Теслоу Юлианна: другие произведения.

Неправильно сбывшаяся мечта.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    "Один звонок - как спущенный курок.
    Трахбабах - и нет тебя, и потерялся смысл жизни,
    И ты идёшь не ведомо куда, затерявшаяся в своих мыслях.
    Но видимо фортуна решила показать, каково это - летать."
    Просто надоело читать про попаданок, где они имеют супер силу, являются принцессами, спасают мир и выходят замуж за красавца-принца, который на протяжение всей книги хвостиком бегал за героиней. Потому и решила написать про девушку, которая просто попала в другой мир и просто в нём жила.

    Последнее обновление от 26.12.15. Проект писался 16.11.14. - 23.12.15. г.г.

    Закончено!
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ

 
 

 []

  Предисловие.
  
  Ну наконец-то я доделала свой проект. На этот раз задачку мне задали очень сложную. Нужно было составить план нового театра, который открывали в честь Софии Лоуренты. Ну и стерва же она. Решила, что театр должен соответствовать её вкусу. Она отвергла более десяти моих чертежей, каждый раз говоря, что это не то, называя меня нелестными словами. Но как я могла сделать, если она толком ничего не говорит, только намёки, а я их не понимаю! Вот и пришлось повозиться. Зато теперь могу отдохнуть и наконец сходить с Мариной куда-нибудь.
  Марина - моя лучшая подруга ещё со школы, а её муж - мой друг детства Олег. Я всё время вспоминаю наше знакомство. Мы тогда учились в одиннадцатом классе. Олег сам по себе лидер, а я обыкновенная тихоня. Но вот у Олежки сердце доброе и меня он не забывал. Поэтому каждый раз, когда он с пацанами куда-нибудь шёл, то меня обязательно прихватывал с собой, а остальные со временем ко мне привыкли и тоже заходили за мной. И вот один раз, поздно вечером, идём мы по переулку, а навстречу нам идёт девушка. Она не глядя врезается в Олега и нагло так заявляет:
  -Убери свои руки, которыми ты задницу подтираешь, с моей талии.
  -Фи, больно надо. От тебя духами прёт за метр, а вблизи совсем задохнешься. - в ответ сказал мой друг.
  -Мне на твоё мнение срать с высоты Пизанской башни - продолжала наглеть девка.
  -А мне на твоё - на манер передразнивания просипел Олежек.
  -Сдружимся- вот после этих слов Олег всё же не нашёл ответ, но после минутной задержки всё-таки выдавил из себя:
  -А с чего ты взяла, что я вообще хочу с тобой дружить? - вот тут девчонка уже смотрела на друга, как на барана. Нет, а что это за цаца такая? Видимо у остальных парней тоже было что-то подобное на уме, потому как они бесстыдно заржали. Но девка не растерялась
  -Ну и чё вы ржёте, кони недоделанные?!
  -Сама ты конь - выкрикнул Димка
  -Ах, простите, я не знала, - покаянным голосом начала незнакомка - ну правда, какие вы кони, вы же ЛОШАДИ! - после этого уже засмеялись все.
  И правда, сдружились быстро. А потом Олег стал с Мариной встречаться (это было уже в универе), а теперь вот живут вместе, ребёнка имеют. Да и вообще из нашей группы только я на "свободе" осталась... двадцать пять ещё, успеется...
  Ладно, позвоню Марише. Странно, трубку что-то не берёт. Это на неё непохоже. Звоню Олегу.
  -Алло.
  -Олег, прив...
  -Знаешь, Анют, ну ты и дрянь! Я бы в жизни такого не сделал! Зачем, зачем?! Я не понимаю и не хочу понимать. Забудь сюда номер и дорогу - и отключился.
  Я потрясённо смотрю на телефон. Что же это... Да, я ничего... Ни-ни... И, сев на скамейку, разревелась. Когда немного успокоилась, пошла домой. Уже дома поела, помылась в ванной и залезла в инет.
  НЕ-Е-ЕТ!!! Кто это выложил сюда?! КТО!!!
  Теперь понятно, почему на меня обиделись Марина с Олегом. И ведь подкопаться не к чему, потому что это правда-а... Ну во-от, опять начинаю плакать... Блин, ну почему-у? Почему я это не удалила? Уууууу... КАК??? Как я это смогла выложить? Ууууу... Всё-ё, я уже в исте-ерике...
  Меня отвлёк телефонный звонок. Я лихорадочно стала тыкать на кнопки, но почему-то ни одна не отвечала. Наконец, когда нажала на нужную, услышала голос Николая Евгеньевича, моего начальника
  -Аня, я понимаю, ты заслуживаешь выходной, но тут пришёл один о-о-очень влиятельный человек и боюсь без тебя нам не справиться... - начал свою песню Николай.
  - Хор-хор-хорошо - с заиканием выдала я. А что, не киснуть же мне тут, проветрюсь хоть, да и отвлекусь немного.
  -Ладно, жду через час. - Донельзя радостно пропел начальник. Ну хоть кому-то хорошо.
  Пошла на кухню попить воды. Проходя мимо шкафа-купе, заметила какое-то чудище, нет, Чудовище. От увиденного я аж подпрыгнула и моментально скрылась в ванной, потому что это единственное место, где дверь закрывается на защёлку. Перевела дыхание. Ну и ладненько, воды и тут попить можно. Подошла к раковине, включила кран с водой и, наклонившись, утолила жажду. Поднимаю голову и в зеркале вижу опять это чудище. Только в этот раз уже поняла, что чудовище - это я. Да, заплаканные красные глаза, сопливый опухший нос, волосы дыбом, как после хорошей пьянки, и футболка, съехавшая с плеча. Такую в тёмном переулке увидишь, и дёру дашь. Ну всё, хватит заниматься самобичеванием, а то Николай Евгеньевич уже поди заждался и умывшись, пошла одеваться.
  Так, так, так, ну и чтобы мне одеть? Свой скудный гардероб я давно не обновляла. Ладно, думаю, юбка и рубашка сойдёт. Теперь накрасимся, а то от меня все шарахаться будут, как от чумы. Ну, всё, теперь худо-бедно подойдёт. Подошла к зеркалу. Длинные русые волосы, заплетённые в колосок, обыкновенная белая блузка классического кроя с кружевным воротником и бежевая юбка-макси. Посмотрела на лицо. Зелёные глаза, ресницы, удлинённые благодаря туши, немного бронзовых теней и тонкие губы. М-да, не красавица я и излишним вниманием никогда не страдаю, да и простым вниманием тоже. За всю свою жизнь встречалась два раза и то, наши отношения не продержались больше года. Но не будем об этом. Посмотрела на часы. О черт! Я же опаздываю! И умчалась.
  
  ***
  
  На работе засиделась допоздна. На улице темнота - глаз выколи, а фонарей нету. И вот иду я по переулку, как слышу шебуршание за спиной. Поворачиваюсь. Стоит какой-то бугай с бутылкой водки в правой руке и похабненько так улыбается беззубой улыбкой. Нет, я конечно понимаю, что со своей неказистой фигурой в трезвом состоянии никому не понравлюсь, но неужели сейчас я попала как раз в тот раздел, где "на безрыбье и рак рыба"? Нет уж, спасибо, не хочется.
  -Здрасть - тихо проблеяла я . А то ж, в мыслях храбрюсь, а на деле уже колени подгибаются.
  -Привет, Цыпа. - сказал... Сказало это нечто, и двинулась на меня. Я попятилась назад, а беззубый танком попер на меня. Я сделала шаг назад, он - приблизился. Снова отступила, прет на меня гад! Я сделала еще одну попытку.
  - Не балуй, ципа! Стой! - и побежал за мной. Я развернулась, заорала, будто резанная и побежала. На кроссе в школе не показывала таких результатов. Не знаю как, но почувствовала, что бугай заносит руку с бутылкой. Метнулась в сторону от его руки. Удар головой о стену напомнил, что я между двумя зданиями, которые кто-то окрестил улочкой. Повторная боль в голове обозначила истинное положение дел - меня все-таки шандарахнули бутылкой.
  Очнулась я от ощущения, что моя голова сейчас разорвётся на мелкие кусочки. Ойё... Куда же это я вляпалась? Меня, МЕНЯ везут в каком-то ящике. Пытаюсь пошевелиться, но слишком тесно. За стенкой слышу голоса. Спокойно, СПОКОЙНО(!) я сказала. Та-а-ак, я стала лихорадочно соображать... Что же делать, что же делать? Вдруг одна из стенок моего заточения открылась. Опа, теперь я поняла в чём меня везли - в багажнике машины. Может, если я успею вылезти и позвать на мощь, то всё обойдётся? Но тут к багажнику подошёл тот самый беззубый бугай. Посмотрев на мои расширенные от ужаса глаза, потрясённо сказал
  -Серёг, тут эта очнулась, чё делать то будем?
  -Чё, чё - услышала я такой же пьяный грубый голос - отпустить мы её не можем, ещё ментам на нас нажалуется. А оно тебе это надо? Нет! Поэтому стукни ещё раз по головке и дело с концом. Во-о-он под теми кустиками закопаешь. Всё равно скоро осень и сюда никто не сунется. А за это время успеем уйти из города.
  Я испуганно сжалась. Пыталась выдавить из себя хотя бы звук, но не получалось. Бугай всё-таки стукнул меня по голове.
  Повторно я очнулась когда меня несли в каком-то большом свертке. Попыталась пошевелиться. Видимо это как-то отразилось внешне, потому как услышала голос Серёги:
  -Посмотри, какая гадина живучая попалась - и упала на землю. Потом получила удар ноги опять в мою, и так уже сломанную черепную коробку.
  Опять пробуждение. Да когда же это закончится?! Почему я не могу спокойно уйти в рай?! А может - это кара за содеянное? Холодно, как же холодно и запах. Запах сырой земли. Закопали!
  Меня всё-таки закопали! Ужас своими холодными щупальцами стал подбираться ко мне. Я уже ощущала его на ногах. Я забилась в панике. Тук. Тук. У меня полились слёзы. Опять. Уже который раз за этот день.
  Ужас уже достиг моего живота. Боль, сильная боль пронзила моё тело. Тук. Тук. Я забилась в немом крике. Ужас уже стал достигать моих лёгких, мешая мне дышать. Тук. Тук. И вот он достиг сердца. Всё. Я свободна.
  
  Странно все ... И эта жизнь
  Зачем оно нам надо?
  И чудна эта печальная быль
  Хоть кажется иногда ядом.
  И все - рождение и жизнь,
  любовь, и страсти, и страдания -
  Лишь капля в море, и хочешь все забыть
  Но не оставишь ты надежды и мечтания ...
  А мир вокруг все куда-то спешит и шумит
  И каждый из нас - пустая только беготня ...
  Все так сложно. И пройдет лишь миг -
  Там умрет старик, а там - родится дитя ...
  И твоя жизнь для вечности -
  Только падение мелкой капли ...
  Новая мелкая опора устойчивости,
  Но краткая, как сигарета "Капри" ...
  Но мы свободны действовать, как желаем -
  Поцеловаться и прощать, возненавидеть и убить ...
  И каждый из нас идет, как пожелает
  И не остановится, чтобы взглянуть, и задуматься на миг ...
  Что все вокруг - пустое существование
  А мы все куда-то бежим и спешим
  И пустые все наши надежды и мечтания -
  Как бы мы ни жили - все одинаково жизнь завершим ...
   (Шельм)
  
  Часть 1. А сбываются ли мечты? Или не загадывай того, чего потом не разгребёшь.
  Я не ищу лёгких путей, я не из таких людей! Я выбираю сложные дороги и скачу по ним, как балерина по нотам! (с)
  
  Глава 1.
  
  О нет, мне жизнь не надоела,
  Я жить люблю, я жить хочу,
  Душа не вовсе охладела,
  Утратя молодость свою.
  Еще хранятся наслажденья
  Для любопытства моего,
  Для милых снов воображенья,
  Для чувств . . . . . всего.
  
  Пробуждение. Опять. И почему снова так болезненно? Голова... Нет, она не болит - я её вообще не ощущаю. Вот так: шея - есть, а башки - нету. Пытаюсь пошевелить рукой. Получается, но с большим трудом. Теперь пробую открыть глаза. Небо, голубое небо. Я свободна! Я СВОБОДНА! Да! Перевожу взгляд ниже. Деревья, пригорок и ручей снизу. Наверное, это овраг. Скорее всего, в темноте мужики не увидели его, а когда закопали, то я каким-то образом скатилась сюда.
  Там сверху, около оврага, появилась девушка лет восемнадцати в синенькой рубашке и юбке до земли с корзиной в руках. Странно, вроде бы ещё не грибной сезон. Тут девушка, завидев меня, ахнула и ринулась в овраг. А волосы-то у неё золотые, вон как переливаются на солнце, а глаза голубые, наверное. Да, точно. Златовласка подбежала ко мне и что-то залепетала. Я её не понимала. Может я стала глухонемой или память отшибло? Голубоглазая поднялась и побежала назад к деревьям, но на полпути развернулась и пошла обратно. Не доходя до меня девушка снова развернулась и добежав до деревьев, пропала из виду. Спустя несколько минут Злата, как окрестила я её, пришла вместе с каким-то мужиком. Он был одет в голубую рубаху, длиной до середины бедра, по бокам были небольшие разрезы, рукава суженые к низу, овальный вырез горловины. Чёрные штаны были неширокие и тоже сужались к низу, как рубаха, на талии присобраны и удерживались пуговицами. Вся эта "конструкция" держалась на его теле благодаря простому поясу. На голове у него красовалось что-то наподобие кепки, одетой на кудрявые пшеничного цвета волосы. Злата подошла ко мне и стала говорить, как будто успокаивая или уговаривая. Прям как моя Маринка. Маринка... Воспоминание о ней больно кольнуло сердце, и я скривилась. Девушка, наверное, подумала, что это от физических ран, потому как стала говорить быстрей и кого-то звать. Я так поняла того самого парня. О, а вот и он. Несёт подобие носилок, только сделанные из веток. Кудрявый подошёл, поднял и перенёс меня на "носилки". Потом этот самоделкин повёз всю эту кучку в гору. Я корчилась каждый раз, когда попадала на кочку. Злата шла рядом и постоянно говорила -Сарэми. Сарэми (Держись).
  Под размерный шаг мужчины и проговаривания девчонки я уснула. Проснулась уже, когда движение остановилось, и меня подняли на руки. Осмотрелась. Деревня. Меня всё же вывезли за город.
  Навстречу нам выбежала толстая женщина в богато расшитой синей рубашке и длинной, винного цвета, юбке. На груди у неё висели крупные ярко-красные бусы. На голове синий платок с красными узорами. За этой дамой бежала худенькая щупленькая девушка, одетая тоже в рубашку с юбкой, только уже тёмно-зелёного цвета. В руках она несла какой-то сверток и пучок травы. Скорее всего, это внучка местной знахарки. Меня занесли в дом и уложили на жёсткую узкую маленькую кровать. Выгнав из избы носильщика, Злата, женщина и травница стали быстро освобождать меня от разорванной грязной одежды. Потом, принеся таз с водой, стали меня мыть. Сильно они не усердствовали, видимо боялись, что раны раскроются. После этой процедуры надо мной уже стала работать одна травница. Она умело обрабатывала раны, потом чем-то их смазывала и перевязывала. Всё это время златовласка и хозяйка (а та женщина наверняка таковой здесь и является) говорили что-то на своём языке, как-то странно при этом косясь на меня. Я не обращала на это внимания, потому как просто устала и хотела покоя. Наконец, когда меня оставили одну, я смогла осмыслить некоторые вещи:
  -Я в сельской местности, хотя не представляю, как меня могли сюда привезти, ведь от Санкт-Петербурга до ближайшей деревни минимум день езды (а может и больше, за пределами города не была ни разу).
  -Здесь есть травница (или знахарка). Правда, это мелочь, но всё рано странно.
  -Здесь носят одежду, пошитую на старинный манер (этак древней Руси).
  -И, ЯЗЫК! Я его просто не понимаю. Нет, своими достижениями я похвалиться в этой области не могу, но именно этот язык отличается ото всех мною когда-либо слышимых.
  -Отсюда вытекает последнее. Если здесь говорят на другом языке, то получается, что я за границей?! Но как!
  Ну и что же со мной произошло на этот раз? (И это за один то день!) Я помню только ощущение свободы и ВСЁ! Так, ладно, буду решать проблемы по мере их поступления, главное только не пропустить начало.
  
  ***
  
  Проснулась я на следующий день. Около меня на шатком табурете сидел мальчишка лет семи в рубашонке, штопанную раз *надцать. Его рыжие волосики смешно торчали в разные стороны. Мальчишка увлечённо занимался попыткой того, как скосить глаза, чтобы увидеть свои веснушки на носу. Смешной. И где только такие водятся?! Рыжик вдруг поднял голову и посмотрел на меня. Хлопнул ресницами и, резво соскочив со стула, помчался на улицу, видимо звать вчерашних знакомых. Я же, воспользовавшись ситуацией, стала рассматривать избушку. М-да, что я скажу. Люди этого захолустья не знают о таких полезных вещах как газ и свет, что уж говорить про технику и вообще инновации современного мира. В углу стояла большая печь, рядом с ней кровать, на которой расположилась я. По бокам стен стояли сундуки и шкафы. Посередине стол, на котором лежало сто-о-олько вкусностей...
  Ну что я скажу, изба как изба. Посмотрела в маленькое окошко - время уже где-то послеобеденное. Долго же я проспала. Тут вошла хозяйка с травницей. Последняя сразу же стала осматривать мои раны, потом дала мне какой-то раствор. Буэээ... какой горький - хуже грейпфрут, который я терпеть не могу.
  Сегодня женщина уже не показывала радушную, добрую хозяюшку, а злую, скупую, которая держит всё в своих руках, бабу. Она выказывала всю неприязнь ко мне, и в глазах её читалось: теперь ты мне должна отдать долг. Н-да, что-то мне подсказывает, что долг я буду отдавать долго. Наконец, когда знахарка закончила мой осмотр, "хозяюшка" кинула мне, как собаке, хлеб и поставила на пол кружку молока. Попробовала - уже прокисшее.
  Меня опять оставили одну. После того как поела, решила обдумать всю сложившуюся ситуацию. Сейчас мне просто необходимо лечение, поэтому останусь здесь до выздоровления и уйду. Но я не знаю здешний язык, культуру и местность вообще. А это значит, что я потеряюсь при первом же случае, будь то лес или город. Отсюда вывод: мне придётся задержаться ещё на месяц или даже два, выучить за это время всё необходимое, а потом бежать. Ну ладно - это всё потом, а пока надо выздороветь.
  
  ***
  
  Так прошло ещё несколько дней, пока я почувствовала себя здоровой. До сих пор не понимаю, как выжила и почему на мне всё заживает, как на собаке? Во время лечения мне разрешали ходить по дому, двору и по полю, которое было в нескольких минутах хоть бы отсюда. С людьми я не могла общаться из-за языка, учиться даже и не пыталась. Не скажу, что меня всё это напрягало, но неизвестность - это, наверное, самое худшее.
  Наконец, когда я уже смогла свободно передвигаться, мне и указали моё место. В тот день я, как обычно после прогулки вернулась в дом и, уже было хотела лечь спать, как хозяйка завопила с гневными нотками в голосе и, схватив меня за волосы, поволокла на конюшню. Всю дорогу я прожигала её спину взглядом. Ещё бы, хоть у меня волосы и длинные, но таки-и-ие ре-е-едкие. Я их долго отращивала, ещё с младших классов. И вот теперь, какая-то деревенская баба мне их выдирает! Да я...
  И ничего я не успела сделать, потому как хозяйка, не церемонясь, толкнула меня на сено, а сама вышла и закрыла амбар на замок. Да, а это сильно усложняет мою задачу с побегом. Ну и что мне делать? Спасать меня никто не будет, потому что... потому что... ПОТОМУ ЧТО Я В ДРУГОМ МИРЕ!!! Эта новость так неожиданно пришла мне в голову, что я, как громом поражённая, аж подпрыгнула. Да. Да. Это всё и объясняет. Тут я, поддавшись какому-то порыву, запела как сумасшедшая песню, взявшуюся из ниоткуда, на мотив Высоцкого:
  Если вы не в этом мире
  Лягте на пол три-четыре
  Выполняйте правильно движения.
  Прочь влияния извне
  Привыкайте к новизне
  И попробуйте остаться вы в своём уме.
  Голос свыше, тошнота
  И головокружения -
  Это повод, чтоб попрыгать до изнеможения.
  Супер сила, магия и миссия
  И ещё в придачу принц из Персии,
  Не дают покоя даже Криссии.
  Но ведь это не проблема,
  Если бегать по примеру,
  На небесных марафонах, Калиринина.
  В заключение скажу:
  Если думать не начну,
  То прощай моя любимая Сардиния.
  Сардиния... Хе-хе, надеюсь, что это не название этого мира. Хмм, если это так, то как тогда называть местных жителей? Сардинаниями, Сардиниями или может просто Сардинами? Ладно, не буду забивать себе этим голову. С тоской посмотрела на сено. Да, вот они привычки городского жителя: ванная, туалет, мягкая постель и электричество. Хнык - Хнык, и как же я без всего этого проживу?! Эхх, жаль, что я не прочла "Пособие по выживанию для попаданки". Хотя та же "Лейна" подойдёт, но я вообще не люблю книги и если читаю, то классику. А книжный фэнтезийный червь - это у меня Маринка... была... Так, нужно собрать все свои скудные пожитки знаний:
  -Я должна услышать голос богов (-)
  -Потом встретить местного жителя, желательно ведьму (+)
  -Помагичить (-)
  -Найти провожатого и супер коня (-)
  -Отправиться в путь-дорогу (-)
  Ну, думаю дальше можно не продолжать и так видно, что я профукала по всем первым пунктам (ну почти).
  Пффф... Вот и сбылась тайная мечта идиотки! Всё, в следующий раз на Новый год буду загадывать себе что-нибудь менее глобальное. Грустно усмехнулась. А будет ли этот следующий раз? Смогу ли я вернутся домой? А надо ли мне вообще туда возвращаться? И только сейчас поняла, насколько я одинока. Родителей нет - я из детдома. Меня взяла к себе одна старушка, пытаясь скрасить свои последние годы. Жила она долго, до семидесяти лет (мне тогда исполнилось девятнадцать). Маринку с Олегом мне уже не вернуть, да и если бы волшебным образом время вернулось вспять, то я всё равно уже не могу спокойно им смотреть в глаза. Школьные друзья? Они, наверное, уже и не помнят меня. Сотрудники? Я не общительный человек, поэтому они по мне скучать не будут. Кот, собака, хомяк или кактус? Нет, у меня таковых нету. Одна, я одна. Даже в этом мире остаюсь одинокой.
  Укладываюсь на сене. Как же неудобно. Всё колется, чешется, от пыли чихаю, да ещё эти грызуны. Бррр, ненавижу мышей. Ворочаюсь из стороны в сторону, но мне всё же удаётся уснуть. И мне снится сон, впервые за всё время пребывания здесь.
  
  Я стою на кухне и готовлю к приходу гостей своё коронное блюдо - Телятина на косточке с кунжутом и пюре из нута с зеленым салатом. Ммм, такой деликатес я могу себе позволить только в особые праздники. Тут звенит звонок. Я лихорадочно пытаюсь создать видимость чистоты на кухне. Потом бегу открывать дверь. Там стоят Олежка с Маришкой, на руках которой ребёнок. У меня по спине между лопаток течёт холодный пот, но внешне я ни чем не выдаю себя: стою, приветливо улыбаюсь, приглашаю гостей в дом, провожу их в зал. Друзья привычно рассаживаются на диван, я же сажусь в кресло. Мы заводим разговор. Так и проходит наше время до тех пор, пока моя телятина готовится. Потом мы уже идём на кухню и начинаем есть. Олежек хвалит меня и в шутку просит взять его Маринку к себе в ученицы. Та картинно обижается на супруга и начинает ему что-то говорить, но я не понимаю что...
  
  Я проснулась резко, в холодном поту и адреналином в крови, как обычно бывает после видения этого сна. Ну вот, опять так и не узнала, о чём они говорили. У меня такое чувство, что после спора между супругами я должна буду узнать правду. Оглядываюсь: всё ещё темно. Интересно, а сколько сейчас времени? Да и погодка ухудшилась - похолодало. И это только лето, а что будет потом? Пытаюсь уснуть, но не получается. Решила посчитать овец, говорят, помогает. А я скажу вам - врут. Нагло врут. На одиннадцатой овце начинаешь считать себя дураком и бросаешь это мутное занятие. Полежав ещё немного, решила уйти в воспоминания о том, как в детстве боролась с бессонницей.
  
  Анна Костылина. Двадцать лет назад.
  Я лежу в кроватке, укутанная мягким пуховым одеялом. Смотрю на бабу Зину, на её сгорбленную спину, опустившиеся плечи, покрытые шалью, седые волосы, глаза, тоже посветлевшие от времени, на её сухие руки, которые гладят меня по голове, и слушаю старый скрипучий голос, рассказывающий мне сказку на ночь. Я смотрю на неё и понимаю, как ей тяжело со мной, ведь это за ней должны ухаживать, а не наоборот. Но у неё семьи нет. Погибли в автокатастрофе, а дальним родственникам она уже и не нужна. Вот она, одинокая старость, одинокая смерть. Старушка заканчивает свой рассказ, только мне не спится, да и чего греха таить, хочется ещё послушать чего-нибудь.
  -Баб Зин, ну баб Зин, а расскажи ещё - прошу я её.
  -Нет, дорогая, на сегодня хватит, тебе нужно спать, да и мне тоже - уже тише продолжает она. Но мне не хочется сдаваться.
  -Ну расскажи. Я никак не усну, а расскажешь, то усну. Ну расскажи - начала упрашивать бабушку.
  -Ну, хорошо - после минутного молчания согласилась она и запела мне колыбельную:
  Спи, моя радость, усни.
  В доме погасли огни.
  Птички затихли в саду.
  Рыбки уснули в пруду.
  
  Месяц на небе блестит,
  Месяц в окошко глядит.
  Глазки скорее сомкни,
  Спи, моя радость, усни!
  Но дальше я уже не слушала, потому что волны нежности, даримые старушкой, понесли меня в прекрасный мир грез.
  И сейчас, вспоминая это, я со счастливой улыбкой заснула.
  
  ***
  
  Проснулась я оттого, что на меня обрушился поток ледяной воды. Моё тело, которое за ночь успело превратиться в сосульку, вскочило, вытянувшись по стойке смирно. Открыв глаза, увидела хозяйкудома, стоявшую около меня с ведром. Её гневный взгляд метал молнии, а из уст слышались слова, которые, скорее всего, были нецензурными.
  -Aw, baki sa pagkatulog, pagmata? Nganong ania ako dinhi hingkaplagan mo? Unsa ang inyong lounging sa pasungan, duha ka mga lungag nozzles?! Ikaw sa kaadlawon sa pultahan kinahanglan nga adunay sa pagbarug ug maghulat, sa diha nga ako moanhi, siyempre! Karon, sa madali mitindog ug miadto sa pagtrabaho! (Ну что, лягушка спящая, проснулась? Для чего я тебя здесь содержу? Чтобы ты, развалившись на сене, в две дырки сопела?! Ты на заре уже должна около двери стоять и ждать, когда я приду, понятно? А теперь быстро встала и пошла работать!) .
  И после этой длинной тирады, она схватила меня за волосы (опять! ) и потащила в огород. Ну, огород, как огород, типичный для средневекового крестьянина. Хозяюшка, не останавливаясь, прошла к картошке.
  -Nagpasabot aron nga ang tanan nga vypolela hangtud sa katapusan sa adlaw. Paniudto dad-on ninyo. Kon dili pagsagubang, cit, ikaw dinhi pa ug gabii sa paglingkod! (Значит так, чтобы всё выполола до конца дня. Обед тебе принесут. Если не справишься, белоручка, то будешь тут ещё и ночью сидеть!)
   - Я непонимающе смотрела на неё. Не поняла, мне что, всё это выполоть или только какую-нибудь часть? - Aw, unsay imong pagtan-aw? Trabaho! (Ну, чего уставилась? Работай!) - сказала она напоследок и ушла.
  Я растерянно хлопала глазами. Ладно, будем надеяться, что она не тиранша и мне задали выполоть только чуть-чуть, а не все несколько га, что здесь насажено.
  Так я и провела время за работой где-то до обеда. Не скажу, что я выполола много, но до середины оставалось немного. Моё одиночество скрашивали песни, которые я пела себе. Решила встать и разогнуть спину. Послышался хруст. Оборачиваюсь. Ко мне бежит тот самый рыжик, который сидел около меня в первый день. Интересно, а кто он хозяйке? Подбежав, мальчишка дал мне кусок хлеба и кружку молока. Эх, а я надеялась, что это пришли меня на отдых отпустить. Мечты-мечты. Поев, принялась за работу дальше. Уже к концу дня у меня руки были все в мозолях, под ногтями грязи тьма-тьмущая, а сами ногти все пообломались. Ко мне ещё раз прибегал рыженький с едой и всё, больше никого. Только поле с картошкой и солнце, которое уморило меня всю тут. Посмотрела на свои труды-творенья. Больше половины! Да, я в жизни столько не работала, кому рассказать, не поверят. Ещё осталось прополки на полдня, может если бы я захотела, то дотемна и управилась (что очень преувеличено), но силы во мне иссякли и максимум, на что я способна - это на то, чтобы дойти до кроватки или до сена, мне без разницы сейчас, и спать. О, а вот и хозяйка. Ну что же, как говориться, принимай работу!
  -Busa unsa ang imong buhaton dinhi? Aw, pag-ayo, kini labaw pa kay sa akong gilauman, apan ikaw wala pa gihapon mahuman sa ingon. Busa, sumala sa akong gisaad, kamo magpabilin dinhi hangtud sa katapusan. (Ну и что ты тут сделала? Так-так, это больше, чем я рассчитывала, но ты всё равно не выполнила задание. Поэтому, как я обещала, ты остаёшься здесь, пока не закончишь.) - И, развернувшись, пошла назад. Я тоже пошла за ней, но она неожиданно остановилась. - Unsa ang dili tin-aw, ako misulti kaninyo, hangtud nga ikaw gibuhat, kamo dili mobiya! (Что непонятного, я же сказала, пока не закончишь, не уйдёшь!) - показала она пальцем на поле.
  Жаль, мои ожидания не оправдались, она оказалась тираном. Я лишь горестно вздохнула и умоляюще посмотрела на женщину. Она оставалась непреклонной. Тогда я попыталась разыграть обморок. Не получилось. Эта баба что, из стали? Наконец отчаявшись, я упала пред ней на колени в молящем жесте и лед в её глазах начал таять.
  -Aw, kon sa ingon mangutana, unya okay, alang sa karon. Apan kini mao ang katapusan nga panahon! (Ну раз ты так просишь, то ладно, на сегодня всё. Но это было в последний раз!)
  - Эээ, сработало? Да!
  Я, резво подскочив, побежала в дом, но потом остановилась. Подождала, когда подойдёт хозяюшка и покажет, где мне спать. Она видимо поняла мою проблему, поэтому просто махнула рукой на амбар. Оу, а меня сегодня не запирают, а это значит, что мне доверяют! Если буду двигаться и дальше, то побег будет не таким уж и тяжелым. Но сначала надо помыться. Я прошла во двор, ища глазами бочку с водой. Из мужчин здесь никого нету, только мальчишки и рабочие, которые приходят днём, вечером тут пусто. Раздевшись, залезла в воду, нагретую за день. О да, наконец-то я смою с себя всю грязь. Это конечно не баня, в которой я имела удовольствие побывать, но тоже неплохо. Накинув на себя юбку с блузкой, которые прихватила попутно из сеней, прошла в одну из конюшен, которую используют как склад. Взяла себе там зимний теплый меховой плащ, чтобы ночью не мёрзнуть, и пошла в амбар. В этот раз я уснула моментально.
  
  ***
  
  В этот раз я очнулась сама. Ещё даже успела сходить в туалет и сполоснуть лицо водой до прихода женщины. Эх, а я так и не узнала её имени, надо будет исправить.
  -Na pagmata? Maayo alang kaninyo, ug kamo makakat-on sa madali. Nan, sa pagkaon ug sa pag-adto sa paghuman sa mga patatas. Ako Kini? (Уже проснулась? Молодец, а ты быстро учишься. Значит так, на вот поешь и иди закончи с картошкой. Понятно?)
  - Протянув мне еду, сказала хозяйка. Я в знак благодарности кинула головой. - Sa higayon nga tin-aw, nan magausap mas paspas nga buhat dili matulog! (Раз понятно, тогда жуй быстрее, работа не дремлет!)
   - Я не поняла, мне приятного аппетита, что ли пожелали?
  Наконец доев кашу, которая очень похожа на нашу гречку, решила всё же закончить вчерашнее дело. Меня не остановили, значит я иду в правильном направлении. Вот, это и будет моей тактикой - Втереться в доверие! Как говорил один человек "Человека без мотива никто не заподозрит. Запутывай своих врагов. Если они не узнают кто ты и чего хочешь, то не угадают твой следующий шаг". И снова напевая себе песни группы "Время и стекло" принялась за прополку. Где-то до обеда я и проработала. На этот раз ко мне прибежала Злата, правда без еды.
  -Kita moadto mas paspas. Clan nga nagtawag kaninyo. (Идём быстрее. Тебя Клана зовёт. ) - и потянула меня за руку. Ого, а я и не знала, что эта девушка так быстро бегает, но и я, как говориться, не лыком сшита.
   Когда мы добежали до дома, златовласка повела во двор, к бочке с водой, а сама побежала за сменной одеждой. Что же случилось? Что за спешка? Злата принесла мне платье. Простое голубое платье с рукавами, овальным вырезом и пояском.
  -Umari kamo sa madali, pagalabhan niya ug pag-ilis, sa Banayng dili sama sa paghulat. (Давай быстрее мойся и одевайся, Клана не любит ждать.)
  - Я так поняла, меня подгоняют, поэтому не стала задерживаться и помылась быстро. Надела на себя платье. Не знаю, как я смотрюсь со стороны, но обтягивает это платье всё что можно. Тут девушка расплела мой французский колосок, который тут не делают и заплела мне обыкновенную косу, спустив её сбоку. Потом на голову завязала голубую ленту и повела меня в избу. Около входа остановилась, ещё раз осмотрела меня и впихнула в дверь. На меня тут же обратили внимание две пары глаз. Это была хозяйка и мужчина лет сорока, сидевший напротив её.
  -Lingkod. (Присаживайся.) - Махнула рукой женщина на стол. Я несмело присела на табурет.
  -Kaon. (Ешь.) - придвинули ко мне тарелку со щами. Я принялась за еду.
  А меж тем разговор гостя с хозяйкой продолжался:
  - Dili, siya dili gayud gikan sa sosezdney balangay. Didto uban sa buhok ug kolor sa panit wala bisan kinsa. (Нет, она точно не из соседней деревни. Там с таким цветом волос и кожи никого нету.)
  - Unya kinsa man ug diin? (Тогда кто она и откуда?) - недоумевала женщина.
  - Nga ikaw mahibalo sa usa ka tawo ngadto sa iyang balay gitugotan.(Это ты должна знать, кого к себе в дом пускаешь.) - огрызнулся мужчина.
  - Kini wala mag-ingon. (Она не говорит.) - стала оправдываться хозяюшка.
  - La Muette? (Немая?) - чему-то удивился он, и уже обратился ко мне - Unsay imong ngalan, gamay nga batang babaye? (Как тебя зовут, девочка?) - я лишь непонимающе посмотрела на него.
  - Dili, kini mao ang dili lamang sa mga amang apan bungol. (Нет, она не только немая но и глухая.) -покачала головой хозяйка.
  - Kini mao ang dili tinuod nga kagahapon sa diha nga ako gipahinungod sa iyang kalan-on, dayon nakadungog sa iyang pag-awit. (Неправда, когда я вчера относил ей еду, то слышал, как она поёт.) - сказал рыжик, появившийся из ниоткуда. Мы все с интересом посмотрели на него. - Apan siya sa pag-awit sa lain nga mga awit. (Но она пела странные песни.)
  - Barangan? (Ведьма?)
  - Barangan? (Колдунья?) - в один голос крикнули старшие.
  - Dili, siya miawit sa uban nga mga zyke? (Нет, она пела на другом зыке?) - ответил мальчик.
  - Busa dili iya dinhi. Kini mao ang dili maayo. Sa wala madugay sila pag-usab ug kita kinahanglan nga masayud nga kini nga kini. Makahimo ba Runaway Pangasaw-onon o ang mga dato nga babaye nga karon nagtan-aw alang sa, ug tingali usa ka espiya? Sa bisan unsa nga kaso, alang kanato sa pagkuha niini. (Значит не отсюда. Это плохо. Скоро они приедут вновь и мы должны знать, кто она такая. Может сбежавшая невеста или просто богатенькая девочка, которую сейчас ищут, а может и шпионка? В любом случае, за это нам достанется.) - выдал длинную тираду гость.
  - Nan, Arana pagtrabaho sa uban sa iyang. (Хорошо, тогда Арана позанимается с ней.) - согласно кивнула головой женщина.
  - Himoa nga sa ingon, apan hinumdumi, Clan, ikaw mao ang responsable dili lamang alang sa mga babaye, apan alang sa tibuok balangay. (Пусть будет так Клана, но помни, ты ответственна не только за эту девочку, но и за всю деревню.) - сказал напоследок мужчина и вышел из избы.
  Хмм, слово Клана говорил гость, да и златовласка тоже так говорила. Неужели это и есть её имя?
  -Arana, moabut dinhi. (Арана, подойди сюда.) - позвала кого-то Клана.
  В комнату вбежала Злата. Так вот как её зовут - Арана. Честно скажу, ну и имена тут у них, ещё хуже, чем наш Акакий.
  -Oo, Mama. (Да, мама.) - Mama. Хмм, очень похоже на нашу маму. Я, огорошенная своей догадкой, посмотрела на них. Да, глаза одинаковые - голубые и на этом всё. Может она просто в папочку такая?
  -Siya - кивком головы указав на меня - dili makasabut sa atong pinulongan. Kamo adunay aron sa pagtudlo sa maayo. - Арана кивнула - Ang tanan moadto. (Она - кивком головы указав на меня - не понимает нашего языка. Ты должна научить, хорошо? - Арана кивнула. - Всё, идите.)
  Девушка подбежала ко мне и, схватив за руку повела на улицу. Я с грустью посмотрела на стол. Эх, изверги, даже доесть не дали. Всё, в следующий раз буду не мух ловить, а наедаться.
  
  Глава 2.
  
  Арана вышла во двор, собрала таз с грязным бельём и дала мне в руки.
  -Dad-a ngadto sa suba. (Неси на речку) - скомандовала она.
   Эээ, я что-то не поняла. Сейчас что, смотрины были, и я не понравилась? Даже здесь, в этой богом забытой деревушке? Ну и больно надо, он тоже не идеал!
  - Oh, nga moabut sa ibabaw sa, sa imong hunahuna nga ako wala masayud nga ikaw usa lamang ka bakakon? Oo, ang akong inahan ug ang anciano gikuha, apan ako - dili. (Ой, да ладно, думаешь я не знаю, что ты просто врушка? Да, маму и старосту провела, но меня - нет) - продолжала что-то говорить девушка. Я непонимающе посмотрела на неё. А ей-то что от меня нужно?
  -Dad-a ngadto sa suba. (Неси на речку) - опять повторила Злата, тыча пальцем к выходу со двора. Ну я и вышла. Так, таз с бельём, причём грязным, я несу неведомо куда. Стоп, почему это неведомо куда? Естественно я его несу стирать на речку, только вот где она? Я посмотрела на Арану. Та, шумно выдохнув, пошла впереди меня. Ну что ж, веди меня, Иван Сусанин.
  Пока шла, думала о насущной проблеме. Я так и не начала изучать язык. Нужно хотя бы выучить простые слова, но как? Посмотрела на златовласку. Вот он, шанс. До сих пор я молчала, потому как боялась произнести хотя бы слово. Мало ли как тут относятся к иномирянам. Ещё сожгут на костре, словно ведьму, и поминай как звали. А мне ещё жить хочется. Может нарисовать на песочке? Не думаю, девушка не догадается, тупая она. Это я ещё определила во время выздоровления. Мало того, что Арка быстро сдаётся, ещё не начавши спор, так ещё и смотрит на тебя, словно животное, которое знает, кто ты и что ты делаешь, но что делать ему с тобой - не знает. Должен же быть выход. Должен, чую я.
  Придя на речку, девушка тут же отобрала у меня таз и, поставив его на землю, посмотрела на меня.
  - Okay, ako motudlo kaninyo. Sa pagsugod sa paglingkod. Lingkod, miingon ako. - (Ладно, я обучу тебя. Для начала сядь. Сядь я сказала.) - прикрикнула девушка.
  Я же, пораженная красотой природы, осталась стоять. Большая река, кристально чистая вода, блики солнца на глади воды так и манили окунуться туда. Весело щебетали птички, кусты и деревья приветливо шумели. Вот она, гармония с природой. Но любоваться дольше мне не дала Арана, жестко надавив на плечи, будто заставляя присесть на песчаный берег. Сама Злата присела тоже.
  -Akong hunahuna kini nga mas sayon. (Я думала будет легче) - себе под нос пробубнила она. - Okay, ang ni magsugod uban sa sa pagpakig-date. Ako - Arana. (Ладно, начнём со знакомства. Я - Арана. ) - тыча в себя пальцем сказала девушка. - Ug ikaw? (А ты?) - уже показывала на меня.
  Не знаю, что это, но я не поняла ни слова.
  -Ako - Arana. (Я Арана) - опять повторила она - Ug ikaw? (А ты?).
  Хмм, эко арана. Точно, она же мне представилась. - Ako - Anna. - ответила я.
  -Энна? - переспросила Злата. Энна, так вот как для неё это звучит. Ну, пусть будет так. Я кивнула в ответ.
  -River, yuta, balili. (Река, земля, трава) - стала перечислять девушка. Я повторяла за ней, только вот слова, как в старой сказке "Бурёнушка": в одно ухо влетают, а через другое вылетают. Эх, сейчас бы мне тетрадочку или блокнот с ручкой. Стоп! Сумка, со мной должна быть сумка! Блин, и почему у меня всё помниться, а этот день не помниться? Я стала вспоминать всё то, что произошло в последние часы мое прошлой жизни...
  
  ...меня везли в багажнике, в тесном багажнике и сумки там точно не было. Значит, она должна быть...
  ...тёмный переулок. Я не воспользовалась сумкой, а ведь могла с ее помощью отвлечь внимание бугая хотя бы на несколько секунд, которые помогли бы мне спастись...
  ...я стою перед зеркалом, потом смотрю на часы и выбегаю на улицу.
  
  Забыла, я забыла сумку! Лучше бы голову забыла!
  Ладно, ведь наверняка у них здесь должна существовать письменность, надо только получше разузнать об это у Араны. Ах да, мы же на берегу, песчаном берегу. Отойдя подальше от златовласки, стала расчищать песок, чтобы лучше рисовалось. Попыталась изобразить подобие листа, потом поняла, что ничего не получилось, и стала рисовать свиток. Наконец, закончив с художеством, посмотрела на девушку и ткнула пальцем в свой рисунок. Та заинтересованно смотрела на меня.
  -Это свиток. Понимаешь, свиток. Ну, это такой лист пергамента с надписями... Не понимаешь. - она так и не изменила своего выражения лица.
  Я глубоко вздохнула и выдохнула. Так, я видела фильмы, в которых люди общались благодаря невербальному общению и успешно кстати общались. Я, правда, их не понимала, но надеюсь, меня поймут.
  Я встала и попыталась изобразить подобие трубки. Потом будто разворачиваю пергамент и читаю его. Злата всё ещё не понимала. Тогда я взяла и стала писать в воздухе, но толку не было.
  -Почему ты не понимаешь? Неужели ты настолько тупа? Ну же, давай, пойми. - но мою тираду прервала девушка, которая сильно хлопнула меня по ушам. Вот это меня приложило, аж неслышно ничего. Арана осуждающе смотрела на меня.
  -Aw, unsa ang buot ipasabut? Kon ako nagkuha kanimo aron sa pagkat-on, kini wala magpasabot nga ako molahutay sa inyong tanan nga mga freaks! (Ну и как это понимать? Если я взялась тебя учить, это не значит, что я буду терпеть все твои выкрутасы!) - стала выговаривать меня она.
  Чувствую, тяжело мне с ней придётся. Но она единственная, кто принялся меня учить, поэтому придётся её терпеть. Ну конечно не только из-за этого...
  -Busa, karon igo nga maglingkod ug magsugod sa katapusan atubang sa mga kaso. (Так, а теперь хватит бездельничать и начни, наконец, заниматься делом.) - видимо запас доброты на сегодня истёк, потому как меня снова заставили обратить внимание на грязное бельё.
  Ладно, я конечно привыкла стирать в "умной" стиральной машинке, но всё ведь когда-то в первый раз. Взяв таз, пошла к воде. Н-да, а вот мокасинки придётся снять, а то промокнут. Может это и не мокасины, но очень похожи на них. Удобные и лёгкие, теперь жалею, что дома у себя такие не таскала. Согнувшись в позе "жопа к верху, голова к низу", принялась стирать бельё, попутно рассматривая его. Мне не повезло, это одежда хозяйки. Вот панталоны. Я тоже в таких хожу, потому как всю мою одежду сожгли. Скажу честно, в них не очень удобно, впрочем, как и в шерстяных чулках. Брр, средневековье какое-то. Да и юбки какие-то колючие. От них потом всё тело чешется. Может это просто у меня аллергия?
  Наконец закончив манипулирование с бельем, победно улыбнулась. Оборачиваюсь, а там никого, совсем никого. Класс, Арана сбежала. И как теперь мне дойти?
  Взяв таз с уже чистым бельём пошла домой. Усмехнулась. Надо же, уже домом называю. Ха, а местность то лёгкая, иди да иди по тропинке. Наконец, наскучив идти в тишине, решила запеть новую песню Юты.
  Солнце да яркое белое горит,
  Ой, ночи темные, да горячи объятия,
  Сердце девичье ты заговорил,
  Ой, мама, маменька да не умею врать я.
  
  Любимый мой лети как вольный ветер!
  Казачья кровь, да конь твой вороной.
  Любимый мой один такой на свете!
  Да не судьба нам вместе быть с тобой.
  Любимый мой! Любимый мой!
  -Ой! - я врезалась в кого-то, хорошо хоть бельё не вывалилось. Поднимаю голову, чтобы посмотреть на этого человека и... впадаю в ступор. Нет, нет, это не урод какой-нибудь, и уж тем более не красавец. Просто глаза... Они были чёрными, словно бездна. И эта бездна затягивала и затягивала, не давая выбраться оттуда.
  -Nganong ingon nga sa usa ka matahum nga paglakaw pinaagi sa mga kakahoyan? (Почему такая красавица ходит одна по лесу?) - вывел меня из ступора вопрос.
  Я наконец-то смогла отвести взгляд от его глаз и рассмотреть "другие части тела". У него были длинные, почти до лопаток, белые волосы, широкие плечи, рост примерно 182, когда у меня 170, ну и одежда, типичная для этой деревушки. Странная у него внешность. Такие волосы и такие глаза просто не сочетаются вместе. Может это не человек? А что, это всё объясняет, особенно внезапное появление.
  -Nganong hilom, nindot? Dili gayud mahadlok? (Что же ты молчишь, красавица? Неужто испугалась?) - хохотнул парень лет двадцати семи.
   - Wala ako makakita kanimo sa dili pa. Kinsa kaninyo, unsa ang imong ngalan? (Я тебя раньше не видел. Кто ты, как твоё имя?) - о чём-то спросил меня. Я же стойко хранила гробовое молчание. - Ako Dren. (Я Дрэн).
  Ах, вот что, меня просили представиться. - Ako Аn... - но тут я запнулась, вспоминая, как меня звала Злата - Ako Enna. (Я Энна).
  -Kini dili mao ang inyong ngalan, matahum nga. Tawga karon. (Это ведь не твоё имя, красавица. Назови настоящее.) - опять пристал ко мне Дрэн.
   - Hilom nga? Boishsya sa usa ka butang? Ayaw kabalaka, ako sa pagtabang kanimo, akong katahum. (Молчишь? Боишься чего-то? Не расстраивайся, я помогу тебе, красавица.).
  Я лишь тяжко вздохнула. Ну и что ему от меня надо? Шла я себе и шла, так нет, нужно было ко мне пристать.
  - Umari kamo sa, ko kamo, ug nga walay pulos nga mga batan-ong babaye sa usa ka paglakaw, Esch ang ataki sa bisan kinsa. (Идём, я тебя провожу, а то негоже молодой девушке одной гулять, ещё нападёт кто.) - сказал он и пошёл вперёд. Эээ, меня проводят что ли? Ну, тогда я даже за. И пошла за ним, но потом вспомнила, что допеть-то песенку не успела, поэтому и продолжила, да и Дрэн против не был.
  Степь, да ковыль до самой до зари,
  Долго ли коротко, а на двоих дорога,
  Сердце, да девичье ты заговорил,
  Ой, люди добрые да не судите строго!
  
  Любимый мой лети как вольный ветер!
  Казачья кровь, да конь твой вороной.
  Любимый мой один такой на свете!
  Да не судьба нам вместе быть с тобой.
  Любимый мой! Любимый мой!
  Так мы и дошли до деревни, распевая песни по дороге. Только один вопрос заставил меня остановится: Как здесь относятся к тому, что одинокая девушка идёт из леса с парнем? Кажется, мой провожатый понял, о чём я думу думаю, поэтому лишь на прощанье мне улыбнулся и пошёл первым. Я же, постояв немного и подождав, пока знакомый не пропадёт из виду, тоже пошла дома.
  Иду и улыбаюсь, а чему, сама не знаю. Просто от прогулки так поднялось настроение, что даже появилась надежда на что-то. Но моя улыбка моментально слетела с лица после того, как я вляпалась в куриный помёт. Да, у хозяйки немало живности: куры, утки, коровы и лошади. И хоть пока меня не заставляли их кормить, поить или вычищать конюшни, но я чувствую, что это мне в ближайшее время точно светит.
  Тут хлопнула входная дверь. Я посмотрела, кто там. Это была Арана и она шла ко мне.
  - Mianhi ang tanan sa mao usab nga. Nan, nagasukad sa gawas, nagasukad sa gawas, dili lang nagatindog didto. (Пришла всё-таки. Ну ты развешивай, развешивай, не стой столбом.) - велела мне она.
  Я принялась за дело, а вот Злата продолжила разговор. - Nakita ko ang una sa balangay miadto draenei, ug human sa kaninyo. Nahibalo ba kamo, kini sa kasagaran nagpasabut sa coolly kanato mga babaye, apan kini mao ang usa ka pulong sa Dios nga siya sa pagkuha sa imong ulo, dayon nagmugna. Ug kon siya mibayad pagtagad sa kaninyo, nan mahibalo mahitungod kanimo, nan, kamo mao ang mga bili sa usa ka butang. (Я видела, как первым в деревню зашёл Дрэн, а следом ты. Знаешь, обычно он хладнокровно относится к нам, девушкам, но это оракул, ему что взбредёт в голову, то и творит. И если он обратил на тебя внимание, значит знает о тебе, значит ты чего-то стоишь) - как-то оценивающе посмотрела на меня. Неужели узнала, что мы с Дрэном вместе шли и теперь рассказывает, как мне повезло, что местная звезда обратила внимание на меня, мелкую мушку?
  Я в ответ ей пожала плечами. Что-то я никак не пойму девушку. Со всеми она словно цветочек "аленький", а со мной как кактус. Неужто считает меня слабым противником? А вот это зря. Тихони они такие, сначала собирают всю информацию, анализируют и в нужный момент бьют по самому больному место. Но пусть пока девочка порадуется этой видимости превосходства надо мной. Пока.
  Ара ушла и я, закончив с бельём, пошла в дом. Всё же мне нужно поесть и узнать, могу ли идти отдыхать, время уже к вечеру как никак. Но в сенях я остановилась, потому что услышала голос Дрэна. Хотя чего я притаилась то, всё равно не понимаю язык. Только меня что-то не пускает, ни вперёд, ни назад.
  -Nga mao, nga kamo wala nahibalo kon diin Enna? (То есть ты не знаешь, откуда Энна?) - Ну вот, опять обо мне судачат. Даже и не знаю, что мне делать: то ли обидеться, что меня обсуждают за моей же спиной, то ли радоваться, что становлюсь знаменитой - уже второй посетитель за день.
  -Dili, ako wala masayud. Dili siya makasabut sa atong pinulongan, ug nga paingon, sama sa clams. (Нет, я не знаю. Не понимает она нашего языку, вот и ходит, словно воды в рот набрала.) - ответила хозяйка.
  - Unya ako sa pagkuha sa mga responsibilidad sa pagbansay sa iyang mga. (Тогда я возьму на себя ответственно обучать её.) - сказал, как отрезал.
  -Do Dili nga bili niini. Kini nga mga deals ang akong anak nga babaye. (Не стоит. Этим занимается уже моя дочь.) - отмахнулась женщина.
  Oo, sa pagkatinuod kini sa pagtudlo sa sayop. ( О да, непременно она научит так, как надо.) - съязвил мужчина.
  -unsay Ba nga imong gikinahanglan? Dili gayud interesado niini nga poteryashka? ( Что вам нужно? Неужто заинтересовались этой потеряшкой?) - ого, а она ещё и требования какие-то к нему предъявляет.
  -I Mitan-aw sa umaabot nga petsa. Kini, ingon sa imong gibutang kini, poteryashka, sa daku uyamut sa pagtabang sa gubat. ( Я взглянул в будущее. Эта, как ты выразилась, потеряшка, очень поможет в ходе войны.)
  -Aw oo, siyempre, tungod kay kini magichka uban sa kasinatian, o oboret! ( Ну да, конечно, ведь это магичка со стажем или, точно, оборотень!) - начала язвить Клана.
  - Bisan ang usa ka gamay nga insekto makaapekto sa dagan sa mga panghitabo. ( Даже букашка может повлиять на ход событий.)- жёстко ответил Дрэн.
  Kamo pa buang tungod niana nga hitabo? ( Ты всё ещё злишься из-за того случая?) - будто извиняясь спросила мать Араны.
  -Walay Clan, lang kamo nga dili bili unsa ang imong bili labing. Ug kita ... pagkapukan sa gugma nagpasabot kanato sa katapusan sa pagpangita sa ikaduha nga katunga sa sa kalag ug makakaplag sa iyang kaugalingon. Ug ako swerte nga ako makahimo sa pagsinati niini nga pagbati, apan ... ( Нет Клана, просто вы, люди, не цените того, что вам так дорого. А мы... Влюбиться для нас значит наконец-то обрести вторую половину души и обрести самого себя. И мне несказанно повезло, что я смог испытать это чувство, но...) - с горечью ответил ей парень, нет скорее мужчина.
  Да, я бы сейчас отдала всё, чтобы знать, о чём они говорят. Тут услышала шорох и звук отодвигающего стула. Чтобы меня не застали за "непристойным" занятием решила по-быстрому выйти во двор. Что очень удобно, так это то, что из сеней ведут четыре двери: одна в избу, вторая в кладовую, третья во двор и четвёртая на улицу. Поэтому меня здесь невидно и, надеюсь, неслышно.
  Хлопнула входная дверь, та, что ведёт на улицу. Я перевела дыхание, но буквально через пять минут, вновь послышался топот и хлопанье. Посмотрела в щёлочку. Это, как и следовало ожидать, любимая дочурка примчалась. Наверняка сейчас будут мне вместе кости перемывать.
  Их я слушать не стала и пошла на улицу. Присела на лавку, стоящую около дома и посмотрела на небо. Оно уже было розовым от заходящего солнца. Прямо как в мультике: розовое небо и облака в виде бегемотиков со слониками. Может быть, я так и просидела бы ещё долго, любуясь красотой вечернего неба, но тут мой живот завыл, прося хозяйку дать хотя бы кусочек корочки. Ладно, пойду, попрошу еды, надеюсь, меня хоть в этот раз поймут.
  -...unya sa pagsubay. (...то проследи.) - давала свои наставления мать дочери.
  -Okay. (Хорошо.) - кивнула девушка.
  -Hmm, hinumdumi ang mga adlaw, nga ray. (Хм, вспомнишь солнышко, вот и лучик.) - презрительно скривила свои губы хозяйка.
   - Unsay imong gusto? (Чего тебе?) - последняя фраза явно была адресована мне.
  Я, раскрыв рот, показала на него пальцем, а другой рукой погладила живот. Женщина закатила глаза и позвала меня за стол. Я посмотрела, что мне там такого наложили. Уха, это уха! Но откуда она взяла рыбу? Размышлять долго не стала и сразу же съела всё. Когда моя тарелка опустела, я глазами побитого щенка посмотрела на Клану. Та лишь покачала головой и налила мне компота. Выпив его, поблагодарила за ужин и пошла к себе в амбар. Улеглась на сено, укуталась в пальто и стала анализировать сегодняшний день.
  И так, меня Злата стала обучать языку, но сама она додуматься до этого не смогла бы, да и началось всё из-за прихода того мужика. Значит, им что-то от меня нужно, или же я им для чего-то нужна.
  Потом этот Дрэн. И странность в этом не из-за его внешности или внезапного появления. А то, что он пришёл к Клане и обсуждал опять-таки меня. И судя по его тону, нечто важное. Значит и ему что-то от меня нужно.
  Понять бы ещё что... Но не это главная проблема.
  Сегодня я поняла, что выучить здешний язык просто не реально! Мне вообще с детства были неподвластны другие языки. За все одиннадцать лет, что я изучала английский, могу свободно поприветствовать, представиться и поблагодарить. И это притом, что я изучала его ОДИННАДЦАТЬ лет, где были книги, словари, всевозможные подручные средства и учительница, которая русским языком пыталась вдолбить в меня эти знания. Здесь же...
  Вот даже когда Ардала представилась и попросила меня ответить, я поняла не сразу, хотя проще этого и быть не может. Река, земля и трава. Я повторяла эти слова за ней, но вот хоть убей, не могу даже вспомнить! Просмотрела, никаких листов или подобия пергамента здесь нету. Либо их ещё не изобрели, либо просто в деревни живёт безграмотный народ, которому без надобности письменность. Тогда использую проверенный старый метод - береста! Осталось только найти здесь берёзу, срезать кору ножичком и найти острую палочку.
  Правда, это ничто, по-сравнению с другим. А именно: что мне делать дальше? Да, я не хочу здесь задерживаться и сбегу при первом же удобном случае, но что я буду делать потом? Куда я побегу? Ну допустим, сбегу я куда-нибудь через лес, где в первый же день меня сгрызут хищники или поймают разбойники. Ладно, предположим, пройду я через лес, а дальше? Такая же деревня? Или продолжу путь в город? А кому я и чем я буду полезна в этом городе? Я там также не выживу. Хотя есть мизерный шанс - это всё разузнать об этом мире, тогда может быть и смешаюсь с толпой, но тут опять возвращаюсь к главной проблеме - язык. Прямо замкнутый круг какой-то!
  С такими не радужными мыслями я и уснула. Всю ночь мне снился сон, где я стою, как вкопанная, а прямо на меня мчится лошадь. Я всеми силами пытаюсь отойти в сторону, чтобы спастись, но не получается. Когда лошадь настигает меня, то просыпаюсь, но глаза закрываются и этот же сон снится снова.
  К сожалению, выспаться так и не смогла. А когда проснулась, то стала раздумывать о том, что означает этот сон. Вообще лошади снятся к хорошем переменам, но почему тогда эти перемены хотели меня убить? Тогда нужно разобрать всё на атомы. Итак, это второй сон, который приснился мне в этом мире. Первый, когда меня переселили в амбар, а второй, когда стала изучать язык. Значит, каждый раз, когда я делаю что-то новое, то мне снится сон. Или не новое... Точно, это происходит каждый раз, когда я продвигаюсь на шаг, чтобы адаптироваться здесь. Тогда почему опять-таки, лошадь на меня бежит? Может подгоняла к будущим переменам? Ладно, останусь с этой версией и перестану уже ломать голову.
  Тут в амбар вбежала хозяйка с гневным видом. Ох, ну и что на этот раз?
  -Opyat Sleep! Ko moingon nga? Mibangon sayo sa buntag ug naghulat, sa diha nga ako pagmata, ihatag ko kaninyo ang usa ka trabaho! Ug sa dili sa nezhetsya pastelke! (- Опять спишь! Я тебе что говорила? Встала рано утром и ждешь когда проснусь я и дам тебе задание! А не нежиться в постельке!) - ей что, тоже кошмары снились? Или это у неё поочерёдно: день добряк, день деспот?
  Но как бы там не было, мне пришлось встать и выйти на улицу. Утренняя роса коснулась моих ног, от чего те сразу же стали мокрыми. Клана подошла и дала мне два пустых ведра и коромысло. Да, я всё больше и больше нахожу схожести между нашей древней Русью и этим миром. Но сравнения сравнениями, а вот работу ещё никто не отменял. Я видела несколько раз издалека, как многие ходят к колодцу, расположенному на окраине деревни, за водой. Поэтому туда я добралась быстро, просто и главное, без приключений.
  Пришла, тут ещё никого нет. Это хорошо, внимание мне лишнее не нужно. Посмотрела на колодец. Ну, думаю, его описывать не буду, и сами знаете, как он выглядит. Подошла к нему, откинула крышку и опустила в скважину ведро. Стала крутить барабан и тут же пожалела об этом. Скрип, послышавшийся от работы простого на вид устройства, пронзил мои уши, и я отпустила ручку от барабана. Ну и как мне прикажете воду наливать? Стала осматривать колодец со всех сторон. Я посмотрела и тут и там, посмотрела на барабан, даже опускала голову в скважину, но это для мне ничего не дало. Опять попыталась крутить за ручку от барабана.
  - Tan-awa ang freak! (- Смотри, какая чудачка!) - услышала я мужской голос. Ответом был смех девушки. Я развернулась, чтобы посмотреть на эту парочку. Парень с девушкой, которая держала вёдра и коромысло, стояли и нагло смеялись надо мной. Я покраснела и отошла в сторону от колодца. Парень подошёл, снял ручку от барабана, и ведро под силой тяжести свалилось в воду. Потом он назад вдел ручку и стал крутить, только в обратную сторону. Ведро стало подниматься, да и скрипа не было. Набрав ещё ведро воды, парочка ушла, оставив меня одну. Я подошла к колодцу, чтобы рассмотреть всё получше. Да нет, ничего сверху незаметно. Нда, прямо чудеса какие-то, но я предпочитаю наши простые колодцы. Набрав воды, и прикрыв крышкой скважину, подняла коромысло на плечи. Фух, еле устояла. А теперь делаю шажок, и ещё один, и ещё.
  -Оу! Ай! а-а-а! - завизжала, не хуже сирены, при падении я. Но ладно бы только это, так ещё и вся вода вылилась на меня! И вот так, сидя попой на земле, я от беспомощности и обиды стала колотить лужи, образовавшиеся после моего водопада. Так я не только разбрызгала себя больше, но и вся перемазалась в песке.
  " Глупо, как же глупо было надеяться, что я смогу прижиться в этом мире" - сказал здравый рассудок.
  "Но ведь я ещё так молода, а любви не испытала да и вообще ничего не испытала" - проговорило сердце.
   "Ощущений хотела? Так на, получи! Ну и что, что нужно перепрыгивать через себя, зато целый букет приключений! Поэтому не жалуйся, а радуйся такому шансу!" - как всегда оптимистично воскликнула попа.
  Видимо у меня что-то отшибло или я схожу с ума, раз начала разговаривать сама с собой. Посидев с минутку, всё же встала и пошла заново наливать воды. Загрузив на себя непосильную ношу маленькими шажками пошла домой. Теперь-то я понимаю, почему у здешних женщин мускулы не меньше, чем у мужчин. Да если каждый день с утречка пройти столько километров с грузом, то гантели будешь, как пушинки поднимать!
  Всю дорогу я останавливалась, чтобы передохнуть и размять свои плечи. Наконец, когда я уже добралась до избушки, ко мне навстречу выбежала хозяйка. Надо же, а я и не знала, что меня так ждут. Оу, ну точно, ей ведь вода нужна. Эхх, ну и достанется, наверное, мне сейчас за всё хорошее. Но нет, Клана, отобрав вёдра, повела во двор. Там она осмотрела меня со всех сторон и только неодобрительно покачала головой. Стянув с меня одежду, мать Златы буквально запихала моё бренное тело в бочку с водой и стала отмывать. Надо же, что этой женщине в голову стукнуло? Неужели опять гости, только на это раз еще важнее?
  Тщательно отмыв меня от грязи, хозяйка побежала в дом, но спустя несколько минут принесла мне платье, похожее на вчерашнее, только оттенком потемнее. Заплела мне косу и подвязала волосы лентой. Потом она повела меня в дом и, усадив за стол, стала раскладывать еду. С чего бы это меня решили переодеть и откормить на убой. Да-да, по тому количеству еды, что мне положили, можно на всю неделю вперёд наесться. Я, как девушка хорошая и приличная, съела всё, что только уместилось в мой желудок.
   Наконец наевшись до отвалу, я встала и поблагодарила кормилицу. Женщина, не медля, схватила меня за руку и быстро повела на улицу, а точнее в деревню. Я с любопытством стала крутить головой. Ещё бы, хоть мне и разрешали ходить, где хочется, но в саму деревню не отпускали. Что я скажу. Я разочарована, хотя чего можно ожидать? Если это другой мир, то это не значит, что всё будет другое. Дома с садами и большими дворами. Домишки краской, как у нас, не раскрашены, поэтому все одноцветные, разве только размерами отличаются. Чем ближе мы подходили в середине, тем больше и богаче становились дома. По улице бегала детвора, которая постоянно останавливалась, чтобы с интересом рассмотреть меня. Женщины судачили о чём-то, мужчины тоже между собой хвалились. Жизнь в селении кипела и бурлила, не хуже чем в городах.
   И вот мы дошли до самого большого дома. Он был двухэтажным, с мансардой (?) и красивым грушево-яблочным садом. Но шли мы не сюда, а в маленький домик, как у Кланы, что стоял напротив особняка. Что-то я не поняла, меня сейчас куда ведут? Чудесная прогулка по деревне уже не казалось такой радужной. Я остановилась, но мать Араны упрямо меня тянула вперёд. Ну, что не говори, а силища у этой бабы о-го-го какая. Так что я не устояла и зашла в эту избушку на курьих ножках. Навстречу нам вышел Дрэн.
  - Nga gipangulohan. (Вот, привела.)
  - Aw, mahimo moadto. (Хорошо, можешь идти.) - кивнул головой парень.
  - Ako dili sa usa ka sulogoon sa pagbuhat kanako nga usa ka pabor! (Я не прислуга, чтоб делать мне одолжения!) - вспылила Клана.
  - Salamat sa unsa ang imong gidala ako Enna, ug karon gusto ko gikan kanimo dili kinahanglan sa bisan unsa. Gawas kon ... (Благодарю за то, что ты привела ко мне Энну, а теперь мне от тебя ничего не нужно. Разве только...) - с улыбкой ответил ей. Хмыкнула. Ну надо же, опять обо мне говорят.
  - Unsa pa? (Что ещё?) - голосом мученицы спросила женщина.
  - Ayaw kalimot sa pagkuha sa ulahi Tin-edyer. (Не забудь потом забрать девчонку.)
  - Oh, motoo kanako, kini usa ka butang ako dili makalimot. (Уж поверь, это- то я не забуду.) - выплюнула свои слова хозяйка и, развернувшись, ушла.
  Р-р-р, меня уже начинает раздражать то, что обо мне говорят, а я даже не знаю, что именно.
  -Umari kamo sa. (Идём) - улыбнулся мне Дрэн. И, заведя в дом, захлопнул дверь. Да так громко захлопнул, что у меня аж сердце в пятки упало. Я всем телом прижалась к стене. Стою, ни мертва, ни жива. Даже дышу через раз.
  - Unsay imong nagatindog didto? Ayaw maulawon, lingkod. (А ты что стоишь? Не стесняйся, присаживайся.) - кивнул на стул парень.
  - Ali pag-usab sa maong mga zaboyalis innocuous kanako? (Али опять забоялась такого безобидного меня?) - посмеялся своей шутке он.
  Я нервно улыбнулась и по стеночке тихонечко стала продвигать к стулу. Присела. Спина прямая, ручки на коленях, головка вверх. Не ученица, а мечта!
  - Nan. Gikan sa karon, tudloan ko ikaw sa atong pinulongan. Ug unya, kon mahimo, ug geogafii sa atong nasud ug sa uban usab. (Значит так. С сегодняшнего дня я буду обучать тебя нашему языку. А потом, если получится, и географии нашей страны и всему остальному тоже.) - сообщил мне радостную новость хозяин избушки.
  Я так и не поняла, что от меня нужно? Неужели я теперь заложница этого странного типа? Или ещё хуже - жена? А может это вообще какой-нибудь эксперементатор, который будет ставить на мне опыты?
  Каждой догадке я ужасалась всё больше и больше, а сердце билось всё медленнее и медленнее. Странно, я думала наоборот быстрее должно биться, но, наверное, это я такой индивидуум. Похоже, я всё же сошла с ума, раз перестаю здраво мыслить и думаю о глупостях. Зато они мне помогают отвлечься. А зря. Потому что я пропустила то, как Дрэн с садисткой усмешкой ставил на стол флаконы, что-то при этом говоря.
  - Ikasubo, ako lamang pulong sa Dios ug walay salamangka. Busa ako sa magluto kanimo sa usa ka potion. Ang ideya! Ang kamatuoran mao nga ako wala masayud kon sila pagtrabaho, ug kon sila adunay bisan unsa nga epekto. Dinhi sa mao nga panahon check. Ug karon alang sa potion. Ania kini mao ang nga lunhaw sa pagpalapad sa inyong mga panumduman. Nasayud ko nga ang kaayo sa imong ulo dili importante, ug busa gibuhat sa niini. Karon kamo mahinumdom hingpit ang tanan nga ilang nakita o nadungog. Bisan sa unsa nga pinulongan gisulti, ug unsa nga panahon sa adlaw sa tanan nga nahitabo. Nga ang usa ka matang sa purpura dugang sa lunhaw nga. Salamat sa tanan nga mga butang kaniya ang gitipigan sa kasigurohan. Ug dinhi kini mao ang puti nga ... Kini alang sa mas paspas nga pinulongan sa pagkat-on. Sa teoriya nga kini kinahanglan sa pagtabang kanimo sa madali nga makasabut ug pagkat-on sa atong pinulongan, apan sa akong hunahuna kini nga potion wala magbuhat Buda. Karon, nga kini. Ug karon sa pag-inum tukma sa sa kapunongan sa prayoridad sa diin ko ipakita kanila. (К сожалению, я всего лишь оракул и магией не владею. Поэтому, мне пришлось сварить тебе зелья. Сам придумал! Правда я не знаю, будут ли они работать, и нет ли у них побочных эффектов. Вот заодно и проверим. А теперь о зельях. Вот это зелёное - для расширения твоей памяти. Я знал, что многого в твоей голове не уместишь, поэтому и создал его. Теперь ты будешь помнить абсолютно всё, что только увидишь или услышишь. Вне зависимости на каком языке это бы произнесено, и в какое время суток всё происходило. Вот это фиолетовое - своеобразное дополнение к зелёному: благодаря ему всё будет храниться надёжно. А вот это белое... Оно для более быстрого изучения языка. По идее оно должно помочь тебе быстрее понять и узнать наш дилект, но мне кажется, работать это зелье не будет. Вот, на этом всё. А теперь выпей именно в той очередности, в какой я тебе их показал.)
   - Umari kamo moabut sa, nan, naghulat sa? (Ну же давай, чего ждёшь?) - обратился ко мне он. Меня что, заставляют вот это всё выпить? Ни за что! Я с детства приучилась всякую бяку-каку в рот не класть. - Uminum na. (Пей уже) - не отставал от меня парень. Что-то мне подсказывает, что если я добровольно всё не сделаю сама, то в меня силком вольют эту... эту жижу.
  Я трясущими руками дотянулась до ближвйшего флакона, но меня хлопнули по руке. Я не поняла, а что тогда от меня надо?
  - Dili kini. Ug kini. (Не этот. А вот этот) - подал мне Дрэн зеленый флакон.
  Я приняла его. Руки опять затряслись. Подношу флакон ко рту. Беловолосый начинает предвкушающе улыбаться. Я закрываю глаза и вливаю в рот зелёную жидкость.
  
  Глава 3.
  
  Начался учебный год,
  Он принёс с собой хлопот:
  Рано мы теперь встаём,
  Одеваемся, идём
  В школу, словно на работу,-
  Вот огромная забота!
  
  -Какая гадость, какая гадость эта ваша заливная рыба! - процитировала я Ипполита из "Иронии судьбы, или с лёгким паром". Ещё бы, это... это нечто зелёное на вкус ещё хуже, чем оно выглядит. Кислое и горькое одновременно, да ещё перчит вдобавок. Буээ... Я говорила, что не люблю грейпфрут? Ложь! Этот фрукт просто конфетка по- сравнению с этим зельем.
  -Unsa?! (Что?!) - прервал мои размышления Дрэн. Что что? А, точно, я же по-русски высказалась... Хе-хе, что парень, монь-тонь непонимонь? Вот-вот, побудь немного в моей шкуре!
  Но этот нехороший человек не отставал от меня и заставил выпить остальные зелья. Скажу честно, прижав руку к груди, эти варева были ещё гаже, особенно белое. Да-да, в доказательство могу привести жёлтуто-бурую лужицу под окошком дома, над которой уже начали летать мушки.
  - Maayo? Unsay imong gibati? (Ну? Что чувствуешь?) - спросил меня хозяин избушки. Видимо зелья как-то подействовали или это просто побочный эффект, но мой язык развязался.
  -Чего? Ты давай это, нормальным языком говори! Я тебе не гугл, сразу не переведу! - боже, что я несу?
  - Ang potion wala magbuhat? O mao kini ang usa ka kiliran sa epekto? Aw ka, bukha ang imong baba, ug sa pagpakita sa mga pinulongan. (Неужели зелье не работает? Или это побочный эффект? Ну-ка, открой рот и покажи язык.) - приказал мне парень.
   Ага, щас! Бегу и падаю, только шнурки подвяжу! - Bukha ang imong baba, ug sa pagpakita sa mga pinulongan. (Открой рот и покажи язык.) - не отставал он.
   Всё, мне это надоело. И только я стала вставать, как Дрэн подошёл ко мне и, надавив на зубы, заставил открыть рот. Я от неожиданности вскочила и стукнулась затылком о подбородок чёрноглазого, а моя челюсть щёлкнула. Так как в этот момент палец беловолосого находился у меня во рту, то я его и прокусила. Несильно, конечно, но судя по воплям Дрэна, было очень больно.
  - Oh ****! Oo, Ako Kung ... Oo, mao nga pag-usab ... ************! Reptile gamay nga! (Ах ты ****! Да я ж... Да чтоб ещё раз... ************ ! Гадина мелкая!) - орал парень. Наверняка это было что-то неприлично, зато теперь я искренне рада, что не понимаю язык.
  Я, дабы не попасться под горячую руку, подбежала к двери и прижалась к оной.
  -Busa, Draenei, kalinaw, lang kalmado. Ug unya may usa na sa usa ka nahadlok nga gamay nga batang babaye nanggunit sa pultahan. Ingon sa gikan sa kahadlok sa dili nahagsa dinhi pa sa gikapuyan. (Так, Дрэн, спокойствие, только спокойствие. А то вон девчонка уже испуганно к двери жмётся. Как бы со страху не грохнулась тут ещё в обморок.)
  Странный он какой-то, а поначалу ничего был.
  - Okay. Busa, sa paglingkod sa usa ka lingkuranan. (Хорошо. Итак, присаживайся на стул.) - Махнул рукой парень рукой на стул. - Ayaw kabalaka, dili ko mopaak kaninyo. (Не бойся, я тебя кусать не буду.) - начал уговаривать он меня. - Oo, ikaw molingkod na! (Да присядь ты уже!) - в конце нервы не выдержали.
  - Busa diin ba kini? Somewhere dinhi ibutang. Aw ... Oh, dinhi. (Так, где же оно? Где-то здесь лежало. Ну... Ах, вот!) - вскочив, начал шарить по полкам он. - Сalming premium! Tulo ka tulo ug kalma sama sa usa ka boa constrictor! Sa ug ilimnon ug sa! ( Успокоительное высшего сорта! Три капли и спокоен как удав! На, выпей.) - найдя ещё один флакон с голубой жидкостью, Дрэн начал трести им перед моим носом, что-то попутно восклицая. - Oh, kini mao ang makadaot. On, tan-awa. (Ой, да это безвредно. На, смотри.) - и выпил это зелье. Правда, не всё, а только половину.
  Недавно блестящие от бешенства глаза покрылись прозрачной плёнкой, движения парня стали заторможенными и поза его из напряжённой превратилась в расслабленную. Остатки варева он вручил мне. Это что, наркотик местный?
  -Не, парнишь, я наркотой не занимаюсь! - но черноглазый умоляющим взором смотрел на меня. Ну прям как кот из Шрека. Я сдалась и выпила. Ммм, а это зелье вкуснее и слаще, по сравнению с другими.
  Неожиданно моё тело обмякло и, потеряв равновесие, я бесполезной грудой рухнула на пол. Сильно стукнулась головой об пол, но боли не чувствовала. Мои глаза были покрыты чем-то белым и плотным, так, что я ничего не могла рассмотреть. В уши словно вставили беруши, а в лёгкие всё меньше и меньше поступал кислород. Наконец наступила темнота.
  ***
  -Ох. Как же мне плохо. Голова болит, тошнит, да ещё вдобавок над ухом какое-то бормотание.
  - Oh buang, unsa ang usa ka buang-buang. Ngano nga kini gikinahanglan aron sa paghatag nga ang tawhanong babaye mao ang usa ka lig-on nga potion? Karon, imbis unsay gigamit sa pagpakalma siya, ako sa paghatag sa uban. (Ой дурак, какой же дурак. Зачем нужно было давать той человеческой девчонке такое сильное зелье? Теперь вместо того, чтобы её успокоить, я её упокоил).
  Попыталась отмахнуть рукой от себя это назойливое жужжание, но к сожалению эта часть тела меня не слушалась вообще. Тогда попробовала открыть глаза. На восьмой попытке всё же получилось. Фух, а я-то уже было думала, что мои веки срослись. Теперь нужно попытаться сфокусировать на одной точке взгляд, а то всё бегает. К сожалению, не получилось, только от этого бега закружилась моя голова, и пришлось закрыть глаза снова.
  - Unsa ang buhaton? (Что же делать-то?) - продолжал кто-то шуметь, шебуршать, разными банками-склянками стучать, книги листать. Р-р-р, да оставьте же вы меня в покое!
  -Хв... хва... хватит - кое-как выдавила я из себя.
  - Nahigmata sa? Aw, salamat sa mga dios, ug ako naghunahuna nga kini gayud mao nga ditched sa atong manluluwas. (Очнулась? Ну и хвала богам, а я то уж было подумал, что угробил нашу спасительницу.) - словно заботливая бабушка закудахтал Дрэн. Закудахтал? Я слышу! Наконец-то слышу, что это не назойливое жужжание, а речь хозяина избушки, которую к сожалению я так и не поняла. Ну вот, а я -то надеялась, что после того зелья поумнею хотя бы немного.
  Стоп. Дрэн! Ну, вот он, виновник "торжества". Открываю глаза ( надо же, получилось!) и своим взглядом пытаюсь передать весь свой гнев. Ну я ему... Да я ему... Сперва левой, потом правой, только сначала на улицу сбегаю.
  Резво вскочив, выбежала за дверь и, скорчившись около первого попавшего кустика, выплеснула наружу всю ту отраву, что успела проглотить за сегодняшнее утро, с теми остатками еды, которые не успели перевариться. За мной обеспокоенно выбежал парень. Он заботливо стал поддерживать мою косичку. Пфф, нашёл занятие. Да волосы мне и так не мешали - всё же умеют здесь плести косы, не то что я.
  Закончив с этим малоприятным занятием, выпрямилась во весь рост. Эх, водички бы мне попить. Посмотрела на черноглазого, который заботой пытался сгладить свою вину. Это хорошо, что он всё осознает, мне ведь сейчас совершенно лень что-либо делать. Вот заодно и попользуюсь им. Так, только придётся опять в пантомимы играть. Ладно, нужно всего лишь изобразить, как я пью, может быть поймёт. Изобразила. О, понял и побежал в дом.
  Я посмотрела на живописную лужицу около куста. Мдя, как-то нехорошо гадить у чужих, нужно, хотя бы скрыть это как-нибудь. Осмотрела всё вокруг и ничего подходящего не нашла. Тогда я сорвала листья со страдальческого кустика и посыпала их на лужу. Толку мало конечно, зато не мозолит сильно глаза. И, гордо развернувшись, поковыляла в дом, из которого уже выбегал Дрэн с кружкой воды. Ммм, холодная, колодезная и вкусная - как раз то, что мне сейчас нужно.
  Поблагодарив беловолосого, отдала ему сей предмет, и, пройдя в дом, нагло развалилась на кровати. А что, как говориться "Дают - бери, бьют - беги".
  Только вот я зря мечтала. Видимо это либо я перешла границу, либо парень решил, что достаточно "извинился" и прогнал меня с кровати, причём самым наглым способом - метлой. Да, да, вы не ослышались, метлой. Он взял ее и начал, как сумасшедший, размахивать передо мной, вот и пришлось перекочевать на родимый стульчик. Лишь после этого черноглазый успокоился и поставил метлу на место. Странный он всё же какой-то, может и вправду это побочный эффект зелья?
  Дрэн начал шагами мереть комнату, при этом дергая себе на голове волосы. Неожиданно он остановился и, посмотрев на меня, потрясенно выдал.
  - Kay Sigurado. Mao nga ikaw nagdugang sa agresyon. Ikaw sa pagkatinuod nga tawo ug ang lawas kamo slybay, ug ang potion mao ang usa ka kabayo doza.To overdose ang nahitabo. Ug dihay usa ka panahon, mao nga walay epekto ug walay brew sa akong mga buhat. Yay! (Вот почему у тебя повысилась агрессия. Ты же ведь человечка и организм у тебя слабый, а в зелье была лошадиная доза. То есть передозировка случилась. А раз случилась, значит никаких побочных эффектов нет и моё варево действует. Ура!) - по мере того, как хозяин избушки говорил, его потрясённое состояния медленно и плавно переросло в радостное. Да так, что последние слова он выкрикнул, словно целую корову выиграл и, от переизбытка чувств, наверное, подбежал и, схватив меня на руки, закружил по комнате.
  Я возмущённо завопила.
  "Эй, поставь на место! Я девушка не целованная, стеснительная, да и вообще со всеми подряд не обнимаюсь!" - завопил здравый разум. Хотя мне уже начинает казаться, что не такой уж он и здравый.
  "Чего орёшь, дурра! Тебя на руках каждый день что-ли носят? Нет! Так вот сиди и наслаждайся моментом!" - ну а это неугомонная попа.
  Не знаю, слышал кто-нибудь этот разговор, но я точно тронулась рассудком! Нужно будет у доктора Пилюлькина попросить какую-нибудь таблетку.
  Хмм, а вот совет от филейной части тела очень даже ничего, непременно так и сделаю!
  И только я перестала горланить и сама прижалась к Дрэну, как тот сразу же остановился и отпустил меня из своих жарких объятий на пол.
  Ууу, ГАД! Всё, больше я с тобой ни-ни!
  - Busa, igo binuang sa pag-antos. Kini mao ang panahon sa pagsugod sa usa ka butang, ngano nga ikaw moanhi dinhi. Ingon nga ako miingon, ako motudlo kaninyo sa atong pinulongan. Ilabi na alang kaninyo, nangutana ko sa usa ka higala sa pagdala kanako sa usa ka basahon, nga gigamit sa pagtudlo sa batan-ong mga anak. Kini gitawag nga "usa lamang ka channel", apan sa ingon nga layo ako dili magaluwas niini, kamo adunay pag-atubang sa improvised nga paagi. (Так, хватит дурью маяться. Пора бы уже начать то, зачем ты сюда пришла. Как я уже говорил, я буду обучать тебя нашему языку. Специально для тебя я попросил знакомого привезти мне книгу, которую используют для обучения маленьких детей. Она называются "Простейшая кана", но пока её мне не доставят, то придётся обходиться подручными средствами).
  Пока он продолжал ходить туда-сюда, я рассматривала обстановку дома. Как я уже говорила, здесь есть хозяйская кровать, стол, большую часть которого занимали книги и какие-то листы, шесть стульев, из которых были свободны только два, остальные же были заставлены коробками, колбами и всякой такой же ерундой. Как бы это странно не было, но печь здесь отсутствовала вообще, а на том месте, где она должна была стоять, были расставлены шкафы. Отсюда вытекает вопрос: чем он питается? Божьим духом, что-ли? А судя по тому, что ни столовых приборов, ни даже маломальской ложечки или чугунка не было, то это так. И чем он будет зимой отапливать избу? Своим дыханием?
  Наконец парень перестал мельтешить перед глазами и подошёл ко мне.
  -Kamo hibaloi, ako na naghunahuna, ug nakahukom nga ang tanan nga sa mao usab nga kini nga mas maayo kon ako magatudlo kaninyo sa labing menos lang mga pulong. Atong magsugod. (Знаешь, я долго думал, и решил, что всё-таки лучше будет, если я тебя обучу хотя бы простым словам. Начнём.) - говорил что-то он. Ну неужели непонятно, что я тут просто тупо сижу и хлопаю ресничками, чтобы только вежливой показаться? Так нет, мы будем доставать такую бедную меня! - Ako usa ka bata nga lalaki. (Я мальчик.) - показал на себя Дрэн и вопросительно посмотрел на меня. Эээ... меня просят ответить или повторить?
  - Ako usa ka bata nga lalaki. ( Я мальчик) - выбрала второй вариант. Всё же ответить мне нечего.
  - Dili, dili. Ako usa ka bata nga lalaki, ug ikaw usa ka batang babaye. (Нет, нет. Я мальчик, а ты девочка.) - голосом выделив последние слова, сказал он. Понятно, так это вторые слова нужно было повторить.
  - Ikaw usa ka batang babaye. (Ты девочка.) - вот, теперь я наверняка попала в точку!
  Но нет, опять мимо, так как у чёрноглазого волосы на голове в буквальном смысле встали дыбом, и ему пришлось повздыхал несколько раз глубоко, дабы вернуть их на место. После он подошёл к столу, взял лист бумаги, перо и начал что-то рисовать. Ну, ну, тоже мне, Репин нашёлся.
  Закончив с художеством, он подошёл ко мне и показал свой рисунок. Это были фигурки, напоминающие наши, которые изображают на двери в туалет (мужской и женский).
  Я посмотрела на саму бумагу. Она была шероховатая, с желтоватым оттенком, скорее всего от старости. Потом перевела взгляд на руку, державшую этот пергамент, на стол с листами, и снова на картину. И тут меня осенило! Это же ведь лист! И как я сразу не додумалась?! Наверняка из-за зелий. Вот и решился мой тетрадочный вопрос.
  Не медля ни секунды, подбежала к столу, схватила лист из стопки, перо, которое минут десять пыталась как-нибудь удобнее прихватить, присела на стул и, как прилежная девочка, глазами юного вундеркинда посмотрела на Дрэна. Тот лишь потрясённо переводил взгляд с моей руки на лист, который лежал передо мной.
  - Busa kamo masayud kon sa unsang paagi sa pagsulat! Unsa ang dili miingon sa atubangan! (Так ты умеешь писать! Что же раньше то не сказала!) - это он так радуется или ругается? Просто у него одно выражение лица, или точнее оттенок, в это время красный. Но оцепенение прошло и он, уловив мою идею и поставив свой стул рядом с моим, стал показывать на картинки и называть их.
  - Mao kana ang bata nga lalaki. (Вот это мальчик) - показал на изображение мальчика. Я уже было собралась писать, как тут встал вопрос: "А как писать?". Решила писать так, как слышу. Получилось нечто - Мао канна энг бата тпэ лэлэки. Охх, чую, не выучу я тут ни словечка, потому как при произношении только один язык сломаешь.
   - Ug kini usa ka batang babaye. (А это девочка) - показал на девочку. Я опять записала. Дрэн с интересом смотрел на мои письменная, но было видно, что он как и я тупо смотрит из вежливости.
  Так мы и провели время где-то до обеда. За эти несколько часов успели изучить стул, стол, кровать, книги и другие предметы, что только попадались под руки беловолосого. Но на этом мы не остановились. Потом он заставил меня ещё и произносить их! Вот тут-то я и провалилась, в прямом смысле этого слова. Когда парень заставил в очередной раз произнести слова, ножки стула подо мной треснули, и я свалилась, только вот ещё вдобавок и прикусила себе язык, который в это время был между зубов. Зато потом от меня отстали и напоили чайком с пряником, который мы нашли при раскопках, но, как говорится, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало.
  За таким чаепитием нас и застала Клана, пыхтя как чайник.
  - Idiots! Walay walay kanako, dili sa pagbuhat niini! Ug sa diha nga kini nga mga Krivorukov More tepyat balay?! Kon sila mao ang akong mga anak nga lalake, dugay na unta whipped, ug unya gipatiran! (Идиоты! Ничего без меня сделать не могут! И как только этих криворуких ещё дома терпят?! Будь они моими сыновьями, давно бы выпорола, а потом выгнала!) - интересно, кто её так раздраконил? Ой ,не завидую я тому, кто попадёт под её горячую руку. Но судя по тому, как женщина танком шла на нас с Дрэном, то этими мертвецами будем мы.
  От страха мочёный пряник комом застрял в горле и не двигался с места. Я и воды попила, и ещё пряника поела, только это привело к тому, что я стала кашлять и давиться. Но самое удивительное было то, что эта парочка не замечала меня и моё копошение вообще. Они смотрели друг другу в глаза, причём чувства, плескавшиеся в глазах обоих, сменялись одни за другими. То это злость и ненависть, то это горечь и понимание. Напряжение, возникшее между женщиной и мужчиной, стало сгущаться, словно туман, который можно ощутить и потрогать руками. И теперь я твёрдо стала понимать, что этот парень намного старше меня и Кланы вместе взятых, только вот ведёт он себя не словно годами наученный мудрец. Ну и как мне теперь его звать-величать? И как здесь обращаются к старикам? Да ещё и эта тайна, покрытая мраком памяти моих знакомых, начинает притягивать меня к себе всё больше и больше.
  "Это какое-то сумасшествие" - вынес свой вердикт мозг.
  "Зато чуешь как пахнет новыми приключениями?!" - обрадовалась попа.
  "Скорее неприятностями".
  Так, кажется, у меня появилась шизофрения, и теперь я буду психом до конца своих дней! И если сейчас это электрическое напряжение между ними не пропадёт, то конец наступит быстро! Так, нужно всё быстро разрулить.
  -Эй, может, уже перестанете, всё же вы не одни здесь! - ноль внимания. Тогда я к ним подошла.
   - Ау, вы оглохли?! - опять всё бесполезно. Я помахала перед Дрэном рукой, даже попрыгала перед ним, но это ни к чему не привело. Да что же это такое?
  Разворачиваясь в сторону моей хозяйки, я нечаянно задела рукой черноглазого и ... он был твёрд, словно статуя из мрамора. Подошла к женщине и дотронулась до неё. Такая же история. Я запаниковала. В другом мире, не зная языка и не зная вообще ничего, стоя перед двумя словно мраморные статуи людьми, которые были единственными соломинками на пути к выживанию, пожалуй, паника - это наименьшее, что только могло случиться со мной. Другие бы уже до нервного срыва дошли!
  Так, надо как-нибудь привести их в чувство. Пощёлкала перед Кланой. Ноль эмоций. Потрясла за плечи, подёргала за волосы, даже на ногу наступила, опять ничего. Вернулась назад к (.. эээ.. не знаю даже как назвать) человеку противоположного пола. Подёргала его. И угадайте что? Да тоже самое! Мои нервы уже начали сдавать, и я оторвалась на мужчине (пусть пока так, потом обмозгую эту тему). Я и попинала его ноги, и, словно грушу, кулаками отбивала его торс, даже по ушам со всей силы лупанула (надеюсь когда очнётся, мне за это не влетит). Отчаявшись, я от обиды и злости залепила громкую (особенно в этой тишине) пощёчину.
  Беловолосый отмер и с удивлением посмотрел на меня. Очнулась и застывшая красавица. Дрэн, в который раз за день, закричал и опять закружил меня.
  Клана презрительно скривила губы - Padayon kini sa kamot! Aw, ikaw ug giligid, Drenrald Varzamov! (Держать такую на руках! Ну ты и скатился, Дрэнральд Варзамов!) - я чуть не подавилась от такого количества яда и презрения, прозвучавшего в ее голосе. Вроде бы обращались не ко мне, а ощущение, что наоборот.
  Меня опустили на пол, причём очень неаккуратно! Мужчина, бешенный и разъярённый, бросился к бедной женщине, сквозь зубы шипя - Pinaagi sa sa dalan, ug sa pagpasalamat mahimo kaniya. More minuto ug ikaw mao unta ang namatay! Sa, akong, hunahuna wala kamo sa gisaysay sa yano nga pinulongan? Busa, akong usbon pag-usab: Sa Akong Mata Tan-awa Dili! (Между прочим, могла бы и отблагодарить её. Ещё минута и ты бы умерла! Я что, непонятным языком тебе объяснял? Так вот, повторю вновь: В Мои Глаза Смотреть Нельзя!) - твердо чеканя последние слова произнёс он.
  - Oh, pag-ayo, sabta lang una ako sa walay pagtagad. (Ой, ну простите меня, нерадивую) - Опять "проядила" она. И уже ко мне - Salamat kaninyo, nga kamo mao ang akong manluluwas! Ilabi na alang kaninyo karon nga giandam gilain ug panihapon istaplyu bathhouse, ug kon kamo gusto, ug unya mohugas sa akong mga! (Благодарю тебя, спасительница ты моя! Специально для тебя сегодня приготовлю отдельно ужин и баньку истоплю, а если захочешь, то и помою!) - ох, видимо меня ждёт весёленький вечерок, да и ночка по ходу тоже ничего будет.
  -Klana, Unsay imong gibuhat dinhi? (Клана, а что ты тут делаешь?) - спросил мужчина.
  - Ikaw miingon nga ako kinahanglan nga moabut alang sa usa ka batang babaye, ug nga ang pag-anhi. (Ты говорил, что мне нужно прийти за девчонкой, вот и пришла.)
  - Aw, dili lang sa sayo. (Ну не так же рано.)
  - Ba kanimo sa iyang panihapon sa pagkaon? (А ты её обедом накормишь?) - Дрэн виновато опустил голову и покачал головой.
  - Ania ang samang butang! Kon dili pagakan-on, kini wala magpasabot nga adunay mga dili kaayo mahuyang nga nagkinahanglan sa pagkaon. (Вот то-то же! Если ты не ешь, это не значит, что вон та хиленькая тоже не нуждается в пище.)
  - Nakalimot ko. ( Я забыл.) - в оправдание выдавил из себя он. Надо же, теперь он больше похож на мальчика, нежели на взрослого мужчину. Может в этом его особенность, меняться возрастом в одном теле?
  - Forgot niini, ug ako dayon sa pagpapahawa sa chevstva sa pipila dinhi! (Забыл он, а мне потом приводи в чувства некоторых тут!) - проворчала женщина. Потом повернулась ко мне.
   - Umari kamo sa, unsa ang didto sa pagpakpak mga mata! (Идём, чего тут глазками хлопаешь!) - нет, она правда думает, что я сейчас что-нибудь сделаю или скажу? Так вроде бы знает, что ни черта не понимаю.
  Кажется, хозяйка фазенды вспомнила этот минус, закатила глаза, будто "ой, ну да, как же я такое могла забыть" взяла меня за руку и повела за собой прямиком на улицу. Я стала вырываться и брыкаться. Листы, там же листы у меня лежат. Женщина, конечно же, решила, что мне просто захотелось вернуться, поэтому мстительно улыбнулась и потянула за собой.
  -Да куда?! У меня там листы! Понимаешь?! Отпусти же! - я стала выдыхаться.
  - Листы. Там листы. Они на столе около колбочек с зельями. Он же их может использовать для чего-нибудь или порвать.
  А Клане хоть-бы хны. Она как тащила, так и продолжала меня тащить.
  Но тут из дома выбежал сам Дрэн, держа в руках мои листочки. Женщина, увидев его, остановилась.
  - Unsa? (Что?)
  - Dinhi, Enna nahikalimot sa pagdalag. (Вот, Энна забыла взять.) - передал мне мои записи мужчина. А у меня на душе сразу стало легче и радостнее оттого, что та надежда, появившаяся во время написания, не пропала.
  - Ang tanan? (Всё?) - мой новый учитель, надеюсь он им и останется, кивнул.
  - Aw, nan kita moadto. (Ну тогда мы пошли.) - напоследок сказала тиранша и повела меня. А я с благодарностью смотрела на Дрэна и тот, понимая это, отвечал мне улыбкой.
  Придя домой хозяйка сразу же усадила меня за стол и подала обед. И только сейчас, при виде аппетитно выглядящего борща, я поняла как голодна. А ведь пока была занята делом, даже не обращала внимания на мольбы желудка. Ела я быстро не ощущая вкуса, лишь только пыталась быстрее утолить голод. Тем временем баба стояла и чему-то улыбалась. Чему? Неужели мне в еду что подсыпала? Испугавшись, я перестала есть. Так, ничего не чувствуется? Да нет, вроде всё нормально, видимо это что-то действует не сразу. Тогда можно спокойно продолжить трапезничать. Наевшись, я привычно поблагодарила хозяюшку, но та, вместо того, чтобы улыбнуться и кивнуть, мол "отпускаю я тебя на отдых", жестом показала сесть назад за стол. Положив белое полотенце с красивой голубой вышивкой, которое она до этого теребила в руках на другой край стола, подошла ко мне.
  - Dugos, ako nasayud nga kamo wala makasabut karon, apan ako naglaum nga usa lamang ka butang nga imong masabtan ang tanan pinaagi sa akong mga lihok. ( Деточка, я знаю, что ты сейчас ничего не понимаешь, но надеюсь только на одно, что ты всё поймёшь по моим действиям.) - зло проговорила она. Ого, как быстро изменилась, хотя пришла уже вся бешеная. Но, похоже, какое-то моё действие окончательно вывело из себя женщину.
  Она, схватив меня за косу и намотав её на кулак, заставила подняться. А так как Клана была выше меня, то она наклонилась к моему лицу, почти касаясь его.
  -Memorize, Ako dili motugot sa pipila ka mga abubilya poke akong ilong sa usa ka lim-aw. Ug kini tembolee-alagad kanimo. Unya pagkunhod, unya gikuha, ang feed, mga ilimnon, unsa pa. Dili, dugos, kini kaninyo, kamo nga utang kanako, dili vice versa. (Запомни, я не позволю какой-то пигалице тыкать меня носом в лужу. И уж тем более прислуживать тебе. То приведи, то уведи, то накорми, то напои, то ещё чего. Нет, дорогуша, это ты, ТЫ мне должна, а не наоборот.) - выплюнула она мне в лицо, причём в прямом смысле. Её слюна фонтаном брызгала изо рта.
  Она потянула кулак с моей косой вниз, заставляя наклониться. Я, от боли, всё-таки силища в ней неведомая, зашипела, как рассерженная кошка. Женщина рассмеялась. - Ikaw dili gusto? Busa, usab kanako! Busa hinumdumi kini nga pagbati kon dili kini nga gisubli pag-usab ug pag-usab, sa diha nga ikaw moadto batok kanako. Nakakat-on mahitungod sa paglaum? (Что, не нравится? Так вот, мне тоже! Поэтому запомни это ощущение, иначе оно будет повторяться снова и снова, когда ты будешь идти против меня. Надеюсь, уяснила?) - спросила о чём-то меня.
  Не зная, что ответить, я просто кивнула головой. - Dili, kamo dili matuman, apan karon makasabut. (Нет, ты ещё не поняла, а вот сейчас поймёшь.) - опять расхохоталась она и, отпустив мои многострадальные волосы, толкнула за плечи назад. Чтобы как-нибудь удержать равновесие, я уцепилась за край стола, но не устояла и брякнулась на пол, расцарапав о его край руку.
  Клана пропала из виду, зато послышался грохот около печи. Черт! Что?! Она же не...
  Она подошла ко мне с чугунной сковородой и, как бы невзначай, уронила совсем близко около моей головы. Но я успела выставить руки, и меня не задело. Подойдя поближе и так ножкой ширк-ширк, подтолкнула эту сковородку поближе к голове. Я откатилась подальше, ровно настолько, насколько позволяли ножки стола. Тиранша всё продолжала и продолжала толкать ногой сковородку. Я укрыла руками голову, всё же это моё самое слабое место. Но это не остановило "добродушную хозяюшку" и она, схватив меня за руки, приподняла, одновременно с этим пододвинув чугунную сковороду под мою голову. Но, прежде чем Клана отпустила мои руки и я упала, успела увидеть Дрэна, который вбежал в дом и в руке у него был ещё один мною исписанный лист. Дальше все действия стали происходить как в замедленной съёмке.
  -Мои губы растягиваются в вымученной улыбке.
  -Бой-баба смотрит на меня, как на чудо. Потом она поворачивает голову и замечает мужчину.
  -Сам гость бросает этот лист и бежит к нам, что-то крича на своём языке.
  -Хозяйка от неожиданности ослабляет хватку и мои руки выскальзывают из "оков".
  -Моё бренное тело падает вниз.
  -Слышится звук падающего тела.
  -Голова касается чугунной плиты.
  -Я слежу за тем, как лист касается пола.
  -Голову пронзает боль, а во рту появляется железный привкус. Это я прикусила себе губу.
  И наступает тьма.
  
  Отступление 1.
  Дрэнральд Варзамов.
  Я посмотрел на тот беспорядок, который мы устроили с Энной в поисках новых предметов. Посмотрел на размер своей работы и понял, что это займёт весь оставшийся день.
  Ну надо же, как быстро пролетело время в компании с девушкой, хочу заметить, весьма своеобразной. Энна. Странное имя, я ещё не встречал таких, вообще. Хотя может это сокращенное от полного или прозвище, которое что-нибудь означает.
  Так, надо с чего-то начинать. А начну, пожалуй, я со стола, там меньше всего беспорядка. Так, вот эту колбу сюда, а эту вот сюда, коробочку на полочку, листочки в сто-поч-ку. А это что такое? И на каком это языке вообще написано? Что-то я не помню, чтобы писал такое.
  Точно, это Энночка забыла! Пойду, отнесу ей.
  Идя по дороге, стал насвистывать примитивную песенку.
  Домик, домик и ещё один домик. О, а вот и он, дом в конце улицы. Да, у Кланы Зверьевой как всегда всё открыто, поэтому я без проблем прошёл в сени, но тут услышал шум. Очень нехороший шум. Ускорив шаг, вбежал в избу, а там Зверева, тьфу ты, то есть Зверьева убивала Энночку!
  Видимо топал я слишком громко, так как эффект неожиданности пропал и меня заметили, что привело к плохим последствиям. Клана отпустила руки девушки и та упала, стукнувшись головой о чугунную сковородку. Я побежал к ним, чтобы успеть поймать хотя бы в полёте Энночку, но опоздал всего лишь на долю секунды... Обернувшись, со злостью посмотрел на хозяйку избы.
  - Ты же обещала мне, что не тронешь её! Так скажи, какого чёрта ты убиваешь спасительницу?!
  -Я её не убиваю - спокойно произнесла она - Я всего лишь преподаю этой девчонке урок.
  -Какой?! По выживанию?! -но женщина мне ничего не ответила, лишь бровью повела. Ну и как мне это понимать? Нет, это просто так оставлять нельзя. Нужно что-то делать, что-то да как-то...
  Так, во-первых, нужно Энночку убрать куда-нибудь отсюда, в смысле в дом другой, иначе добьют её. Но вот куда? Доверить-то мне девушку некому. Значит ко мне. Но тут такой минус. Я не нуждаюсь ни в еде, ни в воде, тепле или ещё в чем-либо. Ладно, этот вопрос решим потом.
  А вот во-вторых, что мне сделать с Кланой? Безнаказанно всё так оставить никак нельзя, нет. Хорошо, это тоже потом. Пока решим проблему с Энной.
  -Я забираю девушку жить к себе.
  -Что? И ты думаешь, что я её тебе отдам? Нет, и не надейся! - начала качать свои права Зверьева.
  -Мне не нужно твоё согласие или разрешение. Я просто прямым текстом тебе заявляю, что её забираю себе.
  -Нет, ты не можешь, ведь она должна мне!
  -Долг уже заплачен избиением, и ты это прекрасно знаешь. Поэтому перестань уже тут ломать комедию и будь хорошей девочкой, не мешай и отдай её вещи.
  Буря эмоций проскользнули на лице Зверьевой, но она всё же отошла в сторону. Подняв Энну на руки, понёс к себе домой. М-да, а в этом небольшом тельце небольшой вес. Она словно пушинка, только...
  А это что ещё такое? Кровь. Это была кровь на виске и около уголков губ. Не будь у меня на руках Энночки, я бы непременно рассказал и даже показал Клане, где и как зимуют рачки и сверчки.
  Дойдя до дома, положил свою ношу на кровать, следом зашла женщина, неся сверток с одеждой.
  -Это всё? - со скептицизмом спросил я.
  -Да - не густо...- тогда иди. Мне пока от тебя ничего не надо - громкий хлопок двери был мне ответом. Посмотрел на девушку. Сурок, какой же она всё-таки сурок.
  М-да, думаю, меня ждёт нелёгкий день, а пока нужно сходить за знахаркой.
  
  Глава 4.
  
  Мы встретились не знаю для чего
  И также разойдёмся мы случайно,
  Не открывая сердца своего
  И оставаясь друг для друга тайной.
  
  Очнулась я оттого, что что-то жгло мой весок. Я помотала головой, но жжение не ушло, лишь только послышались звуки.
  - Hilom, dili ang akong ulo, kinahanglan ko sa pagtratar sa imong samad. (Тише, не мотай головой, мне нужно обработать твою рану.) - сказал приятный, знакомый голос.
  - Siya nagmata? (Она уже очнулась?) - обеспокоенно спросил Дрэн.
  - Wala, wala pa. Bisan tuod siya mihigda sa tibook nga adlaw, bug-os nga dugo gikan sa ulo nga naguba nga nga dili tulo, busa karon tingali siya lang mibati og usa ka butang. (Нет, пока нет. Хотя она и пролежала целые сутки, полностью кровь из головы при повреждении не вытекла, поэтому сейчас возможно она просто почувствовала что-то.) - спокойно разъяснила девушка. Да где же я её видела?
  -Apan Unsa pa siya mohigda? (Но сколько он ещё пролежит?) - не отставал со своими вопросами мужчина от знахарки.
  Всё, вспомнила, что это за зверь, то есть человек.
  - Ako wala masayud. Ang akong mga broths sa lain nga epekto kaniya. Sa una nga pagtambal siya bug-os nga nakuha lang sa usa ka semana o duha ka, sa diha nga ang atong mga lokal nga residente o mamatay, gawas kon siyempre ang salamangkero dili moabot, o mohigda sa pagtambal sa usa ka bulan. (Я не знаю. Мои отвары странно действуют на неё. При первом лечении она полностью восстановилась буквально за неделю или две, хотя наш местный житель либо умер бы, если конечно маг не прибыл, либо пролежал целый месяц.)
  - Siya wala dinhi. (Она не отсюда).
  - Ako nasayud na. (Я уже поняла) - посмеялась травница.
  - Oo Ako. Apan ang kamatuoran nga ang iyang lawas usa ka gamay sa lain-laing. Sa diha nga gihatag ko sa iyang usa ka sedative siya naluya, tungod kay alang sa iyang nga kini kaayo lig-on nga potion. ( Да. Но дело в том что и организм её устроен несколько иначе. Когда я дал ей успокоительного она упала в обморок, потому что для неё это было слишком сильным зельем.)
  - Unya tingali siya mohigda uban sa iyang adlaw. (Тогда возможно она пролежит ещё с день.) - но тут что-то сдавило мои виски. Сдавило так сильно, будто кто-то пытался выжать из моего черепа сок, как из лимона. Я сразу же схватилась за голову и тихо завыла. Завыла от боли, что пронзила меня с головы до кончиков пальцев на ноге.
  - O dili. Dayon himoa nga ang bugnaw nga tubig ug sa usa ka rag. (Или нет. Быстрее давай холодную воду и тряпку. ) - скомандовала девушка.
   Мир наполнился громкими звуками: топот ног, скрежет старых несмазанных петель, хлопот дверей, бормотание. От этого мне стало только хуже и я завыла громче. Я не чувствовала ничего, кроме боли. Я не слышала ничего, кроме стука, раздававшегося в ушах. Казало, время застыло для меня. Даже когда на голову положили что-то холодное и тяжёлое, я не обратила на это внимание. Боль - вот что было во мне. Словно боль - это я, а я - это комок боли.
  Но и вечная боль имеет свои границы. Меня отпустило и стало получше. Боль потихоньку стала уходить, заменяясь другими чувствами: холодом, голодом, недавним жжением в виске и усталостью. Моё тело снова обмякло и стало ещё более беспомощным, чем было раньше. Тут, видимо не справившись с такой нагрузкой, мой мозг заявил, что нужен отдых и я уснула.
  Проснувшись, я поняла, что наконец-то нормально выспалась. Как обычно у себя дома, на земле, я словно кошка вытянула руки и ноги, а живот приподняла. С моего лба сползла тряпка, которая уже давно высохла. Потянувшись ещё раз, я присела на кровати и огляделась. Обстановка поменялась, в смысле вместо моего привычного амбара была изба Дрэна. Странно, а как я здесь оказалась и что делаю тут вообще? Посмотрела в окно: там было раннее утро. Долго же я проспала. Скинув с себя тёплое одеяло, поставила ноги на холодный пол. Но я не подняла их назад, а наоборот поставила полностью свою ступню на пол, наслаждаясь приятной прохладой. Посмотрела на себя: на мне была одета белая с рюшечками ночная рубашка. Ну надо же, а после увиденного вопросов у меня только прибавилось раза в два.
  Тут послышался скрип двери. Поворачиваю голову, а это беловолосый мужчина несёт два ведра с водой. Он видимо не предвидел того, что я встану раньше, чем он придёт, поэтому когда увидел меня, смотрящую на него, споткнулся и обрызгал себя водой. Хорошо что всё на пол не пролил. Я моментально перевела взгляд назад на моё одеяние, но вздохнула с облегчением, когда обнаружила что ночнушка не просвечивает и не облегает где надо и где не надо тоже. Гостеприимный хозяин, восстановив равновесие, всё же вошёл в дом.
  - Na pagmata? Wala ko magdahum niini. Dean miingon kanako nga alang sa usa ka bug-os nga pagpasig-uli kamo adunay sa paghigda sa laing adlaw. (Уже проснулась? Я не ожидал этого. Мне Дина сказала, что для полного восстановления ты должна будешь пролежать ещё день.)- начал извинятся он, ставя вёдра но пол и садясь на табуретку напротив меня. Только вот за что извиняется? Я вопросительно посмотрела на мужчину. - Oo, nakalimot pag-usab. Kamo wala makasabut. (Ах, да, опять забыл. Ты же не понимаешь. )
  Угу, мне сразу же всё стало ясно и понятно. Молчание стало затягиваться, но тут тишину прервал голодный вой моего желудка. Я покраснела словно мак, а Дрэн рассмеялся.
  - Pag-usab, nakalimot mahitungod sa niini. Okay, karon ang tanang mga butang mao ang husto. (Опять про это забыл. Ладно, сейчас всё исправим.)
  Мужчина заметался по комнате, одновременно с этим распахивая все створки шкафов и что-то там выискивая. Наконец-то остановился и вытащил небольшой сверток с одеждой. Передал мне и вышел на улицу. Я раскрыла этот сверток и увидела там мою одежду, которую я одевала пока жила у Кланы. Да, почему-то мне кажется, что я просто поменяла своё место жительство. Скорее всего, когда Дэн зашёл и увидел, что делала со мной женщина, то забрал меня жить к себе. Только вот что стало с самой Кланой? Надеюсь, она хоть жива и не разукрашена, хотя мужчина не похож на зверя, способного избить кого-либо вообще.
  Одев рубашку фиалкового цвета, всё же бюстгальтеры или подобие его тут не предусмотрены, и юбку более тёмного оттенка, заплела себе волосы и вышла на улицу. Там мужчина отвёл меня во двор и показал бочку с водой, где я и умылась. Потом, оценивающе рассмотрев меня с ног до головы и одобрительно улыбнувшись, повёл меня в богато украшенный дом, стоящий напротив.
  Как только мы зашли в мансарду, навстречу нам вышла женщина, одетая просто, без каких-либо украшений или вышивки на одежде, что было очень странно, ведь судя по дому, тут живут богатые люди. Может это служанка? Да нет, ведёт-то она себя свободно.
  - Dinhi, si Enna dinhi gigutom ... (Вот, Энна тут проголодалась...) - начал, как мальчишка, разбивший дорогую для матери вазу, оправдываться Дрэн.
  - Drenrald, adto bitin sa ilang kaugalingon atubang niini. (Дрэнральд, иди уже, сами разберёмся.) - отмахнулась она.
  Дрэнральд... Где-то я уже это слышала. Но где? Дрэнральд, Дрэнраль... Точно, так к нему обращалась Клана. Так вот значит, какое у него полное имя.
  Но в следующий момент мужчина взял меня за плечо, и, взглянув в глаза, показал оттопыренный большой палец. Я сначала растерялась, но потом поняла, что меня ободряют и говорят, чтобы я не волновалась, ведь все хорошо. Я улыбнулась и сама показала большой палец. Дрэн улыбнулся мне, словно отец маленькому ребёнку, и потрепал по волосам. Кивнув мадаме на прощанье, он ещё раз ободряюще улыбнулся мне и ушёл, оставив одну с этой незнакомкой.
  - Umari kamo sa, mahal nga kinabuhi. (Идём, деточка) - повела меня в дом женщина.
  - Ako Kyrianna. - Я Кирьяна. Моментально перевела я. Всё же на так уж и безнадёжно моё обучение.
  - Ako Enna - в ответ представилась я.
  - Enna. Umari kamo sa, dugos, ako magapakaon kaninyo. (Энна. Идём, дорогая, я тебя покормлю.) - повела меня Кира в дом.
  Я огляделась. Первый этаж делился на две комнаты. Это кухня и столовая, в которой, естественно, стояла большая белая печь и гостиная. На втором этаже, скорее всего, были спальные комнаты. Только вот мне интересно, а как они отапливают второй этаж? Дополнительной печью?
  Не задерживаясь при входе, мы прошли на кухню, где меня усадили за большой дубовый стол, покрытый белой с красно-голубой вышивкой скатертью.
  Кирьяна не поскупилась и выложила на стол всё, что только смогла найти. Мои глаза разбежались от такого количества еды.
  "Ну прям как с голодных краёв пришла" - заворчал здравый разум в лице сердца.
  "Кушай и никого не слушай!" - пробурчал жалобно желудок.
  Ну я и поела всего понемногу: сначала щи, потом запечённую картошку с рыбкой, а после на закуску пирожки с молочком и творожок. В общем, завтрак удался на славу.
  И только я успела поставить стакан с молоком на стол, как в дом зашёл мужчина, который в тот раз навещал Клану. Ещё после его ухода Арана стала обучать меня языку.
  - Ug nahitabo Prokopych. (А это пришёл Прокопыч.) - улыбнулась кухарка, а я сразу поняла, что вот она-то и есть хозяйка.
  - Very funny, Kyrianna. Ikaw ba ang sunod nga golodranku namunit? (Очень смешно, Кирьяна. Ты что, очередную голодранку подцепила?) - огрызнулся, словно собака, хозяин этих хором.
  - Sa pagkatinuod, kini gidala sa iyang Drenrald o na hikalimtan bahin sa saad? (Вообще-то это Дрэнральд её привёл или ты уже забыл про обещание?)
  - Ako nakalimot, nakalimot. ( Забыл, не забыл.) - проворчал мужчина. И прошёл по лестнице наверх. Кира проводила его недовольным взглядом.
  Я сразу почувствовала себя неуютно, шестым чувством понимая, что эта небольшая ссора произошла из-за меня. Поэтому поблагодарив хозяйку, сразу же выбежала на улицу, где и столкнула с парнем моего возраста. Почему-то получилось так, что угодила носом прямо в его широкую грудь.
  -Ой, и-извините - тихо проблеяла я и попыталась отойти от него, но и парень оказался не промах. Он сразу же схватил меня за кисти рук, прижимая их к своей груди. Я сделала шаг назад, потянув руки на себя, но они будто приклеились. Посмотрела на лицо парня и поняла кто тут первый развратник на деревне.
  - Mahimong Hilum. Diin usa ka Pagdali, ang maanindot nga. (Тише. Куда спешим, красавица.) - наклонившись близко к моему лицу, спросил местный Казанова.
  Я лишь нервно улыбнулась в ответ.
  - Sam, ikaw moabut? Usa ka sayo sa karon. (Сэм, ты уже пришёл? Как-то рано сегодня.) - крикнула с мансарды Кирьяна. Сэм, так вот значит как его зовут.
  - Aw, ang akong minahal, ayaw itugot kanato nga makig-istorya sa kaninyo dinhi. (Ну что милая, не дают нам с тобой тут поговорить.) - продолжал, наклоняясь всё ближе и ближе, шептать красавчик.
  - Sem, Wala ko makasabut. Unsay nahitabo niadto? (Сэм, я так и не поняла. Что произошло-то?) - не отставала от парня она.
  - Unsa, nga (Что, что) - раздражённо прошептал он и, подняв голову, заорал - Mama, ayaw kabalaka, ang tanan nga butang mao ang lino nga fino nga. Unya sultihi. ( Мам, не беспокойся, всё нормально. Потом расскажу) - и уже тише - Sa diha nga ako datut makig-istorya sa usa ka matahum nga dumuloong.(Когда мне дадут поговорить с прекрасной незнакомкой.)
  - Unsay Ba nimong ipasabut? Ako dili magpatalinghug kanimo. (Что ты там говоришь? Я тебя плохо слышу. )
  - Ako moingon, ako sa paggahin sa atong guest balay. (Говорю, пойду нашу гостью провожу до дома.) - и, обворожительно улыбнувшись, повёл на дорогу.
  - Usa Ennochku dili kinahanglan sa pag-uban. (А Энночку не нужно провожать. ) - донеслось сзади нас.
  - Ennochku? Unsa ang usa ka matahum ug talagsaon nga ngalan. Lang tungod niini nga talagsaon matahum nga babaye nga sama kanimo. (Энночку? Какое красивое и необычное имя. Как раз для такой необычайно красивой девушки как ты.) - я , не зная что делать, просто кивнула в ответ.
  - Do Dili nga malinawon, sa paglitok sa usa ka pulong, ug ako mahimo nga vzymen'll sa paghatag kaninyo sa usa ka singsing. (Не молчи, вымолви словечко, а я может быть взамен дам тебе колечко.) - и ещё одна обворожительная улыбка.
  - Busa, sa unsa nga paagi ba kamo mga babaye ang napugos sa pagbuhat sa dili maayo nga mga butang. (Так вот значит, как ты девушек заставляешь делать плохие поступки. ) - появившись ниоткуда, тем самым испугав меня, сказал Дрэнральд.
  - Saad sa pagkuha kanila ngadto sa iyang asawa, ug sila enchanted pinaagi sa imong katahum, moanhi niining limbong, tikas, sama sa mga mananap sa usa ka lit-ag. (Обещаешь взять их себе в жёны, а они, очарованные твоей красотой, попадают на эту уловку, как зверьки в капкан.)
  - Aw, kini dili ikatingala ingon nga ako gitawag nga mangangayam. (Ну так ведь не зря же меня прозвали охотником.) - победно улыбнулся Сэми.
  - Oo, apan kini wala magbuhat Enna. (Да, но на Энну это не действует.) - так же улыбнувшись, сказал беловолосый.
  - Women, sila nga tanan ... (Женщины, все они...)
  - Ennochka wala makasabut sa atong pinulongan. (Энночка не понимает нашего языка.) - сказал, будто эту истину знает каждый. И Сэм пронялся: весь скуксился и с надеждой посмотрел на меня.
  - Sa unsang paagi. Ikaw wala makasabut kanato? (Как. Ты нас не понимаешь?) - не знаю, что именно они обо мне говорят, но я смущенно покачала головой.
  - Sam (Сэм.) - сказал, приподняв правую бровь Дрэн.
  - Enna. ( Энна.) - посмотрел на меня захватчик.
  - Draen! (Дрэн.) - требуя объяснений, воскликнула я. Тот развёл руками, мол, разбирайся сама, я тут вообще лесом.
  Ну что за мужики пошли! Сначала всю кашу заварят, а нам её расхлёбывай!
  Так, надо что-то делать... что-то... и как-то... О, придумала!
  Вырвавшись из объятий сына Кирьяны, с обидой и злостью посмотрела на него и... залепила громкую пощёчину! Тот, не ожидая такой напасти от слабого пола с удивлением глянул на меня, схватившись за щёку. Всё же тяжелая у меня рука. Гордо развернувшись подошла к Дрэну, также застывшего от удивления, и, схватив за руку, повела в дом. Зайдя, я, не останавливаясь, прошла к столу и, приняла самую грозную позу: ноги на ширине плеч, руки на талии и пылающий взгляд бешеного быка. Беловолосый постоял-постоял, посмотрел-посмотрел и ... расхохотался. Да так сильно, что вся изба затряслась, ходуном заходила. Мой пыл сразу же поутих.
  -Что смешного-то?
  Но мужчина как смеялся, так и продолжал смеяться, схватившись за живот, ещё вдобавок на меня пальцем показывал.
  -Нет, ну я так не играю. Всё, я на тебя обижена, понял! - выкрикнула я. Да ещё и ножкой правой притопнула и показательно отвернулась.
  Всё было без толку. А его смех тем временем уже начинал меня раздражать и я, зачерпнув ковш студёной воды из ведра, вылила на него. О чём и пожалела в следующую секунду.
  Нет, смеяться он перестал. Только вот после того, как я его окатила водичкой, Дрэнральд изменился с хорошего дяди, на плохого. Он грозно стал надвигаться на меня и его не задержал даже стул с ведром. В этот момент мне показалось, что вот, всё, я доигралась. На этот раз уже не будет никаких спасителей. И жизнь... я наконец-то поняла, как она мне стала дорога. Не хочу вновь падать в бездну и возвращаться из неё. Не хочу. Но что я могу сейчас сделать? Против танка не попрёшь!
  От отчаяния я села сжавшись в комок, и расплакалась.
  
  Отступление 2.
  Дрэнральд Варзамов.
  Я посмотрел на трясущийся комочек и застыл. Что я делаю? Я же своими руками сейчас убью спасительницу!
  От произошедшего мне стало плохо и от перспективы убийцы поплохело в разы. Тогда я не выдержал и, выбежав на улицу, помчался в лес. Я мчался так быстро, как мог, надеясь тем самым прогнать дурные мысли, пробравшиеся тайком в мою голову. Бежал, падал, спотыкался, вставал и продолжал свой бег, пока, наконец, не достиг леса.
  Подойдя к дереву, я присел около него.
  Что со мной сегодня произошло? Почему я так сильно разозлился? Неужели опять припадок? Это плохо, очень плохо, особенно для Энны. Но мне некуда её деть. Если Сэм почуял свою добычу, то он будет преследовать её, пока не загонит в угол и не поймает, поэтому девушку также опасно отправлять жить к старосте. Знахарка отпадает сразу же, так как... просто отпадает. Не доверяю я ей, особенно если учесть то, что её бабка ведьмой была. Остальным же дела нет до Энночки, хотя косточки ей давно все обмусолили раз по сто. Значит, мне придётся либо выжать из себя все силы, либо опять пить то зелье, отнимающее год жизни.
  Не-е-е, второй вариант опадает сразу. Я больше эту гадость в рот не возьму. Тогда стану заглядывать в будущее до тех пор, пока мои силы не иссякнут, ну и параллельно поучу Энну нашему языку. Как раз завтра друг должен мне привезти простейшую кану. Будем надеяться, что мои зелья на ее память подействовали. А вот сейчас пойдём и узнаем.
  Поднявшись, пошёл по тропинке домой, вспоминая вчерашний день.
  Я так испугался, когда моя новая соседка зашлась в агонии. Её вой пронзил меня стрелой в самое сердце, и оно отчего-то завыло с девушкой в унисон. Вместе с ней я метался по комнате, не зная чем помочь. С ней также впал в спячку, только вот тело по инерции двигалось само по себе. Поэтому я так обрадовался, когда Энночка очнулась, но когда я увидел её в руках охотника, то сначала вскипел, но посмотрев на девушку, обрадовался тому, что та не попала в капкан. А это представление с пощёчиной и злобный взгляд дома. Это меня так развеселило, и я рассмеялся впервые за долгие двадцать, а может уже и тридцать лет. Но вода...
  
   Анна Костылина.
  Я сидела, тихо ожидая приготовленной мне участи. Избиения или издевательства надо мной. Я беспомощна. Я ничто. Тогда, в переулке, мне повезло, крупно повезло. Могло быть хуже, намного хуже. Я даже боюсь себе всё это представить.
  Вдруг оглушительно хлопнула дверь, отчего я вздрогнула. Подняла голову, чтобы посмотреть, кто там пришёл, но было наоборот. Это Дрэн ушёл, пощадив меня. Но что будет потом? Вернётся ли он добрый или такой же злой как чёрт. Нет, даже хуже. Определённо он демон, а все живущие здесь люди - его рабы. И теперь наверняка я тоже ею стала. Может я просто наложница или игрушка? Тогда зачем ему быть со мной добрым?
  Шмыгнув носом и протерев глаза, мокрые от слёз, огляделась. Стены, они давили на меня, отчего я стала ощущать себя диким зверьком, запертым в клетке. Тогда я вышла на улицу и пошла, куда меня вели ноги. А вели они на речку. Странно, сама я путь не запомнила, а ноги всё помнят, хотя в будущем, при побеге, мне это пригодится. Побег... он ещё так далеко от меня, хотя я чувствую, что он неуловимо ко мне приближается.
  Дойдя до реки присела на берег и, освободив ноги от мокасин, опустила их в воду, которая с радостью приняла гостей и, словно лаская, окружила их небольшим водоворотом. Я улыбнулась и посмотрела на реку. Непринуждённо она текла и текла вперёд, местами, то сужаясь, то расширяясь вновь, попутно прихватывая с собой мелкий мусор с берега, огибала камни, и другие препятствия и продолжала свой ход, весело журча песенку, а птички подпевали ей. Вот она, гармония.
  Так, думаю, сейчас самое время обдумать сложившуюся ситуацию. Итак, Дрэнральд... очень необычный человек, хотя в его человечности я сильно сомневаюсь. Отсюда и первый вопрос: "Кто такой на самом деле Дрэн?". Но, несмотря на его странное, постоянно меняющееся поведение, удивительно выглядит то, что он взялся за моё обучение. Нет, мне, конечно же, приятно и я с охотой взялась за учёбу, но не понимаю, для чего это мужчине, ведь у него наверняка есть и свои дела. И, несмотря на мою "бешеную" мысль о том, что я наложница демона, вопрос оставался открытым, зачем беловолосый взял меня к себе в дом.
  Дальше Клана. Я не понимаю, из-за чего она так взбесилась и напала на меня. Убить меня она не хотела, в этом я уверена, потому что если бы хотела, то я уже давно была в раю. Женщина просто хотела сорвать злость, и я первая, кто попался под раздачу. Ну, здесь всё ясно, как день, непонятно только то, что стало с самой Кланой, но, надеюсь, в ближайшее время я это узнаю.
  А на очереди у меня мой новый знакомый - Сэм и его семейка. Нет, мать у него хорошая и добрая женщина, а вот отец не такой. Если при первой встрече он мне показался спокойным и рассудительным, то теперь же злым, как чёрт, и ставящим себя выше всех. Ведь наверняка супруги поругались тогда из-за того, что у них в доме ела нищенка, которая не заслуживает даже того, чтобы находиться близко около их дома. А вот сынок в папашу пошел. Такой же высокомерный, разве что красивее. И, несмотря на то, что он всего лишь обычный Казанова, за всем этим кроется нечто большее. Правда, пока я не могу понять, что именно.
  И ещё одна такая большая проблема: какое сегодня число, день недели, месяц и год? До этого я как-то не задумывалась, а сейчас вот вспомнила. Тогда нужно будет поискать у Дрэна календарь, спросить ведь так и так не получится. А если не найду, то попробую сама составить.
  Посмотрела на небо. Солнечный диск уже дошёл до середины и светил очень ярко. Значит уже полдень. Как же быстро пролетело время в раздумьях. Улыбнувшись всему этому миру, название которого я так и не узнала, поднялась и, обувшись, пошла назад.
  Но, не пройдя и ста метров, поняла, что мокрыми ногами шлёпать в мокасинах совсем неудобно, сразу же натирает ноги. Поэтому я сняла обувь, взяв в руку, и пошла босиком по дороге. Ну и что, что потом ноги грязные будут и возможно в ранах из-за острых камней, зато мне так удобнее и приятнее.
  Настроение приподнялось моментально, и я запела себе под нос песенку.
  Моя дорога нелегка,
  То вниз бежит, то в облака,
  Идут дожди, идут снега,
  Лишь размывает берега
  
  А жизнь обидно коротка,
  Как дуновенье ветерка,
  Лишь холодочек по спине,
  В пути напомнит о тебе!
  
  Пусть, мне улыбнутся небеса
  Поля и реки и леса!
  И убеждаюсь я воочию,
  Как хорошо и днём и ночью
  Кую подковы днём, а ночью,
  Разглажу я морщины дня,
  И погоню вперёд коня!
  Пела, в уме прокручивая музыку, при этом пританцовывая и размахивая макасинками.
  Вдруг сзади я услышала цокот копыт и, развернувшись, увидела лошадь, ту самую, из сна, и всадника на ней. Ну, всадник - это громко сказано. Когда наездник приблизился ко мне, и я смогла разглядеть человека, сидящего на животинке, то сначала долго думала, к какому полу относится это красное чудо.
  -Тпру... - остановил лошадь мужской голос.
  Соскочив с гнедой, красноволосый подошёл ко мне, и я смогла рассмотреть его получше. Он был слегка необычный и даже странный. У него были длинные, почти до колен, красные волосы, которые он не заплёл в косу, а оставил распущенными. Глаза такие же, как и у Дрэнральда - чёрные. Сам он был высокий, но тощий, да и одет по европейским меркам безвкусно. Белая рубашка, поверх которой была одета чёрная жилетка с красными вставками, на шее горе Юдашкина повязан красный платок. Брюки чёрные, кожаные и обтягивающие, длиной спускались всего чуть ниже колена. На ногах красные сапоги. Взглядом вернувшись назад к лицу, заметила, что незнакомец с насмешкой смотрит на меня.
  - Что, не нравлюсь?
  - Да нет, просто... - но меня нагло перебили.
  - Просто я выгляжу странно, неподобающе, чудно, ненормально, неестественно и бла-бла-бла тому подобное.
  Мне даже жаль стало этого мужчину, и я виновато улыбнулась. И только тут до меня дошло, что мы говорим и понимаем друг друга. Я, потрясённо расширив глаза, посмотрела на собеседника.
  - Ты гово...
  - Да, мы говорим на одном языке - не дав продолжить мне, сказал он - Просто я маг и с лёгкостью могу говорить на любом языке. - и снова, опередив меня - Да, совершенно на всех. Даже с животными. И нет, нас больше никто не понимает.
  Я молча стояла, пытаясь по-быстрому перелопатить полученную информацию, но видимо мозг всё ещё находился в процессе.
  - Я так понимаю, тебе нужно всё это переварить? - и дождавшись моего кивка, продолжил - Тогда идём, я по дороге отвечу на все твои вопросы.
  
  Глава 5.
  
  Что случилось, я не знаю...
  Знаю точно, что случилось...
  Будто диво или чудо...
  В моё тело вдруг вселилось...
  
  Отступление 3.
  Дрэнральд Варзамов.
  Приход домой я всё оттягивал и оттягивал, стыдясь показаться на глаза Энне. Но понимал, что вечно это не может продолжаться, поэтому стал думать, как буду извиняться перед девушкой. Просто придти и показаться на глаза, вот мол, я, нельзя, потому что она может отреагировать совершенно неадекватно: кинуться на меня с кулаками или уже в дверях закидать всем, что только под руку попадётся, а может быть влепит пощёчину и, со слезами на глазах, куда-нибудь убежит. Но что, если она, при виде меня, вновь сожмётся в комочек и затрясётся от страха? Тогда я не струшу, как прежде, а сяду рядом и обниму, успокою, докажу, что мне можно доверять! Да, именно так я и сделаю.
  Такие мысли слегка приподняли мне настроение и я, сорвав пучок полевых цветов, поспешил домой. Цветы... такие же, как Энночка: простые, но нежные и красивые. Точно так и сделаю: приду, встану на колени вымаливая прощение, и подарю девушке букетик! Думаю, она на меня сразу перестанет злиться, может даже улыбнётся и обнимет.
  Так, хватит летать в облаках, а то вон местные сплетницы, как-то странно посмотрев на твою улыбку до ушей, начали что-то обсуждать с удвоенной силой. Наверняка обсуждают сегодняшнюю утреннюю сцену около дома старосты. Презрительная ухмылка появилась у меня на лице. Клуши. Вместо того, чтобы занимать делами, они попросту чешут языками на улице, не понимают глупые, что скоро ОНИ прибудут. Неужели надеются, что пронесёт, как в прошлый раз? Зря, но когда поймут сами, то будет поздно, зато какой урок извлекут из этого.
  Отвернувшись от сплетниц пошёл дальше. Дойдя до дома, остановился около крылечка. Так, принимаем раскаянный вид и глазки побитого щенка - обладательницы слабого пола обычно всегда на это покупаются и, после минутного глядения на меня несчастного, чувствуют себя виноватыми, а потом заключают в объятия, в большинстве жаркие, с поцелуями, но мне и одного прощения пока хватит.
  Вздохнув воздух полной грудью, поднялся на крылечко и указательным пальцем тихонечко постучал в дверь. Не дожидаясь ответа, вошёл и, оглядевшись, выронил букет.
  Энна... Пропала... Энночка пропала!
  Где она может быть, где? Неужто охотник, противореча своим стереотипам, перешёл к решительным действиям и похитил мою соседку? Что, если она сейчас болтается вниз головой на коне, который мчится через лес к чёрту на куличики? А что если ей сейчас страшно: она плачет, молит о пощаде и зовёт меня на помощь? Что, если охотник издевается над бедной девушкой и та валяется где-нибудь посередь поля, истекая кровью?
  Тогда что я тут прохлаждаюсь и не бегу на помощь? А ну быстро руки в ноги и на спасение прекрасной принцессы!
  Сорвавшись с места, словно гончая помчался вперёд, туда, куда мне указывало сердце и нюх. Бежал без оглядки, не обращая внимания на взгляды, которые бросали на меня прохожие. Но в конце деревушки я остановился, потому что здесь след обрывался.
  Упустил. Не успел. Убил, угробил спасительницу, доверенную мне в охрану.
  Сэм - вот кто виноват во всём! Так пускай же поплатится за это! И я, развернувшись, побежал к дому старосты. Он там, я это чувствую.
  Жажда мести красной пеленой ослепила меня, закрывая мой рассудок на амбарные замки. Подбежав к дому старосты, я, увидев охотника, собирающего в саду яблоки и груши, ринулся к нему и, схватив за грудки, опрокинул наземь, усевшись верхом. Эффект неожиданности сработал и парень, не подозревавший о моих планах, беспомощно извивался подо мной, попутно пытаясь скинуть с себя. Но я старше, мудрей и опытней, а он ещё щенок, хоть и преуспел в охоте. Поэтому, повозившись ещё немного, пока не выдохся, малёк прекратил это бесполезное дело и стал думать умом, а именно - решил вести переговоры, хотя и понимал, что сейчас он находится не в самом выгодном положении.
  - Что ты тут делаешь? - не найдя ничего лучше, выдал он.
  - Что я тут делаю? Это мне ответь, что ТЫ тут делаешь! - прорычал, надеюсь, что именно так, я.
   - Эй, старик - хлопнул меня по плечу щенок - вообще-то я здесь живу или память отшибло? - ага, увиливает, с толку пытается меня сбить.
  - Молчишь. Ну, ничего, я и не такие орешки колол. - и вывернув его руку, потянул на себя. Парень истошно заорал, одновременно обкладывая меня матом. Подержав охотника в таком положении ещё с минуту, ослабил хватку, а то такими темпами оглохнуть можно, и перешёл сразу к делу, потому как этот фарс со вступлением мне надоел.
   - Где Энна?
  - Энна? Какая ещё Энна? - я потянул руку на себя. Парень заорал, но ответил.
  - А, Энна. Та самая, припадочная которая. - Так, не по делу он ответил, значит, потянем ручку посильней.
  - А-а-а. Да, да, Энночка, красавица. - ну вот, немного лучше. Понял видимо маленький Сэмми систему допроса. Я отпустил его руку. Тот, потирая травмированную часть тела, стал выравнивать дыхание, видимо от ора горло засаднило.
  - Не знаю я, где она. - я злобно сверкнул глазами и потянулся за рукой снова, но и парень не промах. Он, воспользовавшись моментом, скинул меня с себя и, откатившись, встал, предусмотрительно отбежав подальше от "очага мщения".
  Я встал и двинулся на хитреца.
  - Да не знаю, не знаю.
  Не знаю, что остановило меня в следующую минут: то, что Сэм не врал и я поверил ему, или окрик соседки, почудившийся от перегрева на солнце. Но меня позвали вновь.
  - Дрэн!
  Я поворачиваю голову и вижу, как к нам бежит Энна, собственной персоной, жива и здорова, а вот следом за ней шёл, ведя коня под уздцы, маг.
  Кровавая пелена сразу же спала, опустошая меня, но эту пустоту заполнило счастье. Я, от переизбытка чувств побежал навстречу к девушке и, взяв её на руки, закружил, при этом радостно смеясь. Белобрысая стала упираться руками мне в грудь, пытаясь вырваться, но после минутного мучения, сдалась и засмеялась тоже.
  - Эй, голубки, а про меня не забыли? - обиженно засопел красноволосый.
  Я поставил Энночку на землю, а сам, радостно смеясь, подошёл к лучшему другу и обнял его.
  - Лад, ну как можно тебя забыть!
   - О, Дрэн, похититель сердец, неужели ты всё ещё держишь моё сердечко у себя в шкатулке? - словно актёр, начал свою игру Артьмьелад.
  - А ты как думаешь? - подхватил я.
  Маг, прижавшись ко мне, приложив руку к груди, а точнее на сердце и, картинно запрокинув голову и положив ладонь на лоб, громко ахнул.
  - Ты охладел ко мне! - и отпрыгнув подальше от меня, сложил руки на груди, словно монашка - Надеюсь, ты не выкинул моё трепетное сердце на растерзание собакам!
   - Ну что ты, как можно!
  - Не верю! Ты, злобный обманщик! - изображая обманутую девицу, продолжал Лад.
   - Хочешь проверить?
   -Да, было бы неплохо, а то в последнее время что-то мои силы постоянно скачут: то резко уменьшаются, то резко прибавляются. Мне, если честно, уже надоело, как барышня, каждый раз грохаться в обморок.
  Странно, тогда и, правда, нужно проверить. Я повернулся, чтобы позвать Энну домой, но её не было, впрочем, как и охотника.
  - Энна! - он что, решил поиздеваться надо мной? Ну, я ему сейчас покажу! Но меня остановил друг.
  - Дрэн, она дома сидит, книгу читает.
  - Что? Когда успела-то?
  - Теряешь хватку, друг. - покачал головой маг - Ладно, идём Ромео.
  Зайдя в дом посмотрел на девушку, уткнувшуюся в книгу и усердно читающую её. Скоро, совсем скоро соседка заговорит и я, наконец, узнаю всё, что так давно интересует меня.
   -Дрэн. - позвал Лад. Я, вынырнув из мыслей, посмотрел на него.
   - Шкатулка - напомнил он мне цель своего прихода.
  Ах, да, шкатулочка... Где же ты, моя хорошая? Пробежал глазами по комнате и остановился взглядом на небольшом шкафчике, заваленном лечебными травами. Подошел и взяв небольшую резную шкатулку, сверху покрытую лаком, а изнутри оббитую замшей, открыл её.
   - Лад, быстрей сюда!
  - Что такое? - обеспокоенно спросил тот.
   -Сам посмотри - и показал ему содержимое шкатулки.
  Маг присвистнул - Ну ничего ж себе!
  И я был с ним солидарен, потому как то, что находилось внутри, ошеломляло, просто вводило в ступор. Там, в шкатулке, сердце Артьмьледа было словно яблоко, прогрызенное червями, которые теперь копошились в такой маленькой коробочке.
   -Что это? - подал свой голос бессердечный.
   -Я... я не знаю - после моих слов, красноволосый сел на пол, как подкошенный, и его взгляд остекленел.
  - Но я где-то это видел, не помню, правда, где, но у меня есть об этом книга - попытался приободрить друга я. Вышло, конечно, не очень, но он хотя бы перестал безнадёжно смотреть неведомо куда.
  Закрыв шкатулку, стал шарить по шкафам, выискивая книги, где хотя бы может упоминаться о чём-то подобном. Нашёл пять томов и каждый по тысяче страниц. Кинул две книги на колени страдальцу, а себе взял остальные три.
  - Значит так, ищешь там, где будет упоминаться о насекомых-паразитах и "Внимание! Опасная зона риска!".
  - Ыыыыы... - промычал мне в ответ. А я что, я ничего! И это вообще не мне надо, а ему. Вот пусть и не возникает!
  Так и прошло время до вечера: мы сидели и листали книги, ну кроме Энны, она читала, а так как в это время стояла в доме тишина, то и голодное бурчание желудка человечки прозвучало особенно громко. Я оторвался от, всё ещё первого, тома и посмотрел на соседку. Та, поглощённая Простейшей канной, даже не обращала внимание на голод. Что ж, видимо мне самому придётся позаботиться об этом. Встав, пошёл к Кирьяне клянчить тарелку щей и кружку молочка с кусочком хлеба.
  Вышел на улицу. Там уже солнце скрывалось за горизонтом. Да, просидели долго, а найти так ничего и не смогли. Плохо дело, нужно как-то ускорить поиски.
  Подойдя к дому старосты меня встретил охотник, сидящий в мансарде и любующийся закатом. Увидев меня, он сразу же отошёл подальше и враждебно произнёс:
  - Что тебе надо? Твоей проживальщицы тут нету, и не было её сегодня.
  Я рассмеялся. Какой разумный мальчик, сразу усвоил урок.
  - Я не к тебе, а к Кирьяне.
  Меня смерили внимательным взглядом и пропустили внутрь.
  - Хозяюшка - позвал я. Женщина сразу выбежала из кухни, попутно вытирая мокрые руки полотенцем.
  - Что? Что-то случило с Энной? - обеспокоенно спросила та.
   -Нет, она просто есть захотела.
  Жена старосты без слов ушла назад к себе в кухню, а вернулась оттуда с подносом, полным еды.
  - Куда ты ей столько?
  - Девочка целый день не ела, хочешь уморить её голодом? - шикнула она на меня.
  Пришлось согласиться и взять всё. Возвратившись, мне буквально с боем пришлось вырывать книгу из рук голодающей и заставлять её есть. Пока она была занята поглощением пищи, я сел на пол и принялся листать том дальше.
  - Есть! - прозвучало радостное.
  Я посмотрел на Лада. - Что там? - он протянул книгу мне. Там был изображён тот самый червь, что поедал сердце бедного мага. Я начал читать вслух.
  - Сердцеед пламенный (белый). Получил своё название из-за того, что питается сердцами, причём неважно, где именно находится оно, внутри человека или, как у тебя, в магической шкатулке. Это существо с виду напоминает обыкновенного червя: тоже питается плодом, такой же маленький, длинный и кольчатый, плодится очень быстро и много. Но, несмотря на это, пламенный намного хуже обычного червя: он проедает сердце, забирая тем самым жизненные силы носителя, но сам носитель всё ещё продолжает жить, пока сердце не будет уничтожено. В это время носитель испытывает недомогания или какие-либо другие симптомы, не причиняющие сильного вреда, и лишь в самом конце его пронзает острая боль, которая длится двадцать часов. В это время носителю уже ничем нельзя помочь. Так, способы борьбы... Ого, да тут целый ритуал, смотри! - показал я другу.
  Тот пробежал глазами по строчкам - Я это достану, до наступления ночи должен успеть.
  - Да, но тут требуется кровь, наполненная жизненной силы! Скажи мне, где ты найдёшь такую?
   - А разве у твоей подружки её нету? - иронично приподнял бровь красноволосый маг.
   - Да, но...
  - Но тебе жаль её для своего лучшего друга - бесцеремонно прервав меня, высказался он.
   -Нет, просто я не могу насильно заставлять делать это Энну.
   - А тебе и не придётся.
  Лад принялся что-то говорить девчонке, на непонятном мне языке, та в ответ ему отвечала.
  - Всё, она согласна! - объявил переговорщик.
   - А теперь ты - показал он на меня - Изучи ритуал получше, а я пока за ингредиентами.
  Артьмьелад, ещё раз прочитав список нужных ингредиентов, умчался на добычу оных. Энночка, доев, опять принялась за книгу, а я, горестно вздохнув и печально посмотрев на том 'Тысяча и одна нежить', принялся детально изучать весь ритуал, иначе одна маломальская ошибочка поведёт за собой большие, даже боюсь представить какие, последствия.
  Итак, для ритуала понадобится:
  - Можжевельник
  - Живая кровь
  - Перо феникса
  - Сердце любого живого существа, желательно молодого и магического.
  Это основные ингредиенты, дальше идут уже вспомогательные: штук двадцать травок, разных частей тела мифических существ (глаза, усы, зубы, когти), драгоценные камни, чаши и кубки.
  Потом чертеж пентаграммы и правильное расположение ингредиентов, заклинание на целую страницу. Хм, где-то его раньше слышал...
  Отложив книгу в сторону, посмотрел на девушку. Так уже заметно зевала и тёрла глаза. Мне сразу стало жаль её. Заброшенная к нам по воле рока, по рассказам вся израненная, хотя обычный человек давно бы уже умер от таких ранений, не знающая местного языка и, судя по поведению, обычаев, пытается на своих хрупких ручонках, цепляясь за любую соломинку, вылезти из воды. А особенно ей тяжко приходится из-за того, что она, скорее всего, аристократка или просто из знатного рода, потому как не приучена к большому труду, что можно судить по изящным аристократическим рукам и тому, что она не может даже донести воду. Да, да, каюсь, я следил в тот день за ней. Но ведь я же должен был как-то удостовериться, что с белобрысенькой всё в порядке!
  Но, несмотря на это я не могу оторвать её от Простейшей канны. На это есть две причины: она должна научиться, а то мне надоело уже с ней говорить, как с самим собой; да и не должна она засыпать, потом ведь не проснётся, так как для усвоения всей полученной информации нужно двадцать восемь часов и во время сна человека нельзя трогать, иначе пойдёт сбой и нервная система человека, впрочем, как и эльфов с драконами, может повредиться на всю жизнь. К сожалению - это неизлечимо. А так как девушка нужна нам для проведения ритуала, то тут, думаю, всё понятно.
  Я вышел на улицу. Уже заметно потемнело и звёзды стали светиться отчётливей, да и луна вступала в свои права. Растущая, она непринуждённо смотрела на нас свысока, освещая то один участок земли, то другой.
  - Красиво, да? Растущая луна, дающая надежду на новые начинания, вдохновляет как-никак лучше. Думаю, самое время, чтобы начать готовиться к ритуалу - произнёс Лад, по старой привычке появившись неожиданно из темноты.
  - Ты всё достал? - но меня, не одарив ответом, оставили одного.
  Я зашел в дом и, взяв Энну, попутно прихватил книгу и пошёл на луг, который находился за моим домом. Там уже друг магией расчищал нам пространство для черчения пентаграммы. Закончив с этим делом, он пошёл отбирать у ребёнка новую игрушку и объяснять, что и как она должна делать, а я начал чертить ножичком наш чертеж. Пентаграмма самая обычна: пятиконечная звезда, заключённая в круг; внутри звезды, в месте пересечения линий, маленький круг для Лада, несколько рун, письмена на древнем языке и ингредиенты (вспомогательные). Всё готово.
  - Пора - дал команду я.
  Маг встал в маленький круг, человечку я поставил напротив него, а сам встал по другую сторону. В руки друга вложил золотую чашу с серебряным ободком и начал нараспев читать заклинание. После этого Энна протянула руку над чашей, и я ножом порезал ей так, чтобы кровь прямо стекала в сосуд, одновременно с этим начиная читать заново. Как только чаша была наполнена наполовину, я, не выходя за границы большого круга, взял с земли коробочку, в которой хранилось перо феникса и, достав его, кинул туда же. Живая кровь моментально загорелась, запылала, и я положил в этот костерок можжевельник и сердце с червём, начиная петь заклятье по третьему кругу.
   В чаше образовался фиолетовый дым, который не поднялся вверх, а стал опускаться вниз, окутывая руки Лада. И я сделал завершающий штрих - положил новое сердце, заканчивая на этом заклятие. Вдруг драгоценные камни, лежащие по кругу, засветились, травка загорелась, а от самой пентаграммы пошёл слабый свет. Дым всё продолжал и продолжал окутывать красноволосого бессердечного беднягу, пока не окутал его полностью, словно в кокон.
  Время пошло. Стал отсчитывать секунды, а потом и минуты, но кокон всё не раскрывался. Мне стало неспокойно, неужто что-то пошло не так? Но нет, ритуал прошёл успешно, так как в следующую минуту дым стал сползать с мужчины обратно в чашу, собравшись клубком. Поклубившись там ещё немного, фиолетовый туман исчез окончательно, одновременно с ним и перестала светить пентаграмма и камни.
  Друг, с кубком в руках, стал оседать наземь. Мне пришлось подойти и подхватить его за локоть, чтобы тот удержался.
  - Ну и каков результат? - кое-как придя в нормально состояние, спросил он.
  - Не знаю - и мы дружно посмотрели на золотой предмет. Там, на дне, лежало новое, чистое, хорошее сердце. Лад громко выдохнул и засмеялся, сияя от счастья. Я вручил ему шкатулку, чтобы он положил туда свой орган, что маг непременно и сделал, после чего провёл манипуляции над деревянной коробочкой и выдал:
  - Ну наконец-то.
  Сзади послышался звук падающего тела, и небо озарила голубая вспышка. Я, как ошпаренный, подбежал к соседке, лежащей, словно мешок, на земле.
  -Что это было, что? Может, много потери крови было или что-то ещё?
  - Дрэн - позвал меня спасённый - Не мучай девочку - непонимающе посмотрел на него. - Дай ей поспать! - заорали мне в ответ.
  А я, словно школьница, пойманная за чем-то непристойным, смутился и даже покраснел слегка.
  - Ну, ты так и будешь сидеть на земле? - А? Ах да, нужно встать.
  Артьмьелад сокрушённо покачал головой, подсказывая мне.
  - Ты её на руки возьми и домой отнеси, если не хочешь потом сидеть с платком и подтирать сопли - так вот он о чём говорил!
  Я внял совету и понёс Энночку в дом.
  - И куда делись твои остатки соображения? - донеслось сзади - Да, да, конечно же, я уберу тут всё, не беспокойся!
  Но я и сам не понимал, что со мной происходит. Может это просто стресс, нервы? Я так переживал сначала за моего бесёнка, когда утром не нашёл дома, потом за друга с таким-то проклятьем! И, наверное, внезапное падение чертёнка совсем пошатнуло мою нервную систему. Значит, нужно пустырник выпить, а то сам грохнусь.
  Положив соню на кровать и выпив успокоительного, вышел на улицу и присел на крыльцо рядом с Ладом. Я не знал, с чего начать разговор, друг молчал тоже. Тогда я решил начать первым и задал интересующий меня вопрос.
  - У тебя есть враги?
  - Нет - отрезал он. Ну да, ну да, именно поэтому тебя, мой дорогой, и прокляли.
  - А... - но меня наглым образом прервали.
  - Что-то не так? - довольно резко и грубо спросил он.
  Я аж задохнулся от возмущения, но нашёл в себе сил и покачал головой. Маг отвернулся от меня и пристально посмотрел на луну, будто пытался там разглядеть новые объекты жизни. И спасай после этого людей! Но в этом был весь Ара, как раньше мы дразнили его, что сначала психует, злится и грубит, но когда ты сможешь найти и нажать на нужную струну, то он вновь становится самим собой, да ещё, вдобавок, всю душу изливает, только успевай всё слушать и вовремя лепту вставлять.
  - Знаешь, - повторил попытку я опять. - я сегодня подробно всё прочёл в книге и узнал, кто именно насылает такие вот проклятия на недоброжелателей - и многозначительно посмотрел на мужчину.
  - Некому сводить счёты со мной - твёрдо произнёс он и если бы я не читал, то непременно бы поверил, но, увы.
  - Это обманутая возлюбленная, которой были нанесены большие и глубокие душевные раны.
  Красноволосы сразу же стушевался и, словно маленький мальчик, которого обидели, отвернулся от меня, сгорбившись и положив голову на колени. Я понял, что наконец-то нажал на нужную точку, теперь только осталось ждать его отповеди, которая последовала незамедлительно.
  - Это была Элеонора. Тёмнокожая шатенка с притягательными зелёными глазами и пушистыми ресницами, родинкой на уголке губ, длинной шеей и великолепной фигурой, которой позавидует Кассандра. В эту роковую красотку были влюблены все, кроме маршала Никоса, который, к своему сожалению, любил только глупых пышногрудых блондинок с глупыми, большими голубыми глазами. Но она влюбилась, впервые в своей жизни, в этого холодного вампира, а тот, забавы ради для друзей решил пофлиртовать, а после признаться в любви и воспеть ей оды. Естественно Нора сразу же купилась на это, ведь маршал был великолепным актёром! Но не будь я магом любви, то не разглядел бы того, что таилось в груди у него. Замысел, ужасный замысел готовился против неё. Они хотели выставить бедную девушку посмешищем на всеобщее обозрение, и мне пришло предпринимать меры. Так как их план предотвратить я не мог, то мне пришлось действовать по наитию и, подсыпав Норе порошок любви, заставил посмотреть на меня первого... - рассказ остановился, но мне хотелось дослушать его до конца, тогда я подтолкнул Лада.
  - И она влюбилась в тебя?
  - Да, беспамятной любовью. Про вампира забыла, а вот меня не смогла... Она из-за порошка не могла оставаться одной и на минуту. Мне приходилось нянчиться с ней постоянно, но если бы только это... Клыкастое общество не стерпело поражение и решило заворожить зеленоглазку зельем, но куда там против моего порошка! Только вот я не догадался о том, что кровопийцы знают про 'Поцелуй истиной любви'. Он, правда, действует редко, но почему-то без любви в этот раз подействовал. Девушка поняла, что её приворожили, но шоу, которое устроил Никос, нельзя было пропустить, и она осталась там, а не ушла со мной...
  - А что они сделали?
  - Ну, сначала маршал пригласил Нору посетить его кроватку, что девушка с радостью и сделала... Всё, что там они делали, и вытворяли было записано на камень. Но после того, как у девушки кончились силы и она, в блаженстве, распласталась на кровати, в комнату вошло ещё пятеро вампиров и они... они изнасиловали ее. После, отпустив бедняжку домой, они показали эту запись её поклонникам... Красотку возненавидели все, даже собственные родители и она была изгнана из дома, а после и городка.
  - Это Нора решила, что во всё виноват ты?
  - Нет. Я повстречал её в ближайшем городе, она, сидев в углу небольшого трактирчика, пряталась от всех в тени стоящего рядом растения, и взял с собой. Сначала меня ненавидела, ведь я её приворожил, но спустя несколько дней влюбилась в меня без памяти и буквально таскалась за мной. Если видела, что я подходил к какой-нибудь другой девушке, то закатывала сцену ревности. Наконец, мне это надоело, и я сказал, что наши пути расходятся. Девушка решила, что это всё из-за того случая с вампирами, я её переубедил, но что-то щёлкнуло в ней и она... она почувствовала себя обманутой, брошенной и одинокой, хотя я не давал ей никаких надежд. Тогда она сказала, что мне будет также плохо, как и ей. Я не поверил, и, как видишь, зря - закончил на грустной ноте он.
  Обдумав весь рассказ, меня заинтересовала одна деталь.
  - Так ты можешь видеть истинные намерения влюблённых и их будущее?
  -А? Да, конечно же. Разве ты не знал?
  Видимо забыл.
  - Тогда... ты же ведь мог предсказать смерть Маринэ? - спросил прямо я.
  - Да. Но я даже скажу тебе больше, раз у нас тут вечер откровений, она не любила тебя вообще. Ей нравился другой, но мать, так отчаянно желавшая славы, и богатства решила, что лучше тебя на свете нет. Дочь слушалась свою мать и, опоив тебя самым сильным зельем, приворожила к себе.
  Если сказать, что я был потрясён, то лучше ничего не сказать. Получается, все те пламенные чувства, обман, и боль после смерти Маринэ, тоже?
  - Почему, почему ты мне ничего не сказал?
  - Так ты же под зельем, бесполезно - пожал плечами друг.
  - А противоядия?
  - От зелья, ингредиентом которого были волосы истинных влюбленных?
  Вот оно как получается.
  - А Анна? Она... она меня любит?
  Но Лад решил, что достаточно и этого, поэтому мне в ответ лишь улыбнулся таинственной улыбкой.
  
  Просидев до рассвета и, повспоминав наши похождения, мы расстались. Лад поехал в Луховку, там у него заказ, а я зашёл в дом. Посмотрел на спящую принцеску и улыбнулся. Вот значит как, настоящая любовь у меня ещё впереди?
  
  Глава 6.
  
  Если разобраться - все возможно!
  Испытать, достигнуть и понять.
  В этом ми?ре все не так уж сложно,
  Если все самой не усложнять!
  
  Я шла по улице нашего города Санкт-Петербурга. Шла, размахивала сумкой и улыбалась прохожим, а те мне в ответ. Тут, проходя мимо маленькой тёмной и грязной улочки, что-то привлекло моё внимание. Я остановилась и стала вглядываться в эту темноту, пытаясь разглядеть силуэт, который шёл по той улочке всё дальше и дальше от меня, постоянно оборачиваясь и махая рукой, как бы зовя меня за собой. Я огляделась, чтобы найти кого-нибудь, кто сможет мне помочь и объяснить, что это за игра моего зрения с воображением? Но улица опустела, вымерла. Тогда я шагнула в манящую темноту и, не оглядываясь, побежала вперёд, прижав сумку к груди, будто это было моим спасением. Добежав до конца ужасной улочки увидела зелёную полянку, усеянную цветами всех цветов и видов. Я застыла на месте и затаила дыхание, поражённая этой красотой, но потом, скинув с себя туфли, вступила на этот живой ковёр. Моя обувь, как и сумка, выпавшая из рук, остались валяться в тёмном переулке, о чём я моментально забыла, так как только единственна мысль была в моей голове: "Нужно дойти до середины полянки". Нечто необъяснимое магнитом притягивало меня туда, и я, не сопротивляясь, охотно шла, не считая того, что ноги налились свинцом и передвигались еле-еле. Наконец, дойдя до нужного места, остановилась, ожидая чего-то. И это что-то не заставило долго ждать. Передо мной появился тот самый силуэт, который звал сюда. Это была женщина, одетая в белое лёгкое платье, которое обтягивало фигуру и выгодно подчёркивало её. Шарф, ненавязчиво сползший с плеч, и растрепанные локоны лишь придавали невинность. Эта женщина была, словно ангел воплоти, если бы не одно но. Она раскаивалась, как грешник в церкви.
  "Прости... Прости меня... Я не хотела..." - шептали её губы.
  Я не понимала, за что она просит прощение и только хотела спросить, как силуэт стал растворяться, а потом и поляна, оставляя лишь небольшой островок, находившийся подо мной. Но и он долго не продержался. Всё растаяло, исчезло, и я, как Алиса в стране чудес, стала проваливаться вниз, в темноту.
  
  Проснулась я резко, будто из воды вынырнула. Отдышавшись и успокоив сердце, открыла глаза и встала с кровати. Не останавливаясь на этом, выбежала на улицу, но врезалась в Дрэна.
  - Осторожно, соня.
  Я от неожиданности отпрыгнула от мужчины подальше.
  - Всё нормально?
  Я судорожно качнула головой и, обходя хозяина дома по кругу, зайцем ринулась во двор, черноглазый следом за мной. Но не знаю, что нужно было ему от меня, но когда я скрылась за дверкой туалета, чтобы сделать свои дела, то послышался хохот, нет, даже не так, ржание табуна лошадей! Не понимаю я его, всё время смеётся и смеётся надо мной, надоело уже! Закончив с этим, вышла и, подойдя к бочке с водой, умылась. Беловолосый, отсмеявшись, выдал.
  - С облегчением, сова - я в ответ послала испепеляющий взгляд. Тоже мне, жаворонок нашёлся.
  Мне подали полотенце и я, вытерев лицо, пошла в дом, чтобы переодеться в чистую одежду, но Дрэнральд опять пошёл, как собачка, за мной. И что же ему на улице не сидится-то?! Тогда я, переступив порог и развернувшись, перегородила проход.
  - Мне нужно переодеться.
  - Хоро... - но я не стала дослушивать и, совершенно нагло захлопнула перед его носом дверь. Фух, наконец-то одна.
  Подойдя к шкафу, в котором хранилась одежда, открыла створку и увидела зеркало, висевшее на обратной с троне дверки. Хм, а в прошлый раз я его не заметила. Достав с верхней полки сверток с моей одеждой, разложила всё на кровати. Поговорить, видите ли, ему захотелось! У да, как же, недомаг. Я усмехнулась. Поговорить... со мной... по-го... поговорить...
  Я, с округлёнными, как блюдце, глазами от удивления, посмотрела на книгу. Сработало. Ура! Сработало!
  - Оуе-е-е! Оу-да-а-а! Оуе-е-е! Оу-да-а-а! Ага-ага! Сработало-о-о! - заорала от восторга я.
  Подбежав и взяв книжку, обняла её и затанцевала.
  - Да, да, да! Я выиграла гонку!
  Да, да, да! Я стала чемпионко-о-ой! - пела я.
  За дверью что-то грохнуло. Наверное, это Дрэн был поражён моим пением, ведь в детстве медведь мне на ухо наступил, причём в прямом смысле этого слова. С тех пор боюсь в лес ходить.
  Потанцевав ещё с книжечкой немного, оставила ту в покое. Выбрав платье голубого цвета и примерив его на себя, посмотрела в зеркало.
  - Разойдись, честной народ! К вам королева-мать идёт! - продолжала дурачиться.
  За дверью что-то грохнуло повторно. Я рассмеялась и продолжала танцевать дальше, напевая песню. Выдохнувшись, свалилась на кровать. Ещё раз задорно рассмеявшись, посмотрела на Простейшую кану, валявшуюся рядом. Не верилось, что у меня всё получилось. Спасибо, книжечка. А Ладу отдельное большое спасибо! Будь он рядом, то непременно бы расцеловала или просто поцеловала, ну или чмокнула в щёчку, наверное... Ладно, просто обниму, ему и это хватит. Но, пожалуй, начну сначала.
  Встретив тогда на дороге Артьмьелада, мне очень посчастливилось, ведь я смогла узнать ответы на многие вопросы, жаль, конечно, что не на все, но это было уже что-то.
  
  Кое-как переварив информацию, полученную в малом количестве, неверующе посмотрела на нового знакомого.
  - Так ты, говоришь, маг?
  - Да! Артьмьелад Ди"Скат LXXXIII (83) - магистр высшей степени гильдии королевских магов мира! - засветился от гордости тот - Можно просто Лад. И нет, даже не думай, Арой мне называть нельзя, я не попугай!
  Я хмыкнула. Ну, называть его птицей даже и не думала, просто это не в моих правилах звать людей животными. Но моё внимание привлёк один момент.
  - Если ты маг высшей степени, то тогда, естественно, можешь делать всё-всё?
  - Ну, да. А к чему вопрос? - насторожился сразу красноволосый.
  - Просто я здесь никого, кроме тебя, не понимаю, и меня тоже никто не понимает. Вот я и подумала, может ты там помагичешь чего-нибудь, чтобы решить эту проблему?
  - Плохо думала девочка. Если я могу пользоваться магией, это не значит, что могу делать всё возможное и невозможное.
  - Но ты же маг!
  - Но не волшебник! Я, между прочим, маг любви, причём единственный в своём роде!
  Угу, единственный. Наверняка шарлатан какой-нибудь.
  - Ну и что же ты можешь, О великий Купидон?!
  - Фи, сарказм тебе совсем не к лицу - скривил рожицу он - Я могу как создавать, так и расстраивать пары, вершу правосудие в Любовном суде, участвовать при ритуале соединения, благословлять на удачу истинных влюбленных, варить зелья...
  - Да, да, поняла. Всё, что связано с любовью - это твоя работа. Я так думаю, твоя одежда и вообще стиль тоже из-за любви?
  - Ну наконец-то ты хоть немного пошевелила извилинами, девочка.
  - Хватит уже называть меня девочкой. Ты ведь сам не намного старше меня.
  Лад рассмеялся- Даже не представляешь на сколько. Вот тебе который год идёт?
  - Двадцать пятый.
  - А мне сто двадцать пятый. Поэтому перестань уже спорить со старшими и начни уважать их - щёлкнули меня по носу.
  
  Конечно, от такого известия я просто впала в шок, решила, глупая, что в этом мире одни долгожители собрались. Но нет, после оказалось, что люди больше ста не проживают, впрочем, у нас тоже, а такие вот долгожители только маги. Как мне объяснили, магия, заключённая в человеке, даёт ему внутренний резерв, который он начинает использовать только с пятидесяти лет, беря оттуда понемногу. Но и этого вполне хватает на то, чтобы тело оставалось молодым и долго могло функционировать. Естественно, от резерва и зависит уровень мага со сроком его жизни.
  В общем, читай я раньше больше Маринкиных книжек, то наверняка бы больше знала об этом и не казалась чурбаном неотёсанным перед старичком. Хоть меня и уверяли, что года Лада примерно приравниваются к моим, я стойко продолжала выкать, выказывая тем самым своё уважение к старшему поколению. За что меня к концу прогулки чуть не пришибли, как надоедливую муху. Но право слово, как можно относиться плохо к виду, который официально занесён в Красную книгу?
  Да, да, вы поняли всё верно, именно в Красную книгу, так как маги в этом мире - Сарнделлы, существа очень редкие, а в последнее время ещё и вымирающие. Нет, не все конечно, те же эльфы, дроу, вампиры и прочая нежить плодится, и выводит в свет магов очень даже много, а вот простые, людские маги, появляются всё реже и реже. Говорят, это всё из-за того, что нынешний король, тот ещё развратник, ради большего уважения в обществе, взял в жены принцессу оборотней клана Вороньева крыла. Нет, сначала его полюбили и зауважали все, думая, что эта свадьба принесёт больше удачи стране, но уже в первые годы появления маленького отпрыска-гибрида, все прокляли тот день, когда приняли на своих землях нелюдей. Череда неудач идёт с тех времён у народа, особенно это играет в магическом плане. Но я не буду вдаваться в подробности, только голову вам забью. Скажу только, что страна разделилась на два лагеря: первые обвиняют во всём принца, вторые наоборот. Они говорят, что есть предание, в котором говорится, что когда молодой оборотень, заключённый в человека взойдёт на престол, страна расцветёт. Но я надеюсь, всё это никак не коснётся меня. В общем, не повезло ребёнку на свет появиться. Хотя какой он ребёнок, по нашим меркам давно старик, а у них, оборотней, восемнадцатилетний парень.
  Примерно это мне и рассказал Лад, пока мы шли, правда, местами более подробно, а местами более короче, но смысл один. Может быть, я бы разузнала что и побольше, но нас прервал Дрэн, а точнее его действия: он избивал Сэма! Нет, мне не жаль этого склизкого паренька, но всё же, били-то его из-за меня, и чувство вины просто сдавило мои виски. Пришлось остановить бой.
  Не знаю уж, что происходило после того, как черноглазый заговорил с красноволосым, а мне торжественно вручили книгу и погнали читать. Кстати, оказывается, чёрные глаза - это признак магии. Эх, жаль у меня зелёные. Но вернусь к книге. Про неё, пожалуй, расскажу отдельно.
  
  Усевшись поудобней на кровать, раскрыла книгу и... пропала, причём в буквальном смысле. Вот я сижу с книженцией в руках и вот я уже тут, в пустом белом пространстве. Сначала я подумала, что открыла портал и попала в другой мир, поэтому (как показывали в одной передаче) осталась на месте дожидаться нового открытия и возвращения на родину. Но после десятиминутного стояния на одном месте, решила, что если это другой мир, тогда я Дэми Ловато и пошла вперёд, в неизвестность. Пройдя несколько шагов, на меня полетел град, состоящий из квадратиков, которые не врезались в меня, а проходили сквозь. Не знаю почему, но мне стало страшно, и я побежала. Уж не знаю, сколько я там бежала, но это безвременье закончилось, когда я добежала до двери, которую я вначале не заметила, поэтому просто пробежала вовнутрь, сквозь предмет, больно свалившись вниз с огромной высоты. Кое-как поднявшись на ноги, осмотрелась. Это была небольшая комната, тоже вся белая. В ней не было ничего, кроме компьютерного стола с самим компьютером и стула. Подойдя к столу, привычно нажала на кнопку процессора, чтобы компьютер заработал. Почему привычно? Так это же был мой стол, мой компьютер, ну и стульчик тоже мой. Когда компьютер заработал, то на экране появилась иконка "Файл - Простейшая канна. Хотите ли продолжить загрузку?". Не знаю почему, но я нажала на "Да" и стала ждать, когда этот файл загрузится на мой ПК.
  - Вас приветствует программа "Простейшая кана" - послышался голос. Он не шёл из одного места - он был повсюду. Этот голос завораживал, заставлял слушать его и говорить в ответ самой.
  - Здравствуйте.
  - Хотите ли продолжить загрузку?
  - Да.
  - Тогда следуйте моим инструкциям.- я "навострила ушки" - Впишите в анкету своё имя и возраст. После в специальное поле пишите код "Посткат" и нажимаете "Далее".
  Выполнив все эти действия, как завороженная стала смотреть на экран. Там проходила на вид обычная загрузка программы, только вот до тех пор, пока всё не прекратилось. Вдруг перед глазами появились тысячи, нет, даже миллионы файлов. Такое ощущение, что в "Простейшей Кане" собрана вся информация, которая только может существовать. Пролистав немного, поняла, что это намного круче, чем наш гугл, а когда по неосторожности открыла "История появления крунов", поняла, что Википедия нервно курит в сторонке.
  - Госпоже Анне что-то нужно конкретно или просто так?
  Этот вопрос заставил меня серьёзно задуматься. Так как я не знала, для чего именно мне дали почитать книгу, то, естественно, и не знаю, в чём могу нуждаться. Мдя, это как на передаче " Поле чудес": стоишь и думаешь, что взять себе в приз.
  Допустим, я попрошу предоставить информацию об этом мире: географическое положение, население, языки народов или нелюдей, страны, правящие династии, уклады и тому подобное. Но зачем мне это, если могу просто спросить у Лада? Ну, или у Дрэна, когда научусь говорить. Стоп, точно! Я могу попросить словарь или же, к примеру, азбуку по здешнему языку!
  - Госпожа определилась с выбором?
  И как она (или же он?), узнала об этом?
  - Госпожа Анна, я могу чувствовать и видеть вашу ауру, по которой всё и узнаю.
  Что же, потом надо будет ещё спросить побольше об этих магических штучках, а то хожу, как чурбан необтёсанный.
  - Да, я определилась. Мне нужно знать всё о местном языке.
  - О каком именно?
   - А их что, тут так много?
  - Да, у каждого существа есть свой язык. Так у людей - людской или Сэндельский, у эльфов - эльфийский или Мартбэльский, у вампиров...
  - Да, да, госпожа всё поняла. Меня интересует Сэндельский язык.
  -Поиск Сэндельский язык - и на экране весь список стал сортироваться, пока не осталось с десяток файлов, имевшие в именовании названные слова.
  - Для вас предоставлены следующие действия: прочтение файлов или же загрузка этих файлов в вашу внутреннюю память.
  Вот тут я не поняла, что это такое и с чем его едят, как в народе говорят.
  - Госпожа может открыть любой файл и прочесть его, а может разрешить загрузить это в память компьютера, в который встроен ваш мозг. Естественно, все загруженные файлы буду храниться в памяти и после прочтения книги.
  Интересная постановка сюжета, ничего не скажешь.
  - А могу ли я загрузить себе весь словарь?
  - Госпожа может загрузить себе обучающую программу, после которой сможет говорить на Сэндельском языке свободно.
  - Тогда, я согласна на это.
  - Госпоже нужно научиться правильно задавать вопросы и правильно давать на них ответы, но вам повезло, я вас понимаю.
  На эти слова я рассердилась. Тоже мне, советчик нашёлся! Хотя глубоко в душе и понимала правоту этих слов, отчего моментально захотелось окраситься в красный, но чувство злости от того, что меня "тыкнули носом в лужу", превысило стыд.
  На экране опять пошла загрузка, а я просто сидела и смотрела в пустоту.
  - Загрузка завершена. Осталось свободной памяти сто процентов. У госпожи универсальная память или же это зелья помогли?
  Универсальная? Это большая что ли? И причём тут зелья? Но воспоминания, как пазлы, стали складываться сами собой. Вот мне Дрэн пытается что-то объяснить, показывая зелья, а вот я их пью. Но не это было самым странным, а то, что мне так отчаянно пытался разъяснить мужчина, я, наконец-то, поняла, будто он со мной говорил по- русски, а не на здешнем.
  - Зелья пила.
  
  Далее я ничего не помню. Может это из-за того, что ничего не происходило, а может, есть и другие факторы, но момент, когда перед моими глазами появился Дрэнральд, стал неожиданностью. Хотя, с уверенностью могу сказать, что этому-то я обрадовалась больше всего, всё же реальность как-то приятнее виртуальности. Мне вручили поднос с едой, а сами уселись листать какие-то книги, но Артьмьелад уже нашёл, и когда я узнала, что именно нашёл, то аппетит пропал мгновенно. Как представила это наяву... Брр, аж дрожь по телу пошла. Но именно поэтому я и согласилась участвовать в ритуале "очищения", потому как стало жаль мага. Сам ритуал, несмотря на память, находится как в тумане, так как мои веки постоянно то опускались, то поднимались, пока не закрылись совсем, то есть я уснула. Ну а остальное знаете сами.
  Поднявшись с кровати, вышла из дома, и смущенно улыбнулась хозяину избы. Да, я не многословна, особенно по утрам!
  - Ну что, про... про... высказалась? - не поняла, а что это ему не понравилось в моём пении? Моя женская натура на него в обиде!
  - Ну и чем тебе моё пение не правилось? - невинно так и глазками ещё хлоп-хлоп.
  - Так это было пение? - попытался изобразить на своём лице удивление он. Вышло плохо, но я лишь махнула рукой, как бы прекращая этот бессмысленный разговор.
  Устало присела на крылечко, лавки-то у него нет, и осмотрела палисадник с садом, ну или ту территорию, на которой это находится. Мдя, не густо тут в общем, даже бурьяна нету, всё как в городе - только коротко подстриженный газон.
  - Ты хотя бы полевые цветочки сюда посадил, всё разнообразнее бы было.
  - Да кому это нужно - отмахнулся от меня, как от надоедливой мухи, беловолосый.
  Я удивленно посмотрела на него. Нет, я кардинально не понимаю этого человека!
  -"Да кому это надо?" - что за вопрос? Да для души это надо, красоты, тебя и меня, в конце концов, это надо!
  - А, ну раз для тебя, то всё понятно. - обиженно пробурчал тот - Раз так хочешь, то можешь сходить и нарвать лютиков, а я уж, так и быть, разрешу тебе засорить ими мою полянку.
  И что сразу обижаться и рычать? Нет, всё-таки странные здесь люди обитают.
  Поднявшись с крылечка, пошла в гости к Кирьяне, надеюсь только Прокопыч опять нас не застанет вместе, а то в этот раз влетит не только добродушной хозяюшке, но и мне.
  - Эн, ты куда это направилась?
  Эн? Забавно, такого сокращение псевдоимени я никак не ожидала.
  - Царь трапезничать желает! - будто поучая его, подняла указательный палец вверх. На что в ответ черноглазый хмыкнув, сказал:
  - Как же быстро ты растёшь. Несколько минут назад была королевой, а теперь уже царь. - донеслось мне в след. К сожалению, остротой слова я не блещу, потому и ответить мне нечего было.
  Придя в дом напротив, Кира, словно мать родная, обняла меня, залепетала и захлопотала, накрывая на стол. Пожалуй, про кушанья я рассказывать не буду, и так часто о них тут говорю. А расскажу лучше о том, что было после.
  Как обычно поблагодарила хозяйку и клятвенно заверила её, что непременно приду к ней в ученицы и помощницей по кухне. Нет, конечно же, пора бы честь знать и начать самой себе готовить, а не у других питаться, но вот только не на чем мне кашеварить, не на чем. Впрочем, не скажу, что меня эти обстоятельства как-то не устраивали, наоборот, даже радовали, освобождая от большой траты времени, только вот наверняка здешние хозяйки обсудили это раз по сто на дню. Но я перейду к самому делу.
  Не успела я выйти на улицу, как моё сердце сжалось от страха. И это был не тот страх, что я испытывала в момент пребывания под землёй, нет. Этот страх был сильнее и холоднее. Но вместе со страхом пришла и горечь утраты. Меня стало бросать то в холод, то в жар, то в озноб, то в пот. Огромный кулак с большой силой сжимал моё сердце, заставляя трепетать, как у птички. Я, не понимая что происходит, заметалась по саду. Женщина, увидев это через кухонное окошко, выбежала ко мне и, схватив за плечи, заставила остановиться на одном месте, стала успокаивать, попутно выспрашивая, что случилось. Но мой язык сковало и сквозь озноб, единственное, что я смогла произнести - это "Случится, скоро случится". Естественно Кирьяна не поняла значение слов, хотя и я сама ничего не понимала.
  И только всё стало проходить, как я заревела от тоски, от большого горя. Завыла вместе с голосом волчицы, раздававшемся в моей голове. И это было огромное горе, несомненно. Кира обняла меня, гладя по голове и приговаривая, что всё будет хорошо, но я не верила ни единому слову.
  Кое-как успокоившись и отлепившись от женщины, вытерла лицо от слёз.
  - Ну, успокоилась? Всё хорошо? - начала было новый виток распрашиваний аборигенка. Но мне пришлось прервать.
  -Да, да, всё хорошо.
  - Ну, быстрей, быстрей! - послышалось недалеко отсюда. Повернувшись в сторону доносившегося голоса, увидела мужчину, который, сидя на козлах, погонял лошадь, чтобы та быстрее бежала. Добравшись до нас, мужчина поспешно соскочил с телеги, лихорадочно бегая глазами и крича при этом: "Быстрее! Лекаря сюда быстрее!".
  Весь народ сразу же сбежался в этом месте, окружая телегу. Я, не имевшая и капли любопытства, решила по-тихому слинять, но хозяйка фазенды потащила меня за собой, расталкивая на пути всех остальных. Взглянув одним глазком в телегу, поняла, что не помочь, Сэму уже не помочь, несмотря на все чудеса. Мага здесь поблизости нет, а простая травница не сможет остановить столь сильное кровотечение.
  Все как на один галдели и строили предположения о том, что же произошло и как такое случилось, что лучший охотник деревни ранен в бок. Я же не понимала, почему всё произошедшее мне кажется очередным плохим сном, а может и не пыталась понять, что всё является реальностью, только чтобы обезопасить свою, и так слабую, психику.
  Прибежала знахарка и, потрогав пульс парня, заявила, что герой мёртв. Тут-то всех и прорвало, как канализацию: женщины, собравшись вокруг матери погибшего, заревели в один голос; мужчины, собравшись вместе, загоготали, говоря "Как же так! Просто быть не может!", а девушки, окружив мёртвого, запели похоронную, прощальную песню. Я же, пользуясь этим, собиралась уйти отсюда, но меня кто-то схватил одной рукой за талию, а другой, закрыв рот, потащил куда-то. Я закричала, замычала, стала брыкаться, пытаясь привлечь к себе внимание, но всё было напрасно.
  - Тихо - шепнул мне на ухо Дрэн, который и оказался тем самым похитителем.
  Ступая тихо, словно кошка на подушках лапок, мужчина пошёл задом к дому, а точнее за дом, на ту самую полянку, где проводился ритуал.
  - Что...
  - Позже - перебили меня.
  - Но за...
  - Тсс - шикнул Дрэнральд.
  - Если ты...
  - Тихо.
  -... не скажешь мне...
  - Да замолчи же ты.
  - ... тогда я закричу.
  - Хорошо, расскажу, но только позже. А пока замолчи и послушай, здесь всё отлично слышно.
  - Я на это... - но мне опять заткнули рот, закрыв его рукой.
  Сначала я повозмущалась, побрыкалась и помычала, но потом замолчала, потому как буквально подавилась слюной от услышанного.
  - Нет, неправда! Я знаю, кто на самом деле виновен в смерти моего сына! - громче всех выкрикнула Кирьяна. Гул прекратился, и наступила звенящая тишина. Даже ветер и тот замолчал, прислушиваясь к речам женщины.
  - Во всём вина той девчонки, найденной в канаве! Энны!
  Уйма шепотков прошлась по округе, а мать всё продолжала свою исповедь.
  - Она... она призвала беду в нашу деревню, призвала неудачу и несчастье и... прокляла моего Сэма!
  И, словно на митинге, всё закричали "Да!" и начали выносить самые абсурдные предположения о том, кто я такая на самом деле, одновременно с этим ища способы борьбы со мной. И с каждым предположением мне становилось всё хуже и хуже. Я громко сглотнула и посмотрела на помощника.
  
  Глава 7.
  
  Тогда на белую свечу,
  Мчась по текучему лучу,
  Летит без воли мотылек.
  Он грудью пламени коснется,
  В волне огнистой окунется.
  Гляди, гляди, и мертвый лег.
  (Притча о мотыльке и свече древнего происхождения.)
  
   - У нас есть только один выход - начал Дрэн.
   - Бежать? - предположила я, надеясь на один ответ 'да'.
   - Нет.
   - Что?! - мне послышалось или...
   - Мы не будем бегать - спокойно проговорил мужчина.
   - Что ты сказал?! - значит, не послышалось.
   - Мы просто сдадимся - да он никак сбрендил!
   - Сдадимся? Нет уж умник, тебе надо, ты и сдавайся, а мне своя шкура дороже! - и вырвавшись из захвата, побежала подальше от дома, но меня схватили за руку и, дёрнув, заставили остановиться и развернуться.
   - Ты никуда не пойдёшь - что? Эти слова буквально взбесили меня.
   - Ну уж нет, не дождёшься! А вот накоси - показала одну фигу Дрэну я - и выкуси - повторила этот же жест, только другой рукой.
   Тут на горизонте замаячила злобная толпа с вилами и граблями. Тогда я стала действовать интуитивно, а точнее глупо. Стукнув беловолосому со всей силы ногой по коленной чашечке и воспользовавшись тем, что он согнулся на несколько секунд с тихим стоном 'Зараза', выдернула руку и побежала. Но мой триумф был недолгим. Преодолев боль, Дрэнральд в два шага догнал меня и толкнул в спину, отчего я не удержалась и повалилась на землю.
   - Попалась, птичка - придавив меня к траве, прошептал на ухо черноглазый. И поднявшись на ноги, словно мешок с картошкой, закинул меня себе на плечо, разворачиваясь по направлению к толпе.
  Если сказать, что я была в шоке и страхе, значит, ничего не сказать. Лихорадочно забив кулаками по спине этого гада и заверещала, словно сирена у пожарных.
  - Что ты делаешь?! А ну положи на место! Не твоё, так и не трогай! А ну положил на место, дубина лохматая! Угробить меня решил? На съедение этим волкам отдать? А? Ты что оглох, тюлень горбатый? - но ответа мне небыло, лишь легонько подкинули, как бы прося заткнуться. Трижды ха! Я взяла и заорала как резаный поросёнок в ухо Дрэна. И знаете что? А ничего! Он лишь поморщился и перекинул мою тушку на другое плечо и отправился навстречу стае.
  Я забила кулаками с двойной силой и, сменив гнев на милость, стала уже упрашивать.
  -Ну Дрэ-э-эн, ну Дрэ-э-энчик, миленький, пожалуйста, давай остановимся, а лучше повернём в другую сторону. Ну черноглазик мой, ну хорошенький, давай не будем лезть в пасть крокодилу, там же воняет.
  Не помогло. А мы тем временем уже дошли до зубоскалящих, которые навстречу нам выставили вилы.
  - Спокойно. Я поймал беглянку, поэтому можете опустить вилы, она, уж поверьте, в надёжных руках - похабно усмехнулся он и больно ущипнул меня за зад, который смотрел на всех свысока.
  Мужики также засмеялись, а женщины зашушукались между собой. Наверняка ещё и вкруг встали!
  - Нет, мы не отдадим Энну тебе в качестве приза- достаточно громко сказала Кирьяна, и её услышали, так как мужичий смех прекратился.
  - Да! - поддержала её Клана.
  Стоп, Клана? Кое-как извернувшись, я посмотрела на женщину, некогда приютившую меня у себя, и по её синему опухшему лицу поняла, что поддержала она совсем другое.
  - Мы не дадим тебе её - продолжила она, победно улыбаясь и смотря прямо мне в глаза. - Мы не можем оставить девчонку безнаказанной! Поэтому, предлагаю провести с ней ритуал очищения для ведьм!
  И все, захлопав, поддержали этот вариант.
  Дрэн замешкался, но всё же согласился.
  Ритуал очищения? Да ещё и для ведьм? Это же ведь не костёр, надеюсь?
  Но надежды были мои пусты, так как, подойдя к дому старосты, я увидела столб, окружённый небольшим стогом дров и сена. Меня подвязали к этому столбу, да так крепко, что даже пошевелиться было нельзя.
  - Окажите ли вы мне честь поджечь негодяйку? - чинно спросил Дрэнральд .
  -А почему бы и нет - ответила толпа.
  Дрэн зажег факел, подошёл ко мне и, глядя прямо в глаза, не говоря ни слова, кинул его на солому, которая сразу же загорелась.
  У меня выступили слёзы, да что там выступили, полились ручьём. Я не смогла глядеть спокойно в глаза убийцы, поэтому закрыла их. Я плакала и кричала, молила о пощаде и просто спрашивала "За что всё это? За что?", проклинала этот мир, потом снова пускалась в плач. Огонь тоже не стоял на месте, он уже подходил ко мне, горячо обжигая пятки. Съев мои мокасины, язычки пламени ласково прошлись по открытой коже, оставляя там свои следы. Обрадовавшись такой еде, огонь окутал меня, сжигая полностью одежду. Закрыв меня, будто одеялом, жар проникал через кожу, заставляя кричать от боли сжигания внутри костей.
  Казалось, эта пытка длилась целую вечность, пока вдруг не подул ветерок. Тело меня не слушалось, разум был в отключке, глаза налились свинцом и не желали открываться, а в ушах была вода, сквозь которую я смогла расшифровать слова, произнесённые знакомым мужским голосом. Это было: "... и душа её чиста". Все обрадовались этому известию, и лишь только я не понимала, что происходит. Тут кто-то стал отвязывать руки, которые затекли и при освобождении стали покалывать. Потом освободили и остальные части тела. Но ноги не держали хозяйку, и моя горелая тушка повалилась вниз. Те же руки поймали меня около самой земли и, забросив на плечо, куда-то понесли. Я попыталась вновь раскрыть глаза или вымолвить хоть слово, но не получилось. Я была обездвижена.
  Послушался стук шагов о доски, а потом и скрип входной двери. Нёсший меня, не церемонясь, бросил на кровать, ну или какой другой спальный предмет, а судя по моим ощущениям - это оно. Человек, захлопнув дверь и закрыв ее на засов, вернулся ко мне.
  - Не беспокойся, Энночка, уже почти всё закончилось - сказал тот и я вспомнила. Дрэн, он был носильщиком! Я вспомнила всё, и от этого стало только страшнее. Что ещё этот монстр придумал? Я хотела отодвинуться в угол кровати, но сил небыло совсем.
  Грубые мужские руки схватили чудом уцелевшую блузку и одним махом разорвали её, кинув куда-то. Потом приступили к юбке, но ткань сего предмета была сильно прочной и долго не поддавалась. Дрэнраль выиграл бой, взявшись и за нижнее бельё. Мне стало совсем нехорошо, но я не могла ничего сделать, только молча страдать.
  - Всё будет хорошо - сказал опять он, поглаживая своими грязными руками моё тело везде, где можно и где нельзя тоже. Противно, как же было противно! Но оказалось, это только цветочки.
  Потом... потом наступила боль, ужасная боль и с каждым разом толчок становился всё сильней и сильней, больней и больней. Эти ненавистные руки не оставляли на мне и живого места, а я... Я захлёбывалась в собственном крике, постоянно давясь слюной и слезами. Мне что-то говорили, но я не слышала ничего кроме собственного вопля.
  Раз, два, толчок, удар, боль, скулёж, слеза и новый виток действий. Наверное, прошёл час, а может и всего минута, но если во мне и были какие силы, то тут они иссякли, совсем.
  Вскоре всё прекратилось и меня оставили в покое. Я попыталась сжаться в комок, но не получилось. Моё тело, обмякнув, осталось валяться на кровати, где я и уснула, проплакав ещё немного.
  Встав с кровати и, шатаясь, побрела, как героини из фильмов ужасов, когда просыпаются посередине ночи и словно сонные мухи лезут в самый эпицентр событий. Куда я шла, не знала, потому как глаза хоть и открылись, но их всё ещё застилала белая пелена, не дающая разглядеть все предметы чётко. Послышался скрип двери, который с этого времени стал звучать для меня как стук молотка судьи при вынесении приговора.
  - Энна? - осторожно спросил изверг, направляясь ко мне.
  -Н-н-нет. - заикаясь, тихо проблеяла я, пятясь назад.
  - Энна, осторожней.
  - Осторожней? - горько усмехнулась, ну или попыталась, ведь рот тоже двигался еле-еле. - Что ж ты тогда так грубо обращаешься с фарфоровой статуэткой, если сам норовишь разбить её?
  - Я не понимаю тебя. - словно встретив человека с сильным психическим приступом, осторожно начал говорить Дрэн, подкрадываясь ко мне, противно скрипя полом.
  - Не понимаешь? Да всё ты прекрасно понимаешь и знаешь, и представляешь. Только тебе всё равно, тебя ведь волнуют только твои "плотские утехи" - приближаясь к истерике, кое-как выдавила из себя я.
  - Я-то вот понимаю, а ты, дурёха, нет, и не можешь понять, что я тебя спас.
  - Спас?! Да ты меня чуть ли не зажарил в окорок, а потом, потом... - но мужчина уже подошёл близко, слишком близко, и сжал в своих объятьях, заставляя замолчать. От его прикосновения кожу опалило жаром, и только тут я догадалась, что расхаживаю в костюме Евы перед Адамом. Я оттолкнула беловолосого насильника, и тот сразу же выпустил меня.
  - Ты, ты... - и мои ноги подкосились, из-за чего усадили свою хозяйку попой на холодный, голый и грязный пол, где рукой я нашарила остатки моей вчерашней одежды. Из глаз вновь полились слёзы.
  - Эн. - попытался прикоснуться к плечу Дрэнральд, но я не далась и рукой, даже пальцем, весьма невежливо, указала на выход.
  Он вышел, а я разревелась от боли, отчаяния, горечи, уныния, печали, трудностях и незнания выхода из них, обиды, огорчения и унижения. "За что? Почему так со мной? Что я сделала не так? Кому чёрной кошкой дорогу перешла? Неужели я достойна такого унижения и боли?", шептала вопросы я. Но никто не ответил на них, никто не дал намёк, подсказку, никто ничего не сделал, никто...
  Выплакавшись и стерев рукой слёзы, поднялась и на негнущихся ногах подошла к шкафу за одеждой. Достав сверток, критическим взглядом осмотрела содержимое. Мдя, негусто, особенно с рубашками, последняя осталась, белая и прозрачная, как раз то, что сейчас ни в коем случае одевать нельзя. Но шальная мысль пролетела со скоростью кометы в голове, за которую, последними усилиями, я смогла уцепиться. Дрэн! Он ведь задолжал мне костюмчик, так пускай и поделится! Порывшись в шкафу с его бельём, обнаружила целую гамму цветов и вышивок и покроев рубашек.
  -Ого, и откуда у обычного деревенского мужика такое великолепие? - спросила я, вытаскивая красивую, на вид простую, рубашку глубокого синего цвета с золотым узором на вырезе. Не медля ни секунды, примерила её на себя. Так, чего-то не хватает... Точно! Надев голубую юбку и, изорвав на ленты золотистого цвета рубашку хозяина, подвязала одной лентой рубашку в талии, словно пояс, а вторую вплела в косу. Посмотрелась в зеркало. Красота-то какая! Несмотря на простоту и сдержанность, выглядит всё просто шикарно. Картину испортил только мужчина, который разозлённый, словно фурия, вбежал дом и остановился около меня, дыша как разъяренный бык и смотря на меня злым взглядом.
   - Кто разрешал тебе копаться в моих вещах и брать из них что-то себе? - с расстановкой спросил он.
   - Ну так ты же мою одежду порвал, должна же я чем-то воспользоваться. - сказала спокойно и так, будто это было само собой разумеющееся, хотя коленки уже заметно подрагивали.
   - Я не давал права на...
   - А ты его потерял этой ночью. - нагло перебила я, чем ещё сильней разозлила этого ирода.
   В следующую секунду он заносит руку, да так быстро, почти неуловимо, но для меня всё происходит в замедленной съёмке. Я успеваю прикрыть голову руками, хотя удар не достигает цели. Я смотрю на тирана и вижу, как тот титаническими усилиями удерживает буквально в сантиметре свою руку от моей головы. И, кое-как переборов себя, убирает лапищу на место.
   - Хорошо, будет тебе одежда. - зло выплёвывает он и, подойдя к шкафу, вытаскивает там какую-то рубашонку, бросая её мне, будто нищенке, которая пол часа упрашивала богатого господина дать ей пенни на хлеб.
  - А эту отдай.
   -Что, прямо сейчас?
   -Да.
   - Может... ты хотя бы выйдешь. - молчание.
  - Отвернёшься? - опять слов нет.
   А хотя, чего он там не видел вчера? Сняв треклятую рубашку и отдав её обладателю, одела то, что дали и это оказалась моя белая рубашка. Ну и ладно, потом ещё чего-нибудь придумаю. Дрэнральд сложил рубашку так аккуратно и бережно, будто перед ним не тряпка, а реликвия! Хотя кто его знает.
   - Садись и ешь. - сказал он, показав на стол, где стоял поднос с тарелкой щей компотом и хлебушком.
   -Откуда это?
   - Ешь.
   - Я не буду есть, пока не узнаю, откуда это.
   - Я. Сказал. Ешь. - ну и нервы у него, лечиться надо!
   - А что если там яд?
   - Там нет яда, я проверил.
   - А что если...
   -Да жри ты уже! - заорал он, не давая мне высказаться.
   Ну ладно, сяду.
   -А ты знал - сунув ложку со щами в рот, начала по привычке говорить с набитым ртом я - что я могу тоже готовить?
   На меня посмотрели как эскимос на жирафа посередь больших глыб льда.
   - Нет, ну правда, меня раньше даже шеф-поваром называли! - похвасталась моя женская натура.
   - С набитым ртом не болтают. - уже приходя в себя, ответил мне злобный чудик.
   - А...
   - После того, как поешь, мы и поговорим. - спокойно сказал знакомый мне Дрэн.
   -Ладно. - пожала плечами я.
  Поев, отодвинула от себя тарелку. - Ну, продолжим?
  - Нет, ты пока компотик попей, я же должен удостоверится в том, что твой желудок получил свою порцию счастья.
  Странно, но я не стала сопротивляться, хотя очень хотелось позлить мужчину, прекрасно понимая, чем всё это может обернуться для меня. Выпила одним махом мутную, но сладкую водичку, сразу же расслабилась. Приятная нега окутала меня с ног до головы, все мысли потекли плавно, не спеша, как облака, да и всё происходящее показалось мне сущим пустяком, ерундой, не требующей большого и пристального внимания. Дура, зачем из-за всего переживать и слёзы лить?
  - Что ты мне подсыпал в еду? - спокойно взглянув на хозяина фазенды, спросила я.
  - Ничего. - также спокойно ответил он.
  -Ой ли?! - воскликнула и засмеялась. Но смех прервался громким иканием от переедания, но как только икота прекратилась, мой смех появился снова.
  "Мдя, смех без причины - признак дурачины" - где-то вдалеке, на задворках, высказался здравый смысл.
  - Успокоительное. Я подсыпал тебе успокоительного, чтобы ты перестала нервничать, реветь и начала, наконец, трезво слушать, воспринимать и оценивать сложившуюся ситуацию.
  Я прыснула в кулачок. - трезво, а я что, пьяная?
  - Нет. И прекрати смеяться. - приказали мне.
  "Приказал! И ты что, не возмутишься?" - продолжил где-то там вставлять свои пять копеек здравый смысл.
  -Ой, отстань от меня, Здрава! - отмахнулась вслух, как от мухи, от неведомого существа. А потом рассмеялась из-за этого, но под хмурым взглядом Дрэнральда, замолкла.
  - Вот теперь-то мы можем продолжить наш разговор.
  А мы о чем-то говорили?
  "Конечно! Ты же хотела узнать, зачем он так поступил с тобой!" - подсказал разум.
  Точно, вспомнила!
  - За...
  Но меня сразу перебили. - а теперь перестань дурачиться и вспомни всё, что ты слышала при разговоре со мной, обо мне или тот разговор с Кланой в первый день встречи.
  В первый день?
  - Откуда ты...
  - Да ты шумела сильней, чем стая вурдалаков в период размножения.
  Покраснев и застенчиво опустив очи долу, тихо пробурчала - Не так уж и громко. - и принялась вспоминать.
  Первое, что пришло на ум - это оценивающий взгляда Араны, в то время как я развешивала бельё, и её слова:
  
  -Я видела, как первым в деревню зашёл Дрэн, а следом ты. Знаешь, обычно он хладнокровно относится к нам, девушкам, но это оракул... ему что взбредёт в голову, то и творит. И если он обратил на тебя внимание, значит, знает о тебе, значит, ты чего-то стоишь.
  
  Значит, знает о тебе... значит, ты чего-то стоишь... - эхом отдалось у меня в голове.
  - Ты оракул. - потрясённо выдала я, хотя потрясена была не тем, что узнала, кто он такой на самом деле, а тем, что сам факт того, как получилось вспомнить и перевести некогда сказанные кем-то слова.
  -Да. - согласился он.
  - Но кто такие оракулы? Маги?
  - Почти. - и видя непонимающий взгляд, добавил: - вспоминай разговор дальше.
  Если кто-то думает, что это очень легко, то очень ошибается. В первый раз воспоминания пришли сами собой, а вот во второй пришлось немного попотеть, прежде чем восстановить картину сего момента.
  
  - То есть ты не знаешь, откуда Энна?
  - Нет, я не знаю. Не понимает она нашего языку, вот и ходит, словно воды в рот набрала.
  - Тогда я возьму на себя ответственность обучать её.
  - Не стоит. Этим занимается уже моя дочь.
  
  Так вот чем и, главное почему, занималась там, на речке, со мной Злата - озарила меня мысль.
  -Ты вспоминаешь? - прервал мои мысленные рассуждения Дрэн.
  -А? Ага. - кивнула в ответ и продолжила.
  
  - Что вам нужно? Неужто заинтересовались этой потеряшкой?
  - Я взглянул в будущее. Эта, как ты выразилась, потеряшка, очень поможет в ходе войны.
  - Ну да, конечно, ведь это магичка со стажем или, точно, оборотень!
  
  -Ты можешь заглянуть в будущее и... - еле шевеля языком, проговорила я, запнувшись на продолжении предложения.
  -И-и-и... - растянул, требуя всё же произнести следующие слова меня.
  -И я помогу в ходе войны, которая, как я понимаю, связана с тем самым принцем-оборотнем?
  - Да. - я посмотрела на мужчину, пытаясь разглядеть улыбку, предвкушение или хотя бы сумасшествие, но он был серьёзен как никогда.
  - Но это просто не возможно! Это... это... это чушь! Собачья чушь! Я... я... я не могу воевать, сражаться, да я даже магичить и то не могу! - нервно бегая по комнате, возмущённо и протестующе орала я.
  - Даже самая маленькая букашка может повлиять на ход события. - спокойно проговорил он фразу, словно прочитал цитату великого мыслителя и, встав и подойдя ко мне, обнял за плечи, глядя в глаза. - Энна, тебе не нужно сражаться и магичить. Твоя помощь будет заключаться совершенно в ином.
  -В ином? И каком же это "ином"? - ответа не последовало. Тяжко вздохнув, решила прекратить обсуждение этой маленькой темы.
  - Ладно, оставим это на потом. Но это всё не оправдывает тот факт, что ты, узурпатор, добровольно сдал меня в руки варварам, подвязав самолично к столбу, а потом и изнасиловал меня! - стала наезжать на "козла отпущения" я, тыкая пальцем ему в грудь.
  -Так ты же сама ответила на свой вопрос.
  - Что?
  - Ну, так я же вижу будущее. Я предсказал, как тебя на тот самом месте толпа разорвёт на части, поэтому пришлось действовать быстро, а точнее спрятать тебя, но нет, нам орать нужно было!
  - Ты ещё и меня во всём винишь? - буквально задохнулась от возмущения.
  - Частично. Когда Клана предложила сжечь тебя, то я опять помог, а точнее, заменил настоящий огонь иллюзией.
  Иллюзией? Это ничего на самом деле не было? Ого, а этот факт очень сильно потряс меня, да так, что я зависла с раскрытым, как рыба, ртом минут на десять, пока беспомощно не пролепетала.
  -Но... но... как? Там же было... жарко и... всё... всё горело.
  - Очень достоверная иллюзия. - а ведь и точно, одежда не загорелась, только обувь, да и вообще ничего не сгорело.
  -Достоверная.- горько улыбнулась я и накинулась на беловолосого мага.
  - А ты, ты не мог меня предупредить? А? Не мог? Да я там столько всего натерпелась! Да я там чуть со страху не померла! И ты молчал! А? А?
  - Тише, тише - предпринял слабую попытку успокоить он - я не мог тебе всё рассказать, иначе бы никто не поверил в этот спектакль и легко бы раскусили нас. А рассерженная толпа - страшная толпа, от которой уже не скрыться.
  Остудив пыл, попыталась подумать, что на самом деле произошло бы, не будь Дрэнральда. Ну, может быть меня лишили мучений, а может и нет...
  - Хорошо. Значит насилование моего сгоревшего тельца тоже помощь? - согласилась я, но скепсис в голосе сильно выделялся.
  - Да, я тебя лечил.
  - Лечил?! Так это теперь так называется?!
  - Остуди свой пыл, крошка. - подмигнул мне задорно черноглазый маньяк, отчего меня передёрнуло - Я проводил заклинание восстановления твоих кожных и нервных клеток, пока те не распались на части. Если эпителий можно просто гладить рукой, то во внутрь она поступает именно таким путём.
  - То есть насилованием.
  - Нет, я был полностью одетый, просто это создаётся такое ощущение, будто... ну ты поняла в общем. - засмущался он.
  - Если честно, нет.
  - Ну что неясно-то? Я тебя не трогал, просто рукой водил над телом, при этом, не касаясь его, и не насиловал - это заклинание так сработало.
  -Тогда почему не объяснил всё утром? - всё ещё никак не могла вникнуть в саму суть.
  - Я же уже говорил, ты была в состоянии аффекта и не могла правильно воспринимать информацию.
  -А сейчас? Уж не из-за успокоительного ли...
  - Нет, ты сейчас в своём уме.
  Ой не знаю, в своём ли уме я сейчас, но верю, всему верю, что рассказал этот человек.
  - Тогда последний вопрос. Что мне делать теперь?
  -Остаётся только одно. - начал Дрэн.
  
  Глава 8.
  
  Ваше благородие, госпожа Удача
  Для кого ты добрая
  Для кого иначе
  Девять граммов в сердце
  Постой, не зови
  Не везет мне в смерти .
  Повезет в любви.
  (Песня Верещагина из k.ф. "Белое солнце пустыни" - Ваше благородие, госпожа Удача)
  
  Я затаила дыхание в ожидании ответа, надеюсь, только это будет не очередная бредовая и по-настоящему сумасшедшая идея.
  - И что же это? - не выдержав, спросила я.
  - Учиться.
  И всё-таки, у этого человека весьма абсурдные решения выхода из ситуации.
  - Что? Почему учиться? Чему учиться? Как учиться? Где учиться? - градом посыпались вопросы от меня на мужчину.
  - Ты спасительница, а значит должна знать всё о нашем Глаимском государстве, начиная от правящей династии и просто знати, и заканчивая каждой маленькой деревенькой, причём географию всей Сарнделлы ты должна знать, как свои пять пальцев. Обучать тебя буду я, книг много, да и сам всё-таки человек образованный. Но предупреждаю: я не потерплю отлынивания или выполнения заданий спустя рукава! - сказал тоном, не требующим возражений Дрэнральд.
  - Хорошо. - а что, я согласилась. И не потому, что эта бредовая идея со спасением меня вдохновила, нет, просто наконец-то подвернулся шанс разузнать местность получше, чтобы уже, наконец, начать готовиться к побегу, а то чую, время уже на исходе, осталось совсем немного, почти ничего.
  - Ну, вот и славно. - хлопнул от радости в ладоши оракул.
  - А начнём мы с обследования местности, если точнее - леса! - воодушевлённо начал маг, вытаскивая корзинку, платок и новую обувь для меня, попутно насвистывая незатейливую песенку.
  "Хмм... а уж не предвидел ли он этого вопроса и вообще всей этой ситуации заранее? Уж больно как-то подозрительно всё легкое ему удаётся делать." - вновь подал свой голос здравый смысл, но я не послушала его и пропустила эти слова мимо, раздумывая лишь о том, сколько полезной информации мне выдаст Дрэн.
  Надев бордовые мокасины, повязав на голову косынку и взяв в руки корзинку, в ожидании посмотрела на черноглазое чудо.
  - Ну, чего стоим, кого ждём? Быстрей идём! - схватив меня за свободную руку, потянул за собой на выход мужчина.
  Единственное, меня поражало, наряду с другими открытиями - это то, что здешние жители перед тем, как куда-нибудь уйти, не запирали двери на замок, а просто прикрывали её. Нет, я понимаю, что деревня и тут все друг друга в лицо знают, но ведь в каждой бочке мёда да найдётся ложка дёгтя! Но видимо здешние аборигены не понимали этой простой истины.
  Скосила глаза на путеводителя. Может у него всё разузнать, раз уж подвернулся такой случай.
  - Дрэн. - позвала я.
  - Да.
  - А почему вы не запираете свои двери на замок?
  На меня посмотрели, как на душевнобольную. Нет, я не поняла, да в чём дело-то?
  - Энна, скажи мне, из какой тёмной дыры ты вылезла, что даже не знаешь этого?
  - Из глубокой дыры, в которую тебе не светит попасть. - обиженно пробурчала моя гордость.
  - Не сердись, Эн, но это знает каждый. Понимаешь, каждый, даже ребёнок, который только что недавно появился на свет, зверь, который мимо пробегал или простой забулдыга, который ничего уже не помнит, кроме этого - с каждым словом я всё больше и больше съёживалась от ощущения ущербности, которое посетило меня.
  - Это просто, это элементарно просто. На дверях стоит магическая защита, в которую без разрешения хозяина никто не пройдёт. Её устанавливают маги абсолютно всем, так как после небольших стычек с оборотнями, у многих стали происходить взломы в домах, и магами ковена было решено установить защиты на всё, что только можно.
  И опять тут фигурируют оборотни. Нет, тут не просто крах страны, тут что-то большее должно быть скрыто.
  - А...
  - Давай оставим эту тему на потом, когда будем проходить историю.
  - Конечно.
  Дальше мы шли молча, размышляя каждый о своём. Не знаю, о чём думал проводник, но вот мои мысли блуждали по всему этому миру, и за какую бы я не цеплялась, она ускользала от меня, несясь по ветру в сторону леса. Неужто там я должна буду всё узнать, а не здесь? Но ведь это так нечестно, Дрэн только стал со мной откровенничать, а я тут просто иду и пропускаю этот счастливый момент.
  Так, а что меня заинтересовало здесь ещё? Может эта сама деревенька? Нет, опять скажет что-то про историю или географию, которую позже начну изучать. Может про того парня, красноволосого мага? Не думаю, что мне ответит про Лада прежде, чем поинтересовавшись зачем и к чему я спрашиваю. Хм... тогда что ещё?
  И тут вспомнилось сегодняшнее утро, а точнее то, что произошло час назад. А вот про это мне он ещё не рассказывал!
  - Дрэн, а почему ты сегодня утром чуть было не избил меня, когда я примерила твою рубашку?
  - Энна. - остановившись, схватил меня за плечи мужчина и развернул к себе, пытливо смотря в глаза.
  - Откуда ты?
  Вопрос был неожиданный во всех смыслах. Так как я не ожидала этого вопроса сейчас, то и зависла с ответом, а так как раньше даже не задумывалась над этим, то и готового ответа у меня нет.
  - Я? - тихо переспросила, надеясь, что от меня отстанут, но нет.
  - Да, ты, Эн. Откуда ты? Ведь не отсюда, да? И не из нашей страны, это точно, но на нелюдя ты не тянешь, потому как я не чувствую ничего в тебе нечеловеческого. Можно было бы предположить, что тебя в детстве выкрали или просто продали каким-нибудь эльфам или вампирам, ведь у тебя живая кровь, но нет, это общение с другими расами наложило бы на ауру отпечаток. Тогда откуда ты? Ты не знаешь здешних обрядов, языка, да и вообще ничего не знаешь. ТАК ОТКУДА ТЫ?
  Я застыла, словно кролик перед удавом. Дорвалась. И что же мне не молчалось -то?
  Я стала лихорадочно соображать, что было очень сложно, когда на тебя смотрят так пытливо и отведи ты взгляд в сторону, сразу чего-нибудь, да заподозрят. Попыталась ответить, но губы пересохли, и их пришлось облизнуть. От этого невинного жеста в глазах пыточника засветился огонёк. Сглотнув и смочив горло, начала сочинять, ну или попыталась, потому как писатель и сочинитель из меня никакой.
  - Я родилась там, где не был ты, там, где не был никто в том далёком месте, заброшенном, но таком многолюдном. Там, где много лесов и полей, гор и морей, рек и солей, льдин и глыб, блуждающих в пространстве, горячих источников и извергающих вулканов, там, где господствует право и человек, а не монархия без свободы. - Я остановилась, чтобы перевести дыхание, но тут встрял лесник.
  - Ты хочешь сказать, что родилась в запретной земле?
  Запретной земле? - язык мой - враг мой.
  - Д-да? - тихо спросила я.
  - Эн, если ты боишься, что я отправлю тебя на опыты в ковен магов, то глубоко ошибаешься. Мы не враги вам, запретные люди.
  Прекрасно, теперь я запретный человек, который наверняка что-нибудь, да означает в этом непонятном мире.
  - Точно?
  - Точно-точно. - засмеялся Дрэн - Мы наоборот рады видеть кого-то из запретной земли, чтобы разузнать побольше о ней, а то уже надоело находиться в неведении.
  Я мысленно завыла. Ну вот, из огня да в полымя полезла.
  - Я... мне нельзя рассказывать тайны семьи - это запрещено законом, иначе меня найдут и... и... - незаметно ущипнула себя так, чтобы из глаза скатилась хотя бы слезинка и сработало. Беловолосый маг прижал меня к себе, успокаивающе гладя по спине.
  - Не бойся, я никому не дам тебя обидеть. - я поверила, поверила вновь, хотя на это оснований никаких не было.
  - Так что там не так с рубашкой?
  Оракул тяжко вздохну и, высвободив меня из медвежьих объятий, начал свой рассказ.
  - Перед тем, как сделать девушке предложение и подарить ей своё сердце, парни должны сшить рубашку, но не простую рубашку, а защитную. Защита вышивается отдельными нитями в виде рисунков и узоров. Защита работает абсолютно, то есть невесту в этой одежде нельзя стукнуть, побить, даже ножом зарезать, проклясть, навести какую-либо хворь или что-нибудь подобное, защита срабатывает сразу.
  Так вот значит, почему его ладонь остановилась в сантиметре от лица, рубашка оберегла. Получается, если бы не этот кусок ткани, то я бы давно ходила как синяя курица.
  - Ты разозлился из-за того, что я надела рубашку, предназначенную не мне, а другой девушке?
  - Нет, не поэтому. Обычно если возлюбленная умирает, то её одевают в эту самую рубашку, но мать моей любимой запретила, и ритуальный предмет пришлось оставить у себя. Но не в этом проблема, а в том, что девушка, одевшая рубашку умершей невесты, погибает тоже.
  - Значит, тогда я могла умереть стоя прямо перед зеркалом, а ты меня спас?
  - Да. Ещё минут пять, и было бы уже поздно.
  Я ужаснулась. Пять минут и не было бы меня, а всё из-за того, что я хотела себе рубашечку новую, взамен старой.
  - Спасибо. - от всего сердца поблагодарила я спасителя и, приподнявшись на носочки, обвила руками могучую шею и прижалась к нему.
  - Спасибо.
  Дрэнральд сначала слегка опешил от такого, но потом сам обнял.
  - Я всегда буду оберегать тебя, солнце моего дня.
  "Солнце моего дня... как это звучит мило и нежно, так любяще и душевно". - пронеслась у меня в голове мысль, которую я сразу же откинула от себя.
  - Ладно, стоять хорошо, но вот лес сам к нам не придёт. А ты как думаешь? - улыбаясь спросил он.
  Я улыбнулась в ответ. - Нет.
  - Тогда идём. - и мы пошли.
  Посмотрела на спутника. А улыбка очень идёт ему: чёрные, как омуты, глаза, блестят, лицо светится, делая его приятнее и младше, заставляя тебя улыбаться в ответ.
  Остаток пути дошли в молчании, но это молчание не обременяло и не давило, а обволакивало приятной теплотой, поднимая настроение.
  Я посмотрела на лес, возвышавшийся могучими стрелами елей и сосен вверх, к небу, закрывая его от остальных путников и поняла, что если бы сбежала в ту ночь от Кланы, то непременно бы затерялась в этом природном лабиринте. Но проводник знал этот лес, знал направление и путь, было ощущение, что внутри него встроен компас с картой. Хотя, как знать, он же маг.
  - А мы идём куда-то конкретно или просто так гуляем? - решила разузнать обстановку я.
  - Да. Сейчас увидишь всё сама.
  Ускорив шаг, чтобы не потерять из виду лесника, и пройдя ещё немного, увидела Его. Глубокий, уродливый, но в тоже время завораживающий овраг, в котором меня нашла Злата. От страха моя кожа покрылась мурашками, делая кожу гусиной и неприятной. Повернув голову к Сусанину и, кое как сглотнув слюну, спросила дрожащим голосом.
  - Зачем мы пришли сюда?
  - Чтобы, наконец, закрыть эту тему раз и навсегда. - жёстко произнёс он, заставляя сдавленно охнуть, но потом, слегка потеплев во взгляде и голосе, взял за руки и объяснил:
   - Мне чертовски надоело забивать себе голову этой ерундой, поэтому давай сейчас всё разъясним и пойдём проходить уже программу обучения.
  Так как рот сковало окончательно, я лишь кивнула головой, давая согласие, хотя оно и не нужно было ему.
  - Эн, посмотри в этот овраг. - велел мне Дрэн.
  Я протестующее промычала.
  - Энна, ты же уже большая девочка, поэтому давай ты выполнишь эту команду без каких-либо возражений.
  Нет! Я не посмотрю туда! Он не заставит меня, нет!
  - Эн.
  - НЕТ!
  - Эн, просто повернись.
  - Нет! Никогда! - Закричала, замотав головой, я и, развернувшись, побежала, куда понесли меня ноги.
  Неизвестно откуда появилась паника и страх, которые заставляли меня бежать всё быстрее и быстрее. Я спотыкалась, падала и раздирала локти с коленями, но поднималась и бежала вновь. Жёсткие иглы впивались мне в кожу, тяжёлые ветки хлестали меня по лицу, птицы налетали и клевали меня. А я кричала, плакала и бежала, бежала сквозь дебри этого леса, пока не выбежала на полянку идеально круглой формы. Я осмотрелась и поняла, что уже была здесь во сне. Поэтому, вспомнив, что там было, сняла обувь и голыми ногами пошла по уже не такому мягкому ковру. Мне в ноги врезались ветки, иглы, жуки и прочая насекомая живность. Встав на середину полянки пронзительно закричала, как в фильмах ужасов при виде злобного монстра, даже выражение такое было, и заметалась по маленькому кругу в центре, как зверь, запертый в клетку и чувствующий опасность. Где-то там, вдалеке, на границе полянки с лесом, стоял Дрэн, стуча руками по невидимой мне стене, и кричал.
  -Нет, Энна, Нет, Энна. Энна, Нет! - но мне не было слышно.
   Я попыталась поймать взглядом фигуру мужчины, но не получилось, не успела и я провалилась во тьму.
  
  Я стояла в лесу, на той самой злосчастной полянке, поворачивая голову из стороны в сторону, разыскивая что-то или точнее кого-то. Я ждала гостя, спутника по жизни. Но он не шёл, и я грустила увядая, словно цветок, который не успел расцвести, как его часы уже прошли.
  "Где ты? Почему же не идёшь?" - тихо шептали мои губы.
  Подул тихий ветерок, развивая мои волосы, выбившиеся из косы. И я не стала заправлять их назад, а встала навстречу ветру, плавно махая руками, будто птица крыльями в полёте, закрыла глаза, представила весну и полетела. Этот полёт был таким быстрым, лёгким, захватывающим, что даже голову вскружило. Я смеялась, кружила и радовалась жизни, пока мне на лицо не стали капать капли: сначала одна, потом две, три и всё больше и больше. Из-за этого "дождя" мой полёт прервался, и я стала падать вниз.
  
  Резко открыв глаза, увидела заботливые чёрные глаза, смотревшие на меня с такой нежностью и заботой, что я моментально засмущалась бы, если бы только не одно Но. Он плакал, этот странный мужчина с большими перепадами настроения, плакал, держа мою голову у себя на коленях, распевая грустную, медленную песню, где слова "Солнце моего дня" встречались почти в каждом предложении.
  -Ч-что произошло? - кое-как шевеля языком, спросила я.
  Оракул улыбнулся глупой, но счастливой улыбкой, облегчённо при этом выдохнув и, стерев с моего лица накапавшие слёзы, ответил:
  - Ничего. Уже ничего не произошло. Идём домой, тебе нужно отдохнуть.
  - Идём.
  Переложив мою голову на землю и став на ноги, маг поднял меня на руки и понёс назад, домой. А я, обвив шею руками, положила голову ему на плечо, улыбаясь также глупо, как и мужчина.
  Дойдя до дома, меня оставили на несколько минут одну, но вскоре хозяин вернулся и не один, а с подносом еды. В этот раз я не стала спрашивать, что, где и откуда всё это он взял, потому как понимала, что уже пора бы и довериться человеку, спасавшему меня не раз. После столь вкусного обеда, я уснула, укачиваемая на волнах морфея в тёплых объятиях певца.
  Когда проснулась, то заслужила улыбку и лёгкий чмок в лобик, который существенно приподнял мне настроение. От счастья я решила поиграть и стала бить Дрэна подушкой. Тот, не продержавшись и пяти минут, спеленал меня одеялом в гусеницу и сказал, что веселье весельем, но в лес всё же стоит сходить. Хоть я и не разделяла столько большого мнения о походе, всё же согласилась и сходила. И, как оказалось, не зря!
  Вроде лес, он и есть лес, что там может быть необычного? А вот как оказалось, может!
  В лесу все деревья подчиняются одному, главному Древу и, что скажет оно, то и будут делать другие. Прародитель может чувствовать все мысли и умыслы людей, поэтому для защиты своего детища напускает панический страх, который заставляет этого беднягу выбежать на ту самую полянку, где и оказалась я. Там уже древо приступает к обработке, а точнее уничтожению вредителя. И никто не знает, каким образом это происходит и как идёт отбор на уничтожение, но почему-то такая пушистая я попала туда, что выглядит очень странным.
  Сами деревья тоже необычны. Если ты им понравилась, то они тебя и исцелят и помогут, а если нет, то все иглы, что только есть на елях и соснах, заколют тебя до смерти, а трава опоит дурманом. Впрочем, живность там обитает тоже необычная. Вот, например, пингпонгаин - это трудноуловимый прыгающий пингвин и охота на него невозможна. Или злон - хищный вид слона. Несмотря на то, что у нас эти гиганты обитают в Африке, тут они сравнительно маленьких размеров и охотятся на людей, скрываясь под ветками деревьев. Таких примеров можно привести много:
  Топтаха - тяжёлый трамбующий птица-грейдер.
  Розовый вломинго - птица-каратист, ужас ночных болот.
  Пердятел - единственная в природе реактивная птица.
  Гиппоктотам - маленький сторожевой бегемот.
  Всё время, пока мы блуждали меж деревьев, лес взрывался громким хохотом, исходящим от меня. Ну что поделать, меня пердятел прямо убил! И Дрэн, предвидя это, назвал его самым последним, так как смеялась я долго и со вкусом. Но после этого наступила снова скука, а точнее лекция от мага. Я не скажу, что мужчина был плохим рассказчиком или мне было откровенно неинтересно его слушать, нет, просто такого смеха уже не было. Зато я научилась худо-бедно ориентироваться в лесу и теперь могу самостоятельно выйти из него прямо на дорогу к нашей деревеньке, что и показала на практике!
  Идя домой через поле, нас догнал закат: красивый, с переливами золотого и красного. Остановившись я, словно маленькая девочка, стала заворожено смотреть на это чудо природы, чуть ли пальцем показывать не стала. Сзади ко мне подошёл Дрэнральд и, обняв за талию, положил свой подбородок мне на плечо.
  - Красиво, не правда ли? - спросила я, повернув голову к нему.
  -Да - хрипло согласился он, как-то странно поглядывая на меня.
  Пожав плечами, точнее одним плечом, опять стала наблюдать за одним из чудес природы.
  Маг поднял свою голову с моего плеча, отчего я почувствовала непривычную пустоту.
  - Эн - тихо позвал он и, приникнув губами к шее, тихо стал передвигаться к другому плечу, оставляя за собой приятную волну мурашек.
  - Да - также тихо отозвалась я, боясь сделать хоть одно неосторожное движение.
  - Давай потанцуем - добравшись до другой стороны, выдохнул мне в ухо, еле касаясь губами.
  - Танцевать? А это как? - не понимая, к чему сейчас клонит оракул, глупо спросила я.
  - Как? - тихо засмеялся он, взяв мои руки в свои и разведя их в сторону, стал тихо покачиваться из стороны в сторону, будто лодку на волнах. - А вот так.
  Развернув меня к себе и глядя прямо в глаза, притянул вплотную, беря за руку и, начиная потихоньку кружиться, не разрывая зрительного контакта. Он кружил, вертел, поднимал меня вверх, подкидывал, ловил и снова кружил, при этом выдавая ногами таки па, что любой танцор позавидует. А для меня не существовало ничего, кроме этих заботливых чёрных глаз, в которых я тонула. Не ощущая ничего, кроме полёта, незаметила, как оказалась на уровне мужчины, столкнувшись с ним прямо нос к носу, и почувствовала осторожное прикосновение к губам, слыша немой вопрос о разрешении, дала его. Дрэн сразу же приник, целуя меня нежно, трепетно и страстно, почти до изнеможения прекрасно, сладко, сильно и ужасно, стискивая мою бедную осиную талию. Не желая стоять столбом, тоже стала принимать участие, то продолжая начатую игру, то принимая эстафету или просто отвечая, зарывшись руками в его мягкие белые волосы. Я даже и не пыталась перенять главенство и вести эту партию самой, нет, слишком сильный был противник, чтобы бороться, слишком желанный, чтобы прекращать. От этого поцелуя кружилась голова, болели губы и саднили лёгкие: ни вздохнуть, ни выдохнуть, не оторваться.
  Казалось, эта чудесная пытка моего рта, языка и губ была долгой, растянутой на целый голливудский фильм. Но нет, это шло мгновение, как жизнь бабочки, радуга после дождя или Огни святого Эльма с закатом в этом мире, длившегося всего ничего. Но время подошло к концу, как и нашей встрече, и мы оторвались друг от друга, смотря затуманенными, опьянёнными взглядами, с дрожью в телах и сбитым дыханием. Эх, хорошо Сарнделл целует, русский не умеет так!
  Не зная, что мне делать и как вести себя дальше, смущенно отвела взгляд в сторону, но всё решил Дрэн, счастливо, почти с облегчением, засмеявшись и, присев на землю, обнял мои ноги, уткнувшись в них лбом. Его смех, детский и заразительный, подловил и меня на эту волну, заставляя засмеяться вместе с мужчиной. Отсмеявшись, я только соизволила заметить, что уже давно ночь и над нами только синее небо над головой, да яркие звёзды.
  - Ой, а что это? Вроде только что был закат, а теперь уже темень. - испуганно спросила я у проводника.
  - Эн, не знаю, как у вас, а у нас закат идёт всего несколько минут, после чего сразу наступает ночь.
  - А почему так всё резко происходит?
  - Это длинная, хоть и красивая, легенда.
  - Ну, так мы никуда и не торопимся, тем более дорогу то не видно. - обвела вокруг я руками, хотя сомневаюсь, что он это увидел.
  - Эх, деревня! - смеясь, обозвали меня. - У магов есть зрение ночного видения, как у кошек, собак или других животных.
  Мдя, эти маги, сплошная загадка, придётся как-нибудь о них получше узнать.
  - Но ты права, торопиться некуда, поэтому идём, по дороге расскажу. - встав и обняв меня за талию, повёл за собой оракул.
  Я, любопытными и горящими глазами ребёнка стала смотреть на рассказчика:
   - Давай, рассказывай!
  -Хорошо. Только, чур, не перебивай меня. - и дождавшись кивка, продолжил
   - Давным-давно, когда в нашем мире ещё небыло королей и князей, бедных и богатых, городов и деревень, небыло междоусобиц и военных столкновений, когда людей было всего ничего, как и остальных рас, когда было одно мощное и разнообразное государство, жили двое влюблённых: Заррий и Налима. И несмотря на то, что в том государстве все были свободны, и межрасовых браков было очень много и всё разрешалось, этим двум влюблённым нельзя было быть вместе. Дело в том, что Налима родилась в семье богов, которые хоть и спускались с небес на землю, но им нельзя было привязываться к людям, иначе человечки погибают, но девчонка нарушила запрет, завет и пошла против рода. Она встречалась с ним день, второй, третий, четвёртый, пятый и ещё много дней, пока не решила взять Зарра с собой на небеса, не ожидая такого кровавого исхода.
  - Как? Его убили родственники той девушки? - ахнула я.
  - Энна! - шикнул на меня гусляр.
  - Нет. Всё было по-другому. Как я уже говорил, возлюбленная человека была богиней, богиней ночи, поэтому перед тем, как идти на свой пост на небесах решила пошалить с Зарримом и паренёк, не продержавшись в тёплых, горячих и страстных объятиях чертовки, был пробит насквозь железными болтами, истекая кровью прямо на белоснежное тело виноватой.
  - А что делала Налима?
  - Что, что. Молчала она в отличие от некоторых! - я виновато потупилась.
  - Девушка стала упрашивать отца оставить человеку жизнь, чтобы они были всегда вместе, но было поздно. С тех пор в это время Заррий истекает кровью, а его девушка, Налима, пытается своими силами прекратить это, то есть затмевает небо и принимается за лечение давно мёртвого любимого.
  Наступила тишина, которую только прерывал шелест травы и стрекотание сверчков.
  - Грустная история. - тихо вздохнула я.
  -Да, но поучительная.
  - В каком смысле? - не поняла я.
  - Энна, нельзя идти против правил, против природы, надеясь при этом изменить дурацкие законы к хорошему исходу, нельзя, потому что в конце будет одно - смерть. - серьёзно, словно учитель, сказал спутник.
  - То есть закатай губу обратно? - попыталась отшутиться я, дабы не нагнетать обстановку.
  - Нет, то, что я сказал, то и значит. Никаких подтекстов там нет.
  Ну вот, взял и испортил весёлую обстановку. И что он за человек-то такой?
  С таким нерадужным настроением и букой-Дрэном мы добрались до дома, до хаты, где, не обращая на кроткие взгляды, бросаемые на меня мужчиной, нагло разлеглась на кровати, всем видом показывая, что спать я намерена одна и уснула.
  Разбудил меня дикий вопль хозяина.
  - Энна! Быстрей вставай и одевайся, нам нужно бежать!
  
  Часть 2. Кирдык капутц и прочая нечисть.
  Идя вперёд, следи за тем, что сзади, а то вдруг там хвост вырос? (с)
  
  Глава 1.
  
   Перемен требуют наши сердца,
   Перемен требуют наши глаза,
   В нашем смехе и в наших слезах,
   И в пульсации вен
   Перемен!
   Мы ждем перемен.
   (Виктор Цой и группа "Кино" - Перемен требуют наши сердца...)
  
   - Крэнб'Эрэншейн. Кранб'Иришэйн. Кренб'Ерешайн... Тьфу ты, язык сломаешь, нормально не скажешь, пользы не получишь. - Негодовала я, читая заклинание над зельем от сна и печали молодым девам. Не понимаю вообще, для чего читать мне заклинание, если, как говорит Дрэен, я абсолютно не имеющий магии человек, толку то ведь ноль будет. Но, если ты хочешь позже спокойно полежать на травке и посмотреть на то, как плывут кучевые облака и какие они принимают формы, то котёл зелья просто обязан сварить! Эх, а отдыхать-то очень хочется.
   Тяжко вздохнув, принялась заново ломать свой зык, пытаясь правильно прочесть первое слово в длинном, расписанном на строчки три, предложении. И сначала у меня даже что-то получилось! Зелёная и "приятно благоухающая" жидкость в котле стала закипать, хотя маленький огонёк, расположенный под большим чаном, навряд ли смог бы заставить жижу кипеть.
   - Значит, всё же это будет Крунб"Урушэйн. - Наконец-то определила, как правильно произносится это загадочное слово и, дабы не забыть, хотя это в моём положении просто не возможно, по привычке записала у себя в тетрадке или, как решила я после посещения одной гениальной мысли, в будущую "Книгу зелий для Тупиянца". Кто видел Гарри Потера и найденную им книжечку с особо полезными исправлениями, тот наверняка поймёт пользу моих стараний.
   Внеся пометку в тетрадь, которую мне привёз в подарок Лад, продолжила пытаться прочесть заклинание дальше. Несколько раз, произнеся ключевые слова неправильно, в котелке что-то крякнуло, звякнуло, и половина зелья фонтаном взлетела вверх, пачкая потолок и обрушиваясь в отместку на бедную меня. Да, в такие моменты я искренне радовалась, что всё же не зря Дрэн сделал "комнату для алхимии" у себя в подвале. Как? Не знаю, но тут теперь словно в катакомбах: тебя не видно и не слышно, и ты никого не видишь и не слышишь.
   - Флудилий. - Прочла последнее слово в этом заклинании и, радостно выдохнув, взяла черпак, по форме очень напоминающий обыкновенный половник. Опустив его на половину в котелок, словно ведьма или баба-яга из сказок, стала по часовой стрелке мешать варево, полностью и без запинок читая два раза заклинание.
   Ну, вот теперь можно и передохнуть.
   Отложив в сторону черпак, потушила огонёк и оставила зелье остывать, а сама поднялась наверх в избу попить воды и умыться.
   -Панашбхэ! Панашбхэ! - Вдруг заорали на улице на незнакомом мне языке. Не то что бы я знала много языков, но тот, на котором сейчас кричали, слышу впервые. Очень странно, боязно и чуточку любопытно, но, наученная опытом, не стала выбегать на улицу без оракула в поисках незнакомого голоса.
   Правда, как бы то ни было, в душе я всё же Варвара. Придерживаясь правил, заинтересованно взглянула в окошко и увидела, что на дороге вокруг трёх всадников в чёрном, сидящих на белых красивых жеребцах, стали собираться все жители деревни.
   "Ох, что же там происходит?" - разгорался мой интерес.
   Не сдержав напор неподдельного внимания, подбежала к двери, открыла и уткнулась носом в могучую грудь Дрэнральда.
   - Ты куда-то идёшь? - Такой невинный и тихий вопрос, а по телу мушки бегут, пытаясь спрятаться где-нибудь подальше.
   - Нет, - помотала головой и, не поднимая взгляда, а наоборот, опуская его вниз, отступила назад.
   - Энна, Энна, Энна. - Я так и чувствовала, как маг неодобрительно качает головой. - Ну сколько раз твердил тебе я, что не осознанные поступки, построенные на банальном любопытстве, влекут за собой необратимые, страшные последствия? - Поучительно начал он.
   - Нуу... - невинно протянула я, - раз так пять, шесть, двадцать...
   - Сорок семь. - Оборвал меня. - А сейчас и сорок восемь.
   Он что, считал их что ли? Или меня надуть решил?
   - И что с того? Если твои слова не имеют никакого должного эффекта, может, есть смысл перестать их повторять вновь и вновь? - Задала вопрос, глядя прямо в чёрные, притягательные глаза, который, как обычно, пролетел мимо ушей мужчины, оставаясь незамеченным.
   Шли минуты, бегли секунды, а молчание всё затягивалась и затягивалась. Не найдя отклика в тишине, грустно и отчаянно покачала головой, отходя от Дрэна в сторону, к столу, присаживаясь на стул и залпом выпивая настойку Ширныша, от нервов помогает.
   - Знаешь, а в твоих словах есть доля смысла. - Ошарашил меня он.
   Подавившись настоечкой и кое-как откашлявшись, со слезами на глазах спросила глупо.
   - Правда?
   - Правда. - Подтвердил хозяин дома и, подойдя ко мне, грубо схватил за руку, дёргая за неё и заставляя подняться. Подведя к окну и заставив замереть, коротко сказал.
   - Смотри и стой, не сдвигаясь с места.
   - Зачем мне ещё смотреть в окно? Будто б я не видела эту излюбленную толпу баранов.
   - Смот-ри. - По слогам жёстко произнёс Варзамов.
   Прицокнув языком и закатив глаза, всё же посмотрела в окно, а то мало ли, вдруг такой возможности поглазеть на люд больше не будет, и обомлела.
   - Что это? - Прибывая в лёгком шоке, спросила я, ибо картина просто поразила меня до глубины души. Чёрные, грязные твари на кривых ножках с копытцами, как черти, обнюхивали каждого, кто только был на улице, прикасались и облизывали кожу, заставляли простых смертных выполнять немыслимые вещи.
   - Ты знаешь, что это. - Глухо отозвался Дрэн.
   - Нет... нет... - Отчаянно замотала головой я, отступая назад, и отворачивая голову, чтобы не видеть творившееся там, за окном. Но мужчина не понимал и не разделял моих терзаний. Он больно схватил меня за плечо, толкая вперёд со словами "Просто смотри".
   Шаг вправо, шаг влево - расстрел, сзади могучая живая стенка, а впереди - смерть. И что же мне из этого выбрать? Правильно, балансирования на одной ножке в золотой серединке и просмотр моего кошмара.
   Я видела уже не в первый раз, как мохнатые твари кружили вокруг уже сроднившихся мне односельчан. Они, подобно стервятникам, бросались на людей, пытались проникнуть внутрь, в тело. Были готовы разорвать тонкую, как нить, ткань жизни, но что-то удерживало их, что-то не давало перейти эту границу, отчего смертоносные существа становились злее, беспощаднее.
   - Я не...
   - Смотри. - Был непреклонен беловолосый.
   Было ли мне страшно, мерзко или ужасно? Нет, ведь я уже видела не в первый, а в тринадцатый раз, а потому уже привыкла. Бесконечная пытка, быстрое трепетание моего сердечка и понимание того, что всё это случается именно по моей вине - единственное, что не позволяет взглянуть на картину вновь, а заставляет отступить назад. Я засыпала, я наблюдала, я боялась, но просыпалась и спасалась, но не сейчас. В этот раз мой кошмар ожил, превратился и перевоплотился в танец маленьких чертят, что учиться не хотят, только лишь питаются плодами рая.
   А как же глупый детский интерес? Он пропал, испепелился и исчез в глубине земли сей планеты. Да и навряд ли когда-либо появится снова.
   - Ты видишь...
   - Не в первый раз.
   Но неожиданно сюжет принял новый оборот, именно тот, который я мечтала видеть, хотела знать и слышать. Твари закончили извращённую пытку над людьми, но в обмен забрали троих, уводя за собой куда-то в туман, стеливший землю мягким ковром. А что же с остальными? Они безвольными куклами повалились наземь, неестественно выгибаясь.
   - Так вот значит, как заканчивается мой кошмар. - На губах горькая улыбка, в словах - скрытая обидка и голос дребезжит.
   - Нет. - Всё так же тихо говорит мужчина.
   - Тогда когда? - Отчаянный звонок в сопрано.
   - Смотри. - Ответ типичный, но подчиняюсь я.
   Три эльфа, нет, не эльфа... Три нелюдя, если идти короче, на белоснежных жеребцах вели в цепях ушедших под землю в тумане: Адона, мужчину лет семидесяти, Таину, девицу двадцати годов и дочь её, пятнадцатилетню Готлу.
   - Куда их всех? - Непонимающе спросила я.
   - В делянку.
   - Рабами быть?
   - Они уже рабы, теперь не люди. Свобода только будет сниться им. - Пожал плечами Дрэн.
   - Ты врёшь! Зачем?
   - Так надо. - Тяжко вздохнул черноглазый. - Но я не вру, лишь приукрашиваю миф.
   - Стоп. - Помотала головой я, не вникая в суть разговора. - Что? - Когда уже дошло.
   - Узнаешь скоро.
   - Когда?
   - Когда-нибудь. - Неопределённо так ответил.
   - Мне надоело это: недомолвки, недосказы, загадочные взгляды и твоё "узнаешь скоро". Может быть "скоро" уже наступило и пора бы мне рассказать всё? Или я не достойна твоей тайны? А, оракул всевышний? - Не выдержав, вспыхнула, словно спичка, я.
   Нет, ну правда, уже целый год меня кормит своим "скоро", прям вона в талии раздуло.
   Дёрнув подбородком, ответил. - Думаю, зелье уже остыло и его можно спокойно налить во флакончики. - И быстрым шагом вышел на улицу, оглушительно захлопнув дверью.
   От злости и обиды шибанула кулаком по окну, только позже сообразив, что могла не только разбить стекло, но и привлечь к себе внимание нежданных гостей. Но на улице уже никого не было, будто б вымер люд, только трава да кустарники тихо тряслись.
   - Ну и пожалуйста. - Сквозь зубы проговорила я, спускаясь в подвал. - Значит, разлить по колбочкам и флакончикам зелье тебе? Будет сделано.
   Схватив коробку с грязными стеклянками, стала в них разливать нездорового цвета жижу. Думаете, что я ничего преступного не совершила? Как бы не так! Я переступила строжайший запрет "Не разливать зелья по грязным колбам, иначе они будут иметь совершенно обратный эффект действия". Посмотрим, Дрэнеральд, как будешь выкручиваться, когда к тебе с претензиями придут молодые девы.
   - Хи-хих. - Хихикнула, будто б сумасшедший учёный и, положив колбочки на стол, поднялась наверх наконец-то смыть с себя зелье и вонь от слёз кикимор, да и перекусить надо, а там и ужин готовить. Эх, тяжела же жизнь у женщины.
   Пройдя в свою родную кухню, которая после долгих бессонных спорных ночей, но ради своего тёплого местечка в доме это стоило, была построена, залезла на печку за сменной одеждой. Спускалась вниз феерично, с приземлением на пол попой. Привычно потерев больное синее место, ибо лесенку мне оракул так и не сколотил, вышла во двор, направляясь прямо к бочке с водой, потому как баню топить лень.
   Закончив с омовением и перекусив, стала готовить ужин. И не важно, что Дрэн в пище не нуждается, есть то он может. Сидеть и есть в то время, как на тебя глазеют голодным взглядом просто не выносимо, потому и заставляю мужика трапезничать: и мне приятно, что стряпню ценят, и человек сытый.
   А ведь даже год назад я и не подозревала о подобном раскладе дел. Деревня, хозяйство, проживание в доме без света и газа, и отсутствие интернета - кругом сплошные неудобства. Казалось бы, что существование в этом мире девушке из века технологий просто не возможно, но я доказала обратное. Ну прямо Рэмбо в юбке!
   Интересно, вернись я сейчас назад, как бы все отреагировали на то, что покойник ожил? Узнали бы меня Маринка и Олежек? А их дитятко? Подросло уже наверное. Жаль, что я только не увижу это. Правда, после всего ребёнка мне бы в руки ни за что не доверили...
   Встряхнув головой, тем самым убрав из своих мыслей не самые лучшие воспоминания, ибо причиняли они мне боль, внезапно поняла, что не смотря на универсальную память, жизнь на Земле с каждым разом, как я вспоминанию, начинает стираться из головы всё больше и больше. Свою смерть не помню уже, знаю лишь то, что меня нашли в канаве. Почему при каждом упоминании Маринки и Олега в сердце начинает копошиться червячок одиночество и грусти - тоже. Радовало в этом лишь то, что отвечая на расспросы Дрэна о моём внезапном перемещении отказом памяти сих моментов, я не лукавила и не врала краснея. Наверное - это знак. Не вспоминаешь - забываешь, а думаешь о них постоянно - совсем стираешь. Выбор не большой, но связь со старым миром навряд ли принесёт пользу.
   -Пс-с-с - зашипела я, случайно поерзав палец ножом, пока, задумавшись, кромсала петрушку.
   На пальце появилась розовая тонкая линия, а потом выступило несколько капель крови. Отложив резку, оставила на минуту руку в покое, позволяя Живой крови всё сделать самой. Да, такая вот кровь со звучным название может с лёгкостью излечить в рекордные сроки как хозяйку, так и совершенно любого постороннего существа. Только есть один минус - требуется полный покой. Нет, сидя дома на кухне это осуществить ещё возможно, но вот если ты бежишь от каких-нибудь волков, постоянно царапаясь и позволяя ранам кровоточить, застыть на несколько минут будет просто нереально.
   Когда ранка затянулась, вымыла руку и продолжила шинковку, уже не отвлекаясь и не витая в облаках.
   Так и прошёл вечер за готовкой борща, печёной картошки и рассольника. Хотела пирожочки ещё состряпать, но что-то сил не хватило, поэтому остановилась на компоте. Когда же ужин уже был приготовлен, я с чистой совестью прилегла на хозяйскую кровать, которую оставила за Дрэном, сама же приватизировала печку, как старый дед.
   Не скажу, что я лежала долго, блуждая где-то на грани сна и яви, но когда встала, за окном уже было темно. Если учитывать тот факт, что в середине июля темнеть начинает примерно в девять часов вечера, то сейчас где-то часов десять, одиннадцатый. В таком случае появляется только один вопрос: где носит оракула? Нет, опаздывать он был всегда горазд, но в этот раз превысил все нормы.
   " Только бы вернулся живым..." - Пробежала мысль в голове, которую я тут же запрятала куда поглубже.
   Да, до сих пор, не смотря ни на что, я за него волнуюсь. Волнуюсь не так, как жена о своём муже или мать о чаде, а как гриб о дереве: постоянно думает, как будет выживать без такого выгодного симбиоза. И дрожь пробирает по телу, и сердечко подскакивает при каждом стуке у двери скорее по привычке, нежели по былой любви. Но это уже другая история...
   Нервно походив по дому туда-сюда, присела на стул. Где-то девять месяцев назад я сидела так же за столом, на этом же самом стуле и смотрела не мигая, на дверь. Вот тогда мне было очень плохо: разбушевались кишки, поднялась температура, болела голова, но больше всего мучило беспокойство. Себе я место найти не могла и металась по дому. Так плохо было мне, так хреново, если по-русски. Поэтому, когда открылась входная дверь, и на пороге оказался рваный, помятый, весь в ранах и кровищи Дрэн, я обмерла.
   - Что, такой страшный? - Горько усмехнувшись, спросил, стирая с губ полоску крови, он, даже не подозревая, как в то время у меня в груди разрывались чувства беспокойства, облегчения и бесконечной любви.
   Слабо улыбнувшись, я подбежала к нему и...
   Встряхнула головой. Не к чем сейчас думать о всякой ерунде, лучше пройдусь по улице, проветрюсь и заодно мага поищу.
   Встав и прихватив пуховую накидку, вышла на свежий, не пропитанный всякими драконьими печёнками, воздух и поёжилась. О нет, не от прохладного ветерка, а от страха, ведь улица была пуста и одинока, разве что перекати поле не хватает для полноты картины. Вдруг послышались шаги и тихий голос сзади.
   - Ты ещё не спишь?
   - Нет, ведь ты же знаешь, я не могу уснуть, когда в доме нахожусь одна. - Очередная ложь, ведь годы бытия на планете Земля приучили меня и не к такому. Но, не смотря на уверенный голос, Дрэнральд легко распознал в словах неправду и, усмехнувшись, издевательски протянул.
   - Ты сильно изленилась. Даже матушка Кари, и та пашет больше тебя, несмотря на все девяносто семь лет.
   Ах, значит так! Ну что ж, тогда я завтра тоже уйду гулять по полю, ромашишки собирать, а варка, уборка, полка, стиралка и кошеварка пускай ложатся тяжёлым грузом на невидимые плечи призраков Рамшхара.
   - Молчишь? - Усмехнулся в ушко. - Молчи и дальше, тебе молчание к лицу. - И вошёл в дом.
   Закрыла глаза и, задержав дыхание, мысленно досчитала до десяти, медленно при этом выдыхая. Спокойствие, только спокойствие, как говорил Карлсон. Натянув на себя грустную улыбку, прошла в дом за мужчиной и удивилась, увидев того за кухонным столом, ведь обычно в таком издевательски-остром настроение маг закрывался в подвале, а это засел на кухне.
   "Только бы не оккупировал мою любимую комнату!"
   - Ну и, так и продолжишь стоять около двери или всё же накормишь своего мужчину? - И вновь кривая усмешка, которая, как иголка, колет меня.
   Но я, поспешно закивав головой, побежала накрывать на стол. Не думаю, что оракул хочет просто поужинать, ибо за стол мне всегда его приходится силком заталкивать, а значит, нам предстоит разговор, и, судя по моське хозяина дома, ещё и долгий. И я не прогадала.
   Накрыв на стол, привычно встала напротив, наблюдая за тем, как беловолосый ест. Что поделать, традиция у них тут такая: всем кушать, а самой поварихе стоять и смотреть. Положить даже махонький кусочек хлебы себе в рот нельзя, нужно терпеливо глотать слюну, а если не выдерживаешь, то подвергаешь наказанию. Поначалу я не выдерживала и меня наказывали жёстко, сильно и в тоже время нежно, всё же человек я хрупкий, как хрусталь. До слёз мне было обидно, но ничего не поделать, нужно как-то уживаться в этом мире, иначе просто сдохнешь - единственный урок, который смогла усвоить за всё время, проведенное тут.
   Черноглазый, поев и выпив из кружки квас, с громки стуком опустил посудину на стол и приказал - садись, - кивком головы указав на стул напротив.
   Могла ли я что-то возразить? Где-то там, в городе с белыми ночами - да, тут - нет, как оказалось - хребет может болеть очень долго и очень сильно.
   Присев на стул, приготовила выслушивать гневную исповедь на тему того, как следует себя вести с незнакомцами, но оказалось всё иначе. Радоваться этому или нет, я так и не решила в последствии.
   - Энна, я долго раздумывал над твоими словами и пришёл к выводу, что ты уже девочка большая, способная и сможешь принять правду такой, какая она есть. - Начал он деловым тоном, чем и ввёл в лёгкий ступор. - К сожалению, объяснить всё словами тебе я не могу. - Ступор спал, и я сделала скучное выражение лица. И кто бы сомневался, что Дрэн вот так вот просто мне откроется: он сначала мозги попудрит. - Пойми правильно, это сложная махинация, которую продумывали годами, а что уж говорить о том, сколько времени потребовалось на исполнение. Что бы понять всю комбинацию действия, нужно прочувствовать, вжиться в реальность, стать её частью. - Словно поучая меня, с нотками загадочности в голосе, сказал мужчина и замолчал на какое-то время, давая переварить в голове услышанное.
   То, что меня хотят сплавить, просто очевидно. Нет, я знала, что когда-нибудь наступит день и, собрав мешок со скудными пожитками, меня выставят из дома, пожелав доброго пути, лёгкой дороги и счастья впереди, но где-то в глубине души надеялась, что этот момент произойдёт не так рано. Как же глупо...
   - Так что скажешь? - Прервал мои размышления Варзамов.
   - Что я скажу? - Грустно улыбнулась. - Что не покину свой дом. - Твёрдо заявила я, смело взглянув в глаза магу, доказывая свои намерения.
   Усмехнувшись, Дрэн откинулся на спинку стула, запуская свою пятерню в волосы.
   - Почему-то я так и думал. - Выдохнул он, смотря куда-то сквозь меня.
   - Тогда в чём проблема? - Недоумевала я, пытаясь понять, куда это оракул сворачивает разговор.
   - А проблема в том, Энночка, что всё это безобразие поры бы уже прекратить. - Подтвердил все мои опасения, вбивая гвоздь в крышку очередного моего гроба, все остальные, как показал опыт, имеют особенность ломаться и выпускать мертвеца на волю.
   "Все-таки выгонит" - обречено вздохнула я.
   - Поэтому, я отправляю тебя с посланием к магистру Спирсу.
   "Ах, ну да, выгонит деликатно, с причиной уважительной" - мысленно закатила глаза, но на деле же с умным видом покивала головой.
   - Ты должна будешь доставить письмо моему старому учителю. Вот на это небольшом клочке пергамента, - вытащил из кармана брюк бумажку и положил ту на стол, показывая мне, - я подробно расписал нынешнюю ситуацию. Магистр Спирс нам сможет помочь, я знаю это точно.
   - Почему именно я? Ведь в деревни есть много людей, которые наверняка знаю местностью намного лучше меня. - Стала отстаивать своё право на отставку.
   - Потому что я больше никому не доверяю. - Потешил моё самолюбие он. И я бы сразу здалась, если бы не одно "но".
   - Но ты же маг. Я прекрасно знаю, как ты можешь связаться с Ладом и...
   - ... и он, к сожалению, забит работой по самое горло. Успел с ним поговорить до этого. - Нагло перебил беловолосый.
   - В таком случае, почему бы тебе не связаться сразу со своим "всемогущим магистром"?
   - А у нас... у нас нету этой самой связи. - Выкрутился и тут черноглазый мужчина.
   - Ах, связи нету. - Протянула я угрожающе.
   - Да, нету. - Словно мальчишка-школьник, что напакостил, оправдываясь за содеяно перед учителем, ответил, кивая при этом головой и невинно хлопая глазками.
   - В таком случае тебе очень не повезло, ибо я не собираюсь покидать уютный и безопасный домик ради того, чтобы отнести какую-ту бумажку за тридевять земель. - Встав, сказала я своё последнее слово и гордо удалилась восвояси, а точнее, полезла спать на печку, оставляя все остальные заботы и работу за Дрэном. Надоело мне уже, не почтения, не уважения, а теперь и принижение. Пусть сам со своими учителями разбирается.
   С такими грустными, но решительными мыслями, я и уснула, надеясь, что во сне мне приснится выход из сей неприятно ситуации. Но, видимо, у Всевышнего на это были свои планы.
  
   Я опять оказываюсь на той самой лесной полянке и передо мной вновь возник силуэт женщины в белом. Она с болью смотрит на меня и постоянно, оглядываясь назад, выкрикивает отрывисто: "Нужно бежать! Бежать! Нужно уйти!". В конце её слова становятся злее, а сам силуэт превращается в небольшой ураган, который медленно, но верно, надвигается на меня, повторяя одни и те же слова. Мне становится страшно, ужасно страшно и я, разворачиваясь, побежала с полянки, но та невидимая стена, что не пускала прежде Дрэна, теперь заперла и меня. Лихорадочно стуча по ней и выкрикивая несвязные речи, почувствовала, как что-то начинает ползать по мне.
   - Пора! Время пришло! - Налетел на меня этот ураган, гремя, как гром.
   -Пришло! - В ответ крикнула я, начиная проваливаться в землю.
   От этого моя паника переросла в ужас, и я просто начала задыхаться от него. Но тут стенка пропала и я, получив большой заряд адреналина, помчалась в лес, сбивая ноги в кровь, обдирая руки, шею и лицо. Я бежала, бежала и бежала, пока не повалилась на землю и та не засосала меня окончательно.
  
   Проснулась я резко, будто от удара. Пытаясь восстановить сбившее от бега дыхание, перевернулась на спину, нервно смеясь.
   - Долгожданное время пришло. - Тихо повторила я. Ещё бы узнать, что бы это могло значить?
   "Ты ведь сама прекрасно знаешь" - где-то внутри ответил голос, который очень любил лезть везде со своими наставлениями.
   Знаю, не знаю... я это ничего не принимаю. И я не поменяю своё решение.
   Перевернувшись на другой бок и закрыв глаза, попыталась уснуть вновь, но сон не шёл, а перед глазами всё ещё стояла картинка сумасшедшего бега и урагана, да ещё и неизвестная леди решила помаячить. Нет, это всё выше меня, я не перепрыгну проблему, как простой барьер с препятствия. Нужно решение, но его нет.
   Опять перевернувшись на спину, взглянула на потолок и судорожно вздохнула.
   - Не спится? - Откуда-то снизу донёсся голос Дрэна.
   Я промолчала. Зачем отвечать? Он и так уже всё знает наперёд, да и ответ очевиден, мои метания только глухой не услышит.
   Полежав ещё несколько минут, поняла, что остатки сна окончательно пропали и надеяться на то, что я смогу поспать уже не стоит. Поэтому, снизойдя до низших, то бишь спустившись на пол, вышла на улицу и умылась холодной водой. Раз просыпаться, так по полной. Взглянув на небо, увидела яркую, большую луну, освещавшую весь двор, да и наверняка, целую деревню.
   Улыбнувшись небесному светилу, прошла в дом и стала убираться, попутно размышляя на тему сна. Уж не было ли оно посланием? На этот вопрос я так и не нашла ответа, но когда настал рассвет уже была уверена в том, что мне следует уйти на время, а помощь оракулу с передачей послания подойдёт для этого лучше всего.
   К слову о беловолосом маге. Он куда-то запропастился. Никак в лаборатории засел? Нужно будет разыскать, ведь мне предстоит очередной важнейший разговор, который, вот всем нутром я чую, изменит мою жизнь.
   Но то ли хозяин дома чувствовал мою решимость, то ли уже знал весь сюжет, появился он передо мной сам, предложив прогуляться по улице, проветрится, разрядить обстановку, хорошо поговорить и заодно посмотреть на рассвет. Я до сих пор помню, как после первого поцелуя этот мужчина с утра разбудил меня, заставляя быстрее собираться и бежать из дома. Я тогда думала, что нас засекли, за что и почему, не знаю, просто засекли и от страху вскочила как ошпаренная с кровати, но какого же было моё удивление, когда мы примчались на то самое место, где смотрели на закат, и стали следить за рассветом. Я тогда и плакала и смеялась. Но была счастлива очень.
   - Ты ведь уже всё решила для себя, да? - Глядя на кровавый отблеск солнца на небе, спросил он.
   - Ответ тебе и так известен. Зачем всё время спрашивать? - Задала вопрос, который долго мучает меня.
   - Потому что я хочу всё услышать это лично от тебя. - С улыбкой чеширского кота последовал ответ от черноглазого.
   "Решил потешить себя тем, что знает всё на свете" - констатировала про себя.
   - Я долго думала над тем, что произойдёт, как только покину дом. Долгая поездка, непроходимые дебри, приключения на задницу, очередной урок от тебя, который кроме радости принесёт ещё и кучу боли со вкусом горечи уж точно поприветствую по дороге к магистру. Не знаю, готова ли к таким переменам в жизни я сама... - Остановила только что начавшуюся исповедь, не находя подходящих слов для продолжения. Почему-то мне казалось, что от прозвучавшего ответа что-то может произойти как в лучшую, так и в худшую сторону, только нужно подобрать то слово, ту фразу, что объединит одинокую меня с нечто большим.
   - Но ты всё же уверена в одном... - Подтолкнул к ответу Дрэн, только это было без толку.
   За помощью взглянула в глаза сарнделлу. Люблю ли я его? Нет, я его не люблю, но, уехав, буду скучать и тосковать. В тоже время я в большом долгу перед этим мужчиной, так как он не оставил меня одну в трудную минуту, а приютил у себя, дал возможность выучить здешний язык, а после и обучил меня многому, что знал сам. Он делился со мной одеждой, особенно рубашками, которые смело отдал на растерзание в мои ручки, носил еду, пока кухни не было, знакомил с природой, лесом, жизнью, показал магию и меч, заботу, ласку и капельку тепла. Ладно, не капельку - тепла было предостаточно, но вечно хладнокровной мне было мало одного солнечного луча. Я вечно жаждала всё солнце целиком. За что и получила ответное хладнокровие. Только в этом я не одна виновата.
   - Но уверена в том, что хочу помочь тебе. - Таки решилась и сказала заветные слова.
   О нет, после этого гроза не прогремела, небо на землю не свалилось и вообще, всё осталось на месте. А я разочарованно выдохнула из-за того, что от пламенной реши никто не вдохновился, только лишь у Дрэнральда в глазах что-то блеснуло и он радостно сообщил.
   - Тогда собираемся в дорогу!
  
  Глава 2.
  
  Ну что же? Молодость прошла!
  Пора приняться мне за дело,
  Чтоб озорливая душа
  Уже по-зрелому запела.
  
  - Стоп! Мы? То есть, ты тоже пойдёшь со мной доставать письмо чёрту на куличиках?
  - Что за глупость? Конечно же, нет, - щёлкнули меня по носу. - Доставлять письмо пойдёшь Ты, а я лишь помогу тебе собраться в дорогу.
  И правда, что за глупость я сморозила? Дрэн же деревенский оракул, а именно - это деревушки. Сам владыка людских земель назначил его на сию должность, а значит, моему беловолосому магу нельзя покидать пределы Рамшхара, ибо это карается смертной казнью. Ерунда, конечно, но всё же Дрэнральд к приказу относится очень сурьёзно.
  Если верить тому, что рассказал нам Лад, приезжавший в гости где-то месяца два назад, то обстановка в столице накалена до предела и король находится при смерти. Мне, человеку, так сильно не привыкшему и даже не любившему войны, было очень страшно, и я всем сердцем надеялась, что старый монарх всё же выживет. Сейчас очень сложная ситуация в стране и без революции грандиозных масштабов просто не обойтись. Если это и правда так, то я бы предпочла зарыться поглубже.
  - Так ты идёшь? Или передумала уже? - Спросил мужчина отойдя от меня на уже достаточно приличное расстоянии. Похоже, я опять так сильно ушла в свои мысли, что не заметила, как мы пошли домой.
  Махнув в ответ рукой, дабы меня не ждали, не спеша побрела по дороге. Так, и на чём я там остановилась? Ах да, жизнь в стране. И оказывается, она просто ужасна. Мало своих проблем, так ещё и нелюди сюда лезут, людей на рабство забирают. К слову, о тех трёх всадниках и чудищах. Я сегодня, убираясь, наткнулась на одну знаменательную книгу с описанием всех рас и существ, которые только могут обитать на Сарнделле. Увы и ах, но тех чертят найти я не смогла, мне помешали, а вот трёх всадников, напоминающих эльфов, отыскала. Оказалось, это были Смески или гибриды, как мы их называем. Почему-то полукровками именуют лишь тех, кто относится к высшим домам, как наш принц, например. Их в некоторой степени уважают, им доверяют, позволяют править и у них тех же привилегии, что и у чистокровных. А вот полукровок, рождённых от обыкновенных, не имеющих высокое положение в обществе, нелюдей, наоборот, презирают. Им никто не доверяет, а если и доверяют, то берут только на самую грязную работу, что уж тут говорить об уважении и привилегиях.
  В итоге, что же получается? А то, что я видела гибрид человека и эльфа не благородной крови. Обычно, такие смески очень жестоки, а значит, те троя людей, что были ими забраны, наверняка подверглись не самым лучшим в мире наказаниям. Жаль мне их, конечно, но се ля ви, как говорят разбойники, се ля... ви...
  
  "- Знаешь, как говорят на моей родине французы? Се ля ви! Се ля ви!
  - И что же это означает?
  - Такова жизнь, Дрэн, такова жизнь! Понимаешь?
  - Значит ты, как Спасительница, должна будешь изменить её."
  
  - Как спасительница, должна будешь изменить её, - эхом повторила я слова из своих воспоминаний, наконец-то понимая, к чему весь этот цирк с письмом и именно моей отправкой из этой деревеньки.
  Зайдя в дом и, уж было, приготовившись расспросить Варзамова о моей миссии "Спасительницы", как проглотила все слова, возмущённо взирая на тот бардак, что учинил мужчина.
  - Ты... Ты... Как... - Выдавила из себя мышиный писк я, беспомощно смотря по сторонам.
  - Да лан те, - махнул рукой черноглазый. - Что переживать по мелочам?
  - По мелочам? По мелочам?! - был брошен камешек в пруд и это был последний камешек, так как я взорвалась. - Ты меня совсем не уважаешь! Мой труд ни во что не ставишь! Неблагодарная ты скотина! - И от души влепила пощёчину. Просто накопилось, просто въелось, просто сейчас уже можно стало...
  И знаете, что он сделал? А ничего, просто посмотрел как на круглую дурру. Ноги подкосились и от растерянности плюхнулась на пол, неожиданно для самой себя поняв, что если и я вернусь домой, то это будет уже не сам дом, а самая, что ни на есть, настоящая свалка.
  Кивнув свои мыслям, Дрэн присел рядом.
  - Ну, я так и не понял, ты идти-то собираешься или нет?
  - Я ведь всё ещё могу отказаться?
  - Даже и не думай. У тебя вся жизнь впереди и если ты не согласишься, то отдашь эту саму жизнь коту под хвост.
  - Весомый аргумент, - хмыкнула. - Ладно, что там у тебя.
  Подобравшись и сунув мне под нос карты, Дрэн начал верещать, как в последствии оказалось, давно спланированный и подготовленный план похода. Сообразительный мальчик, ничего не скажешь.
  - Как ты знаешь, Рамшхар является последней инстанцией людского королевства, которая стоит около границы с оборотнями. Полагаясь на великую мощь леса, оборонительных стен или простого дозора король ставить сюда не стал, а потому мы и являемся самым беззащитным местом. С одной стороны страны океан, с другой - северный клан оборотней или тех, кто граничит с нами и может из животной ипостаси переходить в человеческую. С юга - клан южных оборотней и они находятся только в облике животного, но, тем не менее, имеют сильную магическую силу. На западе, в горах, обитают гномы, которые раз в тысячелетие высовывают свои носы на свет. Как видишь, опасность ждать не от кого, по мнению Гриона. Но власть даже и не подозревала, что другие расы могут напасть на нас через соседей. Доверчивость. Ей тут не место, но ведь поди докажи им, правителям!
  - Я так понимаю, полтика не должна затрагивать моё дело. Может быть, тогда её опустить и сразу перейти к сути? - Прервала рассказ, который давно уже ушёл в сторону.
  - И к чему я всё это подвожу, - не обращая внимания на мою реплику, продолжил как ни в чём не бывало, беловолосый, развёртывая карту и кладя её на пол. - А к тому, что Пабы к нам пришли через северный клан оборотней.
  - Да-да. Дрэн, я прекрасно всё это видела. Лучше скажи, какое это имеет отношение ко мне?
  Усмехнувшись и проведя каким-то камешком над картой, ткнул на полоску из мигающих точек. - А самое что ни на есть прямо. Ты должна будешь идти за ними по пятам.
  Сказать, что я была поражена, значит, ничего не сказать.
  - Зачем? - Всё же смогла выдавить из себя вопрос, на что и получила в ответ укорезненный взгляд чёрных глаз.
  - Ну как "зачем"? Что бы следовать за ними и прийти к своей цели.
  - Притону работорговцев?
  - Пабы, из зовут Пабы, а не работорговцы - это во-первых. А во-вторых, их конечная цель как раз таки не притон, как ты выразилась, а одно тихо-мирно живущее поселение, состоящее, отнюдь, не из рабов.
  - Тогда вопрос: зачем твоему учителю селиться туда, куда приходят Пабы? Разве он не должен жить в пределах своей страны?
  - С чего ты вообще взяла, что он не в пределах нашей страны? - Недоумевал рассказчик.
  "Нет, ну он точно надо мной издевается".
  - Ты же сам мне сказал, что на нас могут напасть через соседей, в данном случае, через клан Северных оборотней. Логичней будет, что как Пабы сюда пришли так они и ушли. Разве нет?
  - А я-то думал, что ты меня даже не слушаешь. - Улыбнулся Дрэн, а я скуксилась. Меня проверяют, опять. И сколько можно-то? Складывается ощущение, что мне не доверяют совсем. - Но ты права, пришли и ушли они через границу с оборотнями. А вот что делает там мой учитель - большая тайна. Могу сказать лишь, что он выполняет одну очень важную дипломатическую миссию.
  - Да? И как же давно он её выполняет? - Скептицизм буквально пропитал мои слова, но мужчина будто б и не слышал этого. Он, запустив себе пятерню в волосы, с самым, что только есть, невозмутимым видом ответил.
  - Лет так может шестьдесят... Но переживать не стоит, эта миссия невыполнима, а потому и затягивается так долго. Не думаю, что ближайшие лет двадцать произойдёт сдвиг хоть на дюйм.
  - Вот счастье-то. - Хмыкнула я, про себя отмечая, что как только прибуду туда, не знаю куда, обязательно разузнаю всё о псевдо миссии.
  - Ну, раз мы разрулили этот вопрос, перейдём к следующему. - Потёр ручки оракул, начиная шарить в том ворохе бумаженции, что валялось у ног. - Так как карту границы нашего королевства и клана оборотней ты не изучала, ибо это не требовалось ранее, то путь твоего передвижения я уже рассчитал, впрочем, как и сам путь. Выбрал тебе его наименее коротким, быстрым и легкопроходимым. Думаю, за месяц пешего хода будешь уже на месте. Ну, это так, навскидку. Пока вот возьми, карту изучи, запомни по возможности её, особо удели внимание моим пометкам. - Суляя под нос очередные листы, сказал Дрэн.
  Взяв в руку карту и развернув её, аж присвистнула от удивления. - Вот уж повезло, так повезло.
  На это заявление Варзамов лишь фыркнул и поднялся с пола. - Не буду мешать! - И скрылся за дверью, ведущую в лабораторию.
  Тяжко вздохнув, дважды, тоже поднялась на ноги и прошла за стол, раскладывая на нём карту. Как бы того я не хотела, но всё же приступить к изучению следует сейчас, а то мало ли, путь-то долгий впереди.
  
  ***
  
  Устало потерев глаза и зевнув, опустила голову на стол. Несколько часов просиживания не прошли даром. Четыре деревушки, семь небольших поселений, овраги, медвежьи берлоги, холмы, родники и другие прелести леса теперь знаю наизусть. Ну, прямо красота! Только есть и оборотная сторона этой медальки: от такого количества информации голова просто раскалывается, а тело затекло.
  Поднявшись и размявшись, "летящей" походкой вышла на улицу, усаживаясь на крылечке. Вытянув ножки и облокотившись, взглянула на небо. Солнышко сразу ласково провело своими лучами мне по лицу, согревая и вызывая глупую улыбку. Рядом бесшумно опустился Дрэн, протягивая мне кружку с очередным настоем.
  - Женщин нужно любить, женщин нужно лелеять.
  Усмехнулась. - Это точно.
  Взяв кружку и выпив отвар, сразу почувствовала лёгкость в теле, да и голова болеть перестала.
  - Зелье для поднятия духа?
  - Оно самое, - улыбнулся беловолосый и тоже посмотрел на небо.
  - Красиво, не правда ли?
  - Это солнышко-то? Да не, ничего необычного.
  - Ты просто ничего не понимаешь, - щёлкнула по носу мужчину. - У меня солнышко выглядит как жёлтый шар, от которого исходит тепло и свет. А у тебя солнышко выглядит как плоский желтоватый круг, обрамлённый маленькими лучиками, от которых и исходит это самое тепло. И... эти лучики движутся? - Заметив перед глазами пляску, неверующе посмотрела на собеседника.
  - Ну ты же ведь знаешь историю Солнечной Богини и её деток.
  - Но разве это не всего лишь сказка на ночь?
  - Может сказка, а может и настоящая жизнь. - Осторожно убрав волосы с лица, нежно провёл пальцем мне по щеке черноглазый, запечатывая на коже очередной шаловливый лучик. - Мы всё узнаем это тёмноё ночью, когда холодный ветер будет бушевать над нашими головами, а тело сковывать от ужаса. Ты будешь одна и позовёшь. И я приду, слёзы утру, раны залечу, склею обломки вселенной, в твоё сердце огонь разожгу и за всё поцелуй попрошу. Лишь только скажи "Помоги". - Наклонившись совсем близко, выдохнул в губы он, выжидающе смотря на меня. Несчастные миллиметры разделяли нас и наши губы, дыхание смешалось, и время вокруг замерло.
  - А дальше что? - Непроизвольно вырвалось у меня. Нет, всё же определённо следует попить зелья для молчаливости, а то скоро такими темпами разболтаю всё что надо и не надо тоже.
  Грустно улыбнувшись, маг отстранился, - по плану сейчас должны идти сборы, - и, поднявшись, прошёл в дом.
  "Возможно, это даже и к лучшему", - успокаивала я сама себя, - "опять любовь, красная как морковь, буря чувст, эмоций... Это сейчас совсем не к месту".
  И, встряхнув головой, вошла в дом, чтобы поучаствовать и проследить за сборами, кто ж его знает, что он там мне в сумку закидает.
  Но переживала я совершенно зря. Дрэнральд даже и не собирался собрать хоть что-то, он просто носился туда-сюда, шаря по шкафам и тумбам, залез под кровать и на печку, после сбегал вниз в алхимическую и вернулся оттуда довольным, неся какую-то ткань в руках. За всем этим сыр-бором я наблюдала со скучающим видом, лишь изредка вставляя свои ехидные комментарии. Но когда ко мне подлетели и радостно потрясли куском ткани, я всё же не нашла, что на это ответить.
  - Это твоё спасение, Энна, танцуй!
  Со скепсисом посмотрела на болотного цвета ткань. - Это вот этот-то клочок? Он что, перенесёт меня сразу к твоему учителю?
  - Нет, лучше! Он поможет тебе до него дойти!
  - А-а-а, ну да. - Посмотрев на стоящего передо мной беловолосого как на умолишонного, покивала головой.
  Махнув на меня рукой, оракул развернул ткань, и показала получившееся - это была сумка. Самая обычная, тряпичная, с длинной лямкой, которую легче таскать через плечо, сумку. Взяв с пола стопку книг из "запретной литературы", той, что мне читать доселе запрещалось, сунул в сумку и жестом попросил меня замолчать. Послышался стук, грохот и тихое бормотание.
  Вопросительно выгнув бровь, посмотрела на кудесника и хранителя чудо вещей.
  - Пространственная магия. Помнишь, как устроены сейфы в богатых домах и знати? Так сумка - это тот же сейф, только ещё и переносной.
  - Что, правда? Ой как интересно! - Во мне разыгрался и детский восторг, и ещё более детское любопытство. Похватав всё, что только попалось на пути, стала кидать в сумку, слушая интересный стук и отборный мат какого-то тролля.
  - Ну, всё, с тебя хватит. - Отобрали у меня из рук какой-то медный кубок и сумку. - Майкс тоже имеет чувство достоинства и может легко обижаться, а ещё легче мстить. Нужно уважать Тайниковых хранителей и не закидывать их хламом.
  Обиженно насупившись, показательно отвернулась. Но неожиданно мне на голову приземлилась рубашка, за ней кучка бумажек, флакончики, совсем радом упала книга. Удивлённо повернувшись, так и застыла с вытаращенными глазами: сумка, как самый настоящий вулкан, извергала из себя всё, что я только в неё запихала.
  - Чего это она?
  - На тебя обиделась. - Выдохнул Варзамов и, кинув что-то в сумочку, изрёк. - Если сейчас не прокатит, то попрёшь всё на себе и одна.
  Стыдливо опустив глазки, сделала зарубку на будущее, что б больше не ссорится с волшебными предметами.
  Это "что-то" помогло, сей чудесный предмет успокоился, и мы всё-таки приступили к сборам. Как оказалось, Дрэн тот ещё путешественник, поэтому у него уже было припрятано всё необходимое. Проблемы возникли с одеждой. Ходовых комплектов у меня не было, а значит, придётся по лесу маяться в юбке. Заявив это, мне ответили:
  - Радуйся тому, что сейчас лето и тебе не придётся кутаться в плащ, ползя по лесу. Хотя, подойдя к Делянке, будет уже чувствительно пробирать до косточек холодком и придётся одеваться теплее, чем обыкновенная рубашка и юбка.
  Успокоило ли меня слова? О нет, ещё больше взволновали! Теперь, вдобавок, появилась проблема на тему того, что мне брать из зимней одежды, раз там такие холода летом, а пока я буду добираться, то уже наступит и осень.
  Посетовав, решила взять всё, раз сумка безразмерная, почему бы не прихватить весь гардероб скопом? Заодно прихватила внушительную стопку книг, что прочесть не успела и зелья для всего и от всего. Не, сначала я отнекивалась и даже отказывалась от них, по большей степени из-за того, что предлагали взять вчерашние зелья, с которым я напакостила, но меня переубедили.
  - С твоей удачливостью Хворовой Табуны да путешествовать без такого запаса... Пф-ф-ф, это самоубийство.
  Кто это такая Хворовая, так и не поняла, но впечатлилась и согласилась, успев пометить нужные колбочки красными ленточками.
  Припомнив добрым словом Олежку и его отчаянные потуги вытаскивания меня на природу, выудила из памяти всё необходимое. Кажется, всё не так уж и плохо, как говорит об обратном беловолосый. Наверняка, гад ползучий, только мне страху нагоняет специально. Только зачем? Не хочет, что бы расслаблялась?
  - Дрэн, а откуда ты знал, что я соглашусь на твоё предложение? - Запихивая всё в сумку, задала волнующий вопрос, пробегая глазами по тому, что мы разложили на кровати для отъезда.
  - Потому что ты хочешь спасти людей, мир. - Пожал плечами он, а я замолчала, не найдя что ответить на такое заявление.
  Бред сивой кобылы - единственное объяснение всему, - про себя констатировала я, порадовавшись тому, что все вещи уместилось в сумке. Положив поклажу у порога, что б не искать потом пол дня, и присела за стол. Ко мне подошёл черноглазый и присел напротив.
  - Энна, я знаю, ты идёшь по лесу, но всё же, деньги тебе наверняка понадобятся, - кидая на стол маленький бархатный мешочек, завязанный тоненькой верёвочкой. - Тут, конечно, не так много, ширлингов* двадцать, не больше. Много на них не укупишь, правда...
  
  *Ширлинг - денежная единица Сарнделлы. Приравнивается к одной золотой монете. Двадцать ширлиногов - двадцать золотых монет.
  
  Кивнув, выпендриваться не стала и спокойно прибрала мешочек в свои ручки, отмечая, что этот ширлинг весит не мало, но хотя бы не гремит, как наша русская мелочь.
  Поев и приведя всё в относительный порядок, улеглась спать. Как сказал Дрэнральд, выходить надо на рассвете. Но не думаю, что до рассвета его я высплюсь, ибо бессонница опять одолела меня. В этот раз предметом моих терзаний был сам Варзамов. "Правильно ли я сделала, что отстранила его от себя? Что вообще решила уйти?" И всё в таком ритме. После подумала над тем, что ждёт меня впереди и только растравмировала и так нежную психику. Услышь кто мысли ночные мои посторонний, наверняка б смеялся долго и очень сильно, а потом бы ещё, как анекдот, рассказывал всем на углу.
  По закону подлости, перед самим утром я смогла уснуть, то бишь прикрыть глаза, как хозяин дома проверещал.
  - Энна, подъём! Поход не ждёт, дело зовёт, а ты спишь!
  Что сделала я как нормальный русский человек? Правильно, послала будившего далеко и надолго. А что сделал санделл? Замолчал, пытаясь понять, в каком месте оказался. Когда всё же понял, то издал булькающий звук, наверняка обрадовался, и стал искать выход. На удивление нашёл быстро и, набрав в рот воды, плюнул в лицо.
  Нет, вообще-то, архитекторы народ добрый и даже спокойный, отборным матом не ругается, сковородками никого не убивает, просто у них нервы всё время, как струн, напряжены. В таких случаях говорят - вырвалось. Скажу лишь, что у меня вырвалось что-то менее эпичное, чем у современных подростков, но мужчина впечатлился, а я скуксилась, но всё же встала. Начинать день с ругательств не самая лучшая затея.
  Сходив во двор, с головой окунулась в холодную воду, ободряет, знаете ли. После нашла тёмную юбку из плотной ткани, да-да, мошкара и остальные лесные неприятности не по мне, надела рубашку в тон, закрутила русы косы в тугой пучок и спрятала за шляпой. Формально, это та же бейсболка, что у нас на земле, только сшита она полностью из легкой ткани, даже козырёк, который благодаря крахмалу держится ещё. Нацепив широкий кожаный пояс с кучкой внутренних кармашков и обув короткие сапожки, ибо в макансинка не пройдёшь, покрутилась перед зеркалом и удостоверившись, что всё просто отлично, прошла в кухню перекусить. Кстати, насчёт перекуса, об этом тоже позаботился мой друг и припрятал в сумке подарочек. Что именно припрятал, не знаю, но, надеюсь, хотя б съедобное.
  Наконец, закончив со всеми своими делами, подобрала сумку, в очередной раз радуясь, что она почти ничего не весит, открыла дверь и застыла на месте. Вот он порог, крылец, палисадник и дорога. Нужно сделать всего лишь шаг, другой навстречу тем приключениям, которые всё время снились во снах, приходили в больное воображение и заставляли строить планы на будущее. Только шаг, второй и третий.
  "Не могу! Я не могу!", - кричало всё внутри.
  "Я смогу Я смогу!", - пыталась заставить идти себя.
  - Энна, в чём-то проблема? - Подошёл сзади оракул, кладя руки на плечи и легонько подталкивая вперёд. По инерции сделала шажок, но и этого хватило, что бы оказаться уже за дверью.
  - Дрэн, - жалобно пискнула я, смотря на того щенячьим взглядом, надувая губки и хлопая ресничками.
  - Ты же ведь уже согласилась. Так что не стой столбом, дерзай.
  - Дрэн, а ты... ты дождёшься меня? - Ох, какая я сентиментальная! Прямо аж всё нутро скрутило и перевернуло.
  - Да куда ж я отсюда денусь. - Закатил глаза маг, а я покраснела. "Больше глупости в жизни не слышал и не видел", - читалось в чёрном взгляде.
  - Тогда... постарайся не разгромить дом, пока меня не будет. - Да я сегодня просто генератор глупостей!
  - Относительно. - Напоследок сказал Дрэн и захлопнул перед моим носом дверь.
  От жалости к себе захотелось реветь, но твёрдый командный голос внутри "А ну, Нюрка, подтери свои сопли, намотай их на кулак и размажь по этой чёртовой двери! Не заставляй ждать меня и всех остальных! Жизнь тысячи и тысячи людей в твоих хрупких и дырявых руках!" не разрешил раскисать. Вздохнув, взглянула в последний раз на дверь, мечтая, что б та отварилась и навстречу выбежал мужчина, просительно крича:
  - Энна, постой! Не уходи!
  - Да? - Подалась вперёд с надеждой в голосе.
   - Да, - выдохнул беловолосый, - ты же вот это взять забыла, - всучил в руку маленький сверток. Что там лежало, догадаться сложно. - Всё, теперь иди. - И перед носом вновь оказалась деревянная дверь.
  Закинув забытый предмет в сумку, грустно поплелась в лес, ни разу не оборачиваясь и не вслушиваясь в голоса вокруг. Я слышала, как все тихо судачили о том, мол, выгнал, таки, девчонку, прихребницу эту. Да, любви и уважения от односельчан добиться не смогла, но не ожидала, что перед уходом, их же спасением, так будут говорить обо мне.
  "И вот уже дом Кланы, женщины доброй, только с припадками временными, а вот и деревушки нет, ещё немного и сама дорога придёт к своему концу." - Пыталась мысленно приободрить себя, но что-то не получалось.
  "Ну почему всё так! Я же не этого хотела!", - где-то внутри меня плакала маленькая девочка, а я просто пыталась заглушить её нытьё.
  - Вот и всё. - Выдохнула я перед самой кромкой леса, останавливаясь на минуту, и побрела между деревьев по узенькой тропке.
  Вначале дорога была мне очень знакома и даже, в некоторой степени, родная, поэтому до первого привала прошло всё просто отлично. В сумке отыскала яблоки и с удовольствием посидела под деревом, похрустела. Там же обнаружила и хлеб с сыром.
  "Живём", - радостно воскликнул мой желудок, а я ему вторила.
  Выпив из фляги воды и посидев пару минут, пошла дальше. Тропинка, чем больше я шла, тем меньше она становилась, пока не исчезла совсем в листьях папоротника. Здраво рассудив всю ситуацию, отыскала карту.
  - Так, ага, дорога ведёт вперёд по низине, а не по горе, что тут перед носом моим маячит. - Мысленно наметила дальнейший маршрут, запрятав карту в сумку, и пошла прямо.
  Но и тут много пройти не смогла, уже на половине намеченного пути появились комары, причём целой кучкой и бешенные, стала больше травяной растительности, а деревьев, наоборот, меньше. И вскоре я поняла почему, услышав отчетливый "чпок". Присмотревшись к зелёном полю впереди, присвистнула.
  - Вот уж повезло, так повезло наткнуться мне на болото.
  
  Глава 3.
  
  Если разобраться - все возможно!
  Испытать, достигнуть и понять.
  В этом мире все не так уж сложно,
  Если все самой не усложнять!
  
  "Где же я просчиталась? Где свернула не туда?", - задавала вопросы я, пытаясь понять, как так-то получилось?
  Достав карту и ещё раз просмотрев этот маршрут, заметила небольшое пятнышко. Ох, ну да, как же, а вот и первый сюрприз от Дрэна. Он, назло всем чертям, решил устроить мне испытание, что б всё мёдом не казалось. Хотя, может быть и забыл, выпив рюмку гномьева самогона одну-другую предварительно.
  "Вот жеж ползучая творюга", - бурчала моя гордость, отвлекая от созерцания карты.
  - И всё-таки, придётся пойти в обходную, - воздохнула я, скручивая карту в трубочку и кладя на место. Оглянувшись и не найдя ничего хорошего, пошла обратным путем. Как только комары пропали из виду, свернула направо. И вскоре поняла, как опрометчиво поступила, выбрав направление к небольшой горе. Нет бы, выбрать другую тропу и пройти по низине и не важно, что там дорога длинней, зато проще и легче намного шагалось по земле. Но опять вворачиваться не хотелось, поэтому, сцепив зубы в замок, зашагала вперёд.
  И горку я преодолела, с небольшим усилием, большой потерей времени, незначительным уменьшением продуктов, так как устраивала лёгкий перекус, но преодолела. Когда я спустила к подножию горы, то в лесу было уже темно. Долго не задерживаясь и не думая о приличиях или каких-либо удобствах, просто повалилась на покрывало из иголок старой доброй ели, но, поёжившись, вытащила себе из сумки тёплый, с меховым воротником, плащ, который запихала в тайне от его владельца. Долго пролёживать бока в попытках заснуть я не смогла и морфей, как только коснулась руками импровизированной подушки, унёс в своё прекрасное царство.
  Проснулась я быстро, даже резко, ибо зов матушки природы был силён. Порадовавшись, что провала приличия уже привыкли к кустикам, со спокойно душой вернулась к своему спальному гнёздышку, взглядом ища сумку. Обнаружилась оная в метре от того места, где была ночью я. Свалив сию странность на то, что измотанная сама всё так по лесу разбросала, подошла к сумке и, расположившись около небольшого молодого деревца, устроила себе нормальный завтрак, насколько это было возможно из найденных запасов. Походив по округе, поискала родник, но набрела на слабый ручеёк. Умывшись и попив свежей вода, набрала ещё себе в дорогу во фляжку и немного в котелок, всё же вода - хорошо, а крепкий чаёк - лучше.
  Когда же сытая, довольная и бодрая я тихо просматривала свой маршрут, мимо пролетела ворона, громко гаркнув, и уселась на одной из веток соседней ели. Недовольно зыркнув на птицу, продолжила своё дело, но мне не дали. Нежданная гость, осмелившись, перекочевала на ветку пониже и опять протяжно противно гаркнула. Все мысли, что в эту минуту роили в голове, вместе с гарканьем вылетели в лес. Раздражено побурчав, попыталась отогнать цыплёнка гриль в чёрном шпинате подальше, припугнув ту, и ворона даже взлетела, но как только я сосредоточилась на своём пути, вернулась назад, уселась около самого уха и ка-ак заорала. От неожиданности и испуга я аж подпрыгнула, икнув и прикусив язык. Помянув добрым словом всю любвиабильную родню пташки, подняла палку с земли и, аки рыцарь с копьём, понеслась на окорок недожаренный. Испугалась ли она, чёрная ворона? Нет, совсем. Уселась, как на шест, на палочку и, совсем распоясавшись, клюнула меня по лбу, клеймо поставила, и с чувством выполненного долга исчезла восвояси. Покачнувшись и плюхнувшись наземь, прислонилась спиной к стволу дерева и заснула, мысленно пытаясь заставить себя поискать нужные зелья.
  Проснулась я далеко за полночь. Сладко позевала, перевернулась на другой бок, закуталась в одеяло поплотней и опять заснула. Всю оставшуюся ночь во сне я убегала от стаи ворон, а когда проснулась, то увидела около себя опять вчерашнюю гостью. Да не одну, а с подружками, или дружками, кто ж их разберёт тут.
  - Опять ты, - обиженно буркнула я, выползая из кокона одеяла и, немного размявшись, развела костёр. Сходила к речке, умыла, набрала воды, после поела. Собрала вещички, припомнив весь свой путь, намеченный вчера, спокойно пошла в нужном, как мне кажется, направлении. Но как бы ни так. Мои гостьи преградили путь, браво выпучив грудь колесом и разинув "рты", издавая до ужаса не приятный звук, похожий на тот, когда гвоздём проводишь по школьной доске. Закрыв руками уши и отойдя на паршу шагов назад, пригрозила птичкам и, пока они угомонились, разыскала раствор, заменяющий камфорный спирт, иначе хуже будет, а так, пока ещё идёт слабая стрельба в голове, шанс есть. Немного подождав, отважилась сделать шаг, другой. Вороны "рты" разинули. Сглотнув, отступила назад и, мысленно просмотрев карту, пошла в обходную. Но и там от меня не отступили. Та же история. Отчаявшись, села на хвойную подстилку, ожидая, пока "подружки" улетят.
  Шло время. Птицы между собой совещались. Странно всё это, конечно, но куда ж денешься. Тут неожиданно переговорщики достигли консенсуса, и вперёд вышла одна ворона. Честное слово, я подумала, мне сейчас сообщат приговор, но нет, чёрный окорок ухватил своим клювом за край юбки и потянул на себя, смотря мне в глаза своими маленькими чёрными пуговками. Не поминая до конца, что происходит, и что во всём этом балагане делаю я, поднялась на ноги и, повесив сумку на плечо, зашагала прямо. Та ворона, что тянула за край юбки, отлетела от меня на несколько ярдом и, протяжно гаркнув, посмотрела опять на меня. Чувствуя себя Алисой в стране чудес, подошла к проводнице, которая, предусмотрительно, отлетела подальше ещё на несколько ярдов. Кажется, новый путь нашёлся.
  Насколько я сумела понять, меня вели в одно направление - к моей цели, с учётом того, что там была тропка, а если пройти примерно половины километра, то и целая дорога, которая прямиком пролегала через лес. Я долго думала и гадала, но так и не пришла к выводу, откуда и куда ведёт она. Скорее всего, к оборотням, поэтому у нас её-то и нет. Хотя, не могу быть уверенной наверняка, но есть вероятность того, что маги замаскировали её на людских владениях, а здесь, на нейтральной территории, решили не трогать, кто ж ведь додумается по ней идти? Но если она ведёт прямо к оборотням, то значит... я на верной пути к смерти или пожизненному рабству, которое тоже в конце ведёт к смерти. Мдя, сплошная философия.
  Струсив и не решившись выйти на дорогу и спокойно пройти по ней до намеченного пути, повернула назад к тропе, но неожиданно услышала конский топот. Испугавшись, я, словно суслик, нырнула в кусты, закрыв рот рукой и, пытаясь не трястись, постаралась затаится и ни чем не выдать себя. Кусты были довольно большие и не голые, а, словно шапкой, покрытые большими и жёсткими листьями. Я легко смогла спрятаться в них, только вот предательски сильно стучавшее сердце прямо кричало о моё тайном местечке около дороги.
  Тут мимо промчались двое всадников на чёрных скакунах неизвестной мне породы, хотя я и так-то их мало знаю. От их галопного бега земля буквально дребезжала, и я чувствовала телом, как скакуны приземлялись и отталкивались от поверхности. Сами всадники, казалось, и не замечали этого. Бьюсь об заклад, их трясло больше моего на этих зверюгах.
  Когда шум и вибрация стихли, я смогла спокойно выдохнуть, и уж было стала выбирать из кустов, как послышалось очередное цоканье копыт, на сей раз не таки сильно. Выругавшись сквозь зубы, стала прятаться назад, но подол пыльной дорожной юбки задел за одну из веточек и не собирался отцепиться, будто б его зам насильно держали. Очередной всадник приближался, а я, затрясясь от страху, стала судорожно тянуть юбку. Цокот приближался, движения мои становились всё отчаянней и отчаянней. Сглотнув появившийся комок в горле, дёрнула ещё раз и, тихо пискнув, скину с себя юбку, оставив ту висеть на кустике, а сама, в одних лёгких панталончиках, поскакала чуть подальше, в игло-колючую рощицу. О своей опрометчивости пожалела сразу же, ибо иголки без лишних вопросов испробовали мою кожу. Болезненно простонав, собиралась уйти, но было поздно. Молодой паренёк на простой гнедой кобыле доскакал до того места, где была я, и сразу же остановился, заметив кусок ткани.
  "Какой осмотрительный", раздраженно подумала я, смотря на то, как рыжеволосый всадник снимает с куста юбку, обнюхивает её, трогает на ощупь и начинает искать хозяйку. Благо я в колючнике спряталась, ибо какой дурак сюда вообще потопает? Присев чуть пониже и, выпучив глаза, прикусила губу. Ой, кажется, слишком сильно укусила, появился железный привкус. А иголочки меж делом впились посильней, будто б кровушки моей испить желали.
  Мимо прошёл паренёк, не удостоверив моё укрытие и взглядом.
  "Хоть какая-то польза от этого места", - радостно подумалось мне. Но вся радость угасло, стоило только проторчать на колючка несколько минут. Рыжеволосый всё ходил, ходил и ходил, будто б надеялось отыскать девушку, потерявшую юбку. Появлялось ощущение того, что это его главная цель всей жизни. Нет, а что, смотря на эту грязную и местами оборванную тряпенцию ,всё что угодно могло прийти в голову. От ограбления, изнасилования, до убийства или простой смерти. Кто ж их знает, этих ненормальных аборигенов сей планеты. Может, часть из них благородна, а часть самовлюблённа, как нарциссы и павлины? Звучит бредово, но надо как-то утешить себя и развлечься, пока идёт время.
  Прошло ещё несколько минут. Счёт времени для меня остановился, когда я насчитала тысячу баранов - секунды в тот момент, казались, не уместны. Неожиданно всадник остановился около игло-колющей рощицы и принюхался. В голове у меня сразу возник образ гончей и человека-оборотня, который превращается в эту гончую. Обнюхивал он кусты точно так же, как собака, и, когда натыкался носом, или чем там ещё он нюхал, на иголки, то недовольно скулил.
  Судорожно облизав губы и засохшую на них кровь, которую похоже и учуяли, а может и я сама воняла не хуже лошади, попыталась не обращать на боль в теле и гудение в мышцах. Казалось, я одеревенела, но когда рядом прополз ежик и случайно задел меня, поняла, что всё ещё не дерево и способна чувствовать. Очередная насмешка над маленькой Аней, которой устраивают испытания на прочность. И я прошла их. Не выдавила из себя и звука, не шелохнула, всё вытерпела. В награду получила самый бесценный подарок: рыжий отошёл от моей засады и, печально вздохнув, направился к кобылке, запихивая "трофей" в седельную сумку. Эх, а я так хотела после её себе забрать.
  Всадник ускакал. Кое-как выбравшись, без сил рухнула на мякенькую травку. Иголки, торчащие в коже, сильнее впились в меня. Простонав, из всех сил попыталась присесть и, видя, как ворона меня подзывает к себе, пожелала ей в этом удачи. Вытащив всю дрянь, обработала раны спиртом, давая своей "бешеной" кровушки сделать своё дело. Раны мигом зажили и заросли, в этом не уступать Живой крови, только вот душевные раны, которые были нанесены за столь короткий промежуток времени пребывания в лесу, дали о себе знать, да и усталость навалилась сразу. В таком случае следовало б поспать, но сейчас было не время и не место, поэтому выпила целебный отвар, который я называю просто "Энергетик", ибо он даёт только видимость силы и бодрости, на деле же тело ещё больше истощается, но это компенсируется оздоровительным сном и противоядием от лихорадки "Корри". Болезнь ужасная, но не смертельное, её лекарство слабое, но действенное и содержащее в себе все компоненты, способные поддерживать жизненную силу.
  Отыскав ещё одну юбку, отличающейся от прежней лишь чистым видом и не такой затасканностью, продлила свой путь по тропинке, не решаясь более приближаться к дороге, хотя и не была уверена в том, что этой тропой никто не пользуется. Но ворона строго следовала по ней и, видимо, не желала отступать. Местами тропинка уходила вглубь леса и расходилась с дорогой, а временами они были так близки, что мне приходилось сходить со своей дорожки. За весь оставшийся день лишь единожды проскакивал одинокий всадник. Почему-то мне казалось, что это тот самый рыжий паренёк. Наверно, прикипело к первому попавшему "человеку" из-за его заботы. Только кто знает... может быть там был холодный расчёт?
  Ближе к вечеру я вся вымоталась. Моя проводница тоже это чувствовала и попросту пропала из пути. Я решила, что это знак и, отойдя незначительно расстояние от тропы, устроила небольшую стоянку. В этот раз я подготовилась основательно: сбегала и отыскала себе чистой воды, вследствие чего поела нормально, поискала хворосту для костра и теперь могла погреться. Сидя у костра и поваривая себе лёгкий супчик, полезла в сумку, намереваясь отыскать что-нибудь этакое съестное, но наткнулась на сверток.
  "А я ведь даже не смотрела, что там", - грустно усмехнулась и, развернув, вынула оттуда ножик, как поначалу показалось мне и лишь позже до меня дошло, почему нож такой необычно толстый и большой, будто б топор у мясника - это был кинжал. Можете представить себе выражение лица человека, в жизни не видевшего холодного оружия, кроме тупого кухонного ножа? Нет? Я тоже, ибо в тот момент я застыла, пребывая в шоке.
  Что мне делать с сием орудием? Куда мне его девать? К чему приспособлять? А может, лучше сражаться им научится? Ну, так, слабенькие оборонительные приёмчики разучить. Хотя нет, ещё защищаясь, саму себе не перерезала.
  Походив, как шаман, вокруг костра раз так несколько и посмотрев на кинжал с разных сторон, пришла к выводу, что буду использовать его как обыкновенное домашнее хозяйственное орудие. И первым дело решила нарубить себе еловых веточек, сооружая из них себе мягкую постелечку. Только вот нарубить-то я их, нарубила, а вот тащить... по одной ветке пришлось, когда и сразу по двум. К тому времени, как я перетаскала всё богатство на импровизированную стоянку, на улице стемнело. Мой супчик уже довольно подстыл и остуженный он на вкус был не лучше тех зелий, что варила дома. Разочарованно простонав, выплеснула всё к чёрту. Пришлось полакомиться сплошной сухомяткой.
  Покончив со слабеньким ужином, стала ложиться спать, и уже моё бренное тело коснулось блаженной "кроватки", как послышались шаги и треск. Ближайшие кусты затряслись, видимо от страху, ели покачнулись, по ходу по той же причине, меня потянуло в вон те махонькие кустики, и нет, не от страху, просто спрятаться там решила. Но, горе мне, горе, усталость пересилила страх, и я осталась на месте, сжавшись в комочек, надеюсь пушистый. Укрывшись с головой плащом, стала ждать. Чего? Сама не знаю, просто ждать. Хе-хе, моя кишка тонка, а терпеливостью я никогда не отличалась, поэтому выползла на свет раньше, чем следовало, и увидела просто до чёртиков страшно-волшебную картину: кусты промялись под напором великана, ели расступились, и на свет вывалилось нечто, "вроде и ишак, а вроде и дурак". Огромная птичка с человеческим лицо мешком свалилась вперёд, болезненно постанывая и моля о помощи.
  У меня что-то зажгло на лбу и я, как ошпаренная подскочила с лапника, подбегая к молящему чудищу. Подёргав того за крыло, уговорила улечься на мою подстилку, уж больно жалко он как-то выглядел. Когда чудо стриж с пушистым оперением улёгся на моё спальное гнёздышко, я поняла, какая же всё-таки дура. Свой кров отдала не пойми кому, и теперь без подстилки и без тепла. Роар-ра... будь зверем, зарычала б...
  Сплюнув от негодования, заметила в пушистой попке чёрного, отливающего блеском от света костра, стрижа стрелу. Не малых таких размеров, я вам скажу. Бедная птичка... подстрелили в самое больное место... Вона даже все лапки сморщились и скукожились, как переваренные соски. Сжалившись, подошла к ввалившемуся гостю и заметила, как тот бьется в конвульсиях.
  - Эй, чудо птичка переросток современности, ты смотри на моём лапнике не подыхай! Я ж ведь там спать ещё собираюсь!
  Будто б кто меня послушал. Разреженно поскрипев зубами, прошла к больному месту гиганта и услышала у себя голос в голове:
  "Вытащи... Вытащи... прошу..."
  Осмотрев повреждение, поняла, что работа требуется ювелирная и уж тем более не требующая большой спешки. Порывшись в сумке и найдя коробочку с сушёными кореньями, достала один корешок и сунула в рот пациенту.
  - Жуй, только не сглатывай.
  Протестов я не услышала, но взглянув на габариты, поняла, что тут лошадиная доза требуется, и дала ещё один. Сие чудное средство принимается для анестезии, а так как работа мне тут предстоит не столь долгая, сколько кропотлива, мучить беднягу, резая по живульке, как-то совесть не даёт.
  Когда тело птички обмякло, и перестала дёргаться, поднесла лезвие кинжала к огню, давая тому раскалиться, всё же дезинфекция и санитария превыше всего. Пока мой кинжал остывал, расставила на тряпице все нужные зелья в рядок рядом, что б под рукой сразу всё было, и принялась за птичий зад. Потрогав и прощупав это место и не почувствовав никаких крючков, раздвинула окровавленный перья и общипала рядок вокруг ранки пушок, что бы не мешался, одновременно радуясь тому, что больной спит и не чувствует ничего. Когда лезвие остыло, облила то его спиртом, что б уж наверняка заразы не было, сделала надрезы около стрелы, расширяя ранку, и аккуратно, потихонечку потащила за древко орудие на себя. Пошло легко. Судорожно вздохнув, мысленно поблагодарила бога за такую несказанную удачу.
  Пока вытаскивала, свалившийся подстреленный странник несколько раз дёрнулся, видимо всё же мой наркоз для него был маловат. Когда стрела была вынута, не жалея ничего, обильно намазала, как крем, ранозаживляющее. Для действительности хотела лопух прикрепить к лысому месту, но наудачу стрижа, его у меня не оказалось.
  Посмотрев на наконечник стрелы, заметила там кроме крови и самого железа полоску чего-то жёлтого. Приблизив наконечник поближе, и понюхав его, уловила едва различимый аромат "Зигольда" - одного из самых сильных и ужасных ядов. Зигольд разрушает все кровяные клетки в теле. Но есть и плюс, хотя в тоже время минус для убийцы - яд действует медленно.
  Да что ж за чертовщина! Знала бы, что так будет, послала б всех к матушке на куличике со своими просьбами! Случись такая ситуация с вами, то духу ба и на слово не хватило, от страха б затряслись как суслики и притворились интерьером, а я вот тут ещё что-то делать пытаюсь.
   "Помоги... прошу..."
  Подняв голову, взглянула на подстреленного. Если ему сейчас не помочь - он умрёт и это будет на моей совести, а если помогу, то кто знает, вдруг в благодарность сама умру, всё же "Энергетик" прекратил свое действие, и как бы я не грохнулась где обессилено.
  На лбу что-то опять зажгло. То самое клеймо, как его я назвала. Поднявшись и, прихватив филиновый фонарь, побрела по кругу в поисках нужных мне трав. Несколько раз я выходила на тропинку в разных местах, и мне приходило вворачиваться назад. Один раз я споткнулась и покатилась вниз по овражку. Исцарапавшись и обругавшись, на чём только свет стоит, стала лазить, искать растерявшиеся травы. Когда же всё было собрано, поплелась назад к стоянке. На этот раз я уже шла не так уверенно, и мне приходилось несколько раз останавливать и делать передышку.
  "Почему так... долго..."
  - Долго, - проворчала под нос, - да что б ты знал, ты тут не пуп земли и ты не единственной, кто находится как лебедь на издыхании.
  "Тупая человечка, пошевеливайся!"
  - Ну на-адоже, - протянула я, - а кто-то тут уже очнулся ото сна.
  Но далее язвить не стала, всё же целый год смотреть сны с покойником, который, тыча пальцем, будет говорить - "Это ты во всё виновата" как-то не прельщает, мне хватило одного Сэма, земля ему пусть будет дубом, гад этакой окаянной всю меня измотал. В жизни ненаприставался, так ещё и с неба на мне решил отыграться.
  Приготовив снадобье, смешала его с отваром для укрепления иммунитета и влила в рот отравленному стрелой. Тот немного подавился, но всё же выпил всё до дна. Что ж, думаю, с дозой в этот раз я не прогадала, а то, что очнулся он от наркоза раньше, чем надобна, это всё регенерация.
  
  Костерок стал догорать, и мне пришлось подкинуть в него ещё немного хворосту, что успела я собрать до темноты. Больной молчал. Ворон не наблюдалось. Тишина и слабое потрескивание пруточек умиротворяли всю обстановку. Хотелось как раньше: сесть в круг друзей, рядом с Олежкой и Маринкой, пожарить сосиски, послушать разные истории, попеть песни под гитару у костра, продрогнуть до костей, но в палатке согреться теплом чужого тела, тесно прижатого к тебе. Воспоминания о той чудной ночи пять лет назад накрыли с головой и, не продержавшись и десяти мину, я провалилась в глубокий сон с улыбкой на губах, надеюсь только, оздоровительный.
  
  "Ну же, человечка, открой глаза. Эй, лекарка! Знахарка! Или как там тебя... Очнись же!" - кричал в голове голос моего больного. Недовольно поворчав, подумала о блаженном море, которое снилось всю ночь. Шум прибоя, плеск моря, слабый крик чает, восхитительный закат и симпотяжка бармен, услужливо подносящий на подносе коктейль за коктейлем. Рай, а не жизнь!
  "Да нету здесь никаких чаек!"
  И что он от меня никак не отстанет? Чайки-чайки, море-море и барм...
  "Нет же! Дура тупая, открой глазища свои деревенские!"
  - Ты кого тут дурой тупой назвал?! - Уже на автомате проревела грозно я, но так как во рту было сухо и всё моё сознание находилось на тёплом бережку, вышло скорее как жалкое попискивание котёка, а не медвежий рёв.
  "Ну, наконец-то, хоть какие-то признаки интеллектуальной жизни!"
  - Козёл пернатый, ты замолчишь или мне тебя самой заткнуть?!
  "Нет. Мне требуется обработка раны и пища".
  - Единственное, что тебе требуется, так это хорошие манеры. - Съязвила и села, разминая косточки.
  "Ещё какая-то деревенская уродина будет мне тут указывать на манеры", - фыркнул птиц.
  - По крайней мере, у меня не такие кривые ножки и талия осиная.
  Ну, не то что бы осиная, скорее пчелиная или, уж если говорить по правде, то шмелиная. Ну да не будем углубляться в такие подробности.
  "А ещё фиговая регенерация, куриный мозг и длительный, крепкий сон. - Парировал стриж. - Перед вами хоть с бубном прыгай-ходи, не проснётесь. Теперь понимаю, почему вы дохните, как мухи". - Скривился говоривший.
  - Восемь часов оздоровительно сна, по-твоему, считаются таким длительным временем? - Фыркнула в ответ, попивая противоядие.
  "Восемь?! Да ты два дня спала спокойным крепким сном!" - Закричал пернатый. Эк какой нервный. Подумаешь, проспала два дня, сущая мелочь.
  Но тут до меня дошёл смысл сказанного...
  - Два дня?! Как! - Испуганно переспросила я, поперхнувшись лекарством и судорожно закашляв.
  "Ещё и с отстающей реакцией", - печально вздохнул он. Нет бы, посочувствовать мне, по спинке похлопать, так не, мы уж лучше поязвим и по больному месту стукнем.
  Прокашлявшись и отрывисто вздохнув, присела, прислонившись спиной к телу гигантской птички.
  - Я только что чуть из-за тебя на тот свет не отправилась, слышишь, пернатый? - Тихо, с некой горечью, сказала я, сцепив руки в замок и уходя в себя. - Ты теперь у меня в долгу из-за такой жертвы.
  Кажется, чёрное чудо поперхнулось слюной.
  Надо же, я чуть было не вступила на тропу, ведущей в рай, или ад, и даже не заметила этого. Это-то меня и пугает больше всего. Когда в деревне кто-то был ранен или умирал, он чувствовал смерть свою и сразу предупреждал родню, прося их простить за все грешки, что свершили судьбой и своей глупостью. А я... я просто спать легла. Не проснись, даже и погоревать некому было б... ну разве что, Дрэну, письмо ведь не доставлю к поручителю. Да и вообще, быть похороненной в этом тёмном и странном месте как-то не прельщает.
  Устало потерев виски, как бы налаживаясь на другие мысли, встала и принялась за свое дело, то есть лечение. Раздвинув перышки, посмотрела на ранку у больного. На удивление она была уже почти до конца затянута и зажита. Нет, в принципе, улучшения должны быть феноменальны, всё же я в раствор добавляла несколько капель крови, но всё же... всё же что-то не даёт мне тут покоя...
  - Регенерация! - Восторженно завопила я, выгладывая из-под зада и смотря на голову стрижа. - Это просто неописуемо! Я в жизни не видела столь интересного процесса, только мельком слышала.
  "И не удивительно, - пробубнил птиц, - будь ты хоть немного по образуемей, то давно бы догадалась, что и к чему".
  - А что тут может быть "ху из ху"? То, что передо мной чудо экземпляр, добровольно сдавшийся на опыты, общается ментально и язвит всё время, говорит о невоспитанности зверька. Но так как речь его человеческая, то и ты сам человек. Сложи тут два плюс два и получишь оборотня. Вчера я была слишком усталая и хотела спать, что бы сразу всё понять и разложить по полочкам. Если хочешь правду знать, то мне глубоко начхать на эту вражду между государствами или королевствами. Кошки с собаками и то дружней сживаются. - Подстреленный фыркнул. - Ну да, соглашусь, сравнение не из лучших, но всё же... Ох, ещё и лоб постоянно жжёт, - приложила руку в ранке. На следующий день, когда я проснулась и сходила умыться, то в воде ничего не заметила, хотя и ощущение клейма, почему именно его, не знаю, не пропадало. - Кстати, а почему таких больших размеров тело?
  "Потому что полукровка."
  Кивнула своим мыслям. Значит, правильно я тогда подумала, но проверю свою теорию позже.
  "А жжет лоб из-за дерзости. И долга. Но в первую очередь из-за дерзости". - С важным видом покивал головой пернатый.
  - Необычная причина. Если бы каждый раз, когда я дерзила, жгло лоб, то у меня бы в черепе дырка осталась.
  "Я не каждый" - с гордым, но в тоже время и горьким видом отозвался пациент.
  Покачав головой и всё ещё раздумывая над одним моментом, подошла к передней части оборотня. Взглянула на молодое лицо парня, столь утончённое и изящное, что полукровку даже можно назвать девушкой. Прямой нос, тонкие губы и большие голубые глаза. Отбою от возлюбленных наверняка у него нет.
  Заставив больного открыть рот и вытащить язык как объект просмотра симптомов, мельком взглянула на ровный белый ряд зубов. Зависть тут же о себе знать дала, у меня ведь несколько уже выпало, часть челюсти пожелтела и теперь я совсем выглядела как старуха. Посмотрев на язык, хотя я и так уже знала, какой он будет из себя, сообщила парнишке новость - Яд полностью нейтрализован и смерть теперь тебе не грозит. - Кажется, тот и не был удивлён.
  "Человечка, а я есть хочу".
  - Ни чем не могу помочь, - невинно пожала плечами, разводя костёр.
  "Ну знахарка, ну пожалуйста, накорми бедную, подстреленную или отравленную полукровку завтраком", - таким молящим нежным голоском пропел оборотень. Для полноты картины ещё не хватало бездонных чёрных глазок Кота в сапогах из мультика "Шрека", но мне и этого было достаточно. Бедное сердечко затрепетало и заставило почувствовать себя маньячкой и варваршей, которая изводится над больной птичкой.
  Ни чем пытаясь не выдать свое необычное "преображение", фыркнула, издевательски протянув, - ладно, так уж и быть, приготовлю тебе похлёбочку, подлиза.
  Взяв котелок и чистую рубашку, ибо я намеривалась хоть как-то помыться, пошла в сторону речушки.
  - Ах да, кстати, как тебя зовут, пернатый? - Не оборачиваясь, через плечо, спросила я.
  "Зови меня Арко".
  
  Глава 4.
  
  Слыхали ль вы за рощей глас ночной
  Певца любви, певца своей печали?
  Когда поля в час утренний молчали,
  Свирели звук унылый и простой
  Слыхали ль вы?
  
  Арко сидел и мирно поедал похлёбку. Спросите как? А очень просто: левитацией ложку ко рту подносил вот и весь фокус. До того ленивый птиц, что даже не ест руками.
  Смотря на это блаженное лицо, с маленькой проредью пёрышек, начинаешь чувствовать себя старой доброй кухаркой-матушкой, у которой каждый раз начинает биться сердце лишь из-за того, что детки с удовольствием едят твою стряпню. Но не один оборотень был рад пищи - мой желудок первый поддал миску под уполовник.
  "Спасибо, крап"энта"ушка", - поблагодарил меня полукровка, посылая мыску в полё и улыбаясь так нежно, добро, просто и захватывающе, как это бывает, когда впервые видишь радугу в глазах любимого ребёнка. От такого неожиданного жеста со стороны пернатого меня буквально выбило из колеи, стирая тот холодный надменно-язвительный образ, который успела построить себе на уме.
  - Да на здоровье, - отворачиваясь от созерцания поистине чуда, ответила я, начиная отвлекать себя на раздумьях о сырой блузе, висевшей на ветке. Да ,мне пришлось выстирать её, всё же в грязную таскать с собой не лучшее удовольствие.
  "Вы чем-то смущены", - поддел этот недочеловек нехороший.
  - Просто раздумываю, почему ты говоришь со мной ментально, а не нормально. Всё же посторонний голос в голове напрягает. - Увела тему в сторону, заодно пытаясь разузнать как можно больше о необычном звере.
  "Потому что", - загадочно и просто ответил он. Эх, а я уж было размечталась.
  Далее вопросов ко мне не последовало, зато у меня появился вагон и маленькая тележка. После того, как было покончено с завтраком, мне нужно было решить, что делать дальше. Я потеряла целых два дня в пролеживании боков и ещё день, когда вилась вокруг ворона. К слову, где она? Если бы я шла строго плану, то уже бы проводила ночь в теплом уютном доме у какой-нибудь бабушке-старушке, проживавшей одной, без детей и внуков в одном из поселений границы. Но всё произошло иначе. Из графика выбилась, свой путь потеряла тоже. Если буду идти по тропинке, то на поселение никак не набреду - эта дорожка как раз их все по дуге огибает. Значит, надо будет где-то свернуть.
  Остаётся и ещё одна проблема - полукровка. Хоть по всем признакам он и был здоров, сам Арко утверждал об обратном. Объяснял всё тем, что ему надо отлежать ещё день, что бы восстановить все свои силы, потраченные на регенерацию. Нет, я бы могла и остаться здесь, поухаживать за ним, но день мой пропадёт опять.
  Да и так ли важен мне этот график, дни и путь?
  Усмехнулась. Как раз таки и нет, просто я боюсь пациента. Как бы то ни было, но страх за жизнь всё ещё таился в глубине. Я слишком много раз слышала рассказы о том, как убивали людей эти звери, как истязались над ними, издевались, да и рабские ошейники мне видятся до сих пор.
  Но и оставить парня одного не могу. Что-то не позволяет, что-то не даёт и не разрешает. Что-то, что жжет на лбу. Пернатый знает это и лишь загадочно улыбается, а я бешусь в ответ.
  Покачала головой. О нет, причина не одна, их много, но не осмелюсь их озвучить я. Предупреждала же, кишка тонка, да и догадка есть кое-какая, её-то и проверю я, как останусь тут только. Надеюсь, мои мысли не прочёт никто, иначе влетит по полной. Правда, уже за дело.
  Подняла голову на вежливое покашливание.
  - Что?
  "Мне как бы это, нужен покой полный и тишина, а не постоянное копошения жука".
  - А? - Вопросительно приподняла бровь и только заметила, что пока раздумывала, успела взять в руки кинжал и начала кромсать на кусочки цветки Берия. Н-да, задачка.
  Собрав всё накромсанное, сложила в маленький пакетик и запрятала в коробочку, пригодится ещё в будущем. Может здесь этих цветков и куча, но кто знает, сколько его по ту сторону? А Берий один из ценных компонентов при изготовлении любого житейского раствора. В самих небольших, с ладошку, персикого цвета цветка, с длинными тонкими листочками, выделяют столь сильный запах, что он вполне прикрывает все "благоухающие" компоненты раствора. Сказать проще - выполняет роль ароматизатора, правда не всегда и не везде, так, например, запах ушей летучих мышей он заглушить не может.
  "Красивый кинжал. Твой?" - Кивнул оборотень на последний подарочек от Дрэна.
  - Да, друг мне дал, в походе пригодится.
  "Любовник или покровитель?"
  - Нет, - встряхнула головой, - друг, просто друг, хитрый и до жути вредный, - улыбнулась грустно, вспомнив, как перед мои носом захлопнули дверь.
  "В таком случае твой друг очень глуп, давая такую вещь девушке в руку".
  Вопросительно посмотрела на птица. Кинжал мой был простой, без изяществ или каких-либо украшений. Чёрная, обмотанная лентой, рукоятка, и лезвие, длиной с мужскую ладонь. Единственное, что есть здесь "фамильное", так это знак мастера, изготовившего кинжал: трилистник, заключённый в круг и маленькая звёздочка по середине листика.
  "Это кинжал Кое, изготовленный кочевым матером Интус. Говорят, что этот великий мастер проживал ещё во времена великих предков и богов, спустившись к детям своим. Они наделили просто смертного великим даром. Этот человек, в свою очередь, стал благословлять всех воинов, даря тем изготовленные оружия. Сила дара и богов заключается в простом клинке и дарует удачу любому мужчине, который будет сражаться им. Дать женщине кинжал великого мастера, всё равно, что убить собственноручно всю родню". - Пояснил мне Арко, вожделенно переводя свой взгляд с меня на мой подарочек.
  Присвистнув, ошарашено сказала:
   - Не хило. Это что же, раритет в моих руках сейчас находится?
  "Никакой это не раритет, - вспыхнул полукровка, - это один из тысячи утерянных кинжалов великого мастера".
  - Угу, - тихо отозвалась я, начиная понимать, к чему клонит он. Нетушки, если это такая важная вещица, которую дать в руки женщинам сродне убийству целой родни, то это что-то да значит. Дрэнральд ничего не делает просто так, по собственной прихоти, скорее по... Видение! Наверняка кинжал мне дан как предостережение и знамение к победе. Предупреждён, значит вооружен, ну или наоборот, как в моём случает.
  Взглянув в горящие глаза Арко, предусмотрительно упрятала подарочек в сверток и в сумочку, что б обстановку не накалял. Стриж тут же разочарованно вздохнул и опять замолчал с напряженно думающей моськой.
  Вздохнула, проведя рукой по волосам. Попытка не пытка, надеюсь, будет без убытков. Встав с земли и под предлогом "погулять", пошла бродить по окрестностям. Нет, я и в самом деле хотела погулять, точнее, побыть одной без голоса в голове и каком-либо упоминании о гигантской птице. Просто походит, лесным воздухом подышать, да и запасы мои сошли на нет. Там осталось всего-то несколько кусочков вяленого мяса, одна булочка, уже чёрствая, как сухарь и сахарок. Такими темпами нам с ним не поесть, совсем, а голодать придётся.
  Походив ещё немного, набрела на полянку. Лучи солнца мягко освещали её, создавая игривые блики среди травинок и росы. Бабочки дружно кружили в хороводе над цветами, пчёлы роем вились вокруг одного дерева. Инстинктивно сжавшись и отступив тень, повернулась в полянке спиной и поспешила в обратную сторону. Но было уже поздно - меня заметили.
  - Дитя луны, куда же ты спешишь? - Сладеньким голоском пропела лесная нимфа.
  Меня словно к месту приковало. Не посмев шелохнуться, хотя такой возможности и не было у меня, сглотнула образовавшийся комок в горле и лихорадочно зашарила глазами, ища пути отхода.
  - Остановись, постой, побудь со мной, дитя, ты хоть немного времени. - Подплыла ко мне фигура, образованная из бабочек, ос и стрекоз. - Что такое, ты меня боишься? - Спросила нимфа леса.
  Боюсь ли я? Конечно. Не смотря на всю прелесть и нежность, мёртвые, не нашедшие себе покоя духи, становятся мстительными нимфами и если меня назвали "дитя", то это полбеды, но "дитя луны" - целая угроза. Люди слепы и каждый слеп по своему, по-разному. Кто-то не видит очевидного, кто-то правды, кто-то ничего из-за зрения, но все мы схожи одним - невидьньем в темноте. Ещё давным-давно, во время первой великой бойни между расами, людей иронично обзывали детьми луны. Это было как прозвище и любой, кто был дитя свет, а мог вправе убить человека. Варзамов не хотел углубляться в бойни, поэтому мне просто дал короткий сборник. Я мало знала, что тогда творилось, но многие, кто на людей ополчились, называют их детьми луны. Мстительный дух, то бишь нимфа, была одна из них. Скорее всего, ещё при жизни она была милой девчушкой, над которой изводились нехорошие людишки, а потом и убили её. Ненависть скопилась не на определённых людей, а на всех в общем.
  - Не надо печалиться, вся жизнь впереди, ты только погоди. - Прошептала на ушко фигура из бабочек и вонзила призрачную, как дым, руку мне в тело.
  Жизненная сила, вот что надо ей, ведь одной ненавистью сыт не будешь, нужно что-то посущественней.
  Тихо всхлипнув, я осела на землю, и тысячи призрачных нитей, обвив тело, понесли меня на серединку полянки. Лёжа среди цветов на мягкой травке и смотря на клочок неба между деревьев, которые образовали круг, как портал на небо, я подумала о том, как глупа была, когда вообще во всё ввязалась. Хотя глупей всего было идти тёмными проулками по Питеру, а всё остальное лишь так, мягкие последствия.
  Пора, - шепнул кто-то оттуда, свысока.
  - Пора, - тихо подтвердила я и закрыла глаза, не чувствуя ничего, только большую усталость и сонливость.
  Кар! Кар! Кар!
  Вздрогнув от неожиданности, приоткрыла один глаз. В шоке тут же открылся и второй. Целая стая птиц плотным чёрным облаком кружили над полянкой. Вороны, - догадалась тут же я. Моя подружка налетела на нимфу, как ястреб на мыша, а остальные на подручных духа. Беспрерывное хлопанье крыльев, победное гаркание и слабый прилив сил. Перевернувшись, и как можно незаметнее стала уползать с полянки в тень деревьев, хотя тут теперь везде темно из-за моих спасителей.
  Спрятавшись за первой попавшейся елью, с изумлением посмотрела на то, как солнечная светлая полянка вмиг потеряла свой задор и блеск. Половина ворон уже улетела. Вот и вторая половина уходит. Остаётся только моя проводница и нимфа, которая готова вот-вот сдаться. Последний удар, рывок, взлёт и грандиозный полет. Дух пропал, спасительница плавно скицировала вниз. Полянка мигом стала завядать и чернеть, пока не образовала ровный выжженный круг. Тот, кто питал силой это место, мёртв, как и всё, что он делал.
  Горько вздохнув, посмотрела на ворону, благодарно ей улыбаясь.
  - Спасибо. - Сказала и тут же устыдилась своему разговору с птицей.
  Крылатая исчезла, а я на гнетущих ногах поплелась назад на стоянку, по пути собирая грибы, что только попадались. Даже если они и не принимаются в пищу, я найду им применения в зельях и мазях.
  "Ну что, нагулялась?" - недовольно спросил Арко, дёргая своим маленьким хвостиком.
  Рассеянно что-то пробормотав в ответ, отошла в сторонку, разбирая грибы.
  "Что ты там нашла? Грибы? - Не унимался пернатый. Похоже, кого-то пробила на болтовню. - Учти, эти поганки сморщенные я есть не буду".
  Не отнимаясь от занятия, пожала плечами. Ну, не будешь и не будешь, мне же больше достанется.
  "Эй, лекарка, ты что, язык там проглотила?"
  - Умс? Угу...
  "Ррр, да ответь ты хоть что-нибудь мне кроме мычания!"
  - В твоём положении нервничать вредно.
  Полукровка подавился рвавшимися наружу словами и беззлобно обозвал деревенщиной. Эх, знал бы он, что я чисто городской человек, забрал бы словечки назад.
  Следующий час я провела в кошеваривании грибочков. Как оказалось, несъедобных из них было только две штуки, которые тут же были мелко изрезанны и теперь мирно лежали под лучиком солнца, сушились.
  Всё время, проведённое в гробовом напряженном молчании, размышляла над тем, почему какие-то птицы решили спасти меня и какая тут может быть взаимосвязь с "клеймом" на моем любу. Я могла предположить много чего, поставить тысячи целей перед собой и построить множество версий с разным развитием сюжета, но остановилась на одном: Гигантский язвительный птиц, маленькая не говорящая ворона и рана, поставленная её мне. Если всё это соединить в одну цепочку последовательности, то вполне может выйти правдоподобная версия. Нет, а что? Арко молодой, горячий, пылкий парень и, наверняка, мог ввязаться в какую-нибудь передрягу. Делов то наворотил, каши наварил, а потом почувствовал, что нужно всё расхлебать. Этот лес - отличное место для засады, что бы расквитаться. Посудите сами, за всё время моего блуждания я единожды встречала живую душу, то бишь мою спасительницу "подругу", и лишь тех трёх всадников на дороге, но и они-то по сути дела за пределами скакали. Вот и получается, что в момент опасности оборотень своей слабой магией вполне мог попросить кого-нибудь на помощь ему прийти, только вот, невезуха, тут я одна ошивалась, и когда единственной помощи в глухом лесу загрозила опасность, то пришлось самому идти на помощь. Сегодня с утра я сказала, что он мне должен за столь чудодейственное спасение. Возможно, это и была его плата за жизнь.
  Когда еда была готова, поделались ею с пациентом, хоть тот и отплевывался только от одного запаха. Поворотив нос и по посылав в меня проклятия, он всё таки принялся за еду. Я же решила не отставать. Единственный во всём минус - габарит оборотня. Он мог бы, конечно, перейти в человеческую ипостась и упростить очень много как для меня, так и для себя. Но он почему-то медлил и не делал этого. То ли потому, что не хотел предстать передо мной в истинном виде, то ли из-за того, что тратил свои силы на восстановление, а может и потому и поэтому вместе. В любом, случае одна редька вырастает.
  Остаток дня я провела за чтением одной из "Запретных книг". Первое, что мне попалось, и понравилось было "Обряды и обычаи Сарделлы". Обыкновенная на вид книженция оказалась очень интересной и захватывающей. Меня до жути поразило то, как вампиры встречают Новый год или обряд посвящения в круг лердов дроу. Но больше всего зацепил обряд связывания душ у людей "Закатный круг". По большей части его использовали тогда, когда родители были против брака или же кто-то из возлюбленных не мог отдать своё "сердце и руку" любимому. Связывание душ подразумевается как обряд обручения с благословением всех богов, а не только одной Альмат'эки - богини силы любви и семьи.
  "Человечка, что там у меня на ране? Быстрей взгляни-ика." - Лениво протянул Арко, отвлекая, хотя я и почувствовала волнение в его голосе.
  Поморщившись из-за того, как называют меня "человечкой", подошла к птичке и, раздвинув пёрышки, увидела лишь сплошной пушок.
  - Кажется, у тебя недостающее оперение выросло. Поздравляю.
  "Какое недостающее оперение? Ты... ты что, оголила моя зад?!", - вскрикнул полукровка, но я отмахнулась от него, как от комариного писка. Феноменально. До моего ума до сих пор не дойдёт, как так может быстро всё обрасти, зарасти и излечиться?
  "Да как ты могла так поступить с...", - начал было гневаться пациент, но тут же осёкся. Видимо понял, что оборотень, пусть и полукровка, для меня ничто и поклоняться ему никак уж не точно должна. Ничего, побудет со мной ещё с недельку и совсем поймёт, кто и чем он является. Не знаю, как в такой ситуации должны действовать истинные Рамшхары, люто не любившие нелюдей, но я к ним отношусь как к неизбежному злу - букашкам. Вроде и есть, вроде и надоедают, вредничают, одним видом одни только на нервы капают, но не смотря ни на что, никак не сдохнут.
  Отстав от многострадального и растоптанного самца, устало провела взглядом по импровизированной стоянке. Костер уже давно потух, мои вещи разбросаны, а гигантский ночной гость блаженно валяется, как ласточка. Перед этой громадиной я чувствую себя истиной Дюймовочкой. Остаётся только верить, что когда меня настигнет беда, эта "ласточка" прилетит, заберёт с собой в хорошие края и принесёт прямиком к миру и прЫнцу, хотя я согласна только на спокойное проживание в тихом , но людном местечке.
  - Я за хворостом, - бросила на ходу, направляясь, хотя по большей части еле тащась, за дровишками.
  В голове безудержно бродил один житейский вопрос, ответ на который я нашла чисто случайно. Посмотрев на две свежеподстреленных, будто б прямо передо мной, птичек, настороженно обвила взглядом вокруг. Если филина и, вроде бы, второй был фазан, кто-то на охоте подстрелил, то где-то рядом должен быть этот меткач. Признаков охотника я обнаружить не могла ни по следам, каких тут не видывалось, ни по шуму или шороху. Кажется, что на целую милю вокруг только сплошная пустота и ничего более. А ведь это наверняка ловушка, в которую я попала. Глупо, по прихоти, с задержкой нравоучений от совести, но попала.
  Что-то щёлкнуло внутри меня и, как у собачки Павлова, набежала слюны полный рот. "Возьми, возьми!", - кричал внутри некто и я, жадно схватив добычу, побежала к стоянке, молясь по пути всем богам, что б удача в этот раз настигла меня, и свежее мяско было даром с неба. Остановившись недалеко от лагеря и отдышавшись, спокойной прошла, делая вид, что ничего не произошло, к костру, подкинув немного сухих прутиков, набравших по пути, что бы тлеющие угольки немного разгорелись. Мало, конечно, заправки набрала, но до завтра должно хватить нам.
  Мои артистические старания прошли зря и оборотень сразу почувствовал тревогу с опаской во мне, нервно шарящей взглядом везде.
  "Что-то случилось?"
  -Да нет, всё в порядке, можешь дальше лежать.
  "Как скажешь, только если ты вздумаешь от меня бежать, сообщи заранее, а то как-то подло это выйдет с твоей стороны", - грустно отозвался Арко.
  Ах, вот о чём подумал он. Ну да, в чём то, в сущности, и прав. Бежать хочу я отсюда, и навсегда, но оставить больного одного - никогда. Да и к тому же, если за кем и придут, тол только за ним, меня-то тронуть не должны, по крайней мере, верю очень в это.
  Распотрошив фазана и нарезав мяско на кусочки, поискала какой-нибудь плоский камешек для жарки, но не повезло мне, таких не нашлось. Зато меня посетила гениальная идея шашлыка, и я с радостью замариновала мяско разными пряными травами, а после и зажарила. Я не такой уж и умелец в этом деле, поэтому "шашлык" слегка пригорел, но даже подгорелый он был настолько вкусный после сей этой пустоты, что с Арко мы умяли его сразу же, сыто рыгая и попивая чаёк.
  Филина я оставила на завтра, распотрошив и набив его внутри листьями крапивы. Так хотя бы не будет мушек, да и мяско не пропадёт.
  Ложась спать, я боялась только одного: как бы в нас не захватили охотники. Я не могу объяснить столь важную причину страха, как страх за жизнь, что в принципе, естественно в непонятной и новой для тебя окружающей среде. Постоянно беспокойно ворочаясь с боку на бок и никак не успокоясь, я медленно, но верно капала на мозги стрижу.
  "Да ты успокоишься или нет?!", - всё-таки не выдержал он и заорал. Кричи пернатый в голос, то весь лес на уши поднял бы, а это только меня вскочить заставил.
  - Не спокойно мне, что-то внутри гложет, понятно? - Тихо отозвалась я, посильней закутываясь в плащ и смотря на языки пламени от костра. Лежать на земле мне не хотелось, поэтому я не полнилась и нарубила себе лапника, соорудив этакое ложе. Не скажу, что получилось у меня лучше первого, но лежать было намного приятнее и теплее.
  "Это совесть", - философски заключил птиц с акцентом столетнего профессора.
  Я не стала ничего отрицать иди доказывать, но и подтверждать не ринулась. Я просто промолчала, вздыхая грустно.
  "Да не вздыхай ты так. Если всё ещё хочешь, то можешь идти, тебя я не держу и уж без помощи как-нибудь проживу, жил же все эти двести тридцать девять лет, проживу и сейчас", - зло высказался Арко, впиваясь больно каждым словом в душу.
  Я так и не поняла, почему этот полукровка решил, что я уйду? Не уж то люди так плохо обращаются с его сородичами, что даже моя доброта не способна пересилить эту злобу?
  "Иди же! Я чувствую, в каком ты замешательстве. Что, решаешь всё ещё?!", - тем же тоном сказал оборотень.
  - Да что ты гонишь-то меня! - Не выдержала тоже я. Нет, пришёл, ввалился, мой лапник отобрал, половину запасов еды съел, у моего костра погрелся, моими целительскими услугами попользовался, а теперь выгоняет ещё и со стоянки посередь ночи! Наглость неимоверная.
  Парень замолчал, а я, пыхтя как рассерженный ежик, ждала нового выпада в мою сторону.
  "Ладо, можешь остаться", - с тоном благодетеля заключил он и более ко мне не приставал. А я, рассердившись на его наглость и возвышение себя передо мной, повернулась спиной к нему, заодно грея свои пяточки в тепле костра.
  - Вроде и не ишак, но такой дурак, - плюнула я и более не обращала внимания. Злость и обида затаились в моём сердце, больно проводя по нему, словно раскаленным железом. Кажется, я понимаю, почему тут вечная межрасовая вражда: оборотни думают о себе, как божестве, а о нас, как о букашках.
  Надувшись и кипя, словно чайник, от обиды, я и заснула, с огнём в груди, в районе сердца.
  
  Отступление 4.
  Дрэнральд Варзамов.
  Я сидел и заглушал боль вином. Дорогим, самым лешим в мире вином эльфийского производства, у которых виноградные плантации просто до небес растут и пышут плодами. Мало кто из знати нашего королевства может позволить себе хоть маленькую бутылочку этого вина, ибо его за деньги просто так не купишь, нужно завоевать доверие одного из великих эльфийских лердов и сделать такое, что б могли пустит тебя в его круг друзей. А подарки дарятся друзьям очень щедрые.
  - Дрэн, ты и так уже много выпил. Может, хватит? - Отобрала у меня очередную бутылку вина Клана.
  Женщина уже давно постарела с тех злопамятных времён и волшебный блеск глаз, некогда украшавший её миловидное личико, давно исчез, превратив Зверьеву в обыкновенную старуху, хотя ей и рано уходить ещё на упокой, она всё никак не уймётся.
  - Когда мне хватит, я сам решу, - грубо ответил я. Её самовольничество в нашем с Энной доме просто выводит из себя, заставляя кривится каждый раз, когда она начинает хозяйничать и хлопотать. - А вот когда ты уже выметешься отсюда? Надоела со своими нравоучениями.
  Женщина обиженно поджала губы и затряслась, как осиновый листок, готовая взорваться и вылить на меня фонтан своих мыслей эмоций, которые за эти несколько дней мне уже в глотку въелись. Но, на удивление и моё облегчение, ибо голова и так без неё раскалывается, промолчала и лишь грустно смерила меня взглядом.
  - Ты жалок, Дрэн. Может когда-то ты и был великим, теперь твоя слава давно угасла, лишь свитки помнят подвиги и похождения великого и неугомонного Варзамова. Твои друзья погибли или же обеднели. Один единственный Лад остался в живых, но и ему ты когда-нибудь опротивишься. Ты однажды уже чуть не убил его, но вас спасла эта пришлая...
  -Она не пришлая! - Долбанул кулаком по столу я, расплёскивая всё содержимое бокала.
  - Пусть так, - опять поджала губы Клана, - в любом случае в следующий раз она уже не поможет, и ты знаешь это. Не друзей, не врагов. Никого. Ты изгнал всех из своей жизни. Что тебе остаётся? Только тихо гнить в этой своей избушке, тихо сдавая концы с концами, лишь изредка выходя в свет и узнавая новости года или даже столетия. А когда придёт к тебе смерть, то попрощаться зайдёт лишь мой прах, потому что ты и меня вычеркнул из своей жизни. Но запомни, Я не вычеркнула Тебя из своей жизни! И пусть я тебе не дорога, и пусть ты вытирал об меня ноги, я всё ещё люблю тебя и даже пройдусь избитая, ломая по дороге, только бы найти тебя. - С горечью в голосе, но решимостью в глазах сказала женщина и вышла.
  Порывисто вздохнув и пригубив ещё вина, вышел освежиться. Всё выглядело просто ужасно. За несколько дней я запустил себя настолько, что мать родная не узнает. Домишка мой переживал и не такие времена, но всё же и ему было смотреть противно на меня, своего хозяина. Умом я понимал, что поступил верно, отправив Энну к учителю. Ей там будет лучше и безопасней, да и объяснить ей то, что происходила днями ранее на улице, тоже не могу. Она должна сама испытать это.
  Побродив немного по окрестностям и посмотрев на то, как люди заботливо крутятся в огороде, с завистью подумал об их прекрасном, но не столь длительном бедующем. У всех нас будет один конец.
  Слегка протрезвев, вернулся к себе домой, подходя к "дому для пророчеств". Пафасно, я знаю, но оригинальней никак уж и не назовёшь этот маленький с виду сарайчик для садовых и огородных инструментов. Он всегда был накрыт пологом невидимости, но так как я ушёл, поддерживать этот полог тало некому. Но свой внешний вид и так отпугивал тех, кто заходил в гости ко мне, поэтому страшиться было нечего.
  Подлив в заклятие своей силы, зашёл вовнутрь "дома для пророчеств". Всё было так же, как и всегда: стены и потолок обвешаны красной и чёрной плотной тканью, что бы ни единый свет не проникал в сарайчик. На деревянных ящиках, покрытых той же тканью, стояли свечи, мягко освещая всё внутри. Достав из одного из ящиков ещё свечей, уселся в центре, скрестив ноги, и, начертив воском вокруг себя охранный круг и окропив его немного кровью, расставил по краям свечи, зажигая их. Ароматные свечи создали терпкий запах, начиная понемногу плавиться.
   Вскоре всё внутри наполнилось лёгким туманов, в котором, словно звёзды в ночном небе, светились огоньки свечей. Закрыв глаза и окунувшись в настолько плотную атмосферу, которую можно пощупать и потрогать руками, взлетел ввысь, прорываясь сквозь тысячи застенок, препятствий и невидимых воздушных барьеров. Очутившись в свободном полёте, я словно птица полетел вперёд, рассматривая земли подо мной. Мирные поселения плавно стали сменятся большими деревнями, сёлами, усадьбами знати, города и, наконец, я добрался до центра королевства, сердца планеты, как утверждают многие мудрецы, но лишь покойники знают правду, а их никто не осмеливается поднять, другие расы строго следят за этим почтением и уважением к мертвым прародителям.
  Покружив над главным городом наших людских пределов - Роз-амбелл, взметнул ввысь, прямо в облака, где, блаженно лежа на "пуховом ковре", поплыл вместе с ними туда, в неизвестность. Блаженно вздыхая и подкидывая снежки из пух облака, неожиданно со стремительной скоростью стал проваливаться вниз. Очутившись прямо на земле, я, поднявшись, растерянно завертелся, как в клетке, осматривая ужасающую картину. Переведя свой взгляд вправо, увидел ещё более страшное явление.
  "Как он мог? Как он посмел?!", - забились вопросы у меня в голове и я тут же собрался, перевоплотившись в орла, полететь туда, к дворцу короля, но не смог. Видение не позволило мне проникнуть запрещенную секцию, а заставило стоять, прикованным к одному месту, и наблюдать за тем, что творили они, верные.
  "Каждым видение столкуется по разному", - всплыли в голове слова учителя. Он был прав: как я погляжу на ситуацию, как смогу проглядеть все детали и точности, так и истолкую смысл виденного. От меня сейчас мало что зависит, поэтому остаётся ждать...
  
  Глава 5.
  
  И невозможное возможно,
  Дорога долгая легка,
  Когда блеснёт в дали дорожной
  Мгновенный взор из-под платка,
  Когда звенит тоской острожной
  Глухая песня ямщика!
  
  Разбудило меня нежное поглаживание по плечу. Прильнув к тёплой руке, как доверчивый котёнок, соскучившийся по ласке, услышала лёгкий, звенящий смех. Открыв глаза, я встретилась взглядом с большими голубыми чистыми глазами, в которых плескался смех. Зардев, отвела взгляд от столько приворожительных глаз и взглянула на молодое, с аристократическими чертами, лицо парня, очень похожее на то, что я видела вчера у оборотня.
  - Арко? - Недоверчиво спросила слабо я.
  - Да, - весело ответил он, качнув головой, заставляя свои иссиня-чёрные прямые, длиной до плеч, волосы развиться с лёгким ветерком, обнажая изумрудную, в виде капельки, серьгу в мочке уха.
  - Так вот ты какой, олень северный, - пораженно выдохнула я. Парень был не столь высок, как Дрэн или мёртвый Сэм, худощав, без больших накаченных мышц. Одет был в простые кожаные обтягивающие, но не стесняющие движения, штаны и синюю, подпоясанную тонким ремешком, рубашку. Ходил он летящей бесшумной походкой, даже создавалось ощущение, что он скользит по воздуху, не ступая при этом на землю. Ничего этого юношу не связывало с тем габаритным стрижом, свалившимся три ночи назад ко мне в лагерь.
  - Вообще-то я отношусь к клану "Вороньева крыла", а у нас, знаешь ли, в роду оленей не было, - обиженно пробурчал полукровка, подходя к костру и помешивая ложкой что-то в котелке.
  Я решила пропустить его высказывание мимо ушей, мельком ставя галочку в свой большой список догадок, и, потянувшись и размяв шею, приподнялась на локти, пытаясь разглядеть, что там варится в котелочке, за что и получила ложкой лбу. Пробурчав что-то на подобие - "больно оно мне и надо", поднялась и пошла к воде.
  Когда я вернулась в лагерь, то на моём лапнике стояла миска с горячей кашей. Усевшись и принявшись за еду, откапала среди гречихи вчерашнюю птицу, мясо которой было просто восхитительно приготовлено.
  - Откуда ты достал столько всего и где научился столь вкусно готовить? - Удивлённо воскликнула я, смотря на гордо вздёрнутый "стрижиный" нос и загадочную улыбку.
  - Давай уже доёдывай быстрей, нам надо наверстать упущенное время. Путь дорога не ждёт! - Наконец ответил парень.
  Подавившись кашей и закашляв, жестом показала, что всё нормально, а то мало ли, как по спинке постучит. Выпив воды и спокойно вздохнув, с ужасом подумала о том, что мне ещё придётся и сопровождать этого наглого оборотня до его места назначения. Не, я так до магистра никогда не доберусь.
  - Какая ещё путь дорога?
  - Как какая? Твоя, конечно же! - Радостно воскликнул он.
  Недоверчиво взглянув на своего бывшего больного, а то, что он полностью здоров, говорит это перевоплощение, попыталась вспомнить, когда успела проговориться про свою дорогу.
  - Я в долгу перед тобой, лекарка, за своё спасение, а долги я предпочитаю отплачивать сразу. Насколько я понял, ты не местная, а значит, дорогу плохо знаешь. Я здесь всё знаю не очень хорошо, конечно, но явно побольше твоего, да и к тому же, ориентируюсь по лесу лучше. Так что давай, рассказывай. - Пояснил Арко, откладывая миску в сторону и присаживаясь рядом.
  Нервно сглотнув набежавшую слюну, быстренько поискала пути отхода и достойный ответ. У меня не было никаких оснований доверять молодому полукровке и уж тем более класть в руки свою собственную жизнь. С тем, что он не очень-то и хорошо знает лес, наверняка приврал, оборотни с этим проблем не имеют, особенно летающие, а это значит, что отвести меня могут в какую-нибудь глухую "тайгу", где и оставят из-за добродушия.
  "Почему ты так к нему строга?!", - послышалась совесть, укоризненно спрашивая меня.
  Почему? Потому что надоело вставать на одни грабельки, совать руку в костер и вновь и вновь проваливаться в одну и ту же яму. Не хочу таких я повторений, мне вполне хватит и спокойного одиночества, да вороны как проводнице.
  "И всё же ты не справедлива!"
  Докатилась, теперь ещё стану устраивать спор с собственной совестью.
  "Может быть, хоть это чему-то тебя научит", - съязвила она.
  - Язва, - пробубнила я тихо вслух.
  - Прости, что?
  - Нет тебе прощения, - на автомате ответила набивавшемуся мне в путники, мысленно закатывая глаза от слов совести:
  "А ты гастрит и Дискинезия желчных путей, но я ж молчу".
  "Ещё бы говорила", - хмыкнула и посмотрела на пернатого, который буквально кипел от возмущения.
  - Остынь, птичка, я стрижатиной не питаюсь.
  Меня послали, наверняка, или же попросту обозвали, тоже вероятно. Эх, жаль, его не знаю языка, ответила б достойно и понятно.
  Откопав в сумке карту, развернула её и показала новому гиду, коротко всё объясняя. Тот, взвод бумаги в руки, начал крутить и вертеть из стороны в сторону. Потом походил с ними по лагерю, опять повертел и, остановись на середине, ткнул пальцем в сторону тропы.
  - Вон по той тропке мы доберёмся быстрей, - и, подойдя ко мне, показал всё это на карте. Как оказалось, я почти добралась до первой маленькой деревушке. Странно, и как во время блужданий в поисках еды я только не наткнулась на неё? Зато это объясняет подстреленными птичками. - У тебя тут написано, что мы должны пройти эту деревушку, не задерживаясь тут более чем на несколько минут, что бы попросить разрешения пройти дальше, а значит, сворачивать к ней не имеет смысла. Мы поднимемся по тропке вверх прямо к дому Парка Уэльса, старика времён древности и старого друга твоего любовничка. - Ткнул он пальцем на маленькую пометочку чуть поодаль поселения. Мдя, не скажи мне про неё Арко, я бы даже и не обратила внимания. Интересно, как так мелко Дрэн всё написал? Если только под лупой. И почему именно так мелко? - У него-то мы заночуем и попросим себе провизию в дорогу. - Скрутив карту и вручив её мне, торжественно сообщил, - и да начнём мы собираться в путь!
  Кажется, зря я его так сильно недооценивала. Ну что ж, посмотрим, к чему всё это приведёт.
  Быстро собравшись и стерев свои следы пребывания, как мне сказали, для безопасности, мы вышли к тропинке, и пошли вперёд. Не смотря на то, что парень шёл медленно, за ним я еле поспевала, за что и получила новое прозвище от пернатого - парализованная черепаха. Никогда бы не подумала, что такое вообще возможно, но обласкали меня лучше некуда. До полудня мы прошагали больше половины пути и в дороге останавливались лишь однажды и то около родника, запасали себе побольше воды.
  Как оказалось, мой путник был одним из тех людей, у которого для дороги припасана ни одна забавная история. Из этих историй, словно по крупинкам, я смогла узнать хоть что-то об оборотне. Не зря я его описала как аристократа, ибо он происходит из богатой семьи и отец его, довольно влиятельный мужчина, смог обеспечить сына в школу "МагИскусства и Волшебного мастерства меча", которая как раз находилась где-то на границе Северного клана оборотней и нашего королевства, отсюда и вытекает то, почему эта местность так известна птицу. Само магическое искусство было не посильно Арко и в классе он один из отстающих, но зато мастерству боя на мечах и клинках ему не уступать.
  - И всё же, почему ты мне помогаешь? Тебя наверняка хватятся в школе, да и друзья будут переживать, - спросила я, когда мы остановились перекусить около ежевичника.
  От моего вопроса полукровка скривился, кидая в рот очередную ягоду. Медленно прожевав её, взял ещё ягоды и, вздохнув, бросил коротко - Нет, - кладя ягодку в орт.
  Не решаясь прерывать молчание, выжидающе посмотрела на спутника, который тщательно пережевывал ягоду, будто б пытался насладиться её вкусом на всю жизнь.
  - Все привыкли, что я часто пропадаю, но всё время нахожусь, поэтому всем будет безразличен тот факт, что меня в очередной раз нет в школе. - Горько улыбнувшись, всё же ответил новый проводник, ибо ворона больше так и не объявлялась.
  Часто пропадает? Это пугает.
  Сглотнув образовавшийся комок в горле, посмотрела на черноволосого, как кролик на удава. Тот, увидев, лишь грустно усмехнулся.
  - Чего и следовало ожидать, - буркнул он, ковыряя носком в земле.
  Неодобрительно покачав головой, я поднялась и, преодолев неизвестно откуда взявшийся страх, на гнетущих ногах подошла поближе, садясь рядом на корточки и заглядывая в глаза стрижу.
  - Арко, ты чего? Не уж то решил обидеться на меня лишь за то, что я испугалась своего будущего?
  Парень заинтересованно и вопросительно посмотрел на меня. Ура, первый шаг есть, осталось сделать ещё триста девять, а то, как бы в пропасть не упасть, ведь время тикает - трещина растёт, легко потерять доверие, споткнуться на ровном месте или даже получить удар сзади. А оно мне надо?
  - А что ты думал? Я, как ты знаешь, в лесу ориентируюсь хуже, как рыба по суше. Одна еле дошла и до этого места за дня так четыре, а что будет, когда я дойду до конечной инстанции? - Перевела дыхание, - одна я без тебя пропаду, ничего не смогу. Мне страшно вдруг взять, и не обнаружить пернатого гида около себя, который возможно и вернётся под конец дня, или сразу пути. Ты меня пойми... - Остановилась, смочив горло.
  - Я совсем не об этом думал, ты...
  - А ты подумай, - прервала я, - хоть раз подумай о других, а не о себе. Мир состоит не из тебя и тебе подобных, но и из других существ, который занимают тоже не простое количественное соотношение в мире. Пропасть и оставить на произвол судьбы всех, о ком стоит только заботиться... Это эгоистично, Арко, и очень самонадеянно. Всё возвращается бумерангом, всё. Если ты кидаешь в кого-то яблоко, то тебе оно летит в ответ, добро - тоже возвращается, а вот такие поступки не возвращаются, а ураганом сбивают с ног ответно. Тебе стоило бы задуматься над теми, чья ответственность лежит на твоих плечах. Они зависят от тебя и только тебя, не забывай об этом.
  - Да что б ты знала, человечка, я... - Вспыхнул от негодования и, вскочив, начав метаться туда-сюда, говоря что-то на своём птичьем языке, стриж.
  Но, не смотря на то, что мне чуть было по лицу не залупили, и сейчас разгневанно рвали и метали молнии, я была спокойна: что-то там внутри говорило, что я попала в саму суть проблемы, ещё не осознавая и не понимая сама всё до конца.
  Неожиданно полукровка остановился, замолчал и грустно покраснел до корней волос на голове. Испугавшись, как бы он, словно помидор, не лопнул, тихо позвала. Подойдя ко мне и, опустившись на колени, склонил голову, скрывая лицо волосами.
  - Ты права во всём, лекарка. Права в том, что я поступаю эгоистично, но в тоже время думаю и о благе. Тут две стороны у медали, но ты права, знахарка, вся ответственность лежит на мне и если я не смогу справится с тобой одной, то какой я... То какой я после этого друг?
  - Я уверена, Арко, ты хороший друг и совсем сможешь справиться, - тоже опускаясь на колене, дотронулась до плеча парня. - Только вот если ты будешь и так дальше пропадать-появляться, а после ещё и киснуть как молоко под лучами солнца, то уж точно ничего хорошего не получится. Нужно начинать с малого, понимаешь? Помог кому-то одному, не столь значительному индивидууму и ты сможешь помочь уже целой группе.
  Голубоглазый что-то тихо себе под нос пробубнил, но и меня не проигнорировал.
  - Тогда позволь помочь тебе, лекарка!
  - Не стоит, - поспешно отмахнулась, но услышав печальный вздох, продолжила, - ведь ты мне и так уже помогаешь добраться до одного человека, разве не так?
  Мне показалось или пернатый облегчённо выдохнул?
  - В таком случае для меня будет не мало важным знать, как тебя называть!
  - Зови меня Зорро!
  - Как? - Ошарашено переспросил стриж.
  - Говорю, Энной меня зовут, Энной.
  - Энна, - словно пробуя на вкус, медленно повторил чёрноволосый, - очень необычное имя. Ты из Южан?
  - Нет, я с Запретных земель.
  В каком-то смысле это всегда было правдой, ведь понятия о запретности земель у нас разные. Если здешние жители называют запретные земли остров, на котором пересекается юг с севером, а запад с востоком, наделяющие каждого жителя сего кусочка земли необъяснимой и никому, акромя тех, комму даровали, не подвластной силой Неба, то для меня это моя родная планета Земля.
  И так большие круглые глаза путника округлились ещё больше, аж страшно и беспокойно за парня стало.
  - С Запретной земли?
  - Ну да, - пожала плечами, будто б для меня это не точно такое же чудо, как и для всех остальных, - а что в этом такого?
  И правда, что? Подумаешь, увидел воочию целое чудо света, которое мало того, что с тобой говорит, так ещё и раны лечит. Делов то, осталось только дышать прерывно, задрожать от нетерпения и огромного любопытства, а в конце не выдержать и воскликнуть:
  - Ну и как там?!
  Накаркала...
  - Как и обычно: зимой холодно, летом жарко, весной и осень прохладно.
  - А это правда, что вы можете лишь одной силой мысли свергнуть с неба Солнце и напустить вечную тьму на мир? - С неким восхищением, рассматривая меня так, будто б только что увидел, спросил Арко.
  Ах да, очередная байка на тему того, какие страшные и ужасные люди с Запретной земли, хотя некоторые до сих пор не уверены, что там вообще люди живут. От богов и ангелов, до высших демонов и простых чёртов, беспомощных людишек, древних прародителей или простых животных. Кем только не считают тех, кто проживает на той земле. В прочем, есть и те, кто придерживается теории, будто б там вообще никто не обитает.
  - Что за чушь? - Фыркнула. Пора бы уже прекратить этот балаган, иначе меня либо примят за святыню святых, либо будут бояться. Впрочем, могут презирать или относится хладнокровно, а мне надо что? Как и было до этого, ну разве что не так повелительно.
  Разочарованно протянув "Ну вот, а я-то верил...", меня закидали ещё парочкой вопросов по спасению мира или же его гибели. Честно, найти бы и придушить тех, кто такую чушь распускает. Не давая и капли надежды на то, что я нечто сверхъестественное, и отвергая каждый довод птица, таки добилась, чего желала от спутника: разочарования, грусти и считания меня самой обыкновенной человечкой.
  На этом наша остановка в пути и прекратилась. Я не могла с уверенностью сказать, что произошло с нами, между мной и Арко в целом, но парень до самого дома Парка Уэльса молчал, не промолвив и слова, впрочем, и звуков о не издавал. Создавалось ощущение, что я иду с призраком, а не живым оборотнем.
  Уже вечером, когда в лесу стемнело, мы добрались до друга Дрэна. Его небольшая усадьба была ярко освещена фонарями, из окон дома так же лился свет. После того, как я вслепую брела за проводником, держа того за горячую руку, которая согревала мою, светящаяся усадьба просто ослепила меня.
  Открыв калитку и зайдя в сад, прошли по дорожке к дому. По мере того, как мы ступали на дорожку, по её краям загорались камни слабым синим цветом. В дверь нам стучать даже и не пришлось, радушный хозяин сам отворил её, пропуская нас скорее в дом. Толпившиеся у порога слуги тут же забрали наши сумки, а Парк, отдав коротко приказы, обратился к нам. Высокого роста, плотного телосложение, лет сорока-сорока пяти, с морщинами и седыми прядями на голове он производил ощущение скорее дворецкого, такого же слуги, как и другие. О принадлежности его к владельцу сего поместья показывала лишь статность и голос, привыкшей скорее отдавать приказы, нежели их исполнять.
  - Приветствую вас, спутники, гости мои. Я буду рад принять вас в своём скромном жилище, обогреть, опочивать и поделиться кровом. Для вас уже готовы комнаты наверху. Я прикажу, что бы вас вымыли, и вы смогли переодеться, а позже вас проводят в обедню, вы наверняка с дороги очень голодны. Можете заночевать у меня или же остаться передохнуть на некоторое время, меня это не потеснит, а даже скорее наоборот, обрадует: гости здесь бывают очень редко.
  - Спасибо за столь радушный приём, господин Уэльс, но нам с моей спутницей нужно двигаться в поселение Бёрков, там уже нас заждались. Мы будем рады принять ваше гостеприимство и заночуем в вашем поместье, но завтра по утру отправимся дальше. - Не дав сказать мне и слова, выступил вперёд пернатый. Говорил он твёрдо, жёстко и ясно было, что отступать или отказываться от своих слов не намерен.
  Губы хозяина дрогнули, а лицо на мгновенье исказила гримаса презрения, но, словно маску, он надел на себя улыбку и ответил:
  - Не имею права более чем надо вас задерживать, можете у меня спросить всё, что вам понадобится. - Склонил голову в поклоне мужчина.
  - Отведите нас в наши комнаты, дорога слишком утомила, хочется передохнуть перед ужином.
  Ещё раз поклонившись и сказав "Следуйте за мной", мужчина отвёл нас на второй этаж с бесчисленным множеством комнат и кабинетов. И это называется скромным жилищем?
  Показав нам наши спальни, Парк напомнил, что бадья с водой уже готова, а на стол сейчас накрывают, поэтому задерживаться не стоит. Арко сухо кивнул и, даже не поблагодарив, зашёл к себе. Меня же совесть закусала.
  - Господин Уэльс, - обратилась я к мужчине,- вы простите моего спутника, он...
  - Деточка, - схватил меня за локоть мужчина, - запомни мои слова раз и навсегда: "Каждый выбирает себе дорогу сам и каждый идёт по своему уготовленному пути, а не плетется обозом за кем-то".
  - Что вы... - Но договорить я не успела, Парк исчез. Вот прямо взял и исчез. - ... хотите этим сказать... - Тихо досказала в пустоту коридора. - Очередной маг, чёрт его дери, - выругалась я, заходя к себе в комнату и захлопывая за собой дверь.
  Простота и убранство комнаты ничего не говорило о том, что это одна из комнат богатого и явно состоятельного мага. Небольшая кровать, прикроватная тумба, шкаф, небольшой столик с тремя стульями и коврик у кровати. Всё это не имело никаких излишеств или вычурности, как в захудалом трактиришке.
  От осмотра обстановки меня отвлёк стук в дверь.
  - Зайдите.
  В комнату вошёл мужчина лет тридцати и, низко поколовшись, бархатным голосом пропел:
  - Не желает ли госпожа Энна искупаться?
  Хоть обращался он и вежливо с нотками нежности в голосе, я ясно чувствовала презрение, пренебрежение и насмешку. Я бы могла гордо задрать носик, показать все свои манеры перед этим слугой, но оно мне всё это надо было? Нет, я уже отвыкла от пафоса и гонки за превосходство. Старею, видимо, старею.
  - Да, было бы не плохо, - ответила мужчине я, и, захватив сменное бельё с чистыми вещами, прошла за ним.
  Сначала мы полчаса блуждали по второму этажу, потом спустились на первый и продолжили блуждание там среди одних и тех же дверей без номеров или табличек, одних и тех же коридоров со слегка потресканными стенами. Когда мы добрались до купальни, я поняла, что это была иллюзия в пространстве, которая предназначалась для запутывания врагов, по крайней мере, раньше это служило первоначальной функцией.
  Взглянув на слугу, я заметила у того в руке маленький камешек - так называемые очки. Простой человек не видит границ иллюзии и границ реального мира, для него всё сливается воедино. Выйти за границы иллюзии и порвать ложную оболочку вокруг себя он тоже не может. Маги просто чувствуют что-то не ладное, но им приходится затрачивать много сил и магии для того, чтобы обнаружить границу и спокойно идти дальше. Поэтому для решения сей проблемы были придуманы "Иллюзиолинзы". Держа простой на вид камешек, человек в иллюзии видел всё уже по-другому: иллюзия красная, реальный мир - цветной. Это ему помогает находить двери из иллюзии и идти дальше.
  Я не удивлюсь, если меня водили всего лишь от одной двери к другой и в самой купальне я успела побывать раз двадцать, жаль только, искупаться не успею. Впрочем, есть шанс и того, что меня тут оставят сейчас бродить одной среди иллюзии, а раз камешек ещё в руке, значит и мы ещё внутри её.
  В купальню слуга прошёл вместе со мной и сказать, что меня это напрягло, значит, ничего не сказать. Я постоянно ощущала эту лёгкую презрительную усмешку, которая скрывалась за маской почтительности и услужливости. То, как азартно горели глаза мужчины, для меня послужило красным светом на светофоре, заставляя застыть около входа.
  - Вы собираетесь купаться там? - Спросил слуга, подходя к бадье. - Я назначен вам личной слугой, а, значит, купание вас входит в мои обязанности. Но если вы смущаетесь или стесняетесь меня, то я могу и выйти, только вы позовите, когда придёт время спинку потереть, - подмигнул мне мужчина.
  Нервно дёрнув глазом разок другой, и мельком взглянув на "иллюзиолинзу", открыла дверь и просто коротко сказала, - Вон.
  Слава богу, перечить мне не стали и сразу вышли, позволяя одной орудовать в иллюзии под названием "купальня". На ощупь всё было реально и материально, так ли это на самом деле? Существует ли эта деверь между коридором и комнатой, стоит ли тут та самая бадья, и налита ли в неё вода горячая, а не какая-нибудь мистическая жидкость? - Все эти вопросы роем в голове пронеслись у меня за секунду. Вопросов то было тьма, но какой из них верно заданный? Кто знает.
  Как бы то ни было, но искупалась я с удовольствием, да и кожа вроде никакими пупырышками не покрылась, розовой или зелёной не стала, ничего не отпало, а это уже плюс.
  Переодевшись во всё чистое, вышла в коридор, где меня верно ждал слуга. Его насмешка в глазах так и не пропала, заставляя меня внутренне сжаться и напрячься. Титаническими усилиями справившись с собой, я попросила отвести меня в обеденный зал, впрочем, этого и не требовалось, мужчин сам знал "что и как делать со мной" - его слова, как есть сказала, не соврала.
  В обеденной зале за длинным, наполненным всякими вкусными яствами, столом уже сидел хозяин поместья и Арко. Мой друг, как и я, был напряжен, слабо потягивая вино, а вот Парк вовсю веселился: рассказывал пошлые и просто скучные шутки, понятные только ему, после которых начинал хохотать как ненормальный; вспоминал всяческие чудные истории с теми, кто вот так же, как и пернатый, сидели за этим столом, слушая Уэльса, и одновременно с этим успевал орудовать вилкой с ножом, рядом стоящим кубком, гоняя бедных слуг, как мушек.
  - А! А во и наша Энночка! Присаживайтесь, присаживайтесь! - Радостно закричал хозяин, знаком подавая моему слуге отодвинуть стульчик, как в дорогих ресторанах провинции, для дамы. - А в чём это ваша прелестная шейка? Никак кто успел свои следы оставить там?
   Что? Какие следы? Не уж то он думает...
  - Ну-ну, дорогая моя, не краснейте, я вас ни в чём не виню! Просто предостерегаю, что бы более были осмотрительны и не давали своему партнёру такое делать, в наших краях мало кто принимает сие.
  - Господин Уэльс, - раздражительно начала я, - на что вы намекаете?
  Угу, мне прям так и ответили, язвительно-презрительно-усмехающейся улыбочкой.
  Аппетит после него у меня сразу пропал, но я смогла немного поковырять вилочкой. Впрочем, полукровка тоже большим аппетитом не отличался: мучил какую-то креветку. Откуда сия морская деликатесина взялась посередь глухомани, так и осталось для меня загадкой.
  Обидевшись на такую подставу и розыгрыш надо мной бедной, я букой просидела весь ужин, а под конец даже хотела накричать на хозяина, чьи шуточки с пошлыми намёками начали надоедать. И даже от сопровождения слуги до комнаты моей хотела отказаться, но поняв, что сама навряд ли до туда доберусь, смирилась с обществом мужчины, которого, как узнала позже, звали Мином.
  - Если госпоже станет страшно и одиноко, то её личный слуга за дверью, - услужливо оповестили меня.
  Угу, страшно одиноко мне навряд ли тут вообще станет, при таком-то разнообразии дел.
  - Я учту, - ответила просто и коротко, выпроваживая мужчину из комнаты. Одна, я хочу побыть одна со своими тараканами в голове, поговорить с ними, поспорить и слабо попытаться разобраться в сем безобразии. Наивная я девочка, двадцать семь скоро стукнет, а всё ещё верю в чудеса.
  Выпив перед снов воды, ибо за столом я к напиткам не прикасалась, и переодевшись в ночную рубашку, прошла к кровати, но не успела дойти до оной: в комнату без стука влетел разъярённый Арко, громко хлопая дверью.
  - Энна!
  - Ну что ещё-то? - Голосом мученика спросила я. Видимо отдых - это всего лишь далёкая мечта.
  - Ты... ты... - подлетел пернатый и замер, как вкопанный, смотря на меня. Сначала я не поняла, чего это он так изучающее обглядывает меня, а потом вспомнила, что надела ночную рубашку прозрачную, тесно облегающую, да без нижнего белья.
  От этого взгляда я почувствовала себя как пятнадцатилетняя девочка и позвала парня, привлекая его внимание.
  - Арко...
  - Что? - Тихо прохрипел оборотень, подходя ближе.
  - Дурак ты, Арко, вот что, - беззлобно сказала я, убирая прилипшие влажные волосы с лица.
  - Почему же это? - Спросил хрипло стриж, смотря на меня потемневшими от страсти синими глазами, в которых бушевал целый шторм в плохую непогоду. Небеса заворотили тёмные тучи, синие море почернело, и лишь слабый лучик пробивался где-то вдалеке.
  Я настолько увлеклась, что не сразу поняла, как его теплая рука оказалась на моём бедре, и плавно, словно спрашивая разрешения, поползла вверх, поднимая за собой ночную сорочку, вмиг ставшей тесной и неудобной. Поднявшись по бедру, коснулся плоского животика, вывел только ему ведомые узоры. Ноги вмиг стали ватными, и я крепко ухватилась за плечи парня, обхватив торс ногами. Одной рукой он подхватил меня под попку, а вторую запустил в мои волосы, слегка сжав их не причиняя боли, впился жадным поцелуем, желая показать, кто здесь хозяин. У меня перехватило дыхание, стон слетел с губ. Мы целовались как сумасшедшие, и смогли оторваться друг от друга толь тогда, когда в легких закончился кислород. И только тут я почувствовала под спиной прохладный холод простыней...
  - Энна, - позвал меня голос издали. - Очнись!
  
  Глава 6.
  
  Не знали вы,
  Что я в сплошном дыму,
  В развороченном бурей быте
  С того и мучаюсь, что не пойму -
  Куда несет нас рок событий.
  
  - Воды... воды... - тихо прохрипела я голосом столетней старухи. Во рту всё было сухо, даже язык к нёбу прилип, поэтому говорить было очень тяжело, слиплось всё.
  - Вот, на, - протянул мне тут же стакан Арко, но видя, как у меня трясутся руки, приложил стакан к губам и влил жидкость в рот. Это был самый простейший целебный отварчик, который только существует, но и он помог не мало: утолил жажду и придал немного сил.
  - Что произошло, госпожа Энна? - Спросил сбоку мой слуга.
  Повернув голову, отметила, что я лежу на кровати, укрытая одеялом, в окружении трёх мужчин. Про пернатого и Мико знаете, а вот третьим был сам хозяин в поварском колпаке.
  - Я не знаю, - всё ещё слабым голосом начала я, - помню лишь как мы с Арко...
  - Мы? - Удивлённо воскликнул полукровка.
  Чувствуя себя совсем маленькой девочкой, поднялась и села на кровати, с укором глядя на оборотня, мол, мне и так тяжеловато, а тут ты ещё влезаешь. Но с удивлением заметила, что я сама была одета в то же, в чём и обедала, то бишь ночной облегающей прозрачной рубашки на мне и в помине не было. Только не берусь утверждать, что сия вещ гардероба вообще имеется у меня. Странно всё это как-то, господа! Не уж то упала в обморок в ненужное время и, тем самым оскорбив Арко, заслужила от того полный злобы взгляд, который, если б мог, то сжег бы меня заживо?
  - Да, Мы, - делая акцент на последнее, посмотрела на вытянутые лица присутствующих. - Мы с Арко были в Обеденном зале, почивали, потом поднялись наверх и разошлись каждый по своим спальням. После... после наступила темнота.
  Сбоку кто-то облегчённо вздохнул. Показалось? Да не, навряд ли, нужно будет поговорить с ним потом.
  - Энна, Мико мне сообщил, что к вам в комнату вошёл ваш спутник, пробыл некоторое время, а потом выскочил и закричал, что требуется помощь лекаря. Вы уверены, что больше ничего не помните? - Задал новый вопрос Парк.
  - Абсолютно, - сказала, как отрезала.
  - Что ж, тогда думаю, не стоит докучать вас лишними расспросами, вам стоит отдохнуть, - сказал гостеприимный хозяин в колпаке, вставая с кровати и направляясь к двери. - Скорейшего выздоровления, Энна, - слегка склонил голову он и вышел.
  Стриж, замявшись, тоже стал поглядывать на выход, а вот слуга чувствовал себя вполне нужно и комфортно, вона даже растянулся в полный рост рядом на кровати, повернувшись на бок в мою сторону и, подперев голову одной рукой, стал выводить второй замысловатые узоры по одеялу.
  - Мико, если ты понадобишься, я позову, а сейчас можешь тоже идти. - Щёлкнула 'словесно' по носу распоясавшегося слугу.
  Разочарованно вздохнув и замешкавшись, он медленно сполз с кровати и еле-еле поплёлся к двери, как бы ожидая, что я его окликну. О нет, дорогой мой, тебя только не хватало в моей спальне.
  - Арко, - обратилась я к полукровке, который пытался проскользнуть вместе со слугой. Да что он убегает то от меня! - Идём, присядь, - отодвинувшись немного, похлопала по второй половине кровати.
   Закатив глаза, парень подошёл и сел рядом.
  - Арко, то, что произошло...
  - Да что произошло-то?! - Вспыхнул оборотень. - Я зашёл, а ты тут валяешься, задыхаешься, на шее вон вообще ещё какие-то пятна остались.
  Мигом покраснев, как свекла, стыдливо отвела глаза, мысленно давая себе щелчок с пинком в придачу. Это надо же надо было до чего докатиться. Бедный стриж тут думал, что я погибаю, а я его ещё и в совращении обвиняю.
  - Эй, ты чего? - растерялся черноволосый.
  - Я просто не думала, будто б ты примешь мои слова как обвинения в свой адрес, - кое-как выдавила из себя.
  - Ничего страшного, - пожал плечами он, - но вот Патрик с Мико на меня накинулись и даже пытать хотели, если б не обнаружили у тебя в кувшине снотворное лошадиной дозы, в котором почему то был примешан яд, хоть и шепотка, но всё же, подействовал сильно он.
  - Яд? - Тихо переспросила я. - Со снотворным? Это что же получается... меня хотели усыпить? На совсем-совсем?
  - Получается так, поэтому советую тебе быть осторожнее и скорее выздоравливать, потому что завтра мы должны уйти отсюда как можно раньше. Не нравится мне это место, особенно его хозяин и маленький шпион под образом мужчины.- Вздохнул. - Ладно, поздно уже, спать пора. Отдыхай. - И чмокнул меня как холодненький трупик в лобик.
  Спутник вышел, а я осталась одна. Так значит, Мико и есть иллюзия? Иллюзия тридцатилетнего мужчины? Что ж, это объясняет его наглость. Но почему Арко так свободно рассказал о нём, разве у стен не имеются уши? Впрочем, раз он смог разглядеть иллюзию, то наверняка смог и наложить порог звукоизоляции.
  Улегшись на кровать и укрывшись одеялом, попыталась заснуть, но не смогла -не давал покоя вопрос о том, что кому-то понадобилось от меня избавить. От такой маленькой, тихонькой и незаметно. Нет, понимаю, будь я там каким-нибудь великим злодеем, а то ведь я только всего лишь навсего Арко вылечила и...
  Арко! Вот в чём дело! Наверняка эти люди заодно с противниками полукровки моего! Решили, что убив меня, избавятся и от самого оборотня. Наивные-то какие люди пошли.
  Засыпала я со вкусом поцелуя на губах, которые, увы и ах, привиделись мне под действием яда. И во сне мне приснилось, как я спасала Арко, за что и получила в награду крышесносный поцелуй, от которого горели, из-за недостатка кислорода, мои лёгкие и ноги становились ватными. Озабоченная какая-то я стала, честное слово.
  
  ***
  
  - И шаг, и ещё-ё шаг, и маленький шажо-ок... Шажок, я скал! - Кричал мне в ухо Арко, заставляя идти вперёд, неся на хребту мешок камней. Эх, а ведь всё так прекрасно начиналось!
  
  Несколькими часами ранее
  Я проснулась необычайно рано и опять из-за того, что меня разбудил полукровка. Приложив палец к губам, он неслышно стал ступать по полу к двери, зовя меня с собой. Думая, что всё это сон, я и попёрлась, на свою голову, за ним. Знала б, во что всё выльется, послала б его. Ей богу, не стоит вся эта шалость моих страданий.
  Выйдя в коридор, всё тот же бездонный, увидела крепко спящего слугу у двери, свернувшегося калачиком. Интересно, сколько этому малышу на самом деле лет? Заметив в его руке 'иллюзиолинзу', наклонилась и взяла гладкий круглый камешек размером с ладошку. Меня буквально ослепило столбом яркого света, режущего глаза не хуже ножа. Не успев и разогнуться, я упала на колени и, зажмурив глаза, оперлась руками о пол, ибо меня буквально приплющивало к низу. Глаза жгло, ноги с руками гудели, в ушах звенел колокол. Постепенно свет рассеялся, и всё померкло, мир приобрёл свои краски.
  Отдышавшись и, держась за стеночку, поднявшись на ноги, обсмотрела новую обстановку дома. Как я и предполагала, нас развели, причём очень и очень по крупному. Вместо тех 'королевских' апартаментов нам выдали место на чердаке, правда, комнаты тут всё же были или, точнее, слабое подобие. Развесив длинные ткани, некоторые давно поеденные молью, на верёвочках, хозяин создал слабенькую ассоциацию стен, так называемых ограничителей или скелета для самой иллюзии. Двери, естественно, и в помине не существовало, на её месте покоилась коробка. А вот на кровать и шкаф Парк Уэльс расщедрился и выдал старые полуразваленные оригиналы. С потолка свисали паутинки, резво бегали вокруг паучки и таракашки. Сквозь щели в потолке проникал слабый свет ещё только восходящего солнца.
  Оборотень, одобрительно показав мне большой палец, указал на лестницу, ведущую вниз. К слову, прислонившись к перилам лестницы, мирно посапывал мальчишка лет семи-восьми, положив одну руку на коробку, замещающую мне дверь. Мдя, оказывается, спуск то на первый этаж у меня под самым носом находится, а меня то, дурочку, водили по кругу.
  На первом эта же было всё точно так же, как и в иллюзии, разве что, пыльно, мебель тоже старая, обои на стенах выцветавшие, а в остальном можно всё сравнить с подделкой. Ну, разве что, коридор не такой большой, на самом деле тут комнат в пять раз меньше.
  Подойдя к первой попавшейся двери, Арко отворил её и вошёл в кухню. Двое поварят, ровесники Мико, посапывали на печке. Старшего, то бишь большого повара или грозной поварихи, тут не оказалось. Парень, указав на иллюзио камни', протянул мне что-то и жестом показал, что нужно забрать у деток камешки и положить их в бордовый бархатный мешочек. Не рискнув повторно пасть низ из-за столба света, я ответила резким отказом, для действительности отойдя на шаг-два.
  Тяжко вздохнув и картинно приподняв к 'небу' глаза, Арко сам подошёл деткам и забрал у них камни. Его не пронзил ни свет, ни что-либо ещё. Уверенности это мне не придало, но страх немного рассеялся и я стала понимать, к чему именно клонит голубоглазый. Решив подхватить эту невинную шутку, мы стали складывать 'иллюзиолинзы' в мешочек, который каждый раз увеличивался и увеличивался в размерах. Но я была рада отомстить этому гостеприимству с ядом в кувшине и комнате на чердаке с пауками и тараканами, ибо тут, на первом этаже, были те самые гостевые комнаты, в которых не проживал никто.
  Когда мы зашли в спальню самого хозяина, то застыли, как вкопанные. Это была по истине Комната Мага. Да-да, с большой буквы. Куча разных магических штучек, приборов, книжек, исписанных листов, перьев, гадальных костей, в общем - творческий беспорядок, как говорит Дрэн, когда устроит аврал в доме, творился вокруг. Маги - ленивые люди, которые к тому же и неряхи, сваливающие всё на тяжелее пользование магией.
  Искать здесь камни, показывающие истинное положение материальный вещей, было просто бесполезно, но стриж всё же пошарил вокруг и внутри этого бедлама. Много он находил, много и назад прятал, разве что ритуальный нож с волнообразным лезвием отставил. Голубые глазки буквально засветились от такого чуда и прибрали в свои загребущие ручки. Нет, мне никогда не понять этих волшебников.
  'Может потому, что ты ни от мира сего?', - ехидно раздался голос в голове, с которым я в кои-то веки согласилась.
  Не став ловить что-либо в этой комнате ещё, мы пошли дальше. Комнаты слуг, гостевая, кладовая, столовая - всё обошли от и до. Людей, конечно, в этом поместье проживало мало, человек семь, плюс-минус несколько людей, которые временно отсутствуют или находятся на улице, ведь за пределы дома выйти мы не могли: Арко наложил заклятие 'Спокойного сна', но только на дом, больше его не хватило. Мы, в принципе, могли и пошуметь в добавок ко всему, но так как мой пернатый друг владел магией не на все сто, то решили не рисковать.
  После долгих осматриваний, приятным сюрпризом стала для нас потайная дверца, ведущая вниз и, по иронии судьбы, была одним из тех подвалов, которые показываются и описываются в самых страшных ужастиках. Прихватив факелы, висевшие у входа, зажгли один из них, дабы на всякий пожарный обойти со светом дольше, двинулись вниз. Так как маленький мешочек превратился в огромный мешок, ибо этих 'Иллюзиолинз' оказалось более чем преизбыточно, его пришлось нести птицу, а мне доверили факел, позволяя ступать первой и освещать дорогу второму. Если первые секунды я гордилась сем доверием, то уже на первом шаге поняла, как меня, дурёху, провели. Раньше первобытные люди отравляли женщин и стариков в неизведанные им пещеры идти первыми, а сами оставались у входа и следили за тем, съест их какое-либо животно, али живые вернутся, так и меня Арко отправил вперёд, ожидая, вляпаюсь куда-нибудь или вывернусь.
  Но опасалась я более чем зря. Подвал был таким же, как и в любом другом доме. Ничего нового, ничего необычного. Ну... разве что вон та покрытая двадцати сантиметровым слоем грязи дверь, которую отворил Арко. Чёрт бы побрал этот его любопытно азартный характер!
  Перекрестившись, трижды причём, побежала за парнем вдогонку и буквально сшибла того с ног, ибо нечего стоять, как вкопанный, на одном месте! Впрочем, я быстро последовала его примеру.
  Клетки, целый ряд клеток наполнял эту часть подвала. Клетки пустые, клетки открытые, клетки на замок закрытые и с висящими на цепях, скелетами разной свежести. Чем дальше мы уходили вглубь, тем чаще стали появляться целые трупы, лежавшие, прикованные или висевшие над потолком. В последнем трупе я узнала вчерашнюю служанку, подававшую нам еду в столовой ужину. Её руки были привязаны к двери клетке, а изуродованное лицо, как маска, прилипла к железной сетке.
  От увиденного в свете факела зрелища меня стошнило и затрясло не хуже, чем в лихорадке. Страх, отчаяние и мысль 'Бежать! Бежать как можно дальше!' так и билась у мен в голове с сумасшедшей скоростью.
  Арко, заметив моё состоянии, подошёл и обнял, позволяя опереться на него, закрыться его телом , как щитом, от ужасной картины вокруг. Но вдруг послышался плач... плачь маленького потерянного ребёнка. Моё сердце, выдававшее такие кульбиты из-за страха, буквально стало разрываться на части от этого детского плача и, не вытерпев, я вырвалась из объятий и пошла на звук. Оборотень не отговаривал, а наоборот, даже помогал мне в поисках.
  Пройдя несколько пустых клеток, которые, видимо, готовились для новых жертв убийцы, чьей жертвой я должна была стать ночью, в самом угла, привязанного простыми верёвочками к крюку в полу, сидела маленькая белокурая девочка четырёх лет. Маленькие ручки сжимали края перепачканной в крови и грязи рубашонки, коротенькие волосы спутались и прилипли к лицу. Слёзы, явно мешавшие ребёнку, вперемешку с грязью, пыли размазаны по всему лицу. Большие карие чистые глазки смотрели на меня с ужасом, но в то же время и толикой надежды.
  Не задержавшись и секунды, вручила факел птицу, а сама, рванув верёвке со всей силы, взяла ребёнка на руки, прижимая к себе, позволяя обнять себя в ответ, шепча успокаивающие слова и давая понять, что теперь истинная защита девочке обеспечена. Убирая прилипшие волосы с лица, я поняла, почему так была облеплена щека: какой-то урод порезал её! Непроизвольный грозный вой волчицы вырвался из груди. Я буквально стала жаждать смерти Парка Уэльса, мирно посыпающим в тёплой комнатке на кроватки. Жажда мести и крови усилилась во мне и тогда, когда ребёнок потянулся к трупу девушки, который был здесь последним, последним вообще в этом доме!
  Я так и порывалась взять и полететь, помчаться в комнату мага, взять его изогнутый нож и кромсать, кромсать на кусочки!
  - Энна, - подошёл Арко, - успокойся, ты начинаешь пугать девочку.
  Опомнившись ненадолго, растерянно взглянула на дитя и увидела, как она, прижавшись всем телом ко мне, тряслась от страха. Мысленно обругав себя любимым русским, нежно обняла девчушку и пошла с ней наверх в дом, подальше от этого тёмного подвала.
  - Сердце львицы, взгляд волчицы! - Донёсся восхищённый голос полукровки сзади, которому я не отдала должного внимания. Сейчас всё моё внимание приковало лишь маленькое, сжавшееся в комочек, белокурое существо, изредка похныкивающее и явно пытающееся успокоиться, но ужасная картина надолго запечалилась в глазах малышки. Нужно будет попоить её отваром целебным.
  
  - Ну же, Энна, ещё шаг и мы почти у цели! Энна! - Надрывался над ухом Арко, пытаясь заставить меня идти вперёд.
  Да, мы поднялись наверх, накормили малышку, отмыли и переодели её. Я напоила девочку разными целебными отварами и дала ей слабое снотворное, но детский организм принял его как сильно действующее средство. Помывшись сами и одевшись в походные одежды, мы с полукровкой решили уйти из дома незаметными, пока ещё держится заклятие, и, набрав продовольствия в дорогу и подобрав камешки, дабы чёкнутые жители сего домишки ещё долго плутали по своим бездонным коридорам, собрались уходить. Дитятко, без вопросов, было тоже для нас одним из важным. Смотря на то, как на одной румяной щёчке покрылся коркой багровый шрам и ещё несколько рубцов, я буквально закипала от злости и жажды мести, даже порывалась ворваться в комнату мага и отплатить ему той же медной монетой, разве что, размерами и уроном значительно больше, но оборотень каждый раз меня удерживал. 'Эта мразь не стоит пролитой крови на твоих чистых рука', - говорил он. В прочем, мало чем мне помогали его слова, если только недюжинная сила, сокрытая в худощавом теле, оборотень ведь, как-никак.
  Взяв себе на руки малышку, мне вручили мешок с камнями, как выразились: 'обессиленному ему всё сразу не унести, а доверять мне живое существо опасно', то естественно лекарка и должна нести какие-то там камни. Жаль только, что истинный джентльмен в лице Арко не проявлялся. Правда, я понимала его, как никто другой, ибо много раз видела, каким обессиленным и словно вялый сморщенный огурец, возвращался домой Дрэн после свои медитация и предсказаний, а ведь заклятие сна в сотни раз мощнее!
  Не успев и переступить порог, как заклятие с дома спало и Парк Уэльс, чёрт его дери, мигом проснулся, учуял что-то не ладное и вдогонку послал нам человек двадцать, вооружёнными луками, стрелами, метательными ножами и кинжала. И вот откуда они все взялись, скажите мне на милость? Вроде ж всё вдоль и поперёк исследовали!
  И вот теперь мы бежим от этой орды, как зайцы от лиса, правда уже полностью выдохшиеся и еле плетущиеся. Который час нас отряд Парка Уэльса гонит вперёд, да только Арко не отстаёт, а наоборот, нам с помощью одного маленького заклятья ускорения предаёт. Надолго его волшебства не хватило, но оторваться мы успели и сейчас семи силами пытались доползти до 'точки Ди', говоря математическим языком, так как до конца я не всё поняла, но примерный маршрут в словах мне был описан именно так. Почему идём туда? Ну да так это же скрытое пристанище моего путника и очень защищённое место. Кора одного великого могучего дерева даёт мощную защиту и благое пристанище. С помощью магии пространство внутри дерева расширилось и там теперь целая усадьба, в которой вся та бегущая за нами орда поместится.
   Но главное, что зацепило и дало надежду мне - это телепорт. Ползти до того места, куда меня отправил Дрэн, одной, опасно, в частности по тому, что его пометки только усугубляют мне жизнь, а не наоборот делают легче. Доберись я до того старикана телепортом, то я не только бы догнала график, но и наоборот, перегнала.
  - Мы почти у цели! Видишь вон то маленькое деревце? Это охранный круг к моей полянке с домом! - Подбадривал меня полукровка, подгоняя сзади.
  - Нет, всё, выдохлась. Не для таких я стартов предназначена.
  - Ну, не гони вперёд батька тележку, мы уже на месте!
  Сзади послышался топот. Нас догоняют.
  Пытаясь вздохнуть в последний раз, совершила отчаянный прыжок, почти как бегуны у финиша. Не зная, что ждёт впереди, таки перешагнула барьер полянки и оказалась около величественного дуба, явно стоящего здесь не одно тысячелетие.
  - Мы сделали это, мы сделали! - Охрипшим голосом воскликнула я, падая на колени и жадно глотая воздух. Лёгкие горели, ноги забились и сейчас были буквально каменные. В боку кололо и всё тело ломило. Хотелось пить, но сил на то, что б дотянуться до фляжки, не было.
  Повернув голову вправо, я заметила, как подтянулись люди Парка Уэльса и теперь выстраивались вокруг нашей полянки. Невидимый барьер давай нам защиту, но рьяные попытки проломить его солдатами мага не вселяли большой надежды.
  Неожиданно мимо моего уха что-то пролетело с бешеной скоростью, слегка задев кожу. Я успела услышать только 'вжик', прежде чем левое плечо пронзила стрела и передо мной оказались стройные ножки, обтянутые в кожаные штаны и сапоги ботфорты. Плечо пронзила жгучая боль, в глазах заплясали бесята, послышался детский плачь, и я повалилась на травку. Кто-то крикнул, кто-то упал, где-то послышалась ругань. Чьи-то руки нежно подхватили меня и бережку унесли куда-то.
  
  ***
  
  - Лина, ты что творишь? Совсем свихнулась что ли? Мне твои выходки в школе, как гость в горле, стоят, а за её пределами, как удавка на шее. Самовлюблённая, эгоистичная кошка! Ты хоть пыталась заботиться о ком-нибудь другом или же помочь? Нет, ты только творишь ,что тебе в голову взбредёт! - Послышался где-то вдали разгневанный голос пернатого.
  - А что я ещё должна была подумать, когда ты притащил к себе в гнездо какую-то деревенскую девочку, человеку, да к тому же с дитем вечно орущим и изуродованным? Решил в благодетеля поиграть? Ха! Да ты лучше костями ляжешь, чем таким станешь! Опоила тебя эта деревенщина, вот и все дела. А как борются с таким делом? А? Или тебе леди Линсесс было мало? Той старухи с роскошными буферами и корсетом с кармашками, в котором мешок зелий помещается? Да мы тогда всем факультетом на неё охотились! - В ответ наступала на моего спутника незнакомка.
  - Да эта деревенщина, как ты выразилась, единственная, кто мне вообще помог в трудную минуту! Я чуть было не умер. Один в лесу, среди деревьев, не знакомых, не друзей, одна глушь, в которой не выжить просто. Где ты была в этот момент? Небось опять на балах с тем лэрдом отплясывала и не говори мне, что ты не чувствовала зова, он от меня исходил сильнее, чем отпугивающий запах от скунса. Ты пришла, могола мне? Нет! Меня воротила к жизни эта деревенщина с чистым и большим добрым сердцем, а не черствой коркой.
  - Не смей так говорить, слышишь, не смей! Если бы не я, ты бы давно погиб, ещё задолго до того, как дополз до этой чудо спасительницы. Как думаешь, кто её к тебе направила, а? Интуиция и воля богов? Нет! Мне пришлось договориться с воронами, а ты думаешь это легко сделать тем, для кого эти птички являются рационом питания? Да они от меня как от прокаженной улетали. А поставить метку для подчинения? Я все силы потратила на это. Управление бездарным создание, подсказка что делать, куда идти, как себя вести стоило мне целой пряди волос! Поэтому ты Меня должен благодарить за спасение жизни, Меня, а не какую-то человечку.- Нервно кричала девушка.
  - Тогда скажи мне, - тихо начал Арко, - почему ты сама не пришла и не спасла меня, а поручила всё посредникам?
  - Мне было недозволенно покидать пределы школы.
  - Ах, недозволенно? А сейчас, значит, дозволено, Да?
  - Да прекратите вы оба! - Собравшись всеми силами, сказала я. Боль в плече прошла и, должно быть, уже зажила. Мне понемногу становилось лучше физически, жаль только, что не душевно... Игрушка, всего лишь игрушка в руках опытного кукловода я была. За птицей плелась, жизнь спала из-за прихоти какой-то девушки.
  На душе сразу стало гадко, липко и противно. Захотелось окунуться в холодный котлован и смыть с себя губкой всю эту грязь, содрать когтями с кожи и замазать, как ошибку в тексте, корректором.
  - Энна, с тобой всё хорошо? - Подбежал ко мне полукровка.
  Приоткрыв глаза, я заметила его заботливо обеспокоенное лицо, склонившееся надо мной. Осмотрев рану и ощупав её, он с удивлением полушепотом спросил:
  - Регенерация?
  Посмотрев на своё раненое плечо, и не заметив там ничего, кроме дырки и крови на рубашке, облегчённо выдохнула. Раз рана зажила, а значит, никакой заразы там не было, да и шрамов от ранения не сталось. Молодец парень, искусно сделал всё.
  - Нет, всего лишь особенность моего тела, - неопределённо ответила я ему.
  Возможно, Арко мне и не поверил, но ответ его явно удовлетворил, и он отошёл от меня.
  Присев и прислонившись к дубу, я посмотрела на ту, что так нагло использовала и манипулировала мной. Девушка-кошка, причём ещё совсем молоденькая, я ей бы больше восемнадцати не дала. Да и навряд ли можно эту кошечку назвать не иначе как котёнок, раз она даже не может до конца перевоплощаться в человека. Молоденькие, не освоившиеся оборотни, причём чистокровные оборотни, в человеческой ипостаси оставляют какие-либо признаки, указывающие на их происхождение. У кого-то это уши и хвост, как у черноволосой, у кого-то усы, нос, лапы, даже верхний покров тела - всё что угодно, зависит от особенности самого оборотня.
  Вдруг барьер вокруг нас пошёл сине-красными трещинами и, словно капилляры, тонкие красные ветвистые полосы пронзили от низа до самого верха нашу защиту. Отряд заликовал. Стриж, выругавшись на своём языке, начал плести какое-то заклинание, но сил было явно мало у него.
  - Лина, заклятие Волноуносиуса! Быстро! - Отдал приказ полукровка, на что девушка фыркнула, ну прям как настоящая кошка. - Эллина! - Не выдержал пернатый и буквально надулся как индюк. А что ещё скажешь, когда ты на пороге жизни и смерти, а единственный спаситель ещё и выёживается? Пожалуй, прибьешь спасителя-то от злости и отчаяния.
  Девушка-кошка, вздохнув, картинно взмахнула руками и начала плести заклинание, при этом громко и отчётливо произнося совершенно ненужные и не связные слова, от чего её тело начинало светиться розовым светом. Я знала, это игра на публику, выступление лично для меня, но лекарку, прожившую год с оракулом и изредка к нему заезжающим сумасшедшим другом-магом любви мало уже чем удивишь. А Лина тем временем для чего-то пустила вокруг себя маленький ураганчик, который как бы приподнял её, да-да, левитация - великая сила, окутывавшая тело оборотнихи, как кокон гусеницу. Напоследок, разведя руки в стороны, и с силой хлопнув в ладоши перед собой, она закрепила тем самым заклятие, которое ударной волной разнеслось по округе. Всех людей Патрика Уэльса снесло с места, и бедные повалились наземь в бессознании.
  Опустившись на землю, Эллина, победно усмехаясь, посмотрела на меня, взмахивая свей длинной, зачёсанной на правы бок чёлкой, но встретила лишь в ответ скучающий взгляд, в котором читалось: 'Что-то как-то слабовато, девочка', от чего и вспыхнула. Её губки бантиком сложились в линию, подведённые тёмные глаза сощурились, а миловидное личико исказила гримаса злобы. Без пышных форм, с осиной талией, короткими, до ушей, волосами и ростиком метр пятьдесят она была похожа больше на разгневанного ежика, а не молодого оборотня.
  - Эллин, - окликнул её полуровка, - ты опять переборщила со спецэффектом, они, кажется, уже не живые, - сказал Арко, ощупывая пульс у одного из солдат.
  - Это уже не моя забота, - фыркнула в ответ она.
  Циничная и самовлюблённая. Как же точно её описал мой спутник во время разговора минутами ранее. Из маленькой кошечки вырастит хорошая штучка, только вот навряд ли будет она счастлива в будущем. Хотя, это уже не моя забота.
  
  Отступление 5.
  Дрэнральд Варзамов.
  Очнулся я тяжело дыша, с бешено стучащим сердцем и весь мокрый, будто б кто-то ушан воды вылил на меня. Восстановив дыхание и успокоив своё сердце, я поднялся и вышел подышать свежим воздухом. Уже который раз я вижу одну и ту же картину, которая с каждым разом становится всё ужасней и ужасней. Значит ли это, что они уже близко? Что они уже стоят у призрачных ворот? Но все ли видят это, все ли чувствую то же, что и я, встречая их каждый день в своих видениях? Не известно. В любом случае, мне стоит написать ещё нескольким людям, прежде чем приступать к главной битве. Смерть может и подождёт, а вот жизнь быстро улетит вперёд. Стоит подготовиться и не упустить момент. Когда он настанет, допустить ошибку будет просто непростительно.
  
   Глава 7.
  
  В дубе, и правда, было очень уютно и просторно. Домашняя обстановка, простая мебель без изысков создавали ощущение уюта и покоя. Кухни тут, конечно, не было, а вот просторная светлая столовая вполне имела место. Несколько гостевых спален, хозяйская комната и кабинет, библиотека, гостевая, даже ванная поместились внутрь дуба.
  - Вот что значит, пространственная магия, - присвистнула я после того, как увидела всё великолепие дома в дереве.
  Была тут и ещё одна особенность - воздушный лифт, который поднимал тебя прямиком на верхушку кроны дерева, где, словно гнездо, расположился балкон или же скорее крыша пристанища Арко. Здесь явно были видно - холостяцкое гнёздышко, но то, как свободно вела себя Лина, могу сказать, что и она здесь бывала не раз. Интересно, кем она приходится пернатому? Не жена и не любовница уж точно. Возлюбленная? Нет, скорее влюблённая.
  - Здесь прекрасна, да? - Подошёл ко мне полукровка.
  - Не то слово, - ответила ему я, стоя на 'крыше дома' и смотря на зелёное великолепие, открывшееся мне с высоты птичьева полёта.
  - Идём вниз, сюда лучше поднимать во время рассвета или заката, наблюдая за передвижением солнца. А ещё волшебней ночью, когда над головой простирается звёздное небо...
  Восторженно вздохнув, представляя себе такую картину, сделала зарубку, что б когда-нибудь все же прибыть сюда наверх в ночное время и увидеть всё это.
  Спустившись вниз, меня отправили выбирать себе комнату и располагаться. Так как за сегодня мы совершили марафонский бег, то просто так отпускать меня Арко не собирался, поэтому обосноваться стоило в полным комфортом и удобством для себя.
  Малышка, кстати, уже устроилась в одной из малых комнат и мирно посапывала на кровати в окружении подушек в обнимку с большой плюшевой игрушкой, чем-то напоминающей медведя.
  - Кто это у неё? - Спросила я птица, когда мы вдвоём умилённо смотрели на девочку, улыбающуюся во сне.
  - Кав-Маава.
  - Сосуд для духа? - Удивлённо переспросила я, переводя его слова.
  - Да. Ложась спать, ребёнок прост защиты у того или иного духа для себя во сне. Дух, не отказывая, исполняет желание малыша и поселяется на ночь в Кав-Маава, что бы блюсти и оберегать сон маленького чуда от Бабайки и злобного душа Царского Шута, так любившего подшучивать над детишками. А у вас разве такого нету?
  - У нас это называется игрушкой, но с обнимку с медведем тоже безопасно спать.
  - С медведем? - Удивлённо взглянул на меня парень.
  - Ну да, а что такого? - Пожала плечами, как ни в чём не бывало.
  Усмехнувшись и покачав головой, оборотень предложил тоже отдохнуть, а позже, как он свяжется со своей кухаркой Мири, что по телепорту передаёт ему еду, то и поесть. Согласившись с ним, я пошла к себе комнату. Светло-зелёная, круглая, как и все другие комнаты, с мебелью из белого дерева она походила на прекрасную лужайку, по которой я так любила бегать в детстве с Олегом в деревне у его бабушки...
  Отыскав в сумке свободный летний лёгки сарафан василькового цвета, чистое бельё и полотенце, отправилась в ванную, что бы смыть с себя всё, что произошло утром. Ванная мне понравилась сразу, в частности потому, что это была не та бадья или бочка с водой для мытья, а небольшой мраморный бассейн. Вот она, великая цивилизация! Хоть и временная.
  Раздевшись и, кое-как подавив в себе радостный крик, окунулась в воду и поплыла. До края бортика доплыла, оттолкнулась ногами и назад поплыла. Было очень приятно вновь ощущать, как водная гладь окружает тебя со всех сторон. Это не то, что бы ножки в тазике помочить!
  Наплававшись вдоволь, и ещё немного побалансировав в воде, всё же помылась, использовав хозяйские средства. Не знаю, всё ли это принадлежало Арко, или часть тут была ещё его подружки, но пока никто не видит, использовала всё, что только мне пришлось по вкусу.
  Воравчивалась я к себе в комнату с самым наирадужным настроением. После того, как услышала стоны желудка уже в который за день раз, решила сходить, разыскать оборотня и спросить у того, когда же будем кушать, а по пути и заглянуть к малышке. Той у себя не обнаружилось. Что ж, видимо она уже проснулась и её забрали кормить.
  Выходя из комнаты девочки, чьё имя я так и не удосужилась узнать, меня привлёк голос Арко в соседней комнате, и я уже схватилась за дверную ручку, как услышала нервный вскрик Лины:
  - Да это всё твой отец!
  - Не смей винить моего отца! - Громкий стук по столу и грозный рык от полукровки.
  Застыв, как вкопанная и, даже перестав дышать, я не посмела сдвинуться с места.
  'Что же это, мы уже подслушивать начинаем? ШпиЁнить?', - насмешливо проговорил голос в голове, заставивши меня покраснеть и устыдиться свои действиям, но великая жажда любопытства и то чувство, когда ты понимаешь, что разгадка и все ответы на твой вопрос вот-вот должны прозвучать, заставили остаться на месте.
  - А что, разве это мне приснилось, как во сне убивают сына? Разве мне в голову ударило, что это был пророческий сон, коих в жизни никогда не видывалось? Разве это я решила открыто объявить войну своему народу лишь потому, что дорогая чадо опять из-за своей прихоти пропало? Нет! Это всё твой отец и только он! - Кричала, наверняка ещё и брызгая слюной, Эллина.
  - А ты? Что ты сделала? Его любимица, ручная кошечка... - Начал наступать на девушку Арко. Каждое слово его выражало злобу, ненависть, горечь и желчь. - Тебя он слушается больше, чем меня, сына родного. Каждое дело, каждый указ надо обсудить с Линой, а то вдруг сделает что не так, ненароком обидит Эллиночку или разозлит её. Конечно, если нашей кошечке что не нравится, значит надо тут же угодить ей, попрыгать на задних лапках.
  - Да ты просто ревнуешь, завидуешь! - Взвизгнула девушка, видимо, попала в тески полукровки.
  - Завидую? - Усмехнулся он, - наверное, но лишь потому, что не имею полномочия прогонять со двора наглых кошек.
  - Но, Арко...
  - Оставь меня, Эллин, отпусти. Я устал, устал за эти сто лет от вечных упрёков и капризов. В конце концов, ты уже взрослая, тебе пора бы и вести себя соответственно, - отступил парень, тяжко вздыхая и усаживаясь в кресло.
  В комнате на минуту воцарило молчание...
  - Оставить? - Горько, с сожалением усмехнулась девушка. - Ни за что, Арко, слышишь? Ни за что! Тебе не избавиться от меня и моего общества!
  Ох, бедная влюблённая на всю голову девочка... Не уж то не знает, что если другому твоя любовь не нужна, то нужно оставить его, а из сердца выжечь всё с болью, потому как только хуже будет, жить и видеть его с другой...
  - Уйди, Эллин, уйди отсюда. После того, что ты сотворила, мне просто тошно находиться рядом с тобой в одной комнате.
  - Ты же шутишь, Арко? - Неверующе переспросила кошка. Да похоже кто-то не привык слушать в свою сторону отказ и значение слова 'нет' не знакомо ещё с детства.
  За дверью опять послышалось молчание. Я даже захотела уйти, всё равно ничего не было произнесено того, что бы ответило на мои вопросы, не нашла лишь только новый в свой список добавила, как вдруг подпрыгнула от громкого:
  - Ты ещё пожалеешь об этом!
  Послышались быстрые шаги и я, инстинктивно, отпрянула назад, успев проскользнуть в комнату малышки.
  - Ну и что ты сделаешь мне? - Насмешливо, но в то же время осторожно, спросил голубоглазый.
  - Что? - Усмехнулась Лина, - а ты спроси об этом своего отца! - Крикнула она и побежала куда-то. Парень, выругавшись громко, помчался догонять ей.
  Переведя дух и вздохнув спокойно, с удивлением отметила, что я столько времени не дышала. Удивлённо оглянувшись и не заметив ничего, видимо показалось, вышла из комнаты и направилась искать саму малышку.
  Что-то мне не нравится всё это. Всемогущий отец стрижа и девушка-кошка его любимица, заставившая объявить всему роду войну. О какой войне она говорила вообще? Назревает великая интрига? Наверняка, раз отец пернатого живёт во дворе, то бишь в целом замке. Состоятельный мой спутник, ничего не скажешь.
  А вот девчонка меня пугает, очень и очень сильно. Не похожа она на ту, что бросает пустые обещания. Да и сил ей в эти-то годы дали слишком многовато. Наворотит она делов, ох наворотит, чуйкой великой чую. Влюблённая по уши девушка - сильная, глупая и способная на всё девушка. Предупредить что ли Арко или сам со своей голубкой разберётся? Не маленький чай.
  Побродив по дому, но так и не найдя никого, свернула в столовую и увидела там лишь парня одного.
  - А где малышка, где Лина, Арк? - Спросила я его.
  - Лина изъявила желание навестить и немного погостить у моего отца в замке, а по пути и вернуть ребёнка её законным родителям.
  - Это с этой припадочной-то? - Непроизвольно вырвалось у меня, и я в который раз пожалела о своём бескостлявом языке, увидев, как сузились глаза пернатого.
  - Да, с ней. Родители девочки живут при дворе моего отца, и они очень уважаемые и состоятельные люди, поэтому поверь, малышке ничего не угрожает.
  - Да? Тогда почему мы нашли её в подвале каково-то ненормального урода?
  - Потому что её няня была продажной женщиной.
  Ну ничего ж себе, сплошные повороты в этом деле.
  - Давай уже закроем эту тему и поедим, сейчас как раз должны еду доставить. А за девочку не беспокойся, я сегодня всё равно обирался слетать к отцу, вот заодно и посмотрю, как она там, проверю, а как вернусь, то тебе доложу.
  - Э, не, так дел не пойдёт. Я не могу быть в чём-то уверена, пока сама не увижу это своими глазами, Арко.
  - Энна, ну как я тебя с собой возьму?
  - Очень просто. Так же, как и себя, - пожала плечами. Если судить по характеру Эллины, то отомстить она могла вполне полукровке и через ребёнка. А то, как поспешно она забрала её, настораживает ещё больше. Стриж легко может обмануть меня, соврать или приукрасить действие событий, а я ведь всем сердцем прикипела к дитю и если что-то случится... Это будет самой большой ошибкой в жизни.
  - Хорошо, - с задержкой согласился парень, - но всё же, давай к этому вопросу вернёмся потом, когда соберёмся в гости. Не знаю как ты, а вот я сильно истощился, бегая по лесу и используя магию. Единственное, что мне сейчас требуется, так это наесться и поспать.
  Спорить с ним я не стала, да и к тому же, если захочу, то и сама полечу, и не важно как. Меня уже не остановишь, я же ведь как баран, упрусь рогами.
  - О, а вот и еда! - Радостно сказал он, потирая ручки и подбирая слюнки.
  И правда, от всего внезапно появившегося изобилия на столе заурчал живот и говорить так сразу расхотелось.
  После того, как мы поели, то разошлись каждый по своим делам. Стриж к себе в библиотеку, а я, захватив в комнате первую попавшую книгу, направилась на крышу. Столик, стулья и лежанки там уже были, поэтому расположилась я с полными удобствами. Правда, сейчас был полдень, солнце палило беспощадно, и мне пришлось сдвигать лежанку в тень листьев.
  - 'История королевства человеческого', - прочитала название книги я, приунывая. Опять история. Нет, я, конечно, люблю и даже интересуюсь тем, что было ранее, в древности, но в последнее время мне только история и попадается, никакого разнообразия прямо. - Ладно, что тут у нас? - Развернула книгу я, которой явно лет столько же, сколько и самому королевству. Да у меня тут опять раритет!
  'Данмар Старейший.
  Шла первая декада осени, прекрасного времени года. Я брёл по лесу к северным горам в поисках новых рас. Мои сородичи слишком одичали, им следовало бы связаться с соседями, обменяться с ними навыками, а не прятаться в чащобах. Но так как никто не смел перечить пятёрке старейшин, я решился сбежать. Я знаю, теперь я враг и предатель для своих, но я верю, что в будущем меня будут вспоминать как создателя, основателя великих земель неизведанного мира...'
  Дневник какого-то смелого путешественника! А вот это, пожалуй, уже будет интересно.
  За книгой я просидела до самого вечера. Очень интересным оказался дневник одного из самых древнейших дроу этого мира. Отважный путешественник, мечтатель и верящий в то, что он будет первооткрывателем. В каком-то смысле это так и было. Но не был он учёным, не был наделён магической силой, а потому и многие происходящие вещи называл своими именами, даже не понимая, что сам описывает. Но встреча с полукровками и первыми людьми в этом мире заставила его сильно задуматься и не, найдя слов для объяснения, автор дневника зарисовал странное чудо света на листах, которых, благодаря магии, всё ещё держались в форме и не рассыпались.
  Его спутник, светлый эльф, вечно страдал от скуки и, как-то одним вечером, поймав обезьянку, наколдовал чего-то с ней, и создал человека. О, бедный дроу, он тогда чуть было в лихорадка не помер! Но тем не менее, появление людей и создание королевства человеческого, по его мнению, появилось именно благодаря Мудрейшему Сину Белокурому, создавшему примитивного современного человека. О том, что люди встречали ему до этого, он назвал их игрушкой божей, которую и заперли в Запретных Землях. Кстати, отсюда и название тех земель пошло. Что ж, возможно там и живут люди, но обособившиеся от мира сего.
  Единственное, что меня зацепило, это создание человека из обезьян. Честно, не могу представить, как такое вообще возможно.
  'Ну надо же, и здесь у нас предки приматы', - усмехнулась про себя.
  - Что читаем? - Присел рядом Арко. И как давно он тут находится?
  - Да, дневник одного путешественника, - передала книгу я.
  Глаза птица уже привычно округлились. Присвистнув, он как-то странно посмотрел на меня.
  - У тебя любовник случаем не тайный повелитель мира?
  - У меня просто очень хороший друг, - отобрала книженцию я, не зная, то ли обижаться, то ли радоваться, что очередная великая вещица в моих руках.
  - Ага, который почему-то всё время заводит нас не в те степи и имеет реликвии из Великой сокровищницы мира, а эти сокровища, уж поверь мне, даже великая семёрка не может украсть себе в коллекции. - Фыркнул он. - А ну ка, покажи мне, может у тебя там что-то ещё в сумочке припрятано?
  - Нету у меня там больше ничего, - ответила я, пытаясь представить, кем на самом деле является Дрэнральд. Что-то меня с каждым разом всё больше и больше настораживает это его владение реликвиями, которые, причём добровольно, решил отдать мне в загребущие ручонки. Да ещё и эти его пометки на карте, которые в который раз привели меня в великую дыру.
  Посмотрев на меня с минуту немигающим испытующим взглядом, стриж таки отстал.
  - Ладно, всё равно потом сама покажешь. А пока не хочешь сладенького?
  - Сладенького? Ммм... хочу, - улыбнулась я.
  - Я так и думал, что ты сладкоежка, поэтому принёс тебе это, - радостно указал он на столик.
  Повернувшись в сторону стола, я увидела большую корзинку шоколадных кексиков и графин сока. Ну, можно и такого сладенького.
  Сбегав к столику и прихватив корзинку, побежала назад к лежанке, но на полпути остановилась и вернулась к столу, прихватив ещё и графин с соком. Правда, не дойдя и до своего пригретого местечка, я застыла, задумавшись. Нас двое, корзинка одна, графин один, а стакана ни одного. И как мы это делить будем? Я бегать за стаканом вниз ещё не хочу.
  Заметив на себе взгляд Арко, вопросительно приподняла бровь:
  - Что?
  - Ничего, - улыбнулся тот, встряхнув головой и скрыв в волосах улыбку. - Идём, присядь, - похлопал он по лежанке, - и оставь ты уже всё в покое, никуда это не денется.
  Естественно оставлять всё я не собиралась, поэтому прихватила с собой, и не важно, как там птиц решит делить сладенькое, меня давно шоколадным не кормили, мне хватит и части от корзинки.
  Подойдя и присев, поставила корзинку с графином на пол между нами, а полуровка, взмахнув рукой и щёлкнув пальцами, заставил магией материализоваться стол прямо под гостинцами, причём сразу с бокалами двумя. Ну нет бы сразу так!
  Умяв корзин за один присест, ибо она была не такая и большая, как это кажется на первый взгляд, мы лежали рядышком, смотря на небо, а точнее, на закат. Красивый, как в тот день, когда Дрэн рассказал мне историю про богиню Луны и её возлюбленного.
  - И всё же, красивые у вас закаты, - нарушила молчание я, смотря, как кроваво-красный отблеск солнца пропадает во тьме ночи.
  - А у вас какие? - Повернул в мою сторону голову парень.
  - Разные: то розовые, то красные, сиреневые, голубые, в желтом свете или небесном ареале облаков... Но не такие, как у вас.
  - А мне кажется, что закат зависит от места, где ты смотришь не наго, и того, кто рядом наблюдает за заходом солнца с тобой, - Придвинулся поближе Арко.
  - Возможно... Одинокие закаты так же безразличны и холодны в своей красоте, как и пустота в целом мире, - ответила я, смотря в глаза оборотня. Зрачки его непривычно были сужены в щелочку, как у самой птицы. Где-то там, в глубине зрачка, плавали целые звёзды, завораживающие своим блеском, или может не у него, а у меня в глазах уже мелькали блики.
  Неожиданно резко зрачки парня расширись, затопляя всю глубину своей чёрной тьмой, и моих губ нерешительно коснулись губы Арко. Нежно, осторожно, едва скользя по ним. Он не заставлял и не принуждал, скорее спрашивал разрешения и, не встретив с моей стороны сопротивления, заметно осмелел и стал более настойчивым. И я поцеловала в ответ. Это был уже не тот поцелуй, что привиделся мне в доме Парка Уэльса, полный страсти и нежности, а изголодавшийся по ласке. После того, как мы друг от друга отстранились, в нас уже не было той пустоты. Мы выжгли себя и всё из памяти за миг. Моя первая любовь в этом мире - Дрэн. Он заставил сильно меня поволноваться за этот год, растратить кучу нервов и почувствовать вновь никому не нужно и не любимой. Но Арко... всего за вздох он заставил меня почувствовать себя вновь нужной кому-то, дорогой, как собственная жизнь.
  - Погуляем? - Предложил Арко мне.
  Как бы того я не хотела, одно обстоятельство помешала мне - переедание шоколадных кексов. Пришлось отказаться от прогулки и, увидев грусть во взгляде пернатого, предложила тому посидеть немного тут, к тому же, ночь такая красивая и тёплая, в отличие от всех предыдущих.
  - А я знаю, что может сделать её ещё краше!
  - Да? Ну и что же? - Спросила я.
  - Жди здесь и смотри вон туда, - махнул рукой куда-то и скрылся из виду полукровка.
  Вздохнув и подойдя к парапету крыши, посмотрела в протирающуюся тёмную даль, освящённую только луной и маленькими пуговками звёзд. Ночной воздух окутал меня, словно туманом, не давая поразмыслить здраво. Мне нужно было обдумать сложившуюся ситуацию. Слишком много всего произошло за один только короткий день, часть которого я провела в бегах. Темница в подвале, трупы, клетка, найденыш, Эллина, сумасшедшая гонка - здорово угнетает всё это.
  Покачав головой неодобрительно и облокотившись о парапет, посмотрела вдаль, туда, где мелькает что-то красное. Миг и это 'что-то' с оглушительным взрывом, пылая в пламени, взлетает вверх и с громким стуком падает вниз. Свист, треск и столб огня взмывает ввысь, не распространяясь по округе леса, а становясь огненным куполом вокруг одного места.
  'Дом Парка Уэльса, чокнутого мага-убийцы!', - понимаю вдруг я, что это там такое дымится.
  Он всё таки сделал это, отомстил до конца, убил того, кто убил десятки жизней, кто выкрал маленькую девочку с её продажной няней, кто послал за нами армию, кто дал мне совет идти одной по уготовленному пути, пути, который наверняка привёл бы прямо в одну из тех самых клеток.
  - Как ты? - Подошел ко мне Арко, чье появление я опять пропустила.
  - Нормально. Холодно только что-то стало.
  - Тогда идём спустимся в дом, - предложил он, обнимая меня.
  Позволяя себя увести, я ёжилась не от холода, а от воспоминания о моём погребальном костре после смерти Сэма. Я не была кровожадной и никогда не наслаждалась великой местью, поэтому, представляя, как Парк заживо сгорает, даже посочувствовала ему.
  'Он сам виноват в этом', - возразила совесть.
  Конечно, если бы он не начинал над всеми так издеваться, то и сам бы был жив.
  'Если бы, да как бы, да во рту росли грибы. Тьфу ты, нашла, о чём страдать в столь поздний час в объятиях такого мужчины!'.
  Не знаю сама, что и нашло на меня, уж больно сильно запечатлелась картина кострища в глазах у меня.
  - Ты вся дрожишь прямо, - обеспокоенно обратился полукровка.
  - Не важно, всего лишь плохие воспоминания.
  - Тогда позволь стереть их из памяти у тебя, - остановившись и обернувшись ко мне, вопрошающе посмотрел оборотень. Положив ладонь мне на щеку, Арко провёл большим пальцем по скуле, начертил контуры на щеке, прошёл по верхней губе, потом спустился к нижней.
  Приподнявшись на носочки, обвила руками шею парня и, приблизившись к его лицу, выдохнула в губы с поцелуем:
  - Ну, попробуй.
  Пернатый, улыбнувшись, принял брошенный мною вызов и ответил с не меньшей страстью. Он завладел мной, только здесь и теперь. Только так, не отрываясь, приподнял меня, позволяя обвить его за торс ногами, прижал к себе посильней, понёс вниз, обещая прекрасную ночь, которая и не снилась мне...
  Вот и любовь пришла к нам, солнцем полна,
  И унесла печали.
  Но обещать, что вечной будет она,
  Ты не спеши вначале.
  
  Не обещай, не надо, не обещай,
  Может порой мгновенье нас ослепить.
  Не обещай, не надо, не обещай,
  Это не просто - вечно любить.
  Не обещай, не обещай,
  Не обещай, не надо!
  
  Сколько любовь нам дарит ласковых слов,
  Сколько тепла и света.
  Но на вопрос: Какую будет любовь?
  Нет все равно ответа.
  
  Может ли быть такое, может ли быть
  Нам только время скажет.
  Позже узнаю, как ты будешь любить,
  Ну а пока, пока, пока, а, что?
  
  Не обещай, не надо, не обещай,
  Может порой мгновенье нас ослепить.
  Не обещай, не надо, не обещай,
  Это не просто - вечно любить.
  Не обещай, не обещай,
  Не обещай, не надо!
  
   Глава 8.
  
  Смело верь тому, что вечно,
  Безначально, бесконечно,
  Что прошло и что настанет,
  Обмануло иль обманет.
  
  Блаженно потягиваясь, я перевернулась на другой бок, ощущая лишь холод простыней на голом теле. Пошарив ручкой и не найдя тела хозяина дома в дубе, недовольно открыла глаза и увидела маленькую записочку на подушечке. Ну надо же, как это было мило с его стороны, не уйти без оповещения. На маленьком листочке витиеватым подчерком было написано лишь одно: 'У отца'. Ни на тебе объяснений, пояснений, почему он туда так рано махнул спросонья, ни извинения за то, что оставил одну, не говоря уже о других мелочах. Кавалер, то же мне, называется. Впрочем, а чего я ещё ожидала?
  Встав и завернувшись в простыню, отыскала на полу своё бельё с одеждой и поплелась в свою комнату, пребывать в стрижиной спальне больше не желалось. По пути к себе наткнулась на дверь от комнаты найденной малышки. Где она сейчас? Как она там? Воспоминания мигом больно резанули по сердцу. Подозреваю, это ещё одна причина, почему меня оставили дома.
  Зайдя к себе и брякнувшись на пуфик, устало обвела взглядом пенаты. Стол, стул, шкаф, кровать, маленькие тумбы и большое зеркало у входа - всё, что здесь было. Не богато, но выполнено изыскано.
  Дотянувшись до сумки и прихватив всё чистенькое, поплелась в ванную, которая только одним своим видом приподняла мне настроение, правда плавать наскучило быстро и я, скорей помывшись, заодно и грязную одежду постирала, отыскав в этом великолепии захудалый тазик. Орудуем по полно пока хозяев нету, но не наглеем! К слову о владельцах, тюбиков и баночек с разными средствами для мытья тоже поубавились после ухода Лины. Значит, мои подозрения были оправданы.
  После ванны я сходила в столовую и обнаружила на столе уже готовый завтрак с очередной записочкой на столе: 'Приятного аппетита, дорогая'. Посияв как лучинка, пробежала и по остальным комнатам в надежде, что как в одной из детской игры я должна буду собрать всё сообщение по найденным листочкам, но нет, похоже, Арко решил, что я удовлетворюсь и этим.
  Позавтракав, поднялась наверх на крышу, где в тени листвы валялась моя книжечка. Подобрав её, отнесла вниз к себе и опять поднялась на крышу.
  'Да тебя вши что ли кусают!, - закричал внутренний голос, которому явно уже надоели мои метания по дому. А ведь это только начало.
  Да гложет меня что-то, гложет, - ответила я с грустью смотря на утреннее небо. Оно было пасмурным и затянуто облаками, совсем не такое, как вчера: солнечное, ясное и светлое.
  Но что правда, то правда. Меня редко гложут сомнения и одолевают какие-то раздумья, обычно я хладнокровно пытаюсь отнестись к ситуации. Ну, ключевое слово здесь 'пытаюсь', ибо потуги мои вечно безрезультатны.
  Только что гложет меня? Какие-то проблемы с малышкой? Или опять с Арко? Как знать, может он на своих двоих крыльях опять на пушистый зад неприятности навлёк по пути назад домой. Или же... Нет, не стоит думать о нём. Если с наглым беловолосым магом что-нибудь и произошло, я б наверняка узнала первой. А может и последней... В любом случае, не стоит тратить нервы по посту на одного его. Довольно, всё прошло, как летний зной, тепло весной и собачий мороз зимой.
  Погуляв немного по крыше, ибо сидеть я не могла, спустилась вниз в библиотеку. Может, книгу почитать? За ней я быстро провожу время, причём довольно незаметно. Свои реликвии не хочется на свет показывать, а вот обычные, скажем, романы прочту с удовольствием. Правда, процент того, что их читает сам Арко, равен нулю, но надежда умирает последней. Угу...
  В библиотеке я рылась долго и очень тщательно. Как и думала, сплошные старые фолианты, история, книги по географии, карты, книги о боях и сражениях великих полководцев мира, мифы и сказания, народные легенды и былины - всё, что только связано с историей и о ней родимой было здесь. Роман не нашла, но наткнулась на 'Судьбы королей'. Не скажу, что название впечатлило, но именно эту книжечку в красном переплёте я и взяла читать.
  Это был очередной дневник одного из слуг, подданного короля. Он не был писцом, не был и министром, всего лишь подавал чистую одежду, но жизнь его владыки, которая мало чем затрагивала слугу, кроме как работы во дворце, очень интересовала подданного. Он с трепетом любовника описывал ту или иную черту характера короля, которую мало кто знал из родных, что на самом деле мужчина, носящий железяку на голове, представляет из себя в реальной жизни, а не на очередном фолианте с великим сражением под городом. Усталый, одинокий, брошенный семьёй: жена, насытившаяся дворцовой жизнью, стала стервой, маленькая дочь в мать пошла, а вот сын, будущий владыка, не интересует ни чем, разве что сестриными фрейлинами, постоянные дуэли, несносные выходки только добавляли неприязни к мальцу.
  А что король? Он тихо страдал за рабочим столом, подписывая очередной закон. Не нужен был ему никто, кроме как уюта и покоя той семьи, которую он пытался создать при встрече с 'верной' супругой. Вот он, удел королей: взойти на престол, завести жену, детей, наследника, прославиться, спасти страну, войти в истории и тихо сгинуть в тронном зале, а лучше в спальне под чьим-нибудь пристальным взглядом.
  'Но хладнокровный и немой
  Он пал под жёлтым флагом.
  В великой битве над собой
  Стал лишь очередным зарядом.'
  Так заканчивает своё повествование на последнем листе в своём дневнике слуга, ставя в конце жирную точку. Уж больше не возродится никогда эта былая слава. А жаль, печальная история...
  
   Отступление 6.
  Дрэнральд Варзамов
  Ну вот и всё. Время пришло,
  Пора сложить нам флаги.
  Великое дело зовёт идти вперёд,
  На защиту, люди, вставайте.
  Сегодняшний день был одним из тех летних дней, которые предвещали уже заранее бурю. Все вокруг суетились, пытались поспеть сделать все дела до того, как поднимется ураган и на местность обрушится шквал ливня и ветра. Грозовые тучи стремительно приближались сюда с запада. В этот раз я подвёл свой народ, подвёл тех, кто так глупо доверился мне. Да, они задвинут на дверях засовы впервые за всё время, залатают худые крыши и растопят печь, ведь ночь будет долга и очень холодна, а завывающий ветер не спасёт их, а наоборот заберёт всё тепло. Люди, они не могут понять того, чего не влезает в сферу их понимания. Инстинкт - единственное, что движет ими сейчас. Грядёт буря, грядёт беда и сейчас ещё только нагнетающее затишье. Грядёт война.
  Выбежав на улицу и пройдясь по селению, я проследил за тем, как все прятали лошадей и коров, кур и коз в отведённые для них загоны. Собаки и кошки были забраны в дом, ведь животным тоже придётся худо. Мне искренне жаль их, но такова судьба, судьба, предназначенная отнюдь не мной.
  Дойдя до конца деревни и мельком взглянув на уже закрытый дом Кланы, с грустью посмотрел на лес. Послание, где оно? Последний почтовый голубь пришёл несколько дней назад. Он был от Артьмьелада.
  "И прилетит с юга гонец. Он чист душой, но ему, как и вам, будет конец...
  Это предвестник смерти... Ты сам увидишь, сам поймёшь...
  Когда время придёт... Будет конец... Жди... Готовься и не беги, подмогу ни у кого не ищи...
  Поздно, уже всё поздно... Это конец... Дрэн, она в самом деле сделала это!
  Дрэн, я должен найти способ убить эту сучку, она погубит всех нас!...", - отразились обрывки фраз в голове.
  Лад сможет всё, я верю в это. Верю так же, как в то, что Энна спасёт нас. И пусть сейчас она молчит, и нет вестей от неё, я верю, жизнь ждёт нас. Нет, не всех нас, она не такая могучая, как говорят, люди с Запретной земли тоже имеют предел, но спасёт. Она спасёт, я в это верю. Глупо верю, но именно это помогает мне стоять здесь, посреди улицы, и ждать такой ураган, какой свет и не видывал.
  "И небо прольёт кровавый дождь, и ветер подхватит тело... Ты главное лети и не сбавляй темпа...", - всплыли строчки одного из писем от старого друга.
  Я буду лететь, я буду бежать, но пока я буду ждать, ждать грядущей бури.
  
  Анна Костылина.
  Я не могла найти себе места. Я ходила по дому туда-сюда, каждый раз выбегая на улицу или поднимаясь на крышу в смыслю6 'Это он? Уже пришёл?', но это был ветер. Тучи сгущались. Мне становилась очень страшно. Я не могла объяснить, откуда взялся этот страх, как тогда, на полянке с больным Арко. Лишь только теперь я в крепости, к которой не подойти.
  Что делать? Куда идти? Куда податься?
  Я не знала и это очень угнетало. Арко, с ним что-то явно не так. Куда он мог пропасть на целых четыре дня? К отцу? Уже не верю в это я, уж больно прохладно отзывался о нём сам пернатый.
  На улице пошёл дождь, и теперь выходить на крышу было не очень-то неудобно. Хоть в дубе и были окошки, тоже круглые, через них мало что было видно. За всё время блужданий от нечего делания мне толком поднадоело отдыхать. Силы давно восстановлены, хороший сон и прочие прелести человеческой жизни словно передышка в гонке по миру были для меня, но внутреннее 'я' жаждало движения. И вскоре я нашла его, как только вспомнила про долг, а долг превыше всего. Мой долг - добраться до Учителя и передать ему письмо. Поэтому, достав карты, стала чертить все пройденные пути и куда мне вообще теперь идти. Хоть Арко и обещал меня прямиком порталом закинуть к магистру, нужно и самой во всём разобраться.
  Вот он лес, опушка, холм, речушка, лагерь мой со стрижом, первая деревня, мага дом, петля в бегах по лесу, полянка... О, а вот и полукровкин дом. Здесь я сейчас стою, считай, почти что половина всего пути пройдено. Правда, не плохо бы свернуть в другую сторону, что б свой маршрут вернуть, отмеченный мужчиной. Только после всего, не верится мне уже ничего, сплошные подставы уготовил мне он, будто б надеялся, что задержусь в пути я.
  И словно громом поразила меня догадка. Взяв все карты с собой, побежала в библиотеку, отыскала там лупу, достала отражающую мушку, то бишь это у нас это современный проектор, и разложила всё на большой дубовый стол, уж не знаю, для чего этакую громадину сюда поставили, если только как для проведения конференций, но сейчас он мне очень даже пригодился. Направив лупу на пройденный мною путь, взяла в помощью отражающую мушку, изобретение, состоящего из массивного шара, заполненного магической сферой внутри, и восьми штативов, связанный между собой невидимыми нитями, составляющие собой по форме небольшой куб. Когда надо было что-то отразить, то куб направляли на нужный объект. Шар внутри куба, благодаря маленькому отверстию, впитывал в свою сферу это изображение. После того на любую поверхность, желательно чистый лист, но я использовала персикого цвета стену, нужно приложить куб и просто сказать: 'Сфера отразись'. Всё впитанное изображение переносилось, словно по волшебству, на нужную поверхность, как в моём случае, на стену.
  'Это и есть волшебство', - фыркнула внутри меня совесть. А ей-то что не спится?
  После того, как я перенесла все нужные увеличенные кусочки изображения на стену, то передо мной буквально открылась новая картина. Перетащя сюда одно из кресел, уселась в него и стала смотреть на стену. Со стороны наверняка я выглядела глупо, тупо смотрящей на стену сумасшедшей, но нет, велики открытия жаждали меня. Теперь я поняла, как так Дрэн всё мелко поместил на карту. Да очень просто - карта тоже волшебная. Но как, Как это зверюга работает, я так и не догадалась.
  Вернусь к моим баранам. То, что было изображено в мелком виде, при увеличении показывает совершенно другое. И кто бы мог подумать, что там, где чертил мне путь оракул, нету болота и гор, а всего лишь на всего небольшая расщелина, которую можно спокойно пройти. Того поселения тоже не было, на том месте как раз таки покоилось мирное болотце. К слову, заветная дорога, на которой я потеряла юбку и тропинку, вблизи находящуюся, здесь уже можно было увидеть в нескольких метрах от намеченного пути, которые, чем дальше, тем больше шли к сближению. Значит ли это, что я не должна была идти по каким-то неведомым глухим местам, а спокойно топать по дорожке? А вот сейчас и проверим.
  Проделав те же манипуляции с остатками намеченного пути и переместив тем самым часть карты полностью на всю стену, с изумлением брякнулась на кресло, благо то стояло рядом. Открывшаяся картина передо мной просто поражала. Она состояла из сплошных линий, зигзагов, цветных пятен, разбросанных то тут, то там, а надписи Дрэнральда, казалось, были зеркально отражены, ибо как ещё объяснить то, что стали обычные надписи выглядеть как какие-то закорючки да крючочки. Долго же я мучилась, ища зеркальце, потом пыталась отцепить обыкновенное настенное зеркало, только всё это было впустую.
  Отчаянно присев напротив картины, стала смотреть на ту, гипнотизирую её взглядом. Что я только не пробовала: и взгляд свой рассеивала, как при просмотре объёмной картинки, и объединяла все эти чёрточки с зигзагами в одни общие лини, и дробила всё на пары, ничего у меня не выходило.
  В конце концов, плюнув на всё, сходила в столовую, поела и сытая довольная двинулась назад в библиотеку, заодно прихватив пирожки с повидлом со стола. Говорят, сладкое повышает сообразительность, сейчас и проверим. Пока жевала пирожки, походила по библиотеки туда-сюда, посмотрела на книжные полки и на сами книжки. Как знать, может быть, там есть какая-то подсказка? Слабая надежа появилась у меня, и я начала собирать книжки в стопочку около кресла. Всё, что, как казалось на мой взгляд, может помочь, я с радостью несла к картинке на стене. Принеся, наконец, последнюю партию книг и радостно икнув, только повернулась в сторону стеллажей, как там что-то мелькнуло.
  Шаг вперёд, всё тело трясется в страхе.
  - Кто там? - Спрашиваю вслух. - Арко, это ты?
  Ещё шажок, в горле комок, желудок скрутило.
  - Там... - голос мой задрожал, - кто-то есть?
  - Яяя... - мёртвым голосом, как ветер с могилы, тихо завыл кто-то, и тёмная день полетела мигом на меня, выступая из книжного шкафа. Как в фильме ужасов, пронзительно закричав, я инстинктивно отступила назад и споткнулась о книжки. Больно ударившись спиной об пол, я попыталась отползти от тени подальше. Сердце пропустило удар. Тень, нависнув надо мной, так же тихо рассмеялась, обдувая меня запахом мёртвого тела, от которого буквально закружилась голова. Тень ещё только больше рассмеялась и, кажется, даже схватилась за живот, если это вообще такое возможно.
  Но вдруг неведомая сила подхватила в воздух меня, прямо так, взяв за ногу. И моё сердце остановилось, и моё сердце замерло. Кровь прилилась к лицу, голова стала словно чугунная. От резкого взлёта пирожки внутри меня встряхнулись, как в мешке, и попросились назад. Юбка, спустившись вниз, полезла мне на глаза, зато волосы, в кои то веке, перестали мешать обзору. Уперевшись ногами в потолок, я и зависла на месте, с кружащейся головой и энергично раскручивающимся желудком.
  Стянув с себя юбку, взглянула на стену. Карта, что до этого казалась мне совершенно непонятной, теперь приняло совершенно иной видно. Вертикальная картина. Феноменально!
  Наглядеться сполна не дала мне тень, она лишь, зловеще хрипя, метнула что-то в меня и я повалилась кубарем на пол. Слабый стон вышел из меня. Всё тело заломило, силы будто б ушли куда. Кажется, даже наступала темнота, не помню этого я, тень надо мной нависала. Лишь холод и хохот зловещий - всё, что меня окружало.
  Когда, наконец, я очнулась, то никого уже в домене было. Может, я опять уснула или с едой чего перебрала? Уж больно что-то много я стала в своём рассудке здравом сомневаться. Выпив воды и смочив горло, вспомнила про карту и, с помощь проектора, перевернула изображение. Не поверите, что я увидела. Дуб пернатого оборотня в архитектурном плане, а пометки Варзамова стали вполне нужным вокруг дерева фасадом:
  "Не жди его. Ты должна поспешить, каждый миг - высокая цена и не грош.
  В храме знаний не стоит бесить хранителя - они могу быть и злопамятны.
  Сердце дерева - не кабинет и не спальня, а комната жизни.
  Всего лишь украшение поможет тебе отправиться в путь дорогой иной.
  Считай до трёх и прыгай, не оглядывайся назад, уже ничего не вернуть."
  Таковы были пометки, которые скорее походили на скрытое послание. С чего я взяла? А в само низу было написано: 'Прощай'.
  Внутри что-то оборвалось. Не сиди я в кресле непременно б дрёпнулась. Прерывисто вздохнув, закрыло лицо ладонями, по которым уже начали катиться слёзы каплями. Душевная боль с головой накрыла меня.
  'Да что же это за такое, весь день хожу как ненормальная.'
  Понимание чего-то нереального посетило меня. Задыхаясь в своих слезах и судорожно натягивая на себя юбку, я собрала все карты и пошла к себе в комнату. Комкано запихав все вещи в сумку, и вытерев глаза, сбегала в ванную, умылась, заодно и освежилась. Ум слегка просветлился, но некое наваждение всё ещё командовало мной.
  - Сердце дерева - не кабинет и не спальня, а комната жизни. - Произносила я раз за разом, пытаясь понять, что это за комната и для чего мне сказал про неё Дрэн. - Всего лишь украшение поможет тебе отправиться в путь дорогой иной. - Вспомнила ещё одну фразу я.
  'В путь дорогой иной, ну конечно!', - мысленно прищёлкнула пальцами, представляя, как при этом зажигается над головой лампочка Ильича. - 'Тот самый портал, он берёт для себя энергию из сердца дерева, а выглядит как обычное украшение!'.
  'Просто элементарно, только вот не всё, что элементарно, просто.' - Сказал голос внутри меня, напоминая о том, что надо ещё отыскать комнату, а в неё и украшение. - 'А кто сказал, что украшение должно находиться именно в той комнате, а не другой любой?', - таки добили меня.
  Отчаянно завыв, стала кружиться по дому туда-сюда.
  'Ведь должна же быть зацепка, должна же быть хоть какая-то!', - твердила я себе, по пути забежав в столовую за яблочком, и теперь энергично хрустела вкусным красным плодом.
  Так, помыслим логически. С чего я начала? С карты. А чем закончила? Перевёрнутым фрагментом карты на стене и пометками на ней.
  'Но ведь там кроме пометок, были ещё и другие фигуры', - ехидно подсказал голос внутри.
  Другие фрагменты, другие фрагменты... Линии, зигзаги и цветные пятна! Нужно посмотреть на них ещё раз. Но... в библиотеку я больше не пойду, уж больно пугают меня все те чувства, что посещают там, да и 'не стоит бесить хранителя'.
  Не выходя из столовой, уселась за стол и, зажав указательными пальцами виски, окунулась в память свою. За целый год оракул так выучил меня пользоваться пространствами своего разума, что я теперь могла спокойно шастать среди бесконечных стеллажей с фрагментами жизни и, выбирая тот или иной момент, просматривать сколько нужно.
  Отыскав библиотеку и картину на стене в ней, просмотрела панораму карты вновь. Вот она архитектура дома. Комнаты, даже лестница, то бишь лифт наверх, или же просто за стенами они? Нет на это времени. Цветные пятни, ага, они-то мне и нужны! После долгих разглядываний, я, наконец, выявила закономерности. Те комнаты, где находился Арко постоянно, выделялись яркими цветами, а там, где почти совсем не бывал, бледными.
  Мысленно составив список из часто посещаемых комнат стрижом в голове, вернулась назад в реал. Итак, личный кабинет и спальня отпадают сразу, ибо это не та комната жизни, как говорил беловолосый маг. Остаётся столовая, библиотека, крыша и ванная. Я решила начать со столовой, к тому же, здесь я и нахожусь.
  'Ну и, что будем делать?', - Всё продолжала язвить совесть.
  - Украшение искать.
  Встав с места и начав расхаживать по периметру комнаты, стала разглядывать каждый предмет. Не то, не то, и это всё тоже не то... что же это?
  - О, вот наверняка оно! - Радостно воскликнула я, подбегая к золотому подсвечнику, стоящему на одной из полок на стене. Изумрудные лозы винограда обвивали его и стремились ввысь, к солнцу. Проследив за ними, наткнулась взглядом картину. Простолюдин в потрёпанной одежде с массивной корой на голове стоял там, сгорбившись, недвижно. Смотрел он с видом мученика на тень, клубившуюся у подножия горы.
  'А корона то ему велика и, наверняка, спадает часто', - вскользь подумала я и, как ни в чём не бывало, придвинув стул, забралась на него, хватаясь за картину. Мало, надо ещё. Притащив ещё два стула, установила шаткую конструкцию и забралась на неё, аки скалолазка. Сняв картину и радостно спрыгнув вниз, ну как спрыгнув, еле спустившись, провела рукой по полотну. В том месте, где находилась корона, моя рука прошла сквозь неё, но она не вышла с другой стороны картины, а вошла в неё.
  - Чудеса так чудеса... - выдохнула я. Нечто подобно я видела как-то в кино, но не думала, что такое практикуется и у сарнделлов.
  Достав корону из картины, трясущими руками надела её себе на голову. Массивная железяка тут же стянула мой череп, захватив того в такие тиски так, что при всём желании пришлось бы легче голову срубить, чем снять сие украшение.
  - Вот тебе и портал... Чёртов мир, сплошные сложности! - Выругалась сквозь зубы я, когда ни корона с головы не слезла, никакого портала не появилось.
  Дойдя до стола и прихватив сумку, попыталась для начала успокоиться. Так, что мы имеем? Не такую уж и массивную корону, картину, из которой я её взяла и сердце дерева - столовую. Свяжем эти вещи воедино, что выйдет? Портал. А как у нас это вышло? Фиг его знает.
  Ладно, вернём опять к началу, теперь это картина. На ней мужчина, стоя на горе, смотрит на её подножие, где клубится тьма. Может, и мне куда стоит встать? На стул вон, например. А что, это идея!
  Встав на стул, стала смотреть вниз на пол. Мдя, толку мало, скажу я вам. Но что тут может быть главным? Желание, воля вызывающего? Или...
  'Вот куда я вообще хочу попасть, а?', - зада себе вопрос я, что вполне справедливо. При выходе портала учитывает точная координата, а я даже не имею представления, куда вообще направляюсь. И что теперь будем делать?
  - Поселение бёрков, - неожиданно вырвалось у меня, и под стулом появилась черная клубящаяся сфера, которая с каждой минутой всё больше и больше увеличиваясь в размерах.
  'Надеюсь, ты знаешь что делать?', - спросил кто-то меня, хотя вокруг пустота. Опять в голове голоса?
  - Дрэн? - Жалобно пискнула я, а в ответ лишь ветра вой и чувство, как хлыщет дождик по лицу.
  'Считай до трёх и прыгай, не оглядывайся назад, уже ничего не вернуть'.
  - Но, - решила вставать своё.
  'Считай! Раз', - крикнул он.
  - Раз, - повторила я.
  'Два...'
  - Два.
  'Три!'
  - Три!
  И его истерическое 'прыгай' послужило для меня щелчком. События закружились не хуже торнадо. Я спрыгнула вниз, в неизвестное благо. Вокруг слышался звук мечей, летевших стрел, но не было их нигде, лишь только слёзы катились по щеке.
  
  Дрэнральд Варзамов.
  'Она узнала, она наконец-то поняла, до чего всё это время шла! Девочка моя, ты только держись, не унывай, всё впереди, ты это знай', - радостно внутри кричал я, ведь она сделала это, моя Энна до цели дошла. Теперь только в её воле находится дальнейшая судьба и она, как истинная первородная, распорядится этим даром сполна. А пока...
  Смерть надвигалась на меня.
  'Прощай', - мысленно взмолился, пытаясь послать весточку девушке я. 'Прощай...'
  С юга двинулась чёрная туча. Непогода обрушилась на нас, сполна отыгравшись на бедных. Дождь и ветер хлестал по щекам, рукам, ногам, но я мирно ждал верной погибели. Они рядом, они уже здесь и не укроет никого простая честь.
  Да будет так.
  За нас, за всех!
  И, обнажив свой меч, я ринулся в бой, последний бой в мой жизни, ведь я устал сражаться.
  Деревню огласил протяжный вой. Послышались крики, плачи. Не посмеет больше никто нам в лицо смеяться.
  
  Анна Костылина.
  Холодный ветер нещадно хлыстал меня. Задвинув поплотней полы плаща, с грустью взглянула на небо. Осень на дворе, а погода, будто б уже и целая зима. Впрочем, здесь зима рано начинает вступать в свои права. Прошло восемь недель с того злосчастного дня, почти три месяца... Я часто жалела, ругала себя, но не спрыгни тогда со стула, навряд ли судьба распорядилась сыграть нам свои роли по-другому.
  - Посторонись! - Крикнул кто-то сбоку. Спешат все они куда-то сильно, лишь я не бегу в домишко обогреться. Зачем? Смысла нет давать тепла своим косточкам, ведь после того, как я оттаиваю, то вновь умираю. Устала уже от вечных побед над собой я, пора бы уже и прекратить сражаться, признать поражение, скинуть латы и сказать: 'Я твоя, смертушка. Вот она я, грешная душа, бери в свои тески меня'. Но нет, не происходит этого. А жаль...
  Остановившись и прижавшись к стене дома, взглянула, щурясь, на скрывающее за хмурыми облаками солнце. А зрение-то у меня пропало, после стольких слёз-то, совсем чуть не ослепла... Слёзы... Я помню вкус их так, как будто это было лишь вчера, а не три месяца назад...
  
  Часть 3. Одиночество сволочь, одиночество скука, тишина мне подруга... Одиночество Мука!
  Люди не меняются, мы это знаем. Но если ты любишь человека, переступишь даже через себя. (с)
  
  Глава 1.
  
  А жизнь летит, и жить охота,
  И слепо мечутся сердца,
  Меж оптимизмом идиота
  И пессимизмом мудреца.
  
  Холодный дождь яростно бил по листьям дерева, дававшим мне защиту. Солёные слёзы обмывали мои щёки и сушили глаза. После падения со стула в бездну канула вся решимость моя вместе с разбитыми коленками. Я пыталась промыть раны и дать зажить коже, но было больно... Это были душевные раны. Из-за той надорванной во мне струны, тряслись руки, лились слёзы и в лесу слышались тихие всхлипы - завывания мои. Казалось, всё вокруг потеряло смысл жизни...
  Нет, это не оно, это я потерялась...
  Нет никого и ничего вокруг, что помогло бы мне, лишь этот противный дождь. Дождь, убивавший и разрушавший меня изнутри.
  'Дрэн... не уж то он и вправду погибнет? Не уж то и в самом деле нам больше не суждено увидеться? И этот звук сражения...'
  Сердце больно сжалось лишь только об одной мысли, что беловолосый оракул может погибнуть.
  'А Арко? Арко... он ведь и правда пропал, неожиданно и без предупреждения', - грустно усмехнулась, растягивая губы в желчной улыбке. - 'А ведь он обещал довести меня до конца, обещал не пропадать и не оставлять одну, а сам...'
  Лёгкие вновь сдавила из-за рвавшихся наружу рыданий. Бесконечная пытка под холодным дождём, такого даже врагу своему не пожелаешь.
  Не знаю, сколько прошло времени, для меня всё потеряло жизнь и движение. Опять лес, опять многолетние деревья, опять вечная темнота из-за того, что пышные кроны не дают проникнуть свету, комары и полное отсутствие жизни. Я сбежала из уютного гнёздышка в очередную дыру, из которой не выберусь, ибо не знаю, куда меня вообще занесло. То место, где поселился учитель, где-то неподалёку или же другой конец королевства? Как знать, а может вообще у каких-нибудь сейчас я эльфов или же даже на запретной земле. Пределы фантастики, знаю, но нельзя исключать ни одну версию, да и к тому же, за думой отвлекаюсь я от своих переживаний.
  Где-то ухнула сова. Не уж то ночь так рано наступила? И правда, я задержалась здесь, под сваленным согнутым деревом в углублении. Но куда идти ночью? Если только на очередные приключения, которых мне за это лето вполне уже хватило.
  Вытащив из сумки всё, чем только я могла укрыться и укутаться, сжавшись в комочек, уютно расположилась в гнёздышке. Холодно, сыро, да и вокруг не пойми что... не жизнь, а сказка. Одни сомнения, недосказанность, неизвестность. Хочется просто закрыть глаза и уснуть навсегда, а когда проснусь я вновь, то уж не в этом мире, а дома у себя.
  Послышался шелест крыльев. Кто-то приземлился радом около моего укрытия. Открыв от неожиданности глаза, я встретилась с жёлтыми, как фары, большими круглыми глазами. Икнув, я инстинктивно сжалась в комочек ещё сильней. В ответ обладатель этих глаз издал громкое 'Угу'.
  Нервно посмеявшись, я вытащила руку из нагромождения и прогнала сову от себя. Надо же, уже птиц стала бояться. Хотя, если учитывать тот факт, что последняя встреченная мною живая птица оказалась ничем иным, как кукла в руках опытной кошки, то очередных посланников следует обходить стороной.
  Устала, надоело жить в этом мире одной. Был бы в руках заряженный револьвер, была бы жизнь совершенно иной.
  Заснула я только под утро и то опять со слезами. Всю свою ночь я потратила на то, что размышляла о ничтожестве своего бытия, о том, что вечно сижу и жду принца на белом коне, что грущу и время трачу лишь на то, чтобы не жизнь устроить свою, а попытаться угодить кому-то, добиться расположения. Но нет, надо стать эгоистом для достижения любой цели, надо начать пользоваться остальными людьми, а не позволять всем вытирать об себя ноги. Слишком слабая я личность для этого, настолько, что не выжить в этом мире, таком же жестоком и беспощадном, как моя Земля.
  'А может взять и бросить это письмо? Может вообще перестать преследовать призрачной цели, а просто вскрыть и прочесть всё написанное на листе?', - задавала я себе вопросы, но потом понимала, что если Дрэн только простейшие манипуляции провёл с одной картой, припрятав там для меня послания, то что он мог проделать с этим письмом, даже представить страшно.
  Проснулась я озябшая и усталая, будто б всю ночь не спала, а таскала мешки с картошкой на горбу. Выбравшись из-под своего укрытия и задев случайно ветку дерева, попутно ещё и облилась. Красота - я промокшая, лес весь мокрый и какой-то болотистый стал, а воздух, словно мороз, студит в жилах кровь.
  Вытащив свои вещи из норы и, одевшись потеплей, буквально зарылась в сумку с головой. Ничего, из еды там не было, ни чего. Грустно повздыхав и походив взад-вперёд, пытаясь изображать большую сообразительную деятельность, тратила попросту время. Вопрос о том, что делать мне дальше, уже буквально скрывался за каждым листом кустов и деревьев, не говоря уже и о том, с какой тревогой и нервозностью он бил мне по вискам.
  - Мда-а, - протянула, - а этого-то не было в моих планах.
  В конце концов, перерыв в своей памяти всё, что только могло связаться с потерей в незнакомой местности, а конкретнее - в лесу, таки пришла к одному общему выводу в выходе из своего положения. Ещё в детстве на уроках окружающего мира мой сосед по парте Димка спросил учительницу: 'Марья Ивановна, а что бы вы сделали, если бы потерялись в лесу и не знали выхода?'. Любознательный мальчик, всегда мог задать правильно вопрос и вынести из столь короткого ответа столько информации, что просто уму непостижимо, но вернусь к вопросу. 'Ах, Дима, ну как же, разве ты не знаешь? Нужно просто идти прямо и только прямо, ни куда не сворачивая и не срезая путь - тогда-то ты и выйдешь из леса'.
  Вот и ответ: нужно просто идти прямо и только прямо. Где я выйду, куда я выйду? Это уже дело последнее, главное выбраться из неизвестной мне местности.
  'А что если ты попала как раз в то поселение, где находится учитель?', - всплыл в голове новый вопрос, который в серьёзе заставил задумать и опять устраивать мозговой штурм.
  Меж тем время шло, окончательного решения так и не находилось, а я отчаивалась всё больше и больше, хотя куда уж там можно-то! Ситуация откровенно начинала угнетать и буквально истреблять всю мою решительность. Ни зацепки, не подсказки, сплошная глушь, да только...
  Но ответ всё-таки нашёлся: 'Буду следовать прежнему курсу', - сказала себе я и, определив, в какой стороне света находит север, отправилась прямиком туда. Всё равно первоначально я направлялась на север, так почему сейчас должна идти на юг? Я не собьюсь с пути, даже не смотря на все обстоятельства, я не впаду в отчаяние и уныние в этой обстановке, все посторонние мысли вырву с корнем и поставлю на первое место выход из леса и доставка письма, а остальное уже всё потом.
  Шла я весь день. По пути отыскала ягоды и съедобные коренья. Под вечер, когда разбивала себе лагерь, то нашла грибочков и пожарила их себе. За всё это время старалась не думать о Дрэне, Арко и обо всём, что только тревожило душу. Поставленный перед собою девиз пал с крахом, но я всеми силами пыталась не поддаться чувствам и опять не зарыдать.
  На следующий день всё повторилось вновь: ходьба по лесу, попутная добыча пропитания, внутренняя борьба со своим раскисшим 'я' и энергичная зубная чечётка, из-за которой пришлось всю голову платком обвязать, а то страшно стало, как бы язык не прикусить ещё. Мокасины, естественно, пришлось заменить сапогами, что способствовало снижению темпа передвижения. Это было уже не то шастанье неделю назад 'Вперёд к цели!', а 'Еле-еле шевелим лапками, только бы сдвинуться с места и не запутаться в ластах'.
  Никакой однообразности, монотонность и более. О скуке уже и не говорю, даже элементарное 'поговорить сама с собой' пропало и осталось лишь гробовое молчание. Нет, лес ожил и переполнялся своими особыми звуками, говорящими о том, что я не одна, но чего-то не хватало, не было кого-то рядом...
  На третий день блужданий я наткнулась на небольшое поселение, и уж было хотела броситься к ним с объятьями, но как только заметила на одном из домов черепа людей, воткнутых в колья перед двором, то вся радость с облегчением улетучились моментально, и я тихо потрусила дальше, постоянно прячась в чаще среди деревьев. Несколько раз мимо пробегали лисы и зайцы, которые напугали меня до чёртиков. Под конец я даже заполучила мигрень и стала параноиком: казалось, что за мной по пятам кто-то всё гонится. Видимо так повлияли на меня черепа, или просто натянутая во мне струна лопнула и сейчас во всей красе одаривала меня приятными сюрпризами. Не железная я, и человек, ничего больше в оправдание не скажешь.
  Под конец дня я уже валилась от бессилия. Я никогда не была первоклассным бегуном, да и физической культурой в своё время по большей части пренебрегала, а потому и выдыхалась быстро. Когда вечером, облюбовав себе полянку, стала разбивать лагерь, то погода вновь ухудшилась. Если все эти дни и появлялось солнце, пытаясь обогреть промокшую землю, то теперь вновь собирались и сгущались тучи. Не желая мокнуть, пришлось ходить, рубить себе ветки деревьев и сооружать слабое подобие шалаша. Пока не начался дождь, я заодно развела костёр, приготовила еды и немного обогрелась теплом огня.
  Ночью же разбушевалась гроза, и пошёл ливень. Не зная, что мне делать, я, просто сжавшись комочком, молилась, что б шалаш вытерпел непогоду. Нагнетало и чувство преследования, да волчьи завывания вдали. Может этот лесной зверь преследует меня в качестве пищи? Или же это оборотень, который пытается схватить чужестранку? Неизвестно сие, гадай да гадай только, но когда разряды грома увечились в два раза, то я сквозь завывание ветра и громыхания услышала приближающие шаги и треск веток.
  'Догнали! Нашли! Поймали!', - панически забилась мысль в голове. Ишь как разнервничалась.
  Сдавшись на милость судьбе, и закрыв глаза, укрылась с головой, затаив дыхание. Шаги остановились около шалашика. Кто-то отодвинул ветки, прикрывавшие вход и сырой воздух с ветром рванул на меня, забираясь под плащи и кучу теплой одежды с покрывалом. . Я уже собиралась отбивать своей челюстью весёленькую дружную дробь, как замерла, услышав тихое:
  - Энна?
  Недоверчиво вытащив голову из укрытия и взглянув на фигуру, склонившуюся у входа в самодельный шалашик, встретилась со взглядом голубых, переполненных нежностью, беспокойством и радостью глаз Арко.
  - Энна, - облегчённо выдохнул он и заполз вовнутрь, закрывая за собой вход. Потеснившись и улёгшись рядом, полукровка, обняв, притянул меня к себе. - Я думал, что тебя уже не найду, - выдохнул он мне в макушку. Зачем ты сбежала из дома?
  О, глупое женское сердечко, как оно затрепетало от этих невинных жестов и простых слов! Ураган чувств и эмоций пронесли сквозь меня, срывая голову и заставляя, словно феникса, возродиться вновь из пепла. Но вместо вздохов облегчения, радости или же ненависти и обиды, я содрогнулась, из груди вырвался хрипящий звук, после которого из глаз полились слёзы. Не могла я ни остановиться, ни выдавить из себя хоть звука, кроме рыдания.
  Глубоко вздохнув, оборотень обнял меня крепче, одной рукой проводя по щеке, стирая слёзы.
  - Лекарка, моя, не отпущу я больше тебя. - Выдохнул он и, взмахнув рукой, накрыл нас магическим куполом. Ни ветра, ни звука не проникало сквозь него, только тишина и покой.
  Выплакавшись, я уснула сном младенца в объятиях дорогого и любимого существа, и когда утром проснулась, то была уже не одна. Нежась в объятьях, наслаждалась тишиной и спокойствием, хотя бы этими короткими минутами, пока не проснулся сам Арко и не начался новый день с его принятием решений, серьёзными разговорами, душераздирающими признаниями и продолжением пути.
  - Ты уже проснулась?- Тихо мурлыкнул мне в ушко.
  - Да. А ты давно уже не спишь? - Поинтересовалась в ответ я.
  - Нет, меня разбудило твоё копошение.
  Это я-то копошусь?! Ну, знаете, наглость неимоверная!
  - Ну что ты, как барсук, запыхтела недовольно? - Улыбнулся он, а я промолчала, просто нежась в объятиях. - Ладно, нам ещё сегодня надо будет многое обсудить, так что идём, выходим, - спустя минуту сказал оборотень и, отползя подальше, вышей из палатки. Заклинание тут же спало и меня оглушила какофония звуков . Прохладный воздух тут же обжог кожу и я, укутавшись и сжавшись, ещё больше захотела оставаться внутри моей палатки, а не выходить наружу.
  Но долго мне пробыть тут не дали - Арко самолично вытащил из шаткого убежища и пинками подтолкнул к роднику, когда же я вернулась с котелком и полной фляги воды, а ещё умывшаяся и не такая странная, коей бываю по утрам, усадил на пенёк около костра и вручил миску с кашей.
  - Ну и, позволь спросить, зачем ты ринулась на другой конец земли? - Всё-таки спросил парень меня после того, как мы, попив чаек, сытые и довольные вымыли всю посуду, уложили мне в сумку и мирно посиживали на своих пенёчках.
  - А я-то всё думала, когда ты меня об этом спросишь!
  - Энна, твой сарказм здесь не уместен.
  Состроив кислую мину, с грусть взглянула на хвост уползающей, как ящерка, от меня слабой попытки отвертеться от разговора. Ну не для них я создана, не для них!
  - Тебя долго не было, а мне нужно было спешить добраться то одного человека, я не могла больше ждать, - произнесла, как ни в чём не бывало.
  - Но я б порталом отвёл тебя всего лишь за миг! - Возразил птиц.
  - Прошло четыре дня, четыре, Арко, откуда мне было знать, когда ты соизволишь назад вернуться?! - Рухнула вся моя невозмутимость. Нервозность, крик, раздражение тут же поднялись внутри, поддакивая 'так ему, так'.
  - Я отлучался на день. - Твёрдо произнёс голубоглазый.
  - Считаешь, что я маразмом тронулась?
  Черноволосый замолчал на мгновение, и я уже подумала, что ему нечего было ответить на это, и саркастическая усмешка появилась на губах моих, как услышала:
  - Я не думал что это сработает... Нет, конечно, вероятность была и очень большая, но... Всегда же срабатывало и почему я решил, что в этот раз не выйдет? - Задумчиво спорил он сам с собой, но всё же решил объяснить и мне. - Перед тем, как отправиться к отцу, я получил от своих друзей послание. Это были плохие вести, Энна, просто ка-таст-ро-фич-ны-е. - Произнёс он последнее слово по слогам с расстановкой. Я аж прониклась и устыдилась мыслям своим, посетившим меня в тот момент. Прерывисто засмеявшись, он продолжил. - Я должен был действовать быстро и незамедлительно. Мне следовало посетить отца ещё задолго до нападения, но не смог, да и не хотел, если честно, недолюбливаем мы со стариком друг друга, но кто же мог подумать, что всё сложить так! - Оправдывался он. Я понимала, не задержи тогда его, он бы смог остановить всё, отправившись вслед за Эллиной. - Я активировал заклятие 'Петли времени'. Я не думал... не верил, что после столь сильного выброса магии у меня получится, но видимо годовые тренировки не дали сбою! - Воскликнул Арко и замолчал, окунаясь с головой в воспоминания. Прерывать его не осмелилась я, надо будет, дальше сам расскажет.
  'Петля времени'... Хм, а недооценила пернатого я, такое мощно и требующее точности заклятие подвластно отнюдь не каждому магу. В прочем, если бы каждый мог вызывать временную петлю, то мир давно бы погиб, а всё потому, что тот, кто срывал ткань времени и проник в пещеру тайн, возвращаясь, хотя на день назад, изменял абсолютно все цепи событий в жизни каждого существа. Именно поэтому прошло четыре дня для меня, ведь полукровка прошёл на девяносто шесть часов в прошлое.
  - Дело в том, - таки снизошёл до объяснений пернатый, - что Эллина решила устроить вселенский заговор, мировой переворот, который войдёт в историю! По крайней мере, вошёл бы, не помешай я. Мой отец не столь влиятелен в обществе, сколько влиятельны его друзья, а им только повод дай, лишь бы поиграть в 'господские игры'. Лина одна из тех, кто воображает себя кошкой, являясь на самом деле ничтожной мышкой. Она не понимает ничего до конца, хотя и считает себя умнее всех. Поставив себя наравне с игроками 'господских игр', она решила заявить о себе, устроив такой террор... - неодобрительно покачал головой, - жаль только, мозгов маловато было. Она недооценила мои способности. Вернувшись на четыре дня назад, до того, как она появилась около моего дуба. Переговорив с отцом, я разрешил проблему и более того, предостерег его. Мой старик сможет удержать ее, и я тебя уверю, что это уже удалось.
  Воцарилась тишина, прерываемая криками птиц. Медленно переварив в себе всё, я задала жизненно важные, тревожившие меня, вопросы.
  - Так получается, война предотвращена?
  - Ты знаешь он ней? - Удивлённо переспросил он. - Да, то, что началось, благодаря заклятию повернулось вспять и все, кто принимали участие в этом, лишь проснулись утром с одинаковыми страшными снами.
  - То есть все живы и здоровы?
  - Конечно, мёртвые пробудились, убийцы очистились, а жертвы спокойно вздохнули.
  Глубокой вздохнув и выдохнув, я поднялась, пройдясь по полянке. Что ж, тяжело принять то, что до этого так тебя терзало. Облегчение и счастье посетили меня, но в то же время лёгкая нотка неверия не оставляла меня. Всё же не верю я, что мог так Дрэн ошибиться в своих ведениях, но и Арко не врал, я чувствовала это.
  Чёрт побери, да что тут вообще происходит?! - Так и хотелось закричать мне со всей силы, что бы, наконец, никаких секретов от меня не было, но не думаю, что парень напротив, ответит мне, а Дрэн за пару тысяч метров услышим меня.
  - Энна, с тобой всё в порядке? - обеспокоенно спросил голубоглазый, подходя ко мне.
  - Да-да, - отвела я взгляд от его любопытных глаз. - Нам нужно продолжать путь, идём. - Увернулась я от нежных рук, походя в сумке со своими вещами.
  - Точно?
  - Да, просто перенервничала, - буркнула тихо я.
  Поправив лямку сумки на плече, пошла на север, продолжая свой путь.
  - Ну, куда ты? - Устало спросил он меня.
  - Туда, куда шла первоначально.
  - Но это же совершенно в другой стороне!
  - Просто решила путь сократить, - брякнула я, разворачиваясь и идя в обратную сторону. Эх, столько дней насмарку!
  - Энна, - тихо похвал меня.
  - Ну что ещё? - развернулась в сторону парня, который и не собирался идти.
  - Вообще-то нам туда, - показал он на запад.
  Закатив глаза и сделав вид, будто б это так и есть, пошла на запад. Сзади послышался лёгкий смешок и шаги стрижа, который через минуту догнал и поравнялся со мной.
  - Ну и из-за чего мы на меня обижены?
  - Ничего, просто ты не представляешь, сколько я всего себе напридумывала, как я напереживалась за это время! Особенно с твоей удачей получать на пушистый зад стрелы.
  Поперхнувшись, на меня посмотрели как на ненормальную, а потом вежливо оповестили:
  - Я, вообще-то, тебя осведомил.
  Что ж, с тем не поспоришь. Развивать более этой темы не хотелось, да и не доказать мне, что от одного клочка бумажки лучше мне тогда не стало.
  Где-то пол дня мы протопали лесом, а потом появилась дорога, мощёная и явно часто используемая.
  - Это и есть то самое поселение Бёрков? - Удивлённо спросила я.
  - Нет, не имея представления, как управлять портальным жезлом, ты отправилась в поселение Берков, а не Б'ёрков.
  - А в чём разница?
  - В расе.
  - О-о-о... - удивлённо протянула я. - ну и, где я оказалась? - Сглотнула образовавшийся комок в горле.
  - Леса альвов, - пожал плечами птиц и, видя мой затравленный взгляд, добавил, - тёмных.
  - Ууу..., - завыла тихо я. Альвы, тёмные, то бишь ещё и северные, как их некоторые кличут... Да так мне ещё в жизни не везло!
   Альвы очень схожи внешне с эльфами, у них те же черты лица, уши разве что длиннее да волосы короче, а походка и рьяная любовь к лукам осталась. Тёмные отличаются от светлых не тем, что они проживают в пещерах, как различают эльфов с дроу, и они ничуть не злее, да и внешностью почти одинаковы, ведь альвы могут быть как блондины, так и шатены, просто северные живут в холодных условиях и сражаются преимущественно батогами - боевыми деревянными шестами, на концах которых привязан клок их собственных волос. Существует у этого народа поверье, что именно волосы содержат их жизненную силу, поэтому они их не отращивают большими, ведь тогда вся сила уйдёт только на рост волос, а коротки до лопаток, что бы и силы было много и тело долго жило. Привязывая свой клок волос на батог, они тем самым благословляли его на долгое служение хозяину и наделяли собственной силой. Не повезло только с одним - альвы очень, вот прямо до дрожи в костях, ненавидят людскую расу, считая тех жалкими существами мира, которых, как комаров, нужно истреблять. Несколько тысяч лет назад тёмные начали войну против людей. Помнится, я рассказывала, как полукровки стали истреблять род людской. Так вот, их как раз таки и возглавляли альвы.
   - Вот именно поэтому и стоило дождаться меня! - И взгляд такой пронзающий, заставляющий сжаться внутренне.
   По крайней мере, теперь понятно, почему в том поселении на колышках были черепки. Но это были цветочки, и что-то подсказывает, впереди ждут ягодки.
   Посмотрев на дорогу, пока ещё безлюдную, жалобно пискнула:
   - И что теперь делать будем?
   - Что-то, - проворчал оборотень, - идти.
   - Да ты с ума сошёл! Если не забыл, то я человек, Че-Ло-Век! Меня же здесь заживо съедят!
   - Ага, а если ты продолжишь так кричать, то ещё раньше.
   - А ты и рад, как я посмотрю, - тихо зашипела. - Ты меня решил спасти или угробить, окорок окаянный?
   - Ну, конечно же, спасти, - мурлыкнул он, обнимая меня, - ты же ведь моя спасительница.
   Спасительница... от одного этого слова я напряглась, боясь представить, что под этим подразумевает стриж. Оракул меня тоже нарёк спасительницей, только тот в будущее глядел, а вот что нужно полукровке?
   - Ничего тебе делать не придётся, всего-то на всего нужно одеть вот это ожерелье, - протянул мне кожаную повязку на шею с подвесным кулончиком в виде летящей птички.
   С скептицизмом посмотрев на спасение, позволила парню застегнуть на мне 'ожерелье', которое, как я боялась, не сжимало и не давило горло.
   - И как это поможет мне?
   - Оно даст тебе защиту.
   - Как щит? Или скроет от глаз айвов? Может, придаст мне ауру расы другой? - посыпался от меня град вопросов, на который мне отвечали загадочной лёгкой полу улыбкой.
   - В некотором смысле да.
   Нервно подёргав глазом и обругав на всём и вся оборотня, а потом и себя, смирилась и пошла вслед за провожатым, который бодро шагал по дороге, не боясь никого и ничего. Мне бы такую смелость!
   Не могу сказать точно, сколько мы шли, но примерно через час навстречу нам поскакал чёрный отряд. Всадников отсюда было плохо видно, но их блестящие из чёрной стали латы затмили и коней и самих айвов. Их боевые шесты были подняты вверх, как флаги, а волосы на концах развивались как знамёна, причём тоже чёрные. Этакая могучая тёмная куча надвигалась на нас с невероятной скоростью. От них веяло могуществом и страхом. Уже предвкушая смертельную встречу, я прижалась инстинктивно к Арко.
   - Спаси меня, - тихо шепнула я.
   - Не волнуйся, всё под полным контролем, - поцеловал он меня в висок и, словно ястреб завидя жертву свою, посмотрел на надвигающийся отряд.
   - Кто такие, и что делаете на наших землях без пропуска? - Спросил главный из всадников. Его жесткий голос не принимал отказов и возражений, могучее тело, обвешанное всевозможными видами холодных оружий, явно давало понять, на чьей тут стороне превосходство. Тяжёлый взгляд тёмных очей приковал меня к земле. Никогда ещё я не хотела пасть ниц и не вымаливать себе пощады так сильно, никогда ещё я не чувствовала на себе столько тяжести и обречённости, никогда ещё любая боль не казалась мне прекрасным выходом.
   Оборотень что-то ответил этому айвану, насколько успела понять по диалекту, на языке всадников, которые так же с ненавистью смотрели на меня. Уверенна, будь их воля, то я бы сейчас не стояла здесь, а, по-зверски расчленённая валялась на разных концах дороги.
   Следуя из того, с какой 'одушевлённостью' беседовали птиц и остроухий, стало ясно, что идут переговоры. Полукровка долго не мог убедить главного из отряда, который всё больше и больше зверел. Мдя, а вот с психикой и правда у них не в ладах...
   После нескольких минут переговоров разъярённый айван направил свой посох на стрижа и что-то проревел ему.
   - Вы хотели, что бы я привёл её в качестве раба, я это сделал! Её дух сломлен, честь пала давно, не понимаю, что не нравится вам ещё?! Хотите, что бы человечка безоговорочно выполняла указы мои? Ну так она ваша, берите! - Толкнул меня в спину Арко.
   Сказать, что я была ошеломлена, значит, ничего не сказать. Обманули, предали, использовали! Как? Почему? Зачем? Кому я помешала? Чем могла понадобиться? От страха тело сковало, от обиды внутри разрывало. Да ещё и конь этого нелюдя яростно на меня дышал.
   Всадник, наклонившись, потянул за кулон, который тут же преобразовался в длинную цепь. И вот тут я поняла, насколько была глупа. Меня провели, вокруг пальца раскрутили, добровольно рабский ошейник одели.
   - Ты можешь идти, твои услуги более не нужны, - сказал главный пернатому предателю, кинув тому мешочек с деньками.
   Подобрав их, Арко, развернулся и ушёл.
  
  Глава 2.
  
   Это страхи, это жизнь вниз головой,
   Это бесы всё кружатся надо мной.
   Моё сердце бьётся чаще и сильней,
   Всё пытаясь достучаться до людей.
   (Кукрыниксы - Страхи)
  
   Я не верила, не верила тому, что Арко вот так вот взял и отдал меня, разменяв на мешочек денег. Я не могла понять и принять то факт, что сейчас тупо топала, как животное на привязи, за айванами. На удивление, те не гнали своих лошадей в опор, иначе везли меня здесь по матушке земле, не позволяя самой сделать и шагу. Некая дымка окутала меня и моё тело. Скованность спала, но заторможенность моих действий и движений явно проявлялась. К слову, энергичный мозговой штурм с панической мыслью 'Ищем выход, все объяснения потом!' протекала как-то медленно и незаметно.
   Нелюди всю поездку говорили друг с другом на своём, постоянно посмеиваясь. Небось меня обсуждали! Среди них было шесть девушек и трое мужчин. Меня очень удивил тот факт, что воительниц больше. Не уж то у этой расы предпочтение отводится представительницам слабого пола? Или же просто все мужчины заняты важным делом?
   Упоминание о важном деле, словно иголкой кольнули меня, вызывая в памяти звуки боя. Вздрогнув и встряхнув головой, уверила себя, что война отменилась, ведь Арко использовал 'Петлю времени'.
   'Ведь Арко же сказал, что он использовал петлю времени', - прозвучали слова в голове, от которых мне стало тошно. Арко сказал... да он попросил довериться ему, а сам продал меня!
   - Тебе, наверное, тяжело?
   - Что? - Вздрогнув и повернувшись на голос, переспросила я.
   - Говорю, тяжело очень, наверное, когда любимое и дороге существо решает продать тебя на рабский рынок как какую-то шлюху, да? - 'Ласково' так спросила одна из айванок.
   Словно пощёчину влепила мне она и, запылав ярче огня, уже готова была извергнуть кучу ругательств и проклятий в сторону нелюдя я, как услышала ещё один голос рядом.
   - Брось, Лийа, я уверена, ей не впервой такое, - оценивающе прошлась по мне взглядом вторая всадница. Весь отряд заржал, как от отменной шутки, заставляя краснеть меня ещё больше.
   Подавившись всеми своими словами, я стыдливо опустила голову, смотря на ботинки... Хорошо хоть, что их одела, а то в летней обуви сейчас все ноги отбила.
   С расспросами ко мне более не приставали, но и я голову больше не поднимала, нечего стоить из себя строптивую.
   Уже ближе к вечеру мы добрались до самого поселения, хотя поселением это было назвать трудно: несколько каменных глыб, выстроенных по кругу, а сверху перекрытые одной большой мраморной плитой. Нет, я уже поняла, что эти недо-эльфы какие-то ненормальные, но что б настолько!
   Спрыгнув с коня, главный подошёл к одной из глыб и, положив на неё руку ладонью вверх, что-то прошептал, после чего повернулся в мою сторону и коротко приказал. Та самая айванка, что первой обратилась ко мне, взяла за цепь 'ожерелья', потягивая за ту, заставляя меня идти вслед. Пройдя в пространстве между глыбами, нелюдь потянула и меня за собой. Последовав за ней, я увидела лестницу, ведущую вниз. Спустившись, мы оказались в каменном длинном коридоре, освещённом факелами.
   - А я-то думала, что айваны не живут под землёй, - непроизвольно вырвалось у меня, когда мы прошли очередную дверь с непонятными для меня надписями.
   - Заткнись, грязная сучка, здесь никому нет дела того, что ты думаешь. - Грубо ответила та, резко дёрнув за цепь ошейника. Горло сдавило кожаным ремешком и сразу в лёгких стало не хватать кислорода. Зацепившись руками за 'ожерелье', попыталась немного оставить его тиски на горле, карябая кожу, но было тщетно: оно будто б вросло в меня, стало частью тела. Задыхаясь и хрипя, я почувствовала острую боль в затылке - это девушка потянула меня за волосы вниз, заставляя наклонить голову. - И запомни навсегда: твоя единственная заботы - работать языком в нужное время и дело, а не просто херню пороть. Уяснила?
   Прохрипев ей в ответ что-то не членораздельное, вроде как просила отпустить, поцарапала шею, пытаясь найти на нём 'ожерелье', но меня ещё сильней дёрнули за волосы.
   - Я не услышала ответа!
   Интересна, она что, действительно думает, что я смогу ей ещё что-то ответить?
   'Да!', - мысленно закричала в надежде, что буду услышана. Что ж, как оказалось, она не мысленно-глухонемая.
   Отпустив волосы и ослабив хватку цепи от ошейника, позволяя мне вдохнуть глоток воздуха, черноволосая грубо толкнула меня в спину. Не удержав равновесия, я шибанулась об стену лбом. Все остатки мозгов смешались в кашу и весь здравый разум мигом отключился. Хрипло посмеявшись, нелюдь буквально оттащила меня к одной из дверей, за которой была очередная лестница, явно больше прежней в три раза. Пока спускалась, 'случайно' споткнулась и кубарем по-быстрому скатилась вниз. Свалившись на спину и стукнувшись о каменный пол головой, почувствовала что-то мокрое и липкое в волосах. Их груди у меня вырвался тихи всхлип.
   Я переставила видеть, я перестала чувствовать, и всё тело буквально исчезло у меня, как тогда, при убийстве какими-то бугаями в Питере меня. Я слышала, как презрительно насмехалась та девушка, как она, схватив меня за ногу, повезла по полу, словно холодный труп. О, это был противный звук! Он резал уши, он бил по вискам, он проделывал норы внутри меня! Я так и чувствовала, как скрипящий скользящий звук проникает в вены, разносится по мне, принося с собой боль, которую уже по счёту.
  
  Очнулась я только тогда, когда услышала громкий звук защёлкивания замка. Подняв голову и кое-как разлепив глаза, увидела перед собой железную решётку и айвану, закрывающую дверь от той самой железной стенке. Заметив мой взгляд, она подняла на меня свои пронзительно-чёрные глаза с вертикальной белой полоской. Усмехнувшись и подмигнув мне, она забрала ключ с собой и, развернувшись, ушла.
  - Что? Нет, не, нет, - поднявшись и доползя на коленях до решётки, посмотрела вслед черноволосой дьяволицы я. - нет, нет, нет... - тихо шептала, дергая слабо за прутья решётки. - Нет, нет... нет...
  Словно туман окутал меня. И так заторможенные действия стали тягучими, будто б время решило сойти со своего галопа. Я как в замедленной съёмке видела удаляющуюся фигуру вдаль, исчезающую во тьме. Передо мной была лишь каменная стена и решётка, которую с отчаяния сжимали мои пальцы. Холод железа обжигал меня, притупляя боль, заковывая тело.
  - Бесполезно.
  - Что? - Вздрогнув и повернувшись на голос, спросила я.
  - Говорю, бесполезно дёргать решётку, она не спасёт. - Выступила из темноты угла клетки фигура. Слабый свет от факела на стене напротив осветил белое лицо с синими пятнышками.
  Судорожно вздохнув и прижавшись спиной к решётке, с ужасом взглянула на соседа.
  - Мюрэль Миралис Старший, маг-художник, творю природу. - Слегка наклонившись, представился он.
  Маг, да к тому же художник. Нервный смешок вырвался у меня и, видя непонимание в глазах мужчины, ответила:
  - Опять маг. А говорили, что тут дефицит на вас.
  Лёгкая улыбка тронула перепачканных губ.
  - Ты меченая судьбой, раз довелось увидеть несколько магов. Многим простым людям даже во снах не удалось хоть одним глазком взглянуть на мага и то, как он творит магию.
  - Угу, несказанно повезло, - буркнула тихо я, отворачиваясь к каменной стене. Что сказать, три стены и одна решётка - всё, что составляло мою новую 'комнату' и наличие соседа в ней не очень-то и радовало. Темнота, тишь, запах сырости, грязи кругом и очередной маг... ну что может быть лучше?
  - Эль, кто это там у тебя? - Спросил кто-то сбоку.
  Повернувшись и посмотрев на обстановку рядом, заметила ещё одну темницу, находившуюся неподалёку от моей. Костлявый мужчина выглядывал из решётки.
  - Очередная фрэйя.
  - А-а-а, на обработку к нам, значится.
  - Фрэйя? - Прерывая их разговор, спросила я художника.
  - Да. Но ты не переживай, лучше идём, отдохни, - подошёл ко мне мужчина. Вблизи я получше смогла разглядеть его и его потрёпанную, испачканную в краске, одежду. Недлинные тёмно-синие волосы, полоска усиков над верхней губой и небольшие морщинки у уголков глаз не вселяли в меня более страха. Но я, всё же, чувствовала некоторую настороженность по отношению к этому большому, плотного телосложения, магу.
  Взяв меня за руку, он помог встать с колен и дойти до конца клетки. Там была небольшая кучка сена в одном углу и чистое пространство в другом, где одиноко стояли миска с кружкой. Поделившись со мной жидкой похлёбкой и куском чёрствого хлеба, отделил половину сена, где я с удовольствием легла. Лёгкая полудрёма накатила на меня после столь насыщенного дня. Сокамерник молчал, а старик в соседней клетки признаков жизни вообще не подавал, поэтому насладиться минутами покоя вполне смогла и не заметила, как уснула в надежде на то, что проснусь уже дома. Только вот где он, мой дом?
  
  ***
  
  - А ты ещё легко отделалась, - сказал маг, осматривая мою рану на голове.
  Пролежав целый день в тишине, ведь, как оказалось, здесь постоянных бесед ни у кого ни с кем небыло, я стала сходить с ума из-за постоянных плясок голубых бабочек в глазах. В конце концов, не вытерпев ещё и гудение ос в ушах, я обратилась за помощью: кто ж знает, когда Живая кровь решит перейти в действие? Да и ещё одна причина была: мою сумку забрали, а все лекарства, медикаменты и средства первой помощи хранились именно там. Самостоятельно обработать рану на голове я не смогла, вот и пришлось попросить о помощи художника.
  - Тогда просто страшно представить, что было бы в худшем случае.
  - Ничего особого: череп бы тебе раскроили и всего делов-то, - флегматично ответил мне мужчина. Утешил, называется.
  - С такими перспективами мне только в покойники записываться, не иначе, - тихо в ответ буркнула я.
  - Всё настолько плохо, да? - Отпуская голову и присаживаясь напротив, спросил Эль.
  - А ты как думаешь? Единственный, кто мог мне помочь, продал за мешок денег в рабство, черноволосая людоедка решила проломить мне голову, камера, решётка, участь фрэйи... А ведь я даже не знаю, на что обречена! Хотя, сейчас это не так уж и важно. Жизнь кончилась именно тогда, когда я решила что она восстановилась, и теперь будет идти бодрыми шагами только вперёд... - я тяжко вздохнула, с грустью наблюдая за копошением жучка на полу.
  - Мне кажется, что у тебя не так уж всё и плохо. Твоё будущее сокрыто от тебя, а значит, оно может и измениться. Не каждая, кто попадала в камеру, оставалась фрэйей, многие из них просто не выдерживали и ломались, становясь безвольными куклами. Такими не интересно играть, от них сразу же избавлялись, но те, кто выдерживал... У них впереди большая богатая жизнь. Интриги, заговоры, игры... некоторые самые хитрые обставляли высших господ и сбегали к себе на родину или же в делянку, где начинали жить заново. Как знать, быть может ты возьмёшь волю в кулак, хлопнешь по этому ледяному камню и скажешь себе, что достигнешь подобной цели, продолжая восставать, как феникс из пепла. Ты не обречена заранее, ты ещё только стоишь на распутье. Эта камера... сюда сажают не отчаянных и сломленных, а маленьких и глупеньких. Будь ты постарше и поумней, тебя бы перевели бы на третий уровень, где, поверь мне, не так спокойно и прекрасно, как здесь.
  - Всё равно, это отнюдь не то, что виделось мне в начале моего пути.
  Мюрэль по-доброму засмеялся и, положив мне на плечо свою лапищу, сказал:
  - Какая же ты ещё маленькая девочка. И как только родители отпустили?
  Спорить и переубеждать мага на счёт того, что я давно не маленькая девочка, не стала. Толку-то? Ему где-нибудь сейчас сто восемьдесят, я по сравнению с ним всё ещё несмышлёныш.
  Но с головой проблемы решить мы всё же смогли: Миралис наколдовал немного воды, благодаря которой промыли рану, а после наложили повязку. Но и этого мне хватило, потому что дальше вступила сила крови. А вот, что сосед этот факт проигнорировал, обрадовало меня несказанно, ведь для проведения многих ритуалов требовалась именно Живую кровь.
  Спустя ещё некоторое время нам принесли еды. Я не знала что это: завтрак, обед или ужин. После того, как спросила об этом сокамерника, он лишь сказал, пожав плечами:
  - Всё возможно.
  Мои округлившиеся от удивления глаза, еще долго следили за мужчиной испачканным в голубой краске. Я не могла поверить, что нельзя знать таких элементарных вещей, как: день сейчас или ночь, наступил следующий день или ещё не завершился этот? Но вскоре я на своём опыте убедилась в том, что это возможно: время в подземелье текло незаметно и однообразно, порой угнетая безмолвием и ощущением полной безысходности. Как будто ты уже находишься в гробнице.
  Моя неприязнь к волшебнику с каждым днём становилась всё меньше. Художник не любил говорить загадками, как Дрэн, или увиливать от ответа, как Арко. И, если я его о чём-то и спрашивала, то он отвечал сразу, да и беседовал с видимым удовольствием. Не знаю, может по натуре он человек такой, а может просто соскучился по общению за время пребывания в этой клетке. Как бы то ни было, но его открытость понравилась мне сразу. А так как опыт общения с ему подобными у меня уже имелся, то общий язык мы нашли быстро и, уже через несколько дней, свободно беседовали на разные темы, заставляя меня порой вовсе забывать, где я нахожусь. В такие моменты казалось, что мне всё нипочём и появлялась, пусть крохотная, но всё же надежда на то, что в будущем меня ждёт только хорошее. Я хотела верить в это, и эта вера словно окутывала мою клетку прозрачной оберегающей сферой.
  В реальную жестокую действительность возвращал лишь айван, приносивший еду. Каждый раз, когда он заходил к нам, по моей коже пробегали мурашки отвращения. Ощущая всеми фибрами души ненависть к этой расе, я отходила от нелюдя подальше в угол, следя за ним пронзительным взглядом. Сосед, после ухода разносчика, задорно смеялся, усаживая меня рядом и рассказывая, какая я смешная была в этот момент. Ну прямо вылитый суслёнок по его словам! Иногда это задевало мою гордость, а иногда смешило саму.
  Непринуждённость общения и общая беда сближали нас с сокамерником. Если не смотреть на физиологические особенности каждого из нас, то пребывание в клетке можно было бы назвать не таким уж и ужасным. Если бы не естественные потребности: сон, вечный голод, холод и позывы матушки природы. Ох, уж эта неловкость и отвращение ко всему людскому, просыпавшаяся во мне в такие моменты! Да и смущало вечное бодрствование Эля. Если с Дрэном я могла спокойно спать, то с этим синеволосым только и делала, что переворачивалась с боку на бок, ощущая на себе чужой взгляд.
  - И всё же, тяжело это не знать, сколько ты уже здесь сидишь? - Спросила как-то я, не сумев заснуть и решив умаять себя разговором.
  - Нет, - покачал головой в ответ Мюрель, - даже наоборот, лучше. Думаешь, в душе мне станет легче из-за того, что я узнаю, сколько именно проторчал в этом поганом месте: месяц или два? К тому же, вопрос: 'почему меня за это время всё ещё не спасли?' то же сам собой отпадёт.
  - Но ведь всё возможно, - повторила я его любимую фразу. - Вот скажи, когда тебя сюда посадили?
  - Где-то в начале осени. Я помню до сих пор гору листвы около этой тюрьмы, холодный ветер и желание почувствовать его вновь, а не давиться этим затхлым воздухом.
  - Где-то в начале осени... Это получается, - развернула в голове мысленный календарь. - Не так уж и много, - слабо улыбнулась в ответ. А что еще ему скажешь? Что он тут уже как год торчит, а может и больше? Увольте, бедняк и так натерпелся.
  - Ты хотела сказать мало? - Усмехнулся в ответ на мою улыбку он. - Я привык к вечной тишине, затхлости и гниению в этой клетке. Волов в соседней камере уже даже считает своим домом это подземелье и когда кого-то приводят новеньких сюда, даже возмущается.
  - Кстати, а как он там? Что-то молчит и признаком жизни не подаёт.
  - Это свойственно для него. Он же некромант.
  От удивления я раскрыла рот и долго собиралась с силами, что бы закрыть его и не аки рыба на сущее просто им открывать, а выдать из себя хоть что-нибудь.
  - И давно он тут?
  - Насколько я успел узнать, больше десяти лет.
  - Десяти? Но это же...
  - Да, - словно поймав мою недосказанную мысль, сказал маг. - Нас здесь просто держат и кормят на убой как негодный скот, - сморщился словно от лимона он.
  - Но зачем? Какая выгода им тогда, держать человеческих магов взаперти под землёй?
  - Для экспериментов. - И видя мою ошарашенность, продолжил. - Айваны очень любознательный народ. Истребляя в многолетней войне нас, они заработали плохую репутацию. Верхушка правительства всего мира, то бишь, представители древних интеллигентных рас, даже открыто насмехалась над ними. Айванам это не нравилось очень. Они знали, что войну вновь развязывать бессмысленно, да и не могли, ведь они на веки вечные заперты в землях своих. Одному очень не по годам умному нелюдю пришла идея в лысую голову: ловить людишек, магов преимущественно, и попробовать из них слепить что-то более мене подобающее, а не жалкое подобие обезьянки, какими нас все и считают.
  - То есть мы все здесь как подопытные крысы?
  - Нет, не все, - покачал головой художник. - Только мы. Фрэйи не допускаются к экспериментам, они здесь для более лёгкой задачи. - Поникнув, грустно ответил он.
  - На тебе уже проделывали эти эксперименты? - выдвинула догадку я, но сосед промолчал. Узнать, что именно таилось за этим молчанием, я смогла через несколько дней, когда к нам зашёл айван, облачённый полностью в железо. Это был не один из тех, кто, смотря на нас с презрительной усмешкой, давал скудный поёк, а существо со стальным взглядом, в котором нет ничего, кроме отчуждения и вечной жестокости. Бесцеремонно зайдя в камеру, он схватил за локоть Эля, вздёрнул того на ноги, поднимая с сена, где тот спокойно отдыхал, и потащил за собой на выход.
  Маг молчал, сопротивления не отказывал и спокойно пошёл вслед за нелюдем. Поднявшись и подойдя к решётке, предусмотрительно запертой тем бездушным существом, посмотрела с грустью вслед за художником. Куда они его взяли? Что с ним сделают? И почему Мюрэль так спокоен? - Эти вопросы буквально сбивали с ног. Пусть я и не была близка с синеволосым магом, да и особых чувств не питала, нервозность всё равно одолела меня. Неожиданно большая тёмная камера стала маленькой и ледяной, вечная тишина прерывалась копошениями тараканов и скрипением ногтей о камень мышей. Кто-то невидимый бродил рядом, прожигая своим смертельным взглядом.
  
  
   Часть текста удалена!
 
 


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"