оказаться задушенной в порыве страсти.
   - Подожди секунду, - сдавленно во всех смыслах, попросила она.
   - Не хочу, - протестующе мотнул головой он, целуя её шею.
   - Я не о том. Сзади шнуровка... - подсказала Лина и, проворно расстегнув несколько пуговиц на его рубашке, несильно прикусила ключицу.
   Стас тихо, но прочувствованно зарычал и развернул её к себе спиной. Одно движение пальцев, легкий рывок - и он уже целовал её лопатки. И от движений его губ, от того, как он рисовал круги языком по коже, у Лины задрожали коленки. Слегка поведя плечами, они позволила платью с тихим шорохом опуститься на пол и осталась только в чулках и стрингах. Горячие ладони начали медленно опускаться на поясницу, слегка нажимая и поглаживая, отчего ей захотелось выгнуться всем телом и замурлыкать. И вообще, в коридоре, конечно, хорошо, но до кровати буквально несколько метров...
   - Стас...
   - Что? - приглушенно, из-за того, что в тот момент покусывал мочку её уха, спросил он.
   - Идем.
   Лина вывернулась в его руках и, встав на цыпочки, поцеловала со всей страстью, на которую была способна. Судя потому, что он сжал её талию почти до синяков, количество и качество этой самой страсти его поразило.
   Последним внятным воспоминанием девушки было то, как она зудящими от нетерпения пальцами стягивала с него пиджак. А потом...
   У неё не было слов, чтобы описать как это, когда у вас одни на двоих ощущения. Словно прикасаешься не к коже, а к оголенным нервам, только вместо боли - нереальное удовольствие. Когда задыхаешься от нехватки воздуха, но при этом нет сил и желания его вдыхать, потому что для этого нужно будет разнять губы... Когда тяжесть прижимающего тебя тела воспринимаешь не как неудобство, а как награду, заставляющую тебя чувствовать, что ты полностью принадлежишь этому мужчине, а он - тебе. Какое это счастье - вдыхать его запах, слизывать испарину, покрывающую кожу любимого...
   "Любимого?!" - мысленно охнула Линка и от неожиданности почти до крови прикусила его нижнюю губу.
   - Ангел, что?.. - тяжело дыша, спросил Стас. - Тебе тяжело?
   - Нет, - ответила она, зализывая место укуса. - И если ты сейчас же не продолжишь, я тебя вообще загрызу, - пообещала она.
   - Желание женщины... - хрипло прошептал он...
  
   Что-то было не так. Лиина поняла это, ещё не открыв глаза. Во-первых, было очень жестко спать, а во-вторых, почему-то очень жарко, хотя отопление отключили уже довольно давно, а погода вчера теплом не баловала. Похоже, одеяло вокруг неё скрутилось коконом, почти обездвижив незадачливую жертву. Когда матрас под ней зашевелился, девушка подпрыгнула от ужаса. Точнее попыталась это сделать, но как оказалось, держало её не одеяло, а совсем даже наоборот. Не в том смысле, что простыня - Стас спеленал её своими ручищами так, что удивительно, как они за ночь не срослись кожей.
   "Тьфу, ты, глупость какая в голову приходит", - про себя застонала Линка и попыталась очень медленно и осторожно покинуть ложе. Получилось у неё далеко не сразу. Сначала оказалось, что вокруг её щиколотки узлом завязался его галстук. Хотя вроде бы до ролевых игр они вчера не дошли... Когда и это препятствие оказалось преодолено, Стас не просыпаясь, попытался вернуть девушку на место, в результате чего намертво запутал пальцы в её неразобранной со вчерашнего дня прическе и снова довольно засопел. Пять минут борьбы с собственными волосами, в ходе которой Линка почти пообещала себе побриться наголо, и вот - она, свобода.
   Потихоньку, пятясь, как рак, она сползла с кровати и, стараясь не шуметь, прокралась к шкафу. Искать подходящее для первого утра с любовником неглиже времени у неё не было, поэтому девушка схватила то, что попалось под руку первым, и на цыпочках вышла из комнаты. Только в коридоре ей в голову пришла здравая мысль - а чего она собственно таится? Она уже давно не наивная девочка и это не первый секс в её жизни... Но вот просыпаться рядом с кем-то ей раньше не приходилось. Как-то так получилось, что она всегда спала одна. Именно поэтому она так испугалась, когда почувствовала, что "постель" шевелится.
   Припомнив некоторые события прошлой ночи, Линка невольно покраснела. Н-да, не зря на неё вчера на балу какая-то высокая девица смотрела так, что впору было пойти и повеситься. То, что это бывшая Стаса и, по совместительству, сестра Андрея, она поняла почти сразу. А вот фиг этой красотке, любимого она ей не отдаст! Не для того Лина первый раз в жизни готова была на серьезные отношения, чтобы позволить какой-то брюнетистой мымре портить себе жизнь!
   Пока длился сеанс анализа их отношений, и вспоминались подробности их "сна", заставлявшие девушку периодически краснеть и смущенно хихикать, Линка на автомате приняла душ, оделась и сварила кофе. А потом задумалась - будить ей Стаса или пусть ещё поспит, а то умаялся, бедняжка... Позевывая, она бесцельно бродила по кухне, пока случайно не посмотрела на часы. Восемь. А в одиннадцать они уже должны быть на точке сбора команд. Вроде время ещё есть, но, учитывая, что до заповедника почти полторы сотни километров, а у Стаса из одежды кроме белого смокинга ничего нет...
   Девушка вихрем промчалась обратно в спальню и, запрыгнув на кровать, стала тормошить Стаса:
   - Мы проспали, вставай!
   Ответом ей было невнятное мычание и попытка укрыться под подушкой. Поняв, что вербально его не пронять, Линка уселась на парня верхом и начала с "пряника" - прошлась поцелуями по шее, спустилась на грудь, лизнула сосок...
   Тон урчания стал намного более довольным, и его ладонь, начала красться вверх. Сначала по щиколотке, затем игриво погладил бедро, прошелся кончиками пальцев по чувствительной коже под коленкой, отчего колония мурашек начала сезонную миграцию вдоль её позвоночника.
   - Я готов просыпаться так каждое утро... - хрипловатым после сна голосом отозвался Стас, все ещё пребывая в подподушечном состоянии.
   - Я тоже, - тихо согласилась Линка и на секунду замерла, поняв, что именно только что сказала.
   - Это хорошо, - довольно мурлыкнул он, не прекращая провокационно гладить её по попе. - Только у меня вопрос - зачем ты оделась?
   - Ой! - Лина резко вспомнила причину своего волнения. - Тебе нужно вставать, а то опоздаем!
   - Уже.
   - Уже опоздали?
   - Уже встал.
   - Да? - усомнилась девушка, любуясь развалившимся, как довольный котяра, парнем.
   - А ты не чувствуешь? - проурчал он, теснее прижимаясь к ней бедрами.
   Чувствовала-то она все прекрасно и ей хотелось послать игру вместе с участниками очень-очень далеко, но внезапно проснувшаяся совесть напомнила ей, что она вроде как обещала сестре там быть. А теперь получается, что не только сама не явится, но и их капитана превратит практически в постельного раба.
   "А ведь хорошая мысль", - шепнул инстинкт размножения, но Линка безжалостно подавила недостойный порыв и хотела уже переходить к "кнуту" в виде щекотки, но, вдруг захихикала.
   - Что? - не понял Стас.
   - Анекдот вспомнила: "Дорогой вставай! Дорогооооой... Нет, милый, ВЕСЬ вставай!" Ой!!!
   Она взвизгнула от неожиданности, когда за долю секунды оказалась перевернута и прижата к кровати тяжелым телом. Стас, улыбаясь смотрел на раскрасневшееся лицо Лины, на закушенные, чтобы не рассмеяться губы и понял, что действительно готов каждое утро встречать с ней. Дурачиться, не давая ей выползти из его сонных объятий, целовать, желая доброго утра и опаздывать на работу, потому что нет никаких сил бороться с искушением принять вместе душ...
   - Эй! Стас! Все нормально? А то у тебя взгляд какой-то маньячный стал, - пояснила Линка, ерзая в попытке удобнее устроиться.
   - Сейчас буду тебя насиловать, - пообещал он, зажимая оба запястья одной рукой, а второй обхватив её грудь.
   - Не надо, дяденька!!! - тонким голоском пропищала она.
   - Черт! - вздрогнул Стас. - Не делай так больше, а то я чувствую себя растлителем малолетних!! - пожаловался он, немного отодвигаясь.
   - А ты... нет?
   - Но-но, не нужно инсинуаций! Я честный насильник! - заверил её парень и грустно вздохнул. - Но сейчас действительно пора вставать... Запомни, на чем мы закончили, вернемся - продолжим.
   - Ничего подобного! - возмутилась Линка, безуспешно пытаясь сбросить его с себя.
   - Нет? Почему?
   - Потому что в следующий раз я буду сверху! - заверила его она и показала язык.
   - Ты жестокая женщина, - ужаснулся он и поцеловал так, что она даже не почувствовала, что её поднимают и куда-то несут. Очнулась, только когда он поставил её на пол возле двери ванной.
   - Ты со мной? - прошептал он, пытаясь стянуть с неё шорты.
   - Нет. Я там уже была, - нашла в себе силы отказаться Линка и немного отодвинулась. - Поэтому, ты - в душ, а я - на кухню.
   - Значит, вместе примем ванну после игры, - резюмировал Стас, поцеловал в нос и оставил в одиночестве.
  
   Собираться пришлось в темпе вальса, потому что кое-кто вчера не уложил вещи в рюкзак.
   - Зачем тебе с собой аптечка? - спрашивал Стас, следуя по пятам мечущейся по квартире Линки.
   - А вдруг кто-нибудь поранится?!
   - В машине есть.
   - И что там лежит?
   - Ээээ... - он честно попытался вспомнить, но понял, что это бесполезно. - Вообще-то, я её как купил, не открывал.
   - Понятно, - обреченно вздохнула она. - Бери это, - она сунула ему в руки спортивную сумку, - и тащи в машину. Только рубашку надень, а то пиджак на голое тело смотрится немного странно.
   - Я бы с удовольствием, если бы кто-то вчера не оторвал на ней все пуговицы, - усмехнулся Стас.
   - Кто бы это мог быть? - вполголоса проговорила девушка, безуспешно пытаясь не покраснеть. "Дожила, уже одежду на парне разорвала", - совестливо вздохнула она. А потом вспомнила вчерашний эпизод с туфлей. - Это была моя месть за испорченную обувь. Я готова!
   - Тогда идем, - он потянул её в сторону двери. - Покажем всем остальным, что лучшего коммандос, чем ты, мир ещё не видел.
   - Издеваться прекрати, - ворчливо заметила Лиина. - А может, все-таки выдашь мне ружьишко?
   - Нет! А то мы с заповедником вовек не расплатимся за физический и моральный ущерб, - пояснил Стас, всячески мешая девушке, пока та закрывала квартиру. - Кстати, ты сменную одежду взяла?
   - Зачем? - не поняла она.
   - Хочу, чтобы эту ночь мы провели у меня, - пожал плечами он.
   Возражений у неё не нашлось, как впрочем, и прочих тезисов, тоже. Да, она его любит, но он-то тех самых слов не сказал, а девичья гордость не давала признаться первой. Вот Лина и терзалась раздумьями на тему - правильно ли она поступает, что вот так сходу позволяет занять такое место в своей жизни.
   Стас её размышлениям не мешал, но открывая автомобиль, на всякий случай уточнил:
   - Есть возражения?
   - Нууу... Мне завтра рано на занятия.
   - Не проблема - я тебя привезу к первой паре.
   - А может, мы вечер проведем у тебя, а потом ты меня домой отвезешь? - предложила Лиина.
   - Почему?
   - Что ж ты въедливый такой?! Стесняюсь я! - выпалила она, отворачиваясь к окну.
   От такой новости он чуть педали газа и тормоза не перепутал.
   - Что-то я ночью не заметил твоего смущения! - ответил он. Но услышав, как она резко втянула воздух сквозь сцепленные зубы, немного остыл. - Малыш, прости. Я не совсем это хотел сказать.
   - Давай мы решим, когда с игры вернемся? - внесла рацпредложение Лина. - Не хочу сейчас спорить...
   - Хорошо, решим позже, - согласился Стас, но про себя уже решил, что она останется у него на ночь. Ему слишком понравилось просыпаться рядом с Ангелом, и он не собирался отказывать себе в этом удовольствии.
  
   У бабушек, гревшихся на солнышке во дворе Стаса, в тот день был праздник - ну, ещё бы, такая пища для ума и языка! Когда машина остановилась на парковке, они лишь мазнули по ней цепкими взглядами, но, увидев, что это их сосед, вернулись к обсуждению последней серии любимого "мыла". Первым, что их удивило, был вид этого самого соседа, когда парень показался из авто. Мятый белый костюм на голое тело настолько поразил их воображение, что они так и застыли с открытыми ртами. Отсутствие рубашки заметили все, а вот, что на парне нет ещё и носков (один из них куда-то пропал - как предположила Линка, его ночью сожрал оголодавший домовой), заметила только Вера Степановна из первого подъезда. Вторым ударом стал наряд его спутницы. На мелкой субтильной девице были мужского типа штаны защитной расцветки, заправленные в берцы, черная футболка, на голове - черная же бандана, глаза закрыты солнцезащитными очками. Для полноты образа не хватало только перчаток с обрезанными пальцами и связки гранат на поясе.
   Бабки сразу подобрались, предположив по её виду, что это террористка. Но Матвеев был совершенно спокоен, закрыл за ней дверь машины и приобнял за то место, которое во время их молодости можно было трогать только после свадьбы. А у этой бесстыжей на нем штаны держались! Но высказать претензии дворовая полиция нравов не рискнула - мало ли что у этой подозрительной на уме, а ну как, и правда гранату кинет?! То, что девушка, проходя мимо них, вежливо поздоровалась, только укрепило их во мнении, что новая девица у соседа с третьего этажа ещё страннее предыдущей: та хоть только орала, и то через стенку не очень хорошо было слышно, что именно, а эта вообще какая-то непонятная...
   - Теперь точно мне здесь с ночевкой оставаться нельзя - бабки ОМОН вызовут. Видел, как они на нас смотрели? - усмехнулась Линка, поднимаясь по лестнице.
   - А ты что, с ними ночевать собралась? - Стас гремел ключами и пытался понять - почему его так злит её нежелание остаться сегодня с ним? У него раньше вообще никогда таких проблем не возникало. Хотя бы потому, что он до этого никогда ни с одной девушкой не спал. Секса в его жизни хватало, но Стас всегда уезжал домой, как бы не просила его партнерша остаться. А если все происходило на его территории - отвозил сам или вызывал такси. И упорное сопротивление Лины его невероятно раздражало. Ну, вот не понимает он, чего она смущается! За эту ночь он изучил, как она дышит, смеется, какой формы у Ангела ноготки на мизинцах ног и цвет маленькой родинки на левой лопатке... А теперь она говорит, что стесняется его! Женская логика, блин...
   Линка, не подозревающая о направленных на неё мыслях, быстренько разулась и направилась на кухню.
   - Есть хочешь? - крикнула она оттуда, пока Стас переодевался.
   - Нет.
   - Точно? - не унималась девушка.
   - Гарантирую, - буркнул парень, натягивая темную футболку и пытаясь вернуть себе нормальное настроение.
   - Тогда я тебе бутерброды сделаю, в дороге съешь! - Лина хлопнула дверцей холодильника и чем-то зашуршала.
   - Ангел, я же сказал, что не хочу! - чуть более резко, чем хотелось бы ответил Стас. Ответом ему была гробовая тишина. "Твою мать, только поругаться из-за какой-нибудь ерунды не хватало!" - выругался он про себя и пошел искать Лину.
   Девушка стояла у кухонного стола и, судя по виду, решала для себя что-то важное. Когда он вошел, она серьезно посмотрела на него светло-карими глазами и тоном, которого ему раньше слышать не приходилось, попросила:
   - Стас, не нужно повышать на меня голос. Я не ребенок, достаточно просто сказать. Не хочешь есть - твои проблемы, заставлять не буду.
   Он даже немного опешил от таких слов, потому просто ответил:
   - Хорошо.
   - Ты готов? - уже более привычным голосом спросила она.
   - Да. Это тебе. - Девушка с недоумением смотрела на протягиваемую ей ярко-зеленую футболку.
   - Не совсем мой цвет, но спасибо. А зачем?
   - По дороге объясню, - отмахнулся Стас, желая поскорее закончить этот неприятный разговор. - Идем, а то и так уже времени в обрез.
   Линка согласно кивнула, но он все равно чувствовал с её стороны какое-то отчуждение. Она, как и до этого, шла рядом, но при этом он не чувствовал той связи, которая была между ними раньше, вне зависимости от того, что они делали - спорили или целовались.
   "Вот тебе и первое утро с любимой", - озадаченно вздохнул Стас, не понимая, что происходит. Может, стоило сказать, что он её любит? Так это и так видно! Ребята ещё в понедельник на стрельбище все поняли. - "Наверное, все-таки нужно сказать. Она же девушка, значит, любит ушами. Но теперь лучше отложить до вечера, а то ещё подумает, что это я так пытаюсь её задобрить, чтобы не злилась".
   Его немного беспокоила реакция Лины, но Стас решил, что даже если она его ещё не любит, он сделает все, чтобы добиться своего.
   Их появление во дворе, бабушки встретили тревожным перешептыванием - оделся парень под стать своей спутнице, а выражения лиц у обоих были такие, словно они собираются кого-то убивать, причем с особой жестокостью.
   А Линка, не обращая внимания на направленные на них взгляды, шла к машине и мысленно ругала себя.
   "Вот какого черта лезла со своей заботой? Оно ему нужно?! Так нет же, решила поухаживать за любимым! Вот дура! Правильно мне Лизка говорила, что таких, как я, у Стаса десяток. Привыкай, девочка, что нужна ты ему исключительно для секса и, соответственно, совместных ночевок... Так что собралась, тряпка, и не вздумай реветь!"
  
   Через пять минут после того, как они выехали за черту города, Линка поняла, что больше не выдержит и или заплачет, или заорет на Стаса, только бы хоть немного разрядить мрачную атмосферу.
   Решив не доводить дело до крайности, она вспомнила его обещание:
   - Ты сказал, что по дороге объяснишь, зачем мне твоя футболка, - безразличным тоном напомнила девушка.
   - Поскольку ты - цель, должна выделяться на фоне остальных игроков. Обычно используют красный цвет или желтый. Но в зеленом ты будешь менее заметна на фоне травы, - так же сдержанно объяснил Стас, не отрывая взгляда от дороги.
   - Понятно. Спасибо.
   - Не за что. Правила напомнить? - предложил парень. Она безразлично пожала плечами. - Мы делимся на две команды. Задача - довести тебя "живой" до контрольной точки. Как вариант выигрыша - перебить всех противников, тогда мы побеждаем автоматически. Им достаточно попасть в тебя, и мы проиграли. Поэтому, будешь меня слушаться.
   - Конечно, - согласилась Линка. - А почему для игры выбрали заповедник?
   - Большая территория, нет людей. Кстати, если заметишь постороннего, сразу отзывайся по рации - мы прекратим игру, пока лишние не выйдут из нашей зоны. Шарики хоть и из краски, но если попасть в определенные места, можно нанести травму.
   - Да, твой отец говорил. Я помню, что маску снимать нельзя, - отозвалась девушка, упорно рассматривая мелькающие за окном деревья. - А не боитесь, что кто-нибудь может провалиться в пещеру?
   - Ты имеешь в виду меловые пещеры? - Он дождался кивка Линки. - Они будут немного в стороне, мы близко к реке подходить не станем. А откуда ты о них знаешь?
   - Ещё в школе ездила туда на экскурсию, - ответила Линка.
   - Понравилось?
   - Да. Ты в них был?
   - Нет, - покачал головой Стас. - Слышал, но самому бывать не доводилось. Расскажешь?
   - Хорошо, - согласилась она, лишь бы как-то заполнить тишину в автомобиле. - Есть несколько версий их возникновения, но принято считать, что их вырыли странствующий монахи, после чего основали там обитель. Есть легенда, что один из тоннелей проходит под рекой, но его так никто и не смог найти. По другим слухам, где-то в глубине комплекса спрятал награбленное Степан Разин. Опять же, это никто не смог ни подтвердить, ни опровергнуть. Нас водили только по наиболее сохранившимся пещерам, а это процентов тридцать от общего числа. Многие проходы обвалены, некоторые - замурованы.
   Стас внимательно слушал её рассказ и думал - как они умудрились поссориться, тем более, после такой ночи? Ему хотелось все объяснить, но он решил, что сейчас не время и не место. Вот вернутся назад, тогда он и расскажет, что она для него особенная. Та, которую он хочет всегда видеть рядом, любить и лелеять.
   Девушка замолчала и через несколько минут начала дремать. Стас осторожно откинул спинку сиденья, чтобы ей было удобнее, и убрал звук на магнитоле. Линка этого не заметила, продолжая мирно спать, только слегка потерлась щекой о его пальцы, когда он погладил её лицо.
   - Ангел, просыпайся... - прозвучало как раз тогда, когда во сне она стояла в слезах перед Мазуровским, а тот, в рясе батюшки, размахивал надувным крестом и приговаривал:
   - Не выучила?! Покайся, грешница!!!
   Девушка была благодарна Стасу за спасение своего разума, потому что наблюдать такое без ущерба для сознания было невозможно.
   - А? Что? Приехали? - встрепенулась она, не сразу поняв, почему он сидит, вплотную прижавшись к ней. К тому же на заднем сиденье.
   - Ещё двадцать минут назад, - ответил парень, не прекращая потихоньку перебирать её волосы. - Ева тоже на подъезде. Сейчас и остальные подтянутся.
   - Угу, - ещё немного заторможено после сна, отозвалась девушка. Ей было так хорошо и уютно, что она даже не сразу вспомнила, что они вроде как поссорились утром.
   - Лин... Ты на меня за что-то обиделась? - как всегда не вовремя, задал вопрос Стас.
   "И что на такое ответить? Ничего страшного, дорогой, я уже поняла, что на ближайшее время буду твоей постельной грелкой?" - задумалась она. Так и не решив, Линка решила соврать:
   - Нет. Просто не выспалась, настроение плохое.
   - Ладно, сделаю вид, что поверил, - вздохнул парень, наблюдая, как к домику смотрителя заповедника подъезжает знакомый синий "Пежо". - Нам пора.
   А дальше все завертелось с такой скоростью, что Линка даже немного ошалела. Народ что-то обсуждал, спорил и доказывал свою правоту. Общее впечатление - высадка американского спецназа в Персидском заливе. Во всяком случае, было то же самое ощущение чужеродности этих людей в данном конкретном месте. На фоне недавно распустившегося леса хорошо бы смотрелась пасторальная картина с овечками и пастушком, но никак не вид полутора десятков странно одетых личностей, сжимающих в руках не менее необычное оружие.
   - Ты чего тут в угол забилась? - выскочила у неё из-за спины Ева. - О чем грезишь, дева? Не о добром ли молодце? - она кивнула в сторону Стаса, который тихо говорил о чем-то с невысоким пожилым мужчиной, одетым в непромокаемый плащ и шапку-ушанку, с торчащими в разные стороны завязками.
   - Хватит уже. Нагрезилась... - расстроено отозвалась Линка.
   - Что такое? - резко посерьезнела сестра. - Он тебя обидел? Так мы его мигом запинаем!
   - Не нужно никого пинать! - взмолилась младшая. - Спасибо за предложение, но мы как-нибудь сами...
   - Типа, без сопливых разберемся? - хмыкнула Ева, пытаясь понять, чем этот придурок умудрился так расстроить её сестренку, что та, сама не замечая, грызет ноготь на большом пальце. А ведь от этой вредной привычки она избавилась ещё классе в девятом... - Ну, если что, зови, я рядом.
   - Ага, особенно, учитывая, что ты у нас капитан "повстанцев", - попыталась отвлечь её Линка.
   Ева этот момент сразу просекла и сделала вид, что у её младшей получилось:
   - Не боись, убью быстро и безболезненно, - подмигнула она.
   - Я в тебе и не сомневаюсь, - хмыкнула в ответ Лиина.
   - Так, все слушают внимательно! - услышав призыв Стаса, народ перестал галдеть и прислушался. - Команда синих, то есть - мы, отправляется на контрольную точку в овраг, - он показал куда-то вправо, все проследили за этим движением, но смогли увидеть только буйные заросли акации. - "Флаг" красных - на холме, - движение влево, дружный поворот голов и тот же результат - никто ничего не увидел. - Когда доберетесь до точки, маякните по рации. Все ясно?
   Вольные стрелки вразнобой заблеяли в знак согласия.
   - Тогда "синие" за мной!
   - А "красные" собрались и гуськом за мамочкой! - гавкнула на всю поляну Ева. - Ну, держись, Матвей, я тебе припомню свой прошлый позор, - пригрозила она и вприпрыжку помчалась в лес.
   Идти оказалось не так, чтобы далеко, но Линка, одетая в свою майку и ветровку, а поверх всего этого ещё и в футболку Стаса, успела взмокнуть и немного запыхаться. Но, несмотря на это, она тоже чувствовала драйв и желание победить.
   Казавшиеся издали непролазными кусты, на самом деле были вполне проходимы. Сушняка практически не наблюдалось, что девушку только порадовало - в лесу она не была с прошлого года, и теперь заинтересованно вертела головой, пытаясь все рассмотреть, так что хоть споткнуться было не через что.
   - Фуф, жарко, - пожаловалась она Стасу. - А почему вы идете налегке, и только я - в полной амуниции?
   - Потому что с твоим везением лучше быть готовым ко всему, - негромко ответил парень, крепко держа её за руку. - И ты не в полной - маску же ещё не одела...
   Линка отвечать не стала, но тут же представила себе, что подумал бы сторонний наблюдатель, увидев её при полном параде: через лес, давя тяжелыми ботинками цветы и травку, ломится чудище в странной одежде. За плечами рюкзак, лицо закрыто маской... Проект "Сталкер", блин!
   Тропинка начала сужаться, и Стас оправил Лину себе за спину.
   "Прям Лукоморье какое-то", - подумала Линка, оглядываясь на огромный дуб, только начавший покрываться нежными резными листьями. Она так засмотрелась на дерево, что не сразу заметила, что Стас замер на краю глубокого оврага. Только экстренное торможение посредством хватания за ветки, позволило девушке вовремя остановиться и не отправить возлюбленного в короткий, но запоминающийся полет. Прочие участники команды, в отличие от несостоявшейся жертвы, этот конфуз заметили и начали нервничать. Они так и не смогли понять, зачем капитан приволок эту девицу с собой. Ладно, понятно, что у них там любовь взаимная и вечная, но лучше уж он свою любимую держал дома, причем, желательно, в комнате с мягкими стенами - с видеозаписью стрельбы успели ознакомиться уже все. Ну, и, соответственно, оценить - тоже. Отзывы были в основном не совсем цензурными, но команда сошлась во мнении, что ей лучше даже "летающую тарелку" в руки не давать. Во избежание, так сказать...
  
   А в противоположном лагере шел инструктаж.
   - Так, стратегию разобрали. Помните, увидите Матвея, значит, где-то рядом и она. Кто выстрелит в "президента" с расстояния меньше, чем в пять метров, сначала огребет от меня, а потом... Короче, напрягите фантазию, что с вами за неё капитан сделает. Варан, тебе понятно? - Ева пристально посмотрела на щуплого паренька, получившего прозвище за панический страх по отношению ко всему чешуйчатому и хвостатому.
   - А почему сразу я?! - возмутился вышеозначенный персонаж.
   - Потому что именно ты мне в прошлый раз на попе такой синяк поставил, что я потом на заседаниях была, как товарищ Саахов: "Спасыба, я пастаю!"
   "Красные" заржали, как табун элитных рысаков, но поступившую информацию к сведению приняли.
   - Ну что? Они отмашку ещё не давали?
   - Пока ждем! - бодро отрапортовал единственный из присутствующих, имевший синюю повязку на плече, трепетно прижимающий к груди рацию. - Это же твоя сестра? И не жалко будет в неё стрелять?
   - Я же в неё не камнем кидать буду! Заодно отомщу за все свои детские обиды, - попыталась пошутить Ева, но, то самое предчувствие, которое появилось ещё несколько дней назад, теперь только усилилось. Ладно, чай, Матвеев не тупее неё, разберется. Тем более что обещал из поля зрения Линку не выпускать. А ещё ей было до жути интересно, из-за чего эти двое умудрились поругаться? Вроде и вместе-то меньше недели, а уже что-то не поделили... Ладно, после игры возьмет сестренку под белы рученьки и вытрясет из неё все подробности.
  
   Доверять-то команды друг другу доверяли, но, чтобы избежать соблазна, отправили в стан врага по наблюдателю. Как только "синие" заняли позицию и полностью экипировались, "красноповязочный" рявкнул в рацию:
   - Поехали!
   Команда тут же разбежалась в разные стороны.
   Линке было до жути интересно посмотреть, как именно все происходит, но получив предупреждающий взгляд от Стаса, выглядевшего в маске и бандане, мягко говоря, немного пугающе, предпочла не нарывать и шустро засеменила за парнем. Хотя она и старалась ступать как можно мягче, но шума производила больше, чем все остальные вместе взятые. Наступив в очередной раз на громко хрустнувшую ветку, она стыдливо опустила глаза и прошептала:
   - Извини...
   С каждой минутой Стас все больше убеждался, что взять с собой Лину было несколько неразумно. Девушка явно не была приспособлена для длительных прогулок по дикой сельве и старалась вести себя как можно тише, но получалось все с точностью до наоборот.
   - Расслабься, мы с противниками встретимся самое раннее, минут через десять.
   - Как у тебя получается так тихо ходить? Ты же намного тяжелее меня... - пожаловалась Линка, высматривая - не мелькнет ли где вражеский силуэт.
   - Наступай сначала на носок, а потом на пятку, а не наоборот, - посоветовал парень.
   Она попробовала. Действительно, получается гораздо тише!
   - Спасибо! - шепнула она и на секунду прижалась к его руке грудью. Почему-то сейчас не хотелось думать об их размолвке. - Ну что, мой капитан, у тебя есть коварный план?
   - А когда это у меня были другие? - подмигнул ей несколько успокоенный её оживлением Стас. - Что ты знаешь о Котовском?
   - Эээээ... Он был лысым.
   - Боюсь, что даже если мы с тобой сейчас побреемся наголо, Ева и сотоварищи вряд ли испугаются, - заметил он. - А этот знаменитый красноармеец придумал гениальный тактический маневр - уходить огородами.
   - И ты предлагаешь...
   - Да, сейчас наши начнут отвлекать врага справа, - наклонившись к её лицу прошептал Стас. - А тем временем мы... - остановился на полуслове. - У тебя сегодня обувь по размеру?
   - Да, - несколько обескуражено ответила Линка, не понимая, к чему этот странный вопрос. - А что?
   - Просто не хочется потом мотаться в поисках твоих ботинок. Давай свой рюкзак.
   Девушка упорно не могла понять смысл происходящего, но безропотно протянула ему свою ношу. Стас закинул сумку за спину и, подхватив правой рукой Лину, перекинул её через плечо.
   - А мы пока побудем наедине в тишине и покое, - закончил мысль парень, направляясь в сторону особо кучерявых кустов.
   - И что мы там будем делать? - рискнула озвучить тревожащую её думу Линка, упираясь локтями в его поясницу, чтобы совсем уж не напоминать мешок с картошкой. - А главное - почему я не могу дойти туда своими ножками?
   - Сейчас увидишь, - лаконично ответил Стас, правда, не понятно, на какой из вопросов.
   Через несколько шагов она поняла, что он имел в виду - на их пути возник неширокий, но довольно глубокий овраг с весело журчащим на дне ручейком. Одно гибкое движение, и парень запрыгнул на поваленное дерево, призванное служить мостиком. Линка зажмурилась. Не то, чтобы она боялась высоты, но смотреть вниз не хотелось, а в виду несколько нестандартного положения, единственным, что могло отвлечь её внимание, были полупопия Стаса. От того, что она висела вниз головой и так кровь к голове прилила, а разглядывание особенностей его анатомии и вовсе вгоняло девушку в краску.
   - Все, пришли, - он осторожно поставил её на землю.
   Н-да, здесь их точно искать никто не будет: заросли крапивы и ежевики заставляли чесаться только от одной мысли о том, чтобы укрыться в этом глухом углу, а радостно зазвеневшее комариное воинство уже приготовилось к изъятию пары литров крови в пользу голодающих.
   - И как долго нам здесь сидеть? - спросила Лина, невольно прижимаясь к Стасу. Теперь возможность был "застреленной" казалась ей такой малостью! - Нас же здесь заживо сожрут!
   - У тебя практически все тело закрыто, - усмехнулся он, ведя её за собой вглубь зарослей. - Только запястья голые. Кстати, упущение. Нужно было перчатки надеть.
   - У меня только зимние или латексные. Вряд ли они подошли бы, - она продолжала озираться по сторонам. Будучи абсолютно городским человеком, особого стремления слиться с природой Линка никогда не испытывала. Но в его компании хоть не так боязно...
   - Иди сюда, - он поманил её в самые заросли к ещё одному поваленному дереву. - Минут десять отсидимся и потопаем, как все нормальные герои - в обход.
   - Тебе виднее, - согласилась она, устраиваясь на трухлявом стволе. Но не успела Лина как следует угнездиться, как её нагло сдернули.
   - Не сиди на холодном! - он быстренько пересадил девушку себе на колени. Ну, в плане тепла парень, конечно, прав, а вот в смысле комфорта... При таком тесном контакте, мысли сразу ушли в неприличном направлении. Судя по напрягшимся рукам, которыми Стас обнимал её за талию и враз потяжелевшему дыханию, он тоже вряд ли думал о проблеме глобального потепления.
   Они так и сидели в тишине, слушая звон кузнечиков, сверчков и прочих комариков на воздушном шарике. Но через пару минут Линке стало совсем уже невмоготу.
   - Стас...
   - Да?
   - Можно маску снять?
   - Нет. А зачем?
   - Нос чешется...
   - Ладно, - вздохнул парень. - Голову поверни.
   Когда она послушалась, он, прикрывая её лицо одной рукой, второй приподнял намордник и аккуратно почесал ей кончик носа.
   - Все?
   - Да. Спасибо.
   - На здоровье. А все-таки, почему ты так насторожилась, когда я предложил переночевать у меня? - без прелюдии перешел Стас к волновавшему его вопросу.
   "Вот тебе и умиротворилась на свежем воздухе", - мысленно скривилась Линка, думая, что же ему ответить.
   - Только, если можно, честно. Мне не понравилось, когда ты соврала утром, - добавил он.
   - Я не соврала, а умолчала, - пробормотала девушка. - Хорошо, скажу. Мы с тобой знакомы совсем недавно, поэтому я не знаю, чего ожидать. Просто... - она попыталась найти более мягкую формулировку, но потом решила не сластить пилюлю и сказать, как есть. - Ты меня полностью устраиваешь, как друг и как любовник, но спать, в прямом смысле слова, вместе - это уже следующий этап отношений...
   К концу фразы её голос потихоньку становился все тише, а его захват на её талии - все сильнее.
   "Блин, похоже, я что-то не то брякнула... Вот уж действительно, психология меня до добра не доведет."
   - Позволь перефразировать - сексом со мной ты заниматься согласна, но только при условии, что я после этого сгину с твоих глаз? - тихим злым голосом уточнил Стас.
   "Н-да, в его интерпретации звучит совсем хреново", - пожаловалась сама себе Линка, а вслух сказала:
   - Не утрируй. Давай просто немного притормозим? Ну, узнаем друг друга получше...
   - А если я не хочу?
   - Узнавать? - еле слышно выдохнула она.
   - Тормозить. Хотя, по-моему, мы с тобой все утро только этим и занимаемся! - он рывком развернул её и посадил на себя верхом. В следующую секунду и она, и он оказались без масок. Судя по выражению светло-голубых глаз, Стас был несколько расстроен. А если точнее - то в бешенстве.
   - Мамочки, - пискнула она и зажмурилась.
   - Что ещё? - голосом великомученика спросил парень.
   - Только не злись! Я в том смысле, что не нужно на меня смотреть таким взглядом! - все также зажмурившись, попросила Линка.
   - Открой глаза, пожалуйста, - устало попросил он. - Может, хватит ерундой страдать? Чтобы ты себе там не придумала, говорю прямо - ты мне очень дорога. Я...
   Что именно хотел сказать Стас, она в тот момент так и не узнала, потому что зашумела его рация.
   - Что? - спросил он таким тоном, что на месте вызывающего, Линка бы отравилась, повесилась, а затем, для верности, ещё и самосожглась, лишь бы не попасть в руки Матвеева живой.
   Сквозь треск и помехи девушка разобрала только "менты", "смотритель" и несколько матерных выражений. Непонятно, что из этой белиберды смог понять Стас, но, после окончания пламенной речи однополчанина, он выругался сквозь зубы:
   - А день начинался так хорошо... Предупреди всех, чтобы собирались у машин, мы сейчас будем, - парень отключился и, стянув, маску вместе с банданой, ответил на невысказанный вопрос:
   - Кто-то позвонил в полицию и сказал, что по территории заповедника шатаются подозрительные люди с оружием, - объясняя, он уже вел её обратно через заросли к тропинке.
   - Там что, группа захвата? - испугалась Линка, уже представляя себя в наручниках, лежащей лицом вниз. Она так увлеклась мысленной картиной, что не заметила, как её перенесли через овраг.
   - Две. Лин, ерунду не говори. Мало ли кому там что с пьяных глаз привиделось. Просто наряд прислали, чтобы проверить.
   - И что теперь будет? - на сердце у неё немного полегчало, но, так уж получилось, что близко сталкиваться с "надеждой и опорой нашего общества" (во всяком случае, именно эта надпись была начертана над дверьми их РОВД), ей не приходилось и чего ожидать, она не знала.
   - Ничего страшного, - заверил Стас. - Пообщаемся немного, документы и членские карточки клуба покажем и расстанемся миром.
   - Но у меня же её нет!
   - У тебя и маркера нет, не только карточки, - успокоил её он, а потом задумался. Ведь могут и прицепиться. Понятно, что против них с Евой особо не попрут, но нервы потрепать могут. - Давай я тебя на несколько минут оставлю рядом на полянке, пока мы там разбираемся? - предложил Стас, желая оградить Ангела от общения с правоохранителями.
   - Ладно, - согласилась Лина, понимая что он лучше разбирается в ситуации и стоит прислушаться. - Нам ещё долго?
   - Почти на месте.
   Девушка осмотрелась, но, то ли в первый раз невнимательно смотрела, то ли он просто вел её другой дорогой, потому, никаких знакомых ориентиров не углядела.
   Они бодрой рысью пробежали ещё несколько десятков метров и вышли на небольшую прогалину. Низкая травка-муравка и мелкие желтые цветочки покрывали землю сплошным ковром. Больше ничего примечательного на поляне не было.
   Стас снял с себя ветровку и, указав на неё, попросил:
   - Сиди здесь и жди меня. Постараюсь побыстрее.
   - Хорошо, подожду, - согласилась Линка, устраиваясь на его куртке.
   - Я тебя очень прошу - никуда не уходи, - напомнил Стас и направился к домику смотрителя.
   Там собралась уже вся команда, кроме самого капитана и Андрея. Сторона защитников правопорядка была представлена тремя сотрудниками полиции, которые дружески болтали с участниками игры и никаких признаков агрессии не проявляли.
   - Добрый день, - кивнул Стас новоприбывшим. - Какие-то проблемы?
  
   Линка удобно развалилась на куртке Стаса и разглядывала проплывающие над ней облака. Солнышко пригревало, ветерок ласково шевелил её распущенные волосы, а какая-то птичка-невеличка устроила концерт на соседнем дереве.
   Девушка разомлела, как кошка, и уже начала немного дремать, когда поняла, что на поляне она не одна.
   - Извини, не хотел тебя пугать! - поднял вверх руки Андрей, когда девушка резко повернулась в его сторону.
   - Ты не испугал, - отмахнулась она, осторожно осматривая нежданного соседа. Маркера в руках нет, это уже радует, значит, он шел не для того, чтобы её пристрелить. Хотя, что она сделает против сильного парня, имея из средств самообороны только пятикубовый шприц в аптечке? Но по лицу Андрея нельзя было сказать, что он вообще замышлял причинить ей какой-либо вред, потому что выглядел парень смущенным.
   - Я с тобой поговорить хотел, но Стас все время рядом был... А разговор конфиденциальный.
   - Ну, давай, мы сейчас одни, внимательно слушаю, - отозвалась Линка, уже примерно представляющая, о чем пойдет речь. Но парень её удивил.
   - Извини за вчерашнее. Ты сильно ногу повредила?
   - Ногу - нет, а вот каблук - насмерть, - улыбнулась она. - Ты зачем вчера Матвееву сказал, что я ногу сломала?
   - Так я действительно так думал! Ты же чуть не плакала!
   - Конечно, чуть не плакала - итальянские туфли из натуральной кожи. Тут любая зарыдает!
   Андрей немного не понял, причем тут страна-производитель обуви, но зная степень тяжести шопоголизма сестры, решил посочувствовать:
   - Да, что-то я об этом не подумал...
   - Это все? А то уже жарко становится. Не знаешь, скоро там ситуацию утрясут? А то все-таки хочется хоть немного поиграть.
   - Ты не знаешь? - удивился Андрей. - Пока вы отсиживались, мы всех красных завалили, так что на сегодня игра закончена.
   - Мне никто не сказал. Может, тогда пойдем к машинам?
   - Лучше не надо, - замотал головой парень. - Тебя Матвей тут оставил, чтобы на глаза ментам не попалась?
   - Ага, - подтвердила Лина. - Сказал, что могут придраться - у меня же членской карточки нет. Если хочешь, можешь тоже тут посидеть, - предложила она, пытаясь наладить контакты. Хоть он и брат бывшей её любимого, но это же не повод сразу предавать человека анафеме!
   - Давай лучше немного прогуляемся. Тут рядом есть дуб, с которого вроде бы Толстой писал свое деревце для "Войны и мира".
   - Врут, - убежденно заверила она. - Лев Николаевич вообще в нашей губернии если и был, об этом никаких исторических свидетельств не осталось. А мне сказали, чтобы здесь сидела и никуда не рыпалась. Придут и заберут, как бандероль, - скривилась девушка.
   - Это Стас просто переживал, чтобы ты с Матюшей не встретилась, - рассмеялся Андрей. - Это дикий кабан, он тут один на весь заповедник и даже не застрахован, так что вам категорически нельзя видеть друг друга, - пояснил он. - Ты просто испугаешься, а бедный свин на месте сдохнет. Не обижайся, но твоя стрельба это что-то с чем-то!
   - Как не стыдно издеваться над бедной девушкой? - попеняла ему Линка, но поднялась. Сидеть на месте ей уже надоело, а от приказательного тона Матвеева всю её женскую сущность просто перекореживало. Потому девушка решила, что не будет большой беды, если она немного разомнет ноги. Ведь получается, что и лесу побывала, но при этом её то носили, то она сидела. - Веди, показывай свой дуб, - благосклонно кивнула Линка и пошла вслед за парнем, захватив с собой куртку Стаса.
  
   На то чтобы решить дело миром ушел почти час. Сначала полицейские долго не могли понять, в чем прикол ползать в лесу с "игрушечным" оружием, потом, после того, как им показали принцип действия маркеров, они и сами уже не хотели уезжать, азартно постреливая синими шариками по окрестным кустам.
   - А если экологи приедут, а тут все в голубом и зеленом? - допытывались они у Стаса.
   - Я вам ещё раз говорю, что краска прекрасно смывается водой. Один дождь и тут даже следов не останется! - пытался втолковать им парень.
   В конце концов, наигравшись в войнушку и сделав строгое внушение команде о грозящей административной ответственности, служивые уехали, чем вызвали всеобщий стон восторга.
   - Капец, я уж думала, они тут зимовать останутся, - озвучила общие мысли Ева, сияющая огромным красочным пятном в области солнечного сплетения. - Ты куда мою сестру дел? - спросила она у задолбанного служебным интересом Стаса.
   - Она на полянке, метрах в двухстах отсюда, на солнышке дремлет, - ответил парень, зачехляя маркер.
   - Ты её там что, одну бросил? - вкрадчиво поинтересовалась она, бросив защиту рядом с открытым багажником своей машины.
   - Здесь совсем рядом, а менты могли и прицепится, - попытался оправдаться Стас, но Ева, не слушая его объяснений, уже неслась на указанное место.
  
   - Твою мать, я же просила, чтобы ты с неё глаз не спускал!!! - орала она через несколько минут, обнаружив, что на полянке представители разумной жизни отсутствуют как класс.
   - Не кричи, - попросил её побледневший Стас, судорожно набирая вызов на мобильник. Но Линка не отвечала. - Как ты думаешь, где она?
   - Понятия не имею, - уже несколько тише ответила Ева, также пытаясь дозвониться до сестры. - Но учти, у неё с выбором направлений вообще беда. Так что она вполне может сейчас чесать в сторону границы с Украиной, твердо уверенная, что идет к нам.
   Через десять минут все присутствующие прочесывали лес. За время поисковой экспедиции были найдены: трухлявый ствол, сплошь покрытый грибами, по виду напоминавшими галлюциногенные поганки, немецкая каска времен Великой Отечественной войны и дохлая белка.
   - Как сквозь землю провалилась, - пробормотал кто-то из участников, заставив тем самым Стаса застыть на месте.
   - Быстро к реке. Она могла пойти туда и провалиться в пещеру!
  
   - Красиво... - задмчиво протянула Линка, обходя по кругу ствол огромного дуба. - Но ты же не только об этом хотел поговорить?
   - С чего ты взяла? - поинтересовался Андрей, останавливаясь и в упор глядя на девушку.
   - Брось. Я же все поняла вчера. Ты должен был привести меня, чтобы я твою сестру со Стасом застукала?
   - Откуда ты знаешь? - выпучил глаза парень.
   - Нууу... Я на балконе была, когда вы с Матвеевым общались на кухне. Лица твоего не видела, а вот голос запомнила, - пожала плечами девушка.
   Линка тоже не просто так пошла прогуляться с Андреем, рискуя огрести от Стаса за непослушание. Во время лежания на поляне она поняла, что как-то не так расценила утренние слова любимого. Потому собиралась спокойно с ним поговорить, когда они вернутся в город. А имея за спиной такого вот "вражеского лазутчика", начинать серьезные отношения не хотелось. Понятно, что в любом случае, видеться с Андреем она будет не часто, но Линке не хотелось изначально делить друзей Стаса на "плохих" и "хороших".
   - Ясно. Значит, план Инны в любом случае не удался бы... - задумчиво протянул парень. - А ты молодец, другая бы уже пожаловалась Матвееву, а ты молчишь. Почему, кстати?
   - Не хочу, чтобы из-за меня он терял друзей, - так же серьезно ответила она. - А если я буду ныть, что ты меня, бедную и несчастную, обижаешь, это случится.
   Андрей несколько минут внимательно рассматривал стоящую перед ним девушку. До этого он не понимал, что в ней нашел Матвеев - положа руку на сердце, его сестра намного эффектнее. Да и выглядела эта Евангелина слишком уж молодо, так недолго и славу любителя "недозрелой клубнички" получить. Но теперь до него дошло.
   - Понятно. Давай договоримся - этот разговор остается между нами, а я больше не вмешиваюсь ни во что, связанное с тобой и Стасом. Идет? - он протянул ладонь для рукопожатия.
   - Идет, - ответно улыбнулась Линка и скрепила их новоявленное мирное соглашение. - Тебе не кажется, что там что-то долго решают?
   - Не знаю, - Андрей и сам уже начал беспокоится. - Но у тебя же телефон не звонил?
   - Нет, вроде бы, - недоуменно покачала головой девушка, но мобильник достала. И застыла, глядя на экранчик. - Андрей.
   - Что?
   - Я забыла, что поставила его на беззвучный режим, - призналась девушка и протянула серебристый аппарат парню. - Что теперь будет?
   - Тебе, может, и ничего, а меня Матвеев точно где-то тут прикопает, - обреченно вздохнул он, глядя на надпись, гласившую о 17 пропущенных вызовах от Евы и 31 - от Стаса. А ещё - 9 смс-ок от него же.
   - Мне позвонить? - неуверенно предложила Линка.
   - Да уж, будь добра. Но, боюсь, нас это не спасет...
   Стас ответил после первого же гудка, заорав на всю округу:
   - С тобой все в порядке? Где ты?
   - Я уже почти возле того места, где мы машины оставили, - преувеличенно спокойно, как с буйным психом, заговорила она. - И я не одна. Со мной Андрей.
   - Дай ему трубку, - уже гораздо более тихо, но совсем не мирно попросил Матвеев.
   Неизвестно, что именно сказал Стас Андрею, но тот, выслушав в течение минуты указания от друга, схватил девушку за руку и припустил к месту сбора практически бегом, на ходу инструктируя свою спутницу:
   - Ты внимания не обращай, пусть он немного проорется, а потом уже начинай говорить. Он тебе все равно ничего не сделает. Наверное, - уже несколько сомневающимся тоном добавил парень.
   - Эй, в каком смысле - "наверное"? - возмутилась девушка, попытавшись упереться ногами, но её просто протащили несколько метров волоком, оставив на тропинке глубокую канавку от каблуков ботинок. Поняв, что ещё чуть-чуть и она ощутит все прелести имитации казни при помощи лошади, Линка решила не испытывать судьбу и вновь заперебирала ногами.
   - Ну, может, отшлепает тебя, - предположил Андрей, вылетая возле избушки смотрителя. Так уж получилось, что пришли они первыми, но радость была недолгой. Спустя пару минут кусты на противоположном конце прогалины затрещали, и оттуда, злой, как весенний медведь, вывалился Стас.
   Он буквально за доли секунды переместился к Линке, чем изрядно удивил девушку, заставив заподозрить его в умении телепортироваться.
   - Ты в порядке? - шептал он, ощупывая её тело в поисках травм.
   - Нормально все, я просто с Андреем заговорилась, а на телефоне звук убрала, - покаялась она и зажмурилась, потому что выражение лица у Матвеева стало таким, что она на самом деле испугалась.
   - Иди в машину, - преувеличенно спокойно попросил Стас.
   - Но...
   - Я сказал, сядь в машину. Не нужно заставлять меня повторять это ещё раз! - прошипел он, поворачиваясь к Андрею. - Теперь ты. Я же ясно предупредил , не цепляться к ней.
   - Матвей... - начал тот, но продолжить не смог, потому что Стас мгновенно прижал его спиной к дереву и обхватил ладонью шею.
   - Я тебе прямым текстом сказал, чтобы ты не вмешивался в мою личную жизнь, - на грани слышимости шептал взбешенный парень, немного сжимая захват, отчего Андрей слегка посинел и схватился за его руку. Но силы были слишком неравны.
   - Стас, что ты делаешь?! Прекрати сейчас же! - закричала перепуганная Линка, также хватая его за запястье. - Перестань, ты же его убьешь!
   - Хотел бы убить, уже сделал бы, - не поворачивая головы, ответил Стас и резко отпустил придушенного противника. - Последний раз говорю - будешь вмешиваться, пожалеешь.
   - Да понял я все! - просипел Андрей, потирая шею. - Говорю сразу - она не виновата, это я её повел достопримечательности смотреть и про время забыл.
   - С ней я сам разберусь, - пообещал Матвеев, чем вызвал у Линки очень нехорошее предчувствие. - Дождись остальных. Я им сказал, что вы уже нашлись. Мы уезжаем, - Стас резко развернулся и, взяв девушку за локоть, почти насильно усадил в машину.
   Андрей попробовал что-то сказать, но встретившись глазами с другом, только неодобрительно покачал головой и не стал влезать.
   "Джентльмен, блин! Соглашение он соблюдает. А мне что с этим озверевшим делать?!" - мысленно стенала Лина, искоса наблюдая за Стасом. На первый взгляд все было нормально - выражение лица стало нормальным, едет себе человек молча... Вот только побелевшие костяшки пальцев, которыми он судорожно сжимал руль да стиснутые губы выдавали, что не так все шоколадно, как можно было бы подумать.
   А Стас гнал джип по проселочной дороге и искренне надеялся, что у него хватит выдержки не остановиться возле куста ивы, чтобы запастись розгами. Потому что, когда прошли первые секунды восторга, что с Линкой ничего не случилось, ему захотелось сделать так, чтобы она запомнила - нужно уметь нести ответственность за свои поступки! Парень понимал, что лучше сейчас помолчать, чтобы не наговорить лишнего, но, как назло, именно в этот момент Лина решила начать оправдываться:
   - Извини, я не подумала, что ты воспримешь все так серьезно. Мы просто немного прогулялись.
   - Помолчи! - почти вежливым тоном попросил Стас. - Не нужно сейчас разговаривать.
   - А когда? Я просто хочу прояснить ситуацию, - ответила Линка, чувствующая за собой вину, а оттого более настойчивая. - Ты же себе черт знает что напридумывал.
   Это стало последней каплей для Стаса. Резко нажав на педаль тормоза, отчего не пристегнутая девушка с визгом полетела на приборную панель, он остановился на обочине.
   - Ты права. Напридумывал. Ты хоть представляешь, ЧТО я думал, когда стало понятно, что ты не прятки играешь, а потерялась? - каким-то безразличным голосом заговорил он. - Ребята половину леса прочесали, когда тебя искали. Знаешь, зачем я звонил? Потому что думал, что ты в пещуру провалилась, вот и пытался услышать хотя бы примерно, где ты. А теперь ты говоришь, что хочешь прояснить ситуацию?! - зарычал Стас.
   - Подожди, не нужно ругаться, - попросила Линка. - Я понимаю, что поступила неправильно и готова извиниться перед ребятами. Но, пойми, я сделала это не специально! Просто так получилось...
   - Получилось?! Если тебе плевать на меня и свою сестру...
   - Это не так! - запротестовала девушка.
   - Не перебивай! Сейчас ты молча выслушаешь то, что я тебе скажу! - почти закричал парень и, схватив её за подбородок, сжал лицо Линки так, что девушка не могла ни отвернуться, ни ответить. - То, что я для тебя никто, понял ещё утром, но мне казалось, что хотя бы к сестре ты испытаешь какие-то чувства. Получается, что ошибся. Ты претендуешь на то, чтобы тебя считали взрослым человеком, но при этом ведешь себя, как ребенок. У меня вообще есть подозрение, что ты сейчас специально это сделала. Чтобы побыть в центре внимания! - Стас и сам понимал, что его понесло куда-то совсем не туда, более того, он так и сам не считал, но стресс и дикий испуг за Линку заставили его попытаться сделать так, чтобы до неё дошло. Даже если его слова были враньем. Почему-то парню казалось, что, если он ей все это выскажет, она будет в дальнейшем более осмотрительной. - Ты хоть понимаешь, что, когда ребята тебя искали, могли пострадать? Там же все холмы ходами прорыты, можно было провалиться, как нечего делать. И что бы ты сказала тогда? Что ты не специально? Сомневаюсь, что это послужило бы утешением для того, кто мог там искалечиться! Потому что, хотела ты этого или нет, но пострадали бы они из-за тебя!
   Стас замолчал и отпустил девушку, ожидая, что она снова начнет оправдываться, но Линка просто отвернулась к окну. Тишина, воцарившаяся в салоне, была почти абсолютной, потому что Ангел даже дышать перестала, только прижала кулачок к груди, словно пытаясь унять боль.
   - Ты так и будешь молчать? - через пару минут спросил парень, понимая, что что-то не так.
   Девушка, все также молча пожала плечами, продолжая рассматривать что-то за окном.
   - Понятно, - подытожил Стас, чувствуя разочарование и боль от того, что она не стала уверять его, что он для ней очень даже важен.
   Парень завел машину и направился к въезду на трассу.
   "Зря ты, Станислав Сергеевич, губы раскатал. Не любит тебя Ангел. Ну, это ладно, обидно, но поправимо. А вот зачем ты ей всю эту дребедень наговорил?!" - ругал он сам себя. Лина все также не обращала на него внимания, сжавшись в комочек на соседнем кресле.
   Стасу стало стыдно, что он высказал ей все это. Ведь она же на самом деле, не специально! И он был в этом уверен.
   Примерно через полчаса, он почувствовал, что больше не может слушать эту тишину и, надеясь, что девушка поддержит беседу, спросил:
   - Тебе музыка не помешает?
   - Нет, - почти беззвучно ответила Лина.
   - Что ты хочешь послушать?
   - Мне без разницы, - прошептала девушка, похоронив надежды Стаса на общение.
   Он разочарованно покачал головой и, ткнув наугад кнопку на магнитоле, тоже молчал всю оставшуюся дорогу.
   Лине было действительно все равно. Потому что она не слышала, того, что происходило в автомобиле. Она вновь и вновь прокручивала в мыслях разговор почти десятилетней давности:
   "Это ты виновата! Если бы не ты, мой сын был бы жив! ЭТО ТЫ ВО ВСЕМ ВИНОВАТА!!!"
  
   Когда Стас подъехал к её дому, ему окончательно стало ясно, что что-то не так. Но что именно, он упорно не мог понять.
   - Если ты не против, я бы хотела побыть одна, - спокойно попросила Лиина, когда он вышел, чтобы проводить её.
   - А если я против?
   - Тогда это твои проблемы, - отрешенно дернула плечом девушка и скрылась в подъезде.
   "Вот черт! И что теперь делать?" - этот вопрос не давал ему покоя всю дорогу до собственного дома. В конце концов, он решил, что даст ей время до вечера, а потом приедет, и они все-таки поговорят и о том, что произошло сегодня, и вообще о них двоих.
   Горячие капли чертили дорожки по плечам Линки, медленно стекая на пол. Мокрые волосы липли к лицу и шее, но девушка даже не пыталась замотаться в полотенце. Она застыла перед зеркалом и смотрела в него, не видя отражения. Перед глазами у неё стоял мальчик лет десяти, чумазый и с растрепанными рыжими волосами. Тот день она запомнила на всю жизнь.
   ... мальчик и девочка крались вдоль забора к заветной дыре. Ну и что, что на стройке играть нельзя? Зато там столько всего интересного! Можно побегать по неогороженной лестнице или поплевать в шахту лифта... Да мало ли какие можно найти развлечения!
   - А нам от родителей не влетит? - поинтересовалась умудренная опытом мелкая девчонка. - А то меня и так сегодня только выпустили гулять. Неделю дома сидела за то, что Ваське из третьего подъезда в глаз плюнула! - с затаенной гордостью добавила она.
   - Не говори никому, что мы тут были, и не влетит, - отмахнулся мальчик, проползая под бетонной плитой. - Давай за мной, чего застряла? - Девочка явно колебалась. Они тут ещё ни разу ни была, потому все казалось волнующим и интересным, но и под раздачу от родителей не хотелось попасть... - Может, ты испугалась? - подначил её мальчик, которому не улыбалось бродить здесь в одиночестве. То ли дело в компании Линки! Её хоть можно каким-нибудь пауком напугать, чтобы было не скучно.
   - Ещё чего! - гордо вздернула нос девчонка и последовала за своим другом...
   Теплый влажный воздух начал стремительно остывать, и Лина резко пришла в себя. Она все также стояла голышом перед зеркалом, только теперь она знала, как ей следует поступить. Так, как нужно было сделать ещё десять лет назад.
   Стремительно вытираясь, она уже готовила план действий. Времени на то, чтобы высушить волосы не оставалось, потому она просто стянула мокрые пряди в высокий хвост и быстренько оделась. То, что она собиралась сделать, страшило её, потому Линка, чтобы отсрочить выход из дома, пошла на кухню попить воды. Там обратила внимание на невымытую ещё с утра чашку. Хорошая хозяйка ведь никогда не оставит в раковине грязную посуду!
   - Ещё чуть-чуть и я генеральную уборку начну, - вслух пробормотала девушка, ставя вымытый стакан на сушилку и понимая, что дальше оттягивать уже бессмысленно. Как назло, стакан выскользнул из пальцев и звонко цокнул, разбился. - Вон гадство! - психанула она, собирая осколки. Один из них глубоко воткнулся в её ладонь, и, глядя на стекающую по кисти кровь, девушка поняла, что все. Дальше тянуть нельзя. Если она не решится сейчас, уже никогда не сможет выполнить задуманное. Так и оставив осколки на полу, она наскоро обработала порез и, схватив сумку, выбежала из квартиры.
  
   Стас метался по дому из угла в угол почти два часа и понял, что больше не выдержит. Какая разница, приедет он к Линке в пять или в восемь?! Все равно придется честно поговорить обо всем, если понадобится, то он был готов извиниться, но терпеть и дальше не было никаких сил.
   Он уже выходил за порог, когда зазвонил его мобильник. Поначалу парень обрадовался, что это Лина, но надпись "Ева" немного притушила его энтузиазм.
   - Ну?
   - Это я у тебя должна спрашивать. Она хоть жива? Дай трубку сестренке, - отозвалась Агеева.
   - Она сейчас не у меня. Только собираюсь к ней ехать, - ответил Стас, закрывая дверь.
   - Уууу... Милые бранятся, только тешатся?
   - Ты по делу звонишь или так, поиздеваться? - не выдержал парень.
   - Я звоню тебе, полудурочному, хороший совет дать. Раньше не говорила, потому что не думала, что вы, едва успев переспать, умудритесь поругаться. Короче, когда будешь на неё наезжать за сегодняшнее, не особо на чувство вины дави, хорошо?
   - Почему? - Стас замер на лестнице, понимая, что Ева не стала бы предупреждать его о какой-нибудь ерунде.
   - Давай она сама тебе все расскажет? Просто для Линки это очень болезненный вопрос, - девушка затихла. - Твою мать, только не говори, что ты уже дал сольник на эту тему?! - странным голосом попросила она.
   - Вообще-то, да, - покаялся он. - Ты мне можешь нормально все объяснить?! - не выдержал Стас.
   - Если коротко, но емко - ты мудак! - ответила ему Ева и отключилась.
  
   В уже почти родной ему двор Стас влетел через двадцать минут, что, учитывая пробки, можно было приравнять к чуду. Там уже стоял ярко-синий автомобильчик Евы, но самой владелицы рядом видно не было. Решив не заморачиваться на предварительный звонок с предупреждением, парень как можно быстрее помчался на третий этаж. Теперь он полностью понимал Агееву, потому что тоже чувствовал, что может случиться что-то нехорошее. Дверь в квартиру была открыта, что тоже успокоению не способствовало.
   - Ангел, ты здесь? - крикнул он, вбегая в квартиру.
   - Нет, здесь только я! - выскочила ему навстречу злая, как черт, Ева. - Вот смотрю я на тебя, Матвеев, и строчку Филатова вспоминаю: "Ты у нас такой дурак по субботам или как?(4)"
   - Сегодня воскресенье, - буркнул Стас, рысью обегая квартиру. Но хозяйки жилплощади здесь явно не было.
   - Значит, второй вариант, - вздохнула она и попыталась поймать парня за руку, когда тот пошел на третий заход по квартире, заглядывая в шкафы и под ванную. - Хватит ерундой страдать, или ты думаешь, что она от нас под кроватью спряталась?
   - На кухне разбитое стекло и кровь, - раздался из-за стены голос Стаса.
   - Я видела. Успокойся, она у меня, конечно, с придурью, но делать с собой ничего не будет, - устало молвила девушка, усаживаясь на диван. - Лучше иди сюда и начинай каяться, что и как именно сказал.
   - Какое каяться?! Нужно Лину искать!!! - взвыл перепуганный парень, направляясь на выход.
   - Где?! Мобильник она оставила дома, значит, не хотела, чтобы к ней сейчас лезли! У родителей и у друзей её нет, уже звонила. Поэтому прекрати бегать туда-сюда и рассказывай!
   - Да что именно рассказывать-то?! - Стас рухнул рядом с подругой, отчего диван жалобно скрипнул, но испытание выдержал.
   - Все. Начинай по порядку. Почему утром оба хмурые были? - начала допрос Ева, пытаясь понять, из-за чего они вообще могли поругаться.
   Стас рассказал ей всё, что считал нужным, но без лишних подробностей.
   - То есть, ты предложил вечером поехать к тебе, а она заупрямилась? - подытожила Агеева.- А мотивировал чем?
   - Да что там мотивировать? Я её люблю и хочу, чтобы она была рядом!
   - А ей это сказал? - уточнила Ева, уже начиная понимать, в чем тут дело.
   - Да это и так всем видно, - недоуменно пожал плечами Стас. Ему хотелось бросить этот доморощенный сеанс психоанализа и поскорее найти Лину, но помочь могла как раз вот эта девушка, глядящая на него со смесью недоверия и сочувствия.
   - Блин, ну ты же неглупый мужик, а то, что мы, женщины, пока эти самые слова не услышим - причем, желательно, несколько раз - не поверим, ещё не понял? Вот сестренка и решила, что ты её зовешь на пару ночей постель погреть.
   - Да я же... Она... - впервые за очень долгое время он не знал, что сказать. Как это можно было не заметить? Она единственная, кого он познакомил с отцом. Правда, получилось это случайно... И ещё, он взял её с собой на игру, чего не делал никогда раньше. Но с подачи её сестры... Постепенно до него стало доходить, что Ангел же его знает ещё очень плохо, потому явные знаки и не заметила.
   - Ага, по лицу вижу, что до тебя дошло, - резюмировала Ева. - А теперь говори, что и какими словами ты ей в машине объяснял, потому что есть у меня предположение, что ты на её больной мозоли потоптался...
   - Я ей сказал, что в этом возрасте пора уже начинать нести ответственность за свои поступки.
   - Молодец! - кивнула она. - Мысли правильные, только что-то мне подсказывает, что сказал ты это немного другими словами. А ещё - Линка всегда решает свои проблемы сама. А к родным обращается, только если у неё все равно не получилось. Но ты, давай, продолжай исповедоваться.
   У Стаса впервые в жизни возник соблазн грубо послать представительницу прекрасного пола, но он сдержался. И так уже дел наворотил, не хватало только, для полного счастья, ещё и с сестрой Линки разругаться.
   - Ну, я ей объяснил, что пока мы её искали, кто-то мог пострадать...
   - ... и виновата в этом была бы она. Я правильно продолжила твою мысль? - заметно было, что Ева подобралась всем телом, как кошка перед прыжком.
   - Да, - покаянно согласился парень. - И ведь не считаю так, а зачем--то сказал...
   - *********, - тихо, но прочувствованно ответила девушка.
   Стас не совсем понял, чем именно вызвана такая бурная реакция. Да, он поступил нехорошо, но почему любимая куда-то удрала, оставив дома мобильник, а её сестра грубо матерится, все же осталось неясным.
   - Я тебе сейчас расскажу одну историю. Но все должно остаться между нами, захочет она тебе сама об этом поведать - хорошо. А если нет, то молчи в тряпочку, - помолчав, заговорила Ева. - Десять лет назад мы жили в Южном районе, рядом с парком. Там рядом до сих пор стоит недостроенный корпус городской БСМП. Так уж получилось, что девочек Линкиного возраста у нас во дворе не было. Вот она и играла во всякие войнушки и тому подобные казаки-разбойники. И был у неё друг Кирилл, сын её классной руководительницы. Так вот, однажды они полезли играть на эту самую стройку. Короче, когда играли в прятки, мальчик упал со второго этажа. Там и лететь-то вроде не высоко, но он на пару минут потерял сознание и ушиб руку. Про синяк на локте он родителям вечером сказал, а вот о том, что ударился ещё и головой - нет. Линке, естественно, тоже влетело за то, что на запретную территорию поперлась. И все бы ничего, но на следующий день Кирилл упал в обморок, его увезли в больницу, а ещё через сутки он умер в реанимации. Оказалось, что у него была закрытая черепно-мозговая травма, и начался отек мозга.
   Ева ненадолго замолчала. Стас не совсем понимал, к чему она все это рассказывает. Ему было жаль и мальчика, и Лину, потому что терять друзей всегда очень тяжело, но чем ему поможет эта история?
   - А теперь переходим к нашим баранам. Линка решила тогда, что он умер из-за неё. Если бы она честно рассказала обо всем взрослым, может быть, Кирилл остался бы жив, - пояснила девушка. А до Стаса начало доходить, ЧТО именно пытается объяснить ему Ева. Получается, что он сегодня, сам того не желая, снова оживил детские страха Лины.
   - Твою мать! - выдохнул он, когда перед мысленным взором возникла вся картина.
   - Ты будущую тещу-то не склоняй, - вяло попыталась отшутиться Агеева и продолжила. - Это ещё не всё. Через полгода оказалось, что у Линки катастрофически упала успеваемость. Она начала прогуливать школу, вести себя грубо с родителями. Мы тогда даже на наркоту, грешным делом, думали. А оказалось все намного проще. Мать Кирилла в течение шести месяцев вдалбливала ей, что это Линка виновата в смерти её сына. Представляешь, что может сделать с психикой десятилетнего ребенка такое вот постоянное гундение? Родители быстренько переехали в другой район и поменяли нам школу, а с Линой ещё полтора года работал детский психолог... Она уже давно все это переросла, но иногда её начинает заносить на тему причинения вреда, особенно близким людям. Так что успокойся, ты ей совсем не небезразличен - вспомни, как она себя вела, когда тебе нос разбила. Был бы ты для неё никем - извинилась бы, помощь оказала и все.
   Она снова замолчала, а Стас начал судорожно прикидывать, где именно может быть Лина. Если её нет ни дома, ни у родителей, ни у друзей...
   - Она не могла пойти на ту стройку?
   - Зачем? - не поняла Ева. - Перестань думать о ней, как о ребенке. Я же тебе говорила, что она этого терпеть не может. А ты не даешь Линке и шагу ступить!
   - Я просто забочусь о ней!
   - Ты заботу-то с тиранией не путай, - вкрадчиво посоветовала Ева. - Просто поставь себя на её место. Быть все время рядом - это прекрасно. Но иногда нужно отдыхать друг от друга! Дай ты ей спокойно разобраться в себе. А ещё - доверяй. Ты о чем подумал, когда осколки и кровь на кухне увидел? Не отвечай, и так все понятно. А теперь представь, что она в этой же ситуации решила бы то же самое, только в твою сторону. Приятно, когда любимая считает тебя невменяемым и способным на суицид? Запомни, она - женщина. В чем-то нелогичная и со своими тараканами, но она взрослый и даже, как ни странно, здравомыслящий человек. И если хочешь, чтобы у вас все получилось, запомни это, а ещё лучше - запиши! - гаркнула на него девушка, поднимаясь.
   - Я постараюсь, - вполголоса ответил Стас. - А сейчас что делать?
   - Жди здесь. Пусть спокойно все обдумает. Думаю, через час-полтора она уже вернется. Мне с тобой посидеть?
   - Не надо. Езжай домой, я один подожду, - покачал головой Стас. - И ещё... Спасибо.
   - Угу, чувствую мне нужно профессию менять. А что, кожаная кушетка в кабинете есть, а народ у нас почти поголовно в услугах мозгоправа нуждается, - фыркнула Ева. - Вы только помиритесь, а?
  
   Купив четыре розы у бабушки, торгующей у входа, Лина пошла по центральной дорожке. Двенадцатый ряд, место двадцать восемь. Она никогда раньше здесь не бывала. На похороны не пустили родители, а потом она сама не могла себя заставить сюда прийти. Но эти цифры въелись в память намертво.
   На скромном постаменте был изображен серьезный мальчик, немного угрюмо глядящий куда-то в сторону. Фото было взято из выпускного альбома за третий класс. У Линки тоже было похожее, только она там немного более жизнерадостная.
   Девушка положила цветы возле надгробья и неуверенно потопталась на месте. Что делать дальше, она не совсем представляла - демонстративно рыдать и заламывать руки она считала скорее плохо поставленным театральным фарсом, а не картиной искреннего горя. Да и не чувствовала она желания плакать. Только тихую грусть и тоску. Правильно говорят, что в некоторых случаях время лечит. Теперь она ясно сознавала, что не была виновата в том, что случилось больше десяти лет назад. И не потому что, как студентка меда, сознавала коварство таких травм у детей. Нет. Просто сейчас Лина попыталась отстраненно оценить ту ситуацию и понимала, что это был страшный, нелепый, но несчастный случай. И если она не научится бороться с чувством вины, а не просто задвигать его куда подальше, это может привести к нехорошим последствиям.
   - Кирюш, прости меня, - еле слышно прошептала девушка и погладила пальцем лицо на фото. - И прощай.
   Лина развернулась и, не оглядываясь, пошла в сторону выхода. Потому что она вынесла урок из того, что произошло, но не хотела, чтобы прошлое продолжало портить ей настоящее.
   А в настоящем её ждал человек, которого она любила и не знала, что делать дальше. Но раз уж она решила сегодня решить все вопросы одним махом, то так тому и быть.
  
   Стас успел убрать разбитый стакан, вытереть пол и протоптать дорожку на ковре в гостиной, а Линки все не было. Если бы он курил, то всю квартиру уже заволокло бы дымом, но и тут не повезло. Когда обещанные Евой полтора часа истекли, у него кончилось терпение. Ну, сколько ещё можно?! Нервы и так на пределе. Лучше уж он просто покатается по городу в надежде случайно встретить её на улице, чем будет накручивать себя и дальше. Закрыв дверь ключами, которые ему оставила Ева, Стас спустился во двор, но сесть в машину не успел, потому что во дворе показался объект его тревоги.
   Линка размышляла, что и как скажет Стасу, чтобы до него дошло, что не нужно разговаривать с ней, как с маленькой, и при этом не обидеть его, потому не обращала внимания на то, что происходить вокруг. Из-за этого, когда её кто-то схватил и с силой обнял, прижимая её лицо к своей шее, она пискнула сначала от ужаса, а потом, почувствовав окутавший её знакомый запах, от боли в сжатых ребрах.
   - Извини, - тихо попросил Стас, чуть ослабляя захват, но продолжая прижимать к себе. Опасаясь, что Линка сейчас придет в себя и не даст ему сказать даже слова, он быстро зашептал, прижимаясь губами к её волосам. - Прости меня за сегодняшнее. Я не хотел говорить тебе все это, просто сильно за тебя испугался. А ещё приревновал к Андрею, вот и нес всякую фигню. Даже если бы там все себе ноги переломали, виноваты бы были они сами, потому что нужно смотреть, куда идешь. И ты можешь делать практически все, что угодно, только предупреждай меня, чтобы не волновался. Я за эти два часа чуть с ума не сошел, пока сидел у тебя на кухне.
   Он замолчал, а Линка начала сопоставлять факты и мысленно скривилась. Спасибо, конечно, любимой сестренке, но хотелось бы, чтобы он дошел до этого, без посторонней помощи. Эх, ладно, будем работать с тем, что есть...
   - Извиняю, - также тихо ответила она. - Надеюсь, ты Еве душу за мои секреты не продал?
   - С чего ты взяла, что она мне что-то рассказывала? - осторожно поинтересовался Стас.
   - Элементарно. Ты только что сказал, что сидел у меня на кухне. А попасть в квартиру ты мог только с тем, у кого есть ключи. Если, конечно, дверь не выбил, - она приподняла голову и вопросительно посмотрела на парня. И дождавшись тихого: "Нет", продолжила. - Вот. Значит, впустила тебя она. И если бы Ева не начала читать тебе мораль на тему моих детских комплексов и фобий, думаю, ты бы уже давно начал меня искать по друзьям и знакомым. Что скажешь?
   - Что умная женщина это очень сексуально.
   - Да? По-моему, раньше ты был немного другого мнения, - покачала головой довольная Линка, чувствуя, что у неё отлегло от сердца. Она действительно простила его, когда увидела, как испуганно он смотрит в её глаза. И даже желание немного помучить куда-то делось.
   - Это было до знакомства с тобой, - заверил Стас. И, немного помолчав, спросил: - А ты расскажешь мне, где была?
   - Расскажу. Только немного позже. Я есть хочу, - пояснила она.
   - Маленькая, а прожорливая, - неизвестно чему порадовался он, собираясь поднять её на руки.
   - Эй, можно я сама дойду? А то уже инвалидом себя чувствую...
   - Ну, ладно, - нехотя согласился Стас. - А ты мне за это все-все расскажешь.
   - Это шантаж!
   - Нет, это консенсус.
   - Блин, черт меня дернул связаться с юристом, - пробормотала Лина, уже поднимаясь по лестнице.
   - Ну что же ты так неласково с сестренкой? - попенял ей парень, за что заслужил укоризненный взгляд и смешок.
  
   Но поговорить они смогли только часа через три. Сначала Стас демонстрировал ей свои сомнительные кулинарные таланты, а после того, как Лина все-таки безмолвно съела предложенное ей на тарелке нечто, непонятно каким образом они оказались в спальне, и стало совсем уже не до разговоров.
   - Лин...
   - У?
   - Ты спишь, что ли?
   - Нет, я просто задумалась, - невнятно ответила лежащая на Стасе девушка.
   - А ты всегда храпишь, когда думаешь?
   - Чего?! Я не храплю! - настолько возмутилась она, что даже смогла оторвать свою голову от его груди.
   - Вот теперь я вижу, что ты проснулась, - улыбнулся он. - Да не храпишь ты, это я просто твои рефлексы проверял! - он перехватил пальцы, которыми она начала его коварно щекотать. - Ты мне все рассказать обещала...
   - Угу, - пробормотала она, вновь прижимаясь к его груди щекой. - Только давай завтра?
   - Хорошо.
   Тишина длилась ровно две минуты.
   - Лин...
   - Ну чего ещё?!
   - Я тебя люблю.
   - Угу.
   - Что "угу"?!
   - Я тебя тоже.
   - Уверена?
   - Да. А теперь мне можно поспать?
   - Ладно, так уж и быть. ТЕПЕРЬ - можно...
  
  
   Месяц спустя.
  
   - Тяните билет.
   Линка дрожащей от ужаса рукой ткнула в бумажный прямоугольник.
   - Хорошо, студентка Сотникова, у вас билет номер двадцать два. Будете готовиться или сразу отвечаем?
   - Готовимся, - еле слышно прошептала девушка и отправилась на последнюю парту в надежде хоть как-то отсрочить позор.
   Последние две недели она провела с конспектом в руках. Иногда тетрадь сменялась учебником, и все начиналось по новой. Стас сначала смеялся, видя такое старание. Но с тем, как темнели круги у неё под глазами, его веселье тоже уменьшалось. В конце концов, пять дней назад, он отобрал у Лины книгу и отволок девушку в прихожую.
   - Малыш, посмотри, пожалуйста, - он кивнул в сторону большого, в полный рост зеркала. - Ты же на себя не похожа.
   - Я помню, что три дня назад ты сказал, что я выгляжу, как зомби. - Ну, бледновата слегка. И похудела на пару килограмм, так это же хорошо. Оставшихся сорока пяти - за глаза!
   - Сказал! - подтвердил парень. - А сейчас ты похожа на несвежего зомби!
   Она хотела обидеться, но поняла, что он прав - на фоне загорелого Стаса она смотрелась, как нечто, выползшее из склепа.
   - И что ты предлагаешь? - обреченно спросила Линка.
   - Бросай свою литературу, и поехали на дачу к отцу, он нас уже месяц зовет. Отдохнешь, выспишься. И, наконец, поешь нормально!
   - Хорошо, - согласилась Линка. "Возьму с собой ноут, как Стас уснет, ещё немного поучу", - про себя добавила она.
   Потому, когда обнаружила на даче, что у неё нет не то что ноутбука, но даже и телефона, сразу поняла, чьи это происки.
   - Блин, Стас, ладно комп. А телефон за что?! - возмущалась она.
   - Хочешь сказать, что у тебя там никаких лекций нет? Все равно не поверю.
   - Мне правда учить нужно, - почти со слезами ответила она.
   - Тебе нужно хоть чуть-чуть отвлечься. Это ненормально. Твои родители знают, что ты со мной, если что - позвонят на мой мобильник. Тебе просто надо отдохнуть. И потом, даже, если с первого раза не сдашь, есть же пересдача. Но я верю, что моя любимая - самая умная и сообразительная девочка. Так ведь? - успокаивал он расстроенную девушку, укачивая на коленях.
   - Это, типа, тупую бы ты не полюбил? - подколола его немного успокоившаяся Линка. - Ладно, уломал. Сегодня никакой учебы. Завтра наверстаю...
   - Ангел! - простонал Стас ей в макушку. - Я хотел и воскресенье провести с тобой.
   - Значит, не судьба. Обещаю, если экзамен сдам, всё моё время будут посвящено только тебе! - поклялась она.
   - Да? - уже гораздо более заинтересованно отозвался он. - Ловлю на слове. Отдохни немного, и пойдем купаться на озеро, - добавил Стас, нежно её целуя.
   "Зря я тогда отдыхала вместо того, чтобы зубрить", - ругала себя Линка, тупо глядя на листик без единой надписи.
   - Сотникова, вы готовы? - прозвучал приговор. Девушка, с трудом переставляя враз ослабевшие ноги, поплелась к преподавательскому столу. - Готовы отвечать?
   Она была не готова ни морально, ни физически, но отступать было некуда. Потому, стараясь не встречаться взглядами с Мазуровским, начала свою печальную речь:
   - Для фиксации осколочного перелома нижней челюсти используются следующие методы...
   Перед глазами, как по волшебству, всплыл текст из учебника.
   Через несколько минут Николай Вячеславович её оборвал:
   - Теорию вы знаете очень хорошо, теперь продемонстрируйте все тоже самое на фантоме.
   Линка также заторможено выполнила все манипуляции.
   - Ну что ж... Я приятно удивлен. Честно говоря, был уверен, что вы попробуете как-то повлиять на оценку, мотивируя это близкими отношениями с сыном моей жены. Рад, что ошибся. Ставлю вам "отлично" и до встречи в следующем семестре, - сдержанно улыбнулся Мазуровский, протягивая застывшей от удивления девушке зачетку.
   Лина как сомнамбула вышла из аудитории. В то, что только что произошло, она до конца так ещё и не поверила.
   - Ну как? Сильно зверствовал? Завалил? - со всех сторон сыпались вопросы одногруппников.
   - Уйдите, не видите, у человека шок! - шикнула на них Маринка, уже получившая свою "четверку". - Сдала?
   - Ага, - кивнула Линка.
   - Ну и хорошо! Звони своему, а то, судя по виду, ты уже неделю не спала, пусть домой отвезет.
   - Ага, - все также ответила она.
   - Понятно, давай телефон, сама вызову, - смилостивилась Мариша.
   Неизвестно, что там говорила её подруга Стасу, но уже через несколько минут он тормозил у входа. Линка с подругами сидела на скамейке, не в силах поверить своему счастью. Девушки тоже были в легком ступоре. Так уж получилось, что кроме них троих и Вадима, сдать в тот день смогли только ещё два студента.
   - Ты как? - спросил Стас, поздоровавшись с остальными и притягивая любимую к себе. - Сдала?
   - Да. Причем, на "отлично", - она пребывала ещё в легком обалдении, потому безропотно позволила отвести себя к машине, только вяло махнула друзьям на прощание.
   - Вот и прекрасно. Сейчас едем к тебе, поспишь пару часиков, а потом будем вещи собирать, - он попытался аккуратно подтолкнуть Линку на пассажирское сиденье, но девушка воспротивилась.
   - Какие вещи? - не поняла она.
   - Твои.
   - А. А зачем?
   - Затем, что ты ко мне переезжаешь, - безмятежно ответил парень.
   - Правда, что ли?
   - Да. Ты мне в субботу что сказала?
   - Что? - Линка начинала чувствовать себя умственно неполноценной, потому что вроде как все слова знакомые, а если вместе собрать - ерунда какая-то получается!
   - Что после сдачи экзамена все время будешь посвящать мне. Из этого делаем вывод - с сегодняшнего дня мы живем вместе. Если ты не против, конечно... - добавил Стас, напоминая себе, что они должны принять это решение вместе.
   Девушка хотела уже начать спорить, но передумала. Зачем? Они любят друг друга, более того, когда расстаются больше, чем на пару часов, она готова на стенку от тоски лезть.
   - Хорошо, любимый, - улыбнулась Лина.
   - Что, и спорить не будешь? - не поверил своему счастью Стас.
   - Не-а, - зевнула она. - Ты меня любишь?
   - Да.
   - Я тебя тоже. Отныне и во веки веков, аминь. Поехали домой, а то я в машине засну, - попросила она, поворачиваясь, чтобы сесть в авто. Но не успела, потому что её быстренько развернули обратно и прижали к нагретому на солнце металлическому боку. В следующую секунду её уже целовали губы любимого, и Линка поняла, что иногда, соглашаясь с его решениями, она сама оказывается в бОльшем выигрыше...
  
   - Поехали уже, ба! - Канючила Ева, торопя Ольгу Петровну. - Видишь, люди делом заняты, целуются, - кивнула она на Стаса с Линкой, которые, не обращая внимания на окружающих, продолжали стоять в обнимку.
   - Вижу. Молодец, внуча, задание выполнила. Я тебе ещё тогда говорила, что для нашей балбески этот молодой человек - лучший вариант!
   - Бабуль, побойся Бога! Ей же четырнадцать было, - Ева аж подавилась вдыхаемым воздухом.
   - Возраст - не главное! - авторитетно заявила Ольга Петровна. - Не веришь, посмотри на меня!
   - Да верю, я верю, - замахала руками старшая внучка. - Тебя домой или к маме с папой?
   - Давай домой, дел ещё много...
   Пока машина двигалась в сторону выезда из города, Ольга Петровна думала, о том, как иногда полезно бывает подтолкнуть людей друг к другу. Вот не посоветовала бы она Еве, чтобы та Евангелину на их бесовские сборища взяла, сидела бы её младшая внученька в одиночестве. А так - и при деле, и под присмотром.
   А ещё она размышляла - если и вторую сережку, из комплекта, подаренного третьим мужем, переделать в кулон, получится ли убедить Еву, что брачных талисманов в семье было два?..
  
  
  
   (1) такого заповедника нет. Или автор о нем не знает, что тоже вариант;)
   (2) mandibula (лат.) - нижняя челюсть
   (3) (жарг.) - вышка для прыжков с парашютом.
   (4) "Сказ про Федота-стрельца, удалого молодца"
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"